Денисенко Виктор Анатольевич: другие произведения.

Метаморфозы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантасмагория. Есть места, которые ни здесь и ни там...


   1. ЛЕС МЕРТВЕЦОВ

...И души мёртвых солдат
На еловых ветвях
Молча смотрят, как мы
Кружим вальс при свечах,
Каждый с пеплом в руке
И мертвецом на плечах.

Борис Гребенщиков

   Да, несказанно прав был старик Ницше, написав о том, что "когда ты смотришь в бездну, бездна также смотрит в тебя". Это практически единственная его мысль, которую я понимаю сразу, при чём, легко и просто. И действительно, трудно оторваться от глаз бездны, и трудно не поверить, что она изучает тебя, когда у бездны такие небесно-голубые глаза, как вода этого озера, стоящая по обе стороны от шоссе.
   Вода подступала вплотную к дороге. Казалось, что асфальт лишь тонкой полоской протянут над ней. Да и само озеро было каким-то очень и очень нереальным...
   Много позже, когда вся эта история, надеюсь, всё-таки закончилась, я долго и упорно мучил себя вопросом, почему всем, а тогда, по пути, ещё и мне, всё не казалось странным.
   Возможно, слово "всё" в данном случае не совсем уместно. Попробую конкретизировать: почему никому не показалось странным это озеро, например? С одной стороны оно было самым обыкновенным, но с другой стороны, хоть Литва и край тысячи озёр, думаю, ни одно из них не подступает к асфальтированному покрытию дороги так близко. Ни единое!!!
   Но плевать, Бог с ним, с озером, но почему никто не пришёл в страх, смятение и ужас, когда мы увидели этот чёртов лес с трупами на ветках? Почему все мы повели себя спокойно, и даже я пялился на это диво как на само собой разумеющуюся вещь. Страха не было абсолютно - это было хуже всего.
   Не буду сейчас забираться вглубь повествования, т.к. хочу рассказать всё последовательно. Но не могу не сказать, что именно чувство страха, которое всё-таки сумело пробиться во мне, разбудило здравый смысл, а иначе нам оттуда никогда бы и не выбраться. Однако "нам" в этом случае понятие тоже недозволительно обширное, но всё... молчу... Не хочу портить эффект. Сами всё поймёте, если найдёте в себе силы дочитать этот бред до конца.
   Итак, вернёмся к тому чудному (читайте с каким хотите ударением - всё едино) моменту, когда обыкновенный туристический автобус "Сетра" нёс нас (меня и мой класс) по странному шоссе мимо абсолютно необычного озера, вода которого, казалось, вот вот дойдёт до колёс нашего транспортного средства.
   Тем не менее, вместо того, чтобы навести на какие-либо размышления, это необычное зрелище оставляло меня совершенно равнодушным. Моего очень близкого друга - Антона - тоже.
   Не могу сказать, когда всё изменилось и стало странным, но в тот момент всё уже было не так. Об этом можно судить хотя бы по нашему абсолютно несуразному диалогу:
   -Не помнишь, куда мы едем? - спросил я у Антона.
   -Нет, - ответил он мне.
   -Ладно, - нисколько не озаботился я.
   Так мы и ехали в полную и абсолютную неизвестность. Мы двигались прямиком в некий многоплановый мир, который не должен был существовать нигде, ну, разве что, за исключением пространства сна.
   Озеро осталось позади. Оно, похоже, было первым на нашем пути, но, могу вас заверить, уж точно не последним.
   Мы проехали ещё около десятка озёр, отделённых друг от друга небольшими полосами леса.
   Озёра были самые разные. Одни из них выглядели вполне привычно, другие же напоминали болота или обширные лужи. Но это, кстати, опять же, нас никак не волновало.
   Внезапно мы въехали в лес. Автобус с трудом пополз по узкой дороге.
   -Мрачное местечко, - сразу же отметил Антон.
   -Это точно, - подтвердил я.
   Антон оказался абсолютно прав. Если, на протяжение всего нашего предыдущего пути солнце показывалось из-за облаков довольно часто, то сейчас, как бы усиливая впечатление, оно никак не могло пробиться сквозь мрачные тучи, которые сплошь застилали небо над лесом. Конечно же, вы можете сделать мне замечание в том, что небо и лес друг с другом не связаны... Ваше право так думать, только, уж поверьте мне, ЭТО небо и ЭТОТ лес были крепко и неразлучно связанны друг с другом.
   Итак, из-за отсутствия солнца и благодаря большим и жутковатым с виду деревьям, чьи кроны смыкались где-то в вышине, над крышей нашего автобуса, до нас доходило очень мало света. Лес казался погруженным в сумерки, хотя, по моим расчетам, а так же, согласно показания моих часов, был ещё день.
   Первого мертвеца, свисавшего с ветвей большой сосны, мы узрели примерно минут через пять после того, как оказались в этом проклятом месте. Это было тело человека, облачённого в форму цвета хаки. Лицо его было изуродовано, всё в засохшей крови.
   Интересно, как бы повели себя вы, при виде такого зрелища? Могу предположить, что кто-то бы впал в истерику, иные оцепенели бы, самые хладнокровные не раздумывая позвонили бы в полицию.
   Прочитав предыдущий абзац, вы, думаю, поняли, что я привёл пример нескольких нормальных реакций, которые может вызвать факт внезапного обнаружения трупа.
   Весь же наш автобус, все кто в нём был, в том числе и я, повели себя по меньшей мере странно.
   Лично я, не без лёгкого любопытства, внимательно рассмотрел труп, но даже не подумал высказать что-нибудь, хотя бы - удивление. По моей реакции можно было судить, что подобное зрелище - норма в наших лесах. Да и все остальные вели себя точно так же.
   Следующий труп выглядел ещё хуже. Он был какой-то скрюченный, обмотанный бурыми от крови бинтами. При этом у него было что-то с челюстью. Тело скалилось, глядя на нас залитыми кровью глазами.
   И опять я не испытал ни страха, ни ужаса. Только какое-то неприятное чувство незримым фантомом промелькнуло где-то внутри меня, но явление его было слишком мимолётно.
   В этот момент автобус остановился. Тело второго мертвеца осталось чуть позади.
   Водитель что-то сказал нашей учительнице, которая и затеяла всю эту сумасшедшую экскурсию, а затем взял микрофон и заявил на весь салон:
   - Автобус дальше не едет...
  

