Денисов Глеб Владленович: другие произведения.

Шаман, шайтан, шабаш (2006)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

	*	*	* (Оттепель)

Капели скальпель (ночь, январь)
- конек, бастард,
Тут строчки целые с берез берут фальстарт,

- Отрезки-метра,  кость 
ученикам тепла,
-кивай, нагрузишь ось
своих двоих, опла-

Снег оплавляется, поприставав к коре,
Обрыв глушителем, 
копьем ль "сердца горé,

Секунд растяжка - вздох, 
теряй хоть два ребра:
Рвешь, Волгой, колготу понтонных переправ,

Восьмерку цифр - напалм, 
напополам; -дефис:
Снежок нулей снует, и долей вниз - девиз;

Как будто б, повскипав с часок-звонок,
Рвет кипы лютиков 
в сонетовый  венок - - -

(- младенческий, первотолчок; 
(нет!.. - попозжéй, 
(Да только ноги к голове - клубок ежей;

(Монгольской казни - "О" 
(звоночек полевой;
(пиши, чтоб рушилось хмельною булавой - - - 

- изгнанник-скальд, в ветвях ли, проводах
Нашедший кельи гель, 
продольный кол, кудах,

Проси, чтоб сыпалось 
не белкой-скорлупой,
И десперадо не наследовал с толпой

С балконных пагод медный карагод,
Но зарывался в щель, 
глубокую, как год,

И с эмпиреев ли, 
бойниц монастыря,
Но чудо мелочи, поймав, удестерял.
	_____

- Снег смертью собственной 
во фразу сочленен,
Искариот, целуй, чтоб не задеть имен, 

На собольке ресниц, 
где тосковать - скаляр,
Фаготом виснет он и прячется в футляр.

Падение полос, как побужденье, про-,
Из арестантских роб - 
врезка стрижей с Днепром,

Где Десятинной церкви
первый холм и взнос
Непроизвольнее, чем поцелуй взасос.

...Смогу ль, не комкая, горн уронить в затор,
Продольной флейты веееер, 
пару петель валторн,

Чтоб нарастить, 
как новый кок плейбой,
С губ несорвавшееся - 
в пламень духовой,

Взять зимней сказки фреску 
в бархат и захват,
Готовопадающей спелости архат,

И запись беглого, 
разбелку запретив,
Идет легко, без трупных корректив.

			2 янв


  	*	*	*

За спичку переписки куцей,
Цигарку марки на пару,	 
Я бы ладонь в огонь, как Муций,
Иль - собственному топору.

Но вышло так: я им не должен. 
И адресат в свое проник,
Укрывшись парою рогожин
И разродившись кучей книг.

Живое по боку, как полы,
Летающие при ходьбе.
И сволочной, Сцевола, холод,
И тополь, флейта в худобе.
		
		10 янв с.н.


	*	*	* (Тополь)

Чурак, как дирижер, в щетине.
Дивертисментов, тополя!
Зеленых марок пощадили б
Шмелиных бочек штемпеля.

Откуда когти прущих грудью,
Побочных в польках пиццикат,
Смышленых смычковатых прутьев
С накатом в тысячу цикад?

Семейство сессий и семестров,
Последний выводок: - суметь
Сыграть концерт его с оркестром,
Напропалую, через смерть.

		10 янв с.н.



	*	*	*

Меня подводят к абоненту,
А он - меня, и - в оборот.
Я принял чистую монету.
И снова требуем экспромт.

Как все и вся ни перепробуй,
Чистовиков расшелестя,
Лишь не в концертную б утробу,
В невытанцовавшееся.

- Стоп, я ошибся: срыв в конверте.
И конвертирую, спеша,
Разбуженное Пляской смерти
В букварик, что зубрит душа.

		11 янв Э-т


(Вы-кри-стал-ли-зо-вав-ше-е-ся)

Восемь слогов слепым гуськом
За шпилькой ударенья жмутся.
Калики вышли босиком.
Вам выпало переобуться.

Вы-  падало проводником,
То с камня, то с- случайной кочки.
Вокзал горою с плеч; мельком
Сложившиеся ночью точки.

И выкристаллизо-... -зова-...
-зовавшееся  - из завала - 
Взрывоопасные слова - 
гремучей масти аммонала.

		11 янв Э-т



 	*	*	*

Почуяв - свет в конце теплится,
Я потянул к тебе туннель,
Как фокус с лентой из петлицы,
Лазейку тропки через хмель.

Что за порода осыпалась
Под камнеглотом-кетменем?
То жимолости в искрах шалость,  
И вдруг - Фаворский холм с огнем?

Свет с двух концов! Наружу клинья
В чернобыльском запаснике!
Я заблудился в белом ливне 
И двустороннем сквозняке.

	       *

И о причине сколиоза,
Что искривляет свет в глазах:
Тут - либо тяжесть, либо роза
Из мельничного колеса.

Не ключевая - кочевая,
И цель изгиба - поворот.
И терапия лучевая
С поправкою наоборот.

Распотрошу, и вновь рядами,
И миражу ли обреку.
От Валаама - к Буридану,
От террикона - к ветряку. 

		12 янв 


 	*	*	*

Будь безымянный палец ночи 
подлинней,                
Так птеродактилем гульнул бы в мир теней,
		
И звероямба попросил у катакомб,
Пустив колечко -свечкой к тем, 
с кем был знаком.

Аккомодируешь, 
божественный Коммод,
Глаз бестиарием, но - в партитуре-нот - 

Рябь черно-белого, 
дай - выскользнет - утру,
Тряпицей, саблезубой поутру.

Как черную овцу не полосуй,
Впиталось все - 
в песок ли, снег, в росу,

Впросак; 
не вызвонить уж никого - наверх,		
И ты окостенел, как паданец-орех.

Тень  
-мыльной пленки эти крылья-  не дают,
Кварцуясь быстро, в каменный приют,

Коль мотыльковый молоток тебя увлек,
То в угольке найдут, 
Бог даст, керн, профилек.

В суфлерских будках по витринам сумрак льем:
Маркизы кринолин, 
гармонь с сырым бельем, 

Цемент как вихрь бала, 
с жировоском лесс, 	
И есть та потетень, пролетка без колес.

Маркизовая лужа! 
Озерцо,
Сыграем в бильбоке или серсо,

Косая линия, и кожзавод с гнильем,
Серым-серо, ру-
тина иль гильо-

		2.

Даже не то к тебе держало интерес,
Что мог парить без взмаха, 
неборез,

Но - рос всю жизнь, малыш, 
блестя сосулькой с крыш,
И память о тебе - раскоканный голыш.

Так и любовь моя; 
Все остальное тьма.
Тьма белых крестиков, пещера, вор, Фатьма.

Что ара в обруче, что шар на острие,
Канон со шпажкой - 
де Грие - свое,

И, Муди, чистый свет 
в пролете - мутатень, 
И лишь Улисс скворчит, улитка, в -е:владень- - -

Ба, размотавший -тинку шелкопряд,
Что - пух звезды, 
за двадцать лет подряд,

Ни в кокон спрятаться, 
ни в камень, ни в шелка,
Вновь скорлупа корыта, без желтка,

Как техника безе -прыжков в века- проста!
Чик, в пене призраков 
раскрытые уста,

Наружу выпяченный вульвой 
Интернет,	
А настоящей тени в этом мире нет.
					
                15 янв Э-т


        *	*	*

Заборы в жердь, провалы крыш,
И явки, явки в черно-белом.
Журавль-барышник цепью рыж,
Ведро, как пава, вледенело.

Не растабанишь воротка,
Вмерз-ерзает, а эхо вбито,
Ручья не видимы пока
Кольчуга, стремя и копыта.

Нет - грудой - тяжести всерьез,
И лишь случайно хрустнет льдина.
Как пиявка, изогнулся плес,
И - канул, давши гирудина.

...Будь кровью ты; ребром лося, 
Галактикой молочной; пулей - 
Но ты - не свер-ты-ва-ешь-ся,
Как полем - бег столбов ходульный.

			16 янв

	*	*	*

Как Харриер, 
взмывает ввысь хорей,
Чуть враждоват решимостью своей,

И чужероден, 
странной легкотней,
Что без разбега узкой колеей

с альфа-бетонного. 
Плюс надолбы аллей
В Кибик-Кордон, Коелгу, Уфалей,

Перелицованны-, чтоб -е не пор, ни ям б,
И затяжным прыжком 
ответит с крыши ямб.

Взявши разбег длиною в год, 
дал увести
На обороны рубежи, 1 к 10,

Зеелы, Висла, Харьков, Одер да
Beliebe-
-Пулковский меридиан-     -ерда,

навис-   скирдой     -заел,   
Ордой, из пирамид
брахицефалом: Вереща-
-гинский гамбит,

Позиционная-; без в-лоб-атак-в-снегу,
С разменом хлопотным 
лишь родственных фигур.

Бета-земельное; 
в платок; под сердца стук;
Порей разрывов, палашей латук, 

Сезам - мучнистые объять-, 
не извлеки
Клин красных- ромбов -в-синь, Сезаннов Арлекин;

Полишинель, Петрушка, Паспарту,
Трясина чуждого толкается во рту,

Шлепок случайного: 
так втащит в левый бронх
Клок гимнастерки с письмецом - свинца горох.

...На ах всхолмленный, 
слава, не захла-,
Я оставляю, с трепетом орла,

Укрытый в воск, расколотый 
простор
И черепаший каменный восторг.

Прощай, долина в хлам, 
лощина у ручья,
Гамма-воздушное, ничья, и к вам нельзя.

...Мысль не рождается, но подбирает код,
И шмыг катушкою 
коррекс или ракорд.

- Что на мгновенье виснет у виска,
Сопоставимо с происком листка,

Коль не урвешь, теряешь навсегда,
А схва-  - прополисом - 
и лжица, и еда,

В меду копейка тонет день, 
в гречишном - год,
Но к днищу мерки, покуражив, пристает,

Чтоб, грешным-, вырваться 
на идеальный круг,
Где ни друзей, из передряг, и ни подруг,

Я медитацию, как мысль ни о чем,
Из клетки выпущу и не замкну ключом.

		18-19 янв


       *	*	*

Тетеньканье синицею дразнит,
Поблескивая спицей из зенита.
Бом-жом боржомишь звуковой мазни,
А тут - хрустальное в изложницу залито.

Как будто голос твой тебя же и извлек
Для завтрашних голубизны и масла.
А мне с упреками - очки и козырек,
И взгляд опасен всем сосулькам назло: 

Катар весенний!.. В цаплях, не Коцит,
Сбегает с примой, сделав нос щипковым,
Проверенная сводня: альбуцид,
Виском к щеке, и в хлопковую мову.

Эй, желто-синяя, не нужно хохолка,
Уж и без клянченья на нитке дали б шкварки.
Мазепой, через озимь потолка:
Там отрывается окно в пустой запарке.

...Под ложечкой звенит под стать ручью.
О, ставший морем - из инвенции и фуги.
Обжегшись молоком, дуть на свечу. 
И фивти-фивти: не закрыть ль фрамугу.

Лежал, и умер. Взял и побежал. 
Ну, это белое, где с ободка синица.
Но я боюсь теперь, как в лифте грабежа,
Что возникает вдруг, и душит, и не снится.

			17, 20 янв



	*	*	*

Ребенку ехать на гастроли,
Но нужен апостиль, как хлеб,
И не успеть, и он расстроен,
И до полýночи - взахлеб.

Не хлеб, а воздух. И для глаза
Две точки - не змеиный квест;
Крапивница, а не проказа.
И сотня дела не уест.

Её хватает для отъезда.
И замелькают дерева,
Шлагбаумом мерцают звезды,
И новым словом день чреват.

		21 янв с.н.



	*	*	*

Шопеновы 
двадцать четыре прелюдии!..
А залпом! - 
дать костного мозга попутно.
Вот так же и земли - 
- без язвы - безлюдели,
Голубокровые! - с карты лоскутной.

Исполнивший вас - 
чуть с подмостков не мельницей.
Поклон - как в студеную бочку в угаре.
Сонату!.. 
на меньшее можно б осмелиться,
Но - сердце католика 
в ларчик ударит.

И - поверху пиром с чумой 
в подлокотниках 
Эхо носилось горючим напитком.
Как по табуреткам 
Иосифа-плотника - 
Братья обрушившегося избытка.

А я даже не 
перебарщивал с дозою,
Вдруг отыскавши сестру жизни прежней.
Так ель тыщу жил, 
маэстозо, использует,
И тысячу глаз, с привыканьем, 
орешник.

		25 янв



        *	*	*

Зуд о ступенях, с них ли воспарят,
И о пропорциях, вживленных в звукоряд,

Но не уловишь смысл в ресничном взмахе,
Как промаха во время тавромахий.

Октаву на двенадцать разделив,
Без колебаний и Иуд, как воз олив

На масло и на жмых, мы потеряли
Нечто священное в воздушном матерьяле.

Все упростилось; и не глубоки
Божественные рвы и тупики,

И органистке пару гамм ногами
Так же легко, как сморщить оригами.

Свобода перебежек, карамболь,
И брат-диез разъест сестра-бемоль,

И дружит с костью розоватый серум,
А гений моря - с океаном серым.

...О, ты научишь - в реку не войти
Даже единожды, точно клещу в ватин, 

Но отступленья - искус для Иисуса,
Укусы Ио - стержень для искусства.

Пол тона вниз и вверх: почти в одних хлебах,
На Гераклитовых, но - через хлябь - столбах,

А расстоянью есть Сикстинская программа,
Где от Творца - полпальца до Адама.

Не одуванчиков профессорские лбы,
Но слов гранитные ворочаешь кубы,

А схватишь, петушась, зерно в грязи за тыном,
И обрастешь колючкой зарева да дымом.

                          26-27 янв




    ОБРАЗ (на пути в Гель-Гью)

Чур меня! это - Бегущая,
С львиною гривой распущенной,
Нет и в песках ей пристанища,
Но ускользаема, маняща.

