Дениженко Светлана Владимировна: другие произведения.

Без права вернуться

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она еще что-то говорила или кричала, впрочем, последних её слов он не расслышал. Стены почему-то перед ним разъехались в стороны, потолок и пол поменялись местами, боль сдавила грудь и растеклась по всему телу. Маг словно падал в бездну - долго, мучительно, беспрерывно. Малгорру казалось - он умирает, и тут его взгляд на миг соединился со взглядом девушки. В её глазах отразились - испуг, отчаяние и что-то еще... Маг понял - что, проваливаясь во тьму, в них было - сострадание. ***Пропасть, чтобы вернуться. Вторая книга. Обновление от 20.04.2012

  Старейшина Юдос находился в своем кабинете. Расположившись за столом, он медленно перелистывал древнюю книгу, задерживался взглядом на каждой странице, что-то чертил пальцем по воздуху и переворачивал лист, вскользь пробегал по строкам, хмурился...
  Книга жизни, как всегда, прятала от него свои секреты. Он искал ответы, но вместо них находил все новые вопросы.
  Старейшина чувствовал неизбежность, видел, что вот-вот что-то должно произойти. Миру, лишь недавно отстроенному заново, грозили серьезные испытания, но какие и откуда они последуют, старец не ведал.
  
  Глава 1
  
  В уютный кабинет, сквозь приоткрытые шторы, крался первый солнечный луч. В высоком кресле сидел господин, по виду средних лет, его тонкие пальцы сжимали перо. Он писал что-то, быстро обмакивая в чернильницу кончик пера, морщился от неяркого света свечи, вглядывался в ровные витиеватые строки своего послания.
  Наконец, господин положил перо, откинулся, пробежал взглядом еще раз по каждому слову, задумался на миг, затем свернул лист и поставил на нем гербовую печать, после воспользовался фургончиком. Он достал из нижнего ящика стола небольшой кисет, вложил в него послание, и оно самостоятельно отправилось на поиски адресата.
  "Все-таки замечательную вещь изобрел когда-то Ламус Со`Овий..." - отвлеченно подумал Жуэль Ла Фелио део Гор, вставая из-за стола. Он затушил свечу, подошел к окну, распахнул его, впуская утро. Звонкое пение птиц завладело его вниманием всего на несколько мгновений, затем он вернулся к своим думам.
  Господин део Гор обвел взглядом просыпающийся сад и улыбнулся не то новому дню, не то собственным мыслям. Когда-то он был очень дружен с изобретателем, они даже вместе что-то там придумывали в юности, но потом их пути разошлись. Жуэль стал теоретиком, мыслителем. Множество его трудов распространили по мирам, некоторые остались лежать в его личной библиотеке, как сокровенные размышления и никогда не увидят свет.
  Что же касается Ламуса, то за него говорили его изобретения. Иногда господин део Гор завидовал своему старинному другу, ведь тот мог воплощать свои мечты в действительность. Со`Овий был практиком и ему везло. Его изобретения имели успех.
  Правда, книги Жуэля пользовались не меньшей популярностью, поэтому и зависть отступала, всякий раз, когда он думал о собственной значимости.
  Дверь кабинета медленно распахнулась, и господин обернулся, заслышав мягкие шаги.
  - О, Жуэль, вы не спите?! - легкое удивление в голосе.
  Им обмануться мог кто угодно, но не он. Вряд ли супруга не заметила его отсутствие. Но она играла, и господин део Гор, как обычно, подыгрывал ей.
  - Да, моя дорогая, дела, дела... - горестно вздохнул он, легко прикасаясь губами к протянутой ему для поцелуя кисти. И будто невзначай полюбопытствовал, - Что разбудило вас, в столь ранний час?
  Пухленькие пальчики, украшенные кольцами, вздрогнули в его руке, выдавая волнение госпожи део Гор. Он не спешил выпускать её руку из своей. Под его взглядом супруга смутилась и, тяжко вздохнув, промолвила:
  - Я не могла уснуть всю ночь, - Жуэль, при этих словах, отпустил её и позволил себе расположиться в кресле. Уж он-то знал, как никто другой, что сон госпожи Лаэвинны део Гор не смог бы нарушить ни колокольный звон, ни выстрел, ни звук трубы. Его супруга отличалась крепкими нервами. Поэтому спрятав улыбку (дабы не обидеть даму недоверием), он постарался выглядеть невозмутимым, хотя признание Лаэвинны отдалось в его душе смутным беспокойством. Неспроста она затеяла этот разговор.
  - Вот как? И что же помешало вам, моя душа, наслаждаться сновидениями в эту дивную ночь?
  - Не что, а кто! - капризно скривила губы королева. - Ваша дочь.
  - Виолетта? - брови Жуэля удивленно собрались на лбу, а пальцы невольно сжали подлокотники кресла.
  Господин део Гор в дочери души нечаял, и теперь волнение супруги передалось и ему.
  - Да. Можно подумать, что у вас несколько дочерей, - фыркнула Лаэвинна, поправляя и без того безупречную прическу.
  Это еще раз доказывало, что нарушен её душевный покой. За долгие годы совместной жизни, Его Величество изучил свою вторую половину досконально. Они были супругами по договору, без любви. И даже общих детей у них не имелось. Он мог бы с легкостью отказаться от такой королевы, но крошечная Виолетта нуждалась в материнской заботе, и Лаэвинна неплохо справлялась до сих пор с возложенной на нее ролью. Девочка так и не узнала правды. Господин део Гор все еще не был готов к подобного рода откровениям.
  - Вы правы, жен у меня было несколько. А вот дочь - одна, - хмуро ответил Жуэль, - Хватит испытывать мое терпение, Лаэвинна, говорите - в чем дело?
  - О...- королева кусала губы, не решаясь заговорить.
  - Ну? - король терял самообладание.
  - Собственно, я хотела лишь предупредить вас о ... том юноше - Ференсе, который навещает девочку на каждый её день рождения... - проговорила Лаэвинна и выжидающе замерла, ожидая реакции на свои слова.
  - И что в этом плохого? - не улавливал пока связи между словами и чувствами королевы господин део Гор.
  - Они уже не дети, и между ними могут возникнуть совсем не дружеские отношения. Виолетте скоро исполняется восемнадцать... не пора ли подумать о помолвке?..
  - Этот юноша, как вы изволили выразиться, спас моей дочери жизнь. Он для нее больше, чем друг. Он ей почти брат. И если вы не перестанете совать нос не в свои дела, моя любовь, - Жуэль произнес последние слова так, будто разговаривает с заклятым врагом, - ваша жизнь может резко измениться, не в лучшую сторону.
  - Вы не посмеете! - взвизгнула королева, побледнев, и затрясла головой, как поломанная кукла, - Не посмеете...
  - Не лезьте в жизнь моей дочери, и все останется так, как есть, - пожал плечами король и распахнул перед супругой двери кабинета, - А теперь ступайте и не придумывайте больше того, чего нет и не может быть.
  Когда шаги супруги затихли, господин део Гор не на шутку задумался. Может ли быть в словах королевы хоть немного правды? Виолетта выросла в очаровательную девушку и, действительно, стоило подумать об её будущем. Но это значило, что с девочкой придется расстаться. Она выйдет замуж, и не будут больше разносится по коридорам дворца её быстрые шаги. Никто не станет без стука врываться в его кабинет, никто не будет усаживаться на колени и нести всякую бессмыслицу, лишь бы вызвать его улыбку.
  - Нет, она еще слишком мала, - сказал вслух и будто бы немного успокоился.
  У его девочки еще есть время на то, чтобы побыть немного ребенком. Что же касается Ференса Аля Диа - в этом юноше Жуэль был уверен. Он никогда не сможет обидеть его Виолетту. И все же семена сомнения, щедро брошенные рукой королевы в его сердце, стали прорастать. Господин део Гор не на шутку обеспокоился судьбой дочери.
  Он решил непременно посоветоваться насчет будущего принцессы со своим другом Гаэртьеном Ли аде Гозом. Тот мог порекомендовать хорошую партию, так как по долгу службы бывал далеко за пределами королевства. Тяжело вздохнув, король вновь опустился в кресло и достал чистый лист бумаги - следовало написать Гаэртьену, пригласить его для душевной беседы. Благо и предлог имелся. Через неделю Виолетте исполнялось восемнадцать лет, и должен был состояться грандиозный праздник по этому поводу. Жуэль Ла Фелио обмакнул перо в чернила и принялся за письмо. Поползли одна за другой ровные строчки, а в них - красивые слова, мудрые изречения, за которыми пряталось его беспокойство. Впрочем, короли редко раскрывают истинные чувства даже перед собой.
  ---
  Виолетта вот уже битый час созерцала орнамент на потолке своей опочивальни. Две легкокрылые бабочки летели навстречу друг другу, или же они стремились опуститься на круглую, раскрытую почти полностью чашечку ароматного (надо полагать) полного сочного нектара цветка, который расположился у них на пути.
  "Скорее всего - на цветок!" - решила принцесса.
  И подумала о том, что вот так бывает и в жизни - каждый ищет свою выгоду. И если раньше она считала, что может управлять собственной судьбой, взрослея поняла, что это не так.
  Виолетта не могла уснуть. Да и как тут отправишься в царство Морфея, когда королева-мать вместо того, чтобы пожелать приятных сновидений, затронула в душе дочери невидимые струны, заставила сомневаться в чувствах и помыслах. Вспоминая разговор, очень хотелось кричать от досады. Но миг упущен, королева ушла, а орать в тишине, тем более ночной - было бы слишком глупо.
  - Ах, этот мальчик... Ференс, - лилейный голос матери, раздавшийся за спиной, настораживал, но не более обычного, - ты вновь пригласила его, не так ли?
  - Да, - ответила Виолетта, примеряя перед зеркалом новое платье. Она почти привыкла, что в разговоре с её величеством нужно быть готовой ко всему. - А что?
  Зеленый атлас выгодно сочетался с цветом глаз принцессы и как-то особенно - мягко оттенял золотые локоны волос, спускавшихся ниже пояса.
  - Так, ничего необычного, дитя моё... - королева подошла ближе к дочери, расправила широкую ленту на поясе её платья, слегка улыбнулась и уколола, не хуже иглы, тщательно продуманными словами, - Просто вы уже не дети, у мальчика могут быть планы на тебя. Не стоит подавать ему напрасных надежд, дорогая.
  - Какие планы? - Виолетта удивленно захлопала глазами, не понимая, куда клонит мать.
  - Ты восхитительна в этом наряде! Если немного приподнять волосы или собрать их в хвост или... Как думаешь, если вот так? - руки королевы проделывали какие-то манипуляции с прической, она будто бы не слышала вопроса дочери.
  Но Виолетта знала наверняка, что та просто тянет время, играет на чувствах, показывает свою значимость и превосходство. Так было всегда. В каждом слове и каждом жесте королевы - выверенный расчет. Правда, порой, для девочки оставалось загадкой, в чем именно он заключался.
  - Мам?! Каких надежд? - не вытерпела принцесса, вырываясь из цепких рук матери.
  - И что ты наделала! Осталось всего несколько штрихов. Постой спокойно, не крутись, - королева вновь завладела волосами дочери, - Вот, посмотри на себя!
  В зеркале отразилась взрослая барышня с пышной прической и гордым надменным видом, которая так мало походила на настоящую Виолетту део Гор. Но, чтобы не огорчать Её Величество, девушка выдавила из себя с трудом слова признательности и вновь спросила:
  - Мам, каких надежд?
  - Никаких надежд, дитя мое, - мать изобразила усталость, - Неужели вам непонятно? Вы взрослая девушка, и пора бы вам подумать о замужестве.
  Огорошив такими умозаключениями дочь, королева поцеловала её в щеку и выпорхнула из комнаты.
  - Ненавижу! - в который раз воскликнула принцесса. - И почему она так со мной?! Сама спит, наверное, не хуже сурка и десятый сон видит!
  Виолетта встала с постели, подошла к окну, уставилась в небо, полное звезд. Ей вдруг вспомнилось, как они с Тито напугали Хапте Борода, когда в первую ночь в его доме попросились спать на сеновал.
  - Ференс - мой брат! У него на меня нет никаких планов! - сказала она вслух и затосковала по нему.
  Они не виделись почти полгода. Как он там, в своем королевстве - её верный, добрый друг?
  
  
  Глава 2
  
  Замок смежного королевства находился в уютном покое просыпающегося утра. Его еще окружала предрассветная мгла, когда из-за леса выполз густой, будто кисель, туман. Он опустился низко, накрыл землю, спрятал небо.
  На широком подоконнике сидел юноша - светловолосый, тонкий - и глубоким задумчивым взглядом смотрел, казалось, сквозь молочную дымку за окном. Этот безобидный туман напомнил ему другой, тот, который унес многие жизни.
  - Ференс, что ты там застрял? - потянулась в постели рыжеволосая пышная женщина и, подернув оголенными плечами, властно позвала, - Иди же сюда! Холодно. Простудишься.
  - Не беспокойся, Лисси. Холод мне давно не страшен, ты же знаешь, - тем не менее, он спрыгнул в комнату, но не спешил приближаться к ложу. Смотрел с хитрым прищуром.
  Лисси Жер`Олом прекрасно знала этот взгляд. И сейчас, встретившись с ним, улыбнулась лишь кончиками губ.
  - Приказывайте, мой господин, - проворковала ласково, вытягиваясь, как кошка.
  - Бонита, - усмехнулся принц, наблюдая, как её рыжие волосы удлиняются и теперь спускаются ниже пояса светло-желтыми прядями.
  - Слушаюсь, мой господин, - в комнате раздался тоненький голосок новой фрейлины его матери, а огромные синие глаза на её бледном кукольном личике смотрели с покорностью и обожанием.
  Принц подошел, откинул одеяло, обвел взглядом хрупкий стан, склонился над тонкими губами, едва касаясь их дыханием, хрипло прошептал:
  - Лисси... - не дожидаясь, когда она полностью перевоплотится, прильнул к её губам в жарком поцелуе.
  Она капризно отстранилась:
  - Чем же вас не устроила Бонита, мой принц?
  - Ты знаешь, - ответил он, притягивая её к себе, - с тобой не сравнится ни одна из этих бледных серых мышек, что окружают мою мать.
  - Но вам нужно сделать выбор, мой господин, - вновь отстранилась она, поджав пухлые чувственные губы.
  - Я выбрал тебя, - ответил он, но встретившись с её взглядом, стал серьезным, - Я знаю, Лисси. Все знаю. Но у меня ведь есть еще время?
  - Да. Есть, - так же серьезно ответила она, - Еще один год. Всего лишь один год, Ференс. А после него...
  - Что будет после него, Лисси? - стрельнул черными глазами.
  Он и так все знал. Давно. Но хотел услышать от неё. И она продолжила игру:
  - После вы станете совершеннолетним, и ваш недуг исчезнет навсегда, а я смогу вернутся в свое королевство. Ваш отец мне обещал это, - она закусила нижнюю губу, - Я очень хочу домой.
  - Раз обещал, вернешься, - пожал плечами принц, потом посмотрел в её глаза, и умоляюще прошептал, - а сейчас я так замерз! Спасите меня, умоляю, моя сестра милосердия! Иначе я умру, так и не став повелителем.
  Лисси рассмеялась и распахнула свои объятья.
  Спустя полчаса, принц, уютно устроившись возле своего первого советника, сладко засопел. Жер`Олом довольно улыбнулась, провела рукой по светлым мягким волосам юноши - ей хорошо было с ним все эти годы. Она знала, что будет скучать в разлуке, как знала и то, что ей никогда не стать его королевой.
  Мальчик вырос. Благодаря её стараниям он избегал метаморфоз, которые так пугали его родителей. Ференс стал настоящим мужчиной тоже благодаря Лисси. Она прикрыла глаза, вспоминая тот день, когда принц впервые вкусил запретный плод любви.
  