2. СТАРОЕ КЛАДБИЩЕ. БУНКЕР
   Всё происходило абсолютно буднично. Мои одноклассники стали неохотно подниматься с мягких сидений автобуса. В узком проходе создалась давка, но она так же быстро исчезла, как и появилась. Одним словом, обычный класс на обычной экскурсии.
   Я выполз из автобуса одним из последних. Просто не люблю рваться вперёд. Думаю, вы уже поняли, что я не являюсь прирождённым лидером, от чего вся эта история, особенно её завершение, может показаться ещё более странной.
   Но не будем опережать события...
   Говоря о том, что автобус дальше не едет, водитель явно имел в виду, что больше не потерпит наше присутствие в салоне, так как стоило нам покинуть автобус, как тот взревел своим двигателем и, не разворачиваясь, что было, кстати, абсолютно нереально сделать на узкой лесной дороге, покатил дальше, мгновенно скрывшись за поворотом. Некоторое время, честно говоря, очень не долго, мы ещё слышали удаляющийся шум мотора.
   Наконец воцарилась полная тишина - что очень не характерно для обычного леса. Конечно, в лесу очень часто бывает тихо, но эта тишина особенная - не абсолютная. То где-то застучит дятел, то непроизвольно хрустнет ветка, да и само небо, кажется, нависает над деревьями и тихо гудит. Нет, не было здесь этой зачаровывающей тишины. Полное безмолвие. Наверное, именно такую тишину называют мёртвой.
   - Идёмте, ребята, - это учительница, которую не смущал ни сам этот лес, ни мертвецы на ветвях, шагнула вперёд по дороге. В ту сторону, куда уехал автобус.
   Мы последовали за ней. Лес, похоже, нисколько не смущал ни одного из нас. У меня только появилось какое-то неприятное, тревожное, чувство.
   Теперь, пытаясь осмыслить всё произошедшее с точки зрения здравого смысла, что почти невозможно, я прихожу к мысли, что в воздухе того леса, того МИРА, присутствовал какой-то наркотический элемент.
   Следуя изгибу дороги мы миновали небольшой молодой ельник и попали в иную часть леса. Деревья здесь росли реже, и на то была своя причина.
   В лесу, как бы совершенно естественным образом, распологалось кладбище. То тут, то там была могила. Кладбище, похоже, было довольно старым. Как я ни старался, мне не удалось разобрать ни одного слова или даты на надгробиях, находившихся ближе к дороге.
   Вскоре мы поравнялись с большим камнем, который рукой неизвестного мастера был превращён в прямоугольную глыбу. Сверху на камне была прикреплена металлическая рамка, внутри которой находились четыре цифры: 1907.
   - Обратите внимания, ребята, - голосом опытного экскурсовода сообщила учительница, - в этой части кладбища находятся захоронения относящиеся к 1907-му году.
   - Логично, - заметил я, обернувшись и ещё раз окинув камень оценивающим взглядом.
   - Мы почти пришли... - сообщила учительница.
   Я ещё некоторое время смотрел назад, а когда обернулся, то не увидел нашей преподавательницы. Исчезла, словно и вовсе её не было... Мы же продолжали идти.
   - Слушай, а где учительница? - спросил я у Антона.
   - А я откуда знаю? - удивился Антон. Как ни странно - этот его ответ полностью удовлетворил меня.
   Мы двигались в сторону большого холма, на самой верхушке которого росла могучая сосна, а бока покрывала какая-то мелкая поросль молодых деревьев и кустов. Была у этого холма и ещё одна интересная деталь - в его боку виднелся дверной проём закрытый в данный момент массивной железной дверью.
   "А вот и долгожданный, никому не известный, ещё один бункер Гитлера", - мрачно пошутил я про себя.
   Тем не менее дверь оказалась незапертой, и мы спокойно вошли внутрь холма...
  

