Деус Алатус: другие произведения.

Kami no Senso - Война Богов - Часть Вторая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий обновляемый файл. ВТОРАЯ ЧАСТЬ: ГЛАВЫ 8-15. 'Kami no Senso' - рассказ который был написан мной давно, еще в 2002 - 2003 годах. Мир, который родился у меня в голове под впечатлением от массы книг, аниме и врожденной бурной фантазии. Сейчас наступил такой момент, когда мне захотелось воскресить его, дополнить и переписать частично. Предупреждение: в рассказах, наравне с обычными историями отношений, так же присутствуют истории любви однополых пар, если вы категорически против такого вида отношений, то не читайте пожалуйста. Рассказ состоит из Легенд, помогающих понять принципы на которых строится мир, дневниковых записей одного из главных персонажей Луциса от первого лица и стандартной повествовательной части от третьего лица.

  Глава Восьмая
  
  
  
   Где-то в одном из миров...
  
  
  
   Едва колеблющееся пламя факелов отражалось от голубоватого камня, похожего с виду на простой гранит, озаряя мерцающим тусклым светом огромную сводчатую залу. Казалось что воздух, заполнявший комнату, больше похожую на подземелье, был неподвижен и мертв. К запаху горящей смолы примешивалось нежное благоухание цветов, издалека похожих на обычные алые розы - единственное что вносило каплю жизни в явно мертвенную обстановку. Двадцать девять факелов и столько же букетов, помещенных в золотые вазоны, стояли вдоль стен.
  
   Молчаливые слуги, больше похожие на полу прозрачные тени, появлялись в зале раз в день. Они следили за тем чтобы в помещении всегда горели все факелы и чтобы ни один из вечно цветущих неувядающих цветов, не выбивался из общей идеалистичной красоты всей постановки. Случайный недосмотр мог обойтись им слишком дорого, ибо ценой за неосмотрительность становилась их душа. Денно и нощно у входа в залу стояли стражники, облаченные в самые суровые воинские доспехи, присматривающие за тем чтобы никто кроме допущенных людей, не посмел потревожить покой комнаты.
  
  
   Раз в месяц Хозяин Замка посещал сводчатую залу. Никому не было дозволено при этом присутствовать. Стоило только неизменно темной, сулящей страх и погибель фигуре появится в дальнем конце длинного коридора, ведущего в покою, как всем надлежало немедля удалиться, не попадаясь Повелителю на глаза.
  
   Посреди залы, на небольшом возвышении, находилась небольшая площадка, похожая на обычный молитвенник. От краев к самому центру пол был исписан таинственными знаками на языке, неизвестном ни одному живому существу во всех мирах. Похожие символы были так же высечены и на стенах. По одному над каждым факелом.
  
   Оказываясь внутри залы, Хозяин Замка неспешно шел к молитвеннику, аккуратно, будто смакуя каждый свой шаг, проходил в самый центр и, медленно опустившись на колени, пробегал тонкими чуткими пальцами по знакам, высеченным на камнях. Стройную фигуру всегда скрывало длинное безупречно темно черное облачение. Короткие шелковистые волосы, отражающие каждый случайный блик от мерцающих факелов, покрывал плотный широкий капюшон, плавно переходящий спереди от ворота в узкие ленты, расшитые серебристыми нитями. Хозяин замка не носил никаких украшений, кроме небольшого меча, надежно скрытого под полами его широкого плаща, убранного в изумительно красивые, отделанные узорчатым рисунком, похожим на очередные магические знаки, ножны. Его голубые глаза, стоило только переступить порог залы, неизменно заливались красным кровавым цветом, отчего, вопреки всему разумному, становились еще более прекрасными. Черты лица мужчины, с виду выглядевшего скорее как двадцати летний юноша, были абсолютно безупречны. Любой, кто мог удостоится чести узреть его лик, готов был бы поклясться в этом собственной жизнью
  
   Почти все жители замка, все слуги, все демоны или же маги, мечтали разделить с ним вечность. Привлеченные безупречной красотой и безграничным могуществом, что женщины, что мужчины, столетия подряд пытались выслужиться, исполнить любой приказ или желание своего Повелителя, хоть ненадолго привлечь его внимание. Часть из них, примерно раз в пятьдесят лет, за это даже удостаивались чести попасть в его личные спальные покои. Впрочем, Хозяину Замка они все равно оставались совершенно безразличны. Тех кто был настолько глуп, что тешил себя иллюзиями об ином, в конце столько желанной ночи всегда ждал неприятный сюрприз. Скрыть от него истинные свои намерения и мысли было все равно невозможно. Одним только взглядом Хозяин Замка мог проникнуть в самые сокровенные и потайные участки души человека, вывернуть наизнанку его мысли и, вдоволь покопаться в его страхах и сомнениях.
  
  
   Проводя пальцами по таинственным неизвестным никому знакам, Хозяин Замка проговаривал магические слова тихим, еле слышимым даже крайне чуткому уху голосом. Он взывал к древней магии, опустив веки, прислушиваясь к силе внутри себя, ждал пока столпы ветра поднимут его одеяния в воздух, а яркий свет, вырвавшись из томительного плена, ненадолго озарит собой всю залу. Не смотря на величайшую важность точного следования всем указаниям знаков, он не боялся ошибиться. Каждое слово, каждая интонация с которой оно должно быть произнесено..., навечно врезались ему в память, гулким эхом звуча в ушах каждую секунду его жизни. А жизнь его была долгой. Восемь тысяч шестьсот лет назад его нога впервые коснулась поверхности первого, тогда еще не озаренного его Тьмой мира. Восемь тысяч шестьсот лет назад его взгляд впервые узрел окружающую его идеальную гармонию, столь раздразившую своей красотой его сознание. Восемь тысяч шестьсот лет назад из ниоткуда, не имея ни дома, ни родителей, в мир пришел он...
  
   ***
  
  
   Черноволосый юноша с яркими золотыми глазами, облаченный в черные одеяния, остановился у обрыва, обводя взглядом бескрайнюю равнину, простиравшуюся у его ног, вертя в пальцах маленький крестик, инкрустированный драгоценными камнями. Криво усмехнувшись, он поднял глаза и вновь, как это бывало все века раньше, на несколько секунд замер в восхищении. Впереди, прямо за равниной, окруженный неприступными стенами, чернел огромный по своей величине замок, во всех мирах известный как владения Владыки Темного Мира - Дворец Обитус. Гигантское сооружение, на сотни, если не на тысячи метров, возвышаясь над бесплодной пустошью - обителей черных драконов, стояло на вершине необъятного плато, настолько резко обрывавшегося в долину, что ни у кого не могло быть и сомнений по поводу его магического возникновения. Единственным что соединяло Дворец с долиной была узкая тропинка, петлявшая меж нагромождения скал, окружавших его подступы по всему периметру.
  
  
   Юноша снова улыбнулся и, непринужденно спрыгнув прямо с высокого обрыва вниз..., мягко приземлился на землю, так будто преодолел высоту буквально в пару метров. Он даже не стал вынимать руки из карманов. Страшный рев, немедля огласивший окрестности, только вызвал в нем еще одну озорную, почти хулиганскую, улыбку.
  
   Дорогу путнику преградила ослепительно яркая струя синеватого пламени и в ту же секунду над головой просвистел огромный неизвестно откуда взявшийся обломок скалы. Казалось бы не испытав никакого страха, юноша поднял голову и встретил пронизывающий взгляд желтых глаз. На него не мигая, внимательно изучая черты его лица, уставилась огромная рептилия. Черная чешуя сверкала на редких проблесках света, проглядывающих через кромешные тучи, над необъятным с виду туловищем, гордо вздымалась длинная шея, увенчанная не менее огромной головой с устрашающе зубастой пастью. За ушами дракона и на спине, у самого основания шеи, торчали гибкие треугольные гребни, золотые на концах. Мощный хвост завершался не менее остроконечными выступами, но только куда более жесткими, издалека напоминая скорпионье жало. Удлиненная драконья морда, из чьей пасти на землю капала кровь, явно недавно убитой жертвы, слегка качнулась и приблизилась почти вплотную к лицу юноши. Втянув в себя его запах, зверь скептично фыркнул, выпуская из ноздрей клуб дыма, немедля окруживший стеной незваного гостя.
  
   - Приветствую тебя, Артис, - не спуская глаз с неморгающих ок дракона, тихо сказал черноволосый юноша. Медленно, не делая резких движений он положил свою ладонь ему на морду, почти нежно поглаживая животное между ноздрей, - Я знал что ты будешь первым, кто придет приветствовать меня.
  
   Раздвоенный, как у змеи, язык бесшумно скользнул к путнику, легонько прошелся по его телу и обвился вокруг талии. Дракон снова втянул ноздрями воздух, будто принюхиваясь. Золотые глаза с недоверием изучали юношу. Молчание затянулось. Так и не отпуская путника, дракон явно терзался в сомнениях, никак не решаясь в том что же делать с неожиданно появившимся незнакомцем.
  
   Наконец тот устало вздохнул и показательно закатил глаза.
  
   - Время на приветственные объятья и слезы радости от моего возвращения истекло, Артис, - из ладони юноши, по прежнему лежавшей на кончике морды дракона вырвался яркий свет. Мощный раскат грома сотряс воздух, а энергетическая волна с такой силой оттолкнула тело магического животного назад, что он, перевернувшись в воздухе на спину, пробороздил собой несколько сотен метров земли. Немедля поднявшись на ноги, дракон издал душераздирающий крик, выпустив в воздух высокую струю синеватого пламени, а потом его голова склонилась так низко, что лоб уперся в землю.
  
   - Прости меня, Хозяин Вейн, - губы животного не шевелились, однако клокочущий голос, доносившийся из груди, казалось заполнил собой все пространство вокруг, - Я был глуп и не признал тебя. Надеюсь ты будешь великодушен и простишь своего давнего слугу, уже потерявшего надежду когда либо увидеть тебя вновь.
  
   Черноволосый юноша встряхнул головой, исподлобья хитро взглянув на провинившегося дракона. Он еле заметно улыбнулся лишь краешком губ и, в очередной раз стиснув в пальцах свой крестик, так и не вынув руку и кармана, подошел к зверю вплотную, остановившись прямо под его огромным ухом.
  
   - Скажи мне, Артис, его голос был задумчив, но при этом не лишен любопытства, - Сколько раз пытались проникнуть сюда маги, притворяясь мной, раз ты, мой верный слуга, старший из всех живущих Драконов, прошедший со мной тысячи лет жизни, усомнился в правдивости моего образа. И удалось ли хоть одному преодолеть хоть половину этой долины?
  
   - Семь раз, Хозяин Вейн, - не разгибая шеи ответил дракон, - Единственный, последний из приходивших магов, был удачлив. Ему даже удалось сбежать, когда я наконец распознал в нем чужака. Сила его была велика, а запах настолько идентичен Вашему, что даже я не признал в нем самозванца до тех пор пока он, вместо того чтобы оседлать меня, не решил преодолеть равнину своими силами. Это и выдало его, Хозяин. Прости мне мою глупость.
  
   - В том нет твоей вины, мой старый магический друг, - юноша грустно улыбнулся, - Прости что оставил тебя так надолго, - он легко оттолкнулся от земли и уже через долю секунды с легкостью взмыл на спину животного, - У того мага была одна моя вещь. Если бы не она, ты бы ни разу не ошибся, - рука юноши покровительственно похлопала дракона по спине, - А теперь отвези меня в Дворец, у меня есть пара вопросов к его хозяину.
  
   Артис поднялся на мощные лапы, гордо задрал голову и, величественно взмахнув крыльями, тут же взмыл вверх. Поднявшись на несколько сотен метров, накренившись на правый бок, он резко сменил направление и устремился в сторону возвышавшихся вдали башен Дворца Обитус.
  
  
   ***
  
  
   Дракон одолел все расстояние менее чем за десять минут. Конечно Вейн мог бы и не пользоваться его услугами, способностей юноши с лихвой хватало чтобы переместиться прямо из стен Академии в необходимые ему покои в центре Дворца, но все же необходимость каких-то простых мирских условностей, хоть немного разноображивала его давно уже казавшуюся безумно скучной жизнь.
  
   С почти что интересом, с высоты драконьего полета, Вейн рассматривал столько родные ему стены Дворца, который был недоступен для него последние несколько сотен лет. Его взору вновь открылось потрясающее зрелище, какого не было более ни в одном из миров всей системы. Казалось здесь, не смотря на всю мрачность обстановки, слилось все самое прекраснейшее, что только можно было найти в любом из городов мира. Каждая стена, каждая башня, каждая тонкая улочка - все было исключительным доказательством того что ни один человек не мог бы создать ничего столько совершенного, как это место.
  
  
   Сложив за спиной крылья, Артис стрелой устремился вниз. Встречный ветер игриво ударил в лицо Вейна, обжигая бледную кожу. Дракон сделал почетный круг над плато, будто предлагая своему наезднику лишний раз насладиться красотой Дворца, вспомнить бесконечные вереницы причудливых башен и серебристых крыш. Пролетев над зубчатой крепостной стеной, Дракон медленно взмахнул крыльями, замедляя падение, и мягко приземлился посреди внутреннего двора, покорно опуская голову к земле в знак верности и преданности своему хозяину. Повинуясь игривому порыву, вдруг появившемуся в душе, Вейн соскользнул по драконьей чешуе на землю и, на секунду притормозив в районе ушей дракона, сказал:
  
   - Спасибо тебе, друг мой. Отдохни немного здесь, я распоряжусь чтобы тебе принесли достойной твоего титула еды. Нас ждет долгий путь, - услышав покорный рык, он похлопал дракона по голове и медленно двинулся в сторону входа в Замок.
  
  
   Не обращая никакого внимания на стражей, с испугом смотрящих на вернувшегося Главнокомандующего не появлявшегося во дворце уже столько сотен лет, Вейн вошел в широкие створчатые двери и растворился в огромных стенах Дворца. Он шел сквозь коридоры и залы, знакомые арки и колонны... медленно, будто никуда не торопясь, периодически одаривая взглядом своих золотых глаз избранных жителей Дворца, с удивлением провожающих его взглядом и тихим перешептыванием. Миновав черную мраморную лестницу, ведущую в его собственные покои, и даже не посмотрев в ту сторону, юноша уверенным шагом повернул в сторону залы, покой которой не было разрешено нарушать никому.
  
  
   ***
  
  
   Звук шагов гулким эхом отразился от сводчатых стен залы. Хозяин Замка, занятый своим обычным чтением древних знаков на молитвеннике, не выказал ни волнения, ни любопытства. Еще когда черноволосый юноша вступил на границу равнины, только призывая к себе дракона, он уже знал о его появлении в своих владениях. Впрочем, о том что Вейн придет к нему, Хозяину Замка было известно задолго до этого, ведь именно он и никто другой, призывая своего верного соратника, нарушил покой магии удерживающей его в Талисмане. Хотя, даже если бы ему это было неизвестно, он все равно не испытал бы и капли беспокойства. Он не нуждался ни в этом огромном Дворце с его мощными стенами, ни в стражниках, денно и нощно несущих службу у его покоев, ни в драконах, стерегущих границы. Нет, Хозяин Дворца обладал могуществом, достаточным для того чтобы само по себе слова "угроза" никак не могло быть применено к нему.
  
  
   Вейн остановился недалеко от молитвенника и спокойно ждал, пока Повелитель закончит со своими делами. С лица его не сходила хоть и крайне серьезная, но все же улыбка. Наконец безупречное черное одеяние зашелестело и Хозяин Замка соизволил повернуться к гостю.
  
   Тот почтительно склонил голову, выражая свое уважение и признание могущества стоящего рядом с ним юноши.
  
   Хозяин Замка вальяжным движением скинул капюшон и медленной поступью подошел к нему ближе. Даже в тусклом свете факелов было прекрасно видно их удивительное сходство: один рост, идентичное телосложение, повторяющие друг друга поразительно правильные черты лица, черные как вороново крыло, волосы, с на первый взгляд слишком длинной челкой. Единственным отличием, помимо одежды, между стоящим друг напротив друга юношами, был цвет глаз - насыщено красный у Хозяина и тепло-золотой у гостя.
  
   - Прости что пришлось потревожить тебя, - мягко сказал Хозяин Замка. Его голос казался чистым, почти прозрачным, - Но время пришло. Последняя граница сорвана, - он взял руку юноши и приложил к своей груди там, где у него должно было быть сердце, устремляя взгляд в пустоту, сквозь стоящего перед ним юношу. Этот жест говорил в сотни, нет. тысячи раз больше любых слов, которые он мог бы придумать в свое оправдание.
  
   - Я знаю, - тихо ответил Вейн, привычно поглаживая кончиками пальцев ткань, не чувствуя в груди стоящего перед ним никакого биения жизни.
  
   - Это был он, да? - Хозяин Замка слегка склонил голову набок, - Он все же решился предать меня окончательно?
  
   Юноша молча кивнул, отведя в сторону взгляд. Меньше всего ему хотелось сейчас встретится с пустотой заполненной одиночеством и болью в глазах собеседника.
  
   - А как та красноволосая девушка?, - Повелитель продолжал рассеяно смотреть в пространство, - Ей так и не рассказывают правду?
  
   Вейн отрицательно покачал головой и, немного помедлив, перенес руку с груди на плечо юноши, крепко сжав пальцы, чтобы привлечь на себя его внимание.
  
   - Я сделаю все, как мы с тобой договаривались семьсот лет назад, Ларва.
  
   Хозяин Замка, хоть и на долю секунды, сфокусировав взгляд на юноше, все так же отстраненно кивнул в ответ. Спустя немного времени, проведенных друг напротив друга в полном молчании, он глубоко вздохнул и медленно направился в сторону выхода из залы. Вейн последовал за ним, но все же соблюдая почтительное расстояние. Никому в замке не должно было быть известно об их истинных почти равных взаимоотношениях с Повелителем.
  
  
   Они шли длинными коридорами, освещенными тусклым светом факелов, поднимались по широким винтовым лестницам из темно черного камня, снова шагали по коридорам, свет в которые не проникал вовсе. И все это в полной тишине. Наконец они подошли к двойным дверям, украшенным искусной резьбой, изображавшей череду скал, окружающих Дворец, где на пике каждой восседало по огромному Дракону. Вейн сделал почти незаметный жест рукой и тяжелые створки беззвучно распахнулись. Шедший перед ним юноша вступил в огромную, казалось бы не имеющую конца и края залу. На темной поверхности стен и пола повсюду немедля заплясали фантастические блики, отбрасываемые в ту же секунду загоревшимся множеством свечей и светильников.
  
   Одну из стен залы полностью занимали полки с книгами. Все так же сохраняя молчание, Хозяин Замка проследовал вдоль стеллажа к самой середине комнаты и остановился. Медленно вытянув руку в сторону, он шепнул что-то на древнем языке и несколько увесистых томов с мягким шебуршанием повисли в воздухе.
  
   - Спасибо, - поблагодарил его Вейн и, наконец достав из кармана крестик, который ни на секунду выпускал из рук, направил его в сторону явно древних магических книг. С легким треском те немедля стали полупрозрачными, а потом и вовсе столпами тусклого света, проскользнули в драгоценные камни на украшении, - Я заберу Артиса. Он понадобится Стражнице, чтобы добыть свою Силу.
  
   - Драконы... твои дети, - голос Ларвы звучал отрешенно и совершенно безучастно, - Тебе и распоряжаться их судьбой, - он замолчал на несколько минут, снова погружаясь вглубь своих размышлений, - Не подведи меня.
  
   Вейн вновь слегка поклонился и, убедившись что Хозяин Замка заметил его жест, удалился из зала. Все так же не обращая никакого внимания на любопытствующих жителей Дворца, не сводящих с него взгляд, он быстро вернулся на внутренний двор и, с удовольствием отметив для себя что дракон был уже накормлен, с легкостью вспрыгнул на заранее заботливо подставленную ему чешуйчатую спину.
  
   - Довези меня до границы, Артис, - взгляд Вейна ненадолго устремился в сторону башни, где остался Ларва, - А там, прости уж мой друг, мне придется на какое-то время забрать тебя в свой мир. До определенной поры нам с тобой придется побыть в тени.
  
   Дракон согласно фыркнул, выпуская в воздух огромные клубня дыма и решительно взмыл в воздух. Сделав над замком прощальный круг, Артис стремительно полетел прочь в сторону места, где совсем недавно вновь встретил своего Хозяина, после долгой разлуки.
   Впервые за последние пару тысяч лет ему предстояло покинуть границы этого мира и оказаться там, где все считали его вид древними сказками.
  
  
  
  Глава Девятая
  
  
  
   Внешний мир...
  
