Диана 19: другие произведения.

Всё

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ***************************************************************************
  Похищение пиратов
  https://ficbook.net/readfic/2036604
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек/Стайлз
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, AU
  Предупреждения: OOC
  Размер: Мини, 6 страниц
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Капитан пиратского корабля Дерек Хейл влюбляется в деревенского паренька Стайлза Стилински
  
  Посвящение:
  Посвящается моей подруге Любови Гриневой - спасибо, что тратишь на меня своё время
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Это мой первый полноценный фанфик.
  Подарок от читательницы Your Wings - большое вам спасибо
  http://cs629419.vk.me/v629419825/d7b/6NzaTaVvYn0.jpg
  
   Капитан пиратов, известный на всем побережье Карибского моря как Дерек Хейл, наконец-то закончил делить добычу. Его команда была очень довольна. Все знали, что капитан Хейл, благодаря своему аналитическому уму, смелости и ловкости, загребает самые большие деньги отсюда и до северных морей. Он был умен, смел, честен с командой и отважен. Люди были счастливы служить под его началом. Да и баб никаких на его корабле не водилось, бабы же к несчастью, - капитан предпочитал парней. Дерек пошел отдыхать в свою каюту. Парни начали расходиться, и вдруг боцману пришла в голову идея, побаловать своего любимого капитана свежатинкой, сколько можно по причинным местам таскаться, заведем себе своего мальчика, да посмазливей - капитану в подарок.
  
   Когда боцман рассказал свою идею парням её сразу все одобрили - все любили и уважали капитана. Поэтому боцман легко нашел ещё парочку добровольцев. Спустили шлюпку на воду и под покровом ночи отправились в ближайшую деревню. Заходили в дома, просили пить, были предельно вежливы, оставляя хозяевам мелочь, а сами присматривались к домочадцам. И уже в третьем доме дверь открыл молодой и крайне смазливый пацан с тремя родинками на левой щеке. Боцман моргнул парням - есть! Они поблагодарили за воду, отошли в тень и начали ждать, пока в доме погаснут все огни. Позже ночью тихо залезли в дом через открытое окно, спящему парню засунули в рот кляп, связали и, стараясь не шуметь вынесли парня в новую жизнь...
  
   На утро капитан Хейл весёлый и довольный поднялся на палубу и вдруг перед его взором предстал предмет никак не полагающийся быть с утра на палубе пиратского корабля: связанный обнаженный мальчишка. Такого сексуального недоразумения Дерек Хейл не видел не разу за все свои двадцать девять лет.
  
  - Эй, боцман, это ещё кто? - удивленно спросил он.
  
  - Это тебе, капитан, подарок за удачную операцию. От всех парней. А что, не угодили? Я вроде выбирал посмазливее. Но ничего, если не нравится - выбросим за борт. А то оприходуй, а потом выбросим. Чистый хотя бы, не после всех. Как в этих портах. Вчера, когда отплывали и прихватили его с собой. Тебя будить не стали, вот и бросили пока тут.
  Всё время, что боцман болтал, Дерек не мог оторвать восхищенного взгляд от подарка.
  
  - Спасибо, боцман. Скажи всем, я его возьму. - И капитан взвалил на плечи подарок с круглыми от страха глазами. Притащил в свою каюту, положил на кровать и начал любоваться на точеные формы, родинки по всему телу, прекрасные карие глаза и возбужденный член.
  
  - Сколько тебе лет? - спросил Дерек. Парню явно было больно лежать связанным - все мышцы затекли от невозможности двинуть рукой или ногой, но капитан не спешил развязывать тугие пеньковые верёвки, слишком уж сексуальный вид был у паренька - обнаженное тело и истекающий страхом член. Странно, что он крепко стоял даже от страха на пиратской палубе.
  
  - М-м-м-м-м, - ответил пленник с кляпом во рту.
  
  - Ой, сейчас выну, - Хейл смущенно улыбнулся, хотелось смотреть только на возбужденный член, а про кляп совсем выпало из головы.
  
  - Развяжи меня, мне больно.- Заныл паренёк.
  
  - Да, конечно. Засмотрелся. А зовут тебя как? - Спросил капитан, продолжая глазеть на подарок.
  
  - Зовут Стайлз Стилински, мне уже 18, на прошлой неделе исполнилось. Мама праздник закатила, наверное, последний в моей жизни, - непрошенные слёзы наполнили хорошенькие, как у девушки, карие глаза.
  
  - Есть хочешь? - спросил Дерек у отползающего к дальнему краю большой капитанской кровати Стайлза.
  
  - Да и особенно пить, твои дружки бросили меня голого холодной ночью одного на палубе, потом утром меня опалило солнце. И ещё мне страшно, - совершенно не в тему закончил Стайлз.
  
  - Ничего не бойся! Больше тебя никто не тронет! Я сейчас принесу еды и воды.
  
  - Запри меня здесь. Я их боюсь. - канючил Стайлз.
  
  Дерек встал с кровати и, заперев дверь, отправился за едой.
  
  - Ну и как он? - раздался сбоку голос боцмана.
  
  - Больше такого не дари, - тихо сказал Хейл.
  
  - Что не нравится?! - Расстроился моряк.
  
  - Наоборот, очень нравится! Я этого себе хочу оставить, - ответил Дерек и чуть повернулся в сторону - не будет так заметен стояк.
  
  Довольный боцман заулыбался себе в усы и пошёл дальше.
  
   Дерек принес Стайлзу сыр, фрукты, вино и мёд. Таких деликатесов тот отродясь не видел в своей деревне, даже пробовать боялся. Дерек взял виноградинку, сел по-турецки рядом с парнем на кровать, положил себе в рот:
  - Видишь, травить тебя никто не собирается.
  
  - Ну это я уже понял. - Стайлз поплотнее завернулся в простынь.
  
  - Попробуй виноград, есть ещё вино.
  
  - Я хочу воды. - попытался противостоять Стайлз.
  
  - Не глупи, попробуй хотя бы. Тебе же станет легче. - Сказал капитан, поглаживая плечо парня.
  
  - А домой ты меня не отпустишь?! - Жалобно спросил или попросил юноша.
  
  Дерек не хотел врать, но и расставаться с этим чудом не собирался. Просто не мог, прямо с первого взгляда.
  
  - Прошу тебя поешь. - Хейл протянул Стилински яблочко с медом.
  
  Стайлз взял кусочек, положил в рот:
  - Очень вкусно, спасибо.- Мёд капнул на подбородок. Дерек протянул руку и стер каплю пальцем, затем облизал его.
  
  - Я уже и так всё понял, - печально сказал Стайлз и его голос был полон обреченности и согласия.
  
  Хотя бы не страха, отметил про себя Дерек.
  
  - Ешь пока, никто никуда не торопится. Попей вина. - капитан налил Стайлзу бокал вина, разбавив его ключевой водой.
  
  Стайлз взял бокал, глотнул, улыбнулся и разом допил светлое вино:
  - Приятное вино, не крепкое.
  
  Дальше они продолжали завтракать в тишине.
  
  - Я могу поспать здесь? Ночью на палубе было холодно и страшно, а сейчас я хочу спать.
  
  - Спи, конечно. Я посижу в кресле здесь с тобой. - Улыбнулся Дерек.
  
  - Если уйдёшь, запри меня. Я боюсь тех пиратов, что там, снаружи.
  
  Стайлз задремал. Хейл не отрываясь смотрел на него: какое тело, длинное и худое, точенные черты - прелесть. Во сне Стайлз улыбался и крутился по кровати. "Как приятно будет держать его в объятиях" - мечтал Дерек - "Пусть себе крутится, но в кольце моих рук."
  
   Дерек тихонечко встал и вышел по каким-то своим пиратским делам. Но на пол пути вспомнил про воду для паренька и пошел на камбуз. Потом подумал про одежду: "Моя будет большой. Надо взять у юнги". Когда он со всеми вещами в руках осторожно вернулся в комнату Стайлз всё ещё спал. На лице его блуждала сонная улыбка и суровый капитан Хейл дал себе слово, что бы не произошло с ними дальше сохранить эту наивную юношескую улыбку.
  
   Только поздно вечером дела "отпустили" Дерека в каюту. Он провернул ключ и осторожно заглянул в комнату, Стайлз читал, завернувшись в простыню.
  
  - А почему ты не оделся, это что же приглашение?! - Заулыбался Хейл.
  
  - Нет, я боялся брать что-либо без спроса, не знаю какие у вас тут приняты наказания... - подросток выглядел все ещё испуганным.
  
  - У тебя будет только одно наказание... - многозначительно подмигнул Дерек, - Но ты от него никуда не денешься.
  
  - Вот этого я и боюсь. Так можно взять эти вещи? - Стайлз осторожно протянул руку к штанам.
  
  - Да, это тебе. И мне не приятно, что ты меня боишься. Я ничего тебе плохого не сделал и не сделаю.
  
  - Тогда верни меня домой. - Стилински сложил руки в просительном жесте.
  
  - Не могу, боюсь, что не смогу с тобой расстаться. Но взамен обещаю сделать твою жизнь интересной и насыщенной. Может быть когда-нибудь ты и сам не захочешь уйти от меня.
  
  Стайлз удивленно посмотрел на Дерека и пожал плечами.
  
  - Пора спать, Стайлз, ты ложись на кровати, а я прекрасно посплю и на кресле.
  
  - Ложись тоже на кровати. Нам всё равно придется познакомиться.
  
  На этой фразе Стилински отвернулся и притворился спящим. Дерек лег рядом и принялся пялиться на попу парня. Приходилось признать, что даже это было приятным. Дерек проснулся от того, что что-то выскальзывало из его рук. Он открыл глаза, конечно, это Стайлз крутился на кровати. С этой его сонной улыбкой и божественным запахом ребёнка. Дерек прикрыл полотенцем свой пах и тихонечко встал.
  
  - Ты куда? - спросили спросонья.
  
  - В туалет, помыться, потом на кухню за едой для тебя, - улыбнулся оборотень, было приятно поухаживать за таким милым созданием, особенно сознавая, что Стайлз принадлежит ему целиком и полностью.
  
  - Я пойду с тобой, мне тоже надо! - парнишка вскочил так резко, что запутался в простынях.
  
  - Только оденься, там куча парней, давно без женщин, ты не можешь идти в одной простыне, - капитан подержал готовое упасть тело.
  
  - М-м-м. - Стайлз отвернулся и не снимая простыни пытался натянуть штаны, Дерек давился от смеха, но специально не помогал. Стилински пришлось оголить попку, что бы натянуть брюки и уж этого Дерек не упустил. В штанах стало тесно и жарко. Стайлз повернулся и надел майку.
  
  - Всё я готов, спасибо, что подождал, пошли.
  
  "Я тоже уже готов" - в шоке подумал Капитан.
  
  Они вышли из каюты и поднялись на палубу.
  
   Как ни странно Стайлз быстро со всеми подружился, охотно помогая пиратам с работой. Все ожидали, что "игрушка" капитана будет изнеженно валяться в капитанской каюте, но деревенский паренёк много чего умел и быстро учился всему новому. К вечеру он уже ел со всеми, пил и радовался непонятно чему.
  
  - Стайлз, всё в порядке? - спросил Дерек - Тебе хорошо? Что случилось?
  
  - Ну я ожидал, что меня будут бить и насиловать всем судном. Так что пока этого не происходит всё хорошо.
  
  Тут уже Дерек удивленно пожал плечами.
  
   Вечером, после целого дня на палубе и купания в море Дерек ожидал, что Стайлз сразу свалится спать от усталости. Но в каюте Стайлз начал приставать к Дереку.
  
  - Мне всегда нравились пираты, такие крутые, сильные и загадочные. Правда я думал, что воруют они только принцесс, - засмущался он.
  
  - Ты - моя принцесса. - смеясь сказал Дерек. Но тут Стайлз подошел и робко поцеловал капитана.
  
  - Да, я твоя любимая принцесса. Покажи, как ты меня любишь.
  
  - Ты уверен, а вдруг я потом не смогу остановиться? - предупредил оборотень.
  
  - А вдруг мне понравится, что ты в моей власти и не можешь остановиться? - Стайлз загадочно улыбнулся.
  
  - А вдруг это ты, Стайлз, в моей власти?! - Дерек облизнул губы, чуть показывая клыки.
  
  И тут капитан швырнул Стайлза на кровать. Стайлз оторопел на секунду. А потом медленно снял майку и начал крутить свой сосок, внимательно смотря на сурового капитана и как бы приглашая Дерека присоединиться. Дерек тоже снял майку, бросил штаны в сторону. Потом его губы присоединились к рукам Стайлза. Дальше парни переплелись в тугой клубок объятий и поцелуев.
  
  - Подожди, Стайлз, дай мне секунду.
  
  - Зачем это?
  
  Дерек спустился вниз по телу Стайлза и взял в рот восставший член. Принялся нежно посасывать и облизывать эту конфетку.
  
  -Да, да. - стонал Стайлз. Пока не взорвался прямо во рту Дерека. Потом Дерек повернул его и принялся намазывать вазелином себя и нежную маленькую дырочку сзади Стайлза.
  
  - Не бойся. - Сказал Хейл, растягивая пальцами упругие мышцы.
  
  - Я и не боюсь. Давай, я тоже хочу сделать тебе приятно.
  
  Дерек начал медленно и аккуратно вставлять свой член. Стайлз болезненно постанывал, но продолжал торопить Хейла:
  - Давай, давай уже.
  
  Дерек очень осторожно двигался внутри Стилински, давая тому привыкнуть к его не малому размеру. Стайлз покрутился немного, пока не подстроился в такт движениям Дерека. И начал себя поглаживать. Так они и кончили вместе на одной ноте, в одном порыве чувств.
  Потом долго лежали молча и еле дыша.
  
  - Когда повторим? - спросил Стайлз и поцеловал Дерека.
  
  - Не сегодня. Посмотрим, как ты будешь себя чувствовать, - Дерек успокаивающе погладил парня по плечу.
  
  - Я чувствую себя счастливым, это считается? - улыбнулся подросток.
  
  - Да! - Дерек засмеялся и поцеловал чью-то вихрастую макушку.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Пожиратель Альф
  https://ficbook.net/readfic/2036764
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек/Стайлз
  Рейтинг: R
  Жанры: Романтика, Детектив, AU
  Предупреждения: OOC
  Размер: Мини, 3 страницы
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Стайлз пропал, Шериф Стилински звонит Дереку
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
   Во вторник вечером Стайлз Стилински просматривал интернет с мобильного телефона, лежа на своём любимом волке, пока тот читал. Неяркий свет луны прочерчивал оранжевую дорожку по гостиной оборотня.
  - Дерек, Дерек, посмотри, что я нашел. В интернете пишут о серийном убийце, убивающем только Альф-оборотней. Его называют "Пожиратель Альф".
  
  - Стайлз, какой ещё "Пожиратель Альф"? Где ты берёшь этот бред?! Об оборотнях знают единицы, мы скрываемся как только можем. Заканчивай с глупостями. Иди уроки сделай, - ответил Хейл, не отрываясь от книжки.
  
  - Ты мне не отец! - разозлился паренёк.
  
  - Ну, хорошо, извини. Я просто тоже беспокоюсь о твоём будущем. Ты же мне не безразличен. Ну, чего ты хочешь, чем займёмся? - вздохнул Дерек.
  
  - Я хочу целоваться, - сказал Стайлз, сразу и выполняя своё желание.
  
  - Сейчас? Когда мы одни у меня дома? - отбивался оборотень.
  
  - А когда же, при людях? Или при твоих оборотнях - 12 завидующих глаз? - надулся Стилински.
  
  - Они не завидуют, они желают мне добра. Просто они беспокоятся о том, в какой "хрупкий предмет" я влюбился. Если с тобой что-то случится, моё сердце... Ладно, не будем об этом. Пошли уже...
  
   Дерек валялся на кровати с книжкой. Вдруг раздался звонок. "Шериф Стилински" высветилось на экране мобильного телефона.
  - Слушаю, - вздохнул Дерек.
  
  - Дерек, отпусти ребёнка в школу, ему ещё два года учиться, - раздалось с того конца трубки.
  
  - Стайлз не у меня, вчера вечером я отвез его домой и больше не видел. Он приходит обедать после школы, - оправдывался оборотень.
  
  - А, так вот он где ест. Вечно кричит, что сыт... Я не хочу никого пугать, но, кажется, сам я напуган. Видимо, Стайлз пропал. Утром я его разбудил в школу и ушел на работу. Только что мне позвонили из школы - Стайлза там нет.
  
  - Может он у Скотта? - Напугать оборотня не так легко как человеческого шерифа.
  
  - Скотт в школе. Я его спросил, Стайлза он сегодня не видел.
  
  - Может решил прогулять. Я сам был таким же. Вечно у него всякие дурацкие идеи бродят в голове.
  
  - Может и так, но что-то на сердце у меня не спокойно... Дома его тоже не было.
  
  - Шериф, мы с парнями порыскаем по округе, но вы держите меня в курсе если он объявится! - сдался Хейл.
  
  - На это я и рассчитывал. Спасибо, Дерек.
  
  Не успел Дерек положить телефон, как внизу в холле нарисовалась вся стая - 4 парня и 2 девушки.
  - Вы уже и мысли мои читаете? - удивился Дерек Хейл.
  
  - Нет, прослушиваем полицейскую частоту, - ответила Саванна, самая молодая из оборотней. Только вчера она была бродяжкой, а сегодня уже Бета.
  
  - Саванна, мы с полицией на одной стороне, - сказал Дерек.
  
  - Ну, это сегодня, а что будет завтра - никто не знает. - Эрика всегда поддерживала новенькую. Впрочем, как и все. Отношения в стае были по-братски теплыми.
  
  - Ладно. Давайте его найдем.
  
  - Не так быстро, Дерек. Мы подозреваем, что это похищение. В городе появился некто, представляющийся агентом ФБР и расспрашивающий о тебе, - сказал Бойд.
  
  - Что ещё знаете? - Оборотень осознал, чем это грозит такому хрупкому и любимому мальчишке.
  
  - Только то, что это - крупный накаченный мужик с военной выправкой и пугающим лицом. Может быть оборотень или же охотник на них.
  
  - Я ещё кое-что знаю, видела в инете.
  
  - Саванна, не тяни, - рявкнул уже напуганный не на шутку Дерек.- Что там?
  
  - Это Пожиратель Альф, и ему нужен ты. Я видела наши форумы, где описывали его поведение и тактику: ловить вожака на живца. Обычно это кто-то из стаи.
  
  - Он просит выкуп или должен сообщить мне, где я могу обменять себя на него? Как это происходит?! - Дерека уже сильно трясло.
  Саванна смущенно молчала.
  
  - Саванна, что? - зарычал тот.
  
  - Ты должен сам, в одиночку, найти его по запаху крови. - Если до этого Дерек был красным от злости, то за секунду стал белее мертвеца.
  
  - Ясно.
  
   Поиски привели Дерека в промышленную часть города, к старому закрытому помещению. Вокруг было тихо. Дерек ногой выбил дверь и попал в незнакомый коридор. Из-под одной из дверей сильно тянуло кровью. Дерек распахнул её и обмер. На шикарной кровати, застеленной шелковым белым бельём лежал обнаженный Стайлз. Руки его были привязаны к изголовью, избитое тело осыпано лепестками роз. Комната благоухала дорогими духами. Рот подростка был заклеен скотчем, но Стайлз настойчиво мотал головой из стороны в сторону и заплаканными глазами указывал куда-то в угол комнаты. Дерек и сам знал, что это ловушка, но не знал какая. На миг он задумался о том, как всё это выглядело гротескно и фальшиво: грязная комната, подозрительная тишина. И, напротив, дорогие духи, шелковые простыни, лепестки роз и избитый подросток. И тут он заметил на простыне между ног Стайлза две капли крови. Дерек с шумом втянул воздух: " Я сам его разорву на две половины!"
  
   И тут воздух взорвался градом разбитого стекла, из двух противоположных окон комнаты шесть оборотней бросились на похитителя. Как бы силен он не был, собирая силу убитых им Альф, с шестью одновременно он не смог справиться. Саванна накрыла Стайлза простыней и начала развязывать его руки. Бойд разломал пистолеты и арбалеты, направленные на входящего через дверь. И только сейчас Дерек шагнул в комнату. Саванна закрыла глаза Стайлза от столь неприятной картины, а Дерек разорвал горло Пожирателя Альф.
  
   Раздались сирены полиции и скорой помощи. Вдруг помещение, где раньше висела ужасающая мертвая тишина, наполнилось звуками жизни.
  
  - Дерек, большое спасибо! - шериф Стилински обнимал живого, но всё еще напуганного и еле стоящего на ногах сына. - Мы домой.
  
  - Папа, я хочу остаться с Дереком. Там безопасней, знаешь, этот гад просто залез
   через окно спальни и вытащил меня за волосы из ванной.
  
  - Стайлз, это не совсем удобно. Дерек занят... - начал было шериф.
  
  - Дерек, ты занят?! - спросил Стайлз.
  
  Дерек смутился:
  - Он будет спать в отдельной спальне, шериф. Всё нормально. Мы с парнями по очереди будем караулить. Больше его никто не тронет. А днём он и так всё время у меня.
  
  - Папа, ну пожалуйста! - заканючил уже уверенный в успехе паренёк.
  
   Дерек смотрел на спящего Стайлза. Возбуждения он не чувствовал, только радость. Всё хорошо, его золотой мальчик с ним. Придет время и, может быть, Стайлз будет готов рассказать, что там произошло, в той ужасной комнате. А может, это время не наступит никогда. Стайлз смог уснуть только после успокоительного. Но его сон всё равно был тяжёлым и тревожным. Дерек сжимал его руку, забирая себе всю боль. Сквозь сон подросток пытался прижаться к Дереку, неосознанно ища защиты. Дерек плюнул на все обещания шерифу и лег рядом.
  - Люблю тебя, - пробормотал Стайлз и, наконец-то, расслабился.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Спровоцированные
  https://ficbook.net/readfic/2036833
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек/Стайлз
  Рейтинг: R
  Жанры: Романтика
  Предупреждения: OOC
  Размер: Мини, 3 страницы
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Бета предлагает Дереку скрасить ожидание скорого 18-летия Стайлза
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
   Саванна, бета-оборотень, осторожно просунула голову в дверь спальни Дерека.
  
  - А Стайлз уже пришёл? - невинно спросила она.
  
  - Нет. У него уроки заканчиваются только через час, - ответил Дерек, не отрываясь от книги, которую читал.
  
  - Хорошо, - голова исчезла.
  
  Дерек продолжил читать. Не успел он закончить страницу как дверь опять открылась. Зашла Саванна, абсолютно обнаженная, но накрашенная и благоухающая терпкими сексуальными духами:
  - Дерек, давно собиралась тебя поблагодарить. За то, что спас меня тогда в подворотне, и принял в стаю, дал жильё, работу и вообще семью.
  
  Дерек ответил, стараясь смотреть ей только в глаза:
  - Зачем всё это? Простого "спасибо" было бы вполне достаточно...
  
  - Меня никто не заставляет, просто я сама тебя хочу, - красивое молодое девичье тело оказалось в опасной близости от альфы.
  
  - Я, знаешь ли, гомосексуалист. Я тебе об этом ещё тогда сказал, - спокойно ответил вожак стаи.
  
  - Я помню, что ты говорил. Но я не поверила, решила, что это новая уловка, что бы затащить девушку в постель.
  
  - Мне не нужны уловки, я намного сильнее тебя! Саванна, ты моя бета, такая же как и все в стае. Я тоже отношусь к каждому из вас как к своей семье. Я укусил вас всех, теперь мы одной крови. Но это и всё... Я люблю другого.
  
  - Он же человек! К тому же совсем мальчишка! - Саванна сама не заметила, как перешла на повышенные тона в этом не легком разговоре.
  
  - Я прекрасно могу подождать, пока ему не исполниться восемнадцать, - Хейл не подавался, оставаясь таким же равнодушным к девичьим прелестям, как к сексуальному страусу.
  
  - Может, я могу помочь тебе, пока ты ждёшь? - предложила Саванна.
  
  - Разве я просил о помощи? Мне не нужна помощь, всё хорошо, - улыбнулся Дерек, всё так же оставаясь на кровати с книгой.
  
  - Да, я уже взрослый, мне всё можно! - Стайлз ввалился в комнату, как всегда без стука.
  
  Впрочем, все входили к друг другу именно так. В стае секретов не было. Некоторые снимали вместе квартиры в городе. Некоторые даже коротали ночи вместе, по обоюдному желанию.
  
  Дерек быстро набросил на Саванну клетчатое зеленное покрывало.
  
  - Стайлз, как давно ты тут? Много слышал? - от злости и разочарования у беты во рту выступили опасные длинные белые клыки.
  
  - Я же только что пришел, ничего я не подслушивал. Хотите, я вообще уйду?! - надулся Стилински, но явно не испугался за свою жизнь - Дерек же рядом.
  
  - Не надо. - ответила Саванна, выходя из комнаты - Мы уже закончили.
  
  - Почему ты так рано? - спросил довольный Дерек, ничего не может быть лучше солнечного мальчика с четырьмя родинками под левым глазом?
  
  
  - Что, помешал вашему свиданию? Учитель химии пропал и нас отпустили пораньше, - Стайлз явно ревновал к своенравной новенькой.
  
  - Опять? У него что, это вошло в привычку?! - рассердился оборотень.
  
  - Прошлого принесли в жертву, это новый. Что ты на меня так смотришь? Думаешь, не совершил ли ты ошибку, выбрав меня? Саванна сексуальнее? - надулся паренёк.
  
  - Саванна хотя бы понимает с кем она имеет дело, - резонно ответил оборотень.
  
  - Я тоже понимаю и люблю тебя! - заверил Стайлз.
  
  - Вот сейчас и выясним, - сказал Дерек и вдруг как зарычит на Стайлза оборотнем.
  
  - Зубы ты чистил? - скривился, а не испугался Стилински.
  
  - Да, а что, плохо пахнет? - спросил Дерек, даже не замечая, что обратился обратно в человека.- Ладно, ты перехитрил меня. А вот так...- и он плавным движением снял с себя майку, расстегнул и снял джинсы, всё это делалось, надвигаясь на Стайлза.
  
  - Всё хорошо, - сказал улыбающийся Стайлз, отступая и отступая назад, пока не упёрся в стену.
  
  К тому времени уже и боксеры Дерека валялись в углу комнаты. Дальше крутой вожак принялся за Стайлза: майка разорвана пополам, джинсы и трусы - в клочья. Вдруг улыбающееся лицо подростка исказила гримаса. Он закатил глаза.
  
  - Дерек, мне больно! - положил руку на грудь Дерека. Ближе подойти уже было не реально, два восставших жезла, причем второй не на много меньше первого, преграждали дорогу.
  
  - Что случилось, я тебя поцарапал? - спросил испугано Дерек. - Где болит?
  
  - Вот здесь, ты срочно должен помочь мне... - и Стайлз положил руку Дерека себе на член. Больше Хейл уже не смог терпеть, он подхватил Стилински на руки и отнес на свою кровать.
  
   И тут "умирающий от боли" приоткрыл один глаз и сказал:
  - Губами быстрей поможет!
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Спасение в лесу
  https://ficbook.net/readfic/2037081
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек/Стайлз
  Рейтинг: G
  Жанры: Романтика, AU
  Предупреждения: OOC
  Размер: Драббл, 3 страницы
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Дерек в лесу пытается спасти Стайлза
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
   Стайлз садился в самолёт, лето закончилось и он покидал лагерь. Для шестнадцатилетнего подростка совсем и не плохо немного отдохнуть от дома и отцовского надзора. Тем более, когда твой отец не кто-нибудь, а городской шериф. Все друзья Стайлза, провожая его в дорогу, наставительно рекомендовали ему познакомиться в лагере с какой-нибудь симпатичной девушкой. "Неплохо бы так же и насладиться первым в твоей жизни поцелуем" - посоветовал ему Скотт. При мысли о поцелуях перед лицом Стайлза возник чей-то мохнатый и громадный торс. "Так про Дерека мы не думаем" - отдёрнул себя Стайлз, не хватает только разреветься как девчонка прямо здесь, перед полётом. Все решат, что я трушу. "А я трушу? - спросил сам себя Стайлз. "Трушу подойти к Дереку и первым его поцеловать?! Интересно, он удивится? И да, кстати, в чем выражается его удивление?! Ну не съест же он меня, но поцарапать вполне может, так себе, очень сильно поцарапать." При этих мыслях Стайлз почувствовал возбуждение: "Нет, так нельзя, надо быстро сесть, не привлекая ничьего внимания к моей ширинке."
  
   В начале полета Стайлз задремал и снились ему чей-то грубый смех и нежные объятия. Прекрасный сон так заворожил подростка, что он не почувствовал ни как самолет начал терять высоту, ни собственно самого падение...
  
   Очнулся Стайлз уже в заснеженном лесу, в крепких мужских объятиях.
  
  - Тихо-тихо, не рыпайся, я ничего тебе не сделаю, - чей-то грубый голос настойчиво просил, а вернее требовал от Стайлза не двигаться.
  
  Но в левом боку вдруг закололо и на Слайлза начала накатываться волна боли.
  
  - Сейчас станет легче, подожди минуту, - Дерек сильно сжал его руку.
  
   И только тогда, когда боль наконец стала уступать Стилински узнал родной и до боли любимый запах зверя.
  
  - Люблю тебя, моё чудовище, мой волк, - так просто и в то же время так страшно было произнести это в первый раз.
  
  - Достаточно простого "Спасибо", - смутился Дерек, - Да, это я вытащил тебя из горящего самолета. Но с тобой не всё в порядке, я должен отнести тебя в больницу. У тебя в боку осколок железа. Вынимать его сейчас опасно, ты можешь умереть от потери крови.
  
  - Да, это конечно хуже, чем смерть от перевозбуждения... - заметил Стилински.
  
  - Отчего, отчего? - удивился Дерек и вдруг почувствовал на щеке чей-то слюнявый поцелуй.
  
  - Так, заканчивай с поцелуями, я дал себе слово подождать до твоего восемнадцатилетия, - строго произнёс оборотень.
  
  - А меня ты спросил, может я хочу сейчас, я не доживу до восемнадцати, сомневаясь, любишь ты меня или нет, - канючил Стилински.
  
  - Конечно, люблю, глупыш! А теперь, помолчи, ужасно не удобно бежать по лесу с тобой на руках и с возбуждённым членом.
  
  
   Дерек надрывался, бежал, что есть мочи, что бы принести Стайлза как можно быстрее в больницу Бейкон Хиллз. Он чуял кровь. Несмотря на затычку-осколок из раны подростка текла кровь. Так медленно капля за каплей вытекала его жизнь. Дереку придётся принять не простое решение - если Стайлз умирает его надо укусить. Превращение в оборотня вылечит все раны Стайлза. И хотя Дерек считал, что укус - это подарок, он не хотел, чтобы именно так всё и обернулось. Как сможет он ранить своего золотого мальчика. Как можно причинить ещё больше страданий этому бесстрашному и наивному ребёнку. Сердце бывалого воина сжалось от боли. И хотя казалось, что быстрее бежать просто не реально, Дерек полетел как на крыльях. Всю дорогу Стилински то приходил в сознание, то вновь терял его. Будучи в сознании Стайлз тихонечко постанывал и лихорадочно шептал Дереку прямо в ухо:
  
  - Ничего, ничего страшного, почти и не болит.
  
  Вот и первые дома Бейкон Хиллз, ещё минут пять и больница.
  
   В приёмном покое дежурил доктор Аддерли, когда громадный мужик внёс на руках окровавленного ребёнка. Кровь продолжала течь на пол.
  
  - Быстро носилки! Что с ним?!
  
   Он поднял глаза от подростка и понял, что перед ним сам Альфа - вожак стаи оборотней. Мало того, что он был просто огромного роста, так он был ещё и сильно возбуждён. Тяжелый член так и распирал ширинку джинс. "Бедный мальчик, надо будет поговорить с его отцом" - подумал доктор. "Но что он сможет сделать, да и не только он, кто в этом городишке пойдет против желания оборотней. Хотя раньше к людям они не приставали, наоборот помогали полиции в раскрытии преступлений. Сами разбирались с пьяными дебошами и поножовщиной." Пока эти мысли крутились в его голове, руки сами делали привычные за двадцать с лишним лет движения - разрезать одежду на подростке, осмотреть раны.
  
  - Я вытащил его из упавшего самолета в лесу, километров пятьдесят отсюда. Больше выживших не было. У него осколок металла в левом боку. Доктор вы сможете помочь, я не очень поздно? - нервничал Дерек.
  
  - Сделаем, что сможем, теперь ждите в коридоре, не мешайте нам работать. И да, позвоните его отцу! - Дерек попытался отойти, но Стайлз не отпускал его руку, лихорадочно сжимая когти окровавленными пальцами.
  
  - Стайлз, пусти, я не куда не денусь, буду тут в коридоре. Я буду ждать столько, сколько понадобится. Куда мне теперь без тебя...
  
   Доктор прислушался к нежному бормотанию оборотня. "Может и не стоит беспокоиться. Любовь она бывает разной. Только истинную любовь ни с чем не спутаешь. Такому грех мешать. Они сами во всем разберутся."
  
  - Готовьте третью операционную, срочно! - только и сказал он медбрату.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Ночной бег
  https://ficbook.net/readfic/2037141
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек/Стайл
  Рейтинг: R
  Жанры: Романтика, AU
  Предупреждения: OOC
  Размер: Мини, 2 страницы
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Поздно ночью Стайлз Стилински решил побегать, но никому об этом не сказал...
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
   Стайлз решил начать бегать. Может быть, он вечно торчит на скамейке запасных в школьной команде по лакроссу именно из-за своих слабых ног. Подросток подождал, когда наконец-то уснёт отец и тихонечко выбрался из своей комнаты через окно.
  
   Не можешь же ты бегать у всех на виду: будущий выпускник школы в маленьком городишке, в котором твой отец шериф, вернее уже бывший шериф - засмеют. Он не рассказал об этом даже старине Скотту, своему самому лучшему другу.
  
  "Ноги - это важно! Недаром же все говорят: "Волка ноги кормят". Так, про волков не будем." - и тут, как назло, сзади раздались чьи-то тяжелые шаги. Стилински вздрогнул и припустился бежать. Где-то глубоко в голове появилась мысль о том, что если бы он так бегал на школьных тренировках, давно бы уже был не только в сборной, но и вообще в профессиональном спорте. Страх быстро затопил собой все остальные мысли... Стайлз бежал со всех ног, шаги сзади, спокойненько так, не отставали. Стилински уже еле дышал и больше всего боялся обернуться назад.
  
  Как вдруг раздался грубый голос:
  - Слабовато ты что-то бегаешь, - Стайлз чуть не умер от облегчения - это Дерек! Он резко остановился и практически упал в грубые лапы с ужасными когтями.
  
  - Надеюсь, ты меня не поцарапаешь?! - простонал он от почти внезапного облегчения.
  
  - А чего ты ждал, бегая в одиночку по ночному Бейкон Хиллз? У нас тут и оборотни, и кенэма, и разная другая нечисть водится. Могут и прибить тихонечко, не только поцарапать... - ответил Дерек.
  
  - Я знал, что ты любишь меня и защитишь, - резонно ответил Стайлз.
  
  - Ага, выходит, что это свидание такое, наедине. Значит ты меня ждал. А предупредить не мог? Хорошо, что я и так каждую ночь за тобой слежу, - и влюбленный альфа поцеловал паренька.
  
  - И что у нас за свидание?! Почему ты не оделся прилично? Не надушился? - злился Стайлз не серьёзно и явно переигрывая.
  
  - От тебя, Стайлз, тоже пахнет потом и страхом, а не дорогими духами, - возразил надувшийся альфа.
  
  - Я представлял тебя в чём-то другом - костюм медсестры или там горничной... - кажется подросток в конец обнаглел.
  
  - Меня, значит? - в улыбке явно сверкали остро наточенные клыки.
  
  - Зато ты был бы сверху... - Стайлз успокаивающе провел костяшками пальцев по груди Дерека.
  
  - Стайлз, замолчи, мы не должны даже думать об этом,- Дерек предосудительно округлил глаза.
  
  - Это ещё почему? Я уже взрослый, мне всё можно. Например, можно пойти к тебе домой и посмотреть с тобой фильм. Лежа в обнимку на твоём красном диване.
  
  - Да, а что будет потом, когда фильм закончится? И по экрану побегут жирные титры? - Хейл нагнетал обстановку своими явными угрозами слабому человеку.
  
  - Потом мы с тобой перейдем в спальню и продолжим там... - загадочно улыбнулся Стилински.
  
  - Что продолжим?!
  
  - Что-нибудь прекрасное и нежное с вазелином или каким-нибудь другим кремом... - не успокаивался подросток.
  
  - А на утро ты сильно пожалеешь и побежишь к папочке?! С больной попкой, жаловаться на злого и жестокого оборотня?
  
  - Ничего подобного, ты совсем и не жестокий, ты - добрый и нежный. Я знаю, что ты меня любишь и никогда не обидишь. Пошли уже. Диван ждёт. - Стайлз положил руку Дереку на грудь, высунул язык и начал обводить им губы оборотня, соблазняя и приглашая.
  
  - Диван хочет посмотреть фильм?! - подозрительно поинтересовался Дерек.
  
  - Ну не придирайся к словам. Пошли, я ужасно хочу тебя.
  
  И Дерек, который весь последний год с трудом сдерживался, при виде этих трех родинок на щеке и одной под ухом, неожиданно даже для себя самого сдался.
  
  Но дома у Хейла бедный диван так и не увидел фильм, зато услышал и почувствовал много такого, чего и в фильмах-то нет. Ну разве, что в некоторых:
  
  Кокетливо поправляя на голове шапочку медсестры Дерек взглянул на Стилински. Выглядел он очень даже пугающе с огромным возбужденным членом наперевес в расстегнутом белом халатике...
  
   - Стайлз, а ты сегодня будешь горничной?!
   Комментарий к
   Мне очень понравилось, дорогая))Вы очень, очень хорошо пишите;))) В Я исправила некоторые стилистические ошибки и, надеюсь, что вы на меня не рассердитесь)) Если вам больше по душе старый вариант, и вы хотите, что бы я больше подобного не творила, то непременно напишите!В любом случае, не стесняйтесь обращаться)
  Р.С. Вы мой идеальный автор! Т. к. с орфографией у вас все отлично, но совсем немного страдает пунктуация и бывают стил. ошибки(к слову, мои любимые в плане исправления)! Эх, я в вас влюбилась:)
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Подарок на 18 летие
  https://ficbook.net/readfic/2042059
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек/Стайлз
  Рейтинг: R
  Жанры: Юмор, AU
  Предупреждения: OOC
  Размер: Мини, 4 страницы
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Дерек давно обещал Стайлзу определенный подарок на 18 летие.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
   После удачной охоты довольный Дерек Хейл возвращался домой. На пороге его полу сгоревшего дома в лесу стоял сам шериф Джон Стилински.
  
  - Привет, шериф, чем могу быть полезен? - осторожно улыбнулся Дерек.
  
  - Надо поговорить, Дерек. У тебя есть пара минут? - шериф Бейкон Хиллс явно не был настроен шутить.
  
  - Конечно, заходите, тут всегда открыто. Хотите выпить? - радушный хозяин судорожно пропустил гостя вперёд.
  
  - Нет, разговор будет не из приятных. - Усталый Стилински потер рукой глаза. - Давай сядем. Я потерял Клаудию и кроме Стайлза у меня никого нет. Он для меня дороже всего на свете.
  
  - Я знаю, шериф. А в чём собственно дело? Почему вы мне всё это сейчас говорите? - Хейл чуть-чуть переигрывал, он явно знал ответ на свой вопрос.
  
  - Дело в том, что я пытался познакомить моего сына с дочкой одного из моих коллег и вышла маленькая неувязочка - Стайлз сказал, что он гей и ты его пара. Я умолчу, как на это отреагировал мой коллега и его дочь. Честно говоря, мне на них плевать. Но что мне важно, так это мой сын. И я хочу, чтобы он был счастлив. Дерек, ты понимаешь, что он ещё молод, неопытен и наивен. Такого легко обидеть. Он влюблён в тебя.
  
  - Шериф, я ... тоже его люблю и никогда не обижу. По поводу секса... - замялся оборотень.
  
  - Стоп, нечего не хочу знать про это, он - мой сын. Мне совершенно достаточно того, что ты тоже его любишь. Я тебе доверяю, знаю, что ты защищаешь наш город. Ты - хороший парень. И раз вы вместе, значит, у меня уже два сына. Только, пожалуйста, присматривай за ним, - шериф тяжело поднялся с дивана в гостиной, на который присел в начале беседы, и протянул Дереку правую руку.
  
  - Да, шериф, обещаю! - Хейл поднялся на встречу шерифу.
  
  Джон Стилински пожал руку притихшему оборотню, и пошел обратно в город. Дерек остался сидеть на диване. Он приходил в себя.
  "Ничего не случилось, шериф рано или поздно всё равно бы узнал. А Стайлз просто в своём репертуаре, как и всегда. Ничего нового..."
  
  - Да, ну я и отчебучил. Ты так про это подумал, признавайся! - Стайлз весело ввалился в комнату. - Да, я всё слышал!
  
  - Перестань ухмыляться. Будь же хоть когда-нибудь серьёзным, - вздохнул Дерек, этот парень сводил его с ума и напрочь перечеркивал все волчьи правила и законы.
  
  - А почему собственно? Все живы и здоровы. Я больше не Ногицунэ. Что не так? - удивился этот Стилински.
  
  И он полез целоваться к Дереку, запрыгнув к нему на колени на диван. Его нежные длинные пальцы гладили щетину Дерека, язык ритмично двигался глубоко во рту Хейла. И тот сдался, ведь против такого напора не устоишь. Руки Дерека бессильно упали на диван, в который Стайлз впечатывал его всем своим подвижным телом. Когда терпеть уже больше не было мочи, Дерек подхватил Стилински под попу, легко встал с дивана и перенес обоих в спальню.
  
  
  Прошло два месяца.
  
  - Алё, шериф, это Дерек. Вы меня искали? - оборотень был в прекрасном расположении духа, теперь, когда парень с родинками на лице стал целиком и полностью его личным счастьем, такое состояние его и не покидало.
  
  - Да, Дерек. Помнишь, у Стайлза завтра День Рождения, 18 лет? - как всегда тревожно поинтересовался шериф.
  
  - Да, конечно, я помню. Уже купил подарок, - сказал Хейл.
  
  - Так вот, мы со Скоттом, Лидией и остальными делаем ему вечеринку-сюрприз. Нам нужна твоя помощь.
  
  - Шериф, всё, что угодно, - расцвел оборотень, даже и не скажешь, что это суровый альфа стаи.
  
  - Ты можешь отвлечь его после школы и держать подальше от дома до 6 вечера? А потом ровно в 6 вы должны прийти к нам домой, - спросил Стилински.
  
  - Конечно, Шериф. Мы не опоздаем ни на минуту! - поклялся Дерек.
  
  - Хорошо, договорились, спасибо. - Дерек положил сотовый телефон и принялся перечислять в уме чем бы занять Стайлза - можно почитать, погулять, поесть мороженное, сходить в кино...
  
  Назавтра сразу после школы радостный Стайлз вбежал в комнату. И нерешительно замер.
  
  - Стайлз, поздравляю тебя с Днём Рождения. Расти большой - не будь лапшой! - кивнул головой Дерек, сидя на диване с книжкой.
  
  - Спасибо, ты не поверишь, ты единственный, кто вспомнил. Даже папа и Скотт меня не поздравили. Я так надеялся, что, хотя бы ты не забудешь, - Стилински рванул к дивану и с разбега прыгнул на любимого оборотня.
  
  - Они не забыли, они все обязательно тебя поздравят, - говорить в поцелуе не просто, дыхания не хватает.
  
  - Ладно, я хочу свой подарок на День Рождения, помнишь, что ты мне обещал? - Стайлз скакал как на лошади, сидя на бедрах альфы.
  
  - Да, я обещал тебе твой первый секс. Но так получилось, что мы уже начали два месяца назад. Так, что я купил тебе кое-что. Сейчас покажу, - Дерек рванулся встать, но любимый не дал.
  
  - Подожди, сначала секс. Я так ждал этот день. Давай отметим! - Стайлз привычно заканючил.
  
  - Хорошо, раздевайся. Я сейчас. - Дерек побежал наверх в спальню и вернулся с маленькой коробочкой. Стилински был уже без ничего.
  
  - Это золотая цепочка с твоим знаком Зодиака, ты - рыба, - улыбнулся счастливый Дерек, значит они оба животные.
  
  - Нет, Дерек, я - рыбы! Надевай уже. Спасибо. Красиво. Я никогда не буду её снимать. Как она смотрится на голом теле? - Стилински вертелся, специально сильно возбуждая.
  
  - А как она вместе с этим голым телом будет смотреться у меня в спальне? - коварно ответил вопросом на вопрос альфа.
  
  Дерек сбросил на пол джинсы и майку. Потом боксеры. Запоздалая мысль, о том, что в кино они уже не успеют быстро канула в лету...
  
  На кровати Стайлз сразу залез наверх, ну любил он быть сверху. Ловко пытаясь оседлать член Хейла.
  
  - Подожди ты, дай взять смазку. Больно же будет, - предупредил вожак.
  
  - Не будет, ты не делаешь мне больно. Ладно, ты бери смазку, а я буду, м-м-м, лизать твои соски, - какой же неугомонный маленький... Дальше разумные мысли покинули голову Дерека.
  
  Хейл забыл обо всём на свете, не успел он намазать член, как Стилински уже пытался сесть на него, постанывая и вертясь. Задел яички. Дерек с силой втянул воздух: "Садист маленький".
  
  
  Лидия, притаившись в темноте в доме шерифа шептала на ухо Скотту:
  
  - Уже шесть и две минуты, где они?!
  
  - Не знаю, придут. Только не ори мне в ухо, как ты это умеешь. Придут, - Скотт и сам не сильно любил ждать.
  
  - Ребята, что делать? Где они могут быть?! - спросил тоже шёпотом Шериф Стилински, он как всегда волновался за своего единственного сына.
  
  - Где-где, у Дерека дома, наверное. Давайте перенесем вечеринку туда. - предложил Скотт.
  
  - Каким образом, оборотень нас услышит, - предположил шериф.
  
  - Но не выдаст. Вы же с ним договорились, - резонно заметил Скотт.
  
  - Не знаю. Ждем ещё десять минут и если их нет, то идем туда, - не хотя согласился отец именинника.
  
  Из них двоих Стайлз проснулся первым и решил спуститься вниз на кухню попить молока: "Помоюсь потом!" - решил он. Тишина в доме была какая-то странная - густая, вязкая и давящая. Стилински абсолютно голый, с подтеками спермы и смазки прошлёпал по лестницам вниз. Зажёг свет в гостиной и тут грянуло из всех углов разноголосым хором:
  
  - С Днём Рождения, Стайлз! Ура!!!
  
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Очередное спасение
  https://ficbook.net/readfic/2067747
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек/Стайлз
  Рейтинг: R
  Жанры: Романтика, Фэнтези, AU, Мифические существа, Первый раз
  Предупреждения: OOC, Кинк
  Размер: Мини, 7 страниц
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Уставший Дерек возвращался с работы. Ехал он соблюдая все правила дорожного движения, только поэтому и успел затормозить, когда задняя дверь едущего впереди черного джипа распахнулась и два здоровых амбала бросили на дорогу чьё-то обнажённое тело.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
   Уставший Дерек возвращался с работы. Ехал он соблюдая все правила дорожного движения, только поэтому и успел затормозить, когда задняя дверь едущего впереди черного джипа распахнулась и два здоровых амбала бросили на дорогу чьё-то обнажённое тело.
  Дерек судорожно затормозил и свернул вправо, сильно врезавшись колёсами в бортик асфальта. Как только машина остановилась, альфа распахнул дверь и бросился к телу. Это был молодой паренек, почти мальчик, сильно избитый и в бессознательном состоянии. Но живой!
  
  - Бля, надо срочно в больницу. Сейчас помрешь у меня тут.
  
  И он аккуратно приподнял худое, почти невесомое тело. Положил парня на переднее сидение, осторожно прикрыв его своей черной кожаной курткой. Парень чудесно пах, был весь такой красивый и сладкий. Если бы не побои и кровоподтеки Дерек был бы не против перепихнуться с таким. Чего стоили только его родинки на щёчке.
  
  - Если ты меня слышишь, нечего не бойся, больше тебе ничего не
  грозит. Сейчас я отвезу тебя в больницу.
  
  - Нет, нет, не надо в больницу. Мне нельзя в больницу, там работает мама моего друга. Она сразу позвонит моему отцу, ему нельзя в это лезть. Они убьют меня, а потом и его. Они страшные люди, - Стайлз был в сознании, его несчастное тело бил озноб, из разбитой губы тянулась ленточка крови, ослабевшие пальцы даже не могли удержать края куртки.
  
  - Согласен, так избить ребёнка... Хорошо, так куда тебя отвезти?
  
  - Отвези меня к себе, пожалуйста, только на одну ночь. Я посплю на диване, приду в себя. А завтра скажу папе, что просто подрался в ночном клубе. Так он ничего не узнает.
  
  - Ты хочешь ко мне? Ты хоть знаешь кто я?! Или это происшествие не научило тебя не доверять чужим людям? - Удивился Дерек, голос его звучал строго, а глаза не отрывались от дороги.
  
  - Я знаю, кто ты. Ты - Дерек Хейл. Мой папа говорит, что ты часто помогаешь полиции. Ты из хороших парней, - Стайлз попытался улыбнуться, но было слишком больно.
  
  - Ну это как раз ничего и не значит, - строго ответил Дерек, но продолжил ехать в сторону своего дома.
  
  - Пожалуйста, только на одну ночь. Обещаю к тебе не приставать, - неудачно пошутил потерпевший.
  
  Дерек с удивлением посмотрел на парнишку и покачал головой:
  - Ладно. Ты, значит, сын шерифа, Стайлз Стилински?
  
  - М-м-м. - Стайлз добился своего, расслабился и уснул.
  
   Дерек подъехал к своему дому, и осторожно вынул спящего подростка из машины. Зашёл и понес его сразу в ванну.
  
  - Брось меня тут. - Стайлз с трудом открыл заплывший от побоев глаз.
  
  - Ну уж нет. Ты у меня дома, тут живут по правилам. Перед сном в душ, - строго сказал оборотень.
  
  - Я не могу стоять. Всё тело болит и голова кружится, - ныл Стайлз.
  
  - Знаю я вас, детей. Напридумывают чего угодно, лишь бы не мыться, - пошутил Дерек.
  
  Стайлз попытался улыбнуться, но разбитые губы плохо слушались.
  Дерек осторожно опустил его в ванну, открыл кран и начал настраивать теплую воду. Стайлз морщился от боли, но старался терпеть. Хейл добавил в ванну пену.
  - Оставить тебя одного?
  
  - Нет, я ещё, чего доброго, утону от слабости. Ну всё, ты меня макнул, теперь можно идти спать? - Стайлз попытался встать.
  
  Альфа покачал головой и начал сам мыть Стайлза. Одной рукой тер его мочалкой, другой держал за руку, забирая его боль.
  
  - Спасибо, Дерек, - уже намного легче произнес Стилински.
  
  - Не за что. Есть хочешь?
  
  - Нет, они много били меня в живот. Боюсь, что ещё долго не смогу ничего есть, - Стайлз скривился от боли.
  
  - Тогда надо хотя бы попить, сейчас сделаю тебе чай с медом, - голос оборотня существенно потеплел.
  
  - Я...
  
  - Что, Стайлз?
  
  - Я не смогу выпить чай. Я потом в туалет не смогу сходить. Туда тоже били. - Ответил смущенный Стайлз.
  
  - Так, я тебя вынимаю. Попробуй сходить "на горшок".
  
  Стилински писал кровью. "Убью сук!"- решил Дерек для себя- "Нельзя же так!"
  
  - Кто это с тобой сделал? - в Дереке заговорил волк.
  
  - Неважно, я потом сам разберусь, - попытался отмахнуться подросток.
  
  - Вижу я, как ты сам разбираешься.
  
  Чистый, благоухающий Стайлз нравился Дереку куда больше. Он даже возбудился: "Черт, теперь надо прятать от него ширинку. Ещё решит, что я его сейчас изнасилую."
  
  - Вот тебе чай, пей осторожно. Знаешь, что ещё мы можем?
  
  Дерек легонько лизнул поцарапанную падением из машины руку Стайлза. Рана стала затягиваться.
  
  - Спасибо, Дерек. Но не можешь же ты меня всего облизать?! - удивленно спросил Стайлз, но в голосе появилась надежда.
  
  Дерек загадочно улыбнулся и кивнул.
  
  - Чёрт, Дерек, кажется, я тебе нравлюсь. - Сказал Стайлз, когда Хейл лизнул его за попу. Попа была последней, после правой руки, правой ноги и правого же бока.
  
  - Ты приятно пахнешь. А теперь спи. До завтра! - Дерек не удержался и поцеловал последний раненый участок.
  
  Альфа сходил в душ и вернулся посмотреть как там потерпевший. Паренек спал, тяжело дыша и явно страдая от боли. Дерек присел на стул рядом с кроватью и осторожно взял Стилински за руку, забирая его боль.
  
  Утром Стайлз попытался повернуться в кровати и проснулся от собственного стона.
  
  - Правая рука, кажется, сломана, - прокомментировал Дерек.
  
  - Ты чего, так и сидел со мной всю ночь? - Стайлз повернулся и лег лицом к оборотню.
  
  - Ну отходил пару раз... - улыбнулся Дерек.
  
  - Подрочить?! - обрадовался подросток.
  
  - Просто в душ, - строго возразил Дерек.
  
  - Да ладно, мужик, я всё равно уже люблю тебя. Мне ты можешь рассказать, - поощрительно улыбнулся Стилински.
  
  - Я сказал "в душ", значит в душ. Раз ты уже можешь хохмить, значит сможешь и встать. Поехали, я отвезу тебя к отцу.
  
  - Сначала в туалет, там зеркало. Посмотрим, можно ли к папе.
  
  - Да, Стайлз, видок у тебя не очень. Но нужно проверить, что с рукой, так что вставай. - Хейл помог Стилински подняться. После душа Дерек не отказал себе в удовольствии полюбоваться красивым телом Стайлза.
  
  После душа они пошли на кухню.
  - Хочу чёрный кофе!
  
  - Ты всегда такой наглый в гостях?! Мал ты ещё для кофе, я тебе хлопья с молоком приготовил, - ответил Дерек даже не поворачиваясь к Стайлзу лицом.
  
  - Блин, мне уже восемнадцать. И, Дерек, - Стайлз положил здоровую руку на грудь Альфы (куда достал) - большое спасибо тебе за всё. Я просто всегда такой... Я очень ценю, что ты со мной возишься.
  
  - Тогда доедай и поехали, - Дерек налил кофе только себе.
  
  В машине Стайлз рассказал оборотню, что взял деньги в долг у ростовщика в центре города. Когда пришло время платить по счетам, оказалось, что у Стилински на двести баксов меньше нужной суммы. Просить у отца не хотелось. И парень попросил отсрочку долга на месяц, что бы заработать деньги. Барыга согласился, но вечером приехали двое громил и забрали Стайлза. Чем закончился этот "прекрасный вечер" альфа видел своими глазами.
  
  - Стайлз, только никому не говори, что я об этом знаю, лады? - заговорчески попросил Дерек, наклоняясь к Стайлзу в своём Комаро.
  
  - Ты их тоже побьёшь? - обрадовался тот.
  
  - Зачем, просто верну им деньги, чтобы на тебе долг не висел, - волк был слишком серьёзен.
  
  - Тогда я буду должен тебе. А ты меня точно изнасилуешь, да?! - допытывался паренёк.
  
  - О, размечтался... Приехали уже. Попытайся встать, - Дерек протянул Стилински руку.
  
  Дверь открыл сам шериф. Джон выглядел уставшим и напряженным.
  
  - Привет, папа. Со мной всё хорошо, - излишне жизнерадостно провозгласил подросток.
  
  - Ну, это я и сам вижу. Дерек, что происходит? Ты что, поддерживаешь его?! - шериф тоже подхватил сына под руку и помог сесть на диван в прихожей. - Стайлз, что случилось?!
  
  - Шериф, он тебе всё расскажет по дороге. Ему нужно в больницу, у него перелом правой руки. И скажите, пусть сделают снимок плеча. По моему, там смещение, но утверждать не буду. Сам я на работу. Стайлз, выздоравливай!
  
  - Большое спасибо, Хейл, что привез его домой. Он очень непутёвый. Но дальше я сам с ним разберусь, - шериф обеспокоенно обходил пострадавшего.
  
  - Сильно не бейте! Хотя он и заслуживает. - Дерек пожал руку Джону Стилински и уехал.
  Ни на какую работу Дерек и не собирался ехать. Он сразу поехал в известный в Бейкон Хиллз ломбард в центре города.
  
  - Есть кто живой? - пошутил Дерек, открывая дверь.
  
  - О, привет. Какие люди или вернее "нелюди". Дерек, чего надо? Ты когда-то говорил, что сюда "ни ногой", - наглости барыге было "не занимать".
  
  - Не совсем так. Я сказал: "Ещё раз перейдешь мне дорогу со своими темными делишками, и я тебя закопаю в лесу. Где темно и страшно настолько, что тебя ещё года два не найдут", - ответил оборотень.
  
  В эту минуту из запасной комнаты вышли двое знакомых Дереку громил. У каждого за поясом был обрез. Но достать их они не успели. Оборотень подскочил и сильно столкнул их лбами друг с другом. Брызнула кровь и они оба упали как подкошенные. Потом Хейл повернулся к хозяину ломбарда:
  - Напиши мне расписку, что Стайлз тебе ничего не должен.
  
  - Сначала верни его долг. И что там с моими парнями? - он повернулся к альфе спиной и посмотрел на своих товарищей.
  
  - Просто отдыхают...
  
  Дерек подошел к окошку в центре решетки, защищающей хозяина ломбарда, и протянул деньги. Тот быстренько схватил их. В ту же секунду оборотень схватил его самого за руку и сильно дернул. Барыга вылетел вперед вместе с решёткой. Дерек одним движением лапы разорвал его глотку. Он не был садистом и не собирался мучить их так, как они терзали подростка. Но и прощать такое он не намеревался. Не хватало ещё, что бы они так же мучили других глупышей. К этому времени подъехала вся стая и волки помогли Дереку убрать следы разборок. Дверь оставили открытой. К приезду полиции, только ленивый не поковырялся в лавке. Вот и ищи следы виновных.
  
  - Дерек, привет. Не знаешь, что произошло в лавке? - спросил Джон Стилински.
  
  - В какой лавке, шериф? - Хейл был мастером разыгрывать удивление.
  
  - А что Стайлз не говорил тебе, что одалживал деньги?
  
  - Первый раз слышу. У кого он одалживал и сколько? - наигранное удивление Хейла тянуло как минимум на Оскар.
  
  - Уже не важно. Они, видимо, сбежали. - Стилински опустил голову.
  
  - Что ещё, Джон? Ты хочешь что-то сказать?
  
  - Дерек, ты и так сделал для нас слишком много... - нерешительно начал шериф.
  
  - Что? - проворчал Дерек.
  
  - Стайлз. Он просится к тебе. Ну или ты навести его. Ему уже легче. Он говорит, что вы подружились. Дурачок, куда ему с тобой дружить! - печальная улыбка осветила замученное лицо шерифа при упоминании любимого сына.
  
  Дерек вздохнул и ничего не ответил: "Это что угодно, только не дружба".
  
  На следующий день в шесть вечера раздался звонок в дверь. Альфа открыл, даже не спрашивая "кто?":
  - Стайлз, тебе не рано вставать с постели?!
  
  - Ну, я могу лечь в твою... - улыбнулся нахальный пацанёнок.
  
  - Ты играешь с огнём. Да, ты мне нравишься. Но ты хоть представляешь, чего именно я хочу? - Дерек схватил Стайлза за талию и притянул к своему огромному стояку в штанах.
  
  - Отрахаешь меня в попу?! - обрадовался подросток.
  
  - А ещё? - строго спросил оборотень.
  
  - Заставишь отсосать себе? - одно предположение краше другого, в штанах у Стилински зашевелился заинтересованный всем происходящим член.
  
  - Почему ты сам пришёл, если такого обо мне мнения?! Я никогда никого не заставлял, и так полно желающих обоих полов, - спокойно ответил Дерек.
  
  - Я тоже желающий. Я очень желающий. Я самый желающий и уже совершеннолетний, - отрапортовал пришедший.
  
  - Тебе надо выздороветь. И, главное, подумай, этого ли ты хочешь. А то, смотри, мне понравится и я тебя потом не отпущу, - альфа явно нагнетал атмосферу в комнате.
  
  - Но так может ты дашь мне пару тем для размышления? - спросил Стайлз и полез целоваться. Потом ему показалось, что этого мало и он запустил руку альфе под майку. Начал гладить живот и грудь, нежно массируя соски.
  
  - Стайлз, я не смогу остановиться - предупредил оборотень, волк и так лез наружу, при виде чьих-то родинок на розовой коже.
  
  - Ну и не надо, - обрадовался подросток, поправляя гипс.
  
  - Ты уверен?
  
  - А ты, волчара, уверен?
  
  Дерек пытался не быть нежным. Он хотел посмотреть готов ли Стайлз к таким отношениям. Да и сумасшедший запах его желания сводил с ума.
  
  - Снимай майку! - Прорычал Хейл.
  
  - Уже! - И Стайлз начал просовывать сначала больную руку в гипсе, потом здоровую. Дереку пришлось помогать.
  
  - Теперь джинсы и трусы, быстро! - привычно командовал альфа.
  
  Стилински хотел всё сделать быстро, но рука в гипсе мешала. В конце концов, подросток запутался в штанинах и упал на попу у ног оборотня.
  
  - Да, ты не очень проворный раб, - прокомментировал Дерек, помогая Стайлзу встать на ноги.
  
  - Ну и накажи меня! - совсем обнаглел гость.
  
  Оборотень кивнул головой. А сам подумал: "Тебя и без меня наказали":
  - Марш в спальню!
  
  Стилински побежал на второй этаж. Оборотень разделся и последовал за ним. На входе в комнату перед ним предстало наипрекраснейшее зрелище чьей-то попки и широко расставленных ног. Стайлз стоял на кровати на коленях, неловко перенося вес тела на здоровую руку и ноги. Альфа улыбнулся и осторожно переложил подростка на левый бок так, что бы не тревожить больную руку. Сам лег сзади Стайлза и начал с поцелуев, нежно поглаживая парня по груди и бокам. Достал смазку и начал массировать кольцо мышц. Потом осторожно ввел сначала один палец, потом два и наконец - три. Когда оборотню показалось, что всё готово "к приёму большого гостя" он заменил пальцы членом. Стилински охнул и изогнулся, приспосабливаясь. Оборотень остановился, чтобы дать Стайлзу время привыкнуть и только потом вошел до конца. Стилински начал поглаживать себя.
  
  - Нет, я сам. - Сказал Хейл. Он хотел, что бы первым кончил подросток. Через пару минут Стайлз взорвался в руке Хейла. Он надрывно дышал и Дерек, который еле сдерживался в бархатной ловушке, начал двигаться. Запах Стилински и улыбка на его лице со всеми этими родинками, делали Дерека счастливым. Когда он кончил и вышел из парня, Стайлз запрокинул голову назад и начал целовать Дерека.
  
  - Волчара, ты только мой. Убью любого, к кому ты прикоснёшься, - простонал он.
  
  - Не надо, я твой. Не знаю, как и когда это случилось, но я тоже убью любого, кто к тебе прикоснётся.
  
  - Как ты убил этих подонков из ломбарда? - Стилински давно догадался.
  
  - Мы не будем к этому возвращаться. Твой отец считает, что они сбежали, узнав о нашей дружбе. Пусть так и останется.
  
  Постель вокруг них была забрызгана спермой и смазкой, но двоё любовников не замечали этого.
  
  Дерек спустился вниз вдоль тела Стайлза и начал вылизывать пах и член. Стилинский задохнулся от кайфа.
  
  - Стайлз, дыши! Ты что это, дыши! А то я перестану... - начал испуганно альфа.
  
  - Да-да, я дышу. Только не останавливайся! - простонал счастливый Стилински.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Мой любимый волчара
  https://ficbook.net/readfic/2088894
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек/Стайлз Питер/Айзек
  Рейтинг: R
  Жанры: Романтика, Ангст, AU
  Предупреждения: OOC
  Размер: Мини, 14 страниц
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Дерек, кажется, влюбился. Он сам не верил, что это возможно после того случая в школе много-много лет назад. После всех этих оборотней и людей обоего пола, которые не задерживались долго в его постели.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
   Дерек, кажется, влюбился. Он сам не верил, что это возможно после того случая в школе много-много лет назад. После всех этих оборотней и людей обоего пола, которые не задерживались долго в его постели. И вдруг сейчас этот сопливый мальчишка со всеми своими родинками и верой в честность и справедливость. Как эти неземные карие глаза и нежные мягкие губы намертво захватили сердце альфы в плен? Дерек Хейл издалека смотрел на Стайлза Стилински немигающим взглядом кобры, хмурил лицо. "Когда же этот мальчишка стал для меня так важен, его безопасность, здоровье и счастье?!" В это же мгновение Стайлз, рассказывающий что-то Скотту, подавился собственным смехом и закашлялся. Через секунду Дерек был рядом, стукнул подростка по спине и угрюмо произнес:
  - Что смешного?
  
  - О, вредная волчара, это не про тебя. И вообще хватит драться. Я же тебя не трогаю, - Стайлз повернулся к оборотню и улыбнулся, от чего родинки на лице переползли ближе к левому уху.
  
  - Можешь попробовать, - произнес Хейл и сверкнул глазами на Стилински. Дерек не привык быть нежным и мягким, поэтому не знал, как это сделать, что и как сказать парню. Его "можешь попробовать" выглядело как "а потом я тебе руку откушу", хотя должно было по идее выглядеть как "и мне сразу станет приятно".
  
  Тут вмешался Скотт:
  - Дерек, всё в порядке. Ты что-то хотел? Я могу тебе помочь? - оборотни в Бейкон Хиллс всегда помогали друг другу против общего врага.
  
  - Нет, всё нормально, - Хейл понимал, что после этой фразы надо бы уйти, но не мог оторваться от смеющихся карих глаз и подвижного рта. "Его бы целовать и целовать... всю жизнь."
  
  - А что вы тут вообще делаете? - спросил Хейл, чтобы не уходить.
  
  - Тупица, мы тут в школе учимся. - И Стайлз опять начал ржать.
  
  Мимо проплыла Лидия, в этом своём совершенном мини и небрежно обронила:
  - Дебилы.
  
  Стилински перестал смеяться и тихо сказал Скотту:
  - Она как всегда нас проигнорировала.
  
  Скотт начал утешать Стайлза:
  - Вовсе нет, она даже что-то нам сказала.
  
  Вмешался Дерек:
  - Я как раз и хотел с ней поговорить. Лидия, - крикнул он, - садись ко мне в машину!
  
  Лидия грациозно повернулась и спросила:
  - А если я не хочу?
  
  - То я тебя заставлю! Быстро! - эти слова сопровождал суровый немигающий взгляд волка.
  
  Лидия повернулась так, будто именно туда и собиралась пойти с утра и двинулась к машине оборотня. Они оба сели в машину и укатили в сторону заката. Стайлз замер и посмотрел им в след так печально, будто это уехала последняя электричка перед концом света.
  
  - Ты её хочешь, а получит - Дерек! - констатировал Скотт.
  
  - Он такой сексуально-брутальный с этими его мышцами и зелёными глазами. Я уже и не знаю, кого из них хочу больше, - расстроился Стилински. - Может, я просто ещё не определился?!
  
  - Или "просто" хочешь к ним третьим?! - констатировал молодой альфа.
  
  - Лидия, ты прекратишь обижать Стайлза! Поняла!!! - зарычал Дерек в машине, как только они тронулись с места.
  
  - И что дальше, может переспать с ним? Или наоборот, отказать ему? Чего ты хочешь? Ты для себя сначала реши, потом скажешь мне, ладно, - Лидия улыбнулась с таким выражением лица, будто и не испугалась вовсе, а всего лишь милостиво согласилась, - только учти, после меня он уже никогда не станет геем и не будет с тобой, о-кей?
  
  Дерек заткнулся и пристально посмотрел на Лидию: "Ничего ей объяснять не надо, до всего дошла сама, настоящая баньши, блин!"
  
  - Просто не обижай его и держись подальше. Он - мой!
  
  - В школу меня верни, я из-за тебя опоздаю на первый урок, - и величественно отвернулась к окну - окончание разговора.
  
  - Не опоздаешь! - проигнорировал оборотень.
  
  Когда они подъехали к школе, все уже разошлись - прозвенел звонок.
  
  У Скотта и Стайлза не было сегодня общих предметов с Лидией, именно поэтому они не видели, как она вернулась в школу.
  
  - Скотт, надо что-то делать, Хейл же похитил её. Может он связал Лидию или голодом морит, или хуже того пытает... - Стайлз дёргал альфу за рукав куртки и ныл уже в полный голос.
  
  - Стайлз, не переживай. Как он её голодом морит?! Лидия только 20 минут назад дома завтракала. С ней всё хорошо, Дерек - нормальный чувак, - успокоил того Скотт.
  
  - Да, тогда, что они там делают? - Стайлз начал ревновать, раз испугаться по настоящему не дали.
  
  - Вот с этого и надо было начинать, ты хочешь знать, чем они там наедине занимаются! - улыбнулся Скотт.
  
  - И чем же? - опять заныл Стилински.
  
  - Я не знаю, но думаю, что нам с тобой безопасней не задаваться этим вопросом. Понял?! Забудь об этом альфе!!! - посоветовал Скотт, отворачиваясь от доски.
  
  - Я не могу!
  
  - Стилински и Маккол, сейчас будете отвечать на следующий вопрос. Быстро умолкли!
  
  В это же время Дерек с книжкой в руках, из которой он не прочитал ни строчки, носился по салону в своем новом доме. "Лидия права, нельзя больше ждать. Кто-нибудь совратит моего мальчика и мне придётся убить соперника, Стайлзом я делиться не собираюсь. Он - мой!!! Надо сегодня же после занятий с ним поговорить. Но как? Что ему сказать - "Я тебя люблю, давай попу" - Так, пожалуй, он не захочет провести со мной всю жизнь.
  
  Дерек позвонил Питеру:
  - Я хочу у тебя кое-что спросить. Но попробуй пошутить об этом и я наконец-то доведу до конца твоё убийство! - Дерек сел на диван.
  
  - Да, дорогой племянник, слушаю и повинуюсь своему альфе, - ехидно произнес дядя.
  
  - Я тебе не альфа, ты не в моей стае. Осторожно с шуточками!
  
  - Ладно, и что ты хотел спросить? Потому что я профи в самых разных областях, - и шёпотом в строну. - Айзек, отвали, я же по телефону говорю. Потом дососёшь! .. Ничего, потерпишь!
  
  - Как ты уговорил Айзека переехать к тебе? - Дерек решил начать из далека.
  
  - Айзека? Ну его долго уговаривать не пришлось, он сам в меня влюбился, - самодовольству оборотня не было предела.
  
  - Ты меня понял, как у вас прошёл первый разговор? Я точно знаю, что это ты захотел его первым! - пересиливая отвращение спросил Дерек.
  
  - Ну, значит, подошёл я к Айзеку, ширинку расстегнул, трусы приспустил, нагнул его и начал запихивать ему в рот. Дальше ничего говорить не пришлось.
  
  - Ты мне не помогаешь, это - плохая идея.
  
  - Ну можно иначе - свяжи Стайлза и тащи к себе. Потом делай с ним что твоей душе угодно, сопротивляться он не сможет. Слабый человечешка...
  
  - Откуда ты узнал, что это Стайлз?! - встрепенулся Хейл.
  
  - Мой дорогой племянник, я уже давно живу на свете, многое вижу, ещё больше замечаю. И внимание - выводы делаю сам!
  
  - Ты, сволочь, к Стайлзу даже не подходи! Знаю я твои приёмчики, сам разберусь, - и взбешенный Дерек бросил телефон об стену, тот - вдребезги.
  
  Прозвенел звонок, все учащиеся бросились к выходу и только Стайлз остался на месте:
  - Скотт, я сейчас быстренько смотаюсь к Дереку, проверю, что там все нормально и сразу же обратно. К следующему уроку успею.
  
  - Ты что сдурел?! Он - альфа и не станет терпеть твоё вмешательство в свою личную жизнь. Забудь и пошли на урок, - Скотт потянул друга по коридору в сторону следующего кабинета.
  
  - Ладно, только мне надо в туалет. И не иди за мной, извращенец, - приказал Стайлз.
  
  Стилински, хоть и был худым, но в узкое окошко в туалете еле-еле пролез: "Бля, как не удобно!". Дальше метнулся на стоянку к своему джипу. И вот он уже летит в сторону леса...
  
  Дерек метался по дому как голодный хищный лев: "Может быть кто-то прямо в эту самую минуту целует Стайлза, кто-то, а не я!!!" Больше терпеть Хейл не мог: "Поеду за ним прямо сейчас, поцелую, а там будет видно". И оборотень подошел к входной двери. Раздался звонок:
  - Кого еще черти принесли?! Я занят! - прорычал он через дверь.
  
  - Волчара, а ну открывай! Если ты её целуешь, я тебя убью! Богом клянусь! Заверну волчий аконит вместе с омелой в рябину и засуну всё это глубоко-глубоко в твою черную задницу! А потом...
  
  Дверь открылась и хмурый альфа спросил:
  - А потом ты что сделаешь? Только подробнее, мне уже интересно.
  
  - Потом не знаю, я ещё не решил, - Стайлз сдулся как воздушный шарик, который прокололи иголкой, при виде мрачного оборотня.
  
  - Лидия вернулась в школу к первому уроку, - спокойно ответил волк.
  
  - Тогда чего тебе от неё понадобилось? - подозрително спросил Стайлз, пытаясь заглянуть в дом через плечо оборотня.
  
  - Я попросит её не обижать тебя, потому что это разрывает моё сердце.
  
  - Что это?! - удивился подросток, кажется, последняя фраза ему всё-таки послышалась.
  
  - Отсутствие улыбки на твоём лице, - серьёзно ответил альфа.
  
  - Ух ты, хочешь сказать, что я тебе нравлюсь. Такому крутому красавчику альфе нравится какой-то мешок с кровью и костями, - удивлению подростка не было предела. Чем это грозит ему лично Стайлз ещё не понял.
  
  - Стайлз, не смей так говорить, ты не мешок, ты - самый прекрасный маленький глупыш на свете, - вдруг Дерек Хейл, вечно хмурый альфа улыбнулся. Он притянул Стилински к себе и поцеловал. Сначала нежно, потом сильнее, просунул язык ему в рот и начал гладить. Стайлз отвечал на поцелуй с присущей только ему грацией слона в посудной лавке и закончил тем, что поскользнулся и упал прямо в лапы к Дереку. Оборотень был не против, он подхватил добычу, ногой захлопнул дверь и понёс своё чудо подальше от чужих глаз в спальню.
  
  - Дерек, подожди, ну подожди ты! - Стайлз пытался одной рукой отодвинуть Дерека, а второй спрятать от волка своё возбуждение в школьных штанах.
  
  - Чего ждать?! - рявкнул оборотень, он ещё не привык быть нежным с человеческим детёнышем.
  
  - Пошли в ванну, я понимаешь бегал, нервничал, потел... Короче, мне в душ надо!!! - попросил или приказал Стайлз, тут как посмотреть.
  
  - Надо, значит надо. Пошли. А чего ты нервничал, боялся, что Лидия меня трахнет?! - обрадовался Дерек - ревнует малец, это хорошо!
  
  - Ну или ты её. Мне оба эти варианта как-то не особо нравились. А где у тебя полотенца?
  
  - Там, в ванной, - оборотень потащил подростка по коридору в душевую.
  
  - Ох, это, бля, не ванна. А целый СПА- комплекс! Это что, джакузи, можно попробовать? - Стайлз тянул свои загребущие ручки ко всем современным кранам и насадкам.
  
  - Ты же в душ хотел?! - удивился оборотень, настраивая теплую водичку.
  
  - Мало ли чего я хотел, пока джакузи не увидел... - сообщил подросток.
  
  - Ладно, но я с тобой. Не боишься? - спросил оборотень, срывая с себя майку.
  
  - Совсем и не боюсь, но жопой чую завтра я об этом пожалею?! - Стайлз вечно предвидел будущее, особенно не сулившее ничего хорошего.
  
  - Я сделаю всё на свете, чтобы ты не пожалел ни завтра, ни послезавтра и никогда вообще, - пообещал волк, подбираясь к телу.
  
  Стилински хотел было снять майку, но альфа нежно его остановил:
  - Я сам! - Оборотень снимал одежду попутно целуя всё, что попадалось под руку - плечо, ключицу, сосок.
  
  - Дерек, я сейчас кончу, ещё до того как всё начнётся. Давай уже залезем туда... - попросил Стайз.
  
  - Ладно, давай! - Хейл включил воду и быстро разделся.
  
  Теплая водичка бурлила, создавая и без того сексуальное, настроение. Стилински обслюнявил волку щеку, потом шею и уже собрался отправиться пониже.
  
  - Дай-ка, я буду первым, - альфа спустился вниз по телу Стилински, нарочно задевая возбуждённые соски и поглаживая бока. Затем он приподнял, разомлевшего от удовольствия, подростка и посадил на край джакузи, помогая облокотиться на стену. Потом поцеловал возбуждённый член, взял его целиком в рот и начал посасывать. Стайлз стонал и корчился, пытаясь вырваться, но оборотень не давал, сдерживая до тех пор пока подросток не кончил.
  
  - Дерек, ты - любовь всей моей жизни! Надо же, я кончил, первый раз не помогая себе сам.
  
  - Надеюсь, этот первый раз не станет так же и последним? - спросил встревожено Дерек, - Ты почему так вырывался?
  
  - Мне было очень хорошо, так хорошо, что я уже не мог выдержать, - сообщил подросток.
  
  - Обещаю, дальше будет только лучше, - и альфа поцеловал своё приобретение.
  
  
  Скотт Маккол встретил Лидию в коридоре после второго урока.
  
  - Ты уже вернулась? - удивленно спросил он.
  
  - Да, Хейл покатал меня пару минут и вернул в школу, - Лидия повернулась, покрутив юбкой и пошла по коридору в другую сторону.
  
  - А я думал он на тебя запал?! - бросил ей в след встревоженный Скотт.
  
  - "Запал" он, как ты выражаешься, на Стайлза. Кстати, а где он? - спросила Лидия, удивленно оглядываясь.
  
  - Не знаю, наверное ещё на уроке, у него была история. А у меня английский.
  
  - Может с ним поговорить? - спросила встревожено Лидия, - он, поди, не в курсе предпочтений альфы.
  
  - Стайлз "не в курсе" и своих предпочтений, мечется между тобой и Дереком. Пойду поищу его, - сказал Скотт.
  
  Поиски ничего не дали, Скотт обегал всю школу вверх и вниз несколько раз, но Стилински как сквозь землю провалился. Только тогда до Маккола дошло, что подросток сбежал к Дереку и, возможно, нуждается в спасении. Он не сможет противостоять альфе оборотней, такое даже Скотту было не под силу, куда уж обычному человеку. Теперь Скотт бросился на стоянку, оседлал свой мотоцикл и отправился на нём в лес.
  
  Подросток балдел в джакузи, Дерек молча рассматривал его и хмурился.
  
  - Волчара, всё хорошо?! Сейчас будет твоя очередь, дай мне только пару минут, - Стайлз извернулся и лизнул оборотня в щёку.
  
  - Стайлз, я не тороплюсь, мне нравится на тебя смотреть, - улыбался довольный альфа.
  
  - Тогда чего такой хмурый?
  
  - Наверное, по привычке. Мне хорошо и наконец-то спокойно.
  
  Раздался звонок в дверь. Хейл тихо ругнулся и пошёл вытираться:
  - Ты сиди здесь, наслаждайся, а я посмотрю кто там. Только прошу тебя не выходи так, давай пока будем прятать наши отношения. Хотя бы пока не расскажем друзьям и родным.
  
  - М-м-м-м, - ответил Стилински.
  
  - Кто это? - недовольно зарычал оборотень, подходя к входной двери.
  
  - Дерек, нужно поговорить, - из-за двери раздался обеспокоенный голос Скотта.
  
  - Мне не нужно, - ответил волк.
  
  - Стайлз у тебя?!
  
  - Какой Стайлз?
  
  - Дерек прошу тебя, открой, он обычный подросток, он даже ещё не определился со своей половой ориентацией. Давай я заберу его домой, пожалуйста.
  
  - Ничего не знаю, - ответил Дерек.
  
  И вдруг со второго этажа раздался, без всякого ложного стеснения, голос Стилински:
  - Не, я уже определился, я - гей и Дерек Хейл - моя пара!
  
  Дерек открыл входную дверь. Наверху лестницы стоял Стайлз, с полотенцем на бёдрах и весело махал другу:
  - Скотт, подожди минутку, я сейчас оденусь и спущусь. Ты знал, что у него тут джакузи?!
  
  - Нет, можешь не торопиться. Хочешь, я сам уйду? - Скотт вздохнул с облегчением.
  
  - Нет, мне всё равно домой нужно, отец будет волноваться, - Стайлз уже собирал вещи домой.
  
  Надежды Дерека на "продолжения банкета" сразу рухнули. "Ладно, как-нибудь в другой раз. Главное, что он знает о моих чувствах. Или не знает? Может он не понял? А может и так много всего нового для одного дня?" Оборотень хмурился как и всегда, поэтому по его лицу ничего нельзя было прочесть. Весёлый Стайлз спустился по лестнице вниз, забавно чмокнул Хейла в щёку и сказал:
  - Пока, волчара.
  
  Затем прошлёпал к Макколу, как будто ничего не случилось. Будто альфа стаи оборотней каждый день отсасывает в джакузи подросткам из средней школы, просто так, в подарок. Дереку стало грустно. Не этого он ожидал от своей любви. "Ну и что, что он маленький, маленький засранец, мог бы и спросить "когда увидимся снова?", предложить встретиться завтра, или ещё что-нибудь другое... Бегать я за ним не буду! Вот и Эрика не против, и Айзека можно отбить у Питера." Но почему-то никого из них не хотелось до дрожи в груди. Хотелось пойти утопиться или нагрубить Кейт Арджент, что практически одно и тоже. Дерек взял многострадальную книгу и пошел на кухню варить кофе. Ночью он спал беспокойно, ему снились маленькие голубые бабочки с лицом Стайлза Стилински, которые всё улетали и улетали от альфы. Он ловил их, а они улетали, весело посмеиваясь.
  
  Утром Дерек встал злой и невыспавшийся, после чашки кофе он отправился в город, в торговый центр купить новый мобильный. Только вышел с мобилой из магазина столкнулся с Айзеком и Питером.
  
