Дерябин Григорий: другие произведения.

Хиж. Группа 6 (37 текстов)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   ХиЖ. Группа 6.
  
  
   Здесь будут отзывы обо всех текстах 6-й группы. Разумеется, не всякий рассказ заслуживает пристального внимания рецензента, поэтому кому-то придется довольствоваться парой слов. Оценок здесь не будет.
  
  
  
   Сорокин. Зачем?
   Языковая избыточность, мало подходящие фэнтезийные имена. Интерес представляет только то, что рассказ чуть менее, чем полностью запутан. Без этого была бы вполне банальная история. В плане же духовитости языка надо знать меру.
  
  
   Пик Апачи. Ожерелье Для Джессики.
   Есть ощущение, что середину можно безболезненно выкинуть. В ней есть рациональное зерно и, наверное, смысл, но постоянные "важные слова с большой буквы" вызывают лёгкую ментальную тошноту. Если использование некоторых эпитетов ещё простительно, то вещи вроде "Хозяина Холодных Гор" и "Центральная Терраса" - ужасны.
  
  
   Inspektorpo. Отряд не заметит потери бойца.
   У автора были и более удачные вещи. Это - весьма посредственная пляска на костях Лавкрафта, и это единственное её, к тому же, достоинство.
  
  
   Выворотень. Ай да Пушкин!
   Забавная вещь, но оставляет ощущение - "кто на нас с Пушкиным?". Удачная стилизация, которая, впрочем, не многого бы стоила без известных фамилий. Думается, писать альтернативную историю такими методами легко и приятно.
  
  
   Прохоров. Дзёсеи дзери.
   Зарисовка из тех, чья ценность в одной единственной небольшой интриге - кто же убил садовника?
  
  
   Журавлева. Избранные.
   Автор наворотил несколько тысяч знаков, собрав много-много фантастических штампов, с одной целью - ошеломить читателя. Никакой иной ценности рассказ этот не имеет.
  
  
   Письма римскому другу. Markus50.
   Собранный из штампов иронический детектив с потугами на криптоисторию перерастает в откровенный бред. Смешение всего и вся, внезапные рояли из кустов. Словом, получился трэш, относящийся к себе совершенно серьезно. А это всегда плохо смотрится.
  
  
   Sloniara. Седьмая сущность.
   Тот случай, когда сказать не о чем. Не дочитал, хоть и пытался. Просто пресный текст на тему картинки, совершенно сухой. Фэнтези - вещь плохая уже сама по себе, но фэнтези из фэнтезийных штампов - плохо в кубе.
  
  
   Акимов. Кот в ящике.
   Эксперимент Шрёдингера был мысленный. Но автор - любитель фэнтези, с него и спрос не большой. Дело в том, что больше про рассказ сказать то и нечего. Со своей идеей автор обращается по-фэнтезийному дурацки. Зачем поминать физику с химией и изолированный от мира ящик, если в конце-концов всё сводится к банальному "одна жизнь на другую"?
  
  
   Алер ... и минул полдень.
   Смесь одного популярного жанра - оназма - с другим - мыслепотоком. Если в тексте и есть что-то хорошее, оно теряется в этих мутных водах.
  
  
   Алла. День рождения.
   Производственный роман в рамках рассказа. Предсказуемое, ленивое повествование, как будто партия дала автору задание, и он с ним справился. Только вот не покидает ощущение - что читал я уже такое, и не раз. В той же "Технике молодёжи", или где-то ещё. Мало ли. Ведь ни единой новой строчки автор "Дня рождения" не придумал.
  
  
   Антонов Валерий Викторович. Высшая гуманность.
   Выгодно выделяется на фоне других рассказов группы, но проблемы те же, что и с "Днём рождения" - сухо и слишком отстранённо. Я бы провёл аналогию (допустим) с Ф. Диком, замечательно писавшим романы, однако в рамках рассказа весьма занудным.
  
  
   Бережной. Никнеймы крепдешиновой островитянки.
   Хороший текст, за исключения мелких отдельных штрихов, однако слишком синтетический. Многие в таких случаях применяют эпитет "профессионально написанный" - не люблю его, но здесь как раз этот случай. Гладко, но без искры. Героине не слишком сочувствуешь, а сама процедура её проверки не до конца убедительна. Антиутопиям нужен больший объем, простор для паранойи.
  
