Деренко Анастасия Сергеевна: другие произведения.

Глава 3. "Ткач"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Уф, наконец-то я это сделала, а вы дождались. Моя ветреная Муза вновь покинула меня, как всегда заранее не предупредив. Сказала, что берёт творческий отпуск (длительность его, кстати, не уточнила). Вот поэтому и писалась прода так долго. Бедный аффтор работает за двоих((((


Глава 3

Ткач

   Над Кальвадаром пронесся рокот, ощутимо встряхнувший землю и взбурливший воды Кораллового моря.
   Жители долины, лишь недавно проснувшиеся и приступившие к утренним делам, могли видеть, как в предрассветном розовом небе разноцветными молниями мечутся крылатые фигуры. Вскоре от их количества небосвод стал темным, а шелест крыльев и утробный отчаянный рев тысячи голосов заставляли обитателей острова закрывать уши руками и сгибаться под гнётом вырвавшейся мощи.
   Все драконы острова летали в вышине, выгибая шеи и спины, сталкиваясь друг с другом. Казалось, их охватило безумие. Но вот в их движениях наметился какой-то странный ритм, сначала медленно, по потом всё быстрей они начала кружить, продолжая издавать леденящие душу звуки и извиваться всем телом. Затем в центр круга влетели семь драконов. Люди, как завороженные, наблюдали за ящерами не в силах понять, что произошло. Однако появление всех Старейшин уже говорило о том, что причина, послужившая столь странному поведению их соседей, была очень серьезной.
   Прекратилось всё так же быстро, как и началось. Драконы хлынули в разные стороны, очищая небо, и в скором времени исчезли в дымке утра. Оставшиеся же семь Старейшин, сделав еще круг над долиной, по одному спланировали на скалистых выступов Храмового зала. Жителям острова же оставалось лишь обеспокоенно переглядываться и надеяться, что с их защитниками не случилось чего-то непоправимого.
   Но именно это и произошло. По крайней мере, так считал Совет.
   В полутьме огромной пещеры, с высоким сводчатым потолком, усеянным острыми сталактитами и отполированным каменным полом, стоял гвалт. Еще никогда почтенный совет Старейшин так не напоминал простой уличный базар людей. Каждый норовил перебить другого, рыкнуть громче и высказать свои предположения о случившемся, совсем не считаясь с мнением остальных.
   Куруфин удрученно вздохнул, наблюдая, как огневик Стадиуар и штормовик Фексалтер сверлят друг друга недобрыми взглядами и нервно подергивают кончиками хвостов. Еще чуть-чуть, и они кинутся в бой, как какие-то горячие молодые драконы шестидесяти лет от роду. Старейшина перевел взгляд на остальных. Все они находились в разной степени растерянности и ошеломления. А в глазах плескался плохо скрываемый страх.
   Лишь один сохранял видимое спокойствие, и даже скучающее выражение.
   Амаилзил ощерился, когда их с Куруфином взгляды встретились. В глазах штормовика полыхнуло синее пламя, так похожее на то, что часто можно было заметить у его дочери.
   Морской дракон - вот уж кому всё это было на лапу. Если раньше его оппозицию сдерживали он и еще трое Старейшин, то теперь, когда Сердце Кальвадара исчезло, у Амаилзила появилось весомое преимущество. Больше нет главного сдерживающего фактора, Старейшины в панике, и сейчас самое время вбить им в головы свои идеи. Напуганные и растерянные - Куруфин не сомневался, что они внемлют морскому дракону.
   Штормовик кинул взгляд в противоположный конец залы, где, как открытая рана зияло пустое каменное гнездо. Еще вчера там мерцал Источник...
   Его пропажу почувствовали все. Теплые и ласковые золотистые нити, исходящие от него и опутывающие весь остров просто исчезли в одно мгновение, заставив всех драконов в единый момент почувствовать опустошение и даже боль.
   Пробраться в Храмовый зал было невозможно. По крайней мере, до сегодняшней ночи... Драконы не нашли никаких следов проникновения: ни физических, не магических. Казалось, неизвестный просто появился из воздуха, каким-то образом вырвал кристалл не малых размеров из скалы и ушел тем же способом, что и пришел.
   Единственными подозреваемыми могли быть Безликие, но против них Старейшины установили особую защиту, используя нити Источника, и пробраться сюда член клана мог только в виде кучки пепла. Поэтому-то таинственная и необъяснимая кража Сердца еще больше нагнетала обстановку.
   Драконы оказались в ситуации потерянных детей - слабых и испуганных.
   -А я говорю, что это дело рук Безликих! Только эти твари могли такое сделать! - взревел Стадиуар.
   -Каким образом? - тут же с агрессией спросил Фексалтер. - Защита не сработала? Сомневаюсь. Это не могли быть они.
   -Как ты смеешь их защищать? Этих выродков ада?
   -Я не защищаю. Я констатирую факт... - еще больше начал заводиться штормовик.
   -Но что нам теперь делать? - послышался напряженный голос земного дракона Кертиона.
   -Мы потеряли Сердце! Мы теперь беспомощны! - тут же подхватил еще один огневик.
   Бывшие всегда мудрыми и степенными, Старейшины вновь загомонили, не желая успокоиться и услышать друг друга.
   -Тихо! - голос Куруфина, сопровождаемый раскатом грома снаружи, заставил остальных на мгновение замереть, чем тот незамедлительно и воспользовался. - Для начала нам надо успокоиться. Никаких предположений, никаких обвинений и никаких криков, - отец Шай-энри обвел всех взглядом и никто не стал возражать. Лишь оскал морского дракона можно было принять за карикатурную ухмылку. Куруфин не сомневался, что тот ждет момента. Значит надо не дать ему такого шанса. - Источник пропал и это огромная потеря для нас. Но впадать в панику - это не выход, так мы станем только еще слабей. Нужно спокойно разобраться...
   -Так давайте и сделаем это. Прямо сейчас, - подал, наконец, голос Амаилзил и глаза его нехорошо вспыхнули. - Просто подумаем, кто мог это сделать?
   Его тон насторожил Куруфина. Тот определенно что-то замышлял.
   -С этим можно разобраться и потом, - постарался перевести тему он. - Первостепенной задачей сейчас для нас является необходимость успокоить остальных и придумать, как сохранить оставшиеся силы и магию.
   -Но ведь поиски вора тоже важны - гнул свою линию морской дракон. - Чем скорей мы его найдём, тем скорей вернем Источник? - ему удалось перетянуть внимание на себя, что очень не понравилось штормовику. - Я, конечно, могу предположить, что это Безликие. Тем более, что в последнее время наши соплеменники стали исчезать. Но! Пробраться в Храмовую залу для них не возможно. Мы же знаем, что уже пытались и знаем, что тогда произошло. Можно было конечно заподозрить этих человечишек, которым мы так опрометчиво предоставил кров, но, ни сил, ни ума у них на это нет. Кто же остается?
   Его лазоревые глаза сверкнули, и он посмотрел на своего извечного противника.
   -Скажи-ка нам, Куруфин, где твоя дочь?
   Старейшина весь подобрался, стараясь скрыть, как потряс его этот неожиданный ход. Амаилзил хорошо подготовился и продумал всё. Обвинив Шай-энри в краже - значит подорвать доверие к самому Куруфину. И тогда на его пути уже не останется никого.
