Демура Екатерина Константиновна: другие произведения.

Одинокий остров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.18*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Случайные стечения обстоятельств, и она спасает чужую жизнь. И это только начало на пути перемен в ее судьбе.

  
  
  
  Демура Екатерина
  "Одинокий остров"
  
  
  Посвящается моему другу Белинской В.К., в честь ее бракосочетания.
  
  
  
  
  
  "Иногда, чтобы пережить собственную трагедию, нужно на время стать одиноким островом"
  Демура Е.
  
  
  
  Пролог
  
  
  Не раз стоя возле этого пешеходного перехода, и сколько раз я уже возле него до этого стояла, я не могла вообразить, что здесь закончиться моя жизнь. Здесь, на этом проклятом переходе!
  Это большая белая машина, как пушинку, подкинула моего мальчика, и он упал за ней. Что же за животное сидело за рулем, если у него сердце не дрогнуло! Ведь он даже не вышел посмотреть на того, кого сбил. Водитель сдал назад, и, объехав ребенка, умчался.
  Мне пришлось постараться, чтобы дойти до лежащего на дороге Ярослава. Мое тело было каким-то ватным, и не хотело совсем слушаться. Нужно было хотя бы дойти до него. И можно даже упасть рядом. Мне уже было все равно.
  Его серая шапочка вся промокла от крови, и вокруг головы она понемногу растекалась и впитывалась в только что выпавший снег. Я упала на колени возле Ярослава и боялась притронуться к его маленькому телу, одетому в теплую зимнюю курточку, чтобы уже точно убедиться, что он уже не дышит.
  - Боже! - закричала я не своим голосом. - За что?!
  Рюкзак и папка с рисунками разлетелись от удара, я поднялась, чтобы их бережно собрать, и прижала к себе. На папке остался след от проехавшемуся по ней колесу. Мне было все равно, что вокруг собирались люди, мало кто из них понимали мое состояние. Мне бы хотелось на них крикнуть, что бы они ушли от нас, но у меня не было сил даже пошевелиться. Кто-то, правда, присел возле меня и сказал, что "скорая" уже едет.
  В моей голове ясно мелькнула мысль, что это конец. Конец прежней жизни.
  
  
  
  Глава 1
  
  Был прохладный весенний день, так как на улице была середина марта, и мы с моей подругой, и по совместительству коллегой, Мариной Северидовой гуляли по парку. Нашу компанию разбавляли дочери Марины, Лена, старшая ее дочь, девятнадцати лет, и Олеся, ей было двенадцать. Леся веселилась и бегала к пруду кормить уток хлебом, а мы, не спеша втроем прохаживались, чтобы она успевала нас догнать.
  Через время погода стала портиться, начался мелкий дождь, и стало ветрено. Обоюдно мы решили разойтись по домам, чтобы не намокнуть и не простыть. Хоть я и живу недалеко от парка, но пару раз вступив ботинками во вчерашние лужи, я почувствовала, что обувь начала промокать. Мне ничего не оставалось, как прибавить шагу, чтобы быстрей добежать до дома.
  На сегодняшний день это были не последние мои походы на улицу. Ближе к семи вечера я должна была держать курс на деревню, где жила моя бабушка, Мария Николаевна. Мои визиты были не столь частыми к ней, около двух раз в месяц, много времени отнимала работа, но справиться о здоровье и жизни родного человека бабушки я считала своим долгом перед мамой, да и бабушке всегда были в радость мои визиты.
  Перед отъездом я искупалась, чтобы в деревне не устраивать заплывы в тазиках, да и утром некогда будет принимать долгие водные процедуры. У моей клиентки завтра должна быть свадьба. Моя задача состояла в том, чтобы приехать к ней в семь утра, сделать ей хорошую прическу и красивый соответствующий макияж.
  
  Жила я не плохо для своих двадцати двух лет, у меня была просторная трех комнатная квартира. Это конечно понятно, она была великовата для меня одной, но она покупалась такая большая из расчета, что ко мне переедет бабушка из деревни и будет со мной жить. Но так как она прожила всю свою жизнь в деревне, ей, сельскому жителю, нас городских не понять. Да и трудно в пожилом возрасте привыкать к новому месту, ностальгия все равно замучает. Еще такая большая жилплощадь нужна была, для того, чтобы, когда моя мама вернется из-за границы, ей было, где жить и мы друг другу не мешали. Но моя мама, Таичка, так ее называла бабушка, была на заработках в Италии. Там познакомилась с мужчиной, с которым у нее завязались сначала дружеские, а потом и близкие отношения. Он забрал её в Америку и предложил выйти за него замуж. Вот так я и осталась в этих хоромах одна. Хотя квартиру свою очень любила. Жилая была у меня одна спальня, здесь я спала на своей раскладушке-скрипушке. Мебель вся старая, одна сплошная семейная реликвия, оставшаяся от прошлых хозяев. Конечно, у меня были мысли по поводу преображения квартиры, но мне пока, как говорится, не припекло, поэтому я жила, так как есть, ничего не меняя.
  Еще я любила свою квартиру, за то, что она хоть и была не в центре города, но за полчаса я могла дойти до работы. И райончик тихий, и соседи миролюбивые. В общем, свою квартиру я не променяла бы ни за какие коврижки. Средств чтобы платить за нее хватало, я хорошо зарабатывала, так что здесь я собиралась прожить всю жизнь.
  
  Выйдя из душа, я услышала разрывающийся мобильник. На экране высветилась подпись "Мамочка". Да, давно мы с мамой не общалась, я была очень рада ее услышать. У нее все было отлично, в Монтерей погода была теплая. Монтерей это город в штате Калифорния, где она жила с Толей, он, кстати, был, как и мама, украинцем, но уже много лет жил в Америке. У него в Монтерей был маленький бизнес, небольшая гостиница, ведь этот город был на побережье Тихого океана, и к ним приезжали отдыхающие, бывали и туристы. По Американским меркам они жили вполне обеспеченно, мама каждый месяц могла позволить высылать мне деньги, но так, чтобы я их тратила налево и направо, такого не было. Единственное, что было действительно необходимо, это покупка этой большой квартиры. На нее я вложила все свои накопленные деньги, и те которые присылала мне мама. Я жила в этой квартире всего лишь год, до этого снимала комнату у знакомых, чтобы не жить со своим отцом или бабушкой в деревне.
  До семнадцати лет у меня была нормальная, полноценная семья, мама, папа, да я. Но наступили трудные времена в нашей семье. В основном это были финансовые трудности - у моих родителей были большие долги, которые накопились за несколько лет. С работой тоже было тяжело, да и тех денег, которые мои родители получали, не хватало на семью, а долги раздавать и подавно. Да еще в институт я попала на платное отделение, не прошла по рейтингу. В общем, на учебу я "задвинула", и пошла сразу после школы работать на рынке, продавала газеты и журналы. Мама пыталась предпринять какие-то действия, предлагала отцу на год с ним уехать на заработки за границу. Здесь не было для них вообще ни какой перспективы в работе. Ни у отца, ни у мамы не было образования, даже технического. И так моя мама в один прекрасный день собрала вещи, и на последние деньги уехала в Италию, где уже была на заработках ее двоюродная сестра. Отец даже не пошевелился, что бы как-то помочь матери. Видимо его это ситуация совсем не напрягала. Есть у него долги, нет у него долгов. Все расхлебывала мама.
  У меня был хороший пример для подражания - это моя мама. Она приучила меня к тому, что если я хочу жить благополучно в дальнейшем, то сейчас я должна встать, и начать что-то делать, даже если еще сама не знаю толком что именно. Когда ты что-то делаешь, у тебя начинают работать мозги, и появляются новые и новые идеи, благодаря чему возникают и новые возможности. Так было и со мной.
  В этот день должен был состояться выпускной бал в моей школе. На него я не пошла, все по той же причине - не было денег. Я шла утром по рынку и решила купить себе газету, чтобы поискать там объявления о работе. Мне сразу так захотелось ее полистать, что я не отходя от того места, где продавали газеты и журналы, начала читать страницу где требовались рабочие. На меня обратила внимание продавщица, и мы разговорились, я ей сказала, что ищу работу на лето. Хотя бы пока на лето, я еще тогда собиралась поступать в институт. Женщина предложила мне место и уже на следующее утром я пришла на точку к этой женщине в качестве продавца. Да, это не то что сидеть в офисе под кондиционером, но я знала, что это только первые мои шаги в мою будущую счастливую жизнь.
  Я была уверенна, что продавец на рынке, это только переходной этап. Так же случайно я прочитала, в тех же журналах, которые продавала, о курсах парикмахеров-визажистов, и я поняла, что я хочу себя в этом попробовать. Я поднакопила денег, экономила на всем, и пошла на трех месячные курсы. После их окончания, я работала в самой простой парикмахерской с маленьким окладом, и такими ужасными тетками в коллективе, на которых у меня терпения хватило месяца на четыре. Дальше я устроилась в салон красоты. Он был самый простой в моем районе. Вот тут я смогла себя проявить. У меня отлично получалось стричь, делать прически, накладывать макияж. Я уже "набила руку", начала понимать, что кому подходит, и клиенты мои стали прислушиваться ко мне. На этой работе пробыла полгода, многому научилась. А потом, как-то в наш салон зашла Марина. Она приходила за своей подругой, и так мы случайно познакомились. В первый же день нашего знакомства она сказала, что мне здесь "нечего ловить", что нужно как можно быстрее прийти в салон, где она работала и поговорить с ее директором, Дарьей Валерьевной. Вот так я перешла работать в салон Даши, и стала получать в два раза больше, чем раньше.
  
  Собрав все необходимые вещи на сегодня и на завтра, я отправилась на остановку. В такое время, вечером, когда я шла, автобусы на деревню уже не ходили, и мне предстояло добираться автостопом, хотя даже машины как-то не часто проезжали. Дождь и не думал прекращаться, но я все, же надеялась добраться до деревни.
  Я голосовала, но, ни кто не останавливался.
  Ехала очередная машина, и я подняла руку. Авто пронеслось мимо как сумасшедшее, при этом обрызгав меня по самые уши.
  -Козел!- вырвалось у меня из души.- Едешь мимо? Езжай. Но зачем, же обрызгивать?
  Я помахала той машине кулаком и отвернулась. Через секунду услышала свист тормозов за спиной.
  -О, Боже! - я обернулась.
  Машина, которая меня обляпала, врезалась в бетонное ограждение и кувыркалась по дороге, как будто ее подкидывали специально.
  Я бросила зонт и вещи, и быстро побежала к той машине, которая перестала двигаться, и немного сползла в кювет. Автомобиль лежал колесами к верху.
  -Эй, вы меня слышите?- я светила мобильником в окно водителя.- Вы живы?
  Никакого ответа. Только слышно было, как колотиться мое сердце. Я попыталась открыть дверь, но бесполезно. Мне даже было трудно рассмотреть в темноте, кто там в этой машине. Я начала искать, чем разбить стекло. Лобовое уже было разбито, но через него я бы не смогла даже залезть, чтобы посмотреть и тем более попытаться помочь водителю.
  Я села и ногой пару раз ударила по окну, стекло посыпалась, и я его пооббивала аккуратно, так чтобы не пораниться самой, не поранить водителя.
  Кто-то остановился не далеко на обочине, и фары осветили мне салон машины. Водителем оказался мужчина, он был пристегнут ремнем безопасности. Ремень не отстегивался, как бы я не нажимала и как бы его не тянула на себя, его заклинило. Я растерялась, что же мне теперь делать, но я не могла его бросить. Я лежала на боку, половина моего туловища была в перевернутой машине.
  "Без паники, - сказала я себе. - Возьми себя в руки".
  Я вылезла из машины, быстро сняла свою куртку, обмотала ей руки, и, схватив кусочек стекла, полезла обратно, мне нужно было обрезать ремень. Я старалась, как могла. Ремень поддавался, но оставалось еще много.
  -Быстрей, бензин капает, - крикнули мне снаружи. - Он живой?
  Я начала еще быстрей перетирать ремень, и наконец, он треснул. Мужчина почти полностью упал на меня, что мне пришлось потрудиться, что бы очень аккуратно из-под него вылезти, и начать его доставать. Когда я вылезла, то тот, кто со мной разговаривал, его не было. Мне стало страшно, но я решительно была настроена вытащить водителя из машины, притом мне уже не чего почти не препятствовало это сделать. Я аккуратно взяла водителя за руку, и, придерживая его голову начала вытаскивать.
  Водитель был уже полностью на улице, но мне надо было его оттащить дальше, ведь мне кричали, что уже капает бензин, но водитель был для меня такой тяжелый, что я даже начала молиться, чтобы он дал мне сил, чтобы я это сделала.
  -Все, я вызвал "скорую", - подбежал ко мне мужчина. - Они едут. Давайте я вам одеяло принесу?
  Я покивала головой и упала на колени возле водителя.
  "Бьется, - подумала я, когда послушала его сердце, и пощупала пульс на сонной артерии. - Живой! Слава тебе Господи. Живой".
  Тут раздался взрыв, что я чуть от испуга сознание не потеряла, я закрыла голову руками и прикрыла собой водителя. Не которые детали машины разлетелись в разные стороны.
  -Все нормально, - возле меня присел мужчина и накинул на плечи покрывало. - Живая? А он?
  Я покивала головой и посмотрела на своего спасенного. Его лицо было поцарапано, и не много в крови. Я обтерла его лицо, чтобы рассмотреть его черты. Ему, мне показалось, не больше тридцати.
  Когда приехала "скорая" и погрузила пострадавшего водителя, то врач со "скорой" сделал мне укол успокоительного, чтобы я отошла от шока, и сказал, что я быстро усну, если лягу спать в скором времени. Пострадавшего собирались отправить в областную травматологию.
  Поездку в деревню я решила отложить, хотя бы до завтра. Я позвонила бабушке предупредить, что меня сегодня не будет и немного присочинила, что мне некогда, много работы, и завтра еще куча всего, не рассказывать же ей, как ее внучка спасает пострадавших из перевернутых машин.
  Раздеваясь в ванной, я поняла, что мои вещи годятся лишь на робу. Да, ну и черт с теми вещами! Вот это день был! Теплая ванна меня согрела и даже захотела спать, наверное, это было действие успокоительного.
  
  
  Глава 2
  
  Рано утром я отправилась к клиентке домой. Девушка, которую мне предстояло готовить, была очень ухожена, у нее были здоровые волосы и свежий цвет лица, плюс к этому прекрасная фигура. С ней было приятно работать. Вот дружка оказалась особым экземпляром, у нее были большие проблемы с кожей, но по ее скептическому выражению лица было ясно, что ее это мало интересовало.
  Вместе с невестой мы объясняли дружке, что за своим лицом нужно следить. Необходима была так же консультация дерматолога, потому что обсыпало ее постоянно, как выяснилось позже. Макияж скрыл все недостатки, остались видны только рубцы от ранок на висках. Все, что я могла сделать, я сделала. Хотя времени ушло уйма на ее лицо, и прическу пришлось делать за восемнадцать минут, я еще даже в коридоре закрепляла ей волосы булавками и спрыснула прическу лаком.
  Девушка, уже обувшись, посмотрела на себя в зеркало, и завизжала от восторга. Я чуть не подскочила на месте, но теперь было понятно, что свою работу я выполнила на "отлично".
  Получив оплату и чаевые, наверно самые лучшие за все время работы, еще, вдобавок, большую коробку конфет, я поехала в салон, где работала. Запись клиентов у меня начиналась с двух часов и до семи вечера.
  Как только я появилась на пороге, меня встретила Марина и предложила пойти вместе с ней на обед, для чего у меня было предостаточно времени. Мы, пошли ресторанчик, в котором часто обедали, и по средствам он нам подходил.
  -Ну что съездила к бабуле?- поступил вопрос от Маринки, как только официантка ушла с нашим заказом.
  -Мариша, включай свое воображение, - и меня понесло с рассказом вчерашнего приключения.
  По ходу моей истории гримаса моей подруги десять раз менялась, то от удивления, то от смеха.
  -Ха, вот это приключение на твою пятую,- хихикала Маринка.- Он хоть живой? Может ты уже труп вытащила?
  -Да, ты что? Я же пульс щупала,- оправдывалась я.
  Когда наш заказ принесли, мы отвлеклись от разговора, к этому времени я проголодалась, да и по Маринкиному виду можно было сказать тоже самое.
  -Как клиентка, к которой ты ездила?- поинтересовалась подруга, пробуя свой любимый кофе.
  -Невеста хорошая девушка, и ухоженная, в общем хорошенькая. А вот дружка, ну такой экземпляр, что вообразить трудно, если нарочно захочешь. Вся осыпана такими прыщами, это такой ужас! Еще что то там хотела перечить, чтобы ее не чем не мазали лишним, кроме основы и пудры. Я просто поражаюсь таким дамам. Да и вообще,- меня уже понесло.- Ты же девушка, для того и создана, чтобы тебе вслед оборачивали голову мужчины, и, в самых лучших случаях, завидовали женщины, которые не хотят себя приводить в порядок. Эта девушка, должна задуматься об этом сейчас, пока ее проблемка не стала глобальной проблемой мирового масштаба.
  -Да, уж, - улыбалась загадочно Марина. - Сама столько раз с похожими ситуациями сталкивалась. Ну, а по сути то людей надо любить не за внешность. Сама понимаешь. Снимешь ты эту верхнюю этикетку, а под ней ничего.
  -Понимаю, но мужчины такие создания, которым все равно надо все красивое, и некоторым, даже независимое,- я хитро улыбнулась подруге.- Мужчины любят тех женщин, которые любят себя, к таким и уходят мужья. Не нужно кучи косметики, чтобы отлично выглядеть, просто это все надо с умом подобрать, для этого надо развиваться и развивать свой вкус.
  -Ну, ты же знаешь, сколько в наше время стоит хорошая косметика, те же самые хорошие крема. А профессиональная? Так вообще, космические цены,- Маринка закатила глаза.
  -Знаешь, я еще не встречала ни одной женщины, которая бы не тратила деньги на косметику. Взять хотя бы тот же крем для рук. Просто многие и вправду падкие на блестящее, понакупят десяток ненужных кремов, которыми потом не пользуются и десяток помад токсичного цвета, которые ни к селу, ни к городу. И все это стоит денег,- кивала я важно головой.- А надо всего лишь один крем, ну или два на крайний случай, да они не дешевые, но в сумме те десять равняются стоимости этого одного. Тоже самое и с помадой, только вот цвет интересно какой они выберут?..
  -Ну, тот, который ярче всего,- Маринка рассмеялась.- Который ни к селу, ни городу.
  -Вот-вот, и я о том же. Многие женщины страдают от того, что не интересуются, как же правильно за собой следить, не тратя при этом весь бюджет семьи.
  Да, возмущению моему не было предела, а Маринка все смеялась. Но я то знала, что, в общем то, она со мной полностью согласна.
  -Ой, Господи,- успокоилась подруга.- Ладно, опустим то, что ты не равнодушна к этой теме, тут ты молодец, ничего не скажешь. Но почему же ты одна? Разве на тебя не смотрят мужчины?
  -Смотрят, - ответила я.- Только вот смотрят они на меня как на сексуальный объект, у которого, по мнению большинства, не должно быть мозгов и желательно своей точки зрения. Они даже не против допустить, если у меня будут силиконовые сиськи. Спросишь: почему? Так им по фиг, что отыметь.
  -Ты не выносима,- качала головой Марина.- Тебе уже двадцать три, а твои отношения с мужчинами никогда не длились более месяца.
  -Подожди,- покачала я пальцем.- Мне пока двадцать два, сейчас март, двадцать три в октябре.
  Противостояние подруге набирало во мне все больший оборот.
  -Могу сказать то, что мне предостаточно месяца, чтобы узнать, что он за мурло, и больше к себе на пушечный выстрел не подпускать. Я сильный и волевой человек, а липнет всегда какой-то сброд и одни хлюпики, которые высасывают из меня все соки. После последней "стройки" отношений меня до сих пор типает и передергивает. Только при одном воспоминании, что я с ним целовалась. Даже сейчас,- я прокашлялась.- Я понимаю что с каждым прожитым днём я отношусь к мужчинам с всё большим презрением.
  Марина немного успокоила меня, выслушав этот пылкий рассказ о мужчинах. Ну что я могла сделать, если они оставили о себе в моей голове, только самые негативные воспоминания. Да, так уж вышло, что теперь мне стало просто интересней заниматься работой и собой, чем тратить время на ни к чему не приводящие свидания и встречи. Мое сердце давно не трепетало от вида даже очень красивых и представительных особ мужского пола. Очень уж сильно меня огорчили последние мои отношения, хотя я и была инициатором разрыва.
  
  Вернувшись на рабочие места, мы стали переодеваться, у нас была форма с эмблемой салона.
  -Полин, а этот парень симпатичный?- спросила Марина, подпихивая меня в бок.
  -Мариш, ты о чем?- я в недоумении на нее смотрела.
  -Ну, парень, которого ты спасла?
  -Да, я не знаю, темно было. Я его не рассмотрела.
  -А ты поедешь его проведать?- не унималась Марина.
  -Зачем мне это надо? У него наверно очередь из родственников, которые его навещают. Меня там как раз не хватает,- я оделась и собиралась уже выходить.
  -Откуда тебе знать? Может, нет у него никого. Может он хочет поблагодарить тебя и даже увидеть свою спасительницу.
  -Марин, сколько тебе лет?
  -Сорок скоро. А что?
  -Такая взрослая, а в сказки веришь. Да, ну кому нужно это благородство? Не в том веке я родилась,- грустно выдавила я последнюю фразу.- Он наверно так ударился вчера, что и не поймет, если я приду и начну ему рассказывать, что видите ли я, его из машины вытащила. Да, даже если кто-то и расскажет, ну что с того?
  -Полина, запомни: времена не выбирают, в них живут и умирают,- настойчивость Марины иногда просто поражала, только она могла мне противостоять.- Тебе надо обязательно к нему наведаться.
  -Сегодня что ли?- выпучила я глаза.- У меня последний клиент в семь. Я в девять только дома буду.
  -Ну, завтра хотя бы. Поверь, он будет рад,- обнадеживала Маринка.
  Меня позвали, потому что пришел мой первый клиент и я, уже не обращая внимания на подругу, пошла работать.
  Работа кипела, клиенты уходили довольные и оставляли хорошие чаевые, что заряжало меня только позитивом. Хотя в последнее время меня начали одолевать смутные сомнения, по поводу такого режима работы. Так получалось, что большинство мастеров уходило в пять, в шесть часов вечера, потому что у всех у них были семьи, мужья, дети. А у меня и еще одной девушки, Аленки, были иногда записи и на восемь часов вечера, и на девять. Учитывая то, что мы постоянно работаем с утра. Я заводила уже несколько раз разговор с Дашей, что это слишком тяжело для нас, по десять часов на ногах, но она отвечала, что мы же хотим получать больше денег, чем другие, и поэтому, должны работать больше. Деньги - это конечно, самый главный стимул в работе, но Даша, как мне казалось, стала и в этом жульничать, и платить немного меньше.
  
  
  Глава 3
  
  В полдевятого я освободилась от работы. На улице я встретила Марину. Она была со своей младшей дочерью, Лесей. Они тоже не далеко отсюда жили. Маринка работала сегодня с самого утра, и ушла ровно в семь, но я еще не догадывалась, что ее снова сюда привело.
  -Привет, Поля,- поздоровалась Леся.
  -Привет, солнышко. А что это вы гуляете так поздно?- я подозрительно взглянула на подругу.
  -Да, вот Лесе захотелось мороженого, - нелепо соврала Марина.
  Неплохо так мороженого поесть на улице в середине марта, при такой-то погоде.
  -Леся, ну скажи, пожалуйста, почему твоя мамочка,- я стиснула зубы.- Допекает меня сегодня? Я уже конечно догадываюсь почему.
  -Я хоть и ниже тебя, но я не пущу тебя домой пока...- Марина стала у меня на пути. Она была ниже меня на пол головы, и это выглядело довольно таки смешно.
  -Пока я не съезжу в больницу. Я знаю. Но мы, же договорились, что я завтра поеду.
  -Нет, завтра ты можешь придумать какую-нибудь хорошенькую отмазку и никуда не поехать. Знаю я тебя.
  Мы как два упертых барана смотрели друг на друга, ни один из которых не хотел уступить другому.
  -Ну?- хитренько на меня смотрела Марина.
  -О, Боже! Нет. За что мне это?- засмеялась я, и обняла подругу.
  -Ты поедешь?
  -Да, пойду сейчас на остановку.
  Я помахала им рукой на прощанье и побрела на остановку. В маршрутке пока ехала, чуть не уснула. Радовало меня сегодня только то, что не было дождя, и дороги немного просохли.
  Войдя в больницу, я направилась к дежурной медсестре, сидящей за столом.
  -Добрый вечер,- я попыталась улыбнуться.- Мне очень, нужна ваша помощь. Я вчера была свидетелем аварии, в ней пострадал молодой человек лет тридцати. Мне очень надо его увидеть, но я не знаю ни его, имени ни его фамилии. Даже затрудняюсь описать его внешность.
  -Девушка, вы в курсе, который час? - возмущенно произнесла женщина.
  -Да, девять. Но я только с работы. У меня уже нет сил, даже стоять на ногах,- я сказала это как можно несчастней, как будто я замученный котёнок, попавший под дождь. - Ну, пожалуйста.
  Я достала коробку конфет, которой мне сегодня угостили на свадьбе, и аккуратненько положила ее на стол перед медсестрой. Женщина взглянула на меня, нахмурив брови, взяла коробку и положила ее в ящик стола. Медсестра полистала журнал с поступавшими пациентами за вчерашний день.
  -Во сколько его примерно привезли? - уточняла женщина.
  -Возможно около восьми, или позже.
  -Угу, - она вела пальцем по странице. - Так, вот что-то подходящее. Никита Борисович Жуков, тридцать два года, дорожная авария, перелом правой ключицы, ну и прочее. Черепно-мозговой нет, повезло. Ну, что, возможно, он?
  Я не уверенно пожала плечами.
  -И что вы думаете? - возмущенно сказала медсестра.
  -А можно посмотреть на него? Может, я его узнаю.
  Медсестра засмеялась и дала мне халат с бахилами.
  -Ну, вы даете, - продолжала улыбаться она.
  Мы поднялись на четвертый этаж, и мне женщина показала рукой, чтобы я вела себя тихо, и сказала, что здесь лежат тяжелобольные. Я немного испугалась, неужели с этим парнем все так плохо.
  Мы вошли в двухместную палату, на одной кровати лежал молодой человек, похожий на того, которого я вытаскивала из машины, хотя я почему-то не была уверена, это был он или нет.
  -Ну что узнали? - шепотом спросила медсестра.
  -Да, - закивала я. - Да, это он.
  -Не долго, - дверь за женщиной закрылась.
  Молодой человек смотрел на меня одним глазом, так как второй заплыл от гематомы. Он не мог понять, к кому я пришла, к нему или к его соседу по палате, который лежал весь в трубках, и возле него стоял аппарат, который время от времени издавал сигнал.
  Я приблизилась к его кровати, над ней висел светильник, который был един-ственным источником света в палате.
  -Вы ко мне? - осипшим голосом поинтересовался молодой человек.
  -Да, - еле выдавила я из себя. Меня будто парализовало от его вида, у меня все сжималось внутри.
  Его правая рука вместе с ключицей была полностью в гипсе, оплывший глаз и заклеена бровь, видимо ее зашивали. Грудь вся в синяках и зафиксирована эластичными бинтами. Губы выглядели пересохшими и они только слегка двигались, когда он произносил слова.
  -Может вам воды налить? - спросил он, заметив мой ступор.
  -Спасибо, нет. Извините, просто я наверно ошиблась. Я хотела просто найти одного человека, он вчера попал в аварию. Так получилось, что я оказалась рядом и пыталась ему помочь. Но я наверно ошиблась. Было так темно, когда я пыталась его вытянуть, я не могу вспомнить, как выглядело его лицо. Простите, меня ради Бога, что потревожила.
  Я все это протарахтела и уже развернулась, чтобы уходить, как этот человек начал пытаться вставать.
  -Так это вы?
  -Вы что делаете? - я кинулась укладывать его обратно. - Даже не думайте вставать, вам нельзя. Лежите не двигайтесь.
  Я присела на краешек кровати и укрыла его обратно.
  -Значит, я не ошиблась? - я улыбнулась, хотя от его вида мне хотелось рыдать. - Меня Полина зовут.
  -А меня Никита, - он пытался улыбаться, но заметно было, что ему было больно. А мне рассказывают, что меня спасла девушка, но кто она, и как ее имя, ни кто не знает. И я, к сожалению, был без сознания. Если бы не вы...
  Я почувствовала, как к моим щекам приливает жар, я краснела.
  -Вы смелый человек, что в такой ситуации не растерялись и не побоялись помочь. Мне кажется, что в наше время мало, кто способен на смелые поступки.
  -Я просто действовала по обстоятельствам. Я не думала о том, как я поступаю, смело или нет. Видимо так было задумано свыше.
  -Возможно, но бывает такое, что не хватает времени спасти человека из перевернувшейся машины. Вы могли погибнуть!
  Никита так беспокойно говорил это, что мне стало даже приятно. Хотя и слышалось, что он меня отчитывает, что как, будто я не должна была этого делать.
  -Никита, давайте не будем больше об этом, а то я начинаю думать, что вы не рады, что я вам помогла, - я произнесла это как шутку.
  -О, извините, я не хотел вас обидеть, просто люди не должны страдать и тем более умирать из-за других. Я вам очень признателен, что вы оказались вчера неподалеку.
  Я, правда, не ожидала таких слов, но мне стало легче на душе. Никита одаривал меня благодарным одноглазым взглядом, что еще было приятней.
  На его тумбочке лежали какие-то детские рисунки, не которые были нарисованы очень смешно и нелепо, видимо их рисовал еще совсем маленький ребенок.
  -К вам приходили сегодня? - мне стало интересно.
  -Да, приходили. А давай на "ты". А то как-то официально, и я себя чувствую как на работе и на лет десять старше.
  -Хорошо, - я улыбнулась. - Как вы... Ой, ты, вчера умудрился так влипнуть? Да, и при этом, обрызгав меня с ног до головы, когда пролетал мимо. Проезжал - это не назовешь.
  -Машина не моя, а моего коллеги, он доверенность на меня написал, мне последнее время ездить много приходилось, сказал, что машина более-менее на ходу, я поверил, вчера сел и поехал, все было нормально, пока скорость была до восьмидесяти, а когда превысил, тормоза перестали срабатывать. Я перед самым столкновением успел застегнуть ремень безопасности. Если бы не он, достали бы из машины труп или вообще бы не чего не достали.
  Меня снова передернуло от его слов.
  -Полина, да ты не беспокойся, уже все нормально, - Никита слегка улыбнулся, а потом с его губ сорвался стон.
  -Мне позвать медсестру? - я подскочила с кровати.
  -Нет, не уходи, я прошу, - сделав вдох, сказал Никита. - Это все ребра, они мне не дают покоя.
  - Просто самой становится невыносимо больно, когда я вижу как ты мучаешься. Может тебе сделают укол и станет легче.
  -Все нормально, правда.
  Я поняла, что ему просто не нужны сейчас эти эмоции, которые бы сбивали его дыхание. Меня заинтересовали детские рисунки. Взяв их в руки, я обнаружила где-то с десяток и все с пожеланиями, и подписями.
  -Кто автор этих произведений?
  -Мои маленькие подопечные и друзья, - Никита с вдохновением произнес слова и взглянул на рисунки маленьких художников.
  -А почему ты так поздно пришла? Ты живёшь далеко от больницы? - Никита серьезно посмотрел на меня. - Как ты собираешься добираться? Тебя встретят?
  -Я только с работы. Можешь не переживать, со мной все будет хорошо. Я же ничего не боюсь, - я тихонько засмеялась.
  -Да, ничего,- он с интересом рассматривал меня и мое лицо, хотя пытался не подавать вида, что он это делает.
  -А где ты работаешь? - спросил он.
  -В салоне красоты, парикмахером-визажистом. Встречный вопрос: а ты кто по профессии?
  -Я врач, - ответил Никита и опустил взгляд, как будто он стесняется.
  -Педиатр, да? Теперь понятно, откуда все это творчество, - я полистала детские рисунки.
  -Почти. Я детский кардиохирург.
  Я была так удивлена, что называется "челюсть упала на пол". В кругу моих знакомых не было людей работавших в медицине, и многие мужчины с которыми я была знакома, часто говорили, что занимаются каким-то бизнесом, ну или врали, что занимаются. Никита видимо не сильно хотел хвастаться своей работой, но мне казалось, что эта профессия была благородной и вызывала во мне только уважение к нему как к человеку. С моим осторожным отношением к людям, многим было трудно завоевать мое уважение, ему же с легкостью удалось преодолеть этот барьер. Оставалось только верить, что он не разрушит это в дальнейшем.
  Я еще кое-что спрашивала Никиту о его работе. Видно было, что он любит свою работу и дорожит ею, как и я своей.
  Покинула я стены больницы, когда на часах было уже начало двенадцатого. Проходя мимо медсестры, я заметила ее недовольный взгляд, она хотела, что-то сказать, но видимо промолчала, потому, что она и сама уже дремала за своим столом, это было заметно по ее заспанным глазам.
  Общение с Никитой было очень приятным, и, учитывая это, не трудно было предположить, что мы можем стать неплохими друзьями или хотя бы хорошими знакомыми. Я даже сказала ему, что возможно навещу его завтра, если не будет большого завала на работе.
  К большому сожалению и моему, и возможно Никитиному, у меня выдался очень напряженный рабочий день.
  До обеда Маринка с любопытством наблюдала за мной. Возможно, она думала, что во мне что-то изменилось. Без сомнения, у меня было отличное настроение, но примерно полдня, пока мои силы не иссякли. Как ни как, десять часов на ногах - это была каторга.
  Во время обеда моя подруга поинтересовалась, как же все-таки прошла моя встреча с Никитой.
  -Ну, я могу тебя обрадовать. Никита был рад, что я, его спаситель, объявилась, - говорила я. - Мне кажется он приятный человек. Это пока единственный вывод.
  -Это просто прекрасно, - Марина улыбалась, глядя на меня.
  -Я тоже так думаю, но не спеши, пожалуйста, с еще какими-нибудь идеями по поводу него.
   -Ну, дай мне хоть помечтать, а с меня скоро песок будет сыпаться и маразм замучает, - смех Маринки разносился по всему кафе.
  - Ты спрашивала у него кто он по профессии, да и как он так попал в аварию? - утихнув, спросила подруга.
  Я кое-чем поделилась с ней, но говорила с наигранным спокойствием. Почему-то рассказывая об этом человеке, у меня подрагивал голос и у меня даже вспотели ладони. Да я нервничала, но пока этого не стоило показывать моей подруге, это могло для меня обратиться в еще большую проблему.
  И так к концу своего рабочего дня я поняла, что у меня выйдет сегодня навестить Никиту. Из салона я вышла в начале десятого вечера и вызвала себе такси, что бы поехать к бабуле в деревню. После таких долгих и тяжелых рабочих дней меня все чаще посещала мысль о том, что нужно сменить место работы.
  
