Демченко А.В.: другие произведения.

Воздушный стрелок 5. Главы 7-12

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:


Глава 7. Не центр Вселенной

   Лотта стала шарахаться от Вячеслава и его сестры. Со стороны это было почти незаметно, в компании, новая кастелянша вела себя как обычно. Но оказываясь наедине с кем-то из Стрелковых, в комнате ли, или сталкиваясь с ними в коридорах, она старалась держаться как можно дальше от Анны и Вячеслава. Чуть ли не по стеночке их обходила. Естественно, от наблюдательной сестрицы Вячка этот факт не укрылся. Поначалу, она посчитала, что брат просто сильно напугал девицу, пытавшуюся затащить её в постель, но по логике, хотя бы внешние признаки страха со временем должны были... если не сойти на нет, то хотя бы уменьшиться. Человек ведь такое существо, что привыкает к чему угодно. Но ничего подобного не случилось. Более того, Анна могла поклясться, что с того момента как охотники обнаружили в канализации тела беглецов, страх Лотты перед ней и её братом только вырос... и многократно. Она чуть ли не дар речи теряла в присутствии Славика, а на саму Анну старалась даже не смотреть.
   Девочка не была дурой и понимала, что происходящее с новой кастеляншей неестественно, однако, единственное вменяемое объяснение странностей поведения Лотты, которое она смогла подыскать: это подозрение кастелянши, что Вячеслав как-то причастен к смерти сбежавших Ирмы и Адама. Но это же глупость, брат не стал бы марать о них руки. Он, вообще, всегда старается найти мирный выход из любой ситуации, и только если эти попытки не удаются, пытается решить возникшую проблему силовыми методами. Правда... в этом случае, он всегда идёт до конца.
   Анна исподтишка глянула на кастеляншу, отчитывающую одну из мелких подопечных, и покачала головой. Ну да, речь же идёт о Лотте, а она никогда не отличалась умом и сообразительностью. Точнее, сообразительности у неё хватает, а вот с системным мышлением большие проблемы... впрочем, практическая смётка и чутьё на людей, довольно успешно нивелировали скромные успехи девицы в логике. Ну, так ей стратегом и не быть, верно? Так братец говорит.
   К удивлению Анны, кастелянша, отпустив в чём-то провинившихся мелких девчонок, не покинула комнату, как это было обычно, когда они вдруг оказывались наедине, а тяжёло вздохнула и, словно на что-то решившись, направилась прямиком к Стрелковой. Оказавшись в паре метров от настороженно взирающей на неё девочки, Лотта замерла на месте и, чуть помявшись, тихо заговорила:
   - Передай брату, что у него совсем нет времени, Рита сменила планы, "приручения" не будет, - протараторила кастелянша и, развернувшись на каблуках так, что длинная юбка хлопнула по ногам, двинулась к выходу из кухни.
   - Постой, ты о чём? - не поняла Анна.
   - Передай брату. Он поймёт, - бросила через плечо Лотта и скрылась за дверью, оставив Стрелкову в лёгком недоумении. Впрочем, уже через несколько секунд до неё дошёл смысл послания и изрядно перетрухнувшая Анна, встрепенувшись, тут же принялась вызывать брата по созданной им ментальной связи.
  

* * *

   Известия, сообщённые сестрой, заставили Вячеслава напрячься и развить очень бурную, хотя и незаметную для окружающих деятельность. В отличие от Анны, довольно скоро успокоившейся и скептически настроенной по поводу сообщённых новостей, сам он словам Лотты поверил сразу. Ей просто не было смысла лгать. Самого Вячеслава кастелянша боялась куда больше, чем костоломов хозяйки или кого бы то ни было ещё, а потому просто не решилась бы его обманывать, это Стрелков знал точно, поскольку свои эмоции эта девица скрывать не умела совершенно. И Анна бы тоже это поняла, если бы была чуть постарше и поопытней в чтении чужих чувств и характеров. Ну да это дело наживное... было бы время для учёбы. А его-то как раз, судя по всему, у Стрелковых почти не осталось.
   Вечером, после того разговора Анны с Лоттой, Вячеслав, закончив работу в мастерской, бегом отправился домой. Но в этот раз, он снова нарушил традицию и, вместо того, чтобы заглянуть в комнату сестры, чтобы пожелать ей спокойной ночи, осторожно постучал совсем в другую дверь. А едва хозяйка отомкнула замок, Вячко, не теряя времени, резко распахнул дверь и, шагнув вперёд, так же стремительно и беззвучно прикрыл её за собой.
   - Рассказывай, - холодно произнёс он, глядя на забившуюся в угол комнаты Лотту.
   Новая кастелянша знала не так много, но самое главное ей было известно. Рита вызвала девицу и отозвала приказ по "приручению" Анны, тем более, что процесс и так не задался. Понятное дело, что Ирма не докладывала хозяйке, какими методами она пыталась добиться покорности девочки, и что планировала предпринять в дальнейшем, иначе Маргарита просто сгноила бы её за нарушение инструкций, но информацию о странной реакции Анны на стимуляторы, Зброева ей сообщила. А потом было "исчезновение" Ирмы и Адама, ограбление личного сейфа Риты, и хозяйке борделя резко стало не до Стрелковых. Так что, о сестре Вячеслава она вспомнила лишь после обнаружения тел "беглецов" и окончательных подсчётов понесённых убытков. Вспомнила и... недолго думая, переиграла свой план. Её больше не интересовало "обучение" Анны и продажа её контракта коллегам. Жадная тётка решила пополнить свою распотрошённую кубышку иным способом, который, кстати, мог принести ей куда большую выгоду. При определённой удаче, конечно.
   Аукцион. Декабрьские контрактные торги, проходящие в Пернау и пользующиеся неизменным успехом в этой части Свободных территорий. Обычные "контрактники", то есть такие, как сам Вячко, обычно на аукционе не выставляются, разве что, за исключением тех случаев, когда мастер, натаскивавший ученика, по каким-то причинам отказывается от его выкупа. Чаще же, с аукциона продают несостоятельных должников, пленников... или заложников.
   И если ничего не предпринять, то Анну в скором времени ждёт та же участь. С одной стороны, это лучше, чем маячившая на горизонте перспектива клейма шлюхи, но с другой... Вячеслав не был идиотом и прекрасно понимал, что шанс встретить на предстоящем аукционе сердобольного человека, готового выложить десяток тысяч крон за двенадцатилетнюю девчонку, только из желания освободить её от рабства, стремится к абсолютному нулю... И что значительно хуже, он обратно пропорционален возможности нарваться на извращенца-садиста, заглянувшего на торги, чтобы подыскать себе новую "игрушку" взамен сломанной.
   Выслушав Лотту, сообщившую ему о новой затее Риты, Вячеслав глухо выругался. И дёрнул же его чёрт обчистить сейф паучихи! Оставил бы деньги на месте, глядишь, и она и не стала бы переигрывать свои планы на Анну. Там у Вячка хотя бы были намётки плана спасения, а теперь... теперь придётся что-то придумывать. И быстро, очень быстро. До аукциона осталось чуть больше месяца. Всего-то!
   Подойти к мастеру? Хм, дурной вариант. После предварительного соглашения, которое он нашёл в папке с документами в пресловутом сейфе, на котором стояла подпись, в том числе и герра Баума, доверие к старику у Вячеслава заметно пошатнулось. Нет, в принципе, в нём не было ничего плохого, в конце концов, Вячко и сам обращался к нему с просьбой помочь с выкупом Анны. Если бы не одно "но": предварительное соглашение о продаже её контракта старику шло под той же датой, что и договор об обучении самого Вячеслава. То есть, оно было заключено одновременно с переходом Стрелкова в ученики к старому оружейнику... пять лет назад. И о каком доверии в этом случае может идти речь? А если учесть, что в том соглашении прямым текстом была прописана процедура нанесения Анне клейма "батистовой феи", то впору и вовсе включать герра Баума в список кровных врагов. Зачем ему это было нужно, другой вопрос.
   Стоп-стоп-стоп... а как с этим соотносится решение паучихи о выставлении сестрёнки на торги? Почему она вдруг решила разорвать хоть и предварительное, но всё же действующее соглашение со стариком? Только из возможности по-быстрому заработать деньги? Так ведь, совсем не факт, что на аукционе за Анну дадут больше, чем прописано в том же соглашении. Да и жадность Рите не позволит пойти на такой шаг. Не любит хозяйка рисковать. Значит, причина должна быть другой. Но вот как её выяснить? А выяснить надо, эта информация слишком важная. Такую упускать нельзя.
   Вячеслав обвёл задумчивым взглядом спальню Лотты, перешедшую ей "по наследству" от Ирмы, и, наткнувшись на сидящую тихо как мышка, хозяйку комнаты, прищёлкнул пальцами. Идея, конечно, не самая затейливая, но ведь нужно с чего-то начинать.
   - Когда ты пойдёшь в гости к Микошу? - спросил он. Девица недоумённо моргнула. - Что, неужели ты думала, что здесь можно утаить, кто с кем трахается? Или считаешь, никто не видел, как ты обжимаешься с новым охранником хозяйки по тёмным углам?
   - У... у него завтра свободный вечер, - выдавила она, испуганно глядя на нависающего над ней юношу. Тот довольно кивнул.
   - Когда твой любовник уснёт, одолжишь у него ключ от операторской и положишь его под половичок перед дверью в комнату, - приказал Вячеслав и, заметив, как сжалась Лотта, покачав головой, вздохнул. - Не буду я тебя подставлять, не бойся, мне этот ключ нужен всего на пару часов. Я верну его на то же место ещё до того, как Микош проснётся. Обещаю.
   - Х-хорошо, я всё сделаю, - тихо произнесла Лотта.
   - Вот и замечательно, - кивнул Вячко. - Надеюсь, предупреждать о молчании тебя не нужно?
   - Нет, - помотала она головой и уже более уверенно договорила: - Я никому ничего не скажу. Обещаю.
   - Верю, - молодой человек полоснул её холодным взглядом и, развернувшись, направился к двери. Уже закрывая её за собой, он на миг замер на месте. - Спокойной ночи, Лотта.
   - Спокойной... - пробормотала она ему вслед. Дверь захлопнулась и девица, вмиг оказавшись рядом, защёлкнула немудрящий замок, после чего силы её оставили, разом и полностью. Кое-как добравшись на подгибающихся ногах до своей кровати, Лотта буквально рухнула на неё и, неожиданно для себя самой, разрыдалась от облегчения. Страх, сковавший её в тот момент, как Стрелков оказался на пороге спальни, наконец ушёл, исчез в темноте коридора.
   После событий, встряхнувших бордель не хуже землетрясения, Рита всё же озаботилась безопасностью своих личных апартаментов, о чём было известно всем обитателям заведения и Заднего двора. Не заметить шастающих по коридорам технарей, занятых установкой нового фиксирующего комплекса, было просто невозможно. Именно до информации записанной этой системой наблюдения Вячеслав и намеревался добраться во что бы то ни стало. Благо, это не представляло особой сложности, поскольку вход в операторскую, как, собственно, и кубрики охраны, располагался на всё том же Заднем дворе, а не в основном здании борделя или в личных покоях его хозяйки, откуда с недавних пор те же охранники нещадно отгоняют "подопечных" Риты. А значит, и появление Вячка поблизости от операторской не будет выглядеть слишком странно.
   Лотта сдержала обещание, и ключ от нужного помещения довольно споро перекочевал из-под половичка у входа в кубрик Микоша, в карман Стрелкова. О том, что на записях можно будет увидеть этот момент, Вячеслав не волновался совершенно, просто потому, что поблизости от места обитания охраны, фиксаторы отсутствовали напрочь. И подсуетились здесь сами охранники, обеспечив "слепое пятно" на своей территории. Под фиксатором-то, ни девку в кубрик не провести, ни попойку после смены устроить, увидит хозяйка такую запись, одним штрафом не отделаются, вышвырнет на улицу, как котят. А желающих потерять такую работу, среди охранников нет, уж больно местечко тёплое да уютное.
   Остановившись перед входом в операторскую, Вячеслав на миг замер, прислушиваясь к происходящему за тонкой фанерной створкой, но, не обнаружив там ничего подозрительного, глубоко вздохнул и, сосредоточившись на собственной незаметности, осторожно отворил дверь. Тишина и полумрак, вот всё, что он обнаружил в комнате, освещённой призрачным сиянием нескольких работающих видеопанелей, древних, как дерьмо мамонта. И маскировка от чужого внимания не пригодилась, поскольку в помещении оказалось совершенно пусто. Ни одного охранника. Впрочем, в этом нет ничего необычного или странного, в борделе очередной наплыв наёмников, вернувшихся с контракта, так что все вышибалы заняты в основном зале, на случай, если вдруг буйные гости не поделят между собой какую-нибудь из "фей". В общем, получилась лёгкая ночная прогулка вместо киношных игр в суровых диверсантов. С другой стороны... ведь не в банковское хранилище проникнуть нужно было, а в обычную комнату видеоконтроля в борделе среднего пошиба.
   Заперев дверь на ключ, Вячеслав устроился на единственном кресле за пультом и, положив на стол кристалл памяти, активировал вычислитель, контролирующий работу фиксаторов. К удивлению Стрелкова, для этого ему даже не понадобилось взламывать систему, хотя он был готов к такому повороту. Никаких паролей, никакого шифрования, как говорится, заходи кто хочешь, бери что хочешь. Вот как он зашёл и теперь без проблем возьмёт нужное. Если найдёт, конечно...
   И ведь нашёл, причём довольно быстро. Может быть, тот, кто создавал эту систему и не подумал о её защите, посчитав чем-то ненужным, но вот о систематизации информации, неизвестный мастер позаботился. Вячеславу нужны были записи за последние пять дней, но просматривать их здесь он не собирался. Долго и палевно. Именно поэтому, юноша и приготовил кристалл памяти, который сейчас занял своё место в приёмном гнезде.
   Отыскав нужные даты в названиях папок, Вячко скопировал их содержимое на свой носитель и, изъяв его из вычислителя, покинул комнату так же тихо и незаметно, как и пришёл. А ещё через минуту, ключ от неё занял "своё" место под ковриком у входа в кубрик Микоша. Стучать в дверь или как-то ещё давать знать о себе отдыхающей с охранником Лотте, Вячеслав не стал из опасения, что может проснуться хозяин кубрика, объясняться с которым ему совершенно не хотелось. Через час кастелянша сама выглянет за дверь и заберёт "посылку", так чего огород городить?
   Просмотр скопированных записей занял у Стрелкова весь остаток ночи, благо, грядущий день был выходным и он мог себе позволить такую роскошь, как бессонная ночь. И результаты этого "бдения" его не разочаровали, пусть и увидел Вячеслав меньше, чем хотел. Зато услышал более чем достаточно... и услышанное запутало ситуацию ещё больше, по крайней мере, на взгляд самого Вячка.
   Предположение было верным, хозяйка борделя не просто так изменила свои планы. Был, был у неё советчик в этом деле, и если хорошо подумать над тем разговором по коммуникатору Риты, что Стрелков слышал на одной из записей, можно даже предположить личность этого господина. Но вот она-то и вводила юношу в ступор. Зачем господину Тесслеру, вообще, нужна эта возня? Где недоросли-контрактники Стрелковы, а где городской советник? Какое дело слону до ползущего у его ног муравья? Но вот подишь ты, чем-то Анна его заинтересовала... Но как, когда? Он же ни разу не появлялся на Заднем дворе, и не видел её! Встретил где-то в городе? Так, сестрёнка бы об этом рассказала, обязательно. Нет, очевидно, здесь что-то иное. Впрочем, расспросить Анну всё же не помешает.
   - Первый раз его вижу, - пожав плечами, равнодушно ответила сестра, когда Вячко продемонстрировал ей найденное на городском инфоре фото советника.
   - Точно? - старательно прислушиваясь к эмофону Анны, проговорил брат.
   - Точнее не бывает, - убеждённо кивнула та, и тут же поинтересовалась: - А что? Я должна его знать?
   - Не должна, но... чёрт, он ведь откуда-то о тебе знает, - пробормотал Вячеслав.
   - Может, Рита? - спросила сестра. - Она вполне могла ему показать моё фото, как ты сейчас показал его.
   - Нет. Всё не так, - после долгой паузы неожиданно мотнул головой её брат. - Не сходится.
   - Объясни, - требовательно произнесла Анна, дёрнув Вячка за рукав рубашки. Тот смерил сестру внимательным взглядом.
   - Ладно. Попробую, - вздохнул Вячеслав. - Если бы его интересовала лично ты, зачем тогда советовать Рите выставить твой контракт на аукцион, где нет, и не может быть никакой гарантии, что Тесслер сможет его перекупить? Проще было бы договориться с хозяйкой и выкупить тебя лично, тихо и без шума. Маргарита не отказала бы городскому советнику в такой малости. Но нет, он так не поступает, значит...
   - Его интерес в чём-то другом, - серьёзно кивнула Анна. - И ты не можешь понять, в чём именно, да?
   - Именно, - потрепав сестрёнку по волосам, согласился Вячко и добавил: - А то, чего я не понимаю, меня напрягает. Тем более, когда дело касается твоей судьбы.
   - И твоей, - нахмурившись, уточнила та. Брат невольно улыбнулся.
   - И мое... - Вячеслав замер на полуслове. Несколько секунд он простоял, глядя куда-то в пустоту, а потом начал лихорадочно искать что-то в своём коммуникаторе. Анна притихла, молча наблюдая за работающим братом. Отвлекать его сейчас было неразумно, и девочка это прекрасно понимала. А потому она решила просто подождать, пока тот закончит терзать старый агрегат и сам расскажет, до чего же он додумался.
   И дождалась.
   - Я идиот, - удручённо признался Вячеслав, глядя поверх головы сестры, и свернув невидимое ей окно коммуникатора, в раздражении потёр ладонями лицо. - Дело не в тебе, Аннушка. И даже не в нас.
   Меж двух огней... даже хуже, меж трёх! Именно в такой ситуации оказались Стрелковы, и сейчас Вячеслав понимал это совершенно отчётливо. Раньше, у него была надежда на помощь со стороны учителя, но её полностью растоптал найденный в сейфе паучихи листок предварительного соглашения, заключённого между хозяйкой борделя и герром Баумом. А теперь к этим двоим присоединился ещё и советник Тесслер, один из отцов города Пернау. Точнее, не присоединился. Все трое преследуют свои цели, а брат и сестра Стрелковы всего лишь средство их достижения.
   Стоило Вячеславу осознать этот момент, как разрозненные факты, в которых он пытался разобраться, с почти слышимым щелчком встали на свои места, образовав стройную и непротиворечивую картинку. Паззл сошёлся. Вот только получившийся "пейзаж" не принёс ему радости. Скорее уж наоборот.
   Хозяйка... здесь всё просто. Ею движет жажда наживы, именно поэтому, получив предложение Тесслера, обещавшего ей какие-то преференции, она так легко согласилась аннулировать предварительное соглашение с Баумом, и выставить Анну на торги. Тем более, что разрыв этот ей ничем не грозил. Предварительное соглашение, оно и есть предварительное. Договор о намерениях, которые в любой момент могут измениться.
   С самим герром Баумом всё несколько сложнее, но после вылазки во владения хозяйки, у Вячеслава было время подумать над действиями старика, и некоторые выводы он для себя сделал. В разговорах с мастером об артефакторах, Стрелков не единожды слышал утверждение, что их ассоциация не терпит давления извне. Но учитель ничего не говорил о том, каким образом сама организация и её участники поддерживают порядок и обеспечивают исполнение установленных для себя правил. И в документах ассоциации, переданных Стрелкову для ознакомления, тоже не было ни слова об этом. Но ведь как-то же "старшие" мастера должны обеспечивать лояльность своих учеников? И в случае Вячеслава, таким поводком, по его разумению должна была стать сестра. Это тем более актуально, что сами артефакторы по уставу должны быть свободными людьми, а не контрактниками-рабами. Герр Баум, несомненно, с лёгкостью позволил бы ему расплатиться по контракту, но где гарантия, что он отпустит Анну? Зачем ему отказываться от такого средства контроля своего ученика?
   И сюда неплохо ложится история с тем самым предварительным соглашением, точнее, с пунктом о нанесении сестрёнке клейма батистовых фей. Великолепный поводок для Вячеслава... со строгим ошейником, и никакой контракт не нужен. Стрелков будет работать на старика до самой его смерти, пытаясь скопить денег на снятие клейм, в вечном страхе, что при малейшем косяке с его стороны, сестрёнка отправится в ближайший бордель! Или, как минимум, отрабатывать кредит, который мастер предложит для проведения этой процедуры... Что лишь немногим лучше. Нет, конечно, Герхард мог преследовать и иные интересы, заключая подобное соглашение, но... честно говоря, Вячеславу было совершенно безразлично, зачем ему это нужно в действительности. Никакие объяснения причин этой затеи не заставят его не то что простить, но даже попытаться просто понять резоны, подвигнувшие старика на этот шаг, напрочь порвавший ту нить доверия, что протянулась от ученика к учителю. Относиться к Бауму иначе как к врагу, Вячеслав уже не может. Точка.
   Ну и так неожиданно вынырнувший из ниоткуда, городской советник Абрахам Тесслер. Вот кому-кому, а этому господину не должно быть вообще никакого дела до контрактников-Стрелковых, но и он почему-то решил "поучаствовать" в их судьбе. Почему и зачем? Вариантов очень много, но если подумать, то их количество вполне можно сократить. И начать стоит с поисков информации о самом "отце города". А что о нём известно?
   Один из тринадцати городских советников, руководитель и совладелец клиники, принадлежащей ему на равных паях с корпорацией "ИнтерТех", как сказано на инфоре учреждения. А если верить официальным городским СМИ, то сей господин является примерным семьянином. Две жены, пять детей. Две младшие дочери ещё школьницы, а вот старшие сыновья... Первенец возглавляет личный боевой отряд отца, старший сын второй супруги занимает должность директора в той самой клинике, а его родной младший брат работает там же ведущим специалистом и является единственным практикующим артефактором в городе... с тех пор как его отец отошёл от дел.
   Получается, что старик Баум и советник Тесслер давние знакомые и коллеги... то есть, конкуренты. Мог Тесслер узнать, что Герхард взял себе ученика? Мог, и без особых проблем. Как мог узнать и о том, чем живёт и дышит этот самый ученик. Тот же Руперт за долю малую продаст любую имеющуюся у него информацию. Ну а какой делец не пожелает сделать пакость конкуренту, особенно, если ему самому она не будет стоить ни единого геллера?
   Вот к таким выводам пришёл Вячеслав, и ими он поделился с сестрой. Правда, как оказалось, несколько увлёкся и рассказал слишком много. Это Вячко понял, когда увидел её реакцию на свои умозаключения.
   - То есть, твой учитель решил сделать из меня фейку?! - возмутилась Анна.
   - Э-э... - обескураженный юноша почесал пятернёй затылок, поняв, что наболтал лишнего. Точно идиот! И он ещё беспокоился об умении сестры держать язык за зубами? Лучше бы о своей болтливости задумался!
   Вячеслав взглянул на сердито сопящую Анну и тяжело вздохнул.
   - Рассказывай, что задумал, Славик, - тихо проговорила сестра и, поймав удивлённый взгляд старшего брата, пожала плечами. - Ни за что не поверю, что у тебя нет никакого плана действий.
   - Есть кое-что, - согласно кивнул Вячеслав. - Думаю, для начала, нужно довести до мастера новости об аукционе.
   - Зачем? - не поняла Анна. - Ты же видишь, что Баум тоже против нас!
   - Затем, что ему это тоже невыгодно, - хмуро отозвался брат. - А значит, он может повлиять на действия Риты. Это в его же интересах.
   - Как и превращение твоей сестры в шлюху, - резко бросила та. Вячко обнял готовую расплакаться сестрёнку и прижал её к себе.
   - Этого я не допущу, - тихо произнёс он. - Верь мне.
   - Я верю, братик, - хлюпнув носом, вздохнула та и уже гораздо тише пробурчала: - Только не понимаю, как ты это сделаешь.
   - Побег, - проронил тот. - Я и раньше к нему готовился, на всякий случай, а уж теперь... другого выхода я не вижу.
   Анна выбралась из объятий брата и, отстранившись, взглянула ему в глаза. Но увидев в них только железобетонную уверенность в своих словах, медленно кивнула.
   - Нас поймают, - произнесла она, спустя секунду.
   - Могут. - Вячеслав согласно кивнул: - Но уж я постараюсь, чтоб это не случилось.
   - Обещаешь? - Совершенно по-детски спросила Анна.
   - Да, - вновь кивнул Вячеслав и потянул сестру к лестнице, ведущей на двор. - Идём, кое-что покажу.
   Уйти со двора им удалось незамеченными, а уже через четверть часа Вячко, сторожко оглядевшись по сторонам, открыл перед сестрой покосившуюся калитку, ведущую во двор заброшенного одноэтажного дома на окраине Пернау. Но в сам дом Стрелковы не пошли. Брат провёл Анну вокруг старого, осыпающегося здания и, спустившись по вытертым ступеням неширокой лестницы, остановился у низкой дверцы, ведущей куда-то в подвальные помещения.
   - Нам сюда, - тихо произнёс юноша, и с натугой открыл тяжёлую, обитую ржавым железом, дверь.
   - Ну и место ты нашёл, - оглядевшись по сторонам, проворчала девочка, успевшая первой прошмыгнуть мимо брата в чёрный зев подвала.
   Оказавшись в тёмном и сыром помещении, Вячеслав щёлкнул выуженным из кармана небольшим фонариком, с которым обычно обследовал внутренности разбитой техники в мастерской учителя и, отдав его сестре, кивнул на темнеющий впереди проём, ведущий куда-то вглубь подвала.
   - От следующей комнаты вправо идёт небольшой коридор. Нам туда, - произнёс он, подтолкнув сестрёнку в спину. Та тяжёло вздохнула и двинулась вперёд, мимо гнилых и частично обвалившихся полок и сломанных бочек, от которых уже даже не пахло рассолом. Слишком давно этот дом заброшен. Под ногами хрустело битое стекло и какие-то железки, и Анне пришлось быть очень осторожной, чтобы не задеть торчащие из обломков стеллажей, гвозди и щепу.
   - И почему я должна идти первой? - осведомилась девочка, шарахаясь в сторону от большой ящерицы, испуганно порскнувшей от полоснувшего по ней яркого луча фонарика.
   - Потому что, если это буду я, то ты ничего не будешь видеть в темноте за моей спиной, и обязательно на что-нибудь напорешься, - обстоятельно ответил брат, не переставая аккуратно подталкивать Аннушку в спину.
   Наконец, блуждания по старому подвалу, оказавшемуся неожиданно большим, закончились в небольшой комнатке-клетушке, вход в которую пришлось освобождать от загромоздивших его пустых деревянных ящиков и какого-то хлама. Зато здесь, в отличие от остальных помещений, было не только чисто, но и сухо. Даже неожиданно как-то. Но самое главное было не это... Аня замерла у стены, глядя на вещи, аккуратно сложенные на каком-то колченогом столе, явно сбитом из найденных в этом же подвале деревяшек. Грубо, но надёжно.
   - Осторожно, не порежься. Я его "юбкой" из жести оббил по краю, чтоб крысы не добрались, - предупредил сестру Вячеслав, аккуратно складывая прикрывавшее вещи, ветхое одеяло.
   - Что это, Славик? - спросила Анна.
   - Набор беглеца-дилетанта, - криво ухмыльнулся тот и принялся перечислять, указывая на коробки и свёртки: - Здесь походная одежда, в основном, камуфляж-маломерка, пара "охотничьих" жилетов вместо разгрузок, ну и нижнее бельё... купил у караванщиков месяц назад. Там рюкзаки и аптечка. Точнее, пяток индпакетов, что я выудил из раздолбанных ТТК. ИРПы - их я украл со склада, в команде с уличными.
   - С какими уличными?! - вскинулась Анна.
   - Не нашими, не волнуйся, я ж не дурак так светиться, - отмахнулся Вячко, но, заметив взгляд сестры, всё же пояснил: - Со Старой Голубятни банда. Я им сенсор как-то сладил, для определения скрытых фиксаторов и сигналки... ну и напросился потом на один выход. Подломили продуктовый склад в районе пакгаузов, там я ИРПами и разжился. Здесь их блок, пятьдесят штук. Надолго хватит. Тут ложки-плошки-котелки, ножи опять же. Здесь верёвки-тросы, в ящике карабины... Да! Вот здесь, в кармане рюкзака лежит гарнитура короткой связи для тебя и для меня. Её я из мастерской стянул, чуть ли не год назад. Кто ж знал, что она нам теперь без надобности? Но не суть, самое главное, там же лежит рабочий коммуникатор для тебя. Цени! Два месяца его "в чувство" приводил.
   - Братик, ты лучший! - пискнула девочка, и попыталась было прорваться к рюкзаку, но Вячеслав её тут же поймал и, обхватив за плечи, аккуратно встряхнул.
   - С ума сошла? Не вздумай сейчас его брать. Засветишь у Ритки, и огребём проблем по самое не балуйся!
   - Ну, во-от... весь кайф обломал, - протянула Анна, но, заметив недовольный взгляд брата, тут же переключила тему, ткнув пальчиком в какую-то коробку: - а там что?
   - Оружие там, - нахмурившись, буркнул Вячеслав, откидывая крышку добротного ящика. - Два модернизированных АКТа, "Беррер" для меня и двуствольный эллиот для тебя. Плюс боеприпасы в магазинах и россыпью. Всё, что смог втихую восстановить из неликвида и стащить из мастерской.
   - Понятно - тихо произнесла Анна. Дошло, наконец, что всё это "богатство" брат собрал совсем не для забавы.
  