  
   Ветнемилк. Четные и нечетные.
   Ещё одно нечто, вторичное, неубедительное и с картонными героями. Автор пишет то, что сам называет НФ, как фэнтези - всё плохо уже на уровне стилистики - настолько шаблонно, что читать тяжело. Здесь и "багровые всполохи", и "Праздники Любви", и "Жизнь", и ещё много чего с ЗАГЛАВНОЙ буквы. Поменьше бы пафоса, возможно, стало бы сносно.
  
  
   Гамаюнов. Мимикрант.
   ... "слабо развеивали", "происходила местная сипионская зима", "местное содержание кислорода", "На Марсе на вокзале"... Задумка рассказа очень даже неплоха, однако канцеляризм исполнения её сгубил почти без остатка.
  
  
   Гулевич. Сжимающаяся вселенная.
   Снова канцелярит, снова картонные персонажи, а сюжет (не побоюсь этого слова) раскрывается исключительно в диалогах с Мудрым Стариком.
  
  
   Егорова. Агриппина.
   Не верю в том, что "компьютерный журнал" могут делать женщины, пусть даже с использованием уменьшительных суффиксов. И в остальное не верю. А для подобного рассказа очень важно, чтобы читатель им проникся. В данном случае вышло не очень - возможно, потому, что всё идёт по накатанной колее, предсказуемо, а язык пусть и не страшен, но и не запоминается.
  
  
   Истриц Ада. Сказки дяди Пети.
   Ещё один представитель рассказов, написанных для себя. Начинается почти ничем, а заканчивается совсем ничем, здесь и как доска плоская героиня, пытающася имитировать мыслительную деятельность, и целый ворох штампов, должных создать впечатление фантастичности. На деле - декорация, изображающая декорацию.
  
  
   Листай Яна. Дьявольские острова.
   Я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я... ах, да, здесь ещё "язык телепатии" - тоже неплохо. Но это не всё, здесь и атланты отметились. Ещё мне понравилось "люби и рожай". Посоветовал бы это автору рассказа, но, исключительно из деликатности, не буду. Что же до "Дьявольских островов" - то это хороший пример того, как хорошая, в общем, задумка, тонет в пучине женской прозы.
  
  
   Литвинов Александр. Цианид против феромона.
   С одной стороны - внятное и похожее на правду описание биохимии, с другой - отсутствие сюжета. О том, насколько мало автор задумывался над самим рассказом (назовем это, всё-таки, так) говорит хотя бы присутствие в 2040 году жёстких дисков. Но суть в том, что 2040 можно заменить любую другую цифру - это не сыграет роли, поскольку на обстановку автор наплевал, ему важнее была, по всей видимости, Нобелевка.
  
  
   Мегера. Планета.
   "- Да-а, - снова протянул Головкин, соглашаясь со мной" - было бы круто, если бы он еще и кивнул своей головой. Больше добавить нечего, унылый ученический текст.
  
  
   Моисеенко. Проблема Антихриста.
   Юмора особого не заметил, как не заметил и серьезности. Для серьезного впечатления всё слишком поверхностно (как и познания автора в теме, видимо), а для несерьезного всё слишком неостроумно. Рассказ отлично попадает под ярлык т.н. юмористического фэнтези.
  
  
   Плюс Дмитрий. Небо в твоих руках.
   Впечатление и не слишком хорошее, и не слишком плохое. Сюжета нет, герои хоть и не плоски, но и слишком живыми их тоже не назвать - и они, и некий скелет рассказа были нужны автору постольку поскольку. И это главный минус текста. Эта идея, на самом деле, требует объемов романа, и, по сути, в 12 килобайтах с ней не справился бы никто. Но могло быть лучше.
  
  
   Подклетнова. Один день из жизни неудавшегося изобретателя.
   Рассказ напоминает смесь холодного с мокрым, поддерживая некое подобие логичной структуры, он, тем не менее, представляет из себя полнейший бред. Начиная с идеи о том, что супердвигатель только устроит экономический апокалипсис (принцип работы, конечно, не описан. Ну да, энергия есть во всём - кинетическая, потенциальная, тут не поспоришь), и заканчивая непонятно зачем приплетенными высшими силами (назови бы их автор пришельцами - не поменялось бы ровным счётом ничего). Зачем тут страшный Сатана и ангелы? А просто так, так же круче. Эпичней.
  
