Деус Алатус: другие произведения.

03 - Глава Первая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    'Kami no Senso' - рассказ который был написан мной давно, еще в 2002 - 2003 годах. Мир, который родился у меня в голове под впечатлением от массы книг, аниме и врожденной бурной фантазии. Первая глава, начало всей истории. Не молчите, пожалуйста! Напишите хоть что-нибудь. Для меня общение - важный элемент творческой составляющей.

  Академия 'Опакум', Центральный Зал
  
  Она тихо постучала в дверь. По сути, в этом не было никакой надобности: глава клана знал о перемещении своих учеников все, ведь такова была Сила, дарованная ему свыше, и, безусловно, он уже был в курсе ее пребывания перед центральным входом в Залу, но таковы были правила этикета, которым учили ее с самого рождения. Дождавшись мысленного разрешения войти, она с удивительной для стороннего взгляда легкостью открыла огромную дверь, чьи размеры превышали ее рост в десятки раз, и ступила на блестящий пол главного помещения Академии.
  
  - Подойди, Вентус, - глава клана был как всегда спокоен и, несомненно, прекрасен. Порой ей казалось, что она влюбилась в него еще девочкой, когда более двух тысяч лет назад увидела его силуэт на горизонте. А порой она была уверена, что все случилось даже раньше, когда мать только рассказывала ей о человеке, который когда-нибудь придет и заберет ее из деревни служителей Ветра. За давностью лет, она уже и не могла вспомнить, так ли она представляла своего спасителя, которому предрекалось избавить ее от казавшейся тогда скучной сельской жизни. Лишь в одном она была уверена: одного его силуэта, одного дуновения ветра, принесшего его запах, хватило, чтобы понять, что перед ней именно тот, кого она так давно ждала. Он, высокий широкоплечий мужчина, неизменно облаченный в красные, как огонь, доспехи, казалось, никогда не покидал ее мыслей. Каждый раз, стоило ей переродиться, стоило ей повзрослеть настолько, чтобы память Стража вернулась к ней, он вытеснял из ее головы все увлечения занимал все ее мысли, не давал даже шанса заметить всех остальных мужчин, постоянно крутившихся рядом с ней.
  
  Она остановилась в нескольких шагах от стола, за которым он сидел. Слегка склонив голову, красноволосая девушка стояла в позе, полной покорности и уважения, не решаясь поднять взгляда на своего Учителя, и ожидала момента, когда узнает, для чего была вызвана им в центральную залу лично.
  
  - Ты прекрасно знаешь все правила, Страж Вентус, - на долю секунды ей показалось что в его голосе прозвучали нотки теплоты, те самые, что она слышала всего пару раз... впервые, когда он протянул ей руку, чтобы забрать из семьи, и дважды - когда в решающих битвах он спасал ей жизнь. - Но сейчас я разрешаю тебе поднять голову и посмотреть на меня ... Сорано, - казалось, в этот момент она ощутимо вздрогнула, ведь Мастер не называл ее по имени уже более двадцати жизней.
  
  После нескольких минут молчания глава клана Опакум поднялся из-за своего стола и, медленно пройдя мимо замершей, как статуя, девушки, продолжил:
  
  - Мне только что доложили, что в одном из измерений, крайне близком к Существенному Миру, была замечена повышенная активность апостатов. Они напали на наших стражей, которые были совершенно не готовы к их появлению, и безжалостно убили их. Как утверждают, их группа во главе с неким Верховным апостатом движется к порталу в Существенное и буквально через пару дней они пройдут границу и магия окажется в мире, где ей некому противостоять... в мире, счастливо прожившем без этой проказы столько тысяч лет.
  
  Глава клана снова замолчал, остановившись в самом центре зала. Он стоял в центре пиктограммы, начерченной на полу, и смотрел куда-то сквозь миры, выискивая решение образовавшейся проблемы. Сорано знала, хоть он и был к ней спиной, что глаза его сейчас пусты, зрачки исчезли, а в глазницах полыхет огонь войны, бушевавшей уже тысячи лет, войны, которой не было ни конца, ни края. Ведь ни разу за все циклы существования Стражам Опакум так и не удалось добраться до верховного апостата, хотя бы увидеть его своими глазами, хотя бы узнать что-либо о том, кого так боялись все, о том, кого во многих мирах все темные существа называли Хозяином.
  