* * *

   Герр Баум был в ярости, когда Вячеслав принёс ему новости об изменившихся намерениях владелицы борделя в отношении младшей Стрелковой. А уж когда тот поведал, кто подал ей идею выставить девчонку на торги, Герхард и вовсе озверел. Первой мыслью старого оружейника было заявиться в гости к Маргарите и устроить большой скандал, но от этого действа его удержала супруга. Фрау Малица довольно быстро успокоила разъярённого мужа, после чего начала выяснять подоплёку событий. А узнав суть затеи старого артефактора, отвесила ему такую пощёчину, что старик опешил. Никогда раньше, жена не позволяла себе ничего подобного, а тут, из-за какой-то малявки...
   Спустя два часа, поссорившиеся супруги всё же заговорили друг с другом.
   - И зачем тебе понадобилось делать из девочки "фейку"? - спросила фрау Малица, накрывая на стол к ужину.
   - Ну, ты уж из меня совсем урода не делай, - возмутился старик, но как-то устало, без огонька. Очевидно, все силы ушли на скандал. - Клеймо ещё не значит, что она будет работать в борделе.
   - Не уходи от темы. Зачем тебе понадобилось делать из сестры твоего ученика шлюху? - надавила Малица.
   - Экзамен, - вздохнув, произнёс Герхард. - Когда сын Тесслера стал самым молодым членом ассоциации, мы с Абрахамом поспорили, что мой ученик сможет его перещеголять. Я тогда как раз наткнулся на Стрелкова, и он мне показался идеальным вариантом. Но каким бы талантом он ни обладал, без хорошего стимула его обучение рисковало слишком затянуться. Мне же нужно было, чтобы Вячеслав стал младшим мастером ассоциации до своего шестнадцатилетия.
   - И ты решил, что возможность самому снять с сестры клеймо шлюхи, станет для него тем самым стимулом, да? - Прищурившись, заключила Малица.
   - Именно, - кивнул Герхард. - По-моему, хорошая затея. Я же не собирался оставлять девчонку в борделе. Пожила бы у нас, пока Вячко не сдаст экзамен.
   - Действенно, - вынужденно согласилась жена, но тут же заговорила недовольным тоном: - Однако, ты упустил несколько мелочей. Например, как ты собирался допустить постановку клейма девчонке, если намерен был выкупить её вместе с братом?
   - Просто чуть-чуть "опоздал" бы к нужному моменту, - невозмутимо пожал плечами Баум.
   - Ладно, пусть так, - протянула Малица, явно недовольная такой легкомысленностью мужа. - А как бы ты объяснялся с самим учеником?
   - Экспромт, - ухмыльнулся Герхард. - Я бы выдал за экспромт идею самостоятельного снятия метки, в качестве вступительного экзамена в ассоциацию.
   - Замечательно, - деланно довольным тоном проговорила женщина. - Всё продумал, всё решил, всё просчитал, да? Ты у меня просто гений, дорогой!
   - Ну... а что не так-то? - пожал плечами старик, явно почуяв настроение супруги.
   - А как должна себя чувствовать эта девочка, вынужденная носить клеймо вопреки своей воле? - зашипела Малица, и по столу загремели брошенные ею ножи и вилки. - И как к ней, да и к твоему ученику будут относиться жители города, знающие, что девчонка официально была заклеймена шлюхой? Об этом ты подумал, старый дурак?!
   - Да кто б узнал-то, если девчонка до снятия клейма за порог дома носа не казала!? - удивился тот. - Я об этом трезвонить не собирался, ты бы тоже промолчала. А Стрелковы... ну, не идиоты же они, чтоб об этом трепаться?
   - О, да, конечно, - саркастически усмехнулась женщина. - И Рита бы молчала в тряпочку, и работников мастерской ты бы заткнул и приструнил, да? Но ладно, Рита и работники... дорогой, напомни мне, кто в нашем городе ставит "фейкам" клейма?
   - Клиника "ИнтерТех"... - проговорил муж и осёкся. - М-да, этого я как-то не учёл.
   - Знаешь, Герхард, я не стану говорить, что сама затея была низкой и недостойной, мы всё же не в раю живём, и с моралью здесь вообще негусто, - вздохнув, произнесла фрау Малица. - Но подобные планы надо продумывать гораздо тщательнее, особенно, если ты не хочешь нажить себе серьёзных неприятностей в недалёком будущем. А в этом твоём плане, такая вероятность была очень велика. Не веришь?
   - Ну... - протянул Баум.
   - Зря, - отрезала супруга. - Если эта затея вскроется, мальчик станет твоим врагом. Ладно бы, если бы он остался контрактником, но тебе же придётся его освободить перед принятием мальчишки в ассоциацию. А свободный артефактор числящий тебя во врагах, это уже не смешно, знаешь ли. И тут тебе даже открытый контракт его сестры не поможет. Этот факт скорее только усугубит ситуацию.
   - Так то, если затея вскроется, как ты говоришь, - заметил Герхард и, невесело усмехнувшись, добавил: - А она уже не выгорела. Судьба.
   - Судьба? А может ваши с Абрахамом игрушки? Вечные соревнования, кто кого переплюнет, кто кого изящнее объегорит? И ладно бы всерьёз конкурировали, так ведь нет, сто лет в обед, как оба практику оставили, а всё туда же. Старики уже, а всё как дети малые. Неугомонные! - фыркнула в ответ жена и прищёлкнула пальцами. - Заметь, кстати, Тесслер о твоей идее тоже знать не должен был, а что вышло?
   - Да уж, неудачно вышло... - отводя взгляд, прокряхтел Герхард.
  

