Delirius M.: другие произведения.

Онейроид

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
   Онейроид
  
   За окном лежали сумерки, лил дождь. Мы молча сидели в креслах и изредка отпивали бренди из наших бокалов. Балконная дверь была открыта, и заглядывающий на балкон ветер теребил штору. Серая пелена, висевшая над городом, густела. С каждым шагом наступающей тьмы забиралась в душу поэтичность ночи, и в сознании начинал растекаться коктейль из набегающих мечтаний и всплывающих воспоминаний. Архивариус взглянул на меня, - в мои глаза, взгляд которых увяз в мглистой дали. Потом, решив, что сейчас самое время, взял в руки свой фолиант...
   * * *
   Сегодня на работе был сумасшедший день: неимоверное количество рекламаций. Конвейер был забит машинами с дефектом в лакокрасочном покрытии. Возможность разогнуть спину представлялась лишь в две получасовых паузы. Сегодняшний день в моём воображении сравнивался с рабским днём на галерах. Когда я ехал на своей машине домой, то с трудом ощущал педали, а ночной город казался чуть смазанным. Ввалившись в квартиру не чувствуя ног, я, не раздеваясь, опустился на диван, и, обессиленной рукой налил себе бренди из стоящего на столике графина.
   Выпив залпом порцию, я ощутил, как половину моих внутренностей охватил лёгкий пожар. Он начал медленно растекаться, заползать во все возможные уголки, а так же подбираться к сознанию. Подойдя к нему совсем близко, поток некой энергии на мгновение замер и вдруг резко бросился вперёд. Я почувствовал лёгкое помутнение в глазах, а затем расслабление в теле. Изнурённые усталостью веки опустились...
   Некоторое время спустя я очнулся. Я не знал, сколько прошло времени. Я не посмотрел на часы, - меня отвлекло иное состояние организма, нежели усталость. Усталость как бы ушла, но в моём сознании что-то перевернулось, наводнив меня странными чувствами. Я попытался собраться, сконцентрироваться на незнакомом ощущении.
   Я почувствовал в душе пустоту, и летающий в ней страх. Он ударялся о её стенки, и, задевая некие точки, провоцировал тошноту. От дурноты стало не по себе и бросило в жар. С быстротой молнии начали сновать туда-сюда мысли. Они стали подбивать на то, чтобы пойти прогуляться, сейчас, поздней ночью... держа в кармане нож.
   Я обвёл глазами комнату. Впечатление - будто я вижу в инфракрасном излучении. Голова откинулась на спинку дивана и глаза зафиксировали прогнувшийся потолок. Я вскочил, ужаленный мыслью, что потолок вот-вот провалиться и выбежал на балкон. Мой взгляд, улетевший в даль, зацепился за диковинное зрелище: стоящие вдалеке высотные здания и видневшиеся за ними башни цементного завода были искривлены словно змеи. Я повернулся назад и осмотрел комнату. Потолок был по-прежнему прогнутым, но казался твёрдым, надёжным. Вся мебель, как и многоэтажные дома, была искривлена, словно она была из пластмассы и подверглась термическому воздействию. Я потёр глаза, - всё осталось без изменений. Видимо, так и должно быть... Я успокоился.
   Подойдя к выключателю, я щёлкнул им. Свет не зажёгся. Но странное зеленоватое озарение комнаты позволяло мне передвигаться и ориентироваться без помех. Взяв нож с выскакивающим лезвием, и положив его в карман плаща, я вышел из квартиры.
   На лестничной площадке я не стал включать свет. Я не боялся темноты, - она мне нравилась. Кнопка вызова лифта не засветилась, и я не услышал звук его движения. Догадавшись, что лифт не работает, так как нет электричества я начал спускаться по лестнице.
   Спуск с двенадцатого этажа не разозлил меня; я воспринял не работающий лифт как обычное явление.
   Спустившись, на несколько этажей, я вдруг заметил какую-то тёмную массу, притаившуюся на ступеньках. Право, это было нечто неожиданное, то, чего я никак не мог ожидать в нашем доме. Я напряг зрение, всматриваясь в темное нагромождение на ступеньках. Темная масса не двигалась и не издавала ни единого звука. Я приблизился. Склонившись над ней, - понял, что это лежит старуха и что она мертва. Лифт не работает, она стала подниматься, - у неё, по-видимому, отказало сердце. Понятное дело, - ничего удивительного. Завтра уберут. Я стал спускаться дальше.
   Выйдя на крыльцо подъезда, я был чуть удивлён, увидев двор моего дома и прилегающее пространство охваченным тем же странным зеленоватым свечением. На всякий случай я потрогал лицо, проверяя, не одел ли я прибор ночного виденья. Боже, какая чушь! Какой прибор ночного виденья? Откуда?
   Я вышел на улицу. Ничего не изменилось в освещённости. Над крышами домов, пробиваясь сквозь кроны деревьев, над улицами и над всем городом висело непонятно откуда исходящее зеленоватое свечение. Всё было освещено как при полной луне, лишь цвет был не тот.