  - Мой дорогой племянник и тебе доброго утра. Как всё прошло? Стилински наконец-то распрощался с своей девственностью? Как его попка, бо-бо?! - И Питер подленько улыбнулся.
  
  - Не твоё собачье дело! - прошипел альфа, сверкнув клыками и исчез в толпе.
  
  - Айзек, быстро доедай мороженное и пошли у меня новый план, - оборотень обрадовался возникшим перспективам.
  
  - Какой ещё план? - подозрительно поинтересовался подросток.
  
  - Поможем Дереку и он опять примет меня в свою стаю.
  
  - Ты уже как-то "помог" ему в любви и он только сейчас, пятнадцать лет спустя, начал приходить в себя. Так что не надо этого делать!
  
  - Ты даже не знаешь, что я задумал, - Питер только что не потирал руки от удовольствия, ну или лапы.
  
  - Ну и что же ты задумал?
  
  - Судя по всему этот бородавчатый сопляк ему отказал вчера. Вот мы наедем на него немного, так пару рёбер сломаем, что бы знал как отказывать альфе. И мой племянник получит свою любовь шелковой.
  
  - Не будет этого! Я тебе не позволю. Ты не будешь обижать никого из моих друзей.
  
  - Да, что ты говоришь! Что ты можешь мне сделать, козявка? - ехидно спросит Питер Хейл.
  
  - Я могу уйти от тебя и ты меня больше никогда не увидишь! - Лейхи был серьёзен как никогда.
  
  - Куда ты пойдешь, тебе никуда идти, у тебя нет дома! - радовался бывший альфа.
  
  - Это ты так думаешь. Скотт и его мама давно звали меня к себе. Наконец-то поем что-то получше вечных пиццы и сосисок. Или Стайлз и шериф, там вообще отдельная комната для меня. Питер, я с тобой потому что люблю тебя. А не потому что мне некуда идти. Ты говорил, что стал другим, ты никогда не поднимал на меня руку. Но больше я так не хочу, мы введем пару правил или я уйду, - мальчишка был серьёзен как никогда ранее и сверкал на волка прекрасными карими глазами.
  
  - Каких ещё правил? Что ты хочешь? - такой Айзек пугал...
  
  - Всё просто: ты не унижаешь меня на людях и...
  
   - Я думал тебе это нравится? - удивился оборотень.
  
  - Во время секса - да, но не при моих друзьях и знакомых.
  
  - Ладно, что ещё? - Питер отвернулся и уставился на продавца мороженного.
  
  - Ты не обижаешь моих друзей, никого из них. Понял? - Айзек дернул его за руку, заставляя прислушаться к своим словам.
  
  - Да и это всё?
  
  - Никаких бородавчатых сопляков и поломанных ребер, ясно?
  
  - Да понял я, это всё? Пока ничего сложного, - оборотень пожал плечами.
  
  - И ещё мы введем кодовое слово.
  
  - Что ещё за кодовое слово? Зачем?
  
  - Если я скажу его, ты останавливаешься.
  
  - Прямо во время траха, я не смогу, - Питер покачал головой, этот разговор начинал его раздражать.
  
  - Не можешь остановиться - не начинай!
  
  - Ну что было не так вчера? Айзек, ты кончил как только я дотронулся до твоего члена, я даже подрачить тебе не успел, - не унимался оборотень.
  
  - А до этого ты так затрахал меня, что попа не заживала даже когда ты зализывал раны. Мне было очень больно. Ты не забираешь мою боль.
  
  - Я думал, тебе нравится боль. Ты ничего никогда не говорил раньше.
  
  - Теперь сказал, - на самом деле Айзек давно уже был печальным.
  
  Питер подошел ближе и начал целовать Айзека. Люди обходили их стороной, многие улыбались.
  
  - Айзек, не уходи от меня, ты заставляешь меня быть лучше, чем я есть на самом деле. Ты делаешь меня счастливым. И я, действительно, не могу тебя потерять. Я тоже тебя люблю.
  
  - "Лето"!
  
  - Что "лето", Айзек? - удивился волк.
  
  - Кодовое слово "лето". А теперь поехали в школу и я поговорю со Стайлзом. А ты к нему даже не подойдёшь!
  
  - Почему это?
  
  - Ты - пугающий оборотень, поэтому, - Айзек взял его за руку и потянул на выход.
  
  - А, ты просто меня ревнуешь... - заулыбался тот.
  
  Дерек быстро ехал домой, пока от злости кого-нибудь не разорвал: "Ещё Питер, блять, теперь достанет со своими шуточками: "Как ты человеческого подростка не смог трахнуть, он что, из-под тебя уполз?!"
  
  У входа в дом, прямо на ступеньках сидел Стайлз Стилински собственной персоной. Не успел Хейл открыть дверь, как подросток начал тараторить:
  - Волчара, прости меня за вчерашнее. Я испугался, поэтому и ушел со Скоттом.
  
  - Испугался? Испугался, что я тебя отдраю так, что ты сидеть пол года не сможешь. Ещё, наверное, что раздеру тебе всю кожу своими зверскими когтями. Так?! Начало именно к этому и вело? Тебе было больно и плохо?! Знаешь, ты можешь уйти, я тебя не держу! Вообще ты зря пришёл, я в твоих извинениях не нуждаюсь!!! - орал раздосадованный волк.
  
  - Погоди ты, я испугался себя, своих чувств к тебе, в моей жизни всё так быстро изменилось. Больше всего на свете мне хотелось остаться с тобой навсегда. Поэтому я и ушел. Нелогично? - засмущался Стилински и отвернулся.
  
  - Не знаю, может и логично. - Дерек подошел к Стайлзу и положил руку ему на щёку. - Можно тебя поцеловать, я скучал.
  
  - Я тоже скучал, мой любимый волчара, - и Стилинский высунул свой маленький юркий язычок, обводя губы альфы странным узором. Даже стал на цыпочки. Но не тут-то было, оборотень быстро всосал его себе в рот.
  
  Вот и помирились.
  
  Они зашли в дом, целуясь. Начали подниматься по лестнице и тут Дерек подхватил Стилински под попу на руки и понес в спальню. В спальне была кровать королевский размеров:
  - Это что, для всей стаи? - ухмыльнулся подросток.
  
  - Нет, только для нас с тобой, - заулыбался Дерек.
  
  Они начали раздевать друг друга нежно поглаживая и целуясь, но тут Стайлз опять забился, как пойманная в сеть птица:
  - Дерек, можно, пока, ну без попы, пожалуйста. Дай мне чуть-чуть привыкнуть, лады?!
  
  - Хорошо, всё будет так, как ты хочешь. Но мне не приятно, что ты меня боишься.
  
  - Я тебя не боюсь, я сам пришёл. А теперь я сам! хочу у тебя отсосать, давай сюда мой Чупа-чупс.
  
  Альфа балдел, пока Стилински старательно посасывал головку и обводил губами уздечку. "Точно как конфету. Да, его ещё многому придётся учить, но когда это делает твой любимый, это не с чем не сравнится" - думал Дерек, пока ещё мог связно думать.
  
  Через несколько дней обе пары сидели в японском ресторане.
  
  - Говорю тебе, Стайлз, вы много теряете, купите костюм медсестры для начала, а потом горничной и бортпроводницы. Такое можно придумать! ...
  
   - Отвали, Питер, мы сами разберёмся. Тебя это не касается! - Дерек ответил за подростка.
  
  - А чего, мне нравится эта идея. Чур я - проводница, ну или бортпроводница, - и Стилински закатил глаза от предвкушения.
  
  - Кодовое слова уже придумали? - спросил Айзек.
  
  - Какое-какое? - переспросил Стайлз.
  
  Питер двинул Айзека коленом под столом:
  - Не всем это нужно. Альфа и так держит себя в руках.
  
  - Я хочу в туалет, - сообщил Стилински. - Айзек, пошли со мной.
  
  - Ты чего, сам боишься? - спросил ревнующий Дерек.
  
  Но парни уже встали и дружно потопали в сторону двери.
  - Ты хотел чего-то спросить? Спрашивай, не стесняйся, я Питеру ничего не расскажу.
  
  - Кодовое слова - это для жесткого садо-мазо?
  
  - Да, нам так нравится, - Айзек повернулся к зеркалу, что угодно лишь бы не смотреть Стилински в глаза.
  
  - Тебе очень больно?! - подозрительно спросил Стилинский.
  
  - Не, и мне нравится, как он потом извиняется. Всего меня вылизывает и носит на руках.
  
  - Меня и так вылизывают, и не спускают с рук. Но костюмчики мы всё-таки попробуем, - и Стайлз влюблённо улыбнулся.
  
  - Стайлз, спрашивай всё, что хочешь, я попросил Питера устроить эту встречу, что бы ты мог спросить меня наедине обо всем. Да, сначала, пока твои мышцы совсем не разработаны больно, но со временем это проходит. И Дерек может тебе помочь: забрать твою боль и вылизать рану. Он должен купить вазелин или масло или что-нибудь подходящее, что бы тебе было легче. Ещё что-нибудь?
  
  - Я пока боюсь, но Дерек на меня не давит, - теперь уже Стайлз вылупился в зеркало.
  
  - А ты попробуй сегодня, потом будешь требовать каждый день, - и Айзек загадочно улыбнулся. Они вернулись в зал.
  
  - Стайлз, ну что поехали домой? - Дерек протянул к подростку руку.
  
  - Да и нам, Айзек, пора, - Питер просто махнул головой в сторону выхода.
  
  - Парни, - сказал Питер, обращаясь ко всем трем сразу, - может как-нибудь встретимся все вместе в спальне?! - увидел клыки альфы и безумный страх в широко открытых шоколадных глазах Стилински. - Ладно-ладно, я просто пошутил!
  
  В машине Стилински всю дорогу молчал и крепко держал Дерека за колено."Лестно, конечно, хоть и вести неудобно. Пересрал он из-за Питера, вот и держится за меня - признал всё же защитником."
  
  - Стайлз, не волнуйся, Питер тебя не тронет. Ему вообще не ты, а я нужен. Это меня он хочет трахнуть и в прямом, и в переносном смысле, - честно сообщил Хейл.
  
  - Это же инцест! - Стайлз округлил и без того испуганные глазищи.
  
  - Ну, в данном случае - борьба за власть.
  
  - Он может меня схватить только, что бы тебе досадить? - спросил испугано.
  
  - Нет, теперь я тебя от всех защищаю - и от врагов, и от "своих". Надо будет завтра переговорить с твоим отцом, а то ты уже три дня дома не ночуешь. Шериф тебя не ищет?
  
  - Не, я ему сказал, что живу у Скотта, - тоже честно ответил Стайлз.
  
  - А если он проверит? - заинтересованно.
  
  - Не проверит, не надо ему ничего говорить! Я сам скажу, - и младший Стилински отвернулся к окну, но руку с конечности альфы так и не снял.
  
  Зашли в дом и Дерек, что бы не пугать лишний раз подростка, пошел в салон смотреть телевизор. Включил, а там чемпионат мира по футболу. Прискакал Стайлз:
  - Пошли спать! - и затеребил волка за футболку.
  
  - Не хочу, футбол интересней, - альфа делал вид, что смотрит в экран телевизора.
  
  - А так? - спросил Стилински, нагло сев Дереку на колени.
  
  - Всё равно футбол, - альфа пытался смотреть через плечо Стайлза.
  
  - А теперь? - Стайлз полез слюняво целоваться.
  
  - Футбол! И не мешай смотреть!
  
  - Ладно, - хитрый пацан лег Дереку на колени пузом, приспустил брюки и трусы и выставил прекрасную, всю в родинках, попку кверху.
  
  Дерек легонько похлопал по ней и сказал, с издёвкой:
  - Меня туда не приглашают, так что пока футбол на первом месте.
  
  - Ты что тупой, это как раз и было приглашением, - засмеялся подросток.
  
  - Может через пол часика, когда матч закончится, - лениво протянул Дерек, но облапил обе молочные булочки.
  
  - Ну, ладно, ты пока себе смотри, - И Стайлз начал расстегивать ширинку оборотню. Залез туда носом, втянул мускатный запах желания.
  
  - Э, Стайлз, так не честно, это - удар ниже пояса! - возбуждение альфа успокоить не мог.
  
  - Что ты говоришь, а в футболе такие удары не запрещены? - поинтересовался Стайлз, вынимая нос из ширинки альфы. Потом всунул его обратно.
  
  - Запрещены!
  
  - Ну тогда пошли в спальню, там можно, - засмеялся младший Стилински, шевеля дыханием волосы в паху у волка.
  
  В спальне Стилински начал весело кричать, пританцовывая:
  - А я победил футбол, целый чемпионат мира, ура!!!
  
  - "Бедный" футбол, сдался без боя, - ответил альфа.
  
  - Что значит без боя? Как он мог защищаться? А, понял, все футболисты выходят на поле голыми и крутят попой перед Великим Альфой?
  
  - Стайлз, я люблю тебя, а не их. Хотя, ты один, а их - двадцать два молодых и красивых.
  
  На этом месте Стилински запустил в оборотня подушкой. Промазал. Но Хейл с диким рычанием бросился за ним, через пол секунды поймал и жарко шепнул на ушко, прямо над родинкой:
  - Ох, накажу я тебя за это.
  
  - Накажи, - согласился подросток, - вазелин есть и ещё что-нибудь похожее.
  
  Дерек принес крем, распечатал коробку при Стайлзе.
  - О, ты уже голый и готовый.
  
  Стилински залез на кровать, попой к верху:
  - Давай наказывай.
  
  Дерек быстро разделся, лег рядом и начал облизывать нежную попку.
  Потом взял немного крема нанес себе на палец и начал поглаживать туго сжатые мышцы:
  - Стайлз, расслабься, тебе понравится. Я буду очень нежным.
  
  - А потом - я, - раздалось с того края кровати.
  
  - Ты тоже хочешь быть Альфой? - удивился волк.
  
  - А тож.
  
  - Хочешь - будешь!
  
  Хейл аккуратно ввел один за другим пальцы, долго и нежно массировал, пока "суть да дело" целовал подростка и ласкал грудь, стимулируя желание.
  
  Потом зашёл сам, Стилински вздрогнул и вдруг начал просить:
  - Сильнее, сильнее, заходи до упора.
  
  - Я захожу, - сказал оборотень, а сам давай поглаживать член парня. - Стайлз, как же я тебя люблю.
  
  - Я тоже тебя люблю, волчара, ну сильнее, помоги мне, я сейчас кончу, ну давай же.
  
  Они пытались двигаться слажено, но Стилински заносило всё быстрее и быстрее, пока он не кончил, Хейл за ним. Подросток отдыхал, альфа осторожно вышел из него и спросил:
  - Ну, как было?
  
  - Не знаю я как было, не распробовал, ща отдохну и надо ещё раз! Не, ещё много раз!
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Сказка в стихах
  https://ficbook.net/readfic/2508231
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: всадник/фея
  Рейтинг: G
  Жанры: Романтика, Флафф, Фэнтези, Стихи
  Размер: Драббл, 2 страницы
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Добрая фея в замке у леса
   Где синего моря живая завеса,
  Где солнечный свет и небесная синь
   Жила с попугаем одна и один.
  
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
   Добрая фея в замке у леса
  Где синего моря живая завеса,
  Где солнечный свет и небесная синь
  Жила с попугаем одна и один.
  
  Добрая фея пряла здесь и ткала,
  Но юная девушка бабкою стала -
  Тысячу лет всё одна и одна
  Грустная в небе сверкала луна.
  
  Вдруг среди ночи на чёрном коне
  Всадник промчался подобный мечте.
  Добрая фея грустит у окна,
  Как и обычно скучает она.
  
  В натопленном замке стоит тишина,
  Нет, не заглянет всадник сюда.
  Стук у ворот и оружия звон.
  В окошко взглянула и обмерла - он.
  
  Двери открыла и всадник зашёл,
  Губы разбиты и шпаги укол,
  Ленточка крови вьётся у двери:
  "Я победил, но сплошные потери,
  Ранен смертельно в тяжёлом бою -
  Жаль, умираю в чужом я краю."
  
  Добрая фея недели считая
  За юношей бедным смотрела рыдая.
  Всадник прекрасный в тяжёлом бреду
  Всё повторял ей: "Тебя я люблю".
  
  Добрая фея меняла повязки
  И сочиняла песни да сказки.
  Как-то однажды утром весёлым
  Юноша милый проснулся здоровым.
  
  Молча он обнял старую фею
  "Дай я тебя поскорее согрею,
  Ты всё тепло своей юной души
  Мне отдала, а теперь поспеши.
  
  Мы отправляемся в царство моё.
  Там среди леса хранится питьё,
  Весь тот отвар нужно выпить одной
  И станешь мгновенно ты молодой."
  
  Фея стояла вначале немая:
  "Может быть, ждёт тебя в царстве другая?"
  Всадник ответил, сверкнула улыбка:
  "Принцесса, что в царстве - это ошибка,
  Добрая фея мне будет нужна,
  Ну, а принцесса - для друга жена.
  
  За друга сражался, пока тот больной,
  Лишь добрая фея мне будет женой."
  Со старою феей помчался вперёд
  И большего счастья никто не найдёт.
  
  Звон хрусталя, смех юной жены -
  Разве плохие снятся мне сны?
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Мой последний сон
  https://ficbook.net/readfic/2519123
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: м/ж
  Рейтинг: G
  Жанры: Ангст, Стихи
  Размер: Драббл, 1 страница
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
   К " Любите ли вы Брамса?" Франсуазы Саган
  
  
  Посвящение:
  Автору заявки
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  
   К " Любите ли вы Брамса?" Франсуазы Саган
  
  Ты красив, со светлыми глазами,
  Мой маленький мальчик Симон,
  С яркими и нежными губами,
  Мой последний, незабвенный сон.
  
  Я тебе сказала "До свиданья",
  Я тебя отправила домой.
  Между нами встало расставанье,
  Маленький, красивый, нежный, мой!
  
  Не поверь мне, прошу, не поверь!
  Возраст голову мою помутил,
  Приходи и я открою дверь,
  Что бы прежний вальс нас закружил.
  
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  А снизу у нас профессор...
  https://ficbook.net/readfic/2621222
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: м/м/м/м/м
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: PWP, POV
  Предупреждения: Нецензурная лексика, Групповой секс
  Размер: Мини, 6 страниц
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Я, конечно, понимаю, что интимные предпочтения нисколько не умаляют достоинств человека. Но когда люди, узнав, что я доктор и профессор, начинают выкать и смотреть с благоговением, невольно задумываюсь, а что если бы... Что если бы они узнали, что меня каждую неделю с вечера пятницы до воскресного утра дерут во все дыры четыре гоповатой наружности молодых человека, стеснённых в средствах, но развязных в общении и могучих чреслами.
  
  Посвящение:
  Автору заявки
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Большое спасибо моей бете за эти фото главных героев
  
  Рома http://s018.radikal.ru/i512/1412/e6/490786533a24.jpg
  Остальные http://i077.radikal.ru/1412/45/cef726b166a5.jpg - а Бут фотографирует
  
  И большое спасибо автору заявки Margo Grimm за эту фотографию для визуализации работы
  http://s009.radikal.ru/i310/1412/53/5e147d8f4b5e.jpg
  
  
  Пиковые позиции в популярном:
  12.12.2014
  ?26 в жанре "PWP"
  ?31 в жанре "POV"
  
  
   На вчерашней университетской вечеринке всё было как обычно, хотя я и не делал никакой научный доклад. Стоило только гостям узнать, что я доктор наук и профессор кафедры молекулярной физики, как люди менялись в лице и начинали лебезить, выкать и смотреть настолько уважающими глазами, что это больше походило на обожание. Знать бы им, что уважаемого профессора с вечера пятницы и до воскресного утра имеют во все дыры четыре гоповатой наружности молодых человека, стеснённых в средствах, но развязных в общении и могучих чреслами.
  
  Но обо всём по порядку. Начну с того, что мне тридцать лет, зовут Рома, невысокий, но в меру спортивный брюнет со светло-зелеными глазами. Люблю бег по утрам, рок и накачанных татуированных парней, можно с пирсингом.
  
  Как-то в среду, месяц назад, у нас во дворе прорвало трубу и в доме отключили горячую воду. Завтра на лекции, и я решил сходить в общественную баню для бедных, которая была в соседнем районе, как-то проездом видел рекламу на здании. Искать какие-то другие решения мне в голову не пришло. Я быстро собрал в спортивную сумку сменные вещи: полотенце, мыло, шампунь - и поехал.
  В будний день желающих помыться много не нашлось. Кроме меня в помывочной под душем стоял только один молодой симпатичный парень лет двадцати четырёх - двадцати пяти, накачанный и татуированный. Всё как я люблю, только без серёжки. Я завистливо посмотрел - везёт же какой-то бабе, что её трахает такая конфетка! Ох, я бы пососал у него! Хотя шансов нет, такой парень явно натурал. От всех этих мыслей я расслабился и скользкое мыло выпало у меня из рук на пол. Я нагнулся за ним и вспомнил, что такое "поднятие упавшего мыла" в некоторых местах, например, в тюрьме, считается гомосексуальным приглашением. Ну что, проверим правдивость слухов? Я помедлил, всем своим видом приглашая парня к активным действиям. Пару секунд ничего не происходило, и я потерял было уже всякую надежду, что моё "приглашение" дойдёт до адресата, когда мне на задницу легла твёрдая мокрая ладонь. Моей радости и удивлению не было предела, и я уже собирался встать, познакомиться поближе, но властный возглас остановил меня.
  
  - Так и стой! - он нагнул меня обратно.
  
  Знакомился этот парень очень своеобразно - выхватил из моей руки поднятое мыло, намылил свой член и мою промежность и совсем без всякой подготовки начал просовывать головку в мою задницу. Дырочка была крепко сжата, и не удивительно - давненько у меня не было секса. Со всеми этими научными работами и преподаванием недолго и обратно девственником стать.
  
  - Расслабься, - и парень ощутимо приложил меня ладонью по ягодицам, - не зажимайся!
  
  Я послушно постарался расслабиться. Наши совместные усилия принесли свои плоды, и его член начал входить.
  
  - Хорошая шлюшка, тугая, горячая! Молодец! - и меня опять ударили по заднице.
  
  От удара было больно, но член моего нечаянного любовника двигался внутри так сильно, жестко, приятно, что я боялся сделать что-либо не так - ещё прогонит. А мне давно не было так офигительно хорошо! Он быстро двигался, держа меня за ягодицы так сильно , что, казалось, синяки от его пальцев останутся надолго. А я стонал, просто не мог сдержаться. Через пару минут моя рука сама поднялась подрочить моего малыша. Малыша - это по сравнению с членом моего нового знакомца. Но он ударил меня по руке и, ни слова не говоря, стал сам меня гладить. Сразу стало ясно, что парень любит полный контроль над нижним, только я ведь совсем и не возражал. Преклонение и уважение меня любимого достало ещё в универе, приятно было для разнообразия чтобы и меня ни во что не ставили. Пару движений его руки - и я кончил, сильно сжимая мышцы и член моего уже почти парня внутри. Он шумно вздохнул и тоже кончил, так и не вынимая свой член из меня. Только теперь я задумался, что мы совсем не предохранялись. Но обдумать эту мысль сил совершенно не осталось - я почувствовал, как мои ноги разъезжаются, и я вот-вот упаду на пол. Но этого не произошло - парень крепко держал меня и не дал упасть.
  
  - Большое спасибо, - сказал я, задыхаясь, воздух со свистом покидал моё безнадёжно глупое тело.
  
  В ответ тишина.
  
  - Как тебя зовут? - я попытался ещё раз начать разговор.
  
  Но ничего не вышло. Парень молчал, более того, он аккуратно посадил меня на деревянную скамеечку у моего душа, отмылся от спермы и вышел из душевых. Сказать, что мне было обидно - не сказать и половины того, что я чувствовал. Мне хотелось броситься за ним, но я не сделал этого. Зачем? Он меня не захочет - ничего не будет, уж я-то точно не смогу его заставить. Да и про гордость пора бы уже вспомнить. Я домылся, мысленно молясь всем богам, чтобы парень не оказался болен СПИДом, и вышел в раздевалку.
  
  Мой знакомый уже оделся, собрал свои вещи и - о, чудо! - явно ждал меня. Он с каменным лицом достал из своей спортивной сумки огрызок карандаша и кусок бумаги, видимо, от старого чека, написал там что-то и протянул мне.
  
  - Пятница. Восемь вечера. - На бумажке оказался адрес.
  
  - Хорошо, - ответил я и улыбнулся, - похоже на свидание.
  
  - Нас будет четверо, - он сразу разбил все мои романтические фантазии и вышел на улицу.
  
  Я долго думал идти или нет. Аж четыре секунды. Не пойду - так и останусь никому не нужным уважаемым профессором, а пойду - и офигенного секса будет много. Рисковать я не хотел и оставил на тумбочке у кровати записку, куда я пошёл и зачем - не вернусь, будут знать, где искать. Хотя мне-то уже будет всё равно.
  
  В пятницу вечером я затарился смазкой, презервативами, сделал клизму и поехал в такси по указанному адресу. С собой взял только деньги туда и обратно на такси и ключ от своей квартиры. Очень умно - собой рисковать готов, а кредитную карту жалко.
  Дом находился недалеко от уже почти любимой мною бани. Третий этаж без лифта, и вот я уже позвонил в квартиру. Дверь открыли почти сразу, и передо мной встал мой старый знакомый, только уже в одежде.
  
  - Надо же, пришел. Смелый, да? - с улыбкой спросил он.
  
  - Нет, боюсь. Просто уж очень сексу хочется, - улыбнулся я в ответ.
  
  - Не боись, секса будет много! Проходи, - и он повернулся к кому-то в квартире, - вот и он.
  
  Я прошел по маленькому узкому коридору в небольшую комнату. За обшарпанным столом сидел игрок в карты, видимо, резался в дурака с тем, кто открыл мне дверь. А двое других играли в компьютерную игру через приставку, подсоединённую к телевизору. Обстановка выглядела неуютно и дёшево, скорее всего, парни снимали эту квартиру. Несмотря на бедность в квартире царило веселье, а когда я зашел и встал в центре комнаты, стало ещё лучше.
  
  - Надо же какой красавчик! Нежный весь, чистый! - сказал сидевший за столом картёжник, вставая и подходя ко мне.
  
  Я не знал, что надо ответить на такое, и просто сказал:
  
  - Спасибо, ты тоже. - Парень откровенно заржал.
  
  Все четверо были чем-то неуловимо похожи, может, короткой стрижкой, как в армии, или своей молодостью и здоровьем. Накаченные, высокие, с разными татуировками на видных частях тела. Но как-то сразу стало понятно, что они не братья, просто, скорее всего, друзья и ровесники.
  
  - Меня зовут Рома, - представился я.
  
  - Давай, паря, без имен, лады? - Я решил, что этого буду в уме называть картежником, самого первого - купальщиком, а двух других - блондином и брюнетом.
  Картежник подтолкнул меня к стоявшему в углу креслу, нагнул лицом к сидению, прижался пахом к попе и начал расстёгивать мою ширинку.
  
  - Бут, время тут не ограничено, его растянуть нужно. Не лезь так! - сказал купальщик. И сам подошел ко мне, взял моё лицо в свои ладони и начал мягко целовать. Как же приятно! Тогда второй принялся гладить мой пах через трусы. И громко шептать, таким театральным шепотом:
  
  - Не могу, хочу его ужасно!
  
  - Всё в порядке, парни, вперед, - сказал я и махнул рукой в сторону своей сумки, которая осталась на полу в центре комнаты, - там есть смазка и презики.
  
  - Мы не любим со смазкой и с презиками, - сказали ребята, игравшие в компьютерную игру. Даже не заметил, как они тоже подошли. Дальше меня уже гладили и нежили восемь рук:
  
  - Да, это тебе не наша корпусная шлюха, - сказал картежник, поглаживая пальцами тугое колечко мышц в попе.
  
  - А пахнет как хорошо! Небось и клизму сделал, Кузнечик? - спросил блондин.
  
  - Да, я сделал. А почему Кузнечик? - спросил, задыхаясь, ведь никто не прекращал меня гладить, кстати, уже совершенно голого.
  
  - Глаза у тебя зеленые и такие удивлённые. Раньше сразу вчетвером не трахали, поди?
  
  - Даже и вдвоём не трахали, - произнес я, уже желая всех четверых вместе и отдельно. Как угодно и вообще не важно как.
  
  - Всё, поплыл он, можно, - сам себе сказал Бут, вставляя в меня смоченный в моём же рту палец.
  
  Купальщик продолжал лизать мой рот и язык, настойчиво отвлекая от попы. А двое других быстренько разделись.
  Член у картежника оказался совсем немаленьким. Когда он плюнул себе на руки, смочил его и начал вставлять головку, я вздрогнул от боли и сделал ошибку новичка, коим уже не был - сжался ещё сильнее.
  
  - Расслабься, тебе же больно будет, - Бут начал поглаживать мой опавший от боли член.
  
  Двое других игрались со мной как хотели - сжимали соски, гладили бока и задницу.
  
  - Смотри какой белый, чистый! - сказал блондин.
  
  - Ага, и узкий какой - больно ему от Бута. Что будет, когда мы вдвоём залезем?! - продолжил довольный брюнет.
  
  Мне стало страшно, я попытался отпихнуть целовавшего меня парня, чтобы возразить, что на изнасилования я не подписывался.
  
  - Не бойся, никто тебя рвать не будет, домой уйдешь на своих двоих, поверь мне, - и купальщик попытался вернуть мои губы для поцелуя.
  
  А вот картёжник всовывал своё орудие всё глубже в недра моего тела. Так и хотелось ему сказать - "куда дальше-то - дальше только гланды". Хотя боль потихоньку отступала. Он задвигался в однородном темпе, и я стал возбуждаться от всех этих поглаживаний и поцелуев.
  
  - Я ему член пережму? - спросил брюнет блондина. - Или ты сам хочешь, а то он сейчас кончит?!
  
  - Давай ты, а потом я.
  
  Мне это отношение как к резиновой кукле не очень импонировало. Да и про боль мне напоминали каждым хищным движением поршня в моём теле. Хотя на самом деле уже через пару минут Бут кончил, прямо в меня, и, довольный, отвалился.
  
  - Кто следующий, парни? Мне надо отдохнуть пару минут, а потом я опять туда влезу, - разговаривал довольный картёжник только с друзьями, не со мной.
  
  - Мы, - сказал блондин. Он лёг на диванчик на спину, смазывая слюной свой член. Брюнет и купальщик помогли мне подойти - ноги уже не держали - и насадиться на него.
  
  - Теперь закинь ему ноги, - начал лежащий подо мной, - хотя нет, он такой тугой, я сейчас и так кончу.
  
  Когда он задвигался быстрее, я застонал:
  
  - Хочу! Хочу кончить! - но меня будто никто и не слышал.
  
  И кончили, конечно, без меня. Дальше опять приподняли, опустили, снова приподняли. Я настолько перестал соображать от желания кончить, что даже не задумывался, больны ли чем-нибудь любители "корпусной шлюхи" или нет. И что это словосочетание значит на самом деле?
  
  Последние двое перенесли мою тушку на стул, опустили спиной, голова свесилась со спинки стула, и я смотрел на толстый волосатый член, а он на меня - дырочкой уретры. Ноги свешивались до пола с другой стороны стула, и кто-то помог им пошире открыться. Брюнет заходил в попу, а купальщик в рот. Двигались они медленно, протяжно и так синхронно, что я бы с удовольствием кончил, но мой член попеременно сжимали чьи-то руки, ой, уже губы.
  
  Очнулся я лёжа на диванчике. Парни ужинали. На столе стояли вино, водка, солёные огурчики и четыре бутерброда на тарелках. Бутерброды большие и довольно так аппетитные, с каким-то мясом и овощами. Я попытался встать. Оказалось, что меня так и бросили голым на диван, только прикрыли небольшим пледом, чтобы я им аппетит не портил своим вялым членом. Да протерли попу от общей спермы, это уже чтобы диван не запачкал. Раз на столе не было пятой тарелки для меня - значит, они меня не приглашали. Хотя, чего это я обижаюсь, они даже не соизволили представиться. А чего, собственно, резиновой кукле представляться?
  Я с большим трудом сел - попа побаливала, а ноги не сдвигались, дрожали уставшие мышцы. И начал натягивать на себя вещи, которые находил, часть из них валялась на полу у дивана. Бут что-то рассказывал за едой, остальные ржали. Вдруг сидящий напротив дивана блондин увидел, что я очнулся, и показал на меня глазами. Парни затихли, и только купальщик спросил:
  
  - А ты куда?
  
  - Домой пойду, - ответил я обиженно.
  
  Не то, чтобы меня в жизни бутербродами не баловали, я со своей зарплаты и в ресторан могу изредка сходить, просто сейчас было обидно чувствовать себя спермосборником, которого даже к столу не приглашают. Да и выпить после всего хотелось. Купальщик встал, подошел ко мне и нежно, будто извиняясь, поцеловал в губы.
  
  - Ты куда-нибудь спешишь?
  
  - Да, уйти отсюда, - вдруг вижу, что Бут достал из духовки ещё одну тарелку, а в ней такой же объёмный бутерброд, как и у всех, только ещё и теплый.
  
  - Ты извини, что мы тебя не подождали, голодные просто. Ну ты нас и загонял, Кузнечик! И мы очень хотим, чтобы ты остался.
  
  - Ну, не знаю, - тут уже я начал капризничать как настоящая тряпка.
  
  - Адир, - сказал купальщик и хитро улыбнулся. - Зовут меня Адир.
  
  Вот с той самой пятницы я и вошел в их сплоченную банду. Со временем я узнал, что парни четыре года вместе сидели - оступились по молодости - поэтому так и сдружились, что даже трахаться друг без друга не могли. А в бане тогда это проверка была - подойду ли я им или нет. Со временем все представились, просто им ещё после отсидки тяжело было нормально по-людски общаться. Так что мы все друг другу помогали, я им - общаться с другими людьми, а они мне - сами понимаете, как. Анализы, кстати, мы все вместе сдавали, как любящая пара. Ну то есть как две с половиной пары. Чтобы всем спокойно было, всем - это мне значит. Встречаемся теперь. Каждую пятницу - свидание, и длится оно до воскресенья.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Одним шантажом не отделаешься!
  https://ficbook.net/readfic/3852844
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: Альфа/Омега
  Рейтинг: R
  Жанры: Романтика, Юмор, Флафф, POV, Омегаверс
  Размер: Драббл, 5 страниц
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  - Чёрт, Кайл, эта синяя мазда уже двадцать минут движется по левой полосе движения и не поворачивает на фиг. Тащится, как черепаха на ночную смену, даже не обращая внимания, что другие водители неприлично долго и громко сигналят. Ну, всё, мужик, попался в моё дежурство - сам виноват!
  
  Посвящение:
  Посвящается сегодняшней дорожной пробке, вдохновившей меня на эту работу.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Пиковые позиции в популярном 14,12,2015:
  ◾?27 в жанре "Омегаверс"
  ◾?39 в жанре "Флафф"
  ◾?38 в жанре "POV"
  
  огромное спасибо моей бете и всем читателям!
  
  
  
   - Чёрт, Кайл, эта синяя "мазда" уже двадцать минут движется по левой полосе и не поворачивает на фиг, а перестраиваться в правый ряд и не думает. Тащится, как черепаха на ночную смену, даже не обращая внимания, что другие водители неприлично долго и громко сигналят. Ну, всё, мужик, попался в моё дежурство - сам виноват!
  
  Напарник пожал плечами. Ему было всё равно, его блондинистый муж Полли собирался уйти от него беременным и, кажется, даже изменял - в таких случаях работа быстро переходит на второй план (если вообще не на последний). Мне пришлось вытаскивать руку на такой адский холод, чтобы установить мигалку на крыше нашей машины. Водитель "мазды" никак не прореагировал и продолжал движение. Неизвестно куда хотел попасть, но "попадет" на штраф - это уж точно!
  
  Несмотря на наши сигналы, "мазда" продолжала движение. Вот же идиот этот альфа (беты куда спокойнее водят машину)! Пришлось включить громкоговоритель в машине:
  - Водитель синей "мазды Димио", немедленно остановитесь! Водитель синей "мазды Димио", немедленно остановитесь! - никакой реакции.
  
  Потом повторить ещё раз:
  - Водитель синей "мазды Димио", номерной знак пятьсот двадцать шесть кью дабл ю би, немедленно остановитесь! Прижмитесь к правой обочине! - да ему просто плевать на мои слова, хотя может быть он что-то скрывает, но скорость ведь не превышает. Странно всё это, да и проверить уже необходимо!
  
  - Кайл, обходи этого сучёныша справа и прегради ему движение, только осторожно, он может пойти и на столкновение, - попросил напарника.
  
  - Ладно, Айк, сейчас сделаю, - Кайл всегда вёл машину, а я следил за нарушителями, если таковые объявлялись в нашу смену и в нашем городе.
  
  Я продолжал говорить в громкоговоритель, все соседние машины убирались с нашего пути в разные стороны, как будто их ветром сдувало, и только гадёныш в новенькой "мазде" не реагировал. Кайл удачно сделал разворот, и мы остановились боком прямо поперёк полосы движения перед носом нарушителя, он еле-еле успел затормозить, чтобы не врезаться в полицейскую машину.
  
  Дальше действовали строго по протоколу. Кайл остался в машине, а я, сняв табельный пистолет с предохранителя, осторожно двинулся к окну водителя неуловимой, вернее неостанавливаемой "мазды".
  - Офицер Айк Юменз, откройте окно, - я несильно постучал по стеклу, - предъявите документы, пожалуйста.
  
  Только сейчас, открывая окно, нарушитель поднял на меня свои серые со светлыми крапинками, самые прекрасные на свете, омежьи глазки.
  
  - Простите, но я же ничего не сделал? - молоденький омега, а то, что это самый что ни на есть омежка, я уже не сомневался - штаны снимать не было нужды - его слабенький запах восточных сладостей проникал ко мне в ноздри, задерживался на неожиданно вылезших клыках во рту и оседал грузной липкой массой прямо на сердце.
  
  - Вы ехали по левой стороне движения более двадцати минут, но так и не повернули налево. Другим водителям приходилось объезжать вас справа. Этим вы создали на дороге опасную ситуацию. Вы не остановились ни на наши сигналы сиреной, ни на обращенную лично к вам просьбу по громкоговорителю.
  
  - Я не слышал, у меня музыка играла, извините, - он смотрел на меня так трогательно несчастно, что я забыл, что хотел сказать.
  
  - Нам пришлось за вами гнаться, создавая пробки на дороге, а люди сейчас, между прочим, едут на работу, спешат.
  
  - Извините, хнык-хнык, только папе не рассказывайте, а то он больше не даст мне свою машину, - его глазки грозили мне непролитыми слезами вселенской печали.
  
  - Про штраф папа точно узнает, - констатировал я.
  
  И тут омега разревелся, опустив голову на руль. Чёрт, я почувствовал себя последним диктатором на земле - обижать маленьких нежных омежек не входило в мои планы на ближайшие пятьдесят-сто лет.
  
  - А почему ехали по левой стороне? - участливо поинтересовался.
  
  - Поворот, хнык, искал новый к универу. Ребята говорили, так на семь минут ближе, - речь его была не четкой из-за слез и постоянного "свиста" носом.
  
  - Не ближе на семь минут, а быстрее, - поправил я омежку.
  
  - Да, быстрее. А можно без штрафа? Ну, чтобы папа не узнал, пожалуйста? - заскулил этот ребёнок.
  
  - Вы мне взятку предлагаете? Американские полицейские взяток не берут! И тем более, на нашей машине стоит камера и всё снимает. Так что отпустить вас просто так я не могу, закон запрещает! - хотя теперь, больше всего на свете, мне хотелось его простить и попросить номер телефона.
  
  - Тогда что мне делать? - омега опять опустил голову, грозя залить всю машину слезами.
  
  - Сначала предъявите документы. Потом посмотрим. - Омега достал из бардачка водительские права и документы на машину. - Криспиан Ламберт, восемнадцать лет, - прочёл я первым делом, - что же вы, Криспиан, права на день рождения в подарок получили и теорию совсем не знаете?
  
  - Нет, офицер, я сам честно сдавал экзамен по вождению и теорию тоже. Задумался просто и музыку слушал, - на меня смотрели чесные-пречесные глаза этого красавца-омеги.
  
  - Оставайтесь на месте, я пробью ваши права по базе данных, - я развернулся и пошел к своей машине.
  
  - Какой такой базе данных, я не преступник! - раздалось вслед.
  
  - Вот это мы и проверим сейчас, - фраза сама вырвалась: "черт, чего это я сегодня такой жестокий, мля".
  
  Зарёванный подросток остался ждать в машине. Я вернулся к Кайлу, теперь он остервенело ругался с Полли по телефону:
  - Нет, это я уйду! Куда ты пойдешь беременный, холод такой на улице и ветрено! Да, мне всегда есть куда пойти! Нет, не к шлюхам своим, а к Айку! Он один живёт, всегда меня примет! - и в мою сторону: - Айк, я могу у тебя пожить?
  
  - Сколько дней? - стоило найти своего истинного омежку, как напарник хочет переехать к тебе жить - вот же невезуха, так невезуха!
  
  - Всю жизнь!
  
  - Да, конечно, можно, - он же напарник, друзей не бросают в бидэ, то есть в беде. Мне пришлось самому пробивать имя омежки по базе данных. Ни одного штрафа у него не оказалось, даже предупреждений и тех не было. Сдал на права больше двух лет назад. Я вернулся к нарушителю.
  
  - Криспиан Ламберт, я могу выписать вам предупреждение, ваш папа об этом не узнает. Но и вы больше не нарушайте, хорошо? - сказал я неожиданно весело.
  
  - Конечно, офицер, честное слово! Даже музыку больше в машине слушать не буду! - его милое зарёванное личико расцвело улыбкой на все тридцать два или даже тридцать три зуба.
  
  - Музыку слушайте, - я усмехнулся, как же быстро меняется настроение у прекрасной трети человечества, - но не так громко. И всегда смотрите на дорогу - машины шарахались от вас в разные стороны.
  
  - Большое спасибо, офицер! Получилось не быстрее, а дольше на восемь минут, - омежка взглянул на часы. - Больше этой дорогой никогда не поеду!
  
  Я вернулся в свою машину и скривившись, как от порченой селёдки, спросил у Кайла:
  - Что делать, если ты прямо при первой встрече довёл своего истинного омегу до слёз?
  
  - Встретиться с ним ещё раз, чтобы исправить положение и поскорее, пока обида не пустила корни глубоко в сердце, - холодно посоветовал напарник, видимо, его омеги уже достали до самых что ни на есть печёнок.
  
  
  
  Назавтра, в свой выходной, я приперся к университету. Тот ещё невидимый сталкер, два метра ростом, восемьдесят пять кило мышц, "незаметный" такой себе альфа. Без полицейской формы, в джинсах и голубой майке я всё равно выглядел переодетым спецагентом и выделялся на фоне студентов омежьего университета, как слон в домике для голубей. Меня-то и пустили только после предъявления полицейского значка, просто так альф сюда не пускают. Когда же я спросил, на каком факультете учится Криспиан Ламберт, то сразу понял, что завтра у него будут проблемы в деканате - решат, что это было полицейское расследование.
  
  - Привет, офицер, я могу вам чем-нибудь помочь? - рядом стоял вчерашний нарушитель в розовом спортивном костюме и с весёлой улыбкой на счастливом лице.
  
  - Криспиан, привет, вы не сердитесь на меня за вчерашнее? - осторожно поинтересовался я.
  
  - Нет, конечно. Вы же папе ничего не говорили? - посмотрел на меня крайне подозрительно.
  
  - Нет, что вы! - я прижал правую руку к груди.
  
  - Хотите, посидим у фонтана, у меня нет следующей пары, - пригласил довольный омежка, показывая направо от аллеи.
  
  - А как вы меня так быстро узнали? Я же не в форме, люди всегда видят только форму и ничего больше, - поинтересовался, поворачиваясь к омеге.
  
  - У вас запах сигарет с ментоловым фильтром, никогда такого не встречал, просто обалденный. Да и губы красивые... - он смотрел на меня мечтательно закатывая свои прекрасные серые глазки.
  
  Мы быстро разговорились на самые разные темы. Оказалось, что Криспи учится на учителя физкультуры младших классов, только начал первый год. По вечерам плавает в университетском бассейне, умеет вязать крючком. Мои хобби - сноуборд и скалолазание его совсем не вдохновляли, но он обещал попробовать со мной один разочек.
  
  Час пролетел незаметно и ему пора было возвращаться в аудиторию.
  - Придёшь ко мне завтра? - то ли спросил, то ли попросил взволнованный омега.
  
  - Завтра у меня дежурство, но могу подождать тебя сегодня здесь и проводить домой, конечно, если ты не против.
  
  - Нет, совсем не против, спасибо, Айк, - улыбнулся тот довольно.
  
  
  Проводы домой, встречи после плаванья, перекусы в университетском кафе на переменках и ещё многое-многое другое, вот так совершенно незаметно через два месяца, в преддверии течки, Криспи уже перевозил ко мне свои вещи.
  
  - Ты говорил, что живёшь с напарником. И где он? - спросил омежка, втаскивая торшер в уютную спальню.
  
  - Съехал пару дней назад. Он думал, что его беременный муж его совсем не любит, а оказалось, что слишком любит, вот и ревновал к каждому фонарю. В газете была статья, как мы накрыли подпольный бордель в Бейкон Хиллс, так Полли приревновал мужа к спасенным там подросткам. Те так и липли к спасателям от страха. Короче, всё обошлось, объяснились уже, и Кайл вернулся домой.
  
  - А где будет стоять моя корзинка с вязанием? - расстроился омежка, оглядывая спальню.
  
  - Котёнок мой любимый, где захочешь, там и будет твоя корзинка. Ну, хочешь, скинь мои кубки с полки, - я весело показал на спортивные награды.
  
  - Нет, что ты, ты же за них дрался как лев! - Криспи комично показал львиные когти и оскал.
  
  - Это за тебя я дрался как лев! А кубки - просто спорт.
  
  - Ой, кажется, началось, - омегу скрутило не хило так, как в порнофильмах, - живот схватило.
  
  - Всё бросаем и в ванну, я тебе помогу, - подхватил своего любимого мальчика на руки и в душ.
  
  
  Там под тёплыми струями массировал ему животик по часовой стрелке, пока не отпустило. Одно отпустило, так другое схватило.
  
  - Член, Айк, огнём горит! Поцелуй! - приказы сыпались как на поле брани.
  
  - Не могу, сначала пообещай мне, что мы обязательно поженимся, - я стал в горделивую позу.
  
  - Конечно поженимся! Я же к тебе уже переехал, целуй давай! Глубже, глубже! Ах-ах-ах, уже! - когда омега кончил, то схватил меня обеими руками за шею.
  
  - Делай предложение по всей форме, с кольцом и на одном колене, иначе придушу! Ей богу, одним шантажом не отделаешься!
   Комментарий к
   Машина
  http://s020.radikal.ru/i709/1512/54/4a31e802909d.jpg
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Нежная трогательная любовь в волшебном в чемодане
  https://ficbook.net/readfic/5571881
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Фантастические твари и где они обитают (Фантастические звери и места их обитания)
  Рейтинг: NC-21
  Жанры: PWP, AU, Мифические существа, Пропущенная сцена
  Предупреждения: Групповой секс, Кинк, Зоофилия
  Размер: Мини, 5 страниц
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Пропущенная сцена из фильма "Фантастические твари и где они обитают", любовная сцена...
  
  Посвящение:
  Xof Kcalb - автору такой трогательной заявки, что я хотела прошлую свою работу бросить недописанной. Лишь бы писать по этой чудесной волшебной заявке.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Первый раз пишу такие ужасные кинки, если что - это не я писала:)))
  
  Пиковые позиции в популярном 9-06-17:
   ?1 в топе "Другие виды отношений по жанру PWP"
   ?1 в топе "Другие виды отношений по жанру Мифические существа"
   ?2 в топе "Другие виды отношений по жанру AU"
   ?1 в топе "Другие виды отношений по жанру Пропущенная сцена"
   ?2 в топе "Другие виды отношений по жанру Романтика"
   ?9 в топе "Другие виды отношений по всем жанрам"
  огромное спасибо моей бете и всем читателям!
  
  
   *** К нам сегодня приходил
   НекроПедоЗоофил.
   Мертвых маленьких зверушек
   он с собою приносил.
   Неожиданно для нас
   он устроил мастер класс!
  
   Сорок - какая-то минута фильма.
  
  Ньют Саламандер глубоко вздохнул и продолжил своё повествование.
  
  - Да, всё верно, - Ньют улыбнулся этой своей неповторимой смущённой улыбкой чуть наклонив голову и его жёлтые глаза с зелёным ободком расцвели всеми оттенками теплого лета, - я спасаю этих редких волшебных животных, забочусь о них, кормлю, защищаю и ненавязчиво люблю.
  
  - Что вы имеете в виду под словом "люблю"? - сдвинув брови, переспросил Якоб Ковальски, это понятие явно выбило его из колеи. - Любите как мы, простые люди, своих домашних питомцев, как кошечку или собачку, живущую с вами?
  
  - Не совсем... - и опять смущённый Ньют улыбнулся, его влажных язык облизал пересохшие тонкие губы, а руки по-прежнему ловко рубили сырое мясо для кормления зверинца, - обычно домашним питомцам не делают минет два раза в неделю, утром по понедельникам и днём по четвергам.
  
  - Минет? Животным?
  
  - Они не просто животные, они мои друзья! Разве у вас никогда не было секса с приятелем или приятельницей, ну, смотря какая у вас ориентация?
  
  - Нормальная у меня ориентация, - грубо отозвался раздосадованный Якоб и сел на ближайшую деревянную скамеечку у границы запретного знойного леса и зимнего холода Антарктиды, - я не ебу фантастических тварей в волшебных чемоданах.
  
  - Ну что вы в самом деле, зачем же так грубо? Я тоже их не "ебу", - засмеялся Саламандер и отправился кормить кого-то куском сырого мяса прямо из ведра, - пошли со мной, это последняя оставшаяся на земле семья Угробов, они занесены в Красную Книгу волшебного сообщества так как находятся на грани вымирания.
  
  Подбежавший на зов Ньюта отец редкого семейства напугал Якоба до усрачки, слово некрасивое, но именно так подумал Ньют при попытке побега магла с места кормления. А сам Угроб принялся ласкаться с Ньютом всеми своими сорока четырьмя длинными лицевыми присосками. Якоб расслабился и дал маленькому детёнышу обнюхать свои штаны.
  
  - А это вообще законно? Заниматься зоофилией здесь, на американской земле? - Яков Ковальский хотел решить все имеющиеся у него вопросы.
  
  - Да, слава Парацельсу! Госпожа Президент магического сообщества объявила, что у нас только один закон, который повелевает нам прятаться и сохранять в тайне от людей само существование магов на планете. Чтобы о нас не узнали. А мои контакты с волшебными животными в этом чемодане никак не помогут обычным людям раскрыть существование магов. Так что, мистер Ковальски, как видите, законов я не нарушаю! - довольный волшебник развёл руками с уже пустым ведром.
  
  Якоб пожал плечами как бы не соглашаясь с Ньютом, но сам промолчал.
  
  - Мой Нифлер - нюхль из семейства Австралийских ехидн, у них у всех особые предпочтения в вязке. Прежде всего должен сообщить вам, - Ньют выразительно посмотрел на Якоба, - что член нюхлей имеет четыре головки, тогда как у самочек есть целых два семенных канала, так что при контакте с самочкой, две головки втягиваются и не участвуют в процессе. Выработалась такая схема много веков назад, когда в Австралии водились только фантастические животные, а волшебников там не было. И вот за каждой самочкой бежало с десяток самцов, и когда она поворачивалась, то преследующие самцы начинали хвастаться перед ней своим хозяйством, соблазняя красотку.
  
  - А как он тут сейчас обходится вообще без самочек? - уточнил Ковальски.
  
  - Тут ему помогаю я обходится без контактов... Или создаю их ему сам, - улыбка волшебника осветила и без того доброе и милое лицо с запутанными волосами, сделав его ещё и влюблённым.
  
  - Каким-таким образом, трахая его самолично?
  
  - Нет, я же говорил - минеты, - Ньют, стоя полубоком и чуть пригнувшись к собеседнику, заворожённо улыбнулся, - утром по понедельникам и днём по четвергам.
  
  Якоб Ковальски развалился на неудобной маленькой деревянной скамеечке, приготовившись слушать, и молодой волшебник не обманул его ожиданий, начав свой фантастически-нереальный рассказ:
  
  - По понедельникам, прямо с утра, в любую погоду, я прихожу сюда, - Нью обвел влюблёнными глазами бескрайние дали чемодана, с их переменчивыми ветрами, морозами справа и жарким удушливым климатом слева, - кладу Нифлера на мягкую влажную травку волшебного леса, сразу же на спину, она покрыта жесткой шёрсткой и иголками, поэтому Нифлер не может поранится мягкой растительностью. Тот уже знает, что будет и рад стараться - тянет ко мне свой темно-розовый писюн. Немного ласки языком, - свой рассказ мистер Саламандер сопровождал выразительными действиями руками, как бы показывая Якобу наглядно, на практике, что и как надо делать, желая доставить нюхлеру сказочное удовлетворение, - и из внутреннего кармашка показывается весь членик с четырьмя прекрасными идеально ровными круглыми розовыми головками.
  
  - Фу, какая гадость, - Якоб скривился и яростно сплюнул на пол несуществующую слюну, давая понять таким образом какие именно чувства вызывает в нём рассказ Ньюта.
  
  - Не скажите, - засмеялся Саламандер, - лично мне очень нравится, такой весь маленький нежный орган, отданный тебе с полным безоговорочным доверием прямо в рот, не смотря на опасные тридцать два человеческих зуба. Нифлер знает, как я люблю его и лучше дам отрезать себе правую руку, чем задену его зубами. Надо пососать каждую головку в отдельности, если при половом акте с самочкой учувствуют только две головки, то во время минета нюхли стараются получить удовольствие всеми возможными частями тела.
  
  Сам того не желая Якоб заинтересовался рассказом и так ярко представил себе перечисленное, что его правая рука невольно сжала ширинку своих брюк, не допуская взгляд волшебника на сильно заинтересовавшееся рассказом естество. Ньют Саламандер только снисходительно улыбнулся и продолжил.
  
  - Нежно поглаживаю брюшко Нифлера самыми кончиками пальцев по кругу, приближаясь к паху, пока заглатываю его маленького друга целиком и глажу языком по кругу между головками, внутри своего рта, - Якоб покраснел, стал прерывисто дышать и ещё крепче сжал восставшего маленького Якоба, - всё занимает пару минут, нюхли некрупные и невыносливые животные. Выгнув спину дугой Нифлер кончает. Семя его мне не очень нравится - слишком пряное на мой вкус - так что обычно я всё сплёвываю прямо в траву, но иногда всё же глотаю, делая нюхлеру приятно до безумия - всегда хочется порадовать друга...
  
  - Да уж, меня ты точно порадовал, - Якоб опустил взгляд на свои мокрые в области паха штаны, - так порадовал, что надо брюки менять, а то не удобно перед девушками.
  
  Ньют весело засмеялся, его тонкогубое, покрытое веснушками лицо трудно было назвать красивым, но горящие идеей глаза, талант рассказчика и одухотворенность спасением редких волшебных видов животных не могла оставить никого равнодушным. В Ньюта постоянно влюблялись маги, как женщины, так и мужчины, но сам он оставался верен своими любимым зверюшкам в волшебном чемодане, на других представителей земли энергии просто не оставалось. Вот и Якоб сейчас на долю секунды полностью забыл о прекрасном лице мисс Куинни...
  
  - Так вы просто им всем делаете минет? - поинтересовался Якоб, так и не убирая грязную пахучую руку от своих штанов.
  
  - Конечно, нет! Каждому нужно своё, например, зеленые лечурки слишком стеснительны и не любят таких интенсивных прикосновений, им минет может только навредить! - согласный Пикетт высунул веселую мордочку из нагрудного кармана Ньюта и показал Якобу язык - бр-р-р, - А вот, к примеру, молодому оккоми некуда девать растущую энергию, и если не давать ей выхода, то это может кончиться очень печально, даже обернуться трагедией. Вот и приходится подставлять ему свою задницу хотя бы пару раз в месяц...
  
  - Оккоми? Они же громадные, как такой огромный член может в вас поместиться? - Якоб, с его богатым воображением, тут же испуганно сжался, как будто это его собирается иметь аками пару раз в месяц.
  
  - Вовсе нет, мистер Ковальски, - беспокойные руки волшебника ни минуты даром не теряли и уже нарезали всяких разных жучков на обед выше названому существу, - оккоми растут пока не заполнят всё свободное пространство, а у меня в прямой кишке его не так уж и много...
  
  - Но он может залезть вам вовнутрь целиком!
  
  - Нет, это может произойти только если он входит вперед головой, а не головкой, - засмеялся довольный маг. - Его аккуратный ребристый член приносит мне так много удовольствия, что не известно ещё кто кому больше помогает. Жаль, что я не могу кончать без рук, так и не научился - практики было маловато...
  
  - Ничего себе, никогда так быстро снова не возбуждался, - смутился Ковальски, - прошлое "удовольствие" ещё не обсохло... Так как это происходит и когда, тоже по четвергам?
  
  - Нет, оккоми сам приглашает меня к совокуплению, подлетит бывало, прижмется к плечу клювом и рокочет что-то ужасно милое на ухо. Значит пришёл его день Икс. Я медленно спускаю штаны, облокачиваюсь на любую вертикальную поверхность и неловко, впрочем, я всегда неловок, стаскиваю брюки. Трусов я обычно не ношу, иногда на них элементарно не остаётся времени...
  
  - Зря вы мне это сообщили, - Якоб выразительно уставился на округлые тылы молодого волшебника, - теперь буду постоянно об этом думать...
  
  - Не надо, мистер Ковальски, моя любовь и преданность всецело принадлежат жителям этого самого чемодана, - Ньют смущенно улыбнулся, - им и только им... И вот обнажившись, я чувствую чей-то упёртый и даже немного нагловатый член. Он трётся о мою расселину, надавливает, так и напрашивается погостить пару минут внутри. Как такому откажешь? Сильные крылья нагнетают жар в воздухе. Приходится самому руками раздвигать ягодицы в стороны, впуская кого-то удивительно милого и серебристо-зеленого внутрь. Головка змея намного толще ребристого ствола, но она мягкая и покатая, я уже приспособился... Внутри неё отверстие, создается вакуум, он и делает обычное, казалось бы, сношение прекрасным и чувственным. А потом, когда начинаются последние мощные фрикции, я совсем теряюсь в ощущениях, поэтому и не могу сказать сколько это длится минуту-две или несколько часов.
  
  - Боже! - простонал Якоб, сминая брюки в паху ещё сильнее, - А как же вы сами? Разве у вас нет запретных желаний? Или хотя бы простых человеческих потребностей?
  
  - Конечно, есть! Я же просто ещё один гомо сапиенс, а не робот там какой-нибудь, - Ньют Саламандер развернулся лицом к своему необычному гостю, раскинул руки в стороны и умиротворенно прикрыл глаза, член выше описанного "гомо сапиенса" сильно оттягивал брюки спереди, но Ньют этого абсолютно не скрывал, - иногда я прихожу сюда, становлюсь в эту позу "свободной звезды" и раздевшись начинаю себя ласкать.
  
  Как же был красив Ньют Саламандер в эту минуту! Златовласая голова одухотворенно откинута назад, глаза плотно закрыты, узкие розовые губы шепчут что-то страстное, а руки, расстегнув молнию брюк, достают увесистый толстый член. В волшебном воздухе он тоже кажется сказочно красивым, налитый, с крупной бордовой головкой, не даром же говорят, что у невысоких мужчин "вся сила ушла в "корень". Ньют начинает водить по нему руками, член напрягается, встаёт и вокруг раздаётся благоухание сирени - вот и ещё одно отличие магов от обычных людей.
  
  - Я начинаю себя ласкать, - продолжает Саламандер, сбившееся дыхание рвёт легкие и не даёт отчетливо говорить, - и тут незамеченные мной маленькие жители этого волшебного мира подходят помочь мне. Они протягивают свои крохотные язычки, крылышки, некоторые, особенно брезгливые, лапки и помогают своему "маме" получить всю гамму удовольствий.
  
  И правда, не успел Якоб с уважением оценить размеры Ньютова хозяйства, как на влекущий запах сбежались, слетелись и сползлись почти все фантастические твари этого чемодана. Фрэнк - птица-гром - махал крыльями, задевая нежными перьями упругий член. Камуфлорий гладил своими похожими на человеческие руки лапами торчащий ствол. Подбежавшие угробы обхватили яйца и мошонку присосками, Ньют опустил свои руки и в голос, не сдерживая себя ни на йоту, застонал. Веселые большеглазые лунтелята не отставали от других, их ловкие шершавые язычки вылизывали ствол и норовили залезть под шкурку, и даже в дырочку уретры. И вскоре окруженный животными Ньют Саламандер выстрелил в толпу жемчужной струёй, кое-кто отвернулся, но остальные, и их оказалось большинство, принялись облизываться.
  
  - Спасибо мои дорогие, "мама" любит вас, - растроганно произнес волшебник, - умнички мои любимые.
  
  - Ничего себе "умнички", - веско сказал Ковальски, потирая злополучную ширинку, лишняя влага стала уже просачиваться наружу, - такого эротического шоу я даже на Монмартре бы не увидел...
  
  - Так что вы сидите, мистер Ковальски, - улыбнулся маг, этой своей смущенной веснушчатой мордахой, и протянул руку к маглу, - присоединяйтесь! Мы все здесь очень рады новым друзьям!
   Комментарий к
   Австралийский родственник Нифлера:
  http://s014.radikal.ru/i327/1705/d6/2790c6bbfed9.jpg
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Потеряла
  https://ficbook.net/readfic/6142122
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Рейтинг: PG-13
  Жанры: Романтика, POV, Стихи
  Размер: Драббл, 1 страница
  Кол-во частей: 1
  Статус: закончен
  Описание:
  Потеряла тебя
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
   Потеряла тебя, потеряла.
  Ну а может и не имела?
  Я тебя никогда не ласкала,
  Твоего не касалась тела.
  О тебе лишь мечтала ночами,
  Боже, как это было давно
  Мне чудилось мы на Майями
  Любим и счастливы заодно.
  Вино и устрицы в ресторане,
  Танцы с полуночи до утра...
  Но к чёрту мои желания -
  Для меня ты умер со вчера.
  
  07/1991
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Спецназовец, вы что, омега?
  https://ficbook.net/readfic/2429120
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: альфа/омега/омега
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Ангст, POV, Омегаверс
  Предупреждения: Насилие, Групповой секс
  Размер: Мини, 21 страница
  Кол-во частей: 3
  Статус: закончен
  Описание:
  - Вы омега?
  - Да, доктор. Теперь вы не будете меня штопать?
  - Нет, что вы, я просто удивлён. Не знал, что в спецназ берут омег.
  - У нас есть целый батальон омег в спецназе. Но лично я хотел служить с альфами.
  
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  ========== POV Марио часть 1 ==========
   Я работал дежурным хирургом смены. Двадцать восемь лет, самый молодой и перспективный заместитель главы отделения. С моим ростом сто девяносто сантиметров, я был в меру накачанным альфой, довольно симпатичным: черные прямые волосы, не слишком длинные, карие глаза и чувственные губы. Медбратики-омежки бегали за мной толпами и частенько приглашали разделить с ними течку. Но я твердо решил не разводить шуры-муры на работе. Вдруг меня срочно вызвали в операционную:
  - Доктор, быстро, там раненый спецназовец истекает кровью. Ранение брюшной полости.
  А я сидел в комнате отдыха с зелёными стенами и крепкой дубовой мебелью, тут даже была двуспальная кровать. И смотрел хоккей, первая игра НХЛ этого сезона. Пришлось всё бросить и бежать.
  
  
  На операционном столе лежал крупный парень, не меньше ста восьмидесяти сантиметров, с бугрящимися мышцами и весь татуированный. Военную форму на нём разрезали ножницами медбратья, он лежал почти голый под больничной простынёй. Терпел, даже не стонал, взгляд был расфокусированным от напряжения. Приятное лицо с прямым носом, большими зелёными глазами и пухлыми губами. Единственная странность была в том, что для спецназовца у него были длинные волосы - сантиметров десять, которые лежали на ушах каштановыми прядями. Обычно военные все лысые, или там короткий ёжик на голове. Я даже наклонился взглянуть поближе, уж не парик ли это. И тут мне в голову ударил сочный запах апельсина с гвоздикой. Господи, да он же омега! Я в шоке спросил:
  - Вы омега?
  - Да, доктор. Теперь вы не будете меня штопать?
  - Нет, что вы, я просто удивлён. Не знал, что в спецназ берут омег.
  - У нас есть целый батальон омег в спецназе. Но лично я хотел служить с альфами.
  Старшая по смене врач-альфа толкнула меня в бок и выразительно показала глазами на приборы - жизнедеятельность организма пациента стремительно падала.
  - Мы с вами потом пообщаемся, а пока лежите спокойно. Наркоз, быстро! Мы начинаем.
  
  
  Всю операцию я заставлял себя отстраняться от запаха омеги и делать свою работу. Чтобы потом нюхать, его надо было сейчас спасти. Ранение чудом не задело печень, и я работал очень осторожно и внимательно. Через четыре часа всё было закончено. Я должен был отдать практиканту "честь" зашивания после операции. Но вдруг испугался, что тот сделает уродливый шов и испортит омеге жизнь. Сам я зашивал медленно и аккуратно, стараясь оставить шрам поменьше. Когда всё было готово, я не мог заставить себя отойти от пациента. Хотелось дышать его запахом снова и снова.
  - Марио, идите отдыхать, с парнем всё будет хорошо, - сказала старшая операционная сестра, подталкивая меня к выходу из комнаты.
  - Да, конечно, спасибо, - я пятился, не отрывая взгляд от омеги. Какой же он красивый!
  
  Мне пришлось идти в душ, потом переодеваться и пойти в столовую хоть что-нибудь съесть. Я просто падал с ног от усталости. Шутка ли - отработать полную смену двадцать четыре часа, почти не отдыхая. После таких смен я обычно оставался спать в комнате отдыха, не было сил вести машину и ехать домой. Только поспав пару часов, я был в состоянии вернуться к себе отдыхать. Но сейчас, запихав в рот первый попавшийся пирожок из столовой, я побежал к омеге-спецназовцу. Хотелось лично проверить, что с ним хорошо обращаются, вовремя ли дали обезболивающее. Почему он должен терпеть боль? Только потому, что он настоящий мужик и не плачет, как другие омежки?!
  
  На посту медсестёр я быстро спросил:
  - А где мой омега? - даже не задумываясь, как именно эта фраза звучит со стороны.
  - Доктор, кого вы имеете в виду? Вы нашли вашего истинного? Вот же счастливчик!
  - Я говорил про омегу, которого сейчас оперировал. Даже не знаю, как его зовут.
  - Омега-спецназовец Эрик Стит? Он в восьмой палате.
  - Спасибо, - я развернулся и бросился в восьмую. Казалось, без запаха Эрика воздух не насыщен кислородом.
  
  Без всякого стука я осторожно открыл дверь в палату, чтобы не разбудить, если милый мальчик задремал. И сразу же подошел к его кровати, даже не оглядываясь по сторонам. Каково же было моё удивление, когда из каждого угла комнаты на меня смотрела пара глаз в полумраке. Присмотревшись, я понял, что это огроменные качки под два метра ростом. Один из них сидел рядом с Эриком и держал его за руку. Мне стало плохо, неужели я опоздал и этот красавчик занят? В шоке я начал оглядываться, не понимая, что должен сказать. Да и должен ли говорить что-то или просто сбежать. Эти парни насмерть пугали своими тяжелыми взглядами. Но тут Эрик открыл глаза и улыбнулся мне, да так нежно, будто я был один во вселенной, единственным для него.
  - Парни, это доктор Марио, он спас мне жизнь.
  - Спасибо, доктор, за нашего Эрика, мы все вам так благодарны, - первым вскочил тот, что держал омежку за руку. Потом и остальные подошли пожать мне руку. Всего семь парней, все, судя по запаху, альфы.
  - Доктор, просто вы зашли в этом, в гражданском, мы и не поняли, что вы - хирург.
  - Доктор Марио, - Эрик так ласково произносил моё имя, что мне хотелось зацеловать его прямо здесь, при всех, - а мне старшая сестра сказала, что вы поехали домой отдыхать.
  - Я не мог уехать, не проверив, что с вами хорошо обращаются и вы не один тут на всю ночь.
  - Я не один, это весь наш взвод. Все здесь, даже раненый Питерс.
  - Где раненый? Я могу осмотреть его, - скороговоркой произнес я - во мне сразу проснулся врач, произносивший клятву Гиппократа.
  - Спасибо, доктор, но не надо, он там спит на кресле, - мне показали на самый темный угол комнаты, - пуля прошла по касательной и наш врач с базы уже зашил его.
  - Вы, доктор, идите отдыхать, мы сами присмотрим за Эриком.
  - Хорошо, парни, пока. Эрик, если что почувствуете, у вас у кровати есть кнопка вызова медсестёр, не стесняйтесь - жмите, - я улыбнулся, не хотелось уходить, тянул как мог, смотрел на улыбающегося Эрика, как его каштановые волосы лежат на простой больничной подушке, какой он бледный после операции. Просто вдыхал воздух, напоенный его сладким ароматом. То, что омега мой, мой истинный, сомнений не вызывало, я влюбился сразу и бесповоротно. Но тут альфа, первым вставший поблагодарить меня, сел обратно к моему пациенту и сграбастал себе его руку. По сердцу как ножом резануло, я отвернулся и вышел.
  
  Поехал сразу домой. Мысли не давали покоя - кто он, держащий моего мальчика за руку - друг, брат или любовник? А, может, вообще муж, хотя кольца на пальце у Эрика не было. Но сейчас многие не носили обручальных колец. Возникала дилемма - встречаешь своего истинного и не можешь жить без него, а, с другой стороны, безумно хочешь, чтобы он был счастлив. И если эти два понятия не приходят к общему знаменателю - зачем жить?! Для меня лично проблема решалась так - главное - счастье Эрика. Я понял, что сделаю что угодно, даже уволюсь из больницы и уеду из своего родного города, лишь бы Эрик был счастлив. Если это его муж или любимый, то я не стану мешать. Но и находиться рядом с ними для меня - непосильная задача. Я совсем не знал своего омегу, что он любит, чем увлекается, есть ли у него родители, обратил ли он вообще внимание на меня или нет. Почувствовал ли он мой запах так же остро, как я его? Мысли роились в голове и мешали спать, несмотря на усталость. Пришлось принять снотворное.
  
  Следующий день был моим личным. Я работал сутки, потом сутки дома, и не больше трёх таких смен за одну неделю. Встал, позавтракал и махнул в больницу, к своему истинному. Восемь часов не видел и безумно соскучился. Как я раньше жил? Чем я занимался целый день один дома? Мне казалось, я всё забыл, и жил только надеждой увидеть Эрика и вдохнуть его запах. По дороге купил букет цветов, самых красивых, что были в цветочном магазине. Ещё сладкие фруктовые соки в супермаркете и розовый махровый халат в рюшках, вдруг Эрику неудобно в больничной одежде. Пришлось брать халат размера XXL, и даже он казался маленьким на моего нежного омегу. Как же хотелось его баловать и ухаживать за ним! Во мне сразу проснулся альфа - защитник и добытчик. Не мог не думать, что моя защита и внимание, может быть, ему и на фиг не нужны. Эх, надежда, надежда.
  
  В больнице меня встретили удивленные взгляды персонала, но никто ничего не сказал. Я быстренько побежал к восьмой палате, постучал:
  - Эрик, можно?
  - Да, - раздалось из-за двери.
  Я зашел. Эрик уже полусидел на постели и так нежно улыбался.
  Моё сердце пропустило удар от счастья, пока я не заметил у его кровати того же альфу, который вчера держал за руку моего пациента.
  - Привет, ну, как вы себя чувствуете сегодня?
  - Спасибо, доктор Марио, уже получше. А это вы мне цветы принесли, пчих, пчих, пчих?
  - Доктор, у Эрика аллергия на все цветы, не может он быть с букетом в одной комнате, - сказал мне альфа, сидящий рядом с кроватью моего пациента. - Меня, кстати, Ричард зовут, но можете, как и все, называть Рич.
  - Очень приятно, Рич, я - Марио. Но это вы уже поняли, - я развернулся с букетом и вышел в коридор, выбросить его. Медсестры увидели меня с поста и закричали, что бы я не выкидывал цветы, а отдал им. Так я и поступил. Затем вернулся в палату.
  - Вот тут я ещё сладкие фруктовые соки принес, вам можно, если хотите.
  - Ой, да, я хочу! А то тут только простая вода.
  Я быстро налил сок в одноразовый стакан с соломинкой и протянул больному.
  - Да, я вот вам халат принес, если вам не нравится в больничном быть. Только не знаю, ваш ли это размер?
  - Мой, самый большой омежий, - смущенно произнес Эрик и протянул руки к упаковке. - Хороший халат, точно мой размер, да и розового у меня ничего нету. Спасибо, доктор Марио.
  Было видно, что я ему нравлюсь, и имя моё он всё время так сладко произносил. Короче, я понял, что это мой омега, и он тоже это понял. Мы даже не заметили, как Рич покинул палату, и продолжали болтать так, как будто мы одни в мире. Говорили о погоде, о природе, о его работе и о моей работе. Я, деликатно отворачиваясь, помог ему надеть новый халат. Только поздно вечером я собрался домой, понимая, что уже можно и не ехать, через час снова сюда на работу. Теперь я знал, что это значит - найти своего истинного. Это не только приятный именно тебе запах, но и постоянное ощущение счастья, основанное лишь на том, что твой омега тебя тоже принял. Но спросить, кто такой Рич для Эрика, я так и не решился.
  - Эрик, я должен вернуться на работу. Между больными буду к вам заглядывать, если вы не против?
  - Я совсем не против, доктор Марио. Я буду вас ждать.
  - Вы, Эрик, отдыхайте. Не ждите меня. Я ведь не знаю, когда освобожусь.
  Так захотелось поцеловать его на прощание, но я не решился, боясь всё испортить.
  
  Каждую свободную минуту на смене я забегал к Эрику, мы болтали, а потом ночью я просто смотрел, как он спит. Такая нежность разливалась по сердцу - крупный, перекаченный, а пахнет, как девочка, и сопит носом, совсем как маленький. Хотелось забрать его к себе и зацеловать. Никогда не понимал любителей маленьких омежек, метр шестьдесят и пятьдесят кило веса - обнимешь так, и задавишь, чувствуешь себя педофилом. А это - мужик, мой любимый мужик: напарник и друг, и партнёр по жизни. С таким чувствуешь себя наравне.
  
  
  Утром старшая медсестра сказала, что у Эрика шов хорошо заживает, и что скоро его выпишут домой, если я не против. Я сказал, что согласен, а сам подумал - вот бы выписать его к себе домой. Пусть со мной живет, причем навсегда, детей мне родит, ну, и всё тому подобное. После первой утренней операции я побежал к Эрику, хотел успеть до прихода Рича.
  - Эрик, доброе утро! Как вы себя чувствуете?
  - Спасибо, доктор Марио, получше. Вы садитесь, вы совсем уставший.
  - Спасибо, Эрик, всё нормально, привык уже. А когда Рич придёт?
  - А он больше не придёт, я попросил его не приходить.
  - Почему?
  - Ну, он влюблён в меня уже несколько лет, но я честно сразу сказал ему, что у него нет шансов. Я ведь без родителей рос, так что себе хочу большую, любящую семью, деток. Я буду ждать моего истинного альфу. Столько, сколько придётся, хоть всю жизнь.
  - Эрик, только не верьте первому попавшемуся альфе, который лишь бы поиметь омегу, сразу скажет, что он его истинный.
  - Не волнуйтесь, доктор, не так уж я и прост. Разбираюсь в людях, да и я сам должен хоть что-то почувствовать при виде своего альфы.
  - Я как раз хотел поговорить с вами об этом...
  - О чем? - омега сделал удивленное лицо.
  - О том, что я к вам чувствую, - пауза начала затягиваться, но я как будто онемел от страха, вдруг откажет, девочка моя сладкая.
  - Марио, я тоже, - сказал Эрик, вдруг понимая, что я сам не продолжу.
  - Эрик, что вы тоже? - спросил я с улыбкой.
  - А что вы? Вы первый, - он и дразнил меня, и в тоже время было видно, как ему важен мой ответ.
  - Я влюбился, сразу и бесповоротно, с первого вздоха. Чувствую, что вы - мой омега, мой истинный. А вы?
  - Я тоже, может, не с первого вздоха, а, скорее, с первого взгляда. Но запах ваш мне тоже очень-очень понравился. Всё в общем - и вздох, и взгляд... - Эрик смутился и даже зажмурился от страха.
  Я наклонился и поцеловал его смущенный носик. Омежка резко открыл глаза и с удивлением уставился прямо на мои губы. Я нежно прикоснулся своими губами к его. Мой любимый пациент сам открыл губы и прижал мою голову к своей. Не знаю, сколько мы целовались, пока дверь в палату не открылась и не показалось недовольное лицо старшей сестры:
  - Доктор, мы вас по всей больнице разыскиваем, уже и по селектору два раза вызывали. У нас дорожная авария, пять жертв, один из пострадавших уже под наркозом в вашей операционной, - она недовольно покосилась на смущенного Эрика. - Доктор, забирайте омегу к себе домой. Там и балуйтесь, а на работе надо людей спасать и операции делать.
  - Я не знаю, вдруг он ко мне не захочет...
  - Я хочу, хочу, - закивал Эрик даже до того, как я договорил фразу до конца.
  - Доктор, так кто ж к вам не захочет, - рассмеялась сестра, - будь я на пару десятков лет моложе, я бы ещё за вас поборолась, - и она выразительно посмотрела на моего омегу, как бы намекая "Цени своё счастье!".
  - Я уже иду. Эрик, после операции поговорим, - я кивнул, и мы с сестрой удалились под смущенные вздохи омеги.
  В коридоре меня продолжили обрабатывать:
  - Влюбились - женитесь. Омежкам стабильность важна. Вы не смотрите, что он как мужик выглядит, омега - он всегда омега. Дом ему подавай и деток побольше.
  - Я понял, спасибо. Но хватит, мы сами как-нибудь разберёмся.
  
  
  Через два дня, в мой выходной, я забирал омегу к себе домой:
  - Все вещи взяли, кремы собрали, ну, пошли, Эрик, - я помог ему подняться с кровати и, поддерживая за плечи, повел по больничному коридору. К нам навстречу направлялся Рич.
  - Привет, Эрик, Марио. Давайте помогу с сумками, - и он протянул руку к вещам омежки.
  - Привет, Рич. Мы сами можем, - смутился Эрик.
  - Хорошо, сами так сами. Марио, полагаю, намерения у вас серьёзные? Иначе Эрика я с вами не отпущу!
  - Серьёзные, Рич. А вы что, его о-папа?! - cпросил я с издёвкой. Настоящего альфу такое задевает.
  - Нету у него о-папы, если вы не знаете. А я его друг, лучший друг уже много лет. Если вы его обидите, то я убью вас, и даже костей никто не найдёт, понятно? И ничего мне за это не будет! - голоса он не повышал, но ледяной взгляд был и без того достаточно пугающим. Мы шли по больничному коридору к выходу из больницы.
  - Полагаю, что и Эрик сам может меня точно так же убить, и косточек никто не найдет, и ничего ему за это не будет? - я вопросительно посмотрел на добровольного защитника, - так что он в вашей помощи не нуждается. И я всё равно люблю его, и не боюсь! До свидания, Рич, и удачи!
  Мы продолжили идти по коридору, а Рич остановился там, где я его осадил своим ответом. Эрик смущенно прижался ко мне:
  - Не бойся меня, никогда тебя не ударю и не обижу. Веришь, Марио?
  - Конечно, верю. Не верил бы, не влюбился бы в тебя. Но теперь я хочу знать про тебя всё-всё. Чем вы там у себя на работе занимаетесь? Откуда у вас такие навыки убийства?
  - Придем домой, я тебе всё расскажу. Ну всё, что можно рассказывать. - И он жалобно на меня посмотрел.
  - Ладно-ладно, только то, что можно рассказывать, - я наклонился и клюнул его поцелуем в щечку.
  
  Дома я первым делом уложил Эрика в гостевую спальню отдыхать и пошел поставить чайник. Когда я вернулся к омеге, заметил, что он задремал, видимо, от усталости. Я оставил поднос с чаем на письменном столе и вернулся к своей сладкой девочке, ну хотелось Эрика так называть. Я наклонился и нежно поцеловал своего парня. Эрик открыл сонные глазки и попросил:
  - Ещё.
  Дальше я уже не сдерживался и начал целовать его по-настоящему, поглаживая языком внутри и посасывая его язык. Какой же ты сладкий и апельсиновый! Эрик отвечал мне чуть смущенно, но с явным удовольствием. Я понимал, что полноценного секса у нас не может быть, пока его шрам полностью не заживет, но привязать его к себе я могу?!
  Я начал спускаться с поцелуями ниже - шея, ключицы, стараясь не кусать и не ставить пока засосов. Я просто целовал его и лизал кожу в особенных местечках. Эрик уже откровенно стонал и хватался за меня.
  - Нет. Так дело не пойдет. Хочешь, чтоб я продолжил - лежи спокойно, тебе нельзя вставать и делать резких движений. Расслабься, мой сладкий, я всё сделаю сам. - Я расстегнул его пижамную куртку на пуговицах и спустился ниже. Раздался смущенный мурк.
  - Теперь ты стесняешься, а поехать из больницы ко мне возражений не вызывало.
  - Я тоже хочу тебя поцеловать, - сказал смущенный омега и протянул ко мне руки.
  - Нет, нельзя, сегодня я главный, - и внимательно посмотрел на Эрика, согласится или нет. Он тяжело вздохнул и кивнул. Мне нравилось его мучить, сладкие пытки ещё никому не вредили. Кто из нас всё-таки альфа?
  Я продолжил выцеловывать дорожки по его телу вниз, старательно обходя соски и пупок, желая подольше мучить. В штанишках набухло так прилично. Думаю, надо заглянуть, что же у него там выросло. Я приспустил пижамные брюки. Член, конечно, не альфийский, но крупнее среднего омежьего. Так и омега у меня не рядовая, крупная у меня омега, мягко говоря.
  - Можно поцеловать? - осторожно поинтересовался.
  - Не можно, а нужно, - ответили мне.
  Я поднял глаза - Эрик лежал с блаженной улыбкой на устах, и только сжатые кулаки показывали, как тяжело это ему дается - не двигаться.
  - Не напрягайся, ещё шов разойдется, давай, продолжим завтра? - я откровенно дразнил сильно возбужденного омегу.
  - Нет, сегодня продолжим, - а сам меня рукой хвать за запястье и не отпускает, чтоб не сбежал. Я пытался выдернуть руку, не тут-то было, как в стальных клещах.
  - Эрик, отпусти, я пошутил, всё сегодня получишь, - и я наклонился над любимым. Провел языком по его члену снизу вверх несколько раз. Снял с него пижамные штаны. Продолжил, пока на головке не выступила прозрачная капля, слизал её и взял в рот целиком. Омега раздвинул ноги, давая мне больше доступа и напрягся. Я целовал его член и облизывал, а Эрик стонал и дрожал в моих объятиях, его как будто током било. Но долго это не продолжилось, и через пару минут он кончил. Альфы держат себя в руках в разы лучше омег и, несмотря на болезненный стояк, больше я к нему не лез. Потом, в течку, успею. Омега приходил в себя, а я гладил кончиками пальцев его грудь и живот.
  - Ну, как ты, милый? Приятно?
  - Ага, - больше он ничего выдавить не смог, так тяжело дышал.
  - Ну, тогда, я в душ на пару минут, ты приходи в себя пока и чай попей.
  