Глава 8. Узнаешь их по делам их

   Побег. Затея на грани фола. За гранью. Беглецов в здешних местах ловят целеустремлённо и с великим азартом. Но... даже осознавая всё безумие такого хода, Вячаслав не мог отбросить возможность того, что этот шаг станет для него и сестры единственным возможным. Именно поэтому нельзя сказать, что Вячеслав к нему не готовился. Готовился, как последнему средству, а потому действовал тщательно и вдумчиво, не желая погореть на ерунде. Иначе бы не появился этот склад вещей, собранных им с великой осторожностью. Но когда он только начал собирать эту "коллекцию", в мыслях Стрелков всё же рассчитывал, что такого развития событий ему и сестре удастся избежать. Была такая надежда. Зряшная, конечно, если судить по действиям учителя и паучихи.
   Учитель... о да, документы найденные Вячеславом нанесли чудовищный удар по тому доверию, что он питал к Герхарду Бауму. Именно поэтому, весь мат изрыгаемый мастером, узнавшим о намерениях Риты в отношении Анны, Вячко наблюдал с тщательно скрываемым презрением. И именно поэтому решился на действо, которое легко превратит его самого и сестру в дичь на охоте. Может превратить. Впрочем, у юноши было несколько идей, должных помочь избежать такого исхода. Но сработают они или нет, вопрос... ответ на который можно узнать, только воплотив хотя бы одну из этих идей в жизнь.
   Собственно, именно этим Вячеслав и занялся, не желая терять время, которого и так было совсем немного. До аукциона оставалось чуть больше двух недель, а значит, времени на подготовку осталось чуть-чуть да нисколько. Но самое страшное, что в данной ситуации Стрелков смог разработать всего два варианта действий, напрямую зависевших от реакции и поступков бывшего учителя. И без разговора с ним, выяснить, какой из вариантов придётся воплощать в жизнь, невозможно. Учитывая же, что оба варианта были крайне ненадёжными и сами по себе состояли из целого ряда допущений... неудивительно, что перед разговором с Баумом, Стрелкова только что не трясло от напряжения.
   - И зачем тебе так срочно понадобилось уйти из-под крыла Маргариты, Вячеслав? - поинтересовался герр Баум, когда юноша объяснил цель своего появления в конторе оружейника поздним вечером.
   - Ну, я подумал, что это послужит неплохим поводом поговорить с ней о выкупе сестры, - переминаясь с ноги на ногу, протянул Вячко. - Может, удастся убедить хозяйку не выставлять контракт Анны на аукцион...
   - Хм, может быть, - задумчиво покивал Баум и, на миг замолчав, решительно прихлопнул ладонью по столу. - Что ж, резон в твоих словах есть, хотя я более чем убеждён, если Рита нацелилась на прибыль, свернуть её с пути будет сложнее, чем остановить бульдозер. Но кто мешает попытаться?
   - Точно, - довольно кивнул Вячеслав, поняв, что учитель согласен с его доводом.
   Стрелков, конечно, прекрасно понимал, что шанс на удачу невелик, но попытаться попробовать был обязан. Была здесь, разумеется, своя опасность. Если мастер действительно договорится о выкупе Анны, то риск получения ею татуировки возрастает многократно, но тут, как говорится, или пан или пропал. Вячеславу было жизненно необходимо провести эту разведку, чтобы определиться с дальнейшими действиями. Зыбко всё, очень зыбко, но других вариантов просто нет. И Вячко рискнул.
   А уже следующим вечером смог наблюдать вторую часть выступления учителя, матерившего эту "жадную мразь" на все лады. Стрелкову было кристально ясно, что Маргарита отказалась подтверждать прежнее соглашение с Баумом. Кроме того, оказалось, что Анна уже заявлена на торги и стартовая сумма, назначенная за её контракт, равна семи с половиной тысячам крон, то есть, по сути, всем средствам, вырученным Вячеславом за продажу модернизированных им карабинов.
   Разумеется, при разговоре учителя и бандерши, сам Стрелков не присутствовал, но Герхард не стал утаивать от ученика итоги переговоров, единственным положительным эффектом которых, стал выкуп контракта самого Вячеслава, обошедшегося герру Бауму в пять тысяч крон. Без обмана. Юноша видел договор, заключённый его учителем с паучихой. Что ж, одной проблемой меньше.
   - Вы поможете мне выкупить сестру на аукционе? - тихо спросил Вячеслав после того, как выслушал многословную, изрядно пересыпанную солью, речь Герхарда.
   - Ты меня не слышал? - рыкнул герр Баум. - Семь с половиной тысяч!
   - У меня есть эти деньги, - напомнил Стрелков.
   - Глупый мальчишка, - отмахнулся уже чуть успокоившийся мастер. - Это только стартовая сумма. На торгах она может вырасти вдвое-втрое. Легко.
   - Герр Герхард, прошу вас! - в глазах юноши мелькнул страх. - Я отработаю, только... пожалуйста, помогите!
   - Вячеслав... - Баум скривился и замолк, но, наткнувшись на внимательный взгляд вошедшей в комнату супруги, тяжело вздохнул и договорил: - Ладно. Ты мой ученик, всё-таки. Выкуплю я твою сестру. Сам выкуплю, а ты деньги прибереги, они тебе на выкуп своего контракта понадобятся. Но учти, если цена поднимется выше десяти тысяч, я удвою проценты по твоему долгу. По всему долгу. Ты понял?
   - Да, мастер, - расцвёл в улыбке Вячеслав.
   - Тогда, лови договор и вали отсюда, - щёлкнув коммуникатором, неожиданно рявкнул Герхард и, бросив короткий, но очень недовольный взгляд в сторону жены, уже спокойно договорил: - Обед закончился, а у тебя работы невпроворот.
   - Уже ушёл, мастер! Спасибо! - с весельем в голосе откликнулся Стрелков, выметаясь из комнаты.
   Но стоило ему оказаться во дворе, как улыбка исчезла, испарилась, будто её и не было, а во взгляде мелькнула чёрная, тяжёлая злоба. Хорошо подготовился старый урод, даже ссудный договор заранее составил, без точных сумм, конечно, они будут зависеть от результатов торгов, зато с чёткими процентами. Вячко вздохнул и постарался успокоиться. Не время для эмоций... и не место. Хотя озвученные Баумом условия были не просто дикими, они были живодёрскими. Десять тысяч прибавленные к тем пяти, что фигурировали в контракте самого Вячеслава, уже превращали его долг учителю в полновесные пятнадцать тысяч крон, а ведь цена на аукционе может подняться и выше. Удвоенные же проценты должны ежегодно увеличивать всю сумму ещё на пятьдесят процентов. Вечная кабала... была бы. Стрелков криво ухмыльнулся.
   В ближайшие выходные, мысленно поблагодарив пару своих невольных учителей из состава мастеров оружейной Герхарда, за их рассказы о своём наёмничьем прошлом, юноша развил бурную деятельность, связавшись с той самой уличной бандой, для которой изредка выполнял самые разные заказы на ремонт и обслуживание их небогатой и вечно ломающейся техники. На этот раз, правда, дело было вовсе не в ремонте. Более того, теперь, платили не ему, а он сам оплачивал некоторую услугу. Какому-нибудь другому рабу, малолетние бандиты может быть и не продали то, что требовалось Вячку, но пара лет сотрудничества сделали своё дело, и уже к вечеру субботы на руках у юноши был почти новенький, недорогой коммуникатор с рабочей именной привязкой. Чужой, разумеется. Что случилось с его прошлым владельцем, Стрелков и спрашивать не стал, и так понятно, что сей господин давно уже числится прибывшим в бумагах небесной канцелярии. А когда и отчего он откинул копыта, Вячка совершенно не интересовало, главное, что этот кадр был не местным и выйти на него невозможно.
   Следующим шагом стало открытие пары одноразовых виртуальных счётов в Первом Коммерческом Банке, для чего Вячеславу даже не пришлось никуда идти. Благо, инфор ПКБ, как и подавляющее большинство здешних банков, представляет возможность удалённого открытия такого счёта без всяких проблем, что неудивительно, поскольку на свободных территориях, это весьма распространённый способ расчётов, пользующийся большой популярностью у наёмников и ещё больше у их заказчиков, не желающих светиться в расчётах по "грязным" контрактам. Необходимая же в таких случаях анонимность лица открывающего счёт, гарантируется самими банками, и мало того, действительно ими соблюдается, причём очень рьяно. Настолько, что даже запрет на работу банковских контор СБТ на территориях "цивилизованных государств", не смог поколебать эту систему. Надо думать! Пятипроцентный сбор с проходящих через такие одноразовые счета средств, приносит здешним банкам просто баснословный доход, и позволяет плевать с высокой колокольни на те самые "цивилизованные государства" и их правила.
   Открыв счета, Вячеслав тяжело вздохнул. Теперь нужно их пополнить. Но здесь перед Стрелковым возникли два вопроса. Первый: ему пока неизвестно, какую именно сумму необходимо положить на первый счёт. А она должна быть точной, поскольку после появления её на счету, забрать с него деньги сможет только получатель и только полностью, до последнего геллера, иначе весь остаток после проведения второй транзакции уйдёт банку. А Вячеслав не настолько богат, чтобы позволить себе подобные подарки.
   Второй вопрос... нахождение нужного исполнителя, и заключение с ним договора, который и сможет дать ответ на первый вопрос. Именно этим делом, Вячеслав и занялся. В принципе, можно было бы действовать через систему доступа к бирже найма, предоставляемую банком - держателем счёта, но юноша не стал рисковать и складывать все яйца в одну корзину. Поэтому и вошел на биржу с "парадного входа", так сказать. То есть, зарегистрировавшись на ней, как клиент и заказчик... под именем бывшего владельца коммуникатора. Господин Хайрем Раевич всё равно не обидится.
   Найти необходимых для исполнения заказа людей, проблемой не стало. Как говорил Дьердь, потративший немало времени на обучение своего случайного ученика, "ищущий огребает, ищущий правильно - обретает". И искать правильно Вячеслав умел, благодаря всё тому же мозголому. На инфорах биржи наёмников, юноша чувствовал себя как рыба в воде, зная куда смотреть, на что обращать внимание и как правильно читать послужные списки и специализацию, так сказать, между строк. Собственно, при нужде, он и сам мог бы составить правильное объявление, на которое отреагировали бы лишь те, кто ему нужен, но... сейчас это был не вариант. Ждать подходящих исполнителей можно неделями, а у Вячеслава просто нет нужного времени.
   Возможно ему повезло, а может быть расчёт был верным, но всего сутки поиска, и контракт у Стрелкова на руках, а исполнитель уже бьёт копытом в нетерпении и ожидании, когда афишированный счёт пополнится десятью тысячью крон, что он должен получить по исполнении заказа.
   Пришлось Вячку лезть в свою кубышку, чтобы пересчитать наличные, уведённые из-под носа хозяйки борделя и, чуть повздыхав над грядущими расходами, выкроить время для посещения одного из банковских автоматов. Фиксаторы? Ну да, есть такое дело. Но с урезанным даром Стрелкова, они не представляют такой уж серьёзной опасности. Определить его эфирное излучение, если сам Вячко этого не захочет, им не под силу, а видеоряд легко обмануть натянутым на лицо воротом водолазки, да низко надвинутой кепкой. И всё, юноша тут же превращается в одного из "бегунков", во множестве работающих на некоторых личностей, зацикленных на собственной анонимности. А таких в Пернау, как и в других городках свободных территорий, всегда хватает. Впрочем, учитывая декларируемую банками конфиденциальность, такой маскарад больше перестраховка, чем насущная необходимость... но пренебрегать ею Стрелков не собирался.
   Вечером, за три дня до аукциона... и за день до переезда Вячеслава с Заднего двора в мастерские Баума, десять тысяч крон "с хвостиком" легли на счёт, и исполнитель тут же активировал подпись на заключённом договоре. Первый этап безумного плана выполнен. Но облегчённо вздыхать совсем не время, ведь впереди ещё три этапа, каждый из которых по отдельности, и все вместе, больше похожи на бег по стальной проволоке над пропастью. Один неверный шаг и... лететь акробату вниз, что называется, "до конца географии".
   А тут ещё и Анна сорвалась. Аккурат в день официального отъезда брата закатила чудовищную истерику. И никакие увещевания не действовали. Ревела в три ручья, не желая отпускать своего "Славика", отчего у самого Стрелкова душа рвалась на части и обливалась кровью. И ведь знает же всё, верит, что брат её не оставит и вытащит из борделя паучихи, и всё равно не сдержалась...
   Сама Рита на глаза не попадалась, то ли не хотела смотреть на происходящее, то ли решила не нарываться на лишние вопросы... от Баума. Но провожала Вячеслава лишь сестра, да уже по традиции испуганная Лотта. Зря он тогда пообещал её в канализации утопить... а может, и нет. Кто знает, не перепугай он нынешнюю кастеляншу, которая легко, словно два плюс два, сложила его обещание и судьбу предшественницы, глядишь, и пребывал бы до сих пор в блаженном неведении о намерениях хозяйки борделя. Да и молчание Лотты дорогого стоило.
   В этот день мастер, воочию наблюдавший истерику Анны, когда пришёл забирать своего ученика на новое место жительства, Вячеслава не тревожил. Даже работать в мастерской не заставил. И Стрелков воспользовался его благодушным настроением сполна, тем же вечером выплатив стоимость своего контракта, выкупленного Баумом у Риты. Точнее, попросил Герхарда зачесть пять тысяч из его дохода от модернизации давно проданных карабинов, в качестве оплаты его личного контракта. Мастер понимающе хмыкнул, но удовлетворил просьбу ученика, а на следующий день даже сопроводил его в городской совет, где Вячку почти моментально выправили документы, и в банк, где на его имя был открыт отдельный счёт, к удивлению самого юноши, тут же пополнившийся остатком от заработанной на модернизации АКТов суммы. Две с половиной тысячи крон. И герр Баум вовсе не выглядел недовольным, переводя эти деньги на счёт своего ученика.
   Нет, может быть, он и хотел бы подержать Вячеслава в рабстве подольше, но Стрелков сумел настоять на своём, тем более, что по признанию самого Герхарда, до экзамена артефакторов оставалось совсем немного времени. Чуть больше месяца, если быть точным, и к этому сроку, Вячко уже должен был быть свободным человеком. Ну так... месяц же погоды не сделает, верно? И проценты на контракт накапают не слишком внушительные, вот и согласился герр Баум сразу закрыть договор. Чуть покрутил носом, но согласился. Понимал сволочь, что деваться Стрелкову всё равно некуда, и даже после экзамена он ещё долго будет оставаться подмастерьем с внушительным долгом перед бывшим хозяином, а значит, никуда не денется от старика, тем более, что тот будет держать контракт его сестры. Вот и сыграл мастер в благородство, не иначе. Что ж, бог ему судья и дьявола в адвокаты. А Вячеслав, в свою очередь, закрыл второй этап плана.
   Как бы то ни было, но после этих событий Стрелкову пришлось впрягаться в работу, правда, сейчас его грела мысль о том, что работает он не за еду и комнату на Заднем дворе, а за реальные деньги, как свободный человек. Да и Анна, связавшаяся с ним по артефакту, к тому времени уже успокоилась и даже имела наглость поинтересоваться, мол, "не переиграла ли" она вчера, устраивая истерику. Цензурных слов у Вячка не нашлось, а учить сестрёнку мату он не собирался, потому, придя в себя, скупо поблагодарил Аню за замечательную постановку и, лишь закончив разговор с неугомонной девчонкой, позволил себе выплеснуть гнев на ни в чём не повинном верстаке. Ушиб руку, палец на ноге и, шипя от боли, принялся за самолечение. Зато успокоился. Ненадолго, правда.
   Оставшиеся до аукциона дни не шли, тянулись. Долго, муторно. От нервного срыва Вячеслава спасала только работа да долгие вечерние разговоры с сестрой, после которых уставшее сознание просто отключалось до самого утра. Но как бы ни было плохо самому Вячку, он понимал, что его сестрёнке, оставшейся в одиночестве в борделе паучихи, приходится ещё хуже, и старался поддерживать её, хотя бы этими самыми долгими вечерними беседами по созданному им переговорному артефакту. И сам спасался тем же. Но всё проходит, и настал день аукциона. Выходной день, а потому, Вячко увязался следом за мастером в зал торгов, где через пару часов должно было начаться действо.
   - Нервничаешь? - спросил герр Баум, когда они уже вошли в здание, расположившееся в самом центре городка, на ратушной площади.
   - Ещё бы, - откликнулся Вячко, поглядывая по сторонам. - А вдруг нам не удастся перекупить Аню?
   - С чего бы? - вопросительно приподнял бровь старый артефактор. - Денег у меня достаточно, чтобы купить все выставленные сегодня лоты.
   - Ну... на что-то же Тесслер рассчитывал, уговаривая Риту на этот шаг, - неопределённо покачал головой Вячеслав.
   - Досадить он мне рассчитывал, - зло хохотнул Герхард. - Не более.
   - Точно? - спросил его ученик.
   - Точнее не бывает, - отозвался тот и, вздохнув, пояснил: - Мы с Абрахамом старые знакомые и конкуренты ещё со времён поступления в ассоциацию. Заметь, конкуренты, но не враги. Глотки друг другу не рвём, хотя заказ из-под носа увести, всегда почитали чуть ли не обязанностью. А уж заставить противника потратиться больше необходимого... и вовсе святое дело. Честно говоря, я бы и сам ему такую свинью подложил с удовольствием, если б возможность выпала. Но всерьёз мешать, перекупая твою сестру, он не станет. Зачем? Ему выгоднее заставить меня выложить крупную сумму за то, что можно было взять по дешёвке... ну, относительно, конечно.
   Вячеслава откровенно коробило от той лёгкости, с которой мастер рассуждал о судьбе его сестры, но он сдержался.
   - Интересно, откуда Тесслер вообще узнал о нас с Анной? - тихо, вроде как себе под нос пробормотал Стрелков, но герр Баум его услышал и резко помрачнел.
   - Есть у меня кое-какие подозрения, на этот счёт, но... - заговорил оружейник и тут же встрепенулся, глядя в сторону подиума, на который начали выводить людей. - Позже, Вячко. Началось.
   Десять тысяч пятьсот крон. Ровно столько пришлось уплатить старику за девчонку. Конечно, это не те пятнадцать-двадцать штук, которыми он пугал своего ученика, но сумма всё же немалая. Если бы ещё не этот залётный, что вдруг влез в торги, перебивая ставку за ставкой. И откуда только взялся такой? Может, Абрахам подсуетился?
   С одной стороны, это и неплохо. Чем больше долг Вячеслава, тем лучше его мастеру, но ведь и он не Крез, чтобы швыряться такими суммами! Нет, Герхард не беден, но большая часть его капиталов вложена в дело, а десять тысяч, это довольно солидный куш, изъять который из оборота не так уж просто. В остальном же... всё вышло очень даже неплохо. Да и денежки, отданные за эту малявку, скоро отобьются... с процентами, ха!
   Подталкивая в спину идущих впереди брата и сестру, герр Баум почти незаметно улыбнулся в усы и сам шагнул с крыльца торгового дома. Шаг, другой, и Стрелковы вышли на стоянку. Протиснувшись меж двух стоящих рядом грузовичков, они вышли на проезжую часть и, подождав идущего следом мастера, двинулись дальше. Рядом, обдав всех троих облаком сизого дыма, неровно загудел двигатель старого "вездехода" с эмблемой известного в Пернау наёмничьего отряда. Герхард поморщился от резкого запаха и, недовольно покосившись в сторону машины и суетящихся возле неё наёмников, покачал головой. Неужели так трудно отогнать этот рыдван в мастерскую и отрегулировать движок?
   А в следующую секунду толчок в плечо опрокинул старика наземь. По руке и груди растёкся холод и Герхард тихо захрипел, провожая мутнеющим взглядом тех самых наёмников, резво заталкивающих сопротивляющихся детей в распахнутую заднюю дверь машины. Секунда, и Баум потерял сознание, а потрёпанный вездеход, хлопнув дверями, шустро покатил вниз по улице. И ведь никто, ничего... в самом центре города. Удивительно.
   Герхарда Баума обнаружили лишь спустя два часа, когда на стоянку пришёл водитель одного из грузовичков, так "удачно" прикрывших похищение Стрелковых. Он и поднял шум. Тут же набежала охрана торгового дома, следом появились зеваки, а чуть позже, когда Баума перенесли в здание и уложили на одну из лавок, туда, с величавой неторопливостью танкера, вплыл следователь на пару с доктором из клиники. Последний довольно быстро привел старика в чувство, и для этого даже не понадобилось везти его в стационар. Очевидно, похитители совсем не собирались лишать Баума жизни, а потому били его стрелками с транквилизатором. Уже хорошо. А вот дальше было хуже.
   Следователь СБ Пернау довольно равнодушно выслушал заявление Герхарда о похищении Стрелковых.
   - Похитили, значит? Забавно, - протянул он. - Машина со знаком "Льи аманти делла Фортуна", значит. Хм, впервые на моей практике, кто-то догадался украсть только что купленного раба... простите, контрактника. А тут, сразу двух...
   - Одного. Вячеслав со вчерашнего дня - свободный человек, - поправил следователя герр Баум.
   - Пусть так. И что вы хотите от меня? - спросил он, чуть ли не зевая в лицо беснующемуся старику. - Чтобы я пустился по следу шин этого вездехода, словно охотничий пёс? Или, значит, самим "Амантам" обвинение выкатил?
   - Я хочу, чтобы вы выполняли свою работу, - прошипел оружейник. Следователь только вздохнул.
   - Герр Баум, вы, должно быть, запамятовали или ещё не отошли от действия транквилизатора. Но, во-первых, напомню, что согласно уложению о службе безопасности города Пернау, мы не вмешиваемся в заказы наёмников, если они не несут угрозы городу. Во-вторых, мы не занимаемся розыском свободных людей. Это я о вашем мальчишке, значит. А в-третьих, опять же, напомню, что жалованье нам платит городской совет из своего личного фонда, - лениво произнёс следователь. - И случись сегодняшнее происшествие лет десять назад, когда вы занимали кресло советника, я бы немедленно последовал вашему указанию. Да что там, я бы тех "Амантов" на уши поставил и город вверх тормашками перевернул, чтобы найти вашу рабыню, но увы, те времена давно прошли. Вы, значит, уже давно не советник, и взносы в фонд охраны не платите. Хотите вернуть своё имущество? Могу посоветовать неплохой отряд, специализирующийся как раз на этой теме. Вот они, кстати, не только рабыню вашу искать будут, но и мальчишку. За отдельную плату, разумеется.
   - Валдис! - рыкнул Баум, но следователь остановил его одним-единственным жестом.
   - Я уже пятьдесят лет как Валдис. Не горячитесь, герр Герхард. Возьмите визитку наёмников и... извините, но при всём моём уважении, более я ничего не могу для вас сделать, - произнёс следователь, вкладывая в ладонь Баума белый прямоугольник и, приподняв щёгольскую широкополую шляпу, развернувшись, потопал прочь, провожаемый злым взглядом старика. Впрочем, уже через несколько минут Баум опомнился и, полоснув яростью по самым стойким зевакам, не расходившимся в ожидании "продолжения банкета", поднявшись с лавки, поплёлся к выходу, не забыв на ходу всучить семенившему рядом доктору десяток крон.
   Вечер оружейник встретил в компании бутылки наливки сделанной руками его жены и... Абрахама Тесслера. Причём, поначалу, герр Баум был рад лишь первой, а незваного гостя встретил в штыки. В морду не лез, но отматерил старого соперника знатно. На четырёх языках и с большим мастерством, да так, что сам Тесслер даже заслушался.
   - Хм, может, расскажешь, что у тебя сегодня произошло? - дождавшись пока старый заклятый друг выдохнется, поинтересовался Абрахам, усаживаясь на лавку. Фрау Малица смерила гостя неприязненным взглядом, но выставила на стол дополнительный прибор и рюмку, после чего скрылась за дверью, явно не желая составить компанию мужчинам.
   - А то ты не знаешь? - ядовито отозвался Герхард. - Сам же небось всё и спланировал. Скажешь, нет?
   - Если ты об аукционе, то... признаюсь, есть такое дело, подтолкнул к нему Ритку. А вот что произошло после торгов? До меня дошли какие-то дикие слухи, что твоя покупка чуть тебя же и не похитила, - ровным тоном произнёс Абрахам, отчего хозяин дома поперхнулся наливкой. - Что, не так?
   - Не морочь мне голову, Аб! - рявкнул герр Баум, справившись с кашлем. - И не делай вид, будто не в курсе дела! Тут из каждой щели твоя борода торчит! Или скажешь, что и мазурик на торгах цену задирал не по твоей указке?
   - Стоп-стоп-стоп, Герд. Я ничего не понимаю, объясни толком, что произошло! - замахав руками, Тесслер попытался откреститься от посыпавшихся на него обвинений, а в результате получил лишь недоверчивый и крайне подозрительный взгляд собеседника. И всё же, наверное, было в словах или выражении лица Абрахама что-то, заставившее его собеседника, пусть нехотя, через силу, но поведать незваному гостю историю своего похода на аукцион.
   - Дела-а, - выслушав хозяина дома, протянул Тесслер и, задумчиво покрутив в руках пустую серебряную чарку, неожиданно резко грохнул ею о столешницу. - Вот скажи мне старый друг, неужели ты настолько ослеп?
   - Не понял, - в голосе Герхарда проскользнули нотки искреннего недоумения. Абрахам же печально вздохнул.
   - Вспомни, хоть раз в нашем противостоянии мы опускались до саботажа или банального воровства? - тихо произнёс Тесслер, открыто глядя в глаза своему собеседнику. Тот было задумался, но гость не дал ему времени на размышление. - Ни разу, Герд. Были уведённые контракты, был демпинг, много чего было. Но...
   - Согласен, - перебил его герр Баум и невольно усмехнулся, вспомнив, что и сам недавно говорил нечто подобное своему пропавшему ученику, но тут же нахмурился и глухо договорил, сделав акцент на первом слове: - Раньше такого не было.
   - И сейчас тоже, - уверенно отрезал Тесслер. - Заставить тебя выложить солидные деньги за перспективного ученика, это одно, хотя, скажу честно, в самих торгах я не участвовал, но воровать?! Зачем мне это? Подумай, Герд.
   - Вот, кстати, откуда ты узнал о моём ученике и... о связанных с ним проблемах? - выдержав недолгую паузу, поинтересовался герр Баум.
   - Э-э, нет, брат. Так не пойдёт. Мои источники, это только мои источники! - ухмыльнувшись, мотнул головой его собеседник. Но тут же посерьёзнел. - Герд, я ещё раз говорю: к похищению Стрелковых я не имею никакого отношения. Думай, кому ты мог перейти дорогу.
   - Ассоциация? - чуть помолчав, произнёс мастер. И Тесслер облегчённо вздохнул. Поверил, слава богу. Чего-чего, а переводить давнее соперничество со старым другом в настоящую войну, Абрахам не желал. Совсем.
   - Полагаешь, кто-то из нынешних мастеров обеспокоился скорым появлением нового конкурента? - спросил Тесслер.
   - Как вариант, - пожал плечами герр Баум. - Наезжать на меня молодым смысла нет, но оградить свою делянку... превентивно, так сказать, вполне могли. Тут и "Аманты", кстати. Шелупонь, конечно, но в городе они свои, и мне здесь с ними воевать не с руки. Если, конечно, ты говоришь правду и действительно непричастен к похищению Стрелковых.
   - Ге-ерд! - Тесслер чуть не выматерился. - Ну сколько можно повторять?! Я здесь не при делах!
   - И ты можешь это доказать? - усмехнулся оружейник.
   - Могу - прищурившись, кивнул Абрахам и, приподнявшись над лавкой, вдруг резко съездил старому другу по морде. - Такое доказательство сойдёт? Баран упёрты...
   Договорить Тесслеру не удалось. Старый мастер взвился над столом и приложил его в ответку, сухим, но до сих пор тяжёлым и крепким кулаком. Артефакторы покатились по полу, мутузя друг друга, словно мальчишки в уличной драке. Затрещала ломаемая мебель, жалобно зазвенело стекло в покачнувшемся от удара буфете, а со стола посыпалась посуда...
   Влетевшая в комнату фрау Малица, на миг застыла на месте, но, увидев происходящее, что-то зло прошипела и скрылась за дверью. А через минуту на катающихся по полу друзей вылилось целое ведро холодной колодезной воды и артефакторы, похожие на взъерошенных котов, моментально разлетелись в стороны. Тяжело дыша, они одновременно взглянули на стоящую посреди комнаты разъярённую женщину... и вздрогнули. Опустошённое ведро валялось на полу, а в руке у сверкающей глазами, разгневанной фрау Малицы многозначительно покачивалась добротная тяжёлая скалка.
   - Кхм, кажется, мы немного погорячились, - первым пришёл в себя более привычный к такому виду жены Герхард. Смахнув с лица стекающие по нему капли воды, он с кряхтеньем поднялся на ноги и протянул сидящему на полу Абрахаму, жилистую руку. Тот смерил конечность долгим взглядом, потом посмотрел на прищурившуюся хозяйку дома и, тяжело вздохнув, опёрся на ладонь друга и тоже поднялся на ноги.
   - М-да, давно так не веселились, - кивнул Тесслер, переворачивая упавшую лавку и ставя её под стол. После чего обернулся к молчаливо взирающей на них фрау Малице и отвесил ей неглубокий поклон. - Прошу прощения, хозяйка. Увлеклись немного.
   - Вижу, - неожиданно усмехнулась та и, резко развернувшись, величественно выплыла из комнаты. А в следующую секунду в дверь просочился слуга и, старательно изображая невидимку, принялся наводить порядок, сметая в совок осколки посуды и остатки еды, оказавшейся на полу. Абрахам повернулся к уже устроившемуся за столом Герхарду.
   - Садись уже. Сейчас стол заново накроют, договорим, - вздохнув, проговорил герр Баум а в ответ на молчаливый вопрос в глазах Тесслера, тяжко вздохнул. - Да верю я тебе, верю.
   - Хм, а бабы говорят, что кулаками правды не докажешь. Неправда их, выходит, - протянул Абрахам и попытался улыбнуться, но тут же зашипел от боли в разбитой губе. - Сволочь ты, Герд. Я ж советник, как мне теперь в ратуше с таким украшением появиться?
   - Это ты ещё фингал под своим глазом не видел, - хохотнул Баум, и тут же схватился за бок. - У-у, чертяка! Все рёбра отбил! Ха-ах...
   - Ну не всё же мне от тебя огребать, попробуй и ты этой каши - осторожно, стараясь поменьше шевелить разбитой губой, проговорил Тесслер, отчего речь его получилась несколько невнятной.
   - Да уж - покачал головой Герхард и, дождавшись, пока слуга, уже успевший убрать с пола мусор и принести поднос с закуской и выпивкой, не исчезнет за дверью, договорил: - Ладно, проехали. Давай вернёмся к теме.
   - Слушаю, - согласно кивнул Абрахам.
   - Твой "источник" не мог слить информацию нашим коллегам? - после короткой паузы, произнёс герр Баум, испытующе глядя на собеседника.
   - Вряд ли, - откликнулся Тесслер. - Он, вообще-то, не в курсе дела и на мальчишку твоего стукнул по случайности. Дескать, нашёл старик себе наследничка, такого же куркулистого, как он сам. Я за "наследничка" и зацепился. Копнул чуть-чуть, людей присмотреться отправил, они жалом поводили, доложились, а там дело техники. Полгода не прошло, как вся картинка выплыла.
   - Вот значит как... - протянул Герхард и глаза его недобро сверкнули, впрочем, старик тут же взял себя в руки и неожиданно усмехнулся. - И много у тебя таких... осведомителей?
   - По городу? - ничуть не смутившись, спросил Тесслер и кивнул. - Немало. Сам знаешь, в Пернау ухо востро держать нужно. А уж если в советниках ходишь, то без своих ушей и глаз в городе, на должности не усидишь. Сожрут.
   - Знаю, как не знать, - понимающе поддакнул герр Баум. - Сам десять лет назад в том же кресле штаны просиживал. Ладно уж. Не хочешь называть имя, молчи. Не тянуть же из тебя жилы...
   - Рад, что ты меня понял и не держишь зла, - чуть склонил голову Абрахам.
   - На тебя не держу, - хищно осклабился Герхард и его собеседник разочарованно вздохнул. Пришла пора ему понимающе кивать. Жаль осведомителя. Не думал Тесслер, что старый друг всего лишь по одной короткой фразе-описанию догадается о его личности. Ну да что уж теперь...
   - Как думаешь искать пропажу? - постарался сменить тему Абрахам.
   - Если в ближайшее время заказчик похищения не нарисуется, ты хотел сказать? - переспросил Герхард.
   - А ты на это всерьёз рассчитываешь? - почти натурально изумился советник.
   - Не особо, - признался хозяин дома. - Но шанс есть. Уж больно аккуратно их брали, нежно, я бы сказал. А значит, они нужны живыми и здоровыми. Честно говоря, даже не ожидал такой филигранной работы от этих дебилов. Впрочем, эмблема на машине эффект смазала, да. А для чего такие сложности, как не для торга? Вопрос только в том, с кем торговаться, со мной или есть у них другой "покупатель"... Второй вариант, конечно, более реален, потому, думаю воспользоваться советом Валдиса, да нанять поисковый отряд. Есть у меня людишки на примете... поможешь им?
   - Чем? - развёл руками Тесслер.
   - Ну, а кто сейчас хвастался, что у него везде свои глаза и уши имеются? - ухмыльнулся в ответ хозяин дома.
   - Хм, подловил, - признал Абрахам и, чуть подумав, кивнул. - Хорошо, дам им контакт связного. Если возникнут вопросы, пусть обращаются.
   - Бесплатно, - уточнил Герхард и, заметив, как скривился собеседник, смягчил пилюлю. - По дружбе.
   - По дружбе будешь должен, - парировал Тесслер, на что хозяин дома коротко кивнул.
   - Сочтёмся, Аб.
   Глухо стукнули серебряные чарки, плеснув духмяным травяным ароматом, опрокинулись в глотки. Звякнули вилки, подбирая с тарелок мясную нарезку. Вошедшая в комнату хозяйка дома, окинула взглядом сидящих за столом друзей и, тихо хмыкнув, с резким стуком водрузила на столешницу аптечку.
   - Анестезию приняли, а теперь будем лечиться. Олухи царя небесного, - произнесла фрау Малица. Артефакторы переглянулись и, вздохнув, отставили вновь наполненные чарки в сторону.
   Из дома Баумов, Тесслер уходил далеко за полночь будучи в изрядном подпитии. Впрочем, это не помешало ему отписать короткое послание-предупреждение своему осведомителю. О своих людях, пусть даже таких никчёмных, городской советник старался заботиться. В меру, конечно, ну так многие местные и того не делали. Свободные территории всё ж таки, а не райские кущи. Правда, человек не может предусмотреть всего на свете. Так и Абрахам Тесслер не знал о привычке "своего" человека отключать на ночь браслет-коммуникатор и включать его лишь по приходу на работу.
   Утром следующего дня, Руперт отворил дверь мастерской и, поприветствовав работников, огляделся по сторонам.
   - Лукаш! - управляющий махнул одному из мастеров рукой. Тот недовольно покосился на отвлекающего его от работы "конторщика", но... начальство есть начальство. Щёлкнул тумблер, отключая привод станка, полетели на верстак рукавицы и мастер, вытерев руки о фартук, шагнул в сторону управляющего.
   - Что ещё? - буркнул он, оказавшись в двух шагах от Руперта. И то верно, к управляющему проще подойти, чем орать на всю мастерскую, пытаясь перекричать работающее оборудование.
   - Распишись, - управляющий протянул Лукашу старомодную бумажную расчётную книжку. Мастер взял в руки документ, открыл и, наткнувшись на свежую, ещё влажно поблёскивающую чернилами запись, недоумённо взглянул на Руперта. Тот ухмыльнулся. - Поздравляю с повышением, господин старший мастер.
   - Это как это? - не понял Лукаш. - А с Журиком как же? Он же старшим был...
   - Зажмурился Журик. Сегодня по пути на работу кирпич головой поймал. Насмерть, - развёл руками Руперт и, хлопнув Лукаша по плечу, договорил: - Так что, принимай дела и вперёд. Работы у нас много, а времени... как всегда.
  