  - Это твоя шестьдесят девятая реинкарнация, - продолжил Глава, - тебе не кажется совпадением, что именно в это демоническое число апостаты наконец достигли последней границы, Страж Вентус? - он снова ненадолго замолчал, однако в этой тишине не было и намека на ожидание от нее какого либо ответа. - Впрочем, я знаю, что ты не веришь ни в судьбу, ни в совпадения, ни тем более в глупые суеверия людей, придумавших себе то, что им никогда не было доступно, - взгляд выразительных золотичто-карих глаз устремился прямо на девушку. - Я хочу, чтобы ты отправилась на Границу и остановила их. Возьми Луциса себе в напарники, и отправляйтесь немедленно.
  
  - Да, Господин! - она слегка поклонилась, давая понять, что приказ понятен, и, не медля ни секунды, отправилась к выходу.
  
  Его голос настиг ее, когда она уже коснулась двери:
  
  - Возьмите с собой Фаерни... Лучше даже двух.
  
  Академия 'Опакум', Двор
  
  'Существенный мир... они добрались и до него. То, что когда-то казалось таким далеким и почти нереальным, начинает постепенно происходить . Так рядом, так жестоко...' - Сорано шла сквозь двор Академии быстрым шагом, стараясь как можно быстрее добраться до покоев Луциса. - 'Еще пара реальностей, и апостаты будут везде, нигде не будет покоя, нигде не будет земли, свободной от магии, нигде не будет спокойствия, беззаботных счастливых улыбок и уверенности в завтрашнем дне. Неужели такова воля Создателя? Неужели именно таким, полным хаоса и беспорядков, он создавал свой мир? Да и есть ли он... этот Создатель?' - на секунду она остановилась, чтобы поднять глаза к небу, вглядеться в красное полыхающее над Академией солнце, давно затянутое темной дымкой. - 'Мастер сказал взять Фаерни, значит, все плохо. Слишком плохо. Настолько плохо, что даже лучшим стражам Академии не справится с тем, что надвигается, без помощи Божественной силы. Раньше такого не было... никогда.'
  
  Академия 'Опакум', комната Луциса
  
  - В груди все горит, - Луцис перевел взгляд с потолка на лежащую рядом с ним черноволосую девушку. - Будто сердце хочет вырваться наружу, - он провел рукой по ее щеке, скользнул пальцами по линии подбородка, а потом стал перебирать шелковые пряди ее волос, - будто проткнули насквозь тонким кинжалом.
  
  Перед его глазами снова предстал юноша, стоящий на развалинах Академии, мысли о нем, ненависть и любовь к этому образу... запульсировали в висках, но выражение лица юноши осталось бесстрастным.
  
  - Ты любишь меня? - спросила девушка, не сводя глаз с мерцания свечи где-то в глубине комнаты
  
  - Конечно, - совершенно безучастно ответил Луцис, - ты же и так это знаешь.
  
  - Врунишка, - протянула со скептичным смешком она и, закутавшись в простыню, встала с кровати, - все знают, что сердце Луциса уже отдано, но никто не знает, кому, даже сам Луцис, - она еле заметно улыбнулась. - К тебе идет Хранитель Ветра с важным заданием от Господина, одевайся! - она бесшумно вышла на балкон и растаяла в воздухе.
  
  'Ох, уж эти ведьмы-провидицы!'- чертыхнулся про себя юноша и стал натягивать брюки, - 'Нет с ними никакого покоя...'
  
  ***
  
  Сорано вошла буквально через несколько секунд, без всяких церемоний, стука или вежливого предупреждения. Он как раз застегивал пуговицы на слегка помятом пиджаке, продолжая пребывать где-то в своих мыслях.
  
  - Ты все надеешься застать меня врасплох, Стражница? - спокойно спросил он тихим голосом, вставляя в ножны свой меч. - Поверь мне, даже то, что ты старше меня на тысячу триста лет, не даст тебе преимуществ и права снова увидеть меня обнаженным. Да и настолько ли тебе это надо, коли твои мысли захвачены образом Учителя?
  