  
  Глава 4
  
  Возможно, некоторые люди и не любят понедельник, а я вот его обожала, ведь это был мой законный выходной. В этот день я могла поспать на пару часиков дольше, могла погулять по деревне у бабушки, подышать свежим, чистым воздухом. В период весны мне нравилось бывать в этой глуши.
  В этот выходной мне как раз захотелось прогуляться на свежем воздухе, до обеда. Я забрела за деревню, где начинались поля с озимой пшеницей, сквозь землю только пробивались молодые колосья. Ярко светило солнышко, нежно грело меня, лицо омывал прохладный ветерок. Вдох, и я просто таяла от этого блаженства, каждая клеточка моего тела будто была наполнена этой весенней свежестью, этим ветерком, этим солнышком.
  Я, наверное, далековато зашла, уже стали видны дома соседней деревни. Повернув назад, я не спеша побрела обратно. Скоро стал слышен какой-то скрип за спиной. Обернувшись, я увидела приближавшуюся повозку, запряженную одной лошадью.
  -Здравствуй, Полина, - поздоровался со мной отец Юлий. - Садись, я с удовольствием тебя подвезу. Давно тебя не видел.
  -Спасибо, - я забралась на повозку.
  Отец Юлий, жил на окраине бабушкиной деревни. По годам он был где-то на десять лет младше моей бабушки, возможно, ему было примерно шестьдесят пять, его часто можно было встретить в черной рясе и в шапке на голове, которые обычно носили священнослужители. У отца Юлия была своя домовая церковь, в которой он жил.
  Это был замечательный человек, добрый, он часто помогал людям, которые нуждались в этом. У него был большой жизненный опыт, он многое повидал на своем пути. Отец рассказывал, что бывали ситуации в жизни, когда он мог погибнуть, и это бывало не раз, но он говорит, что Богу видно было угодно, что бы он оставался среди живых. К нему на службу приезжали и некоторые люди из других городов, просили его благословения на свои дела, исповедовались ему. Слышала от бабушки, что кое-кто приезжал на службу к батюшке, чтобы бороться с болезнями.
  Я не могла себя причислить к тем людям, которые яро верят в Бога, но и атеисткой я тоже не была. Я верила, но как-то по своему, как могла, так и верила. Я еще, по-видимому, не созрела для полного преклонения перед Богом. Мне нравилось в общении с отцом Юлием то, что я с ним могла общаться не как со священнослужителем, а как с обычным человеком, допустим, как с хорошим другом. Могла спросить какой-то совет или просто поговорить.
  Лошадь не спеша бежала, таща за собой повозку, а мы в это время вели между собой беседу.
  -Как твои дела по жизни? - спрашивал отец Юлий.
  -Да, все в порядке, жизнь идет, я пытаюсь не отставать, - улыбаясь, ответила я.
  -Замечательно, - батюшка мне улыбнулся в ответ. - У тебя очень счастливая улыбка. Мне кажется, что-то изменилось. Появился какой-то свет, какое-то тепло внутри тебя.
  Я ничего не говорила, просто еще сильней заулыбалась, и даже в какой-то степени застеснялась.
  -Я думаю, в твоей жизни происходят хорошие перемены?
  Неужели проведя несколько часов с незнакомым человеком, я стала как-то по-другому выглядеть, и тем более, лучше.
  -Скорей всего это просто весна, - ответила я, продолжая улыбаться.
  -Да, я старый дед, могу ошибаться, но я насмотрелся многого. Приятно смотреть, когда у людей все изнутри светится. Но когда блестят глаза, это говорит и еще об одном.
  -Да? И о чем же?
  -О том, что в их сердце зародилась любовь. Любовь к жизни, любовь к людям, и про себя не стоит забывать. Можешь поведать старику, что случилось?
  Я немного подумала, перед тем как рассказать отцу Юлию про аварию, как я помогла Никите, а потом спокойно рассказала обо всем, что произошло за последние два дня.
  Повозка остановилась возле двора бабушки, я спрыгнула и попрощалась с батюшкой.
  -Полина, - сказал напоследок отец Юлий.- Случается так, что люди, появившиеся в нашей жизни, могут помочь нам изменить все к лучшему. Не препятствуй этим переменам.
  Я зашла в дом, чтобы забрать свою сумку, но она оказалась такая не подъемная.
  -Бабуль, что ты туда положила? - я начала искать то, что могло оказаться таким тяжелым в моей сумке. Да, как ни странно это было малиновое варенье и помидорки.
  -Да, ну а что? - отвечала бабушка. - Ты сама ничего не берешь, вот я тебе и наложила.
  Я не хотела ничего брать с собой, но потом бабушка начала давить на жалость, что мы такие негодяи с мамой, бросили ее здесь одну, не хотим ее проведывать и дольше проводить время с ней. Я посидела на диванчике все выслушала, как не послушная девчонка, потом поставила обратно банки в сумку, обняла ее, согласилась со всем, что бабушка сказала и пошла на остановку.
  Я села в рейсовый автобус до города, и, достав наушники, включила плеер на телефоне. Я даже не много задремала, прервал все звонок мобильного. На дисплее светилось имя "Роман". Это был мой давний друг юности Рома Борисов. Рома на данный момент жил в Питере, и редко звонил мне.
  После общепринятых "Как дела?" и ответа "нормально" или "отлично", мы перешли к более интересным вопросам.
  -Так ты где сейчас, малыш? - спросил Рома.
  Я не любила, когда ко мне обращаются с всякими телячьими нежностями, но когда это говорил Борисов, это было так забавно и смешно.
  -А я на морі, - я так рассмеялась на весь автобус. Я вспомнила эту рекламу МТС.
  -Поля, ты там ничего не куришь? Я беспокоюсь за тебя, малыш, - Рома тоже смеялся.
  -Да, зачем мне курить, по моему, мне и так не плохо, - успокоившись, ответила я.
  -Замечательно. Я надеюсь, что не хуже ты отреагируешь, если я скажу, что недельки через три я приеду на родину. Хочется с родными повидаться, и тебя тоже хочется проведать, хохотушка ты моя.
  -Отлично, приезжай, увидимся!- ответила я.
  Наш телефонный разговор еще продлился пару минут, мы договорились, что еще созвонимся, когда Рома приедет в город.
  Нас с Ромой разделяла не одна сотня километров, но мы продолжали поддерживать отношения, хотя бы изредка. Когда он приезжал к родителям, мы виделись и проводили вместе выходные. Мы познакомились, когда мне было тринадцать. Он был другом моего двоюродного брата, Павла. Я была маленькой девчушкой, а Роме уже тогда было почти двадцать. Он был красив и старше меня почти на семь лет, и казалось, по сравнению со мной, умней. Я влюбилась. Сколько же слез было выплакано. Вспоминаешь все это, и становиться смешно. Так получилось, что долгое время мы очень редко виделись. Мне было уже где-то семнадцать, когда я встретила Рому на улице, случайно. Эта спонтанная встреча приятно удивила нас обоих. Он предложил вместе пройтись. Тогда я уже повзрослела, "слегонца" возможно и поумнела, стало заметно, что теперь я ему начала нравиться. Мне были приятны ухаживания, у него это красиво получалось. Да, и не самое последнее, он мог себе это позволить. Белые розы, какой-нибудь романтический ужин в приличном ресторане, поездки на море. Мне нравилось все, что он делает. Но прошло немного времени, и я поняла, что у меня к нему нет того влечения, которое было у него ко мне. Меня никто, еще тогда не просветил, что происходит после "предварительных ласк". И почему-то мне не хотелось, чтобы Рома стал первым моим любовником. Так и закончился наш роман.
  Каждый из нас переживал по-своему наше расставание. Паша мне говорил, что Ромка завалил себя работой, чтобы забыться. А мне было стыдно перед ним, и жаль, что все так получилось. Я тоже пыталась заняться подготовкой к вступительным экзаменам в институт. Казалось, что в дальнейшем он не захочет со мной видеться где-то в кругу общих знакомых. Но он приехал через год, мы также случайно встретились на улице в городе. Рома первый разговорился, сказал, что мой брат и наши общие знакомые собираются на пикник, шашлыки и всё такое, и что он был бы рад меня там увидеть. После веселого пикника в компании друзей и знакомых забылись старые обиды, всё плохое стёрлось из памяти. Мы стали снова общаться как друзья, и я не жалею об этом.
  
  Закинув домой сумки, перекусив, я зашла в магазин и поехала к Никите в больницу, но я все-таки взяла с собой баночку варенья.
  В дверях больничной палаты я столкнулась с красивой молодой женщиной и маленьким мальчиком, которому было на вид года три. Малыш, прощаясь, помахал Никите ручкой, и женщина закрыла за ними дверь.
  -Как твое самочувствие? - поинтересовалась я.
  -Я думаю, я иду на поправку, - слегка улыбнувшись, ответил Никита, при этом внимательно смотрел на меня.
  -Да, лучше,- я присмотрелась, отек с лица начал сходить.
  -Это твои родственники? - спросила я.
  -Нет, эта женщина моя коллега, тоже медик. Она ЛОР, а ее сын лежал у меня в отделении, я был его лечащим врачом.
  Я достала варенье, творог, сметану, даже небольшой пакетик сахара и фрукты. Никита поблагодарил меня за заботу.
  -Да, только не смешивай, - улыбаясь, сказала я и показывала на продукты.
  -Хорошо, как скажешь, - тихонько засмеялся Никита.
  Я присела на стул, который уже появился в палате. На полочке лежали новые рисунки. Мне почему-то тоже захотелось их посмотреть.
  -Можно спросить, почему ты вчера ко мне не зашла?- спросил Никита, при этом он как-то робко отвел взгляд и теребил край одеяла.
  -Допоздна была на работе, - ответила я. - Тебе было одиноко?
  -Нет, просто я думал ты ко мне зайдешь, хотя бы на пять минут, - он отвечал как не уверенный в себе школьник.
  -Ну, сегодня я могу побыть больше, чем пять минут, - я улыбалась ему.
  Положив рисунки на место, я предложила Никите перекусить из того, что я принесла.
  -У тебя есть дети? - спросил Никита, разрезая яблоко на две части.
  Я была удивлена этим вопросом, но не подала виду.
  -Ну, я, как бы, не замужем, - нервно улыбаясь, ответила я.
  Никиту смутил тон, которым я ответила, заметно было, как он хотел начать, что-то говорить, но тут, же сомкнул губы.
  -Я просто люблю детей, - после паузы начал он. - Не важно, чьи они, даже те, которые мимо проходят со своими родителями.
  Я еще не могла осмыслить слова Никиты до конца, так как мало его знала, но в одном была уверенна точно, что в наше время редко встречались мужчины с таким трепетным отношением к детям. Можно даже представить, что, он был бы замечательным отцом, который мог бы принимать участие в воспитании своих детей, который был бы опорой своей избраннице. Возможно у таких, как Никита, дети точно были бы "сделаны с любовью". Они были бы самыми прекрасными и замечательными, и точно не один ребенок был бы в семье у него. И где-нибудь на попке младенцев стоял бы знак качества.
  -У тебя и профессия соответствующая, - я попыталась выдавить улыбку, чтобы не показаться бесчувственной к его мнению.
  Он с нежностью на меня посмотрел и отдал одну половинку яблока. Я в то же время обратила внимание на правую руку Никиты, на ней не было обручального кольца, и не было следа, который бывает при долгом ношении. Осталась бы легкая вмятинка на пальце. Хотя она, конечно же, тоже проходит со временем. Так что можно было предположить, что он на данное время не женат. Конечно, это только догадки, я знала и таких людей, которые были женаты и не носили обручальных колец.
  -Полин, я вижу тебя всего второй раз, - начал говорить Никита.
  -А как же тот день, когда ты попал в ДТП? - перебила я его, с моих губ сорвался смешок.
  -О, да, - он улыбнулся. - Итак, я тебя вижу в третий раз, и хочу заметить, что ты производишь впечатление доброго и милого человека, который, я думаю, к детям тоже относится с любовью.
  -Как мило, - меня просто распирало от улыбки, я даже застеснялась. - Даже если это не так, я готова поверить в обратное.
  -Ты хочешь, сказать, что я не прав?
  -Нет, я уже верю в то, что ты сказал, - я пыталась как можно милее сделать улыбку. - Видишь ли, ты судишь по своему, а я об этом просто не думала.
  -И о чем же это ты не думала?
  -Если в общем, то о детях. Возможно, мы просто с тобой росли и взрослели в разных семьях, у нас с тобой разное воспитание, разные взгляды на жизнь. Да, и разница в возрасте, - хотя она не так существенна.
  Никита после моих слов немного потускнел в лице, его уголки губ опустились, а взгляд он отвел в сторону.
  -Никита, я что-то не так сказала?
  Я заметила, что его настроение изменилось, и не в лучшую сторону.
  -Ты прости меня, если я что-то не так сказала, - мне стало так стыдно.
  -Все нормально. Я сам виноват, что начал говорить на эту тему. Это ты меня прости.
  -Нет, это ты после моих слов поник, - настойчиво начала я. - Да, я не до конца еще понимаю, что такое материнский инстинкт, ведь я не сталкиваюсь с детьми по жизни. Не интересуюсь ничем таким. Видимо, просто, не пришло время.
  Мы, молча, смотрели друг на друга, то отводя глаза, то снова приковывали взгляды друг к другу. Даже то яблоко, которое мне дал Никита, не лезло в горло из-за повисшего между нами молчания.
  Через время вошел врач. Мужчина дружески пожал Никите руку, спросил кое-что про его самочувствие и отошел к соседу по палате. Вскоре появилась медсестра. Она подошла к доктору, о чем то заговорила.
  -Поля, - обратился ко мне Никита. - Можно тебя так называть?
  Я ответила кивком и улыбнулась.
  -Я думаю, что наше знакомство не должно начинаться с недоразумений и обид. Правда, если я что-то не то сказал, ты меня прости дурака,- он так мило улыбнулся, и, шутя, протянул мне апельсин.
  -И ты меня тоже,- я умоляюще на него посмотрела, что чуть бы не схватила его за руку, но тут, же опомнилась.
  
  
  Глава 5
  
  Никита шел на поправку, с каждым днем его самочувствие улучшалось. Почти через день я его навещала. У него появилось желание читать, кое-что я ему принесла, кое-что ему принесли его знакомые или родственники. Правда, они ему приносили медицинскую литературу, было несколько медицинских журналов. Никита говорил, чтобы быть в курсе событий, и ничего не забыть.
  Бывали такие дни, когда он мне много рассказывал о своей работе. Местами он так увлекался, что начинал говорить медицинскими терминами. Но по моему недоумевавшему взгляду он понимал, что пора переходить снова на обычную речь. У него был очень приятный голос, как то не надоедало его слушать. Я просто была благодарным собеседником, которому все это интересно. Никита, конечно, тоже расспрашивал о многих вещах, но мои ответы были не такими содержательными. Мне так казалось.
  Спустя несколько недель, как Никита попал в больницу, его лицо практически зажило. Теперь я могла украдкой разглядеть весь облик без бинтов и лейкопластыря. У него были красивые черты лица, миндалевидный разрез глаз. Кстати, что привлекло меня сразу, глаза были голубого цвета, но ближе к центру зрачка немного сероватыми. Ресницы густые, длинные и почти черные. Мне казалось, что человек с такой внешностью не мог ни кого оставить к себе равнодушным. Волосы его были тоже очень темными, можно сказать черными, плюс ко всему этому красивый изгиб бровей, которые очень подчеркивали глаза и всю внешность.
  Временами мы прогуливались по коридорам больницы. Шагали не спеша, так как Никита сильно прихрамывал на левую ногу. Когда же он улыбался своей замечательной, обворожительной, белоснежной улыбкой, весь медперсонал женского пола, казалось, был ранен в самое сердце. Проявлялась его обходительность, воспитанность и тактичность. Это замечали все, не только я. Чего стояли только эти завистливые взгляды медсестер в мою сторону! На меня смотрели так, будто вот-вот, и во мне дырку сделают.
  Никита был выше меня, при этом имел мускулистое тело, может даже занимался спортом, это я заметила, когда он лежал в постели.
  В очередной раз, когда я навещала Никиту, он попросил у меня зеркало.
  -Еще неделю и я буду похож на Тарзана, - рассматривая свою бороду, сказал он.
  И тогда я решила на следующий день, утром, это был мой выходной, принести все принадлежности для того, чтобы сбрить его щетину, которая ему не нравилась. Я все сложила в косметичку и когда дала ему, он с недоумением на меня посмотрел.
  -Ты мне решила сделать make up? - улыбаясь, он спросил. - Полин, может все-таки не надо?
  Я рассмеялась над его выражением лица, ведь он так наиграно смотрел на меня жалостливым взглядом.
  -Боже, видел бы ты себя, - я расстегнула косметичку и достала оттуда все вещи. - Вот, смотри.
  -О, это то, что надо! Спасибо.
  Но через секунду мы посмотрели на его правую руку в гипсе.
  -Я думаю, я справлюсь, - не очень уверенно сказала я.
  И так мы пошли в ванную комнату на этаже. Умывальник находился как раз возле окна, Никита уселся на подоконник, и я пристроилась напротив него.
  -У тебя хорошо, получается, - сказал Никита, пытаясь почти не шевелить губами.
  -Я надеюсь, не хотелось бы такое лицо испортить, - сказала я, прополаскивая бритвенный станок.
  -Какое, такое лицо? - глядя мне в глаза, спросил он.
  -Очень красивое.
  Каждое движение бритвой я делала с такой осторожностью, чтобы не дай Бог не поранить его. Пока я его брила, я запомнила каждый изгиб его лица, каждую впадинку. Я просила его повернуть лицо то так, то так, но мне приходилось самой регулировать поворот его головы, чтобы и мне было удобно работать. Я касалась его лица, волос, так получилось, что дотронулась до его губ, чтобы выбрить подбородок. Никита тоже очень внимательно следил за мной. Закончив процедуры, я засмеялась.
  -Что? - он не понимал, что меня могло так рассмешить.
  -Просто ты так за мной наблюдал, - ответила я, успокоившись.
  -Как?
  -Внимательно.
  -Фух, а то я уж подумал, что после бритья я стал похож на обезьяну, - вздохнул он.
  -Нет, ерунда, - я улыбнулась и потеребила его за волосы.
  -Да, можешь меня сегодня гладить, я с утра пораньше вымылся в этой обители чистоты. Правда, как смог, - он так замурчал, прям как кот. Да, и это понятно "как смог", с его-то ногой и рукой.
  Я помогла ему вытереть лицо и расчесала волосы. Он посмотрел на себя в зеркало, потом на меня.
  -Я так тебе благодарен, за все это, - он так мило смотрел на меня, что я застеснялась.
  После того как Никита оделся мы отправились на прогулку.
  -Замечательная погода, - сказал Никита, когда мы вышли на улицу.
  Да, апрель мне всегда нравился, этот месяц, как бы, переход от холодов к жаркой погоде. В этот период можно было насладиться легким теплом и прохладным ветерком. Хотя случалось, что чаще всего в такую погоду я простывала.
  Мы прошлись вниз к ручью, который был неподалеку от корпусов больницы. Вода приятно журчала, создавая умиротворяющую атмосферу. Подошли к воде, и я присела, чтобы обмокнуть руку в проточной воде. Никита повернулся лицом к солнцу и закрыл глаза, он немного закинул голову назад. Его волосы блестели, слегка колыхались от ветра. На нем была одета белая ветровка, и он стал мне напоминать ангела. Я встала, продолжая за ним наблюдать. Казалось, что он какой-то неземной, спустившийся с неба. В это мгновенье я почувствовала внутри себя такое умиротворение, которого так давно не ощущала. Не знаю, сколько времени мы так стояли, может минуту, а может дольше.
  -О чем ты задумалась? - спросил Никита. Он улыбался и дотронулся до моей щеки.
  Я заморгала, будто пробудилась от сна.
  -Да, так ни о чем, - я потерла виски.
  -Ты очень красива, в этом весеннем солнечном свете.
  Я попыталась воспринять этот комплимент, как простую вежливость с его стороны.
  -Спасибо, - спокойно ответила я.
  -Да, ты просто прекрасна. Всегда, - он с такой пылкостью это произнес, что я застыла на месте.
  -Спасибо, - я сделала шаг назад и чуть не вступила в воду, потом осмотревшись, резко развернулась и пошла по тропинке.
  Я чувствовала себя в девятнадцатом веке, он так разговаривал, будто сошел со страниц романов Джейн Остин. Меня просто переполняли чувства от его слов, но я пыталась взять себя в руки.
  -Ну, сделал парочку комплиментов, - шепотом говорила я себе. - И что мне теперь? Растаять от его слов?
  "Да, растаять!" Где то подсознательно кричала я. "Да, так растаять как еще ни разу в жизни, чтобы прям захлебнуться". Но я тут, же стиснула зубы и сжала кулаки.
  -Полина, - Никита со скоростью хромой лошади бежал за мной. - Постой же ради Бога.
  Я остановилась и обернулась на его просьбы.
  -Прости, - сказала я, когда он подошел.
  Он отдышался, и мы не торопясь пошли дальше.
  Я зашла в палату, что бы забрать свою сумку. Вслед за нами зашел его врач. Никита заговорил с ним, спросил, когда его могут выписать.
  -Если все будет хорошо, то через неделю, - ответил врач.
  -А можно в субботу?
  -Что уже не терпится? - засмеялся врач.
  -Не то слово, - грустно ответил Никита.
  -Ну ладно.
  Врач ушел, а я поинтересовалась у моего друга о том, кто, возможно, его будет встречать в день выписки. Он, конечно же, не в таком состоянии, чтобы требовать помощи, но я думала, что в таких случаях кто-то должен прийти за ним.
  -Я кому-нибудь скажу, - ответил Никита.
  Он захотел меня провести до ворот. По дороге Никита попросил написать где-нибудь на бумаге мой номер телефона, но, как на зло, под рукой ничего не было, и я решила написать свой номер на его руке, на гипсе.
  -Я бы, наверное, не додумался, - смеялся Никита.
  
  Настали трудовые будни. Все было вроде бы как всегда, но в четверг ближе к вечеру мне стало очень плохо, голова пошла кругом, я даже потеряла сознание. Марина так переживала за меня, она настояла на том, чтобы вызвали "скорую". Машина скорой помощи приехала через двадцать минут, что удивило даже меня. Врач скорой помощи оказался мужчина лет сорока, он задавал мне много вопросов, а потом сделал укол.
  -Девушка, у вас сильное переутомление, плюс авитаминоз, вам нужно хорошенько выспаться. Начать кушать витаминчики, то есть фрукты, хорошо питаться, - врач делал записи в журнале, а потом что-то написал на маленькой бумажке для заметок и отдал мне.
  Марина стояла за спиной врача и внимательно слушала все, что он говорил.
  -Полина, сейчас вам следует отправляться домой и ложиться в постель, - настоятельно произнес врач. - Всех денег на земле все равно не заработаешь.
  Маринка позвонила своему мужу, Олегу, и попросила отвезти меня домой. Как только Олег подъехал к салону начался дождь. Марина посадила меня в машину и вернулась обратно.
  Дома, как врач и сказал, я залезла в постель, приняв до этого душ, и напившись чая с лимоном. Я лежала и смотрела в потолок. Давно уже не отдыхала просто так! Посчитав в уме, насколько давно, вообще удивилась, как я выдержала так долго в этом режиме. Почти три года проработала в этом салоне, по шесть дней в неделю и практически всегда задерживалась на два-три часа. Всё из-за того, что ко мне многие записывались. К другим мастерам идти не хотели, а я просто не могла отказать им. Да и кому не нужна лишняя копейка к бюджету. Плюс ко всему прочему при этом графике ни одного отпуска. Да, у меня были накопленные деньги, да еще присылала мама. Все-таки, как теперь уже мне стало ясно, жертвовать здоровьем ради денег не стоит. Правду сказал врач, всех денег не заработаешь.
  Через время я уснула. Видимо лекарство подействовало.
  Мне приснилось, что у меня звонит телефон. Я стала ворочаться, проснулась и поняла, как уже не во сне играет музыка на телефоне. Я подскочила с постели и побежала к сумке в прихожую.
  На дисплее светилось имя "Маринка".
  -Милая, ну как ты? - заботливо поинтересовалась подруга.
  -Лучше, я уже выспалась, - я направилась на кухню, и включила чайник.
  -Я думаю, завтра тебе тоже стоит отдохнуть.
  -Да, - "И не только завтра" - добавила я про себя. Почему-то идея, изменить что-то в своей жизни, во мне еще теплилась, а может, стала еще более сильной.
  -Ну, тогда я к тебе завтра заеду вечерком. Тебе что-то надо, может что-то купить?
  -Думаю, я сама с удовольствием похожу по магазинам, - ответила я довольно.
  Закончив разговаривать с подругой, я села на кухне пить чай. На часах было уже двадцать минут одиннадцатого. Вспомнилось, как я в такое время первый раз пришла в больницу к Никите. Мне так захотелось его увидеть, но я еще раз посмотрела на часы.
  "Ну, где же ты, мой здравый смысл? Восторжествуй, над моим мозгом!" - думала я про себя, и улыбалась, глядя на кружку с чаем.
  Вдруг меня передернуло, от того что мой телефон начал жужжать и крутиться на столе. Номер высветился незнакомый.
  -Добрый вечер, - сказал знакомый голос Никиты, - Это я.
  -Добрый. Я догадалась.
  -Как ты? Ты дома?
  -Да. А ты? - с улыбкой спросила я.
  -Почти, - весело ответил он. - Как рабочий день?
  -Отлично! - меня распирало от смеха. - Просто замечательно.
  Никита притих, слушая пока я прекращу смеяться.
  -У тебя все нормально? - спросил он.
  -Да, - спокойно ответила я.
  Никита снова замолчал, я решила нарушить тишину.
  -Я хотела тебя сегодня навестить, но день был завален работой. Может, я завтра утром к тебе заеду, если ты хочешь?
  -У тебя завтра свободный день?
  -На какой-то период времени, не только завтра, - с иронией сказала я.
  -Что-то произошло? - в голосе Никиты, слышалась не поддельное беспокойство.
  -Наверное, я пока сама не поняла что именно, - задумавшись, ответила я.
  -Я могу чем-то помочь. Все что угодно.
  -Все отлично, не беспокойся, мне просто надо все хорошо обдумать.
  Мы поговорили еще немного. Положив трубку, я пошла в спальню, уселась на подоконник и стала смотреть на улицу. По аллее на противоположной стороне шли молодые люди, видимо это была одна компания. Фонари хорошо освещали эту часть улицы, и мне было видно, что они смеются и веселятся. Компания прошла, и приблизилась пара молодых людей, парень и девушка. Они остановились практически напротив моего окна, парень держал девушку за руки и что-то говорил. Я аккуратно открыла окно, я не хотела услышать, о чем они говорят, просто хотела сделать пару вдохов свежего воздуха. Молодой человек обнял девушку и они стали целоваться. Меня смутила это сцена. Я спрыгнула с подоконника и плюхнулась на свою раскладушку, закрыла лицо руками и заплакала.
  
  Утром я проснулась от того, что окно распахнулось настежь. Я так его полностью и не закрыла этой ночью, и подул холодный ветер с улицы.
  Как все-таки приятно никуда не спешить. Я вышла из дома после десяти. В такое время, уже, в основном, все разъехались на работу, маршрутки ходили уже не такие забитые. Я села на нужный автобус и поехала в больницу к Никите. Погода была довольно пасмурная, но дождя не было, и мы решили прогуляться.
  Вечером ко мне в гости зашла Марина, мы приятно провели время. За эти полдня приготовила еды себе, и угостила подругу. Я давно не ощущала такого спокойствия, размерности времени, мне действительно захотелось вздохнуть полной грудью, почувствовать, что я живая, что я девушка. На днях я планировала походить по магазинам, что-нибудь купить из вещей.
  Мы сидели в спальне на моей раскладушке и смеялись над тем, как я на ней до сих пор сплю, а она еще не развалилась.
  -Поля, ну что это, - Марина припрыгивала на раскладушке.
  Я услышала, что у меня зазвонил телефон.
  -Марин, прекрати, - смеялась я. - А то сегодня ночью я буду спать на полу.
  Я схватила свой телефон, но продолжала смеяться над подругой. Звонила моя постоянная клиентка, Тоня, она интересовалась, когда я выйду на работу.
  -Полиночка, - говорила Тоня. - Как же я без вас? Что же мне делать? Возможно вы, меня дома подстрижете, и сделаете укладку? Мне в понедельник утром нужно. Я вас очень прошу.
  Я пошла в зал, что бы посмотреть на свой старый перекошенный трельяж.
  -Тоня, я не против, только условия у меня не как в салоне, - ответила я.
  Я рассказала Тоне, как проехать ко мне домой, и мы договорились, чтобы на полвосьмого утра в понедельник она уже была у меня дома.
  -По-моему на работу я больше не вернусь, - сказала я, вернувшись в спальню.
  Я поделилась с подругой, что хочу кое-что немного поменять в своей жизни, но дальнейшие планы не рассказывала, так как и сама еще не знала с чего начать. Пока хотелось просто отдохнуть.
  
  
  Глава 6
  
  В субботу к десяти я поехала в больницу, мне все-таки хотелось встретить Никиту после выписки. Я захватила зонт, погода в этот день была как никогда весенней, с самого утра моросил дождь, а к обеду еще сильней припустился.
  Я зашла в палату, но там кроме его соседа, который, по-видимому, уже чувствовал себя лучше, никого не было. В коридоре медсестра мне сказала, что он может быть в перевязочной. Я тихо подошла к двери, послышался знакомый голос Никиты и медсестры, потом послышался голос врача. Он говорил, что все готово к его выписке. Послышались шаги к двери, и я как не нормальная засуетилась, куда бы спрятаться. Напротив, была дверь в ванную комнату, и я залетела, в нее, не раздумывая. Я обо что-то зацепила зонт, и он раскрылся, я стала за дверь и пыталась его закрыть обратно. Видимо я так громко это делала, что кто-то услышал. Я успела только поднять зонт, чтобы не зацепить открывающуюся дверь.
  -Что вы здесь делаете? - спросила недовольно медсестра.
  -Вот, стою, - сказала я, улыбаясь, стоя в ванной комнате под зонтом за дверью.
  Я осторожно обошла медсестру, которая смотрела на меня как на ненормальную, и выскочила из ванной, крикнув напоследок "извините".
  На ходу я закрыла зонт и подошла к палате Никиты, немного приоткрыла дверь, оставив маленькую щелочку.
  -Ну как ты сейчас? - спрашивал врач. Понятно было, что они давние знакомые.
  -Да, нормально, - ответил Никита. Он складывал вещи в небольшую дорожную сумку.
  -Тебе не тяжело вот так? Никого нет, ни семьи, ни родственников.
  -Знаешь, с самого детства еще, когда я был в детдоме, я видел, как часто приводят детей, разных возрастов, у которых была семья, но она была такая, что лучше наверно, чтобы ее не было. Нас воспитали чужие люди, которые имели своих детей, свои семьи, но я считаю, нам повезло, что они нам пытались дать хоть каплю любви, и научить чему-то, как и своих собственных детей. Да, жизнь там была не малина. Когда я покинул стены детдома, я понимал, что мне не кому будет помочь, когда будут неприятности и трудности по жизни. Но, в то же время, мне было нечего терять, как допустим другим, у которых были семьи, родственники и прочие прелести семейной жизни, - последняя фраза звучала очень иронично.
  Я стояла как окаменевшая возле двери.
  -Ну, все пока, - сказал Никита своему коллеге.
  -Да, давай. Больше не попадай к нам! Ну, если только в гости, на коньяк.
  Они пожали друг другу руки, а я уже крутилась, куда бы мне снова спрятаться.
  Я побежала скорей к лестнице, мой зонт снова меня подвел, он зацепился за перила и снова раскрылся.
  -О, Боже, нет, - я вырвала шнурок и помчалась дальше.
  В двери на улицу я проскользнула, пока две бабульки спорили между собой.
  Спрятавшись за колонной у входа в больницу, и ждала пока выйдет Никита.
  В голове я обдумывала то, что подслушала. С одной стороны мне было жаль, что у него ни кого нет, а с другой - он показался человеком, которому никто не нужен по жизни. Конечно же, у него серьезная и ответственная профессия, стало понятно, почему он стал врачом, но как то меня задели его слова. Меня просто поставила в тупик эта информация. Я перебирала в голове все, о чем мы разговаривали раньше. Мысли просто кишели в моей голове.
  В дверях показался Никита, и я тут же запряталась за колонной. Спустившись по лестнице, он перекинул сумку на здоровое плечо, и, не спеша прихрамывая, пошел. Я плелась за ним. Не знаю, что я еще хотела увидеть или тем более услышать, но я шла. Он не сел ни на какой транспорт, хотя я заметила, что его ветровка уже промокла, да и идти хромая ему было нелегко, я знала, что нога его еще сильно беспокоит.
  Меня так переполнили эмоции, что я начала плакать. Слезы на лице смешивались с каплями дождя, которые залетали под зонт. Какое же это отвратительное чувство, когда ты плачешь, даже толком не понимая почему.
  Вытирая слезы, я всхлипывала и продолжала дальше реветь. В мою голову приходили разные мысли. Может жалость, а может и нет, но что-то повлияло на мое отношение к Никите. Этот человек стал мне очень дорог. Но то, что я услышала под дверью, никак не могло уложиться в моей голове. Я открыла для себя что-то новое в этом человеке, но это не вписывалось в те рамки, которые я уже поставила. Да, со стороны может это выглядело и глупо, но я была ранена в самое сердце его словами.
  Пока я пыталась копаться в своих ощущениях и чувствах к Никите, я чуть не потеряла его из поля зрения. Я поняла, куда он направляется. Мы подходили к детской областной больнице.
  Он вошел в внутрь, а я не знала, куда мне теперь идти. В этом же здании был туннель, возможно ведущий во двор, и я решила пойти туда. Под деревом во дворе была лавочка, и я направилась туда. Мне была все равно, что она мокрая. Закрыв зонт, я села. Через время на улицу во двор вышли несколько мужчин в белых халатах. Они сначала хотели идти к тому дереву, где сидела я, но заметив меня, направились в другую сторону. Я оглянулась, один из мужчин мне подмигнул.
  -Полина? - вопросил знакомый голос. - Это ты?
  Повернувшись, я увидела, что ко мне очень быстро, как только мог наверно, приближается Никита. Я подскочила, но не знала, что мне делать.
  -Ты что думаешь сбегать? - он заметил мой испуганный взгляд.
  Я открыла рот, но мне на ум не чего не приходило, чтобы ответить.
  -Я, конечно не женский врач, но скажу как особь, принадлежащая к мужскому полу. Сидение на мокрых лавочках под дождем тебе явно не добавит здоровья, - он взял меня под руку и повел к входу в больницу.
  Я из последних сил шла, переживания отобрали все силы. Мы поднялись на пятый этаж, в отделение детской кардиологии.
  -Ну, давай, еще немного, - подбадривающе говорил Никита, и как мог, поддерживал меня своей здоровой рукой.
  Он завел меня в кабинет и усадил на диван.
  -Снимай верхнюю одежду, а я тебе заварю чая, - Никита быстро помог мне снять ветровку и повесил ее на кресло.
  В кабинете в углу стояла ширма, он за ней взял какие-то вещи и положил рядом со мной.
  -Тебе следует переодеться, чтобы не заболеть, - заботливо сказал он.
  В дверь постучали, и после слова "можно" зашла молодая женщина, лет тридцати пяти, в белом халате с папкой в руках.
  -Здравствуйте, - она приветливо улыбнулась мне. - Никита Борисович, там вас из фонда ждут, нужны ваши подписи.
  -Одну минуту. - Никита залил кипятком чай и поставил на полку рядом с диваном - Ольга Николаевна, познакомьтесь это Полина, моя спасительница.
  -Очень приятно, - Оля расплылась в дружелюбной улыбке. - Можно просто Оля.
  -Мне тоже, - я взаимно улыбнулась ей.
  -Я так вам благодарна, что вы спасли нашего Никиту Борисовича, - приложив руку на сердце, говорила Оля. - Я тут три недели просто с ума схожу без его помощи.
  -Ольга Николаевна, какая же вы все-таки корыстная, - шутя, сказал Никита.
  Он сел рядом со мной, нагнулся и начал расшнуровывать мои туфли, он снял с меня обувь и поставил ее за диван, ближе к батарее. Я начала отогреваться и дрожать.
  -Нет, я просто женщина, которая не может справиться с этим дурдомом, - ответила Оля в шутку.
  -Так, - Никита смотрел на мои ноги. - Ольга Николаевна, у вас не будет пары сухих носков. - Он стащил с меня носки и закинул мои ноги на диван.
  -Я думаю, будет.
  Оля тут же исчезла в дверях. Никита в это время снял с себя свитер, оставшись в футболке, и надел белую куртку, это видимо была его, так сказать, рабочая форма. Потом он зашел за ширму и переоделся еще и в белые брюки. Обут он был в бежевые мокасины, но шнурки у него были развязаны.
  -Давай я завяжу, - предложила я.
  -Только не вставай, - Никита подошел ко мне и я, нагнувшись, быстро зашнуровала его обувь. - Спасибо.
  Вернулась Оля, она принесла сухие носки и тапочки. Я поблагодарила ее за заботу.
  -Да не за что. Там, этот неадекватный опять орет, - замучено произнесла Оля. - Он требует снова, что вы осмотрели его сына.
  -Фамилия? - спросил Никита.
  -Чья?
  -Ну, неадекватного, - улыбался он. - Твою я знаю.
  Никита показал на папку, что была у Оли в руках.
  -Стрижко, мальчика зовут Миша, - ответила она и отдала папку Никите. - Там анализы и свежая кардиограмма.
  -А ты сама-то наблюдаешь мальчишку? - Никита положил папку на стол и листал ее здоровой рукой.
  -Да.
  -И что ты думаешь?
  -Что его отца надо отправить в психиатрию.
  -Я про самочувствие мальчика, - Никита с внимательным видом перелистнул пару страниц назад.
  -Все нормально, сердце не отторгло клапан, лекарство он принимает, два раза в день капельницы.
  Тут резко распахнулась дверь, и влетел какой-то мужчина и чуть не сбил Олю.
  -Доктор, ну, слава Богу! - кричал он.
  -Это он, Стрижко, - сказала она, отходя от мужчины.
  -Доктор, я вас прошу, осмотрите моего мальчика, я им ни кому не верю, - он покосился на Олю. - Они тут все вообще ничего не знают.
  Она тут же выскочила с дверей, чуть бы не в слезах.
  Никита сделал шаг в сторону мужчины и сказал:
  -Вы кем работаете, уважаемый?
  -Я подрядчик на строительных объектах, - подняв голову на него, ответил он.
  -Отлично! Так вот, значит, запоминаем, что в моем отделении на моих подчиненных мы не кричим, не ругаемся матом, - Никита так спокойно и уверенно это говорил. - Это детское кардиологическое отделение. Здесь должна царить спокойная и умиротворенная атмосфера, которая способствует выздоровлению детей и работе персонала.
  Мужчина стоял и хлопал глазами.
  -Все, прошу на объект, - Никита показал ему на дверь рукой и сам же ее открыл.
  -Я скоро вернусь, а ты марш переодеваться, - сказал он, мне, закрывая за собой дверь.
  Я пошла за ширму, и переоделась в сухую одежду, а свою я аккуратно повесила на вешалку. Вернувшись на диван, я взяла чашку с чаем. Немного освоившись здесь, я увидела на полках детские фотографии в рамках, детские рисунки на стене, возле стола, на кнопках.
  Через время меня начало опять знобить, хотя в кабинете было не холодно. Вернулся Никита, а за ним вошел молодой парень в белом халате.
  -Так, где Лебедев? - спрашивал Никита, молодого врача.
  -Он сегодня с дежурства, спит наверно дома, - ответил тот.
  Никита подошел ко мне и поцеловал меня в лоб.
  -Температуры нет, - сказал он. - Позови медсестру, - обратился он к парню. - Чай еще не остыл?
  -Немного, - вздрагивая, сказала я.
  Никита взял мою кружку, помыл в маленьком умывальнике за ширмой, и заварил свежий чай, добавив в него лимон, и подал мне.
  Вернулся парень с женщиной, медсестрой.
  -Так, Сергей, иди, скажи, чтобы готовили операционную, - сказал он парню.
  Молодой врач стоял с недоумением на лице.
  -Так ведь некому оперировать, - сказал он.
  -Ну а как же ты? - улыбаясь, говорил Никита. - Сергей, ты наша надежда, на тебя смотрит вся страна.
  Никита перевел внимание на медсестру.
  -Пожалуйста, не большую ванночку с горячей водой принесите, и одеяло потеплей. Хорошо?
  -Сейчас все будет, - ответила женщина и вышла с кабинета.
  -Никита, я не могу, - мотая головой, говорил Сергей.
  -А я могу, - хитро заулыбался Никита. - Отправить тебя в отделение проктологии, в обычную поликлинику.
  -Но я же был только вашим ассистентом на операциях, - оправдывался Сергей.
  -Ну, ты же не до пенсии собираешься быть моим ассистентом? - засмеялся Никита. - Да, и ты же не прикажешь снять мне гипс? А если бы я не сегодня пришел, а в понедельник?
  Потом он присел за стол и что-то начал искать в его ящике.
  Сергей так умоляюще смотрел на Никиту.
  -Так, ты еще здесь? - Никита поднял голову. - Иди, готовься, а то я сделаю тебя борцом с непроходимостью кишечника. Будешь повелителем тазика и клизмы.
  Даже я засмеялась, когда Сергей вышел. А Никита пересел ко мне на диван.
  -Ты уже успокоилась, да? - он заправил за ухо выбившуюся прядь волос.
  Я даже поперхнулась чаем.
  -А я что нервничала?
  -У тебя была аритмия, когда я привел тебя в кабинет, - мило улыбался Никита.
  -Ох, уж эти твои докторские замашки, - я встала и прошлась по кабинету.
  Никита наблюдал за моим перемещением. Через секунду вошла медсестра и принесла маленький тазик с горячей водой, она поставила его возле дивана и сказала, что сейчас принесет одеяло.
  -Присядь, - сказал Никита.
  Когда я села, он взял мои ноги и снял с них тапки и носки.
  -Ну, приятная, мне кажется, - Никита сунул руку в воду - Попробуй.
  Я не спеша опустила ноги в воду. Вода была горячеватой, но не обжигающей.
  Никита встал и подошел к шифоньеру, достал ампулу и шприц.
  -Закати рукав, - попросил он.
  -Что это? - спросила я, и тут же подумала. - "Только не укол! Опять?"
  -Успокоительное. Оно довольно таки слабое, но ты как раз отдохнешь, пока я буду на операции.
  Я не представляла себе, как Никита собирается делать укол левой рукой. Все произошло так быстро, что я даже испугаться не успела.
  -Мне прям, везет в последние дни на уколы, - вздохнув, сказала я.
  Никита с подозрением на меня посмотрел, как будто больше никто кроме него не имеет право мне делать уколы, а я поняла, что сказала лишнее.
  -Когда? Кто делал?
  -Врач со "скорой", в четверг, - очень тихо ответила я и робко опустила глаза.
  Лицо Никиты еще больше изменилось от удивления.
  -Может ты, мне поведаешь, что с тобой произошло?
  -Мне нехорошо стало на работе.
  -Настолько нехорошо, что вызвали "скорую"? Рассказывай, что с тобой случилось?
  -От переутомления я потеряла сознание, - я говорила, а глаза наливались слезами, мне почему-то стало так стыдно.
  -Ты чего? - Никита присел рядом и повернул мое лицо к себе. - Я просто переживаю за тебя. Все, нормально, не плачь.
  Он бережно обнял меня, а я уткнулась ему лицом в грудь. Послышался стук в дверь, и тут же ее открыла Оля.
  -Ой, извините, - она застыла в дверях, растерявшись.
  Я отвернулась, вытирая глаза, а Никита встал с дивана.
  -Все готово, анестезиолог пришел, Сергей уже в операционной, - быстро сказала она. - Ждем только вас.
  -Уже иду, - ответил Никита.
  Дверь закрылась, и он повернулся ко мне.
  -Полина, дождись меня, никуда не уходи. Можешь закрыть дверь изнутри, ключи у меня есть, - он присел на секунду возле меня, посмотреть успокоилась ли я, и ушел.
  