Вкус куцей пыли у казуса:
В высохшем блюдце оазиса
Узкого города-ковшика
Броды да лавки старьевщика.

Может, чеканка вне правила?
Легкостью складки расправила,
Невероятней кириллицы,
Вдруг рассмеялась заливисто.

Лицам - табу; лишь орнаменты,
Шум молоточков-пергаментов,
Где ж по медяшке истерика?
Волны барашками к берегу.

Ловок он линией вычурной,
Выведен тонко и вычернен,
Словно чеканщик улыбчивый
Гомона выучил птичьего.

Что нам от улочки прозвища,
Разве что мусорщик тот еще,
И покрывала бесстыжие
Солнцем окрашены в рыжее.

Спрятать с ключицей за пазухой,
Было б воды, чисто-насухо,
Только за жестами каина - 
Здешнего - непокупаема. 

Так, обернулась неведомо
То ли иблиса наветами,
То ль миража ожерелиной,
Четко не пробуй уверенно.

Вязь ятагана. Угадывай
В прорванном остро блокадное,
Рындою горькой, калиною,
С нежностью новокаиновой.
		          28 янв


*	*	* (планида)

...Венера, Веспер, Люцифер - 
Вот прозвищ липовой аллеей!
О раскаленном лицемер
Не смог сказать бы холоднее.

Ты словно запонка в стогу,
Монист не задремавшей жницы.
Не в камышах подстерегу,
Так загляну в окно светлицы.

Ты у поденщиц на ладонь
Павлиний глаз, Венецианов*.
Про карнавал хоть не долдонь,
Крупица калия циана.

Денница: это о заре;
Вечерняя звезда-расстрига.
Куда ж тут деться?! - позарез
Царевич-нож к такой ковриге.		 

Подсказки, камнем в огород!
Совета - в омут роговицы:
Как вышло все наоборот,
И ландыш спел, чтоб отравиться?

Укол любви и бесовства,    
Скажи, что перевесит раньше.
Я тучу ангелов застал.
И ярче всех сияет падший.

		4 фев Э-т
_________
* Или крапивница? надо взглянуть в альбоме



	*	*	*

Пообрусели сказки братьев Гримм,
Под лупой Розочкой с Беляночкой горим,		
И глупой Эльзы страх пред топорищем
На карусели закрутясь, в подкорке ищем.

Заводят в лес детей, и птица крошку ест,
Как волос, вылез бременский оркестр,
И золота кусок меняет шаромыжник
Хмелея, на коня, гусыню иль булыжник.

- Отсюда поподробней, ошарашь; 
Но не скручиниться, не скатываясь в шарж,
В потере веса - блудный сын с изгоем,
И лишь пустой рукой обнимешь дорогое.

Еще хватает в поясе планет
Мест неразобранных, кому названья нет;
С орбит колодезных, околдовавших камень,
Студеносиних губ смещенье с облаками.

		6 фев Э-т


	*	*	*

Изогнутей, чем паруса,
Звон четвертей часов барочных,
Как первобытная роса
На плечи нимфы непорочной.

Какой по счету век они
Ломают, корпус в позолоте.
Тысячелетье, и огни
Святого Эльма на болоте. 

Летят дугой, а не идут,		
- Как звуки лупцеваний -ланью-
И целования Иуд - 
Из трех евангельских сказаний.

С удавкою береговой 
Он сеял споры об измене.
Но поцелуй как приговор - 
Вот тут я пас в недоуменье.
	
Откуда ж озаренья шум!..
Шквал Микеланджело иль Босха.	
Но, судя по часам, дышу - 
И не гашеная известка.

Тут хлынут спички вразнобой.
Гремучий фосфор с бертолетом.
Да вот еще - стекольный бой.
И стрелка показала "лето".

Подруга, вспышка, чернота
И напослед - разбег зеленый.
И апеллесова черта,
И горизонт неутоленный.

Краснодеревцем-столяром 
В футляр оправленные дали. 
Твой приговор как болеро - 
Маховиком и по спирали.

22 дек. 7 фев



*	*	*(Ледяное вино, Eiβwein)

Айсвайн - и соломы клок,
Явить к прилавку без урона.
Выносят бережный кулек,
Как сверток кошки фараона.

О бирки воровской раскрой!
Улыбки продавцов - овраги.                    
Глаз с поволокой и тоской,
А ты готов к подвальной браге.	

Сеанс горячки родовой. - 
Но я прошел и политуру,
И вряд ли талою водой
Сожжешь бродильную культуру.

В голубке Либе-Фрау-Мильх
Лишь цвет названия преграда.
А тут как вылитый жених - 
Кисть зимородка-винограда.

...Их оставляют подо льдом,
И словно по Писанью, в третий,
Отвалят снежное пальто
И битым камнем сложат в клети.

Взвесь плащаницей - в ту же треть.
Вкус лжив и сложен заскорузло.
- Чем лучшим стопы растереть
Из мерзлоты шагнувшей музе?!

			9 фев Э-т



	*	*	* (Стерто)

Беспечный ливень звуковой
Не бережем - глотком в пустыне.
Даст Бог, дорожкой роковой 
Не просквозит, и не остынем.

Я зацепляюсь за Рекорд,
Как крестовик, скользнув по нити,
Но палец - не палач в трико,
Но, оговоркой, исполнитель.

Кто в этих плашках падишах,
А кто визирь - вас ставят вровень. 
Запутавшись в двух клавишах,
Вдруг потеряешь группу крови.

Пассаж - находкой кулика,
Иль детский голосок ледащий.
Поднять на копья б: дуб-ли-кат!..
Но - снова... дальше, дальше, дальше.

			11 фев с.н.

	*	*	*

Крвь-гмглбн: комкаюсь, расту холмом,		
Зужу, отваливаюсь, глянец.
Мороз: закоренеть хамлом,
Ошпарит уши, не оглянется.

Не любованья абажур -
- Тужурка сакуры - но вьюга:  
До сердцевин: не пощажу.
И не бонжур - бомжуй, хмырюга.

Черним - февраль. Кому каюк,
Кому расцвет и хворь устава.
И устремляешь взгляд на юг,
И что готовит клин усталый.

			 13 фев с.н.






	*	*	*

Семь дней Творения и сень последних дней.
Продраться бы седмицей ахиней,
В ушко игольное, где жить б да не тужить,
Перерождаясь в кетгутову нить
Из бактриана, под сухой аллюр,
Рассасываясь платьем королю.

И оглушен. Пропущен сквозь эфир,
Эсфирью выдач каменных просвир,
Присыпкой детскою, овировским раззу-
С отказом -дись, с наотмашью грозу,
День ускользнул. Мы не приблизились,
И ручка в честь твою не разбросала слизь.

К тахте соседской: выхухоль музык.
Лиловый в детстве; тьфу-тюфяк, язык;
Ведь не из жаб ж азу; найти час на хвалу,
Как в лепрозории - мизинчик на полу,
Шерсть сумерек густа; перевари-варан:
И через гайморову двинул караван.

Песок затягивает обувным мешком
Веревочной петелицей; пешком
Переходящей горизонта виадук,
Имеющей в виду пожар в аду,
И охрою скользишь не рекреацией,
Но по бархану, всколыхнув Лицей.

Крова- багровое закатное сенцо
Не коновалом же ребячливым жнецом,
А басне- кузнецом из Васнецов,
С задумчивым распутным образцом,
Набросано, под бидструповый скетч,
Как кетчуп, трицепс, заведя от плеч.

Подстелено, касательно, мениск,
С кумыс. малинов. миска-обелиск,
Светило, манго, ярый удалец,
С торца справляем вывих сквозь надрез,
Размашисто по наковаль.-одру
И так спасительно провалишься в дыру.

О десны сахарные дня! закат в прихлеб,
В зародыше последних из амеб,
Гора теряет мышь в подстилке новостной,
Кому же фаустово выплеснуть "постой!..
Нагнув витых решеток, кочерег,
Стерилизованною лаской на ночлег.

Слетает мать, туда-сюда. И, просеки,
Так с другом пьем, косясь на тесаки,
Торчащие трамплинами уже
На от безделия тупеющих мужей,
Но участи творца не позавидуешь,
Когда -Уа в песок, и на столбе Иеш-.

			21-23 фев

	*	*	*

О Плащанице..........трепеща, но вслух: 
Подсолнух мысленный склонился на весу
По сгибу, в ризницу, а только ж - апогей,
Гвоздей сандалили, и прах на сапоге,
Да всем ботфортом римский сапожок
Не раструбит............................ожог.

О Плащанице....  трещина....  - она
В недужный миг обрушилась сполна;
Что распирало, обрастая клеть,
Равноприродно ....жденным околеть
Каракулевым рыбарям ягнят
...прошло...исчезло в выкладках......огня.

....встряхнувши в кипятке. На тыщу сто
Плюс минус столько же младеет естество,
Божественным стреножен парадокс,
Ред-окс процесс, сомненья топорок,
Сколь не миндальничай с основой и утком
Калачик вер..... в овине под платком.

Льняной шербет, песчаная халва,  
Освод в кипящем масле плоховат,
Песчаная халва, льняной шербет,
Не щебет ангельский, но становой хребет,
С тем во вражде, кто с Плащаниц. на ты,
Грызясь со шницелем, подошвой тошноты.

Не перегаром цепок порыжелый йод,
Но остановкой в бегстве ...... отдает,
Нерукотворный лик как трафарет,
Перебираешь складки, кифаред,
....сквозь череп плектром, ахнув, через грудь
...чтó, зимник-каземат, чтó, на оконцах пруть-?..

Ну, вынь надежду хилерским перстом,
Она и так бездомна под крестом,
Между вожжей брыжеек, заострю,
Гусиной печени циррознейшей - ноздрю,
Но не выпрастывается - то полотно,
Кем жжен и свернут от болот в блатном.

			26-27 фев


*	*	*        Ру.Миронову

Сливая нас, как Долли из зигот,
То ли в лито, то ли в клубок невзгод,
Ты сам уходишь в тень, ее создав,
Мост через сна-реку, теплушечный состав,

Ларьковых эр нависший козырек,
Ты не изрек в просвет, но бросил - Рагнарек,
Что в стих не приплети, не будет льгот
С оксюморонов ли, синекдох и литот,

Но с Моря Мертвого суглинок - и берлог
Набитых рукописями - глазной белок,
Что освещается, как покати-шаром,
Не бульбой, но - бикфордовым шнуром.
	     _______

Где ж точку приземлить, дружище-Ру?
Дай адреска треску, с которой подберу
К тебе лазейку в облаках игры - 
Нулей компью- и -ниц, сокровищ Агробы.

И в том, как - ящеркой - посмеиваешься,
Компáсом Моисеевым висят
Обрезки Олимпийских дисциплин,
С коловращением, горящий цеппелин.

В гимнастках, нежащих макушкой гладь лобка,
В молочной тине коммуналки глубока
Листом табачным свернутая тишь,
И свист пробоины, что век не зарастишь.

			3 мт с.н.


	*	*	*

Песчинка в глаз!.. платочка черствый смерч,
Да все ж под веко вынесет Колумбом.
Печеры в катакомбах, или Керчь,
И роговица - вытоптанной клумбой.

На дне Атлантики царапнутые рвы.
Вот проясняется; уж полог снят возницей.
Торжок или Козельск для татарвы.
И он тоскует брошенной зегзицей.

Жил лопнувших закат; а утром - в зеркале:
Была ли ты?! - белó - как вьюга на извозе.
Но каменеешь устрицей Кале:
Что там безгнездая, как оспин, вновь подбросит.

И..... - что ж мне делать с этим яблочком!.. 
Когда не черенком - всей Эрмитажной сваей - 
В него вгрызаешься, и крутишься волчком,
И - с ангелом взмывая, застреваешь?

Застрельщицей поэта, замком Ив.
От переносицы - две хмурых одиночки.
Тут пригвождай, не хуже двух Каиф.
И до последнего не выпускай звоночка.

			2 янв.  17 мт.



	 ВЕЧЕРНИЕ  ГОРЫ

Не азбучная ель, но цвель хребта,
Молочной сывороткой пар зари-гевеи.
Призвали розовое справа по рядам,	
И ясно-синее окликнули левее.

Фуникулер судьей между полос
Прополз бы, да исчез в лавине тени.
Не прогневись карбункулом, колосс.
И взгляд по ярусам - цепляющим растеньем.

Лиловым снегом льемся с шишаков.
Лес в фиксаже всей серебристой грудой.
В низине озеро, и клин овец флажком
Перегораживает луг живой запрудой.

Коньковый ход, вновь лыжник лепит ель,
Но отраженной льдом в стекле трамвая,
И на парной воде из молодых петель
Играют рыбы и шлепки срывают.

		10 фев. 17 мт




	*	*	* (чужие)

		1.

В чем - замысел, готов разбиться в кровь,
И разобьюсь, глядя в упор в коровь-
Безбрежно карие - в звездах озера -и - 
Мокросоленых впадин Азраил.

В глубокий рай, роями на гобой,
За юфть и спилок бледно-голубой,
И вирус возится с губой вслед за страдой,
Уст разверзая куст пустой рудой.

Как имя розы в тайну ни обнажено,
Дух жадным голубем летит сгубить пшено,
Но чуя мякиша - наперерез к другим,
Не осветив мне серпантина к дорогим.

Дана. Как в потроха - труха Дана-ева,
Так - ангел вяжет весть, а наяву - айва,
Божественная плесень, вроде тех,
Что в корешках шуршат библиотек.

		2.

И, пропуская миллиард шагов,
Ишачащих ради смерчей вершков,
Вдруг - серафимская, хождения финал,
Положенная в неф, как штиль в пенал.

Не Кабалье - гора с комочком соловья - 
Сопрано к ране льнет, плюс альт обут в сафьян,
Вслед за клубком - каблук на мост Сират,
И полупьяный шаг утрате крови - сват.

