Little Ashes: другие произведения.

Экзорцист

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ПРОДА ОТ 19.07.09!!! Читайте, комментируйте!


   Экзорцист.
  
  
  
   Я привычно провожу ладонью по холодной, чуть поблескивающей в темноте стали ножа. Древнее оружие, немного дрожащее в ладони от переполняющих его сил, копившихся веками. Это привычно. Не дыша, стоять в темноте, надеясь на то, что сила не покинет тело в самый ответственный момент. И сердце срывается на неровный ритм, но не от страха, а потому, что ты своими глазами видел, что ждет тебя там, за чертой. Потому, что ты знаешь, какой ад тебя ожидает после смерти. Поэтому и не хочется умирать. Прижимать ладони к стене и практически не дышать. Выжидать подходящий момент.
   А в темноте старой библиотеки свет фонаря очерчивает хрупкую фигуру, стоящую посреди зала. Пыльная, массивная люстра под потолком тихо позвякивает стеклянными подвесками, поблескивающими сквозь слой многолетней пыли. Тонкий тюль занавесок слегка колышется от легкого осеннего ветерка Вопрос лишь в том, откуда в подвале занавески. Да и окна, если уж на то пошло. Я ведь четко помню, как спускался по трухлявым деревянным ступенькам, оставляя за спиной сжимающую в ладони крест хозяйку дома. Она вызвала меня, потому что священник не мог справиться с изгнанием этого духа, что меня в принципе не удивляет. Это не дух, скорее что-то посильнее. Потому что воздух вокруг меня вибрирует от напряжения, словно натянутая струна. Я уже даже и не спрашиваю себя о том, почему я приехал сразу после звонка. Чутье у меня уже выработалось, что ли.
   На запястьях начинают дрожать серебряные защитные медальоны, реагируя на близость нечистого. Все происходит по привычной для меня схеме: подойти ближе, но оставить место для маневра, не выпуская из ладони склянку со святой водой. Но на этот раз что-то идет не так. Вместо привычного горящего злобой и ненавистью взгляда на меня смотрят напуганные и полные слез глаза. Мальчишка. Хрупкие пальцы, тонкие ключицы, светлая челка спадающая на глаза. Черт, одним словом.
   Но это моя работа. Я знаю свои страхи. Вот только бороться со многими из них я до сих пор так и не научился. Черт побери, я же человек, в конце концов. Поэтому я просто шагаю навстречу этому волшебному существу, стоящему в ареоле лунного света. Но я знаю, что за обличием этого хрупкого создания скрывается тварь, одно имя которой вселяет в людей ужас. И имя этому существу - Страх.
   Когда я выхожу из подвала, глаза начинает резать свет уже поднимающегося над городом солнца. На самом деле я скорее выполз из подвала, щурясь от яркого после сумрака подвала света. Вот почему всегда происходит именно так?! Стоит понадеяться, что сможешь выполнить работу за небольшое количество времени, как на неё уходит несколько часов. Несколько жильцов дома, стоящие возле подвала, тут же отпрянули от меня. Ещё бы, от моего былого безупречного вида не осталось даже намека. Руки по локоть в крови, джинсы можно выкинуть, свитер весь в пыли, на скуле царапины. Я прижимаю ладонью кровоточащие порезы на предплечье, шипя сквозь зубы. Эта тварь меня все же зацепила. Женщина, дрожа, нерешительно подходит ко мне и спрашивает:
   - Мистер, что произошло?
   Я лишь пожимаю плечами, выискивая взглядом свободное такси. Сейчас я не собираюсь никому ничего объяснять. Все равно она не поймет ни слова из того, что я мог бы ей сказать. Похоже, на когтях этого существа был какой-то яд, потому что сейчас мне чертовски плохо. Но женщине я все же отвечаю:
   - Я его изгнал. Это был дух. Это из-за него никто из жильцов не задерживался в этом доме надолго. Но теперь с ним проблем не будет. Но лучше освятите подвал.
   Я прохожу сквозь толпу, не замечая испуганных взглядов. Плевать, честно говоря. Привык. Наконец, садясь в такси, откидываюсь на сиденье, и напряжение постепенно отпускает. Я говорю водителю адрес клиники, известной под названием клиники Святого Августина. Это единственное место, где я могу рассчитывать на помощь. И, глядя на разгорающийся над городом рассвет, я проваливаюсь в дрему: усталость берет свое.
   * * *
   В холле больницы сидит несколько человек, и стоит мне распахнуть створки дверей, как я начинаю чувствовать их взгляды, неодобрительно следящие за мной. Или у меня мания преследования? Но вот из-за стойки регистрации выходит сестра Аннет, и обеспокоено спрашивает, поддерживая меня под руку:
   - Мистер, вас проводить к хирургу?
   В ответ я лишь качаю головой, и толкаю массивную дверь, ведущую в жилые комнаты при клинике. На самом деле раньше здесь был монастырь, который взял под покровительство находящуюся рядом больницу. И через несколько лет стало невозможно отделить территории монастыря от территорий больницы. Я знаю этот монастырь лучше собственного дома. Мне сейчас никакой хирург и не нужен, традиционная медицина мне вообще мало чем может помочь. Главное подняться на два лестничных пролета и не растянуться на ступеньках. Хотя удар головой об каменный пол был бы отличным завершающим штрихом сегодняшней сумасшедшей ночи. Хотя нет, уже же вроде как день? Черт.... Вот оно, отставание от графика. Если в час дня я не сплю, значит, проблем было много, и настроение у меня соответствующее.