   Я вспомнил мёртвую старуху на лестнице и то, как я этому не удивился. Это означало, что не следовало удивляться и всему далее увиденному. И я с полным спокойствием воспринял увиденное в следующий момент. Все стоящие вдоль тротуара машины были изуродованы. Колёса были спущены, крыши продавлены, будто по ним прошёл некий монстр: машины представляли лишь предметы для автомобильного кладбища. Я подумал о своём лимузине и направился в угол автомобильной стоянки.
   Не знаю почему, но мой автомобиль был не так сильно повреждён, как все другие. Колёса были, конечно же, спущены, лобовое стекло было разбито. Были разбиты и почти все другие стёкла, но кузов не пострадал. И, будучи удовлетворённым, я, было, собрался уходить, как вдруг заметил нечто, лежащее на заднем сиденье. Это был некий тёмный предмет напоминавший спящего человека. Задняя дверь оказалась не запертой, и я, просунувшись в салон, стал тормошить разлёгшегося. Это оказалось напрасным трудом: "спящий" был трупом. Измождённый вид его говорил, что передо мной умерший от голода.
   Меня это, возмутило: почему, спрашивается, была выбрана именно моя машина?! Зайдя с другой стороны и открыв заднюю дверь, я ухватился за ворот куртки, которая была на трупе, и вытащил его. Потом оттащил его в сторону на траву. Труп был лёгок словно тюк соломы. Потом я захлопнул двери моей машины и, повернув ключ в замке, услышал, как щёлкнули дверные кнопки. Убедившись, что двери заперты, я пошёл вдоль улицы в сторону центра города. В воздухе висела прохлада и тишина.
   Абсолютной тишины в большом городе никогда не бывает, но в эту ночь она была. Наверное, это говорило о чём-то, но я почему-то не воспринимал это как нечто из ряда вон выходящее. У ближайшего дома я заметил скамейку с сидящими на ней людьми. Приблизившись к ним, я разглядел трёх старух сидящих с откинутыми назад головами. Их глаза и рты были раскрыты. Оглянувшись по сторонам и пожав плечами, я пошёл дальше.
   Проходя мимо фирмы, торгующей автомобилями Ровер, я невольно взглянул на деревья, росшие рядом. Одно дерево было мёртвым, и его должны были, видимо, вскоре спилить, но в данный момент оно было краше других, что имели листву. Это дерево выглядело словно букет: на каждую более-менее толстую ветку было насажано человеческое тело. Я насчитал их девять. Все они были нанизаны невероятным образом: ветви проколовшие тела и выходившие через животы, имели множество более мелких веток и они не были обломаны. Как можно таким образом продеть ветвь?
   Выходит это возможно, просто я этого не знаю, - всё знать не возможно. Я пошёл дальше, не зная, какую преследую цель, но что-то тянуло меня вперёд.
   Город был по-прежнему безмолвен и освещён зеленоватым свечением, он, будто, впал в состояние транса. Приблизившись к мосту через Дунай, я услышал странный звук, и почувствовал, что впервые в эту чуть странную ночь испугался. Звук нарастал. Что-то приближалось. Решение пришло быстро: я залез в густой кустарник, росший рядом с автобусной остановкой, и не обратил особого внимания на тело в мини-юбке, сидевшее на остановке. Девица была мертва и ожидала, по-видимому, автобус идущий из ада в рай. "Она явно опоздала", - слышалось мне. Вдруг электронное табло, висящее над остановкой, показало, что прибывает автобус линии N 1. Увидев это, я вздрогнул, так как нарастающий звук стал узнаваем, - это был звук приближающегося автобуса. Я стал напряжённо ждать, глядя сквозь кусты. Я чувствовал, как слегка шевелились мои волосы. Напряжённость стала потихоньку душить.
   И вот сквозь лёгкий туман, паривший спокойно над асфальтом, стал пробиваться двумя полосками свет и, наконец, вслед за светом фар показался автобус. Замигал правый поворот. Свернув чуть вправо, автобус стал приближаться к остановке. В салоне автобуса горел свет, и я отчётливо разглядел десятка полтора пассажиров. Они все пристально и с видимым изумлением всматривались в пространство за окнами. Эмоции, выражавшиеся на их лицах, говорили о том, что они живые.
   Автобус остановился у остановки, передняя дверь открылась. Водитель взглянул в сторону сидевшей на остановке девушки. Он не знал, что она мертва. Я стал выбираться из кустов, желая подойти к автобусу, но вдруг почувствовал прилив страшной волны страха, которая начала сжимать мою грудь и от чего сердце моё зашлось в неописуемом трепете. Я отпрянул назад, и, споткнувшись обо что-то, повалился на пятачок свободной земли внутри кустарника. Страх, начавший переполнять меня, воспалил щёки и надавил на виски.
   Чуть приподнявшись, я увидел подкативший и ставший чуть впереди автобуса автомобиль. Это, даже, был не автомобиль, а скорее черепаший панцирь на колёсах. Колёса большей своей частью были спрятаны под панцирем. Окна или иллюминаторы отсутствовали, не видно было и смотровых щелей. Водитель автобуса удивлённо уставился на подкативший аппарат.