Глава 9. Из огня да в полымя

   Вячеслав открыл глаза и, окинув взглядом пустую комнату с голыми бетонными стенами и подранным линолеумом на полу, попытался размять затёкшие мышцы так, чтобы не разбудить привалившуюся к его боку сестрёнку. И ему это вполне удалось, поскольку Анна спала, как убитая и совершенно не реагировала на внешние раздражители. Неудивительно, если вспомнить, что во время "похищения" их обоих накачали снотворным. А много ли нужно двенадцатилетней девочке?
   Выбравшись из объятий сестрёнки и накрыв её своей курткой, Вячко поднялся на ноги и, осмотревшись, довольно ухмыльнулся. Со стороны, его поведение можно было бы посчитать странным или даже неадекватным, но, во-первых, как ни напрягал своё чутьё Вячеслав, он не обнаружил в комнате ни одного фиксатора, а во-вторых... да, его радость можно было бы расценить как сумасшествие, учитывая сложившуюся ситуацию. Похищение, бетонный "мешок" без единого окна, и собачий холод в нём. Всё так, если не учитывать, что само похищение спланировал и заказал сам Вячеслав. И обошлось оно ему в добрых десять тысяч крон.
   Незаконно? Да. С точки зрения покупателя раба, это безусловный факт. Но! Благодаря этому финту, ни сам Стрелков, ни его сестра никакой ответственности не несут. Ну, если не вскроется личность заказчика, конечно. На нём же вся вина будет, даже не на наёмниках. Наёмники что? Они, в данном случае, всего лишь инструмент, это любой суд Свободных территорий признает. Никто же не сажает в тюрьму столовый нож, которым ревнивая жена грохнула мужа и его любовницу, правильно? Вот и здесь то же самое. Если следствие возьмёт майора отряда за жабры, тот честно выдаст заказчика, и все претензии к нему будут исчерпаны, даже гонорара лишать не станут. Местная специфика, о которой известно даже рабам и уличным бандам. Собственно, потому отряды и берутся за подобную работу, что по завершении дела, обворованный ими терпила мстить наёмникам, отработавшим заказ, не станет. А вот с их заказчика тот же потерпевший, если поймает, стрясёт всё имущество и будет в своём праве, факт. Причём, опять-таки, с полного содействия суда, который от падалицы с той "тряски" свой процент получит... вроде как судебные издержки, ага. Но всё это при условии, что похищенных и вора вообще будет искать... в смысле, официальные власти с привлечением службы безопасности города Пернау. А с этим у герра Баума, при всём его влиянии, как бывшего артефактора, будут проблемы. Не станет на него работать СБ и её следственный аппарат, поскольку мастер Герхард в состав отцов города не входит. А ради чужих интересов, эта организация и пальцем не шевельнёт. Городские советники - торгаши те ещё и деньги делают даже из воздуха, но позволять структуре, обеспечивающей их собственную безопасность, работать на других они не станут.
   Понятное дело, что сам герр Баум может нанять отряд поисковиков, но это уже неофициально, тут без суда и следствия дело обойдётся. Но и он не станет уничтожать наёмников, фактически устроивших похищение, хотя найти их для опроса, конечно, может. Для опроса и только, если не хочет оказаться персоной нон грата для их коллег. А именно так и будет. Если он попытается наехать на исполнивший заказ отряд, то в два счёта будет внесён в список лиц, иметь дело с которыми заречётся и самый занюханный наёмник.
   В общем, флаг мастеру в руки и барабан на шею, пусть ищет, сколько влезет. Даже если найдёт этих наёмников, максимум, что его ищейки смогут из них вытрясти, это имя заказчика. А учитывая, где и у кого Вячко разжился коммуникатором, с которого оформил и оплатил заказ, можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что отыскать этого самого "заказчика", то бишь, Хайрема Раевича им никак не удастся, разве что, его могилу, да и то вряд ли. А если и найдут, то труп им уже ничего не скажет. Мертвецы, как говорилось в одной старой книжке, вообще, ребята молчаливые и на контакт идут крайне неохотно. На том и оборвётся эта ниточка, что Вячеславу, разумеется, только на руку. В общем-то, на этом третий этап побега, то есть непосредственный уход из Пернау и прикрытие от "охоты на рабов", можно считать завершённым. Осталось выбраться отсюда, но на этот счёт у Стрелкова тоже имелся план, прямо проистекающий из самой идеи "заказного" похищения.
   Потянувшись, Вячеслав похлопал себя по карманам и понимающе хмыкнул. Ну да, если уж наёмники потрудились отобрать у похищенных обувь и ремни, рассчитывать на то, что они оставят хоть что-то в карманах или, тем более, забудут снять коммуникатор с руки, было бы глупо. И то верно, кто же оставит похищенному, работающее средство связи? А вот напульсник почему-то не тронули, хотя задумывая этот этап своего плана, Стрелков был готов к тому, что их с Анной лишат и артефактов связи. Они, конечно, в Эфире не фонят, но... если верить слышанным не раз рассказам, пленников обычно избавляют от всего мало-мальски подозрительного, порой вплоть до одежды. В общем, остаётся только радоваться, что они в этом холодильнике не голышом сидят. Тут Вячеслав вздрогнул и непроизвольно поджал пальцы ног. Ходить по ледяному линолеуму босиком, то ещё удовольствие...
   Посчитав, что он достаточно размялся, юноша передёрнул плечами от холода и вновь забрался на топчан, где под его курткой сладко посапывала сестра. Куртку пришлось отобрать, но взамен Вячеслав усадил девочку к себе на колени и, обняв, чтоб не терять драгоценное тепло, прикрыл глаза. Пора разобраться, куда их притащили наёмники... в принципе, это не столь уж важно, если дела и дальше пойдут, как запланировано, но на всякий случай, стоит всё же провести небольшую разведку. Мало ли как оно дальше повернётся...
   Эфир нельзя увидеть, его невозможно пощупать или услышать, зато можно ощутить, и у Вячко это получалось, пожалуй, лучше, чем у многих одарённых, и юноша искренне гордился своими сенсорными способностями, развиваемыми с раннего детства. Хотя было бы странно, если бы он не пытался развить те немногие возможности, что давал ему закупоренный дар. Зато сейчас, чуть сосредоточившись, Вячеслав свободно мог "видеть" пространство в радиусе до километра. Конечно, бетонные стены "камеры" сильно сократили это расстояние, но и они не могли помешать Стрелкову ощутить здание, в котором наёмники разместили "похищенных". Целиком и полностью, от дальнего угла давно забытой угольной ямы в подвале, до ржавого флюгера на черепичной крыше, накрывающей мансарду над вторым этажом этого ещё не старого, но давненько заброшенного дома.
   А ещё, Вячеслав чуял разбросанные по зданию фиксаторы, сейчас по большей части неактивные, и шесть человек, расположившихся этажом ниже. Весьма беспокойных человек, надо заметить. По крайней мере, им отчего-то не сиделось на месте. Люди сновали по комнатам, хаотически, беспорядочно и это было странно. Если бы не расстояние и бетонные стены, Вячко мог бы попытаться прислушаться к кому-то из суетящихся людей, оценить эмоциональный фон, но... впрочем, попытка не пытка, ведь так?
   Как посмотреть. Железобетонная преграда оказалась почти непреодолима, во всяком случае, для эмпатии Стрелкова. Вот будь он хотя бы в коридоре... Юноше пришлось вновь оставить сестру и рыскать по "камере" в поисках достаточно удобного места для медитации. И ещё больше часа убил, прижимаясь лбом к двери, прежде чем смог хоть что-то почувствовать. Но даже когда ему это удалось, о личных эмоциях шастающих по дому людей и речи не шло. Это было бы слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Тем не менее, с напрягом и надрывом, он всё же смог поймать отголосок эмоционального настроя "похитителей", который, по некоторому размышлению, Вячко определил как общий настороженный интерес, направленный куда-то вне здания. Резонирующее чувство, усиленное сразу шестью "передатчиками" оказалось достаточно сильным, чтобы напрягшись до предела, Вячко смог пробраться по созданному этим ощущением "мостику" к эмоциям двух ближайших наёмников. А там... азарт, нервное предвкушение и готовность к чему-то. Тот ещё коктейль.
   Почувствовав, как асфальтовым катком наваливается усталость, юноша оборвал эмоциональный канал и, добравшись до вновь замерзающей сестры, задумался... Сложить два и два, труда не составило. В наёмники, в принципе, идут очень разные люди, но всю эту братию, по крайней мере, большинство роднит одно качество... они адреналиновые маньяки. Так что, понять смысл происходящего сейчас за пределами комнаты, не составило проблемы. Наёмники явно готовились к агрессивным переговорам или, попросту, стычке. С кем? А чёрт его знает. Умений Вячка было недостаточно, чтобы отследить предмет их интереса, находящийся где-то за пределами здания, всё же он далеко не гранд. Но хорошего настроения понимание происходящего не добавило, как-то не рассчитывал Вячко, что попадёт с сестрой с аукциона в бой.
   Единственное, что успокаивало... хоть немного, это отсутствие ощущения опаски или страха у "проинспектированных" наёмников. Настороженность, да, чувствовалась, даже разумная опаска присутствовала, готовность к бою и азарт тоже имелись в наличии, а вот страха или хотя бы нервозности не было и в помине. А значит, наёмники уверены, что выйдут победителями из грядущей схватки. Не лучшее успокоительное, но иного у Вячеслава не было. Думать же о том, что наёмники могли переоценить свои силы и возможности, не хотелось. Правда, это не помешало Стрелкову заняться подготовкой отхода. На всякий случай. Да и вообще, сидеть и ждать результатов возможного боя, будучи запертым вместе с сестрой в этом каменном мешке, было бы просто глупо.
   Чуть отдохнув, Вячеслав бросил взгляд на спящую Анну и, с тяжким вздохом поправив сползшую с её плеч куртку, вновь нехотя поплёлся к входной двери. Обследовав массивное дубовое полотно в остатках старой облупившейся краски, юноша приложил ладони к его поверхности и застыл на месте, ощущая как холод покалывает кончики пальцев. Замка нет, есть только засов, и это... плохо. Запирающую железку почуять нетрудно, её он мог бы просто вырезать из двери потоком Эфира, пусть и ценой ожогов, а вот с засовом такой финт может не прокатить. Слишком толстое дерево. Задумчивый взгляд обежал дверь и застыл, наткнувшись на петли, удерживающие створку. Хм, если нельзя вырезать замок, то что мешает проделать этот фокус с петлями? Всё проще, чем пытаться отыскать в массиве дерева шурупы, удерживающие скобы засова, а после тратить кучу сил на то, чтобы выжечь древесное волокно вокруг них. Здесь же и искать ничего не нужно. Вот они петли, вот шурупы. Прижимай пальцы к головкам, да подавай Эфир, пока дым не пойдёт. Главное, контролировать поток и не давать накаляться самим шурупам, иначе дело затянется не на один час. А этого Вячеслав сейчас позволить себе не может.
   Ещё раз убедившись, что на этаже кроме них двоих никого нет, Вячко тихонько вздохнул и, сосредоточившись на задаче, прижал ладонь к нижней петле двери. Вновь холод сковал пальцы, пропускающие через себя поток Эфира. И в тот же миг за спиной Вячка завозилась на топчане просыпающаяся сестрёнка.
   - Славик? - сонно пробормотала она.
   - Здесь я, Анют. Здесь, - не отрываясь от работы, отозвался Стрелков, выжигая дерево уже вокруг третьего шурупа, крепящего петлю.
   Мысль о том, что противниками наёмников могут оказаться нанятые старым мастером ищейки, Вячеслав отбросил практически сходу. Просто потому, что Герхард даже теоретически не мог успеть нанять отряд для поиска. Откуда такая уверенность? Так ведь на мягком варианте "отключения" всех целей, настоял сам Вячеслав, ещё когда предоставил майору наёмников примерный план захвата, поскольку не желал вешать себе на шею возможные проблемы с ассоциацией артефакторов, которые непременно заинтересовались бы смертью одного из своих коллег. Организация это богатая и жёсткая, так зачем Вячеславу проблемы с ними, пусть даже не сейчас, а через год, два, пять... да когда бы он не всплыл в зоне их интересов. Кто гарантирует, что к тому времени, ассоциация забудет про своего человека? Никто. И Вячеслав был практически уверен, что герра Баума отключили тем же средством, что и его самого с сестрой. А значит, и очнуться они должны были, если не одновременно, то с очень небольшим разрывом во времени. Ну, пусть даже Герхард очнулся на час раньше, он мужик здоровый, и больше прикидывается стариком, нежели является таковым на самом деле. Как бы то ни было, за прошедшие два часа он никак не мог успеть нанять отряд и отправить его по следу... тем более, какой там след? Старый раздолбанный вездеход? Так их десятки таких по Пернау катается, без номеров и ярких примет. Но пусть даже ищейкам или, скорее, самому Герхарду, в честь прошлых заслуг позволили взглянуть на записи в городской сети фиксаторов, так ведь эта процедура тоже должна была занять какое-то время... отсутствующее, надо заметить. А дальше что? Ну проследили бы они за маршрутом вездехода... в городе. А машине его покинула. Всё. Сеть фиксаторов в пригороде отсутствует, и что прикажете делать? Ловить вездеход по дорогам? Искать свидетелей? Опять же, время-время-время... В общем, по некоторому размышлению Вячеслав пришёл к выводу, что к готовящемуся нападению на "похитивший" Стрелковых отряд, его бывший учитель никакого отношения иметь не может.
   Какие-то свои... "тёрки"? Возможно, даже скорее всего, так оно и есть. Другое дело, что самому Вячеславу и его сестре от этого факта не легче. Скорее, наоборот. Противнику "похитителей", если он решил устроить здесь пострелушки, свидетели наверняка не нужны, а значит, в случае захвата здания Стрелковых просто зачистят. Не самая лучшая перспектива.
   - Слав? - в голосе сестры послышалось напряжение, а в эмоциях мелькнул страх. Этот всплеск заставил Вячеслава вынырнуть из размышлений.
   - Поднимайся, сестрёнка, пойдём искать укрытие получше этого, - тихо произнёс он и, почуяв недоумение Анны, пояснил: - К нашим наёмникам пожаловали гости. Незваные.
   - А может, переждём здесь? - неуверенно спросила Анна.
   - Нет. Если нападающие возьмут верх, то сюда они точно заглянут, и не факт, что оставят нас в живых, - решительно мотнул головой Вячеслав. - Нам нужно спрятаться так, чтобы им даже обыск со сканерами не помог. Спрятаться и закрыться от сенсоров. Переждём столкновение, а там будет видно, что делать дальше.
   - Думаешь, гости ещё не "просветили" это здание от подвала до чердака и не знают о нашем присутствии? - кажется, в Анне в кои-то веки проснулся дух противоречия.
   - Хм, если уж я не могу рассмотреть происходящее за стенами этого дома, то что говорить об обычных сенсорах и сканерах? - пожав плечами, парировал Вячко.
   - Самоуверенный братик, - фыркнула Анна и, сосредоточившись, задействовала собственные сенсорные способности. Миг, другой и... девочка, расслабившись, бросила короткий, но от этого не менее недовольный взгляд на брата. - Ты прав. Сенсорикой нас здесь не отыскать. Я даже не могу определить, на каком этаже мы находимся.
   - Значит, о нашем присутствии нападающие не в курсе. Но как только они возьмутся за обыск дома... - заговорил Вячко, но вскочившая с топчана сестра его перебила:
   - Да-да, идём уже... Зануда.
   Лёгкий удар ногой в низ дверного полотна и шурупы, удерживавшие петли, выскочили из выжженных отверстий. Вячеслав упёрся в край двери, надавил, и створка со скрипом, тяжело, но подалась вперёд, выходя освобождённым краем из косяка. А в следующий миг юноша отпрянул в сторону и резко впечатал босую пятку всё в тот же край дверного полотна, отчего створка, болтающаяся на одном засове, ещё сильнее подалась вперёд, образовав неширокую щель... вполне достаточную не только для того, чтобы рассмотреть часть пустого коридора за дверью, но и выйти из комнаты. По крайней мере, Анна легко прошла наружу, а следом за ней выбрался и Вячеслав. Правда, юноше пришлось постараться, чтобы протиснуться через щель и не ободрать одежду, но всё же...
   Оказавшись в обшарпанном пустом коридоре, брат с сестрой переглянулись и, прикрывшись "незаметностью", не раз спасавшей Вячка от чужого внимания, принялись колдовать над вывороченной из косяка дверью. Пока Анна придерживала створку, Вячеслав вытащил из скоб погнутый засов и, в два усиленных Эфиром удара выпрямив его на бетонном полу, забросил на топчан в только что покинутой ими комнате. Он еле успел перехватить дверное полотно, оказавшееся слишком тяжёлым для того, чтобы Анна смогла удержать его на весу и, аккуратно положив дверь на пол, указал сестре на проём.
   - Берись с той стороны, занесём её внутрь, - скомандовал Вячко.
   - Думаешь, имеет смысл? - поморщилась Анна, автоматически, вслед за братом, переходя на общение через артефакт связи. - Они же сразу поймут, что здесь кто-то был.
   - Поняли бы, - поправил её брат, кивая на дверной проём, ведущий в соседнюю комнату. - Если бы остальные двери были в порядке. А тут половины просто нет, остальные либо висят на одной петле, либо вовсе валяются на полу.
   - Ну... да, - вынуждена была согласиться сестра, окинув взглядом обшарпанный коридор с голыми бетонными стенами и пустыми дверными проёмами, лишь кое-где стыдливо прикрытыми покосившимися и рассохшимися дверьми.
   Справившись с дверью, они вновь вышли в полутёмный коридор. Вячеслав на миг замер, а Анна, переступив с ноги на ногу, вдруг поморщилась от боли. Осколок бетона впился в нежную кожу стопы, заставив девочку тихо ойкнуть.
   - Придётся потерпеть, - сочувственно вздохнул отвлёкшийся от раздумий Вячко, но, чуть подумав, тряхнул головой и решительно усадил сестру себе на плечи. - Вот так будет лучше. А теперь идём, поищем себе убежище.
   - Подвал? - спросила Анна, в благодарность погладив брата по голове.
   - Лучше уж чердак, - фыркнул тот в ответ и пояснил: - Там выходов наверняка больше. А в случае чего, можно будет и по стене спуститься. Три этажа, не девять... что скажешь?
   - Согласна, - кивнула девочка и, тихонько, почти неслышно рассмеявшись, легонько ткнула Вячка пятками. - Вперёд, мой Буцефал!
   Вячеслав тяжко вздохнул, но Анна и сама поняла, что сейчас совсем не время для веселья, и притихла. Стараясь ступать как можно тише, и старательно прикрываясь "незаметностью" от возможных сенсоров, юноша миновал длинный коридор и, оказавшись на узкой лестнице, остановился. Привлекая внимание удобно устроившейся на его плечах сестры, Вячко похлопал ладонью по её лодыжке, но... почти сразу опомнившись, воспользовался артефактом связи.
   - Прощупай этаж выше, а я постараюсь определить, не отирается ли кто-то у лестницы внизу, - мысленно произнёс Вячеслав.
   - Сделаю, - так же через связной артефакт отозвалась Анна, и брат с сестрой диковинной статуей замерли в пустом дверном проёме, ведущем в темноту лестничной шахты, из глубины которой поднимался сырой, гнилостный дух.
   - Пусто, - одновременно выдохнули Стрелковы, но Вячко тут же хлопнул себя ладонью по губам и Анна понимающе кивнула. Говорить здесь вслух было бы глупостью...
   - Запах снизу учуяла? Вход в подвал открыт, - мысленно обратился к ней Вячеслав.
   - И? - так же беззвучно отозвалась сестра. - Ты же говорил, что нам там делать нечего!
   - Было нечего. Я чую там проход куда-то за пределы дома. Длинный коридор от западной стены, судя по всему, ведёт в лес... правда, рядом со спуском в подвал отирается один из наёмников.
   - Предлагаешь, оглушить охранника и сбежать через подвал? Прямо сейчас? - прищурилась Анна. Вячко на миг задумался, но тут же покачал головой.
   - Нет. По крайней мере, не сейчас, - передал он.
   - Почему? - не поняла девочка.
   - Наёмники готовятся к бою. Как ты думаешь, могли они оставить этот лаз без присмотра? - пояснил Вячко.
   - А если они не знают об этом проходе, может же такое быть? - предположила Анна.
   - Ага, привезли нас в первый попавшийся заброшенный дом и даже не разведали, что здесь и как, а охрану у подвала на всякий случай выставили, - фыркнул в ответ её брат, но тут же посерьезнёл. - Нет, так даже полный дилетант не поступит. А наши "похитители" не из таких. Значит, им нужен этот выход, причём, как есть, то бишь, открытым.
   - Путь отступления?
   - Или ловушка, - кивнул брат. - Как бы то ни было, нам туда соваться совсем не с руки. Особенно сейчас, когда наёмники явно ждут нападения.
   - И к чему ты тогда завёл о нём речь?
   - На всякий случай, - пожал плечами Вячко. - Мало ли что со мной случится, а так у тебя будет шанс слинять отсюда. По стене-то спуститься без моей помощи ты не сможешь, сил не хватит. А там проберёшься... если будешь внимательна и осторожна.
   - Сла-авик, - возмущённо прошипела Анна, перебив брата, и тут же осеклась. Но ничто не мешало ей выразить своё отношение иным способом, например, ударом маленького, но удивительного крепкого кулачка по темени Вячка. Настала его очередь шипеть, правда, от боли.
   - Ладно-ладно. Ничего такого я не имел в виду, - мысленно "пробормотал" юноша, но, уловив полный скепсиса посыл сестры, вздохнул... и упрямо добавил: - Но предупредить обязан. На всякий случай. Стоп!
   Оказавшись на третьем этаже заброшенного здания, Вячеслав легко и неслышно скользнул к стене, будто и не давят ему на плечи лишние килограммы. Тем не менее, сейчас Анне пришлось слезть с шеи брата.
   - Что случилось? - спросила девочка, осторожно переступая по холодному бетонному полу.
   - Не знаю, - сейчас в голосе брата не было и десятой доли той уверенности, которой он фонтанировал буквально десять минут назад. Зато настороженности, хоть отбавляй. - Побудь здесь, а я схожу на разведку.
   - Не вздумай, Слав! - не заметив перехода с мысленной речи на обычную, вновь зашипела вслух сестра, хватая его за рукав.
   - Почему? - не понял тот. Анна опомнилась и вновь воспользовалась связным артефактом.
   - Дурак! Как будто ты кино не смотрел! "Схожу... посмотрю..." Так героев по одному и вылавливают! Идём вместе.
   Вячко тяжело вздохнул. Ну, если смотреть с этой точки зрения... Он вспомнил сколько раз сам негодовал по поводу тупоумия персонажей триллеров и ужастиков, обожавших соваться в опасные и просто подозрительные места поодиночке, и нехотя кивнул.
   - Ладно. Только тихо-тихо. Ясно? - обратился он к сестре. Та в ответ плеснула довольством. Ну как же, смогла переубедить строптивого братца. Эх, Аня-Аня... Вячко покачал головой.
   Третий этаж, представлявший собой один огромный, заваленный пыльным хламом зал, протянувшийся на всю длину здания, оказался пуст. Никаких фиксаторов, и ни единого намёка на присутствие людей, но Вячеслава не оставляло ощущение, что он что-то упустил.
   В чём дело, Стрелков понял лишь спустя несколько минут, когда как следует осмотрелся в зале и заметил чёткие отпечатки рифлёных подошв на пыльном полу.
   - Тут кто-то был совсем недавно, - притормозив сестру, сообщил Вячко, указав на следы. Анна медленно кивнула и, в свою очередь постаралась "прислушаться" к пространству вокруг. Минута, другая и девочка пожала плечами.
   - Но сейчас здесь пусто, по крайне мере, я никого не чувствую поблизости.
   - И это странно, - Вячко нахмурился. - От входа тянется только один след, обратного нет. Но и второго выхода из зала тоже нет. Если только...
   - Он вышел в окно? - предположила Анна.
   - Чёрт знает, - мотнул головой Вячко. - На чердаке по-прежнему пусто... Вот ведь! Надо выяснить, куда он делся, а то вылезет в самый неожиданный момент, и что мы будем делать? Давай-ка, пройдём по этому следу, осторожненько.
   - Очень осторожненько, - чуть подумав, согласилась сестрица, и Стрелковы медленно двинулись вперёд.
   Петлять меж гор мусора, состоящего из каких-то разломанных ящиков, предметов мебели и обломков совершенно неясного происхождения, пришлось действительно с максимальной осторожностью, чтобы не задеть и не обрушить на пол шатающиеся, кажется, даже от сквозняка, кучи хлама. Как среди этого мусора смог просочиться взрослый человек, Вячко не понимал. Даже ему, несмотря на комплекцию, кое-где приходилось изгибаться самым причудливым образом, чтобы не задеть торчащие из мусорных куч обломки, что уж говорить о взрослом человеке. Вячеслав покосился на сестру, легко миновавшую очередной завал, и неслышно вздохнул. Вот у кого нет никаких проблем с перемещением в этом лабиринте, рост Анны вполне позволяет ей проходить под торчащими во все стороны занозистыми деревяшками, а природная грация и невеликий в силу возраста и общего телосложения вес позволяют буквально перепархивать через преграды, не тревожа даже лежащую на них пыль.
   Неожиданно сестра замерла на месте и "постучалась" в его мысли.
   - Стой, Славик, - настороженность так и сквозила в эмоциях девочки, застывшей у раздолбанного в хлам шкафа с оторванными дверцами. Вячеслав беззвучно подобрался к ней и осторожно заглянул за "угол", образованный дубовым предметом обстановки. Заглянул и, не обнаружив ничего кроме довольно длинного пустого "коридора", освобождённого от нагромождений мусора, протянувшегося вдоль стены здания до самой торцевой стены зала, тут же отпрянул, после чего обернулся к напряжённой сестре. Анна, поняв его безмолвный вопрос, кивнула. - Пол и окно, в самом углу у стены. Только осторожно.
   Поначалу Вячко не понял, что именно насторожило его сестру, но, вновь глянув за угол и присмотревшись к дальней части "коридора", удивлённо приподнял бровь. Во-первых, именно там, не доходя буквально нескольких шагов до угла зала, обрывались следы, по которым они шли эти несколько минут, петляя по огромному помещению, да не просто обрывались, там словно метлой пол подметён. Можно было бы, конечно, списать это на сквозняк от разбитого окна, но уж больно ровно выглядит очищенная площадка. А во-вторых... Вячеслав попытался присмотреться к указанному сестрой месту, и с удивлением понял, что его взгляд ни в какую не хочет останавливаться на углу помещения, у того самого разбитого окна. Сначала свет, льющийся в оконный проём показался слишком ярким, отчего взгляд сам скользнул в сторону, потом словно соринка в глаз попала, заставив зажмуриться...
   - "Незаметность"? - спросила Анна.
   - Или что-то вроде, - согласно кивнул Вячеслав и скривился. - Но очень высокого уровня, я вообще никого там не чую, пустое место и всё тут, абсолютно неинтересное. Да ещё и глаза отводит. Странная техника.
   - Попробуй через пол. Вибрация есть, но слабая, - посоветовала девочка, но её брат только головой мотнул.
   - К чёрту. Если он прикрывается так, что наши сенсорные способности пасуют, то боюсь думать, какая у него чувствительность. И ты прекращай тигра за усы дёргать. Уходим к лестнице на чердак. Только очень тихо!
   Ушли. Тихо и незаметно вернулись по своим следам, усилиями Анны, заметаемым по мере движения, вывалились на знакомую лестничную площадку. Здесь над головами чернел зев лаза на чердак. Да только забраться туда без лестницы проблематично... для обычного человека.
   Вновь подхватив сестру, Вячеслав заставил её встать ему на плечи, потом на ладони. Опираясь руками на шершавую стену, Анна выпрямилась и... взлетела вверх, подброшенная выпрямившим руки братом. Уцепившись за выступающий край проёма, девочка ловко подтянулась и, цепляясь локтями, забралась на чердак. Перекатившись, Аннушка встала на ноги, покрутила головой и скривилась от вида полутёмного пыльного помещения, слегка подсвеченного слабым светом льющимся в маленькие "слуховые" окошки, замызганные и грязные до полной непрозрачности. Девочка передёрнула плечами и выглянула за край проёма, вниз, где остался её брат и улыбнулась, мол, всё в порядке. Тот кивнул и сделал её знак отойти в сторонку.
   Вячеслав дождался, пока Анна отойдёт от лаза, и сам переместился к входу в зал. Глубоко вздохнув, юноша окинул взглядом тесное пространство лестничной площадки и, дождавшись знакомого покалывания в руках и ногах, рванул вперёд. Три шага, слишком мало, чтобы набрать приличную скорость, но если тело переполняет Эфир, то невозможное становится возможным. Тело юноши будто размазалось в воздухе, а через миг, раздалась короткая очередь шлепков босых ног по железобетону. Стрелков, диковинным мячиком отскакивая от стен, винтом ввернулся в чернеющий зев проёма, и глухо стукнул пятками о широкие доски чердачного настила.
   - Не завидуй, - Вячко мягко щёлкнул по носу сестрёнку, внимательно следившую за его акробатическим этюдом.
   - Вот ещё, - с тихим фырком, отозвалась та, мысленно, разумеется. - Через пару лет и я так смогу.
   - Обязательно, - уверенно кивнув, согласился с ней брат и, приобняв за плечи, развернул спиной к лазу. - А сейчас, идём, поищем местечко поспокойнее. А то чую, вот-вот начнётся грандиозный шухер.
   Найти удобное место не составило труда. Сориентировавшись по тому, куда было направлено основное внимание наёмников, когда Вячко, ещё находясь в "камере", определялся с их местонахождением, Стрелковы забились в дальний от этой стороны угол здания, устроившись под мощными балками невысокой крыши, и замерли в ожидании. Чего? Да хоть чего-нибудь. И долго ждать им не пришлось.
   Откуда-то из лесу послышался нарастающий шум, но выглянуть под незаметностью из слухового окна и рассмотреть, что именно так натужно ревёт там за деревьями, Вячку не удалось. Тихий, невесть откуда взявшийся свист резанул по ушам, а потом грохнуло, да так, что старый заброшенный дом вздрогнул всеми стенами, заскрежетал, зазвенел последними выбитыми стёклами. Словно из пушки по нему саданули. Впрочем, может быть из неё и прилетело? Кто знает, что могли притащить с собой неизвестные, с которыми сейчас сражаются "похитители"?
   Грохот перешёл в череду взрывов. Потянуло гарью, ударило в нос кислой, резкой вонью зажигательной смеси, разлившейся по стене и весело заполыхавшей, пожирающей остатки декоративного покрытия фасада... Тут же раздалось резкое сухое стаккато крупнокалиберных стреломётов и еле слышный стрёкот автоматов, сопровождаемый тихим звоном стальных стрелок, вгрызающихся в бетон. Бумкнуло где-то в лесу, сначала тихо, а потом... с оглушительным рёвом рвануло, на миг залив алым светом чердак. Похоже, "похитители" совсем не собираются сдаваться без боя...
   Прижав к себе вздрагивающую от взрывов и выстрелов Анну, Вячко постарался настроиться на пространство вокруг дома и, прикрыв глаза, сосредоточился на Эфире. Как бы ни хорохорилась сестрёнка, но если и есть что-то, в чём Вячко её превосходит так же, как сама она делает его в эмпатии, то это сенсорика. Пассивная, ввиду искалеченного Дара, но чувствительная до предела. Намного чувствительнее, чем тот же "москит", например. А это о чём-то, да говорит! Конечно, "видеть" что происходит в десятке километров от него, как боевой комплекс эфирного контроля, Стрелков не может, зато в пределах пятисот-семисот метров, он даже летящую муху в состоянии засечь... если, конечно, не будет препятствий, вроде того же железобетона, что окружал их в доме. Ну, так если москит запихнуть под бетонный колпак, он тоже ослепнет и оглохнет. Здесь же крыша, то есть, тонкий слой ржавого железа, гнилые опилки да деревянные балки. Ничтожная преграда для его умений.
   Тряхнув головой, чтобы отогнать несвоевременные хвастливые мысли, Вячко прикрыл глаза и сосредоточился на задаче. Туман перед его внутренним взором нехотя начал рассеиваться, расползаться сначала по углам чердака, чёрно-бело изображение которого, начало проступать из темноты под опущенными веками, словно бумажная фотография в проявителе. Но дожидаться, пока картинка обретёт полную чёткость, юноша не стал и развернул восприятие шире. Привычно, но всё так же захватывающе, как и в первый раз, изображение рвануло вниз и в стороны, и Вячко будто воспарил над старым особняком. Выше и выше, пока под ним не развернулась вся панорама идущего внизу боя. В этот момент Стрелков одним волевым усилием остановил свой "полёт" и замер, разглядывая ползущие по снегу фигурки людей и машин, ломающих кустарник, в попытках подобраться поближе к дому и не попасть под выстрелы его защитников. По воле Вячеслава, мутная картинка начала обретать всё большую чёткость и объём, до такой степени, что при желании, он смог бы рассмотреть лица нападавших и почти незаметные обычным зрением, линии "воздушных туннелей" стреломётов. А вот с "похитителями" всё хуже. Для взора сенсора они так и остались еле намеченными контурами, привидениями, рассмотреть которых не позволял всё тот же проклятый железобетон.
   В принципе, Вячку было совсем не обязательно строить именно такую форму отображения происходящего за пределами дома, вполне хватило бы и ощущений, не оформленных в "видеоряд", благо в них он разбирался более чем неплохо. Настропалился уже. Но тогда, ему не удалось бы провести маленький эксперимент, который он только что задумал из желания немного успокоить сестру, от каждого взрыва вздрагивающую в его объятиях.
   - Анюта, я сейчас попробую кое-что сделать, а ты скажи, получилось или нет? - передал он девочке и, не дожидаясь ответа, попытался спроецировать ей видимую им картинку через связной браслет. Та судорожно кивнула и... вдруг ошеломлённо охнула.
   - Это так ты видишь происходящее там? - Мысль сестрёнки заполошной птицей врезалась в разум Вячка.
   - Если постараюсь. Но обычно обхожусь без визуального ряда, - усмехнулся тот, чувствуя, как Анну отпускает страх, а на его место приходит такое знакомое любопытство. Расчёт удался! Ведь чего боялась сестрёнка? Взрывов и стрельбы? Нет, знает же, что по чердаку палить нападавшим незачем. К тому же, и щит она поставила, прикрывая себя и Вячка. От атаки одарённого простейшая кинетическая защита, конечно, не спасёт, но от осколков или от "заблудившейся" стрелки, запросто. В общем, не в обстреле дело, а в неизвестности. Прилетит ли следующий снаряд в крышу, раздирая её щит в клочья, или грохнет о стену этажом ниже? Прошьёт шальной очередью станкового стреломёта ржавое кровельное железо, вспарывая защиту и их тела, или полоснёт по окнам первого этажа? Неизвестно. А потому страшно. Очень.
   Зато, стоило ей увидеть всю картинку боя целиком, и от мандража не осталось и следочка. Сидит, смотрит, как пересекаются линии воздушных туннелей стреломётов нападающих и защитников, как лупит мечущийся в отдалении "маус", расплёскивая снаряды по вздрагивающим от каждого попадания стенам, оставляя на них удивительно мелкие выбоины. А ведь должна бы крошить бетон в пыль, между прочим... Вячко покрепче обнял сестру и застыл в ожидании.
  