   - Кристофер, рад тебя видеть. Тебе помочь?
   Мужчина, стоящий на несколько ступенек выше, протягивает мне ладонь, и я пытаюсь улыбнуться в ответ. Отец Питер всегда относится ко мне как к нерадивому малышу, в очередной раз нашкодившему тайком от родителей. Ну, если учитывать нашу от силы пятилетнюю разницу, это сравнение звучит смешным, но от этого не становится менее обоснованным. На плечах этого молодого мужчины лежит тяжкая ноша. Это благодаря нему я сутки напролет веду нескончаемую борьбу с ордами проклятых тварей.
   Меня усаживают в кресло, и пока одна из монахинь перебинтовывает и обрабатывает уже затянувшиеся царапины на руке, я вглядываюсь в сидящего напротив человека. Простые, спокойные черты лица, глаза, спокойно и уверенно изучающие моё лицо.
   - Святой отец, у нас проблемы. Сегодня я изгонял духа из одного дома. Как думаешь, что это было за существо?
   Мужчина качает головой и невозмутимо наливает мне чай, словно не заметив моего перехода на ты.
   -Это была одна из самых опасных разновидностей духов. Это был перевертыш. Причем не простой, а выбирающий форму того, чего ты наиболее боишься.
   Святой отец поднимает на меня глаза и с вежливым интересом спрашивает:
   - И что же по твоему мнению он там делал? Насколько мне известно, они охотятся группами, да и не могут долго существовать без подкорма.
   Я благодарно киваю монахине, и подношу чашку к губам. М... Мятный. Надо же, а я то думал опять та бурда с молоком, которой меня упорно пытаются поить "доброжелатели".
   - Ну, по поводу того, что дух не может отделиться от свиты ты, конечно же, прав. Вот только этот смог. И, судя по тому, что мне рассказала владелица дома, он обитал там не одно десятилетие. Так как хозяйка сдавала дом, она там появлялась редко, но я сильно сомневаюсь, что съезжающие постояльцы не рассказывали ей о причинах, побудивших их поменять место жительства. Причем, как я понял, в подвал никто и не спускался. Как же люди отлично умеют врать самим себе! Подумать только, столько лет даже и не задумываться о том, что заставляет людей поспешно съезжать из гостиницы.
   Я лишь качаю головой. Питер поднимает на меня глаза, и задает вопрос, который беспокоит меня сильнее всего:
   - То есть, в подвале самого обычного на свете дома обитало одно из наиболее редких и странных существ?
   Я качаю головой, отпивая крепкий горячий чай из кружки:
   - Если быть совсем точным, это было что-то вроде призрака. Вот только у обычных призраков нет способности принимать облик того, чего человек боится больше всего.
   Святой отец качает головой, и задумчиво смотрит в окно. Честно говоря, я и сам не все понимаю в этом случае. Мне пришлось провести не просто обряд экзорцизма, а использовать силы медиума. Тогда как в обычном случае достаточно просто заставить существо соприкоснуться, с чем либо, носящим отпечаток божественной силы. Но на этот раз все пошло не так. Дух был поразительно физическим, иллюзия человеческого тела была практически совершенной. То есть, теперь я мог с уверенностью сказать, что смотрел в глаза страху и смог его победить. Меня так и тянуло усмехнуться, но боюсь, что меня бы поняли неправильно.
   - Кристофер, я думаю, что сейчас главной целью церкви является выяснение причин появления такого большого количества падших на земле. Что-то происходит, Крис. Что-то очень темное приближается к нам. Что-то, о чем мы все забыли, но что не забыло о нас. Люди живут только потому, что могут забывать прошлое, но существуют вещи, о которых нужно помнить всегда. Но нет, человечество слишком сконцентрировано на себялюбии, что бы помнить о наследии прошлого...
   Почему-то эти слова, произнесенные практически шепотом, прозвучали настолько тревожно, что показались мне скорее приговором. Словно этот мужчина, устало и сгорбленно сидящий в глубоком кресле, только что вынес приговор о безоговорочном уничтожении окружающего нас мира.
   - Сейчас я вряд ли могу тебе чем-то помочь. Наша библиотека монастыря в твоем распоряжении, но что-то мне подсказывает, что ты как всегда предпочтешь проверить все опытным путем.
   Я лишь киваю, не отрывая взгляда от окна. За ним благоухает запахами сотен цветов небольшой садик. Не знаю почему, но в этой комнате меня всегда охватывает чувство успокоения. Не знаю, влияет на меня так по-домашнему уютная обстановка, или присутствие Питера рядом, но я люблю здесь бывать. Я встаю, надевая чудом уцелевшую куртку на плечи: если я хочу успеть заехать в магазин за едой, то нужно торопиться. А потом, если получится, спать. Часов пять, не меньше.
  
   * * *
   По моему мнению, нет ничего отвратительнее, чем просыпаться от звука вибрирующего под головой телефона. Учитывая, что уснул я несколько часов назад, нет ничего удивительного в том, что голос мой звучит не особо счастливо. Простояв два часа в пробках, добираясь до дома, я хотел лишь одного - спать.
   - Да. Вас не учили, что нельзя звонить людям, когда они спят?
   Мой собеседник на несколько мгновений сконфузился, но все же ответил:
   - Простите, но сейчас всего половина пятого вечера, я не думал, что мог вас разбудить. Тем более, Отец Питер сказал, что вы единственный, кто может нам помочь.
