Денисов Глеб Владленович: другие произведения.

Цикличность перемен (1991)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


<
  
  
   Из книги "ЦИКЛИЧНОСТЬ ПЕРЕМЕН"
  
  
  
  
   1. К ПОСЛЕДНЕЙ ГОДОВЩИНЕ ДАЧНОГО СЕЗОНА
  
   Одетый в частый тик - как в листья звездопада -
   К мениску ластился проточный ветер в миске,
   Стучал: накрапывало; к пестику лампады
   С тычинок - маятник, - и мятый лист аниса.
  
   Обои пучились в волчанке, но сбивали
   - периной - жар с лихвой, до чердака да навзничь
   Купели улицы, не бегло, не в опале,
   Но как-то с привкусом - надсады, поздней казни.
  
   Речь полоумную на скорую каретку
   Бросали связанно; креветка станет крилем
   И убежит сквозь марлю - лавой, - или веткой
   В окне ржавеющей: о брось! - наговорились-
  
   Так ...тектонический Иосиф ввысь Младенца
   Бросал без помпы - горстью геркулеса,
   Вином из кратера, и целовал, и - деться
   Ему уж некуда, лишь против - ввысь! - отвеса...
  
   Дождь ивам сыпался - венецианским боем,
   Нездешней флорою, лавр-в-трюмы Магеллана,
   И ветер ширился, и я был болен
   За Гефсиманский сад и голоса с тумана.
  
   Вносились башмаки, и горсти многоточий
   Вели, оттаскивали от застолья - к людям,
   Но мы любили смерть, -сестрицу-, Авва Отче,
   И ближе стягивались. - Крылышком на блюде.
  
   1991 г.
  
  
  
   2. * * *
  
   Колгота или лютые дрязги
   степных переездов в снегу,
   только вьюга с квасцами поет,
   расцарапав свисток на бегу -
   Али грай вороненой дрезины
   не выклеван? взят на ухаб?
   рассосется, коль вьюшку
   титана закрыть,
   из- ми- ног на проходе уха?
   Ведь колготки разъездов железных
   протерты, как яблоко то,
   надышать, если окна зашторены,
   хоть с локоток закуток;
   Эх, смотаться б к смотрителю
   за кипятком,
   если что - то ударь мне в цингу,
   - Но забыл, что: болото - вагон,
   а подошвы
   Лежат под щекой - берегу, -
  
   Если грезишь от холода - ватник волны
   Средизимной накинут(ь) легко,
   Но доску выбивает прилив
   из-под ног
   как плацкарту, вскипев куликом,
  
   - Угораздит же ночью очнуться под лязг,
   Закататься; уснуть; - но , пиит,
   - Кто там?! -
   в темени
   дедушк. русск. флота -
   ботинок Ван Гога - хрипит.
  
   10 июня 1991 г.
  
  
   3. ПЕТЕРБУРЖСКАЯ ИСТОРИЯ
  
   Пяст, от отчаянья
   сглотнувший горсть углей,
   не в силах -улей-боль- отхаркать
   "Нет!.." - "Залей-" -
  
   - запил - чернилами,
   схватясь за край стола,
   да пярсть шершней сожгла
   соломинку дотла,
  
   Не солод Рождества Х,
   прополис с камельком,
   а порция с пайком
   буржуечным - мельком.
  
   - Петрополь утопал
   и - канул в топке мглы:
   Пяст просветлел на миг
   и оглядел углы:
  
   Вот плавал черновик
   о блоке встреч людских,
   дыра пришлась к дыре,
   барак рвало в куски,
  
   Вот выплыл Рим, и Брут,
   и - Порция, храня
   всего лишь честь его,
   хватала крах с огня, -
  
   -а-а: ты была сильней,
   ты устоять смогла,
   кинг стон кинжалом раз-
   раздраив чрез халат,
  
   И пеплос твой всплывал
   как Фаэтон с глубин,
   и: пурпур-к-пурпуру -
   горел гемоглобин,
  
   Мне не пошел моллюск,
   чья паства - кошениль,
   - как полыхает чернь
   за мразь и гниль - внутри,
  
   Так - черный к черному,
   за стонущий провал
   у красного угла...
   ...икону? - целовал-
  
   А кокон в том углу -
   чтоб мотыльком слетать
   от очага - к теплу,
   под торфяную гать.
  
   Октябрь 1990 г.
  
  
  
   4. ПО НАПРАВЛЕНИЮ В МАЛЫ
  
   "обрыв... заказник... мир нетронутый..."-
   Я вниз слетел быстрей, чем камень:
   Весь день бродил. Вдруг - впилось золото:
   Забита. Гул. - Сноп с черенками.
  
   Не на холме - в глуби, в расселине,
   Она открылась под ногами,
   И купол - в купах касок зелени,-
   -"Крест" - осенило в птичьем гаме.
  
