Демьяненко Николай: другие произведения.

Марья Моревна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Электронная версия доступна на http://www.smashwords.com/books/view/293994


  ОГЛАВЛЕНИЕ
  Часть 1. Марья Моревна
  1. Страшное заклятие
  2. Маша и медведь
  3. Маша и родительское благословение
  4. Маша и Кощей Бессмертный
  5. Марья Моревна и Иван-царевич
  6. Марья Моревна, Кощей Бессмертный и Иван-царевич
  7. Волшебное воскрешение Ивана-царевича
  8. Мара Морена, кикимора болотная
  9. Иван-царевич и Баба Яга
  Часть 2. Прекрасная королева
  1. Иван да Марья
  2. Военный поход
  3. Волшебная нить Ядранки
  4. Прекрасная королева
  
   ЧАСТЬ 1. Марья Моревна
  
   1.Страшное заклятье
  
   В некотором царстве, в некотором государстве в королевской семье родилась девочка. Она была такая хорошенькая, что лучше и на свете не было. Мама с папой любили девочку без памяти, а бабушка с дедушкой - и того больше. Назвали ее Марья Моревна. Девочку обучали разным наукам и искусствам, к которым она проявляла значительные способности. Родители воспитывали Машу в строгости, называли по имени-отчеству, рано укладывали спать и никогда не говорили ей ласковых слов про то, что она красавица или, например, чудесная девочка, которая пришла в мир, чтобы сделать его прекрасным. Кстати, придворным и всем прочим обитателям государства король и королева тоже запрещали хвалить Машу. Конечно, это делалось исключительно из-за любви к особе царских кровей, а также для того, что развить у принцессы необходимые королевские способности. Но девочка все равно старалась быть счастливой: много читала и фантазировала, что она будет делать, когда, наконец, вырастет. Играя с куклами, она много смеялась и рассказывала себе всякие интересные истории.
  
   Вот один раз пошли они с отцом в королевскую сокровищницу. Много чего волшебного пряталось в этих глубоких подземельях: злато-серебро, каменья самоцветные, всякие диковинки. Приглянулось Машеньке скромное ожерелье из мелкого речного жемчуга, неизвестно как затесавшееся среди всего этого великолепия. Стала она просить отца:
  
   - Батюшка, милый, позволь мне взять с собой это ожерелье!
  
   Но отец был неумолим:
  
   - Негоже особе высоких кровей носить украшения для черни и вообще заниматься всякой ерундой! Кого ты смешить вздумала? И что о тебе люди подумают? - разгневался король, - не смей ничего трогать, не можешь ты себе этого позволить.
   - Батюшка, я просто хочу поиграть, вон как переливаются бусинки!
   Совсем осерчал отец, сдвинул брови , да как ударит Машу гневным огнем :
   - Не смей перечить моей отцовской воле!
   От невыносимого ужаса перед этим страшным великаном, который по совместительству был когда-то ее отцом, превратилась Маша в лягушку. Нет, не подумайте буквально, снаружи девочка осталась прежней. Но внутри душа ее свернулась в маленький комочек, позеленела и покрылась пупырышками. Теперь все несметные богатства детской души спрессовались в одну точку и подобно черным дырам, обитающим то тут, то там на просторах Вселенной, она перестала впускать в себя любую информацию ниже горизонта событий.
   Как же такое возможно, спросите вы меня, чтобы родной отец наложил злое заклятие на собственную дочь и превратил ее душу, рожденную для света и любви, в страшноватую, холодную жабу, безжалостно поедающую беззащитных мух и комаров? На самом деле, отвечу я вам, такое случается сплошь и рядом, и происходит по нескольким причинам. Во-первых, неизвестно еще во что была превращена в детстве душа короля-отца. Во-вторых, он, конечно, действовал из лучших побуждений. Например, для того, чтобы принцесса росла не капризной и избалованной папино-маминой дочкой, а постоянно работала над собственным самоусовершенствованием. В-третьих, идеалом женщины в те годы была вовсе не по-блоковски загадочная Прекрасная дама и не чарующая обольстительница, а воительница, амазонка и валькирия, которая в случае внезапных недружественных поползновений на границы некоторого царства, некоторого государства могла бы и коня остановить, и пожар потушить. В-четвертых, разве так важно, почему это произошло? Просто так получилось.
   Конечно, Машина душа не стала абсолютно бесчувственной. Ведь и лягушка, которая отогрелась на жарком летнем солнышке, может показаться стороннему наблюдателю бодрой, жизнерадостной и где-то даже теплокровной. Внешне принцесса почти не изменилась: ну подумаешь, огоньки в глазах уже не переливались с прежней яркостью, румянец поблек и сменился благородной бледностью с едва заметной зеленцой, переливчатый детский смех звучал все реже, зато появилась сдержанная улыбка, как у прапрабабушки, известной своим непреклонным и язвительным нравом.
   Сама Маша чувствовала перемену в себе так, словно холодная рука постоянно сжимала ее сердце, не давая свободно вздохнуть, расхохотаться, пошалить. Списывая происходящие с ней изменения на свою нелюдимость и замкнутость, девочка пыталась скомпенсировать свой недуг прилежным обучением: в книжках она сначала искала ответы как стать идеальной принцессой, затем всерьез увлеклась чтением научных трактатов об устройстве человеческого сознания и мира в целом, перейдя в скором времени к изучению высшей математики и теоретической физики.
   Учителя на девочку не могли нарадоваться - сложные предметы изучала она с неистовым усердием, как будто штурмовала горные вершины в военном походе. Отец с матерью были очень даже довольны, и не могли скрыть гордую улыбку, которую Маша принимала за проявления тепла и любви. Та часть ее души, которая отвечала за амбиции, честолюбие и карьерные устремления получала необходимый свет, поэтому развивалась намного быстрее потайных и темных уголков, где должны были прорастать женское кокетство, радость от существования и способность быть любимой. А поскольку именно душа строит тело как устрица - раковину, то и выросла Марья Моревна стройной спортивной девушкой, готовой стойко переносить все тяготы и лишения. Зеленые глаза, словно глубокие омуты, отражали сильный и непреклонный нрав. А также напоминали о том, во что превратилась ее душа. Улыбка теперь вообще не появлялась на лице принцессы и придворные между собой называли ее то профессором кислых щей, то председателем дохлых крыс. Между прочим, Маша прекрасно знала об этих обидных кличках и даже пробовала пожаловаться родителям, но поддержки у них не нашла. Вскоре только прекрасные светлые волосы выдавали в ней натуру тонкую и чувствительную. Каковой и была Машенька от природы.
   Надо ли говорить, что с течением времени пылкий и неукротимый нрав девочки только укреплялся? Мало у кого из окружения хватало смелости перечить юной принцессе. Ее аналитический ум неизменно выискивал бреши в самых логичных построениях и разрушал их до основания. Едкий сарказм, тяжелый пресс эрудиции и безукоризненная точность аргументов не оставляли смельчаку ни малейших шансов на победу. Пока невольные свидетели спора сдавленно хихикали над небезупречными с этической точки зрения, но удивительно красочными и точными по сути, эпитетами, которыми Маша награждала оппонента, жертва ее красноречия испуганно озиралась в поисках спасения или хотя бы укрытия. Наложенное заклятие не давало ей возможности увидеть, что в любом споре существует возможность дипломатического компромисса. Милое женское коварство, способное обойти любые неразрушимые преграды, просто не было ей присуще.
   Урезонить принцессу не могли даже король с королевой. К призывам проявить качества, свойственные принцессам, она оставалась глуха. Лучшие проявления человеческих душ Маша считала беспросветной чушью. Так, дружбу девушка относила в разряд пактов о ненападении, любовь - к уловкам природы с целью расширенного воспроизводства населения, творчество разного рода - к желанию увильнуть от тяжелого физического труда. Высшим достижением человечества она полагала чистое сияние разума, не замутненное волнами каких-то там чувств. И если вдруг на периферии ее искореженной души все же рождалась маленькая и болезненная эмоция, без раздумий и угрызений совести принцесса давила ее, словно назойливое насекомое.
   Понятно, что с таким характером о поклонниках не было и речи.
   Когда Маше исполнилось шестнадцать лет измученные придворные пали в ноги королевской чете с просьбой окоротить неразумную принцессу, способную в своей гордыне навредить самой себе. Отец с матерью к тому времени тоже порядком подустали от дочкиных экзерсисов, поэтому на тайном семейном совете было решено услать непокорное чадо со двора куда подальше.
   Когда формальный повод для этого был найден, по приказу его величества в большой дворцовой зале собрались все придворные. Король с королевой восседали на парадных тронах.
   - Марья Моревна, - возвестил отец драматическим голосом, - случилось непредвиденное. На королевские малинники напал огромный Михайло Потапыч Топтыгин. Поскольку аспирин наши алхимики синтезировать до сих пор не смогли, хотя программа модернизации алхимической промышленности финансируется из казны в полном объеме, осеннюю простуду и зимнюю инфлюэнцу в нашем царстве лечат, как ты знаешь, малиновым вареньем (это для королевских особ и наиболее ценных для короны подданных) и чаем из малинового листа (для простолюдинов). Мы не можем позволить супостату разорять наше национальное богатство и ставить под сомнение наш экономический суверенитет.
   Король любил выражаться витиевато, так, чтобы его вообще мало кто понимал. Вот и Маша обратила на отца недоумевающий взор.
   - Велю тебе, дочь наша, - продолжил властелин некоторого царства, - провести дипломатические переговоры с означенным Михайло Потапычем с целью изгнания оного из наших земель. А если не получится, - сказал он уже попроще, - то тебе придется с ним воевать.
   Маша прикинула собственные силы.
   - Батюшка, - спросила она, - дадите ли вы добрых молодцев в помощь?
   - Маш, ну ты что, не понимаешь?- пожал плечами король, - добры молодцы заняты, тренируются к параду. Ступай, дочь моя, не поведи фамилию! Если не ты это сделаешь, то кто же?
   Делать нечего, надо выполнять отцовскую волю. Отправилась Марья Моревна в поход одна-одинешенька. Михайло Потапыч, как и подобает всякому уважающему себя медведю, жил в непроходимой лесной чаще. Долго ли, коротко ли шла девушка, а все-таки нашла она медвежью берлогу.
   Берлога представляла собой крепкий, весьма практичный одноэтажный дом, окруженный хозяйственными постройками. Двор замощен камнем, по аркам плетется виноград. Сад и огород, расположенные за домом, пребывали в печальном запустении. Выжили только грядки с капустой, луком и зеленью и вроде бы плодоносили несколько яблонь.
   Постучав в дверь, но не дождавшись ответа, Маша вошла в дом. Похоже, хозяин не был поборником чистоты. Внутри дом выглядел так же, как огород. Всюду наблюдались следы порядка. Едва заметные, надо сказать, следы. Маша подумала минуту и, пожав плечами, взялась за уборку. Да, не царское это дело - в медвежьей берлоге прибираться, а с другой стороны, раз ей придется пробыть здесь какое-то время, то лучше в чистоте, чем в таком, извините, свинарнике.
   Закончив с уборкой, девушка поняла, что уже смеркается. Есть хотелось все сильнее, но родители не озаботились снабдить наследницу провизией в дорогу. Конечно, в пути кормить не обещали. Придется осмотреть медвежьи припасы, подумала принцесса. Так, что тут у нас? Мед, мука, крупа, масло в горшочке. Решено, сварим кашу и испечем пирожки с луком и капустой, а на сладкое - с яблоком. Сказано - сделано, так только в сказках бывает. А вот в жизни потруднее: воды из колодца натаскать, печь растопить, тесто замесить, начинку подготовить. Заморочилась принцесса, устала - сил нет! Проглотила пирожок, завалилась на лавку и уснула. Намаялась, бедняжка.
  
   2. Маша и медведь
  
   Наступило утро. Пока Машина душа, покинув постылое лягушачье обличье, вращалась в высоких кругах и слушала музыку небесных сфер, ее бренное, но весьма привлекательное девичье тело, кто-то немилосердно тряс за плечо. Еще не проснувшись толком, не понимая, где она находится и как вообще сюда попала, Марья Моревна, хлопая зелеными глазками, села на скамье.
   - Вставай, девица-красавица, будем чай пить, пирожки есть, - дружелюбно проревел Михайло Потапыч.
   - Доброе утро, - сказала Маша, - наконец-то проснувшись.
   Медведь оказался вполне цивилизованным собеседником, несмотря на то, что жил в такой глуши и хозяйством занимался редко.
   - Я, Марья Моревна, душа моя, в генеральском звании в отставку вышел, - задушевно поведал он, с аппетитом поедая кашу, - а поскольку всю жизнь государевой службе посвятил, то была у меня дача государственная и все положенные по званию привилегии. Поэтому вести хозяйство я как-то не научился, времени не было. А как медведица моя, Наталья Потаповна, заступила на небесную вахту, так и вообще все пришло в полное расстройство. Ты не обессудь, что пришлось тебе тут попотеть. Я тебе очень признателен за кашу и пирожки.
   - Михайло Потапыч, - сказала Маша, волнуясь, - я к вам прислана на дипломатические переговоры моим батюшкой, королем некоторого царства, некоторого государства.
   Медведь в растерянности развел лапами:
   - Я, Маша, тебя не понимаю.
   - А как же малинники? - совсем запутавшись, а оттого разозлившись, закричала принцесса. - Зачем ты на них набеги устраивал?
   - Неужели ты думаешь, что я, генерал охраны безопасности жизнедеятельности некоторого царства, некоторого государства, буду у короля малину воровать? - возмущенно закряхтел Топтыгин.
   Тут Машин ум, привыкший оперировать символами высшей математики, произвел несложные арифметические подсчеты, сложив два и два, и результат больно ударил девушку где-то в груди. Потом скрутило живот, а из глаз ручьями полились слезы. Такое невероятное событие приключилось с принцессой первый раз с тех времен, как на нее наложили заклятье.
   А произошло это, друзья мои, по той причине, что каждый из нас, независимо от знатности или ничтожности происхождения, приходит в этот мир с запасом божественной любви. Поэтому осознание того, что родители, давшие тебе жизнь, не хотят или не могут стать твоими защитниками и подарить тебе абсолютное приятие и поддержку, невероятно больно бьет по самому теплому и живому месту в нашей душе. Хотя, конечно, существует теория, что душа ребенка, коротая время в ожидании своей очереди на рождение, сама выбирает себе семью и условия, где появится на свет, но лично мне она кажется несколько преувеличенной.
   С нашей же принцессой тем временем произошло маленькое чудо: горькие девичьи слезы растопили краешек заколдованной души и оттуда потоком хлынули чувства.
   Медведь неловко погладил Машу по голове.
   - Даже не рассчитывай, что я тебя отпущу, - сказал он притворно грозно, - поживешь пока у меня.
   И стала Марья Моревна жить-поживать у отставного генерала Михайло Потапыча. Днем он уходил добывать пропитание, а Маша пока в доме прибиралась да еду готовила. Медведь на нее нахвалиться не мог: откуда только такие таланты кулинарные, когда на всем готовом девица во дворце росла, удивлялся он. А секрет был прост - душа девушки, получившая нежданный свет доброты, как арктическая ягода морошка торопилась ухватить все тепло скудного северного лета.
   Вечером, отужинав, Михайло Потапыч затапливал камин и, налив себе кружку чего-нибудь погорячее, начинал учить девушку уму-разуму. Поскольку службу он нес в войсках специфических, то видел Машу насквозь и сразу понял, что она - заколдованная принцесса.
   Маша видела в медведе благодарного слушателя и как-то раз поведала ему свою тайную мечту, о том, что хочет она стать прекрасной королевой, которую будут любить все подданные. Тогда и король с королевой поймут, как они ошибались.
   - Как же ты добьешься этого, дитя мое?- спросил генерал участливо.
   - Для этого, - раскрасневшись, воскликнула принцесса, - я соберу огромное войско и завоюю много новых земель и стран. Некоторое царство, некоторое государство станет самым большим, сильным и богатым в мире!
   - Сколько же солдат ты положишь на полях сражений, милая? - снова спросил медведь.
   - Разве это имеет значение, дедушка! - запальчиво вскричала Маша, - только сила, слава и богатство имеют значение в этом мире! Моя благая цель оправдывает все средства!
   - А замуж ты выйти не хотела бы?
   - Что ты, Михайло Потапыч, разве такую уродину кто-нибудь возьмет? Да и потом, меня растили для подвигов ратных, я должна продолжить славу своих предков и оставить свой след в истории. Только на этих условиях я смогу получить уважение. А брак, - грустно сказала девушка, - это вообще не для меня. У меня ведь вместо души лягушка.
   - Ты, дочка, на меня не обижайся, - сказал генерал, - но кто же тот злодей, что сделал твою душу холодным бородавчатым земноводным?
   - Ах, медведюшка, - отвечала Маша, - детства своего я практически не вспоминаю, поэтому и сказать об этом ничего не могу. Но разве не все люди стремятся к тому же, что и я?
   - Нет, милая, не все, - ответил медведь. - Знаешь, я хочу познакомить тебя с моим другом, Змеем Горынычем, если ты не против, конечно. Может быть, ему под силу снять заклятие?
   Вечером прилетел Змей Горыныч. Маша еще не видела столь импозантных представителей мужского пола. Даже три головы его ничуть не портили. Тонкий аромат дорогого парфюма смешался с запахом дыма, когда, дохнув огнем, Змей приземлился на каменном дворе. Пойдя в дом, галантно поприветствовал Марью и вежливо осведомился, где можно помыть руки. Долго тер длинные холеные пальцы, полифонично мурлыкая какой-то мотив. Потом достал из докторского саквояжа белоснежный халат, надел его поверх костюма от модного итальянского дизайнера. Нацепив на среднюю голову очки в золотой оправе, повернулся к Маше, сверля ее тремя парами глаз.
   - Ну-с, голубушка, - сказала средняя голова, - приступим. Присядьте напротив меня и расслабьтесь.
   Маша послушалась. Змей поднес к глазам Марии свой перстень, посветил лучиком в правый глаз, и надолго задумался.
   - Собственно помочь я ей ничем не смогу, - обратившись к Михайло Потапычу, сказала средняя голова, левая и правая дружно закивали.
   - Это в некотором смысле родовая карма, - продолжила правая голова Горыныча, - отягощенная неправильным воспитанием.
   - Деточка, - обратилась к Маше левая голова, - а что вы можете сказать о своей родословной по женской линии?
   - О, - воодушевилась принцесса, - в нашей семье все женщины очень сильные и волевые. Прапрабабушка со стороны отца сама правила королевством, застрелив своего непутевого, как она считала, мужа. Прабабушки с обеих сторон активно боролись за права принцесс. Бабушки также с обеих сторон, хотя по три раза выходили замуж, были все же отъявленными феминистками и отличались необузданным нравом.
   - Ну, я так и думал, - Змей Горыныч покачал тремя головами сразу.- Видите ли, друзья мои, подобная, так сказать, конфигурация, встречается чаще всего в нашем родном царстве-государстве. Обусловлена значительными потерями мужского населения в вооружённых конфликтах на протяжении длительного исторического периода, что ведет принятию женщинами несвойственных им функций и деформации воспитания будущих поколений.
   - Это лечится? - напряженно спросил медведь, который то ли ничего не понял, то ли, напротив понял слишком много, и это ему не понравилось.
   - В данном конкретном случае я лично помочь могу только советом - ответил Змей Горыныч. - Марье Моревне необходимо пройти свой путь самостоятельно. Это значит, что она соберет войско, будет воевать, а потом, если повезет, конечно, встретит свою судьбу. И если ее избранник окажется достаточно, хм, мужественным, то после его поцелуя Маша обретет свою прежнюю душу. Мужественным избранник должен быть обязательно, а то прекрасная королева Марья Моревна просто сотрет его в порошок.
   - Чем-то можно помочь бедняжке? - спросил генерал.
   - Конечно, Михайло Потапыч, - мудро улыбнулся Горыныч, - ваш жизненный опыт поможет подготовить Машу к грядущим испытаниям.
   Вежливо отказавшись от предложения откушать оладий с медом, Змей попрощался и взмыл в вечернее небо.
   - Собирай ужин, дочка, - сказал грустный отставной генерал секретных войск, - давай обсудим наши планы по твоему обучению.
   - А почему Змей Горыныч на ужин не остался? - спросила Маша.
   - Потому что он питается преимущественно прекрасными девами независимо от их происхождения.
   С точки зрения воспитателя королев, Михайло Потапыч оказался необыкновенно подкован.
   - Представим себе, Маша, - начал он, - что уже завтра ты вернулась в родной королевский дворец, и так случилось, что бразды правления королевством оказались в твоих руках. Поскольку наше замечательное царство-государство является монархией, то ты станешь его полноправным правителем с абсолютной властью. Каковой следует распорядиться с умом. Перво-наперво необходимо разобраться с ближайшим окружением: министрами, военачальниками и прочими придворными. Именно они составляют тот набор инструментов, которым тебе предстоит пользоваться.
   Проведи нехитрый социологический опрос вышеозначенных сотрудников, замаскированный под дружескую беседу с целью оказания помощи юной неопытной королеве, затем тщательно проанализируй высказывания придворных. Ты выяснишь, что с их стороны возможны два образа действий: либо они показывают, что готовы разделить судьбу королевы, либо нет. Всегда делай поправку на неполноту и недостоверность полученной информации, опасайся льстецов и гордецов.
   Сначала разберись с отъявленными баламутами, которые ведут себя так умышленно, из честолюбия. Они думают о себе больше, нежели о королеве и государстве. Чтобы не остерегаться их злобных происков и козней, ибо в трудное время они всегда могут тебя погубить, следует изничтожить смутьянов. При этом помни, что за малое зло человек может отомстить, а за большое - не может, так что причиняемую человеку обиду рассчитывай так, чтобы в дальнейшем избежать мести с его стороны.
   - Изничтожать в прямом смысле слова?- спросила девушка.
   - Как бы помягче выразиться, - задумался медведь. - Конечно, моя дорогая королева, нельзя назвать доблестью убийство сограждан, предательство, вероломство и жестокость. Как ты сама понимаешь, подобными деяниями нельзя заработать славу и почет. Но, к моему великому сожалению, всеми этими злодействами можно стяжать власть. Со знатными людьми следует поступать так, как они поступают с тобой, то есть, работая на опережение, искоренять из своего окружения нелояльных сотрудников теми средствами, которые они уготовили тебе. И не заблуждайся, думая, что новые благодеяния могут заставить их позабыть о старых обидах.
   Тех же, что декларируют свою верность и преданность короне и лично тебе, стоит разделить на две группы.
   Первых, если они искренни и не корыстны, надо мотивировать и поддерживать, одаряя по возможности вниманием и заботой. Они составят твое ближайшее окружение. Поскольку особенности человеческого разума не позволяют управлять непосредственно более чем десятью персонами одновременно, то и не увеличивай без острой необходимости их число. Я хочу сказать, что если в твоем окружении более десяти человек, то они неизбежно попытаются плести интриги против тебя, и ты не сможешь за этим уследить. Так что не вводи надежных доселе сотрудников в искус, они могут не справиться.
   На тех же, кто ведет себя пристойно по малодушию и природному отсутствию решимости, опереться, разумеется, нельзя, но ими следует воспользоваться, в особенности теми, кто сведущ в каком-либо деле.
   В общем и целом, принцип такой: обиды причиняй редко, но метко, потому, что чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда, благодеяния же оказывай мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше.
   Помни, Маша, королева не просит, а повелевает, она бесстрашна, не падает духом в несчастье, не упускает нужных приготовлений для обороны и умеет распоряжениями своими и мужеством вселить бодрость в тех, кто ее окружает.
  