  
  Глава 7
  
  Я спала так крепко и так сладко, что не слышала, когда вернулся Никита. Открыв глаза, я поняла, что за окном вечер. В кабинете было довольно темно, но свет от уличных фонарей немного освещал кабинет. Этого света хватило, чтобы увидеть, что за столом спал Никита, спинка его кресла была немного откинута назад. Я встала и подошла к столу, чтобы посмотреть на него. На правой руке больше не было гипса, рукав футболки был разорван. Я обошла стол и стала за креслом, чтобы хорошо видеть его лицо. Мне хотелось прикоснуться к его волосам, но его губы зашевелились.
  -У тебя телефон звонил, я его на "беззвучный" поставил, - сказал Никита, не открывая глаз и не делая больше никаких движений. - Он на столе.
  Я взяла свой телефон, чтобы посмотреть время, и удивилась от того, который был час. Было около одиннадцати часов вечера. Я растерялась. Погода была вроде бы уже не дождливая, но в такое время суток не просто добраться домой из этой части города.
  -Почему ты молчишь? - спросил Никита.
  -Я не знаю, что сказать, - ответила я.
  -Скажи, что я такой подлец, не разбудил тебя и не отправил домой, - он открыл глаза и заулыбался.
  Я сама улыбнулась, но мне наверно было приятней оставаться здесь, в его кабинете, и спать на его диване, чем дома быть одной и спать на своей скрипящей раскладушке. Я надеялась на то, что он не разбудил меня нарочно, чтобы побыть со мной еще немного времени.
  -Ты не хочешь перекусить? - спросил Никита, и направился к двери.
  Он включил свет и я зажмурилась. Мы пошли в ординаторскую, в холодильнике взяли кое-какую еду, это оказался Олин тормозок. Никита отпустил ее сразу после того как закончилась операция. Девушка работала три недели без выходных, и должна была прийти в семь утра, чтобы Никита мог оправиться домой и продолжить свой больничный. Итак, мы с аппетитом съели Олины припасы. В них оказался толченый картофель и винегрет, а на десерт чай с черничным вареньем, его мы свистнули у кого-то в холодильнике.
  -А что с твоей рукой? Где гипс? - спросила я, и расположилась на кресле с кружкой чая.
  Никита сел напротив на диване и улыбнулся. За дверью послышались посторонние голоса, один я узнала, это был Сергей, а другой голос принадлежал какой-то девушке. Потом раздался грохот, что-то упало на пол, это скорей всего были какие-то медицинские инструменты.
  Никита дал мне знак, чтобы я не чего не произносила.
  -Ну, что прямо здесь? - услышали мы из-за двери голос девушки. - В коридоре? Ну не надо, прекрати.
  -Ну, почему в коридоре? - говорил Сергей. - Я что такой злой доктор? И настолько не сдержанный?
  Открылась дверь и в ординаторскую, в обнимку и целуясь, ввалился Сергей и девушка. Никита довольно хитро улыбался, наблюдая эту возбужденную картину.
  -Ой, извините, - сказал Сергей.
  Девушка тут же вырвалась из его рук и убежала.
  -Мы думали, что здесь никого нет, - оправдывался Сергей.
  -Да, ну что вы? - начал Никита. - Мы же не против. Зови ее обратно, мы понаблюдаем, как злой доктор будет укрощать соблазненную им медсестру. А ты оказывается такой уверенный в себе, прям таки мачо, не то, что на операции, закатывал мне истерики. И вообще что ты в такое время делаешь в больнице? Ты вообще в курсе сколько времени? Захотел остаться на дежурство?
  -Никита Борисович, извините, что так вышло, - лицо Сергея стало немного испуганным.
  -Закрой дверь с той стороны, - командным тоном сказал Никита.
  Никита повернулся ко мне, а я еле сдерживала смех.
  -Я теперь поняла, как исчез гипс, - сказала я.
  Никита мне подробнее поведал ситуацию, которая произошла на операции и что ему надо было быстро принимать решение, чтобы исход был лучше, чем могло быть. Сергей испугался, когда потерял контроль над ситуацией во время операции.
  Мы проговорили почти до трех часов утра, а потом я уснула, примостившись на диване, который был в ординаторской, я положила голову на колени Никите, а он подложил мне под голову подушку, чтобы было удобней. Сам он уснул в сидячем положении, правда к утру, он немного наклонился в бок, и его правая рука оказалась на моем животе.
  Утром Никита меня разбудил, поглаживая волосы. Сидел рядом в кресле, одетый в свой белый халат. Выглядел он довольно бодро, видимо уже давно проснулся. Он заварил мне кофе и предложил умыться.
  
  Когда мы подходили к маршрутке, я поняла, что вчерашний день был самый лучший в моей жизни.
  -Спасибо тебе, - сказала я.
  -За то, что провел? - улыбнулся Никита. - Не за что. Мне приятно это.
  -Это замечательно, но спасибо, за вчерашний день. Может я и неправильно, что-то понимаю, но это был отличный день.
  -Так, теперь я тебя начинаю не понимать, - Никита сдвинул брови и внимательно на меня смотрел.
  -Ты позаботился обо мне, чтобы я не заболела, был таким добрым, - я опустила глаза. - Ко мне давно никто так хорошо не относился, мне даже стало казаться, что между нами... - я закрыла глаза и запнулась.
  -Говори, - тихо произнес Никита.
  В голове возникли те слова Никиты, которые я слышала под дверью, в день его выписки. Сразу, все стало таким серым и не радостным, что делать какие-то признания сейчас для меня стало бы просто нелепостью. Я уже даже могла себе представить, как я буду об этом вспоминать через время. В горле возникает комок, я берусь за голову и начинаю сама с собой разговаривать, виню себя за то, что как мне вообще эта бредовая идея пришла, говорить о том, что я подумала, что между нами возникли чувства.
  -Что между нами, - с дебильной улыбкой продолжила я. - Возникли очень добрые, верные дружеские отношения.
  На лице Никиты читался вопрос, что за чушь я несу.
  -Это так мило, - хлопала я ресницами. - У меня давно не было такого друга. Это же так здорово, когда в жизни встречаются такие люди как ты.
  Лицо Никиты изменилось до такой степени, что казалось, что он съел целый лимон, но через несколько секунд он взял себя в руки и уголки его губ приподня-лись в улыбке, как, будто, ни в чем не бывало.
  Я дружески похлопала его по плечу, улыбнулась и пошла, садиться в маршрутку. Я села на те сиденья, с которых бы Никита не мог меня увидеть.
  Приняв дома душ и переодевшись, я отправилась за покупками. В понедельник должна была прийти Тоня, а у меня не было многих средств и вещей, которые могли пригодиться в работе. Все-таки я надеялась, что Тоня пока только первая клиентка, со временем появятся и новые, и те, с которыми я работала в салоне.
  Первое, что я купила - это ножницы. Одни для стрижки, (женской), другие для филировки, со средними зубцами. Потом присмотрела хороший фен, который и стоил мягко говоря неплохо. Но я сильно не расстроилась по поводу цены, главное, что он мне подходил по параметрам и функциональности.
  Покупки поместились в три большие сумки, поэтому на выходе из супермаркета я взяла такси и отправилась домой.
  Вечером пришла Марина со своей старшей дочкой, Леной. Я в это время была по уши занята уборкой своей гостиной, именно там я планировала завтра работать. Они мне кое-чем помогли, и мы уселись пить чай с плюшками на кухне.
  -У меня для тебя кое-что есть, - загадочно улыбалась Марина, из кошелька она достала маленькую салфетку. - Вот, это тебе.
  На салфетке был написан телефон и имя Анна.
  -Это Гимон? - спросила я.
  Марина кивнула.
  -Да, она спросила, работаешь ли ты на дому, я сказала, что вроде бы да. Позвони ей, завтра утром. Она как раз, что-то хотела на днях.
  Я расплылась в довольной улыбке.
  
  Утром в положенное время приехала Тоня. Я сделала все, что она хотела, у нас даже хватило времени выпить по чашечке кофе.
  -Полина, а что ты делаешь в субботу? - спросила Тоня.
  -Пока не знаю, - ответила я.
  -Тогда, у меня есть к тебе предложение. У моей племянницы свадьба в эту субботу и она ищет мастера для прически и макияжа. Возможно, ты хотела бы поработать?
  -Я даже не знаю, что сказать, - я была безумно рада.
  -Скажи просто да, - улыбалась Тоня.
  Она достала из сумочки ручку и блокнот и написала номер телефона, и имя племянницы, Валентина.
  -Полина, так ты теперь будешь работать сама на себя? Надоело на хозяйку? - спросила дальше Тоня.
  Я не хотела жаловаться, но рассказала, после чего я приняла решение больше не возвращаться в салон.
  -Может ты, откроешь свой салон, или хотя бы парикмахерскую?
  -Я сильно не смыслю в таких делах, - пожала я плечами.
  -Всему можно научиться, - дружески похлопала меня Тоня. - Но, а пока я буду рекомендовать тебя своим знакомым как хорошего мастера.
  После ухода Тони я составила список тех вещей, которые мне еще стоит докупить, что бы принимать у себя клиентов. Тоня еще порекомендовала мне многие вещи можно смотреть в интернете, и поэтому я решила, что мне стоит зайти, сегодня, вечером в гости к Марине, у ее Лены был точно на компьютере подключен интернет. Своего компьютера у меня не было.
  
  Вечером, усевшись с Леной и Лесей за компьютером, мы искали, где можно купить или заказать хорошее оборудование, кресла, зеркала, тюльпан (маленький умывальник для мытья головы). Кое-что из профессиональной косметики, разные палитры теней, румян, помад. А Марина в это время как пчелка трудилась на кухне, стряпая на всю семью ужин.
  -Ну, что? Как тебе это кресло? - спросила Лена.
  -А откуда его привезут?
  -Склад у нас в городе, и магазин тоже, - ответила она.
  -О, запиши адрес, - радостно сказала я. - Я туда сама наведаюсь, хочу все пощупать и увидеть вживую. Надо сначала разведать.
  -Правильно, - Лена с экрана монитора переписывала адрес магазина и склада. - Слушай, может тебе тоже стоит приобрести компьютер? Ну, или хотя бы планшет, это удобно, можешь везде его за собой носить. Еще удобная вещь карманный Wi-Fi.
  
  На следующий день, около двенадцати, ко мне приехала Аня Гимон. Она была женой одного из крупнейших бизнесменов нашего города, который в основном занимался строительством. Аня была довольно-таки переборчивой дамой, многие не смогли ей угодить в салоне, где я работала. Войдя в мою гостиную, она немного скривилась, но я предложила ей чашечку кофе, чтобы как-то увеселить ее пребывание в моей простенькой квартире.
  -Спасибо, - сказала Аня, рассматривая себя после стрижки и укладки.
  Я, вздохнув, улыбнулась. Как камень с души.
  -Ты давно здесь живешь? - спросила она, показывая рукой на зал.
  -Примерно год, - не много скривившись, ответила я.
  -Да, ты не стесняйся, я сразу тоже не в хоромах жила. Просто я думаю, тебе здесь немного марафет надо навести. Да, и если проблема с помощниками, то я скажу своему мужу, он придумает, что с этим делать.
  Я стояла, раскрыв рот слушая ее.
  -Если ты хочешь здесь работать, стоит освежить интерьер. У тебя есть какие-нибудь идеи как ты все здесь хочешь облагородить.
  -Я еще думаю, - заморгала я. - Точнее, я не думала.
  Аня достала телефон и сделала несколько снимков моей гостиной.
  -Так, ладно я позвоню на днях, я думаю, придумаем что-нибудь.
  -Ага, - я все так же стояла, разинув рот.
  Как только Аня уехала, я тут же позвонила Марине и рассказала ей все, что мне предложила Аня. В трубку слышались только визги радости и иногда смех.
  Следующим утром я отправилась по адресам магазина и склада, с оборудованием для салонов. Магазин мне понравился, но цены там были высоковаты, и я решила отравиться на слад, возможно, там было дешевле. Так и было. Мне так же сказали, что если куплю продукции на определенную сумму, то они сделают еще скидку. Я решила все-таки подумать, прежде чем накупить всякой всячины. Лучше подождать, что же придумает Аня.
  Со склада я решила немного пройтись пешком, погода была прохладная, но не дождливая. Маршрут я не планировала, так как не знала особо эту часть города, но шла примерно по тем улицам, по которым ездили маршрутки.
  По дороге я купила себе мороженого и решила где-нибудь присесть пока его съем. Видимо я соскучилась по мороженому, да и погода позволяла его кушать на улице. Я присмотрела за забором, мимо которого шла, детскую площадку и решила посидеть там. Детская площадка оказалась практически разрушенной, целыми остались только две качели, даже на лавочке, недалеко от площадки, не было всех досок, только одна, и та держалась на ржавом гвозде. Я села на качели и с удовольствием "лопала вкусняшку". Наконец, думала я, настала такая погода, при которой можно есть мороженое и не бояться заболеть. Я прямо-таки душу отвела пока его ела.
  Через время я заметила, как невдалеке гуляют дети. С ними была женщина, возможно около пятидесяти лет, было тяжело определить, плохо было видно на таком расстоянии. Она изредка говорила детям что-то вроде "не балуйтесь" или "не деритесь".
  Я уже давно съела мороженое, но идти мне пока, никуда не хотелось. В моем направлении приближался мальчик, на вид ему было года четыре. Как только он подошел ко мне на расстояние, чтобы я его услышала, он сказал:
  -Здравствуйте, - его милое личико расплылось в дружелюбной улыбке.
  -Привет, - я ответила ему такой же улыбкой.
  -А как тебя зовут?
  -Полина, а тебя?
  -Ярослав. У тебя красивое имя. Мне нравится, - с важным видом сказал мальчик.
  -Спасибо, - я чуть не рассмеялась. - У тебя тоже.
  Ярослав залез на соседние качели и начал быстро раскачиваться, что даже я встала перепугавшись за него, и наверно была готова его ловить, если не дай Бог, он сорвался бы с качели.
  -Ярослав, я думаю, тебе стоит немного сбросить обороты. Эти качели здесь еще со времен мамонтов, и я думаю, она не выдержит твоего напора. Я беспокоюсь за тебя.
  Мальчик перестал раскачиваться и качели понемногу останавливались.
  -Но ты, же меня не знаешь. Почему ты переживаешь за меня? - спросил Ярослав.
  Я была в замешательстве от вопроса. Я не знала, что ответить, чтобы не обидеть его. Но мне почему-то так понравилось это любопытство, оно меня наверно подкупило.
  -Ну, потому что я не хочу, чтобы тебе было больно, ты мог бы упасть, - пролепетала я, как ребенок.
  -Но я ведь не упал. Ты же меня остановила, - спрыгивая с качели, сказал Ярослав.
  -Так, ты это нарочно сделал?
  -Я еще не решил, - разводя руками, ответил он.
  Я снова заулыбалась и решила спросить, сколько же этому чуду лет.
  -Завтра будет пять, - ответил он.
  К нам подошла та женщина, которая раньше пыталась угомонить группу детей неподалеку от меня. Она заулыбалась, и, подойдя ближе, поздоровалась.
  -Ярослав, мы уже уходим с группой, - сказала женщина.
  -Я еще увижу тебя? - посмотрел на меня Ярослав.
  -Да, если ты хочешь, - неуверенно произнесла я.
  -Приходи завтра.
  Женщина взяла Ярослава за руку, и они стали уходить.
  -Я буду ждать, - обернувшись, мальчик помахал мне рукой.
  Меня осенило, я находилась на территории детского дома. Когда Ярослав отходил от меня, я заметила, во что он был одет. Куртка, у которой были коротковаты рукава и такие же штаны, эти вещи были явно ему малы. Шапка у него была с бубончиком, у меня почти такая же была в детстве.
  
  
  Глава 8
  
  Наутро, у меня была запланирована встреча с племянницей моей клиентки Тони, Валентиной, и ее свидетельницей Аллой. Нужно было определиться с предстоящим объемом работы и с запросами невесты. Я захватила с собой небольшой альбом с фотографиями тех девушек, которым я уже когда-то делала прически и макияжи на свадьбы и на праздники. Альбом для меня был хорошей, так сказать, рекламой своих возможностей как мастера. Этому меня научила Марина.
  Встреча была назначена в пиццерии в центре города. Я пришла раньше, так как получилось быстро доехать. Я заказала себе пиццу и чай, и ждала девушек. Вскоре зазвонил мобильник. Это была моя бабушка, она интересовалась, почему я к ней перестала ездить, и чем я сейчас занимаюсь. Мне, конечно, было совестно за то, что я не появляюсь к ней, ведь я дала обещание матери, что буду навещать бабушку, но мне не хотелось ехать в деревню в ближайшее время, если к ней приехать вполне вероятно, что это не кончится одним днем.
  Принесли мою пиццу, и я прямо-таки наслаждалась, когда ее ела. Тут и Валя с Аллой подошли. Они тоже сделали заказ, и Валя показала мне пару фотографий на своем телефоне, где она была в свадебном платье. Потом показала страницу, вырванную из журнала "Cosmo", на ней была девушка в свадебном платье и с огромной прической на голове.
  -Зачем тебе такой чурбан на голове? - спросила я Валентину.
  -Ну, это модно в этом сезоне, - улыбнулась она.
  -Скажу честно, я не буду тебя уродовать этой прической, - сказала серьезно я. - У меня совершенно другой образ в голове. Ты хочешь выглядеть как невеста, которую хочется обнимать и целовать, или невестой к которой будет страшно притронуться, потому что будет, складывается впечатление, что у нее голова отвалиться, если к ней прикоснуться?
  Валя пару секунд сидела как завороженная, после моих слов, а потом рассмеялась на всю пиццерию.
  -Я представила эту картину, когда Леша меня целует с этим гнездом на голове, - смеясь, выдавила из себя Валя.
  Я показала девушкам кое-какие фотографии. Они немного могли дать им представление о том, какая должна быть прическа у Вали, чтобы она и подходила к платью, и к ее нежному личику.
  -Полина, а ты не принимаешь участия в конкурсе, который скоро будет в городе?
  -Что за конкурс?
  -Парикмахерского искусства, причесок, макияжа, - ответила Валя. - Я вывеску видела в городе. Организаторы из Москвы. Слышала это престижный конкурс. Мне кажется, тебе это должно быть интересно.
  Мы еще около часа сидели в кафе, определяясь с прической для Аллы, а потом разошлись. Я отправилась в кондитерскую покупать торт Ярославу на его день рождения, и разные фрукты. Все это я отправила на такси в детский дом, а сама еще поехала выбрать кое-какую одежду для мальчика. По дороге зашла в магазин мягких игрушек и увидела очень красивого розового зайца, и не смогла устоять, чтобы его не купить.
  Полдня прошло, пока я ходила по магазинам, уже даже ноги не несли. Перед тем как отправиться самой в детдом я решила заскочить домой, принять душ и переодеться.
  Когда я доехала до детдома, на улице было уже сумрачно, и прохладно по-весеннему. Я остановилась перед самой дверью, за которой слышались голоса детей. Почему-то у меня просто не хватало смелости взять и открыть эту дверь. Я как завороженная стояла перед ней.
  -Здравствуйте, - раздался голос за моей спиной. - Вы к Ярославу? Я вас узнала.
  Я слегка встрепенулась от неожиданности, она очень тихо подошла.
  -Да, - неуверенно сказала я.
  Женщина представилась. Это была воспитательница, и ее звали Ирина Николаевна.
  -Ну, что же мы тут стоим? Давайте войдем, Ярослав вас ждет весь день. - Ирина открыла дверь. - Спасибо вам за торт и за угощения.
  В противоположном углу большой комнаты сидели дети, окружив кого-то. Из этой группы детей встал Ярослав и побежал к нам.
  -Полина, спасибо тебе, - он обхватил меня своими ручками.
  У меня даже во рту пересохло от наплыва эмоций. Я взяла мальчика на руки и крепко обняла. Было такое чувство внутри, что на руках у меня совсем родной мне человек, которого я долго искала, и вот нашла. Отпустив Ярослава, я еле стояла от слабости в ногах.
  Ярослав познакомил меня с остальными детьми в течение того времени, что я была в детдоме. Мы с Ириной Николаевной приготовили на всех чай и попили его с остатками торта. Дети, наевшись, разошлись по комнате, Ярослав с несколькими ребятами уселся на ковре и листал книжку, изредка что-то им зачитывая.
  -Спасибо, что уделили детям внимание и поздравили Ярослава, - сказала Ирина.
  -Да, ну что я сделала? Купила торт и пару вещей ребенку, - я вздохнула грустно. - Но, правда больше я пока и не могу.
  -Да, посмотрите как они рады, - она посмотрела на детей благодарным взглядом. - Это вы знаете, сколько да что, а они просто счастливы в эти минуты.
  -А когда Ярослав к вам попал? Давно он здесь?
  -С нового года, больше трех месяцев.
  -А как это случилось? Кто его родители?
  -Он рос с бабушкой, так как мать его была наркоманкой и умерла при родах. Отца, естественно, никто не знает.
  -На вид Ярослав вполне здоровый ребенок, без отклонений.
  -Вы имеете в виду то, что его мать была наркоманкой, и он должен быть отсталым в развитии? Это почти всегда так, но как мне говорили, его мать, когда забеременела, пыталась бросить наркотики, ей было почти сорок, когда он родился. Мальчику повезло, что он здоров. И еще, он очень способный ребенок. Не все адаптируются так быстро здесь, могут годами ходить замкнутыми, а он быстро нашел со всеми контакт. Бабушка видно с ним хорошо занималась, он неплохо читает, и считает в уме. Жаль, что старушка так рано умерла, ей и шестидесяти пяти не было.
  -А что с ней случилось?
  -Соседи рассказывали, что в подъезде молодежь хулиганила, петарды взрывала. Это как раз перед Новым Годом было. Кинули с верхней площадки подожженную петарду вниз, а там в это время бабушка Ярослава подымалась по лестнице, и где то не далеко она взорвалась от нее, эта петарда. Вот она так перепугалась, что у нее случился инфаркт. "Скорая" ее не довезла до больницы.
  Мне стало так жаль Ярослава, он лишился единственного своего родного человека из-за каких-то идиотов, которым нечем было заняться в предновогодние дни.
  -Вы не сильно расстроились, Полина?
  Я немного очнулась от своих печальных мыслей.
  К Ирине подошла маленькая девочка в ситцевом платьице и с трудом произнесла, что ей плохо. Ирина тут же увела эту девочку в другой зал.
  -Что с девочкой? - спросила я.
  -У нее очень болят руки и ноги из-за полиартрита.
  Насколько я знала, полиартрит это болезнь суставов, которую можно приобрести, если долго находиться в мокром и холодном месте, эта болезнь была у Марининого мужа, Олега. Боли обострялись в период весны и осени из-за сырой и переменчивой погоды.
  -О, Боже, она же такая маленькая, - сказала я. - Сколько ей? Пять, шесть лет?
  -Да, нет, ей зимой было двенадцать. Ее родители были просто извергами. Они служили в какой-то секте. За не послушания или нежелание молиться их "богам" они ее отправляли в какой-то сарай во дворе, где жила собака, и там оставляли. Животное оказалось куда более милосердным, чем эти ненормальные родители. Если бы девочку не согревала собака в морозы и холода, она бы могла вообще умереть.
  -Какой ужас! - меня передернуло.
  -Вы так сильно не переживайте, здесь много детей у которых тоже тяжелое прошлое.
  Сразу в голову пришли слова Никиты, когда он разговаривал с врачом в день выписки, а я подслушивала под дверью. Возможно, все-таки лучше не иметь таких родителей, как у этой девочки, нерадивых, я бы так сказала, может пусть тебя вырастят чужие люди, но будут к тебе относиться по-человечески. Боже, как вообще Земля таких носит?
  -Полин, - продолжила Ирина. - Сюда в основном попадают дети, у которых или родители не благополучные или никто не хочет из родственников брать на себя тяготы воспитания, если ребенок потерял семью.
  Я сидела совсем поникшая. Мне казалось, будто я сама, что-то подобное пережила, как кто-то из этих детей.
  Вскоре к нам подошел Ярослав, а я поняла, что мне пора ехать домой, так как было уже половина десятого вечера. Он решил пойти провести меня до выхода. У самых дверей я присела, чтобы его обнять и заметила, что мальчик напоминает мне Никиту. У Ярослава были так же голубые глаза и темные, почти черные волосы. Если бы они стояли вместе, то я бы сказала, что этот мальчик сын Никиты.
  
  
  Глава 9
  
  Вот так мои визиты в детдом стали почти регулярными, при наличии времени они были даже ежедневными. Поближе познакомившись с Ярославом, мне захотелось его куда-нибудь сводить развлечься. Об этом я договорилась с Ириной Николаевной и оставляла свои документы, если мы шли гулять. Хоть Ярослав еще являлся довольно-таки маленьким ребенком по годам, но многое он понимал явно не по возрасту. С каждым новым нашим общением я понимала, как сильно я к нему привязываюсь, каждая наша новая встреча мне стала казаться каким-то даром свыше. У меня появилось такое сильное желание заботиться об этом ребенке, дарить ему свою любовь, тепло, нежность. Это были новые чувства в моей жизни.
  В конце апреля у меня уже была готова гостиная, точнее она уже превратилась в ту комнату, где я могла работать. Это конечно все благодаря Ане, она была, так сказать, инициатором, моим советником и помощником в осуществлении всего этого. Зал был наполнен светом, в потолок были вмонтированы светодиоды. На одну из стен наклеили фотообои с огромный красным маком, а напротив стоял красивый светлый диван и стеклянный журнальный столик. Было еще несколько деталей тоже красного цвета, в тему мака, это была высокая извивающаяся ваза с правой стороны дивана, и на столе стоял набор посуды для чая. Возле окна было оборудовано мое рабочее место.
  Работы, конечно, у меня было не много, но я сильно не беспокоилась по этому поводу, расходы у меня тоже были не такие уж и большие. Спасибо моим клиенткам, они служили мне рекламой, они сами меня рекомендовали своим подругам и знакомым. Марина же, когда встречала моих бывших клиенток, давала им мой номер телефона. Так, что в неделю у меня бывало около трех - пяти клиентов. Это совсем ничего по сравнению с моей прошлой работой, но и я себя не чувствовала ломовой лошадью, как это бывало раньше. Те клиентки, которые ко мне приходили, и никуда не спешили, могли выпить кофе или чая, пообщаться. Ведь я, оказывается, слегка одичала со своей работой, перестала общаться с людьми. Наконец-то времени было настолько много, что я принялась приводить в порядок другие две спальни. Оказалось, что в тех коробках из спальни, которой я не пользовалась, было столько вещей абсолютно не нужных мне, что я решила их отвезти в детдом.
  
  В один из майских солнечных дней мы с Ярославом отправились по магазинам, я все-таки хотела приобрести себе "планшет", чтобы осваивать интернет. После мы отправились за кое-какой одеждой для Ярослава. Погода уже была такая теплая, что мы решили после всех совершенных нами покупок взять по мороженому и отправиться в парк посидеть возле пруда с уточками.
  Мы уселись на лавочке напротив воды и грелись на солнце. Когда я смотрела на Ярослава, то мне казалось что вокруг его головы какой-то ореол, его волосы блестели на солнце. Он так мило улыбался, что становился еще больше похож на маленького ангелочка. Мне очень захотелось его обнять.
  Через какое-то время стало казаться, что где-то недалеко слышен знакомый голос Никиты. Я стала смотреть и оглядываться по сторонам. Из-за деревьев вдоль аллеи к нам приближалась семейная пара с двумя детьми, а за ними показался Никита.
  В моей голове начал созревать план отступления, но Никита нас быстро заметил и направился к нам, попрощавшись со своими попутчиками. Я приняла позу и выражение лица, как будто я его не заметила раньше, и просто слежу за прудом и Ярославом.
  Как только Никита приблизился на то расстояние, чтобы мы могли начать говорить, я попыталась как можно милее улыбнуться. Его внимание сразу притянул к себе Ярослав, они познакомились и Никита сел возле него. После он спросил, как я поживаю, как мое самочувствие.
  -Вы давно здесь? - продолжал задавать вопросы Никита. - Наконец погода наладилась.
  -Да, нам как бы уже пора уходить, - начала сочинять я. - Нам еще нужно зайти ко мне домой.
  Ярослав поднял на меня удивленный взгляд.
  -Ярик, а ты не сходишь, не купишь какую-нибудь булочку, уточек напоследок покормить. Тут ларек не далеко.
  Я быстро достала деньги и вложила в руку Ярославу, и он убежал.
  Мы сидели на лавочке и молчали с Никитой. Но у меня была дрожь по всему телу от того, что он сидел от меня в полу метрах. Приятно было увидеть, что он уже не хромает, и рука его видимо тоже срослась, а шрам на брови стал совсем не заметный.
  -Ты неестественно себя ведешь, - сказал Никита, смотря куда-то на воду.
  Я посмотрела на него, не поворачивая головы.
  -Так ведут себя люди, которые хотят что-то скрыть.
  Я наклонилась немного вперед и повернулась так, чтобы мне было хорошо видно его лицо.
  -Руки дрожат, ты их нервно пожимаешь, - продолжал Никита. - Взгляд рассеянный, покусываешь нижнюю губу, сидишь в неестественной для тебя позе.
  Ко всему перечислимому у меня еще нижняя губа опустилась от удивления. Но даже после этого я, ни сказала, ни слова, я просто не знала что говорить. Никита оторвался свой взгляд от воды и посмотрел на меня, я тут же прижалась к лавочке от его взгляда, он просто сверлил меня.
  -Ты не перестаешь меня удивлять своим поведением, - его губы улыбнулись.
  -А мне говорили, что я всегда была предсказуема и посредственна, - еле слышно произнесла я.
  -Нагло врали. Завидовали наверно, поэтому и врали, - Никита даже засмеялся.
  Появился Ярослав, но он не подошел к нам, видимо решил сразу же покормить уток, подойдя чуть ближе к воде.
  -Наверное, в этом своем нелепом амплуа ты выглядишь еще милее, - его взгляд изменился, что мне показалось, что он на меня смотрит как на ребенка. Это были очень добрые и нежные глаза.
  Мне стало неудобно от его пристального взгляда, и я опустила глаза. Вскоре Никита пошел к Ярославу, чтобы составить компанию. Теперь я стала за ними наблюдать.
  -Никита, предложил нас провести, - сказал Ярослав, подойдя ко мне. - Я думаю, ты не будешь против?
  -А разве у Никиты есть так много времени? - удивилась я.
  -Не беспокойся, - взглянул на меня Никита, подойдя. - Время у меня есть. У меня сегодня выходной.
  Так мы и пошли в направлении моего дома, за вещами, которые я приготовила, чтобы отвезти в детдом, кое-что мне отдала Марина от ее девочек.
  Куда мы направлялись дальше, я не говорила, но Никита, по-видимому, собирался с нами. По дороге я узнала от него, что пятого июня он улетает в Австрию на три месяца работать в какую-то из тамошних клиник. По голосу было слышно, что он очень рад этому. Говорил, что давно этого ждал, но не думал, что это случиться именно сейчас.
  Мне казалось, что Никита скажет мне что-то, когда мы уже были на территории детского дома, но он как, ни в чем не бывало, разговаривал с Ярославом. Никита остался на улице меня ждать, а я провела Ярослава к Ирине Николаевне, что бы она, не беспокоилась за ребенка.
  -Мне бы хотелось узнать, - начал Никита, когда я вышла на улицу, и подошла к нему. - Что ты уже этому ребенку наобещала?
  Я сделала удивленную гримасу.
  -Зачем, тебе это? - Никита указал рукой на здание детдома. - Занимайся своей жизнью и не лезь в жизнь этих детей, у них и без твоей помощи столько лишений.
  -Ты много на себя берешь, указывая мне, что мне делать, а чего нет, - я решила защитить себя.
  -Ты просто пока еще не понимаешь, как ты можешь навредить этому мальчику появлением в его жизни. - Никита начал жестикулировать руками, когда с таким пылом начал говорить. - Ты будешь приходить, баловать его, говорить, что со временем заберешь его или он сам тебя об этом спросит, если ты первая об этом не скажешь. А потом тебе может это все надоест, и ты не будешь его навещать, а он будет ночами не спать, плакать и думать о том, что ему снова не повезло в этой жизни. И он будет долго считать себя отбросом общества, и что его место где-то на обочине этой жизни.
  -Может, это ты мне свою историю рассказал, когда жил в детдоме? - я пыталась не дрожать, когда спрашивала.
  Никита замер, на его лице было такое выражение, как будто ему дали пощечину.
  -Откуда ты знаешь? - спросил он.
  -Знаю и точка, - ответила я, и решила идти дальше одна.
  Никита пошел за мной, и, обогнав меня, преградил мне путь.
  -Ко мне ни когда не приходили те люди, которые хотели бы меня усыновить. - Его рука коснулась моего плеча. - Я просто наблюдал за теми, которых навещали.
  -Так, все, - я отдернула его руку и пошла дальше.
  -Стой, - он сразу же схватил меня за руку и повернул к себе. - Ты еще очень молода, у тебя все может поменяться через время. Выйдешь замуж, родишь малыша, своего. Стоит ли себя обременять с таких лет заботой о ребенке, о котором тебе почти ничего не известно. Откуда ты знаешь, может, он сильно болен и тебе придется посвящать все свое свободное время ему, все деньги тратить на кучу дорогих лекарств.
  -Да, откуда ты знаешь, чего я хочу? - я пристально посмотрела на него. - Может этот ребенком стал для меня смыслом моего существования в этом мире. Я не собираюсь его бросать, я провожу с ним все свое свободное время, потому что у меня пока нет работы.
  -Тебя уволили?
  -Я сама решила, что мне пора уйти. Тебе не стоит так надрываться, объясняя мне, что со мной может произойти в будущем. Я сама прекрасно пойму, что мне надо в этой жизни или кто мне нужен. А то, что я решила помочь этому ребенку, и, наверное, себе тоже, отчасти спасло меня от того, что я просто так уже устала от накопившихся во мне чувств. Мне некому подарить даже частичку их, у меня же, по сути, ни кого нет здесь. Я одна.
  Никита поменялся в лице, было заметно, что ему становиться не по себе от моих слов.
  -У каждого своя судьба, и никто не знает, что ему суждено в этой жизни, - продолжала я. - Но будь уверен, я приложу все усилия, чтобы и Ярослав, и я в будущем жили вместе. Честно, мне очень жаль и тех других детей, и тебя, из-за того, что все так вышло, и ты оказался в детдоме. Но ты же сам говорил, что бывают такие семьи, что лучше вообще их не иметь.
  Лицо Никиты напряглось, как будто он что-то вспоминал, а я поняла, что сказала снова лишнее.
  -Не хорошо подслушивать, - сказал Никита, прищурившись. - Теперь я понял, почему ты тогда была возле больницы, ты следила за мной. Да?
  Я выдернула свою руку из его и решительно пошла к воротам.
  -Зачем тебе надо было за мной следить? - спрашивала он, идя следом. - Хотела увидеть, кто меня встретит? Ну что? Скажи.
  Я так резко обернулась, что Никита чуть в меня не врезался.
  -Наверное да, хотела увидеть кто придет, - ответила я. - Мне было интересно, почему же я не столкнулась ни разу с кем-нибудь из твоей семьи.
  -Ты не предполагала, что мои родные могут жить где-то далеко?
  -Нет, такой мысли не было, потому что меня сразу удивило, как ты сильно привязан к чужим детям, они тебе слишком дороги.
  -Да, я сам виноват, - сказал Никита, будто сам на себя был зол.
  Я и сама себя почувствовала неловко, мы столько друг другу наговорили буквально за пять минут. В горле появился комок и к глазам подступили слезы. Мне стоило быстро уйти, чтобы не расплакаться перед Никитой. Я зашагала к остановке и села на первую маршрутку. Уже из окна заметила, как к остановке бежал Никита. Я присела на свободное место и задернула штору.
  На следующий день ко мне приехала Аня и рассказала о конкурсе парикмахеров, о котором я уже слышала от Вали. Она мне предлагала подать скорей заявку на участие, и через неделю съездить на собрание, где будут его организаторы. Свое участие нужно было оплатить. Это было довольно-таки не дешево. Я все не могла решиться, но Аня настаивала, и даже предлагала свою финансовую помощь. Мне и так было стыдно, потому что девушка ни копейки не взяла за ремонт моей гостиной. И тогда она сказала, что я обязана участвовать, потому что сэкономила на ремонте. Я согласилась и мы сразу же отправили по интернету заявку, а оплатить участие я решила через банк. Прочитав поподробней о конкурсе на страничке организаторов я поняла, что это довольно престижно и может помочь с продвижением моей работы. Возможность снова проявить себя и научиться чему-то новому. Это меня еще больше приободрило, и я решила в тот же день оплатить свое участие.
  Вечером ко мне заехал отец, мы давно с ним не виделись. Странное было ощущение, когда я с ним разговаривала, точнее, пыталась поменьше говорить. Мы были кровными родственниками, но какой-то духовной связи давно не было и от этого хотелось меньше чего-либо рассказывать. Я его конечно же любила, но это скорее всего было из-за того, что я знала одну истину - родителей и родственников не выбирают. Мое отношение к отцу изменилось с того момента, когда мама, после моего окончания школы, уехала в Италию. Она знала, что нам с ней некому помогать, а жить за что-то нужно, долги раздать надо. Я вообще не понимаю, чего мой отец ждал в то время. Что он купит лотерейный билет, выиграет пару миллионов, и проблемы сами собой решаться? Я с таким странным выражением наблюдала за своим отцом, пока он гостил у меня. Мне казалось, что мы не сидим через стол, а сидим через стеклянную перегородку, как показывают в американских фильмах в тюрьме, и мне нужно взять телефонную трубку, чтобы ему что-то сказать, и услышать его. Когда он говорил со мной, сидя за столом, мне казалось, что в моих ушах вата. Я настолько не воспринимала его и все что он говорит.
  Все-таки надо быть благодарной моему отцу. Если бы не он, не была бы моя мама сейчас в Монтерей, рядом с Толей, который по ее словам относится к ней так, как ни когда к ней не относился мой отец. Я очень рада за свою маму, то, что она в надежных руках. И у меня такая хорошая профессия, которая мне приносит и деньги и удовольствие. Правда же говорят, что та работа, которая тебе нравиться, просто превращается в хобби, которое тебе приносит деньги.
  В тот же вечер, когда я уже была в постели, мне позвонил Рома Борисов, он сказал, что он только что проехал таможню и завтра мы едем в один из самых лучших ночных клубов нашего города, в клуб "Ибица". В нашей компании должен был быть мой брат Пашка, его девушка, и еще пара мне незнакомых его друзей, которые жили здесь. Еще Рома попросил его подстричь, ну уж очень ему хотелось, чтобы мои ручонки покопошились в его голове.
  