   Мерзвавец.
   -Ты не хуже меня знаешь, что она пропала Амаилзил, и где она не известно.
   -Как вовремя она пропала, не находишь? - вновь одарил он врага своей клыкастой улыбкой.
   -На что ты намекаешь? - не на шутку свирепея, прорычал тот.
   -Я? Абсолютно ни на что, - движения дракона можно было трактовать, как пожатие плечами, если бы речь шла о человеке. - Но мы все знаем, как Шай-энрионеллио вилась вокруг кристалла, сколько времени проводила около него. А тут она странным образом исчезает и - какое совпадение! - вслед за ней пропадает Сердце Кальвадара... - Старейшина многозначительно замолчал, давая возможность остальным докончить мысль самостоятельно.
   И они это сделали.
   Вопросы о том, как Шай могла это сделать, вырвать из горы кристалл и незаметного его переместить уже не имели значения. Куруфин видел, как начинают драконы переглядываться, видел, как в их глазах вспыхивает огонек надежды на то, что теперь можно спихнуть эти проблемы на кого-то другого, найти виновника и покарать, не зависимо от того действительно ли он виновен или нет.
   Отец Шай-энри молчал, впервые не зная, что предпринять. Сказать о том, что Источник сам превратил его дочь в человека - опасно. Тот же Амаилзил не применет тут же расправиться с ней с помощью чужих рук.
   Он обвел взглядом присутствующих. Поздно. Они уже готовы поверить. Подтвердило это и их молчаливое согласие на последовавшее за этим предложение морского дракона.
   -Мы должны всё узнать. Поэтому надо, во что бы то ни стало, найти твою дочь. Думаю, ты будешь рад, когда она вернется домой, Куруфин, - рокочуще протянул он, даже не пытаясь скрыть торжествующие нотки в голосе.
  
  

***

   Дочь Драконов
  
   Утро встретило её пением петухов, уличным гомоном, скрипом открывающейся двери и бодрой физиономией Дары.
   -Ты еще спишь! - воскликнула она. - Вы эльфийки такие неженки. Давай вставай, уже рассвело.
   Шай-энри пробормотала что-то совсем нелесное и приоткрыла один глаз.
   Как раз вовремя.
   -Лови, - в драконицу полетело спелое яблоко и угодило в плечо. Та зашипела. - Где твоя реакция? - усмехнулась циркачка.
   -Там же, где и твоя совесть, - огрызнулась синеглазая, садясь на постель. Девушка понимала, что ведет себя слишком грубо, но ранним утром она решительно не могла заставить себя быть доброй. Она еще не привыкла, что человеческое тело так быстро устает, и ему нужно столько времени, чтобы восстановить силы. Кошмар, люди - смертные, и всё равно почти половину жизни тратят на сон!
   Однако, похоже, Дара даже не обратила внимания на недовольный тон собеседницы. Она танцующим шагом прошлась по комнате и, подойдя к окну, распахнула ставни, впуская в сумрачную комнату поток солнечного света.
   -Какой сегодня хороший день! - обопрясь на подоконник, вновь улыбнулась эта неунывающая артистка. - И погода нас не задержит в дороге. Мы сможем проскакать достаточно много, и около полудня остановится в небольшом селе. Не помню, как оно называется...
   -Мы? Нас? - переспросила Шай, даже промахнувшись ногой в штанину. - Что значит "мы"?
   -Ну, да. Мы же едем к эльфам. Верно?
   -Верно, но насколько знаю еду я, - блондинка прищурилась. - Не помню, чтоб приглашала тебя с собой.
   Опять она сказала грубость. Дара нравилась ей, действительно нравилась, именно поэтому она боялась, что, если та узнает о её происхождении, то возненавидит. А этого бы Шай-энри очень не хотелось. Лучше расстаться сейчас.
   Циркачка заметно смутилась и, вздохнув, присела на краешек кровати, стараясь при этом не встречаться взглядом с драконицей.
   -Я просто подумала, - начала она тихо, - что возможно ты согласишься, чтоб я поехала с тобой.
   -Но зачем тебе это? - устыдившись своего поведения, "танцующая с грозой" умостилась рядом и ободряюще улыбнулась. - А как же бродячий цирк?
   -Я... - Дара подняла на неё удивительно добрые серые глаза, - то есть мне нечего делать с ними. Я сирота, Шай. Циркачи мне не родня, они приняли меня только потому, что моя мать была в труппе. Да и то, наверное, уже жалеют. Сама видела. А у эльфов... - она замялась, - я надеялась, что ты сможешь мне помочь, чтоб они научили меня управлять своими силами. Я понимаю, что это слишком самонадеянно с моей стороны, но если бы ты знала, что это такое - обладать Даром, чувствовать его в себе и не иметь возможности использовать!
   Шай-энри знала, причем очень хорошо. Её штормовая сила кипела в венах и готова была откликнуться при первом же зове, но это было равносильно самоубийству. Север быстро бы расправился с ней. Вспомнив вчерашний вечер, драконица невольно содрогнулась. Она была неаккуратна и чуть не погубила себя. Ночью, в постели, когда сон еще не одолел её, она не раз и не два прокручивала всё случившееся и наконец пришла к выводу, что по мимо яростной ненависти в ней живет и тот древний всепоглощающий страх перед Безликим, который испытывали её предки.
   Когда Север схватил вчера Шай на улице, всё внутри просто затопил ужас. Тогда она подумала, что он её раскусил, почувствовал магию драконов. Но, слава небесам, всё обошлось. На этот раз...
   Поэтому она понимала циркачку. Если Шай-энри попросит Эйзевера о помощи, тот не откажет (ха! пусть только попробует, коварный остроухий). И Дара, наконец, научится управлять магией и станет магом... который в будущем, возможно, обернется против неё.
   Драконица еще раз посмотрела на собеседницу. Лицо её было взволнованным в ожидании, а во взгляде, обращенном на девушку, сияла надежда.
   Скорей всего она об этом пожалеет.
   -Надеюсь, у тебя есть лошадь, потому что Белка такого хамства, как два седока, с моей стороны не потерпит.
   Дара радостно воскликнула и порывисто обняла ту.
   -Конечно! У меня всё уже собрано. Спасибо, Шай! Тогда я пойду, заседлаю их?
   Драконица представила, что ей предстоит вновь бороться с кобылой и усердно закивала.
   -Иди, я оденусь и спущусь, - она наклонилась за брошенными штанами и уже тихо пробормотала себе под нос. - Надеюсь, всё это скоро закончится...
   Дара же вышла из комнаты и стала спускаться по лестнице. И лишь мальчик-служка, попавшийся ей на пути, мог заметить, как странно мерцают глаза незнакомки, и как на её губах играет лукавая улыбка.
   "Нет, Шай-энрионеллио, не закончится. Всё только начинается, дочь драконов. Только начинается..."
  
   Через десять минут девушка сбежала вниз, улыбнувшись хозяину, расписалась в регистрационной книге и тут же невольно вздохнула, вспомнив, что отдала за маленькую комнатку последние деньги. Им с Дарой срочно надо что-то придумать, иначе они пойдут по миру или же станут разбойничать на дорогах. Представив последнее - полуэльфийку с дубиной (которая на самом деле дракон) и циркачку мага-неумеху - она не удержалась от смешка.