   На следующий день в медвежью берлогу пожаловала гостья. Молодая девушка, по виду Машина ровесница, ранним утром прикатила на велосипеде и расположилась на крыльце с ноутбуком. Топтыгин ушел еще раньше, поэтому, когда Марья Моревна вышла из дома, то чуть не споткнулась о нежданную визитершу.
   - Привет, меня зовут Алиса, - сказала девушка.- Михайло Потапыч попросил меня позаниматься с тобой. Нальешь мне чаю?
   Угостив Алису чаем с пирогами, испеченными накануне, Маша решилась задать вопрос:
   - А почему именно ты должна со мной позаниматься?
   - Видишь ли, - улыбнулась девушка загадочно, - вообще-то я лиса-оборотень. Я очень много лет занималась практиками нравственного усовершенствования, и, в конце концов, мне удалось войти в радужный поток. Если ты не знаешь, что это такое, я тебе объясню, но в другой раз. Так вот, генерал попросил обсудить с тобой философские и практические аспекты добра и зла. Чем мы сейчас и займемся.
   - Ответь мне, - хитро прищурилась Алиса, - что для тебя предпочтительнее: положиться на волю провидения или контролировать события самой?
   - Конечно, контролировать самой, - пожала плечами принцесса.
   - Я тоже так думаю, - кивнула лиса.- А знаешь ли ты, Маша, что суперкомпьютер, расположенный в черепной коробке, достался тебе от предков, в числе коих были амебы, рыбы и так далее вплоть до обезьян. И лишь относительно небольшая лобная доля мозга является собственностью теплокровных прямоходящих. Именно она заставляет нас находить рассудочные решения и бороться с врагами по возможности силою закона.
   Однако следует помнить, что рано или поздно наступают такие времена, когда приходится прибегать к звериной части твоей натуры.
   Истинная королева всегда помнит, что подобна дикому зверю. Она всегда в одиночестве и у нее нет и не может быть друзей, ибо на вершину власти добираются только избранные. Путь на нее труден и тернист, на самой вершине холодно, она продувается всеми ветрами судьбы, скатиться с нее легко, да и враги всегда готовы тебе в этом помочь.
   - А почему у королевы нет друзей? - спросила Маша.
   - Дружба легко приобретается, когда наступает время блеска славы и успеха, в тяжелое же время у королевы всегда будет недостаток в надежных людях. Не верь посулам, данным в спокойные времена. Когда опасность далеко, каждый может пообещать пожертвовать за тебя жизнью, имуществом, честью или свободой, но когда королева испытывает действительную нужду в преданных последователях, их объявляется немного. Советую тебе не проверять этот принцип на практике, а поверить мне на слово, подобная проверка опасна тем, что может случиться лишь однажды.
   - Если королева хочет сохранить власть, она должна научиться отступать от своего человеческого аспекта и пользоваться этим умением по необходимости. Естественное и обычное дело, что звериная часть натуры стремится к завоеваниям. Это стремление принесет тебе плоды победы в том случае, если ты будешь взвешивать свои возможности. Скажи, какое животное, с твоей точки зрения, более всего достойно олицетворять первобытные свойства твоей личности?
   Маша задумалась. Волчица? Живет и охотится в стае, подчиняется вожаку, выбирает единственного суженого на всю жизнь. Пожалуй, это не мое. Суженого у меня нет, а стаю хочу возглавить сама. Львица? Тоже нет: прайд, лев, которого я буду всю жизнь обеспечивать свежей добычей, пока он отдыхает в тени баобабов, а потом еще выгонит из прайда моих сыновей... Пантера? Точно, это то, что надо: сильная, красивая, неслышная, безжалостная, способная самостоятельно прокормить своих детенышей.
   - Пантера!- принцесса так обрадовалась, что нужный зверь нашелся быстро, что даже рассмеялась и захлопала в ладоши. Определенно, с ней происходили какие-то изменения.
   - Отлично. А теперь обсудим, какими качествами должна обладать королева некоторого царства, некоторого государства. Что ты об этом думаешь?
   - Я считаю, что главное это верность слову, прямодушие и неуклонная честность.
   - Истинная королева, подобно пантере всегда действует из собственных интересов. Обладая прирожденной грацией и бесспорной красотой, которая подобно маске, прячет ее истинные намерения, она скользит незамеченная среди врагов. При встрече с более крупным противником может прикинуться слабым и беззащитным созданием, но мало кому понравится знакомство с ее когтями и зубами. Означает ли это, что пантера ведет себя бесчестно?
   Так и мудрая правительница не может и не должна оставаться верной данному обещанию, если это вредит интересам короны или изменились обстоятельства, побудившие ее дать обещание. Такой совет может показаться тебе недостойным, но ведь королева беспристрастна по отношению к людям. Она относится к ним, как природа - к предметам мира.
   Королева не может исполнить все то, за что людей считают хорошими, ради сохранения государства она часто бывает вынуждена идти против своего слова, против своего природного милосердия и доброты. Ей нет необходимости обладать названными качествами, но есть прямая необходимость выглядеть обладающей ими.
   - Но кто же будет уважать и любить такую королеву? - спросила Маша.
   - Есть четыре уровня правителя, - ответила лиса.- Высший - это когда никто не знает о том, кто настоящий правитель. Следующий - когда правителя любят и почитают. Более низкий - когда правителя уважают и боятся. Очень плохо, когда его презирают и смеются над ним. Много лет ведутся споры, о том может ли ужиться страх и любовь одновременно. Лично я считаю сосуществование страха и любви стокгольмским синдромом, то есть в любом случае чем-то отклоняющимся от нормы. Мне ближе всего точка зрения, что любят правителей по собственному усмотрению, а боятся - по воле правителей и лучше всего опираться на то, что зависит от тебя, а не от кого-то другого.
   Вечером Маша невольно подслушала разговор Алисы и Топтыгина. Лиса и медведь неспешно беседовали на крылечке, пока Маша готовила ужин.
   - Зачем ты делаешь это с Машей? - спросила Алиса.
   - Что именно? - скучающим голосом ответил вопросом на вопрос Михайло Потапыч.
   - Своим обучением ты укрепляешь все неприглядные свойства ее покалеченной души.
   - Неужели ты думаешь, что я хочу вырастить из принцессы монстра? - спросил мудрый генерал.- Я хотел бы излечить ее, действуя по принципу "лечи подобное подобным". Иными словами, я надеялся, что укрепляя до невозможности ее амбициозность, властолюбие и гордыню, тем самым разрушу их. Но от судьбы не уйдешь, сейчас я вижу, что задуманное мне вряд ли удастся, поэтому я хотя бы подготовлю ее к грядущим испытаниям, которые в изобилии выпадут на ее долю.
   - Но в глубине души она осталась чистым и светлым существом. Лягушачья кожа начнет сползать, потому что спрессованные заклятьем богатства ее души никуда не исчезли. Они развиваются по своей логике. Рано или поздно ей предстоит серьезный душевный конфликт между тем, кем она стала и тем, что она являет собой от рождения. Ей предстоит бороться не только на внешнем, так сказать, периметре, но и победить чудовище внутри себя, чтобы открыть, кем она на самом деле является.
   - Да, - сказал медведь, - но здесь мы бессильны. Родительские заклятия, а тем более кармические причины, которые диагностировал Змей Горыныч, не под силу убрать даже самому талантливому лекарю.
   Поужинав, Алиса расцеловалась с Машей и, сославшись на позднее время, укатила на своем модном велосипеде.
   Помявшись, Марья все-таки решила спросить Топтыгина о давешнем разговоре:
   - Михайло Потапыч, я слышала ваш разговор с лисой, - сказала она немного нервно.
   - Я знаю, - спокойно отозвался генерал.- Все равно этот разговор более нельзя откладывать. Трудная судьба ожидает тебя, девочка моя,- продолжил он.- И твою ношу никто не сможет облегчить. На прощание я дам тебе еще несколько советов: богиня власти очень ревнива, поэтому чем менее ты будешь полагаться на ее подружек, например, на Фортуну, тем более она будет к тебе благосклонна. Думай, что и кому ты говоришь, да и вообще говори поменьше. Люди сами разбалтывают свои секреты. Всегда сохраняй непроницаемое или, что даже эффективнее, жизнерадостное выражение лица, особенно когда соперники пытаются тебя уязвить. Если не знаешь, как поступить, или подозреваешь, что тобой манипулируют - наблюдай ощущения в теле. Интуиция живет в животе. Помни о своих костях - в них основа твоей крепости. В трудных ситуациях будь как вода - она проникает в те места, куда остальным доступ закрыт, живет в самых неприглядных местах, но не загрязняется, она несет жизнь всему существующему на свете. Не привязывайся к результатам своей деятельности и тогда будет меньше разочарований. Помни, ты - королева, а королевы никогда ничего не просят у тех, кто сильнее. А теми, кто слабее, они повелевают.
   Маша ошарашенно посмотрела на медведя:
   - Дедушка, ты прогоняешь меня?
   - Твое обучение окончено. Я всегда к твоим услугам, но сейчас ты должна продолжить свой путь.
   Мудрый Михайло Потапыч, конечно, не открыл Маше своего секрета. Все существа на свете наиболее привязываются к тем, в кого вложили душу, кому сделали много добра. Вот и медведь, заглянув в себя поглубже, обнаружил, что полюбил заколдованную принцессу всей душой. Конечно, для немолодого, повидавшего многое генерала, такая любовь не могла стать взаимной, учитывая не только разницу в возрасте и происхождении, но также и жизненных путей, определенных нам свыше. Это открытие вывело Топтыгина из себя, и он не вернулся обратно, а прямо пришел в ярость. Естественно, ярость обращалась не на Машу, а несправедливость судьбы.
   - Завтра поутру ты должна покинуть меня, - с болью в голосе произнес медведь.- Потому что я к тебе привязался, и чем дальше, тем труднее мне будет тебя отпустить. Ты, конечно, все равно, рано или поздно, захочешь сбежать от меня - дело молодое, да и заложенная в тебя программа потребует реализации, и тогда от обиды и ревности я могу тебя съесть.
   Маша повзрослевшей и чуть оттаявшей своею душой поняла, что медведю невыносимо больно с ней расставаться. Поэтому сказала негромко:
   - Спасибо тебе, Михайло Потапыч, что приветил меня, обогрел. За науку твою отдельная моя благодарность и признательность. Я тебя никогда не забуду, а если доведется очутиться в этих краях - обязательно навещу.
   Рано утром, еще до рассвета, Маша ушла из дома Топтыгина, не попрощавшись. Она понимала, что длинные проводы - лишние слезы.
  
   3.Маша и родительское благословение
  
   Как трудно иногда нам возвращаться в те места, где мы провели счастливейшие годы нашего детства! Память услужливо стирает неприятные воспоминания, а на остальные набрасывает романтический флер, делая даже самые обычные из них сладкими и приятными. Как дым Отечества. Но здравый рассудок норовит вставить шпильку в эту гармонию чувств: а вдруг все слишком изменилось и мне не понравится? А, что, если меня все забыли? А вдруг не забыли, но будут не очень-то и рады? Всем нам известны подобные сомнения, а если кому неизвестны, то, скажу я вам, у такого человека еще все впереди.
   Маша, с трудом вспоминая заросшую колючими кустами тропинку, продиралась сквозь заросли в надежде дотемна выйти к родному замку. Но по какой-то нелепой прихоти природы кусты разрослись именно на тропинке и принудили Машу достигать своей цели, используя обходные маневры. Порядком отклонившись от знакомого маршрута, девушка неожиданно вышла на широкую и гладкую дорогу, ведущую вниз в долину. Солнце уже сползало за горизонт, и принцесса начала задумываться о том, пристало ли особе королевских кровей ночевать на обочине в кустах или стоит поискать убежище понадежнее.
   Позади нее раздался стук копыт. Обернувшись, Марья увидела дорогое транспортное средство с двигателем в три лошадиные силы. Карета остановилась, и из нее показался богато одетый, но очень худой господин изрядного возраста. Он был настолько тощ, что кабы не зубы, так бы и душа вон. Ну, хоть зубы у него были отменные.
   - Могу ли я предложить прекрасной незнакомке свою помощь?- галантно произнес он.
   - Премного благодарна, - в тон ему ответила Марья Моревна.- Не соблаговолит ли благородный рыцарь доставить меня к королевскому замку?
   - Буду счастлив оказать такую любезность.
   Незнакомец помог Маше сесть в карету, и та мягко покатила по укатанной дороге.
   - Не буду ли я излишне дерзок, если захочу узнать имя отважной путешественницы, осмелившейся в одиночку прогуливаться в столь поздний час по этим небезопасным местам?
   Маше уже порядком поднадоел выспоренный слог незнакомца.
   - Меня зовут Марья Моревна. Я королевская дочь, возвращаюсь в отцовский дом после длительного обучения, которое проходило в полевых условиях, - саркастически ответила она. Чем ближе к родным пенатам, тем сильнее становились в Маше навыки, приобретенные во дворцовых войнах.
   Незнакомец чрезвычайно удивился:
   - Я не слышал, что у короля с королевой есть дочь! С наследником трона я знаком лично, пресимпатичный юноша, надо сказать! Но вы вероятно, ненаследная принцесса боковых линий?
   Маша разозлилась:
   - Милостивый государь! Не зная даже вашего имени, неужели вы думаете, что я стану обсуждать все родословные линии королевской семьи?
   - О, прошу прощения, моя госпожа! Просто особенности вашего одеяния, отсутствие свиты и средства передвижения натолкнули меня на мысль... Впрочем, неважно. Позвольте представиться - Кощей Бессмертный. Еще раз прошу прощения за мою бестактность. Могу я вам предложить фрукты и вино, чтобы скрасить сей утомительный путь?
   Остальное время Кощей Бессмертный развлекал Машу светской ничего не значащей болтовней, исподволь внимательно разглядывая девушку, словно прощупывая ее. Маша немного отвлеклась от тревожащих ее мыслей, и, не чувствуя подвоха, разулыбалась Кощею, показывая очаровательные жемчужные зубки и ямочки на щечках. Все-таки Марья Моревна обладала прекрасной внешностью, которая проистекает от благородства происхождения, умножается крепким здоровьем и подчеркивается развитым интеллектом. Одним словом, красивая и умная светловолосая девушка с хорошей фигурой - большая редкость. Конечно, принцесса не осознавала своей привлекательности, а просто наслаждалась уютом кареты, спелыми фруктами и галантным собеседником.
   Кощей, в свою очередь, был поражен естественностью девушки. В том, что она королевских кровей, он уже не сомневался. Эти длинные пальцы, утонченность черт, правильная речь, знание тонкостей этикета - только особа знатных кровей могла обладать всеми этими чертами в совокупности. К тому же ни грамма самолюбования, женского кокетства или надменности. Пожалуй, резка в суждениях, отъявленная спорщица, дипломатичности - ноль. Этот алмаз еще гранить и гранить, я бы этим с удовольствием занялся, подумал Кощей, а затем решил, что Марья Моревна окажется достойным экземпляром в его коллекции прекрасных завоеваний.
   Тем временем, карета подкатила к замку. Лакеи, подбежавшие открыть дверь, не узнали Марью Моревну, а может быть, только сделали вид, что не узнали, от греха подальше. Маше перегородил дорогу мажордом:
   - Кухонная челядь проходит во дворец с черного хода, - сказал он надменно.
   Машина боль расплавила то хорошее настроение, что подарила ей прогулка в карете с Кощеем, унижение добавило энергии и подхлестнуло взметнувшуюся волну злобного красноречия:
   - Милейший, попрошу вас незамедлительно и без лишнего обсуждения доложить королевской чете о моем прибытии. В противном случае необходимость вашего дальнейшего пребывания в этой должности мы обсудим уже через два часа.
   Тон не оставлял сомнений в праве этой оборванки повелевать. Тут мажордом вспомнил, кто и при каких обстоятельствах умел столь безапелляционно настоять на своем и, опасаясь дальнейшего обстрела своего ушибленного самолюбия, потрусил докладывать королю с королевой об обретении нелюбимой дочери, о существовании которой все так старались забыть.
   - Дочь наша! - кислая улыбка короля выдавала в нем плохого актера. - Как мы переживали за тебя, ночей не спали, все думали, как там с тобой медведь обращается?
   - Да, - подтвердила королева, - мы волновались о том, не скомпрометируешь ли ты королевскую фамилию неразумным поведением.
   - Мама, папа, я так скучала, - растерянно сказала Маша. Худшие ее опасения воплощались в жизнь.
   - Мы, разумеется, тоже скучали, - ответил король за обоих.- Как ты намерена распорядится своей дальнейшей судьбой, дочь моя? Ты, вероятно, понимаешь, что оставаться в нашем королевском дворце тебе нет никакого резона? Замуж тебя с твоим характером тоже вряд ли удастся выдать, - задумчиво продолжил король. - А вот что мы сделаем! Соберешь огромное войско и завоюешь себе королевство сама! Если не ты, то кто же? Так что собирайся в путь-дорогу дальнюю, на войну с сопредельными царствами-государствами.
   Нет, не такого приема в родительском доме ожидала принцесса. Удалившись в отведенные ей покои, проплакала она всю ночь, а наутро приняла твердое решение, что со слезами покончено, эмоции, проснувшиеся при попустительстве медведя, необходимо истребить, а пробудить жесткость, решительность и дисциплину. Злые чары укрепились, лягушка, отпустившая было краешки Машиной души, снова захватила над ней власть.
   С сухими и злыми глазами, каменным лицом и тяжелым сердцем, попрощалась Марья Моревна с родными и ушла из дворца в чем была и с пустыми руками.
  
   4. Маша и Кощей Бессмертный
  
   Как это часто бывает в жизни, если закрывается одна дверь, то другая спешит открыться. На дороге поджидала Марью Моревну карета Кощея Бессмертного.
   - Дорогая Марья Моревна, - сказал Кощей, - как человеку, неравнодушному к вашей судьбе, позвольте предложить вам помощь и участие. При моем покровительстве будете вы, душа моя, как сыр в масле кататься. Любой каприз исполню, за ценой не постою. Я бы ни минуты не сомневался предложить вам руку и сердце, но я помолвлен. А вам, как я знаю, идти некуда и помощи ждать неоткуда. Так что прямо сейчас, не медля ни минуты, едем мы ко мне во дворец.
   - А как же ваша суженая? Разве хорошо вы поступаете по отношению к ней, да и ко мне тоже?
   - С моей невестой я сейчас в ссоре, но помолвку разрывать не собираюсь. А что касательно вас, прелесть моя, то вы все равно находитесь в безвыходном положении. Так что с моей стороны это исключительно альтруистическое побуждение, не обусловленное никакими материальными выгодами. Можно сказать, веление души, да-с.
   Лягушка шевельнулась в Машиной груди и произнесла неслышным голосом: "Не такое уж ты сокровище, раз тебя даже родители не любят! Что ты теряешь? Не нравится тебе Кощей, ну и что? Не к медведю же возвращаться? Все, кто тебя любит, от тебя отказываются. Так что от любви рождается только боль. Таким как ты, предназначен долг. Рожденный ползать летать не может".
   Маша, вздохнув и согласившись с лягушкой, вошла в карету. Она же не знала, что никому ничего не должна, что рождена летать, что ее предназначение - дарить свет и любовь. Просто ей никто и никогда не объяснял, что она - сокровище, а им не расплачиваются за ночлег и тарелку супа. Хотя... Это смотря как проголодаться.
   Кощей Бессмертный оказался не таким уж и злодеем. Конечно, он без излишних душевных терзаний воспользовался отчаянным положением принцессы, но в дальнейшем по отношению к ней проявлял себя только с лучшей стороны.
   Мужчина он был небедный. Имя свое заработал, когда в незапамятные времена заведовал государственным коштом, нынче и должности таковой нет. В эпоху всеобщего стремления к минимизации управленческих рисков, былые полномочия Кощея поделены между двумя или тремя ведомствами. Фамилия Бессмертный прилепилась к нему как долгожителю экономического сообщества. Многое ему было простительно ввиду его особой осведомленности и наличия недекларируемых связей. В общем, как политический и экономический тяжеловес, имеющий багаж значительных заслуг, создал он не очень большую по меркам некоторого царства, некоторого государства, но чрезвычайно крепенькую финансово-промышленную корпорацию с выходами, как положено, в оффшор, а также консалтинговую фирму, помогающую конвертировать опыт и деловые связи во вполне осязаемую звонкую монету. Так что, он был способен обеспечить Машу в материальном плане и без особого ущерба для своего имиджа и благосостояния. Кроме того, что она его забавляла, Кощей находил особое удовольствие в том, чтобы развить в ее душе бойцовские, как он полагал, качества.
   - Вот ты, Маша, очень обижена на свою горькую судьбу, - говорил он, - а тем временем, не хочешь видеть тех подарков, которые она тебе преподносит. Смысл в жизни состоит в том, чтобы наперекор всем невзгодам подниматься и идти дальше, перенося все удары. Только подняться надо всегда на один раз больше, чем ты упала. Жалеют слабых, а сильных уважают и боятся, детка. Докажи, что ты королевской крови, а иначе грош тебе цена.
   Принцесса внимала всем этим сентенциям, принимая их за чистую монету.
   - Доброта и всепрощение хороши для избалованных дурочек, обитающих под крылышком благодетелей, - вещал Кощей. - Но кому-то приходится брать на себя ответственность за происходящее в мире. Почему бы и не тебе? А политику в белых перчатках не сделаешь. Сила и коварство правят миром, моя дорогая, - заключал он.
   Вода камень точит. Принцесса постепенно пропитывалась новыми истинами и уже начинала забывать, что говорили ее учителя о видимости и истинности качеств королевы.
   Решения, принятые Машей в детстве и актуализированные после неудачного рандеву с родителями, созрели и превратились в крепкую жизненная план. Но к его реализации принцесса решила подойти с позиций стратегического планирования.
   Как-то вечером, накормив Кощея его любимыми блюдами, Марья Моревна, сказала:
   - Вот ты, Кощеюшка, построил империю, злато-серебро добываешь и торгуешь им со многими царствами-государствами. Однако не заботишься ты, друг мой разлюбезный, о безопасности и драгоценной жизни своей. А ну, как нападут на тебя вороги лютые, конкуренты бессовестные. И осиротеем мы с твоей невестой.
   - Ну, что ты Марьюшка, - разомлев от слов сладких, ответил ей Кощей. - Я о своей безопасности позаботился. До смерти моей нелегко добраться. По страшному секрету расскажу я тебе, что смерть моя на конце иглы, та игла в яйце, то яйцо в утке, та утка в зайце, тот заяц в сундуке, а сундук стоит на высоком дубу, а где то дерево я тебе не скажу, потому что об этом я вообще никому не рассказывал, даже маме своей.
   - Это конечно славно, - сказала хитрая Марья Моревна, - но только не подумал ты, радость моя, о том, что могут тебя в плен захватить, то есть в заложники. Будешь ты тогда жизнь свою вечную проживать невыносимых антисанитарных условиях, без света белого, без постели мягкой и ласки женской.
   Призадумался тут Кощей. А ведь права Марья Моревна. Зачем жизнь вечная, зачем бессмертие, если, как нынче принято выражаться, качество жизни не на высоте? К тому же вороги лютые могут заставить его, заслуженного и снискавшего почет и уважение в обществе, даже подумать страшно - ТРУДИТЬСЯ? Тогда, уж действительно, вместо вечной жизни - вечная каторга и лучше ужасный конец, чем ужас без конца. От страха пробрал Кощея холод до мозга костей.
   -Что же ты предлагаешь, прелесть моя?
   - Необходима собственная охрана. Не нанятая со стороны, а преданная лично тебе, - твердо ответила Маша.
   - Кто же возьмется за это дело, кому я могу доверить жизнь свою? - заныл старый параноик.
   - Ну, предположим, я все равно целыми днями только кудель пряду. Зачахла уже от безделья. А мне казалось, что ты гордишься моим королевским происхождением, - скромно сказала принцесса.
   - Конечно, Марьюшка. Тебе забава, а мне старику, спокойствие. Назначу я тебя, пожалуй, начальником службы безопасности.
   - Нет, Кощей, так не пойдет. Где это видано, чтобы принцессы в службе безопасности работали? Ты просто подчини охрану дворца мне, как твоему самому близкому во дворце человеку, а начальника я уж сама подберу. Не беспокойся, милый, я сама устрою все в наилучшем виде.
   Кощею делать нечего, он и согласился.
   Начала Марья Моревна построение своей армии, что называется, с нуля. Для начала умненькая принцесса перечитала конспекты, которые тайком вела во время обучения у Топтыгина. Собеседования с кандидатами первой десятки проводила лично, но так, чтобы Кощей ничего не заподозрил.
   Конечно, лучшие соратники получаются из бывших врагов, но что делать, если ввиду молодости лет принцесса не успела обзавестись респектабельными недругами? Придется импровизировать. Из курса физики Марья Моревна помнила, что опереться можно только на то, что оказывает сопротивление. Поэтому соглашателей и лизоблюдов решила принцесса оставить для других целей. Они пригодятся, когда надо будет потешить самолюбие или поддержать самомотивацию, трезво рассудила Маша. На первые позиции выберем людей обстрелянных в прямом смысле слова. Нам нужны плохие танцоры. Каковы внешние признаки таких бойцов? Трезвый взгляд на жизнь, рыцарское отношение к дамам, умение изысканно выражать эмоции на нецензурном варианте родного языка, категорическое отрицание подобных талантов у противоположного пола. Увлечения могут быть разные: от охоты и рыбалки до сумасбродного коллекционирования чего-нибудь нелепого. Но наиболее успешные все же имеют нежную привязанность к оружию, гоняют на безумной скорости на любом транспортном средстве и даже при переходе в старшую возрастную группу теряют самоконтроль от представительниц слабого пола с ярко выраженными вторичными половыми признаками. Короче - законченные адреналинщики.
   Долго ли, коротко, набрала Маша приличную команду отъявленных головорезов: Соловья Одихматьевича поставила во главе, Скворца, друга его заклятого - заместителем, а начальниками десяток назначила сыновей Соловья.
   Вся эта шатия-братия происходила родом из мордовских глухих лесов. Будучи людьми предприимчивыми и обладая силушкой богатырской, сколотили они ватагу и, существуя на подножном корму, а по-простому, промышляя разбоем и грабежами, добрались до берега широкой реки, остановив свой поход в одном из сел, недалеко от тракта, что соединял стольный град с северными территориями.
   Отремонтировали они своими силами и за свой счет дорогу, основали село под названием Девять Дубов, да и стали поить-кормить путников, да данью за проезд их обкладывать. Путники и не отказывались особо, кому ж охота по лесам в обход тащиться, да комаров в болотах кормить, когда по наезженной ухоженной дороге быстрее и безопаснее доберешься до места! Гостиницы и постоялые дворы, опять же, славились комфортом и недорогим пропитанием.
   Только пришел в те земли чародей Кудимир, объявил себя князем Объединенных Волшебных королевств и прогнал Соловья сотоварищи с насиженного места.
   Зря, конечно, он это сделал. Во-первых, на ровном месте нажил себе неприятеля. Во-вторых, дорога без должного ухода захирела и поросла молоденькими сосенками. В-третьих, раньше там только Соловей промышлял, а теперь развелось всякого отребья видимо-невидимо.
   Вот под Машино крыло вся эта шайка и перекочевала. Дальше уже было проще: Соловей сам армию набирал и снаряжал, благо опыта соответствующего у него с лихвой. К Маше Соловей относился уважительно, называл ее не иначе как Ваше высочество, сразу увидев в ней изрядную теоретическую подготовку, которую ему самому приобрести было негде. Так что они составили прекрасный дуэт и быстро нашли общий язык.
   Время шло неспешно, но вот Марья Моревна начала понимать, что армия собрана немаленькая и вполне боеспособная. Пора было переходить ко второй части ее стратегического плана. То есть отправляться в военный поход за новыми территориями. Но вот что делать с Кощеем? Он-то вряд ли захочет отпустить принцессу, да еще вместе со службой безопасности в полном составе.
   Лягушка в Машиной душе заворочалась и сказала: "Чего это ты с ним столько лет живешь, молодость свою на него, старика, гробишь? Либо пусть женится на тебе и отписывает все имущество, либо сам виноват". Принцесса, как всегда, согласилась с лягушкой. Вечером завела она с Кощеем разговор:
   - Кощеюшка, ты конечно, бессмертный, чего не скажешь обо мне. Может, женишься на мне, я тебе деток нарожаю, будем жить долго и счастливо, - тайная надежда на благоприятный исход событий все еще теплилась в душе принцессы. Очень-очень глубоко прятала Маша эту надежду, чтобы лягушка не узнала.
   Но действительность снова решила испытать девушку на прочность.
   - Да ты что, Марья, очумела совсем? Я же тебя предупреждал, что помолвлен, ты это прекрасно знала, когда шла со мной во дворец. Я ж тебе не бусурманин какой, на двух сразу жениться! - рассвирепел Кощей.
   - Ах, значит жениться на двоих сразу ты не можешь, а молодость мою гробить очень даже можешь? - холодно и зло ответила Маша. - Ну, погоди, негодник, будешь ты знать, как обижать королевских дочек!
   Позвала Марья Моревна верную ей гвардию, Связали они Кощея двенадцатью цепями и оставили в потайной комнате. Пить ему не давали, чтобы не мог он на помощь позвать и разболтать страшную тайну, о том, кто в доме на самом деле хозяин.
   Так переворот во дворце Кощея совершился, и вся власть над его армией и богатствами перешла в руки Марьи Моревны. Как и предсказывал Змей Горыныч, не всякий поцелуй мог развеять чары, наложенные на принцессу.
  