   Я досадливо морщусь, и пытаюсь нащупать под кроватью упаковку таблеток. После обрядов у меня часто болит голова, но сегодня она просто бьет все рекорды. Но если уж Питер послал этого человека ко мне, значит для того были веские причины. В конце концов, Питер лучше, чем кто-либо, осведомлен по поводу моего несносного характера. Я когда-то послал матом этого интеллигентного молодого человека, когда он разбудил меня после получаса сна. Да... Сколько он тогда пережил...
   - Я вас слушаю. Если вы можете мне кратко рассказать, что у вас стряслось, то сделайте это как можно скорее, и я с чистой совестью лягу спать, убедившись, что в этом нет ничего интересного.
   Да, вот такой я милашка, если разбудить меня абсолютно не интересным мне звонком.
   - Ну, у нас всего лишь пара тройка одержимых бесами и несколько самовоспламеняющихся лестниц. И это все в одной гостинице.
   Я со стоном откидываюсь на подушку. Моей надежде о сне пришел конец. Но если быть честным, это дело обещало быть интересным. Похоже, сон откладывается на неопределенный срок. Так, надо не забыть за таблетками заехать в аптеку, а то с такой головной болью я вообще ни на что негоден буду.
   - Ладно, говорите адрес.
   - Вальтер стрит 16, небольшой особняк с заросшим садиком. Вы его сразу узнаете, можете мне поверить.
   - Если смогу, то через полчаса буду там.
   - Мы будем ждать.
   Я бросил телефон на кровать и начал одевать рубашку. Перебинтованное предплечье немного ныло, но уже не болело. Чутье, выработанное годами, подсказывало, что в этом деле что-то не так, и, в конечном итоге, оно окажется куда сложнее, чем мне казалось сначала. Потому, что если случай перевертышем был лишь началом, нас ожидают большие проблемы.
  
   ***
   Я никогда не испытывал к Великобритании теплых чувств. Меня раздражали её туманы и нескончаемый промозглый дождь, мне были неприятны её внешняя опрятность и жестокая изнанка. Мне был непонятен английский юмор, и я уж точно не мог объяснить, как в такой маленькой стране может одновременно появляться столько падших. Возможно, именно благодаря совокупности этих факторов мое настроение этим на удивление теплым осенним утром было просто отвратительным. Легкий ветерок трепал волосы, забирался даже под плотную ткань плаща, заставляя подергивать плечами от холода. Я прикурил сигарету, щурясь от дыма. Я удивленно посмотрел на пачку: я не курил с колледжа, и не собирался возобновлять эту пагубную привычку. Видимо я совсем расклеился. Единственное, что меня радовало, была мысль о том, что до Вальтер-стрит идти всего несколько кварталов, и я не успею толком замерзнуть на этом отвратительном промозглом ветре.
   Я настоящий, как говорят, "гражданин мира". Из-за работы отца нашей семье приходилось часто переезжать, поэтому еще до совершеннолетия я успел объездить полмира. Мой отец был удачливым археологом. Это от него мне достались пушистые каштановые волосы и сильные черты лица. Хотя типично английской чопорностью природа меня обделила. От матери же, миниатюрной азиатки, мне достался взрывной характер, бледная кожа и ярко-зеленые глаза. Именно то, что привлекло отца в моей матери. После её смерти отец избегал меня, надолго пропадая на раскопках. Сейчас я мог оправдать его поведение. А всего несколько лет назад...ни за что.
   Люди торопливо сновали по улице, спеша куда-то по своим обычным делам, но я не ощущал их присутствия. Они проходили мимо меня однообразной серой массой, не оставляя никаких воспоминаний. Меня куда больше занимали старые особняки, растянувшиеся по обе стороны от вымощенной камнем дороги. Я любил Лондон именно за то, что всего в нескольких метрах от живущего своей, современной жизнью центра города, начиналась абсолютно другая жизнь. Старинные особняки, увитые плющом ограды, прохладные тени от раскидистых деревьев. Никакого напускного лоска, лишь стиль и благородство аристократичности прошлых веков. Я невольно усмехнулся: именно это прошлое, так замысловато сплетенное с современностью, и обеспечивало меня работой. Именно секреты прошлых эпох зачастую были причиной событий, беспокоящих нынешних жильцов этих особняков. А ведь несколько веков назад все они, вернее, их предки, прекрасно знали, чего стоит бояться, а чего нет.
   Занятый своими мыслями я и не заметил, как оказался около нужного мне дома. И тут же почувствовал, как на запястье начинает подрагивать браслет с подвесками. Ей богу, иногда эта штука меня здорово бесит. Начинаю чувствовать себя коровой с бубенчиком. Как я и думал. Парень-стажер, стоящий около дверей, испуганно посмотрел на меня и неосознанно отошел на шаг ближе к двери:
   - Вам лучше пройти мимо, сэр. Это закрытый объект.
   Старательно пытается скрыть дрожь в голосе. Напуган, но что-то сильно сомневаюсь, что причина во мне. Молодец, вот только не на том тренируется. Я сую под нос парню удостоверение, и он уже просто лепечет, извиняясь и пропуская меня в холл. А я то, наивный, полагал, что название этого отдела не оказывает на людей такого влияния. Видимо, и правда новенький.
   Изнутри гостиница казалась еще более древней. Честно говоря, мне было тяжело представить человека, который добровольно согласился бы выложить несколько сотен долларов за проживание в таком месте. Я откинул челку со лба, пытаясь понять, что меня так настораживало в этом месте. Обычный дом, и единственное, что его отличает от множества остальных - это пустота "эфира".