   Немая сцена паралича продлилась лишь несколько мгновений, и вот из-под автобуса стал, клубясь, подниматься непонятно-темного цвета дым, а может быть газ. Буквально в течение нескольких секунд дым или газ поглотил автобус и автобусную остановку. Я наблюдал сцену, не шевелясь.
   Внезапно дым стал утягиваться в сторону панциря и, исчезнув через пару секунд, представил взору автобус, который был уже не тот, что мгновение назад. Он выглядел как выброшенный на свалку автобусный кузов. Не светились больше фары, и не было света в салоне. Все стёкла были разбиты. Но висевшее в воздухе зеленоватое свечение позволяло видеть сидящих в автобусе пассажиров: некоторые поникли головой, другие откинули её назад. Водитель также был недвижим и откинулся на спинке сиденья с открытым ртом.
   Спустя пару мгновений панцирь на колёсах, невообразимо быстро набрав скорость, ушёл на мост, в направлении центра города. После его удаления, я вновь приобрёл железное спокойствие и выбрался из укрытия. Девушки на остановке не было. Передняя дверь автобуса была открыта, и я решил подняться в салон.
   Сидевший за рулём водитель, а так же пассажиры выглядели, как и те люди, которых я этой ночью уже встречал. На заднем сиденье я обнаружил девушку в мини-юбке, что видел на остановке. "Дождалась таки своего автобуса", - подумалось мне. Она сидела, откинувшись на спинку сиденья с открытыми глазами и приоткрытым ртом. В треугольнике, обрамлённом юбкой и ногами, что-то белело. "Отгуляла своё", - услышал я негромко в своём сознании. Я вышел из автобуса и продолжил путь к центру города.
   Приблизительно на середине моста я свернул вправо на спуск, ведущий на улицу, прорезающую остров. Пройдя по ней можно было перейти через "Железный" мост и оказаться почти в центре города.
   Вдоль этой улицы всегда стоит множество автомобилей, а сегодня они превращены в груды металла, и рисуют собой удручающую картину. Я решил избежать этого зрелища и, свернув налево на Инзельштрассе, вышел на набережную. По ней я решил достичь "Железного" моста.
   Как только я вышел на набережную, в мои глаза бросились блёстки дунайской ряби, и остов корабля, в котором ещё вчера был музей судоходства. Сейчас всё это представляло лишь голые железные конструкции.
   Но вот до моего слуха донеслись весёлые голоса. Подойдя ближе к воде, я увидел плескающихся у берега людей. Двое молодых парней и девушка, стоя по грудь в воде, били по ней ладонями, направляя струи друг на друга. Заметив меня, они стали выходить на берег, по-прежнему весело разговаривая и смеясь. Я чуть удивился, - они были одеты, и одеты не в купальные костюмы, а в пальто и плащи.
   - Что же вы в пальто в воду полезли? - спросил я.
   - Так ведь холодно! Попробуй-ка в такую воду нагишом, - бросил кто-то из них мне в ответ. И, более не обращая на меня внимания, они утонули в тумане, направившись в сторону "Железного" моста. Вскоре стихли и их голоса. "Пожалуй, они правы - вода в эту пору холодная", - чуть постояв, я направился в том же направлении что и весельчаки.
   Пройдя немного, я решил догнать весёлую троицу и спросить у них о некой странности этой ночи. Я побежал. С того берега до моего уха донеслись какие-то звуки. Троица была уже на том берегу. Я ускорил темп.
   Пока я шёл к мосту, моему взору предстали ещё две или три полузатопленные посудины, которые лишь своими очертаниями напоминали речные суда. На углу, где сливаются две улицы, и переходят через мост, стоял дом, выстроенный в современном стиле, похожий на корабль, и имеющий очень большую площадь остекления. Стёкол - не было, остался лишь железобетонный каркас, напоминающий стеллажи склада.
   Нет, мне думалось, ничего не может меня удивить. Но что-то казалось мне всё же странным во всём этом. Я по-прежнему был захвачен мыслью догнать ушедшую вперёд троицу, а так же достигнуть центра города. Моё сознание, мешаясь с подсознанием, постоянно проецировало на некий невидимый передо мной экран некую призрачную цель, к которой меня тянуло.
   Как только я вступил на "Железный" мост сразу почувствовал знакомую уже страшную волну страха. Я замер. Послышался звук, похожий на шуршание колёс автомобиля по булыжной мостовой. По силе зашедшегося от волны страха сердца я понял: откуда-то, и это было где-то впереди, приближался тот панцирь, который я видел у автобусной остановки. Застыв на месте, я услышал прекратившийся хлёст колёс по булыжнику. Весёлые людские звуки оборвались. Через мгновение, волна страха отпрянула, и я двинулся через мост дальше.
   Когда, перейдя его, я свернул на набережную, моему взору ясно представились три фигуры лежавшие на мостовой, являя собой мёртвые тела. Глянув на них, я хмыкнул, чуть надсмехаясь, и сделав пару шагов по набережной ощутил, как моё сердце зашлось от страха: назад по набережной возвращался черепаший панцирь.