  
  Глава 10
  
  Следующим утром у меня было две клиентки. Соседка по подъезду и ее дочка. Как только я справилась с работой, сразу же отправилась к Ярославу. Это было воскресенье, и мы поехала в парк. Мне почему-то так хотелось покататься на каруселях, вспомнить свое детство и порадовать мальчика. Потом мы пошли в кафе, уже прошло прилично времени, надо было пообедать.
  -Нам нужно поговорить, - сказал Ярослав, как только мы сели за стол.
  У него было не по-детски серьезное выражение, хотя у меня оно вызвало улыбку, и я даже чуть не рассмеялась.
  -Конечно, я слушаю тебя.
  -Мне ты очень нравишься, ты добрая, умная, с тобой интересно проводить время, - голос звучал, как ручеек, и слова трогали мое сердце. - Но как долго ты будешь так делать? Ходить ко мне, гулять со мной. Мне хотелось бы узнать, можешь ли ты меня когда-нибудь забрать с детдома?
  В моей голове всплыли слова Никиты, о том, что дети могут и сами задать такие вопросы. Мы уже с Ярославом приличное время знакомы. Люди, которые собирались усыновить ребенка им, и нескольких свиданий хватало для знакомства.
  -Только честно, - продолжил Ярослав. - Я все пойму.
  Я сделала глубокий вдох и сказала:
  -О том, чтобы тебя усыновить я уже думала, но пока я не узнавала, что для этого надо. Все это я сделаю в ближайшие дни.
  Ярослав задумавшись, смотрел на меня.
  -Ты, правда, это сделаешь? - спросил он. - Все, что ты сказала, ты не только что придумала?
  Я помахала головой и улыбнулась.
  Вернулись в детдом мы к трем часам, так как вечером ко мне должен был заехать Рома, и мне его нужно было подстричь и самой еще собраться. По поводу усыновления я кое-что расспросила Ирину Николаевну. В первую очередь мне нужно было подать заявление в службу по правам детей по месту жительства, которое оставалось у них на рассмотрении десять дней. Ирина Николаевна сказала, что так быстро все равно не получиться, потому что мне надо было собрать такую пачку разных справок, что за десять дней это было бы нереально. Список нужных документов у нее был, и она с радостью мне его отдала.
  Приехав домой, я сразу же отправилась в душ, и после на мокрые волосы накрутила бигуди, чтобы не так жечь волосы феном. Около семи приехал Рома, он как всегда был одет во всякие модные шмотки, благоухал вкусным одеколоном, и при этом зашел с безумно дорогим и огромным букетом розовых роз. Он с порога меня обнял и поцеловал, да так обнял, что я не чувствовала под собой пола.
  -Прикольные бигуди, - сказал он. - Ты в них пойдешь?
  Я пригласила его сначала поужинать перед тем, как стричься. Пока я его ждала, у меня вполне хватило времени на приготовление ужина.
  Мы сидели напротив, и он с улыбкой посматривал на меня, когда отрывал глаза от тарелки.
  -Слушай, все-таки как хорошо, что ты не моя сестра, а Пашкина, - сказал он. - А с другой стороны плохо, что ты тоже не моя сестра.
  -Почему это? - улыбалась я.
  -Ну, потому что ты не моя сестра, я мог за тобой приударить, чем я раньше и занимался, а имел бы такую сестру, мог бы тобой гордиться.
  -Ну, а так не можешь гордиться, обязательно нужно быть сестрой? - смеялась я.
  -Ну-у, так не интересно, - Рома рассмеялся.
  Поужинав, я убрала со стола, и мы перешли в мою рабочую зону, я теперь так называла свою гостиную, или рабочее место.
  -Тебе так нравится работать? - спрашивал Рома, пока я колдовала над его стрижкой. - У тебя же ничего не оформлено?
  -Да, нравится, - ответила я. - Пока у меня ничего не горит. Я ничего никому не должна. А если оформлюсь как предприниматель, как обложат со всех сторон, не отмашешься. Надо же, как то первоначальный капитал заиметь. Сколотить, так сказать.
  -Я помню, ты говорила, что очень хочешь машину, - я видела в зеркало, как он улыбался. - Какой марки?
  Я решила прикольнуться над ним и ответила:
  -Красненькую.
  Он пару секунд молчал, а потом засмеялся, да так, что я не смогла дальше его стричь.
  -Так, а ну прекращай, а то испорчу тебе стрижку, - сказала я, смесь с него. - Если серьезно, я не знаю. Мне нужна такая машина, чтобы я могла ее еще и содержать после покупки, а не так, что бы ее купила, и мне хватило бы только на бензин для первой поездки.
  -Ну, это уже что-то, - сказал Рома. - А цвет все-таки красненький?
  -Нет, только не красненький, - засмеялась я. - Глянцевый, белый.
  Как только я управилась с Ромой, сразу же начала собираться сама. Вечерних нарядов у меня не было, но что-то скомбинировать можно было. У меня были синие джинсы трубы и легкая трикотажная блуза, кремового цвета, под это высокие шпильки и нежные бусы. Так как вечером было прохладно, я взяла легкий плащ. После всех мне нужных процедур с волосами и лицом я вышла в коридор. Рома сначала смотрел на меня так, будто пытался понять это я вообще-то или нет. Он не сказал ни слова, пока мы не вышли на улицу.
  -Нет, ты наверно все-таки с каждым годом становишься все краше, - сказала он, открывая мне пассажирскую дверь.
  -А твои машины с каждым годом становятся все дороже.
  Его новая машина была практически под цвет моего плаща, цвета шампань. Это был такой здоровый мерседес, типа внедорожника, что мне сначала казалось, что я села в микроавтобус.
  -Ну, так я стараюсь, под стать тебе, - сказал Рома, садясь на водительское место.
  В клуб мы приехали почти в одиннадцать вечера, народу была очень много и у входа стояла еще очередь. Нас провели к нашему столу с красивыми бархатными диванами, для удобства там были даже подушки. Я сразу заметила Пашку и поспешила к нему, чтобы поздороваться и по возможности пообщаться. Со своим двоюродным братом мы очень редко виделись, он тоже не часто приезжал, потому что был в разъездах по работе. Наше веселье началось с каких-то коктейлей, потом пошла самбука. Девушка моего брата, Зося, составляла мне компанию на танцполе, иногда ее подменял Рома, потому, что он тоже уже был под градусом, на трезвую его не вытянуть танцевать.
  -Ну, что по текиле? - спросил Рома, когда мы танцевали.
  -О-о, нет, - отмахнулась я, и наигранно продолжила. - Когда я пью текилу, я становлюсь неадекватной, залажу на барную стойку, срываю с себя одежду и начинаю приставать к мужчинам.
  Рома рассмеялся, а потом, подняв руку, крикнул:
  -Официант, текилу. Нет, лучше две.
  Когда мы возвращались к столику, проходя мимо барной стойки, мне показалось, что я заметила Никиту. Я несколько раз оглядывалась, но Рома меня так быстро увел оттуда, что я не смогла толком всех рассмотреть.
  Через время Рома меня все-таки уговорил выпить текилы, при этом он рассказал мне весь обряд, как это правильно делать. Когда я выпила, Рома меня обнял и сразу дал ломтик лимона закусить.
  -Ну, как тебе? - спросил он, прижимая меня к себе.
  -Ох, и гадость, - я махала головой, зажмурив глаза. - Бррр.
  -Это ты просто не распробовала, - Рома наливал новую партию мне. - Давай еще?
  -Да, я же совсем буду мясо, если продолжу в таком темпе.
  Рома дал мне рюмку и подталкивал, чтобы я выпила. Залпом, влив в себя рюмку, я так же замотала головой, зажмурив глаза, и Рома дал мне лимон. Открыв глаза, я увидела, что к нам подошел Никита.
  "Значит, мне не показалось" - подумала я, хотя была уже пьяная.
  Никита со всеми поздоровался, а глядя на меня, с рюмкой в руках сказал:
  -Да, не жалеете вы печень.
  Я сразу почувствовала, что Рома хочет встать и что-то сказать, но я его остановила, усадив обратно, а сама встала из-за стола и предложила Никите выйти на улицу.
  Мы отошли от входа, так как там было много таких же, как и мы, желающих подышать свежим ночным воздухом. Мы остановились возле оградки с лавочкой, и я сразу же села, потому что мне казалось, что меня качает, если я стою на месте.
  -Тебе нормально? - спросил Никита.
  -Давай не будем обо мне. Лучше скажи, зачем ты подошел?
  -Я тебя уже давно заметил. Хотел, наверное, извинится за то, что наговорил тебе позавчера. Прости, я не имею права тебя осуждать за то, что ты делаешь.
  Я подняла голову и смотрела на него, хотя мне казалось его лицо не четким, но я все понимала, мой мозг меня не подводил.
  -Это я бездействую, - он присел, напротив, на корточки, и положил руки на мои колени. - Мне давно стоит задуматься над тем, как помогать таким детям, которые попали, так же как и я в детдом, а не отчитывать тебя за то, что ты уже им пытаешься помочь. Я был так не прав, прости меня, - Никита наклонил голову к моим коленям.
  Я начала гладить его по волосам, а потом обняла и тихонько заплакала. Нет, все-таки на некоторых алкоголь интересно действует. Я, допустим, начала реветь, когда передо мной извинился Никита, хотя не исключено, что я бы, не разревелась, даже когда была бы трезвой. Я в последнее время вообще частенько любила пустить слезу.
  Сколько мы так просидели, обнявшись, я не знаю, но потом Никита попытался меня поднять на руки, потому что я уже не могла стоять на ногах, да я и сама не могла сообразить сижу я или стою, или меня кто-то несет.
  Все, что было дальше той ночью, было бесследно вычеркнуто из моей памяти навсегда. Проснулась я на своей любимой раскладушке, возле нее стояла кружка с водой, а под кружкой записка.
  "Доброе утро. Мне пришлось уйти раньше твоего пробуждения, пьяная спящая красавица. Таблетки на окне. Целую. Никита".
  Как только я попыталась встать с постели, меня замутило, и я побежала в туалет. Освободив свой желудок от "ненужного", я умылась и пошла, выпить таблетки, которые мне оставил Никита. После душа я себя уже чувствовала лучше, а когда подействовало лекарство, казалось, будто вчера совсем не пила всю ту гадость, которую мне подсовывал Рома.
  К счастью в этот день у меня работы не было, и можно было отправиться в службу по правам детей подать заявление на усыновление Ярослава. После, я поехала в гости к Марине. Хоть мне и казалось правильным не рассказывать ей про свое стремление усыновить Ярослава, но мне все-таки так хотелось поделиться, ведь в общем больше не с кем было. Еще я ей рассказала о конкурсе, в котором собиралась принимать участие, и попросила съездить в пятницу со мной на собрание участников.
  -Нет, ну, я предполагала, что ты захочешь забрать этого мальчика к себе, но я не думала, что так быстро, - сказала Марина, в конце моего рассказа. - Ты точно уверенна, что справишься?
  -Ты не поверишь, но я уверенна, как никогда, - улыбаясь, сказала я.
  -Да, и за конкурс я рада. Это будет хороший опыт и продвижение, если занять первые места. Я обязательно с тобой поеду и на собрание, и на конкурс. Думаю, помощник тебе там пригодится, и как раз моральная поддержка.
  Уже почти возле самого моего дома, когда я возвращалась от Марины, мне позвонил Рома. Он хотел встретиться со мной, как раз только выехал от родителей. Я решила не подыматься к себе, а присела на лавочку возле подъезда.
  С виду с Ромой все было нормально, правда он был в очках, но и это у меня не вызвало ни каких подозрений, день был по-летнему солнечным. Я пригласила его к себе в гости, но он предложил, поехать за город покататься и посидеть где-нибудь на природе. Перед отправкой за город мы заехали в супермаркет за водой и за кое-какой едой.
  Остановиться мы решили возле ставка, который был по дороге в деревню, где жила моя бабушка. После посиделок с Ромой я хотела отправиться, как раз проведать бабушку.
  Рома развел костер, мы решили пожарить толстеньких сарделек, а на десерт решили пожарить зефир. На улице уже было довольно темно, а Рома все еще был в очках, притом, что они были абсолютно черные.
  -Ром, тебе не темно дышать в очках? - спросила я.
  Рома сел рядом со мной на подстилку, я в это время переворачивала наши сардельки.
  -Ну, немного конечно трудновато дышать, но я справляюсь, - улыбался он.
  Я решила сама их снять, хотя он и пытался меня остановить. Когда очки упали на землю, из-за того, что Рома пытался их вырвать из моих рук, а я их не удержала, я увидела что у него под левым глазом такой большой фингал.
  -Что это? - рассматривала я его лицо.
  -Это то, что мне оставил твой знакомый, когда я пытался остановить его, а он без объяснений увозил тебя с каким-то хреном на такси, - сказал недовольно Рома и поднял свои очки с земли и одел снова.
  "Вот и пробел в памяти почти восстановлен" - подумала я.
  -Рома, извини пожалуйста, что так вышло, но я ничегошеньки не помню, - я взяла его под руку и очень жалобно говорила.
  -Да, я и сам слабо помню, что происходило после двух часов ночи, - вздохнув, сказал Рома. - Паша с Зосей, мне сказали, что твой знакомый хотел тебя отвезти домой. Это он им так сказал. Ты, мне хоть поведай, кто он такой? Я же не знал, что вы так хорошо знаете друг друга, что он тебя пьяную может забирать из клубов и везти в неизвестном направлении.
  -Ну, во-первых, неизвестным направлением был мой дом, а во вторых, мне не стоит больше так напиваться, - засмеялась я. - С Никитой я знакома всего несколько месяцев, и могу сказать, что за это время в его намерениях не было цели причинить мне вред. Скорей всего даже наоборот. Ко всему этому он еще детский кардиохирург и заведующий отделением, как я позже поняла.
  -Так вы спелись, что ли? - ехидно спросил Рома. - И давно это у вас?
  Я, конечно, хотела, начать говорить, что между нами ничего нет, но решила промолчать, как раз и сардельки дожарились, нужно было их снимать. Все равно, что бы я ни сказала сейчас Роме, он бы посмеялся и сказал, что я просто оправдываюсь. Хотя с одной стороны он был бы прав. Ведь между нами все равно есть какая-то невидимая связь, это какое-то невероятной силы притяжение друг к другу, а с другой стороны мы не вместе, мы не проводим время как пара, даже ни разу не целовались. Я даже подумала про себя, какой бы был этот первый наш поцелуй.
  -Полин, - Рома аккуратно дотронулся до моей спины. - Ты боишься мне сказать, что вы вместе? Ты думаешь, я буду ревновать тебя к нему? Нет, ну ради приличия я все-таки поревную тебя, а то, как это такую файну дівчину и не ревновать, это будет не правильно.
  Я даже засмеялась над тем, как Рома это сказал.
  -Мне, кажется, что рано переходить на ревности, - сказала я - Можешь думать, все, что тебе заблагорассудится, но между нами нет тех отношений, про которые ты говоришь.
  -А какие же тогда есть, раз не те, о которых я говорю?
  -Наверное, никаких, - я пожала плечами.
  На этом разговор о Никите закончился. Потом Роме пришла идея пригласить меня в гости к нему в Питер, он даже обещал, что если мы куда-нибудь пойдем, то так напиваться не будем, над чем я посмеялась.
  
  
  Глава 11
  
  Последующие две недели оказались очень напряженными. Во-первых, я собирала справки для усыновления Ярослава, во-вторых, готовилась к конкурсу. Мне нужно было найти три девушки модельной внешности для того чтобы на них показывать все свое умение, докупить тех мелочей, которых у меня не было или закончились. Ну, и в третьих, у меня начали появляться новые клиенты и вернулись старые. С Ярославом не удавалась погулять, но я его забирала к себе до вечера, а потом отвозила обратно. С ним было весело моим посетительницам, которые пили кофе или чай, ожидая своей очереди, я слышала, как он рассказывал им о своей бабушке, о том, где мы раньше гуляли. Иногда находил в моих коробках старые детские книжки и читал им стихи и рассказы. И мальчику не было скучно, потому что была куча новых свободных ушей, и мои посетительницы неплохо проводили время, когда мне было некогда. В Ярослава все влюблялись, когда хотя бы раз с ним пообщались, он всех поражал.
  Для участия в конкурсе в качестве модели я решила пригласить Валентину. Мне очень понравились ее волосы, с ними было приятно работать. Еще Лену, дочь Марины, и почему-то я решила взять третьей Лесю, хоть она еще и была совсем юной барышней, но довольно-таки высокой, а если ей сделать правильный макияж, можно было дать и шестнадцать.
  Сбор справок продвигался со скоростью хромой лошади. Складывалось такое впечатление, когда я приходила в один из нужных мне кабинетов, что люди, которые там работали, собираться на чаевание. Много часов я потратила просто впустую, просиживая под кабинетами. Только к концу мая у меня на руках были все справки, которые нужно было предоставить комиссии по усыновлению.
  В последний день до конкурса я решила все-таки успокоиться, и прекратить эту сумасшедшую подготовку, от которой у меня голова уже шла кругом, и провести день с Ярославом, где-нибудь гуляя. Я назначила встречу Марине с ее младшей дочерью Лесей в одном из кафе, в парке.
  -Все, успокоилась уже? - спросила Марина. - А то, как оглушённая носилась.
  -Ну, ты же знаешь, - я посмотрела, чтобы убедиться, что Ярослава нет поблизо-сти. Он с Лесей пошел прогуляться вдоль пруда. - Я собирала документы для усыновления. Послезавтра пойду относить их в комиссию по усыновлению. Я теперь молюсь, чтобы все получилось.
  Ярослав с Лесей уже возвращались к нам, и мы решили переменить тему, и договориться, во сколько и где мы встречаемся завтра утром.
  -Поля, а можно и мне с вами? - спросил Ярослав. Он был полностью осведомлен про конкурс, потому, что в моем доме это обсуждалось по несколько раз на день. Еще и Аня заезжала справиться как мои дела по подготовке.
  -Ярик, я даже не уверена, что тебя отпустят так рано утром, - ответила я, а сама уже думала о том, как же договориться, чтобы его все-таки отпустили. Мне и самой хотелось знать, что он где-то неподалеку.
  -Я не буду мешать, а может я даже смогу помочь, - сказал он, смотря на меня так умоляюще.
  -Не, ну а че? - начала Марина, улыбаясь. - А вдруг он сможет в одном из этапов сделать кому-нибудь прическу. Я уже давно хочу подстричься, да вот все времени не хватает, чтоб кого-нибудь на работе припахать.
  Я рассмеялась, и прижала Ярослава к себе, расцеловывая его пухленькие щечки. В голове уже зарождалась мысль о том, что малыш будет рядом со мной на конкурсе.
  Следующий день начался для меня в пять часов утра. Чтобы как то приободриться я выпила настой женьшеня и сходила в душ. Все нужное было уже сложено мною с вечера по списку.
  В шесть мы были на месте, Валя немного опоздала, но я не успела еще так сильно перенервничать. Нам показали место, где нужно расположиться, я смогла разложить все свои инструменты, краски и препараты. Я была так сосредоточенна на тех вещах, которые взяла, что не заметила, как ушел Ярослав.
  -Марина, - испугано я на нее посмотрела. - Где Ярик?
  -Только, что здесь был, - ответила она, и начала огладываться по сторонам.
  Я пошла его искать. Мои руки начали уже дрожать, а было ведь только утро. Я спрашивала почти у всех, не видели ли они маленького мальчика.
  Зайдя в другой зал, я увидела, как красивые девушки собрались вокруг кого-то. Подойдя к ним ближе, я услышала детский голос Ярослава. Мне пришлось протиснуться через этих длинноногих красавиц, чтобы увидеть, что там происходит. Картина, конечно, была очень смешная, но мне было не до смеха, нервы сдавали. Я, правда, вздохнула с облегчением, что нашла ребенка.
  На столике где обычно работает мастер сидел Ярослав и ел шоколадные конфеты, и одна из девушек с ложечки его кормила йогуртом.
  -О, вот и Полина, - сказал Ярослав, как увидел меня.
  Все девушки перевели взгляд на меня, я думала сначала, что они будут на меня смотреть как-то презрительно и не доброжелательно. А они мило улыбались мне, не которые стояли, конечно, и с каменными лицами.
  -Ваш мальчик говорит, что вы очень талантливая, - сказала девушка, которая держала баночку с йогуртом.
  Мне стало даже как-то неловко перед ними, видимо Ярослав за три недели насмотрелся, чем я занимаюсь по работе дома и все им рассказал.
  -Какой у вас прекрасный мальчик, - сказала другая девушка, у нее были необыкновенно красивые глаза. - Он говорит, что ему пять лет. Это правда?
  -Да, ему пять, но заболтать он вас может на все десять, - я подошла ближе к Ярославу. - Ну, что наелся?
  -Да, - все его щеки были в шоколаде и йогурте. - Спасибо.
  Я засмеялась. Нужно было возвращаться на место, скоро должен был быть первый этап конкурса.
  -Милые девушки, я украду у вас этот клад пятилетней выдержки, - я взяла Ярослава на руки.
  Девушки расступились, а одна из них дала Ярославу оставшуюся коробку конфет. Некоторые нам помахали, и пожелали удачи.
  Первые два этапа мне показались вполне несложными. В первом нужно было вытянуть карточку со стилем стрижки, и справиться за два часа. Мне попался не сложный вариант, но стрижка должна была быть короткой. Для первого этапа я хотела взять Валю, но у нее были длинные волосы, и я решила, что я не смогу ее так коротко подстричь, мне бы совесть не позволила обрезать такие прекрасные волосы. Зато Марина, когда увидела мою карточку, сказала, что сама хочет такую стрижку. Теперь моя помощница превратилась в манекенщицу, сказала я ей, но она ответила, что теперь у меня будет модная помощница с такой стрижкой.
  Пока я искала Ярослава, я успела обратить внимание, что у других участников все девушки были модели, и скорей всего им даже платят за это, думаю, что не все девушки согласны на очень резкие изменения своего имиджа. Да, моя команда была самая, что не наесть простая и очень, так сказать не модельная, но зато все были свои, даже Валя быстро влилась в наш коллектив, они с Леной почти все время перешёптывались. Работать было очень легко, они все время шутили, Ярослав был рядом и пытался меня поддержать, то что-то подавал, то просто сидел на столе и улыбался, что тоже мне само собой помогало.
  На второй этап я взяла Лену, тут было немного сложней, потому что нужно было работать на сцене под наблюдением судей и гостей конкурса, и ту стрижку, которая тебе попалась, нужно было сделать, как можно быстрей. В зале я заметила Аню и ее подругу, они мне помахали и показывали, что они за меня болеют. Даже легче стало, что за меня еще кто-то переживает.
  Участников было довольно много. За один раз все на сцену не поместились бы. Тогда нас поделили на две группы. Мы попали в первую группу, но как я не старалась, по-моему, закончила стрижку третей по счету. Как только я положила ножницы, я почувствовала, как сильно дрожат мои руки. Мы вернулись в зал к нашему месту. Марина в руках держала стакан с водой и бутылочку с каплями. Эта женщина предвидела все, что может случиться.
  Пока другие заканчивали, и участвовала вторая группа, я прилегла на диван стоящий в нашем зале. Нам уже сказали, что третий конкурс будет тоже на сцене, но теперь это будет прическа и макияж. Теперь я точно была уверенна, что на этот этап я возьму Валю. Но, чтобы не обидеть Лесю, я решила как раз на ней немного потренироваться, пока было время. Я, конечно, не знала, какая мне попадется прическа, но пока я возилась с Лесей, я перебирала в голове, все, что мне может выпасть и перебирала варианты, что можно сделать.
  После третьего этапа я вернулась в зал, с таким ощущением, что сейчас лишусь чувств, я снова прилегла на диван. Подошел Ярослав. Он обнял меня и примостился рядом. Через минуту вошла Валя, на ее лице сияла улыбка, она была очень красивая с этой прической и макияжем.
  -Поля, - сказала Валя, - У тебя только одна пятерка, все остальные шестерки.
  Судьи выставляли оценки по шести бальной шкале.
  Мы ждали еще почти четыре часа, пока справится вторая группа на сцене и судьи объявят итоги конкурса. Я даже успела пару часиков вздремнуть и Маринка мне сделала укладку, потому что, как она сказала, я выгляжу не презентабельно для их ней команды.
  Когда объявляли результаты, всех мастеров позвали в зал на сцену, а модели должны были выходить, если мастера получали награды и места. Я стояла в глубине сцены, чтобы не светить своим сонным видом. Мне вообще не верилось, что я хоть какую-нибудь бумажку привезу домой с этого конкурса. Но как оказалось, что все кто участвовал, получали свидетельство об этом конкурсе. Многим выдали его, и они отправились восвояси, а десять мастеров, в том числе и я, остались на сцене. Я видела, как из-за кулис мне махала Леся с Ярославом.
  Тут ведущий сказал Полина Зеленская, но мне показалось, что мне приснилось. Я посмотрела на Лесю с Ярославом, они мне показывали, чтобы я подошла к ведущему забрать награду.
  -Спасибо, - я взяла диплом, и хотела спускаться со сцены.
  -Нет, вы еще постойте, - сказал ведущий улыбаясь.
  Я в недоумении стала обратно на место и искала глазами Марину. Когда мы поймали взгляды друг друга, я развела руками, что я не понимаю, что происходит, она мне показала, чтобы я стояла на месте, пока меня не позовут.
  На сцене осталась я и еще двое мастеров, одна из них была солидная женщина бальзаковского возраста, и мужчина лет тридцати, с прикольной стрижкой.
  -Итак, третье место занимает Фролов Петр.
  Этого мастера с прикольной стрижкой сначала даже немного перекосило от разочарования, но потом он улыбнулся и взял свою статуэтку, это были ножницы на подставке, и красивый диплом, вставленный в золотую рамку, девушки вручили ему цветы. Его модели поднялись на сцену и продефилировали перед публикой, которая дожила до вечера. Когда этот мужчина уходил, он бросил на меня такой не довольный взгляд.
  -Вот, теперь вы, - ведущий протянул мне руку. - Не бойтесь, Полина, я не кусаюсь.
  Я нервно улыбалась, но протянула ему свою руку. Марина внизу сцены прямо прыгала, мне было заметно.
  -Полина, у вас второе место. Мои поздравление, - ведущий подвел меня к краю сцены.
  Мне так же вручили диплом, статуэтку и цветы. Тут на сцену поднялись мои помощницы, Лена, Валя и Марина. Они прошлись со мной, и мы спустились вниз, в зал. Через секунду подбежал Ярослав, я подхватила его на руки. Мальчик обнимал меня и целовал, кричал, что мы победили. Это было непередаваемо. Девчонки меня тоже обнимали и поздравляли. Вокруг нас собирались люди, кто-то поздравлял, кто-то куда-то звал. Я не могла понять, что происходит вокруг.
  -Боже, давайте уйдем отсюда, - сказала я своим девчонкам.
  Марина помогла мне пройти через толпу с Ярославом на руках и останавливала их с Валей, а я с ее девчонками ушла в зал.
  Я успокоилась и понемногу стала упаковывать свои вещи. Вернулась Марина и Валя, они снова начали меня обнимать и целовать.
  -Поля, там с тобой хотят пообщаться организаторы конкурса, - сказала Марина, и шепотом добавила. - Они из Москвы.
  -Там еще репортеры с областного канала хотят взять интервью, - сказала Валя.
  -О, Господи, - я взялась за голову. - Я же всего лишь второе место заняла.
  В зал влетела Аня с букетом цветов. Она тоже меня поздравила и вручила цветы.
  -Нет, я все-таки чувствовала, что ты займешь хорошее место в этом конкурсе, но ты общеголяла мои надежды и заняла очень хорошее место, - сказала Аня, отпуская меня из своих объятий.
  -Аня, ну скажи ей, чтобы она дала интервью, - не довольно сказала Марина.
  -Да, сейчас она все даст, - Аня усадила меня в кресло перед зеркалом. - Она просто не осознала всего, что сегодня случилось. Пусть пять минут посидит. Поля, может чая?
  -Я есть хочу, - сказала я, за целый день в желудке побывал только стакан воды с успокоительным.
  -Сейчас все будет, а потом интервью, - сказала Аня, выходя из зала.
  "Нет, это все-таки не со мной" - подумала я.
  Через минуту к нам подошел молодой человек, я бы сказала очень красивый, высокий, но он был худоват для своего роста, и женщина лет пятидесяти, тоже очень ухоженная с замудренной прической на голове.
  -Здравствуйте, - сказал парень, глядя на меня. - Вы Полина?
  Я покивала головой.
  -Меня зовут Максим Зотов, а это мая мама Татьяна Зотова, мы организаторы этого конкурса, - продолжил молодой человек. - Мы хотели предложить вам работать с нами в России. Вы могли бы многого достичь, вы так молоды и очень талантливы, нам понравилось, как вы работаете и не придерживаетесь как другие стереотипов.
  Моя нижняя губа опустилась, а глаза так бегали по залу, будто я над ними контроль потеряла.
  -Полина, - улыбнулась Татьяна. - Я вижу вам сейчас очень тяжело, что-либо нам сказать. Давайте мы завтра встретимся. Можно ручку и листок?
  Марина достала свой блокнот с ручкой.
  -Я напишу вам свой номер, мы живем в гостинце "Элит". Завтра в двенадцать вас устроит в ресторане при гостинице?
  Я снова покивала головой.
  -Тогда до завтра, - сказала Татьяна.
  -До завтра, - наконец произнесла я, как завороженная глядя на них.
  Только через полчаса я начала понимать, что конкурс уже закончен, что я заняла второе место, и что это очень круто. А после того как поела, Аня повела меня к репортерам.
  -Почему вы не пригласили для участия в конкурсе моделей? - спрашивала у меня журналистка. - Это было заметно на фоне других.
  -А разве девушки и женщины, которые не имеют модельной внешности, не заслуживают быть красивыми или участвовать в подобных мероприятиях, - ответила я, как бы спрашивая журналистку. - Вы же когда выходите на улицу видите разных людей, они и худые и с пышными формами? Правильно? Еще хочу заметить, что моя команда была очень дружной, а в такой атмосфере в двойне приятней работать.
  -Вы не расстроились, что заняли второе место?
  -Я, переживаю, что даже за него мне некоторые хотят вырвать волосы, - улыбнулась я.
  Даже журналистка чуть не рассмеялась.
  -Вы это вырежете? - спросила я.
  -Я думаю, нет, все нормально.
  Журналистка задала мне еще пару вопросов, и попросила номер телефона, чтобы если что связаться со мной. Она сказала, что этот репортаж выйдет завтра в вечерних новостях.
  Все оставшееся время я отвозила Ярослава, возвращалась домой, мне казалось, что все, что произошло сегодня, ну ни как не могло случиться со мной. Правда уснула я очень быстро.
  Утром меня разбудил звонок моего мобильного, по голосу я не могла определить, кто это был.
  -Это Максим Зотов, - сказал он бодрым голосом. - Мы вас ждем. Вы едите?
  -А сколько время? - сонным голосом спросила я и протерла глаза.
  -Двадцать минут первого.
  Я подорвалась со своей раскладушки и чуть не шлепнулась через табурет, стоявший на моем пути.
  -С вами все нормально? - спросил Максим. Наверно он услышал шум от падающей табуретки.
  -Максим, мне очень жаль, но я проспала, - я вошла в ванну и начала расчесываться. - Я не знаю, что мне делать? Вы наверно не сможете больше ждать?
  -Да, здесь мы уже не сможем встретиться, - сказал он не много задумчиво. - А вы сможете через час, лучше даже раньше приехать в аэропорт? Мы просто скоро выезжаем, у нас самолет.
  -Да, я буду. Я собираюсь. Извините, пожалуйста, что так вышло.
  Я знала, что до аэропорта мне ехать минут сорок на маршрутке и то, с учетом, что она нигде не застрянет, так, что я решила вызвать такси, чтобы наверняка быть в аэропорту вовремя.
  Приехала я раньше Зотовых и решила даже выпить кофе в ближайшем автомате.
  Встретились мы в зале ожидания. Они, так же как и вчера, мне предлагали работу, я пока не могла им дать точного ответа, потому что мне нужно было сначала усыновить Ярослава.
  -У вас какие-то затруднения в решении этого вопроса? - спросила Татьяна.
  -Да, не могу все так быстро бросить, у меня дела здесь, - ответила я.
  -У вас есть время. Недели две вам хватит?
  Наверно все-таки даже если бы не усыновление Ярослава, я бы не спешила куда-то срываться, ехать, неведомо куда. Как бы они мне не рассказывали, что там все будет хорошо и прекрасно, все равно я там никто, и зовут меня никак, а у себя в городе я хоть что-то, но да стою, у меня появляются новые клиенты, меня уважают те, с кем я уже работаю давно.
  -Вы простите, что отняла у вас время, но я не смогу работать с вами. Тут меня знают, а там я никто.
  Максим, что-то шепнул своей маме.
  -Полина, а вы не хотите в конце июня приехать в Питер на семинар, там будут проводиться мастер классы мастерами из разных регионов России, и ближнего зарубежья. Будете набираться опыта, получите сертификат. Билет на семинар я вам перешлю, туда входит и проживание в гостинице, это будет, так сказать вам наш презент за конкурс. А там вы еще можете подумать, где вам лучше.
  "Нет, ну разве такое бывает? Что бы все и в одни руки?" - спрашивала я себя. - "У меня прямо полоса везения".
  На этой приятной ноте я попрощалась с четой Зотовых и поехала домой.
  