  Наследнику было довольно сложно освоиться в изменившемся мире - теперь он вновь был принцем, а не беспризорным ребенком, который бегает по мирам в поиске дома. Ференс старался не выдавать себя и часто это даже получалось: он прилежно учил этикет, занимался у лучших преподавателей Школы, которые щедро делились с наследником своими знаниями. Принц и в точных науках преуспевал и в тех, что давались для души - литературе, музыке, танцах. Кроме прочего, его обучали верховой езде, умею обращаться с мечом, приемам рукопашного боя. Никто не знал, сколько сил, порой, требовалось Ференсу, чтобы не сорваться на крик или плач. Учеба давалась трудно, но, сквозь стиснутые зубы, он учил: математику, физику, астрономию, географию и терпел боль ссадин и синяков, оставленных после физических занятий.
  - Зачем мне это? - спросил как-то мальчик у повелителя.
  Мокрый и грязный, в разорванной одежде, наследник поднялся с травы, куда был вновь отправлен своим учителем, после попытки отразить удар его меча. Ференс не отличался крепким телосложением. Его хрупкая фигурка скорее подходила девочке, но принц не жаловался, старался усвоить урок. Сейчас же, изрядно вымотанный непосильными упражнениями, он решил озвучить свои сомнения отцу. Так как не вполне понимал, зачем ему, умеющему: стрелять из лука да метать ножи, еще уметь фехтовать.
  Аль Ференс нахмурился и ответил:
  - Ты должен быть готов ко всему, мой мальчик. У того, кто имеет власть - много врагов.
  - Но мы же всех победили! - воскликнул Ференс и прикусил язык, встретившись со взглядом отца.
  - Если бы было так просто, мой мальчик... - повелитель помолчал, задумчиво посмотрел вдаль, - Всегда найдется тот, кто захочет занять твое место. Ты мой единственный сын, но знай, ты не единственный наследник. У тебя есть сестры. Кто они и где живут, я не знаю. Но боюсь, придет время и кто-то из детей Юса захочет побороться с тобой за свои права.
  - Но, они же девочки, как с ними бороться? - возразил Ференс.
  - Поверь мне, мой мальчик, с девочками бороться еще сложнее. На их стороне ум и хитрость, а это страшная сила, которую не так-то легко одолеть, - Аль Ференс потрепал сына по мокрым волосам, - В позицию, мальчик. Я хочу увидеть, чему ты успел научиться.
  Чем сложнее давалось обучение, тем упрямее становился характер принца, лишь однажды он не выдержал.
  Когда Ференсу исполнилось четырнадцать, по этому случаю устроили большой праздник, пригласили юношей его возраста из знатных семей королевства. Были на празднике принцы и из других земель.
  После церемонии приветствий и поздравлений, объявили конкурсы, соревнования и игры, в которых мог принять участие любой из присутствующих на празднике.
  В стрельбищах из лука равных Ференсу не было. Но, когда дело дошло до иных состязаний, где требовалось показать свою силу, принц отказался участвовать и лишь наблюдал за поединками своих гостей.
  - А почему вы не хотите показать нам свою силу, Ференс? - на него смотрел высокий широкоплечий юноша. Наследник вспомнил, что тот является принцем одного из северных королевств.
  - Я свой приз уже получил, Корвин. Даю возможность другим показать свою удаль, - ответил Ференс, отводя взгляд.
  - А может быть, вы не столь уверены в себе, как хотите показаться, - усмехнулся Корвин и оценивающим взглядом прошелся по наследнику с головы до ног. - Лук в руках может держать и девушка, а вот меч - он подвластен только настоящему мужчине. Или вы не справитесь с его тяжестью?
  - Это вызов?
  Ференс выдержал колючий взгляд собеседника.
  - А если и так?
  - Я готов его принять, - принц поднял руку, давая знать воинам, которые следили за порядком и за тем, чтобы не нарушались правила игр, что хочет следующим вступить в поединок.
  Корвин, ехидно улыбнувшись, тоже поднял руку.
  Ференс понял, что поединок будет непрост, но отступить не мог. Теперь он должен был доказать, прежде всего самому себе, что достоин быть повелителем, достоин носить имя своего деда.
  Когда закончилось состязание, один из воинов возвысил голос и объявил о том, что принц Ференс Аль Диа примет участие в бое на мечах. Его соперником будет принц северо-западного королевства Корвин Вер Олшен.
  Они вышли в центр отведенного для состязаний круга. Меч в руках Корвина сиял на солнце и слепил наследника. Позиция у северного принца была выбрана лучше. Ференс переступил, стараясь, чтобы солнце не светило ему в глаза. Корвин тоже сделал шаг в сторону, угадал маневр и понимающе хмыкнул, перехватывая удобнее эфес меча, приготовился к бою.
  Ференс покрутил в руке свой меч, размял плечи, вспоминая все, чему учился на занятиях, вспомнил он и уроки отца.
  - Подножки и удары ниже пояса - запрещены. Поединок идет до первого падения или до первой крови, - объяснил правила игр воин и отступил назад, за черту круга, затем громко скомандовал, - К бою!
  
  За поединком принцев наблюдали не только придворные, приглашенные гости и снующие между ними слуги. Госпожа Ангелина в этот праздничный день вышла из своего заточения, чтобы полюбоваться на сына. После возвращения во дворец, она так полностью и не оправилась от минувших потрясений. Королева почти не выходила из своих покоев, мало общалась с повелителем, а сына практически не отпускала от себя, боялась вновь его потерять. Она много гуляла по саду, иногда удавалось вывозить её на лечебные воды - южные моря способствовали выздоровлению, но душевный покой еще не вернулся к ней.
  Сейчас, сидя в тени балкона, королева наблюдала за праздником, не решаясь принять в нем участие. Рядом с Её Величеством всегда находился доктор и дюжина фрейлин, которые помогали своей госпоже скрасить одиночество. Все они с восторгом смотрели за играми принцев. Выделяя для себя любимчиков, тихо перешептывались между собой и приветливо улыбались тем, кто из юношей обращал к ним свой взор.
  Когда объявили поединок, в котором примет участие Ференс, королева побледнела, будто молоко, и безжизненными синими губами произнесла:
  - Нет, только не это... - она поднялась и, выискивая взглядом супруга, велела фрейлинам, - Найдите Аля Ференса или Хельгу д`Аймон! Поединок надо остановить. Непременно! Немедленно!
  - Успокойтесь, госпожа Ангелина, - доктор оказался рядом, взял королеву за руку, заглянул в её встревоженные глаза, - Успокойтесь, вам нельзя так волноваться!
  - Да как же не волноваться, когда там убивают моего сына?! - воскликнула она, вырываясь из его рук.
  - Вы звали меня, Ваше Величество? - Хельга появилась в своей манере - бесшумно и будто из неоткуда.
  - О, наконец-то вы здесь! - королева поджала губы и неприветливо встретила д`Аймон.
  Впрочем, между ними никогда не было теплых чувств. Особенно в последнее время, когда госпожа Ангелина отошла от государственных дел.
  - Что случилось?
  - А вы не знаете? Немедленно прекратите поединок! Мой мальчик не должен в нем участвовать! Ну, чего вы стоите и смотрите?! Его же убьют!! - королева уже не держала себя в руках. У неё начиналась истерика. - И где Аль, почему он не спасает нашего мальчика?
  Доктор полез в свой чемоданчик за успокоительным снадобьем, Хельга позвала слуг. Праздник грозил превратиться в кошмар.
  - Ангелина, с сыном все в порядке. Наш мальчик выдержит этот поединок, я уверен, - Аль Ференс подошел к супруге, взял её лицо в свои ладони, заглянул в глаза и сказал, только для неё, - Нельзя прерывать поединок, это нанесет оскорбление вашему сыну. Вы хотите его опозорить?
  - Я не... нет, но ведь он так мал еще, а там настоящий меч... - будто оправдываясь, возражала королева, но она уже не была уверенна в своих словах, как несколько мгновений назад. - Он ведь может пораниться?
  - Все будет хорошо, - Аль Ференс убедил в этом мать, но сам переживал за сына не меньше и мысленно приказал Хельге быть рядом с наследником.
  Она быстрее ветра скрылась с глаз. Он заметил лишь тень кошки недалеко от круга, в котором уже начался бой.
  Хельга незаметно приблизилась к рингу. Юноши, увлеченные состязанием, не замечали, притаившуюся в тени одной из палаток с угощениями, кошку. Она не хотела пугать людей, поэтому не решилась выступить в роли пантеры. Хельга сразу заметила, что его высочеству мешает солнце и постаралась исправить ситуацию - закрыла светило пушистым облаком. Корвин атаковал первым, наследник отступал и отражал его удары. Ференс неплохо держался, но у Хельги с каждым звоном меча сердце стучало сильнее. Все-таки наследник уступал в физической силе своему противнику.
  - Волнуешься? - Лисси, затерявшаяся вначале праздника среди гостей, теперь сидела рядом с Хельгой и была практически её копией.
  Со стороны казалось, что две кошки дымчатого окраса уютно устроились в прохладном уголке и дремлют после сытного обеда.
  - Еще бы! - ответила Хельга, - Корвин сильнее.
  - А Ференс проворнее. Смотри, как отвел сейчас удар! - Лисси прищурилась, - М-м-м... не нравится мне это.
  - Ты о чем? - насторожилась дейм.
  - Посмотри направо, там какой-то мужик в сером камзоле. Он не сводит с наследника глаз, - ответила ей подруга, - Что видишь?
  Хельга легко обнаружила господина, поедающего взглядом её подопечного. Она посмотрела волшебным зрением и поняла, что перед ней не просто маг, а настоящий колдун. Энергия вокруг него мерцала черным цветом, и она не сулила ничего хорошего принцу Ференсу. Незнакомец накладывал какое-то заклинание.
  - Это колдун. Не из наших мест, я его не знаю, он что-то делает с принцем, - коротко ответила Хельга. - Нужно срочно заменить наследника.
  Они сработали слаженно и быстро. Никто ничего не заметил, даже Ференс.
  Наследник отразил очередной удар соперника. Корвин был силен - нечего сказать, но он уступал Ференсу в ловкости. Поэтому пока ни один из юношей не мог похвастать победой.
  - Ваше Высочество, нам нужно уходить отсюда и побыстрее, - раздался возле принца голос Хельги д`Аймон.
  Осмотревшись, наследник понял, что каким-то образом оказался за пределами ринга. Но к ужасу для себя, он заметил, что поединок продолжается. Ференс понимал, что его Хранитель не вмешался бы, не будь на то веских причин. Хельга не стала бы портить ему праздник, тем более, что в этом состязании он был на равных с соперником. Поэтому, ни о чём не спрашивая, принц доверчиво поспешил за ней в открывшийся портал и уже из окна своей комнаты увидел, как поединок закончился. И Корвин и лже-Ференс получили одинаковые царапины да довольные друг другом расстались друзьями. Хельга попросила принца никуда не отлучаться из его покоев. Сама же, обернувшись кошкой, исчезла.
  Не смотря на то, что теперь в лице принца Корвина у него появился друг, Ференс чувствовал полное поражение и бессилие. Неужели так будет всегда? Мало того, что за него принимают бой, но и друзей он теперь выбирает не сам. Ференс был зол на себя, на обстоятельства, на вечно решающих за него взрослых.
  Через несколько мгновений за его спиной возникла Лисси Жер`Олом - еще один советник отца и давняя подруга Хельги. Она заслужила его доверие еще тогда, когда он носил имя Тито.
  - Что случилось, Лисси? Почему так? - глаза принца сверкали гневом, будто он все еще сражался на ринге, меч был зажат в его руке, - Почему ты снова заменила меня?!
  - Я спасала вам жизнь, мой принц, - тихо ответила женщина, возможно, она догадывалась о его чувствах.
  - От кого на этот раз? - устало поинтересовался он, кусая с досады губы.
  - Я не знаю его имя. Он наблюдал за поединком и что-то хотел с вами сделать, к счастью, не успел.
  - Откуда ты знаешь? Тебе ведь он ничего не сделал! Я мог сам завершить поединок! - выкрикнул он, размахивая мечом. - Это был мой бой!
  - Вот именно - был, а теперь уберите меч в ножны, Ваше Высочество, - произнесла она так же тихо, как и раньше, но достаточно настойчиво, чтобы привести принца в чувство.
  Внутренне сопротивляясь собственным желаниям, он все-таки прислушался к голосу разума и, стиснув зубы, выполнил просьбу Лисси.
  - А теперь послушайте меня, мой принц. Мне нельзя причинить вред, потому что я имею защиту - это раз. Если погибну я - это не будет какой- либо трагедией для королевства - это два. Вы не можете рисковать собой, потому что не принадлежите себе - это три. И пора бы вам уже это уяснить, Ваше Высочество, - пока она загибала пальцы, Ференс смотрел на нее, сдвинув брови.
  Потом он отвернулся и отошел к окну.
  - Так будет всю мою жизнь? - спросил уже спокойно.
  - Что вы хотите услышать от меня? - Лисси подошла к принцу, положила руку ему на плечо.
  - А если я не хочу так? - спросил он, поворачиваясь к ней.
  - Увы, мой принц, тогда ваша жизнь будет очень недолгой... - слезы в его глазах привели Лисси в замешательство. Она не выносила слабость и не знала, как можно остановить сырость, льющуюся из глаз, как нужно утешать. Самой ей почти не приходилось плакать, лишь в детстве, пока она еще не умела защищаться. Нужно было что-то делать, пока юноша не превратился на её глазах в плаксивую барышню. Лисси в порыве чувств обняла его, - Не надо... плакать. Прошу вас.
  - Даже этого мне нельзя... - он покачал головой и отстранился, дернул плечами, - Не бойся, не превращусь в девчонку.
  - Да я и не думала...
  - Неправда! Ты думала! Вы все думаете и боитесь. Не верите мне! А я взрослый! Я воин! Я мужчина! - воскликнул он, сжимая кулаки.
  Лисси не знала, что руководило ею в тот момент. Какие чувства подтолкнули к натянутому, будто тетива лука, принцу. Она подошла и, заглянув в его темные, будто ночь глаза, обняла и робко поцеловала - в щеки, лоб, чуть припухлые губы.
  - Я верю, мой принц. Главное, что вы верите в это сами.
  С тех пор, их дружба только крепла день ото дня. И когда принцу исполнилось восемнадцать - он смог доказать свои слова на деле. Теперь она не сомневалась, что девушкой он уже не сможет стать. Правда, до совершеннолетия такая опасность пока существовала. Неизвестно, на что может пойти изощренный ум врага, чтобы соблазнить принца и отвести ему роль - женщины. Поэтому Лисси оставалась с ним рядом день и ночь. И нисколечко об этом не жалела.
  
  Того таинственного колдуна так и не нашли. На празднике оказалось лишь чье-то отражение, которое рассыпалось в прах, когда его обнаружили. Это было очень странным. Принц стал объектом чей-то коварной игры. Лучшие маги королевства до сих пор ломали над этим головы. Но за шесть лет так и не нашли ответ.
  
