Дегтяренко Вячеслав Иванович: другие произведения.

Тату, часть 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В данном масштабе книги "Тату, часть вторая" представлены небольшие новеллы, рассказы, состоящие из событий, происходивших в действительности, с авторскими комментариями и диалогами персонажей. События происходят в период с 1998 года по 2006 год в г. Санкт-Петербург, г. Москва, г. Киев, г. Улан-Удэ, г. Грозный, н.п. Ханкала


Быть живым - это не состояние, а процесс.

   Предисловие.
  
   В жизни каждого человека есть учителя, ведущие его, подобно кошек, обучающей слепых котят адаптироваться к жизни. Родители, говорящие, где можно и где нельзя, что хорошо, а что плохо, где белое и где черное. Человек растет. Учителей становится больше. Классные руководители, преподаватели, руководители, директора и начальники, и просто доброжелатели, которые хотят обезопасить рядом идущего от возможного падения. Одни базируются на своем жизненном опыте, другим подсказывают книги. Но задача у всех одна - помочь продвижению человека по нелегкому пути жизненных бурь, проплыть сквозь шторм. Некоторые из них, даже не подозревают, что они дают нечто ценное. Но мы берем эти крупицы, строим свои виртуальные кирпичики и передаем это нашим последователям. Законы эволюции не остановить, также как и прогресс человека. Кто-то будет умнее, кто-то будет быстрее, сильнее. Наши дети знакомы с компьютером с детсадовского возраста, наши внуки будут общаться с воспитателем через Интернет, о будущем напишут фантасты.
   Это книга была написана в перерывах между приемом больных, на работе, службе, дежурствах. Она является продолжением первой книги "Тату", состоящей из писем отцу. В нее вошли воспоминания и события, происходившие в разное время, в разных местах, но объединенные мною вместе. По каким мотивам? Ответ вы, может быть, найдете на крайней странице. А началась она с письма отцу, в переводе на украинский язык тАту, написанного в феврале 2006-го. Поэтому я решил, что она будет сиквелом, но в несколько другом формате, нежели ее прототип.
   Некоторые из персонажей публикуются под вымышленными именами, случайное совпадение не в счет.
   Отцу, маме, тренеру в беге и соратнику Лысенко Н.П., тренерам в шахматах Донченко О.И., Чиж В.Ф., классному руководителю Броварской СШ N9, преподавателю алгебры и геометрии Накалюжной В. П., сержанту взвода охраны ХВВАИУ Рейшелю, прапорщику Колеснику (командиру взвода охраны ХВВАИУ), полковнику м/с в отставке Биенко Б. Г. (преподавателю хирургии Киевского медучилища N4), подполковнику м/с Захарьеву А. И. (начальнику курса 1991-1998 г.г.), старшей медицинской сестре Кудрявцевой В. В. (ДИБ N4), медсестрам ДИБ N4 Лавренюк С., Айвазян В., директору ПНИ N1 Король, директору трикотажной фабрики Кострикову С., врачу СПбСТиН Львову Н.Н., капитану м/с Швыдкой О.П. (начальнику медицинской службы ОБрСпНаз), полковнику Жукову А.И. (командиру ОБрСпНаз), капитану Никишиной С.П. (психологу ОВКГ г. Чита), подполковнику м/с Афанасьеву И. А. (начальнику поликлиники п. Сосновый Бор Р. Бурятия), майору Калганову И. А. (командиру ОБРЭБ 2000-2001 г.г.), подполковнику Жигульскому И. (командиру ОБРЭБ 2001-2003 г.г.), подполковнику м/с Альчинову (начальнику медицинской службы армии), полковнику Пашук (начальнику службы РЭБ армии), полковнику м/с Чокмосову С. В. (главному психиатру СКВО), врачу ординатору 1602 ОВКГ Петрову В.Г., начальнику 22 Военного госпиталя полковнику м/с Лим В. С., заведующему детским наркологическим отделением Ермакову Ю. М., директору ООО "Ультрамед" Затворницкому В. Л., начальнику курса подполковнику м/с Родцевичу П. К., профессору Нечипоренко В. В., доценту Лыткину В. М., профессору Шамрей В. К., профессору Колчеву А. И., полковнику м/с Малахову Ю. К., полковнику м/с Медведеву Н. П., подполковнику м/с Зун С. А., подполковнику м/с Костюк Г. П., подполковнику м/с Турлакову К. С., д.м.н. Архангельскому А. Е.
   А также коллегам и друзьям Журе, Эдику, Валере, Саньку, Лёхе, Денису, Маше, Дибиру, Ильхому, Машрабу, Апандию, Юсупу, Виталику, Роману, Сане Зайцеву, Зюзику, Семену, Кузьме, Толстому, Фигаро, Ларику, Пельменю, Ростику, Вадиму, Мишке, Сергею Ш., Осу и другим. Ведь человек формируется в процессе общения, и сквозь эту призму он видит себя и окружающих.
   Особенная благодарность Наденьке за помощь, поддержку и мудрые советы; Владимиру Ивановичу, Галине Васильевне.
   Никто не говорит, как правильно учить, никто не знает, как нужно жить. Книжные постулаты не всегда соответствуют жизненным истинам. "Опыт - критерий истины", - латинская пословица.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Список сокращений, сленговых выражений, медицинских терминов.
  
   ВС - вооруженные силы
   СИЗО - следственный изолятор
   СКВО - Северо-Кавказский военный округ
   ОМедБ, медбат - отдельный медицинский батальон
   ВГ - военный госпиталь
   Начмед - начальник медицинской службы
   Зампотыл - заместитель командира части по тыловому обеспечению
   Замначмед - заместитель начальника медицинской службы
   Начфин - заместитель командира по финансовому и экономическому обеспечению
   Начпроначвещ - начальник продовольственной и вещевой службы
   Зиндан - глубокая земляная яма для содержания пленных или нарушителей правопорядка
   Борт - вертолет, самолет
   Взлетка - взлетно-посадочная полоса
   Крокодил - вертолет МИ-24
   Корова - вертолет МИ-26
   Санитарка - младшая медицинская сестра
   Санитарка - автомобиль УАЗ 469
   САУшка - самоходная артиллерийская установка
   ПМ - пистолет Макарова
   АК - автомат Калашникова
   РЭБ - радиоэлектронная борьба
   КП - командный пункт
   МСП - мотострелковый полк
   МСД - мотострелковая дивизия
   МОСН - медицинский отряд специального назначения
   ВВК - военно-врачебная комиссия
   ИМС - интернатура медицинского состава
   Срочник - солдат (сержант) срочной службы
   Контрабас - солдат (сержант) контрактной службы (военнослужащий, проходящий военную службу на контрактной основе)
   Феназепам - препарат из группы транквилизаторов (анксиолитиков), направленный на купирование тревоги, страха, психического напряжения с седативным (снотворным) компонентом
   Аминазин - первый синтезированный нейролептик, направленный на купирование психотической симптоматики с седативным компонентом
   Галоперидол - нейролептик
   Насвай - наркотическое вещество, изготовленное из конопли, с легким эйфоризующим эффектом, применяемое сублингвально (под язык)
   Гепатитчики - больные вирусным гепатитом В и/или С
   Бутарфанол - наркотический анальгетик
   Бутарфанольщики - больные зависимостью от употребления бутарфанола
   ПБС - прибор бесшумной стрельбы
   Толуол - химический растворитель, используемый для растворения красок и для вдыхания паров, как правило, детьми и подростками. Толуольщики - дети, страдающие зависимостью от толуола
   Аддикция - зависимое поведение
   Гемблинг - игровая зависимость, патологическая склонность к азартным играм
   Булимия- переедание, во время которого чаще всего возникает рвота
   Анорексия - отсутствие аппетита
   Коморбидная патология - сочетание нескольких психических заболеваний, взаимно отягощающие друг друга
   Сексятся - пытаются заняться сексом
   Амфетаминщики - амфетамин - психостимулятор, больные с зависимостью от употребления амфетамина
   Мобдокументы - документы мобилизационной готовности (тетрадь, карта, планы и др.)
   Берцы - армейские ботинки с высоким голенищем
   ИВЛ - искусственная вентиляция легких
   ОЧМТ - открытая черепно-мозговая травма
   ЗЧМТ - закрытая черепно-мозговая травма
   Сотряс - сотрясение головного мозга
   Зэушка - зенитная установка, расположенная в кузове грузового автомобиля
   Посудомой - военнослужащий в наряде по столовой, занятый мытьем посуды
   ОГВ(с) - объединенная группировка войск, сил на Северном Кавказе
   ОТМС - организация тактики медицинской службы
   ОЗК - общевойсковой защитный комплект
   ИО - исполняющий обязанности
   Промедол - табельный наркотический анальгетик, входит в состав аптечки индивидуальной
   н.п. - населенный пункт
   м/с медицинской службы, медицинская служба
   док - доктор, врач
   деза - дизентерия, шигелла (флекснера, зонэ) - возбудители дизентерии
   бэтэр - платяная вошь
   ГВМУ - главное военно-медицинское управление
   ГРУ - главное разведывательное управление
   х/б - хлопчатобумажная ткань
   СВД - снайперская винтовка Драгунова
   БТР - бронетранспортер
   БМП - боевая машина пехоты
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Вступление.
  
   В данном масштабе книги "Тату, часть вторая" представлены небольшие новеллы, рассказы, состоящие из событий, происходивших в действительности, с авторскими комментариями и диалогами персонажей. События происходят в период с 1998 года по 2006 год в г. Санкт-Петербург, г. Москва, г. Киев, г. Улан-Удэ, г. Грозный, н.п. Ханкала.
  
   Случай "подрыва боеготовности" бригады спецназ, произошедший где-то за Байкалом.
  
   Август 1999 г., п. Сосновый Бор.
  
   Как доктор, я не могу судить о специфике элитных подразделений боевого предназначения. Но могу оценить какие-то показатели заболеваемости и травматизма среди личного состава.
  
   Постулат 1. Травм в армии нет. Если есть перелом лодыжки, например, желательно, чтобы он звучал, как застарелое повреждение лодыжки, если есть растяжение связок, - тендовагинит или миозит. Если удар тупым предметом с ограниченной поверхностью приходился в область головы (а в спецназе принято среди солдат проходить крещение разбиванием пустой стеклянной бутылки о лобную область, еще лучше, если вместо нее будет красный кирпич; белый не бьют, а может и бьют, но я не видел), - значит у солдата кроме ссадины, царапины или астенического состояния другого быть ничего не может. Так заведено, что по полученным травмам проводится административное расследование, сочетающееся со сбором объяснительных, написанием рапортов, звонков в вышестоящие инстанции, составляется акт административного расследования. В каждой части есть нештатная группа дознавателей, которым может стать любой офицер. Все травмы записываются и регистрируются в трех журналах (у доктора, у замполита, в финансовой службе). Их стараются избегать введением различных предварительных инструктажей (всегда есть масса книг-журналов инструктажей) или наложение запретов (например, проще запретить занятия рукопашным боем, так как в них очень часто ломаются челюсти и ноги чем обеспечить страховку и бороться с дедовщиной). Ну, а если они возникли? То здесь появляется другие способы разрешения вопросов. Надавить на своего доктора. Пусть лечит ее в медпункте под видом панариция, фурункула или ОРЗ. Будет артачиться - лишить квартальной премии или в отпуск пойдет в ...бре или вообще не пойдет. Можно договориться с врачами госпиталя. Это сложнее и не всегда сработает, так как там уже наступает контроль со стороны прокуратуры, да и не каждый госпитальный врач рискнет брать на себя такую ответственность. Можно пролечить травмированного в учреждениях гражданского здравоохранения. Благо медицина - полуплатная, и эскулапы будут рады любой лишней копейки. А за лечение заплатят виновник травмы и/или его непосредственные командиры, не досмотревшие за чадом.
  
   Постулат 2. Инфекционных болезней в армии быть не может. А если и бывают - то это единичные случаи. Это на гражданке - повальные эпидемии коровьего гриппа, ослиной лихорадки, а в армии - молодые, здоровые парни, а в спецназе лучшие и лучшие и закаленные уже тем, что на шевроне летучая мышь в снайперском прицеле. И не беда, что он всего второй день служит. Форма одежды N2 (голый торс, сапоги), декабрь, Забайкалье, третий месяц зимы, выходи строиться на плац, на утреннюю физическую зарядку! А потом: "Это ты доктор виноват, что тебя не было на утреннем телесном осмотре или не давал витамины с компотом!"
   Летом другая напасть набегает на солдат. Да и не только на них. Дизентерия - злейший враг боеготовности воинского соединения. Она приходит, когда ее никто не ждет и необходимо укладывать парашюты, отрабатывать навыки боевой стрельбы, ночных выходов. А тут, припрет! И 15-20 раз на день ты думаешь, когда же это закончится и весь белый свет становится не мил. Какая служба, озираешься, чтобы не отходить от мест возможного десантирования.
   Госпиталь переполнен. На 40 штатных койках свыше полторы сотни мучающихся и ожидающих благополучного трехкратного посева. Курс лечения - 21 день. Шигелы не спрашивают и входят без разрешения.
   - На что жалуемся?
   - Ой, живот болит, урчит, аппетита нет никакого, с горшка не слезаю! Только отойду, опять хочется штаны снять!
   - Температура есть?
   - Не знаю, не измерял.
   - Бери судно, иди в туалет, принесешь, покажешь свое "сокровище". Потом к медсестре за градусником! Следующий! Фамилия, имя, отчество, год рождения, подразделение, жалобы.
   В день активно обращалось до 10-20 человек. Офицеры стеснялись и лечились анонимно через аптеки. Одного я сопровождал с врачом-реаниматологом на вертолете в окружной госпиталь. Астеничный, бледный, он лежал на носилках. Его переводили из реанимационного отделения базового госпиталя. Когда я вынимал утку из-под него, то мог наблюдать, как в ней плескалось кровавое отделяемое. Употреблять пищу, он уже не мог. Спустя 2 недели зафиксирован летальный исход. Возможно, причиной послужили алиментарная недостаточность, массивная кровопотеря из-за кровоточащих язв в слизистой стенке толстого кишечника и дальнейших патогенетических осложнений или сопутствующий иммунодефицит. Ему было всего 25 лет. Лечился на дому, по совету сослуживца - соседа по общежитию левомицетином (антибактериальный препарат, но воздействующий не на все группы возбудителей). За медицинской помощью обратился на четвертые сутки. Я не знаю, что написали его родителям и что им говорили сопровождающие груз 200.
  
   - Больные, выходи строиться на улицу перед медпунктом. В колонну по два становись. Шагом марш! Раз-раз-раз-два-три! Взяли ногу! По плацу идем! Смирно, равнение на право!
   Не повезло, навстречу вышел зампотыл! Это как баба с пустыми ведрами.
   - На месте, стой, вы, куда направляетесь так поздно? Время уже к ужину! Кто будет контролировать прием пищи личным составом?
   - Я попросил начальника аптеки, она как бывший прапорщик справится.
   - А это, что за шайку баранов, вы ведете, товарищ старший лейтенант?
   - Это больные, товарищ подполковник! Идем в госпиталь, к инфекционисту, подозрение на острую кишечную инфекцию.
   - Я вижу, что не здоровые, раз так идут! Бляху на ремне подтяни, что лыбишься! Или боишься, что припрет? А у тебя что-то подшива несвежая. Вернешься из госпиталя, устранишь недостаток, доложишь командиру роты о том, что я тебе сделал замечание! Пусть он мне перезвонит! Как фамилия?
   - Рядовой Цыдыдоржиев! 1 взвод 1 рота.
   - Наверное, омуля переел? Ладно, шагайте, только строем, а не отарой! Что вас плохо учили в вашей академии, товарищ старший лейтенант, если вы не можете с дезой справиться. Или вы на лекциях спали?
   - Да лечить дизентерию несложно, но нужно посевы сделать, изолировать больных. А у меня сейчас в медпункте и мест нет - все 24 койки заняты! Так выпишите всех лентяев и косарей. Не можете? Я после ужина зайду в вашу богадельню и выгоню их, места и появятся. А то они еще и в госпиталях шары в штанах будут гонять.
   - Не положено. Согласно приказа начмеда округа, запрещено лечить в условиях медицинского пункта всех военнослужащих с подозрением на острую кишечную инфекцию...
   - Не умничайте, я и без вашего знаю. Не зря медиков подчинили тыловой службе. Не было у вас порядка, зато теперь появится! Идите, доложите мне вечером по телефону. Я буду у себя в кабинете.
   В госпитале приветливо встречает начальник отделения - подполковник Нетребало Владимир Иванович.
   -Что так много? Говорил, что будет 10 засранцев, привел 16.
   -Пока собирались, еще с полигона подошли.
   - Ладно, надевай халат, будешь помогать писать истории болезни. Что мне тут одному всю ночь корячится? А вы что стоите? Берите каждый утку у старшины и на осмотр бегом марш! Старшина, покажи, где у нас туалеты дислоцированы! И скажи команде выздоравливающих пусть койки из подвала достают, собирают и расставляют в коридоре второго этажа. Ну что, как там у вас? В Чечню готовитесь? Как командир новый?
   - Да более-менее спокойно. Формируют отряд, но когда, пока неизвестно. А комбриг ничего, требовательный и "справедливый".
   - Это поначалу, чтобы боялись! Потом обвыкнется, запал иссякнет. Как с такими раздолбаями можно по-другому.
   Работа пошла. По второму кругу расспрашиваю о жалобах. Анамнез практически идентичный. Понос появился через два часа после обеда в столовой, ел овощной салат. Пил уголь из ротной аптечки - без улучшения. Через час работы меня вызвали вниз.
   - Иваныч, это, наверное, за тобой троица пришла? Глянь в окно! Два подполковника и начмед. Что-то взгляд недобрый, небось, к расстрелу тебя приговорили. Иди спустись - погутарь, я пока сам попишу.
   - Да, это наш новый зампотыл, комбат и Ксения Сидоровна.
   Спускаюсь вниз. В воздухе напряжение. Трое обступают меня. Крики со всех сторон.
   - Как посмел? Почему без разрешения комбрига, не поставлен в известность начмед? Откуда дизентерия? Да ты, кто такой? Подрыватель боеготовности отряда, готовящегося выполнять боевую задачу. Да в военное время за такое к стене и без разговоров!
   - Все осмотрены начальником инфекционного отделения, у всех выявлена острая кишечная инфекция, показана госпитализация!
   - Да ты охренел, старлей, я тебе сейчас морду начищу!
   - Выбирайте лексику, товарищ подполковник! Вы видели, как мы направлялись в госпиталь. А за слова ответите!
   - Ну-ка, пошли, разберемся. Да ты пьян!
   После первых взмахов на наших руках повисли сопровождающие. Кулаки оставили следы ударов в воздухе! Меня сдерживал комбат Рахлий. Это его бойцов я привел в госпиталь. С ним у нас, как мне кажется, было взаимопонимание. Хороший русский мужик, ростом выше 190 см и соответствующей комплекции. В этом споре он был на моей стороне.
   Спустя год он погиб в Чечне, сгорел в танке во время штурма Грозного.
   - Не надо, Сергей Петрович, я вас прошу! Он хам, посмотрите, у него еще молоко на губах не обсохло! За своеволие будете наказаны, за рукоприкладство напишите объяснительную. Можете идти помогать подполковнику Нетребало. Закончите с историями болезни, на беседу к комбригу. Можете сразу с двумя объяснительными. Одну ему, другую мне. И поторопитесь! Время работает против вас. А вас сегодняшний случай мы разберем на суде чести офицеров. Двоих солдат мы заберем с собой, у них ничего не обнаружили. Неважный с вас диагност!
   Капитан Быстрая Ксения Федоровна в этот вечер была строга, как никогда. Отношения у нас были подобно двум антагонистам. Лицо гражданского персонала, недавний сержант, прапорщик, капитан медицинской службы. Ее карьера стремительно поднималась ввысь так же, как и росло количество прыжков с парашютом. Вскоре она осталась за меня руководить медицинским пунктом и заниматься лечебной работой. Через месяц в медицинском пункте умер солдат, которому лечили гастрит. Еще двое совершили завершенные попытки самоубийства в туалете. В бригаде тридцать человек одновременно заболело пневмонией. Ее отправили на повышение в должности и она стала руководить военной поликлиникой.
  
   Утро следующего дня. Прохладный ветер доносит запах тайги, окружающей гарнизон со всех сторон. Голубое небо, на котором отпечатывается накаляющийся шар. День обещает быть жарким. Но еще об этом можно лишь мечтать. Перепады температур достигают 20 градусов.
   Бригада спецназ выстроена на плацу. Построение - это обычная процедура. Они необходимы солдату, как зубная паста с щеткой в вещмешке и расческа во внутреннем кармане на строевом смотре. Без них нельзя в любую погоду. Ритуал, с которого начинается день, хотя в армии день начинается с зарядки и завтрака. Но для большинства с утреннего построения. Есть еще построения перед, и после обеда, после официального окончания служебного времени и вечерняя поверка (не проверка, а именно поверка), а также внеплановые для выяснения, чем заняты офицеры во время служебного времени и как они его проводят. В таких случаях следует выходить с отчетом о проделанной работе.
   На некоторых построениях, например по средам, следует выходить с ОЗК (общевойсковой защитный комплект) и противогазом, так как завершение такого построения сопровождается прохождением перед трибунами в противогазе. А если он не ваш или вы вытащили из него клапана, чтобы вам было легче бежать во время сдачи кросса и забыли их вставить, то здесь все наоборот. Иначе порция черемухи, подготовленного по приказу комбрига, не забудет пощекотать ваши верхние дыхательные пути и заставит вспомнить все и вся. Есть еще построения под названием строевой смотр, который считается особым церемониалом. К нему тщательно готовят вещевые мешки, в которые входит двухдневный запас продуктов, белье, фляга, котелок, кружка, ложка, бритвенные и письменные принадлежности, фонарик с комплектом запасных батареек, обувной крем, щетка, подворотничок (6 шт.), конверт с бумагой и карандашом, швейные принадлежности, плащ-палатка, офицерская сумка с цветными карандашами и картой, 500 рублей на непредвиденные расходы, жетон с личным номером, должностные обязанности, карточка-заменитель выдачи оружия, строевая записка с расходом личного состава подразделения, штатно-должностная книга (ШДК) подразделения и требует значительных временных затрат и психологической устойчивости. По негласному требованию все должно быть по отдельности запаяно в полиэтиленовые мешочки, подписано, а на вещмешке, плащ-палатке, подсумка для противогаза и ОЗК пришиты деревянные бирки с указанием порядкового номера военнослужащего в ШДК части или его фамилии с инициалами. Иногда во время этого смотра, продолжающегося порядка нескольких часов, проверяющие (инспектирующие) задают несуразные вопросы.
   - Жалобы и заявления есть?
   - Капитан Иванов А.С., старший помощник начальника штаба, жалоб и заявлений не имею!
   Редко, кто говорит что-то другое, особенно перед инспектирующей особой, прибывшей из управления округа. Ну, какой инспектирующий будет решать вашу проблему в строю. У него чаще горят трубы после вечерней встречи в сауне. Это чем-то похоже на обращения к великопоставленным во время теле-ток-шоу "Чего хочет страна?".
   Но сегодня ток-шоу иного плана. В прямом эфире действующие лица: комбриг с одной стороны. С другой, - несколько сотен подчиненных. В этот раз поставили в строй даже гражданских лиц, работающих в медицинском пункте, и они белыми маячками медицинских халатов разбавляют камуфляжное хаки. Ходит слух - будут драть начмеда за драку с зампотылом. Ставят ставки.
   - Равняяйсь, смирно! Рааавнение на средину!
   Головы синхронно поворачиваются в такт словам начальнику штаба. Только сзади стоящие могут расслабиться. Им может повезти и орлиный глаз комбрига не заметит этого послабления дисциплины строя.
   - Здравствуйте, товарищи!
   - Здравия желаем, товарищ полковник!
   Эхом разносятся много сотенные голоса бригады, долетая до вершин близлежащих сопок, поросших таежным лесом. Но то ли ветер с Байкала, то ли, кто не выспался, приветствие было похоже на волнообразные фанатовские переклички, катящиеся по стадиону.
   - Плохо! Не завтракали что ли?
   Комбриг был слегка небрит, что придавало лицу еще более грозное выражение. Он недавно в части, но успел зарекомендовать себя, как неординарный полководец, настойчивый в требованиях исполнения приказов от своих подчиненных.
   - Здравствуйте товарищи, спецназовцы!
   - Здравия желаем, товарищ полковник!
   Даже задние ряды, состоящие из менее ревностных исполнителей службы, отозвались на приветствие комбрига, открыванием рта и изображением единения с подразделением. Никто не хотел наблюдать на плацу, как солнце, поднимаясь из-за сопок, поднимает с поверхностью горячие струйки раскаленного воздуха. Но комбриг выделял фальш в таком приветствии и имел в своем арсенале массу способов заставить подчиненных уважать себя.
   -Вот, теперь лучше, но не на много! Тренируйтесь по подразделениям, с командирами подразделений! 10 минут на тренировку. Командиры подразделений, работайте с личным составом! После готовности доложите мне с места.
   - Здравствуйте, товарищи!
   - Здравия желаем, товарищ старший лейтенант!
   Наша репетиция больше была похожа на вороньи трели, нежели на подражание воинскому приветствию.
   С третьего захода удалось поздороваться. Но сегодня другой день. И тренировка здесь была усечена и сведена к минимуму. Мне накануне было приказано представлять медицинский пункт, как отдельное подразделение, а не занимать свое штатно-должностное место среди офицеров управления. Мы маячим с левого фланга строя.
   - Я сегодня вас всех собрал здесь не случайно! Комбриг чеканит каждое слово, чтобы было понятно последнему солдату в крайней шеренге.
   - Старший лейтенант, Славин!
   - Я!
   - Ко мне!
   - Есть.
   Чеканю шаг под наблюдением сотен пар глаз бригады.
   - Товарищ полковник, старший лейтенант Славин по вашему приказанию, прибыл!
   - Кругом!... Так вот товарищи военнослужащие.... Посмотрите, на этого горе-лекаря!... Он не то, чтобы паршивую овцу вылечить не может, он еще и разрушает боевую подготовку нашей части.... То, что создается кропотливым трудом. Мною, моими замами, командирами подразделений.... Ответьте перед всем строем, как такое могло случиться, что вы отправляете солдат взводами в госпиталь?... Вы, что сознательно сюда прибыли, чтобы вредить нам? Сколько на сегодняшний день военнослужащих отправлено вами в госпиталь, сколько лежит в санчасти?!
   - Я никого в госпиталь не закладываю, а госпитализирую больных. А сюда прибыл согласно приказа начальника ГВМУ по распределению. А военнослужащих, обратившихся с жалобами на жидкий стул, направляю в инфекционное отделение, согласно директивы начмеда округа, которая гласит "...всех больных с подозрением на острую кишечную инфекцию направлять на осмотр врачом-инфекционистом и сдачу анализа кала на дизентерийно-тифозную группу и энтеропатогенную кишечную палочку...".
   - Вы демагогию мне здесь не разводите. Вас солдаты слушают. Они к вам приходят лечиться. А вы даже диагноз поставить не можете, не то, чтобы лечить их. Я еще разберусь, как вам врачебный диплом выдали и что вы заканчивали! Напишу командиру госпиталя, пусть аттестуют вас как следует.
   - Не вам судить, товарищ полковник!
   - Молчать, я вам слова не предоставлял. Когда буду спрашивать - отвечайте. Так вот соберем комиссии из главных специалистов гарнизона - пусть лишают вас диплома!
   - Не вы давали, не вам и лишать!
   С этим словами я развернулся и пошел в сторону противоположную строя.
   - На месте стой, раз, два. Встаньте в строй, товарищ старший лейтенант. Я приказываю. Вы куда направились?
   - В прокуратуру! Слова, негромко брошенные через плечо, достигли нужного адресата.
   Ноги уносили меня с плаца все быстрее и быстрее. И вот уже позади КПП. До прокуратуры осталось 2,5 км. Впереди прямая бетонка, по которой я утром еще бегал кросс-зарядку. Догнали два командира роты.
   - Слава, ты молодец! Дай пожать твою руку! Мы бы так не смогли. Ты, что, правда, в прокуратуру собрался? Комбриг погорячился! Да и ты остынь! Он извинился, просил, чтобы ты вернулся. Зайди к нему в кабинет. А в прокуратуру всегда успеешь.
   Это был командир первой роты Женя Иванов, которого я очень уважал. Мне он представлялся профи среди спецназовцев. В Чечне он заболел сахарным диабетом.
   Конечно, никакого извинения не последовало, но и наказания тоже. Геройские амбиции распирали мою грудь, подкрепляемые теплыми рукопожатиями сторонников оппозиции.
   А к сентябрю эпидемия дизентерии пошла на спад, вместе с наступившей короткой бурятской осенью и первыми ночными заморозками. На их смену пришли платяные вши. Но с ними борьба простая. Враг видимый и осязаемый. Его можно потрогать, щелкнуть между ногтями, он и погибнет. Вынес кровать с постельными принадлежностями на таежный мороз, она - паразит теплолюбивый, несмотря на сибирскую закалку, - не выдерживает таких перепадов температур, а нательное белье и обмундирование можно горячим утюгом прогладить после дезобработки.
   Первые шаги всегда бывают трудными, особенно в коллективе сильных борцов. Труднее всего будет, если поддашься нажиму или еще хуже станешь инициатором удовлетворения чьих-то слабостей. Невозможно жить и волком-одиночкой, так как всегда найдутся и посильнее особи, поэтому приходится выбирать нечто среднее между швейковским прототипом и студентом-отличником с обратным военному мышлением, при внешне кажущемся соответствию уставным требованиям. Как гласит армейский лозунг: "Живи по уставу, завоюешь честь и славу!" Недалеко от истины...
  

***

   Где-то в Ханкале.
   Апрель 2000-го.
  
   Первые дни на Чеченской земле проходили в страхе возможного нападения. Это активно муссировалось на всех рабочих совещаниях, которые начинались после 20.00, и продолжались в течение полутора-двух часов. Что обсуждалось на них?
   - Где начпрод-начвещ?
   - Уехал на склад, товарищ командир! Несмело отвечает начальник продвещ склада - 45-ти летний прапорщик с гиперемированным от продолжительной военной службы лицом.
   - Какой, на х...н склад в девять часов вечера!? Пьяный или обкуренный, небось, в парке где-нибудь лежит! Начальник столовой - сходи, поищи этого подонка.
   - Я туда бойцов посылал, никого не нашли. Его машина еще не возвращалась в парк.
   - Найти этого старлея, и нас...ть ему в рот, вы слышите, зампотыл, я проверю! Вам все понятно? Голос комбата повышается до крика.
   - Так точно, товарищ майор, тихо отвечает зампотыл.
   Командир батальона, когда нервничал, а это происходило с ним часто, во время каждого совещания, нередко на построениях, переходил на садистские шуточки с гомосексуальным направлением. Он был женат, имел ребенка, но, по-видимому, сказывалась какая-нибудь психоаналитическая травма. Тему голых ягодиц, опущенных штанов, экскрементов он поднимал раз от раза, и, как мне показалось, смаковал этим, в присутствии подчиненных и унижая кого-нибудь, чаще за глаза. Он мог приказать повесить вывеску в стиле бара "Голубая устрица" на палатку офицеров и долго муссировать в кругу выпивающих с ним, эту шутку. Как мне казалось, что это происходило из-за нерешенных проблем детского воспитания и сейчас перед нами предстает горе-родитель в детских штанишках.
   Совещание продолжается второй час. В палатке не продохнуть от сизого сигаретного дыма, перемешивающего со степным зноем.
   - Док, ты, чем завтра занимаешься?
   - Веду больных в медбат!
   - Какой нахр...н медбат?!
   - Пусть гниют здесь, в палатках! Тебе всё ясно? Если всех больных поместить в медбат, кто служить будет. Лагерь охранять, в караул ходить, наряды. Если отправишь еще одного, поставлю тебя и твоих баб в караул. Доходчиво объяснил?
   - Так точно, товарищ майор!
   - Будешь завтра старшим, "Арбалет" разворачивать, возьмешь бойцов во второй роте. Офицеров не хватает.
   - А "Арбалет" - это новая автоперевязочная?
   У офицеров смех разрядил густую пелену табачного дыма.
   - Начальник штаба тебе объяснит популярно завтра, что это такое после того, как ты укрытие за КП для нее подготовишь. Мне твои смех...чки не нужны здесь, ишь юморист нашелся. Все ясно?
   - Так точно, товарищ майор!
   - Зампотыл, что вы там с доком не поделили? Орали, как два недорезанных петуха.
   - Он не свою палатку развернул. Ему лагерную положено, а он УСТ взял.
   В первые дни становления полевого лагеря каждое структурное подразделение батальона разворачивало свои палатки для поддержания жизнедеятельности. Приоритетом в развертывании служили палатки для проживания. Офицеров размещали в палатки УСТ, по 8-10 человек, солдат в палатки УСБ по 20 человек в каждой. Как выяснилось, не все из выданных в Тамбове, были новенькими, часть были без поднаметов (белая ткань, служащая для утепления и изоляции ее изнутри, а также выполняющая санитарно-гигиеническую функцию, так как ее можно стирать, чего никогда не делали) и требовали капитального ремонта. Дожидаться же, когда тебе выдадут имущество, было бессмысленно, так как получишь неликвидное старье. Никто не знал, что и кому положено, так как кроме комбата никто не видел схемы развертывания полевого лагеря и штата. Я ориентировался на знания ОТМС и этим утверждал свое знание и правоту.
   - Какая была, такую и развернул. Мне, что имущество под чистым небом держать. Стащут аптеку, кто потом расплачиваться будет? Вы лучше, товарищ капитан, посмотрите, что на сегодняшний обед было личному составу приготовлено. Греча с чайной заваркой в вперемешку с прожилками тушенки. Как таким варевом людей собирались кормить? Еще один запрет выдачи пищи личному составу и я буду обязан доложить начальнику медицинской службы округа о чрезвычайной санитарно-гигиенической обстановке в части...
   - Я тебе, су...а, первую же пулю в спину, в первом же бою пущу! Как мне тушенку сегодняшнюю списывать, ты подумал, когда запрещал выдачу пищи на обед?
   - Посмотрим, у кого раньше выйдет!
   - Отставить, товарищи офицеры. Док прав, я сам видел эту кашу с чаем. Котлы не моют. Это мой приказ выдавать сухпай вместо обеда сегодня.
   Комбат разъединяет наш спор, вставая между нами.
   - Док, построй своих баб, пусть они разворачивают и сворачивают целыми днями. Все равно им нехр...н чем заняться! Слоняются целый день по лагерю, ляжками маячат. Нарушают покой бойцов. Почему Котовой не было на вечернем построении?
   - Так она выполняла ваш приказ! Ездила на рампу за продуктами.
   - Пусть зайдёт ко мне после вечернего совещания. Доложит о выполнении.
   Рампа - обиходное название рынка на железнодорожной станции в Ханкале. Там всегда можно приобрести у местных жителей продукты питания и алкоголь, пусть не всегда первой свежести и втридорога, но там есть какой-никакой ассортимент по сравнению с торговыми УАЗиками, периодически привозящие сигареты, пиво, печенье, консервы, камуфляжные изделия кооперативных производителей. Последнее пользовалось большим спросом, так как в жарких погодных условий оно было идеальным в носке и удобстве. А быстрый износ нашего х/б по причине его частых стирок, несоответствия его обладателя окружающей температуре воздуха не оставлял другого выбора. Особо продвинутые надевали на себя НАТОвские камуфляжи или нечто подобное из Германии, Швейцарии, Литвы, Украины, чем выдавали в себе блатных военных. Также услужливое население открыло там пищевые точки, именуемые в их лексиконе кафе. Но у меня язык не поворачивался назвать двор, обнесенный неструганными досками, с лавками и газом, выходящим наружу из-под земли, на котором все кашеварилось, с видом на залежи битой тары и военного мусора этим словом. Но это поначалу. Человек ко всему быстро адаптируется. И к кафе тоже. Правда, отведав как-то мясо неизвестного мне происхождения (а заказывалась баранина), я дал себе зарок, не посещать оных. Мы частенько брали просто пиво, сосиски, гамбургеры по-чеченски, фрукты и шли на природу, полежать, попить его. Природой мы называли зеленые островки полянок, наблюдавшихся в окрестности. Если не быть критически настроенным, и не всматриваться в груды искореженного войной металла, перемежающего с бытовыми отходами и разбитой стеклянной тарой, то это вполне устраивало замыслу пикника.
   Совещание у комбата продолжается третий час. Обсуждается какой-то боевой замысел. В терминах, связанных с шумоподавлением вражеских переговоров, я не дружу. Уяснил для себя, что переговоры ведутся на чеченском, арабском, изредка английском, украинском языках. Есть установки, которые их пеленгуют, записывают и есть установки, нарушающие эти процессы.
   В палатке совещания постоянно курят. Перед нами, на стенке, противоположной к выходу, висят две карты Чечни, покрытые незамысловатыми узорами синих и красных расцветок, которые еще недавно преподавали на ОТП и ОТМС. Но тогда это казалось далеким и нереальным. Каждый докладывает по своей службе. Если в Бурятии я мог ходить на совещания 1-2 раза в неделю (их предпочитала моя начальница), то здесь приходится делать это ежедневно. Чтобы проводить время с комфортом, записываю иногда перлы нашего комбата в свою рабочую тетрадь. Туда же вводятся разнообразные планы: годовые, квартальные, на периоды обучения, месячные, недельные, ежедневные. Редко, когда они притворяются в жизнь, так как каждый день несет что-то не вписывающееся в размеренные суждения на бумаге.
   - Так товарищи, офицеры, вам всё понятно в отношении начпрода?
   Зычный голос комбата прерывает мои размышления.
   - Док, у тебя, сколько спирта осталось?
   - 18 килограмм, товарищ майор!
   - До хрена что-то.
   - Тут нам сауну обещали подкинуть. Ты любишь сауну? Вижу, что любишь! Значит так, берёшь две полторашки спирта, находишь начпрода, пусть даст тебе ящик тушенки, три банки сока и идем на КП (командный пункт) выкупать сауну у рэбовцев из Новомосковска. Встречаемся у меня в палатке, в 21.30. Все ясно?
   - Так точно, товарищ майор.
   - А ты, зампотыл, выдай доку палатку УСБ, пусть завтра развернут? Хватит тебе УСБ, док?
   - Мне бы ещё лагерную палатку, для лазарета.
   - Все будет, не спеши.
   Дни пробегали один за другим. 20 кг спирта, выданного в Тамбове, быстро подходили к концу. Денег не было ни у кого. Торговали, кто чем мог. Я собирал у некурящих офицеров палатки сигареты "Ява золотая", выдаваемые нам по 20 пачек в месяц и продавал их на центральном рынке Грозного. На вырученные деньги покупал ребятам фрукты, пиво, молочные продукты. Даже страх того, что в городе небезопасно, не останавливал наши вылазки. Рацион в столовой оставлял желать лучшего. На завтрак перловка с тушенкой, на ужин пшенка с килькой в томате, обед нечто среднее. Меню не отличалось разнообразием.
   Каждый день преподносил сюрпризы. То солдат-срочник пропал. То друг его - контрабас, взорвал, возможно, случайно, запал от гранаты, повредив себе кисть.
   Условия были полевые. Нас 9 человек, разместили в палатке управления УСТ. Мыши сновали по ночам по нашим спящим телам, оставляя после себя черные горошинки. Они были постоянно голодными и грызли все, что попадалось им под зубы. Витамины, обгладывая застывший сахарный сироп, ноотропы, съедая начинку капсул, полевую форму, личные дела офицеров, не запертые на ночь в металлический сейф, электрическую проводку, суточные приказы, резиновые накладки неврологического молоточка.
  
   Самоволка. (СОЧ - самовольное оставление части, самоход).
  
   Жил-был начфин батальона. Звали его Валера. Классный парень. Со многими дружил. Как-то в мае 2000-го говорит мне Валера.
   - Слава, у меня жена болеет. Завтра я еду во Владикавказ. Будем открывать счета на нашу часть. Но оттуда я вернусь не скоро. Жена заболела. Надо операцию делать (варикозное расширение вен). Обещали помочь добраться до Свердловска, а там до Челябинска рукой подать.
   - А ты не боишься гнева комбата? Кто будет деньги выдавать, зарплату.
   - Я тебе ключи от сейфа оставлю, ведомости, книги. Подстрахуешь, если что?
   - Хорошо, езжай...
   Прошла неделя. Валеры нет. Вызвал меня комбат.
   -Где начфин?
   - Звонил вчера, говорит, что задержка со счетами.
   - Какими нах...н счетами? Уже начфин дивизии вернулся из Владикавказа. Куда этот урод свалил?
   Ключи от финслужбы он тебе оставил?
   - Да, там же и мой сейф с наркотиками, и спирт хранится.
   - В общем так. Слушай меня внимательно. Идешь к начфину дивизии. Принесешь ему выписку из приказа о назначении тебя врио начальником финансовой службы батальона. Договариваешься с ним о времени выдачи финансового довольствия. Я тебе доверенность выпишу. Получаешь деньги и вечером выдаёшь. Тебе все ясно? Не забудь ведомости составить.
   - Так точно! А по сколько выдавать?
   - Офицерам по 1000 рублей, прапорщикам - 500 рублей, контрабасам - 300, солдатам - 50 рублей. Если будут вопросы, говори, что остальное будет перечислено на вкладную книжку. Недовольных ко мне отправляй. Ступай, не забудь взять охрану - двух автоматчиков из караула.
   - А женщин к кому приравнивать, к контрактникам или прапорщикам?
   - К солдатам...Шутка...Пусть тоже по тысяче получат. Им ведь нужно там всякие принадлежности на рампе купить?!
   После краткой беседы и инструктажа у начфина дивизии, который посоветовал изучить приказы, регламентирующие деятельность финансовой службы в полевых условиях, я отправился в палатку караула 71 полка, где мне должны отсчитать сумму на батальон. Для сопровождения мне выделили двоих солдат из караула, снаряженных автоматами и бронежилетами.
   - Ты, кто такой, спросил начфин полка, когда я вошел в его вотчину. Палатка, изнутри укрепленная металлическими прутьями и щитами.
   - Начмед РЭБа.
   - Чего пришёл?
   - За денежным довольствием для военнослужащих батальона за апрель-май. Вот выписка из приказа о моем назначении.
   - А где ваш начфин?
   - Гм. Уехал во Владикавказ, оформлять счета для части, видимо, что-то задержало.
   - Давай доверенность. Ведомости составил на выдачу?
   - Нет ещё. А как их составлять?
   - Открой приказ N...., в приложениях всё найдешь. Бери деньги. Здесь купюры по 1000 рублей.
   - А как их мне солдатам раздавать? Ведь ни у кого, ни копейки, где разменивать?
   - Сам разбирайся. Можешь не пересчитывать, тут как в аптеке!
   - Ты знаешь, я в первый раз такую сумму в руках держу. Можно я посчитаю?
   После 10 минут кропотливого пересчёта в голове у меня стало туманить. Я в третий раз пересчитывал купюры, уже по другой схеме. Чувствовал, как холодные струйки пота катились по спине.
   - Не хватает 80.000 рублей.
   - А, ерунда. На, держи...
   И пачка пятисоток легкой рукой перекочевала из походного сейфа на полевой стол.
   Я долго въезжал в смысл произошедшей процедуры, но не стал задавать вопросов. "И что заставило меня тогда пересчитывать деньги?" или "Какими мотивами руководствовался начфин полка?" Но, видимо у начфинов свои профессиональные секреты и последующие три года наблюдения тени худощавого начальника финансовой службы полка, старался не выдавать своего негатива.
   Валера приехал спустя две недели. Через неделю его вагончик был арестован и опечатан. Снята касса, в которой обнаружилась недостача 20.000 рублей. У меня в сейфе для наркотиков комбат нашел ящик сгущенного молока, который мне Жура дал на хранение (взял его у начальника продсклада, пока тот пьяный спал за столом). Так же нашли два магазина с патронами для АК, который мне дал на хранение начальник аптеки перед отъездом в отпуск со словами "Берите, Вячеслав Иванович, может сгодиться". Сгущенку комбат приказал раздать на ужин бойцам и ее перетащили к нему в палатку. За хранение патронов на меня пытались возбудить уголовное дело. Я составлял объяснительные, периодически беседовал с ФСБ-куратором нашей части, которой советовал признаться в несуществующих грехах. Два месяца продолжалось третирование. Совещался с прокурорскими работниками, которые заверяли, что все будет благополучно, воруют танками и машинами, а здесь каких-то два рожка...
   На Валеру завели уголовное дело за хищение денежных средств. На каждом построении батальона комбат, оставляя офицеров-прапорщиков части, нагнетал обстановку.
   -Все, начфин доигрался! Брей голову, готовь жопу, в зоне тебя оприходуют. А вслед за ним и начмед пойдет.
   Хорошо, что еще не посмотрели под наш палаточный поддон, где были ящик с гранатометами, противотанковыми гранатами и прочая снедь, который ребята припасли на всякий пожарный. Когда в соседнем полку горел бортовой КАМАЗ, то из автопарка в течение часа шел артобстрел. По команде комбата, получив оружие, мы укрылись в окопах за взлеткой, так как думали, что на нас напали чехи. После этого происшествия мы решили избавиться от нашего арсенала. Выехали на хлебовозке к дудаевскому мосту, где стояли питерские омоновцы. Он был построен, как объездной на окраине Грозного еще при Дудаеве. При Басаеве был взорван. На южной половине был разбит блок-пост и лагерь, окруженный блочными плитами и колючей проволокой, над которым реял российский триколёр и Зенитовский флаг.
   - Привет, ребята! Мы из РЭБа. Не скажите, где тут у вас можно пару мух запустить и противотанковые повзрывать? Может помочь вам чем-нибудь?
   - Да, вон там нора, под северной опорой мы ее периодически забрасываем сами, но гады все равно по ночам выползают. Стреляйте сколько хотите.
   Первым стрелял начвещначпрод, который считался самым матерым из нас. Снял предохранитель, огонь! Я присел. Уши заложило. От взрыва противотанковых оставались медленно опускающиеся парашютики, наподобие тех, что мастерили и запускали в детстве. Они не спеша, опускались на землю. После двух выпущенных мух, где-то в Грозном открылась стрельба. Через 10 минут выбежал омоновец и стал махать руками. Мы поняли, что пора заканчивать и весь арсенал не удастся израсходовать.
   - Ребята, кончайте, на хрен. Сюда едет комендант с подкреплением. Кто-то по рации передал, что на нас напали. Сваливайте отсюда скорее, сейчас стрельба начнется.
   Когда мы приехали в лагерь, все только и говорили об обстреле Ханкалы из Грозного.
  
   Судебное разбирательство над начфином длилось три месяца. Он наносил себе резаные раны предплечий скорее с демонстративно-шантажной целью. Симулировал сумасшествие. Говорил, что укусит за палец комбата, или помочится у него палатке во время совещания, что вызывало и смех, и сочувствие среди жителей палатки офицеров управления батальона. Я объяснял ему, что долго косить не сможет. Он спрашивал, какие таблетки ему будут давать и как обманывать врачей. Я ему говорил, что если будет самим собой - за психопата сойдет, но от ответственности это его не спасет.
   У нас он попросил по безналу одолжить ему 20000 рублей, чтобы откупиться перед фининспектором. Мы впятером сложились и потом долго еще сожалели по поводу ушедших денег. Деньги он отдавал долго и лишь после наших угроз отдал, но не всем. С другой стороны наша взаимовыручка еще больше разозлила комбата и он каждое утро, в 6.10 выгонял нас на утреннюю физическую зарядку, а меня назначил внештаным физоргом батальона. Если же офицеры не реагировали на общебатальонный подъем, то колья палатки вынимались дежурной службой из земли, и сквозь утренний сон можно было почувствовать пыльный брезент на лице вместе с прочим обмундированием, подвешенным для просушки изнутри. А соревнования наша часть выигрывала. На что был один ответ: "Знаю я вас докторов, вы себя любите дурью да таблетками напичкать, вот и прет вас...".
  
   Как-то нас с Валерой - начфином вызвал к себе комбат на КП (командный пункт). Мы предположили, что нас будут бить или унижать. В предыдущую встречу-беседу с командиром взвода 2-й роты, товарища Лостаина отправили в зиндан на ночевку, и утром он сиял свежей синью под глазом. Вставили мы чеки в РГД-2, которые первые пол года я не вынимал из карманов бушлата и пошли. Страх пропал, как рукой сняло. Нас ругали, но не более. Объясняли, что мы еще не общались с оперработниками, что они всю правду из нас вытрясут. Комбату было просто скучно в столь поздний час и два перепуганных начальника служб были как нельзя кстати.
  
   Как-то комбат во время обхода полевого лагеря нашел выпивших контрактников, валявшихся в обмундировании и берцах на кроватях. Они давно хотели уволиться, но их не увольняли. Приказ комдива - ограничить поток контрактников из дивизии. Вызвал он всех офицеров части к себе.
   - Я приказываю, товарищи офицеры, набить им морду! Все ясно? Идите, выполняйте приказ. А ты, док, возьми зеленки побольше, и налей им на их пьяные рожи после этого.
   К своему приказу он также приложил и свои берцы, пиная связанных контрактников в живот и лицо, когда их вытащили на всеобщее обозрение батальона. От поливания зеленки я отказался и передал ее бойцу санитарному инструктору.
   Когда же был выпившим начальник продовольственного и вещевого склада, одновременно он заведовал и складом ГСМ, он сбросил его на ночь в зиндан, и приказал мочиться сверху. Зинданом в то время служила глубокая яма для пищевых отходов.
   Будучи под следствием, начфин еще раз сбежал за Урал, якобы за деньгами, но потом рассказывал, что отдыхал в Москве и на море. Деньги пришли через два месяца. Выслала жена. Долго решали, кто поедет во Владикавказ за их получением. Каждый находил отговорки. Караул, дежурство по части, на командном пункте. Выбор пал на меня. Но, что сказать комбату? Построения 4 раза в день + вечерняя поверка.
   - Не волнуйся, доктор, скажем, что ты ушел на рынок или в медбат к друзьям - коллегам, подбадривал психолог.
   - А как без документов, командировочного лететь?
   - С командировочным, любой дурак сможет...
   Утром иду на взлетку. Сотни народу. Основное направление - Моздок, дополнительно есть Гизель (Владикавказ), есть Борзой, Шали, но это уже в другую сторону. Большая часть контрактники-возвращенцы, которые за счет государства проколесили всю страну, попили водочки и теперь также обратно. Кого-то обманули с оплатой, кто-то испугался здешних условий, кто-то не прошел фэйс-контроль. Грязные, оборванные, со следами свежих синяков под глазами. Мы как-то с психологом подсчитывали - 80% возвращаются обратно. Переклички, очереди, иногда доносящиеся сквозь гул крылатых машин. Крокодилы, коровы, восьмерки. Об этом я слышал неоднократно, но летать не доводилось. В Чечню мы въезжали на бронепоезде. Как все инструктировали, главное, чтобы летчики не слышали наименования их машин в сленговом варианте; не фотографировать их машины изнутри и снаружи, а то можешь и на неприятности напроситься.
   - Когда ближайший борт на Гизель?
   - Спроси у диспетчера, вон в той палатке сидит.
   - Доброе утро, помогите, пожалуйста, улететь на Гизель.
   - Могу вписать в команду на Моздок.
   - Да мне надо во Владик.
   - Какая вам разница? Летите, а там из Моздока на такси доедете.
   - А сколько ехать?
   - Километров 160-170, не больше.
   - Да мне деньги получить во Владике нужно, на такси не хватит.
   - Ну ладно, давайте командировочный, запишу вас на Гизель.
   - Да, понимаете, я туда и обратно, комбат сказал, что на один день командировочный не выпишет. Вот мое офицерское удостоверение, вот квитанция на перевод.
   - Ну ладно, через час отлет, борт 37.
   Приземлились мы в Гизели. Начфин нарисовал схему, как добраться до города. Предварительно проинструктировал, сколько будет такси стоить.
   Как только мы сошли с трапа вертолета, нас обступили толпы улыбающихся таксистов, мило зазывающих в свои машины.
   - Кому в Минводы, Моздок, Ростов. Едет машина в Воронеж! Эй, парень, едешь в Воронеж, будешь четвертым, давай быстрей.
   - Мне на почту, в город.
   - В город 100 рублей с человека. Садись, сейчас машина уезжает.
   - Так ехать то, всего 5 км.
   - Не хочешь, других возьму.
   Я решил, что доберусь до трассы, а там, на автобусе, что себя и оправдало. Автобус, троллейбус, улицы, девушки не в камуфляже. Прошло всего ничего, 3 месяца, а я уже отвык от этой жизни. Другая планета. Быстро получив деньги, накупив осетинских пирогов и фруктов-овощей, снова на взлетку. Решил, что дойду-добегу. Но на пол пути остановился фургон, неизвестной мне модели автомобиля, больше похожей на самоделку.
   - Эй, военный, садись, подвезем.
   - Спасибо, мне недалеко, я дойду.
   - Садись, мы тебя бесплатно подкинем. Из Чечни?
   - Да из Ханкалы.
   Ребята были похожи на осетин. В фургоне, сделанном из досок, обшитых рваным брезентом, шло застолье, в котором участвовали все пассажиры и водитель.
   - Ты откуда родом?
   - Из Киева.
   - О, хороший город, бывал я там. У меня там брат живет.
   Как потом выяснилось, у многих, из тех, кого я встречал в Алании, Чечне живут родственники в Киеве, но никто не знает их адресов или телефонов.
   - Вот тебе стакан. Знаешь, за кого мы сейчас выпьем? В Осетии принято произносить первый тост за святого Георгия. Он покровитель всех военных и святых... А теперь с тебя тост!
   - Хай живе вильна Украина! Выпалил я скороговоркой.
   - Видно, что хохол! Сало любишь?
   Пока мы ехали эти три километра, было произнесено 5 тостов. Из машины мне помогли выйти. Пожелали ратных подвигов и скрылись. Добродушные сельские парни!
   На взлетке меня ожидало разочарование. Пассажиров на Ханкалу было человек 20, борт вылетал лишь после обеда. Но на него я не попал из-за отсутствия командировочного. Все мои просьбы к командиру экипажа результата не принесли. Я подумал, что значит, в этом есть знак, целее буду, и поехал на автобусе в Моздок, откуда стартовали "коровы", вмешавшие в себя под сотню человек. Автобус шел медленно. Обилие блок-постов, республиканских и краевых границ не давало ему набрать скорость. Да он и не спешил. Кто с рынка возвращался, довольный выручкой, кто в гости ехал из деревни в деревню, кто, так же как и я путешествовал в надежде долететь до Чечни из другого аэропорта.
   Снял номер в дешевой гостинице. Он мне показался шикарным. Вода течет из крана, теплая даже. Чистое белье, душ и удобства в коридоре, холодильник, тишина. Мы, конечно, и к ежедневному ночному грохоту САУшек привыкли, но без них, когда палатка приподнимается на несколько десятков сантиметров от земли, а ты ощущаешь себя в каком-то аттракционе родом из детства, спится несколько тревожно. Нет какой-то уверенности, что ли, уверенности в безопасности, когда никто не охраняет твой покой. Могут ограбить местные жулики...Да и не только. Ночевал как-то с попутчиком-контрактником из Грозного. Выпить одной бутылки ему было мало. Когда проснулся, в номере встретил неизвестных собутыльников, а утром карманы брюк были пустыми, несмотря на то, что они лежали под подушкой.
   Утром, не свет ни заря, бегом к такси. Подъезжая, слышу, как гудят винты вертолетов. Кажется, что это твой рейс, еще минута, и он улетит на Ханкалу. Бежишь, не зная куда, вокруг хаос из камуфляжей, мешков, техники, пропитанный пылью и ревом лвигателей. Толпы тех же потенциальных контрактников, поднимающихся с утрамбованной во время ночного сна травы, продирающих не совсем трезвые глаза. Вокруг горы пустых бутылок, консервированных банок из-под тушенки-кильки. Кто-то опохмеляется пивом, джин-тоником. Утро начинается с первыми взмахами винтов восьмерок!
   В перебежках по взлетке нахожу потенциальную вертушку, собирающуюся улетать на Ханкалу.
   - Одиночников не берем, мы под команды. Старшие команд подайте списки командиру экипажа! Борт больше ста двадцати не возьмет! Строимся с вещами на взлетке в колонну по 10 человек. Женщины заходят без очереди! Вещи к досмотру!
   Это бодро командует кто-то из пилотов, наверное, штурман, подумал я. Подвезли ящики с водкой, которую тут же на глазах облизывающейся толпы переместили из багажника машины в широкое лоно агрегата, куда свободно мог бы заехать автобус "Икарус". Здесь же эти ящики были маленькой капелькой в пространстве железа.
   - Под остальных будет 123-й борт. У него вылет через два часа. Лишние, отойти от машины! Я дважды не повторяю! Рука бортинженера легла на кобуру, висящую на поясном ремне
   Я оказался среди них. Уговоры не возымели должного. Остаюсь загорать. Вместе с тем, второй борт не думал трогаться. За летчиками приехал медицинский УАЗик, их повезли обедать. Через 2 часа УАЗик вернулся, процедура с водочными ящиками дубль два, только объем раза в два больше. Да, сейчас водка там ценнее патронов. Днем с огнем не сыщешь, на рынке только спирт с чайной заваркой продают, да что-то из самопала. Я как-то решил замерить градус - 27! И это по 50 рублей, без акциза, за 300 грамм, несвежей бутылки с надписью "Балтика". Я раньше думал, что с таким марочным брэндом существует только питерское пиво.
   - Отойти от борта, я приказываю! Орет какой-то прапорщик с летными эмблемами.
   Машина нагрелась, пока не остынет, никуда не полетит!
   Думаю, как же ее после тридцатипятиградусной жары будут остужать, не вентиляторами же. Подогнали пожарную машину, направили брансбойт внутрь салона, а затем снаружи, и вертолет засверкал солнечными лучами сбегающей воды, оставляя ханкалинскую пыль. Но здесь было еще одно препятствие. Кто-то приказал перевезти грузовичок. И количество пассажиров резко поубавилось. Летчики сортировали по своему усмотрению, невзирая на жалобные крики контрактников: "Я четвертый день на земле без крыши над головой валяюсь, жрать нечего...". Мне повезло на этот раз и спустя 45 минут, я месил берцами ханкалинскую пыль, бодро шагая в сторону нашего палаточного лагеря.
  
   - Ты где был, грозно спрашивает комбат, когда я захожу к нему в палатку.
   - В магазине, за продуктами ходил.
   - А вечером?
   - Зашел на рынок, потом к коллегам из медбата. В часах батарейка испортилась, остановились. Засиделся. А там комендантский час. Не рискнул обратно возвращаться. А утром попросили помочь раненых принимать.
   - Вот, когда будешь в медбате служить, тогда и будешь раненых принимать. Иди, разберись со своими бабами. Пусть напишут мне объяснительные "почему не были на утреннем построении?", а твой начальник аптеки ничего толком сказать не может.
  