   Прокладывая путь сквозь высокую траву, устилавшую ровным слоем небольшую поляну, где находился выход из портала, Страж Нивалис добрался до ближайшего холма и поднялся вверх по склону. Оттуда он сразу увидел широкую дорогу, простирающуюся от него буквально в километре - место, где по его расчетам, должен был прийти в себя Луцис, когда его поглотила магия портала.
  
   Он присмотрел укромное местечко в густой траве, устроился поудобнее и задумчивым взглядом окинул окруживший его мир. По его расчетам он должен был появиться в нем буквально через пять минут после падения Луциса и сразу же оказать ему помощь. Во всяком случае обычно именно так вели себя порталы в разные миры, сквозь которые ему не раз приходилось уже путешествовать. Однако, по совершенно неизвестным ему причинам, на этот раз все оказалось совершенно иначе. Вендитор мучительно перебирал в уме различные возможности, но ни одного разумного объяснения в голову так и не приходило.
  
   Луциса там не было. Нет, он нашел следы его крови и обрывки порванной одежды, но самого юноши нигде не было. Так же как и следов, указывающих на направление куда он мог исчезнуть. А ведь он был более чем неплохим охотником, именно поэтому, зная его особенности, независящие от магии, задание было поручено ему. У Стража создавалось впечатление что тело юноши буквально растворилось в воздухе, перенеслось в пространстве. Но при этом он прекрасно знал, что в мире, свободном от любых магических заклятий, такое было просто невозможно.
  
  
   Вендитор достал из широких карманов несколько яблок и задумчиво провел пальцами по лежащей рядом с ним одежде. Все это ему удалось добыть на обратном пути, когда проверив место исчезновения Луциса и осознав что своим странным одеянием он привлекает слишком много внимания, он зашел в один из домов, располагавшихся совсем недалеко от дороги.
  
   При любых раскладах выбора у него не было. Как его и предупреждал Хозяин, портал в обратную сторону был действительно закрыт, магия, которую он чисто из любопытства, все же попытался призвать, не действовала. Ему оставалось только как-то разыскать Луциса, пусть на это теперь потребуются хоть годы, и с его помощью найти проход обратно домой.
  
  
   Перекусив, он быстро переоделся в украденную одежду, с грустью спрятав свое облачение в густой траве, и, дождавшись когда начнет садиться солнце, медленно двинулся обратно в направлении дороги.
  
  
   читать дальше
  
   В нескольких километрах от Академия "Опакум"
  
  
   Артис энергично работал крыльями, набирая высоту. Хозяин позволил ему пробыть в облачении дракона гораздо дольше, нежели он мог представить даже в смелых мечтах и теперь, перед его неморгающими золотыми глазами простилались давно забытые его взору удивительной красоты пейзажи рек, озер и невысоких холмов, чья поверхность была устлана прекраснейшими цветами всех известных ему оттенков. Сделав над ними пару кругов, дракон наконец устремился вниз, к небольшой площадке на которую указал Вейн. Один бесшумный взмах крыльев, и он мягко приземлился прямо посреди одной из полян, немедля прижавшись к земле, чтобы его наезднику было удобней соскочить на землю.
  
   - Ты же знаешь что в этом нет особой необходимости, друг мой, - Вейн дружелюбно похлопал дракона по огромной лапе, один коготь на которой в два раза превышал его размеры, - Единственная привычка от которой мне все равно не удается избавится ... перемещение в подпространствах.
  
   Артис выпустил из ноздрей пару клубьев дыма и, казалось бы, даже еле заметно улыбнулся, если конечно драконы вообще были способны на такое. Голова его медленно оторвалась от земли и поднялась обратно в воздух, слегка недовольно покачиваясь. Желтые глаза внимательно посмотрели на стоящего рядом юношу.
  
   - Красиво тут, - все так же не размыкая губ проговорил дракон, - Видимо множество магов старались над этой иллюзией мира и покоя, что пропитывает воздух.
  
   Вейн согласно кивнул. Почти разрушившейся мир, полный только сильных ветров и песка, который легко мог увидеть любой маг поднявшийся чуть выше среднего уровня и конечно же древнейшее магическое существо, печалил его так же как и дракона, оглядывающего вместе с ним окрестности.
  
   - Все поселения находят в паре километров южнее отсюда, - черноволосый юноша всматривался куда-то вдаль, - Туда мы с тобой и направимся.
  
   Дракон с удивлением приподнял правое ухо и наклонил голову.
  
   - Нам нужно помочь одной девушке найти свою магию, - сделав вид что не заметил его удивления, продолжил Вейн, - Ей необходимо разрушить одно заклятье, наложенное много веков назад, чтобы помочь важному для меня и Хозяина Ларвы человеку.
  
   Артис задумчиво фыркнул, снова выпуская клубья густого дыма. Голова его, покачиваясь, опустилась на землю, аккуратно примяв покрывало из цветов.
  
   - Дозволено ли мне будет спросить? - поинтересовался он, не спуская с юношу зорких глаз.
  
   Тот кивнул. Ему всегда нравилось разговаривать с драконом, делится с ним своими мыслями, подробно объяснять задачи, ... хоть в этом никогда не было необходимости. Артис, так же как и все его племя, созданные его волей более семи тысяч лет назад, готовы были исполнить любой приказ своего отца без единого вопроса.
  
   - Отчего Вы сами не можете этого сделать? Мне неизвестно ни одной магии, которая не подчинилась бы Вашему указанию, - дракон медленно взмахнул в воздухе хвостом и аккуратно, стараясь помять как можно меньше прекрасных цветов, шевельнул начавшей с чего-то затекать левой передней лапой.
  
   - Ты прав друг мой, - Вейн достал из кармана черный крестик, - Я действительно могу прервать любое заклятье, остановить любую магию и распечатать любую Печать из известных во всех мирах. Я сильнее любого мага, ибо сам являюсь магией, как она есть, но все же..., - он улыбнулся уголками губ, - Есть только один вид заклятья, которое недоступно нарушить никому, кроме того кто сам его наложил. Такова была воля Создателя, уважавшего право добровольного выбора.
  
   Дракон непонимающе приподнял правую бровь.
  
   - Когда маг накладывает заклятие забвения сам на себя, никто в этом мире, даже сам Создатель, чьей воле подвластно все существующее, не способен нарушить этой магии. Только тот кто прочитал древние слова может произнести обратное заклинание и нарушить собственный покой. Но для того чтобы сделать это ему нужно вновь возжелать той силы от которой он добровольно отказался и пройти массу испытаний знаниями, что бы узнать то, что было им полностью забыто. Такая вот ирония, друг мой.
  
   Артис задумчиво закрыл глаза, ненадолго погрузившись в размышления. Огромная спина дракона медленно поднималась в такт его размеренному дыханию. Наконец, после ощутимо продолжительного молчания он тихо, с грустью в голосе молвил:
  
   - Должно быть у Создателя были на то веские причины...
  
   - Были, друг мой. Не сомневайся, - взгляд черноволосого юноши на долю секунды заполнился бесконечной болью и скорбью, а кончики пальцев непроизвольно дрогнули, выдавая что он знает гораздо больше, нежели чем желает говорить вслух. Дракон, давно уже привыкший к секретам кружившим вокруг его хозяина, в очередной раз тактично предпочел сделать вид, что не заметил этого.
  
  
   Они провели в тишине еще несколько минут. Лишь изредка глаза дракона открывались и он бросал короткие взгляды на стоящего рядом с ним юношу.
  
   - Ты не можешь пойти туда в своем обличии, Артис, - наконец прервал тишину Вейн, - Для этих миров драконы лишь устаревшие мифы, сказки, которыми старые маги пугают своих маленьких внуков, - его рука коснулась гладкой чешуи, медленно поглажавая ее, - Прости меня, но мне придется наложить на тебя заклятье.
  
   Дракон понимающе вздохнул, поворачивая к юноше голову так, чтобы он мог коснуться рукой его огромного носа. Это были очередные слова, которые могли бы не произноситься вслух, ибо одно то что ему было дозволено покинуть границы мира Ларвы, итак означало отказ от его истинного обличия. Их род сам принял решение покинуть миры, став лишь отголосками древних легенд, которые знали от силы десяток магов, и подчиниться по доброй воле тому, кого все называли Властелином Тьмы.
  
   Из кончиков пальцев Вейна, тихо шептавшего какие-то непонятные даже Артису слова на древнем языке, начал струиться теплый свет. Тонкой сетью он окружал огромное тело дракона, медленно уменьшающегося в размерах. Наконец, когда его тело стало по размеру не больше крупного валуна, тонкая сеть уплотнилась, полностью скрывая чешуйчатую кожу от глаз мага и, буквально через пару секунд, когда тот сказал последнее слово, взорвалась ярким светом, на секунду превратив окружающую их иллюзию в суровую действительность.
  
  
   Внешний мир
  
  
   Порою дождь становился таким сильным, что казалось, будто над землей стоит плотная непроглядная стена. Налетающий резкими порывами ветер швырял в лицо мокрые ветки, и Вендитор то и дело терял из виду огоньки дома, стоящего на отшибе, к которому он пытался пробраться последний час.
  
   Страж не особо задумывался почему он идет именно туда, не замечал ни пронизывающего его промокшее тело холода, ни больно бьющих его по рукам веток - ему было все равно. Проливной дождь обрушился на землю, стоило только солнцу сесть за горизонт, а юноше наконец покинуть свой холм укрытие, где он провел весь день, прячась от любопытствующих взглядов, привыкая к новой окружающей его действительности. В голове у него кружились безрадостные мысли, и ему никак не удавалось привести их в порядок. Почему Луцис вдруг пропал? Что же все же произошло на самом деле? Кто ему помог? Кто-то обязательно должен был. Мысль о том что могло бы произойти, не случись этого, пугала его пожалуй даже больше чем факт потери юноши из своего поля зрения. Раны, которые были нанесены магическим заклятьем, затащившим его в портал, были на грани смертельных в этом мире, не окажись рядом с ним того кто бы оказал быструю помощь... Луцис бы умер. А если бы он умер... Вендитор даже думать не хотел чем это ему грозило, потому усиленно отгонял от себя эту мысль.
  
  
   Он медленно продвигался вперед. Дождь наконец пошел на убыль и вскоре вовсе прекратился. Низкие облака поредели, и кое-где между ними уже даже пробивался яркий лунный свет.
  
   Он прошел уже порядка десяти домов, но ни в одном конечно же не нашел и следа юноши. Он даже заставил себя постучаться в некоторые двери и спросить не слышал ли кто из местных жителей о несчастном случае, произошедшем с кем-нибудь тут совсем неподалеку. Но все было бесполезно. Никто ничего не видел, не слышал, да и впрочем, вообще знать не хотел.
  
   Впереди оставались еще пять. К тому что располагался на легком отдалении от всех, он сейчас и направлялся. Тропа к дому петляла то вправо, то влево, огибая могучие деревья и большие ели. Дубы и клены периодически полностью заслоняли пышными кронами вечернее небо. Маленький лес казался совершенно пустынным. Капли только что закончившегося дождя сочились сквозь листву и периодически падали ему на голову. Стражу казалось что ветви тянулись к тропе, будто когти хищной птицы, желающей немедля схватить свою жертву. Вендитор устало потер пальцами виски. Что за странные пессимистичные ассоциации лезли ему в голову?
  
  
   Неожиданно подлесок стал настолько густым, что у него не осталось никакой надежды свернуть в сторону, в случае необходимости. Выбора не оставалось: продвигаться можно было только по становившейся все уже и уже тропе, либо вперед, либо назад. Но какой был смысл возвращаться? Он все равно не мог не проверить тот дом. Хоть нутром он и чувствовал что-то неладное, но все же разумом понимал что в этом мире, совсем недалеко от обычных домов, вряд ли может быть что-то настолько опасное, что могло бы представлять ему, опытному воину, угрозу.
  
   Чем ближе он приближался к дому, скрывавшемуся за лесной полосой, тем уже и уже становилась тропа.
  
   Неожиданно до чуткого слуха Стража донесся хруст сухих веток, трескавшихся под чьими то ногами совсем недалеко от краев леса, подпиравшего его с обеих боков. Юноша оглянулся, обвел взглядом окрестности и на всякий случай обнажил свой походный нож. Хруст приближался.
  
  
   Тропинка снова резко вильнула вправо, но на этот раз, сразу за поворотом, его ждал долгожданный проблеск света. Метрах в двадцати впереди лес явно заканчивался. Вендитор на секунду остановился и потянулся, разминая немного затекшее от неудобной ходьбы тело. Сжав в руке нож, юноша резко ускорил шаг. Хруст веток становился все громче и ближе.
  
   Когда до конца тропинки оставалось уже буквально пара метров, резкий звук, донесшийся прямо у него из-за спины, заставил его обернуться. Краем глаза Вендитор уловил какое-то движение, не сильно крупного существа, которое тут же тенью метнулось обратно в лес. Убедившись что никакой опасности все же нет и предположив что все дело в его разыгравшейся с чего-то фантазии, Страж Нивалис повернулся обратно в сторону дома и тут же замер...
  
   Прямо перед ним, буквально в полуметре, шумно дыша, стоял огромный пес из костлявой пасти которого вместе с дыханием вырывались потоки ярко голубого пламени. Горящие глаза животного угрожающе смотрели на юношу, а когтистая лапа в нетерпении рыла землю...
  
  
  
  Глава Десятая
  
  
  
   Академия "Опакум", центральная библиотека
  
  
   Веди перевела взгляд своих опустевших глаз на Сорано. Этот тяжелый, как огромная скала, и столь же непроницаемый взгляд опустевших глазниц пронзил девушку насквозь. Она не могла двинуться с места. С хрупкого плеча ведьмы с легкостью соскользнула покрытая разноцветными полосками ящерица и, зашипев, коснулась ладони Стражницы раздвоенным языком. Убедившись что необходимый эффект достигнут, змея вползла обратно на плечо хозяйке и скрылась от посторонних глаз под ее широким воротником.
  
  
  
   Сорано невольно вспомнила свою самую первую встречу с ведьмой, а именно так она всегда называла про себя провидицу Веди, когда та только впервые появилась в Академии около четырехсот лет назад. Правда тогда она выглядела несколько иначе. Слегка потрепанная жизнью старуха с иссохшейся кожей, покрытой пигментными пятнами, в грязном балахоне, больше напоминавшем старый картофельный мешок. Да, она определенно выглядела постарше... лет эдак на сто. Опираясь на свой кривой посох она потребовала немедленной аудиенции с Главой Клана и, проведя там чуть более полу дня, вернулась обратно иным человеком.
  
   Она до сих пор помнила как, показавшаяся тогда кривой, улыбка тронула слегка припухлые губы провидицы, когда тем же вечером, вызванная в кабинет Главы Клана, она медленно вошла в залу. Увидев ведьму, Сорано потеряла дар речи.
  
   Посередине кабинета Главы Клана, прямо в центре пиктограмм, начерченных на идеально ровном полу, стоял высокий, изящный стул, куда больше похожий на королевский трон, если приглядеться. Вокруг него, поддерживаемые магией Главы Опакум, в воздухе витали факелы. Отблески пламени играли на резных позолоченных изображениях цветов, рептилий, животных и каких-то совершенно неизвестных Стражнице тварей, покрывающих каждый сантиметр его поверхности. Основанием трону служили пять мраморных плит, образовавших ступеньки. Края плит, как бы растворялись в пространстве. Все это огромное сооружение выглядело весьма величественно и при этом совершенно никак не вписывалось в обстановку кабинета.
  
   На троне с царственным видом восседала молодая девушка. Ее миндалевидные глаза с интересом смотрели на Стражницу. Вальяжно откинувшись на мягкую обивку, она положила руки на широкие подлокотники в виде золотых львов. Ее пышные, отливающие темно синим волосы, каскадом спадали на плечи. Сорано не сразу признала в ней ту самую ведьму, что вошла в кабинет утром. Единственно что оставалось у этих двоих общее был... посох, прислоненный к трону по правое плечо от теперь уже молодой девушки. После долгого молчания, ведьма встала, пристально глядя на Стражницу и, немного помедлив, спустилась с трона, грациозно ступая по мраморным ступеням, каждая из которых немедля таяла в воздухе, стоило только маленькой ножке покинуть ее поверхность. Подол ее длинного в пол черного платья вздымался и опадал, словно от легкого ветра. Но ветра в кабинете точно не было. Даже намека на небольшой сквозняк.
  
   Спустившись на землю, Веди вынула из своего глубокого декольте маленький кружочек, издалека напоминавший простую монету, шепнула пару слов и ... трон за ее спиной расплылся, словно подернувшись легкой дымкой, и внезапно превратился в серое облако. Облако закружилось, все быстрее и быстрее, превратилось в небольшой смерч, а потом свилось в тонкий жгут, который постепенно и вовсе исчез в воздухе.
  
   Медленным шагом ведьма подошла вплотную к замершей в удивлении девушке. Ее глазницы опустели, а холодная как лед ладонь коснулась ее щеки. Сорано почти вскрикнула, почувствовав что отрывается от земли, но осеклась, увидев как Глава Клана жестом руки приказал ей повиноваться действиям девушки. Вдвоем они повисли в воздухе на расстоянии пары метров от пола. С беспомощностью Стражница Вентус обнаружила что может двигать только головой, да и то на каждое ее движение, острые ногти ведьмы с болью впивались в кожу на ее щеке. Ей казался что их странный полет длился целую вечность. Тонкие пальцы девушки причиняли ей сильную боль. Казалось что сквозь них в ее тело проникают леденящие душу нити, они переплетались с каждой мышцей ее тела, перетягивали крепкими узлами ее суставы, заставляя острую боль пронзать каждую клеточку ее тела.
  
   Наконец все прекратилось. Ведьма разжала пальцы и Сорано рухнула на пол. Веди медленно опустилась рядом с ней и, бросив на девушку все тот же безучастный взгляд пустых глазниц, молча развернулась и ушла в дальний угол кабинета Главы Опакум, жестом руки показав что она закончила.
  
   Когда Сорано отдышалась и поднялась на ноги, Глава Клана тихо сказал:
  
   - Стражница Вентус, перед тобой предстала Провидица Веди, странствовавшая долгие столетия по моему указанию. Она покинула наш дом незадолго до твоего появления у нас и теперь, спустя тысячу лет, снова вернулась в его стены. Когда мы закончим, ты должна будешь показать Провидице ее новые покои и убедиться что ей предоставят все необходимое что бы она не попросила.
  
  
  
   Больше они не виделись. Вернее будет сказать не общались. Корпус где жили Стражы находился в противоположенном от корпуса Провидцев конце Академии. В саду ведьма никогда не появлялась, библиотеку не посещала. Единственное место где иногда ее можно было застать... была спальня Луциса, которую она навещала с завидной периодичностью. Во всяком случае последние пару столетий.
  
  
  
   Луцис.
  
  
  
   Имя вспыхнуло в ее сознании, заставив вернуться от воспоминаний к действительности. Луцис. Да, она здесь в библиотеке в поисках книг по защитной магии, чтобы найти способ преодолеть странную преграду, вставшую перед ней на границе и попасть во Внешний Мир. Она должна была помочь Луцису. Обязательно. По какой-то совершенно неведомой ей причине, абсолютная уверенность в том что ему крайне необходима именно ее помощь не покидала сознание Стражницы с того самого мига, как она осталась наедине с собой на Границе.
  
  
  
   Тонкие изящные пальцы ведьмы коснулись ее запястья, привлекая к себе внимание. Сорано с легким испугом подняла взгляд на ее лицо, внутренне ожидая повторения ситуации в кабинете Главы Клана. Однако лицо Веди оставалось совершенно безучастным. Продолжая крепко держать девушку за запястье, она смотрела невидящим взглядом куда-то в пустоту. Веки ее изредка подрагивали а в пустых глазницах, Сорано готова была в этом поклясться, проплывали тонкие струйки темного дыма.
  
   Через пару минут все прекратилось. Взгляд ведьмы снова стал ясным, зрачки вернулись на место, а цепкие пальцы разжались. Вздохнув, ведьма заговорила:
  
   - Если не остановить тех кто был послан за Силой, то случится нечто ужасное, - голос ее был совершенно безучастным, - Тьма охватит этот и Внешний Миры.
  
   - Силой?, - Стражница удивленно посмотрела на Веди
  
   - То что было спрятано Владыкой Тьмы и запечатано Силой Света не должно вновь попасть в Его руки, - будто не слыша ее продолжила ведьма, - Если освободится Магия, спрятанная во Дворце, мир неизбежно изменится и пути назад не будет. Они спустятся к нам и все что казалось тебе раньше смертельно жестоким, окажется лишь нежными поцелуями. Никто не избежит этой участи. Это должно быть остановлено, - голубые глаза Веди посмотрели прямо на Сорано, она снова сжала ее руку в своей ледяной ладони, - Так мало времени осталось, - вдруг с неожиданной болью в голосе продолжила на выходе она, - Надо торопиться. Время уже пришло. Время уже уходит.
  