  Глава 3
  
  Госпожа Лаэвинна вышла из комнаты падчерицы с таким выражением лица, будто только что съела дольку лимона.
  - И что она заладила: мама, мама, - фыркнула королева, поднимаясь по лестнице наверх, - Давно уже взрослая, а все как ребенок!
  Мысль о том, что Виолетту надо выгодно отправить под венец давно засела ей в голову. Сейчас, по мнению Лаэвинны, все складывалось лучшим образом: и возраст принцессы, и её красота могли в этом деле оказать неоценимую услугу.
  Быть королевой - единственной повелительницей обширных земель, вот о чем госпожа део Гор мечтала, с тех пор, как вышла замуж. Но, когда узнала, что бездетна, поняла всю тщетность своих мечтаний.
  Единственный шанс для неё, чтобы остаться на троне, это не поссориться с супругом. Много лет она играла роль любящей и заботливой матери, понимая с взрослением принцессы о том, что две королевы в одном государстве - это слишком. Виолетта обязательно будет наследовать земли отца, это ни для кого не являлось секретом. Правда, далеко не все знали о том, что вступить в права наследования принцесса сможет лишь в том случае, если её будущий супруг станет приемным сыном короля. То есть пройдет церемонию усыновления, а для этого он должен будет отречься от собственных земель, чтобы посвятить себя заботе о королевстве эльфов.
  В этом случае королева-мать останется на вторых ролях, либо еще хуже - ей придется сопровождать супруга в дальние земли, под тень прекрасных садов и великолепных водоемов, где бывший государь станет придаваться своим воспоминаниям и писать многочисленные труды. Лаэвинне же грозило умереть от скуки рядом с ним в ожидании глубокой старости.
  Она еще так молода и красива, полна сил и жажды жизни! Это господину део Гор почти девятьсот лет, ей же едва минуло четыре столетия.
  Поэтому она решила выдать Виолетту замуж да так, чтобы супруг принцессы жил подальше от этих земель и ни в коем случае не мог бы согласиться на роль сына, а это значит, что он должен быть не юным принцем, а состоявшимся мужем, повелителем, государем. Чтобы принцесса стала в первую очередь женой, и уже во вторую королевой земель своего господина.
  Вот почему дружба между Виолеттой и Ференсем Алем так сильно пугала королеву.
  - Нужно что-то делать! - Лаэвинна кусала губы, пытаясь найти решение.
  Пока горничная помогла ей раздеться, да приготовила воду для умывания, королева не произнесла ни слова. Она казалась задумчивой и усталой, служанка не решилась о чем-либо спрашивать свою госпожу, мудро рассудив, что чем меньше знаешь, тем слаще снятся сны. Поэтому девушка постаралась побыстрее справиться со своими обязанностями и бесшумно покинула королевскую опочивальню.
  Госпожа део Гор почти ничего не замечала вокруг. Мысли атаковали, а она не привыкла много думать. Обычно всё решали за неё: сначала родители, потом супруг. Сейчас ей впервые предстояло пойти против обычного течения жизни. Было бы намного проще, если бы король разделял её опасения.
  - Да, я скажу ему, я попрошу. Девочка выросла и нужно найти ей достойную пару. Да, именно так.
  Успокоившись, она выпила снотворное и уснула, не дождавшись мужа. Как оказалось - напрасно. Утренний разговор получился совсем не таким, как представлялся ей с вечера. Жуэль не разделял её опасений и совсем не спешил спровадить дочь под венец.
  Почти не отдавая себе отчета в том, что делает, Лаэвинна решила написать письмо своему дальнему родственнику. Настолько дальнему, что о нем вряд ли кто-то ещё мог помнить. Накинув халат, она выглянула в полутемный коридор - никого. На цыпочках королева прокралась в кабинет супруга, зажгла светильник над столом. Они берегли энергию и часто по старой привычке пользовались свечами и магическим освещением, но порой, когда король допоздна разбирал корреспонденцию или принимал гостей, включали светильники и лампы. Она открыла письменный стол: взяла бумагу, чернила, перо и набросала несколько торопливых строк. Перечитала. Осталась довольной.
  Лаэвинна запечатала письмо, указала адрес, украдкой оглянулась на дверь, прислушалась - тихо. Закралась мысль, что Жуэль, скорее всего, вновь просидит до утра в библиотеке. Королева вздохнула: что-то в последнее время семейная жизнь идет совсем не так, как хотелось бы. Но тут она вспомнила про письмо и, прижимая его к груди, убрала все доказательства своего присутствия на место. Затем положила конверт в фургончик, который был в кабинете (им пользовались даже слуги) и имел форму старого образца, отправила свое послание адресату. Убедившись, что шкатулка, по виду напоминающая обычную ничем неприметную коробочку, пуста, королева, наконец, отправилась в собственные покои. Теперь оставалось ждать. Госпожа део Гор надеялась, что никто не узнает об этой переписке и попросила в письме, чтобы её известили о решении иным способом. В семействе Лаэвинны для связи между родными использовали воду.
  Несмотря на то, что её родственник много лет ни с кем из семьи не общался, она знала - ей не откажет, тем более, что за его услугу, пообещала вознаграждение и немалое.
  Королева вернулась в комнату, посмотрелась в зеркало: годы не испортили красоты её тонкого, будто нарисованного кистью умелого художника, лица. Сапфировые глаза смотрели с легкой грустью и едва уловимым кокетством. Она любовалась собой. Её пухлые губы чуть-чуть растянулись в легкую улыбку, взгляд задержался на аккуратном носике, остром подбородке, тонкой изящной шее, потом вернулся к глазам. Пушистые ресницы трепетно, как крылья бабочки, то прикрывали взгляд, то вспархивали вверх, почти касаясь изогнутых линий над ними - бровей. Королева взяла щетку для волос, провела по пышным темным волосам, пригляделась, пытая обнаружить седину. Но нет. Они, как и прежде, мерцали в сиянии свечей лишь темными оттенками.
  - Нет, я еще очень молода, чтобы уйти на покой. Нет-нет. Я еще в силах бороться за власть.
  Она подмигнула отражению. Устало зевнула, потушила свечи и с приятными для себя мыслями забралась в постель.
  ---
  Виолетта почти не спала в эту ночь и, как только звезды начали гаснуть одна за другой, выбралась из-под одеяла. Принцесса оделась, но не в платье, а в костюм для верховой езды да перелезла через широкий подоконник окна своей комнаты, спустилась вниз по веревочной лестнице. Она спешила. Пока утро еще только пробуждалось, нужно было успеть. Сегодня в день своего рождения, предстояло перенести тяжелую церемонию встреч, поздравлений - и кто только придумал, что это и есть праздник! До её мук осталось совсем немного времени, и принцесса торопилась на встречу, которую назначила сама, тайком от всех.
  Плотные брюки спасали её ноги от цепких кустов и хлестких веток, а высокие сапоги от мокрой травы. Волосы пришлось собрать в тугой хвост, чтобы упрямые локоны не топорщились из-под шляпы и ни за что не цеплялись. Глубокий капюшон скрывал лицо от посторонних глаз, хотя в это время её мог увидеть разве что конюх, вышедший по нужде или садовник, если вдруг в это утро прогуливался по той же причине. Замок еще спал.
  Виолетта с детства ненавидела притворство, но у нее не было выбора, необходимо соответствовать титулу - принцессы королевства эльфов. И поэтому хочешь или не хочешь, но маску приветливой улыбки нужно носить на лице в любое время суток.
  Лишь изредка, когда ей удавалось побыть одной, можно было не беспокоиться о соблюдении этикета. Вот и сейчас она вновь, как в детстве, чувствовала себя намного свободнее, чем в стенах замка, под присмотром фрейлин и слуг.
  Принцесса оглянулась, перевела дух, прислушалась к тишине и, обогнув сад, направилась легкими перебежками от дерева к дереву в сторону озера, скрывающегося за небольшой рощицей.
  Она пришла к назначенному часу, но он, как обычно, опередил её.
  - Здравствуй, Вилл, - такой родной, теплый голос.
  Как же сильно она по нему соскучилась! Так бы и повисла на шее, но лишь подошла, откинула капюшон и постаралась запомнить каждую новую черточку на его лице.
  - Здравствуй, - ответила эхом, чуть потупив взор, - Я рада, что ты пришел.
  Она не знала с чего начать. О чем спросить. Полгода - вроде бы и немного, но и совсем не мало. Раньше она обняла бы его и поцеловала, как родного брата, а сейчас не решилась. Принцессу все еще тревожили слова матери.
  - Что с тобой, Вилл? Что-то случилось? - принц Ференс подошел к ней, взял за подбородок, заглянул в глаза, - Если ты рада, то отчего такая грусть? И где самые горячие объятия на свете?
  Он сделал шаг назад, раскинул руки в стороны:
  - Иди же ко мне!
  Она недоверчиво покосилась на братца: 'Не шутит ли?' Но на его лице не появилось и тени улыбки. Сделала робкий шажок и, отбросив все сомнения, Виолетта кинулась к нему в объятья.
  - Ну, наконец-то! - слегка покружил её Ференс, поцеловал в щеку, - Я скучал по тебе.
  И от этих его слов лед недоверия - растаял, будто и не было.
  - Я тоже скучала, Тито. Очень-очень! - наедине они называли друг друга, как прежде.
  Она смотрела на него и улыбалась. В черном простом костюме, шляпе и черном плаще, он казался тенью, а не реальным человеком. Выше нее почти на голову, в плечах не очень широк, зато руки сильные, подхватил её, как перышко, и даже, казалось, не почувствовал веса. Правда, она была стройной, но все-таки - "Настоящим мужчиной стал" - подумала восхищенно, пытаясь разглядеть смеющиеся глаза братца. Ведь, наверняка, потешается над её растерянностью. Его шляпа почти полностью скрывала от нее лицо друга и насмешливый взгляд. Но голос выдал настроение принца:
  - Тебе идет этот костюм, подчеркивает фигуру, - он хмыкнул, - А в платье не была видна твоя худоба. Неужели у вас так плохо кормят? Я бы твоего повара давно уволил!
  - Еще одно слово, мой названный брат, и я уволю тебя! - ответила она с вызовом, но тут же услышала смех принца.
  - Как же я скучал по твоим дерзким ответам, Вилл! - сказал он, целуя её в другую щеку, - Не сердись, хорошо?
  Она стрельнула взглядом и слегка улыбнулась - не хотела ссориться с ним. Тем более, что его не будет на празднике. Она решила не дразнить лишний раз мать ненужными домыслами, которые, скорее всего, вновь придут в голову её величеству, если она заметит среди гостей Ференса. Только, как об этом сказать 'братцу', принцесса пока не знала. Каждый раз, когда назначала ему встречу, он приходил без опозданий, а в день рождения, всегда старался удивить и поднять настроение. Принц отстранился и присел у ног Виолетты, взял её руку в свои ладони, произнес:
  - У меня для вас подарок, Ваше Высочество. Закройте глаза и не подсматривайте.
  Она послушно выполнила его просьбу. Почувствовала прикосновение теплых рук, легкий щелчок и что-то тяжелое повисло на запястье.
  - Теперь можно смотреть, - разрешил Тито.
  Она открыла глаза и ахнула - руку обвивала серебряная змейка с изумрудными глазами.
  - Какая красота, - промолвила принцесса восхищенно, проводя рукой по гладкой поверхности браслета,- Спасибо!
  - Я рад, что тебе нравится. С днем рождения, Вилл! - Тито поднялся, встал рядом с ней, - А теперь я бы хотел узнать, что печалит тебя. Рассказывай.
  
  Глава 4
  
  Принцесса незаметно для себя всё рассказала братцу. Он не перебивал поток льющихся из нее слов и ни о чем не спрашивал. Видно, Виолетте нужно было кому-то выплеснуть накопившиеся в сердце сомнения. Ференс нежно обнял её. Позволил положить голову ему на плечо. Так, обнявшись, они и встретили рассвет. Принцесса смотрела на воду, легкий ветерок теребил её шляпу. Принц застыл, как изваяние, обдумывая услышанное.
  - У тебя ведь нет на меня никаких планов? - спросила спустя несколько мгновений после своего рассказа Виолетта.
  Она слышала, как бьется сердце друга - ровно и спокойно. Её сердечко, прыгающее в груди, словно пойманная в клетку пташка, постепенно замедлило ход, слилось с ритмом братца - стук в стук.
  Ференс не спешил с ответом.
  - Почему ты молчишь? - Виолетта обернулась к нему.
  - Потому что мне не нравится идея о твоем замужестве, что-то тут не так...
  - Думаешь?
  - Почти уверен, и к тому же у меня есть планы, - он прислонил указательный палец к её приоткрытым губам, - Дослушай, не спеши с выводами. У меня есть планы сделать тебя счастливой. Самой счастливой на свете. И вот тут твоей матушке очень не повезло. Никто не смеет обижать мою названную сестру. И поэтому, как бы ей не хотелось от меня избавиться, я никуда не уйду сегодня с твоего праздника.
  - Я знала! - воскликнула Виолетта, целуя принца в щеку, - Тито, ты самый лучший брат на свете!
  - Вилл, послушай меня внимательно: у нас мало времени, - охладил он её радость, - Мне нужно переодеться в костюм одного из твоих слуг. Я не хочу привлекать внимание твоей матери, поэтому постарайся вынести мне вещи незаметно.
  - Хорошо.
  - Не спеши. Это еще не всё. - Ференс поймал за руку сорвавшуюся с места принцессу, наклонился к её уху и прошептал так, чтобы возможные свидетели их встречи ничего не услышали, - Твой браслет - это не просто безделушка. Если нажмешь одновременно на оба глаза змейки, то сможешь позвать меня. И как бы далеко от тебя я не был - найду след. Если потянуть её слегка за хвост, вот так, - он продемонстрировал, как нужно сделать.
  - Она исчезла?! - удивилась Виолетта тому, что украшение пропало с глаз, - Но я чувствую её вес...
  - Вот именно! - усмехнулся он, заметив, что по лицу принцессы проскользнуло понимание, - Догадалась, как? Еще раз потянешь - вернется видимость.
  - Братец, ты полон сюрпризов! - улыбнулась Виолетта и потрепала его за подбородок.
  - Еще бы! Всё к вашим услугам, моя принцесса, - улыбнулся Ференс и серьезно добавил, - А теперь беги за вещами. И поторопись!
  Едва она скрылась с глаз, как из-за тени дерева выступил воин.
  - Я ждал вас, - сказал он тихо, будто боялся потревожить пение птиц, - Спасибо, что пришли.
  - Я не мог не прийти. Вы знаете, - ответил принц, шагнув навстречу.
  - Нет. Не подходите! - остановил его воин, - Могут увидеть нас вместе. Тогда ваш план будет на грани провала.
  - Что вы хотите? - спросил принц, не называя имени своего собеседника. Хотя он его узнал, не мог не узнать - Лаоль Фар аде Оль почти не изменился с момента их последней встречи. Ференс догадывался, что тому известен каждый шаг Виолетты и поэтому совсем не удивился его появлению. Принц предполагал, что за ними следят.
  - Того же, что и вы, - ответил Лаоль, озираясь по сторонам, - Чтобы принцесса была счастлива, и её жизни ничто не угрожало.
  - Существует реальная опасность?
  - Да, - воин нахмурился. - Не спрашивайте. Я не знаю точно от кого она исходит. Предполагаю, что за этим стоит Лаэвинна, но кто её союзник - пока не знаю.
  - Не думал, что для вас существуют тайны.
  - К сожалению, существуют, - качнул головой Лаоль, - Поэтому очень прошу вас - не спускайте глаз с Виолетты сегодня на празднике. Я тоже буду поблизости и мои воины, но... чем больше с ней будет верных друзей, тем лучше. Вы же меня понимаете?
  - Да. Понимаю.
  - Она возвращается, - произнес Лаоль одними губами и исчез, будто его и не было.
  Правда, Ференсу удалось увидеть, где тот прячется и, как оказалось, он тут - не один, а со своим отрядом серых теней, который представлял собой самых лучших воинов королевства. Об этом принцу стало известно из уст Виолетты уже довольно давно, но рассмотреть это почти невидимое и неуязвимое войско, он смог впервые, проследив за господином аде Олем. Эльф оставил за собой едва приметный след. Его-то и обнаружил Ференс, используя древнею магию своего рода, которую ему передал в наследство дед вместе с другими знаниями через медальон, когда пришел срок тому открыться.
  Виолетта раскраснелась от быстрого бега, из-под шляпы выбились золотые локоны. Её высочество была дивно хороша, и Ференс невольно залюбовался.
  - Вот, Тито. Одевайся, - всунула принцесса ему в руки ворох одежды, переводя дух.
  - С кого сняла? - спросил принц, сбрасывая с себя плащ и шляпу.
  - Ни с кого, в прачечной взяла. Ты же сказал - быстро. А это быстрее всего, - она отвернулась, давая возможность Ференсу переодеться.
  - Ну и на кого я теперь похож? - со смехом в голосе через пару порывов ветра произнес принц, привлекая внимание Виолетты.
  Она обернулась, задумчиво окинула братца с головы до ног. Времени, чтобы подобрать правильный размер у неё не было. Но, да из большего - принц уже не выпадет. И то хорошо. Рубаха широковата, штаны - мешковаты, подвязаны поясом, жилет длинноват...
  - Эх, размер я не угадала, - огорченно проговорила принцесса.
  - Да, с Хапте Бородом тебе не сравниться! Хм, но не могу же я - все время держаться за штаны! - Ференс озадачено потоптался на месте, подпрыгнул, присел,- Вроде держатся. Вилл, кто я и что должен делать?
  - Ты - помощник по хозяйству, в подчинении у дворецкого, выполняешь его поручения.
  - Надеюсь, у вас не один помощник? Я могу надеяться, что меня не прогонят или не пошлют меня куда-нибудь за пределы замка?
  - Нет, не пошлют. У нас на это посыльные есть, - успокоила братца Виолетта. - И не прогонят. Помощников сегодня надо много, еще пригласили дополнительных слуг для праздника, вряд ли наш Ровелен всех знает, даже по имени.
  - Хм, вот как? - он задумался, что не скрылось от глаз подруги.- И все помощники ходят в этом?
  - А что такого? - забеспокоилась она.- Заказали еще неделю назад у портных дополнительные костюмы и для помощников, и для поварят, и для слуг. Тебе цвет что ли не нравится?
  - Нет-нет, ничего. Просто, думаю, надо меня немного еще украсить, - Ференс провел рукой по лицу и вместо братца теперь на Виолетту смотрел совсем неизвестный юноша. Правда, улыбался он очень знакомой улыбкой, - Ну, как?
  - Ой! - всплеснула руками принцесса. - Тебя так и родная мать не узнает!
  - На это и рассчитываю, - подмигнул ей Ференс и подумал, что кроме него так могут пройти и те, кто хочет причинить вред Виолетте.
  Действительно, стоило быть очень осторожным и внимательным. Он обернулся и спрятал свои вещи за магический щит, под деревом, на котором разместился Лаоль Фар аде Оль. О чем тот думал, принцу было неведомо, но явно разговор с принцессой легко дошел до слуха эльфа и его воинов.
  - Идем скорее, Тито! - Виолетта топнула ножкой от нетерпения, - Уже слуги проснулись, мне нужно возвращаться!
  - Идем, - согласился он, в последний раз окинув взглядом место их встречи.
  Проходя мимо последнего деревца, принц услышал в шелесте листьев:
  - Возьмите нож, лезвие отравлено, пригодится...
  К ногам Ференса упали небольшие ножны, они легко умещались в ладони, и он спрятал их за голенище сапога, не привлекая внимания Виолетты. Она опережала его на два шага и уже вышла из рощи.
  - Ваша милость! Ваша милость! - послышался звонкий голосок. Принц увидел одну из прелестных фрейлин Виолетты. В воздушном синем платье она напоминала большую птицу, которая заблудилась в чужом лесу и не может взлететь. Руки её были раскинуты в стороны, дыхание прерывистое, а глаза, будто жили собственной жизнью - беспрерывно метались по взволнованному лицу. Темные волосы фрейлины, собранные на затылке, вздымались вверх, словно хвост павлина. Девушка запыхалась от быстрого бега, и едва переведя дух, затараторила, - Ваша милость, вот вы где?! Вас все ищут! А в комнате вас - нет, и в библиотеке, и в саду...
  - Лаиза, немедленно успокойтесь! - резко приструнила её принцесса.
  Фрейлина тут же закрыла лицо руками и пару раз глубоко вздохнула. Видно, не в первый раз её так сильно захлестнули эмоции.
  - А теперь медленно и по порядку расскажите: кто и зачем меня ищет? - приказала Виолетта, когда девушка перестала дрожать и отняла руки от спокойного и довольно милого лица. Ференс наблюдал за спектаклем с интересом из-за молодого вяза, за который успел метнутся, едва услышал Лаизу.
  - Вас, моя госпожа, разыскивает Её Величество, а еще господин Ровелен желает уточнить, где накрывать столы: в саду или под навесом, или, может быть, в торжественной зале?
  - Так... дай-ка подумать, пожалуй, лучше в саду, - ответила Виолетта и отмахнулась от фрейлины, - Идите, передайте ему, чтобы выносили столы в сад.
  - А как же ваша матушка? - спохватилась Лаиза и капризно поджала губы, - Я не могу вернуться без вас.
  - Не беспокойтесь, я сейчас зайду к ней, - ответила принцесса и нервно обернулась на Ференса. Провести его незаметно уже не получится.
  Он махнул ей, чтобы уходила. Когда девушки скрылись из виду, принц вышел из-за дерева. Вразвалочку, копируя походку селян, он направился к замку.
  - Эй, паренек! - окликнули его у первой ступени на широкой лестнице крыльца. - Ты откуда идешь?
  - Оттуда, - неопределенно махнул рукой Ференс, оборачиваясь.
  Возле него топтался рослый детина и заискивающе заглядывал в глаза:
  - Слышь, тебе тоже не по размеру дали? Давай поменяемся, а? Глянь, я какой большой, а штаны мне короткие всунули.
  Ференс усмехнулся, и правда, штаны незнакомцу едва доходили до щиколоток и были довольно тесными.
  Жалея парня, принц согласился:
  - Давай.
  - Агась! - обрадовался детина. - Вот сюды, давай за кустом.
  Пока переодевались, незнакомец без устали вываливал на Ференса все, что происходило в последнее время в его жизни: и что живет один с матерью, и что в воины хотел пойти да не взяли - слишком рослый, и что работает на кузнице подмастерьем. Принц слушал в пол уха говорливого парня. Думая о том, как бы во время праздника оказаться поближе к Виолетте.
  - Меня Хладом звать, - представился парень, протягивая для пожатия широкую крепкую ладонь.
  - Михей, - нашелся принц, пожимая руку Хладу.
  - Благодарствую, Михей. Мне твои портки в пору, - улыбнулся детина во весь рот.
  - Мне твои тож не жмут, - ответил принц. - Куда теперь идти - знаешь?
  - Да, грят, надо найти дворецкого, - Хлад огляделся по сторонам и махнул рукой, - Вон, гляди, кажись он и есть.
  Принц проследил взглядом за жестом парня и увидел высокого тонкого господина в черном блестящем костюме, который отдавал какие-то распоряжения двум девочкам-служанкам.
  Хлад и Михей прямиком направились к нему. Увидев их еще издали, дворецкий буквально просиял лицом.
  - О, ребята, вы вовремя! Идемте скорее за мной. Надо столы перенести в сад и быстро.
  Сразу взяв их в оборот, дворецкий нагрузил работой так, что не только на отдых, но и на то, чтобы оглядеться времени совсем не было. Часа через три стало легче - столы и стулья расставили, шатры установили, гирлянды развесили - теперь ребята в "синих рубашках"(как про себя обозвал свой рабочий отряд Ференс) были на подхвате. В желтых рубашках парни и девушки порхали вокруг столов - носились не хуже шмелей с наполненными посудой подносами в руках. Еще через час - появились первые гости.
  Окидывая каждого из них внимательным взглядом, Ференс время от времени замечал, что за гостями следит не только он. Еще несколько "слуг", а по сути - воинов, наблюдали за господами и дамами, осыпающими подарками и комплиментами принцессу Виолетту део Гор. Ференс гордился названной сестрой - она излучала спокойствие и очарование, от нее невозможно было отвести глаз. Принц незаметно подошел к ней на расстояние вытянутой руки и как раз вовремя. Он каким-то шестым чутьем почувствовал врага. Некто в черном бархатном плаще, оттеснил принцессу от всех в тот момент, когда гостей пригласили вкусить праздничный обед, и накрыл невидимым шатром. Ференс, пользуясь магией предков, увидел, как отчаянно сопротивляется Виолетта похитителю, изловчился и метнул нож. Он заметил, как скрючился от боли незнакомец и, к счастью, выпустил свою жертву из рук.
  Раздался вскрик королевы, началась суматоха. Слуги и придворные растерялись. Господин део Гор пытался успокоить гостей и привести в чувство супругу.
  - Вилл, как ты? Вилл? - Ференс первым оказался возле испуганной принцессы.
  Виолетта смотрела на него каким-то пустым взглядом, потом будто очнулась и тихо проговорила:
  - Со мной все хорошо...
  - Кто это был? - возле них оказался Лаоль Фар аде Оль.
  - Я не знаю, - ответила принцесса, - А что с мамой?
  Все обернулись на бледную молчаливую королеву. Она не могла произнести ни звука, лишь всхлипывала и сотрясалась так, будто очень замерзла. Виолетта бросилась к матери, постаралась как-то ей помочь.
  - А вы успели разглядеть похитителя? - господин аде Оль теперь обращался к Ференсу.
  - Нет. Я успел лишь метнуть в него ваш нож.
  ---
  Лаэвинна на протяжении нескольких дней ждала ответа от родственника, но он не спешил подавать ей о себе вести. Закрутившись в подготовке к празднику, она не подумала о том, что тот может осуществить задуманное именно в день рождения принцессы. Довольно удобный случай выкрасть девушку без возможных последствий. Вряд ли кто-то смог бы вычислить похитителя среди множества гостей.
  Едва закончилась торжественная часть, и гости прошли к накрытым столам в саду, Лаэвинна взяла бокал с вином. Поднимая его за здоровье дочери, сделала глоток и увидела надпись тонкой нитью букв на дне: "Я согласен. Расплатишься молчанием".
  С криком она выронила бокал из рук и лишилась чувств. А когда пришла в себя - поняла, что потеряла дар речи. Сделка состоялась.
  