***

   Начпродначвещ.
  
   Его звали Саша, мы его нарекли Санёк (Сашуля). Невысокого роста, щупленький, круглолицый, постоянно улыбающийся, начальник продовольственной и вещевой службы. А так как тыл и медицину кто-то объединил в одно целое, то общались мы часто. Постепенно служебное общение переросло в дружеское. Что достать, принести банку сока в жаркую от июльского зноя палатку или пожарить тушенку с картошкой на сливочном масле. Санек был слегка прижимистым, но когда коллектив нажимал, он сдавался и уступал воле большинстве. Поначалу, он также как и мы был поражены войной и собирал все, что попадалось в руки. То гранат привезет, то патронов, то с грозненского рынка черешни. Скучно ему было здесь, и хандра часто наваливалась на него.
   - Слышишь, док, у тебя нет ничего такого, чтобы разкумариться?
   - Промедол, но он подучетный, каждая пустая ампула через фээсбэшников списывается и в их присутствии в костре уничтожается.
   - А может, есть чего-нибудь в загашнике. Вчера на рынке пробовал чеченскую анашу, не вставляет.
   - А насвай, его полно на прилавках?
   - Детский сад, это все!
   - О, вспомнил, есть порошок - дикаин! Из группы местных анестетиков, но вставляет не хуже кокаина, тоже подучетный, но его можно заменить сахарной пудрой, в случае чего. Все равно пропадает, Андрей Владимирович сказал, что в полевых условиях ничего из него делать не будет.
   - Ну, что сообразим на троих?
   К нашему разговору подключился Валера начфин.
   - ОК, Валера, все равно, без тебя сейф не вскроем, звони в караулку, что идем в финслужбу, сейф с аптекой вскрывать. Но я не буду, вдруг вы передознетесь, кто вам медицинскую помощь будет оказывать? Я со стороны буду за вами наблюдать и корректировать ваше поведение, если вдруг за оружие будете хвататься, согласны?
   - Добро, док! Предлагаю в столовке и вмазаться!
   Время под вечер, под светом керосиновой лампы, Сашуля стелет тонкую дорожку белого порошка на полевой стол офицерской столовой. Черенком алюминиевой вилки он подравнивает края дорожки. Движения ловкие и умелые. Профи, наверное, подумалось мне. Сворачивает в тонкую трубочку десятирублевку и в полость носа по очереди вдох.
   - Валера, давай теперь ты!
   Валера неумело повторяет. Но старается не подавать виду.
   - А, что должно быть?
   - Настроение приподнятое, галлюцинации яркие, мир, как будто оживает и все поет. Идешь по чеченской грязи, а кажется, что песочному пляжу в Крыму. Смотришь на комбата, а видишь стройную девушку, зовущую тебя к себе. Но к комбату сегодня не пойдем, в зиндан посадит всех троих. Туши керосинку. Пойдем в палатку.
   Пока дошли до нашего ночлега, Сашуля "поймал кайф".
   - Хи-хи, хи-хи, ты прав, доктор, я вас уважаю, хи-хи, хорошо вас учат, хи-хи, я тоже хотел в академию поступать, ха-ха, балов не добрал.
   - Саш, выпей еще пиво сверху, лучше будет. А то сейчас зампотыл начнет тебя искать, не поймет. Валера, а ты как, чувствуешь что-нибудь?
   - Нет, только нос перестал запахи различать и слизистая онемела. Наверное что-то не так делал. Давай повторим.
   - Хватит, выпей пиво лучше.
   Местный анестетик требует индивидуальной коррекции. Я тогда только догадывался о силе суггестивного воздействия на человека и способах ее достижения. Спустя пять лет мне рассказали об этих эффектах на психотерапевтических занятиях.

***

  
   Случай из карьера.
  
   - Док, дай пистолет пострелять.
   - А из своего?
   - Да, мне комбат запретил оружие выдавать. Сказал, что мне не зачем, на хлебовозке ведь езжу.
   - Подожди, комбат скоро в отпуск уйдет, тогда и постреляем.
   Комбат ушел в отпуск в ноябре. Спустя час, как вертушка увезла его Ханкалы, в палатку медицинского пункта зашел запыхавшийся Сашуля.
   - Ну, что едем в карьер? В хлебовозке лежит цинк патронов к ПМ.
   - Хорошо, я амбулаторный прием и перевязки закончу до обеда, и едем. А где стрелять то будем?
   - В карьере, у трассы. Где обычно стрельбы проходят.
   После обеда выезжаем за минное ограждение Ханкалы. Машина ползет с пешеходной скоростью, так как петляющая дорога состоит из засохших грязевых рытвин, оставшихся после осенних дождей. Ближе к месту назначения дорогу нам перекрывает солдат в каске и бронежилете с автоматом на перевес, стоящий у свеженького бело-красного шлагбаума.
   - Приказ комдива, проезд транспорта в этот сектор обороны запрещен!
   - Да мы туда и сразу обратно.
   - Запрещено, там и дорога перекопана, вы не проедите, а в объезд - по минному полю.
   - Ладно, а нас пропустишь? Мы машину здесь оставим, сходим до карьера прогуляться.
   - Да идите, только с дороги не сходите.
   Взяли мы с собой по 4 пачки патронов, доходим до карьера, где обычно проходят учебные стрельбы. Пока шли, озирались по сторонам на мало заметные красные флажки с белыми буквами "М", как грибы-мухоморы проблескивающие сквозь высушенную летним зноем траву. Карьер был громадной искусственной ямой, выкопанной добытчиками гравия и щебня. Лет пять-семь его разработку прекратили. И теперь он представлял резервуар с косо отвесными 20-30 метровыми стенами, маленьким озерцом в центре и обгоревшими мишенями разрушенных БТР. Когда в него заходишь, испытываешь некое жуткое чувство страха от возможных неприятностей сверху. Но во время стрельб, наверху выставляется оцепление. Сейчас же мы были предоставлены самим себе и были по-детски беззащитными. ПМ и пара РГД были лишь легким прикрытием, уменьшающим тревожный порог.
   - Ну, что, давай по банкам?
   - Давай, начинай!
   Патроны, как всегда, имеют место быстро заканчиваться.
   - Утолил жажду?
   - Продолжим завтра, док?
   - Без проблем! Давай выбираться отсюда, как-то здесь неуютно вдвоем находиться. Да и стемнеет скоро.
   Выбравшись из карьера, мы заметили две БМП, мчащиеся с разных сторон в нашу сторону. Сверху восседали с разукрашенными лицами и с банданами на голове, по всей видимости, спецназовцы.
   - Бежим?
   - Тебе хорошо, ты убежишь, а я как?
   - Ну ладно, тогда будем ждать. За бегущими могут и очередь послать.
   - Стой, стрелять буду! Руки за голову! На землю лицом вниз!
   Команды, о смысле которых не задумываешься и выполняешь просто автоматически и без вопросов. Мозг их понимает и без осмысления. В наши спины наставлены дуло АК. Небольшое, диаметром с советский медный пятак, но от которого так веет холодом, распространяющимся на все остальные части тела. Понимаешь, что это уже не детские шутки и хочется надеяться на психическую трезвость мыслей обладателей оружия.
   - Вы, что тут делали?
   - По банкам стреляли в карьере. Вот пистолет. Вон там гильзы наши валяются.
   - Рядовой Иванов, ПМ изъять. Рядовой Сергеев, бегом в карьер, проверь, есть ли гильзы. Эх, жаль, что вы не карандаши, мы бы вам здесь устроили праздник, пожалели бы, что на свет родились.
   - Нашел гильзы, еще теплые, товарищ капитан.
   Голос принадлежал чумазому от краски солдату в кедах на босу ногу. Легкая отдушина в происходящей черной комедии.
   - Возьми с собой парочку. Все на БМП, поехали к коменданту, он на КП сидит, видел вас из бинокля в наблюдательном пункте.
   Разговор с комендантом был недолгим. Человек, плотной конституции, с начальными признаками алиментарной гипертрофии, одетый в натовский камуфляж и аляповато поблескивающими полковничьими звездочками на приклеенных двухпросветных погонах и российским двухголовым орлом в шитой высокой кепке.
   - Что делали возле кустов? Подозреваем вас в связях с боевиками. В этом месте работает чеченский снайпер. Мы уже неделю его выслеживаем. Что вы ему там передавали в белом пакете? Вы уже были на прицеле нашей СВД. Садитесь в УАЗик, отвезу вас на гауптвахту, до выяснения ваших личностей. Оружия, гранаты, удостоверения личности останутся у меня. Капитан, надень на них наручники.
   Наши отговорки и объяснения в счет не принимались. Нас закрыли в "собачник" бронированного УАЗика, представляющий из себя, безоконную душную металлическую кабинку в заднем отсеке автомобиля, для перевоза арестованных или багажа, и повезли теми же ухабами, но в другом направлении и с меньшими удобствами.
   Гауптвахта представляла из себя большую клетку, площадью - 20 м2. Вместо стен у нее были толстые металлические прутья и отхожее место, за клеенкой. По периметру стояли деревянные скамейки. Нашими соседями были два солдата-беглеца и заросший майор.
   - За что, ребята попались?
   - Да так, по пустякам, по банкам стреляли. А ты?
   - А я из отпуска опоздал на два месяца. Вот дело шьют. Вторую неделю жарюсь здесь. Водки хотите?
   - А можно? Нас ведь допрашивать сейчас будут, протокол задержания составлять.
   - Не переживайте, до утра никто о вас не вспомнит. А ночью здесь холодно, да и комары спать не дадут.
   - Разливай!
   - Чашек нет, из горла по кругу. Вот хлеб, соль, луковица.
   Казалось невероятным, что находишь под арестом, сидишь в тюрьме, пьешь водку, греясь у небольшого костра, разожженного в пепельнице из ржавого обода заднего колеса грузового автомобиля. Смотришь в его пламя, и что-то древнее всплывает в подсознании, оставшееся от наших доисторических предков. Всего каких-то несколько часов ты кого-то лечил больных солдатиков, перебинтовывая их нагноившиеся потертости стоп и вставляя дренажи во вскрытые флегмоны, а сейчас тебя подозревают в шпионаже, отобрали личное оружие и удостоверение личности. Жизнь умеет преподносить сюрпризы. В армии никогда не знаешь, что тебя ждет. Планируешь одно - за тебя решают другое.
  
   Но наши наихудшие ожидания не сбылись. Как только мы стали укладываться на лавку, разводящий привел к нам старшего прапорщика Степаныча, которой здесь знал всех и все. Он был одет в новенькую горку, представился замкомбатом, забрал мое оружие, наши документы и освободил из заточения. Трехчасовый плен закончился. Вечером наша история облетела весь лагерь, и утром не было отбоя от вопросов. Ну, а когда через две недели из отпуска вернулся комбат, он объявил нам по выговору и отчитал в жесткой форме обоих.

***

   Мой комбат!
  
   Личность незаурядная и ничего не боящаяся. Кто-то скажет про него.
   Человек, которого все боятся и уважают. И будут по-своему правы.
   Специалист в своем деле. Ас!
   Что я увидел в нем?
   - Товарищ, майор подпишите рапорт, хочу в академию поступить. Выучиться и стать психиатром. Обратился я к нему впервые в 2000-м году. Ладно, пойдешь вместе со мной в следующем году. Согласен? Мне там знакомые нужны будут.
   - Так я ведь на психиатра буду учиться!
   - А я что не человек, что ли? Крыша от вас поедет, кто мне ее ставить будет?
   Не могу клинически оценивать его личность, ибо в тот момент времени это не входило в мою компетенцию. Но практики и житейского опыта общение с ним мне прибавило. Как-то на днях замначальника кафедры спрашивает: "И что вид у вас все время, грустный да уставший? Никто вас не обижает здесь?"
   - Обижаете, да я сам могу кого-нибудь при желании обидеть. Вот был у нас комбат! То ли от скуки, то ли от паров чрезмерного алкоголя, но любил он вести интриги. Увольнять, сажать, склонять на совещаниях, за глаза обзывать. Но всегда оставался человеком. Никогда никому зла не причинял. Не то, что в соседском батальоне разведки, приковали доктора к столбу наручниками на ночь. Все ведь пьют, не только эскулапы. А вот в ремонтном батальоне рука дежурного по части не выдержала - нажала на спусковой крючок, и поехал их комбат домой с медалью за отвагу, в сопровождении другой команды.
   Но наш, на крайности не переходил, припугнет немного, попрессует и отпустит. Ну, написал товарищ Журавленко рапорт: "так, мол, и так, прослужил полтора года безвылазно в Чечне, хочу в отпуск".
   - Ну что с того, что ты прослужил ты товарищ Журавленко полтора года в Чечне. "Да не служил ты вовсе. А х.. дро..л!", это он сказал вслух, а зарегистрированный рапорт перечеркнул и написал "Х... тебе в ж..пу, товарищ, Журавленко!"
   Товарищ Журавленко, от негодования даже рапорт ксерокопировал, даже в прокуратуру бегал, но чем ему могла помочь прокуратура? У них уголовных дел куча, солдаты технику продают, наркотики у местных скупают, а тут Журавленко с каким-то отпуском. Так этот рапорт и остался с товарищем для агитки из прошлого.
   Как-то товарищ, Яновенко приняла присягу и стала бухгалтером в звании рядовой - третья женщина в батальоне.
   Захожу в палатку к комбату после окончания рабочего дня около 20.30,
   - Разрешите, товарищ майор, убыть в сторону дома, ваши задания выполнены!
   - Нет, доктор, не разрешаю, видишь, у человека судьба решилась, звание, первое в жизни получила. Садись с нами, будешь третьим!
   - Да мне еще 4 километра пешком по грязи идти, с мешком дров.
   - Садись, по такому случаю мой УАЗик тебя отвезет!
   Рюмка за стопкой, праздник продолжается.
   - А, что товарищ Яновенко, плохо пьет так, через раз? , спрашивает у Иры комбат.
   - Да мне еще мужу суп варить, белье стирать!
   - А я что тут фигней с вами страдаю! Знаешь, что это такое?
   - ПМ, подсказываю я.
   - Не подсказывай, док. Пусть сама отвечает. Она же присягу Родине принесла, уставы учила, муж у нее офицер. А сколько в его магазине патронов?
   - Семь, отвечает Яновенко.
   - Ты точно уверена?
   - Ну, не знаю, не считала никогда!
   - Тогда считай внимательно. А ты доктор помогай ей!
   И комбат, сняв предохранитель, не передергивая затвор, стал стрелять. Он стрелял то в стены палатки, то в потолок. Пуля проходили перед нашими глазами, оставляя в поднамете рваные следы и струйки дыма. Я считал, не знаю, что делала 22-ти двухлетняя девушка, решившая таким образом обмыть получение очередного воинского звания. Точнее за нее все решили. Один..два..три....восемь!
   - Ну, что убедились?
   Прибежал дежурный по части с автоматом, готовый к отражению атаки, также слегка под градусом.
   -Что случилось, кто стрелял?
   - Все спокойно! Хорошо несешь службу, товарищ Лопатин, завтра благодарность тебе объявлю, иди дальше служить.
   У рядом сидящей Ирины было состояние, близкое к шоковому. Бледность лица выдавала тускло мерцающая лампочка палатки. Паузу в воздухе нарушил комбат.
   - Ну, что, док, ты внимательно считал?
   - Восемь.
   - Точно? Давай проверим?
   И направляет ствол пистолета в мою сторону.
   - Ты уверен в своих подсчетах? Я нажимаю пусковой крючок?!
   - Пожалуй, я могу сомневаться! Не думаю, что это стоит делать прямо сейчас.
   - Ну ладно, тогда давай выпьем по рюмахе, наливай! Скажи, что-нибудь на английском языке. Мне говорили, что ты на КП за переводчика на пол-ставки. Ты же умный, знаешь как надо!
   Выпили, но жар, подогретый рюмкой дешевой водки, еще больше разгорячил его молодецкую удаль.
   - У меня тут адъютант появился из взвода связи появился. Умный, но материться не умеет. Стихи пишет, да еще на английском шпрехает. Позвони дежурному по части, пусть найдет рядового Сергеева и сюда пришлет. Мне летом в Москву ехать учиться, английский язык нужен будет.
   - Товарищ, майор, рядовой Сергеев прибыл по вашему приказанию, разрешите войти, спрашивает худощавый боец, в надвинутой на глаза шапке-ушанке, прожженном бушлате и засаленных брюках. На лице, сквозь налипший пот и печную копоть проблескивает интеллигентный оттенок.
   - Заходи, ты, где был, почему так долго не могли тебя найти.
   - Виноват, товарищ майор, искал воду для умывания, но в умывальнике все замерзло.
   - Ладно, сейчас тебя начмед будет экзаменовать. Док, спроси его что-нибудь на английском языке. И вообще, поговорите, а мы посмотрим, как интеллигенты беседуют!
   - Стоит ли, ведь вам без перевода не все будет понятно?
   - Ладно, тогда Сергеев читай свои стихи!
   Сергеев читал 10 минут. Казалось, что комбат забыл про него. Выпив еще рюмку, он задумался о чем-то своем. Но, вдруг внезапно вернувшись мыслями в свой палаточный кабинет, он остановил выступающего бойца.
   - Скажи Сергеев, ты предан своему командиру?
   - Так точно, товарищ майор!
   - А ты готов, отдать жизнь за своего командира?
   - Так точно, товарищ майор!
   - Открывай рот...шире...еще шире!
   И комбат, снимая с предохранителя пистолет, вставляет его ему в полость рта. Не знаю, что творилось у рядового Сергеева внутри, но мне показалось, что не только слезы потекли у него из глаз.
   - Ладно, ступай в свою палатку, ночью будешь топить у меня, смотри не усни, как в прошлый раз!
   И рядовой Сергеев ушел. А на следующий день он обратился ко мне с жалобами на боли в эпигастральной области, изжогу, отрыжку и с диагнозом обострение хронического гастродуоденита его отправили на следующий этап медицинской эвакуации. Спустя три месяца пришло свидетельство о болезни, в котором сообщалось, что рядовой Сергеев был уволен из ВС РФ в связи с обнаруженной язвенной болезнью желудка. В часть он так и не прибыл для получения денежного пособия, просил, чтобы все причитающееся ему выслали на домашний адрес. Естественно, никто этого делать не стал. Начфину было не до этого.
   Очень часто во время службы в полевых условиях я замечал, что причинами возникновения заболеваний внутренних органов были психоэмоциональные стрессы и конфликты. Что у человека сначала заболевала душа, и тело реагировало, отвечало пневмониями, гастритами, люмбалгиями.
  
   По-индейски.
  
   Когда штатного начфина отстранили от должности и отправили командовать взводом солдат, на должность начфина поставили одного из офицеров - взводников, выпускника института радиоэлектроники. Офицер хорошо зарекомендовал себя по службе, имел подход к подчиненным и командованию. "Не беда, что не знаешь приказов и наставлений", напутствовал я его, "научишься быстро". Я это дело освоил в течение недели. Хотя, конечно в Ярославле на начфинов готовят пять лет. Но, главное тебе, правильно считать и не повторять ошибок предшественников!
   - Да деньги выдавать дело нехитрое, а вот вести счета, документацию, требует определенных знаний.
   И направили его во Владикавказ на трехмесячные курсы бухгалтеров. Два-три раза в месяц он прилетал в Ханкалу для выдачи денежного довольствия. И в тот вечер он приехал со свидетельством об их окончании. И привез себе охотничий нож. И естественно обмывал это событие с друзьями.
   Рядовой Кокур, охранявший его вагончик, где находилась финансовая служба, был из тяжелых солдат. Не секрет, что поначалу для службы в Чечню отбирали самых недисциплинированных, тех, кто не ужился в роте, имел судимости, склонен к злоупотреблению к алкоголю. Когда я проводил осмотр пополнения, прибывшего к нам из воинских частей Дальнего Востока, более 20% было забраковано по морально-психологическим показателям. На что комбат сказал мне, "ты, что ли сам будешь в караул холить или палатки подметать? Лучших не будет".
   За пол года у бойца были три закрытых черепно-мозговых травмы, полученных в состоянии глубокого алкогольного опьянения. Но каждый раз он возвращался из центральных госпиталей свежим и отдохнувшим от лазания под агрегатами машин (он служил во взводе материального обеспечения).
   - Рядовой, Кокур, принеси мне воды, крикнул ему начфин.
   А рядовому Кокуру по сроку службы, приближающемуся к дембелю, не принято было исполнять приказы быстро, шестерить, и к тому же он находился сейчас в карауле. Но воду он принес, когда сменился с поста, чем привел старшего лейтенанта В. в бешенство.
   - Ты что так медленно ходишь? Я же тебе сказал бегом. Да ты сейчас у меня в грязь ляжешь, и ползать по лагерю будешь, как червь дождевой!
   В подтверждении своих слов, начфин поднес холодное лезвие охотничьего ножа, пахнущее недавно разрезанной колбасой ко лбу солдата, придерживая его чубчик другой рукой. Последний, испугавшись, включил задний ход, оставив в дрогнувших от неожиданности руках старшего лейтенанта остаток скальпа.
   В 2 часа в дверь постучали. Не спеша, снимая с предохранитель пистолет, подхожу к двери, оббитой бронежилетами и шинельной тканью.
   - Кто там?
   - Это я водитель комбата. Товарищ капитан, командир приказал привезти вас в лагерь, требуется ваша помощь.
   - А начальник аптеки, что не справится? Он сегодня дежурит.
   - Не, говорит, что без вас не может.
   -Ладно, через 5 минут буду в машине.
   Прибыв в лагерь, я обнаружил Кокура, лежащего на носилках, в медицинском пункте батальона, в руке стояла внутривенная капельная система, голова перебинтована толстым слоем марли, повязка пропитана кровянистым (геморрагическим) отделяемым.
   - Что случилось?
   - Да начфин бойцу скальп снял?
   - Что, не поверил я. Срежьте повязку.
   Под повязкой я наблюдал белизну лобной кости, размером с советский рубль.
   - Может, пришьем, что-нибудь на это место, Вячеслав Иванович, спросил начальник аптеки, начфин обещал все затраты на лечение оплатить.
   - Пусть оплатит сначала себе прокуроров. Кожу со лба искали?
   - Дак, не помнит он, куда ее выбросил. Пьяный, не поднять. Я с фонариком все оббегал, но грязь, может и затоптали.
   - А что пришивать собрались, Андрей Владимирович?
   - Ну, снимем с попы или спины и пришьем!
   -Эх, товарищ старший прапорщик, поздно здесь шить. Да и не наше это теперь дело. Надо в медбат везти, но боюсь, что и там не возьмутся.
   - Командир сказал, чтобы на месте лечили!
   - Я ему завтра сам все объясню. Обработайте перекисью, наложите повязку, пусть капается, антибиотик дайте, из того, что у нас есть, обезбольте, утром отвезем.
   Перед отправкой в Россию, начфин заплатил какую-то сумму Кокуру, чтобы тот написал объяснительную: "шел мол, ночью по парку, поскользнулся, шапка слетела, упал, ударившись головой о кусок острого металла, торчащего из-под земли...". Он и написал. И больше в Чечне его также не видели. Они вместе с Сергеевым улетали на медбатовской вертушке из Ханкалы, по-разному изменившей, их молодые сердца. А начфин вскоре пошел на повышение в полковую финансовую службу. Но там его настигла рука прокурора за хищения в особо крупных размерах, но и это его не остановило. А комбат перевелся на преподавательскую должность в Москву.
   Зампотыл был проще в своих экзерциссах. Он иногда, когда искал похищенную с продсклада тушенку, подвешивал солдат за ноги к турнику и оставлял на шее испанский галстук (царапины ножом), редко кто выдерживал длительное молчание и отрицание участия, но до криминала не доходил.
   А водителя своего УАЗика комбат обвинил в краже запчастей и продаже бензина от УАЗика. У него на этой почве развился истерический амавроз (истерическая слепота) и его тоже отправили в окружной госпиталь на лечение и увольнение.

***

   Жура.
  
   Его звали Дима, но все к нему обращались по производной от фамилии Журавленко.
   Я на него обратил впервые внимание, когда после первого офицерского собрания, проходившего еще в Тамбове, он перепутал место над кроватью и лег под неё. В дальнейшем мы сблизились и наша троица (Я, Жура и психолог Эдик) стала неразлучной. Дима также любил домашний уют и домашнюю пищу. Мы ходили вместе в разрушенный войной сад, несмотря на страшные рассказы о том, что на деревьях весят растяжки. И даже, когда разведчик нас попросил освободить сад, мы ему "Тебе, что черешни не хватит?". Но затем действительно было два случая подрыва солдат на садовых деревьев. Мы считали, что нас пронесло тогда. Также, как пронесло, когда мы нашли на полигоне стрельб одиноко валяющуюся муху.
   - Вот смотри, здесь все написано. Сначала этот рычажок отводишь, а потом на этот крючок нажимаешь, да и главное, чтобы сзади тебя никто не стоял, а то можешь задеть выхлопом.
   - Слава, я сделал, все, как ты говорил, а она не стреляет.
   - Да она пустая, уже Дима, один тубус остался, вот и валяется.
   - Эй, пиджаки, голос замповоора, вам, что жить не хочется? Она же рвануть у вас могла. Дайте ее мне, это я принес. Сейчас я покажу в действии, раз у вас ничего не вышло.
   Замповоор направил муху в полуразрушенный БТР, и мы увидели и услышали то, что только что держали в своих руках. Уши заложило, а БТР подпрыгнул от неожиданности и загорелся.
   - Сегодня, какое число, док?
   - 24 июня 2000 года.
   - Эта дата будет моим вторым днем рождением!
   - Да, наша жизнь, порой, от нас не зависит. По этому случаю, предлагаю выпить сегодня по стопке спирта с "Бероккой"!
   "Берокка" - французские растворимые витамины, с просроченным сроком годности, которыми нас снабжали в ПОХе (подвижном отделе хранения). Наряду с водой, мы их использовали для приготовления спиртовых растворов меньшей крепости.
   Р.S. В Чечне не знаешь, где тебя может подстерегать опасность и какие правила необходимо соблюдать, чтобы обезопасить себя. Можно внимательно смотреть под ноги и перепрыгивать через любые подозрительные предметы. Можно не выходить из палаточного лагеря. Можно пить горькую. Но ни в одном из этих случаев не будешь по-настоящему застрахован. Жизнь принадлежит или случайному, порою нелепому стечению обстоятельств или злому року или...
   Днем, отец вышел с сыном из ворот госпиталя. Из-за угла выехал грузовой автомобиль "Урал". Сын остался сиротой...
   Муж "баловался" на кухне гранатой. Вдову в состоянии острого стресса доставили в реанимацию...
   Солдат облагораживал зеленый газон. Кабель высокого напряжения оборвал его жизнь...
   В Новогоднюю ночь сигнальная ракета угодила в тело человека...
   Перестрелка контрактников в столовой....
   Два друга игрались в казарме табельным оружием....
   Случайный запуск мухи в жилой зоне...
   Взрыв мухи в оружейной комнате....
   Взрыв гранаты в палатке во время отдыха....
   Ушел на рынок за водкой, автоматная очередь в брюшную полость....
   Муж перевозил супругу в Дагестан, в родильный дом, ДТП...
   Эти события происходили и происходят. К ним прибавляются потери от НВФ и минной войны. Это эхо стоит над Ханкалой, и разносится далеко за ее пределы.
   Когда умер Николай Васильевич - психоневролог, которого мы запомнили по Чечне, как жизнерадостного оптимиста, Денис Федорович с грустью и сожалением сказал: "А ведь столько хотел сделать?! Такие планы были на "гражданке"! И что теперь, для кого эта служба, это постоянное недо...и ожидание чего-то? Не успел...
  
   Осенним вечером 2000-го.
  
   - Дима, помоги! Обещай, что никому не расскажешь. Обещаешь?
   - Да, конечно, что случилось?
   - Зашел в туалет, расстегнул портупею, и кобура с пистолетом соскочили вниз. Что делать, не знаю. Комбату рассказать - засмеет. Солдата попросить, расскажет другим. Дай свой фонарик, пойдем со мной, может, вместе что-нибудь сделаем.
   500 метров до задней оконечности лагеря. Ноги то и дело влезают в чеченский пластилин. Каждый шаг может быть сопряжен с вероятным падением. Моросит дождь. В 500-х метрах работают САУшки, обстреливая невидимого врага. Отблески выстрелов окрашивают небо в лунные зайчики. На сопках горят нефтяные вышки, кажется, что там поднимаются маленькие небесные светила, мини-солнышки, которые создают свои системы. Фон, к которому привыкаешь. Но посмотрев под ноги, и отблеск романтики тает, как первый чеченский снег, ложащийся на теплую землю...
   - Свети сюда! Вижу, только кончик кобуры торчит. Еще чуть-чуть и утонет. А тогда и посадить ведь могут.
   - Не достать?
   - Нет, глубоко здесь.
   - Давай туалет снесем.
   - Давай! Я сбегаю за топором в медпункт, чтобы колючку обрубить. А ты пока карауль, чтобы никто не заходил.
   Зампотыл окутывал все деревянные строения колючей проволокой, чтобы соседний полк не разбирал доски на дрова. В их линии укрепления и обороны заднего плана все строения зияли черными дырами. Наши же, регулярно обновлялись и тщательно охранялись пассивными заграждениями.
   - Эх, на раз, два взяли, и строение, качнувшись, упало на бок в грязь.
   - Меня сейчас вырвет.
   - Ничего это бывает.
   - Свети в яму! Совсем уже ушло. Все равно не достаю. Надо чем-то подцепить и поднять.
   - Черпак из кухни будет самое то, там и ручка длинная.
   - ОК, я схожу, заодно и перчатки хирургические из медпункта захвачу и запасную кобуру.
   Подняли. Рвотные позывы душили глотку, пока я доставал оружие из кобуры, а потом обмывал его раствором хлорной извести. Кобуру я выбросил подальше через колючий забор, в соседний полк. У меня была запаска, а вот орудие требовало заботливого обращения и прочистки.
   - А что делать с черпаком?
   - Да положи его в ящик у медицинского пункта, там сухая хлорная известь, туда все равно никто не заглядывает.
   Спустя месяц сержант Каткова выполняла приказ комбата по проведению санитарно-гигиенических мероприятий. Солдат срочник носил за ней ведро с разведенной хлорной известью, а она поливала этим же черпаком стены дощатых заведений задней линии.
   - Каткова, ты откуда черпак взяла, увидел ее вездесущий зампотыл.
   - Это наш черпак, он в ящике с хлоркой лежит.
   - Посмотри, на нем вырезано и выжжено "2-е блюдо".
   - Ну и что, я уже им второй месяц хлорку разливаю.
   - Я приказываю вам, Каткова, вернуть черпак на кухню.
   - Ты на меня не кричи, Игорек, я выполняю приказ комбата, видишь, борюсь за чистоту.
   - Я выполняю приказ министра, личный состав должен быть сыт и одет. Так что давай, возвращай.
   И санинструктор медицинского пункта выполнила приказ зампотыла.
   P.S. Наличие постоянно носимого оружия, только усложняло мирную жизнь. Да, в ночное время ты чувствуешь себя защищеннее и увереннее, пробираясь по лужам и рытвинам Ханкалинских полей и осеннего тумана. Но его содержание и уход требовал дополнительного контроля и должного внимания.
  
   Зимой мы отмечали чей-то день рождения. Играл магнитофон. Жура пришел с КП, после суточного дежурства, сердитый и недовольный.
   - Убавьте звук, я спать буду.
   - Рано, еще только восемь вечера.
   - Ах, не хотите!? И табурет опустился на то, место, где стоял китайский магнитофон. Он не выдержал агрессии и развалился.
   - Ты, что дурак, твой магнитофон что ли? Ты даже не складывался, когда мы его на рампе покупали.
   - Сколько он стоит, 200 рублей? Возьмите мою тридцатку. И вообще убавьте свет в керосинке.
   Просыпаюсь спустя час. Палатка вся мирно спит. Только Дима разгадывает кроссворд в газете "Спид-инфо".
   - Никто не видел мой пистолет?
   Громче повторяю обращение. Окружающие просыпаются, отрицательно машут головой. Мое подозрение падает на Журу. Но он даже не реагирует на мой вопрос, продолжая "общение" с газетой.
   Как-то я вычислил, что он 500 рублей из кошелька моего взял. Позже часы "Касио", ввиду истечения срока службы батарейки, неосторожно оставленные в бушлате, прикарманил себе. Но все это можно было простить. Но оружие?!
   - Жура, отдай пистолет!
   - Я не брал.
   - По-хорошему, отдай. Ты же знаешь, что за утерю оружия бывает!
   - Да оружие нынче дорогое, 200 баксов, не меньше, ствол стоит.
   - Слышишь, гони пистолет!
   - Я не брал, можешь посмотреть у меня в тумбочке, в сумке, нет у меня твоего ПМ.
   - Ах, так! Тогда буду тебя пытать.
   Сажусь на него верхом, и как учили меня в детстве, делаю захват руки. От боли у Димы краснеет лицо.
   - Под полом, посмотри, у крайней к выходу кровати.
   - Хорошо.
   Смотрю, но ничего не могу найти.
   - Я же тебе сказал, что дорого будет стоить, не менее 300 баксов.
   - Ах ты, сука, пожалеешь!
   Делаю удушение, тоже вспомнившееся из детства.
   - Док, может, он действительно не брал, вступаются Санек и Валера.
   - Задушу, падлу! Говори, где пистолет спрятал?
   У Журы лицо из красного приобретает синеватый оттенок.
   - Отпусти, скажу, хрипит сосед по палатке.
   - Соврешь, снова.
   Слегка ослабляю зажим.
   - У начпрода, под матрасом лежит.
   - Сань, проверь, ему нельзя доверять.
   Пистолет оказался спрятанным под матрасом койки, спящего в то время на ней Санька. С Димой мы не разговаривали в течение года. На мои замечания и позывы к общению он не реагировал, пока с ним не случились голодные обмороки и отеки. Но это уже другая история.
   Потом наша дружба продолжилась и мы такие же закадычные, как и раньше. Я размышлял над этим феноменом, видимо, не поступками измеряется дружба или ненависть. Есть, по-видимому, какие-то иные мерила, способные связывать людей на долгие годы. И не важно, что жизнь проходит в разных городах, изменяя нас внешне и перестраивая характеры. Дружеское плечо, ладонь, взгляд и слово не заменишь и не испортишь. И не важно, где она ковалась, на полях Чечни или в средней школе и детском садике. Есть люди, с которым связывает общий дух, общие взгляды на жизнь, с которыми просто приятно сидеть на кухне за чашкой чая или бокалом коньяка и говорить о жизни и об ее изменениях, вспоминая прошлое и загадывая будущее.
   P.S. Диму комбат не любил и закрывал мало боевых дней. Когда он увидел его в душевой, то был в ярости от того, что Жура был полностью загорелым. И перевел его из части подальше, на 16-й путь. Дима в течение года сопровождал бронепоезд на Моздок. Перестал есть. Объяснял это тем, что сильно поправился на каше и тушенке. Пил растворимый кофе, без сахара, стрелял "Беломор" у солдат. Несколько раз попадал под обстрел. Перестал спать. В один из вечеров он после длительного приема душа он спросил у меня:
   - Что с моими ногами, док? Почему они так раздулись?
   - А ты давно голодаешь?
   - Четыре месяца, минус 25 кг. Я себе такой нравлюсь. Форму перешил. Хорош?! Еще бы килограмм 5 снять и можно остановиться будет...
   - В гражданскую войну у солдат были отеки, от голода.
   - И что делать?
   - Надо тебя откармливать. Видишь ли, нервная анорексия у мужчин часто сопровождается с началом психического заболевания. Приходи к нам в госпиталь, - полечим. Поговорю с комбатом, чтобы тебя не ставили на "бронник".
   - Не надо, Слава, мне еще чуть-чуть до квартиры не хватает. Куплю в Воронеже, буду тебя в гости приглашать.
   Он купил квартиру, а затем и вторую.
  

***

   Женщины в армии нужны!
  
   Эту фразу никто не будет оспаривать. И не только жены. Медицинские сестры, врачи, санитарки и бухгалтера, финансисты и телеграфисты, психологи и врачи, буфетчицы и официантки. Но их мало, на фоне мужского единообразия они выглядят светлыми пятнами, как красные розы, распустившиеся на руинах домов разрушенного Грозного.
   Сравнение не очень удачное, но запоминающееся.
   В нашем славном батальоне их было поначалу двое. Оба санинструктора, прибывшие из-за Урала. Одна с медалью на кителе, ношение которой оправдывала тем, что служила в Чечне в 1999 году. Мы ее уважали поначалу, так как еще никто не имел наград.
   Она нас приглашала на вкусный домашний борщ, который готовила на примусе из аптеки, прямо у себя в палатке. Примус был старый и часто ломался. Но борщ был вкусным. Мужчин было много, ее баловали, кто чем мог. Поесть она очень любила и не скрывала своих пристрастий. Служила она с переменным успехом. То палатку медицинского пункта закоптит пламенем керосиновой лампы, то построение проспит и приходится всей частью ждать, стоя на импровизированном плацу разбитой осколками взлетно-посадочной полосы, пока она выйдет с не накрашенным лицом. Но и это ей прощалось. В конце концов, нам и так здесь стоять, а в ожидании женщины, есть что-то романтическое. Как будто ждешь кого-нибудь на свидании. Вместе с тем она легко решала практически любые бытовые вопросы. Кто к командующему поедет боевые подписывать - Каткова. Кто 30 кг краски для батальона достанет или 10 катушек колючей проволоки для автопарка - Каткова. Кто аптеку пополнит французскими поливитаминами или истребует лишнюю однокомнатную квартиру в гарнизоне - опять же она. Вместе с тем, было в ней и домашнее, то, чего так не хватает, когда живешь в полевых условиях, вокруг одни САУшки, грозно торчащие орудиями из-под земли, да минные поля.
   - Вячеслав Иванович, приглашаю сегодня вас с Андреем Владимировичем на борщ и жареную картошку. Не опаздывайте, пожалуйста.
   И мы несемся, несмотря ни на какие дела к борщу, сваренному на аптечном примусе и картошке. Мы пробовали, конечно, и сами дранники жарить на печке и печенье делать в полевой кухне и хлебный квас в тэвээне (ТВН), но перед таким соблазном мы не могли устоять.
  
   День медика 2000-го года.
  
   Начался он необычно. Построение дивизии частей Ханкалинского гарнизона. Выступает комдив.
   - Я сколько раз говорил, что выезды за пределы гарнизона, тем более в Грозный, могут быть опасными для жизни. В городе еще есть одиночные группы боевиков, которые зарабатывает себе на жизнь, тем, что снимают убийства наших военнослужащих. На прошлой неделе я доводил до командиров частей, что на рынке Грозного были убиты трое военнослужащих нашей дивизии, одна из них женщина, которые совершали там покупки. Наверное, командиры частей не довели мой приказ о запрете выхода за пределы гарнизона. Командир медбата, дайте команду, вынести носилки с телами погибших.
   Перед импровизированной трибуной ставят станки Павловского, на которые выносят двое носилок с изуродованными пулями головами.
   - Эти двое, вчера были застрелены, на рынке Грозного, когда покупали черешню. Их, что плохо кормят. Или им черешни захотелось? Они, что забыли, что они не в армии США служат. Посмотрите каждый, как закончилась их жизнь. И что мне теперь их матерям писать. Погиб как герой? Пусть каждый пройдет и посмотрит, и передаст другому, как закончилась жизнь этих солдат. И запомните - враг вас раньше увидит и учует.
   Мы шли мимо не в чем не повинных солдат. Противоречивые чувства разрывались у меня внутри. Разве так прощаются с погибшими. Разве их вина в том, что Родина, отправляя себя защищать, не может обеспечить их элементарными витаминами, продуктами питания, обмундированием. На их месте мог быть любой из нас. Ведь позавчера на том же рынке я обменивал три блока сигарет на клубнику, сметану и черешню. Лето, все это здесь растет в изобилии. На рынке в Ханкале в 10 раз дороже, да и зарплату третий месяц не платят. Подсказываю впереди идущим, что надо снять кепки, принято так прощаться с погибшими. Произвел ли урок комдива впечатление. Наверное, наоборот.
   Вчера узнал, что ребята из медбата ездили за медицинским имуществом в разрушенные городские больницы. Говорят, что добра там не меряно. Все равно омоновцы все сожгут или местные печки растопят. Выяснил у них план-схему, как ориентироваться на разрушенных от бомбежек улицах.
   - Проедешь блок-пост 62, это новосибирцы, дальше повернешь налево, доберешься до 34-го, это туляки, затем все время прямо, там спросишь, где стоят кемеровчане. У них штаб прямо в больнице. Возьми с собой бутылку, инструктировал начальник рентгенологии.
   Взяв двух проверенных временем солдат, мы выдвинулись темно-зеленом КАМАЗе, с закрытым фургоном в Грозный. По пути заехали на рынок. Там солдат радостно принял чеченец с Абдула.
   - Что привезли, ребятки? Бензин, соляра, масло. Все куплю.
   И он действительно все купил, вместе с моими сигаретами. По профессиональным отношениям между ними видно было, что подобные сделки купли-продажи, для них не в диковинку.
   - Мы вам, сколько должны, товарищ старший лейтенант? Вы комбату не расскажете?
   - Нисколько, поедем теперь в больницу.
   К больнице добрались спустя полтора часа городского плутания. Здание, которое раньше принадлежало городской больнице, было наполовину разрушено авиаударами. В уцелевшей части базировался отряд ОМОНа из Кемерово. Кратко объяснив, кто мы и откуда, меня провели в комнату командиру, увешенную коврами ручной работы с саблями и кинжалами. Она больше была похожа на шейховские апартаменты.
   - А медик, это хорошо! Давай, за ваш праздник, по рюмочке! Серега проведешь, покажешь, где и что у нас есть.
   Серега проводил меня по этажам больницы, коротко инструктируя.
   - Туда не высовывайся, за тем окном наблюдает снайпер, в ту комнату не заходи, там звуковые мины, аккуратно, не наступай на растяжку, а то без пальцев на ноге будешь, и пригибайся чаще.
   Я был уже не рад, что захотел каких-то стульчиков, шкафчиков. Но не отступать же. Отобрав стол, два шкафа, лаборантские стулья, я пошел за ребятами, курившими в кабине.
   - Ну, что хлопцы, давайте поработаем теперь на медслужбу.
   Повторяя инструктаж омоновца, туда не ходи, туда не ступай, я ввел ребят в паническую атаку.
   - Товарищ старший лейтенант, мы дальше не пойдем. Нас мама дома ждет, до дембеля пол года осталось.
   - А меня, что думаете, не ждут? Выполняйте приказ, да осторожнее будьте. Бензин сливать, вы мастера, а как доброе дело сделать для самих себя, так вы в кусты! Вперед, не дрейфьте, я с вами рядом буду.
   Так мы перетаскали часть этого медицинского будуара в наш фургон. И вперед в Ханкалу. До начала комендантского часа осталось 40 минут, а тогда, без спецпропусков не проедешь.
   - Тормози, командую я водителю.
   - Зачем, опасно здесь, частный сектор?!
   - Тормози, говорю, вон видишь, розы растут! Сегодня день медика, не удобно без цветов в часть возвращаться.
   Пока я срезал штык-ножом колючие стебли ярко-алых цветов, в соседних дворах началась перестрелка, у кого-то взорвалась пара гранат. Еще минута и мои ребятишки оставили бы меня ночевать здесь одного. Когда я запрыгнул в кабину КАМАЗа, они смотрели на меня с выпученными от страха глазами. До самой Ханкалы мы неслись не меньше 90 км/час, по пути я успевал фотографировать окрестности разрушенного войной жилья.
   - О, Вячеслав Иванович, спасибо за розы! Откуда такие красивые? Даже комдив нам не дарил таких красивых. Медсестра Ольга по-детски радовалась букету, украсившему их палатку.
   - На рынке заказал, из Моздока привезли.
   - А имущество медицинское, где взяли?
   - Да ребята с медбата подкинули. У них лишнее, списано, не выбрасывать же.
   Расставив все в палатке, накрыв столики белыми простынями, я ушел в жилую палатку праздновать профессиональный праздник.
  
   Среди ночи, меня разбудили крики медсестры Гротовой, доносящиеся откуда-то из-за нашей палатки.
   - Вячеслав Иванович, спасите!
   Надев брюки, выбегаю на улицу.
   - Что случилось?
   - Начальника штаба бьют. Драка у него с представителем из дивизии из-за меня. В медпункте дерутся. Все разобьют там сейчас.
   - Нет, здесь я лишний буду.
   Начальник штаба, похоже, был сильнее на этот раз. В знак победы, он глушил эргэдэшки в поле, под грохот которых мы и уснули. А утром ему девушки заботливо одолжили тональный крем.
   Утром я боялся заходить в наш образцово-показательный медицинский пункт, где должны были проходить сборы для начмедов частей дивизии. Все было перевернуто кувырком, разбито, разлито. У начальника штаба аллели следы победы на лице и сквозь маскировку сиял синий фонарик под глазом. Но он мужественно улыбался улыбкой, в которой чувствовался оскал тигра-победителя. В последующем он выпрыгивал с 4-го этажа Титаника (5-ти этажка в Ханкале, названная так за то, что ее дважды в войнах разрушали и восстанавливали), стрелял на ходу из УАЗика, прыгал из борта мчащегося грузовика, отделывался небольшими повреждениями. Мотивы всегда были одни и те же, так же как и условия их возникновения. Женщины и алкоголь.
   А медпункт возвели заново, и замначмеда 58 Армии провел в нем занятия для намедов частей, показав, что можно сделать из палатки, если есть желание. В дальнейшем комбат еще не раз пинал его оборудование своими берцами, но это были несущественные потери. А над моим рабочим местом прогремело два выстрела из караульной, во время разряжения оружия, оставив две отметины над головой, но это уже другая история.
   Медсестру Гротову уволили по окончанию срока контракта, не заключив с ней повторный, и она уехала работать в гражданское здравоохранение по месту жительства. Медсестра Каткова еще долго служила Родине и была уволена по болезни, связанной с неустойчивостью психо-эмоционального состояния. Но благодаря ей, стали возможны и мое обучение в интернатуре по психиатрии и последующий переход в госпиталь.
   Точнее она была тем рычагом, который толкал комбата принимать невыгодные для себя решения.

***

   Показной суд.
  
   В армии любят судить. Иногда спрашиваешь у себя, а тех ли взяли?
   Осмотр солдат, проходящих военно-врачебную комиссию.
   -Жалобы к психиатру есть?
   - Никак нет.
   - Уголовное дело, за что возбудили?
   - Неосторожное обращение с оружием.
   - И что ты по неосторожности сделал?
   - В друга (товарища) попал...
   Ответ может быть другим.
   - Челюсть сломал.
   Или третьим.
   - Продавал взрывчатку боевикам.
   - И где ты их нашел?
   - Да приходил один, под видом боевика, попросил найти для него чего-нибудь. Я и нашел 200 грамм тротила. А он оказался на ФСБ работает.
   Был как-то случай - судили двух срочников на взлетке дивизии. Собрали всех свободных от несения боевого дежурства. Приехали представители телевидения и радиовещания. В роли прокурора выступал замполит дивизии. Адвокат не полагался.
   - Военнослужащие в/ч 00000, рядовой Мухамеджанов и рядовой Ибрагимов, уроженцы села Дуба-юрт, в ночь с 21 на 22 мая 2000 года продали установку ПЗРК, и две ракеты к ней, общей стоимостью 65000 рублей за килограмм шоколадных конфет, блок сигарет Ява, банку сока, кассетный аудиомагнитофон стоимостью 600 рублей местному населению. Своим поступком они способствовали подрыву боевой готовности своей части.... Суд признал их виновными и приговорил к 8 годам лишения свободы с пребыванием в колонии строгого режима....
   Как сказал наш комбат, "мы не в Америке, здесь вам не будут клубнику на завтрак подавать, поэтому ешьте пшенку с тушенкой и скажите спасибо, что это у вас есть...".
  

***

   Июль 2001-го. Построение на плацу батальона.
  
   Только что отражена атака банды боевиков по захвату тела Басаева из Ханкалинского морга. По их законам, тело погибшего должно быть предано земле до заката солнца. Пули летали во всех направлениях. Неизвестно, сколько было человек в банде, кто говорит 50, кто 200, но это кажется самоубийственным поступком, напасть на форпост Ханкалинского гарнизона, укрепленной артиллерией, танками и при поддержке авиации с воздуха. Бандиты надеялись на внезапность, но к моргу так не и подошли. Их атака была отбита. Следы перестрелок надолго остались в стенах домов, казарм, стеклах медпунктах, памяти немногочисленных раненых.
   - Где Каткова, я вас спрашиваю?
   - Сказала, что на Тапине (позывной в группировке), прикомандированные рэбовцы нуждаются в медицинской помощи.
   - Кто ее туда направил?
   - Полковник Татук, прибыл вчера из Владикавказа, сказал, что ему нужна медицинская помощь.
   - Найти ее и поставить в строй, вам все ясно?
   - Так точно.
   Подумал про себя, и как я ее буду там искать. К тому же у Татука скоро день рождения. Но вечером я встретил Каткову, в темно-синем бархатном платье, с острым злободневным макияжем на лице и повадками женщины вамп, сидящей в командирском УАЗике на переднем сиденье.
   - Вы куда такая нарядная, Ольга Ивановна?
   - На Тапин (узел связи), полковник Татук вызывает. У него солнечные ожоги, надо лечить.
   - Медицинский вазелин не забудьте.
   - Я все взяла, не волнуйтесь.
   - Во врачебной помощи не нуждается?
   - Нет, нет, я сама справлюсь.
   - Комбат приказал вам завтра быть на построении, не опаздывайте.
   - Хорошо, он все знает.
   Но не завтра, не послезавтра Катковой не было. Приезжает на третьи сутки, выходит на утреннее построение с помятым лицом.
   - Доброе утро, Ольга Ивановна, что тяжелые ожоги были?
   - Нет, я простудилась, вот справка из медбата.
   - Что-то у вас иммунитет страдает, разгар лета, витамины надо есть.
   -Не иронизируйте, Вячеслав Иванович!
   - Долго вас не было. Уж не развернули вы медицинский пункт на Тапине. Зачем им далеко ходить, пыль глотать. Введем должность - начальник медицинского пункта узла связи Тапин - сержант Каткова. А, что звучит?
   Слышу, как ребята, стоящие в коробке управления, начинают хихикать. Начальник штаба тоже мою инициативу поддержал. Комбата никто не слушает. Он увлекся солдатами. Каткова стала отпрашиваться у начштаба, уйти из строя.
   - А я что, доктор что ли. Вон у вас есть свой начмед, он врач, если посчитает нужным, освободит вас. Правда, начмед.
   - Так точно, Николай Петрович. Но симптомов простуды не видать. По-видимому, лечение на Тапине прошло успешно, не правда, Ольга Ивановна?
   - Вы за свои слова ответите, ушла, расплакавшись Каткова.
   - Зря ты так с ней, начмед, она ведь женщина.
   - Я знаю, была бы мужчиной, я бы по-другому. Мне что ли за нее в баню ходить, солдатам вши искать, очки в казармах проверять, в медицинском пункте круглосуточно дневалить. Мне вызов на учебу пришел в Ростов, старый комбат отпустил, а новый ни в какую, говорит, что должен быть здесь. Я уже четвертый год в войсках без учебы.
   Наш разговор не остался без внимания. Через час вызов в кабинет комбата.
   - Доктор, там у тебя в туалете медицинского пункта слив канализация забита.
   - Я знаю, сантехников вызывал, сказали, что трубу надо менять, кто-то тряпку бросил.
   - Ты помнишь, как полковник Татук в прошлый свой приезд пробивал ее. Вызвал пожарную машину - сразу все пробилось.
   - Ну, так, он полковник, у него опыта с такими вещами побольше обращаться.
   - Слушай меня, я не знаю, что там между вами происходит, но его приказ, чтобы ты прибыл к нему сейчас на Тапин. Доложишь мне по прибытию оттуда, ясно, и не вздумай меня обмануть. Он сказал, что научит тебя, как пожарную команду вызывать, как очки прочищать! А то дослужился до капитана, учить тебя постоянно надо всему.
   - Машину дадите?
   - Иди пешком, что тебе 4 километра, в радость только!
   Прихожу на Тапин, скрытый в землянках, построенных еще два года назад и накрытой сверху маскировочной сетью. Такое впечатление, что у боевиков есть вертолеты, или они из спутников за нами наблюдают, хотя - не исключено. Отзваниваюсь комбату, тот просит, чтобы я дал трубку для проверки дежурному по Тапину.
   Иду к Татуку, расположившемуся в гамаке, подвешенном в тени маскировочной сети.
   - Слушай доктор, сколько тебя учить, как г..но в медпункте нужно сливать?
   - А сколько ваших подчиненных, чтобы вместе бинтов пользовались туалетной бумагой?
   - Да, что охренел капитан, я тебя в порошок сотру, если хоть один волос упадет с головы Ольги Ивановны? Тебе все ясно?
   - Так точно, товарищ полковник. Волосы ее я трогать не буду, так как ...........
   - Да как ты смеешь так о женщине говорить? Ты - урод, да у тебя еще молоко на губах не обсохло.
   - Про молоко уже не впервой слышу, а за оскорбление ответите. Вы меня сюда для чего вызвали - учить го..но в унитазе прочищать или обсуждать мою подчиненную?
   - Ты, что заканчивал, не знаешь, как со старшими офицерами разговаривать.
   - Да, в московских академиях не бывал, только в питерской, больше знаний негде было черпать.
   - Иди на пожарную станцию, там возьмешь пожарку, но запомни, если хоть один волос упадет с головы Ольги Ивановны, я тогда с тобою буду по другому разговаривать, как мужик с мужиком! Все ясно?
   - Так точно, разрешите выполнять?
   - Свободен!
   Через три дня я собирал вещи. Впереди меня ждала учеба - первичная специализация по психиатрии в г. Ростов-на-Дону.
  

***

   Два дня из Ханкалы.
   Летом 2002 года.
  
