Денисенко Виктор Анатольевич: другие произведения.

Преодоление гендера ("Лёд" В. Сорокина)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Осколки филологического образования... Доклад был представлен на студенческой конференции в Вильнюсском университете 14 апреля 2005 года.

  Прежде чем перейти к сути дела следует определиться, что же такое "гендер" вообще. Прибегнем к цитате: "В более узком и строгом смысле гендер обозначает "социальный пол", социально детерминированные роли, идентичности и сферы деятельности мужчин и женщин, зависящие не от биологических половых различий, а от социальной организации общества" (www.krugosvet.ru).
  
  Гендерная проблематика во многом связана с фактором самоопределения и позиционирования человека в обществе. В этом аспекте, благодарнее всего было бы рассматривать работы авторов-феминисток или авторов, являющихся представителями сексуальных меньшинств (нарушение гендерной роли и т.д.). Тем не менее, те или иные признаки гендерной проблематики, на мой взгляд, можно усмотреть в любом литературном произведении, описывающем события, происходящие в социально дифференцированном обществе.
  
  "Гендерная роль" - это термин, без которого мы не сможем здесь обойтись. Для начала примем следующую его формулировку: "Гендерная роль обозначает нормативные предписания и ожидания, которые соответствующая культура предъявляет к "правильному" мужскому или женскому поведению и которые служат критерием оценки маскулинности / феминности ребёнка или взрослого" (www.krugosvet.ru).
  
  Для данного исследования был взят роман Владимира Сорокина "Лёд". Это произведение интересно тем, что оно даёт картины существования двух социально различных моделей обществ. Одна из этих моделей, условно говоря, являет собой реалии массовой (местами - низовой) жизни обыкновенного мегаполиса (в данном случае - город Москва). Условно определим её как Модель Љ1. Вторая же модель конструкт утопического общества "братства света" (название моё - В.Д.). Условно определим её как Модель Љ2. Сразу же оговоримся, что в данной работе будет рассматриваться материал только первых двух частей романа (в книге их всего четыре), т.к. именно в этом пространстве текста мы обнаруживаем примеры функционирования этих двух социальных моделей.
  
  Важно отметить, что в романе присутствуют три персонажа, которых мы с некоторыми оговорками можем определить как главных действующих лиц книги. Это Юрий Лапин - студент МГУ, Аля Николаева - танцовщица стриптиза (отметим, что её более ярко выраженная социальная роль, - проститутка) и Борис Борисович Боренбой - деловой человек. Что интересно - это герои, которым суждено покинуть одну социальную модель общества (Модель Љ1) и перейти в другую социальную модель общества (Модель Љ2). Что характерно, при переходе во вторую модель общества они вынуждены поменять имена на, соответственно, Урал, Диар и Мохо. Это крайне интересная тенденция, но о ней мы поговорим ниже.
  
  Возьмём Юрия Лапина - нам сказано, что он студент. Однако это скорее образ студента, который может соответствовать общепринятым предрассудкам о "правильном" современном студенте. Во-первых, нам не показан процесс обучения данного героя (за исключением одного его визита в родную alma mater, где его встречают такие же "студенты", проводящие время "с пивом"). Во-вторых, его образ жизни показан как, условно говоря, "тусовочный" - наш герой пьёт, от случая к случаю употребляет наркотики, занимается сексом с представителями противоположного пола. Иными словами, Юрий Лапин, в той мере, в какой он нам показан, является полноценным представителем "испорченного" молодого поколения.
  
  Второй интересующий нас герой, а точнее - героиня, зачастую именуется автором романа просто по фамилии - Николаева. К слову, её социальная роль, которая нами определена как роль женщины лёгкого поведения, может быть расценена как гиперболизированная. В первой модели общества Николаева выступает практически исключительно в качестве объекта сексуального вожделения со стороны ряда мужских персонажей романа. Характерная социальная зарисовка - сцена, в которой героиня "расплачивается" с подвёзшим её водителем, скажем так, "натурой".
  
