Деус Алатус: другие произведения.

05 - Глава Третья

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории. Не молчите, пожалуйста! Напишите хоть что-нибудь. Для меня общение - важный элемент творческой составляющей.

  Академия 'Опакум', комната Сорано
  
  Сорано лежала на своей кровати, откинув голову на пару подушек, зависших в воздухе и заменявших ей спинку кровати, которой у нее никогда не было. Наконец, распущенные алые, как кровь, волосы, небрежно разметались по ним, а некоторые пряди, попавшие в зону действия заклинания, просто висели безо всякой поддержки, будто магнитом притягиваемые к потолку.
  
  Со вздохом запрокинув голову, девушка устремила взгляд карих глаз к потолку. Мысли о Луцисе, на чьем теле раны заживали, как в сказке, ни по дням, а по часам, не покидали ее. Перед глазами все еще стоял образ сереброволосого юноши, назвавшегося страннейшей загадкой системы, как она узнала совсем недавно...
  
  - Калиго, - вслух произнесла она, будто пробуя буквы его имени на слух, - Калиго...
  
  Рука Сорано, до этого времени бережно лежавшая на огромной старинной книге Магии Ветра, упала в сторону и коснулась шелковых простыней. Она чуть повернула голову и едва заметно улыбнулась. В тот момент ей нестерпимо сильно, почти до боли в груди, захотелось увидеть там, совсем близко к ней, своего Учителя, коснуться шелка его золотистых волос рукой, пропустить длинные локоны сквозь пальцы, а потом, может даже, аккуратно, едва дотрагиваясь, дотянуться до острого гордого подбородка. Она представила, как ласково улыбается ему и, возможно, даже произносит его имя... произносит с той удивительной нежностью и теплотой, что заполняет ее сердце каждый раз, стоит ей вспомнить о Нем.
  
  'Какие глупости иногда приходят тебе в голову, дурочка', подумала она про себя и снова вздохнула. Нежный образ Учителя сменился суровой реальностью - леденящим холодом межпространства, раненным почти смертельно Луцисом и... Падшим Лацеро, преградившим ей путь, демоном, повергавшим девушку почти в панический ужас... Всегда повергавшим, но не в тот раз, не тогда, когда от нее зависела жизнь этого таинственного и непонятного Стража, без сознания лежавшего на спине Фаэрни.
  
  Пальцы её дрогнули, глаза медленно закрылись. Что было бы, не появись тогда снова Калиго? Какой из способов убийства избрал бы Лацеро на этот раз? Сгорела бы она в его пламени? Или может, он бы снова, как уже когда-то в прошлой жизни, в дань памяти об их встречах, которые демон так любил вспоминать, проткнул ее сердце своим мечом? А может, он наслал бы на нее всех подчиненных ему апостат, и они разорвали бы ее тело на мелкие кусочки, как уже бывало не раз? Получается что Калиго, уж наверняка сам того не планируя, спас ей жизнь.
  
  На губы Сорано легла тень улыбки. Она с необычной легкостью, будто вихри воздуха пришли ей на помощь, поднялась с огромной кровати и, накинув на плечи легкий плащ, вышла на балкон.
  
  ***
  
  Перед ней простирался вид на огромнейший сад Академии, удивительно спокойный и тихий в ночное время; лишь изредка раздавались тихие шорохи и приглушенные уханья волшебных птиц, живших в Академии с самого ее создания. Опершись на широкие каменные перила, девушка устремила взгляд на освещенный тусклым золотистым светом ночи пруд, на глади которого, будто диковинные драгоценные камни, переливались белые лилии. В своих мечтах Стражница вновь увидела рядом с собой Главу Клана Опакум, нежно накрывающего ее руку своей ладонью, смотрящего вместе с ней на игру света на поверхности воды. Она улыбнулась самой теплой из своих улыбок, чувствуя, как спокойствие и удивительная созидательная сила растекаются по ее уставшему от долгого дня телу. Фалсус медленно повернул к ней свое прекрасное лицо и, чуть сжав пальцами ее руку, вдруг спросил:
  
  - Как ты думаешь, зачем демонам, которых интересует только магическая энергия, пытаться прорваться в мир, где ее нет? - голос Учителя был ровен и тих, как всегда, его глаза пристально смотрели прямо на нее. - Зачем им та единственная реальность, которая совершенно не представляет для них интереса? - на этом вопросе иллюзия его присутствия снова покинула разум Сорано, оставив ее на холодном каменном балконе наедине с ошеломляющим открытием.
  
  'Действительно, зачем?' - опешила она от неожиданно пришедшей в голову мысли. - 'Зачем существам, питающимся магией, все века разыскивающим самые сильные магические источники, направлять свои силы на мир, где магии вовсе нет? Зачем оттягивать своих апостат из волшебных измерений, зачем посылать в междумирье верховных демонов, если там... пустота?... Только люди, обычные люди, чья кровь может быть пищей для самых низших из них, тех, кто прислуживает, тех, чье благополучие и сытость - последнее, что волнует Лацеро и подобных ему главнокомандующих'.
  
  До этого мига, все две тысячи лет, что она служила Клану Опакум, ни разу в жизни ей не приходило в голову усомниться в простоте причин этой постоянной войны. Желание демонов убивать и порабощать всегда так просто объяснялось желанием выживать, что у нее ни разу не возникало никаких сомнений в оправданности действий обеих сторон, где все просто, по ее разумению, пыталась сохранить себе жизнь. Естественный природный отбор, без великих придуманных целей, без глобальных причин и громких и бесполезных злодеяний. 'Просто так устроен мир', - как однажды сказал Учитель. - 'Это и есть зыбкое равновесие'.
  