   5. Марья Моревна и Иван-царевич
  
   По соседству с некоторым царством, некоторым государством находилось Тридевятое государство, в котором жил -не тужил Иван-царевич. Пока Марья Моревна боролась с трудными жизненными обстоятельствами, Иван рос во вполне обеспеченной и дружной семье, родители его любили, три старшие сестры - Марья, Ольга и Анна -всячески баловали младшего братца, единственного наследника царского престола.
   Родители перед смертью наказали сыну, чтобы долго сестер при себе не держал, кто первый посватается, за тех и отдавать дочерей, чтобы, значит, не состарились принцессы старыми девами и не повисли тяжким бременем на руках младшего брата.
   Похоронил Иванушка родителей, которые жили недолго, но, очевидно, счастливо, поскольку умерли в один день, и страдание неутешных наследников было так велико, что прямо с похорон пошли детки во зеленый сад с горя великого развеяться.
   Тут налетела туча черная, гроза страшная.
   - Пойдемте, сестрицы, во дворец поскорее, - говорит отважный Иванушка.
   Старшая сестра, Марья, промолчала.
   Только пришли они во дворец - как грянул гром, сверкнула молния, потолок разлетелся пополам, и в образовавшееся отверстие влетел в горницу ясный сокол. Ударился он оземь и обернулся добрым молодцем.
   - Здравствуй, Иван-царевич. - говорит он, - Отдай за меня старшую сестру Марью.
   - Да я не против, - отвечает ему Иван, - но раньше ты ходил к нам гостем, а теперь отцовский дворец рушишь. Кто ущерб причиненный возмещать станет?
   Добрый молодец пообещал все исправить, да в знак вечной дружбы отказаться от приданого.
   - Тогда забирай сестрицу мою старшенькую, как от сердца отрываю, но родительской воле перечить не могу, - сказал царевич.
   И унес сокол Марью-царевну, не дожидаясь окончания траура.
   Стал Иван-царевич жить с двумя сестрами. Целый год они жили, проедая-прогуливая отцовское наследство. Ванечка себя делами государственными особо не утруждал, пополнением казны не занимался, походов военных не предпринимал.
   Ровно через год пошли царские детки в тот же самый сад прогуляться. И надо же такому случиться, что опять встает туча с вихрем, с молниями.
   - Пойдемте, сестрицы во дворец поскорее, - с замиранием и сердца и надеждой в голосе опять говорит царевич. Теперь уже промолчала средняя сестра, Ольга.
   Разрушения дворца в этот раз оказались сильнее прежних: год назад был поврежден потолок, на этот раз и крыша дворца развалилось. С помпой и шумовыми эффектами влетел в горницу орел, ударился оземь и стал добрым молодцем.
   Посватал он Ольгу-царевну. Ожидая такого поворота событий, Иван-царевич, не особо раздумывая, попросил за среднюю сестру выкуп, а также средства на ремонт порушенного строения.
   Орел, конечно, согласился, возместил все расходы и унес Ольгу-царевну в свое царство.
   Через год, уже ожидая нового аттракциона с тучами и разрушениями, повел Иван-царевич младшую сестру, Анну погулять в тот же самый сад.
   Гром с молниями, а также шквалистый ветер присутствовали и на этот раз, но великому сожалению Ивана, потолок не разверзся, а в открытое окно влетел ворон, не принеся за собой никаких разрушений. Очевидно, Анна, как самая опытная невеста, к тому же засидевшаяся в девках, предупредила своего суженого о непомерных аппетитах своего братца. А может, ворон пообщался на ту же тему с соколом и орлом.
   Ударился ворон оземь и превратился в доброго молодца, сосватал царевну и унес в свое царство.
   Таким образом, через год у Ивана не осталось ни сестер, ни средств к существованию. Государственные дела он по-прежнему игнорировал. Чтобы не умереть от тоски и от голода, решил Иван-царевич навестить своих сестер.
   - Пойду, - сказал он своему народу, - сестер искать.
   Так уж обрадовались все в Тридевятом царстве, что непутевый царевич отправляется в длительную командировку, может, наберется по пути ума-разума, подумали они, да и начнет, наконец, заниматься, чем и положено ему по должности и по рождению. Тогда можно будет и короновать царевича, сколько же может регент править, притом, что сам Иван уже совершеннолетний. Но ничего царевичу не сказали, а только пожелали счастливого пути.
   День ли, два шел Иван-царевич, только видит он - лежит в поле рать побитая числом несметная.
   Дури у Ивана много, чего не скажешь об уме-разуме, поэтому закричал он, что есть мочи:
   - Коли есть тут жив человек - отзовися! Кто побил эту рать несметную?
   Тут Ивана схватили небритые мужики разбойничьего вида и как вражеского лазутчика поволокли в шатер к Марье Моревне, прекрасной королевне, чтобы она учинила ему допрос со всем возможным пристрастием.
   В это самое время Марья Моревна находилась в крайне подавленном настроении. Уже десять лет как стала она грозой всех пограничных государств и победы на фронтах стали к тому времени делом привычным и обыденным, кровожадные инстинкты лягушачьей души в первом приближении были удовлетворены, посему потянуло Марью к прекрасному, как она его понимала. Задумалась, короче говоря, девица о замужестве. Да и биологические часики продолжали тикать неумолимо. Страшно стало, что девичья красота потускнеет, не успев расцвести в объятиях любимого. Да и перед людьми как-то неловко: все карьерой занимается, а личного счастья обустроить не может, стало быть, не так уж и успешна Марья Моревна. Еще подумают, что с она с изъяном каким.
   И вот надо же такому случиться, что приводят ей под белы рученьки прямо в шатер молодого человека подходящего возраста, сносного телосложения, и, к тому же, потомка столь древнего рода, что уже кое-где стали проглядывать следы разложения, ржа и плесень.
   Зато молодой человек так сильно отличался от всех прежних Машиных знакомцев мужского роду-племени, что стало ей интересно разведать, из какого теста слеплено это создание.
   - Здравствуй, добрый молодец,- нахмурив соболиные бровки больше для порядка, чем от строгости, сказала Марья Моревна. - С какой целью бродишь ты на поле боя, сведения собираешь?
   В Иванушке, при взгляде на Марью Моревну, вспыхнули разом все его чувства. От-то сразу понял, что к этому тренированному девичьему плечу можно прислониться на долгие годы. Властный блеск в глазах королевны подсказал царевичу, что неудобные и трудные решения в части навязанного ему в наследство королевство, можно будет спихнуть на эту сильную духом красавицу. Богатая одежда принцессы поманила Ванечку медовой мечтой, что у него есть реальный шанс оставить заботы о хлебе насущном и сосредоточиться на главном - чувстве радости и полного морального удовлетворения от того, что он у самого себя любимого есть и будет.
   Посему, широко раскрыв невинные глаза лазоревого цвета, окаймленные пушистыми, словно у ребенка, ресницами, Иванушка произнес мелодичным голосом:
   - Что ты, прекрасная королевна! Ровно неделю назад, умаявшись от непосильного груза дел государственных, преклонил я голову буйную на руки богатырские, и внезапно привиделся мне дивный сон, будто держу я за руку девицу красоты немыслимой. Улыбалась мне девица и просила поддержки моральной в ситуациях трудных, коих встречается ей на жизненном попроще во множестве. Сердце мое затрепетало и, поручив советникам своим заботы о королевстве, тотчас отправился я в путь-дорогу опасную, чтобы найти и оградить неземное создание от напастей всяческих. Не знал я, где искать красавицу, а только душа моя сама привела меня к ней. И вот стою я перед той, что готов отдать жизнь свою, лишь бы обрела счастье и покой моя избранница. Ничего мне надо, за честь почту рядом находиться и оберегать дивный цветок от бурь и потрясений.
   От такого густого елея лягушачий рот склеился намертво. Поэтому шорох в груди, издаваемый лапками означенного земноводного, Маша приняла за трепет любовный, но все же, приученная к дисциплине, с выводами решила обождать.
   Пригласила она Иванушку в шатер свой белоснежный. Три дня поливал Иван-царевич бессловесную лягушку крепчайшим сиропом сладких слов, украшал цветистыми уверениями в бесконечной преданности и посыпал весь этот натюрморт сахарной пудрой легчайших намеков о необходимости скорейшей свадьбы.
   И Маша сдалась. Начали они готовится к свадьбе, а пока жениха своего решила принцесса к делу пристроить, чтобы соблюсти приличия. Ведь гордый наследник Тридевятого царства пришел в шатер к Марье Моревне при полном параде, имея в кармане зубную щетку, но средства к существованию, очевидно, оставил дома. С целью поставить на довольствие обеспеченного, но забывчивого жениха, королевна определила ему непыльную должность под названием советник по общим вопросам. Чего уж он там ей советовал в шатре белоснежном - о том никому не ведомо.
   Счастливая, прибалдевшая в угаре источаемых женихом комплиментов, не слушая робких советов соратников одуматься и не совершать поспешных движений, через неделю Марья Моревна отдала руку и сердце прекрасному принцу Ивану-царевичу, наследнику Тридевятого царства.
   Замужней женщине не пристало таскаться по всяким там военным компаниям, объяснил свежеиспеченный муж Марье Моревне. Поэтому, собрав положенные трофеи, объявила Марья Моревна временную демобилизацию на период своего медового месяца и отправилась со своим суженым домой. А домом своим она давно привыкла считать дворец, в чулане которого уже десять лет томился Кощей Бессмертный.
   За время ссылки Бессмертный имел возможность подробно поразмышлять о своей судьбе, роли женщин в истории, методах, при помощи которых он мог бы расквитаться с неблагодарной девкой, а также, в качестве восстановления порушенного душевного равновесия, ближайшими и отдаленными родственниками бесстыжей Марии по женской линии, вплоть до ее праматери Евы. Однако лет через пять мстительный пыл Кощея поугас, пришло осознание, что невеста его, скорее всего, помолвку разорвала, а вот Марья Моревна рано или поздно во дворец вернется и, стало быть, жизнь его в ее руках. К тому же припомнил Бессмертный как поведал Маше свою сокровенную тайну бессмертия, и это только усугубило его страдания.
   Мучаясь от постыднейшей смеси тоски, вожделения и ненависти в одном флаконе и к одной персоне, Кощей на всю жизнь получил неизлечимое душевное повреждение, известное всем психологам, которым приходилось работать с заложниками. К исходу десятого года заточения он испытывал к Марье Моревне исключительно сильное чувство, до странности смахивавшее на любовь, и твердо решил, что как только это станет возможным, он прикует беглянку к себе наручниками, дабы не отпустить более от себя не на шаг.
   Маша о Кощее и думать забыла. Только, когда приехали они с Иванушкой во дворец, и по хозяйственным нуждам бродила Марья из комнаты в комнату, натолкнулась она на чулан приснопамятный. Дверь отворить не посмела.
   Дни шли за днями, Иван да Марья жили в тепле и неге, наслаждались простыми радостями бытия, правда, каждый на свой манер: Маша гордилась, что ей удалось найти себе мужа с хорошей родословной, к тому же ласкового и приветливого, Ванечка упивался бездельем и всеобщим, как он считал, почитанием.
   Через какое-то время позвали Марью Моревну дела особой государственной важности. То ли ворог неразумный покусился на владения ее, то ли армия взроптала, изнывая от безделья и однообразия жизни на гражданке. Во всех смыслах.
   Вот и говорит Марья Моревна мужу своему:
   - Ванечка, мне надо идти на войну. Ты на хозяйстве останешься. Вверяю тебе ключи от всех дверей замка. Только очень прошу тебя, не заходи в старый чулан.
   - А тебе обязательно уходить? - расстроился Иванушка.
   - Милый, мне надо решить несколько важных дел, но я постараюсь не задерживаться слишком долго, - поцеловала Марья Моревна Ивана-царевича и ушла в поход к новым свершениям и сияющим вершинам светлого будущего.
   Ваня, как только один остался, тотчас рысью, переходящей в аллюр, метнулся к запретной двери. Дрожащей рукой отпер дверь, предчувствуя скандальную и щекочущую нервы тайну. И предчувствия его не обманули. Страшная Машина тайна висела, прикованная к стене двенадцатью цепями.
   - Молодой человек, - неразборчиво промямлил пересохшими губами Кощей Бессмертный, - не могли бы вы дать мне напиться?
   Ваня помедлил с ответом. Он хорошо помнил, что можно особо не напрягаясь, получить свою выгоду посредством нехитрого шантажа. Вот только придумать, как шантажировать человека (или нежить? впрочем, какая разница?), скованного по рукам и ногам, он никак не мог. Мысли бежали наперегонки, отчего создавалось неприятное головокружение.
   - А почему это я должен, словно какой-то лакей, воду тебе подносить?- заносчиво спросил царевич, чтобы выиграть время.
   Кощей уже давно просчитал все варианты Ванюшиных возможностей, поэтому к торгу был готов, но предпочитал не начинать игру первым.
   - Ладно, чудовище, принесу я тебе воды,- сдался Иван, - но за это ты расскажешь мне, как ты очутился в доме моей жены.
   Бессмертный тихонечко вздохнул - такого идиотского разговора он не мог представить даже в страшном сне. От отчаяния он просто кивнул. Ваня поднес ему ведро с водой, которое Кощей, томимый жаждой в течение двух пятилеток, опустошил за полминуты.
   - Ах, спасибо, тебе добрый молодец, - сказал он.- Я с удовольствием расскажу тебе свою печальную историю, если ты принесешь мне еще одно ведро этой замечательной колодезной воды. Понимаешь, в связи с длительным обезвоживанием, разум мой притупился, память отшибло, поэтому я только смутно припоминаю, что со мною произошло.
   Доверчивый Иванушка принес Кощею еще одно ведро воды, которое тот незамедлительно опустошил.
   - Теперь я припоминаю... О, это такая захватывающая история! Ты пока мне еще водички дай, а я подробности восстановлю, - снова закинул приманку бессовестный злодей.
   - Я тебе дам напиться, а ты меня обманешь, - нутром чувствуя подвох, протянул Ванюша, капризно оттопырив нижнюю губу.
   - Как же я тебя могу обмануть, славный богатырь, если я прикован к этой стене? Не волнуйся, никакой возможности для маневра у меня нет, - ответил ему Кощей.
   Послушался Ванечка Кощея, поднес ему третье ведро с водой. Эх, не знал, не ведал бедный простофиля, что от воды колодезной у Кощея сила богатырская прибывает. Молодым людям, чтобы не попадать впросак, необходимо тщательно изучать классическую литературу, где подобные ситуации неоднократно преподносились живым народным языком на доступных примерах. Но Ванечка не мог похвастаться особой начитанностью и эрудицией. Поэтому страшно удивился он, когда Кощей, совершенно не напрягаясь, словно ниточки шелковые разорвал тяжеленые цепи и вырвался на свободу.
   - Спасибо, Иван-царевич, - сказал Кощей Бессмертный, - не слыхать тебе рассказов моих, уж не обессудь, милый друг. Полечу я за Марьей Моревной, а ты проваливай из моего дворца, чтобы духу твоего здесь не было!
   Вихрем вылетел Кощей в окно, нагнал войско, подхватил Марью Моревну и унес ее за тридевять земель. Там у него имелся у него домик о трех этажах с подземным бункером для особых нужд.
   От обиды заплакал Иванушка горькими слезами. Трудно сказать чего больше было в его обиде: разочарования, что не узнал он страшную тайну Марьи Моревны, страха за свою горькую судьбинушку или обиды на жену, которая не смогла оберечь свое сокровище от новых испытаний, выпавших на его долю.
   Не зря так распереживался Иван-царевич. С исчезновением Марьи Моревны круто изменилась его жизнь во дворце: придворные и челядь распоряжений его не слушали, войско, вернувшееся из похода несолоно хлебавши, рассеялось по домам, а воевода Соловей Одихмантьевич запил горькую. Вообще-то все ждали от Ивана решительных действий, но он никак не мог взять в толк, что же ему предпринять в сложившейся ситуации.
   Когда жизнь во дворце стала совсем невыносимой, решил Иван-царевич помощи у родственников поискать и снарядился в путь-дорогу. Идет он день, идет другой, а на рассвете третьего видит чудесный дворец, у дворца дуб стоит, на дубу ясен сокол сидит. Слетел сокол с дуба, ударился оземь, превратился в доброго молодца. Ивану он показался смутно знакомым. Пока Ваня раздумывал, стоит ли здороваться с этим рухнувшим с дуба оборотнем, тот закричал:
   - Ах, шурин мой разлюбезный! Как тебя господь милует?
   Тут, наконец, признал в нем Иван-царевич мужа своей старшей сестры Марьи-царевны. А тут и она сама из дворца выскочила, стала его про здоровье расспрашивать, пригласила отужинать.
   Три дня гостил Иванушка у родственников своих, жаловался на беды, выпавшие на его долю, на четвертый день они ему и говорят:
   - Спасибо тебе, Иван-царевич, что навестил нас. Помочь твоему горю мы, к сожалению, ничем не можем, потому как решать свои семейные проблемы ты все-таки должен сам. Но на всякий случай оставь у нас свою серебряную ложку, которой ты три дня икру белужью трескал, вон щеки аж коростой аллергической покрылись. Будем на ложку смотреть, да тебя вспоминать. Да и, кстати, племянникам, с которыми ты так и не удосужился познакомиться, мы от тебя привет передадим.
   Иван-царевич оставил у сокола ложку свою серебряную и пошел в дорогу. Шел он день, шел другой, а на третий видит дворец лучше первого, возле дворца дуб стоит, на дубу орел сидит. Когда слетел орел с дерева и ударился оземь, смекнул Ванечка, что добрался он до средней сестры, Ольги-царевны.
   Орел закричал:
   - Вставай, Ольга-царевна, милый братец наш пришел!
   Опять три дня гостил Иванушка у родственников, о своем житье-бытье рассказывал, а потом и говорит:
   - Ну, раз вы помочь мне ничем не можете, то пойду я, ветром гонимый, буду пытаться найти Марью Моревну.
   Ольга-царевна ему отвечает:
   - Все правильно, милый братец, некогда тебе рассиживаться. Ступай подобру-поздорову, только вилку свою серебряную оставь, которой ты всех рябчиков со стола перетаскал, будем мы на нее смотреть, да тебя вспоминать.
   И снова отправился в путь наш царевич. Через три дня увидел он дворец лучше двух прежних, ворон, который на дубу сидел, натурально, оказался его родственником, мужем младшей сестрицы Анны-царевны. Ну, думает Иван, уж ворон-то мне должен помочь! Я с него выкупа за сестрицу не брал и денег на ремонт дворца не требовал.
   Но ворон не зря славится мудростью. Позвал он жену свою и прямо на пороге дворца объявил Ивану:
   - Три дня можешь у нас гостить, но сразу оставь серебряную табакерку, чтобы мы о тебе не забыли. Про Марью Моревну нам можешь не рассказывать, мы уже в курсе всех подробностей.
   По слухам, ворон одно время состоял с Кощеем в большой дружбе.
   Делать нечего. Пожил у них Иван на правах бедного родственника три денька, да и отправился в путь-дорогу, честя на чем свет стоит неблагодарную родню.
   С потерей Марьи Моревны Иван-царевич лишился всего, что он так ценил в жизни: комфорт, безопасность, материальную обеспеченность, социальное положение и возможность бесконечно предаваться праздности. Поэтому он решил, что жену необходимо срочно вернуть.
  