   Честно говоря, довольно сложно объяснить, что же это такое этот эфир. В большинстве мест, где когда-либо были люди, всегда остается их след, "отпечаток" их душ, навсегда запечатлевший историю этого места. Зачастую именно по "эфиру" можно понять, есть ли рядом кто-то из падших. Они словно искривляют фон, изменяя его первоначальную структуру. Но здесь - ничего. То есть вообще тишина, полное отсутствие чужих следов. Чертов вакуум. Положив руки на стену, я пытался почувствовать хотя бы что-то.
   Вот это уж точно что-то новое. Раньше я такого никогда не встречал. Было и такое, что эфир не отзывался, просто не желая раскрываться передо мной, но его полного отсутствия я никогда раньше не встречал.
   - Кристофер, надеюсь, я не оторвал Вас от важных дел, но мне показалось, чем раньше на это дело взглянет специалист, тем лучше.
   Молодой мужчина стоял, прислонившись плечом к косяку двери, ведущей вглубь здания. Я окинул его внимательным взглядом, про себя отметив, что парень хорошо сложен, и необычное сочетание светлых волос и темных глаз только притягивало к нему взгляд. На плече тускло поблескивала нашивка его подразделения: переплетенные между собой ветви лозы и вплетенные в них стальные шипы. Мужчина внимательно смотрел мне в глаза, но как только заметил, что я смотрю на него в ответ, отвел взгляд. Совсем не соблюдаем правила общения с медиумами. Настолько любопытен или настолько пофигист?
   - Мы не можем понять, что произошло. Как только нам поступил звонок о том, что в доме несколько человек буквально сошли с ума, мы тот час приехали. У нас этот район давно под наблюдением, мы вообще подозревали, что здесь мог находиться какой-то сильный артефакт. Но стоило нам войти, как загорелась дверь, а когда мы попытались подняться по лестнице, под ногами вспыхнули ступени. Как только мы вышли на улицу, огонь потух, не повредив ни двери, ни лестницы.
   -Мне нужно осмотреть дом. Кстати, не могли бы Вы все же представиться?
   Парень улыбнулся и протянул мне руку:
   - Марк Смит. Офицер специального подразделения.
   Я приветливо пожал ему руку. Парень однозначно вызывал у меня симпатию.
   После того, как церковь признала возможность существования сверхъестественных существ, во многих странах начали создаваться специальные подразделения, которые должны были брать под контроль происходящие в стране происшествия и преступления, связанные с паранормальным. В основном, в таких подразделениях работали перспективные молодые люди, с опытом работы в каких-либо правоохранительных структурах. Однако, по прошествии некоторого времени, к работе стали привлекать людей с определенными врожденными способностями: медиумов, вудуистов, колдунов.
   Так началась новая эпоха борьбы людей со Злом.
   - Давай лучше перейдем на ты. Ну, так что, покажешь мне дом?
   Парень кивнул и пропустил меня вперед, но стоило мне встать на первую ступеньку, как со второго этажа раздался женский крик. Марк выхватил пистолет, и застыл за моим плечом, нервно дыша.
   - Что это, черт побери, было? Мы приказали очистить этаж!
   Я лишь покачал головой, вынимая из кобуры пистолет, скинул с плеч плащ, открывая больше простора для движений. Похоже, я был прав, когда посчитал, что это дело окажется куда сложнее, чем можно подумать с первого взгляда. Если быть совсем честным, я понятия не имел, что там может происходить. Но браслет на моей руке буквально сходит с ума, а значит, где-то рядом находится достаточно сильный падший. Либо, что еще хуже, достигший апогея своих сил медиум. Ни тот, ни другой вариант не предвещал нам ничего хорошего. Добро пожаловать в реальный мир, мальчик мой!
   - Значит так. Прикажите оцепить здание. Иди за мной, но, ни на шаг не отставай. Будь осторожен.
   Я медленно поднялся на площадку второго этажа и прислонился плечом к стене. За ней пульсом билась чужая сила, заставляя меня судорожно втягивать воздух сквозь плотно сомкнутые зубы. Но, похоже, что мы почувствовали друг друга одновременно. И, словно по команде, над нашими головами вспыхнули балки перекрытия, разбрасывая искры во все стороны. Марк тихо выругался, но остался на своем месте. Что меня всегда радовало в сотрудничестве со специальными подразделениями, так это их беспрекословное повиновение приказам. А он ведь по рангу, похоже, даже выше меня.
   - Прикрой мне спину. Впереди меня не соваться.
   Я налег на дверь плечом, и через несколько мгновений трухлявое дерево треснуло, и я взял на прицел стоящих в комнате людей. Марк лишь охнул и удивленно спросил:
   - Что за черт?
   Вот уж и, правда, вопрос был в тему. Посреди комнаты, освященной светом свечей, стояла фигура, со всех сторон окруженная плотным сумраком. Откуда-то слева на меня бросилась хрупкая девушка, сжимающая в ладони длинный мясницкий нож, но, словно наткнувшись на невидимую преграду, осела на пол. Браслет на моем запястье горел мягким голубоватым светом, создавая во тьме ореол света. Вот она, сила веры и серебро. Универсальное оружие, черт побери.
   - Ну что, тварь, может, перестанешь скрываться за спинами людей?
   Мой голос зазвучал во тьме, разрывая сумрак. В центре комнаты стояла невысокая девушка, и, смаргивая слезы, озиралась по сторонам.
   - Сэр, простите, что произошло? Я ничего не понимаю, где моя мама?