  
  По словам Эрика течка у него должна была начаться где-то через три недели, но благодаря нашим маленьким шалостям омега потёк к утру. Недаром говорят, что истинный партнёр может и внезапную течку вызвать. Спать я лег у себя в спальне, подальше от Эрика, не мешая ему выздоравливать. Но часов около шести утра проснулся от стонов омеги. Бросился в его комнату - Эрик ещё спал, но сильный запах апельсина с гвоздикой уже предупредил о течке. Я тихонечко лег рядом с моим любимым и погладил его голую попу. Из дырочки не слабо так текло, постель была мокрой, но уставший Эрик пока спал. Я не будил его, надеясь, что он проспит до утра. Но уже минут через пять, под влиянием моего запаха, Эрик проснулся и у него "поехала крыша":
  - Хочу, ой, как хочу, пожалуйста... - и смотрел на меня так жалобно, боясь отказа из-за шва. Но течка есть течка - надо помочь сладенькому.
  - Чего бы тебе хотелось в первую очередь? - Чего хотелось мне, я точно знал - чтобы со мной ему было особенно хорошо, и чтобы он забыл всех прежних любовников. Всех этих спецназовцев.
  - Я не знаю, я боюсь... Но все равно хочу, сейчас хочу! - он стеснялся, зажимался и стонал одновременно.
  - Ладно, я буду предлагать. Так хочешь? - и я пальцем начал поглаживать сочащуюся смазкой дырочку и одновременно с этим целовал его прикушенные губы, положив грудью на себя.
  - Хочу, но мало, ещё!!!
  - А так? - и просунул палец в его тело.
  - Так лучше, и так тоже, - и он сам начал гладить мою грудь и живот, явно направляясь к паху.
  - Ты это куда? - я перехватил его за запястье.
  - Я тоже хочу тебя погладить и полизать. Ну, хотя бы посмотреть... - Эрик так жалобно смотрел на меня и пытался сползти вниз.
  - Ты что, члена альфийского никогда не видел? - моему удивлению не было предела. Они что там, в темноте трахались всё время?
  - Конечно, нет. Марио, я - девственник!
  - Любимый, конечно, извини, как я сразу этого не понял. Ты там служил с этими альфами, спал и мылся с ними... Вот я и решил. А что в течку?
  - Я не выходил на задания в течку. Да и заглушающие таблетки всегда принимал, за неделю до настоящего срока начинал.
  - Любимый, сладкий мой, - каждому альфе приятно, когда его единственный чистый и девственный. Хорошо, что я узнал об этом до начала "военных" действий и не полез к нему слишком уж активно.
  
  Больше мы не разговаривали. Я целовал его нежно и ласково, не важно, что ему уже не шестнадцать, ведь девственный омега - это все равно, что нераскрытый бутон розы. Обцеловывал лицо, шею, спускался к груди и соскам. Осторожно переложил его на спину и скользил по его телу, стараясь не дотрагиваться до шрама. Поглаживал бока, распаляя. Омега стонал и всеми движениями своего накаченного торса просил большего. Но я старался двигаться медленно, не напугать своим напором. Я прикусил сосок и сразу же зализал его, потом проделал то же самое со вторым. Эрика вело, казалось, он теряет сознание. Я поцеловал его пупок, а потом подул туда. Его словно пробило током. Спустился ниже и облизал вставший член и, приподняв ноги Эрика, широко раздвинул их, согнув в коленях. Хотелось как-то зафиксировать их и я сказал:
  - Милый, не двигай ногами, - но Эрик пытался раздвинуть их ещё сильнее, предлагая мне розовую маленькую дырочку. Мышцы плотно сведены, и только смазка пульсирует наружу. Настоящий фонтан. Я залюбовался зрелищем и запахом. Но пора было приступать к "работе". Я наклонил голову и начал слизывать капли, пытаясь всунуть язык поглубже. Вскоре услышал протяжный вскрик - Эрик не выдержал напряжения и кончил, помогая сам себе рукой. Ладно, простим его.
  - Мне продолжать или дать тебе пару минут отдохнуть?
  - М-м-м, - было мне ответом.
  И я решил, что и мне кое-что положено и продолжил слизывать сочные сладкие капли. Ноги ему свести не дал, пусть так отдыхает, раскрытым до предела. Прошло пару и минут и я решил, что уже можно продвигаться дальше. Обмазал палец в его смазке и осторожно всунул внутрь. Сразу раздалось:
  - Сильнее, ещё, ещё! - омега пытался привстать и посмотреть, что происходит в его попке.
  - Эрик, лежи, прошу тебя. Не волнуйся.
  - Я не волнуюсь, я видеть хочу.
  Пришлось всё бросить и принести ему ещё подушек под спину. Так, пожалуй, мы до конца и не дойдём. Я вставил уже два пальца, измазанных в смазке и принялся гладить эластичные стеночки изнутри, растягивая Эрика. Нечаянно провел по простате, и омега вскрикнул. Всё, я не железный. Вынул пальцы и приставил член ко входу, предварительно "выкупав" его в омежьей смазке. Несмотря на то, что вводил медленно и осторожно, мальчик мой стонал, видимо, от натяжения и боли.
  - Потерпи, милый, сейчас пройдет. У тебя же течка, тебе обязательно понравится, - я входил на пару сантиметров и останавливался, опять входил и замирал. Эрик стонал и стискивал простынь на кровати кулаками. Когда член весь зашел, я остановился и ждал от Эрика сигнала продолжать, а пока любовался его попой, натянутой до предела. Мой, только мой, никому не отдам! Прошло пару минут, и Эрик приподнялся, пытаясь натянуться посильнее. Значит, боль отступила, и можно двигаться. Я на пробу вильнул бёдрами, Эрик блаженно застонал, лицо разгладилось, кулаки разжались. Течка брала своё. Я двигался, омега стонал и пытался помочь себе рукой. Нет уж, хватит быть эгоистом и кончать самому. Я перехватил его руки и завел за голову, крепко сжав. Мне нужна была всего пара минут, и когда я понял, что кончаю, сам погладил омежий член. Пора его учить жизни в семье. Кончили мы вместе, но я не выходил, решил со сцепкой. Облокотился на локти, стараясь не давить на любимого. Оба тяжело дышали. Поменять позу, не подвергая его шов опасности, было трудно, но осуществимо. И, в конце концов, я полусидел на подушках, а Эрик распластался на мне. Сперма всё вытекала, и нас пробивало на оргазмы. Как же прекрасно! Эрик дремал, вздрагивая от особо острых ощущений. Я же надеялся на беременность с первого раза. Омега ещё в больнице сказал, что хочет большую семью, так чего откладывать в долгий ящик.
  
  На следующий же день после окончания течки, которую мы всю провели в спальне, лишь ненадолго покидая кровать на душ и перекус, я вышел на работу. Эрик остался у меня дома отдыхать и приходить в себя. Всю рабочую смену я летал как на крыльях, и впервые в жизни ушел на два часа раньше, договорившись с хирургом, заступавшим на вахту после меня.
  - Друг, прикрой, пожалуйста, иду предложение делать своему омеге.
  - Нет проблем, я буду на два часа раньше. Сам только год как женился, прекрасно тебя понимаю.
  Я поехал покупать обручальное кольцо, букет из-за аллергии отпадал сам собой. Купил самое красивое, с овальным бриллиантом чистой воды. Приехал домой, открыл своим ключом дверь и сразу в спальню. Мой любимый смотрел сериал и ел мороженное прямо в постели - омежка, он всегда омежка, даже при росте метр восемьдесят.
  - Марио, привет, ты рано? - на его лице расцвела улыбка.
  - Что, не успел выгнать любовника? - пошутил я.
  - Да, сидит, гад, в шкафу, и платья мои мнёт, - Эрик всегда пытался "подыграть" любой шутке, хотя платьев у него и не было.
  - Любимый, - я встал на одно колено прямо в спальне у нашей кровати, - ты станешь моим мужем? - и я протянул позолоченную коробочку омеге.
  - Да, да, - Эрик пытался вскочить от радости, но я быстренько прижал его обратно к кровати. Мало того, что мы активно "баловались" в течку и не давали шраму зажить, так и опять почти танцы?! Кольцо оказалось точно по размеру, недаром же я позвонил Ричу и спросил его. Номер нашел в записной книжке любимого, справедливо полагая, что Эрик был бы не против такого мелкого шпионажа.
  
  Свадьбу сыграли через месяц, пока животик не виден. Конечно, Эрик залетел, ведь всю течку сексом занимались только со сцепкой. Я отказывался выходить из столь желанного тела, да и Эрик сам был не против. На свадьбе присутствовали все сослуживцы моего омеги в нарядных черных кителях, и даже их генерал с супругом. Сам Эрик был в белой парадной форме и с белой же фуражкой - конфетка моя. Я же хотел купить черный фрак, но Эрик попросил меня быть в чем-нибудь бордовом, оставив черный цвет спецназовцам. Пришлось согласиться. Ради моего мальчика я был готов жениться хоть в лохмотьях или вообще голым. Но Эрик заверил меня, что такие жертвы ни к чему, и в бордовом цвете мне тоже красиво. К алтарю моего омегу вел Рич. Впервые я видел его таким счастливым. Теперь я поверил, что он очень любит Эрика и желает ему только счастья. Мы произнесли положенные клятвы и перешли в торжественный зал на банкет. Я и сам неплохо зарабатывал, но и Эрик попросил разрешения поучаствовать в расходах на свадьбу. Так что дорогое французское шампанское текло рекой, и тарелки с черной и красной икрой стояли на каждом столе, бери - не хочу. Зал был украшен в сиреневых с золотом тонах, живые цветы и тонкие высокие свечи на каждом столе. Мы пытались создать побольше романтики, но пару военных всё равно напились и перевернули стол, хорошо хоть пожара из-за свеч не было. Так что свадьба как свадьба. Эрик подходил к каждому гостю и хвастался обручальным кольцом, я не мог оторвать глаз от моего счастливого красавчика. Потом ко мне подошел сам генерал:
  - Марио, если не ошибаюсь?
  - Да... - я замялся, не зная, как правильно обращаться к такому человеку.
  - Можете говорить просто "сэр", - пришел он мне на помощь.
  - Спасибо, сэр.
  - Марио, вы наверное уже знаете, что у Эрика не осталось в живых никого из родственников?
  - Да, сэр, он рассказал мне, - я боялся, что опять начнется "будешь его обижать - убью и мне ничего за это не будет".
  - Поэтому мы все его семья и я хотел сказать вам, что наш Эрик - очень нежный мальчик, в бою он ведет себя как все, а вот на гражданке ему тяжело. Сказалось детство без родителей. Он стеснительный, с омегами вообще не умеет общаться, поэтому и не смог служить в нашем омежьем батальоне - там его все обижали. А вот среди защитников-альф ему проще. Так что берегите его, и не позволяйте обижать. Сам Эрик никогда не ответит на грубость и, конечно, не ударит обидчика. Так что в этом плане я полностью рассчитываю на вас, Марио.
  - Да, сэр, я обещаю любить и защищать моего омегу.
  - Уже - супруга, - и генерал пожал мне руку. - Удачи!
  
  ========== POV Эрика часть 2 ==========
   После свадьбы началась скукота, вернее, скукотища. Беременным много чего интересного не сделаешь: с друзьями не выпьешь, в качалку не сходишь, даже в академии не зависнуть - омежий батальон там на переэкзаменовках, так все ещё больше будут надо мной издеваться. Можно было бы с Ричем погулять, но Марио это не нравится. Ревнует он. Готовить и убирать даже учиться не буду, деньги есть - могу и нанять кого-нибудь. И это только если Ник решит уволиться, бета, который убирает и готовит у Марио уже много лет. Так что остались сериалы и мороженое. Но тогда в спортивную форму я после родов в жизни не вернусь. А то, что после родов я хочу свою работу обратно - это однозначно. Если ещё девять месяцев можно поскучать, то всю жизнь бездельничать - я не выдержу. Лучше удавиться. Марио на работе, туда я не лезу. Но на выходные он полностью мой. Кстати, надо поговорить с Марио о возвращении на работу после родов. Сейчас уже двадцать первый век на дворе, и омеги не в рабстве, многие возвращаются на работу. А за детьми смотрят няньки. Конечно, Марио не захочет няньку, да и спать с ней нельзя. А меня по четыре месяца не будет дома. Но вот тут и есть одна идея!
  
  
  - Милый, я дома, - в комнату зашел улыбающийся и немного уставший Марио.
  - Привет, дорогой, - я подошел за своим уже законным поцелуем. - Как было на работе?
  - Ну, я не всё могу тебе рассказывать... - И он состроил морду кирпичом.
  - Опять дразнишься! Ну, расскажу я, расскажу. Пошли ужинать и я всё расскажу за столом...
  Когда мы уселись, я собрался с мыслями и начал:
  - В основном наша работа ограничивается защитой иностранных посольств или глав государств дружественных нам стран. Иногда приходится вытаскивать заложников.
  - Да, если это всё, то откуда у вас такие профессиональные навыки убийства?
  - Ну, как тебе ответить на этот вопрос... В нашем мире не все государства дружественны Америке, а вот главы государств есть в каждой стране. Иногда у них просто вредные антиамерикански настроенные секретари или другие работники правительства. Но доказательств ты никогда не добудешь! И самое главное - я служу интересам своей страны. Для меня это самое важное.
  - Я в шоке. Давай остановимся на том, что свой последний вопрос я не задавал, а ты на него не отвечал. Лады?
  - Да, Марио, договорились... Я знал, что так будет. Ну и кто из нас "мягкотелый" омега? - Я, конечно, расстроился. Теперь он будет считать меня убийцей, хотя лично мне не пришлось этого совершать. В нашей группе этим профилем увлекался Рич, получая удовольствие от каждого задания. А я только его прикрывал.
  - Мягкотелый омега у нас ты. И я только немного отдохну и собираюсь доказать это на деле прямо сегодня. - Альфа зевнул и стал собирать тарелки со стола.
  
  Настроение у меня было испорчено окончательно, хотя со мной пока не разводились и в тюрьму не сажали. Ну, как тут теперь даже заикнуться о возвращении на работу?
  - Эрик, я вернусь в качалку. Давно уже не ходил, а теперь вот хочется дойти хотя бы до твоей спортивной формы.
  - Ты меня уже простил?
  - За что, любимый? - удивленно проговорил Марио.
  - Ну, за то, что я сейчас тебе рассказал.
  - Эрик, милый, здесь нечего прощать. Ты был спецназовцем и служил своей стране. Я о чем-то таком сразу догадывался, но это меня никогда не останавливало. Я тебя любил, люблю и всегда буду любить. - И меня нежно поцеловали прямо в нахмуренный лоб.
  
  В постели я любил нежности, а Марио любил меня помучить, считая, что сладкие пытки ещё никому не мешали. Сначала он меня всего вылизывал, посасывая соски, а мне было запрещено двигаться. Потом растягивал и приговаривал: "Себя не смей трогать, я смотрю!". Дальше осторожно входил и двигался со словами: "Не смей кончать, пока я не разрешу". Когда мы вместе наконец кончали, я уже почти терял сознание. Марио было достаточно разрешить, дотрагиваться до себя уже не было нужды, я и так взрывался. Но самым мучительным было когда он, двигаясь во мне сзади, гладил рукой мой член, размазывая по нему мою же смазку, и жарко шептал на ухо: "Терпи, любимый. Я сказал - терпи! Не смей кончать без меня. Мы теперь семья, не будь эгоистом". Марио меня никогда не наказывал, если я всё же сам кончал, ведь крыша уже просто ехала от попыток сдержаться. Но частенько пугал: "Схожу-ка я в магазин купить тебе кольцо на член. Такое маленькое розовенькое резиновое колечко. Ты у меня тогда три дня не сможешь кончить".
  - Ты что, Марио, я же нечаянно! Я больше не буду! Не надо ничего покупать, пожалуйста. - От страха я сразу начинал дрожать.
  - Ладно, посмотрим на твоё поведение.
  - Спасибо, любимый. - В какой-то мере это была игра, я все-таки намного сильнее Марио. Но мне нравилось ему подчиняться, так же как и альфе - командовать и устанавливать правила. Даже столь жестокие правила.
  
  Вики он никогда так не мучил. Тот единственный раз, когда я без стука вошел к ним в спальню во время секса, Вики сидел верхом на Марио и нежно гладил его грудь. А мне это никогда не разрешалось! Именно тогда вся несправедливость моего положения встала у меня перед глазами. И я разрыдался. Но обо всем по порядку.
  
  После секса, как только я пришел в себя, я попросил Марио:
  - Я хотел бы вернуться на работу после родов. Конечно, не сразу, а когда ребенка можно будет оставить, когда он перестанет сосать грудь.
  - Эрик, у нас достаточно денег. Тебе не надо работать, - ответил Марио, недовольно поглядывая на меня.
  - Я знаю, любимый, но я не могу так. Ты же работаешь, я тоже хочу. Я люблю свою работу, она даёт мне уверенность в своих силах и бешеный адреналин. Жизнь становится прекрасной, словно раскрашенной всеми цветами радуги.
  - А я, значит, не раскрашиваю красками твою жизнь? Только Рич и все эти чужие альфы?
  - Не говори так. Дело не в Риче, я люблю тебя, а не его. Моя служба была всей моей жизнью после смерти дяди, который меня вырастил, с восемнадцати лет и до нашей с тобой встречи. Я... пожалуйста, Марио.
  - Ты никогда не рассказывал о своём детстве. Я хочу знать, как ты рос.
  - Хорошо, любимый. Родители погибли, когда мне было два года, я их совершенно не помню. И старший брат отца, тоже альфа, взял меня к себе. Он был одинок, его истинный бросил его и сбежал со своим любовником-омегой. Так что омег в этом доме не жаловали. Ты ничего такого не думай о моём дяде, он меня никогда не обижал. Я сам старался расти альфой, ходил на все кружки: карате, тхеквондо и в качалку. Но на время течек, три раза в год по неделе, дядя отдавал меня в детский дом. В омежий детский дом. Это было очень тяжело. Всё болело, таблетки не всегда помогали, а я был окружен чужими равнодушными людьми.
  - Боже, это же ужасно! Зачем твой дядя так поступал?
  - Он боялся сорваться. У него же не было своего омеги. Он меня всегда любил, хотел для меня лучшего. Сколько я себя помню, дядя Джим тосковал по своему истинному, наверное, и умер, в конце концов, в пятьдесят лет именно от этой постоянной тоски.
  
  Всё это время Марио гладил меня по груди и уже подросшему животику. Я лежал ровно на спине, руки "по швам" и не двигался, именно так, как любил мой альфа. И терпеливо ждал ответа на свою просьбу. Я иногда немного боялся любимого, но не собирался идти против его воли, помня, как тяжело жить без своего истинного и как рано умер дядя Джим. Короче, я подспудно всегда боялся, что Марио меня бросит.
  - Ладно, вернёшься на работу. Но пообещай мне, что тебя всё время будут прикрывать. Я хотел бы, чтобы ты служил с Ричем. Он действительно будет с тобой рядом.
  - Конечно, с Ричем и со всеми нашими. Они меня ждут. Сказали, что не просят пока ещё одного бойца в наш отряд. - Я потянулся поцеловать любимого, но он отодвинул меня рукой.
  - Тогда я хочу ещё одну игру, выдержишь? - И он посмотрел на меня, прищурясь.
  - Да, конечно, Марио.
  - Широко раздвинь ноги, согнув в коленях. Руки за голову и начинай терпеть. Я собираюсь наиграться про запас, на то время, пока тебя не будет рядом.
  - По этому поводу у меня тоже есть одна идея. - Я немного смутился, не зная, как озвучить свою мысль. Но альфа перебил меня:
  - Потом расскажешь, а сейчас закрывай глаза и не открывай до тех пор, пока я не разрешу.
  - Любимый, я боюсь так. - Я смутился, но глаза закрыл.
  - Тогда начинай дрожать, обожаю, когда ты дрожишь в моих руках.
  - Но, Марио, пожалуйста... - Я так и не решился сказать, что мне так не нравится.
  - Раз ты всё не умолкаешь, я запрещаю тебе говорить. Можешь только стонать и произносить любые другие звуки. Всё, кроме речи.
  Я не видел его выражения лица, но догадывался, что он улыбается, именно так он и любил меня "терзать".
  Он наклонился и провел языком по моему пока вялому члену:
  - Я тут всё за собой уберу, только ты не добавляй мне беспорядка. Терпи!
  Альфа начал делать мне минет. Вылизывал и заглатывал до самых яиц, а кончать запретил. Я точно помру через пару минут. Стонал, терпел, сколько мог. Но Марио никак не прекращал, мало того, он стал гладить и легонько пощипывать мои соски. Из попы потекла смазка обильными каплями, почти как в течку. Я напрягался как мог, чтоб не кончить.
  Марио остановился и восторженно произнес:
  - Эрик, любимый! Хоть ты и беременный, но течёшь для меня как в течку! Как же я тебя люблю! Ты один такой в целом мире, такой чувствительный. Обожаю тебя! - И он начал обцеловывать моё лицо, губы, нос, щеки.
  А я заплакал.
  - Ну, что ты, милый? Я очень тебя люблю, родной мой.
  И как тут скажешь, что мне тяжело и даже немного больно. Я, как всегда, промолчал, но не выдержал больше и кончил.
  - Ты кончил только от моих поцелуев. Ты такой особенный. Ну, раз уже всё, то можешь открыть глаза и говорить.
  - Марио, я тоже очень тебя люблю, - но остановиться уже не мог - плакал и икал.
  - Поплачь, дорогой, если тебе так легче. Девочка моя сладкая!
  
  Наутро, за завтраком, я твёрдо решил поговорить с Марио о своей новой идее:
  - Марио, ты мог бы взять ещё одного омегу,- сказал, накладывая мужу салат.
  - Куда взять? - Марио меня не понял и просто улыбнулся.
  - В наш дом, какого-нибудь омежку из детского дома, например, с "заячьей губой". Который будет жутко благодарен стать хоть чьим-то мужем. Даже на таких условиях. Я много их видел в омежьем детском доме. - Мне такая идея казалась очень удачной и даже благородной.
  - Зачем это? - Марио начинал злиться.
  - Но я же по работе буду уезжать. А так буду уверен, что ты не останешься тут один. Будет кто-то, кто бы убирал, готовил и смотрел за ребёнком. Мы подарим ему любовь и семью. - Мне всё казалось логичным.
  - Эрик, это же не кошка или собака, это человек. Это всё серьёзно и на всю жизнь. Ты понимаешь?
  - Да, конечно, пусть и он родит ребёнка. Я буду любить вашего сына, как своего собственного. Я не хочу, что бы из-за меня ты остался совсем без секса или вынужден был ходить к проституткам. Это очень опасно, болезни всякие бывают.
  - Эрик, я не думаю, что это возможно. У каждого омеги в мире есть свой истинный, мы лишим парнишку возможности на полноценное счастье.
  - Ты просто не был в детских домах. В шестнадцать лет, перед первой течкой, самых красивых мальчиков выдают замуж лишь бы за кого. А остальных в восемнадцать лет "выбрасывают" в реальную жизнь и живи, как хочешь. Без образования, без денег и без всякой помощи. Вот такого и возьмём и сделаем его счастливым. Подумай хотя бы. У тебя полно времени. Да и наша семейная жизнь станет разнообразней. Не надоедим друг другу подольше.
  - Ладно, ничего не обещаю, кроме как подумать об этом. - Дальше за едой мы оба молчали.
  
  Время шло. Мой живот рос. К интересующей меня теме Марио больше не возвращался. Чем ближе становился срок родов, тем меньше мы с альфой занимались любовью. Но нашим отношениям это не мешало. Всё было прекрасно. Роды прошли быстро и были несложными. У нас родился мальчик-альфа.
  - Эрик, любимый, спасибо за прекрасного сына. Как ты хочешь его назвать? - на родах Марио не отходил от меня и всё время держал за руку.
  - Марио, может ты сам выберешь имя? - спросил я.
  - Нет, ты столько мучился, рожал, ты и называешь.
  - Тогда может Марик - Марио и Эрик вместе? - задумался.
  - А что, очень оригинально. Согласен, - ответил муж, целуя меня в щеку.
  Так и решили. После родов взяли Марику няньку-бету, а я восстанавливал спортивную форму, ожидая очередного задания. Долго ждать не пришлось и через два месяца после родов я уехал...
  
  Наконец-то боевая операция закончена и я ехал домой, предвкушая радость Марио и сына. Прошло четыре месяца, наверное, Марика и не узнать. Как же прекрасно возвращаться домой! Мышцы звенели приятной болью. Тот подъём в горах, когда мы с "подарком" на руках убегали от преследователей я, наверное, никогда не забуду. Но главное, что похищенный сын нашего дипломата из Анголы вернулся домой целым и невредимым. Я бросил баул с грязными вещами на пол и открыл входную дверь своим ключом. В прихожей сидел незнакомый омега. Молодой приятный парень в простых джинсах и белой майке. Я присмотрелся внимательнее - это же Мистер Омега Америки прошлого года Виктор Яглонский у меня в прихожей!!!
  - Доброе утро, Виктор! Я ваш большой фанат, смотрел ваше выступление и на Мистер Омега Америки и на Омега Вселенной. Жаль, что вы заняли только второе место.
  - Доброе утро! Вы Эрик? - он встал и пожал мне руку, сердечно улыбаясь.
  Виктор оказался очень приятным и не заносчивым. Он был совершенно без косметики и выглядел ещё нежнее и красивее, чем по телевизору. Высокий, стройный, с длинными светло-каштановыми волосами. Лицо фотомодели мирового уровня: пухлые розовые губки, высокий лоб, маленький носик и огромные глаза цвета кофе с молоком.
  - Если вы уже закончили разглядывать меня, пошли в кухню, я покормлю вас обедом. Или хотите подождать Марио, он с работы придет в восемь тридцать? - спросил меня омега.
  - Я знаю, когда приходит домой мой муж. А вы, извините, что тут делаете? - Я не понял, почему Омега Америки у меня в доме готовит обед.
  Омега не успел мне ничего ответить, как послышался детский плач. Я бросился к Марику, но и Мистер Омега тоже. В детскую первым пришел он и вынул моего сына из кроватки. Я замер от шока, а мой сын, мой Марик улыбнулся Виктору и обнял его за шею. На меня вообще ноль внимания.
  - Агу-гу, Мари хочет кушать. Я сейчас согрею тебе бутылочку.
  - Никакой он не Мари, его зовут Марик. Это мой сын! Виктор, что вы вообще тут делаете? - мысль, что он нянька, отпала сама собой. Я видел награждение. Мистер Омега Америки в прошлом году получил новенький автомобиль, квартиру в столице и миллион долларов наличными, и это только за титул. Не будет он работать нянькой для чужого младенца.
  - Можете называть меня Вики, все друзья меня так называют.
  - Я вам не друг, кто вы такой вообще? - симпатия к нему куда-то делась, от дурного предчувствия я весь похолодел.
  - Я младший муж Марио. Вот, он поставил мне метку, - и Вики открыл правое плечо. Под майкой отчетливо проступал след зубов и пахло ароматом моего любимого.
  
  Я в шоке осел на пол. "Вот тебе и бедный сирота с заячьей губой". Я вспомнил, как Марио отказался поставить мне метку. "Пережиток старины, можно внести инфекцию. Врач никогда так не поступит с любимым" и тому подобное. Но вот фотомодели поставил. Наверное, ему просто было противно кусать меня, громадного омегу-спецназовца. От обиды я даже забыл обнять сына и просто развернулся и пошел в свою спальню. Там меня тоже ждал сюрприз - комната больше не принадлежала мне. Новый спальный гарнитур и чужие вещи в каждом углу. Я сам себе не верил, неужели гостевая спальня?! Точно, именно в гостевой спальне лежали мои вещи и стояла мебель, которую выбирали мы с Марио после свадьбы. Я сел на свою кровать и заплакал, моя жизнь кончилась, и только я был в этом виноват. Я захотел всё и сразу, и семью, и свою работу. Какой альфа согласится на сироту из детского дома? Сейчас смешно было даже думать об этом. Альфе подавай самое лучшее - Омегу Америки. Конечно, теперь я ему не нужен. Но один я не уйду, только с сыном. Ничего, что сейчас он меня не узнаёт, позже вспомнит. Надо собирать вещи, но как же не хочется!
  
  В дверь осторожно постучали.
  - Эр, вы чего, не плачьте. Что случилось? Марио сказал, что второй муж - было вашей идеей.
  - Пожалуйста, оставьте меня в покое, уходите, - я не хотел с ним разговаривать. А особенно не хотел его видеть. Это идеальное лицо вызывало желание убить, я бы убил за своего альфу. Но не могу, когда я сам виноват во всём этом. Себя что ли убить? Я продолжал плакать, наверное, это уже была истерика, потому что я всё никак не мог остановиться.
  
  Не знаю, сколько прошло времени, когда дверь распахнулась и в комнату вошёл Марио со шприцем в руке. Ничего не говоря, он вколол мне что-то в плечо. Я принялся отбиваться от него, но быстро ослабел и в течении пары минут заснул. Сколько я проспал - не знаю, но когда проснулся, вечер сменился утром. Я встал и отправился на кухню, жутко хотелось пить, губы пересохли. Казалось, что я ничего не помню о вчерашнем дне. Но на кухне Виктор сидел на коленях у Марио и они пошло целовались, или мне казалось это пошлым. Руки Марио поглаживали спину омеги, меня они даже не замечали. Я в шоке смотрел на них и не мог сдвинуться с места.
  - Доброе утро, Эрик. Как ты себя чувствуешь? - мой - уже не мой - муж смотрел на меня и даже улыбался. Меня он не видел четыре месяца, но целовался с фотомоделью, а не со мной. Ещё вчера надо было валить отсюда, нечего плакать и унижаться.
  - Спасибо, отлично. Я пошел собирать вещи, я ухожу. И сына тоже забираю!
  - Почему это, Эрик? Это то, чего ты добивался, в доме ещё один омега. Кстати, в отличие от тебя, он убирает и готовит, и смотрит за нашим сыном. Что не так? - Марио притворялся удивленным. Но объяснения всегда были моим слабым местом, мне тяжело было говорить о своих чувствах, а тем более о своей боли. Вернувшись в гостевую спальню, я начал собираться.
  
  Марио и Вики, держась за руки, стояли у входа в комнату.
  - Это что, издевательство такое? Я уйду и целуйтесь себе. Или вы любите только в свете софитов, на публику, Мистер Омега?! - слёзы обиды и унижения опять набухли в глазах.
  - Эрик, прекрати, ты обидел Вики. Я не позволю тебе его обижать, он такой же муж для меня, как и ты. В нашей семье всё будет поровну. Мы с Вики целовались утром, теперь твоя очередь. И брось собирать вещи, ты никуда не уходишь, - Марио уже сердито смотрел на меня.
  - Я тебе теперь не нужен, у тебя же есть он, - и я ткнул указательным пальцем в Вики.
  - Мне нужны вы оба, и он, и ты. Мы же так договаривались.
  - Нет, я говорил про омежий детский дом.
  - Ну да, омежий детский дом... А сам-то выбрал меня, а не альфу с "заячьей губой" из детского дома, - казалось, что Марио специально меня мучает, ещё бы втыкал иголки под ногти. Хотя больнее, чем сейчас, уже не было бы. - Может, у меня на такого и не встало бы, Эрик.
  Мне было так плохо, голова кружилась, казалось, что не подниму даже футболку. Я осел на пол у кровати и начал плакать.
  - Эрик, не надо, я не помеха тебе, я наоборот - помощь. Так, со мной, ты сможешь работать. Я присмотрю за Мариком. - Вики подошел, присел и попытался обнять меня. Его прикосновения жгли огнём, мне стало невыносимо больно. Сбылся мой самый худший кошмар в жизни - я потеряю своего истинного.
  - Убери от меня свои руки, немедленно! - Вики дернулся от моего крика, встал и отошёл.
  - Эрик, не груби Вики, я не позволю тебе обижать моего младшего мужа. Он не "мальчик для битья" в нашем доме.
  - А я? Почему мои вещи переехали в гостевую спальню?
  - Наша комната удобней, почему она должна пустовать четыре месяца, пока ты на задании? Эрик, теперь всё будет поровну - ночь с тобой, ночь с Вики, подарок тебе, подарок ему. Почему ты даже не хочешь попытаться? - Марио удивленно смотрел на меня. А моё сердце разрывалось от боли: Вики красивый, успешный, молодой, без всяких комплексов тяжелого детства. Выжить меня из дома ему будет проще простого. Но ничего из этого вслух я не сказал. Вот он какой хорошенький и добрый, а я гадкий, ревнивый и злой...
  - Эрик, перестань плакать. Ты же мужик! Всё, хватит, или опять сделаю тебе укол, - Марио шутил, улыбался и всё ещё держал Вики за руку. Я подумал, что на моих похоронах они тоже будут обниматься и целоваться. - Вставай, пошли завтракать.
  Они вышли из комнаты, а я так и не смог встать с пола. Через минуту Вики вернулся со стаканом воды и молча протянул мне. Я также молча взял стакан и выпил залпом. Сразу полегчало и я смог встать на ноги.
  
  Как в дальнейшем оказалось, Марио действительно пытался всё своё внимание делить поровну, но Вики всегда получал больше. Все "разборки" всегда велись втроём, наедине с Марио запрещалось говорить. Секс наш остался прежним, с элементами "терпи" и "нельзя". Поэтому я как-то специально встал ночью и решил заглянуть к ним во время секса. Как я и догадывался, Марио играл в садиста только со мной, Мистеру Омеге всё было можно. И это добило меня окончательно. Я ушел к себе с твёрдым намерением собирать вещи. Марио за мной не пошел, наоборот, утром за завтраком он устроил скандал. Кричал, что я разом нарушил все правила совместной жизни, и он подумает, как можно меня наказать. Я на его слова даже не реагировал. Вики тоже молчал, хотя мне было все равно, что он думает.
  
  Когда Марио ушел на работу, Вики подошел ко мне и поцеловал в губы.
  - Вики, с ума сошел, что ты делаешь? - надо признать, что мне было даже приятно, пах Вики очень нежно и вкусно - лесными цветами и ягодами.
  - Такой себе маленький "бунт на корабле", - омега очень нежно мне улыбался.
  - Тебе-то чего бунтовать? У тебя всё есть и всё можно, - я очень удивился.
  - Вовсе нет, я тоже хочу кое-что, что Марио запрещает.
  - Что именно? - становится интересно.
  - Я хочу тебя.
  - Что??? - я чуть не упал со стула. - Я некрасивый, зачем?
  - Ну, во-первых, ты очень красивый и сильный, во-вторых, я хочу посмотреть все твои татуировки и узнать, что они значат. И шрамы тоже рассмотреть. Расскажешь мне, откуда каждый шрам на твоём теле. А вообще, больше нет никаких правил. Я соглашался на них потому, что влюбился в Марио и хотел быть с ним на любых условиях. А теперь я беременный - уже точно - и Марио меня не выгонит. Только ему не говори, он пока не знает.
  - Поздравляю! Это здорово, но боюсь, что он меня выгонит теперь, - я был рад за Вики, но испугался, чем это обернётся для меня.
  - Я не дам никого выгнать. Он не посмеет. Но, думаю, и не захочет. Ты же его истинный, а не я.
  - К тебе он лучше относится.
  - Но тебя больше любит, поэтому так следит за равенством в доме - не дать тебе больше внимания, чтобы не обидеть меня, - Виктор печально улыбался.
  - Как вы познакомились? Мне давно хотелось узнать.
  - Пошли в кровать, пока малыш спит, и я расскажу тебе всё.
  - У тебя или у меня? - спросил я, мне тоже хотелось хоть чуть-чуть нормального секса. И я точно знал, что Вики меня мучить не будет. Да и Марио хотелось отомстить.
  
  ========== POV автор часть 3 ==========
   Омеги быстро разделись и забрались на кровать Виктора. Как же это было чудесно! Они весело гладили и целовали друг друга.
  - У тебя были омеги раньше? - спросил Виктор, прикусывая сосок Эрика.
  - Нет, что ты! Никого, кроме Марио, ни альф, ни омег. - Спецназовец стонал от новых ощущений, так непохожих на жесткий контроль его альфы.
  - Я тоже могу укусить тебя? - осторожно спросил Эрик.
  - Делай, что хочешь. Если мне не понравится - я не постесняюсь тебе первому сообщить об этом. А у меня было много омег. С альфами я не хотел, ждал своего единственного, а омег было полно. Я, знаешь ли, люблю вставить свой член кому-нибудь, не только получать.
  - Ну так вставь мне, я не против. - Эрик повернулся спиной к Вики и опустился на колени.
  - Нет, милый, ты мне первый. А потом я тебе. Ты же ещё никому не вставлял. - Вики нагнулся и лизнул омегу внутри между половинками.
  - Щекотно, но как же приятно! Давно нам надо было попробовать! - Эрик счастливо засмеялся. Жизнь начинала налаживаться.
  - Это что у тебя за татуировка? - спросил Вики и показал на правое плечо.
  - Это символ нашего взвода - тигр, перегрызающий горло дракону.
  - Ничего себе, так круто! А у меня только клубничка на левой ягодице, - расстроился Виктор.
  - Зато она у тебя такая сексуальная, так и просится в рот! - пошутил Эрик и лизнул фотомодель.
  - А расскажи про остальные? - попросил Вики.
  - Давай про остальные потом, некоторые сделаны в память о моих товарищах, не вернувшихся с заданий.
  - Ладно, про шрамы и другие тату потом, - и Виктор встал в колено-локтевую позу, приглашая Эрика к более активным действиям.
  
  Марио понимал, что Эрику обидно. Эта боль своего истинного отдавалась отголоском и в его сердце. С этим нужно срочно что-то делать. Вернуться и поговорить наедине, без свидетелей. Вики - хороший парень и очень красив, это-то и ранит Эрика. Да, объясниться надо.
  Альфа заехал в ближайший двор, развернулся и поехал домой. "Скажу, что очень люблю тебя, Эрик, и как бы ни был красив и сексуален Виктор, мой истинный всё-таки именно ты!"
  Марио подъехал к подъезду, поднялся на лифте и открыл дверь своим ключом. Альфа собирался тихонько проскользнуть к Эрику в комнату и вообще не ставить Виктора в известность о своём возвращении домой. Со своим истинным Марио никогда бы не стал так делать. Но в спальне Эрика не оказалось. Марио прислушался и уловил стоны из комнаты Виктора. "Не может быть! Эрик не способен на такое, даже с Виктором, которого он ненавидит. Воспользоваться своей силой и опытом бойца против беззащитного омежки?!" Альфа рванулся во вторую спальню, открыл дверь и увидел своими глазами самый страшный кошмар любого отца или мужа - изнасилование любимого. Марио видел со спины, как Эрик сильно толкается в попу Вики, грубо держа последнего за бедра. Вики стонал и вздрагивал. Лиц альфа не видел, иначе бы понял, что никакого насилия тут нет. Старший муж быстро шагнул вперед и оторвал Эрика от Вики. От неожиданности омега упал на пол за кроватью и ударился головой об угол тумбочки.
  - Что, Эри? - Вики повернулся назад и Марио увидел его счастливые глаза и довольную улыбку.
  Упс, это не изнасилование, а маленькая омежья революция. Альфа оглянулся назад и увидел, как Эрик встал, вытер кровь с виска и юркнул в ванную, заперев дверь за собой.
  
  - Что здесь происходит, Вики? - грозно спросил альфа. - Эрик что, насиловал тебя?
  - Нет, Марио, конечно, нет. Это я сам попросил, я его хотел, - ответил испуганный красавец.
  Потом альфа подошел к дверям ванной и попросил:
  - Эрик, открой дверь, у тебя пошла кровь. Пожалуйста, можно я обработаю рану?
  - Не надо, - глухо раздалось с той стороны.
  - Эрик, прости меня. Я не хотел. Почему-то решил, что ты, пользуясь своей силой, насилуешь Виктора. - Оправдывался расстроенный альфа. - Я просто хотел оттолкнуть тебя от него.
  Из ванны раздались несдерживаемые рыдания. Эрик только начал отходить от кошмара своей теперешней жизни, как вернулся Марио и всё втоптал в грязь. Как можно любить своего истинного после того, как он, воспользовавшись своей силой и преимуществом альфийского телосложения, ударил тебя?
  - Эрик, не глупи, выходи, не будь маленькой омежкой, давай поговорим. - Настаивал старший муж.
  - Я и есть омега. Я ухожу от тебя, Марио, сына тоже заберу. Сразу же, как сниму нам подходящее жильё, чувствуй себя полностью свободным, - сказал Эрик, пытаясь остановить кровь и заклеить рану лейкопластырем.
  - Никуда ты не уйдешь! И сына я тебе не отдам! Кончай говорить глупости! - закричал Марио. Его бесило и чувство вины перед истинным, и безуспешность попыток открыть запертую дверь.
  - Посмотрим, - раздалось из ванной.
  Послышался плач уже с этой стороны двери. Альфа оглянулся и увидел, что Вики тоже плачет:
  - Марио, что ты наделал! Эти твои вечные правила, что можно и что нельзя! С чего ты взял, что знаешь лучше всех, что надо омегам? Ты возомнил себя богом, и вот к чему это привело! Мы оба, и я, и Эрик, были несчастны. Просто каждый по-своему, - омега пытался объяснить Марио, что произошло.
  - Пожалуйста, милый, открой дверь, - альфа уже умолял Эрика. Он тоже совершенно не хотел провести остаток жизни без истинного. Тем более, чувствуя свою вину перед ним.
  А в ответ - тишина.
  - Он ушел, - как-то слишком спокойно констатировал Виктор.
  - Как ушел, куда? Там в ванной всего лишь одно маленькое окошко. Эрик не смог бы пролезть в него.
  - Ломай дверь и увидишь, - ответил заплаканный омега.
  Марио разбежался и со всей дури ударил плечом в дверь. Она чуть-чуть поддалась, но не до конца. Он разбежался и ударил ещё раз. Дверь с грохотом открылась, сильно ударив стену ванной. Внутри никого не было, только маленькое окошко распахнуто настежь и капли крови на раковине и на полу.
  - Эрик, любимый? - растерянно проговорил альфа.
  - Поздно, я же говорю, он ушел. - И теперь уже Виктор разрыдался в полный голос. Марио провел рукой по лицу и сам опустился на пол. Настал его черед ругать себя и проклинать всё на свете. Именно этот момент выбрал маленький Марик, чтобы проснуться и начать требовать свой завтрак.
  
  Через час сытый и довольный малыш в чистом памперсе наконец-то начал играть сам в детском манеже. И Вики сразу же побежал смотреть, что делает его альфа.
  - Да, сэр, конечно! Извините за беспокойство, - и Марио положил трубку телефона на рычаг.
  - С кем ты говорил? - спросил Вики.
  - Эрика ищу, сейчас говорил с их генералом. Он отчитал меня по первое число и бросил трубку, - вздохнул альфа. - Никто из них, а я уже перезвонил всем, не признаётся, что знает, где он.
  - Где ты взял их телефоны? - удивился омега.
  - Это список Эрика. Он перед нашей свадьбой звонил всем, кого пригласил, проверял кто придет, а кто не сможет. Я собирался выбросить этот листик, но так и не успел. А когда Эрик решил вернуться на работу, я весь дом перерыл, пока нашел его, и уже специально себе припрятал. Вдруг что, хоть спросить можно.
  - Они же "братья по оружию", они своих не выдают. Тебе надо сходить домой к этому, как его зовут, который ревновал сильно? - посоветовал Вики. - Будь я на месте Эрика обязательно пошел бы к тому, кто меня точно любит.
  - Рич, его зовут, первый кому я позвонил. Или Эрик не у него, или этот Рич первоклассный актёр. Прямо хоть сразу Оскара давай, так, без фильма.
  - Когда ты ему позвонил, может, Эрик ещё до него и не добрался. Поезжай сейчас.
  - Ладно, я поехал, а ты дома с Мариком. - Альфа отвечал на автомате, мыслями он уже был далеко.
  - Я никуда не уйду, не волнуйся. Езжай! - улыбнулся Вики.
  
  Марио остановился у двери в квартиру Рича и прислушался. Из-за двери раздалось:
  - Ну же, Эр, не будь ребёнком, мы едем в больницу. Такую рану обязательно надо зашить.
  - Да нет там ничего, царапина, сама заживет. Я в больницу не поеду, - ответил омега.
  - Эр, ты что, боишься иголки? Не пугай меня! Поехали, - пошутил альфа.
  - Ладно, но не в ту, где работает Марио, - попросил раненый.
  - Конечно, в другую. Ты что думаешь, твой муж побил тебя и так себе спокойненько вернулся на работу? Нет, ищет тебя везде, вон, всем уже перезвонил. Парни говорили, что даже самому генералу звякнул. Где только номер взял, сукин сын, - грубо выругался спецназовец.
  Тут дверь открылась и на пороге показался Эрик. У головы он держал какую-то тряпку, всю пропитанную кровью. Тонкая полоска крови виднелась на щеке и на руке омеги. К нему сразу подошёл Марио:
  - Показывай рану! - и он повернул голову омегу царапиной к себе. Кровь продолжала течь.
  - Ты здесь откуда взялся? - удивился Рич. - Не смей его трогать! Твой брак подошел к концу!
  - Потом меня убьёшь, а сейчас не мешай, иначе он вообще до больницы не доедет от потери крови. Уже больше часа течет. - Марио взял Эрика за плечи и осторожно развернул обратно в квартиру Рича. - Где у тебя ванная?
  - Ты, Марио, вообще обнаглел! Не смей его трогать, сука, я дал тебе шанс, а ты взял и завел себе ещё одного омегу! - Рич схватил альфу, собираясь выкинуть его в парадное. Но хирург упрямо не замечал его и тянул омегу к ванной.
  - Рич, у тебя есть перекись водорода, вата и лейкопластыри? - Четко, как и положено хирургу, альфа перечислил всё, что ему было необходимо в данный момент.
  - Сейчас дам, - сдался Рич.
  - Ты меня всё равно не любишь! Ты просто врач и обязан обрабатывать раны всем. - Капризничал Эрик, но не делал попыток оттолкнуть Марио. - Ты мне даже метку не поставил!
  Альфа отодвинул грязню майку омеги, ведь тот вылез в окно в ванной, надев на себя вещи из бачка с грязным бельём, и резко, без предупреждения, укусил за плечо.
  - Ой, больно же! - вскрикнул довольный омега. Он понимал, что ни один альфа не ставит метку перед тем, как бросить своего омегу. - А где антибактериальная мазь? - не унимался Эрик, пока альфа обрабатывал рану.
  - Но вы же с Виктором поотменяли все правила, так я думал вы и с бактериями составили пакт о ненападении, - пошутил Марио.
  
  Эрик поблагодарил Рича на прощание:
  - Мы с Марио сами съездим в больницу, зашить рану. Спасибо, что выслушал меня и не дал наделать глупостей.
  - Ладно, езжайте. Марио, это последний раз, когда я оставляю тебя в живых, - серьёзно предупредил Рич.
  В машине первым начал говорить Марио:
  - Эрик мы исправим все правила. Более того, вы с Виктором составите новые. Я согласен на всё, лишь бы вы оба были счастливы. Что касается меня, то с вами обоими я и так самый счастливый альфа в мире. Я для вас старался. - Оправдывался старший муж.
  - Дома поговорим, вместе с Вики. Теперь я не хочу говорить без него. - Ответил омега. - Мы будем с Виктором выступать "единым фронтом".
  - Тогда я заранее признаю себя побежденным, - засмеялся альфа.
  
  
   Эпилог. Вечером того же дня.
  
  POV Марио
  
  - Правило у нас одно - нет никаких правил! Ясно, Марио? - начал речь Вики вечером за ужином.
  - Ясно, но что ты имеешь в виду? - спросил я.
  - Каждый из нас где хочет, там и спит - это раз. С кем хочет, с тем и трахается - это два.
  - Кому хочет, тому и вставляет, это три, - добавил довольный Эрик.
  - Эрик, тебе нельзя беспокоить рану, а то швы разойдутся, - пытался я предупредить.
  - Я сам разберусь, - ответил мой спецназовец.- И нет никаких "терпи". Потому что терпеть мне не нравится.
  - Милый, я думал, что раз мы с тобой истинные, тебе нравится тоже, что и мне. - Я был искренне удивлен претензиями, особенно учитывая, что кончал Эрик со мной множество раз. Да так, что пока он приходил в себя, мне приходилось мыть даже стены от его спермы.
  - В этом судьба сыграла с тобой злую шутку, - ответил Эрик, - я никогда больше не хочу так играть!
  
  В кровати я надеялся, что сладкие омеги набросятся с поцелуями на меня. Но не тут-то было, Эрик и Вики принялись облизывать друг друга. Я лежал в центре кровати, а они стояли на коленях по бокам от меня, но целовались друг с другом. Надо признать, что это было очень возбуждающе. Их розовые члены терлись о моё тело, попки истекали смазкой, а пальчики дергали друг друга за соски. "Ладно, можно и поиграться", - решил я. Облизал указательные пальцы и вставил во влажные дырочки. Омеги аж подпрыгнули, наконец-то обратив внимание на своего альфу.
  - Вы продолжайте себе целоваться, а я поиграюсь с вашими попками. Или мне нельзя? - я уже боялся сделать что-то не так и потерять их обоих, или даже кого-то одного из них.
  - Мы же договорились - всё можно! Значит, всё можно и тебе тоже, - успокоил меня Виктор. А Эрик принялся вертеться на моём пальце. Эта всеобщая свобода была очень заразительной и веселой. Омеги смеялись. Я непроизвольно начал улыбаться. Вдруг мальчики синхронно наклонились и принялись лизать мой возбужденный член. Их языки сталкивались, и они переходили к французским поцелуям, потом опять возвращались к облизыванию члена и обратно. Я чувствовал себя в раю, вертя уже двумя пальцами в каждом.
  - Дашь мне? - спросил Виктор у Эрика.
  - Конечно, - омега повернулся спиной и наклонился, выталкивая из себя мои пальцы. Я почувствовал себя не старшим мужем, а самым последним служкой в гареме.
  - А когда будет моя очередь? - спросил я несчастным голосом.
  - Завтра, - ответили мне в унисон омежки и заразительно засмеялись. Потом Вики, разработанный моими пальцами, сел на мой член и приказал, как заправский дом:
  - Вставай со мной вместе, а ты, Эрик подставляй попу. Игра будет называться "Паровозик".
  Мы все стояли на коленях на кровати, я заходил в Вики, который в свою очередь заходил в Эрика. "Последний вагончик" осторожно спросил:
  - А мне можно себя погладить?
  - Можно, - дружно ответили мы с Вики, - всем всё можно!
  
  
  Когда мне казалось, что лучше уже не бывает - паровозик и все вагоны слитно двигались - Вики просто сказал:
  - Мы ждем ещё одного ребенка. Марио, поздравляю тебя!
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Там, где не ступала нога белого человека...
  https://ficbook.net/readfic/3326085
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: м/м
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, POV, Hurt/comfort, AU
  Предупреждения: Изнасилование, Групповой секс, Кинк
  Размер: Мини, 8 страниц
  Кол-во частей: 3
  Статус: закончен
  Описание:
  Я имею в виде не попу Тарзана, а неведомые картографам джунгли... Но попа Тарзана тоже будет...
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Работа написана по мотивам рисунков известного художника. То́уко Ла́аксонен ( 1920 - 1991) - финский художник-рисовальщик, оказавший влияние на гомосексуальную субкультуру своими многочисленными гомопорнографическими рисунками. Публиковался под псевдонимом Том оф Финланд. Он рисовал целые повести и рассказы. Этот рассказ назывался " Джек из Джунглей". Хотелось бы напомнить об этом художнике более молодым читателем слэша.
  
  ========== Часть 1 ==========
   Шторм начался совершенно неожиданно. Я, как и все исследователи из нашей группы, сидел на палубе, совершенно бесполезно пялясь в телефон. Интернета тут не было, сеть не ловила. Можно было смотреть только на свои старые фотки.
  
  Спустя сутки даже это мне покажется внеземным чудом... Но об этом времени я расскажу позже.
  
  Часть наших сотрудников сразу же спустилась в каюты, переждать шторм, светлая им память. Остальные как завороженные любовались силой и неистовством стихии. Океан стал почти чёрным и лишь по краям волн были видны белые кружева морской пены. Наш огромный круизный лайнер носило по ветру как какую-нибудь жалкую пиратскую шлюпку, но гостей никто не выгонял с палуб обратно в каюты. Сначала мне это показалось странным, но потом я понял - все матросы и обслуживающий персонал были заняты кораблём и его переоборудованием к шторму. Поднялся сильнейший ветер, но лишь когда одну женщину смело с палубы в бушующий океан, мы осознали, насколько всё серьёзно.
  
  И что лично моя жизнь больше никогда не станет прежней.
  
  Часть пассажиров бросилась в сторону кают, но некоторые, как и я сам, не могли оторваться от этого неземного, в любых смыслах, чуда - бушующего океана. Казалось, сама мать-природа ополчилась на весь род людской. И если ещё пять минут назад я был уверен в своей полной безопасности на судне, то теперь начал молиться богу о спасении. Повернув голову вправо, а затем и влево, увидел множество людей на коленях, делающих тоже самое. Что именно просили они, осталось для меня тайной, рев волн и завывание ветра перекрикивали даже полет мыслей в голове, не говоря уже о других звуках. Да, мне было очень страшно, зубы клацали друг о друга, но главное не это, а ощущение мощи природы, которому я стал свидетелем. И я влюбился, с позволения сказать, в эту мощь и силу.
  
  Но долго предаваться своей новой страсти мне не дали, очередная огромная волна с мягким шлепком обрушилась на палубу и смыла с неё всё живое, и меня в том числе. Я помню только ощущение стремительного полёта и солёные брызги на лице. Очнулся я в море лежа на животе на огромной деревянной бочке. Вокруг было настолько тихо, что мне показалось, что я оглох - настолько полной всеобъемлющей тишины на свете не бывает. Океан был спокоен, нежно-бирюзовые краски сменялись голубыми. И вокруг меня не было ничего живого. Где корабль, где все люди, сколько времени я пробыл без сознания - на эти и другие вопросы никаких, даже самых глупых, ответов не было.
  
  Так как у меня не было ни еды, ни воды, я собирался умереть прямо сейчас, но достойно. Можно было, например, слезть в воду и плыть, пока будут силы и неважно, в какую сторону. Но я побаивался акул, которые могли почуять в воде запах крови за много миль вокруг. Умереть в зубах такого чудовища меня совсем не прельщало, лучше уж от жажды и голода. Пока я обдумывал разные способы самоубийства и искренне завидовал уже мёртвым (кто-нибудь из вас это делал?), вдалеке показалась земля. Земля! Кто бы мог подумать, что можно так радоваться незнакомому острову со змеями и разными другими хищниками. Я не позволял себе мечтать, от голода и жажды земля вдали казалась миражом и плодом безумной фантазии. Даже сейчас я не догадывался, сколько времени пробыл в воде. Но, несмотря на это, я плыл, загребая руками что было сил в сторону сказочно прекрасной земли. Издалека остров напоминал светло-зелёный шатёр волшебника, но мне было всё равно, я хотел быть обманут.
  
  Плаванье затянулось на многое часы, между мной и такой долгожданной землёй были неисчислимые морские мили, единственное, что радовало - земля не исчезала, значит, не была миражом, как частенько бывает в пустыне. Когда наконец-то я доплыл, то просто соскользнул на мелководье и пошел пешком к пляжу. Руки и спина болели неимоверно. Уже на суше я просто повалился на горячий песок и уснул, или потерял сознание...
  
  Пробуждение стало неприятным сюрпризом. С чего бы начать? Со связанных рук и ног или с чужого толстого пальца, ковыряющегося в моем анусе, или же с чужого волосатого потного паха на моём лице? Дышать было нечем. Кроме того, туземцы, а это несомненно были именно они, достали из штанов мой член и с интересом разглядывали его. Потом принялись лизать, наслаждаясь "конфеткой". Кто-то поелозил пахом по моему лицу, явно намекая на минет, чёрные вьющиеся волоски лезли мне в рот и в нос. Меня одновременно тошнило, хотелось чихнуть или снова умереть - даже не знаю, какое желание было сильнее.
  
  Потом меня куда-то потащили. Туземцы были похожи как братья - все высокие, молодые и крепкие парни, полностью обнажённые, коротко постриженные и чернокожие. От них пахло потом и грязью, видимо мылись только по большим праздникам и то не все, а кто удостоился особой чести. Я ведь тоже не брезговал качалкой и бегал по утрам, но мне было далеко до их силы и выносливости. Тащили они меня полностью одетого, но с обнаженным торчащим членом. Точно на заклание, но, видимо, какое-то сексуальное. Я оказался не так далёк от истины. Через пару миль я предстал перед их атаманшей. Джунгли вокруг меня были светло-зеленые и совсем живые: то выскочит змея из-под огромного листа, то рыкнет невидимый зверь, а птиц ощущаешь просто физически. Пахло какими-то фантастическими цветами, то пьянящими, то возбуждающими. Но мне было не до окружающих красот - на меня смотрела, плотоядно улыбаясь беззубым ртом (хотя точно не укусит при минете), голая толстая старуха с сильно обвисшей грудью и вагиной. Кроме обвислости, половой орган женщины окружали настоящие джунгли длинных чёрных волос, конечно, тоже не мытых. Понятно, что на такое чудо, хоть и призывно улыбающееся, я не купился.
  
  Королева, судя по украшению на голове, улыбнулась, взяла в одну руку банан и почесала другой чёрные заросли ниже пояса - жучки, наверное. Один из туземцев крепко держал мои руки сзади, а другой приподнял мой член, показывая королеве, какую "конфетку" ей достали. Она продолжала довольно улыбаться, а вот я твёрдо сказал:
  - Нет, фу!
  
  Хотя туземцы и говорили всё время между собой на каком-то своём наречии отрывистыми горловыми звуками, моё "Нет!" по-английски поняли сразу и бесповоротно. После него с лица старухи пропала улыбка, а обнажившиеся дёсны явно несли угрозу - типа "сварить его в следующем бульоне". Аборигены схватили меня и опять потащили в глубь леса. Ну, теперь уж точно на ужин, решил я, сделать из меня новый кулинарный шедевр - тридцатилетний исследователь земноводных в собственном соку. Но я опять ошибся, упустил из виду, что тащили меня всё так же с голым членом наперевес. Потом, наверное, замучились толкать меня вперёд - ну не хотелось мне спешить на собственные похороны, хотя и с очень изысканной закуской, мои связанные руки и ноги привязали к толстой деревянной палке и дальше несли уже на весу. Туземцы решили не тратить даром ни минуты и полностью раздели меня и тот, кто держал палку со мной на весу сзади, просто вставил свой возбужденный член в мою совершенно не растянутую дырку. Так как я никогда не был снизу, опыта никакого, было больно до розовых чёртиков в глазах. Естественно, моя задница от такого грубого обращения порвалась, но парень на это не обратил никакого внимания, видимо, не был слишком чувствительным, даже не притормозил, просто дальше трахал по крови - удачно, можно на смазке сэкономить. Шутить об этом легко сейчас, но тогда меня дергало от боли, так сильно, будто каждый раз били током по анусу.
  
  Спереди моя опущенная голова постоянно билась о вонючую задницу несущего мою тушку на заклание аборигена. Но я не переживал об этом - боль в анусе затмевала любое чувство, включая чувство самосохранения. Кстати, член этого аборигена спокойно прогуливался между ягодиц впередиидущего. Наверное, они все не слабо растянуты уже, вот им и хочется новых тугих ощущений.
  
  Когда мы дошли до небольшой поляны, я наконец-то вздохнул с облегчением - сейчас убьют и на этом все мои муки закончатся. Но не тут-то было. Палку со мной швырнули на землю, боком я упал на какие-то острые ветки, но больно было всё равно - самое настоящее реалити-шоу под названием "А сейчас где болит сильней?". Лёжа на боку я оглядел поляну. Увидел вокруг густой лес, чуть ли не до небес, на поляне - два толстых высоких дерева, обработанных в форме гигантских членов и украшенных витиеватой резьбой. Сначала я даже не догадывался, как именно их можно использовать, слишком уж они крупные. Но потом туземцы принялись привязывать меня за ноги и за руки к этим баобабам. Руки - снизу так, что плечи мои лежали на земле, ноги - к верхней части этих гигантских членов. Двое привязывали, а третий командовал, видимо, выше-ниже. Так мои широко расставленные ноги и порванная дырка стали центром представления на поляне.
   Комментарий к
   Иллюстрации к этому рассказу: первая страница
  http://s019.radikal.ru/i616/1506/5a/58ff357eaf4a.png
  вторая страница
  http://s019.radikal.ru/i625/1506/31/0baf610d4e14.png
  третья страница
  http://s49.radikal.ru/i125/1506/67/37a97fc4a238.png
  четвертая страница
  http://s017.radikal.ru/i418/1506/a8/eda3ea4698b3.png
  пятая страница
  http://s49.radikal.ru/i125/1506/7c/12911ee19e45.png
  
  ========== Часть 2 ==========
   Образовался круг из двенадцати парней (да, я считал) , видимо, все желающие, а может остальные собирались подойти попозже. От обезвоживания я стал терять сознание, всё вокруг становилось мутным, но я был только рад этому, потому что как только меня привязали, туземцы начали с любопытством трогать мою промежность и обсуждать, видимо, её достоинства и недостатки. Потом встали в очередь и первый сразу же начал трахать меня, не утруждаясь моими чувствами. Если раньше мне было сильно больно, то то, что я чувствовал сейчас, стало настоящим кошмаром, сил сдерживаться больше на было (должен признаться, что полностью сдался) . Я орал от боли как девчонка, из глаз текли слёзы, я матерился как пьяные грузчики в порту и, кажется, описался.
  
  Если бы сейчас я писал письмо Санте, то там было бы только два пункта:
  1. Потерять сознание.
  2. Умереть прямо оттуда, из бессознательного состояния.
  
  О помощи я даже и не мечтал. Кто меня найдёт? Кто знает, что я вообще жив и, главное, где я?
  
  Я дергался, пытаясь уйти от насилия, но крепкие верёвки только больше впивались в кожу рук и ног. Ожидавшие своей очереди тоже не стояли тихо и спокойно. Одни лезли целоваться, про запах изо рта я даже вспоминать боюсь, другие - гладили и облизывали мой член и яйца, наверное, хотели сделать мне приятное, но на самом деле делали лишь больнее своими грубыми движениями, дергая в одну сторону член, в другую - яйца и так далее. То и дело я проваливался в спасительное беспамятство, но долго наслаждаться им мне не давали, окатывая морской водой из деревянной бадьи. Облегчения это не приносило, утолить жажду солёной водой невозможно, я просто приходил в себя для новой порции насилия и боли. Чужие руки постоянно лапали и щипали мое израненное тело. Сколько это длилось я не знаю, вокруг стемнело и после очередного любовника меня оставили в покое. Никто не озаботился помыть меня или хотя бы отвязать. Никто не принёс еды или воды, и я вдруг заснул, искренне надеясь проснуться уже на том свете, этот меня совсем не радовал...
  
  Проснулся я, лежа на животе на мягкой шкуре леопарда, судя по расцветке. Голова нещадно болела, запястья жгло, поэтому я первым делом и обратил на них внимание. Израненные места были обработаны какой-то мазью на травах, исходя из запаха этой зелёной жижи. Тут я и почувствовал, что мои ноги широко раздвинули и чьи-то пальцы в моей заднице трогают несчастную порванную дырку. Надо признать, что больно они не делали, но мне уже причинили столько боли, что я тут же испугался, заорал и дёрнулся на другой конец этой импровизированной кровати. Обернулся. На меня, испуганно улыбаясь, смотрел БЕЛЫЙ парень. Руки в той же зелёной субстанции он поднял вверх, как бы защищаясь. Сам он был обнажён, только набедренная повязка из шкуры леопарда прикрывала пах, но огромный возбуждённый член уже вылез на свободу с правой стороны и тоже с интересом на меня поглядывал. Если парень попытается всунуть свой агрегат в меня, точно порвёт на две половины, и я даже ничего не смогу поделать, он был огромным качком, явно выше двух метров.
  
  - Ты кто?
  
  - Уху, - ответил парень, явно очень стараясь мне что-то объяснить, - у-у-у. - При этом он махал руками и головой, улыбался и пристально смотрел на меня, пытаясь донести какую-то мысль.
  
  - Можно тоже самое, но по-английски? - спросил я уже гораздо спокойнее. Раз он сразу на меня не набросился, значит, я ещё немного поживу.
  
  - У-уху-у, - произнёс он более подробно.
  
  - Ладно, хорошо. Мы оба в плену у туземцев? - спросил я, но парень только пожал плечами, не понимая вопроса.
  
  - Так, Тарзан ты там или Маугли, я выгляну на минутку, что там за пределами этого деревянного дома. - За импровизированной дверью оказались ветки высокого дерева.
  
  Никаких туземцев вокруг не наблюдалось. Значит, или они выбросили мою полумёртвую тушку в лес и Тарзан нашёл меня, или парень сам выкрал меня у них и спас. Одной проблемой меньше.
  
  - Я хочу есть и пить, - и показал парню знаками, что имею в виду. Он тотчас дал мне напиться дождевой воды из деревянной миски, стоявшей у входа в его домик.
  
  Сразу стало легче, в глазах перестало мутиться, и я разглядел своего спасителя. Высокий темноволосый красавчик. Крупные черты лица, карие глаза, настоящий мужик. Потом Тарзан куда-то упрыгнул, передвигаясь с помощью лиан на деревьях.
  
  Я огляделся. Его дом представлял из себя одну маленькую комнатушку с кроватью из сухих листьев и шкурой, накинутой сверху. Ещё на полу валялись какие-то предметы из пластика и металла, видимо, "дары" затонувших у острова кораблей. Уже через пару минут Тарзан вернулся с гроздью бананов, кокосовыми орехами и другими неизвестными мне фруктами. Судя по его улыбке, всё должно быть съедобно. Начал я с бананов, но и другие плоды тоже были очень вкусными на пустой желудок. После того как он разделил со мной трапезу, стало стыдно строить из себя "буку" и я дал ему намазать мою промежность и пострадавшую дырку той самой зеленой мазью.
  
  Потом он принялся осторожно гладить моё тело и рассматривать член. Хотя он и был сильно возбуждён, мне это ничем не грозило. Его пальцы гладили меня нежно и волнующе, но я счел своим долгом предупредить:
  
  - Задница у меня ещё болит. Туда нельзя! - и свои слова сопроводил соответствующими жестами.
  
  Тарзан понимающе кивнул и лизнул мой член, как бы спрашивая разрешения.
  
  - Ну, если тебе нравится, то я не против, играйся. - Чем он тут же и занялся.
  
  Надо признать, что мне было приятны осторожные поглаживания и легкие посасывания. Я лежал на спине на шкуре и позволял Тарзану играться мной. Странно, что после вчерашнего я ощущал лишь легкую тревогу, но мой любовник уж слишком отличался от вчерашних насильников. Не только внешне, но и нежностью и огромной лаской, которую я испытывал на своём израненном теле. Когда я наконец захотел кончить, то сдержался и перевернулся, взяв в рот член Тарзана. В отличии от аборигенов, пах и член Тарзана были чистыми, видимо, мылся в дождевой воде. Мои действия обрадовали его, и уже через пару минут мы оба залили друг друга тугими струями спермы. Рассмеявшись, он потащим меня куда-то наружу. Я боялся выходить - ведь там туземцы. М-да, вот и сказалось вчерашнее насилие. Но Тарзан не понял моих слов и, подхватив меня под грудью, прыгнул на лиане куда-то вниз. От страха я зажмурился, но мы благополучно приземлились недалеко от маленькой речки. Обмылись, и я попросился знаками обратно в дом, страшно, вдруг туземцы прячутся где-то в кустах. Тарзан понял меня и помог взобраться обратно. Странно, но общаться с ним становилось всё легче - я сопровождал свои слова жестами, как и он своё ухуканье.
  
  Каким же он оказался нежным и внимательным! Он приносил мне воду и разные фрукты, и цветы. Первый же цветок я попытался съесть, решив, что это еда, как и другие подарка Тарзана. Он рассмеялся и, забрав цветок, украсил им мою причёску. Так что теперь я выглядел в его глазах жадным до еды дурачком. Но это не мешало ему любить меня. Признаться он не мог, но при каждом удобном случае целовал и обнимал меня. Спали мы в обнимку на широкой леопардовой шкуре. Днём прыгали по деревьям, и Тарзан познакомил меня со своими Джунглями: огромные светло-зелёные листья, громадные разноцветные растения и море спасительных лиан. Хищники к нам не подходили, видимо знали, что соваться к Тарзану опасно для здоровья. Или он их просто попросил об этом...
  
  Когда же мой зад зажил, оказалось, Тарзан на него и не притязал вообще. Он довольствовался обоюдным минетом и, о чудо, положением снизу.
   Комментарий к
   http://s017.radikal.ru/i417/1507/3c/dfd840a4810f.jpg
  
  http://s020.radikal.ru/i719/1506/67/d1f9e9f6a718.png
  
  http://s010.radikal.ru/i312/1506/59/fc9c5aa981cf.jpg
  
  http://s013.radikal.ru/i324/1506/d5/899772ab1d55.jpg
  
  ========== Часть 3 ==========
   Так мы и жили в любви и согласии целую абсолютно счастливую неделю. Прохладными вечерами сидели на деревьях, свесив ноги вниз, и болтали обо всем на свете, помогая себе жестами. Потом ночью занимались любовью до одури и так и засыпали, обкончавшись и обнявшись. С утра Тарзан, или Тарик, как я его ласково называл, приносил меня к речке принять "утренний душ". Потом мы собирали себе чего-нибудь на завтрак. Тут я смог научить Тарзана нашим американским штучкам: выдавливал ему на член пассифлору с личи и слизывал всё это прямо с его стояка. Первый день он даже испугался из-за моего пристрастия всё съедать - за член свой испугался, но потом ему понравилось, и он частенько обедал уже с моего. Днём мы гуляли по джунглям, наслаждаясь красотами природы. И я впервые понял, что сама судьба свела нас вместе. Видимо, в прошлой жизни я был неплохим человеком, если заслужил такое счастье как мой Тарик, всегда всем довольный, добрый, сильный и неутомимый в сексе.
  
  Но всё хорошее рано или поздно заканчивается, закончилась и наша медовая неделя.
  
  Дело было утром на речке, мы помылись и Тарик уговорил меня немножко побаловаться на природе. Надо понимать, это была попытка психологического лечения моего страха перед туземцами в джунглях вокруг нас. Сначала Тарзан стоя делал мне легкий массаж спины, потом попытался массировать промежность своим огромным членом, но я ничего против не имел, зная его нежность и неторопливость в любви. Но стоило нам расслабиться и потерять бдительность, как мы оказались окружёнными аборигенами и связанными веревками. Тарзан, казалось, совсем не испугался, а вот я вторично получил шок от открытого пространства.
  
  Туземцы улюлюкали и прыгали вокруг нас, исполняя какой-то незамысловатый танец победы. Они верёвками накрепко привязали нас друг к другу, и даже такой сильный человек как Тарзан никак не мог разорвать эти путы. Потом один из этих мерзких грязнуль припал к моему всё ещё возбужденному члену, меня передёрнуло, когда его зубы заскользили рядом с головкой. Но Тарзана ждало куда более болезненная пытка - аборигены раздвинули его ягодицы и начали на сухую запихивать в дырку огромную кость слона или бегемота. Мой любимый орал от боли, его тело, намертво привязанное ко моему, билось в спазмах боли, а я ничего не мог с этим поделать. Ощущая его боль как свою собственную, я полностью осознал, что люблю этого большого доброго ребёнка, не говорящего ни на одном из известных науке языков.
  
  Но и это оказалось не концом, а только серединой наших мучений. Когда моему туземному сосальщику надоело развлекаться, он выхватил самодельный нож и решил отрезать мне член, видимо, аборигенам на ужин. Тут уже заорал и я. Словно в ответ на наши вопли джунгли раздвинулись, и на поляну у речки выбежал огромный разъярённый лев. Туземцы бросились врассыпную, а мы-то, привязанные друг к другу, не могли сделать и шага. Я покрылся липким страхом, обещая себе, что если случайно выживу, то моя сильно поцарапанная львом тушка ни за что в жизни больше не покинет домик на дереве, ведь львы по деревьям не лазят. Я просто закрыл глаза, готовясь к самому худшему. А лев схватил в зубы верёвку и принялся нас развязывать.
  
  Оказалось это Симба, друг и ручной домашний лев моего Тарзана. Раньше он не подходил к нам, опасаясь вызвать мою ревность. Видимо Тарзан развлекался именно с ним одинокими прохладными вечерами, а потом появился я, и лёвик искренне порадовался, что у его человека тоже появился свой человек. Но несмотря на то, что Симба спас нас от туземцев, я был шокирован его желанием присоединиться к нашим любовным играм. Тарзан убеждал меня расслабиться и просто дать льву себя обнюхать. Всё ещё не отойдя от шока, я прижался к Тарику и позволил Симбе сначала понюхать, а потом и полизать мои яички и член. Как ни странно, я кончил.
  
  Мы вернулись домой, и я высказал Тарзану всё что думаю о его вылазках наружу, сопровождая половину речи неприличным знаком из сильно выдвинутого вперёд третьего пальца. Тарик большую часть не понял, а на остальное - весело рассмеялся. Потом я рассматривал его порванный анус с каплями запёкшейся крови и обрабатывал его уже знакомой мне зеленой субстанцией. Так что мы, как и собирались утром, поменялись ролями в сексе. Тарзан был нежен и ласков со мной теперь понятно почему - если его бывшим бойфрендом был лев. Такого сильно не сдавишь и больно ему не сделаешь, слишком уж непосредственными могут оказаться его ответные действия.
  
  Следующие десять дней я из домика не выходил. Еду и воду приносил мне Тарик, которого, казалось, насилие аборигенов психологически не затронуло, ну сильнее у него нервная система, что уж тут завидовать. А может Симба, вечно семенящий рядом, подпитывал его уверенность в завтрашнем дне.
  
  А потом у острова остановилось поисковое судно. От такого количества белых людей туземцы разбежались кто куда, и я наконец-то не побоялся выйти из домика на дереве. Оказалось, потерпевших уже давно разыскивают с помощью кораблей и вертолётов, но в живых нашли пока только меня. Судя по съёмкам, с вертолета засняли на камеру именно белое лицо Тарзана. Но и этого оказалось достаточно, чтобы морская полиция дяди Сэма прислала сюда пароходик. Тарик молча стоял рядом со мной, боясь выдать себя ухуканьем. Но я уже и так твёрдо решил взять его с собой на большую землю, ну не оставлять же любимого с туземцами-насильниками и каннибалами. Понимал, что ему будет тяжело и непривычно первое время в большом городе. Но зато попробует суши и цыплят табака в вином соусе.
  
  Эпилог. Прошло три года.
  
  Тарзан - теперь только для меня, а для всех - Алестер Хантер, сидел дома и получал пенсию-компенсацию за моральный ущерб от пароходной компании. Пришлось выдать его за одного из моих погибших сослуживцев, чтобы никто не догадался, что он вырос на острове в кругу обезьян (ох уж это его вечное у-уху-у-у-у). Я работал и содержал нас обоих. По выходным мы с Тариком отправлялись в лес с палаткой или же жили в съемных деревянных домиках на территории государственного заповедника, чтобы он мог почувствовать себя снова дома. Но Тарзан не расстраивался, с удовольствием пристрастился к моей любимой китайской кухне и целыми днями смотрел телевизор. В его речи добавились новые слова: аха-ха-а-а и оха-ха-ах, но понимать его не стало проще.
  
  Были, конечно, и минусы в совместной жизни - приходилось все делать самому. Тарзана на почту не пошлёшь и в супермаркет тоже, машину он не водил и еду готовить не мог, немного прибирал по дому и то хорошо. Но всё с лихвой компенсировалось нежными ласками ночью, а приготовить и самому можно. Ведь самое важное в нашей сумасшедшей жизни - это любовь, а у нас её было немереное количество!
   Комментарий к
   http://s018.radikal.ru/i507/1507/cb/1c93f758c066.jpg
  
  http://s010.radikal.ru/i314/1507/49/b3ce005508a0.jpg
  
  http://i004.radikal.ru/1507/88/dd23eaa249a1.jpg
  
  http://s018.radikal.ru/i524/1507/c0/671c2044a761.jpg
  
  http://s018.radikal.ru/i522/1507/c6/004949c535b9.jpg
  
  http://s009.radikal.ru/i309/1507/6c/701d33430545.jpg
  
  http://s018.radikal.ru/i526/1507/93/d0bc170608f3.jpg
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Большая любовь
  https://ficbook.net/readfic/2116373
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек/Стайлз
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, Ангст, Hurt/comfort, AU, Мифические существа
  Предупреждения: OOC, Изнасилование, Кинк, Смерть второстепенного персонажа
  Размер: Мини, 20 страниц
  Кол-во частей: 5
  Статус: закончен
  Описание:
  Припекало солнышко, Стайлз Стилински сидел в самом углу рабовладельческого рынка без всякой надежды хоть на что-нибудь. Мистер Дерек Хейл, преуспевающий владелец большой плантации и множества рабов приближался в открытом экипаже к рынку.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Я иду за своим вдохновением, иногда оно тянет меня в чью-то ж...
  
  Фотография для визуализации работы
  http://s003.radikal.ru/i202/1412/32/99fc9fa2a6d7.jpg
  
  
  ========== Рабовладельческий рынок ==========
   Припекало солнышко. Стайлз Стилински сидел в самом грязном углу рабовладельческого рынка без всякой надежды хоть на что-нибудь. Говорят, что надежда умирает последней, но у этого паренька в неполных семнадцать лет она уже умерла. Он думал лишь о том, что его забыли накормить и даже дать глоток воды. Стайлз сидел в кандалах, и его худое тело было прикрыто лишь лохмотьями, оставшимися от прошлой одежды. Спина рассечена плохо заживающими ударами кнута. Кому нужен слабый, белый раб - бесполезный?
  
  Мистер Дерек Хейл, преуспевающий владелец большой плантации и множества рабов, приближался в открытом экипаже к рынку в надежде прикупить парочку-другую рабов для полевых работ - крепких и сильных черных парней. Может, ещё новую девку для постельных утех. Прошлогодний урожай принес неплохую прибыль и можно было ни на чем не экономить. Вдруг он увидел как один из надсмотрщиков, проходя мимо, толкнул раба и тот прямо скатился с помоста под ноги лошадям и пешим торговцам.
  - Эй, осторожно, задавите парня, - закричал Дерек, заставляя коней притормозить, чтобы не раздавить упавшего парня.
  
  - Он и так бесполезный, только хлеб жрёт, - бросил один из торговцев радостно поворачиваясь к богатому покупателю.
  
  - Мистер Хейл, возьмите его в подарок, если купите парочку моих "орлов", - улыбнулся второй.
  
  - Ладно, показывай! - Хейл осмотрел самых сильных и здоровых рабов, проверил зубы. - Вот этих троих я возьму. По обычной цене.
  
  - Забирайте и этого, бесплатно, - в речи торговца проскальзывала просьба, так и кормить Стайлза не понадобится и закапывать, если помрёт.
  
  - Идёт, - ответил Хейл, возвращаясь к своему экипажу.
  
  Рабов поместили в телегу, которой управляла Эрика, надсмотрщица Дерека. В то время только мужчины работали на этой должности и все друзья Дерека удивлялись: "Зачем тебе баба надсмотрщик, они ж все слабые?", Хейл отвечал: "Завали её на спину и поговорим". Никто пока ещё не смог этого сделать - секрет прост: сам Дерек и три его надсмотрщика были оборотнями. Но друзьям и соседям не обязательно было это знать. Дерек обратил внимание, что белого парня норовят сбросить с телеги, как самого слабого. "Блин, испортят раба, упадет, сломает что-нибудь - лечи его потом".
  
  - Эрика, я хочу взять мальчика раба к себе, - приказал Дерек.
  
  - Сэр, он вам всё там испачкает, - смутилась Эрика, босс ей очень нравился уже давно.
  
  - Сидя на полу, ничего не испачкает, - спокойно ответил тот.
  
  Стайлз встал и пошел к экипажу Дерека. Молча сел на пол, подтянул колени к горлу и обнял их грязными руками, чтобы занимать поменьше места. "Умный парень, пригодится мне", - решил Дерек.
  
  - Тебя как зовут? - поинтересовался он, понукая лошадей ехать домой.
  
  - Стайлз Стилински, мастер, - ответил раб, не поднимая глаз.
  
  - Ты родился рабом? - продолжил Дерек, чтобы просто не ехать молча.
  
  - Да, мастер.
  
  - Спина болит?
  
  - Почти нет, мастер. Я сразу могу работать, - Стайлз испугался за свою жизнь, больной раб никому не нужен...
  
  - А что ты умеешь делать? - Дерек просто коротал путь за необременительной беседой, мыслей делать что-нибудь с рабом у него не было.
  
  - Могу ходить за лошадьми, убираться в доме, мастер, что скажите, всё сделаю, - горячо ответил тот.
  
  - Хорошо, я доволен, что взял тебя... А ты доволен? - неожиданно даже для себя самого спросил Хейл.
  
  - Меня раньше так не спрашивали, мастер, - испугался Стайлз. Ему только семнадцать лет, а его уже всё вокруг пугало, жизнь не была добра к нему.
  
  - Ну, вот я спросил, - Дерек.
  
  - Я всем доволен, мастер, спасибо, - ответил Стайлз, надеясь, что это и есть правильный ответ.
  
  Дерек улыбнулся, подросток ему понравился. Подъехали к дому, и другие рабы сразу встали и пошли за Эрикой к хатам на полях плантации. Стилински встал и вопросительно посмотрел на оборотня.
  
  - Ты со мной в дом, найдем тебе что-нибудь. Скотт, - подошел второй надсмотрщик, работающий в доме. - У меня пацан, видимо, твой ровесник, его надо помыть и переодеть, будет работать здесь на кухне.
  
  - Хорошо, сэр. Вставай!
  
  И они ушли в пристройку для слуг, которая располагалась сразу за главным помещичьим домом.
  
  - Как тебя зовут? - спросил Скотт.
  