  Девушка одарила его неожиданно теплой улыбкой и даже, казалось, почти засмеялась. Выходки и колкости Луциса давно не обижали, а скорей забавляли ее, ведь этот нелюдимый юноша, до чьего сердца так и не удалось достучаться ни одному ученику Академии Опакум, был для неё почти младшим братом, чьи детские шалости положено прощать старшей и разумной сестре.
  
  Второй раз в жизни она увидела его шестьсот семьдесят один год назад, когда вернулась в Академию с очередного задания. Хрупкий аристократичный юноша с длинными тонкими пальцами музыканта и столь печальным взглядом золотистых глаз лежал на поверхности воды в красивом Академическом пруду среди белых лилий. Вокруг него сияла волшебная энергия, которую ей удалось почувствовать буквально на пару секунд, а потом, как только он заметил ее присутствие, она исчезла. Сорано сразу узнала его... это был тот самый юнец, которого она видела всего один раз, да и то мельком, тот самый, кто бежал на балкон рухнувшей Академии за неизвестным ей и всей Академии врагом, когда прошлая ее жизнь подошла к концу, но... тогда он был немного другим... менее печальным, а глаза его были полны яростного сияния.
  
  Он не желал разговаривать ни с кем, лишь молчаливой тенью передвигался по Академии, изредка одаривая прохожих взглядом своих печальных золотых глаз. Вундеркинд, тот, кому давалось все с первой попытки и, как потом она узнала, единственный в Академии, кто вспоминал свою прошлую жизнь не как все - в момент шестнадцатилетия, - а в четыре года. Из жизни в жизнь... ровно в четыре года он переставал быть ребенком. Ей всегда казалось это таким печальным и жестоким.
  
  - Хватит предаваться ненужным сантиментам, Вентус! - юноша в полном боевом облачении был уже в дверях. - Раз тебя послал сам Учитель, то времени у нас мало, а значит, рассказывать все будешь по пути.
  
  Академия 'Опакум', Портал
  
  Салвус, страж путей между измерениями, правая рука Главы Клана Опакум, а так же два магических огненных льва Фаэрни уже ждали Стражей перед входом в портал. Все трое не выражали ни малейшего признака беспокойства, будто происходящее вокруг было нормой, привычной им с рождения.
  
  - Фаэрни должны признать вас, подчиниться вашей воли, - сразу же молвил Советник, как только Сорано и Луцис переступили через порог комнаты. - Если этого не случится, то Божественные Посланники Огня будут бесполезны для вас, Стражи Земли и Ветра.
  
  Два огромных льва фыркнули, с интересом пригнув голову к полу, и устремили свои изучающие взгляды на незнакомцев. Их огненные крылья с треском, присущим горящему костру, сложились у них за спинами, а огромные, больше похожие на лисьи, хвосты насторожено поднялись вверх. Это были, безусловно, прекрасные, самые совершенные порождения огня, которые Бог Игнис даровал Главе Клана более пятисот лет назад в качестве благостности за преданное служение. Бессмертные, возрождающиеся из пепла, как мифические птицы Фениксы, Фаэрни подчинялись только приказам тех, чью силу воли они признавали достойной, чье сердце так же пылало огнем сражений, как и их. Они - прямые проводники Божественной Силы в простой мир, гордые порождения своей стихии, существа, к которым мог прикоснуться только избранный ими человек.
  
  - Мне не нужна их помощь, - безразлично бросил Луцис. - Если мой Бог пожелает дать мне силы, то он наградит меня своим существом. Я не буду смешивать свою стихию с силами Огня. Пусть их забирает Сорано, ей будет приятно получить такой подарок от своего Возлюбленного, - с этими словами он спокойно отвернулся, давая понять, что спорить совершенно бесполезно, сложил руки на груди и стал ожидать завершения ритуала знакомства.
  
  - Столько лет прошло, а ты все такой же самоуверенный мальчишка, - грустно сказала Сорано. - Я не собираюсь с тобой спорить, но не думаю, что Учитель стал бы предлагать нам своих верных Фаэрни, если бы все было так просто и легко, как видится тебе, Луцис!
  