   Я сделал несколько шагов назад, упал на землю, скатился по откосу набережной, и замер, распластавшись на траве. Я не увидел черепашьего панциря, но почувствовал, что он уехал - отступил страх. Поднявшись наверх, на тротуар набережной, я вновь увидел три мёртвых тела, которые совсем недавно плескаясь в воде, смеялись. Что, как, почему, зачем, - всё это слилось в один комок, и, образовав нежизненную смесь, беззвучно самоустранилось из сознания. Я двинулся далее. Пройдя метров сто, я вновь почувствовал приближение страха. Но в данный миг, впервые почувствовалось ощущение расстояния: страх был близок, но не настолько, чтобы падать из-за него в обморок или в сточную канаву. И лишь когда моё сердце зашлось в исступлении, я свернул в очень узкий переулок.
   Панцирь на колёсах не смог пройти в него, но, раз он пытался меня преследовать, значит, он меня засёк! Чугунное спокойствие, доселе царившее во мне, дрогнуло. Хоть и казалось мне всё происходящее вокруг чем-то нереальным, и нереальным настолько, что я не пытался это как-то понять и объяснить, а посему и не испытывал особого страха, но последнее событие перевернуло нечто в сознании.
   Панцирь пытался меня преследовать! "Он меня обнаружил", - стала противно долбить меня тонким молоточком эта страшная мысль. Пробежав по переулку, я остановился у угла и выглянул. Улица, к которой примыкал переулок, не овеяла меня страхом и, переведя дыхание, я, чуть расслабившись, привалился к стене.
   Цок, цок, цок, донеслось до моего уха. Что-то или кто-то приближался по улице. Я выглянул из-за угла и увидел человеческую фигуру, шедшую по тротуару противоположной стороны улицы. Находясь в темноте узкого переулка, я был невидим, и со спокойствием стал рассматривать прохожего.
   Им оказалась пожилая особа, которая, не смотря на тяжёлый груз своих лет, двигалась легко и быстро. Пожилая дама была странно одета, и даже на фоне этой необычной ночи, выглядела изумляющей. Первым что бросалось в глаза, были её светлые шорты из тонкого материала. Она выставила на показ свои костлявые бледные ноги. Помимо шорт на ней была одета короткая футболка, оставлявшая открытым обрюзгший живот. Прямые белые волосы свисали до уровня груди. На нос были водружены огромные очки. В заключение ко всему, её изъеденное старостью тело возвышалось на туфлях с высокими толстыми каблуками. Эта бабуля - сумасшедшая, или... что-то случилось со временем: молодая девица состарилась в несколько мгновений, не успев дойти до дома. Чушь, бред, сон! Мне захотелось закричать. Но это было чем-то нереальным для меня, так же как, например, человеку взять и полететь как птица. Я закрыл глаза...
   Услышав тишину, я резко взглянул в сторону улицы. Пожилая особа, на высоких каблуках стояла напротив тёмного переулка, в темноте которого я прятался. Она смотрела в мою сторону, без всяких сомнений хорошо меня видя.
   - Простите, - заговорил я, почувствовав неудобство, - вы не находите ничего странного в сегодняшней ночи?
   - Странного? - чуть удивилась старуха и подошла ко мне. - Впрочем, для вас это так...
   - А, для вас... нет?
   Она помолчала, и, осмотрев меня печальными глазами, вновь заговорила голосом, показавшимся мне девичьим.
   - Это странно лишь настолько, насколько странно, например, падение на землю метеорита. Просто произошло наслоение двух миров, одного на другой.
   - Ах... вот оно что! Теперь, - меня чуточку разобрал истерический смех, - нет, не понимаю.
   - Наш мир окружён несколькими параллельными мирами. Я говорю серьёзно, молодой человек. Они постоянно плавают в пустоте вокруг. Сейчас один из параллельных миров налетел на наш мир, наслоился на него. Или наш мир является параллельным тому, на который мы налетели. С нашим миром, для вас, это случилось впервые, а вообще, это происходит постоянно. Просто мы об этом не знаем. Понимаете?
   - Да, да, - покачал я головой, соглашаясь, но ничего не понимая. - А вы кто?
   - Человек.
   - Понимаю. А... куда вы идёте, если не секрет?
   - Я, так же как и вы, иду к центру города.
   - Скажите, а что там, в центре? Зачем вы туда идёте?
   - Я, - она оглянулась по сторонам, - как и вы, испытываю какое-то странное желание, меня туда тянет. Но, конкретно куда, я не могу сказать.
   - Но вы так уверенно говорили о столкновении нашего мира с параллельным...
   - Я знаю кое-что, но не всё. Я знаю, чтобы всё вернуть на прежние рельсы, надо достичь центра - там что-то свершиться. Потом надо будет смочь вернуться назад, домой. Лечь спать. Проснувшись, вы увидите, что всё в норме, всё вокруг, весь мир существует по-прежнему. Но стражники того мира стараются это предотвратить. Они охотятся!
   - Это тот черепаший панцирь на колёсах?