  - Стайлз Стилински, семнадцать лет, родился рабом, - Стилински пытался предвосхитить все вопросы, чтобы новый надсмотрщик был им доволен. Может быть так будет хоть чуть-чуть меньше наказаний.
  
  - Хозяин уже спрашивал тебя? Ладно, хорошо, есть хочешь? - спросил Скотт, включая теплую воду в общем для всех слуг душе, куда привел грязного, вонючего и пугливого раба.
  
  - Да, а можно? - Стайлз сам себе не верил от счастья, неужели накормят впервые за последнюю неделю.
  
  - Можно, конечно, но грязным в кухню не пустят, ещё выпорют. Помоешься пока, а я тебе принесу поесть сюда, - Скотт недоумевал, кто же так ужасно относился к такому послушному рабу.
  
  - Спасибо, - искренне поблагодарил Стайлз. Он вообще был совершенно не испорченным парнем, его же никто никогда не баловал в жизни.
  
  - Скажешь, когда я тебе принесу. Вот мыло, тут ванная для слуг. Раздевайся и вперед. А я схожу на кухню, - Скотт развернулся и вышел из комнаты.
  
  - Разве меня никто не будет сторожить, чтоб я не убежал, - бросил Стайлз уже в спину уходящему надсмотрщику.
  
  - А ты хочешь сбежать? Здесь в лесу волки, всех, кто от нас сбегал, даже и не ловили, лень было кости собирать. - И Скотт многозначительно улыбнулся.
  
  - Я и не собирался, просто раньше меня всегда сторожили, - удивился Стайлз.
  
  - Мы тут никого не сторожим. Тебе здесь понравится, - раздалось из коридора.
  
  Подросток быстро разделся и начал мыться. Дерек в это время сидел на веранде плантаторского дома и потягивал холодный чай. Служанка принесла маленькие пирожные к чаю, ветерок обдувал кожу, вокруг суетились рабы - рай, да и только. Нет, Хейл вспомнил про Стайлза: "Надо посмотреть как он там. Хотя, зачем, на фиг, он мне вообще нужен?". Но оборотень уже встал и пошел на половину слуг в ванную. Он частенько там бывал и раньше, развлекался сразу с несколькими рабынями. Стайлз стоял в воде абсолютно голый, весь в мыльной пене. Он слышал, что кто-то зашёл, но продолжал мыться, чтобы поскорее закончить и никого не прогневать. Дерек смотрел на полосы на спине подростка, они опять начали наливаться кровью. Стилински смыл мыло с головы и тела, увидел хозяина.
  
  - Я уже заканчиваю, мастер, - испугано произнес он.
  
  - Повернись спиной, стой ровно и что бы ни случилось, не поворачивайся сюда. Не дергайся, больно не будет, - приказал Дерек.
  
  Альфа выпустил когти, положил свои руки на руки раба, прижав их к его телу по бокам. И начал зализывать раны Стилински. Подросток весь сжался от страха и боли. Но не пискнул, хозяин может делать с рабом всё, что ему угодно. Стайлз с ужасом смотрел на руки Дерека на своих руках с ужасными острыми когтями и шерстью. "Он не человек, наверное, человек-волк".
  
  Хейл забирал его боль и зализывал старые раны. Через минуту он закончил. Все раны начали затягиваться, превращаясь из кровавых ран в бурые полоски на чистой молодой коже.
  
  - Больше болеть не будет. Молодец, что не кричал. Я надеюсь, что ты никогда и никому об этом не расскажешь, правда? - строго спросил хозяин.
  
  - Да, конечно, мастер, большое спасибо. Можно повернуться? - Стайлза трясло как в лихорадке от нервного напряжения. Он же всегда и во всем ожидал подвоха и сильной боли.
  
  - Да, уже можно.
  
  Боли не было совсем. Стилински повернулся, посмотрел на Дерека, уже вернувшегося в человеческий облик. В его глазах была собачья преданность и любовь, ведь никто ничего и никогда для него не делал. Стайлзу было плевать: человек Хейл или нет, он уже обожал своего хозяина. Дерек заметил новый взгляд раба, его худое, покрытое родинками тело, девственный пах и вдруг почувствовал возбуждение. Оборотень быстро вышел и отправился к своей старой любовнице-служанке.
  
  Альфа нашел её в гостевой спальне на втором этаже. Она неспешно вытирала пыль. Трусы ей было запрещено носить, чтобы она всегда была готова к приёму хозяина или, вернее, хозяйского члена. Дерек сразу задрал ей серую плиссированную юбку, достал член, плюнул себе в руку, смочил его, перегнул девушку через перила кровати и резко, без всякой подготовки, вошел. Хейл с силой вбивал до самого конца, девушка подмахивала и стонала. Оборотень держал её за бедра и драл, и драл. Но никак не мог кончить, что-то ускользало от него, поэтому он прикрыл глаза, вспомнил худое длинное тело, покрытое родинками, аккуратную попку и влюблённые шоколадные глаза. В эту же секунду оборотень взорвался фейерверком удовольствия: "так вот кого я хочу на самом деле" - удивленно осознал он.
  
  Скотт принес Стайлзу одежду и еду. Раб быстро надел старые, но чисто выстиранные рубаху и штаны.
  
  - Спасибо, я могу поесть тут? - слюнки текли только от запаха настоящей свежей еды.
  
  - Да, ешь уже. Тут кусок курицы с рисом и стакан воды. Почему от тебя пахнет Хейлом? - принюхался оборотень.
  
  - Не знаю, я просто помылся, - Стайлз даже под пытками не выдал бы любимого уже хозяина.
  
  - Да и спина вдруг зажила. Что тут произошло? - гнев заливал ярко-красным цветом молодое лицо надсмотрщика и Стайлз сжался в комок, ожидая удара.
  
  - Ничего.
  
  - Ладно, я его спрошу. Ты доедай и жди меня здесь, - на самом деле Скот не собирался бить ни в чем не повинного бедного раба, злость была на неосторожность альфы.
  
  Скотт пошел к Хейлу, встретив его на полпути в коридоре главного дома, заорал:
  - Ты чего, совсем сдурел? Мы же договорились, никому ни слова! Только охотников нам здесь не хватает!
  
  - Скотт, не ори на своего Альфу, я всё помню, он мне нравится, - мечтательно улыбнулся Хейл.
  
  - Ну и трахай его сколько душе угодно, но лечить его нельзя было, - уперся на своём Скотт.
  
  - Он нас не выдаст, может, я его тоже укушу.
  
  - Ты его совсем не знаешь, не знаешь, что он за человек. Он раб. Он таким и останется, - увещевал того Скотт.
  
  - Скотт, я старше тебя, у меня больше опыта в жизни, он нам не опасен, - покачал головой Хейл.
  
  - Да и дядя твой нам тоже не опасен?! - поддразнил Скотт.
  
  - С дядей я сам закончу. Как только он здесь появится - подпишет себе смертный приговор. Возвращайся работать, я тоже поеду на поля, проверю, всё ли в порядке.
  
  Скотт вернулся за сытым, счастливым Стайлзом, и они пошли на кухню.
  
  - Молли, принимай пополнение. Зовут Стайлз, будет тебе помогать, если вдруг что-то тяжелое поднять или не знаю, что угодно, - отрапортовал Скотт.
  
  Крупная черная женщина под 180 см ростом и около 100 кг весом удивленно воззрилась на Стилински:
  - Этот сморчок если больше мухи поднимет, сразу развалится. Зачем он мне, только еду будет воровать?
  
  - Я не буду, мэм, честное слово, - Стайлз просительно посмотрел вверх на рабыню, хозяин велел надо было сделать так, чтобы его взяли на эту работу.
  
  - Не хочешь его, сама скажи Дереку, а я боюсь, - ответил Скотт, намерено обманывая кухарку, между бетами и их альфой были хорошие доверительные отношения.
  
  - Сам хозяин велел, надо же. Ладно, будешь мне помогать и делать всё, что я скажу! Захочешь есть - попроси, без спроса ничего не бери, договорились? - женщина улыбнулась.
  
  - Да, мэм, - обрадовался Стилински.
  
  ========== Новая игрушка ==========
   Когда Хейл вечером вернулся с полевых работ, оказалось, что несколько соседских плантаторов зашли к нему пропустить по стаканчику виски. А один из них даже привел восточное чудо - рабыню танцовщицу живота. Танцевала она неплохо и, главное, очень возбуждающе, блестящие кусочки зелёной ткани еле-ели прикрывали стратегически важные участки её тела. Сосед всем предлагал переспать с ней. Но Дерек отказался, он уже хотел попробовать своего мальчика. Еле дождался, пока гости ушли, и пошел к себе в спальню. Но там было темно и одиноко: "А где же Стайлз?". Дерек пошел искать Скотта, по дороге заглянул на кухню, но и там было темно и тихо. Хейл уже собрался выйти из кухни, когда услышал шепот:
  - Я могу что-нибудь для вас сделать, мастер?
  
  Оборотень обернулся и с трудом углядел два белых глаза под столом.
  - Стайлз, ты что там делаешь?
  
  - Я не знал куда идти, все разошлись, мастер, - Стайлз вылез из-под стола.
  
  - Вставай, пошли со мной, - и Дерек повел его в свою спальню, - поможешь мне помыться.
  
  Они зашли в ванну, и оборотень скинул всю одежду:
  - Сделай теплую воду. Вон там мыло и белая ткань.
  
  Стайлз начал намыливать Хейла и осторожно мыть.
  - Я люблю посильнее, Стайлз, - оборотень откровенно наслаждался купанием, даже прикрыв глаза, расслабился.
  
  Подросток осторожно намыливал руки, лежащие на бортах ванны, ноги, спину, потом грудь.
  
  - Спускайся ниже, не стесняйся, - сказал альфа.
  
  Когда подросток перегнулся через ванну, он заметил в барашках пены вставший член хозяина, и всё понял. Стилински аккуратно взял член рукой и начал гладить вверх-вниз, вверх-вниз.
  
  - Хорошо. А теперь губами, - поощрил Хейл.
  
  - Мне тоже в ванну, мастер? - спросил Стайлз.
  
  - Раздевайся и вперед!
  
  Стайлз быстро разделся и залез к Дереку. Подросток взял член губами и начал облизывать. Хейл протянул руку к паху раба, член там тоже стоял.
  
  - Хороший мальчик, ты мне нравишься. Продолжай, не так быстро, погладь рукой яички. Да, вот так, - сам Дерек поглаживал худые юношеские бока.
  
  Стайлз очень старался, но опыта у него не было. Хейл взял голову раба в руки и с силой вбивал член поглубже, пока не кончил. Потом он облокотил Стилински себе на грудь спиной и приказал:
  - Погладь себя!
  
  - Не надо, мастер. Всё хорошо. Мне не надо, - испугался Стайлз.
  
  - Но я хочу, чтобы ты тоже кончил. Гладь, давай! - приказал.
  
  - Я прошу вас, не надо, - казалось подросток вот-вот заплачет.
  
  - Почему, чего ты боишься? - удивился Дерек.
  
  - Это не хорошо, я не должен. Всё должно быть для вас, мастер, - канючил Стилински.
  
  - Всё и так для меня, не волнуйся. Это я хочу, чтоб ты тоже кончил. Давай! - И оборотень сам взял член Стайлза и начал грубо насильно дрочить. Подросток стонал и корчился от непривычных ощущений, но не мог кончить. Потом он уже кричал от боли, но все без результата. Это было похоже на внутренний запрет "Мне не может быть хорошо, мне нельзя, я - раб".
  
  - Стайлз, что случилось? Почему ты не кончаешь? - Дерек начал забирать его боль второй рукой. Стилински перестал так ужасно кричать.
  
  - Тебя били сюда? Тебе ломали кости? Почему ты не кончаешь?! Я приказываю тебе кончить! Быстро! - Стайлз замер на секунду и тут как будто прорвало плотину, белый фонтан летел во все стороны. Альфа улыбнулся:
  - Видишь, ты не умер от одного оргазма, всё нормально. Споласкиваемся и спать.
  
  - Я сейчас тут всё уберу, мастер, - Стайлз смотрел на белёсые капли на полу ванной.
  
  - Я хочу спать, тут всё уберут завтра. Пошли! - приказал Хейл.
  
  В кровать легли оба полностью голыми, альфа прижал к себе дрожащего подростка и поцеловал в плечо:
  - Тебе надо запретить носить штаны, ходи всегда голым и готовым для меня.
  
  - Хорошо, мастер. На кухне тоже голым ходить? - спросил Стайлз.
  
  - Нет, я передумал, ты только мой. Работать на кухню ходи одетым. Но спишь ты здесь, со мной. Каждую ночь, и голым, - Дерек положил руку на живот парня и опять поцеловал в плечо.
  
  - Да, мастер, спасибо, - благодаря поцелуям Стайлз смог немного расслабиться.
  
  Наутро Дерек проснулся в хорошем настроении, притянул к себе сонного подростка и начал гладить грудь, живот, нежный пах:
  - Вставай. Я опять тебя хочу, - шепнул прямо в розовое ушко.
  
  Хейл взял у себя на тумбочке масло и начал гладить попу раба, осторожно разводя половинки. Почувствовал, как Стайлз замер, и сказал:
  - Не бойся, если будет больно, я заберу всю твою боль.
  
  - Я не боюсь вас, мастер, - ответил раб, стараясь не зажиматься.
  
  - Хорошо, - и оборотень начал вводить влажные пальцы, расслабляя мышцы. Потом пальцы заменил членом, дал рабу минуту привыкнуть и начал двигаться.
  
  - Подрочи себе, я больше не хочу вчерашнего кошмара. Ты должен кончить!
  
  - Да, мастер, я кончу, - простонал Стайлз.
  
  Они двигались вместе, альфа задавал темп, раб подстраивался. Хейл всё увеличивал и увеличивал темп, врубая до конца. Стайлз стонал, но терпел.
  
  - Терпи, не смей кончать без меня, - жарко шептал альфа.
  
  Стилински терпел из последних сил.
  
  - Теперь можно, давай! - кончили вместе одновременно.
  
  Выдохшиеся любовники упали без сил на кровать, но уже через минуту подросток попытался встать.
  - Ты это куда, бросаешь меня? - спросил довольный оборотень.
  
  - Нет, что вы, мастер, я на работу, на кухню, - пропищал испуганный подросток.
  
  - Полежи, успеешь...
  
  Оборотень смотрел в испуганное лицо и думал: " Что-то я быстро привык к нему". Стилински же глядел на хозяина влюбленными глазами. Он не замечал, что его поимели, он видел, что Хейлу было важно, чтобы и раб кончил. Хозяин взял его в свою постель, определил работать на самое хлебное место, забирал его боль, давал ему отдых. Раньше Стайлз был счастлив, если его хотя бы не били.
  
  Когда Стилински пришел на кухню, Молли сразу накинулась на него:
  - Ты где был всё это время? Уже и завтрак хозяину готов.
  
  - Извините, мэм, - сказал Стилински.
  
  - Что?! "Извините"? И все? Вот сейчас скажу, и тебя быстро выпорют.
  
  В это же время Скотт зашел в кухню и похлопал Стайлза по плечу:
  - Молодец, хозяин давно не был в таком хорошем расположении духа. Молли, у Хейла новая игрушка, - и Скотт снова посмотрел на Стайлза, по-прежнему обращаясь к кухарке: - теперь хорошо его корми, чтобы у него были силы на вечер.
  
  Стайлз даже не улыбнулся, он влюбился в Дерека и был готов для него на всё. Но выставлять это на всеобщее обсуждение был не готов.
  
  Молли улыбнулась. Все здесь любили хозяина. Хейл не был жесток и жаден, как большинство рабовладельцев.
  
  - Стайлз, возьми пирожки с маком и стакан молока. Потом поработаешь.
  
  Через час на кухню пришел альфа:
  - Привет, Молли, чудесные пирожки. Дай Стайлзу тоже попробовать, - и он чмокнул повариху в пухлую щечку.
  
  - Уже дала, и стакан молока тоже.
  
  Стайлз нарезал овощи и молча смотрел на них. Хейл подмигнул ему и прошептал одними губами:
  - Не ревнуй!
  
  ========== Но не я ==========
   Потом весь день Хейл объезжал поля, а вечером уехал со Скоттом в город.
  
  Стайлз же работал на кухне, с нетерпением ожидая вечера, чтобы обнять и поцеловать Дерека. После работы он пошел в спальню оборотня, но дверь была заперта. Подросток лег на пол у входной двери и уснул. Хейл вернулся пьяным и чуть не наступил на раба:
  - Вот же блин, почему ты тут? Вставай, пошли спать.
  
  Стайлз сбросил одежду и вопросительно посмотрел на альфу.
  
  - Сегодня ничего не будет. Я плохо соображаю, себя не контролирую, могу поранить тебя ненароком. Просто полежи со мной. - И Хейл обнял раба. Так они и уснули в обнимку. Стайлз проснулся от обжигающей боли - Дерек во сне выпустил ногти и неосторожно мазнул ему по боку. Царапина была одна, но очень глубокая. Хлынула кровь, Стилински пытался сложить края раны, чтобы ее остановить, но ничего не выходило.
  
  Пьяный оборотень с выпущенными когтями на пальцах крепко спал.
  
  - Мастер, - зашептал подросток, - мастер...
  
  Хейл не слышал. Стилински отодвинулся от него, чтобы не испачкать кровью и не мешать спать. Кровь не останавливалась. Альфа проснулся от того, что постель была мокрой:
  - Стайлз, ты что, мочишься в кровать? - спросил удивленно, приподнимаясь на локте.
  
  - Нет, мастер, - тихо ответил подросток, практически теряя сознания от слабости.
  
  Оборотень открыл глаза и увидел, что раб что-то прячет от него:
  - Что у тебя там?
  
  - Ничего, мастер, - не хотелось своими проблемами мешать хозяину спать спокойно.
  
  - Пахнет кровью, Стайлз, покажи, что случилось? - и Дерек осторожно разжал пальцы подростка. - Вот же, блин, сколько кровищи!
  
  Он начал зализывать рану, держал Стилински за руку, забирая его боль.
  
  - Это я сделал, да, во сне? Почему ты меня не разбудил? Чего ты молчишь? Запомни, ты мой! Я не собираюсь тебя терять! Что бы это был последний раз! Если с тобой что-то произошло, сразу говори, понял? - зарычал Дерек.
  
  - Да, мастер, спасибо.
  
  - Я... ты мне нужен. Не как раб, рабов у меня полно. Ладно, пока я не наговорил глупостей, давай спать. Я накрою постель покрывалом, чтобы было сухо. Только отодвинься от меня, завтра попрошу поставить здесь отдельный диванчик для тебя.
  
  - Мастер, пожалуйста, я не хочу диванчик, не гоните меня. Меня никто никогда не обнимал и не целовал, - слезы слабости полились сами собой.
  
  - Ладно, иди сюда. Надеюсь, что больше это не повторится. Спи, малыш. - Оборотень нежно прижал к себе подростка и шепнул: - Твоя кровь обалденная на вкус, смотри, будь осторожнее.
  
  Наутро альфа посмотрел на рану подростка - она затянулась, но сам он был бледным и, видимо, слабым от потери крови.
  
  - У тебя сегодня выходной, ты целый день сидишь здесь и отдыхаешь, еду тебе тоже принесут сюда, - приказал тот.
  
  - Мастер, не надо, я могу работать, - испугался Стайлз.
  
  - Я хочу тебя здесь, и голым, так понятно? - зарычал Дерек. Слабый, еле живой раб, но вечно спорит.
  
  - Да, мастер, спасибо.
  
  Хейл наклонился к парню и нежно поцеловал в губы:
  - Ты раньше не говорил, что любишь целоваться, но теперь я запомню.
  
  Хейл помылся, оделся и вышел из спальни.
  
  Дерек нашел Скотта у конюшен:
  - Скажи Молли, что у Стайлза сегодня выходной.
  
  - Ты чего, совсем парня затрахал? - засмеялся бета.
  
  - Нет, я ему по пьяни бок распорол, - честно признался оборотень.
  
  - Да, опасная у тебя любовь.
  
  - Что ты хочешь, я же волк, - улыбнулся альфа.
  
  - Дерек, тебе ещё нужна та вытиральщица пыли? - осторожно спросил Скотт.
  
  - Нет, хочешь её - бери.
  
  - Да, хочу, - обрадовался Скотт.
  
  - Бери кого угодно, кроме Стайлза, - Хейл широко махнул рукой и повернулся в сторону кухни.
  
  - Ясно, его ты сам будешь мучить и "распарывать"? - пошутил бета.
  
  - Ага, - ответил Дерек Хейл и пошло улыбнулся.
  
  - Вот, принес тебе завтрак. - Маккол поставил на столик еду и стакан молока. - Покажи бок.
  
  - Спасибо, не надо смотреть, там всё нормально, - хозяин может делать что угодно и никто не в праве осуждать его считал Стайлз.
  
  - Но я хочу посмотреть, быстро показывай! - Скотт подошел к кровати и увидел завернутого в простыню подростка. - Хм... Дерек запретил тебе одеваться, как мило! Так, кровью не пахнет, значит, рана уже затянулась. Было больно?
  
  - Нет, всё нормально, - подросток смотрел прямо в глаза надсмотрщику.
  
  - Ты его, что, покрываешь? Ему ничего ни от кого не будет, он тут самый главный. Ладно, отдыхай, брат, - улыбнулся Скотт.
  
  - Почему ты сказал "брат"? - удивился раб, вольные люди не хотели иметь ничего общего с рабами.
  
  - Вырвалось, забудь, - Скотт всегда хорошо относился к тем, кто любил и пытался защитить его Альфу. Не так важно кто это был: человек, другой оборотень или даже раб.
  
  Эрика вечером постучалась в комнату к альфе оборотней:
  - Дерек, можно?
  
  - Эрика, привет, заходи, ты что-то хотела? - доброжелательно спросил Дерек, он с уважением относился к своей стае.
  
  - Да, тебя. Слышала, ты подарил свою сосальщицу Скотту. Значит, свободен?!.. Ой, у тебя раб притаился за кроватью! Как он сюда залез? Сейчас я его быстро выброшу отсюда! - И надсмотрщица рванулась к подростку, но альфа её перехватил.
  
  - Эрика, погоди, он тут живет, это я так велел.
  
  - Это же тот грязный мальчишка с рынка, которого ты пожалел? - скривилась бета.
  
  - Да, он самый. Стайлз, выйди на минутку, - попросил Хейл и так смущенного подростка.
  
  Когда за рабом закрылась дверь, Хейл продолжил:
  - Эрика, извини. Ты самая лучшая, ты красива, умна, преданна - ты совершенство. Но мне никогда не хотелось совершенства, мальчик здесь не причем, если бы не он, были бы другие...
  
  - Но не я, понятно, - грустно сказала, разворачиваясь к двери.
  
  - Эрика, возьми любого раба, хочешь, выбери себе на рынке, я заплачу, можем устроить вечеринку для соседских плантаторов или их надсмотрщиков...
  
  - Ничего не надо, я найду сама! - Она развернулась и вышла из комнаты. Как объяснить своему альфе, что любишь именно его, только его. В коридоре она злобно посмотрела на опустившего глаза вниз Стилински и пошла к себе.
  
  Стайлз вернулся в комнату, подошел к оборотню и молча начал массировать плечи. Он никогда не улыбался, не говорил, пока его не спрашивали, только смотрел на Хейла этими своими влюбленными шоколадными глазищами. Дереку было приятно, он закрыл глаза и подумал: "Я хочу, что бы Стайлз сам, без всяких просьб и команд сказал, что любит меня. И ещё, что бы он начал улыбаться и смеяться. Эти его пухлые губки должно быть прекрасны во время смеха".
  
  ========== Ожидание гостя ==========
   Прошло два месяца, наполненных любовью. Стайлз Стилински всё так же помогал на кухне, а Дерек Хейл управлял плантацией. Подросток немного поправился и больше не напоминал умирающего от голода, но он совсем не зазнался: со всеми говорил уважительно, опустив глаза вниз. По вечерам оборотень и раб вместе сидели на веранде, потягивая холодный чай с пирожными.
  
  - Знаешь, Стайлз, у меня есть две мечты, связанные с тобой, - Дерек гладил живот подростка под рубахой.
  
  - Какие, мастер? - спросил Стайлз, больше всего на свете ему хотелось исполнить все мечты хозяина, даже умереть если его это обрадует.
  
  - "Дерек", мы же договорились, что наедине ты называешь меня по имени, - рука юркнула под резинку свободных штанов.
  
  - Какие, Дерек? - Стайлз раздвинул колени, чтобы хозяину было удобней, своё удовольствие никогда Стайлза не волновало так сильно, как хозяйское.
  
  - А вот не скажу, когда ты сам догадаешься, тогда они и исполнятся, - оборотень обнял парнишку, сидящего у него на коленях, и начал целовать, нежно поглаживая языком его язык.
  
  - Ты знаешь, что я тебя люблю? - в очередной раз спросил Хейл.
  
  - Да, Дерек, - серьёзно ответил тот.
  
  - А ты знаешь, что я выписал тебе вольную? - интересно было увидеть глаза раба при такой новости.
  
  - Нет, я не знал, Дерек. Вы гоните меня? Я не хочу вольную, я хочу остаться здесь с вами. Если я вам надоел, я буду жить с рабами, работать, где скажите, только не гоните, прошу вас, - глаза подростка наполнились слезами.
  
  - Ты что это, дурачок. Я тебя не гоню, ты остаёшься со мной. Просто знай, если со мной что-то случится, твоя вольная в моём сейфе вместе с завещанием. Я оставляю поместье вам четверым поровну: Эрике, Скоту, Бойду и тебе. Они уже в курсе, теперь и ты знаешь.
  
  - Спасибо, Дерек, но не надо, мне ничего не нужно без вас, - Стайлз прижался к любимому властелину.
  
  - А мне надо знать, что с тобой всё будет хорошо. Если захочешь, то Скотт, следующий Альфа, тебя укусит. Укус - это подарок.
  
  Вдруг со двора раздался крик Скотта:
  - Дерек, у нас проблема!
  
  - Не кричи оттуда, иди сюда и рассказывай, - альфа встал осторожно, чтобы разомлевший подросток не упал от неожиданности.
  
  Скотт взбежал по ступенькам и выразительно посмотрел на Стилински.
  
  - Можешь говорить при нем обо всем, он - член нашей стаи, - сказал альфа.
  
  - К нам едет твой "любимый" дядя Питер, - Скотт скривился как от лимона.
  
  - Это не проблема, я просто его убью, и на этот раз до конца, - разозлился альфа, от чего неконтролируемо клыки полезли наружу.
  
  - Кажется, он едет не один...
  
  
  Питер Хейл, бывший Альфа, потерявший почти все свои силы и только чудом выживший, собирался отомстить "милому" племяннику. План был прост: сначала оттяпать плантацию, живя там хозяином, окрепнуть и вместе с рабами напасть на Дерека. Для воплощения в жизнь этого плана оборотень нашел богатую наследницу красавицу и дурочку Бриттани Робертсон. Он собирался выдать её за Дерека, её приданным была плантация, управлять которой Дерек попросит "милого дядюшку" из благодарности за найденную невесту. Бриттани действительно была хороша: длинные пшеничного цвета волосы ложились на плечи мягкими колечками, большие голубые глаза всегда выглядели удивленными, и пухлые розовые губки. Характер у мисс Робертсон оставлял желать лучшего, но это Дерек не должен был успеть узнать до свадьбы. Питер сказал Бриттани, что его племянник невероятно богат, молод и хорош собой. После этих слов юная мисс готова была последовать за Питером куда угодно. Взяв с собой свою компаньонку и шестнадцать чемоданов, Бритт отправилась знакомиться с мистером Дереком Хейлом.
  
  - Слушай очень внимательно, Стайлз, всё время, что Питер здесь ты из нашей комнаты не выходишь, понял? - последний инструктаж в кровати.
  
  - Да, мастер, понял, - серьёзно ответит тот.
  
  - Кончай уже всё время говорить "мастер", надоело. Ни на работу, ни поесть - ничего. Тебе всё Скотт принесёт в спальню. Этот человек - маньяк, он смертельно опасен, он даже и не человек, он - оборотень.
  
  - Как вы и Скотт? - удивленно спросил Стайлз. Для него оборотни были добрыми друзьями.
  
  - Нет, Скотт тебя когда-нибудь обижал? Использовал против тебя силу? - с подростком иногда приходилось говорить, как с маленьким.
  
  - Нет, Дерек.
  
  - А я бил тебя, может быть обижал, делал тебе больно?
  
  - Никогда! - и Стилински положил руку себе на сердце, как бы подтверждая свои слова.
  
  - Питер хочет мне отомстить, но идти против меня лично у него силёнок маловато, а вот если он узнает, что есть на свете человек, которого я люблю - это самое то для "милого дядюшки" Хейла. Скотт будет присматривать за комнатой, но лучше не вызывать даже подозрений у моего дяди, что у меня кто-то есть. К окнам не подходи и вообще сиди тихо.
  
  - Хорошо, Дерек.
  
  - Молли, Эрика и Бойд предупреждены. Все остальные не имеют значения. Будем надеяться, что визит будет коротким.
  
  - Почему вы хотите его убить? - испугался Стайлз, альфа был со всеми добрым и щедрым хозяином.
  
  - Он убил мою младшую сестру, свою племянницу, и ещё кучу невинных людей, меня тоже пытался убить. Без него на земле будет спокойнее. Ещё вопросы? - рассердился Хейл.
  
  - Нет, извините, Дерек.
  
  - Кончай извиняться. Пошли спать, - альфа подхватил подростка на руки и крепко обнял: - я люблю тебя, малыш.
  
  В ответ, как всегда, тишина. Оборотень думал, что готов ждать ответного признания всю жизнь, как и улыбки, лишь бы дождаться. В постели Стилински сразу спустился вниз и взял в рот член оборотня. Он старательно сосал и одновременно руками поглаживал внутреннюю часть бедер. Хейл откровенно наслаждался, стонал и гладил волосы парня.
  
  - Я не хочу так кончать, тебе же не нравится сперма на вкус.
  
  - Я всё с удовольствием проглочу, - Стайлз поднял голову, продолжая гладить член рукой.
  
  - Ты врун, я знаю, что ты кривишься, я видел, - улыбнулся Дерек.
  
  - Я не врун, - обиделся Стайлз, для любимого хозяина хотелось сделать всё на свете.
  
  - Тогда ползи сюда и поцелуй меня.
  
  Стилински пополз вверх, по дороге он терся об пах, живот и грудь оборотня. Альфа перевернулся и оказался над подростком:
  - Страшно? - прорычал Дерек.
  
  - Нет, - совершенно серьёзно ответил тот.
  
  - Хорошо, - Хейл поцеловал Стилински, запихивая свой язык глубоко в горло любовнику, пытаясь погладить миндалины. Стайлз развел ноги, согнув их в коленях, приглашая оборотня на "экскурсию" в запретный сад. Альфа взял масло и начал смазывать свой член, потом гладил и растягивал любовника, пока тот не начал просить:
  - Зайди уже, пожалуйста, зайди.
  
  - Конечно, малыш, я захожу. Давай, я тебе помогу, не бойся, я сам этого хочу.
  
  ========== "Милый" дядя ==========
   На следующее утро к завтраку в салоне присоединились только что подъехавшие Питер Хейл и Бриттани Робертсон.
  
  - Мисс Робертсон, разрешите представить вам моего племянника Дерека Хейла. Дерек, мисс Бриттани Робертсон, моя давняя подруга.
  
  - Доброе утро, мисс Робертсон, доброе утро Питер. Познакомьтесь с моими помощниками - Скотт Маккол, Эрика Свон и Бойд Джонсон.
  
  Стая оборотней вежливо поздоровалась с гостьей, и все сели за стол.
  
  Рабы подали завтрак. За столом неспешно текла беседа, из которой любой присутствующий сделал бы вывод - это трапеза добрых друзей. На самом же деле это была трапеза смертельных врагов, и последняя битва была не за горами.
  
  - Мисс Робертсон хотела бы посмотреть твою плантацию, Дерек. Ты не сможешь сделать ей экскурсию после завтрака? - полюбопытствовал дядя.
  
  - Что вы, Питер, если мистер Хейл занят, я могу посидеть в своей комнате, - невеста сразу же начала строить глазки богатому плантатору.
  
  - Нет, вы - моя гостья, конечно, я проведу вам экскурсию, мисс Робертсон, - подыгрывая, улыбнулся альфа.
  
  - Друзья называют меня Бриттани, мистер Хейл, вы тоже можете, - кокетливо взмахнула ручкой.
  
  - Спасибо, Бриттани, называйте меня Дерек. К сожалению, мои помощники вынуждены вернуться к работе. Дядя, ты составишь нам компанию? - спросил Дерек.
  
  - Нет, Дерек, я уже не в том возрасте, что бы бегать по полям. Я, пожалуй, прилягу, - Питер прикрыл правой рукой рот, зевая.
  
  - Как хочешь, - ответил Хейл, пока всё под контролем.
  
  Все встали и начали расходиться. Дерек кивнул Скотту - "Стайлз на тебе".
  
  Эрика и Бойд пошли на работу. Питер пошел в отведенную ему комнату. "План разваливается, Дерек не клюнул, это могло быть, только если у него кто-то есть. Кто-то любимый, не простая рабыня-сосалка. Кто же тогда? Может, Эрика, но нет человека - нет проблемы". Питер тихонько вышел из комнаты и увидел Скотта, который шел из комнаты хозяина с пустым подносом. Дядя Хейл удивился: "Дерек поел с нами, чей же это поднос? Ладно, разберемся". Пока что Питер отправился в сторону полей и, конечно же, встретил там Эрику:
  - Эрика, привет, можно посмотреть, как работают рабы? Ведь своей же плантации у меня нет, наша семейная досталась Дереку, хотя по старшинству должна была стать моей.
  
  - Конечно, мистер Хейл, пойдемте, - Эрика радовалась, что увела Питера от дома и от Стайлза, Дерек должен быть доволен ею.
  
  Они ходили вдоль полей, и Эрика всё показывала "дорогому" гостю. Питер прикидывал диспозицию сил: "Она умна, красива, с ней интересно разговаривать, и, кажется, она влюблена в Дерека. Её надо убрать - это она". Он достал из кармана брюк удавку и неожиданно накинул её на шею Эрики со спины. Волчица ожидала честного боя и была готова к нему, как сильный и умный боец. Но, будучи молодой и неопытной, не ожидала открытой подлости. Всё закончилось за одну минуту. Дядя Хейл бросил её труп в углу одного из полей. И пошел дальше, в сторону дома.
  
  Дерек и Бриттани ехали на лошадях и непринужденно болтали:
  - Дерек, у вас тут совсем нет женского общества, мне станет скучно.
  
  - Но Бриттани, вы всегда можете вернуться домой, - спокойно ответил Дерек.
  
  - Меня никто ещё так легко не отпускал, - разозлилась красавица, строящая свои планы на смуглого красавца.
  
  - Зачем же вам здесь скучать? - Дерек делал вид, что ничего не понял.
  
  Молодая леди скривилась и тоже догадалась, что, видимо, явилась слишком поздно.
  
  - Хорошо, Дерек, я хочу отдохнуть, вернемся к вашему дому, - и она поскакала вперед.
  
  Альфа поскакал за ней, он был доволен, что уже возвращается к дому, он "умирал", так хотел быть ближе к Стайлзу. Но на полпути что-то произошло - в углу одного из полей рабы суетились, кричали и девушки-рабыни плакали.
  
  - Бриттани, скачите к дому, вон он уже виден, а я проверю, что там случилось и почему Эрика это не разгребает, это её поле.
  
  Разозлившаяся Бриттани ничего не ответила и продолжила путь в сторону замаячившей кровати и отдыха.
  Оборотень подъехал к рабам и спросил:
  - Где Эрика и что у вас тут случилось?
  
  - Вот Эрика, а что случилось - никто не видел, - ответил один из рабов и приоткрыл Хейлу что-то, покрытое простыней. Дерек охнул и прижал кулак ко рту: - Это только наш "гость" мог сделать.
  
  Бета лежала мертвой, её горло было перерезано удавкой, голова практически отделена от тела.
  
  - Значит так, все бросают работу и защищают Скотта и Бойда. Вместе с ними найдите моего "гостя", но самим ничего не предпринимать. Я лично хочу с ним разобраться. Вперед! - и Дерек поскакал на поиски Питера.
  
  А в это время "милый дядюшка" вернулся в дом и пытался зайти в спальню хозяина. Но она была заперта, бывший Альфа разбежался и ногой выбил замок. Зашел в комнату, принюхался и понял, что в комнате человек.
  
  - Милая, выходи, я знаю, что ты здесь. Если мне придется тебя искать, ты будешь сильно наказана.
  
  В ответ тишина. Старший Хейл принюхался, нагнулся и выволок Стайлза за ногу из-под кровати. Толкнул на постель.
  
  - Надо же, мальчик, но какой хорошенький! Кожа такая нежная, - и оборотень провел ладонью по лицу. - Ты что же, вообще не работаешь, раб? Хотя нет, если ты терпишь оборотня в себе по нескольку раз в день, чем это не работа. Вот сейчас и проверим твои рабочие навыки.
  
  Стилински, хмуро молчавший до этого, попросил:
  - Пожалуйста, не надо.
  
  - Надо! И, главное, хочется! Что такого Дерек в тебе нашёл, что даже городская куколка не тронула его сердца?
  
  - Дерек сейчас придет и будет не доволен, - сказал Стайлз.
  
  - Не смеши меня, он занят, ищет труп Эрики, - сказал Питер.
  
  - Вы её убили? - с ужасом спросил подросток.
  
  - Да, и ты следующий, но ты так легко не отделаешься, ты - раб.
  
  Питер расстегнул брюки, Стилински начал отползать от него. Хейл схватил его за ступню и резко повернул:
  - Далеко не отползешь со сломанной ногой.
  
  Стайлз закричал от боли. Питер разорвал на нем одежду и подтянул к краю кровати:
  - Я не пользуюсь смазкой, мне так больше нравится, - и он, перевернув кричащего подростка, резко вошел. Стайлзу было очень больно, и он уже не кричал, а выл от боли. Бывшему Альфе этого и хотелось, он схватил парня за руки чуть выше локтя и ожесточенно трахал, сразу входя до конца. Нежная кожа лопнула, и капли крови стали стекать по ногам Стилински.
  
  - Твоя кровь такая возбуждающая, надо же! Я хочу больше! - оборотень царапал ногтями всё, до чего мог дотянуться: спину, плечи, попу раба. Стайлз кричал и отбивался, что привело только к сломанной руке. Но бывший Альфа не прекращал.
  
  - Видишь, как долго я не кончаю, раб? Зря Дерек решил, что я уже старик.
  
  Поиски Питера на полях и вокруг дома ничего не дали, и Альфа поскакал в сторону дома. Крики Стилински раздавались по всем этажам, но никто из слуг не решался вмешаться. Как только Дерек подъехал к дому, оттуда выбежала Молли:
  - Хозяин, у тебя в спальне, там твой гость.
  
  Вождь стаи бросился к своей комнате. Дерек Хейл первым делом оторвал дядю от Стайлза, потом разорвал когтями его горло и грудь, вырвал сердце и отшвырнул в сторону. Только потом повернулся к любимому. Стилински лежал на кровати в странной позе с выкрученными руками и ногами. Весь в крови, не подавая признаков жизни. Медлить было нельзя, и альфа сильно укусил его за бок. Подросток вздрогнул. Дерек выдохнул, значит, жив:
  - Малыш, любимый, как ты? Тебе очень больно? - и Хейл взял его руки в свои, забирая всю боль. Потом он начал зализывать раны, стараясь лишний раз не двигать парня, не причинять ещё больше страданий.
  
  В открытую дверь заглянул Скотт и спросил одними губами:
  - Он жив?
  
  - Сердце бьётся, надеюсь, что да, - ответил Альфа и прикрыл парня простыней. - Я с ним останусь, все дела и гостья на тебе и Бойде. Несчастный случай под копытами лошади, - и Хейл кивнул в сторону мертвого тела.
  
  Эпилог.
  
  
  Дерек всю ночь не спал, зализывал раны, забирал боль и внимательно наблюдал за Стилински. Через два часа тяжелые стоны сменились на неровное дыхание, подросток уснул. Во сне он облизывал губы, и Дерек осторожно смачивал их водой, стараясь не разбудить Стайлза. Только под утро подросток открыл глаза. Увидел рядом с собой чью-то волосатую руку и начал кричать.
  
  - Малыш, это я, Дерек, не бойся, - в груди сразу заболело.
  
  - Дерек, где ты был? Мне было так больно и стыдно, - заплакал подросток.
  
  - Тебе нечего стыдиться, любимый, ты ни в чем не виноват, Питер маньяк, уже мертвый маньяк, - он осторожно поглаживал волосы Стилински.
  
  - Я, я кончил под ним, - Стилински плакал, прижимаясь к Дереку.
  
  - Ничего страшного, так бывает, - Дерек улыбнулся и обнял его.
  
  - Ты будешь меня ненавидеть? Ты меня выгонишь? - испугался тот.
  
  - Нет, я же люблю тебя, глупыш.
  
  - Знаешь, я тоже тебя люблю, Дерек. Я ждал тебя, думал только о тебе, поэтому и пытался выжить, что бы ещё раз обнять тебя. И кончил я, думая только о тебе, - серьёзно сказал.
  
  - Мы подождем с этим делом столько, сколько захочешь. Нет, в два раза дольше, чем ты захочешь, - успокоил его Дерек.
  
  - Так я что, вообще останусь без секса? - спросил Стилински и улыбнулся сквозь слезы.
  
  "Вот и исполнились обе мои мечты", - подумал Дерек, но вслух сказал:
  - Попробуй встать, у нас много дел, пора тебе учиться быть волком!
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Три ночи
  https://ficbook.net/readfic/2153201
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек/Стайлз
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, AU
  Предупреждения: BDSM, OOC, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
  Размер: Мини, 13 страниц
  Кол-во частей: 6
  Статус: закончен
  Описание:
  Что можно делать со Стайлзом Стилински три ночи? Спросите у Дерека.
  
  Посвящение:
  Автору заявки и Голубым глазкам, на чьей странице я нашла эту заявку.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Моя работа немного отличается от заявки. Но я художник, я так вижу. Можно сказать, что моя работа "Не все Альфы одинаковые" является продолжением этой работы, с тем лишь исключением, что там омегаверс.
  
  ========== Договор ==========
   Дерек Хейл только что вернулся в город. Подкрадывающиеся на мягких лапах сумерки делали все вокруг слегка размытым, будто нарисованным акварелью. Красивая картина, но она совсем не трогала. В душе была словно выжженная пустыня: семья мертва, дом сгорел, младшую сестру убил маньяк-альфа. Хотелось завыть с тоски. Ну, или для начала напиться в ближайшем баре, что завлекал яркой вывеской метрах в десяти. Не успел оборотень войти в двери так желанного на этот вечер заведения, как на него упал пьяный подросток:
  - Прости, я поскользнулся, - паренек, ничуть не смущаясь, принялся разглядывать незнакомца. - О, а ты кто? Я - Стайлз Стилински, я тут с друзьями.
  - Дерек Хейл, - хмурый взгляд, ни тени улыбки.
  - Хочешь посидеть с нами?
  - Нет, - Альфа повернулся и пошёл к выходу. Желание напиться пропало, зато появилось другое, весьма неожиданное.
  Хейл вовремя сбежал, пока не осуществил это второе, пока не разорвал парня в лоскуты. Он так чудесно пах! Так сексуально улыбался! Он будил в Дереке давно забытое дикое желание секса, сумасшедшего секса. Дерек не мог нормально стоять рядом с ним, не то что говорить или выпить с его друзьями. Альфа вернулся в полуразрушенный дом и сразу пошел в душ, разделся и открыл ледяную воду, но проверенный временем способ убрать стояк не помогал. Оборотень закрыл глаза и сразу увидел эти розовые щёчки, пухлые губы, родинки и глаза цвета чайной розы. "А запах! Он, наверное, будет преследовать меня днём и ночью!". Стоя под ледяными струями воды с закрытыми глазами Дерек гладил себя, представляя Стайлза. У него, наверное, очаровательная нежная попка, и она совсем не разработана. Как же приятно будет насладиться всем этим! Тоска сразу отпустит, и эта пустота внутри заполнится чем-то тёплым и мягким. Так можно и забыть о мести, просто наслаждаться любовью каждый день. Когда Альфа наконец-то кончил, в его голове созрел план: "Я куплю его на три дня, а там видно будет. У меня сто семнадцать миллионов - пару тысяч погоды не сделают. Так можно быстро договориться, пару минут - и он мой".
  
   В это же время Стайлз, на всякий случай предварительно умывшись холодной водой и прополоскав рот, чтобы отбить запах выпивки, вернулся домой. И совсем не ожидал, что в гостиной на диване его будет ждать отец.
  - Пап, почему ты не спишь, тебе же завтра на работу?
  - Я завтра не работаю. Сядь, сын, я должен тебе что-то рассказать.
  - Пап?
  - Я болен. Завтра ложусь на обследование. Мелисса, мама Скотта, присмотрит за тобой, переедешь к ним. Возможно, навсегда.
  - Пап, - Стайлз сел, вернее, упал на пуфик в прихожей, - что с тобой? Это же не что-то страшное? - Последние следы хмеля выветрились из головы моментально.
  - Я не знаю, анализы показали опухоль, но какая она - доброкачественная или нет - пока сказать невозможно. У тебя нет матери, а теперь и я, прости меня, сынок.
  - Пап, это же не конец, тебя вылечат. Всё будет хорошо.- Стало страшно, до дрожания закушенной губы.
  - Стайлз, полицейская страховка покрывает обследование, но не операцию. Мы не сможем себе позволить лечение.
  - Мы сможем!!! Я пойду работать, да и Скотт и Айзек помогут.
  - Стайлз, прошу тебя... - мужчина начал говорить сыну, словно тот был все еще несмышленышем. - Скотт живет с матерью-одиночкой, Айзек вообще сирота. Давай не будем об этом сейчас. Посмотрим. Ложись спать, тебе в школу завтра. Я тоже устал.
  Подросток рванулся к отцу и крепко обнял его:
  - Пап, я люблю тебя. Всё будет хорошо.
  - Сын, я тоже тебя люблю, - шериф крепко обнял сына.
  
   На следующее утро подросток убежал в школу рано, еще до завтрака, ему просто необходимо было поговорить с друзьями. Первым ему встретился Скотт.
  - Конечно, Стайлз, нет вопросов, я же работаю, я помогу вам с шерифом.
  Скотт обнял друга и продолжил:
  - С Эллисон и Лидией я тоже поговорю, мы соберем нужную сумму.
  - Я знал, что ты поможешь, ты - настоящий друг.
  И они двинулись на занятия. Первым уроком была биология, но Стилински не мог слушать про микробов и болезни. Голова была занята только болезнью отца, и никакие другие его не волновали. Не в силах больше это слушать, он отпросился в туалет.
  - Иди уже, Стайлз, прямо как маленький.
  Подросток выскочил в коридор и сразу бросился к окну, ему необходим был свежий воздух. Рядом, как будто из этого самого воздуха, материализовался оборотень:
  - Есть разговор.
  - А позже нельзя? Я занят. - Стайлз даже не повернул голову, вчера Альфа его заинтересовал, а вот сегодня Стилински был занят другим.
  - Шесть тысяч долларов за трое суток.
  - Что? Ты хочешь заплатить мне? За что?
  - За трое суток с тобой.
  - Секс, изнасилование, побои, что именно?
  - Всё, - хмуро ответил оборотень.
  - Нет.
  - Тебе не нужны легкие деньги?
  - Очень нужны, но я пока не знаю точной суммы. Когда узнаю, я скажу тебе.
  - Значит "нет" - это только по поводу суммы? Стайлз, ты идиот? Может, я покалечу тебя?
  Разговор с оборотнем позволил отвлечься от проблем, и Стайлз продолжил:
  - Я спрашивал Скотта и папу, все знают кто ты. Ты не маньяк и не преступник. Может, я сам хочу тебя, просто сейчас мне очень нужны деньги.
  - Зачем?
  - Не скажу, я тебя почти не знаю.
  - Но спать со мной это тебе не помешает? А может, я изменился за те годы, что меня здесь не было?
  Стайлз, опустив глаза вниз, молчал.
  - Хорошо, я заберу тебя после школы, и ты мне скажешь, сколько тебе надо денег.
  - Договорились, но никому ни слова. - Они пожали друг другу руки в знак заключения договора и разошлись.
  
   Стилински вернулся на урок и до конца досидел совершенно спокойно. После звонка подросток повернулся к лучшему другу:
  - Скотт, отец хотел, что бы я к вам переехал. Но я хочу остаться дома, всё обдумать, хочу побыть один. Не палите меня, скажите моему папе, что я у вас живу. И не приходи ко мне, лады?
  - Стайлз, это плохая идея. Что ты есть будешь?
  "Знал бы ты, насколько она плохая" - подумал Стайлз, а сам ответил:
  - Пожалуйста, Скотт, не мучай меня, прошу тебя. Мне это действительно очень нужно. И, к тому же, у нас дома полно консервов и готовой еды.
  
  ========== В первый раз ==========
   После уроков Стайлз почувствовал легкий мандраж и заскочил в туалет, чтобы дать себе время собраться с духом. Да и вообще, как-то резко расхотелось видеть хоть кого-то. Было такое чувство, что дрожат все поджилки. Вроде и согласился на предложение альфы, и даже справки навел о нем, а все равно стало страшно. Подросток не знал, чего боялся больше: предстоящего секса или того, что после этого самого секса сам влюбится в Хейла. Этот сексуальный накаченный мужик не мог оставить равнодушным ни одного гея. А то, что он гей, Стилински уже понял - как только увидел Хейла вчера на пороге бара. Лидия, любовь с третьего класса, ушла на второй план. Ой, ошибка, на последний. Если до вчерашнего вечера Стилински ещё сомневался насчет своей ориентации и вечно спрашивал Скотта "Я тебе нравлюсь?", то теперь ответ на этот вопрос его больше не интересовал.
  
  Стилински попинал стену, подергал двери всех кабинок, даже занялся таким интересным делом как сравнение звука слива в разных смывных бачках. Наконец, вымыл руки и вышел из туалета, так и не решив для себя, обрадуется или огорчится, если его никто не будет ждать. Хейл все же ждал его на стоянке в своем шикарном черном Камаро, распахнул дверцу и словно скомандовал:
  - Садись.
  - Привет, Стайлз, как дела? Как занятия в школе? - сказал Стилински, плюхаясь внутрь и глядя на альфу.
  - Я не Стайлз, я Дерек.
  - Знаю я, что ты Дерек. Это то, что ты должен был мне сказать. Ты вообще умеешь по-человечески общаться?
  Хейл улыбнулся ужасно сексуальной улыбкой, от которой все посторонние мысли просто вымело из головы. Зато накатило любопытство, каким же может быть в постели этот мужчина, если только от одной его улыбки у Стилински задрожало где-то в животе.
  - Не бойся, Стайлз, я просто хочу трахаться. Долго и жестко трахаться, - сказал он низким и грубым тоном. - Я хочу того, кто готов пойти на все это и останется на все время.
  - Господи, - выдохнул парень, дрожь из живота перебралась в пах. - Такое чувство, что тебя держали одного в субмарине на каком-нибудь дне! Или ты сбежал из монастыря? Откуда такое рвение?
  Паренек так забавно смущался, что Дереку все-таки не удалось сдержать смех:
  - Да, что-то вроде того... Некоторое время, - и позволил своему желанию чуть-чуть проявиться, жадно оглядев ладное тело Стилински.
  - Такой голодный, - парень от его взгляда поежился.
  - Так сколько я тебе должен заплатить?
  - Я ещё не знаю, мне скажут, - стало неловко от этих слов, они разрушили атмосферу соблазна, что так и витала вокруг них двоих.
  - Кто скажет? - альфа был настойчив, но Стайлз решил не вдаваться в подробности, все потом, и воскликнул:
  - О, вон твой дом! Его уже видно!
  
  Не успел Стилински на подгибающихся ногах подняться на крыльцо дома, как почувствовал руку оборотня у себя на попе. От этого его словно током прошило, и непослушные губы выдали:
  - Дай хоть в дом зайти, я же никуда не убегаю.
  Хейл ухмыльнулся:
  - А кто б тебе дал! -, а потом, хлопнув по ягодицам, подтолкнул рукой внутрь. - Но попробовать можешь. - И, снова усмехнувшись, запер дверь.
  Как бы Стайлз не боялся, а учитывая, что это будет вообще его первый раз, бояться стоило по определению, от этого жеста он возмутился. Встряхнул головой, сжал кулаки и решил высказать этому наглому типу все, что о нем и его манерах думает. Только раскрыл рот, как альфа повернул непокорного подростка к себе и сразу жестко поцеловал, оглаживая языком внутри, проводя по зубам, засасывая язык Стилински. Руки оборотня тоже не бездействовали. Хейл словно никогда никого не обнимал и решил наверстать упущенное. Его руки то проходились по позвоночнику Стайлза, то жадно мяли попку, то ерошили волосы подростка. Юноша, совсем не ожидавший такого напора, сдался, руки безвольными плетями упали вниз. Он не сопротивлялся, но и сам пока не целовал. Было так странно целоваться с мужчиной, хоть и желанным, но все-таки мужчиной. То ли оборотень был в деле соблазнения подростков настоящим профессионалом, то ли действительно пришло время расстаться с девственностью, но потихоньку Стилински загорелся, все сильней и сильней прижимаясь к Дереку. Он начал тереться пахом об джинсы оборотня, и, словно этого было мало, притянул поближе к себе и задрожал. Хейл продолжил поцелуй, потихоньку продвигаясь вместе со Стайлзом в сторону спальни, и в процессе этого успевал еще и раздевать подростка. Сначала расстегнул пояс, потом молниеносно стянул джинсы, подросток даже не понял, как вышагнул из штанин, а потом скомандовал:
  - Подними руки, - и майка летит на пол. За ними последовали трусы и вот уже Стилински, не успев сообразить и испугаться, стоял перед оборотнем полностью голый. Хейл толкнул его спиной на кровать. "И когда только успели зайти в спальню?" - ошарашенно оглядывался Стайлз.
  Лёжа на кровати, Стилински с удивлением посмотрел на свой вставший член и в смущении попытался прикрыться руками.
  - Э, так мы не договаривались, - Дерек с силой развёл руки и приложил их к простыне по обе стороны от тела.
  - Дерек, я пить хочу... - в горле действительно пересохло, подросток не успел договорить, как от неожиданного ощущения замер на выдохе.
  Губы Хейла обняли головку члена, пососали, спустились ниже по стволу. Он облизывал, целовал, нежно покусывал. Стилински стонал, глаза его закатились, он не был готов к такому, думал, что альфа сразу трахнет, ну, или будет запихивать свой член ему рот. Стайлзу казалось, что все это продолжалось немыслимо долго, но на самом деле считанные минуты - и он кончил.
  Оборотень перевернул его, нежно огладил спину, безвольно обмякшее тело, спустился ниже, раздвинул половинки попки, ребром ладони провел посередине. Потом щелкнул крышкой тюбика и Стилински, расслабленный после полученного оргазма, ощутил, как намазанный кремом палец начал гладить колечко мышц, осторожно надавливая.
  - Пользуешься моей слабостью, - сил сопротивляться не было.
  - Конечно, а то бы ты меня побил, - прошептал альфа в нежное ушко.
  - Неа, зацеловал бы... - с ленцой произнес подросток.
  - А что мешает? - и Стайлз почувствовал, как его голову повернули и мягкие губы прижались к его. Увлекшись поцелуем, не заметил, как на смену еле заметному дискомфорту пришло прямо-таки неприятное чувство распирания. Стайлз даже дыхание задержал, и вдруг вскрикнул от сильной, разрывающей боли.
  - Потерпи чуть-чуть, сейчас пройдет, а я тебе помогу. - Дерек нежно гладил грудь, пощипывал соски, и юноша немного отвлекся от боли. Впрочем, давление нарастало.
  - Больно, это ведь уже не палец? - хотелось заскулить и просто выскользнуть из постели. Но в этот момент Хейл крепко прижал к себе Стайлза:
  - Уже нет. Но я буду очень нежен с тобой, - поцеловал в шею сзади и добавил, - смотри, вон бабочка, - и даже рукой махнул.
  Стилински, никак не ожидая разговора о насекомых, повернул голову в указанном направлении. Дерек вошёл до упора.
  - Что это было, так ты меня отвлёк? - немного отдышавшись, спросил Стайлз.
  - А что? Ведь сработало, - даже спиной можно было почувствовать, как оборотень ухмыляется.
  Дерек заново начал возбуждать подростка, наглаживая его член и мягко перебирая мошонку.
  Постепенно раздались стоны, тела задвигались в унисон. Хейл двигался внутри Стилински. Там было так туго и горячо, что оборотень не выдержал и кончил. Стайлз - за ним.
  Очнулся Стилински от прекраснейшего в мире ощущения теплого языка в своей попе.
  - Дерек, дай отдохнуть, я больше не могу, - было полное ощущение блаженства.
  - Отдыхай на здоровье, я только приберусь здесь. Сам напачкал, сам и уберу.
  - После того, что сейчас было, у меня стойкое ощущение, что это я должен тебе заплатить, - Стайлз перевернулся на спину и поманил Хейла к себе. Стеснительность на сегодня закончилась.
  - Не надо, мне не нужны деньги, - тот послушался и подтянулся на руках повыше, по пути лизнув в пупок.
  - А что нужно? - подросток даже приподнял голову, заглядывая в глаза любовнику.
  - Не скажу, я тебя "плохо знаю", - альфа очень явственно кого-то передразнивал и ухмылялся при этом.
  - Ты, что, волчара, издеваешься? Ты меня дразнишь?! - стало весело.
  - Так, чуть-чуть, - мужчина заграбастал подростка в жаркие объятия и устроил голову у него на плече. Стало уютно и оба не заметили, как задремали.
  
  - Стайлз, подъем, семь часов. - Хейл похлопал Стилински по плечу.
  - Темно что-то для семи утра, - глаза никак не хотели открываться.
  - Семь вечера, в больницу пускают только до восьми. Ты должен отца проведать. Бутерброд съешь уже в машине. Быстро в душ и я тебя подброшу. Поговорим в дороге.
   Комментарий к В первый раз
   та самая камаро:
  http://www.avtorinok.ru/photo/chevrolet-mk15/camaro-md257/pic-96129.html
  
  ========== Больница ==========
   Стайлз удивлённо посмотрел на Дерека:
  - Ты знал про моего отца?
  - Да, дуй в ванну, поговорим по пути в больницу.
  После душа, схватив по дороге приготовленный оборотнем сэндвич с индейкой, Стилински запрыгнул в машину:
  - Как ты узнал?
  - Ты сам сказал, что тебе нужны деньги. И пока ты был в школе, я решил заплатить за тебя. Моя семья жила здесь много лет, так что старые связи ещё остались. Я бросился к ростовщикам, посетил ломбард, проверил черный рынок, потом серый и, наконец, казино, но никто даже не слышал про Стайлза Стилински. Оказывается, ты очень хороший мальчик, - оборотень хмыкнул и покачал головой, - хотя пару часов назад никто бы об этом и не догадался.
  - Что было дальше? - смущенный юноша смотрел себе под ноги.
  - Потом всё просто. Я отправился в полицию, поговорить с твоим отцом, спросить, что с тобой случилось. А там мне сказали, что Джон Стилински на обследовании в больнице, и предложили поучаствовать в сборе средств на его операцию. Чудесные парни с ним работают, простые и милые.
  - Чёрт, Дерек, я уже ревную, -, а внутри билась мысль: "Меня ты милым не называл".
  - Тебе-то чего ревновать? Я же твой, по крайней мере, на эти три дня. - Хейл внимательно посмотрел на подростка.
  - На дорогу смотри, нечего на меня пялиться, - буркнул тот.
  - Ох, грубишь, придётся тебя поучить хорошим манерам.
  Они подъехали к больнице. Альфа повернулся к Стайлзу:
  - Ты поднимись к шерифу, а я подожду в машине. Никуда не убегать, ты всё ещё мой!
  - Что-то мне вообще не хочется от тебя убегать, - не глядя на альфу, ответил Стилински и побежал в больницу. Оборотень улыбнулся: "Так и должно быть".
  
  - Пап, ну как ты? Что врачи говорят?
  - Стайлз, сынок! - Джон обнял сына. - У меня всё нормально, Мелисса тут от меня не отходит, даже неудобно как-то. Но приятно, - и улыбка озарила его лицо.
  - Как анализы? Есть результаты?
  - Пока нет, но есть кое-что другое. Сынок, ты помнишь Дерека Хейла? Он жил здесь с семьёй, потом уехал, когда почти вся его семья погибла в пожаре...
  - Пап, я знаю кто это, - прервал его подросток. "И гораздо ближе, чем ты думаешь".
  - Сын, он оплатил моё лечение. Всё: и операцию, и после операционное восстановление. Видишь, я в частной палате, - и шериф обвел рукой все вокруг. - Он приходил сегодня днём, навестил меня, рассказал, что вернулся в город, а про оплату ни слова. Мне потом мама Скотта рассказала. Выпишусь, пойду поблагодарю его. Какой мужик!
  - Да, мужик что надо, - сказал подросток, а сам подумал: "Я его и без тебя отблагодарю, поди не шесть тысяч всё это стоит".
  - Сынок, как у тебя дела? Как тебе живется с Макколами?
  - Пап, всё отлично, мне у них хорошо.
  - Да, уж получше, наверное, чем замороженная еда каждый день. Как в школе?
  Подросток сел и начал рассказывать про лакросс, про школу, про всё, кроме вечера с Дереком Хейлом. Оба не заметили как пролетело время. Ровно в восемь вечера медсестры стали выпроваживать посетителей.
  - Пап, ты лежи, отдыхай, обо мне не беспокойся. Позвонишь, когда будут готовы результаты анализов. Они обнялись, и Стайлз побежал вниз на стоянку.
  
  Переполненный эмоциями, подскочил к машине:
  - Дерек, большое тебе спасибо. Мне отец всё рассказал. Я тебе так благодарен. - И он полез к Хейлу целоваться.
  - Стайлз, прекрати. Все же видят, - зарычал оборотень.
  - Пусть видят, мне все равно! Хоть на эти три дня, но ты - мой!
  Всю дорогу в машине Стилински болтал не замолкая, рассказывал обо всём на свете. "Значит, не боится меня больше, уже хорошо" - подумал альфа.
  Когда они подъехали к дому оборотня, юноша спросил:
  - Сейчас продолжим, ну, это, в кровати? - было очень неловко самому предлагать заняться сексом.
  - А ты хочешь продолжения? - Хейл посмотрел на Стайлза.
  - Я тебе должен, - почти прошептал тот.
  - Ничего ты мне не должен. Я оплатил лечение твоему отцу, потому что он хорошо относился к моей семье, пока они были живы, и ко мне с сестрой, после пожара.
  - Так что, мне уйти? - стало обидно. Он еле слова подобрал, а ему отказывают. - Я тебе уже надоел?
  И тут вспомнились слова про "милых парней". Ревность затопила.
  - Может, тебе понравился тот молоденький офицер, папин помощник, из полиции? - раскричался покрасневший Стилински.
  - Никуда я тебя не отпущу, не волнуйся так, мне нравишься только ты. Пошли уже в дом. - Хейл похлопал юношу по попе. - Но продолжим мы завтра, сегодня был твой первый раз, тебе надо отдохнуть.
  Они поднялись в спальню и подросток замер.
  - Что такое, Стайлз, что случилось?
  - Это что там висит?
  - Где, на турнике? Это веревка, тебе на завтра. Да не пугайся ты так, в конце концов, тебе понравится, - пошло усмехнулся оборотень.
  
  ========== Вторая ночь ==========
   На следующее утро Дерек разбудил Стайлза в семь утра в школу:
  - Вставай скорее, ещё надо забежать к тебе домой за свежей одеждой.
  - Дерек, ты не мой папа, - потягиваясь, произнес Стилински.
  - Вот это точно. - Хейл подошел к подростку и начал гладить его попу: - Я бы тебя поцеловал, но ты ещё зубы не чистил.
  - М-м-м, это тоже приятно, - и Стайлз выгнулся еще сильнее.
  - Это не должно быть приятно, - и альфа хлопнул подростка чуть пониже спины.
  - Встаю уже, не нужно.
  Оборотень приготовил омлет с грибами и тосты.
  - Дерек, где ты научился так готовить? Очень вкусно, - и Стайлз поднял вверх большой палец.
  - Я рано остался без семьи и должен был заботиться о младшей сестре. А сейчас её убили.
  - Я знаю, извини, - подросток смутился и решил поменять тему разговора: - А для чего там верёвка, на турнике?
  - Ты уверен, что хочешь знать это прямо сейчас? - Дерек прищурил глаза и улыбнулся.
  - Нет, наверное. Но я же тебе нравлюсь, ты же не сможешь меня избить?!
  - Нет, а вот привязать смогу, - и альфа, бросив взгляд на часы, недовольно рыкнул на подростка:
  - Скорее, ты опаздываешь.
  
  В школе Стилински вел себя как обычно, но со страхом ждал конца занятий. "Чёрт, что он ещё там придумал? Он сразу говорил, что любит пожестче, а я не обратил внимания". После занятий Стайлз, напридумывавший себе всяких ужасов, нашел Дерека на стоянке и сходу заявил:
  - Ты меня бить не будешь, это больно.
  - Ты боишься раньше времени, но это тоже приятно, - альфа взъерошил волосы на голове подростка. - Поехали к тебе домой, захватим твои вещи и ко мне, обедать.
  - Ладно, а чего конкретно ты хочешь?
  Оборотень не отвечал, только посмеивался. Они заехали за вещами, потом прикупили разных вкусностей на обед. После сытного обеда подросток уснул прямо в салоне на диване. Альфа улыбнулся: "Пусть отдохнет, ночь будет не из легких", а сам отправился по делам.
  
  Поздно вечером, когда Хейл вернулся, юноша смотрел телевизор.
  - Стайлз, ты не удрал?
  - Я и не собирался. Во-первых я тебе должен, а во-вторых вчера мне понравилось и я подумал, что ты меня просто пугаешь. Всё будет чудесно.
  - Надеюсь, - сказал альфа и подошел к дивану. - Пошли, Стайлз, наверх, в спальню.
  Они поднялись по лестнице и Хейл, взяв подростка за плечи, мягко подтолкнул к турнику. Потом привязал сначала одну его руку к перекладине, затем вторую. Начал расстегивать джинсы, и всё это с совершенно невозмутимой мордой. Стилински с ужасом следил за этими приготовлениями и вдруг заорал:
  - Стоп-слово, я требую стоп-слово!
  - Что, порнухи насмотрелся? Ладно, какое слово ты хочешь?
  - "Лето".
  - Почему "лето"? - спросил оборотень.
  - Потому что я люблю лето.
  - Хорошо, сойдет, - за это время Дерек привязал к турнику обе руки юноши, таким образом, будто бы Стилински хочет подтянуться, и снял с него кроссовки, джинсы, трусы. Потом разорвал майку и бросил на пол.
  - Что не так с майкой, зачем ты её порвал? - проводив взглядом пострадавшую одежду, спросил подросток.
  - Светло-зелёный тебе не к лицу, - сказал Хейл, а сам подумал: "Ну не отвязывать же руки, что б майку снять, а вначале я забыл".
  Дерек отошел и тут заметил, что Стайлз стоит на полу на цыпочках. "Ничего, так даже веселее". Альфа взял из ящика тумбочки, рядом с кроватью, кляп с голубым шариком по середине. Осторожно надел его на Стайлза и затянул резинку:
  - А теперь объясни мне, дорогой, нафиг тебе стоп-слово?
  Стилински что-то промычал и начал дергаться, пытаясь отвязать руки.
  - Стой спокойно, не дергайся, - и Хейл легонько хлопнул его по обнаженным ягодицам. Подросток замер.
  Оборотень начал гладить податливое тело, лизать, целовать. Член Стайлза сразу встал, и юноша стал улыбаться, показывая Дереку туда глазами.
  - Будет тебе десерт, но только позже, вчера ты первый кончил. Будто это я тебе должен, не честно. - Дерек опять подошел к кровати и вернулся с маленьким голубым кольцом, осторожно надел его на член Стилински, пережав под головкой, - потом вместе кончим.
  Хейл разделся, развёл ноги юноши пошире и устроился между ними, целуя попу, поглаживал языком дырочку, осторожно надавливая. Стайлза затрясло от возбуждения, он стонал, слюна текла из-под шарика, он еле стоял.
  - Что-то не вижу, чтоб тебе было больно, - сказал альфа, - стоять трудно, но терпи, не пожалеешь.
  Оборотень выдавил на палец прохладный крем и вставил один за другим два пальца, поглаживая мышцы. Стилински стонал, извивался, закатывал глаза. Дерек хлопал его по попе второй рукой и тут же разминал порозовевшую ягодицу. Когда наконец ему показалось, что юноша готов, альфа медленно начал вводить свой член в анус подростка, задвигался, держа Стайза за бедра, вставляя до упора:
  - Хочу целовать тебя, - сказал Дерек, отстёгивая ремешок кляпа, голубой шарик упал на пол. Он сминал своими губами податливый рот Стайлза, не забывая вбиваться до самого конца.
  - Боже, как же, хорошо, - простонал Стилински, -, но я не могу стоять. Помоги мне.
  Альфа поддерживал свою пару и наслаждался его стонами и нежным телом.
  - Прошу тебя, давай кончим, я уже не могу, Дерек, умоляю, - проскулил подросток.
  Хейл снял кольцо с возбужденного члена, кончая сам и ловя рукой бурный оргазм Стайлза.
  
  Очнулся Стилински уже на кровати, в нежных объятиях. Дерек зализывал небольшие ранки на его запястьях, боли он не чувствовал.
  - Господи, волчара, это было крышесносно, куда там порнухе!
  - Это потому, что ты сам участвовал. Стайлз, ты забыл своё стоп-слово?
  - Почему забыл, просто не хотел тебя останавливать. Меня как будто током било от каждого прикосновения! Нафиг мне лето, когда тут такое!!!
  
  ========== Последняя глава ==========
   Утром Стайлз проснулся от громкого звонка будильника. Хлоп-хлоп по тумбочке - ничего: проклятый будильник не там. Вскочил, начал искать, бегать по комнате, а вредный трезвон всё продолжался. Стилински нашел его на шкафу, но достать не смог.
  -Дерек, скотина, я тебя убью!!! -подростку пришлось поставить стул и только стоя на нем, он выключил будильник. Хейла нигде не было. Значит, придётся топать в школу самому, и без завтрака. "Как же я раньше жил без Дерека?" подумал юноша.
  
  Школьный день прошёл как всегда: оценки, уроки и приставания Скотта.
  - Стайлз, поживи с нами, вместе веселее, ну почему ты там один?
  - Мне и так нормально, - это было сказано вместо "Дерек мне сильно скучать не даёт".
  - Слушай, давай после школы пройдемся, погуляем?
  - Ладно, но не долго.
  - Договорились, не долго. А что, ты куда-то спешишь?
  - Да, побыть одному! - ответил Стилински, скривившись, и написал СМС-ку Дереку: "Скотт просил пройтись, не встречай меня, позже приду сам".
  
  Когда подросток наконец-то появился в гостиной альфы, тот спокойно читал книжку:
  - Я уж и не надеялся, что ты придёшь, восемь вечера, - он снял очки.
  - Я же обещал! А иначе ты бы меня нашел и всыпал по первое число.
  - Если бы ты не пришёл, я бы понял.
  - Волчара, ты чего, ты сам хочешь меня бросить? Для тебя что, всё это между нами ничего не значило? Ещё разок трахнешь меня и свободен?! -на глаза наворачивались предательские слезы.
  Дерек встал с дивана и обнял Стайлза:
  - Всё совсем не так, -и на удивление бережно погладил запястья. - Но я связывал тебя... - потом переместил ладони на ягодицы Стилински и с силой прижал к себе, - шлёпал...
  - Да, и довел до самого шикарного в моей жизни оргазма, даже нескольких. Может, именно так мне и нравится, - все же хлюпнул носом подросток.
  - Знаешь, у меня полно денег и все они твои, если останешься со мной, - вкрадчиво произнес альфа.
  - Дерек, мне не нужны твои деньги! - Стайлз энергично замотал головой. - Я хотел помочь папе! А сейчас больше всего на свете я хочу стать твоим парнем. Я закончу школу, буду работать и верну тебе всё, что ты заплатил в больнице. Мне не нужны твои деньги! - снова повторил он.
  Хейл обнимал юношу и целовал в макушку.
  - Ты не можешь быть моим парнем, ты - моя девушка. Ой, ладно, шучу, не дерись только. Защекочешь меня насмерть. Ну, пошли наверх, поиграем в шлюху.
  - Ты будешь шлюхой?! - спросил Стилински.
  - А сам ты как думаешь?
  - Кто сильнее, тот и не будет шлюхой.
  - Да, как-то так, - смеясь, ответил оборотень.
  
  Они поднялись в спальню и Стилински сразу встал к турнику:
  - Я готов.
  - К чему, малыш? Ну-ка, марш в кровать.
  - Сегодня опять что-то новенькое?
  - Да, а в следующий раз ты будешь придумывать.
  - Дерек, тебе не понравится, я сделаю тебя горничной.
  - Ну попробуй, а я посмотрю, - Хейл пошло улыбнулся.
  Во время разговора оба несколько суматошно избавлялись от одежды. Стайлз разделся первым, в нетерпении откинув трусы куда-то в сторону, и бросился к оборотню:
  - Можно я тебя обниму?!
  Альфа смутился и тоже обнял подростка, шепнув на ушко:
  - Не подлизывайся - не поможет.
  - Делай что хочешь, я согласен, - и в предвкушении заблестел глазами.
  Дерек достал из прикроватной тумбочки голубые пушистые наручники и скомандовал:
  - Ложись на спину. Попу на подушку, раздвинь ноги и руки. Так хорошо, не давит? - оборотень пристегнул руки и ноги юноши к кровати, достал кляп.
  - Дерек, пожалуйста, не нужно кляп. Я не буду разговаривать, и останавливать тебя не буду. Я на всё согласен, только без этого шарика.
  - Ладно, - и альфа вынул из ящика прикроватной тумбочки чёрный шарфик, - тогда завяжем тебе глаза.
  - А это ещё зачем? Что ты собираешься делать? - от неизвестности было совсем не страшно, а наоборот, очень волнующе.
  - Вижу, ты сразу возбудился от страха. Так вот что тебя заводит! Я запомню, - и черный шарфик напрочь лишил подростка способности что-то видеть.
  - Дерек, ты меня любишь? - это вышло как-то жалобно.
  - Стайлз, не бойся ты так, всё будет хорошо. Ты же мне доверяешь, ты сам пришел, помнишь?
  - Дерек, я тебя люблю и то, что я спросил... Мне важно получить ответ.
  Альфа молчал, пораженный в самое сердце. "Конечно, я люблю тебя" - подумал он, но вот вслух произнести такое оказалось не просто.
  Альфа потерял всех, кого любил, казалось, скажешь слово - и Стайлза уже не спасти.
  Оборотень молчал, Стилински не видел выражения его лица. Тишина давила и пугала. Одинокая слеза выкатилась из-под шарфа и оборотень не выдержал:
  - Гадкий мальчишка, ты всё портишь! Ну как тебя теперь пороть? Ты вообще знаешь, что такое секс? Надо было одеть на тебя кляп и затянуть потуже, - Хейл уже практически рычал. Он сорвал шарф:
  - Посмотри на меня, Стайлз! Конечно, я люблю тебя! Больше всех на свете! И ни за что не отпущу! - запустил пальцы себе в волосы и нервно заходил по комнате. - Я надеялся привязать тебя к себе сексом и бурными оргазмами, когда ты будешь просить и умолять меня об разрядке.
  - Ты уже привязал меня. Своей добротой и вниманием, - мягко улыбнулся подросток, а потом хихикнул: - Ну и оргазмы, конечно, тоже сделали свое дело. Просто обними меня. Спасибо. А теперь можешь делать всё, что хочешь, я совсем и не боюсь.
  - Ох, Стайлз, умеешь ты всё испортить.
  - Теперь, когда я точно знаю, что это не последний раз, мне легче, - и подросток постарался, насколько это было возможно в его положении, принять самую соблазнительную позу.
  
  Хейл вернул шарф на своё место. Достал маленький и тонкий вибратор, весь покрытый пупырышками, вылил на него прохладный гель и осторожно ввел в жаждущий анус Стилински.
  - О, палец, но он с пупырышками. Дерек, у тебя что, бородавки? А я и не заметил! Ох, как же приятно! Не останавливайся, прошу тебя, м-м-м...
  - Стайлз, замолчи сейчас же! Нет у меня никаких бородавок, - и альфа поцелуем закрыл рот своей паре. Оборотень целовал юношу, убийственно медленно двигая "голубым пальчиком". Когда подросток был готов, Дерек заменил вибратор своим членом и лег сверху. Член Стайлза, зажатый между двух тел, получал свою долю удовольствия. Альфа делал сначала медленные и плавные фрикции, потом понемногу начал ускоряться, вбиваясь до упора. Стилински уже не стонал, а рычал в голос. "Совсем как волчонок" - подумал оборотень и рыкнул в нежное ухо:
  - Мой!
  - Наш!
  - Стайлз, что значит "наш"?
  Тишина в ответ и бурный оргазм, что прямо-таки сотряс подростка. Смотреть на то, как Стилински выгибает от удовольствия, не было никаких сил. Хейл тоже взорвался.
  Когда оба пришли в себя, альфа начал отвязывать парня и сразу вернулся к своему вопросу:
  - Стайлз, "наш" - что ты имел ввиду?
  - Ничего, слово "твой" забыл. С тобой, волчара, я даже английский забываю, - и провел рукой по мощной груди своего любимого.
  
  ========== Эпилог ==========
   На следующее утро ровно в 11.00 Стайлз и Дерек подошли к палате шерифа.
  - Говорить буду я, это мой папа, поэтому я знаю, как именно ему всё объяснить.
  - Ладно, Стайлз, только не наговори глупостей.
  - Не волнуйся, - и младший Стилински открыл дверь в палату старшего.
  - Папа, привет, ну, как ты? Как себя чувствуешь? - подросток обнял отца.
  - Сынок, все нормально. Как же я рад тебя видеть! Привет, Дерек, это ты его привёз? Спасибо. Я вообще так тронут твоей помощью, огромное спасибо. Почему ты сам не сказал мне, что оплатил лечение?
  - Шериф, всё нормально, я могу это себе позволить. Ничего не надо возвращать.
  - Нет, что ты, мы всё позже обязательно обсудим, не при нём, - и шериф указал на сына.
  - Пап, при мне, теперь все разговоры с Дереком при мне. Мы с ним вместе.
  - Стайлз, в каком это смысле? - Джон Стилински удивленно посмотрел на Хейла.
  - Понимаете, шериф...
  - Дерек, мы же договорились, говорить буду я. Папа, я - гей, и мы с Дереком встречаемся.
  Шериф плавно опустился на кровать, ноги его не держали. Он был в шоке, с широко открытым ртом смотря то на сына, то на оборотня.
  - Шериф, я могу всё объяснить, - начал было альфа.
  - Не надо, Дерек, я ничего не хочу об этом знать, никаких подробностей, - и шериф отрицательно мотнул головой. Потом повернулся к Стайлзу: - Сынок, где же ты жил эти три дня?
  - У Дерека, а что?
  - Ничего. Я настолько был уверен, что ты у Макколов, что даже не переспрашивал Мелиссу об этом.
  - Вот и хорошо, пап, так ей не пришлось тебе врать. Я попросил Скотта и его маму не говорить тебе, что я у них не живу.
  - Так они были в курсе ваших отношений?! - удивлению шерифа не было предела.
  - Нет, пап, они думали, что я остался дома вместе с консервами и замороженной пиццей.
  - Ладно... - старший Стилински глубоко вздохнул, пожевал задумчиво нижнюю губу и, собравшись с силами, произнес: - Дерек, добро пожаловать в семью! Или у вас ещё не такие отношения?
  - Такие, пап, такие, - и юноша счастливо улыбнулся.
  - Большое спасибо, Джон, - оборотень пожал руку шерифу.
  - Пап, вставай и поехали домой, - юноша развил бурную деятельность. - У нас там целый праздничный обед! Дерек столько всего наготовил! Он - отличный кулинар, всё такое вкусное!
  - Поехали. Ещё раз - спасибо, Дерек, за всё. И за моего парня тоже, я редко вижу его таким счастливым.
  - Поехали, пап, теперь только таким я и буду, кстати, что там с твоими анализами?!
  - Мелисса сказала, что ответ будет готов только завтра. Но раз ты с Дереком, мне уже спокойнее.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Не все Альфы одинаковые
  https://ficbook.net/readfic/2254211
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Скотт/Айзек, Дерек/Стайлз
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Hurt/comfort, AU, Омегаверс
  Предупреждения: OOC, Изнасилование
  Размер: Мини, 14 страниц
  Кол-во частей: 6
  Статус: закончен
  Описание:
  Фанфик о том, как Стайлз и Дерек рассказывали и не только рассказывали Айзеку, что не все Альфы одинаковые.
  
  Посвящение:
  Посвящается моей новой бете Иssка, спасибо, что нашла и спасла меня
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Дерек и Стайлз
  http://s001.radikal.ru/i196/1408/23/c057343c6a1d.jpg
  Скотт и Айзек
  http://s57.radikal.ru/i157/1408/37/ec3f0673f5f9.jpg
  
  Можно сказать, что эта работа продолжение моей работы "Три ночи" , только там не омегаверс
  
  ========== 1 ==========
   - Скотт, сынок, можешь приехать ко мне на работу?
  - Да, мама, конечно, что-то случилось?
  - Приезжай, расскажу тебе всё на месте.
  Скотт бросил рюкзак с учебниками на пол у двери комнаты и набрал телефон Стайлза:
  - Да, Альфа, слушаю и повинуюсь.
  - Стайлз, я серьёзно, Дерек дома?
  - Нет, тренирует своих бет, а что случилось?
  - Моя мама попросила меня подъехать к ней на работу, если бы она работала в хлебопекарне или в магазине "Детские шалости" я бы тебе не позвонил, но моя мама...
  - Работает в городской больнице, я понял. Я еду с тобой, Дереку оставлю записку, он никогда не берет с собой телефон на эти тренировки в лесу. Встречаемся в больнице.
  - Хорошо. Но отцу своему пока ничего не говори, ладно?
  - Если я хоть чуть-чуть знаю твою маму, то моему отцу она позвонила до тебя.
  - Увидим. - Скотт выключил телефон и бросился к своему мотоциклу.
  