  
  
   Сорано смотрела на нее как завороженная. Ни разу она еще не слышала голоса провидицы. Ни одной. Обычно эти странные девушки приходили к Стражам и обычным жителям Академии, прикасались к ним своей силой, а потом, не проронив не слова, удалялись обратно в свой корпус, где долгие дни сидели над своими книгами Предсказаний, которые раз в пол года отдавали Главе Клана. Старшая Провидица Веди, после того случая в кабинете Главы Клана, все четыреста лет касалась только Главы Опакум, но теперь по какой-то неведомой причине сама нашла ее.
  
   - Почему ты говоришь это мне, Провидица? Коли опасность настолько велика, почему именно мне ты сообщаешь об этом? Я обычный Страж, воин Клана. Не мне должно выслушивать об угрозах столь серьезных, что в опасности целые Миры.
  
   - Видения касаются лишь тех, кого они касаются, - острые черты лица неожиданно смягчились. Казалось на лице Веди даже появилась тень улыбки, - Не каждое предвидение может быть предано огласке. Неправильно истолкованное оно приносит вреда больше, нежели чем пользы. Но не это должно волновать тебя, - ведьма отпустила ее руку и поднялась со стула на котором сидела, - Стражница, задавай правильные вопросы. Ты пытаешься найти ответы там, где их не может быть. Используй свой разум, чтобы видеть реальное положение вещей. Учитывай то, что люди делают, а не говорят, ибо деяниями выявляется ложь. И не забывай что противоречий не бывает. Реальность не может противоречить сама себе. Если противоречие наблюдается, значит, какая-то часть реальности не является тем, чем кажется. Или же тебе просто известно не все. Не позволяй желанию верить затмевать истинную веру. Это все чем я могу тебе помочь, - поправив свое одеяние Веди медленно двинулась в сторону выхода, не обращая никакого внимания на вопросы, которые пыталась задать Стражница. Обойдя стол она остановилась рядом с ней и вновь внимательно взглянув сверху вниз прямо ей в глаза сказала, - Всегда легче обвинить в несчастьях кого-то одного, чем доискиваться правды. Гораздо проще вынести приговор конкретному человеку, нежели чем проклинать необъятное и неизвестное. Суеверия, почти никогда не имеют отношения к разуму. А стоит суеверию пустить свои корни страха в мысли возверовавшего, как оно вырастает из маленького черенка в огромное развесистое дерево, закрывающее от его взгляда истинное положение вещей. Помни это.
  
   Веди отвернулась от нее и направилась к двери. Ее невесомое платье снова слегка развивалось, как и было тогда, когда они впервые встретились в кабинете Главы Клана. Она легко толкнула огромную дверь и быстро растаяла в ярком свете дня, ворвавшемся в темные помещения библиотеки.
  
  
  
   Сорано попыталась стряхнуть с себя оцепенение. Она посмотрела на свои руки, которые как она только сейчас поняла, дрожали. И без того непонятная картина происходивших вокруг нее событий усложнилась еще сильней.
  
   Сказанные ей Провидицей слова казались набором вырванных фраз не имевших пока никакого смысла. Фраз, породивших еще такое множество вопросов, но не давших ни одного ответа.
  
   Наконец справившись со своими эмоциями, Стражница встала со своего места и направилась вглубь залы, к стеллажам по истории.
  
  
  
  
   Внешний Мир, дом Раэно
  
  
  
  
   Из-за правого крыла дома доносился странный шум, будто кто-то скрежетал острым по неровной деревянной поверхности. Данкан с недовольством поднял свою морду с колен Луциса и стал внимательно принюхиваться. Огромный пес медленно поднялся на ноги и предупреждающе зарычал, не переставая втягивать ноздрями воздух.
  
   - Наверное там какой-нибудь лесной зверек просто, не волнуйся, - Луцис с улыбкой потрепал его по холке, и встал с пола, слегка поежившись от ощутимого укола боли в районе ребер. Удивительно спокойная и тихая ночь опустившаяся на землю после несколько часового проливного дождя не предвещала никаких серьезных опасностей, - Пойдем посмотрим. Вдруг там твой ужин? - этим вечером Раэно рассказывал ему как пес любит лакомиться сырой свежепойманной дичью.
  
   Луцис спокойным шагом направился вдоль дома по террасе в сторону доносившегося шума.
  
   Луна была очень высоко и, не смотря на то что двор Раэно не был освещен ни одним светильником, он хорошо различал дорогу. Пес следовал рядом с ним, бесшумной походкой настоящего хищника, не переставая еле заметно скалиться. Наконец они обогнули дом и оказались на заднем дворе. Вокруг стояла удивительная тишина. Скрежет затих стоило им только появиться из-за угла.
  
   Прищурившись, юноша вглядывался в темные границы с лесом, окружавшие по периметру дом, но ничего похожего хоть на малейшее проявлении жизни ему не попалось. Лишь только где-то совсем в далеке на тропинке, ведущей в самую чащу, как ему показалось на долю секунды, мелькнула небольшая удаляющаяся от дома тень.
  
   - Ну вот видишь, ничего такого, - он посмотрел на казалось бы слегка разочарованную морду Данкана, - даже пропащего зайца, случайно выбредшего из леса тут нет, - он улыбнулся, про себя отметив что само по себе предположение, пришедшее ему в голову, что тут, настолько недалеко от жилого дома, могут быть зайцы... удивительно, - Пойдем лучше обратно. Думается мне что пора все же ложиться спать, а то мы не сможем нормально подняться к завтраку.
  
   Луцис снова рассмеялся про себя. Удивительная человечность, которая вдруг заполнила мысли Стража, стоило только ему очнуться в этом странном доме, определенно его ... веселила. Скажи ему кто еще несколько дней назад о том что он сможет сначала просто любоваться луной, а потом разговаривать с несмышленым псом о диких зайцах, которых они пойдут высматривать из-за какого-то обычного шума на заднем дворе... он конечно бы не поверил. Он коснулся кончиками пальцев уголков своих губ, почувствовав что те снова расплываются в предательской улыбке. Как бы это не было странно, но ему нравилось то ощущение что вдруг заполнило его сердце, стоило ему только оказаться в этом странном мире. Ощущение чего-то давно потерянного, но вновь приобретенного. Будто часть его самого, давно вырванная из его груди, вдруг вернулась на место.
  
   Погрузившись в своим мысли, он даже не обратил внимание что невольно остановился у неприкрытого шторами окна в комнату Раэно, бесстыдно начав разглядывать спавшего крепким сном юношу.
  
   Он простоял так несколько десятков минут, с улыбкой скользя взглядом по его беззаботному лицу, отчего то казавшемуся ему таким родным и близким, будто он провел с ним многие годы своей жизни. Луцис с любопытством рассматривал короткие пепельные волосы с легким серебряно-голубоватым оттенком, вглядывался в тонкую линию губ, которые озаряла такая неподдельная искренная улыбка, любовался тонкой, поистине грациозной шеей юноши и такими на вид хрупкими плечами, не способными, на первый взгляд, выдержать и малейшей нагрузки.
  
   Наконец, прийдя в себя от небольшого, но все же крайне ощутимого толчка мощной головой Данкана в спину, юноша, устыдившись своего поведения, направился все же в комнату.
  
  
  
  
   Академия "Опакум", центральная библиотека
  
  
  
  
   Сорано провела за книгами весь день. Сначала она изучила еще раз все оберегающие заклинания, которые использовались сейчас, потом повторила оберегающие заклинания, которые были под запретом у светлой магии, потом даже, в отчаянии, так не найдя ответа, достала древние книги содержащие знания о свойствах оберегающих заклинания, вызвать которые было не под силу уже давно никому из волшебников. Но все было тщетно. Ни одно из заклинаний не могло быть наложено на одного единственного человека, никак не воздействуя на других.
  
   Сорано удрученно вздохнула, в изнеможении опуская голову на страницы одной из книг. Ей так был нужен совет, так нужна была помощь! В любом другом случае она без сомнения пошла бы к Главе Опакум, но сейчас, после того как он просил ее не рисковать собой, после того как он признался что опасается за ее сохранность? Как она могла признаться что ослушивается его указания и пытается найти ответы сама? Не посчитает ли он это предательством? Не примет ли как игнорирование его чувств?
  
   Чувств. Да, Сорано так хотелось верить в то что именно они руководствовали его приказами, что именно страх за нее был причиной его последних указаний. Возможно Учитель знал как всегда больше чем он хотел ей говорить? Возможно ей действительно грозила какая-то опасность от которой он пытался ее уберечь? Ведь не зря же Веди пришла к ней?
  
   Веди. Мысли снова закрутились вокруг совершенно бессвязных обрывков фраз провидицы. О чем она вообще говорила? Какая Сила ее так пугала? Что было спрятано Владыкой Тьмы и при этом одновременно запечатано Магией Света? Ни в одной из книг по истории миров не упоминалось ничего подобного. Она готова была в этом поклясться. С самого сотворения мира и до сего момента, нигде и никогда не было ни единого слова про что-то даже отдаленно похожее. Ни разу за всю историю у Света и Тьмы не было ничего общего... тем более Магии. Что за Сила тогда находится в заточении. Да и в каком Дворце?
  
   Нет, нет... Она снова одернула себя, стараясь вернуть мысли к защитным заклинаниям. Сейчас словами ведьмы, которой она, тем более, никогда не доверяла, надо было пренебречь. Они не вносили никакой ясности, а только сбивали ее с истинного пути.
  
  
  
   Взяв себя в руки она снова стала листать книгу, надеясь все же увидеть то, что ускользнуло от ее внимания.
  
   "Итак, чуть более двух тысяч лет назад, когда мир стал таким, каким мы его привыкли видеть и на него спустилась божественная благодетель, избранные люди стали получать отличия силы от покровительствовавших им духов."
  
   - Чуть более двух тысяч лет назад? - скептичный голос заставил ее вздрогнуть, - Вот правда что ли?
  
   Стражница резко подняла голову и увидела перед собой странное... существо. Оно было очень похоже на человека, только вот необычно длинные пальцы, больше похожие на плети и непропорционально вытянутая шея выдавали в нем нечто далеко не человеческое. Существо сидело напротив нее, подперев подбородок рукой и внимательно вчитывалось вместе с ней в строки книги, периодически издавая скептичное возмущенное бульканье.
  
   Сорано с шумом захлопнула книгу и, вскочив со своего места, резко обнажила меч, направив его на совершенно не испугавшегося незнакомца.
  
   - И что?, - все с той же издевающейся интонацией спросило существо, неестественно сильно наклонив голову вбок.
  
   - Кто ты? Что ты тут делаешь? - голос Стражницы звучал вызовом, - Как ты вообще сюда... попало?
  
   Существо аккуратно пригладило своими пальцами-плетями выбившиеся из белоснежной прически локоны волос и, медленно облизнув языком губы сказало:
  
   - Начнем с того что не попало, а попал. И не я к тебе, а ты ко мне, - его рука обвела пространство вокруг себя, призывая девушку обернуться, - И смею заметить ты крайне неприлично ведешь себя в моем доме.
  
   Рука Сорано слегка дрогнула, но все же не потеряла жесткой хватки. Стараясь не сводить глаз с непонятного создания она быстро осмотрелась вокруг. Стены залы куда-то исчезли, стеллажи книг, находившиеся рядом с ней уходили своими концами в бесконечную даль, вместо того чтобы упираться в центральный проход, и рассеивались в густом тумане, окружавшем небольшой пятачок на котором они находились.
  
   - Что за чертовщина?, - шепотом спросила Стражница не веря собственным глазам, - Ты что украло меня прямо из библиотеки?
  
   - Не украло, а украл, - терпеливо поправил незнакомец, - Да и вообще не украл, а ты сама явилась. Свалилась мне тут на голову и веселишь своими детскими сказками, которые читаешь, - его голова повернулась на другой бок, почти коснувшись ухом плеча.
  
   Внимательные золотые глаза с любопытством изучали обескураженную девушку.
  
   - Да опусти ты уже меч, Стражница, - наконец с неким раздражением сказал он, - Во первых он все равно тебе не поможет, а во-вторых я и не собираюсь причинять тебе никакой опасности
  
   В подтверждение своих слов он фыркнул и, поднявшись со своего места, плавно проскользил насквозь стола, к девушке. Коснувшись острого лезвия ее меча своими тонкими пальцами он крепко сжал его в ладони, на которой не осталось и следа от соприкосновения с металлом.
  
   - Ну давай уже, опускай. Хватит, - он с нетерпением постучал пальцами по лбу и, со вздохом запрокинув голову, повернулся к девушке спиной, - Ну хочешь ударь меня и успокойся, - он выжидательно замер, чуть согнувшись, будто подставляя ей поудобней для удара спину.
  
   Послышался звон меча, убираемого в ножны. Незнакомец повернулся к Сорано, удовлетворенно улыбаясь.
  
   - Я рад что ты благородный воин и не нападаешь со спины, - довольно покачав головой с улыбкой произнес он, - Ты Стражница с честью. Это редкость последнее время.
  
   Девушка непонимающе смотрела на него, изучая существо с ног до головы. Теперь ей было заметно что все его тело было непропорционально вытянутым. Однако, если не обращать на это внимание, внешность создания была безусловно чарующе привлекательна. Особенно черты его идеально правильно лица.
  
   Слегка подбоченившись, явно довольный тем что его разглядывают, незнакомец с очередной смешливой улыбкой представился:
  
   - Меня зовут Артис. Я..., хм... а кто я?, - он забавно нахмурил лоб, явно пытаясь подобрать правильные слова, - Нет нет, ты не думай я то знаю кто я, просто не очень могу придумать как объяснить это тебе, - решил оправдаться он, заметив нарастающую подозрительность Стражницы, - Не такое это знаешь ли простое дело.
  
   Неожиданно он просиял в лице. Сорано была готова поклясться что не только внутренне ощутила, но еще и увидела это сияние, вдруг на секунду озарившее его кожу мягким белым светом.
  
   - Я Сонник. Ну ты же наверняка читала обо мне в этих книжках. Ну хоть раз, верно? - существо небрежно махнуло рукой в сторону вороха книг по прежнему лежавшего на столе, - Правда если верить твоим сказкам, то я...
  
   - Давно вымер, - перебила его Сорано, - Так же как и другие духи, которые раньше правили в мирах, до того как Тьма Ларвы спустилась на них.
  
   - Ах ну да, Тьма Ларвы, - недовольно пробурчал себе под нос Артис, - Как я мог забыть?
  
   Он снова улыбнулся максимально лучезарной улыбкой на какую только был способен. Девушка непроизвольно улыбнулась в ответ.
  
   - А ты мне нравишься, - заметил он, снова облизывая губы, - Вроде не зануда, - он немного помолчал снова пытаясь подобрать правильные слова, но потом, будто сдался, - Короче, если без подробностей, на которые у нас все равно нет времени, то все вымерли, а я остался. Повезло мне, понимаешь ли, - существо развело в стороны руками, снова становясь очень смешным на вид, - Придется тебе поверить мне на слово, ибо свидетелей у меня все равно нет.
  
   - Сонники всегда приходили во сне, - заметила девушка, - Они несли свои знания людям, появляясь в минуты особой важности, подсказывали им правильные мысли и верные решения, а я не...
  
   - Спишь, еще как спишь. Кстати, барышня, засыпать в библиотеке негоже даже таким красавицам как ты, - Артис вернулся к столу и аккуратно попытался подцепить одним из пальцев обложку книги, которую Сорано совсем недавно захлопнула, но потерпел неудачу, - Слушай, Стражница... мне честно говоря не очень удобно воздействовать на проекции реальных вещей в твоем сне. Не откроешь?, - он молитвенно сложил руки, выразительно посмотрев в глаза девушке, - Мне конечно очень приятно с тобой болтать, но честно говоря у нас и правда не так много времени. Никто не даст тебе спать над древними книгами долго, а значит скоро ты меня покинешь.
  
   Все еще окончательно не веря в происходящее вокруг нее, Сорано медленно подошла к столу и открыла книгу, как ее и просило странное существо. Она не верила в Сонников. Она знала что они вымерли. Еще меньше она верила в то что кто-то мог похитить ее прямо из стен Академии, ну и уж совсем нереальным ей казалось присутствие кого-то чужого в самих стенах. Чуть поразмыслив, девушка пришла к выводу что и правда спит, а все что происходит - только плод ее расшалившейся фантазии, как то видение про черного человека, пришедшего в ее деревню, которое приснилось ей совсем недавно. Вспомнив об устрашающем демоне она невольно поежилась.
  
   Существо казалось заметило это но, недовольно поморщившись, предпочло оставить все без комментариев. Длинные пальцы ткнули на страницу. Девушка начала вновь читать: "Чуть более двух тысяч лет назад, когда мир стал таким, каким мы его привыкли видеть и на него спустилась божественная благодетель, избранные люди стали получать отличия силы от покровительствовавших им духов и...".
  
   - Хватит, хватит, хватит! - узкая длинная ладонь легла поверх страницы. Голова Артиса снова неестественно наклонилась, - Нет, ну вот скажи мне... вы правда все там свято верите в эту чушь? Кто вообще внушил Вам этот бред? - его глаза уставились прямо на нее, испытующе изучая ее удивленный взгляд, - Миру две тысячи лет, правда?, - он заискивающе улыбнулся, все так же пристально смотря прямо на нее, - И ни капли сомнений?
  
   Существо убрало ладонь. Поверхность страницы заискрилась, над ней поднялся плотный дым, медленно поднимавшийся все выше и выше, а буквы... все буквы на странице начали причудливо двигаться, меняясь местами. Некоторые исчезали вовсе, некоторые появлялись из ниоткуда. Наконец, когда их странный танец закончился и слова сложились в законченные предложения, дым окончательно рассеялся, открывая глазам Сорано совершенно новый текст.
  
   "Две тысячи лет томились мы рядом с Создателем в пустоте кромешной, согреваемые лишь Светом безграничной любви его. А потом он создал миры, красотой пленившие наши души более чем Тепло его. Сто лет умоляли мы Отца отпустить нас на их просторы и наконец сдался Он, давая нам свободу..."
  
   Девушка непонимающе подняла глаза на стоящее рядом с ней явно довольное собой существо. Артис не прекращая перебирать переплетенные пальцы улыбался блаженной ухмылкой, смотря куда-то вдаль.
  
   - Да-да, Стражница, - отвечая на ее немой вопрос подтвердил он, - Там еще куча всего интересного, - не дожидаясь когда она закончит читать уже проявившийся текст, он снова провел ладонью по странице и буквы вновь поменялись местами.
  
   "Сейчас 3 625 год от Создания Миров. Тьма медленно наступает с Севера, захватывая город за городом. Я, Хранитель Силы Ветра жду ее войска со дня на день и уповаю на помощь от Создателя..."
  
   - Вот это правда, - неожиданно ставшее совершенно серьезным лицо Артиса обескуражило девушку, - Ты можешь сколько угодно считать меня порождением своего бредового сна, вызванного переутомлением, Стражница, -выразительные глаза существа казалось смотрели ей в самую душу, заставляя сердце бешено колотиться, - Но помни что порой именно во сне, где навязанные условности теряют смысл, порой к нам приходит истина, - его голова покачивалась из стороны в сторону, - Прислушайся к тому что ты чувствуешь, а не к тому что знаешь. Люди могут пребывать в иллюзиях, оттого что хотят верить, будто это правда, или же наоборот оттого что боятся ее знать. Все ответы, которые тебе необходимы, находятся совсем рядом с тобой. Главное задать правильные вопросы.
  
   Артис положил свою руку ей на плечо, ободрительно улыбнувшись.
  
   - Кто-то украл у Вас более трех с половиной тысяч лет жизни, Стражница. Кто-то кто обладает мощной Магией, которую почему-то называют несуществующей.
  
   - Ларва, - стараясь даже во сне громко не произносить это имя, одними губами сказала Сорано, - Должно быть его Зло еще сильнее, нежели мы можем сами себе представить.
  
   Существо тяжело вздохнуло и отвернулось от девушки, продолжая, казалось бы недовольно, покачивать головой.
  
   - Всегда легче обвинить в несчастьях кого-то одного, чем доискиваться правды. Назвать себе главного злодея. Гораздо проще вынести приговор конкретному человеку, нежели чем проклинать необъятное и неизвестное. Не обдумывая ни причин, ни помыслов. Суеверия, почти никогда не имеют отношения к разуму, - слова казавшиеся ей уже знакомыми слетали тихими фразами с его губ, с каждой секундой становясь все менее и менее различимыми, - А стоит суеверию пустить свои корни страха в мысли возверовавшего, как оно вырастает из маленького черенка в огромное развесистое дерево, закрывающее от его взгляда истинное положение вещей.
  