3. МЕТАМОРФОЗА, ИЛИ ВРЕМЯ СТРАХА.

Что самое плохое ты сделал в жизни?
Я не хочу говорить об этом,
но я расскажу тебе о самом плохом,
что со мной случилось...
о самом ужасном...

Питер Страуб "История с привидениями".

   Мы вошли в бункер, и одно из первых помещений, с которым мы столкнулись - было некое подобие класса. Мрачное, без окон, но зато с рядами парт и доской на стене.
   Подчиняясь некому школьному инстинкту, мы расселись по местам. В нас ещё было что-то от обыкновенного класса. Мы ещё не привыкли сидеть тихо и неподвижно. Кто-то с кем-то переговаривался на совершенно отстранённые темы, кто-то ходил по "классной комнате" стараясь, однако, не особенно удаляться от своего места, словно ожидая, что вот-вот сюда зайдёт учительница.
   Я повернулся к Антону, который безучастно водил рукой по поверхности парты, и задал ему вопрос, который, возможно, значительно покачнул устои того мира, в котором мы вдруг оказались:
   - Тебе не кажется всё это странным?
   Антон лишь пожал плечами. Похоже, за последнее время он утратил всякий интерес к общению. Я его в этом не винил. Мир вокруг нас натурально превратился в сумасшедший дом.
   Я отвернулся в сторону и стал наблюдать за одноклассниками. Но даже при этом я не заметил, когда начались метаморфозы.
   Мои друзья и знакомые стали превращаться в чудовищ. Не знаю, что происходило со мной? Может я тоже принимал какую-то иную форму, по крайней мере внутренне это не ощущалось.
   Да и превращение моих одноклассников было не явным. Какое-то поверхностное. Я не испытывал перед ними страха.
   Ко мне приблизилась Оля.
   Об этой девушке нужно рассказать чуть больше.
   Несомненно, что я был в неё влюблён, как и все мальчишки нашего класса. Бывают девушки привлекательные, бывают очаровательные, но бывают и просто по-человечески красивые. Оля относилась к последнему типу. Она могла бы вдохновлять художников эпохи возрождения, которые очень тонко чувствовали красоту. Каждый из них отдал бы всё, чтобы Оля стала его натурщицей. Венеру - вот кого нужно было с неё рисовать...
   Однако, в то же время красота Оли была несколько холодной и демоничной. Однажды я подумал, что будь я режиссером, то взялся бы экранизировать Булгакова только для того, чтобы дать Оле роль Маргариты.
   Так вот, ко мне подошла Оля и оказалось, что волей метаморфозы она превратилась в прекрасную вампиршу.
   Я этому не особо удивился.
   Глаза Оли сверкнули демоническим огоньком. Она нежно обвила мою шею руками, а затем жадно вонзила свои выросшие зубы мне глубоко в шею.
   Я почувствовал неприятную боль, но в месте с тем и громадное удовольствие. Разум застелил кровавый туман.
   В последнее мгновение мой мозг ещё успела посетить рациональная мысль, которая выглядела вот так: "Чёрт знает что творится!"