   6. Марья Моревна, Кощей Бессмертный и Иван-царевич
  
   Тем временем Марья Моревна заново привыкала к совместной жизни с Кощеем. Обустроились они вполне благополучно, домик на берегу моря сказочной красоты очаровал принцессу. После родных мест, которые славились неприветливым климатом, все здесь было словно устроено чародеем-альтруистом: в кристальном воздухе витали ароматы разогретых на солнце высоченных деревьев и незнакомых фруктов, ласковый бриз превращал полуденную жару в чудесное время для разнеженного дневного отдыха, а ужины, состоящие из даров моря и местных овощей, напоминали о безбрежной божественной любви и несказанной щедрости Создателя к роду людскому. Терраса домика, сплошь увитая лианой с крупными лиловыми цветами, обращала свой взор на лазурное побережье теплого и прозрачного моря цвета бирюзы, белые кораблики облаков безмятежно проплывали в бесконечной небесной синеве.
   Язык местных жителей был похож на родной язык принцессы, поэтому девушка пыталась даже разговаривать с торговцами фруктов, когда, с удовольствием забыв о своей королевской гордости, ходила на рынок. Слова родного языка, сохранив понятные корни, забавно меняли значение и внезапно открывали забытое исконное звучание. Маша радовалась как дитя, обнаружив, что ругательные и неприличные слова здесь становились вполне респектабельными выражениями.
   Лягушка тоже разомлела под ласковым южным солнцем. Морские купания пошли на пользу ее здоровью, приторная глазурь, в изобилии нанесенная мужем, постепенно растворилась, а вместе с ней кое-где отслоилась и шкурка, выпуская наружу лучики истинного сияния принцессы. Иной ритм жизни придал Машиным мыслям совершенно неожиданное направление. Часто по вечерам, сидя на террасе с бокалом вина с тонким ароматом цветов и наблюдая заходящее в море солнце, которое убаюкивали ласковые волны, она спрашивала себя, почему ее жизнь приносит такое изобилие боли и страданий, для чего эта вечная погоня за несбыточной мечтой, когда покой и удовольствие могут быть подарены просто так, по праву рождения, а не за немыслимые жертвы своей сущностью.
   Кощей Бессмертный не отпускал Машу ни на шаг от себя. После разлуки и заточения характер его, как ни странно, очеловечился, и более всего стал Кощей походить на заботливого и мудрого, но ненавязчивого джентльмена зрелого возраста.
   Бессмертный не стал скрывать от Марьи, что ему необходимо на три дня съездить к своей бывшей невесте, которая оказалась Бабой Ягой. Принцесса почему-то не удивилась, узнав эту потрясающую новость, и без лишних вопросов и претензий отпустила Кощея. Вернулся он с хорошим настроением, сообщил, что расстались они друзьями, и на прощание Яга подарила ему коня волшебного. А также попросила при случае заглянуть в гости и познакомить ее с Марьей Моревной. Кощей пообещал.
   Отношения их с Машей наладились сами собой и стали теплыми и близкими. Кощей, наконец, открыл свой талант незаурядного рассказчика и развлекал Машу поучительными, смешными и драматическими историями из своей жизни. Время текло неторопливо, залечивая душевные раны, которые Маша и Кощей успели нанести друг другу. Словом, несмотря на двусмысленность положения, они были умиротворены и даже счастливы.
   Но тут появился Иван-царевич.
   Днем, когда после морских прогулок и вкуснейшего обеда, Кощей отправился в город с целью пополнить продовольственные припасы, а Маша хлопотала по мелким хозяйственным делам, в дверь кто-то постучал. Сердце принцессы стукнулось о ребра и зашлось в тревожной барабанной дроби, подсказав ей, что дальнейшие события несут тревожный запах родины. Лягушка, проснувшись, заквакала, подтвердив, что девушка права. На пороге стоял Иван-царевич, ее законный муж.
   Иванушка уже открыл было рот, чтобы обвинить принцессу во всех смертных грехах: предательстве беззащитного мужа, преступном попустительстве злодейским намерениям Кощея и сговоре с означенным злодеем с целью нанесения царевичу тяжких телесных повреждений в виде развесистых рогов на лбу. Но, одумавшись, рот закрыл. Маша смотрела на него без привычной улыбки и глаза ее не отражали ничего.
   - Здравствуй, Машенька, жена моя единственная, - сказал Иван-царевич со всей бархатной глубиной в голосе, на которую был способен в настоящий момент. Все-таки он месяц на перекладных добирался до благоверной супруги, питался в придорожных забегаловках, ночевал в хостелах, да и вообще терпел всяческую нужду и лишения. А она его даже в дом не приглашает.
   - Здравствуй, Иван-царевич, - помолчав, ответила Марья Моревна.
   - Что же ты не рада мне? - изумился Иван.
   - Слушай, Иванушка, давай присядем в тенечке, - сказала Маша. - Нам многое следует обсудить.
   Битых два часа длилось объяснение Марьи Моревны и Ивана-царевича. Но разговор глухого со слепым обречен на провал. Маша, придушив в груди обиду, логически выверено и применяя стройную систему аргументов, пыталась объяснить нерадивому мужу очевидные вещи:
   - Зачем же ты, Иванушка, меня не послушал? Зачем в чулан полез? Для чего Кощея освободил? - вопрошала она его.
   - Ты сама виновата, - применил свой любимый прием Ваня, - не надо было мне вообще про эту кладовку рассказывать. Да и вообще, что мы тут обсуждаем: почему я в собственном доме не могу заходить, куда мне заблагорассудится, или как так получилось, что ты подле семейного очага чужих мужиков прячешь?
   Такие доводы в споре отбивают всякую охоту разговаривать, но Маша сделала еще одну попытку поиграть в Капитана Очевидность:
   - Ваня, а почему же войско за мной в погоню не снарядил? Отчего не дрался за меня с Кощеем?- уже зная ответ, спросила она.
   - Я, конечно, не такой крутой, как ты, но, как видишь, пришел к тебе на помощь. Что до твоего хваленого войска, то все солдаты, к твоему сведению, дезертировали, а воевода оказался горьким пьяницей. Так что командир из тебя никудышний. Поэтому давай заканчивать этот разговор, собирайся, поедем домой.
   - Почему ты уверен, что после всего случившегося я с тобой поеду?
   - Ты моя жена, я тебя люблю, у нас будет дети, - веско сказал Иван.- А, кроме того, твой долг никто не отменял, необходимо навести дисциплину в войсках и порядок во дворце. И еще, подумай, что о тебе родители скажут, если узнают, что ты при живом муже с чужими мужиками по курортам болтаешься? Не поминай старого, лучше поедем со мной, пока не видать Кощея Бессмертного -- авось не догонит
   Тяжело вздохнула Марья Моревна. Не хотелось уезжать, но долг превыше всего, подсказала ей лягушка. Написала Маша записку Кощею, что так, мол, и так, увез меня муж, не обессудь, и поехала с Иваном-царевичем.
   Но смутная тоска не отпускала.
   Едет Кощей домой с покупками, а конь под ним, Бабой Ягой подаренный, спотыкается.
   - Что несытая кляча спотыкаешься? - по- дружески пошутил Кощей.- Али чуешь какую невзгоду?
   - Иван-царевич приходил, - отвечает ему конь, - Марью Моревну забрал.
   - Успеем догнать?- спрашивает Кощей.
   - Можно пшеницы насеять, дождаться, пока она вырастет, сжать ее, смолотить, в муку обратить, пять печей хлеба наготовить, тот хлеб поесть да тогда вдогон ехать - и то поспеем, - конь тоже был с чувством юмора.
   Кощей пришпорил коня и поскакал во весь опор, догнал Ивана-царевича.
   - Ну, - говорит, - первый раз тебя прощаю за твою доброту, что водой меня напоил, и в другой раз прощу, а в третий берегись - на куски изрублю!
   Отнял у него Марью Моревну и увез, а Иван-царевич сел на камень и заплакал. Ведь жизнь его так замечательно складывалась, и тут случилась такая нелепая случайность в виде дурацкого соревнования за принцессу. Почему же него, за Ивана, свет царевича, никто не хочет конкурировать?
   Поплакал-поплакал Иванушка, да делать нечего, пришлось снова ноги бить, возвращаться за Марьей Моревной.
   Долго Иван-царевич, проявляя чудеса терпения и навыки маскировки, отирался в кустах недалеко от дома, ожидая, когда Кощея опять дома не случится. Как только Бессмертный оседлал коня и чуть затих стук копыт, Ваня оказался на пороге.
   - Поедем со мной, Марья Моревна!- попросил он, падая ей в ноги. - На что тебе сдался этот старик? Он тебя даже замуж не зовет, а я тебе супруг законный!
   Лягушка в Машиной груди громко затянула обычную песню. Полностью деморализованная, уже поняв, что в этой дуэли мнения дамы никто спрашивать не собирался, Марья Моревна согласилась, все же сделав напоследок попытку образумить Иванушку:
   - Ах, Иван-царевич! Ведь он догонит, тебя в куски изрубит!
   - Пускай изрубит! Я без тебя жить не могу! - защищал Иван свое, кровное.
   Все-таки прав был Михайло Потапыч утверждая, что чем больше сил мы вкладываем в другого, тем сильнее мы потом любим, подумала Маша. Вот только, где в этой схеме я? Кажется, любит Ванечка не меня, а те усилия, что он в меня вложил. Лягушка поперхнулась от изумления на полукваке и замолкла.
   Тем временем Кощей Бессмертный домой возвращается, под ним добрый конь снова спотыкается:
   - Что ты, несытая кляча, спотыкаешься? Али чуешь какую невзгоду? - с раздражением спрашивает Кощей.
   - Иван-царевич приходил, Марью Моревну с собой взял! - если бы конь мог пожать плечами, он бы это сделал.
   - А можно ли догнать их?
   - Можно ячменю насеять, подождать, пока он вырастет, сжать-смолотить, пива наварить, допьяна напиться, до отвала выспаться да тогда вдогон поехать - и то поспеем!
   Понимая, что он никуда не опоздает, Кощей все-таки поскакал во весь опор: неприятно ему было оставлять Марья Моревну с соперником наедине. Догнал Ивана-царевича и заявляет ему:
   - Ваня, неужели ты не понимаешь с первого раз? Ведь я же говорил, что тебе не видать Марьи Моревны, как ушей своих! Поэтому я ее забираю, а ты топай восвояси.
   Отнял принцессу и увез к себе.
   На этот раз потрясение Ивана было так велико, что вылилось в форменную истерику. Но поплакал-поплакал и воротился назад за Марьей Моревной, а Кощея Бессмертного опять дома не случилося. Повезло, не пришлось, как давеча, в колючих кустах три часа локти обдирать.
   -Поедем, Марья Моревна, со мной! - снова завел он свою шарманку.
   - Ах, Иван-царевич! Он нас догонит! - с надеждой, что удастся отвязаться, сказала Марья.
   Но не тут-то было. Похоже, что Ваня из тех мужчин, которым легче отдаться, чем объяснить, что ты его не хочешь. С упорством, достойным лучшего применения, снова и снова расписывал он Маше прелести их совместной жизни и преимущества законного супружества в принципе. Под конец своего вдохновенного спича проявил нехарактерную для него отвагу и способность к самоотречению:
   - Пускай догонит, мы хоть часок-другой проведем вместе!
   Маша с раздражением подумала, что в этом дивном соревновании Кощея и Ивана-царевича по измерению мужской доблести и достоинств с дальнейшим предъявлением друг другу результатов, сама она выступает в роли то ли мяча, то ли куклы, но в любом случае чем-то второстепенным. Призом в игре выступало вовсе не единоличное и вечное обладание прекрасной принцессой, а бесспорное доказательство, что чье-то достоинство больше.
   В общем, опять повелась Марья Моревна на уговоры Ивана. Ей хотелось поступить правильно, но система координат была сбита коварным земноводным, поэтому и результат получался каким-то неубедительным. Ох, предупреждала Машу лиса Алиса об относительности понятий добра и зла, да видно, плохо Марья Моревна уроки усвоила! Семимильными шагами двигалась эта печальная история к трагедии.
   Кощей Бессмертный домой возвращается, под ним добрый конь спотыкается:
   - Что ты спотыкаешься? Али чуешь какую невзгоду?
   - Иван-царевич приехал, Марью Моревну с собой взял!
   Кощей поскакал, догнал Ивана-царевича, изрубил его в мелкие куски, положил в смолёную бочку, скрепил железными обручами и бросил в синее море. Он не хотел иметь проблем с местными властями по поводу убийства соплеменника, поэтому и избавился от улик.
   Что творилось при этом в душе бедной девушки, нельзя ни в сказке сказать, ни пером описать. Имея за плечами опыт военных действий, она считала себя циничной и закаленной в боях, но запредельное страдание накрыло ее с головой. Мало кому под силу перенести тот факт, что один близкий человек кромсает и складывает в бочку другого.
   Маша закричала-завыла, упала и потеряла сознание. Лягушка в ее груди забилась в агонии и откинула лапки. Даже противное холоднокровное земноводное не смогло вынести ужаса происходящего и почло за лучшее переселиться в иной, более подходящий для обитания мир.
   Кощей Бессмертный перекинул бездыханное тело принцессы через седло и увез.
  
   7. Волшебное воскрешение Ивана-царевича
  
   А в это время зятья Ивановы, жили-поживали да мед попивали. И решил орел чаю отпить после обеда славного.
   - Неси, - говорит жене, - мне чаю, да с медом и с ложкой серебряной, что Иван нам оставил.
   Зачерпнул он мед той ложкой, и почернело серебро.
   - Видать, мед неправильный,- почесал в затылке Орел да крикнул жене, чтоб обычную несла.
   А Сокол как раз собирался после обеда пропустить рюмочку, велел грибочков соленых принести из погреба жене своей.
   - Как хорошо, что Ваня такую вилочку оставил, - да подцепил грибок и почернело серебро.
   - Видать, грибы были плохие, - и велел Сокол огурцы из погреба тащить.
   Ворон же табачком баловался, как раз достал он табакерку, да что за беда, почернело серебро.
   - Видно, Ваня в беде, полечу-ка я к братьям моим.
   И полетели они искать Ивана-царевича. Оказалось, что фамильное серебро не солгало, и бочка с бывшим Иваном плавает в синем море-океане. Собрались зятья на берегу моря и стали решать, как спасать непутевого родственника. Решили, что, вероятно, поможет ему мертвая и живая вода.
   Орел бросился на сине море, схватил и вытащил бочку на берег, сокол полетел за живой водой, а ворон за мертвою. Разбили бочку, вынули куски Ивана-царевича, перемыли и начали складывать, чтобы было как надобно.
   К несчастью, бочка долго плавала в море, и соленая вода сделал свое недоброе дело. И так, и так складывали зятья Ивана, но не идет дело! То руки из неподходящего места растут, то головы на плечах нет, то глаза в кучу, то язык на плече. Умаялись совсем, но успеха не достигли, а тем временем сроки, отпущенные на реанимацию, уходили безвозвратно.
   - Давайте, братцы, - говорит Орел, - за помощью к Бабе Яге обращаться. - Она на летадле, то есть в ступе, быстро сюда доберется.
   - Правильное предложение, - отозвался ворон, - а то, если еще протянем, вместо живого Ивана-царевича получится бодрый такой зомби. А ведь ему еще Тридевятым государством руководить.
   - Тогда я полетел за Ягой, - сказал Сокол.
   Через некоторое время он вернулся, а тут и Яга подоспела. Когда она грациозно выбралась из своего летательного средства, все три счастливо женатых оборотней одновременно ахнули, потом закрыли рты и вытерли слюни. Что и говорить, эффектная ведьма! Длинные волосы, небрежно растрепанные полетом, сияющие глаза, тонкая талия, длинные ноги, при этом все женские стати располагаются в нужных местах и достаточных количествах. Бабка Ежка - золотые ножки обворожительно улыбнулась и подошла поближе.
   Осмотрев Иванушку, она тяжело вздохнула:
   - Более бесполезного создания, конечно, отыскать нелегко. Но наш долг требует вернуть Тридевятому государству законного наследника. Не хотите ли вы его апгрейдить? Я недавно на семинаре была, так что могу попробовать.
   Зятья дружно закивали головами:
   - Ему бы решимости добавить, - сказал Орел.
   - И эгоизм убрать, - вставил Сокол.
   - Про ум не забудьте! - напомнил Ворон.
   - Легко, - Баба Яга достала из котомки, что с собой привезла, "яблочко", открыла ноутбук и начал строить графики, - так, исходные данные, дата рождения, вес, рост, пол, цвет глаз. Эй, какие у него глаза? И да, сложим-ка Ивана правильно, - и ведьма быстренько переставила местами куски тела и совместила их под правильным углом.
   - Теперь полейте его мертвой водой, только голову пока уберите, - велела она. Ворон откупорил флакон и полил Ивана волшебной жидкостью. Иван вздрогнул, пар пошел от его хладного тела. Ведьма попинала его ногой, - вроде держится.
   - А теперь займемся тонкой настройкой, в мозги, значится, полезем! - и Баба Яга водрузила рядом с собой голову Ивана.
   - Как известно каждому дитяти малому, от дурной головы рукам, ногам покоя нет,- сказала Яга задумчиво, изучая переплетение цветных линий на экране яблочного ноутбука. - Также мы знаем, что многое зло в человеческой жизни происходит от неспособности спокойно посидеть на одном месте, с целью обдумывания сложившегося положения и необходимости дальнейших телодвижений.
   Братья подошли поближе, затаив дыхание. Не каждый день увидишь настолько высокотехнологичное колдовство!
   - Что там, Яга?- нетерпеливо вытянув шею, спросил Орел.
   - Мы имеем следующие параметры, - сказала ведьма, - способности его личности самостоятельно формулировать собственные нравственные обязанности и реализовать нравственный самоконтроль, требовать от себя их выполнения и производить оценку совершаемых ею поступков, очевидно, подверглись коррозии еще в раннем возрасте. Одно из выражений нравственного самосознания личности, которое проявляется и в форме рационального осознания нравственного значения совершаемых действий, и в форме эмоциональных переживаний, развито в исследуемой личности весьма поверхностно, можно сказать, в зачаточном состоянии.
   - И что все это означает?- испуганно спросили Орел и Сокол.
   - Когда совесть раздавали, его дома не было,- мрачно хмыкнул Ворон.
   Баба Яга продолжила:
   - Кроме того, когнитивность исследуемой личности как способность к умственному восприятию и переработке внешней информации также находится на невысоком уровне. Современные исследования не отрицают, что природа когнитивных процессов управляется мозгом, но теория когнитивности далеко не всегда рассматривает эти процессы в их связи с мозговой деятельностью или какими-либо иными биологическими проявлениями. Сравнительно недавние исследования в таких областях, как когнитология и нейропсихология стремятся перешагнуть пробел между информационными и биологическими процессами, используя парадигмы когнитивности для понимания того, каким именно образом человеческий мозг осуществляет функции переработки информации.
   - А это ты про что сейчас сказала?- скосив глаза от умственных усилий, уточнил Сокол.
   - Поскольку до сих пор точно неизвестно мозг ли вырабатывает ум или все-таки нет, то если выбросить из головы всю дурь, ума точно не прибавится, но качество его может улучшиться улучшится, - перевел на понятный язык Ворон.
   - А хорошее что-нибудь есть?- уже ни на что особенно не надеясь, осведомился Сокол.
   - Естественно!- жизнерадостно воскликнула Яга, - высокая мотивация к достижению цели и выраженный гедонизм, отличная приспособляемость к окружению, прекрасно развитая способность выявлять или приписывать лучшие качества необходимым людям и развитые коммуникативные навыки.
   - Короче, дурак, но с инициативой, - подвел итог Ворон.- К тому, врун, болтун и хохотун. Что делать с ним будем? Может, обратно в море?
   - Мотивацию и коммуникативность оставим, стремление к наслаждениям и льстивость прикрутим, мозгов и совести добавим, - сказала Яга. - Есть возражения?
   Никто не спорил. Ведьма понажимала какие-то кнопки, затем приставила голову к туловищу и велела Ворону снова полить Ивана-царевича мертвой водой. Внимательно осмотрев получившееся творение, влила несколько капель живой воды Иванушке в рот. Тот закашлял, но глаза не открыл. Чародейка вздохнула и вылила в Ванечку весь остаток жидкости.
   Иван-царевич вздрогнул, открыл глаза, потом вскочил.
   - Ах, как я долго спал! - потягиваясь и осторожно осматривая себя, сказал Иван-царевич.
   - Еще бы дольше проспал, если б не мы! - отвечали ему зятья. - Пойдем теперь к нам в гости, отужинаем, да поговорим о твоих делах! Может быть, помочь тебе чем-то?
   - Нет, братцы, благодарю вас! Вы и так для меня очень много сделали. Я пойду искать Марью Моревну, сердце мое неспокойно, потому как не смог я освободить ее из плена Кощеева. Не поминайте лихом, братцы, передавайте поклоны моим сестрам.
   С этими словами Иван-царевич отправился в обратный путь выручать Марью Моревну.
   Зятья переглянулись между собой и с недоумением уставились на Бабу Ягу. Та пожала плечами:
   - Ну, может быть, с живой водой чуточку переборщила, - смущенно сказала она.- Но в принципе все получилось!
  
