Демченко Евгений: другие произведения.

Сказка про Красную Лампочку

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 3.02*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот, имел желание написать рассказ для ЮТ. Дописав примерно до середины, понял, что для юных техников это явно не подойдет:)))


   Сказка про Красную Лампочку
  
   Жила-была на свете, в домике на опушке Леса, Красная Лампочка. Сразу же следует предостеречь читателя от возможных неверных, хоть и кажущихся на первый взгляд очевидными, умозаключений: во-первых, Красную Лампочку называли Красной Лампочкой вовсе не потому, что кто-то в детстве подарил ей Красную Лампочку, которая ей так понравилась, что она носила ее на голове в качестве украшения, никогда не снимая. Также, Красная Лампочка не была у нашей героини вместо носа, или вместо правого глаза, или вместо еще какого-нибудь места, нуждающегося в декоративной подсветке.
   Вовсе нет. Реальность, как обычно, гораздо сложнее и неоднозначнее, и далеко не у всех достанет интеллекта, чтобы вникнуть в суть нашего объяснения. Итак, на самом деле, Красная Лампочка именовалась Красной Лампочкой, во-первых, потому что от рождения и по замыслу Генерального Конструктора, была Лампочкой, а во-вторых, была Красной.
  
   - Красная Лампочка, - сказала ей Мама. - Я тут собрала в корзинке гостинцев для нашего дедушки, Генерального Конструктора - спиртовые чернила для рейсфейдера и свежие ГОСТы. Отнеси корзинку в его лесную избушку, будь так добра, да смотри у меня - чернила по дороге сама не пей - а то дедушка осерчает и подаст на тебя высокое, ты ж его знаешь. Ты думаешь, зачем в спирт добавляют красители? Чтобы дедушке сразу по губам было видно, кто пил его чернила! И в ГОСТы не заглядывай, даже краешком глаза - умом тронешься.
   - Я все поняла, Матушка, - вежливо ответила Красная Лампочка и, подхватив корзинку, направилась вглубь Леса.
   - Да, и вот еще что... - взволнованно сказала Мама. - Ты же знаешь, дочка, что я, согласно замыслу Генерального Конструктора, являюсь Предикативным Сигнализатором Техногенных Катастроф, и моей непосредственной обязанностью является предсказание чрезвычайных ситуаций, равно как твоей обязанностью, согласно все тому же мудрому дедушкиному замыслу, является Тревожное Моргание с целью оповещения населения Леса о надвигающихся катаклизмах. В этом году мы, должна тебе сказать, показали себя не с лучшей стороны. Мы объявили двадцать пять ложных тревог и пропустили две реальные: первый раз, когда Электродятел повалил Центральный Распределительный Дуб, и половина Леса осталась без света, а второй раз - когда лесник около своей сторожки вскапывал грядку и наткнулся на неразорвавшуюся (до того момента!) термоядерную боеголовку времен Третьей Мировой. В прошлом году, как ты помнишь, мы дали всего двадцать ложных тревог и не пропустили ни одной катастрофы.
   - Так их в прошлом году ни одной и не было!
   - Это-то и тревожит. И сейчас у меня такое чувство, что впервые за все время мы сможем что-то уверенно и своевременно предсказать. Мы реабилитируем себя в глазах не только лесных жителей, но и, что важнее, в глазах нашего дедушки, Генерального Конструктора. Так вот, Красная Лампочка, моргни там старику и скажи, что ему угрожает страшная опасность - я пока не могу точно определить, в чем она заключается, но я знаю, как она зовется: "Серый Вольфенштуцер".
   - Серый Вольфенштуцер?! - удивленно переспросила Красная Лампочка. - Да ты что, нас же засмеют. Все в лесу знают, что Серый Вольфенштуцер - безобиднейшее существо, старое и несчастное. Несмотря на всю свою внутреннюю сложность, обилие разнокалиберных шестеренок, коленвалов, цепных и червячных передач, наличие полуторатонного брюшного пресса для утилизации больных и ослабленных лесных животных, а также дорогого японского энцефалографа, бедняга до сих пор не может понять, в чем же высший смысл его существования. Ведь Генеральный Конструктор ничего не делает просто так, а исключительно в соответствии со своими сложными и далеко идущими планами.
   - Вот именно этим-то Серый Вольфенштуцер и опасен. Никогда не знаешь, каких гадостей можно ожидать от столь загадочного существа!
  