  
  Глава 12
  
  Вышло так, что справки в комиссию по усыновлению я принесла на день позже, и мне еще пришлось прождать целую неделю, пока они решили, что мне не отдадут Ярослава. Когда я услышала отказ, я просто не могла сдержать слез, я расплакалась, прямо в кабинете. Больше всего я боялась, как же мне все-таки объяснить это все Ярославу. В тот день, когда мне отказали, я решила не ездить к мальчику, боялась, что разревусь перед ним, да и просто не хотела, чтобы он видел меня в таком угнетенном состоянии.
  Этим же вечером ко мне приехала Марина. Она сказала, что подозревала, о подобном решении. Возможно, со стороны комиссии причины были объективные и вполне понятные. Во-первых, официально я нигде не работала, значит, по их мнению, мне не за что будет содержать ребенка и себя, во-вторых, я была очень молодой усыновительницей, что тоже не маловажно. Возможно, они думают, что у меня плохие намерения по отношению к мальчику, что я хочу получать ежемесячную помощь государства, чтобы не работать. Ведь выплаты будут на ребенка, я знала. Видимо они рассуждали так: молодая неопытная девчонка, будет гулять налево-направо, не заботясь о мальчике. Ирина Николаевна поведала, что люди из комиссии, когда приезжали в детдом к Ярославу, говорили, что я просто подкупила ребенка вещами. Поэтому он так хочет, чтобы я его забрала, и рассказывает какая я хорошая.
  Я всю ночь думала о том, как можно сделать так, чтобы мне разрешили забрать Ярослава. Хотела сразу начать с поиска работы, но почему-то этот вариант отпал сам собой. Почему-то мне вспомнились слова Никиты, когда он извинялся передо мной возле клуба.
  Было около пяти часов утра, когда я решила ехать к Никите. Я добралась на такси до больницы. Мне почему-то казалось, что там его легче найти, чем дома, хотя я не знала, где он живет. В отделении я нашла Олю. Она сказала, что Никита сегодня улетает в Австрию, утренним рейсом, в начало девятого. У нее я взяла адрес Никиты. Пока я бежала к остановке, чтобы поймать попутку или такси, на маршрутке, не было никакого смысла ехать, я звонила Никите на мобильный, но он не брал трубку.
  В подъезд я не могла войти потому, что не знала пароль от замка, я так разнервничалась. Я набирала цифры наугад, кричала тем, кто вышел на балкон.
  -Кто вам нужен девушка? Только не шумите, - сказал мужчина со второго этажа.
  -Никита, - я умоляюще посмотрела на него. - Жуков.
  -А-а, врач наш детский? Так он минут пятнадцать уехал куда-то на такси.
  Как только я это услышала, снова помчалась на остановку ловить машину. Я наверно настолько сбилась со счета, что забыла, что сегодня пятое июня.
  Влетев в зал ожидания, я посмотрела на табло, где было расписание рейсов. Я ни когда не знала, как происходит процедура посадки пассажиров в самолет, и поэтому не знала куда идти. Все люди куда-то подымались на второй этаж, и я решила, что поищу Никиту там. Я нашла, где была очередь на проверку посадочных талонов на Вену, но Никиты, там не было. Я заглядывала через стекло, туда, где люди уже прошли, металась как в горячке, только бы найти его.
  "Ну, что ты ему скажешь, даже если найдешь его? - спрашивала я себя. - Ведь он уже улетает. Ты не можешь, ему приказать сейчас остаться здесь!"
  Я стояла возле большого стеклянного окна, а по щекам текли слезы. Мне уже не было даже видно, кто проходил за этим окном. Я была просто убита горем, что не увидела его, перед отъездом, мне уже даже не хотелось его о чем-то просить. Да, и как он мог не напомнить о том, что уезжает? Наверно, ему не было дела до меня.
  Не спеша я стала идти вдоль окна и заметила человека похожего на Никиту. Я пробежалась вперед, чтобы попытаться рассмотреть его, потому, что он шел ко мне спиной.
  -Никита! - крикнула я и постучала в стекло.
  Люди, которые были ближе ко мне, оглянулись. Я стала, как ненормальная тарабанить в окно. Мужчина обернулся. Это был он!
  Мое сердце наверно замерло в тот момент.
  Никита направился ко мне, и когда подошел, положил руку на стекло. Я тоже прикоснулась к этому месту. Мне почти было не слышно, но я поняла, он спросил, почему я плачу. Я пожала плечами, и сказала, что не знаю, но внутри я понимала, что я просто безумно рада его увидеть.
  Он мне показал, что бы я шла в направлении, где проверяли талоны на посадку. Когда он выбежал ко мне, я, не раздумывая, кинулась ему на шею. Он так крепко меня обнял, а потом начал целовать. У меня просто дух перехватило от происходящего. Мне показалось, что на секунду я даже сознание потеряла, до того меня переполняли эмоции от поцелуя.
  -Полин, - Никита вытер мои слезы. - Что случилось? Почему ты плачешь?
  Я что-то пыталась показать руками, но сказать ничего не могла.
  -Молодой человек, - обратилась к нам женщина в форме. - Уже посадка началась.
  Я взяла его руку и потянулась к его губам, и поцеловала.
  -Прости меня, - прошептала я. - Я была так слепа.
  Мы снова начали целоваться, а когда Никита отпустил меня, он поцеловал мои руки.
  -Все будет хорошо. Улыбнись мне на прощанье.
  Я не знаю, как выглядела моя улыбка со стороны, но после этого Никита прижал меня к себе.
  -Я тебя очень люблю, - сказал он мне, прикасаясь губами к моему уху. - Слышишь, я тебя люблю.
  В этот раз Никита отпустил меня и быстро ушел. Я еще видела, через окно, он обернулся один раз и помахал мне на прощанье.
  Это наверно был самый невероятный день в моей жизни!
  
  Через неделю я все-таки поговорила с Ярославом, почему я так и не смогла его забрать. Но видно до этого ему кое-что рассказала Ирина, и он все очень мужественно перенес. Мои визиты к нему были прежние. В какой-то степени можно было сказать, что мы уже почти вместе живем, ведь отвозила я Ярослава в детдом ближе к вечеру, а весь день мы были у меня или ходили гулять. Я понимала, что Ирина Николаевна берет на себя большую ответственность, отпуская Ярослава со мной.
  Как только Никита обосновался в Вене и на работе в клинике, то позвонил мне. Мы долго говорили, и я даже завершила разговор, потому что знаю, сколько стоят международные звонки, но мне было очень приятно и радостно его слышать. Он меня попросил настроить скайп на моем "планшете", что бы мы могли чаще общаться и видеть друг друга.
  После числа пятнадцатого июня по почте мне пришел билет на семинар в Питер, от Максима Зотова. Да, после этого конкурса, можно так сказать, я стала маленькой звездочкой в своем городе, особенно, что касается моего района. Теперь я точно знала, что многие смотрят местные новости.
  В билете было указано, что семинар длится двадцать дней, я даже не могла представить как я на такое долгое время оставлю Ярослава. Да, и работы как раз стало больше, все-таки я уже была знаменитость, но это все шутки. И мне пришла идея, для которой мне нужна была, моя лучшая, незаменимая подруга Марина.
  План заключался в следующем: уговорить Марину бросить работу, но временно. Ей нужно было поговорить с постоянными клиентами, чтобы она их принимала у меня дома, на время моего отъезда. Мне же нужно было поговорить со своими, что пока меня не будет, они могут обращаться к Марине, если они того пожелают. Сколько мы работали вместе с Мариной, мне всегда нравилось все, что она делала, но клиенты у нас были разные. И я уже задумывалась о том, чтобы попытаться открыть свой небольшой салон, или хотя бы зарегистрироваться как ЧП. Я решила весь план составить пока буду в отъезде. Я знала, что поступаю не очень хорошо, по отношению к Даше, бывшей своей начальнице, но и она со мной поступала не лучше. Главное, что на все мои авантюры согласилась Марина.
  
  С аэропорта в Питере меня встретил Рома. Он очень возмущался, что я решила жить в гостинице, а не у него.
  -Нет, Ром, я не могу жить у тебя все эти двадцать дней, - говорила я ему.
  -Но почему?
  -Просто не могу, - пожала я плечами.
  Он сделал по громче радио и запел:
  -Просто, ты одинокий остров, на море где так часто тонули корабли, - он коварно улыбнулся. - Может, судьба тебе поможет, и ты не будешь больше отшельницей любви.
  -Может и поможет, только пусть сначала тебе уж, - засмеялась я.
  -Давай, чтобы вместе она нам помогла.
  Следующий день, первый день семинара, был что-то вроде ознакомительного, а в течение последующих дней перед нами должны были, выступали уже мастера. Я бы не сказала, что на семинаре было много людей, особенно, похожих на меня. Зал был не большой, нас было максимум человек сто, со всеми.
  Через несколько дней после того как я обустроилась в гостинице, у меня был хороший номер, так мне казалось, Рома пригласил меня на ужин со своими друзьями в ресторан. Что за ресторан я не имела представления, но зная размах Ромы можно предположить, ресторан был дорогой, и соответственно мне нужно было хорошо выглядеть. Поэтому после семинара я отправилась обновлять свой гардеробчик. Давно хотела платье в стиле американских пятидесятых, и белые перчатки. Все это я нашла после недолгих трудов. Платье было ярко лимонного цвета, с классическим верхом, и не очень глубоким декольте. Из-под юбки слегка было заметна ажурная лента, пришитая к фатиновому подьюбнику, наряд был пышным, но в меру.
  Рома заблаговременно оставил мне ключи от квартиры. Когда я приехала сразу после магазина, его еще долго не было дома, поэтому вся квартира была в моем личном распоряжении.
  Мой друг приехал домой около восьми, я правда немного опаздывала. Мне часто не хватало сноровки в одевании безразмерных колготок, они цеплялись, шли стрелки. Так, что по дороге в ресторан пришлось найти магазин, где можно было купить мне новые колготки. Я даже купила две пары, потому что не хотела снова попасть впросак.
  -Ну, что у вас, у женщин постоянно проблемы с этими колготками? - спрашивал, улыбаясь Рома. - Неужели нельзя купить их пять пар?
  -А зачем нам пять? - смеялась я. - Нам нужна только одна, но та, которая не порвется.
  Приехали на место мы с опозданием, это был восточный ресторан, но Ромины друзья нас дожидались и ничего не заказывали. За низким столом была одна пара молодых людей, но я почему-то не запомнила их имена, и еще одни мужчина лет сорока, он был самым приветливым из Роминой компании. Его звали Армин Кламаран, и он говорил с американским акцентом.
  -Какое у вас интересное имя, - сказала я, усаживая на низкие диванчики с подушками.
  -У Армина мать немка, - объяснял мне Рома. - А отец американец. Правильно?
  -Все верно, - улыбался Армин.
  Я сидела между Ромой и Армином, и у второго спросила, как так получилось, что его родители с разных континентов.
  -В годы войны, моя бабушка и дедушка эмигрировали в Америку, с моей мамой, ей тогда было пять лет. Ну, со временем моя мама вышла замуж за моего отца, Джейсона Кламарана, - поведал мне Армин.
  -Интересно, интересно, - кокетливо сказала я. - Получается вы американский немец, говорящий по-русски в восточном ресторане.
  Армин смотрел на меня как будто я что-то на китайском сказала.
  -Не обращай внимание, - сказал Рома своему другу. - Это все последствия тяжелого детства.
  Слова Ромы меня поразили и обидели, с моего лица вмиг исчезла улыбка. Почему-то хотелось встать и уйти, ничего, не объясняя. Тут я услышала, как Армин засмеялся, мне стало еще более не по себе, я не могла понять, чьи слова вызвали у него этот смех.
  -Полина, - коряво произнес мое имя Армин. - Я все понял.
  Мне прямо полегчало.
  Остальное время пока мы ужинали, мы разговаривали с Армином, я кое-что поведала ему про себя, а он мне в свою очередь рассказал, что в Америке у него издательство, журнал для мужчин, а теперь он хочет развить бизнес и в России. Пока он открывает его в Питере, а потом поедет и в Москву.
  -А у вас нет желания здесь поработать? - спросил меня Армин.
  -Это кем интересно? - засмеялась я.
  -Парикмахером-визажистом, стилистом. Есть возможность познакомиться со знаменитостями, мужского пола.
  Я так громко начала смеяться.
  -Это вы меня решили таким образом заманить? - спросила я.
  -Ну, я так понимаю, вы не замужем, и Рома не ваш молодой человек, и его у вас пока нет.
  -Вы, знаете, я бы на вашем месте так не была уверенна, что у меня никого нет. У меня есть сын, пока он главный мужчина в моей жизни, - серьезным тоном сказала я.
  Видимо Рома это тоже услышал, отвлекся от своих друзей, и посмотрел на меня как на неведомую зверушку.
  -У вас есть дети? - спросил Армин.
  -Я чего-то не знаю? - дернул за руку меня Рома.
  -Ой, я думаю мне нужно попудрить носик, - я взяла свою сумочку и выскользнула из-за стола.
  Я долго пробыла в туалете. Расхаживала по уборной и думала, как же мне отвечать Роме, если он будет мне задавать вопросы.
  Выйдя, я сразу же наткнулась на Армина, он сказал, что они все решили ехать в ночной клуб, и только я куда-то пропала. Он сказал, что он слегка утихомирил Романа, чтобы он не доставал меня допросами.
  Пока мы ехали в машине, Армин рассказал, что в Америке у него тоже семья, жена и двое детей, девочка десяти лет, и мальчик семи лет. Так что нам было о чем поговорить, правда, мы говорили тихо, чтобы поменьше слышал Рома, особенно я говорила очень тихонько.
  Через несколько часов, после приезда в клуб, я поняла, что все может снова печально закончиться с Ромой, он снова так нализался. Я не знала, что мне делать, так как я в спешке забыла у Ромы дома свои вещи. И главное, карточку от гостиничного номера. Можно было, конечно все бросить, взять такси, съездить к нему домой, чтобы вернуться в гостиницу, но мне не хотелось обижать друга и уезжать, не попрощавшись.
  -Так, нам пора, - схватил меня за руку Рома и стал вытаскивать из-за столика, где мы с Армином беседовали.
  -Что ты делаешь? - вырывалась я.
  Армин быстро вырвал меня из рук Ромы и закрыл собой.
  -Ты что совсем обалдел? - спросил у него Армин. - Ты посмотри на себя, ты же еле на ногах стоишь.
  Рома снова потянулся ко мне, но я успела отойти, а потом убежала подальше. Мне было видно потом, как Армин выводил его на улицу. Я вернулась за стол и ждала, когда вернётся Армин. Он пришел, и, слава Богу, один. Я поняла, что Рома куда-то уехал, мне просто было интересно как он в таком состоянии сел за руль, он вообще невменяемый.
  Мы сразу же ушли с Армином из клуба, решили просто прогуляться по улицам Питера, как раз был период белых ночей. Мы гуляли, пока не поняли, что скоро уже рассвет и пора, как бы разбредаться по домам. Армин предлагал мне не ходить сейчас к Роме, но я решила все-таки рискнуть, все равно он или пьяный где-то гуляет и догоняется или спит непробудным сном дома.
  Подойдя к Роминому подъезду, мы обменялись с Армином номерами телефонов, я даже назвала ему свой номер в гостинице, на всякий случай, и сказала, что он может уже ехать к себе в отель, а я быстро заберу свои вещи, и поеду в свою гостиницу отсыпаться.
  Я открыла тихо дверь в квартиру и прислушалась, есть ли какие-нибудь звуки, но было очень тихо. Я вошла, не снимая туфель и пошла в ванну, где оставила свою сумку, и пакеты с вещами. Проходя мимо спальни, я услышала за дверью, как что-то упало, я от этого чуть разрыв сердца не получила. Я прижалась к стенке и сняла туфли, прокралась в ванную комнату, и, посветив телефоном, нашла свои сумки. Меня так колотило, когда я возвращалась обратно. Еще не дойдя до той спальни, где я услышала, как что-то упало, мне послышался новый удар, а потом женские стоны. Я замерла, и пыталась не дышать. Стоны повторялись, а потом услышала Рому, он что-то говорил.
  -Полина, я так тебя хочу, - громко сказал он.
  "О, Господи" - подумала я.
  -Рома, я не Полина, - послышался женский возмущенный голос. - Что это за сучка, именем которой ты меня называешь?
  Мне стало так смешно, но я закрыла рукой рот, чтобы неслышно было, моих всхлипов и на носочках пошла к прихожей. Я уже нащупала ручку двери, как из спальни послышался такой крик, что я застыла от ужаса. Я не знала, что мне делать, или бежать сломя голову от сюда, или бросать сумки и бежать в спальню.
  "Я же не прощу себе это" - подумала я, и бросила сумки.
  Я влетела в спальню, на кровати абсолютно голые были Рома и девушка, и он душил ее подушкой.
  -Ты совсем мозги пропил! - я бросила в него одну свою туфлю.
  Рома отпустил девушку, и она, взяв эту же подушку, ударила его по лицу, тот шлепнулся на пол, а девушка, схватив простыню, выбежала из спальни.
  -Полина, что ты здесь делаешь? - Рома пытался встать с пола, но он был такой пьяный, что он на силу это сделал.
  Он предстал передо мной в костюме Адама, весь такой во всей красе. Я, улыбаясь, смотрела на него, потому что стоял он на ногах очень хлипко. Он почему-то начал двигать ко мне и стал тянуть ко мне свои руки.
  -Полина, наконец-то ты пришла, - он схватил меня за руку и со всей силой толкнул на кровать.
  -Фу, отвяжись, - я пыталась скинуть его с себя, но он был такой тяжелый.
  Он, конечно, был очень пьяный, но дури в нем было еще больше чем алкоголя в крови. Мне пришлось его укусить за плечо, но это не помогло.
  -О, ты любишь жестко? - засмеялся Рома и заламал мне руки за голову.
  В этот же момент Рома упал на меня без сознания, по голове бутылкой его ударила та девушка, которая вернулась в спальню. Я столкнула Рому с себя, и он как мешок упал на пол, я вскочила и посмотрела на девушку.
  -Спасибо тебе, - сказала я ей.
  -И тебе, - нервно улыбнулась она.
  Я посмотрела на лежащего на полу Рому. У него была такая смешная поза: его пятая точка слегка была задрана к верху, а лицо влипло в пол. Мне хотелось предложить девушке его затащить на кровать, но я услышала, как Рома захрапел, мы с ней переглянулись и засмеялись.
  
  
  Глава 13
  
  После такого приключения мне нужно было какое-то время, чтобы прийти в себя. Я уселась на кровать и взяла бутылку с пола, с каким-то алкогольным напитком. Девушка тоже присела рядом и укуталась в простынь плотнее. Я прям с горла сделала глоток и скривилась.
  -Да, Рома, любит вискарь, - сказала девушка, видя как, я скривилась. - А я не понимаю его вкус.
  Сделав вдох, я еще сделала пару глотков, и поставила бутылку.
  -Да, мне тоже это не по вкусу, но надо успокоиться.
  Мы сидели, минут десять молча, а потом девушка сказала:
  -Я Карина, - она протянула мне руку.
  -А я сучка, именем, которой он тебя называл, - я пожала ей руку.
  Мне вообще-то стало так смешно, после своих слов, но сдержалась, хотела увидеть реакцию Карины.
  -Ты Полина? - она растерялась, чуть не подавилась собственной слюной.
  -Ну, как видишь. Это я, - я развела руками.
  -Честно, не хочу тебя обидеть, - встав с кровати начала Карина. - Но я давно хотела на тебя посмотреть. Скажи, почему он тебя так любит?
  Теперь у меня настал какой-то ступор, я не знала, что ей ответить. Карина начала плакать, и даже хотела пихнуть ногой лежащего возле кровати Рому, но сдержалась.
  -Ненавижу тебя! - крикнула она на спящего Рому. - Ну, почему, почему я так сильно тебя люблю?
  Это сцена меня совсем сбила с толку. Секунду погодя я встала, и, обняв Карину за плечи, вывела из спальни, чтобы она больше не пыталась изувечить пьяного Рому.
  Мы перешли на кухню, и я заварила нам крепкого чая. Карина еще плакала сидя за столом.
  -Полин, - утирая нос, сказала она. - Что во мне не так? Почему он меня не любит? Мне не нужны его деньги, подарки, я хочу просто быть с ним.
  Я села напротив Карины и внимательно ее слушала.
  -Мне хочется, чтобы он обо мне так же говорил, как о тебе, - продолжала она.
  -А как он говорит?
  -С любовью, он так нежно произносит твое имя, что у меня иногда крышу сносит от ревности.
  Я подставила ладонь под подбородок, чтобы моя челюсть, не опускалась от удивления.
  -Ты знаешь, - она уже перестала реветь. - Я готова все отдать, чтобы быть с ним рядом. Ходить с ним везде, по клубам, по ресторанам.
  -Куда ты еще хочешь? - меня начал пропирать смех.
  -Ну, я не знаю, - Карина пожала плечами. - Ну, может по магазинам.
  -А сколько тебе лет?
  -Двадцать четыре.
  -И чем ты занимаешься в свои двадцать четыре? Ты работаешь? Учишься?
  Карина помахала головой. Ну, кое-что у меня стало на место, судя по ответам Карины.
  -А чем ты занимаешься целый день?
  -Утром в салон, потом с девчонками гулять по магазинам.
  -А кто у тебя родители?
  -Папа у меня полковник, а мама адвокат в прокуратуре.
  Я сочувствующе покивала ей.
  -Да-а, наверное тебе не повезло в этой жизни.
  Карина не могла понять моей иронии, она с тупым взглядом смотрела на меня и моргала своими нарощенными ресничками. Мне, конечно, были с одной стороны не понятны ее проблемы, но я ей очень сочувствовала. Мозгов у нее точно не было. Нет, ну может они и есть, но они где-то еще там, в зачаточном состоянии.
  Я слушала Карину, она мне еще где-то час изливала душу. На вид, конечно, она была очень красивая, ухоженная девушка, вот если бы ей еще и реснички снять, потому что это смотрелось очень вульгарно, и если бы она была не такая худая, а то до анорексички ей недалеко.
  -Полин, я тебя прошу, пожалуйста, помоги мне, - умоляюще сказала Карина.
  Я замерла, как будто мне должны были вынести смертный приговор, я даже дыхание задержала.
  -Скажи, я наверно что-то делаю не так? - продолжала она. - Как мне надо вести себя с Ромой?
  Тут я позволила себе рассмеяться.
  -Вести себя тебе никак не надо с ним, - сказала я. - Все должно быть естественно. Ты умеешь готовить?
  Карина помахала головой.
  -А что ты умеешь делать?
  -Не знаю, меня родители уже давно ничего не заставляют делать, я живу в своей квартире.
  Никогда бы, ни подумала, что буду объяснять какие-то элементарные вещи по жизни избалованной девушке, чтобы завоевать сердце моего друга, которые все еще влюблен в меня. Это было просто невероятно.
  От всех этих разговоров меня пробудил меня мой мобильный, который звонил где-то в прихожей. Это был Армин. Он интересовался, выспалась ли я, и где нахожусь. После звонка я опомнилась, что уже обед, а я все еще была у Ромы дома.
  Мы попрощалась с Кариной, она мне предложила, чтобы меня отвез ее водитель, а она решила еще принять душ и побыть с Ромой. Карина предложила встретиться где-то на днях, чтобы еще пообщаться, но мне почему-то не хотелось ее больше видеть.
  
  Все последующие две недели после семинаров я проводила время с Армином. Он все-таки знал лучше Питер, чем я, и показывал мне город, самые красивые места. Но мне этот город казался таким красивым, что даже самые невзрачные проулки мне виделись, как частички неотъемлемой истории города. На выходных мы съездили с Армином в Петродворец, погулять среди фонтанов.
  В общем, я была довольна пребыванием в Питере, мне нравился семинар, мне нравилось общаться с Армином, я влюбилась в этот город. Пришлось, конечно, пару раз встретиться с Кариной, но даже она меня порадовала, когда появилась передо мной. Слава Богу, на ней больше не было этих ресниц и макияжа дешевой шлюхи.
  -Я теперь поняла, почему Рома тебя так сильно любит, - сказала Карина, в последнюю нашу встречу. - Ты не похожа ни на одну из его знакомых, и тем более не на одну из моих. Ты очень хорошая, добрая, умная. Ты многое можешь и...
  -Так и ты это все можешь, - перебила я ее. - Разве тебе не хочется быть лучше, притом, что у тебя есть цель.
  -Да, я только сейчас это поняла, сколько всего ушло.
  -Но у тебя есть еще все шансы. У тебя есть родители, которые тебе могут помочь. Попробуй себя в какой-нибудь работе.
  -Да, я думала.
  -У тебя же есть образование? - поинтересовалась я.
  -Да, я, как и мама юридический закончила.
  -Тем более у тебя все есть. Если даже чего-то не знаешь, научишься. Начни что-то делать, и потом ты увидишь, что все это не зря.
  Мы даже после этой встречи как-то сблизились, Карина спросила, не буду ли я против, если она приедет ко мне в гости, мне показалась, что это хорошая идея, и, конечно же, ответила, что я обеими руками за.
  В последний день моего пребывания в Питере Армин мне сказал, что Рома хотел со мной поговорить и попрощаться. Мне совсем не хотелось видеть Рому, он меня уже достал своими выбрыками, а за Карину, мне вообще хотелось ему влепить по роже. Я поняла, насколько Рома испортился за годы проживания здесь. Вся эта налиплая мишура, в которой он привык вращаться.
  Следующим утром, в день моего отъезда, ко мне в номер принесли большую корзину цветов, но в ней не было записки, и мужчина из обслуги не знал от кого это. Хотя предположения были, что это дело рук Ромы. Пока только он дарил мне цветы в огромном количестве.
  За час до моего отъезда, из гостиницы в номер постучались. Я тихо подошла к двери и послушала.
  -Полин, открой, - сказал Рома.
  Я слегка подпрыгнула от испуга, и отошла от двери.
  -Полина, пожалуйста, открой. Я знаю, ты в номере, мне сказали, что ты еще не уехала, - таким нежным голосом говорил Рома. - Ну, разве ты можешь уехать, не попрощавшись со мной?
  "Да, пошел ты!" - подумала я, и чуть не крикнула это вслух.
  -Полин, ты же знаешь, я сейчас сяду под твоей дверью, и буду ждать, пока ты не откроешь дверь. Мне известно, что у тебя самолет в четыре.
  "Вот, гад!" - я подошла к двери и повернула замок.
  Рома вошел с очень виноватой гримасой на лице.
  -Полин, прости меня, - жалобно произнес он.
  -Бог, простит, - с наигранным равнодушием сказала я.
  -Полин, пойми, как бы я не хотел, как не старался, я не могу забыть тебя. Я по прежнему тебя люблю. - он начал подходить ко мне.
  -Стой, где стоишь, иначе я тебя огрею чем-нибудь, - предупредила я его, уже рыща глазами по комнате, что бы можно было применить для самообороны.
  -Да, ты совсем с ума сошла! - крикнул он на меня. - Я тебе говорю, что я тебя люблю, а ты меня хочешь огреть!
  -Да, тебя убить мало, за то, что ты делаешь! - я тоже повысила тон. - Это ты с ума сошел! Ты чуть не задушил Карину.
  -Да, она подстилка, ее место в борделе, - размахивал Рома руками. - Ты, что за нее заступаться решила?
  -Да, ты реальный идиот! - крикнула я и более мягко добавила. - Она тебя любит. Может, она не такая как бы тебе хотелось, но она тоже человек, и не заслуживает такого отношения от тебя.
  -Она тебя не сможет заменить.
  -Рома, ты меня прости, но мое сердце уже занято, я не смогу с тобой быть.
  -Полина, откуда у тебя ребенок? Когда это произошло? Ты что его прячешь от меня?
  -Я, думаю, тебе не стоит влезать, это уже совсем не твое дело, - ответила я, и решила продолжить свои сборы.
  -Нет уж, ответь мне, - Рома стал надо мной. - Мне очень интересно.
  -Ладно, - я подняла глаза на него. - Я усыновляю ребенка с детдома.
  Рома от удивления открыл рот и задумался.
  -Нет, ты точно чокнутая, - сказал он, после минутного торможения.
  -Ну, какая есть, - развела я руками. - Такую уж сделали.
  -Полина, зачем тебе это надо?
  -Затем, что я очень люблю этого мальчика и хочу его воспитать и вырастить, как родного. Дать ему то, чего у него нет - семью. Может и не полноценную, но какую смогу пока.
  Я уже начала заводиться.
  -Я хочу, заботиться, любить его. Понимаешь? Да, куда тебе, - я махнула на Рому рукой и застегнула свой чемодан.
  Рома наблюдал за моими сборами, и слушал, как я ему рассказывала о Ярославе, меня было уже трудно остановить.
  -За это я тебя и полюбил, - тихо сказал Рома.
  Я застыла на месте, а Рома подошел ко мне вплотную, и провел рукой по волосам.
  -Глупый вопрос конечно, но я его задам. Можно я тебя поцелую?
  Я даже не поняла, как такое произошло, я только моргнула и почувствовала, как Ромины губы приникли к моим. Только через время я поняла, что мы целуемся. Рома меня отпустил и отошел к двери.
  -Не держи на меня зла, и прости за все, - сказал он. - Я постараюсь больше не попадаться тебе. Прощай.
  Рома вышел, а я так и стояла посреди комнаты. Мне понадобилось пару минут, чтобы все понять, меня переполняли эмоции. К горлу подступил комок, а на глазах появились слезы. Я выглянула в окно и увидела отъезжающую машину Ромы от гостиницы. Пока не пришел за мной Армин, чтобы отвезти в аэропорт, я сидела на кровати и плакала.
  -Полин, да ну может, хватит так себя корить? - спрашивал Армин по дороге в аэропорт. - Ты ничего противоправного не сделала. Ты же никому не изменила, ты наоборот сказала ему все, как есть.
  Все правильно говорил Армин, но меня, наверное, все-таки кое-что другое угнетало. Это то, что мы можем, больше не увидеться, хотя наше общение, не могло бы быть гладким, если Рома испытывает ко мне чувства. Все равно какие-то недоразумения возникали бы между нами. Но где-то внутри я хотела, чтобы Рома был в моей жизни, и чтобы понял, что он должен начать свою жизнь, и не ждать меня.
  
  
  Глава 14
  
  Первым делом после приезда на родину, закинув домой чемодан, я поехала к Ярославу. Я так сильно за ним соскучилась, что не могла отложить свою поездку к нему ни на минуту. Я тоже ощутила, как и он за мной соскучился и как он меня сильно ждал, у него, конечно, были маленькие ручки, но обнял меня за шею так крепко.
  Как было и запланировано, все двадцать дней Марина работала у меня дома. А по приезду я начала думать, где же мне найти место для своего салона. Неделю я ходила по своему району в поисках какой-нибудь квартиры или подвала, чтобы его купить или арендовать под салон. Такое место нашлось, прямо на моей улице, через один дом от моего, это место мне показала Марина. Место было очень выгодное. Это было начало улицы, граничащей с центральной улицей. Квартира почему-то эта не продавалась, хозяева ее были где-то за границей, так сказали соседи. Еще неделю пришлось потратить на поиски хозяев, они уже пять лет жили на севере в России. Мне удалось их найти через интернет, как ни странно в соцсетях. Оказалось, что владелец ее оставил своему сыну, сам уехал на заработки, а его сын погиб. Времени, чтобы сюда приезжать и заниматься продажей, не было, и не хотелось вспоминать, что его сын погиб. Я на силу уговорила этого мужчину продать его квартиру, но ему надо было почти на три недели приехать в город, чтобы переоформить документы. Я обратилась к Ане Гимон, чтобы она подсказала, как правильно это сделать и меня не обдурили ни сценой, ни с документами.
  Квартиру мы увидели только после приезда хозяина, так как ключи соседи не могли найти, которые они забрали после похорон. На смотр я с собой взяла Марину, и Аню. Квартира была трехкомнатная, с такими же большими комнатами, как у меня.
  -Я три комнаты это не многовато? - спросила я Аню - Это сколько он за нее захочет?
  -Ну, площадь тебе не помешает, это так сказать для развития твоего бизнеса, а за цену я с ним договорюсь. Будет у тебя самый настоящий салон красоты.
  Мы, конечно, не знали сына этого мужчины, но вид у квартиры был такой, что казалось в ней лет десять никто не жил, а если и жил, то явный засранец. Когда хозяин квартиры озвучил цену, я даже не сильно ахнула, но меня отвела в сторону Аня и сказала:
  -Может, ты и сможешь заплатить эту сумму, но тебе придется столько сюда вбухать, что твой салон будет окупаться лет десять, это по-хорошему, - покивала Аня. - Ты иди сюда.
  Она завела меня в ванную комнату, санузел был кстати раздельный.
  -Ты посмотри, - Аня показала мне ржавые трубы канализации. - Это все тебе придется менять, а я-то знаю, сколько это стоит.
  Нет, я даже не хотела спорить с женой строителя. Не зря же я ее с собой взяла.
  Аня вывела хозяина на балкон и минут десять с ним разговаривала за закрытой дверью.
  -Ну, что там? - спросила Марина.
  -Я думаю, он мне ее подарит, - сказала я, заглядывая в окно на балкон.
  Когда Аня вышла с довольной улыбкой, то сказала:
  -Берем! Завтра у нотариуса в девять, не забудь свои документы.
  Я не показывала свои эмоции, пока мы не распрощались с хозяином, а потом я такой радостной улыбкой спросила, за сколько я покупаю квартиру. Аня снизила цену почти вдвое. Я стояла, разинув рот.
  -Только с тебя укладка сегодня и марафет моего лица, а то у меня еще одна встреча после обеда, - сказала Аня. - Да, переоформлением я займусь, у меня есть знакомый нотариус.
  