  Через десять минут он был в больнице, Стайлза ждать не стал и пошел сразу к посту медсестер.
  - Мама.
  - Сынок, пошли скорей, расскажу тебе по дороге. Это Айзек Лейхи, он в очень плохом состоянии, час назад его доставила скорая помощь, случайный прохожий услышал стоны в городском парке и позвонил 911.
  - Мама, что с ним?
  - Он сильно избит...
  - Ты что-то не договариваешь, да?
  - Сильно избит и изнасилован. Очень жестоко. Я не буду сыпать медицинскими терминами, но наши лекарства слабо помогают, раны гниют, и я позвонила Дитону.
  - Что сказал Дитон?
  - Ему поможет слюна альфы. Я сама понимаю, как это странно звучит, но ты или Дерек, или другой альфа должны зализать его раны. Я тебя прошу только об одном - плюнь мне в пробирку и я ватным тампоном проверю, заживёт ли хотя бы одна царапина. Вот ёмкость, плюнь, пожалуйста.
  Скотт взял колбочку в руки, отвернулся от матери и плюнул. Она выхватила ёмкость из его рук и открыла дверь палаты:
  - Постой здесь, не заходи.
  
  В это время прибежал запыхавшийся Стайлз:
  - Ну, я здесь, что произошло?
  - Кто-то, я обязательно его выслежу и ему несдобровать, жестоко избил и изнасиловал Айзека.
  - Айзека Лейхи из нашего класса?
  - Да, а ты знаешь другого Айзека или может ты решил, что имеется в виду Айзек Азимов - писатель-фантаст, кстати, уже покойный?
  - Скотт, я понял, извини, пожалуйста, ты же был в него влюблён когда-то?
  - Да, я предложил ему встречаться, но он ответил, что уже встретил своего истинного Альфу.
  - Хочешь сказать, что его "истинный альфа" это сделал?
  - Скорее я поверю, что какой-то альфа решил его трахнуть и начал с "Айзек, я чувствую, это я твой истинный альфа". Омеги всегда на такое ведутся.
  
  Дверь открылась и Мелисса Маккол, счастливо улыбаясь, сказала:
  - Слава богу, подействовало. Царапины начали потихоньку затягиваться.
  - Мама, а что с внутренними повреждениями?
  - Там работают антибиотики, надеюсь удачно. Но проверим только завтра. Так, а теперь за работу - Скотт, плюй сюда. Стайлз, звони Дереку, пусть тоже придет. Мне надо много слюны.
  - Мама, Айзек в сознании?
  - Нет, спит под воздействием лекарств, и говорить с ним пока нельзя. Твой папа, Стайлз, обещал приехать, как только с пострадавшим можно будет поговорить, он в курсе всего. Я позвонила ему первому.
  Стайлз улыбнулся и, многозначительно посмотрев на Скотта, развёл руками.
  - Стайлз, извини, одну минуту, я могу поговорить с мамой наедине?
  - Да, я пошел. Позвоню Дереку, а то будет меня искать, волноваться и отшлёпает потом...
  - Да, иди позвони. Только не ври, никто тебя не отшлёпает, он обожает тебя и вечно носит на руках.
  - Ну, ты просто не всё знаешь, - сказал Стайлз, отходя к лифту.
  - Тогда "всё" знать мне и не хочется, - бросил Скотт вдогонку другу и обернулся к матери:
  - Мама, я люблю Айзека уже давно и много раз предлагал ему встречаться, но он отшивал меня. Короче, пока он не видит и не будет выступать, я хочу сам зализать все его раны.
  - Сынок, если он очнётся, это будет скандал, меня сразу уволят.
  - Мама, он же там с капельницей, я видел, когда ты заходила к нему. Так добавь немного снотворного, я всё сделаю быстро, чтобы зажило. Сколько раз я могу плевать тебе в баночку?!
  - Сынок, ты уверен? Мы брали анализ крови, он его ничем не заразил, так что можно, наверное.
  - Всё, мама, стереги дверь, - и Скотт юркнул в палату.
  
  Внутри пахло лекарствами. Несчастный Айзек, белый как полотно, лежал на кровати и еле слышно дышал. Всё его лицо и тело, не покрытое простынёй, были в ранах, синяках и царапинах. Правая рука в гипсе, видимо, он пытался сопротивляться. Сердце Скотта наполнилось ненавистью к этому чужому альфе. Скотт подумал, что впервые в жизни мог бы убить человека, если бы знал, кто это был. Выследить и убить. Не теряя ни секунды, он подошел к кровати одноклассника и аккуратно лизнул ближайший порез на щеке. Царапина прямо на глазах стала заживать. Альфа улыбнулся и продолжил. Он нежно целовал каждый синяк (хотя это и не помогало лечению, но было очень приятно) и зализывал каждую ранку. Сначала на лице, потом на шее, дальше грудь. Скотт не удержался и нежно поцеловал каждый сосочек. Как можно стерпеть и не подарить ласку тому, кого уже давно сильно любишь? Лишь бы Айзек никогда об этом не узнал, ещё решит, что Скотт воспользовался его беззащитностью. Дальше руки, живот, ноги. Скотт осторожно повернул Лейхи на бок и продолжил обрабатывать спину и попу. Внутри анус был разорван в нескольких местах. Скотт аккуратно размазал свою слюну по всей дырочке. Сердце его сжалось от любви и сожаления:
  - Как же тебе было больно.
  Ещё пара минут и всё было закончено. Он тихонько вышел из палаты, шепнув на прощание:
  - Выздоравливай.
  
  В коридоре его уже ждали мама, Стайлз и Дерек. Хейл сразу спросил:
  - Ну, как он?
  - Плохо, но я зализал все раны и они заживают.
  - Спасибо, сынок, попей воды, а я к больному.
  - Скотт, есть мысли, кто бы это мог быть? - спросил Дерек.
  - Я не знаю, Айзек не говорил. Но я уже хочу убить эту сволочь. Можно попросить маму принести одежду, в которой нашли Айзека, и попытаться выследить его по запаху.
  Но оказалось, что Лейхи нашли абсолютно голым. Друзья разошлись по домам.
  
  Вечером, сидя на руках у Альфы, Стайлз спросил:
  - Дерек, как можно такое совершить? Он Айзека просто не любил.
  - Стайлз, это не так. Вот тебя я люблю, но секс у меня был и до тебя, и не только по большой любви, иногда это только обоюдная страсть. Но я никогда никого не обижал во время секса. Ты мне веришь?
  - Конечно, верю. Иначе я бы не был с тобой. Я вообще спросил, о других.
  - Трудно сказать. Раны, по рассказу Скотта, такие, будто он его ненавидел или мстил за что-то. Но, может быть, этот альфа просто садист и поступает так со всеми своими партнёрами. Получает от этого удовольствие.
  - Как ты думаешь, он может вернуться за Айзеком?
  - Надеюсь, что да. Не смотри так удивленно, тогда мы его и схватим. Не придется выслеживать. Там, в больнице, сидит группа полицейских, охраняют Айзека. Нас со Скоттом он бы почуял издалека и не приблизился бы к пострадавшему.
  
  ========== 2 ==========
   На следующий день после школы ребята опять пришли в больницу к Айзеку.
  - Мам, ну как он? Можно его навестить? - спросил Скотт.
  - Он очнулся, но пока ещё очень слабый. Раны почти все зажили. Сейчас он сдаёт анализы. Скотт, ни ты, ни Дерек не можете зайти к нему, только Стайлз.
  - А почему мне можно? - удивился Стайлз.
  - Потому что ты омега. Айзек пришел в себя, но после перенесенного очень боится Альф. Пришлось даже привести врача-бету из другого отделения.
  
  Скотт, сначала обрадовавшийся, что его любимому легче, при этих словах погрустнел. "Опять не даст даже подойти к себе".
  - Ну, раз так, я зайду, - обрадовался Стайлз.
  Он осторожно приоткрыл дверь в палату и, всунув голову, спросил:
  - Айзек, можно?
  - Стайлз, привет, проходи, - Айзек полулежал на подушках и слабо улыбался.
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Чувствую себя идиотом. Этот придурок легко обвел меня вокруг пальца. Но всё, больше никаких Альф в моей жизни, без них лучше.
  - Не скажи, Альфы бывают разные. Вот Дерека я очень люблю, я бы без него не смог. Он делает меня целым.
  - А меня мой Альфа поломал, - и пострадавший протянул вперед загипсованную руку.
  - Он извращенец, он не твой Альфа. Ты знаешь, что Скотт давным-давно в тебя влюблен?
  - Стайлз, прошу тебя, не говори мне про Альф, хотя бы сейчас. Мудаки, которые пользуются своей силой. Ненавижу!
  - Своей силой они и защищают нас, и сильно любят. Дерек и Скотт сейчас в коридоре, можно они зайдут?
  - Нет, Стайлз, пожалуйста, не мучай меня.
  - Хорошо, извини. Может, хочешь поговорить о случившемся? Тебе станет легче.
  - Стайлз, я всё рассказал твоему отцу, мне стало легче, но ещё раз я не могу. Прости.
  - Нет, Айзек, всё нормально. Я понимаю. Хочешь чего-нибудь? Тут, как и в каждой больнице, еда не очень.
  Бледное лицо Лейхи оживилось:
  - Стайлз, можешь принести мне шоколада, если можно, молочного и виноградный сок?
  - Конечно, нет проблем, будет.
  - Спасибо, а то лежу тут и мечтаю.
  Стайлз наклонился и осторожно приобнял друга:
  - Ты отдыхай, а я мигом в магазин.
  - Спасибо.
  
  Когда Стайлз вышел из палаты, парни наперебой начали расспрашивать его об Айзеке.
  - Он просил молочный шоколад и виноградный сок.
  - Я мигом привезу ему, - оживился Скотт. - Ну, и передам через маму.
  - Ладно, тогда мы подъедем к шерифу, проверить, что слышно с розыском того извращенца. - Дерек обнял Стайлза, - Ты от меня ни на шаг, понял?
  - Да понял я уже, - Стайлз посмотрел влюбленными глазами на своего домашнего волка.
  
  Скотт смотался в магазин, привез сок и шоколадки, но мамы нигде не было видно, и он решил сам передать гостинцы Айзеку. Стоило ему открыть дверь, как омега, почувствовав запах Альфы, начал орать:
  - Нет, уходи отсюда! Полиция!
  Скотт пулей вылетел из комнаты, но было уже поздно - с двух сторон по коридору неслись вооруженные полицейские. Скотта скрутили и повезли в полицейский участок. Шериф распорядился отпустить его:
  - Скотт, ты понимаешь, его избили и изнасиловали, такое просто так за один день не проходит. Он только начал заниматься с психологом, бетой, кстати. И тут ты со своими ухаживаниями. Мы все на твоей стороне, ты будешь ему хорошей парой, но не сейчас. Дай ему прийти в себя, хорошо?
  - Да, я понял.
  - И не пугай больше мой спецназ, они парни нервные, могут и пристрелить.
  
  Через пару дней встал вопрос выписки из больницы.
  - Айзек, ты не можешь жить один, - сказал психолог.
  - А с кем я могу жить? - спросил удивленный больной.
  - Ну, например, со Стайлзом, там есть для тебя отдельная комната.
  - Нет, там Дерек, не переношу даже запаха Альф.
  - Айзек, всё равно придется возвращаться к нормальной жизни. Дерек к тебе близко не подойдёт, он любит Стайлза. Вот на улицах ходят Альфы, ты что, перестанешь выходить на улицу?
  - Нет, конечно, можно я подумаю?
  - Решай скорее, парни за тобой уже приехали. Только возьми в расчет, если преступник объявится, Дерек Хейл сможет тебя защитить. Там ты будешь в безопасности.
  - Ладно, я согласен.
  
  Психолог встал и открыл дверь в коридор:
  - Стайлз, помоги Айзеку собрать вещи, он переезжает к вам.
  - Айзек, здорово, ты не пожалеешь, у нас весело, - омега запнулся и добавил: - и безопасно.
  Они собрали вещи и пошли к машине.
  - Дерек уже съездил к тебе домой и привез к нам все твои пожитки.
  - Спасибо, пусть он не обижается, но я пока не смогу с ним нормально общаться.
  - Ничего, он всё понимает. Поехали.
  
  ========== 3 ==========
   Дом Хейлов находился в лесу у озера. Стайлз помог Айзеку подняться по ступенькам.
  - Это ваш новый дом? - поинтересовался Лейхи.
  - Да, старый был не пригоден к жизни. Дерек нанял бригаду строителей, стоило это недёшево, но дом спроектирован точно под наши желания. Из окон видно озеро.
  - Да, тут очень красиво. Но вы тут совсем одни. Если что, твоих криков никто не услышит.
  - Ну, это и хорошо, я не хочу, чтобы мои стоны и крики кто-то слушал, - и Стайлз пошло подмигнул.
  
  Психолог Лейхи поговорила с обоими Хейлами и объяснила, что можно говорить пострадавшему, а что нельзя. Можно рассказывать о своём счастье, даже о сексе, но нельзя спрашивать о его. Нельзя принуждать его к чему бы то ни было. И "порции запаха" Дерека должны быть пока минимальными при общении с их новым постояльцем. Поэтому Дерек ушел в спальню и там читал книжку.
  
  Омежка быстро заторопился в свою новую комнату:
  - Всё, я буду у себя в комнате, а Дерек может ходить по всему дому, я не буду вам мешать.
  - Дерек в нашей спальне, я к нему сейчас присоединюсь, нам и там чудесно. Пошли, я покажу тебе дом. Это кухня, там столовая, спальни все на втором этаже. У тебя к спальне примыкает своя ванная комната и туалет. Так что ты там ни с кем не будешь пересекаться.
  - Большое спасибо. А замок там есть?
  - Да, Дерек вчера специально врезал замки и в твоей спальне, и в ванной.
  - Передай ему большое спасибо. Знаешь Стайлз, умом я понимаю, что Дерек другой, но видеть ни одного Альфу сейчас не могу, а особенно чувствовать их запах.
  - Мы понимаем. Тебе будет у нас спокойно, увидишь, мы сами не ссоримся, у нас дома не кричат. Здесь ты отдохнешь душой.
  - Я не буду злоупотреблять вашим гостеприимством, всё заживет и я уеду.
  - Айзек, можешь жить у нас всё время. Мы легко можем себе это позволить. Прошу, не уезжай, я только что получил друга и перевес в любых спорах - мы же оба омеги. Ты мне нужен.
  - Ладно, - и пострадавший в первый раз за сегодня улыбнулся.
  
  Они зашли в выделенную гостю спальню. Это была большая светлая комната, выкрашенная в розовый цвет, с белыми занавесками на двух окнах. В комнате находились кровать, шкаф, письменный стол со стулом, в центре на сером ковре стояли чемоданы Айзека.
  - Ты иди в душ, а я соображу что-нибудь перекусить, хорошо? - сказал Стайлз.
  - Да, отлично.
  
  Айзеку было тяжело мыться самому с загипсованной рукой, но ещё тяжелее было попросить кого-нибудь помочь ему и дать увидеть тело, покрытое синяками и ссадинами. "Он был такой внимательный, добрый и щедрый вначале, как можно было потом стать таким зверем в постели? Как будто это был совсем другой человек". Айзек вспомнил первый удар по лицу, свои слёзы. А дальше всё сливалось в кашу ударов, укусов и дикой нечеловеческой боли во всем теле, начиная с поломанной руки и заканчивая разорванным анусом, горевшим от адской боли при каждом прикосновении. А прикосновений этих было ох как много. Лейхи не заметил, как расплакался, душ смывал боль и слёзы. Вдруг в дверь вежливо постучали, омега уловил запах Альфы.
  
  - Айзек, всё хорошо? Тебе надо помочь? - спросил Стайлз.
  - Нет, спасибо, я уже выхожу, пусть Дерек уйдет, ладно?
  - Да, он уже ушёл.
  
  Айзек выключил душ, вытерся, одел махровых халат, найденный здесь же в ванной, и вышел.
  - Стайлз, вы с Дереком извините меня, мне ещё тяжело от воспоминаний.
  - Мы совсем не обижаемся, вот геркулесовая каша. Дерек каждый вечер варит мне такую, она полезна подросткам для желудка. Вот сварил обоим. Ты любишь кашу?
  - Да, отлично, большое спасибо. Но разве не омега должен хозяйничать на кухне?
  - Айзек, мне просто очень повезло. Дерек прекрасный повар, увидишь, он тебя быстро раскормит. Всё, кушай, отдыхай, а я пошел.
  
  Когда за Стайлзом захлопнулась дверь, гость быстро закрыл её на замок и сбросил халат. Несчастное тело саднило даже от одежды, он закрыл занавески и начал есть.
  
  Стайлз и Дерек ужинали на кухне.
  - Ну, как он? - встревожено спросил Дерек.
  - Глаза заплаканные, но держится. Он сильный.
  - Надеюсь, переживет это и забудет как страшный сон.
  - А Скотт поможет ему. Они были бы прекрасной парой, такой же, как и мы.
  - Только не дави на него сейчас, должно пройти время, пока он сможет принять ухаживания Скотта. И помни, Стайлз, Скотт не нравился Айзеку и до этой трагедии. Может потому, что он ниже Айзека, может что-то с запахом. Не исключено, что Айзек никогда не захочет встречаться со Скоттом. Наше дело сейчас, чтобы он перестал бояться Альф и всё.
  - Да, я понимаю, ты доел? Я мою посуду и спать, - сказал Стайлз.
  - Принеси Айзеку чай или хотя бы стакан воды. А то он захочет ночью пить и побоится выйти из своей комнаты.
  - Хорошо, я тебя люблю, ты такой внимательный, я даже не подумал о воде для него, - Стайлз залез на руки оборотня и начал целоваться.
  - Стайлз, я тоже тебя люблю, давай продолжим в спальне.
  - Да, только отнесу Айзеку попить.
  
  Омега заварил чай и пошел в комнату гостя. Постучал в дверь.
  - Айзек, можно?
  - Да, конечно, - Лейхи открыл дверь, накинув халат, - заходи.
  - Тут стакан чая и стакан холодной воды. Пусть стоят у кровати.
  - Спасибо, Стайлз, как раз захотелось чайку. - Айзек сам обнял друга. - Большое спасибо вам обоим за всё, вы так прекрасно ко мне относитесь. - Непрошеные слезы навернулись на глаза.
  - Айзек, мы тоже очень-очень рады, что ты с нами.
  
  В это же время Скотт позвонил Альфе по сотовому телефону:
  - Привет, Дерек.
  - Привет, не волнуйся, с Айзеком всё хорошо, он осваивается в новом доме и в новой жизни.
  - В жизни без Альф?
  - Не торопи события, он успокоится. Мы со Стайлзом на твоей стороне. Но нужно время.
  - Я беспокоюсь за него.
  - Не беспокойся, он сильный. Он это переживет. Ты сам не раскисай!
  - Не буду, а когда можно его навестить?
  - Не скоро, но мы тебе скажем. Ну, давай, пока.
  - Пока, Дерек. Спокойной ночи.
  
  Пришел Стайлз и сразу полез целоваться.
  - Давай вместе в душ?
  - Не знаю, Стайлз, а ты был сегодня хорошим мальчиком?
  - Нет, точно нет, меня надо наказать.
  - Ох, Стайлз, мы не можем при нем проводить наши любимые игры, а вдруг он услышит. Он может такое не понять.
  - Дерек, у нас двойные стены в доме, он ничего не услышит. Я буду тихо, обещаю, ну пожалуйста.
  - Ладно, пошли в душ.
  
  Стайлзу нравилось, когда Дерек его наказывал, несильно шлёпая под струями теплой воды, а потом нежно разминал и целовал порозовевшие ягодицы. Когда возбуждал до предела умелыми губами и не давал кончить, пережимая член. Ему нравилось просить и умолять, а потом получать долгожданную разрядку в нежных и любящих руках. А Дереку нравилось дразнить и повелевать, с силой вбиваясь до упора в жаркое податливое нутро. Но он зорко следил за подростком, чтобы и тому было приятно и никогда не "перегибал палку". У Стайлза было стоп-слово "лето", но он ещё ни разу его не использовал. Они оба любили пожёстче. Кончалось всё тем, что омежка плавился от наслаждения в опытных руках оборотня. Секс был их любимым времяпрепровождением. Они занимались им так часто, как только могли. Оба с удовольствием.
  
  ========== 4 ==========
   Ночью раздались крики, первые тихие, их услышал только Альфа. Но потом всё громче и громче, Стайлз жутко перепугался и прижался к оборотню.
  - Он что вернулся, это Альфа-садист?
  - Нет, не пугайся, это только сон, он снится Айзеку.
  - Тогда его надо разбудить, вставай и пошли его будить. Только трусы надень, волчара.
  - Стайлз, иди сам. Со сна мой запах может его сильно напугать.
  - Ладно, я пошел, - омежка нагнулся, поцеловал любимого и отправился в гостевую спальню.
  
  Стайлз постучал в дверь, потом ещё раз, сильнее. Крики прекратились.
  - Айзек, это я Стайлз, всё в порядке, это был только сон.
  - Спасибо, Стайлз, я проснулся, - дверь открылась, и подросток увидел друга, потного и красного от ночного кошмара.
  - Попей воды и ложись, может этот сон больше не повторится.
  - Пусть умоет лицо холодной водой и обязательно попьёт, - крикнул Дерек, не выходя из спальни.
  - Спасибо, Дерек, я сейчас умоюсь, - крикнул Айзек обратно. - Стайлз, ты не можешь остаться со мной? Только сегодня? Первая ночь на новом месте, мне жутко страшно, пожалуйста.
  - Конечно, я останусь, только скажу Дереку, минутку, умойся пока. - И он выскочил из гостевой комнаты.
  - Дерек, можно я, пожалуйста, останусь с ним до утра, один раз?
  - Конечно, можно, иди. Просто знай, я всё слышал, все, что он шептал тебе, мне слышно.
  - Зачем, ты мне это говоришь?
  - Если у вас от меня секреты, не говорите этого в гостевой спальне, а то я услышу.
  - Глупый, нету у нас от тебя секретов, он тебе очень благодарен, просто пока не может сам тебе сказать.
  - За глупого получишь, но завтра. Ладно, иди, - оборотень чмокнул свою омежку в носик.
  
  Стайлз лег рядом с Айзеком, обнял его:
  - Спи спокойно, ты не один.
  - Спасибо, - Айзек обнял его в ответ и закрыл красные, воспаленные от страха глаза.
  
  Утром Дерек тихонько заглянул в спальню Айзека. Омежки сладко спали рядышком, лежать далеко друг от друга не позволяла узкая кровать шириной всего метр двадцать. Хейл улыбнулся и даже хотел сфотографировать их телефоном, но побоялся разбудить. Конечно, с другим Альфой оборотень Стайлзу бы не дал спать, но с омежкой можно. И он тихонечко пошел вниз в кухню готовить им завтрак. Стайлзу надо было в школу.
  
  В семь утра Дерек аккуратно дернул подростка за ступню. Стайлз приоткрыл мутные глаза и посмотрел на своего Альфу:
  - М-м-м?
  Дерек начал жестами показывать, мол, давай быстро, тебе надо уходить.
  Подросток тихонько встал с кровати и пошел за оборотнем, прикрыв за собой дверь. Уже на кухне Дерек заговорил:
  - Как ты спал, выспался?
  - Да, всё нормально.
  - Он к тебе не приставал?
  - Что ты нет, конечно. Глупости какие.
  - Да, пошутил я, Стайлз, пошутил. Вот яичница и тосты для Айзека, доедай и отнесешь ему. Не думаю, что он захочет сегодня выходить из комнаты.
  Стайлз собрался в школу, отнес завтрак ещё спящему омеге и сел к Дереку в машину.
  - Поехали.
  В машине оба молчали, задумавшись, сколько ещё таких ночей у них будет. Но уже следующую ночь Лейхи проспал всю сам и тихо.
  
  В школе Скотт сразу же пристал к омеге:
  - Как Айзек?
  - Поправляется потихоньку.
  - Когда можно будет его навестить?
  - Когда он первый раз не упадет в обморок от запаха Дерека.
  - Он что, падает в обморок от вида Дерека? Так пусть Хейл к нему даже не подходит! Чем вы там вообще занимаетесь?
  - Да пошутил я, пошутил. Не подходит к нему Дерек. Есть ему готовит, замки ему в комнату врезал, волнуется за него, но не подходит.
  - Прости, дружище, ну дебил я. На секунду поверил.
  - Ты не дебил, ты просто влюбленный. Я тебя понимаю. Айзеку надо время, может быть, много времени.
  
  Не успел Стайлз вернуться домой и поцеловать своего Альфу, как сразу же получил приказ:
  - Помой руки и отнеси Айзеку обед. Я попытался ещё час назад, но он не открыл дверь комнаты и, кажется, плачет там. Иди, посмотри.
  - Хорошо, - Стилински побежал мыть руки и к пострадавшему.
  - Айзек, открой, это я.
  - Заходи Стайлз, - Лейхи встретил друга с опять заплаканными глазами. - Это не из-за Дерека, скажи ему, что он не виноват, у меня рука болит.
  - Хочешь, подъедем в больницу?
  - Не надо, уже легче. Спасибо за еду, но я пока поем здесь, ладно?
  - Да, конечно, ну, а я с Дереком. Давай. - Стайлз слышал, как гость запер дверь за ним и покачал головой.
  
  Лейхи сам чувствовал как это глупо: есть обед, приготовленный Дереком и бояться сказать ему "спасибо". Он решил, что доест и спустится к ребятам. Через полчаса, когда Стайлз наливал Дереку кофе, они услышали робкие шаги. Стилински от удивления пролил кипяток себе на руку.
  - Ой, больно.
  Альфа сразу подскочил и начал зализывать место ожога и дуть на него. В такой позе их и застал пострадавший.
  - Дерек, прости меня, пожалуйста, вы со Стайлзом приютили меня, кормите, помогаете, а я, как дебил, даже боюсь выйти на кухню.
  - Айзек, всё в порядке, я понимаю, мы тебя не торопим. Но нам было бы очень приятно твоё общество. Может, хоть кофе с нами выпьешь?
  - Конечно, с удовольствием.
  
  ========== 5 ==========
   Жизнь Айзека потихоньку стала налаживаться. Сначала он выходил из своей комнаты только тогда, когда Стайлз был дома, и то, лишь на пару часов, а потом шел отдохнуть. Как-то Стайлз шепотом спросил у своего Альфы:
  - Это он от нас ходит отдыхать?
  - Нет, Стайлз, чтобы провести время со мной, ему надо себя заставить и держать в руках, чтобы не паниковать. Вот от этого он и ходит отдыхать. Он большой молодец и сам пытается преодолеть себя и свои страхи, а это совсем непросто.
  
  Потом Лейхи начал есть со всеми на кухне. За столом было весело, все болтали и шутили. Хвалили стряпню волка и придумывали меню на завтра. Позже они со Стайлзом вместе мыли посуду. Омега ходил гулять на озеро, пока один. Шериф сказал, что Альфа-садист покинул город и объявлен в международный розыск:
  - Парни, если я что-нибудь узнаю, вы будете первыми, кому я позвоню.
  Дальше выяснилось, что Айзек не единственная его жертва, таких доверчивых омежек он изнасиловал более десяти человек по всей стране. И им заинтересовался Интерпол.
  Через три недели Лейхи надо было снимать гипс. Утром Хейл крикнул ему из кухни:
  - Хочешь, я тебя подвезу в больницу? Или подождём, когда Стайлз придет из школы, и поедем втроём.
  - Можно сейчас? Дерек, я очень хочу снять гипс, у меня под ним рука чешется.
  - Конечно, я готов, спускайся.
  
  Они молча сели в машину. Дерек решил не разговаривать с омежкой, не пугать его ещё больше. Но пострадавший заговорил сам:
  - Мне уже легче, гипс снимут, и я вообще забуду об этом случае.
  - Это не так, Айзек, ты не должен себя обманывать и закрывать глаза на очевидное. Но ты должен это победить и жить дальше. Не все Альфы одинаковы, сходи на свидание со Скоттом, он очень хороший парень и он любит тебя.
  - Я не хочу Дерек, прошу тебя, не надо об этом.
  - Ладно, я больше не буду, только помни, я не прошу тебя ложиться с ним в постель, просто сходите в кино, в кафе, погуляйте по парку. Вокруг миллион человек. Вы не будете наедине.
  - Я подумаю об этом.
  
  После того, как гипс сняли, Айзек пошел к психологу. Хейл шел чуть сзади. Психолог улыбнулся:
  - Вижу, тебя Дерек привез, очень хорошо. Это большой шаг вперед в твоём лечении, Айзек. Ты обязательно должен встречаться с другими людьми, выходить на улицу. Например, сходи за покупками, пригласи друзей в ресторан. Ни в коем случае не замыкайся в себе.
  - Доктор, а на свидание ему можно? - спросил находящийся неподалеку Дерек.
  - Конечно, можно. Айзек, если хочешь, сходи на свидание с кем-нибудь. Но секс я бы оставила до следующей течки.
  На этой тревожной ноте Айзек засобирался домой. Вечером за ужином Айзек рассказывал Стайлзу о походе в больницу и демонстрировал зажившую руку. Но ни слова о том, что психолог разрешил ходить на свидания.
  
  Каждый день и не по одному разу чета Хейлов восхваляла Скотта, но Лейхи всё так же противился встрече с ним. Он уже сам ходил в магазины, в банк и на почту. Иногда сам просил Альфу подвезти его куда-нибудь и внешне выглядел совершенно здоровым. Прошло три месяца, и, по подсчетам Стайлза, у гостя близилась очередная течка.
  
  - Дерек, ну что делать? У него будет течка, своего Альфы у него нет, ты живешь здесь, вам обоим будет непросто.
  - Я знаю, а ты будешь сидеть дома все четыре дня?
  - Конечно, я тебя не брошу или не одолжу.
  
  Дерек и Стайлз решили подговорить Скотта "случайно" встретить Айзека в спортивном магазине. Их гость давно собирался купить новые кроссовки. Но стоило Макколу подойти, как Лейхи начал орать на весь магазин и это чуть не закончилось полицейским нарядом за приставания к омегам в общественных местах.
  
  Тогда же Скотт позвонил оборотню и начал канючить:
  - Сделайте всё возможное, он же вас слушает. Конечно, не нарушая правил приличия, только уговорите его встречаться со мной. А потом я помогу ему пережить течку, после первого секса следующая течка особенно тяжелая. Ну, Дерек, придумай же что-нибудь.
  
  Но придумал как раз Стайлз.
  - Стайлз, а ты уверен? Я смогу это сделать, а вот ты сможешь?
  - Это же моя идея, я смогу. Он нас всё равно голыми видел, тогда, когда вся стая купалась в озере. Так какая разница?
  - Ну, это всё-таки совсем другое. Ладно, а когда?
  - Завтра, мне надо только собраться с духом. И пусть всё будет просто, без всяких игр.
  - Договорились, - и Дерек нежно поцеловал свою пару в губы. Хейл решил сразу же набрать номер Маккола.
  
  Скотт был в шоке от их идеи:
  - Дерек, я же просил, что-нибудь не нарушая правил приличия.
  - Мы так и делаем, вот пригласить его к нам в постель - уже перебор, а просто сделать "показательные выступления" - это мы можем.
  - А он их точно увидит?
  - Его окно прямо напротив озера, кресло я поставлю боком, дав ему самый лучший обзор.
  
  ========== 6 ==========
   Назавтра вечером, после ужина, когда омежки весело мыли посуду, Дерек сказал:
  - Я пойду, посижу во дворе, а вы, молодняк, марш спать, уже поздно.
  - Ладно, Дерек, мы заканчиваем убирать кухню и идем.
  Дерек вышел на улицу и Стайлз заговорчески улыбнулся Айзеку:
  - Ты иди спать, а я пойду поцелую этого волчару.
  
  Гость кивнул, и Стилински выскочил во двор. Айзек поднялся к себе, зашел в душ, но вдруг услышал какие-то звуки с улицы. Он выглянул в открытое окно и замер, потрясенный.
  
  Поляна перед домом была освещена мягким светом луны. К воде тянулась серебристая дорожка огоньков. На кресле у озера сидел полностью одетый Дерек, а на коленях перед ним стоял абсолютно обнаженный Стайлз. Дерек кивнул головой, и омега начал расстёгивать ремень его джинс, приспустил белье и взял в рот огромный, налитый кровью член Альфы. Лейхи было прекрасно видно, как старательно омега делал минет оборотню, посасывая головку и нежно сжимая яички. Дерек улыбался, ласково направляя голову Стилински, у которого не получалось взять в рот даже половину члена у альфы. Оборотень поднял его с колен, посадил на руки лицом к себе и начал нежно целовать, поглаживая бока и спину. Руки Стайлза обвились вокруг шеи любимого. Он начал тереться об пах волка. Сначала они страстно целовались, потом Альфа просунул руку между их телами и начал гладить маленький розовый омежий член. Стайлза повело, он стонал прямо в приоткрытые губы Дерека. Тот не останавливался, пока омежка не кончил, испачкав фонтаном спермы обоих. Стайлз опустил голову на плечо Альфы. Дерек гладил его по спине несколько минут, давая время прийти в себя. Потом раздвинул свои ноги пошире, открыв себе доступ к попке Стилински и начал гладить внутри раздвинутые половинки, другой рукой обнимая омежку за спину и прижимая его к себе. Стайлз громко застонал и начал просить:
  - Пожалуйста, войди, всунь хотя бы палец.
  - Ещё рано, малыш, возбудишься, тогда и всуну, - и он продолжал гладить дырочку, распаляя парня всё больше и больше. Омега потек как при течке, стонал, метался из стороны в сторону, пытаясь уйти от коварной руки, которая дразнила и дразнила, не давая разрядки. У самого оборотня стояло в паху давно и уже болезненно. Но он мужественно терпел, стараясь, в первую очередь, для своего омеги.
  - Я готов, я уже опять готов, пожалуйста.
  Оборотень медленно ввел сразу два пальца. Стайлз охнул и вытянулся струной. Поводив пальцами вверх-вниз несколько раз, Дерек помассировал стенки внутри и вынул мокрые пальцы. Облизал их и за подмышки приподнял омегу, медленно усаживая того на свой член. Когда всё получилось, омега прижался к Хейлу губами, всё ещё обнимая за шею, а Альфа поглаживал спину и попу омежки. От еле сдерживаемого возбуждения когти оборотня вылезли наружу. Айзек охнул, приготовившись к крови, но Хейл просто продолжил гладить Стилински подушечками пальцев. Двигались они нарочито медленно и нежно, в унисон, пока Стайлз не начал лихорадочно шептать:
  - Сейчас, Дер, сейчас, не могу, - и снова протяжный стон.
  Оборотень зарычал, напрягся и одним движением резко вошел на всю длину, кончая. Оба расслабились. Чувствуя набухающий узел, Хейл, облокотившись на спинку кресла, прижал любимого грудью к себе, и поднял глаза. Рядом с ними стоял абсолютно голый и возбужденный Айзек.
  - Дерек, можно к вам, так я тоже хочу.
  - Нет, дорогой, найди себе другого Альфу, вижу ты уже готов к нему, - сказал оборотень. Стайлз без сил, еле дыша, лежал на Хейле.
  Лейхи развернулся и медленно, как загипнотизированный, пошел к дому, оглядываясь каждые пару шагов, как будто ожидая, что Хейл передумает и примет его тоже.
  
  Утром назавтра Айзек позвонил Скотту:
  - Твоё приглашение погулять ещё в силе?
  - Конечно, когда я могу за тобой заехать?
  - Когда хочешь, хоть сейчас, мне совершенно нечего делать.
  - Хорошо, буду через полчаса.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Два одиночества
  https://ficbook.net/readfic/2231807
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: Ярдэн/Юваль
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, Hurt/comfort, Омегаверс
  Предупреждения: Насилие
  Размер: Мини, 14 страниц
  Кол-во частей: 7
  Статус: закончен
  Описание:
  О том как встретились альфа и омега, потерявшие своих истинных партнёров. И о том, что важнее запах или любовь.
  
  Посвящение:
  Всем любителям этого жанра.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Это моя первая работа в этом жанре
  
  ========== Пролог ==========
   Похороны.
  
  Что должен чувствовать Альфа, потеряв своего истинного Омегу? Ответ на этот вопрос одновременно и простой, и трудный: боль потери, безысходность, мрак, полное отсутствие желания жить и ещё много тому подобных чувств. Приблизительно тоже чувствовал сегодня и Ярдэн на похоронах Михаэля. Как я мог такое допустить? Почему слепо верил всем его словам "я здоров как бык", "у меня всё прекрасно", "беременность - это не болезнь"?
  
  - Ярдэн, ты должен держаться, хотя бы ради сына. У него только ты и остался, - Шарон, напарник Ярдэна и его лучший друг, крепко обнял теперь уже вдовца. - Мы с мужем не оставим тебя, будем приходить помогать с ребёнком.
  
  Жара, стоящая столбом на кладбище, как бы укутывала всех пришедших в свой кокон. Солнце в самом зените.
  
  - Спасибо, Шарон, но не нужно. Мне хочется самому побыть с сыном, и я всё равно должен научиться управляться с грудным ребёнком.
  - Мой муж придет и всё тебе покажет, сразу после похорон. Когда ты забираешь мальца из больницы? Ты ему уже дал имя?
  - Да, будет Михаэль, как его папа. Сейчас и заберу его из детского отделения.
  - Поехали, мы с тобой.
  - Спасибо, друг, вы подождите меня. Сейчас все разойдутся, я хочу ещё немного побыть с ним, с моей истинной парой.
  - Конечно, мы будем у твоей машины. А хочешь, я всех разгоню по домам, что бы не мешали тебе?
  - Не надо, люди же пришли на похороны. Я знаю, что ты меня любишь, спасибо, я тоже тебя люблю, брат. Просто подождите.
  - Да, конечно.
  
  Все разошлись, пожимая руку и обнимая Ярдэна, высказывая никому не нужные банальности. Тогда вдовец сел прямо на сухую желтую землю у края могилы и начал разговор с покойным супругом:
  - Какой же ты засранец, Михаэль, и всегда был таким, ты всегда всё решал сам. "Хочу подарить тебе ребёночка!". А может, я не хотел, может, я просто хотел быть с тобой, любить тебя, ласкать, дарить подарки, ревновать ко всем подряд. Как ты мог не сказать мне, что у тебя слабое сердце, что тебе опасно рожать? Бегал сам по всем врачам, пока я был на дежурствах. Ты хотя бы думал, что я тоже хочу пойти с тобой на ультразвук и увидеть нашего малыша в твоём животе, а не только фотку на холодильнике? И, в конце концов, ты бросил меня здесь одного с сыном, но я хочу тебя, быть с тобой, - слёзы, так долго сдерживаемые при чужих людях, хлынули по лицу Альфы.
  - Михаэль, ты предатель, ты бросил меня! Я тебя ненавижу! Я не буду сюда приходить ни через месяц, ни через год, я сюда вообще больше не приду. Клянусь! Сын вырастет, захочет, будет к тебе приходить, а я - нет! Ненавижу тебя!!!
  С этими словами Альфа встал, развернулся и ушел, не оглядываясь.
  
  ========== В детской консультации ==========
   Через пять месяцев.
  
  - Михаэль Моен, кабинет 213, - раздалось из громкоговорителя.
  - Это мы, уже идём, - Ярдэн встал, подхватив сына из коляски на руки. Из кабинета врача вышел красиво одетый молодой омежка, лет двадцати, не более, худенький блондинчик с сыном на руках. "У нас так никогда не будет" с завистью подумал Ярдэн, рассматривая, как нежно омега держал своего сына, шепча что-то ласковое ему на ушко. Ярдэн Моен зашёл в кабинет:
  - Доброе утро, доктор. У нас всё в порядке, мы только на плановый осмотр.
  - Здравствуйте, садитесь. У вас сегодня ещё и прививка. Давайте сначала измерим рост и вес вашего сына... А теперь протяните мне его ножку.
  После укола маленький Михаэль зарыдал и отец с трудом пытался его успокоить, поглаживая место прививки:
  - Сынок, не плачь, уже все. Всё хорошо.
  Ребёнок продолжал рыдать. И тут Ярдэн вспомнил как омега, вышедший раньше от врача, держал своего сына. Он повторил его движение и начал шептать сыну на ухо:
  - Я люблю тебя, всё хорошо. Я с тобой. - Малыш сразу успокоился.
  - Вот так-то лучше, - сказал врач.- Как вы вообще один справляетесь? Вам кто-нибудь помогает, может, ваш папа-омега?
  - Мои родители умерли. Я сам всё делаю. Иногда приходит муж моего друга, но у них у самих двое маленьких детей.
  - Вы знаете, что как отец-одиночка, вы всегда можете попросить помощь медсестры-омеги. Эта услуга стоит дорого, но иногда это необходимо. Ваш сын - омега. Вы не во всем сможете сами ему помочь.
  - Я знаю, если будет нужно, я вам позвоню.
  - Хорошо. Ну, или найдите ему няньку-омегу, сможете вернуться на работу, вам и психологически будет легче.
  - Спасибо, доктор, я подумаю об этом. До свидания.
  Когда папа с сыном вышли из здания детской консультации и Ярдэн уже собирался поворачивать направо к своему дому, вдруг услышал чей-то крик:
  - Не надо! Отпустите меня!!!
  Крики раздавались с другой стороны здания. Он сразу пошел налево, в сторону пустыря за детской консультацией. Прямо за поворотом перед Ярдэном предстало ужасное зрелище: тот молодой блондин-омега валялся на земле, лицо его было разбито, из губы шла кровь, одежда разорвана. Беднягу обступили трое молодых альф, один из которых произнес, обращаясь к остальным:
  - Ну, течки мы ждать не будем, правда парни? - и расхохотался.
  - Прошу вас, у меня ребенок, оставьте меня в покое.
  - Уже поздно, красавчик, ты так приятно пахнешь.
  Ярдэн спокойно подошел, поставил свою коляску рядом с отодвинутой в сторону коляской омеги:
  - Парни, кто прямо сейчас не хочет в больницу, быстро разбежались!
  - Старичок, иди куда шел, не вмешивайся, он наш!
  - А вот и не ваш, - с этими словами заводила альф получил такой смачный хук справа, что отлетел далеко в сторону. Двое других зарычали и бросились на Ярдэна. Они не знали, что он служит в полиции, а до этого 8 лет прослужил в спецвойсках в армии. К росту метр девяносто шесть и к девяноста килограммам чистых мышц прилагался черный пояс по тхэквондо - боец всё-таки. Рельефное тело сорокалетнего полисмена скрывала белая рубашка на пуговицах и джинсовые шорты. Когда двое остальных разлетелись в разные стороны, первый из нападавших уже драпал подальше от места разборок. Ярдэн повернулся к пострадавшему. Омежка отползал от него, лихорадочно запахивая рубашку на груди:
  - И что теперь, я - твоя добыча?
  - Конечно, нет.
  - Тогда я должен отдаться добровольно, из благодарности?
  - Нет! Вставай, я провожу тебя домой, простого "спасибо" было бы достаточно.
  - Спасибо, но я сам дойду.
  - Полураздетый и в крови?
  - Ты правда меня не тронешь?
  - Конечно нет, я - полицейский, обычно мы не добиваем пострадавших.
  Омежка тяжело вздохнул и вдруг начал плакать навзрыд. Ярдэн сел на землю рядом с ним.
  - Ну, не плачь, всё будет хорошо. - Он неловко попытался обнять парня.
  - Я... я так боялся, я совсем один, ты не знаешь... - омежка продолжал рыдать, сидя на земле, но руки Ярдэна не отталкивал.
  - Ты мне всё расскажешь, ну пошли, я отведу тебя домой.
  И тут в голову ударило как током "Как там дети? Из колясок не раздалось ни звука". Альфа вскочил и бросился к малышам. Но, слава богу, оба мальчика мирно посапывали, убаюканные свежим воздухом и улицей.
  Омега тоже подбежал к детям:
  - С ними всё хорошо?
  - Да, оба спят. У меня омега. А у тебя? - небольшая попытка отвлечь молодого папашу от происшествия увенчалась успехом.
  - У меня альфа, вырастет - будет папу защищать. Кстати, я - Юваль, и огромное спасибо. Ты спас нас обоих. Не хочу даже думать, что было бы с моим малышом, умри я сейчас тут на пустыре.
  - Уже всё позади, не волнуйся, а где твой альфа?
  - Я вдовец.
  - Ты что, шутишь?
  - Нет, а таким обычно шутят?
  - Извини, я тоже перенервничал. Я - Ярдэн, очень приятно. - Альфа протянул руку омеге. Маленькая ладошка того потерялась при пожатии.
  - Пошли, я провожу тебя домой, а то мне через час своего кормить.
  - А где твой омега?
  - Я тоже вдовец, поэтому и решил, что ты надо мной прикалываешься.
  - Ты что, конечно, нет. Извини меня. Как же ты сам справляешься с ребёнком?
  - Меня все спрашивают, ничего трудного, просто надо стараться и любить его больше, чем себя.
  - Понятно. Нам, омегам, легче, нас учат, да и предрасположение у нас к деткам...
  Через пару минут они подошли к многоэтажке в дорогом районе.
  - Вот, здесь я и живу. Хотел срезать и пройти через пустырь.
  - Больше так никогда не делай.
  - Конечно, больше не буду. Это урок мне на всю жизнь. Буду ходить в обход по самым многолюдным улицам. Большое тебе спасибо, Ярдэн.
  - Не за что и удачи! Подняться с тобой до квартиры?
  - Не нужно, тут охраняемое здание.
  - Ну, тогда пока. - Альфа развернулся и пошел в сторону своего дома. Вдруг со спины раздалось:
  - Подожди, подожди! - К нему бежал Юваль. - Телефон!
  - Мой у меня в кармане. Ты потерял телефон?
  - Нет, давай обменяемся номерами. Вдруг и я тебе пригожусь когда-нибудь.
  - Ну, давай, конечно, - ответил Ярдэн, сильно сомневаясь, что это субтильное создание сто пятидесяти сантиметров может ему пригодиться.
  
   Как же он ошибался.
  
  .
  
  ========== Дома ==========
   Ярдэн.
  
  Ярдэн спешил домой, уже прошло три часа с последнего кормления. А ещё еду готовить Михаэлю, подгузник менять и купать. Он надеялся, что с Ювалем всё будет нормально. "Как сладко он пах - розы, фиалки и корица, омежке этот запах так идет. Раньше мне такие совсем не нравились". Поэтому альфа и искал свою истинную пару до 37 лет. Вспоминать Михаэля было так приятно - мята, лимон и капелька мёда. Его запах очень напоминал запах настоящего альфы. Ярдэн даже решил сначала, что он и есть альфа - высокий, 175 см, подкаченный, но такой красавец! Нет, он не мог быть альфой, и мужчина начал ухаживать. Ему голову сносило от запаха этого омеги, а уж во время течки - слов не подобрать. Таких розово-фиалковых омежек миллионы, а Михаэль был один.
  Ярдэн подошел к своему дому, зашел в парадное, потом в лифт, но запах омежки-блондина преследовал его. "Просто давно не было живого секса. Одних порнофильмов со временем недостаточно. Надо бы сходить в клуб. Позже попрошу Шарона с мужем посидеть вечером и с Михаэлем". Ребёнок заворочался в коляске.
  - Миха, только не плачь, мы уже дома, сейчас будем кушать. - Он поставил коляску возле ванны, что бы помыть руки. "Судя по запаху, это кровь Юваля, вот почему меня преследовал его запах. Испачкался, когда помогал ему подняться". Малыш заплакал.
  - Ну-ну, Миха, не надо, смотри, я уже грею бутылочку, сейчас будет кашка.
  Ярдэн по-армейски быстро, без лишних движений смешал готовое детское питание, налил в бутылочку, подогрел и уже через две минуты сел на диван кормить ребёнка.
  - Кто сказал, что Альфы - плохие мамочки? Мы тоже любим деток и готовы сами всё делать. Правда, Миха, я тоже хорошая мамочка?
  Но малыш, как назло, решил доказать, что Альфы - плохие мамы. Он вдруг отказался есть, безо всякой причины, то был голоден, то давай плеваться кашей.
  - Миха, Миха, ты что делаешь, надо кушать, ты же не вырастешь.
  Ребенок зарыдал, Ярдэн, как и всегда, не мог его успокоить:
  - Тише, тише, не хочешь есть - не надо. Точно как твой о-папа, всё по-своему и я опять сразу уступаю. Какой я альфа-боец, тряпка я. Только не плачь, не могу вынести ваших омежьих слёз.
  Ярдэн уже привычно взял ребёнка к плечу, отрыгнуть лишний воздух.
  - Всё, ты свободен, бутылочку в холодильник и через час попробуем опять.
  Михаэль, как будто понимая, что придется возвращаться к еде, решил скривиться, чтобы поплакать.
  - Нет-нет, никаких слез, пошли смотреть телевизор, у нас три круглосуточных детских канала, выберешь любой.
  Позже вечером, когда сын уже спал, Ярдэн включил очередное порно. Но актер-омега ему не понравился. "И почему он не блондин? Жалко". Альфа закрыл глаза и тут же увидел омегу-блондина, раскинувшегося по кровати и жарко стонавшего. Одной рукой он гладил свой член, а второй пытался добраться до попы. Альфа тоже приспустил трусы и начал дрочить на представленную картинку. Разрядка пришла быстро, а, значит, нужно было срочно кого-то найти. С этой мыслью альфа и отправился спать.
  
  Юваль.
  
  Юваль быстро зашёл в подъезд. "Господи, только бы никого из соседей не встретить". Он вместе с коляской поднялся на лифте и юркнул в свою квартиру. "Всё хорошо, я дома".
  - Маленький, ты полежи пару минут, папочке надо в душ.
  После душа из зеркала на Юваля смотрел сильно побитый, но бодрый омежка. "Как же чудесно пах мой спаситель, как я мог подумать, что альфа с таким привлекательным запахом может оказаться мерзавцем. Нет, мой альфа не такой! ОЙ, когда это он успел стать моим?!"
  Юваль подготовил детское питание сыну и сел его кормить. Воспоминания нахлынули сами. Видимо, на нервной почве, сердце пока ещё неслось вскачь.
  
  Юваля нашли в корзинке, подкинутым к воротам приюта для омег. Он никогда не знал своих родителей, имя ему придумал его воспитатель - Юваль Альмог. Он рос обычным омежкой - добрым, нежным, дружил с товарищами по комнате и играм. В 16 лет, перед началом первой течки, их, четверых омег в похожем состоянии, собрали в комнате для визитов.
  - Мальчики, для вас начинается самое интересное. Сегодня к нам придут высокие гости, альфы, которые в силу занятости не могут сами выбрать себе супругов. Может быть, кого-то из вас выберут уже сегодня. Если нет, то теперь вы постоянно будете на смотринах. Юваль, не кисни!
  - А как же любовь, выбор своего истинного Альфы для каждого?
  - Юваль, а как же изнасилования? Омеги, брошенные беременными на улицу? У вас есть шанс выйти замуж за порядочных и обеспеченных альф. Из приюта ещё два года будут приходить к вам домой с проверками, не бьют ли вас, всё ли у вас хорошо. Учтите у других, обычных омежек, этого нет. Юваль, жизнь тебя ещё не научила, что надо играть с теми картами, что раздала тебе судьба и даже попытаться выиграть? Все, на этом я заканчиваю. Мальчики, собрались, улыбки на лица и встречать гостей!
  Первый же альфа, пожилой сотрудник министерства иностранных дел, выбрал именно его, Юваля, из четверых претендентов. Пышной свадьбы не было, у альфы это был уже второй брак и его взрослые дети не одобряли женитьбы сразу после смерти папы-омеги. С течками тоже были проблемы, альфа быстро уставал, берег своё здоровье и Ювалю приходилось пользоваться игрушками из сексшопа и даже всовывал он их себе сам. Только один раз во время течки альфа исполнил свой "супружеский долг" со словами:
  - Юваль, мне нужен сын-альфа. Мои дети не хотят со мной разговаривать.
  - Да, конечно, я постараюсь родить именно альфу.
  Юваль был покорным и хорошим мужем, он всегда помнил чему их учили в приюте. "У вас ничего нет, всё что будет - только благодаря щедрости альфы. Помните, кому вы всем обязаны и старайтесь их баловать и угождать им". Пока альфа был жив, у Юваля не было материальных трудностей. Но после его неожиданной смерти от инфаркта оказалось, что все сбережения сотрудник министерства оставил детям от первого брака, а Ювалю досталась только квартира в престижном районе и мизерная пенсия. Для похорон пришлась брать ссуду в банке, после ежемесячных выплат по которой денег оставалось только на еду. Живот рос, старые вещи не подходили и их приходилось перешивать. Юваль научился экономить на всём, собирая деньги на коляску для ребёнка, подгузники и детское питание. Но уже через год должно было стать легче, заканчивалась ссуда за похороны и памятник.
  Покормив и уложив малыша, омега включил телевизор.
  
  ========== Дружба ==========
   Всю ночь Михаэль рыдал, бросался и не понятно чего хотел от отца. Ярдэн всё думал, что вчерашний омежка без труда разобрался бы, чего надо ребёнку. "У него, поди, малой таких скандалов не устраивает".
  - Миха, ну пожалуйста, спи. Что же ты хочешь? Давай пройдёмся по списку медсестры:
  Первое: подгузник - только что поменял.
  Втрое: пить - не хочешь, напоить пытался.
  Третье: есть - та же история, орешь ещё больше.
  Четвертое: газы - сколько ножки не поджимаю, только хуже.
  Пятое: температура - мерил, нету.
  Последнее: больница. Миха, сейчас поедем в больницу, если не успокоишься. Понял? Нечего лыбиться, я не шучу, быстро спать.
  После двух часов ора альфа взял сына в коляску и пошел с ним гулять на улицу.
  - Миха, ничего, что два часа ночи и все нормальные омеги спят, тебе это вовсе не обязательно. Можешь поорать, посмеяться, поскандалить - что угодно, только не давай отцу отдохнуть, договорились?
  Ребенок уснул только под утро, убаюканный просыпающемся городом и свежим воздухом. Ярдэн сам не заметил, как оказался на скамейке у дома Юваля. "Уже нечего идти домой, сейчас его и спрошу".
  
  Омега с сыном вышли из парадного только в восемь утра.
  - Привет, Юваль, ты как?
  Блондин вздрогнул и обернулся на голос:
  - Ярдэн, привет, у меня всё нормально. А что ты здесь делаешь?
  Альфа подошел к омеге и взял того за подбородок, рассмотреть поближе ссадины и синяки. Юваль испугался и начал вырываться.
  - Извини, я просто хотел посмотреть, все ли заживает.
  - Всё нормально заживает, не трогай меня, пожалуйста, я ещё со вчерашнего от "вашего брата" не отошёл.
  - Извини, тут у меня проблемка появилась, и я хотел с тобой посоветоваться.
  - Мог бы позвонить, у тебя же есть мой номер?
  - Да, есть, но мы с малышом и так всю ночь гуляли, и я уже был здесь. Этот маленький гад всю ночь не спал и я не могу понять, чего ему надо: и покормлен, и напоен, и подгузник поменял, и на газы поставил, и температуры нет. Может ты, как омега, объяснишь мне, что это с ним.
  - Ну, сейчас он спит, вероятно, уже всё хорошо. Правда, я могу кое-что добавить в твой список, - ответил омега, заглядывая в коляску.
  - Что именно?
  - Больной живот.
  - И что? Что делают в таких случаях?
  - Гладят рукой животик по часовой стрелке. Или можно прогладить носовой платочек и положить ребёнку на живот, только проверь, что он теплый, а не горячий - платок, а не ребёнок.
  - А я даже и не знал про это. Что ещё может быть?
  - Зубки. Сколько твоему?
  - Пять месяцев, рано ещё для зубок.
  - Ничего не рано, врачи считают, может начаться с четырёх.
  - И что делают, если это режется зуб?
  - Купи гель в поликлинике и своим пальцем намажь ему десну, там, где опухло. И есть ещё игрушки, специально пожевать дёснами малышу.
  - Ладно, поищу, если, где опухло. Это всё?
  - А ты ему не даёшь от животика укропный чай?
  - Что, укропный чай? Что это вообще такое?
  - Спроси в аптеке, есть специально для грудных, можно с трёх месяцев.
  - Мне уже страшно, я так много не знаю. Скажи, а ты бы справился с двумя малышами сразу?
  - Да, наверное, а почему ты спрашиваешь?
  - Не хочешь побыть нянькой моему Михаэлю? Я буду хорошо платить. С семи тридцати утра и до пяти тридцати вечера? Пока я на работе. Заодно я бы иногда советовался с тобой по поводу ребёнка.
  - Я подумаю. Хотя, лишние деньги мне бы точно не помешали.
  - Мне ты можешь доверять, я тебя не обману, платить буду вперед. Пожалуйста, ты сам говорил, что хочешь мне пригодиться.
  - Ладно. Я начну, пока месяц, а там посмотрим. Завтра утром ты привози мне малыша и его подгузники, и детское питание, и крем, и влажные салфетки.
  - И деньги за месяц вперед.
  - Не надо пока никаких денег, в конце месяца.
  - Сколько?
  - Я проверю в интернете и буду брать вполовину меньше обычных нянек.
  - Почему вполовину меньше? - спросил удивленный альфа.
  - Ну, во-первых, я и так дома со своим сыном, а во-вторых, я тебе жизнью обязан. Думаешь, я уже забыл? Я бы совсем не брал с тебя денег, но мне сейчас материально очень тяжело, только поэтому. Пошли, погуляем в парке и всё обговорим.
  
  Так и началась странная дружба альфы и омеги. Они оба вполне успешно помогали друг другу. Вечером, после работы Ярдэн приносил Ювалю продукты и они долго болтали о детках на балконе омеги. Когда он уходил домой, Юваль всовывал ему одноразовую тарелку со свежим ужином, всегда с чем-нибудь вкусненьким.
  - Да ел я на работе, не нужно.
  - Для альфы один раз в день есть не достаточно. Попробуй, это новая запеканка с грибами, рецепт нашел в интернете. Скажешь потом, как вышло, мне важно знать твоё мнение.
  В другой раз Ярдэн вечером начинал нюхать квартиру омежки.
  - Ты чего, Яся (так Юваль начал называть альфу где-то через месяц знакомства, когда сказал, первый раз альфа замер в шоке, но, как оказалось, совсем не возражал), что это с тобой?
  - У тебя пахнет жженой резиной, наверное, розетка перегорела. Я сейчас сгоняю домой за инструментом и всё быстро починю. Опасно находиться в квартире с такой розеткой.
  - Может, завтра, ты же устал с работы?
  - Нет, сегодня, мало ли чего.
  
  На работе напарник Шарон начал приставать с расспросами:
  - Нашел себе кого-нибудь? От тебя пахнет омежкой.
  - Это же моя нянька Юваль, просто сидит с ребёнком.
  - Да, думаю, не просто, слишком у него сладкий запах.
  - Ты чего, с ума сошел? Он совсем ребёнок - двадцать лет. В половину меньше меня.
  - Ну и что, если ты ему нравишься, возраст не имеет значения! Сходили бы куда-нибудь вместе.
  - А двое детей?
  - Можно подумать. Мы с мужем с удовольствием останемся с ними на вечерок. Пригласи его и посмотришь.
  
  ========== Любовь ==========
   Как-то в выходные они гуляли в парке с детками.
  - Надо устроить пикник.
  - Юваль, что, что надо устроить?
  - Пикник. Завтра в парк возьму плед, фрукты и соки. Чего мы всё время сидим на скамейках? Яся, ты против?
  - Нет, конечно, я не против. Но давай то, что надо покупать возьму я, а ты только плед. Ладно?
  - У меня, благодаря тебе, всё в порядке с деньгами, сок и фрукты я могу себе позволить. Думаешь, я не знаю? Дал тебе номер моего банковского счета, что бы самому с двумя детьми не идти в банк каждый месяц, а ты и минус мой закрыл, и ссуду выплатил.
  - Как ты узнал? Ты же не собирался идти в банк?
  - Мне оттуда позвонили. "Какой у вас щедрый альфа, всё уже оплачено".
  - Юваль, ты не обижайся, я просто так, мне ничего от тебя не надо взамен. Сердце болело смотреть, как ты перешиваешь всё время вещи то себе, то сыну.
  - Пожалел меня? "Бедный, глупый омежка". - И Юваль скорчил милую гримасу.
  - Совсем нет, мы друзья. Я тебя очень уважаю. Ты мне даёшь намного больше. Нам даёшь - и мне, и Михаэлю. С тобой он узнал, что такое папа-омега, нежности всякие. Я так не умею, хочу, но не получается. Пожалуйста, не сердись.
  Блондин вскочил и отошел от подальше скамейки:
  - Дружба, я тебя уважаю... Дурак сраный, а я тебя люблю и что мне делать? - омежка специально отошел на приличное расстояние, что бы альфа его не услышал. Походил, остыл немного и вернулся.
  - Все, пора домой, детей кормить. Ты идёшь ко мне, я пирог яблочный испёк.
  - Здорово, спасибо, обожаю яблочные пироги.
  - Знаю я, заметил уже. Пошли.
   Все люди в парке с завистью провожали взглядами эту пару - красивый молодой омежка и высокий сильный альфа, всегда вместе с двумя колясками - счастливчики, нашли друг друга. Никто и не догадывался, что они не одна семья.
  
  После ужина и пирога, когда Ярдэн с ребёнком ушли домой спать, а Юваль уже уложил своего альфочку, он привычно сел в кресло в салоне, скинул одежду на пол, раздвинул стройные ноги, закрыл глаза и начал себя поглаживать. "Я ему совсем не нравлюсь. У него же никого нет, секса не было уже больше года. Молодой омега под боком, запаха моего он что ли, не чует? Блин, а течки, как назло, нету. Может хоть бы течкой его соблазнил. Уже почти год прошел после родов, пора бы нормальному циклу и восстановиться". Но печальные размышления омегу не отвлекали, стоило только представить мощные плечи, серые стальные глаза и эту его просительную улыбку - "Пожалуйста, не сердись". И всё: розовый маленький член вставал по стойке "смирно", а дальше дело техники представить, что это огромная ладонь альфы гладит и ласкает, пару минут и взрыв.
  
  А небезызвестный альфа занимался в это время тем же самым, у себя дома, под душем. "Как же он пах сегодня, когда рассердился в парке. Розы заглушали фиалки и корицу. Обалдеть. Нежный, маленький, но трогать его нельзя - это друг. Мы не трахаем друзей, ни в прямом, ни в переносном смысле. Да и, наверное, он всё ещё боится альф после того нападения. Как он тогда сказал "Я ещё не отошел от "вашего брата". Но в своих мечтах Ярдэн видел Юваля, раскинувшимся на белых простынях и призывно водящим нежной ручкой по маленькому члену. "Ох, Юваль, зря ты боишься, я был бы таким нежным: целовал бы тебя всего, облизывал, гладил и ласкал до тех пор, пока бы ты не кончил. А твою нежную и такую желанную попку я бы вообще не трогал до течки". Бах, и извержение. "Как же приятно хотя бы мечтать о нем".
  
  На работе к Ярдэну опять пристал напарник и друг:
  - Как-как он тебя называет? Яся? Это же точно, что он влюбился, посмотри на себя, какой ты "Яся"? - и он весело расхохотался.
  - Ярдэн, а что там с течкой? Когда у него следующая течка? Ты же не можешь бросить друга в беде. Помнишь фильм "Секс по дружбе" с Джастином Тимберлейком и этой, как её там? Ты должен ему помочь, ему всего двадцать, он, наверное, даже не знает, как всунуть в себя вибратор.
  - Ты что это? Я не собираюсь пользоваться его положением - это подло.
  - А не подло бросить его под других альф? Они его не любят так, как ты, и беречь его нежную попку никто не будет. Подумай об этом!
  Полицейский многозначительно молчал и не подавался на провокации друга.
  
  А вот на провокацию омеги купился...
  
  ========== Течка ==========
   Ура, течка! Юваль бегал по квартире, прислушиваясь к себе. "Так, голова тяжелая, тянет внизу живота и, кажется, поднимается температура. Есть!!! Чёрт, а вдруг это просто грипп? Грипп тоже сойдет". Он поменял постельное белье, принял душ. Убрал все подавляющие таблетки, тампоны и вибраторы на самую дальнюю полку шкафа, прикрыл старыми свитерами. У Юваля были течки каждые четыре месяца с шестнадцати лет, он прекрасно был готов и к этой, но Ярдэн же этого не знал. Звонить надо было срочно, потому что сорокалетний альфа тоже "не лыком шит" - поймёт всё. А вот среди ночи может и поведётся. "Ничего плохого я не делаю, - успокаивал себя возбуждённый омега, - просто устраиваю наше счастье. Если бы ему было плохо со мной, давно уже нашёл бы себе кого-нибудь другого. Да и детки уже одинаково любят нас обоих - привыкли".
  В два часа ночи раздался телефонный звонок. Ярдэн, будучи полицейским, давно уже привык к ночным вызовам, но после смерти супруга его сняли с оперативной работы и перевели наставником к начинающим полисменам. Ночные звонки с работы прекратились.
  - Старший офицер Ярдэн Моен, слушаю.
  - Яся, мне плохо, не знаю, что делать.
  - Юваль, что случилось, что-то с ребенком?
  - Нет, с ребенком всё хорошо, он спит. Просто у меня началась первая после родов течка, а я к ней абсолютно не готов. Мне нужны подавляющие таблетки, тампоны и спрей. Но сам я боюсь выходить на улицу в таком состоянии. Ты не можешь мне помочь?
  - Да, конечно, сейчас всё куплю в круглосуточной аптеке и привезу тебе. Не волнуйся, тебе в твоём состоянии это вредно, прими душ и ложись. Дверь я открою своим ключом.
  Ключ Юваль дал ему давным-давно на всякий случай. Сон как рукой сняло. Альфа быстро оделся, всунул ребенка в сумку-кенгуру и поехал в аптеку.
  
  В аптеке он сразу бросился к фармацевту:
  - Мне срочно нужны подавляющие таблетки, тампоны для омеги и спрей. Быстро, у моего омеги началась течка. Ему плохо.
  Фармацевт-альфа улыбнулся, посмотрев на ребёнка в "кенгуру":
  - Молодой человек, вам, я вижу уже, не шестнадцать лет, не паникуйте. То, что действительно нужно сейчас вашему омеге, денег не стоит и находится у вас сразу за ширинкой.
  - Кончайте грубить, вы не имеете права так разговаривать с клиентами, моя жизнь не ваше дело, быстро принесите всё, что я просил.
  - Да, пожалуйста. Но скажу вам как врач - хороший секс течному омеге полезен для здоровья, а вот все эти подавители - не очень. Если вы его любите, просто будьте с ним нежны. Так, вот ваши таблетки, тампоны и спрей - с вас 48,95.
  Ярдэн бросил деньги, схватил кулёк с лекарствами и, не дожидаясь сдачи, побежал обратно к своей машине. Как только мог быстро добрался до дома омежки. Ребёнок посапывал в детском креслице на заднем сидении. Ярдэн пересадил его обратно в "кенгуру" и поднялся в квартиру друга, открыл дверь своим ключом. Первым делом отнес своего ребёнка в детскую, положил рядом с альфочкой Юваля, ничего, поспят вместе одну ночь. Потом бросился в спальню друга. То, что он увидел, заставило замереть на входе в комнату - все его ожившие мечты - блондин-омега, закатив глаза, голый лежал на белых простынях, правой рукой он гладил свой розовый, по-омежьи маленький, член, левая же тянулась к анусу.
  - Яся, мне плохо, помоги мне.
  - Сейчас, дорогой, дать тебе таблетки? - Но запах роз и фиалок с корицей сводил с ума, член набух и мешал нормально соображать.
  - Яся, твой запах убивает меня, прошу, подойди.
  Альфа молча встал на колени у кровати, как перед божеством. Омежка повернулся и подполз к его лицу, губы обожгло поцелуем.
  Что было дальше, старший офицер полиции помнит с трудом: он сорвал с себя одежду, лег рядом на постель и начал целовать такое желанное тело. Губы его были везде одновременно, он целовал щеки, нежную шею, маленькие ключицы, потом гладил розовые сосочки и целовал, целовал всё без остатка.
  - Яся, больно там, - пожаловался омежка, опуская глаза.
  Другого приглашения и не требовалось, Ярдэн опустился вниз и взял в рот маленький возбуждённый член. Мягко посасывая, гладил руками внутреннюю сторону бедер до коленок. Юваль стонал и подмахивал бедрами, пока не кончил прямо в рот своему уже никак не другу. Пару минут он приходил в себя, а альфа разглядывал его, нежно, только подушечками пальцев, выводя узоры на животе и груди. Юваль открыл глаза и улыбнулся:
  - Теперь, ты просто обязан на мне жениться, даже если не любишь. Я буду любить за двоих.
  - Как это "не любишь"?! Конечно, люблю, давным-давно и сильно-сильно.
  - Тогда почему молчал?
  - Ну, я не хотел навязываться, ты тоже ничего не говорил. Я боялся напугать тебя своими чувствами. Альфы тогда... Мне хотелось любить тебя, ласкать, дарить подарки и защищать от всех. Так ты соблазнил меня?
  - Ну, пока только "развёл" на минет, но ночь же ещё не кончилась. - И Юваль полез целоваться, поглаживая выпуклые мышцы груди и сильный пресс своего альфы, прижимаясь пахом к его паху.
  - Любимый, осторожнее, ты уже пришёл в себя, ты опять хочешь нежностей?
  - Нет, я хочу не нежностей, я хочу тебя внутри себя.
  - Посмотри, мой член великоват для тебя, я могу и потерпеть. - Ярдэн облизал свой палец и начал гладить маленький анус любимого. Они лежали на боку на кровати лицом к лицу. Их запахи смешивались, унося обоих в мир страсти и любви.
  - Я помогу тебе пальцем, осторожно.
  - Яся, я читал в интернете, что в течного омегу со временем легко входят и два члена.
  - Фу, где ты читал такую гадость. Надо запретить подросткам интернет. У меня только один член, а больше я тебя никому не отдам.
  - Так и давай его сюда. - Любовник схватил член альфы и начал жадно облизывать, - Палец верни на место. Да, так хорошо. У тебя что, только один палец на руке?
  Когда Ярдэн почувствовал, что может вот-вот кончить, он остожно перевернул Юваля на животик, поджал его ножки, располагаясь между ними, и нежно провел языком вокруг ануса:
  - Какой же ты сладкий, везде.- Он начал растягивать пышущую жаром дырочку, попутно слизывая белесые капли, вытекающие оттуда. Омега стонал и гладил свой член.
  - Не могу больше, пожалуйста, войди в меня, умоляю.
  - Да, маленький, конечно, потерпи.
  Альфа надавил головкой на вход и начал продвигать её внутрь. Мышцы послушно раздвигались, Юваль жаждал его и не собирался зажиматься. Член вошел до упора и начал аккуратно двигаться, то выходя почти до конца, то мягко тыкаясь обратно. Смазка обильно сочилась, пачкая простынь. Стонали уже оба и через пару минут кончили, не выдержав удовольствия. Альфа лег на спину, прижимая к себе любимого, и гладил его напряженную спину, медленно проваливаясь в сон.
  
  ========== Последняя глава ==========
   Но поспать альфе не дали. Через два часа кто-то маленький и нежный начал целовать его сонные губы:
  - Яся, спасай, опять хочу.
  И так продолжалось четыре дня и четыре ночи. В перерывах они по очереди кормили и переодевали деток. Только утром пятого дня омежка облегченно вздохнул:
  - Всё, вроде больше не хочу.
  - Ну и хорошо, а то я уже больше не могу.
  - Врешь, надо было бы меня опять спасать - смог бы.
  Ярдэн скромно потупился:
  - Я тебя всегда буду спасать, потому что ты - мой омега!
  - Естественно твой, женись давай.
  - Мы поженимся так быстро, как только сможем, обещаю. Странно, что мне с работы не звонили, не искали.
  - Я позвонил твоему другу Шарону. И честно рассказал, что собираюсь сделать.
  - Когда? Как ты нашёл его номер?
  - Когда - пару дней назад. Сказал, что как только начнётся, бужу тебя даже среди ночи, а как - ты забыл, где работаешь? Позвонил в полицию и попросил старшего офицера Шарона. Я слышал его имя много раз. Оказалось, что у него другое звание, но он милый парень и пообещал тебя прикрыть в случае чего.
  - Понятно, великий махинатор. Тампоны и таблетки у тебя тоже есть?
  - Полный шкаф и даже всякие игрушки из секс-шопа. Хочешь, покажу?
  - Давай не сейчас, а то я опять не попаду на работу.
  
  На рабочем столе офицера стояли весёлые открытки, шарики и сладости, все друзья и сотрудники поздравляли Ярдэна:
  - Молодец, парень, так и надо! Вали омежек!
  - Какое "вали омежек", я женюсь на нём.
  - Конечно, женишься, где ты ещё найдёшь такое чудо? - Шарон хлопнул напарника по спине, он был искренне рад за друга.
  
  Вечером, после работы, влюбленный полисмен пришел к своему омеге с большим букетом цветов:
  - Это тебе, любимый.
  - Ой, Яся, ну что ты, не нужно было, спасибо, так приятно. Раньше меня никто не баловал.
  - Привыкай, я тебя буду баловать всю жизнь. Ой, это пахнет яблочным пирогом, м-м-м, как вкусно, можно взять кусочек?
  - Нет, мой руки, сначала обед, а потом пирог. И вообще, ты к детям заходил? Иди, посмотри, они там играют в альфу и омегу.
  - Что значит "играют в альфу и омегу"? Если моего сыночка кто-нибудь тронет до совершеннолетия, будет убийство. - Ярдэн заглянул в детскую, двое деток сидели в детском манеже и игрались. Старший альфа с игрушечным пистолетом, а младший омега с куклой. Всё тихо, спокойно, без всяких ссор. Оба улыбнулись отцу и продолжили играться.
  - У Михи пропало всякое желание орать и устраивать "концерты".
  - Конечно, боишься пикнуть, если рядом альфа с пистолетом, - и Юваль многозначительно покосился на кобуру старшего полицейского офицера.
  
  Позже вечером, когда детки были накормлены и уложены спать, альфа нежно поцеловал своего омегу в носик:
  - Пошли тоже спать?
  - Пошли, только я не могу, там ещё ноет.
  - Чего ты молчал всё это время, хочешь, поедем в больницу?
  - Не нужно, у меня есть мазь, смажешь мне там?
  - Конечно.
  - Только, чур, не набрасываться, болит ещё.
  - Ложись и показывай, - потребовал Ярдэн.
  Юваль разделся, лёг на бочок и доверчиво руками раскрыл половинки попы. Альфа заглянул внутрь - дырочка, красная и напухшая, нежно подрагивала.
  - Бедный мой, что же ты молчал, давай мазь. - Будущий супруг аккуратно смазал весь проход. - Прошу тебя, просто умоляю, всегда говори мне, если тебя что-то беспокоит. Я хочу знать всё, мне всё важно.
  - Ну, я же сказал, Яся. Не волнуйся так, со мной всё хорошо.
  - А теперь быстро спать. Ты и так не высыпаешься!
  
  Эпилог. Через два месяца после свадьбы.
  
  - Но на кладбище сходить надо.
  - Я сказал ему, что не приду.
  - Он не обидится, если ты нарушишь своё слово. Всё-таки он - папа нашего омежки.
  - Если ты такой добрый и хороший, так и иди сам.
  - Я не знаю, где он похоронен. Значит так, деток по дороге завезем к Шарону, я взял тряпку, ведро - помыть памятник - и свечи. Поехали знакомиться. Я хочу пообещать ему на могиле, что буду заботиться и о тебе, и о Михаэле, как о собственном сыне. Любить вас обоих, никогда не предам и не брошу.
  - Думаю, он и так это знает, смотрит на нас с небес.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Победить себя
  https://ficbook.net/readfic/4570824
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: альфа/омега
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, Психология, Омегаверс, Первый раз
  Предупреждения: Групповой секс, Кинк
  Размер: Мини, 22 страницы
  Кол-во частей: 7
  Статус: закончен
  Описание:
  Гаптофо́бия - (др.-греч. ἅπτω - "прикасаюсь" и φόβος - "страх") - редкая специфическая фобия, навязчивый страх, боязнь прикосновения окружающих людей. У одного молодого симпатичного альфы гаптофобия.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  ========== - 1 - ==========
   - Почему вы решились начать лечение именно сейчас? - спросил строгий пожилой бета в белом накрахмаленном халате.
  
  - Эта фобия не даёт мне жить спокойно уже много лет, но на прошлой неделе меня опять уволили. На этот раз из "Глобал Индастриал". Вы знаете эту компанию? Крупнейший конгломерат в области строительства в нашей стране, - альфа печально вздохнул и продолжил, - такую хорошую высокооплачиваемую работу я больше в жизни не найду.
  
  - Ну, не надо, - бета сверился с записями на столе, - мистер Дуани, так пессимистически смотреть на мир, вы ведь совсем молоды, обязательно что-нибудь найдёте.
  
  - Да, "что-нибудь" найду обязательно, но мне ещё папу-инвалида содержать надо, - молодой симпатичный альфа двадцати пяти лет с высшим образованием, правда без опыта работы, должен был найти себя в столице, - я не могу позволить себе потерять ещё одно место. И так пять увольнений в течение двух лет выглядят подозрительно.
  
  Альфа Райзен Дуани принял самое тяжелое решение в своей жизни: начать лечение своей фобии, гаптофобии - боязни чужих прикосновений. Раньше в детстве он даже не осознавал, что это болезнь - просто были неприятны объятия родственников, друзей со двора и их родителей. Потом в школе он старался сидеть один за последней партой, учителя против не были, всё-таки отличник, пусть и со странностями. Зато никого не бьёт и в драках не участвует - поучаствуешь здесь, трогать же всех придётся и друзей, и врагов. Друзей у маленького Райзена - имя отец выбирал, сказал для сильного мощного альфы в самый раз - вообще не было. Их же пришлось бы в дом приводить, а там пьяный отец, избивающий папу - стыд-позор, да и только. Самому Райзену тоже попадало, ещё и как, начиналось с подзатыльника за малейшую провинность, а заканчивалось головой об стенку. Синяки приходилось прятать под одеждой: летом рубашки с длинным рукавом или майки под горло. А вот распухшие шишки под волосами так в глаза не бросались.
  
  Потом случилось непоправимое - пьяный, как и всегда, отец оттолкнул папу, стоявшего на пути к бутылке, и о-папа отлетел к входной двери, неудачно ударился позвоночником об ручку двери и сломал его. В то время Райзен учился уже на третьем курсе университета по специальности Автоматизированные системы производства. Пришлось переводиться на заочный и искать работу. Перед отцом он озвучил ультиматум: или ты совсем убираешься из нашей квартиры и из жизни, или мы с о-папой подаём на тебя в суд за насилие в семье, ставшее причиной полной потери трудоспособности. Отец пытался орать и угрожать самым лучшим в стране адвокатом, но сын напомнил, что тот давным-давно живет за счет заработков мужа-омеги.
  
  Умом Райзен понимал, что такое решение опоздало лет на ...надцать, но сердцем и сейчас было тяжело глядеть, как седой и опухший отец собирает пожитки в старый разваливающийся чемодан. Потом он исчез навсегда, куда пошел и к кому - альфа не задумывался, и так проблем хватало: купить папе инвалидное кресло, зарабатывая кем придется и учиться по ночам. Бросать учебу о-папа запрещал категорически. На старой работе ему заплатили страховку по потере трудоспособности, и Райзен начал оформление небольшой пенсии по инвалидности, денег критически не хватало. Но тут у о-папы открылся новый талант - он начал вязать крючком - для этого здоровые ноги не нужны - и продавать по интернету свои скромные поделки: шапочки, шарфики и узорные салфетки для украшения дома.
  
  Райзен начал искать в интернете причины гаптофобии, способы её лечения и вообще всю имеющуюся информацию только после потери первой серьёзной работы. Устроиться замом начальника отдела на крупный завод оказалось совсем несложно, имея красный диплом, приятную наружность и доброжелательное поведение на собеседовании. Вылететь через полгода ещё проще - пьяный начальник на корпоративе полез обниматься в честь удачно заключенного контракта с американцами. Пьяный высокий альфа, вытянутые вперёд руки и Райзен, вспомнив своё детство и отца, закричал, забился, отбиваясь и размахивая руками. Неприятную во всех отношения сцену кто-то из сотрудников заснял на телефон. Объясняться с главным, рассказывая о побоях отца и боязни чужих прикосновений не хотелось, и мистер Дуани стал "счастливым" обладателем увольнительного письма, где в причинах увольнения значилась драка с начальником отдела. Про то, что тот сам в этот момент был пьяным, в отделе кадров забыли упомянуть.
  
  С другими работами произошло приблизительно тоже самое: или служащие придвигались слишком близко в лифте, или начальники лезли целовать и обнимать своего лучшего работника - результат был тем же самым. Но в "Глобал Индастриал" оказалось достаточно легкого хлопка по спине от главбуха и Райзен сильно скривился - последствия те же самые плюс сплетни, что кто-то знакомый стал свидетелем почти изнасилования мистером Дуани омежки-секретаря, видимо, месть бухгалтера. Короче, полный бред. Но очередное рабочее место было потеряно. О-папа Майлс просил начать лечение, обещал всё оплатить из своих пенсионных фондов, собираемых всю здоровую жизнь, лишь бы Райзен начал нормально общаться с людьми и нашел себе наконец-то пару.
  
  - Хорошо, мистер Дуани, мотивация у вас есть, деньги - тоже, - бета опустил глаза, поправил ручку и карандаши на столе, явно собираясь сказать что-то неприятное, - но наше лечение несколько необычное. Конечно, у нас есть лицензия и наши методы запатентованы, но многие пациенты отказываются после первого сеанса. Мы возвращаем половину суммы за лечение и расстаёмся навсегда. Но те, кто находят в себе силы и не бросают на полпути - излечиваются окончательно и бесповоротно.
  
  - Вы меня пугаете... Как именно происходит лечение? - спросил Райзен, память услужливо подкинула пару поездок на общественном транспорте, когда из-за давки его касались чужие альфы, беты, омеги, и каждое прикосновение будто жгло огнём.
  
  - Длительная психотерапия позволяет глубоко и тщательно проработать все страхи человека. Но на это уйдут годы, у нас же с вами всего три-четыре сеанса. И вы сможете вернуться к нормальной жизни, вернее, окунуться в новую счастливую и спокойную жизнь, которой у вас раньше не было, - врач глубоко вздохнул и продолжил: - "Подобное лечится подобным", наши сотрудники будут к вам прикасаться насильно, против вашего желания до тех пор, пока эти прикосновения будут вас беспокоить. Потом сеанс считается законченным.
  
  - Как именно они поймут, что меня перестали беспокоить их прикосновения?
  
  - Поверьте, наш персонал очень опытен в этих вопросах и в физической, и в психологической составляющей. Я тоже непосредственно участвую в каждом сеансе. Потом мы с вами обсуждаем сам процесс, и вы уходите домой, так сказать "переваривать" произошедшее. Через неделю следующая встреча и так далее. Потом, даже после лечения, вы всегда можете, уже совершенно бесплатно, обратиться за советом или принять участие в лечении другого больного, конечно, вместе с нашими опытными сотрудниками, которые будут держать весь сеанс под контролем. Некоторые пациенты потом возвращаются и помогают нам с другими, тем самым проходя лечение ещё раз совершенно бесплатно. Мы своих никогда не бросаем, хотя, конечно, не всем это нужно.
  