   Она собиралась было что-то уточнить, но все исчезло. И странное существо, и туман окружавший их. Стены библиотеки вновь вернулись на место, а она обнаружила что все так же сидит за столом, опустив голову на раскрытые страницы книги. За плечо ее аккуратно трогал один их юношей-библиотекарей, призванный следить за порядком. Он опасливо вглядывался в ее глаза, что-то неразборчиво говоря.
  
   - Да, да, простите - она понимала что он должно быть был обеспокоен все ли с ней в порядке, - Все хорошо. Я просто очень мало спала в последнее время, - Сорано максимально беззаботно улыбнулась, опуская взгляд на раскрытую перед ней книгу...
  
  
   "Чуть более двух тысяч лет назад, когда мир стал таким, каким мы его привыкли видеть и на него спустилась божественная благодетель, избранные люди стали получать отличия силы от покровительствовавших им духов и...". Именно так гласила первая страница хорошо известной ей летописи. Но отчего-то, хоть все произошедшее действительно оказалось простым сном, ей не захотелось отгонять зародившиеся у нее в душе сомнения прочь...
  
  
  
  Глава Одиннадцатая
  
  
  
   В нескольких километрах от Академия "Опакум"
  
   - Сонник говоришь?, - усмехнулся черноволосый юноша, - Откуда ты только взял это? Таких же никогда не существовало.
  
   Огромный дракон, меланхолично изучающий что-то у себя под крылом, выпустил из ноздрей густой дым и посмотрел на лежавшего прямо по центру поляны Вейна, вертевшего в зубах клевер. С виду тот выглядел совершенно беззаботным, абсолютно довольным жизнью юношей, сбежавшим ненадолго прочь от назойливых родителей и утомительной деревенской работы, а потому наслаждавшийся своим бездельем. Брови дракона, если это можно было назвать так, удивленно приподнялись вверх. Он с шумом и каким-то уставшим кряхтением аккуратно лег, свернувшись полукругом около своего хозяина.
  
   - Да там у них в книгах по истории такого понаписано, что у меня чешуя дыбом встала, - золотые глаза Артиса показательно закатились, - Даже представить себе не мог что когда-нибудь такое увижу. Нет, я конечно знал что за Границами все давно поменялось, но даже представить себе не мог насколько. Они переписали все Исторические Фолианты, Хозяин, - в голосе дракона звучали явные ноты праведного гнева, - Наложили сильные заклятья. Действительно сильные. Даже я не смог обратить их. Только ненадолго.
  
   - Я знаю, - голос Вейна звучал совершенно спокойно. Ничто из услышанного не было для него новостью.
  
   - Но почему, Господин?, - морда дракона аккуратно придвинулась поближе к Вейну, - Я никак не могу представить зачем такое может понадобиться.
  
   - Любые, даже самые плачевные последствия порой могут стать исходом исключительно благих намерений, мой чешуйчатый друг. Как ни парадоксально, но самыми высокими, самыми благородными поступками как раз и вымощена дорога к самому большому злу, - черноволосый юноша сел, застегивая свою рубашку, пряча от взгляда дракона свою исписанную древними символами грудь, - Поверь мне, даже у порой самых глупых или абсурдных поступков, часто находятся весьма логичные и добрые намерения. Впрочем, обратное тоже верно. Главное не поддавайся человечности, хоть я и дал тебе почти человеческий облик. Не делай поспешных выводов. Я создал вас, драконов, как хранителей знаний, мудрости, предвидения и терпения достаточного для понимания вещей, которые часто ускользают от человеческого взгляда. И именно эти твои качества сейчас так и нужны нам. Я рад что ты сам задался вопросами ответы на которые надо помочь найти этой юной девушке. Согласись, - Вейн подмигнул дракону, - Такая мелочь способна превратить рутинное задание в увлекательно приключение.
  
  
  
   Дракон снова показательно закатил глаза и шумно вздохнул. Человечность хозяина не переставала удивлять его с самого создания. За свою жизнь он видел так много людей, обладающих разной силой, от малой до поистине могущественной, но все они день ото дня, заклинание от заклинанию становились все дальше и дальше от своего вида, отталкивали от себя любые свойственные человеку черты и эмоции. Они даже со временем переставали улыбаться, будто ничто во всем мире более не радовало их. Чем больше была их сила, тем меньше жизни, по мнению дракона, оставалось в их сердцах, чтобы иметь право пользоваться ей.
  
   Но Вейн был совсем иным. Хрупкий юноша, обладающий поистине великим могуществом, с такой легкостью способный разрушить щелчком пальцев целые города, тот в чьих жилах вместо крови текла сама магия Создателя... всегда оставался слишком человечным, иногда ведя себя настолько по юношески беспечно, что Артису не оставалось ничего кроме как молить какие-нибудь силы, если такие вообще существовали, чтобы вразумить этого юношу. Такой удивительный парадокс мироздания... люди хотят быть богами, а боги желают быть людьми.
  
   Артис задумчиво втянул воздух, наслаждаясь хоть и иллюзорным, но все же удивительно прекрасным ароматом цветов, покрывавших холм на котором они сидели. Отчего-то ему в голову пришла клятва, которую он дал своему господину через тысячу лет после созданиях их вида. Клятва верности и присяги. Единственная магия, способная связать человека и дракона. Конечно, в их случае не было такой необходимости. Они были дети, он отец. Эту связь невозможно разорвать никогда и никак, но тогда, спустя ту тысячу лет, которую Артис провел в странствиях бок о бок со своим создателем, когда он впервые восхитился своим хозяином и его мудростью, ему показалось это необходимым.
  
   - Ты все так же уверен в своих словах?, - Вейн провел ладонью по гладкой чешуе на длинной шее дракона, - Нет, безусловно если ты возьмешь их назад, я не отпущу тебя на все четыре стороны, но мне просто интересно, - черноволосый юноша искренне улыбнулся, глядя на удивленную морду Артиса, - Прости, я невольно подслушал твои мысли, - он виновато развел руками, - Просто потерял над собой контроль, мой друг.
  
   Дракон улыбнулся, обнажая свои острые клыки и, судя по доносящимся из его груди булькающим звукам, даже попытался рассмеяться.
  
   Да. Именно за это, именно потому что его хозяин был таким, каким он был, он... Артис, старший из всех Черных Драконов, тот чьего приказа не посмеет ослушаться никто из его племени, готов был снова присягнуть Вейну в верности до конца его бесконечной жизни. Да, именно и только ему готов был служить дракон. И никакие магические связи не имели к этому никакого отношения.
  
   Академия "Опакум", кабинет главы Клана
  
   Итак, причина смерти... Глава Клана задумался, приложив к губам кончик красивой ручки, выполненной из наилучшего золота. Огромная роскошная зала тонула в полумраке: половина факелов было потушено, свечи горели слабым огнем. На резном столе из редчайшей породы уже почти исчезнувшей древесины громоздились стопки толстых фолиантов, а между ними в хаотичном порядке были разбросаны пожелтевшие от времени свитки. Свободным оставался лишь небольшой пятачок, на котором и лежала бумага, которую Глава Клана пытался составить.
  
   За его спиной на длинных книжных стеллажах все так же пылились магические предметы. Слугам, убиравшим кабинет Главы Клана каждый день, строго настрого запрещалось касаться их; стирать с них пыль входило в его собственные обязанности, которыми он, впрочем, давно уже пренебрег. Он говорил себе, что покрытые пылью, эти предметы явно привлекают к себе гораздо меньше внимания и любопытных взглядов пусть и от нечастых посетителей этой залы.
  
   Все те же магические предметы что и всегда. Кроме черного крестика.
  
   Он еще раз посмотрел в сторону грязной и в некоторых местах порванной некогда белоснежно белой бархатной подушечки, совсем еще недавно служившей пропавшему предмету подставкой и задумчиво наклонил голову. Безусловно, он ждал этого момента уже много веков, но все равно был озадачен исчезновением. Вернее первопричиной исчезновения.
  
   Почему именно сейчас? Именно когда Луцис пропал во Внешнем Мире. Совпадение? Случайность?
  
   Нет, Глава Клана Опакум был не настолько наивен чтобы в это поверить.
  
   Он нахмурился и слегка потряс головой, пытаясь вернуть себя к изначальной мысли.
  
   - Причина смерти, - задумчиво произнес он вслух и снова устремил взгляд на пока еще пустой листок перед собой.
  
   Эти отчеты... сплошное мученье. Кому они нужны? Стражы погибают в этой войне постоянно. Раз за разом. Потом перерождаются и вновь вступают в борьбу. Давно пора бы было уже перестать об этом волноваться. Так устроен мир, так устроена система. Так и именно для этого они живут.
  
   Он недовольно поморщился.
  
   Но все равно нужны отчеты. По крайне мере пока.
  
   Даже его безоговорочная и авторитетная власть не могла заставить людей не волноваться о судьбах их братьев и сестер. Волноваться было в их природе. Даже в природе воинов, которых с рождения раз за разом тренировали на смерть. Не объясни хоть раз кто как и за что погиб и контроль мог быть потерян. Доверие... такая хрупкая вещь. Такая хрупкая и в то же время такая движущая. Одно лишь чахлое зерно сомнений, подорвавшее это чувство, способно погубить целые города. Такое не раз случалось в истории. Уж он то об этом знал.
  
   Ну что ж, пока времена не переменились, придется придумывать подходящую причину смерти, вновь говорить прощальную речь, скорбеть над потерянными. А ведь истина на самом деле никого не интересует. Главное чтобы все было хоть немного убедительно.
  
   Какая глупость на самом то деле.
  
  
  
   Глава Опакум со вздохом откинулся в кресле, слегка запрокинув голову и устремив взгляд в потолок.
  
   Несчастный случай во время одного из поручений?
  
   Он улыбнулся. Универсальная формулировка, которой он пользовался достаточно часто. Но в этом случае парой простых слов не обойтись. Страж, отчет о чьей очередной кончине ему предстоит составить, слишком силен.
  
   Неожиданное нападение демона во время выполнения одного поручения в дальнем мире?
  
   Это уже ближе. Главное было не забыть слово "неожиданное". Только врасплох застаный Страж такой силы мог бы погибнуть от нападения демона. Не слишком сильного демона. Про сильного писать не стоило бы. Лишние волнения в рядах учеников Академии ни к чему.
  
   Причина должна быть простой, убедительной, но не сильно пугающей. Чтобы никто не впадал к панику, никто не задавал лишних вопросов. Пусть поломают немного голову, какая именно ошибка была допущена Стражем, но не проявляют чрезмерного любопытства. Просто очередная смерть при исполнении. Ничего на самом деле удивительного.
  
   Он удовлетворенно кивнул сам себе и вновь принял нормальное вертикальное положение быстро начав писать указания на бумаге.
  
   Закончив, он поставил внизу листа завтрашнее число и убрал получившийся документ в одну из папок.
  
  
  
   Легким движением руки он приказал всем книгам, толстым фолиантам и старым спискам вернуться на свои законные места и, убедившись что магия расставила все обратно по полкам, встал из-за стола.
  
   Конечно ему было жаль, что приходилось принимать такие меры. Но другого выбора у него не было. Предвиденье, доставленное сегодня утром из покоев Веди, говорило само за себя. Еще больше ему говорило то что сама ведьма кажется не собиралась с ним им делиться, но с этим он разберется потом.
  
   Да и как он ни просил, как ни приказывал - Страж сам его ослушался. Это было непростительно. Он сделал все возможное, чтобы решить ситуацию другим путем. Во всяком случае именно так ему нравилось думать.
  
   Теперь оставалось только дать правильные указания. Вернее предоставить достаточно силы тем марионеткам, которым предстояла роль судей в "одном из дальних миров".
  
   Глава Фалсус взял с одной из полок пыльную статуэтку и убрал ее в карман. На лице мужчины играла задумчивая улыбка, не предвещавшая ничего хорошего.
  
   Погасив все светильники он вышел из своего кабинета, плотно задвинув за собой магическим заклятьем изнутри засов.
  
  
   ***
  
   В столько поздний час коридоры Академии были тихи и безлюдны. Не издавая ни единого звука, он молча шел по длинным ковровым дорожкам вдоль стен, отделанных древними гобеленами с изображением великих битв. Он проходил мимо высоких окон, закрытых на ночь тяжелыми шторами, мимо столов со свеже собранными еще днем цветами, мимо изящных светильников и прекрасных монументов, изображающих покровительствовавших Академии четырех богов природных стихий.
  
   В центральном коридоре он свернул. На этот раз его путь лежал не в собственные спальные покои. Главу Клана интересовали личные покой двух младших Стражей, которым предстояло отправится завтра на важное задание. Медленно и вальяжно, гордо подняв подбородок, Глава шел туда, где его нога не ступала уже несколько столетий.
  
   Служанки и уборщицы, начавшие встречаться ему по мере приближения к цели, завидев Господина, склонялись в низких поклонах, но он едва замечал их. И конечно же не знал в лицо. Это было ниже его достоинства. Лишь удалившись от них на достаточное расстояние, он делал небрежный жест пальцем, накладывая на девушек заклятья забвения. Никто и никогда не должен был знать о его присутствии в этом месте.
  
  
  
   Наконец он вышел в нужный холл. Сначала он показался ему пустым, но потом он заметил у окна девичью фигуру. Девушка стояла в тени и смотрела куда-то вдаль, облокотившись о подоконник. Явно погруженная в свои мысли, она не заметила даже когда Глава Опакум подошел к ней вплотную и остановился прямо за ее спиной.
  
   Он тихо кашлянул, привлекая к себе внимание. Девушка молниеносно обернулась и даже попыталась отпрянуть в сторону, по привычке потянувшись к месту на поясе, где обычно был меч.
  
   Глава Фалсус был быстрее. Он успел перехватить ее за плечо, не давая отшатнуться далеко назад, заставляя остаться расстояние между ними не более полуметра. Увидев стоящего перед ней девушка ойкнула и тут же низко поклонилась.
  
   - Прошу прощения, Учитель. Я так беспечна и конечно же столь неподобающе одета. Я никак не ждала Вас, простите меня, я умоляю, - она быстро шептала слова извинений себе под нос, стараясь пригнуться к полу как можно ниже, чтобы выразить свое почтение.
  
   Мягко улыбнувшись, Глава Опакум заставил ее поднять взгляд, аккуратно коснувшись пальцами кончика ее подбородка.
  
   - Это ты прости меня, дитя мое, за то что посмел испугать тебя там, где ты должна чувствовать себя в полной безопасности, - его глаза внимательно смотрели на девушку, излучая удивительную теплоту, - И не волнуйся, ты прекрасна в этом ночном наряде.
  
   Девушка покраснела и сделала непроизвольную очередную попытку уставиться в пол, но пальцы мужчины решительно вернули ее голову в прежнее положение.
  
   - Тебя что-то беспокоит, раз ты не спишь в столь поздний час?, - голос Главы Клана был полон заботливой нежности, - Могу я как-то помочь тебе, моя дорогая Сорано?
  
   Девушка непроизвольно вздрогнула, услышав как к ней обращаются по имени.
  
   - Нет, что Вы, Учитель. Вы итак уже так много для меня делаете. Я всего лишь слегка волнуюсь по поводу того портала, что мне не удается пройти, - она выдавила из себя максимально правдоподобную улыбку, - Наверное от того мне и не спится как раньше.
  
   Рука Главы Клана медленно скользнула вверх по ее щеке и остановилась. Нежно перебирая пальцами локоны волос, мужчина не спускал с лица девушки внимательного взгляда, продолжая обворожительно улыбаться.
  
   - Ты вся дрожишь, - после долгого молчания наконец сказал он, - Замерзла? Позволь мне хотя бы согреть тебя.
  
   Жестом руки он с легкостью захлопнул открытые створки окна, откуда в холл задувал легкий ночной ветерок. С видимым трудом оторвавшись от девушки, он медленно снял свой красный огненный камзол и легким движением накинул его на плечи окончательно оцепеневшей от неожиданности всего происходящего девушки.
  
   - Мне кажется тебе он идет куда больше, - снова улыбнулся мужчина, - Настолько идеально он совпадает с цветом твоих прекрасных волос.
  
   Не в силах вымолвить ни слова, Сорано только рассеяно кивнула.
  
   Все происходившее вокруг никак не укладывалось у нее в голове. Глава Клана в ученическом холле, его улыбка подаренная именно ей, его камзол у нее на плечах. Девушка слегка встряхнула головой, в надежде что очередное видение рассеется. В конце концов Учитель и раньше не раз являлся ей, стоило только впасть в беспокойные размышления. Его образ был ее спасительной веревочкой, лишь только сомнениям заполонить ее разум. Возможно и на этот раз привычная ситуация повторялась.
  
   Мужчина аккуратно обнял ее за плечи и медленным шагом направился в сторону входа в ее комнату, не сказав ни слова. Наконец, когда они дошли до самой двери, он повернул к девушке свое прекрасное лицо и спросил:
  
   - Если ты не против, то мог бы я зайти?
  
   Она кивнула, все еще чувствуя что дар речи так и не желает к ней возвращаться.
  
   - Ты выглядишь очень уставшей, дитя мое, - Глава Клана аккуратно снял камзол с ее плечей и повесил на вешалку и у входа, - Мне кажется ты ослушиваешься моего указания и мало отдыхаешь.
  
   - Простите, Учитель, - с трудом вымолвила девушка, вновь опустив голову, не решаясь поднять на него глаз.
  
   - Ну что ты. Это твоя жизнь и твое здоровье. И хоть оно и очень мне не безразлично, но все же я не в праве приказывать тебе как им распоряжаться. Я могу только просить.
  
   Не смотря на его слова, Сорано не стала чувствовать себя хоть немного менее виноватой. Учитель действительно просил ее больше отдыхать, не тратить время и силы на решение проблем о которых обещал сам позаботиться.
  
   Неожиданно она вспыхнула еще большей краской, подумав известно ли ему о ее посещении библиотеки и попытках докопаться до истины. Такое непослушание должно быть очень огорчило бы его.
  
   - Кажется ты все же собиралась спать после своей небольшой прогулки?, - он посмотрел в сторону уже разложенной кровати и вновь перевел взгляд на Стражницу, - Прости что отвлек тебя.
  
   - Нет, нет! Что Вы, Учитель, - сбивчиво заговорила девушка, чувствуя как бешенно колотится сердце в ее груди, - Вы никак не можете... никогда не можете... меня ни от чего отвлечь.
  
   Глава Опакум тихо засмеялся. Поведение девушки явно вызывало у него исключительно положительные эмоции.
  
   - К сожалению я пока не нашел решения твоей проблемы, дитя мое. Но я продолжаю изучать древние писания. Я знаю что это беспокоит тебя, потому решил сообщить.
  
   Учитель пришел к ней в корпус чтобы сообщить что пока ничего не нашел, чтобы хоть немного успокоить ее? Казалось сердце девушки сейчас выпрыгнет из груди или просто разорвется от бешеного ритма. Это было определенно наваждением и никак не могло быть реальностью. Просто не могло.
  
   Шумно вздохнув, продолжая не верить своим глазам и ушам, она прижала ладонь к губам, чтобы не сказать случайно чего-нибудь лишнего. Мужчина продолжал улыбаться, не сводя с нее золотых глаз.
  
   - Пожалуйста, Сорано, - он сделал шаг к ней на встречу и вновь обнял девушку за плечи, - Потерпи немного. Мы обязательно найдем выход. Побереги себя, очень прошу, - он прижал ее к своей широкой груди, аккуратно поглаживая по затылку, - Я думаю это и правда сильная и древняя магия. Тебе не стоит самой в это ввязываться. Я прошу тебя не как Учитель, не как твой Наставник, я прошу тебя как человек, которому ты дорога, - его пальцы зарылись в ее густые волосы, а сильные руки прижали девушку к себе еще крепче, - Пообещай мне, дитя мое.
  
   Он неожиданно отодвинулся от Сорано, вновь пристально вглядываясь ей в глаза.
  
   Ладонь мужчины скользнула легким прикосновением по ее щеке и он склонился к ней, касаясь ее губ своими. Чуткие пальцы коснулись мочки ее уха и прикоснулись под волосами к затылку, слегка поглаживая нежную кожу на шее девушки.
  
   Отстранившись, он медленно провел пальцем по ее губам и тихо сказал:
  
   - Теперь ты понимаешь как на самом деле я к тебе отношусь, дитя? Как важна и дорога мне твоя сохранность?
  
   - Учитель..., но... - казалось сердце девушки остановилось, не в силах выдержать такого потрясения, - Но...
  
   - Без всяких но, Сорано. Мы оба знаем что это невозможно. Ни мне, ни тебе не дано прожить обычную человеческую жизнь. Но все же мы оба чувствуем это. Пожалуйста, сделай меня хоть чуточку счастливым? Не подвергай себя лишней опасности. Позволь мне позаботится о тебе. Хорошо?
  