   8. Мара Морена, кикимора болотная
  
   Три дня и три ночи пребывала в беспамятстве Марья Моревна. На четвертый день открыла глаза и увидела перед собой Кощея. А вот его-то как раз она хотела лицезреть в последнюю очередь. Поэтому королевна застонала и отвернулась к стенке.
   - Оставь меня в покое, - простонала она, - видеть тебя не желаю.
   - Тебе надо поесть, - неуверенно сказал Кощей.
   - Потом, - ответила Маша и тихонько заплакала.
   Дело в том, друзья мои, что Кощей четвертовал Ивана-царевича, которого при помощи живой и мертвой воды воскресили неравнодушные к нему люди. Но девушка оказалась в еще более страшном положении- лягушка, в которую была обращена ее душа, почила в бозе. А какой водой можно было ее оживить? Да и как до нее добраться? Некому было задаваться этими вопросами.
   Развалины Машиной души начали неумолимые преобразования в ее теле. Девушка очень похудела, волосы ее растрепались, она перестала выходить при свете дня из своей комнаты, зато по ночам гуляла по дому, чем-то постукивая и погромыхивая. К людям стала она относится с опаской, а порой и с агрессией, к мужчинам же испытывала особую неприязнь и старалась всячески напакостить. Подобно нечистой силе бродила она из угла в угол, что-то шепча или напевая. Слуги стали ее сторониться, а затем и просто откровенно бояться, суеверно поплевывать через плечо, если Маша вдруг появлялась на их пути. А еще от нее прятали детей. Марья Моревна медленно, но верно превращалась в кикимору.
   Тем временем Иван-царевич шел к своей любимой. Но здесь возникли некие проблемы. Осуществленные с его головой манипуляции проложили новые русла для течения мыслей, однако, бесперебойного снабжения мыслемешалки достаточным количеством материала не получалось, в связи с чем Иван самопроизвольно впал в медитативное состояние, где ему открылись новые горизонты. Бескрайние просторы Вселенной и мудрость разума, создавшего гармонию и единство всего сущего на просторах галактики, потрясли его, поэтому он решил, что оставит этот суетный мир и станет странствующим философом, несущим свет познания всем заблудшим душам на земле.
   Теперь перед ним стоял ряд непростых задач. Почему-то он вспоминал некую обворожительную особу, которая придала некий импульс его теперь уже ярко выраженным духовным устремлениям. Иван твердо решил отыскать ее, но как практически возможно найти особу женского пола, которую видел то ли во сне, то ли в мечте, он не знал. Но решил положиться на свою проснувшуюся интуицию.
   Кажется, Баба Яга все же что-то не то подкрутила в его голове, если вместо совести проснулось шестое чувство.
   Короче говоря, шел Иван-царевич, чтобы отыскать Марью Моревну, но спасать ее он передумал, потому что это стало как-то неважно. Иван-царевич намеревался пообщаться с Кощеем Бессмертным на темы просветления и попросить у него помощи в поисках той прекрасной незнакомки, которая могла стать его духовным проводником в мир космических вибраций.
   Когда в сгущающихся сумерках Иван-царевич пришел к дому Кощея, тот традиционно отсутствовал. Маша сидела на крыльце, тихонечко завывая себе под нос. Увидев Ивана-царевича, она встрепенулась, потянувшись к нему. Ваня присел рядом с ней на крылечко.
   - Здравствуй, Мария, - сказал он благопристойным голосом. - Как твои дела, здорова ли ты?
   - Спасибо, Иван-царевич, - сказала Маша, - я здорова.
   Больше говорить было не о чем. Но Иван сделал над собой усилие, влекомый своим особым жизненным путем.
   - Маша, расскажи, как меня Кощей одолел. Ты не подумай, я мстить ему не собираюсь, потому что осознал истину во всем ее сиянии. Но мне нужно понять, как ему удалось меня победить.
   - Очень просто, - ответила Маша равнодушно, - ему конь волшебный помогал. Так что они, получается, были вдвоем против тебя одного.
   - А ты не могла бы в память о наших былых чувствах разузнать у него все подробно? - попросил Иван.- Я тогда завтра к тебе опять загляну.
   - Ладно, расспрошу, - бесцветно сказала девушка.
   Марья Моревна дождалась Кощея и стала его расспрашивать, как это Баба Яга расщедрилась ему подарить такого доброго коня. Кощей обрадовался, что она хоть чем-то заинтересовалась, и сказал:
   - Баба Яга живет в Волшебном лесу за заколдованной рекою. Рядом с ее домом пасется огромный табун диких лошадей, на одной из них Яга каждый день вокруг света облетает. Я, когда ездил выяснять с ней отношения, еще и пастухом поработал, ни одной кобылицы не упустил, и за то Баба Яга дала мне одного жеребеночка.
   - А как же ты через заколдованную реку переправился?
   - Да, непосвященному это сделать непросто, потому что река под чарами становится огненной. Но у меня есть такой платок - как махну в правую сторону три раза, сделается высокий-высокий мост, и огонь его не достанет! - похвастался Кощей.
   Следующим вечером Марья Моревна пересказала Ивану-царевичу историю про Бабу Ягу, кобыл, жеребенка, горящую реку и мост. И, кстати, платок, который мост включает, отдала Ивану.
   Поклонился Иван-царевич Марье Моревне в ноги и сказал:
   - Не обессудь, прекрасная королевна, что покидаю я тебя. Делаю это ради великой миссии просветления человечества. Тебе же даю свободу от уз брачных, поэтому ты вольна идти на все четыре стороны. Прощай.
   В тот же день собрала Марья Моревна свои пожитки и пошла след в след за Иваном-царевичем. Теперь она стала законченной нечистью. Силуэт ее таял в сумерках, в свете дня - мерцал и переливался, мешая разглядеть истинный облик девушки, и только безлунной ночью можно было увидеть Машу. Но кто же в полной темноте сможет разглядеть что-то стоящее?
   Несмотря на то, что Баба Яга щедро прибавила Иванушке умственных способностей, не хватило ему в который раз эрудиции и кругозора, чтобы распознать сущность, которая скрывалась за именем Марья Моревна. Даже внезапно и не совсем к месту проснувшаяся интуиция не помогла ему сопоставить очевидные факты ее биографии, а случившееся озарение помешало инстинкту самосохранения включить очень своевременное оповещение о большой опасности, в которой находилась его жизнь.
   Поэтому шел Иванушка своей дорогой, не замечая крадущейся позади опасности, и думал о предстоящей встрече с Бабой Ягой. Ему казалось, что она, увидев его чистые помыслы, энтузиазм и беззаветное стремление послужить высоким идеалам человечества, а также отметив незаурядные внешние данные и королевские манеры, тут же откроет новые горизонты познаний, позволив способностям перерасти в навыки, а устремлениям - в четкий план действий. Пребывая в приятных размышлениях, пересек Иван-царевич, моря и земли заморские, города чудные, не замечая их красот, и достиг, наконец, родной земли.
   Перед ним простирался Волшебный лес. Его границы отмечала черная река Смородина, разделяющая Явь и Навь.
   Мост через реку Смородину Чудо-юдо и три богатыря - Иван-царевич, Иван, крестьянский сын и Иван Быкович, коровий сын. Предвкушая забаву молодецкую, с гиканьем полезли названные братья на мост, достав предварительно из-за поясов всякие интересные инструменты для извлечения из жертвы полезных сведений и просто получения более ярких впечатлений от жизни: секиры, булавы чугунные, цепи аршинные. Но Чудо-юдо, подняв голову, узрело за спиной царевича призрачный девичий силуэт и издало протяжный свист. Богатыри повертели головами и увидели девушку в белом одеянии, босую, с распущенными длинными волосами.
   - Не погуби, Мара Морена, - прошептал Иван Быкович. Скорее всего, он был самым сообразительным из всей троицы.
   Маша милостиво кивнула головой и прошла вслед за Иванушкой мимо застывших в поясном поклоне братьев. Иван-царевич по наивности своей подумал, что богатыри вышли на мост приветствовать его королевское величество.
   Далее простиралась чаща страхов, за ним болото сомнений, но Иван-царевич и Маша еще об этом не знали.
   Чаща страхов представляла собой густой ельник, куда солнце практически не проникало. Верхушки вековых деревьев терялись в вышине, нанизывая на себя тучи. Машу полностью устраивал полумрак, она неслышно ступала по мягкому ковру из опавших иголок. Иванушка чувствовал себя неуверенно. В таких местах, вспомнил он, как правило, живет хозяин леса. На опушке леший совсем нестрашен, потому что становится росточком не выше травы, но в таких диких, потаенных местах обычно вырастает до самых верхушек деревьев. Главный хозяин леса следит, чтобы никто в его хозяйстве не навредил. А вдруг навредишь случайно? Разве можно понять, что леший считает правильным, а что недопустимым, со страхом подумал Иван. Хороших людей леший не трогает и помогает выйти из леса, к не слишком хорошим -- плохо: пугает и заставляет ходить кругами. Самое неприятное, что ты даже не поймешь, что леший затеял с тобой игру, он мастер на всякие проделки и розыгрыши.
   В это самое время к Маше подошел мужчина средних лет приятной наружности. Одет он был в камуфляж и туристские ботинки и более всего походил на отставного полковника, который верно и преданно служил отчизне, за что его отпустили на пенсию в возрасте, когда бес в ребро.
   Предполагаемый полковник протянул Марии руку и приятным баритоном произнес:
   - Добрый вечер, Марья Моревна! Я много наслышан о вашем очаровании от моего боевого товарища Михайло Потапыча Топтыгина. Он справлялся о вашем здоровье, передавал привет и просил позаботиться о вас.
   - А откуда Топтыгину известно о моем возвращении? - Маше польстило, что медведь все еще помнит ее.
   - Так ведь Чудо-юдо приходится двоюродным братом Змею Горынычу, а трое Иванов служили в подчинении у Топтыгина. В Волшебном лесу новости распространяются быстро. К тому же служивый люд медом не корми, дай только посплетничать.
   Маша оглянулась по сторонам. Иван-царевич продолжал наматывать версты на лапти, быстро удаляясь в неизвестном направлении. Леший улыбнулся и приглашающим жестом увлек ее в противоположную сторону.
   - Дорогая королева, предлагаю отужинать в моей скромной обители. Не пугайтесь, Марья Моревна, на ужин также прибудет Михайло Потапыч.
   - А как же Иван-царевич?- Маша вспомнила о принятом решении следовать за бывшим мужем, правда, сейчас было не очень понятно, зачем она его принимала.
   - Предоставьте нам позаботиться о его судьбе, - поклонился леший.
   Алексей Алексеевич, а именно так звали нового знакомого Маши, привел ее по едва заметной тропинке, петляющей в густом ельнике, к добротному бревенчатому дому. Хозяин леса предпочитал использовать только экологические чистые материалы, благо вокруг этого добра было навалом. Пахнущие деревом стены дома манили домашним теплом, резные наличники на окнах приветливо подмигивали затейливым узором, деревянное крыльцо добродушно поскрипывало под ногами, приветствуя гостей. Убранство дома напоминало картинку из журнала про устройство быта зажиточных крестьян 19 века: домотканые коврики, ходики с кукушкой, массивные лавки, просторный стол, живой огонь печи. Кстати, стол уже уставлен простыми, но аппетитными кушаньями и домашними разносолами, пофыркивал самовар, и во главе всего этого праздника жизни восседал Топтыгин. Увидев Машу, он заморгал, загоняя непрошено навернувшиеся слезы обратно к источнику их возникновения. Марья же обрадовалась так, как если бы встретила давным-давно потерявшегося родственника.
   Участие и забота, проявленные полковником и генералом, поспособствовали задушевной беседе, содержание которой, впрочем, оказалось пугающим.
   За черной рекой Смородиной, через которую перекинут Калинов мост, охраняемый Трехглавым змеем, располагаются владения Мары Морены, поведал леший.
   Мара Морена могучее и грозное Божество, Богиня Зимы и Смерти. Она повелевает мором, мороком, мраком, маревом. Кстати говоря, смерть и мера - однокоренные слова и явления, Мара воплощает одновременно смерть, море, мрак, мир. Она душа и доля, источник и конец бытия, существо, наделенное универсальной властью, особенным образом влияющее на судьбы людей. Морена воплощает собой торжество Мари - "Мертвой Воды", то есть воли к смерти. Но смерть, даруемая Мореной, не есть полное прерывание токов жизни как таковой, а лишь переход к жизни иной, к новому началу, после зимы, уносящей с собой все отжившее. Морена не имеет семьи и странствует в снегах, время от времени навещая людей, чтобы сделать свое черное дело.
   Образ древней богини казался настолько пугающим, что со временем в народных поверьях и преданиях его заменила болотная нечисть - кикимора. Кое-где кикимору считали даже полезной: она-де помогает хозяйке печь хлебы, убаюкивать детей, мыть кринки, ухаживать за скотиной. Сложилось даже мнение, что любимое занятие кикиморы -- прядение и шитье. Дескать, по ночам она играет с прялкой, веретеном и пряжей, может допрясть за хозяйку, но чаще рвет, мусолит и путает шерсть, жжет кудель, оставленную на ночь без благословения. Прядет кикимора на русской печи, при этом постоянно подпрыгивает и сучит нить не слева направо, а наоборот.
   Но черты суровой богини в кикиморе сохранились. Заблудившихся на болотах людей она криком зазывает на трясину, откуда нет возврата. Поверхность трясины, состоящая из спутавшихся мхов, неожиданно раскрывается... и появляется кикимора, чтобы любоваться жуткой агонией медленно погружающегося в топь несчастного.
   Кикиморой, как верят в народе, становится ребенок, проклятый родителями, дочь, загубленная матерью.
   Несложный лексико-семантический анализ слова "кикимора" позволяет увидеть за нелепым образом все ту же Морену. Да и схожи они до неприличия: возникают то в образе прекрасной девы в белом, то безобразной старухи в лохмотьях, живут тихо и уединенно, но если показываются кому-то - жди беды.
   Леший замолчал, предоставляя Марье возможность самостоятельно придти к выводам.
   Люди в большинстве своем - эгоцентристы настолько законченные, что не интересуются ничем, кроме самих себя, любое сделанное кем-то замечание они принимают на свой счет, все наталкивает их на размышления об их собственных делах, при малейшем шансе в центре внимания оказывается собственная личность, сколь бы отделенной ни была на самом деле тема. Замечание известного философа полностью соотносилось с нынешним состоянием Маши. Сопоставив изложенные лешим Лёшей аргументы с некоторыми фактами своей биографии, Марья Моревна пришла к совершенно определенным заключениям. А потом принялась размышлять о происхождении своего имени как первичной суггестивной команде и ее влиянии на судьбу.
   Маша почувствовала разнонаправленные порывы: убежать, пока не поздно, или отомстить обидчикам, пока возможно. Мысль о побеге она отмела как недостойную властительницы, а вот возможность мести показалась ей вполне достойной альтернативой нынешнему амебоподобному существованию. Она подняла глаза на собеседников, чтобы встреть вызов с гордо поднятой головой, как и подобает королеве. Нет, отныне - как подобает воплощению страшной богини Мари Морены.
   - Вы уверены в том, о чем говорите? - не осознавая холодности и властности в тоне, произнесла она.- Почему же до сего дня я не знала об этом?
   Медведь поежился, вздохнул, но отважно проговорил:
   - Марья Моревна, судьба или доля некоторых людей может представлять собой "долю", часть вселенной и быть отдельным существом, следуя по пятам за человеком и определяя ход его жизни и повороты судьбы. Теперь Мара нагнала и воссоединилась с тобой.
   - Что еще мне необходимо узнать?
   Силуэт Мары мерцал и переливался, теряя теплые очертания женской фигуры. Резко очерченные скулы и острый подбородок вкупе с белизной лица не оставляли больше сомнений в сущности происходящего. Девушка Маша уходила, уступая место Маре Морене.
   Леший решился заговорить:
   - После ухода Зимы-Смерти с людьми остались ее многочисленные слуги - мары. Это злые духи болезней, они носят голову под мышкой, бродят по ночам под окнами домов и шепчут имена домочадцев: кто отзывается на голос мары, тот умирает. Пока Морена путешествовала, слуги окончательно распоясались, житья не дают обитателям Волшебного леса. От имени всех его жителей, мы нижайше просим богиню восстановить порядок, карать и миловать по заслугам, не допуская произвольности и волюнтаризма.
   - А где Иван-царевич? - внезапно вспомнила о непутевом супруге человеческая ипостась Морены.
   - Морена передает умерших Бабе-Яге, которая питается душами мертвых, - потупив голову, сказал генерал, - сейчас Иванушка направляется именно к ней.
  
   9. Иван-царевич и Баба Яга
  
   Тем временем Иван-царевич шел по лесу, не замечая потери своей невидимой спутницы. Его мучили голод и жажда, но по своей сугубой непрактичности даже фляжку воды из реки Смородины он не удосужился зачерпнуть.
   Вдруг, откуда ни возьмись, на лесной тропинке показалась заморская птица с малыми детками. Необычной окраски оперение не скрывало приятных округлостей ее окорочков и бедрышек. Курица-курицей, хоть и окрас необычный, подумал Иван, и зачем-то произнес вслух:
   - Съем-ка я хоть одного цыпленочка!
   И тут птица сказала нечеловеческим голосом:
   - Не ешь моих деток, Иван-царевич! Внешность твоя выдает человека просветленного, поэтому ты должен знать про переселение душ, карму и кармические последствия такого жестокого поступка как поедание невинных цыплят. А вдруг птенец, которого ты захотел съесть, пришел в мир, чтобы его облагодетельствовать? А что, если в нем воплотилась душа твоего предка, отца, например?
   Иван похолодел. Не от странного голоса птички, а от ментального каннибализма, который он едва не воплотил в жизнь. Мысль о том, с чего бы птице, путь даже и странной наружности, вести на лесной тропике разговоры о душе, не посетила его перепуганный разум.
   - К тому же, - продолжила курица, - в некоторое время я пригожусь тебе!
   Иван уже настолько хотел избавиться от странной собеседницы, что только махнул рукой и пошел своей дорогой.
   Живот от голода начал недружелюбно насвистывать турецкий марш, высказывая возражения против внезапно проснувшегося гуманизма хозяина. Поминутно озираясь в поисках пропитания, Иванушка углубился в чащу. В неглубоком дупле старого дерева шевелился рой пчел.
   - Возьму-ка я, - говорит он, - сколько-нибудь медку!
   Все мы знаем, что приятно поговорить с умным собеседником, но привычка разговаривать с самим собой вредна. Особенно в Волшебном лесу.
   - Не тронь моего меду, Иван-царевич! - раздался голос, похожий на тихое жужжание или громкий шепот.
   - Кто здесь? - вскричал Иван-царевич, не понимая, с кем на сей раз ему приходится поддерживать непринужденную беседу.
   - Это я, пчелиная королева, - ответил голос. - Мои детки с ранней весны до поздней осени трудятся, чтобы добыть себе пропитание на длинную, лютую зиму. Не станешь же ты, Иванушка, отнимать у них нажитое непосильным трудом? Как тебе будет спаться после такого поступка? Отдаешь ли ты себе отчет в том, что меда может не хватить и многие ни в чем не повинные личинки погибнут? Понимаешь ли ты, к какой катастрофе это может привести человечество? Пчелы не вырастут, и некому будет опылять растения. Плоды не завяжутся и не созреют, животный и человеческий мир останется без целой группы низкомолекулярных органических соединений разнообразной химической природы. Я жужжу о витаминах. А тем временем группа органических веществ является абсолютно необходимой для человеческого организма в качестве составной части пищи. Большинство таких соединений не синтезируются в организме человека, поэтому они должны регулярно и в достаточном количестве поступать в организм извне. Но без фруктов, овощей и ягод не поступят. Страшные болезни обрушатся на вас, цинга покажется приятной забавой по сравнению с другими, не менее ужасными испытаниями. Короче, Иванушка, не трогай мед, я потом тебе пригожусь.
   Обескураженный ответственностью за судьбу всего человечества, Иван-царевич кивнул на прощание пчелиной королеве и пошел своей дорогой. Однако, организм - злодей: старого добра не помнит. Турецкий марш превратился в канонаду, голова кружилась и ноги подкашивались. Конечно, Иван пробовал уговорить себя, что чистая совесть лучше набитого желудка, но голодное брюхо к доводам глухо, словом его не уймешь, что не говори, а корми.
   Впереди разгоралось непонятное зарево. Иван перешел на аллюр в надежде на костер, шашлык или хотя бы кусочек хлебушка и глоток воды. Ему не суждено было найти ни первое, ни второе, ни третье. Компота тоже жизнь не преподнесла.
   На обнаружившейся впереди лужайке возлежала львица со львенком. При виде царевича она неторопливо поднялась и прошествовала навстречу.
   - Доброго дня, Иван-царевич! - сказала она с мурлыкающими нотками.- Поскольку ты не вооружен, обсуждать кулинарную ценность детенышей кошачьих пород мы не станем. Впереди огненная река. Если ты знаешь, что надо делать, то на другом берегу - цель твоего путешествия. Там тебя накормят, напоят и спать уложат. В случае, если мои условия тебе подходят, моргни, подыши и уходи. А я тебе в будущем пригожусь.
   Иван-царевич, пользуясь наставлениями Маруси, помахал платком в нужном направлении, организовав себе переправу через заколдованную реку, и, тяжело дыша, подошел к коттеджному поселку, где жила Баба Яга.
   Симпатичный беленый домик с красной черепичной крышей совершенно не портила незаметная, но эффективная система охраны, и очень украшала сияющая в лучах заходящего солнца солидная бронзовая табличка с именем хозяйки. Иванушка позвонил, калитка открылась автоматически.
   - А-а, крестничек пожаловал! - Баба Яга, стоявшая на пороге дома, как будто и не удивилась визиту, - проходи в дом, Иван-царевич, гостем будешь.
   Иванушка неслышно притворил за собой тяжелую дубовую дверь. Сидевший возле порога огромный черный котяра недружелюбно уставился на него.
   - Кис-кис-кис, - заискивающе сказал Иванушка, в глубине души надеясь на взаимность. Но кот презрительно фыркнул и, задрав хвост, удалился по своим делам царственной поступью.
   - Кота не трогай, - предупредила Яга, - он поранить может. Или того хуже, - продолжила она, но, не закончив фразу, перевела разговор в другое русло.
   - Так зачем пожаловал?
   - Понимаете, после битвы с Кощеем, - неуверенно начал Иванушка, - я понял смысл происходящих событий.
   Яга с интересом уставилась на царевича.
   - Но мне нужен проводник в мир, - Иван замялся, - мир высоких вибраций.
   От отчаянных усилий объяснить сверкающую истину, лоб его покрылся испариной. Иван с мольбой посмотрел на Ягу, но та и не думала ему помогать, а только удивленно приподняла брови домиком, отчего лицо ее приобрело выражение строгой учительницы, отчитывающей напроказившего первоклассника.
   - Одним словом, я бы хотел попросить вас стать моим учителем, наставником. В смысле, наставницей, - вконец запутавший парень окончательно сник.
   - Ты в дороге грибы красные не ел? Или ягоды, названия которых тебе неизвестны?- забавляясь от всей души, спросила Яга.- Да ладно, не парься, шучу я. Присаживайся к столу, выпьем кофе, и ты расскажешь чего тебе от меня надобно, добрый молодец.
   Под дивный аромат свежесваренного кофе разговор побежал намного легче. Иванушка поведал Бабе Яге историю своей жизни, любви и внезапного просветления.
   - Да-а, - протянула Яга, - видимо, высокие технологии на этот раз сработали со сбоем. Извини за каламбур, оказались не на высоте. Так что, добрый молодец, иди ты в баню, а то русским духом от тебя разит, спасу нет. Потом я тебя накормлю, спать уложу. Будем действовать дедовскими методами. Кстати, чистые вещи ты найдешь в предбаннике, а твое рванье придется выбросить.
   Следующим утром Баба Яга разбудила Ивана-царевича ни свет, ни заря.
   - Хватит разлеживаться, - сказала она строго, - чай, не на курорте. Идем завтракать.
   Иванушка торопливо натянул одежду.
   На кухне Яга наполнила тарелку дымящейся кашей, сделала бутерброд и налила большую кружку чая.
   - Ты вообще знаешь, друг мой разлюбезный, зачем добрые молодцы навещают Бабу Ягу? - спросила она.
   Иван быстро проглотил откусанный кусок бутерброда.
   - За советом? - не очень уверенно сказал он.
   - В основном, но не только. Ты, мил-дружок, сейчас находишься между тем миром и этим. Объяснять есть нужда?
   Иванушка кивнул.
   - Одним словом, ты ни жив, ни мертв. Твоя душа находится в моих нежных лапках, - Яга продемонстрировала ухоженные руки с безупречным маникюром.- Если выполнишь мои задания, которые носят, несомненно, символический, обрядовый и сакральный смысл, ты сможешь выйти из Зазеркалья, причем с подарками, которые окажутся для тебя бесценными. Но об этом сейчас рано говорить.
   В действительности, время нелинейно и дискретно, начала лекцию Яга. Но для наших целей мы примем за основу его небольшой отрезок, поэтому допустим, что это своего рода течение, ток жизни. Откуда происходит и куда направляется это течение? Все мы знаем, что жизнь отдельного человека есть путешествия из известного места в могилу. Не привязываясь к словам, назовем это явление течением из Везде в Нигде. Но! Имеет место и обратный ток жизни. Иначе как объяснить мнение отдельных людей, что все движется по кругу или спирали? Люди, как обычно, не видят за деревьями леса, не умея правильно пользоваться подаренным им мозгом, используя для повседневных нужд его небольшую часть.
   Все в этом мире подчиняется ритмам, большим и малым. Жизнь отдельного человека разбита на отрезки, события повторяются с пугающей или очаровывающей периодичностью. Большой ритм - это когда Нигде становится Везде, а затем поворачивается в обратном направлении и начинает бег из Всюду в Никуда. Примеров ты сам можешь найти в изобилии.
   Обычно считается, что хорошая жизнь наступает тогда, когда время течет в прямом направлении. Но рано или поздно это счастье заканчивается и начинается обратный ход. Когда времена обращают себя вспять, человек, народ или цивилизация оказывается в изнаночном, зазеркальном мире, где все не так, все наоборот, все против установившихся ранее правил. Попавший в Нигде человек теряется и может погибнуть, поскольку наизнанку выворачивается культура и система ценностей, боги обращаются в демонов. Понять, что ты попал в Нигде сложно, для этого нужен большой жизненный опыт, а значит, и большая жизнь, во время которой вырастает специальный орган чувств для восприятия Нигде. Он называется мудрость.
   Так вот, ты, Иванушка, сейчас находишься в поворотном пункте из Везде в Нигде, и мои задания призваны в ускоренном порядке вырастить в тебе мудрость, дабы ты, не дожидаясь наступления дряхлости, смог выполнить свою задачу.
   - А какая у меня задача? - спросил ошарашенный Иван.
   - Перейдем к испытаниям, - как будто не услышав вопроса, сказала Баба Яга.- Тебе предстоит пасти табун диких лошадей. Не пугайся, всего три дня. Но если ты потеряешь хотя бы одного коня, не сносить тебе головы. Не думай, что я кровожадная, просто таково условие контракта.
   Утром, еще до рассвета, разбудила Яга Иванушку и отправила с табуном красных лошадей в дикое поле.
   Жизнь во дворце при любящих родителях и заботливых сестрах исключила для Ивана-царевича возможность подработки пастухом или перегонщиком табуна. Почерпнув сведения о такой работе в основном из идиллических картинок хрестоматий, где опрятно одетые юноши на фоне буколических пейзажей наигрывают на флейте, судя по всему, нежные мелодии для прекрасных полуобнаженных дев, он мало представлял, с чем придется столкнуться. Поэтому, как только выгнал он коней в поле, негодные животные, почуяв свободу, задрали хвосты и все врозь по лугам разбежались; не успел царевич глазами вскинуть, как они совсем пропали - и на дворе стало рассветать.
   Тут он запечалился, потому что как ни редко пользовался он своей головой, а потерять ее было жаль. По давней своей привычке Иванушка поплакал, потом присел на камень и заснул.
   Солнышко уже клонилось к закату, когда уснувшего от великих переживаний Ивана разбудила заморская птица:
   - Вставай, Иван-царевич! Табун дома!- прощебетала она.
   Удивился Иван, что не позабыла давешняя знакомая о своем обещании, но поблагодарил птичку и отправился к Бабе Яге.
   В доме царил грандиозный скандал. Баба Яга и шумела и кричала на своих подопечных:
   - Почто вступили с Иваном в преступный сговор? Зачем вы домой так рано воротились?
   - Угомонись, женщина, - сказал самый крупный рысак, - не шуми, а выслушай нас. Как же нам было не воротиться? Налетели птицы со всего света, чуть нам глаза не выклевали!
   На следующий день Ивану предстояло пасти белый табун. Приготовил он плеть подлиннее да погибче, чтобы справится с норовистыми тварями. Однако, как только он погнал лошадей в поле, они тотчас задрали хвосты, скрылись с глаз и забежали в сине море и стали в воде по шею. Наступил белый день.
   Лодку царевич не припас, а воды боялся с того момента как крупно повздорил с Кощеем. Поэтому он принял единственно возможное решение - сел на камень, заплакал и уснул. Солнышко за лес село, прилетела пчелка и говорит:
   - Вставай, царевич! Кони все собраны, ступай домой.
   Со словами благодарности вспомнил Иванушка пчелиную королеву, что оказалась такой памятливой и совестливой, и сдержала слово, данное в дремучем лесу.
   Когда Иван-царевич пробрался в конюшню и улегся за яслями, то снова услышал как Баба Яга и шумит и кричит на своих лошадей:
   - Зачем воротились?
   - Как же нам было не воротиться? Налетело пчел видимо-невидимо со всего света и давай нас со всех сторон жалить до крови!
   Вечером Баба Яга говорит Ивану:
   - Выгоняй гнедой табун в ночное, да смотри, царевич, если не упасешь их, если хоть одну потеряешь - быть твоей головушке на шесте!
   Погнал он черных лошадей в поле, они тотчас задрали хвосты и разбежались по дремучим лесам - настала ночь.
   По сложившейся традиции сел царевич на камень, плакал, плакал да и уснул. Солнышко начало вставать из-за леса, когда прибежала львица и зарычала:
   - Вставай, лентяй, табун собран!
   Пуще прежнего восхитился Иван, что не подвели его обитатели Волшебного леса, поклонился львице в ноги и сказал:
   - Спасибо тебе, что уберегла меня от беды неминучей. Передавай привет своим львятам, пусть растут столь же благородными как их мать!
   Иван-царевич встал и пошел домой слушать, как Баба Яга снова устраивает очередной разнос:
   - Зачем домой воротились?
   - Как же нам было не воротиться? Набежали лютые звери со всего света, чуть нас совсем не разорвали!
   Вечером того же дня, Баба Яга завела с Иваном очередной разговор:
   - Что ж, Ваня, с первым заданием ты справился. Я, конечно, не ожидала, что ты окажешься таким везунчиком, и у тебя найдется столько помощников. Но это хороший знак - ты принимаешь единственно верные решения в правильное время, а потом наслаждаешься плодами. При этом усилий затрачиваешь минимальное количество. Все это свидетельствует о том, что ты выбрал верный путь и сама судьба к тебе благосклонна.
   - Я хочу спросить тебя, Яга, о том, что видел. Почему первый табун был сплошь из красных коней?
   - Это мое солнышко красное! - отвечала Баба Яга.- Кони разбежались по полям, чтобы нести тепло людям. То, что тебе помогли птицы весьма символично, ибо их щебет будит красное солнышко и веселой песней помогает ему пребывать в хорошем настроении, чтобы всему живущему на земле хватило тепла и заботы.
   - Почему же второй табун состоял из белых лошадей?
   - Это день мой ясный, - отвечала баба-яга.- Кони забежали в синее море, чтобы вода, которая проникает всюду, помогла донести до всех свет познания и чистоту беспредельной любви и заботы. Пчелы воплощают собой символ разумности и бескорыстия, ибо трудятся они только днем и в основном для будущих поколений.
   - Так значит черный табун - это ночь темная?
   - Конечно, и все они - мои слуги верные! Ночью черной просыпаются страхи и ужасы, звери лесные или даже мары могут напасть из-за угла, поэтому люди спят в укрытиях, чтобы не попасть в их плен и не быть съеденным. Но тот, кто не спит, а сохраняет ясное сознание даже самой темной и беспросветной ночью, может обрести неоценимый опыт и сокровенное знание. Ты находишься в шаге от этого знания, поэтому пока будешь выполнять второе задание, подумай о моих словах и потом расскажешь, к каким выводам пришел.
   - Каким будет втрое задание? - спросил Иван.
   - Пойди в конюшню, там есть паршивый жеребенок - в навозе валяется, ты возьми и выходи его. Как он станет сильным конем, так считай, что втрое испытание прошел успешно.
   Пошел Иван в конюшню и обнаружил за яслями изможденное животное нежного возраста. Карие глаза жеребенка слезились, он явно недоедал, ножки его были хиленькими и не удерживали истощенное тельце. Пожалел Иванушка несчастного, повел его к реке, там напоил и выкупал, а потом отвел на луг, где травка была сочнее всего. Жеребенок принялся пожевывать травку, а Иван тем временем припомнил, что лошадки любят сахар и яблоки, и пошел обносить сад Бабы Яги и клянчить для своего нового друга сахар.
   На калорийных харчах и при заботе и ласке, оказываемой Иваном, жеребенок на диво быстро набирал вес и однажды вечером напугал царевича, произнеся, наклонившись к его уху:
   - Спасибо тебе, друг мой, за опеку твою. Буду служить тебе верой и правдой.
   - А-а-а, говорящая лошадь! - Иван упал на спину от неожиданности.
   Кстати, совершенно непонятно, почему он это сделал. Пора бы уже было привыкнуть с болтливым животным, птицам и насекомым. Наверное, в глубине души, Ваня надеялся, что хотя бы жеребенок окажется нормальным и не станет в боевом походе, неся на спине верного товарища, вести философские диспуты и проповедовать всеобщее равенство.
   - Давай сейчас же отправимся к Бабе Яге и сообщим, что со вторым заданием ты справился, - предложил верный конь. - А потом поскачем по лугам и лесам, как вольный ветер!
   - Угу, - пробурчал Иванушка.
   Но коня к беседе не допустили. Баба Яга, расхаживая по прекрасно оборудованной и обставленной гостиной, выслушивала объяснения Ивана о понятом и пережитом.
   Немного волнуясь, как всегда в присутствии Бабы Яги, Иван-царевич поведал, что понял, как много значит в жизни взаимопомощь, что необходимо считаться с интересами других существ, потому что все равны и важны, солнце всем дарит свой свет и ночь страшна для всех существ, ведущих дневной образ жизни.
   - Итак, - заключили Яга, мы приходим к выводу, что именно твоя эгоцентричность и помешала тебе организовать свою жизнь достойным образом. Сестры любят, но избегают общения с тобой, зятья помогают из чувства семейного долга, друзей нет, а жену ты бросил на произвол судьбы, потому что, видите ли, к тебе пришло озарение!
   - Что ж, - продолжила она, - пришло время перейти к третьему, самому серьезному испытанию. Ты должен отыскать Марью Моревну и попросить у нее прощения за всю боль, что ты ей причинил. Это самое трудное задание, потому что супруга твоя в настоящее время стала воплощением древнего божества Мары Морены, Богини смерти.
   - Как же я отыщу ее? - спросил Иван.
   - Это не твоя забота. Ложись спать, утро вечера мудренее.
   Утром Иван проснулся под деревом, недалеко от Калинова моста. Рядом пасся его верный конь.
  