  Райзен понял, что его обвели вокруг пальца так и не сказав, что именно будет происходить на сеансе, но может это и к лучшему, иначе он бы не рискнул попробовать.
  
  - Хорошо, когда мне прийти?
  
  - В четверг в одиннадцать утра вас устроит?
  
  - Да. Надо что-то принести с собой?
  
  - Нет, ничего, приходите сами с хорошим настроением. Скоро вы будете абсолютно здоровы и начнёте искать работу своей мечты, - врач встал и пожал руку Райзену.
  
  По дороге домой альфа сам себя убеждал, что всё будет хорошо. Естественно, такое лечение будет сложным и потребует много моральных и физических сил. Но выздоровление того стоит - хорошая постоянная работа, финансовое благополучие папы и, может быть, наконец-то своя семья: молодой и красивый истинный и маленькие сорванцы. Райзен очень хотел семью, но пока это были лишь мечты. Не так-то просто подойти к омеге, если все мысли заняты тем, как бы не скривиться при нечаянном прикосновении. А про осознанные прикосновения: объятия и поцелуи даже думать не хотелось. Конечно, запахи свободных омег на улице и на работе завлекали и будоражили, но всё возбуждение пропадало стоило только представить себе, что их придётся трогать, а тем более терпеть их прикосновения в ответ.
  
  ========== - 2 - ==========
   Не смотря на всю моральную подготовку альфы - три дня уговоров самого себя перед зеркалом - четверг пришел слишком быстро для Райзена. И вот уже улыбающийся врач пожимает дрожащую руку над столом в своём чисто медицинском бело-сером кабинете.
  
  - Ну-ну, молодой человек, больше оптимизма! Вам обязательно понравится так или иначе...
  
  - Да, конечно, спасибо.
  
  - Пойдемте, мистер Дуани, мы с вами отправляемся в кабинет терапии, - бета обошел письменный стол и направился в коридор, Райзен осторожно семенил за ним, весь всплеск адреналина - ура, мы победим страх - почему-то остался на улице перед зданием больницы.
  
  - Мистер Дуани, вы же сейчас в моём кабинете совершенно спокойно пожали мне руку, без страха и волнений? Как это у вас получилось? Или на рукопожатия ваша боязнь не распространяется? - спросил бета по дороге к кабинету терапии.
  
  - Распространяется, конечно. Но я себя дома морально готовлю к этому. Рукопожатий на работе или в университете не избежать. Я к ним уже привык почти, но всё равно я их чувствую очень остро, так, как будто вы слишком сильно сжимаете мою руку, ощущается сильнее, чем вы жмёте на самом деле.
  
  - Если вы отдаёте себе отчёт, что это только ощущения и я не сжимаю вашу руку сильно - это уже осознание своей болезни, а это само по себе есть половина выздоровления!
  
  - Да это я и сам знаю, но дальше этой половины продвинуться самому никак не получается.
  
  - Значит, пугают и жгут как огнём только неожиданные прикосновения? - подтвердил свою теорию врач. - Так и будем строить наше лечение. Вас ждут совершенное неожиданные прикосновения, это я вам могу совершенно точно пообещать!
  
  Они зашли в небольшой спортивный зал. Окна во всю стену, синие маты сложены в углу ровной стопкой. Но в середине вместо ожидаемого козла стояло современное белое металлическое кресло, похожее на омегологическое.
  
  - Это что значит? Я не омега! - испугался и так будучи на пределе своей выдержки Райзен.
  
  - Успокойтесь, мистер Дуани! Как вы себе представляете прикосновения наших сотрудников? Они вас насильно касаются, а вы их бьёте в ответ? И весь штат моих сотрудников ходит избитым и в синяках?
  
  - Нет, что вы! Я не агрессивный! Я никогда никого не бил, ну, может быть в далёком детском садике или в младшей школе. Но и то в самом крайнем случае... - Райзен выглядел совсем слабым и испуганным, как будто бы его собирались избивать, а не ожидали побоев от него.
  
  - Мистер Дуани, хватит разговоров, полезайте в кресло, - пока альфа осторожно бочком садился, бета лёгкими, почти невесомыми касаниями и только за одежду, направлял ноги пациента в надлежащие металлические желоба, а руки на подлокотники.
  
  Не успел Райзен и пикнуть, как ноги и руки оказались прикованными к креслу широкими самовылезающими металлическими запорами. Потом врач отрегулировал что-то на боковой панели, и ноги Райзена развело в стороны и подняло выше, на один уровень с животом альфы.
  
  - Прекратите немедленно! Вы же заковали меня в кандалы! Вдруг кто-нибудь зайдет сюда! - кричал Райзен и пытался вылезти из кресла, хорошо, что в области талии его ничего не держало. Но оказалось такой свободы мало и встать самому невозможно!
  
  - Всё хорошо, мистер Дуани, оставляю вас наедине с нашими сотрудниками, - спокойно произнес бета и развернулся к выходу, на остальные крики и завывания альфы он просто не реагировал.
  
  Пока Райзен кричал и бесновался, с другой стороны зала открылась неприметная дверь и внутрь скользнул молодой омега. Он подошёл со стороны спинки кресла таким образом, чтобы Райзен его не видел и завязал альфе глаза шелковой красной лентой.
  
  - Кто вы такой? Что вы мне делаете? - альфа бился загнанной птицей, тысячу раз жалея, что сам согласился на это лечение.
  
  - Я, во-первых, омега, не бойтесь! Доктор Бацек говорил, что вы боитесь в первую очередь альф. Это правда, мистер Дуани? - вновь прибывший больше не пытался дотронуться до Райзена.
  
  - Да, вы тоже врач? - в ответ раздался весёлый омежий смех.
  
  - Нет, я только ассистент доктора Бацека. До врача мне как до луны пешком. Кстати, меня зовут Мирик.
  
  - Просто Мирик? Не мистер такой-то? Вы же называете меня мистер Дуани? - альфа хотел отвлечь самого себя от процедуры. Как угодно, отвлечь, даже скандалом с врачом. Привычка самому решать свои проблемы, хотя бы как-нибудь не удачно.
  
  - Скоро у нас с вами сложатся не забываемые отношения... Поверьте, Мирик в самый раз...
  
  Пока омега говорил, задняя дверь открылось и вошел ещё один ассистент:
  - Простите, я опоздал, у меня был важный экзамен, но больше этого не повторится. Мирик, можно начинать? - второй омега подошел к креслу с другой стороны и вдруг запахло розовым чаем. Конечно, на самом деле чая из роз не существует, но если бы он был, то пах бы именно так: сахаром, карамелью и заваренными розовыми лепестками. И если на запах Мирика - приторная ваниль с мёдом - альфа совершенно не повелся, то новый омега его очень сильно заинтересовал.
  
  - А вас как зовут? - спросил альфа, расслабляясь, он бы с удовольствием расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и снял галстук, но делового костюма на нём не было и Райзен просто улыбнулся в медицинском кресле.
  
  - Меня зовут... Дю... Адель, - замешкался парень.
  
  - Ты же знаешь нельзя представляться настоящими именами, - зашипел Мирик.
  
  - Да, да, извините, - сказал второй омега.
  
  - Почему это нельзя называться настоящими именами? - грозно спросил альфа, он мотал головой из стороны в сторону, принюхивался, но совершенно ничего не видел через повязку. - Что тут у вас за "шарашкина контора*?" Немедленно развяжите меня и не смейте до меня дотрагиваться!
  
  - Уважаемый мистер Дуани, наша работа такова, что мы должны, просто обязаны до вас дотрагиваться. Не всякий порядочный омега захочет здесь работать - дотрагиваться до чужих альф. Вот поэтому в штате омег-ассистентов принято называться ненастоящими именами. Издержки профессии... Вы бы хотели, чтобы ваш о-муж здесь работал?
  
  - Естественно, нет!
  
  - Вот поэтому замужние у нас и не работают, а не замужние - скрывают свои настоящие имена. Иначе доктор Бацек совсем не нашел бы себе омег-ассистентов. А этого требует курс лечения.
  
  - Но можно же платить больше...
  
  - Мы и так очень неплохо получаем, намного больше ассистентов-альф. И всё же здесь нет очереди из желающих работать на такой должности.
  
  - Так что же вы будете со мной делать, Мирик?
  
  - Готовьтесь, мистер Дуани, мы уже начинаем...
  
  - Адель, снаружи вовнутрь, - скомандовал Мирик что-то совершенно не понятное Райзену и осторожно дотронулся до кончиков пальцев левой руки альфы.
  
  Райзен вздрогнул, скривился, но терпел молча. Места касаний жгло огнём. Потом дотронулись до пальцев правой руки, видимо, Адель. Касания второго омеги горели меньше, может быть и не удивительно, раз альфе понравился его запах.
   Комментарий к - 2 -
   *Шарашкина контора (прост. пренебр.) - несолидное, не вызывающее доверия учреждение, предприятие, организация. Притяжательное прилагательное шарашкина объясняется диалектным шарань "шваль, голытьба, жулье". Шарашкина контора буквально - "учреждение, организация жуликов, обманщиков". Из оборота, в свою очередь, образовано слово шарага "подозрительное место или группа людей
  
  
  
  ========== - 3 - ==========
   Сначала омеги касались по очереди, потом одновременно, альфа отбивался как мог, сопел, чем-то нереальным угрожал, потом вдруг закричал, как будто жизнь оставляет его бренное тело, а затем и вовсе заплакал. Солёные капли катились из-под повязки, застревали у ноздрей и дальше проторённой дорожкой текли в рот или на шею. Омегам было жаль всех своих клиентов, побороть страх и победить себя просто так не получается. Каждый больной вел себя по-разному, общим было только ощущение полной потери себя, но у каждого это проявлялось по-своему.
  
  - Когда же вы перестанете, Мирик? - Райзен сразу догадался, кто из омег главный.
  
  - Мистер Дуани, мы гладили только пальцы ваших рук. В общей сложности минут десять, это даже не середина сеанса, так... вступление. Раз вы смогли задать свой вопрос, мы переходим к дальнейшим процедурам, - касания полезли вверх по рукам, по двум голым рукам одновременно.
  
  Райзен за свои двадцать пять научился терпеливо переносить чужие касания, но по одному за раз и только через одежду. Он кривился, вздрагивал и старался не кричать, хотя это не всегда получалось. Того, что происходило сейчас, в его практике раньше не случалось. Сегодня Райзен оделся в простую белую майку с короткими рукавами, джинсы и кроссовки, омеги продолжили дотрагиваться до обнаженных рук, по самые плечи, залезая даже под рукава майки.
  
  - Всё! Всё-всё-всё! Что я должен спросить? Вы прекратите, когда я задам какой-нибудь вопрос? Что именно я должен спросить дальше? - Райзен выгибался, пытаясь уйти от прикосновений, дул на руки, дул на омег, как будто мог выдуть их из этой комнаты пыток.
  
  - Ничего! Дело не в вопросах. Чтобы мы прекратили, вы должны доказать, что перестали бояться наших прикосновений и чувствуете себя хорошо.
  
  - Я чувствую себя прекрасно! Хватит! Прошу вас! - в противоположность своим словам Райзен крутился на кресле, всеми возможными способами пытаясь уйти от жгучих прикосновений или нежных ожогов, кому как.
  
  - Мы сами поймём, когда хватит, но в среднем сеанс длится около трёх часов, - говорил с Райзеном в основном Мирик, Адель только поддакивал.
  
  - Три часа я не выдержу! - простонал альфа, когда омеги начали гладить его по груди через майку и по ногам, обтянутым джинсами. Прошлые прикосновения ещё жгли остаточной реакцией, а новые горели огнём и самое страшное - Райзен никогда не догадывался какое следующее место выберут омеги.
  
  Постепенно кончики пальцев успокоились и Райзену, отвлекающему себя разными мыслями, чтобы не сойти с ума, казалось, что дотронься Мирик сейчас до пальца, альфа бы даже не скривился. Но касания перешли на всё тело, омеги менялись местами, и альфа перестал различать прикосновения Мирика или Аделя на своём теле.
  
  - А-а-а-а! - заорал Райзен в ответ на очередное прикосновения, Адель пробрался рукой под майку и погладил голый живот альфы.
  
  - Нежная кожа, - тихо прошептал в ответ.
  
  - Адель! Что за глупости ты говоришь! Лечению это совершенно не помогает! - зашипел Мирик, но альфе стало приятней.
  
  - Спасибо, - тоже прошептал тот.
  
  - Извините, - уже громче сказал Адель, но его прошлый шепот стоял в ушах Райзена, отвлекая от боли, за такой приятный комплимент можно и потерпеть.
  
  - Теперь Адель сам, без моего разрешения, начал третий и последний уровень нашего сеанса. Так сказать, поднял планку до полностью голого тела.
  
  - Что вы имеете в виду? - от очередного испуга альфа наоборот, заговорил спокойнее и перестал кричать и выворачиваться.
  
  - Мы не будем срывать с вас одежду, просто задерем майку и расстегнём штаны, - в соответствии со своими словами Мирик начал быстро раздевать Райзена.
  
  - Зачем это? Я не боюсь, - активно врал Райзен, - там меня вообще никто никогда не трогал.
  
  - Вот мы и будем первыми, - сообщим Мирик, - я говорил вам, мистер Дуани, у нас с вами сложатся незабываемые отношения.
  
  - Не хочу!!! - заорал альфа с новой силой, видимо, открылось второе дыхание. - Отпустите меня немедленно! - но ноги и руки полностью удерживались в соответствующих выемках или желобах.
  
  Один омега трогал обнаженный и поэтому беззащитный живот, второй начал гладить член, приспустив трусы. Альфа почувствовал себя не только обнаженным, но и уязвимым, и беззащитным, прикосновения к голой коже уже не просто жгли, а взрывали мозг волной чистой боли.
  
  - Я не могу уже! Пустите меня! Я хочу домой! Почему у вас нет стоп-слова? Красный! Красный! Красный! - альфа, казалось, перестал вдыхать и орал уже на одном выдохе всю фразу.
  
  - Ох! - воздух кончился и член оказался в плену нежных омежьих губок.
  
   Секунду назад полностью вялый, сейчас он стоял так крепко, что им можно было бы гвозди забивать в гипсовую стену.
  
  - Адель, что ты творишь? Ты же ему помогаешь! Мы вообще так не делаем на сеансах, - ныл Мирик, пытаясь оторвать Аделя от его "жертвы". Но альфа, казалось, убил бы того, если бы Адель перестал.
  
  - Пусть продолжает! - всё остальное перестало волновать Райзена, как будто это было не его тело. Ожоги от прикосновений остались где-то там, за гранью этой вселенной.
  
  - Хотя бы кончи, Дуани, и так вся терапия к едрени фени, - проворчал Мирик, отодвигаясь от дрожащего в оргазме альфы.
  
  Когда Райзен пришел в себя от первого в жизни оргазма не от своей правой, руки запах Мирика исчез из комнаты. А Адель осторожно заправлял майку в штаны альфе и пытался застегнуть ширинку. Тело было тщательно вымытым и все следы спермы удалены.
  
  - Адель, пожалуйста, развяжите мне глаза, - вздохнул альфа, прикосновения омеги больше не ощущались как касания чужого человека.
  
  - Да, конечно, извините, мистер Дуани, - омега подскочил и развязал ленту на глазах.
  
  - А теперь, пожалуйста, освободите мои руки и ноги, - продолжил Райзен, рассматривая своего визави. Омега был пшеничным блондином лет девятнадцати-двадцати, среднего роста, стройным и красивым. Приятное личико с маленьким вздернутым носиком и розовыми губками, и большие задорные голубые глаза. Портили вид только щечки помидорного от смущения цвета.
  
  - Всё, Мирик ушёл, значит сеанс закончен, - робко улыбнулся блондин. - Вы можете вернуться в кабинет доктора Бацека.
  
  - Сеанс считается законченным, когда Мирик выходит из этой комнаты? - спросил альфа, вставая из кресла и поправляя одежду.
  
  - Нет, когда пациент кончил. Смог кончить - смирился с чужими прикосновениями, - омега робко отошел от кресла.
  
  - И это всё, я здоров? - удивленно спросил альфа.
  
  - Нет, это только один из трёх или четырёх сеансов, как решит доктор Бацек.
  
  - Остальные сеансы проводятся точно так же? - альфа намеренно "мучил" смущенного Аделя.
  
  - Нет, каждый по-своему. Но мне запрещено рассказывать вам заранее как именно. Если хотите - спросите доктора Бацека.
  
  - Ладно, до свидания, Адель, - попрощался Райзен с пахучим ассистентом, руки ему не подал. Альфа был под впечатлением первого в жизни минета, только начиная задумываться, всем ли делают минет во время первого сеанса, и кто именно, Мирик или только Адель.
  
  
  В кабинете доктор Бацек внимательно изучал альфу.
  - Ну, мистер Дуани, что скажите? Как вам наши методы?
  
  - Сеанс считается законченным, когда пациент кончает - это мягко говоря очень неожиданно, - альфа сел в кресло напротив беты.
  
  - Так и должно быть, кончая вы счастливы, и значит теперь чужие неожиданные прикосновения у вас будут ассоциироваться со счастьем. Или другая сторона медали - вас неожиданно хлопнул по спине начальник отдела и вы подумали, что после Мирика и его рук на своём голом теле простое похлопывание по плечу через пиджак вас не испугает.
  
  - Ну, тогда да, ваша система должна сработать, - альфа смутился, зная, что бета в курсе его оргазма в кабинете.
  
  - Ну кто же согласится работать вашими ассистентами при таком труде?
  
  - Практически все наши сотрудники-омеги бывшие работники борделей, поэтому мы и платим им очень дополнительные деньги. А кого ещё я смогу найти на такую должность? - пожаловался доктор Бацек. - Поверьте мне, они большие специалисты и в психологии, и в прикосновениях. Надеюсь, вам не придет в голову обсуждать эту информацию с ними? Ничего преступного здесь нет, все ассистенты проходят полное медицинское обследование и ничем вас не заразят. К тому же это совершенно законно - программа реабилитации для социально слабых слоёв населения.
  
  - Да, истинного омегу тут не найдешь... - протянул Райзен и попрощавшись вышел на воздух.
  
  ========== - 4 - ==========
   - Ты чего совсем с ума сошёл, Дюваль? - Мирик был в бешенстве, таких проколов в работе у него никогда не было. - Сначала чуть не назвал своё настоящее имя, потом отсосал клиенту! И кто из нас после этого шлюха?
  
  - Я никогда тебя так не называл, Мирик, - Дюваль, он же Адель во время сеансов терапии, начал переодеваться, вся майка была в засохшей сперме альфы.
  
  - Но ты так обо мне думал, а, маленький послушный студентик? - Мирик уже переоделся и собрал сумку с грязными вещами, пора было идти домой. - Когда год назад после окончания своей терапии ты попросил разрешения участвовать в нашей работе для закрепления результатов лечения, я первым вызвался взять тебя к себе, остальные парни тебе не доверяли. Ты ведь не из наших, папенькин омежечка, никогда даже в глаза не видел борделя, где уж там работать. И как ты меня отблагодарил? Ты сорвал сегодняшний сеанс! Бацек больше не захочет тебя здесь видеть!
  
  - Только если узнает. Ты настучишь ему? - жалобно спросил омега.
  
  - Зачем, клиент, наверняка, уже всё ему доложил, - Мирик начал кривляться, изображая Райзена в пик его шока от лечения. - Доктор Бацек, ай-ай-ай, мне было так больно. Но ваш Дю... Адель мне отсосал. Всё, теперь я больше не девственник! Ура!
  
  - Я нечаянно, даже не знаю, как так вышло. Может он мой истинный альфа? - омега опять покраснел и, казалось, вот-вот заплачет. - Я только вдохнул его чистый как свежий морской бриз запах и подумал, что хочу отдохнуть, полежать под теплым летним солнышком у кромки моря.
  
  - Надо же, какая романтика... У таких как я нету истинных, кто же захочет омегу из борделя...
  
  - У всех есть истинные, ты своего тоже найдёшь. И когда это случится, не если, а когда, - Дюваль шммыгнул носом, но продолжил говорить четко и уверенно, - ты расскажешь ему, что твои старшие братья продали тебя в бордель в погоне за наследством. Но как только ты отработал эти деньги, то встал и ушел, и начал бороться за себя. А потом нашел уважаемую работу здесь и за два года стал старшим смены.
  
  - Это его не заинтересует, альфа сосредоточится только на том, что я три года отрабатывал свой долг в омежьем борделе. Ладно, хватит о моей "несчастной" судьбе, пошли докладывать Бацеку почему мы закончили за час вместо положенных трёх.
  
  
  Дома Райзен первым делом рванул в душ, на ходу обещая папе рассказать, как всё прошло после водных процедур. Но мысли всё время возвращались к одному и тому же.
  
  - Папа, я встретил своего истинного. Истинного омегу. Но я его не хочу! - Райзен вышел из душа в одном полотенце на бёдрах.
  
  - Так не бывает, Раз. Прошу тебя не иди против судьбы, она приготовила тебе что-то необыкновенное, подходящее именно тебе, сынок. И иди оденься, я нарезал салат, подогрел вчерашние котлеты. Ждал тебя с обедом, - папа сам развернулся в инвалидном кресле, - и продал ещё две шапочки: ту розовую, что тебя смешила и зелёную с цветочками.
  
  - Истинный омега... как и отец, который подходил именно тебе, особенно когда бил головой об стену? - спросил альфа и, не дожидаясь ответа, пошел в спальню одеваться.
  
  - Мы с твоим отцом не были истинными, мне казалось, ты знал. Мы никогда не акцентировали на этом внимание, но и не скрывали правды. Хорошо, расскажи пока про лечение. Потом поговорим про истинного, - предложил Майлс, накладывая Райзену в тарелку салат.
  
  - Это одна история, папа. Мой или не мой омега сегодня работал ассистентом врача на сеансе терапии. А знаешь, где доктор Бацек берёт своих ассистентов? - альфа собирался рассказать папе всё, почти всё - ну, кроме нежных розовых губок на своём члене.
  
  
  На следующий сеанс терапии Райзен бежал как на крыльях - вновь увидеть Аделя, вдохнуть свой любимый запах. Он не собирался жениться на таком развращённом омеге, но получить удовольствие от его чудесных губок никто не мешает. Разговор с доктором Бацеком перед сеансом был совсем коротким, но Райзен и не возражал.
  
  - Рад видеть, мистер Дуани, что вы не испугались наших методов и решили продолжить лечение, - бета пожал руку альфе.
  
  - Хочу поскорее закончить и стать совершенно свободным для реально новой жизни, - Райзен даже привстал со стула, так спешил к своему истинному.
  
  В спортивном зале стояло уже знакомое белое кресло и Райзен хотел сразу же сесть, но бета его остановил:
  - Мистер Дуани, я выйду, а вы полностью разденьтесь и только потом садитесь, сегодня на втором сеансе, мы не собираемся возиться с вашими джинсами и майкой.
  - Да, конечно, надо пойти дальше, - альфа так спешил, что начал раздеваться прямо при докторе, Бацек кивнул сам себе головой и вышел в коридор.
  
  Альфа сел и вставил руки и ноги под крепления. Только после характерного щелчка в комнату терапии зашел Мирик:
  - Здравствуйте, мистер Дуани, сегодня вы смелее, поздравляю! Первый сеанс пошел вам на пользу, - омега сразу же погладил пациента по руке от запястья до локтя, руку обожгло касанием, но и член мгновенно напрягся.
  
  Райзен хотел поздороваться в ответ, но теперь было не до разговоров, он просто тупо как собака дожидался своего Павлова и принюхивался. В комнату с шутками и прибаутками начали заходить молодые накрашенные омеги:
  - А вот и наша жертва! Шучу! Мистер Дуани, доброе утро, я - Кристи, тот Ава, Трейси, справа Анжелина, Ники, Джулиет, слева - Ванесса, Клер, Девон, Сибель и Несса. Мирика вы помните с прошлого раза, - один из молодых омежек, весело махая руками представлял остальных, - всего нас сегодня двенадцать ассистентов. Чувствуйте себя как дома.
  
  Остальные не заморачивались формальностями и просто гладили обнаженное тело альфы. Руки, ноги, живот плечи, лицо - всё тело пациента горело огнём, возбуждение быстро спало, будто его и не было. Райзен чувствовал себя разрываемым на кусочки бомбой чудовищной силы: всё тело жгло огнём так сильно, что глаза ничего не видели, в ушах стоял шум голосов, альфа не различал отдельных слов - одна сплошная мешанина звуков. Запахи омег смешивались, но того особенного лечащего все раны среди них не было. Альфа закричал, отбивался, пытаясь уйти от прикосновений, но было уже поздно.
  
  - Где? - орал альфа. - Где Адель? Перестаньте! Прекратите! Что вам от меня надо? А-а-а...
  
  Но никто его не слушал, Мирик подготовил парней, чтобы и второй сеанс не сорвался и каждый из них занимался своими обязанностями: кто-то руками, кто-то ногами и низом живота. Каждые пару минут омеги менялись местами, трогали и руки друг друга, как бы намекая альфе, что ничего особенного в касаниях друг друга нет. Единственное место, которое ассистенты вежливо оставляли нетронутым был полувозбуждённый член больного.
  
  - Так быстро ты у нас не кончишь, - шепнул Мирик прямо в левое ухо Райзену, - сегодня придется постараться, мистер Дуани, - вежливое обращение прозвучало убийственным сарказмом для пациента.
  
  Альфе казалось, что он теряет сознания от обилия чужих рук на своём теле, запахов и звуков. Он закричал, забился, казалось, что может описаться как малый ребёнок, но пытка всё на прекращалась. Кто-то особо умный пытался погладить и расселину между ягодицами:
  - Не трогайте там, вы что с ума сошли! Я - альфа! - Райзен выкручивался, засовы на креслах скрипели, но держали прочно, грозя выломать руки и ноги.
  
  И вдруг альфа вышел в какой-то сабспейс*, оказался далеко от касаний, примерно на другой планете. Теперь эти сумасшедшие уроды трогали не его, мучили и жгли огнём чужое тело. Кислород кончился, а зачем он нужен? - отдалённо подумал Райзен и резко получил пощёчину.
  
  - Не отвлекаться! Мы здесь в кабинете терапии, лечим гаптофобию прикосновениями. Мистер Дуани, как вы себя чувствуете?
  
  - Я себя не чувствую, я умер...
  
  - Прекрасно, смиритесь, час уже прошёл. Одно и тоже место гореть заново не может, а у вас не осталось ни сантиметра голого тела, не покрытого нашими движениями, - четко произнёс Мирик, вырывая Райзена из полусна. - Сейчас будет перерыв, как только я замечу, что ваше тело больше не жжёт, мы снова продолжим.
  
  Мирик поднёс альфе стакан воды, предложил покормить бутербродами, пока омеги высыпали покурить во двор больницы. Вторая часть сеанса, которая началась через полчаса, была веселее. Омега-болтун, который всех представлял, принес крем для тела, и ассистенты сделали альфе массаж. Райзену пришлось согласиться, что так прикосновения меньше жгли.
  
  - Дело не в креме, вы просто выздоравливаете, мистер Райзен, - улыбнулся довольный Мирик, невозможно стать старшим смены, не болея душой за каждого пациента.
  
  Но вот тут-то хитрый омега, который ранее гладил расселину между ягодиц, и вставил жирный от крема палец альфе в анус.
  - Что вы делаете? Это не может входить в лечение! Мне только стало легче! - опять заорал Райзен.
  
  - Успокойтесь, мистер Дуани, кончите без рук - скорее пойдете домой, у нас тут тоже есть свои маленькие хитрости.
  
  - Я не умею кончать без рук, - заныл Райзен, возбуждаясь ещё сильнее от профессионального движения омеги, палец которого каждым движением гладил простату, выбивая из альфы стоны и скулеж.
  
  - Я рад, что вам нравится, вот мы и сами справились, без глупостей Аделя, - Мирик надел резиновую перчатки и начал дрочить сильно возбужденный альфийский член.
  
  Райзен сжался, скривился и с громким стоном кончил, последнее, что он услышал были шутливые аплодисменты ассистентов.
   Комментарий к - 4 -
   Сабспейс - особый тип трансового состояния в БДСМ-практике. Термин является транслитерированным заимствованием из английского БДСМ-сленга, англ. subspace - "подпространство".
   В данном состоянии деятельность коры головного мозга затормаживается, а в кровь выбрасывается большое количество эндорфинов. Объективно оно определяется снижением психомоторных реакций на боль или другие негативные раздражители. Как и в состоянии обычного транса, внешними признаками могут быть расфокусированный взгляд и расслабленная лицевая мускулатура. Википедия.
  
  
  ========== - 5 - ==========
   После второго лечебного сеанса весь вечерний разговор с папой свёлся к монологу:
  - Жизнь без истинного омеги - ужасна! Особенно когда ты уже его нашел, и он сам, судя по всему, принял бы тебя, попытайся ты хоть малюсенький шажок сделать в его сторону. Например, пригласи его на свидание или своди в кино, - настаивал Майлс, доедая остывший ужин.
  
  - Папа, прошу тебя, хватит! Я не могу! Ты как никто другой знаешь о моих проблемах. И вот, представь себе, истинный омега, такой же мой, как моя правая рука или моя левая нога, будет грязным, затроганным тысячами рук, и не только рук, окружающих чужих альф. Фу, я не могу, это ужасно! - альфа отвернулся, домывая у раковины кастрюли.
  
  - Перестань, Раз! Я тебя умоляю, "затроганным" - нет такого слова! Помылся он уже давно! Может это твоя судьба - очистить его, жениться и родить с ним парочку малышей. Я готов принять его любым...
  
  - Вот и женись на нём сам!
  
  Продолжение последовало в кабинете доктора Бацека. В ответ на просьбу Райзена дать ему телефон и настоящее имя Аделя сурово прозвучало:
  - А зачем вам, мистер Дуани? Вы же не собираетесь с ним встречаться, создавать семью и рожать детей?
  
  - Он мой истинный омега и я просто хочу его видеть...
  
  - И что, перепихнуться? Извините, о таком вежливо не скажешь... Какое-то потребительское отношение к своему омеге...
  
  - Что вы знаете о моей жизни? Разве это вы одеваете мои тапочки по утрам? Вот и не смейте судить меня! Раз ничего не знаете о моей жизни, - альфа встал красный как рак и такой же злой. - Я иду на следующий сеанс!
  
  Не дожидаясь доктора Бацека, альфа сам зашел в кабинет терапии, полностью разделся и сел на кресло, но крепления на руках и ногах пациента так и не захлопнулись.
  - Может, заело? - побурчал сам себе Райзен.
  
  - О, расселся тут, как омега на родах, - послышалось сзади и сильный мускусный запах обогнал появление альфы в помещении, - сегодня постоите. Кресло помогает вам перекладывать ответственность на кого-то другого. Сегодня вы будете один на один с прикосновениями. Можете от нас побегать. У нас по плану спанкинг...
  
  - Что? - вскочил Райзен как ошпаренный. - Вы не будете меня бить! Я не дамся!
  
  - Доктор Бацек прописал на последнем сеансе легкий спанкинг несколькими альфами. Так что будет кому вас держать... Можете и описаться, видел, вы и в прошлый раз планировали. - Райзен увидел ещё нескольких ассистентов-альф заходящих в комнату.
  
  - Я просто испугался - это другое! Вас семеро, а я один. Вы что, будете меня избивать? - сразу вспомнились страшные и унизительные побои отца.
  
  - Нет, мистер Дуани, просто легкий спанкинг, как в БДСМ. Знаете, что это такое? - спросил один из вошедших, поглаживая Райзена по спине.
  
  В шоке от обещанных побоев Райзен на легкое поглаживание вообще не обращал внимания:
  - Ну так держите меня!
  
  - Обойдётесь! - засмеялся альфа, зашедший первым. - Стойте сами! - и Райзен получил первый лёгкий шлепок по правой ягодице, ноги ослабели.
  
  - Побои - это не простые касания, они и так, сами по себе, горят огнём! - простонал альфа и вдруг стушевался, опустив приготовленные для атаки кулаки.
  
  - Вы их боитесь больше всего! Но это уже третий сеанс, надо двигаться дальше, и легких омежьих касаний кончиками пальцев больше не будет. Ведь они вас уже и не напугают? - спросил один из ассистентов.
  
  Альфа не успел ответить, вдруг в одно мгновение ассистенты начали хлопать его одновременно по ягодицам, по груди, по животу, и по спине. Они менялись местами, переговаривались и шутили. Но для пациента всё смешалось в мешанину боли и шока: не то альфы били сильней, чем надо, не то сказывался старых убойный страх перед отцом-альфой и его силой. Райзен опять закричал, начал отбиваться, даже не очень слабо, но это ему не помогало - количество касаний, то нежных по горящим ягодицам, то резких и сильных по спине и животу только увеличивалось.
  
  - Хватит! Перестаньте! Мне больно! - казалось Райзен тоже крутился по кругу, только в обратную сторону, крича каждому из альф прямо в лицо. - Перестаньте! Прошу вас!
  
  Он снова почувствовал себя маленьким мальчиком, который боится идти в школу, ведь его обязательно спросят, что случилось с лицом и откуда все эти синяки.
  
  - Нет! Нет! Перестаньте!
  
  Вдруг Райзен неожиданно почувствовал, нежные касания по щекам и лицу:
  - Иди сюда, всё нормально, ты можешь мне доверять, - один из ассистентов обнял Райзена и посадил рыдающего альфу на горку матов рядом с собой, - всё нормально, отец больше никогда не ударит тебя, ты можешь доверять нам. Поплачь, поплачь, Райзен, тебе станет легче...
  
  Тот же ассистент облокотил не сопротивляющегося альфу животом себе на колени и рукой обнял за шею:
  - Покорись, не сопротивляйся мы желаем тебе только добра, - шлепки по ягодицам продолжались, по красным и горящим половинкам, было действительно объективно сильно больно. И вдруг обнимающий Райзена ассистент расставил свои ноги, обнажая вяло висящий от боли член Райзена.
  
  - Теперь надо кончить! Просто кончить...
  
  - Тогда пусть они перестанут! Пожалуйста! Умоляю вас! - Райзен и так был на пределе своих возможностей. - Я не могу больше!
  
  - Ничего страшного, они продолжат, потерпи, и сосредоточься на члене. Тебе же завтра не надо идти на работу, полежишь пару деньков в кроватке и попа сама собой пройдет. Постарайся кончить, а я помогу тебе. Можешь поплакать, - слова сопровождались нежными плавными движениями пальцев по медленно встающему члену. - Ты можешь! Ты обязательно кончишь! Побои - это ерунда! Ты сильнее их! Ты сможешь!
  
  Райзен напрягся, сосредоточился и даже перестал плакать, только постанывал на особо сильных шлепках:
  - Я смогу! Я сильный!
  
  И вдруг волна жара затопила всё его существо, сметая на своём пути других альф, комнату, пространство и даже время, будто и не было никого вокруг, и, громко протяжно закричав, Райзен кончил и впервые потерял сознание на сеансе.
  
  Доктору Бацеку пришлось ожидать больше часа, пока еле живой от боли и шока Райзен заполз в кабинет.
  
  - Вы с ума сошли? - альфа так и не опустился на гостеприимно подставленный стул. - Синяки, оставленные вашими ассистентами, сойдут ещё не скоро! Это же было по-настоящему больно!
  
  - Ерунда, через пару дней сможете сидеть, - махнул рукой бета, как бы говоря о чём-то не существенном. - Иногда, как в вашем случае, боль имеет целебные свойства. Клин клином вышибают. Главное в том, что ваше лечение подошло к концу. Идите домой, обдумайте спокойно всё происшедшее и начинайте новую счастливую жизнь. Не верите мне, можете попытаться проехать завтра в час пик в троллейбусе или автобусе. Нечаянные прикосновения окружающих альф или бет, про омег я даже и не говорю, будут напоминать вам о наших сеансах, да... Но по сравнению с ними покажутся просто чем-то несущественным как дуновение легчайшего ветерка.
  
  - Спасибо, я попробую... - Райзен опустил голову глубоко вздохнул и продолжил, - Но один важный вопрос к вам у меня всё-таки остался.
  
  ========== - 6 - ==========
   - В каком именно борделе работает или работал Адель? И как его зовут на самом деле? - альфа стоял, но уходить никуда не собирался.
  
  - Мистер Дуани, эту тему мы уже обсуждали... Мы не даем данные своих ассистентов пациентам или другим заинтересованным лицам. Такая у нас политика компании. Всего хорошего и удачи! - бета протянул Райзену руку через стол.
  
  Протянутую руку Райзен не пожал, даже свою навстречу не поднял:
  - Мы с ним истинная пара!
  
  - А как же тот факт, что вы не собирались связывать свою судьбу с омегой из борделя?
  
  - Сейчас, когда я закончил лечение и передо мной весь мир лежит как на блюдечке с розовой каёмочкой, я чувствую, что всё равно хочу только его... В мире миллиарды омег, сотни тысяч из них свободны, но меня интересует только Адель... Почему так? - альфа почесал нос, пожевал верхнюю губу и попытался сесть обратно в кресло, давая понять, что никуда без омежки не пойдет.
  
  - Вы - истинные, это как раз понятно, - констатировал доктор Бацек.
  
  - Вы сказали, что я совершенно здоров. Сам я этого не чувствую... Может быть это и плацебо, но я вам верю. И вот моя первая мысль об Аделе. Ну как первая, вторая, кстати, тоже, и последняя. Все только о нём. И плевать на его прошлое! Мне всё равно! Я просто хочу его найти, - альфа опустил глаза, жалея о своих прошлых высказываниях о местном медперсонале.
  
  - Столичный омежий университет, какая специальность - не знаю. Никогда не интересовался... Дюваль Лярош - наш бывший пациент, вот и приходил пару раз помочь с другими совершенно бесплатно, обновить, так сказать, своё выздоровление, - бета удрученно покачал головой, он поменял своё мнение прекрасно понимая, как опасно стоять на дороге у судьбы, - дальше ищите сами.
  
  Омежий университет через два дня.
  
  - Не подскажите, где находится ближайший Ледроб? - кто-то высокий наклонился из-за спины Дюваля, сидящего в университетском кафе в перерыве между парами.
  
  - Ой, это вы, мистер Дуани? - омега вздрогнул и повторное лечение тоже насмарку, но потом всё же улыбнулся. - А что такое Ледроб?
  
  - Это бордель, только наоборот, - Райзен улыбнулся и подсел за тот же столик.
  
  - Я никогда не был в борделях и даже не знаю, где они находятся. Но если хотите, могу спросить у Мирика. Мы дружим и у меня есть его телефон.
  
  - Да не нужны мне все бордели мира, просто я не знал, как начать с вами разговор, - альфа не мог оторвать взгляд от своего омеги, какой красавчик!
  
  - Я тоже должен вам кое-что сказать, но всё не решался - простите меня, - омега покраснел и опустил взгляд вниз на чашку с кофе, и на круассан с шоколадом. - Тогда, на вашем первом сеансе я всё испортил. Я не имел права мешать вашему лечению...
  
  - Ты не мешал, Дюваль, ты помог! - альфа не заметил как перешел на "ты" и зашептал, наклонившись к лицу омеги, но не касаясь его. - Твои губки на моём возбужденном члене - самое приятное воспоминание в моей жизни. Даже в сравнение не идёт с первым пломбиром и первой каруселью в шесть лет.
  
  - Не говорите так, пломбир и карусель - это, наверное, ваш о-папа вас водил?
  
  - Ага, а твои губки - знакомство с истинным, такое не забывается! - улыбнулся Райзен.
  
  - Хорош истинный, даже не представился, а уже отсосал, - омега покраснел ещё больше, хотя куда уж больше.
  
  - Ну и прекрасно - мечта каждого нормального альфы, не консервативного, но современного, - Райзен подчеркнул это высоко поднятым указательным пальцем и милой улыбкой своему истинному.
  
  - Мистер Дуани...
  
  - Называй меня, пожалуйста, Райзен, а то я тоже буду обращаться к тебе мистер Лярош.
  
  - Нет, не нужно, где вы, а где я... Я просто студент, учусь ещё, - большую часть беседы омега сидел низко опустив голову, практически перетекая в чашку кофе.
  
  - А я лечусь, разрешите представиться - Безработный.
  
  - Это у вас фамилия такая? - омега забыл, что минуту назад обращался к альфе "Мистер Дуани".
  
  - Нет, фамилия у меня Дуани, а вот статус - пока без работы! Хватит о глупостях, как насчет того, чтобы вместе сходить в кино на романтическую комедию, например?
  
  - Я больше люблю боевики, - оживился Дюваль и принялся рассказывать о своем любимом Ван Дамме. Как смог полненький близорукий в детстве омежка Жан-Клод добиться так много в жестоком мире спорта и вообще в жизни.
  
  Договорились сходить на ближайший фильм и обменялись телефонами. Создавалось впечатление, что за признания альфой как истинным бороться не придётся, Дюваль сразу и безоговорочно принимал Райзена.
  
  - Только, пожалуйста, - омежка опять смущенно опустил голову, - можно пока без касаний. Я...
  
  - Да-да, конечно, не бойся, - перебил его Райзен, - я всё и так понимаю, без лишних слов.
  
  - Нет, я хочу сказать, я уже почти не боюсь прикосновений чужих людей, но дальше пока не могу - ну, там поцелуи и всё такое прочее...
  
  - Я и сам не совсем готов к "тому самому прочему". Просто чудесно, что мой истинный не будет меня подгонять. Тебя тоже в детстве отец бил?
  
  - Нет, совсем другое. Мой отец спас меня, - омега сам вздрогнул и протянул руку по столу к Райзену, альфа осторожно сжал протянутую "трубку мира", - когда умер мой о-папочка. Врачи сказали "плотоядная бактерия", микроб какой-то опасный и губительный. Где папочка его взял никто не знает до сих пор... Мне было девять, и моя тоска за папой превратилась в страх смерти, страх моей смерти. Вдруг и я подхвачу какой-нибудь вредоносный микроб и умру. Мне так стыдно, вместо того, чтобы плакать за папой, я думал только о себе, не хотел сам умереть. Первое время я боялся выходить на улицу, всё в доме мыл с мылом и протирал спиртом. Потом выходил на улицу только в одноразовых перчатках, нигде ничего не трогал, в троллейбусах и автобусах не садился и, конечно, ни до кого не дотрагивался и другим не давал дотрагиваться до себя. Всё это время отец был со мной, водил к специалистам, лечил меня и, главное, терпеливо сносил все мои заскоки. Постепенно осталась только гаптофобия, и я не собирался что-то с этим делать до универа, где надо мной не смеялся только ленивый. Нет, в конце и ленивые тоже смеялись. Так я и попал к доктору Бацеку.
  
  - А третий сеанс с альфами, тебя тоже били? - Райзен испуганно посмотрел на омегу, неужели этому малышу тоже пришлось пережить такие ужасные унижения и побои.
  
  - Нет, мне требовалось другое и последний, кстати, у меня был четвёртый сеанс, ты вылечился скорее, я провел с грязными, грубыми, пыльными альфами. Один ассистент, Фрости, я до сих пор терпеть его не могу, вымазал меня в земле, то есть в грязи из лужи с землей. Брррр! И именно он в конце терапии заставил меня кончить своими ужасными грязными руками.
  
  - Всё позади, забудь! Теперь мы вместе и будем приучать друг друга к чистым и нежным прикосновениям. Хочешь, я вернусь и набью морду Фрости? - пылко потребовал альфа.
  
  - Нет конечно, это же было лечение, - улыбка Дюваля стала намного спокойнее, теперь есть кому его защитить.
   Комментарий к - 6 -
   Омежка Жан-Клод Ван Дамм - прекрасная идея моей беты, в неё и кидайте тапками.
  
  ========== - 7 - ==========
   Эпиложек. Через девятнадцать лет.
  
  
  Дюваль с сыном Базелем накрывали на стол в гостиной, Райзен приносил в дом стулья с веранды. Трое младших мальчишек-альфочек двенадцати, десяти и трёх лет бегали вокруг стола и мешали старшим.
  
  - Значит, говоришь, ему двадцать четыре года, и он нигде не работает? И не учится? Он что, наркоман? - продолжал пытливо выспрашивать глава семьи.
  
  - Нет, отец, я уже объяснял папе, Фрисби лечится, у него много разных фобий и болезней. Большей частью они излечимы, просто требуется время, - шестнадцатилетний Базель пригласил сегодня своего истинного альфу познакомиться с родителями и младшими братьями.
  
  - А на какие средства он живёт? Как он собирается тебя содержать? - строго продолжил Райзен.
  
  - Фрисби живёт с родителями, они заботятся о нём и очень помогают. Мы с ним не собираемся пока съезжаться. Я закончу учёбу в школе, потом университет и когда я смогу работать, тогда мы и будем жить вместе, - молодой омежка уже всё распланировал и решил за них обоих.
  
  - Значит будешь содержать его? Ты - омежка - будешь работать за двоих? - ругался Райзен, расставляя стулья и попутно вытирая их влажными салфетками от уличной пыли.
  
  - Отец, мы любим друг друга! Он мой истинный альфа и я принял его таким, какой он есть! Мне всё равно, я готов всю жизнь работать и на двух работах, и на трёх лишь бы быть с Фрисби. Со временем у нас всё получится, просто дай ему шанс, пожалуйста! - умолял старший сын.
  
  
  Альфа Базеля оказался симпатичным хрупким парнем, больше напоминающем омегу, чем альфу.
  
  - Сейчас я лечусь у доктора Бацека, он отличный специалист в области борьбы с фобиями, лауреат нескольких премий в иннова-ва-ва-ционных решениях, - ко всему прочему альфа заикался и Базель держал под столом его руку, чтобы тот чувствовал себя более уверенно в гостях.
  
  - Странно, что он до сих пор работает, ему же сейчас лет семьдесят не меньше? - Райзен с пристрастием расспрашивал бойфренда сына. - Значит заберёшь Базеля жить с твоими родителями? Они должны будут содержать его и ваших детей? Мой сын привык жить на широкую ногу: у нас трёхэтажная вилла, машины у всех взрослых, каждый год ездим отдыхать за границу, - тон Райзена становился грозным и требовательным, альфа напротив задрожал ещё больше.
  
  - Мой отец очень обеспеченный человек, он может себе это позволить. Но мы с Базелем решили не торопиться и подождать, чтобы он зако-ко-кончил школу...
  
  - Тогда зачем ты сегодня пришёл к нам? - Райзен почти кричал, альфа сына сжимался на глазах и даже начал задыхаться.
  
  - Я просто хотел получить ваше разрешение встречаться и помогать Базелю во время течек. Он рассказал, что первая проходила тяжело и болезненно, - старший омега махнул головой и младших детей ветром сдуло в игровую комнату, они уже давно поели и только ждали разрешения взрослых убраться со стола.
  
  - Значит хочешь трахать моего сына так, без обязательств? - угрожающе зарычал Райзен.
  
  Тут уже Дюваль не выдержал и дернул мужа за руку:
  - Извините нас, мы на минутку.
  
  Супружеская чета вышла за дверь в ближайшую к гостиной комнату.
  
  - Что ты к нему пристал? Базель сказал тебе - они истинные! Нельзя мешать судьбе! - зашикал омега на мужа. - Они всё равно поженятся и будут вместе так или иначе. Смотри на его достоинства, а не на недостатки: он молод, привлекателен, любит нашего сына!
  
  - Но дрыщ дрыщём! Этот Фрисби в жизни не сможет его защитить! Интересно, а трахаться он не боится? Может у него и такая фобия есть? - ехидно поинтересовался альфа.
  
  - Себя вспомни двадцать лет назад! Я и не ждал, что ты будешь меня защищать - ты боялся даже дотронуться до меня на первом свидании, - омега хмурился и шипел на мужа.
  
  - Но я же вылечился, нашел всё-таки работу, а потом и дело своё открыл, моя семья ни в чем не нуждается! - сопротивлялся Райзен.
  
  - Сюда посмотри, бизнесмен нашёлся!
  
  Старший омега выглянул в щель приоткрытой двери, Базель обнимал альфу и шептал тому на ушко слова утешения, а альфа благодарно тёрся щекой о плечо любимого.
  
  - Видишь, они любят друг друга и обязательно поддержат друг друга в трудную минуту, точно, как мы с тобой, именно такого брака я и хотел нашим детям! А теперь отправляйся туда и извинись перед ним, чувствует моё сердце, если альфа уйдёт обиженным, сын отправится вместе с ним. Сына хочешь потерять? - омега ткнул альфу локтем в живот. - Живо извиняйся!
  
  Альфа вздохнул и приоткрыл дверь в гостиную:
  - Фрисби, прости, что-то я погорячился... Ты вполне можешь встречаться с Базелем. Вообще мешать истинным парам - большой грех! - и он подтянул к себе своего любимого уже много лет мужа и чмокнул Дюваля в красную от волнения щеку.
  
  Молодые понимающе улыбнулись, словно осветив своею любовью всё вокруг.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Море моей любви
  https://ficbook.net/readfic/4695011
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Рейтинг: R
  Жанры: Романтика, Фантастика, AU, Мифические существа
  Предупреждения: Ксенофилия
  Размер: Мини, 22 страницы
  Кол-во частей: 7
  Статус: закончен
  Описание:
  Бизнесмен Сапир ди Оливейра заглянул в уже свою коробку, там на мягком пушистом полотенце посапывало его личное чудо - маленький нэко.
  
  Посвящение:
  Посвящается всем маленьким нэко!
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Идея этой работы взята из заявки ВК.
  
  11-10-2016 работа была в популярном:
  ?47 в жанре "Фантастика"
  огромное спасибо моей бете и всем читателям!
  
  ========== Первая встреча ==========
   Сумерки сгущались быстрее с каждой пробегающей секундой, зловещие отблески таяли на скользком боку пролетающего по ночному городу черного лимузина. Тонированные стекла не позволяли даже приблизиться к мечте увидеть, что же происходит в том другом мире - реальности богачей и толстосумов. Приближалась полночь...
  
  Лимузин затормозил рядом с дорогим, горящим огнями зоомагазином. В таком месте хозяева мира приобретали себе необычных зверюшек - полулюдей-полуживотных. Хотя опыты над людьми и были запрещены законодательством страны, никто не запрещал приобретать питомцев на других планетах или привозить к себе сказочных животных со всех, даже самых дальних уголков нашей вселенной. Но стоило такое удовольствие очень дополнительные деньги, и даже не в евро, а в чистом золоте. Зато такой четвероногий друг был с вами всю вашу жизнь, разговаривал и даже что-то немного соображал, а уж любил вас честно, преданно и бескорыстно - просто ожившая мечта. И, конечно, делай с такой мечтой всё, что твоей порочной душеньке угодно - официально полулюди разумными не признавались ни одним законодательством ни одного мира. Может быть кто-то и скажет, что такое положение вещей слишком выгодно толстосумам, поэтому законодательство и не меняется уже тысячи лет, а может быть эти твари действительно не могут жить без хозяина и поводка на тощей шейке.
  
  С переднего сидения встал здоровый как горилла и такой же как она симпатичный телохранитель и открыл заднюю дверцу лимузина. Из машины вышел суровый мужик лет под сорок в дорогущем костюме. Навстречу ему из магазина выбежала пожилая женщина с большой картонной коробкой:
  - Мы очень долго его ловили, и он чуть не откусил нам пальцы, - начала она без всякого приветствия.
  
  Бизнесмен Сапир ди Оливейра заглянул в уже свою коробку, там на мягком пушистом полотенце посапывало его личное чудо - маленький нэко.
  
  Нэко - антропоморфное* существо, наполовину человек, наполовину кот. От кота: ушки, хвост, когти, зубы. От человека: тело, голова, конечности. Разум как у трёхлетнего ребёнка, речевые способности тоже. Характер - нечто среднее между человеком и котом, у каждой определенной особи человеческие или кошачьи черты характера могут быть в разном процентном соотношении. Размер особи - нечто среднее между котом и ребёнком. Живут нэко столько же лет, сколько и люди. Ловят их в непроходимых джунглях одной из планет совсем не солнечной системы.
  
  - Сколько ему лет? Это вообще мальчик? - спросил Сапир, его крупные резкие черты лица разгладились, серо-стальные глаза смотрели ласково и узкие губы, совсем отвыкшие от этого, раздвинулись в улыбке.
  
  - Это нэко, он вообще не мальчик, его пол - омега, - наставительно произнесла хозяйка магазина, - по-нашему - ближе к девушке. Но вы сами во всём разберётесь. Теперь главное. Ему шестнадцать лет, совсем ребёнок, мы оторвали его от папы. Здесь у нас для него всё новое, непривычное и новый язык тоже, так что вначале он будет бояться и плакать. Потом привыкнет, больше говорите с ним, чтобы он быстрее выучил сколько сможет слов, наказывайте, если нашкодит, в общем, объясните ему, кто в доме хозяин.
  
  - Вы усыпили его, как я просил? - встревожено спросил Сапир.
  
  - Да, конечно, проспит до утра, не волнуйтесь. Ест тоже самое, что и мы с вами, пьёт воду. И да, поменьше сладкого - им это вредно. Но можете использовать в виде поощрений, если заслужит. Они обожают сладенькое, - она улыбнулась, вынула из кармана свёрнутый трубочкой контракт, - подпишите тут, тут и тут, и можете назвать его прямо сейчас, я впишу имя в контракт.
  
  - Иоланте, - сказал мистер ди Оливейра с улыбкой.
  
  Сапир долго выбирал между ним и еще одной особью, старше на год, но выбор остановился на голубых как море глазках и рыжих кудряшках. Выбор был то ли из-за более миловидной внешности, то ли в дело вмешалась судьба. Огромные каштановые ушки немного торчали из волос, маленькие ручки сжимали такого же цвета хвостик, а губки все время причмокивали во сне, видимо, что-то страшное приснилось. Мужчина закрыл коробку, велев телохранителю отнести ее в машину, сам же начал расплачиваться с дамой. Чек с шестью нолями перекочевал из рук в руки и Сапир отправился домой, укладывать поудобнее своё персональное счастье.
  
  - Спи, сладенький масюня. Кисюничка моя любимая, - непривычные фразы шепотом срывались с губ беспощадного ранее бизнесмена, не раз одним взглядом доводившего огромные фирмы до банкротства или не моргнув глазом увольнявшего сотни тысяч людей.
  
  Сапир гладил голое тельце, проверяя, что его мальчику не холодно, но потом не выдержал и накрыл малыша своим свитером, хотя нэко и так был теплый. А ещё у него была удивительно нежная кожа, как будто бархатная на ощупь.
  
  Дома он переложил Иоланте на специальную маленькую кроватку в гостевой комнате и накрыл красным кашемировым пледом. Но теперь гостевая превратилась в маленький сказочный замок, стены были выкрашены в голубой с серебром цвет, люстра напоминала желтое остроконечное металлическое солнце и блестела соответственно. Слева от кровати стоял крошечный письменный стол из дорогого красного дерева, справа - такие же трюмо с огромным зеркалом и шкаф до потолка.
  Сапир остановился на минуту и позволил себе помечтать, как будет помогать своему мальчику - тьфу ты, омеге - доставать наряды с верхней полки и украдкой подглядывать за переодеванием. На трюмо незаметные в доме слуги уже нагромоздили коробки с украшениями и французскими духами. Сапир погладил бархатные ушки Иоланте и вышел из комнаты.
  
  Под утро бизнесмена разбудил плач, тихий и осторожный, как будто кто-то даже шумно вздохнуть боялся. Сапир как был, в боксёрах, бросился в маленький замок.
  
  - Доброе утро, Иоланте! - нэко лежал на животе, подогнув под себя лапки, маленький юркий хвостик прикрывал попку и терялся где-то под животиком. - Не плачь, маленький, теперь ты будешь жить здесь, со мной. Я буду любить тебя сильно-сильно, - плач перешел в рыдания, грозящие вылиться в истерику.
  
  Сапир подошел ближе и погладил Иоланте по головке и дальше по спинке:
  - Можно я возьму тебя на ручки? - омега ничего не ответил, и Сапир сильно сомневался, что тот вообще хоть что-нибудь понял из его речи.
  
  Тогда он просто присел на пол, ну не сидеть же на детской для взрослого мужика кровати и осторожно взял нэко к себе на колени, тот неловко мявкнул и Сапир испугался, что сделал малышу больно. Но нэко лишь дернул задней лапкой и улёгся поудобнее, не собираясь ни защищаться, ни убегать.
  
  - Ты моя кисюнечка маленькая, умница моя любимая, - одной рукой мужчина поддерживал нэко, а другой - гладил вдоль спинки и по нежным округлостям дальше, - плач стал тише, но полностью не утихал. - А хочешь кушать? Ты голодный?
  
  Иоланте не реагировал на вопросы. Тогда Сапир встал со своим новым питомцем на руках и пошел на кухню. Там свободной рукой приоткрыл холодильник и спросил:
  - Иоланте, чего бы тебе хотелось? - Сапир читал в интернете рассказы счастливых обладателей таких же животных и те писали, что малыши всегда не против перекусить, особенно сладкое.
  
  Плач резко оборвался, и заинтересованная мордочка заглянула в морозные дали холодильника. Потом нэко попытался спрыгнуть с рук, Сапир еле-еле не уронил его:
  - Подожди, осторожно!
  
  Он пытался поставить малыша на две ноги, но тот неловко пошатнулся и перетёк на четыре лапы.
   Комментарий к Первая встреча
   *Антропоморфизм (греч. ανθρωπος человек, μορφή вид) - наделение животных, предметов и явлений человеческими чертами, например, способностью говорить.
  
  
  
  ========== "Тигр" ==========
   Но из такого положения котёнок не доставал рассмотреть что-нибудь в холодильнике. Иоланте поднял всё ещё заплаканные глазки на Сапира и жалобно мяукнул.
  
  - Хорошо, я возьму тебя обратно на руки, но скажи: "Спасибо, хозяин", - Сапир осторожно приподнял нэко, придерживая под животиком таким образом, чтобы передними лапками Иоланте мог показать на заинтересовавшую его кастрюлю.
  
  Ничего сказано, конечно, не было. Котёнок понюхал, чем где что пахнет и показал пальчиком на одну из кастрюль. Занимался рассвет, шикарная навороченная кухня озарялась розовым светом восходящего солнца, освещая накаченное смуглое тело хозяина и белое нежное - пета*.
  
  - Это, кажется, тефтели с кусочками помидоров, сейчас подогрею тебе. Что надо сказать? - Сапир осторожно сгрузил котёнка на удобный кухонный стул с мягкой спинкой, а тот сидеть не умел и поддерживал равновесие своего тела, держась передними лапками за стол.
  
  - Мяу! - заулыбался Иоланте.
  
  Сапир поставил перед ним тарелку и протянул маленькую чайную ложку, которая была проигнорирована, довольная моська окунулась в тарелку и раздалось задорное чавканье.
  
  - Ты, малыш, должен научиться вежливо разговаривать, воспитанно есть, называть меня "хозяин", носить одежду, - мужчина запнулся и махнул сам себе рукой, - для нас обоих ещё полно важных целей.
  
  Тефтелька исчезла слишком быстро и Иоланте повернулся к хозяину:
  - Мурк! - счастливая мордочка была вся красно-оранжевая и маленький язычок облизывал пухлые коралловые губки.
  
  - Не говоришь: "Спасибо, хозяин" ладно, но на ручки тебя взять можно? - довольный Сапир только протянул руки вперёд, как маленький счастливый котёнок протянул свои лапки так же навстречу.
  
  Нэко хотелось обнимать, гладить и даже, может быть, поцеловать, но мужчина осторожничал, помня предупреждения хозяйки зоомагазина и печальные рассказы из интернета. Малыш спокойно пошёл на руки и сам нежно положил голову на плечо Сапира, обнимая того ласковыми ручками за плечи.
  
  - Лапочка моя нежная, кисюня моя, - мужчина шептал нежности на ушко своему новому жильцу, осторожно прижимая того к себе, но, кажется, никто против и не был. - Я себе кофе сварю и пойдем гулять в парк. Нет, совсем забыл, сначала экскурсия по дому.
  
  Начали с того места, где уже находились:
  - Это кухня, еду ты не воруешь! Я или Агата, моя домработница, будем тебя кормить. Захочешь ещё что-нибудь - вежливо попроси. Попить буду тебе оставлять в... мисочке на столе, чашку оставим на будущее, - котенок на слова не реагировал, и даже засопел тихонько, разморенный вкусной едой.
  
  - Продолжим потом, - улыбнулся Сапир, но с рук пета так и не спустил. Всё гладил тихонько по нежному безволосому пузику и такой же спинке. - Малышок мой сладенький.
  
  Когда Иоланте проснулся в следующий раз, его привели в туалет, рядом с дорогим унитазом стоял голубой кошачий туалет с химическими шариками, которые можно было менять раз в год или не менять вообще.
  
  - Захочешь по-маленькому - садись на унитаз, - Сапир показал, как именно, - или если пока ещё тебе трудно, то можешь присесть на песочек или что тут у нас в коробке.
  
  Иоланте сразу же сходил в кошачий туалет и закопал лапкой то, что у него вышло. Всё это делалось с совершенно серьёзной миной - морда кирпичом.
  
  - Теперь надо помыть лапки, - Сапир попытался поднять котенка на две ноги, ближе к суперсовременной раковине, но тот начал отбиваться и муркнул предупреждая, типа ещё секунда - и заплачу! - Ладно, протру тебя влажными салфетками, не сильно ты очеловечиваешься, мистер Иоланте! - сказано это было в сильно обвинительном тоне.
  
  Мало того, котёнок решил поиграться с салфетками и выцарапывал их у Сапира, смеялся точно маленький ребёнок - ничего кошачьего - и бросал грязные использованные белые кусочки ткани хозяину на нос.
  
  - Да, очень смешно... - Сапир пытался забрать салфетки, чтобы выбросить и услышал грозный, почти тигриный рык недовольного пета.
  
  Дальше Сапир показал Иоланте его комнату:
  - Это твоё, тут можешь играться, спать, жить, короче, делай что хочешь!
  
  Малыш слез с рук, встал на четыре лапки и за секунду описал угол у входа в комнату. "Где только мочу взял, гадёныш..." - подумал Сапир, - "Надо бы наказать, тыкнуть мордой в лужу. Но за что, я ещё этого не запрещал. В следующий раз накажу".
  
  - Иоланте, нельзя тут писать, и нигде нельзя кроме туалета! Понял? Иначе накажу! - грозно, как в былые времена на провинившегося сотрудника, зарычал Сапир.
  Котёнок испугался, прижал ушки к голове, глаза округлились, а маленький хвостик прижался к попке, закрывая расселину между половинками. Он задрожал как в лихорадке и опять описался, теперь уже от страха.
  
  Вот же, блин!
  
  - Извини, извини, иди сюда, - хозяин присел перед голым котёнком, - больше кричать не буду. Ты же просто котёнок и метил территорию. Извини, - дальше они "галопом по Европе" быстро обошли весь дом. Комнаты хозяина, гостевые, кухню, ванные, гостиные - нигде ничего нельзя трогать без разрешения или ломать. Но можно все на свете попросить, и хозяин сам даст то, что посчитает нужным.
  
  Всю дорогу Иоланте так же провел на руках Сапира, но теперь уже боялся прижиматься к нему и опасливо косился на каждое слово. Напоследок они заглянули в ванную, описавшейся "тигр" сам был грязным и умудрился испачкать несущего его Сапира.
  
  - Теперь помоемся, тем более ты уже и так голый, - нежную ношу переложили в шикарную, встроенную в полу ванну.
  
  Иоланте протестующее замяукал, как только теплая вода полилась из душа.
  
  - Нет! Одним облизыванием ты не отделаешься! Я буду купать тебя каждый день! И это не потому, что, кажется, мне это очень нравится, - мыльная рука Сапира погладила маленький вялый от испуга членик омеги, - а потому, что все болезни от грязи. Так что ты будешь ходить по дому чистым!
  
  Малышок его не слушал, но он в два счета понял, как приятны эти осторожные поглаживания, возбудился и начал тыкать своим стоящим розовым члеником прямо хозяину в ладонь. Пару раз оказалось достаточным, чтобы омега радостно мяукнул и обмяк. Сперму котенка в воде Сапир даже не почувствовал. Но сам не выдержал и припал к красным влажным губам своего пета. Иоланте покорно дал просунуть язык, но не отвечал на поцелуй. Острые зубки были совсем не человеческими, маленький шершавый язычок тоже другим, но покорность сводила с ума и Сапир не прерывал поцелуй пока не почувствовал сопротивление котёнка.
  
  - Извини-извини, ты такой нежный... - хозяин отодвинулся, омега напряжённо посмотрел на него, но потом улыбнулся и высунул язычок, приглашая Сапира к продолжению поцелуев.
  
  - А, понравилось! Хочешь целоваться, тогда скажи: "Поцелуй", - и мужчина улыбнулся, котёнок рождал в нём море нежности.
  
  - Мяу! - ответил питомец и даже лапкой ударил по воде, обрызгав Сапира.
  
  - Ах ты так, - тот сбросил единственную свою одежду и тоже залез в огромную ванну, - сейчас я тебя поцелую, но потом тоже обрызгаю.
  
  Конечно, все закончилось только парочкой поцелуев, никто котёночка не обижал. За такие поцелуи, с нежно поглаживающей на мужской груди лапкой, можно было простить геноцид целого народа, не то что простые обрызгивания.
   Комментарий к "Тигр"
   *Пет от английского pet - домашнее животное.
  Иоланте:
  http://s017.radikal.ru/i439/1608/24/da184b91bbbc.jpg
  
  ========== Клуб ==========
   В десять утра позвонил заместитель Сапира:
  - Надо понимать, что сегодня на работе тебя уже не будет, - прокомментировал он весело.
  
  - Не "сегодня", а с сегодня. Да и зачем: мы же уже всё продали, премии выписали... - бизнесмен сидел на диване, гладил дремлющего у него на коленях котика по голове, и мечтал не расставаться с ним никогда в жизни.
  
  - Осталось ещё три завода, самых убыточных, но всё же и с ними надо что-то делать, - не унимался заместитель Майкл Росс.
  
  - Которые я хотел подарить внучатым племянникам?
  
  - Да, тем самым, которые седьмая вода на киселе... Любители повымогать твои деньги...
  
  - Сам я с ними встречаться не собираюсь, оформи дарственные, я подпишу, и ты передашь им, - Сапир скривился, терпеть не мог этих лентяев и дармоедов, но других живых родственников у него не осталось. А так есть способ избавиться и от этих.
  
  - Хорошо, я всё сделаю. Ты твёрдо решил уйти на пенсию в сорок лет?
  
  - А почему нет? Кому мне строить империю? Тем детям, которых у меня нет или шлюхам, которым нужны только мои деньги? Хочу насладиться своими честно заработанными деньгами, побаловать своего мальчика и побаловаться вместе с ним, пока я ещё молод и есть на это силы, - Сапир вздохнул и продолжил: - Сорок лет - переломный момент, начинаешь задумываться: "А зачем? Кому всё это надо?" Бежим куда-то, работаем, добиваемся... Хочется просто отдохнуть и любить кого-нибудь, кому интересен я сам, а не мои деньги.
  
  - Ладно, босс, тогда мы всё решили, поеду оформлю дарственные, - и заместитель положил трубку.
  
  Проснулся Иоланте и сонно завозился, потом, так и не открывая глазок, решил почесать носик о пояс Сапира.
  
  - Ну, что, соня, пошли смотреть наряды, - Сапир переложил нэко себе на плечо и отправился в детскую спальню. - Вот здесь сложены все рубашки, на полке ниже шортики, а тут джинсы, - Иоланте интересовала одежда приблизительно так же сильно, как прошлогодний дождь.
  
  Котёнок игрался с воротником рубашки своего хозяина, дальше фыркал тому на нос и смеялся над выражением лица Сапира. Украшения и косметика его интересовали примерно так же, но теперь он начал облизывать лицо своего хозяина, пытаясь засунуть свой маленький юркий язычок тому в рот. Сапир отбивался, качая головой из стороны в сторону, тогда маленький соблазнитель сжал лапками ускользающий облик любимого хозяина и предупреждающе мяукнул, мол хочу целовать и не мешай! А свои дорогие побрякушке можешь даже выбросить в мусор - мне всё равно.
  
  "Вот тебе, пожалуйста" - думал Сапир, - "деньги его не интересуют, наряды, украшения тоже, самоё большое удовольствие - тефтелька с помидорами и целоваться. Ему нужен только любящий хозяин, вот то, о чем я всегда мечтал - любят именно меня"
  
  - Ладно, ничего не хочешь - я всё верну в магазины, но ходить голым по дому ты не можешь. Вдруг зайдут мои бывшие подчинённые или даже Агата придёт убирать, ты - только мой, я не хочу, чтобы другие облизывали твоё тело своими пошлыми руками или хотя бы глазами.
  
  - Мяу, мур-мур, - Иоланте внимательно слушал весь монолог, а потом хвать Сапира лапкой за нос и давай смеяться, аж заливается хохочет.
  
  - Понятно с тобой всё, - улыбнулся хозяин, - хочешь играться.
  
  Сапир сел в своей спальне у компьютера и начал открывать форумы владельцев нэко, кто с какими трудностями сталкивался, какие проблемы бывают у этих полуживотных. Котёнок его в покое не оставлял, то с рукой поиграется, то за колено лизнет и ничего, что через майку и шорты. Оказалось, в их городе есть клуб нэководов и просто любителей этой расы. Встречи вместе со своими питомцами проводились по вечерам каждый четверг и понедельник. Ближайшая была назначена на завтра.
  
  - Вот куда я собираюсь тебя отвести, познакомишься там со своими, может быть они научат тебя красиво одеваться и прилично вести себя в обществе, - начал заумную речь Сапир, но Иоланте всё испортил, заметив, что шорты Сапира всего лишь на резинке и сразу же полез туда внутрь мордой, принюхался и довольно муркнул. Дальше выуживая лапками что там есть интересного, Иоланте испортил все научные изыскания "профессора" Сапира.
  
  - Так, я запишусь на завтра и пошли баловаться в кровать.
  
  В постели Сапира котёнка обуял интерес, он обнюхал подушки, одеяло и простынь, понял, что любимый хозяин спит именно здесь и уже поднял лапку пометить эту территорию как свою излюбленную:
  - Ну уж нет! Тут ты писать не будешь, побежали в туалет, - манёвр занял считанные секунды и вот уже не удачливый террорист сидит на песочке.
  
  - Мурв! - недовольно, но сходил куда положено и всё сам без подсказок закопал.
  
  В своей кровати Сапир полностью разделся и лег, решил посмотреть, что же будет делать котёнок. Иоланте понюхал у мужчины в паху, повозился в облачке темных паховых волос, головку стремительно возбудившегося члена лизнул и лёг спатеньки под теплый бочок хозяина. Сапир осторожно отодвинул эту "Динамо-машину" и отправился под холодный душ.
  
  На следующий день появилась новая непреодолимая проблема, и эта проблема не захотела надеть на себя даже минимум вещей: шортики и маечку.
  
  - Как же мы пойдем на эту встречу собаководов... тьфу ты... нэководов, если ты совершенно голый? - Иоланте уже в голос рыдал, но полностью отказывался ущемлять свои интересы или, скорее, физиологию парочкой тряпок. - Ладно я тебя в плед заверну и там уже выясним, что с тобой делать, кошак ты этакий.
  
  В машине нэко сидел сзади, по дороге в клуб ехал верхом на хозяине, а уже внутри выяснилось, что некоторые члены клуба точно так же мягко выражаясь "не одеты". Здание клуба представляло собой большой крытый зал и прогулочную площадку на улице рядом. Здесь находилось много петов и людей всех полов и разного возраста. Были накрыты столы с закусками и прохладительными напитками, можно было разжиться даже приличным кофе. Между гостями клуба ходили одетые в специальные костюмы сотрудники и отвечали на вопросы или осматривали животных. Рядом принимал ветврач и был небольшой магазинчик, где можно было быстро приобрести разные мелочи для животного или даже заказать дорогие вещи по каталогу.
  
  - Я всегда хотел именно домашнее животное, - рассказывал один из счастливых обладателей получеловека, вокруг него собрались другие послушать выступление, - поэтому Фермин всегда одет только в ошейник.
  
  Сидящий рядом на полу Фермин тянул лет на тридцать, длинные волосы у него в паху и под мышками сообщали всем присутствующим, что он чисто домашнее животное, хотя и не очень чистое судя по запашку.
  
  - А как вы выходите с ним из дома? - спросил молодой человек без питомца, видимо, собирающийся приобрести такового.
  
  - А как все гуляют в парке с собачками и кошками без трусов? Так и я, - во время этого разговора выше означенный Фермин в одном поводке уселся у ног хозяина и принялся вылизывать себе попку и членик, другие кошководы медленно балдели от увиденного, а разодетые в пух и прах говорящие петы, демонстративно фыркнув, отворачивались.
  
  - Значит, он у вас и не говорит?
  
  - Я его не учил, а сами они не в состоянии освоить человеческую речь, - и сторонник домашних животных со своим голым котом пошли ближе к столам с закусками, котик сел на попку и мяукал, и хозяин принялся кормить его с рук.
  
  Большинство петов скорее напоминали людей, они были броско и кричаще одеты, все в дорогих украшениях, с косметикой и духами. Стояли группками и тихо переговаривались друг с другом или чинно обедали, сидя за столами, пользуясь не только вилками, но и ножами, и даже десертными ложечками. Другие же были совершенно точно домашними животными - они нюхали траву на газонах, жевали её же и, конечно, метили территорию клуба как свою собственную.
  
  - Вы должны купить вашему малышу много красивой одежды, тогда он захочет наряжаться и сделает вам приятное, - Сапир был в шоке, когда один из разодетых и говорящих "домашних животных" сам начал советовать ему что делать с Иоланте.
  
  - Что значит "приятное"? - не понял мужчина, а нэко, завернутый в плед просто повернул голову на звук голоса хозяина.
  
  - Ну, поцелует ваш пенис и полижет ещё много-много раз... - советчик смутился и понял, что за такое его может наказать свой собственный хозяин.
  
  - Пет, где твой хозяин? Ты слишком многое себе позволяешь, как бы тебя не отшлёпали...
  
  - Простите меня, я хотел...
  
  - Ладно, иди и стой молча рядом со своим хозяином, тогда я никому не скажу, как ты много болтаешь... - на самом деле Сапир просто удивился, что тот соображает и говорит совсем как человек, пусть не далёкий, но человек.
  
  ========== Медосмотр ==========
   Наконец-то Сапир смог пробиться к одному из освободившихся работников клуба:
  - Добрый день, можно с вами поговорить? У меня есть парочка вопросов.
  
  - Вы новенький? - грубо спросил мужчина лет за пятьдесят в форме сотрудника.
  
  - Да, мы сегодня пришли в первый раз... - Сапир улыбался и показывал своего Иоланте.
  
  - Членство оплатили? - строго так.
  
  - Да, - Сапир скривился, он никогда и не куда не пытался пролезть бесплатно, - вот квитанция. Я оплатил на год вперёд.
  
  - Чем могу быть полезен? - лицо служителя сочилось фальшивым мёдом.
  
  - Мой Иоланте не хочет становиться человеком, отказывается одеваться, не хочет говорить, а духи и украшения вообще пришлось вернуть в магазин, - несмотря на это печальное вступление чувствовалось, что Сапир всё равно любит своего котёнка.
  
  - Некоторые нэко в силу наследственности и некоторых врождённых качеств так никогда и не станут людьми, не то что наполовину, даже на одну десятую, - работник клуба выразительно посмотрел на сидящего в стороне Фермина, - может быть ваш такой же.
  
  - Что это за глупости, его хозяин сам ничему его не обучил, - Сапир уже серьёзно рассердился, - этот Феликс или Фараон, или как его там, мог стать таким же человеком, как все остальные нэко, а может и поумнее многих.
  
  - Не совсем так. На самом деле, после полного физического обследования и умственного тестирования Фермина, его зовут Фермин, - сотрудник снисходительно улыбнулся Сапиру и повернулся спиной к коту на траве, - мы попытались внушить мистеру Познеру, что домашние животные - это более гуманный подход к нэко. Потому что именно его котик был на девяносто семь процентов животным и только на три процента человеком, ни про какие пятьдесят на пятьдесят речи даже не шло.
  
  - Понятно, - Сапир сразу оживился, - обследуйте так же Иоланте. Сколько это стоит?
  
  - Это дорогое удовольствие, но, как видно, вы можете себе это позволить. Я узнаю в бухгалтерии и свяжусь с вами, мистер...
  
  - Сапир ди Оливейра. К вашим услугам!
  
  - Ник Толме, - сотрудник пожал протянутую руку, - я могу посмотреть его в кабинете прямо сейчас без дополнительной оплаты, чтобы проверить, что котик ничем не болен. Остальные обследования придётся заказывать.
  
  Они прошли в маленький угловой кабинет, в котором стояло смотровое кресло для животных, письменный стол с компьютером и небольшая раковина с краном. Ник помыл руки с мылом.
  
  - Давайте его посадим в кресло и пристегнём ремнями. Не хочу, чтобы он меня поцарапал. Вы же как либеральный хозяин когти ему не отпилили.
  
  - Ему будет больно? - заволновался Сапир. Иоланте позволил посадить себя в кресло и пристегнуть ремнями передние и задние лапки, но смотрел на любимого хозяина очень испуганно.
  
  - Пальпирование* совершенно безболезненно, но может быть чуть-чуть неприятно.
  
  Ник послушал котёнка стетоскопом, постучал по коленям молоточком, с помощью специальных трубочек заглянул в горло, нос и уши:
  - Так всё хорошо, но уши придётся почистить. Я выпишу вам капельки, по две в каждое ушко, потом очищаете наружную часть ушной раковины влажными салфетками с дезинфицирующим составом, - после этого сотрудник клуба начал прощупывать внутренние органы, нэко вырывался, пищал и замученно смотрел на хозяина.
  
  - Потерпи, маленький, доктор должен всё проверить, - Сапир поглаживал маленькие лапки в тугих ремнях.
  
  Дальнейшее повергло Сапира в шок, Ник деловито подёргал котёнка за членик, сдавил в пальцах яички, сначала вместе, потом каждое отдельно, мял в пальцах сам мешочек.
  
  - Всё в порядке - никаких отклонений, - Иоланте трепыхался, пытаясь освободится от ремней, и отчаянно плакал, беззвучные капли стекали по несчастной мордочке на шею и дальше вниз, - сейчас проверю прямую кишку, и мы закончили осмотр.
  
  Сотрудник выдавил на палец прозрачный гель и осторожно всунул в крошечное анальное отверстие:
  - Шрамов и омертвевших тканей нет, проход девственно узкий, никаких уплотнений и воспалений, простата в норме: можете пользовать в своё удовольствие, - он спокойно улыбнулся, будто и не было изнасилование своего любимца хозяином чем-то особенным в наше кошмарное извращенное время.
  
  - Спасибо, Ник, но я совершенно точно не собирался этого делать! - возмущённый и отчаянно страдающий вместе со своим любимцем Сапир казалось скоро начнёт рычать от злости.
  
  - Может быть потом соберётесь... Всего наилучшего, будьте здоровы вместе с Иоланте. По поводу дальнейших осмотров и тестирования с вами свяжутся наши сотрудники.
  
  И он спокойно отстегнул уже во всю плачущего смущенного мальчика:
  - Всего доброго, мистер ди Оливейра. Советую вам познакомить Иоланте с другими петами и дать ему возможность свободно общаться со своими. Может чему полезному и научится.
  
  - Да, делать мне "приятное много-много раз", - вспомнил Сапир высказывание одного наглого, разодетого и накрашенного пета, но никто его уже не услышал.
  
  После такого напряженного осмотра Иоланте на руках у Сапира покинул клуб, дома пришлось взять плачущего пета спать к себе и успокаивать поцелуями, тому явно понравилось.
  
  С этого дня Иоланте повадился спать только с Сапиром, под теплым бочком хозяина, с поцелуями и нежными поглаживаниями, кто бы отказался? Не помешало даже, что Сапир немного храпел во сне и отчаянно крутился, котёнок крутился вместе с ним или точнее на нём: то на грудь ляжет, то в ногах калачиком свернётся. Днем они смотрели телевизор, Сапир читал, а Иоланте мешал ему, играясь мягкой нежной лапкой то с ухом, то с носом или просто скромно и тихо нюхая что-то ужасно занимательное в паху.
  
  В Клуб собрались следующий раз только через неделю, Иоланте услышал слово "Клуб", сразу закапризничал и отказывался идти даже голым.
  
  - Больше никаких осмотров, сегодня уж точно! Познакомим тебя с другими малышами, пообщаетесь на своём, на кошачьем, хотя те - разодетые - поди уже забыли родной язык, - весело пообещал Сапир.
  
  - Мурв! - выразительно дёрнул лапкой Сапир, мол никого кроме тебя не хочу, мне и с тобой не скучно.
  
  Но уже в Клубе, среди своих, Иоланте выбрал одного скромно одетого пета и долго во что-то своё играл с ним. Они даже говорили, вернее чужой пет говорил по-человечески, а Иоланте мурчал в ответ. Но оба друг друга прекрасно понимали, кое-что перевели и заинтригованному Сапиру.
   Комментарий к Медосмотр
   *Пальпация (лат. palpatio, ощупывание) - физический метод медицинской диагностики, проводимый путём ощупывания тела пациента. Пальпация основана на осязательном ощущении, возникающем при движении и давлении пальцев или ладони ощупывающей руки. С помощью пальпации определяют свойства тканей и органов: их положение, величину, форму, консистенцию, подвижность, топографические соотношения, а также болезненность исследуемого органа. Википедия.
  
  
  
  ========== Знакомство с Джози ==========
   - Ваш Иоланте вас очень любит, - перевел Джози.
  
  Джози был выбран самим котёнком, это был первый из встреченных, который настолько его заинтересовал, что Иоланте сам начал с ним мурчать. Пет был одет скромнее других - только в джинсовые шорты и белую хлопчатобумажную майку, на лапках - домашние пушистые тапочки с кисточками, без всяких духов и украшений. Ник объяснил Сапиру, что им можно самим подойти к группе петов и начать общаться, спрашивать разрешения их хозяев не обязательно - домашние любимцы не бесправные рабы. По крайней мере члены их Клуба.
  
  - Это он тебе сам сказал? - переспросил мужчина, рассматривая стройного черноволосого и белокожего пета. Джози нельзя было назвать красивым, даже хорошеньким, его слишком портил длинноватый нос и узкие, почти бескровные губы. Зато большие тёмно-шоколадные глаза, украшенные густыми ресницами, были чудесны, подвижное, весёлое лицо постоянно озарялось улыбкой.
  
  - Нет, но мы всегда любим своих папочек, - видно было, что этот котёнок совершенно счастлив.
  
  - Ты называешь своего хозяина "папочка"? - Сапир был шокирован таким извращением - любители инцестов рядом.
  
  Сзади неожиданно загремел добродушный смех:
  - Я сам попросил Джози называть меня "папочка", терпеть не могу "хозяина" - напоминает рабский ошейник, - молодой мужчина был таким же весёлым и задорным, как и его пет, со временем животные и их хозяева, видимо, становятся похожи, - Шофэт Алькаям, - и он протянул руку Сапиру.
  