  Фаэрни покачали головами. Казалось, морды животных исказила саркастическая усмешка, если такое вообще могло быть реальным. Один из них медленно подошел к Стражнице Вентус и прижался лбом к ее лбу.
  
  - Положи руки ему на морду и открой свое сердце, - пояснил Салвус. - Если он найдет его достойным своей защиты, то они пойдут с тобой хоть на верную смерть, если сердце твое и вера в себя окажутся недостаточно сильными, то не жди от них помощи, Хранительница Ветра. Я же пока отправлю Луциса на границу.
  
  Последняя граница Существенного Мира
  
  'Граница Существенного Мира сильно изменилась', - подумал юноша, когда его перенесло в мрачную лесную чащу. - 'Совсем недавно тут хоть иногда проглядывал свет... а ведь только четыреста лет назад так ярко сияло Солнце', - он усмехнулся своим воспоминаниям, предположив, что общение со Стражницей Ветра сказывается на нем не лучшим образом, и, обнажив свой меч, пошел в направлении ворот 'Существенного'. - 'Ничто не вечно, если подумать.'
  
  Луцис медленно и верно продирался сквозь заросли колючих кустов, не меняя направления и стараясь не сбиться выбранного курса. Его одежда уже была порвана в нескольких местах, а по лицу, расцарапанному ветками, тонкими струйками стекала кровь. Где-то справа, в совсем густых зарослях, были слышны шаги и тяжелое дыхание крупных животных, следовавших за ним по параллельной тропе. 'Какая прекрасная приманка для апостат', - подумалось ему. - 'Ваш обед, глупые демоны, зависящие от крови, прибыл. Ну же, давайте... покажите себя'. Шум медленно приближался все ближе и ближе, но никаких существ в поле его зрения не появлялось, лишь иногда он видел среди густых ветвей блеск их глаз, а после они отчего-то пропадали бесследно.
  
  Наконец, когда его пиджак был порван уже почти в клочья, а все тело покрылось кровоточащими ссадинами, Луцис вышел на поляну, плотно закрытую от лучей солнца, если оно вообще еще светило, густыми кронами высоких деревьев.
  
  'Вот и оно', - подумалось ему, - 'то самое идеальное место для нападения, к которому они вели меня, выжидая... сволочи'. Он сделал пару шагов вперед и присел на корточки, чтобы убедиться в своих догадках - земля была залита кровью, а то, что показалось ему валунами, было ни чем иным, как телами погибших стражников.
  
  Его безупречная, столь восхваляемая всеми в Академии реакция не подвела и на этот раз. Когда из темноты леса на него выпрыгнули два человекоподобных апостата, он успел кувырком откатиться в сторону и даже вновь подняться на ноги перед тем, как на него с неба обрушилось еще одно, куда более крупное чудовище. Хотя оно в последний момент и промахнулось, не сумев схватить Стража своими цепкими когтистыми лапами за голову, силы удара было более чем достаточно, чтобы сбить юношу с ног. Длинные острые когти продрали и без того уже изорванный пиджак, оставив на теле четыре глубокие раны, из которых тут же брызнула кровь, на чей запах зверь за зверем из гущи леса стали выходить десятки апостат.
  
  - Не так круто, как ты ожидал, Луцис! - усмехнулся сам себе юноша, но все же нашел в себе силы хоть и с явным трудом и дикой болью, но подняться на ноги. - Иногда даже глупая Стражница Ветра, так и не научившаяся внутреннему равновесию за тысячи лет, может оказаться права... - он обнажил свой меч, направляя его блестящее лезвие на самого крупного апостата. - Ну что, красавец, нападай!
  
  Но не успел он двинутся вперед, как повалился на землю от мощного удара в спину. Меч, отлетевший в сторону, едва коснувшись поверхности земли, обагрённой кровью, пропал, а сам Луцис чувствовал лишь бьющуюся в висках гулкими ударами... кровь. Перед глазами все плыло, кружилось в бешеном хороводе: деревья, апостаты, пара расплывчатых пятен от проглядывающей сквозь кроны луны, рычание зверей и горячее дыхание зловонных пастей монстров, приблизившихся к нему уже достаточно близко, чтобы вонзить зубы в его плоть.
  