   Над руслом высохшего озера,
   Чуть не в ручье, стояла церковь,
   Откуда?.. - поросль лишь елозила,
   Когда я падал вниз как беркут.
  
   Выбрасывая, словно карцер в кровь,
   Железки в окнах сокращались, -
   Не значилась. Но только нацело
   С пичугами мной разделялась.
  
   Уже вовсю разноголосица
   И сотни сторожей с трещоткой,
   А в ризницу березы просятся,
   К заржавленной прильнув решетке.
  
   И нахтигаль, и сандугач-чиркаш
   Стенали в нишах и кипели,
   Постой!.. - ты признан нашим, начерно,
   Погостом, лотосом в купели-
  
   В ладонях под Изборской крепостью
   Огромный тигель занимался
   От той свечи, где ты, сгорев, постиг
   Что время избрано и - сталось.
  
   Ни спячка тех трясин осенняя,
   Ни дом священника без паствы,
   Не объясняли потрясения,
   Пронзившего осколком астры.
  
   Так - навзничь. Лист проник за шиворот,
   И вал звенящей котловины,
   Где все наоборот и выворот,
   Мне стал затравкой для лавины.
  
   Вновь церковь вновь - от бездны с лужицей,
   Всё выше, выше, где ты не был,
   И в сотый раз всё так же рушится
   Горящий лист лавины в небо.
  
   10 ноября 1991 г.
   Боткинские бараки
  
  
  
   5. НА ПРОЩАНИЕ
   (экспромт)
  
   ...хребет курился. Злил горлянок коршун
   Но печень неба светом обрастала
   И очищалось золото, и горше
   Был дым отчисленный, как музыка с вокзала
   Где венский дирижер бросал силки и вехи
   "Осанна!" в талый снег, и - Анна, "Анна!" в эхе.
  
   Но что уходит - то пребудет вечно.
   Что здесь теряется - там возрастает в смерче
   Мед опалило - до ресниц - прямою речью
   И я с небес вернулся - легче, чем обычно
   К титану в данный час, где падал ковшик в прорубь
   Как в люди - уголек, иль - первой гласной - голубь.
  
   ...а может, летом спал потоп. Иль - в осень
   Ты скоро значилась - не в Боготе, так в Ницце
   За Буддой, в асане, цветком, - с косой? раскосой?
   А с Приношеньем Бах был колесом и птицей
   Чтоб закружить, как ты, - из пепла разговора
   Возникнув - улететь, но с черенком лавровым.
  
   Куда ты движешься - по мне, не важно.
   Что дашь ты миру - просто, иль безумно
   Иль ничего - как детский змей бумажный
   В ладонях вечности, где въяве от Подлунной
   И мной начертано "люблю", и где не странно
   Услышать в первый раз свой голос: Анна. Анна.
  
   12 ноября 1991 г.
   Боткинские бараки
  
  
  
  
   Из цикла "ЦВЕТА БЕЗМОЛВИЯ"
  
   6. * * *
  
   Легко сказать - как с нитки - жемчугом,
   Как - ртутным крылышком, сандалью, ладаном,
   Что ты любима мной до пустоты кругом,
   И я люблю тебя, и нету слада нам.
  
   В "люблю" умчавшемся - неуловимое
   Так просто исказить, рассыпать колос сам,
   И в вязком воздухе труднее - вымолвить,
   И - устоять нельзя, не взяв пол-голоса.
  
   Как положусь я на уста, без устали
   Твердящие - "тебя- ...до невозможного..."
   Ведь повторять - искать в тоске: не пусто ли,
   А в правде шопотом - есть опыт ложного.
  
   Но тяжелей всего - молчать начистоту,
   Когда любовь твоя - не груз, не видимость,
   И тройка лошадей несет нас в высоту,
   А мы не держим их, или не видим масть.
  
   13 ноября 1991 г.
   Боткинские бараки
  
  
  
   7. * * *
   Люблю, люблю, люблю...
   Анжей И.-Г.
  
   ... А крупно напиши в дневник из лиственниц:
   -ЛЮБЛЮ-ЛЮБЛЮ-ЛЮБЛЮ- ...оставь на суд очей-и
   Глаз - с блюдца судачий - смутирует, и ниц
   Вдруг смысл соскальзывает - яблоком с плечей...
  
   И здесь бы не юлить, не крючкотворствовать,
   От горла б исходить, потоком из скалы,
   Но за молчаньем вслед - мельчанья черствого
   Не избежать с свист"ком в груди растосканной.
  
   И не прошепчет лю.т. мне искуситель-змей,
   Прочь Командор пройдет, толкнув с окраины,
   И двадцать раз подряд все вывернешь в письме,
   Не смея отослать - даже нечаянно.
  
   15 ноября 1991 г. Бо. б.
  