  Глава 5
  
  - Снова не пришла, - кто-то произнес созвучную мысль вслух.
  Ференс обернулся. Как он и предполагал, за его спиной вырос, будто гриб - Лаоль Фар аде Оль. Встретившись с хмурым взглядом воина, принц качнул головой. И так понятно, что и на этот раз Виолетта пропустит их встречу.
  Три года прошло с того самого дня, когда её чуть не похитили, а королева-мать лишилась дара речи. За этот срок его сестрица изменилась и очень сильно. Вместо жизнерадостной Виолетты появилась неизвестная ему особа. Вроде бы и она, но будто бы и нет. Всё своё свободное время принцесса теперь проводила в обществе матери. Конечно - это могло бы быть похвальным, если бы Виолетта не так рьяно заботилась о королеве и не оберегала бы её, точно преданная собачка.
  - Демонов хвост! Я не понимаю, что с ней, - снова подал голос Лаоль. - Никогда бы не подумал, что ваши встречи прекратятся когда-нибудь. А тут, третий год подряд...
  - Странно это всё, - пожал плечами Ференс. - Я думал, что со временем она станет прежней. Попробовал вызвать на разговор, но ничего не вышло. Молчит, либо отвечает - да, нет...
  - Я подозревал, что могли что-то подсыпать в вино, - Лаоль покачал головой, - Но я проверил! Заставил своих воинов заглянуть в каждую бочку, каждый кувшин. Лично я каждый бокал обнюхал - ничего!
  Он ударил с досады кулаком по стволу дерева и горько вздохнул.
  - Может, чары наложены? - принц задумчиво вернулся в прошлое.
  Да, он успел тогда ранить злодея. Но принцесса... часто приходила мысль - а вдруг колдун ей навредил? Но, тут же приходили и сомнения - что тот мог сделать за столь короткий промежуток времени? И снова мысли пускались в спор и приводили к выводу - Да все, что угодно! Колдун был силен. Его не могли найти даже по тому короткому следу, что тот оставил. Никто не знал: где его логово, и когда он вновь попытается забрать с собой принцессу.
  Раздумья над прошлым, порой, не давали покоя и мешали спать. Виолетта давно стала очень дорога Ференсу, и он надеялся когда-нибудь получить ответ на свои вопросы.
  - Нет. Проверял. Всё - чисто! - Лаоль усмехнулся. - Святые Демиурги! От меня наш лекарь бегает, как от цепного пса! А все потому, что при каждой встрече прошу его дать подробный отчет о здоровье принцессы.
  Они помолчали, каждый думая о своем.
  - И что говорит лекарь? - поинтересовался Ференс, обрывая лепестки на букете роз, которые принес Виолетте в подарок.
  - Да что он скажет! - отмахнулся аде Оль, - Здорова.
  - Радует, правда, не очень, - по виду воина, Ференс понял, что тот разделяет его чувства. - Что говорит король?
  - Считает, что девочка повзрослела. Его почти не беспокоит её состояние. Забота о матери - похвальна. Да-а... - аде Оль, почесал подбородок, - Не знаю, как его убедить в обратном.
  Принц ожидал такой ответ. Внешне принцесса была полна жизни и светилась здоровьем. И все-таки эти изменения в её поведении, даже если ссылаться на взросление - слишком не сочетались с ней прежней.
  - Мне пора уходить,- Ференс посмотрел куда-то вдаль. - Я знаю, здесь есть какая-то тайна. Я хочу её разгадать. Возможно, в следующий раз я вернусь к вам, докопавшись до истины.
  - Подождите. Не знаю, что вы задумали. Но торопиться - нельзя, - Лаоль подошел к принцу и тихо произнес, словно опасался быть подслушанным, - Прошу вас поговорите с Хельгой. Возможно, что только деймы сумеют здесь помочь. Пусть она попросит старейшину о встрече со мной.
  - Хорошо. Я поговорю, - принц сунул цветы в руку воина. На недоуменный взгляд, ответил, - Передайте Виолетте, что я её ждал. Подарок - внутри букета.
  Попрощавшись с Лаолем, Ференс переместился поближе к собственному дворцу. Еще не хватало получить от отца упрек в том, что вместо Государственных дел, он занимается личными неурядицами.
  Личными? Да, пожалуй, то, что случилось с Виолеттой - являлось его личным делом, в которое он не собирался посвящать родных. Мать все еще болезненно воспринимала любую разлуку с ним, что же касается отца - он стремился вырастить из Ференса достойную себе замену. Быть повелителем огромного Государства - нелегко. Светлое и Темное королевство включали в себя несколько меньших, которые в свою очередь были поделены еще и на княжества, а территориально эти небольшие государства располагались во всех концах света. Соединенное Королевство было довольно обширным по территории, но власть повелителя не распространялась на те земли, что оказались за пределами его Государства. Королевство эльфов, гномов, драконов - подчинялись собственным законам, мир грез объединял их властью демиургов, призывая к доброму соседству.
  Еще были земли демонов и не волшебные миры, в которых существовали другие законы.
  Обо всем этом принц узнал из уроков географии. Границы всех королевств он должен был выучить наизусть, а еще юному повелителю надлежало знать всех высокопоставленных министров и, конечно, владык - королей да князей не только поименно, но и лично.
  Отлучаться надолго Ференс не мог, но раз в год все-таки находил время для Виолетты, а теперь оказалось, что ей это не нужно. Он не верил в забывчивость сестрицы и на этот раз решил все узнать. Подарил ей зеркальце - кулон, на который наложил чары. Принц надеялся, что безделица понравится её высочеству, и она станет носить украшение на груди. Вот тогда-то он и сможет разгадать её тайну.
  Рассказать о своих подозрениях Ференс мог бы Лисси, но она уже больше года как покинула его. Вернулась в свое королевство. Хельга - воспитывала дочь и редко появлялась во дворце. Отец считал, что сын достаточно взрослый, чтобы его опекали няньки.
  Ференс с одной стороны разделял его мнение, с другой - ему сейчас очень требовался дружеский совет. Он вернулся в свою комнату - умылся, переоделся и, немного подумав, позвал Хельгу д`Аймон - отправил ей через фургончик небольшую записку, в которой попросил о личной встрече. Ответ не заставил себя ждать. Буквально через несколько мгновений за его спиной раздались знакомые мягкие шаги женщины-кошки.
  ---
  Лаэвинна прокляла все на свете за свой легкомысленный поступок. И почему она не подумала о последствиях прежде, чем связалась со своим ненормальным родственником? - эта мысль ни один раз посещала её за три года. Мало того, что колдун ей рот закрыл - заставил замолчать, а это настоящая пытка для любой женщины, так еще и приставил к ней стража. Её девочка - Виолетта - была доброй, заботливой, приятной во всех отношениях (за время разлуки с падчерицей всё плохое - забылось), а эта особа, что исполняла сейчас роль принцессы была совсем другой. На людях она проявляла заботу о якобы своей матери, всячески опекала королеву, а на деле - мешала ей рассказать окружающим, что происходит.
  Никто не увидел подмены. Об этом знала лишь королева, но рассказать вначале не смела от испуга, потом - не вышло. Колдун с помощью своей бездушной куклы следил за каждым шагом Лаэвинны.
  Лже-Виолетта сумела выставить мать перед обществом и супругом беспомощной и чуть ли не тронутой умом. К тому же она доказала, что Лаэвинна не способна даже на бумаге отобразить собственные мысли. Никто и не подумал проверить чернила и перо на пригодность, а с листа снять колдовские чары. Королеве не удалось вывести ни единого слова. Её молчаливое возмущение и вскидывание рук расценили как нервный приступ.
  - Ох, моя бедная матушка! Вы видите, она очень устала. Ей нужен покой! - с принцессой сложно было не согласиться.
  Да и сама Лаэвинна со стороны, верно, посчитала бы себя умалишенной. Хорошо еще, что её не отправили в пансионат, а оставили во дворце под присмотром лже дочери. Эту незнакомку даже мысленно язык не поворачивался назвать Виолеттой део Гор.
  Наедине с матерью падчерица снимала маску вежливости. За три года она измучила королеву насмешками, угрозами и грубостью. Иногда девушка замирала и обводила комнату не своим взглядом. Лаэвинна понимала, что в этот момент на нее смотрит колдун, и от этой мысли её кожа покрывалась мелкими пупырышками, а сердце сжималось от жуткого страха.
  Самым печальным было то, что супруг больше не проявлял к ней интерес. Встречались они только за обеденным столом. И на её жаркий взгляд он выдавал всего лишь пару ничего незначащих вежливых фраз. Жуэль стал холодным и чужим.
  Нет! Не об этом она мечтала, когда строила свои планы насчет замужества Виолетты. Не такой хотела видеть свою жизнь.
  "С кем бы поговорить, кому бы объяснить? Кто поверит?" - не в первый раз думала об этом королева, опасливо поглядывая на сидящую рядом с ней дочь.
  Ответ сам постучался в двери. Виолетта поднялась из кресла, где читала, открыла на стук, и на пороге комнаты оказался Лаоль Фар аде Оль. Королева просияла приветливой улыбкой, она нашла свой путь к спасению: "Только бы получилось, хоть на один миг, перехватить его взгляд!"
  Никогда прежде она не обращала внимание на этого воина - преданного друга её супруга и дочери. Теперь он стал единственным спасением. Подозрительный и скрытный господин аде Оль высоко поднялся по воинской лестнице - стоял на одной ступени с первым Министром королевства, носил звание генерала и отвечал за внутреннюю безопасность королевства. Но Виолетта до сих пор была его любимицей и, несмотря на свой высокий ранг и занятость, он находил время для общения с принцессой. Судьба девочки не могла не заинтересовать его. На это и рассчитывала королева. Он должен выслушать и понять. Должен помочь!
  - Лаоль? - удивленно вскинула брови принцесса и холодно изрекла, - Чем обязана?
  - Простите меня, Ваше Высочество, - сдержанно вежливо ответил господин аде Оль, - Вам передали подарок.
  - Кто? - она нехотя приняла букет из его рук.
  - Принц Ференс. Он просил передать, что подарок внутри букета. Он ждал вас, но вы не пришли...
  - Так быстро ушел... - произнесла равнодушно, достала из цветов небольшой кулон.
  Рассматривая его, принцесса выронила цветы.
  Королева воспользовалась шансом. Она подняла букет, будто собираясь поставить в вазу. Подошла к столу, плеснула из кувшина для умывания немного воды и жестом попросила воина помочь.
  Виолетта занялась подарком и не заметила действий матери. Лаоль взял в руки вазу и с удивлением обнаружил, что вода в ней бурлит и пенится, да выстраивается в короткие слова: 'Сегодня в полночь. В саду. Приходите один'.
  Едва отвел взгляд, надпись исчезла. Лаэвинна улыбнулась кончиками губ и слегка кивнула, забирая вазу с цветами у ошеломленного воина. Впрочем, он быстро взял себя в руки, и его лицо вновь стало непроницаемым. К счастью, принцесса ничего не заметила.
  - Благодарю вас, Лаоль, - сказала она, покрутившись у зеркала и любуясь подарком. Кулон сочетался с её глазами и ярко поблескивал в солнечном свете. - А теперь оставьте нас, маме нужен покой.
  - О, да. Конечно, - воин вышел за дверь, но успел шепнуть королеве, - Буду ждать.
  Тем самым подал ей надежду. Оставалось лишь усыпить бдительность принцессы и выбраться из комнаты к назначенному часу. Трудная задача, но Лаэвинна знала, как её решить.
  Она изо всех сил старалась выглядеть спокойной - такой, как всегда. Внутри все сжималось от одной мысли о предстоящей встрече с господином аде Олем. Как ему обо всём рассказать - продумала до мелочей - так же как и утром, через воду. Они пройдут с Лаолем к озеру, и она все покажет. Да, именно покажет! То, о чем и как говорит с ней принцесса и еще этот взгляд - дикий, темный, будто ночной колодец - от которого у Лаэвинны всякий раз холодеет душа. Она надеялась на удачу и хотела вывести на воде хотя бы несколько значимых фраз: 'Принцесса в опасности, меня заколдовали, за мной следит морок.' Лаоль опытный воин, он должен понять её правильно.
  Вечером, во время ужина, королева тайком подмешала в вино принцессы снотворное зелье. Пары капель было достаточно для беспробудного сна. Но Лаэвинна добавила больше - пять, чтобы морок заснул наверняка.
  Незадолго до назначенного часа, королева открыла глаза, прислушалась. В комнате было тихо. Нарушался покой только мерным посапыванием принцессы и двух служанок, которые тоже были приставлены к ней. Лаэвинна встала с потели и на цыпочках прошла к шкафу, осторожно приоткрыла его дверцу. Пошарила рукой, не зажигая свечей, вытащила заранее приготовленные вещи: высокие сапожки на мягкой подошве - легкие и бесшумные, да теплый шерстяной плащ. На то, чтобы одеться в платье или какой-то еще наряд у нее не было времени. Поплотнее запахнувшись и накинув капюшон, королева выскользнула за дверь комнаты, обошла похрапывающих стражников у дверей и тенью проскользнула по пустому коридору. Спускаясь по лестнице, госпожа Лаэвинна вдруг почувствовала ледяное дыхание. Неожиданно перед ней появилась Виолетта.
  - Далеко ли собралась, матушка? - поинтересовалась принцесса, расплываясь в хищной улыбке. Глаза - два омута - окинули мать недобрым взглядом. - Встреча у озера?
  Королева затряслась от панического ужаса, смешанного с гневом. Да, как она смеет - вставать у нее на пути! И сделала шаг вперед, хотела оттолкнуть девушку с дороги, но наткнулась, будто на каменную стену.
  - О, да ты хочешь потягаться со мной силой? - плечи принцессы затряслись от смеха, а холл загремел от звука её демонического голоса, - А-ха-ха-ха! Голубушка! Это тебе не по плечу! Иди-ка лучше - спа-ать!
  Последнее, что увидела перед собой госпожа Лаэвинна - это довольную улыбку дочери, потом все погрузилось во тьму.
  