   ЧАСТЬ 2. Прекрасная королева
  
   1. Иван да Марья
  
   Пока Ваня старательно выполнял разнообразные подвиги, надеясь на воплощение своих мечтаний, Морена осваивала новые владения. Она поселилась на болоте и с целью восстановления здоровья и нервной системы после длительных жизненных потрясений, в организованном по ее просьбе небольшом, но хорошо оборудованном спа, принимала грязевые обертывания, росные купели, парилась в баньке. У нее появились помощницы-русалки, готовые выполнить любую просьбу. Леший не оставлял ее своим вниманием, принося разнообразные дары леса, настаивая, чтобы Марья пила целебные отвары из трав, добавляя мед лесных растений.
   Постепенно Морена вникала в обязанности Богини Смерти и Возрождения. Главную проблему в Волшебном лесу представлял злой чародей Кудимир, который обманом захватил не принадлежащий ему замок, выгнав на улицу его законную владелицу.
   Аленушка, которая построила этот замок, сконцентрировав для этого значительное количество знаний, умений и внутреннего света, в настоящее время бродила в беспамятстве по Волшебному лесу, не узнавая его обитателей. Бесконтрольно расплодившиеся сущности ночи, лезущие из замка Кудимира, как черти из преисподней, перестали бояться дневного света и фланировали по дорогам, приводя в крайнее раздражение местных жителей. По слухам, даже бывший воевода, служивший у Марьи Моревны Соловей Одихмантьевич, пивший без меры горькую с момента, когда Машу похитил Кощей, подвергся их нападению и с тех пор утратил свою способность к свисту молодецкому, так пугавшему врагов отчизны. Ранее Кудимир согнал Соловья с принадлежащих ему земель, так что несчастный пострадал от происков злодея дважды.
   Особенно вредоносной сущностью оказался некий Илюшка, состоявший за мелкий прайс на службе у Кудимира. В донесениях, которые ежедневно поступали со всех концов Волшебного леса, излагались одни и те же факты, что таская по крохам свет и счастье у честных граждан, Илюшка втягивает их в пучину отчаяния, а также ведет разведывательно-подрывную деятельность в отношении Аленушки, сообщая о всех ее передвижениях волшебнику, поселившемуся в замке.
   Призвав лешего Алексея, Морена учинила ему допрос о происходящих событиях.
   - Расскажи мне подробно, как случилось, что Кудимир терроризирует Волшебный лес, но никто не может противостоять ему? - строго спросила она.
   - Как вы знаете, дорогая королева, основой существования Волшебного леса и всех его обитателей, в том числе нас с вами, - Алексей поклонился Морене, - является внутренний свет Аленушки. Ранее его вырабатывалось с лихвой, поэтому обитатели леса жили дружно и гармонично. Сад желаний плодоносил обильно, цветы в лугах цвели рясно, плодов и меда хватало на всех.
   Но так случилось, что хранители Аленушки, живущие в мире наверху, с целью расширения своих возможностей и перехода на более высокую ступень развития, отбыли в заграничье, оставив ее одну без присмотра. Отчаянно нуждаясь в том, чтобы дарить свой свет людям, Аленушка не разобралась вовремя, что насильем, прикрытым колдовскими чарами, Кудимир завладел источником света, а затем выгнал несчастную с места обитания. Это так сильно повлияло на ее способности, что нынче без посторонней помощи она не может справиться.
   - Что же наши войска никак не помогли ей? - разозлилась Морена и внезапно решила, что сама узнает всю подноготную этой истории.
   Обернувшись маревом, быстро скользнула она, прижимаясь к земле, ко дворцу Кудимира. Проникнув туманом внутрь, она увидела толстого рыжего человечка на тонких ножках с добрым лицом. Он стенал и причитал, пытаясь лбом прошибить стену:
   - Что мне делать, что делать, - причитал он, - как жить? Она делает все, чтобы избавиться от меня, а я не смогу обойтись без ее света.
   Его утешали придворные:
   - Не надо так убиваться, - говорили они, - вы так не убьетесь. Что сделано, то сделано, истинный чародей не обращает внимание на мораль, он выше этого. Куда она денется, перекройте ей при помощи чар все ходы и выходы, и она сама придет к вам, чтобы облегчить страдания. Ваши, само собой. Муки совести, конечно, самые тяжелые, но огненная вода сможет анестезировать эти нечеловеческие ужасы. Подождем, и все наладится.
   Морена насторожилась. Кажется, подумала она, этот негодяй устроился здесь надолго. Призвав к себе слуг-мар, она приказала им контролировать ситуацию, не выпуская приспешников Кудимира в лес, а его самого наградить ночными кошмарами, воплотив их из его мелкой душонки.
   Потом Морена полетела к Соловью Одихмантьевичу. Тот валялся в своей избушке в обнимку с бутылкой, голова перевязана платком, глаза заплыли. Оценив ситуацию, Морена организовала солянку, квашеную капусту и бутылку пива. Соловей ей нужен был как можно скорее и хотя бы в относительно трезвой памяти. Когда реанимационные мероприятия возымели свое действие, Одихмантьевич открыл красные глаза и уставился мутным взором на Богиню Смерти:
   - Прости меня, Морена, - запричитал он, - забери меня, преврати в туман. Нет сил жить, не имея любимого дела, потеряв верных соратников и любимого начальника!
   Машу тронула такая искренность.
   - Не причитай, Соловей, - голосом прежней Марии Моревны сказала она, уплотняясь до человеческого силуэта, - вставай и давай поговорим.
   Отчитав нерадивого подчиненного более для порядка, чем от сердца, Марья предложила ему план действий:
   - Первое - ты бросаешь пить, второе - собираешь преданную армию, третье - выставляешь посты вокруг дворца, чтобы даже мышь не проскользнула. Пока Аленушка в беспамятстве, мы должны блокировать врагов, чтобы ослабить их перед битвой. Я пока организую своих слуг, они будут всячески изводить Кудимира и его сторонников. Будем брать их на измор.
   - Все сделаю для тебя, Марья Моревна, только не покидай нас больше, - попросил польщенный таким доверием Соловей.
   - Не сомневайся, я здесь надолго.
   Далее было необходимо организовать реабилитацию Аленушки. Как ни трудно было Марье принять решение навестить Бабу Ягу, а великая миссия спасения Волшебного леса требовала решительных мер. Поэтому Марья снова стала маревом и отправилась к своей предполагаемой, но все равно уже бывшей, сопернице.
   Баба Яга встретила Морену как лучшую подругу, пригласила в дом, заварила чай и соорудила нехитрую закуску.
   - Я тебе, Марья Моревна, безмерно благодарна за Кощея Бессмертного, - сделала Яга неожиданное признание.- Он ведь сам решил, что я его невеста, раструбил об этом на весь лес, не спрашивая моего согласия. Неловко признаваться, но мне огромное облегчение вышло, когда он тобою занялся. Так что между нами, девочками, не должно быть никаких разногласий по этому вопросу. Тем более, что мой избранник совсем из другого теста. Я вас потом познакомлю.
   Марья улыбнулась:
   - Ты с моей души огромный груз сняла, - сказала она искренне.- Предлагаю обсудить положение дел в Волшебном лесу и дислокацию наших сил. Меня очень тревожит Аленушка и насоливший ей чародей.
   Яга расхохоталась:
   - Вот сразу видно, что ты привыкла командовать. Сейчас этот твой талант очень пригодится. Собирай армию, Марья Моревна, в ближайшее время тебе придется гнать злого чародея и его приспешников за пределы Волшебного леса в дальние страны. И не волнуйся об Аленушке, она достаточно сильна, чтобы справится с любыми чародеями, просто сейчас она временно не помнит об этом. Но я уже предупредила всех обитателей Волшебного леса о происходящих событиях, все идет своим чередом и завершится, безусловно, счастливым финалом. И, кстати, друзья зовут меня Яна, так что, если ты не против, называй меня, пожалуйста, без официоза
   - Может просто прихлопнуть этого Кудимира? А то еще возиться с ним..., - задумчиво пробормотала Маша.- И куда его гнать? Сейчас я предприняла меры по нейтрализации особо зловредных проявлений, но это скорее тактические ходы, нежели решение проблемы.
   - Убивать его в Волшебном лесу мы не станем, - решительно сказала Яна. - Потому как его неприятное во всех отношениях хладное тело, а также ментальные всполохи, именуемых в просторечии приведением, будут долго отравлять атмосферу вокруг. Аленушка тоже рвалась его прикончить, но ее задача - выгнать Кудимира из дворца. Дальше действовать будем мы, как поется в одной известной песне. Примерно через неделю жди Аленушку в гости. Ты проводишь ее до границ своих владений и дашь финальное напутствие. А затем вместе со своим войском погонишь чародея на край света. Заодно и проветришься.
   Морена помялась немного, но все-таки решилась спросить:
   - Кстати, Яна, а как поживает Иванушка?
   - Иван-царевич подвергся трансформации посредством традиционных методик и в настоящий момент ищет тебя, чтобы выяснить отношения, - ответила Баба Яга. - Как ты, вероятно, догадываешься, это принесет больше пользы его душе, нежели твоей. И это будет окончание одной истории и начало другой. Понимаешь, о чем я говорю?
   Маша отрицательно помотала головой.
   - Машенька, ты перескочила на новый уровень игры. Теперь все вокруг тебя изменится кардинально. Придут другие люди, ты увидишь новые места, изменится твое настроение и мысли. Время потечет в другом ритме и направлении. Готовься к переменам, дорогая.
   Обдумывая разговор с Бабой Ягой, Морена вернулась к Соловью Одихмантьевичу. Она застала его за тренировкой: в полной амуниции и с нагрузкой, тот скакал через полосу препятствий на заднем дворе своего дома.
   - Ты бы поаккуратней, Соловушка, - посоветовала Марья.- А то после обильных возлияний тяжелая физическая нагрузка, говорят, может навредить.
   - Чепуха, - тяжело дыша, сказал бывший разбойник, - и не такое проходили. А вы, моя королева, никак с новостями пожаловали?
   - Да, причем новости хорошие. Через неделю выступаем в военный поход. Будем гнать Кудимира на край света.
   - А это где? - спросил Одихмантьевич.- Там мы еще не бывали.
   - Вот и узнаем, где у света край, - ответила Марья Моревна.
  
   Когда Марья вернулась на болото, то встретила там ведущих светскую беседу о природе и погоде лешего и своего бывшего супруга Ивана-царевича. Леший, увидев Морену, поспешил откланяться.
   Иванушка упал ей в ноги:
   - Прости меня, Марья Моревна, за обиды, которые причинил тебе! - запричитал он в уже подзабытой Машей тональности.
   Марью накрыла сильнейшая волна раздражения, от которой силуэт ее замерцал, и по краям его заполыхали небольшие шаровые молнии. Иван-царевич, увидев, что происходит неладное, умолк на полуслове. Увиденное его потрясло, хотя Баба Яга предупреждала о произошедших с Марьей изменениях.
   - Вот что, Иванушка, - справившись с гневом, - ответила ему Маша, - ступай-ка ты подобру- поздорову в Тридевятое царство, занимай престол и займись, наконец, делами государственными. Это тебе мой наказ. А если ты его не выполнишь, то сам понимаешь, мне, как Богине Смерти и Возрождения, ничего не останется, как обречь тебя на муки неминучие. Утонешь ты ненароком, соколик мой ясный, в трясине болотной, али леший тебя закрутит-замотает и в чаще дремучей бросит на съедение волкам лютым, а то еще русалки могут утянуть на дно озера и там защекотать до смерти. В общем, Иванушка, довольно ребячится, просветления искать, ступай царствовать.
   Ни одну из предъявленных угроз Маша, конечно, воплощать в жизнь не собиралась. Однако и видеть нерадивого супруга больше не хотела. Иван-царевич же, первый раз в жизни не испугался, а почувствовал вину за то, что превратил молодую цветущую женщину в отечественный аналог Немезиды.
   С достоинством, которое прятало горечь от содеянного, поклонился Иван-царевич, Марье Моревне, поцеловал ей руку и теперь уже от всего сердца молвил:
   - Прости меня, Марья Моревна. Много горя я тебе принес своим поведением неразумным. Был я слеп, но теперь прозрел, и правда открылась мне во всей своей неприглядности. Я всегда любил более всех себя одного. Поэтому и не сумел я удержать и сохранить тебя, не уразумел вовремя, какое сокровище мне досталось по воле судьбы. Ты, права, Марья Моревна, я вернусь в Тридевятое царство, возьмусь за ум, стану исполнять долг, который мне на роду написан. Не поминай лихом.
   Наконец-то Иван-царевич стал взрослым. И ему еще, можно сказать, повезло, поскольку далеко не каждому выпадает случай осознать, каким образом совершенные поступки влияют на данное судьбой предназначение. Такой чести, по-видимому, удостаиваются только Принцы, которых милостивое Провидение ведет к судьбе Победителя.
  