  
  
   8. * * *
  
   Слова раздавлены - и хруст Прокруста из
   слепого прошлого - осман-кончар-из-ножен -
   к устам выпрастывает и: хрусталик - вниз,
   где разбивается,
   как о пустое ложе
   сосуд с огнем -
   к устам,
   испившим пустоты,
   уже густеющим на пламень воздаянья,
   - И лей водой ли той,
   смолой ли - звук пристыл,
   и уж не высечь мне - не вытянуть -
   признанья.
   _____________
  
  
   Не Феникс скурен здесь; сам я не стал умней,
   да вот размокнут круг ново-Каин-новой
   блокады по-сердцу; постельничему мне
   и льстить уж незачем - отсеяна мякина;
  
   Как человек золы и пепла отстаю
   От властного огня холодного эфира:
   И, ангел, здесь, мой Бог, не утаю,
   Что я любил тебя - как дым, как трубку мирра.
  
   1991 г.
  
   9. КЛЕОПАТРЕ
  
   "В Суэцкой гавани горели корабли
   И искры жалились и в чипсах палубы
   И лотос беглый всплеск - а реи погребли
   Гребцов под скатерти - заслушать жалобы
  
   Бежит кубышковой змеей на пламя след
   Качаясь ибисом, стрельцовой тыквиной
   Антоний брошен был, как панцирь на весле
   Волны с ключицей; - мной; родней-; не ты - виной
  
   Мед... по игле лилось... как бражник-Фаэтон
   - За Мелеаграми - пылал и загустел
   Как греют лунки волн; в облаве; кинут он
   - Кнут с колесницы - лишь - как умер в Августе
  
   В чужом триумфе не идти мне головней
   И незачем бежать - коль сердце вдребезги
   Багрец; забрезжило... - Рассвет, не брезгуй мной
   И нежная змея роняет лепестки"
  
   1990 г.
  
  
  
   10. А = У
  
   Увечные стада на облаках
   Звенят как провода иль ягель роют
   И где оплетка облущилась - залатать
   Сиянье нечем нам, как только кожурою
   Геройской-яблочной-заката от
   Цветущей яблони - до снега присно
   Где золотой пчелиный скотовод
   Пасется сам, и в прииск коромысло
   Что-то повадилось черпать лиловый сок
   Не оттого ль - от радуги: ошметок
   - да полно: гул в висках
   спасающе высок
   И в чашелистьях дождь не износил подметок
   В морзянке земляничной - на сквозняк -
   Где на штыках инвенции приносят
   Из хлопьев - турманы, покинув березняк
   Иль порох жаворонков
   в рюмках на покосе
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
   И на блаженное послание твое
   Сквозь призму в уголке оторгнутого века
   Не пригл шенная, на свет, она поет
   И в даль уносится, под прежнюю опеку.
  
   1991 г.
  
  
   11. У КНИЖНОЙ ПОЛКИ (ПРОСЬБА)
  
   "Скажи, имею ль я ребенка,
   Равнина, от твоих пахов?.."
   Б.П.
   Я имя вслух прочел
   когда закат свистел
   Перекати-
   своё, а холмики мякины
   сдувало: аистники, парус-
   хоть постель
   Им уготована была
   в любом конце
   Равнины.
  
   "...Пустырник... "пастернак-
   - за степью - таволга,
   Дай час, и высушит:
   ...Голго- -буга
   - и сдуло,
   Та Волга, тот р. Оскол,
   но эта долгота
   Сведет как крыс - дудук,
   как залп с борта Кагула.
  
   - Что, леди Гаммельн, -мель-
   - в ботве до свадхистан -
   "портвейн здесь скалился ль,
   "линкор картечь саднит ли,
   ль железняк пожух,
   как рыбник - до Христа,
   за век, на Мертвом море -
   в свитке кумранита?
  
   - Бегут клубки в зрачках,
   как будто б течь нашло
   клянись-огуливай отсеянное поле,
   -жизнь-из-меня-жизнь-из-...
   и вычерпать - шелом
   бугристый есть, как горб
   болотной гоноболи.
  
  
   Под полыньей небес -
   дай равновесия -
   Волной в разгул полынь -
   победный скальп лавины,
   И, хватку чувствуя земли, -
   вдруг воссиял
   Луч на губах чтеца
   как снег на мостик Львиный.
  
   Над степью помело,
   где в высохшем строю
   на связках силосных,
   в кругу "летучей мыши"
   Стою шепча: "ковчег -
   -чум- что здесь выстрою,
   Омела, сохрани
   в пучках травы под крышей..."
  
   11мая 1991 г.
  
  
  
  
  
  
   12. * * *
  
   Для того, чтоб ответить
   себе - на последний вопрос,
   Перестань хлопотать -
   ... - от коросты - Сирин, Алконост,
   или Феникс, от корысти ль,
   так замедляли скачки,
   как петлю затянув
   в голубиной поддевке бахчи;
  
   Что там мается, как Гамаюн,
   опрокинув верх-низ в гамаке
   (Лазарь в плевах: ходок в лапотках,
   извертевшийся - кранх в кабаке)
   - Это ж сердце печется в духовке
   и тестом
   испытан неспелый сосуд,
   незабудку-вопрос - с головою Предтечи таз -
   здерж., захлебнись - унесут!..
  