  Внезапно откуда-то сверху ослепительной вспышкой голубого света полыхнула непонятная для него холодная энергия, озарив поляну невыносимым для апостат ярким светом, следом раздался громкий взрыв, после чего прямо из земли вокруг Луциса вверх поднялись столбы голубовато-зеленого льда, закрывшие его плотной стеной от окруживших чудовищ. Он, хоть и находился в полубессознательном состоянии, готов был поклясться, что спасшая его сила была давно потерянной для всех энергией - магией мертвых, Богов, давно покинувших миры, Богов, которых уже не было в живых.
  
  Юноша с трудом поднял взгляд вверх и с невероятным усилием, корчась от нахлынувшей боли, смог сфокусировать залитый кровью взгляд на источнике этой энергии.
  
  Там, совсем рядом с ним, возвышаясь на куче бездыханных тел апостат, как на пьедестале, стоял юноша, на вид ... очень молодой. На поводке из мертвенно бледных энергетических лучей он держал двух огромных черных псов с черепами вместо голов, изрыгающих голубой огонь; их тела были перепачканы зеленоватой кровью местных тварей. Сам же он, облаченный в черные одежды и плащ, как показалось Луцису, сотканный из самой Тьмы, был безупречно опрятен: ни царапин от местных колючек, ни капли крови, коснувшейся его одежды. Его мертвенно серебряные удивительно красиво переливались на откуда-то взявшемся голубоватом свете от Луны, повисшей над поляной в воздухе.
  
  Луцис в изнеможении рухнул на землю. Все его тело терзала невыносимая боль, которая, казалось, только усилилась, стоило этому барьеру появится вокруг него. В глубокие борозды от когтей апостат забилась грязь, разодранное почти до кости плечо ужасно болело. Каждый вздох давался с таким трудом, что на мгновение ему показалось: такого он не испытывал за все семьсот лет ни разу. Единственное, о чем он мог думать, была смерть, которая по всем разумным причинам должна была настигнуть юношу с минуты на минуту. 'Ну что ж', - подумал он, - ' на этот раз я хотя бы дожил до двадцати пяти'. Луцис попытался снова вздохнуть, но вместо этого только закашлялся, захлебываясь собственной кровью, - 'Луна, Голубая Луна... откуда в этом мире без магии может взяться Голубая Луна и как она тут появилась, если я останавливался на поляне, куда не пробивалось и луча света?', - подумалось ему перед тем, как он почувствовал, что контроль над телом окончательно потерян, а сам он проваливается в бессознательное небытие.
  
  ***
  
  - Ангелус, Даемон... фас! - юноша разжал кулак и сдерживающие собак цепи растворились в воздухе. Почувствовавшие свободу псы с молниеносной скоростью бросились вперед, разрывая на своем пути все живое, обращая апостат, которых касались их клыки, в голубую пыль. Когда последний из противников развеялся в воздухе, они, получив немое разрешение от хозяина, исчезли в лесной гуще.
  
  Остававшийся до этого мига неподвижным юноша шевельнулся. Медленным шагом он подошел к щиту, окружавшему умирающего на земле Луциса, и тот разлетелся на мелкие осколки, стоило только незнакомцу прикоснуться к нему кончиком пальца.
   - Маленький самоуверенный мальчишка, - тонкие губы изогнулись в улыбке. - Никогда не желаешь принимать чужой помощи? А ведь подаренные тебе Фаэрни с легкостью бы справились с этими апостатами низшего уровня. Но ты гордый, - он еле слышно усмехнулся, - куда уж там тебе принимать помощь от других Богов, даже если ее дарует твой Учитель. - Его левая рука покрылась чистой голубой энергией и, слегка помедлив, будто раздумывая, стоит ли это делать, он коснулся сначала груди, а потом и самого уже почти остановившегося сердца Луциса, - Я думаю, что пасть от лап таких низших существ, все же не та участь, которая должна тебя ждать.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"