* * *

   Я очнулся, когда в "классе" царил полумрак. Мне было просто хреново, но в чём это выражалось - затрудняюсь сказать.
   Я понял, что лежу на полу. Припомнил, что со мной произошло. Поднял руку и внимательно ощупал шею, но не нашёл никаких следов укуса или иного повреждения.
   Когда я поднялся, то увидел, что все мои одноклассники мирно спят, устроившись кто как может на партах, стульях или просто на полу. Всякие признаки метаморфозы или превращения, называйте как нравится, исчезли, словно ничего и не было.
   "Класс" освещался шестью свечами, стоящими в разных углах. По потолку плясали причудливые тени.
   Я огляделся и увидел ещё один, ранее не замеченный, предмет интерьера. Это было кресло-качалка. Почему-то мне оно сразу пришлось по душе. Во всяком случае в нём должно было быть удобнее, нежели на полу.
   В углу была свалена куча пледов. Кто-то явно позаботился о нас.
   Я взял один из них и пододвинул кресло-качалку ближе к двери. До сих пор не пойму, что заставило меня это сделать.
   Дело в том, что я ощущал явную опасность, которая исходила от двери. У меня было такое ощущение, что каждую минуту суда может ворваться некое чудовище или проникнуть ещё кто-нибудь или что-нибудь.
   Таким образом, я взял на себя роль своеобразного стража, хотя никогда в жизни не рвался в первые ряды.
   Я устроился в кресле и закутался в плед. Ко мне пришла дремота, но уснуть я не мог, да и не стремился, именно из-за этого ощущения страха и беды. Тогда я ещё не подозревал, насколько хороши эти два чувства. Наверное, под их воздействием душа и разум стали отходить от всего этого мистического дурмана, которым была наполнена моя жизнь в последние несколько часов.
   Я полудремал, наблюдая за дверью, и думал, что что-то надо делать, так как то, что происходило и продолжает происходить, - вещь явно ненормальная.
   Утопая в собственной тревоге я, наверное, так и уснул.
   Утро несло спасение. По крайней мере, я так думал.
  

4. КОРОТКИЙ ДЕНЬ, ПРИНЕСШИЙ МНОГО.

Здесь не бывает солнечных дней...

Группа "Крематорий".