   Даже если отару Химер
   загонял твой Пегас в удила
   и нектар - тебе мнилось - эфирных гектар
   ты счищал, как с доски,
   добела-
   - крохо-бор: не иконо-, не мута-
   но - муторно
   Там, где воронье гнездо,
   где пасхальные чоканья
   скользкие ласки
   в белке, скорлупе
   мнут под вздох;
  
   К бизань-мачте привязанный глухо
   взлетал
   от барашка прибоя - Улисс,
   и корабль - кара! но и крыло-
   а в глазах
   Гелла падала в фрикциях в бриз...
  
   Образцово сирены поют ссс
   тошнотой многомесячною,
   к барабанной - церрозного воску б огарка,
   как клином птиц - небо - на юг
  
  
   - Улетайте ж!.. - с лихвой запластать,
   ...- так и в южных приделах церквей
   на пробоину пластырь подводят в канойях,
   на свет содрогнувшись - "живей-"-
  
   - Отложите ж, как сало, дела -
   на лопатках, судках поясниц,
   чтоб ни в беличьей норке
   зубовной скрижали вам,
   ни жаркой накидки куниц,
  
   Словно чайка в гниющем
   тюленьем жиру
   - эскимосский мешок под просад -
   погружайтесь зажмурившись
   в лайкую кожу
   Где тленье вершит чудеса:
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
   Ведь траншейным
   спружинившим
   глиняным блюдцем
   в такой же слепящий денек
   жарко стынущей куцей спиралью
   (снег с нищим)
   индейкой! душа, не в упрек,
  
   а дымком - самосада
   кисету хвала
   пухом ложе ружейное вслед,
   и букетик гвоздиц
   из туннеля ствола,
   и - волной дробь - просвет в колесе-,
  
   В Не- отдушина! чисто
   -бесах
   и свобода
   врывается к нам обушком...
   . . .Избалованный газ---в углекислый лед
   жгущий
   как пена геенн - со смешком.
  
   1991 г.
  
  
  
   13. * * *
  
   Шумеры-сумерки; сирени-ассирийцы;
   Необожженных кленов оттиски гусиных
   Лап клинописьменных; - Дидоной голосится
   - Не оставляй меня! - с пронзительной осины
  
   Тетрарх-протектор; росчерк на асфальте;
   Фальцет трамвая: мост; в песке небесном - полоз
   Отрокотавшей точки... - брошенных листатель
   Газет-ветер-эпох. - На вскидку: Мемнон-колосс-
  
   - Май на изломе здесь - как фраза в междуречьи,
   Что оказалась - с крыльев - Библии строкою,
   И как возможен он в цветеньи - понимаю.
  
   След пребыванья твоего - сродни увечью -
   Неизгладим, во всем... и беспокоят тени
   Не знавших колеса и этих хроник майя.
  
   18 мая 1993 г.
  
  
  
   14. * * *
  
   Я умирал в тебе, как в Авеле - Адам,
   Или в Адаме - я, со дня крещения,
   Мак: кровля в пламени; подъязок из садка;
   Как цианид в воде, как жажда мщения, -
  
   Так гибла музыка в рукоплесканьи зал,
   Сорвав оваций честь (погон? подсолнечник?)
   В футляр фамильный впав... вдоль душу истерзав,
   Чтоб вызвать в гаструлах ростки по полночи, -
  
   - Но Боже упаси пойти путем зерна
   Лежащим на краю, продетым как струна
   Сквозь световой колок - тем просто любящим,
  
   Меж кем Господь на жаркой простыне
   Лежит и жаждет жить, цвести и костенеть
   И ждать броска на свет -
   в рубашке, чаще - рубище.
  
   Март 1993 г.
  
  
  
   15. * * *
  
   Заколотые к сну каштановые волны
   Цвели взыскующе, как тихо, приснодевой,
   Вечнозеленый пруд. Как пресный хлеб под плесень.
   - Чем ближе я к тебе, как в даль водораздела
   Хребет не-сущий ястреб к снежным склонам,
   Тем явственно тесней витанье смертной вести.
  
   - Не осень высится, но в молоке лиловом
   Ресницы разожму - как Купидон к Психее -
   Всё тянутся огни каштановых шандалов,
   На обороте дня. Как жилки в всплесках шеи.
   И с черным медлил я опять бальзамом слова,
   Ты ж-... - Тишина ждала, - и горцем пригвождала.
  
   - И нас не разорвать - ни парусам бризантным,
   Ни куполами вод над нефами крушений,
   И не лопатками - земли, приставшей с долгом.
   Как с мясом - воротник, я б мог сорвать ошейник,
   И расстояние, что мерить - в песнях Данта,
   Псам Гончим - затравить. Но если бы - надолго!..
  