  Последний интересующий нас персонаж - Борис Боренбой, пожалуй, наиболее, если можно так выразиться, неожиданен. По социальному статусу его можно было бы определить как "нового русского", однако от этого устойчивого в нашем сознании типа он отличается живым умом, который выражается в способности иронично воспринимать мир. Тем не менее, когда его жизнь подвергается воздействию извне - со стороны, скажем так, представителей второй социальной модели общества, он пытается разложить всё "по понятиям" привычного для него круга общения.
  
  Иными словам, складывается впечатление, что все три вышеописанных персонажа романа Владимира Сорокина "Лёд" являются типичными представителями своего общества, несущие на себе, опять же, типичные гендерные роли. Под типичностью гендерных ролей я, в данном случае, имею в виду то, что в тех же анекдотах про студентов прежде всего действуют представители мужской части академической молодёжи, точно так же как проституция испокон веков считалась именно "женской профессией". Стандартно и представление о деловом человеке как о бизнесмене, в отличие от веянья новых времён - бизнесвумэн (businesswoman). Таким образом, здесь мы не видим нарушения гендерной роли или акцентирования какой-либо иной гендерной проблематики. Для Сорокина, как и для большинства авторов-мужчин, проблема гендера, по крайней мере - в этом тексте, не является самоцелью повествования. Однако роман "Лёд" был выбран для этого исследования не случайно.
  
  Большой интерес представляет то, что во второй социальной модели общества, которую нам и предстоит рассмотреть ниже, всякая гендерная проблематика, на мой взгляд, попросту снимается, или, говоря по-иному, преодолевается. Каким же образом это происходит?
  
  Мир второй социальной модели строится на, скажем так, альтернативной теологической системе. Не смотря на то, что пространство первой социальной модели в данном случае не отмечено какими-то религиозными мотивами (как уже было отмечено, - эта социальная модель действует в антураже "низовой" жизни), опираясь на некоторые косвенные признаки, мы можем утверждать, что в качестве религиозного истока этой модели выступает христианство* (*"Уранов надел перчатки. Взял молот. Шагнул к привязанному. Горбовец расстегнул на груди толстяка пиджак. Снял с него галстук. Рванул рубашку. Посыпались пуговицы. Обнажилась пухлая белая грудь с маленькими сосками и золотым крестиком на цепочке. Заскорузлые пальцы Горбовца схватили крестик, сдёрнули. Толстяк замычал. Стал делать знаки глазами. Заворочал головой" (11).).
  
  Во второй же социальной модели, которая будет рассмотрена непосредственно здесь, теологическая основа играет ведущую роль. Истоки же этой социальной модели видятся в Каббале (в частности - легенда об Адаме Кадмоне) и своеобразной пародии на христианство.
  
  Основы зарождения мира второй социальной модели и законы его бытования даны непосредственно во второй части романа "Лёд". Эта вторая часть представляет собой рассказ от лица ещё одной важной героини романа - Варвары Самсиковой - о её жизни и, в частности, приобщении к миру "посвящённых". Во второй социальной системе эта героиня носит имя - Храм.
  
  Здесь мы узнаём об альтернативной теории сотворения мира и проистекающих из этого законов формирования общества во второй социальной модели. В данном случае есть необходимость в обширном цитировании:
  
  "...сначала был только Свет Изначальный. И свет сиял в Абсолютной Пустоте. И Свет сиял для Себя Самого. Свет состоял из двадцати трёх тысяч светоносных лучей. И это были мы. Времени не существовало для нас. Была только Вечность. И в этой Вечной Пустоте сияли мы. И порождали миры. Миры заполняли Пустоту. Так рождалась Вселенная. Каждый раз когда мы хотели создать новый мир, мы образовывали Божественный Круг Света из 23 тысяч лучей. Все лучи направлялись внутрь круга, и после 23 импульсов в центре круга рождался новый мир. Это были звёзды, планеты и галактики. И однажды мы сотворили новый мир. И одна из семи планет его была вся покрыта водой. Это была планета Земля. Раньше мы никогда не сотворяли таких планет. Это была Великая Ошибка Света. Ибо вода на планете Земля образовала шарообразное зеркало. Как только мы отразились в нём, мы перестали быть лучами света и воплотились в живые существа. Мы стали примитивными амёбами, населяющими бескрайний океан. Наши мельчайшие полупрозрачные тела носила вода, но в нас по-прежнему жил Изначальный Свет. И нас по-прежнему было двадцать три тысячи. Но мы были рассеяны по просторам океана. Затем потекли миллиарды земных лет. Мы эволюционировали вместе с другими существами, населяющими Землю. Мы стали людьми. Люди размножились и покрыли Землю. Они стали жить умом, закабалив себя в плоти. Уста их говорили на языке ума, и язык этот как плёнка покрыл весь видимый мир. Люди перестали видеть вещи. Они стали их мыслить. Слепые и бессердечные, они становились всё более жестокими. Они создали оружие и машины. Они убивали и рожали, рожали и убивали. И превратились в ходячих мертвецов. Потому что люди были нашей ошибкой. Как и всё живое на Земле. И Земля превратилась в ад. И мы, разобщённые, жили в этом аду. Мы умирали и воплощались снова, не в силах оторваться от Земли, которую сами же создали. И нас по-прежнему оставалось 23 тысячи. Свет Изначальный жил в наших сердцах. Но они спали, как спят миллиарды человеческих сердец" (210 - 211).
  