   Я лишь прикрыл глаза. Все проще, чем я ожидал. Хотя нет, не проще. Все намного сложнее. Я повернулся к Марку:
   - Офицер, можете быть свободны. Позвоните вашему священнику, нужно будет освятить дом. А ещё лучше сообщите Отцу Питеру.
   -Хорошо... стой. Что ты собираешься с ней делать? Демон из неё же уже изгнан?
   Я лишь кивнул ему в сторону дверей. Начинали ныть виски, и мне хотелось скорее вернуться домой. Все же несколько часов сна маловато для моего организма, и он уже начинал требовать свое. Марк лишь кивнул и неохотно поплелся в сторону дверей. Я же остался один на один со своими собственными принципами и дрожащей напротив меня девушкой. Сколько же ей лет? Не больше 13, готов поспорить. Я лишь взвел курок и направил его прямо в лицо существу, стоящему передо мной.
   - Я знаю день твоей смерти, Кристофер. После неё мы с тобой обязательно встретимся, ты уж не волнуйся. В Аду для тебя припасено тёпленькое местечко...
   Не могут 13 летние девочки иметь такого взгляда, полного древней мудрости. Не могут они смотреть вам в глаза с полным, и, пожалуй, обоснованным чувством превосходства. Поэтому я просто спускаю курок.
  
  
   ***
   Когда я вышел на улицу, с неба начал срываться дождь. Шикарно. Именно этого мне не хватало для удачного окончания дня. Голова болела просто ужасно, но теперь меня могли спасти только часов 10 здорового сна. Мне хотелось помыть руки, но эту грязь так просто не смоешь. Чужая жизнь, пусть даже и не человека, весит много и, словно клеймом, выжигается на твоей жизни. Гневный окрик заставил меня остановиться и сильнее прижать пальцы к вновь занывшему виску:
   -Да как ты мог?!! Мы должны были её помочь, а не вынести девочке мозги!!! Что мне сказать её родителям? Что в их ребенка вселился жуткий демон, которого нельзя изгнать из тела?
   Я стоял, глядя в горящие яростью и злостью глаза Марка, и мне хотелось лишь одного - что бы сегодняшний день ни начинался.
   - У меня есть свои указания, о которых Вам, офицер, нет никакой нужды знать. Я лишь исполнял свой долг. А теперь исполните свой, и отойдите в сторону.
   Да, парень, ты взял гран-при по прожиганию дырок глазами. Но сейчас у меня нет никакого настроения выяснять, в каком месте у тебя там заиграла совесть и жалось. Духов то ты, наверное, без мучений совести сотнями отстреливаешь на зачистках. Я поймал подъехавшее к тротуару такси, и наконец-таки отправился домой, оставляя Марка стоять под холодным дождем. Похоже, я совсем подонок?
   ***
  
   Можете, конечно, называть меня мазохистом, но в моей квартире панорамные окна. Да, наверно с учетом того, что сплю я по большей части днем, это не лучший выбор, но ради вида заката над заливом можно помучиться со шторами. Поэтому первым делом, зайдя домой, я отодвинул шторы, наполняя квартиру золотисто-красноватым светом. Вот в чем плюс квартиры-студии: свет проходит через все пространство, играя на предметах неповторимыми переливами. Я бросил сумку на кухонную стойку из светлого дерева и включил кофеварку. Разбирая купленные в ближайшем супермаркете продукты, я ощущал, как все тело окутывает усталость. На часах было всего половина восьмого, а это значит, что до следующей встречи с работой не менее 10 часов. Да, только ради этого стоило помучиться сегодня, сделав половину дел, запланированных на завтра. Поэтому, повесив на подголовье кровати кобуру, я наконец-таки лег спать, про себя желая, что бы уж на этот раз мне ничто не помешало. Или никто.
   ***
   Моё дыхание - ветер.
   Прохладное прикосновение из глубины. Тихий шелест голосов. Вздрагиваю, подёргивая плечами от холода.
   Моё сердце - камень.
   На плечи словно набросили тяжёлую ткань. Каждый удар сердца глухо отдаётся в висках.
   Моя кровь - лёд.
   Ритуальный клинок вскрывает вены на запястье. Зажмурившись от боли, смотрю на кожу. Ничего. Ни капли крови. Только разрез алеет на белой коже.
   Мои движенья - вода.
   В меня летят холодно сверкающие клинки. Словно видя всё со стороны, уворачиваюсь, приседаю, резко разворачиваюсь. Окружающие меня предметы подёрнуты серовато-стальным туманом...
   Мои желанья - ничто.
   ***
   Я резко выныриваю из сна, судорожно глотая воздух, неосознанно шарю рукой по полу рядом с кроватью, пытаясь осознать себя в пространстве. Электронный будильник сигналит мне зеленоватым светом - 5:21. Ну, хотя бы что-то. Хорошо, что удалось поспать хотя бы пару часов. Однако сон, разбудивший меня, все никак не идет у меня из головы. Я еще с детства привык считать сны не просто бессмысленным набором воспоминаний, а сигналом моего подсознания. В конце концов, я больше чем все остальные люди соприкасаюсь с тонкими мирами, и это просто не может не сказаться на моем разуме.
   Но постепенно от меня ускользало беспокойство от неожиданного кошмара. Через золотистые занавески пробивался свет предрассветного солнца, окрашивая комнату в пастельные тона. Я отбрасываю одеяло в сторону и спускаю ноги с кровати, тут же подернув плечами от прикосновения ног к холодному паркету. Вообще-то у меня полы с подогревом, но в последнее время они перестали включаться, а мастера вызвать все руки не доходили.