На берегу Великого Поста,
Я словно вложен в зыбку-кабестан,
И извлекаются-кален клинком-сердеч-ником
Не вслух с колен - о ком, но сотрясясь, ничком.

Телушками, продвинутой гурьбой
Входящими в сырой притвор рябой,
На гост"ов холокост, покос из рос,
Они выскальзывают в свой Галапагосс. 

		3.

Окаменей, Оккам; к измене, Гименей,
И, Полигимния, влеки, раз - не пигмей,
В ковчег кочевника - картечь, единорог,
И к хладнокровным косякам - один нырок.

Но воздух марлевый, х-липко-киш-мишевый,
Фомой речистым омывает эти швы;
Я оборачиваюсь в пламень - флейтою,
И вдруг дыханьем вьюжным связку выдаю,

С кровати волчьих квинт - еще спружинь, бросок, 
К неотличающим перины от досок,
По ком кропать учебники аскез,
Но кто б скорей стал пылью, чем воскрес.

И виснущим на горле вожаком,
Божком секундным, рваным тормашком,
Выкройкой хроники, кастетом из газет,
Не на кресте, но до кости раздет.
	
		4.

Глухого сна в прибое глицерат,
Перетопить на синьку плошки был бы рад,
В морзянку огонька - не второпях
Качающего гроб на трех цепях;

О, Елисейские поля из хрусталя!.. 
Буди ль слезы коростелем - пораскаляй,
Но белоснежно ль вечности жерло - 
На простыню равнин - пролью тоски Мерло.

Шахидом в поясе таская жир, иль касс
Беспрекословный -статок и приказ,		
Наткнусь на съевших балахонный пол и стыд:
Чтоб ганнибаловым слоном в снегу остыл. 

И этот це-, це- церебральный паралич
Словно застал м. - по локоть и с полич-
С первым ущербным, на бега, за перевал,
И - в пелену, что божий луч не прорывал. 

		5.		

В который раз разрушен Карфаген!..
Лисицы мозг - сметаной в твороге - 
Иль вечный хлеб - квашней на воротник,
Где волос србрист, как Прядки Вероник;

Съедобный пряник-грунт!.. До воздуха - вершок,
О как застопорить тебя - ищи, Вари-горшок,
Обеспароленный, я топну, под сурдин-
Но протрубив родство оливы и сардин. 

Взлететь-бы-по-лучу  росы, вслед Сирано,
Шепча из-под полы - не светит - все равно - 
И мериносовым руном согреть сердца,
Что мироносицами врозь не переносятся,

Как анальгетик. Скопом только лишь.
Огрызок плоти. Комкаешь, калишь.
-оляски, -ойки, -остыли. И по ночам
Подлеты панночек - с Скворцом-Степанычем.

		6.

Как был прибит к тебе, и остаюсь, - пришит
К нетронутому "му", как Библия - к Брешит,
Красней кричащих из-под джинс трусов,
К четырехкамерным желудкам корпусов.

Тень холкой шаркает - жарка и войлочна,
Как все в нетронутом: в меру порочн-ночна,
Баут сестринских прибаутки из угла,
И служба в атласе походна и утла.

Календарей св.-истки ль, жмыхи мешков, бахил ль
И лестниц свастики - на киль - епитрахиль,
И наготове уж поручи и орарь
Так не тропарь рифмуй, но Божья в паре тварь.

Не отторгаю слов мучнистых комбикорм,
Но через час - на крючья прямиком,
А рыхло вывернутые крылья-резцы - 
Не дон Кихотовских ли мельниц образцы.

		7.

Вступленье - с рук. Нет, нож не разогрет,
Невинный перестук порцаек в винегрет
За красным рыжее, и лакриматора
Широты - в кубики, под масло матово.

Как за экватором - гора ли, зонт саванн,
Для ветра плаха ли, с изнанки - котлован, 
Венец эрозии: с-телись, пасхальный стол,
И выветренным сыт голеностоп.

Как ни был б твой костяк мной перемыт,
Вдруг раскрываешься, как - доски пирамид,
Пасхальной призмою свободясь, улича
Кастрюли венчик в башне кулича,

- Скребки жемчужницы, купальщиц чашелист,
- Плато- для кашля, бой тяжел и чист,
- Вьюрки ножей, вновь абрикос щеки,
И в профиль грифеля в салфетки росчерки.

		8.

Не каждый мельничный мираж зернист врагом,
Как этот надолб с курагой под творогом,
Но те, кто нынче за столом (полночь - горой)
Когда-то были мне от -ублика дырой.

Глазок в ладони Господа - в кистях
Не зрячих, тянущихся Орбитом - как стяг,
Но есть и те, кто вложит в ложь персты,
До них рукой подать. Но крошки - хруст версты.

Побывши рыбой с век, с эпоху иглокож,
Хлопчатым пузырем: отпало "вхож - не вхож",
Вся груда перешла холмом в салат - 
В душевном неводе нет мяса для заплат.

В краю озер в забралах до трясин
Взгляд ищет чайкой вечных парусин,
До дна, тостующий; а мы - обречены
Из зубочисток - мачт,  и парус ветчины.

		9.

...Шемякинские ходки с мясником!
Шлепки парные, вы - особняком,
Любовь сквозь страх, и нежность в азимут,
С объятьем в наледи колодных Квазимод.

Страшнее репинского Грозного белки,
Как в ризнице, на то, что лайкой облекли,
И нету разницы живого - с не совсем,
Светил и месяца, крошеного в росе.

Эй, со Штандартным остовом к скуле!
Доколь шарахаться, застолье на скале,
Я в шкуре фартучной - не год, не два - твоей,
Она - антракт и очередь в фойе.

Теперь не страшен хруст, что грустно косолап,
Я выбрал корешки, туман без ламп - ослаб,
Дух, агрессивнее голубок-догаресс,
Спешит на паперть, где Христос воскрес.

		10.

Как босховский арфист, пронизаны---
Ни секты здесь, ни влажной новизны: 
Подкожный - в девичье; где жарко отложись,
Здесь сразу ставим отправную точку в жисть, 

Где ж нет ни мужа, ни жены, протянут рай,
Охолони, грудь Монсеррат, арфист, играй;
Вы, хладнокровные, за коликой тепла,
В тысячелетьях неподвижность затекла;

Вы, неизбежные, за полуширмой, шаг,
Первопроходцами, вирусофаг-Ермак,
Так замысел, чтоб коротка кольчу- -  
Ответа нипочем не получу,

Не пробуй воздуха, нервознее шимоз,
С неслыханным богатством тянешь воз,
Вы, давшие имен, как для лаптей коры.
И ангелам чужим внимаешь, как родным.

			мт - апр


	*	*	*

Когда Святыня перебором отдает,
Я словно от ментола холодею.
Так по соломинке не размести омет,
И на доверие не задолжать халдею.

Так, я согласен, раз не уплачу
Трикратно - на анестезию словом,
Врачу ли выбор колеса, иль палачу,
И залпом пью, чтоб каждый тост в соловом.

В разгар своих - согласен у чужой 
Уснуть печи, и не шкарябнуть вьюшки.
Полузнакомому - хоть все, что за душой,
На самый черный не заныкав и полушки.

Я соглашаюсь оттолкнуться, дай намек,
Поспешней допотопной гуттаперчи: 
Доставь к стене, или приделай ног,
И проворонишь, как исчезну в смерче. 

Мне сычуаньских кухонь шантрапа
Щипя- галдящая с садков, битком-бидонов, 
Ширяет атропин, и всей толпой тропа
Лишь углубляет мрак Армагеддона. 

Теперь скажи, когда убрать, как пыль
Фигуру мирных противней и латок.
Теперь с меня уж не смахнуть горбыль.
Сестрой-могилой не исправишь недостаток. 

Сморгнувши, с балок удаляю потолок
И на периоды делю непостоянство.
Раздолье вымысла, беспечный диалог.
И для неистовой, по-черному - пространство.

				27 мт


*	*	*(Пришедшее ночью)

"Затоваренная бочкотара!.."
Ты откуда, цитата, рефрен?
И каким обкорнали макаром,
Дальнобойнее пенья сирен?

Ксендз, кинза, эхо подкараулит.
А откуда ты? позубоскаль:
Разорвать бочку Кинзмараули,
Мелкой кружкой попробуй, Паскаль. 

Не о смеси пустого с порожним:
О гремучем, с которым спалось.
Ты горошины неосторожней,
- Ночь! Владимирский тяжеловоз!..

Пригоняй же друг другу навстречу
Струганин искривленных бока.
Где та щель, где живьем обезречу?
Только если прорвется - "пока!

Набивай же, в друг друга глядящих,
Выжимающих сок обручей.  
Ну, за здравье, Пандоровый ящик.
Выручай же и дальше, ручей.

			3 апр  Э-т


	*	*	*  

...А нынче - прикроватная,
И к марле обязали,
Пружины - акробатами,
Уют, как на вокзале.

Как очерк партизанщины
Шагов разноголосье.
Дорогами рязанщины
Не раскисай, а стройся.

Я заразился темою,
Как требою - послушник.
И что осталось требовать -
Весомости полушки.

Она - пустяк, безделица,
Но ей расти на зависть.
Не размолоть и мельницей,
Не соскочить, избавясь.

Прости, что с неглубокими-
Заточница, мирянка.
Молюсь и я наскоками,
Как кот - на валерьянку.

Я и пишу урывками,
Но в мелочах греха нет.
Нам Млечный - намурлыкает
Про новое дыханье.

Ты завтра вправе лéчь на стих,
Как скажешь - "на свободе!.."
Здесь ясность краткой вечности
Сквозь студень половодья.

			3 апр


	*	*	*

Двойные отрицания - 
Как займы временами.
Лишь бикс набит бряцаньями.
Я ж - не запоминаю

Ни номерков - арапами,
Ни дат, ни пут крестильных,
Когда не нацарапаны,
Хотя б и век гостили.

Чем дальше от шмуцтитула,
Когда бы вдруг издали,
Все более мучительна,
Как стеклышко в сандали.

Будь рьяным, лучик минуса,
Цепляй, дробясь, репьями!
И дали опрокинутся
Как челюсть фортепьяно.

О лапчатая клинопись - 
Каденции да коды.
Разминками надвинулись,
Расходам лет в угоду.

То параллелью носятся 
А то навстречу, в стенку.
И следа нет, чтоб по сердцу,
Ни тени, ни оттенка.

Так - гаммой центробежною,
Колечками в колодце,
Покуда с неизбежностью
Не ткнемся в бакенклотцы*.

		4 апр 



*)Бакенклотцы - деревянные ограничители 
по краям клавиатуры 




	*	*	*

В Изваре снег, распарясь, изнемог
В обрывках парка: с ним - все сто не церемонясь.
Дамоклово б в амбар, да под замок.
Не крап усадьбы - брызги из лимонниц.

Откуда роем вас?.. Из куколки апрель,
Хоть на изломе, гопник и босота.
А с черствой ветки не в разверстке трель,
Но нá спор - зачумить экскурсовода.

Вас в темперу макнут, словно в купель.
Вас отожмут к витрине с жалким скарбом.
Но тот, в неистовстве, неужто не вскипел ль.
И если граб это, то вместе бьются с градом.

Из вара к яблоням - в цветущую гряду. 
Брось, облако, как Святогор, поводья.
Шагнешь за изгородь, и словно сдал редут:
Как будто вынесет веслом из Беловодья.

Кроившим кар полотна - близких склонов блеск;
Сквозь катаракты - оторопь соседства.
И знамя Мира в дымке - троеперстья лес.
Начнешь со лба подъем, и завершаешь в сердце.

				24 апр с.н.


	*	*	*

Как в игольчатом тумане
Снова карличий хором.
И в правдивой стенке бани
С громким хрустом - буравом.

Из прозрачнейших нарезок
Ставят башню без опор.
И мечтает клин стамесок
И любуется топор.

Эй, гравер, скорее карту.
Выбрать -ярве, и - привет.
Чтоб на гладкий звон по марту
Кинуть пальмовую ветвь.

Чтоб, обув железом ноги,
Побрататься с озерцом,
Затвердевшим понемногу
В сокрушимое резцом.

Хоть линуй косою клеткой,
Режь, свободнее ферзя,
И мигреневой таблеткой
Хочешь - крутишь, что нельзя.

Так пугает лист из пачки - 
Неневестность напоказ.
Но когда он не испачкан,
Вспыхнул чисто - и погас.

Через час засыпет ль крупкой,
Смоет губкой мел с доски.
В чем богатство без уступки?
Пропадайте без тоски.

Растворяйся, правды остов.
В жар, наброски в уголки.
Можете чернеть, как Жостов.
Так ушел портрет Луки.

Не Чугуев с Хохломою,
На огромное готов - 
Расписные окоемы - 
Омуты без хомутов.

		29 апр Э-т


	*	*	* (доп. к 100)

Дорваться до тебя - как прободеть
Еще один Саланг, вскопать Суэца.
Но можно проще - вскрыть грудную клеть
Стручковым перцем, если не распеться.

И в новом рукаве такая ткань,
Пошив и швы, что долго не заплачут.
Но заведешь меня в тьму-таракань
Такую, что - и швах, и незадача.

Влачи лачугу и сычуг вершин
Улитка, в виноград, скорчась от лавра.
И синим именем Фархата и Ширин
Зря не бросаются, поток и лава.

		30 апр с.н.




(1)	*	*	* (Петербург, не ты)

Как в гнезда - кукиш Фаберже
Уж не подсунут исподволь,
Куш не сорву о мираже
И призрака не вызволю.

Сколь эфемернее - тепло!
Льдин проголодь не двигалась,
А с ним - несутся! Рассвело,
И роскошь крошек пигалиц.

Утоп ли? канул в окоем
Как глыба?.. лишь-навис-скалой,
Хоть я метался в нем с огнем
И с пропастью обыскивал,

Он был заложник панорам,
Паранормалью к местному,
А по норам да по дворам - 
Я - привиденьем бедствовал.