   6.30 Стук в дверь. До подъема еще 1,5 часа. Открываю дверь кабинета-спальни. На пороге солдат-санитар.
   - Объявили тревогу, все начальники отделения собираются в штабе у начмеда.
   - Спасибо, дорогой!
   Сегодня заступаю дежурным по приемному отделению. Это лучше и спокойнее чем дежурным по части (госпиталю). Не надо отвечать на неуместные вопросы в телефонных разговорах, а самое главное - после смены дежурства можно уйти спать и весь день провести по своему усмотрению. Одеваюсь, захожу в штаб. Идет совещание. Проводит Апанди Абуталибович, начальник поликлиники, по совместительству Врио начмеда госпиталя.
   - Тревога учебная, в 6.00 объявлена комдивом. Соберите личный состав отделений. Подготовьте переводные и выписные эпикризы на раненых и больных. А ты Вячеслав, что пришел?
   - Так сказали, что начальников отделения собирают.
   - Ну, раз пришел, слушай.
   - Получена телефонограмма из округа. Завтра ожидается проверка из Москвы, с начмедом округа. Летят терапевты, хирурги, психиатр и снабженцы. Отработайте мобдокументы, чтобы у всех были заполнены рабочие тетради, карты и планы отмобилизования. У каждого опечатанная папка. Сегодня после обеда собираемся в холле и делаем. Быть в готовности сменить постельное белье и госпитальные костюмы в отделениях на "нулевку". Всех больных офицеров переодеть. Никакой гражданки или спортивных брюк, футболок. В отделениях стоят графины с питьевой водой. Где взять? На рампе купить. Будут проверять документацию. Готовьте справки-доклады. Что писать? Что делали, то и пишите. Всё, по рабочим местам. Свободны! Построение в 9.00.
   9.00 первое построение на плацу госпиталя, перед штабом.
   -Равняйсь, смирно, равнение налево! Товарищ, подполковник, 22 военный госпиталь построен. Исполняющий обязанности начмеда госпиталя подполковник Насрулаев.
   - Вольно!
   - Вольно!
   Обход командиром передних рядов.
   - Незаконно отсутствующие есть?
   Вопрос к начальникам отдельных подразделений.
   - Никак нет, товарищ полковник.
   - У вас, товарищ Аджигитов, все в строю? Что-то ряды вас прозрачные.
   - Товарищ, полковник, девочки неделю сутки через сутки из отделения не выходят. Врачей трое осталось. Спят в отделении. Вчера с борта двоих к нам подняли, один на ИВЛ, кислорода не хватает.
   - Знаю, утром был у вас, не надо так акцентироваться.
   Напоминаю, для всех к нам едет начмед округа, проверяющие из Москвы. Чтобы не было, как прошлый раз, что заходим мы с начмедом, а сестра встала и улыбается и не слова не может сказать. Вы не зря все здесь погоны носите. Присягу все принимали! Будьте добры, выполняйте требования общевоинских уставов. Кому не нравится, не держу. За забором дивизия. Берцы, бронежилеты, автомат на плечо, и в поле.
   Встали, представились, доложили расход отделения. Чтобы все были в колпачках, хирургические сестры с масками. Начальники отделений, все со справкой-докладом. Три экземпляра, к обеду лежат у меня на столе. Да, получите в строевой штатно-должностные книги, у кого есть личный состав. Напоминаю про комплектацию вещевых мешков и печати в военных билетах и удостоверениях личности, у кого были изменения в воинском звании. Будет строевой смотр госпиталя.
   Вопросы, объявления, предложения есть?
   Все, сестры свободны, офицерам остаться.
   - Вот вы товарищ, говорите, у вас сестры сутки через сутки, а вашу сестру вчера видели в Грозном, как она успевает еще и там бывать?
   ?!
   - И сейчас ее на построении нет. Вызвать, ко мне в кабинет с вами и объяснительной. Никого задерживать здесь не будем. Напоминаю, чтобы не забывали при виде незнакомых полковников, отдавать воинские приветствия. Апанди Абуталибович, к вечеру офицеры представляют мне свои мобдокументы, рабочие карты. Возьмете на контроль. Все свободны, встречаемся на пятиминутке.
   9.30. Пятиминутка в холле приемно-диагностического этажа. Докладывает капитан Ломанов С. Н. начальник приемного отделения.
   - Дежурство с ... на ...., дежурный врач Ломанов, хирург Гаджиев, анестезиолог Покателов. Состояло 145, поступило 36, выписано 12, эвакуировано 7, умер 1. По отделениям...состояло...поступило....выписано...эвакуировано. В отделении реанимации находятся 5, из них 3-е на ИВЛ. О тяжелых докладывать?
   - Да.
   - Рядовой Петров С. Н., 1984 г.р., 2-е сутки в реанимации. Диагноз: минно-взрывное ранение. Тяжелая сочетанная травма головы, груди, живота конечностей. ОЧМТ. Ушиб головного мозга тяжелой степени. Закрытая травма груди. Закрытый перелом второго-третьего-четвертого ребра слева. Ушиб сердца. Закрытая травма живота, осложненная разрывом селезенки. Открытый перелом лучевой кости в нижней трети. Множественные огнестрельные осколочные ранения головы, груди, конечностей, живота. Острая массивная кровопотеря, объемом до 2-х литров. Шок три. Левосторонняя крупозная пневмония. Дыхательная недостаточность два.
   Проведено переливание крови и кровезаменителей, проводится инфузионная, антибактериальная, симптоматическая терапия. На утро результаты красной крови... За сутки было перелито две дозы эрмассы, плазма, 3 литра коллоидных растворов. Выделено с мочой..., по дренажам..... Состояние тяжелое, стабильное. Находится на аппарате ИВЛ. Не транспортабелен. По телефону пытались консультироваться с нейрохирургом. Обрыв линии.
   Сержант контрактной службы Иоселиани А. В., 1978 г.р., 3-е сутки в реанимации. Диагноз: минно-взрывное ранение. Сочетанное ранение головы, груди, множественные ранения нижних конечностей. ЗЧМТ. Сотрясение головного мозга. Закрытый перелом 2, 3, 4, 5-го ребра слева. Травматическое разрушение правой нижней конечностей. Культя правой нижней конечности на уровне средней трети после операции (19.08.2002 г.) ампутации по поводу МВР, травматического отрыва правой стопы. Множественные огнестрельные осколочные ранения мягких тканей левого бедра, правой кисти. Острая массивная кровопотеря второй степени, до 1,0 литра. Аспирационный синдром. Шок два-три.
   Проведено переливание крови и кровезаменителей, проводится инфузионная, антибактериальная, симптоматическая терапия. На утро показатели красной крови... За сутки было перелито две дозы эрмассы, плазма, 2 литра коллоидных и кристаллоидных растворов. Выделено с мочой..., по дренажам из раны..... Состояние тяжелое, стабильное. Находится на аппарате ИВЛ. Транспортабелен, в первую очередь, носилочный, необходимо сопровождение врач-реаниматолог, медицинская сестра. Документы на эвакуацию подготовлены.
   Рядовой Муххамедов С.А., 1985 г.р., находился в реанимации в течение суток. Поступил из Введено. Диагноз: Огнестрельное пулевое сквозное ранение головы с повреждением вещества головного мозга. Ликворрея. Аспирационный синдром. При поступлении состояние кома два, продолжалось кровотечение. Реанимационные мероприятия успехов не принесли. В 16.40 констатирована биологическая смерть. Тело в морге, ожидает отправки в Моздок.
   На эвакуацию подготовлено 7 человек, 3 носилочных. Требуется сопровождение реанимационной бригады.
   - Куда будет эвакуация?, вопрос от хирургов из последнего ряда.
   - На Владикавказ обещали, Моздок не принимает сегодня. В 11 часов погрузка. Историй я что-то не видел у себя ваших утром, Алексей Вячеславович. И почему вчера вы подали троих, а сегодня семерых?
   - Ночью два борта было. Восемь раненых. У меня их класть некуда, если будут поступления, койки в коридор придется ставить.
   - Апанди Абуталибович, созвонитесь с летчиками, пусть внесут коррективы. Продолжайте, Сергей Николаевич. Что там у нас со столовой?
   - На завтрак не было выдано молоко, на обед вместо каши гречневой выдана перловка, замена не утверждена вами. Начальник столовой сказал, что зампотыл разрешил, гречка на складе кончилась. Взвешивали мясо, в среднем не хватает 30-40%. Говорит, что на комиссию все ушло. Не было выдано порционное сливочное масло. Объясняют, что жара, портится быстро!
   Освидетельствовано на предмет алкогольного опьянения 12 человек, факты опьянения подтверждены. К двоим освидетельствуемым вызывался невропатолог, окулист, обнаружено сотрясение головного мозга, госпитализированы в терапию. К одному хирург, - ушивание рваной раны волосистой части головы, отправлен в часть, рекомендовано амбулаторно перевязки в приемном отделении.
   -Кто меняет вас?
   - Дежурный врач капитан Славин, медицинская сестра Никонова, фельдшер-эвакуатор прапорщик Белевич, хирург Кан, дежурный реаниматолог Ломанова.
   - Еще раз напоминаю про справки-доклады. Вопросы, объявления есть?... По рабочим местам!
   Дежурство по приемному отделению проходит, как в колесе. Параллельно совмещаешь обязанности дежурного врача, психиатра-нарколога и ввиду отсутствия, невролога. Сортируешь поступающих, невольно вспоминаешь циклы ОТМС и военно-полевой хирургии, учения "Очаг" в Красном Селе, которые тогда казались такими далекими от жизни. Соответствуют ли они реальной жизни? Спрашиваю я себя сейчас, не знаю. Знания переплетаются с опытом, накладываются друг на друга, и ты уже не знаешь, что прочитал, что приобрел. Так должно быть, потому что другого пути нет. Есть, но ошибочный и приводит к потерям. От приземляющихся на госпитальной взлетке вертолетов поднимаются клубы дыма, который заполоняет легкие, покрывая тонкой вуалью сегодня выглаженный халат. Но об этом не думаешь. Бежишь в приемник хирургии в ожидании пострадавших, где в это же время с планшетом-доской и стетофонендоскопом появляется запыхавшаяся дежурная медсестра, к которой подтягиваются хирурги, спускаются анестезиологи. Фельдшер приемного отделения заскакивает в санитарку УАЗик, включает фары и сигнальник. Они мчатся кого-то выгружать из МИ-8. Иногда опаздывают, так как привезли не тех. Просто пассажиров, желающих напугать весь госпиталь своим появлением. Или тех, кому мы уже не нужны, и тогда за ними подъезжает старенький бортовой ЗИЛ с солдатиками и металлической фольгой. Последняя, как пишется на инструкции предназначена для согревания, а с другой стороны - охлаждения. Еще она закрывает окна от солнца. Но основное ее предназначение - обертывание, тех, кому мы уже не нужны.
   - Ложная тревога, Вячеслав Иванович, привезли кислород из Владика да пассажиров, кричит Татьяна Васильевна.
   Снова бегу в приемник. Толпа человек под тридцать, которую нужно разрулить. Как из нее выбрать первоочередников.
   - Переломы есть у кого?
   - Не знаю, у меня палец болит.
   - Что случилось?
   - Упал.
   Самая частая отговорка солдата. Солдат всегда падает. Иногда с кровати второго яруса, иногда это сопровождается ожогами о рядом стоящую печку.
   - Медицинская книжка, сопровождающий есть? Травматологи смотрели?
   Для солдата это много вопросов одновременно. Приходится повторять по одному.
   Сопровождающий ушел с гепатитчиком в инфекцию, вместо медкнижки листок бумаги, сложенный вдвое.
   -Мы неместные, прикомандированные на 6 месяцев, в ППД (пункт постоянной дислокации) в Камышине все осталось. Травматологи не смотрели, они на операции. Сестра отправила сюда.
   - Женя, пишите "закрытый перелом дистальной фаланги первого пальца правой кисти под вопросом...", иди на второй этаж с листком, в рентгенкабинете, подойдешь к Дибир Магомедовичу, сделаешь снимок, потом с ним сюда, ясно?
   Температурящие оформляются в первую очередь!
   Кашляющие есть? На снимки в рентгенкабинет. Женя напишите всем рентген грудной клетки в 2-х проекциях.
   Больные поступают один за другим. Пневмонии, карбункулы, гастриты и неврастении, инфицированные микозы стоп и отиты, беременные и контуженные. Звоню в лечебные отделения, консультируюсь с врачами-специалистами.
   - Если перелом есть, заводи историю болезни, в отделении посмотрим, советуют травматологи.
   - Если инфильтрация на снимках прослеживается, температура, кашель, пиши пневмония, вторят терапевты.
   - Если живот болит, кровь, моча, потом нас пригласишь, да перчатку резиновую приготовьте, наставляют хирурги.
   - На бэтэры, чесотку всех внимательно смотреть, вспоминаешь слова командира, сказанные утром на пятиминутке.
   И отправляешь всех срочников на медосмотр к солдатам-санитарам, которые когда-то чем-то болели, а теперь в команде выздоравливающих помогают грузить носилки с ранеными и содействуют скорейшей госпитализации других. А вши (бэтэры) не дремлют. Беленькие и красненькие, напившиеся крови, они умело маскируются в складках солдатского белья и выходят на охоту под покровом темноты. Встречаются и у офицеров, но реже, так как последние не пользуются казенным бельем. И не каждый ведь догадается посмотреть их, да прогладить, а затем выщипать пальцами их остатки из складок, чтобы уничтожить нарушителей ночного сна. Но все можно списать на грязь, пыль, дефицит воды и просто усталость, когда засыпаешь на ходу.
   - Что за запах в коридоре, спрашиваю у Жени.
   - Да вроде бы как кто-то не вытерпел.
   Встаю, обхожу полулежащих на лавках и сдвинувших со лба на глаза шапки, дремлющих воинов. Нахожу виновника запаха.
   - Ты, почему не сходил куда положено. Для чего это сделал в штаны?
   - Я от Борзоя терпел, пока в колонне ехали, сержант не разрешал. И здесь сказал, пока не положат, не пойдешь. Я спрашивал, где, - никто не знает.
   - С чем приехал?
   - Не знаю, тут медкнижка, сказали "ВВК проходить надо".
   По документам задержка психического развития с эмоционально-волевой неустойчивостью.
   - Срочно в санпропускник, оформляем вне очереди!
   В приемник заходит сержант.
   - Я из полка. Привел 10 солдат. Проходим ВВК, для подписания контракта. Нам нужен психиатр и невропатолог. В поликлинике сказали, что он дежурит, и направили нас сюда.
   - Я за психиатра, и за невролога тоже. Соберите медкнижки, карты, освобожусь, посмотрю вас здесь.
   - Вячеслав Иванович, звонят с КПП, пришел зэушка, привезла раненых, пропустить?
   - Я эти вопросы не решаю, пусть звонят дежурному по части или начмеду. Бросайте все, в хирургию.
   Зэушку пропустили. Она подъехала ко второму приемнику.
   - Что случилось?
   - Обстрел в Грозном. Пять трехсотых, двое двухсотых. Ушли гады! Что делать, куда сгружать?
   - Санитары с носилками вон бегут, аккуратно на них. Что делали, когда произошло, промедол кололи, во сколько жгуты наложили? Двухсотых не заносим. Оставьте их в машине, морг за госпиталем, туда перевезете.
   - Сволочи, гады, встречу, замочу....!
   - Тише ребята, не надо, здесь больные после операций, требуется тишина и покой.
   Гранаты, оружие заберите с собой. Проверяли?
   Пока несли раненых на носилках, из карманов брюк вывались две РГД. В голове мелькнуло, пронесло.
   - Я же сказал, гранаты изъять. Стоп! Ребята осматривайте, раненых на месте. Мы ведь сразу наверх, в реанимацию поднимаем, не хватает, чтобы они там сдетонировали!
   - Быстрее доктор! Быстрее! Подгоняют нас сопровождающие.
   - Спокойнее, хирурги-травматологи уже вызваны, реаниматологи готовы. Женя срочно вызовите рентгенологов в реанимацию, окулиста, ЛОР, лаборанта.
   Заносим в приемник хирургии. Травматологи проверяют конечности, хирурги животы, грудь. Бригады работают слажено. Пульс, давление. Пульсация на тыле стопы. Слава, посмотри у этого череп, нет ли сотряса. Да и этот, не в себе. Что орешь, экономь здоровье. Спокойнее мы тебя спасем. Двоих тяжелых наверх поднимайте, готовьте операционную, остальные здесь. Ильхом, пойдешь ассистировать?
   - Канечна, дарагой, Щукин-жан, как всегда, отвечает Ильхом Шарофович - челюстно-лицевой хирург.
   Пока срезали обмундирование с солдата, по всей видимости, призванного из Бурятии, он материл сестру, допытавшую у него, каким военкоматом его призвали и адрес родителей. Но в сером лице, с заостренными чертами, не было ни гнева, ни скорби, ни агрессии. Тележка увозила его на операцию, по ходу мы услышали слова, произнесенные почти шепотом: "Сука, жизнь...", последние, через 20 минут сердце дало остановку. Как сказали реаниматологи, впервые увидев его, "не жилец". Завести его так и не смогли.
   - Разворачивайте зэушку, за пределы госпиталя выезжайте, командовал дежурный по госпиталю Леня Ращепкин.
   - Эх, сволочи, плакал загорелый мужчина, перебинтованный лентами патронов, поверх бронежилета на голое тело и в бандане. Что я матерям скажу этих пацанов?
   Машина стала отъезжать. Но тут я присел. На секунду оглох. У ребят не выдержали нервы. Двойной выстрел в воздух заставил вздрогнуть не только госпиталь. На несколько минут всех парализовало. Выбежал командир из штаба, начмед. Прибежало отделение автоматчиков из полка.
   - Что вы творите, бестолочи, кричал на них начальник реанимации, у меня тут раненые, операции, вы что, с ума сошли!
   Дежурство продолжалось.
   - На что жалуетесь?
   - Живот болит.
   - А стул жидкий?
   - 10 раз за утро.
   - Какого хрена ты тут, делаешь, иди в инфекцию, там тебя осмотрят, историю заведут.
   - Товарищ капитан, мы уже час ждем подписи поставить в картах. Вы поставьте печать, мы сами все себе напишем. Все здоровы.
   - Я подписи не ставлю на пустое место. Ждите, освобожусь, посмотрю ваших.
   - Когда?
   - Сегодня точно.
   - Вячеслав Иванович, звонили из столовой, обед задерживается, не выдается без вашей проверки.
   - Спасибо, Женя, бегу, вы пока паспортную часть оформляйте. Я скоро буду.
   Перед столовой ходячие больные и раненые, выделяющиеся новенькой ярко-синей госпитальной одеждой на фоне выгоревшего Ханкалинского пейзажа.
   - Что случилось, ребята, кого ждем?
   - Начальник столовой не пускает, говорит, что без дежурного врача не выдаст пищу!
   - Здравствуйте, товарищ прапорщик, чем сегодня травить будете?
   - Здравия желаю, товарищ капитан, отдает воинское приветствие старший прапорщик, начальник столовой. Зачем вы так обижаете нас?
   - Я не обижаю, если бы вы кормили нас, как следует, ходили бы к вам, не только для того, чтобы пробу снимать. Посмотрите, 70% личного состава питается, где придется!
   - Я не виноват, какие продукты выдают, тем и кормим, оправдывается умудренный жизнью прапорщик.
   - Врете вы, нагло! На прошлой недели встретил ваших поваров-чеченок, в Грозный шли, руки отваливались от неподъемных сумок. Пришлось догнать их. Они еще и КПП перепутали и шли через грузовой выход. Думали, что убегут!
   - Им три месяца зарплату не платили, детей кормить надо чем-то.
   - Это не повод, чтобы не докладывать то, что положено по норме. Я сметану, фрукты на рынке покупаю, а они туда ее спускают. Даже не знал, что нам положено по нормам. А на прошлом дежурстве при осмотре столовой. Нашел рыбу, привязанную к койке отдыха дежурного повара, с обратной стороны. Никто не сознался, как она там оказалась. Начпрод объяснил, что от мышей спасали. У кого воруете? Посмотрите на этих ребят. В роте их обманывают, да еще и в госпитале не додают пайки положенной. А они защищают таких как вы! Пойдемте мясные порции взвешивать. Сколько нам для отбора проб положено порций взять, товарищ старший прапорщик?
   Звонок от Жени.
   -Вячеслав Иванович, из дивизии солдата принесли. Говорят, что повесился. Занесли к нам, в приемном отделении лежит.
   - Бегу! Давайте ваши книги, поставлю подпись, а то заморите всех. Вечером посмотрим рыбу.
   Прибегаю в приемное отделение. Солдат. С дефицитом массы тела. Короткая стрижка. Синяки на теле различных сроков давности. Грязное обмундирование, носимое не одним поколением. Дышит. На шее странгуляционная борозда, выделяющаяся красным веретенообразным колье.
   - Как зовут, что случилось?
   - В наряде по столовой был, посудомойщиком, сняли с петли в туалете 10 минут назад.
   - Карманы смотрели, предсмертные записки, что-нибудь в роте говорил.
   - Нет, записок не было, да и в роте он ни с кем не общался.
   - Женя, какое давление, пульс?
   - Все в норме.
   - Пусть хирурги посмотрят, если ничего не найдут, оформляйте на терапию, будет числиться за мной. А вы, товарищи сопровождающие принесите его военный билет, продаттестат, направление на ВВК, медицинскую книжку, служебную и медицинскую характеристики с выводом командира о целесообразности дальнейшего прохождения службы. Да, и объяснительные с сослуживцев, чем больше, тем лучше. Женя, оформляйте историю болезни.
   - Вячеслав Иванович, я не могу разорваться. Звонят из прокуратуры, требуют сведения на поступивших раненых.
   - Скажите, пусть сами приходят, переписывают, тут диагнозы на полстраницы. Да, а командиру по поводу умершего подготовили справку.
   - Да, вы же подписали сами, когда солдата с пневмонией слушали.
   Звонили из группировки, сказали быть в готовности, из Урус-Мартана вылетел борт, подрыв, 5 трехсотых.
   - Да, спасибо, вызывайте Татьяну Васильевну.
   - Она в магазин ушла, если что, я съезжу.
   Борт приземлился, за 30 минут до окончания 2-х часовой передышки (перерыва на обед, регламентированного распорядком дня). У кого-то ее и не было. В оперблоке четвертый час борются за чьи то жизни хирурги и травматологи. Чьи то материнские сердца не находят себе в это время места.
   - Все с подрыва. 5 трехсотых, ехали в бронированном УАЗике. Двое не слышат ничего, орут.
   - Вызывайте окулиста, ЛОР-врача. Давление, пульс, направление на снимок черепа. Я пошел за молоточком в кабинет. Здесь буду смотреть.
   Вызов на ЦБУ. Срочно нужен дежурный врач. Осматривать пленного. Забрасываем в санитарку комплект шин, дежурный чемоданчик, беру футляр с промедолом. Краткий инструктаж у командира. После осмотра позвонить ему на "Гранит", затем будете докладывать командующему группировки. Едем ухабистыми дорогами в ожидании встречи с неизвестным больным. Опыт общения с больными чеченцами у меня был. Как правило, у них высокий порог ноцицептивной (болевой) чувствительности, редко обращаются к врачу. Как-то в медпункт пришел хромающий подполковник - чеченец.
   - Доктор, у меня в пятке что-то болит. Посмотри, осколки может там.
   Я ему, как меня учили на ВПХ: рентген надо сделать, обезболить, потом ПХО (первичная хирургическая обработка), в госпиталь надо идти.
   - Режь, некогда мне.
   Практически вслепую удалял ему из пятки металлические осколки.
   Пока едешь в уме прокручиваешь всевозможные варианты событий, как в шахматах, когда раскладываешь комбинации. Редко, что попадаешь в точку, но иногда выручает.
   У одного из сооружений группировки наш УАЗик притормаживает. Сопровождающий нас полковник, по форме свидетельствующей о московском происхождении, сообщает, что дальше надо идти пешком. Проходим два ряда ворот, останавливаемся в подземном бункере. Вносят раненого, связанного, с черным мешком на голове, перевязанного бечевкой. За ним двое мускулистых ребят, экипированных наполовину по европейскому образцу с автоматами ПБС (прибор бесшумной стрельбы).
   - Посмотрите, его внимательно, говорит, что почки болят. Полевой командир, нес иглы, сообщники 200-е, этого оставили для прессы. После осмотра вас отведут к командующему.
   Прошу, чтобы сняли мешок, наручники, начинаю опрос, осмотр. Любопытство не только врачебное разбирает меня. Но пока все по протоколу. Как зовут - Абдулла, сколько лет - 24. Жалобы, анамнез, статус.
   - Спина болит, ой болит. Вот здесь доктор болит.
   - И давно?
   - Лет 5. Хотел вылечить, денег нет.
   - А моча красная?
   - Не знаю, не видел.
   Отеков, температуры нет, жалобы не соответствуют описаниям больного. Может у них, не так как у нас болезни протекают. Да и парень с виду крепкий, выглядит атлетически.
   - Травма была?
   - Нет, не помню.
   - А за что попался?
   - Да так, переносил "иглы". Хотел на почки заработать.
   Да, теперь тебе эти деньги не понадобятся, но вслух сказал: "Надо в госпиталь ехать, кровь, мочу посмотреть в лаборатории". Вердикт у меня готов, можно идти к командующему.
   Кабинет просторный, размещен в металлическом бункере, накрытом маскировочной сетью, на две трети врытом в землю. В прихожей два автоматчика.
   Интеллигентного вида генерал-полковник, разговаривающий на двух телефонах, за спиной портрет Президента.
   - Присаживайтесь доктор, я вас слушаю....
   - Сложно сказать пока, что у него. Необходимо сделать анализы, УЗИ. На время осмотра угрожающих для жизни состояний не выявлено.
   - Ему завтра по телеканалам давать интервью, он должен выглядеть бодреньким. Вы сможете на санитарке его транспортировать? Везите, охрану я обеспечу.
  
   Дежурство, казалось, не кончится. Забываешь, что хочется сделать что-то иное, кроме работы. Лишь к вечеру, осознаешь, что проделан титанический труд. Глаза слипаются, пока дописываешь истории инфекционных больных. Они уже в это время видят сны. И ты ориентируешься на записи первичных осмотров. Может, и я их увижу, зарывшись от комаров поглубже в теплый китайский спальник, оставшийся после службы в РЭБе. Ухожу к себе в кабинет, расположенный в 50-ти метрах от приемного покоя.
   В 2.30, будит телефонный звонок. Точнее не будит. Только приготовился ко сну. Где-то в горах САУшки и минометы ведут артподготовку.
   - Из комендатуры привели на освидетельствование, пять человек. Зайдите в приемный, пожалуйста, Вячеслав Иванович. Медсестра Женя, как всегда учтива и предупредительна. Она еще не ложилась, так как передавала телефонные сводки о раненых и травмированных в военную прокуратуру гарнизона.
   - Хорошо, подготовьте акты освидетельствований, измерьте пока пульс, артериальное давление.
   Возле приемного движение людей в камуфляжах, не характерное для столь позднего часа. 8 автоматчиков комендантского взвода. Пятеро подозреваемых в употреблении спиртного, закованные в наручники. Кто-то с параорбитальной гематомой, кто-то в мокрых штанах, а кто-то не в себе. Объединяет их одно, на вопрос, что пили, отвечают "ничего!". Интересный ответ я услышал в клинике на вопрос профессора "Водку то почему пьете?", больной ответил: "Была бы твердая, - грыз!".
   Но здесь не до юмора. Включаю сортировочный глаз. Прапорщик, лет 40, с потным загоревшим лицом и инъецированными склерами. Он тревожно озирается по сторонам и похлопывает себя по обмундированию.
   - Что случилось, товарищ старший прапорщик?
   - Как что, не видите что ли, горю! Ой, спасите доктор, скорее!
   - Не волнуйтесь, спасем. Женя, внутримышечно сибазон 4,0, измерьте пульс, давление, и в отделение. Позвоните, пусть готовятся принимать тяжелого. Историю болезни допишу в отделении.
   - А что с ним?
   - Делириум тременс, или по-простому "белая горячка". То есть алкогольный делирий. Где вы его нашли, обращаюсь я к офицеру из комендатуры.
   - По плацу босиком бегал. Мы думали, спортсмен, но вел себя как-то странно, руками махал, да и время уже не для спортивных занятий. Решили раз в госпиталь идем, захватим по дороге, пусть доктора посмотрят. Документом при нем никаких нет.
   - Как вас зовут, назовите номер части, год рождения?, но вопросы ответ следовал один и тот же "спасите, горю!".
   - Ладно, оформляйте Женя, на него историю как Неизвестный, утром будет ясно.
   Через час заключения освидетельствования были готовы. Борьба с прапорщиком, разбудившим половину отделения, продолжалась еще полтора часа.
   5.00, светает, можно поспать 1,5 часа, до обхода командира в реанимации. У них сегодня завал. Эвакуации не было, развернули вторую палату интенсивной терапии.
   6.30 подъем с больными солдатами из команды выздоравливающих, которые выходят на уборку территории. Иду в приемник оформлять журнал дежурного врача. Медсестра так и не ложилась, пока передавала сводки по поступившим по всем инстанциям, заполняла журналы.
   - Кофе хотите, Вячеслав Иванович?
   - Да, спасибо, не откажусь.
   Утром все повторяется. Некоторые считают, что в Чечне "день сурка". Для кого как. Что-то общее, объединяющее, конечно есть. Но динамика жизни здесь ощущается гораздо острее. Тем более, когда видишь иную ее сторону.
   9.30. Пятиминутка в холле приемно-диагностического этажа. Докладывает капитан Славин В.И.
   - Дежурство с ... на ...., дежурный врач Славин, хирург Кан, анестезиолог Ломанова. Состояло 161, поступило 26, выписано 10, эвакуировано 0, умер 1, состоит 178. По отделениям...состояло...поступило....выписано.... В отделении реанимации находятся 9, из них 2-е на ИВЛ. На эвакуацию подготовлено 16 человек, 6 носилочных.
   ....Освидетельствовано на предмет алкогольного опьянения...Отказы в госпитализации...Чрезвычайные происшествия...Указания и распоряжения начальника госпиталя в рабочем порядке. Дежурство передается дежурным врачам....
   Доклад на госпитальной врачебной конференции продолжается инструктажем командира и разбором справок-докладов. Замечания по историям болезни, которые имели исправления, не всегда отображали врачебные мысли (это у кого почерк был читабельным). Доклад по поступившим, эвакуированным, выписанным, происшествиям, разбор недочетов работы госпитальной столовой. Все обошлось. Иногда он скрупулезно изучает каждую буковку и тогда словесный расстрел! Но сегодня не до этого. Ожидается проверка.
   Жаль, поспать не удастся. Подправляю справку-доклад. Через час встречаю проверяющих, приземлившихся на госпитальной взлетке. Главный психиатр Северо-Кавказского военного округа полковник м/с Чокмосов С.В. и представитель Военно-медицинской академии полковник м/с Койстрик К.С.
   - Ну, как тут Иваныч, какие новости? Спрашивает Сергей Викторович, тепло пожимая руку. Как психиатрия на переднем фронте? Что новенького в госпитале? Где разместился. Как обстановка в республике?
   - Психиатрия справляется. Много реактивных состояний. Строительство психоневрологического отделения законсервировано. Больных до моего прибытия без историй болезни отправляли во Владикавказ, "по документам". Теперь же, заводим истории болезни. Солдат разместил в госпитальном отделении палатке УСБ медбата, вместе с терапевтическими. Офицеры же лежат на базе терапевтического отделения. Но и оно не имеет своего места и базируется на основе травматологического. Но в целом, все довольны. Начальник отделения еще не прибыл. Живу в кабинете, отдыхаю в Титанике на старой квартире. Обстановка в республике жаркая. Много подрывов и обстрелов колонн. Вот подготовил вам справку-доклад.
   - Это хорошо, почитаю на досуге. А так, как, не жалеешь, что в академию не ушел?
   - Что вы, Сергей Викторович, здесь столько опыта, я бы его ни в какой академии не смог приобрести.
   - Ну ладно, пошли, показывай, полевую психиатрию.

АНАЛИЗ

СОСТОЯНИЯ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ ПО СОСТОЯНИЮ НА 14.09.2004г.

  
   В Ханкалинском гарнизоне находится психоневрологическое отделение в 22 ВГ, которое являются лечебным центром по оказанию психиатрической помощи в Чеченской Республике.
   Начальник психоневрологического отделения - вакант .
   Врач-психиатр - старший ординатор психоневрологического отделения 22 ВГ в должности с 11 апреля 2002г., исполняет обязанности начальника отделения.
   Помещение для развёртывания психоневрологического отделения в госпитале отсутствует (строительство законсервировано).
   В связи с отсутствием помещения для психоневрологического отделения нуждающиеся в госпитализации, эвакуируются авиатранспортом в психиатрическое отделение ВГ г. Владикавказ, неврологическое отделение ВГ г. Моздок Больные, не требующие больших сроков лечения временно помещаются в госпитальное отделение 106 ОмедБ (размещение в палатках УСБ) и терапевтическое отделение госпиталя. В связи с отсутствием врачей-психиатров в этих отделениях, лечение больных осуществляет капитан м/с Дегтяренко В.И.
   Освидетельствование больных, находившихся на лечении в 22 ВГ, производится внештатной ГВВК 22 ВГ.
   В период с 15.12.2001г. по 17.08.2002г. в поликлиническое отделение 22 ВГ обратилось 550 больных психоневрологического профиля, из них
   первичных - 355
   повторных - 195
   Из них:
   Военнослужащие срочной службы - 389
   Военнослужащие контрактной службы - 144
   Из них: офицеры, прапорщики - 97
   Солдаты, сержанты - 29
   Военнослужащие-женщины - 18
   Прочие - 17
  
   направлено на стационарное лечение в госпиталь, ОмедБ - 118 человек
  -- медицинский пункт, мед. роту - 49 человек
  
   В составе 106 ОмедБ - начальник группы психического здоровья - лейтенант м/с Дорфман Семён Валентинович, образование Томский медицинский институт в 2002г., специализация по терапии.

МСД

   В составе медицинских рот мотострелковых полков мотострелковой дивизии по штату имеются врачи-психоневрологи. Мотострелковые полки расположены в населённых пунктах Ханкала, Шали, Калиновская, Борзой.
   В н.п. Ханкала врач-психоневролог МСП - старший лейтенант медицинской службы Таласова О.П. Во время проверки отсутствует в связи с нахождением на стационарном лечении.
   В н.п. Шали должность врача-психоневролога МСП вакантна.
   В н.п. Калиновская на должности врача-психоневролога с 20.03.2002 года по 1.08.2002 года находился старший лейтенант медицинской службы Тахов Д.В., по специальности врач-хирург. С августа 2002 года на должность прибыл старший лейтенант медицинской службы Новокрепостных К.В., который не имеет психиатрического образования.
   В н.п. Борзой на должность врача-психоневролога с августа 2002 года прибыл старший лейтенант медицинской службы Романов П.В., также не имеющий психиатрического образования.
   В соответствии с распоряжениями начальника медицинской службы дивизии подполковника медицинской службы Дзироева М.А. старший лейтенант медицинской службы Новокрепостных К.В. и старший лейтенант медицинской службы Романов П.В. будут использоваться не по предназначению в связи с отсутствием у них психиатрического образования, а возможности проводить им обучение с выездом в 72 ИМС СКВО г. Ростов-на-Дону, не представляется возможным.
   ВЫВОДЫ:
   1.Оказание психиатрической помощи военнослужащим в МСД организовано только в МСП н.п. Ханкала.
   2. В связи с отсутствием психиатрической помощи в н.п. Шали, Борзой, Калиновская сложилась крайне неблагоприятная обстановка по психическим заболеваниям и суицидным попыткам.
   Так, за последний месяц, только за последний месяц было допущено два грубых дефекта на догоспитальном этапе в в/ч 00000 н.п. Шали):
   -капитан Казаев Юрий Михайлович (заместитель командира роты по воспитательной работе) Диагноз: Хронический алкоголизм II-III стадии. Алкогольный делирий. Больной прибыл без сопровождающего. Не распознано основное заболевание и его осложнение. Нет медицинской книжки.
   - капитан Гореев Андрей Григорьевич (заместитель командира дивизиона по воспитательной работе) Диагноз: Хронический алкоголизм II-III стадии. Алкогольный делирий. Найден на пересыльном пункте и доставлен случайным офицером без медицинской документации.
   ПРЕДЛОЖЕНИЯ:
      -- Комплектация личным составом производить в строгом соответствии с воинскими учёными специальностями.
      -- Для подготовки врачей-психиатров на должности психоневрологов медицинских рот частей, входящих в состав ОГВ(с), предусмотреть обучение по психиатрии в интернатуре VI факультета ВМедА в количестве 10-15 человек с 2002 года. (Предложения не были выполнены и по сей день...)
  

Структура заболеваний в период с 28.06.2002г. по 17.08.2002г. составила:

   N
   п\п
   Нозоологические единицы

Абс.

кол.

Отн.

%

1

   Эндогенные заболевания

4

3

2

   Эндогенно-органические заболевания

1

0,9

3

   Экзогенно-органические заболевания

7

6

4

   Экзогенные заболевания

4

3

5

   Психогенные заболевания

24

21

6

   Патологии психического развития

30

26

7

   Заболевания периферической нервной системы

42

38

  
   ИТОГО:

112

100

  
   По согласованию с начальником медицинской службы ОГВ(с) для осмотра личного состава осуществляются плановые выезды врача-психиатра в отдалённые гарнизоны н.п. Борзой, Шали, Калиновская.
   Наибольшая заболеваемость составляет в частях Шалинского гарнизона.
  
   - Спасибо, хорошо подготовился. Как Николай Васильевич?
   - Помог мне здесь с неврологическими больными. Штатный невролог ожидается нескоро. Месяц назад он уехал в Краснодар. Сказал, что если из округа будет командировка в Чечню на месяц-другой, он с удовольствием приедет.
   - А Астахов?
   -Ушел с психиатрической должности медбата на санэпидотряд. Купил машину. На трассе, под Волгоградом разбился...
   У Николая Васильевича через 3 месяца развился острый трансмуральный инфаркт миокарда. Ему было 40 с небольшим, и планы на гражданскую жизнь. Он научил меня обращаться с неврологическим молоточком и дал советы по лечению заболеваний периферической нервной системы и диагностики закрытых черепно-мозговых травм в наших условиях. Но никто не знает, как сложится его судьба, что ожидает человека завтра и суждено ли планам сбываться.
   - Да не жалеет судьба психиатров... Ну, что ж, по своему распорядку работайте.
   Веду амбулаторный прием в поликлинике. В коридоре небольшая очередь солдат срочной службы. Негромкий хлопок, который бы никто не заметил. Но крик женщины "Титаник горит!", вывел из равновесия. Последний оказался целым, когда я подбежал к нему. Густые, плотные клубы дыма поднимались с минного поля. Небольшие хлопки долетали с места трагедии. Такого масштаба Ханкала не видела. Ми-26, переполненный личным составом Камышинского ДШП, был сбит, прямо над Ханкалинским небом. По замыслу противника он должен был рухнуть на жилую зону и таким образом увеличить количество потерь. Но летчики дотянули до окружающего гарнизон минного заграждения. Многие, кто выпрыгивал из люков горящей машины, подрывались на растяжках, монках, таким образом, своими телами освобождая путь сзади идущим. 122 потери. Меня вызвали на освидетельствование летчиков. Они были трезвыми. Их выбросило из кабины экипажа при аварийной посадке на минном поле. Все четверо находились в шоке. Им бы сейчас не помешало бы выпить.
   Бешено носились КАМАЗы, перевозя пострадавших с поля в госпиталь, вертолеты приземлялись на госпитальную взлетку. МИ-24 баражировали в небе, надеясь найти исполнителей. Чаще всего такие теракты совершаются из белой "Нивы", - одна из популярных машин в Чечне. Но следов ее так и не нашли. После этого командир дивизии приказал уничтожить все деревья в округе, снести разрушенные дачные постройки. А кто-то сверху запретил использовать МИ-26 для перевозки пассажиров.
   Из 24 выживших, 4 - экипаж, который оперативно заменили, отправив на реабилитацию в ППД, двое поступило в психиатрический стационар, остальные ожоговые и минно-взрывная патология.
  
   Из первичного осмотра прапорщика Пашина С.А. в отделении.
   20.08.2002год.
   Жалобы: на сниженное настроение, слабость, переживания по поводу случившегося накануне, чувство страха, связанное с дальнейшим пребыванием на территории Чеченской Республики, нарушение сна, непроизвольные мысли, связанные с крушением вертолета, гибелью пассажиров.
   Анамнез: 19.08.2002г. в 17ч.10мин. пережил тяжёлый психоэмоциональный стресс, вызванный крушением вертолёта МИ-26, пассажиром которого он был. Во время падения собирал у пассажиров их документы (военные билеты), помогал пробираться пострадавшим к машине скорой помощи. Прибыл в 22 ВГ 19.08.2002г. в 18.00. по прибытию был осмотрен психиатром, выставлен диагноз: Реакция на тяжелый стресс; оказана медицинская помощь, даны рекомендации. Прапорщика забрал командир части, чтобы налить ему рюмку водки. 20.08.02г. прибыл повторно в связи с ухудшением самочувствия. Всю ночь мучили кошмарные сновидения, во время которых просыпался, кричал во сне. Рекомендовано стационарное лечение.
   Данные объективного исследования.
   Нормостенического телосложения, удовлетворительного питания. Кожные покровы сухие, чистые, незначительные царапины на верхних конечностях, гематома в теменной области. Лимфоузлы не увеличены. Грудная клетка цилиндрической формы. ЧДД = 16 в 1 мин. Тоны сердца ясные, ритмичные. АД 140/80 мм рт. ст., пульс 80 в 1 мин. В легких с обеих сторон дыхание везикулярное, хрипов нет. Живот мягкий, безболезненный, участвует в акте дыхания. Печень и селезенка не увеличены. Поколачивание по поясничной области безболезненно с обеих сторон. Физиологические отправления в пределах нормы. Острота зрения на каждый глаз 1,0. Рефракция - эмметропическая. Глазное дно в норме. ЛОР-органы эндоскопически- без патологии. Слух на ШР по 6 м на оба уха. Неврологический статус: Черепная иннервация не нарушена. Тонус и сила мышц достаточные. Патологических рефлексов, менингеальных и мозжечковых знаков нет. В позе Ромберга устойчив. Тремор пальцев рук в покое.
   Психический статус: Сознание ясное, алло- и аутопсихически ориентирован правильно. Психотической симптоматики нет. Фон настроения снижен. Фиксирован на психотравмирующей ситуации, переживает о случившемся. Говорит, что перед глазами стоят события произошедшие накануне. Эмоционально неуравновешен. Мимика и пантомимика яркие. Выражение лица изменчиво. Речь ускорена по темпу. Голос громкий. Повышенно отвлекаем, быстро истощаем. К госпитализации в отделение отнёсся негативно. Интеллектуально-мнестическая сфера не нарушена. Критика к своему состоянию частично сохранена.
   Предварительный диагноз: Невротическая реакция на тяжелую стрессовую ситуацию.
   На следующий день, он был эвакуирован автотранспортом, так как в вертушку он отказывался садиться. Через месяц вернулся, чтобы требовать у государства компенсацию за причиненный его здоровью ущерб. Лечение в окружном госпитале, улучшения не принесло. Прапорщик выглядел подавленным, угнетенным, похудевшим. В глаза бросалось, что сон его базируется на "ночных" транквилизаторах.
   - Где моя компенсация, плакал он у меня в кабинете. Почему другие получили, а я - нет. Чем я хуже?
   Что можно объяснить ему. Что раненный - это тот, у которого что-то повреждено, причем желательно с разрывом головки мышцы, или ожогами с повреждением слоя дермы, остальных государство игнорирует. Психическая патология, так называемое посттравматическое стрессовое расстройство еще не вошло в повседневный обиход воюющей страны. Большая часть из этих ребят заглушают свои "воспоминания, теребящие их израненные души" алкоголем и медикаментами, срываясь на тех, кто "не нюхал пороху...".
   Хотя, с другой стороны, - какие деньги, когда у тебя осталась жизнь. Мне, казалось, что ощущение несправедливости еще больше травмировало его душу. Из Чечни его перевели на Большую землю.
   Все действие по спасению пострадавших происходило на глазах наших проверяющих. Запах паленой кожи резко бросался в нос. Отваливающиеся при переноске слои кожи, комбинированные поражения. Отдельные стоны. Вокруг все бегали, суетились. Постороннему наблюдателю могло показаться, что персонал в панике. Но мы то знали, что это отработанный ежедневной механизм оказания помощи при массовом поступлении пострадавших, далекий от книжных постулатов, но удобный для обоих сторон.
   - Вячеслав Иванович, у вас можно купить водку?
   Бледное, покрытое маленькими каплями пота лицо главного психиатра СКВО, выдавало тревогу и страх.
   - В моей жизни это второе крушение авиатранспорта. Сначала было падение самолета, теперь вот вертолет.
   - Зачем водку, зачем покупать? Зайдемте ко мне в кабинет. Есть коньяк, НЗ, для непредвиденных обстоятельств.
   Обратно он улетал на МИ-8, попросив еще пластинку феназепама, для себя и коллег. Крепко жал руку.
   - Буду рад вас видеть в Ростове, Иваныч. Надеюсь, что проверок в вашу сторону больше не будет. Лучше встречаться на нашей земле. Скоро на пенсию, буду десантироваться.
   - Удачи вам, Сергей Викторович!
   Потери психиатрической службы во 2-й Чеченской войне пополнились. На этом вертолете погиб Паша Романов, психоневролог Борзойского полка, который так и не долетел к новому месту службы. Там же была сестра-хозяйка терапевтического отделения госпиталя, улетевшая в самоволку на выходные, домой в Моздок. Смерть не спрашивает, когда ей приходить. Понимаешь, что по какой-то случайности ты не оказался среди его пассажиров. Никогда не знаешь, где эта случайность может тебя настигнуть. Так и ребята, которые отдали свои жизни за неизвестную победу в этой войне, не знали, что так рано уйдут из жизни.
   Спустя год, у нас в квартире остановился Василий Васильевич - хирург, прибывший на усиление в Моздокский госпиталь из ВМедА, бывший командир операционно-перевязочного взвода ОМедБ.
   - Слав, можно вещи к тебе в квартиру закинуть?
   Всегда веселый, подвижный, с улыбкой на лице, он производил впечатление энергичного человека.
   - Без проблем!
   - Ты для чего прилетел-то из Питера? В Чечне три года пробыл и вновь в наши степи.
   - Да, на кафедре у всех потенциальных офицеров отмазки, какие-то были, а я сказал, что летом над диссером работать буду. Вот меня и послали.
   Два дня Василий решал какие-то служебно-бытовые вопросы. То боевые отсудить, то выплаты какие-то, о которых во время перевода на Большую землю забыли в свое время. За вещами он пришел, когда лопасти санитарного борта были готовы к работе и разносили воздух с пылью. Забежал на кухню 26-й квартиры, в кроссовках, запыхавшийся, но довольный.
   - Ну, что все решил-то?
   - Нет, в марте приеду еще раз. Вот вам две бутылки "Золотого улея", выпьем вместе...как-нибудь...
   На следующий день мы узнали, что госпиталь в Моздоке был взорван террористом-смертником, мчавшемся на КАМАЗе, начиненным тротилом, сквозь ворота КПП. Это была суббота, и ребята - врачи усиления после кропотливой работы пили пиво в придорожном кафе. Василий поднялся из-за столика, "Я мигом! Больная чеченка из отделения, позвонила на трубку, надо перевязку сделать...буду через 30 минут...закажите мне бокал Балтики...".
  
   Не думаю, что кто-то остался равнодушным к трагедии. Персонал собирался в группы, обсуждал подробности, всех интересовал вопрос, как раненые, сколько пострадало. В реанимации не хватало мест в палатах и аппаратуры. Больные и раненые лежали в коридорах. Все врачи хирургического профиля заступили в усиление в операционные. Помогал, кто чем и как мог. Трезвонили телефоны из округа, группировки, требовавшие самой "оперативной" информации, приезжали представители командования, на которых мало кто обращал внимание.
   А утром повторился "день сурка": построения, пятиминутки, операции, поступления, эвакуация. Поступил приказ: "Всех пострадавших немедленно отправить в Ростов авиатранспортом!". Их не спрашивали о том, как они после вчерашнего падения будут переносить вертолетные пируэты, да и зачем, главное - отчитаться перед телезрителями и перед своей совестью о том, что проявили максимальную заботу о своих согражданам, выплатив денежную компенсацию погибшим и раненым. Деньги розданы, что еще?! Это "Курск" может требовать к себе особого внимания и уважения, там техногенная катастрофа, там влияние мировой общественности, а здесь?
   Наши проверяющие не стали нас досаждать своим вниманием, постараясь ретироваться в центр, и выставили хорошие оценки (отлично в армии не принято оценивать работу-службу). За что? За то, что есть ребята, которые не жалея своего здоровья оперируют ночи напролет, спасают чьи-то пневмонии и гастриты, неврастении и отиты, принимают роды, и выезжают на передовой край, и при этом не забывают о том, что они носят и военный мундир, и белый халат. И когда возникнет необходимость, они сменят скальпель на АК, стерильный комплект хирургического белья на 20-ти килограммовую "Кирасу"...
   Я хотел показать работу нашего госпиталя. Далекую от той, что наблюдаешь в сериале "Скорая помощь", далекую от принятого на гражданке стереотипа. Да и как бы это выглядело, если бы сестра приемного отделения могла отлучиться на чаепитие с домашними плюшками, а дежурный врач пополнял бы свой бюджет платными пациентами. Возможно, как врач-психиатр, не сведущ в вопросах хирургической патологии и травматологических повреждениях и допустил неточности в специфических формулировках.
   Считаю, что наш госпиталь может гордиться тем, что он был и является единственным и уникальным в своем роде лечебном учреждении фронтовой линии. Хотя фронт - это условность в данной войне. Как написал неизвестный бомбер на стенах Грозного "Мины могут быть везде, даже в воде. Граждане, будьте бдительны!"
   И госпитальные правила, и законы формируются и заводятся, исходя из практики и особенностей современной войны, частично изменяемые под требования руководящих документов и директив. Некоторые из научных мужей на Большой земле, мягко говоря "критикуют" недописанные истории болезни, указывают на отсутствие взаимодействия с войсковым звеном или предлагают поставить новое диагностическое оборудование и заводить карточки на раненых в голову, изучив в Военно-медицинском музее 107 историй болезни с передового этапа. Я бы посоветовал им просто поработать с месяц-другой в режиме нон-стоп. Всем прибывающим по окончании срока командировки выдается удостоверение Ветерана войны с соответствующими льготами, правда частично урезанными демонетизацией. Всех хорошо размещают и правильно кормят. Но главное, перестаешь разделять личное и общественное время, есть только одно - рабочее, когда ты отдаешь себя работе полностью, не думая о семье, праздниках, уик-энде, прочих атрибутах городской жизни.
   Когда в сутки поступает 126 пострадавших, как было во время теракта в Аргуне в июне 2000-го, и они лежали на носилках и станках Павловского под открытым, пропахшим паленой нефтью, небом Чечни, на территории медбата, а хирурги и травматологи не выходили несколько дней из операционной. На них только и успевали заводить карточки формы-100, об историях болезни речи не шло... Или госпитальный рекорд, уставленный доктором Ломановым С.Н., во время суточного дежурства, принявшего 78 человек. Или рекорд доктора Щукина А.В., который можно уверенно занести в книгу рекордов Гинесса, проходящего службу в Чечне бессменно на протяжении более 6 лет в должности врача хирургического профиля.
   Все познается в сравнении, и жизнь познается в сравнении. Только с чем сравнивать последнюю? И где базовые моральные принципы теперь? Что лучше треп "ДОМа" или рекорд в массовом однократном употреблении пива горожанами (500.000 потенциальных клиентов врача-нарколога, прибывших на пивной фестиваль)? На чем воспитывают подрастающее поколение? На Клинском и сухариках, на том что "Россия - страна возможностей", или на повальном увлечении храмостроительством при прогрессивном снижении общего уровня духовности. Или на псевдозаботе о росте народонаселения, создании фонда будущего поколений и параллельным ростом цен на недвижимость и коммунальные услуги.
   Меня спросили, "Наверное, теперь, вернувшись с Чечни, вы чувствуете себя спокойно и в безопасности? Здесь ведь не стреляют!?"
   Да, здесь не стреляют в прохожих. Здесь могут расстрелять бронированный Мерседес нефтяного магната на Невском проспекте. Здесь не падают вертушки, подрезанные вражескими стрелами. Здесь могут бейсбольными битами убить автомобилисты пешеходов на пешеходном тротуаре, так как последние мешали проезду автомобиля, застрявшему в вечных пробках. Здесь могут сбить на пешеходной зебре или на зеленый свет, если ты зазеваешься телефонным разговором и не среагируешь вовремя на увлеченного автолюбителя. Да и где там, а где здесь? Мы живем в одной стране. И там - это зеркальное отражение здесь.
  
   20.06.2005г.
   г. Санкт-Петербург.
  
   Отпуск прошел в поисках работы. Посетил места, знакомые с курсантских времен. Психиатрическая больница строго и интенсивного наблюдения, где предложили должность врача-психотерапевта, с условиями, что я возьму две врачебных ставки, и буду вести 100 больных, но при этом необходимо предоставить справку из военкомата о том, что демобилизовался из ВС. Через забор - СИЗО, заботливо обернутое проводами высокого напряжения. В конце 90-х оно было женским, теперь же его переквалифицировали и дополнили мужчинами и подростками. Очевидно, что женщин - нарушительниц правопорядка стало меньше, тогда, как удельный вес последних возрос. Предложили половину ставки нарколога - с окладом 2000 рублей. На мое замечание, что я пришел к ним на работу не из альтруистских соображений, начальник отдела кадров бурно прореагировала: "А, что разве это главное?!". Да, может и не главное. Если работа интересная и коллектив слаженный, а тылы обеспечены. В качестве альтернативы предложили должность начмеда этого заведения. "У вас и выслуга есть, и звание подходящее...". Мне это польстило, но руководить медслужбой следственного изолятора не входило в планы поиска работы. Зато Наде предложили место психолога в погонах. Но полугодовое ожидание и проверки не дали положительного результата.
   Обучение курсантом в академии заставляло меня постоянно думать о том, что могут уволить. То внеочередное построение, то наряд-патруль, то ночной сон незаметно брал вверх над всем остальным, что, порою накладывалось на обязанности, график. Поэтому посещение центров занятости населения вошло в привычку. Сведения там постоянно обновляются, информация предоставляется бесплатно, народ учтивый, всегда можно что-нибудь подыскать.
   - В детскую инфекционную больницу психиатром пойдете?
   - Распечатайте мне этот вариант, пожалуйста.
   Странно, как-то звучит детские инфекции и психиатр. 10 лет назад в штате детской больницы психиатры не значились. Времена меняются.
   Звоню, да нужны, приезжайте. Беседую с заведующим отделением Юрием Михайловичем. Решетки на окнах, лечебно-охранительный режим, пахнет психиатрией.
   - С детьми-наркоманами и алкоголиками работали раньше? Спрашивает заведующий.
   Предполагал услышать что угодно, но это вопрос меня озадачил. Мысленно я приготовился пожать руку и попрощаться.
   - Нет, только с детскими кишечными инфекциями.
   -Вы откуда, что закончили, где трудились?
   - Я из Чечни, где служу главным военным психиатром. Планирую с сентября перебраться к вам. Ищу работу психиатра. Имею квалификацию нарколога, психотерапевта.
   - А как в армии с наркоманией, чем лечите?
   - В Чечне их практически не бывает. Единичные случаи, которые оседают в госпиталях. Большая часть курит коноплю, жуют насвай, дурман-траву. Парентеральные формы не регистрировались практически. Был один случай, когда замначмеда дивизии воровал ампулы с феназепамом из медицинских пунктов, да и то давно. Преобладает алкоголизм.
   - Прописка, трудовая книжка, дипломы есть?
   - Да, грозненская временная регистрация, (сделанная случайно 8 месяцев назад после 15-ти летнего беспрописочного перерыва). Скоро закончится, сделаю питерскую. Трудовая осталась в Чечне, с собой есть выписка из личного дела. Три года совмещал должность психиатра и нарколога. Дипломы завтра принесу.
   -Приходи послезавтра, напишем заявления, и приступишь к работе. Опыт руководства есть. Это хорошо! Здесь у нас наберешься специфического опыта. В армии такого не увидишь, наставлял заведующий Юрий Михайлович. Героинщики, токсикоманы, пивные алкоголики, бутарфанольщики. Часто встречается коморбидная патология, но таких детишек, мы стараемся не брать. У нас не режимное отделение. Разобьет окно, кто потом его вставлять будет. Мы их в психбольницы отправляем, хотя там ими тоже, признаться честно, никто не занимается. Но ты - психиатр, различишь. 60-70% ВИЧ-инфицированные, гепатитчики, нам за это доплачивают. Но будь осторожен. Месяц назад, один 12-ти летний бутарфанольщик, прикусил себе язык, и плюнул в глаз дежурному доктору. Он еще не оправился от шока. Но анализы пока утешают его психику.
   Бегут иногда. Так, ради развлечений. Чтобы потом гоношиться перед сверстниками "вот было, сбежал из наркологического отделения...". Я поэтому прогулки и запретил. Но все равно изготавливают отмычки и в путь. План действия я составлю, будешь знать, куда звонить, что делать.
   Работа вечерне-ночная, в выходные - сутки.
   С зарплатой тебя обманули на бирже. Платим меньше. Ночью, если все спокойно, можно отдыхать. Но не всегда. Отделение совместное, они иногда сексятся, не пропусти. Главное определить и нейтрализовать зачинщика. Курение 5 раз в день, но можно и меньше, больше - нельзя. Главное, чтобы вы были в унисон с сестрой и мной, как одна команда. Строго, последовательно во всем. Ну, ты в армии долго служил, знаешь, как и что. Был у нас тут доктор, пришлось уволить - непонятный. Пошли, покажу отделение.
   Голова не успевала запомнить количество получаемой информации. Делал пометки в блокноте, но понимал, что мой опыт в этой отрасли медицины невелик. Внутри все радовалось, что недельные поиски работы увенчались надеждой на возможное трудоустройство.
   - Завтра побеседуем с главврачом, думаю, что проблем не будет. Наркологи в городе зарабатывают не такие деньги, поэтому сюда никто не идет. Здешняя зарплата никого не прельщает. Обещают с нового года поднять, но не на много.
   Юрий Михайлович представлял больных, двумя фразами обмолвливаясь о недетских диагнозах. Петя, 14 лет, третья госпитализация, героинщик, детдомовец, отца нет, мать в тюрьме, алкоголица. Сева, 12 лет, героин, скорость, экстази, толуол. Мать оформляет визу в США на ПМЖ, но из-за сына возникают проблемы. Трижды лежал, два побега. Как-то к нему пришла бабушка. Детей повели на перекур. Она зашла ко мне в кабинет с вопросом: "А что, наш Севанька, курит?"
   - Откуда большая часть?
   - По-разному. 50 на 50. Домашние, есть от нормальных родителей, а есть и от таких же, как и они сами. Из хороших семей героинщики и амфетаминщики, алкоголики и толуольщики из детских домов, интернатов, притонов. Поработаешь, привыкнешь. Врачей не хватает сейчас. Полторы ставки возьмешь?
   - Да, конечно! Только мне нужно будет через две недели в Чечню съездить - отпуск продлить до начала учебы.
   - Придумаем что-нибудь, не переживай.
   Домой я ехал в приподнятом настроении. По моим наблюдениям, количество справок, бумаг для оформления на работу стало гораздо больше, чем в середине 90-х. А эта тотальная прописочная регистрация, просто стала абсурдом сегодняшнего дня. Но главное, я усвоил для себя - не справка, бумага, которые можно купить, благо рынок насыщен качественной полиграфией, главное - моральные принципы и здоровые человеческие отношения.
  
   15.03.2006 г.
   г. Санкт-Петербург.
   На дежурстве в детском наркологическом отделении.
  