   - Хорошо, - все так же ошарашенно повторила за ним Стражница.
  
   - А теперь тебе пора спать, - рука Главы Клана легла на лоб девушки. Из ладони стало струится успокаивающее тепло, плавно охватывающее ее тело. - Прости что приходится делать это так, - его улыбка вновь озарила комнату, - Но что-то подсказывает мне, что иначе ты снова долго не уснешь.
  
   Мужчина помог Сорано дойти до кровати и, убедившись что она удобно устроилась, аккуратно заправил ее одеяло. Еще раз на прощание проведя рукой по ее разметавшимся по подушке длинным красным локонам он тихо сказал:
  
   - Завтра у меня будет для тебя важное задание, дитя мое. В одном из измерений обнаружена повышенная активность апостат. Жители жалуются на них. Ты же будешь не против помочь им?
  
   - Нет конечно, Учитель, - сонным голосом проговорила девушка, чувствуя что окончательно проваливается в небытие, - Я сделаю все возможное, чтобы очистить тот мир от этих чудовищ и помочь тебе в борьбе.
  
   - Вот и хорошо, дитя мое. Я и не сомневался.
  
  
   ***
  
  
   Закрыв за собой дверь в покои Стражницы Вентус, Глава Клана вновь накинул на плечи свой алый, как кровь камзол.
  
   Лицо его не выражало ни единой эмоции. Все той же уверенной и совершенно бесшумной походкой он направился в сторону покоев двух начинающих Стражей, которым предстояло сопровождать завтра Стражницу Вентус в ее миссии.
  
  
  
  Глава Двенадцатая
  
  
  
   Один из Миров
  
  
  
  
   Задание с которым ее отправили в один из еще не павших под натиском, явно активизировавшихся последнее время, апостат миров казалось Сорано удивительно легким.
  
   Стая одичавших тварей напала и разорила одно из поселений, по неведомой причине вдруг покинув свои темные леса. Страшно для деревенский людей, вовсе не умеющих держать в руках меч и пустяковое дело для Стража Опакум. С этим мог справится кто угодно. Даже эти двое новобранцев, которых ей дали по ее мнению "в нагрузку".
  
  
  
   Парни раздражали ее. Слишком шумные, слишком амбициозные, рвущиеся в бой при любой возможности. Одним словом совершенно неопытные воины, которые мешали гораздо больше нежели чем помогали. Она поняла это еще утром у портала, но, встретившись взглядом с Главой Опакум, самолично пришедшим проводить их в путь, все же решила не вступать в спор.
  
   В голове у нее теснились невеселые мысли. Она уныло шагала по краю обрыва, отшвыривая ногой случайные камушка, усиленно делая вид, что высматривает что-то внизу.
  
   Глава Фалсус пришел проводить их лично. Лично. Она повторила про себя эту мысль еще несколько раз. Это было настолько необычно, настолько неожиданно, настолько... неправильно.
  
   Да, она всегда любила его. Всегда боготворила, всегда грезила о том что он будет чуть ближе, чем это позволяла реальность. Она многие столетия, да что там... с самого момента их встречи, все две тысячи лет... все это время она страдала от неразделенной любви, силе чувств которой никогда не могла противостоять. Из жизни в жизнь... один только взгляд на Главу Клана и чувство вспыхивало в груди задолго до того как возвращалась память. Оно было сильнее ее.
  
   Но оно было ее. Она страдала, почти плакала и порой упивалась этим. Но внезапное признание вчера у нее в комнате в корне поменяло все. То о чем она мечтала, то что не могла представить себе даже в самом смелом сне... произошло. И принесло ей еще больше страданий. До сих пор, все две тысячи лет, Глава Фалсус ничем не показывал своего отношения, и Сорано считала, что если он ничего не говорит, значит и ничего не чувствует.
  
   Теперь же ей было настолько больно, настолько искренне и нестерпимо больно за возлюбленного, что порой казалось что с глаз начнут капать слезы. Неразделенная любовь это ужасно. Но разделенная, но все же не имевшая право на существование - в сотни раз хуже.
  
   Ничто не имело право отвлекать Главу Клана от исполнения его обязанностей. И никто.
  
   Никаких пристрастий. Никаких личных взаимоотношений. Никаких чувств.
  
   Это было жесткое правило Академии.
  
   Только так они могли сражаться во всю силу. Только так у них хватало сил противостоять Тьме, что нападала на вверенные под их защиту миры. И никак иначе.
  
   Уж лучше бы он ничего не говорил. Куда проще было считать что страдаешь в одиночку.
  
  
  
   Тяжело вздохнув, девушка в изнеможении помассировала тонкими пальцами виски, пытаясь заставить себя отвлечься от терзающих ее мыслей.
  
   Она отошла довольно далеко и неожиданно обнаружила, что стоит на самом краю обрыва, прямо рядом с границей темного леса. Рассеяно оглянувшись и не найдя в ближайшем поле зрения сопровождавших ее Стражей, она выругалась в голос и собиралась было уже пойти обратно, как шорох, доносившийся у нее из-за спины, прямо из густой чащи, заставил ее обернуться.
  
  
  
   Она выхватила меч как раз когда от края обрыва отделилась большая черная тень. Звон стали рассек воздух.
  
   Огромные крылья раскрылись, и непонятное чудовище, с виду напоминавшее летучую мышь переросток, бросилось на Стражницу. Зверь был слишком велик для обычно встречавшихся ей крылатых апостат и судя по тому как он ловко уворачивался от ее меча, достаточно умен для столь звероподобного, обычно не сильно разумного, монстра.
  
   На мгновение Стражнице показалось, что позади нее, в лесу, мелькнула еще одна тень, но ее внимание тут же переключилось обратно на крылатого апостата с горящими глазами, пикирующего на нее.
  
   Уворачиваясь от ударов когтистых лап и укусов крайне острых зубов, Сорано медленно отступала подальше от края обрыва. Неожиданно она споткнулась и упала на траву, больно ударившись головой. Меч со звоном откатился чуть в сторону.
  
   Апостат стремительно наступал.
  
   - "Ну и где же эти чертовы напарники, когда они так нужны?," - в панике подумала девушка, пытаясь сообразить как ей спасти собственную жизнь.
  
   Времени на заклинание, которое может хоть немного навредить этому огромному, больше нее раза в два, существу, не было. До меча было не дотянуться.
  
   Неожиданно для себя, в момент когда когти апостата были уже совсем близко к ее горлу, рука стражницы сама вытянулась вперед, а прямо из ладони вырвался небольшой луч яркого золотого света, отбросивший существо на пару метров назад.
  
   Не мешкая, она перекатилась в сторону меча и, крепко схватив рукоять, позволила силе захватить каждую клеточку своего тела. Лезвие полоснуло по гладкому тугому серо-синему пузу. Взревев от боли и бешенства, апостат с новой силой бросился на нее и внезапно опрокинул Стражницу на землю ударом крыла.
  
   Чувствуя в себе непонятную, доселе неизвестную ей силу, Сорано перекатилась через голову и, вскочив на ноги, вновь взмахнула мечом. Ярко сверкнув в дневных солнечных лучах, острый клинок отрубил апостату пол крыла. На лицо девушки брызнула густая зеленая кровь. Но боль только подстегнула чудовище. Длинные клыки, с которых начала капать пена, оскалились. Апостат зарычал так громко, что девушке невольно захотелось зажать уши руками, чтобы не оглохнуть. В воздухе вновь мелькнули огромные когти.
  
   И снова непонятная сила заполнила все тело Стражницы. Непонятная магия брала над ней верх, кажется даже не собираясь позволять себе сопротивляться. Вместо того чтобы отступить на более безопасное и не столь открытое место, она пригнулась, а потом, резко распрямившись и выпустив в глаза чудовища очередной яркий сгусток энергии прямо из своей ладони, вонзила меч в заросшую редкой шерстью грудь зверя. Резким движением повернув меч вокруг своей оси в ране, Стражница выдернула его и апостат рухнул, захлебываясь в предсмертном вое.
  
  
  
   Не понимая что она делает, девушка вновь направила на него руку и уже почувствовала как тепло вновь сгущается вокруг ее ладони, готовое нанести удар, но осознала что в этом уже не было необходимости. Помедлив лишь мгновение, апостат завалился на спину, ломая крылья, несколько раз судорожно дернулся и затих.
  
   Не успела девушка перевести дух, как из темноты леса донесся протяжный вой. Маленькая темная тень с удивительной быстротой, не обращая никакого внимания на Стражницу, скользнула к поверженному зверю и, раскинув маленькие, карикатурные крылышки, взобралась ему на грудь, уткнувшись мордочкой в шею.
  
  
  
   Детеныш?
  
  
  
   Сорано с трудом верила своим глазам.
  
   Умирающий апостат сделал попытку накрыть детеныша уцелевшим крылом, но у него не хватило на это сил. Он медленно повернул голову, и захлебываясь кровью явно попытался что-то сказать.
  
   В глазах зверя читалась боль и мольба. В этот момент его дыхание оборвалось.
  
  
  
   Все было кончено. Маленький апостат вцепился в плечи убитого зверя и жалобно протяжно взвыл. Это не было похоже на крик или плач ребенка, но все же вызывало нестерпимую боль от ощущения чужого отчаяния.
  
   Стражница стояла опустив меч не в силах шевельнуться, широко раскрытыми глазами смотря на маленького беспомощного и столь испуганного детеныша.
  
   Апостаты не умели любить, не умели чувствовать. Апостаты это павшие создания, потерявшие человечность. Никакие эмоции не могут овладевать ими. Только жажда крови. И все. Это знал каждый Страж с первых дней пребывания в Академии. Именно поэтому их надо было безжалостно истреблять. Никакая дипломатия и попытки решить все мирно не могли подействовать.
  
   Но что тогда было перед ее глазами? Что за существо кричало от боли, потеряв ближнего?
  
  
  
   Неожиданно она резко вскинула меч и направила его на детеныша. Маленький апостат прикрыл голову дрожащими крыльями и шмыгнул в сторону, но не далеко. Даже страх не мог заставить его покинуть мать.
  
   Яркий сгусток энергии в дребезги разбился о клинок.
  
   Стражница недовольно повернулась в сторону опасности и суровым взглядом посмотрела на бегущих наперевес с мечами и заклинаниями Стражников, явно намеревавшихся расправиться с маленьким зверем.
  
   - А ну прекратить немедленно! - крикнула она, отбрасывая юношей назад легким магическим заклинанием, - Не видите что ли, это ребенок!
  
   Маленький апостат дрожал, глядя как сверкают мечи появившихся воинов. Не понимая что она делает, Сорано преградила им путь, загораживая детеныша собой.
  
   - Маленький или большой, но это все равно монстр!, - уверенно выкрикнул один из них, не убирая меч, - Мы должны убивать всех апостат! Они бесчувственные твари!
  
   - Бесчувственные твари не оплакивают свои потери, идиот!, - не сдержалась Стражница, - А это существо кричит от боли.
  
   Стражники непонимающе переглянулись.
  
   - Опустите мечи, кому сказала!, - она показательно выставила вторую руку вперед, давая понять что готова применить магию, - Я старшая в этом отряде и я вам приказываю! Мы уходим. Эта граница чиста. Существа напавшие на деревню появились с другой стороны.
  
  
  
   Убедившись что юные Стражи поняли ее, Сорано убрала меч в ножны, глубоко вздохнула и, не оглядываясь, зашагала прочь обратно в сторону деревни. В спину ей неслись душераздирающие крики малыша, вновь начавшего оплакивать мать.
  
  
  
   Она не могла позволить его убить. Просто не могла. Она клялась что будет применять силу для борьбы с нечеловеческим, но это существо явно не подходило под это определение. О том почему, она решила подумать попозже.
  
   - Вы двое идите по верхней тропинке, а я пойду здесь - со вздохом сказала она, посмотрев на совершенно кислые лица плетущихся за ней Стражей, - Обе тропы сходятся в километре дальше, сразу вон за тем небольшим холмом. И смотрите по сторонам внимательно.
  
   Сорано нестерпимо хотелось остаться одной. Хоть ненадолго.
  
  
  
   Крики маленького апостата за спиной постепенно стихали. Пройдя несколько сотен метров и удостоверившись что юные Стражы пошли куда она велела, Сорано опустилась на землю, чтобы наконец перевести дух. Мертвый апостат, лежавший на покрытой зеленью полянке, прямо на границе с темным лесом, все еще был отчетливо виден. Большое темное пятно. А рядом пятнышко поменьше. Оно мельтешило вокруг апостата, как умалишенное и кричало. Плач был еле слышен, но все равно раздирал ее сердце на части.
  
  
  
   Уголком глаза Сорано уловила какое-то движение в глубине обрыва. Где-то в тени мелькнули два крылатых силуэта. Еще два подобных апостата. Немного покружив в воздухе они стали постепенно подниматься.
  
   Стражница улыбнулась. Вероятно они заметили брошенного детеныша и теперь хотят ему помочь. Это рушило все ее представления о безнравственности и бесчеловечности этих монстров, лишало привычной почвы под ногами, но в данный конкретный момент все равно безгранично радовало. Детеныш не останется один. И может быть потом, в будущем ей еще и придется самолично убить его, но сейчас ее совесть будет числа.
  
   Только звери убивают беззащитных детей. А она точно не хотела быть зверем. И этим двум идиотам, слава Богу, тоже ими стать не дала.
  
  
  
   Детеныш неожиданно примолк. Апостаты приземлились прямо на полянке и, не складывая крыльев, осторожно двинулись к мертвому собрату.
  
   Сорано уже поднялась на ноги и собралась уходить, когда жалобный визг детеныша озарил все вокруг. Апостаты вовсе не собирались помогать ему. Как такое вообще могло прийти в ее голову? Они собирались съесть его!
  
   Как и положено в животном мире. Дикие звери часто так делают. Так устроена природа - выживает сильнейший. И не всегда виной бесчувственность. По сути, если подумать, люди, чью человечность все Стражи так оберегали, тоже часто так поступают, хоть и в более иносказательном смысле.
  
   Не успев толком осознать что делает, Стражница уже бежала в сторону поляны. Испуганные крики малыша и жадное рычание взрослых апостат гнали ее с невероятной скоростью вперед.
  
   Непонятная сила, вместе с гневом, вновь поднималась изнутри девушки. Не успев толком приблизиться к чудовищам, она вновь выпустила рукой поток яркого света, оттолкнувший существ на несколько метров назад. В долю секунды она оказалось рядом с детенышем, закрывая его собой.
  
  
  
   Апостаты немного отступили. Они старались окружить Стражницу, размахивая при этом когтистыми лапами и клацали в воздухе зубами. Один из них вновь потянулся за малышом, но тут же получил острым клинком по запястью.
  
   Ситуация накалялась. Сорано никак не могла придумать как защитить и себя, и детеныша одновременно. Апостаты были слишком большими. Отмахиваясь от постоянных нападок их когтей, она уже сотню раз успела проклясть себя за безрассудность, но отступать все равно было некуда. Ах, если бы она только умела предвидеть последствия! Если бы знала что окажется в таком малоприятном положении... бросилась бы она спасать ребенка монстра?
  
   - Бросилась бы, - неожиданно для себя сказала она вслух, отвечая на собственные мысли, - Еще как бросилась бы!
  
   Гнев внутри Стражницы закипел с новой силой. С удивительной выносливостью она размахивала мечом, отгоняя в сторону апостат. Однако долго такое продолжаться не могло.
  
  
  
   Один из крылатых монстров сделал резкий выпад вперед и Стражница повалилась с ног, придавливая своим телом детеныша к земле. Поняв что ничего не может сделать, она инстинктивно прикрыла лицо рукой и, зажмурившись, приготовилась ощутить удар мощных перепончатых крыльев.
  
   Но ничего не произошло. Открыв глаза, девушка обнаружила себя в самом центре золотого сияния, ослеплявшего своей яркостью. Нападавшие на нее монстры превратились в горстки серой пыли, испачкавшей ее сапоги. Постепенно сияние угасло и через пару десятков секунд от него не осталось и следа.
  
   Убедившись что опасность миновала, Сорано, окончательно запутавшись в происходящем вокруг, все же убрала свой меч в ножны и, тяжело дыша, уселась на небольшой камень. Что она только что сделала? С какой стати рисковала жизнью из-за пустяка. Хорошо, не из-за пустяка, но из-за вражеского дитя. И кто помог ей?
  
  
  
   Маленький апостат стоял в луже крови собственной матери. Крылья его опустились, он весь как-то сгорбился, маленькие уши с кисточками обвисли, плечи подрагивали в безутешных рыданиях. Грустными, полными боли глазами, он смотрел на Стражницу. Наконец он нерешительно шагнул к ней. С удивлением Сорано поняла что его мордочка была мокрой от слез. Еще мгновение маленький апостат смотрел на нее, а потом с жалобным криком бросился вперед и, вцепившись в порядком потрепанную одежду Стражницы, тонкими лапками-крыльями обхватил ее ногу.
  
   Она не впервые видела существо в таком горе, но определенно в первый раз за всю жизнь это был ее якобы бесчувственный враг. До конца не понимая что делает, Сорано нежно погладила шерстку на голове этого создания, пытаясь хоть немного унять ту боль, что толкнула его за утешением к человеку, убившему его мать.
  
   - Я не понимаю, - одними губами прошептала девушка, чувствуя как собственные слезы потекли у нее по щекам, - Это все так неправильно.
  
  
  
   Стражница просидела в таком оцепенении несколько десятков минут, все так же машинально поглаживая маленького детеныша по голове.
  
   Неожиданно резкая боль, бравшая начало где-то в районе затылка, разлилась по всему ее телу, практически парализуя девушку. Боль острыми магическими коготками царапала ее прямо под кожей, впивалась зубками в мышцы и заставляла невольно сдавленно кричать.
  
   - О, прекрасная Стражница Вентус... Какая неожиданная удача.
  
   Знакомый и столь ненавистный ей голос Павшего Лацеро пронзил пространство. С трудом подняв глаза и машинально отодвигая детеныша апостата себе за спину, Стражница встретилась с пристальным издевающимся огненным взором его горящих глаз.
  
   - Как самочувствие?, - криво улыбнулся демон, явно наслаждаясь как девушка подрагивает от неунимавшейся боли , - Ничего не беспокоит?
  
   - Да что б ты сдох, сволочь! - с трудом она обнажила меч, стараясь как можно крепче держать его за рукоять.
  
   - Ой, я сражен наповал, - Лацеро прижал руку к самому сердцу, - Все такая же смелая, отважная и, - он вдохнул полной грудью, изображая полнейшую очарованность ее персоной, - Такая же тупая, Стражница Света!, - молниеносным движением он ударил девушку по лицу, так что та отлетела в сторону на пару метров, - Что такое, девочка? Не успела взбодриться с утра, что спишь на ходу?, - быстрым шагом он приблизился к корчащейся от боли Сорано, со всей силы пнув ее ногой в живот, - Где же твое хваленое "я убью тебя, демоническое отродье"?, - схватив ее крепко за волосы, Лацеро оторвал девушку от земли, - Силенок не достаточно, деточка?
  
   Боль все нарастала и нарастала, казалось собираясь разорвать ее тело в мелкие клочья. Она лишала возможности думать, застилала глаза непроглядной пеленой и сковывала все движения. Осознав что не в силах больше ничего поделать, Сорано закрыла глаза, готовясь принять неизбежную смерть.
  
  
  
   - Лацеро!, - звонкий голос донесся откуда-то из глубины леса, - Эта девушка нужна нам... живой. Немедленно отпусти ее!
  
   Медленно из зарослей вышел высокий черноволосый юноша. За ним следовала вторая непропорционально вытянутая фигура, которая однако предпочла полностью не показываться на свет.
  
   - Я кому сказал, немедленно отпусти ее!, - властно повторил незнакомец голосом, который не допускал непослушания.
  
   - С какой такой стати?, - Лацеро скептично посмотрел на появившегося незнакомца, - Ты кто вообще такой?
  
   Казалось юноша слегка опешил. Видимо он ожидал чего угодно, но точно не такого вопроса. Он сделал еще один шаг вперед полностью выходя на свет и выжидательно замер, внимательно смотря на демона.
  
   Хоть ей и было видно все сквозь пелену нестерпимой боли, Сорано все же готова была поклясться, что тот ждал, что его узнают. Был уверен в этом.
  
   - Так я повторяю свой вопрос. Ты кто такой что смеешь указывать мне, великому Лацеро!? - демон показательно выставил в сторону юноши свою покрытую татуировками руку, явно намекая что готов применить силу.
  
   - Кто ты?, - неожиданно спокойным голосом вдруг спросил тот, слегка наклонив голову. Угроза демона явно не возымела никакого эффекта.
  
   - Я?, - демон громко рассмеялся, - Я великий и всемогущий демон Темного Мира, верный слуга Хозяина Ларвы!
  