   Дара ждала её на улице около оседланных лошадей. Девушка приветливо улыбнулась и запрыгнула в седло. Шай-энри с завистью оглядела её спокойного серого мерина и, нахмурившись, обернулась к Белке. Поменять бы эту нахалку вот на такой флегматичный транспорт!
   -Ого! - удивленно выдохнула циркачка, когда драконица устроилась на спине кобылы. Она проследила за взглядом спутницы и тоже на секунду задержала дыхание. С противоположной стороны к воротам направлялся Север. Но не он, а его конь привлёк внимание девушек. Это был огромный, ослепительно белый жеребец, с массивным корпусом и поджарыми ногами. В каждом его движении сквозили грация и размеренность, но не оставалось сомнений, что при необходимости он может скакать быстрей ветра, настигая своего врага. Темно зеленая грива и хвост этого чуда вспыхивали на солнце изумрудными искрами.
   Заметив их, Безликий усмехнулся и приветственно приподнял руку.
   -Дара, закрой рот. И ты, Белка, тоже. Да и мне не мешает поступить так же, - пробормотала синеглазая, провожая этих двоих взглядом.
   Циркачка неловко хмыкнула, а Шай тронув пятками бока лошади, послала её вперед.
   Они покинули Зеленые опушки и вновь направились на восток...
  
   -Мы что до самого Алферна так поедем? - не выдержала Дара через час.
   -А что ты предлагаешь? - мрачно спросила Шай-энри, сверля недобрым взглядом спину едущего немного впереди красноволосого.
   Это было нелепо и смешно. Вместо того, чтобы сразу задать своему коню галоп, Север предпочел вальяжный шаг, не упуская при этом из виду девушек. Они пробовали его обогнать и оторваться, но он неизменно настигал их и вновь занимал прежнюю позицию. Артистка только диву давалась, а драконица довольно громко скрежетала зубами. Что он задумал? Просто хочет её позлить или же решил не спускать с них глаз до самого царства эльфов?
   "Танцующая с грозой" не знала хорошо это или плохо. С одной стороны, Север всегда будет рядом, на виду, и, возможно, она сможет что-либо узнать о заказе, но с другой... Она ведь тоже как на ладони и не сможет использовать свою магию. Ей придется каждую минуту подвергаться опасности быть разоблаченной. Да тут никаких нервов не хватит, даже драконьих!
   -Не знаю. Вы ведь знакомы, так почему... Ну, я подумала, что вы того... вместе.
   -Я? С ним? - в эти три слова девушка сумела вложить столько негодования, что её собеседница смутилась.
   -Ну, прости. Просто он такой, такой...
   -Какой? - сухо спросила Шай-энри.
   -Красивый, - пожала та плечами.
   Драконица закатила глаза. Издеваются они что ли? Вот и Кати так сказала. Красивый! Девушка скользнула взглядом по спине мужчины, его огненным волосам, и по телу её пробежала дрожь. Она нахмурилась.
   -Дара, он Безликий, если ты забыла. Убийца!
   -И что? Вчера я, конечно, так испугалась за тебя, что не обратила внимания на его татуировки. Теперь я удивляюсь, что всё еще жива. Думаю, это из-за тебя. А то, что Безликий - так он же драконов убивает. И потом... - она запнулась, увидев, как угрожающе вспыхнули синие глаза.
   -Война была давно, - ледяным голосом процедила девушка. - С тех пор драконы не появляются на континенте. А убивать их продолжают - безжалостно и просто так!
   Шай-энри отвернулась, стараясь подавить взбунтовавшиеся чувства. Дара не понимала этого, не могла понять. А она знала, каково это - кружиться в грустном танце всем племенем, обмениваться болью и тоской, прощаться с еще одним погибшим собратом.
   -Шай, я не хотела...
   -Забудь, - она тряхнула недлинными волосами и на них заиграли серебряные блики. - И прости меня. Просто я не люблю этот клан. На дух не переношу. И потом не забывай, что убивают они за деньги и не только драконов.
   Циркачка кивнула, ничего не ответив. А синеглазая уже ругала себя за несдержанность. Если она хочет и дальше путешествовать с Дарой, да и вообще общаться с другими, ей надо научиться сдерживаться и реагировать на всё так, как это делала бы полуэльфийка.
   В небе раздался крик и, подняв руку козырьком, драконица увидела сокола. Сабир!
   Расправив свои серо-коричневые крылья, он медленно спланировал вниз. Шай-энри вытянула вперед правую руку и даже не поморщилась, когда длинные и острые когти птицы впились в кожу, минуя куртку и рубаху.
   -Здравствуй, друг, - улыбнулась она, нежно проводя пальцами по упругим перьям.
   -Глазам не верю! - воскликнула её спутница. - Это же Жемчужный сокол. Мы как-то выступали в одном городе у мэра. Так он положил на меня глаз и после представления, под предлогом осмотреть его дом, захотел остаться со мной наедине. Тогда-то мы и зашли в соколятьню. Там я видела такого же, - она кивнула на птиц. - Помню, этот хрыч напыжившись, сказал, что эти хищники встречаются очень редко. А этот твой?
   -Мой? - удивилась драконица, продолжая почесывать шею сокола. - Конечно, нет. Сабир свободен и не принадлежит никому, кроме неба. Он мой друг и прилетает когда захочет.
   Она приподняла руку и сокол, расправив крылья, взмыл в небо. Опустив взгляд с удаляющейся точки в небе, она посмотрела вперед и вздрогнула. Север, по-прежнему ехавший впереди, сейчас обернулся и смотрел прямо на неё. Хотя расстояние для человека было великовато, девушка была готова поклясться, что тот кивнул ей и ухмыльнулся.
   -Хорошо, наверное, иметь такого друга, - заметила Дара. - С ним мы вряд ли заблудимся. Кстати, часа через три мы будем в одном маленьком селе. Там сможем и отдохнуть, и перекусить.
   -Эээ, Дара? Насчет перекусить... Если признаться, у меня нет денег. Последние я отдала за постой сегодня утром.
   -Не беда, - беспечно отмахнулась та. - У меня тоже нет. Но кто нам мешает их заработать?
   Заработать?
   Шай-энри посетило странное чувство. Кажется, она всё больше свыкается с тем, что теперь человек. На Кальвадаре ей не нужно было думать о том, как выжить, как прожить день и не умереть с голоду - нет, всё это были проблемы таких созданий, как люди. А теперь девушке предстояло самой о себе позаботиться, зарабатывать, чтоб поддерживать свою жизнью, нести за себя ответственность. И это было странно и... здорово. Да именно здорово. Ведь драконица впервые с момента рождения предоставлена самой себе, и сейчас только поступки Шай-энри будут определять её дальнейшую жизнь.
   -А как мы их будем зарабатывать? - с неподдельным любопытством поинтересовалась она у спутницы.
   -Не беспокойся. У меня есть план. Я всё продумала, - заверила её та, похлопав при это свою пухлую седельную сумку.
   Эх, надо было всё-таки побеспокоится, думала много позже синеглазая. Или хотя бы догадаться, как может добывать деньги себе на жизнь бродячая циркачка...