   Нет: словно с высоты гляжу на пруд, где сердце
   Рождает девять волн, вокруг себя лаская,
   Как слово брошено... Вот - сон, вот - оболочка,
   И пробуждение, и череда людская,
   Как лепестковый дождь, как спелый ливень в смерче,
   Но всё ж не Океан, шумящий краем ночи.
  
   Июль 1992 г.
  
  
   16. ПЛЕРОМА
  
   Что-то случилось,
   А мы уже в близости той,
   Когда после "люблю"
   Не поставить нельзя запятой,
  
   И за ширму дождливых
   Когда не отводится взгляд,
   Разве мельком - на радугу - в сливовый
   Платьем упавшую сад.
  
   Как на лужах контактные
   Линзы хрустят пузырей,
   Мы сминали длинноты пространств,
   Так лигуют холмы по заре
  
   Фрезерованные в витражах
   Фугоносные свитки стрижей,
   Но в огне исчезал дирижер,
   И сожгли дирижабли уже,
  
   Расплывался туман,
   Шелкопряд в паутину влетал,
   Окоем отставал от реки,
   Поглощаясь тобой - "запята-
  
   Но ведь снилась пропажа,
   Экзамен с провалом, беглец,
   Одичалый паром,
   Обнаженный в толпе, наконец,
  
   А скалистые рыбы,
   Целующие е-ущель-
   Между нами цветут,
   Точно стрелы, пропащие в цель,
  
   И растут облака,
   Как участки припева в саду,
   - да по ветру, в разгулах рубах,
   Чтоб набрать и для нас высоту, -
  
  
   - - И приветствую вкус
   Недосказанной замкнутости:
   На - тебя, с той чертой роковой,
   Что, боюсь, никогда не постичь, -
  
   От - иных, распускавших клубки
   Или вязаных ясным крючком
   В нитевидного пульса хлопки,
   Если падал в себя, иль ничком.
  
   Круг замкнулся - тобой. Отойдем.
   Перейти - но не тронув каймы.
   Испариться. - Остаться дождем
   Ниц и возле. - Берущим взаймы.
  
   1991 г. 1994 г.
  
  
  
  
   17. ЛЕВИТАН
  
   Как бы предчувствие небытия
   Через прощание - от голубого края
   До края мастеров воздушного литья
   Земли-ликующей в неделю ваий -
  
   Через прощание с этой землей-берез
   Расплеснутой чертой мятущихся, склоненных
   К Страстной; - к сожительству; сосущую с колес,
   - Лишь купола стогов, под звоном остекленных,
  
   С чертою бедности, перемещенной в газ,
   Где звон стреноженный, где вплоть до листопада
   Своей оседлости не зная, как лампады
   Они выхватывают суть и мутят глаз.
  
   О, синь остра - как клюв, рубец костра,
   Иль кубик соли в глаз, где лезвием растаял
   В протоках лед... где музыка простая
   Лишь "...ныне отпуща-" - спеши страдать с листа-
  
   ...Еще три дня на круг - до Вознесения,
   Где ты участвуешь помимо воли,
   И лес уже готов, а здесь - готово поле,
   И ветер от земли, - и кто, если не я.
  
   15-16 декабря 1994 г.
  
  
  
   18. * * *
  
   Запутаться - что чище, что - страшней,
   Неразделенная - тобою, мною, - ей,
   Иль разделенная - запретами, стеной,
   Разлукой, ложью - вошью платяной -
  
   Любовь - толчок, круженье малышни,
   Кувшин с лягушкой, плесень в зоб квашни,
   Цель с разложением, безумье-гений-яд,
   Болезнь-жемчужина, поэма, Бог, статья.
  
   - Плюс этот рот, глотатель естества,
   Коловращатель снов, звезда, гнездо родства,
   Настил для птиц, магнит, секатор, спазм,
   Орган подкупольный, нет, двузрачковый глаз,
   Глаз в треугольнике, прищуренный ощер,
   Врата от ада иноку с пещер...
   ...где пальцы падали, проваливаясь вглубь,
   Как в кабачок гнилой - ...помедли...-
   ...приголубь...
  
   Джон Донн с блохой, и с падалью Бодлер,
   Иисус с развратницей - мембрана, грань, реле,-
   Чтобы войти, поспеть, разжиться, вдруг познать,
   Не пробуй в долгие, иль с книгой допоздна,
  
   Довольно полюбить - как мясо любит соль,
   Как в омут броситься, чтобы омыть лицо.
  