   2. Военный поход
  
   На болоте, даже расположенном в Волшебном лесу, немного развлечений. Поболтать с русалками, проведать лешего, ночью зажечь огоньки, чтобы завлечь нерадивого путника в трясину - вот и все радости жизни. Путники попадались редко, да и тех Морена больше пугала уханьем и завываниями, чем наносила какой-нибудь ущерб, пусть даже и виде непереносимых моральных страданий. Всего-то, что утопила парочку зловредных кудимировых сущностей, впечатливших Марью своим особенным безобразием, да придушила парочку неприглядных аленушкиных мыслей, невесть как материализовавшихся на болоте, а больше ничего и путного и не совершила.
   Поэтому, когда ровно через неделю, как и предсказала Яна, по тропе неуверенности пришла Аленушка, Мара Морена испытала подъем и воодушевление, что отпуск наконец-то закончился.
   Стараясь не напугать несчастную жертву злого волшебника, Марья аккуратно подготовила Аленушку к предстоящим событиям и повела ее к реке Смородине, где девушек уже ожидали Чудо-юдо и три богатыря.
   Совершив обходной маневр и издав вопль кикиморы, который являлся условной командой для прикинувшихся кустами бойцов, Марья с отрядом короткими перебежками добрались к назначенному месту.
   Замок пылал. Вокруг собралась толпа зевак. Маша оглянулась вокруг и увидела Ивана-царевича:
   - А ты как здесь оказался? - подобравшись поближе, спросила она.
   - Да вот, помогаю дружественному сопредельному государству справится с нашим общим врагом. И заодно хочу проследить, чтобы край света не оказался совершенно случайно в Тридевятом царстве, тридесятом государстве, - улыбнулся Иван, теперь уже не царевич, а настоящий полновластный царь-государь.
   Он очень возмужал и изменился в лучшую сторону. Маша пристально вгляделась в знакомые черты, заметив страдальческие морщинки в уголках его глаз. Как ни странно, они придавали ему благородство и мужественности.
   Поймав Машин взгляд, он сказал:
   - Да, тяжела ты шапка Мономаха! Да и одному королевством править тяжело. Как ни крути, нужна королева.
   Растерянно улыбнувшись и ничего не ответив, Марья Моревна почла за лучшее ретироваться, сославшись на дела особой государственной важности.
   К ней докладом подошел Одихманьевич:
   - Злодей схвачен, находится под нашим контролем, его приспешники также схвачены и обезврежены. Прикажете выступать?
   - Да, выступаем. Корабли готовы?
   - Ждут нас на рейде.
   Нетяжелый и недлинный переход до морского побережья скифских земель прошли маршевым шагом. Бойцы, измученные однообразием гражданской жизни, от рассвета до заката без устали пылили по проселочным дорогам, горланя походные песни, а вечером за походным ужином жаловались друг другу на невыносимость характера жен и подруг. Короче говоря, все были счастливы, кроме, разумеется, пленного кудесника и его слуг.
   Через три дня показались земли Тмутаракани. Мелкий пресный залив порадовал теплой чистой водой и обилием рыбы. На лодках и баркасах предстояло добраться до стоящих на рейде кораблей и, погрузившись, отправиться в длинный морской переход.
   Собственно говоря, все заботы Мары Морены сводились к разведке судоходного пути и обеспечению попутного ветра. Совершенно пустяковые заботы.
   Команда отлично справлялась со своими обязанностями, пленники томились в трюме, так что теперь у Маши появилась уйма свободного времени, которое она занимала размышлениями о своей погубленной жизни, порушенной любви и разбитой душе. Но, как все мы понимаем, что рационализации на тему "Как я дошел до такой жизни?" имеют мало общего с реальными действиями, приводящими к возможности выбраться из трясины неудач.
   Интеллектуальные возможности, помноженные на бойцовский характер Маши, требовали каких-то решительных действий. Вся сложность состояла в том, чтобы понять, куда именно прикладывать усилие, чтобы этим рычагом повернуть несговорчивый мир лицом к себе. Однажды это уже удалось, почему бы не попробовать снова, разумно рассудила Марья. Итак, что же я хочу сделать со своей жизнью?
   Победы, которые мало отличаются от поражений (привет, Топтыгин!) уже порядком поднадоели. Великие свершения, имя, прославленное в веках, возможность оставить свой след в истории - все не то, эти уроки уже пройдены, а оказаться второгодником - скучно и несмешно.
   Как насчет счастья? Хорошо бы для начала понять, что это за зверь такой и с чем его едят.
   Счастье - это когда тебя понимают. Бред какой-то. Что с того, что тебя все понимают? А вот если я перед битвой хочу в туалет, и лицо мое кривится от напряжения, разве хорошо, что все поймут, чего на самом деле я желаю? Вот уж дудки, пусть уж лучше думают, что я напряженно размышляю о предстоящей победе и путях ее достижения.
   Счастье - это отсутствие несчастий. Тоже сомнительный тезис. Вот сижу я на болоте, со мною никаких несчастий не происходит, да и вообще ничего не происходит. Выходит, я счастлива? А я, как ни странно, ничего такого не ощущаю.
   Счастье - это жить на всю катушку, максимальное напряжение всех сил и способностей. Напрягаюсь всю жизнь, а счастье, видимо, и не знает, что должно посетить меня в процессе этих усилий. Его забыли предупредить.
   А как насчет гармонии? Маша вспомнила тот короткий и почти безоблачный период своей жизни, когда Кощей унес ее в свой замок на сказочном море. И тут она поняла простую и для многих банальную истину. Счастья на свете так много и его может хватить на всех именно потому, что оно разное! Одному счастье это денег мешок, другому - одежды полный гардероб, третьему - свершения небывалые.
   А мне, размышляла Марья, подавай любовь настоящую и радости земные: домик у моря с красной черепичной крышей, белую яхту для морских прогулок, детский смех во дворе под персиковыми деревьями, маслину у ворот, что на ветру играет серебряными листочками, шум прибоя. Мужчину, который совершает подвиги для меня. Потому что сама я хочу быть слабой и нежной. Волнующе прекрасной. Воздушной и светлой. Земной и притягательной. Я ХОЧУ ПРИНЦА ЗАМОРСКОГО, очень громко подумала Маша
   Подумала и успокоилась. Потому что понять, что же твоя душа желает - это тоже работа. Душа говорит очень тихо, почти шепчет. Особенно такая пораненная и многое повидавшая душа, как у Марьи Моревны.
   Чудеса случаются не вдруг. Они похожи на золотое яичко, что снесла Курочка-ряба, а неразумные дед с бабкой с помощью мышки разбили. Да не нужны им были чудеса, они хотели омлет на завтрак. А золотое яичко требует внимания и заботы, тогда можно надеяться, что со временем из него вылупится жар-птица и принесет тебе в клювике заказанное счастье.
   Примерно в то время, когда Маша еще жила в родительском доме, в далекой стране, что располагалась за две тысячи верст от некоторого царства, некоторого государства жил-был знатный купец. Жена у него давно умерла, остался один сын, которого звали Томаш.
   Поскольку купец был еще совсем нестарым и очень крепким мужчиной, то решил он снова жениться, а сына, чтобы не мешал повторному семейному счастью, спровадил в дорогую элитную школу закрытого типа.
   В школе юноша учился долгих пять лет, которые ему показались вечностью. Благодаря армейской дисциплине, исключающей всякие либеральные вольности, он получил изрядное образование, специализируясь в области наук, касающихся коммерции. Кроме того, Томаш приобрел устойчивые навыки в области продаж снега эскимосам на родном и нескольких иностранных языках, а также в соответствии с правилами формирования будущей мировой элиты научился элегантной клюшкой загонять шары в маленькие отверстия, выкопанные по строгой системе на лужайках дивной красоты.
   Преуспев в науках и спорте, Томаш вернулся домой, где обнаружил дряхлеющего отца с молодой женой, коротающих дни у камина. Мачеха при виде Томаша ожила и стала подозрительно заботливой. Надо сказать, что пасынок стал ее уж больно хорош собой за годы, проведенные в элитном заточении. Спартанское воспитание не предполагало разгульной студенческой жизни, поэтому бедный парень оказался совершенно не готов к полупрозрачной опеке новоявленной мамаши. Потерпев некоторое время, Томаш сбежал из дома в университет, где продолжил оттачивать свои достоинства, прибавив к списку своих добродетелей умение пить виски, знакомится с девушками и дискутировать в положении стоя, сидя и даже лежа на любую заданную тему.
   По окончании университета, получив прекрасные рекомендации, молодой человек отправился получать жизненный опыт в страну Илирию, где теплое бирюзовое море омывало извилистый берег и тысячу маленьких и совсем крошечных островов. Илирия оправлялась от недавней войны, начиная заново отстраивать порушенное хозяйство, поэтому молодые люди с престижным образованием и авантюрным складом характера вполне могли сделать здесь головокружительную карьеру.
   Томаш погрузился в работу. Сколотив стартовый капитал на торговле малоценными и быстроизнашивающимися предметами, он принялся развивать судостроительное направление, что приносило неплохие прибыли. Но это было не главное. Томаш влюбился в это теплое ласковое море и острова, таящие множество загадочных бухточек и лучших в мире марин, и безраздельно отдавал свою душу мореплаванию, поэтому прекрасно понимал все потребности и чаяния своих клиентов, которые платили ему за это понимание звонкой монетой. Короче говоря, это был тот счастливый случай, когда душа и разум обретаются в гармоничном сосуществовании.
   И все бы было безоблачно и радостно, но вот не мог найти столь завидный жених свою единственную и неповторимую Ассоль. Романтик в душе, не мог Томаш примириться, что его, гордого альбатроса, какая-то курочка заставит его остепениться и бросить столь замечательное хобби ради сомнительных, как ему казалось, радостей семейного гнезда. Потому как, обустроившись на новой родине, Томаш неосторожно забрал в свой немаленький дом на побережье старенького отца, ну и мачеху тоже, куда ж ее денешь. В доме то и дело вспыхивали незначительные, но регулярные ссоры, посему Томаш был не самого высокого мнения о домашнем уюте.
   А мачеха не забыла, как пасынок отверг ее квазиматеринскую заботу, и затаила обиду в сердце. А чтобы Томаш находился под присмотром, навязала она ему в компаньоны своего младшего брата под благовидным предлогом заботы о подросшем поколении. Хотя, скорее всего, заботы ее были вполне меркантильного свойства, ведь невестка могла помешать реализовать сладкую мечту о значительном наследстве и безбедном существовании в старости.
   Как-то раз, прекрасным летним вечером после очередных домашних разборок решил Томаш, что ему срочно необходимо отправиться на рыбалку. Дядька, как всегда, увязался за ним. Вышли они подальше в море, легли в дрейф и стали рыбу ловить.
   В рыбалке ведь как? Без хорошего настроя да без спокойной вдумчивости не обойтись. То, что вдумчивости немало способствуют разнообразные алкоголесодержащие напитки как-то умалчивалось. Перебрав снасти, Томаш достал свой любимый спиннинг. Привязав к леске грузик, зацепив выше пару крючков, насадил наживку - нарезанного на полоски кальмара из мисочки рядом. Опустил удочку - грузик начал разматывать катушку пока не ткнулся мягко в дно. Томаш чуть-чуть подкрутил катушку, чтобы приподнять наживку и стал ждать. Дядька рядом основательно приложился к своей фляжке и тоже стал разматывать спиннинг. Таинство началось.
   Клевало классно. Сначала шла красненькая трля, потом клюнуло пару гордобин. После них долго не клевало, верно говорят, морского черта вытянуть - всю рыбалку похерить. Поплевав на очередного кальмара, Томаш снова закинул удочку.
   Вдруг откуда ни возьмись, плывут к ним тридцать кораблей. Посверкивают странно и словно бы просвечивают. Впереди красавец фрегат, у штурвала двое - мужчина грозной восточной наружности и белокурая дева в доспехах со шлемом в руке. Такую эскадру встретить на курортном побережье можно весьма редко. Что за диво-дивное, подумал Томаш, не иначе слишком упорно на коньячок из дядиной фляжки налегал, вот и мерещится мне незнамо что.
   - Эй, на борту! Откуда и куда путь держите? - крикнул Томаш.
   А корабли тем временем поравнялись с катером, заякорились, спустили трап и бравый вояка, по виду прожженный морской волк, позвал их на флагманский фрегат. Разумному человеку понятно, что на корабль, призрачно мерцающий в свете нарождающейся луны, взойти весьма проблематично. Особенно вдвоем с нелюбимым родственником. Однако же, Томаш с дядькой без проблем проделали этот нехитрый трюк.
   На корабле их радушно встретили матросы во главе с устрашающего вида воеводой, которого все звали странным и труднопроизносимым именем - Одихмантьевич, но заправляла всем на корабле та самая дева. Незнакомка была одета в отливавший серебром доспех, на груди у нее скалился череп, белокурые волосы заплетены в стильно-неряшливую косу, а зеленого цвета глаза повторяли оттенки морской пучины. Ох, опасные глаза были у этой девушки! Их глубина манила, обещая неземные радости, а металлический блеск явно указывал на наличие стального стержня в характере их обладательницы. Столь драматическое противоречие между неземной внешностью и силой духа околдовывало и пугало одновременно.
   - Приветствую, странники морей! - сказал Томаш, обращаясь к ней, - Я - Томаш, сын Матиаша, судостроитель и мореплаватель. Дозвольте узнать, что привело вас в наши края?
   - Здравствуй, Томаш, - низкий голос с хрипотцой проникал в самую душу. - Меня зовут Морена. Я пришла из далекой страны, чтобы найти край света и оставить там в одиночестве неправедного человека, совершившего подлый поступок. Когда морская вода омыла его черную душу, я обрела возможность пообщаться с любезными моему сердцу илирийцами. Я бы хотела познакомиться и с тобой поближе, - она весело сверкнула своим стальным взглядом.
   - С тобой, Морена, я готов говорить пока не высохнет море под палубой!
   И они с дядькой прошли в каюту Морены, где сели за стол. Подали легкую закуску и моряцкий ром. Девушка пила с похвальным умением, почти не пьянея, только щеки покраснели, выдавая ее. Ему пришлось значительно постараться, чтобы девица его не перепила. Зато Одих-как-его-там срубился на третьем заходе и захрапел, склонив голову. Бывший алкоголик, решил Томаш. Его дядька усиленно накачивался дармовщинкой и вскоре тоже планировал посмотреть радужные алкогольные дремы.
   - Моя душа привела к тебе. Ты веришь в любовь с первого взгляда? - внезапно заглянув ему в глаза, спросила Морена.
   - Да я и с третьего взгляда не очень-то в нее верю, - пожал плечами Томаш. "Но что-то в ней определенно есть," - решил он про себя.
   - Тогда не будем об этом. Я тебе расскажу одну историю. Думаю, тебе понравится, потому что она полна авантюрных приключений, мелодрам, трагедии и фарса.
   - Жили-были на свете муж с женой, - начала рассказывать Морена.- Подошла старость, а детей у них все нет да нет. И тогда муж с женой стали день и ночь молить бога послать им ребеночка - пусть хоть крошечного лягушонка! И что же! Бог смилостивился над ними, - через девять месяцев родила женщина, но кого бы вы думали? Лягушку!
   - Я знаю эту сказку, - улыбнулся Томаш,- ее сложили в землях Илирии.
   - Конечно, знаешь, - ответила Морена.- Давай тогда вместе ее рассказывать, вдруг я что-то перепутаю?
   - Родители, увидев лягушку, ужасно испугались, - продолжила девушка. Почему-то голос ее задрожал.- Они испытывали ужас и отвращение, глядя на нее. Мама и папа не предполагали, что их мечты сбудутся таким буквальным образом.
   - А вот и нет, - возразил Томаш, - Они ей были рады - все лучше, чем ничего!
   - Пускай так, - согласилась Морена. - Но, тем не менее, лягушка редко заходила в дом. Больше всего она любила сидеть в винограднике. Так она могла с утра до вечера видеть своего папу, который там работал, и маму, которая приносила ему на виноградник обед.
   Томаш внимательно посмотрел на девушку и продолжил рассказывать вместо нее:
   - Но вот однажды почувствовала мама, что от старости совсем ослабела. Ноги у нее разболелись, с места сдвинуться не дают - где уж тут мужу обед нести! Тут прискакала со двора дочка-лягушка (ей уже минуло четырнадцать лет) и говорит: "Матушка, ты уже старенькая, невмоготу тебе носить отцу обед. Давай лучше я снесу!".
   - Дорогая моя дочка-лягушка, да разве можешь ты снести обед?!- голос Морены зазвенел слезами.- У тебя ведь даже рук нет - чем же ухватишь горшок с едой?
   - А ты поставь его мне на спину, привяжи к лапкам - и ни о чем не беспокойся, -успокоил ее Томаш.
   - Старушка поставила горшок ей на спину, привязала к лапкам и проводила свою дочку из дому, - продолжил он свое повествование.- Лягушка потихоньку, полегоньку добралась до садовой ограды, а калитку открыть не может, да и перескочить через ограду с ношей нелегко, - и стала она звать отца.
   - Видишь, какое никчемное создание эта лягушка, - сказала Маша.
   Томаш, не обратил внимания на этот выпад и продолжил:
   - Подошел старик, взял горшок с едой и пообедал. А лягушка попросила отца посадить ее на черешню. Старик сделал, как просила лягушка, и она песню запела. Голос ее разносился далеко вокруг, и был он так красив и звучен, будто пела это не лягушка, а волшебница. Как раз в ту пору охотился поблизости королевич. Услышал он дивное пение, а когда песня смолкла, подъехал к старику и спросил, не знает ли он, кто так чудесно поет. Старик ответил, что никого вокруг не видать - только ворон мимо пролетел.
   - Прошу тебя, скажи, кто поет на твоем винограднике, - Томаш все больше воодушевлялся, рассказывая старинную сказку. - Если молодец - будет мне побратимом, если девица - невестой! Но старик побоялся признаться королевичу, да и стыдно ему было. И королевский сын ни с чем уехал домой.
   Томаш замолчал, переводя дыхание. Между тем, короткая летняя ночь начала понемногу рассеиваться. Краешек неба сделался светлым, а история и не думала заканчиваться. Вздохнув, Морена нарушила паузу:
   - Уже светает, поэтому нам необходимо расстаться. Жди меня завтра в то же самое время на этом месте, я хочу еще раз увидеться с тобой.
   - Конечно. Ведь мы должны разобраться, чем закончится эта история, - согласился Томаш. Какое-то новое чувство рождалось у него внутри и с этим определенно надо разобраться. Он вернулся в свой катер, не забыв прихватить задремавшего дядьку.
   Дома они были, когда солнце уже поднялось над горизонтом, и, не взглянув на остывший ужин, Томаш завалился спать.
   А встревоженная мачеха, раздосадованная долгим отсутствием непокорного пасынка, призвала к себе брата и стала допытываться о причинах всенощного отсутствия. Тот упирался и мычал нечто нечленораздельное. Поняв, что с мужиком договориться не получится, коварная искусительница достала из закромов припрятанную на хмурый день бутылочку доброго коньяка изрядной выдержки. Ну, какое сердце выдержит подобное испытание! Под лимончик да с сырком разговор уже напоминал не допрос занудного следователя, а дружеское застолье с близким человеком. После третьей порции, дядька выложил все как на духу, теперь уже не стесняясь, что его обвинят в запущенной шизофрении, отягощенной алкогольным бредом.
   Услышанные новости мачехе не понравилось. Поэтому, достав опять же из закромов некий гаджет, незатейливо замаскированный под булавку, и велела брату воткнуть в одежду пасынка, когда к ним станут подплывать корабли. Дядька обещался исполнить приказ.
   Томаш проснулся только к обеду и сразу стал собираться на рыбалку. Зачем он при этом тщательно вымылся, побрился и надел новую рубашку, для него самого осталось загадкой. Не дожидаясь вечера, вышли они с вездесущим дядькой в море на прежнее место. Удочки уже не доставали, и Томаш с замиранием сердца осматривал горизонт. Когда солнце стало красным, увидели они плывущие вдали корабли. Как скоро увидал их дядька, тотчас взял и воткнул незаметно в рубашку Томаша припасенную булавочку.
   - Ах, как я спать хочу! - сказал бедняга. - Видимо, бессонная ночь сказывается. Послушай, дядька, я покуда лягу да вздремну, а как подплывут корабли, в то время, пожалуйста, разбуди меня.
   - Хорошо! Отчего не разбудить? - согласился коварный пройдоха.
   Вот приплыли корабли и остановились на якорях; Морена послала за своим собеседником, чтоб скорее к ней пожаловал; но он крепко-крепко спал. Марьины помощники начали его будить, тревожить, толкать, но что ни делали - не могли разбудить; так и оставили.
   Тогда Морена сама отправилась будить своего друга. Обнаружив на одежде колдовской предмет, приказала она своим матросам нести Томаша на свой корабль, а дядьке велела остаться на месте. С целью развлечения и увеселения не приглашенного на корабль родственника, на берегу с ним остался тот самый Одихматьевич. Вздохнув, покряхтев и поворочав головой, сметливый воевода извлек из-под одежды бутылочку выдержанного рома и колоду засаленных карт. Вечерок, длившийся до утра, прошел славно.
   В каюте Маша отколола булавку, и Томаш тотчас проснулся.
   - Кто-то хочет помешать нашему общению, - сказала Маша. - Твой дядька сам бы до таких подлостей не додумался. Не рассказывай ему, что ты не спал, лучше скажи, что ничего не помнишь.
   - Погоди, Морена, а сказку будем дальше сказывать?
   - А как же, - улыбнулась Морена.- Ты ведь за этим сюда пришел?
   - Нет, я так, рыбку половить приплыл.
   - И что, ловится?
   - Ага, белая колючая именуют. Жутко редкая в наших краях. И хорошо бы ее пожарить, а то холодна чересчур, - и сделал движение рукой взад-вперед, будто переворачивая означенную рыбу.
   Морена погрозила пальчиком нагло улыбающемуся юноше.
  
   - Так вот, на другой день лягушка опять принесла обед старику отцу, он посадил ее на черешню, и она снова запела, - продолжил свой сказ Томаш. - А королевич уж тут как тут. Вздумалось ему поохотиться на старом месте, может, еще раз услышит волшебную песню и узнает, кто так поет.
   - Лягушка между тем заливалась соловьем сидя на черешне, и голос ее разносился далеко вокруг, - подхватила Маша. - Когда песня смолкла, королевич подъехал к старику и стал допытываться, кто пел на его винограднике. Но старик знай отнекивается.
   - Но королевский сын оказался настойчив, - голос Томаша налился бархатной глубиной. - И продолжал допытываться, кто же старику принес обед.
   - А старик сказал, что сам его принес, - сказала девушка кокетливо. - Вроде бы пошел он домой обедать, но так устал, что не мог проглотить ни кусочка, вот и взял обед с собою на виноградник.
   - Ах, что за песня! Так и хватает за сердце! - воодушевленно произнес Томаш. -Королевский сын продолжал уговаривать старика доверится ему, потому что если пел добрый молодец - будет он побратимом королевичу, а если девушка - невестой!
   - И тогда старик не выдержал и сказал, что ему стыдно! - перебила Маша. - А еще он сказал, что боится королевского гнева.
   - А королевич настаивал, - строго сказал Томаш.
   - Старик признался, что поет его дочь-лягушка, - вздохнула Маша.
   - И тогда королевский сын приказал лягушке спуститься на землю. Лягушка спрыгнула на землю и снова запела. А у юноши сердце затрепетало от счастья, и говорит он лягушке: будь моей невестой! - выпалил одним духом Томаш и испуганно замолчал.
   Наступила глубокая и очень информативная тишина.
   Вдруг раздался стук в дверь.
   - Прошу прощения, королева, - в каюту смущено заглянул боцман. - Но уже светает, нам пора в путь.
   Маша, не моргнув глазом, приколола булавку на рубашку своего суженого, и матросы сдали его бесчувственное тело на попечение дядьки. Объясняться с Томашем она была пока не готова.
   Морена наказала дядьке, чтобы Томаш завтра опять сюда же приезжал, и велела подымать якоря и паруса ставить. Только отплыли корабли, дядька выдернул булавочку, и несчастный проснулся, вскочил и стал кричать, чтоб девушка назад воротилась. Нет, уж далеко флотилия, стаяла в рассветной дымке, не услышит она.
   Приехал он домой печальный, кручинный. Ни с кем не разговаривая, ушел спать.
   Мачеха привела дядьку в свою комнату, устроила разнос по поводу его полукоматозного состояния, вызванного неумеренным распитием спиртных напитков в течение двух дней. Дядька, не приходя в сознание, поведал, что девица Томаша на корабль забирала, о чем состоялся разговор никому неведомо, а сам он всю ночь глаз не смыкал, чтобы не проворонить пасынка. Приказала мачеха завтра опять воткнуть булавочку, но теперь уже указала незаметное место на изнанке куртки. А также велела ни под каким видом не разрешать девице подниматься на борт судна.
   На другой день снова собрался Томаш с дядькою на рыбалку; стали подходить к старому месту и увидели, что вдали плывут корабли. Дядька тотчас воткнул булавочку, и заснул Томаш крепким сном. Корабли приплыли, остановились на якорях; царь-девица послала за Томашем, чтобы к ней на корабль пожаловал. Начали его будить всячески, но что ни делали - не могли разбудить.
   Царь-девица уведала хитрости мачехины, измену дядькину и написала Томашу, чтобы он дядьке голову отрубил, и, если хочет досказать сказку, то искал бы ее за тридевять земель, в некотором царстве, некотором государстве.
   Только распустили корабли паруса и поплыли в широкое море, дядька выдернул из одежи Томаша булавочку, и он проснулся, начал громко кричать да звать царь-девицу; но она была далеко и ничего не слыхала. Дядька подал ему письмо от царь-девицы; Томаш прочитал его, и если бы, у него была с собой сабля острая, то срубил бы он злому дядьке голову, но Томаш на свидание с интересными женщинами обычно ходил невооруженный. Посему треснул он пару раз дядьку по загривку, да и дело с концом. Что с убогого возьмешь.
  