  На днях я съездила к бабушке и попросила ее одолжить мне те деньги, которые ей присылала моя мама, и которые она где-то прятала у себя. Оказалась, что моя бабушка положила их в банк, под проценты и у нее дома было не так уж много наличных, но она пообещала, что за пару дней она снимет деньги, и я могу их взять. Я рассказала бабушке о своем желании открыть свое дело и ей это понравилось. На то, чтобы оплатить покупку квартиры и начать в ней ремонт у меня были деньги, но я знала, что их не хватит. Я уже составила небольшой бизнес-план, и с каждым днем в нем появлялся какой-то новый пункт, потому что мои идеи менялись или появлялись новые.
  Когда же все было оформлено, сделка состоялась, я, Марина и Аня решили отметить это дело в ресторане.
  -Ну, Полина, если ты будешь двигаться в том же направлении и в том же ритме, я думаю, что тебя непременно ждет успех, - сказала Аня, и подняла бокал с вином.
  -За тебя! - Марина поцеловала меня в щеку, как дочку.
  Мы хорошо проводили время, и когда я уже охмелела я достала свой планшет, и открыла список дел на завтра.
  -Так, я должна внести дела на завтра, - сказала я, листая папки на экране.
  -О, Полина, чувствую в тебе жилку делового человека, - смеясь, сказала Аня. - Нет, молодец, давай подумаем, чем нужно в первую очередь заняться.
  Мы сидели за столом, громко разговаривали, смеялись, на нас оборачивались посетители ресторана. Несколько раз даже подходили официанты и просили быть потише, но Аня, махала на них рукой и мы продолжили в том, же духе. Потом пришел менеджер ресторана и стал просить нас угомониться.
  -Слушайте, - вставая, сказала Аня, по ней было уже видно, что она хорошо выпила. - Ну, нам просто весело. Вы понимаете? - Аня стала впритык к менеджеру, который оказался ниже ее на пол головы. Он даже засмущался, когда посмотрел на ее большой вырез декольте.
  -А вы че смотрите? - Аня посмотрела на посетителей. - Не-е, ну вы просто зануды тут сидите и нам, таким веселым завидуете.
  Мы с Мариной переглянулись и поняли, что пора сматывать удочки, уходить отсюда, а то скоро к нам и владелец ресторана придет разбираться. Аня, конечно, была отличный человек, но видимо пьяная она было совсем неуправляемая. Даже когда мы уходили и вели Аню под руки, она пыталась обернуться и что-то крикнуть менеджеру и официантам.
  Вернувшись, домой я сразу же пошла в гостиную, мою рабочую комнату, улеглась на диван, включила планшет и подключилась к скайпу. Там было несколько сообщений от Никиты и от мамы. Маме даже в таком состоянии я смогла написать, что у меня все очень хорошо, и что я ей позвоню завтра. Но не успела я дописать сообщение Никите, как он тут же мне позвонил.
  -Привет, - сказал он. Мне было видно, что он сидит в кресле за столом в белом халате. - Как ты?
  -Отлично, - заплетаясь, сказала я. Установив на журнальном столике планшет, я улеглась на диван и смотрела на экран. - А ты соскучился по мне?
  -Очень, а ты наверно там хорошо проводишь время? - Никита улыбался своей великолепной улыбкой.
  -Конечно.
  -Есть повод?
  -Да, даже два, - показала на пальцах. - Первый, я купила сегодня квартиру и хочу открыть свой салон, и второе, я купила сегодня квартиру и хочу открыть свою салон, - я засмеялась пьяным, истерическим смехом.
  -Нет, поводы, конечно серьезные, правда, - засмеялся Никита. - Но почему их два?
  -Ну, мне так захотелось, - ответила я.
  Никита еще немного послушал мой пьяный бред, а потом я сказала, то что бы на трезвую голову, вряд ли решилась. Хотя может и решилась, ведь за этим я ехала в аэропорт, когда он улетал в Австрию, это потом на месте все изменилось.
  -Никита, мне нужно, чтобы ты на мне женился, - сделала я пьяно-серьезную физиономию.
  -А можно поинтересоваться, зачем тебе это нужно? - он явно не воспринял это всерьез.
  -Мне отказали в усыновлении Ярослава. А ты взрослый, детский кардиохирург, тебя все уважают, даже соседи. Если я буду замужем за таким представительным мужчиной, они от меня точно никуда не денутся, - посмеялась я и икнула. - На твою свободу я не претендую, это все будет фиктивно. Ну, построим для комиссии пару месяцев приличную семью, пока заберем Ярослава, если у них будут какие-то вопросы к нам и все. Каждый в свою норку побежит.
  Я не знаю, что в ту минуту думал про себя Никита, но он не спешил мне что-то отвечать. Он какое-то время молчал.
  -Как скоро тебе это надо? - спросил, после раздумий Никита.
  -Мне это уже надо, - ответила я. Было такое ощущение, что я начала трезветь.
  -Я пока точно не знаю, но я могу заехать на день в начале сентября, мы напишем заявление, и мне снова нужно будет уехать. Так пойдет?
  Ну, конечно я согласилась, вот только утром я не могла вспомнить, что я ему это предложила, только через несколько дней, когда мы снова созвонились, я поняла и вспомнила, что этот разговор действительно был.
  Ждать оказалось не так уже и долго, около трех недель, Никита пообещал приехать шестого сентября. А я в это время развела активную деятельность с ремонтом квартиры, обустраивая ее под салон. Марина работала у меня дома, а я была на новой квартире, Аня тоже туда наведывалась, и прислала мне четверых строителей. Каждое утро мы обсуждали, что нам в первую очередь нужно сделать, и что закупить на следующий день. Конечно же, ездить к Ярославу я пока не могла, потому что с семи часов утра я уже была на новой квартире, и так часов до восьми вечера. Мы придумали с Аней удобную планировку салона, где лучше сделать вход, как разместить рабочие места, я все-таки решила сделать три места для мастеров, для такого салона в любом случае нужно больше мастеров, чем два, еще я хотела найти мастера маникюра-педикюра, место для этого я уже отвела. В бывшей прихожей я решила сделать небольшой кабинет, кухня была задумана как комната отдыха.
  К сентябрю мы почти закончили все ремонтные работы, осталось только все доводить "до ума". В один из таких рабочих дней, я была на новой квартире, хотя она уже не напоминала квартиру, спокойно убирала картонные коробки, брошенные на полу. Ко мне кто-то подошел со спины и присел. Я подумала, что это кто-то из моих помощников, и так же спокойно продолжила убирать.
  -Привет, - сказал мой любимый голос.
  Я застыла, а потом повернулась на присядках. Это был Никита. Его улыбка как всегда была великолепна, лицо чисто выбрито, и от него так приятно пахло. Я встала и вытерла лоб, я была одета в рабочую одежду с ног до головы в штукатурке и пыли, а на голове косынка. В общем, золушка местного разлива.
  -Ты ничего не скажешь мне? - Никита поправил прядь волос, выбившаяся из косынки.
  Я уже хотела, что-то сказать, но он быстрей обнял меня и начал целовать.
  -Я же грязная, - я хотела вырваться из его рук, но он меня не отпустил.
  -Да, мне все равно.
  Когда мы прекратили свои нежности, то пошли на кухню пить чай, мои помощники все равно уехали на обед.
  -Ну, что ты не отказываешься от своего коварного плана? - спросил Никита.
  -Ну, почему он сразу коварный? - улыбнулась я. - Я просто хочу довести начатое до конца. Притом я точно в этом уверенна.
  -Ну, какое-то время тебе все равно придется строить замужнюю даму. Ну, и разве тебе бы не хотелось красивую свадьбу?
  Я посмотрела на Никиту, мне показалось, что он хитрит, задавая такие вопросы.
  -Я почему-то не думала об этом до этого момента, просто у меня другая цель, в нее свадьба не входит, - пожала я плечами.
  -Ну, тогда мы сейчас отправляемся к тебе домой, ты моешься, переодеваешься, и мы едим подавать заявление в ЗАГС, - сказал Никита.
  -Хорошо, только вот дождемся моих строителей, мне надо с ними обговорить фронт работ на вторую половину дня.
  Заехав домой мы, застали там Марину, у нее еще была работа. Никита остался ждать в моей спальне, а я ушла в душ.
  -И как тебе здесь спится? - спросил Никита, поглядывая на мою раскладушку. Он так и не решился на нее сесть.
  -Да, ну так себе, - ответила я, и продолжила искать в шифоньере чистые вещи.
  -Ты не очень следишь за квартирой, - сказал Никита, оглядывая спальню.
  -Просто не считаю нужным вбухивать деньги в нее, потому, что мне не перед кем хвастаться, да и не зачем. Сейчас мне главное открыть салон и забрать из детдома Ярослава. А там будет видно.
  Мы пообедали и поехали в ЗАГС подавать заявления. Так, как я никогда, ни от кого не слышала, сколько нужно ждать до росписи, я была удивлена, что придется ждать два месяца, а может и дольше.
  Сразу после ЗАГСа Никита предложил заехать к Ярославу, так как я ему говорила, что почти неделю к нему не приезжала.
  Мы втроем погуляли по территории детдома, и поели мороженого. Я рассказала Ярославу, что снова начну заниматься его усыновлением, и что на этот раз все должно получиться. Видно было по выражению лица, что мальчик не сильно мне верит, но я его как могла, уверяла, что сейчас все будет по другому, и что Никита мне сильно помогает. Мы с Никитой в этот момент так переглянулись, что даже засмеялись.
  Я не знала, что сегодня же вечером Никита улетает обратно, но уже в Германию, в Берлин. Мне стало так грустно, что его опять долго не будет рядом, он говорил, что это снова на несколько месяцев. Выяснилось, что он больше не работает в детской областной больнице, потому что после его отъезда в Австрию, изменилась администрация больницы и его решили уволить, причин они не назвали. Даже не удосужились отправить письмо ему по электронной почте. О своем увольнении он узнал от Оли, которая ему позвонила, как только узнала, что начало вытворять начальство.
  -Ну, что ж, оказывается, мы не нужны родине, - сказал с иронией Никита, когда мы заходили в аэропорт. - Ни тогда, когда мы были детьми, ни сейчас, когда пытаемся приносить пользу людям.
  -А как же ты теперь будешь? - я была так расстроена, что еле сдерживала слезы. - Ты, что так и останешься работать в Берлине, или в Вене? Ты не будешь сюда приезжать?
  -Да, не переживай ты так, - Никита меня обнял. - Меня уже давно зовут в областную больницу кардиохирургом, так что работа у меня здесь будет, и ты от меня не отделаешься так просто. И тем более я уже настроился стоить из себя приличного семьянина. Надо же твое начатое дело довести до конца, - он мне подмигнул. - Что ж я брошу тебя на полпути?
  Я немного успокоилось, но мое сердце по-прежнему билось как сумасшедшее, когда наши взгляды встречались. Да, брак с Никитой должен был принести мне возможность усыновить Ярослава и дать возможность побыть дольше с ним. Пока мы все будем делать для этого. Я до сих пор с такой нежностью вспоминаю, когда он сказал, что любит меня, но мне пока было не совсем ясно какие между нами взаимоотношения, но мое сердце, несомненно, тянулось к его.
  Мы остановились попрощаться возле проверки посадочных талонов. Стояли друг напротив друга, взявшись за руки, и смотрели друг другу в глаза.
  -Ты, такая милая, - Никита провел пальцами по моим волосам. - Мне кажется, что сегодняшний день, просто вырван у Бога мне в награду за все пережитые невзгоды.
  -Возможно, - я взяла его ладонь и приложила к своему лицу. - Если бы наши встречи были частыми, они бы стали обыденностью, и мы бы не смогли их так ценить, как сейчас. Как дар посланный свыше.
  
  
  Глава 15
  
  За неделю до открытия салона я начала искать мастера маникюра, педикюра, и врача косметолога, со вторым мне быстро помогла Аня, у нее была одна знакомая, которая хотела изменить место работы и быстро с ней договорились. А вот с маникюрщицей мне пришлось побегать. В это же время я обзвонила всех своих старых клиентов, и рассказала, что приглашаю их в день открытия. С Мариной мы подумали и решили, что в день открытия мы устроим небольшое пиршество для всех пришедших, и что кто пожелает в этот день подстричься или прокраситься, то укладка бесплатна, а те, кто делают прическу - макияж бесплатно. В общем, придумали свои рекламные ходы. Ане, они понравились, и с банкетом она сказала, нам поможет. Так же за неделю мы напечатали кучу ярких объявлений и парасклеивали их по району, а так же в тех районах города, куда ездили по делам. В общем, дела все возможное, что больше людей узнало о появлении нового салона и пришло в день его открытия.
  В эти дни мои нервы были на гране срыва, хотя если посудить здраво, практически все шло по плану. Единственное, что могло напрягать меня, это то, что мои средства почти убыли, и я не знала пока, как их восполнить. Я даже хотела пойти в банк взять в кредит деньги, но в этот день вечером мне написала мама, и я ей позвонила по скайпу.
  -Ну, как ты моя девочка там? - спрашивала мама, рассматривая меня на экране. - Я хоть тебя увижу.
  -Да, нормально, - нервно улыбнулась я. - А у тебя как все?
  -Отлично, скучаю по тебе. Мне почему-то кажется, что тебя что-то беспокоит. Что случилось, Полин?
  Я рассказала все маме об открытии салона, и за то, что мне не хватает определенной суммы, чтобы кое-что закупить до открытия. Мама, конечно, минут пять не могла прийти в себя, так как я ей ничего не говорила до этого, что открываю свой бизнес. Но спустя время, и я как раз перестала тарахтеть все, рассказывая, она спросила:
  -Почему ты мне раньше все не рассказала? Я же твоя мать, - возмущенно сказала мама.
  -Мама, ты бы начала лезть туда, куда не надо, постоянно контролировать каждое мое движение, даже сидя там за океаном, - серьезно ответила я. - У меня все хорошо, просто не хватило моих финансов. У меня есть здесь друзья, которые мне помогают и которые подсказывают, как и что лучше сделать.
  Я уже начала жалеть, что рассказала все матери, но видимо, она тоже кое-что переоценила и спокойно сказала, что сегодня же, в Монтерей было только раннее утро, пойдет и перешлет мне деньги.
  
  Я перечитала многие объявления и поискала в интернете, в поисках маникюрщицы. Звонила многим, но все кто принимал дома, кроме этого работали еще где-то. Попалось одно объявление, где было указано, что мастер принимает, только у себя дома, имелся номер мобильного телефона и домашний. Сделав звонок на мобильный, я услышала детский голос, и думала, что ошиблась, но девочка спросила, может, я к ее маме звоню, Веронике, и девочка, по-видимому, передала трубку маме. С Вероникой я договорилась, что я сегодня приду к ней после обеда вместе со своей подругой. Со мной должна была пойти Лена, старшая дочь Марины.
  Оказалась, что Вероника живет недалеко от моего салона. Всего три остановки на маршрутке. Я сразу в уме прикидывала, что ей будет удобно добираться до работы, а можно и пешком, если выйти раньше.
  Придя к Веронике, мы с Леной были удивлены настолько, что в шоковом состоянии вошли в комнату, где у Вероники было оборудовано место для работы. Девушка сидела в инвалидном кресле, у нее не было ног, чуть выше колен. В этой же комнате оказалась девочка лет тринадцати за письменным столом, и, по-видимому, делала уроки.
  -Ну, что вы желаете? - Вероника показала, куда можно присесть. - Вы будете первой?
  Вероника улыбнулась мне. Это была женщина лет тридцати пяти, может даже моложе, вполне ухоженная, и как мне показалась приветливая.
  Я села за столик к Веронике и положила свои руки на него.
  -Вы видимо последнее время совсем не следили за руками? - спросила она.
  -Да, много работы было, ремонт, перестройка, - уже отойдя от удивления, ответила я.
  Я выбрала самое простое оформление для ногтей, но Вероника очень ловко справлялась со всеми процедурами, которые нужно было сделать для моих рук, чтобы они хорошо выглядели. Под конец я даже так расслабилась, что думала, усну, в общем, я была довольна ее работой.
  Когда же она закончила и с Леной, она выбрала себе довольно таки сложную роспись ногтей, то когда мы заплатили деньги, я спросила:
  -Вероника, вы бы не хотели работать у меня в салоне? - я улыбнулась, как можно мягче.
  -А разве такие как я, кому-нибудь нужны? - развела Вероника руками, показывая, что она в инвалидном кресле.
  -Мне нужен человек, который хочет работать и хочет зарабатывать. Мне показалось, что вам нравиться ваша работа. Разве вам не хочется выйти отсюда и показать другим, что вы чего-то стоите, а не только сидеть здесь и обслуживать залетных клиентов.
  Вероника задумалась и посмотрела на свою дочь.
  -Мам, попробуй, - сказала девочка за столом. - Ведь, мы с тобой действительно не кому не нужны.
  Мне эта картина, чуть до слез не растрогала, Лена тоже стояла с такой печальной гримасой.
  -Хорошо, куда я должна приехать? - вздохнув, сказала Вероника.
  Я дала Веронике адрес и рассказала, как она может сама доехать на своей коляске. Нам нужно было обсудить некоторые нюансы работы, и мне нужно было показать свой, почти готовый, салон.
  
  День открытия выпал на двадцать пятое сентября на девять часов утра, это как раз была суббота. Первые наши гости были Тоня с Валей, несколькими своими подругами, и Аня, которая собрала большое количество своих подруг и знакомых. Как только число гостей доросло до двадцати, Аня предложила разбить бутылку шампанского на входе в салон, но я говорила ей, что не надо, потому что это может вызвать возмущение со стороны прохожих. Но Аня была, как всегда непоколебима в своем безрассудстве. Все-таки я разбила бутылку шампанского, привязанную к крыше крыльца об угол дома.
  Всех кто нам пришел, мы угощали шампанским или чаем, кто что выбирал. Мы даже накрыли небольшой сладкий стол из фруктов и большого торта. Вероника приехала в день открытия со своей дочерью, Машей. Я всем ее представила, и сказала, что с сегодняшнего дня она с нами работает. Среди гостей я заметила свою бывшую начальницу, Дарью Валерьевну, в салоне, где я раньше работала.
  -Ну, что ж мои поздравления, - с высокомерием сказала, она.
  -Спасибо, - я предложила ей бокал шампанского.
  -И как долго ты думаешь протянуть?
  -Что вы имеете в виду? - спросила я, будто не чего не поняла.
  -Ты думаешь, у тебя хватит сил с нами конкурировать?
  -Мне кажется, вы недооцениваете людей, - улыбнулась я.
  -Ты думаешь, если взяла эту инвалидку к себе в салон, - Даша посмотрела косо на Веронику, - Вы будете здесь цвести и пахнуть. Думаешь благородством взять?
  -Причем здесь это? - меня она стала выводить из себя. - Если у нее нет ног, так что ей на помойку себя выкинуть, или стоять милостыню просить у людей. Я знаю, что она хорошо работает, и она хочет работать.
  В эту же секунду к нам подошла Марина.
  -Какие люди, и без охраны? - посмотрела она на Дашу. - Это, каким ветром вас Дарья Валерьевна сюда занесло? Перепутали вывески на здании?
  Я улыбнулась, но сдержала смех.
  -О, у нас гости! - сказала Аня, и подошла со спины Даши. - Я что-то пропустила? - посмотрела она на меня.
  -Немного, - начала я. - Дарья Валерьевна, уже просто оценила, что у меня не полноценный коллектив, и что у меня нет шансов против нее.
  -Да, что ты? - наигранно протянула Аня. - Вот это у нее глаз наметанный. А разве ее салон лучший в городе?
  -Нет, просто она поняла, что теперь ей придется еще больше заставлять своих мастеров стелиться перед посетителями и работать круглые сутки, - улыбаясь, сказала Марина.
  Я одернула Марину за руку, чтобы она придержала язык.
  -Вы еще пожалеете, - посмотрела Даша на нашу тройку, развернулась и ушла из салона.
  
  Проработав неделю, мы остались вполне довольны происходящим. Людей было не много, но они оставались довольны и просили визитку нашего салона, я их заранее подготовила. После пар к нам приходила Лена и помогала убираться. Я ей, конечно же, за это платила, но она при этом вылизывала все до блеска. В зале мы установили кофеварку и чайник, чтобы наши посетители могли выпить чая или кофе, пока мастер занят. Для меня было очень важно, чтобы атмосфера в нашем салоне была очень гостеприимная, и не важно, какие люди к нам приходили по социальному положению в обществе. Я знала, что если человеку у нас понравится, то он может о нас рассказать своим знакомым, подругам, и им, возможно, тоже захочется к нам заглянуть.
  Утром третьего октября, как и всю прошлую неделю, я шла в начало девятого открывать салон. Еще не доходя до салона, на дороге, недалеко от меня остановилась машина, и из нее вышел Никита.
  -Доброе утро, - он достал с заднего сидения букет белых роз и направился ко мне. - С днем рождения, - он поцеловал меня и подарил цветы.
  Да, сегодня был мой день рожденья, но я из этого сильно не делала культа, да и вообще уже не праздновала лет пять, как мама уехала.
  -Спасибо, а откуда ты знаешь, и как ты здесь оказался? Ты же должен быть в Берлине, - я была очень приятно удивлена.
  -Ну, чего не сделаешь ради тебя, - он по-прежнему обнимал меня, но уже направлял меня к машине. - У меня есть для тебя небольшой подарок, но тебе нужно поехать со мной и не задавать вопросов.
  -Но мне, же надо предупредить Марину, и других, что меня сегодня не будет, и дождаться пока кто-нибудь придет в салон из мастеров, - я немного растерялась. - Марина сегодня вообще во вторую работает.
  -Можешь, даже, не думать об этом, - Никита открыл дверь машины для меня. - Они уже все на месте и каждый знает свои обязанности.
  -Как? Что? Почему я не курсе? - я вытаращила глаза на него.
  -Все, садись, - Никита посадил меня в машину, и через секунду сидел рядом со мной, на месте водителя. - Вот, уже любопытная, как да что? - улыбался он.
  Когда я по дороге задавала вопросы, Никита улыбался и говорил, что не на один вопрос он не ответит, и что я все увижу сама. Я была ошарашена, когда мы приехали в аэропорт на автостоянку. Никита взял с багажника одну большую сумку, взял меня за руку и повел за собой, иногда поглядывал на меня, чтобы наблюдать мое выражение лица.
  Когда мы проходили проверку посадочных талонов, он отдал девушке два паспорта, мой и свой.
  -Откуда у тебя мой паспорт? - спросила я, когда положила сумку для просветки ее на предмет запрещенных вещей.
  -Добрые люди помогли достать, - улыбался он с моего недоумения.
  Дольше Никита повел меня к паспортному контролю.
  В голове у меня появилась мысль, что это Марина, только она имела доступ к моей квартире, у нее были ключи.
  Оказалось, что мы летим в Симферополь. Весь полет я не могла успокоиться, но когда наш самолет сел и мы вышли, Никита спросил:
  -Разве ты мне не доверяешь? Я что внушаю страх, будто хочу причинить тебе вред?
  -Нет, - робко ответила я.
  -Так, почему ты так нервничаешь?
  Я пожала плечами.
  -Разве на Земле найдется хоть один человек, который любит, как я тебя, и разве он захочет причинить другому боль, или расстроить его? Неужели я себя так плохо преподнес сегодня, что ты не находишь себе места рядом со мной? Тебе плохо со мной? Ответь честно. Если да, то я сейчас же возьму тебе билет обратно.
  -Нет, - чуть бы не закричала я, и тут же сделала более мягкое выражение лица. - Трудно просто описать, все, что внутри меня происходит. Но я очень рада, что ты сейчас рядом.
  Возле аэропорта нас встретил знакомый Никиты, и мы снова куда-то поехали. Машина была очень комфортная, что я даже уснула, обняв Никиту. Оказалось, что мы приехали в Ялту. Мы подъехали к какому-то отелю, и Никита провел меня в номер.
  -Так, - он посадил меня в кресло. - Сейчас к тебе придут две девушки, они знают, что делать, так что можешь не переживать, я видел как они работают. Тебе они не уступают в мастерстве, так что ты должна остаться довольна.
  Я догадалась, что сейчас мне будут делать прическу и макияж, но я молчала.
  -Я сейчас уйду, ты не переживай, мы с тобой еще сегодня увидимся, но позже, - Никита поцеловал меня и вышел из номера.
  Пока я ждала девушек, я успела принять душ и подсушить волосы. Когда же пришли две девушки, они дали мне пять фотографий на выбор, чтобы выбрать прическу. Мне одна понравилась, но девушка ответила, что к моей форме лица и платью лучше подойдет другая.
  -К какому платью? - спросила я.
  Одна из девушек подошла к шифоньеру и открыла дверцу. На манекене было одето свадебное платье, на него была накинута фата, а рядом стояли туфли.
  -Можно воды? - посмотрела я на одну из девушек. - Я чувствую, что я сейчас потеряю сознание.
  Девушки между собой переглянулись, и быстро усадив меня, принесли воды.
  "Все, я сплю, - думала я про себя. - Я сейчас проснусь, и все пройдет" - я ущипнула себя.
  -С вами все нормально? - спросила девушка.
  -А вы тоже в моем сне? - с тупым взглядом, спросила я.
  Девушки ничего не сказали и посадили меня перед зеркалом.
  
  
  Глава 16
  
  Мое пробуждение пришло, когда я спустилась на первый этаж отеля, там должен меня был встретить провожающий, тот же знакомый Никиты. Я стояла боком к большому зеркалу, но когда себя увидела, подошла ближе и сняла перчатку, чтобы коснуться своего отражения в зеркале. Через секунду ко мне подошел молодой мужчина, и сказал, что меня уже ждут у входа. Выйдя на улицу, я увидела белую карету, запряженную шестью белыми лошадями.
  -Прошу, - мужчина мне открыл дверь кареты, и подал руку.
  -О, Господи, - садясь в карету, вырвалось у меня.
  Всю дорогу, пока меня куда-то везли, я смотрела в окно, так, как в Ялте я никогда не была. Еще я любовалась своим платьем, я похожие видела в фильмах, времен конца девятнадцатого века, в Англии или Америке. От платья я была просто в безумном восторге.
  Карета свернула в какой-то парк, и, проехав к набережной, остановилась. Дверцу открыл мужчина, который управлял каретой и помог мне выйти. Ко мне шел Никита, он был одет в светло серый костюм, а вместо галстука у него был повязан серый шарф, на тон светлее костюма, который очень хорошо подчеркивал его черты лица. Шарф был аккуратно заправлен в жилет под пиджаком.
  Я ничего не говорила, просто улыбалась Никите как можно нежнее. Он вручил мне красивый свадебный букет, из нежно розовых роз.
  -Ну, что страшно? - спросил он.
  -Я точно еще не поняла, но главное не больно. Возможно, это похоже на прыжок с очень высокого моста, - ответила я.
  -Ну, тогда будем прыгать вместе, - Никита слегка засмеялся.
  Пирс весь был украшен широкими белыми лентами с цветами и шифоновыми полотнами. Вдоль всего пирса стояли подсвечники с зажженными свечами, подсвечники были закрытыми, чтобы свечи не потухли из-за ветра с моря. Время было уже вечернее, солнце касалось горизонта, и все это казалось каким-то маленьким волшебством, это было божественно красиво.
  Никита взял мою руку и повел по пирсу. Послышалась ласкающая слух игра скрипки и виолончели, это была просто какая-то нежная мелодия сопутствующая нашим шагам.
  В конце пирса под аркой из цветов, стояла женщина и маленькая девочка. Когда мы остановились возле них, то женщина взяла в руки папку и стала нам говорить речь бракосочетания, в ней были какие-то изменения, потому что раньше я такого не слышала. Когда, подошел момент, чтобы обратиться ко мне, она, мило улыбаясь, посмотрела на меня и спросила:
  -Обращаюсь к вам невеста, вы согласны?
  По всему моему телу разлился такой жар, что мне показалось, что у меня разум помутился. Этот вопрос, наверное, не был бы таким сложным, если бы я знала, что я сегодня выйду замуж, и притом так великолепно. Возможно, я бы и не хотела другой свадьбы, и не хотела бы никого рядом кроме Никиты, в роли жениха.
  Я уже хотела сказать, что я согласна, но Никита быстрей сказал.
  -Извините, - посмотрел он на женщину.
  Никита посмотрел мне в глаза и взял меня за руки.
  -Полина, все, что сейчас происходит, это ради того, чтобы в твоей жизни не было печальных воспоминаний о первой твоей свадьбе. Мне хотелось, чтобы у тебя остались самые теплые воспоминания об этом дне. Если ты хочешь, чтобы этот брак был фиктивным, он будет таким.
  -Нет, не хочу, - сказала я, и сжала его руки. - Я хочу, чтобы мы были вместе. Я ведь тебя люблю.
  -И я тебя люблю, - Никита прикоснулся к моему лицу и дотронулся губами к моим, через фату.
  Когда нам предложили обменяться кольцами, маленькая девочка поднесла к нам подушечку, на которой лежали два обручальных кольца. На моих глазах появились слезы, когда Никита одел мне на палец кольцо, я просто не смогла больше сдерживать свои чувства. Я дрожащими руками так же надела ему кольцо на палец.
  После церемонии Никита предложил прогуляться по пляжу. Прогуливаясь, мы разговаривали, меня переполняли чувства от пережитого.
  -До сих пор не верится, - обмахивая лицо рукой, говорила я, потому что почувствовала, что глаза мокреют.
  -Не верится во что именно? - Никита остановился и поправил фату, которая от ветра разлеталась в разные стороны.
  -В то, что люди могут такое делать. Подарить другому сказку. Спасибо, тебе. Наверное, никто бы такого не сделал для меня. Пусть это только на сегодня, но ты прав, это останется в моей памяти навсегда.
  -Мне тоже стоит тебя благодарить, ведь до встречи с тобой, у меня не возникало желание такое делать. Ты многое мне смогла показать и объяснить, своими поступками. С тобой рядом мир кажется ярче. Мне хочется жить, дышать, делать такие вещи, о которых я раньше и не думал. Просыпаться каждое утро и благодарить Бога, за то, что он мне послал тебя. За то, что каждый час, каждый день, проведенный с тобой это счастье.
  Море было еще не сильно холодным, и я решила пройтись по воде, туфли все равно пришлось снять, как только мы подошли к песчаному пляжу. Погуляв еще немного, мы уселись на пляже, обнявшись, любовались морем и восходящим растущим месяцем.
  Позже, мы прошлись к бухте с катерами и яхтами.
  -Ну, все, мы пришли, - Никита вывел меня на пирс, с пришвартованными яхтами.
  -Куда мы пришли?
  -Не все сразу любимая, сейчас увидишь.
  Мы подошли к одной из белых яхт и к нам вышел снова тот же знакомый Никиты, которого я раньше видела.
  -Прошу на борт, - сказал он. - Сегодня я буду вашим капитаном.
  Никита резко поднял меня на руки и перенес на яхту.
  -Можете спуститься в каюту, там все готово, и Никита возьми жилеты. Там же найдешь теплые вещи, - сказал наш капитан.
  В небольшой каюте, на маленьком столике были приготовлены фрукты, вино, шампанское.
  -Ты хочешь есть, я думаю, - сказал Никита и усадил меня на диванчик.
  В каюте с одной стороны стенки была двух ярусная кровать с высокими бортами, а напротив что-то похожее на диванчик, на котором я удобно расположилась.
  Я выпила вина, оно, кстати, было очень хорошее, по всем вкусовым качествам, мы поели немного. Никиту на палубу позвал наш капитан, нужно было отдать шварты. Прихватив с собой бокалы и бутылку вина, я поднялась на палубу и направилась на нос яхты.
  -Ну что, ты не замерзла? - Никита присел рядом, и накинул мне на плечи куртку из плащевки, и еще поверх куртки укутал меня в плед.
  -Еще пару слоев одежды, и я буду матрешкой, - сказала я смеясь. - Я никогда не выходила в море на яхте. Я то и на море не была много лет. Не то, что на яхте.
  -Ну, я надеюсь тебе нравиться, потому что мне бы хотелось остаться в море на всю ночь и встретить рассвет, - озвучил свою идею Никита.
  Мне так понравилась его идея, что я с таким восторгом на него смотрела.
  Мы не спеша вышли из бухты, и понемногу берег стал от нас отдаляться. Впереди вдалеке виднелись проходящие судна. Никита вынес мне из каюты бинокль, чтобы я могла рассмотреть, что это были за корабли. Море было спокойное, и яхту почти не качало. Вода слегка плескалась, билась, о борт нашей яхты. Все эти звуки плещущейся воды, колышущегося моря погружали меня в пучину спокойствия и умиротворенности.
  Позже Никита предложил мне отправиться отдохнуть в каюту, чтобы я могла поспать, пока не будет вставать солнце, но мне так не хотелось уходить с палубы, ведь такое со мной вряд ли когда-нибудь еще случиться, и тем более, вряд ли я увижу открытое море ночью. На час наш капитан решил нас оставить, он хотел немного поспать. Он показал Никите компас и сказал, в каком положении должна быть стрелка, и чтобы от этого направления он не отклонялся, и попросил через час его разбудить, так как мы уже будем на приличном расстоянии от берега, дальше не стоит заплывать.
  Пока наш капитан спал, Никита мне предложил постоять за штурвалом.
  -Наш капитан не придерживается того, что женщина на корабле это плохая примета? - спросила я, держась за штурвал.
  -Я думаю, он абсолютно не суеверен, впрочем, как и я, - Никита немного отрегулировал штурвал, чтобы не сбиться с курса. - Мне кажется это все пережитки старых времен.
  -Можно мне уже задавать вопросы?
  -Ну, можно, - засмеялся Никита. - Задавай.
  -Когда ты уедешь в Берлин?
  -Как только мы заберем Ярослава к себе. Да, и вот что я думаю, мы все будем жить у меня, и это не обсуждается. Ты любишь домашних животных? Давно мечтал завести собаку, но с моими разъездами никак не получается.
  -Да, мечтала в детстве о золотистом ретривере. Да и кошку хотела.
  -Отлично, мне самому эта порода нравиться. Да и Ярославу будет веселее, когда дома будет собака.
  -Я представляю, - смеялась я. - Как это все я расскажу своей маме. - у меня появились слезы на глазах. - Все-время одна и тут в один момент и замуж вышла, и ребенок появился, и собаки с кошками. Будто по щучьему веленью.
  Никита меня обнял, и мы продолжили управлять яхтой вместе.
  Утром, после того как встретили рассвет в море, мы вернулись в бухту. Не успели мы сойти на берег, как погода стала портиться, поднялся штормовой ветер, на небе появились тучи и скрыли собой солнце. Да, нам просто повезло, что мы вернулись вовремя, объявил нам наш капитан, как мы вышли на пирс.
  Как только мы вернулись в номер отеля, я сразу прилегла на кровать, не раздеваясь, уснула, так как ночью на яхте я ни часа не поспала. Весь день лил дождь, и только к вечеру он закончился. Но нам было хорошо вместе, и, по-моему, было все равно, что творилось за окном.
  На следующий день, утренним рейсом, мы вернулись домой. Была запланирована целая куча дел, касающаяся Ярослава. По дороге ко мне домой я позвонила Марине узнать как дела в салоне, все ли в порядке.
  Когда мы в прошлый раз ехали на машине, я как-то не обратила внимания на то, что это, по-видимому, Никитина новая машина.
  -Ну, она не только новая, но и первая моя машина, - улыбнулся он, отвечая на мои любопытные вопросы. - Я давно хотел именно такую.
  -А что это за машина?
  -Фольц, Туарег.
  Заехав ко мне домой, я начала искать список нужных справок для усыновления, и папку со старыми документами, которые мне так и не пригодились. Как только это все нашлось, я хотела пойти собрать свои самые необходимые вещи, чтобы взять их к Никите. Но открыв свой шифоньер, я обнаружила пустые полки, лишь на перекладине висело старое мое пальто.
  -Я все собрал, можно ехать, - сказал Никита, заглядывая в спальню.
  Мне было так приятно, что он мне помог, что я его за это расцеловала. Никита пошел относить сумки, а еще прошлась по квартире, осмотреться, все ли я взяла. Выйдя из подъезда, мне в глаза кинулась стоящая напротив белая машина. Она была обмотана красной широкой лентой, как упаковывают подарки, и на крыше ее красовался большой красный бант. Из-за соседней машины показалась Карина, я остановилась, потому что думала, что мне показалось.
  -Это я, - сказала Карина. - Можешь не думать, что у тебя галлюцинации. Я просто высматривала твои окна.
  Я улыбнулась от радости, что это была точно она.
  -Ну, с прошедшим тебя Днем рождения, - Карина, подойдя, обняла меня. - Эта куколка твоя - она показала на белую машину с красным бантом.
  -Карин, ты что? Она же стоит кучу денег. Я не могу ее взять. Нет, нет, я не возьму ее, - я посмотрела на Карину и отмахивалась руками.
  -Что случилось? - к нам подошел Никита.
  -Привет, - Карина любезно улыбнулась Никите. - Карина.
  Она поздоровались рукопожатием.
  -Очень приятно, - ответил мой муж. - Никита.
  -Карин, не выдумывай. Я не возьму эту машину.
  -Да, это подарок от нас с Ромой. Он сам ее для тебя выбирал.
  -А где он? - я огляделась по сторонам.
  -Я здесь, - со спины ко мне подошел Рома и аккуратно обнял за плечи. - Что это ты тут возмущаешься? Не возьму, не возьму. Возьмешь, не куда ты не денешься.
  Никита спокойно наблюдал это вручение подарка, иногда улыбался с меня.
  -Ты же хотела беленькую, экономную, вот тебе, пожалуйста. - Рома из кармана достал ключи и вложил мне в руку. - Ну, разве она не конфетка?
  Рома повел меня к маленькой, беленькой машинке.
  -Это фольц, жук, последней модели, наворотов здесь как в моем Мерседесе, так что тебе ничего не надо в нее вкладывать. Садись и езди. Ну что ты стоишь? Ты же умеешь, я помню. Лет пять назад, как ты на моем БМВ стареньком гоняла по проселочным дорогам.
  Я посмотрела на Никиту, будто в надежде, что мне он, что-то скажет, но он просто улыбался с моего выражения.
  -Да, не бойся ты, - сказала Карина. - Она не кусается.
  -Милая, чего ты боишься? - ко мне подошел Никита и взял за руку. - Это всего лишь машина, притом очень хорошая.
  -Правильно, правильно, - говорил Рома. - Давай мы тебе поможем. - Рома подмигнул Никите, чтобы снять ленты.
  Мы втроем разорвали ленты, и Никита посадил меня за руль.
  -Мы проедимся пару кругов по двору, ты не против? - спросил Рома Никиту.
  -Конечно, - он улыбнулся и закрыл мою дверь.
  Рома объяснил мне некоторые нюансы этой машины, и я выехала с парковки.
  -Ты вышла замуж? - спросил Рома, заметив мое кольцо на правой руке.
  Я кивнула, не отрывая от дороги.
  -Мои поздравления. Давно?
  -В день своего рождения.
  -Тогда понятно, почему мы тебя не могли нигде найти, и твой телефон был выключен, - улыбнулся Рома. - Я надеюсь, ты будешь счастлива.
  -Можешь не надеяться, я счастлива, - я улыбнулась, как можно шире, чтобы у Ромы даже повода для сомнений не возникло.
  После того как я припарковала машину на том же месте, Никита предложил где-нибудь сегодня вечером встретиться и отметить знакомство с моими друзьями, а так же и мое день рожденье, ведь Рома и Карина приехали для этого. Решено было встретиться в ресторане не далеко от Никитиного дома, это место было знакомо и Роме, он там тоже бывал. Встречу мы назначали на семь, так как сегодня нужно было околесить полгорода, и попасть к себе в салон.
  
  
  Глава 17
  
  Придя в салон часа в четыре, мои подопечные поздравили меня с Днем рождения и со свадьбой. Оказалось, что Марина им все уже сказала, когда я сообщила, что мы будем жить вместе. Было приятно узнать, что на работе все хорошо, дела шли неплохо, только вот с бухгалтерией у меня были затруднения. Пока я была в салоне, Марина отлучилась, чтобы купить себе "перекусить" и зайти в банк. Я осталась и поработала с одной ее клиенткой, она была не против замены мастера, ведь это было оговорено. Когда я закончила с девушкой, оказалось что больше посетителей не было. Вероника, у которой тоже было пусто, попросила меня подстричь ее, и показать, как ей необходимо наносить макияж, чтобы лучше выглядеть.
  -Это правильно, - одобрила я. - Сейчас я тебе все расскажу.
  -Если не секрет, как у тебя дела в салоне, я имею в виду финансы? - стесняясь, спросила Вероника.
  -Ну, я конечно открытый человек, но такие вопросы ни с кем не обсуждаю, - как можно мягче ответила я. - Но, думаю, если я буду так же тупить, то мне придется искать бухгалтера. Салон - это не то, что работать на саму себя в собственном доме.
  -Я понимаю, - сказала Вероника. - Полина, я не всю свою жизнь сидела в инвалидном кресле, я по образованию финансист, а это не так уж далеко от бухгалтерии. Я могу тебе помочь, если что. И сама как раз свой мозг подгружу, чтобы работал. Ведь я до аварии работала в банке. За чистоту своей работы я отвечаю, если что-то будет не верно, ты можешь действительно найти бухгалтера, и он все перепроверит. И если что-то будет неправильно, так сказать это будут мои косяки, ты можешь меня выгнать из салона.
  Я была удивлена откровенностью Вероники, и послушав ее дальше, я все-таки рассказала ей, что меня интересует и после того как я сделала ей стрижку и показала как правильно наносить макияж я пригласила ее в кабинет (бывшая прихожая в квартире). Я показала ей все свои записи, достала все чеки, она начала читать, раскладывать все это и считать на калькуляторе.
  Когда вернулась Марина, я попросила ее помочь мне развесить объявление о том, что мы хотим взять еще одного мастера парикмахера, и что его надо найти как можно быстрее. Но моя подруга так интригующе на меня посмотрела, что я подумала, что развешивать объявления нам не придется.
  От метушни на работе меня отвлек Никита.
  -Ну, как ты тут? - спросил он, когда мы с Вероникой бурно обсуждали финансы салона.
  -Смотри, мой тебе совет, - говорила Вероника. - Пока ты не отработаешь месяц на том, что у тебя уже есть в салоне, тебе не стоит делать каких-то новых больших покупок, и не совершать больших затрат, иначе ты можешь очень долго не оправдывать того что ты в него вложила. По виду в салоне у тебя есть все, что нужно на первое время.
  Я отвлеклась на Никиту, и представила его Веронике. Он напомнил мне, что мы уже должны ехать в ресторан.
  -Еще пять минут, я тебя прошу, - я подошла к нему, и, поцеловав в щеку, усадила его на старенький диван, доставшийся нам в нагрузку к квартире.
  -Пять минут, не больше, - серьезно сказал он.
  -Конечно-конечно. Скушай конфетку пока или печеньку, - я дала ему чашку с сладостями. - Говори Вероник, я слушаю.
  -Так, вот, - улыбнулась она, глядя нас. - Продолжай так же делать записи всех твоих расходов и прибыли. Кстати ты правильно сделала, что сохранила все чеки, все записала, каждую покупку. Тебе кто-то подсказал?
  -Кое-что сама, кое-что Аня подсказала. Она же жена строителя, - улыбаясь, ответила я и протянула Веронике конфету.
  -Я, то думаю, откуда ее фамилия мне так знакома. Я видела ее мужа по телику не раз, - задумалась Вероника. - Так, возвращаюсь к нашему делу снова. В конце месяца мы подчитаем все, сделаем типа отчета за месяц, и тогда можем прикинуть, за сколько ты отработаешь свои вложенные деньги. Главные навыки я тебе объяснила, да ты и так все неплохо делала. Тебе еще далеко до "тупишь".
  Попрощавшись со всеми в салоне, мы с Никитой поехали в ресторан, где нас уже ждали Рома и Карина. По дороге мы обсудили, что мы сегодня успели сделать, и что предстояло завтра. Первым делом мне нужно было забрать паспорт, я выписалась из своей квартиры и должна была прописаться у Никиты. Мы делали все, чтобы комиссия по усыновлению не могла придраться к чему-то.
  Мы неплохо провели время в компании Карины и Ромы. Видно было, что их отношения теперь похожи на те, которые бывают у любящих и уважающих друг друга людей. Карина, кстати, очень сильно изменилась. Теперь не было ни капли той вульгарности в образе, как при первой нашей встрече, но осталась та же привлекательность. Только красоту ее внешности теперь дополняли и интересы. Вместо пустоголовой болтовни о магазинах и клубах я слышала от неё рассказы о работе, о планах, что ей нужно сделать или чего она хочет добиться в ближайшем будущем.
  -Карин, а где ты работаешь? - спросила я во время ужина, когда Никита разговаривал с Ромой о машинах.
  -Я секретарь судьи, - она улыбалась. - Ты не поверишь, но за месяц, после твоего отъезда, я узнала о своей профессии столько, сколько за всю свою жизнь не знала. Я перевернула все мамины книги, нашла столько всего интересного. Поняла, что кроме шопинга и подруг в мире столько всего, что теперь не знаю, как все это успеть.
  Никита отвлекся от их разговора с Ромой и немного с удивлением посмотрел на Карину.
  -Но можно, же и на подруг найти время, - сказала я.
  -Мне стало казаться, что они теперь меня считают какой-то ненормальной. Из-за того, что меня интересует что-то новое, но не только новое в тенденциях моды. Что я могу рассказать им не только о новом клубе Питера, но и о том, чем живут обычные люди, не имеющие ни богатых родителей, ни высшее образование, ни высокооплачиваемой работы. Ты знаешь, я поняла, что они настолько узко зациклены на себе и на своих тупых проблемах.
  -А как ты устроилась? - осторожно спросила я. - Сама?
  -Да, - засмеялась Карина.- Ты не поверишь, но я сама прошла собеседование. Мои родители вообще не знали, что я нашла себе работу, или ищу ее. Платят, конечно, не много, мне хватит только на лифчик от моего комплекта, но пока меня и это устраивает. Ты не поверишь, но мои расходы сократились, когда я стала работать. Родители так же и выдают мне деньги, но я их почти не трачу, потому что некогда.
  Ее рассказ вызвал у меня искренний восторг, я была очень рада, что она стала меняться, и сама понимает, что ей это нужно, и ей от этого только польза.
  -Так вот, - продолжила Карина. - Рома, как-то обмолвился о том, что у тебя день рожденья в октябре, и я захотела к тебе приехать, поздравить. Мы думали, что же тебе преподнести. Мы сошлись на машине.
  -Нет, ну это конечно перебор, - помахала я головой.
  -Ну, почему ты так думаешь? - Карина взяла меня за руку. - Машина это малая доля того, что я могу для тебя сделать. Прими ее от нас, как от чистого сердца.
  