   - Правда?, - все тем же спокойным голосом поинтересовался незнакомец, - Хорошо уверен? А тот тот Лацеро, который служит мне и которым ты тут как бы притворяешься, вряд ли позволил бы себе так со мной говорить, - золотые глаза черноволосого юноши сверкнули, - Что-то подсказывает мне что ты жалкий самозванец. Отпусти девушку, пока я не сделал тебе очень больно, - в его голосе не было никакой угрозы, только сухая констатация факта.
  
   Очередной приступ острой боли жестким ударом обрушился на Сорано. Тело девушки, все еще удерживаемое демоном в воздухе, непроизвольно конвульсивно вздрогнуло, покрываясь испариной.
  
   Черноволосый юноша вздохнул. Легким взмахом руки он откинул Лацеро на пару десятков метров в сторону, плотно пригвоздив его тело магией к земле, так что тот не мог даже шевелиться. В тот же миг сильные руки аккуратно подхватили тело девушки, не дав ей упасть.
  
   Раскрывшиеся от ужаса глаза Сорано смотрели прямо ему в глаза. Превознемогая сильнейшую боль, продолжавшую раздирать все ее тело, девушка с упорством тянулась к своему мечу.
  
   - Не трогай меня, не прикасайся ко мне! - с ужасом шептала она, глядя в золотые глаза, пристально изучавшие ее лицо, - Ты! Исчадье..., - очередной приступ острой боли сдавил ее грудную клетку, лишая девушку возможности дышать.
  
   Устало вздохнув, юноша приложил ладонь к ее лбу и боль полностью отступила. Тут же отпустив девушку он отошел на пару шагов назад.
  
   - До того как ты начнешь грозить мне неминуемой смертью от твоего меча и обзывать всеми известными проклятьями, - он скептично посмотрел на тут же вскочившую на ноги Стражницу, - Хочу заметить что Ядовитая Печать все еще находится где-то на твоем теле. Я просто заблокировал ее магию, - он с легкостью увернулся от тут же последовавшего в ее сторону выпада, - И честно слово, мне не хотелось бы снова выпускать эту боль, чтобы ты остановилась хоть на секунду и мы могли поговорить.
  
   - У меня не может быть никаких разговоров с тобой, Ларва! - не жалея сил девушка нападала вновь и вновь. Грустно смотря на нее юноша продолжал уворачиваться, - Я убью тебя!
  
   - Слушай, а с чего ты вообще взяла что я Ларва?, - он нахмурился и с легкостью перехватил ее клинок прямо в воздухе, сжав мертвой хваткой лезвие. Раздраженно посмотрев ее в глаза, он с легкостью дернул рукой и меч Стражницы отлетел в сторону, - Что бы ты наконец успокоилась, хочу заметить что твое оружие не может причинить мне вреда, - он показательно протянул ей ладонь, на которой не осталось ни одного следа от клинка, - Так что давай уже прекращай этот цирк и выслушай меня наконец.
  
   Из тени леса послышался явно с трудом сдерживаемый смех, со стороны больше похожий на веселое похрюкивание. Юноша недовольно обернулся и сурово посмотрел на смеющегося.
  
   - Прости, хозяин, не сдержался, - тот виновато развел руками, явно оправдываясь.
  
   - Так с чего ты взяла что я Ларва?, - черноволосый незнакомец вновь повернулся к Сорано, закончившей к тому времени читать заклинание. Сильный вихрь ветра полетел прямо в его направлении, но растаял в воздухе, даже и близко не достигнув цели. Юноша вздохнул, - Упорная. Впрочем, это даже похвально. Но все равно не работает. Так ты ответишь на вопрос?
  
   Сорано растеряно посмотрела в сторону Лацеро, все так же распростертого на земле и вновь вернулась взглядом к черноволосому незнакомцу.
  
   - А, ну понятно, - незнакомец взмахнул руками, - Этот идиот сказал что служил Ларве, я сказал что он не тот за кого себя выдает, потому что если бы был им, то признал бы во мне того кому подчиняется и ты сделала вывод что я Ларва. Ох уж эти предрассудки!
  
   Не обращая внимания на еще больше оторопевшую девушку, он подошел к демону и легким движением сорвал с рубашки на его груди что-то маленькое и малозаметное. В ту же секунду иллюзия рассеялась и вместо Лацеро на земле оказался один из Стражей, посланных вместе с Сорано на задание.
  
   - А теперь давай мыслить логически. Если самозванец с чего-то решил что тот кого он изображает прислуживает Ларве, а я сказал что он прислуживает на самом то деле мне, точно ли во всех вариантах я получаюсь им самым Великим?, - незнакомец устрашающе закатил глаза и тут же грозно сверкнул взглядом в сторону фигуры, снова начавшей похихикивать в тени леса, - Честно говоря, совершенно не значит. Ты уж прости меня что я сам на свои вопросы отвечаю, но что-то ты выглядишь настолько шокированной, что я боюсь твоего придется ждать очень долго. Так что насчет Ядовитой Печати? Дашь ее поискать и снять, или предпочтешь бережно носить сей редкий подарок?
  
   - Сначала скажи кто ты такой, - уже не сильно уверенная в своей решительности, девушка по привычке выставила перед собой снова подобранный меч, тут же вспомнив что он все равно не является препятствием и оттого почувствовав себя вдвойне глупо.
  
   - Вот это, кстати, уже куда более плавильный ход диалога, - юноша улыбнулся, - Меня зовут Вейн, а там в тени прячется мой хороший друг Артис. Ты с ним, кстати, уже знакома. Вы виделись во сне.
  
   - Артис?, - тихо повторила Сорано, - Сонник?
  
   - Ну, если тебе удобно считать что он именно ... вот это вот что ты только что назвала, то пусть будет так, но вообще Артис древнее и очень мудрое существо. Возможно когда-нибудь он даже признается тебе кто он есть. Это уж ему решать.
  
   - Вы не собираетесь убивать меня?, - все так же шепотом произнесла девушка
  
   - Вы исключительно проницательны, о прекрасная девушка. И раз уж Вы все равно это поняли, то может позволите все же наконец избавить Вас от столь спорного украшения?
  
  
  
   Тяжело дыша девушка убрала меч в ножны и рухнула на колени, закрывая лицо руками. Еще с утра все казалось ей таким непонятным и неожиданно сложным. Но сейчас... сейчас все запуталось так, что те проблемы показались ей детскими шалостями.
  
   Страж Опакум, притворившийся демоном и желавший ее убить, странный сонник Артис, который проник в ее сон, когда она была в защищенных стенах Академии, непонятный юноша, назвавшийся каким-то Вейном, на самом деле командующий Демоном Лацеро, которым как всегда считалось в Академии, управляет сам Ларва, а значит служитель Темных Сил, но при этом спасший ей жизнь, а еще и этот детеныш апостат, все так же слабо поскуливающий и смотрящий на нее из-за камня полными боли глазами.
  
   - Ей, откуда начиналась боль? - чья-то рука тронула ее за плечо, пытаясь вернуть в реальность.
  
   - С затылка, - сквозь накатывающие слезы, все так же не отнимая ладоней от лица, выдавила из себя Сорано, - Снизу... от затылка.
  
   Чьи-то холодные пальцы скользнули ей под волосы и стали прощупывать указанное девушкой место.
  
   Наконец, явно найдя искомый предмет, Вейн с удовлетворением хмыкнул и извлек его на свободу.
  
   - А вот и та штука что чуть на самом деле не убила тебя, Стражница Вентус. Тот то поддельный демон никакой особой силой не обладал, в общем-то, - на открытой ладони он протянул ей маленькую заколку, размером с бусинку, - Кто-то прикрепил ее тебе совсем недавно. Эй!, - он помахал рукой перед ее невидящими глазами, - Кто прикасался к твоей голове сегодня или вчера?
  
  
   Веки девушки испуганно дрогнули. Ответ на этот простой вопрос пронзил ее насквозь, вновь лишив возможности дышать...
  
  
  
  Глава Тринадцатая
  
  
  
   Один из Миров
  
  
   Сорано открыла глаза. Казалось солнце только-только поднялось над горизонтом. Она села и тут же поморщилась от боли. Она чувствовала себя так, будто ее основательно избили - болело везде. Ей казалось что каждая клеточка ее тела готова разорваться на части.
  
   Стражница глубоко вздохнула и огляделась: поляна, обрыв, густой темный лес совсем рядом, залитая кровью трава под ногами.
  
   Пытаясь прийти в себя окончательно, девушка приложила руку ко лбу и закрыла глаза - яркий свет казалось ослеплял ее. Мысли никак не хотели приходить в порядок, а ужасающий шум в ушах сводил с ума.
  
   Наконец, собравшись с силами, она поднялась на ноги и осмотрелась еще раз.
  
   Да, она вспомнила это место. Сюда она отправилась по указанию Главы Опакум, чтобы оказать помощь мирным жителям и защитить их от разбушевавшихся апостат. Потом что-то случилось. Должно быть на нее напали. Она никак не могла точно вспомнить.
  
   Вновь закрыв глаза, не в силах больше смотреть на казавшийся нестерпимо ярким свет, слегка дрожащими пальцами Сорано коснулась висков. В этот момент что-то маленькое, что она все это время оказывается сжимала в кулаке, упало на землю. Превознемогая волну резко накатившего головокружения, девушка наклонилась и подняла заколку.
  
   Заколка.
  
   Задание Главы Клана.
  
   Тело ее резко выгнулось от боли пронзившей голову в районе висков.
  
   - Учитель, - тихо прошептала она, широко раскрытыми глазами смотря на лежавшую на ладони Ядовитую Печать.
  
   Последние воспоминания лавиной обрушились на нее. Разум стал метаться от одного невероятного предположения к другому.
  
   Зачем Глава Клана одел на нее эту заколку? Зачем он, защищавший ее столько веков, наконец признавшийся в своих чувствах, пытался ее убить? За что?
  
  
  
   Сорано чувствовала себя потерянной. Перед ее мысленным взором, несмотря на ужасную боль, раздиравшую все тело изнутри, возникло лицо Главы Фалсуса. Она сражалась со всем миром, выполняла все задания, только бы ... только бы это лицо не омрачалось от грустных размышлений. Она сразилась бы снова и снова, лишь бы увидеть его теплую улыбку. Ту теплую улыбку что он подарил ей совсем недавно, когда просил заботится о себе. Она представила себе его золотые глаза, длинные белокурые волосы.
  
   А он... хотел убить ее.
  
   Лучше бы убил.
  
   Судорожно хватая ртом воздух, она повалилась на землю, не в силах стерпеть очередной приступ боли. Сердце в груди разрывалось на части.
  
  
   ***
  
  
   - И мы никак не можем ей помочь?, - тихо спросил Артис, все так же продолжая поглаживать по голове детеныша апостата, которого он держал на руках. Тот нежно обнимал его маленькими мохнатыми лапками за плечи, наконец уснув.
  
   Вейн покачал головой, продолжая не спускать взгляда со Стражницы, в очередном приступе дикой боли, скорчившейся на кровавой траве. Он мог снять любое заклятье, заблокировать магию любого амулета, даже наложенную сильнейшим чародеем, но... власть Создателя была выше его. Единственная власть. Нерушимая.
  
   - И сколько это будет длиться?, - все так же тихо поинтересовался Артис.
  
   - Вечно.
  
   Ответ, который он итак знал, заставил дракона глубоко вздохнуть. Ему казалось жутко несправедливым обязывать девушку расплачиваться за чужую ошибку, за не ее проступок, но такова была сила Предназначения, которое все равно нельзя было разорвать.
  
   Он еще крепче прижал к себе мирно посапывающего детеныша апостата, задумчиво зарывшись лицом в его запутавшихся волосах. Помолчав пару минут он наконец сказал:
  
   - Иногда я жалею что в мире все устроено не так очевидно, как они, - это "они" он подчеркнул с особой грустью, - пытаются теперь показать. И может быть даже чуть-чуть завидую тому простому миру в котором им приходится жить.
  
   Вейн печально посмотрел на стоящего рядом с ним слегка ссутулившегося дракона в человеческом обличии и согласно улыбнулся.
  
   - В этом и состоит вся двойственность, друг мой. В мире нет ничего, что не имело бы оборотной стороны. Особенно в магии. И уж тем более в магии Создателя. Ведь как может быть однозначным веление чьего-либо сердца? Вот к примеру ты... можешь ли ты принять какое-нибудь настолько однозначное решение, что не останется и тени сомнения в его правильности? Можешь ли бы быть уверен что досконально знаешь все факторы влияющие на то о правильности или разумности чего ты судишь?, - юноша одобрительно кивнул, увидев как Артис отрицательно качает головой, - Большинство людей видят лишь одну сторону любого вопроса. Особенно магии. Гораздо легче разделить все на белое и черное, правильное и ошибочное, друга и врага. Но это очень далеко от полноты восприятия всего происходящего.
  
   Продолжая внимательно следить за девушкой, продолжавшей сходить с ума от дикой боли, Вейн присел на большой камень на краю с лесом.
  
   - Вот к примеру то же Предназначение, - он усмехнулся, в очередной раз поймав себя на мыли, что ему очень нравится это простое человеческое общение с другом-драконом, - Сейчас мы видим его оборотную сторону. Мы видим последствие того как один человек нарушил установленные законы. Видим и ничем не можем помочь тому, кто в этом не виноват. Она страдает потому что ее предали. Он, тот кто ее предал, негодяй? - он вопросительно посмотрел на Артиса.
  
   - Безусловно, - без долгих раздумий пылко согласился тот.
  
   - Разве?, - Вейн откинулся на камне, подставляя лицо лучам утреннего солнца, - Он хотел убить ее. Это безусловно не самый благородный поступок, - он выдержал небольшую паузу, - Он дал другим людям достаточную силу, чтобы они могли это сделать. Он создал убедительную иллюзию, что она погибает от руки врага. Сорано Стражница - для нее это привычный исход жизни. Он был бы обиден, но не убийственно болезненен. Он, без сомнения, знал что она буквально через пару дней переродится вновь и конечно же он собирался снова найти ее, как и раньше, вернув в Академию.
  
   - Она хороший воин. А он отличный стратег. Потерять ее было бы глупо, - согласился с его мыслями дракон, - Но то что он подставляет других, прикрывая свои деяния, это неправильно. Все это никак не оправдывает его.
  
   - Великий мудрый Дракон, - Вейн укоризненно покачал головой, - Ты поддаешься чувствам. Это плохо. Хотя, я рад что твое сердце на это способно. Итого это и хорошо и плохо одновременно. Даже в этом двойственность.
  
   Артис возмущенно фыркнул.
  
   - Итак, он своими руками обрек ее на смерть, при этом стараясь получить выгоду для себя. Это то что мы видим на первый взгляд. А теперь посмотри на нее внимательно, - юноша выжидательно замолчал, наблюдая за эмоциями отражающимися на лице дракона, наблюдавшего за мучениями девушки, - Она могла умереть и переродиться, вырасти вновь в прекрасного воина, прожить очередную жизнь рядом с человеком, которого вновь полюбит с самого первого взгляда и жить счастливо... Относительно счастливо, - поправился после неких раздумий Вейн, - Но в любом случае она была бы довольна. По своему. Но вместо этого она корчится от боли в малоизвестном ей мире в компании тех, кого в общем-то привыкла всю жизнь считать заклятыми врагами. И будет теперь страдать вечно. Даже когда умрет и родится вновь. Теперь эта боль будет отступать от нее лишь на первые шестнадцать лет ее жизни, пока память вновь не будет возвращаться. И кто виноват?
  
   Почуяв в вопросе подвох, Артис предпочел на этот раз не давать поспешного ответа. Поняв это, черноволосый юноша довольно улыбнулся.
  
   - Это хорошо что твои эмоции уже начали усмиряться голосом разума, друг мой. Так кто же виноват в ее боли? Тот кто сделал все так, чтобы она вновь вернулась к нему, не узнав на что ему пришлось пойти ради определенной цели, пусть даже и неведомой ей самой? На него ведь тоже действует магия. Ты же не забыл об этом? Предназначение не может быть разорвано. Ни одной из сторон. Никакой силой. Даже той что создала его. Этот союз заключен в Сущем. Кто лишил ее права быть по воему счастливой, заставив увидеть то, что должно было бы скрыто от ее глаз?
  
   - Ее обманывали. Так честнее, - Артис вздохнул, отводя глаза от все так же страдающей Сорано.
  
   - Обманывали?, - Вейн встал с камня и подошел к девушке чуть поближе, - Ты сделал этот вывод, зная что никогда не смог бы причинить боль, а тем более убить... того кто тебе дорог? А если смерть любимого, которая просто влечет новый цикл его жизни, наименьшее из всех зол, что ждет его впереди? Что тогда?, - юноша аккуратно провел ладонью по влажному от пота и слез лицу Стражницы, - Как можешь ты быть уверен что он преследовал только свои цели? Откуда тебе знать, что не существует чего-то более опасного, чем тебе может сейчас представиться? Ты сейчас сыграл по их правилам, Артис. Ты нашел самый простой и понятный ответ на возмутивший тебя своей жестокостью вопрос. Правда состоит в том что по определенным и неизвестным никому причинам человек которого она любит больше жизни, человек который и есть ее жизнь, по ее мнению, основанному на очевидном поступке, предал ее. Но истина, друг мой Артис, состоит в том что причиной ее боли, сейчас разрывающей любящее сердце на части, являемся мы. И мы не добрые герои, спасшие принцессу от злобного монстра, мы эгоисты, которым просто надо ее использовать. Не будь она нужна нам, все было бы иначе, ее судьба мало волновала бы тебя, и сейчас она, возможно, пребывала бы в счастливом состоянии блаженства где-нибудь на шелковых простынях своей спальни. А может быть случилось бы так, что ему и не потребовалось бы выводить ее из игры вовсе. Это мы, наше вмешательство, раздирает ее изнутри. И ведь на самом деле совершенно не важно какие благородные или не благородные цели мы преследуем. В отличии от него у нас на все сто процентов нет к ней никаких иных чувств. Нам просто нужна ее сила. И все.
  
   Вейн аккуратно взял тело девушки, наконец потерявшей сознание от боли, на руки и повернулся к дракону. Золотые глаза были полны безграничной тоски:
  
   - Нам нужно в путь. Время не на нашей стороне. Сила уже начала звать Его.
  
   Артис понимающе кивнул, аккуратно опуская на землю все еще спящего апостата и собираясь отправляться за хозяином в путь.
  
   - Нет. Его нужно взять с собой, - неожиданно приказал черноволосый юноша.
  
   Дракон непонимающе посмотрел сначала на Вейна, потом на все так же безмятежно спящего апостата.
  
   - Просто поверь мне. И все, - мягко сказал тот, явно давая понять что это пока объяснять не желает, - Мы отправляемся в город Элатус. Прямо сейчас.
  
   - Но, этот город..., - начал было Артис, но запнулся, встретившись с неожиданно серьезным взглядом, - Как скажешь, Хозяин.
  
  
   Академия "Опакум"
  
  
   Глава Фалсус поднялся по широкой каменной лестнице и свернул за угол. Увидев его стражники охраняющие дверь в длинный коридор, запечатанный для всех, кроме Фалсуса, опустились на колени. Глава Клана на мгновение остановится и молча коснулся ладонью наклоненной головы каждого. Стражи медленно подняли глаза, и лица их расплылись в широкой счастливой улыбке.
  
   Фалсус еле заметно улыбнулся в ответ и, не проронив ни единого слова, проследовал дальше. Вскоре он наконец прошел через широкую арку, мимо небольшой колонады, спустился вниз по винтовой лестнице и оказался в абсолютно пустой зале, освещенной светом парой уже готовых погаснуть факелов.
  
   Неторопясь он достал из широкого кармана предмет, похожий на статуэтку изображающую льва в прыжке, и, поглаживая ее по голове, произнес несколько слов на древнем языке. Пространство перед ним дрогнуло - в глухой стене медленно проявилась тяжелая железная дверь.
  
   Войдя внутрь он почти сразу почувствовал щит. Магия, наложенная им самим много столетий назад, не позволявшая ни единому звуку проскользнуть сквозь свою завесу. Одно из самых сложных заклинаний. Особенно на такой срок. И тем более учитывая то количество людей, что были внутри.
  
   Но совсем недавно из этого крыла доносился шум. С утра обеспокоенная стража донесла о непонятных голосах, доносившихся откуда-то из подземелья. Он прикрыл глаза, концентрируясь на магии щита, пытаясь найти прореху. Крошечное отверстие. Всего лишь маленькая дырочка в огромной паутине из заклинания. Очевидно кто-то старался над этим долгие годы. На несколько секунд ему даже стало любопытно кто бы это мог быть.
  