   3. Волшебная нить Ядранки
  
   Домой вернулся Томаш мрачнее тучи. В сердцах хлопнул дверью, зашвырнул куда попало снасти и пнул ни в чем не повинного кота, не в добрый час решившего подольститься к хозяину.
   Заперев за собой двери спальни и упав прямо в одежде на кровать, Томаш принялся размышлять, как ему найти Морену. Некоторое царство, некоторое государство- это где? Томаш вскочил, достал с полки карту, расстелил ее на полу и принялся изучать. Прикинув место обитания Морены, приуныл. Это ж сколько времени путь займет? Если пешком идти, то, пожалуй, раньше состаришься, чем женишься.
   В это время в дверь осторожно постучали.
   - Кто там еще? - раздраженно крикнул Томаш.
   - Открывай, племянничек, дело есть, - раздался из-за двери родной голос.
   Томаш очень любил свою тетку по материнской линии. Во-первых, она была сильно похожа на его маму, какой он ее запомнил: высокая, крепкая хохотушка, во-вторых, тетушка Ядранка была мудра и всегда внимательна к его проблемам. В-третьих, только ей Томаш мог доверить свою тайну.
   Ядранка, не перебивая, выслушала сбивчивый рассказ юноши, вздохнула, погладила несчастного по голове и сказала:
   - Как я за тебя рада! Наконец-то ты нашел свою вторую половинку. Поэтому, не медля ни минуты, отправляйся к своей двоюродной тетке. Ты с ней не знаком, она живет на юге. Ты не думай, что я сошла с ума, но она ворожея, в любовных делах ее помощь окажется весьма кстати. К тому же твоя Морена - весьма непростой персонаж. Скажи, ты не задумывался, почему она всегда появлялась в сумерках?
   - А какое это имеет значение? Может, у нее днем какие-то дела, - уверенно произнес Томаш.
   - Может быть, - не стала спорить Ядранка. - Но не так просто в этой истории. А еще эта ваша сказка... Впрочем, возможно я преувеличиваю. Но вот насчет некоторого царства, некоторого государства я абсолютно уверена - место это более чем странное и весьма опасное. Законы логики там не работают. При помощи интеллекта его, как говорится, не понять, и в общепринятых метрических стандартах не измерить. Кроме того, время там нелинейно. А у кузины в этом самом царстве-государстве есть закадычная подружка со странным именем Яга.
   - А как тетку зовут?
   - Ее зовут Кира. Ее мать была очень могущественной волшебницей. Говорят, что она своей властью могла оделить мудростью в народных собраниях, военной и охотничьей удачей. Некоторые неглупые люди считали, что она была повелительницей всего таинственного, представляли её себе порхающей с душами умерших на перекрестках и полагали, что власть её распространялась на небо, землю и ад. Несмотря на такую славу, она удачно вышла замуж и родила троих детей. Дочери ее пошли по материнским стопам и многому у нее научились.
   Ядранка также рассказала, что сейчас Кира живет далеко от владений первых колдунов, на покрытом лесом острове. Ее спутники - прирученные звери, которые некогда являлись моряками. Кира заманивает их на берег магическим пением и превращает в животных с помощью заклинаний. Это она так развлекается.
   Жизнь у Киры сложилась насыщенная и разнообразная, но без семейного счастья. В юности она безнадёжно влюбилась в одного могущественного царя, а он предпочел ей другую, не учел возможности Киры. Взаимности она так и не добилась, зато силой своих чар обратила в чудовище его возлюбленную.
   Прознав, что ее избранник изменяет с некой прелестницей, Кира отправилась ночью через сосновый лес к тому месту, где соперница купалась по утрам. Колдунья вылила в море зеленую, как изумруд, жидкость, и, вволю полюбовавшись на пляшущие заговоренные пузырьки, удалилась восвояси. На рассвете девушка, напевая, появилась на берегу. Она вошла в воду, любуясь своим прекрасным телом, а когда зашла поглубже, цвет моря внезапно сгустился до зеленого и ее окатило волной прилива. Затем извивающаяся масса медленно подобралась к ее бедрам и утащила в морскую пучину. Нет, несчастная не утонула. Хотя для нее это был бы наилучший исход. Когда девушка вынырнула из-под воды, она уже не была прекрасной. И девушкой тоже не была. Да не хихикай ты, не в том смысле! Ее некогда прекрасное личико обратилось в ужасную морду: ровные жемчужные зубки стали жутким оскалом с изуродованным прикусом, милые пухлые губки - синюшными и ассиметричными, слюна капала из пасти, бархатная кожа покрылась густой порослью, которую не возьмется ликвидировать ни один специалист в области эпиляции. Мелодичный голос стал звериным рыком.
   Конечно, девушка расстроилась, но она была оптимисткой и решила, что все можно исправить. По-видимому, она была образованной и, обчитавшись в детстве сказок со счастливым концом, была уверена, что если ее поцелует какой-нибудь смельчак, она превратится обратно в красавицу. Поэтому наивная жертва образования поселилась в пещере напротив водоворота и пыталась завлечь кого-нибудь из проплывающих мимо моряков. Но никто не соглашался целоваться с чудовищем, поэтому особо наглых несговорчивых путешественников бывшая прелестница пожирала. Сам понимаешь, что слава у тех мест была весьма пугающая.
   Расправившись с несговорчивым возлюбленным и его пассией, Кира влюбилась в юношу, который динамил ее по полной программе, выпрашивая всяческие чародейские подарки, но на чувства волшебницы не отвечал. За что и пострадал. Учитывая его занудство, а также невеликие размеры думательного аппарата, юноша был превращен Кирой в дятла. Теперь ему не удастся сделать дырку в голове у влюбившейся в него женщины.
   Все-таки Кире удалось выйти замуж. Мужем ее стал царь сарматов, который имел воспитание в духе: "Жена является собственностью мужчины". Потерпев некоторое время пьяные загулы и амурные интересы на стороне, Кира отравила мужа зельями, и стала царицей. Впрочем, это не пошло ей на пользу. Она учинила жестокости по отношению к придворным, отчего утратила их поддержку, а заодно и царскую власть. Поэтому, спасаясь от гнева мстительных подданных, она бежала на просторы океана и поселилась на острове вместе с сопровождавшими её женщинами.
   - Вот такая интересная у тебя двоюродная тетка, - закончила свой рассказ Ядранка.- А сейчас отправляйся к ней, падай в ноги и проси совета. Погоди, я ей письмо быстренько напишу, чтобы она тебя ненароком не превратила в какую-нибудь скотинку, полезную в хозяйстве.
   Долго ли, коротко искал Томаш Киру, однако однажды в утреннем тумане увидел он остров.
   Район, в котором оказался Томаш слыл нездоровым, вредные кровососущие насекомые разносили трясучую болезнь, а густые туманы порождали у моряков галлюцинации. Все, кто бывал в этих местах или слышал о них, были уверены, что это недобрая Кира насылает свои чары.
   Высадившись с частью командой на берег, Томаш отправился на поиск тетки. Его спутники также начали обшаривать остров. Пропетляв среди зарослей полдня, Томаш выбрался к заветному домику. Вокруг него уже толпилось стадо симпатичных хрюшек с подозрительно знакомыми выражениями на мордочках. Приглядевшись, Томаш понял, что его команда, к своему несчастью, нашла колдунью раньше, чем он.
   На пороге дома стояла женщина потрясающей красоты. При взгляде на нее становилось понятно, почему из-за слабого пола начинаются войны. Холодное мраморное лицо резко контрастировало с синими глазами, наполненными таким внутренним жаром, что, казалось, яркое полуденное солнце стыдится своего скромного сияния.
   - С чем пожаловал, путник? Волей али неволей, добрый молодец? - спросила ведунья.
   - Я, э-э-э, вот, - заблеял Томаш. Кира действительно была ведьмой, ее взгляд подавлял, и Томаш смотрел на нее как кролик на удава.
   - Да ты пока еще в человеческом обличии, юноша, - ехидно произнесла двоюродная мамина сестра, и Томаш узнал зловредные нотки фамильного сарказма, - так что говори человеческим языком.
   - Меня прислала Ядранка, - переведя дух, сказал путешественник. - Я принес тебе от нее письмо.
   - Давно от сестрицы не было вестей, - удивилась Кира. - Уж не случилось ли чего?
   Томаш молча протянул письмо. Пробежав его глазами, чародейка позвала племянника в дом.
   - Рассказывай подробно, - потребовала она.
   - Я встретил ее на вечерней заре, когда солнце уже стремилось породниться с морем.., - начал Томаш.
   - Ты здесь решил остаться навсегда?- перебила его волшебница. - С такими темпами мы до утренней зари не доберемся. Говори конкретно: что, где, когда, однако, подробно: как была одета, о чем говорили, кто был вместе с ней.
   Томаш подобрался и изложил любовную историю в форме устной служебной записки.
   - Платье было белое? - уточнила Кира. - И видел ты ее только после захода солнца? Глаза зеленые, телосложение нормальное, но ближе к истощенному?
   Томаш три раза кивнул.
   - А рассказывала сказку про лягушку? - опять уточнила тетка. - Ну, все понятно, ты попал.
   - Ты, ведьма, не стращай! Что делать, говори. - Наглость - второе счастье, решил Томаш, авось в свинью не превратит.
   - Вот что, племяш, - сказала Кира, немного помолчав.- Счастье, которое с большой буквы, нашло тебя само. И ты оказался гораздо умнее, чем твой отец, который женился на этой полоумной после смерти твоей матери.
   Избранница твоя - земное воплощение Мары-Морены. Не каждый справится с такой женщиной, потому что в свое время после перенесенных испытаний в нее вселился дух твоей бабки. Ну, не совсем твоей бабки, не падай в обморок. Скажем, та ее часть, которая не имеет национальной идентификации и воплощает общий для всех народов архетип женщины-смерти. Она - Мара, Мрак, Ночь. Она имеет власть дарить жизнь и отнимать ее. Вообще-то в каждой без исключения женщине живет дух этой богини. Рожать и хоронить - женская доля, удел и привилегия. Конечно, не каждая представительница женского пола осознает свою власть, хвала небесам! А то бы на земле такое началось...
   Так вот, дорогой мой родственник, вообще-то тебе повезло, что она тебя не прикончила на месте. Был бы ты сейчас пеной морской, как одна глупенькая русалочка. Ты же, однако, не онемел, можешь ходить, и вообще томим только любовной тоской, а вовсе не одержим вселенским несчастьем. Ко мне как-то завернул один путешественник, - пустилась в воспоминания чародейка, - его попутчиков я превратила в свиней, а он шельмец, взял с меня слово, что я ему не причиню вреда. Так вот, ему, чтобы исполнить свои жизненные устремления, пришлось спускаться в подземное царство! Представляешь, что он там пережил? Я его даже за это наградила умением вязать узлы, - взор колдуньи затуманился приятными воспоминаниями.
   Томаш деликатно кашлянул.
   - Ах, ну да, - очнулась Кира. - Так вот, чтобы добраться до Некоторого царства, некоторого государства, дам я тебе своих помощников, они тебя отнесут прямиком к моей подружке, Баба Яга ее зовут. А спутники твои пока со мной побудут. Да не бойся, пропитания на острове и без них хватает.
   Кира вышла на крыльцо и что-то прошептала. Кликнула Томаша, и увидел он, как вдруг налетели со всех сторон всякие птицы; одна из них отличалась особенной красотой, кажется, таких где-то называют жар-птица.
   Жар-птица присела на крыльцо и поклонилась Кире.
   - Здравствуй, птаха-огневаха. Как поживаешь? - спросила кудесница. - Здоровы ли твои дочери?
   - Все в порядке, повелительница, - ответила птаха. - Их недавно намеревался съесть один очень невоспитанный царевич, но не зря же в свое время я получила степень магистра в области философии - запудрить ему мозги оказалось плевым делом.
   - Ты всегда была умничкой, - отвечала Кира, - сделай мне одолжение, отнеси этого молодого человека к Бабе Яге. На этот раз, к счастью, попался воспитанный, да и к тому же приходится мне родней. Так что глупостей не будет.
   - Садись, о вьюнош, скорей на меня, - с пафосом сказала жар-птица Томашу, - и полетим, куда тебе надобно; а то Кира передумает и съест тебя!
   И обе проказницы расхохотались от души.
   Томаш неловко взгромоздился на птицу, Кира схватила жар-птицу за хвост и выдернула несколько перьев.
   - Чтобы не забыть, с кем племянничка услала, - пояснила она и снова расхохоталась. "Сумасшедшие бабы!" - мелькнуло у Томаша в голове.
   Жар-птица взмыла в воздух, долгое время неслась она по поднебесью и прилетела, наконец, к реке Смородине.
   - Ну, Томаш, тридесятое царство за рекой лежит; перенести тебя на ту сторону я не в силах; добирайся туда, как сам знаешь!
   Томаш слез с жар-птицы, поклонился, поблагодарил и пошел по берегу.
   Шел он, шел, да и набрел на коттеджный поселок. Красные черепичные крыши живо напомнили Томашу родину. Табличка с выгравированным на ней именем не поддавалась прочтению - в этой стране применяли алфавит старых Учителей, изобретенный давным-давно, и уже не использовавшийся в большинстве братских языках. Они бы еще на глаголице писали, с раздражением подумал Томаш. Его родные берега давно использовали буквы, понятные на очень широких просторах.
   На взгляд Томаша, червячки и загогулины на отполированной табличке не несли никакой полезной информации. Иногда столь схожие с родными, а местами, наоборот, абсолютно непонятные, значки очаровывали и запутывали своей неоднозначностью. Б-а-б-а, это еще как-то можно понять. Но что такое зеркально отраженная R? Дальше вообще была написана чепуха Г-А. Буквы похожи, а смысл ускользает. Оставив это бесплодное занятие (все равно, что клинопись разбирать!), Томаш решился постучать.
   Непонятное копошение привлекло его внимание. С забора посетителя внимательно оглядывал здоровенный черный котище.
   -Добри ден, - на всякий случай сказал Томаш и улыбнулся. Все-таки вежливость не помешает в любом случае.
   Кот мяукнул что-то неразборчивое и спрыгнул внутрь двора.
   Через некоторое время дверь приоткрылась, на пороге стояла молодая женщина с отличной фигурой.
   - Вы кого-то ищете?- спросила она.
   - Добри ден, - повторил Томаш, - просим вас, где йе Нектере царстви, нектере го-су-дар-стви? - по слогам протянул Томаш на свой лад.
   Незнакомка тепло улыбнулась и жестом пригласила его войти в дом.
   - Я се йменую Томаш, - сказал бедняга, - Я есмь цизинец.
   - Меня зовут Яна, - ответила девушка. Томаш возблагодарил небеса, что хоть ее имя он сможет произносить безо всяких проблем.
   Несмотря на родственные корни языков, донести свою глубокую мысль о потерянной суженой до новой знакомой Томашу было тяжело, в ход шли жесты и мычание, которое иной раз красноречивее слов.
   - Byl jsem v moři, - начал Томаш свой рассказ.
   - Моржи? При чем здесь моржи?- новая знакомая Томаша явно не понимала.
   - Moře, moře, - повторил он.
   - А, море! Продолжай.
   - А видел сем слечну.
   - Кого?
   - Слечна, дивка.
   - Девушку?
   - Ано
   - Что?
   Томаш решил покивать, странные они тут: простое слово-согласие не понимают. Хотя у южан оно тоже странное: Da вместо Ano.
   - Да, моржэ, а потом она уплыла, - вздохнул он, - а тедь и хледам.
   - Это я уже поняла, молодец. Ты есть будешь?
   Томаш кивнул:
   - Я мам велки хлад. Жадны черствы потравины нейсоу.
   Яна рассмеялась:
   - Я не жадная и не черствая, и уж тем более не собираюсь тебя травить несоумом. Не такой я ужасная злодейка, чтобы пойти на такое.
   Томаш удивился, почему эта девушка называет себя потрясающей воровкой, но опять вежливо улыбнулся, в душе согласившись, что такое все-таки возможно.
   Яна истопила баньку, предложила гостю чистые полотенца.
   - И русским духом от тебя не разит за версту, - сказала она, - наоборот, впечатление такое, что в путешествии ты два раза в день принимал душ, но традиции мы нарушать не станем. Сейчас ты сходишь в баню, потом я тебя накормлю и спать уложу. Не волнуйся, поедать твое нежное мясо и кататься на костях я не стану. Других забот хватает.
   Томаш опять ничего не понял, но на всякий случай кивнул:
   - Рыхло миюся, - сказал он, имея в виду, что искупается быстро.
   - Да нет, ты в прекрасной форме, - ответила Яна.
   Баня, сытная еда и мягкая постель сделали свое коварное дело - только преклонив голову к подушке, путешественник моментально уснул.
   Во сне ему явилась Яна. Она сказала:
   - Добрый молодец, ты не волнуйся, мне придется немного поработать с твоими мозгами. Утром, когда ты проснешься, мы станем хорошо понимать друг друга, будем говорить на одном языке. Но мне необходимо твое согласие на вмешательство. Ты даешь его?
   Ради того, чтобы найти потерявшуюся любовь, Томаш был готов на все, что угодно.
   - Ано, - с жаром воскликнул он, - то есть, да!
   Вокруг закрутилась темнота и утащила его на дно воронки.
   Наутро, свежий и бодрый Томаш, спустившись к завтраку, поприветствовал Яну:
   - Доброе утро!
   И сам удивился звучанию своей речи.
   О его ноги потерся, заискивающе глядя в глаза, давешний черный котище. Как только Томаш подсел к столу, как проказник тотчас запрыгнул к нему на колени, свернулся уютным комочком и замурлыкал.
   Яна улыбнулась:
   - Котофей знает толк в людях! Не каждому он позволит даже погладить себя, а к тебе видишь, как прилип, я даже заревновала. Ну, рассказывай, добрый молодец Томаш, свою захватывающую повесть.
   Томаш конспективно изложил историю своей жизни.
   - Ах! - сказала Яна. - Не ожидала я от Марьи такой прыти! Вот что, добрый молодец, кажется мне, что она тебя уж не любит больше; если ты попадешься ей на глаза - разорвет тебя: любовь ее далеко запрятана!
   Кот поднял голову и вмешался в разговор:
   - Слушай, Яга, зачем ты его запугиваешь? Откуда тебе знать, любит его Морена или не любит?
   - Верно, доподлинно не знаю, - легко согласилась Яна. - Однако могу предположить, что нелегко Марье было смириться с тем, что затратив так много усилий, обшарив такое количество разных государств и поселений, она по чьей-то злонамеренности потеряла своего суженного. Страданий в ее жизни было более чем предостаточно, поэтому, думаю, что спрятала она свою любовь за семью печатями, чтобы та не ранила ее душу. Ты ведь знаешь, друг мой, как тяжело сильным женщинам обнаружить в себе слабость любить кого-то. А если уж любовь безответная, то события могут развернуться драматически.
   - Да уж, - вспомнив Киру, подтвердил Томаш, - а иногда и трагически. Как же мне быть?
   - Ладно, помогу я тебе, добрый молодец, - мяукнул Котофей, - схожу на разведку к Марье Моревне. Есть у меня там знакомая кошка, авось что-нибудь да подскажет.
   - Ты только без экстрима, - попросила Яна, - а то говорящих котят трудно пристраивать. Сколько раз уже хозяйки возвращали твоих детишек, проболтавшихся мужьям о маленьких женских секретах.
   Кот закатил глаза.
   Под утро Котофей вернулся очень довольный и рассказал:
   - Совершенно очевидно, что тут приложил руку Кощей Бессмертный. Морена запрятала свою любовь на той стороне океана-моря. На маленьком острове Буяне стоит дуб, на дубу сундук, в сундуке заяц, в зайце утка, в утке яйцо, а в яйце любовь Мары Морены!
   Томаш молча взял со стола краюшку хлеба и отправился на сказанное место, нашел дуб, снял с него сундук, ну скажем, не и не сундук вовсе, а небольшую бронированную, а оттого очень тяжелую коробочку, долго подбирал код, который оказался датой их первой встречи, и, наконец, открыл его.
   Как и было предсказано, из коробки выпрыгнул задыхающийся заяц:
   - Ах, спасибо тебе, добрый молодец, что спас меня из этой тюрьмы!
   - Хватит болтать, - строго ответил Томаш, - отдавай утку!
   - Какую утку? - задрожал пушистый обманщик, - я питаюсь травкой и морковкой, ни о какой утке не знаю, не слышал и не видел.
   - Башку сверну, - сквозь зубы прорычал Томаш, почуявший неожиданную преграду.
   - Ах, утку, - забормотал ушастый, - конечно-конечно.
   И достал из-под лапки резиновую уточку веселенькой раскраски.
   - Издеваешься?!- взбеленился Томаш.
   - Да нет, честное слово, добрый человек, то, что ты ищешь, находится в этом предмете!
   Ощупав игрушку, Томаш понял, что внутри нее действительно спрятан некий округлый предмет. По крайней мере, с чувством юмора у его избранницы все было хорошо. Вспоров резиновое брюшко, Томаш увидел яичко, не простое, а золотое. Оно явно не было предназначено для употребления в пищу во время континентального завтрака.
   Покрутив загадочный предмет в руках, Томаш решил, что настало время вернуться в избушку на курьих ножках, к Бабе Яге.
   - Что первично: курица или яйцо? - задала риторический вопрос Яна, увидев Томаша.
   - Смеешься, старая? - в тон ей ответил добрый молодец.- Что теперь делать с этим предметом неземной красоты?
   - Хороший вопрос. Иди к Марье Моревне, прихвати яйцо, а дальше вам поможет провидение, - захихикала ведьма.- Откуда я знаю, что вы там будете вытворять?
   Как тяжело все-таки с этими женщинами, подумал Томаш.
   - А идти куда?
   - Известно куда - кикиморы всегда живут на болоте, - ответила Яна.- Ступай вниз по течению реки Смородины, Машин дом стоит посреди болота сомнений.
   Поклонился в пояс Яге Премудрой Томаш да и пошел вдоль реки Смородины к Калинову мосту. Предупрежденные заранее Иваны пропустили юношу, и мост он пересек без приключений.
  
   4. Прекрасная королева
  
   Путь Томашов лежал через самое страшное порождение людской изощренной фантазии - болото сомнений. Томаш был здоровым жизнерадостным юношей, и единственные сомнения, которые он испытывал в жизни, касались в основном женщин. Его настоящая любовь была где-то в глубине этих сомнений, туда вели извилистые тропы заблуждений, а над болотом витали огоньки дурацких надежд. За рекой Смородиной Томаш покинул уверенную твердь нашего мира и вступил на зыбкий путь Нави.
   "А вдруг, она совершенно не меня любит?" - подумал Томаш.
   Дорожка под его ногами круто извернулась, и Томаш с головой окунулся в бочажок страданий.
   "Да, точно, она меня не любит, это было, так, мимолетное видение. И вообще, как я могу знать?" - раздумывал он, отплевываясь и снимая тину с ушей. Но потом в его памяти вспыхнул образ сияющих очей, и дорожка сама нырнула ему под ноги. "Так вот как тут все работает", ухмыльнулся он.
   Всплывали образы собственной никчемности, былые проигрыши и неудачи, постыдные моменты жизни. Но Томаш крепко держался своей путеводной звезды, образ Марьи ярко сиял у него перед глазами. Впереди показалась избушка.
   Подошел он к дому Марьи и вошел внутрь без стука. Морена предстала перед ним босая, в белой сорочке, с неубранными волосами. Изменилась, исхудала Марья, огонек недобрый в глазах горит.
   - Здравствуй, Морена, - сказал Томаш.
   - Кто ты такой и как посмел нарушить мой покой? - неожиданно в рифму сказала Морена.
   Все впечатление от ее грозного вида как-то смазалось. Томаш хихикнул и сказал:
   - Не родилась еще та женщина, которая может меня напугать. Зато уже родилась и здравствует та, которой удалось меня очаровать. Я пришел рассказать тебе окончание истории, которая началась на борту прекрасного корабля у берегов далекой страны.
   - Что за бред ты несешь, путник? - в голосе Марьи Моревны прорезалось сомнение. Если этот нахал посмел ей перечить, а такого с ней не случалось уже целую вечность, то, вероятно, он имеет на это право. К тому же, как приятно, что кто-то считает себя настолько сильным, что готов соревноваться с ней! - Не знаю я таких смельчаков, что вздумали бы мне сказки рассказывать!
   - Позвольте представиться, прекрасная незнакомка, меня зовут Томаш, - сказал Томаш с улыбкой.
   Морена заколебалась:
   - Обратить тебя в жижу болотную я, пожалуй, всегда успею, - молвила она.- Рассказывай, да поживее, пока я не передумала.
   - Помнишь, на чем мы остановились? - спросил Томаш.
   - Я тебе еще раз повторяю - не помню я никакой сказки, - ответила Морена, грозно засияв тревожным синеватым свечением.
   - Ты только не волнуйся, - попросил Томаш, - Сказка была про лягушку, которую воспитывали двое стариков. Лягушка их любила и старалась помогать. К тому же она прекрасно пела. Ее пение услышал королевский сын и предложил ей выйти замуж. Вспомнила? Я сейчас тебе самое интересное расскажу.
   Зажав в руке покрепче яйцо, в котором была спрятана Марьина любовь, Томаш с выражением начал рассказывать:
   - Королевский сын рассказал лягушке, что на следующий день во дворец придут невесты двух его старших братьев. Король-отец объявил всему королевству, что та девушка, которая принесет самый прекрасный цветок, станет королевой. А ее мужу, а своему сыну, передам, мол, я королевскую корону. Царевич пригласил лягушку во дворец и попросил принести свой любимый цветок.
   Отвечает ему лягушка:
   - Хорошо, я приду во дворец, если ты хочешь. Пришли мне только белого петуха, и я прискачу к тебе верхом на петухе.
   Королевич уехал и прислал невесте белого петуха.
   А лягушка отправилась к Солнцу и попросила у него платье. На следующее утро лягушка оседлала петуха и, захватив с собой солнечное платье, поскакала во дворец. Стража у ворот не хотела было ее пропускать, но лягушка пригрозила пожаловаться королевичу, и караульные тотчас распахнули перед ней ворота.
   Как только въехала она в городские ворота, петух обернулся белым конем, а лягушка превратилась в самую красивую девушку на всем свете. Одета она была в солнечное платье, а вместо цветка держала в руке пшеничный колос.
   Такой явилась девица-лягушка в королевский дворец. Вот подходит король к невесте старшего сына и спрашивает, какой цветок она принесла. Девушка протянула ему розу. Невеста среднего сына подала королю гвоздику.
   Обернулся король к бывшей лягушке и увидел в ее руке пшеничный колос.
   - Ты принесла самый прекрасный и полезный цветок! Видно, понимаешь, что без хлеба нельзя прожить. А раз ты это понимаешь, значит, из тебя выйдет хорошая хозяйка. Зачем нам цветы да роскошь? Выходи замуж за моего младшего сына, и я передам ему королевскую корону.
   Так лягушка и стала королевой!
   В тот самый момент, когда Томаш произнес эти слова, золотое яйцо в его руке треснуло, и показался крошечный золотой клювик.
   В тот самый миг, что озарилась избушка светом нездешним, преобразилась Морена, спали оковы немощи, стала Марья просто Машей. И Маша, просветлев лицом, захлопала в ладоши:
   - Жар-птица вылупилась! - радостно закричала она и бросилась на шею Томаша. Что дальше было и сами знаете.
   Что тут уже дальше рассказывать? Ушла Маша с болота, войско передала в распоряжение Соловья Одихмантьевича и уехала жить в Илирию со своим суженым. Ходят они с Томашем под парусом, поедают вкуснейшие морепродукты и воспитывают четверых детей. Я и сама была у них, ела инжир с деревьев саду, да пила мед-вино с хозяйкой дома. Марья уже не страшная Мара-Смерть, но когда злится просыпаются в ней старые боевые навыки и дрожат тогда в ужасе все домашние. Жар-птица счастья иногда залетает к ним на камелек, проверяя, как там живет их огонь любви. О прошлом они вспоминают тихими долгими вечерами за красным вином и разговорами.

Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"