   30 ноября 1994 г.
   Окуловка. Э-т
  
  
   19. * * *
  
   Гей - "Яблочка!" -
   друг закадычный мой,
   до спазма в горле гланд:
   с гусиной кожею:
  
   с присядкой всмятку:
   Евой с сулемой:
   баландой без кефаль-
   -лей песнь отхожую:
  
   Ап! даун! - проигрыш
   с мамой-побоищем,
   труси - нет, просияй
   с российской широтой,
  
   И снова: дауном,
   и я с тобой еще
   в близо- победной -сти -
   ротой за шиворот
  
   Тащи-не-оттащить -
   хоть рви гиенами,
   с сирен поллиции -
   -чудно-и-мерзостно-
  
   синдром тех лет
   вошел в геены мне,
   что рвутся песнями
   от подноготной сна:
  
   Эпоха - канула,
   а песни вырвались
   ввысь - кукушонком, вглубь -
   ангелом-веспером, -
  
   хоть сатанинских муз
   мозг смазал в ненависть,
   тоска - в сердцах, а зуд -
   как по губам - пером.
  
  
   В нас - червоточина,
   чьим дырам аз воздам
   бессмертно-должное,
   как гуси - римлянам,
  
   И вечно- яблочком
   -зеленым Хам-Адам
   еще подавится,
   давая имя нам.
  
   1990 г.
   Декабрь 1994 г.
  
  
   20. * * *
  
   Смерть за плечом - как ослепитель-ангел,
   Как заключенный неким конным - ястреб;
   Хр.-ранитель мой - в зените; мысль - на фланге
   - В пронзительном височном алебастре -
  
   Благословенье здесь - дареная кольчуга,
   Проклятие - пробоина и ветер,
   Жгуты ж сосущие - что клетка для пичуги, -
   К тому, что тленно - лучший клей на свете.
  
   И вглядываюсь я: быть может, тут причина
   Вос-хищенности той - от первоэлементов
   До темных струн души, теряемых в пучине?..
  
   - И есть хоть что-нибудь, - чему исток и утварь
   В своем начале - я?!
   ... - Лишь образ твой, цементом
   Заливший мне глаза, повернутые внутрь.
  
   17 января 1995 г.
  
  
  
   21. СЛУЖЕБНАЯ ПОЕЗДКА
  
   Лес в духе путевых заметок.
   - Но вот черемуха, безумствуя,
   Наперерез, всей прорвой веток,
   В окно - как в тяжбу между чувствами.
  
   Земля посыпана известкою,
   Леса разобраны как клинопись, -
   Сдан обелиск - что на подмостках
   Ввысь - лепестковыми белилами?..
  
   ...Ты начинала с малярии,
   В горячке падая, черемуха,
   Как самозванца бред - Мариею -
   Гори, эфир, бей, грохот, обухом:
  
   Я уезжал, чтобы пропасть здесь -
   Казнимым разинцем под прорубью -
   Но так ворваться в омут счастья
   Тех дней, что схожи были с голубем
  
   В сквозном пролете гулкой лестницы
   Метавшимся... - сметенным позже,
   Но ты цветешь, тех дней ровесница,
   Как будто обрываешь вожжи,
  
   Да в облако - не оседающей
   Пыльцой, что по составу - камнем,
   Каким мостят... но не пора еще
   Стать частью ночи, где мы канем.
  
   Искусана, как память, кожица.
   Лес исчезал меж свертков кровель.
   А на листе наброски сложатся -
   Что ни пиши - всё в тот же профиль.
  
   20 января 1995 г.
   Поезд на М.
  
  
  
  
  
   22. БОЛЬШАЯ ПЕРЕМЕНА
  
   Как суждено нам влиться в устье Божее,
   Вином причастия - от планки сырости,
   Так - Человеком стать, достичь Похожего,
   Жаждут животные - чтоб сбыться: вырасти.
   _______
  
   Беспозвоночное в твоем лице
   Что жадно падало - в мешок к ныряльщикам,
   Как окоем, что за околицей
   В синь неба камушком - букетом-по-щекам -
  
   Что жгло и жалило... - мой след терялся уж
   Так -луй воздушный: поц! - в прощанье смерчиком-
   - Вдруг стало петь ясней устриц из винных луж,
   Свет губкой впитывать и чуять речи ком,
  
   Когда ж губам твоим грозный наступит час
   Стать в узкий строй людской, с тоской в излучине,
   Тогда - тогда лишь я, найдя пристанище
   В цепи беспанцирных - медуз, звезд лучевых -
  
   Наговорюсь, как бог, глаза пока слепы,
   На брюхе подползу, но если, если бы
   Ты призвала б вкусить - тех вишен, пригоршней -
   Я - причастился бы, - но как! - в куски - клешней...
  
   Ноябрь 1994 г.
  
  
  
   ИЗ УНИЧТОЖЕННОЙ КНИГИ 1994-1995
  
   Восстановлены по фрагментам
  
   23. * * *
  
   Лошади бродят по чокнутым капсюлям.
   Мчатся - треской мечут ржавые искры,
   Падают. Лужи до капель размазаны.
   Розыски. Здесь возведут обелиски.
  
   Вздрогнешь - и: сброшены с пялец истории.
   Мрамором сколь не мости нам болото -
   Мы утопаем. Нас ест территория.
   Китеж, сколь жруща твоя позолота!
  