Глава 10. На всякого хитреца

   Дон Диего Агилар де Сантьяго уже не первый день пребывал в жутком раздрае. В последний раз, такое настроение посещало его незадолго до бегства из Бильбао, когда ему на пятки "присели" неугомонные баски, почему-то не обрадовавшиеся желанию молодого выходца из заморских владений Испании, поухаживать за красотками в метрополии. Да и та девка сама была виновата, подумаешь, цаца какая, можно подумать, местные кабальеро из знатных, перед ней штабелями ложатся! А чем Диего хуже? Четыреста лет подтверждённой истории рода, его предок участвовал в подписании Второго Бургосского конкордата, между прочим! А эта стерва морду воротила: гачупин-гачупин.
   Диего её, конечно, поучил правильному обращению, а приставленные отцом охранники скинули её труп в подворотне. Да не подумал о родне дуры. Зря, конечно. После второго покушения, в котором сгинули верные бойцы, и трёхдневного сидения под замком в доме братьев той девки, болтавших на каком-то совершенно не испанском языке, после удачного побега из старого, словно сошедшего со страниц рыцарского романа, замка, ему пришлось линять из Бильбао и вообще из Испании. Страху натерпелся на пять лет вперёд.
   И вроде бы давно забылась эта история, и сам Диего уже давно не тот лоботряс, что явился в Европу, чтоб вдосталь покутить в метрополии, а почтенный майор наёмного отряда. Не бог весть, какая шишка, конечно, но и не последний бродяга. Своё зубами у жизни вырвал... и у конкурентов, вместе с глотками. Да и в СБТ некоторую известность приобрёл. А вот подишь ты. Стыдно сказать, но когда Диего вчитался в строки отчёта информатора, у него руки задрожали так, что еле-еле смог себе стакан воды налить, а уж как зубы стучали о его край... Хорошо ещё, что в тот момент он был один. Страх накатил, словно цунами, погребая под собой, лишая возможности мыслить. Но ничечго, справился с собой, начал думать. Была идея, что появление отряда "Баски", перехвативших заказ прямо под носом у информатора Диего, никак не связано с той историей, но быстро выветрилась. Двух дней не прошло, как инкассаторскую машину его отряда умело распотрошили прямо на маршруте. Догадаться, кто это сделал, труда не составило. По крайней мере, Диего сразу понял, что к чему. И если уведённый заказ ещё можно было проигнорировать, то покушение на святое, то есть на казну отряда, уже нет. Да что там! Его бы собственные бойцы распяли, если бы он не отреагировал на такую пощёчину. Пришлось действовать, хотя лезть под пушки мстительных басков, Сантьяго не хотел. Совсем не хотел. Но деваться-то некуда.
   А потому, едва технарь отряда примчался с известием, что маячок похищенной машины инкассаторов подал сигнал откуда-то из города, Диего сделал то, на что баски наверняка не рассчитывали. Он не намерен был играть с ними в долгую, обмениваясь булавочными уколами, а решил сразу навязать противнику "генеральное сражение". Вот чего-чего, а прямой схватки, представители рода Сантьяго никогда не боялись. Это вам не в каменном мешке сидеть, в ожидании неминуемой смерти. Тут всё по-честному. Ты стреляешь, в тебя стреляют. Кто кого!
   К тому же, судя по действиям "Басков", они вовсе не жаждут такой стычки. Иначе давно устроили бы налёт на базу его "Амантес де ла Фортуна". Значит, сил у них немного и с поддержкой негусто. Именно поэтому, дон Диего не стал тратить время на разведку и слежку за явно специально засвеченным транспортом, из опасения, что мелкая группа, отправленная по следу, рискует влететь в засаду. А у него ведь тоже людей немного. Нет, Сантьяго объявил общий сбор, и через пятнадцать минут его бойцы, извещённые о причинах вызова, уже грузились в машины. Диего даже единственную "мышь" с собой прихватил. Последний довод королей, так сказать.
   - "Весло" - "Кукушке".
   - "Кукушка", я - "Весло", приём.
   - Коробочки вышли. На складе пусто. Стоп. На складе... чёрт! "Весло", здесь люди! Пленники в клетках!
   - Э-э...
   - И бойцов нет. Даже охраны. Твой баркас далеко?
   - Ты рехнулась, девка?!
   - Ты мне должен. Помнишь?
   - Вот же... там же командир и представитель заказчика. Ты понимаешь, чего требуешь?
   - Великолепно понимаю. Представитель о пленных и позаботится, всё согласно контракту.
   - Это где это в контракте прописаны какие-то пленники?
   - В разделе "Трофеи".
   - Под монастырь подводишь...
   - Ты. Мне. Должен!
   - Да чёрт с тобой! С командиром сама объяснишься, когда прилетит. Лови координаты.
   - Зачем? Здесь же лес вокруг, пусть подгоняет корыто прямо сюда и садится во дворе, всё равно никто не заметит.
   - Я труп. Ладно, жди. Машина будет на месте через десять минут.
   - Ты прелесть.
   - Сгинь с канала! Работать мешаешь!

* * *

   Долго наблюдать за ведущимся у особняка боем, у Стрелковых не получилось. Не прошло и пяти минут, как выскользнувшие из-за спин нападавших, бойцы в лёгких тактических комплексах помножили всю штурмующую дом ватагу на ноль. Противопоставить им что-либо, могла лишь та самая "мышь", что долбила снарядами по стенам особняка, но именно её первую операторы ЛТК и завалили, за пару секунд разобрав на запчасти артиллерийский автомат вместе с несущей его платформой. А дальше, дальше началось форменное избиение растерявшихся нападавших, и Вячко оборвал передачу картинки сестре. Ещё не хватало, чтобы двенадцатилетняя девочка смотрела на то, как бойцы в ЛТК рубят в капусту живых людей! Конечно, боевик со стрельбой и взрывами не намного лучше, но во время перестрелки кровища во все стороны не хлестала, а вот когда в бой вступили бойцы в тактических комплексах, орудовавшие не стрелковым вооружением, а штатными тесаками... мясорубка вышла та ещё. Вячеслав и сам был не рад смотреть на это действо, но возвращать обычное восприятие не спешил, дожидаясь окончания боя. На всякий случай.
   Догадаться, что операторы вывели свои комплексы в тыл нападавшим через замеченный Стрелковыми подземный лаз, труда не составило. А вот почему они и обратно вернулись тем же путём, это совсем другой вопрос, над которым Вячку пришлось изрядно поломать голову.
   Оглядывая пустое пространство вокруг дома, юноша то и дело цеплялся вниманием за следы только что окончившегося боя. Распластанные на земле тела убитых бойцов, чёрные копотные пятна от взрывов, покорёженная техника. Особенно много её оказалось на подходах к особняку. Здесь земля была просто усыпана обломками. Тут и пара перевёрнутых лёгких броневичков, весело полыхающих чадными кострами, и уткнувшиеся стволами в землю, дымящиеся остовы стрелковых дронов, длинными змеями размотавших по земле "гусянку" и даже лёгкая боевая платформа нашла здесь свой конец. А вокруг земля испещрена воронками от взрывов. Повоевали, однако!
   Вячеслав, нахмурившись, присмотрелся к этой картине и... досадливо хлопнул себя ладонью по лбу.
   - Что такое? Что случилось? - Анна тут же встрепенулась и уставилась на брата, сбросившего транс.
   - Понял, почему ЛТК ушли обратно так же, как и пришли, через подземный ход, а не вернулись в дом через двери, что было бы быстрее, - ответил Вячко.
   - И? - интерес в эмоциях сестры тут же угас, но вопрос она всё же задала. Из упрямства, не иначе.
   - Вокруг особняка раскинуто минное поле, - объяснил брат. - Достаточно посмотреть на расположение воронок от взрывов, обломков машин и трупов тех, кто рискнул подойти к особняку ближе чем на сотню метров, и это становится ясно как день.
   - А я-то думала, это наши "похитители" такие косорукие, что даже с такого расстояния с одного выстрела гранатомёта по машине попасть не могут, - доверительно сообщила Анна. - Решила, что потому они и били в несколько стволов разом... Ну, чтобы наверняка.
   - Ну да, ну да, - протянул брат. - Согласованное поле, значит. Реагирует не только задетая мина, но и её "соседки". Плохо.
   - Почему? - не поняла девочка.
   - А как мы его пройдём, сама подумай? - вздохнул в ответ Вячеслав. - Я лично, эти мины не чую вовсе, несмотря на всё старание, а это значит, что боеприпас качественный, германский или русский, собран на заводе, а не в мастерской на коленке и, что самое плохое для нас - умный, зараза. Уж очень качественно от сенсоров прячется. И отсюда вытекает второй факт: обойти эти мины я не могу. Если бы не согласованность поля, можно было бы попробовать пройти по уже сработавшим закладкам, вон, хотя бы от того дрона на клумбе, что почти до стены добрался. А так... бесполезно. Кто знает, может быть там рядом с уже подорванной миной, ещё две-три на взводе стоят. Шагнёшь неловко и всё... полетели клочки по закоулочкам.
   - Жа-аль, - понурилась Анюта. - Значит, придётся идти через подвал, да?
   - Ша, детки, уже никто никуда не идёт, - насмешливый, но какой-то глухой голос, раздавшийся над головами Стрелковых, заставил их замереть на месте. - И да, паренёк, ты прав, мины мы поставили "умные", третьего поколения. "Кроты" Архангельских лабораторий, если тебе это о чём-то говорит.
   - Говорит, - вздохнул Вячко, пряча за флегматичным выражением лица, рвущийся из груди вопль бешенства и злости. На себя - разболтавшегося идиота, снова забывшего о связном артефакте и о том, чтобы сразу по окончании боя заставить Анну снять щит, засветивший их, как ёлку в новогоднюю ночь. О том, как он прошляпил появление наёмника, и вовсе думать не хотелось, хотя, по правде особой его вины в этом не было. После медитации, организм всегда словно "засветку" ловит. Но Вячко справился с собой и, повернувшись к сестре, объяснил, как ни в чём ни бывало. - Это значит, что минное поле, не просто согласованное, а так называемое "мёртвое", пройти его можно только в том случае, если уничтожено больше восьмидесяти процентов массива. Ну, или зная коридор безопасности, который, "кроты", как следует из их названия, могут менять по своему разумению. Медленно, но верно. По расписанию и с отчётом мастеру-сапёру.
   - Учитывая же, что минное поле, в момент прихода наших "гостей", как раз перешло в режим смены позиций, до его окончания через четыре часа, никаких сведений о коридоре у нас не будет, как, собственно, и самого коридора, - с неожиданной готовностью подхватил наёмник, снимая тактический шлем и... оказался наёмницей. Русые волосы водопадом рассыпались по плечам, серо-зелёные глаза, прищурились, оглядывая Стрелковых, а тонкая ладонь в перчатке аккуратно вернула на место отвисшую челюсть Вячеслава. Девушка несколько секунд полюбовалась ошеломлёнными лицами собеседников и, весело улыбнувшись, договорила: - И да, через подвал вы уже тоже уйти не сможете. Этот выход закрыт и взят под охрану.
   - Это ты так вежливо намекаешь, что сбежать у нас не получится, да? - хмуро спросила Анна, скрестив на груди руки и, в свою очередь, окинула девушку изучающим взглядом. Да много ли можно рассмотреть, если та одета в бесформенный камуфлированный комбез и раздутый от набитых карманов и подсумков, разгрузочный жилет?
   - Она не намекает, она прямым текстом говорит, - буркнул Вячеслав.
   - Умный мальчик, - всё с той же весёлой улыбкой, кивнула наёмница. - Ну что, идёмте вниз, узники замка Иф.
   - Кто-кто? - не понял Вячеслав, поднимаясь на ноги и, заодно, поднимая насупившуюся сестру.
   - Вот придём к нашим, сам у атамана спросишь, - неопределённо отозвалась девушка. - Он вам это прозвище дал, пусть он и объясняет.
   - Э-э... а зачем нам к атаману и к этим самым "вашим"? - настороженно спросила Анна.
   - Обед у нас по расписанию, точнее, ужин, - подталкивая Стрелковых к люку, проговорила наёмница. - И уж извини, но едим мы все вместе, по номерам еду разносить некому.
   - Ужин, это хорошо. У нас с самого утра маковой росинки во рту не было, - заметил Вячко и, схватив сестрёнку в охапку, спрыгнул в проём ведущий на лестничную клетку. А через секунду рядом оказалась наёмница. Настороженная и готовая, кажется, к любым возможным сюрпризам. Но, увидев, что стоящие рядом брат с сестрой никуда драпать не собираются, она чуть расслабилась.
   - Вот, кстати, не хочешь рассказать, как вы на чердак без лестницы забрались, землячки? - спросила девушка, когда все трое уже шагали вниз по лестнице.
   - Так же, как и ты, наверное, - пожав плечами, отозвался Вячко, бросив предостерегающий взгляд в сторону сестры, на что та лишь облила его морем скепсиса, дескать, и без твоих предупреждений понимаю, что нужно держать язык за зубами. - А с чего вы взяли, что мы земляки?
   - Мы же по-русски говорим, - с укоризной взглянув на брата, пояснила Анна. Тот только крякнул от собственной недогадливости. Зарапортовался, называется.
   - А о минах откуда знаешь? - не отставала наёмница.
   - Я пять лет учеником в оружейной мастерской отработал. Насмотрелся, - буркнул в ответ Вячеслав, одновременно словив ответный, весьма насмешливый взгляд сестры, расшифровать который можно было вполне однозначно: "а сам-то!".
   - Ещё скажи, что и сапёрное дело знаешь, - с явной подковыркой заметила девушка.
   - Не скажу, - покачал головой Стрелков. - Не моя специализация.
   - Ух ты, какие, однако, умные детки в этих глухих местах живут. Какие слова знают! - с деланным восхищением воскликнула наёмница, но, обнаружив, что ни брат ни сестра никак на её слова не реагируют, замолчала.
   Так в тишине они и добрались до большой комнаты на первом этаже здания, и первом на что наткнулся в ней взгляд Вячеслава, был мобильный генератор щита, тихо гудевший прямо в центре помещения. Теперь стало ясно, почему "мышь" не смогла сходу раздолбать этот особняк. Если в здании сохранились энерговоды, а они-таки сохранились, о чём свидетельствовали толстые жилы временной проводки, брошенной от генератора и исчезающей в стенах, то обстреливать малокалиберной артиллерией стены дома можно было до морковкина заговенья... или, по крайней мере, до тех пор, пока не кончится питание проектора щита.
   - Хм, чем дальше, тем больше мне кажется, что всё происшедшее здесь сегодня, вовсе не было случайностью, - тихо протянул Вячко.
   - Почему? - спросила Анна, но брат, бросив короткий взгляд в сторону их "конвоирши", в этот момент заговорившей о чём-то с одним из подошедших наёмников, резко качнул головой.
   - Потом пообщаемся на эту тему, - перейдя на артефакт связи, ответил Вячко. - Не на виду у них.
   - Так, ребятки, - повернулась к ним наёмница и бесцеремонно ткнула пальцем себе за спину, указывая на своего коллегу, с которым только что говорила. - Следуйте за Лизой, она у нас сегодня главная по тарелочкам. Выдаст вам ложки-миски-кружки, ну и едой оделит, заодно.
   - Стоп, - второй наёмник, "неожиданно" тоже оказавшийся наёмницей, скинул...а свой шлем и, тряхнув рыжими, как огонь волосами, сурово уставилась на Стрелковых. - Руки!
   Брат с сестрой недоумённо переглянулись и потянули было руки вверх, но девушка, под смешки окружающих бойцов, вздохнула и уточнила:
   - Руки мыли?
   - Интересно, где? - ядовито отозвалась Анна. - В том склепе, где нас заперли, рукомойника не было, знаете ли. Как и на чердаке.
   - На чердаке, значит... - следом за рыжей, уже успевшей снять не только шлем, но и разгрузку, начали избавляться от излишков амуниции и остальные наёмники, в числе которых оказалось лишь два человека мужского пола. Вот один из них, юноша старше Вячеслава едва ли на год-другой, и протянул это своё "значит", да так, что Стрелковых холодом по спинам продрало. Тем временем, молодой человек обернулся к двум девчонкам-близняшкам, стягивавшим со своих плеч тяжёлые разгрузки, и, безошибочно ткнув пальцем в одну из них, рыкнул: - Лина! Скажи-ка мне, товарищ снайпер, каким таким макаром наши поднадзорные смогли мимо тебя просочиться, а? Второй косяк за пять часов, на рекорд идёшь!
   В отличие от других наёмников, начавших подтягиваться на шум, Елизавета быстренько отвернулась от командира, устраивающего разнос своей подчинённой и решительно подтолкнула Стрелковых к притулившемуся у дальней стены, собранному из каких-то ящиков, столу.
   - Идёмте, я вам воды сотворю, умоетесь. А там и перекусить что-нибудь отыщем.
   Вячеслав с Анной молча кивнули и последовали за наёмницей. Проходя мимо кучи кофров, сваленных в углу, Стрелков бросил взгляд на замеченную им, странно дёргающуюся тень и... тихо хмыкнул. Прямо под окном лежал связанный по рукам и ногам человек. Точнее, пытался избавиться от пут, извиваясь, словно червяк. Он бы, наверное, ещё и вопил сейчас, да кляп не позволял, так пленному бедолаге только и оставалось, что корчиться на полу да мычать, без толку надсаживая горло. Он даже зло сверкать глазами в сторону пленителей не имел возможности, повязка мешала.
   - Всё интереснее и интереснее, - пробормотал Вячко, но, поймав внимательный взгляд командира отряда, распекающего "раззяву"-снайпершу, заткнулся и, отвернувшись, прибавил шаг. Хотя увиденное им только что, действительно, было весьма интересным. Нет, так-то, жёлтая эмблема на рукаве пленника выглядит вполне естественно вкупе с такими же эмблемами на сожжённой технике и форме бойцов, чьи трупы усеяли двор особняка, да... только один вопрос: почему такой же знак красовался на вездеходе, в котором похитители вывезли Стрелковых из Пернау?
   Когда Вячеслав подошёл к столу, сестрёнка уже с интересом наблюдала за тем, что творит наёмница. А посмотреть было на что. Рыжая непринуждённо создала шар тёплой воды и, подвесив его перед Анной, протянула ей кусочек мыла.
   - Умывайся, хрюшка, - улыбнулась она. Сестрёнка насупилась, но, глянув на брата, непонятно с чего вздохнула и принялась сосредоточенно плескаться в тёплой воде. Хотя, почему это "непонятно"? Зеркала-то здесь нет, так что вполне логичным было сориентироваться по внешнему виду стоящего рядом брата, ползавшего по тем же закоулкам, что и она сама. Стрелков осмотрел свою одежду и руки... м-да, изгваздались они, конечно, порядком.
   Шар воды, в котором умывалась Анна, тем временем начал мутнеть. Рыжая наёмница это заметила и, одним волевым усилием обновила его так, что только шматок мыльной грязи шлёпнулся на пол. А там и сестрёнка закончила с гигиеническими процедурами, и настала очередь Вячеслава приводить себя в порядок.
   - Спасибо, - тихо поблагодарил он наёмницу, когда та развеяла водяной шар.
   - Стоп-стоп-стоп, - замахала та руками. - Это ещё не всё. Ну-ка, встаньте у окошка.
   Стрелковы переглянулись, но молча выполнили приказ. Рыжая прищурилась и, смерив их долгим изучающим взглядом, вновь создала какую-то технику. На этот раз воздушную. А уже через секунду, Вячеслав с Анной еле могли сдержать смех от щекотки, с которой носились по их телам маленькие вихри. Зато уже через минуту, брат с сестрой оказались в чистой одежде. Ну, насколько это возможно, при отсутствии стирального порошка и машинки или, хотя бы, хозяйственного мыла и корыта с водой.
   - Вот теперь другое дело, - довольно констатировала Елизавета и протянула Стрелковым выуженные ею из ящика на столе пару русских ИРПов. - Как готовить, знаете?
   - Разумеется, - с серьёзной моськой кивнула Анна, не преминув воспользоваться связным браслетом и потребовать у брата инструкций по использованию этого... этого, в общем.
   - Тогда... стоп, я со стола всякий мусор уберу, и можете располагаться, - хлестнув по плечам рыжей гривой, заявила наёмница и тут же развила бурную деятельность. Всё лишнее полетело со стола на пол, и само собой сложилось небольшим терриконом в отдалении. Анна только ресницами хлопнула, увидев, как составленные в углу помещения, оружейные ящики резво подлетели к столу и опустились рядом, превратившись в табуреты... весьма брутального вида. Елизавета же умело дирижировала происходящим... вот из сумки вылетели точно такие же ИРПы, как те, что сжимали в руках Вячко с сестрой. Вот с них, во мгновения ока слезла пластиковая оболочка... Спиртовки загорались сами, сами же раскладывались и проволочные подставки, на которые тут же громоздились судки, мгновенно наполняющиеся водой, словно выкладываемые уверенной рукой, сухо загремели пластиковые столовые приборы... Минута, и стол накрыт, а по комнате поплыл запах горячего борща, на который тут же слетелись остальные наёмники и, с весёлым гомоном оккупировали стол.
   Вячеслав с Анной ошеломлённо переглянулись и, подобравшись к оказавшемуся свободным торцу стола, уселись вдвоём на один оружейный ящик. Впрочем, вскоре они справились с удивлением и взялись за "свои" ИРПы, которые так и сжимали в руках, пока наблюдали за устроенным Елизаветой представлением.
   Со стороны наверное казалось, что Стрелковы несколько пришиблены такой демонстрацией умений одарённой наёмницы, и потому едят молча, лишь изредка бросая взгляды на довольных жизнью "похитителей", перемежающих ужин с болтовнёй и несколько нервным смехом. Ну и пусть так, зато никому не кажется странным молчание брата и сестры, вовсю использующих дарованную связными артефактами возможность неслышно обсуждать происходящее вокруг.
   - Так что там говорил о "неслучайностях", Славик? - спросила Анна, когда брат помог ей справиться тугим кольцом на крышке консервы с уже разогретым вторым блюдом.
   - Чем больше я вижу, тем сильнее моя уверенность в том, что мы вляпались в очередную историю, - ответил тот.
   - Пояснишь? - расслабившаяся было сестрёнка, резко посерьёзнела.
   - Куда ж я денусь, - вздохнул Вячко.
   Анна осторожно огляделась по сторонам, потом вспомнила верхний этаж особняка и те горы мусора, через которые им со Славиком пришлось пробираться, подумала и... согласилась с выводами старшего брата. Даже здесь, на первом этаже, где в основном и околачивались "похитители", было видно, что дом давно заброшен. Пыль по углам, битые плитки пола с грязными разводами под разбитыми окнами, следы от потёков на стенах и лохмотья полусгнивших обоев. Всё просто кричало о том, что сюда давно никто не захаживал. Даже бездомные, кажется, сюда не забредали, чтобы укрыться от дождя или снега... потому как, следов от костра не видно. С одной стороны, ничего странного, наёмники просто нашли достаточно уединённое место, чтобы устроить привал перед завершением заказа, но если подумать... Всё это место просто вопит: "ЛОВУШКА!".
   - Минные поля, генератор и проектор щита, как-то плохо сочетаются с понятием "одноразового" убежища, не находишь? - Анна вспомнила слова брата. Да уж, кто бы стал тратить немалые деньги на организацию защиты места, где собирается провести одну, максимум, две ночи? Это просто... невыгодно! Одно только минное поле, если верить подсчётам Славика, стоит не меньше пяти-шести тысяч крон! Так и разворачивается оно не один и даже не три часа! А ещё, брата напрягла ситуация с самим штурмом, столь резво отбитым "похитителями".
   - Что в нём такого странного? - спросила его Анна.
   - Мне кажется, что атаковавшие дом наёмники, пришлю сюда совсем не по нашу душу. Суди сама, - после недолгого "молчания в эфире", выдал Вячко. - Нас "похитили" ещё до полудня, и сразу вывезли из города. В себя мы пришли где-то часа через три, значит, и герр Баум должен был очнуться тогда же, ну, максимум, на час раньше. Допустим даже, что придя в себя, он не стал тратить время на бесполезные метания и сразу начала действовать. Нанял отряд, и даже умудрился тряхнуть городскую службу безопасности так, что они дали ему доступ к уличным фиксаторам. Бред, конечно, СБ на такой шаг никогда не пойдёт... но допустим, старик смог найти нужные слова, и добился желаемого. Организовал людей, начал поиск, в котором наёмники показали просто чудеса дедуктивного метода или феноменальное собачье чутьё, не знаю, но смогли обнаружить "лёжку" наших похитителей... Напомню, с того момента как я очнулся и до начала боя прошло чуть меньше двух часов. Итого, у герра Баума было три часа на всё про всё, от найма отряда, до начала штурма этого дома. Совершенно изумительная скорость, тебе не кажется? А если учесть, что в погоню наёмники кинулись, не забыв прихватить с собой артиллерию и штурмовых дронов, на всякий случай, конечно, и плевать, что скорость хода отряда упадёт чуть ли не вдвое...
   - Когда ты так говоришь, это и в самом деле начинает выглядеть странно, - согласилась Анна.
   - Ну и пара вишенок на этом торте, - кивнул Славик и добавил: - Первая - наши похитители использовали для исполнения заказа транспорт с эмблемой тех самых наёмников, тела которых разбросаны вокруг особняка. Вторая - пленник, валяющийся под окном за нашими с тобой спинами. На кой он сдался "нашим" наёмникам?
   - Хочешь сказать, они вовсе не за нами пришли? - спросила сестра. - И герр Баум с ними никак не связан?
   - Зато наши "похитители" могут оказаться с ними связаны... каким-то образом, - уточнил Вячко. - Зачем-то же они взяли одного из нападавших в плен.
   - Пожалели? - чисто из чувства противоречия, предположила Анна.
   - Ага. Покрошили почти три десятка напавших, а их командира пожалели... Какие великодушные люди, - с нескрываемой иронией отозвался брат. - Кстати, заметь, "покрошили" быстро и без потерь. А если вспомнить мины и ЛТК... готовы они были к этому визиту. Так мне кажется.
   - Думаешь, ждали?
   - Вполне может быть, - Вячеслав еле удержался от того, чтобы пожать плечами. Уж очень несвоевременно смотрелся бы этот жест за столом, в исполнении сосредоточенно и, главное, молча жующего, паренька.
   - Ну ладно, ладно, - если бы разговор вёлся вслух, сестрица сейчас обязательно фыркнула бы. - Убедил. Но какое нам дело до проблем этого отряда? Они выполнят заказ, и мы разбежимся, разве не так?
   - А есть гарантия, что так и будет? - буркнул Славик.
   - Но... ты же им платишь! - глаза Анны округлились, да и сама девочка чуть не начала дёргаться от возмущения, хорошо, Вячко успел её окоротить.
   - О да, только, во-первых, они об этом не знают, - заметил брат. - А во-вторых, если уж они допускают подобные эксцессы во время исполнения заказа... в общем, доверять таким исполнителям не стоит.
   - Ну, пока они не сделали нам ничего плохого, ведь так? - уже куда спокойнее отреагировала девочка.
   - Пока, да, - вынужден был согласиться Вячеслав, и тут же добавил ложку дёгтя: - Ну, так и заказ ещё не выполнен.
   - Братик, ты такой пессимист, - мысленно изобразила вздох Анна. - Давай не будем себя накручивать, и подождём, чем дело кончится, а? Может, всё не так уж страшно?
   - А нам ничего другого и не остаётся, - отозвался Вячко. - Из особняка, нам самим не выбраться. Мины не выпустят. Можно, конечно, попытаться определить их оператора, и втихую выудить инфу с его вычислителя, когда "кроты" пришлют отчёт о новом коридоре, но это, честно скажу, весьма проблематично сделать. А выбраться через охраняемый подземный ход... всё равно, далеко от ЛТК мы с тобой не убежим.
   - Вот и не трави душу! - чуть ли не рыкнула Анна, зло сверкнув глазами. Ну, хоть отвернулась в этот момент от сидящих рядом наёмников, и то хлеб. Вроде бы они ничего странного не заметили...
   После ужина, "похитители" не стали возвращать Стрелковых в ту же "камеру", откуда те уже один раз сбежали. Может быть потому, что наёмникам было лень чинить дверь? Кто знает, тем не менее, вместо пустой холодной комнаты на втором этаже заброшенного особняка, брату с сестрой подыскали помещение поменьше и поближе. Им оказался небольшой закуток без окон, по соседству с обжитым наёмниками залом. Неуютное, тёмное и пыльное место, но тут хотя бы тепло, да и рыжая Лиза расщедрилась на пару спальников из запасов отряда и фонарь для освещения. Правда, выбраться из этого чулана так, чтобы остаться незамеченным, вряд ли получится. Выучившие свой урок, "похитители" загородили выход из него генератором, сдвинуть который с места, Вячко не смог бы даже предельно накачав мышцы Эфиром. Не то, что бы агрегат был таким уж тяжёлым, но предусмотрительные наёмники, следуя инструкции, зафиксировали его, вколотив в отверстия цапф мощные костыли... вбили их прямо в бетонный пол. В результате, генератор заблокировал дверь в чулан, оставив лишь небольшую щель, через которую разве что кружку воды протиснуть можно.
   - Великолепно, - скривился Вячеслав, выныривая из сенсорного транса. - Заперли они нас весьма качественно. Настолько, что у меня возник интересный вопрос: не лень им будет каждый раз отдирать генератор, чтобы проводить нас до ветра?
   - Лень, - индифферентно кивнула Анна и ткнула пальцем в тёмный угол чулана, с притулившимся там ржавым ведром, накрытым чудом уцелевшей крышкой. - Наверное, именно поэтому они отдали нам это...
   - М-да, предусмотрительно, - вздохнул Вячко и, глянув на нахохлившуюся сестрёнку, усевшись рядом, приобнял её за плечи. - Не переживай, мелкая. Выгребемся.
   - Ты кого мелкой назвал, дылда?! - тут же вскинулась Анна но, уловив эмоции Вячка, фыркнула и, плотнее укутавшись в расстёгнутый спальник, крепче прижалась к его тёплому боку. - Выгребемся, братик. Обяза-а...
   Вячеслав осторожно коснулся пальцем виска сестрёнки и та, сладко зевнув, моментально уснула. Посмотрев на тихо посапывающую Анну, он потушил единственный фонарь, освещавший комнату и, привалившись к стене, вновь погрузился в медитацию, не выпуская девочку из объятий. Так теплее... и спокойнее.
   У чулана был один несомненный плюс. Здесь почти ничто не мешало сенсорным способностям Стрелкова. Дверь приоткрыта, генератор не помеха, да и сами наёмники не стремятся разойтись по всему дому, облюбовав для своего размещения, уже знакомый Вячку зал. Наблюдай - не хочу.
   - Ну что, подведём предварительные итоги, - протянул атаман, поудобнее устраиваясь на кофре из-под модуля БИУСа и, облокотившись спиной о стену, обвёл взглядом сидящих у стола соратников. - Мила, твоя затея, тебе и отчитываться. Остальные слушают и готовят дополнения и замечания... можно даже критические. И я поучаствую.
   - Пф! Какая критика, оба этапа прошли идеально! - вздёрнув носик, заявила девушка.
   - А если найду? - только что не промурлыкал в ответ атаман, с прищуром глядя на переглядывающуюся с сестрой-близняшкой Милу, с лица которой тут же сползло самоуверенное выражение.
   - Ладно-ладно, - стараясь сохранить хотя бы уверенный вид, если уж самоуверенный не прокатил, замахала руками девушка и, на миг задумавшись, заговорила, почти затараторила, словно опасаясь, что её сейчас перебьют: - По первому этапу могу сказать следующее: Ловля "Амантов" на живца прошла без нареканий. Ольга с Линой немного перестарались с объявлением о нашем появлении в Пернау, но это только моё личное мнение. Вполне возможно, что при меньшем шуме, они могли бы и не обратить на нас внимания.
   - Ольга? - атаман повернулся к невесте. Та пожала плечами.
   - У этих пентюхов совершенно отвратительная система оповещения, - чуть сварливо проговорила она. - И я согласна с Милой. На меньший шум, чем мы подняли, они и ухом не повели. Проверено. Впрочем, чего ещё ожидать от отряда, заточенного на грубую работу в лоб? Сплошное "мясо".
   - Орки, натуральные, - подала голос рыжая Елизавета. - Пока не пнёшь, не почешутся.
   - Ла-адно... допустим, чтобы оповестить "Амантов" о прибытии в город "кровников", действительно стоило трубить во все Иерихонские трубы разом, хотя, я бы предпочёл не устраивать стрельбу в городе из-за одного несчастного автомобиля. Местные полицейские силы весьма нервно реагируют на подобные салюты и, обычно, гасят всех участников разом, и лишь потом начинают разбираться, кто, что и зачем, - произнёс атаман, поглядывая в сторону до сих пор молчавшего участника отряда. - Ладно, идём дальше.
   - Этот автомобиль, между прочим, принёс нам шестнадцать килограммов золота, а установленный в нём маячок позволил вытянуть весь отряд сюда, прямо под мины и ЛТК, - буркнула Мила. - К тому же, мы с Ольгой тщательно просчитали время реакции здешней "полиции". Риска не было... ну, почти.
   - А желательно, чтобы его в таких ситуациях не было вообще, - поучительно заметил атаман и тут же усмехнулся, заметив скривившиеся лица подчинённых. - Хотя, это нереально, да... понимаю. Но стремиться к минимизации рисков нужно всегда.
   - То есть, одного только расчёта времени было недостаточно? Ты на это намекаешь? - прищурилась Ольга.
   - Оленька, милая, если ты хочешь спросить, как бы действовал в этой ситуации я сам, не надо ходить вокруг да около, - растянул в улыбке губы командир. - Вы же знаете, я всегда готов поделиться с вами своей великой мудростью...
   - Но не во время практики, - фыркнула в ответ Оля. - Сам говорил.
   - Так ведь сейчас-то идёт обсуждение результатов вашей практической работы, чуешь разницу? - развёл руками Кирилл.
  