   Теплый мартовский день! Редкость для весны северной столицы. Кто-то жалуется на погоду, рассказы подогревают телевизионные и радиоужастики, сообщающие о небывалом похолодании или потеплении. А если у нас все комфортно, значит, соседское цунами вспомнить можно или нашествие саранчи в Африке.
   Болею, вирус гриппа. В академии взял справку-освобождение на три дня, написал рапорт о том, что буду находиться на "домашнем лечении". Решил вылечить простуду. Она уже прошла, и оставила после себя лишь отдельные воспоминания в виде шелушения кожи на крыльях носа и остаточного ринита.
   Но сегодня утром телефонный звонок психолога детского наркологического отделения Геры Асановны, меня вытолкнул из кровати подобно катапульте. Забываешь о погоде за окном. По уличному термометру, сориентировавшись на то, что будет сверху, бежишь за 154 маршруткой.
   На отделении ЧП. Дети, воспользовавшись отлучкой медицинской сестры и попустительства со стороны дежурного врача, соорудив отмычку из последнего гусака водопроводного крана, вскрыли постовую комнату, выкрали из нее свои сигареты, полторы пачки ампульного димедрола, шприцы, изготовили из простыни жгут и обкололи себя им. А так как в марте исполняю обязанности заведующего отделения, то вся ответственность за происшествие ложится на меня. Как выяснилось из разговора с детишками, им стало скучно. Заняться утром было нечем. Телевизор сломан ими, и в течение недели ждет прихода телемастера. Медсестра помогала буфетчице, получая на пищеблоке больницы еду на завтрак. Ситуация была ими отслежена и превращена в повод для увеселения. Три часа ушли на выписку зачинщиков (исполнителя и организатора), объяснения с главным врачом и урегулирование волнений в трудовом коллективе. Как сказал руководитель больницы "Дети в этом случае не виноваты! Вы сами позволили им сделать это. Еще раз доведите должностные обязанности до своих сотрудников, если повторится ситуация, - накажем!"
   Затем принял 15-ти летнего алкоголика-наркомана, который с 8 лет перепробовал почти все, начиная от пива-водки, заканчивая грибами и героином. Разговор по обычной схеме. Алкоголь попробовал в сколько лет. Что предпочитаешь? Сколько нужно выпить, чтобы было хорошо? Запои есть? Провалы в памяти, рвотный рефлекс, когда много выпьешь? Когда последний раз пил? И так по полочкам: табак, опий, стимуляторы, конопля, галлюциногены, летучие растворители, другие психоактивные вещества... Отношения с одноклассниками, учителями, родителями...ВИЧ, сифилис, вирусный гепатит А, В, С, туберкулез, судимости, приводы в милицию, хулиганство, бродяжничество, попытки самоубийства. Эти слова знакомы моим пациентам не понаслышке. У сегодняшнего больного было все + вандализм (грабил и разрушал могилы). Три подписи на добровольную госпитализацию, добровольное исследование на ВИЧ-инфекцию (форма 50) и о соблюдение правил поведения в отделении. Контрольный вопрос. Курить можно? Да, 5 раз в день. За любое нарушение распорядка дня, следует наказание - "минус курение", за крупное - "день без курения". Это похуже литической смеси растворов аминазина и димедрола.
   По распоряжению главврача провели смену стульев из сестринской комнаты и детских. Первые представляли собой цельнометаллические конструкции, вторые - оторванные от каркасов остатки дерматина и поролона. К утру часть из замены были в некондиционном состоянии.
   Беседа с мамой и отчимом организатора сегодняшнего мятежа - 14 летнего Миши. Поступил вторично, с дозой 1,5 грамма героина в сутки, 2-х летним стажем употребления. Четыре дня, пока он ломался и был медикаментозно седатирован. Периодически он, пошатываясь, выходил в коридор ненадолго, ложился на пол и его относили в кровать. Но, перейдя к инфузионной терапии и удачно миновав "ломку", он стал требовать внимания к себе и вносить хаос в работу. Организовал группу подчиняемых ему детей, которых прикармливал сигаретами. "Случайное" уничтожение электророзеток, поломка телевизора, вскрытие постовой комнаты медицинской сестры и прочая дребедень, которая была направлена на его увеселение.
   Вопросы мамы: "Что нам делать с Мишенькой? Можно ли его поместить в психбольницу? Нельзя ли сделать так, чтобы он не понимал, что мы его отвезем психбольницу? Как нам дальше с ним жить?". Такое ощущение, что те 6 дней, которые он провел на койке, его только и обучали тому, как держать шприц, находить вену, находить точки, оттягиваться...
   - Нельзя, так как это запрещает врачебный долг. Обман, введение больного в заблуждение противоречит врачебному долгу!
   - Я вам заплачу, только давайте направим его в психбольницу. Что мне с ним дома делать! Он ведь меня не слушает. Прямо на моих глазах героин себе вводит, не обращая на мои замечания!
   - В школу, давно перестал ходить?
   - Полтора года назад!
   - Пусть работает тогда, иначе в тюрьму попадет за хранение наркотиков. Хотя пребывание за решеткой в его состоянии окажет сильный воспитательный и психотерапевтический стимул. Гораздо лучше, чем ваша "забота"!
   - Сколько я вам должна? Я хорошо зарабатываю!
   - Купите сыну конфет!
   - Нет, скажите, сколько, у меня через два дня будет получка, давайте встретимся!
   - До скорой встречи! У нас лечение бесплатное, государство порождает проблему, оно же и лечит, не переживайте, до 18-ти лет ему еще далеко, так что увидимся.
   В 16 часов вспомнил об обеде и о том, что через час прибудет пациент от частной практики, с которой мы в течение полугода занимаемся психотерапией. Что послужило причиной изменения ее психического состояния неизвестно, да уже и не важно. Стимуляторы, пивной образ жизни, психотравмы или их комбинация. Этот день был посвящен поиску ею работы, вопросам дружбы и закончился су джок - терапией бездымными моксами (прижигание сигарами биологически активных точек на кисти).
   Затем немного воспитывал детишек, чтобы отбить у них охоту в ночное время искать себе приключения. Это немного перешло в назидательные монологи о здоровом образе жизни, тишине и спокойствии, перешедшие в инъекционные формы аминазина, феназепама, дроперидола, димедрола во взрослых дозировках. Поступивший мальчик переживал абстиненцию, демонстрировал свои дороги на предплечьях и бегал по коридору с опущенными брюками, настойчиво требуя себе героин, что вызывало лишь жалкий смех и иронию.
   Вечером-ночью я остался замещать дежурного врача. Ночь прошла спокойно.
   Следующий день был знаменательным тем, что вновь поступивший больной обокрал медсестру из функциональной диагностики, когда ему снимали ЭКГ, а вслед за ней социального работника и мне, вернувшись из академии, пришлось устраивать телесный досмотр, проверку постельных принадлежностей и закоулков отделения, сопровождающиеся моральным прессингом, в ходе которого похищенное было изъято. Последнее воровство он уже совершал в моем присутствии. Когда я обходил отделение, он тестировался студент-психолог. Пока тот отвлекся на телефонный звонок, малыш успел найти деньги, банковскую карточку, проездной билет и выудить из дамской сумочки социолога. Пришлось вызывать охранника больницы, угрожать вызовом милиции и/или переводом в психиатрическую больницу с соответствующими рекомендациями строгого надзора. В итоге нервная система его не выдержала такого штурма, и он потихоньку все отдал и выписан на следующий день домой. Его папа очень удивился, почему его сын смог украсть деньги и почему его выписывают домой, отказавшись его забирать. Пришлось предложить ему альтернативу - вызвать милицию, а персонал напишет жалобу в прокуратуру. Утром следующего дня они забрали выписную справку.
   Жизнь так стремительно бежит, событий происходит неисчислимое множество. Каждый день рождает что-то новое, и я решил вспомнить то, что набежало за осень-зиму-весну. Ведь всего не скажешь в телефонных разговорах, тем более не пошлешь в SMS посланиях.
   Сентябрь посвятил акклиматизации к новым условиям. Точнее адаптации. Этот период прошел достаточно быстро, не смотря на то, что друзья-коллеги из Ханкалы, обучающиеся не первый год в Питере, рассказывали о месяцах, необходимых для того, чтобы привыкнуть к городской жизни после закрытого гарнизона. Сравниваю со своим первым перелетом в Бурятию. Там разница с московским временем составляет 5 часов. Когда я впервые очутился по ту сторону Байкала, неделя ушла на перевод внутренних часов. Но в последующем, организм проводил этот переход автоматически и безболезненно. Так и здесь, когда в первый раз после Ханкалы выехал на "Большую землю", ощущения были инопланетные, но в последующем этот дисбаланс практически нивелировался...
   На кафедре психиатрии меня встретили хорошо. Поначалу были перегибы в виде неустойчивости моего состояния-положения. Работал на втором отделении, где мне дали одного больного - директора лесоторгового предприятия с синдромом зависимости от алкоголя. С ним я ежедневно беседовал и записывал дневники в историю болезни. Это было скучно после 20-25 больных в Ханкале и массы парамедицинских и медицинских вопросов. Начальник отделения, наблюдая за моей занятостью в изучении учебников психиатрии, назначил меня первым помощником старшей медицинской сестры отделения: обновлял документацию, мастерил на компьютере бирочки, прислушиваясь к речам врачей о больных. Но большую часть времени откровенно бездельничал. Затем распоряжением помощника начальника клиники меня перевели в приемное отделение. Не знаю, какую роль мне там необходимо было выполнять, так как за дежурного врача старшая сестра приемного отделения не разрешала мне оставлять записи, мотивируя это тем, что я нахожусь в категории обучающегося.
   - Вы, кто - обучающийся, вот и учитесь себе на здоровье. А больных пусть описывают дежурные врачи.
   - Так их ведь нет уже тридцать минут, а больной ждет.
   - Подождет! Ведите больного на отделение, там опишется.
   - Я могу описать. Меня к вам прикомандировали. У меня есть первая врачебная категория по психиатрии.
   - Вы...ученик, молодой человек и не имеете права.
   - Это вы, девушка, не имеете права, разговаривать с врачом в подобном тоне, к тому же в присутствии больного.
   - Я вам не девушка, громко хлопнув дверью, сказала старшая медсестра. Пойду разбираться к помначу, и "что за обучающегося к нам прислали...".
   Таким образом, наши мини-конфликты стали достоянием гласности, и дошли до руководства клиники спустя 2 недели после начала моей стажировки. Я уходил на кафедру физподготовки, где, переодевшись в спортивный костюм, отдавал нежданно свалившееся свободное время беговым занятиям в пробежках по парку и стадиону. Попутно размышлял о системе образования, медицине в нашей Альма матер.
   После занятий спешил на домашние вызовы врачом-наркологом, на ходу затарившись в аптеке флаконами глюкозы и физраствора. Поначалу я думал, что у меня будут затруднения с приобретением препаратов, но затем друзья подсказали, где можно без рецепта приобрести димедрол, феназепам, галоперидол. Работа была новая, необычная, и на первых порах пугала меня. Ехать к незнакомому человеку домой, ставить капельницу, вместо штатива, подвесив флакон на люстру или ковер, брать деньги за услуги. Как это далеко от Ханкалы и от того идеала, каким казалась медицина в конце 90-х годов. Она и по сей день, сохраняет некие черты идеальности в некоторых лечебных учреждениях, по-видимому, не успевших еще перестроиться в новой общественно-экономической формации. И здесь, грязные квартиры, не всегда опрятные пациенты. Помню, я приехал к дедушке - городскому архитектору. Он пил, не вставая с постели, туда же и мочился. Когда я поставил ему капельницу, он сел и помочился на пол, я успел среагировать и отпрыгнуть в сторону. Родственники к нему не подходили, закрыв на щеколду снаружи его комнату.
   Частые вопросы клиентов и их родственников: почему так молодо выглядите, какой институт закончили, как давно работаете, какой прогноз..., на которые я стереотипно отвечал, как меня учили опытные коллеги.
   И вот первый детокс (дезинтоксикационная капельная терапия), а за ним химзащита, а затем и подшивка и, наконец, кодирование. Что-то прочитал, что-то услышал-узнал от коллег, что-то придумывал. Процесс пошел. Попутно замечал свои ошибки-нюансы, которые старался исправлять. Такой график работы накладывал отпечатки, так как требовал оперативности, мобильности и постоянного напряжения ожидания звонка диспетчера. Диспетчер часто звонил в вечернее-ночное время, выходные дни, на дежурстве в детской больнице, наряде по академии, тренировке, или среди ночи требовал выезд в пригород. Как-то, будучи в патруле по академии, я совместил дежурство по клинике психиатрии и выезд на дом для лечения кальциевым гипнозом истерического мутизма (немоты). Больной потребовался один сеанс для восстановления речи, и вечером она мне сообщила об этом в телефонном разговоре. Одновременно мне предстояло еще дежурство в клинике. Не всегда выходило так гладко, происходили небольшие накладки. Чаще заканчивавшиеся отказом от выездов на дом, что не очень устраивало руководство "Интрмед". Постепенно я стал отходить от выездов на дом для лечения абстинентного синдрома и переориентировался на психотерапевтическое консультирование в кабинете (или на дому). Эта работа более спокойная, уверенная и не требующая такой срочности, как "детокс". К тому же, уютно оформленная ординаторская, наличие медицинской кушетки, санузла, выгодно отличала ее от предыдущих мест для работы. Таким образом, я направил поток больных в свою сторону, чередуя их с приемом в клинике, чем и занимаюсь по настоящее время. Также параллельно принимаю больных из числа тех, которые направляют ко мне знакомые, бывшие однокашники (на нашем курсе лишь я один стал психиатром). Есть постоянные клиенты, есть однократные, соответственно и разные задачи необходимо решать: от сеанса гипноза до кодирования, от артдиагностики детских страхов до семейной психотерапии и коррекции семейных отношений, от лечения гемблинга (игровой зависимости) до фармакотерапии шизофрении и депрессивных расстройств, и т.д. Как мне кажется, обращение к психотерапевту стало популярным среди населения города, наверное, благодаря появлению психотерапевтических программ на телевидении и повышения благосостояния населения, а также обилия кризисных ситуаций в стране. Это входит в правила хорошего тона среди горожан.
   Продолжаю вести заседания кружковцев. Уже вошло в привычку по четвергам собираться на кафедре в конференц-зале, где мы проводим полутора-двухчасовые заседания и разборы интересных больных. По итогам учебного года, количество кружковцев, посещающих наши собрания, доходит до полусотни. Это неофициальный рекорд в академии, которым я горжусь. Да и больным наши беседы нравятся, так как, так подробно, как расспрашивают кружковцы, ни один лечащий врач, не сможет опросить. К тому же, для некоторых из них наши осмотры носят терапевтический характер. Руководству кафедры постоянно назначает новых официальных руководителей кружка, но практика показывает, что на долгое постоянство их не хватает. Да и мне нравится беседовать с ребятами, рассказывать о своих случаях из жизненной практики, вести мини-лекции. Активисты кружка приходят на мои дежурства в клинике, помогая в решении возникающих проблем, и наши беседы продолжаются, заканчиваясь чаепитиями. Сейчас готовим 4 доклада на апрельскую межвузовскую конференцию: по нервной анорексии (нарушение пищевого поведения в виде отказа от еды), гемблингу (игровой зависимости), боевому стрессу, нейровизуализации в стереотаксисе. Накануне были с ними на симпозиуме в МАПО по психотерапии пограничных состояний.
   Ноябрь вышел очень напряженным. Руководство "Интрамед" обратилось ко мне с просьбой подготовить и прочитать лекции об алкоголизме для детей старших классов школ Тосненского района. Обсудили данный вопрос в РОНО, согласовали график (2 раза в неделю, по 2 лекции в день в разных школах). Смысл их заключался в том, чтобы довести до школьников вред употребления спиртных напитков, а с другой стороны заявить о существовании в Тосненском районе (пригород СПб) наркологического центра и кабинета. Не знаю, оправдал ли такой рекламный ход затраты организаторов, но лекции меня вдохновили на творческую работу по отбору материала для них. Слайды "Биология алкоголизма" я и сейчас использую в индивидуальной психотерапии алкоголизма, да и пациентам клиники они тоже пригодились в плане санпросвещения.
   Дети слушали, по-разному реагируя на такую форму обучения. В образцово-показательной школе, от которой ждали "максимальной отдачи", лекция преждевременно закончилась из-за отсутствия внимания со стороны большинства учащихся старшеклассников. Я не стал бороться с нарастающим гулом и откровенным пренебрежением правилами поведения в общественных заведениях и выключил компьютер.
   В других же школах они прошли с интересом. В одной из них мальчик 8-го класса задал мне вопрос: "А нельзя ли запретить рекламу и продажу некачественного алкоголя? Ведь мы же не знаем, что это вредно? Неужели их нам не жаль?"
   - Мы живем еще в обществе накопления капитала, когда хороши все средства. Возможно, о ваших внуках будет кто-то заботиться и охранять их от этого, как было с вашими родителями. Может быть, вы станете тем, кто поднимет эту тему в правительстве. И не способом запретов, а разъяснений и здоровой альтернативой. Я вас не призываю отказаться от алкоголя. Я постарался объяснить, каков тот алкоголь, который произрастает из невидимого солода питерских полей и виртуального винограда из далекой Молдовы. Статистика отравлений говорит сама за себя. В городе продается вина в 4 раза больше, чем поставляется нам Молдовой. А литр хлебного кваса стал дороже 1 литра пивного напитка, тогда как в советский период было соотношение 1:10. Возможно, технологии изготовления стали более совершеннее (ведь закупаем все за рубежом), вам решать, что выбрать! Жаль, что альтернативу предложить пока не могут.
   Как-то мы исследовали энергетический тоник на содержание запрещенных препаратов и обнаружили в нем психостимуляторы - запрещенные вещества, используемые в качестве наркотических.
   Также в ноябре провел групповой цикл лечения наркотической зависимости у взрослых холотропным дыханием в областной психиатрической больнице. Смысл этого вида психотерапии заключается в вызове ощущений, связанных с переживанием рождения человеком, путем специально подобранного ритма дыхания, музыки и внушения. Туда я заезжал после окончания лекций в школах. Нам подобрали пятеро пациентов, которые укладывались на пол ординаторской, на матрацы, принесенные из отделения. Я давал вводные установки по ритму и темпу дыхательных движений. Надя регулировала музыкальное сопровождение. И мы наблюдали катарсические переживания у некоторых из больных. Кто плакал, стонал, у кого были судорожные подергивания мышечных групп. Были, конечно, и те, кто так и не вошли в состояние измененного сознания с первого раза. Не знаю, как сложилась их дальнейшая судьба, но каждую среду они ожидали нашего появления, доставая вопросами заведующего отделением, а по окончании курса лечения, попросили телефон для дальнейших встреч.
  
   В ноябре мы с Надей подали заявление в ЗАГС. Для регистрации выбрали центральный дворец бракосочетания.
  
   Далее к моему письму будет подключаться слог Нади.
   Хотим поделиться нашими свадебными впечатлениями. Собственно, сама подготовка к свадьбе доставляла удовольствие: выбор обручальных колец, платья, букета, создание дизайна пригласительных открыток и т.д.
   Мы расписывались во Дворце бракосочетаний на Английской набережной - одно из тех мест, интерьер которого, внушает восхищение: роскошная парадная лестница, старинная мебель, зеркала, камин, огромные дубовые двери. До начала церемонии наши гости находились в одной гостиной, а мы - жених и невеста, свидетели - в другой. В течение часа нас фотографировал профессиональный фотограф. Я думала, зачем нам его услуги, ведь у нас есть фотоаппарат? Но он нас просто очаровал своей фотосессией: "Жених нежно обнимает невесту, у невесты скромная улыбка на губах. Теперь пройдемте к этой нише. Больше счастья в глазах! Головки склоните друг к другу". В итоге получились очень интересные фото. Несколько слов о наших замечательных свидетелях. Денис служил в госпитале в Ханкале главным травматологом, сейчас учится на втором курсе клинической ординатуры академии, а Ира - школьная подруга. Они не просто формально поставили свои подписи в нужной графе, а украсили наш праздник своим добрым отношением и веселым настроением. В зал для бракосочетаний входили под традиционный марш Мендельсона, а завершали церемонию "Шербургские зонтики". Затем как фейерверк поздравления, фотовспышки, шампанское!
   Во время поездки по Санкт-Петербургу останавливались, чтобы сфотографироваться на фоне городских достопримечательностей, возложить цветы к памятникам и выпить шампанское на 10-градусном морозе шампанское. Затем наши маршруты с гостями разошлись. Все отправились на фуршет, который был организован на крейсере "Аврора", а мы и свидетели присоединились к ним позже.
   У Славы было буквально минутное дело на работе в клинике душевных болезней, но мы задержались там дольше. Это был удачный экспромт! Мы со Славой познакомились во время учебы именно на этой кафедре, в перерывах между занятиями пили кофе в местном кафе. Решили зайти и туда, чтобы выпить шампанское. Сфотографировались на фоне портретов кафедральных руководителей и с грозным начальником кафедры, который по такому случаю даже улыбнулся. Затем заехали за отпускным билетом к управлению факультета.
   Многие воспринимали как шутку наше приглашение на "Аврору", ведь этот легендарный крейсер сейчас работает как музей. Но Славе, к моей радости, удалось договориться с командиром крейсера, чтобы мы отметили свадьбу в кают-компании. Это незабываемо принимать поздравления дорогих нам людей в такой обстановке!
  
   Когда ехали на "Аврору" попали в автомобильную пробку и часть пути прошли, вернее, пробежали в туфлях по снегу. Это была не единственная пробежка в тот день. Во-первых, я утро начала с пробежки, чем шокировала своего парикмахера - она шла к невесте делать свадебную прическу и макияж, когда встретила ее (меня) в спортивной амуниции совершенно растрепанной. Потом, после свадебных тостов, мы торопились на поезд, который должен был нас умчать в теплый Крым, и застряли в пробке. Решили, что в этой ситуации будет быстрее, если мы поедем в метро, но до метро нужно добежать... между машинами... по центру города... очень быстро... Мы были в восторге от такого поворота событий! Слава в парадной военной форме, я с цветами, Денис и Ира бежим по украшенному к Новому году Невскому проспекту. У меня было впечатление нереальности происходящего, как будто мы снимались в остросюжетном фильме. Слава и Денис поехали домой за нашими вещами, а мы с Ирой отправились волноваться за них на вокзал. К счастью, успели, хотя были все шансы опоздать.
   И вот мы в своем купе. С перрона нам машут на прощание папа, взволнованный нашей спешкой, Ира, Денис и Борис с супругой. Чуть больше суток в пути и мы в Ялте. Остановились в военном санатории черноморского флота России.
   Кажется неправдоподобным, что в канун нового года могут быть 15 градусов тепла, зеленые газоны, пальмы, цветущие розы. Все это и другое растительное великолепие в полной мере представлено в Никитском ботаническом саду. В кактусовой оранжерее я чувствовала себя как Алиса в Стране Чудес: огромные выше человеческого роста экземпляры соседствуют с маленькими. И дело не только в размерах, но и в разнообразии форм.
  
   В последний день 2005 года мы поехали в Ливадию. Кстати, любая поездка по Крыму - это испытание для вестибулярного аппарата, т.к. бесконечное чередование подъемов и спусков. Самая экстремальная в этом смысле т.н. дорога серпантинном к горе Ай-Петри: автобус делает виток вокруг горы все выше и выше над уровнем моря, воздух разряженный и ощущения, как в самолете на высоте 10000 метров. В Ливадии мы полюбовались дворцом. Слава предлагал совершить пробежку по царской тропе. 12 км - для меня это много и я решила, что, поскольку царская семья по этому маршруту неспешно прогуливалась, не следует нарушать традицию. Были на концерте органной музыки, после которого число поклонников органной музыки пополнилось как минимум на два человека. В первые минуты 2006 года вышли полюбоваться на салют, звездное небо над морем, пальмы на набережной. Новый год встречали в ресторане на набережной Ялты. Сначала по телевидению слушали поздравления российского президента, ну а потом настала очередь и украинского. Так с промежутком в час мы поднимали бокалы за наступление нового года. Очень благородный ресторан, удачно выбрали. Мы остались довольны и обстановкой, и обслуживанием, и кухней.
   В Севастополе совершили экскурс в подводное царство - посетили со Славой городской аквариум. Для себя сделала вывод, что океанические рыбки и животные самые удивительные и красивые, а самые вкусные, с потребительской точки зрения, обитают в море. Видели официально признанную самую уродливую рыбу в мире - рыба-камень - серое бесформенное существо, у которого даже глаза расположены ассиметрично. Общая закономерность - самые привлекательные они же и очень опасные, причем не просто больно кусаются, а убивают при помощи стрекательных клеток, электрического тока или другими изощренными способами.
   Санкт-Петербург - город сдержанной роскоши, где восхищаешься архитектурой, интерьерами дворцов, бесценными культурными ценностями, все это - творение рук человеческих, утонченный вкус и богатство людей. Крым - это природа. Я имею в виду не только неповторимую флору и фауну Крыма, пещеры, горы, долины. Знаменитые крымские вина и коньяки появляются благодаря знанию человека законов природы. Мы были на экскурсии на заводе Массандровских вин. Виноградный сок превращается в вино в условиях уникального климата подвалов, которые размещаются в горных тоннелях. Сорт винограда, место выращивания, погодные условия в тот или иной год, продолжительность выдержки, уровень размещения подвала, где выдерживается вино и множество других нюансов, которые определяют качество вина. Вино - это виноград и процессы брожения, благодаря созданию определенных условий микроклимата. Признаюсь, я до поездки в Массандру саркастически воспринимала восхищения некоторых людей о "букете", "послевкусии" вина, для меня была понятна только крепость. А как много значит культура пития: форма бокала, какие делать глотки, как сочетать различные вина. Чем больше ты знаешь, тем больше получаешь удовольствия от жизни. Даже обыденное чаепитие можно превратить в чайную церемонию, если правильно выбрать чай, правильно его заварить. Это касается буквально всего в жизни!
   По горной дороге серпантином ездили в Воронцовский дворец, который скорее похож на замок. Как нам рассказала экскурсовод, хозяин дворца детство провел в Англии, чем и объясняется его желание воссоздать подобную архитектуру. Больше всего поразило количество гардеробных во дворце. Строительство потребовало таких титанических усилий, что граф Воронцов дал в последствии своим крепостным работникам вольную.
   Когда спускались-поднимались-спускались к замку "Ласточкино гнездо", который находится на отвесной скале над морем, дул сильный ветер, от чего прогулка по многочисленным ступенькам и ухабам стала только веселее. Раньше там жил военачальник, оплакивающий свою возлюбленную (подробностей не помню, но они трагические), потом чья-то вдова, а теперь разместился ресторан с удивительно демократическими ценами.
   Акклиматизацию проходили в Москве при 20-градусном морозе, но мы не отказали себе в удовольствии погулять по центру городу. Москва праздничная или будничная всегда выглядит торжественно как торт. Возвращение домой с отпуска тоже было радостным, и не только потому, что остались нераспакованными наши свадебные подарки. Впереди много счастливых дней!
  
   Средина января и февраль был посвящен учебе в большей мере, нежели предыдущий период обучения. Нейрофизиология, биохимия, медицинская статистика, организация и тактика медицинской службы, которые заканчивались зачетами. Я вначале воспринимал их, как ненужную нагрузку - "А-ля второй-третий курс", но как оказалось напрасно. Преподаватели были сориентированы на зрелую аудиторию и преподносили нам учебный материал, как для психиатров. И нередко, мы совместно планировали будущую учебную программу и интересующие нас темы. Очень запомнился эксперимент, который мы проводили на кафедре нейрофизиологии. Необходимо было снять электроэнцефалограмму у человека, находящегося в состоянии гипнотического сна. В качестве пациента был коллега из кафедры, в качестве гипнотизера выступил я. Эксперимент удался, и мы с преподавателями по очереди рассматривали синхронизацию ритмов у испытуемого в состоянии транса.
   Запланировал в научной лаборатории кафедры авиационно-космической медицины проведение экспериментов по использованию суггестивных методов в условиях гипобарической оксигенации на высотах 5-6 км у больных с различными формами игровой зависимости. План и методики есть, осталось дело за организацией процесса. С товарищем составили план НИР (научно-исследовательской работы), но руководство не утвердило, а затем появились проблемы с набором больных.
   Также этот период запомнился напряженной работой, как на кафедре, так и за ее пределами. Получил первую категорию по специальности наркология. Подготовили тезисы на итоговую конференцию курсантов-слушателей. Пытался написать конкурсную работу, но не хватило времени. Написал статью в газету "Калибр", под названием "Популярно о неврозах". Организовали фотовыставку работ в холле 1 отделения клиники психиатрии и в холле 1 наркологического отделения детской больницы.
   1-е отделение - это отделение неврозов для мужчин. Но здесь проходят лечение и "тихие" алкоголики, и "простые формы" эндогенной патологии и действительно интересные и разнообразные невротические расстройства. Обычно я в качестве второго врача веду истории болезни 5-7 больных, + амбулаторные консультации. Казалось бы, немного, но различные парамедицинские вопросы, возникающие в работе, сочетающиеся с недочетами в организации лечебного процесса, занимают уйму времени. В ханкалинском госпитале работать было значительно проще. Врач лечил больных, сестра выполняла назначения врача, санитарки и выздоравливающие солдаты следили за чистотой и больными. Здесь же, помимо врачебной работы, выполняешь и санитарские и сестринские обязанности, что порою меня несколько разочаровывает. То необходимо отвести больных на консультацию в ЛОР-клинику, так как оториноляринголог в течение 2-х недель не смог подойти к нам на ВВК. То найти окулиста, который неверно выставил экспертный диагноз в истории моего больного. Или указать ортопеду на необходимость выставить причинную связь сопутствующей патологии. Или уролог, вдруг вспомнит, что у больного 15 лет назад была мочекаменная болезнь и назначит внутривенную урографию и обследование больного на ВВК с психическим расстройством затянется еще на две недели, так как эту процедуру необходимо согласовывать то с хирургической клиникой, то с поликлиникой, которые передают ответственность друг на друга. То совершить покупки, начиная от батареек, гвоздей, заканчивая крупной бытовой техникой и т.д. "Вы не сбегаете за батарейками, вы ведь, быстро бегаете? Начальнику очень нужно для фотоаппарата! Только быстро, я прошу вас".
   Как-то, был случай на моем дежурстве. Героиновый наркоман набросился на меня, когда я был дежурным врачом. Наркоман лежал на "договорной" основе, оскорблял персонал нецензурной бранью. Три часа уговоров принять лекарства, не произвели на него впечатления. Лишь после того, как он получил 3 мл реланиума в подключичный катетер, он угомонился и ушел спать. Руководство оставило этот случай без должного внимания, он и дальше продолжал хамить и дерзить персоналу, но в менее заметной форме.
   Сравниваю отношения врач-больной в гарнизонном госпитале, где психиатрическое отделение было открытого типа, без решеток на окнах, со свободным перемещением по территории лечебного учреждения и по рапорту - по территории военного городка. За любое нарушение режима, требований распорядка дня следовала выписка больного из стационара, не взирая на воинские звания и регалии. Опоздал на прием вечерних назначений, не пришел до закрытия отделения в 22.00 в палату, пронес алкоголь в отделение, пришел в нетрезвом состоянии, оскорбил медицинский персонал, - следовала немедленная реакция - выписка из лечебного учреждения с формулировкой "За нарушение правил поведения в лечебном учреждении...". Особенно ценно, что это поддерживалось командованием и не требовало психологических затрат. Были, конечно, и просьбы и угрозы со стороны нерадивых больных. Но ведь никто не заставляет человека обращаться к врачу с просьбой о госпитализации, с просьбой о помощи разрушенным им самим своего здоровья, а потом еще и противиться этому и создавать неудобства окружающим соседям по палате, персоналу. Так почему мы должны терпеть выходки VIP-больных и не только, которые не хотят следовать советам врачам, и нарушают ритм жизни лечебного учреждения и его персонала.
   Хотя в целом, мне нравится кафедра и тот объем информации, который я усваиваю здесь. Больные здесь, как будто сортируются и отбираются в плане сложности диагностического поиска. Встречаются фармакорезистентные формы неврозов, когда встает выбор в назначении электро-судорожной терапии, далекой от того, что привыкли видеть в американских фильмах или стереотаксиса. Много больных, которые проходили лечение за рубежом и, в конце концов, пришли к выбору отечественной психиатрии перед европейской (американской) школой. Да, наши психиатры не будут искать талий в органах больного, может быть из-за скудости лабораторной базы или широты клинико-психопатологического подхода, и назначат соответствующую терапию психотического состояния.
   Работы в феврале было так много, что в неделю приходил ночевать домой не больше 1-3 -х раз. На дежурствах взял полторы ставки. Наряды, дежурства по клинике. Месяц короткий. Параллельные звонки от диспетчера фирмы. Надя удивлялась, как я могу так много работать и не уставать. Я думаю, что сказывается моя прошлая закалка. Да и работа, представляющая собой интерес, которая при этом еще должным образом оплачивается, не может вызывать негативных эмоций.
   На 23 февраля устроили вечер-встречу ханкалинских однополчан и посидели в тихом мирном семейном кругу, вспоминали былое, делясь "свежими впечатлениями" о теперешней жизни. Каждый устроился по-своему. Почти все совмещают и живут двойным стандартом. То есть военным и гражданским. В армии запрещено совмещать, хотя все это делают, начиная с курсантов и начальников курсов и заканчивая врачами кафедр и клиник. В больницах гражданские врачи и медицинские сестры "сидят" на трех работах. Да и как иначе, если государство не заботится о своих подчиненных. В Германии врачи бастуют против низкой заработной платы. У нас они инертны. По-видимому, у многих заложился советский стереотип. Надо жаловаться и тебя утешат. Царь не слышит и не знает о положении своих подопечных. Вот если выйдем с плакатами и лозунгами, как в 1905 году, тогда и услышат. А если нет - то есть интерактивное телевидение и Интернет-опросы. Смешная пародия современности! Забота о человеке не заключается в том, чтобы бросить ему щепку в бурлящее море, а как минимум посадить на корабль, обогреть и накормить и тогда корабль пройдет сквозь шторм с минимальными потерями. А так выживают сильнейшие или у кого круги потолще.
   Анекдот из недалекого советского прошлого. "К Сталину обратился министр здравоохранения и говорит: "Товарищ, Сталин, давайте врачам зарплату повысим?!" "А зачем?, отвечает Сталин, "Хорошего врача народ прокормит, а плохие врачи нам не нужны, товарищ министр здравоохранения...".
   В конце января сходили на единственный концерт в городе украинской группы "Океан Эльзы", который нам очень запомнился своей непохожестью на российскую фонограммную попсу и теплым отношением музыкантам к зрителям, и сопутствующим украинским колоритом. Некоторые из песен я записал на видеокамеру и периодически просматриваю, наслаждаясь творчеством лидера группы С. Вакарчука. Наде также понравился этот концерт, и любимые мелодии мы перекачали в наши телефоны, сделав их звонками вызова и будильника.
   Что еще очень радует, что у меня появились единомышленники. Это и курсанты, студенты, которые решили связать свою жизнь с психиатрией-психотерапией. Курсантам в этом отношении гораздо тяжелее, так как после окончания академии они все должны какое-то время отслужить в войсках. Этот период может колебаться от 3-х до 5-ти лет. За такой промежуток времени военным врачом может произойти все что угодно: пойти по командно-административной линии, переквалифицироваться в другого врача, подвергнуться аддиктивному соблазну или вообще забыть о медицине, в том числе и о военной службе. Руководству же невыгодно, если после окончании ВВУЗа человек становится узким специалистом, так как некем будет заполнять вакантные должности начальников медицинских служб (пунктов). В Томском ВМИ ввели альтернативу, - открыв 4-х летний курс подготовки врачей начального уровня (батальон-полк) на базе расширенного фельдшерского образования с присвоением звания лейтенант медицинской службы. Выпускников военно-медицинского института я наблюдал в Чечне, на должностях начмедов отдельных батальонов и они справлялись с поставленными задачами. Не все хотят стать хирургами, терапевтами, психиатрами, есть лица административного плана, которым по душе такая служба. И не зачем тогда готовить специалистов широкого профиля, если на современном уровне, благодаря местечковым постановлениям и циркулярам запрещено лечить в медицинском пункте острые респираторные заболевания, нейро-циркуляторные астении, средние отиты и прочее. Это стало прерогативой госпитального звена. А врач медицинского пункта части должен бороться с неблагополучной санитарно-эпидемиологической обстановкой, контролировать качество приготовления пищи в войсковой столовой, на утренних телесных осмотрах проверять потертости у солдат после кросса в новеньких кирзовых сапогах, обеспечить своим присутствием стрельбы, прыжки с парашютом, подводное вождение танков, полевые выходы, закрывать собой периодически возникающие ваканты дежурного по части, и содержать медицинский пункт в образцово-показательной готовности. Тогда, как на занятиях его учили принимать роды и проводить аппендэктомию, командовать медицинской службой дивизии и верифицировать сухие хрипы от шума трения плевры, заучивать цикл трикарбоновых кислот и патологические изменения в гепатоцитах при экзогенной интоксикации, лечить резистентные пневмонии, лейкозы и язвенные болезни желудка. Для общего развития?! Кто-то может сказать, что, не увидев начального войскового уровня, врач-офицер не поймет чаяний солдата. Может быть, это и так. Но также верно и то, что не всякий врач-офицер войскового звена пройдет через жернова административно-уставной машины, выдержит все жизненные соблазны и станет опытным клиницистом. Неизвестно, где ощутимее будут потери.
   Хотя сложно сказать, к чему может привести узкопрофильность во врачебном деле. Будучи в борзойской командировке, я повстречал врача-психоневролога медицинской роты полка, выпускника Астраханского медицинского института. В то время он проходил службу офицером по призыву. По образованию психиатр. За свою практику он пролечил порядка 2000 больных эндогенными заболеваниями. Я только мог завидовать такому багажу. Но, когда дело касалось дежурств по медицинской роте и необходимости назначений в лечении ОРЗ у солдат срочной службы, он пасовал и "просил подсказок" у фельдшеров. Но, здесь, наверное, сыграли личностные особенности. Он так и не смог адаптироваться к чуждой и агрессивной по отношению к нему среде, уволившись из ВС по состоянию здоровья.
   В сентябре на лекции по ОТМС познакомился со старшим лейтенантом, который попросил рассказать о том, что я печатаю на лэп-топе. Я ему сбросил на КПК часть своей первой книги. Он проходил обучение в ординатуре на цикле "управление хирургическим отделением". В феврале позвонил мне и с радостью в голосе сообщил о том, что работает наркологом амбулаторного профиля, что очень доволен работой, зарплатой, жизнью, и спросил, нельзя ли взять у меня уроки психотерапии. Я посоветовал ему обратиться к старшим и опытным коллегам, так как считаю, что в психотерапии еще самому надо учиться и учиться. Также "заманил" в свои ряды хирурга-реаниматолога, с которым были знакомы с курсантских времен, и теперь он работает диспетчером в нарко-психиатрическом центре и наркологом по вызову. Просит, чтобы я его научил кодировке. Хотя, признаться честно, самому приходится самостоятельно до всего доходить. Свои секреты никто не раскрывает. Тем лучше, так как есть широкое поле для импровизации и творчества.
   Продолжаю совершенствовать свои кулинарные способности. Часто пеку, готовлю салаты овощные и фруктовые. Недавнее блюдо - тушеная в духовке курица с маслинами, луком, перцем и картошкой с авокадо под майонезом и луком, - рекомендую!
   У Нади также складывается все благополучно. Сейчас она работает в государственном наркологическом центре клиническим психологом и психологом-педагогом в межшкольном комбинате. Иногда мы проводим совместные консультации по семейной психодиагностике и коррекции.
  
   30 марта 2006 г.
   г. Санкт-Петербург.
  
   Еще вечером задумывался, как провести день. Планировал, размышлял о мероприятиях дня. Этот четверг обещал быть напряженным и непредсказуемым по событиям.
   7.20 подъем. Ароматный кофе, не отягощающий завтрак. День решил начать с детской больницы. Предупредительный звонок начальнику отделения, предупреждающий его о том, что я буду к 11 часам. За этот месяц он, по-видимому, свыкся с той мыслью, что я устроил себе "вольное" посещение отделения и клиники, преждевременно уходя с рабочего места. Но с больными справляюсь, их у меня, как и у всех 5-6 человек, выполняю парамедицинскую работу руководства, но иногда отлыниваю. Так, 2 дня назад он хотел, чтобы я был старшим над солдатами - больными отделения неврозов, разгружающими цемент (строится храм на месте кабинетов психотерапии и конференц-зала), но я, сославшись на "неопределенность", заставляющую меня покидать кафедру, убежал в детскую больницу, принимать детишек-наркоманов. На следующий день старожилы кафедры обсуждали ординаторов советских времен, которые уходили с отделения после восьми-девяти вечера, а ввиду отсутствия солдат, всю "черную" работу выполняли сами. Но тогда и ординаторы были приписаны к кафедре и не занимались факультетской работой или внимательным изучением предметов, опосредованно связанных с психиатрией. Да и заботы в советское время у офицеров были иного плана.
   Дождливое питерское утро. Моросит дождь. Серые островки снега уныло лежат на очертаниях газонов. Вереницы машин медленно ползут по проспекту Стачек, периодически подсигналивая друг-другу, дабы не заснуть. Как всегда, пробка в час пик. С рюкзаком за спиной, лавирую между прохожими и машинами, подрезая первых и щекотя нервы вторых, при перебежках на красный светофорный проблеск. От Комсомольской площади до Васильевского острова 10 км. На транспорте выходит 45-50 минут, бегом - 40-45. На полдороги разрядились батарейки МП3-плеера. Подзарядившись энергией утреннего города, захожу на отделение. Решил, сегодня сходить хоть раз на общебольничную конференцию, но не рассчитал утром с домашними сборами, да и проснулся на 10 минут позже обычного времени. В отделении встречает детский психолог Гера Асановна.
   - У нас много новостей, Вячеслав Иванович, и все плохие!
   - Я сейчас умоюсь после пробежки и зайду к вам, внимательно выслушаю.
   Душ для персонала отсутствует, но в ординаторской есть раковина и кран, которые периодически заменяют это неудобство.
   - Первая новость такая. Ночью сестра вытащила двух мальчиков из-под кровати девочек.
   -Фамилии негодников?
   - Папанин и Грузиков.
   Папанин 17-ти летний героиновый наркоман, третья госпитализация за последние два года, на иглу был подсажен младшей сестрой, которая сделала из него драг-диллера (распространителя наркотика). В больнице все знает, выглядит старше своего возраста и в отделении держится авторитетом, а также пользуется вниманием у девочек.
   Грузиков - толуоловый токсикоман с сопутствующей олигофрений в стадии легкой дебильности. Толуол - синтетический растворитель красок. Одно время был под запретом. Входил в состав клея "Момент", пока его не стали производить по финской лицензии. Теперь он входит в состав клея "Спрут", краски для обуви "Карат", а также продается в хозтоварах в чистом виде по стоимости 1 литр - 1,5 доллара. Обычно дети смачивают им бинт (тряпочку), которые вкладывают в футляр из-под фотопленки, где делают пару отверстий и вдыхают. При контакте с кожей оставляет небольшие поверхностные ожоги, полиэтиленовый пакет разъедает. Человека, употребляющего толуол, называют "фактор". После нескольких вдохов это зелья, развиваются галлюцинаторные образы - "мультфильмы" или меняются окружающие люди, обстановка. В день обычно к толуолу прикладываются 20-30 раз. Вызывает скорее психологическую зависимость, хотя изредка дети описывают картину абстинентного синдрома (боли в суставах, тошноту, слюнотечение) при его отмене. Токсикомания обычно заканчивается к 16-17 годам переходом в героиновую, канабиноидную (курение конопли) наркоманию. Хотя бывают единичные случаи взрослой токсикомании, что скорее является казуистикой. Кроме препаратов толуола, вдыхают бензин, краску-серебрянку.
   - Подаем обеих на выписку!
   - Грузиков меня послал на три буквы, но Папанин защитил меня и стукнул его в челюсть.
   - Папанина оставляем, Грудзикову скажем, что отправим его в милицию.
   - Дина ходила в ночной сорочке по отделению, дважды вытаскивали ее из палаты мальчиков, в том числе, и, из постели Папанина.
   - Добавим ей неулептил 30 мг в сутки и финлепсин 600 мг в сутки.
   Дина - 14 летняя девочка из детского дома, лежит пятый день с диагнозом: Психические и поведенческие расстройства в результате употребления алкоголя. Вчера беседовал с ее приемной общественной мамой и директором детского дома, которые подробно расспрашивали меня о методах лечения на нашем отделении. И в течение 30 минут уделял им внимания, объясняя про психотерапию, трудовую реабилитацию, медикаментозную коррекцию. Первые два метода имели очень низкую эффективность по отношению к ней. И не смотря на высокие дозы седатиков, она оставалась расторможенной в отношениях с мальчиками, за что и была вскоре выписана из отделения.
   - Третья новость. В 23.00 на отделение пришел бывший главный медицинский работник города и допытывался фамилию у дежурного врача, но тот не сдался. Через час приехал Мерседес с охраной, и привезли 14-ти летнего амфетаминщика. Его папа работает в администрации города и сейчас решает городские нужды в командировке. У мальчика проблемы с милицией.
   - Лечение назначили? Тестирование мочи проводили?
   - Пока нет, вас ждали...
   -Как Василий, Гера Асановна?
   - Ничего, хорошо. Ходит уже, только чрезмерно ласковый стал со всеми.
   - Феназепам ему больше не давали?
   - Нет, он еще от прошлой дозы не отошел...
   Василий - отделенческий кот. Их родилось пятеро у кошки с больничной кухни. Четверо всю зиму грелись на тепле от канализационного люка, а его принесла 6 месяцев назад начмед больницы. По мере его взросления стали появляться и проблемы с его содержанием на отделении. Он прыгал на стены, царапал медсестер, оставлял следы в укромных местах, периодически напоминая там о себе. От улицы общество его изолировало. На производственном совещании отделения, в связи с хулиганствующими поступками кота Васьки, большинством голосом решили его кастрировать. У меня был курсантский опыт по подобной операции, когда с другом на кухне проводил орхоэпидэктомию. У нас не было обезболивающих препаратов, и мы тогда его вводили в наркоз парами клея "Момент", от которого он дал обильную саливацию и последующую пену из пасти. Здесь же все было подготовлено. У меня есть походный продезинфицированный комплект нарколога-подшивщика. Скальпель, почкообразные тазики, пинцеты, кровоостанавливающие зажимы, иглы с лавсаном, стерильные тампоны. Местное обезболивание лидокаином, премедикация феназепам + димедрол внутримышечно. С феназепамом, правда, передозировали, но присутствующий на операции психиатр-консультант нашего отделения из педиатрической академии сказал, что у котов толерантность высокая. Пока психолог, педиатр-инфекционист и психиатр-консультант держали лапы, морду кота на стуле в ординаторской, я выполнял оперативное вмешательство. По-видимому, коту стало не по себе, и у него из пасти пошла пена. Педиатру-инфекционисту стало тоже не по себе со словами "Зарезали кота", она удалилась из отделения, сославшись на то, что ей надо преподавать студентам. Ну а мы доделывали операцию. Все прошло благополучно. Кот выжил. Но кому-то из сестер стало его жалко, и они по доброте душевной, заливали ему в пасть то феназепам, то димедрол, так как считали, что его мяуканье было похоже на плач. От этого у него развилась медикаметозная (токсическая) энцефалопатия, и его поведение стало неадекватным, что мы и корректировали.
   -Еще Князева ночью устроила истерику.
   Князева - 14-ти летняя бутарфанольщица.
   Бутарфанол - анальгетик, у которого есть опосредованное действие на мю-рецепторы. Продается в аптеке безрецептурно, стоимость 70 рублей/ампула. Когда я рассказывал об этом типе наркомании коллегам из США, они очень удивлялись российской законодательной базе и несколько раз переспросили "Правда, без рецепта?". Вызывает галлюцинации, физическую и психическую зависимость. В настоящее время существует отдельное направление среди молодежи - бутарфаноловые наркоманы. Князева - воспитанница детского дома. Она проходила лечение в дерматологическом отделении по поводу чесотки, затем в кишечном отделении нашей больницы по поводу хронического вирусного гепатита С, которым в настоящее время больны большинство наркоманов. После окончания лечения в кишечном отделении, мы решили ее перевести в наркологическое отделение. Вела она себя достаточно спокойно: содержала свои вещи в чистоте, в тумбочке порядок, постель заправленная, весь день что-то рисует или моет полы, проявляя инициативу, что несвойственно наркоманам. Перед выпиской (обычно курс лечения не составляет более месяца), ей захотелось остаться дальше у нас, несмотря на те ограничения, которые накладывает режим отделения. Детям разрешено курить лишь 5 раз в сутки, за каждое нарушение они лишаются очередного права курения, если нарушение существенное - "день без курения", что очень сурово для них. Им запрещены прогулки, так как склонность к побегу и бродяжничеству есть у каждого. И даже здесь они совершают побеги, выламывая доски из курительного коридора и прыгая с высоты 2-го этажа. К телефонным разговорам допускаются избранные, да и то не всегда. Это - награждение за "образцово-проведенный день", что подразумевает выполнение врачебных назначений, опрятный внешний вид, речь без нецензурных выражений и т.д. и т.п. Князева была образцом. Но звонить ей было некому, ее никто не посещал, в детском доме ее не ждали (последние 2-3 месяца она жила в притоне на квартире, где проживало 20-30 девочек-подростков-наркоманок, к которым приходили ребята.
   - В чем это выражалось?
   -Орала на все отделение после отбоя диким голосом, что не поедет в детский дом и требовала укол успокаивающий.
   - Она же была три недели спокойной, полы, стены мыла, рисовала, образец для подражания.
   - Не знаю, как объяснить... Говорит, что не хочет выписываться в детский дом. Ей у нас понравилось. Подружилась с Александрой, - не разлей-вода.
   Александра - 14-ти летняя алкоголичка с 5-ти летним стажем употребления, страдающая ожирением, гепатитом и ядерной психопатией. Со слов, ее дневная норма 1 литр водки или пива "сколько будет", "а можно и все вместе". При наличии бутарфанола, стимуляторов, толуола, последние также оприходуются. Родители в тюрьме. В прошлом году в знак "неразделенной любви к мальчику", осколком стекла в течение недели нанесла себе 46 глубоких порезов на предплечьях. В отделении не удерживается и находится под постоянной седацией аминазина с димедролом и неулептилом. Тем не менее, это не помешало ей следующей ночью в знак протеста против выписки подружки, осколком стекла нанести себе восемь глубоких порезов в области правой голени. Объяснила это "невниманием дежурного медперсонала к ее горю". Шить было поздно, так как сообщила об этом на вторые сутки, а "стучать у них не принято". В последующем она заявила, что "если мне будет плохо, я дальше буду продолжать резать кожу или разобью стекло...". Пришлось связываться с дежурным психиатром по городу и решать перевод ее в психиатрический стационар. В детской психиатрии на Песочной отказали в приеме, "у нас не оборудовано под таких детей...", пришлось вызвать бригаду из взрослой ПБ Скворцова-Степанова.
   Захожу на отделение. Громко поют "фабриканты" из телевизора. Сидит Папанин, на его коленях лежит полуобнаженная Дина, спустившая кофточку на талию. Медсестры не видно. Доходчиво объясняю правила поведения в детском лечебном учреждении. Назначаю литические смеси обоим.
   Звонит начальник отделения клиники.
   - Вячеслав Иванович, постарайтесь прибыть пораньше. Начальник клиники делает обход у нас на отделении.
   - Хорошо, Иван Андреевич, буду через 40 минут! Хотя понимаю, что через 40 минут меня там еще не будет. Надо оформить первичный осмотр и сделать назначения на амфетаминщика, двоих выписать, посмотреть Иванову Варю, которая второй день в абстиненции (ломает с 3,5 грамма героина).
   Захожу в отделение перед уходом в академию. Алексеенко -15-ти летний толуолщик, доставленный из приюта, со словами "Все надоело, хочу домой...", долбит в стену кулаком. Таким образом, он хочет склонить меня к его выписке.
   - Если ты еще раз ударишь в стену, мой кулак аналогичным образом ляжет тебе на голову! Тебе все ясно?
   - Я хочу выписаться!
   - Отправлю только в психушку!
   - Не хочу в дурдом, хочу в детский дом, я здоровый.
   - Там и решат, здоровый ты или нет.
   Успеваю дописать ему в лист 1000 мг финлепсина (по 1 таблетке 3 раза + 2 таблетке на ночь).
   Во второй палате лежит Дина на кровати с Папаниным, обнимаясь-целуясь.
   -Это, что такое? Вам, что не понятно было сказано. Девочки в палате для девочек, мальчики - на своей половине. Будете наказаны!
   - Она сама ко мне пришла, я не виноват!
   - Тем хуже для тебя, Папанин. Тебе еще и джентльменства не хватает...
   Наставления перед уходом.
   - Гера Асановна, дозвонитесь до детского дома в Пушкине, пусть заберут Дину. Если приедут сегодня, не забудьте сказать сестре, чтобы не давала ей неулептил, если завтра, - на ночь инъекцию аминазина.
   - Вячеслав Иванович, Князева опять грубит.
   - Сколько лежит?! 22 дня. Справка в кармашке истории болезни. Поставьте дату и на выписку. Я убежал. У меня обход профессором. Постараюсь быть к обеду.
   - Не переживайте, я буду здесь до 18-ти.
   Спускаюсь по лестнице. Звонок от начальника отделения.
   - Вячеслав Иванович, у Колосова (реккурентное депрессивное расстройство) появились боли в правом бедре. Звонила его жена. Они хотят выписаться, боятся тромбофлебита справа. Подготовьте за сутки справку, выписной эпикриз, рецепт, больничный лист и отдайте заместителю начальника клиники на проверку.
   - Хорошо Иван Андреевич, буду через 20 минут!
   Сажусь в маршрутку. Звонок от начальника курса.
   - Вячеслав Иванович, вы, где вчера были?
   - Как где, на итоговой конференции в клубе.
   В клубе академии проводилось ежегодная итоговая конференция, посвященная работе клиник. Достаточно интересное подведение итогов, отражающее работу каждого заведения в отдельности и в целом, но когда дошло до отчета тыла, я решил, что более интересов нет оставаться.
   -А почему вас не было на построении перед конференцией?
   - Я был, еще с вами поздоровался. А потом сидел на последнем ряду и видел, как вы несколько раз заходили в зал и контролировали личный состав.
   - А 15.00 часов, почему вас не было на построении?
   - Я об этом не знал, вы не доводили. Мне позвонили из отделения в 13.30, сказали, что жена больного хочет со мной побеседовать о состоянии здоровья ее супруга.
   - Плохо, товарищ подполковник! А почему сегодня в 7.30 вас не было на построении в учебно-лабораторном корпусе?
   - Я об этом также не знал!
   - Так вот знайте, из-за таких, как вы, которые уходят раньше времени с итоговых мероприятий, весь курс будет отныне строиться в 7.30 в УЛК, пока мне не надоест, и я не отменю! Вам все ясно?
   - Так точно, товарищ подполковник.
   Забегаю в отделении. Все в напряжении. Начальник кафедры проводит обход больных. Успел почти вовремя. Осмотрена только одна палата. Пытаюсь найти свои истории болезни. Спустя три минуты докладываю.
   - Майор Козлов. Повторная госпитализация. Находится в клинике с 11 февраля. Командованием части направлен на ВВК (военно-врачебную комиссию). На фоне проведенного лечения сохраняются жалобы на страхи и навязчивости. На дальнейшее прохождение службы не целенаправлен. Осмотрен врачами-специалистами ВВК. Осталось проведение внутривенной урографии, осмотр урологом, хирургом.
   - Сколько у вас выслуги, товарищ майор.
   Этот вопрос он ему задает в третий-четвертый раз, практически на каждом обходе.
   - Да, уж, 25 лет есть.
   - А жильем обеспечены?
   - Нет, планирую получить жилищный сертификат....
   - Так вот знайте, ваше заболевание дает первоочередность на получение жилья!
   - Спасибо, товарищ полковник.
   Дает то дает, согласно приказу Министра Обороны. Только некоторые ожидают его получение 2-3 года, да и при соответствующем росте цен на недвижимость в городе, он покроет стоимость квартиры менее чем на половину. А если ждать квартиру, то может пройти и не один год. Поэтому уволенные по болезни, не могут уволиться из ВС и ежегодно госпитализируются в клинику для подтверждения решения ВВК.
   Завершился обход в ординаторской длительным монологом начальника. Отделение большое. Вся нагрузка ляжет на вас. Ориентируйте своих больных на дневной стационар. На кафедре неврологии в дневном стационаре лежит 60 больных, а нас 10-12 человек. С картинками это хорошо. В подвале у сестры-хозяйки есть старые картины. Посмотреть, что подойдет и повесить. Вы были в багетной мастерской на Черной речке (вопрос был ко мне, я мимически я ответил, что не был). Посмотреть там дешевые рамки и повесить свою акварель. На втором отделении лежит профессиональная художница, заинтересовать ее в облагораживании кафедры. (При поступлении художница еще могла что-то рисовать, но массивная нейролептическая терапия исключила ее из жизни). Был я одной западной клинике. Больные ухожены, красиво одеты, чистенькие, улыбаются. Мед. персонал улыбается, аккуратный. В отделении играет приглушенно классическая музыка. Почему мы не можем. Вы ребята в технике подкованные. Поставить МР3-диск и пусть 12 часов играет. Вся надежда на клинических ординаторов! Да, вы (обращается снова ко мне, думаю, что он не знает моих ФИО) поднимались в храм, фотографировали его возведение. А про лестницу не забыли.
   В XIX веке, когда еще не было клиники военно-полевой терапии, отделения эфферентной медицины, все наше здание, построенное профессором Балинским почти два века назад, занимала клиника психиатрии. В конференц-зале ВПТ (военно-полевой терапии) был храм, где совершались богослужения. XXI век. Ординаторы, как рыбы в бочке - 6 человек на 16 м2. Беседуем с больными в палатах, с родственниками - в коридоре на кушетке. В течение последних месяцев ведется строительство нового храма на кафедре. На месте 2-х кабинетов психотерапии, конференц-зала и санитарно-гигиенической комнаты решили его разместить, убрав стены-перегородки, наняв армянских гастробайтеров. Работы ведутся и днем и ночью. Уже приходили священнослужители, которые будут нести там службу, освящали это место. Моя задача - протоколировать строительство фотосессиями с тем, чтобы потом выпустить буклет, "Что было, как стало...".
   После его ухода все спокойно передохнули. Для снятия напряжения пошли пить чай в буфет. Влас Котин клинорд третьего года обучения. Сколько его знаю, постоянно тревожится о распределении. В сентябре он расспрашивал меня о психиатрии Северного Кавказа. В марте ему предложили (пообещали) место на кафедре, при условии, что он защитит кандидатскую диссертацию на тему "Использование многомерного скринингового опросника на курсантах начальных курсов академии". Сколько этих опросников было придумано!? А будет ли время. Когда в декабре месяце осматривал солдат-призывников в артиллерийской учебке, в день приходило по 100-150 человек. Время, затраченное на одного солдата, составляло 1-2 минуты, к 15.30 я оканчивал прием. Метод, которым я пользовался, был один - беседа и беглый осмотр лица вошедшего. 10% осмотренных я "забраковывал" по психическому здоровью, после того, как осмотр личности ставил сомнение. Если возникали затруднения, то вопрос "сколько будет умножить семь на восемь?", частично давал ответ на дальнейшую боеготовность рядового.
   - Скажи, Вячеслав, если тебя оставят в академии, согласишься?
   - Не задумываясь.
   - А жилье, квартира. Вот ты снимаешь, квартиру, сколько платишь?
   - По знакомству, немного.
   - А деньги где берешь? Работаешь, наверное, где-нибудь?
   -Военнослужащим запрещено принимать участие в работе коммерческих организаций и заниматься иной трудовой деятельностью. Жена работает, родители помогают.
   - Да, везет тебе. А я не знаю, как жить, если летом из общаги погонят. Всех, кто остается в академии, обязали к маю найти себе жилье и освободить комнаты в общежитии. Что делать, не знаю. Надо работу искать...
   После возращения из буфета встретил начальника отделения.
   -Вячеслав Иванович, вы займетесь картинами?
   - Иван Андреевич, я ведь только в фотографиях разбираюсь.
   -?!
   -Хорошо, а как найти сестру-хозяйку?
   - Ее номер телефона есть на мобильном у дежурного врача, а ее комната в подвале под 5-м отделением.
   Спускаемся с двумя моими больными-помощниками в подвал. Комната Нины Павловны закрыта. Звоним мужу Нины Павловны, мастерская которого неподалеку.
   - Не видели Нину Павловну?
   - А что ее нет у себя? Давайте посмотрим... Да точно нет, может в канцелярию ушла.
   На полпути к канцелярии встречаем Нину Павловну.
   -Нина Павловна, начальник кафедры приказал картины в 1-м отделении повесить, разрешите посмотреть.
   -Давно пора, а то жаль их, гниют потихоньку, да рвутся, когда их перекладывают.
   Спускаемся в подвал, открываем склад ненужных вещей, где вперемешку с разбитыми люстрами, мебелью, посудой, моющими средствами внавалку, покрытые пылью, лежат произведения искусства. При осмотре выясняется, что пыль подействовала на них не лучшим образом, что на многих полотнах порезы, лепнина рам отвалилась. Кое-как мы смогли выбрать пять картин, и перенесли их в отделение на ознакомление начальнику отделению, который две из них забраковал по причине мелких ранений полотна. В полумраке подвале эти дефекты были пропущены.
   - Где будем вешать, Иван Андреевич?
   - Смотрите сами, Вячеслав Иванович, можно в комнате отдыха.
   Обращаюсь к больным солдатам отделения, которые лежат здесь по три-четыре месяца в ожидании того, когда их свидетельство о болезни будет рассмотрено и утверждено в ЦВВК (г. Москва) с вопросом о том, где можно найти инструмент.
   - У мужа Нины Павловны.
   Спускаюсь в подвал, и через 10 минут разговоров у меня в руках появляется дрель, дюбеля, шурупы, отвертка, плоскогубцы. Но, прибыв на отделение, я обнаружил, что солдат забрали на перенос мебельного мусора из подвальных помещений 2-го отделения.
   На мой вопрос к медсестре, сколько они по времени будут работать, последовал ответ - "До вечера! И вообще, сколько можно бедных мальчиков эксплуатировать?". Но здесь заступилась старшая медсестра. "Да, Вячеслав Иванович хочет картинки повесить в нашем отделении. Пусть мальчики поработают...".
   Вспоминаю, что мне нужно еще подготовить пять обходов начальником кафедры в историях болезни. В ординаторской на 2-х компьютерах плотно засели коллеги. Что ж буду писать от руки. Заходит медсестра, обращаясь к начальнику отделения.
   - Перевели больного из реанимации, в какую палату класть?
   - А он кто?
   - Говорит, что полковник.
   Кто-то вспоминает, что он из штаба, начальник финансовой службы, за него хлопочут некие генералы, был в 2-х недельном запое. После звонка начальнику, в люкс.
   - Вячеслав Иванович, возьмете больного.
   -Да-да, конечно!
   Тут я понял, что до детской больницы я сегодня не доберусь. После звонка психологу и уточнения обстановки на отделении, несколько успокоился и принялся строчить обходы.
   Больной оказался несложный. Конфликты на работе, в семье, повышенные служебные нагрузки, стрессы, бытовые неурядицы, смерть близкого друга. Все это привело к невротизации и дальнейшему злоупотреблению с уходом от реальной жизни. Короткая беседа формального характера. Видно, что настроя на лечения нет. Смысл - снять запой и скорее в строй или еще куда-нибудь. Расстались хорошо. Приемный эпикриз, новые назначения.
   Звонок от Саши Зайцева - ЛОР-врача.
   - Приехал Зезюкевич, мы тебя ждем внизу.
   Саша Зезюкевич - начальник инфекционного отделения Ханкалинского госпиталя, решил в этом году поступать в клиническую ординатуру академии и привез личное и учебное дело в приемную комиссию академии. Я ему предложил на время пребывания в городе остановиться у нас дома.
   - Хорошо, сейчас буду.
   По пути забежал к профессорам, поставить подписи в истории болезни на обходе выписывающегося больного, зашел в канцелярию за больничным листком, но там никого не было. Короткое приветствие и 10-минутный передых. Вечером решили идти в сауну - обсудили планы.
   Звонок из НР (хьювлит паккард).
   - Вячеслав Иванович, вы вчера оставляли заказ диспетчеру на ремонт карманного компьютера НР. Куда нас курьер может подъехать за ним завтра.
   - До 12-ти буду по адресу Лвининская 19, клиника психиатрии, после 13-ти на Васильевском острове.
   - Хорошо, мы подъедем на Васильевский, диктуйте адрес...
   -Это правда, что КПК будут чинить в Голландии?
   -Да, ориентировочный срок 6-7 недель. В России их не чинят. Не забудьте вынуть из него стилус, карту памяти и хорошенько упаковать.
   Две недели назад подарил Наде к 8 марта КПК. Но, проработав 10 дней, он перестал реагировать на стилус, да и синхронизировать с компьютером его не представлялось возможным. Мы обошли три сервисных центра, трижды я обращался в магазин РИК с просьбой о замене покупки, но чего я смог добиться - оставить запись на двух страницах жалобной книги магазина.
   Ординаторская свободная. Кто на консультациях, кто на перекусе в буфете, кто беседует с больными. Компьютер свободный и я погружаюсь за выписные документы. На этой неделе вышло постановление начальника кафедры, что в связи с неудовлетворительной работой одного из клинического ординатора 1-го отделения, выписные документы подавать его заму за сутки до выписки, чтобы он мог, не спеша их проверить и внести коррективы. Мы тогда долго гадали, кто из нас двоих назначил больному "прием трифтазина курсом...", забыв приписать корректоры, и больной с нейролепсией попал в психбольницу. Это грозно смаковалось на пятиминутке без названия фамилий. Почти час все врачи находились в напряжении, проверяли выписные на компьютерах, судорожно перемалывали в памяти выписных за последние два месяца, но виновника не нашли, пока Сергей Андреевич не прояснил ситуацию. Больной был, клинического ординатора, лечившего его не было, так как его лечил врач постоянного состава, трифтазин был, корректоры больной забыл принимать. Но объяснять теперь уже поздно, да и не зачем, ситуация разрешилась...
   Сегодня четверг - заседание кружка студентов, курсантов ВНОКС. С понедельника обдумывал тему. Решил остановиться на аддиктивной патологии. Как раз в реанимации лежит дедушка с синдромом зависимости от алкоголя, третьей стадии (если по старой классификации), что являлось очень показательным, как его личность, так и его результаты анализов, физикальные данные. Обзвонил начальника четверки. Там предложили амфетаминщика-героинщика с сохраняющимися в течение 2-х месяцев голосами. На двойке предложили даму бальзаковского возраста с еще сохранившейся интеллигентной внешностью, но она сказала, что видела такой "цирк" с соседкой по палате, после которого последняя не могла долго уснуть. Удивляет подобная нежность натуры на фоне 2-3-х литров употребления вина в сутки... Думаю, что нам и этого будет предостаточно.
   Подготовил справку, выписной эпикриз. Зам.начальника стал проверять. Он обычно это делает с чувством и длительно. Посадил меня возле себя в кабинете.
   - Энап, с двумя буквами а?
   - Нет, с одной.
   - А почему у вас две? А это что такое? Почему в "рекомендовано: прием препаратов записан повторный биохимический анализ крови? Иван Андреевич проверял? Или вы меня здесь за кого держите? Идите, исправляйте! Нет, постойте, дайте еще раз перепроверю!
   В это время кто-то из незнакомых мне, но, по-видимому, достаточно известных узкому кругу руководства, заходит в кабинет.
   - Вот, Сергей Петрович, хочу оформить госпитализацию в дневной стационар. С завтрашнего дня в отпуске, начальство не отпускает, на вас надежда.
   -Хорошо. Сейчас Вячеслав Иванович напишет осмотр за дежурного врача.
   До начала заседания кружка 10 минут. Что ж надо спешить. Смотрю в направление. Органическое заболевание головного мозга. Травма головы, полученная при подрыве неустановленного взрывного устройства при выполнении боевой задачи в Чеченской Республике. Все достаточно банально. Сколько таких "травм" прошло через медбат, а затем через психоневрологическое отделение, начиная от начальников штаба батальонов, заканчивая замами начальника округа. Столько реальных взрывов в Чечне не был в сумме за всю компанию. Не задавая лишних вопросов, пишу осмотр, уже заходят курсанты в конференц-зал.
   Сегодня много новеньких. Большинство - студенты академии. Если подсчитать по журналу посещений наберется человек 60-70. Записываю новеньких кружковцев. Коротко об алкоголе, симптомах болезни, подробнее о лечении. Идем в реанимацию смотреть больных. Дедушка 60 лет, истощенный, в памперсе. Признаки интеллектуальной деградации, распада личности. Показываю печень, перкуторно постукивая по передней брюшной стенки пальцами, + 4 см из-под нижнего края правой реберной дуги. В биохимическом анализе крови лактат, билирубин, ферменты повышены в сотни раз. Да, несладко приходится организму. Дополнительно ожоги, полученные в пьяном беспамятстве. Прогноз для жизни сомнительный. Каждому хочется заглянуть в историю, прикоснуться к больной печени, задать вопросы. Дедушка отвечает невпопад, мозг так и не вышел на уровень чистого сознания за эти две недели пребывания в стационаре.
   От дедушки переходим к героиновому наркоману. Он был незапланирован на сегодняшнее занятие, но его открытое улыбающееся лицо молодого человека лет 20-ти без внешних признаков безумия, так и подмывало задать ему вопрос "А как вы здесь оказались?". Безумие было раньше. Психоз, обусловленный передозировкой героина. Родом из Казани. Разнес всю мебель в гостиничном номере. В его памяти события заменились на более пристойные. "Семья разваливается. Доза высокая. Хочу бросить. Сам пришел".
   - А почему в реанимации?
   - На четвертом отделении (наркологическое отделение клиники) много наркоманов, которые будут тему гонять. У меня там желание будет обостряться. Мы с психологом решили, что так будет спокойнее для меня.
   О том, что в течение недели он был в психозе и на капельном галоперидоле, энграмы памяти не отреагировали. Студенты-курсанты устроили ему перекрестный опрос. Где брал, сколько стоит, какие ощущения в период опьянения, как быстро подсел на систему, покажи дороги.
   - Какие ощущения во время ломки?
   - Представьте себя мокрым выкручивающимся полотенцем, подвешенным на веревке вниз головой, у которого грипп, дизентерия и ревматизм одновременно.
   Да, сравнение было оригинальным, но доходчивее того, о котором пишут учебники наркологии.
   Затем перешли на наркологии. Старый знакомый Андрей. Мы его смотрели в сентябре. Он тогда сидел на стимуляторах. В ноябре, спустя месяц после выписки из клиники, перешел на героин. Две недели назад появились в голове голоса, которые "то помогали, то мешали жить" и он запутался в реальности происходящего с ним.
   - Бывало, придешь на кухню и не знаешь зачем. А голос говорит, - "Налей чаю" и вспоминаешь, что действительно хотел чая.
   Беседа не клеилась. У больного признаки интоксикации (головокружение, бледность кожи, сухость во рту, заторможенность, тремор рук). Думаю, что на сегодня все. Пора заканчивать заседание кружка. Полтора часа достаточно для факультативного занятия, хотя по некоторым лицам вижу, что они готовы заниматься еще. Но, увы. Дальше по плану сауна, встречи с друзьями, отдых.
  