  Глава 6
  
  Лаоль Фар аде Оль время от времени поглядывал на часы. Давно уже перевалило за полночь, а королева не спешила появляться. Не похоже было на шутку её сообщение. Скорее всего, Лаэвинне не удалось покинуть свою комнату. Возможно, принцесса заметила намерения матери или кто-то из слуг. Если так, то он тут ничем не может помочь. Разве что попытается с утра увидеть королеву на прогулке, да узнать что-нибудь от неё. Только как? Ведь всем известно, что Лаэвинна не может ни сказать, ни написать ни слова. Впрочем, имелся еще один способ установить с королевой связь, но для этого Лаолю необходимо было уединиться с ней не менее, чем на пять кругов длинной часовой стрелки. И именно это очень затруднительно сделать.
  'Как бы отвлечь Виолетту? Чем бы или кем бы её задержать?' - раздумывал господин аде Оль, прогуливаясь вдоль тенистых аллей сада.
  Послышались легкие шаги. Лаоль скрылся за деревом. Увидел в свете луны спешащую женскую фигурку. Она приближалась, завернутая в черный плащ, прятала лицо в глубоком капюшоне. Что-то подсказывало воину, что эта незнакомка - не та, кого он ждет.
  Женщина пробежала мимо и обернулась в его сторону, будто почувствовала - замерла на миг - провела рукой по воздуху. Уверившись, что за ней не следят, она продолжила свой путь. Через пару шагов остановилась и растворилась в воздухе - исчезла с глаз. Лаоль мог поклясться, что это был не морок, а живое существо. Но чужую магию он не почувствовал, портал тоже не появлялся, как тогда она переместилась и куда?
  Если бы не оставленные легкой ножкой едва заметные следы на дорожке сады, подумал бы, что ему померещилась незнакомка. Он хотел уже выйти из своего укрытия, чтобы лучше рассмотреть оставленные отпечатки на земле, но тут женщина вновь появилась. Озираясь по сторонам, она поспешила в обратном направлении.
  - Ух-ху-у! - крикнул воин ей вслед, подражая вздоху филина.
  Женщина вздрогнула и обернулась. На одно короткое мгновение Лаолю открылось её встревоженное лицо. Это была Виолетта, вот только взгляд черных бездонных глаз принадлежал кому-то другому.
  Озадаченный этим открытием, господин аде Оль поспешил к себе. Он часто проводил время вне стен собственного дома, сейчас же ему было важно всё обдумать, прежде чем принять какое-то решение. И в родных стенах думалось лучше всего. Порой, ему не хватало верного друга и советника - Хранителя тайн - Зея. Тот обычно давал мудрые подсказки. Самому Лаолю в этом деле было трудно разобраться, учитывая, что король ему не верил. И все подозрения, касающиеся его дочери, Жуэль део Гор списывал на злоязычие и сплетни.
  Господину аде Олю оставалось надеяться на встречу со старейшиной Юдосом. Наверняка, старец мог бы как-то объяснить, что происходит с принцессой.
  К счастью, его ожидания оправдались. Дома ждал пакет со знакомым вензелем по краю. Слуга почтительно протянул его господину.
  - Доставили полчаса назад, ваша милость.
  - Отлично, Эн.
  Конверт рассыпался в руках, едва воин его коснулся, обнажив короткое послание:"Жду вас завтра, на рассвете. Ю. Милостью Демиургов."
  - Отлично, - задумчиво проговорил Лаоль, сжимая в руке тонкий лист.
  Оставалось теперь только дождаться нужного часа. Господин аде Оль поднялся по лестнице в кабинет, написал ответное послание и, устроившись на мягком диване, устало прикрыл глаза. Пару часов для сна он мог себе позволить, но не больше.
  Проснулся, заслышав тревожный стук в окно. Ветка клена от сильного порыва ветра забилась, будто кролик, попавший в силки. Лаоль глянул на настенные часы, стрелки показывали без четверти четыре. Можно было еще немного вздремнуть, но он не стал. Поднялся, прошелся по кабинету, размышляя над предстоящей встречей и над тем, о чем придется рассказать. Не хотел бы он широкой огласки. Эльфы обычно сами решали насущные трудности и обращались за помощью к деймам только в особые моменты, когда не могли самостоятельно найти выход из сложных обстоятельств. Принцесса и все что происходит с ней в последнее время - являлось как раз таким особенным - нерешаемым случаем.
  Как и в первую встречу со старцем, Лаоль пришел чуть раньше назначенного срока. Слуги проводили его в высокую башню и попросили подождать у длинной, почти касающейся потолка, двери. Свод башни был полукруглым, почти каноническим, без прикрас, которые так любят короли в своих замках. Уж на такие-то красоты Лаоль за свою жизнь налюбовался вдоволь. И в Северном королевстве и в Южном и даже в Восточных землях. Дворцы и замки венценосных господ отличались разве что этими самыми рисунками на стенах, потолках и витражами окон, где мотивы были свои, а принцип оформления - общий.
  - Проходите, - прервал его размышления мальчик лет шести-семи, любезно отступая в сторону и показывая рукой на открывшуюся дверь за его спиной, - старейшина ждет вас.
  Сделав пару шагов, воин оказался в круглой небольшой зале с высокими окнами, выходящими на четыре стороны света. Новый кабинет старца был так же скуп на мебель, как и прежний - стол, два кресла, да шкаф со старинными рукописями - вот все, что в нем было.
  - Дорогой Лаоль, рад видеть вас! - воскликнул старец, поднимаясь к нему из-за стола, заваленного толстыми томами книг.
  Юдос ничуть не изменился, будто бы годы не были над ним властны.
  - И я рад вас видеть в добром здравии, дорогой Юдос, - склонился перед старейшиной в приветственном жесте господин аде Оль.
  Спустя полчаса, от тепла их встречи не осталось и следа. Волшебник и воин угрюмо молчали да сверлили друг друга тяжелыми взглядами. Лаоль от того, что понял свою ошибку - нужно было раньше оповестить деймов о событиях, происходящих в королевском семействе после для рождения Виолетты. Старец по другой причине. Выслушав рассказ Лаоля, старейшина Юдос глубоко задумался, покачал седой головой:
  - Вот ведь как бывает: ждешь беду с одной стороны, а она появляется совсем с другой. Лаэвинна, Лаэвинна, госпожа део Гор, что же вы натворили, какие несчастья к себе притянули?..
  Он помолчал, хмуро перебирая в руках белоснежные бусы. Жемчужные горошины мелькали в его пальцах, мягко постукивая друг об друга. На короткий миг они напомнили Лаолю о потерянном друге.
  - Вот уж от кого не ждал никаких невзгод, так это от вашей королевы... - продолжил старец, - И почему Жуэль молчал и молчит до сих пор? Ведь это не он послал вас ко мне?
  - Нет, не он, - мрачно ответил господин аде Оль. - Боюсь, что если бы наш король узнал о моем намерении, я бы сюда не пришел.
  - Вот как? - старейшина задумчиво провел рукой по своей бороде вниз. - Я должен повидаться с ним. И как можно скорее.
  Старейшина позвонил в легкий колокольчик, который откуда-то возник в его руке. И вновь Лаоль увидел мальчика: темноволосого, чуть полноватого крепыша лет семи, с умными, озорными глазами. Того, который приглашал его войти.
  - Жусс, мальчик мой, - старец едва заметно приложил к губам указательный палец, прося, смутившегося воина, о молчании, - принеси мой плащ и шляпу и будь готов сопровождать меня.
  - Хорошо, учитель, - радостно улыбнулся малыш и припустил со всех ног выполнять просьбу старца.
  Едва за ним закрылась дверь, Лаоль вопрошающе посмотрел на старейшину:
  - Этого мальчика зовут - Жусс?
  - Да, - спокойно ответил Юдос, - Этого мальчика ждет большое будущее. Полное имя моего воспитанника - Жусс Сауэль Зей...
  - Но как?! - растерянно воскликнул Лаоль, встав с кресла. Он прошел до двери, выглянул из-за неё, потом бесшумно прикрыл и обернулся к старейшине, - Я не понимаю...
  - Иногда и боги бывают - благосклонны, - старейшина улыбнулся в бороду, а в его глазах появились хитринки, - Мне, к счастью, удалось их убедить в том, что без Хранителя тайн будет сложно вернуть гармонию в наш мир. И они согласились отпустить со мной мальчика раньше срока.
  - Невероятно... - воин провел рукой по взмокшему лбу, расстегнул душащий ворот рубашки, - я так давно его знаю, с детства помню, как друга отца. После он стал и моим другом, а сейчас мы как будто поменялись местами. Я взрослый муж, он - ребенок.
  - В жизни часто случается то, что не подвластно нашему пониманию. О, я слышу шаги. Жусс возвращается, - старейшина поднялся из-за стола, - Надеюсь, вы помните, что мальчику нельзя говорить о его прошлом?
  Воин кивнул и вновь застегнул пуговицу, оправил мундир. Через миг открылась дверь. Жусс принес все, что попросил для себя старец. Сам мальчик был одет в дорожный костюм: сапожки, брюки, рубашка и плащ - все серого, не привлекающего внимания цвета.
  - Ты готов, мой мальчик?
  - Да, учитель! - звонко и слишком поспешно ответил Жусс, будто боялся, что старец передумает.
  Старейшина подошел, положил ему руку на плечо, промолвил:
  - С нами пойдет мой старинный друг. Его зовут господин Лаоль Фар аде Оль.
  Мальчик кивнул и с любопытством впервые взглянул в глаза воина:
  - Для меня большая честь, господин, сопровождать вас.
  - Для меня тоже... - ответил Лаоль, отводя взгляд.
  Уж слишком непривычно ему было смотреть в эти внимательные глаза сверху вниз. Боль от потери друга еще не зажила. Но он не мог выдать себя и потому предложил поскорее отправиться в путь.
  Старейшина сам проложил мост в мир эльфов. Через несколько вздохов они вышли по другую сторону открывшегося портала.
  В это же самое время господин део Гор пребывал в прекраснейшем настроении и, распахнув окно, встречал рассвет вместе со звонкоголосыми пичугами, которых имелось не мало в его прекрасном саду. Жуэль закончил очередной свой труд и теперь с чувством полного удовлетворения поджидал дорогого гостя. Его старинный друг Ламус Со`Овий обещал прибыть к обеду, чтобы побеседовать с Его Величеством, как в старые добрые времена.
   Да... давненько не выпадало им случая посидеть за одним столом, вкушая ароматный щербет, запивая его чашечкой превосходного чая да в свое удовольствие поговорить на интересующие их общие темы. Ламус был слишком занят, да и у Его Величества имелось немало забот до недавнего времени. Сейчас же, благодаря болезни госпожи део Гор, Жуэль чувствовал себя почти свободным, раскрепощенным и полным сил. Никто не вторгался в его философские размышления, никто не заставлял чувствовать себя обязанным, связанным обещаниями, узами, ответственностью и тому подобными мелочами жизни. Его красавица дочь - Виолетта вовсе не стремилась к замужеству, что тоже давало повод освободиться от лишних беспокойств и суеты.
   Тем не менее господин део Гор переговорил со своим другом Гаэртьеном Ли аде Гозом еще в день восемнадцатилетия девочки и выяснил, кто из юношей - достойных и благородных семейств - может когда-либо претендовать на руку принцессы. Таких оказалось совсем не много. Список кандидатур теперь пылились в его столе. Придет время, тогда он ими и займется. А пока... пока он мог наслаждаться своими открытиями и ни о чем не беспокоиться.
   - Хорошо-то как! - воскликнул Жуэль, встречая новый день.
   В это момент в дверь его покоев постучали.
   - Да, - не оборачиваясь произнес король, потягиваясь и сладко зевая, - что надо?
   В дверь протиснулся камердинер и, поклонившись, промолвил:
   - Ваша милость. К вам с визитом. Ожидают...
   - Кто? - удивился Жуэль.
   В такое раннее утро он не назначал никаких встреч, даже с друзьями. Предпочитал в такие часы одиночество.
   - Старейшина Юдос, Ваше Величество, и с ним мальчик.
   - Вот как?! Очень любопытно, - господин део Гор наморщил лоб. Не любил он таких странных сюрпризов. Со старейшиной встречался всего несколько раз. Они не были не то что друзьями, но даже приятелями. Их связывали вопросы государственной важности и только в моменты страшных потрясений. - И что он хочет? Как объясняет свой визит?
   - Да, собственно никак, ваша милость. Просит вас. Говорит лишь, что по очень важному делу...
   - Да-да, да-да, - покачал головой Жуэль. - По неважным делам - он не ходит. Помоги-ка мне одеться, да распорядись, чтобы накрыли на стол. Их накормить надо, да разместить в лучших комнатах. Наверное, они устали с дороги.
   Через некоторое время господин део Гор спустился к ожидающим его гостям. С каждым шагом вниз по лестнице в его сердце прокрадывалась тревога. Непроста так рано нагрянули к нему в это утро визитеры. Ох и неспроста! Когда же рядом со старейшиной он увидел Лаоля Фар аде Оля, понял, что не напрасно беспокоится.
   После приветствия, старейшина Юдос начал разговор о главном:
  - Я благодарен вам за гостеприимство, Ваше Величество. Но, как вы, полагаю, догадались, я прибыл сюда не для того, чтобы праздно проводить время за чашечкой чая. Прежде, чем я перейду к цели моего визита, хочу спросить вас - всё ли хорошо в вашей семье и государстве? - старейшина смотрел, хмуро насупив брови. Было видно, что он заранее знает верный ответ, но хотел бы услышать его от короля.
  Жуэль переглянулся с аде Олем. Его генерал тоже был хмур. Что могло значить лишь одно - в королевстве что-то происходило, причем недоброе. Но он отчего-то об этом не ведал.
  - М-м... насколько я могу судить, до сегодняшнего утра видимых причин для беспокойства не имелось. Но так как вы здесь, вероятно, из этого следует, что что-то или уже произошло, или должно произойти. Но я почему-то об этом не знаю! - тут король многозначительно посмотрел на господина аде Оля.
  Тот выдержал взгляд своего суверена и, выступив на шаг вперед, вежливо поклонился, затем высказал свою точку зрения по этому вопросу:
  - Мой господин, я много раз пытался достучаться до вашего разума, но так и не смог убедить вас в том, что принцесса Виолетта очень изменилась и уже три года ведет себя совершенно странным образом...
  - Полно, Лаоль! Виолетта просто выросла, повзрослела, - Жуэль развел руки в стороны, приглашая согласиться с его доводами, - Не может ведь она, в самом деле, быть прежней легкомысленной девочкой. Она полна заботы о своей матушке, что в этом плохого?
  - Верно, Ваше Величество, ничего предосудительного в дочерней заботе не может быть, - вновь вступил в разговор старейшина, - Поведение вашей дочери было бы весьма похвальным, если бы ваша супруга при этом не скрывала свои слезы.
   - О чем это вы? - искренне изумился Жуэль.
  - О! Да я вижу, вам неплохо отвели глаза... - старец сокрушенно покачал головой, - Жуэль, прошу вас проводите меня к вашей супруге и дочери. Немедленно!
  - Но...
  - Я все объясню. - прервал его Юдос. - Позже. Сейчас нам важно успеть!
  - Что же, идемте, - Жуэль позвал всех за собой и, поднимаясь по лестнице, сказал будто сам себе, - Еще слишком рано, они могут почивать...
  Зей во время разговора взрослых не вмешивался в их беседу, а лишь внимательно слушал и безмолвно оглядывался по сторонам. Он впервые оказался в таком дворце, где все стены и потолок - расписаны замысловатыми узорами. Причем цвета были подобраны так, что глаз не отвести.
  - Боюсь, как бы ни оказалось слишком поздно, мой дорогой Жуэль, - задумчиво пробормотал старейшина Юдос и последовал за Его Величеством. На третьей ступени он оглянулся, вспомнил про своего ученика. Тот любовался потолком и, задрав голову, медленно кружил на месте, - Жусс, мальчик мой! Не отставай!
  Мальчик вздрогнул и смутился под строгим взглядом старца. Он поспешил догнать учителя. И, осознав вину, пытался больше ни на что не отвлекаться, помогал старейшине - нес его дорожную сумку, которая свешивалась с детского плеча почти до пола. Чем затрудняла Зею движение. Стараясь уважать почтенный возраст Юдоса - поднимались не спеша, правда, не останавливаясь.
  У двери комнаты Её Величества король обернулся на гостей и, вздохнув, легонько постучался.
   Как и предполагал старейшина, они не успели. Дверь открыла одна из сиделок. Удивленно уставившись на господ, она склонилась перед Его Величеством и пролепетала, что Ёё Величество и Её Высочество поднялись очень рано. Они пошли помолиться в часовню 'Всех матерей'.
   - А почему ты осталась здесь? - спросил король.
   - Велено было остаться, ваша милость, - ответила сиделка, не поднимая взгляд, - Они ушли вдвоем, чтобы принести обет перед святым материнским ликом...
   - Понятно... нет, ничего не понятно! - Жуэль обвел взглядом гостей, - И что теперь делать?
   - Нужно идти к часовне, мой господин, - сказал Лаоль, - быть может, привратница, учитывая обстоятельства, позволит нам войти. Или хотя бы позволит это сделать старейшине Юдосу.
   Больше не теряя ни одного мгновенья, король и его гости переместились через портал к тропе, ведущей к святому месту. Здесь могли найти утешение женщины, но мужчин не пускали в эту обитель. Тропа вела вглубь тенистой рощи. Купол часовни виделся издали - мерцал на солнце серебряным отблеском.
   У входа их встретила госпожа в темно-синем одеянии, по которому, словно по небу, рассыпались сияющие звезды. Её лицо пряталось за плотной вуалью, на поясе висел длинный загнутый нож. Голос привратницы казался тише шелеста листвы, но, тем не менее, каждое слово слышалось отчетливо.
   - Кто вы? Почему решились нарушить покой святого места?
   Вперед вышел старейшина Юдос. Зей шагнул было за ним, но его порыв сдержал господин аде Оль, предупредительно положил мальчику на плечо свою ладонь и легонько сжал.
   - Простите нас, госпожа, - промолвил старец, склоняясь до земли, - Мы не имеем недобрых намерений. Очень важное дело привело нас в этот час к воротам святой обители...
   - Говорите, - разрешила привратница.
   В нескольких словах старейшина объяснил суть своего визита. В повисшей тишине слышалось лишь дыхание ожидающих воли привратницы. Госпожа молчала. Потом произнесла так же тихо как и раньше.
   - Пусть войдут двое: старому и малому позволено видеть лик той, что является главной для всех матерей. Остальные должны покинуть это место. Немедленно.
   Как только король и его генерал скрылись с глаз, высокие двери за спиной госпожи бесшумно распахнулись.
   - Входите, - произнесла она, отступая на шаг, позволила пройти.
   В просторном холле было тихо и безлюдно.
   - Вас встретят. Подождите, - прошелестел голос привратницы, и дверь закрылась, загородив собой мир, оставшийся за стенами часовни.
   И старейшина и мальчик с любопытством осматривались по сторонам. В холле было несколько арок, соединенных между собой тонкими стенами. Их своды уходили почти под высокий потолок, в центре которого висели громадные бусины оливкового цвета. Пол был покрыт мягким ковром и прятал в себе звуки. Небольшой алтарь в центре холла напоминал молящуюся женщину. Лицо её казалось неземным. Слишком тонким были его черты, почти прозрачным, а глаза выражали одновременно - и тепло и грусть. Уголки божественных губ были опущены вниз, на лбу лежала тонкая задумчивая складочка.
   - Это она? - спросил Зей, не сводя восхищенного взгляда со статуи, - Какая красивая!..
   - Тсс! Жусс, нельзя здесь шуметь! - старейшина наклонился к мальчику и зашептал, - Женщины приходят сюда за советом, помощью или, чтобы принести какое-либо обещание своей богине, то есть дать обет. Здесь можно молиться или перешептываться, но очень тихо. Не нарушая покой!
   - Я понял, учитель. Я не буду шуметь. Я только посмотрю, - пообещал мальчик, подойдя к алтарю.
   Он обошел вокруг и остановился напротив лика всех матерей, и тут из-за арки к ним вышли три женщины.
  Одна откинула вуаль и поинтересовалась, что они тут делают, а две другие подошли к алтарю. Зей уступил им свое место, а сам загляделся на узоры окон. Ему показалось, что какая-то тень мелькнула по витражу и скрылась в одной из арок. Мальчик прошел туда и увидел узкую, чуть приоткрытую дверь в стене. Протиснувшись сквозь неё, он побежал вверх по винтовой лестнице за тенью.
  - Эй! Вы кто? - тихо спросил он.
  - Эй! ... о-о! - ответил кто-то, будто приглашая следовать за ним.
  - Постойте! Подождите меня! - чуть громче крикнул мальчик.
  - Те... иди... те! ме ... мня... Я... - повторил кто-то в ответ, будто пытался выучить озвученные слова.
  Зей поспешил догнать того, кто играет с ним в прятки. Но тщетно. Тот убегал все выше и выше.
  - Жусс! Немедленно вернись! - послышался снизу голос рассерженного учителя.
  Мальчик немного помедлил, но все-таки не ослушался, спустился к старейшине, поникнув головой. Тот ждал его у лестницы:
  - Я же просил тебя, Жусс, вести себя тихо.
  - Я не хотел, там... там... кто-то есть наверху. Он и позвал меня...
  - Тем не менее, тебе не стоило убегать от меня!
  Взяв мальчика за руку, старейшина Юдос вывел его за собой. Женщина, которая прежде разговаривала с учителем, посмотрела на Жусса с осуждением.
  - Прошу вас, извинить нас, мать-настоятельница, - обратился к ней старец.
   В этот момент из-за двери послышался громкий смех, а в холл ворвался ветер и, закружив, обволок всех ледяным дыханием, поднялся под потолок, а оттуда прогромыхал:
  - Эй, вы! Подождите! Я скажу сейчас для вас: вы беспечны, вы слепы, а творится зло у нас! Мать и дочь в ответе эти! Дочь ушла, а здесь - морок! Мать немой стала за это! Это всем вам есть урок!
  - Это не я, - испуганно помотал головой Зей и спрятался за старейшину, - это не я так шумлю...
   - Не бойся, мальчик, - сказала мать-настоятельница. - Это святой голос проснулся. Он не терпит лжи.
   С последним словом ветра женщины у алтаря поднялись, и одна из них затряслась мелкой дрожью да рассыпалась в пыль. Другая стала оседать на пол. Она открыла свое лицо и бледными губами пыталась что-то произнести.
  - Лаэвинна?! - старейшина бросился к ней,схватил за плечи, заглянул в расширившиеся от ужаса глаза, - Что с вами? Что?!
   Она лишь покачала головой и, уткнувшись ему в плечо, разрыдалась.
  