   На кухне прохладно, поэтому я зябко повожу плечами и набрасываю свитер, висящий на спинке стула. Хотя конечно в трусах и свитере не особо тепло, но руки хотя бы перестали мерзнуть. Как то чертовски тоскливо и одиноко сидеть на подоконнике промозглой кухни и пить кофе, глядя как в предрассветном сумраке начинается дождь. Черт, дожди начались несколько дней назад, и не прекращались до вчерашнего вечера. И вот теперь опять. Кофе был просто восхитителен, и я, наконец, начал просыпаться и согреваться.
   Из состояния приятной полудремы меня вывел оживший на столе блок дверного звонка. Я лишь недоуменно пожал плечами, глядя на часы. И кого это интересно принесло ко мне домой в половину шестого? Но привычка берет свое: я вытаскиваю пристегнутый под столешницу пистолет и, не выпуская из рук чашку кофе, подхожу к двери.
   - Кто там?
   - Это я. Марк.
   Я лишь прислоняюсь лбом к двери и несколько раз медленно выдыхаю. Все, можно успокоиться. Открываю дверь, по привычке оставив её на цепочке, но пистолет на предохранитель не ставлю. Лишь убедившись, что парень один и, похоже, не имеет желания вынести мне мозги на свежевымытый пол, я пропускаю Марка в квартиру.
   Парень смущенно и, пожалуй, немного удивленно смотрит на мой пистолет, но потом вообще краснеет и отводит взгляд. Я кладу пистолет на кухонный стол и только теперь понимаю, что так смутило Марка. Ещё бы, наверное, его не каждый день в дверях встречает парень в трусах и растянутом домашнем свитере наперевес с пистолетом. Я плотнее запахиваю свитер и завязываю пояс. Свитер доходит мне до середины бедра, но я хотя бы не голый. Ну не привык я, что ко мне наведываются по утрам гости. Тем более такие, которых может смутить вид полуголого парня. Сколько же ему лет?
   - Будешь кофе?
   Марк послушно кивает, и устраивается на барном стуле. Я ставлю на плиту турку и поворачиваюсь к парню:
   - Тебе что-то нужно?
   Марк с небольшой заминкой отвечает:
   - Я просто хотел с тобой поговорить. Я не могу понять, почему ты так поступил?
   Последняя фраза звучит слишком надрывно, Марк практически кричит, но в последний момент срывается на шепот. Я лишь удивленно поднимаю на него глаза: я был готов к промыванию мозгов, в выдвижении мне обвинений, но уж никак не к такому вопросу.
   - Как бы ты себя не вел, ты не похож на хладнокровного убийцу, который на досуге выносит мозги маленьким девочкам...
   Я невольно ухмыляюсь и комментирую:
   -Бинго!
   - Я просто хочу понять. Это не дает мне спать. Я видел каннибалов, которые в камере смертников обгладывали свои собственные пальцы. Я видел педофилов, которые насиловали трехлетних детей. Я видел маньяков, которые насиловали беременных женщин. Но я не могу объяснить себе, как в ребёнке может жить зло, которое заслуживает смерти больше, чем все эти монстры, который язык не повернется назвать людьми?
   Я лишь тихо вздохнул. Терпеть не могу такие ситуации, когда приходится объяснять людям то, что я и сам не до конца понимаю. Я поставил перед парнем на стойку чашку с кофе и подтолкнул к нему сахарницу:
   - Марк, пойми - Зло это равнодушная тварь, которой все равно, кого превращать в своего раба. Это может быть пятидесятилетний мужчина и трех летний ребенок. Зло безлико и, одновременно, имеет множество лиц. Я изгонял бесов из новорожденных, которые убивали своих родителей, я изгонял демонов из стариков, которые были готовы перерезать всю свою родню. Я многое видел, и могу тебе с уверенностью сказать: у меня не было иного выбора.
   Я перегнулся через стол и коснулся его плеча ладонью:
   - Поверь мне: если бы это было в моих силах, я бы сделал все, что угодно, что бы спасти эту девочку.
   Марк внимательно вглядывается в мое лицо, но потом расслабляется и никнет, будто из него выпустили весь воздух. Я убрал руку с его плеча и потянулся было к тарелке с фруктами, как на столе ожил, завибрировав, телефон. Мы подскочили во второй раз практически синхронно, когда у Марка на поясе ожила рация. Обменявшись мрачными взглядами, мы потянулись каждый к причине своего беспокойства.
   - Да? Питер, ты же обещал, что не побеспокоишь меня раньше, чем через сутки.
   Красноречивое молчание на том конце провода было мне ответом. Я почувствовал, как у меня никнут плечи. Питер никогда не звонит мне зря раньше времени. Значит, на этот раз что-то по-настоящему серьезное. Либо у кого-то из истребителей в очередной раз поехала крыша.
   - Да, Питер. Я слушаю.
   В ответ мне раздалось самодовольное:
   - Да знаю я, просто люблю действовать тебе на нервы.
   Я лишь до скрипа сжал зубы. Иногда он мог парой слов довести меня до белого каления. Дипломат чертов. Ну-ну.
   -Да ладно, Крис, не обижайся. Есть одно дело, тебя может заинтересовать. Помнишь, ты говорил, что у тебя закончились всякие магические цацки?
   Я лишь неопределенно хмыкнул: меня иногда просто поражало это сочетание церковного сана и абсолютно разгильдяйского поведения.