   Чем дальше они углублялись на восток, тем больше понижалась местность. Луга и холмы уступили место затемненным оврагам с орешником и ясеневым рощицам. Весенняя природа пестрела разноцветными красками, в воздухе разливались трели птиц, а тихий теплый ветерок о чем-то шуршал в кронах высоких деревьев. Шай-энри расслабилась и даже закрыла глаза. Она всегда была чувствительна ко всему, что её окружает, могла услышать музыку и ритм в шуме дождя, стрекоте кузнечиков или шелесте ветра. Это было наследство её матери - мага твердыни, научившей дочь чувствовать и тонко воспринимать окружающую, незаметную с первого взгляда жизнь. И это был бесценный дар, который она не утратила даже став человечкой. Стоило только окунуться в водоворот этих звуков, как печать, злостью или тоска отпускали, наполняя всё существо тихим спокойствием и умиротворением.
   Пребывая в таком состоянии, драконица и не заметила, как утоптанная дорога вильнула влево, обегая кустарники шиповника, и явила им небольшую деревушку, ютящуюся на берегу камышовой заводи.
   Безликий уже давно скрылся за частоколом, а вот они явно не спешили. Дара уверенно направила своего коня в сторону под защиту небольшой группки дубов и ясеней. Там она, спрыгнув на землю и поманив за собой синеглазую, стащила свою сумку и стала что-то там искать. Через пару секунд оттуда был выужен темно-зелёный сверток. Она деловито смерила растерянно топчущуюся на месте девушку оценивающим взглядом, кивнула каким-то своим мыслям и перебросила материю той.
   -Вот, думаю, тебе будет в пору. Особого выбора у меня не было, и так еле-еле выпросила у Барта два костюма, - сказала она, шустро скидывая с себя одежду и натягивая странный наряд. - Чего стоишь, переодевайся.
   -Дар? Ты ничего не хочешь мне сказать? - протянула Шай-энри, рассматривая себя через минуты две. На ней было странное одеяние из длинной юбки с огромными разрезами по бокам, начинающимися почти от пояса, и маленького кусочка материи, закрывающего её грудь и завязывающегося сзади на шее. Девушку посетили мысль, что при пошитии этого наряда его создатели явно испытывали нехватку в ткани.
   -Готова? О, отлично, - одобрительно кивнула та, появляясь из-за кустов. Циркачка тоже была облачены в похожий наряд, только не зеленого, а черного цвета.
   -Готова к чему? - уже начиная кое-что подозревать, прищурилась драконица.
   -Зарабатывать деньги, - ослепительно улыбнулась артистка. - Не бойся и доверься мне. Мы произведем просто фурор, - и с этими словами она запрыгнула на своего мерина и, не успела Шай сесть в седло, как та схватила Белку под уздцы и дала шенкеля. Драконице оставалось только придушенно вскрикнуть и крепче схватится за луку седла, чтоб не сверзиться вниз.
   В село они ворвались как вихрь, распугивая на своём пути всех собак, кур и заодно имевших несчастье попасться им людей.
   -Эй! Честной народ! - звонко закричала Дара, останавливая лошадей посреди улицы. - Бросай дела, спеши чудеса увидеть! Магические фокусы, танцы и песни мы вам покажем и споём, - продолжала она, одновременно подтягиваясь в седле и становясь на нем на ноги. Циркачка зазывала селян, которые от устроенного ими шума уже с любопытством выходили на крыльцо. Артистка сделала неуловимое движение и через мгновение, под восхищенный и слегка испуганный вздохи местных и драконицы, стояла на седле руками. Затем она ловко проделала обратный трюк и уже вновь восседала на мерине как положено. - Спешите, спешите! Акробатические трюки и, конечно же, смертельный номер! Мы ждем вас!
   Рассмеявшись, она припустила вглубь села, к центральной площади. "Молодец, Шай, из всех возможных вариантов тебя угораздило взять в попутчицы сумасшедшую" - думала девушка, скача следом за циркачкой.
   -Черт! Конкуренты, - процедила неожиданно та, и драконица увидела небольшой пятачок вытоптанной земли с одиноким кряжистым дубом аккурат посередине. С противоположной стороны стоял фургон, из которого как раз вылазили разукрашенный и невероятно разодетые люди и нелюди. Их появление они встретили далеко не лестными взглядами. Дара спрыгнула на землю и посмотрела на неё. - Давай Шай, народ уже собирается. Нам надо постараться, чтоб переплюнуть этих и заработать денег.
   "Сумасшедшая" - вновь мелькнула мысль, но она послушно сползла с Белки, готовая уже ко всему... И бенефис драконицы начался.
   "Видели бы меня сейчас родители" - улыбнулась про себя она спустя некоторое время. Представление шло своим чередом, зрители разделились на два лагеря: кто предпочел смотреть на них, а кто - на других циркачей. Дара, не переставая смеяться и веселить народ, уже показала им фокусы с разноцветными шарфиками, исчезающим хрустальным шаром и появлением из ниоткуда двух белых голубей (и где она их только всё это время держала?), пару акробатических номеров, где она так выворачивалась телом, что даже Шай, забыв о своей обязанности обходить людей и собирать деньги, с разинутым ртом смотрела на это.
   -А теперь смертельный номер! - запыхавшись, но продолжая лучезарно улыбаться, объявила циркачка. - Моя помощница, - полупоклон в её сторону, - на несколько минут доверит мне свою жизнь, позволив продемонстрировать вам, уважаемые, моё мастерство в метании кинжалов.
   По толпе прошелся ропот и приглушенные ахи. Прежде чем драконица, стоявшая рядом с одним из зрителей, успела отреагировать, кто-то с силой сжал ей локоть и развернул к себе.
   -Не вздумай, - тихо, но угрожающе сказал Север.
   Шай-энри с еще большим удивлением посмотрела в его напряженное лицо. И что на него нашло?
   -Отпусти, - процедила она, начиная злиться. Как он смеет? Она дернула руку, но не тут-то было.
   -Это опасно, ты что не понимаешь, дурёха?
   Она смерила его взглядом, краем уха слыша, как её уже окликают.
   -Это не твоё дело Безликий, - если бы она верила, что такие, как он умеют чувствовать, то сказала бы, что её слова задели Севера. Но, увы, это невозможно. - Дара отлично мастер в своём деле. Главное, чтоб ей не вздумалось создать световой пульсар, - пробормотала она себе под нос, когда вырвавшись от мужчины, направилась к дубу.
   Заняв указанное ей место, она замерла и пока её спутница делала приготовления, с некоторой долей удивления поняла, что действительно не боится и доверят Даре. А ведь они знакомы всего сутки...
   Первый нож угодил всего в двух миллиметрах от её плеча. Толпа издала восторженный рёв, а Шай видела лишь серые глаза, которые молчаливо просили её поверить и не бояться...
   Когда последний кинжал со скрежетом вошел в дерево возле её левой щиколотки, народ сорвался на бурные аплодисменты. Дара подскочила к Шай-энри и, рассмеявшись, обняла её.
   -Молодец. Спасибо тебе, - успела шепнуть она.
   Они вместе поклонились, и циркачка громко пообещала приехать еще в столь славное место, где такая отрывчатая и щедрая публика.