  
   Глава 7
  
   - Вот так, значит, обстоят дела? - Жуэль део Гор повторил эту фразу уже пятый раз.
   С тех пор, как старейшина с мальчиком вернулись, былое радушие и беззаботность слетели с него. Увидевшись с супругой и выслушав рассказ о том, что удалось узнать его посланникам в Святую обитель, он точно закрылся ото всех. Король - думал, искал решение, но пока не находил. При этом он прохаживался перед гостями, не предлагая им даже присесть. Наконец, не выдержав затянувшейся паузы, старейшина Юдос, решил прервать размышления Его Величества.
   - Жуэль, я думаю, нужно созвать совет, - старец, покашлял в кулак, у него отчего-то вдруг пересохло горло.
   Лаоль увел королеву, чтобы передать её на попечение сиделок. Все, что случилось - затронуло и его. Он - генерал, главный охранник и не заметил подмены. Не предпринял должных мер безопасности. Господину аде Олю было над чем задуматься.
   - Какой совет! - отмахнулся Жуэль, - Что он даст? Это мое дело, дело моей семьи.
   - Я бы так не сказал... - кашель не отпускал старца.
   - Лаэвинна - как она могла? - король обреченно покачал головой, - Зачем? Где теперь искать мою малышку?
   Казалось, погруженный в свою беду, господин део Гор ничего не замечал вокруг. Старейшина закашлял сильнее. Зей налил из графина, стоящего на небольшом круглом столике в холле замка, немного воды. Подал учителю. Поблагодарив мальчика, тот сделал несколько глотков, но кашель лишь усилился.
   Вода, как будто вместо облегчения принесла вред - сильнее высушила горло. Старцу сдавило грудь, дыхание стало тяжелым, лоб взмок, словно он долго бежал.
   - Что с вами, учитель? - испуганный мальчик помог старейшине сесть в кресло.
   - Действительно, Юдос, что с вами? - будто очнувшись, уставился на него Жуэль.
   Старейшина что-то начертил рукой в воздухе, появился небольшой флакончик с ярко-розовой жидкостью. Откупорив его, старец выпил содержимое и слабым голосом ответил:
   - Нужно очистить всю воду в замке, Ваше Величество. Вода отравлена. Немедленно оповестите всех... и об этой беде... - потом старейшина приподнялся, опираясь рукой на плечо своего ученика, - Мне нужно вернуться к себе. Я, кажется, знаю, кто стоит за похищением вашей дочери, Жуэль. Лаэвинна открыла дверь, которую следовало обходить стороной. Жду вас и господина аде Оля на совете.
   - Да, но...
   - И это не обсуждается, более! - строго перебил возражения Его Величества старейшина, - Вы должны обо всем рассказать совету.
   Спустя пару часов, когда смогли, наконец, очистить всю воду в замке и его окрестностях, король и его генерал пришли для беседы к старейшине Юдосу. Но на этот раз уже на территорию деймов. Как бы не хотел господин део Гор выносить на всеобщее обозрение свою беду - пришлось. Она сама вышла за пределы мира эльфов.
  
   Пока деймы и владыки миров держали совет, Ференс не собирался сидеть, сложа руки. Он хотел сам принять участие в поиске Виолетты. То, что она исчезла, вернее её морок, принц узнал от Хельги. Его Хранителя пригласили на совет. Тайна королевства эльфов, хранимая три года - стала известна почти всем.
   - Я прошу вас, Ваше Высочество, не торопитесь, - произнесла Хельга мягко, пытаясь и убедить и в то же время успокоить принца. - Нужно узнать, что об этом думают деймы, нам нужно действовать сообща. Принцесса в опасности, я согласна, но нельзя действовать сгоряча...
   - Сгоряча?! Хельга, о чем вы? Прошло три года! Три, а не один, - Ференс метался, будто загнанный в клетку зверь.
   Он одного не мог понять, почему Виолетта не позвала его, почему не воспользовалась своим браслетом? Если она жива - должна была связаться с ним за это время. Должна! Но он так и не получил от нее ни одной весточки.
   Тут было о чем поразмыслить. Но принц не мог больше находиться в четырех стенах, он стремился действовать - не ждать.
   - Я понимаю вас, мой господин. Но вы можете принести новые беды, если не послушаете моего совета и не дождетесь повелителя. Ваш отец скоро вернется от старейшины Юдоса, наверняка, он принесет с собой верное решение. - Хельга тихо прошла по комнате принца и выглянула в окно. Все было спокойно. По крайней мере сейчас - ничего не угрожало её подопечному. - Когда-то я тоже поторопилась, помните? И пришлось искать вас снова...
   - Да. Но... - принц устало опустился на пол. - Эта неизвестность, это бессилие - оно так угнетает! А отец, он снова запрет меня во дворце и прикажет никуда не высовываться. Я так устал - меня никто не воспринимает всерьёз. Я уже не ребенок, а опекают до сих пор, как младенца. Почему? Хельга, ведь даже вы. Вы тоже не видите во мне мужчину.
   - Это не так, мой принц, - Хельга обернулась. - Я давно заметила, что вы повзрослели. Возмужали. И можете сами принимать решения.
   - Неужели? - взгляд Ференса стал резким, - Что же тогда сейчас вы делаете возле меня? Почему вы здесь?
   - Потому что, мой господин, я ваш Хранитель. - Хельга опустилась рядом с принцем на мягкий ковер. Её глаза и его. Взгляды будто слились воедино. - Если бы вы были воином или простым ремесленником, земледельцем или обычным слугой - я бы и слова вам не возразила. Но вы, мой принц, будущий повелитель, наследник. И поэтому вам не принадлежит собственная судьба.
  - А вам?
  - И мне, - ей нечего было возразить.
  Её судьба находилась во власти повелителя. Хельга по-прежнему служила ему и принадлежала его сыну. Хранить наследника, значит, не думать о себе. Сердце госпожи О`л Фресс сжалось тоской по дому - Грейс, Арлен - они сейчас так далеко от нее! Она не могла быть рядом, но её душа всегда находилась возле них.
  У Хельги было всего несколько лет относительно спокойной жизни. Но, похоже, что теперь она закончилась. Они с Арленом так строили свой быт, что Грейс не чувствовала недостатка в любви. Сейчас пришла очередь супруга заботиться о дочери. Для Хельги настало время вернуться к своим обязанностям. Наследнику вновь угрожала опасность, и повелитель призвал госпожу О`л Фресс на службу. Счастливые дни в семейном кругу для неё, похоже, остались в прошлом. Конечно, она будет возвращаться домой и заботиться о Грейс, как и раньше, но время на общение с девочкой теперь значительно сократится. Госпожа О`л Фресс подавила в себе грустный вздох. Будучи Хранителем принца, она отвечала за каждый его шаг. Собственные желания снова ушли на второй план. Долг для дейма превыше всего. Хельга помнила об этом всегда. Она пристально посмотрела на принца. Он успокоился и больше не стремился покинуть дворец, лишь о чем-то сосредоточенно размышлял, теребя пальцами ворсинки ковра.
   Дейм осторожно попробовала проникнуть в его мысли. Но не вышло. Принц, как всегда, выстроил прочную стену вокруг себя.
  - Что вы хотите знать? - спросил он, поднимая на неё взгляд. - Почему не спросите прямо?
  - Хотела проверить вашу защиту, - слукавила Хельга и поднялась с ковра.
  - Ну и как?
   - Неплохо. - Она посмотрела ему в глаза так, словно стремилась прочитать его, как книгу. - Что вы задумали, мой принц? Я слишком хорошо вас знаю, чтобы поверить в ваше спокойствие. Вы хотите сбежать, не так ли?
   - Нет. Если бы хотел, уже был бы далеко отсюда, еще до вашего прихода. - Ференс не отвел взгляд. Он был уверен в себе. - Но вы правы. Я не собираюсь оставаться тут навечно. Отцу придется считаться с моим мнением. Я уже давно не мальчик.
   - И куда вы хотите держать путь, мой принц? - Хельга первой отвела взгляд, но все еще оставалась настороженной. - Надеюсь это не тайна, и вы пойдете не один?
   Госпоже О`л Фресс не понравилось, как посмотрел на неё принц. Юноша не доверял ей. Это могло быть опасным, в первую очередь для него самого. Она где-то сделала ошибку в общении с ним, теперь нужно было срочно вернуть его расположение.
   Ференс поднялся, подошел к Хельге. Усмехнулся тому, что в её взгляде так и не нашлось того, что он желал бы увидеть.
   - Я думал, вы понимаете, но вижу, что ошибался. Нет, Хельга, это не тайна. Но я пойду один.
   Повисло молчание. В комнате слышалось, как чуть поскрипывают ставни от ветра.
   - Послушайте, мой принц, - первой прервала оцепенение дейм. - Верно, я чего-то не понимаю. Как верно и то, что за время нашей с вами разлуки, вы тоже перестали понимать меня, как раньше. Но я по-прежнему остаюсь вашим Хранителем. Вы хотите помочь принцессе, но кто поможет вам?
   Принц делал вид, что его нисколько не трогают её слова. Хельга не собиралась отступать, она предприняла еще одну попытку, чтобы достучаться до Ференса.
   - Принцесса Виолетта уже три года вне стен родного дома, за это время с ней могло случиться все что угодно, но есть надежда на то, что она жива. Если вы не сможете ей помочь, то кто тогда выручит её из беды? Почему вы отказываетесь от помощи? - Хельга вновь посмотрела на юношу, теперь он был задумчив. Её слова добрались до цели, мысленно улыбнувшись, она продолжила, - Ведь я, как никто другой, могу быть вам полезна в этом путешествии.
   - Тогда вы пойдете со мной, - наконец, сдался принц.
   - Куда это вы собрались? - в проеме, бесшумно распахнувшейся двери, стоял Аль Ференс Диа и переводил взгляд с Хельги на сына и обратно. - Далеко?
   - Отец?! - воскликнул принц. - Как давно ты вернулся?
   - Недавно, - Аль Ференс прошел в комнату и пристально посмотрел в глаза Хельге. - 'Куда собрался сын?'
   - Мой повелитель, - Хельга почтительно склонила голову, мысленно ответила: 'Он не сказал. Я знаю лишь то, что Ференс хочет сам найти принцессу', вслух произнесла нечто другое, - Мы с Его Высочеством очень обеспокоены судьбой принцессы Виолетты и собирались лишь узнать: нет ли каких-либо новостей?
   - Новости есть. И неутешительные, - вздохнул повелитель, отдавая мысленный приказ - 'Будь с ним повсюду, при первой опасности верни наследника во дворец'.
   - Что ты узнал, отец? - Ференс замер в ожидании ответа.
   Во взгляде одновременно появились: и тревога, и надежда.
   - Немного, но и немало, сын. Старейшина Юдос назвал имя похитителя, - Аль Ференс положил руку сыну на плечо, - Крепись мой мальчик, твою названную сестру, по всей видимости, похитил один сумасшедший отшельник. Когда-то и я читал его странные труды. Он мечтал найти связующую нить между телом и духом. Хотел управлять помыслами и чувствами, влиять на эмоции, хотел разобраться в сущности бытия и обрести власть над судьбой...
   - Ему удалось?
   - Надеюсь, что нет, - Аль Ференс расстегнул ворот камзола и прошел до окна, глубоко вдохнул свежесть сада, - но боюсь, что кое-чего он все-таки достиг. Рано его списали в отставку ученые умы и, возможно, незаслуженно.
  - Кто он? - Хельга подошла бесшумно, встала рядом с повелителем.
   Она настороженно вгляделась вдаль. Здесь было безопасно и спокойно, но в сердце уже прокралось тихой поступью сильное волнение - до боли, до зубного скрежета, до дрожи в руках.
  - Тот колдун, который был на твоем дне рождении, помнишь? - повелитель обернулся к сыну. Тот кивнул в ответ. - По словесному описанию в древней книге эльфов старейшина смог найти нашего незнакомца. Получается, что ты, мой мальчик, чем-то заинтересовал Малгорра Элла део Чезса.
   - Кого?! - Ференс удивленно уставился на госпожу дейм. - Зачем ему я, а потом и Вилл?!
   - Малгорра? - Хельга побледнела и на миг прикрыла глаза, помотала головой. Она слышала об этом господине от Жило и знала, что ничего доброго от его экспериментов ждать не стоило. - О, нет, мой повелитель! Вы уверены?
   - Да. Уверен. - Аль Ференс строго посмотрел на сына. - Где бы ты ни был, Ференс, постарайся не попадаться колдуну на глаза. Боюсь, что неспроста он все это затеял. И если бы тогда Хельга и Лисси не вмешались - твоя судьба могла бы попасть в его руки.
   - Но почему его так долго искали и не нашли, а старейшина Юдос сразу догадался? - озвучил принц то, что вертелось на языке у Хельги.
   - Не сразу, мой мальчик. Лишь, когда Лаэвинна део Гор призналась в том, что отдала свою дочь дальнему родственнику, имя которого она даже полностью не вспомнила, знала лишь, что он из её рода - део Чезс - и живет где-то у северных гор. - Лицо повелителя стало мрачным. - По здравому уму, лучше бы тебе, сын, не покидать стены дворца. Но все время прятаться от своего врага - недостойное занятие, как для мужа, так и для повелителя. Поэтому я не стану тебе мешать, правда, при одном условии. Я должен знать: куда ты идешь, и что намерен предпринять.
  - Хорошо, - Ференс согласился с доводами отца, - Я расскажу.
  