   Пробудившись, я вполне мог надеяться, что весь этот бред растает вместе со сном, и я обнаружу, что всё вышеописанное мне только привиделось в мимолётном кошмаре.
   Но я очнулся именно в том же самом странном "классе". Хоть в помещении и отсутствовали окна, но я каким-то образом осознал, что уже утро.
   Все мои одноклассники тоже уже не спали. Но им, похоже, от этого было не легче. Все они прибывали в сомнамбулическом состоянии. Чуть ли не впадали в спячку, но ещё умудрялись держать глаза открытыми.
   Первым делом я подошёл к Антону. Тот сидел на полу. Прислонившись спиной к парте.
   Я потряс его и что-то спросил.
   Антон некоторое время неподвижно сидел с закрытыми глазами, затем открыл их и промямлил:
   - Я подыхаю...
   - И не думай этого делать! - предупредил я его.
   - Что-то не так... - вяло констатировал Антон.
   Меня стал разбирать нервный смех.
   - Смотрю, и ты это заметил. - сказал я. - А то мне уже начало казаться, что это именно я свихнулся, а не все вокруг.
   - Заметил... - тихо констатировал Антон. - Вот только поздно...
   После этого он отключился.
   Я оставил Антона в покое и задумался.
   Нужно было что-то делать. Со мной пока что, вроде бы, было всё в порядке, но что, если этот недуг сонливости, или как ещё назвать ту дрянь, что творилась с моими одноклассниками, обрушится и на меня?
   Бункер - это замкнутое пространство. Если и нужно искать спасение, то где-то за пределами этих мрачных стен.
   Я решительно вышел из "класса". Прошёл по узкому мрачному коридору и очутился перед массивной дверью. Вчера мы именно через неё попали в бункер.
   Я толкнул дверь. Она оказалась незапертой. Дверь была тяжёла, но проблем с ней у меня не возникло.
   Вокруг был всё тот же лес и странное кладбище. Вот только трупов на ветвях не было видно, но я об этом нисколько не пожалел.
   "Бежать!" - вот светлая мысль, мелькнувшая в моём мозгу. Это первобытный инстинкт, внезапно проснувшийся в моём сердце. Когда-то мои предки, а может и я сам, в прежних инкарнациях, понимал одну простую истину, по которой жил мир: "Убей или убеги". Убивать я никого не собирался, так что мне оставалось только одно, с чего, собственно говоря, и начался этот абзац - бежать.
   Именно это я и сделал, стараясь не замечать ничего вокруг себя - ни этого проклятого леса, ни кладбища, ни "товарищей", что могли очень даже мило свисать с ветвей.
   Солнце - вот что мне было необходимо, но, похоже, в этом мире царствовали тучи. Я аж поразился, когда задумался о том, когда в последний раз видел луч солнца - настолько это было давно.
   Вот и тот поворот, за которым что-то должно произойти. Или рухнет этот мир, или...
   Вспышка света полностью ослепила меня. Тело как бы потеряло вес и понеслось в какую-то невозможную бездну.
   Я очнулся через пару секунд и осознал, что скорчившись валяюсь у входа в бункер. Добро пожаловать к начальной точке бегства!
   "Выхода нет!" - есть такая песня у группы "Сплин". Хороша группа, только вот, если я отсюда не выберусь, то вряд ли когда-нибудь ещё услышу хоть что-нибудь в исполнении Александра Васильева.
   Мне захотелось вскочить на ноги и тут же бежать. Пытаться вновь прорваться сквозь неведомый барьер, надеяться на успех. Но я понял, что паника - мой злейший враг.
   Я ещё раз всё хорошенько обдумал и решил, что спешить не стоит. На ум мне внезапно пришло сравнение с мухами, которые летом случайно залетают в комнату и потом пытаются выбраться обратно. Эти мухи кружат и безуспешно бьются о стекло, так как видят за ним свободу. Бьются о препятствие и не понимают, почему что-то их не пропускает туда, а всего в нескольких десятках сантиметров есть открытая форточка, через которую мухи и попали в комнату. Им нужно только подлететь к ней и через мгновение они будут на свободе. Но мухи продолжают биться об оконное стекло...
   Точно так же я могу хоть миллион раз бегать к повороту, и всё равно этот мир не выпустит меня таким образом.
   - Форточка где-то рядом, - процедил я сквозь зубы и поднялся на ноги.
   Наверное, ещё не трудно вспомнить те времена, когда я любил гулять по лесу. Но в тот момент я не испытывал абсолютно никакого удовольствия. Хотя... Если любопытство можно рассматривать как некую форму наслаждения, то определённо мне должна была нравиться та прогулка.
   Я побродил между надгробиями, читая несуразицы, выбитые на них. Нашёл как минимум три могилы графа Дракулы, причём с разными годами жизни, ни один из вариантов которых, однако, особо не подпадал под текст Брема Стокера.
   Но особо меня поразила одна вещь, которая, ну, никак не вписывалась в моём представлении в этот безумный мир.
   В некотором удалении от бункера, уже за предполагаемой границей кладбища, если такая, конечно же, существовала, я обнаружил первую модель "Жигулей" белого цвета. Все двери машины были открыты. Внутри никого не было.
   Я с интересом стал осматривать автомобиль.
   - Это очень печальная история... - внезапно раздавшийся голос заставил меня подпрыгнуть на месте, а затем резко обернуться. Сердце билось где-то в горле и хотело выскочить наружу через рот.
   За моей спиной совершенно спокойно стоял молодой человек в строгом чёрном костюме и белоснежной рубашке с аккуратно повязанным галстуком. Этот человек уже сам собой составлял контраст со всем миром.
   - Да, - повторил он, устремив свой взгляд на номер машины, - больше чем очень печальная история. Трое парней случайно заехали сюда. Зачем-то вышли погулять и в сумерках наткнулись на белого вампира. Они успели добежать назад до машины, успели влезть в неё, закрыть все двери и окна. Даже, вроде бы, завелся мотор... Но их это не спасло... Все погибли...
   Я изумлённо смотрел на нового персонажа этого сумасшедшего мира. У меня почему-то появилось ощущение, что он кто-то особенный, не просто ещё одна декорация этой пьесы абсурда, а настоящая значимая фигура.
   - Вот и сумерки пришли, - буднично заметил человек, оглядевшись вокруг. - Белый вампир нападает только в сумерках. Не ночью и ни на рассвете, а только в сумерках.
   - Но почему?
   Мой вопрос звучал, конечно же, глупо. Что ещё могло быть идиотичнее подобного вопроса? На него не стоило ждать ответа, но я, как ни странно, его получил:
   - Потому что я так захотел, - улыбнувшись сказал человек и растаял в воздухе...
   Я огляделся. Действительно, настали сумерки. А ведь только что было утро!
   - Сумасшедший мир, - прошептал я, ощущая, как ужас наполнил всё моё естество.
   Я понял, что мне точно не избежать встречи с белым вампиром. В этом мире всё было предусмотрено. Действие здесь разворачивалось как в хорошо отлаженной пьесе.
   В следующее мгновение я увидел чудовище... Это было нечто абстрактное, но, в то же время, обладающее признаками человеческой фигуры и белое натурально, как мел. При этом, фигура, похоже, не имела постоянной точной формы. Она менялась, но всё время сохраняла пародийные человеческие черты. Ещё одно - в этой фигуре было что-то настолько пугающее, что у меня сдали нервы.
   Я истерически взвизгнул, а затем услышал абсолютно не свой голос, который, всё-таки, производили мои голосовые связки.
   -Чур меня! Чур меня! - орал я древнейшую славянскую магическую формулу, неизвестно каким боком всплывшую в моём сознании.
   - Чур меня! - голос срывался даже не на хрип, а на какой-то свист.
   Я орал эти два слова и внезапно стал креститься, а затем принялся осенять крестным знамением приближавшееся чудовище.
   Как ни странно - это помогло!
   Чудовище остановилось. Издало страшный вопль, показав свои громадные и, как мне показалось, вовсе не абстрактные клыки, а затем принялось удаляться в ту сторону, из которой появилось.
   - Чур меня! - просипел я в последний раз и только тогда понял, что потерял голос...
  