Глава 11. Затеи и затейники

   Вячко с неослабевающим интересом слушал разговоры наёмников, и чем дальше, тем лучше понимал, что они с сестрой вляпались в большие проблемы. Чужие проблемы. А командир наёмников продолжал ездить по ушам своих подчинённых
   - Итак, первая недоработка. Вы великолепно просчитали время и точку удара, которые заставили вылезти цель из норы, но... не озаботились организацией форы во времени, на случай возникновения форс-мажора с захватом инкассаторской машины "Амантов". То есть, три минуты задержки от начала пальбы, и на шум явились бы злые дядьки из городской полиции.
   - И как нужно было обеспечить эту самую фору, по-твоему? - осведомилась Мила.
   - А я откуда знаю? - беспечно пожал плечами Кирилл. - Вон, спросите нашего майора, смог же он задержать торги, пока вы возились, заново включая заглушенный маяк на инкассаторе? Глядишь, он и для задержки полицейских мог чего-нибудь придумать, да подсказать. Жора?
   - Ну, можно было бы аварию перед воротами ближайшего полицейского участка организовать... или прорыв трубы, чтоб кипяток хлестал во все стороны, не давая к гаражам подойти. Хоть на пять-семь минут, но и этого бы хватило.
   - Придираешься, Кирилл, - насупилась Мила. - У нас и так всё получилось.
   - Придираюсь, - неожиданно миролюбиво согласился тот и тут же договорил совсем другим тоном, холодным, неприятным: - Но лучше, я буду придираться к вам сейчас, чем потом стану носить цветы на ваши могилы. Это ясно? Ольга, каков состав и вооружение отряда быстрого реагирования полиции Пернау?
   - М-м... восемнадцать человек в штурмовом снаряжении, боевые платформы с тяжёлым стрелковым, часто, одна из трёх платформ оснащена артиллерийским автоматом, типа того же "Мауса". Каждый экипаж сопровождает как минимум один опытный одарённый в статусе не ниже младшего воя.
   - Вот так-то, девочки, - сухо произнёс Кирилл. - Против ваших четырёх автоматов и лёгкой брони. Фугасы не считаем. Долго бы вы продержались под таким огнём?
   - Мы тоже не овечки беззубые, - буркнула Мила.
   - Согласен. Четверо воев, это сила... если она успеет отреагировать на атаку, - заметил атаман. - И местные не идиоты, они прекрасно это понимают, потому и действуют без предупреждения, как раз на такой случай. Одна очередь из той же "мыши", и гавкнулись бы мои ученицы. Ладно... думаю, этот промах вы осознали. Идём дальше.
   - Прикрывающий "заказ" мы взяли чисто, хотя чуть затянули с активацией маячка на машине "Амантов". Но тут, действительно, спасибо Жорику. Потянул время достаточно, поднимая ставку на торгах за девчонку. Сам захват прошёл без шероховатостей, никто и не чухнулся. А там, цель поймала сигнал маячка и послушно потянулась на его зов. Время тоже рассчитали такт в такт. Успели и к обороне подготовиться и убедиться, что на базе "Амантов" никого не осталось.
   - Диего - скотина мстительная, всё "мясо" с собой приволок, - дополнила слова сестры Лина. - Так что мне и "добирать" на их базе никого не пришлось.
   - Да, неплохо получилось, - согласился Кирилл и замолчал, прикрыв глаза. А вся компания наёмников уставилась на него в ожидании. - Что? У меня нет претензий по этому этапу.
   - Вообще? - недоверчиво спросила Ольга. Атаман лениво кивнул и усмехнулся.
   - По этому этапу, - наставительно подняв указательный палец вверх, повторил он. - А вот по пленным и "заказу прикрытия"...
   - О-о... - Мила хлопнула себя ладонью по лбу. - Я так и знала, что ты нам это припомнишь!
   - Не "вам", а тебе лично, - поправил её Кирилл. - А теперь ответь на вопрос... зачем?!
   - Это моя вина, - неожиданно встряла Ольга. Атаман удивлённо на неё покосился. - Точнее, моя и Лины.
   - Интересно. Пояснишь? - спросил он.
   - Я же говорю, система оповещения у "Амантов" ни к чёрту, - вздохнув, произнесла та. - Изначально, мы с Милой и Линой рассчитывали, что Диего начнёт рыть землю, едва увидит в базе данных наёмников информацию о регистрации в городе отряда "Баски", это же его кровники. Ноль реакции. Тогда и появилась идея, привлечь внимание "Амантов" более действенным способом, то есть, переняв один из тех заказов, на которых они специализируются. И этого тоже оказалось мало. Но тут зашла более ранняя придумка Милы с угоном одной из принадлежащих отряду Диего машин, от которой мы изначально отказались из-за её очевидной грубости... Правда, заказ на похищение к тому времени был уже подтверждён, а отказ "Басков" от него выглядел бы подозрительно. В общем, сложив обе затеи, мы разработали план, позволяющий не только вытащить "Амантов" из их норы, но и обрубить возможные ниточки к нам и к заказчику контракта на Диего. Потому и похищение провели так, чтобы владелец Стрелковой наверняка увидел эмблему "Амантов".
   - А я оставила в вычислителе на их базе соответствующие заметки, так что, если этот самый герр Баум всерьёз займётся поисками, то рано или поздно на них наткнётся и будет уверен, что это Диего решил перехватить заказ у своих "кровников", - дополнила рассказ Лина. - Ну а там... пусть ищет ветра в поле.
   Кирилл окинул девушек долгим взглядом и, помрачнев, покачал головой.
   - Что? - вскинулась Мила. - У нас получилась вполне стройная схема! Кровники увели у Диего заказ, тот решил с ними разобраться и ринулся в погоню. Здесь они встретились, и "Аманты" легли, а кровники их командира убрались прочь вместе с "заказом". О том, что отряд "Баски" ликвидирован ещё месяц назад, никто не знает и не узнает. Там и пепла-то не осталось. Вот и пусть ищут мертвецов, а нас тут и в помине не было... Нужно только тела этих "любовников фортуны" уничтожить, чтоб исчезновение Диего не было заметно.
   - Вот это и называется эффектом дилетанта. Сложно, мутно, без гарантий и хрен кто чего в результате разберёт, - проговорил Кирилл и вздохнул. - Ладно, о "трофеях" с базы "Амантов" я выскажусь как-нибудь в другой раз. Но остался вопрос на засыпку... что вы теперь со Стрелковыми делать собираетесь?
   Услышав вопрос фактического командира отряда, Вячеслав обмер. Но следующие услышанные слова позволили ему облегчённо выдохнуть... и замереть с отвисшей от непомерного удивления челюстью.
   - Мы можем доставить их в червоннорусское воеводство, - предложила Лина. - В России рабства нет. Станут свободными...
   - Замечательно, - неожиданно заговорил прежде молчавший номинальный глава отряда. Жорик, кажется... - И что они там делать будут? Без денег, документов и родни? В детдом пойдут? Так там, между прочим, жизнь тоже не сахар. По крайней мере, на периферии. А иных вариантов устроиться в России, для несовершеннолетних сирот я не вижу.
   - Может, по той же линии их отправить, что и давешних девчонок с базы "Амантов"? - предложила Елизавета.
   - Не выйдет, представитель заказчика уже провёл их через фильтр и возвращаться туда ради непонятных подростков, не станет, - отозвалась Мила.
   - Мы что-нибудь придумаем, - упрямо проговорила Лина. - Денег на первое время, можем и мы с сестрой подкинуть. Документы?
   - Я могу отца попросить, он устроит, - встряла Ольга. - А если вдруг что, так и Вербицкий...
   - Ни тебя, ни кого-либо другого Вербицкий и слушать не станет, - неожиданно резко отозвался тот, кого наёмники называли то атаманом, то Кириллом.
   - Почему же? - ничуть не обидевшись на резкий тон, улыбнулась светловолосая наёмница. - Я лично знаю одного человека, которому Анатолий Семёнович не откажет в такой пустяшной просьбе.
   - Оля, ты понимаешь, что это долг? Долг, который ты хочешь повесить на мою шею, - тихо, с расстановкой проговорил Кирилл.
   - Не так уж велик должок, - фыркнула та. - Приём беглецов из СБТ на кордонах давно отлажен. Примут их там, отправят на фильтр, пробьют по базам и выдадут временные удостоверения. А Вербицкий лишь ускорит и без того не медленный процесс. Три часа и двумя подданными в Государя станет больше. Чем плохо? Ему и делать ничего не придётся. Поставит на деле свой гриф... со свистом пролетят.
   - Ну да, ну да, - деланно благодушно покивал атаман. - А ничего, что из этих ребят получатся замечательные свидетели?
   - И что они смогут рассказать? - фыркнула Мила. - Сидели в камере, сбежали на чердак, где их благополучно отловили сразу после боя. После чего накормили и запихнули в другую камеру. Всё.
   - Они даже Диего не видели, - подхватила рыжая Елизавета. - Я сразу пленника тенью укрыла, так что с этой стороны опасаться нечего.
   - Понятно, сговорились, значит. А пленников вы наших спросили? Может, они вовсе не горят желанием отправляться в Россию? - протянул атаман и, смерив насмешливым взглядом сконфузившихся от его заявления подчинённых, неожиданно посерьёзнев, решительно хлопнул ладонями по заходившей ходуном столешнице. - Я очень надеюсь, что вы тщательно продумали свои действия. Не хотелось бы в случае провала "подчищать" за вами хвосты.
   - Кирилл, ты имеешь в виду, что... - Елизавета с Ольгой переглянулись и умолкли так же одновременно, как и заговорили.
   - А вы как думали? - развёл руками тот и, явно заметив, непонимание и... недоверие, промелькнувшие на лицах девушек, договорил жёстко и безапелляционно: - Когда затевалась вся история с наёмным отрядом, я, фактически, обещал вашей родне не брать "кровавых" контрактов. И во что это вылилось? Первый же ваш самостоятельный боевой выход с заданием изъять и доставить заказчику майора мелкого наёмного отряда, превратился в полноценный бой с кучей трупов и сожжённой техники. Мало того, вы умудрились организовать сами себе великолепный "хвост" из двух похищенных одарённых ребят. Один из которых, напомню, ученик отошедшего от дел, но весьма известного в здешних местах артефактора, а вторая - рабыня этого самого артефактора. Замечу, если кражу рабыни он ещё мог бы спустить на тормозах, то ученика будет искать, наверняка.
   - Но мы же прикрылись от этих поисков! - воскликнула Лина. - В конце концов, заказчик подростков нас в глаза не видел! Всё что он о нас знает, это название отряда "Баски" и... всё.
   - О да, и только поэтому я согласен с вашим решением сорвать контракт по Стрелковым, в России их действительно станут искать в последнюю очередь. И именно поэтому не заставляю отвезти их к заказчику, или расстрелять обоих и сжечь вместе с телами "Амантов", - почти прорычал атаман. - Чего кривитесь? Не по душе мои слова?! Совесть не позволяет в детей стрелять, да? А подставляться самим и втягивать этих самых детей в свои дела, она вам позволяет?!
   - Кирилл, но мы же... - начала было оправдываться Мила, но командир остановил её одним коротким жестом.
   - В общем, так. Против идеи помочь Стрелковым я не возражаю. Но прежде, переговорите с ними. Сможете убедить, чёрт с ним. Вывезем из СБТ и сделаем документы. Не согласятся, действуем, как было договорено с их заказчиком. Если не напортачите в процессе, практическую работу я вам зачту... о-очень условно, но не дай бог, в следующий раз, вместо "тихого" выхода вы устроите такой же бедлам со стрельбой и взрывами... пощады не ждите. Отправлю в отпуск по домам, и родственничкам во всех красках ваши косяки распишу. Ясно?
   Атаман в полной тишине обвёл взглядом притихших наёмниц, поднялся из-за стола и пошёл к выходу из зала. А через секунду, следом за ним подорвалась и Ольга.
   - Кирюш, но ты же видел записи с камер на их базе, - тихо проговорила Ольга, подойдя со спины к застывшему у оконного проёма командиру. - И девочек тех в клетках видел... эти "Аманты", они же нелюди!
   - Видел, конечно, - кивнул тот, приобняв подругу за талию. - Думаешь, я не понял, почему вы решили действовать так... шумно, вместо того, чтобы просто выкрасть Диего и спокойно сдать его на руки заказчику? Понял, не сомневайся. Жажда справедливости в вас взыграла. И насчёт нелюдей не спорю, и с тем, что таких, как эти "любовнички фортуны" вырезать надо нещадно, тоже согласен. Но это не значит, что ради гибели кучки ошалевших от вседозволенности мерзавцев, нужно рисковать выполнением задания. После, пожалуйста, во время... ни в коем случае. Ну, освободили вы тех несчастных девчонок, спасли... молодцы, конечно. Хотя, Жорику я ещё выскажу пару ласковых за несанкционированное использование шлюпа... и за то, что не понял развода Лины с "внезапным" обнаружением пленников на базе "Амантов". Признайся, Линка же их ещё на первом разведвыходе срисовала, так? Вот-вот. А теперь подумай, что было бы, если бы вам не удалось взять Диего живым? Ведь одного шального выстрела во время боя хватило бы, чтоб отправить его на тот свет. Итог: задание не выполнено, "язык" мёртв, и кто поведает нашему заказчику об остальных отрядах людоловов, работающих на тех же лиц, что и "Аманты"? Значит, что? Нужно искать его "коллег" иными способами, а это, между прочим, потеря времени. И сколько ещё одарённых девчонок и мальчишек окажется в их руках? Сколько трупов прибавится к общему счёту? Сто? Двести? Не самый лучший расклад против пятнадцати освобождённых, не находишь?
   - Это плохая арифметика, - пробормотала Ольга.
   - Плохая, я бы даже сказал, грязная. Но не учитывать её нельзя, - меланхолично согласился Кирилл, уставившись в пустоту, но тут же встряхнулся и неожиданно довольно улыбнулся. - Впрочем, кое-чему в этой истории, я искренне рад.
   - Чему же? - удивлённо спросила Оля.
   - Тому, невестушка моя, что близняшкам, оказывается, известно понятие справедливости, - ответил он и, чуть помолчав, добавил: - Не ожидал, честно говоря.
   - Ты к ним предвзято относишься, - заметила Ольга, на что её собеседник только пожал плечами.
   - Я отношусь к ним так, как они того заслужили, - несколько сухо отозвался Кирилл.
   - Но... чем?
   - Своими поступками, конечно. Впрочем, в последнее время, их поведение заставило меня несколько пересмотреть точку зрения.
   - Что они такого сделали, Кир? Точнее, что они такого сделали именно тебе? - тихо произнесла девушка. Молодой человек чуть отстранил её от себя, окинул взглядом и... усмехнулся.
   - Пусть они сами тебе расскажут. Если захотят, конечно. - Кирилл повернулся в сторону пустого проёма, ведущего в "обжитую" часть особняка, и крикнул: - Жора, сворачивай свою технику и труби отбой. Подъём в шесть утра.
   - Пойду, помогу ему, пока он близняшек не припахал, - поняв, что на более развёрнутый ответ рассчитывать не приходится, произнесла Оля, высвобождаясь из объятий Кирилла. - Иначе, боюсь, с большей частью аппаратуры нам придётся распрощаться навсегда. Собрать тот же БИУС после того, как Лина с Милой приложат свои умелые ручки к его разборке, будет невозможно.
   - Неужто всё так плохо? - приподнял бровь её жених. Ольга насмешливо фыркнула.
   - Я бы им даже включение кофеварки не доверила, - вздёрнув носик кверху, отчеканила девушка и, резко развернувшись, продефилировала в зал. Кирилл только головой покачал, глядя ей вслед. А потом его взгляд зацепился за слегка приоткрытую дверь чулана, подпёртую генератором и...
   Вячеслав вынырнул из транса, едва ощутив накатывающую на него волну чужого внимания, и постарался закрыться, полностью заглушив сенсорное восприятие. Да ну его к чёрту! От одного только лёгкого интереса, проявленного этим атаманом, мурашки по спине парадным строем маршируют, а давление Эфира ощущается почти физически. Монстр же, натуральный! Такого вала силы Вячко не ощущал даже в присутствии Грэхема Пью, а он, на секундочку, сильнейший из одарённых горожан Пернау, и форт не из слабых. Не считая некоторых заезжих наёмников, конечно. Но есть и отличие. Вокруг сильных одарённых, вроде того же Пью, Эфир агрессивен, он бурлит, ревёт и рвётся с поводка, словно бойцовый пёс увидевший противника, а вокруг этого... Кирилла, Эфир стоит стеной, монолитом, из-за чего в восприятии Вячка, атаман странного отряда выглядит блёклым, словно чёрно-белая вставка в цветной фотографии. И тем страшнее ощущение, когда повинуясь воле хозяина, стена окружающего его Эфира неумолимо наваливается на предмет его лёгкого интереса. Что же будет, если он решит надавить всерьёз? В лепёшку ведь раздавит. Бр-р.
   Волна интереса прошла через чулан, "облизав" по пути обоих Стрелковых. Но если Вячко даже поморщился от ощущения чужого взгляда, словно тёркой прошедшегося по напитанному Эфиром телу, то Анна даже не дёрнулась. Как спала, так и спит. Есть всё же плюсы и в малой сенсорной чувствительности, эх! Вячеслав вздохнул, поправил сползшее с озябших ног сестры "одеяло" расстёгнутого спальника и, устроившись поудобнее рядом, закрыл глаза. Спать.
   Утро выдалось слишком ранним, слишком холодным и слишком суетным на взгляд Вячка. Хорошо ещё, что наёмники не стали припрягать пленников к сбору вещей и аппаратуры. Впрочем, у них самих этот процесс занял не слишком много времени, всё же большую часть техники, майор "Жорик" с Ольгой упаковали ещё с вечера, оставив работающими лишь системы наблюдения и пресловутое минное поле. Так что утром им оставалось только снять фиксаторы, отключить проектор щита и упаковать всё это барахло в транспортный контейнер на колёсах, играющий роль прицепа к огромной спасплатформе русского производства. Извлекать из запорошенной снегом земли закопавшихся на полметра "кротов" они не стали, лишь перевели поредевшее минное поле в спящий режим. Зачем? Да кто ж разберёт, что на уме у этих странных наёмников...
   Собственно, всё происходящее вокруг, Вячеслав отмечал, так сказать, "краем глаза", деля своё внимание между слежкой за действиями наёмников с помощью сенсорики и завтраком, которым их снабдила Ольга. Очевидно, сегодня именно она была "главной по тарелочкам". На этот раз им никто не предлагал умыться, да и вообще, наёмники не особо-то отвлекались на Стрелковых. Кинули в чулан пару ИРПов, тем и ограничились, а вот майору "Амантов" они, поначалу, уделили куда больше внимания, правда, вряд ли тот ему обрадовался. Но его же не спрашивали. Растолкали, расклепали, позволили совершить под надзором близняшек утренний моцион и, вновь связали, после чего усыпили с помощью уже знакомого Вячку транквилизатора и запихнули в пластиковый "гроб", который заперли в одном из отсеков спасплатформы.
   Стрелковых извлекли из чулана, лишь когда сборы были окончательно завершены. Елизавета окинула взглядом щурящихся пленников и молча указала им на выход. Кажется, и у этой улыбчивой девушки по утрам бывает плохое настроение.
   Увидев, как Вячко берёт на руки сестру и выходит из чулана, рыжая недоумённо вздёрнула бровь, но, заметив, как юноша осторожно ступает босыми ногами по холодному бетону, нахмурилась.
   - Лина, где вещи наших... гостей? - резко развернувшись, бросила куда-то в пустоту Елизавета.
   - А что?
   - Ты бы им хоть ботинки вернула! Зима на дворе. Они что, должны по снегу босиком бегать? - в голосе рыжей послышались злые нотки.
   - Не положено! - отозвалась появившаяся в пустом оконном проёме Лина. - Безопасность, прежде всего.
   - Тогда, сейчас саму заставлю их в машину нести, - пригрозила Елизавета.
   - Да, запросто! - фыркнула в ответ та, и в тот же миг Вячеслав почувствовал, как некая сила поднимает его над полом и стремительно тянет к окну. Простейший телекинез, вроде бы... но какая сила! Нет, то что все наёмники этого отряда, за исключением разве что молчаливого майора, поголовно одарённые, он распознал ещё вчера, но такой мощи от молодых, на год-два старше него самого людей, никак не ожидал. Хотя, конечно, если они из родовитых, то ничего удивительного в таких умениях и силе нет, но...
   Задавив невесть с чего вдруг поднявшую голову, казалось, давно забытую зависть, Вячко постарался расслабиться и укротить потоки Эфира взбурлившие в его теле, чтобы не помешать девушке в исполнении техники. Заодно и всполошившуюся сестрёнку успокоил через связной артефакт, пока та с испугу чем-нибудь эдаким по наёмнице не шарахнула. А то ещё собьётся, да и плюхнет груз наземь, а ему потом отскребать грязь с одежды.
   Разговор об отъезде в Россию, который обсуждался наёмниками прошлым вечером, начался, когда тяжёлая машина выползла со двора заброшенного особняка. Пришлось Вячку и Анне изображать удивление. Ну да, он же не мог не поделиться с сестрёнкой такой новостью! Да и прикидывать плюсы и минусы грядущего предложения лучше было в компании. Аннушка, конечно, ещё ребёнок, но в разумности своей сестры, Вячеслав ни на миг не сомневался, как и в умении смотреть на вещи с самой неожиданной стороны. Правда, кое-что в своих размышлениях, Вячко всё же немного не рассчитал, вывалив на сестру ВСЮ узнанную им из разговоров наёмников информацию. Пришлось добрых четверть часа убеждать Анну, что атаман вовсе не намерен их расстреливать. Но убедил же...
   В общем, к тому моменту, когда "похитители" созрели для беседы на тему переезда в другую страну, Стрелковы уже успели обдумать и обсудить ожидаемое предложение, а значит, были готовы к разговору, насколько это вообще возможно.
   - И что вы об этом думаете? - спросила рыжая наёмница, в завершение своего четвертьчасового спича. Вячеслав с Анной переглянулись.
   - Я знаю заказчика, - проговорил Вячко, и поёжился, почувствовав на себе недоумённые взгляды всех четырёх наёмниц разом.
   - И? - первой в себя пришла Ольга.
   - Он не будет против, если мы покинем СБТ, - осторожно произнёс Стрелков, - но сначала, нам всё равно нужно будет явиться на точку рандеву.
   - Это кто-то из ваших знакомых, - "догадалась" Мила.
   - Да, - кивнула Анна, подхватывая разговор. - К себе он нас взять всё равно не сможет, не настолько близкий человек, но... и пропасть, не предупредив его, мы не хотели бы.
   - Та-ак, а вот тут намечается проблема, - протянула Лина. - Показываться на глаза "заказчику", мы не желаем.
   - Это и не понадобится, - улыбнулся Вячко. - Он тоже не горит желанием светиться перед неизвестными.
   - Рассказывай, - потребовала Ольга. И Стрелков рассказал... почти правду. Ну, в лицо точно не лгал.
   - И всё это только для того, чтоб на вас не открыли охоту, как на беглых? - переводя взгляд с сестры на брата, протянула Елизавета, когда Вячеслав, наконец, закончил "дозволенные речи". Стрелковы одновременно кивнули.
   - А Кирилл ещё нас обвиняет в легкомыслии! - покачав головой, заключила Мила.
   - Даже не сравнивайте. У них не было вашей подготовки и возможностей, - неожиданно раздался из динамика голос упомянутого Кирилла. - Жорик, останови машину. Побеседуем с нашими "пленниками", обсудим ситуацию глаза в глаза...
   Обсудили. Но перед этим, Вячеслав вынужден был повторить только что поведанную историю, правда, на этот раз куда более подробно. И да, рассказывая о затее с "похищением", как и в первый раз, он даже не заикнулся о том, что мнимый подельник в этой истории отсутствует как класс. Заодно поведал, что именно сподвигло их на такой, прямо скажем, нетривиальный и опасный вариант действий. Известие о том, что грозило Анне в ближайшем будущем, заставило девушек, внимательно слушавших это невесёлое повествование, шипеть и плеваться от негодования. А когда речь зашла о герре Бауме и его договорённости с паучихой насчёт клейма для Анюты, заскрежетал зубами даже атаман.
   Впрочем, это не помешало ему забросать Вячеслава уточняющими вопросами, особенно напирая на дальнейшие планы Стрелковых и их "помощника" в городе. Этих вопросов было так много, что вскоре у Вячка уже язык начал заплетаться. Но зато, командир отряда, выудив максимум информации, остался вполне удовлетворён рассказом.
   В салоне, где и проходил разговор, воцарилась тишина. Подчинённые с ожиданием взирали на атамана, да и сам Вячеслав вынужден был признаться самому себе, что с нетерпением ждёт его ответа.
   - Мы поможем, - наконец выдал Кирилл. И салон потонул в радостном визжании, а Анну даже слегка пришибло шквалом эмоций окружающих. Тем временем, командир отряда дождался, пока стихнут крики и возгласы и договорил: - Но от гонорара не откажемся.
   Близняшки моментально насупились и взглянули на него с осуждением. Тем больше было их удивление, когда Вячеслав согласно кивнул в ответ.
   - Почему? - выдала Мила, а Ольга с Елизаветой печально вздохнули. Они-то явно поняли, в чём дело.
   - Если деньги не уйдут со счёта, договор не будет закрыт и банковский бот не отправит соответствующую отметку в лист заказа на инфоре наёмников, - нехотя пояснил Кирилл, коротко глянув на Вячеслава.
   - Но ведь потом мы можем...
   - Не сможем, - поняла Лина и тут же перебила сестру, надавив голосом: - МЫ не сможем.
   - О... - кажется, до Милы дошло, что имела в виду Лина, пусть и не сразу. Ну да, контракт-то взяли "Баски", а не... не эти неизвестные. Так что, болтаться денежкам Стрелковых на счёте, пока не пройдёт информация об уничтожении нанятого отряда, а там, банк им живо ноги приделает. Только, тс-с, Вячку-то знать о чехарде с отрядами и заказами, не положено. Вроде как... а потому:
   - Любая работа должна быть оплачена, - пожал плечами Стрелков и вновь поймал странный взгляд Кирилла.
   Спасплатформа, огромная, угловатая, словно вырубленная из одного куска стали, катилась по лесной дороге, тупой "мордой" тараня упавшую с неба стену из мокрого снега. Ровно, но приглушённо гудел под бронёй мощный огненный движок, вращая шесть огромных колёс, легко расплёскивающих по кустам ледяное крошево и чёрную грязь, короткие, но шустрые лапки "дворников" размазывали по обзору снежные хлопья, моментально превращающиеся в потоки мутной воды, а в салоне, приспособленном под жилой модуль, было тепло и уютно. Впрочем, как и в кабине, рядом с командирами странного отряда наёмников, где после разговора на стоянке, устроился Вячко. Не сам, понятное дело, Кирилл настоял. Зачем? А вот это ещё предстоит выяснить.
   - Как ты сам понимаешь, я не в восторге от всей этой ситуации, - помолчав, заговорил атаман, предварительно развернув в кабине эфирную технику, назначения которой Вячко не знал, но легко угадал по эффекту. От задействованной "глушилки" в кабине сразу потемнело, не сильно, но резко, а звук работающего движка и вовсе пропал. - Девчонки без присмотра немало накосорезили, а Жорик их не тормознул. Одна история с рабами, взятыми на опустевшей базе "Амантов" чего стоит, а тут ещё два мутных беглеца на мою голову. И мне это совсем не в радость, как ты понимаешь.
   - Ата... - вскинулся было сидящий за рулём майор отряда.
   - Угомонись, - отмахнулся Кирилл, продолжая сверлить тяжёлым взглядом сидящего как на иголках Стрелкова. - Этот паренёк и так всё знает. Почти сутки нас слушал, а если судить по тому, что он рассказал на стоянке, то с мозгами у него всё в порядке, значит, два и два сложить в состоянии. Я прав?
   - Кхм... не понимаю, о чём вы, - попытался прикинуться ветошью Вячко. А атаман неожиданно усмехнулся.
   - Ой не лги, ой не лги, ца... м-да, - неожиданно спохватившись, вдруг оборвал сам себя Кирилл, так что об окончании фразы, присутствующим оставалось только догадываться. - Думаешь, я ничего не заметил? Зря. Ты же типичная "пассивная антенна". Потоки эфира впитываешь, что та чёрная дыра, и всё в дом, всё к себе... Может, обычных стихийников ты этим фокусом и проведёшь, но не меня. И что теперь с тобой делать?
   - Эм-м, понять и простить? - развёл руками Вячеслав, а его собеседник вдруг зашёлся в гомерическом хохоте. Стрелков с Жориком обменялись непонимающими взглядами.
   - Ну... ха-ах! Ты... жу-ук! Понять и простить, чтоб меня! - Утирая с лица, выступившие от смеха слёзы, атаман наёмников кое-как пришёл в себя. - Подождите... всё, я уже успокоился, да. Нет, но "понять и простить"! Ёж же твою медь! Фух. Юморист-на... повеселил.
   - А что? Я должен был извиняться за то, что вы, в присутствии пленников, простейшие глушилки не ставите? - хмуро буркнул Вячко. - Сами прошляпили, теперь на меня киваете. Можно подумать, если бы вы оказались в такой ситуации, то повели бы себя иначе? Вот не верю!
   - Но-но, ты не наглей, юморист, и валенком не прикидывайся, - ощерился Кирилл. - Я, может быть, и говорил о расстреле, только чтобы девчонок в разум привести, но это не значит, что в случае угрозы и в самом деле не выброшу ваши трупы на обочину. Живые свидетели, знаешь ли, мешают спокойно спать по ночам куда чаще, чем мёртвые.
   - Ну, так и пристрелите тогда, вам же мороки меньше, - совсем угрюмо произнёс Вячеслав. - Да и нам с Анной лучше сдохнуть от пули, чем попасть в руки охотников за беглыми рабами. Те лёгкой смерти не дадут.
   - Вот ты странный, - покачал головой атаман, явно отметив, как напряглось тело собеседника. - Вроде бы мы уже договорились обо всём на стоянке.
   - А зачем тогда смертью грозился? - вскинулся Стрелков.
   - Не грозился, а прояснил ситуацию и поставил тебя в известность о вреде излишней болтовни.
   - А своих подчинённых ввёл в курс дела о моих талантах, да? - огрызнулся Вячко, ткнув пальцем в тумблер внутренней связи, под которым горела лампочка, сигнализируя о включённом канале.
   - Не без того, - невозмутимо согласился Кирилл, хотя в эмоциях явно просквозило лёгкое недовольство. - И глушилку поставил, чтоб они в нашу беседу не вмешались, и не устроили бессмысленный гвалт вместо толкового разговора. А теперь, когда мы выяснили, что к чему, давай заключим небольшое соглашение.
   - Какое?
   - Документы и русское подданство вам уже обещаны, так что, хочу предложить, так сказать, дополнительно: вы с сестрой молчите о событиях прошлого дня и обо всём, что ты услышал за эти сутки, а я обещаю подыскать тебе приличное место в России... работу по профилю. Без рабских контрактов и прочих извивов мысли крючкотворов СБТ. Не в центральных воеводствах, конечно, там без документов об образовании тебя никто не наймёт, но в червонном воеводстве с формальностями попроще. Не любят их там. А денежки оружейники получают неплохие, что уж говорить об артефакторах... пусть даже и не получивших мастерского патента. Что скажешь?
   - Я не враг самому себе, - кивнул Вячко, а когда его собеседник уже довольно заулыбался, договорил: - Но вместо работы, лучше помогите красиво закрыть контракт Анны.
   - О... интересно, - атаман прищурился. - Неужто у вашего "помощника" не хватило ресурсов на эту операцию?
   - Должно хватить, - пожал плечами Вячеслав, - но если есть возможность сделать всё наверняка, грех от неё отказываться.
   - Точно, жук, - с каким-то даже уважением протянул атаман, и развёл руками. - Извини, но у нас просто нет времени на лишние телодвижения. На точке ждёт аэродин с одним-единственным охранником, а дома куча дел, требующих скорейшего разгребания.
   - Да там и делать ничего не нужно будет сверх того, в чём вы уже обещали помочь. Ну, почти... И по времени дело не затянется, - произнёс Вячеслав.
   - Хм... рассказывай, - потребовал Кирилл. Стрелков чуть помялся, щёлкнул тумблером громкой связи, отрубая вещание в салон спасплатформы, и заговорил... снова. Ну а что? Одно дело, когда этот "атаман" чему-то учит своих подчинённых, он в своём праве. Но посвящать в свои планы всех наёмников разом, Вячко желанием не горел. Если Кирилл согласится с этой затеей, то и сам доведёт до них нужную информацию. Если нет... тем более, зачем им знать лишнее?
   - Почему бы тебе не привлечь для этого вашего "помощника"? - спросил Кирилл, выслушав предложение собеседника.
   - Баум его узнает, - после недолгого молчания выдал Вячко. - А этому человеку в Пернау ещё жить и жить. К тому же, он и так уже много для нас сделал. Просить его так подставиться, было бы... было бы совсем нехорошо.
   - Логично, - протянул атаман, как-то странно поглядывая на Стрелкова, но после недолгого молчания, всё же согласился. - Ладно, договорились. Будет тебе "истукан" для пускания пыли в глаза. В ЛТК.
   От такого заявления, Вячко только крякнул. Тактические комплексы, хоть и имелись у любого крупного отряда наёмников, но применялись в большинстве своём лишь "в поле". Увидеть их на улицах того же Пернау было почти нереально. Разве что в случае, когда полиция применяла столь весомые аргументы, в переговорах с очередными разбуянившимися "гостями города"... или в мастерской герра Баума, что, впрочем, тоже бывало о-очень редко, ввиду малой пригодности этих агрегатов к "полевому ремонту". А иного обеспечить в условиях имеющегося в мастерской оборудования, было попросту невозможно. Ну нет в Пернау стендов для перетяжки псевдомышц этих монстров. В СБТ вообще, с такой аппаратурой негусто. Собственно, потому, возня с ТК обычно сводилась к их разборке "на запчасти", или замене вышедших из строя механизмов, при условии наличия подходящих комплектующих, и при отсутствии повреждения "мышечного каркаса". А такие "удачные" поломки случались совсем нечасто. Почему-то в бою противник предпочитал выводить ТК из строя, как можно быстрее и надёжнее, не жалея зарядов тяжёлых стреломётов, гранат и артиллерии, после чего, надеяться на уцелевшие в бою псевдомышцы боевых машин, всяко не приходилось. По крайней мере, с ЛТК, ситуация обстояла именно так. С тяжёлыми комплексами было чуть проще, всё же у них мышечный каркас прикрыт мощной бронёй, но и здесь, артиллерийский снаряд, раздолбавший конечность шагохода, практически гарантированно переводил ТТК из разряда боевых машин, в категорию "потенциальный донор для схожих систем".
  