  
   Глава 8
  
   В северных землях жили славные люди - великие и сильные, трудолюбивые и верные. Крепкие духом и могучие телом.
   Место, которое они выбрали для себя было суровым. Зима - долгая, крепкая морозами. Лето - короткое, но теплое - дарящее богатый урожай.
   С одной стороны эти земли окружали высокие горы, с другой - огораживал лес. Вековые исполины плотно стояли друг к другу, словно непроходимая стена. Старые кряжистые деревья перемежались с юными, едва проросшими побегами, соединяясь в нечто темное да угрюмое. Мало кто хаживал из людей в этом лесу. Казалось, что и звери в этих местах не приживались. Слишком темен был лес, слишком неприветлив. Раскидистые кроны, будто сложной вязи ковер, переплетались ветвями друг с другом, соединяясь в одно живое странное существо. Такой стороной он представлялся чужому взгляду. Для северян - лес был другом и защитником.
   За его темно-зеленой полосой поднимались высокие острые вершины северных гор. Усыпанные снегом, они резко выделялись на фоне необычного леса - слепящей глаза белизной.
   Чуть дальше, за хребтами гор, в каменных ущельях обосновались драконы, но они жили довольно высоко и почти не причиняли никаких неудобств северянам.
   Еще одну тайну скрывали в себе горы, но об этом никто не знал, разве что лес, ведь только ему была видна расщелина в одной из скал - то ли гномья нора, то ли заброшенная пещера дракона. Глубоко внизу протекала холодная бурлящая река, падая вниз со скалы, она закрывала собою еще одну щель - проход в странное жилище. Именно это место выбрал для себя Малгорр Элл део Чезс - тут его никто не мог побеспокоить - ни зверь, ни птица, ни гад ползучий, а про разумных существ - не шло и речи. Кто из людей догадается, что в таком месте можно жить? Он не просто жил, волшебник устроил свой дом таким, как ему хотелось. Без лишней роскоши, но у него было все, что можно пожелать, даже собственный роскошный сад - над созданием которого Малгорр трудился почти двести лет.
   Великий гений жил один, но не испытывал одиночества. Ему всегда было, чем заняться. Но главным достижением являлось то, что он получил-таки возможность управлять не только собственной жизнью, но и влиять на другие. Его интересовали как великие воины, так и простые труженики. Маг пробовал - менял, контролировал, вел... по большей же части - наблюдал и записывал выводы в толстую книгу, которую так и назвал - 'Великая книга судеб'.
   Будучи отшельником, он почти ни во что не вмешивался, никак не обнаруживал своего участия в чужих судьбах. Правда, однажды все изменилось. О нем вспомнили. И господин део Чезс решил вступить в игру, не свойственную его характеру. Он перестал быть лишь наблюдателем. Ему представился шанс переиначить не одну жизнь и не две, а сплести целый клубок интриг, добавить сложностей и преград. После всего, волшебник желал наградить того, кто преодолеет все трудности на своем пути. Малгорр мог, наконец, заявить о себе, показать чего достиг тому обществу выскочек и самовлюбленных магов-недоучек, которые когда-то смеялись над его идеями. Это было заманчивым. И он не устоял перед соблазном. И вот, спустя три года, део Чезс выходил на заключительный этап своей затянувшейся игры.
   Когда он получил письмо от Лаэвинны, долго не мог остановить свой смех. Она предлагала ему похитить её дочь и держать в затворницах до тех пор, пока та не согласится выйти замуж...
   - Да за кого меня принимают?! - Малгорра охватило вдруг негодование, - Я - похититель юных дев?! Ну что же сестрица, я отобью у тебя желание играть со мной!..
   Он скомкал письмо родственницы в руке и воспламенил его своим гневом. Пока огонь набирал силу, к магу пришло озарение. Лицо Малгорра, еще не старое и почти не тронутое морщинами, вдруг стало моложе, в глазах появилась жизнь.
   - Впрочем,- промолвил он, не отрывая взгляда от обуглившегося листа, - это может стать забавным.
   В голове мага появилась яркая картинка событий и он, увлеченный новым для себя действом, позабыл обо всем на свете. Ему интересно стало попробовать свои силы. И Малгорр рискнул.
   Иногда, раздумывая над прошлым, к нему приходили мысли о том, что быть может - зря он нарушил покой своего уединенного существования. Правда, маг легко расставался с такими думами всякий раз, когда видел глаза своей пленницы. Виолетта - она заполнила его жизнь, и теперь являлась чуть ли не её смыслом.
   В день похищения део Чезс создал копию девушки, но не успел наделить её всеми необходимыми свойствам, не успел передать чувства и эмоции той, кого морок должен был заменить. И кроме прочего, его ранили - какой-то ремесленник метнул нож и тот вошел почти по рукоятку в правое плечо. Нужно было уходить как можно скорее и маг, не завершив ритуала, исчез вместе со своей брыкающейся жертвой с её праздника в свой дом.
   - Пусти меня! Немедленно отпусти меня! Негодяй! Демон проклятый! Тварь безрогая! - девушка кричала, ругалась, выскальзывала из его слабеющих рук.
   Маг понял, что это действие сильного яда, нож был отравлен.
   'Нужно противоядие и поскорее!' - вертелась в голове беспокойная мысль.
   Беда была в том, что Малгорр жил один, без слуг и даже послать за лекарством - некого. Самому ему быстро не добраться, он терял силы с каждым мгновением.
   Пошатнувшись, маг выпустил принцессу из рук. Она упала к его ногам, больно стукнулась коленями о гладкий каменный пол - охнула, потирая ушибы. Гневно сверкая глазами, Виолетта обернулась на похитителя с нескрываемой ненавистью, но потом вдруг её взгляд потеплел:
   - Что с вами? Господин, вам плохо?! - део Чезс не заметил, как пленница поднялась.
   Вот она уже возле него, с беспокойством заглядывает в глаза, будто хочет забраться в душу. Малгорр отстранился.
   - Нет. Не подходите, - он нашел в себе силы, чтобы отойти в сторону и сделать пару шагов к двери из комнаты, где собирался держать принцессу взаперти столько, сколько потребуется. - Это ваши покои. Теперь вы будете жить в моем доме, и подчиняться мне, как отцу...
   - Что? - девушка опешила, - Как кому?! Да как вы смеете! Да кто вы такой?..
   Она еще что-то говорила или кричала, впрочем, последних её слов он не расслышал. Стены почему-то перед ним разъехались в стороны, потолок и пол поменялись местами, боль сдавила грудь и растеклась по всему телу. Маг словно падал в бездну - долго, мучительно, беспрерывно. Малгорру казалось - он умирает, и тут его взгляд на миг соединился со взглядом девушки. В её глазах отразились - испуг, отчаяние и что-то еще... Маг понял - что, проваливаясь во тьму, в них было - сострадание.
   Виолетта с опасением подошла к упавшему без чувств незнакомцу. Что с ним случилось, узнала мгновением позже. Лишь развязала его плащ, как тот соскользнул с плеч, открывая перед ней рану. Нож сидел глубоко, лезвие вошло по самую рукоятку. Принцессой овладели странные чувства. С одной стороны этот неизвестный ей маг был врагом, ведь он похитил её из родных стен и собирается держать у себя, взаперти, далеко от дома. Но с другой стороны в ней проснулась жалость.
   'Так ему и надо! Пусть умирает! Я убегу, свяжусь с Тито, он меня вытащит отсюда! - подумала принцесса в первый миг, но, вздохнув, покачала головой. - Нет, так нельзя. Незнакомец нуждается во мне, он один, кроме меня никто ему не поможет. А с Тито можно связаться и позже'.
   Плохо понимая, что делает, Виолетта вынула из плеча мага - нож. Потекла густая кровь, пропитала рукав, окрасила его в алый цвет. Девушка охнула, но отступать было поздно, нужно - действовать. Она приподняла подол платья, воспользовалась ножом, срезала чистый кусок нижней юбки, сложила его в несколько слоев и плотно приложила к ране, чуть придавив, крепко перевязала поясом от платья.
   Нож, откинутый в сторону, привлек внимание девушки - лезвие сияло магическим светом.
   - О, Боги! Отравлено! - воскликнула Виолетта и заметалась по комнате.
   У её подопечного было слишком мало времени. Жизнь уходила из него с каждой пролитой каплей крови.
   Нож, судя по цвету лезвия, был обработан специальным раствором. Когда-то давно Лаоль аде Оль научил принцессу, как делать противоядие от этого средства, на всякий случай. Виолетта отчетливо вспомнила его урок. Она восстановила в памяти каждое слово воина:
   "Корень девятисила растолочь до пыти, залить родниковой водой и подогреть, медленно помешивая до первого пара, добавить сушеный лист подорожника, три капли сока мандрагоры и перемешать, дать вскипеть и снять с огня, накрыть крышкой, остудить. Пить по два глотка первые три часа после отравления".
   - Где же мне это все взять?!! Тут?!!
   Девушка обыскала карманы неподвижно лежащего мага, нашла связку ключей и побежала по его большому дому, открывая каждую дверь, искала то, что могло бы сейчас помочь. За одной из дверей обнаружила шкаф, набитый доверху разными микстурами, зельями, травами и корневищами. Все были подписаны.
   - Жень-шень, солодка... не то, не то... - Виолетта судорожно перебирала короб с корнями различных растений, потом высыпала их на пол и нашла необходимый. - Есть! Теперь мандрагора - должна быть - у каждого мага есть...
   Она искала. Отчаянно, понимая, что время ждать не будет. Нашла почти все ингредиенты. Остался только сок мандрагоры. Её высочество перевернула все ящики в шкафу, перебрала каждую скляночку, но нигде не обнаружила искомое. Опустившись в бессилии на пол - все зря, все бесполезно! - вдруг увидела под столом большую крынку, как из-под молока.
   - Мандрагора - свежая выжатая... - прочитала принцесса и не поверила себе, - Мандрагора! Вот ты-то мне и нужна!
   Спустя четверть часа, противоядие было готовым. Оставалось лишь остудить. На обычную процедуру времени было жаль, и Виолетта воспользовалась охлаждающим сосудом - в виде большой корзины, он нашелся в подвале дома.
   Принцесса вытащила из него мясо, рыбу, какие-то травы и бережно опустила туда свой целебный настой в небольшом горшочке, плотно прикрытым крышкой. Её пришлось снять с крынки, в которой у мага хранился сок мандрагоры, поскольку другой подходящей - не нашлось. Когда горшочек остыл, Виолетта вынула его из корзины и побежала к незнакомцу.
   Маг лежал всё в той же позе, лишь бордовое пятно на полу стало больше. Принцесса немного оробела. Пока готовила снадобье, она не думала о том, что ей предстоит вернуться в комнату к незнакомому господину, чтобы ухаживать за ним. Ей еще ни разу не приходилось обрабатывать раны или сидеть у постели больного в полном одиночестве. Обычно рядом находился всезнающий лекарь и слуги. Теперь же надеяться не на кого, лишь только на собственные силы. Стараясь не смотреть на кровь, Виолетта подошла к обездвиженному мужчине, опустилась возле него на колени, прислушалась к дыханию - оно было очень редким, едва уловимым.
   'По два глотка, каждый час, первые три часа...' - вспомнила её высочество наказ господина аде Оля.
   Она набралась решимости и приподняла незнакомцу голову да попробовала открыть ему рот, чтобы влить хоть немного противоядия. Но его губы были плотно сжаты и зубы тоже.
   - Что же делать?- Виолетта опустила горшочек на пол, потормошила мага за здоровое плечо, - Откройте рот, господин!
   Её просьба осталась без внимания.
   - Ну, пожалуйста... - к своему ужасу она поняла, что он её не слышит, совсем.
   Первый час был на исходе, медлить - нельзя. И тогда принцесса двумя руками принялась разжимать мужчине челюсть: одной - надавливая на щеки, другой - оттягивая его подбородок.
   - Вот так мой хороший...
   Подбадривая больше себя, чем своего подопечного, Виолетта влила в его приоткрывшийся рот немного жидкости. Она запрокинула ему голову так, чтобы он проглотил противоядие. Заметив, что маг сделал глотательное движение, девушка выдохнула с облегчением. Оставалось лишь немного подождать. Самое сложное время, когда минуты кажутся долгими часами.
   Виолетта ненавидела тянущуюся до бесконечности тишину. Меряя шагами комнату, она с беспокойством то и дело поглядывала на старинные напольные часы. С мерным тиканьем их стрелки очень медленно передвигались по кругу бледного циферблата. Слишком медленно.
   Принцесса, обходя комнату, которую выбрал для неё в своем доме маг, осмотрелась. Здесь было светло и просторно. Кроме высокой кровати и часов, у стены стоял комод - массивный из темного дерева - на нем располагалось небольшое зеркало и графин с водой. Через высокое узкое окно проникал яркий свет, значит, за стенами дома был солнечный день.
   Виолетта тяжело вздохнула. Как бы ей сейчас хотелось находиться подальше отсюда, у себя во дворце, на празднике. И общаться с гостями, кружить в танце, слушать пение звонкоголосых менестрелей, звучавших в её честь...
   Раньше, совсем еще недавно, она не очень-то ценила заботу и суету вокруг себя, но теперь ей отчего-то не хватало сердитого взгляда матери, который принцесса, безусловно, заслужила - так испачкалась! И, конечно, очень хотелось прижаться к отцу - он всегда прощал ей любую шалость.
   - Был бы здесь мой Тито, он бы что-нибудь придумал... - огорченно проговорила её высочество и вспомнила вдруг про змейку на своей руке. Она потянула браслет за изящный хвостик, и он проявился во всей красе. Виолетта нажала на глаза змейки, как научил её братец, и... ничего не произошло. - Не может быть! Ты должен работать! Тито, Тито, ты слышишь меня?
   Она крутила браслет, нажимала на глаза змейки, кричала, звала - все усилия ничего не дали. Змейка не меняла цвет, не отвечала на голос, никак не проявляла своих магических свойств.
   - Почему же ты не работаешь, глупая?! - к глазам девушки подступали слезы, но она не сдавалась.
  И хотя понимала, что убежать отсюда будет нелегко, все же и задерживаться в гостях у мага надолго - не собиралась.
  Взгляд принцессы упал на связку ключей. Она подхватила их и, перебирая в пальцах один за другим, желала найти тот, который откроет ей главную дверь. Бегая по комнатам, она использовала около пяти ключей, все они имели разный вид и размер. Один из них отличался от остальных - он был светлее.
  'Наверное, маг им часто пользуется...' - подумала девушка, и в этот момент за её спиной раздался методичный гул.
  - Бом! Бом! - пробили часы дважды.
  Настало время дать магу еще противоядие. Принцесса повторила недавнюю процедуру. И когда мужчина проглотил снадобье, она поспешила проверить свою догадку.
  Подхватив связку ключей, Виолетта прокралась мимо полуживого мага и побежала искать подходящую дверь.
  
  
   Глава 9
  
   Маг почувствовал легкое головокружение. Медленно приоткрыл глаза, осмотрелся. Какое-то время он пытался вспомнить: что же с ним случилось? Отчего все тело ломит, а жуткая слабость сковывает его конечности?
   В комнате кроме него - никого. Рядом стоит горшочек с неприятным запахом.
   Малгорр принюхался, будто дикий пес, поводил носом, стараясь идентифицировать исходящий аромат от жидкости на дне горшка.
   - Противоядие?! - удивился и посмотрел на часы. Их стрелки едва отошли от предыдущего часа, чтобы начать новый виток.
   Маг понял, что нужно выпить в последний раз и, превозмогая боль, подполз на спине к горшочку - перевернуться не было сил. Помогая себе здоровой рукой, он чуть было не опрокинул снадобье, но удержал и смог сделать пару спасительных глотков. Сознание вновь помутилось, но на этот раз недомогание длилось не больше двух ударов сердца. После стали возвращаться силы, правда, так неспешно, будто кто дозировал их по капле.
   Малгорр застонал от нестерпимой боли в руке. Пара вздохов и он смог почувствовать пальцы, сжал и разжал кулак правой руки - кровь разбежалась по венам. Теперь маг вновь почувствовал себя здоровым, почти. Осталось вернуть прежнюю магическую мощь. И тут он вспомнил про ту, которой обязан и своей чуть было не состоявшейся смертью и воскресением. Ведь, вероятнее всего - это именно его жертва приготовила целебный настой. Малгорр дотронулся до плеча, усмехнулся, обнаружив пояс от платья принцессы.
   'У этой девочки слишком доброе сердце. Странно. Твоя ли это дочь, Лаэвинна?' - маг увлекся своими ощущениями и мыслями да не сразу вспомнил о пропаже.
   - Кстати, а где она?
   Ощупав карманы, Малгорр понял - утеряна связка ключей. Он озадаченно нахмурился и попробовал встать. Получилось не сразу, лишь со второй попытки. Пошатываясь на некрепких ногах, маг пошел искать сбежавшую принцессу. Успокаивало одно - далеко она не могла уйти и, наверняка, запуталась в комнатах. Их было довольно много, но еще больше комнат-отражений. Вряд ли девочка самостоятельно могла отличить реальность от выдумки.
   И хотя Малгорр был благодарен принцессе за спасение, тем не менее, намеревался вернуть беглянку в выделенную ей комнату - под замок.
   Он и не предполагал, что девушке удастся беспрепятственно обойти весь дом. Давно маг наложил на свое жилище такие чары, которые защищали - как от проникновения к нему чужаков, так и оттого, чтобы незваные гости смогли покинуть дом без разрешения хозяина. Виолетта, каким-то образом, смогла расположить к себе этот дом. Он не чувствовал в ней врага и поэтому сам поставлял под выбранный ключ нужную дверь.
   В связке осталось всего лишь три неиспользованных ключа. Девушка перебирала их в руках, раздумывая над тем, который же из них окажется нужным.
   - Помочь? - раздался за её спиной насмешливый голос.
   Виолетта вздрогнула и чуть не выронила связку. Она нашла в себе силы, чтобы обернуться и встретиться лицом к лицу со своим врагом.
   - Благодарю вас, но я не нуждаюсь в вашей помощи, - девушка подняла взгляд, и от него у мага как-то сразу пересохло во рту.
   Он кашлянул в кулак. И недоверчиво скосил глаза на руку принцессы, в которой все еще позвякивали ключи от его дома.
   - Если так, то верните вот это, - маг щелкнул пальцами, и связка переметнулась к нему.
   Виолетта не смогла удержать её в руках. Слишком стремительно все произошло.
   - Вы не можете держать меня в вашем доме! - принцесса гордо вскинула голову, - Я принцесса Виолетта део Гор и не останусь здесь вашей пленницей, так и знайте!
   Он ничего не ответил, пожал плечами и спрятал ключи в карман. Теперь маг чувствовал себя гораздо лучше, чем несколько мгновений назад. Силы вернулись к нему почти полностью. Наверное, принцесса поняла, что гордостью и надменностью ничего не добиться и сменила тон:
   - Прошу вас, будьте милосердны, отпустите меня домой...
   Он смотрел на эту перепачканную в его крови девушку - растрепанная, встревоженная, в разорванном платье - она сейчас меньше всего походила на ту принцессу, которую он увидел через Лаэвинну.
   Еще не зная Виолетту, маг понял, что в ней нет той холодности и безразличия, которые бывают у наследниц славных древних родов. Эта девушка была другой. И в первый миг, он хотел открыть ей правду, но сдержался. Что это ей даст? Вряд ли она поверит ему. И вряд ли поймет, что в его доме ей бояться нечего.
   - Это невозможно! - короткий ответ, как звук пощечины.
   Принцесса вздрогнула, вся сжалась и тихо спросила с огромной болью в голосе:
   - Но, почему?! Почему вы не хотите отпустить меня?
   - Я не могу, - был его холодный ответ.
   - Тогда я убегу от вас! Слышите? Убегу! Я сообщу родным, они от вашего дома ни камня, ни пылинки не оставят! Не хотите по-хорошему? - она подбоченилась и выкрикнула, топнув ногой, - Пусть будет по-плохому! Я объявляю вам войну! Вот так!
   Маг рассмеялся - звонко, задорно. Виолетта смотрела на него с недоумением, не понимая, что могло вызвать столь сильное веселье.
   - Бедная наивная девочка! Вы не понимаете, что говорите. Отсюда нельзя сбежать. Здесь действует только моя магия и ничья другая, - маг перестал смеяться и теперь смотрел недобро, будто принцесса была в чем-то перед ним виновата, - Вы никого не сможете позвать. Никто не придет вам на помощь. А сейчас будьте благоразумны, пройдите к себе в комнату. Я не хочу применять к вам силу.
   - Зачем вы это делаете, господин? Я спасла вам жизнь, а могла уйти...
   - В том-то и дело, что не могли вы уйти. Вы погибли бы здесь вместе со мной. Дом вас не выпустил бы. А если и удалось бы как-то его уговорить, в чем я сильно сомневаюсь, - усмехнулся маг, - то за его стенами девушке королевских кровей не выжить. Здесь слишком суровое место для вас, Ваше Высочество. Так что не упрямьтесь. Пройдите в ваши покои. Считайте, что вы моя гостья. Так вам будет легче пережить разлуку с родными.
   - И как долго?
   - Что именно? - не понял Малгорр.
   - Как долго я буду вашей... гостьей? - принцесса смотрела теперь на него с любопытством.
   - Э-эм... Все зависит от некоторых обстоятельств, - нашелся Малгорр, - Как-нибудь позже я вам все расскажу.
   - Почему не сейчас?
   - Всему свое время, - уклонился маг от ответа.
   - Тогда, может быть, пришло время вам назвать свое имя? - девушка сделала пару шагов к магу, - Кто вы?
   - О, прошу прощения, совсем забыл... Мое имя Малгорр Элл део Чезс, я ваш дальний родственник по материнской линии.
   - Странно... - задумчив протянула Виолетта, - я никогда не слышала о вас.
   - В этом-то, как раз нет ничего странного. Я давно живу отшельником и редко появляюсь где-либо. Возможно, многие считают, что я уже умер, - маг тряхнул головой и его взгляд на миг стал, будто безумным, - Ошибаются! Я жив! Жив и полон сил! И скоро обо мне все узнают!! Все!
   Потом он обернулся к Виолетте и с негодованием прошипел:
   - Вы - стихийное бедствие! Что вы сделали с моим домом?! Вы... вы все перевернули в нем! Зачем?
   - Я всего лишь спасала вашу жизнь, - пожала она плечами, - Если хотите, я могу вам помочь навести порядок?
   - Ни за что! - он пребольно схватил принцессу за руку и поволок за собой по коридорам, - Вы будете сидеть у себя до тех пор, пока... пока я не приду за вами! Вам ясно?
   - Конечно, - кивнула девушка и, когда за магом захлопнулась дверь, добавила, зло прищурившись, - Я все равно - сбегу!
  