   - Можно сказать и так. Большую часть моего запаса пришлось угробить на очищение того подвала с перевертышем.
   - Так вот - одевайся, хватай чемодан побольше и езжай в библиотеку на Бронейт Вилсс 23. Там недавно при реконструкции обнаружили кучу тайников ещё со времен инквизиции, так что я думаю, тебе там понравится.
   Я лишь кивнул, и, сообразив, что Питер меня не видит, ответил:
   - Хорошо. Там уже проверили все?
   -Да, можешь не беспокоиться. Да, кстати, специальный отдел подал прошение о том, чтобы ты взял себе в напарники Марка Смита. Он подает большие надежды.
   Я лишь закатил глаза: Питер уже какой год пытается найти мне напарника, но все безрезультатно. Я слишком привык, что могу доверять только себе.
   - Питер, ты же знаешь, что мне это не интересно. Тогда зачем...
   - У него сопротивление воздействиям на ауру и на разум 3 степени. Причем он абсолютно об этом не в курсе.
   Я, не сдержавшись, присвистнул: сопротивление 3 уровня это круто. У большинства экзорцистов лишь 5-6 уровень. Вот уж и правда, парень не ограненный алмаз. Готов ставки делать, что из него может получиться отличный медиум.
   - Ладно, я согласен.
   - Позвони, как закончишь там, хорошо?
   - Ладно, мамочка.
   Иногда его забота просто сводит меня с ума. Кстати, о заботе. Я повернулся к Марку: парень стоял, прислонившись спиной к двери и крутил на пальце ключи:
   - Подогнать машину?
   Я лишь обреченно пожал плечами: когда день начинается в 6 утра, это не предвещает мне ничего хорошего.
   ***
   Следует отдать Марку должное: Лондон он знал хорошо, поэтому до библиотеки мы добрались быстро. В начало седьмого улицы постепенно начали наполняться людьми, и город начал оживать.
   Здание библиотеки было затянуто сеткой: реставрационные работы только начаты, поэтому библиотека продолжает функционировать. Я толкнул тяжелую, дубовую дверь с причудливым орнаментом и подтолкнул Марка во внутрь.
   ***
   Марк тихо охнул, и начал восторженно крутить головой, рассматривая обстановку комнаты. Витражи на окнах изображали сцены из мифов и легенд, между стеллажами с книгами стояли столы из темного дерева, высокие боковые створки которых создавали ощущение уединенности. Меня забавляла по-детски наивная реакция парня, но я мог его понять: я любил здесь бывать.
   - Еще мой дед говорил, что это одно из самых спокойных мест в мире. Мне тяжело с ним не согласиться.
   - Ты часто здесь бываешь?
   Марк внимательно вглядывался в мои глаза. В ответ я пожал плечами и перевел взгляд на фреску на стене:
   - После смерти брата нет. До того я мог здесь сутками корпеть над старинными книгами на языках оригиналов.
   Марк кивнул, но расспросы не продолжил. Нет, конечно же, я рад вспомнить прошлое, но мы тут по делу, так что его молчание меня даже порадовало.
   - Ладно, пошли, найдем Сэм, а то, как бы Истребители раньше нас не прибрали к рукам артефакты. А то вечно так: ты к людям с душой, а они обуют тебя на пару-тройку --> Сирийских крестов [Author:Lie] и золотых побрякушек.
   - Господи, я что, ввязался в междоусобные войны охотников за нечистью? Повезло мне...
   Я лишь улыбнулся и, взяв его за плечо, развернул в сторону небольшого закоулка в самом конце зала. Когда мы подошли ближе, мы увидели, что за столом сидела молодая девушка и изредка перебирала какие-то документы. Темно-серый костюм выгодно подчеркивал её светлые глаза и темно-каштановые волосы, мягкими волнами обрамляющие лицо. В задумчивости девушка изредка постукивала по столешнице короткими ногтями. Я тихо подошел ближе и положил ей ладони на плечи.
   - Эй, Вам не кажется, что приставать к девушке в общественном месте это верх наглости!
   Девушка резко развернулась на стуле с выражением негодования на лице, но тут же улыбнулась и бросилась меня обнимать:
   - Крис, не могу поверить! Сколько мы не виделись? Ты так изменился! Не могу поверить, что мы наконец встретились!
   Я лишь улыбнулся и положил ладонь на её округлый животик:
   - Ты тоже сильно изменилась, как я вижу. Ты у нас теперь счастливая мамочка?
   Сэм лишь дала мне легкий подзатыльник, в ответ я лишь отвесил шутовской поклон. Марк тихо прыснул в кулак: со стороны мы наверно выглядели ещё смешнее.
   - Сэм, это мой напарник, Марк Смит, офицер, ну, вернее, уже бывший офицер подразделения Истребителей.
   - Приятно познакомиться, я Саманта Грин. Историк и по совместительству подруга детства этого шалопая.
   Я улыбнулся, глядя, как они обменялись рукопожатием: Сэм была в курсе моих проблем с выбором напарника и, видимо, была приятно удивлена его появлением.
   - Сэм, Питер сказал, что для меня есть какие-то артефакты.
   -Да, пойдемте за мной.
   Девушка взяла меня под руку и жестом показала Марку следовать за нами. Я лишь невольно улыбнулся: мы дружили еще со школы, но позже мне пришлось на время оборвать все связи и, теперь я был рад, что судьба снова свела нас вместе. А Сэм вела себя так, будто мы только вчера расстались, а не пропали из жизни друг друга на несколько лет. С ума сойти, вот она, человеческая адаптация в действии.