   * * *
  
   Красная Лампочка весело бежала по лесной тропинке, из вмонтированных в дупла динамиков со всех сторон доносился беззаботный птичий щебет (зацикленный, зато громкий). Электродятел - новый, ведь того, что снес Центральный Распределительный Дуб, Генеральный Конструктор в наказание отправил в утиль - усовершенствованным счетверенным перфоратором долбил сразу все четыре несущие опоры мачты ЛЭП, показавшейся ему ржавой. Грозно шипя отпаривателями, по поверхности Ртутного Озера носились стайки Лебедютюгов, разглаживая его своими покрытыми тефлоном гузками до зеркального блеска. Кривошипно-шатунные медведи самоотверженно спасали пчел от риска возникновения сахарного диабета и жвального кариеса, отбирая у тех излишки меда. Пчелы, в свою очередь, исцеляли медведей от возможного ревматизма, жаля их в раздобревшие храповики. В общем, наблюдалась полнейшая идиллия и безукоризненный экобаланс, который внезапно и грубо был нарушен появлением грязного, исцарапанного, петляющего из стороны в сторону ввиду дисфункции мозжечка, Серого Вольфенштуцера.
  
   * * *
  
   - Здравствуй, Красная Лампочка, - уныло сказал Вольфенштуцер, и Красной Лампочке стало так его жаль - бедного, старого, никому не нужного - что она позабыла мудрые слова своей Матушки и вежливо поздоровалась с несчастным.
   - Здравствуй и ты, мой милый Серый Вольфенштуцер! - поприветствовала она измученое, затравленное существо.
   - А куда это ты собралась, Красная Лампочка? - спросил тот, просто чтобы поддержать разговор.
   - Я иду к своему дедушке, Генеральному Конструктору, несу ему бутылочку чернил и свежий ГОСТ.
   Внезапно, по испещренным глубокими царапинами титановым щекам Вольфенштуцера потекли жгучие свинцовые слезы. Падая на асфальтированную тропинку, они с шипением превращались в маленькие грязные кляксы. Задние конечности Вольфенштуцера с хрустом подломились, грузное тело рухнуло крупом на асфальт, при этом шейные подшипники заклинило, и голова несчастного неестественно запрокинулась. Зверь жалобно-жалобно завыл.
   - Что с тобой, бедняжка?! - воскликнула Красная Лампочка, ибо была она девочкой воспитанной и отзывчивой.
   - Тебе... есть... к кому идти... - всхлипывая, завывал Вольфенштуцер. - Ты знаешь, зачем тебя сде-е-елали! Вот, погляди вокруг - все при деле, все знают, зачем они нужны. Ты и твоя мама предсказываете Чрезвычайные Ситуации - да, пусть не слишком удачно, но кто вам считает? Электродятел, которого все уважительно именуют Санитаром ЛЭПа, неутомимо сносит мачты линий электропередач, если они кажутся ему старыми и проржавевшими. Лебедютюги разглаживают поверхность Ртутного Озера до зеркального блеска, придавая ему праздничный вид, медведи - Шатуны Кривошипные - денно и нощно заботятся о пчелах, да и те в долгу не остаются. Криопингвины Дьюара на эффекте Пельтье - регулярно откладывают чудесные ледяные яйца и складывают их в гигантские искрящиеся на солнце высокосимметричные пирамиды, что так украшают северную часть нашего леса. Высоковольтные Олени, генерируя мощные дуговые разряды между рогов, ионизируют воздух и поддерживают необходимое состояние магнитосферы, благодаря чему мы каждый вечер можем наблюдать восхитительные полярные сияния, и даже Саморазмножающийся Механический Кролик - несмотря на всю аморальность и порочность своего поведения - тоже постоянно чем-то занят, причем, надо заметить, весьма этим занятием увлечен. И лишь я один не знаю, зачем меня создал Генеральный Конструктор! А ведь во мне, между прочим, очень много всего полезного: и шестеренок, и червячных передач, и даже - зачем-то - японский энцефалограф и фритюрница, или что-то подобное, я еще до конца не разобрался.
   - Тогда почему же ты не сходишь сам к дедушке и не спросишь у него, зачем он тебя создал? - удивилась Красная Лампочка.
   - Я и рад бы, - печально вздохнул Серый Вольфенштуцер, - да ведь старик никого к себе просто так не пускает - требует сказать пароль, и лишь затем говорит: "Дерни за веревочку, дверь и откроется!" А дергать веревочку, не зная пароля - себе дороже. То есть, конечно, никто не проверял, но кто его знает.
   - Это точно, - согласилась Красная Лампочка. - А пароль там простой: "Здесь продается славянский кульман?" - и ответ: "Кульман продан, но есть никелированный штангенциркуль". Ответ очень важен, иногда старик для проверки говорит что-нибудь другое, и если войдешь - получишь кувалдой по мозгам за невнимательность и нарушение режима секретности.
  