  
   31.03.2006 г.
  
   Пятиминутка в клинике. Вошел начальник. Все встали, скрипнули сиденья кресел, пропал смех и разговоры перешли на шепот. Докладывает платный клинический ординатор - Елена.
   - Дежурство с 30 на 31. Состояло всего..., по отделениям..., поступило...., переведено...., выписано..., консультированы...., вызовы в отделение..., заканчивает "санитарное состояние буфета хорошее, качество пищи удовлетворительное. Антитеррористические мероприятия выполнялись в полном объеме, клиника обходилась своевременно..."
   - А какие мероприятия по антитеррору вы проводили?
   -Осматривала чердаки, обходила подвалы, территорию снаружи...
   - И чердаки смотрели?
   -?! Слепки печатей на замках в чердачных помещениях.
   - А как территорию обходили?
   - Закрывала и открывала ворота в указанное время.
   - А скажите, в каких кабинетах были окна открыты.
   - Не знаю.
   -О каких мероприятиях по антитеррору может идти речь в таком случае? В моем кабинете было открыто окно, в кабинете Федора Ивановича. А если бы кто-нибудь что-нибудь забросил? Сергей Петрович проинструктируйте, пожалуйста, всех помощников дежурных врачей. У кого какие вопросы, объявления? Хорошо останьтесь категория клинические ординаторы.
   - Я вас здесь не просто так оставил. Сейчас, вы знаете, на кафедре ведется строительство храма. С сегодняшнего дня мы начинаем курс лекций по христианской антропологии, которые будут читать священнослужители. Я считаю, что строго обязательным будет посещение этих занятий. Федор Иванович, а почему так мало обучающихся.
   Встает Федор Иванович, начинает пересчитывать сидящих. Выходит половина. У кого наряд, у кого машина в пробке застряла, кто проспал, кто на работе задерживается.
   - Так передайте всем опаздывающим, к 10.30 у меня на столе лежат их объяснительные. Вы отвечаете за первый курс, вы - второй, вы - третий. Вы 15.30 все собираются в конференц-зале с рабочими тетрадями, передайте отсутствующим. Я лично возьму на контроль.
   Встречаю в коридоре своего сокурсника. Он где-то по ночам работает. Передаю ему депешей все происходящее. На духовных лекциях я не смогу присутствовать. Передай, что у меня тренировка к параду. От парада я смог откреститься, сославшись на семейные причины, но использую это как временное прикрытие на кафедре. В 13.00 мне надо быть на Васильевском. Сегодня последний день заведывания. Надо оформить поступление - выписку, проконтролировать вчерашний день, дать указания на выходные.
   Трое поступлений, пятеро детей выписано за два дня. Делаю назначения, описываю первичные осмотры, справки, эпикризы, дневники. Почти четыре часа в режиме нон-стоп. Все, остальное оставляю на завтрашнее суточное дежурство. Приятно пройтись по Большому проспекту в погожий солнечный день. Невозможное было выполнено. Вроде бы без недоразумений. Работа отделения шла полным ходом, по показателям опережая февральские-январские цифры, в академии продолжал также вести своих 5-6 человек, с которым каждый день общался, вел дневники в историях болезни, выполнял парамедицинскую работу, принимал участие в жизни факультета, вел студенческий кружок. Единственное, от чего пришлось отказаться - это от практики в "Интрарамеде", но и то это произошло не только из-за моей загруженности.
   Постепенно я отказался от наркологических вызовов, перейдя на психотерапевтические. Это и спокойнее и позволяет день планировать более гибко. Затем, были несостыковки с руководством по поводу моих способов кодирования и проведения провокационных проб. Директор хотел, чтобы я принимал больных в пригородном кабинете, что в полутора часах от города. Я неоднократно указывал ему на низкую эффективность такой работы. Как может работать кабинет психотерапевта-нарколога, если вместо вывески на входе висит "типография", отсутствует сантехника, кушетка, запах и стиль медицинского учреждения, да и нет соответствующего оборудования. Ведь, порой, лечат не столько имя и личность врача, сколько вначале начинают лечить стены, а затем лишь присоединяется сам врач. Ведь недаром доктор Довженко, лечивший в 80-х алкоголиков со всего СССР, арендовал себе ханский дворец в Феодосии. Стал ли он так известен, если бы кодировал больного или подшивал Эспераль на дому?! Затем кто-то из клиентов сказал руководству о том, что я раздаю свои визитки. Да и как можно раздавать от руки нарезанные, монохромные визитки фирмы с номерами пригородных телефонов. Ну, а переполняющей каплей послужила моя критика директора по отношению его методов лечения больных шизофренией в присутствии его подчиненных. Курсант был интересен тем, что в фабулу его бредового синдрома легли персонажи нашумевших на всю страну кинофильмов "Ночной дозор", "Дневной дозор". В зависимости от геомагнитных факторов земли, они давали о себе знать всплесками продуктивной симптоматики. Методы были взяты из литературных источников 50-ти летней давности, включали в себе "растормаживающие процедуры", "пирогенал", "ноотропная терапия в сверхмаксимальных дозах", как он объяснял для "оттачивания симптомов". Последний его клиентом был курсант одного из элитных ВВУЗов города, 2-х месячное лечение шизофрении с использованием указанных способов не улучшили его состояния. На мое замечание по поводу того, что "его нововведения не соответствуют стандартам", последовало то, что если, что "всегда можно переписать...".
   Затем была несостыковка, связанная с проведением семейной психотерапии, когда мне необходим был кабинет в городе, а фирма, с которой был составлен договор субаренды, отказала в последнем.
  
   Что хочет женщина?
   Доктор, мне нужен гипноз!
  
   Звонок от диспетчера Ирины.
   - Вячеслав Иванович, звонит клиентка, говорит, что ей нужна помощь гипнотизера. Я ничего не поняла из ее разговора. Возьметесь?
   - Да, секундочку, сейчас включу диктофон, диктуйте номер телефона.
   Ольга, 48 лет. Воспитывалась строгой матерью, в условиях гиперопеки. По образованию химик-технолог. Последнее место работы посудомойщица в кафе. В течение года не работает. Дважды была замужем. Первый брак "из-за продвижения по службе и работы за границей". Продолжался 1,5 года. В близкие отношения не вступала. Со вторым мужем встречалась со школьного возраста. Продолжительность второго брака 22 года. Двое детей, 20 и 18 лет. Муж - бывший военнослужащий. Работает на двух работах в сфере охраны.
   - Мне нужно, чтобы вы помогли мне вернуть моего мужа... Загипнотизировать, чтобы он был только моим.
   - Боюсь, что вы ошиблись. Я использую суггестивные методы, но только в лечебных целях.
   - Я заплачу большие деньги. Я целый год копила, всю жизнь ждала, ради такого случая. Сколько стоит ваш сеанс?... Я заплачу вам в 10 раз больше, чем стоит один ваш сеанс.
   - Спасибо, но у нас есть утвержденный прейскурант. Я повторяю, что мужей я не привораживаю, это по другому адресу. Откройте бесплатную газету, найдете телефоны.
   - Я уже обращалась, мне везде отказывают.
   - Хорошо, расскажите, что произошло, и какая необходимость такого отчаянного поступка?
   - Это очень долгая история. Мы могли бы встретиться.
   - Да, но наша встреча будет платной, согласно расценок. Диспетчер вам объяснит, сколько это будет стоить. Записывайте адрес. Завтра в 19.00, вас устроит?
   - Огромное спасибо!
   Скромно одетая женщина, не пользующаяся косметикой, сухощавая, с озабоченным, тревожным выражением лица. Что ее привело к врачу?
   Сбивчивым, срывающимся на плач голосом она поведала свою жизненную историю. Детство, юность, зрелость и приближающая старость. Мужчины, которые не давали ей прохода. Красота, постепенно укрывающаяся под одеялом морщин. Первый брак и разочарование. Бегство от мужа из Чехословакии. Второй муж, знакомый с юных лет, но на три года младше ее. Женитьба, дети, гарнизоны. Чужой и враждебный мегаполис. Проблемы с работой, пропиской, жильем. На все это наложились измены супруга, "замечаемые" на протяжении всего замужества. Страх потерять семью, оставить детей без отца. Беседа о ее жизни продолжалась два часа. Я слушал, записывал нюансы, ощущая себя не сколько психотерапевтом, сколько священником, к которому пришли на исповедь, отключившись от канонизированного психотерапевтического часа и постулатов. Время позволяло, на сегодня это была последняя встреча.
   - А что вы хотите от гипноза?
   - Я хочу, чтобы он сознался во всем. Чтобы он рассказал, как он изменял мне, с кем, когда, при каких обстоятельствах, почему избегает меня, моего общения...
   - Для чего, если у вас есть доказательства его измен, вы можете решить этот вопрос в судебном порядке. Зачем вам гипнотизер?
   - Я хочу, чтобы вы ему задавали вопросы, а он отвечал на них. Чтобы вы записали его ответы на диктофон и передали пленку мне.
   - Это противоречит моим принципам работы. Я никогда не соглашусь на подобное.
   - Я заплачу вам.
   - Есть моральные и этические принципы, которые не могут нарушаться. Деньги - это вторичный показатель... А для чего вам нужны его ответы на пленке?
   - Понимаете, когда он станет инвалидом. А он им станет, у меня есть факты, что он подвергся на шахте радиоактивному облучению, я буду за ним ухаживать. Буду много работать, содержать семью. И включать магнитофон с этими записями. Он испортил мне мою молодость, я хочу отомстить ему в старости. Он будет слушать, плакать, а его буду утешать и ухаживать...
   - Почему бы просто не развестись, если ваш брак не сложился?
   - А дети, им нужен отец.
   - Ваши сыновья учатся в институте. Еще немного и у них будут свои семьи.
   - Да, но мне тяжело будет создать новую семью. Конечно, на меня еще обращают внимание и оглядываются. Но вы посмотрите во что я превратилась. Чучело, пугало. Это пальто было подарено мужем на годовщину свадьбы, это платье досталось от мамы, я не говорю про белье.
   - В ваших силах себя изменить. Найти работу, одеваться и жить с другими устремлениями и предпосылками.
   - Я не смогу. У меня высшее образование, но найти в городе работу практически невозможно. Последнее место работы было посудомойщица. Но кафе закрылось, меня уволили.
   - Невозможно сидеть и ничего не делать. Есть биржа труда, Интернет, газеты. Соглашайтесь на то, что вам под силу.
   - Спасибо за совет, я подумаю над этим. Но я пришла к вам за другим. Умоляю, выполните мою просьбу и моей благодарности не будет границ.
   - Я помогу вам. Но с условием. Без диктофона. Без фанатизма. Гипноз - это не палочка-выручалочка. Это в телевидении происходят чудеса. Я же корректирую психологические проблемы и словом оказываю терапевтическое воздействие. Напишите на бумаге, что вы хотите от этого метода лечения. Какие вопросы я должен задать вашему супругу. Что он сам думает по этому поводу?
   - О, он очень хитрый и подлый человек!
   - Напишите, принесете на нашу следующую встречу. Тогда я приму окончательное решение. Лучше, если вы придете вместе с мужем.
   - Большое спасибо! Я почувствовала облегчение после нашей беседы. Никто так внимательно меня не слушал.
   - До встречи.
   Ольга принесла и вопросы и пожелания. Когда я увидел их, я мысленно содрогнулся. 35 страниц печатного текста формата А-4! 50 пунктов сгруппированных вопросов. Два вида разыгрываемых ситуационных решений поимки неверного супруга. Я оставил их для себя под предлогом изучения. Никогда не встречал такой изощренной мести. Казалось, что женщина на протяжении всего брака записывала их в дневник и спустя 20-ти летнее терпение и молчание, решила пойти в контратаку.
   - Вы знаете, Ольга Ивановна, я не смогу задать такое количество вопросов вашему супругу во время сеанса. Ведь для того, чтобы это прочитать потребуется несколько часов. Сеанс ограничен во времени. Запасы эндорфинов, выделяемых во время лечебного сна, имеют свойства истощаться.
   - А вы ему что-нибудь уколите. Есть ведь такие препараты, которые могут продлить гипноз!
   - Есть, но они запрещены законодательно.
   - Вы все равно прочтите их, а затем выберите, что больше подходит, и задавайте по ситуации. И я попрошу диктофон. Иначе я старалась насмарку.
   Некоторые вопросы.
   1. Ты женился, будучи на 4 курсе? Первая близость была с женой до свадьбы? Что тогда с женой было не так? Почему тогда открыто не поговорил с ней об этом... Любовь тоже исчезла без следа?
   2. До женитьбы у тебя были близкие отношения с женщинами? На первом курсе? Имя своей первой женщины помнишь? Когда и где ты с ней познакомился? Это была долгая или мимолетная связь?...
   3. Когда и где ты познакомился с Наташей? С ней у тебя тоже были близкие отношения? Долго?
   4. С бывшей подругой Никитина - Еленой - у тебя были близкие отношения? Эта связь длилась долго? Когда началась, когда закончилась?
   12. Когда ты говоришь жене, что любить можно и двоих и троих, ты себя имеешь в виду, т.е. из собственного опыта знаешь? "Это гулянье, измены - тоже надоедают", - это твои слова? А что же тебе за столько лет не надоело? Может в этом смысл твоей жизни? Ты же считаешь себя порядочным только потому, что не бросаешь детей?
   13. У меня нет сомнений, что твоя жена любила тебя и верила тебе, поэтому, преодолев все трудности, она вышла замуж за тебя и верила тебе, поэтому она всегда была верна тебе. Ты лишил всего своих детей и жену. Мы заслужили такого предательства?
   17. В первый год службы т участвовал в каких-то опасных для здоровья работах? Вас предупреждали, какие негативные последствия возможны после такой работы? Ты добровольно согласился на эти работы?
   20. Как развивались ваши отношения после отъезда жены? На чем настаивала любовница?
   22. Где и с кем ты встречал 1996 год? Твоя любовница приезжала на зимние каникулы?
   48. Сколько любовниц у тебя было и кто именно в 1995 году? А в 1996 году? А в 1997 году?
   50. За пять лет, что вы прожили в Астрахани, ты бывал близок с другими женщинами? С кем?
   Отдельным приложением следовали ситуации поимки неверного супруга, с использованием фотокамеры.
   1. Как-нибудь во время твоего дежурства жена позвонит тебе и скажет, что завтра уйдет в ночь (а это будет выходной) поработать. Ты сразу же договоришься с любовницей о том, чтобы она после твоего дежурства поехала с тобой утром и посмотрела, где ты живешь, скажешь, что это может пригодиться. Пусть запоминает дом и парадную, где ты живешь и номер квартиры. И пусть сразу же уходит и едет, куда ей надо, и ждет звонка от тебя, во сколько ей прийти.
   2. Когда утром придешь домой, ложись спать, потом иди в магазин. Придешь из магазина, жена уже уйдет. Поешь, позвони любовнице насчет времени прихода и ложись спать, жди ночного свидания.
   3. Но время прихода можно заранее обговорить, например, удобно в половине первого ночи. Все уже будут спать. Ты же заранее откроешь входную дверь и будешь выглядывать в окно. Она может подъехать на такси. Встретишь ее на лестнице, покажешь, куда быстро можно пройти, тихо закроешь входную дверь, а потом и дверь в вашем коридорчике, но свою дверь в комнату ты не закроешь, она будет открыта настежь, если она спросит, ответишь, что, если закрыть дверь в комнату, то не услышишь телефона, когда жена будет звонить среди ночи, проверять, дома ты или нет, и будет звонить именно на городской, а не на мобильный. Свет в твоей комнате ты выключать не будешь, как бы она не просила, скажешь, что хочешь лучше все видеть. Дверь напротив, в другую комнату будет закрыта, так что ты будешь совершенно спокоен. И ее успокой, чтобы она не нервничала...Если она принесет с собой что-то из еды, спиртное, ты ничего не ешь, не пей, как бы она не настаивала.
   4. Программа на ночь обычная, как всегда. Постарайся так ее увлечь, чтобы она не обращала внимания, ни на какие звуки. Ты сам будешь спокоен, и никакой особой страсти к ней испытывать не будешь, вообще никаких особых желаний к ней испытывать не будешь, это тебя не удивит....
   5. Вот еще о чем не забудь во время близости, где бы это не происходило, постарайся быть спиной к двери. И глаза старайся держать закрытыми, вспоминая жену, иначе ничего у тебя не будет получаться... Как только услышишь голос жены, окликающий тебя по имени, откроешь глаза, увидишь перед собой любовницу, желание исчезнет... и после этого ты повернешь голову в сторону двери, и увидишь жену...Если любовница попробует сказать жене какую-то гадость, скажешь спокойно "заткнись"... И когда увидишь жену и поймешь, что она вас сфотографировала, ты не кинешься отбирать у нее фотоаппарат, тебе даже это в голову не придет, а любовнице тем более запретить делать такое, если она попытается сама это сделать...
   6. Независимо от того, где жена застанет тебя с любовницей, не важно где, помни, что ты должен сделать все возможное и невозможное, чтобы убедить жену, не бросать тебя и поверить, что такого в жизни больше никогда не повторится... Никогда ты больше не предашь своих детей, запомни, никогда, ради сомнительных удовольствий...
   7. Если у тебя есть женщина, которая тебе очень нравится, но ты с ней не был еще близок, то именно в тот день, когда жена застанет тебя с другой, ты про эту вообще забудешь и никогда больше не будешь вспоминать...
   8. У тебя никогда не возникнет желание напиться и вообще, ты не пьешь, и никогда не будешь, как бы не переживал.
  
   - Послушайте, Ольга, может быть вам нанять частного сыщика?
   - Моих сбережений не хватит, я уже узнавала! И я не получу такого морального удовлетворения.
   -Но, прочитав ваши вопросы, проанализировав описываемые вами ситуации, я пришел к выводу, что не все из них ставят под сомнение супружескую неверность вашего мужа. Вы несколько гиперболизировали.
   - А вы загипнотизируйте его, сами все узнаете.
   - Я пока не могу принять решение, должен посоветоваться с руководством и старшими коллегами.
   Звонок руководителю медицинского центра ситуацию не прояснил. "Бери деньги, если дает больше - бери. Психически больная, мы ее потом в больницу направим!" После таких слов я почувствовал себя на разогревающейся сковороде. Решение не приходило. Я понимал, что ситуация патовая. С одной стороны давление руководства. С другой -неадекватная женщина, требующая помощь иного плана.
   Они пришли в кабинет. Худенький мужчина, скромно одетый, улыбающийся, не похож на описываемого ловеласа.
   Разговор с ним, во время которого я попытался объяснить ему в том, что у его супруги развилось болезненное состояние, не прояснил свет на ситуацию.
   - Я сюда пришел на гипноз. Меня жена попросила, давайте доктор. Я после суток, устал.
   Что ж желание клиента, есть желание. Диктофон я принес, но пользоваться им не стал, так как накануне предупредил Ольгу, что сеанс будет психотерапевтическим, основанным на канонах, без ее литературных изысков. А оставшиеся деньги она потратит на одежду и питание.
   Сеанс прошел, супружеская пара ушла. Она довольная, он слегка затуманенный. Чего хотели оба?
   Спустя два дня она позвонила и потребовала обратно тысячу рублей. Она нашла гипнотизера, который сделает все, как она хочет!
   Мы встретились.
   - Что случилось?
   - Вы обманули меня! Муж мне сказал, что он все делал так, как вы просили, потому что пришел сюда ради меня. И не сознается в своих изменах. Он опять с работы поздно пришел.
   - А как у вас дела? Шарфик красивый!
   - Я нашла работу недавно. Немного не хватает, чтобы оплатить мага...подкоплю.
   - Удачи вам, позвоните мне, как-нибудь!
   Спустя три месяца я позвонил сам. Ольга работала на двух работах. Муж тоже. Семья жила обычным ритмом. Дети учились в институте. Что еще надо для счастья?! А маг остался, как надежда, которая спасет, когда позволят финансы.
  
   6-10 апреля 2006 год.
  
   Шестого апреля вечером мы решили совершить поездку в столицу Украины - г. Киев. Загодя взяли билеты на автобус "туда-обратно", который преодолевает это расстояние на 6-7 часов быстрее скорого поезда. Конечно, нет возможности занять горизонтальное положение, но выигрыш во времени, незначительный выигрыш в цене билета дают плюсы в выборе этого вида транспорта.
   Начальника курса я предварительно уведомил, объяснив причину моего возможного отсутствия на утреннем построении в понедельник, которые проводит еженедельно в 7.30 в учебно-лабораторном корпусе (УЛК), но он не поверил, очевидно, и в понедельник по обычной своей привычке зачитывал фамилии именинников. Эти построения проходят как после выходных, так и после праздников. Их цель - подсчет личного состава и выявления тех, кто неразумно отдыхал или не закончил отдыхать. К 8.00 сведения об отсутствующих подаются начальнику факультета, к 8.30 начальнику академии, и далее по восходящей до министра обороны, а может быть и дальше. Так что никто не останется не замеченным, если он вдруг решит не выйти на службу (или забудет).
   И вот мы на улице Введенского канала у Витебского вокзала, откуда отправляются "Неопланы" фирмы "Эколайн". Народ в большинстве своем обладатели синих украинских паспортов. Кто с работы возвращается, кто аппаратуру перевозит, кто тюки с китайским ширпотребом. У нас вещей немного: сумка, ноутбук, кофр с аппаратурой. Места хорошие. За окном один из последних набегов зимы. Метет метель, снег валит, как пух из разрезанной перины. Только тронулись, звонок.
  -- Вячеслав Иванович, вы не могли бы мне перезвонить?
  -- Да, конечно!
   Звонок от Натальи. Никогда не видел ее. Общаемся только по телефону. На платную психотерапию она не может согласиться (дорого для нее расценки фирмы). Вот и консультирую ее в телефонном формате. Мне интересно, так как случай неординарный. Женщина, 45 лет, в течение 15 лет проходила с противозачаточной спиралью. Последние три года беспокоили маточные кровотечения. К гинекологу не обращалась. Продолжала работать. По совету подруги искала помощи у экстрасенса, который в течение года "снимал" боли в малом тазу, "уменьшал выделения", а затем исчез с ее горизонта. Частный гинеколог, у которого она наблюдалась, также "пропала". В женской консультации сделали УЗИ, обнаружили новообразование, направили в онкоцентр. Там диагностировали злокачественный процесс с метастазами в близлежащие органы. Тогда она стала плакать и искать помощи у психиатров. После визита к иглорефлексотерапевту у нее появились острые боли внизу живота. Из телефонного справочника она нашла телефон "Интрамеда", и таким образом вышла на меня. Сеанс, сопровождающийся чувством страха перед погружающимися в ее тело иглами, вызвал у нее страх и последующую болевую реакцию. После первого 20-ти минутного разговора с ней по телефону боли прошли. Я сказал, что для иглорефлексотерапии не характерно обострение симптоматики. Мы договорились, что она будет мне звонить, если у нее будут возникать вопросы, на которые я буду стараться ответить. Она щедро пользовалась этим правом. Причем вопросы порой, касались не столько психиатрии, сколько других медицинских дисциплин: лечение "молочницы" - бактериального вагиноза, хронического колита, гастрита, аллергического дерматита. Параллельно она проходила лечение в дневном стационаре при психоневрологическом диспансере, где ей назначили галоперидол, сонапакс и циклодол. В этот раз я в течение 15-ти минут обсуждал вопрос коррекции психиатрического лечения, а также выяснилось, что боли внизу живота были вызваны обострением хронического цистита, который тоже требовал моего вмешательства. Диагноз был выставлен на основании тест-полоски, тогда как элементарные анализы крови, мочи выполнены не были.
   Больше она мне не звонила, но удалось случайно проследить ее небольшой катамнез.
   Спустя два месяца я мог наблюдать ее в одной психиатрической больнице города на разборе французскими психоаналитиками. Заключение: "спираль - запрет (страх) на инцест со стороны отца. Необходим длительный психоанализ, так как проблемы в воспитании и дефиците внимания со стороны матери...". Я не стал дискутировать по этому поводу, так как наше понимание болезни и ее лечения отличались от иностранных, да и не к чему бы это не привело. Вспомнил лишь фразу Сергея Бодрова из к/ф "Брат" по поводу "ля-мьюзик...".
   Всё, пределы Ленинградской области пересечены, можно забыть о работе телефонов и смотреть видеофильмы или читать журналы.
   Автобус едет медленно. Трасса узкая, скользкая, встречных машин крайне мало. У какого-то населенного пункта стали свидетелями произошедшей аварии: легковая машина лежала вверх днищем в кювете. Спустя пару десятков километров и мы чуть не оказались там - автобус повело по дороге. Это вызывало инстинктивный свист у пассажиров (наверное, водитель задремал). Российско-белорусскую границу пересекли, снизив скорость до 10 км/час, практически в полной темноте. К белорусско-украинской границе подъехали рано утром. Стюардесса-проводница загодя опросила всех на наличие гражданства, кому следует, выдавала листок прибытия и листки таможенной декларации, которые мы заполнили печатными буквами. На кордоне нас попросили выйти из машины на осмотр соответствия паспортов нашим лицам таможенниками Белоруссии. Мой паспорт, выданный в Грозном, очевидно, привлек внимание, и фамилию проверяли по компьютерной базе данных и рукописным спискам.
   Сразу за таможенной полосой разместился магазинчик Duty Free, куда мы в прошлый свой вояж зайти не смогли, а сейчас он был открыт перед нами. Глаза разбегались от обилия конфискованного алкоголя, сигарет, парфюмерии. Видно, что пользуется спросом у населения. Французские вина и коньяки, мексиканская текила, русская водка, одеколоны Hugo Boss. Цены в евро. Но предприимчивая продавщица, по непонятному для нас курсу принимала и российские рубли. Благо, что их у нас было немного. Я приобрел литровую бутылку французского вина. Даже с учетом курса, товар был явно дешевле, чем на российском рынке.
   На украинской стороне лопнула шина в переднем колесе, видимо сказался резкий вираж и водитель принялся менять его на запаску. Мы тем временем пошли пить кофе в придорожное кафе и фотографировать местного кота. До Киева 170 км.
   Дома радостно встречал папа. Накрытый стол, душ, по бокалу шампанского и в г. Бровары в легкоатлетический манеж на тренировку. Последний раз бегал в манеже ровно год назад, и не терпелось поускоряться на виражах. Здесь все привычно, почти ничего не изменилось с детства. Только надписи стали на украинском языке, да исчезла партийная реклама. Народу стало меньше. Никто не кричит: "Первую дорожку не занимать...", никого ненужно обгонять по третьей дорожке, а контроллер не проверяет по книге часы, отданные нашему тренеру. Не спеша, качаются любители в углу манежа, изредка выходя на круг лениво протрусить 2-3 кола, одиноко горят 2-3 лампочки, тускло освещая половину манежа. Как-то в пятницу проводил тренировку в Киевском манеже РСШИ. За два часа я насчитал троих занимающихся. Меняются страны, меняются приоритеты населения.
   Все также тренер, безумно увлеченный привычным делом. Только вместо групп 30-40 человек, которых он набирал каждую школьную четверть, теперь у него 2-3 тренирующихся. Зарплата в 50 у.е. Привожу ему из Питера старые кроссовки и спортивную амуницию. Не знаю, обижается ли он на меня. Так и сейчас встретив нас на беговой дорожке, он прогностически стал определять, когда я привезу ему теперешние Asics Gel Kayano 12. Такие в Украину не завозят, продавцы говорят, что не заказывают. Побегав с Надей для разминки 4 км, решил провести стандартную серию 5х1000 м через 5х200 м трусцой, но после второго отрезка, развилась острая боль в левой голени, и тренировку пришлось прекратить. Наверное, сказалась предыдущая нагрузка - воскресная десятка на пробеге Гатчина - Пушкин, так как "крепатура" еще до сих пор не отошла от асфальта. Грустно, что вновь надо лечиться.
   После манежа визит к маме. Передача друг другу подарков, обмен новостями, праздничный стол и назад в Киев. Завтра напряженный день. Надо приготовиться.
   Утро восьмого разбудило звонком из Питера. Друг Денис с женой Машей поздравляли с днем рождения. Затем стали сыпаться СМС-ки и звонки. Мама, брат, сестра, тетя Нина, папа Нади. Даже не ждал такого шквала поздравлений. С Надей решили, что первую половину дня мы отдаем прогулке по центру Киева, а вторую проведем с друзьями-родными у папы дома.
   Подземный комплекс "Метроград", удивляемые своей протяженностью (почти 2 км) стал еще расширяться и в глубину. Бессарабский рынок с обилием невиданных фруктов-овощей и великолепными букетами цветочных композиций. Мы выступали фоторепортерами и снимали происходящее на карту памяти фотоаппарата. Вот мясник колоритно разрезающий тушу.
  -- Вы откуда приехали.
  -- Из Санкт-Петербурга. Газета "Невский стиль".
  -- Съемка платная, 10 евро, шутя, улыбается он.
   Видно, что ему нравится позировать. Вот бабушка-сельчанка красиво выложила на подносе карамболи-папаю-гуаву и прочую маракуйю-личи-кумкваты. Такое впечатление, что у нее не груши-яблоки в саду растут, а заморская дребедень. Почувствовав, что мы интересуемся ее товаром больше с познавательной стороны, она лениво объясняла нам, что и как называется и с чем его необходимо употреблять, вольно перемешивая украинские и русские слова. На Украине подобный диалект называется суржиком. На нем разговаривает большая часть сельского населения центральной и восточной части страны.
  -- Откуда киш-миш?
  -- Таджкстан, уважаемый, бери, не пожалеешь, приветливо вторят продавцы южных советских республик.
   Горы икры, живые карпы, осетры, раки, креветки. Все это сконцентрировано на небольшом пятачке Бессарабского рынка в центре Киева. После цветочной фото сессии выходим на Хрещатик. Сегодня суббота и из центральной улицы столицы сделали огромный пешеходный проспект. Это добрая традиция, перекрывать центр от автомобильного транспорта и устраивать здесь смотры художественной самодеятельности, спортивные мероприятия и прочее увеселения для народа. В эти дни на Хрещатике проходила выставка-ярмарка саженцев, цветов, садовой техники, семян и плодоовощной продукции. Каждый район Киева и области имел свои палатки и бойко торговал производимой продукции. Как-то не сочеталось: интеллигентный центр почти европейского города и саженцы, выставленные вдоль тротуаров. А вот мужичек развешивает гречаный мед прямо под открытым небом и очередь к нему метров на 100. Одновременно толпы молодежи бегающие паровозиком с плакатами телефонного оператора "Джинс - все й одразу!", майданчики, на которых желающие танцуют под музыку в стиле хип-хоп, и дачники, довольные покупками, спешащие поскорее юркнуть в метро с удачными приобретениями. Мы пожалели, что рядом нет участка, и не можем последовать их примеру. Приятно удивило отсутствие культа слабоалкогольных напитков, который наблюдаешь в российских столицах.
   Так в теплой весенней атмосфере мы дошли до майдана Незалежности. Раньше он назывался площадью Октябрьской революции и был менее насыщен архитектурными излишествами. Здесь собирались свободные художники, в подземных переходах пели барды, на улицах торговали желто-синей атрибутикой. Теперь места для них не стало. Откуда не возьмись, появились Лядские ворота (говорят, что их откопали, когда рыли котлован под Глобус - 4-х этажный подземный город), герои украинского эпоса, выкованные из бронзы, прототип статуи свободы со снопом пшеницы в руках, прочая ерундень. Места плакатов с Лениным и партией отданы под Кока-колу и Нескафе. Вместо желто-синих трезубцев торгуют оранжевым воздухом майдана, запаянным в алюминиевые банки, померанчевыми флажками с надписью "Так". Подозрительной внешности молодежь предлагает звонки по территории Украины с мобильных телефонов, привязанных на веревку за 1 гривну в минуту. Любители земноводных, сов, беркутов и парнокопытных приглашают запечатлеть мимолетное общение с природой на фотографии. Спускаемся погреться в подземный "Глобус" - другой мир, так знакомый по Москве-Питеру. Те же фирменные магазины, те же сезонные скидки, рестораны фаст фуд. Отличие лишь в том, что приходится в уме перемножать гривны в рубли, чтобы выяснить для себя цену на товар. Согревшись, мы отправились в колоритное кафе африканского кофе, - уникальное заведение в своем роде. Дальше путь на киевский фуникулер. В будние дни он - общественный транспорт, поднимает пассажиров с берега Днепра на киевские кручи, а выходные - развлечение для туристов, желающих прокатиться в экзотическом вагоне одну остановку, протяженностью 300 метров. Стоимость на него, как и у всего городского транспорта (50 украинских копеек = 3 российских рубля). Ходит всего два вагона, подписанных "правый" и "левый". С первого захода не попасть, попадаем во второй. Как мы заметили, время ожидания в 3-4 раза превышало время поездки. Теперь мы на вершине у Николаевской церкви. В 30-е годы ее разрушили, в 90-е заново возвели. Если не знать истории, не отличишь от первоначальной постройки. Еще раз спускаемся на майдан и домой. Через час придут гости, у нас еще не все готово к их встрече.
   Последний раз встречал день рождения на родной земле в 1988 году. Где только не доводилось бывать за это время. Чечня, Бурятия, Калининград, Москва, Харьков, Питер, Ростов-на-Дону становились на какое-то время моим домом. Родные желали стать генералом, не обращая внимания на мои замечания, что психиатры генералами не бывают, да и не в воинском звании заключается счастье врача. Быть востребованным, получать удовольствие от проделанного труда, достойная зарплата, уважение коллег, персонала, развитие - перечень того, что удовлетворяет меня в моей профессии и жизненном выборе. Как-то встретил однокашника в Красном Селе на сборах. Он - адъюнкт и преподаватель кафедры ОТМС (организация тактики медицинской службы).
   - Ты доволен, Слава, своей работой?
   - Да, конечно!
   - А я, как на каторгу, каждый день хожу... Зато недавно погулял хорошо. Приехали друзья... посидели... выпили за встречу... баня... очнулся в поезде. Куда едем, спрашиваю? Отвечают "в Москву". Это еще хорошо!
   Вечер прошел быстро. Не успел со всеми поговорить. Договорились на следующий день встретиться в боулинг-клубе, что открылся в самом большом в европейской части мегамаркете.
   Он действительно оказался большим и просторным внутри. Удивительно, что в воскресный вечер часть дорожек пустовали тогда, как в Питере в выходные дни попасть на боулинг просто невозможно. Необходимо резервировать за 1-2 дня заранее. Наверное, мода еще сюда не дошла или увлечение слишком дорогое.
   Но это не помешало, и мы с азартом включились в игру, подбирая шары себе по весу, всматриваясь в табло экрана. Проигравшая пара должна была оббежать вокруг Техномаркета 10 кругов. В итоге мы с Надей набрали 20 кругов. Но бегать не пошли, сославшись на мою травму.
   Вечером автобус на Питер. Уикэнд закончился. На дорогу прикупили украинского алкоголя и конфет (подарки себе и близким).
   Каково же было наше удивление, когда на белорусско-украинской таможне, в районе 2-х часов ночи, вышел пограничник и скомандывал:
   С личными вещами, багажом построиться для досмотра. Все знаете, сколько алкоголя, табака, валюты можно провозить через Белоруссию транзитным пассажирам? Один литр алкоголя на человека старше 18-ти лет, 5 кг продуктов, 1 блок сигарет! Не создавайте себе проблем. Чтобы через меня все проходили с уже готовым решением!
   У нас выходил лишний литр. Что делать? Не отдавать же восьмилетний каховский коньяк. Если будут требовать, - выпьем, решили мы. Впереди нас стояли футбольные фанаты, возвращавшиеся из Киева. Зенит вроде бы не играл в тех краях. Наверное, смотрели кубковые матчи киевлян, подумали мы.
  -- Ребята, вам есть 18 лет? А коньяк не поможете провезти?
  -- Давайте, поможем.
   Уф! Ожидание досмотра, досмотр, после досмотровая стоянка заняли почти 2 часа. Зато теперь можно спать спокойно до самого Питера. Учитывая насыщенность предыдущих дней, сон прошел практически без пробуждений.
   Звонок начальнику курса. Он просил ему позвонить в понедельник.
   - Петр Константинович, здравствуйте! У меня все хорошо!
  -- Вы где Вячеслав Иванович?
  -- Подъезжаю к Питеру (осталось еще 260 км).
  -- Сегодня! Нет! Ладно, завтра прибудете ко мне. Начальник факультета собирает парадную коробку.
  -- У меня травма голени.
  -- Все равно прибудете, но захватите с собой справку-освобождение.
   Каждый год слушатели ординатуры первого-второго годов обучения принимают участие в параде победы на Дворцовой площади (9 Мая). Маршировать мне кажется, почетным. Но вот полтора месяца готовиться к параду, по 3-4 часа, через день, в послеобеденное время. А тут еще и травма ноги подвернулась. Пойду за освобождением.
   Следующий день я посвятил добыче справки и отмечанием дня рождения в отделении клиники психиатрии и детской наркологии. Последнее прошло, как запланировал, с промежутком в один час между мероприятиями, а вот со справкой вышла история с детективным оттенком.
  -- Здравствуйте, товарищ доктор!
  -- Добрый день, товарищ подполковник! Что вас привело, на сей раз ко мне? Парад или выезд в Красное Село? Вы ведь недавно у меня были?
  -- Да был, с простудой. В Красное Село я не еду, в параде не участвую.
  -- Не стыдно вам, до подполковника дослужили, а бегаете ко мне со всяким мелочами. На войне люди без ног воевали!!! И медицинская книжка у вас, вон какая толстая.
  -- Так каждый год диспансеризацию прохожу, вот она и закончилась!
  -- Вы знаете, я 25 лет одной книжкой пользовался, так она была в 2 раза тоньше вашей. Что с вами произошло? Парад, кросс или Красное Село?
  -- Я в параде не участвую. На тренировке ногу повредил, хромаю. Полечить хотел.
  -- Что вы мне. Первый курс, а все справки-освобождения.
  -- Мне справка не нужна. Я хотел к травматологу сходить, чтобы мне лечение назначили.
  -- Не могу. Мне начальник курса ваш звонил. Сказал, чтобы я никому справки не выписал. Все справки через него. А то недавно половина парадной коробки у меня тут сидело. Вы так далеко не уедите. Бог шельму метит!!!
  -- Да мне к травматологу, нога болит, хромаю!
  -- С травматологом вы все договоритесь. Через начальника курса. Сначала к нему, потом ко мне. И знайте, бог шельму метит!
  -- Давайте я позвоню, и вы с ним поговорите?
  -- Пожалуйста, пожалуйста!
  -- Петр Константинович, у меня травма. Точнее застарелое повреждение голени. Я сейчас у врача факультета. Он без вашего разрешения не дает мне направления к травматологу поликлиники. Можно мне обратиться к травматологу?
  -- Передайте трубку врачу. После травматолога зайдете ко мне с оправдательными документами. Завтра начальник факультета будет строить факультет в парке академии в 15.30. Просьба не опаздывать.
  -- А у меня дежурство в клинике психиатрии.
  -- Ваши проблемы, товарищ подполковник. Договаривайтесь, меняйтесь. Чтобы были без опозданий. Возьмите с собой медицинскую книжку и справку от травматолога.
   После посещения факультетского врача я направился к травматологу.
  -- Разрешите?
  -- Вы, что так не смело входите?
  -- О, целый подполковник, а входите, как курсант первого курса!
  -- Что случилось?
  -- Бегал, готовился к соревнованиям, острая боль в голени.
  -- Снимайте брюки, ложитесь на живот... Да, тендомиозит у вас. Три недели надо покой, физиопроцедуры, мазь противовоспалительная. Мажьте толстым слоем, сверху бинт, пусть впитывается. Вы откуда?
  -- С кафедры психиатрии.
  -- Да бывал я у вас. Консультировал больных в свое время. Вот вам справка-освобождение, на три недели, от строевой, нарядов и хозработ, направление в физиокабинет, лечитесь.
  -- Спасибо, большое.
   Следующий день начался дежурством по клинике психиатрии. Первый дежурный предупредил меня о своем периодически временном отсутствии. А мне еще надо начальнику курса справку, книжку показать. Описав пару больных, поступающих с синдромом зависимости от алкоголя, иду на факультет. Начальник курса внимательно читает записи в медкнижке, изучает справку.
   - Все равно надо строиться в 15.30, сегодня, в парке академии. Собирает начальник факультета. Возьмите с собой медкнижку. Хотите совет?
   - Да, конечно!
   - Выйдем на улицу... Вы на кафедре физподготовки связи имеете?, шепотом спрашивает он.
   - Да, я часто выступал за академию.
   - Пусть начальник кафедры позвонит начальнику факультета и скажет, что вы в процессе подготовки к соревнованиям получили травму.
  -- Хорошо, я попробую, спасибо.
   Звонок от старшей сестры приемного отделения.
   - Поступает больная. Вас ждать или на отделении опишите?
  -- На отделении.
  -- Еще одна поступила в реанимацию.
  -- Что случилось?
  -- Не знаю, к нам не заносили, была носилочной.
  -- Я буду через 10 минут.
   Быстро хромая иду на кафедру физо, уговаривать начальника кафедры о звонке начальнику факультета. Нахожу его за игрой в большой теннис.
  -- Не переживай, оставь свои данные на вахте, напиши телефон, имя отчество начальника факультета, я закончу, - позвоню.
   Окунаюсь в дежурство. Начинаю с реанимации. Вижу фигуру лежащей в постели женщины, с растрепанными волосами и красной кожей лица.
  -- Как вас зовут, как здесь оказались, какое сегодня число?
   А в ответ лишь открывание безучастно настроенных к моему расспросу глаз. В истории болезни кроме пульса, давления и паспортных данных, ничего нет.
   - Что-то известно по анамнезу? - спрашиваю у медсестры.
  -- Семен Степаныч смотрел. Сказал, что лечил ее в прошлом году.
  -- А почему молчит? Давление 180/120. Как корректировали?
  -- Врачи все внизу, в ординаторской (ординаторская отделения реанимации была перенесена в подвал, что позволило открыть палату-люкс на ее бывшем месте. Теперь ее занимают больные VIP-класса. В этот день там находился больной с зависимостью от кокаина, употреблявший в сутки 25 грамм достаточно дорогого зелья).
   Спускаюсь в подвал, где после беседы с начальником реанимации, дежурным врачом выяснил, что больную должен был описать Семен Степанович, еще час назад, назначить ей лечение.
   - А неврологи, терапевты смотрели? Вдруг у нее ушиб головного мозга или острое нарушение мозгового кровообращения, давление то высокое, вот она и молчит.
  -- Семен Степаныч, сказал, что у нее шизофрения. Он ее в прошлом году лечил.
  -- Ну ладно, раз сказал, значит ему виднее, напишу в истории, что увидел.
   Вечером, когда я с курсантами, студентами зашел в реанимацию, пациентка мило разгуливала в ночной сорочке по отведенной ей половине палаты. Вторую половину занимал дедушка с деменцией, вот уже месяц, находящийся на ИВЛ, без признаков сознательной деятельности.
   На мой вопрос, что же с ней случилось, она растеряно ответила.
  -- Да так, ничего...
  -- А почему здесь оказались?
  -- Не знаю.
  -- А что за ватные шарики в ушах.
  -- У медсестры попросила. Телевизор громко работает. Мешает.
   Ни я, ни студенты не слышали звука телевизора из соседней палаты, так его заглушал шум работающей аппаратуры ИВЛ.
  -- Да вы и так все знаете. Я вижу, вы догадались.
  -- А что за голоса вы слышите?
  -- Да так, иногда.
  -- А сейчас они с вами?
  -- Маленько есть.
  -- И что говорят, кому принадлежат, родным, незнакомым людям?
  -- Не знаю, мешанина какая-то в голове.
  -- А соседи, что о вас говорили вчера вечером?
  -- А вы откуда знаете?
  -- Ну, врачи о многом знают... сказал я, многозначительно улыбнувшись.
  -- Ну, значит, вы и об этом знаете. Во время беседы она периодически доставала и вставляла ватные шарики в уши, перетаптываясь с ноги на ногу.
  -- А что вы хотите у нас спросить?
  -- Я и так обо всем догадалась.
  -- Спасибо, поправляйтесь, мы вечером еще зайдем к вам.
   До построения 10 минут. Первый дежурный ушел по делам. Срочно ищу замену. Соглашается Елена Коврова подменить на 30 минут. Догоняю хмуро идущих двух второкурсников, затянутых портупеей поверх шинелей. Ой, а что мне делать? Где достать шинель, фуражку, портупею. Ладно, что-нибудь придумаю. Ведь официально переход на летнюю форму одежды не произошел, несмотря на +10, это оправдает зимнюю шапку. Шинель на складе осенью не дали, не было размера. Заказал, шьют. Придумываю по пути возможные вариантов ответов на возможные вопросы. В парке все в шинелях и фуражках. Прячусь за спинами. Спрашиваю у начальника курса, может мне уйти, чтобы не было лишних вопросов. Не отпускает. Встречаю Шамсулу - окулиста из Ханкалы и Юру - невролога. Хвастаюсь своими печатными работами. Вышел сборник научных работ слушателей академии, который я накануне приобрел на факультете. Три работы принадлежат мне, еще три написали мои ученики. В них мы затронули темы агрессии, профотбора, профилактики психогений у курсантов, проективных методов диагностики суицида, дерматографической карты личности. Завтра состоится итоговая конференция слушателей на кафедре психиатрии, где мои подопечные готовят доклады.
   - Раавняяяйсь. Смииирно! Раавнение на средину.
   - Здравствуйте, товарищи!
   - Здравия желаем, товарищ полковник!
   Спустя 30 минут томительного ожидания пришел начальник факультета.
   - В парадную коробку становись! У всех, откуда ни возьмись, появляются нарукавные повязки с цифровыми обозначениями рядов и места в них. Чувствую себя неловко среди всеобщего порядка и единообразия. Пытаюсь спрятаться за деревьями. Но тут зычный голос подполковника с ВДВэшными эмблемами командует: "Больные-хромые, калеки становись у трибуны в одну шеренгу!"
   - Так, ты повыше, обращается он к моему соседу. Заполняй коробку!
   - Я не могу, товарищ, подполковник, у меня спина!
   - Можешь, становись, спину будешь на пенсии лечить!
   Из высоких больных, остался я один.
   - Так, вы товарищ подполковник, заполняйте место в третьей шеренге!
   - У меня, неполный разрыв икроножной мышцы. Вот справка. Готовился выступать на соревнованиях. На тренировке получил травму.
   - Вопросов нет, уважаю.
   Все, можно было передохнуть спокойно. Он переключился на менее рослых. Коробка укомплектована. Но нас не отпускают. Мы наблюдаем за ребятами, поглощающими парковую пыль. К нам подходит начальник факультета. Опять допрос.
   Что у вас. Хронический гепатит. Как в армии еще служите?! У вас что? Металлоконструкция в малом тазу. Я удивлен вашей выносливости. У вас что...
   Нас отпустили. Радость гонит меня из парка на дежурство. Вместо тридцати минут, полтора часа выяснения отношений. Не забываю хромать...
   На дежурство пришли ребята. Готовим четыре доклада. Нервная анорексия. Концепция боевого стресса. Актуальные вопросы игровой зависимости. Нейровизуализация в стереотаксической хирургии. Три третьекурсника, один пятикурсник. Нам сказали подготовить доклады к межвузовской конференции, которая будет проходить на базе первого медицинского института. Но перед ней необходимо было показать наработанный материал на нашем кружке. Завтра заседание. Есть время отшлифовать содержимое презентаций, подготовиться к задаваемым вопросам. Поэтому на сегодня ограничились беглым осмотром больных и обходом отделений. Примечательно, что впервые выступают студенты "гражданского" факультета, среди которых есть девушка. До полуночи редактировали тексты, картинки в презентациях, обсуждали за чаепитием больных. Время прошло незаметно быстро. Решили собраться за пол часа до утренней врачебной конференции, чтобы просмотреть слайды на большом экране. Конференция прошла интересно, собрав большое количество курсантов. Вместо запланированного часа оказалось два. Начальник кафедры всех наградил сборниками трудов кафедры. На межвузовской конференции вышло не так как хотелось. Причин было несколько: реферативность некоторых из докладов, высокие притязания организаторов на призовые места, и как следствие, недостаток объективности в оценках докладчиков. Некоторые из докладов понять было просто невозможно. Или у нас низкий уровень образования или мы отстали от городского прогресса. Но название некоторых из докладов изумляли. "Исследование отношения стоматологов к родственникам психически больных...". Наш курсант 3-го курса получил номинацию за лучшую эрудицию в знании вопросов психиатрии. Большая часть выступающих после окончания заседания расстроились. Возможно это и к лучшему, так как появится повод для совершенствования. В дальнейшем мы решили сделать паузу в "научных исследованиях" и научиться описывать больных: жалобы, анамнез, психический статус, что скорее пригодится им в жизни, если они решат стать психиатрами. Следующая конференция будет проходить в наших стенах, возможно объективности будет больше.
   Звонок на мобильник.
   - Вячеслав Иванович, здравствуйте! Звонит мама Крикунова, из Мурманска! Помните нас?
   - Да, конечно! Что случилось?
   - Вы не могли бы мне прислать факсом справку о том, что Слава лечился у вас с полным диагнозом? Мне для батюшки, в церковь надо.
   - Вы же должны были на этой недели в Питер приехать, продолжить сеансы психиотерапии. Я звонил Арнольду Ивановичу, он сказал, что половину сеансов вы прошли.
   - Да, но Слава нашел ревматолога, который выставил ему диагноз болезни суставов и предложил ему стационарное лечение. Он очень расстроился, говорил, что это неизлечимо, "что не хочет жить инвалидом", два дня не находил себе места...повесился в ванной.
   - Я поговорю с руководством кафедры, перезвоню вам.
   Крикунов В.Н., 33-х лет. 03.03.2006 г.
   Из профессорского осмотра от 03.03.2006 г.
   Жалобы на сниженное настроение, тревогу, нарушение сна, боли и ограничение движений в коленных суставах, тазобедренных суставах при длительной ходьбе, правом плечевом суставе при активных движениях, боли в позвоночнике "жгучего характера" в ночное время суток, головные боли, нарушение походки, сниженную работоспособность, слабость, суицидальные мысли; "ощущение, что в его организме инородное жидкое вещество, которое разрушает позвоночник, суставы", сниженное либидо.
   Анамнез. Со слов больного, матери, медицинской документации, известно. Наследственность психопатологически не отягощена. Рос спокойным, уравновешенным ребенком. В детстве часто болел простудными заболеваниями, бронхит с астматическим компонентом, пневмонии. Часто пропускал занятия в школе из-за болезней. Проходил "срочную службу" в 1990-1992 г.г. После окончания работал в органах милиции. Образование: техникум, академия государственной службы. С 1999 по 2005 год работал инспектором в налоговой инспекции г. Колы. Дважды женат. Имеет ребенка от первого брака. В настоящее время проживает в "гражданском браке" 4 года.
   10.08.2005 года был избит неизвестными во время проезда в частном такси. Отмечалась кратковременная потеря сознания (находился в это время в состоянии алкогольного опьянения). В течение нескольких дней находился на больничном листе, затем в связи с хорошим самочувствие был выписан к труду. С 12.09.2005г. стали беспокоить головные боли, усиливающиеся в ночные часы. Появились нарушения памяти, речевые нарушения. Находился на больничном листе. Принимал луцетам, кавинтон, глиатилин, диакарб. Отмечалось улучшение. С 17.10.2006г. состояние ухудшилось вновь. Появились боли в правой половине головы, правом глазном яблоке, шейной области справа, нарушился сон. С 02.11.2005 г. по 28.11.2005г. находился на лечении в неврологическом отделении ГУЗ "Мурманская областная клиническая больница им. П.А. Баяндина" с диагнозом: Посттравматическая энцефалопатия. ТИА в ВББ от 22.11.2005г. Аномалия отхождения левой ПА (отходит от устья левой подключичной артерии). Искривление носовой перегородки) и с 12.12.2005 г. по 23.12.2005 г. с диагнозом: Панические атаки. Астено-депрессивный синдром, ситуационно обусловленный. Остаточные явления сотрясения головного мозга (август 2005 г.). После выписки отмечалось улучшение самочувствия. В декабре 2005 года, по рекомендации невропатолога выполнена ангиография головного мозга. Патологии не выявлено. После проведения ангиографии изменился в поведении. Считал, что "врачи вымогали деньги за контраст...", обратился с жалобой в вышестоящий орган здравоохранения. Также считал, что диагностическая процедура ангиографии была выполнена "неправильно". "Слышал, как делали два прокола в шее", после которых потемнело в глазах. На следующий день после ее выполнения появилось двоение в глазах, боли в тазобедренных, коленных, правом плечевом суставе, позвоночнике, "жгучая боль за грудиной", нарушился сон, походка, снизилась работоспособность. Стал считать, что у него "лопнула капсула в область шеи и неизвестная жидкость растеклась в надплечной области...". Обращался к психиатрам по месту жительства, в клинику головной боли 01.01.2006г. и 01.02.2006г., где был выставлен диагноз: Соматоформное болевое расстройство, депрессивно-ипохондрический синдром. Назначалось лечение: клопиксол 6 мг/сутки, клопиксол-депо 2,0 в/м, 1 раз в месяц, анафранил, пиклодорм, лорафен, людиомил 20 мг/сутки. Лечение принимал нерегулярно (со слов матери). Улучшения в самочувствии незначительное: исчезли головные боли, боли за грудиной. Болевой синдром стал затруднять исполнение служебных обязанностей. Уволился с работы. В тоже время 27.01.2006 г. и 10.02.2006г. был осмотрен ревматологом института ревматологии г. Москва, - выставлен диагноз: 2х-сторонний гонартроз. Болевой синдром ФНС-1. 2х-сторонний коксартроз. Болевой синдром. ФНС-1. 2х-сторонний сакроилеит. Распространенный остеохондроз позвоночника. До 27.02.2006 г. принимал клопиксол 6 мг/сутки. Вместе с матерью принял решение приехать в г. Санкт-Петербург. Считает, "что это его последняя надежда". 27.02.2006 г. осмотрен дежурным врачом, выставлен диагноз: соматоформное болевое расстройство, рекомендована госпитализация. При госпитализации говорил, что его надо направить в клинику ревматологии.
   Страховой анамнез: в течение последних 2-х месяцев не работает. Уволился из налоговой инспекции в связи с невозможностью исполнять служебные обязанности.
   Аллергологический анамнез: считает, что у него аллергия на рентген контрастные препараты.
   Объективно: удовлетворительного питания, нормостенического телосложения, кожные покровы, видимые слизистые обычной окраски. Движения в суставах в полном объеме. Контуры суставов гладкие, пальпация - безболезненная. Ось позвоночника визуально не изменена. Пальпация остистых отростков, перкуссия паравертебральных точек на всем протяжении позвоночного столба - безболезненная. Периферические лимфоузлы не увеличены, безболезненны при пальпации. Пульс ритмичный, 78 ударов в минуту, АД - 130/70 мм рт. ст. Тоны сердца звучные. Дыхание везикулярное, хрипов нет. Живот мягкий, безболезненный, увеличен в объеме из-за выраженности подкожно-жировой клетчатки. Печень не увеличена, селезенка не пальпируется. Поколачивание по поясничной области безболезненно с обеих сторон, физиологические отправления не нарушены.
   Психический статус: Сознание не помрачено. Ориентирован верно. Контакту доступен. Эмоционально лабилен. Фон настроения снижен. Речь без структурных нарушений. Мимика и пантомимика яркие, выразительные. Тревожен, ипохондричен, мнителен. Фиксирован на состоянии своего здоровья. Во время осмотра встает со стула, приседает, чтобы продемонстрировать "хруст в коленных суставах"; вращает правым плечом, чтобы "показать ограничение объема движений в суставе". Внимание повышенно истощаемо. Интеллектуально-мнестические способности представляются сохранными, соответствуют возрасту, образованию. Критика к своему состоянию частичная. Установка на излечение формальная, считает, что его необходимо перевести в клинику ревматологии. Поведение в отделении беспокойное. Неусидчив, постоянно ходит по коридору отделения. Успокаивается, когда к нему приходит мать. Подолгу беседует с ней, не отпускает (посещения матери ежедневные). С окружающими в контакты не вступает. Обращается с просьбой перевести его в клинику ревматологии. Попросил обследовать его, как можно полнее, сделать анализ крови, лимфы, чтобы определить имеющееся заболевание суставов. Считает, что в его организме "циркулирует контрастная жидкость, которая переливается в лимфатических сосудах", указывает на увеличенный лимфатический узел... Говорит, что готов "пожертвовать всем материальным благосостоянием, чтобы стать здоровым...".
   Себя характеризует, как мнительного, требовательного человека, заботящегося о своем здоровье. "Могу постоять за правду, люблю справедливость во всем". В планах на будущее прослеживается депрессивный настрой с суицидальным налетом. Стереотипно повторяет высказывания: "Лучше умереть, чем жить инвалидом. Кому я такой нужен. Скоро буду под себя в постель ходить. Я не могу за хлебом в магазин сходить. Скоро от меня жена уйдет, так как я в памперсе буду...". Критика к своему состоянию формальная. Считает, что заболевание суставов вызвало у него невроз.
   Общий анализ крови 28.02.2006 г. - эозинофилы 9, общий анализ мочи, биохимический анализ крови 28.02.2006 г., кровь на Форму-50, RW, ревматоидный фактор, сиаловые кислоты, ЭКГ, рентгенограммы плечевых суставов - без патологии. Осмотрен терапевтом, невропатологом, травматологом, ревматологом, урологом, дерматологом.
   На фоне проводимой терапии: нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы, седативные препараты, физиопроцедуры, витамины, метаболическая инфузионная терапия, сохраняются жалобы на боли в суставах. К назначенному лечению относится отрицательно. Внутримышечная инъекция нестероидного противовоспалительного препарата не уменьшает выраженность болевых ощущений.
   Учитывая жалобы больного, анамнез настоящего заболевания, имеющийся значительный эмоциональный дистресс, повторяющиеся возникновение у больного физических симптомов, негативное отношение к попыткам объяснить данное расстройство психологическими причинами, наличие элементов демонстративности поведения (увольнение с работы, множественные консультации, вычурность поведения в отделении), наличие постоянной боли в суставах, позвоночнике, фиксация и озабоченность на состояния своего здоровья, паранояльными особенностями личности, упорным отказом принять медицинские заверения, в отсутствии физических причин соматических симптомов, этапным диагнозом следует считать: Ипохондрическое расстройство у паранояльной личности. F 45.2
   Сопутствующий диагноз: Дисциркуляторная энцефалопатия первой стадии смешанного генеза (сосудистого, травматического) с отдельными пирамидно-мозжечковыми знаками, вегетативно-сосудистой неустойчивостью.
   Спустя 10 дней больной был выписан по заявлению в связи с отказом от лечения. Как стало известно, поддерживающую терапию в домашних условиях он не принимал, продолжал считать, что необходимо "лечить суставы", нерегулярно посещал психотерапевта.
   Во время повторного звонка матери было отказано в получении справки с развернутым диагнозом, так как эти сведения передаются лишь после официального запроса. Обсудили этот случай с начальником, профессорами. Не всегда врачебная грамотность благотворно действует на здоровье больного, особенно если она пересекается с корыстью...
  