  - Сапир ди Оливейра, - тот вежливо пожал протянутую руку, - мы здесь новенькие и у меня уйма вопросов.
  
  - Буду рад помочь. Джози, иди, поешь клубнику, - счастливый пет радостно чмокнул хозяина, или "папочку", в протянутую к нему руку и убежал куда-то к шведским столам. Этот поцелуй не выглядел унизительным или рабским, скорее, любимого мужчину поцеловали туда, куда достали со своим маленьким росточком.
  
  - Все петы, без исключения, любят своих хозяев, даже если им делают больно, очень больно. Поэтому я, веря в свою порядочность, стараюсь не делать Джози больно совсем, абсолютно. Самое мучительное, что он испытал после приобретения - медицинские осмотры. Но тут уж я не в силах защитить его - главное проверить, что мой мальчик здоров.
  
  Мужчины прошли в более тихую комнату и сели у окна, выходящего на площадку для выгула нэко.
  
  - Шофэт, посоветуйте, как уговорить моего Иоланте носить одежду и разговаривать по-человечески, - вышеназванный сидел рядом на диване и вяло зевал - его разговор не интересовал совсем.
  
  - Подарками: косметикой и украшениями, они это любят, обычно...
  
  - Мой к этому совершенно равнодушен или я не то покупал?
  
  - Джози тоже не любит краситься и наряжаться. Но он не равнодушен к жаренной рыбке и цветным карандашам - обожает рисовать. Найдите, что полюбит ваш пет. Только, умоляю, не сладкое, это очень вредно для здоровья. Мы нашли замену во фруктах - не бананы, виноград и персики, а клубника, груши, апельсины и тому подобные не очень сладкие фрукты.
  
  Дальше разговор перешёл на продукты питания нэко и обязательные физические упражнения по утрам.
  
  - А одних их можно оставлять дома? Или я обязан брать его везде с собой? - спросил довольный Сапир, наконец-то он получал ответы на все своих вопросы.
  
  - Объясните, что именно нельзя трогать, например, газ, холодильник и тому подобное и можете спокойно идти на работу. Конечно, оставьте ему поесть и воду в миске, - Шофэт улыбнулся, - оставьте ещё и игрушки. Я купил своему много всего прямо здесь, в Клубном магазинчике.
  
  - Он может быть совершенно один или лучше с домработницей? - встревоженно спросил Сапир. - Вдруг откроет дверь кому-то чужому или испугается перемены погоды?
  
  - Первое время оставляйте с кем-то, потом самого, но только на пару часов... В конце концов я стал оставлять Джози одного на целый день, пока я на работе. А сначала приходилось брать его с собой и это было ужасно...
  
  Позже вечером, обменявшись номерами телефонов и договорившись встретиться здесь через неделю, мужчины разошлись по домам.
  
  Назавтра Сапир решил впервые оставить Иоланте с домработницей Агатой. Эксперимент, целью которого было взросление и очеловечивание нэко целиком и полностью, провалился в тартарары: вернувшийся мужчина нашел домработницу на кухне, мяукавшей с малышом, который поедал шоколадные конфеты, сидя голым на кухонном столе.
  
  - Агата, откуда у меня в доме, чёрт возьми, эти богомерзкие конфеты? - накинулся Сапир на пожилую женщину, нэко в это время лёг пузиком на свои сокровища и приготовился сражаться за них со всем миром, даже под угрозой смертной казни.
  
  - Мяу... тьфу ты, - смутилась та, - то есть я сама их ему принесла из дому, из моего дома... Он же так просил...
  
  - Как именно просил? Что, по-человечески? - приятно удивился в первую минуту Сапир, потом вспомнил как сама Агата мяукала и разочаровался.
  
  - Нет, мяукал.
  
  - Агата, ты что же, профессиональная переводчица с кошачьего? - холодные глаза только моргнули, а твердые уверенные руки уже нащупывали припрятанную добычу под мягким теплым животиком.
  
  - Нет, но я такое сразу поняла, какой же ребёнок откажется от конфеток шоколадных... Мистер ди Оливейра, извините меня... - котенок отчаянно замяукал и расцарапал Сапиру все руки, где до порозовевших полосок, а где и до выступившей крови.
  
  - Сейчас как отшлепаю тебя, будешь знать! - грозно зарычал тот, а Агата и Иоланте оба одновременно заскулили.
  
  - Агата, иди домой! Тебя я шлепать не буду, это ясно? - строго просил мужчина.
  
  - Котенка тоже не надо, это я виновата, конфеты мои... - умоляла домработница.
  
  - Вот и забери их немедленно к себе домой!
  
  После её ухода Сапир сграбастал со стола плачущего от страха котёнка и понес в свою спальню.
  
  - Бить я тебя, Иоланте, конечно, же не буду! Но больше не смей меня царапать, а то отведу в зоомагазин или где ещё отрезают ногти, хвосты и уши маленьким врединам, - судя по тому, как смертельно побледнел нэко, большую часть наказания он вполне мог себе представить.
  
  После этого несчастный Иоланте бросился ползком-ползком по кровати к разъяренному мужчине и принялся зализывать следы своего изуверства.
  
  - Спасибо, маленький, - произнес уже куда более спокойно Сапир, - но больше никогда, ни при каких обстоятельствах, не смей причинять мне боль! Ты всё понял?
  
  Иоланте закивал головой и мягко мяукнул, но даже в таких расстроенных чувствах он не смог произнести ни слова по-человечески.
  
  ========== Нежданный гость ==========
   Через несколько дней эксперимент решили повторить, но уже без самого слабого в цепи звена: без домработницы Агаты. Она как раз собиралась уходить после рабочего дня.
  
  - Агата, спасибо и всего хорошего, - Сапир вышел из дома вместе с пожилой женщиной и запер входную дверь. До этого он в тысячный раз обошел весь дом с Иоланте на руках.
  
  - Холодильник самому не открывать! В мой кабинет ни ногой, понял? - спросил он сурово.
  
  - Мур-мур-мур, - печально ответил тот, он ужасно не любил расставаться с хозяином, будто бы его бросают раз и навсегда.
  
  - Будем считать, что ты всё правильно понял и не собираешься тут баловаться точением коготков об обои или прыжками из окна без парашюта.
  
  - Мурк!
  
  Все возможные опасности были максимально устранены - окна плотно закрыты на защёлку, кабинет под замком, на холодильнике фотография Сапира перед деловым совещанием в серо-стальном костюме за тысячу баксов и со свирепым выражением лица.
  
  Единственным неучтённым фактом осталась возможность, чисто теоретическая, конечно, что Агата забудет у работодателя очки. А значит вернётся и откроет дверь своим ключом. А там прямо у входа в дом стоял старший двоюродный племянник Сапира, Яков ди Оливейра, пришедший поблагодарить того за более чем щедрый, учитывая их не самые тёплые родственные отношения, подарок - целый завод.
  
  - Конечно, мистер ди Оливейра, заходите! Мистер ди Оливейра вернётся через час или два, - улыбалась приветливая женщина, - хотите, я сварю вам кофе?
  
  - Нет, спасибо большое, не хочу вас задерживать, вы уже уходили к себе домой, всего доброго, - молодой парень весело помахал домработнице и осмотрелся, впервые оставшись одному в шикарном доме богатого и поэтому не любимого, и слишком задержавшегося на этом свете, родственника.
  
  Идеальным решением было бы найти домашний сейф случайно открытым, но этого не случилось, сколько Яков не бегал из комнаты в комнату, в поисках чем бы поживиться у "любимого" дяди. Но найденным оказалось совсем другое чудо - спящий молоденький нэко.
  
  - Так вот она разгадка, - Яков разглядывал нежное, почти детское личико с мягкими, будто плюшевыми темными ушками, - вот на кого он потратит или кому завещает все свои бабки.
  
  Сонный пет завозился, видимо, из-за неожиданно раздавшихся в комнате звуков. И приоткрыл голубые глазки.
  
  - Мяу... - человек рядом оказался не любимым хозяином, а чужим, неприятно скривившимся типом.
  
  - Ну-ка покажи, чем ты так привлёк дядюшку, - бесцеремонный парень сдернул плед на пол.
  
  Иоланте впервые почувствовал себя обнаженным под чужим наглым взглядом и попытался прикрыть маленький, вялый после сна членик лапками.
  
  - Ну уж нет! Я желаю всё рассмотреть, и поподробнее, - Яков принялся отталкивать маленькие лапки в стороны и пет протестующе запищал, - да перестань ты уже!
  
  Иоланте почувствовал непривычное волнение: "Этот чужак может сильно меня обидеть, даже сделать больно. Хозяин, хозяин, где же ты?". Но никто не отзывался на эти мысленные горестные призывы и пет заплакал-замяукал в полный голос. Что совершенно не мешало Якову тянуть бедного кота за нежный членик и бить щелбаны по малюсеньким яичкам.
  
  - Прикольно, как звенят твои "бубенчики", - смеялся гость, - а теперь покажи свою жопку, наверное, огромная такая дырка после дядькиного-то дружка.
  
  Иоланте начал отбиваться, но помня угрозы Сапира, он боялся поцарапать или укусить человека. А вот Яков ничего такого не боялся и с размаху отвесил сильную пощёчину пету:
  - Перестань уже мешать мне, хочу смотреть и буду, а потом может и сам тебя трахну! Что интересно, совершенно бесплатно... Сколько там стоят такие как ты зверушки - бешеные бабки? Хорошо, что не мне...
  
  Голова пета больно ударилась об спинку дивана, из разбитой губы побежала струйка крови. Иоланте начал терять силы в этой заранее проигранной битве - сильно кружилась голова.
  
  - Мяу-мяу-няу! Нет...
  
  - Да! - Яков дёрнул котенка за заднюю лапку, переворачивая на мягкий животик, развел в стороны нежные булочки и с размаху всунул в маленький плотно сжатый анус сухой палец, хорошо хоть только один.
  
  - Нет! - заверещал-заплакал котёнок. Было очень больно и унизительно, вся попа горела от сильных и совершенно незаслуженных шлепков Якова, голова кружилась, во рту металлический привкус крови, а мучения всё продолжались.
  
  - Надо же, нерастянутый, - засмеялся гость, - девственно не тронутый, сейчас мигом исправим!
  
  - Ну уж нет! - в комнату вбежал Сапир и сильно ударил племянника кулаком в висок. Вдвинутый вперёд согнутый третий палец в кулаке обеспечил точное попадание бесчувственного гостя лицом в пол.
  
  Иоланте затрясся, рыдая от только что пережитого ужаса. Сапир повернулся и осторожно приблизился к пету, не хотелось напугать его.
  
  - Кисюня моя родная, не плачь, уже всё хорошо, он больше к тебе не подойдёт, - Сапир осторожно присел на диван рядом с котёнком и протянул к нему руки.
  
  Рыдающий пет так же осторожно приблизился и лег на протянутые руки. Мужчина прижал его к себе и, тихо покачивая, успокаивал:
  - Иоланте, мой мальчик всё будет хорошо, больше я тебя не оставлю. Просто хотел, чтобы ты начал говорить и одевался, но не хочешь - не надо.
  
  - Я-я-я, - Иоланте заикался, но пытался через плач что-то донести до своего любимого хозяина, - хочу-у-у одеяться-а-а.
  
  - Ты говоришь! Ты заговорил! Это же чудесно, мой мальчик! - Сапир вскочил с дивана и закружил пета по комнате. - Ты такой молодец! Ты смог!
  
  Иоланте и сам заулыбался сквозь слёзы - хозяин вернулся к нему, хозяин им доволен. Сапир начал целовать и обнимать своего такого умного и необыкновенного пета. Яков валялся в углу комнаты всё ещё без сознания.
  
  - Скажи: "хозяин", - попросил мужчина радостно.
  
  - Хозя-ань, - произнес тот, явно очень стараясь, и пытаясь точь-в-точь передать соотношения звуков.
  
  - Молодец, Иоланте! А теперь пошли в душ, помою тебя, и ты успокоишься, этот гад к тебе больше не подойдет! - Иоланте закивал и прижался к надежной груди своего самого любимого в мире хозяина.
  
  Он всё ещё подрагивал от пережитого, но уверенный стук дорогого сердца пел и в его душе успокаивающей песней. Сапир одной рукой настроил теплую воду и посадил тяжело дышащего пета в ванну.
  
  - Сейчас нальём тебе пенки и отмокай потихоньку. Я только позвоню Гору, моему телохранителю, пусть вызовет мастера и поменяет замки в двери, - Иоланте молча кивнул, Сапиру очень хотелось ещё раз услышать милый голосок, говорящий по-человечески, но он решил не торопить события, и так сегодня много чего произошло для одного малюсенького котёночка, - и заодно выбросит "милого племянничка" на улицу. Не хочу оставлять тебя надолго одного, а то я бы сам это сделал.
  
  ========== Последняя ==========
   - Гор, сможешь быстро приехать ко мне домой? Да, прямо сейчас, даже вчера... - пошутил Сапир, когда с его котёнком всё было в полном порядке, можно было и пошутить. - Спасибо, жду.
  
  - Агата, добрый вечер! - следующий срочный звонок был домработнице. - Завтра я оставлю тебе новые ключи, меняю замки, кое-кто залез к нам домой, и просто чудом не успел обидеть Иоланте. Я как сердцем почувствовал и вернулся домой раньше намеченного времени.
  
  - Если вы говорите о своём племяннике, мистер ди Оливейра, то у него не было ключей от вашего дома. Это я его впустила, но он сказал, что пришел поблагодарить вас за очень щедрый подарок. Такой вежливый молодой человек, от кофе отказался.... Подонок! - вдруг опомнилась та. - Если бы обидел нашу кисю, я бы сама его задушила, пакость такая!
  
  - Агата, не волнуйся, всё обошлось, я вовремя вернулся, не могу долго без Иоланте, - Сапиру понравилось, что в пылу гнева домработница сказала "наша кися", - но больше без моего личного разрешения ты никого ко мне в дом не впускаешь! Понятно?
  
  - Конечно, мистер ди Оливейра, извините.
  
  Всё это время взволнованный Иоланте сидел в тёплой ванной, полной душистой пены, держался лапками за бортики и осторожно выглядывал в пустой коридор через открытую дверь - ведь тот злобный мужик был ещё где-то в доме. Позвонили во входную дверь и без того нервный котёнок вздрогнул.
  
  - Гор, спасибо, что приехал. Вот этот козел, отвезёшь подальше и брось. Если очнётся в машине - доходчиво передай, чтобы ко мне или к моему дому больше ни ногой!
  
  Ответа не последовало, но зато раздался шум борьбы, пара стонов и входная дверь радостно захлопнулась за неудачливым племянником.
  
  - Иоланте, мой мальчик, больше он тебя не потревожит, - в ванну осторожно зашел Сапир, - никто тебя больше не потревожит, я прослежу за этим, обещаю тебе!
  
  - С-с-с-псибо, - Иоланте пытался говорить по-человечески, но пока выходило с трудом.
  
  - Молодец, Иоланте! Но надо говорить: "Спасибо, хозяин".
  
  - Спа-си-бо, хозя-инь... - котёнок вытягивал губки вперёд и очень старался сказать правильно.
  
  - Умничка моя, у тебя отлично получается! - Сапир стал раздеваться. - Давай вместе покупаемся? Я тебя помою...
  
  - Да-да, - заулыбался нэко, своего любимого хозяина он совсем не боялся.
  
  Сапир разделся и сел в теплую воду рядом с Иоланте. Тот сразу же перетёк на грудь к хозяину и вытянул маленький розовый язычок -целоваться. Конечно, никто ему не отказал в сладких нежных поцелуях. Малюсенький членик задорно терся вверх-вниз о живот и пах мужчины. Лапки Иоланте положил на плечи любимого и весело крутил попкой, разжигая в Сапире и так бушующую страсть.
  
  - Хочешь, там поцелую? - поинтересовался.
  
  - Где? - Иоланте так удивился вопросу, что неожиданно переспросил правильно.
  
  - Вот тут, - рука мужчины осторожно провела по пенису и погладила маленькие поджатые от возбуждения яички.
  
  - Да! - ему радостно закивали.
  
  Сапир подтащил маленькое тельце повыше, чтобы розовая головка как раз нарисовалась напротив его рта. И аккуратно лизнул ствол. В ответ несдержанно застонали, обхватив голову хозяина лапками и начали тыкать члеником в лицо. Сапир улыбнулся одними глазами, губы уже были заняты чьим-то нетерпеливым налитым бутончиком.
  
  
  Эпилог. Через пять или шесть лет. В торговом центре.
  
  - Так, мы идем перекусить в Макдональдс! - демонстративно уверенно и громко сказал Сапир.
  
  - Нет, папочка, - заныл Джози, дергая Шофэта за руку, - мы с Иоланте не любим Макдональдс...
  
  - Мы хотим суши! Идёмте в "Джапанику"! - поддержал тот.
  
  - Нет, что ты, там очень дорого! - преувеличенно скривился Сапир.
  
  Котики застыли в шоке:
  - Что такое "дорого"? - спросил Иоланте.
  
  Шофэт и Сапир дружно рассмеялись над удивлённо вытянувшимися мордочками своих нэко.
  
  - Вот что значит ни в чём не отказывать своим сладеньким котяткам! - весело сказал Сапир. - Даже не знают, что такое "дорого".
  
  - Да, мой тоже ещё не выучил это слово, - согласился довольный Шофэт Алькаям, - ладно, "Джапаника" так "Джапаника".
  
  Они прошли вперёд метров сто, поднялись на лифте на третий этаж, и зашли в дорогой ресторан суши. Пока мужчины выбирали удобный столик у окна, Иоланте с Джози отправились в туалетную комнату помыть лапки.
  
  - Вы с твоим папочкой делаете "это"? - Иоланте толкнул Джози плечом стоя у раковины.
  
  - Что "это"? В попу что ли? - в ответ Иоланте заинтересовано кивнул.
  
  - Мы - нет, папочка говорит, что мне будет больно. А вы делаете? - заинтересовался уже Джози.
  
  - Мы - да! Хозяин один раз дал мне потыкать моим членом ему в попу...
  
  - Что, серьёзно? Вот это да! Никогда о таком не слышал... В Клубе никому из нэко хозяева не дают так себе делать, - удивился Джози.
  
  - Только не говори никому, я только тебе рассказал. А то хозяин узнает, что я всем растрепался и меня могут наказать... - испугался Иоланте.
  
  - Тебя уже наказывали когда-нибудь? Мне только угрожали купировать хвостик, - Джози печально взглянул на друга в зеркало у раковины.
  
  - Мне тоже хозяин этим угрожал и ушки тоже, - так же печально сказал Иоланте.
  
  - Они только пугают, ничего не сделают, они же очень-очень сильно-сильно нас любят, - успокоил его Джози. - А покажи свой член.
  
  - Вот, - Иоланте приспустил голубые шортики и розовые боксеры самого маленького размера.
  
  - А у меня больше! - Джози приспустил свои штанишки. - Вот почему тебе дали - у тебя маленький член! - победно возвестил сильно завидующий котёнок.
  
  - Ничего не маленький! Твой только чуть-чуть больше! - расстроился Иоланте. - Я расскажу хозяину, что ты меня дразнишь и тебя накажут! Вот!
  
  - Не рассказывай, я больше не буду! - испугался Джози. - А вдруг нас обоих накажут, что мы мерились письками в туалете, вместо того, чтобы лапки мыть.
  
  Испуганные котята поправили одежду, побыстрее закончили с водными процедурами и вернулись в общий зал. Их любимые хозяева уже заказами своим любимцам много разных вкусностей. И счастливые друзья принялись за трапезу.
   Комментарий к Последняя
   Огромное спасибо всем, кто исправляет ошибки - я люблю вас!
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Солдат войну не выбирает...
  https://ficbook.net/readfic/4805824
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: альфа/омега
  Рейтинг: R
  Жанры: Романтика, Фантастика, Психология, Hurt/comfort, AU, Омегаверс, Первый раз
  Предупреждения: Underage
  Размер: Миди, 24 страницы
  Кол-во частей: 7
  Статус: закончен
  Описание:
  Остаться в двадцать пять лет искалеченным уродом с обожжённым лицом не самое большое счастье в мире. Даже если ты - спаситель человечества. А кто спасёт тебя самого?
  
  Посвящение:
  Посвящается всем защитникам Земли!
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Одноимённое стихотворение неизвестного мне автора, идеально подходящее сюда:
  http://s017.radikal.ru/i405/1611/f2/e4a1654f1f4a.jpg
  или я просто позаимствовала название...
  
  Пиковые позиции в популярном 22,11,16:
  ?17 в топе "Слэш по жанру Фантастика"
  ?47 в топе "Слэш по жанру Психология"
  огромное спасибо моей бете и всем читателям!
  
  ========== Предисловие ==========
   - Вот он, наш герой и спаситель человечества от страшных рептоидов с планеты Казтанар из звездной системы Мелидау-Даан, знакомьтесь - Орэн Уоллес Хейли! - новый министр обороны Матиас Леони лично пришел в госпиталь пожать руку раненому герою.
  
  Прошлый министр погиб вместе с девятью миллионами жителей Земли во время первой из многочисленных космических атак пришельцев, чей внешний вид очень напоминал гибрид человека и рептилии. Сами пришельцы сойти на Землю не соизволили и издалека забрасывали планету бомбами и ракетами невиданной до сих пор силы и мощи. Материнский звездолёт инопланетян находился в тысячах и тысячах километров вдали от Земли. Поэтому приходилось только догадываться об их намерениях и целях по отношению к землянам. Перехваченные радиопередачи и видеоматериалы помогли лучшим учёным и инженерам собрать ударное оружие, способное уничтожить материнский корабль этих тварей и одержать полную победу над ними.
  
  Человечество передало сообщение о том, что посылает двух глав Объединённого правительства Земли (жителей на планете осталось настолько мало, что все люди объединились в одну страну) на переговоры с рептоидами с целью полной и безоговорочной капитуляции планеты, пока хоть крохи человечества ещё живы. Рептилии, о чудо, поверили. И вот две недели назад последний оставшийся в живых полковник военно-воздушных сил Максимилиан Силон и его второй пилот лейтенант Орэн Уоллес Хейли отправились на смертельно опасное задание - довезти оружие до главного материнского корабля пришельцев, вступить с ними в контакт и взорвать свой шаттл внутри корабля врагов. Никто из них даже и не мечтал вернуться домой, это было задание смертников. Поэтому оба альфы оставили записанное пятиминутное обращение к народу с призывами к миру и согласию для общей помощи пострадавшим, но выжившим землянам.
  
  Надо признать, что никто не мог утверждать с уверенностью, что впервые созданное оружие такой силы справится с поставленной целью. Были использованы осколки вражеских снарядов и на их основе созданы новые сплавы и химические соединения. Но всё получилось - материнский корабль рептоидов взорвался и атаки на планету полностью прекратились. Матиас Леони, тогда только избранный министр обороны, пошел против желания Объединённого правительства Земли и отправил космолёт на поиски уцелевших героев: "Мы своих не бросаем!". Никто не верил, что летчики могут выжить и многие, как и правительство, считали, что поисковая операция заранее обречена на провал, а значит является расточительной в такое трудное время, когда все силы брошены на восстановление планеты и каждая капля топлива на вес золота.
  
  Матиаса даже заключили под стражу, но через двое суток космолёт вернулся с раненым, сильно обожжённым, но все-таки живым лейтенантом Хейли. Вот тогда он и стал национальным героем всех времён и народов - спасителем человечества и самым знаменитым альфой на Земле. Что самого Хейли совсем не радовало. Остаться в двадцать пять лет искалеченным уродом с обожжённым лицом не самое большое счастье в мире. Полковник и единственный друг погиб, даже в последнюю секунду спасая Орэна. Об этом никто не знал, но Максимилиан попросил захватчиков через компьютер показать Орэну их корабль, чтобы "поговорить без лишних ушей", его вывели из центральной залы корабля, куда рептилии всосали шлюзами их шаттл, и отвели в сторону, что и спасло жизнь лейтенанту. Он вылетел через взорвавшийся люк коридора в открытый космос, там его и подобрали потом спасатели. Орэн был в скафандре и с кислородной маской, так как земляне не знали, какой климат будет внутри корабля пришельцев. Скафандр деформировался и раскалился, но всё-таки помог лётчику выжить.
  
  - Спасибо, господин министр, - голос, раздававшийся через кислородную маску сильно отличался от записанного две недели назад в обращении к землянам, - вы спасли мне жизнь. У меня раньше не было возможности лично сказать об этом, но я знаю, что вас даже арестовали из-за спасательной операции. Спасибо, что вернулись за нами, - одинокая слеза скатилась из-под повязки.
  
  - Не за что, полковник, - министр привёл с собой горстку оставшихся в живых журналистов, и встреча записывалась для трансляции по только вчера восстановленному телевидению.
  
  - Господин министр, кхе-кхе-кхе, я всего лишь лейтенант, - хрипло ответили из-под повязок.
  
  Будучи альфой и военнообязанным Орэн старался не становиться тряпкой, но дикая боль от ожогов на лице и груди затмевала всё на свете: и голод, и жажду, и желание сходить в туалет (альфа даже не чувствовал, что там ниже пояса вообще происходило). Хотя положительный эффект от боли тоже был.Он слышал, как врачи говорили о переломах рук и ног, но никаких неприятных ощущений в конечностях не чувствовал, они просто не двигались, значит боль - нет, вот так - Боль! - затмевала и это. Пошевелиться Орэн не мог, плакать и кричать боялся, в последний раз такая выходка закончилась тем, что его накачали обезболивающими до полной потери сознания и он надолго перестал вообще что-либо соображать. А хотелось оставаться в сознании, чтобы знать, что его ждёт и что сейчас происходит с их родной планетой.
  
  - Нет, дорогой мой, вы - полковник! Ну, перескочили парочку-тройку званий, с кем не бывает, а бывает только со спасителями человечества! Поздравляю вас, полковник Орэн Уоллес Хейли! - журналисты и другие присутствующие в палате начали аплодировать и скандировать "Ура!".
  
  - Рад служить планете Земля! - ответил новым отзывом, появившимся только недавно в военное время, взволнованный новоиспеченный полковник.
  
  - Мы знаем, что вы, полковник Хейли, лежите тут совершенно один, может быть, мы в состоянии чем-нибудь вас порадовать? Чего бы вам хотелось, мистер Хейли? - спросил один из журналистов омега.
  
  - Мне бы хотелось умереть... Но этим вы меня порадовать, к сожалению, не можете. У меня даже элементарного заражения крови не может быть, так меня тут бдят наши уважаемые медики...
  
  Все присутствующие и сам министр замерли в шоке, камера перестала снимать, такие пораженческие настроения нельзя было показывать перед оставшимся населением. Люди ждали не этого...
  
  - Что ты, парень, тебе же только двадцать пять, тебе ещё жить и жить, - начал один из присутствующих.
  
  - Зачем мне такая жизнь, парализованное уродливое чудовище... Ещё две недели назад я мечтал о своём омеге, создать семью после окончания войны, растить детей. Кому я теперь таким нужен, разве что меркантильным, охочим до лёгкой наживы омегам, я ведь теперь "спаситель человечества", - раздался горький смешок, - интервью по телеку и бешеные гонорары за издание мемуаров.
  
  - Нет, вы не парализованы! - вмешался кто-то из лечащих врачей. - С позвоночником у вас всё в полном порядке, а руки и ноги не двигаются только из-за переломов, всего пара месяцев, и вы встанете на ноги.
  
  - Сможете вернуться в строй! - обрадовался министр Леони. - Начнёте преподавать лётное дело подрастающему поколению, например.
  
  - Нет, я не хочу. Никогда в жизни не смогу больше видеть шаттлы и самолёты! Ещё одного раза в небе я точно не переживу! - слова раненого полковника перешли в истерику, и министр понял, что подвиги не проходят без психических последствий.
  
  - Хорошо, и не надо! - министр повернулся к журналистам и гостям героя, и молча, двигая лишь руками и мимикой лица, начал просить всех двигаться к выходу из палаты. - Когда поправитесь, сообщите нам, кем бы вы хотели работать и где. Для вас всегда найдётся вакансия, или, может быть, захотите отдохнуть пару лет - это тоже легко можно устроить...
  
  - Нет, я хочу работать и приносить пользу обществу. Я хотел бы быть воспитателем в омежьем детском доме.
  
  Возникла пауза - полная мёртвая тишина - никто из присутствующих даже в страшном сне не представлял каким уродливым монстром будет выглядеть герой Хейли после снятия всех бинтов. Сильно обгоревшее лицо и шея, изломанные руки и ноги у двухметрового и стокилограммового накачанного альфы, как такого подпустить к маленьким несчастным омежкам, потерявшим на войне родителей, и так пережившим шок от постоянных бомбардировок инопланетян.
  
  - Очень хорошо, что вы уже определись. Теперь выздоравливайте и сможете приступить к работе, а мы пока найдем вам омежий детский дом поближе к вашему новому дому, - спокойно произнес министр. Сейчас ни в коем случая нельзя было лишить героя единственного стимула к жизни и выздоровлению. Остальные присутствующие молчали, было так тихо, что слышно даже шелест листьев от лёгкого ветерка за окном.
  
  - Вы ничего плохого не подумайте, раз мне не суждено иметь своих детей, то хотелось бы помочь вырастить чужих. Сейчас многие остались без родителей, - голос Орэна ожил и звучал куда более уверенно. И это ощущения счастья израненного героя нужно было сохранить во что бы то ни стало.
  
  - Да, конечно. А теперь отдыхайте, полковник.
   Комментарий к Предисловие
   http://s018.radikal.ru/i527/1610/9c/785112abfb4e.jpg
  
  ========== Глава 1 ==========
   Прошло два месяца.
  
  - Нам было бы намного спокойней, если бы он просто умер, - начал следующий выступающий на внеочередной утренней летучке правительства, - его бы запомнили молодым и красивым, как в записанном обращении к народу.
  
  - Что вы себе позволяете! - взбешённый министр Матиас Леони вскочил на ноги. - Интересно, многие тут разделяют эту точку зрения? - и он обвёл обвиняющим взглядом весь зал.
  
  Многие министры и их заместители молчали, низко опустив головы. Тогда вмешался сам президент Объединённого Союза Земли Тосефэт Хинам*:
  - Слава Богу, что полковник Хейли намного порядочнее присутствующих здесь, иначе мы бы давно были бы уничтожены этими злобными ящерами. Не перевелись ещё искренне преданные и порядочные люди на нашей Планете! А иначе нечего было бы нас спасать, да и некого! - президент на секунду прервался, но потом вздохнул и продолжил: - Полковник Хейли получит всё, что пожелает, а как именно меня не волнует! Не даром же именно вас выбрали земляне представлять свои интересы, вот и выполняйте свою работу, так же как полковник выполнил свою!
  
  - Но каких омежек мы можем дать ему на воспитание? - встал министр внутренних дел Бернар Казнев (из бывшей Франции) и бросил перед каждым присутствующим цветную фотографию тридцать на тридцать сантиметров.
  
  На фотографии был изображен полковник Хейли, каким он выглядел вчера: двухметровый накаченный альфа с полностью обезображенным лицом и лысым черепом выполнял стандартный для спецназовца комплекс упражнений в качалке. Переломы его зажили, мышечная масса постепенно восстанавливалась и тело, привычное к сильным физическим нагрузкам, требовало своего. Единственным, что не пострадало на его лице были живые и добрые карие глаза. Губы же, нос, уши сливались с ужасным черепом, обтянутым страшной обугленной кожей.
  
  - Да на него взрослые альфы не могут смотреть без содрогания, а как же дети? Маленькие несчастные омежки, у многих из которых родители погибли, прикрывая детей своими уже мертвыми телами. Как мы можем заставлять их снова страдать, пугая таким образом?
  
  - Может отправить его к грудничкам, они плохо видят и ничего не соображают? - робко раздался с последнего ряда непонятно чей голос.
  
  - Нет, - ответил министр Леони, - он сказал, что не умеет менять памперсы и поэтому хочет работать с детьми постарше...
  
  - А может - к раненым? У нас за городом есть Госпиталь Фонда имени Кайзера, там проходят реабилитацию омеги потерявшие руки и или ноги. Правда, там в основном взрослые пострадавшие, но парочка детей тоже найдётся... - предложение одно безумнее другого слышались со всех сторон.
  
  - А может в Адасу эн Керэм, там лежат омежки в коме. Не увидят его - не испугаются!
  
  - Хватит! Вы что, все ненормальные? - министр Матиас Леони не выдержал и начал орать на выступающих. - Представьте себе, что высшее командование попросило лейтенанта Хейли полететь в космос, отвезти нашу бомбу на материнский корабль инопланетного противника, а Хейли предлагает: "Может Фернандо из столовки отвезёт или ещё лучше Тими, омежка-стенографист?" - все присутствующие замолчали. - У министров и так полно дел, я знаю, - Максимилиан небрежно махнул рукой в пустоту, - но вот присутствующие здесь заместители, все до одного, отправляются на поиски подходящего решения данного вопроса! И я не успокоюсь, пока мы не найдём полковнику Хейли достойную его, интересную работу!
  
  Никто из присутствующих не посмел возразить министру обороны, даже сам президент Союза.
  
  А Орэн в это же время получал документы на выписку из больницы.
  
  - Мистер Хейли, надо бы одеть парадную белую форму, там у входа собралась целая толпа журналистов, - главврач передал альфе последнее сопроводительное письмо.
  
  - Они что же, собираются меня фотографировать? - удивился полковник.
  
  Удивление прозвучало только в вопросе, различить выражение лица героя из-за ожогов было совершенно невозможно.
  
  - Да, конечно, вы же - спаситель человечества! Герой на все времена! - громкие слова, но после потери родных многие люди вкладывали в них всю свою душу.
  
  - Но я же урод...
  
  - Не смейте так говорить! Многие участки кожи со спины уже прижились, остальное добавим позже. Вы у нас станете самым завидным женихом планеты! - врач очень старался поддержать такого молодого, а потому ранимого альфу.
  
  - Прямо-таки самым? - видимо полковник улыбнулся, но видно было только морщинки на нижней части обожжённой кожи лица. - Я себя уже видел... Один омежка в регистратуре не успел спрятать в сумочку маленькое, с ладошку, зеркало...
  
  - Уволю его к чертовой матери прямо сегодня! - разозлился главврач.
  
  - Зачем? Не нужно! Я всё равно выписываюсь. Выйду наружу... Или вы собирались уничтожить зеркала по всей планете? - стоя спиной полковник действительно выглядел хорошо: высокий накачанный альфа с военной выправкой, но надо бы одеть фуражку: лысый череп тоже был обожжён.
  
  У входа в больницу журналисты расположились полукругом, рядом стоял фургон телевидения с записывающей аппаратурой, перед самой дверью в приёмный покой - самодельная трибуна. Высокие гости должны были подъехать с минуты на минуту, даже сам президент должен оторваться от всех своих неотложных дел.
  Через десять минут выходящий из дверей больницы молодой полковник Орэн Хейли был подхвачен толпой. Журналисты и просто прохожие легко подбрасывали стокилограммового альфу в воздух и скандировали: "Спасибо, Орэн! Спасибо, Орэн!". Не было ни воинских званий, ни фамилий - только чистая беззаветная любовь благодарного народа к родному им всем человеку.
  
  Хейли был шокирован, но приятно шокирован, этой встречей. Никто не отводил глаза от его уродства, никто не смущался, каждый человек в толпе норовил дотронуться до него, обнять, пожать руку. Тут и там разносились слова: "Спасибо!", "Ты молодец, парень!", "Всех спас!". Полковник просто физически ощутил, как люди его любят.
  
  После приветствий и объятий началась официальная часть, сам Тосефэт Хинам наградил выжившего героя новым званием и всеми высшими наградами воинской доблести. Среди них был и Орден Святого апостола Андрея Первозванного из бывшей России, и три военные Креста из бывшей Германии, Медаль Почёта - Соединённых Штатов Америки и многие другие ордена и медали.
  
  В своём ответном слове Орэн Хейли поблагодарил командование за высокую честь, оказанную ему и покойному полковнику Максимиллиану Силону, и выразил надежду на мирное решение всех вставших перед человечеством проблем. В конце он весело крикнул: "Победили злобных ящеров - победим и голод, и разруху!". Все присутствующие зааплодировали.
  
  Полковника с эскортом из правительственных лимузинов отвезли в тихий спальный район новой столицы, там ему выделили отдельный коттедж, хотя жилья на всех катастрофически не хватало. Целые семьи ночевали на стадионах и в театрах. Продовольствие распределялось по месту работы: каждый альфа, бета и многие омеги работали на заводах и фабриках. Кто-то на стройках - планету надо было срочно возвращать в привычный ритм жизни. Выжившие люди приходили со всех сторон на территорию бывшей Югославии, а потом Сербии, в единственный почти не пострадавший город Валево. Теперь это была столица человечества под названием Город Победителей.
  
  - Вот ваши продовольственные карточки на ближайший месяц, - Матиас Леони протянул Орэну желтую папку, - отдыхайте пока. Мой заместитель свяжется с вами через неделю и даст координаты нового места работы.
  
  - Я могу приступить завтра, - герой снова рвался "в бой".
  
  - Нет, это совершенно недопустимо, вы должны отдохнуть после больницы, - министр обороны пожал Орэну руку, - вам понравится ваша новая работа, я обещаю!
   Комментарий к Глава 1
   * Раньше его звали Барак Обама, но это вызвало политически не корректные отзывы и я поменяла имя.
  
  ========== Глава 2 ==========
   Новый дом сверкал чистотой, вся мебель была почти целой, телевизор, холодильник, стиральная машина, но никаких личных вещей прошлых жильцов. Кто-то с любовью набил холодильник домашней едой. Запахи пирогов с мясом, запеканок, борща и пирожных перекликались с нежными омежьими составляющими, видимо, запахи тех омег, кто это приготовил. Приятная замена готовым столовским блюдам из больницы.
  
  Орэн включил телевизор. Единственный канал гордо назывался "Первый" и показывал выход из больницы полковника Хейли. Орэн удивился тому, как хорошо смотрелся на телеэкране: в глаза бросалась его статная фигура военного, красивая белая форма и множество наград со всего мира. Показывали всех министров и президента, улыбки толпы и только обожжённого лица героя не было видно. Его очень аккуратно показывали полу-боком в фуражке или прямо, но издалека. Действительно, самый желанный альфа планеты. Обычно папарацци желтой прессы в поисках дешевых сенсаций пытаются показать истинные лица пострадавших, "как выглядит герой", не считаясь с желаниями самих людей, но сегодня все журналисты были поистине благородными людьми и показывали Орэна только с выгодных ракурсов.
  
  Как ни странно, неделя ничего не деланья пробежала для выписавшегося из больницы Орэна достаточно быстро. Он познакомился с соседями, узнал историю семьи, которой его коттедж принадлежал раньше - муж, жена и двое детей подростков погибли при первых же бомбежках на отдыхе в Португалии. Первый раз за границей стал для них и последним тоже. Новые соседи показали герою пункт первой помощи, продовольственный склад-магазин и красивый парк в десяти минутах ходьбы от их общего района.
  Ночёвки на своей собственной кровати оказались куда приятней больничных. Один только нормальный матрас чего стоил! Залежи холодильника тоже были выше всяких похвал, что и привело Орэна к очередным думам о работе - как же хочется скорее окунуться в среду, наполненную омежьими запахами и голосами. Они такие маленькие, нежные... Дети вообще очень благодарные существа: помог открыть бутылку с водой - "большое спасибо!", донес тяжелый пакет - поцелуй в щечку. Орэн помнил это из своей юности, тогда молодого и сильного альфу соседские детишки часто загружали своими "почти нерешаемыми проблемами".
  
  - Добрый день, полковник Хейли! - на пороге стоял и улыбался во все тридцать два или даже тридцать три зуба заместитель министра обороны Карме Чакон. - Мы нашли вам отличную работу! Приступаете завтра, Омежий Детский Дом на пересечении улиц Максимилиана Силона и Победителей Земли. Вот вам новая карта города, все старые улицы переименованы.
  
  - Огромное спасибо! Не терпится уже приступить к работе... А я даже не знал, что есть уже улица имени полковника Силона, - удивился альфа и пригласил гостя в дом.
  
  - Генерала Силона, очередное воинское звание он получил уже посмертно, к сожалению...
  
  - Да, к сожалению... Он был моим лучшим другом, - Орэн опустил голову.
  
  - Теперь все жители Земли - ваши лучшие друзья, полковник Хейли. Да-да, не удивляйтесь, так и есть. Попробуйте попросить стакан воды прямо на улице у незнакомого человека.
  
  - Я так понимаю, - альфа пытался улыбнуться, - что у меня нет незнакомых людей на нашей планете? Да? Большое спасибо, это на самом деле очень приятно.
  
  - Вы это заслужили, я имею в виду, людскую любовь и благодарность, - Карме встал и пожал руку герою, - удачи на новом рабочем месте!
  
  Назавтра ровно в девять утра Орэн звонил в дверь Детского Дома. После третьего звонка ему открыл молодой и симпатичный бета:
  - Полковник Хейли! - парень смущенно улыбнулся. - Спасибо, что победили этих злобных ящеров -убийц. Проходите! Добро пожаловать к ... нам!
  
  Пауза была подозрительной, бета смутился и покраснел ещё пуще прежнего.
  
  - Не за что, спасибо! - ответил удивлённый альфа. Что юноша-бета может от него скрывать?
  
  Снаружи здание Омежьего Детского Дома более всего походило на большую двухэтажную виллу какого-нибудь нефтяного магната. Колонны при входе в здание, высокие окна и потолки, дорогие росписи и орнамент. Внутри было намного проще, на чуть шершавом паркете по центру коридора была раскатана полуметровая ковровая дорожка, синяя, с золотой кромкой по краям. Сновали маленькие омежки, шли медленно и уверенно подростки, везде валялись брошенные детские вещи и игрушки, раздавались крики: "Милан, немедленно убери за собой!" или "Нолан, а домашнее задание ты уже закончил?". Гостя на пороге, казалось, никто и не замечал. Но главное, что произвело на альфу сильное впечатление это запах: пахло счастливым детством, омежками, молочком и конфетами. "Да, именно здесь я и хочу работать!" - решил про себя Орэн.
  
  - Полковник Хейли! - к Орэну подошел сухопарый бета лет пятидесяти в потертом деловом костюме. - Прошу в мой кабинет.
  
  - Доброе утро, сэр! - сказал Орэн уже в спину повернувшегося чиновника.
  
  - Доброе утро и присаживайтесь, - скромный кабинет, как прочитал Орэн на входной двери, принадлежал директору Детского Дома, - зовут меня Мелрод Филиппин, я здесь директор. Петь вам дифирамбы не буду, уж простите, - бета развел руками, - для меня сейчас на первом месте воспитанники. Альфы у нас никогда раньше не работали, а у вас нет даже опыта работы с детьми. К тому же вы бывший военный, значит не исключен и ПТСР**.
  
  - Никаких нервных расстройств у меня не обнаружено, я только неделю как из больницы. Я очень люблю детей и собираюсь посвятить свою жизнь чужим малышам. Готов выучить всё, что вы скажете, обязуюсь слушаться вас как командира, тьфу ты, - альфа сбился и покраснел, как это было возможно с его кожей на лице, - извините, как директора Детского Дома.
  
  - Ладно, молодой человек, сам министр обороны поручился за вас, я, надеюсь, в вас не разочаруюсь.
  
  - Да, обещаю вам, - обрадовался Орэн.
  
  - Во-первых, вы полностью переезжаете жить сюда: мальчикам нужна помощь и днём, и ночью. Воспитателей катастрофически не хватает, альфы, беты и омеги предпочитают работать на стройках или заводах, там более сытные пайки и можно получить со временем жильё. Деньги сейчас никого не интересуют.
  
  - Я согласен на любые условия, ведь сейчас всем не сладко, - Орэн не выдержал и перебил директора.
  
  - Это да, но продолжим: питание и одежду все воспитатели получают здесь, деньги вам зачисляются на личный счет - может быть когда-нибудь вы сможете получить их и воспользоваться, не знаю... По личным делам отпрашиваться можно, но только в самом крайнем случае. Нам будет некем вас заменить, а оставлять мальчиков одних больше, чем на пятнадцать минут категорически запрещается. Вам всё понятно?
  
  - Да, господин Филлипин.
  
  - Называйте меня Мелрод, как все воспитатели.
  
  - Хорошо, спасибо, тогда и вы зовите меня Орэн.
  
  - Отлично, Орэн! Пошли знакомиться с твоими новыми воспитанниками. Первое время с вами поработает Джереми Мериленд, он скоро уходит на пенсию, и вы займёте его должность и комнату.
  
  - Не надо из-за меня никого увольнять! - расстроился альфа.
  
  - Я не увольняю Джереми, - ответил Мелрод, - ему через месяц стукнет семьдесят. Он ещё до начала войны с пришельцами собирался на пенсию. Министерство образования очень удачно прислало вас именно сейчас.
  
  Бета шел впереди по узкому коридору, Орэн за ним, затаив дыхание, как мальчики-омежки его примут, не испугаются ли уродства и обожжённой кожи.
   Комментарий к Глава 2
   ** Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) - тяжёлое психическое состояние, которое возникает в результате единичной или повторяющихся психотравмирующих ситуаций, как, например, участие в военных действиях, тяжёлая физическая травма, сексуальное насилие, либо угроза смерти.
  
  
  
  ========== Глава 3 ==========
   Они зашли в третью дверь справа. Альфа увидел большую, метров пять на пять светлую комнату с телевизором, радио и музыкальным центром на полу. Ещё там были мягкие голубые диваны, несколько письменных столов у стены с огромным окном, видимо, это была гостиная или комната для свободного времяпровождения. В разных концах комнаты обнаружились пять воспитанников - мальчики лет пятнадцати-шестнадцати. Все в одинаковых белых рубашках и серых классических брюках. Подростки были между собой совсем не похожи, но все красивые и пахучие.
  
  Мальчики повернулись на звуки открываемой двери и подбежали, задевая столы и стулья к Орэну.
  
  - Вы наш новый воспитатель? - увидев Орэна, мальчик улыбнулся.
  
  - Вы правда полковник Орэн? - лицо второго тоже расцвело улыбкой.
  
  - Вы наш герой! - затараторили мальчики наперебой, восхищённо улыбались.
  
  Омежки гладили альфу по рукам, пытались заглянуть в лицо и вообще находились слишком близко, но никто из них не кривился, не отворачивался в ужасе. Более того, они вели себя так будто Орэн - самый красивый альфа на Земле. Новый воспитатель смутился и непонимающе уставился на директора Мелрода.
  
  - Мальчики, ну-ка, видите себя прилично! Разве можно говорить всем одновременно?
  
  - Извините, - ответил самый высокий из них, остальные смущённо отошли на несколько шагов назад.
  
  - Это Эммануэль, - Мелрод показал на самого высокого омегу, - ему уже семнадцать.
  
  Мальчик помахал рукой, но как-то странно - влево, мимо Орэна.
  
  - Это Шакед, Юваль, Астар и Джури, им по шестнадцать, - мальчики мило улыбались, а последний из представленных протянул руку Орэну, но также странно, мимо протянутой в ответ руки героя. Тот аккуратно пожал протянутую ладошку, решив прояснить данное несоответствие позже.
  
  - Мальчики, займитесь пока своими делами, мне надо ввести воспитателя Хейли в курс дела. Познакомитесь с ним попозже, сможете задать все свои вопросы, - подростки боком отошли вглубь комнаты, тихо переговариваясь.
  
  - Я им, кажется, понравился, - удивлению Орэна не было придела, - по-моему, они не против того, чтобы я стал их новым воспитателем, - и он провел ладонью у своего обезображенного лица.
  
  - Орэн, они вас не видят. Они - слепые.
  
  - Что? - яростно зашептал Орэн на ухо директору детского дома, - как это слепые? У них же есть глаза и они на меня смотрят...
  
  - Они все родились слепыми, и родители их оставили. Некоторых сразу же в роддоме, некоторых подбросили потом. Эммануэля вообще оставили возле мусорного бака.
  
  - Убил бы его родителей, просто своими руками задушил бы за такое. У вас родился сын, дети - это самое большое счастье в мире, как его можно было выбросить? Слепым и так тяжело по жизни, - Орэн посмотрел на мальчишек и обратил внимание на то, чего не замечал раньше: омежки разговаривали друг с другом, но не смотрели в глаза собеседнику, их глаза были расфокусированы.
  
  - Рад, что тебя так взволновала их судьба, чувствую, что оставляю омежек в надежных руках. Запомни, самое главное - чтобы мальчикам было хорошо. Уроки, воспитание, распорядок дня тоже важно, но любовь к ним - прежде всего, - альфа кивнул. - Так они самостоятельные, сами ходят в туалет, едят, купаются и переодеваются, но ты всегда должен быть по близости, вдруг кому-то из них понадобится помощь. Иногда они падают, тогда мгновенно теряют ориентацию в пространстве и их надо поднять и помочь им. Джереми смотрел с ними фильмы и рассказывал то, что они сами не в состоянии увидеть. С остальным разберешься по ходу дела, сегодняшний день Джереми проведёт с тобой, поэтому поедешь спать домой. Соберешь всё необходимое и завтра ты вселяешься в свою новую комнату, она рядом со спальней омежек, - альфа выглядел испуганным такой большой ответственностью. - Да не бойся ты так, тут есть и другие воспитатели, в случае чего спрашивай - всегда помогут.
  
  В комнату зашел пожилой омега в тяжелых роговых очках с толстыми круглыми линзами.
  
  - Доброе утро, Джереми! Как ты сегодня себя чувствуешь? - озабоченно спросил Мелрод.
  
  - Сегодня получше, спасибо. Кашель вот совсем отпустил, - старичок улыбнулся и подошел к Орэну. - Добро пожаловать, молодой человек! Рад, что оставляю мальчишек с таким выдающимся человеком, как вы, полковник Хейли.
  
  - Спасибо, господин... Джереми? - альфа забыл фамилию омежьего воспитателя.
  
  - Достаточно Джереми, я же не совсем старик, - улыбнулся воспитатель и пожал руку герою.
  
  Мальчики-омежки сбились в стайку и тихонечко перешептывались, бросая невидящие взгляды в сторону взрослых.
  
  - Давайте знакомиться, - произнес Джереми Орэну, - мальчики могут до вас дотронуться? Только до рук, плеч, может быть потрогать спину, чтобы они вас всегда смогли узнать.
  
  - Да, конечно.
  
  Омежки радостно бросились обратно к взрослым и начали гладить Орэна по рукам, спине, плечам.
  
  - Вы такой сильный, полковник Хейли, - выдохнул самый высокий из омежек, Орэн вспомнил, что его зовут Эммануэль. Белокожий, с вьющимися каштановыми волосами ниже линии плеч, с огромными круглыми светло-карими глазами мальчик водил руками по всему телу альфы, но скромно останавливался у кромки пояса джинс.
  
  - А где ваш любимый омега? Он не против, что вы будете жить здесь? - спросил другой. Темно-русые волосы в толстой длинной косе, ярко-зелёные глаза с более темной полосой вокруг зрачка, маленький прямой нос и коралловые губки. - Меня, кстати, зовут Юваль, - омега тоже гладил Орэна по плечам и спине.
  
  - У меня нет омеги, я одинокий, - ответил Орэн, ему были приятны касания мальчиков и вообще близкое общение с кем-то кроме медбратьев с их профессиональными деловыми прикосновениями. Поэтому альфа вытянул руки вперед и чуть вверх, чтобы мальчишкам было удобнее. Лёгкие, нежные касания были скорее познавательными, чем сексуальными, но возбуждающие омежьи запахи всё портили. Мальчики пахли нежно, как омеги до первой течки, но всё-таки это были омежьи ароматы.
  
  - АстАр, - шепнул Орэну на ухо третий мальчик, - меня зовут Астар.
  
  Третий мальчик, единственный их всех, оказался мулатом, смуглый, крепкий, черные волосы с более светлыми каштановыми завитками на концах и темно-карие глаза. Никто из омег не носил темные очки.
  
  - А это Джури, - мальчик был так занят изучением плеч и спины альфы, что его представил Джереми, голубоглазый блондин, нежный, маленький и хрупкий, - и Шакед, - последний из омежек был обладателем пшеничных волос, которые завивались мелким бесом по всей длине, огромных серо-зелёные глаз, прямого носа и небольших сильно покусанных губ. Он тоже задумался, поглаживая альфу по рукам, перешел на грудь и живот.
  
  - Вы такой накаченный и сильный, мечта любого омеги, - сказал Шакед и сам смутился.
  
  - Не прилично такое говорить вслух, тем более по отношению к вашему воспитателю. Да, мальчики, чтобы я не слышал "полковник" - мы ещё поди не в армии, "воспитатель Хейли", вот так надо обращаться. Всем ясно?
  
  Мальчики почти синхронно ответили:
  - Да, воспитатель.
  
  - Теперь все отправляются делать уроки. Шакед, не кривись, ты вчера не закончил обществоведение - кто наши враги, ящеры или крысы?
  
  - Ящеры, воспитатель, я знаю, - но он всё же потащился в сторону письменных столов, ужасно кривясь и будто сам себе что-то шепча под нос.
  
  - Если в двух словах - Эммануэль самый старший и ответственный, он и приглядывает за остальными, - бета сделал знак руками будто заключал слово в кавычки, - "приглядывает" образно выражаясь. Шакед - наоборот, самый тяжелый подросток из них, вечно расстроенный, молчаливый и всем недовольный, тоже молча. Но выражение лица-то не скроешь, особенно гримасы. Часто со всеми ссорится, плачет и сидит один.
  
  - Нет трудных детей, есть дети, которым трудно, - вспомнил Орэн фразу своего папы-омеги из далекого детства, тогда родители были ещё живы. - Я помогу ему, чтобы он больше не оставался в одиночестве.
  
  - Правильный подход, полковник. Я рад, что оставляю их с вами, - старик закашлял и облокотился на вовремя подставленную руку альфы.
  
  Орэн проводил его к одному из диванов, и воспитатель продолжил:
  - Астар спокойный, уравновешенный, дружелюбный, с ним хлопот не будет. Юваль - любопытный и настырный, жить спокойно не даст, но и самый талантливый: поёт, играет на пианино. Просто займите его чем-нибудь, и он перестанет лезть к вам. А то выест мозг чайной ложкой, он это может... Последний Джури - он болезненный и слабый, ему вечно нужна чья-то помощь, но не беспокойтесь, ему и другие мальчики помогают, особенно Эммануэль.
  
  - Спасибо, Джереми, а в чем будут состоять мои обязанности? Я не очень понимаю, как и чем помогать мальчикам, - заволновался альфа.
  
  - Утром вы встаёте по будильнику в семь утра и будите мальчишек. Они знают, что должны сами умыться, одеться и пойти в столовую на завтрак. Ровно в восемь у них занятия с приходящими учителями. Всё это время вы должны быть по близости: подать руку, если кто-то споткнулся или поднять если упал. Помочь с посудой в столовой - вы едите с ними за одним столом. Другие воспитатели садятся вместе, поболтать, а я вот мальчишек никогда не оставлял...
  
  - Здесь все воспитанники слепые, во всех группах? - уточнил Орэн, чтобы другие омежки его не испугались.
  
  - Да, они просто делятся по возрасту, наши самые старшие. Мальчики здесь до первой течки, потом мы сразу же пытаемся выдать их замуж. Слепых тяжело пристроить, особенно сейчас, после войны, по последней переписи населения альф в восемь раз меньше, чем омег.
  
  ========== Глава 4 ==========
   - Так, мальчики, бросайте все свои дела, мы идем на обед. Покажем воспитателю Хейли где у нас столовая, - прервал свои объяснения Джереми.
  
  - Я сейчас не могу, я хочу дочитать главу, - заныл Шакед.
  
  Остальные оставили свои дела и собрались в "паровозик" у входной двери.
  
  - Мы никого не ждём! Шакед не голодный - пусть сидит один или потом приходит! - разозлился Юваль.
  
  "Да, не так уж и просто с ними!" - заметил про себя Орэн.
  
  Шакед встал со стула, но, услышав последнюю фразу, сел обратно и опустил голову на согнутые руки.
  
  - Мальчики, не ссорьтесь, - Джереми воспринял недоразумение более спокойно, чем новенький Орэн, - предлагаю компромисс: Юваль, мы все ждём Шакеда, но он читает только до конца страницы.
  
  - Ладно, - согласился первый, может, не хотел ругаться и позориться при полковнике Хейли.
  
  - Хорошо, я быстро, - согласился и Шакед, водя пальцами по белому листу.
  
  Пару минут все стояли в полной тишине, Юваль кривился, другие обреченно молчали. Казалось, их больше раздражала очередная ссора в группе, чем ожидание или чтение Шакеда. Орэн пока присматривался к омегам: Эммануэль стоял первым у выхода, никто его первенство не оспаривал. Джури стоял последним и единственный опирался на стену, совсем слабый и худой.
  
  - Джури здоров? - тихонько спросил Орэн у Джереми.
  
  - Да, мы недавно сделали ему все проверки и взяли анализы, просто нехватка витаминов в организме, - воспитатель замолчал, вздохнул и продолжил, - Орэн, они слышат намного лучше нас с вами... Поэтому если вы хотите поговорить о чем-то наедине со мной - сделайте это наедине со мной.
  
  Орэн кивнул, потом задумался на минуту и ответил:
  - Да, конечно. Видимо и кивать - не лучшая идея.
  
  Джереми кивнул ему в ответ и сам улыбнулся. В это время Шакед закончил читать, встал и подошел к концу живого "паровозика". Эммануэль открыл дверь, и все пошли по широкому, светлому коридору в сторону столовой, которая находилась на втором этаже. Здесь на полу лежали резиновые коврики для лучшей ориентации. Также на стенах на уровне пояса была белая полоса другой фактуры, чтобы ходить прикасаясь, а перед кабинетами директора и воспитателей шрифтом Брайля (точечки и черточки) нанесено название каждого кабинета.
  
  В столовой место их группы находились справа от столов раздачи еды. Когда все уселись со своими подносами, начали подходить другие воспитатели беты и омеги, знакомились с полковником, поздравляли его с новой должностью и приглашали за свой отдельный стол для всего педагогического состава. Орэн даже не успел отказаться, как увидел глаза Шакеда полные слёз, другие мальчики тоже расстроились.
  
  - Огромное спасибо, но я предпочитаю обедать со своими воспитанниками. Так я смогу помочь им в случае чего-то необычного, - Орэн протянул руку через стол и накрыл ладошку Шакеда. Остальные, сидящие за столом вздохнули спокойно, а Эммануэль, сидящий справа от Орэна и Юваль - слева - прижались к Орэну и положили свои хорошенькие головки ему на плечи.
  
  - Надо же, они просто сразу в вас влюбились, - после обеда мальчиков отправили на тихий час, а Джереми и Орэн прошли в комнату воспитателя, - я очень рад. Хотя, чего удивляться, вы - герой. И я вижу репутация эта вами получена совершенно заслуженно.
  
  - Спасибо, Джереми. Я надеюсь, что оправдаю ваше доверие, - альфа помогал пожилому омеге собирать вещи в чемоданы.
  
  - Вся моя жизнь уместилась в трёх небольших чемоданах, обидно!
  
  - Ничего подобного, скольким мальчикам вы помогли? Их любовь к вам, наверное, такая огромная, что и тысячи чемоданов было бы недостаточно, - успокаивал его альфа.
  
  - Да, что правда то правда. Многие пишут мне до сих пор, - когда все вещи были собраны Орэн взял самое тяжелое и помог Джереми перенести вещи в машину.
  
  - Самое главное - любите их, чтобы они всегда и во всём чувствовали вашу заботу и помощь, - напутствовал Джереми напоследок.
  
  Утром следующего дня альфа перевез свои вещи в освободившуюся комнату. Разбирать не стал и в семь утра пришел будить омежек к завтраку. Мальчики спали в одной комнате, кровать к кровати - в прямую линию. Спали в детских пижамах разных цветов и рисунков. Эммануэль тихонечко сопел, остальные спали тихо, в комнате одуряюще пахло молодыми омегами, детством и сладостями.
  
  - Мальчики, подъём! - весело позвал альфа, стоя в центре комнаты и так же лихо получил подушкой в голову от Юваля, четко в голову просто на звук - молодец омега!
  
  - Нет, так дело не пойдёт! - грозно ответил герой войны и победитель смертоносных ящериц. - Вы меня одной подушкой не возьмёте! Юваль, вставай! - альфа осторожно потряс омежку за плечо и подошел к следующему: - Эммануэль, вставай, скоро завтрак.
  
  Самое трудное заключалось в том, чтобы вовремя убежать с линии огня - омеги так и "хотели" просыпаться - кто ногой пихнёт, кто тапком с пола бросит, не детский дом, а прямо какая-то передовая, линия фронта. Стоило только отойти от воспитанника как мальчишка засыпал обратно, интересно, во сколько они вчера пошли спать, думал Орэн. На втором круге удалось победить Эммануэля, и он зевая сообщил, что вчера был "вечер прощания с Джереми", вечер этот плавно перешёл в "ночь прощания с Джереми" и омеги ушли к себе далеко за полночь. Они даже вчера впервые попробовали коктейли - бокал какого-то алкоголя разделили на всех, дозаправили соками и отрывались пол ночи.
  
  - Мы его очень любим, он нас вырастил, - сообщил первый из проснувшихся, - вас мы тоже очень любим, но его чуть-чуть больше, - и омежка показал большим и указательным пальцами насколько Орэна любят меньше, чем Джереми.
  
  Альфа был в шоке, понятно, что своего воспитателя мальчишки полюбили за долгие годы, но его смогли полюбить хоть чуть-чуть просто за один день - такая честь!
  
  - Вы же герой, вас все мальчики хотели, а дали именно нашей группе, - во время этого диалога омега встал и начал переодеваться в майку и брючки прямо при альфе.
  
  Конечно, Эммануэль был в трусах, но Орэну от вида его полуобнаженных уже вполне взрослых прелестей, семнадцать лет парню всё-таки, стало не по себе, сильно потяжелело в паху. Орэн быстро переключился на побудку остальных, стараясь не бросать на Эммануэля заинтересованные взгляды. Когда большинство встало, альфа тихо выскользнул из спальни и решил дожидаться воспитанников в коридоре. В ванной пришлось вмешаться: Юваль и Джури одновременно подошли к ближайшему умывальнику, Джури нагло оттолкнули и омежка упал на пол под ноги остальным. Орэн заметил потасовку из коридора, пока подошел Астар успел налететь на Шакеда и оба упали на пол.
  
  - Это что ещё такое, Юваль! - разозлился Орэн, говорил строго, но не кричал. - Ты не имеешь права никого толкать! - альфа осторожно помогал мальчикам подняться и опереться на раковины для устойчивости. - Рот у тебя зачем? Не только же есть в него, а разговаривать не пробовал? И не смей больше распускать тут руки!
  
  Джури сильно ударился и заплакал. Астар встал сам, но никак не мог сориентироваться где раковина, а где кран с водой и как мыть лицо, и тоже расстроился из-за этого. Юваль шипел в сторону Орэна:
  
  - Он первый начал, это моя раковина, я всегда здесь умываюсь, а Астар вообще не должен был вмешиваться, тогда бы и не упал! А Джури всех бесит!
  
  - Не правда! Я ничего не делаю, - захныкал Джури сильнее прежнего.
  
  - Вот тебя никто и не любит такого дебила! - добил его Юваль.
  
  Орэн принялся мирить пострадавших, Эммануэль помогал, успокаивая страсти, и они с альфой стояли бок о бок против остальных.
  
  - Спасибо, Эммануэль, без тебя я бы не справился с утренним инцидентом, - альфа сидел за завтраком справа от старшего омеги и слева от несчастного Джури.
  
  - Не за что, воспитатель, я рад, что все помирились, - улыбнулся тот.
  
  Джури ел совсем плохо и Орэн мысленно сделал себе отметку попытаться достать ему что-нибудь вкусненькое, пока омежка не исхудал окончательно и бесповоротно на одних консервах.
  
  Орэн заметил, что младшие мальчики ставили в еду спичку, в блинчик или шницель, в то, что требовалось нарезать. И ориентировались от неё, но его воспитанники этого не делали и уже ели сами. Конечно, многое выпадало из их тарелок, но ничего более страшного не происходило.
  
  После завтрака группа вернулась в комнату отдыха дожидаться приходящих преподавателей.
  
  ========== Глава 5 ==========
   Приехавшие через десять минут учителя беты прежде всего познакомились с героем-победителем инопланетных ящеров. Каждый старался показать себя с лучшей стороны, зная, что полковник пока не женат. "Впервые вижу, чтобы беты красились, - подумал удивленный Орэн, тем более все восемь человек!". Потом они разобрали воспитанников по разным углам гостиной: у Юваля началась математика за письменным столом, у Шакеда - литература на диване, у Астара - философия у окна. Орэна отпустили "на свободу" до часа дня - учителя сами присматривали за своими учениками.
  
  Ещё в столовой Орэн видел, что многие учителя и работники детского дома приглядываются к нему явно оценивающе: стоит ли потерпеть уродство, получая взамен альфу-знаменитость? Такое внимание было неприятным и, можно даже сказать, унизительным для полковника. И вдруг школьные учителя туда же. Орэн решил во что бы то ни стало держаться подальше от такого подозрительного "внимания".
  
  Так как больше заняться было нечем он отправился разбирать привезённые вещи, обживая свою новую комнату. И позвонил министру обороны с благодарностью:
  - Да, господин министр, отличная работа, именно то, что я и просил. Не считайте меня неблагодарным, но ещё я хотел бы обратиться к вам лично с просьбой хотя бы немного улучшить питание этих мальчишек. Тут у многих анемия от нехватки в организме железа и других полезных витаминов.
  
  - Помогу чем смогу, полковник. Мы поставим ваш детский дом в приоритетный список, но многого не обещаю - натуральных продуктов очень мало, грубо говоря, на счету каждая картофелина.
  
  Потом в час дня, как раз перед обедом, Орэн вернулся к своим воспитанникам смотреть, или вернее слушать новости. И опять двадцать пять - Юваль сцепился с Шакедом: каждый хотел сидеть на диване напротив телевизора и слушать программу в гордом одиночестве. Но так как телевизор в комнате был один, ничего не получалось. Орэну пришлось вмешаться:
  - Я сяду на середину дивана, напротив телевизора, - пока альфа говорил, обоими руками приходилось держать мальчиков на расстоянии друг от друга, чтобы не побили один второго, - и что мы получаем? Шакед сидит сам направо от меня - один! А Юваль - слева от меня тоже в полном одиночестве и никто никому не мешает!
  
  Мальчикам такое решение давнего противостояния пришлось по душе и они вместе - не сговариваясь, потому что уже миллион лет были в ссоре - придвинулись к воспитателю обниматься. После новостей шел какой-то танцевальный вечер с участием кадетов-альф и выпускников Института Благородных Омег. Мальчишки не сговариваясь встали посредине комнаты и начали двигаться под музыку. Движений участников они не видели, но плавно изображали что-то своё. С одной только разницей: у Эммануэля это был медленный парный танец, а у всех остальных - нет. Он даже держал руки на уровне талии и плеча, обнимая невидимого глазу партнера. Орэн не смог стоять спокойно и просто зашел в объятия омеги. Дверь в их комнату была приоткрыта, но танцующие не замечали ничего вокруг, а вот их самих кое-кто заметил...
  
  А потом было ещё много-много вечеров, наполненных чарующей музыкой. Из телевизора, радио или же Юваль сам играл что-нибудь грустное и пронизывающее печалью до самого сердца. Омежки обожали танцы. Дни проходили своей чередой: учёба, еда, отдых и сон. Иногда были исключения из правил, такие как поход в близлежащий парк осенью. Омегам приходилось быть очень осторожными, расположение мебели в их комнатах было давно знакомо, а вот расположение деревьев в парке - нет. Орэн в ужасе бегал от одного мальчика к другому, предотвращая столкновения с деревьями и кустами в парке. Шуршание жухлых листьев завораживало омег, а поскрипывание веточек под ногами наоборот пугало. Но в любом случае все присутствующие наслаждались свободой передвижений и чистым кислородом. Нюхали всё, что попадалось под руки: веточки деревьев, листики, цветочки и даже просто прохладный воздух, который пах лесом, приключениями и свободой. Когда осторожные перебежки омег подошли к концу и воспитанники наконец-то уселись на травку отдохнуть и поболтать, Орэн тоже позволил себе передышку, мол с земли никто никогда не упадёт: сидят, значит будет все в порядке. Только сел, в кольцо рук скользнул Джури, засыпающий от слабости и усталости.
  
  - Джури, ты себя плохо чувствуешь? - Орэн потрогал ему лоб раскрытой ладонью.
  
  - Не, устал только, подремать хочу, - последнее слово с трудом вырвалось из почти уже закрытого рта.
  
  - Ну, ладно, дремли, - успокоился альфа, поддерживая парня под мышками и облокачивая на себя.
  
  После парка мальчики отправились в душ, Орэн при этом, конечно, не присутствовал. Но директор детского дома специально оговорил условия работы альфы в таких случаях: альфа должен был находиться в коридоре у душевых. И если кто-то из мальчиков упадёт или попросит другую помощь воспитателя, то тут уж не до стеснения - тот обязан зайти в душевую и помочь.
  
  Но такая помощь понадобилась лишь однажды, когда Джури потерял сознание от духоты в этом плохо проветриваемом помещении, и чудом не упал, Эммануэль, услышав резкий всхлип, подставил руки наугад и помог самому слабому из них. А потом уже Орэн вынес омежку из душа, завернув в огромное купальное полотенце в полоску. А так во всех душевых кабинках на уровне пояса была прикреплена к стене металлическая труба небольшого диаметра, чтобы мальчики могли держаться за неё ("Тоже мне балетный станок", - подумалось тогда мужчине) и ориентироваться в душе, и коврики на полу резиновые специальные.
  
  Спустя пару месяцев самый независимый, то есть наглый, Юваль попросил у Орэна разрешения потрогать его лицо - так слепые "видят" - пальцами. Орэн смутился, но не отказал. Конечно, мальчики знали с чужих слов, что лицо полковника сильно пострадало при взрыве материнского корабля инопланетян, но также они любили и уважали своего воспитателя, и после последнего "зрителя" Джури всеми было высказано общее мнение, что лицо Орэна представляет из себя "ничего страшного".
  
  Орэну осторожные касания нежных омежьих пальчиков, переходящих с щек на глаза и губы понравились, к тому же вызвав лишний в это время дня в детской школе стояк. Уродом он точно никому не показался, слепые омеги просто никогда раньше такие лица не трогали. После этого случая альфа не спал всю ночь и на утро пошел к директору сообщить, что больше не сможет занимать эту должность в связи с влюблённостью в одного из воспитанников. На что улыбнувшийся директор ответил:
  - Очень хорошо! Интересно, в кого ты влюбился, а то ко мне уже приходил Эммануэль, старший из мальчиков, и жаловался на тоже самое - влюбленность в вас, дорогой мой полковник.
  
  - А почему вы так радуетесь, мистер Филиппин? - спросил Орэн обескураженно. - Это же ненормальная ситуация!
  
  - Для кого как... Мне, например, это видится решением - один из моих воспитанников уже пристроен замуж, - с хитринкой в глазах ответил директор.
  
  - Как вы можете такое говорить, я - старый, обезображенный альфа! Разве такой нужен Эммануэлю?
  
  - Омега слепой! Сейчас, когда на каждого здорового альфу детородного возраста в стране приходится восемь молодых и красивых омег, у слепых мальчиков из детского дома не так много шансов. Связей и знакомств у них нет, помощи родителей, соседей и друзей ждать не приходится... Так что видите сами - полковник-герой - лучший кандидат!
  
  - Но на всех я всё равно не смогу жениться! У нас пятьдесят два омеги, включая трёхмесячного младенца, родители которого погибли, - бета кивнул в ответ на проникновенную речь Орэна.
  
  - Возьмите сколько хотите, мы против не будем, а на чужое мнение нужно плевать! Так и говорите всем: "Мне очень важно ваше мнение, настолько, что у меня даже есть специальный палец, предназначенный для выражения моих чувств по поводу вашего мнения - он так и называется - третий палец!"
  
  - Что? - в шоке переспросил резко севший прямо на стол директора пунцовый от смущения альфа.
  
  - Другие воспитатели и учителя тут у меня уже штаны протёрли, ябедничая на ваши действия, прикосновения и танцы с мальчиками, и купание в общем душе...
  
  - Не было никакого общего купания: или они, или я.
  
  - Не обращайте внимания на пересуды, - бета резко махнул рукой куда-то в сторону, как отрезал, - многие любят поболтать за спиной. Министр обороны не против, президент тоже. А многомужество скоро станет нормой в нашем обществе, если мы хотим возродить человечество заново.
  
  - Я один этим заниматься не намерен, по крайней мере пока, - и Орэн выбежал за дверь, весь красный и пышущий праведным жаром, то есть гневом.
  
  - Посмотрим... - бросил директор вслед.
  
  ========== Глава 6 ==========
   А вот следующей ночью случилось непредвиденное событие. Была сильная гроза, видимо, инопланетное вмешательство или их постоянные бомбёжки сильно изменили климат планеты. Гроза гремела над самой землей и время от времени появлялись красно-оранжевые молнии. Дождь лил как из водонапорной башни, а в воздухе почему-то пахло пожаром и ветер завывал, казалось, в каждой комнате детского дома, пронизывая бедных омежек насквозь даже под пуховыми одеялами, которых опять же на всех не хватало.
  
  Орэн только начал засыпать, убаюканный ритмичными каплями дождя за окном, как дверь его комнаты натужно скрипнула, и кто-то худенький просочился внутрь. Он неловко, задевая стол и стулья, двигался вперед, ощупывая темное пространство выставленными впереди руками. Не успел альфа повернуться лицом к двери, как этот кто-то, одетый только в пижамку, попытался нарушить личное пространство Орэна и лечь прямо под теплый альфий бок в кровать.
  
  - Нет! Кто это? - Орэн выставил обе руки вперед не давая загадочному кому-то прижаться к голому телу (альфа спал в одних боксёрах, ну не в пижаме же...) и почувствовать резко появившийся выпирающий орган.
  
  Этот кто-то слабо пах ежевикой и лесом, прямо родом из детства в деревне знакомый запах. Перебирая в потёмках руками и ногами, ощупывая всё на своем пути слепец двигался скованно, но решительно - вперёд - не обращая внимания на преграды.
  
  - Джури? Я тебя узнал! Ты почему до сих пор не спишь? Уже почти полночь! - Орэн отодвигал от себя омегу, пока тот изо всех сил пытался захватить кровать.
  
  - Я не мог уснуть, - капризничал Джури, - мне страшно спать одному!
  
  - Это мне страшно! - ответил альфа, осторожно отодвигая юношу от своего сильно торчавшего достоинства - вдруг почувствует и испугается, примерный называется воспитатель с торчком наперевес...
  
  - Я в грозу всегда спал с воспитателем! - заплаканно требовал Джури.
  
  - Это с прошлым, но я же не Джереми...
  
  - А какая разница? Сейчас вы - наш воспитатель! - Джури таки пролез между вытянутых вперёд рук альфы и прижался к правому боку, чудом успевшего перевернуться Орэна.
  
  - Никакой разницы, - выкрутился тот, - ладно, предлагаю компромисс: я пойду с тобой в вашу спальню, сяду на стул у твоей кровати и буду держать тебя за руку, пока не заснёшь. Я тебя не оставлю! - положение было критическим и приходилось ориентироваться на ходу, как и при столкновениях с инопланетными противниками. Хотя нет, сейчас было труднее.
  
  - Но почему? Я не занимаю много места! - чувствовалось, что омежка готов сдаться.
  
  - Неважно это, мне и самому здесь мало места - это какой-то омежий диванчик, а не нормальная армейская походная кровать, - Орэн встал за омежкой и, прикрыв одеялом стратегически важные места - и так весь персонал сплетничает, они отправились в общую спальню старшей группы.
  
  Как только Орэн под руку с Джури переступил порог омежьей спальни впору было вешаться. Запах. Кажется он стал ещё более омежьим и насыщенным, чем пару недель назад. Член грозился порвать не только боксёры, а пробить стены здания напротив... Джури лег в свою кровать, Орэн сел рядом и нежно сжал вытянутую из-под одеяла руку:
  - Спокойной ночи, Джури!
  
  - А если я не смогу заснуть? - сонно капризничал тот.
  
  - Сможешь! Начинай считать капли дождя за окном. Раз, два, три, - Орэн начал гипнотизировать воспитанника.
  
  - Четыре, пять, шесть... - Джури спокойно уснул уже на первом десятке и Орэн вынул свою руку из его расслабленной ладошки.
  
  Альфа встал, потянулся и вернулся к себе в спальню. "Завтрашнюю работу никто не отменял и так буду пол дня клевать носом", - подумал он.
  
  Но сон не шел, возбуждение просто так никуда не исчезало. Только Орэн решил встать и отправиться в туалет, дабы решить слишком уж насущную проблему, как следующий визитёр нарушил его уединение. Дежавю, так же вытянутые вперед руки и напряженная скованная походка, но тут стул отлетел влево, а стол ударился в стену справа. Наконец-то колени уперлись в изголовье чужой кровати.
  
  - Ну вы что, сговорились, в самом деле? Эммануэль, ты тоже боишься грозы? Ты же самый взрослый из мальчиков? - омежка даже не собирался отвечать и просто настырно пролазил между опять вытянутых вперед в защитном жесте рук Орэна поближе к теплому альфьему телу. - Ближе не надо, Эману-у-у! Ну куда ты гладишь меня?
  
  Омега горел огнём, высокая температура чувствовалась даже через одежду. Ещё он тяжело дышал, потел и пах сладко до одури. Голова его крутилась из стороны в сторону, и невидящий взгляд скользил мимо воспитателя. Ничего не говоря он просто боролся с альфой за место под солнцем, то есть за выживание своего вида, а конкретнее - у него началась первая в жизни и поэтому самая болезненная, сводящая с ума течка. Орэн не был очень опытным молодым альфой, но мокрые сзади штаны даже ему открыли глаза на происходящее.
  
  - Хорошо, мой маленький, я понял, тебе нужна помощь, - омега победил слабо сопротивляющегося альфу и прижался всем своим пылающим телом к вожделенному трофею, - сейчас, сейчас я помогу тебе. Только осторожно, не торопи меня, я сам...
  
  В ответ Эммануэль мог только хрипеть и требовательно царапать своего альфу, ещё он остервенело терся своим маленьким возбуждением о живот жертвы. Орэн и сам еле терпел, сначала ежевичный Джури в постели, теперь ванильный течный Эммануэль - это кого хочешь выбьет из колеи. Альфа старался быть нежным и аккуратным, а омега упорно "гнал лошадей", тыкаясь руками и ногами наугад, и сам пытался сорвать с себя пижаму и одновременно выудить Орэна из трусов, наоборот натягивая их выше.
  
  - Осторожно, мой маленький, осторожно, я помогу тебе, не торопись...
  
  Под утро Эммануэль спокойно спал боком, нанизанный на порядком уставший, но честно отработавший своё альфий член Орэна. Ночью каждые три минуты альфа заверял совершенно ничего не соображающего от возбуждения омегу, что женится на нём сразу после течки. И никогда не бросит, и будет всю жизнь заботится, и помогать, и нес тому подобную чушь или не чушь - под утро уже оба точно не воспринимали нормально ничего из происходящего. Хорошо хоть природа довела отношения альф и омег в течку до совершенного автоматизма ещё столетия или тысячелетия назад.
  
  Проснувшийся первым Орэн быстро выключил будильник - нечего Эммануэля беспокоить, и так всю ночь не спал маленький взрослый мальчик. Альфе хотелось гладить и целовать теперь уже точно своего омегу, нежность и любовь наконец-то нашли выход и от этого альфе хотелось петь и танцевать образно выражаясь. А не образно - он осторожно, одними кончиками пальцев водил по уставшей спинке и худым бокам своего любимого омеги.
  
  - Всё, кончилось? - сонно спросил счастливый Эммануэль. - Я могу идти?
  
  - Никуда ты теперь от меня не уйдёшь, "изнасильщик" мой маленький, - ласково прошептал Орэн, - теперь ты весь мой.
  
  - Я вас вчера изнасиловал, воспитатель? - ужаснулся омега, пытаясь повернуться лицом к альфе, но вязка в самом разгаре привела лишь к болезненному всхлипу и Орэн повернул Эммануэля обратно спиной к себе.
  
  - Уже не важно, не переживай, лежи спокойно, скоро узел спадёт. Но ты никуда не идёшь, оставайся здесь, теперь это и твоя комната, любимый, - альфа привычно, за эту ночь, чмокнул омегу в плечо и погладил худое до ужаса тело.
  
  - Вы меня любите, воспитатель? - омега не мог не переспросить такую до крайности важную именно сейчас, во время вязки, вещь.
  
  - Конечно люблю, уже давно, даже ходил увольняться из-за этого. Но директор меня не отпустил, сказал, что и ты меня тоже любишь.
  
  - Зачем он рассказал, как же стыдно, - Эммануэль от смущения попытался зарыться в подушку.
  
  - Почему стыдно? Мне, например, очень приятно, - альфа не мог остановиться всё гладил и ласкал уставшего омегу и не мог насмотреться и надышаться своим личным персональным счастьем, - и давай уже, прекращай это: я для тебя теперь только Орэн. И никакой не воспитатель, понятно?
  
  
  Через два часа в кабинете директора счастливый жених убеждал мистера Филиппина найти ему замену:
  - Я не могу жить с молодым мужем в такой каморке, два на два метра. А на вашей кровати я даже сам с трудом помещался, как же мы с Эммануэлем будем вдвоём там спать? И я не могу быть воспитателем собственному мужу, это вы можете понять?
  
  - Нет! Я сказал нет! Никуда вы не уйдёте, пока мы не найдём вам достойную замену! Я должен думать не о ваших с Эммануэлем личных интересах, а о моих воспитанниках! У меня ещё пятьдесят один мальчик на попечении! Это вам не хухры-мухры! Всех надо вырастить, обучить и выдать замуж! - директор тяжело вздохнул, так один пристроен, как бы ему ещё парочку скинуть.
  
  - А что мне делать если у кого-нибудь ещё из моих воспитанников течка начнётся, пока я здесь единственный альфа? - Орэн решился бросить своего козырного туза на стол переговоров.
  
  - Будете действовать так же - сначала помощь, потом свадьба. Уверен, Эммануэль против не будет, это же его почти что братья с рождения, - у директора давно были готовы ответы на все хитрые вопросы своего единственного сотрудника-альфы.
  
  - Ну не знаю, он там не со всеми хорошо ладит... Юваль, например...
  
  Орэну даже не дали закончить:
  - Юваль омега вредный, я знаю, мне ещё Джереми на него жаловался. Значит женитесь на всех, кроме него!
  
  Орэн и так уставший от бессонной ночи, в ужасе схватился за голову и вылетел в коридор, оттуда донеслось его обращенное в никуда:
  - Быстро ищите мне замену!
  