  
   Скляров. Мастер Диво.
   Длине и запутанности предложения автора позавидовал бы сам Лев Николаевич. Здесь, как и в "Зачем?", царствует языковая избыточность, с той лишь разницей, что автор со стилистикой не знаком вообще, и её не чувствует. Эхо "непрерывное" и "то и дело отбивающие ритмы", а персонаж издаёт "непонятный, то ли раздражённый, то ли гневный полувздох-полустон".
  
  
   Талан. Летняя практика.
   Немного искусственно, написано словно бы в канве олд-скульных советских приключенческих рассказов про бесстрашных учёных, а ещё автор перегнул с патетикой в конце, однако в целом - довольно достойно.
  
  
   Ескевич, Лорд Арк. Мастер Поцелуя.
   Авторы добились своего - герой тошнотворен, рассказ тоже, по большому счёту. Это ещё одна "как бы НФ", написанная по фэнтезийному шаблону.
  
  
   Токарев. Чугунная сковородка в космический век.
   Слова с заглавной буквы - это заразно, часто они идут бок о бок с немотивированными многоточиями, и тогда точно - ку-ку досвидос. Здесь, к счастью для автора, случай не клинический, но к нему близкий. Большая часть повествования уделена чрезвычайно увлекательным мыслям и эмоциям персонажа (преимущественно - это громкие вопрошания и пафосные восклицания).
  
  
   Трищенко. Ничего лишнего.
  
   Космические, хм, лучи. Но далее всё гораздо более "фантастично". Как отмечали и без меня, автор, выдав идею про деление поросят, этим ограничился. Сюжета нет, концовка тоже никакая (что не удивительно, так как сюжета нет).
  
  
   Усманова. Луна в близнецах.
   Еще одно до боли стандартное фэнтези. Картонное и безвкусное. Пожалуй, только начало второй части заставляет меня оценить этот рассказ чуть выше, нежели других его коллег по цеху из этой группы. В целом запутанно, пафосно и т.д.
  
  
   Филиппов. А что такое война?
   Эксплуатация военной тематики, да ещё и написано весьма канцелярски. Да, автор не Ремарк. Сама идея, если освободить её от авторской шелухи, вполне ничего, но про оторванные головы надо писать изящней. Одной только оторванной головы мало, чтобы вызвать у читателя какие-то эмоции.
  
  
   Фортунская. Война победоносная.
   Так называемое юмористическое фэнтези. Из-за отвращения к жанру, я не то что объективен не буду, я буду особенно субъективен. Не впечатляют меня эти потуги на юмор, причём из рассказа в рассказ примерно одни и те же.
  
  
   Чернышева. Маленькая победа Розы О-Коннор.
   Скулы сводит от того, как автор изображает "детскую психологию" - восклицания, вопросы, снова восклицания, вот что, по мнению автора, находится у девочек в голове.
  
  
   Шишковчук. Ланч на Эмфионе.
   Многоточия и неуёмный внутренний диалог героя - диагноз? В моём понимании, да. Дальше лучше, но автор сам себе подстроил ловушку, задав устами героя дежурный вопрос "Зачем?" и дежурно же ответив - "Не знаю". Зато я знаю, зачем, так надо было для рассказа, однако, чтобы не портить впечатление, автору следовало бы помалкивать.
  
  
   Щипанов, Горностаев. Свен Бучински, геолог.
   Единственный, практически, рассказ группы, про который я могу с уверенностью сказать - мне понравилось, как это написано. Однако то, что авторы прибегнули в итоге к "богу из машины" - уменьшает ценность рассказа. Это появление словно бы должно поставить в истории жирную точку и наполнить рассказ смыслом, но авторы просчитались - только идеальная точка может вместить в себя невесть откуда взявшиеся философские построения, обычная точка, та, что на бумаге, такого не выдержит и лопнет. Что и происходит. Закончить рассказ надо было парой фраз чловек-слизняк. Тогда бы я аплодировал.
  
  
   Малютин. Эпицентр.
   Внятное, что удивительно, повествование ни о чём. Автор просто не придумал сюжета, ограничился формулой "приехали, поплакали, уехали", задумав, видимо, тщательно замаскировать отсутствие сюжета с помощью своего замечательного слога. Не вышло, да и могло ли?
  
  
   Юркова. Как ни крути...
   Мэрисьюизм, имеющий крайне отдаленное отношение как к фантастике, так и к литературе вообще.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"