   В мае поступило два заманчивых предложения.
   Первое от бывшего сослуживца по морскому факультету, а теперь врача-психотерапевта - директора Центра управления психологическим состоянием на должность его заместителя и врача-психофизиолога. Работа несложная, обучающая новому, зарплата невысокая, но средняя по городу. Можно ли будет совмещать и с детской наркологией и академией?
   Но спустя месяц, ознакомившись с аппаратурой и характером работы, пришлось отказаться от нее. Строгий график, невозможность гибкого планирования рабочего дня, зависимость от времени клиента. Да и, признаться честно, стыдно, работать не на своем месте. За это время вник в смысл работы психофизиологического комплекса "Оберон" и аппарата "БОС". Первый представляет собой магнитный датчик, направляемый в межбровный промежуток и наушники, индуцирующие магнитные волны, соединенный с компьютером. Машина анализирует состояние внутренних органов и выдает индекс напряженности предположительно проблемных зон организма на экран. Задача врача, проанализировать заключение компьютера и дать рекомендации больному по дальнейшей диагностике и лечению. Работа требует хорошего знания не только психиатрии, но и других областей медицины.
   Аппарат БОС - аппарат биологически обратной связи. Состоит из энцефалографа, 4-х электродов, закрепляемых на голове обследуемого и компьютерной установки. Дополнительно использую телевизор и видеомагнитофон, для подачи стимульного материала. В центре его используют для лечения СДВГ - синдрома дефицита внимания и гиперактивности.
   СДВГ поражает преимущественно детей. Причина на сегодняшний день в генетической неполноценности. В США для лечения используют психостимуляторы, которые в России запрещены пока. Но есть БОС, который, по-видимому, оказывает хорошее психотерапевтическое воздействие, как на детей, так и на взрослых. Мне было интересно наблюдать за непосредственным детским психиатром, игравшим с ребенком в игры (камень-ножницы-бумага), рассказывающий ему байки и притчи и демонстрирующий кадры из мультфильма "Корпорация монстров" с психотерапевтической целью. Всегда открываешь что-то новое и удивляешься, как многое придумано в психиатрии и психотерапии, как много предстоит узнать.
  
   Второе предложение нашел сам. Точнее услышал на городском симпозиуме от директора городской психиатрической больницы, в которой был дефицит психотерапевтом и они согласны были даже пойти на оплату обучения в МАПО. Но после беседы с директором больницы и начмедом, когда практически был утвержден график работы, на сцену вышел представитель кадров.
   - Это у военных все возможно. А у нас все по-другому. Как вы могли работать психиатром, если у вас интернатура по терапии.
   - И по психиатрии ведь тоже есть, и категория...
   - Не положено, у меня могут быть проблемы с вашим трудоустройством. Поезжайте в городской отдел здравоохранения. Пусть там посмотрят ваши документы, если там дадут добро, я возьму вас. В ваших интересах сделать это как можно быстрее...
  
   Надины впечатления о Москве.
   Предыдущие выходные дни провели в Москве. Участвовали в марафоне в Лужниках. Кстати, установила личный рекорд - 5 км за 25 мин. 28 сек.! Насколько я могу судить, столичный уровень организации уступает петербуржскому. Бегунов гораздо меньше, старт задержали, на финише - хаос, а на футболках, которые давали-продавали участникам, была надпись: "Единая Россия", хотя логичнее смотрелось бы, например "Марафон в Лужниках". Но это меркнет на фоне моего впечатления от пробежки вдоль берега Москвы-реки!
   Когда мы ездили регистрироваться для участия в соревнованиях, на стадионе должен был начаться футбольный матч. Фанаты двигались группами щека к щеке и уже издалека предупреждали о своем приближении выкриками и футбольной атрибутикой: флажки, шарфы, колпаки и пр. Наверное, спортсмены зашли на футбольное поле скромнее, чем болельщики на трибуны. Но на следующий день площадь, заполненную фанатами и конной милицией, было не узнать. Другой город, другая страна. Речь преимущественно кавказского диалекта. 3-х метровые полосатые палатки, выстроенные в лабиринт торговых рядов. Целый южный минигород. Покупатели похожи на москвичей, продавцы - народы Кавказа, приветливо зазывающие купить с распродажи туфли за 300 рублей или 5 футболок на 200 рублей. Торговля шла бойко.
   С недавних пор в Москве наземный общественный транспорт оснащен системой "Антизаяц": на входе стоит автоматический турникет, как в метро. С ужасом представляю, что происходит на автобусных или троллейбусных остановках в час-пик. Говорят, что если спросить дорогу в Москве, намеренно укажут неверный путь. Я думала, что это преувеличение, шутка, как и то, что украинец, если не съест, то надкусит. Достоверно заявляю: на столько жадных украинцев не встречала, а вот в Москве действительно дважды за один день нам "помогли" заблудиться. За то мы погуляли на Воробьевых горах. Слава предположил, что в Москве не принято ходить пешком, поэтому и тротуаров нет. Принято-принято, только ходят москвичи не там, где были мы. Наш знакомый из Москвы похвалил питерских скинхэдов. Не знаю, вина ли это, заслуга или скинхэды вообще здесь не при чем, но в столице очень много иностранцев.
   В начале мая в Петербург приехала на гастроли украинская группа "Вопли Видоплясова". Очень-очень-очень! Украинский рок веселый в отличие от депрессивного русского. Олег Скрипка 2 с лишним часа развлекал своей артистичностью, удивлял вокальными данными и умением играть на разных инструментах (бубен, аккардион, труба), веселил шутками и хулиганским исполнением песен на французском языке в сочетании с украинским. Вернулись со Славой домой и еще раз пересмотрели снятый видеокамерой концерт.
   Приобщились к новому развлечению - отдых в аквапарке. Когда впервые скатывалась с горки, возникла ассоциация, что я спускаюсь со стремительной скоростью в преисподнюю, но упала с метровой высоты в воду. Шок после путешествия внутри изогнутой трубы и внезапного погружения в воду, прическа испорчена, тушь растеклась. Не понравилось. Но постепенно вошла во вкус. Появились любимые горки, спуски с которых сочетаем с посещением сауны (там их несколько: турецкая, финская, русская, парная ацтеков). В бассейне периодически устраивают настоящий шторм, во время которого может пригодится умение плавать, т.к. волны накрывают с головой, а бассейн глубокий. Есть очень красивый грот с пиратским сундуком, наполненным фальшивыми сокровищами. Из огромных окон водного комплекса открывается вид на залив, что усиливает впечатления.
   С января работаю в наркологическом реабилитационном центре. Заведующий - строгий, но справедливый, старшая сестра - добрая и красивая - прямо как в благополучной семье. Каждый новый сотрудник принимался в коллектив с радостью. Поводом для радости было еще и то, что у каждого специалиста уютное рабочее место, центр полностью оснащен оргтехникой, 2 комнаты для групповых тренингов, тренажерный зал. Вот состоится официальное открытие центра с участием губернатора, между прочим, и мы начнем работать... Такое предстартовое состояние длится уже несколько месяцев. Местность стала заболачиваться. Врача-нарколога уволили за появление на работе в нетрезвом виде. Отключили свет... давно... еще в апреле. С завтрашнего дня новый заведующий. Не выдают лицензию на медицинскую деятельность - взятку хотят. Допускаю, что это типичная ситуация для открывающихся учреждений, но из-за парамедицинских нюансов мы юридически не имеем право вести медицинскую деятельность до получения лицензии (оказываем только психокоррекционную помощь и ведем профилактическую работу). Надеюсь, что это временные трудности.
   Утром по вторникам и четвергам и в воскресенье я работаю воспитателем в детском наркологическом отделении. Благодаря этой работе научилась раскрашивать картинки гуашью, плести браслеты из бисера и пресекать попытки пациентов вскрывать двери столовой отмычкой.
   Провели со Славой 2 семейные консультации. Когда люди надеются на твою реальную помощь в их судьбе, чувствуешь свою ответственность, поэтому каждая такая встреча напоминает мне по эмоциональному накалу катание на карусели.
   Москва нас поразила. И хоть не впервые бываем в столице, не перестаешь удивляться, находя различия между ней и другими городами.
   Я, к сожалению, не смог принять участие ни на одной из дистанций из-за травмы голени и поэтому был лишь фото-, видеодокументалистом.
  
   01.06.06 г.
  
   На дежурстве в детской наркологии. Из восьми суток - 1 провел дома. Дежурство по клинике, в наркологии, два наряда по факультету.
   Самое тяжелое было вчерашнее в клинике. Четыре послеобеденных поступления, беседы с поступившими больными, назначения в истории болезни, написания осмотров, обходы клиники, проведение процедуры подшивки давнему больному. (Не смотря на то, что уже третий месяц не работаю в частной клинике, клиенты продолжают обращаться). Походы в штаб для решения вопроса с летним каникулярным отпуском. Решили провести его в Чеченской Республике. Мне интересно, как изменилась жизнь там, поработать над материалами архивных историй болезни, а Наде с участниками боевых баталий. Поэтому, когда она предложила такой вариант вместо запланированной Одессы, я удивился и вместе с тем с радостью согласился. Наверное, я скучаю по Ханкале, по той работе, коллективу, друзьям.
   Первый дежурный врач был занят написанием диссертацией, и поэтому пришлось с курсантами-кружковцами заниматься осмотрами. Попутно прошли всю клинику.
   Вызов на "острое отделение".
   - Нам нужен дежурный врач.
   - Что случилось?
   - Больной Петренко требует себе 4 кубика сибазона.
   - Он, наркоман?
   - Нет, шизофреник.
   - Хорошо, сейчас будем.
   Давайте пройдем в ординаторскую. Усаживаемся. Заходит санитарочка. Ведет себя странновато, - подмигивает нам и закрывает окно. Бегло смотрю на паспортную часть истории болезни. Акулов Сергей Сергеевич, 1973 года рождения, диагноз: шизофрения, параноидная. Внешний вид: несвежие длинные волосы, неухоженная борода, рваная кофта из-под больничного костюма, очки, прикрывающие недобрые глаза.
   - На что жалуетесь Сергей Сергеевич?
   - Да, ни на что не жалуюсь. Вколите мне внутривенно четыре куба сибазона и дело с концом. Мне многого не надо.
   - Ну, давайте по порядку. Что с вами случилось, что вы требуете сибазон?
   - С братом поругался. Он мне передачу принес, а я его обматерил и выгнал.
   - Ну, с кем не бывает. Все ссорятся, ругаются, а потом мирятся.
   - А я со всеми ругаюсь. Я никого не люблю и ни с кем мириться не собираюсь.
   - Почему вы со всеми ругаетесь?
   - Мне никто в жизни не нужен, кроме моих собачек. Вколите и дело с концом.
   - Скажите, а почему здесь оказались?
   - Сдали, сволочи! Выпишусь, отомщу всем!
   - Расскажите о себе подробнее. Родились, воспитывались, учились, работали?
   - Нечего рассказывать. 10 классов, подработки, нацистская группировка. Ребят посадили. Негров избивали. Я один остался. Инвалид. Одна радость собачки.
   - А инвалидность, по какому заболеванию?
   - Я не болею. Моя душа бессмертна. Я ее продал сатане. Мой бог у меня внутри.
   - Женаты, дети есть.
   - НЕТ!
   - Вколите мне и все разговоры закончены.
   - Может быть внутримышечно лучше?
   - НЕТ, я прошу внутривенно. У меня на попе нет живого места. Хотите посмотреть?
   - Спасибо, не надо, наденьте брюки. Давайте вы пока подождете в палате, а я изучу вашу историю болезни и приму решение.
   - Я надеюсь, оно будет в мою пользу!
   Листаю историю болезни. Болен с 15-ти летнего возраста, когда появились отгороженность от окружающих, замкнутость. Стал пропускать занятия в школе, конфликтовал с родителями. Постепенно перестал следить за собой. Принимал участие в неонацистской группировке. Увлекался черной магией, проводил сеансы спиритизма. Заявил родителям о своем бессмертии. Избил мальчика палкой на улице. Не моется. Спит в постели с двумя ротвейлерами, мочится в постель. Неоднократно госпитализировался в стационары города. Самостоятельное прекращения амбулаторного приема поддерживающих доз нейролептиков вызывает обострение заболевания. Инвалид второй группы по психическому заболеванию. Ухудшение состояния в течение последнего месяца. Угрожает матери физической расправой. В сопровождении родственников прибыл в клинику. Госпитализирован в добровольном порядке.
   В процессе лечения состояние остается нестабильным. Имеют место аффективные колебания настроения. При поступлении получал внутривенно сибазон. Звоню первому дежурному, описываю случай, получаю согласие. Инструктирую медицинскую сестру о медленном внутривенном введении препарата. Больной успокаивается "на глазах". Перед выходом к нам подходит санитарочка.
   - Если я моргаю, значит с больным нужно быть осторожней. Я и окно закрывала, чтобы не сбежал. Он уже не в первый раз у нас лежит. Как-то был случай, во врача запустил табуретом, а сам через окно пустился бежать. В следующий раз будьте внимательней, мальчики.
   - Хорошо, спасибо, хором отвечаем мы.
   Заходим в "острое" женское.
   - Мы бы хотели навестить, Круглову Ольгу. Мы на прошлой неделе с ней беседовали. Она тогда была фиксированной к кровати. Как она сейчас?
   - Да вот, в туалете, стоит, ужинает, отвечает нам бойко санитарочка.
   - Ольга, с вами можно пообщаться?
   - Вам можно, а вот рядом возле вас ведьме нет. И ты тоже уйди, обращается она к курсанту пятого курса, мне не нравится твоя улыбка.
   - Мы бы хотели с вами поговорить, когда вы поужинаете.
   - А я не хочу, надоели все...
   Пойдемте, разговора с ней получится. Острое состояние еще не купировано. Путь в реанимацию проходит через второе отделение, где лежат женщины, преимущественно болеющие неврозами. Проходим мимо холла - столовой.
   Стол, накрытый красивой скатертью, ваза со свежими цветами, карандаши, краски, Ира Эпштейн. Девушка 30 лет, нелепо одетая, гордо выпрямив спину, сидит за ним. Ира Эпштейн играет - частый больной клиники. Заболевание протекает с нарастающим личностным дефектом. В течение учебного года третья госпитализация. Она увлекалась музыкой. Играла на арфе. В какой-то из моментов ее жизни она стала "общаться" с именитым испанским композитором, который предлагал ей руку и сердце. Под влиянием его голоса она выпрыгнула с 4-го этажа, сломав обе кости обеих голеней. После стабилизации костных отломков, была переведена в клинику психиатрии. В наличии голоса она больше не признается. Стали заметны интеллектуальное снижение и волевые нарушения (перестала следить за своим внешним видом, интересоваться окружающей действительностью, выполнять гигиенические процедуры).
   - Здравствуйте, Ира!
   - Помните, мы с вами беседовали в прошлый раз!
   - Да, конечно.
   - Давайте продолжим? Мы бы хотели провести с вами психологическое обследование.
   Я вижу, у вас есть цветные карандаши, бумага. Что означают ваши рисунки или эти каллиграфически написанные стихи? Это ваши книги Ницше, Берна?
   - Это я тренирую почерк и пишу стихи Пушкина. Ницше и Берн помогают мне понять смысл жизни и общаться с людьми.
   - Наше задание заключается в следующем. Возьмите простой карандаш, закройте глаза. Поставьте в центр листа точку, придерживая лист свободной рукой. Не отрывая карандаша от центра листа, изобразите некий свободный рисунок. Постарайтесь не задумываться о том, что вы рисуете и отрывать карандаш и руку от поверхности стола. Вам все понятно? У вас есть в наличии три минуты. Время пошло!
   Рядом сидящая, пожилая тетушка, лет 50-ти, спрашивает у меня.
   - А что такое доктор депрессия? Вот мне врач сказал, что у меня депрессия. А что это такое. Вот у меня есть гипертоническая болезнь. Я знаю, что страдают мои сосуды и сердце, есть гастрит, это болит желудок. Но это понятно. Попью таблеток, и вроде бы все затихает. А здесь, как и сколько не пью, и ничего не проходит! Настроения как не было, так и нет.
   - Таблетками тут не всегда поможешь. Надо искать причину вашего состояния. Кроме таблеток заниматься психотерапией. Это заболевание сложнее всего лечить, поскольку врачи не всегда знают, в чем находится субстрат (основа) этой болезни, да и многое зависит от самого больного и его родных.
   - Вот и я заметила, как придет ко мне муж навещать меня, так меня сразу то в жар, то в холод. И так уже два года. Где только не лечилась, никто не помог.
   - А у вас помогут? На сколько эффективнее лечение в вашей клинике?
   - У нас помогут! Об эффективности вы спросите у своего лечащего врача. Да и цифры эти будут скорее относительными. Основная надежда на саму себя!
   - Вы как все. Все говорят, "возьми себя в руки!". А как взять себя в руки? Вот я сжимаю эти руки в кулаки, а легче мне становится. Не собраться, сколько не заставляла. Что делать, не знаю.
   - Не сдаваться перед болезнью. Она уйдет, и вы быстро забудете ее.
   - Время истекло. Давайте посмотрим, что у вас получилось. Замечательно! Теперь переходим к следующему этапу. Вы воспользуетесь цветными карандашами и закрасите все белые пятна на вашем рисунке, не задумываясь о содержании. Как только вам покажется, что карандаш пора сменить, выбирайте следующий цвет, не глядя на него. Глаза могут быть открытыми, время неограниченно.
   - А вы кто психологи? - спрашивает бабушка с депрессией.
   - Да есть и психологи. А вообще я дежурный врач, а это будущие доктора - психиатры.
   - Наверное, интересная у вас специальность?!
   - Да... Ну, давайте посмотрим, что вы нарисовали. Назовите, пожалуйста, ваш рисунок. Можете посмотреть на него под разным углом и подписать.
   - Этот рисунок я назову "Формы".
   - Ира, вы не возражаете, если мы обсудим ваш рисунок все вместе.
   - Нет, пожалуйста.
   - Вот, что вы думаете об этом рисунке?, обращаюсь я к женщине, которая считает, что она болеет депрессией.
   - Я вижу клоуна в цирке, на обруче. А если так посмотреть, то обезьяну на дереве. Вот она ест банан...
   - Спасибо. А теперь вы, девушка, что скажете?
   - А я вижу раскрашенный мозг, как в атласах по анатомии. У моего брата есть такой, я любила его рассматривать.
   - А что скажут наши молодые доктора?... Спасибо.
   - И что показал, ваш тест? Спрашивает неугомонная тетушка.
   - Он показал, что Ира - очень креативный человек, то есть с высоким творческим потенциалом. Выбор цветов - очень сочетаем между собой, что говорит о некой душевной гармонии и внутреннем спокойствии, так как преобладают цвета синей и зеленой гаммы.
   - Ира, можете подарить ваш рисунок нам на память для нашей коллекции? Спасибо большое!
   Слушателям я сказал, что это правда, то, что говорил Ире, но только не полная. Название рисунка и его трактовка ею может свидетельствовать о своеобразном личностном дефекте, который формируется у больных шизофренией.
   Так мы провели попутно проективную методику рисунка с закрытыми глазами. О ней я узнал от владикавказских психологов, приезжавших в Чечню для проведения психологической реабилитации и психодиагностики. Запомнил, прочел литературу и стал сам пользоваться ею для диагностики и лечения.
   В реанимации четверо больных.
   Бабушка 86 лет, в состоянии спутанности сознания. У нее сейчас за окном 41-й год и она приехала на экскурсию в санаторий. Что ж, может это и к лучшему. Сосед, 21-летний наркоман сказал, что бабуле пора отсюда. На что было замечено, "у каждого свой путь, без очереди никого не пропустят!" На следующий день наркоман лежал, привязанный простынями к функциональной кровати, одетый в памперс, смотрел на окружающих мутным взором, а бабушку выписали через неделю. Возвратилась ли она в наши дни, неизвестно, да и не главное, видимо. Человек находит себя там, где ему комфортно.
   Сосед Инохасев Селиван Борисович, 65 лет. Доктор наук, бывший начальник кафедры инженерной статистики. Три дня назад он был переведен мною в реанимацию. А вчера я присутствовал на его реоперации по поводу замены у него подкожного нейростимулятора. "До чего дошел прогресс, до невиданных чудес...". Год назад я бы не поверил. Вставляют чип в головной мозг во время трепанации, а точнее трехканальный электрод. А четвертый электрод имплантируют подкожно в области ветви блуждающего нерва (на шее). Этот четвертый электрод индуцирует импульсы и поставляет энергию трем мозговым электродам. Подкожный электрод заряжается от приборчика, носимого в наружном кармане и настраиваемого мастером, через дата-кабель сбрасывает в компьютер накапливаемую информацию. Таким образом, в мозг поступают сигналы. Но что-то в системе полетело. Случай экстраординарный. Впервые в стране. И вот нейрохирург откладывает скальпель и кровоостанавливающие зажимы в сторону и говорит операционной сестре: "Отвертку, плоскогубцы...". Реоперация продолжалась четыре часа. Три из них я наблюдал воочию, как достают диковинные механизмы из-под кожи, отвинчивают электроды. За соседним столом удаляли опухоль спинного мозга. Но наша операция уникальна, таких еще, никто никогда не делал. Операция прошла успешно. Но на обратном пути больной наклонялся и собирал кем-то случайно оставленные кусочки бумаги, ватно-марлевые шарики, чувствовалось, что стресс для него был изрядный (все манипуляции проводились под местным наркозом).
   Инохасев Селиван Борисович в течение 36 лет страдает навязчивостями. Обсессивно-компульсивное расстройство. Неоднократно лечился. Медикаметозно резистентен (невосприимчив). Дважды ему выполнялись стереотаксические операции на головном мозге, облучал мозг радиоактивным лучом. После первой операции была стойкая ремиссия - 14 лет. Единственная надежда на аппарат нейростимуляции. Американский прототип стоит в 10 раз дороже отечественного, но тот не управляется и не заряжается. После третьей операции прошло 3 месяца. Исчезла одна маленькая навязчивость (жена не говорит какая). А так сплошная цепь: собирает мусор, вытаскивает кнопки из деревянных половиц, отковыривает засохшие жевательные резинки, доставляет точки в буквах Ё, считает все окружающее, если подсчет заканчивается цифрами "2", "5", "8", "13", он совершает всевозможные, в том числе и нелепые поступки, чтобы изменить эти сочетания цифр. Анамнез развития его заболевания занимает две страницы печатного текста. Мы - единственная последняя надежда. Я смотрю на жену, ее становится жаль. Всю жизнь посвятить лечению супруга, наблюдать за его страданиями и надеяться. Когда он хотел развестись, так как она также вошла в цепь его навязчивостей (не устраивал цвет ее глаз), его отец сказал, что покончит жизнь самоубийством, если она разведется с ним. Вскоре появились новые навязчивости, ритуалы и он свыкся с ее глазами. А она, с его странностями. Человек должен надеяться и жить в ожидании лучшего!
   Инохасев учтиво отвечал на вопросы, записывая что-то в свою тетрадь. Ему нравятся студенты, нравится беседовать с ним. Да и он для них кладезь. Таких интересных больных на всю страну немного, можно пересчитать по пальцам. На днях подъехал его собрат по несчастью из Екатеринбурга. Ему также сделали операцию, но за месяц раннее. До этого он сгрызал ногтевые фаланги подчистую, до ногтевого ложе, и поэтому все время нахождения в клинике был в перчатках, выполненных из марлевых бинтов и заботливо ежедневно сменяемых нашими медсестрами. Но после стереотаксиса ему стала легче. Навязчивости таяли, как снег весной. Сохранялись эмоциональные нарушения, но с этим справиться легче.
   Часто задумываюсь, а не является стереотаксис мощным психотерапевтическим методом. Ведь ощущение контроля над своим мозгом техническим способом порождает новую патологическую связь "человек и электронный аппарат", описываемую фантастами в своих произведениях и производит изменение одной патологической почвы на другую. А таким образом действует и кодирование, и подшивка, и химзащита.
   Как описывает Инохасев свои ощущения. "Вот появилась у меня тревога. Я подключаю прибор, ставлю мощность побольше. Чувствую, голос меняется. Значит, прибор работает. Тревога исчезает. Раньше болел зуб на этой стороне, а теперь вот голос. Хороший прибор изобрели! Но инженеры говорят, что лечиться надо долго, не сразу все пройдет".
   Пожелав всем спокойной ночи, направляемся к выходу.
   - А китайца нашего не посмотрите.
   - Он же VIP, согласится беседовать?
   - Конечно, согласится, говорит медсестра Зина. Он - интересный человек. Скоро выписывается.
   Китаец почему-то с бурятской фамилией. Оказывается, он вовсе не китаец. А бурят. Но живет в Гонконге, где занимается бизнесом. По совету знакомого артиста кино, недавно прошедшего курс лечения, приехал из Китая полечить зависимость. Бизнес требует не только деловой хватки, но и умения вести переговоры в неформальной обстановке. Это привело к тому, что неформальные отношения стали подрывать его основу. Бороться с зеленым товарищем он приехал в Питер.
   Зина была права. Он оказался интересным собеседником. И после краткого обсуждения его проблем, мы перешли к интересующим нас вопросам. Тяжело ли выучить китайский язык. Как живут китайцы. Какое отношение в стране к наркомании, физкультуре, игровым автоматам, насколько можно доверять расплодившейся в последнее время в городе китайской кухне, китайскому чаю, сколько стоит квадратный метр жилья в Пекине.
   Ответы мы слушали с упованием. Такого не передают по ящику, не пишут в газетах, чтобы это узнать, надо жить в Китае! Огорчило, что метр жилой площади стоит 10.000 у.е., так что Питеру есть еще за кем гнаться. За апрель-май месяцы цены на однокомнатные квартиры поднялись на 12000 у.е., что обусловлено "возрастающим спросом на покупку жилья у жителей города и ростом средних заработных плат и общего благосостояния населения", как напечатала бесплатная газета "Метро". Кто-то связывает такой стремительный рост с внедрением системы ипотечного кредитования, кто-то с искусственно сдерживаемой гиперинфляцией в стране (выпущена в оборот 5000 купюра, при докладах чиновников об инфляции не более 10%/год) и предстоящим падением цен на нефть (до 50 у.е. за баррель). Строители объясняют это ростом цен на землю и строительные материалы. Теорий много, выход неизвестен. Правильно трудясь в госсекторе, невозможно участвовать в ипотечном кредитовании или приобрести жилье по накоплениям. Военным, отслужившим 20 календарных лет в армии, выдают государственные жилищные сертификаты из расчета 700 у.е. за квадратный метр, принимаемые ограниченным количеством фирм, торгующих недвижимостью. Дешевле 1500 у.е. за м2, без отделки, достойного жилья не найти на рынке города. К концу года прогнозируется отметка 2000 у.е. И пока президент утвердит 700 у.е., строительные магнаты перешагнут и этот рубеж.
   Встретил недавно выпустившегося, из клинической ординатуры анестезиолога - Мишку Ш. Прибыл с подполковничьей должности начальника отделения из Владикавказа. Три года судился за невыплаченные ему боевые от государства. Ездил на суды. Хотел за эти деньги купить квартиру. Не знаю, отсудил ли он свой миллион или нет, только квартиры стали за это время за пределами этой цифры. Едет на майорскую должность в Красногорский медицинский отряд специального назначения. Выбор такой неказистой должности произошел из-за того, что все обещали предоставить жилье в Подмосковье. На мое замечание, что теперь жилье предоставляется государством лишь в качестве служебного, а при увольнении в запас, ты его обязан сдать (одна из новинок законодательства), он критически заметил, что его можно отсудить. А то, что МОСН недоукомплектован средним медперсоналом, его не смущало.
   - Ну, подумай, Слава, какая медсестра за пять тысяч, в Москве пойдет работать, да еще и погоны наденет. Только сумасшедшая, которую никуда не берут, или больная, а таких, не много. Вот я и думаю, что сократят нас. Уволюсь по оргштаным мероприятиям. Тоже хорошо. Ведь жилье дают в трех случаях. По достижении предельного возраста пребывания на военной службе, - до этого еще далеко. При увольнении по состоянию здоровья. Под дурика, что ли закосить? Поможешь если что? С меня не состарится. Или по оргштаным? Вот я и думаю, что сократят нас!
   - Не спеши, Мишаня. Деньги, выделенные государством на развертывание новой части, требуется обкатать сначала, что-то построить, отрапортовать, списать имущество-компьютеры. Так что не известно, что раньше, твой дембель или оргштаные мероприятия. Ты посмотри, что вокруг творится? Цены на недвижимость неумолимо растут вверх, военных в городе не поселяют, дабы не портили ландшафт своим унылом видом и громкими праздниками. Выполняется госзаказ. Зато раздувают непонятных пожарников. Такое впечатление, что вся страна скоро в огне будет, раз пожарников до целой армии раздули. Всех спасать будут, тушением из водометов! Лопнут обещания. Пятнадцать лет, кто-то что-то говорит, а пока мыльный, то есть нефтяной пузырь, стенка которого день ото дня становится все тоньше и тоньше...
   - Да, наш замкафедры 16 лет стоял в очереди. Получил свою однуху. И где? В Сертолово. Это же 40 км на службу ездить.
   Возле нас уже пол года стоит незаселенное новое 15-ти этажное строение. Выводы можно делать разные. Может это связано со стремительным ростом строительства и низким коммуникационным потенциалом города, ведь строительные фирмы, в том числе и государство не строят новые электростанции, котельные, водонапорные станции. Этой зимой, когда за окном стояли тридцатиградусные морозы, в квартире было +12, и нередки были случаи отключения электричества кварталами по всему городу, что объяснялось "авариями в сетях". Грустно наблюдать лишь за тем, как распродается окружающее. Проданы гостиницы, как не приносящие прибыль в городскую казну. Продан Елисеевский гастроном, продан Пассаж. Самая прибыльная сделка продажи недвижимости. Кипрская компания выкупила универмаг Пассаж за 1,3 млрд. рублей! Интересно было бы знать, за какую сумму его приобрела уважаемая госпожа?! Что дальше: дороги, памятники архитектуры, стадионы, больницы, школы. Они ведь также нерентабельны. В частных руках будет прибыль. Будущее покажет...
  

***

   С Мишкой мы нередко встречались, пока служили на Юге. Я у него несколько раз останавливался, когда летал во Владик за продуктами и предметами первой необходимости. Пили коньяк, палили из Мишкиного ружья из кухонной форточки, используя в качестве глушителя пластиковую бутылку из-под лимонада.
   -Посмотри, какую я себе волыну сделал. Здесь без нее нельзя. Меня чуть один раз местные не замочили. 10 человек обступили, пьяный был, денег хотели. Одного в ногу ранил, остальные сбежали.
   - А милиция куда смотрит?
   - Ты что, Слава, очнись. Да куплено здесь все. Они с ними заодно. Если ты русский, сам еще и виноватым окажешься.
   Мишкиным словам я не поверил тогда. Пьяный разговор, чего мужик не скажет.
   Прилетел я как-то за покупками. Форму взял потренироваться. Купил детского питания, овощей-фруктов, молока, мяса. Подхожу к его дому (он живет в центре).
   - Товарищ, капитан, ваши документы. Трое милиционеров, подошли ко мне.
   - Вот мое удостоверение личности.
   - А где служите?
   - В госпитале, начальник отделения.
   О том, что служишь в Ханкале лучше не распространяться. Друзья научили.
   - В госпитале говоришь? Что зарплата сегодня была? Куда идешь, что в сумках?
   - Да к другу, в гости. В сумках спортивная форма да еда.
   - Ну, пошли, покажешь, к какому другу идешь? Что-то вид у тебя подозрительный.
   В воздухе летала злобное напряжение. Ощущал, что-то нездоровое от этих милиционеров в кроссовках. И удостоверение они показали мельком. Как только мы зашли в подворотню, мои опасения оправдались. Хотя в 200-х метрах отделение милиции, наверное, они вышли в патрулирование. Сомнения вскоре развеялись. Два удара в челюсть, нос и холодное лезвие ножа ощутил у шеи. Молчи, баран, зарежу. Деньги давай! Чья-то волосатая рука забрала бумажник из внутреннего кармана камуфляжа. Другие помощники освободили мои плечи от рюкзака. Напоследок удар глаз, от которого потерялось равновесие. Отморозки убегали. Силы проснулись. Схватив обломок кирпича, рванул догонять убегающих псов. Но, увы, за белой семеркой мне было не угнаться.
   Мишка все понял без слов.
   -Пошли к соседу, позвоним в милицию.
   -А поможет?
   - Ты номер машины запомнил? Лица описать сможешь? Кто они уйгурцы, аварцы, табасаранцы, чеченцы или ингуши?
   - Машина белая, Жигули, то ли седьмой, то ли шестой модели, я с этим плохо ориентируюсь. А милиционеры, да кавказцы у меня все на одно лицо. Я их еще хуже различаю.
   То же самое, я повторял и когда пришел участковый милиционер, довольно быстро, через 20 минут, и на следующий день в отделении милиции, когда разглядывал внушительное досье с фотографиями потенциальных преступников. Написал заявление, которое так и осталось без решения. Уголовное дело возбуждать не стали. Ну, орудует банда, под видом милиционеров, или наоборот, ну говорят, что видят их на белой "Ладе", ну, промышляют они военными, преимущественно из Чечни, - нечего по вечерам по одиночке по городу ходить! Вердикт милиционера был суров. Я же всматривался в лица проходящих мимо меня милиционеров, в тайне надеясь среди них опознать кого-нибудь. Дурак, наверное был. Могли бы и патроны, и наркотики подбросить. Потом ведь ничего не докажешь. Дороже себе будет.
   Мишка предложил мне в долг 500 рублей, чтобы я не улетал в Ханкалу с пустыми руками. Я был несказанно рад и потом еще два года отдавал долг. Вернувшись во владикавказский полк РЭБ, меня пожурили.
   - И что удостоверение личности отобрали.
   - Отобрали все. Не знаю, как теперь в Ханкалу возвращаться.
   - А в милицию справку выписали?
   - Да выписали.
   - Живи, пока в офицерском общежитии, будет борт, мы тебя посадим, только в город больше не ходи.
   Командир части успокаивал меня рассказом, что бывали ситуации и похуже.
   Как-то приехал к ним офицер по распределению из училища. Вышел на вокзале в парадке. Белая рубашечка, золотые погоны, брючки-стрелочки. Сел в такси. Отвезли на берег Терека, ружье к виску! Отдал, все что было, не было.
   Другого офицера просто в машину посадили, отвезли домой, вынесли все что было, денег 20.000 рублей, тоже взяли.
   Сопоставив, что могло быть и хуже, я готовился к встрече на Ханкале, где историю с ограблением пересказывал, пока не сошли синяки. Кто-то не верил, думая, что я, напившись, подрался или наоборот. Но почти у каждого был в памяти подобный рассказик о приключениях на большой земле. В кого-то таксист пистолет между ног направил, у кого-то номер обнесли, пока тот спал, кому-то белый порошок в карманы подбросили, кому-то патроны. Для себя подсчитывал статистику пострадавших, цифры неутешительные. С того времени, при виде людей в серых формах, невольно вспоминается незавершенный гештальт с кирпичом.

***

   05.06.06 г.
  
   Дежурство в наркологии. Дети спокойно смотрят принесенный мною фильм "Полет над гнездом кукушки". Точнее не все. 16-ти летняя Варя, поступившая сегодня, третий раз подряд за текущий год, лежит в медикаметозном сне, а 14-ти летний Миша, производящий впечатление 10-ти летнего, но перепробовавший в своей жизни почти все (керосин, толуол, бензин, краску-серебрянку, героин, бутарфанол, скорость, коноплю, грибы, ЛСД, водку, пиво, джин-тоник, эфедрон, димедрол, циклодол, феназепам, сигареты с 6 лет...) собирает пазлы. В общую компанию не вписывается. Он второй раз на отделении. Сбежал из приюта, украл велосипед, задержан милицией, передан нам на лечение. Он тихий и спокойный, сопутствующий диагноз: Задержка психического развития.
   Детишек немного. 5 человек. На прошлом дежурстве они совершили массовый побег - 7 человек одновременно, что явилось рекордом для больницы.
   Все это происходило на день города. Девочки красились, мальчики хорохорились. Слух прошел, что готовится побег. Проведен шмон, найдены три отмычки. Последние оказались отвлекающим маневром. В 17.30 забегает испуганная медсестра с бледным от страха лицом.
   - Вячеслав Иванович, все дети сбежали...один остался!
   - Как сбежали?
   - Выломали доску на 1-м этаже и сбежали.
   Спускаемся, смотрим, доску отламывали постепенно и понемногу, чтобы не было лишнего шума. Подбегает охранник больницы.
   - Что побежали, может, еще далеко не успели уйти. Сейчас найдем! Куда собирались?
   - На день города!
   - Бежать можешь? Спрячь халат!
   Трехкилометровая пробежка по периметру линий Васильевского, успеха не принесла. Только охранник взмок, пот струился у него со лба, матерился на ходу и делал маневры, переходя на шаг.
   - Да, вроде бы молодой еще. Много пью, курю. Эх, найти бы гадов! Я вообще то бокс уважаю. Люблю подраться!
   - А я бег. Попробуй потренировать выносливость, глядишь, драться станет легче!
   Звоню заведующему, докладываю о ЧП.
   - Что делать?
   - Доложи в приемное отделение дежурному врачу, это первое. Второе, позвони в районное отделение милиции, сообщи дежурному инспектору. Третье, оповести их родителей и приюты, номера телефонов записаны на лицевой части историй болезни. И четвертое, напиши дневники в истории болезни с двумя записями: "смотрел телевизор...состояние удовлетворительное...бреда, галлюцинаций не высказывали...вне психоза", а вторая: "во время курения, выломал доски из окна лестничного коридора и оставил территорию больницы...". Если родители будут звонить, или сами будут подъезжать, или они вернутся - никого не бери. Я их проучу, как бегать. Месяц будут в очереди стоять, ждать госпитализации! Всех проинструктируй, никого не брать! Все выписаны! Главврача я сам предупрежу. Да еще, напиши краткую объяснительную. Не переживай! Мы не должны дышать вместе с ними табачным дымом. Я директору давно говорил, что надо решетку на окно поставить или запретить курение. А она, "пожарники не разрешают, средств нет". Вот они и бегут, как тараканы в разные стороны! Восьмой побег за пол года! Кто остался-то?
   - Леша.
   -Ах, Леша, да ему еще тяжело ходить, да он уже наркоман со стажем. В детские игры не играет. Ему до Невского проспекта в таком состоянии не дойти. Пиши. Я может, подъеду через часик.
   Через полтора часа все было сделано. На следующий день, Леша сбежал через это же окно. Но, погуляв с час, вернулся обратно. На "свободе" капал дождь, холодно и голодно. А здесь лежи на теплой койки, развлекайся телевизором, DVD-плеером, качайся на тренажерах, рисуй, плети бисером. Кормят, лечат, уважают! Воспитатели, психологи, психотерапевты, наркологи, педиатры, социальный работник, медсестры. Один больной на такой штат! Даже в США нет таких ресурсов. Кстати, недавно отделение посещали врачи из этой страны. Беседовали с Лешей. Долго удивлялись, как такое законодательно возможно, что в России в свободной продаже есть бутарфанол, да еще по такой бросовой цене. Старший группы все повторял "Two dollars? It`s unreal!" Их удивлению не было границ. Второе их удивление был - стереотаксис, применяемый для лечения фармакорезистентных психических, наркологических больных, что с их слов, запрещено парламентов. Хотя наши больные, врачи и инженеры-медики закупают у них аппаратуру для нейростимуляции электродов, заложенных во время таких операций в головной мозг.
   Сравниваю побеги из трех разных заведений и нахожу интересные закономерности. Ведь бегут все и никакие ворота, замки не могут остановить больного человека, оставить лечебное заведение. Наоборот, чрезмерная забота о его сохранности в стенах лечебного заведения, порой, приносит прямо противоположный результат. Я сам, будучи абитуриентом Военно-медицинской академии, совершил четырехчасовую прогулку по Загородному, Невскому проспекту, Дворцовой площади, сфотографировавшись на последней в больничных шлепанцах, майке и трико. Долго вспоминал это приключение и при случае рассказывал слушателям-друзьям.
  

***

   Побег из Чеченского госпиталя капитана Аленикова.
  
   В Чеченском госпитале нет замков на дверях. Отделение открытого типа и все больные могут в любое время совершать прогулки по территории госпиталя. На бетонном заборе колючая проволока, перед забором натянута проволока-путанка МЗП (малозаметное препятствие), обмазанная мазутом, территорию госпиталя патрулируют солдаты-автоматчики. На КПП также автоматчик и дополнительная охрана. Вокруг Ханкалы минные поля, выбраться на большую землю без документов, практически не возможно. За три года работы отделения - один побег.
   Капитан Аленичев поступил по направлению командира из Борзойского гарнизона. С его слов, много работал, мало отдыхал, не был в отпуске полтора года, друг подорвался на мине, командир части лишил премии, мало закрывает боевых. Буду подавать на него в суд, - отсуживать боевые и отпуска. Типичная история, для типичного чеченского невротика. Поместили его в офицерскую палату. Сообщили, что завтра первым рейсом полетит на Владикавказ, и в этот же день медицинским самолетом перелетит в окружной госпиталь Ростова-на-Дону, где в психиатрическом отделении пройдет военно-врачебную комиссию. И капитан Аленичев согласился. "Заодно и жалобу на командира в окружную прокуратуру подам...". Но попросил разрешить ему ночью дописать текст жалобы.
   - Пожалуйста, но только до полуночи.
   Утром на пятиминутке во время смены дежурства доклад от медсестры.
   - Капитан Аленичев всю ночь писал жалобы. Был возбужден, ходил по коридору. Говорил, что не даст сделать из него психически больного человека...
   - Феназепам с димедролом делали?
   - Нет, от всех уколов категорически отказался!
   - Ну, ладно, на 10.00 дают борт на Гизель, готовьте больных, истории болезни. Саида, полетите сопровождать вчерашнего параноика.
   В ординаторскую забегает Мафуржат (дежурная младшая мед.сестра).
   - Вячеслав Иванович, Аленичев угрожал мне охотничьим ножом, забрал свою сумку с вещами и сбежал из отделения.
   - На КПП звонили? Срочно пусть перекроют выход.
   Но оказалось поздно. Там он, испугал солдата-автоматчика тем же ножом. Да и как не испугаться. Офицер все-таки. А тут еще нож. Пьяный с утра, подумал солдат. А дежуривший по КПП - старший прапорщик, начальник столовой заявил просто: "Мне до пенсии три месяца. У меня жена, сына женю, а вы хотите, чтобы я своим животом рисковал. Да мало ли таких сумасшедших и тех, кому не поставили диагноз, по Ханкале шастают. Так они не только ножом угрожают. Вон в полковой столовой устроили автоматную стрельбу два взвода. Весь кафель разбили. И там что ли нужно было перехватывать. Вот вы психиатр, вот и занимайтесь своими больными!"
   - Ничего, товарищ прапорщик, без вас разберемся. Для начала напишите объяснительную, как и почему пропустили больного через КПП, не проверив его удостоверение личности, не спросив пропуск. Вы обязанности, наверное, свои плохо знаете? Вот до вечера изучайте! Доложите, а будете плохо знать, - повторно через день заступите.
   - Так тогда в столовой есть нечего будет.
   -Там и так есть нечего. Разворовали все. Такие, как вы и вам подобные.
   - Что вы такое говорите? Вы видели?
   - Я не видел, так там и увидеть ничего нельзя! Пишите объяснительную!
   - Если, я у каждого офицера буду пропуск спрашивать, мне через одного морду бить будут!
   - Ничего, таким как вы, будет полезно!
   Со старшим прапорщиком - начальником столовой отношения были непростые. Я не мог забыть, как он приготовил для инспекторов моего последнего кроля, который был предназначен для селекционного разведения, сказав мне, что кролик сбежал в степь! Это было как раз перед приездом командования. А госпитальный паек он стремился урезать и свести к скудному однообразию.
   Возвратившись в отделение, позвонил командиру госпиталя.
   -Скажите, он кто - псих?
   - Вчера был еще невротиком, а сегодня больше похож на психотика!
   - Ладно, позвоните дежурному по дивизии, в комендатуру, прокуратору, на взлетку. Далеко ему не уйти. Держите меня в курсе событий.
   Через час звонок по местному телефону.
   -Мне нужен начальник отделения! Говорит капитан Аленичев!
   - Я вас слушаю.
   - Выдайте мне справку, что я психически здоров!
   -Мы такие справки не выписываем. Поедете в окружной госпиталь. Пройдете ВВК, после этого вам и выпишут справку о здоровье! Возвращайтесь в госпиталь!
   - Не вернусь, если не выпишите мне такой справки!
   - Не выпишу!
   - Я тогда подорвусь на минном поле в Грозном!
   - Это ваше право. Справок не выдаем! Вы где сейчас?
   - Я звоню из прокуратуры, подал жалобу на командира и на вас, что лишаете меня моих прав.
   - Я вас ничего не лишил. Командир направил вас на лечение, выполняйте его приказ. Давайте обсудим этот вопрос не по телефону. Я сейчас подъеду и поговорим.
   - Хорошо!
   Вызвали дежурного водителя с УАЗиком, фельдшера-эвакуатора, взяли двух солдат-санитаров из приемного отделения, укладку оказания неотложной помощи, простыни. Но, увы, капитан Аленичев покинул расположение прокуратуры раньше, чем мы туда приехали, сказал, что ему надо в комендатуру.
   - А что мне делать с его заявлениями?, возмущался дежурный по прокуратуре. Возбуждать или не возбуждать уголовное дело! Я их зарегистрировал.
   - Вы, что не видите, что писал больной человек.
   - Я то вижу, но это к делу не пришьешь. Заключения ВВК у меня нет о его психическом здоровье. Дайте их мне, я подклею его заявления к истории болезни. А вам оставлю расписку и справку о его теперешнем психическом состоянии.
   - Раз так, нате, берите. А если он еще придет, что мне с ним делать. Задержать или уговорить остаться. Но знайте, он вооружен холодным оружием - охотничьим ножом, будьте осторожны. Позвоните мне, мы подъедем.
   Через час звонок повторился. Звонил капитан Аленичев, на сей раз с минного поля. Требовал все туже справку. На что я заметил, что телефонные линии так далеко не заходят, пусть приходит после обеда в отделение за справкой. Проинструктировав персонал, ушел отдыхать.
   Капитан Аленичев появился под вечером. Грязный камуфляж, руки в ссадинах, на лице кровоподтеки. Появление повреждений кожи он объяснил тем, что перелазил через забор госпиталя, так как старший прапорщик не стал его впускать, сказал, что у него нет пропуска для входа. Мы его поместили в люкс, который состоял из палаты площадью 5 квадратных метра, обитой изнутри стальными пластинами и с решетками на окнах (по генеральному плану это должна была быть госпитальная касса). Соседом у капитана был подполковник, приехавший командовать батальоном, но заболевшим в дороге и под воздействием "голосов", ранившим область печени контрактника из Дагестана. Теперь он периодически собирал камни и кирпичи, прятал под кровать, так как боялся вендетты со стороны его земляков.
   На уговоры отдать нож ушло 20 минут, на просьбу сделать "витаминный" укол еще 30 минут. Но на повторение витаминов капитан не соглашался. Достал из карманов самодельные металлические пластины, полулунной формы, с остро заточенными краями. Пришлось для подстраховки вызвать двух солдат с автоматами в бронежилетах и касках и выставить возле него индивидуальный пост наблюдения. После грозного "Товарищ, капитан, я приказываю вам сдать холодное оружие дежурному по госпиталю в сейф для хранения!", он подчинился и сдал под роспись в книге выдачи оружия части свои амулеты и нож.
   - Подчиняюсь, потому что уважаю вас, товарищ подполковник! А то мне капитан приказывает. А это что за солдаты стоят возле палаты.
   - Это для охраны отделения. Объявлена команда "зеленый гранит", приказано усилить госпиталь.
   - Да "ЗЕЛЕНЫЙ ГРАНИТ" - это угроза применением противником химического оружия. А у вас есть ОЗК и противогазы, товарищи солдаты?
   - Так точно, товарищ капитан.
   - А если боевики применят химическое оружие, как меня будут спасать, я с собой не взял.
   - Не переживайте, у нас на складе на всех хватит. По этой команде со склада сестра-хозяйка получит все комплекты и выдаст вам. Спите спокойно!
   Я ушел домой, так как время было в районе 20.30. Но не успел зайти в квартиру, комендант общежития постучала в дверь.
   - Вячеслав Иванович, к телефону, срочно, из отделения звонят!
   Выяснилось, что капитан Аленичев набросился на автоматчика и попытался завладеть табельным оружием. Но солдат не выпустил его из рук.
   - Все, товарищ капитан, переводим вас в реанимацию. Там под контролем анестезиологов. И вам и нам будет спокойнее.
   - Не хочу, не буду, не пойду. Вы не имеете права. Я не давал согласия на добровольную госпитализацию!
   - Вы в армии или где. Вы должны выполнить сначала приказ, а потом можете его обжаловать.
   Говорю медсестре сделать больному аминазин с димедролом.
   - Нет ничего, Вячеслав Иванович. Все израсходовали на вчерашнего параноика. Не могли успокоить его, он всю ночь по койкам бегал.
   - Реланиум тогда.
   - Его тоже нет.
   - А что есть?
   - Можно взять модитен-депо у его соседа подполковника, ему вчера жена принесла.
   - Делайте, надо как-то успокоить его пыл.
   Вызываю дежурного реаниматолога в отделение.
   - Не возьмем. Пять раненых поступило. Сестры с ног валятся. Только операции закончились. А этот потерпит до утра. Дыхание свободное, самостоятельное, пульс в норме, давление стабильное! У вас тут психиатрия, вот и лечите своих больных.
   - Он нуждается в индивидуальном посту наблюдения, фиксации, медикаментозной седации. У меня нет ничего, аптека будет получаться послезавтра. Пусть у вас полежит до утра, а утром вместе с первым бортом на Владик. Мне завтра в отпуск, буду его заодно сопровождать.
   - Не возьмем. У вас тут решетки на окнах, а вдруг он вздумает у нас со второго этажа выпрыгнуть.
   - Послушайте, в отделении двадцать пять больных, из них пять психотиков. Два в маниакальной стадии, три шизофреника. Сестре не уследить за всеми.
   - Решайте сами свои вопросы. Детский сад, какой то!
   Сообщив командиру подробности отказа и возможные последствия, я получил добро на его перевод и через 5 минут двое санитаров, с двумя солдатами из караула сопровождали больного в реанимацию, которые пытался встать, зацепиться с перила, извиваясь из-под фиксирующих его простыней.
   В реанимации его седатировали. Благо, с этим у них никогда проблем не было. Снабжение в первую очередь, что, в общем-то, и правильно. Но в три часа ночи он проснулся (дежурные врачи видимо, нет), развязал простыни и голым спустился по простыням второго этажа. Но его встретил ИО начмеда госпиталя - Апандий Абуталибович.
   - Иду, я в приемное отделение. Думаю, дай посмотрю, как моя Марфушка (жена, врач эндоскопист) пьяных контрактников освидетельствует. Вижу, мужик из реанимации спускается, голый. Думаю, наверное, кто-то его застукал, сорвал ночь парню. Я ему говорю, "что облом!". А он давай деру. На своего не похож. Хорошо патруль догнал, привел его. Он мне говорит, я больной из ПНО. Не хочу лежать в реанимации. Отвели его в ПНО, дали чая согреться, он и уснул. Поднимаюсь я в реанимацию, проверить, как там наши ребятки - врачи дежурят. Спят голубчики! И медсестры тоже. И раненые, все спят! А потом говорят мне "У нас некому в реанимации дежурить, сутки через сутки заступаем, без выходных. Ничего будут ходить еще и дежурными по госпиталю, нечего расслабляться!".
   Утром все были доставлены во Владикавказ, а капитан долетел и до Ростова, где ему был выставлен диагноз шизофрении. Состояние все три месяца, которые он там находился, оставалось нестабильным, и он не покидал стен надзорной палаты. Выписан был к месту жительства в сопровождении двоих представителей части.
  