   Господин део Чезс быстрым шагом обошел свое жилище. Перебирая связку ключей, он безошибочно находил нужный, чтобы открыть очередную дверь.
   Его беспокоил не столько хаос, устроенный Виолеттой, а сколько её возможность беспрепятственно ходить по всему дому. Как такое случилось? Почему? Ответ был очевиден: она спасла Малгорру жизнь, и, стало быть, являлась теперь хозяйкой его владений. Такого поворота событий маг никак не предвидел.
   Он собирался подержать у себя принцессу, чтобы разобраться в хитросплетениях её судьбы. Найти все необходимые ниточки и исправить, вмешаться, тем самым заявить о себе. Показать, чего он добился, каких высот достиг.
   Но его собственная судьба отчего-то решила подкинуть непредвиденные трудности.
   - Ах, так, значит?! Ничего... ничего! Мы еще посмотрим, кто тут главный! - маг хаотично бегал по комнатам, проверял каждую дверь, пока не обошел весь дом.
   Где-то требовались усилия, чтобы вернуть по местам то, что брала в свои руки принцесса, где-то он просто убеждался - все в порядке. Хорошо!
   Она не успела открыть всего три двери. За одной из них располагался его сад, за другой - дверь выходила к водопаду, а за ним - странный холодный мир, в котором магу пока не было места. Третья дверь прятала за собой труд всей его жизни. Малгорр повертел в руках ключ, думая о том, что по невероятному везению, принцессе не удалось попасть в его тайну.
   Он открыл нужную дверь и почти вбежал внутрь комнаты. Нити судеб... они так многочисленны. У каждого рода - свои, но кроме них образуются новые, тянутся навстречу друг к другу, переплетаются, соединяясь в тугой узел - не разорвать! Но есть и такие, что едва касаются друг друга, а со временем отдаляются, переходят на новый виток и никогда больше не встречаются. Есть и разорванные узлы с неровными, торчащими во все стороны концами. Иногда и они находят другой путь, тянутся, переплетаются с чьими-то еще похожими по цвету или размеру линиями судьбы.
   Очень интересно наблюдать со стороны: как, кто и с кем налаживает, или разрывает свою связь. Еще интереснее разгадывать причины тех или иных поворотных линий чужих судеб.
   Малгорр проводил здесь большую часть своей жизни. Сейчас его интересовала Лаэвинна. Установив связь с мороком, маг смог оказаться в комнате родственницы. Ему нужно было понять, что происходит вокруг пропавшей принцессы: увидели во дворце подмену или нет?
   Пока маг разбирался в судьбах, его гостья страдала в одиночестве.
   Виолетта прохаживалась по комнате, думая об одном - как уйти отсюда? Как убедить Малгорра в том, что он должен вернуть её домой?
   - Я ведь не какая-то сказочная принцесса, которых держали в темницах, чтобы принц спасал. Нет! Я настоящая! И я не могу сидеть взаперти! - она надула губки, как в детстве, - И я... я есть хочу!
   Как бы это не показалось странным, но после её последних слов, в комнате появился стол, уставленный разными, ароматно пахнущими блюдами.
   - Спасибо! - поблагодарила Виолетта невидимого повара и не дожидаясь приглашения подбежала к столу, выбрала для себя баранью ножку, надкусила ароматную булку, отведала сладких фруктов.
   Насытившись, она сладко потянулась и, едва подавив зевоту, вежливо произнесла:
   - Все было очень вкусным. Благодарю вас за сытный обед. А нельзя ли мне умыться и переодеться?
   К её удивлению в комнате из неоткуда появились: деревянная кадушка, заполненная доверху теплой водой, мыло, мочалка и полотенце. А на спинку кровати, кто-то заботливо повесил чистое нарядное платье - светло-зеленого оттенка.
  
  
   Глава 10
  
   Когда Малгорр вспомнил о своей гостье, уже перевалило далеко за полночь. Он вернулся из своих наблюдений в реальность - задумчивым, и каким-то рассеянным. В доме горели ночники, маг прошелся по длинному коридору, с удивлением оглядываясь по сторонам. Малгорр не разрешал так много расходовать энергию. Не в его правилах было такое расточительство. Отчего-то его жилище проявляло странную заботу о своем господине.
   - Погаси свет, - устало попросил маг, - оставь две лампы, мне этого будет достаточно.
   Тут же дом послушно выполнил его повеление. В полумраке Малгорр спустился вниз по лестнице, в просторную столовую, чтобы отужинать. В своем доме он мог это делать в любое время. Стол был накрыт: все как любил господин маг - рыба, приготовленная на пару, сыр, овощи, сладкое вино...
   Малгорр вымыл руки, ополоснул лицо, скривился, заметив в зеркале свое отражение. Выглядел он неважно. Усталость и недавнее ранение - не придавали ему здоровый вид.
   И тут маг вспомнил о Виолетте.
   - О, нет! - схватился он за голову и кинулся к комнате, в которой запер принцессу.
   Он думал, что она его встретит вся в слезах или с проклятиями на языке. Да и было за что его проклинать. Вместо того, чтобы отблагодарить девушку - закрыл на целый день в комнате и даже не позаботился о том, чтобы накормить и дать во что переодеться. Когда он её оставил - платье принцессы походило больше на наряд нищенки, чем на одеяния благородной дамы.
   К его удивлению, в комнате принцессы царила тишина. Малгорр распахнул дверь и замер на пороге, прислушиваясь и приглядываясь. В комнате было темно, но над кроватью чуть - чуть мерцал, словно светлячок в саду, огонек ночника.
   Девушка спала сладким сном. Она выглядела вполне довольной. От нее шла умиротворенность и легкий запах полевых трав. Принцесса была чистой, ухоженной и, по всей видимости, её не мучили голодные спазмы.
   Маг осторожно вышел, прикрыл за собой дверь и, нахмурившись, строго обратился к дому:
   - Она моя гостья, но она не хозяйка тебе! Ты понял меня?! Только гостья. Ты должен слушаться меня и никого более! Тебе понятно?!
   Дом послушно моргнул лампами. Но отчего-то на душе у Малгорра поселилось беспокойство. Не нравились ему те перемены, что успели произойти в его любимом жилище за несколько последних часов.
   Пока он отсутствовал, гуляя во дворце Виолетты и нагоняя страх на её мать, его гостья, похоже, успела приручить к себе дом, который чуть ли не мурлыкал от удовольствия.
  - Она - гостья! Всего лишь гостья!! - повторил на всякий случай маг и крайне недовольный отправился в свои покои.
  Спустя некоторое время Малгорр уснул, утомленный тревогами прожитого дня. Не многого он добился и мало узнал о прежней жизни Виолетты, правда, отчаиваться пока не собирался. Рано. У него еще имелось время, чтобы во всем разобраться. Откинувшись на подушки маг, наконец, смежил веки и отдался воле Морфея.
   Дом в свою очередь постарался, чтобы хозяину снились только приятные сновидения.
  
  Утром нового дня Виолетта и Малгорр встретились за общим столом. Маг предложил принцессе составить ему компанию за завтраком, и она любезно согласилась.
   Настроение у его пленницы было значительно лучше, чем прошлым днем. Она выглядела отдохнувшей и довольной. Принцесса вежливо улыбалась и ни в чем не обвиняла больше своего похитителя. С одной стороны такое поведение - радовало, маг не любил женских истерик и с трудом переносил слезы. С другой - вызывало подозрения. Возможно, она что-то задумала и таким образом осуществляет неведомые ему планы?
   Впрочем, Малгорр быстро отогнал от себя такие мысли. Приятнее было думать о том, что пленница смерилась. Девушка она не глупая и, стало быть, поняла, что сопротивляться его воле - бесполезно!
   - Уже не горюете по родным? - усмехнулся маг, окидывая Виолетту презрительным взглядом, - Быстро же вы забыли о них.
   Принцесса выдержала взгляд и, делая вид, что увлечена салатом, пожала плечами.
   - Отчего вы молчите?
   - А что тут сказать, господин Малгорр... - Виолетта посмотрела на него, теперь магу пришлось выдерживать взгляд её зеленых глаз. Он отметил про себя, что новое платье принцессы удачно подчеркивает их глубину. - Вы ведь не отпустите меня, даже если я буду умолять вас. Зачем тогда портить настроение и вам и себе ненужными и бесполезными истериками? Я согласна погостить в вашем доме столько, сколько вы посчитаете нужным. И не стану вам досаждать ничем, но при одном условии...
   При этих её словах маг поперхнулся. Уж чего-чего, а каких-либо условий, поставленных для него принцессой - никак не ожидал. Да, эта девушка не так проста, как кажется. Нужно с ней быть наготове к военным действиям даже в мирное время.
   - Чего вы хотите? - немного помедлив, пошел он ей навстречу.
   - Вы позволите мне, как гостье, выходить за пределы моей комнаты и ... - девушка опустила ресницы, словно бы смущаясь.
   - И? - заинтересованно обратился к ней маг.
   - И хотя бы изредка вы позволите мне бывать за пределами дома, чтобы гулять в саду... вы ведь понимаете, как важно для нашего рода соединяться с силами природы?
   'Ах, вот как?! - мысленно хмыкнул маг, - Соединяться, значит, с силами природы? Интересно, для чего?'
  Господин део Чезс, раздумывая, медленными глотками пил фруктовое вино и не отводил взгляда от принцессы.
   Она замерла в ожидании его ответа и, смиренно сложив руки перед собой, тонкими пальчиками перебирала узоры на салфетке.
   - Хорошо, я не против ваших прогулок, - наконец, произнес он и поднялся из-за стола. - Но у меня тоже будет условие: при первой же вашей попытке сбежать - вы станете не гостьей, а пленницей в этом доме. Вы поняли меня?
  - Да, конечно, - ответила девушка, тоже поднимаясь из-за стола, - благодарю вас за завтрак и за ваше милосердие. Позвольте спросить, как вы себя чувствуете?
  - Благодарю вас за заботу, мне намного лучше, - ответил Малгорр поморщившись.
  Он хотел и сам поблагодарить принцессу за проявленное с её стороны милосердие, но, к сожалению, разговор повернулся в другое русло и теперь вернуться к прежнему стало не так легко. Встретившись на мгновение со смешинками в глазах девушки, маг опешил: чему она радуется? Что задумала? Неужели он все-таки где-то просчитался и попал-таки в её ловушку?
  Но взгляд принцессы вновь стал сдержанно холодным и, не смотря на то, что маг попытался проникнуть в её мысли, ему не удалось найти в них для себя хоть что-то полезное.
  'Странно. Она думает о таких же банальностях, как и все девушки её возраста...' - пожал он плечами. Малгорр считала, что Виолетта гораздо мудрее и в её голове есть более или менее, но хоть как-то связные между собой мысли, а не те обрывки, которые предстали перед ним: 'Ах, у меня нет новых чулок... моя пудреница осталась во дворце... что мне делать, если меня никто не станет искать... за кого я выйду замуж...' - полная чушь.
   - Впрочем, в таком случае не стоит опасаться - эта куколка не сбежит и будет под рукой столько, сколько потребуется. Хорошо... - прошептал он, потирая руки.
   Принцесса в это время рассматривала картины на стенах в гостиной.
   - Это ваши родственники? - поинтересовалась она через какое-то время.
   - И ваши тоже, - нехотя ответил маг, гостья начинала его утомлять. - Быть может, вы чего-нибудь желаете?
   - Я хотела бы погулять по саду, - ответила она, оборачиваясь, - Судя по утреннему щебетанию птиц, он должно быть - прекрасен.
   - Вы правы, Ваше Высочество. Мой сад - это моя гордость... - маг в очередной раз удивился подозрительно-радостному блеску её глаз, - я бы с удовольствием вас проводил, но не сейчас... возможно, вечером.
   - О, вы так любезны, господин Малгорр. Если вам трудно сопроводить меня, то поручите это несложное дело кому-нибудь из ваших слуг, - невинно хлопая ресницами, промолвила Её высочество.
   - У меня нет слуг, - буркнул маг в ответ, - И давайте все-таки оставим прогулку по саду до вечера. У меня сейчас есть некоторые неотложные дела. Будьте так любезны, Ваше Высочество, пройдите в свои покои.
   - Как вам будет угодно, - смиренно согласилась принцесса, приседая в коротком реверансе.
   Ах, если бы только господин део Чезс смог догадаться об истинных чувствах Виолетты! Как же сложно ей было скрывать ликование своего сердца.
   Едва девушка оказалась в отведенной ей комнате - она радостно закружилась, смеясь от охватившего её восторга.
   "А вы полный тупица, господин маг!" - думала меж тем она, празднуя победу.
   Пусть маленькую, для кого-то незначительную, но не для нее.
   ' Да, сложно притворяться глупышкой, но я буду и дальше водить вас за нос. Покуда не получу свободу, - любуясь своим отражением в зеркале, размышляла принцесса, - Итак, что мы имеем: во-первых, слуг у него нет, значит, вчера он разговаривал не с ними. А с кем тогда? Это нужно выяснить. Во-вторых, он принял меня за дурочку - это уже неплохо! Значит, не удалось ему обойти мои чары - спасибо матушке, научила в детстве паре семейных трюков, к счастью, один из них сработал. Второй попробую испытать на господине маге вечером. Да, и, в-третьих, я смогу выбраться за стены дома - вот счастье! Значит, скоро, очень скоро смогу убежать отсюда!'
   Путь к свободе ей казался уже не таким невозможным. Ночью она много думала о том, как вести себя с магом и приняла верное решение - предстать перед ним покорной. Как-то Лаоль говорил ей в детстве:
  - Если чего-то хочешь добиться - не стоит идти напролом. Иногда обходной путь бывает гораздо короче.
  - Ну... ты и скажешь! - тогда она не понимала этой простой, казалось бы истины, но сейчас осознала чему учил её мудрый воин.
  Теперь Виолетта - одна и совета спросить не у кого, но, тем не менее, девушка надеялась на успех. Она постарается, приложит все свои знания и умения, чтобы вернуться к родным. Принцесса верила в то, что любимый отец и верный друг Лаоль, а так же братец Тито - все они беспокоятся и разыскивают свою Виолетту. Эти мысли согревали и не давали отчаянию захватить собой её душу.
  Маг сегодня не казался ей таким уж грозным и страшным, как накануне.
  Конечно, он чрезмерно импульсивен, не сдержан и честолюбив, все-таки - это не самые плохие качества, можно с ними мириться. Внешность господина део Чезса её не пугала и не отталкивала. И, кроме всего прочего, Виолетта теперь имела возможность познакомиться с дальним родственником поближе. Главным, по всей видимости, являлось то, что маг выкрал её из родного дома не с целью принудить к венцу. Несомненно, такие выводы не могли не радовать Виолетту.
  - Ничего! Я справлюсь, господин маг... Вы еще пожалеете, что затеяли эту игру. Вот увидите! - она показала язык отражению и заинтересованно уставилась на убранство комнаты.
  Уходя завтракать, Её высочество точно помнила - тут был беспорядок, сейчас же - идеальная чистота.
  "Кто помогает магу хозяйничать в доме?" - на этот вопрос она желала ответить и как можно скорее. Поэтому Виолетта решила немного поиграть с незримым 'Некто'.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"