Глава 12. Мы с тобой разойдёмся, как два корабля

   Спектакль с несуществующим помощником, сыгранный через коммуникатор, оставленный Вячком на первом этаже дома с захоронкой, специально для этого случая, прошёл вполне успешно. "Хайрем Раевич" сыграл свою роль и деньги Стрелкова благополучно перекочевали на счёт "Басков", но тут возникла другая проблема. "Истуканом для пускания пыли в глаза", обещанным Кириллом, оказалась та самая снайперша-Лина, как выяснилось, существо жутко любопытное и приставучее. Пока Вячеслав собирал подготовленные для побега вещи, экипировался и "наряжал" Анну, эта реактивная девица успела достать его своими расспросами. Вот и сейчас, когда их маленький отряд уже был готов к последнему рывку к свободе, она продолжала докапываться до Вячка, одновременно умудряясь тискать Анну и совать свой нос во все углы подвала... будучи одетой в ЛТК "Визель"! А это, на секундочку, несколько сотен килограммов брони и стальных мышц! Тем не менее, неугомонная наёмница умудрялась вести себя в нём, двигаться и действовать так, словно на ней не бронированный экзоскелетный скафандр, а летнее платьице.
   - Всё равно не понимаю, что вам мешало просто тихо сбежать из дома Баума после аукциона? Зачем нужны были такие сложности? Я имею в виду это псевдопохищение со всеми вытекающими, - продолжала допытываться Лина.
   - Чтобы Анну не могли объявить в розыск, как беглую... - вздохнул Вячеслав, и пояснил: - Понимаешь, теоретически, любой контрактник может выкупиться, даже против воли держателя контракта. Для этого, рабу достаточно явиться в ратушу по месту регистрации, в сопровождении свободного гражданина-поручителя, и внести на счёт держателя контракта полную его стоимость... или недостающую часть, с процентами, разумеется. И Бауму это известно, а потому, после выкупа Анны на аукционе, он должен был отослать её в свой загородный дом, подальше от Пернау и ратуши.
   - С чего ты так решил? - не поняла Лина. Стрелковы переглянулись. Мысль о том, что судьба свела их с новичками в СБТ, получила очередное подтверждение.
   - Это обычная практика в случаях подобных нашему, когда один из родственников свободен, а второй находится на контракте, - пояснила ей Анна. - Своеобразная гарантия, что без ведома хозяина, контрактник не освободится, даже если у него будут на это деньги. Явиться-то надо по месту регистрации, а я зарегистрирована в Пернау. Слинять из-под надзора, конечно, можно, но в этом случае, Баум мог бы объявить меня беглой, со всеми вытекающими, как ты говоришь, или просто поставить "встречающих" на пороге ратуши, которые нас с братом и приняли бы.
   - Но ведь этот самый Баум не в курсе, что у вас есть деньги на выкуп? - проговорила Лина.
   - Лина, это ОБЫЧНАЯ практика. Деньги - штука наживная. Сегодня их нет, завтра есть, так зачем рисковать понапрасну? - объяснил Вячко и, обведя взглядом собеседниц, поднялся на ноги. - Пора. Выдвигаемся.
  