***

   Побег солдата из клиники. Все двери последней закрываются на замок. Замки есть везде: между отделениями, внутри, в кабинетах, на выходе, на окнах-стеклопакетах. В приемном отделении замок меняется каждый месяц, так как персонал за это время успевает сделать себе дубликаты и спокойно проходить через заднюю дверь, минуя встречи с руководством клиники, могущим всегда чем-нибудь озадачить. Например, идешь куда-нибудь. Теперь говорят: "Я забыл барсетку в соседней клинике, сбегай, принеси". Или "сбегай на Финляндский, купи батарейки для фотоаппарата. Деньги потом возьмешь". Такие "или" бывают с регулярной частотой. Но дело не в них, а в замках, установленных еще в позапрошлом веке везде. Видимо раньше больные были буйные! Но дело тоже не в них.
   Солдат Петренко. Воспользовавшись доверием персонала, непоколебимым внешним видом, прошел все форпосты и вышел на простор. Кинулись искать - нет. Кто-то предположил наличие у него ключа. Кто-то вспомнил, что на нем был спортивный костюм и кроссовки, которые он взял поносить у одного из курсанта. У другого курсанта он прихватил мобильный телефон, у девушки второй мобильник. Время обеда.
   Последние звонки закончились к часу ночи. Звонили все, кто имели отношение. Родители, что мы не уберегли их чадо (рост 190 см, вес 120 кг), и плохо смотрели. Командир роты, что надо бы опросить его соседей по палате, узнать его предполагаемые места посещения. А если кто будет отказываться - надавить! Дежурные из штаба, комендатуры, прокуратуры, местное руководство. С семи часов утра звонки возобновились.
   - Не пришел?
   - Нет, не было!
   - Если придет, сообщите нам...
   На утренней конференции этот вопрос также обсуждался.
   - Кто лечащий врач? История болезни неправильно оформлена. Что это за записи? Он кто, психопат? Напишите невротическая реакция с выздоровлением! Пусть посадят, подлеца! А он и так под следствием! Тем лучше. Кто разрешил госпитализировать подследственного? А почему без охраны? Он за кражу, тогда ясно. К 10.00 чтобы история болезни была готовой у меня на столе!
   - Вы пойдете в штаб! Вы человек пробивной. Все сможете. Возьмите историю болезни, отнесете ее и мой рапорт капитану Фурсенко, кабинет 12 на первом этаже, но ее не отдавайте. Нет пропуска, возьмите мой! Мы с вами чем-то похожи. Посмотрите фотографию. Да, не улыбайтесь, а то остановят.
   Пусть Фурсенко посмотрит, объясните ему подробности диагноза, ему нужно отчет в управление округа отправить. А историю обратно принесите обязательно. Даже если он будет ее оставлять, все равно не давайте. Придумайте что-нибудь. Рапорт мой отдайте в приемную начальника. У Фурсенко возьмете электронную форму доклада о военнослужащих самовольно оставивших лечебное учреждение. Подготовьте, как можно быстрее по ней справку-доклад, я подпишу и сегодня ее должны отправить в Москву. После 12-ти я буду на конференции в 11 аудитории, позвоните мне туда, подойдете, я выйду и подпишу.
   Форма доклада, как выяснилось при близком знакомстве, включала в себя таблицу с множеством граф, часть из которых предполагалось заполнить. Помимо всех паспортных данных беглеца, его описания, диагноза, военкомата призыва, наименования военкомата, домашнего адреса, телефонов родителей, братьев, сестер, туда вошли: условия совершения самовольного оставления части, причины этого поступка, мотивы, а также полное досье на начальника клиники (ФИО, год рождения, национальность, домашний адрес, семейное положение, с какого времени в ВС, какое учебное заведение закончил, с какого времени в должности), это же касалось трех его замов и начальника отделения. Все это продолжалось в течение всего рабочего дня. Кого-то нет, кто-то не хотел рассекречивать свои сведения раньше другого, форма изложения корректировалась...
   Стены больницы никогда не будут препятствием для больного!
  

***

   Дежурство продолжилось ночным телефонным звонком обеспокоенного папаши.
   - Я звоню в детское наркологическое отделение?
   -Да, что вы хотели, у телефона дежурный врач.
   - Меня зовут Александр Сергеевич Прутиков, представьтесь, пожалуйста.
   - Вячеслав Иванович, слушаю вас внимательно.
   - Я хочу сделать анализ своему сыну на наркотики, ВИЧ-инфекцию и гепатит!
   - А в чем срочность, время половина двенадцатого ночи?
   - Понимаете, он сегодня был на празднике дня города. Три часа назад кто-то подошел сзади и уколол его сзади в голень. Он и не заметил кто. Вот пришел домой, говорит, что его могли заразить, нога побаливает.
   - Сейчас поздно уже, да и выходной день. Завтра утром, пожалуйста, приезжайте.
   - Я не могу ждать завтра, помогите мне хоть вы. Я уже обзваниваю два часа городские службы, никто толком ничего сказать не может. Что мне делать, может яд отсосать, как-нибудь возможно?
   - Температура, тошнота, рвота, жидкий стул, сыпь, уплотнение места инъекции?
   - Нет ничего, я опрашивал и осматривал.
   -Вы говорили, что это произошло три часа назад. Если бы это был яд, он уже всосался из мышцы голени в кровь и были бы проявления отравления - что-нибудь из перечисленных мною симптомов. А раз ничего нет, то спешки в выполнении обследования я не вижу. Вирусным гепатитом, таким образом, и ВИЧ-инфекцией предположительно можно заразиться, но мало вероятно. Тут ничем не поможешь. Но нет и симптомов отравления. В настоящее время в городе существует группировка молодых людей, под названием "Люди в черном", которые таким образом разносят инфекции в местах массового скопления людей: дискотеки, кинотеатры, народные гуляния. Очевидно, ваш сын стал жертвой их представителя. Вы можете сдать анализы завтра в нашей лаборатории и потом их повторять в течение 3-х месяцев.
   - Спасибо, а если разовьются симптомы отравления, куда мне обратиться.
   - Вызовите скорую, они вас отвезут. В детской больнице N5 есть токсикологическое отделение, в клинике военно-полевой терапии Военно-медицинской академии. Думаю, что там вам помогут.
   -Спасибо большое.
   -Звоните, если будут вопросы.
   Раздумываю о новых движениях молодежи. Не то, что раньше - тимуровцы. Музеи убирали. Бабушкам - ветеранам войны мальчики продукты из магазина приносили, девочки полы мыли. Они нам за это, истории про Великую отечественную войну вспоминали. Мы записывали и в школе рассказывали. Я вел тетрадь учета тимуровцев класса, за каждый пропуск отчитывались на ежемесячных собраниях класса. Или клуб интернациональной дружбы - КИД. Переписывались с гражданами зарубежья, обменивались по почте подарками. Наверное, сейчас это гиперболизировалось во флэш-моб и MIB. Первые надевают одинаковую одежду, привлекающую внимание, и толпами выходят на улицу, вторые вставляют шприцы с инфицированными иглами и записками о заражении, садящегося на них, в сиденья кинотеатров.
  
  
   06.06.2006 г.
  
   Утром разбудил звонок бывшего больного - лейтенанта запаса.
   - Вячеслав Иванович, извините, что так рано.
   - Ничего страшного, я уже поднялся. Рассказывайте, что случилось.
   - У меня температура 39 градусов, лицо дергается - нервный тик, напряжение внутри, голова сама не своя. Общая слабость, нет аппетита. В общем, все, как в прошлый раз, когда я циклодол перестал принимать после мотидена-депо.
   - А насморк, боль в горле, кашель, понос, боли в животе не беспокоят?
   - Нет здесь все спокойно. Может, это у меня опять все началось, как в декабре?
   - Не думаю, но приезжайте в клинику, я вас посмотрю.
   - А в какое время?
   - Да в любое, с 10 до 16.00.
   Бывший лейтенант нашей армии. Он так и не успел послужить в ней офицером или не захотел. Три с половиной месяца провел в госпиталях, дойдя до одного центрального, где ему выставили грозный диагноз, препятствующий дальнейшему прохождению службы в Вооруженных Силах и демобилизовали по болезни. Сейчас он трудоустроился в гражданской структуре.
   А в ноябре звонила его мама и просила приехать на дом психотерапевта. Фирма подрядила меня, не смотря на то, что я предупреждал, что дежурю на сутках в наркологии. - Но это же Васильевский, вы недалеко, все остальные у нас в пригородах, жаль вызов терять.
   - Хорошо, диктуйте адрес, телефон, включаю диктофон в телефоне.
   По приезду меня хозяин квартиры заставил меня вымыть руки. Странно, зачем если вызов психотерапевтический. Затем прицельный вопрос о моих квалификационных способностях, после которого впустили в комнату к его сыну.
   - Здравствуйте, меня зовут Вячеслав Иванович. Какие жалобы предъявляете?
   - А вы кто?
   - Я врач.
   -Какой
   - Ну, вообще мне сказали, что нужен психотерапевт, но я дополнительно могу работать и психиатром и наркологом. Вот моя визитка.
   - А военный, это хорошо. Вот мое свидетельство о болезни.
   - Да, несладко вам пришлось товарищ лейтенант. И это все, правда, что о вас тут пишут?
   - На 50%.
   - А сейчас что беспокоит?
   - Понимаете, перед выпиской мне укололи 8 мл модитена, сказали, чтобы принимал циклодол, но я его нерегулярно принимал. А сегодня скрутило всего, шею не разогнуть, судороги в ногах, аппетита нет никакого, язык вываливается, слюна течет изо рта, не остановить. Приехал к жене, а не могу.
   - Да, плохо дело. А почему в госпиталь не обращались? Вам необходимо стационарное лечение.
   - Да я из Тамбова. Приехал в часть. Командир сказал "Служи, покуда приказ не состоится!" А это 2-3 месяца. Что мне там делать. У меня все родные в Питере. Вот я и рванул к ним. А сегодня скрутило, не могу. Дышать тяжело. Помогите, доктор. Мы вызвали своего терапевта, но он только руками разводит, говорит, что не знаком с психиатрией.
   - Ну ладно. У меня все с собой. Сейчас поставлю вам капельную инфузию. На время облегчу ваши страдания. Вы поспите. А завтра приедете к нам в клинику, что-нибудь придумаем. На люстру можно бутылку повесить?
   - Делайте, что хотите, только быстрее, все мышцы выкручивает!
   Когда все было окончено, я объяснил каждому из собравшихся родственников, что случилось с их защитником отечества, и что необходимо делать, чтобы избежать повторения. Они согласился прибыть на консультацию в клинику на следующий день.
   Руководство фирмы восприняло критически мое решение лечить военнослужащего забесплатно в стенах клиники. "Ты, что, Слава, сколько бабок потеряли, я бы тебе 10% отвалил", причитал директор.
   Лейтенант так и остался загадкой для профессоров, которые не выявили у него структурных нарушений мышления. Но и не нам ее решать. А помощь ему оказали. Через три недели он вышел окрепшим и полностью избавившимся от злокачественного нейролептического синдрома, который возникает при лечении нейролептиками и порой приводящий к перелому трубчатых костей и еще более худшим последствиям.
   А в обед он перезвонил.
   - Спасибо, Вячеслав Иванович. Вы оказались правы. Приходил участковый терапевт. У меня простуда. Вы извините меня, но я не смогу сегодня к вам приехать, как мы договаривались утром. Тяжело!
   - Да вам и не надо. Поправляйтесь поскорее. Будут вопросы, звоните.
   Дежурство вторые сутки. У детей фильмотерапия. Комедии с Джимом Кэрри смотрятся захватывающе. Вчерашний "Полет над гнездом кукушки" произвел впечатление.
   - А что за операцию ему делали.
   - Лоботомию. Это когда удаляют кусочки головного мозга. Раньше использовали для лечения больных в США. Сейчас запрещено.
   - Но он же не болел.
   - На медсестру набросился, значит болел! Говорит новенький тоскикоман Максим.
   - А в России делают?
   - Лоботомию, нет. Но есть другие операции на головном мозге. Их делают, чтобы убрать влечение к наркотику, алкоголю.
   - Наверное, дорого стоит?!
   - Не очень, но иногда влечение пропадает не только к наркотику, а и к другим вещам, что его приносят. Вставляют чип в головной мозг, и человек перестает испытывать желание уколоться.
   - А если ширнется, у него кайфа не будет?
   - Он не ширнется, так как у него не будет и самого желания. Да, кайф исчезнет, как вода.
   - А мне тоже такое обещали. Буду пить таблетки, чтобы наркотик не действовал, после выписки начну, бодро говорит старожил Леша.
   В палате для девочек ломает вчерашнюю Варю,- с 0,75 граммов героина. Ломки проходят тяжело. Плачет, текут слезы, слюна, тошнит, мокрая от пота. Массивные дозировки анальгетиков и транквилизаторов с аминазином и димедролом, не оказывают должного эффекта. Стучится головой об стену, но мы не можем переходить терапевтические дозировки, она и так перешагнула возрастные. Все соседи ей сочувствуют. Ощущается братство. Помогают выйти на лестницу покурить, приносят попить. Медсестра нервничает, сломался тонометр. Запасной не найти. Успокаиваю ее тем, что она не производит впечатление коллаптоидной. Возьмем в приемном отделении, если возникнут сомнения в давлении, а так будем следить по пульсовой волне.
   День прошел бурно! Обычно я так эсэмэсю друзьям из Украины. На кафедре все кипит, как в котловане. Работа есть всегда, ее не может не быть.
   Пятиминутка, закончившаяся грозным разбором клинорда второго года обучения, за то, что тот не забыл назвать фамилию выписанного врача кафедры. С кем не бывает. Ведь, никто не инструктирует, чьи фамилии называть можно, а про чьи лучше забыть. В итоге, в наказание, его усадили на весь день в канцелярию, "чтобы следил за положением дел в клинике".
   Докладывает медсестра Варвара Петровна. В отделении 28 больных, двое в домашнем отпуске.
   - Иванов, без замечаний, ночь спал, аппетит хороший.
   - Жарков, после капелек неулетптила стал поспокойнее, даже на улицу не пошел, говорит, "Я лучше посплю". Уснул после 20.00, ночь спал с одним пробуждением.
   - Потапов. Оживляется при упоминании об алкоголе. Спрашивает у меня, "когда с нар отпустят". Чудной дяденька. Говорит, что брат у него в Москве - генерал, скоро приедет в гости. Шутит, наверное.
   - Не шутит, Варвара Петровна. Потапов, чей больной, ваш Алексей? Нет Вячеслава Ивановича. Подготовьте справку доклад по нему начальнику кафедры. Брат начальник строительного треста. Скоро подъедет. ЯМРТ заказали ему?
   - Так нет показаний! Невролог осмотрел, ничего не рекомендовала.
   - Брат все равно ничего не понимает, но об ЯМРТ знает, звонил руководству, приказано сделать. Напомните, что с ним.
   - Алкогольные дела, травма головы в 76-м году, чифиризм, судимости.
   - Раз травма была, значит ЯМРТ надо сделать! Ладно, продолжайте, Варвара Петровна.
   - Полушин. Весь день проводит в постели. Говорит, что нет сил, ходить на прогулку. Не верит в свое выздоровление. Говорит, что так и останется болеть депрессией. Вчера кружилась голова. Плачет. Но ночь спал хорошо, без пробуждений. Сном доволен. Аппетит снижен, приходится напоминать о еде.
   - Вячеслав Иванович, симбалту снизили? Он сейчас 2 капсулы получает?
   - Нет сегодня, с вечера уберу. Мне он не говорил, что голова кружится.
   - Кропоткин. В течение дня молится в дальнем углу коридора. С окружающими не общается. Сам в себе. От прогулки отказался. Телевизор не смотрит. Задумчив. Ночь спал с двумя пробуждениями.
   - Никитин. Весь день провел за компьютером. Приходила мама, беседовали долго. Встречей доволен. С окружающими не общается. Сам в себе. Спит хорошо.
   - Шибовчик. Хороший мальчик. Подойдет, спросит: "Что пропылесосить?". Стал гораздо лучше. Спит хорошо. Во дворике играл в волейбол. Готовится к выписке.
   После доклада сестры, краткий напутственный инструктаж начальника отделения.
   - Так Алексей, ты пойдешь к начальнику клиники, возьмешь историю болезни, доложишь о Потапове, напиши заявку на ЯМРТ, я договорюсь. Пусть психолог с ним активнее поработает. Галина Константиновна, уделите ему побольше своего внимания. Протестируйте его как следует. А, Вячеслав Иванович подготовит списки больных. Начальник уезжает в командировку, срочно нужны списки. Просмотрите еще раз все свои назначения. Кому возможно, отмените раствор пирацетама. Аптека не справляется. В отпусках часть, сокращены расходы на медикаменты. А где Максим Сергеевич?
   - СМС прислал, будет к десяти часам.
   - Предупреждаю еще раз, чтобы не забывали подходить к больным. Беседовали, не просто формально, а подробно, с каждым, ежедневно. Аккуратно вели истории болезни. Этапные эпикризы ежемесячно писали. Расписывались на лабораторных анализах, диагностических манипуляциях, отклонения от нормы записывали в дневниковые записи; не забывали в дневниках отображать также изменения дозировки или смену психотропных препаратов; переписывали назначения консультантов в лист назначения; писали рапорта на дефицитные лекарства. И побольше с больными общайтесь, все время с ними! Я вместо зама, буду курсировать по клинике!
   Подобным инструктажем заканчиваются почти все врачебные пятиминутки. Руководство института уделяет большее внимание записям в историях болезни, акцентируя на грамотности изложения материала в дневниковых записях, своевременных осмотрах. Когда у начальника института возникают сомнения в контроле его подопечными своих подчиненных, он собственноручно листает истории болезни, оставляя там пометки красным карандашом, выговора в учетных карточках офицеров-медиков и перемещая их на ниже стоящие должности. О своих "находках" он объявляет приказами по институту. Шепотом рассказывали случай, как он два часа проверял историю болезни, а затем почти столько же беседовал с лечащим врачом, начальником отделения, клиники, отпустив их глубокой ночью к семье. А наутро они все проснулись, кто с выговором, кто со строгим выговором, а кто и с предупреждением о неполном служебном соответствии. Кто и кому должны соответствовать: врач истории болезни или история болезни врачу, или современные достижения науки достойнейшему городскому медицинскому центру или министерство здравоохранения министерству обороны. В общем, можно сломать ногу, если не смотреть вниз. Главное орудие врача - перо и бумага, если по старинке, помноженное на грамматику изложения своих мыслей. Ведь если сумбур в истории, значит он и в голове, вывод - больному не оказано должная забота и уход! Значит, страдает процесс лечения и подрывается боеготовность государства! Выводы сделает история.
  

***

   Да, современный психиатр должен дружить с компьютером. Знание Word просто необходимо, так как чем хуже ты его знаешь, тем больше мучений и временных затрат тебе это принесет в работе. Я как-то предложил ввести в штатную структуру должность "психиатр-оператор ПЭВМ", и получил горячую поддержку со стороны коллег. Первичные осмотры, осмотр на третьи, десятые сутки, в день выписки, этапный эпикриз, выписной эпикриз, представление на ВВК, медицинские сведения, справка в день выписки, профессорские обходы и многое другое, что обязывает знание компьютерной грамотности.
   Обучение компьютерной грамотности началось для меня в годы учения в ростовском госпитале, летом 2001-го. Своего компьютера у меня никогда не было. Знания, полученные школе по Бейсику, фортрану, алголу и фортрану, к этому времени безнадежно устарели. Когда меня впервые попросили напечатать справку-доклад, я содрогнулся, но согласился. Стыдно было признаться в неумении общаться с компьютером. Но что-то помешало провести просьбу в исполнение, и у меня появилась передышка в ответе главному психиатру СКВО на вопрос о моей грамотности. Первые первичные осмотры набирались по часу-полтора-два. Меня гоняли от машины, к машине с дискетами. Добрый учитель Вячеслав Георгиевич, подсказывал, где контр, шифт, резет, делет и прочие прелести, о которых теперь не задумываешься.
   Сегодня в клинике дерматологии встретил своего бывшего больного, коллегу, лечившегося в Ханкалинском госпитале. Там у него был невроз. Сюда привела тотальная аллопеция. Приехал из Дагестана. Я его сразу и не узнал, так изменился его облик за полтора года. Только в армии можно случайно встретить человека, с которым был знаком в другой точке России. Да и не только России.
   Как-то проводил обход в хирургическом отделении госпиталя.
   - Майор Иванов. Огнестрельное касательное ранение живота. Проведена первичная хирургическая обработка раны. Получает антибактериальное, местное лечение. Докладывает начальник хирургического отделения.
   - Товарищ подполковник, а вы меня не помните, спрашивает раненый офицер.
   - Честно говоря, не припомнить. Вы служили в Петербурге, Харькове, Улан-Удэ, Тамбове?
   - Нет, мы с вами в Ташкенте выступали за ЮГВ (южную группу войск, дислоцированную в Венгрии), в 1989 году, на Чемпионате ВВС, по кроссу. В одном самолете летели из Ворошиловграда.
   - А, да, было дело! Здорово тогда выступили. Мне бараны мешали кросс бежать. Перегородила отара овец дорогу и пока не растолкали наши ребята, не пробежать было. Организаторы тогда наградили фирменным петушком (спортивной шапочкой). А вы где сейчас?
   - В альфе, вот к вам попал, на пару дней подлечиться.
   -Но ничего страшного, поправляйтесь. Свидимся еще!
   Или иду я по городу, привычно отдавая воинское приветствие, не всматриваясь в лица.
   - Товарищ подполковник, здравия желаем!
   - Здравствуйте!
   - Вы не помните меня?
   - Нет, а что.
   - Да вы мне спину в Ханкале лечили, блокаду ставили. Я до этого месяц таблетки пил, мазями мазался, ничего не помогало. Попал к вам в отделение, после трех блокад про боли забыл. Больше не повторялись.
   - А здесь как?
   - Да вот в академию поступил. Решил тоже врачом стать!
   - Это хорошо! Ну а я на психиатрии, будет интересно - заходите в гости.
   А спустя пол года, раздатчик продовольственных, однокурсник капитан-травматолог вспомнил, что он тоже был в Чечне, в составе отряда спецназ и лечил пневмонию в нашей терапии. У него сохранялся острый болевой синдром в виде межреберной невралгии. Наш невролог не отваживалась ставить ему новокаиновую блокаду, а консервативное лечение не оказывало влияния.
   Подготовили процедурную, и вот она уже сама вторую сторону грудной клетки обкалывает. Главное наметить точки, знать анатомию и теоретические основы процедуры. Всегда кто-то должен быть первым. Еще во время первой сестринской практики в больнице скорой помощи на Куреневке в Киеве, одна пожилая больная все время давала мне делать ей внутривенные инъекции, приговаривая: "Учитесь, молодой человек, на мне. Я уже старая, а вы еще молодой, набирайтесь опята, поможете другим". У меня не всегда выходило с первого раза, но это ее не смущало, и она настаивала на том, чтобы я не останавливался и искал ее вену.
   На пятачке у Финляндского вокзала вероятность пересечения повышается. География встреч становится широкой день ото дня. Магадан, Москва Ханкала, Ростов-на-Дону, Краснодар, Хабаровск, Владивосток, Калининград, Улан-Удэ, Севастополь. Где только не бывают военные. Поэтому, встретив практически любого военного, можно найти общих знакомых.
   Как-то остановил такси на Невском проспекте (нужно было отвезти два ящика вина). Разговорились. Майор, лежит в госпитале на дневном стационаре. Увольняется по язвенной болезни желудка. После дневных процедур таксует по городу. Разговорились, нашлись общие знакомые в Улан-Удэ. Расстались хорошими знакомыми, договорились о взаимном сотрудничестве.
  
   10.06.2006 г.
   Дежурство в наркологии.
  
   Пятеро пациентов. Лето. Сезонное снижение аддиктивной патологии. Дети предпочитают подъезды, заброшенные дома в области, леса, шалаши и просто открытое небо, чем решетки и гарантированную пайку вперемешку с колесами.
   - Что за собрание у сестринской?
   - Галина Евгеньевна курить запретила, сигареты не хочет выдавать.
   - Кто проштрафился, Галина Евгеньевна?
   - Даша отказалась от приема лекарств.
   - Ну, тогда инъекцию витамина А!
   - Неулептил-то она приняла, а от вот от пирацетама отказалась.
   Даша - худощавая девочка-подросток, с заплаканными глазами и отечным лицом. Через месяц будет 18, - последний месяц детства. Третья госпитализация за год. Суточная доза 1 грамм героина. После выписки возвращается к приему наркотика через месяц-другой. С каждым разом ремиссии становятся короче и короче. За последние три месяца похудела, осунулась, с трудом узнаю ее каждый раз. Сопутствующая патология - ВИЧ-инфекция, вирусный гепатит С. Сейчас еще в абстиненции. Текут слюна, слезы. То ли от злости, то ли от ломки, то ли от неулептила...
   - Разрешите позвонить?
   - Звонки тебе запрещены, еще не закончился "карантин".
   - А когда можно?
   - Дня через два-три, после разрешения заведующего отделения.
   - Я хочу выписаться сегодня.
   - Это невозможно!
   - Я сама сюда пришла, сама и уйду!
   - Нет, девочка, тебе еще рано уходить. Ты болеешь и твоя агрессия - есть проявление твоей болезни!
   - Я сбегу отсюда. Я уже убегала от вас.
   -Беги, если сможешь, не стану тебя удерживать.
   - Почему вы не даете всем остальным курить из-за меня. Ведь они выпили таблетки, это я не пью.
   - А почему ты не пьешь? Не рыдай!
   - Меня тошнит после карсила и пирацетама.
   - Эти таблетки нужны для твоего здоровья. Они укрепляют твою печень, улучшают работу мозга. Ты ведь хочешь когда-нибудь стать мамой?
   - Не хочу!!! Вот сволочи!
   Оставляю Дашу в палате рыдать. Атмосфера в коридоре накаляется. Дети не расходятся в ожидании запрещенных сигарет.
   - Галина Евгеньевна, а почему остальные не курят?
   - Наказаны. Пусть уговаривают Дашу.
   - Выдайте им по сигарете, пусть не страдают. Ведь они не обязаны контролировать ее лечение. Это наша задача.
   - Вы потом не говорите, Вячеслав Иванович, если кто-то из них не захочет принимать лекарства! ...По одному заходите в постовую.
   Галина Евгеньевна открывает медицинский шкафчик, где вместе с препаратами группы покоятся Петр I, LD, LM, Bond.
   - Так, Ваня, тебе, что сегодня хочется.
   - Мне "Петю", пожалуйста, тянет тоненьким голосом 12-ти летний Ваня, имеющий никотиновый стаж 6 лет.
   В очередь становится Даша.
   - А Даше сигарета после приема карсила и пирацетама. Сначала таблетки, потом сигарета. Не будет принимать лекарства - не будет и курить!
   - Ладно, давайте мне мои колеса! И Петра штучку.
   Конфликт исчерпан. Дежурство проходит спокойно. На утро Даша улыбалась, симптомы болезни стали исчезать. "Тягучая волна абстиненции оставила ее, освободив тело от болезненных страданий, а душу от сумятицы мыслей". И хоть на какое-то время, уступив место светлому промежутку ремиссии. Надолго ли, сложно предугадать. Как кто-то сказал из взрослых героинщиков: "наркотик умеет ждать", и он приходит, когда жизнь, казалось бы, налажена, и рушит все вокруг, подобно атомной бомбе, заставляя дырявить себе вены грязным баяном (шприцом) и вводя мини-дозу яда.

***

   Как-то был вызов в пригород. Диспетчер, как всегда объясняла что-то путано. Ясно было, что вызывала мама девушки, болеющей зависимостью от героина. Но здесь вмешивалось одно но. Девушка была роженицей и только-только выписалась из роддома, где параллельно с кормлением сына употребляла героин.
   Случай был интересным и необычным. Предстояло решить задачу: что делать с сыном. По пути запасся бабочками наименьшего размера из тех, чтобы были в аптеке 21 G. Неизвестно ведь, возможно необходимо выводить из абстиненции и ребенка. Попытался связаться со знакомой наркоманкой, оказавшейся в подобном положении 12 лет назад, но телефоны не отвечали. Коллеги-наркологи также не встречались с подобными случаями.
   Двери открывала мать рожавшей. Ухоженная женщина 45-50 лет.
   - Здравствуйте, вы доктор?
   - Да, я.
   - Ну, проходите, тогда. Руки вымоете?
   - Обязательно!
   Захожу в комнату - спальню. Мама укачивает ребенка. Ей 24, сыну 10 дней. Со слов, в течение 2-х лет употребляет героин, преимущественно ингаляционно - посредством курения. Объясняет это тем, что думала, будто таким образом не разовьется зависимость. Но, увы, когда оказалась в положении, сил бросить не было. Но успокаивала себя тем, что вены чистые, значит врачи не догадаются, значит еще не "конченная" в отличии от соседей по подъезду, которые "торчат с дешевки, покупая по 100 рублей дозу". Но родился ребенок. И что-то стало переворачиваться в ее душе, материнские чувства стали выбираться и вытеснять влечение. Посоветовавшись с матерью, которая до последнего времени не подозревала о пристрастии дочери, она решила вызвать нарколога на дом.
   Стандартные вопросы. Как зовут. Сколько лет. Стаж. Суточная доза. Были ломки. Как проходят. Бросала. С чем сочетала. Система. Последнее употребление, и в каком количестве.
   Мама на беседу не настроена. В глазах сомнение.
   - Доктор, а вы нам поможете?
   - Помогу, если будете честно отвечать на вопросы.
   - А у вас такие случаи были.
   - Не были, не смотря на то, что я работаю детским наркологом, детей младше 10 лет, употребляющих героин, не встречал.
   Стараюсь не врать, в таких случаях. Лучше сказать правду, чем разыгрывать из себя профессионала. Не понравится клиенту, всегда можно отказаться. Но найдется ли другой? Здесь вопросы дополнились сбор акушерско-гинекологического и неонатального анамнеза. Беременность, как протекала, сколько прибавила в весе, чем болела в период вынашивания, как протекали роды, оценка ребенка по шкале Апгар, была ли гипоксия, рост, вес, когда приложили к груди, по какой системе кормление, сколько выпивает, как сосет грудь, как спит, когда последний раз был стул.
   Мама отвечала нехотя.
   - Ой, доктор, посмотрите у него ломки. Видите, как корчится.
   - Когда последнее кормление было?
   - Два часа назад.
   - Когда последний раз героин употребляли?
   - Утром, четверть!
   - А если хорошо вспомнить.
   - Ну, в обед еще четверть.
   - Для ломок еще рановато будет! А со стулом у него как?
   - Педиатр приходила, сказала, чтобы я газоотводную трубочку ему вставляла, да клизмы делала. Плохо у нас со стулом. Но я не умею.
   - Давайте трубочку, стерильный вазелин, пеленку тепленькую. Ребенка на спинку, поднимайте ножки, да отодвиньтесь в сторонку, чтобы не испортить халат.
   Профессиональным движением трубочка оказывается там, где и положено. Попутно констатирую последовательность движений. Года, проработанные в детской инфекционной больнице, на кишечном отделении для новорожденных детей, оказались не только подмогой в скромном курсантском довольствии, но и оставили навыки, которые оказались совсем нелишним в повседневной жизни. Процесс обучения последовому патронажу прошел успешно!
   - Теперь теплую пеленку на спинку. Как я смотрю, мальчик у вас веселенький. Симптомов абстиненции у него не наблюдается. Что же с вами делать?
   - Нам бы в больницу. Я боюсь бросить из-за него. Я то выдержу и насухую. Уже пробовала однажды. А вот нет. Кто нам поможет.
   - Но прежде чем бросить, нам надо выяснить, болен ли ваш ребенок. Известно, что героин проникает через все барьеры в организме, и по идее ваш сын его получает с молоком во время кормления. Но, чтобы поверить это, необходимо либо вас лишить героина, либо его перевести на искусственное вскармливание. Хотя бы на тот период, пока не закончится ломка.
   - Вот мы и хотели это сделать. Где мы можем пролечиться?
   - Я пока не знаю. Откуда я могу позвонить?
   Ухожу на кухню. Звоню заведующему.
   - Ты, что Слава, мы таких детей не берем. Она крякнет, или еще хуже ее дитя, нас по судам затаскают. У нас реаниматологи не справятся. У них нет допподготовки. Главврач точно не разрешит. Звони в пятерку, там есть специальная детская токсикологическая бригада.
   Но и звонок в пятерку ничего не дал. С подобным контингентом они не работают. А где работают, никто не знал!
   - Хорошо, давайте, мы ляжем просто в больницу. Я скажу, что у него понос. Ас ведь госпитализируют, не сдавалась мамаша.
   - Да, конечно. Но, ведь это двойной обман. Врачи-инфекционисты не будут готовы оказать вам помощь.
   - Что же нам делать?! Я готова заплатить любые деньги, чтобы спасли моего малютку!
   - Я подумаю!
   В уме просчитываю различные варианты. Беседа с директором Интрамеда также не дала ответа на ее вопрос.
   - Вези ее к нам, в психбольницу, мы ее через неделю на ноги поставим, сказал шеф.
   - А ребенка тоже возьмешь?
   - Не, я в тюрьму не хочу.
   После долгих перезвонов знакомым, решение пришло.
   - Мое условие такое. Вы перестаете кормить ребенка грудью. Даете ему детскую смесь. На следующий день мы смотрим, если будет абстиненция, мы либо купируем ее, либо везем ребенка в стационар. Согласны?
   - Другого ничего нет?
   - Нет!
   - Сами будете лечиться?
   - А как? Моя подруга ставила капельницу, ей еще хуже было!
   - Не хотите, как хотите!
   - Может, вы мне таблетки оставите? Когда будет плохо, буду принимать.
   - На руки не оставляем. Если руководство узнает, меня уволят. Могу только написать, что принимать.
   - Хорошо, пишите.
   - Ну, все, вопросы есть? Как только с ребенком что-то не то, вы мне звоните. Я в течение полутора часов к вам приезжаю.
   - Все ясно, до свидания. Вы вам ничего ведь не должны, так?
   - Нет, мой вызов платный!
   - А за что. Вы ведь ничего не сделали.
   - Послушайте, я потратил полтора часа на дорогу (вызов был в область), два часа мы решали вашу проблему, еще полтора часа я потрачу на обратную дорогу. Я ведь решил вашу проблему. Почему бы вам тогда не обратиться было к районному наркологу и вашему педиатру.
   - Педиатр не знает, что я наркоманка, я не хочу становиться на учет.
   - В дальнейшем я беру вас под свое наблюдение и ответственность. Вы в любое время суток можете мне позвонить. Вот вам моя визитка! И вы считаете, что мои услуги бесплатные.
   - Мама заплати, коротко бросила Ульяна.
   Вечером, утром по телефону я контролировал их состояние. Девушка ломалась тяжело. Высокая температура. Боли в животе. Я посоветовал обратиться к гинекологу. Диагностировали послеродовые осложнения. Девушку госпитализировали. А через четыре дня она позвонила.
   - Спасибо, доктор! У меня все прошло! Сына мама кормит детскими смесями. У него тоже все хорошо.
   - Удачи вам, Ульяна. Возникут вопросы, звоните.
  

***

   Параллельно с суточным дежурством по клинике выполнял массу других неотложных дел, порою, парамедицинских дел.
   Врачебно-сестринская пятиминутка.
   Докладывает медсестра Ольга Ивановна.
   - Дежурство прошло спокойно. На отделении 28 человек. Двое в домашнем отпуске. Потапов собирался на выписку, долго перекладывал свои вещи в сумке, чистил ботинки. Во время ужина поссорился с буфетчицей. Говорит, что дали не его пайку. Я ему говорю, "у вас диета такая, вам врач назначил!", а он мне "не лепи горбатого", я сам знаю. Перед сном объявил, что в отделении крыса, его деньги украла. Был злобный, агрессивный. Сказал, что брат приедет - разберется с вами! Я уже на свой страх и риск сделала ему феназепам и с димедролом, у него не было в листе назначений. Ночь спал спокойно. Утром пришлось Александру Игоревну попросить купить ему сигарет и чай за свои деньги, чтобы не нервничал.
   - Нужно быть максимально корректным с ним! Начальник клиники взял под контроль его лечение. От того, как мы его будем лечить, зависит ремонт клиники. ЯМРТ у него в среду, нужно взять под контроль его проведение. Я вчера вечером с ним беседовал, но эффекта, видимо, не было. Вячеслав Иванович, перечислите, что он сейчас получает?
   - Феназепам 1 мг на ночь, карбамазепин 300 мг, леривон 30 мг, пирацетам, карсил, витамины, вчера закончил 6-ти дневный курс метаболической терапии. Планируется сегодня профессорский осмотр.
   - Добавьте еще труксал! Подготовьте отчет начальнику клиники по его истории болезни! Он у нас должен лежать до приезда его брата. С психологами я поговорил, они поработают с ним. Продолжайте, Ольга Ивановна.
   На женском отделении произошло ЧП. Больная Аветисова набросилась на соседку по палате со словами "всех убью, не подходите ко мне, я все вижу...", стала ее душить. Была остановлена, выполнена инъекция галоперидола, переведена в отделение реанимации. При осмотре лишь открывает глаза. О произошедших событиях не вспоминает.
   Бегу в штаб получить воинские перевозочные документы (ВПД). В августе планируем посетить Северный Кавказ. ВПД от аэропорта Санкт-Петербург до аэропорта Ростов-на-Дону, от ж/д станции Ростов-на-Дону до ж/д станции Грозный и обратно на меня и мою жену. Но в строевой части ошиблись, вписали туда еще и детей.
   - Будете брать или ожидать, пока перепишем?
   - Возьму, какие есть.
   Два раз по полтора часа терять нет желания. К тому же обстановку в штабе нервозная. Грозный начальник штаба - полковник Картовский не дает никому расслабиться, как подчиненным, так и посетителям.
   - Лица в гражданской форме одежды покиньте штаб. Я сказал, покиньте помещение, вы, что не слышите меня. Шагом марш отсюда. Никого не обслуживать в гражданке. А вы, почему жуете, голодный что ли? Перестаньте жевать, вы же офицер. Если вы голодный, идите сначала поешьте, потом зайдете за ВПД, обращается он к покрасневшему капитану. Пока стоял в очереди, сходил на инструктаж к начальнику факультета. Заступаю в праздничный наряд помощником дежурного, что требует дополнительного инструктажа у руководства. Инструктаж недолгий, 20 минут. По-видимому, он и им самим в тягость, но обязывают инструкции. Прячусь в задних рядах, чтобы не заметил выступающие из-под фуражки волосы на затылке. Зимой он меня, чуть не снял из-за этого, заставив во время несения дежурства, в течение часа исправлять неопрятную прическу. Ему невдомек, что стригся я на прошлой неделе, в салоне, у мастера, что прическа с претензией на модность. Но объяснять это не будешь, так же, как и то, что согласно нового приказа министра обороны N505, я ничего не нарушаю. В нем четко записано: "прическа военнослужащего должна быть аккуратной и не затруднять одевание противогаза...". Моя не затрудняет, хотя и противогаз, я не надеваю в дежурстве.
  
   В Ханкале был такой же прецедент, связанный с прической.
   Пятница, 7.00, совещание у командира дивизии. Я представляю командира госпиталя, по привычке занимаю последний ряд рабочего кабинета комдива, увешанного картами и макетами местности. Но меня замечают. Зампотыл дивизии.
   - Эй, подполковник, ты откуда такой заросший?
   -Я не заросший. Я представляю 22 военный госпиталь, исполняю обязанности командира госпиталя.
   - Иди отсюда, пока комдив тебя не увидел и не выгнал!
   - А кто будет докладывать? Завтра тревога намечается!
   - Иди, подстригись, потом доложишь, что устранил недостаток. Доложишь начмеду округа, что я сделал тебе замечание. Твоя как фамилия?
   - Да, ладно, пусть останется. Выгонит, уйдет. Не выгонит - пусть послушает. Ему полезно будет, за меня вступил заместитель комдива, которого я неоднократно консультировал и лечил супругу.
   Меня оставили. С условием, что к обеду я подстригусь и предстану перед зампотылом дивизии в уставной стрижке, то есть с бритой головой. Условие не было выполнено.
   А доклад был действительно интересным и интригующим. Такое ощущение, что вокруг идут бои, о которых никто из врачей не знает. Мы, конечно, догадывались о них по поступающим раненым, но не в таких масштабах.
   Комдив, довольно новый человек. Но в его манерах ощущается боевой дух, как в фильмах про Великую Отечественную. За свое пребывание в Чечне, я наблюдал четырех комдивов. Этот, как мне кажется, самый тактически грамотный. Остальных качеств не оценивал.
   - Заместитель по разведке, доложите оперативную обстановку.
   - Оперативная обстановка на 7.00, "__" августа 2004 года. В Гродный зашли представители незаконных вооруженных формирований, в количестве 30 человек. Мероприятия по задержанию, успехов не принесли. Бандиты растворились среди мирных жителей. Проведенные зачистки местного населения не выявили подозреваемых. На 7.00 в городе ориентировочно насчитывается 1500 представителей незаконных вооруженных формирований. На 21.00 в районе села Улус-Корт радиоразведкой зафиксирован выход на связь передатчика. Позывные Месхет. По данным разведки банда в количестве 40 человек, направлялась в сторону Гродного, поставляли денежные средства, переносные гранатометы, медикаменты из __________. Произведено взаимодействие с артиллерией. Выпущено 200 залпов....Поисковые мероприятия и последующая зачистка спецназом тел боевиков не обнаружила.
   - Вы посчитайте. На одного человека пять залпов. Человек это не воробей! Вы куда целились? Начальник артиллерии, доложите о проделанной работе вашими подчиненными! Голос комдива, как стальная бритва режет холодным лезвием докладывающих. Каждый ждет неминуемого возмездия и от страха дыхание становится редким и поверхностным. Здесь нет места смешкам, эсэмэскам, рисованию чертиков в тетрадях. Идет война, пока в воздухе. И надо выйти с честью! До докторов не дошло.
   - Так, по оперативной обстановке, нападение боевиков ожидается с железнодорожной станции. В их план входит захват школы и госпиталя. Начальник госпиталя, доложите, что ваш план обороны!
   Пятками ощущаю гвоздь в половице сквозь толстую подошву берца, слова принадлежат какому-то военному, мешающую ОТМС и ОТП в какую-то удобоваримую окрошку. Но, главное, быть уверенным, даже, когда сомневаешься! Ведь, нельзя сказать больному, что ты не знаешь, каков прогноз его заболевания, так и здесь, когда отвечаешь за жизнь подразделения. Память лихорадочно вспоминает отрывки из мобилизационной подготовки, чертит формулы часовой готовности.
   - Садитесь, вам во взаимодействие выступают две роту полка. В случае захвата госпиталя, передняя линия удара с воздуха будет по боевикам! Никаких переговоров!
   Холодный пот прошиб меня окончательно! Сердце колотится, как после трех чашек кофе. Комментарии были излишне.
   И какое отношение имеет прическа к головному убору, и кто сказал, что волосы должны быть у офицера короче 5 см, а у солдата 2 см, и кто будет их измерять. Сколько времени провел на строевых смотрах, но ни разу не видел, чтобы линейкой измерялись придатки кожи. Измеряют все: расстояние между звездочками, от погона до шеврона, биссектрису эмблем на воротнике, расстояние от земли до пола шинели, но вот длину волос - ни разу. Хотя проще простого! Поднимите ваш волос на лобной части головы, а теперь на теменной, да не спешите, я записываю!
   Когда решил сделать мелирование прядей (окрашивание отдельных пучков в белый свет) и рваную челку, будучи начмедом части, в знак протеста о моем не переводе в госпиталь, комбат сказал: "Я тебя освобождаю от строевых смотров, ты будешь фото-, видеорепортером! Снимай, потом мне покажешь...".
  
   Дежурство продолжается. Прихожу из штаба, в канцелярии застаю беседу первого дежурного врача с пациенткой. Краем ухом вслушиваюсь. Женщина интересная, похожа на истероидную личность, в стадии декомпенсации. Но тут заходит, заместитель начальника.
   - Надо сбегать в штаб к начальнику строевой части, за командировочным начальника, срочно. Кто лучше бегает из вас двоих?
   - У меня травма. Мне только что сделали замечание по поводу стрижки!
   - Ладно, Алексей, сходит!
   Беседу продолжаю я. Женщина смутно видит правым глазом мои пальцы на расстоянии 4-х метров, также как и слышит правым ухом шепотную речь. Осмотр нейрохирургом, окулистом - патологии не найдено.
   - От чего зрение пропало и слух?
   - Муж ударил. Бутылкой из-под водки, по голове, пока я спала. Пьяный был. Все лицо перекосило. Кому я такая буду нужна?
   - Когда травма произошла, сознание теряли, тошнота, рвота были, за медицинской помощью обращались?
   - 27 декабря прошлого года. Сознание, может, и теряла. Сразу не было, а сейчас вот тошнит. Три дня не сплю. Во рту все пересохло. Мучаюсь я, никто мне не поможет. Голова болит. Я к окулисту ходила, мне синяк под глазом резали, кровь выпускали. А знакомый невролог сказал, чтобы я коньяк, только очень хороший принимала, говорит, что это у меня спазм сосудов, а коньяк их расширяет. Но не помогал он мне. Тошнит от него. И от вина, и от водки, и от пива, и от шампанского. А вот после баночки джин-тоника легче становится!
   - А много надо выпить, чтобы полегчало?
   - Вы за кого меня принимаете? Я мичман, у меня 20 лет выслуги, сын кадетский корпус заканчивает на пятерки!
   Женщина встает с дивана, начинает нервно ходить по узкой канцелярии.
   - Как сижу, колотит всю изнутри, вот и сейчас. Мне бы поспать, хоть чуточку. Я три дня не спала.
   - Поспите, поспите. Вы когда на службе были в последний раз?
   - Да в тот день, перед тем как он меня ударил. Я знаю, любовница у него! И чем она его приворожила, стерва? Ни рожи, ни кожи, готовить не умеет, одеваться тоже. У нас гарнизон небольшой, все друг о дружке все знают! Вот уже пол года бегает! Я ему 20 лет отдала. Готовила, стирала, сына воспитывала!
   - Вы говорите, что с декабря не были не службе, а сейчас июнь, в клинике не лечились, как ваш командир к этому отнесся?
   - А командир, сказал, что задушит эту заразу! Он ко мне домой приходил, и видел, до чего меня муж довел. Он мне и сказал, что после такого я должна долго лечиться!
   - Ну, теперь ясно, диктуйте паспортные данные.
   Женщину трясло, шторм бушевал в ее отравленном теле, требуя медикаметозной поддержки, так как иное он уже не воспринимал. Еще небольшой шаг и делирий мог быть гарантирован. Когда ее поместили в палату, ко мне подошла ее соседка.
   - Сделайте с ней что-нибудь. Ее так трясет, так трясет. Я чувствую негативную энергию, исходящую из ее тела. Сделайте, ей успокаивающее, доктор, поскорее!
   - Не волнуйтесь, все уже назначено! Скоро ей сестра капельничку поставит, все будет хорошо!
   - Спасибо большое. Вон она в туалете уже полы моет!
  
   12 июня. День независимости.
   Дежурство по факультету проходит спокойно. Никто на нас не покушается. Как всегда спал на столе. Кровать одна, подразумевает, что я должен отдыхать с 21 до 01 часу ночи, а дежурный с 01 до 06.00. Но какой нормальный человек будет придерживаться такого распорядка. Дверь на замке, на окнах решетки, телевизор молчит второй год подряд. Как-то я не рассчитал время подъема, и спросонья открывал дверь курсовым офицерам, пришедшим в 6.40 утра, не успев убрать матрац со стола. Это стало известно заместителю начальника факультета. Но привычка - вторая натура. Еще на срочной службе, неся суточное дежурство на тумбочке дневального день через день, я привык спать, где есть плоская поверхность: подоконник, стол, гладильная доска. Сон неглубокий, и позволяющий быстро сосредоточиться в случае надвигающейся опасности.
   Выбрал для себя выходной день, так альтернативой были два будних дежурства, когда целый день только и делаешь, что встаешь по стойке смирно, отдавая руководству воинское приветствие.

***

   Армия готовит профессиональных офицеров. За годы пребывания в ней, ты впитываешь такой объем информации, который и не снился "узко специализированным" гражданским врачам. И когда у офицера спрашивает, а можешь быть...., он, еще не дослушав окончания, отвечает "так точно!". Человек принимает другого человека в том виде, в каком его он хочет (ожидает) увидеть. И ожидания, порою оправдываются.
   Служил у нас в военном госпитале гинеколог. Пришел на два года, служить лейтенантом-срочником, так как не было военной кафедры. Через два года дослужился до капитана медицинской службы, служба понравилась, и заключил контракт еще на пять лет. Должность подполковничья, начальник гинекологического отделения. Служил хорошо, и роды успевал принимать, и женщин обследовать и параллельно исполнял обязанности нештатного заместителя командира по воспитательной работе, тосты произносил - заслушаешься. Понравилось ему беседовать с людьми, проводить всякого рода дознавательные мероприятия, содействуя расследованиям в гарнизонной прокуратуре. Параллельно за три года прошел обучение в институте на юридическом факультете. Ввиду большой нагрузки военная прокуратура на год прикомандировала его к себе. Мы тогда смеялись, шутили "прокурор пришел, а в прокуратуре его дразнили гинекологом...". Но прошел еще год и вот состоялся приказ о досрочном присвоении звания подполковник медицинской службы, мы удивлялись, "как так, майором же не был, только два стакана с водкой поднял...", а через три месяца, подполковника юстиции направили в отдаленный гарнизон Сибири на должность начальника гарнизонной прокуратуры. И зачем нам ЕГЭ вводить, ведь и старая система образования готовила таких универсалов, что же будет по новой. Европа и Америка стонать будут от засилья наших специалистов!
  
   Случай из практики.
   Беседую с 36-ти летним героиновым наркоманом, прибывшим на лечение из Азербайджана.
   - Сколько классов образование?
   - Шесть, может семь.
   Далее шли вопросы о стаже наркотизации, дозе, последней инъекции, родителях.
   - Чем сейчас занимаетесь?
   - Учусь!
   - Где?
   - На третьем курсе химико-технологического института...
  
   15.06.2006 г.
  