Он плыл с княжной в мемориал,
Жаль, самоед да разинцы.
А хмурился иль охмурял - 
Гренком размокшим - разница. 
	_______
		
Не пуст!.. кустится средь столиц - 
Мать-мачех в гарь проталины.
Я здесь в родне меж небылиц.
Здесь ты была подарена. 

Я перевел тебя в разряд
Искры и небывальщины.
Тут мифы ветошью сгорят. 
Ты ж по клочкам растащена.

Бедром к бедру - сыпь строк в метро,
Пшено в вертляк кормушечный.
Как ртуть, слепляешься в ядро,
А в полдень - в выстрел пушечный.

			5-6 мая


	*	*	* (мимолетности)

"Она не требует курсива".
"Вот яблоко. На нем укус".
А хороша, или красива,
Об этом и не заикнусь.

Слова ложились вбок от рифмы.
Как загоравшие, наглясь.
И вдруг раскатом Тенерифе
На них упала с лавой связь.

О Боже. Как фарфора об пол!
Кузнечный Ломонос и - вдрызг,
И замираешь остолопом,
Как будто, вздрогнув, край отгрыз.

Еще не тронувши бумаги,
Вы вдруг взлетели в запятых - 
Глотатели горящей шпаги, 
Форели в яблоках седых.
	_________

...Дом на продажу. Опрокинем:
Аниса ящик на крыльце,
И спорящие три богини
На полустертом изразце.

Загвоздка выбора - и Троя
Щербиною на каблуке,
И шар соблазна - кожурою,
Печатающей в кадыке.

Весь Сад. Изгнанье из Эдема,
И Спящей - стрелки соболей. 
И лед толченой диадемой,
И воска строчки не пролей.  

Она поймет прикосновенье
Рассола хмурящих проток.
Голубо-серых яблок тени
На свежезалитый каток.

Вот чистым глобусом по блюдцу
Одно кружит, снимая ржу.
И расстоянья поддаются,
И я тебя в руках держу.

Бег. Удаленье. Боль в черниле.
И радость сквозняком в дверях.
Как будто поручни перчили,
И руки в жгучих волдырях.
	________
	
Антоновка - и искушенье.
Огонь в конечность. Запрещай
Глотком Твиши и Ахашени,
Весь перечень - не трепеща. 

Пролить!.. Психея - и оплошность.
Ни плошки б, ни веретена.
С колючим светом - осторожно,
Не богом ль тень заведена?

Словно вселенная однажды.
Скрижапель в стружках на шкафу.
Уже в пыли, и не для жажды,
Но вписано в свою графу.

Как Ева за зиму. Праматерь!..
Морщин смущаться не резон.
В неистребимом аромате
Перележишь и мой сезон.

			8-10 мая

(2)  *     *  	 * (Киев)

О, древних городов бильярд, 
Обмылок кости в трещинах!
Тут лихорадочный азарт
И женственное скрещены.

Что, зарубцованный мелком
И бьющий в тело троицы!
В небесном молоке мельком,
И вновь в отбросах роется.

Куда язык смог довести!
Ядром - из луз, влеки его:
Намеренно в одной горсти
Цвета - твои и Киева.

Княгиня-лебедь крепостиц!
Я всю тебя облазал бы,
Я б разметался стаей птиц,
Поднявшись над соблазнами;

Как мать Софиям в дочерях,
Пусть с выгоном и выкосом,
Я б отслужил в очередях,
Но до пещер домыкался б,

И, мать острогам на костре,
Я б чистой дрожи выносил,
Но поклонился бы - сестре
С Исакием на крылосе.

Для падчериц - мужских имен!..
Блаженных Ксений кликаю.
Прокимен, глас шестый, кален 
Осенней костяникою. 

...Любить - проиграно легко.
Вот так сирень хирела бы.
Дождем из глубины веков
Лей через бортик желоба.

		6 - 7 мая

(3)	*	*	* (из пещер)

Песчаник эпилепсий глин
Не легче, как ни взвешены
Медленно-медный цеппелин
И трос, ступней удержанный.

Как шампиньон из катакомб:
Глазной белок - на звонницу,
Где шнур бежал за языком
Брататься и знакомиться.

Апостолом - ногой в петлю,
И било вторит - Троица.
Ни капли здесь не накоплю,
Держись, и все устроится.

Хватали стропы звонаря,
Но вырвался ль? - как выжжено;
Что, озаряясь, повторял,
Узкой ступенькой лыжины?

Что зацепилось? кувырок
Самых последних в первые.
Как с колокольни взять оброк
Веревочными нервами.

О, сверстник мела на стене,
Обметывай из патины!
Не Зингер, ты не костенел,
Здесь дыр не конопатено. 

Велико- ль, или малоросс,
В разрывах тучи вышиты.
Он с боем до пещер дорос
С полками или нишами.

Бугром - укорени в игре.
Не дай взлететь в промозглое, 
Верни к стоянью на Угре,
К захвату глаз за Ворсклою.

Суровой крутки кушаки
Косою конопляною.
И в ночь гигантские шаги - 
И в круг холмы с полянами.
				29 мая



	*	*	* (чрмха)

Она же - через год. Беспомощна
Перед простой известкой в кронах.
В каких частях с таким околышем?
В рождественских, не похоронных.

С такою мелкой крупкой - в свадебных,
И возле церкви осыпальных.
И с нижних веток - не украдены,
А выставлены в жарких спальнях.

С чего же холодком, как шторою - 
Сокровищем в крестьянском доме - 
Задернулась в укоры скорые,
И спряталась, стыдясь, в ладони?

Пожухнут в беж, а утром выплеснут,
И цитрусов - для свежей кляксы!..
Так что ж, восторг и трепет - выплясы
Двух опереточных Аяксов?

Рассыплешь кнопок - канцелярщиной
Не зарастешь, не брызнешь вишней.
Как мы с тобой не одомашнены,
Поежась, бросят, надломивши.

Скажи, нет горечи в обыденном.
Есть запись и ее посланье. 
Тысячекратно об увиденном,
И без конца о вечном в славе.

		14 мая Э-т


	*	*	*

Нерест берест, криницы вереска;
Словно прошлепал вброд шершавый Велес.
Но поиски по соты и воска
Содержат сотой асфоделей шелест.

Всю жизнь меж ними тени и плащи. 
Блужданьем их обернуты в рогожи.
И вдруг как вымыло. Хоть тишь прополощи.
И звон поляны первенцем уложен.

Средь мусора - Коцит и Ахеронт,
Стикс с Флегетоном. Лета с Океаном. 
Всей ахинеей на пару держали фронт,
Днесь, прорван он, и вышли из капкана.

До рохли - вырвались, как из кольца войска,
В обещанный Элизиум блокадниц.
На Островах блаженных у виска,
Равно, чертополох ли, померанец.

Весь березняк по голень в голубом.
От Вайды до Баллады о солдате.
Про полу-небо-то-ли, то-ли-полу-дом,
Терзаясь рябью, чей-то зоб заладил.

Как в лампу дунуло. В высотках Палатин
Насупился и зол на Капитолий.
Вслед за дождем разрывом всех плотин
Они грозят распахнутому полю.

...Разлив, любимая! пустельгой привечай
Флотилией плывущие поленья,
Как ивы чалые, в признаньях сгоряча,
Звенят о перекрестном опыленьи.

			21 мая


   *   *   *  ЗАМЕТКИ 

Не Модильяни куролапствовал,
А жгучий грифелек накаркал.
Искрошено дробленкой рапсовой
И выкурено по цигаркам.

Верже - не Искра, не папье-маше.
Хоть Кама-Сутр на козьи ляжки!
Для самокруток нет ни немощи,
Ни гениального в затяжке.

Я не о том, что муза Царского
Одесную простых моделей.
С иконостасами не цацкались;
Не оскудеем, в самом деле.

На севрский фарфор секирками
Голгофки и забор севрюжин.
Но - полюс вьюг! куда б не тыркались, 
Шаг стрелкой юга отутюжен.
	________

Для ланьих шей лишь папиросная
Красна бумага, если губит. 
Не сотней роз, а стоеросою,
Он вспыхнул, как раскольник в срубе.

Провалы вместо глаз стихийнее        
Хинина ложки малярийным.
Жизнь малевала ровным инеем
И недоступною периной.

Давно забыв о гостье северной,
Ты приготовился ложиться.
Полвека дал бы ей уверенно?
Судьба с тобой - как с коллажистом.

Сколь не листал я том ахматовский,
Из глины не дымилось джином.
Но не выдерживаю натиска
Двух порознь бьющихся кувшинов.

Близка ли ты - с сумой, с дорогами.
Что скалится из Галилеи.
Каким иероглифом - продрогли мы?
Каким - взашей из галереи?

Не параллакс, не аберрация,
Тем паче - места под светилом.
На две скалы мог опираться бы,
Но хрупкость плача посетила.

На костоправах Елизарова
Засохшие растянем горла.
В суглинок клин, а эту заживо,
Но век растет, и не прогоркла.

Зажоют зарово, поправили б!
Уж исковеркано - до риски.
Мир в удивленном взгляде Авеля, 
И черепки - для материнских.

Я к ней на полпути, за ставнями,
И только мне совсем не лестно, 
Что музе собственной представлен был
Поэтом, тенью бессловесной.

И в этом соль и горечь сборника.
Одних уж нет, а те далече.
На гололед из горсти дворника,
И время ничего не лечит.

                      23 мая. 8 ин.


	*	*	*
 
Как у заката зубы режутся,
Все тащит в алом и мусолит.
И тени от плетней, как беженцы,
Растянуты, как сон Ассоли.

Пугались точки хищно бреющей, 
Кидали в ямы одеяла,
Но спящая в пейзаже - зрелище
Приближенное к идеалу.

Любовь настойчиво очищена
Коркой оранжевой от скарба.
Богатство небосклона нищего,
Лесной уступ контрэскарпа.

Как быстро! словно балерины час,
Словно ножом по стеблю рюмки.
Цирюльник скрылся в синем, иначе
Впустую клацали бирюльки.

Свист, облако, сверкнули аисты,
Как паровозных сцепок бельма.
Квартальная тоска пугается
Уклеек в сини запредельной.

		26 мая Э-т


       *	*	*(Источник молодости)

От Халкидона - нераздельное 
И неслиянное, без закидонов,
Лежит задачником с бассейнами
И обнаженной на газоне.

Не оторваться, ни приблизиться,
Не в ссадину залить коллодий,
И треплешь шевелюру книжицы,
Что ве ер турмана в полете.

От путников из пыльно-серого,
Попавшим  в переплет в хром-ионах,
До маневровых, агасферовых
Теплушек равноудаленных.

Без отставания от графика,
Они скользят, как в глицерине,
Купаж из мокко и арабики - 
В неразделимость воцарили.
_______

Как Дух Святой в кружок сошедшихся
Пронизывает светлой болью,
К-гостям из кулебяки с тешею
Вдруг выскользнула в темной Штолле.

Строка меню, что выдашь, в лепете?
Все, что не пробовал - в опальном!
Но - выпорхнула белым лебедем,
Беспечной нимфой из купальни.

В источнике нахальство банное,
Смешалось, Кранаха Л., Гольбайна.
И в вечности объятья падаю,
Как лист веночка налипайный.

Налипший! молочайный, выстегай,
Как пешехода, поезд снежный.
Листом неразделима, мистика,
Невыводима, неизбежна.

			3 ин




	*	*  	*  (свои)

1.

В безликолунную ночную глубину
Загля- оглядываюсь, и по галуну
Летучей башенки над Крюковым в ажур
Николу- в сени -Чудотворца вывожу,

Как за ладошку из манежа ползунка
С башибузучными коленцами ростка,
А с ним, с приростом свысока: "Морской в быту,
И в копоть, "Северский, по личн. опыту.

- У марса! - ладанку, ликийских Мир кумир,
Мореных чаек на корме, ночь, подкорми,
Не отличу шпиля на глаз величину,
Назад на двадцать не отчалив, не начну.

2.

От Добужин. до Глазунов. - спелых ночей 
Чертог и граффити - что грушки косачей,
Сигающие в наст, смычками в канифоль - 
Гнездились здесь, сместить не приневоль;

Здесь, в тучной широте, нет перистых перин,
Лишь куропаткой - буженинщик-Лоэнгрин,
И покоренный окарины лейтмотив
Не окорив до пят, ломóтой не смутит;

Ночевка южная фальшива коньяком,
А с цевкой этой - схвачен канюком,
Полевкою, обблеванной овсом.
Улисс, зажатый клипсой Калипсо.

3.

Служительницы-муз - не внук: в венок сенаж,
Репертуар тех дней - пароль и Отче наш,
Ты, цимус-Кировский, как профитроль с икрой,
Издалека круглясь, хоть лож своих раскрой.

Сквозь трал, кошелкою, галерки - лилипут,
Сорокопутье - с дирижерских катапульт, 
Прогон Летучего Голландца, и на кол
Накалываюсь вновь в надбровиях Никол,

Морозец на кону - послюденить окон, 
С никонианских, прямиком, икон,
Не Оймякон - каюсь - но лед - в огне мирян,
И вновь с пробоиной в клубок вагнериан.

4.

Каплунно-сизой штукатурки колупнув,
Кадила альбинос перекатил копну
И вновь синеволос, двойной удойной мглой
Охотно прячется за аналой.

Голландки кружево, чугунное тепло,
Канал мостком свело, -околенки стило,
Звонарня, пагодка! червонный позумент,
Какой титан вживлен, зубных дробей цемент.

А ночь черкешенкой крошит в голубках взгляд
В доходных саклях -стекл- не закалят,
Разбиться в мелочах не бесшабашнее ль,
Чем с к-лючим звоном кутаться в шинель?

5.

Вновь связка лебедей уносит повозок,
Перво-последнему герою - в рост восток:
Лафет не узкая пирога Гайават,
И газават не разогрет, лишь угреват.