* * *

   Герр Баум поднялся из-за стола и, хмуро поблагодарив жену за сытный обед, тяжело потопал к выходу. Впереди его ждал обход мастерской, отчёт Руперта, по предупреждению управляющего, грозивший растянуться до вечера, и разговор с наёмниками, которым он заказал поиск похитителей Стрелковых. Разговор, от которого он не ждал новостей, а потому считал пустой тратой времени. И в самом деле, лучше бы наёмники увеличили количество поисковиков, рыщущих по городу и его окрестностям, чем занимали время пустыми докладами. Впрочем, вскоре ему пришлось убедиться в собственной неправоте. Герхард как раз заканчивал чтение отчёта, подсунутого управляющим, когда в дверь конторы вошёл рослый боец в простом "городском" камуфляже и с единственным пистолетом в набедренной кобуре. В руках он, правда, крутил такт. шлем, но в остальном выглядел, как обычный отдыхающий в перерыве между заказами наёмник. Отпускник, чтоб его!
   Коротко кивнув ему в знак приветствия, Баум отхлебнул ароматнейшего кофе из поданной услужливым Рупертом чашки и, окинув беглым взглядом последнюю страницу недописанного отчёта, отдал его замершему у стола управляющему.
   - Подбей цифры за ноябрь, и как закончишь, подойди, обсудим предварительные итоги по уходящему году, - бросил он, и помощник, кивнув, ужом проскользнул за дверь. Герхард же уставился на невозмутимого наёмника, подпирающего могучей спиной стену его кабинета. - Здравствуй, Ежи. У тебя есть какие-то известия о моих людях?
   - Почти, - кивнул тот и, отлепившись от стены, шагнул к столу. Подхватив стоящий рядом стул, наёмник с удобством устроился напротив хозяина кабинета. - Не совсем о них, скорее об их похитителях.
   - Слушаю, - произнёс герр Баум, стараясь не демонстрировать своё недовольство от ленивого тона наёмника. Хотя так и подмывало рявкнуть, чтоб тот не валял дурака. Но ведь не подчинённый, пошлёт... Эх.
   - Вчера, фактически сразу после нападения на вас и ваших... Стрелковых, майор Диего Сантьянго, командир отряда "Амантес де ла Фортуна", собрал всех своих людей и покинул базу. И до сих пор о них ни слуху ни духу. Напомню, на машине, которой воспользовались похитители была эмблема их отряда.
   - И что? - пожал плечами Герхард. - Считаете, они сбежали? Это даже не смешно.
   - Нет, конечно, - всё так же лениво, с расстановкой произнёс наёмник. - Мои люди заглянули сегодня на базу "Амантов", никаких следов сборов не обнаружили. Зато заметили кое-что другое...
   - Ежи, не тяни кота за хвост. Есть что сказать, говори. Нет? Не трать моё время попусту. Оно, знаешь ли, денег стоит, - не выдержал старик. Его собеседник, словно только и добивался этого взрыва, легко улыбнулся в ответ.
   - Не надо так волноваться, герр Баум, - так и не сменив тона, ответил он. - Так вот, обследуя базу, мои люди обнаружили, что оставив на ней большую часть имущества, Диего всё же, кое-что прихватил с собой, помимо бойцов и вооружения. Людей. Клетки, где ещё вчера, по всем признакам, содержалась, как минимум, дюжина пленных, сегодня пусты. Мы предполагаем, что Сантьяго отправился на встречу с покупателем. Оптовым.
   - Час от часу не легче! - рыкнул Герхард. Оптовый приобретатель на такой "товар", это проблема. Просто так, большими партиями пленных и рабов не покупают, только под заказ. А таковые обычно поступают от людей очень небедных и... ценящих время. И тут уже неважно, для чего конкретно им понадобились люди, на опыты в лаборатории или на работы в кислых полях, отобрать у них "покупку" будет совсем непросто.
   - Может, всё же, стоило объявить о побеге Стрелковых? - понимающе кивнув, спросил Ежи.
   - Чтобы мне притащили их обезображенные трупы, да ещё и раскошелиться за них заставили? - ощерился старик, грохнув кулаком по столу, но тут же осел, и проговорил глухим, надтреснутым голосом: - Это бессмысленно.
   - Я поднял агентов в окрестных городах, если там появятся "Аманты" мы тут же об этом узнаем, - произнёс наёмник. - А там, возьмём Диего за химок, да тряхнём хорошенько. Думаю, он не откажется сообщить нам данные покупателя. Но с последним...
   - Понимаю, на тузов вы не полезете, - тускло отозвался герр Баум и, помолчав, добавил: - Что ж, так и поступим. С покупателями я буду говорить сам... Если, конечно, Сантьяго уже закрыл сделку.
   - А если нет, то нам же проще, - договорил за него наёмник.
   - Именно, - недовольно кивнул старик и, хотел было сказать что-то ещё, но в этот момент, коммуникатор у него на руке издал длинную переливчатую трель. Герхард, недоумённо взглянув на забуянивший агрегат, развернул невидимый для собеседника экран. - Одну секунду, Ежи. Тут что-то... Твою ж...! Как?!
   Вытаращенные глаза, нервно дёргающиеся руки... От одного вида моментально преобразившегося собеседника, Ежи вздрогнул. Честное слово, если бы не наблюдал ситуацию воочию, подумал бы, что старик чем-то "закинулся".
   - Что случилось, герр Баум? - спросил он.
   - Людей к ратуше, быстро! - рявкнул тот, вылетая из-за стола. Жалобно хрустнула дверца шкафа, открывая вид на небольшую оружейную. Герхард выхватил с нижней полки пояс с двумя внушительными пистолетами и, моментально его застегнув на себе, устремился к выходу из кабинета. Ошеломлённый наёмник, напялив на голову шлем и что-то бормоча во встроенную гарнитуру, последовал за ним, на ходу отпихнув сунувшегося навстречу явно чем-то недовольного Руперта.
   Уже сидя в мчащемся по улицам Пернау вездеходе, Ежи всё же добился от нанимателя какой-то определённости.
   - Мне на коммуникатор пришло сообщение от Тесслера о выкупе Анны Стрелковой. Если верить этой тупой железке, девочка пришла в ратушу и внесла полную стоимость зарегистрированного на неё контракта. И они приняли у неё деньги! - прорычал Герхард и добавил, почти шипя от ярости: - Ну, Аб, если это опять твои штучки... Убью с-суку.
   Наёмник покосился на старика, просто пышущего яростью и, поняв, что тот может наломать дров, решил придержать разбушевавшегося Баума. Недаром же Ежи Новак когда-то считался талантливейшим студентом факультета психологии Краковского университета!
   - Хм, интересный поворот, - невозмутимо протянул мужчина, а когда сидящий рядом заказчик ожёг его взглядом, только руками развёл. - Что? Насколько я помню "контрактные" заморочки, она имеет на это право. Если, конечно, её сопровождает свободный гражданин-поручитель. Кстати, а он там есть?
   - Если судить по тому, что контракт уже аннулирован, да! - сквозь зубы ответил Герхард и продолжил, всё больше и больше раздражаясь: - Иначе, наши крючкотворы просто сдали бы её мне на руки. Ещё и ленточкой перевязали б, в расчёте на доход от несостоявшегося выкупа, который хозяин, по их мнению, просто обязан прикарманить. Или ты думаешь, что Пернау настолько отличается от других территорий, что здесь любой раб может так просто выкупиться?
   - Почему же, - отозвался Ежи. - Скорее удивлён, что и лазейку с поручителем до сих пор не перекрыли. Насколько было бы проще, если бы контрактники вообще потеряли возможность выкупать свою свободу, да, герр Баум?
   В вопросе наёмника явно проскользнули ядовитые нотки, которые старик предпочёл пропустить мимо ушей.
   - Банки не позволят, - буркнул Герхард. И вот тут Ежи проявил неподдельный интерес.
   - А они-то здесь причём?
   - При деньгах, - уже спокойнее произнёс старик, невольно перестраиваясь на "лекторскую" волну. - Контракт, это вложение средств. И как любое вложение, он может служить обеспечением для кредита. Но если по действующему контракту нет дохода, то есть, раб вводит хозяина в убытки, а не приносит прибыль, зарабатывая, в том числе, и на свою свободу, или даже просто держится в "нулях", то для банка такой контракт - неликвид, поскольку самый действенный способ получения денег с него, именно выкуп. И лучше, если выкупаться будет сам раб, поскольку уже после третьей продажи контракта, банки определяют дисконт в половину его стоимости, как минимум. Частникам на это, по большей части плевать. Ну, так они и не держат больше двух-трёх контрактников, если не считать наложниц, конечно, но там о деньгах и речи нет. А вот компаниям, порой владеющим десятками контрактов, уже не всё равно. Для них, рабы, это активы, которые напрямую влияют на стоимость компании, а значит, и на размеры кредитов, на которые эти компании могут рассчитывать. Доходит до того, что банк может выдать кредит на полную стоимость контракта, когда раб уже выплатил от неё половину, а то и две трети. Выгодно? Ещё как. Причём, и банку и берущему кредит владельцу контракта. Первый, в случае чего, просто конфискует всё имущество, вместе с контрактниками, которым, правда, в такой ситуации не позавидуешь, а второй получает свободные средства для вложений в какие-то свои проекты. Ясно?
   - Вполне, - протянул наёмник. - То есть, удивляться стоит не тому, что контрактники всё-таки имеют возможность обрести свободу, невзирая на желание хозяина, а тем же аукционам, где стоимость контракта может неконтролируемо взлетать до заоблачных высот, да?
   - М-м... как посмотреть, - неопределённо покрутил ладонью уже окончательно успокоившийся Герхард. - С одной стороны, банки не могут запретить людям и организациям распоряжаться своей собственностью. И потому, вроде как, вынуждены мириться с такой вещью как контрактные аукционы. Но с другой... им это просто не нужно.
   - Не понял, - признался Ежи.
   - Поясняю на примере. Допустим, ты купил на торгах контракт. Скажем, за три цены. Пришёл в банк за кредитом на соответствующую сумму... тамошние чернильные души покивали и взялись рассмотреть заявку. А в ходе рассмотрения выяснилось, что у твоего контрактника нет ничего кроме смазливой внешности. Вообще. Ни навыков, ни умений... и вероятность того, что он когда-то сможет вернуть тебе все потраченные средства, равна нулю. Как думаешь, дадут тебе кредит под такое "обеспечение"? Правильно, не дадут. Ну, в самом лучшем случае, проведут оценку по нижней ставке. А то ведь могут и в попытке обмана заподозрить.
   - М-да, - наёмник тяжело вздохнул и констатировал: - Никогда не любил банки и кредиты.
   - И правильно, - почти благодушно кивнул старик. - Живодёры они.
   Разговор затих сам собой, а спустя пару минут обоим стало не до того. Машина, управляемая одним из людей Ежи, замерла у здания ратуши. Герхард, хлопнув дверью, устремился вверх по широким ступеням лестницы, ведущей к входу в оплот порядка и власти города Пернау... и вдруг замер на месте. Поднёс к глазам коммуникатор, вновь привлёкший его внимание пришедшим сообщением и, опустив руку, затейливо выматерился.
   - Опоздали, - произнёс он, глядя на нагнавшего его Ежи. - Оплата прошла, деньги на моём счету. Если бы мы только ехали чуть быстрее...
   - Всё равно опоздали бы, - перебил его ломкий мальчишеский голос, донёсшийся со стороны бесшумно отворившейся двери. Герхард резко обернулся.
   - Вячислау... - произнёс старик и попытался изобразить улыбку. Не вышло. - Как ты здесь оказался?
   - Ногами пришёл, - отозвался юноша, настороженно глядя на бывшего учителя и возвышающегося за его спиной наёмника. Герр Баум покосился на висящий за спиной Стрелкова, модернизированный его собственными руками, АКТ, на покоящийся в кобуре у бедра "беррер", и покачал головой.
   - Выкупил сестрёнку, значит... - протянул Герхард, заметив выглядывающую из-за плеча брата девочку. - Молодец. А деньги где взял, если не секрет?
   - Секрет, наверное, - пожал плечами Вячеслав и еле заметно улыбнулся. - Но я же должен доверять своему БЫВШЕМУ учителю, верно? Поэтому отвечу честно: эти сутки для меня и Анны, были очень долгими и очень богатыми на события и трофеи.
   - Какой развёрнутый ответ, - усмехнулся, снимая шлем, Ежи.
   - А свободный человек не обязан отчитываться об источниках своего дохода, господин...
   - Новак, Ежи Новак, господин Стрелков, - откликнулся наёмник. - Майор отряда "Нюх", нанятого вашим учителем, обеспокоенным пропажей своих ученика и контрактницы.
   - Бывшего ученика и бывшей контрактницы, - поправил его Вячеслав.
   - Прошу прощения за неточность, но именно так ваши личности фигурировали в договоре, заключённом моим отрядом с уважаемым герром Баумом, - продолжал расшаркиваться Ежи, пока старик пребывал в полном ошеломлении.
   - Полагаю, раз уж мы нашлись, вашу миссию можно считать выполненной, господин майор? - осведомился Вячеслав. - Или какие-то положения договора требуют вашего участия и... присутствия на нашей с герром Баумом встрече?
   - В последний раз так велеречиво меня посылали лет двадцать назад, на выпускном балу в Краковском университете, - с улыбкой заметил наёмник, но в его голосе проскользнули холодные нотки. Рука Вячеслава тут же скользнула к рукояти пистолета.
   - Ни в коей мере не хотел показаться неучтивым, господин майор... - настороженно проговорил Вячко, и был тут же перебит голосом, донёсшимся из темноты дверного проёма.
   - Но мы вынуждены проститься с вами и уважаемым герром Баумом. Дела не ждут.
   Ежи мог похвастать почти звериным чутьём на опасность, и вот сейчас оно взвыло в голос. Правда, сначала он подумал, что угроза связана со Стрелковыми, и даже начал было просчитывать варианты противостояния, но уже в следующий миг, увидев выплывающую из дверей фигуру, оставил глупые мысли. Боец в ЛТК, вообще, способен охладить даже самые горячие головы, а уж когда он находится на расстоянии чуть меньше двух метров, рисковать не станет даже оператор ТТК, сидящий в своём шагоходе. Дурных, как говорится, нема!
   - Теперь я понимаю, почему вы были уверены, что мы в любом случае опоздали бы. Такой "аргумент" способен и танк задержать, - протянул Ежи, отходя в сторону и увлекая за собой застывшего столбом заказчика. Судя по всему, бывшего... Ха, забавно. Бывший учитель, бывший владелец, бывший заказчик. Странная карма у герра Баума, однако. Новак усмехнулся и вежливо кивнул. - Хм... что ж, был рад знакомству, Вячеслав, Анна, господин наёмник...
   - Госпожа, - буркнула Лина, проплывая мимо стоящих у двери Ежи и Герхарда. Майор отряда "Нюх" неопределённо хмыкнул.
   - Вячеслав, - надтреснутым, каким-то глухим голосом вдруг заговорил Баум. - Почему, "бывший"?
   Поравнявшийся в этот момент со стариком, юноша поднял на него взгляд и... Герхард даже отступил на шаг. Такая лютая злоба плескалась в потемневших глазах Стрелкова. Миг Вячко постоял, замерев на месте, а потом, словно опомнившись, вытащил из кармана коммуникатор, когда-то подаренный учителем, и сунул ему в руку.
   - Папка "Документы", файл "Договор", - сухо проговорил он. Старик опустил взгляд на потёртый браслет и, осторожно, словно боясь, что тот взорвётся в его руках, развернул экран устройства. "Договор о намерениях", гласил заголовок. "Мы, нижеподписавшиеся Герхард Баум и Маргарита Вещенкова, заключили настоящее соглашение о нижеследующем..." Пункты перечислялись один за другим, но артефактору не нужно было читать их, чтобы вспомнить суть документа, невесть каким образом попавшего в руки того, кто не должен был узнать о нём никогда, несмотря на то, что речь в этом соглашении шла именно о нём и его младшей сестре. Точнее, именно поэтому и не должен был.
   Взгляд на Вячеслава, взгляд на его сестру... и в груди тяжело полыхнула ярость.
   - Последний вопрос, Вячеслав! - бросил Ежи в спину уже спускающегося по лестнице юноши. - Не подскажете, что случилось с захватившим вас отрядом дона Диего?
   Старик смотрел вслед. Никогда.
   - Они встретились со старыми знакомыми, - вместо Стрелкова отозвалась наёмница в ЛТК.
   Баум сжал в руке браслет и тот жалобно хрустнул. Ни за что.
   - Полагаю, это была их последняя встреча? - чуть натянуто хохотнул Новак.
   - Не сомневайтесь, - кивнула та, уже стоя у подножия лестницы и дожидаясь, пока её догонят Стрелковы.
   Герхард тряхнул головой и скривился. Потому что такое знание порождает врагов.
   А врагов нужно уничтожать.
   Выстрел прозвучал резко, словно щелчок кнута. Тяжёлый заряд вонзился в тело, разворачивая его навстречу второму выстрелу. Крик рвёт воздух и маленькая тонкая фигурка, словно подломившись, падает на ступени лестницы, а тяжёлый "Люгер" уже выплюнул новую порцию смерти в спину кинувшемуся к сестре Вячеславу. Почти выплюнул.
   Жуткая боль пронзила руку артефактора, выпавший из неё пистолет загремел о каменный парапет... Герхард поднял недоумённый взгляд и рухнул наземь, как подкошенный, сбитый с ног мощным ударом Новака, нанесённым точно в голову.
   - Вячеслав, что с ней? - наёмница в ЛТК, оказавшаяся между Стрелковыми и стоящим на верхних ступенях лестницы Ежи, с валяющимся у его ног Баумом, навела на майора стреломёт внушительного калибра. Тот тут же поднял руки вверх и замер без движения.
   - Сла-ав... у меня... опять н-не... пра-ахвильно... лось, ...а? - тихий голос ввинтился в уши брата, совершенно безумным взглядом обшаривающего лежащую у него на руках девочку. Он хотел было что-то ответить, но глаза Анны закрылись, и дикий ужас схватил сердце, сковал горло, заткнул его смятым из колючей проволоки комком. Дрожащие пальцы побежали по коже, пытаясь точечными воздействиями привести девочку в чувство, и соскользнули в полном бессилии. Эфир рвётся из рук, обжигает ладони, выворачивается, и ничего... чёрт! Ничего не получается!
   - Вячеслав, не молчи! - опять окрик наёмницы. Стрелков вздрогнул. Стальной комок провалился куда-то вниз...
   - Не знаю я! - отчаянный полурык-полустон резанул по ушам присутствующих, и уже начавших собираться вокруг зевак. - Ранена, но... не знаю. Не могу понять... сделать? У-у, калека хренов!
   - Клиника на окраине города, я могу подвезти, - спокойным, нарочито тихим тоном проговорил Ежи. Наёмница на миг застыла, но, тут же оказавшись рядом со Стрелковым, отвесила ему короткую затрещину.
   - Толку от тамошних коновалов! В вашей клинике, нормальные целители отсутствуют как класс. Уж я на них насмотрелась, - фыркнула Лина и, обернувшись к Вячку, приказала: - Держи его на прицеле, я посмотрю, что с девочкой.
   Тот, растерянный, ошеломлённый, повиновался беспрекословно, только тихо щёлкнул затвор АКТа, наведённого на майора. Ежи вздохнул, но, заметив пустой взгляд Стрелкова, перечить не стал. Бессмысленно. Парень явно в шоке, в самом, что ни на есть медицинском значении этого слова. И что он в следующую секунду вытворит, один дьявол знает... Эх, отобрать бы у него ствол, так ведь пальнёт!
   А наёмница, тем временем, откинув глухое забрало шлема, склонилась над Анной. Руки скользнули вдоль тела девочки, замерли на секунду у двух рваных ран... и наёмница, неожиданно подхватив Стрелкову на руки, резко выпрямилась.
   - Вячеслав, оговоренным маршрутом идти слишком долго, потеряем время. Я заберу Анну и пойду прямиком на точку, по пересечёнке. Обещаю, максимум через сорок минут она будет у лучшего целителя, а до той поры, мы с девочками её точно удержим. Тебя, извини, взять с собой не могу, скорость хода упадёт, можем опоздать. Номер твоего коммуникатора у меня есть, как доберусь до места, скину координаты для встречи. Всё, я побежала.
   Народ, собравшийся поглазеть на происходящее, раздался в стороны, когда наёмница, вдруг ускорившись, вихрем помчалась прямо на толпу. Прыжок и, перелетев через головы людей, ЛТК длинными скачками рванул вниз по бульвару. Секунда, другая, и тёмное пятно, мелькнув где-то в конце улицы, исчезло из виду. Успеет. Должна успеть. С такой скоростью, она будет у аэродина уже минут через пять-десять. А там... успеет. Точно. Обязательно...
   Вячеслав перевёл дыхание и тут его взгляд наткнулся на зашевелившееся под ногами наёмника, тело Герхарда. Рука сама собой повела ствол карабина вниз...
   - Парень, ты бы ствол опустил, а? - по-прежнему спокойным, ровным тоном попросил Ежи. Вячко моргнул, оглянулся вокруг и... закинул АКТ на плечо. Не сейчас.
   Стрелков развернулся и, ни слова не говоря, двинулся сквозь уже рассеивающуюся толпу зевак. Обогнул одного, другого и словно растворился в воздухе. Новак, следивший за удаляющимся юношей, даже головой помотал, обнаружив, что потерял его посреди быстро пустеющей ратушной площади. Как так-то?
   А в следующую минуту ему стало не до того. На площадь перед ратушей вылетела боевая платформа полиции, из которой горохом посыпались наряженные в штурмовую броню бойцы, моментально распугавшие даже самых упёртых зевак, всё ещё крутившихся поблизости. И тут же, у ратушной лестницы нарисовался фургон с характерной эмблемой клиники "ИнтерТех", из которого колобком выкатился не абы кто, а сам главный врач. Оглядевшись по сторонам в поиске потенциальных клиентов, он заметил валяющегося на парапете старика и, тяжело вздохнув, поспешил к нему.
   В себя, герр Баум пришёл уже дома, в своей спальне. Где-то в гостиной хлопотала жена и слышался тихий рокот мужских голосов. Поморщившись от накатившей головной боли, Герхард сел на кровати и, окинув мутным взглядом утопающую в вечерних сумерках комнату, осторожно встал. Покачнулся, но справившись с подступившей дурнотой, всё же сделал шаг вперёд. Ещё один... До выхода из спальни, хозяин дома добрался уже вполне уверенно.
   - Очнулся, бузотёр! - поприветствовал Герхарда, устроившийся за столом один из гостей. Абрахам отсалютовал вошедшему в комнату оружейнику знакомой серебряной стопкой, и лихо закинул её содержимое в рот. Тут же обернулись и другие два гостя, сидевшие спиной к двери. Ежи и... Валдис. Баум нахмурился, пытаясь сообразить, что здесь забыл городской следователь и... схватился за голову. Ощущение было, словно её засунули в колокол, а потом со всей дури жахнули по нему билом.
   - Что... случилось? - медленно проговорил Баум, осторожно опершись плечом о стену, чтобы не упасть. Гости переглянулись. Валдис с Ежи тут же поднялись с лавки и, аккуратно подхватив под руки недужного оружейника, подвели к столу. Герхард опустился на стул и, откинувшись на его резную спинку, благодарно кивнул обоим.
   - А что последнее вы помните, герр Герхард? - осведомился присевший рядом следователь, внимательно глядя в глаза хозяина дома. Тот нахмурился.
   - М-м, мы поехали в ратушу... с майором, да? - повернув голову к недоумевающему Новаку, медленно проговорил Баум. - Зачем? Не знаю... не могу вспомнить. Голова гудит.
   - И всё? - вопросительно протянул Валдис, в голосе которого явственно смешалось недоверие и ожидание... чего-то.
   - И всё, - отрезала неожиданно появившаяся в комнате фрау Малица, так и пышущая недовольством. - Не видите, что ли, обеспамятел он! Допросчики. Вот вам и "наблюдаемая аномалия мозговой активности".
   - Как и предупреждал мой сын после осмотра, - поддержал хозяйку дома Тесслер.
   - Ежи, это как же надо было дать в лоб, чтоб у моего старика память отшибло? - покачала головой фрау Малица, укоризненно глядя на смутившегося майора.
   - Да я... я ж не специально! - Новак почесал пятернёй затылок и развёл руками, мол, что тут ещё скажешь?
   - Любезная моя фрау Малица, не стоит так нападать на нашего знакомого, - успокаивающим тоном произнёс Тесслер. - Вспомните, мой сын, осматривая пациента, пришёл к выводу, что та самая "аномалия" не вызвана полученным им ударом в голову. Это следствие какого-то биохимического сбоя, а значит, уважаемый Ежи не виновен в нынешнем состоянии вашего мужа. А вот за предотвращение бойни на ступенях ратуши, ему стоило бы сказать спасибо. Учитывая присутствие бойца в ЛТК, боюсь, возможное столкновение оказалось бы слишком разрушительным. И как вы думаете, кого бы заставили оплачивать восстановление повреждённых домов и инфраструктуры?
   - О чём вы, чёрт его дери, говорите?! - выпалил герр Баум, отчего взгляды присутствующих вновь скрестились на нём. И тишина...
   - Значит так, - следователь обвёл хмурым взглядом присутствующих, на миг задержал его на недоумевающем Герхарде и, хлопнув по столешнице ладонью, поднялся с лавки. - Как я понимаю, ответов на имеющиеся у меня вопросы, герр Баум дать не в состоянии, по крайней мере, сейчас. Значит, и делать мне здесь больше нечего. Заявления от пострадавших нет, трупов нет, соответственно, дела тоже нет. Полиция Пернау умывает руки, и разбирайтесь со своими проблемами как хотите. Напоследок, герр Герхард, примите добрый совет, значит. Усильте охрану дома, на всякий случай. Я бы на месте пацана, без последствий происшедшее не оставил. Только постарайтесь обойтись без тяжёлого вооружения, вокруг город всё-таки. Засим откланяюсь. Господа, фрау Малица...
   - Всего хорошего, Валдис, - хозяйка дома проводила недовольного следователя до дверей, а когда вернулась в гостиную, то обнаружила, что её болезный муж уже подвигает к себе поближе серебряную стопку с "лекарством". Больной, как есть больной... на всю голову. Фрау Малица тяжело вздохнула и, выглянув коридор, шепнула пару слов слуге. Тот понятливо кивнул и, обогнув застывшего у окна растерянного Руперта, исчез за дверью, чтобы тут же вернуться обратно.
   Хозяйка дома успела вовремя. Муж только опрокинул в рот содержимое стопки, как на столе перед ним возник доставленный слугой маленький тазик... куда благоверного в тот же миг и вывернуло.
   - Полегчало, дорогой? - ласковым тоном, от которого всех сидящих за столом разом передёрнуло, пропела хозяйка. Баум крякнул и, утерев рот салфеткой, поспешил запить гадкий вкус во рту чем-нибудь... нейтральным. Соком, например.
   Тазик исчез со стола, будто его и не было. А фрау Малица, понаблюдав за метаниями мужа, фыркнула:
   - Что ж, молчание, знак согласия. Ежи, будь добр, ещё раз, специально для Герхарда, повтори свою историю.
   К удивлению старого оружейника, "общение" с тазиком действительно изрядно прочистило ему мозги. Он словно разом протрезвел! И головная боль отступила... чудеса, да и только. Впрочем, если верить тому, что говорит майор наёмного отряда, это не первое "чудо" за сегодняшний день... хотя те и не были такими же "светлыми", как посетившее его только что сатори. Дьявольщина! И зачем же он стрелял в мальчишку и его сестру?! Дурость же! Абсолютно ненужная, непредставимая ду-рость. Но ведь было... Как затмение какое-то нашло, честное слово.
   - Вижу, до тебя дошёл весь идиотизм ситуации? - осведомилась фрау Малица. Герхард заторможено кивнул. - И?
   - Что "и"? - проскрипел оружейник. - Я понятия не имею, почему вдруг начал палить в Стрелковых. Не помню и... не понимаю. Совсем.
   - Думаю, переломным моментом стал тот коммуникатор, - чуть подумав, предположил Ежи и, поймав недоумённые взгляды собеседников, пожал плечами. - Мне так кажется. Почему-то же герр Баум его раздавил? По крайней мере, ничего другого в голову не приходит.
   - А что там было... на этом коммуникаторе? - поинтересовался Тесслер. Новак покачал голвоой.
   - Понятия не имею, герр Баум смотрел информацию в "личном" режиме.
   - Надо бы глянуть на него, может быть, что-нибудь да поймём, - предложил Абрахам.
   - Не получится. Говорю же, господин Герхард его раздавил. Кристаллы в пыль. - Ежи развёл руками и, чуть подумав, договорил: - но я помню, что перед тем как отдать коммуникатор, мальчишка кое-что сказал... точнее, посоветовал прочесть некий договор из папки "Документы".
   Стоило отзвучать последнему слову, как в голове старого оружейника словно рванула сверхновая. Нет, он не вспомнил все события сегодняшнего дня и грудничкового детства разом, но вот описанный майором момент увидел отчётливо... а вместе с ним и строчки того самого просмотренного на экране коммуникатора, договора. Тихий рык прокатился по комнате, и фрау Малица тут же подхватилась, засуетилась вокруг резко побледневшего супруга.
   - Что случилось? Больно? Герд, ответь, что с тобой?
   - Уймись, женщина, - неожиданно громко рявкнул тот, открывая глаза. Фрау Малица отпрянула, полыхнув непониманием и обидой. Поняв, что ненароком обидел жену, герр Баум глубоко вздохнул. - Извини, дорогая. Сорвался. Вспомнил кое-что и... не удержался.
   - Я вот тоже как сорвусь... скалкой по голове твоей бестолковой, будешь знать! - проворчала она, усаживаясь на лавку. - Фух, напугал, пенёк старый. Говори, давай, неужто память вернулась?
   - Не вся, но тот договор я вспомнил. Прямо увидел, как читаю его на экране коммуникатора, - поёжившись, произнёс оружейник. Собеседники тут же навострили уши, но... по крайней мере, Тесслеру и Новаку пришлось довольствоваться единственной краткой и не совсем понятной фразой.
   - Это было соглашение с Ритой, по поводу Стрелковых, - проговорил герр Баум. Супруга мигом помрачнела и понимающе кивнула. Впрочем, если Новак действительно не понял о чём речь, то Тесслер, скорее всего, что-то да разобрал. Но явно свою осведомлённость всё же не продемонстрировал.
   - Мало того, что ты его сестру чуть на тот свет не отправил, так он, оказывается и про договор с Риткой в курсе. Мрак! - хмуро протянула хозяйка дома и решительно договорила: - Прав был Валдис, нужно усилить защиту дома. Не ровен час придёт этот мститель, устроит нам весёлую ночку. И хорошо ещё, если просто "красного петуха" пустит, может ведь и убить кого. М-да, наворотил ты дел, старый. Ой, наворотил!
   От этих слов Герхард поник окончательно. Да, он и сам понимал, что натворил херни в отношении бывшего ученика. Но слышать разочарование в голосе супруги, прожившей с ним бок обок не один десяток лет и всегда поддерживавшей его во всех начинаниях... от этого было ещё горше.
   Из размышлений Баума вырвал голос Новака.
   - Ну, с охраной, пожалуй, мои люди справятся. Это, конечно, не совсем наш профиль, но уж пяток толковых ребят, знающих куда смотреть и чего ждать, у меня найдётся, - предложил Ежи.
   - Согласны, - отозвалась фрау Малица, даже не глядя на супруга. Тот запоздало кивнул, подтверждая найм, и майор, тут же развернув экран коммуникатора, принялся отдавать приказы своим людям.
   - Это всё хорошо, но не дело ограничиваться полумерами, - подал голос Тесслер. - Нужно найти паренька...
   - И убить? - ощерился Ежи, отвлёкшись на миг от работы с браслетом.
   - Зачем же? - поморщился Абрахам. - Он уже готовый артефактор, пусть молодой, но знающий, если судить по рекомендации, направленной Гердом в ассоциацию. А такие таланты под ногами не валяются. С ним нужно договориться. Ну, не знаю... предложить виру, помощь в обустройстве. Начальный пул заказов обеспечить... да мало ли возможностей?
   - С чего это вдруг из тебя доброта попёрла, Аб? - прищурился уже пришедший в себя герр Баум.
   - Так ведь не ты один в судьбе этого мальчишки "поучаствовал", - неожиданно фыркнула хозяйка дома.
   - Ну да, - кивнул Тесслер. - И я не хочу, чтобы в ассоциации у меня стало на одного противника больше.
   Фрау Малица недовольно покачала головой. Можно подумать, мужики и впрямь рассчитывают так легко помириться с пареньком, чью сестру сначала чуть не заклеймили шлюхой, а после и вовсе... Идиоты.
   - Значит, в случае чего, гостя нужно брать нежно, - с усмешкой заключил Ежи. - Это будет стоить дороже. Вдвое.
  
   "Москит" - здесь, сленговое, принятое среди военных и наёмников, обозначение комплексов МоСЭК, что расшифровывается как "мобильные системы эфирного контроля". Подвижные комплексы различной мощности, позволяющие "видеть" и "слышать" всё, что происходит в радиусе до десятка километров. Используется как отдельно, так и в составе систем эфирного противодействия.
   "Маус" (или на сленге военных и наёмников - "Мышь") - от аббревиатуры "МАУс", что расшифровывается, как Мобильная Артиллерийская Установка. Боевая платформа, несущая лёгкий артиллерийский автомат, обычно является частью системы непосредственной обороны полевых объектов повышенной важности (штабов, комплексов СЭП и пр.). Способна поражать как наземные, так и воздушные цели.
   ИРП - Индивидуальный Рацион Питания.
   Форт - аналог гридня в европейской системе статусов одарённых. Сама система включает четыре официальных статуса по возрастающей: неофит (новик), кригер (вой), форт (гридень) и экселенц (ярый).
   Работники кислых полей - на местном арго, словосочетание означает неквалифицированного работника наркоферм, от сборщика первичного материала до фасовщика конечной продукции.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"