   Так доверчивая Красная Лампочка, даже ничего и не заметив, выдала дедушкин секретный пароль - Вольфенштуцер внезапно засуетился, его задние конечности вновь обрели подвижность, шейные подшипники расклинило, и он спросил девочку:
   - А скажи-ка мне, Красная Лампочка, как проще всего дойти до дедушкиной избушки?
   - Да ведь нет ничего легче, Серый, - беззаботно сказала кроха. - Вот же идет асфальтированная тропинка с фонарями на каждой сосне. Да и вообще, как говорят в нашем Лесу, "Все дороги ведут к Генеральному Конструктору"!
   - Я от зверей слышал другое - "Все дороги ведут на свалку", - тихо по-философски заметил Вольфенштуцер, - впрочем, скорее всего, в диалектическом смысле правы и те, и другие. А уверена ли ты, Красная Лампочка, что именно эта дорога является правильной? Ведь люди, к которым, несомненно, относится твой дедушка, весьма серьезно отличаются от нас, от зверей. К каждому человеку нужно найти так называемый "подход". Подумай же сама: вот приходишь ты к дедушке, и он видит по твоему одометру, что прибежала ты к нему по кратчайшей, да еще и асфальтированной, тропинке - разве сможет он оценить всю твою преданность его Конструкторскому Гению? Нет, Красная Лампочка. Скорее всего, он скажет: "ну вот, сотню-то метров она ко мне пробежала - а если бы я жил чуть дальше?" Мне кажется, чтобы доказать дедушке свою любовь, ты должна выбрать самый сложный и опасный путь, с обязательным документированием всех пройденных этапов и испытанных тягот и лишений. Лучше всего завести дневник и вписывать туда путевые заметки, вклеивать фотографии, отсылать из пройденных тобою мест открытки, чтобы по почтовым штемпелям было видно, насколько длительное и опасное путешествие ты совершила, лишь с одной-единственной целью: увидеть дорогого дедушку! Именно тогда, как мне кажется, он тебя полюбит по-настоящему. И я даже могу подсказать тебе маршрут!
   - Спасибо тебе, Серый Вольфенштуцер! - растроганно воскликнула Красная Лампочка. Какой же ты умный, сразу видно, что у тебя внутри столько всего - включая энцефалограф!
   - И еще фритюрница! - обиженно напомнил тот. - Так вот, Красная Лампочка. Если ты свернешь с тропинки налево, то пойдешь через Мазутные Топи - за небольшую плату местные лягушки укажут тебе почти безопасный брод и оформят страховку на случай фатальной ошибки в навигации. Затем, там, где из Мазутных Топей вытекает речка Солярка, ты должна будешь сесть на спину Дизельного Кита - его можно заметить издали по