  Но теперь, буквально в один миг, всего от одной мысли, от одного вопроса, заданного ее же разумом, пусть и таким необычным путем, все перевернулось с ног на голову, переведя это противостояние на какой-то другой уровень, ведь поверить в резко проснувшееся в демонах благородство и желание накормить своих слуг было невозможно, а значит...
  
  - Они что-то ищут, - вслух произнесла Сорано свою догадку, - Что-то, что хранится в этом мире, даже не подозревая об их существовании... что-то, что очень им нужно, - она перевела взгляд на ночное небо. - Или кого-то...
  
  Стражница поежилась. То ли от удивительного открытия, поразившего ее до глубины души, то ли от ветра, поднявшего неожиданно на улице, все тело стало знобить и она поспешила обратно в комнату, последний раз за тот вечер взглянув на удивительно отчего-то спокойную гладь воды.
  
  'Но как такое может быть?', - только и успела подумать она, придерживая плащ, сдуваемый с плеч резкими порывами ветра, а потом... все вокруг, в том числе и она сама, застыло, будто обращенное чьей-то волей в восковой игрушечный мир...
  
  Академия 'Опакум', сад Академии
  
  Невысокая фигура, облаченная в темный коричневый плащ путника, медленно двигалась по саду Академии в сторону центрального входа в здание. Из-под капюшона идущего то и дело выбивались короткие черные, как вороново крыло, волосы, а золотистый свет изредка отражался на гладкой блестящей коже странника. Незнакомец шел по аллее уверенным медленным шагом, будто точно знал, куда она ведет, при этом шёл настолько бесшумно, как если бы ноги его вовсе и не касались земли. Лишь на секунду остановился он у фонтана и аккуратно, как величайшей драгоценности, коснулся капель воды, бездвижно зависших в воздухе, а потом снова продолжил свой путь.
  
  Когда же фигура достигла центрального входа в жилой корпус академии, запертого на огромный замок, заговоренный древней магией, тело юноши, превратившись в призрак, просто прошло сквозь полуметровую преграду и, вновь материализовавшись в пространстве, проследовало, по прежнему абсолютно бесшумно, далее по коридорам Академии, будто не было на его дороге никаких препятствий вовсе.
  
  Ни разу не остановившись и ни разу не свернув в ненужном направлении, фигура достигла двери в покои Луциса и, помедлив буквально пару секунд, тем же способом, что и преодолев центральную дверь, вошла внутрь.
  
  ***
  
  Луцис стоял у окна. Обездвиженный, похожий на восковую фигуру в восковом игрушечном домике, в который превратилась вся Академия. Он только-только поворачивался, явно направляясь к письменному столу, когда его покоев достигла волна магической силы.
  
  Юноша в коричневом плаще путника недвижимо простоял в дверях около пяти минут, не сводя с Луциса взгляда, скрытого под широким капюшоном. Он пристально изучал каждый изгиб его тела, каждый небрежно выбившийся волос, скользил взглядом по тончайшим, будто высеченным из мрамора чертам лица, вглядывался в золотистые, полные мировой тоски глаза.
  
  Наконец, медленным движением он скинул капюшон, с тихим шелестом упавший на его казавшиеся в тусклом свете ламп хрупкими плечи. Багровые, будто залитые кровью глаза тут же заблестели в сумраке комнаты, как яркие огни. Постояв еще немного на месте, погруженный в собственные думы, странник наконец сдвинулся с места и медленно, будто опасаясь, подошел к замершему телу Луциса. Лицо его не выражало ни малейшей эмоции. Незнакомец стоял напротив юноши, как большая фарфоровая бездушная кукла - недвижимый, лишенный дыхания, ... с почти мертвенным взглядом, устремленным Луцису прямо в глаза.
  
  Спустя некоторое время он протянул к лицу Луциса руку, почти коснувшись щеки Стража бледными пальцами, но ладонь странника остановилась буквально в миллиметре от щеки юноши, так и не решившись коснуться кожи.
  
  - Самое прекрасное Создание Системы, - шепотом, почти не разжимая губ, сказал он. - Самое совершенное и безупречное Творение, - рука странника скользнула вверх, на этот раз почти касаясь волос. - Ты даже не знаешь, насколько ты важен, - он вновь замолчал на несколько минут, продолжая вглядываться в глаза юноши, а потом, еще тише, почти про себя добавил, - всем. Ты важен всем, Луцис... - его рука, по прежнему оставаясь буквально в паре миллиметров от тела юноши, словно боясь коснуться его, скользнула вниз, на этот раз остановившись прямо над сердцем. - Если бы ты только знал, Луцис, - только едва заметное шевеление губ выдало его последние слова.- Ты самое дорогое, что есть у этого Мира.
  
  Незнакомец простоял так еще минут десять. Абсолютно недвижимый, почти касавшийся ладонью груди Луциса и не спускавший с него пристального взгляда, будто смотревший на самое ценное, давно утерянное сокровище.
  
  - Береги себя, - с этими словами странник вновь обратился в призрака и растаял в воздухе бесследно...
  
  Академия 'Опакум', покои Главы Клана
   - Ларва? - стоило только восковому оцепенению отступить от стен Академии, как Глава Клана, единственный заметивший произошедшее, резко повернулся к дверям в свои покои. - Ларва был здесь? - ошеломленно прошептал он, не веря собственным словам...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"