   -Ну, теперь можно и пообедать, - радостно сказала она, тормоша кожаный кошель, в котором весело звякали медяки. - Для первого раза совсем не плохо. Так, я соберу инвентарь, а ты вытащи кинжалы.
   Люди, не желая расходиться, стали подтягиваться к противоположной стороне площади, где циркачи еще, похоже, не завершили выступление. В один момент толпа за спиной Шай-энри неистово заревела и зааплодировала. Обернувшись, девушка ахнула и выронила уже собранные ножи.
   -Не может быть, - прошептала она, и как во сне двинулась к фургону.
   Над головами собравшихся, прямо в воздухе, разворачивалась прекраснейшая феерия. Пейзажи, то и дело появляющиеся ниоткуда, поражали своей живостью и красочностью. Картинки сменяли друг друга, погружая народ в созданные неизвестным фантазии: здесь были и невероятные водопады с русалками, и изумрудные луга с пасущимися на них единорогами, и захватывающие дух озера, и статные леса, и многое другое.
   Она, продолжая зачарованно смотреть на творящуюся магию, проскользнула между людьми, выбираясь в первые ряды. Тогда-то она и увидела его...
   Худой и грязный мальчик лет шести, стоял около фургона и с закрытыми глазами тянул руки вверх. Невидимая для простых нежно-голубая аура, окутывающая его полностью, убедила девушку в своих предположениях. Маг-творец или маг-ткач - их каждый народы называли по-разному, но одинаково дорожили ими, ведь рождались такие очень редко. Шай-энри читала о них в Кальвадарских архивах. Там говорилось, что последний из них умер во время Войны. Тогда, не являясь ни боевыми, ни защитными магами, они могли лишь создавать иллюзии и прикрывать войска.
   На самом же деле рождались такие маги для того, чтоб нести радость другим. С помощью своей фантазии они создавали видения и картины, способные своей красотой зачаровать любого. Жаль только, что за это они обязаны были заплатить. И плата могла быть разной: часто ткачи были либо ущербны физически, либо психически.
   "Что же взяли у тебя, малыш?" - с печалью подумала синеглазая, смотря на мальчугана с черными спутанными волосами и чумазой мордашкой.
   Картина в воздухе в очередной раз подернулась, и следующее изображение заставило всех окружающих разом отпрянуть, а Шай восхищенно замереть.
   Это был дракон. Сильный и величественный, он танцевал среди снежных гор, подставляя золотые крылья морозному солнцу. И каждое его движение, и взмах крыльев дышали изяществом и грацией...
   Видение неожиданно подернулось туманом, а затем и вовсе исчезло, сопровождаемое звонкой пощечиной и отборной руганью. Сбитый ударом на землю, мальчик сидел в пыли и держался ручонкой за уже краснеющую щеку. Возвышающийся над ним тучный мужчина, видимо заправитель цирка, багровея, сыпал на ребенка бранью.
   Драконица сдерживая рычания было рванулась вперед, но к мальчику уже подбежала неизвестная молоденькая девушка и, подняв его, поспешила скрыться в фургоне.
   -Шай! Вот ты где, - добралась до нее, наконец, Дара и, сцапав за руку, поволокла прочь. - Я тебя потеряла. Пойдём, я нашла замечательную таверну, здесь недалеко.
   Девушка еще пару раз оглянулась, но так больше и не увидела мага-ткача. Но она пообещала себе, что еще найдет его.
   Таверна действительно оказалась вполне приличной и чистой. Переодевшись в отдельной комнате, они вернулись в зал и уселись за свободный столик. Дара скрупулезно пересчитала деньги, разделила их поровну и одну часть пододвинула к Шай-энри.
   -Вот. Наш с тобой первый гонорар. Дальше будет легче и привычней. Теперь можно и заслуженно перекусить, - довольно улыбнулась она и подозвала служанку. Судя по заказу, трапеза обещала быть сытной.
   Она почувствовала его еще до того, как он направился к ним. Север без слов отодвинул стул и сел напротив.
   -Что-то я не помню, чтоб мы на обед заказывали Безликого. А ты? - сухо спросила девушка, просквозив мужчину далеко не дружелюбным взглядом.
   -А что такого? - наигранно удивилась циркачка и подарила тому очаровательную улыбку.
   "Она слишком много улыбается. Так и до судороги скул недолго" - с непонятным раздражением заметила про себя Шай-энри.
   Однако красноволосый даже не взглянул на Дару, сосредоточив всё своё внимание на ней.
   -И что, всему этому учат в закрытом монастыре? - поинтересовался он, скользя вишнёвыми глазами по её лицу.
   -Ага. Даже входит в обязательную программу обучения, - огрызнулась она, вновь понимая, что ведет себя, по меньшей мере, глупо. Но почему-то в его присутствии драконица не могла быть спокойной: либо она злилась, либо чувствовала непонятную тревогу от его слишком пристального внимания.
   -И костюмчик ничего, - продолжал тот, казалось, даже не слыша её ответа. Голос его понизился и стал угрожающе спокойным. - Зачем переоделась? Могла сэкономить на обеде. Уверен, хозяин с радостью согласился бы бесплатно накормить полуголую эльфийку.
   -Хорошая идея, - прищурилась девушка, и в глазах её вспыхнуло такое же опасное синее пламя. - Спасибо, в следующий раз именно так и поступлю.
   Воздух над столом уже почти физически потрескивал от напряжения.
   -А вот и обед! - наигранно громко и бодро воскликнула Дара, о которой эти двое, похоже, уже забыли. - Ууу, как я проголодалась. А ты Шай? Шай?! Говорю, проголодалась? Тогда ешь, а то остынет.
   Драконица скользнула по ней взглядом, потом по дымящейся миске перед собой и вновь устремила глаза на Севера.
   -Спасибо, что-то аппетит пропал, - бросила она и, встав, поспешила к выходу.
   Оказавшись на воздухе, она глубоко вздохнула и, выбрав наугад направление, побрела по улице. С Шай-энри явно творилось что-то не то. По крайней мере, в присутствии этого Безликого. С одной стороны, она ненавидела его и желала смерти - самой страшной и мучительной. Она невольно вздрогнула, вспомнив вчерашний эпизод, когда Дара держала кинжал возле горла Севера. Тогда она на несколько мгновений забылась. Ей хотелось крикнуть циркачке, чтоб она не медлила и поскорей вонзила лезвие, вид его крови (да и сам факт, что она у него есть) просто ошеломил её. Но потом туман, застилавший разум, рассеялся, и она отчетливо поняла всю смехотворность её желаний. Прежде чем Дара смогла бы даже пошевелиться, натренированный Безликий убил бы её. Она видела, как он расправился с теми пьяницами, в темном переулке, как и то, что живыми они не остались.
   А с другой - она боялась его, очень боялась. И осознание этого, своей слабости, бесило её даже сильней, чем его физиономия. Именно поэтому Шай вела себя в его присутствие так глупо и дерзко, пытаясь тем самым увериться в обратном. Если она и дальше хочет следовать своему плану, то нужно измениться, скрыть свои истинные чувства за маской если уж не дружелюбия, то хотя бы безразличия.