фонтанчикам гари и копоти, которые он выбрасывает вверх, обогащая лесной воздух целебным угарным газом и свинцовыми присадками, спасая нас всех от преждевременной коррозии. За небольшую плату, он повезет тебя по великому теплому течению Ойлстрим, до самых северных частей нашего Леса, где - за небольшую плату - Высоковольтные Олени провезут тебя на санях по сухому льду и жидкому азоту. Далее ты пересечешь вплавь Герингов Пролив, названный так в честь Германа Геринга, который открыл его совершенно случайно, утонув в нем, когда пытался на эсесовском мотоцикле с коляской сбежать от войск Союзников в Мексику - и тем самым обеспечил себе место не только в истории, но и в географии. Но за небольшую плату тебе выдадут водный мотоцикл. Потом...
   - Спасибо, дорогой Вольфенштуцер, дальше я и сама разберусь! - перебила его Красная Лампочка. Вообще-то, она была воспитанной девочкой и никогда не перебивала старших, но сейчас ее охватило столь непреодолимое желание отправиться в опасное путешествие, что она не могла устоять на месте. - Однако же, есть две трудности.
   - Какие же, милая Лампочка?
   - Во-первых, чернила могут за это время засахариться, а ГОСТы - устареть...
   - Насчет этого не беспокойся! Я могу отнести корзинку дедушке от твоего имени, а заодно и рассказать о твоем мужественном решении, - успокоил ее Серый Вольфенштуцер. - А что же это за вторая трудность?
   - Ах, вторая трудность заключается в том, что у меня совсем нет денег, а как следует из твоего рассказа, мне они неоднократно потребуются в пути!
   - Насчет этого не беспокойся, Красная Лампочка, - утешил ее Вольфенштуцер, - я это уже предусмотрел. Конечно, ты ничего не умеешь делать полезного, кроме как тревожно моргать красным цветом, а на этом много денег не заработаешь. Однако же, как и любая молодая девушка, ты можешь забыть про свои нравственные устои и заняться проституцией. А чтобы про тебя не говорили за спиной всякого, и чтобы дедушка понял, на какие жертвы ты идешь исключительно ради него - я прямо сейчас выпишу тебе соответствующий Сертификат, со строгим обоснованием высокоморальных причин твоего нравственного падения. Разумеется, для этого я должен буду убедиться лично в качестве предоставляемого тобою сервиса - возможно, как первый клиент, я даже смогу дать тебе какие-то ценные советы, или высказать конструктивные замечания.
   - Ах, Серенький, какой же ты душка! - прослезилась Красная Лампочка и бесстрашно погрузилась в пучину разврата.
  