Вновь, в лыбядь, лыбится, погоревать, экран;
Но только на Страстной приободрись, дыра,
Пасха, Безбрежное! на сходку, без обид, 
Овечий сквер-сырец толпою перебит;

Черненковская тумба! Гекатомб!
Чеканных лбов папирус про потоп,
И андропоиды с отсчетами минут - 
Апокриф про святых Пилатов и Иуд.

6.

О воды темные!.. позолотить шеврон,
Заслугой куполов с ветрянкою в урон,
Да рябчик с оспою, как раздробить, в друзьях,
С Бореем второпях, все крест не водрузят,

В каком конце, скажи, началом вас берут,
На треугольнички таращась из Бермуд,
Провеянной скирдой, в истоке стог-бунтарь, 
И цвета вен портвейн, и вермут, смут янтарь,

Под красноватый пар Сахры - от анахат
До сахасрар и аджн - закатное: в накат,
И сагиттальным ирокезом - в зоб на срез
Лег Айгешатовый, и дорог, как исчез.

7.

Свеча, жирна фламандкой, вплавь, дрожа,
В наполеон слепляя полуржу коржа
Слоистой темени, но снедью Снейдерсов
Мысль-маслом-в грунт-о той, с кем Бог "Не встретиться.

По гофре опален софринский стеарин,
К полуночи! битком нервоз да истерин;
Не хорохорься меж продажных и воров,
И кашель-кошениль, д"сахар-Верхарн с хоров.

Се, Серой шейкой в полынье, зашиковал
Росток в душе моей, без хаки-Швейкова,
Шерстистый как щека под ворот-шевиот,
Здесь входим в подземель-, друг, гений, идиот.

8.					

Алексий, Божий ч-ек, в топком паяц гробу!
Ножичком взгляда ли, лодыжкой ль - мураву,
Не достает тебя; врозь не бывало Пасх,
И.о. твой, если вскользь, сохатый Волопас.

Косящий на призыв афганскою борзой,
В черно-кричащее - не ящик ль с бирюзой,
И с холкой циклодола, на кровать,
Под колокольный свод - повековать.

А лег? пред коконом в докембрий, мезозой,
С Авророй, в скорости теле-еле-звездой,
А шла Рождественской! ... отпетый в на-кося, 
Крещендо в трещину, лучись, карабкайся.

9.

Амфитеатр-зал, ты приучал апло-
В последний -дировать акт, декора-, тепло,
Всего-то: -циям, заднику, тафте,
Сон в сорок два часа, ты не солгал, апте-,

Вот смыло дьякона, басовый святозар,
В столицу, яркой в недоуздке на базар,
Нас-сманит время-патриарх, кость разовью, 
В распахнутом собор забросив церковью,

Вот театральное сползает в недоступ-,
Склеп пробуждения, струп чуда на посту,
И служба дышит не спектаклем с волшебством,
Но в ключевое ковш с трепещущим шестом.

10.

Отец Григорий, иерм......лже-Дмитрий брат Лурье!
Вот это Класс! лимон - в спиральной кожуре,
Ты - в изголовье моря богословия,
Я в механи- сословье -ческом соловья.

Что есть дистанция? антракт меж бом-м и дзынь?
Или, как плотно б не толпились, по-ро-знь
Пол-сонма, в хлопчатом, страшащихся свеклы
С гранатн. сок., ангелов на острие иглы? 

Иль петербуржская мечеть - и муэдзин,
И смальта с купола плюс пропуски корзин?
Иль все же минус и пробел, а города
В прибытке - в горнем, где до встречи - ерунда?..

11.

Дощечки с ИНЦИ в зоб, дорожки на щеках,
Ищейки в галстучках и куклах-плащичках,
И прозелита в книге ник инициал,
Чтоб, пятясь, паразит, не отрицал.

Гений-Лурье; нос-Гоголь; Белый наших дней ль,
Преображенских встреч грей, домино, шинель, 
Я ж ... ждал Фатьмы своей, глоталась ложечка,
Хоть знал, где явлена, с дотошностью жучка.

Все! можно не гадать, клацай, пенал,
Вместо распятия, прах Клааса, клад-напалм,
И, глядь в поклоне в воск, шпорой с трикирия,
- Огневолосая в вихре Валькирия. 

12.

Язык развяжешь мой - без спроса,  раз - босяк, 
Возьмешь не душу, если, то песцом - ясак,
И оттолкнувшись от Чесменских ртов-ротонд
Врежешь замок бессменным долотом.

Какое гулкое влагалище Валгалл!
Не вложен в ножны крик; и, знать, я оболгал
Паденье без падень-, и без рожна рожон,
Но если - на пиру, то значит, был сражен.

Везучи строф к тебе чехонь и чесуча!
В садок лазутчицей...жуть кухни, заскучав,
Не все таскать тебе каштаны душ-Психей,
Дашь царства в ледяном, я ж утоплю в стихе.

13.

Владея кровью менестрельн-... - хлопок-Харлей - 
Ночь - ни шарад, ни - лютней-лотерей,
Все ж неизвестность спит на полюсах,
Как Гей-Люссак, ежась, раздувшийся впросак.

И Бойль-и-Мариотт, и дай Бог жара, Шарль,
Вам идеальное - заполненный сераль,
Ночь не умрет, ширясь, но требуем ланцет,
И в плошках кашляющий в чаде спермацет.

Куда же деть склонившийся провал - 
Разбавить? распылить? я словно газ, порвал
Тряпицу в Млечном, фокусник - банкнот,
И рой обрывков, скальд - в бойницу, щель, окно.

14.

О снег, укутывай медвежью ель-княжну,
Как Навои слои о Лейле и Меджнун,
И смежены и снежны газырем
Колени гор вдали, где вечер разорен.

Зодиакальная труха в созвездиях, 
Мерцанье фонарей на обувных гвоздях,
Фар ягуар в ветвях, страх зебры вдоль оград,
Гусей-спасителей шумиха фуагра.

О, тепловая смерть вселенной подождет,
Как ждет паштет гостей и в страсти Асти - лед,
Пара живых в пóтрох, да пара мертвецов,
Четверохолмие, твой занавес свинцов.

		*

Люблю!.. не отслоить, вы на полках во мне, 
Но час разбрасыванья жеваных камней,
Без Орбита горбом - в церковные врата,
Не коротая трепета-крота.

			Ин 2006 - Ян 2007 

	*	*	*

Осушим весла в звездном холодке
Ввысь все что есть, соломинка, массовка.
Но двое в лодке - не песок в лотке,
А в жажде самородок и осока.

Хрипение последнего глотка,
И по серпянке ёкнут перепонки.   
Не ночь на удивленье коротка,
А к месяцу водой шуршит бетонка.

Я не откроюсь, вставши на недуг 
Ни девочкой на шаре, ни Юдифью.
Я тоже обучаюсь на лету,
Вытягиваясь в пропасть черной выпью.

Признание и имя - обелиск,
Четыре лапы Эйфеля с уколом.
Молчание весла - дороже брызг,
Так выпускное платье жжет на голом.

Так желна-кирха зацепляет шпиль      
За слабые клевки в зените взгляда.  
Желанье и судьба - песок и пыль;
Тут птица из креста выводит лямбду:

Одна опора - дрема-казанок,
Две - снятие с креста и хруст шезлонга.
Несокрушимое! как трубчатое ног
Раскуренного в колокольном гонге.

Как ни жестки вода и звездный хлам,
В недораскрытом - куполок кувшинки.
Такое не разрубишь пополам, 
И черствое ядро тащу пушинкой.

			 28 ин

	*	*	* (вариант)

За струп звонка, открыток чешую,
Я Прометеем вороватым прикую,
Наживкой на оси, к скале себя,
И шлейся песнь, мессия, месиво,

Кто выносил огонь из проходных,
Не обкорнает громовержца в паханы,
И ранних угольков в крови моей
Орлан не выклюет, и дождь не вымоет,

Но я страшусь, попавши в полымя,
Что старых бед не застишь новыми,
Так разбухай, ноздрись, печень-чистилище,
Покуда сердцевин белкой не вылущил.

Им тихий Посейдон и тины не продаст,
Русалок Тинта выдаст Брасса из пруда.
Сирен насмешливых, сверну ли к ним еще - 
Скалистой крошкой брег косой не вымощен.

		     26 ин

	*	*	*(Встреча)

- Из Моцарта нам что-нибудь, скрипач!
Ты возвращаешься в чужом обличье.
Но как суставов тут не скособочь,
До дна не вычерпать ручья игрою птичьей.

Прощай и здравствуй! здравствуй и прощай!
И вместо рыбы камень, вздрогнет арфа.
Отверещит Давидовой пращей,
И расцветает розой Голиафа.

Невелика реликвия - кремень,
Пожару сшибка лбами не улика.
Наваливается, в прибой, мигрень,
И отступает гладким сердоликом. 

...Заснуть под шорох снега, и коня 
За колышек заерзать есаулом.
Впасть в оттепель; вскочить как от огня,
Со шпиля ржанье лош- - глотком рассола.

Небесный хохот, если не гроза,
Меня преследует законом тяготенья.
Твой зрелый гнев и молнии в глазах,
Фонарь волшебный и театр тени.

Не лучше ль рассмеяться, доведись
Столкнуться вновь?.. так весела химера,
Плюющаяся ливнем в эту высь,
И музыка в ошибках нам примером.

			17 ил


	*	*	*

Любовь внахлест, помимо всех иных,
Не требует свободных промежутков.
Без рисовой облатки - хоть стрихнин,
Кромешное - с наскоку, кроме шуток.

- Или - хинин? или пространства - на
Душевном вкладыше с открытым штампом?
На простыне не время остана-,
Но мерится совсем иным масштабом.

Вы вне творения, вас - словно танжерин - 
На дольки, не доступные Церере.
Режим постельный выдержат ль стрижи
В голодном небе с синевой без цели?

- к трем апельсинам - партитур и прим; 
Жонглера с булавами и сервизом.
А к вам добавить - разве только дым,
И ест глаза, и голоса приносит снизу.

				18 ил

	*	*	* ( в блокнот)

Разряжен воздух сокрушительный,
Возьмешь забег, и вздрогнешь - где он,
Что тянут в легких небожители
Высокогорнее Медео;

Или ключа бы в центре засухи,
Мираж!.. аральские мережи.
Когда не у Христа за пазухой,
То хоть бы нитки побережья,

Нет, лучше ветки доморощенной,
Горящей рощи в ржаво-красном,
Где, если дымом оторочены,
То не сгорают и не гаснут.

...К Дездемоне ль, в строю орешины, 
К Офелии, под мочажиной,
Листом рифленым занавешенным,
Ведет упрямая пружина?

Они как рябь внутри источников,
И в Красной книге без охраны.
Пройдя сквозь губку у височника
Остался лишь клубок дыханья.

Податливей Карары - высеки 
Из этой глыбы искр в подзоле.
А хочешь, высланным на выселки,
Болтай всю зиму до мозоли.

Податлив, жесток, пар не горбится,
И в охристом закате - сопкой. 
Как ни записывай убористо,
Поля уйдут в тоске высокой.

И жмешься к позвоночной проволоке,
Где жало рушится в просечки.
И вот опять играют всполохи,
Как жеребенок без уздечки.

			21 ил Э-т



	*	*	*

Звонкой крови переливы
С лягушачьим говорком,
Не сморгнешь нетерпеливо - 
Morgen в heute - кувырком.

В спешке - соль, и следом - сахар*,
Пыль в ресницы, звук в сукно.
Так в избушке росомаха
Все истопчет - и в окно.

Из муки - прыжок раскосый.
Кружим - без тропы в лесу.
Юзом полыхнем, глюкоза,	
Рек багровых не везут.

...В руку воздух-сон, попутал?
Или группа, да не та?
Наклонись же!.. за баутой
Комната не занята.
	____

Эй, уверенный во встрече!
Стен в ячейках... стеллажей. 
Плитка шок. на просторечье.
Кубик! - твой из этажей.

Что вас свяжет? Паутина?
Как шептаться без фольги?
Здесь не скажут на рутинном:
Опоздать - и: далеки,

Твой мятежный круг - мишенью
В огневое удален.
Сняты время с протяженьем,
С бедной шеи медальон.

...Но пока урок, и баста,
Где квакуша, где прыжок,
Сокращенье черной ласты,
Гальванический дружок.

		28 ил с.н.
________
*) физраствор, за ним глюкоза


	*	*	*

Безлошадные стрижи
Жестко раскулачены,
Им ни кочки, ни межи,
Серп раскосый в складчину.		

Стригали густых овец,
Без зазренья якали,
В перекиси наконец
Опадают прядками.

Окарина иль альтист - 
Лодочки акации;
От пироги - крошат свист,
И скорей умчаться бы.

Ввысь и кубарем! - не пляс
Лоскутковой пашнею,		
Кто из нас в зубах навяз - 
О вчерашнем спрашивал.

Знают ведь, не отличу
От спитых и байховых,
Ближнее не по плечу,
Дальнозоркость ахова.

Ринуться и отвернуть!..
Эхом жив да займами,
Легковесны, словно ртуть
Слов неприкасаемых.

И ночуют на задах,
И стоят заброшены
Загущенные сада,
В завязях-горошинах.

		31 ил с.н.


	*	*	*

Со слезою, с чертовщиной,
С червоточиной внутри,
Вальсом крутят годовщины,
Привокзальным раз-два-три.

И нельзя остановиться,
Небо в точку, сразу вдрызг,
То ли лбом о половицу,
То ли чашечный мениск.

Словно утром - из рассола - 
Хвост русалки с водяным,
Часовой пружиной - в поле,
Выноси, коль взведены.

Шабаш мчится в маргаритках,
Этим скачка нипочем,
Запечатываешь свитки,
Раз Лесным царем учен.

По слогам - с какой там стати!    
В смерче - и по пустякам?
В центре вихря - председатель,
Беспопутный Вальсингам.