5. Я - ЛЕГЕНДА!

Доброе утро, последний герой...

Группа "Кино".

   Я сидел, прислонившись к багажнику "Жигулей", и наблюдал за тем, как сумерки перерастают в ночную тьму. Я уже не боялся...
   Есть такой писатель - Ричард Мэттисон. Когда-то он написал роман, о котором, правда, я только слышал. Этот роман повествует о человеке, который противостоял целому миру вампиров. Название у романа было очень любопытное: "Я - легенда".
   Вы можете спросить, куда это я клоню? Мне не трудно будет ответить на этот вопрос. Например, могу сказать, что сидя вот так у тех "Жигулей", я очень многое осознал. Например, что я смог прогнать этого вампира-альбиноса, что в этом мире действуют некие законы, а, следовательно, этот мир можно разрушить!
   Когда окончательно стемнело, я решил объявить этому сумасшедшему миру войну. Битву не на жизнь, а на смерть. До сих пор считаю, что это было правильным решением, более того - абсолютно верным. У меня не было другого выхода. Этот мир хотел пожрать меня. Спасение было в том, чтобы первому заглотить его.
   "Огнём и мечём", - прорычал я сквозь зубы старое латинское изречение, а затем уверенно поднялся с земли.
   Первым делом я заглянул в незакрытый багажник машины. Мой расчёт оказался верным. Или мне просто везло, или мир подыгрывал мне.
   В багажнике лежала пластмассовая десятилитровая канистра, а рядом с ней шланг для перекачки жидкостей. Я извлёк все эти сокровища из багажника.
   Затем я без особых проблем открыл бензобак. Оттуда явно пахло бензином, но есть ли эта благословенная жидкость там, было ещё неизвестно.
   Я погрузил один конец шланга в бензобак и припал к другом концу губами, потянул в себя воздух. Через некоторое время мой рот наполнился бензином, который я тут же брезгливо выплюнул.
   В то же время я стал сливать содержимое бензобака в канистру. Бензин был! "Огнём!" - решительно повторил я про себя.
   Бензин кончился, когда канистра наполнилась чуть более чем на половину. Я прикинул, что этого вполне хватит.
   Канистру я закрывать не стал. Зажав в другой руке зажигалку, я двинулся вперёд...
   Наверное этого и стоило ожидать. Дорогу мне преградил целый отряд чудовищ. Были в нём и вампиры, на этот раз уже традиционные, были оборотни и ещё чёрт знает кто. Я просто не стал разбираться.
   На этот раз я не испугался. В конце концов главный герой в этом мире пока что я, а главные герои, как известно, в воде не тонут, в огне не горят.
   - Ну что, - так уж очень мило я спросил у нечисти, которая молча смотрела на меня и почему-то не спешила нападать, - прикурить не хотите?
   Первым делом я наклонил канистру, как можно дальше отставив её от себя, и повернулся вокруг своей оси. Если верить хотя бы Гоголю - круг имеет магическую силу. Будем надеяться, что и здесь это подействует.
   Зажигалкой я поджёг пролитый на землю бензин и мгновенно оказался в центре пылающего круга. От огня было жарко, но зато я был более уверен в своей безопасности. Теперь оставалось только ждать ответного шага противника.
   Не знаю, было ли это везением, или мир действительно подыгрывал мне, но теперь, когда я был под максимальной защитой, чудовища решились напасть. Они кинулись на меня, но прежде наткнулись на огонь.
   Некоторые из чудовищ не успели вовремя остановиться и попали прямиком в пламя.
   В отряде монстров началась паника. Горевшие кинулись назад, на своих же, поджигая тех. Через мгновение по кладбищенскому лесу во множестве носились живые (конечно, это понятие относительное) факела.
   Ночь превратилась в карнавал. Это был мой праздник. Попутно я сам для себя заметил, что мне нравится этот фейерверк.
   Но не это было моей задачей. Я инстинктивно чувствовал, что уничтожить следует бункер, как некий оплот всего этого сумасшествия. Туда я и направился, как только бензиновый круг догорел и потух.
   На подходе к бункеру, передо мной предстал уже знакомый молодой человек в костюме. Он внимательно смотрел на меня и молчал.