   * * *
  
   Не прошло и получаса, как Красная Лампочка с Сертификатом под мышкой окончательно отправилась налево, в Мазутные Топи, а Серый Вольфенштуцер понесся рысью к избушке Генерального Конструктора. Предварительно, однако же, он залпом выпил все чернила и закусил ГОСТами, не вынеся соблазна. Остановившись перед входной дверью, Вольфенштуцер как можно более тонким голоском произнес пароль, и, игнорировав неправильный отзыв - выставленный на окошко цветочный горшок - дождался верного, после чего дернул за веревочку. В точном согласии с гениальным замыслом Генерального Конструктора, дверь автоматически открылась.
   - Это ты, моя дорогая Красная Лампочка? - прошамкал Генеральный Конструктор - он лежал в кровати, на нем была кружевная сорочка и чепчик, лацкан сорочки украшал орден Героя Социалистического Труда. Все стены избушки изнутри были оклеены Авторскими Свидетельствами и разнообразными дипломами, пол же был выстлан чертежами и синьками.
   - Нет, уважаемый товарищ Генеральный Конструктор, - виновато озираясь, пробормотал Вольфенштуцер, заискивающе глядя на старика. - Это я, бедный старый серый Вольфенштуцер, принес вам гостинец, уж не побрезгуйте: бутылочку из-под чернил и корочку от свежего ГОСТа!
   - Мда, - скривился старик. - Нашел чем умаслить. И зачем же ты явился? Кстати, не видел ли ты по дороге мою любимую внученьку, Красную Лампочку?
   - Как же, конечно, видел! - обрадовался смене темы гость. - Внученька ваша подалась в проститутки, зовут ее теперь Красный Фонарик. В данный момент она совершает кругосветное секс-турне.
   - Этого стоило опасаться, - ничуть не удивился такому раскладу Генеральный Конструктор. - В конце концов, чего можно ждать от девочки при таких родителях? Предсказание чрезвычайных ситуаций и техногенных катастроф. Вот скажите, милейший, может ли честный человек заниматься такой дурью? Нет, скажу я вам, этим может заниматься только шарлатан. А папа нашей Лампочки - или, как теперь ее велено называть, Фонарика - был ванночкой для ног, которая вроде как избавляет организм от шлаков и прочищает нижние чакры. Тоже сплошное надувательство. Да, если быть совсем уж точным, то их обоих сконструировал я, и даже получил за них Государственную Премию - но это ни в коем случае не повод считать их чем-то достойным. Мало ли за что я получал Государственные Премии!
   Разговор их был прерван тем, что в окошко снаружи просунулась чья-то рука.
   - Вам открытка от внучки, - сказал почтальон. - Из Мазутных Топей. С путевыми заметками и штемпелем. И рекламный буклет: "Мазутные топи - лучшая грязелечебница Леса". И еще фотография: ваша внучка занимается сексом за деньги с тремя кривошипно-шатунными медведями одновременно.
   Генеральный Конструктор тихо заплакал.
  
   * * *
  
   - Уважаемый Генеральный Конструктор! - снова завел речь о своем старый Серый Вольфенштуцер. - Я проделал этот сложный, длинный путь лишь с одной-единственной целью: узнать, зачем же вы все-таки меня создали. Во мне столько всего разного - и шестеренки, и контргайки, это уж не говоря о фритюрнице с энцефалографом - но я так и не знаю до сих пор своего предназначения. Трудно, трудно мне жить, не зная своей Миссии! Ведь все в лесу имеет свою функцию: газонокосящие коровы неутомимо ездят по лугам и полям, подстригая траву, алмазобурый крот зарывается в землю на глубину нескольких километров в поисках нефти и газа, бобры заняты строительством новой Соляро-Шушерской ГЭС...
   - Да-да, я все понял, можешь не продолжать. Уж мне ли не знать, кто и для чего создан - ведь за каждого из них мне дали Государственную Премию, даже за Красную Лампочку. Вон там, в углу, как раз диплом за нее, видишь?
   - Что, даже за Красную Лампочку? - удивился Вольфенштуцер. - Ничего себе.
   - Ну, - скривился старик, - конечно, мои недоброжелатели из Премиального Комитета задавались вопросом: а что же такого нового в Красной Лампочке? Лампочки, скажем прямо, изобрели задолго до меня. Да и в красный цвет ее покрасить много ума не нужно. Но ты же понимаешь, что Государственные Премии дают не за что-то, а кому-то. Точнее даже, не просто кому-то, а кому надо. А кому же, как не мне, Генеральному Конструктору, надо давать Государственные Премии? Так что и за красную лампочку дали. Сделал бы зеленый свисток - дали бы за зеленый свисток, куда б они делись, - старик противно захихикал и затряс кулачком. Чепец съехал на бок, обнажив покрытую пигментными пятнами лысину. - Я всё помню! Всё, за что мне давали премии! А вот зачем был нужен ты, припомнить не могу. Потому что премии за тебя, скажу прямо, мне никто не давал. Так что даже не знаю.
  