   Восстановив шит, Глава Опакум медленно прошел вперед. Он пошел по узкому коридору, освещенному парой старых дотлевающих факелов. Потолок местами становился настолько низким, что ему приходилось нагибаться. Пол устилала солома, а все помещение отвратительно пахло гнилью. Наконец он остановился в конце коридора перед железной дверью с решеткой. Шепнув заклинание, он с легкостью преодолел и это препятствие.
  
   Войдя внутрь он оказался в новом коридоре, но на этот раз по обе стороны за железными решетками сидели люди. Завидев Главу Клана часть из них стала испуганно жаться по углам своих камер.
  
   Фалсус усмехнулся. Стоя в начале почти бесконечного на первый взгляд коридора, он размышлял стоит ли сообщать своим пленникам что щит восстановлен или же позволить тем, кто посмел с ним тягаться, ощутить на себе всю его силу, в случае очередной попытки неповиновения. Он не знал.
  
   Не смотря по сторонам он прошел вперед и остановился у одной из камер. В дальнем углу на полу сидел юноша. Его длинные белые волосы, перепачканные грязью, прилипли к впавшим от изнеможения щекам, а слабый взгляд почти слепых глаз исподлобья наблюдал за Фалсусом. Коротко усмехнувшись, пленник с тяжелым вздохом поднялся и с трудом передвигая ноги, подошел к самой решетке. Пересохшие потрескавшиеся губы искривились в улыбке.
  
   - Щит восстановлен, - спокойно сказал Глава Клана, - Это была глупая затея.
  
   Его рука молниеносным движением скользнула прямо к шее стоящего перед ним юноши. Цепко впившись в его горло пальцами, Фалсус внимательно посмотрел в уже почти померкнувший взгляд и, сжав плотней второй рукой статуэтку льва, что-то шепнул.
  
   Пленник дернулся. Прохрипев что-то нечленораздельное он медленно опустился на колени, полностью теряя контроль над своим изнеможденным телом. В последний раз сверкнув легким золотистым светом, зрачки юноши растворились в белизне пустых глазниц.
  
   Брезгливо оттолкнув от себя тело, в котором все же еще теплилась жизнь, Глава Клана уверенной походкой направился обратно к выходу. Он проходил камеру за камерой, даже не обращая на узников своего величественного взгляда, не желая видеть во что превратились некогда прекрасные юноши.
  
   Ему оставалось найти еще одного. Последнего...
  
  
  
  Глава Четырнадцатая
  
  
  
   В паре десятков километров от Города Элатус
  
  
   Вейн придержал лошадь и почувствовал, как напряглись ее мускулы. Он редко ездил верхом. В этом просто никогда не было надобности. В любой момент он пог переместиться в пространстве на любое расстояние, не затрачивая при этом почти никаких магических усилий. Но все же иногда обстоятельства складывались иначе...
  
   Юноша предпочитал ездить без седла. Когда ему вдруг приходилось садиться на лошадь, а за всю его долгую жизнь такое случалось буквально десяток раз, он хотел чтобы та чувствовала себя как можно свободнее. Он находил это справедливым. Лошади ценили такое уважение и награждали всадника исключительным послушанием, таким что ему ни разу не приходилось применять для их управления магию.
  
   Потянуло слабым дымком. Лошадь, осторожно ступая по узкой и неровной тропе, подняла морду и принюхалась. Смеркалось и на тропу ложились глубокие тени, явно немного пугавшие ее. Еще до того, как между деревьями показался небольшой сельский домик, Вейн спешился и ласково почесал лошадь под мордой. Убедившись что спутница, которую он все это время бережно вез на руках, крепко держится на коне, хоть и по прежнему оставаясь без сознания, он поднял голову верх и тихо свистнул. Через несколько минут, аккуратно взмаихивая огромными крыльями в небе над ним завис Артис.
  
   - Мы приехали, друг мой, - тихим голосом сказал юноша, медленно кивая головой в сторону видневшегося между деревьями домика.
  
   Домик был сложен из почерневших от времени бревен. Крытую папоротником крышу устилали сухие сосновые иглы. Перед входом в дом, словно небольшой садик, росли немного пожухшие цветы.
  
   Вейн вздохнул и, не спуская взгляда с дракона, вытянул руку в сторону Стражницы. В тот же миг тело ее покрылось боевыми ранами из которых заструилась кровь. Почуяв неладное лошадь обеспокоенно встрепенулась, настороженно начав шевелить ушами и тихо ржать. Юноша успокаивающе похлопал ее по шее.
  
   Он грустно улыбнулся дракону. Пора было заняться делом. Привычным для него делом: использовать людей.
  
   Вейн нащупал в потайном кармане черный, гладкий крест и крепко сжал его пальцами. Острые камни, украшавшие его поверхность, ощутимо врезались в кожу.
  
  
   Время поджимало. Сегодня ночью, когда они только пересекли границу, он почувствовал отголоски силы, пробуждающейся ото сна во Внешнем Мире. Он услышал ее зов. Слишком ощутимый. Слишком громкий. Еще пару дней назад он рассчитывал на гораздо меньшее. Он надеялся.
  
   - Ты хорошо понял что надо делать, Артис?, - оторвавшись от тревоживших его размышлений, он обратился к дракону, - Ты должен следить чтобы она осталась жива, но вмешиваться можешь только тогда, когда иного выхода не будет. Только на грани смертельной опасности. Действительно смертельной, Артис.
  
   Дракон кивнул, выпустив в воздух небольшое облако дыма.
  
   - Это ради ее блага. Единственное что может ей помочь, - на секунду Вейну показалось что он сам верит в эти слова. Всего на секунду ему удалось обмануть себя.
  
   Это было ради их блага. Ради их спасения. И то что еще много столетий назад он знал что этот миг наступит, а потому подготовил решение заранее, лишь лишний раз говорило о его безжалостности. Сорано была нужна ему. Живой и невредимой. Во всяком случае сейчас.
  
   Артис взмахнул крыльями и медленно, будто нехотя, скрылся за верхушками деревьев. Должно быть он немного обижен, подумал Вейн. Никогда еще ему не приходилось использовать дракона в качестве телохранителя, тем более "незримого", но выбора у него не было. Надо было срочно возвращаться в Дворец Обитус, пока не стало слишком поздно.
  
   Привязав Сорано магической сетью к лошади, что бы она не упала, Вейн наложил на животное заклятие паники и та, громко заржав, в ужасе бросилась вперед по тропинке прямо в сторону дома, с грохотом круша на своем пути густые кусты и ломая копытами сухие ветки.
  
   Убедившись что навстречу шуму из дома немедля выскочил высокий юноша, чьи волосы были затянуты в высокий тугой хвост, Вейн достал из кармана пару маленьких, похожих на мышиные, костей, и, прошептав что-то на непонятном языке, метким броском закинул их на крышу.
  
  
   ***
  
  
   Глава Фалсус обнимал ее. Его руки нежно скользили по лицу девушки, аккуратно стирая слезы. Губами он мягко касался ее лба, ласково покрывал поцелуями дрожащие веки. Сорано таяла в его объятьях, крепко обнимала возлюбленного и все никак не могла перестать плакать от счастья...
  
   И вдруг все исчезло. Она проснулась.
  
   Кто-то обтирал ей лицо прохладной влажной губкой. Капли холодной воды стекали на подушку, струились по шее. Видимо это продолжалось уже достаточно давно - волосы промокли почти целиком.
  
   Боли не было. Во всяком случае той боли, которая в прошлый раз сводила ее с ума, лишала возможности дышать и раздирала своими острыми когтями изнутри. Этой боли не было. Сорано подумала что возможно все дело в том что она еще не открывала глаза. Или может причиной тому ее почти мертвенная неподвижность - казалось что даже грудь девушки не шевелится от дыхания. А может быть ее вылечили? Может быть тогда на поляне этот странный черноволосый юноша все же оказался вовсе не ее другом, может он все подстроил и напал на нее, а теперь она спасена? Может Учитель вовсе не предавал ее и все это было просто кошмарным наваждением злобного прислужника ее врага?
  
   От этой мысли она глубоко вздохнула, слегка повернув голову в сторону. Кто-то явно радостно присвистнул и тут же теплая, явно мужская, судя по размерам, ладонь легла ей на лоб.
  
   От этого прикосновения Сорано стало удивительно спокойно. Пустота, заполнявшая ее изнутри, стала постепенно отступать, уступая место полному умиротворению. Даже не осознав что она делает, девушка накрыла ладонь своей рукой, не давая столь приятному прикосновению прекратиться. Не отрываясь от нее, рука незнакомца медленно переместилась на ее щеку.
  
   Хоть Стражница все еще и не открывала глаз, она готова была поклясться, что тот кто сидел рядом пристально смотрел на нее и улыбался. Никогда еще она не была в чем-то уверена как в этом.
  
   Она была в безопасности. Ей ничего не угрожало. Боль не должна была появиться вновь. Чем дольше она ощущала на себе прикосновение этого юноши, тем больше она была в этом уверена. Но все же открывать глаза было по прежнему страшно.
  
   Он просидел так рядом с ней наверное еще минут двадцать. Одной рукой нежно поглаживая ее по щеке, а второй все так же обтирая ее лицо и шею влажной губкой.
  
   Наконец ее веки дрогнули и девушка медленно, все же немного опасаясь волны боли, открыла глаза.
  
   - Не может быть, - только и смогла прошептать она, разглядев сидящего перед ней мужчину.
  
   Длинные белые волосы, свободно разбросанные по широким плечам, острые мужественные черты лица и такой неожиданно теплый взгляд светло золотых глаз. Единственное что отличалось от привычного и знакомого образа Главы Клана было... облачение мужчины. Вместо привычного красного камзола, его плечи покрывала легкая зеленоватая рубашка с аккуратной золотистой тесьмой, а на шее висели два маленьких красных камушка, больше похожие на свежие ягоды, прикрепленные к самой обычной тонкой шейной веревочке.
  
   - Учитель?, - не веря своим глазам, Сорано смотрела на сидящего рядом с ней мужчину широко раскрытыми от удивления глазами.
  
   Наконец он убрал руку с ее щеки и, отложив на прикроватный столик губку, растерянно и немного удивленно улыбнулся. Небрежно откинув слегка растрепанные волосы за спину, он наконец заговорил:
  
   - Мне жаль, но боюсь что Вы с кем-то меня путаете, девушка из Нового Мира, - голос его был тихим и спокойным. Казалось он звучал не только в комнате, но и где-то совсем внутри девушки, - Меня зовут Алифер. И мы с Вами даже не знакомы. А уж Учениц, тем более таких прекрасных как Вы, у меня никогда не было.
  
   Сорано приподнялась и, не без его помощи, села на кровати. Теперь, когда она смогла внимательней разглядеть сидящего рядом с ней мужчину, она поняла что первое впечатление было ошибочным. Безусловно, он был очень похож на Главу Опакум, но все же при этом отличался. Особенно глазами. Да, глазами. Хоть у них и была та же форма, тот же разрез, но все же цвет... он был более тусклым. Куда ближе к обычному желтому, нежели чем насыщенно золотому цвету, которым обычно блистал взгляд ее Учителя. И плечи... были чуть шире. Да в общем-то и сам он, если задуматься, был чуть... покрупнее.
  
   - Где я?, - не в силах оторвать от него изучающего взгляда наконец спросила Сорано, - И почему Вы так странно меня назвали?
  
   - В моем доме. Я живу в нескольких десятках километров от Священного Города Элатус. Как Ваши раны? Они не сильно болят? Я обработал их своей мазью.
  
   Девушка удивленно посмотрела на себя, внимательно осматривая откуда-то взявшиеся синяки и раны, покрывавшие почти ровным слоем ее тело:
  
   - Я была ранена? Когда? Кем?, - последнее что она помнила была поляна на которой она спасла детеныша апостата и где на нее потом напал поддельный Лацеро. Конечно тот бой не прошел для нее незамеченным, но все же такого количества ранений она не получала. Боль, лишившая ее сознания, була изнутри.
  
   - Никак не могу ответить на Ваш вопрос. Конь, в ужасе спасавшийся от какого-то чудовища, принес Вас прямо к двери моего дома. Я лишь смыл с Вас кровь и все обработал, - Алифер улыбнулся, - Если это не самая большая тайна, то возможно Вы сможете осчастливить меня и своим именем?
  
   - Стражница Вентус... Сорано Вентус... просто Сорано, - она как-то растерянно посмотрела на мужчину и почему-то покраснела, - И мне бы хотелось что бы Вы обращались ко мне не на Вы. Все же Вы явно спасли мне жизнь, пусть я и не помню пока от чего или кого.
  
   Ей нестерпимо захотелось чтобы он вновь прикоснулся к ней. Поймав себя на этой мысли, девушка смущенно отвела взгляд, надеясь никак не выдать свое желание. От Алифера исходила такая волна спокойствия и силы, что противостоять этому очарованию было слишком трудно. А может быть ей это только казалось? Может быть в том не было заслуги самого мужчины, а виной этому странному чувству доверия, заполнившему ее сердце, стала его исключительная схожесть с человеком которого она любила?
  
   Перед ее взором вновь появилось лицо Главы Опакум. Предавшего ее. Попытавшегося ее убить.
  
   Она тяжело вздохнула, вспоминая маленькую заколку, которую ей показал тогда Вейн. Заколку, которую он достал из ее волос. Ядовитую Печать. Ей так хотелось поверить в то что это была коварная иллюзия демона, но на заколке был герб Академии и ...
  
   - Ты не голодна?, - голос Алифера оторвал ее от становившихся слишком тяжелыми мыслей, - Я могу предложить тебе супа из свежепойманного с утра кролика, - Он протянул ей руку, явно предлагая наконец выбраться из кровати, - Ну и конечно же я заварю тебе чая из целебных трав. Это поможет тебе уже к вечеру быть на ногах и не чувствовать никаких последствий от ранений.
  
   Сорано улыбнулась и приняла его помощь. Казалось что с каждой секундой она находила Алифера все меньше и меньше похожим на Главу Опакум, но при этом он нравился ей все больше.
  
   И снова волны спокойствия и умиротворения полились по ее телу, стоило только их ладоням соприкоснуться. Ей подумалось что это было сродни действию исцеляющей магии, а возможно и как раз ей и являлось. Иначе как бы она смогла так быстро забыть о той боли, что мучила ее совсем недавно, да и с чего вдруг она почти не ощущает своих явно болезненных ран? Наверное просто мужчина не хочет признаваться ей в том что он маг. Да и с чего бы ему это делать, ведь он даже толком не знает кто она.
  
   Она очнулась от своих размышлений и неожиданно поняла что уже несколько десятков секунд стоит на ногах, пристально разглядывая Алифера, держа его руку в своих ладонях.
  
   - Простите, - смущенно прошептала она, быстро убирая руки за спину, - Я просто задумалась.
  
   - Прости, - поправил он ее слегка укоризненным голосом, - Коли ты хочешь чтобы я обращался к тебе на ты, то и ты, будь добра, обращаться ко мне так же. Если ты хочешь, то ты можешь накинуть что-нибудь из моей одежды, пока твой костюм сохнет.
  
   Сорано ойкнула. Только сейчас она вдруг поняла что нижнее белье - единственно что было на ней из одежды. Увидев ее смущение, Алифер тактично отвернулся и достал откуда-то из шкафа свою рубашку, протягивая ее девушке.
  
   - Ты уж прости меня за такую бестактность, - посчитал необходимым объяснить он, - Но ты была вся в крови и мне правда надо было обработать твои раны. Я смотрел именно на них. Даю слово.
  
   Застегнув на себе последнюю пуговицу, девушка удовлетворенно улыбнулась. Рубашка была ей примерно по колено и сидела на ней достаточно смешно Закатав рукава, чтобы они не мешались, она подняла взгляд на вновь повернувшегося к ней мужчину.
  
   - Спасибо тебе за такую заботу, - максимально беззаботно постаралась поблагодарить она, стараясь не думать о том как он омывал ее почти нагое тело губкой.
  
   Повисло неловкое молчание.
  
   - Суп и чай ждут нас, Сорано из Нового Мира, - наконец прервал тишину Алифер, указывая рукой в сторону соседнего помещения, явно выступавшего в роли кухни, - Пойдем. Заодно я расскажу тебе где ты, - он улыбнулся, - Ведь, если я правильно понял по твоей реакции, ты даже не представляешь что такое Священный Город и где он находится, не так ли?
   Поразившись его проницательности, Стражница только задумчиво кивнула, направившись в предложенном ей направлении.
  
  
  
  Глава Пятнадцатая
  
  
  
   Дом Алифера
  
  
   Алифер простер руку к столу, и лампа вспыхнула сама собой, озарив мягким светом печь, выложенную из гладких камней, и темные стены, сплошь увешанные чучелами голов разных животных. На полках вдоль стен стояли разные склянки с разноцветными жидкостями, некоторые из которых сами по себе бурлили. Теперь у Сорано не осталось сомнений - она была в доме у мага.
  
   - Ты так и не сказала как себя чувствуешь, - Алифер поднес к губам ложку, пробуя все еще готовящийся суп.
  
   - Спасибо, у меня почти ничего не болит, - удивившись тому что ее слова действительно правда, ответила девушка, - Это магия исцеления?
  
   - Могла бы быть. Но, честно говоря, я ее не применял. Твои раны затягивались сами по себе у меня на глазах, просто от того что я промывал их, - Алифер положил ложку на место и взял с полки жестянку со специями, - Я думаю что их все нанесли не оружием, а заклинанием. Достаточно сильным, но при этом, я бы не сказал что тебе хотели сильно повредить, - он пожал плечами, явно продолжая обдумывать собственные слова, - Хотя я могу ошибаться. Честно говоря, я уже несколько столетий не сталкивался ни с какими заклинаниями.
  
   - Здесь нет магии?
  
   - Я бы сказал мне удавалось жить так, чтобы у меня не было надобности ее использовать, - он тихо рассмеялся, явно умиленный ее искренним удивлением, - Этот мир настолько пропитан ей, что здешние люди рады лишний раз почувствовать себя от нее свободными.
  
   Убедившись что все готово, он достал с полки глубокие миски и, наполнив их супом, источающим дивный аромат, аккуратно поставил на стол. Взяв с полки буханку, он сел на стул напротив Сорано, нарезал хлеб и кончиком ножа пододвинул девушке один кусок.
  
   - Тебе наверное это сложно понять. В твоем мире принято иначе. Для вас магия это большой дар, которым наделены избранные и вы с удовольствием используете его, а для нас это..., - он на несколько секунд замолчал, пытаясь подобрать правильные слова, - Для нас это норма жизни. Куда особенней быть без нее.
  
   Сорано непонимающе посмотрела на сидящего перед ней мужчину. Так и не решив с какого вопроса начать, она задумчиво отхлебнула немного супа. На вкус он оказался еще прекрасней чем можно было предположить по запаху.
  
   читать дальше
   - Ты назвалась Стражницей Вентус, - наконец снова заговорил Алифер, - Ты значит послушница Храма Ветра, верно?
  
   - Да, но еще мне неплохо дается Магия Защиты.
  
   - И все?, - мужчина внимательно посмотрел ей в глаза, явно давая понять что уверен, что Сорано что-то недоговаривает.
  
   - И все, - совершенно беззаботно пожала плечами девушка, будто не замечая его сомнений, - Не то чтобы я полная бездарность в других магических науках, но честно говоря они мне почти не даются. Во всяком случае на том уровне на котором стоило бы их знать Стражу Опакум.
  
   - Ты из клана Опакум? - мужчина посмотрел в свою уже почти опустевшую миску.
  
   - Да, - гордо подтвердила Сорано, - Один из Старших Стражей. Ведь я владею магией стихии.
  
   Молча доев суп, мужчина встал из-за стола, убирая опустевшую миску и с задумчивым видом стал искать что-то на дальних полках. Он перебирал все предметы, валявшиеся на пыльной поверхности, и переставлял склянки с места на место. Поняв что пауза затянулась слишком надолго, он вернулся за стол, так ничего и не взяв.
  
   - А как ты попала сюда?, - Алифер подпер подбородок рукой и внимательно посмотрел девушке в глаза, - Если то что ты рассказала о себе правда и сила Ветра, да магия Защиты твои единственные достижения, ты просто не могла пройти через врата у Портала. Твоей силы было бы недостаточно.
  
   Сорано поперхнулась. Впервые за последние тысячу лет кто-то сказал ей подобное. Во всяком случае в лицо. Она считалась одним из лучших воинов и магов.
  
   - Что ты имеешь ввиду?, - на всякий случай решила уточнить она, чтобы точно убедиться что поняла все правильно.
  
   Мужчина вздохнул, сдувая выбившийся локон волос с лица и спокойно пояснил:
  
   - Стражница Опакум, ты находишься в сердце Древнего Мира, защищенного магией самого Создателя. Врата его разрешено пересекать только тем, кто наделен древнейшей магией самого Начала. Кто и зачем провел тебя?
  