   Но что делать, если стоит ему появиться в поле её зрения, как в ней тут же просыпается желание задушить Севера? И не только из-за его принадлежности, но и из-за этих постоянных насмешек. Шай-энри видела, что и он не в восторге от неё, что еще больше подливало масла в огонь.
   И это еще мягко сказано. Вспомнить только, как его перекосило тогда, во время выступления. И чего он взвился-то?
   Девушка завернула за угол в переулок и замерла, как вкопанная. А потом, издав тихий рык, метнулась вперед и перехватила занесенную для удара руку.
   -Что за? - пробасил давешний хозяин бродячего цирка.
   -Не смей этого делать, - чеканя каждое слово, проговорила она и, оттолкнув, присела на корточки перед всхлипывающим мальчуганом. - Ты как?
   В ответ малыш только дико зыркнул на неё невероятно-зелеными глазищами из-под густой темной челки.
   -Как ты смеешь, девка? А ну пшла вон, - заревел очухавшийся мужик и, нависнув над девушкой, замахнулся рукой уже на неё. Но тут же осекся и как-то весь сник. Что-то в потемневших глазах незнакомки заставило его остановиться, а появившийся в руке электрический пульсар - почтительно отступить назад. - Простите госпожа маг, но... но... - он замялся и стал предельно вежливым (как подменили!), - не стоит вам вмешиваться. Этот щенок заслужил выволочку. Так опозорить меня перед зрителями. Ишь ты, что удумал - драконов, этих тварей мерзкий и безобразных, - людям честным показывать. Ууу, шалопай...
   -Сколько? - бросила Шай-энри, поднимаясь и загораживая собой мальчика. Слова этого мужлана её нисколько не тронули, наоборот, только утвердили в принятом решении.
   -Простите? - переспросил тот, хотя по глазам драконица отлично видела, что он её понял.
   -Я спрашиваю, сколько вы хотите за мальчика, чтоб отпустить его со мной и больше никогда не претендовать на него? - ровным голосом повторила она.
   -Но госпожа, я не думаю, то есть я не уверен, что хочу продавать его. Он же член труппы, член семьи. Пусть и калека немой, но он мне как сын родной...
   Девушка нахмурилась, и пульсар в её руке весело так затрещал.
   -Двадцать серебряных, - быстро выговорил хозяин цирка.
   "Танцующая с грозой" кинула ему мешочек со своими деньгами от представления.
   -Здесь пятьдесят медяков. Они твои. Это моя цена, - она нехорошо улыбнулась, видя, что мужик собирается возразить, - ну и еще плюс твоя жизнь. Такая плата устраивает?
   Циркач колебался недолго, схватив кошель, он в последний раз одарил парочку убийственным взглядом и исчез за углом. Она еще некоторое время смотрела ему вслед, ожидая, что тот вернется, но когда этого не произошло Шай-энри вздохнула с облегчением, впитала назад пульсар и обернулась к мальчишке... которого не было.
   -Эй, стой! - крикнула она курчавой голове, скрывшейся секунду назад за забором. - Ну что за сумасшедший день, - вздохнула она и устремилась за беглецом.
  

***

   Сын Безликих
  
   "Какой дракон тебя укусил? - недовольно заворчал дух и вздохнул. - Вместе уже больше двух с половиной столетий, а я только сейчас узнаю, что хозяин у меня болван".
   Север не ответил, провожая взглядом Шай-энри, устремившуюся к выходу. Мужчина ничего не мог с собой поделать. Еще ни одно существо не вызвало в нем столь противоречивые чувства.
   "Ха, начнём с того, что в тебе уже давно никто вообще НЕ вызывал чувства" - усмехнувшись, встряла вторая сущность.
   С одной стороны - эта капризная полуэльфийка (что еще не факт) поражала своей способностью попадать в различные неприятности и талантливо впутывать в них его. При этом каждый раз вместо благодарности он получал либо язвительные реплики, либо гневный взгляд. А еще был страх, который иногда проскальзывал в небесной синеве глаз. Ему бы радоваться, что девчонка побаиваться его - так ведь безопасней, ан нет. Это-то его и бесило больше всего. Поэтому каждая их встреча и заканчивалась взаимными шпильками и шипением, после чего кто-либо из них (кто в данный момент наиболее вменяем) от греха подальше вставал и уходил.
   С другой же стороны - он чувствовал себя каким-то невероятным образом ответственным за это взбалмошное недоразумение. Причем чувствовал с того самого момента, как сапфировые глаза взглянули на него в том переулке, куда недобрая завела его на рассвете. Это довольно необычное для него состояние раздражало Севера еще больше. Он уже давно привык заботиться только о себе и Торане, не вмешиваясь в чужую жизнь и судьбу.
   Уверившись вчера, что от этого ощущения ему никак не избавиться, он еще утром решил, что с сегодняшнего дня они будут путешествовать вместе. Безликий собственного говоря и пришел сюда, чтоб сообщить это синеглазой, но всё закончилось вполне ожидаемо.
   "Сам виноват. Только вошел, и сразу давать нападать на малышку, - бубнил дух. - Да я б на её месте вообще послал бы тебя к... драконам!"
   Север против воли улыбнулся. Вот еще одно, что стоит записать на счет Шай-энри. По непонятным для него причинам его вторая сущность - верный и сильный соратник - взяла девчонку под свою опеку. Да так рьяно, что ему теперь чуть ли не каждый день приходилось выслушивать то нескончаемое ворчание по поводу его тупости (!), то дифирамбы всё той же барышне. Это раздражало, это злило, это было забавно и надоедливо, но никуда деться было нельзя (попробуйте отделаться от собеседника, который поселился в вашей голове).
   "За триста лет не научился обращаться с девушками! - продолжал возмущаться тот. - Как ты собираешься завоевать её, если даже поговорить с ней нормально не можешь? Слушай, - оживился вдруг он, - а давай лучше я поговорю с Шай? Отличная идея - в такого обаятельного и милого, как я, она мигом втюрится".
   К несчастью Севера в этот момент он решил сделать глоток из кружки. От заявления своего духа Безликий поперхнулся и закашлял.
   "Во-первых, я не собираюсь никого завоёвывать. Ну, а во-вторых, это плохая идея. Сам знаешь, как на тебя реагируют, особенно женщины".
   "Шай не такая!"
   "Охотно верю, - усмехнулся про себя он. - Не такая! Вместо того, чтоб испугаться, она еще, чего доброго, запустит в нас с тобой чем-нибудь увесистым".
   Почувствовав на себе внимательный взгляд, Север поднял глаза и посмотрел на до сих пор сидевшую напротив циркачку.
   -Чувствую, - сказала она, поднимаясь, - доставите вы мне оба еще хлопот.
   Она улыбнулась, и на мгновение Северу показалось, что в серых глазах вспыхнули золотые искры. Она уже скрылась за дверью, а он продолжал задумчиво хмуриться. И где только Шай находит себе спутников? Сначала он, теперь вот эта девушка, с виду простой человек, а на деле... черт его знает! Было в ней что-то странное, так же как и в Шай.