   Вольфенштуцер, заслышав такие слова, снова впал в уныние, его задние лапы безвольно подломились, а из глаз брызнули в разные стороны мелкие капельки расплавленного свинца. То тут, то там они попадали на Дипломы и Авторские Свидетельства, прожигая в них отвратительные дыры. Генеральный Конструктор в ужасе замахал руками и закричал:
   - А ну, слышишь, перестань реветь! Я сейчас, так и быть, схожу в подвал и принесу документацию из архива, авось что-то про тебя найду. Только умоляю, не порть мне интерьер!
   - Вам открытка от внучки, - сказал вновь пришедший почтальон. - С речки Солярки. Со штемпелем. И видеопленка: Красная Лампочка за деньги занимается сексом с гигантским Дизельным Китом. Мне почему-то кажется, что ей должно быть очень больно.
  
   * * *
  
   - Ага! - торжествующе воскликнул Генеральный Конструктор, вылезая из подвала. - Я все-таки нашел на тебя Техническое Задание, и теперь я все вспомнил! Это очень давняя и крайне неприглядная история. Конечно же, неприглядная не в том смысле, что я что-то сделал неправильно - так сказать, лажанулся, а в том, как мои недоброжелатели оставили меня без Государственной Премии. Дело было так. - Старик развернул один из чертежей и начал водить по нему грязным пальцем. - Однажды, я победил в борьбе за очень важный и секретный госпроект, после чего правительство поручило моему Конструкторскому Бюро разработать Машину Для Премирования. Ведь к тому времени развелось чрезвычайно много Генеральных Конструкторов, и все они постоянно что-нибудь изобретали - ну вот как я, и всем нужно было давать Премии, иначе они обижались и эмигрировали на Запад или на историческую родину. На Премирование уходило чрезвычайно много канцелярской работы - с одной стороны, это увеличивало накладные расходы, а с другой - затягивало процесс награждения. И вот, мне, как самому опытному и талантливому из всех Генеральных, поручили изобрести Машину Для Премирования.
   Тут-то и случился конфуз: секретарша в Министерстве Всеобщего Машиностроения допустила роковую опечатку: вместо "Машины для Премирования" в Техническом Задании было написано Машина для Кремирования. У меня же тогда было очень много работы, и я не заметил этой оплошности, но с энтузиазмом принялся за это важное правительственное поручение. Машина была изготовлена весьма быстро, после чего последовало разрешение сверху - с самого верху, если ты понимаешь, о чем я говорю, опробовать ее на Генеральных Конструкторах. Разумеется, на других, потому что я, как лицо заинтересованное, не мог принять участия в испытаниях.
   В результате, пока мы поняли, что что-то идет не так, из всех Генеральных Конструкторов осталась в живых примерно половина. Конечно, я пытался исправить положение - ведь известно, что любой механизм, если он обладает достаточной гибкостью, можно быстро перенастроить на новую функциональность. Так полегло еще несколько Генеральных, поскольку моя Машина последовательно, вместо Премирования, производила Третирование, Хромирование и даже Трепанирование Генеральных Конструкторов.
   После этого и произошло то, что я считаю самым позорным днем в отечественном машиностроении: оставшиеся к тому моменту в живых коллеги устроили против меня заговор - и, совместными усилиями, добились моей высылки сюда, в этот Лес, ранее бывший секретным испытательным полигоном моего Конструкторского Бюро. Вместе со мной сюда отправили и тебя, Машину Для Кремирования.
   Правда, тогда, оставшись без новых Технических Заданий и Правительственных Наград, я впал в депрессию и маразм, и часто подумывал о самоубийстве, после чего и перепрограммировал тебя: твоей миссией стала эвтаназия. Если встроенный в тебя энцефалограф покажет отсутствие в моем мозгу достаточной активности, а сам я произнесу специальную кодовую последовательность, свидетельствующую о том, что я принял сознательное решение о прекращении своего существования - а конкретнее, - старик раскрыл пыльный фолиант на последней странице и напряженно вчитался в выцветшие строчки:
  
   "Допплер-эффект мономолекулярный Занзибар глоссолалия восемьдесят шесть бис"...
  