   Лампа стоявшая на столе внезапно ярко вспыхнула и погасла. От фитиля потянулась тонкая струйка дыма. Огонь в очаге бросил на стены огромные причудливые тени.
  
   Сорано нахмурившись посмотрела на погасшую лампу. Ей было понятно что странное поведение огня - дело рук сидящего перед ней мага, желавшего получить ответ на свой вопрос немедленно. Но ей было нечего сказать. Последнее что она помнила была поляна, залитая кровью убитого ей апостата и дикая сумасшедшая боль, раздирающая ее изнутри на куски, перепутавшая все ее мысли и лишившая сознания. Но она еще не была готова это рассказывать.
  
   Алифер стал нетерпеливо постукивать пальцами по поверхности стола, явно давая понять что его терпение на исходе.
  
   - Я не знаю как попала сюда. Правда не знаю, - после долгой паузы наконец заговорила девушка, - Посуди сам, я даже не понимаю где я. И еще меньше я понимаю с чего вдруг взялась твоя подозрительность, когда буквально пару минут назад ты был ко мне крайне доброжелателен, а теперь, - она кивнула в сторону очага, - Запугиваешь меня.
  
   Отчего-то ей стало крайне обидно. Сама по себе мысль, что Алифер может плохо о ней думать или вдруг считать ее врагом, показалась ей дико обидной. Хоть она и видела его буквально первый раз в жизни, отчего-то внутренний голос убеждал Сорано что быть врагом этому человеку она никогда бы не смогла, даже если бы захотела.
  
   Мужчина продолжал выжидательно и теперь еще и крайне оценивающе смотреть на нее. Сорано с грустью еле заметно покачала головой и, отведя взгляд, вздохнула. Отчего-то ей хотелось расплакаться. Ее мир разрушился за последние сутки на мелкие кусочки. Ее представления о добре и зле были нарушены, потом ее предали, пытались убить союзники и спасли заклятые враги, дикая боль разрывала ее изнутри, а потом какая-то сила занесла ее неизвестно зачем и неизвестно куда, и вот теперь, стоило только этому кошмару ненадолго прекратиться, ее вдруг на голом месте в чем-то подозревают.
  
   - Клану Опакум особенно запрещено приходить в этот мир, - наконец оторвал ее от самосожаления Алифер, - Безусловно в этом гораздо больше слов, нежели чем действительного запрета, ибо Врата сможет пройти буквально пара послушников, но все же это... закон. Они нежелательные гости в Древнем Мире.
  
   - Но, - Сорано непонимающе посмотрела на сидящего перед ней мужчину, - Почему? Мы же друзья любому миру, мы же храним равновесие, защищаем слабых и...
  
   Алифер усмехнулся. Слова девушки явно веселили его.
  
   - Легко быть спасителями тех, кого сам лишил сил обороняться. Кто был тот юноша, что помог тебе избавится от проклятья на поляне?
  
   - Откуда ты знаешь?, - Сорано отпрянула назад, пытаясь быстро встать из-за стола, но почувствовала как мощная сила, которой она не в силах была сопротивляться, прижимала ее к стулу, лишая такой возможности.
  
   - Прочитал в твоей памяти, - как само собой разумеющееся сказал мужчина, явно не придавая этому особого значения, - Это может сделать любой житель этого мира. Ну, во всяком случае с тобой, - он пожал плечами, - Ты просто открытая книга. Так кто он был? Его образ кажется мне очень знакомым. Разгляди ты его повнимательней, должно быть я узнал бы его сам.
  
   Раздался тяжелый удар. Что-то маленькое упало с верхней полки и покатилось по полу к столу, но на полпути остановилось, покачиваясь из стороны в сторону. Алифер с Сорано переглянулись, и убедившись что это не является магией ни одного из них, стали рассматривать странный предмет, начавший медленно увеличиваться в своих размерах. Внезапно откуда-то сверху, прямо из под самой крыши, стали падать и другие похожие на него вещи.
  
   - Это похоже на кости, - почувствовав что удерживающая ее магия пропала, Сорано резко вскочила на ноги и непроизвольно потянулось рукой к поясу, пытаясь нащупать свой меч.
  
   - Иди в комнату, - сухо проговорил Алифер голосом не терпящим возражений, вставая между ней и кучей покачивающихся предметов, - Там твоя одежда и оружие. Быстро переодевайся и на улицу. Я буду ждать тебя там.
  
   - Но...
  
   - Быстро!
  
   Образовавшаяся достаточно внушительная гора костей, похожих на мышиные, жила своей жизнью. Кости, словно живые, скользили по полу, кружили вокруг самой первой, принявшей уже размер человеческого черепа. Кости собирались вокруг нее и в их движении явно угадывалась определенная закономерность. На глазах у Алифера кости соединялись, и непонятная человекоподобная конструкция росла как на дрожжах. Вот уже в ряд выстроились ребра, позвонки с щелканьем сели друг на друга... Сомнений не было - это был скелет, и он медленно поднимался вверх, наконец начав обретать ноги.
  
   Убедившись что девушка все же последовала его приказу и покинула кухню, Алифер призвал себе на помощь магию огня и острые языки пламени с треском вырвались из очага, начав поглощать все вокруг себя. На несколько минут это должно было задержать чудовище.
  
   Медленным шагом он пятился назад, не спуская со скелета глаз, попутно пробуя насылать на него все известные заклинания, но ничего не действовало. Запрокинув голову в беззвучном рыке, монстр выпрямился во весь рост, проломив головой потолок. С остервенением он стал отмахиваться от огня, наконец подобравшегося к нему вплотную. Воспользовавшись этим, Алифер наконец выскользнул из кухни и, перехватив в соседней комнате спешащую ему на выручку Стражницу, выскочил на крыльцо.
  
   - Я сказал ждать меня снаружи, - зло процедил он, оттаскивая сопротивляющуюся девушку подальше от дома, внутри которого все сильней и сильней разгорался огонь, - Что за идиотская самодеятельность?!
  
   Стены трещали. Несмотря на огонь, монстр явно пытался сокрушить их, чтобы добраться до людей.
  
   - Мы должны остановить его! Он же разрушает твой дом! Я Страж, я не могу оставить это просто так!, - сопротивлялась девушка.
  
   Сорано пыталась вырваться. Всей душой ей хотелось отблагодарить спасшего ее человека, пострадавшего из-за нее и сохранить его дом в сохранности. Хотя бы относительной. В том что появление этого монстра было ее виной, у Стражницы не было и сомнений. Он был к ней так мил, спас ее жизнь и пусть по каким-то там причинам, которые как она была уверена, она сможет легко опровергнуть, он не любил Клан Опакум, все же она была обязана защитить его.
  
   Решив не тратить время на бесполезные споры, Алифер свистом подозвал лошадь и потащил Сорано к ней. Стражница упиралась на каждом шагу, крича что-то, по его мнению невразумительное, о том что Стражи Опакум не отступают перед апостатами.
  
   - Ты сумасшедшая дура, если хочешь сразиться с ним, - наконец зло крикнул он, - Это не какой-то там почти беспомощный апостат, которых ты привыкла истреблять сотнями, это самый настоящий демортус, дитя магии мертвых! Ты знаешь как убивать того кто итак уже не жив?!
  
   Лошадь рыла копытами землю, боязливо косясь на монстра, чей скелет уже стал покрываться плотью, который уже начал выбираться из под почти полностью рухнувшего дома, расшвыривая бревна и доски. Она испуганно заржала, но Алифер ухватил ее за гриву и сел верхом, посадив Сорано у себя за спиной.
  
   - Держись крепко!, - приказал он и пришпорил животное.
  
   В воздух взлетели комья земли и лошадь стремительно ринулась вперед. Алифер пригнулся. Сорано крепко обхватила его за пояс, и темнота ночного леса понеслась им навстречу. Позади, шагах в десяти, мчался демортус. С той же скоростью.
  
   Хорошо что не быстрее, наконец поняв какая опасность на самом деле грозила им, подумала Стражница, вслушиваясь как устрашающе щелкают его челюсти. Лошадь тоже слышала это и потому неслась изо всех сил.
  
   Все зависело от того кто устанет раньше...
  
   - Он же никогда не устанет, да?, - ничуть не сомневаясь в ответе, все же решила спросить Сорано.
  
   - Ну хоть это ты знаешь, - подтвердил ее худшие опасения Алифер, не сводя глаз с тропы.
  
  
   ***
  
  
   Лошадь почти выбилась из сил, но по прежнему мчалась галопом. Сорано изо всех сил держалась за Алифера, Алифер - за пушистую конскую гриву. Под ними ритмично двигались мускулы обезумевшего от страха животного. Пролетавшие мимо деревья сливались в одну бесконечную стену. Сорано оставалось только надеяться что сидящий перед ней мужчина хорошо знал эти леса - она давно уже потеряла счет поворотам и тропам, которые они успели проскочить. Не останавливаясь, лошадь перелетала через валуны, рухнувшие стволы и ручьи.
  
   Демортус несся следом. С каждой минутой расстояние между ними сокращалось. Теперь он уже был гораздо крупнее лошади и, в отличии от нее, мчался напролом, с легкостью сшибая все препятствия и как сухие хворостинки, ломая толстые сучья. Они оба с ужасом слушали этот треск, понимая что монстр настигнет их уже совсем скоро. Несколько раз Алифер даже валил перед ним деревья, в надежде что это хоть немного притормозит монстра, но того это никак не останавливало. Сорано перебрала все свои магические трюки и заклинания . Ни одно не сработало. Магия Ветра казалась была бессильна перед этим созданием, а может и всем этим миром в общем. Стражница готова была поклясться что сила призванных ей заклинаний должна была быть в разы мощнее, чем это вышло на самом деле. Фаэрни и вовсе оказались прийти на ее зов. Но все же она отказывалась признавать поражение. Стоит только смириться с мыслью о нем - и оно неизбежно.
  
   - Почему он за тобой гонится?, - вдруг спросил Алифер, - Кому ты так помешала, Стражница?
  
   - Почему ты решил что за мной? Может он пришел по твою душу! - крикнула сзади она, совсем веря в эти слова.
  
   - О да, - мужчина усмехнулся, - Удивительное совпадение. Жить в мире и спокойствии более трехсот лет и, лишь только встретившись, с тобой, вдруг вляпаться в такие неприятности.
  
   С помощью магии он придал лошади сил и выносливости, но понимал что сердце, легкие и мышцы животного все равно не смогут еще долго выдержать все возрастающие нагрузки. На самом деле он и сам уже чувствовал себя загнанной лошадью. Алифер уже оставил все бесплодные попытки остановить демортуса. Конечно же он прекрасно знал что им не спастись. Магия Мертвых еще ни разу не упускала свою жертву. Если бы не девушка, сидящая позади него, которую по какой-то неведомой ему причине, он чувствовал что просто обязан был защитить, ... он давно бы уже сдался неизбежной судьбе.
  
   Ему показалось что слева мелькнул голубой огонек. Такой оттенок синего Алифер видел только в одном месте - древней библиотеке, где хранился мертвый огонь. Копыта лошади стали выбивать еще более быструю дробь. Справа мелькнула еще одна вспышка. На этот раз ошибиться было нельзя. Снова слева, и опять справа. Демортус обрел почти полную силу и стал сам взывать к магии. Через пару секунд между деревьями замелькала целая цепочка голубых огней. Они неумолимо приближались.
  
   - Что это?, - Сорано прижалась к нему еще плотней, хотя Алиферу казалось что это уже невозможно. Тело девушки испуганно дрожало.
  
   - Его магия. Мертвый Огонь. Если он коснется нас, то наши жизни сгорят, - мужчина направил лошадь на ответвляющуюся тропинку, стараясь уйти подальше от надвигающейся опасности.
  
   Внезапно синие огоньки слились в светящуюся стену. Справа от них, прямо из леса, надвигалась вторая такая же стена. Послышался глухой удар. Лошадь мчалась по узкому коридору стенки которого постепенно сближались.
  
   - И что нам делать? Как остановить его?, - Сорано с ужасом смотрела на появившуюся прямо перед ними третью стену из огня, преградившую им путь.
  
   Лошадь с диким ржанием затормозила, повинуясь мысленной команде наездника. Она резко остановилась и, взрыхлив землю копытами, отпрянула назад. Демортус тоже встал. Их разделяло буквально пара метров.
  
   Алифер погладил Сорано по колену и, с аккуратностью разомкнув ее руки, спрыгнул с дрожащей лошади. В его руках появился огромный меч.
  
   - Ты знаешь как остановить его?, - с надеждой в голосе, уповая на чудо, спросила Стражница, с ужасом косясь на приближающиеся стены магического огня.
  
   - Нет. Но я попытаюсь его отвлечь. А ты скачи назад, чтобы вырваться из это ловушки. Не знаю что и кому ты сделала, Стражница, но видимо это важно и, вероятней всего, все же хорошо. К Магии Мертвых прибегают только не сильно благородные маги. Это магия убийц. Так что было бы неплохо, если у тебя получится остаться в живых, - он выставил перед собой оружие и направился в сторону неподвижно замершего демортуса.
  
   Это было уже слишком. Очнувшись от приступа паники, Сорано уверенно спрыгнула с лошади и встала рядом с мужчиной, обнажая свой меч.
  
   - Я не делала ничего такого важного и доброго, - с раздражением крикнула она, крепко сжимая рукоять, - Единственное необычное что я совершила, - она покосилась на явно возмущенного ее поведением Алифера, - Были мои поиски в библиотеке, которыми я занималась вопреки запрету Учителя. Но я не искала ничего страшного, просто хотела решить одну проблему.
  
   - Проблему? Что же это могла быть за проблема, решением которой тебе запретил занимать Глава Опакум?, - мужчина был явно удивлен, казалось он даже отвлекся от стоящего перед ними монстра.
  
   - Я не смогла пройти защитный барьер во Внешний Мир и помочь своему другу, которого туда засосал непонятный монстр. Вот и все геройство, которое я совершила. Не думаю что из-за этого надо погибать, чтобы дать мне мнимый шанс на спасение. Тем более ты сам сказал что моя магия настолько ничтожна по меркам этого мира, что выжить без твоей помощи, как мне видится, у меня шансов нет. В конце концов я даже не представляю где я нахожусь, не говоря уже о том что совершенно не ориентируюсь в этом темном лесу.
  
   Казалось Алифер собирался что-то возразить ей, но в этот момент демортус сдвинулся с места и с молниеносной скоростью рванул в их сторону. Успев увернуться, они оказались в паре сантиметров от стены голубого огня.
  
   - Его прикосновение смертельно так же как и этот огонь, - со вздохом сказал мужчина, явно смирившись с тем, что она не собирается отступать, и, вновь выставив перед собой меч, бросился в сторону монстра.
  
   Все произошло за пару секунд. Сорано даже толком не успела понять что происходит. Демортус с силой оттолкнул Алифера и тот полетел прямо на стену. Он уже должен был неминуемо ударится о нее спиной, когда Стражница оказалась между ними, отталкивая его прочь.
  
   Ледяной холод пронзил каждую клеточку ее тела, стоило ей только соприкоснуться с магическим огнем. Перед глазами все поплыло. А потом неожиданно стало тепло... Тепло поднималось откуда изнутри, из самого сердца, струилось вместе с кровью по венам и приливало волнами к рукам...
  
  
   ***
  
  
   Когда яркий золотой свет озаривший тропу рассеялся, не оставив после себя ни стен голубого огня, ни единой косточки демортуса, он увидел Сорано, левитирующую в паре сантиметров от земли. Кожа ее светилась мягким слегка голубоватым светом, красные волосы развивались в воздухе. Она пристально смотрела на Алифера и потеряно еле заметно улыбалась.
  
   Не веря своим глазам мужчина в оцепенении смотрел в ее отчего-то ставшие золотыми глаза, не в силах пошевелиться от удивления.
  
   Через пару секунд все прекратилось. Девушка опустилась на землю, волосы упали водопадом на ее хрупкие, отчего-то ставшие подрагивать, плечи, глаза снова приобрели привычный темно карий цвет. Шумно выдохнув, она села на тропу, не в силах больше держаться на ногах.
  
   Скинув с себя удивленное оцепенение от только что произошедшего, Алифер подбежал к девушке и почти грубо схватил ее за плечи.
  
   - Что это было?! Кто ты?! Почему твои глаза были золотыми?! Как ты остановила Мертвый Огонь?! - почти выкрикнул ей в лицо вопросы мужчина.
  
   - Я не знаю, - испуганно глядя в его полубезумные глаза, прошептала она, - Я правда не знаю. Я думала что умру, просто хотела спасти тебя, а потом это тепло, - на ее глазах навернулись слезы, - Я просто хотела помочь тебе, хотела чтобы ты не умер за меня. Я даже не знаю почему, - она попыталась оттолкнуть мужчину, но на это не хватило сил, - Почему ты кричишь на меня?! Что я сделала? Не позволила тебе принести себя в жертву? Ну так прости!
  
   Алифер резко отпустил ее, так что Сорано повалилась на землю. Он закрыл глаза и постоял так, отдыхая и собираясь с мыслями, пытаясь усмирить неожиданно проснувшийся внутри него гнев.
  
   - Извини, - наконец после долгого молчания сказал он, протягивая не решающейся встать с земли девушке руку, на меня что-то нашло, - Должно быть это остаточное действие призванной мной магии, которую я собирался использовать, до твоего вмешательства, - решил соврать он.
  
   Он подозвал к себе лошадь и, вдохнув в нее с помощью магии еще немного жизненных сил, помог Сорано взобраться ей на спину, на этот раз сам садясь позади.
  
   - Я думаю мне стоит отвезти тебя в город, - аккуратно обнимая ее одной рукой, чтобы девушка не свалилась, тихо сказал Алифер, - Мне кажется тебе грозит большая опасность, Стражница.
  
   - Но почему? Что я сделала?
  
   Она в изнеможении откинулась на его широкую грудь, поняв что силы почти полностью покинули ее тело. В любой другой момент это показалось бы ей черезчур фамильярным, но сейчас это было единственно правильным решением.
  
   - Это хороший вопрос, Стражница, - Алифер легкой рысью направил лошадь вперед по тропинке, - Скажи ка мне, сколько тебе лет?
  
   - Странный вопрос, - откровенно удивилась девушка, - Как и всем членам Клана Опакум... столько же сколько и миру - две тысячи сто.
  
   Мужчина усмехнулся и слегка коснулся затылка Сорано губами, погружая девушку в сон. Ему надо было немного подумать, а ей набраться сил.
  
  
   Дом Раэно, Внешний Мир
  
   - Эй, полоумный! - в него полетел острый камень, больно ударивший юношу по колену, - Сколько можно говорить сам с собой? Иди сходи к лекарю!
  
   - А уж вырядился как, ты только глянь! - запричитал другой голос и очередной камень ударил уже по плечу, - Прямо таки знатную особу из себя корчит!
  
   - Хватит уже шляться по нашей деревне со своими бреднями, чучело сумасшедшее! - третий камень больно ударил его в живот, - Убирайся вон, хватит пугать наших детей и женщин!
  
   Стараясь не обращать внимания на выкрики из толпы и сильные удары камней разной величины, он продолжал свой путь вперед по дороге. Рядом с ним, изредка бросая на него взгляды снизу вверх, следовал прекрасный юноша, облаченный в белый длинный походный камзол, расшитый причудливым рисунком из зеленоватых тесемок и золотых пуговиц. Всем своим видом он излучал спокойствие и величие, присущее только людям благороднейших кровей. Вместо походного посоха, он опирался на красивейший жезл, на верхушке которого, обрамленная золотыми кольцами, находилась небольшая сфера, внутри которой был заключен золотой свет.
  
   Очередной брошенный камень пролетел сквозь фигуру идущего рядом, будто тот призрак, и вновь попал ему по плечу. На белом рукаве выступила кровь. Так ничего и не ответив на проклятья и оскорбления, он продолжил свой путь вперед, сделав вид, что не замечает беснующуюся толпу.
  
   Они шли в такой тишине несколько долгих часов. Камни все летели и летели, проклятья все лились и лились. Казалось что никогда не будет этому конца.
  
   Наконец, покинув окрестности деревни, они вышли на небольшую поляну, рядом с красивой рекой. Аккуратно сняв с себя пропитанную собственной кровью рубашку, он опустил ее в воду и стал протирать раны, оставленные острыми камнями. Все тело ныло от боли.
  
   Со вздохом, он зачерпнул ладонями холодную речную воду и омыл лицо, так же покрытое кровавыми подтеками.
  
   Закончив эту процедуру, он натянул мокрую рубашку обратно и, кивнув сидящему на камне неподалеку призраку в белом камзоле, направился в следующий поселок.
  
   ...
   Луцис проснулся.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"