		4 авг Э-т


	*	*	*

Вчера полынь и вермут в айсбергах,
А ныне полынья и омута плацебо.
Как будто бы на разных берегах,
И вкуса нет, колючки и зацепы.

В незнаньи мел драже крошит токсин.
И радостно вздымаешь руки к синей замше.
Прикосновенье к ней белит, как лист осин
Ветер, не вспыхнувших, запричитавши.

Перевернуть твою страницу, заложив
Не ленту-голубка, но лезвий эдельвейса.
Плоты-столетия на суд, и шалаши 
Открытыми зрачками в неизвестность.

		8 авг Э-т



	*	*	*

Крюк да каюк; калинкой на цепях,
Мостом и ягодой - разводы по разлуке.   
...Освобождаешься от любящих тебя,
Как шубы оползень в швейцара аги-юки.

Грела ли шуба? Или архалук,
Трахеей охлажденный на атласе? 
Да чтоб каблук не знал про кабалу,
Или тростник - о роме на мелассе?

Цок да глоток; жив ассирийский рай,
Набойки на обноски, да союзки.
И снова набирают в юнкера,
И змейкой вновь застежки-в-блузке-узкой.

Еще похлопаем застрявшему в хряще,
По окрещенному хребту, в кутузке ложи.
Но я свободен от реликвий-завещей,
Их - в допотопное, как драные калоши.

Бинокль-в лоб-слонкость. От мутных чечевиц
Кидает занавес в бега с гармошкой рощиц.
И хладнокровней очевидец-ящериц
Бросаешь кожу в мумий-гардеробщиц.

Нагими в зал, и точно так же из.
И бродишь в тростнике - как шепот в сусле.
Эос, с пурпурными перстами!.. покажись,
Из мрака выноси на стремя русла.

		17 авг. 30 сен


	*	*	* (обморок)

Лягушки яме - жирных оплеух,
Ялик-шлепок и слеп, и лопоух,
Пол -спелого- ведра, ил окропив,
С поводырем из крапчатых крапив,
Лишь шулерски минуя Мажино,
Вступаешь в засухи засаду и рожно.

В крюках поленница, созревшая в бега,
К Пизанской пленнице б-бочком из тупика, 
Берца, не рабица б, на барбекю в гостях, 
Где ж пыльно-бурая с оскоминой в гроздях?
За изгородью ль, по адьюнкт-вьюнкам,
Табачникам, мучным грузовикам.

Где Пан-Эзоп, из гамсуновских ржа-
ночей желез-  рассыпчистей коржа,
Разбитых гончих лбах - в неряхах-пузырях, 
В цып-цып -развалочку карØтинных якорях,
Варяжскими рогами шевеля;
В щипках-иссопах и на-мощи-щавелях?  
	            _____		

И ведь никак не взмыть наверняка
За полосатую обузу цветника,
Особняком, средь столбняка солом,
Хрустящих ампулой в фалангах на излом,
Где б сыворотки - в склоках облака
В твой малахит - интрузий молока. 

Махрового халата пасть гюрзы,
Минуем молнию и промахи грозы,
И как размашисто ты взглядом ни шамань,
Шампань вьюнков, шмелями в глухомань,
Штакетник стопкой ли, иль топкий буллерьян,
С валерианой а капеллой ле бурьян.

Сплав шпарящих и жгущих буйств - с фиаск,
Труд сокрушения и резь смертельных ласк,
Гремучий клевер в поле - грядка, онемев,
Пятно: распятый в паутинах Гулливер,
Но даже солнечный, разверзший бленд, удар,
Сквозь паланкин Будур - все в тот же будуар.
		_______
		

Так с центра выгорал, тонзурой, хмурый Крым,
Реминисценция, лишенная коры,
Где с полки степь брала лечебник гор-заноз,  
Раздел зазубренный, в груди стучащий кросс,
По темным уголкам срезающий тайком, 
Жарко стремящийся ком на обрыв и к мо-.

Прибой, обойщик-гроздь, хруст голышей,
Так окись хрома - мумию - взашей,
Пусть раздражения от бритвы на мысках
Достойны в помысле Ван Гога помазка.
Пляжа отхваченный кусок, высок и мокр,		
И вхолостую луковицы сокр.  
		_____		

Сознанье возвращается змеей,
Хор- надо мной -овод - смелы глаза землей - 
Лиц, зело-вытянутых кабачком сухим,
По берегам другим с дугой тоски - гуингм,
Или, гугним, минус, тунгус-бурят, цукинь,
С плюсною челюстной, приплюснутых, прикинь.

Огонь и аурум, обрусса и убрус,
Щипцами пыль в резцы с прикусом кукуруз;
Пернатый друг, бульбаш, не сей и не паши,
Есть рай, похлебок хлябь; и сечки, и лапши
Довольно в нем, в сукно пик и червей;
Сад на лопатках в столбняке; судка черней.
		_____
		
О высь!.. рассверленный желток, дым-скорлупа,
Глазного нерва шток птенцом расколупай,
Ты запустила диафрагмы филигрань,
Таранькой, лекци-ями, явкой без герань,
И ржанье жаворонка в кислых удилах
С мерцанием удивленья родила.

Так подытожь: иссохший вертоград,
А за оградой рев-Кибел-финиш-Астарт,
Затылка пресс-папье - в пергаментный бадьян,
Вбирая сдвиги, и в чернила, как бадья.
Лежать угрем коптясь, язычник на ольхе,
Рыбак-апостол. - Эвиге вайблихе*.
______
*)вечная женственность


2.
..........................................
..........................................

Обрезанных сердец или ушей,
Падучей - Бог, призревши, не ушей;
Твой кадуцей - плетенка ДНК;
Слетишь ль, навзрыд, в родинках - паданка;

Твое ж присутствие...  речистою киркой,
Зацапанное три-о: роковой,
Мотыгой - в клетчатое, в серое зурной,
А в губчатом - рулеткой озорной.

Прошедшим временную смерть с двух половин,
Саморастущими буйками заплыви,
Не Магеллана же, но любо - про макет,
Гнет полушарий, вход, цикличный лед комет,

Прошедшим смерть-рекламку - о любви,
Не об аллювии, прихлынет, не зови,
Но, с прописной, любви в сияньи;  - немоты
В потоке речи на блесну - Кто Ты,

Пустыня, сад, смех ваты по губам,
Твоих три слова, листопада спам,
Знакомо нежных рук под головой замок
Но даже там ключа найти к тебе не смог.

		8 авг - 22 сен


	*	*	* 

Звезд полоса не мост и не мастит,
Но хирургическую сталь 
нагромоздит, 
Заточенную выше всех похвал;
Мед сонной пахлавы 
орех застраховал, 

Но тонет, высыпан, 
по деснам абразив,
Стигматов румбами в рубцах отобразив. 

Калечно-Млечный, течь, окоченел
кочуя плошками, 
вручен на топчане,
Где час закручен был 
в воронке тишины;
Без сроков странствовал б, 
когда б - не решены.

И - возвращенье, кули-кули-ка,
Эй, исчезающее, 
Кто же окликал,
В последний раз рожденный! 
на заре
Ты для последнего желания созрел.

- Алчу изюма, зимних божоле,
Прогулки по тебе, 
недаром ошалел,
Где ж бродит Лазарь, 
пусто-лазарет,
И Вифлеем молчит, и Назарет.

	       *

........Черешен гроздь, 
на вертеле дрозда,
А то еще потребуй ночь разда-

Гетер-сестерциев, львиц, первохристиан,
Расписок-дранок 
ниц по лопастям,

Берестяные рубчики, следки:
То белорыбицей зареваны садки,

Клин вешек стынущих, 
скользим по заливной,
Судак-челнок, волхвица с сулемой,

То долг льняной, 
гортанный приворот
Липче кареросов, доминг и паваротт-, 

Резни в сенате, душный сеновал,
- В семи ветрах столицу б основал - 

Где б посновать еще - 
меж замков, ржавых вил,
Да хрупок сон, и вновь не оживил.

Не мышью мощи, Бог, вся мощь: 
перетащи!..
Как утро взвинчено на постромке пращи.
....................................................
....................................................

Обмылок щебня - Вавилон ли, Ур,
Вновь жуткий парадиз 
во весь аллюр,

Косая стрижка 
строится в каре,
Так сублимируют обломки двух карет,

А те, звенящие кольчугой и ручьем,
Как сорок сороков, - 
вам гребень обречен,

Шатер и сень; Спас; 
декабристский приз,
Стать возле пристани, жующей влажный бриз - 

К бризантным бригантинам в фальшборта
Шантанным шепотом - 
пора б на аборда-

Под хрипы Холидэй, на остров Голодай
Калитку ивы, волчий ветер, 
обглодай, 

Тут пятку тянет вглубь 
звезда-пентакль,
И так ли чаша грусти испита.

Зефир, свободно выл, а вырос уркаган,
И в ризах низменность - разурагань курган.
.......................................................
......................................................

Салюта хомуты - словно, бренча,
В багрец одетая венцами саранча,

Как семь печатей, сорван фейерверк,
Фольварк и парк гирлянд  
Сквозь жажду не померк,

Зрелищ и хлеба, пьяно-ретива,
Зудит во мне всё та же 
тетива,

- Кишка тонка, и лира не к лицу,
Так закольцуй меня, Пальмира, на плацу,

Где рядом бросить в-лом, 
изъять ль пол-якорька,
Вод треть последняя сера и прегорька.
......................................................
......................................................

Нева парит. Не родстер ниагар,
И ни нагар от лазерных сигар,
И ни концепт рапсодией in blue.
По шерсти ветер-сибарит 
- согрей-люблю,

Вьюк -ящихся зме- вьюг по ней клубком		
Парни, описана ль берёмость
голубком,
Что как олив с залива - ледяных зигот, 
Каштанов мрака - кругалем, весь год?

Так, кинув лист-ангар, 
набравши в рты объем,
По рыбьи скалясь, залатав - живем,

К Салтану с лебедью, 
резцами морячки, 
Вошли эшеровские гоблины-сверчки, 

И, вспрыснув малый круг 
и поразя,
Размылись в клетке, хапанув ферзя.

Перегоню тебя на дистиллят-стилет.
Не разобрав постели... пора в пастиле.

Здесь на приколе Стрелки 
хлюпает Гольфстрим, 
Сугроб черновиков, с поличным, чем горим.

Чаинкой-чекменем; граненый чок копыт, 
Любовью-лжицею
испытан и испит.
		
3авг. 26 сен

 	*	*	* (Стекло и Горизонт)

Не растворяй в 42-е мартобря
Стеклопакета в-южным рафинадом,
Хоть      наворачиваются, как шелкопряд,
А надо размотать шарфом фаната.

Хотя б минуту в день - при беспредельности,
Растратиться - и опереться весом.
Так Ной веслом ковчег не оснастил,
Ни даже парусом, но порусел над лесом.

Молочный прикус сосен в синеве
Выравнивает проволока зарницы.
Скажи, имею ль я, равнина, сыновей,
Или теней - змеистой вереницей?

О ближних ль, густерою, стерта речь.
Как хворост с камышом, за них отвечу.
О ком кричать собьюсь. Кого не устеречь.
Кусты и облака - в густом дыму овечьем.

Вольешься в горизонт, и счешут чешую,
Как с лип пергамента, и не прочтут, в рассеве.
И я завидую - коре и лишаю,
Живым и мертвым в схватке, ласкою на север.

				8 сен Э-т


	*	*	*(детские стихи)

1.

О река без прозвища!
Без клюки кликуша, 
Выноси сокровища
С клацаньем коклюшек.

Из ночной испарины 
И анчарной глины
Образков затарено,
Весток пластилинных. 

Шляясь по излучинам
И стелясь в саманах,
Я лепил отмученной
Дымкой да туманом.

Где б ни путешествовал - 
Спайки полиспастов:
Пестовать неместное 
Глыбой алебастра.

2.

...Тебе дарят вечера,
Выведут застольем,
Мне подать им нечего,
Эха удостоен.

Я средь несуразицы
Из молочной пыли,
Даль от слепков красится,
Крепко ж прикнопили.

По известке выткано
Жалящим и хлестким,	
Кумранита свитками,
Псалмопевца клецкой.

- Меж бобром и выдрою,
В травянистой гнили,
Знать, тебя не выдрали
И не заслонили.

3.

Омутисто, бродно ли,
Растревожь-порожно ль,		
Пар из марли подняли
Маскою творожной.

Над усохшей Сухоной,
Комоватой Обью,
Далеко не кухонный,
И не пух в сиропе.

Над Двиной-гордячкою,
Да и той, рижанкой,
До сих пор горячею 
Отдает лежанкой.

От Аракса-кляксы до
Лореляй Вуоксы  
Агнец вместе с аспидом 
В вечном парадоксе.

4.

Здесь, с Сожом-сожителем,
Саймой или Бугом,
Я не положителен,
С куражом - фрамугу.

Не братаюсь с Волховом,
Не шучу с Великой,
В ребрах мох волохает,
Дует в базилике.

Тут, над шкурно хмурою
Курвою-Курою
Бурой грусти шкурою
Кто тебя укроет.

До Амура-ворона
С войском в терракоте,
Рокот размурованный,
Паром...пароходик.

5.

Ключ к подошвам выбился,
Чуть заметен в ивах.
Песенка про чибиса,
Мучившего, чьи вы. 

...Все, ручей, соскальзывай
Слепнущей бретелькой, 
Как в пещере карстовой 
Друза света мельком.		

		3 авг. 29 сен.





	*	*	*

Резным ребром - иконостас
Как с выси выпавший осадок.
Как голубиное -атас!-
И -шухер- яблоневого сада.

От воркованья второпях
До бегства в панике и жути - 
Как от лепешки в отрубях
До булки с выклейкой в кунжуте.

Пещерный страх в веках не горк.
Как ртуть о кафель - врассыпную.
А тут и ужас, и восторг.
Так лишь во сне все обоснуют.