   Осушив кружку одним глотком, он тоже поднялся и, расплатившись, отправился на постоялый двор. По пути ему вновь пришлось пройти мимо площади, где совсем недавно давали представления. Вспомнив об этом, Север стиснул зубы. Стоило только представить, как синеглазая спокойно и уверенно стоит возле этого дуба, даже не вздрагивая, когда в неё летит очередной кинжал, и ему становилось не по себе. Дух в тот момент вообще ярился так, что, казалось, готов был совершить обращение прямо там. Тогда им обоим хотелось, как минимум задушить эту циркачку, что втянула Шай во всё это. Взять хотя бы эти наряды - уже только за это стоило бы намылить ей шею. К несчастью Дара была недосягаема, но вот похотливые селяне, что пялились и свистели, жадно глядя на девушку, - о них такого сказать было нельзя.
   Поднимаясь в свой номер Север вздохнул, и про себя понадеялся, что эта зазнайка никогда не узнает, что он сделал с парочкой самых рьяных её поклонников, громогласно строивших планы на неё после выступления. Тогда он почувствовал злость и на них, и на Шай, и на себя, за своё глупое поведения. После этого он сразу направился в таверну, где они с подругой остановились, и в запале явно наговорил лишнего.
   "Ну, а я о чём, - тут же поддакнул дух, - говорю же - болван!"
   Безликий проигнорировал свою наглую вторую ипостась и, скинув сапоги, лег на жесткую и неудобную постель. Ему нужно было решить, что делать дальше. То, что его синеглазую нельзя бросать одну (Дару он в расчет не брал и вообще был бы рад отделаться от неё) - это факт. Значит единственное, что ему остается - как можно быстрей и безопасней доставить этот факт в Алферн. А там он уже с чистой совестью (если допустить на минуту, что она у него есть) перепоручит Шай её родственничкам. И то, что девчонка скорей всего врёт и никакая она не полуэльфийка - это его не касается. Пусть уже по этому поводу голова болит у листоухих.
   "Уведут, - недовольно резюмировал дух. - Как пить дать, уведут. Зачем нам вообще отдавать нашу малышку этим ходячим древностям со смазливыми личиками? Лучше давай..."
   -Лучше давай ты помолчишь, - вслух устало сказал Север, прикрывая глаза рукой. - И хватит балагурить. Запомни - Шай-энри не "малышка", и уж тем более не "наша". И никогда таковой не станет. Стоит ли тебе напоминать, как мы живем? Ради чего и вопреки чему? Ты хочешь повторения истории? Не выйдет, дважды я на одни и те же грабли наступать не намерен. Девчонка - проблема, а я - дурак, раз согласился её решить. Если ни мне, ни тебе не суждено успокоиться, пока Шай не достигнет царства эльфов, так тому и быть. Но на этом наши пути разойдутся. Ясно? - по мере того, как Безликий говорил, голос его всё повышался и последние слова он чуть ли не прорычал.
   В его сознании раздались странные звуки, что в человеческом эквиваленте можно было принять за злое сопение. Дух не ответил, но Север отлично чувствовал, что его напарник обиделся и своего мнения не изменил. Наверное, это был первый раз, когда они вполне серьезно повздорили. И из-за кого? Женщины! Почти еще ребёнка!
   От нелестных эпитетов и красных ушей Шай-энри спас настойчивый стук в дверь. Не успел Безликий встать, как та распахнулась, явив слегка запыхавшуюся циркачку. Мужчина сразу напрягся, а дух подобрался.
   -Скорей, - выпалила Дара, уже разворачиваясь назад. - Шай в беде.
   -А разве бывает иначе? - проворчал Север, однако от девушки не отставал ни на шаг.
   Они выбежали на улицу и устремились туда, где деревянные колья примыкали к небольшой рощице. Впереди показался частокол и Дара, не сбавляя бега, как-то очень ловко спружинила ногами, одновременно хватаясь руками за забор и, сделав сальто, перемахнула его. Безликий же, не утруждая себя подобными трюками, просто подпрыгнул, опираясь одной рукой о забор, и тоже миновал препятствие.
   И тут же их поглотила лесная чаща, которая с одной стороны впритык подступала к селу. Над их головами сомкнулись кроны дубов и орешника, воздух наполнили привычные для такого места звуки. Вот только не все они были таковыми.
   В глубине, там, где пробегал небольшой ручей, слышался треск ломающихся веток и странный глухой стук. Еще же оттуда разило магией - древней и примитивной. Но гортанно зарычать и сорваться с места в том направлении Севера заставило вовсе не это, а тихий вскрик Шай-энри...
   Всё окружающее подернулось дымкой и медленно истаяло, позволяя глазам сконцентрировать внимание только на том, что творилось впереди. Мужчина уже не чувствовал, как трещит и рвётся на нём рубашка, как растут на руках угрожающего размера когти, как чуть выше локтей, разрывая плоть, появляются метровые, слегка загнутые внутрь, стальные лезвия - главное оружие его клана. Север, а точнее сейчас один из Четверых Первых - был в такой ярости, что даже не заметил, как частично перевоплотился.
   На небольшой поляне перед ручьем он уже появился идеально созданным оружием под два метра высотой, в порванной одежде, с опасно блестящими на солнце клинками на локтях и черно-красным маревом за спиной. Огненные волосы резко контрастировали с потемневшей кожей.
   Вишневые глаза с тлеющими в них багряными искрами медленно обвели всех собравшихся и остановились на той, что прижавшись к стволу дерева, обеими руками сжимала тонкую серебристо-белую рапиру, сотканную из магии. Её куртка грудой лоскутков валялась неподалеку, а рубашка была в нескольких местах изодрана. В коротких взлохмаченных волосах застряло несколько сучков и травинок.
   Тут взгляд Севера скользнул по её лицу и замер на небольшой алой струйке, текущей из уголка побледневших губ.
   -Убью, - голос его, по сравнению со всем грозным видом был тихим и спокойным. Так говорит человек, испытывающий холодную ярость. Так говорит Безликий, испытывающий бешенство.
   Их было много. Обычно такими стаями они не собирались. Два шелгарта неподвижно лежали чуть в стороне, явно нашедшие свою смерть на острие клина Шай-энри, а вот еще шестеро взяли её в полукруг, приперев к стволу дуба и медленно сжимая тиски.
   На появление нового врага они отреагировали правильно и быстро. Поняв, что противостоит им теперь не простая девчонка, а опытный воин, они ощетинились и, потеряв всякий интерес к синеглазой, стали окружать Безликого.
   Тот криво ухмыльнулся и остался неподвижным позволяя замкнуть круг. Они погибнуть, все погибнуть, потому что посмели напасть и пролить кровь той, которая под его защитой, той, за которую он взял на себя ответственность, той, которую...
   Один из шелгартов прыгнул вперед, надеясь отвлечь на себя противника и дать остальным братьям возможность атаковать.
   Смело и глупо.
   Его прыжок завершился на острие одного из резко выставленных вперед лезвий. Второе же с чавкающим звуком вошло в голову того, кто попытался напасть слева. После этого Безликий ринулся вперед и закрутился юлой, образовывая вокруг себя мертвую зону. Шелгарды - сильные и опасные хищники, больше всего внешне напоминающие волков, но в отличие от последних имевшие более внушительные габариты и некоторые зачатки магии - никогда не отступали. Их осталось четверо и они по очереди пытались достать врага, громко клацая десятисантиметровыми зубами и стараясь пробить его ментальный щит.