   Внутри Вольфенштуцера что-то зажужжало, из головы животного высунулись антенны энцефалографа и медленно навелись на Генерального Конструктора, встроенная в грудную клетку электронно-лучевая трубка показывала белый шум с редкими двенадцатигерцовыми всплесками альфа-ритма. Внутри ритуального зверя включилась небольшая кремационная печь, которую сам несчастный долгое время считал фритюрницей. Глаза Вольфенштуцера превратились в небольшие смотровые окошки, каковые надлежит иметь всем кремационным печам, в них заплясали хищные красные огоньки. Челюсти, подобно развернутым горизонтально вратам Аида, медленно разъехались в разные стороны, открыв пышущие жаром внутренности. Где-то в глубине тугоплавкой титановой утробы зловеще булькало кипящее масло и едва заметно пахло серой.
   - Нет-нет, ты неправильно понял! - закричал в ужасе старик. - Отмена, отмена! Аборт! Стоп! Канцель!
   Внутри Вольфенштуцера заиграла проникновенная траурная музыка, на его спине из специальных пазов высунулись несколько механических плакальщиц и принялись монотонно рыдать и звучно биться медными лбами о титановый корпус зверя, символизируя крайнюю степень отчаяния и невыносимость утраты. Нижняя челюсть Вольфенштуцера плавно выехала наружу, образовав нечто навроде эскалатора, или, скорее, конвейера, с крючьями для особо неугомонных покойников. Специальные манипуляторы-захваты зажали старого Конструктора и бережно уложили его на конвейер, крепко связав перед этим траурными лентами, исполненными трогательных надписей.
   В этот момент в окно постучал почтальон.
   - Вы тут чем-то заняты? - спросил он обеспокоено.
   - Да, мы очень заняты, просим нам не мешать, - сказал Вольфенштуцер, а грянувший из его недр реквием Моцарта полностью перекрыл жалобные крики Генерального Конструктора.
   - А то вам тут открытка пришла, от Красной Лампочки. С Герингова Пролива. И черно-белый документальный кинофильм: Красная Лампочка за деньги вступила в Гитлер-Югенд и теперь совершенно бесплатно спит с героическими бойцами Штурмовых Отрядов.
   Вольфенштуцер включил траурную музыку на полную громкость, но все равно это не смогло заглушить жалобных воплей Генерального Конструктора.
   - Ну, впрочем, не буду вам мешать, - сказал почтальон. - Вы тут, я вижу, развлекаетесь как-то по-своему, но если вам обоим нравится - то я лично не вижу в этом ничего криминального. До свидания.
  
   Изменения, хаотично внесенные Генеральным Конструктором в функциональность Машины Для Кремирования, давали о себе знать. Вместо кремационной печки как таковой, внутри Вольфенштуцера обнаружилась гигантская конвекционная печь с грилем. Траурные венки, как оказалось, были сделаны из укропа, петрушки и сельдерея, цветы были искусно вырезаны из долек помидоров и болгарского перца, а траурные ленточки, при ближайшем рассмотрении, оказались полосками съедобной японской рисовой бумаги. Сверху посыпался черный перец и корица, затем полился корейский соевый соус и лимонный сок. Генеральный конструктор, лежа на вертящемся блюде, чихал и кашлял от попавших в глаза и ноздри специй, а в перерывах между чихами - истошно верещал.
   Раздалось мерное жужжание - манипуляторы Вольфенштуцера поставили урну для пепла в форме изящного ночного горшка точно под отверстие для ссыпания праха, располагавшееся чуть пониже хвостового стабилизатора. Специальная прахосметательная щетка жестоко и упрямо хлестала Генерального Конструктора по зарумянившемуся лицу, пытаясь стряхнуть его в урну.
  