  На следующий же день, когда я пришла во второй половине дня, Марина представила мне нового парикмахера, которого я хотела к себе в салон. Я знала эту девушку. Это была Алена, она тоже работала с нами в салоне у Даши.
  -Марин, ты что? - я отвела свою подругу в сторону. - Нас же Дашка вообще закопает, если узнает, что мы переманиваем ее мастеров к себе.
  -Полина, она пока только роет, поверь, - улыбалась Марина. - Ты думаешь, она просто так заходила в день нашего открытия, шампусика хряпнуть? Она такая змея, что ты себе представить не можешь. Это она таких, как я теток не трогала в своем салоне, а такое свежее мясо, как ты и Алена щелкала на раз, два. Ты помнишь, как ты была завалена работой с утра до вечера.
  В моей голове ясно встала картина моей работы в салоне у Даши.
  Итак, с этого дня я взяла Алену к себе в салон, но пока так сказать, в качестве ученицы. Я помнила хорошо, как работала Алена, и мне многое хотелось ей объяснить, чтобы наши клиенты, не предъявляли претензии по поводу плохого обслуживания. Я сразу поставила ей условия, что хотя бы одно замечание, то пусть на меня не обижается, но нам придется распрощаться. Но так, же я пообещала ей, что получать она будет не меньше, чем раньше, но работать будет по графику, и так ее свободное время увеличиться.
  
  В течение последующих двух недель мы с Никитой вместе ходили, собирали все нужные справки для усыновления. Вдвоем мы справились довольно быстро, по сравнению с тем, как я в прошлый раз. У Никиты хорошо и быстро получалось договариваться, особенно в тех кабинетах, где сидели женщины. А у меня неплохо получалось с мужским полом. Нам попался только один такой экземпляр, но я с ним справилась.
  В день, когда мы пошли в комиссию по усыновлению, меня, конечно, снова трусило, как и в прошлый раз, но в этот раз мне было не так страшно, ведь я была не одна. Комиссию заинтересовало то, что Никита работал сейчас за границей. Ему задали вопрос даже, собирается ли он вывозить ребенка из страны. Я то, знала, что Никита через время снова будет работать здесь. В общем, нам задали пару провокационных вопросов и подписали акт об усыновлении, и мы могли поехать за Ярославом в сопровождении одного человека из комиссии.
  -Боже, наконец-то, - обнимая Ярослава, говорила я. - Все, теперь ты будешь со мной. Я так тебя люблю.
  -Я тебя тоже, - крепко сжимая мою шею, сказал Ярослав.
  Мы попрощались с детьми и с Ириной Николаевной, и спустились на улицу.
  -У меня для тебя новость, - сказала я мальчику. - Мы теперь будем жить втроем.
  Никита взял у меня Ярослава.
  -Я думаю, ты не против? - спросил Никита его.
  -Я только рад, что мы будем вместе все, - Ярослав потянулся ко мне, и я подошла к ним ближе, чтобы обнять их обоих.
  Следующим же утром Никита улетел в Берлин, до конца декабря. Он обещал, что будет встречать Новый Год дома, с нами. Говорил, что в его жизни еще не было такого Нового Года, как будет этот, в кругу семьи. Я и сама хотела, чтобы мы были вместе в новогоднюю ночь.
  
  Прошло два месяца
  За это время я успела принять участие в московском конкурсе парикмахеров, меня пригласил Максим Зотов, прислал мне приглашение. На сей раз, я заняла третье место, но на этом конкурсе первые три призера получили денежное вознаграждение, я оправдала дорогу, все, что потратила там, и еще немного осталось.
  Мы с Ярославом иногда катались по двору на моей машине, она стояла под навесом возле моего дома, прав то у меня не было, а пойти на курсы я могла только с весны. Но правда я иногда, часиков в десять вечера, ездила по городу, но уже сама без ребенка. У меня не было сил удержаться, чтобы не поездить на этой обалденной машинке.
  Салон потихоньку начинал набирать обороты. Теперь у меня работало три парикмахера, а так же Вероника, отличная работница, плюс она мне помогала разбираться с бухгалтерией, и Рита, наш косметолог. Рита оказалась тоже очень хорошим специалистом в своей сфере, к ней никогда не было претензий, я даже выделила деньги на некоторое оборудование для ее кабинета.
  С Никитой мы так же созванивались по скайпу, подолгу общались, часто даже втроем, с Ярославом. Мы за друг другом, конечно, очень скучали, но Никита сказал, что после Нового Года он будет работать снова в родной больнице, и что его уже здесь ждут, не дождутся. Никита говорил, что возможно он только через год поедет в Берлин или Кёльн, но это так далеко еще, что мы еще успеем друг другу надоесть за весь год.
  Как-то после двадцатого декабря я шла утром открывать салон и увидела, что большие витринные окна моего салона разбиты. Причем с двух сторон дома, даже входная дверь. Я была в ужасе от увиденного. У меня хватило сил набрать Марину в мобильнике, и рассказать, что сделали с салоном. После звонка подруге я поднялась по лестнице к входной двери и хотела открыть ключом ее, но замочная скважина была сильно разбита чем-то очень тяжелым, у меня даже не было сомнений, что в ней чем-то поковырялись, чтобы окончательно испортись замок. Это меня вообще привело в такое негодование, что я опустилась тут же под дверью на холодный пол, закрыла лицо руками и заплакала от бессилия.
  Спустя какое-то время меня кто-то позвал, это был голос Вероники, она всегда приходила после меня.
  -Полин, встань с пола, ты же простудишься, - говорила она, пытаясь заехать на своей коляске ко мне на порог по пандусу.
  -Тебе кроме разбитых окон, мало проблем? Ты хочешь еще, и слечь в постель с температурой? - Вероника потянула меня за рукав. - А ну вставай.
  Так с Вероникой мы дождались Аню, ей позвонила сразу же после моего звонка Марина, и она предложила вызвать милицию, потому у меня такой мысли не появлялось.
  По приезду милиции мы вошли в мой побитый салон, нам помогли взломать дверь, и я посмотрела, ничего ли, не пропало. В это время, Аня с Мариной говорили, что нужно вызывать мастеров, чтобы они приехали и сделали замеры окон и дверей, и что это нужно сделать как можно быстрей.
  Хорошо, что в помещениях салона все было цело. Несколько окон выходящих на центральную улицу остались целыми, я немного вздохнула с облегчением, хотя я только вообразила, сколько мне нужно заплатить, за окна которые разбили, и за работу, чтобы их поменяли.
  -Все, Полина, - сказала Аня, подойдя со спины. - Следователь написал протокол, пойди, распишись.
  Когда милиция ушла, мы вчетвером пошли ко мне в кабинет, потому что в помещении салона с разбитыми окнами, было очень холодно.
  -Скоро приедут ребята, замерять окна, - сказала Марина, усевшись на диван. - Полин мы тут подумали с Аней, что теперь нужно ставить камеры снаружи здания, и ролеты на окна под замки.
  -Да, это обязательно, - серьезно сказала Аня.
  -Как вы думаете, это хулиганы? - спросила я расстроено.
  -Угу, хулиганы, - Марина покивала головой, и коса взглянула на Аню. - Хулиганы, нанятые кем-то, правда?
  -Это ты чего на меня так смотришь? - удивилась Аня. - Ты, что думаешь это я?
  -Марин, ты, правда, чего? - вмешалась я.
  -Да вы что не понимаете? - Марина бурно зажестикулировала руками. - Это Дашка наняла кого-то. Вы, что не догадываетесь? Вспомните открытие салона!
  Вероника, молча, наблюдала за нами, и в то же время заварила всем чая, чтобы согреться.
  -Ну, а разве это не могли сделать просто какие-то мальчишки из соседнего двора? - спросила я Марину.
  Моя подруга о чем-то задумалась и не смотрела на меня.
  -Мисс Марпл думает, не мешай ей, - сказала Аня и подала мне чашечку с чаем.
  -Спасибо, - я рассмеялась и уселась в свое кресло за столом.
  -Я знаю что делать, - сказала Марина, задумчиво смотря куда-то в пространство.
  Марина рассказала свою идею, как можно узнать, кто разбил окна, ну или хотя бы попытаться это сделать. Напротив салона, на противоположной стороне улицы был супермаркет, и на входе у него должны были быть наружные камеры наблюдения, возможно на них было видно хоть что-то. И с другой стороны, на углу был бар-паб, мы надеялись, что и у них были камеры. Аня с Мариной пошли все узнавать, а я с Вероникой осталась ждать специалистов по окнам.
  Когда сняли замеры с окон, нам сказали, что такие большие можно ожидать только послезавтра, но я настаивала, чтобы завтра утром они уже их привезли и установили, или я вызову более сговорчивых мастеров из другой фирмы. Ребята согласились, но попросили немного приплатить за срочность.
  Мои следователи, Марина и Аня, вернулись с кассетой, ее они выпросили у охраны в супермаркете. На видео издалека было видно, что ночью к салону подъезжала машина, из нее выходили двое и били окна. Мне нужно было ее отнести в милицию, а Марина с Аней собирались заклеивать окна пленкой, чтобы не так дуло в помещение. Вероника должна была позвонить нашим клиентам и сказать, что по непредвиденным обстоятельствам мы не сможем работать несколько дней, и что мы очень просим извинения за такие неудобства.
  Нам пришлось пробыть весь день и всю ночь в разбитом салоне, потому что входная дверь не закрывалась, да и окна могли еще больше разбить, залезть и вынести все что плохо лежит. Аня предложила позвать на ночь двух ее знакомых охранников, чтобы я могла поехать домой, но я отказалась. Я даже девчонок отправляла домой, но они сказали, что меня одну, да еще и на ночь, ни в коем случае не оставят. Только Веронику отправили к себе, ей не стоило быть здесь ночью. Правда ближе к вечеру я съездила домой, там же был Ярослав, к нему сегодня приходила репетитор английского и французского, а после еще он с соседской девочкой ходил в художественную школу, недалеко от нашего дома. Детей водила бабушка девочки, они жили прямо под нами, на втором этаже.
  Заехав за Ярославом, я покормила его, да и сама поела, и приготовила нам с девчонками на ночь продуктов. Взяла три теплых одеяла и сама оделась потеплее. Потом отвезла мальчика к Марине домой, там он должен был быть под присмотром девочек.
  
  
  Глава 18
  
  Через пару дней окна и двери были установлены, монтировали еще только ролеты и крепили маленькие камеры. Мы подсчитали с Вероникой, какой убыток был нанесен этим разгромом окон, да и еще плюс новые растраты. Если так будет продолжаться дальше, то я могу через пару месяцев вылететь в трубу. Поэтому мое настроение совсем было не предновогоднее. Хотя я знала, что на днях прилетит мама с Толей из Монтерей, они захотели у нас встретить Новый Год. Никита должен был тоже прилететь, через пару дней, после родителей.
  Двадцать девятого декабря часов в девять вечера я возвращалась от Марины, где мы собирались с моей мамой, Толиком, Ярославом и ее семьей на ужин. Ярослава я оставила у подруги. Он уснул и спал так сладко, что я не решилась его будить и, тем более, тянуть домой такого сонного. И ко всему он так хорошо сдружился с Лесей, хотя у них была большая разница в возрасте.
  Я шла от остановки и пыталась натянуть перчатки на околевшие от холода руки, зайдя в туннель, ведущий во двор дома Никиты, мне послышались голоса молодых людей, но было темно и мне было не рассмотреть, кто это был или что они делали. Через несколько секунд они что-то бросили и быстро разбежались в разные стороны из туннеля. Я сделала еще пару шагов, не понимая, от чего они убежали, как вдруг начали раздаваться взрывы и выстрелы у меня под ногами и вокруг. Все в туннеле сверкало и мерцало у меня перед глазами от этих взрывов. Я только успела закрыть лицо руками и присесть, чтобы хоть как-то укрыться от этого кошмара, что вокруг происходил. Только один раз я услышала свой визг, потом так оглушило взрывами, что я не ощущала собственного голоса. Искры попадали мне на одежду, на руки, даже кое-что я чувствовала на лице. Я была так напугана, что когда все закончилось, я так же сидела на присядках.
  Немного опомнившись, я встала и облокотилась о стену, я не знала, как мне дойти до дома, чтобы не упасть нигде в сугроб или не поскользнуться. У меня сдали нервы, и я заплакала, но стала пробираться вдоль стенки к концу тоннеля.
  Дойдя до подъезда, я набрала код и еле открыла дверь, мне так сильно обожгло тыльную сторону рук, что больно было взяться за ручку двери. Я добралась до своей квартиры, и нужно было достать ключи из сумки, но даже еще ничего не делая, я упала под дверью и стала, как не нормальная реветь.
  Я наверно очень громко кричала и пищала, что наверно вышли соседи.
  -Полина, что произошло? - кто-то меня спросил, но мне так было плохо слышно, видимо я еще не отошла от взрывов.
  Кто-то меня начал поднимать, а потом я услышала такой крик.
  -Кто это сделал?! Я их убью, ублюдков!
  Я подняла голову, и немного разогнулась. Передо мной стоял Никита, его лицо пылало гневом, мне показалось, что будь на моем месте те, кто поджигал те салюты и петарды, им бы сейчас совсем не повезло, он бы их разорвал в клочья.
  -Никита, - с умилением сказала я, но сама не услышала этого. На секунду я забыла о боли, я так рада была его видеть.
  -Где Ярослав? - беспокойно спросил он.
  -У Марины.
  Никита завел меня в квартиру и аккуратно начал снимать мой прожженный полушубок, с правой руки было очень больно, и Никита, не раздумывая, принес ножницы и быстро разрезал рукав.
  -Ты видела, кто это был? - спрашивал меня Никита, и обрабатывал мои руки каким-то кремом.
  Я помахала головой, а Никита немного задумавшись, продолжил дальше оказывать мне первую помощь.
  Через время позвонила Марина, а за ней мама, чтобы узнать нормально ли я добралась домой. Обеим я сказала, что все хорошо, что уже приехал Никита. Никита, ухмыляясь, наблюдал за моей "бессовестной ложью".
  -Да-а, очень благополучно ты добралась домой, - сказал Никита, заваривая на кухне нам чай. - Блин, лучше бы я тебе позвонил и встретил тебя, чем то, что хотел сделать сюрприз, тем, что на день раньше прилетел.
  Я сидела за столом на кухне и думала, о том, что, не могли ли быть эти парни, или кто они там были, подосланы Дашей. Возможно, это дело ее рук и Марина права на ее счет. Этой мыслью я решила, завтра же поделится с Аней и Мариной.
  После того как мы выпили чая, и Никита поел, мы пошли в ванну, чтобы я умылась. Да, когда я увидела свое лицо в зеркало, я немного расстроилась, щеки были немного поцарапаны, и на лбу была пара синяков.
  После водных процедур Никита расстелил постель и уложил меня, а сам хотел пойти в другую спальню, где была комната Ярослава.
  -Э-э, ты куда? Ты, что меня бросишь? - наигранно с обиженным лицом сказала я.
  -Полин, ты чего? Я просто не хочу беспокоить тебя и твои руки, - Никита присел рядом со мной и аккуратно взял мои перебинтованные руки.
  -Или ты не спишь с женой, когда она не может исполнять супружеский долг? - с тем же выражением спросила я.
  -Ну, ты даешь, - Никита засмеялся и перепрыгнул в миг через меня на другую сторону кровати. - Все, я остаюсь. Ты довольна?
  -Угу, - замурчала я, примостившись к Никите под руку. - Очень.
  -Хотя, конечно это не так интересно, без супружеского долга, - сдерживая смех, сказал он.
  -Ах, ты гад, - я пихнула его коленкой в ногу. - Значит так?
  Приподнявшись на локти, я посмотрела на это хитрое выражение лица своего мужа. Потом Никита посмотрел вверх, будто издевался надо мной, а потом резко сел и перевернул меня на спину и стал целовать.
  Утром, когда Никита готовил нам завтрак, я пришла только с ванны, я сама смогла почистить зубы, он спросил:
  -Как мама отреагировал на твои перемены в жизни?
  -Сначала она не поверила моему рассказу, ни о Ярике, ни о тебе, а особенно о Ярике. Она даже не могла себе представить, что я осмелюсь взять на себя такую ответственность и усыновить ребенка. Да и про замужество она несколько раз переспрашивала: "это правда, мне не послышалось", - в конце я даже рассмеялась.
  -Ну, как не крути, но мама про ребенка права. Тут девушки и женщины просто не хотят иметь до тридцати, не говоря уже о том, чтобы взять чужого из детдома, - вздыхая, сказал Никита. - Я вообще тобой так горжусь, - он нагнулся и поцеловал меня в нос.
  Была приятная новость, что Никита до Нового Года будет дома, на работу он пойдет только второго января. Он как раз мог побыть с Ярославом, да и я почти буду дома, раз у меня такая проблема с руками.
  Мы с Никитой забрали Ярослава от Марины, и он отвез нас с подругой в салон. Все конечно были в шоке, когда я рассказала, как я вчера попала под обстрел. Мне так хотелось работать, потому что было много посетителей перед праздниками, но эти руки.(!)
  Новый Год мы должны были встречать в большом кругу, у Никиты дома, его огроменная квартира это позволяла, притом он был только за.
  Тридцать первого декабря с самого утра приехала мама, чтобы начать приготовления. Ярослав с Никитой уехали докупить продуктов, не хватило гирлянд на елку. Они два дня до этого украшали столовую, гостиную и спальню Ярослава. Атмосфера конечно у нас дома была, что ни на есть новогодняя, все эти хлопоты, елка, куча народу в квартире, но это уже было ближе к вечеру.
  -Неужели ты выросла, - говорила мама, когда готовила на кухне. - Все так быстро произошло.
  -Мам, да что быстро? - улыбалась, сказала я, грызя морковку. - Я же не вчера выскочила из пеленок.
  -Да ну, все равно, - мама посмотрела на меня. - Я многое упустила, пока жила за границей и пыталась заработать денег. А потом Толика встретила и совсем перестала за тобой следить.
  -Мам, ты что такое говоришь? - я обняла маму. - Я не считаю себя какой-то обиженной. И замечательно, что тебе с Толиком хорошо. Я очень рада за тебя. И правильно, что ты занималась своей жизнью, но ты же не бросала меня, ты же помогала мне, как могла, и, по-моему, помогаешь. С твоей же помощью я купила квартиру, одну и другую, открыла салон. Правда бабушку не удалось вытащить из деревни, чтобы она жила со мной. Ведь я для этого такую большую квартиру выбрала.
  -Может ты и права. Ты все правильно сделала, - мама вытерла нос. - Просто, мне кажется, не нужно было брать ребенка с детдома.
  -Извини мам, я за себя не ручаюсь, если ты, хоть слово еще скажешь, - я отошла от мамы и серьезно на нее посмотрела.
  Мама видимо не ожидала от меня такой реакции и поэтому не стала подливать масла в огонь.
  В шесть часов все были у нас дома. Вся наша семья, включая бабушку, и семья Марины, кроме Лены. Ее пригласил на Новый Год парень в свою семью. Мы решили поужинать, провести старый год, а позже пойти погулять на улицу, к главной елке на площади. Это было в получасах ходьбы от нас. Вернуться планировали к одиннадцати.
  -Ну что, как тебе моя семейка? - шепотом спросила я Никиту, когда мы подходили к подъезду.
  -Отлично, - с вдохновением ответил он, у него была по-детски наивная улыбка.
  Мы заходили последние в подъезд, и мне послышалось, что меня кто-то позвал, я обернулась возле входа, но никого не увидела. Уже, когда я закрыла дверь, я отчетливо услышала свое имя, и снова выскочила на улицу.
  -Полина, - это был мой отец. - Полин, это я.
  -Пап, что ты тут делаешь? - я подошла к нему поближе, чтобы рассмотреть его при свете фонарей.
  -Полин, я пришел к тебе, потому что мне некуда больше идти, - несчастно произнес папа. - Моя жена, меня выгнала сегодня.
  Дверь подъезда распахнулась, и из нее вылетел как ненормальный Никита, он подбежал ко мне и взял мое лицо в свои руки.
  -Ты, что меня так пугаешь, - очень беспокойно говорил мой муж. - Кто это? - он посмотрел на моего отца, и закрыл меня собой.
  -Все нормально, это мой папа, Леонид, - сказала я и подошла еще ближе к отцу. - Пап, это мой муж, Никита.
  Не успел мой отец еще опомниться от услышанного, что его дочь уже замужем, и даже не сообщила ему, как это полагается в нормальных семьях, и нормальным родителям, как из подъезда выскочила моя мама.
  -Лёня? - мама подходила к нам. - Никак не думала тебя здесь увидеть? Что ты тут делаешь?
  Я сразу поняла, что нам с Никитой лучше оставить моих родителей вдвоем, и подала ему знак.
  -Я не знал, что твой отец сегодня придет, - сказал Никита, когда мы подымались домой.
  -Честно, я сама не знала, поэтому никак не могла тебе сообщить. Главное, чтобы теперь они между собой все уладили, - вздыхая, сказала я.
  -Они давно не виделись?
  -Лет пять точно.
  Мы вошли в квартиру, к нам сразу выскочил Толик и Марина.
  -Что случилось? Почему вы так долго? - спросила Марина.
  -А где Таичка? - спросил Толя.
  -Все нормально, - улыбнулась я. - Можно тебя, - я взяла Толю под руку и отвела в кабинет Никиты.
  Я объяснила, что сейчас мама разговаривает с моим отцом, но это только потому, что они расстались, толком не объяснившись, но это никоим образом не должно скомпрометировать мою мать. Он конечно с подозрением на меня смотрел, но, в конце концов, я его убедила, что у него нет причин для беспокойства, и тем более для ревности.
  Мама вернулась вместе с моим отцом, я не ошиблась в ее сердечности, она позволила отцу остаться на Новый Год. Толик очень спокойно принял моего отца, даже дружелюбно, хотя во внутреннем состоянии я его сомневалась, я догадывалась о том, что Толик был в курсе всех "подвигов" моего отца, почему моей матери в срочном порядке пришлось уезжать на заработки. Мой отец ничего не предпринял, вот и получил. Остался вообще один, да и еще с новой гражданской женой не подфартило, что она его выгнала в новогоднюю ночь. Ну, что ж? Что имеем, то имеем.
  Итак, моя семья была теперь точно в сборе. Мы хорошо встретили Новый Год. Я получила столько подарков, сколько не получала за всю свою жизнь в Новый Год, да и мне пришлось столько всего накупить, чтобы положить под елку, и чтобы никого не обидеть. Главный подарок был от Ярослава, он нарисовал мой портрет и вставил его в рамку. Конечно же, нарисовано было по-детски, но меня это растрогало до слез. Никита по количеству обогнал всех, потому что он видимо, покупал все, что могло мне подойти или я ему когда-то об этом говорила, что такое хотела бы иметь. И видимо закупать он начал еще год назад, потому что такое количество всякой всячины невозможно купить даже за месяц до Нового Года. Никита подарил щенка, золотистого ретривера, Ярославу, это было такое милое создание, что вокруг него собрались все. Никита всем подарил подарки, даже моему отцу, хотя он не знал, что он придет, он подарил ему книгу по психологии, что-то вроде как начать новую жизнь. Это как раз подходило моему папе. Возможно, если бы мой папа ее прочитал, она бы стала второй книгой в его жизни, после букваря.
  
  Неделю спустя после Нового Года мне позвонили из милиции и сообщили, что нашли одного парня, который разбил витринные окна моего салона. Сказали, что он дал показания и признался. Он был владелец машины, на которой они подъезжали к салону. Мне тоже нужно было приехать в милицию, и я решила взять с собой Аню.
  Приехав в милицию следователь, который вел мое дело, спросил, что с моими руками и лицом, я ему все рассказала, что произошло, а он мне сразу начал говорить, почему я с такими травмами не пришла к ним и не написала заявление на этих подонков. Я настолько скептически относилась к правоохранительным органам, что не хотела в очередной раз с ними связываться.
  -А зачем они это сделали, он сказал? - спросила Аня следователя. - А почему вы не нашли его дружка?
  -Его ищут, не беспокойтесь, и найдут, - улыбнулся нам дяденька.
  -Хорошо, - покивала Аня. - А этот, которого вы взяли, он сказал, кто им это заказал?
  Следователь нахмурил брови.
  -Вы, что нам чего-то не рассказали? - он глянул на меня.
  -В смысле? - спросила я.
  -Полина, - Аня на меня взглянула зло. - Ты что им за Дашку не сказала?
  Я сидела как загнанный в угол зверек, окруженный двумя хищниками, которые вот-вот и меня съедят.
  -Ну, вы даете, Полина Леонидовна, - вздохнул следователь. - Рассказывайте новые подробности вашего дела. Я внимаю.
  
  Как ни прискорбно это было, но версия Марины оказалась самой, что не ни есть верной. Наняла этих двух наркоманов наша дорогая и глубокоуважаемая Дарья Валерьевна. А вот к происшествию в тоннеле это парни не были причастны. Но когда дело закрыли, его передали в суд, и там уже решили, что Дашка заплатит мне и материальный ущерб, с тем, что два дня салон не работал, и моральный. Мне очень повезло, что все так решилось. Мне, конечно, снова помогала Аня, если бы не ее напористость в решении таких щекотливых дел, то у меня мало, что получилось. И я решила, что почти все деньги, которые я получила от Дашки, я отдам Ане, она это заслужила, и пусть она делает с ними, что хочет, но я не отвяжусь от нее, пока она их не возьмет.
  
  
  Глава 19
  
  Прошло полгода
  Все в моей жизни было почти гармонично. Нет, ключевое слово в предложении не почти, а гармонично. "Почти" было употреблено в виду того, что наша жизнь не может быть идеальной, как бы мы не старались. Семья у меня была дружная, нам троим очень нравилось быть вместе, хотя я теперь многое поняла, что когда ребенок в доме, то все в основном вращается вокруг него, а если у вашего ребенка и собака есть, то вращение происходит еще быстрее в два раза. Я начала много времени уделять Ярославу, но немного не правильно кое-что делала. Кроме английского, французского, и рисования, я отдела его на футбол. В некоторые дни с ним была няня, это уж когда мне сильно некогда было, но это было несколько дней в неделю. Энергии у Ярослава было море, и ее нужно было куда-то выплескивать, и не тупо бегать на детской площадке, а и учиться чему-то. Хотя я была не против, того чтобы он гулял с детьми во дворе, но ему и самому не очень-то хотелось этого, он после часа на улице возвращался домой и начинал гулять с собакой, ее звали Лесси. Он разговаривал с ней на французском или английском, пел песни, даже пытался дрессировать. В общем, сын у меня был очень смышленый и развит не по годам. Ярослав сам мог, если он хотел, разогреть себе обед, и убрать со стола. Он, конечно, же, был маленький и не доставал до крана, но он брал табурет, залазил на него и мыл за собой посуду, таким же образом открывал холодильник и брал все, что ему нужно было. Он много раз видел, как я это делала, как это делает Никита, он все делал точь в точь как мы. Было еще интересно слушать, как они с Никитой общаются. Никита то больше был связан с детьми, и иногда мне было чему у него поучиться. Он рассказывал ему про свою бывшую работу, когда он еще был детским кардиохирургом, и зав. отделения, они в это время могли улечься в комнате у Ярослава на полу и рисовать что-то красками или карандашами. Да всего не перечислить, о чем они разговаривали, и чем занимались. Никита, вообще был такой человек, неисчерпаемый источник информации.
  В июле за Ярославом должна была прилететь моя мама и забрать в Монтерей на месяц, а мы с Никитой должны были за ним прилететь забрать обратно и как раз побывать в Америке, то чего хотела уже давно, хотелось посмотреть, как моя мамочка там живет.
  Как-то возвращаясь, домой на своей машине (я уже получила права в мае), я прочитала объявление возле подъезда, что в августе будет набор в музыкальную школу, на разные инструменты. Я решила предложить эту идею Ярославу, да и мне очень хотелось, чтобы он освоил какой-нибудь инструмент. Но самой мне больше всего нравилось фортепиано.
  Дома, когда Ярослава привела соседка из художественной школы, я ему рассказала про свою идею с музыкальной школой, но он был уставший и не очень бурно отреагировал, скорей отреагировал отрицательно. Но мне так хотелось, чтобы он пошел в музыкальную школу, что я как могла его убеждала, что это хорошо, и что там очень интересно.
  Тем же вечером, Ярослав уже спал, ко мне на кухню пришел Никита и как-то с подозрением посмотрел на меня.
  -Полин, ты слишком увлеклась, ты не замечаешь? - сказал он.
  -В смысле? - я перестала мыть посуду и посмотрела на него.
  -По-моему музыкальная школа - это перебор. У ребенка нет свободного времени вспомнить о том, что он ребенок.
  -Я наоборот хочу, чтобы он развивался, чтобы у него было больше возможностей по жизни, - вытирая руки, сказала я, и отошла к окну. - Мне так хочется, чтобы у него все было.
  -Угу, - Никита покачал головой, крепко стиснув губы. - И контрабас.
  -Ну, почему контрабас? - я не поняла его издевки. - Я думала фортепиано. Ты, что прикалываешься надо мной?
  -Полина, да лучше бы ты с ним лишний раз пошла, погуляла, чем так его грузить. Языки, художка, футбол, няня, которая за ним следит как надзиратель в тюрьме. Она, конечно, хорошая, но Ярославу она не нужна. Он спокойно может пробыть полдня дома и ничего не натворить, это просто чудо, а не ребенок. У меня, когда есть время, я проверяю английский, французский, он отлично все знает. Математика у него тоже на ура. Он не может заняться чем-то, чего хочется ему. У него весь день расписан по минутам, он не может поиграть даже с Лесси.
  Я как оглушенная стояла и смотрела то на Никиту то на пол, встав у подоконника. Я не понимала, в чем я так виновата, до меня не доходило. Может и доходило, но я не хотела этого признавать.
  -Ты решила построить из себя заботливую мамочку? - спросил Никита, пристально на меня смотря. - Решила обложить ребенка по полной, чтобы он не мог и вздохнуть от твоей заботы.
  Никита махнул рукой, что я подумала, что сейчас улетит вся посуда с мойки. Я, перепугавшись, закрыла лицо руками.
  -Ты уже не та, - расстроено произнес Никита. - Я не в эту Полину влюбился и не такую люблю. Разве она так себя вела? Она была чуткой, нежной, добродушной, жизнерадостной, и это все ей было к лицу. Она не была такой зацикленной на том, что ее окружало.
  Никита договорил все и быстро ушел с кухни. Меня же всю так колотило, что я не могла сдвинуться с места. Через время я вышла в прихожую, взяла свою сумку, ключи от машины и ушла из квартиры.
  Я решила поехать в деревню к бабушке, но подъехав ко двору, я увидела, что свет в ее окнах не горел, и я не захотела ее беспокоить и уехала оттуда. Телефон разрывался от звонков, это был Никита, но я отключила мобильник и решила поехать к Марине. Мне нужно было с кем-то поговорить.
  Моя подруга приняла меня как можно лучше. Когда она меня только увидела на пороге, она все поняла без слов. Мы улеглись в спальне девочек, Леся уехала в лагерь, а Лена с парнем на море.
  Я пересказала Марине все, что мне высказал Никита сегодня вечером.
  -Ну, что ж Поль, я тебя могу поздравить, - улыбнулась Марина.
  -С чем? - я не поняла ее юмора.
  -С тем, что теперь у тебя настоящая, полноценная семья, со ссорами, с выяснением отношений, кто, что не так сделал, или не так сказал, - все это время Марина улыбалась и жестикулировала. - Нет, ты не думай, я не шучу, я вполне серьезно. А то ты привыкла, что у тебя все в розово-малиновом цвете. Нет, я не желаю тебе зла, просто не бывает все идеально. И с Никитой я почти согласна, ты не права на счет Ярослава. Он отличный пацан, и он может обходиться без всех этих нянь, мань. Лучше бы ты его в салон привела, он бы наших теток растормошил, чем он с нянькой будет сидеть. Я тебя, конечно, не брошу, я все равно на твоей стороне, даже притом, что ты не права. Но в данной ситуации ты действительно не права.
  Марина мне много еще чего говорила, но почему-то из ее уст это воспринималось намного легче, на нее я не обиделась, и даже себя не считала виноватой. Да, теперь я решила, что изменю, свои методы опеки над Ярославом, я буду чаще сама с ним возиться и везде брать, чем вызывать няню.
  Следующим утром я вернулась домой, чтобы принять душ и переодеться перед работой. Дома к моему счастью никого не оказалось, я не очень хотела устраивать ни разборки, ни примирения утром.
  Вечером я пришла поздно, работы было много, и в салоне мне захотелось сделать небольшие изменения в оформлении, окна только вот недавно заштукатурили, а то зимой этого нельзя было сделать.
  Было часов одиннадцать, Ярослав уже спал, он ложился всегда в десять, я заглянула к нему, поцеловать на ночь и ушла. Выйдя из ванной, я решила поспать в гостиной, в спальне спал Никита, а я не хотела его пугать, и говорить тоже не было сил. Я зашла в спальню за подушкой и хотела как можно тише ее взять и уйти.
  -Ты, что еще не привыкла, что я чутко сплю, - сказал Никита, лежа лицом в подушку.
  -Извини, - сказал я, и, схватив подушку, пошла к двери.
  Никита вмиг оказался возле двери и загородил мне проход.
  -Куда это ты намылилась? - улыбался он, у него прикольно торчала челка.
  -Туда, - показала я в сторону гостиной, и сама улыбнулась с его кипиша на голове.
  -Да, ты что? - с издевкой сказал он. - А ну марш в постель.
  -Да, я устала, я ничего хочу, - умоляюще простонала я.
  -А, я тебя что, к чему-то принуждаю. Я просто хочу, чтобы ты спала здесь, в нашей спальне. Так что давай, разворот на сто восемьдесят градусов и постель, - Никита взял меня за плечи и повернул обратно.
  Он уложил меня и укрыл легким пледом, ночи были теплые, и сам лег рядом на бок и стал смотреть на меня. Я так же улеглась на бок, лицом к Никите и стала смотреть в его глаза.
  -Как твои дела? - спросил Никита.
  -Не плохо, - тихо ответила я. - Вот задумала в салоне сделать интерьер посвежее.
  Я описала ему, что пришло мне в голову. Он, молча, все выслушал, а потом сказал:
  -Я хочу от тебя ребенка, такого же прикольного и хорошенького, как ты.
  Я была поражена его пожеланием, мое лицо наверно изменилось от удивления.
  -Что, прямо сейчас? - спросила я.
  -Ну, что ж я изверг какой-то? - улыбался Никита. - Ну, в ближайшее время я не против.
  У меня внутри все даже похолодало, я просто не думала, что этот вопрос возникнет так быстро, да и я была не готова, морально. Я не могла себе представить, как это будет выглядеть, я и с огромным животом. Во мне еще видимо не проснулись материнские инстинкты. Мне вполне хватало Ярослава, и самой пока рожать своих не хотелось.
  -Ты, так молчишь подозрительно, - насторожился Никита. - Ты не хочешь или боишься?
  -Я даже не знаю, чего больше, первого или второго.
  -Ну, расскажи, чтобы я знал, как разрешить этот вопрос.
  -Я боюсь гинекологов, мне кажется они не очень ответственные врачи, а это мне придется каждую неделю к нему ходить. Еще надо постоянно сдавать кучу всяких анализов, в общем, я себя буду чувствовать как под микроскопом. А как рожу, так это вообще вешайся, я и так не модель, а после родов вообще стану необъятной. Кому я тогда вообще буду нужна? А после родов, это вообще не одной спокойной ночи, и я не хочу, не ходить на работу, я ее очень люблю. Так, что давай пока мы этот вопрос опустим на пару лет. Хорошо?
  Дослушав меня, Никита тихо рассмеялся.
  -Нет, я, поэтому, наверно и хочу, чтобы ты побыстрей мне родила ребенка, чтобы он мне, когда вырастет, такое же сочинял как ты, - сквозь смех сказал Никита. - Вот, глупенькая, ты просто еще не поняла какое это счастье быть матерью, именно своих детей. Это же твоя кровь, твои черты лица, характера. Ты каждый день будешь наблюдать, за тем как он растет, делает первые свои шаги. А знаешь, как дети пахнут материнским молоком, это тебе не передать, тебе его хочется целовать, обнимать.
  Я понимала, что Никита говорил мне о лучшей стороне материнства, и поэтому я не очень велась на его убеждения.
  -Знаешь что? - спросил Никита. - Я найду тебе самого лучшего врача, который будет тебя наблюдать, и сам буду тебя к нему водить. Ты мне только роди ребеночка, а дальше я сам все сделаю. Найму ему няню, а ты будешь ходить на работу, если захочешь, хотя я сомневаюсь, что тебе на работе будет интересней, чем со своим ребенком. Во время беременности будешь ходить на аэробику для беременных, потом как родишь, я куплю тебе тренажер или отправлю в спортивный зал. Ты, главное знай, что я тебя буду поддерживать в любую минуту.
  