  Сюда же Сорокиным удачно вписывается и история про Тунгусский метеорит, который, согласно тексту романа, является источником того самого "льда", из которого немногие "проснувшиеся" делают ледяные молоты и, при помощи этих молотов, стараются "достучаться" до сердец тех, кто ещё не проснулся. Так же, необходимо отметить, что потенциальных "братьев и сестёр", как они сами себя именуют, 23 тысячи. Всё остальное же население Земли - пустышки, или, по-иному, "мясные машины". Здесь и кроется главное зерно различия между социальной Моделью Љ1 и социальной Моделью Љ2.
  
  Следует учитывать, что, не смотря на то, что мы декларируем "гендер" как социальный пол, который не зависит от биологических различий, мы не можем отрицать существования этих самых биологических различий и сопутствующих им факторов как предпосылок к формированию гендерных отношений. Более того, когда мы говорим о "нарушении гендерной роли" важным моментом в этом вопросе является фактор сексуального поведения индивида. Таким образом, именно сексуальное поведение зачастую является краеугольным камнем гендерной проблематики.
  
  В романе "Лёд" первая социальная модель во многом показана как система, основанная на телесности. Секс является неотъемлемой частью этой модели. Практически все женские персонажи, которые более-менее заметно действуют в описываемых условиях первой социальной модели, являются объектами сексуального домогательства, что нам позволяет усмотреть в этом определённую гендерную проблематику.
  
  Особенность же второй социальной модели, что она полностью отвергает секс. Нося по факту биологического рождения признаки определённого пола, "избранные" представители второй модели - социально бесполы. Они отождествляют себя с лучами света, и, следовательно, скажем так, с существами однородными, не имеющими никакой, в том числе и социальной, дифференциации по половому признаку. Здесь мы видим утопическую идею "равенства и братства", доведённую до идеального воплощения. Соответственно, даже в движении к своей главной цели (обретения всех 23 тысяч братьев и сестёр, что приведёт к освобождению от плотской жизни, а саму Землю к гибели) они не придерживаются привычного деления на слабый и сильный пол. Например, довольно-таки трудоёмкий, если судить по описанию, ритуал инициации (простукивание ледяным молотом) могут осуществлять как "братья", так и "сёстры".
  
  Символична и смена имени, при переходе из одной социальной модели в другую. Об этом мы уже упоминали выше. Согласно тексту романа, герои во второй социальной модели принимают свои "истинные" имена, которые называет пробуждённое сердце (часть ритуала инициации). При этом, имена эти не всегда несут в себе указания на пол того, кто это имя принял. Условно говоря, эти имена бисексуальны. Например, несколько "мужских" имён: Ирэ, Ыча. Или несколько "женских" имён: Мэр, Охам.
  
  Таким образом, как мне кажется, Сорокин, вполне возможно - не ставя перед собой такой цели, смог сконструировать модель общества, в котором гендерная проблематика преодолевается полностью. Нейтрализовать же такого рода проблематику, оказывается, крайне просто - через нейтрализацию понятия пола и любого его значения.
  
  Цитирование по источнику:
  Владимир Сорокин. "Лёд". М.: 2001.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"