Перегородка на гроздях,
И Спас в эскадре на левкасе.
Но столько крыльев громоздят,
Что не поймешь, как - восвояси.

Олифа потемневших клейм,
Как флот, затопленный на рейде.
И камилавки тополей,
И девушка в хромом берете.

В отличье от иных черниц,
Она за талыми плетнями
Как в ссылке, в копоти ресниц, 
И свечки мокнут лебедями.

Свечниц отара; на ноже
Абреки лужиц воскобойных.
Уж блеск черкесом до ушей,
Но сердце режет неспокойно.

Резвились штихель с долотом,
Колонн лоза. Змей супостата.
Нарвали б в спело золотом,
Да накормили оба стада.

Тебя ж как грушу обирай.
Так всколыхнули ил прибрежный.
Наружу тянет бес ребра,
Но остаюсь стоять на прежнем.

			11 сен. 29 сен.


	*	*	*

О ломких - я о гребешках -
И о сияющих кольчугой.
И о соломенных стежках,
Какими топятся лачуги.

В них голос низводил легко
Любой хором без сожалений.
Пускай натыкано икон,
С размаху - в щепки и поленья.

Отсюда - уголь в хрустале.
Входите, кто с искрой; берите. 
С собой бы их на триста лет,
А выпал шар с Игрою в бисер.

И - в тяжести. Не в чудеса:
Они - святым или заклятым.
Ваш свет меня не отесал.
Осел с Посланием Галатам.

Из гребня - лес. Он стал на лист,
Горой отравленных в Бхопале.
Но тут не хлопали на бис
И в пухлое не закопали.

		29 сен Э-т

       *	*	*

- Пообещай присниться; поклянись!.. - 
По стеклышку дрожащий перстень вывел.
И дождевых червей слизнула слизь
Дорога за окном, теряясь в иве. 

Гостиница-МЦ-цитатой - маскарад,
Раствор окна в плюще, и лунный сок в опале.
Скорей в ушко игольное - канат,
Чем угадать, сошлись или пропали.

С лагуной - дождь. Мурано-островок,
Кварцующий свинец двух перепонок.
Граненый звон - за звуковой порог,
Все кольца в воду; золотой ребенок.

Стекольный бой в бараньих лбах царит,
С волынкой раскаленной травля зверя. 
Щенком за мячиком, плывет эритроцит, -  
Расплющен камерой, урвал - и вновь потеря.

		*

- Мураново, стекольня Тютчева.
Или Венеция, буранный полустанок.
В хрустальное уходит бечева,
И ключевое - в колющий кустарник.

Как слово отзовется там, преду-
-гадай, китайчатая кисея обочин.
Осколок тайный вызубрен в бреду,  
И коль не втоптан, вечен и заточен.

			2-3 окт

       *	*	*

Стареет пастораль, и с ней
Сандалий крапчатых тесней	
       Идиллии с эклогой,
А это поле по весне,
О Бог младенцев и яслей,
       Прошу Тебя, не трогай.

Была ж равнина платежей,
И смирна, ладана рыжей,
       И блестка на орбите,
А нынче плач на вираже
В раскладках витражей стрижей,
       И знаешь, кто обидел.

Что не в приказе - отменяй,
Дай голубого ячменя
       Для шестикрылых выжиг,
Ты слишком близко от меня,
И душит ремешок огня,
       Который поле выжег.

Как некогда кольцо, как Дож,
Бросал Персей с пирса подошв
       В ладони Дионису,
Из ветра облака створожь,
И - чтобы навернулся дождь,
       И додолдонь донизу.

Была зима - слетела с плеч,
Тут обезводь и дай залечь,
       И пламя выжмет туже,
Так не страши в пожар облечь,
Соломой уж кидали в печь,
       И... - расцветали тут же.		

		4 окт

	*	*	*

Горящей рощи 
призма-трафарет:  
Не в багряницах ль рвы,
с ущербом фиолета?
За-мед-лен-но: в разлет 
швыряющий Альфред,
Подрубленная вербой 
Виолетта.

Оспоришь ль, 
рушащейся рощи особняк:
Исавам - красного 
за язву первородства.
Боярынь 
в замусоленных санях, 
И в столбняке - колод 	
возле помоста.

Осипшей охры!..
сурика размах,
Сиены сокрушенных - 
крынки, тыквы ль.
Как мы -тому- 
- глаз выколи - впотьмах,
И, ясно, мыкались, 
ища где Вкл, где Выкл.

К Леандру, Геро, 
башней потянись.
И, сердце, как
не колотись об опись,
Прорежен только стук, 
а бег тернист,
Как звезды днем, 
если упасть в колодезь.

	6 окт
		


	*	*	*(Охота)

Твой мокасинный скрип, трясина-клависин,
Слюдой слоится, ясенем яснится, 
И, отделен от цепких древесин,
Китовым усом липнет к пояснице.

Чей частокол, Люлли или Рамо ль?
Шалея, не бросай в терновнике финала,
Но как тут - не юли и не крамоль!
Ведь не цыплят - из шляпы, а финвала.

О кризис жанра, я ль в тебя не врос.
Какая талия по-черному!.. и в дебри.
И я - крадущийся по хмелю виртуоз, 
И клавиш желтая спешит ухмылка вепря.

			9 окт с.н.


	ПОКА ОНИ ГУЛЯЮТ

1.

Нет вам прорванной плотины,
Ярой глянцевой муки.
Взял - и лампой Аладдина
Сдунул липы и дубки.

Тишь из кубоватых линий.
Что ж там крутится с утра  
Турман в утлом турмалине,
Бодрый бардовский квадрат?

Вряд ли песня - так, из крапа;	
Козырнешь ли? но стишок - 
Лошадиного арапа
Растревоженный ожог.

Из подкорки: исподлобья
Зыркнет, стих, и снова ждем
Про обметанные хлопья
И по сумеркам шитье.

Гениальная протрава,
А иной и нет вблизи,
Никого из всей оравы.
Формалин сквозь жалюзи.

2.

Я забылся. Нет, иное:
Тишину как звон введу.
Это снег пошел стеною,
Слышишь, Пифия в бреду. 

Поначалу пару перьев
Выставили на торги,
И давай, перепроверив,
Выводить из летаргий.

Только как будить сомнамбул,
На карниз виска - вопрос.
Плавкой грудой битых ампул,
В оцинкованный откос. 

Тишь обернута в цилиндр,
В шелковистый котелок,
Субмаринистая цитра,
Переборки выдран клок.

Вот из облака заминок
Выплыл конки силуэт,
Желатинный Джельсамино,  
Звуковатый рельсоед.

Не солгу, что нереален,
Но облеплен тишиной,   
Кто там на империале.
Белый, бледный, вороной.

И не будет - ни вторженья,
Ни причуд, ни божества,
Лишь сожженные сажени,
Мотыльков мучных листва.

3.

...Нет! конечно ж! - пух из ваий.
Изваянья - из перин.
Жар сухого льда сбивает
Встречной пальмы аспирин.

Ты спланировал начаться.
Нет. Полгода исключи.
В кухню с гамом домочадцы - 
Мокрых кленов куличи.

И соскальзываешь с листьев,
Как в объятьях - пояса,
И торопятся пролиться
Вешней сини туеса.

		11 окт


	*	*	*	

Шматок октябрьского масла
В черненых вилках на ветру;
Листву уже не сложат пазлом,
Но наметают и вотрут.

Давай без лишнего трагизма
И без смешливой кисеи.
Весь сквер гудит об остракизме.
Бежать, пока не осенит.

Куда? - куда глаза; насколько? - 
Но в ворохе!.. - не добреду.
Ты как изгнание осколков,
Хрусталик - первым в том ряду.

Ночь тайного голосованья,
И кратер липы - в черепки.
Я той же кипою завален,	
Во имя слой; слой - вопреки.

Для обожженных вечность в горстке,
Хоть в залах Лувра, хоть в углях.
Прочней лишь рукописи верстка,
С поправок лавой на полях.

		18 окт Э-т


	*	*	* (у фонтана)

Где брат-каштан был яств, там дрожжевой
Огонь без обжига и горб гончарный.
Покуда бьется, держим за душой.
И чаркой черствою черпаем чары.

На кон: кирпичное... иль бежевое? - платье.
Сто аргументов сурика? - возьму;
Вкривь окиси и вкось! - вам по заплате,
Платок на рот, на горлышко тесьму.

Цвет: ускользнуть. Как сажень, тень: косая;
Ближе! лодыжками закат не пренебрег.
Мне дай квартал - понять, что осязаю.
Метельщиц листьев горкою - упрек.

Их иглами не шьют сырую глину,
Как в облачном - циррозную баржу.
Я, как пушок на шалую малину,
К тебе бросаюсь. Миг - и заброжу.

Горели хна в меду и в челках басма,
Веснушчатые Эдда и Манас.
Одышливых каштанов учит астма,
И липы-беженцы в отличницах у нас.

			16, 20 окт

	*	*	*

Ну вот и все. (...) Восьмерки и круги - 
Из бумазеи змеи - чайки в утлом лудят,
И бурой кровеносной кураги
Не подает царапина на блюде.

Грозово-белые!.. синь в оба глубока;
Законы путаниц: где хохот, где рыданье.
Разбитое корыто рыбака,
Крот-Арарат, тоска всей Эривани.

Ей б на чуток ковчежного ребра,
Глядишь, не причитала б о стигматах.
А мне одно, кто чахнет обирать
Тебя, о яблоня. Ты цвет моих догматов.

Тут пронеслась одна из верениц, 
Как дно поднялось снежной шапкой гнева.
Не накренись ковчег, не рухнул б ниц,
И певчих путниц-птиц - (...) в свой ветхий невод. 

			23-24 окт



	*	*	*(...)

1.

Загривок папки; гриф 
с плеч "...Вечно" в молоке
ворсисто-мглистом, узел налегке,
Дай оглянусь, (...) а в общем-то, тоща,
Но это лучшее, что мне - Пообещал.
Скажу ль, что в ней и дюжины страниц
Не наберешь, завьюжено, "Хранит-ссс...
Подушка без-. опа, на зеркальце вверху
Иконки, четки ли, иль кубики в меху.  

Так вечер заслоняется от дня 
Сухою выдержкой закатного садня, 
Телохранительною выкладкой зари,
Из стопки дымчатой пролив ализарин.
Ей, присягну, - не клял и не божил,
Лишь подводил к- 
как вилки и ножи;
В футляры в бархате, раскрытых с. революц-,
Не окунал перстнем. Ее и предъявлю.

Не любо-либидо, а либо лебеда,
Либо побед беда, за лепту лепета.

- Что, соблазняет глаз? бомжующий другой,
За переплетом? так в сашет - рукой,
И вырвать, как Кон.станцию, броском,
Но как - на-от-машь - с атлас-образком,
С триангаллюционным (с кем ползу
По карте встречных вин, и с не мельчи-азу*),
Меню как мандала...мангал манто...не то,
...похожа? - хуже: пикой магнето.

Хочу понять здесь, вперившись в зеро,
Где чудо жухлым отцепилось осетром,
Откуда - занавес, раззявясь в купорос,
Подобно веку птичьему, нарос,
Учительской линейкой хлобыстнув,
Что я бросаюсь щукой на блесну?
И, в чуждых диа- глядя -бетиком на торт,
Ищу - сквозь их затор - Изиду и Хатор?

Из церкви, цирик, в цирк, а вам же, клети, глядь,
В забой и лаву дыр... как рéмень ослаблять. 

2.

Оранжерея лиц, с меланжем в витражи,
Аранжирована как принцип паранджи,
Без ворожбы не обошлось, в-ночь-эшелон,
Салют остриженный, входящих - 
под шаблон.

Певиц-холер лоза, телеведущиц лоск,
Не по Гомеру льют, 
топленый - в линзы - воск.
Сирень-Черемуха! 
баллончик-Баланчин,
Слез наслаждение под клещи-палачи.

Салам; шолом; портрет; встряхну калейдоскоп,
Везет как Шлиману, обнесшему раскоп.
		 _____
		
Мишель ли Пфайфер, Кидман ли Николь,
До ледников не столь уж далеко,
И линька змей жемчужного ручья,
Что измочаленной чалмою басмача
Закрутится по "О", как DVD
Из копий треснувших, 
к обрыву доведи,
Снег-восхититель в кителе лавин,
Я упиваюсь, шах, 
обшлаг мой не лови.

Ша! N на красное! 
марш, притяни, приталь,
Где отыщу еще грибом - горизонталь,
Европу с Азией, огонь овцебыка,
Сведу на нет объемы ЦБК,  
Не срезы воздуха с водой, 
их - позарез,
Но лес души моей - пеньки, письма сырец.

Укушен устрицей с хребтом мозг-Гиндукуш: 
Харита! - ты иприт для аскарид-кликуш.
Полюс: изящество ошметков-полостей,
Пробитых милостью девичьих челюстей, 

Пещеристо ощерен островок,
Под звездным ливнем - засыхать зарок.

3.

Концепция рулетки не дает
Цепких-иных цветов, 
кроме кровавых в йод, 
Я проиграл, ты вы- ......, и вдруг Судья-Истец
На вертикаль 
поставил твой крестец.
На ямно черное затылком золотым-
Стоп, крест рулеточный, 
тебе опять алтын.
- Бог, это честь была, иных - охолоню,
А впертых - разделю, 
влюбиться в головню.
Микрон ль, парсек до них, миляг со лбами в акр,
"Поверь и вепрь" рифмуй, секач и Мелеагр.
		_____

Дженифер Лопес, плюс, Уитни Хьюстон, зло,
В чернильном поле шарик занесло,
По-пушкински арапчата!.. салют,
Без тайн, с промоин - айн и алеут,
С нагорий, гумус, эфиопских, перенос,
С голубо-нильских сикомор. Мопс эскимос,
Экспандер, к полюсу, инвазия с экват.,
В горячке - хлопокснег - дураковат.