   - Не знаю. Возможно. Я его ещё не видела.
   - Но зачем им это нужно? Я видел уже столько мёртвых.
   - Они увидели, что сильнее нас и решили взять всё в свои руки.
   - Вы рассказываете очень странные вещи...
   - Молодой человек, сейчас не время для дискуссий в таком неподходящем месте, как этот тёмный переулок. Мало ли что смогут подумать случайно увидевшие нас.
   Я провёл глазами по её фигуре и остановил свой взгляд на её сухих, затронутых варикозным расширением вен, ногах. Нечто тронуло мои некие центры, и что-то где-то шевельнулось. Я несколько удивился: неужели эти деформированные глубокой старостью конечности, тронули мои мужские центры? Хм. Но их длинна и ровность намекали мне об их привлекательности в прошлом.
   - Молодой человек, - заговорила она вновь, - нам надо пробираться к центру. И мы должны идти туда разными путями. Они будут продолжать за нами охотиться, но кто-то из нас должен обязательно дойти до центра и потом вернуться назад. Идёмте. Вы продвигайтесь к центру восточными улицами, а я буду западными. Кто-то из нас должен дойти и потом вернуться, - повторила она. - Кому-то из нас это нужно обязательно смочь!
   - А если мы оба, или ещё кто-то помимо нас, свершит то же самое, что пытаемся сделать мы?
   Она, потупив свои мутные глаза, произнесла: "Сделать это удастся только одному".
   - А, а если это не сможет никто?
   - Тогда... тогда мир погибнет. Идёмте. Время не ждёт. Прощайте!
   - Почему прощайте? Если это дело удачно разрешиться, то, возможно, что мы сможем увидеться вновь!
   - Я не знаю всего, но могу точно сказать - этого не произойдёт. Прощайте ещё раз. Да, и знайте, что это происходит каждую ночь. Каждую ночь кто-либо из спящих видит кошмары апокалипсиса. А раз мы до сих пор существуем... это означает, что кто-то каждую ночь нас спасает. Сегодня эта миссия легла на наши плечи. Вы, я или кто-то ещё, должны вернуть наш мир на круги своя.
   - Это бред! Вы вдумайтесь только?! Каждую ночь должен находиться какой-то один, заметьте, один герой, который спасает весь наш мир, весь земной шар?! Не одну какую-то команду, не одну какую-то страну, а весь мир! Да это же просто невообразимо! Мир существует уже столько тысячелетий! И ничего...но... а каждую ночь такое?! Ах!... Выходит это сон!
   - Молодой человек! Хватит разглагольствований. Сон это или не сон, вы поймёте потом, если вернётесь. Вы поняли, что я вам рассказала? И, как говориться, с Богом!
   Несколько вопросов назревших ещё, размешались в моём мутном сознании, и я, молча, опустив голову на грудь, тем самым, дал согласие.
   Мы разошлись. Сделав несколько шагов, я обернулся, и лишь на короткое мгновение увидел её, через миг скрывшуюся в зеленовато-мутном свечении.
   Я прошёл по узкому переулку назад. Выйдя на небольшой перекрёсток, я огляделся. Пара тел, лежавшие на тротуаре, не произвели на меня особого впечатления. Я расслабился, и, закрыв глаза, попробовал уловить чувство страха. Его не было. Я ринулся дальше.
   Но по мере продвижения всё трудней и трудней осознавалось увиденное. Тёмные улицы - ни одного горящего фонаря, абсолютно все выбитые стёкла в домах, покорёженные корпуса автомобилей, кое-где валяющиеся трупы, да ещё эта встреча с мадам, начинали трогать моё доселе невозмутимое сознание. Где-то в теле стало клокотать беспокойство. Пробежав немного по улице, неизвестного мне названия, я остановился около одного изуродованного автомобиля. Его водитель видимо выходил, когда нечто настигло его: та часть, что находилась уже вне автомобиля, примерно половина - была чистым скелетом - кости отчётливо белели. Вторая половина, находящаяся ещё в салоне, имела человеческий вид, правда, мёртвеца. Боже, - такое увидишь только во сне.
   Неожиданно я почувствовал прилив страха, и нервозно осмотревшись по сторонам, бросился в темноту какой-то арки. В глубине оказались ворота, и они были заперты. Потряся их и потом ощупав их замок, который был закрыт, я сполз на асфальт, не почувствовав подкосившиеся ноги. Жар обуял меня, и я напряжёнными глазами впился в пролёт арки, выходящей на улицу.
   Мимо арки промчался панцирь.
   Словно водитель, чудом избежавший аварии, я почувствовал отходящую волну паралича, сопровождавшуюся тупыми болевыми ощущениями в ногах, словно при болевом массаже сильными пальцами. Пару мгновений спустя мне послышался женский крик. Это был крик молодого женского голоса, но я понял, что это была моя знакомая старуха. Я быстро, на четвереньках, выполз из арки и, измерив улицу взглядом, поднялся и побежал в сторону центра.