   Закончилась пятиминутка в клинике, заступил на дежурство.
   - Вячеслав Иванович, зайдите ко мне, попросил зам начальника.
   - Хорошо.
   Наверное, опять напрячь хочет, подумал я. Решил не спешить, так как понимал, что разговор не будет коротким, сходил на отделенческую пятиминутку. Стучусь, кабинет закрыт. Вызываю на мобильный.
   -Зайдите в третье отделение.
   Захожу в ординаторскую, где застаю замначальника, беседующего с гражданским врачом, бывшим офицером Семен Степановичем. Минут 5 меня не замечают, затем еще некоторое время телефонные звонки, после которых, тембр голоса меняется, переходя из ласкаво-подхалимного в сержантско-дембельский, но без лексики.
   - Вы, почему не пришли, когда я вас вызывал?
   - Я пришел сразу после окончания пятиминутки в отделении.
   - Я же сказал, чтобы вы задержались сразу.
   - Извините, не расслышал.
   - Прочищать уши надо.
   - Вы позавчера больную принимали? Прапорщика во второе отделение.
   - Я и доктор Карпов. Он начал беседовать, затем его в штаб отправили, я продолжил и написал первичный осмотр.
   - А по какому праву ее госпитализировали?
   - Я позвонил Куркову, он приказал!
   - А вы знаете, что у нее не было служебной и медицинской характеристики. Вы, что не знаете, что без этих документов нельзя госпитализироваться в психиатрический стационар. Она, что в психозе была?
   - Нет не в психозе, но в абстиненции.
   - Так почему вы этого не написали.
   - Я написал, что "употребляла в течение 6 месяцев коньяк для расширения сосудов, но он ей не помогал...принимала джин-тоник, после которого наступало улучшение...".
   - А почему не выставили этот диагноз.
   - Сказано было сверху, что невроз у нее.
   - Где подпись дежурного врача доктора Карпова?
   - Очевидно, он забыл ее поставить!
   - А может, он и вовсе не читал историю болезни?
   - Спросите у него.
   - А где он, почему не пришел?
   - Не могу знать, мне не звонил.
   - А почему у вас написано, "грубых интеллектуально-мнестических нарушений не выявляет" и одновременно "имеется снижение репродуктивной функции памяти...". Вы, что психиатрию не знаете?
   !?
   - Вы, что здесь улыбаетесь?
   Пристальное немигающее всматривание в глаза и 30 секундная пауза со стороны серых ничего не выражающих глаз дознавателя.
   - Семен Степанович, я что-то смешное здесь говорю? Что смешного я сказал? Отвечайте на мои вопросы! Что вы тут стоите, улыбаетесь?
   - Товарищ подполковник, смените тон разговора и постарайтесь не оскорблять меня в присутствии гражданского лица. Мы с вами одинакового воинского звания, вы такой же подполковник, как и я, между нами нет условий подчиненности, перестаньте меня унижать!
   - Кругом, шагом марш, идите учите психиатрию!
   - Я бы посоветовал вам изучать в таком случае общевоинские уставы и правила управления.
   Настроение было потеряно на ближайшее время. Но заботы и больные быстро развеяли ненароком сгустившиеся тучи глупости.
   - На что жалуетесь? Как много курите. 2-3 пачки сигарет в день. Вы еще и кофе пьете? 20-25 чашек в сутки. Да это много. 35 лет. Одышка в покое, кашель, слабость, плохо спите ночью. Терапевты нашли эмфизему. Бывший спортсмен. Да это тяжело. Мы, конечно, лечим такие заболевания. Но вам надо на дневной стационар. Амбулаторно здесь не справиться. Необходимо каждый день приходить в клинику, до обеда вам будет проводиться лечение, обследование. Сейчас я позвоню начальнику дневного стационара, согласуем наличие свободных мест и день госпитализации. Приходите в понедельник в 10.00. Нет не в среду, лучше лечение начинать с понедельника. Экзамены принимаете. Хорошо, приходите после экзаменов. Лечение длительное и напряженное. Но ваше желание, которое вас сюда привело - первый шаг к выздоровлению, - не останавливайтесь, ждем!
   - Шкафчики пришли собирать. Я не знаю ничего про шкафчики. Спросите у главной сестры. Ее нет? Сейчас позвоню помначу. Его телефон не отвечает? На мой телефонный вызов ответит, он может быть, на совещании сейчас находится. Какая баня с утра, о чем вы говорите? Проходите в подвал 5-го отделения, там и собирайте. Не знаете, как пройти, - прямо, до поворота, вдоль по коридору с салатовыми окнами, до упора, налево и в подвал.
   - На что жалуетесь? В зеркало не можете на себя смотреть? Что ж очень плохо! Морщины беспокоят, фигура вам ваша не нравится. Может вы ошиблись в выборе доктора? А, уже 15 лет болеете, ищете схемку лечения. Да, это сложно! Наследственность психопатологически не отягощена. Минутку подождите. Приму посылку от Гарант-поста. Продолжайте. 7 раз лечилась, улучшение незначительное. Принимала амитриптилин, клоназепам, после циклодола руки немели.
   -Секундочку, впущу посетителей... Продолжайте... Нет, извините, отвечу на телефонный звонок.
   - Это клиника психиатрии?
   - Да, слушаю дежурный врач.
   - Мы можем у вас получить платную консультацию?
   - Да приезжайте, что с вами случилось.
   - У дочери проблемы с весом. Нам нужен доктор - женщина.
   - Приезжайте, вас посмотрят.
   - А она лечит анорексию.
   - Да, вы можете обратиться с 10 до 15.00, кроме выходных.
   -Извините, продолжайте.
   -Так вот, я все время любила спорт, лидером была, спортсменка-разрядница. А тут забеременела, набрала вес, сделала аборт и поняла, что изменилась. Принимала клоназепам, грандаксин, рисполепт. После него у меня координация нарушается. Психотерапией занималась. А вот после иголок хуже становилось. Не работаю 8 лет. Всю жизнь работала не по специальности. Педагог по образованию. Вышла замуж за военного. Мне очень Андрей Иванович помогал, летом 2004-го, а потом он в отпуск ушел, передал меня Семену Степановичу. Он очень внимательный доктор, но не для меня. Не нашла я взаимодействия с ним.
   - Секундочку, прервемся. Отвечу на звонок.
   - Необходимо рабочую команду, разгрузить машину с мебелью, под 5 отделение. Возьмите солдат-курсантов с 1-го.
   - А где сама машина?
   - Она заехала, ждет у пищевого входа.
   - Сейчас отправлю. Прошу прощения, я отойду на минутку. Можете не выходить, если будут звонить, снимите трубочку, хорошо?
   Поднимаюсь на второй этаж. Солдаты-курсанты кучкуются на невидимых с первого раза местах. Но, встречи проходят практически без слов, и через10 минут отправляю команду во главе с сестрой-хозяйкой разгружать мебель.
   - Продолжайте, пожалуйста, вы говорили, что не нашли взаимодействия, а в чем это выражалось?
   - Долго рассказывать, мне бы доктор подобрать схемку медикаментов, я была бы очень признательна вам. А то не могу в зеркало на себя смотреть. Я же спортсменка-разрядница, за институт в лыжных гонках выступала. А сейчас, посмотрите, в кого я превратилась. Рассыпаюсь с каждым днем. Морщины, кожа обвислая.
   - Спасибо, первичный осмотр я ваш закончил, амбулаторную карточку мы заполнили, ожидайте канцелярскую сестру, она заведет на вас историю болезни, на отделении продолжим.
   Бегу смотреть организацию разгрузки, но в холле встречаю супружескую пару Немихасевых. Два раза в неделю они приходят за медикаментами, и подстроить работу нейростимулятора. Приятая пожилая пара с внешнего вида, если не знать, какие проблемы раздирают их семью. Тяжелая болезнь супруга, накладывающая отпечаток на жену. Неизвестность перед будущим. Сегодня он выглядит слегка подавленным. Видно, что борьба с обсессиями проходит с победой последних. "Я раб своих навязчивостей!", в порыве отчаяния сказал он как-то. Они не спрашивают, наступит выздоровление, но в глазах жены читается надежда.
   - Вячеслав Иванович, откройте дверь приемного отделения. Привезли больных из госпиталя. Договоренность с помначем о них имеется.
   - Здравствуйте, я привезла больных из госпиталя. Пол часа прождали у дверей приемного. Вы дежурный врач?
   - Надо было сразу сюда подходить, сестры сегодня пораньше ушли. Кого привезли? Характеристики, направления есть?
   - Подполковника и рядового. Да, вот возьмите. Бальзаковского возраста дама протягивает мне запечатанные конверты с медицинскими сведениями поступающих.
   Вчитываюсь в характеристики. Боевой офицер, пережил подрыв бронепоезда в Чечне осенью 2000-го. Про себя подумал, что я там уже был и пользовался этим видом транспорта. После взрыва потерял сознание. Очнулся, вокруг стрельба, раненные, погибшие. За медицинской помощью сразу не обратился. Продолжал исполнять обязанности военной службы. Ухудшение самочувствия к концу командировки. В течение шести лет неоднократные госпитализации. Конфликты на службе, недопонимание со стороны окружающих, социальная несправедливость, увеличивающаяся с течением времени. Сновидения с воспоминаниями боевых событий, гибели друзей-сослуживцев. Употребление алкоголя приносит кратковременное облегчение. Усилились головные боли.
   Пока читал, собирал жалобы, анамнез, ощущение теплой душевной близости не покидало меня. Очень хотелось помочь этому слегка ершистому подполковнику, так и не адаптировавшемуся к другому миру, оставшемуся там, где гремят выстрелы орудий, где рискуешь своей жизнью, практически постоянно, где чувство страха нивелируется перед чувством надо. Кому надо, Родине, нет - это понятие становится абстрактным в последние времена, себе, друзьям, близким. Надо, потому что есть мораль, не разбавленная рекламой, ток-шоу с псевдогероями и расторможенностью отдельных слоев населения, есть человеческое братство душ и жизней, когда ты знаешь, где друг, а где враг. В жизни перестал существовать цементообразующий стержень, на его место приходят идеалы, порой ложные, порой двусмысленные
   Рядовой Акапенко, 20 лет. Поздно для солдата. Имел отсрочки, из-за учебы в техникуме, институте. Пришел служить, чтобы доказать отцу свою мужественность. Что-то как-то романтично и инфантильно. Служба не складывается. Сержанты унижают, командиры не дают развивать творческий личностный потенциал. Прослужил 6 месяцев, 5 из них провел в госпиталях. На гражданке был директором Интернет-агенства рекламы, организовал в городе секцию брейк-данса, а здесь всего лишь рядовой Акапенко, отстаивающий свои права. Хочется сказать ему, да ты службы не нюхал, рядовой Акапенко!, чтобы так рассуждать о беззаконии. Хотя с другой стороны, ведь он прав. Армия не для всех. Она как горнило, сквозь которое проходят самые закаленные, самые стойкие и слегка фанатичные.
   -А жалуешься то на что?
   - Перепады настроения, изменения окружающего в виде колебания синих и красных полос, продолжительностью пять-семь минут, как будто грибы поел.
   - А еще, какие наркотики на гражданке пробовал?
   - Коноплю покуривал, скоростью баловался. К тяжелым не прикасался.
   - Считаешь себя больным?
   - Не знаю, иногда хочется набить морду сержанту или схватиться за автомат.
   - Мысли о самоубийстве есть?
   - Что вы...
   - Распишись вот здесь, о том, что согласен на добровольную госпитализацию, и здесь, что доверяешь лечащему врачу, и в третьем месте о правилах поведения в стационаре. Сестра все тебе расскажет на отделении. Будешь плохо себя вести - отправим обратно. Вот ручка, лист бумаги, напиши что-нибудь о себе, своих мыслях. Это может быть твоя автобиография.

***

   Письмо солдата срочной службы.

Самое ценное, что есть у человека:

свобода и ее нельзя забирать у него

   Мы живем в 21-м веке от Рождества Христова. История самого человечества насчитывает 100 тыс. лет до Рождества Христова. Из исторических источников мы можем выстроить этапы развития человечества, что описывается в учебнике истории. История - это знания, накопленные человечеством. Есть выражение, что все когда-то было, а было что, были ясно видны желания людей, в достижении которых человек проявлял себя, не всегда с хорошей стороны. Как это не печально, но помимо того, что история человечества делится на этапы развития в связи с научными явлениями, как война, революция. В разные времена причины и цели войн были разные, хотя имелись и общие черты: алчность, фанатизм.
   Кто делает войны? Войны делает народ и его правительство, при том в исключительно своих целях, прикрываясь интересами народа! Поэтому народ подчиняется, потому что он доверяет правительству, на него действует влияние (закон), где основное это то, что правительство всегда право, а если нет, смотри пункт первый. В средневековье это работало в виду малообразованности населения. Но мы в 21-м веке, у нас есть все, чтобы развиваться, нас учат, что любую проблему можно решить миром, сами в то, не веря, платя налоги в ВС РФ. В свою очередь Нам говорят, что армия носит сдерживаемый характер - абсурд, глупость, обман. Нет армии, нет войны! А что такое локальные войны - это замена политических войн в экономические (алчные). Все остальное - лишь оправдание и самое непонятное - все это прекрасно понимают, но бездействует, пока не коснется лично их. Есть еще одна мощная борьба, которая прослеживается в истории. Это борьба между влиянием правительства на народ. В результате многочисленных революций это влияние значительно уменьшилось, - это к лучшему! Но почему, даже сейчас допускаются тираны?! Вы спросите у прохожих: вы хотите воевать?, хотите убивать?, 98% скажут "нет"! Им нужен повод, а этот повод создается искусственно!
   Сейчас в мире, а особенно в России, остро стоит вопрос фашизма, правильнее нацизма. А что такое нацизм? Это патриотизм своей стране! Это фанатизм, культ, культ россиянина, француза, китайца и т.д. А это один из основных мотивов к войне. Мы пытаемся бороться с тем, что является результатом наших же правильных действий, так нам кажется.
   Что же делать, а все очень просто! Почитайте Библию, не воспринимая ее, как догму, а как полезную книгу мира. Все люди братья!
   Можно делать мир добрее и более идеальным всего двумя способами. "Ликвидировать Армию и сломать мировой стереотип "нации". Убрать границы, и не жить не в России, не в Германии, а на планете Земля! Я, например, считаю себя таковым, я принадлежу всему миру и существующие сейчас границы и преграды, всего лишь временное явление.
   Конституция РФ.
   Согласно первому закону конституции, где сказано: о свободе и правах человека и подпункту: все законы, которые будут приняты после и противоречат основным пунктам конституции, являются незаконными.
  
   Письмо N2, про армию.
  
   Смешно до слез! Мы всегда ищем смысл в своей жизни, а жизнь - это разные ситуации. Армия - тоже ситуация, складывающая из обстоятельств, чаще всего не в нашу пользу; начиная с военкомата, где ты, как не странно здоров, даже начинаешь верить в это, но это не надолго, а ровно до первых 2-х дней, проведенных в мокрый и холодных кирзовых сапогах, едой, которая только так называется и график под названием "обстоятельство над организмом". А также есть всегда и вторая сторона медали, точнее бушлата, а под ним есть душа, мораль, привычки, все то, что нельзя потрогать, но оно есть и очень часто болит! В тебе ломаются устоявшиеся ценности, все чаще задаешь вопрос "я ведь человек?" или нет...За это можно сказать спасибо нашему государству, которое "любит и заботится о тебе". Только эта любовь похожа на садомазо отношения. А если конкретно, то понимаешь, что тебя было и есть главное в жизни и чем более главного, тем больнее. Ты пытаешься здесь создать себя, но понимаешь, что ты лишь жалкое подобие себя, а солдата тем более. Вот для меня главное свобода действий, свобода творчества, мои друзья, родные мой образ жизни, моя индивидуальность! Но там ничего нет, все вокруг как будто играют, к тому же неудобно. И ты думаешь, неужели есть такие дебилы и козлы. Стоит сержант и орет на тебя, а я смотрю ему в глаза, пытаясь понять, кто он на самом деле, кем он был и что делал. А то, что он кричит, это неинтересно, потому что стандартный набор из 3-5 словосочетаний, оригинальности в армии вообще мало, точнее ее нет, все всё и вся одинаковые. Армия абсурдна. Она изжила себя, она не современна, она - это один элемент несовершенства нашей страны, скорее всего кусок! За две недели столько можно узнать и увидеть, что хватит на целую книгу, но, скорее всего, это будет ироничная комедия. Мне жаль, что страна, и так не хватает гордых за свою страну граждан, их становится все меньше. Вы слышали выражение "в армии становится мужчиной", все слышали, но кто-нибудь знает как? Нет, вот и я не знаю. Потому что, кто такой настоящий мужчину? Настолько сложный вопрос, как и то "что хочет женщина?". Но мытьё и уборка, постоянное унижение, не делают из парня мужчину. Скорее всего, это можно отнести к рекламному слогану. Скажу просто: "в армии в 100 раз больше вредного чем полезного". Проверка, тренировка, знание, настоящий мужчина; красиво звучит, но по большому счету, это всего лишь предрассудки или оправдание. Ведь правда красиво звучит, но не является правдой. Это система, которая портит многих нормальных людей. Во всем должен быть смысл, а в армии смысла нет и тратить два года бессмысленно, я не буду!
  
   Умный солдат, такому в армии сложно будет. Образовательный уровень призывников падает год от года. Типично неполное среднее образование, социальная запущенность, а то и вовсе неграмотность. То, с чем боролся В. И. Ленин, незаметно вошло в нашу жизнь и стало относительной нормой. Не поймут его окружающие. Командиры пишут, что он образцово-показательный. Таких не бывает. Лишь на бумаге. Будем увольнять его по состоянию здоровья. "Декомпенсировалась психопатия с истероидным радикалом", вынес вердикт профессор после обхода. Посмотрите, что мама его пишет "...у Саши были периоды истерики, когда он кричал, не выходил на улицу, он и институт бросил после конфликта с преподавателем...".
  
  
   17.06.2006 г.
   День отдыха. Редкий день в сегодняшнем ритме жизни. Коллега Нади из НРЦ предложила нам круиз по Неве на теплоходе. И вот мы вчетвером отправились осматривать Санкт-Петербург с водной стороны. За 15 лет знакомства с городом это впервые. Сожалею, что раньше относился скептически к таким прогулкам. Поражает. С нами была семейная пара. Коллега Нади - медицинская сестра со своим супругом. Они каждый работают на 2-3-х работах. Цель - купить квартиру. Знают все тонкости рынка недвижимости. От них мы узнаем, что цены в мае на 1-комнатные квартиры подскочили на 12.000 у.е., а в июне - на 15.000 у.е. по ипотечному кредитованию, и со слов риэлторов, это не предел роста. Мы с Надей обсуждаем этот рост, думаем, что он связан с повышением благосостояния нашего населения. Или гиперинфляцией в стране. Задумываюсь о том, почему тогда в голубом экране вещают о смешных цифрах в виде 5-7% в год, если транспорт дорожает ежегодно на 20%, коммунальные услуги на 25%, я не говорю про недвижимость, чем объяснить выпуск пятитысячной купюры, как не повышением зарплат.
   Вечер мы провели в ресторане Летучий голландец. Зарезервировали видовой столик за две недели, так как в этот день должен был состояться этап кубка мира по авиашоу. Берега Невы были покрыты пестрыми лентами отдыхающих, несмотря на то, что по телевидению объявили о том, что "городское правительство отказало организаторам в предоставлении воздушной акватории над рекой Нева...", люди ждали и не расходились в течение 2-х часов. Чудо чиновники не предоставили. Зачем, народ не видел никогда авиашоу в родном городе, и незачем, пусть в Лябурже ездят смотреть.
   Сегодня в академии был выпуск. Сегодня выпуск клинических ординаторов наших друзей Дениса и Марии. Они оба подполковники м/с. Маша стала в академии рентгенологом. Денис - травматолог. Свой лечебный путь начал на должности старшего ординатора травматологического отделения ВГ в г. Краснодар. Там ему предложили место начальника травматологического отделения Ханкалинского госпиталя, не оставив других вариантов, кроме, как увольнение. Спустя три года Чечни он поступил в клиническую ординатуру академии, закончив которую распределился на должность старшего ординатора травматологического отделения ВГ в г. Краснодар. Считает, что ему повезло, так как в последний момент встретил начмеда СКВО. Иначе бы уехал в уральский МОСН на майорскую должность. Опыт боевого офицера не был оценен государством должным образом.
   На ресторан мы обратили внимание в декабре, когда подыскивали место для предсвадебной вечеринки с родителями, но из-за дефицита времени она не состоялась. Сегодня, нам казалось, уже ничто не сможет помешать заказать бразильский гриль, состоящий из 12-ти мясных блюд, 2-х рыбных блюд, десерта в виде жареного ананаса и массы закусок. Мы ощущали себя в небольшой сказке. Учтивые мужчины африканской внешности, в матросских тельняшках с поэтичными именами на бэйджиках, по очереди, приносящие нам шампура или горы мяса, от которых мы ножом отрезали понравившиеся нам кусочки. Сомилье, упоенно рассказывающий о винах и их ароматах, и с особым церемониалом открывающий каждую бутылку вина. Тихо играющее сочетание скрипки и гитары внешне кажущихся слегка странными музыкантов. Берег Невы, медленно погружающийся в дымку розового заката белой ночи. Неторопливая беседа о том, что произошло за эти два года с ними в период обучения. Такие вечера запоминаются на долгое время.
   Телефонный звонок. Начальник отделения, надо ответить.
   - Вячеслав Иванович, вы сейчас где?
   - В ресторане, с женой, друзьями.
   - Липовской ваш больной?
   - Нет, не мой! Наверное, Максим Николаевича. А что случилось?
   - Сбежали! Отвернули цепочку на стеклопакетах. Сбежали по простыням. Селиванов сломал ключицу при падении, далеко не ушел. А этого мы сейчас ищем. Кроме вашего телефона, все остальные трубки молчат.
   Поделился с друзьями и Надей новостью о побеге.
   -Да, странное у вас командование", заметил Денис. Ты же клинорд, переменный состав, есть дежурная служба, патруль по академии, по гарнизону, органы милиции и правопорядка, неужели ты лучше сможешь выполнить их обязанности.
   -Ты, знаешь, наверное, лучше. В декабре, за день до нашей регистрации, был случай. Тогда сбежал действительно мой больной курсант с игровой зависимостью и солдат-невротик. Мы с Надей совершали последние приготовления к свадьбе в Озерках. Беглецы дали о себе знать из Купчино. Так как нам еще предстояло выбрать рубашку и туфли, я не смог оперативно откликнуться на вызов в другой конец города. Папа Нади согласился нам помочь и доставил их в клинику на такси, с трудом удерживающих вертикальное положение.
   Спустя час.
   - Вы не можете приехать на Ленинский проспект, заняться поисками сбежавшего военнослужащего. Дежурный врач один остался.
   - Нет, я в ресторане, с женой. С понедельника у нас учения начинаются, неделю дома не будет.
   - Ну ладно, буду стараться дозвониться до Максим Николаевича.
   00.30 метро "Технологический институт". Третий звонок.
   - Приказ начальника кафедры "явиться на Московский вокзал, сбежавший из Воронежа и заниматься его поисками до особого распоряжения!"
   - А как он выглядит?
   - Черненький такой, высокий, лицо наглое, лежал у окна в 8-й палате.
   - Хорошо еду.
   Объясняю все Наде, бегу пересаживаться на другую линию, попадаю в последний на сегодня поезд. Краем глаза замечаю в конце вагона высокого, черненького с пьяным лицом в военной майке, рассказывающего о том, что служит в академии.
   Звоню начальнику, докладываю обстановку, уясняю задачу. Задача простая, вести преследование, не дать себя обнаружить, телефонировать о перемещении субъекта. Задача простая, ощущаю себя психиатром-сыщиком. Парень крепкий, с ним еще пятеро, активных действий лучше не предпринимать.
   - Прием, прием, поднимаемся по эскалатору на Финбан.
   - Прием, встречаем, мы на выходе.
   - Попался, голубчик! Ах ты, подонок! Ты знаешь, кого подвел?! Начальника отделения под служебное несоответствие, лечащему врачу выговор! И что тебе не лежалось? Сокращенный монолог начальника клиники.
   - Домой хотел, заплетающимся языком бормотал солдат. Не надо меня вести под руки. Никуда от вас не убегу. Я бы и сам пришел. Денег у меня нет. Все пропил!
   - Ничего, впаяем тебе другую статью, будешь знать, как убегать. На работу не устроишься, права водительские не получишь...Тебе ведь неделю осталось лежать. Чего бежать. Ты, посмотри, пять полковников из семьи выдернул, не стыдно?!
   - Не переживай, ничего мы с тобой делать не будем, полежишь в реанимации пока, ты, только не убегай больше, ладно, успокаивал солдата зам. Шеф погорячился, не беги. Побереги наши нервы.
   - Ну, все, я могу ехать, товарищ полковник?
   - Не ожидал я от тебя такого! Ты у меня был всегда на хорошем счету! А, здесь? Бросить был должен все, и прибыть на кафедру по моему приказу, ясно тебе! Слов "не могу" не должно быть в твоем лексиконе! Подумай об этом!
   Я шел по Литейному мосту и думал. Какая красивая Нева в 1.30 ночи, освещаемая сотнями фонарей, "Аврора", свободная от туристического дневного нашествия и готовая вот-вот пойти на штурм дворца. Хорошо, что еще мосты не развелись. Плохо, что в кошельке пусто, так как за ресторанный счет пришлось одалживать у Дениса не достающую тысячу, плохо, что на пути нет банкоматов, чтобы словить такси, плохо, что Надя в душе находится сейчас, не отвечает на телефонный вызов, и я не могу поделиться своей радостью, что я случайно поймал беглеца. Или быть может, это жизнь создает нам такие ситуации, которые разрешаются удивительным образом и дают повод идти и любоваться ночным городом, и просто радоваться этой минутой бытия, возможно, больше неповторимого! Редкое сочетание не сочетаемого. Магия белой ночи навивала фантазии и размышления. И даже кавказский таксист-гастробайтер, остро нуждавшийся в собеседнике-пассажире, не развеял моих ощущений праздника! Завтра сутки в наркологии, послезавтра "Рубеж-2006" в Красном Селе!
   Р. S. "За низкую организацию в обеспечении сохранности больных военнослужащих, находящихся на стационарном лечении приказываю объявить заместителю начальника клиники ..... неполное служебное соответствие; помощнику начальника клиники .... строгий выговор; начальнику отделения .... выговор с лишением единовременного денежного вознаграждения по итогам года..."
  
   18.06.2006 г.
   Сегодня мы дежурим с Надей. Она с недавних пор трудоустроилась воспитателем в наше отделение на пол ставки, чтобы чаще видеться со мной. Но главврач больницы указала заведующему на то, чтобы нас не ставили вместе. Сегодня мы нарушили ее негласное указание, так как пришлось поменяться с врачом из НИИ им. Бехтерева сутками из-за похода в ресторан.
   В 2 часа ночи был звонок начальника отделения, но телефонная вибрация не была услышана. В 10.00 звонок повторился.
   - Вячеслав Иванович, начальник кафедры приказал всем прибыть на отделение с целью усиления режима и противодействию возможных побегов для осуществления круглосуточного наблюдения!
   - Но ведь есть два дежурных врача, медсестры!
   - Нужно прибыть. Заодно подготовить все истории болезни всех военнослужащих срочной службы для перевода в окружной госпиталь! Когда сможете?
   - Видите ли, у меня на сегодняшнее воскресенье были другие планы. Завтра уезжаем в Красное Село на учения. Нужно полевую форму одежду подготовить, продукты закупить... Хорошо, буду через 3 часа!
   - Будете выходить, позвоните мне.
   День проходит успешно. Что делать, не знаю. Бросить отделение не могу. Никого нет. Дети вроде бы все старые, но мало ли что могут придумать их юные головы и шальные ручки. Убежать теперь невозможно, так как окно для побегов закрыто стальным листом, но для развлечений есть и другие способы. Звоню Наде, чтобы прибыла пораньше. Обещаю вернуться через три часа. Дети пока спят, после обеденного перекура сон очевиден, за это время можно управиться. К тому же параллельно сделать две тренировочные пробежки по 8 км туда-обратно. Безвыходных ситуаций не бывает.
  
   19.06.2006 г., 10.00
   Красное Село. Ленинградская область.
   СМСка от тренера.
   Привет, Слава! Как жизнь? Предлагают хорошую должность в колледже, що робить?
   Что думать, - соглашайтесь. Я в лесах под Питером, стою полтора часа в строю, солнце палит, слушаю проповедь батюшки перед началом учений Рубеж!
   Ты же врач, що ты там робишь? Ты ж в Чечни був.
   Каждый врач должен быть готовым отразить атаку врага и оказать медицинскую помощь пострадавшим на поле боя.
   Пока генералитет доводил до нас вводные, а батюшка поливал всех собравшихся святой водой, прошел еще час. Один из курсантов не выдержал солнечной нагрузки, его отнесли в медицинский пункт. В строю перешептывались, когда нас распустят заселяться в домики. Наблюдали за милыми поцелуями крестов и икон, которые бы лучше смотрелись не на трибуне, возвышающейся на заросшем футбольном поле под прицелом полутысячи пар влажных глаз, а где-нибудь в тени толстых стен храма. Мне представилось, что на трибуне еще вчера было написано "Ленин, партия, народ и армия едины", и кто-то исправно вносил партийные взносы, а сегодня стал христианином. Дело каждого, но не надо это афишировать, тем более, когда это выглядит нелепо. Почему бы не вызвать муллу, ламу, ведь строй не из одной славянской популяции состоит.
   - Надеть головные уборы, крещение закончено. Заправиться! Становись. Равняйсь. Смирно. На одного линейного дистанция. Первый курс прямо. Остальные направо. Шагом марш!
   Пыль от марширующих берц поднималось выше и выше, оседая на наших камуфляжах.
   - Разойдись, по структурным подразделениям становись!
   Я попал в госпитальный взвод медицинского батальона. Командир нашей группы - полковник, известный своей строгостью и любовью к ОТМС еще с курсантских времен. Отпускал нас домой на пятом курсе после обязательной самоподготовки в восьмом часу вечера.
   - Эй, ты обязана в очках, сними очки, грозным голосом, направленным в офицера в последней шеренге, рявкнул полковник, недавно получивший звание профессор.
   Сосед слева, прошептал, а почему он так не сказал тем, кто стоял на трибуне, или тучи на небе за это время набежали?
   Офицер из последней шеренги подчинился и выполнил указание грозного полковника, лицо которого за прошедшие 10 лет стало крупнее и гиперемированнее, а голос зычнее, повадки те же. "Люди не меняются", написал я другу Эдику в одной из СМСок, мы любим их за их маленькие привычки и недостатки, которые объединяются под личностной скорлупой в мощный стержень характера. Это я сейчас придумал, а тогда лишь хотелось побыстрее занять койку в домике, поближе к окну и электророзетке, чтобы можно было чайник кипятить, да телефон заряжать. Но мы шли, шли, шли. В ногу, раз, раз, раз-два-три, поднимая клубы пыли.
   - Можно вопрос, когда мы пойдем за нашими вещами-сумками, голос офицера из строя.
   -На месте стой, налево. Нельзя, вы в армии служите или где? Вопросы из строя на ходу не задаются. Вы не представились, слово можно не существует в командном лексиконе. Итак, устраняйте ваши недостатки.
   - Майор Орлов, командир приемно-сортировочного взвода, разрешите задать вопрос: Когда мы пойдем за нашими вещами, чтобы разместиться в домиках!
   - Другое дело, товарищ майор! Краткий инструктаж. Вам всем здесь будет тяжело, но вы запомните этот Рубеж надолго! В жизни у каждого из вас есть и будут еще много рубежей, пусть же этот вы пройдете как можно быстрее и без потерь. Не будьте фанатично преданными, не лезьте под технику, соблюдайте правила техники безопасности и общевоинские уставы. Купание запрещено! Построение на этом месте, через 10 минут, вольно, разойдись!
   Мы ушли забирать наши сумки, рюкзаки, оставшиеся одиноко лежать на траве. Заселяться в домике, получать белье. Это растянулось до обеда. Затем тренировка, пробежка по Дурденгофским высотам, таким знакомым и родным. Гора Воронья, которую редко, кто из моих напарников по пробежкам преодолевал, не переходя на шаг, озера. Когда в 1991 году на "абитуре" я сдал химию на "отлично", мы с другом Максимом, взяли киевское шампанское и конфеты "Киев вечерний" и убежали сюда среди ночи отмечать наше поступление в академию. Прошло 15 лет, и вот снова здесь. Те же домики, некрашеные с того времени, те же грибки, под которыми прячутся дневальные, те же запреты. Не жечь, не пить, не выходить за пределы лагеря...
   Первый день прошел в ностальгических воспоминаниях. Казалось еще вчера я в наряде под светом белых ночей, стоя под полевым грибком, составлял конспект для экзамена из учебников химии, который был так далек от школьной программы, а лекции Марины Николаевны вообще считались совершенством и мы отпрашивались из нарядов по столовой, чтобы только послушать и записать их. Еще вчера мы пятым взводом пели строевую песню "Арнольд, я твоя...", в ногу шагая по аллеям лагеря, а сегодня многие из нас преподаватели и приехали сюда, чтобы обучать тех, кто нуждается в этом сегодня. Еще вчера мы скупали плащ-палатками пачки детского питания, не успевшего подорожать в инфляционном скачке, чтобы заваривать себе кашу в 3-х литровых банках или намазывать его на хлеб. Время стремительно бежит, мы меняемся местами, ролями и познаем жизнь, которая в каждый момент продолжает оставаться загадкой. Кажется, что сегодня ты сделаешь завтрашнее гораздо лучше, что сегодня ты мудрее своего завтрашнего, но по сути своей мы остаемся теми же.
   16.00
   - Встать всем, построиться на передней линейке, от компьютера оторвал голос генерала - руководителя учений. Что это такое, вы, почему не на учебных точках?
   - Нам разрешили, первым среагировал невролог Макс. Нас поздно отпустили на обед, и нам не хватило первого блюда. Вот пришли перекусить. А старший преподаватель в курсе, у нас построение там в 17.00 запланировано.
   - Порядок здесь наведите. Постели заправьте. На кроватях не лежать. Табуреты получите на складе. Подмести, полы помыть, вокруг домика землю вскопать. Я приду -проверю. Генерал удалился для осмотра других домиков, а наш 5-й поздравлял Макса с находчивостью. Действительно, одному из наших соседей не хватило супа на обед, и он пришел попить чай и закусить тушенкой. Так что его ответ был частью правды.
   Весь день прошел в ожидании медицинского имущества. Ожидания ожидавших оказались напрасными. Имущество подвезли на следующий день. Я оставил знакомство с местом расположения психического изолятора госпитального взвода до следующего дня.
  
   20.06.06г., 8.20
   Красное Село.
  
   Телефонный звонок от начальника курса.
   - Товарищ подполковник, почему вас не было на утреннем построении, вечерней поверке? В где сейчас находитесь?
   -Я в Красном Селе, буду у вас через 10 минут.
   - Если бы вы были в Красном Селе, вы были на всех построениях. Пеняйте на себя, если я вас не увижу сегодня на вечерней поверке! У меня тариф лайтовый, сколько мне вам звонить еще?
   - Да вы не звоните, пошлите сигнал, я вам сам перезвоню!
   - Найдете старшего офицера на вашей позиции, доложите ему о прибытии. Вам все ясно. Да, завтра показной день учений, построение будет в 7.00 на плацу, прошу не опаздывать!
   Палатку психического изолятора курсанты развернули, но комплектацию ее оставили для меня. Штат ее никем не утвержден, поэтому делаешь по своему усмотрению. Решили совместить ее с палаткой психо-эмоциональной разгрузки, тоже, оказывается без штатного комплекта. На все действие ушло вместо запланированных 2-х суток менее часа времени работы двух человек. Учения щедры по временным показателям. Ввиду дефицита занятий, мы стали обмениваться опытом работы. А так как практики у каждого из собравшихся на рубеже было предостаточно, то рассказы продолжались все время, прерываясь лишь на костер, печеную картошку и сосиски-гриль. Здорово быть, психиатром, при чем вдвойне военным!
   - А если бы вернуть все назад и тебе бы снова предложили Чечню, поехал бы? Допытывался преподаватель Андрей, работающий над профессиональным выгоранием у психиатров.
   - Не задумываясь!
   - А можно было не выполнить приказ, заставляющий рисковать своей жизнью?
   - Нельзя!
   - Ну, как же, ты же осознавал, что приказ глупый, что ты рискуешь собой, и ради чего?
   - Да, осознавал, но в тех условиях возникает такое ощущение, что по-другому нельзя! Ну, послали бы вместо тебя другого человека, когда ты струсишь, и как ты будешь после этого окружающим в глаза смотреть, а если не дай бог, случится что-нибудь с его жизнью, как потом жить? Совесть съест.
   - Но ты же живой, и это главное!
   - У десантников есть девиз: Если не мы, то кто?
   Учения продолжались. Раненые матросы-имитанты психиатрического профиля не поступали, так руководители считали, что в современной войне основные потери будут хирургического профиля. Как знать. Опыт теперешней чеченской показывает, что соотношение больных травматологического отделения и психоневрологического 1,3:1,0, и имеется тенденция к его выравниваниванию. Проверяющие также забыли о психиатрическом изоляторе и о палатке психоэмоциональной разгрузки. Да и зачем, ведь продолжительность Рубежа 5-6 дней, командир Шалинского медбата вспомнил о необходимости существовании психиатрического изолятора спустя год после своей передислокации и направил ко мне психиатра Володю Ц. для составления схемы развертывания. А что до этого? До этого проблемы с больными не существовало. Их напрямую направляли в 22 ВГ Ханкалу или во Владикавказский ВГ. Иногда Володя звонил и спрашивал, что ему делать с больным в состоянии психомоторного возбуждения. Что делать, - купировать литическими смесями и терапевтическими беседами. А еще лучше открыть психосоматическое отделение. Ведь, консультируя больных терапевтического профиля, понимаешь, что причина ухудшения их соматического статуса лежит, порою, вовсе не несоблюдении диеты (она в армии едина, но не у всех гастриты и язвы) или переохлаждениях во время караульно-постовой службы (все мерзнут одинаково), а в отсутствии элементарных условий для отдыха и восстановления, и как следствие, ухудшение психического статуса. Человек не может комфортно служить, когда его ждет скудный рацион, отсутствует связь с домом, бегать зарядку, если нет спортивной обуви и формы, отсутствует душевая, а вечером хочется просто разрядить эмоции в боевике на экране телевизора или компьютера. Недаром солдаты РЭБа или альфы имели низкую заболеваемость по простудным, гастроинтестинальным заболеваниям или по так называемым НЦА (нервно-циркуляторной астенией). У них были, по-своему замечательные условия для отдыха и восстановления и нигде не прописанная забота командира о своих подчиненных, не только в формальном формате. Бедность и черствость порождает болезни и преступления, снижая уровень психического здоровья, мы приходим к разрухе сомы.
   И наши беседы чередовались воспоминаниями больных и научными рассуждениями. Фантазии на тему, что можно было бы проводить в полевых условиях для реабилитации и восстановления личного состава. Природа давала повод для отдыха и пищу для размышлений!
  
   24 июня 2006 год.
  
   Накануне заявился на ежегодный международный марафон "Белые ночи-2006", по традиции проводящийся в последнюю субботу июня. Раньше его старт давали в вечернее время суток и многие из бегунов финишировали за полночь. Но теперь перенесли на 17.00, чтобы не мешать работе мостов города. Но зато теперь это отражается на городских автомобилистах. Марафон проводится в центральной части города и в течение 5 часов, эти места лучше объезжать стороной.
   Приятно было встречать на Зимнем стадионе, где проходила заявка старых беговых приятелей. Делиться с ними своими достижениями и жизненными перипетиями.
   - Ты, что за Чечню уже не выступаешь, спрашивает 50-ти летний начальник клуба "Электросила".
   - Нет, я уже почти год в Питере живу. Перевелся. Учусь, служу.
   - А что бежишь завтра?
   - Заявляюсь на марафон, но планирую что-нибудь между двадцаткой и тридцаткой. Травма в апреле-мае была. Неполный разрыв икроножной мышцы. Неделю тренируюсь всего. Бегуны любят жаловаться на свое здоровье, чтобы усыпить бдительность соперника, или заранее оправдаться за невысокий результат на финише. Иногда это соответствует действительности, как в моем случае, иногда блеф.
   Часто спрашивают, что нужно есть перед бегом. За два часа ничего. Но голодным тоже бежать нельзя. Поэтому я рискнул бутербродом с сыром и шоколадом за полтора часа. Решил, что побегу натощак.
   За час позвонил замначальника клиники.
   - Вячеслав Иванович, срочно прибыть на кафедру. Начальник вернулся из Ростова, очень недовольный вашей самодеятельностью. Приказал вам привезти книгу. Почему не согласовали ее издательство?
   - Извините, я не смогу. У меня скоро старт, на марафоне Белые ночи.
   - Вы за академию выступаете?
   - Нет, выше...
   - За ГВМУ?
   - Нет, марафон международный, за клуб Хэй Вэй.
   - Я не понял вас...
  
   К месту старта прибыли за 40 минут. Договорились с друзьями о том, что они подойдут на Дворцовую с тем, чтобы не оставлять рюкзак с вещами в гардеробе на Зимнем стадионе, а передать непосредственно им на хранения. Последние приготовления. Проверить шнурки на кроссовках, заправить их концы во внутрь обуви. Некоторые смазывают места трений (подмышечные впадины) медицинским вазелином, а на молочные железы наклеивают лейкопластырь, но я обхожусь без этого.
   Договорились с Сергеем - подполковником м/с из клиники термических поражений, лыжником по убеждению, с которым знакомы почти 15 лет, что бежим 20 км, так как накануне речь шла о 10 км. Но не спеша. Если силы будут, то финишируем на 30 км. Но тут мы узнали, что его друг, медик в прошлом, также лыжник, приехавший из Москвы, решил бороться на полной марафонской дистанции (42 км 195 м).
   - Бежим полную дистанцию, но, не спеша, договорились в стартовом городке.
   Проинструктировал Дениса, как и где нас снимать на фото- видеоаппаратуру, дал указание Наде (она выбрала пятерку) о дополнительной чашке чая с элеутерококком после тридцатки у поворота с набережной реки Фонтанки на Невский проспект и о фотосессии на фоне укрощения коня Клодта у Аничкова моста.
   Сравниваю масштабность и организацию сегодняшнего пробега и марафона в Лужниках месячной давности. Выше, на порядок. То ли Самсунг постарался, то ли организаторы, но все на высоком уровне. Еще бы чипы выдавали каждому на запястье и европейский уровень гарантирован. Сегодняшний пробег, по моим наблюдениям собрал рекордное количество участников. На старте слышится разноголосая речь. Старт общий: марафон, десятка и массовый забег на 5 км. Где-то впереди маячит литовский флаг. Это 60-ти летний бегун, снаряженный древнерусским воином в латах, кольчуге, шлеме, со щитом и мечем, водрузил флаг своей страны. Он приезжает на многие питерские пробеги и всегда выступает в подобном снаряжении, чем заслуживает особое внимание и аплодисменты у зрителей.
   Слева, на сборной площадке выступаю фабриканты пятого или шестого порядка. У них тоже есть зрители, одетые в самсунговские белые футболки, раздаваемые всем входящим под аркой Генерального штаба, бесплатно. "А ха как кружится голова.....от потерь...", ритмично поет парень в белой майке и обвешанный цепями. От каких потерь может она кружиться?, думаю про себя. Может и не от потерь, но мелодия хорошая, заводная.
   В 17.00 выстрел стартовой ракеты в воздух на Дворцовой площади, запустил многотысячную массу в движение. Уррааа! Пронеслось эхом с первых шагов. Погода благоприятствовала бегунам. Умеренно жарко. Ночью накануне дождик помыл беговой асфальт, на котором поблескивала синяя пунктирная линия марафона. Беги, не заблудишься.
   Начали не спеша. Лучше обгонять, чем наоборот. Английская набережная. Дворец бракосочетаний, где пол года назад и мы были желанными гостями. Сейчас, заставленный фасад, вдоль тротуара которого, ожидают своего отправления неоправданно длинные, таксообразные белые лимузины с шарами и парными кольцами на крышах. "Горько, горько!" - кричат бегуны, подбадривая женихов и невест, да и себя, заводя на лучший темп. Университетская набережная, Дворцовый мост. Поворот на пятерку. Бежать стало просторнее. Уже никто в туфлях не догоняет, не разговаривает на бегу по мобильному телефону. Остались серьёзные бегуны, по-спортивному экипированные. У кого фляжка в поясном ремне вставлена, у кого их несколько, но поменьше прикреплены, кто-то допингует себя музыкой. Все эти премудрости официально запрещены на пробегах, но любители, что им скажешь. Тучков мост. Промежуточный финиш. Пятерка. 24 минуты 2 секунды кричит сухопарая бабушка-судья. Обычно, когда бежишь марафон, то скорость бега распределяешь пятерками.
   - Неплохо для дебюта, говорю идущему шаг в шаг Сергею.
   - Да, нормально, можно и дальше не прибавлять.
   Поворот на Троицкий мост.
   - Десятка вправо, марафон прямо, кричит молодой человек в ярко желтой накидке с надписью "Марафон 2006".
   - Да, остались настоящие мужики и тетки. Теперь пошла работа. Впереди мужик в форме сборной Украины. Догоним, не спеша, обращаюсь к Сергею.
   -Давай.
   Догоняем у Ботанического сада. Оборачиваюсь, на майке трезубец.
   - Откуда приехали? Обращаюсь на ходу к мужчине лет 45-ти, слегка подуставшему и тяжело дышащему.
   - С Украины.
   Перехожу на украинский язык. Бегун представляет г. Кременчуг. Приехал сегодня из Киева. Пару слов о себе и пожелания удачи в нелегком для нас труде. Мы уходим вперед, наш темп чуть выше.
   Впереди освежительный и питательный пункт перед десятым километром. Но я отказываюсь, чувствую, что темп невысокий и усталость еще не дала о себе знать. Поворачиваем на улицу академика Попова.
   - Десять километров, 49 минут 5 секунд, выкрикивает полная дама в красном.
   - Что-то мы медленно ползем. Надо потихоньку добавлять.
   - Ты прав, Слава, но наша задача до финиша добежать. Как вспомню в прошлом году, как я умирал на набережной Робеспьера под встречным ветром, не хочу второго дубля.
   Ах, как кружится голова...от потерь. От каких? Еще ничего не потерял. Да и голова не кружится, не должна. Еще сил полно. Ах, как кружится голова. Вот мелодия прилипчивая попалась!
   Но незаметно, наш темп пошел вверх. Все больше и больше бегунов оставались позади нас. На некоторых из них нельзя было без слез смотреть. Вот, по всей видимости, курсант, судя по короткой стрижке и армейским кедам. Темные волосы он в праздничный день осветлил логотипом "Самсунга". Внешне похож на бодибилдера и поэтому ему не завидую нести такой мышечный корсет на такой дистанции.
   Крестовский остров. 15 километров. Запасы эндогенного гликогена должны уже истощиться. Организм переходит на использование запасов липидов. Решаюсь, не сбавляя темпа попить водички, предлагаемой переодетыми в спортивные костюмы курсантами ВИФКа. Вода пошла хорошо. Сергей чуть отстал, пока обмывал кожу поролоновыми губками. Через 100 метров поравнялся со мной.
   - Что-то время не объявили.
   - Да, плоховато. Думаю, что где-то в районе 23-х минут вышла пятерка. Добежим, до двадцатки, там и узнаем.
   Но любопытство скорости бега брало вверх. Обгоняем астеничного вида зрелого мужчину.
   - Вы не знаете, сколько пятнашка была?
   - Да, вроде бы, как и не говорил никто...редиски, отвечает мужчина вологодским акцентом.
   Всматриваюсь, в метрах пятидесяти впереди, замечаю спортивные часы на руке бегуна. Догоняем, поравнялись
   - Сколько на пятнашке было, не скажите.
   Но бегун молчит, угрюмо смотрит куда-то вперед.
   - Скажите, пожалуйста, какое время было на отрезке 15 километров?
   Но ответ не последовал.
   - Ты не русский что ли?
   Инициативу опроса берет на себя Сергей.
   -How much time in 15 kilometers?
   - One hours, twenty minuets.
   - Да, по-видимому, англичанин оказался. А с виду и не скажешь.
   Обгоняем женщину, одетую в желтый маскарадный костюм и мужчину в рубашке с оранжевым галстуком и шортах.
   - Наверное, это одна труппа, приехала на гастроли. Замахнулись на марафон, предположил я.
   - Быстрая пятерка вышла, но вроде бы ничего идет. Двадцатка где будет?
   - На проспекте Добролюбова. Давай чуть помедленнее.
   На проспекте Добролюбова вышло, что бежали еще быстрее на две минуты. Но вроде бы ничего, позади полумарафон. Силы есть. Перебегаем Дворцовый мост. Встречаемся взглядом с Денисом и Машей, машем им. Меня на повороте подбадривает директор клуба "Электросила".
   - Молодец, Слава, так держать!
   Пара слов, а сколько в них содержания. После такого стыдно в глаза смотреть и не добежать марафон. Но спустя два километра я почувствовал, что моя правая стопа стала проваливаться и шлепать по асфальту. Что такое, неужели подошва кроссовка не выдержала, пронеслось в голове. Не может быть. Ноги, стали тяжелее, как будто кто-то сделал свинцовую инъекцию, и она постепенно заполняет организм.
   - Дальше сам, Сергей, я приплыл!
   Сергей обернулся, лицо его выдало небольшое изумление, и стал постепенно уходить, пока его белая майка с синими полосами и белая кепка вовсе не исчезли из моего поля зрения. Но обгонять я не переставал, не смотря на то, что каждый шаг становился тяжелее и тяжелее. Порвался левый кроссовок, пронеслось в голове и вот я уже шлепаю двумя стопами. Сколько еще? Вот и Пряжка. В прошлом году я здесь шел пешком. А сейчас еще бегу. Нет, ходьбы сегодня не будет. Только бег, пока не покинут силы.
   Ах, как кружится голова...от чего? Ах, как кружится голова! Нет, еще силы должны быть!
   - Двадцать пять километров, час пятьдесят три!
   Кто кричал, я уже не видел. Неплохо, арифметически сложил, 23 минуты пятерка. Я еще держусь. Но темп упал.
   - Подними голову, опусти руки, расслабь плечи, неизвестный мужчина-зритель скомандовал мне с набережной Фонтанки.
   Как тонко он прочитал мое состояние, как грамотно проанализировал внешний вид. Тренер, наверное. Стало легче после его совета. Но только на следующие 200 метров. Затем все повторилось. Голову клонило набок, а тело к земле. Гравитация прижимала ноги к асфальту.
   - Слава, давай, давай, молодец.
   Откуда это, сверху, галлюцинации что ли. Подымаю голову, со второго этажа машет улыбающаяся жена Сергея. Как она здесь оказалось. Наверное, по работе зашла, подумал я. Впереди бегун поливает себя водой из полтора литровой бутылки. Багровая от напряжения шея, шумное дыхание локомотива, струйки воды увлажняют синий беговой костюм. Кроссовки Асикс, модель 1090, рыжий затылок, гиперстеническая конституция. Да это же Матухин, тот из-за которого мы побежали сегодняшний полный марафон, который благородно заявил Сергея на эту дистанцию. Тот, который пол года готовился, зимой бегал три лыжных марафона. Да, лето не для него. Махнул ему, обгоняя не оборачиваясь, левой рукой.
   - Молодец, Слава, давай держать, крикнул он мне вслед.
   А что держись?! Силы на исходе. Добегу до тридцатки, наберу побольше еды, пусть Надя сфотографирует меня бегущего на фоне коней Клодта и пешком на Дворцовую. Тридцатка - хорошая тренировка для моего сегодняшнего состояния. Тополиный пух застрял в горле. Сил откашлять нет, он так и лежит где-то в районе мягкого неба.
   - Тридцать километров. Кто-то что-то прокричал о времени. Но это уже было позади моего сознания. Два банана, горсть соленого черного хлеба, бутылка дегазированной минералки, поролоновые мочалки, все, что я схватил с питательного пункта. Как хорошо, можно хоть поесть всласть. Теперь идти будет не скучно.
   Сначала обмыл руки ноги и избавился от мочалок. Следующим шагом был соленый хлеб с водой. Соли сейчас не хватает. Она проступила сквозь кожные поты и образовала белые узоры на руках и ногах. Все, можно фотографировать, измученное набекрень лежащее лицо. Но Нади нет. Что случилось, может быть, пятерка плохо пошла, мелькнула мысль. Одному скучно идти по Невскому проспекту под сочувствующие взгляды туристов. Ладно, буду медленно бежать и есть. В конце концов, перейду на шаг. Осталось 12 километров, дойду. Стыдно перед друзьями будет на финише, если не с той стороны появлюсь. К тому же мой черепаший темп приводит к обгонам. Пересек Лиговский проспект. Силы появились, ура! Вспоминаю биохимические формулы глюконеогенеза. Бананы - источники экзогенного гликогена, способствовали высвобождению резервного пула из организма, тем самым появлению энергии для работы. Чудо, которое некоторые называют вторым дыханием. На бегуны не пользуются этим термином. Оно для обывателей. Вперед! Поворот перед мостом Александра Невского.
   - До питательного пункта два километра, кричат судьи. Выбегаем на набережную. Встречный ветер сшибает, солнце слепит в глаза. Ряды бегунов поредели. Где же это белая с синими полосами майка и белая кепка? Кажется вон в той группе. Догоняю, но нет, иллюзия.
   -35 километров, время час 42 минуты.
   Ошибся на час судья. Но ничего, устал, наверное, всем время кричать. Я вроде бы еще держусь. Схватил горсть нарезанных бананов в руку и воду. Бананы не пошли, выбросил половину. Облился водой. Стало чуть легче. Встречный ветер клонит в сторону. Защищаюсь козырьком кепки от солнца. Глаза как будто раздваиваются в разные стороны. Шея отказала, и голова попеременно покоится то на правом, то на левом плече. Наверное, со стороны это смотрится смешно, бегун с головой на плече. Какая разница, как со стороны, главное, что ноги еще несут вперед. Ни шагу ходьбы, если остановишься, разбежаться не скоро сможешь. Выключится моторчик, толкающий вперед. Проверено практикой.
   Интуитивно ноги нащупывают синий пунктир - разметку марафона. Семь километров осталось до финишной черты, еще 33-35 минут. Самый тяжелый отрезок бегового марафона. Здесь собственно то и начинается настоящий марафон, после 35-го километра. Тогда, когда ноги перестают тебя слушаться и либо уносят вперед, либо безжалостно тормозят на асфальте и тогда никакие мысленные воззвания не могут их вывести из ступора. Помню, как-то на зимнем марафоне "Дорога жизни" такая ситуация возникла. Два километра я шел против холодного ветра, под падающим снегом, шел и матерился во всю мочь, "кто тебя заставил...выйти на трассу...Какого....ты тут делаешь...Когда же эта....закончится....". На безлюдной трассе это выглядело дико, но спустя 15 минут ходьбы, организм завелся. Здесь же, в центре города, такой фокус не удастся. Вперед, и никаких слабостей на сегодня!
   Испытание бегом продолжаются. Автомобильный указатель "Литейный мост 4 км". Когда же он? Хватит предпринятого мною ускорения до Дворцовой площади? Не скажет ли организм "стоп колеса!"? В правом мизинце жжет. Наверное, кровянистый мозоль или палец сбил.
   Ах, как кружится голова...от...потерь.... Да она стала кружиться, но ноги еще держат. А голову можно отключить, на время, до финиша, включить автопилот.
   Догоняю группу, и здесь не оказывается Сергея. Ладно, ничего, буду терпеть.
   - Слава, давай, давай, молодец! встретил навстречу бегущего Ивана, по-видимому, уже финишировавшего на марафоне и теперь заминающего. В хорошей он сегодня форме, раз так много заминается.
   Туннель под Литейным мостом. Набережная Кутузова. Справа хирургический корпус академии должен быть. Нет прозевал. Уже "Аврора" позади. Троицкий мост. Еще пятеро позади. Где-то впереди зеленеют деревья Эрмитажа. А вот и сама зелень стен. На обочине ребята из Электросилы подбадривают меня. Все начинаю финишный спурт. Еще трое позади. А этот бегун уже дважды меня обгонял сегодня. На одном дыхании проношусь мимо него. Поворот возле Дворцового моста. Впереди маячит неумолимо бегущее табло секундомера. 3:16`57``. Время - вторичный показатель. Трасса позади. Задание выполнено. Но силы еще есть. В руку дали пакет с водой и шоколадом, на шею медаль. Поскорее сесть, попить, поесть.
   - Ну, что, Слава, водку пить будем?, из аутистического погружения выводит голос Сергея.
   - Может быть, по паре бутылок пива, водка - тяжелая артиллерия на сегодня.
   Всё, дистанция сделана! И хоть раньше всегда выбегал из трех часов, а лучшим результатом был 2:31, но не беда. Раньше я не бегал марафоны нетренированным. Ноги выдержали, сердечно-сосудистая система тоже. Марафон дал мощный импульс силы, не пустой, а какой-то иной модальности, когда понимаешь, что есть резерв, который заставляет делать шаг, ускоряться, не смотря не на какие физиологические законы и здравые рассуждения.
   Перед марафоном Надя спросила у меня: "Что бы ты сказал человеку, решившему после пяти тренировок пробежать марафонскую дистанцию?". Я ответил, что он - сумасшедший! После марафона она сказала, что была не права, отговаривая меня от тогда казавшегося авантюрного мероприятия.
   Вечер мы провели в компании друзей, подоспевших к финишу Сергея - однокашника, а теперь ЛОР-врача и его супруги Марии, у которых я был свидетелем на свадьбе.
   - А помнишь, Слава, как ты в туфлях и френче Ленчицкого после нашей свадьбы 20 километров домой бежал? Мы тогда, подумали, что ты шутишь, и уехал на такси. Но когда Ленчицкий пожаловался, на то, что ты за свадьбу все подметки на его туфлях стер, то поверили.
   - Да было дело! Я тогда все свои деньги раздарил, а одалживать не хотелось. Ну, что ещё пивка из холодильника достать? Тебе "Оболонь" или "Балтику-8"?
   Пара бутылок для восстановления дегидратационных потерь организма и витаминов группы В после продолжительной беговой нагрузки будет показано...
   - Предлагаю поднять бокал: "За нашу великую родину, благодаря которой мы здесь, сидим, пьем пиво!"
  
  
   Июль 2006 г.
  
   Осмотр абитуриентов - будущих курсантов.
   Инструктаж в кабинете начальника медицинской службы военного университета.
   - Вы поаккуратнее, в карты поступающих пишите только заключение о годности. Если сомневаетесь, ничего не пишите. Здесь за каждой фамилией стоят. Отдельно будем разбирать. На вас, конечно, никто давить не будет, но лучше подстраховаться. В день будет приходить по 120-140 человек. Работаем 6-7 дней.
   Работа с абитуриентами для меня в новинку. Решил сравнить с солдатским осмотром. В среднем, каждый 10-й требует углубленного психиатрического изучения.
   - На дереве сидело 12 ворон. Охотник убил 1 ворону. Сколько ворон осталось на дереве?
   - Одиннадцать, если убитая ворона упала на землю.
   - А если еще одну убил?
   - Десять, если убитая не зацепилась при падении за ветку.
   - А если подумать?
   - А из чего стрелял?
   - Из охотничьего ружья!
   - А чем, дробью или пулей?
   - Пулей! Очень громко стрелял!
   - Пулей бы, не попал!
   - Наш охотник попал!
   - Ну, тогда бы он ей голову снес.
   - Да снес голову, и она упала на землю.
   - Десять!
   ....
   - А чем ворона отличается от самолета?
   - Ворона крыльями машет!
   - Раньше, на заре самолетостроения, некоторые самолеты тоже крыльями махали!
   - Ну, самолет больше вороны!
   - Некоторые самолеты бывают маленькими.
   - Вороны летают с рождения, а самолетами летчик управляет!
   ...
   - А каким должен быть настоящий офицер?
   - Полковником!
   ...
   - Назовите в себе положительные черты!
   - Я сильный, смелый, умный.
   - А что в себе вас не устраивает, хотелось бы изменить?
   - Нечего менять...
   ...
   - У вас в аттестате "4" и "5". Какой предмет лучше всего давался?
   - Алгебра...геометрия.
   - О чем гласит теорема Пифагора?
   ...
   - А что такое биссектриса? Или что такое логарифм?
   - Забыл, доктор.
   Задаю вопрос из серии "для трудных солдат".
   - Сколько будет "семь умножить на восемь?"
   Двадцатисекундная пауза.
   - 62, кажется.
   - В каком году была Великая отечественная война?
   - В шестьдесят третьем...кажется.
   - А в каком году Наполеон Москву захватил?
   - Это кто?
   - А какие вы сдаете вступительные экзамены?
   - Алгебра, физика, диктант, история, физкультура, профотбор.
   - И как вы успеете подготовиться?
   - Еще три дня впереди!
   - К сожалению, вам придется зайти ко мне после психологического обследования. Начмед вам скажет, когда и где вам его пройти!
   - Сколько стоит?
   - Что?
   - Давайте договоримся! Я хочу стать офицером, всю жизнь мечтал!
   - Не переживайте, пройдете психологическое обследование, после этого ко мне повторно.
   - Я в военкомате проходил уже.
   - Там другие требования, по всей видимости, были. Вы свободны, товарищ абитуриент! Пусть, следующий зайдет. Будете упрямиться - это ухудшит вашу ситуацию.
   Каждый 10-й. Нарушена способность к абстрагированию и обобщению, логическое мышление оставляет желать лучшего. У многих, прибывших из южных республик, языковый барьер. Каких офицеров готовит страна, с кем ей жить и служить? Неужели жизненным мерилом стала СКВ. Кто же будет строить новые города, заводы и фабрики?
   Запас школьных знаний на уровне троечника 80-х годов. Россия гордится своей средней школой и образованием. Вводится ЕГЭ и платное образование. Масса институтов и академий, университетов и колледжей, распространяющихся, как грибы после слепого дождя.
   В июне выпускники помпезно отмечали свой вечер "Алые паруса 2006". Аврора, рассказывающая о своей первой школьной любви в...туалете...Ургант о чем-то подобном. Тысячи пар...устремленных на них, и реклама "Кулер", отражающаяся в юных глазах.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Эпилог.
  
   О чем эта книга?
   Об армии и медицине, о беге и радости спортивного совершенствования, о жизни и семье, о работе и об отдыхе, о прошлом и настоящем. О друзьях и учителях. Или смесь эссе и российской "чернухи". Не знаю, так как еще не определился. Она просто для близких и родных, друзей и соратников по духу!
   История человечества складывается из судеб ее кирпичиков. Если, где-то заложен бракованный цемент, стены не выдерживают временных нагрузок и рушатся. Мне хотелось показать, то, что я видел со своей позиции, пусть однобокой, несколько ироничной и не всегда позитивной. Но ведь мы живем не плакатными лозунгами и заверениями политиков о будущем процветании. Мы живем реальными буднями, метро и общественного транспорта, демонетизациями и ипотечными фарсами, чьей то борьбой за наше здоровье и продолжительность жизни. Жизнь проходит не всегда по одному сценарию. Это режиссеры выбирают ее глянцевый вариант, вырезая умилительные кадры, и наполняют ими окружающее пространство.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   5
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"