   Ямы. Холмы. К ветру: матери с воплями.
   Нет нас, бросающих тень, и в грядущем, -
   Только три всадника призрачных во поле
   Веют потоки безмолвно бредущих.
  
   Въяве ж есть смена. Так... - завоеванье.
   Слепо-глухое к нам. И - без названья.
  
   1994 г.
  
  
   24. ЛУБОК
  
   Как чумоносная звезда
   Слеза спадала,
   И острый иней борозда
   Не отвергала.
  
   Поземка шилом лезла в глаз,
   Дорога стала кругом -
   И отступилась. Догола
   Раздет терновник вьюгой.
  
   Лишь поле под побег втроем.
   Лишь - жгучий холод.
   И не видать, что окоем
   Уже расколот.
  
   А между тем следы вели
   До стен овина,
   Что набежал на край земли
   Наполовину:
  
   - Волы... - "коляски у яслей...
   Яхты у пирса в лахте..." -
   Старик - рыдал. Грязь на осле.
   Каплун кудахтал.
  
   И, обронивши крой с шитьем,
   Как цыганят с подводы,
   Мерцал сквозь кровельный проем
   Зрак небосвода.
  
   В прорехах мчалась чистота.
   И старика до боли
   В празелень рвали пустота
   И праздность своей роли.
  
   "Как не нашить рубах, шалишь,
   Из узких клочьев стужи,
   Так для грядущего я лишь
   Как створка ширмы нужен.
  
  
   Где прободенье язвы дней?
   Кто - тот, что - ненароком -
   Но - объяснит, как средь людей
   Мне жить и впредь - пророком?!
  
   Строгать, буравить... - под тряпьем
   Храня искру пинцетом, -
   Ждать - без конца!.. Цеплять репьем.
   Спать пустоцветом".
  
   Соленый жгут по бронхам лез,
   Лежал Младенец рядом,
   И с Ним старик вдруг крест-на-крест
   Сошелся взглядом.
  
   - Что до набухших век его
   Легко коснулось?
   Но... стало видно далеко,
   Как речка вздулась,
  
   Как смяв быки моста - в резон,
   Вонзилась в море глыбой,
   Как был проглочен горизонт
   Багряной рыбой.
  
   Вдруг растворилась весь. И все
   Что было в жилу - глазу,
   Что есть, что станет былью - в нем
   Сложилось разом.
  
   Предстало - все. И все сбылось.
   Все стало данью.
   И некая простерлась ось
   Чрез мирозданье.
  
   И в каждой точке пронеслось:
   Мгновенья. Судьбы. Годы.
   Набег кометы. Гнутый гвоздь.
   Ресницы взмах. Народы.
  
   И, вздрогнув, разом - отлегло.
   ... Сквозь звон кололо
   Внутри оглохшею иглой,
   И, вставши с пола,
  
   Он вышел в зябь. За полем чах
   Угрюмый ельник.
   И день, что нес он на плечах,
   Назвать б "сочельник".
  
   Он вытер лоб. Сочилась явь
   Той ипостаси
   С которой, Господи, избавь,
   Он сочетался.
  
   Он лез, таща свой крест, как крот
   На выброс счастья,
   Знать, что случится наперед,
   Не мая власти
  
   Сместить - на зубчик! - шестерню
   Коловращенья,
   И в сотый раз на этом дню
   Просил прощенья.
  
   Вот здесь, на будущем окне
   Нужна завеса.
   В даль с крыши: столпник в зипуне.
   Ладонь в смоле. Край леса.
  
   ...Его заботила изба.
   Конек удался.
   Все улеглось. Младенец спал
   И улыбался.
  
   1994 г.
  
  
  
   25. * * *
  
   На свете холодно, мой друг,
   Куда не глянь,
   И небосвод вокруг -
   Собачьей миской всклянь,
  
   Так близко ницца- -воль,
   Но через гурт сарая
   Прошла кошма на жар,
   Петлей в петле сырая.
  
   Том из Бедлама
   В шалаше продрог,
   Как скисший дрожек след,
   Как тайнопись меж строк,
  
   Читай наощупь мной,
   Пятнай жирафой-тростью, -
   Я ж молоко в свечи,
   Я - зык трубчатой кости,
  
   Но дар - не стребован
   И, ясно чуя кризис,
   Я на цигарки рву
   Гладь бури - катехизис.
  
   Мне б - язычка, - шнурка б!
   От светочей Твоих,
   Согреться, смыться, впасть,
   Связать в грозе двоих,
  
   Нет, - в уголь загнанные,
   Сквашенные в нефть,
   Лишь вам - мой рот в зигзаг,
   Вам в темя мне звенеть.
  
   ...Всю ночь Господь Бог
   Ноги обмывал
   М-ученика-м своим
   (Передник- коновал),
  
   И вывел смерч: дожечь
   До сини купоросом,
   И в слизистой уснул
   Бездомный еж вопросов.
  