Замкнувшиеся колбочки-реле!.. 
В карячке-лыжнице, в креольской короле-
Вне всякой логики, пытаюсь удержать,
Лицо и волосы, чьи кольца ела ржа,
Колосьев нагрожай, нет, чередой,
Вторично-призрачное грудой, ерундой,
Не распинался б тут, но... агнец-еж ангин
В глотке расклешенной-, стилом проверь, Лонгин.

Как ноет зуб глазной!.. Сетчатка-рыболов, 
До дыр распертая, без спавшихся углов,
О корень моря Мертвого задев,
Хоть отдохнет, с заделом, в высоте.

Не растворишься в дым в насыщенном, боюсь, т-,
В сознаньи нет тебя, а в под-
чугунный бюст.

4. (примечания)

*) Нет, пес-туман, - сырое: бастурма,
Не белена ума, с глаз пелена, дурман,
Плотвица в травертин, с инстинктом травести,
Зачем? - в бесплотное без лота плоть ввести,
И, как рыбак в горсти 
не удержав гольца,
Второго вправе речь 
не отпускать лица.

Любовь, родной процент, вскачь спаечный процесс,
Даже вторжение пинцета - как инцест,
Блестяще жутковат соединенья нож,
А я чрезмерностью с балясиною схож.
Лбы в мраморе - и без; 
бел-лестниц ал-палас,
Плацентный корм небес - 
Ваш с циркулем Ла-Плас.

Императрицы и принцессы без вреда,
Кривокосящие в межреберных рядах,
Стихи, затешется ль урод в вас? если; пусть:
На братской дружбе уж не удержусь.
Ангелы ночи, дня:   
письмо, определясь,
Как лихорадочный 
кардиограммы пляс.

		8 ноя - 13дек


	*	*	*

Тоска о Мемфисе и Гизе,
Не чудо, вывеска без крыльев.
Первопричины и эскиза
Уж не осталось, как не рыли б.

Мне вечер бражники шумели,
По стеклам бархатные ядра, 
Но мерились не о Шумере,
А нет вьюнка и олеандра.

Пишу, спешу, вдруг станет ближе,
В слякоть расцветши анемоном.
Что делать с кипою?.. кипит же,  
Не разберешь - в неутоленном.

Хранишься стопкою в серванте.
Строй зиккурат без опасений,
Но - приспособь, как Фьораванти
К Казанской чистке и Успенью.			

Бутылочный Манхэттен лесом.
Почат, и нет пыльных близняшек.
Двух башен рухнувших. Всем весом.
Глотну - и по хребту мурашек.  			

Тоска о Фивах и Луксоре,
И в веках рябь от этой взвеси.
Мой Бог в мигающем курсоре!..
Встречаемся на прежнем месте.

		9 ноя. 24 дек



	*	*	*

День оторочен игом снеговым,
И ночь смела метафорой собора.
Пресней просфор серебряный калым,
Тишь - атавизм, как цапля семафора.

В ней магия от амфоры с водой,
Послушник-осьминог, метнувшейся в Кадарку. 
В нем - голосит огарок даровой,
Сепфора-рифма; лунный серп подарком.

		*
Что их связало? Снег, сорокоуст,
Мерцанье плошек в безупречной гамме.
Коростой свиристелей шумный куст,
Клоками облако и звезды очагами.

Свистки пружинами играют на бегу,
И разбегаясь, все на те же грабли.
Я был у осени последний опекун,
Всюду смещенье в кровь, от Доплера до Хаббла. 

По каплям: пурпур уст, не вытянутый мной,
К иконам: магма-в-дым, до - диафрагмы в ладан,
Сирен пожарных, выкрашенных хной,
- И вдруг как срезало. Священный пульс палаты.

Ту-дух, ту-дух, рябины горсть с горы.
На вычет красные обмылки электричек,
Завернутые в шаль, спешат в разрыв, 
Как лунный свет, когда ему приспичит.  

			10-11 ноя


	*	*	*(исцеление)

Еще до листвиц месяц голоштанный,
И голенастый ветер не в цене,
Но по Крещатику катящихся каштанов
- как слух об Авиценне-пацане,
- об Аверроэсе и иже, погребами,
- как гумми очередь за Брумель-мумием,
Вдруг незацапанной пастелью выгребает
Грибное тело памяти в заем.

Я молоден, на нервах и в цейтноте.
Я оглашенное пространство угрызал
Цинготной тушью десять лет в блокноте,
И вот смотрю крещению в глаза.
Сквозь кроны в купола - крутящимся дервишем.
Прыжки от золота к держащим ночь к горсти,
Но никакой сегодня не приближен,
И здесь не вылуплюсь. - Не в этот раз. Прости.

Слоновая труба, органом: полдник птичий.
Рух шампиньона, девственный орех,
Отличий и чудес, Симбадовых чумичней,
И пару камушков из россыпи - не грех.
Лишение плода, кий тротуара, лавры,
Мышино-ишемический заезд.
Столетье? - то. Год перестройки - навран,
И прав Багриц., крестильный крест не съест.

Дорога по глаза, как забулдыга,
Бултых - и в карий бег и желтизну.
Булыжник в пролежнях, что твой баштан, утыкан,
Гаврош с картузом, свисни, улизну.

Вновь шариковый лай, бильярдом в капиллярах,
Без полиграфа-Абель ясно, я в бегах.
Без всех тысячелетних юбиляров,		
Из мира в скорлупе, из тупика.

Каштаны, ан не те - с акридой ворон редок - 
Белком взрываются, как жеребец гнедой,
И нецелованные -орды бурых веток 
Хохочут над заплеванной плитой.

			18 ноя




	*	*	*(взморье)

По грозно юным загорелым дюнам,
Из плиса циолковских дирижаблей,
Шаманят провода, и Гамаюном
Мерцают ласток смысловые капли.

Железного потока серафимом,
Словно найдя двор Иаким-и-Анны,
Одна вдруг падает стаканчиком с графина
И жилу пробует в окошке океанном. 

Не сарафанных ль радио рябиной,
Вдоволь наслушавшись, посыпались, шалея?
Осипшая  свирель!.. антигриппина! 
И вот в три нитки - россыпь ожерелья.

Их слабость к старой связи, одесную,
И к телеграфным хлопьям режущим, ошую!
Время, назад!.. осы песка, беснуясь,
И иглокожий -ор, над чем прибой бушует.

Концерт-; - - -; молчит минуту, вряд ли боле;
Словно застыли, плечико и навык, 
И если вычеркнуть загадочных диполей,
То, черно-белых чуть, для ветреных поправок.

Без дирижера-канцлера и свиты,
Необожженное молчанье; улетели;
В циновках проводов - слиток-уток сюиты,
С затравкой срезанной, с финалом в канители.

Что им дано услышать?.. вновь гадаю,
Звук грушевидной спелости, иль завязь,
Хазаром вспыхнули, и в тень кара-китаем,
И песней Мемнона исчезли, сокрушаясь.

				27 ноя


	*	*	* 

Голубозалитый базальт,
И клены в нем оторопели.
На золото софийских смальт
Лег белозубый смех апреля. 

Снег уколол, как минарет,
И вот волхвует час от века.
На жертвеннике-фонаре
Уже не риза - кацавейка.

Он лжет кентавром. Ледовит,
Как мармелад в вульгатах вишен;
В порез - оранжевый софит;
Без клея шарит край афиши.

Расклеванная колея - 
Вточь, желуди в желудках соек.
И мокнут кленов цоколя,
И вскрытых искр - хоть косою.

Два месяца сплошная хлябь,	
Вдруг первый снег, и тут же - на те.
Двудомный тополь, не халявь,
Давай, счастливей, и - женатей.

Царап, апрелем через драп.
Вам, пятипалым, в алом остро.
Эй, статуй оживляй, нахрап
Бальзама с крапом Калиостро.

Потоп! симптомами - рицин.
И рушат интенсивной сини.
Не так ли чистые рубцы
Бросали под ноги Мессии.

...Букет - как фортка в душевой,
Куда я лезу в пол-опаски. 	
Зима - за борт, а ты живой.
И паром дышит чудо Пасхи.

		2 дек


	НА ПЕРЕВАЛ (Филонов)

Нас нитка кружит так и сяк, 
Манки монеткой за магнитом.
Там море, здесь кустов косяк
Змеевиком с амазонитом.

- Выпутывайся ж, серпантин.
В элите патины - реликты,
И пихт напхали на пути.
Хоть можжевельники - калитки.

Протиснуться б на полстопы,
Но "не входить!" - не опечатки.
К тебе бросаются дубы
В кустарно лающих перчатках.

В фасетках куст-пуантилист, 	
Цвета, как Ио на тефлоне,    
Скользят, терзая каждый лист,    
И серый с синим не филонят.

Ты в миксере, и лишь мельком
Зацепишься за ветку взглядом. 
Провал подскочит комельком.	
Хромают комья, как ослята.

Празелень! Ангельский хирург.
Ни Блейк, ни прерафаэлиты,
Фаля не покладая рук,
Не выведали б, что - разлито.
	_____
	
Как обойтись без левизны?
Мы выдохлись, а чудо рядом.
Все это формула весны - 
А раньше - пролетариата.

На передышку пять минут.
Сверкнуло круглое колено.
Но скалы вновь упомянут
Урок из опыта Галена.

Сеть капилляров гамаком.
Вдруг профиль - сердцем на плакате.
Вас сохраняют под замком.
Пока без крови, но в блокаде. 

Вот красный. Вдруг он посинел.
Вдруг перекинулся в родные.
Вот укрупнился как во сне,
В котором ты - копнешь - отныне.

Аморфная толпа, кристалл.
А тут выпячивайся магмой.
Как будто морфий перестал
Снимать обломки с диафрагмы.

Я был на выставке одной,
Как в бессознанке, как в купели.
Туннель. Вот стульчик откидной.
В зеленом плакали и пели.

Какою странною гюрзой
Меня сворачивало в кольца.
Долина! Желтый с бирюзой.
А глазу б посох богомольца.

Лоза и колья. Залатай
Уколы от смычков каприса. 
Ты без муската золота.
Твой склон прекраснее Париса.

Остановись, ты без коры.
Я тоже час пожил без кожи.
Смятенье. Счастье. Страх. Обрыв.
Так на причастие похоже.

			1 дек. 23 дек.



	ШВЕДСКИЙ СТОЛ (пробуждение)

Разнообразные не те, но это сно-
-введенье в явь, и графская повинность.
И алчешь белого, когда красным красно,
Хоть - настежь раковин, но ничего на вынос.

Из краника - агран Ренн-ле-Шато.	
Черпак - и море всклянь, не на отшибе лужи.
Оргазм саргассовый, когда б не решето,
И тешит лишь одно, что белкозин - белужья.

Двух рыб евангельских не расхлебает хром.
О просяных спросил б... - диван оставить не с кем.
И амазонкою - доступное:  верхом,
Но женственное исчезает в женском.

Купание коня, в Нагорной, как в ночном.
Спасти, а не украсть - из голубинной пасти.
Я пячусь: чудо умноженья вспучено.
Очнусь - ни рыбины, ни корки, ни запястья.

На растры сна как йог - на гвозди. Что с того,
Что сказка прячется, как ресторан, в мембране?
Наружу только грязь, судебным приставом,
А чудное внутри, в вечно-голодной ране.
 
			1 дек 

	*	*	*(каменный гость)

По косвенным приметам, донеслось,
Чтотывернулась, свыводком ивсмуте.
Презренье и свидетельница-злость - 
В архиве, съежась, аллохол рассудит.         

И вы не к рельсу ль рельс? сиамский "V" в спирту?  
Миллениум, как срок полураспада,
И век в периоде. Скетч в пыльном паспарту:
Шторм. Шхуна. В-трюме-течь. И шансы - Баден-Баден.  

Наткнуться: стрекозой, на-в волчьей яме кол,
Большой Барьерный риф - "алло?". Так ты реальна!..
Да хоть сейчас к Эскуриалу прямиком!
Тот в глыбе высечен. А я - нотариально.

Зола размылилась, оттлев, в шампунь Дюрсо.
И, ларчик ларинский: не львицы ль зарезвились?
Что делать?! адресок - в висок или в песок?
Ведь камни тянутся, как мед, сквозь время-известь,

Навстречу - трещине, растущей снизу вверх,
Хотя она прядь пустоты, не боле.
И, антилопой, гну побегов исковерк-,
И тонет тень мелькнув опушкою собольей. 

                               3 дек

 
	*	*	*

Клепсидру выверяя по гномону
На две седмицы раз, 
неугомонно
Сопит неясытью, и ненасытен шестижд, 
И глухарям мансард - 
тошнотно-сартрной жести;

Вы_левывая стрелки,  циферблаты,
Виноомыт в омут, 
и сохранен Пилатом - 
Четырехлистником осенней розы - флюге-
В шипах протектором, о -Ра, 
в сырой фелюге.

Всё улюлюкаешь,
в дворах, по сточным блюдцам,
И в каждом сворою - 
калеку-страхилюдца,

И вывернутый зонт схож с кринолином,
Что к шее вымпелом 
версальским балом длинным,
И чья малина с мрамором сбивает
Высокий жар быстрей, 
чем в ночь трамвая свая. 

Как обращаешь шельф 
парной воздушной бани 
Раскисшим полем с жалкими снопами,
Шутом балакая, 
но сдали гирей в ЦГАЛИ,
Что про подбор волков грозили и пугали.

Глотая эндоскоп труб водосточных,
Все д- до слез -вишься 
заученным воочью,
Тем Гамлет-куплетцом, 
что клоун пел, донельзя 
Любимый всеми, рельсою понежься,

Се, хали-гали, е-е-е, 
уж съели Евы, 
Пастеризовано, но чистота для хлева

Нелепа, как Лиеповы подвязки, 
- Холестерин - из Палестин, и - 
нет закваски, 

Что бьет в бездушное тамтамом, неустанно, 
И без тебя в райском саду 
съели Адама.	

		3-4 дек


































 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"