   Один из них подкрался сзади, но тут же был пригвожден к земле темно-алыми крыльями, вмиг потерявшими свою эфемерность и превратившиеся в грозное режущее оружие. Шелгард протяжно заскулил и заскрёб лапами, орошая только взошедшую весеннюю траву своей кровью. Оставшиеся, словно подхлестнутые страданиями соплеменника, разом кинулись на Севера с трех сторон... Двое из них, встретившись с крыльями, были отброшены к краю поляны и уже не встали, а последнего Безликий схватил руками за лохматую шею и без труда, с видимым наслаждением, повернул её вокруг своей оси...
   Дыхание постепенно входило в норму, сердце замедляло свой бешеный темп, а красная пелена перед глазами таяла, возвращая краски всему окружающему. Как всегда это бывает после схватки, накатила усталость и резкая боль от втягивающихся обратно в тело стальных лезвий. Но сейчас Север едва ли обращал на всё это внимания.
   Он обернулся, ища девушку. Небеса, если только он в кровавом беспамятстве задел её...
   Он облегченно выдохнул, увидев её всё на том же месте, под деревом - живой и невредимой. Но сделав, было, в сторону Шай шаг, Безликий тут же пораженно замер.
   Всё тело девушки было напряжено как струна, локти плотно прижаты к бокам, а ладони судорожно стиснули выставленную перед собой сияющую рапиру. Лицо Шай-энри было похоже на белую мраморную маску, на которой яркими казались лишь красная алая струйка, да глаза...
   Эти глаза... они больше не принадлежали ни человеку, ни даже полуэльфийке. Синева затопила глазницы, и в них то и дело вспыхивали и гасли серебряные искры. Рот девушки поддергивался, будто она каждую секунду готова была приподнять верхнюю губу и оскалиться на него, как только что это делали шелгарды.
   Сейчас перед Севером была не та девчонка, что встретилась ему в темном переулке в обществе пьяниц, и не та, что еще сегодня весело смеялась вместе со всеми над фокусами циркачки.
   Это было странное и опасное существо, с непонятной, но такой знакомой магией. Он попытался уловить её, понять, но магический шлейф всё время ускользал и исчезал в тот самый момент, когда Безликому казалось, что он вот-вот вспомнит.
   -Шай, - позвал он, не двигаясь и боясь спровоцировать её.
   Девушка отчетливо зарычала, и глаза её вспыхнули такой ненавистью, что Север отступил назад.
   Она ненавидит его!
   Эта мысль была очень неприятна и причиняла какое-то неудобство, но он решительно отогнал её, обещая себе подумать об этом позже. Сейчас главное вывести девчонку из боевого транса, в который она, невообразимо каким способом, вогнала себя.
   Рапира в изящных руках засияла ярче, и девушка сделал шаг в его сторону.
   Плохо. Он не боялся её и знал, что с легкостью обезоружит, но вот получится ли это без травм для этой сумасшедшей - вопрос.
   Решение пришло оттуда, откуда его совсем не ждали. Из-за спины Шай-энри показалась чумазое лицо какого-то мальчишки. Проворно обежав девушку, он стал лицо к ней и развел руки в стороны. Синеглазая остановилась, однако по-прежнему не сводила своих невыносимых глаз с Безликого.
   Мальчик замычал и замотал руками, желая привлечь внимание. Медленно, словно нехотя, голова девушки опустилась вниз. Тогда тот подошел к ней вплотную и положил свои ладошки поверх её. Серебреный луч заколебался, а затем и вовсе погас, а над их соединенными руками воздух как будто начал сгущаться, и вот уже можно было распознать далекие очертания гор, блики солнца на глади воды, зеленую пену деревьев. Иллюзорный тропический ветер, почти ощутимо пахнул в лицо и принес соленый запах моря и тонкий аромат гибискусов.
   Север вспомнил этого мальчугана. Он ткач - настоящий маг иллюзии - весьма редкое и бесполезное призвание. Безликий заметил его, когда тот выступал в труппе циркачей. И что он тут делает, вместе с Шай? Куда её опять угораздило вляпаться?
   В это время он заметил, что чем дольше девушка смотрела на мелькавшие перед ней пейзажи, тем осмысленнее становился её взгляд. Глаза вновь стали нормальными, из них исчезли ненависть и жажда крови. Вот она вздрогнула всем телом, будто прогоняя остатки наваждения, прикрыла лицо руками и со стоном осела на землю.
   Он в мгновение оказался рядом и подхватил полуэльфийку на руки, которая, кстати, оказалась немного тяжелей, чем он себе представлял. Либо на нём сказывалось перенапряжение после битвы, либо Шай наверстывает все то, что недоела в своём убогом монастыре. Он невольно улыбнулся этой мысли, но тут же помрачнел, вспомнив выражение её глаз, плещущиеся там чувства... к нему.
   -Управились? - на краю поляны, подперев бока руками, с хозяйским видом стояла и озиралась Дара. Ни вид растерзанных шелгардов, ни бесчувственной подруги, похоже, её нисколько не смутили. - Тогда идемте. Пока вы тут, хм, решали вопросы, я собрала вещи, кстати, и твои тоже Безликий, и привела лошадей. Они нас ждут недалеко, - циркачка перепрыгнуло располовиненое мохнатое тело, и подошла к ним. Взгляд её был устремлен на мальчугана, который всё это время стоял рядом и переминался с ноги на ногу. - Как я понимаю, ты едешь с нами. Едет, - с нажимом повторила она, видя, что красноволосый собирается возразить. - Или ты сам потом будешь объясняться с Шай-энри, куда делся этот ткач, за которого она отдала всё заработанные за выступлении деньги.
   Поудобней устроив синеглазую на руках, Север выругался сквозь зубы. Ей богу, может действительно проще самому свернуть эту тонкую шейку, чтоб избавить всё человечество и прочие расы, а главное его самого, от этого ходячего бедствия. На кой черт ей понадобился ткач? На кой черт ей вообще нужно было уезжать из своего монастыря, валяться голой на улицах Картара и попадаться ему на глаза?
   Покинув поляну, они пошли по неприметной тропинке, которую показала им Дара. Идти пришлось недолго, вскоре деревья расступились, и они оказались на широкой дороге, невдалеке от сельских ворот. Лошади ждали их под раскидистым дубом. К удивлению Севера, Торан тоже был тут.
   -Как тебе это удалось? - спросил он, плечом отпихиваясь от жеребца, радостно приветствовавшего своего хозяина.
   -Что? Справиться с твоим конём? - улыбнулась Дара и, запрыгнув в седло, протянула руки мальчишке. Подтянув, она усадила того перед собой. - Я же циркачка. Забыл? Обращение с лошадьми у меня в крови.
   -Торан не простая лошадь.
   -Знаю, - вновь улыбнулась она, и Северу показалось, что она хотела добавить "да и я не простая циркачка". И видит небо, он готов был в это поверить.
   Ловко запрыгнув на спину жеребца и даже не потревожив свою ношу, Безликий поудобней устроил Шай, положив её голову себе на грудь. Придерживая одной рукой девушку за талию, другой он взял поводья и направил Торана вслед уже ускакавшей вперед Даре.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"