   ... На головы висящих
   Выпал снег -
   Макрелью, тульей Ц,
   Признаньем Кар, Сенек,
  
   - Тмин-в-плечи-натали:
   Ростр ворона в глазницы,
   Плеск за обочиной -
   Равнина: оступиться,
  
   Барчук в грязи
   Бай, чистотел-ручей
   Впрягайся в океан
   Наживкой для очей
  
   Плывет колодочник
   Амвоном для волны
   - Харон-доскою-вверх
   Лишь две ступни видны,
  
   Всю жизнь - соль слизняком,
   Сейчас ж - на том стою -
   Он по небу ходок,
   Заступник на краю.
  
   Чтобы понять Твой слог,
   Как смог Аврам, Лоток,
   Давайте рушиться
   Как со скалы в поток,
  
   И разбиваться -
   Студнем о кремень
   Не сдвинувшись с песка,
   Лишь угадав затмень-
  
   О научи молчать,
   Когда - весь - крик и вой,
   А примиренье здесь -
   С моста вниз головой,
  
   Когда нужда - в глазах
   Без фокуса тепла
   И в душах-фитилях,
   По-новому: дотла,
  
   Ищу Тебя сквозь снег
   И грозный ввал в цвету, -
   - Молчать - чтоб вымереть
   Палеткой пустоту,
  
   Молчать - как образ Твой,
   Насильно, в заповедь,
   Но - "Тому холодно..." -
   Попробуй не запеть.
  
   1993 г.
  
  
  
   26. БАЛЛАДА
  
   В дни лунных четвертей, когда прилив
   Освобождал мой взгляд от наслоений сора
   Я уходил, на вкус определив
   Настрой волнения и чистоту зазора
  
   Меж звездным пологом и половицей волн
   Скрипящей от уключин - спи, Лючия
   А по веслу, на траверсе, включен,
   Опять бил колокол, чтоб не угас в ночи я
  
   Как этот звон, несущийся птенцом
   К последней трапезе, под крылышко - подранком
   Где вороненый сор, оброненный чтецом
   - Дорожка к маяку - был яством с самобранки.
  
   То бишь, о тризне мы, которой Трапезунд
   Пиратский барк отпаивал сгоревший,
   О генуэзках стен - как в детских деснах зуд-
   В зубцах искрошенных - пророс чумной орешек, -
  
   О восхищении Европы, о копыт-
   Ах, эти холмы вновь - подножный корм
   с кингстоном,
   Мастика-в-грудь-волны - уж нажита!.. - кипит,
   Челнок скользит...-
   ты взят, ты извлечен трезвоном:
  
   С плафонов и холстов беспечных Мастеров -
   Тритоны-всадники, сорвавшись с Амфитритой
   В ликующий набег, и Посейдон здоров,
   Союз воды с землей, и яствами накрыты
   Столы на облаках, и сыплются венки,
   И выезжает Дож с бесчисленною свитой
   Бросать кольцо свое - и как-то не с руки
   Пахтающих забыть амриту - Раму с Ситой,
  
   Но глаз берет свое - с персидскою княжной
   Волна, как с жемчугом, обходится едино
   Ты вновь отмучиваешь - Ливень затяжной,
   И снова блеск лучей, - но рушатся с картины
  
   Флоты сходящиеся... - пепел, сор и: - гладь,
   Тепло-бесчувственно, как шепот ворожеин,
   От Рубенса уже отмучен воздух, глядь,
   И меркнущий Серов, да Ида Рубинштейн.
  
   Засеян мир с листа, и в наслоеньях мы
   Блуждаем - призраки
   сквозь плоть и кровь и морок,
   И океанный светополк - на кромке тьмы,
   А засадной - с плеча - готовый вспыхнуть порох,
  
   Но это и спасет... Уж-ж -ение искуш-
   СветоАнтония - четвертовав - поблекло,-
   Блуждающий огонь - пусть не очистит душ,
   Зато согреет нас пред возвращеньем в пекло.
  
   1994 г. Э-т.
  
  
  
  
   27. ПАРАДОКС
  
   Забит светилами - по горло - небосвод,
   Как рожью житница, как сводный том под запись,
   Но вместо прорвы звезд - побит пыльцой осот,
   И продразверсткою изнежен жгучий ляпис, -
  
   Здесь, в бесконечности, захлестнутой звездой,
   Как миской молока - открытый газ, как слепок,
   Сдержавший беглый прах, - как может быть пустой
   Хоть клеточка небес, и не сиять до слепу?!
  
   - Где ж небосвод ночной, обязанный сверкать,
   Что - ни иглы вонзить, ни - заслониться?.. - Гать,
   Где утопает взгляд, и аспид сглажен мелом.
  
   А ты - и блеск, и явь, и лоск: - и - без пятна!
   Но бездну тянет к нам, и пустота видна,
   Где чист еще зазор меж мной и твоим телом.
  
   1991. 1994.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"