   Темнеющие в зеленоватом свечении безжизненные дома всё же своим расположением указывали мне примерное направление. Я чувствовал, что до неизвестной для меня цели остаётся немного. На горизонте моего сознания зардел восход. Я побежал во всю прыть и, выбежав на очередной перекрёсток, встал как вкопанный. Моё сердце исчезло. Я почувствовал тысячи игл, вонзившиеся в мою грудь изнутри и то, как сознание моё сжалось. "Всё!" - ошпарило меня мыслью.
   Черепаший панцирь, выкатившийся на перекрёсток, резко остановился и даже чуть откатился назад, видимо от неожиданности, что наткнулся на меня. Мы застыли, глядя друг на друга.
   Я ощущал, как жар постепенно охватывает всё моё тело. Что-то попыталось вырваться из меня. Но к горлу подкатывался ком и давал мне понять, что закричать я не смогу. А впрочем, это было всё равно: кричи, - не кричи...
   Панцирь, замерший передо мной: был как минимум в ширину два и в длину четыре с половиной метра. Высотой он был не менее полутора метров. Под ним чуть виднелись нижние части колёс. Колёс было два, и это были не колёса, а два валика. Задний во всю ширину панциря, а передний раза в два уже.
   Неожиданно почувствовав слабое просветление в сознании, я начал, даже чуть удивившись самому себе, обдумывать возможное устройство двигателя этого неизвестного автомобиля. " Если это "присутствие", как говорила старуха, из параллельного мира, то, они не должны нас сильно опередить. Двигатель этого панциря может быть либо внутреннего сгорания, либо электрический. Если двигатель поршневой, то его можно остановить или вывести из строя: либо нейтральным газом, либо стартовой смесью, а в случае с электроприводом, то... водой, но, чтобы она попала вовнутрь мотора. Или токопроводящий клей, которым ремонтируют разорванные дорожки электронных плат - он перемкнёт полюса коллектора. Но где что-либо из этого взять?
   Простояв друг против друга минуты две, я не выдержав, сорвался с места, устремясь в направлении центра. Оставалось уже немного, возможно, метров двести. Но я не знал точно точку, куда меня влекло, и про которую говорила пожилая дама в шортах и короткой майке. Однако же я был уже в центре и это, возможно, должно было быть где-то уже рядом.
   Панцирь стремительно покатил за мной. Оглядываться постоянно назад, контролируя приближение панциря, означало потерю времени, но вымощенные мостовые в старом городе, работали на меня. Шуршание колёс панциря по брусчатке, позволяло мне не оглядываясь оценивать, примерно, то, как он настигал меня.
   Когда мне показалось, что гнавшийся за мной неизвестный предмет, вот-вот наедет мне на пятки, стремглав свернул направо в ближайший переулок. Он был коротким и закончился маленьким двориком. Ситуация напомнила фрагменты некоторых детективно-шпионских фильмов. Добежав до конца переулка, я уткнулся в высокую кирпичную стену. Панцирь въехал во двор и остановился напротив меня, метра за четыре. Осмотрев стену, которая была высотою не менее трёх метров, я понял, что мне не уйти. Всё замерло. Я стоял оцепеневший от ужаса, а в четырёх метрах напротив стоял неведомый мне предмет, который как я уже видел, в течение нескольких секунд убивает людей неким газом.
   В сознании мелькнуло: осталось несколько секунд; пойдёт газ и тогда - всё... Возникла напряжённая дуэль: я впился глазами в стоящий передо мной странный могущий очень быстро передвигаться аппарат, - он же наблюдал за мной. Сильно скосив глаза вправо - влево, я осмотрел двор. Это был тупик. А аппарат мог в любую секунду устремиться вперёд и раздавить меня о стену.
   Но раздавливать своих жертв ему, видимо, было не свойственно. И вот, настал тот миг, о котором я знал, и который ждал - из-под панциря, в мою сторону, пошёл дым.
   Что ощущу я, когда устремившиеся ко мне клубы охватят меня и начнут превращать в мертвеца? Но на полпути дым застыл... Что случилось? Почему? Неужели у панциря кончился газ? Ха! И у них такое возможно! Ну, давай, тогда - вперёд! Ну, раздави меня! Я кричал про себя, заражаемый волной азарта поединка, и поединка какого! Я почувствовал робкую уверенность в себе. Она начала полниться, надуваться, и, вдруг лопнула, как мыльный пузырь - у панциря открылась боковая дверь, точнее люк, так как он имел круглую форму. Я весь исчез; не чувствуя больше своего тела, я, всё же чувствовал мышечную боль в области челюсти, схожую с судорогой. Чуть обратив на это внимание, я понял, что моя челюсть отвисла, и ушла сильно вправо, - видимо, невообразимо вправо. Я ждал появления. Несколько затянувшихся мгновений спустя оно произошло.
   Первым, что я увидел, была перчатка, лёгшая на верхнюю грань двери-люка. Перчатка была тяжёлой - металлической. В следующий миг появился тип. В нём не обнаружилось в первый миг ничего нечеловеческого. Это был, по внешнему виду... средневековый рыцарь.