   * * *
  
   Красная Лампочка, совершив свое героическое кругосветное путешествие, направлялась к домику Дедушки. Навстречу ей шли два Охотника - один из них был вооружен скорострельной зенитной установкой для охоты на диких уток - но, к сожалению, имел проблемы с оптикой и светочувствительной матрицей. Говоря проще, он был слеп. Второй же был предназначен, по замыслу Генерального Конструктора, для охоты на хорьков, и был снабжен автогеном и дезодорантом - что было весьма грозным оружием, ведь стоило поднести автоген к анальному отверстию хорька и дождаться выпускания газов - и хорька разносило в мелкие клочья, после чего следовало попшикать дезодорантом. При этом, к сожалению, второй охотник был глух и страдал насморком, а потому выслеживать хорьков для него было весьма затруднительно.
   Из-за этих конструктивных недостатков в свое время Генеральному Конструктору долго не хотели давать за них хоть какой-нибудь завалящей премии, и, в конце концов, выдали одну за двоих, что старик счел форменным издевательством.
   - Здравствуй, Красная Лампочка! - сказал тот из Охотников, который мог видеть. - Как твои дела? - добавил он, не надеясь услышать ответ и предоставляя это второму.
   - А что это за траурная музыка играет в домике твоего дедушки? - спросил первый Охотник. - Уж не умер ли он? Впрочем, оттуда же доносятся его жалобные крики. Если бы он умер, он бы не кричал. Верно? С другой стороны, если бы он не умер, то не играла бы траурная музыка, что, впрочем, опровергается тем, что... - тут его бесповоротно заклинило, и беднягу пришлось перезагрузить, после чего все, в тревожном настроении, отправились в домик Генерального Конструктора.
   Посреди комнаты торжественно восседал Серый Вольфенштуцер, на голове его был надет чепчик Генерального Конструктора, ночная рубашка несчастного была натянута на рифленый титановый корпус, откуда доносились траурная музыка, громкие вопли и аппетитный запах.
   - Как приятно пахнет! Кажется, для нас готовят что-то вкусное! - сказал тот из охотников, что не страдал насморком, и сглотнул дистиллированную слюну.
   - Идиоты! Это же я пахну, потому что меня жарят! Выключите этого чертова Вольфенштуцера! - истошно выл изнутри машины Генеральный Конструктор.
   - А ты сделаешь так, чтобы я хорошо видел? - спросил первый Охотник.
   - И чтобы я хорошо слышал, и чтобы нюхал! - потребовал второй.
   - А мне? Мне, вернешь ли ты утраченную из-за безграничной любви к тебе девственность и репутацию? - строго спросила дедушку Красная Лампочка.
   - Все сделаю, что попросите, только, умоляю, поскорее деактивируйте Вольфенштуцера! - голосил Генеральный Конструктор, покрываясь аппетитной золотистой корочкой. Прахосметательная щетка, подобно злому банному венику, продолжала хлестать его по лицу, поддавая жару.
   Второй Охотник подошел к Вольфенштуцеру, напряженно сидящему на корточках над урной для праха, и вскрыл его брюхо автогеном. После чего, чтобы избавиться от чрезвычайно аппетитного запаха - который вызывал непристойные плотские желания - попрыскал вокруг дезодорантом, а первый Охотник зачем-то дал залп из скорострельной пушки прямо в распахнутое оконце, к которому в этот момент подходил почтальон, чтобы принести Генеральному Конструктору добрую весть: все остальные Генеральные Конструкторы, устроившие против него заговор, неожиданно умерли, а потому, ничто более не мешает ему вернуться из Леса в Столицу и занять пост Министра Всеобщего Машиностроения.
  
   Истекающий маслом из перебитых очередью трубочек и шлангов, почтальон подполз ко входной двери и из последних сил протянул депешу Генеральному Конструктору, который тут же на радостях забыл про все свои обещания, и прямо так, вымазанный в кетчупе, обсыпанный панировочными сухарями и прилипшими к голому телу кусочками гарнира, отправился в Город, навстречу долгожданному триумфу.
   Красная Лампочка с горя и разочарования занялась с Охотниками сексом за деньги, смертельно раненый почтальон медленно уполз в сторону пункта утилизации работников связи, и лишь только старый Серый Вольфенштуцер, чья Миссия наконец-то была с честью исполнена, умер с тихой счастливой улыбкой на устах.

Оценка: 3.02*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Флат "Свадебный сезон"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"