   Я угрожающи поднял канистру с оставшимся бензином.
   - Не стоит, - внезапно спокойно сказал человек.
   Меня немного покоробило от этого могильного спокойствия, но я был полон решимости.
   - Давай поговорим как нормальные люди, - предложил человек.
   - Слово "нормальные" звучит здесь неестественно, - заметил я.
   - Ты прав, - согласился со мной человек.
   Я поставил канистру на землю, но левая моя рука была готова снова схватить её в любое мгновение.
   - Давай поговорим, - согласился я.
   Человек улыбнулся.
   - Я хозяин этого мира, - сказал он. - Всё, что ты видишь вокруг, создал я. Но говорю это не для того, чтобы похвастаться... Просто, парень, ты начинаешь портить мне всю картину.
   Я выжидающе смотрел на человека.
   - Давай договоримся так, - продолжал человек после небольшой паузы. - Я дам тебе зелёную улицу. Лес выпустит тебя в реальный мир. Я забуду о тебе, а ты забудешь обо мне. Договорились?
   -Не совсем, - ответил я.
   -Слушаю условия, - покорно согласился человек.
   - Мне нужны двое из моего класса. Антон и Ольга, - заявил я.
   - Нет проблем, - ответил человек и щёлкнул пальцем.
   Массивная дверь бункера отворилась, и из неё вышли Антон и Ольга. Они прибывали в трансе.
   - Я хочу, чтобы они пришли в себя! - требовательно заявил я.
   - Они уже начинают приходить в себя, - сообщил мне человек. - Окончательно они очнутся, когда окажутся в реальном мире.
   - Хорошо, - сказал я и сделал шаг в сторону от канистры.
   - Слушай, - внезапно сказал человек, - предлагаю тебе стать моим компаньоном. У тебя явно есть талант. Я научу тебя всем тонкостям миростроения. Потом, если захочешь, сможешь отделиться от меня и построить свой мир... При этом, знай, ты не будешь оторван от реальности. Я сам спокойно живу на два мира. Ты будешь появляться здесь, когда захочешь. Соглашайся...
   Наверное, вы считаете, что я тут же с негодованием отверг это грязное предложение? Нет. Ошибаетесь. Я серьёзно задумался...
   А чего вы хотели? Поймите, я всего лишь простой человек, а не рыцарь без страха и упрёка. Более заманчивого предложения я не слышал никогда и, наверное, уже никогда никто не предложит мне ничего столь интересного. Ведь это же какие перспективы!
   Словно читая мои мысли, человек вновь заговорил:
   - Взять ту же Ольгу. Она тебе нравится? Готов поспорить, ты её любишь... Сколько шансов у тебя в реальном мире? А здесь она будет безраздельно твоя. Она будет любить и обожать тебя. Этот и ему подобные миры хорош тем, что тут нужно только захотеть, а затем очень легко выполнить задуманное... Это же власть. Это как компьютерные игры, только во много раз лучше, так как всё, абсолютно всё! зависит от тебя.
   Эти слова будоражили меня. Я понимал, что этот человек не врёт мне... Но я всё-таки чего-то испугался! До сих пор, вспоминая тот разговор, я иногда жалею, что не согласился. Но что-то кольнуло у меня в душе, и я ответил:
   - Извини, игры в Бога - это не для меня.
   - Что ж, - только и сказал человек, и я с удивлением заметил, что его немного расстроил мой ответ, - идите по дороге, в ту сторону, откуда приехали. Мир выпустит вас. Будет вспышка, но вы её не бойтесь... Доброго пути.
   Человек протянул мне руку. Я её пожал. Удивительно, минуту назад я был готов сжечь его, а теперь он мне был даже симпатичен.
   Антон и Ольга действительно постепенно приходили в себя, но, однако же, делали это крайне медленно.
   Я кое-как растормошил своего друга. Наконец, его взгляд стал осмысленным, и он понял, что нужно двигаться за мной. С Ольгой я не стал возиться, а просто взял её на руки и понёс, хотя с моими физических данными это было больше, чем подвиг.
   - Куда... мы... идём... - очень медленно спросил меня Антон.
   - Вперёд, - ответил я. - На свободу.
   С замиранием сердца я подходил к повороту. В голову поползли различные мысли и сомнения. А вдруг обманет? Если это его мир, то что, в самом деле, ему стоит расправиться со всеми нами, этому человеку?
   Мы завернули...
   Вспышка!
  