   Обогнув дверь, он сделал несколько шагов ко мне. Моя правая рука, не ведомо когда оказавшаяся в кармане, сжала рукоятку ножа и нажала на кнопку. Рукоятка содрогнулась, и я понял, что испортил свой плащ.
   Медленно я вынул руку и отвёл её чуть за себя, скрывая своё вооружение. Рыцарь сделал несколько шагов ко мне, и тем самым выдал себя, - это был не человек! В его, так называемых ногах, скрытых под латами, прослеживалась борьба непривычностей: "ноги" его ступали не просто - не с трудом, как скажем у инвалида, а как-то совсем иначе: каждый шаг его ознаменовывался несколькими лишними движениями. Я подумал, что у него несколько ног, и он их разделил надвое, забравшись в доспехи нашего рыцаря, взятые в каком-нибудь музее. Незаметно для себя, я стал ощущать, как истошный страх стал пожирать мою робкую уверенность. Нечто раздвинуло мою грудь, и обдав жаром лицо, ввело в исступление - в один миг мне стало всё равно - я погиб уже, но, я умру с уважающим себя "я"!
   Прошёл миг панических мыслей, и рыцарь, неуклюже двигавшийся, предстал передо мной в полушаге. Увидев, что на его корпусе имеется довольно широкая брешь между передним и задним металлическими щитами, которая, как мне показалось, была защищена лишь тонкой кольчугой, я резким движением, в миг взорвавшегося остервенения, нанёс рыцарю удар ножом в бок. Лишь толику секунды нож, свободно пропоров старую кольчугу, входил в нечто похожее на мясо (таковы были ощущения), и вдруг резкая отдача, как током, пронизала мне руку. Нож напоролся на кость. Из всего отсутствующего тела у меня, по крайней мере, появилась рука.
   На несколько секунд рыцарь замер. Потом спокойно сделал шаг назад, и снялся с лезвия моего ножа, ручку которого, оцепенев, сжимала моя рука, пронизанная "током".
   В следующие мгновения воцарилось ничто - ноль по Кельвину... Я следил, как рыцарь отступал к панцирю: он шёл назад, оставаясь лицом, спрятанным под шлемом, ко мне. Когда он, так же, задним ходом, сел в панцирь, я опустил глаза на свой нож. Его лезвие было абсолютно чистым, лишь пар шёл от него. Люк панциря закрылся. Я не знал, что и подумать. Но пребывать в прострации долго не пришлось. Панцирь дал задний ход и, выехав на улицу, быстро скрылся за углом.
   Я, словно повинуясь некоему гипнозу, нажал на кнопку ножа и положил его в карман. Кого же я зарезал? Удар в бок, потом лезвие входит в тело между рёбер, а потом оно натыкается на кость! На какую кость?! У человека за рёбрами нет больше костей - там мягкие органы. Нет, теперь это однозначно - рыцарь - не человек! Меня передёрнуло и дало некий толчок: я побежал в сторону центра города. По сути, я находился уже в центре, но нечто гнало меня вперёд. Я потерял уже всякий ориентир, но неведомо кем управляемый, продолжал двигаться между домов.
   Вывернув из какого-то переулка, я оказался на улице... да, это был, по крайней мере, не переулок, хотя, что в нормальных странах называется переулками, здесь, называется улицами. Сделав несколько шагов по этой улице, я остановился у разбитой витрины ювелирного магазина. В некотором отдалении, за углом дома, скрылась тень человека. Я огляделся. Потом, скользнувший по витрине взгляд поймал мерцание маленьких звёздочек и отблески металла. Никого - тишина - пустота. Правая рука потянулась, и пригоршня драгоценностей оказалась в кармане, потом вторая, и вдруг... переплеснувшийся через неведомый край страх, захлестнул душу. Не поняв ничего, не осознав причин вспыхнувшего страха, я, что было мочи, бросился в ближайший проулок. Добежав до ближайшего угла обернулся и увидел панцирь. Как будто телепатически, я понял: это был другой панцирь - не тот, члена экипажа которого я ранил, а может быть, и убил. Резко метнувшись вправо, я скрылся в тёмном проёме многоярусного гаража. Но скрыться в нём, я сразу же понял, мне не удастся. "Черепаха" влетела в гараж, сбив шлагбаум и засветившись всем своим панцирем, ярко осветила всё зелёным светом. В следующий миг я услышал негромкие булькающие звуки, и тут же, вокруг меня, тишину расцарапали звуки, похожие на звуки бьющихся бутылок. Одновременно, из многих точек, поплыл дым. Что было сил, я бросился к выезду из гаража. Выскочив на улицу, я устремился в темноту ближайшей улочки. Неожиданно я споткнулся и растянулся на асфальте. Послышался звук рассыпавшихся по мостовой мелких металлических предметов. Я растерял прихваченные по случаю драгоценности. Подняв голову, и увидев быстро двигающийся на меня панцирь, я вскочил и не думая о высыпавшемся из моего кармана, бросился бежать.