  Прошло три месяца.
  Это было не самое прекрасное время моей жизни. У меня был срок беременности десять недель, и ужаснейший токсикоз. Я похудела на восемь килограмм, от того, что не могла ничего есть, а если и ела, то через пять минут сидела возле унитаза, и меня выворачивало наизнанку. Врач, который меня наблюдал, говорил, что это все пройдет как срок перевалит за три месяца, это была гормональная перестройка организма, но он был обеспокоен моей худобой, все витамины, которые он мне приписал, я пила, но тут, же ими и рвала. В общем, это были самые замечательные дни. Анализы у меня были, как у живого трупа, от которого остались рожа да кости, и он еще не понятно почему дышал.
  А то, что со мной творилось вообще, что произошло с моим характером, это было не описать. Я столько посуды перебила с психу, что кошмар. Мне казалось, что я умом повредилась, когда такое вытворяла. Ярослав меня вообще стал побаиваться, он, когда приходил домой со школы, быстро брал нужные вещи и убегал к репетитору или в художественную школу. Никита все терпел, все мои крики, все мои выходки, он насильно делал мне уколы, которые хоть как-то поддерживали мою жизнедеятельность. Он уговаривал меня, чтобы я легла в больницу, и чтобы я была под присмотром врача, но я сказала, что на больницу я не договаривалась, пока буду беременна. На работу я вообще перестала ходить, всем пока управляла Марина, с помощью Вероники и Ани.
  В один из таких же ужасных дней, это было утро, Никита пришел с ночного дежурства, у него еще выпала в эту ночь срочная, сложная операция. Я лежала в постели и хотела дойти до туалета, но не могла встать, у меня абсолютно не было сил. Я слабым голосом позвала Никиту и попросила, что бы он принес мне тазик, меня снова тошнило.
  -Полин, может тебе все-таки в больничку на недельку, - говорил Никита, когда делал мне укол. - Ты потом себя лучше будешь чувствовать. Мне так жалко смотреть, как ты мучаешься.
  -Лучше здохнуть, чем в больничку и так мучиться, - сказала я и отвернулась от него, сворачивая в калачик.
  Никита сидел возле меня, взявшись за голову, он наверно себя так винил, за то, что попросил меня о ребенке. Но если бы я была более в здравом уме, то его можно было понять, он же не мог предвидеть, что беременность окажется настолько тяжелой.
  Немного снова поспав, я встала, и чувствовала себя лучше. Никита видимо так уже устал и от работы и от моих капризов, что даже не пошевелился, когда я слезала с кровати. Я выпила воды и решила пойти в душ. Выйдя из ванны, я почувствовала головокружение, но оно было слабым, я, просто опираясь о стенку, дошла до спальни и присела в кресло. Все прошло, и я решила выйти на улицу, мне так сильно захотелось поехать в салон, что я чуть не расплакалась, я так давно там не была. Я поехала на своей машине, хотя Никита мне запретил вообще садиться за руль, пока я не стану себя лучше чувствовать, или желательно всю беременность.
  Я припарковалась напротив салона, на противоположной стороне улицы и пошла в салон. Уже на ступеньках мне снова стало плохо, и я присела, чтобы не упасть совсем. Кто-то из прохожих обратил на меня внимание и стал меня спрашивать, плохо ли мне и зашел в салон, что бы попросить помощи.
  -Полина? Что ты тут делаешь? - возле меня присела Марина. - Ты сможешь дойти?
  Я покивала головой и меня, взяв под руки, повели в салон, в мой кабинет.
  -Полин, ты что делаешь? - Марина обтирала мое лицо прохладным полотенцем. - Зачем ты вышла в таком состоянии на улицу? Еще и за руль села.
  -Мне было нормально, - еле говорила я. - Еще час назад. Я уже не могу сидеть дома, мне все осточертело. Я захотела к вам, - мне даже захотелось улыбнуться.
  Марина вышла из кабинета и ко мне подъехала Вероника. Она взяла меня за руку, и что-то рассказывала, но я уже плохо слышала ее, я или засыпала, или сознание теряла.
  Когда я пришла в себя, я была одна в кабинете на своем диванчике. Слышала, как за дверью тарахтела Марина, объясняя кому-то, что меня нужно положить в больницу.
  -Хорошо, хорошо, - говорил Никита. - Где она?
  Дверь открылась, и вошел мой муж, он взял меня на руки и быстро вынес из салона, посадил в свою машину, и увез.
  -Куда мы едим? - спросила я, когда поняла, что это не дорога домой.
  -В больницу, - серьезно ответил он.
  -Разворачивайся или я выйду на ходу, - как можно убедительней сказала я, и потянулась к ручке дверей.
  Никита быстро заблокировал двери, и остановился возле тротуара.
  -Ты, что решила меня совсем довести?! - крикнул он и стукнул по рулю. - Мы с тобой живем как в аду, когда у тебя начался токсикоз. Ты не хочешь ничего делать, чтобы тебе было лучше, о других я молчу. Тебе не жалко меня? Так, пожалей хоть Ярослава, он же боится к тебе подойти. Ты совсем неадекватная стала. Я понимаю все, что тебе сейчас очень тяжело, притом беременность такая тяжелая, но я пытаюсь, как могу, помочь тебе. Я же все сделал, что обещал. И делаю, и буду делать. Но ты можешь хотя бы малейшее усилие приложить, чтобы не разрушать то, что я делаю.
  Никита был прав. Он был прав на все двести процентов. Я была просто не сносной.
  Меня не очень напугал его тон, но через секунду я снова почувствовала, как мое тело становиться тяжелым и глаза закрываются.
  Очнулась я уже дома, в постели, возле меня стояла капельница, и иголка была в моей вене. Где-то в прихожей слышались два голоса, моего мужа, и, по-моему, моего врача.
  -Слава Богу, ты пришла в себя, - входя в спальню, сказал с облегчением Никита. - Я сделал так, как ты хотела, я не отвез тебя больницу.
  Никита подошел к кровати, прилег и взял меня за руку.
  -Но больница теперь переедет к тебе, - засмеялся он. - Ты от меня не куда не денешься.
  
  
  Глава 20
  
  Спустя два с половиной месяца.
  Наша семейная жизнь наладилась, я стала себя чувствовать намного лучше, бывали, конечно, разные дни моей беременности, и живот сильно хватал, и голова кружилась ужасно, но тошноты больше не было, токсикоз прошел. По сути все в нашей семье пока вращалось вокруг меня, но я тоже не лежала, сложа руки. Я стала каждое утро отводить и встречать Ярослава со школы. Стала готовить ему и Никите завтрак, если Никита был дома, а не работе. У меня появился животик, и все с удовольствием его гладили и разговаривали с ним. Срок уже был больше пяти месяцев.
  Я даже стала ездить в салон, пока Ярослав был в школе. Никите не удавалось никогда запрятать ключи от моей машины так, чтобы я их не нашла, точнее это делала Лесси, это была очень умная собака, притом Никита с Ярославом ее выдрессировали, что она знала много команд, и могла брать след.
  -Фух, - вздыхая, сказала я, когда уселась в свое кресло, в кабинете салона. - По-моему я что-то устала.
  -По-моему тебе вообще не следует работать, - сказала Маринка, заваривая мне чай. - У тебя же все равно и голова кружиться периодически, и тошнит.
  -Ты, что? Сплюнь три раза. Не тошнит меня, - перепугалась я.
  -Тихо, тихо, успокойся, - Марина поставила передо мной чай. - Просто я думаю, тебе все равно надо себя беречь.
  -Ага, лечь перед телевизором и обжираться пирожными, смотря какие-нибудь мелодрамы со стройными актрисами, и заливаться слезами, и думать какая же у них там красивая любовь, а ты тут, на диване, толстая и неуклюжая, жрешь пирожное и никто тебя не полюбит, - я отпила чай и развела руками. - Ну, кроме твоего мужа. И то это еще не факт, может у него к тебе все прошло.
  -Слушай ты сейчас точно, как беременная говоришь, - смесь сказала Марина.
  -А то-о, - мне тоже стало смешно.
  К четырем часам я поехала за Ярославом, мы созванивалась, и договорились, встреться возле художественной школы и пойти прогуляться по парку, он как раз был через дорогу от школы. И погода была сегодня хорошая, выпал снег, и даже солнышко иногда появлялось.
  Я не спеша шла по парку, машину я оставила на платной парковке, потому, что здесь нельзя было парковаться. Я хотела повернуть как раз не далеко от пешеходного перехода, где обычно дорогу переходил Ярослав, если шел ко мне на встречу.
  Ярослав вышел со школы и помахал мне, я подошла к переходу и ждала, когда он перейдет дорогу. Зажегся зеленый свет на светофоре и Ярослав, посмотрев по сторонам, пошел ко мне. Он так загадочно улыбался мне, наверняка, что-то интересное дорисовал.
  Через секунду из-за поворота резко выскочила машина. Я не успела глазом моргнуть как произошло ужасное. Автомобиль, пролетая на огромной скорости, задел Ярослава, он подлетел и упал за машиной. Водитель, не выходя из машины, сдал назад, объехал ребенка и умчался.
  Мои ноги стали ватными, на лице моем был наверняка страх и ужас. Я побрела к лежащему на дороге Ярославу. Вокруг его головы была лужа крови, а руки не естественно раскинуты. Меня затрясло, и я упала на колени возле него.
  -Боже! - закричала я не своим голосом. - За что?!
  Я боялась притронуться к маленькому телу Ярослава, одетое в теплую зимнюю курточку. Я собрала вокруг него вещи, которые поразлетались в разные стороны от удара.
  Ко мне прибежали какие-то люди, которые видели и слышали, что я кричу, и сижу возле ребенка. У меня даже не было с собой телефона, я его оставила в машине. Я уже подумала, что надо вызвать "скорую". Кто-то из людей сказал, что "скорая" уже едет, но я понимала, что это конец. Конец всему. Конец прежней жизни. Я не плакала, у меня даже глаза не слезились, так, иногда только разговаривала сама с собой.
  Приехала "скорая". Врачи, осмотрев Ярослава, сказали, что у ребенка была мгновенная смерть от разрыва внутренних органов. Он даже понять не успел, что вообще произошло. Может это и плохо, но я не много была рада, что он хотя бы не почувствовал, этой адской боли. Тело Ярослава положили на носилки и погрузили в машину "скорой", я хотела тоже поехать вместе с ними, но когда подняла ногу, чтобы сесть в машину, почувствовала такую острую боль внизу живота, что тут, же скрутилась и упала на дорогу, возле машины "скорой".
  
  Спустя время
  Когда я открыла глаза, я почему-то подумала, что я умерла. Все было такое белое, мне показалось, что на Земле так не может быть, это только там, на том свете.
  -Полина, - сказал голос. - Полина, я здесь.
  Это был голос моей мамы, но что она здесь делала.
  Коснулись моей руки, и я начала опускать взгляд на свою руку, и увидела маму.
  -Девочка моя, ты очнулась, - мама сидела возле моей кровати.
  -Где я? Мы умерли? - сиплым голосом спросила я.
  -Ты, что, Полин?
  -А разве не на небе все такое белое?
  -Полин, ты в больнице. Ты десять дней не приходила в себя после операции.
  Я дотянулась до своего живота и поняла, что у меня больше нет ребенка. Я как могла, из всех сил, сжала на животе одеяло.
  Мама начала заливаться слезами и причитать, что-то себе под нос. Тут подошел Никита, мама встала и он сел на ее место.
  -Где ребенок? - я стукнула себя по животу. - Где Ярослав?
  Никита взял мою руку, и, опустив, голову сказал:
  -Ярослава больше нет, и нашего ребенка тоже нет, - по щекам Никиты потекли слезы. - Прости меня.
  Я почувствовала, как мои глаза налились слезами, и я застонала от боли в груди.
  Тут же вошла медсестра и всех выгнала из палаты, и быстро в капельницу ввела какое-то лекарство, что через время я уснула. Только вечером, когда было уже темно, пришла Марина, она сказала, что на пять минуток, она не могла выдержать, чтобы не увидеть меня.
  -Ну что ты? - Марина нагнулась надо мной. - Я тут твои желешки принесла. Тебе можно, ты не знаешь?
  Слышно было, что голос Марины подрагивал, она не могла скрыть свое беспокойство. Она очень переживала за меня.
  -Марин, как так получилось? - тихо сказала я.
  -Ты, что Полин? Что получилось? - сделала подруга глупый вид.
  -Почему я больше не беременна?
  -Поль, я не врач, - осторожно начала подруга. - Но я слышала, как Никита разговаривал с врачом. Это все из-за пережитого шока, стресса. Ты же сама помнишь, как тебе врач говорил, что тебе нельзя переживать, нельзя вообще нервничать. Еще они говорили, что было очень сильное внутреннее кровотечение, и они просто боролись за твою жизнь. Никита сам был на операции. Я, конечно, не знаю, что он там делал, он же кардиохирург. Но все же. Поль, мы все за тебя молились, чтобы только выжила, - Марина сжала мою руку.
  -Марин, - у меня потекли слезы. - Как мне теперь жить? Это же все. Это же конец.
  -Ты, что? Полин, мы выдержим, поверь. Ты главное поправляйся, - Марина быстро смахнула слезы с глаз, что бы я наверно не заметила.
  
  Через две недели я собрала свои вещи, которые видела в палате и ушла с больницы. Я сделала это через полчаса после обхода врача, они как раз уходили подальше от моей палаты, мне главное было не попасться кому-нибудь на глаза из медсестер. Швы мне на днях сняли с живота, поэтому я не боялась, что снова сюда придется возвращаться. Я добралась домой, в свою квартиру, на такси, а деньги потом вынесла, потому, что при мне не было ни копейки. Ключи от моей квартиры, у меня всегда были в сумке.
  Дома оказалась мама, она с кем-то по телефону разговаривала на кухне, когда я прокралась в свою спальню. Мне даже нечего было переодеть, все вещи были у Никиты. Я решила хотя бы хорошо вымыться в ванной.
  -Полина? - мама стучалась в дверь ванной. - Ты, что сбежала с больницы?
  Я сидела в ванной полной пены и заливалась слезами. Мне было так плохо, мое сердце разрывалось от боли, в груди все горело.
  -Поля, ответь, - жалобно попросила мама.
  -Оставь меня, - крикнула я. - Я тебя прошу, оставь меня одну!
  Я наверно просидела в ванной несколько часов, пока не стала замерзать, вода остыла. Мама, не шевелясь, сидела в гостиной, ждала пока я выйду. Она хотела мне начать что-то говорить, когда я прошла на кухню, но я показала ей рукой, чтобы она молчала. Я не спрашиваясь разрешения, у мамы перекусила немного, и пошла, стирать свои вещи в ванную. Мама зашла, когда я залила в тазике свой свитер и брюки, и насыпала порошка.
  -Вот, возьми, - мама протянула мне пакет. - Там вещи, это я тебе собирала в больницу.
  -Спасибо, - я взяла пакет, и ушла к себе в спальню.
  Мама настолько тихо себя вела, что я даже не ощущала ее присутствия. Мне показалось, что она боится даже дышать при мне, чтобы меня не спугнуть, и я не сбежала от нее.
  Я оделась и ушла в салон, мне захотелось ощутить, что я, наверное, еще живу, и могу еще что-то делать, и могу быть кому-то полезной. Мой вид, похоже, был настолько не представительный, что Алена меня не узнала, когда я вошла. Она со мной поздоровалась, как будто я была посетительницей. Я прошла прямо к себе в кабинет. Меня узнала только Марина, и то она не могла оторваться, у нее в кресле сидела клиентка.
  В кабинете я уселась за стол и просмотрела бухгалтерский журнал. Я кое-что прикинула на калькуляторе, все сошлось. Заглянула в журнал, где мы вносили необходимые вещи для закупки, появилось много записей, нужен был окислитель, несколько видов краски, скрабы, и упаковка перчаток.
  -Привет, - улыбаясь, заглянула в кабинет Марина. - Ты так пролетела мимо меня.
  -Да, вот решила заглянуть, как тут вы, - вздохнула я, и закрыла журнал. - Смотрю, все нормально. Как сегодня с записью? Может я помогу?
  -Конечно, работы валом, так что становись к орудию, - улыбалась подруга.
  В салоне, естественно, все знали, что у меня произошло, но молчали об этом, а я и подавно. Уже часов в шесть, когда в салоне осталась я, Марина и еще один наш парикмахер, она работала со второй половины дня, моя подруга предложила мне сесть к ней в кресло.
  -Зачем? - спросила я, снимая фирменный жилет нашего салона.
  -Садись, и расслабься на время, - Марина подвела меня к креслу и посадила в него.
  Через несколько часов я встала с кресла и удивилась, когда посмотрела на себя в зеркало. У меня была красивая стрижка до плеч, на затылке приподнято, как "боб", а спереди волосы обрамляли лицо и были длиннее. Я теперь была не темно русой, а почти блондинкой, Марина даже мои брови подкрасила, чтобы шли к моему цвету волос. Макияж у меня был слегка ярковатый, но мне очень шло, особенно губы были яркие.
  -Спасибо, - повернулась я к ней, чтобы обнять.
  -Я же говорила, что мы справимся, - сквозь слезы сказала Марина.
  Я покивала головой и сама начала вытирать под глазами.
  -Так, все, взяли себя в руки, - сделала глубокий вдох подруга. - Сделали глубокий вдох.
  Я закрыла рот рукой и стала заливаться слезами, Марина меня обняла, и я плакала долго ее в плече.
  Когда я успокоилась, я попросила подругу съездить со мной за машиной и заехать к Никите за вещами, и документами. В моей голове пока не укладывалось, как мы сможем жить вместе дальше. Может я и смогу, когда-нибудь прийти в себя после гибели Ярослава и потери своего ребенка, но, наверное, только тогда, когда буду одна. Он все равно мне будет напоминать о прошлом. Мне нужно побыть как одинокий остров без людей. Корабли уже потонули возле меня. Я чувствовала, что мне нужно какое-то время побыть одной.
  Я спокойно открыла дверь своим ключом и вошла, Марина осталась ждать меня на площадке. Я не собиралась долго расхаживать по квартире, я знала, что я хочу забрать. Я заглянула в кабинет Никиты, там должны были лежать в сейфе мои документы на салон. Возле стола стояли две пустые бутылки из-под водки, я знала, что Никита почти не пьет, тем более водку, но видимо и его все это подкосило, что он начал пить.
  Мне понадобилось десять минут на все.
  Когда я уже несла чемодан к прихожей, я услышала шум за дверью, на площадке.
  -Полина, ты здесь? - дверь распахнул Никита и влетел в прихожую.
  Его внешний вид был, мягко сказать, помятый. Волосы растрепаны, щетина недельной давности, рубашка, торчащая из-под свитера.
  -Ты куда собралась? - он хотел вырвать у меня чемодан с вещами. - Я тебя не отпущу.
  Марина стояла перепуганная до смерти, боясь видимо, что Никита в таком состоянии применит ко мне силу. От него слышался не сильный перегар, наверно он утром выпивал. Марина шла за Никитой, чтобы пытаться его останавливать, если он кинется на меня, ее выражение уже стало более решительным.
  -Никита, - я выставила руку, чтобы остановить его. - Нам, нужно... Расстаться.
  -Я не дам согласия на развод, - чуть не в горячке сказал Никита, и упал передо мной на колени. - Я тебя прошу, не уходи. Я тогда сойду с ума.
  Я сжала кулаки и губы, чтобы не разреветься. Марина подошла ко мне, взяла чемодан и вышла из квартиры.
  Никита сидел предо мной на коленях, и, опустив голову в руки, плакал, как ребенок. Я присела напротив него и обняла.
  -Если я останусь, то я сойду точно с ума, - сквозь слезы сказала я. - Пожалуйста, отпусти меня, я тебя прошу. Я столько горя тебе принесла.
  -Мне все равно. Я по-прежнему тебя люблю, - Никита поднял голову, и взял мое лицо руками. - Помнишь, как тогда в аэропорту, когда я тебе сказал в первые, что люблю. Мои чувства к тебе прежние, как и тогда, может даже сильнее. Да! Они сильнее, в сотни тысяч раз. Поверь.
  Я попыталась встать, но Никита сильно меня ухватил за руку.
  -Нет, - закричал он. - Нет! Я прошу тебя, нет, - он как сумасшедший полз за мной, когда я пыталась отцепиться от него.
  Я уже не знала, что уже делать и с размаху ударила его лицу рукой. Боже, пусть он меня простит за это, но мне надо было как-то убежать от него. Я быстро сняла свое обручальное кольцо и кинула на полку в прихожей, и выскочила из квартиры.
  Вылетев из подъезда, я вскочила в машину, и как не нормальная уехала оттуда.
  
  
  
  Эпилог
  
  Как часто мы задумываемся о смысле жизни? Да кто как. Кто-то вообще о нем не думает и горя и знает. А что делать человеку, если он потерял этот смысл? Вот он был, и в один миг его нет. Тогда как? Снова его искать? Ну можно, а если вот и ищешь, но не находишь, постоянно возвращаешься к тому, к прошлому. Тогда как? Как жить без смыла?
  
  Прошло семь месяцев
  Практически все это время я провела у мамы в Монтерей. Это, конечно, чудный городок, очень красивый, там прекрасный залив, я туда очень часто ходила. Жизнь там кипит намного тише, чем у нас, люди как-то приветливее и отзывчивее. Мне там понравилось, но тоска по родине заела, и я решила вернуться.
  Все как-то сгладилось в моей душе, были, конечно, временами такие воспоминания, что мне казалось, что я снова что-то подобное пережила. Я стала много читать разной литературы, из области, как люди выбирались из таких жизненных ситуаций. У меня появлялось желание жить дальше, что-то делать. В общем, как-то карабкалась из своего прошлого.
  
  Когда самолет совершил посадку в моем городе, меня должна была встретить Марина с Аней, но эти две красавицы где-то застряли в пробке, и не знали даже, когда приедут. Я сначала их решила немного подождать, выпить кофе в кафе. Я села за свободный столик и достала зеркальце, чтобы посмотреть, как там моя повязка на голове, не сползла ли. Я так и не изменила стрижку, которую мне сделала Марина, я поддерживала ее в том же виде.
  Не далеко от меня сидели какие-то мужчины, иностранцы, и бурно что-то обсуждали на английском, который я плохо знала. Я не сильно на них обращала внимание, так как была очень замучена перелетом, и двумя пересадками, и еще часовой пояс разный, надо было адаптироваться. Но один из голосов мне показался знакомым, и я решила, чтобы не оборачиваться, посмотреть через зеркало. В зеркальце было трое мужчин, и один из них был похож на Никиту. Я убрала зеркало, а потом невзначай сама повернулась, вроде смотрю афишу.
  "О, Господи, это он! - подумала я. - Я ведь только с самолета, только приехала, и опять он".
  Я быстренько собрала свои пожитки, два огромных чемодана, и решила идти искать такси, потому что не было желания разговаривать с моим мужем, да и просто встречаться с ним взглядами мне не хотелось, если бы он меня заметил.
  Я только вышла на улицу и подошла к дороге, как возле меня остановился черный автомобиль. Из него вышел Никита, ничего не спрашивая, погрузил мои вещи в багажник и открыл мне дверь. Я в свою очередь тоже молчала.
  По дороге я позвонила Ане и сказала, что как они выедут из пробки, то пусть возвращаются домой, или в салон, я туда подъеду.
  Всю оставшуюся дорогу я смотрела в открытое окно, погода была отличной, и я так соскучилась по городу. Никогда не думала, что меня замучает такая грусть по этому городу, но я здесь родилась и выросла. Так удобно было сидеть на сиденье машины, что я начала засыпать. Давно уже мне не снились сны, а здесь - приснился. Я стояла на берегу моря, лицо обдувал ветерок, я посмотрела по сторонам и увидела, что стою на носу яхты. На судне были опущены паруса, и это так было красиво на фоне солнца, которое уже казалось горизонта, я залюбовалась этим зрелищем. Кто-то дотронулся до моего плеча и позвал меня.
  -Полина, мы уже приехали.
  Я очнулась от сна и увидела Никиту, который касался моей руки. Я одернула руку и осмотрелась. Мы стояли, около моего дома.
  -Спасибо, - сказала я, выходя из машины.
  -Да ты можешь не переживать, - говорил Никита, доставая мои чемоданы с багажника. - Я сам не ожидал, что встречу тебя. Тем более в аэропорту.
  -Угу, - выдавила я, и стала доставать ручки из чемоданов. - Я подам на развод.
  Никита хотел, что-то быстро сказать, его лицо так изменилось, как в испуге, но он взял себя в руки и спокойным тоном ответил:
  -Хорошо.
  -Спасибо, - я посмотрела в его по-прежнему безумно красивые глаза.
  Я резко отвернулась и стала отходить к подъезду, потому что поняла, что сейчас заплачу, мои глаза уже были наполнены слезами. Я волокла за собой эти чертовски тяжелые чемоданы, а мое сердце просто обливалось кровью от боли. Мой разум поглотил воспоминания. Не только теми, из-за которых мы расстались, но теми, когда между нами было все хорошо, и нашу жизнь, казалось, не могло ничего испортить.
  Я вошла в подъезд, и, закрыв за собой дверь, дала волю чувствам. Я оперлась о стенку и плакала, как давно не делала. А в моей голове появлялись все новые и новые картинки нашей прошлой жизни. Мне казалось, что моя память решила меня убить этим всем, потому что я не могла сдвинуться с места в таком состоянии.
  Добравшись до квартиры, и открыв дверь, я ввалилась в прихожую, и заволокла чемоданы. Все, что мне нужно было сейчас, так это напиться воды и хорошенько умыться, чтобы хоть как-то себя привести себя в чувства.
  Видимо я не закрыла дверь, что меня напугала Аня и Марина. Эти две неадекватные застали меня почти голую, когда я переодевалась в спальне, чтобы пойти в свой салон. Они подбежали ко мне и начали обнимать меня и целовать, и при этом еще что-то кричали. Боже, это был дурдом! Хотя я сама за ними так соскучилась.
  В течение времени, которого меня не было, все дела по управлению салоном я передала Марине, и дала полное право распоряжаться салоном, кроме того, чтобы разорить или продать его.
  В салоне меня поджидал сюрприз. Подруги организовали праздник, в честь моего возвращения на родину. Большинство - мои клиентки, с которыми я хорошо общалась, когда была здесь, Валя, Тоня, еще много кто-то. Но того, кого я не ожидала увидеть, это был Рома и Карина, вот это был действительно сюрприз. Мы веселись, и гуляли, до позднего вечера, пока все не устали пить и танцевать, и не стали расходиться.
  -О-о, Полина, - говорила Аня, когда ее забирал пьяненькую муж. - Я так рада, что ты вернулась. Ты просто представить себе не можешь.
  Я, Карина, и Маринка, провожали до машины Аню, которую нес на руках муж, а ему помогали два охранника, потому что эту даму было просто не угомонить.
  -Вот, она баба-ураган, - смеясь, сказала Карина, когда мы возвращались обратно в салон.
  Мы с Мариной переглянулись и рассмеялись, мы то знали Аню, и ее выходки, что на пьяную голову, что на трезвую. Хотя, таких людей как Аня нужно было еще поискать. Открытая, веселая, добрая, справедливая, никогда не оставит в беде, сделает все возможное и невозможное, чтобы тебе помочь. В общем, Карина была права.
  Мы уселись на диван в моем кабинете. Комната очень преобразилась в мое отсутствие. Здесь был сделан ремонт, дверь, которая выходила в подъезд, ее так заделали, как будто там был потайной ход, и на стене, где была потайная дверь весел мой портрет, это было так мило. Того старого диванчика не было, на его месте стоял красивый кремового цвета уголок, под кожу, из дерматина.
  -О-о, я пьяная наверно как Аня, - застонала Марина. - Сейчас позвоню своему благоверному, пусть меня забирает.
  Марина пошла, поискать свой телефон, и заодно и свою сумку.
  Мы с Кариной, были самые трезвые из этой компании, хотя я было абсолютно трезвая, я не выпила ни бокала шампанского, ни других алкогольных напитков, хотя ходила целый вечер с бокалом шампанского в руке. Мне просто в горло ничего не лезло.
  Когда и Марину забрал ее муж, мы с Кариной пошли ко мне домой. Рома уже давно от нас уехал, он просто не выдержал. Быть одним мужчиной на десяток пьяных женщин оказалось для него пыткой. Все девушки пытались с ним поговорить или потанцевать. Наблюдать за этой картиной было очень забавно.
  На пару с Кариной, мы не спеша шли ко мне и разговаривали. Подруга поведала очень интересную новость, что она больше с Ромой не вместе и что инициатором их расставания послужило желание Карины, что меня еще больше удивило. Хотя она сама сказала, что очень изменилась за это время, и что ей просто стало даже не интересно быть рядом с Ромой.
  -В мире столько всего, а я так была зациклена, - говорила Карина. - Сейчас вспоминая и мне смешно. - Она заулыбалась. - Может ты конечно, и не согласишься со мной, но Рома на фоне Никиты просто меркнет. Это я говорю ни потому что завидую тебе или завидовала, но мне твои подруги поведали многое.
  -Да? - сделала я наигранное удивление. - И что же?
  -Ну, я, вообще всем была поражена, - возбужденно сказала Карина. - Ну, наверное, мне запомнилось то, что когда ты уехала, он продал свою квартиру и отдал все деньги в детдом. Ну, туда, где вы мальчика взяли.
  По моему телу пробежалась дрожь и я чуть не остановилась посреди дороги от удивления, но я сделала вид, что меня это не задело.
  -Ты меня вообще слышишь? - одернула меня Карина.
  -Да, конечно, - покивала я головой.
  -Полин, ты расстроилась? - дрожащим от беспокойства голосом спросила Карина. - Я такая дура, что начала этот разговор. Ты меня прости, только не беспокойся, я тебя прошу.
  -Да, все нормально, - я обняла Карину. - Ты дрожишь? Ты чего? Ты боишься меня расстроить? - мне даже стало смешно от того, что она так переживает за меня.
  Мы пришли домой, и, выпили чая. Я постелила Карине на диване в гостиной. Мне все-таки так нравился этот интерьер, который придумала два года назад Аня.
  После того, как я уложила Карину спать, я пошла в свою спальню, и когда села на свою раскладушку, мне стало так смешно. Я смеялась, а потом стала плакать, от того, как вспомнила, как я здесь жила.
  "О, Господи, - думала я. - Неужели снова я здесь?"
  Я резко подняла голову и подошла к окну, чтобы его открыть настежь. Я пошла, сделала себе еще чая и вернулась уже с кружкой, чтобы усесться на подоконнике, и смотреть на улицу. Мне уже было понятно, что ночь я не буду спать, в моей голове был рой всяких мыслей. Прошло больше двух лет, как я узнала Никиту. Я вспомнила все, с самого первого дня нашего знакомства, включая тот день, когда я его вытащила из перевернутой машины. В моей голове, как будто включился какой-то фильм, показывающий всю мою жизнь, связанную с Никитой.
  "Ведь общее горе должно объединять, а не разводить по разные стороны баррикад, - подумала я. - Его нужно пережить вместе, а не бросать всех, кто тебя любит".
  Было четыре часа утра, когда я собралась и оставила Карине записку и запасные ключи от квартиры. Я хотела поехать в деревню к своей бабушке, и пойти в одно место там, где я очень давно не была. В такую рань еще ничего не ходило в сторону деревни, но я решила дойти до дороги, ведущей в деревню и добраться автостопом, если повезет, а нет, дойду и пешком.
  В шесть я была на пороге дома у бабушки. Мне все-таки повезло, и я остановила попутку, и благополучно добралась. Бабушка еще не знала, что я вернулась из Америки, хотя она бы в курсе, что это скоро случится. Она была безумно рада меня видеть, и начала меня расспрашивать обо всем, что со мной случилось, пока я жила с мамой. Мне было, что ей рассказать, ведь там я тоже работала, последние четыре месяца в салоне флористики, я научилась языку цветов, и могла с легкостью сочетать цветы, и могла делать композиции к любым праздникам и торжествам. Свою работу парикмахера-визажиста я тоже не забросила, я наоборот много чему научилась у тамошних мастеров.
  Бабушка с удовольствием меня слушала, но было заметно ее какое-то подозрение ко мне, она видимо хотела меня о чем-то спросить, но стеснялась.
  -Ба, что с тобой? Ты в порядке? - мне надоела ее скрытность.
  -Да, конечно, со мной все хорошо, - улыбалась бабушка. - Просто не знаю, как тебе сказать.
  -Что сказать? - спросила я. - Да, говори, не бойся.
  -Я прожила довольно много и видела тоже не мало, и знаю, что такое утраты, и знаю, как это тяжело пережить, смириться с этим. Но ты Полин, большая молодец, что не опустила руки, и пыталась жить дальше, не смотря, ни на что. Притом в твои-то годы. Ты правильно сделала, что уехала, все обдумала, пришла в себя. И правильно сделала, что вернулась.
  Я, молча, дослушала бабушку, она еще много чего говорила, а после решила, что мне нужно сделать задуманное и пойти, туда, куда я хотела. В первые, я слышала такие слова от своей бабушки, чувствовалось, что она теперь относится ко мне, как к взрослому, самостоятельному человеку. Я знала, что редко встречаются такие бабушки, как моя, которые к своим внукам относятся не только как к маленьким детям, но и как к самостоятельным личностям.
  Это место находилось нескольких километрах от деревни. Это был обрыв над небольшой речушкой протекавшей внизу, а за ней был не большой лес. Я когда-то туда тоже приходила, когда хотела о чем-то подумать, что меня беспокоило. Это наверно было лет шесть назад, когда моя мама уехала, а я осталась одна на попечении бабушки и отца. Но это длилось не долго.
  С этого обрыва открывался прекрасный вид на лес, и на закат, который вот-вот должен был произойти, солнце уже близилось к горизонту.
  Здесь мне показалось, что я наконец-то вздохнула свободно, полной грудью, без боли, выжигающей все, изнутри. Я присела возле обрыва и спустила ноги вниз. Как же все-таки там было хорошо, теплый ветерок, звуки щебечущих птичек в деревьях.
  Возможно, я пришла за смыслом, который ищу полгода. Я о разном думала. О том, что все равно со временем я могу кого-то встретить, может, даже полюблю, ведь не одной мне жить всю жизнь, сколько бы мне не начислили дней. Хотя мысли о том, чтобы кого-то полюбить была немного нелепая, ведь я еще любила Никиту. Мне почему-то стало стыдно, что я вот так его бросила, ведь он ни в чем передо мной не виноват. Многое, что могло послужить скандалом, исходило от меня, а он все терпел. Даже когда погиб Ярослав, и я потеряла ребенка, он делал все, что только мог. И то, что продал квартиру и отдал деньги за нее в детдом, о многом говорит. Да, он, конечно же, не смог в ней жить, после всего, но он поступил правильно. А я сбежала, как трусиха. А с другой стороны, мы, наверное, сразу после случившегося, не смогли бы смотреть друг другу в глаза, не чувствуя перед друг другом какой-то вины, не то чтобы продолжать жить вместе.
  Мне казалось, что подошел срок моего одиночества, и я могу жить дальше. И я могу найти этот смысл во всем, что меня окружает. Даже в том, чтобы иногда сюда прийти, вот так вот свесить просто ноги с обрыва и полюбоваться закатом.
  Я просидела на месте довольно долго, солнце уже давно скрылось за деревьями, но мне не хотелось уходить.
  -Да, красиво здесь, - сказал Никита.
  Я повернулась и увидела в нескольких метрах от себя, сидящего на обрыве Никиту, он смотрел куда-то вдаль и слегка улыбался.
  -Мне твоя бабушка сказала, что ты здесь, - не поворачиваясь, сказал он.
  Меня эта новость удивила, потому что бабушка не знала никогда, что я сюда ходила, и я ей не говорила, что сегодня сюда иду.
  -Откуда? - спросила я, но скорей саму себя.
  -Бабушки, они такой народ, что все знают, куда их внучки ходят, - взглянув на меня, ответил Никита.
  Мы смотрели друг другу в глаза и молчали. Не произнося друг другу, ни слова мы разговаривали мыслями, и взглядами.
  "Знаешь что?" - спросил меня голос Никиты.
  "Что?" - ответила я ему.
  "Я не могу жить без тебя"
  "А я без тебя"
  Мы улыбнулись друг другу после этого безмолвного диалога, и Никита достал из-под футболки цепочку и расстегнул ее. Он с нее снял мое обручальное кольцо, и встал с обрыва, чтобы подойти ко мне. Он взял мою правую руку и надел кольцо.
Оценка: 7.18*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"