ЭПИЛОГ.
   Когда в глазах прояснилось, я чуть не прослезился узрев знакомый обрыв в леску недалеко от моего дома. Впервые это замусоренное место мне показалось просто прекрасным.
   - Спаслись... - тихо сзади меня сказал Антон.
   Оля ничего не сказала, так как всё ещё находилась в полуобморочном состоянии...
   Стоит сказать, что наше возвращение в реальный мир вызвало немало шума. Оказалось, что мы вернулись спустя несколько недель после того момента, как пропали из реального времени. Нас, весь класс, активно разыскивали. Учительница, сопровождавшая нас в поездке, если и исчезала, то только на один день, но здесь загремела в психушку и ничего внятного о судьбе нашего класса сообщить правоохранительным органам не смогла.
   Мы тоже не стали рассказывать реальной истории наших злоключений, т.к. не хотели составить компанию злосчастному педагогу.
   Мы сослались на полную потерю памяти.
   Дело постепенно замяли. С тех пор ни об одном нашем однокласснике ни слуху, ни духу...
   Вы, конечно же, можете спросить, почему я не потребовал от хозяина мира права вывести весь класс? Честно говоря, мне немного трудно ответить на этот вопрос. Я и сам не знаю...
   Но, в конце концов, я не герой. Просто я в тот момент не подумал об этом. Как известно, своя шкура дороже. А к тому же, может, я просто не захотел...
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"