   - Крис, ты все еще занимаешься экзорцизмом? Или теперь только истребляешь?
   Я поморщился от её вопроса, но все же ответил:
   - Саманта, ты же знаешь - прежде всего, я экзорцист, а не истребитель. Я использую истребление как самую крайнюю меру.
   Сэм лишь торопливо кивнула, и сморщила нос:
   - Да знаю я про твои принципы. Просто столько времени прошло, и я думала...
   Я лишь пожал плечами:
   - Иногда мне кажется, что единственное, что остается в мире стабильным, так это мои принципы. Даже цены на огурцы меняются чаще, чем я. Господи, огурцы теперь стоят сумасшедших денег!
   Сэм в ответ лишь рассмеялась:
   -Да, твой юмор в действии. Итак, вам сюда, мне же пора возвращаться к документам. Эпоха Тюдоров все никак не хочет сдаваться под моим натиском.
   Девушка помахала нам рукой и неторопливо ушла по направлению к основному залу.
   -Ну что, пошли?
   Я толкнул очередную деревянную дверь, и мы оказались в хранилище, в котором на пыльных стеллажах лежала целая эпоха, воздвигнутая на крови. Средневековье не зря считают самой темной эпохой в истории человечества. Марк поморщился, глядя на длинные стеллажи.
   - И как мы здесь найдем то, что нам нужно? Мы же целый день потратим, что бы хотя бы один стеллаж разобрать!
   Я улыбнулся и, взяв его за руку, потянул к длинному столу посреди комнаты:
   - Не скажи. Я то знаю, что мне нужно. Попутно, если захочешь, конечно, можешь задавать вопросы. Нам с тобой еще долго работать вместе. Если все сложиться, конечно.
   Парень, вздохнув, уселся за стол и начал крутить в руках ручку. Я лишь пошел вдоль полок, выискивая что-нибудь интересное.
   - Почему ты называешь себя не истребителем, а экзорцистом?
   - Ты знаешь что вообще такое экзорцизм?
   Марк, задумавшись, кивнул.
   - Это изгнание беса из тела человека.
   Я покачал головой и положил на стол тонкую цепочку со множеством подвесок:
   - Не совсем так. --> Экзорцизм[Author:Lie] - это акт изгнания демона или демонов из тела одержимого. В роли последнего мог выступать не только человек, но и животное, и даже неодушевленный предмет. В результате этого обряда одержимый возвращает себе власть над телом, а демон отправляется по месту прописки.
   Я поднял взгляд на Марка и заглянул в его глаза:
   - Истребители же уничтожают и демона, и зачастую самого одержимого.
   - Постой, я тебя не совсем понимаю. Ты считаешь, что демоны не заслуживаю смерти?
   Я улыбнулся и пальцами притянул запястье парня ближе к себе:
   - Я считаю, что многие из живущих заслуживают смерти, а многие из умерших -- жизни. Ты можешь вернуть им ее? То-то же. Не спеши осуждать на смерть... Никому, даже мудрейшему из мудрых, не дано видеть все хитросплетения судьбы. Все эти существа есть в этом мире не зря. Есть баланс между Злом и Добром, Тьмой и Светом. Называй это, как хочешь, но это есть. И убивая демонов, мы в конечном итоге можем нарушить это хрупкое равновесие.
   Я несколько раз обмотал длинную цепочку вокруг запястья парня, и застегнул. Марк вопросительно посмотрел на меня.
   - Это особый браслет, талисман, если хочешь. Он реагирует на проявление любых темных сил, будь то бесы, духи, демоны или даже Боги. Он связан с моим.
   Я закатал рукав, показывая обвивший запястье браслет. На моем подвесок было несколько больше, да и сам браслет был старее по возрасту.
   Марк кивнул, не отрывая от меня взгляда. Кажется, на несколько минут я выпал из реальности, засмотревшись на то, как голубые глаза парня на свету меняли свой цвет с ярко-голубого до светло-сиреневого. Когда спустя несколько мгновений я понял, что уже до неприличного долго пялюсь на него, я просто отпустил его запястье.
   - Ладно, у нас еще куча работы.
   Я пошел вдоль рядов полок, высматривая среди запыленных реликвий что-нибудь по-настоящему стоящее. Вообще я предпочитал обходиться без мешков артефактов за плечами: я не знаю ни одного человека, который бы успел воспользоваться хотя бы чем-то. Для быстрого реагирования придумали пистолет. Кстати, о пистолете:
   - Марк, у тебя какое оружие вообще есть?
   Парень на несколько мгновений задумался и ответил:
   - У меня только служебное оружие.
   Я кивнул, про себя отметив, что надо бы подновить запас серебряных пуль. Их приходиться делать на заказ, поэтому мороки с ними больше. Хотя они раз в 5 эффективнее обычных. Оно того стоит, не так ли?
   -Ладно, собирайся. Давай по домам. Завтра надо будет съездит в тир, а потом заехать к Питеру.
   Парень кивнул в ответ и забрал со стола отобранные мною вещи. Всю дорогу до моего дома он изредка касался пальцами браслета, а я ловил себя на том, что наслаждаюсь небольшими всплесками энергии, расходящимися по коже от моего браслета. Новая стадия безумия, или в этом парне и правда есть что-то привлекательное?
  
   Продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
   Во времена Средневековья с их помощью любой мирянин мог освятить воду (даже дождевую).
  
   Экзорцизм - от греческого ???????? - "обязывать клятвой", "заклинать".
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"