   Задыхаясь, жадно ловя воздух пересохшим ртом, но продолжая бежать из всех сил, я, всё же подметил, что стремлюсь теперь не к центру города, а в противоположном направлении, точнее, в сторону своего дома. Выходит, моя миссия закончена? Я, теперь, по предсказаниям старухи, должен смочь вернуться домой и лечь спать. А в чём же был смысл достижения центра? В том, что я прихватил с разбитой витрины две горсти драгоценностей? Но я, сунув руку в карман, и не нащупав там ничего, понял, что полностью растерял прихваченное. В этом не мог быть смысл! Так в чём же тогда?...
   Пережив ещё несколько опасных сближений с панцирем, я почти уже было добрался до моего небоскрёба, как вдруг меня осенило, что я сам подвожу преследователей к своему дому.
   Я направил свои стопы в небольшой парк, находящийся недалеко. Я в нём потеряюсь и выйду из него в неизвестном для них направлении. Парк примыкал к большой детской школе и на территории, которой, в это время проводились какие-то строительные работы. Я ориентировался там хорошо. Я часто гулял в парке, да и вокруг школы, тихими летними вечерами слушая плеер и мечтая.
   Углубившись в темноту и нагромождения стройплощадки, я, оглянувшись, увидел, как почти одновременно в нескольких местах парка вспыхивало зелёное свечение: в парке орудовало несколько "черепах". Пробравшись через территорию школы и перемахнув через сетчатую изгородь, я оказался на лужайке перед моим домом.
   Первый приступ облегчения я почувствовал, когда открыл ключом дверь парадного и вошёл, закрыв её за собой. Второй приступ облегчения, я почувствовал, когда, еле переводя дыхание, оказался на своём - двенадцатом этаже. Мёртвая старуха, которую я видел лежащей на лестнице в начале моих приключений, по-прежнему мирно лежала на ступеньках. Третий и полностью расслабляющий приступ облегчения, я ощутил, закрыв дверь своей квартиры изнутри.
   Ввалившись в квартиру не чувствуя ног, я, не раздеваясь, опустился на диван, и, обессиленной рукой налил себе бренди из стоящего всегда на столике графина. Было тихо, мирно, тепло, уютно. Выпив залпом порцию, я ощутил, как половину моих внутренностей охватил лёгкий пожар. Машинально пошарив в карманах, я достал из правого золотое кольцо. Это было мужское золотое кольцо с расширением и выгравированными двумя буквами - "Nv". "Какая чудная ночная сказка, - сказал я и положил кольцо на стол. - Я герой! Я спас мир!" Тут, почувствовав помутнение в сознании, а затем неимоверную слабость в теле, я направился в постель. Изнурённые усталостью веки опустились...
   Проснувшись, я первым делом взглянул на часы. Было около полудня. Я сладко потянулся, и, поднявшись с кровати, взглянул в окно. А там... стоял прекрасный солнечный день. Я вышел на балкон. Аромат свежего воздуха и нежное осеннее солнце наполнили меня радостью.
   "Боже, какой кошмар я видел сегодня. И приснится же такое!" - потягиваясь, пробурчал я, и направился на кухню.
   Завтракая, я вспомнил, что и завтра у меня выходной день. Это была ещё одна капля бальзама на мою душу.
   На следующий день, вернувшись с продовольственными покупками, и распределив их в холодильнике, я уселся на диване и стал просматривать местную газету. Мои глаза задержались на заметке "Почти удавшееся ограбление". В ней говорилось, что прошлой ночью в центре города неизвестный разбил витрину ювелирного магазина "KЖnig" и, похитив украшения находящиеся на ней, пытался скрыться. Прибывшие вовремя наряды полиции, преследовали нарушителя, но тому удалось, в конце концов, уйти. Но похищенные драгоценности были найдены рассыпанными на асфальте одного из переулков. Водимо похититель решил от них избавиться, когда думал, что не сможет уже скрыться. Скрыться ему всё же удалось, но без украденного. После ревизии было установлено, что все украшения нашлись, за исключением одного мужского золотого кольца с гравировкой, - буквами "Nv".
   Оторвавшись от газеты, я подумал: "Чудеса. Я видел вещий сон. Надо напрячь память, и попытаться вспомнить, куда в моём сне скрылся преступник. Может быть, я, как ясновидящий, дам информацию полиции и заработаю вознаграждение". Я отбросил газету и стал сосредоточиваться на виденном позапрошлой ночью сне, пытаясь вспомнить его концовку.
   Я неподвижно сидел, уткнувшись взглядом в графин с бренди, стоящим как всегда на столе перед диваном. Какое-то время спустя, я почувствовал: что-то начинает мешать мне, моему сознанию, моему сосредоточению. Я оцепенел, почувствовав, как кровь массированным приливом нахлынула мне в голову и от чего в глазах потемнело на короткий миг - мои глаза приросли к увиденному. На подносе под бочком графина лежало золотое кольцо с гравировкой "Nv"...
   Что означали эти буквы? Должно быть "Nicht vergessen" - "Не забудь"... А что? Я вскочил и устремился в прихожую.
   У правого кармана моего плаща имелся разрез, а в самом кармане лежал нож с выскакивающим лезвием. Глаза мои расширились: "А был ли это сон?!"

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"