  Десятую годовщину победы над инопланетными захватчиками ящерами-убийцами Орэн встретил в теплом кругу своей большой и любящей семьи: трёх мужей-омег (и совершенно не важно, что каждого из них нужно было проводить к столу и с помощью спичек помочь нарезать торт) и восьми детей. Большинство из которых были альфами, так как это известный факт - сразу после войны в стране начинает рождаться больше защитников. И сам Орэн, вернувшись в вооруженные силы Земли, обучал новичков не просто летному делу, но и большой ответственности перед возрождённым Человечеством.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Начинающие свингеры
  https://ficbook.net/readfic/2545246
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: трое альф/трое омег
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Омегаверс
  Предупреждения: BDSM, Групповой секс, Мужская беременность
  Размер: Миди, 23 страницы
  Кол-во частей: 8
  Статус: закончен
  Описание:
  - Ну, пожалуйста, не надо! Я боюсь чужих альф, вон сколько пишут про убийства и изнасилования слабого пола. - Заканючил молоденький омежка. - Ты что, так быстро меня разлюбил? Мы же женаты всего год!
  - Не говори глупости, я очень тебя люблю и буду рядом. Никто не посмеет обидеть тебя у меня на глазах. Это просто секс, он разнообразит нашу семейную жизнь. Видел я полно альф, которым давным-давно надоели их истинные и они ищут развлечений на стороне. Я не хочу со временем стать таким же.
  
  
  Посвящение:
  Моей любимой бете. Иssка, спасибо, что поддерживаешь меня во всех моих глупостях, ну то есть начинаниях...
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  ========== Часть 1 ==========
   Резко прозвонил будильник, и Эран вскочил выключить его. Альфа огляделся - омеги в кровати уже не было. Он заглянул в кухню, так и есть, его Яли в одном переднике на голое тело уже жарил яичницу и делал тосты. К тому же, в помещении вовсю пахло настоящим свежесваренным черным кофе.
  - Доброе утро, любимый, - Эран поцеловал омежку в щечку и погладил по попке.
  
  Его сладкий мальчик, вот что значит найти своего омегу. Яли было всего семнадцать лет, он ещё учился в школе, в последнем классе, невысокий стройный блондин с серыми глазами. Нежные черты лица, пухлые розовые губы, но главное - запах. С их первой встречи в библиотеке и до сегодняшнего дня альфа всё ещё был влюблён как мальчишка в своего молодого мужа. Хвала богам, эта любовь была взаимной.
  
  - Доброе утро, Эран! Сегодня всё, как ты любишь - и яичница с помидорами и сладким перцем, и черный кофе уже готов, и я только в одном переднике, - заулыбался довольный омега.
  
  - Несносный мальчишка, ты специально всё делаешь, чтобы у меня не было причины наказать тебя вечером! - альфа притворно нахмурил брови, сделал вид, что рассердился. Но подрагивающие уголки губ, что так и норовили подняться вверх, портили все впечатление от облика грозного альфы. Ему было двадцать четыре года, высокий спортивный брюнет. Короткая стрижка, приятное лицо с темно-карими глазами. Эран работал в аналитическом отделе крупной компании.
  
  - Так не честно, теперь и за это меня наказывать? - надулся омежка.
  
  - Не пытайся вызвать во мне жалость, она априори не была встроена в альфийский характер, мы всё равно идем туда вечером! - Эран по-прежнему улыбался. Ничто не могло испортить сегодняшнее утро, потому что вечером они собирались первый раз пойти в настоящий клуб свингеров. То есть, альфа собирался сходить туда, а Яли всячески противился этому.
  
  - Ну, пожалуйста, не надо! Я боюсь чужих альф, вон сколько пишут про убийства и изнасилования слабого пола! - заканючил молоденький омежка.
  
  - Ты что, так быстро меня разлюбил? Мы же женаты всего год!
  
  - Не говори глупости, я очень тебя люблю и буду рядом. Никто не посмеет обидеть тебя у меня на глазах. Это просто секс, он разнообразит нашу семейную жизнь. Видел я кучу альф, которым давным-давно надоели их истинные, и они ищут развлечений на стороне. Я не хочу со временем стать таким же.
  
  - Ты уже такой, - расстроился омега, его план "идеального утра" потерпел крах.
  
  - Неправда, я иду вместе с тобой. Для тебя там тоже будет гора удовольствий. Может, ты ещё благодарить меня будешь, - сказал Эран, допивая кофе. - Любимый, я побежал. На вечер оденься посексуальнее.
  
  - Хорошего тебе дня, - и омега поцеловал своего истинного на дорожку.
  
  
  Днем во время обеденного перерыва Эран подошел к сослуживцу и своему лучшему другу Ставу:
  - Привет, вы не передумали? - подозрительно спросил альфа.
  
  - Ты чего в самом деле? Эран, конечно, нет. Будем ровно в восемь у центрального входа. - Входа чего, они решили на работе не уточнять.
  
  - Как твой, хочет идти? - завистливо спросил Эран.
  
  - Прямо-таки "умирает пойти"! - покачал головой друг. - Конечно, не хочет. Но куда он денется, насильно втащим его в счастье! Потом спасибо скажет, - усмехнулся Став.
  
  - Мой также - боится.
  
  - Не переживай, мы всё правильно делаем. Им тоже понравится, просто не сразу, - успокоил Эрана старший товарищ. Ставу было двадцать семь, его молодому мужу Пэтэлю - восемнадцать, и они тоже были женаты чуть больше года.
  
  - Найдем там ещё парочку таких же, как и мы, молодоженов, и весело проведем время! Хорошо, что все сдают анализы при записи, можно и без презика пошалить, - Став похотливо улыбнулся. - Ну, я побежал, мне отчет для босса готовить. Увидимся.
  
  
  Вечером, когда Эран пришел с работы, оказалось, что Яли ещё не одет. Омежка встречал мужа в коридоре с охапкой вещей.
  - Не знаю, что выбрать, или черная майка в сеточку и розовые джинсы, или белая прозрачная рубашка и черные кожаные шорты? - с этими словами молодой супруг протянул сначала одну, а потом и вторую вешалку с нарядами.
  
  - Яли, я в душ, когда выйду - мы поедем в этот чертов клуб. Если ты не будешь одет, поедешь голый, мне без разницы, там будет меньше раздеваться. Ясно? - сурово спросил альфа.
  
  - Да, я буду готов, - ответил несчастный омежка. Он прекрасно знал своего альфу и был уверен, что тот именно так и поступит. Вздохнул, прижал к груди вешалки с одеждой и пошел в комнату переодеваться.
  
  И уже через полчаса Эран и Яли садились в свою машину во дворе дома. Альфа был одет в черную обтягивающую майку и черные же джинсы с дырками на коленях по последнему писку моды. А омежка - в белую прозрачную майку и розовые короткие шорты. Смотрелись они весьма молодо и сексуально. Альфа гордо шел впереди, а хныкающий омежка тащился сзади:
  - Пожалуйста, в клубе не отходи от меня ни на шаг, я один боюсь остаться, - альфа даже не счел нужным отвечать на это приевшееся за день нытьё.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ========== Часть 2 ==========
   У входа их уже ждали Став и его молодой муж Пэтэль. Омега тоже чуть не плакал от страха.
  - Привет, Эран, Яли. Как дела? - радостно спросил Став.
  
  - У нас всё хорошо, настроение бодрое, - ответил альфа, а омега, увидев в каком состоянии Пэтэль, просто расплакался.
  
  - Всё, быстро заходим, - сказал Эран, и альфы потащили упирающихся омежек внутрь.
  Там их встретил молодой симпатичный бета - распорядитель:
  - Вы первый раз, да? Проходите прямо по коридору, там в центральном зале собираются все пары. Знакомятся и, кто желает, парами уходят в отдельные номера, а оставшиеся переходят через двадцать минут в соседний зал с общими кроватями и там начинается мягкий свинг для всех желающих.
  
  - Что такое "мягкий свинг"? - спросил Эран.
  
  - Это вид свинга, при котором пары занимаются сексом в непосредственной близости друг от друга без обмена партнерами. По крайней мере, вначале. А потом - как пойдёт, - засмеялся распорядитель. - Только успокойте своих омег, это же Клуб свинга, а не изнасилований. Вы не можете привести плачущих партнёров.
  
  - Да, конечно, извините. Мы сейчас, зайдем на минутку в туалет, - сказал Став и злобно посмотрел на своего омегу.
  
  - Только не бейте их, пожалуйста. У нас это запрещено. Сразу лишитесь членства в клубе, - строго сказал бета.
  
  - Мы никогда не бьём их, - ответил Эран, - даже если очень сильно хочется.
  Альфы потащили упирающихся омежек в туалет. Только открыли дверь, как услышали чей-то плач.
  - Ротэм, ну, пожалуйста, не надо! Я не хочу! - Рыдал симпатичный омега, а альфа постарше успокаивал его.
  
  - Илай, прошу тебя, не плачь, мы только попробуем один разочек.
  
  - Ваш тоже боится? - спросили альфы хором.
  
  - Да, как и ваши. Что будем делать? - спросил Ротэм.
  
  - У меня есть идея, - сказал Эран. - Омеги, каждый из вас так сильно держится за своего альфу, а вот сможете ли вы узнать его из трёх с закрытыми глазами? Естественно, трогать или нюхать нельзя!
  
  - Я тебя всегда узнаю, - всхлипывал Яли.
  
  - Я тоже, - отозвались остальные омеги.
  
  - Вот и спор - узнаете - и мы все сегодня уходим отсюда ни с чем, а не узнаете - и мы присоединяемся к членам клуба. Договорились, парни? - спросил довольный Эран.
  
  - А если только кто-то один из нас ошибётся, что будем делать? - спросил Яли.
  
  - Если угадает хотя бы кто-то один, мы все отсюда уходим, согласны? - спросил альфа омег, но тут уже остальные альфы заволновались. И Эран подмигнул им левым глазом.
  
  - Хорошо, - ответил Яли за всех. - А что надо будет делать?
  
  - Вам - ничего, каждый из альф вас поцелует, а вы скажете каким номером "выступал" ваш истинный. Узнали - и поехали домой.
  
  - Думаю, что это не трудно, - сказал Пэтэль.
  
  - Тогда пошли в комнату, тут, в туалете, я вас целовать не собираюсь.
  
  
  Они прошли по коридору в сторону номеров и зашли в первый же свободный. Комната оказалась обита бордовыми гобеленами, в центре стояла огромная кровать, застеленная черной шелковой простынью. На каждой стене висели или стояли и лежали на полочках различные приспособления для бдсм-времяпрепровождения. Омеги разом охнули и, казалось, вдохнули, а выдохнуть не смогли.
  - Здорово, - подал голос один из альф, - но нам пока не нужно.
  
  - Так, мальчики, сели на диван, руки за спину, мы сейчас оденем вам наручники, это чтобы вы не мухлевали, и не трогали нашу одежду. Повязка на глаза и прищепка на нос, - быстро разобрался с игрушками Эран. Когда все омеги были готовы, альфа сказал:
  - Мы выходим за дверь и возвращаемся не в том же порядке, а то вы по голосу запомнили, где стоит каждый из нас.
  - Только не отходите от двери, а то оставляете ваших истинных связанными и без защиты, - робко попросил Пэтэль.
  
  - Не волнуйтесь, мы на одну секунду.
  
  Когда альфы закрыли дверь, Став сразу сказал:
  - Пиздец, они нас узнают.
  
  - Неа, если истинный их целовать совсем не будет, - ответил довольный Эран.
  
  - Это как так? - спросил Ротэм, ещё не знакомый с шаловливой натурой Эрана.
  
  - Очень просто - каждый из нас целует только двух омег, меняясь с другими. Я два раза целую Пэтэля и один раз вашего Илая, а к своему совсем не подхожу. Ясно?
  
  - Круто, брат, - обрадовался Став, а Ротэм довольно закивал головой. Альфы вернулись в комнату к омегам.
  - Начали, - объявил Ротэм.
  
  
  
  Он подошел к Яли и осторожно лизнул мягкие губы, потом надавил на них языком, заставляя омежку открыть рот пошире. Когда его язык оказался внутри, альфа начал яростно прямо-таки трахать им омежку. На скупые попытки того отодвинуться Ротэм отреагировал тем, что положил руку на член Яли поверх одежды и немного сжал его. Омежка охнул прямо в раскрытый рот альфы и дальше боялся сопротивляться. Он узнал это ощущение полного подчинения, которое вызывал в нем Эран, поэтому и решил, что его целует муж. Альфы начали целовать не своих мужей, менялись местами, специально сильно топая по полу и сбивая с толку бедных доверчивых омег. Конечно, никто не угадал.
  - Первый, - сказал Яли.
  
  - Нет, это был я, - ответил Ротэм и ещё раз так же глубоко и сладко поцеловал омегу, но уже сняв повязку на его глазах.
  Тоже произошло и с остальными омегами - никто не угадал. Мальчики опять настроились плакать:
  - Стоп, так не честно, - сказал Эран, - вы не угадали. Мы не виноваты, но всё же ладно, мы можем дать вам ещё один шанс - минет.
  
  - Мы должны сделать по три минета? Я не хочу, - заныл Илай.
  
  - Вовсе нет, это мы вам сделаем, а то по форме наших членов вы легко догадаетесь, где истинный каждого. - Заулыбался Эран. Другие альфы согласно закивали.
  
  ========== Часть 3 ==========
   Альфы стянули с омег брюки и трусы, каждый со своего истинного, и вернули повязки на глаза. Испуганные омежки сжимали острые коленки, пока что ни у одного даже и не встал. Эран не выдержал и шепнул своему на ушко:
  - Не бойся ты. Яли, тебе понравится, всё нежно сделаем.
  
  - Тебе легко говорить, не ты же связан, - шепнул в ответ молодой муж.
  
  - Обещаю, больно не будет, - и он легко поцеловал омежку в чуть приоткрытые губки.
  
  - Мы опять выходим ровно на одну секунду, - громко сообщил Став. И альфы вышли.
  
  - Парни, с одним условием, чтобы омеги обязательно кончили. Это всё же наши мужья, пусть им будет приятно. - Сказал он за дверью.
  
  - Понятное дело, - ответил Эран.
  
  Они вернулись и Эран сразу подошел к Пэтэлю. Омега был высоким, выше метра семидесяти, стройным, с длинными черными волосами, но главное - с пирсингом в сосках и члене. Эран давно мечтал о нём, ещё с тех времен, когда они со Ставом только познакомились и начали болтать о своих омегах (альфы ещё большие сплетники, чем омежки) каждый перерыв за чашкой кофе. Альфа расстегнул пуговицы на рубашке омеги и нежно погладил серебряные колечки в сосках, плавно опустившись на колени. Маленький розовый член был проколот таким же серебряным колечком чуть ниже дырочки уретры. Омега понял по изучающим поглаживаниям, что это точно не его муж и сильно сжал коленки, спрятав своего малыша. Альфа начал целовать его пах, поглаживая ноги до колена, но омежка не сдавался. Тогда Эран поднял голову и прикусил правый сосок вместе с колечком, омега застонал и раздвинул ножки. Альфа поощрительно зализал укус и взял в рот вялый розовый член. Он был небольшим и с ним было удобно играться языком. А руки в это время ласково поглаживали яички. И Пэтэль хотел - не хотел, но начал возбуждаться. Эран поднял руку и погладил левый сосок, как бы предупреждая - "Омега, веди себя хорошо!". Предупреждение было настолько ощутимым, что молодой муж ответил вслух:
  - Я больше не буду, - и все альфы вопросительно повернулись к ним.
  
  "Потом расскажу" - ответил одними глазами Эран и встал поменяться местами с Ротэмом.
  Эран подошел к Илаю, с которым только сегодня познакомился в туалете. На вид ему было где-то года двадцать три, невысокий рыженький омега с голубыми глазами, смазливый и нежный. После минета Става он всё ещё подрагивал от полученного наслаждения. Эран обхватил губами маленький, но на удивление толстый член и начал посасывать. Омега в ответ улыбнулся и прошептал одними губами:
  - Я люблю тебя, - видимо, приняв Эрана за своего супруга.
  Альфа улыбнулся и начал играть языком с уздечкой. Так увлекся, что не заметил, как прошло время и альфы стали меняться местами в последний раз. Эран вернулся к Пэтэлю, но вел себя уже иначе. Он глубоко заглотнул маленький розовый член, пытаясь одновременно лизнуть и яички. Сосал из всех сил, теперь его задачей было, чтобы омега кончил. Поэтому он поглаживал внутреннюю сторону его бедер через одежду и нежно теребил колечки в сосках. Уже все омеги стонали в голос, совершенно не сдерживаясь. Потом один за другим кончили, альфы отошли на середину комнаты.
  - С кого первого снимать повязку? - спросил Эран.
  
  - С меня, - сказал Илай. - Я точно знаю, Ротэм был у меня вторым.
  
  - Нет, это был я, - ответил Эран. - Могу повторить, если хочешь.
  
  - Не надо, я верю, - расстроился Илай.
  
  Яли честно признался:
  - Даже близко не знаю, каким номером был мой муж.
  Сердце Эрана дрогнуло, и он мысленно напомнил себе, что его омега всё же кончил, и что делается всё это в том числе и для омежек. Пэтэль, очень предсказуемо, тоже не угадал.
  Когда со всех омежек сняли повязки, они сидели очень несчастные, чувствуя, что проиграли.
  - Хотите ещё один шанс, только уже совсем последний? - спросил Став.
  
  - Да, - воспрял духом Пэтэль, что тоже укололо в сердце его истинного.
  
  - Ладно, тогда обычный секс сзади. Угадали - ушли домой. Вы же кончили, маленькие эгоисты, мы тоже не хотим оставаться со стояками.
  
  - Так и чувствовал, что этим кончится, - буркнул Яли.
  
  - Ну, у тебя были две возможности этого избежать, а ты не угадал, - ответил Эран.
  
  Альфы развязали каждый своего омегу, помогли вымыться и вернули в прежнее положение - глаза завязаны, руки в наручниках, а на носики прищепки. Омеги были без штанов, альфы вышли за дверь.
  - Все омежки должны кончить, - сказал Став, а остальные одобрительно закивали. - Но каждого обязательно растянуть и подготовить, не важно, сколько они были в браке, члены бывают разные - "голубые, синие, красные", как говорится. Так что каждый растягивает под себя.
  
  - Договорились, заходим, - ответил за всех Ротэм.
  
  Альфы открыли дверь и перед их взором открылся непередаваемо прекрасный вид: три розовых голых попки, так и хочется присунуть и без того возбужденный альфийский член.
  Став подошел к Яли, одобрительно похлопал того по округлой попке и встал на колени, раздвинув нежные булочки. Поцеловал чуть подрагивающую дырочку. В ответ омега сжался, видимо, от страха. Тогда альфа принялся лизать и саму дырочку, и всю промежность. Омега не хотел признавать, но ему очень нравилось, из попки показалась капля смазки и потекла вниз. Став обмакнув в неё палец, всунул его во внутрь, омега приглашающе застонал. Потом и второй легко вошел, и тогда чужой муж принялся ласкать омегу как своего собственного - яростно и возбуждающе.
  - Не могу больше, пожалуйста, вставь! - просил омега. Став тихонечко посмеивался - "Так боялся, так боялся, а сейчас умоляет. Быстро же они сдаются".
  Он приставил головку своего члена, выкупанного в лубриканте к приоткрывшейся дырочке и одновременно погладил Яли по члену. Омега сильно вдохнул и покачнулся, альфа сразу вставил до половины и омега закричал. Все альфы повернулись и замерли, но и так было ясно, что это крик удовольствия, а не боли. Эран одобрительно покачал головой, его молодой муж кричал так очень редко, и только в минуты истинного наслаждения. Альфы встали поменяться партнерами в очередной раз. Сейчас Эрану до боли хотелось своего мужа, так сильно возбужденного другим, такого открытого и страстного. Но пришлось идти к Илаю. Всё же он не выдержал и, проходя мимо, погладил любимого по волосам. Яли быстро обернулся и успел смазанно поцеловать гладящую его руку. Другие альфы зашикали, мол, сейчас попалишь нас к чертовой бабушке! Эран сделал страшные глаза, мол, и не просите меня извиняться за это, я люблю его! Всем альфам понравилось, когда их омежки кончили. И вот долгожданное признание Пэтэля:
  - Я не знаю.
  
  - Я тоже, - ответили остальные омеги на вечный вопрос "Под каким же номером к ним подходил их истинный?"
  
  - Значит так, мальчики, в четверг, через два дня, мы все здесь встречаемся, но теперь уже без рыданий и уговоров. Все вместе голые на этой вот самой кровати. А теперь марш в омежью душевую.
  
  
  ========== Часть 4 ==========
   Всю дорогу домой в машине Яли молчал. Эран решил не трогать его и дать возможность осознать и смириться. Альфа мог запросто привести своего мужа в Клуб свингеров и заставить заниматься сексом со всеми, но не поступил так, решил пойти на хитрость, чтобы дать своему омеге хотя бы ощущение, что тот имеет выбор. Дома омежка сразу заперся в ванной. Из-за двери раздались сдавленные рыдания. Эран подошел к двери и постучал:
  - Яли, любимый, ну чего ты плачешь? Тебя что, побили или изнасиловали, или мой о-папочка приезжает к нам на две недели? Нет, всё нормально, я видел. Тебе было приятно, ты два раза кончил и так стонал, что я сам чуть не кончил только от твоих стонов. Разве тебе было плохо?
  
  - Нет, - ответил всхлипывающий Яли.
  
  - Тогда что случилось? - спросил уставший от ссоры Эран. Альфа любил, чтобы всё было по его желанию, но чтобы и омежка получал от этого удовольствие. А в жизни так не бывает. - Я к тебе сегодня приставать не буду. Отдохнешь немножко. Хочешь, смажу тебя омежьим гелем, если у тебя болит там?
  
  - Не надо, мне не больно, - ответил Яли, продолжая плакать.
  
  - Скажи мне, почему ты плачешь? Я же не Гарри Поттер, чтобы волшебным образом самому догадаться.
  
  - Мне больно оттого, что я под ними кончил. Они чужие, а я кончил, - Яли уже тихонько всхлипывал.
  
  - Ничего страшного, я тоже кончил. И вообще, дорогой, у меня и до тебя были омеги. И, кстати, секс с ними тоже был совсем не плох. Конечно, с тобой это совершенно другие ощущения, намного лучше, - альфа успокаивал своего мужа.
  Открылась дверь, и расстроенный омега упал в руки своего истинного. Его обняли, нежно поцеловали и понесли в мягкую постельку. Эран умел, если сам хотел, быть очаровательным белым рыцарем.
  Наутро Эран разбудил своего омегу минетом. Яли от восторга чуть не взорвался.
  - Эран, что это было? - спросил удивленный омега.
  
  - Люблю тебя просто, и очень сильно. Ты у меня смелый и мужественный мальчик, - гордо ответил альфа.
  
  - Нет, я у тебя бесправный омега, - улыбнулся Яли.
  
  - Любимый, не правда. Вы сами не угадали. Ты извини, но я не могу продолжать эту милую дискуссию, спешу на работу, - и альфа встал с кровати.
  
  - Пожалуйста, Эран, скажи мне, - взмолился Яли.
  
  - Что, милый? - спросил муж, одеваясь на ходу.
  
  - Каким ты был у меня, хотя бы в последнем заходе?
  
  - Я не могу сказать тебе, любимый, я обещал парням, - ответил альфа.
  
  - Ну, пожалуйста, Эран, кто тебе важнее: я или они? - омежка опять надулся.
  
  - Яли, любимый, относись к этому как к игре, я обещал соблюдать правила, не обижайся, - и он подошел поцеловать любимого в нахмуренный лобик.
  
  
  На работе первым делом Эран зашел к Ставу:
  - Как твой?
  
  - Ничего, смирился. Мы не говорим об этом, - ответил альфа. - А твой?
  
  - Поплакал немножко, молодой ведь, но тоже ничего. Только пристал мертвой хваткой, каким номером я у него был, хотя бы в последнем заходе, - ответил Эран и сел прямо на стол в кабинете Става.
  
  - Не говори, ладно, а то все их мучения насмарку, - попросил альфа, видя, как друг колеблется. - Я тоже своего люблю. Лучше вспомни, как все они кончили по два раза.
  
  
  Через два дня в четверг вечером, когда Эран пришел с работы, его омега уже был вымыт и красиво одет.
  - Я готов, - отрапортовал Яли.
  
  - Молодец, Ялик, я только в душ и выходим, - и альфа побежал мыться после работы.
  Ровно в восемь вечера они стояли у входа в клуб. Когда подтянулись все остальные пары, альфы первыми вошли внутрь, омеги - за ними. Зашли в гостевую комнату и разошлись по своим ванным раздеваться.
  - Парни, давайте скорее, там нас ждет тройка очень молодых и истекающих "соком" омежек, - улыбнулся Эран вместо приветствия.
  
  - Да, и таких пахучих от страха! Они там не потекли случаем? - поддержал Став.
  
  Когда альфы зашли в гостевую комнату, трое молодых омежек, голых и дрожащих, сидели в центре большой кровати. От страха они прижались друг к другу. Альфы зашли тоже голыми и при полном "вооружении". Их большие, перевитые венами, члены стояли по стойке "смирно".
  - Парни, может, мальчики начнут сами, а мы пока посмотрим? И если нам понравится - присоединимся, - предложил Ротэм, остальные альфы согласно закивали.
  
  - Ротэм, а что нам делать? - спросил у мужа омега.
  
  - Ну ты, к примеру, можешь поцеловать Яли, сидящего рядом с тобой.
  
  - Яли, можно? - осторожно стросил Илай.
  В ответ самый молодой омежка нагнулся и сам начал его целовать. Пэтэль увидел, что двое других совсем не против целоваться. А альфы, сидящие на креслах вокруг огромной кровати, их не смущают. Тогда он тоже нагнулся к Яли и начал целовать нежный розовый член самого младшего омеги. Не успели альфы моргнуть, как Яли уже разложили на кровати и двое его "друзей по несчастью" обцеловывали и облизывали его.
  - Твой муж, я погляжу, пользуется спросом, - пошутил Став.
  
  - Значит, я в нём не ошибся, - ответил довольный альфа, видя, как нравится это его истинному.
  А спокойный до этого Илай уже растягивал дырочку Яли, всовывая то один, то два пальца и осторожно скользя внутрь по смазке самого омеги. Яли положил свои ноги на плечи Илаю и тихонечко постанывал от удовольствия. Такого нежного и возбуждающего секса у него никогда не было. А Пэтэль в это время целовал его шейку и пощипывал соски. Омега решил, что тоже может воспользоваться своими руками и начал одной гладить уже возбуждённый член Пэтэля, а второй - Илая по голове, направляя её к своему болезненно возбужденному члену.
  - Мальчики, только чур, не кончать, мы тоже хотим немножко любви и ласки, - сказал Эран и альфы как по команде встали со своих кресел.
  
  
  ========== Часть 5 ==========
   Несмотря на то, что все трое альф были доминантами, сегодня они чувствовали, что с омежками нужно быть понежнее. Эран подлез под стоящего на коленях Илая, прямо между ног, и начал целовать возбуждённый омежьими играми розовый член. Вдруг, обнажая головку, альфа заметил, что она очень красная, намного темнее ствола, и вопросительно поднял глаза к Илаю.
  
  - Сильно хочу, - ответил омега на немой вопрос. Яли у него отобрал Став. Но благодаря минету Илай этого и не заметил.
  
  Эран перевернул омежку на спину и, широко раздвинув ему ноги, перешел с поцелуями прямо к пульсирующей от желания дырочке. Илай шумно задышал, казалось, вот-вот кончит.
  
  - Нет, так дело не пойдет, кончать будем вместе, сейчас я тебе кольцо на член одену, чтобы ты меня подождал, - сказал альфа, вылезая из-под такого горячего Илая.
  
  - Пожалуйста, не надо, у меня там все болит потом, что-то с кровеносными сосудами, - зашептал паренёк.
  
  Эран посмотрел на повернувшегося к ним Ротэма:
  - Ничего страшного, просто надо быть осторожнее, - альфа продолжил то, что начал рассказывать его муж.
  
  - Хорошо, - ответил Эран, разминая и растягивая упругие мышцы юноши до тех пор, пока дырочка не начала подаваться. Края медленно расходились, и нежный розовый цветок открылся. Эран погладил его головкой своего члена, измазав его в смазке, и начал осторожно входить. Омега простонал и мгновенно кончил. Брызги белесой жидкости полетели во все стороны.
  - Не останавливайся, Эран, продолжай! Через пару минут я опять буду готов, - попросил расслабленный омежка.
  
  Эран поднял глаза на своего любимого - Яли стоял на коленях, сзади в него размеренно входил Ротэм, осторожно поглаживая спину и попку. А спереди Став трахал его в рот. Омега был совершенно не против такой своей занятости, особенно в этом ему помогал Пэтэль. Он, лежа на спине под омегой, посасывал его розовый сильно возбужденный член. Яли явно был нарасхват. Став решил тоже куда-нибудь пристроить свои руки и начал гладить член Пэтэля, задевая каждый раз серебряное колечко, чтобы любимый муж не скучал. Кто в кого и сколько кончал - сосчитать было невозможно, только альфы отползали передохнуть, как омеги весело и с песней имели друг дружку. Через пару часов все вместе повалились на постель.
  
  - Всё, я больше не могу, - первым признался Ротэм.
  
  - Тогда домой, - ответил Илай, - только ты меня несёшь, ноги меня уже не держат.
  
  - Сначала в душ, а то от твоего запаха, смешанного с запахом трех альф и двух омег, половина города возбудится. - Довольный альфа подхватил своего мужа и отнес в омежью душевую, туда же доставили Пэтэля и Яли.
  Омеги сели на голубые пластиковые табуретки, стоя мыться они уже не могли. Вся душевая была увешена зеркалами, в которых отражались уставшие и замученные омеги в разных ракурсах.
  
  - Парни, вам сейчас ничего не обычного не показалось? - осторожно спросил Илай. Как самый старший из омег, он всегда старался думать за всех троих.
  
  - Что ты имеешь в виду? - ответил вопросом на вопрос Яли.
  
  - Я сегодня даже с закрытыми глазами всегда четко знал, когда меня целовал или гладил мой муж. И никогда не ошибался, - произнес омега.
  
  - Ну, это тебе запах помогал, - ответил Пэтэль.
  
  - Нет, это другое, знакомые движения. Угол наклона ладони или губ.
  
  - Что ты хочешь этим сказать? - испуганно спросил Яли. - Они нас обманули?
  
  - Вот именно! В прошлый раз к каждому из нас муж совсем не подходил.
  
  - Обалдеть, вот сучки!!! - разозлился Пэтэль.
  
  - Нет, это как раз мы их сучки! И с этим надо что-то делать! - Илай тоже вскипел не на шутку.
  
  - У меня есть идея, - медленно и с чувством как раз под шум воды произнес Яли. - Мы их трахнем, и по-крупному!
  
  - Что надо делать? - хором спросили омеги.
  
  - Мы купим три теста на беременность, дадим их одному моему однокласснику - он беременный омега. Пописает на них, и мы предъявим их нашим мужьям. Из-за их любви к свингу непонятно будет, у кого чей ребёнок. Дальше догадываетесь? - и омежка засмеялся.
  
  - Ну, пара бессонных ночей им обеспечена, да и любовь к свингу отобьёт на долго! - Илай злобно скрутил большой кукиш.
  
  - Каждый покупает свой тест, чтоб не одинаковые. И завтра созваниваемся, - дальше омежью усталость как рукой сняло, и заговорщики весело продолжили обсуждение плана мести.
  
  А в это время альфы уже вытирались и одевались.
  
  - Что-то мы сегодня совсем мальчиков затрахали. Мой, бедный, совсем ходить не мог, - сказал расстроенный Ротэм.
  
  - Да и у моего ножки уже не закрывались. Дорвались первый раз до свободы. Нельзя так больше делать.
  Каждый по пару раз кончил - и домой, - Эран тоже чувствовал себя виноватым.
  
  - Парни, я думаю, надо прийти домой и смазать их омежьим гелем, как после течки. И до следующего раза не трогать, - обобщил их высказывания Став.
  
  - Так и сделаем, - и альфы пошли в душевую за своими мужьями.
  
  - А-а-а, - заорали омеги, когда дверь в душевую открылась без стука. - Вы что, постучать не можете? - испуганно закричал Илай, прикрывая одной рукой вялый член, а другой розовые соски.
  
  - Илай, - примирительно начал Эран, успокаивающе подняв вытянутые вперед руки. - Но мы же всё это уже видели сегодня. Да и не только видели. Я сам облизывал, и не раз, то, что ты так старательно от меня прячешь.
  
  - Ну и что! Это не даёт вам право так к нам врываться, вы нас уже совсем не уважаете? - глаза омеги начали заполнятся слезами и альфы, ни говоря ни слова, поспешили ретироваться.
  
  - Уф, чуть нас не попалили, - выдохнул Яли, - все обсуждения завтра, а сейчас домой и отдыхать.
  Остальные омеги согласно закивали.
  
  В машине Яли молчал, боясь выдать себя неосторожным словом. Но альфа воспринял это тягостное молчание совсем иначе:
  - Любимый, извини, что мы так грубо к вам ворвались, просто хотели взять на руки и отнести к машине. Мы вас очень уважаем, ничего не изменилось. Приедем домой, я смажу тебя гелем и уложу спать. Тебе сегодня совсем не понравилось? Ты тоже кончил раз пять, не меньше, я смотрел.
  
  - Даже шесть раз, но отсасывали мне только Илай и Пэтэль, - омежка надулся.
  
  - Дорогой, но они же не дали мне даже лизнуть, ты переходил из рук в руки. Я не виноват, что ты так всем понравился, - улыбнулся гордый альфа.
  "Ничего, завтра увидишь, как я им понравился" - мрачно радовался "милый и любимый" омежий заговорщик.
  
  
  ========== Часть 6 ==========
   Назавтра после бурной ночи Яли, конечно, не пошел в школу. Его не сдвигающиеся ноги и растроганною дырку, из которой всё текло неконтролируемо, трудно было бы объяснить завучу.
  
  - Милый, ты полежи в постельке и отдохни. Чистые прокладки я оставил на прикроватной тумбочке. - Альфа нежно поцеловал мужа в губки. - Мы с тобой вместе с первой течки, но так плохо тебе ещё никогда не было. Извини, любимый, больше это не повторится.
  
  - Ладно, - ответил омега, а сам подумал: "Не повторится, потому что я сам этого не допущу!"
  
  - Привет, Илай, ну как ты? - Альфа ушел, и омега позвонил соратнику по революции.
  
  - Я ничего, но на работу пойти не смог. Ты тоже дома? - ответил омежка.
  
  - Да, сейчас прокладку поменяю и в аптеку за тестом.
  
  - Бери фирмы "Clearblue", а то "Senso test" уже я купил. Чтобы у всех были разные.
  
  - Договорились, - ответил омежий дивергент*.
  
  Вечером, когда Эран пришёл с работы, он первым делом заглянул в спальню. Его истинный спал мило посапывая носиком. Альфа поправил омежке одеяло и решил пока принять душ после целого дня на работе. Он открыл дверь в ванную и замер на пороге, что-то подозрительное лежало на крышке, прикрывающей унитаз. И это что-то было тестом на беременность с двумя красными полосками.
  
  - Вот же блядь! - шепотом, чтобы не разбудить любимого, произнес Эран.
  
  - Милый, я беременный, - сказал Яли, сонно зевнув на пороге ванной, - вот почему мне было так плохо ночью и сегодня утром.
  
  - А ... от кого? Какой у тебя срок? - осторожно спросил начинающий любитель свинга.
  
  - Какой срок не знаю, этого тест не показывает. А от кого - я совсем не знаю, но и ты тоже вчера был во мне. Может быть, от тебя? - также осторожно ответил омежка.
  
  - Я не знаю,- ответил альфа. А потом как рыкнет: - Разве течка не является единственным условием залёта???
  
  - Иногда бывает и без течки. Чего ты на меня рычишь, я, что ли, виноват, что у меня будет ребёнок? А ты и твои дружки здесь ни при чём, да? - видно было, что омега вот-вот расплачется.
  
  - Нет, любимый, прости меня. Я рад, что у нас будет ребёнок. Просто я хотел спросить, кто его отец. Говорят, что омега всегда знает, кто отец его ребёнка, - примирительно сказал Эран.
  
  - Омега всегда знает с кем он спал, и больше ничего. Я вчера спал со всеми троими. Теперь ты меня бросишь с ребёнком? Это не я хотел идти в Клуб свингеров! - Яли отвернулся и пошел в их спальню. Там он лег прямо на серое с золотом покрывало, подтянул колени к животу и тихо застонал: - Всё ещё болит попа, и я ещё в этом виноват. Вы как насильники, хотя почему "как"! - сказал омега и вдруг испугался, не переигрывает ли он?!
  
  - Прости меня, - произнес альфа, вернувшись в спальню, - не важно, чей это ребенок. Я уже люблю его и тебя тоже. Мой любимый о-папочка, - и он поцеловал мужа в страдальчески сжатые губки.
  
  Омега улыбнулся - сработало, купился, и он ответил на поцелуй мужа.
  
  - Пошли есть, любимый. Или хочешь, я тебя сейчас смажу гелем? - спросил альфа, довольный, что Яли уже не сердится. Беременным это вредно.
  
  Но ночью Эран совсем не мог уснуть от гадких мыслей:
  1. Аборт при первой беременности омеге делать опасно - потом может не иметь детей совсем.
  2. Бросить своего истинного невозможно - проще так, живым лечь в могилу и весело крикнуть: "Закапывай, братва!".
  3. Сделать новорожденному анализ ДНК. И что? Отдать его родному отцу Ставу или Ротэму - омега не расстанется с ребёнком.
  4. Остаётся только растить как своего собственного и даже не интересоваться, чей он на самом деле.
  
  Так мне и надо, продолжал корить себя альфа, сам виноват, Клуб свингеров ему подавай! Мало ему самого сладкого и сексуального омеги на свете. Будем надеяться, что малыш будет тоже омегой, и будет похож на Яли. Многие альфы встречали своих истинных уже с детьми от прошлых браков, и это не мешало их счастью. А тут только я сам виноват, вон как любимый плакал в первый раз в туалете. Это мне наказание за мой обман.
  
  Альфа даже и не догадывался, насколько он был прав с последней мыслью. Потом, когда он наконец-то уснул, ему снились новорожденные коты с мордой Ротэма и Става, которые громко говорили: "Это ты мой папа!" и злобно мяукали.
  
  Назавтра на работе Эран не мог заставить себя сходить к другу. "Какой я неудачник, именно мой залетел не в течку! Даже признаваться в этом неприятно, а то вдруг Став или Ротэм потребуют сына себе". Но в конце рабочего дня Став и Эран столкнулись нос к носу в лифте. Эран заметил, что друг как в воду опущенный.
  
  - Привет, Став, с тобой всё в порядке? - спросил бывший любитель свинга.
  
  - Извини, но я обещал мужу никому не рассказывать, - смутился альфа. И тут Эран заметил красные глаза невыспавшегося друга и нахмуренный лоб. "Где-то я уже такое лицо видел, черт - в зеркале!"
  
  - Пэтэль ждет ребёнка! - громко, на весь лифт, крикнул Эран.
  
  Другие сотрудники начали на них оборачиваться и с улыбкой поздравлять альфу. Став зашипел на друга. Как только двери лифта открылись, взбешенный Став вытащил Эрана на совершенно чужой этаж:
  
  - Придурок, чего разорался! Ты что, не понимаешь? Мы даже не знаем, чей это будет малыш - твой или мой, или Ротэма.
  
  - Я тоже вчера в ванной нашел использованный тест на беременность с двумя полосками, - обрадовался вдруг альфа.
  
  - Нечему радоваться! У вас тоже совсем не ясно, кто отец ребёнка. А мне такой тест предъявили вчера в торговом центре в магазине "Шилав - детское бельё". Все продавцы хлопали и громко кричали: "Поздравляем молодых папаш!" - казалось, ещё одно слово и альфа заплачет как ребёнок.
  
  Эрану от волнения перестало хватать воздуха, он даже ответить другу не мог, просто выхватил мобильный телефон и набрал Ротэма.
  
   Комментарий к
   *Дивергент - имеется в виду фильм "Дивергент" 2014 года. Советую посмотреть.
  
  ========== Часть 7 ==========
   - Привет, это Эран. Твой муж залетел после нашей последней встречи? - торопясь, спросил альфа.
  
  - Я не могу об этом говорить. И вообще, как ты узнал? В любом случае мы не отдадим тебе ребёнка. Илай не сможет жить без него, а я - без Илая. Прости, - последнее слово альфа произнёс еле слышно от страха. "Сколько же жизней будет сломано этой беременностью!"
  
  - Буду краток - никто не беременный, ясно?! - весело ответил Эран. - Это омежий заговор. Пока им ничего не говорим! Встречаемся сегодня после работы в шесть вечера в "Золотой лилии" и я всё объясню. Пока.
  
  - Меня это тоже касается? - осторожно спросил Став. - Мой тоже соврал?
  
  - Да, конечно, но пока ничего ему не говори, мы придумаем свой план мести - мало не покажется! - в предвкушении рыкнул зловещий мститель.
  
  И вот в шесть ноль-ноль в стрип-клубе "Золотая лилия" уже альфы-заговорщики заказывали пиво. На сцене омеги-стриптизёры выделывались у шестов с целью заработать приватный танец с кем-нибудь из богатых гостей. Даже сам хозяин клуба Саймон Рейс с одобрением поглядывал на их накаченные попки.
  
  - Извиняюсь за тавтологию, но начинаю с самого начала: омеги могут забеременеть и без течки, но очень редко, а не трое сразу. Ладно, бывают исключения. А вот тест на беременность, который продаётся в обычной аптеке, показывает две полоски начиная только с третьей недели беременности, а не на следующий день - это точно! Со мной в универе учился один женатый омега, так с его слов именно это я хорошо запомнил. Анализ крови показывает сразу, да и подделать результаты сложно. А такой тест купил, попросил какого-нибудь беременного из омежьей консультации пописать и готово - со стакана мочи хоть двадцать тестов подделать можно, - бодро закончил Эран.
  
  - Зачем они так с нами? Я всю ночь не спал, я же люблю его, думал уже растить чужого ребёнка как своего собственного, - обиженно начал Став.
  
  - Приду домой - выпорю, чтоб не повадно было в следующий раз. Пусть подумает прежде, чем так подшучивать надо мной, - продолжил его мысль Ротэм.
  
  - О, кто бы говорил? Мы же тоже их обманули, - улыбнулся Эран. - Правильно сделали, что отомстили нам.
  
  - Так ты предлагаешь "спустить на тормозах"? - спросил Став.
  
  - Нет, у меня идея получше - и нам приятно, и их накажем... Я так понимаю, что все присутствующие - доминанты? - Альфы усиленно закивали. - А проводили ли вы сессию со своими мужьями?
  
  - Нет, - ответил Став.
  
  - Так, шлёпнул пару раз - тот в слёзы, на этом все и кончилось, - кивнул Ротэм.
  
  - Вот именно и у меня так же, - подтвердил Эран. - А вот завтра неожиданно и проведем полноценные сессии. Говорим им, что идём забирать деньги из Клуба свингеров, мол, больше туда ни ногой, а сами там в специальной комнате всё и проведем.
  
  - Отличная идея. Значит, до последней минуты им подыгрываем. И друг с другом будто не общаемся. Только я действительно больше никому не дам попку своего мужа, - улыбнулся уже Ротэм.
  
  - Мы тоже. Договорились!
  
  
  Вечером того же дня Эран поздно вернулся с работы и от него за версту несло пивом.
  
  - Ты где был? - спросил его муж.
  
  - Ходил в кабак. Я ведь впервые в жизни стану отцом, возьму на руки малыша. Подумать хотелось, да и тоска взяла, - Альфа отвернулся, чтобы Яли не увидел улыбку на его лице.
  
  - А что ты решил с Клубом свингеров? - осторожно поинтересовался омега.
  
  - Мы больше туда ни ногой, и со Ставом я дружить перестану, чтобы он не пронюхал про ребенка.
  
  - Спасибо, Эран, - "Ура, так тебе и надо, манипулятор хренов" - ликовал в душе счастливый омега. - Надо бы хоть часть денег у них забрать, ты же вперёд заплатил.
  
  - Завтра и пойдем, после работы.
  
  - Ну, ладно, тогда я спать, поп у меня ещё побаливает, - на этот раз уже омежка отвернулся к стенке, чтобы альфа не заметил его счастливую мордашку.
  
  - Спокойной ночи, любимый, я пока телек посмотрю.
  
  
  Как и договаривались, назавтра ровно в шесть тридцать Эран и Яли зашли в клуб.
  
  - А где тут сидит начальник? - поинтересовался у мужа омега.
  
  - Мне сказали, дальше по коридору и налево, - ответил альфа.
  
  - Странно, что так, среди гостевых комнат. А почему не на втором или третьем этаже? - удивился Яли.
  
  И точно, дальше обнаружилась комната с надписью от руки "Начальник". Омега не знал, что эту надпись по просьбе его мужа написали десять минут назад, а до этого там была металлическая табличка "БДСМ жёстко". Альфа постучал в дверь.
  
  - Тихо там, вроде никого, - удивился Яли.
  
  - Давай зайдём, подождём внутри, - сказал Эран.
  
  Внутри стояло три большие Х-образные конструкции, а вокруг только шкафчики с полками, наполненными разного вида плётками, веревками, иголкам и т.п.
  
  - А где письменный стол? Что это вообще такое? - удивился наивный ванилька.
  
  - Раздевайся давай быстро, а то я порву всю эту фигню, надетую на тебя, - в мгновение ока Альфа превратился в заправского доминанта.
  
  - Эран, что это значит? - спросил омега, хотя сам уже совершенно точно знал правильный ответ.
  
  - Это наказание за обман: бандаж, по десять ударов на каждую ягодицу, потом секс без подготовки, хотя тебе её уже и не надо. Потом кольцо на член. А дальше мы придумаем, - зловеще улыбнулся обманутый муж.
  
  - Ты первым обманул меня! - ответил омежка, но даже не шевельнулся - убежать не дадут.
  
  - Как ты узнал?
  
  - Не скажу! - умирать - так под марш и с бубенцами.
  
  - Ответишь - будет меньше ударов по попе, - предложил супруг.
  
  - Не отвечу - хоть как-нибудь тебя достану! - решил Яли.
  
  - Ну, как хочешь!!!
  
  ========== Часть 8 ==========
   В это время раздался стук в дверь, и Эран громко крикнул "Войдите!". В распахнувшуюся дверь зашли Став и Пэтэль.
  - Это что значит? - спросил уже второй омежка у своего мужа.
  - Нас раскрыли, - быстро ответил Яли. И тут альфа содрал с него рубашку, пуговицы разлетелись в разные стороны.
  - Ты мой муж и всегда, повторяю, всегда должен быть только на одной стороне - на моей! - прорычал он. Эрана начала бесить эта омежья преданность и дружба.
  - Ты что? - испугался Яли.
  - Рот закрыл! Никто не разрешал тебе говорить, раб! - это началась сессия.
  Эран разорвал на супруге одежду, не считаясь с чувствами младшего, и привязал его к Х-образной конструкции: руки широко разведены сверху, ноги - снизу, лицом к стене, и только бедная попка торчит наружу. Альфа оглянулся - Став делал тоже самое, и его омега был уже привязан. Через пару минут зашли Ротэм с Илаем и всё повторилось заново.
  - Я готов. Ну что, парни, начинаем?! - громко сказал пришедший последним альфа.
  
  Эран погладил попку своего мужа, размахнулся так сильно, что дуновение ветра прошлось по коже нижнего и ... не смог ударить. Он увидел, как омега втянул голову в плечи, напряг свои булочки и задрожал. Альфа подумал, что готов простить ему не только омежий заговор, но даже измену и предательство, короче, всё на свете, лишь бы Яли оставался с ним. Такой любимый, красивый и мужественный - даже не пискнет, хоть жутко боится. Но говорить этого нельзя, понимал Эран.
  
  - Яли, послушай меня очень внимательно. Я не буду тебя бить, хоть мы с парнями и договаривались об этом, но и тебя прошу - больше никаких секретов от меня. Я не буду тебе врать, клянусь, но и тебя прошу об этом же. Если тебе покажется, что я нарушил данное слово, ну, или кто-то скажет тебе обо мне дурное, прошу - поговори со мной, дай объясниться. Мы всегда сможем прийти к соглашению, не надо никаких бунтов и революций. Мы вдвоём против всего мира, ведь мы - семья. Хорошо?
  - Ладно, - ответил неудавшийся саб, - но ты первый начал.
  - Здесь я тоже начну первым, - улыбнулся альфа и опустился на колени перед попкой омеги. Нежно раздвинул все ещё напряженные булочки и языком погладил колечко сжатых мышц. Омега застонал. Альфа просунул руку у него между широко разведенными ногами и осторожно сжал яички. Потом рукой продвинулся еще дальше, к слегка поднявшемуся члену, продолжая полизывать дырочку. Омеге нравилось всё больше. Альфа оглянулся, удивленный, что не слышит криков других омежек.
  - Не только ты не смог ударить, - ответил Ротэм. Став ничего не мог сказать, потому что его рот был полностью занят маленьким розовым членом своего мужа.
  
  Эпилог. Через полгода.
  
  На заднем дворе частного дома Ротэма и Илая вся шестерка жарила мясо на мангале. Запахи разносились по всей округе, и соседи завистливо поводили носами. Пятница вечером - самое время отдохнуть. Небо ярко-розовое, заход солнца. Альфы стояли у мангала и громко спорили о готовности еды, точно так же, как все альфы испокон веков. Просто пять миллионов лет назад это было мясо динозавров. Омеги суетились у стола, расставляя приготовленные салаты и закуски.
  - Ну, Яли, иди, доставай свои фотки, - зашептал Пэтэль на ушко беременному омеге.
  - Что, вам опять срочно захотелось сладкого? (сперма омеги похожа на сладенький йогурт). Уже третий раз, кстати. - Омега с опаской посмотрел на своего мужа. - Эран точно меня выпорет.
  - Ничего не выпорет, он тебя обожает, да и беременных бить нельзя! - тихонечко ответил Илай. И омеги ретировались в дом.
  - Любимый, - Яли подошел к мангалу, с трудом встав со своим внушительным животиком. - А можно я всем покажу мои фотографии с ультразвука?
  - Конечно, милый, вот они, - альфа достал конверт с фотками из внутреннего кармана черной кожаной куртки.
  Все альфы бросили мясо и с улыбками расселись вокруг омеги, которого тоже посадили на самый удобный стул.
  - Делать второй ультразвук было совсем не больно, - начал свой вечный рассказ омега.
  
  Пока Ротэм и Став внимательно слушали, Эран встал и тихонько улизнул в дом. Поднялся по лестнице на второй этаж. Так и есть, стоны раздавались из гостевой спальни. Альфа на цыпочках подошел к двери. Тихонечко, приподнимая дверь вверх, приоткрыл её и увидел Пэтэля и Илая в позе шестьдесят девять. Омеги самозабвенно отсасывали друг другу, лежа на боку. Руки Пэтэля нежно гладили ягодицы второго омежки, пока он сам ритмично поглаживал дырочку приятеля. Все движения были наполнены нежностью и желанием.
  - Возьмите меня тоже, - попросил альфа. Пораженные омеги замерли и подняли мордочки от пенисов друг друга.
  - Ни за что! - сказал Пэтэль.
  - Тогда я сдам вас мужьям,- улыбнулся коварный обольститель.
  - Омега с омегой - это не измена! - хором проговорили изменщики и продолжили посасывать конфетки друг друга, больше не обращая внимания на альфу.
  - Ладно, можно хотя бы погладить серебряное колечко Пэтэля? - попросил Эран.
  - Какое именно колечко? - спросил Илай.
  - Хотелось бы, которое на члене, но можно и в сосочках.
  - Нет, - сказал Пэтэль. - Катись отсюда! - и никакого страха в голосе и взгляде.
  Альфе ничего другого не оставалось, как развернуться и, несолоно хлебавши, отправиться восвояси. Он вернулся к остальным альфам.
  
  - Нет, они меня не взяли, - сообщил Эран, отвечая на немой вопрос альф.
  - Ну и хорошо, а омега с омегой - это не измена. Сами их к сладенькому приучили, - заржал Ротэм, а Став, улыбнувшись, кивнул.
  - Так вы всё знали с самого начала? - спросил шокированный Яли.
  - Когда ты в пятый раз достал старые фотографии с ультразвука двухмесячной давности, мы всё поняли, - улыбнулся Эран.
  - Ты меня выпорешь? - испуганно спросил беременный.
  - Конечно, нет, любимый. Хотя ты и нарушил все свои обещания в тысячный раз. Просто я очень сильно тебя люблю! - Альфа нагнулся и ласково коснулся губами носика заговорщика.
  А наверху из окна гостевой спальни на них смотрели голые и розовые от бурного оргазма виновники происшествия. Когда они поняли, что им ничего не будет за этот проступок, они начали корчить смешные рожицы в окно и танцевать, подрыгивая опавшими членами.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Пепел истлевшей боли
  https://ficbook.net/readfic/3314947
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Волчонок
  Персонажи: Дерек Хейл/Стайлз Стилински
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, Hurt/comfort, AU, Мифические существа
  Предупреждения: Изнасилование
  Размер: Миди, 28 страниц
  Кол-во частей: 9
  Статус: закончен
  Описание:
  Дерек - присланный из столицы детектив, в помощь шерифу Бейкон Хиллс для раскрытия подпольного борделя. Дерек находит его и приходит туда под видом клиента, ему дают накачанного наркотой Стайлза...
  
  http://s019.radikal.ru/i612/1510/16/1d4cb6ad16e7.jpg
  
  Посвящение:
  Посвящается моей бете. Иssка, ты единственная никогда меня не подводила, огромное спасибо за это!
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Это даже не изнасилование, а скажем так "условное согласие"
  
  
  Работа была отложена потому, что меня подвел бывший соавтор. Поэтому он и бывший...
  
  ========== Часть 1 ==========
   "Чёрт возьми! Из всех городов мира нашей огромной планеты подпольный бордель надо было открыть именно в Бейкон Хиллс! Вот же блин, в самом деле! Места другого не нашли придурки! Только за одно это их необходимо прищучить и посадить на очень много лет за решётку!" - думал Дерек Хейл, лучший детектив Тринадцатого полицейского участка Нью-Йорка. Быть лучшим в своём участке - это значит иметь много плюсов в виде хорошей зарплаты, квартиры в приличном районе, уважения коллег: "Как ты смог найти тут зацепку? Их мойщики выдраили всю квартиру, как будто хлоркой всё протёрли!" и многое другое. А вот из минусов всего один - когда тебя посылают на трудное задание в родной город, который ты ненавидишь всю свою сознательную жизнь, ты не можешь отказаться, прослывешь трусом и размазнёй. Никто никогда не поверит, что твой отказ связан не с трудностью задания, а с воспоминаниями о семье, погибшей в страшном пожаре более пятнадцати лет назад.
  
  Дерек тщательно скрывал от сослуживцев, что он оборотень. Сила альфы помогла ему научиться справляться даже с полнолуниями, не прибегая к обращению, ну, ещё немножко и семейные амулеты "приложили руку". При раскрытии преступлений он, конечно, пользовался своим суперчутьём альфы, а при задержаниях - суперсилой. Но всё всегда списывали на удачу и на занятия в спортзале. За спиной его называли "везунчик". Единственное, что напрочь отличало его от других детективов - это нежелание работать в паре. Он говорил про себя "я - волк одиночка". Но так как он и один прекрасно справлялся, начальство не напирало с напарником.
  
  "Единственное место на земле, где точно знают, кто я. Может и не все жители, но кто-то один уж точно уверен, что я - оборотень. Тот самый охотник, что спалил наш дом и стал причиной смерти всей моей семьи. Блядь, и я сам туда возвращаюсь", - думал Хейл, ведя по скоростной трассе свою серебристую Тойоту Короллу. Тогда, пятнадцать лет назад, он, будучи четырнадцатилетним пацаном, чудом вылез из горящего дома. До сих пор услужливая память возвращает его к той боли, когда огонь успел лизнуть его пятку на прощание. Подросток в два часа ночи постучал к местному шерифу Джону Стилински и сразу бросил: "Меня преследуют!". Шериф, ни о чем не спрашивая, среди ночи посадил его на междугородний автобус и отдал все деньги из своего кошелька. "Не волнуйся, парень, отдашь, когда сможешь", - только и сказал на прощание. И Дерек отправился к старшей сестре в Нью-Йорк. Теперь она жила где-то в Южной Америке с бойфрендом-оборотнем.
  
  Правда, был и один плюс в новом задании - Фелиан. Дерек давно давал себе слово, что порвёт с парнем, но всё было как-то не с руки, а тут - назначение в другой город, и он твёрдо сказал этому альфонсу: "Прощай, ты совершенно свободен". Фелиан заныл, мол, ты пожалеешь, тебе трудно угодить с твоей огромной дубиной, где ты ещё такого нежного найдешь... Но Дерек решил, что в двадцать девять лет ещё можно найти того, кто тебя полюбит, а не будет трахаться за деньги и подарки. В начале карьеры такие необременительные отношения его устраивали, а сейчас Хейлу осточертело приходить в пустую квартиру и самому себе готовить. Дерек не скрывал, что он - гей. Парочка парней получила по морде в полицейском душе после одного из заданий, и эта тема перестала так сильно интересовать всех работающих в Тринадцатом участке.
  
  Вот из-за поворота показались первые дома родного города. Издали он казался сплошным коричнево-зелёным пятном. Старые одноэтажные дома и зеленые цветущие скверы. Те же школьники, толпой прогуливающие последний урок, второсортные машины... Так и казалось, что из-за поворота покажется мама, сурово качая головой за плохое поведение. Но нет, мамы больше нет, как и старших братьев и сестёр. А Дерек уже больше не мальчишка, а полицейский детектив, приехавший вернуть старый долг Джону Стилински. Нет, не двадцать восемь долларов, хотя, если тому нужны деньги (Хейл и это проверит), он получит намного больше. А ответ на полицейскую загадку - куда деваются подростки обоих полов на много миль вокруг, без требований выкупа и без единого найденного тела.
  
  Тойота остановилась рядом с темно-коричневым трёхэтажным строением на центральной улице. "Полицейский участок Бейкон Хиллс" - гласила обветшалая вывеска сверху. Дерек был одет в черные джинсы и такого же цвета хлопковую майку, да и кроссовки известной марки, ничто не указывало, что он полицейский.
  
  - Извините, пожалуйста, где бы я мог найти своего старого друга Джона Стилински? - спросил Хейл у первого попавшегося полисмена, молоденького паренька лет двадцати-двадцати двух.
  
  - Второй этаж, третья дверь налево, - ответил тот, даже не переспросив имя интересующегося и причину.
  
  - Вот тебе и безопасность, - сам себе пробурчал под нос Дерек.
  
  Он поднялся по лестнице и нашел указанную комнату. Сквозь не плотно прикрытую дверь было видно сильно постаревшее лицо шерифа, низко опустившего голову к документам на столе. Хейл припомнил, что мельком видел где-то в интернете, что десять лет назад шериф потерял жену в ужасной дорожной аварии и остался сам с маленьким сыном Стайлзом.
  
  - Здравствуйте, Джон, - Дерек постучал и сразу же зашел к шерифу, - не возражаете, если я прикрою дверь?
  
  - Нет. С кем имею честь? - спросил Стилински под скрипение старого несмазанного дерева.
  
  - Дерек Хейл, подросток, спасенный вами после страшного пожара пятнадцать лет назад.
  
  - Дерек! Конечно же я тебя помню! Все эти подробности совершенно ни к чему. Вылитый отец, хотя нет, у тебя движения, пластика матери, - Джон встал и, подойдя к Хейлу, обнял его, проигнорировав протянутую руку.
  
  - Приятно, что вы помните меня, - улыбнулся одними губами Дерек - в этом городе он никогда не будет счастлив, тут ему даже улыбки полностью не давались, слишком много не отпускающей боли.
  
  - Как у тебя дела, сынок? Вон какой ты вымахал! Хотя и моему сыну Стайлзу скоро стукнет восемнадцать, заканчивает школу. Собирается идти по моим стопам и поступать в полицейскую академию.
  
  - Я очень рад за вас обоих. Приношу свои соболезнования в связи с гибелью вашей жены, - вышло очень официально, но Дерек исправил это, крепко обнимая постаревшего шерифа.
  
  - Спасибо, Дерек. А к нам какими судьбами? Хотел проведать родной город? - он улыбнулся, морщины расступились, но глаза шерифа были по-прежнему печальны под тяжестью новых забот.
  
  - Нет, извините Джон, но я ненавижу Бейкон Хиллс всеми фибрами души. Даже не знаю, как дышать здесь одним воздухом с убийцей всей моей семьи.
  
  - Ты же знаешь, что мы так и не нашли того, кто это сделал.
  
  - Да, я знаю, что вы старались, но так и не нашли охотника, - Дерек внимательно посмотрел на шерифа.
  
  - Да, я помню, что ты оборотень. Здесь, должно быть, многие помнят, - ответил Стилински.
  
  - Теперь я - полицейский детектив из Нью-Йорка и у меня на работе, как и вообще в теперешней жизни, никто не в курсе этого. Пожалуйста, Джон, пусть так и останется.
  
  - Конечно, Дерек, обещаю тебе. Значит, ты приехал помочь нам с загадкой? Пропали двенадцать молодых парней и девушек - ни просьб о выкупе, ни тел.
  
  - Да, я именно за этим здесь. У нас считают, что речь идет о подпольном борделе. Поэтому все похищенные так молоды и больше у них нет ничего общего, - подытожил Хейл.
  
  - Надо же, такая мысль даже не приходила мне в голову - подпольный бордель, - задумался Джон.
  
  - Шериф, прежде всего, я - ваш старый друг Майкл Стоун. Вы близко знали моего отца в молодые годы. Извините, но остановиться придется у вас, для поддержания этой легенды. Во-вторых, прислать вам подмогу из столицы отказались, чтобы у преступников не возникло и мыслей об осторожности и, конечно, подпольный бордель - только мы с вами владеем этой информацией. Для остальных - это пропажи людей.
  
  - Папа, папа, я, оказывается, гей! - в комнату без стука влетело прекраснейшее недоразумение из всех, что Дерек когда-либо видел в своей жизни.
  
  ========== Часть 2 ==========
   Молодой парень, почти мальчик, был по-юношески угловатым и смущенным из-за того, что его откровения услышал незнакомец. Но до ужаса красивым, со всеми этими своими нежными родинками и прекрасными карими глазами.
  
  - Здравствуй, Стайлз. Меня зовут Майкл, я давний знакомый твоего отца. Они очень дружили с моим папой много лет назад, - я улыбнулся парню.
  
  - Здравствуйте, Майкл. Добро пожаловать в Бейкон Хиллс, - Стайлз ответил на рукопожатие, старательно отводя глаза.
  
  - Стайлз, может ты покажешь наш дом гостю, мне ещё надо поработать? - спросил шериф сына.
  
  - Да, конечно, идёмте, Майкл, - обрадовался парнишка, его смущенное личико опять озарила улыбка.
  
  Но, к сожалению, мне пришлось его огорчить:
  - Ты, извини, Стайлз, но я хотел бы подождать шерифа здесь. Заодно и поболтаем, вспомним прошлое. Ты иди домой, а мы вернемся вместе чуть позже. Я закажу пиццу на всех. Мне и так неловко, что явился незваным и с пустыми руками.
  
  - Да, конечно, - видно было, что паренёк расстроился. Но работа у меня всегда на первом месте, не мебель всё-таки строгаю. А с человеческими жизнями не играют, тут первое дело - фактор времени.
  
  Стайлз вышел из комнаты, и я повернулся к шерифу:
  - Джон, я пока тут поболтаюсь, послушаю, что люди говорят. Вдруг что-нибудь полезное узнаю. А потом мы с вами сходим домой к последним жертвам. Словно вы уже освободились и идёте домой, но по дороге вспомнили, что хотели что-то важное спросить у родителей похищенных. А я ваш, вы помните кто, просто зашёл с вами. На самом деле, мне нужен запах подростков, он мне очень поможет в поисках.
  
  - Но их же, вероятней всего, на машинах увезли, не пешком же забирали из отчего дома среди ночи? - удивился шериф. Его взгляд выражал пренебрежение моими умственными способностями и откровенное недоверие моим методам расследования.
  
  - Я это понимаю, не маленький же, но проходя мимо подпольного притона, вы ничего не почувствуете, если знакомы с этим зданием в качестве, например, магазина, или клуба. А вот я смогу почувствовать отголоски запаха похищенных парней и девушек, и проверю, нет ли у известного всем клуба подземных этажей и встроенных комнат внутри. Иногда этого бывает достаточно, - я объяснял Джону всё словно ребёнку, раскладывая по полочкам все свои методы и секреты.
  
  - Конечно, Дерек, теперь я понял. Сделаем всё так, как ты планируешь. Я полностью подчиняюсь твоему опыту и чутью.
  
  - Джон, прошу, поверьте мне. У меня больше раскрытых преступлении, чем у кого бы то ни было на территории Большого яблока, - хвастаться было неприятно, но необходимо, чтобы добиться доверия шерифа.
  
  - Хорошо, Дерек, договорились. Или сразу называть тебя Майкл? - наконец-то его морщинки разгладились и лицо украсила улыбка: детские шпионские страсти у мужчин в крови.
  
  - Лучше сразу Майкл, так нигде не перепутаете и не ошибётесь, рискуя нашей легендой.
  
  Я отправился покорять просторы полицейского участка Бейкон Хиллс. И в первой же комнатке меня встретила удивлённая молодая рыженькая особа:
  - А вам собственно кого нужно? Ищите кого-то?
  
  - Нет, извините, шерифа жду. Он должен освободиться через пару часов, и мы вместе поедем домой. Я сын его старого друга, ещё по колледжу, - перед ней легко было строить из себя дурачка, девушки меня никогда не привлекали. Даже такие симпатичные.
  
  - А я Лидия, работаю тут. Стажерка пока, - от внимательной девушки не укрылось моё замешательство, и я решил ретироваться пока не оказалось поздно.
  
  - Лидия, значит. Извините не буду вам мешать. Подожду Джона в коридоре.
  
  Из приоткрытой двери в конце коридора раздавались громкие возбужденные голоса. Никто из оппонентов и не думал о конспирации и секретности данной информации:
  - А я тебе говорю, что это банда приезжих байкеров. Видели их здесь на прошлой неделе. Наворовали себе постельных утех - кто парней любит, а кто девочек - и укатили навстречу заходящему солнышку. Поминай как звали.
  
  - Нет, эта версия не подходит под состав преступления. Подростки похищались постепенно, не все за один день. А байкеры были тут только одну ночь. Отобедали у Кристины, переночевали в отеле и свалили к себе домой, ну, или куда там уезжают все байкеры мира.
  
  - Как приехали, так их весь город видел. А вот как сваливали - ни одна живая душа не помнит. Может и по одному на каждом мопеде.
  
  - Тогда получается, что подростки покидали город добровольно. А в это я точно не поверю. Моя дочь никогда бы так с нами не поступила. Она всегда заботилась о больной матери и мне бывало дома помогала. И это, не смотря на трудный подростковый возраст и личные проблемы.
  
  - Ну тогда я уже и не знаю. И помощи ждать не откуда. Шериф сказал, что столица отказалась прислать нам детектива в помощь, своих "висяков" хватает.
  
  На этом беседа прервалась, и я пошел прислушиваться дальше. Конечно, обостренный слух оборотня улавливал больше человеческого уха, но полисмены не особо и скрывались. В следующей комнате обсуждалось насилие в семье какого-то пивовара. Дальше - кража в магазине алкогольных напитков на сумму 125 американских долларов и тому подобные мелочи. Ничего нового о пропавших подростках не было.
  
  В шесть часов вечера мы с шерифом отправились в дом последней жертвы. Двадцатилетняя Мелисса Кортни позавчера не вернулась домой после занятий в университете. В маленькой кремовой гостиной все зеркала уже были завешены черным, никто даже не сомневался, что студентка больше никогда не вернётся домой. Милая пожилая женщина с промокшим от слёз платочком совсем не могла говорить:
  - Мили, моя Мили... - кончилось всё тем, что она просто разрыдалась.
  
  - Мистер Кортни, могла ваша дочь добровольно сбежать из дома? - в очередной раз спросил напряженный шериф.
  
  - Шериф Стилински, мы уже тысячу раз отвечали на этот вопрос - нет! Все интересы нашей дочери находились здесь: дом, университет и молодой человек с соседней улицы. Опережу ваш следующий вопрос - Стил Конрад тут ни причем - его самого похитили за два дня до Мили. Еще какие-нибудь повторяющиеся дурацкие вопросы будут? - терпению родителей приходил конец.
  
  - Нет, мистер Кортни. Могу я ещё раз заглянуть в комнату Мелиссы?
  
  - Да, конечно.
  
  Я прошел вперёд вместе с Джоном как бы случайно, совершенно не спрашивая позволения родителей. Спальня жертвы похищения была довольно обычной комнатой двадцатилетней девушки. Небольшой письменный стол с ноутбуком, кровать в розовых рюшечках и крепкий дубовый шкаф, явно с приданым для будущей свадьбы. Мелисса пользовалась дешевыми духами с резким сладким привкусом, настолько сильным, словно он оседал песком на зубах при дыхании.
  
  - Зря вы завесили все зеркала черным. Пока мы не нашли труп, Мили может быть жива, - тихо произнёс шериф куда-то в пустоту.
  
  - А что,кого-то из похищенных раньше вы уже нашли живыми? - сарказм в каждом звуке.
  
  - Нет, мистер Кортни, мы пока ещё никого из них вообще ни как не нашли.
  
  - Тогда и не учите нас с Джин как оплакивать нашу единственную дочку! Идите спокойно домой ужинать с другом, вместо того, чтобы искать наших детей. Ваш же Стайлз дома!
  
  ========== Часть 3 ==========
   В следующем доме ситуация почти повторилась, только плакали уже оба родителя.
  - Нашему Виктору только исполнилось шестнадцать, он у нас младшенький. Старшие сыновья и дочка, все уже женаты и с детьми. Виктор был неожиданным подарком после сорока лет, - мать еле-еле рассказывала, постоянно прерываясь на всхлипывания и сморкания в маленький голубой платочек, - многие принимали его за нашего внука. Но что легко даётся, то легко уходит... Он никогда не плакал по пустякам, хорошо учился в школе, почти не болел.
  
  - Не говори так, мы все его любили. Его потеря... совсем, совсем не легко... - продолжал отец.
  
  - Я-я-я имела в виду, что мы потеряли его за одну секунду - пошёл за молоком и не вернулся домой, а не то что я, мы легко это пережили! - рыдала женщина.
  
  После ещё нескольких встреч с родителями похищенных подростков, я потащил расстроенного шерифа в ближайшую пиццерию, работающую двадцать четыре часа в сутки.
  - Идемте домой, Джон. Больше запахов одновременно я не смогу запомнить. Мне и так пришлось придумывать себе в голове сравнения: у одной духи сладкие, как песок на зубах, у следующего - съедено так много сосисок, что даже элитные духи не могут перебить запаха их острых приправ. Перекусим, отдохнём и я начну работать. Помните, вы всё делаете правильно! И у вас нечеловеческая помощь в этом деле, - я "скромно" указал на себя пальцем, - мы успеем их всех вовремя вытащить.
  
  Трапеза получилась, мягко говоря, невесёлой, хотя я и вызнал у шерифа их со Стайлзом любимые приправы и добавки к пицце. И вот после стакана Кока-колы мы все отправились по кроватям. Мне выделили небольшую гостевую спальню на втором этаже, рядом со спальней Стайлза. Шериф отдыхал на первом. Я переоделся во всё черное: мягкие облегающие брюки и толстовку с капюшоном, погасил свет и прислушался. Судя по звукам все в доме уже спали, было около двенадцати часов ночи, когда дверь вдруг отворилась и раздался знакомый голос:
  - Майкл, а вы, случайно, не гей? - Стайлз смущенно смотрел в сторону моей кровати, я-то всё вижу в темноте, заметил и его взгляд.
  
  - Я старый друг вашего отца и уже лег спать, - побоялся признаться*, что тоже "голубой вагон". Если такой красивый молодой парень посмотрит на меня в сексуальном плане ещё хотя бы секунду - завалю сразу же где угодно, даже в кабинете шерифа и дважды не подумаю.
  
  - А мне уже почти восемнадцать лет.
  
  - Здорово...
  
  Диалог выходил совершенно бессмысленным и бестолковым, подросток тоже это понял, и, быстро пожелав мне спокойной ночи, ретировался в свою комнату. Эх, будь я посвободнее в последнее время или наоборот, не будь Стайлз сыном моего давнего благодетеля...
  
  Я подождал ещё пять минут, обдумывая план на ближайшие действия. Скорее всего сам подпольный бордель не в Бейкон Хиллс, иначе клиенты узнавали бы в поставляемых девственниках соседскую дочку или сына своего ветеринара, а это весь любовный пыл может перевесить. В лесу тоже элитный бордель с одними молодыми девственниками открывать не стоило, гости обычно любят условия получше землянок. Выходило, надо наведаться в близлежащие городки, но с какого из них начать? Пока решил обнюхать (во всех смыслах) дороги и дома нашего города - может получу какую-никакую зацепку...
  
  Запах каждого из подростков обрывался недалеко от их домов. Снова его можно было учуять рядом с городской библиотекой, с единственным торговым центром, в молодёжном клубе. Возле школы и университета встречались запахи тех, кто из жертв там учился. И вдруг - о чудо...
  - Джон, - спросил я во время завтрака на следующее утро, - ваш многоуважаемый мэр, мистер Кеннет Фосбер, любит собирать у себя весь город?
  
  - Нет, зачем, приглашать к себе на день рождения? Он только выгодных ему людей и приглашает на все праздники, "шишек" разных, - шериф удивился моему вопросу, а упоминание мэра и вовсе привело к испорченному настроению.
  
  - Ну, вот мэр вашего города-побратима Мистик Фоллс, уважаемый майор Локвуд, каждый год отмечал день города и приглашал к себе всех своих потенциальных избирателей. По крайней мере пока был жив, потом один из них его и кокнул, точнёхонько в этот милый семейный праздник во время салюта.
  
  - Майкл, ты что, не выспался? Что за бред лезет тебе в голову? - не понял шериф.
  
  - Совсем и не бред, но поговорим об этом чуть позже... Выходит, он не приглашает к себе кого попало...
  
  Через час я уже сидел у Джона Стилински в кабинете и отчитывался о проделанной работе:
  - За эту ночь я обегал и обнюхал весь Бейкон Хиллс. И вот выводы. Кроме молодежной дискотеки, школы и университета, где запаха подростков не может не быть, ещё он встречается на подъездной дорожке возле дома вашего многоуважаемого мэра. А раз праздников в стиле "Проголосуйте за меня!" мистер Кеннет Фосбер не отмечает, значит он точно в курсе ваших "пропаж".
  
  - Вот сукин сын, надо его прижать! А то я всё удивляюсь, что он не требует от меня ускориться с поиском пропавших.
  
  - Ваше старание в этом деле ему совершенно не выгодно, - ответил я, - но вот какое дело: никого мы прижимать пока не будем, чтобы не спугнуть нашу "птичку". Следующей ночью я постараюсь всё разведать, тогда и решим, как поступить.
  
  - Дети тем временем в руках неизвестно кого и неизвестно, что с ними делают, - Стилински старался спасти всех и всегда.
  
  - Джон, в этом деле спешить нельзя, а то они чуть почуют неладное, могут убить всех парней и девушек, а потом избавиться от трупов. И мы ничего никому не докажем - нет тел, нет и состава преступлений.
  
  - И что ты предлагаешь?
  
  - Слегка меняем мою легенду. Теперь я не только сын вашего старого друга, но и преуспевающий Нью-Йоркский брокер, желающий вложить свои кровные, заработанные тяжелым честным трудом за одну секунду миллионы в экономику Бейкон Хиллс.
  
  - Пойдешь знакомиться с нашим мэром?
  
  - Да, заодно и понюхаю, чем и кем пахнет в его доме и особенно в его спальне, - я загадочно улыбнулся.
  
  - А что с документами и деньгами? Они же захотят проверить твою легенду?
  
  - Этим сейчас и займутся наши лучшие специалисты-компьютерщики. Сегодня вся информация в интернете. Пара кликов мышью - и о моих миллионах не знает только ленивый.
  
  - Всё равно осторожно, мэр Фосбер и его кампания - тёртые калачи, - предупредил меня встревоженный, впрочем, как и всегда, шериф.
  
  - А я - альфа! Посмотрим, смогут ли они со мной тягаться. Раз так, Джон, я съезжу в соседний городок, стану владельцем новенького Лексуса и парочки приличных костюмов. Пустить пыль в глаза никогда не вредно.
  
  - Ладно, вот тебе ключ от дома, если захочешь отдохнуть. Стайлз с друзьями поехал гулять в домики у речки, к началу недели должен вернуться.
  
   Комментарий к
   *- ответ в стиле Жириновского, когда его спросили "Кто вы по национальности?", он ответил "Мама русская, а папа - юрист"
  
  ========== Часть 4 ==========
   Я забрался в свою машину и набрал большого босса, капитана Берти Хейза, надо же отчитаться о проделанной работе и попросить разработать новую легенду.
  
  - Ишь чего, лексус он захотел... А может сразу космический корабль, чего мелочиться-то, а, Дерек? - саркастически поинтересовался начальник.
  
  - Спасибо, сэр, космический корабль мне не подходит. Операция-то наземная, будет слишком бросаться в глаза, - четко отрапортовал я.
  
  - Ты там давай, не смейся надо мной, умник нашелся. Конечно, ты наш самый лучший следователь в отделе, но может как-нибудь обойдешься на этот раз без лексуса и костюмов по десять тысяч баксов за каждый?
  
  - Нет, сэр, без полного обеспечения ничего не получится.
  
  - Ладно, я перезвоню, - и капитан отключился.
  
  Я поехал в сторону соседнего районного центра Напервилля. Когда большая часть пути оказалась позади и до городка оставалось чуть больше получаса, позвонил капитан:
  - Дерек, разворачивайся давай и дуй в Уотербери. Там в единственном в городе торговом центре тебя ожидает розовый лексус и в магазине "Уотербери бразерс" костюмы от Дольче и Габана. Твоя новая легенда полностью готова, погугли своё новое имя и хоть почитай, как ты там разбогател и на чем выиграл...
  
  - Отлично, сэр, спасибо. Розовый лексус - это наказание, чтобы я не забывал своё место в этом мире?
  
  - Нет, Дерек, это какой цвет был в наличии прямо сейчас, в выставочном зале, такой и взяли. Костюмы - тоже самое. Всё уже оплачено и ждёт не дождётся хозяина. На лексусе чтоб ни единой царапины не было! Преследовать преступников пешком, а машину как получишь, в том же неприкосновенном виде и сдай, костюмы - тоже. Рубашки можешь оставить себе, носки и трусы - тоже... Видишь, как начальство заботится о тебе! Не забывай об этом, Дерек!
  
  - Трусы оставить себе - это на случай, если я обделаюсь при исполнении? - такие шутки капитан терпел только от меня.
  
  - Дерек, тебе лучше знать, при чём ты там обычно обделываешься. - И громко смеющийся капитан отключился.
  
  Через два часа я мчался обратно в Бейкон Хиллс, на новеньком, так сказать с иголочки, розовом лексусе, в шикарном костюме, но с теми же печальными мыслями. "Пятнадцать лет назад я уезжал от сюда с двадцатью восемью долларами в кармане и даже они были подарком. А сейчас я возвращаюсь в прикиде на миллион баксов, правда, опять же не моём... Вот такая ирония судьбы"
  
  Около семи вечера я уже звонил в дверь "многоуважаемого", судя по всему, мэра Кеннета Фосбера.
  
  - Чему могу помочь, мистер? - дверь открыл важный дворецкий в строгом черном костюме.
  
  - Майкл Стоун, брокер, давний друг вашего шерифа. Хотел посоветоваться с уважаемым мэром, куда в Бейкон Хиллс лучше вложить тридцать миллионов долларов.
  
  - Мистер Стоун, проходите в Золотую гостиную, мэр Фосбер сейчас подойдёт. Уверен, он будет рад помочь вам, - дворецкий расплылся в фальшивой улыбке и уже не знал, как принять меня и куда посадить.
  
  - Хотите чего-нибудь выпить? Чай, кофе, что-нибудь покрепче? - явно пытался споить перед важной встречей.
  
  - Спасибо, черный кофе, без сливок и без сахара.
  
  Мэр появился только через сорок минут, или спал, или вообще дома не находился, но за тридцать миллионов пришлось снизойти до беседы с таким плебеем, как друг шерифа.
  
  - Уважаемый мистер Стоун, мы так рады гостям нашего любимого города, - лесть нужно хоть немного разбавлять, а то у меня может случиться инсулиновый шок, от слишком сладких речей Фосбера.
  
  - Благодарю вас, мэр Фосбер, - я попытался так же сладенько улыбнуться.
  
  - Вам есть где остановиться? А то милости прошу в мой дом, можем выделить вам целое крыло особняка.
  
  - Большое спасибо, я уже остановился у шерифа Стилински.
  
  - Ну, зачем же, вам там, наверное, не удобно. У них с сыном маленький домик...
  
  - Нет, всё отлично. Но вот таких огромных домов как у вас я в жизни не видел. Я, видите ли, только вступаю в новый для себя мир, где не надо откладывать последние копейки на черный день. Вот и хотел бы приобрести себе дом, похожий на ваш, - я посмотрел на мэра с определенным намёком и он меня не подвёл - сам догадался.
  
  - Хотите экскурсию по дому? Пойдемте, я с превеликим удовольствием всё вам покажу. А пока мои экономические помощники приготовят для вас несколько вариантов вложений в экономику нашего процветающего города. Вот увидите, вы не пожалеете. Более того, скажу по секрету, что в скором времени, вы, вполне вероятно, утроите свои вложения, - и мэр многозначительно посмотрел на меня.
  
  Экскурсия была в том же слащаво-пригласительном тоне. Мистер Фосбер ни на минуту не забывал зачем я тут.
  
  - Майкл, - мы уже почти перешли на "ты", то есть более старший и толстый мэр начал называть меня снисходительно по имени, я не возражал, - моя дочь Клара как раз интересуется представительными мужчинами. Думаю, ты точно будешь в её вкусе. Красавица, каких мало. Не пожалеешь... - опять многозначительная пауза.
  
  - Благодарю вас, сэр, такая честь... Но, к моему великому сожалению, я предпочитаю мальчиков. Знаете, таких, помоложе, - и я совершенно по волчьи облизнулся.
  
  Мэр оказался совсем и не гомофобом:
  - Ничего страшного, я сам иногда балуюсь, при случае, молоденькими мальчиками, - и он грязненько захихикал, - вот вам адресок. Моё личное заведение, обслужат по высшему классу и совершенно бесплатно.
  
  - Что вы, мистер Фосбер, я могу и сам заплатить, - я схватил вожделенную бумажку двумя руками.
  
  - Нет-нет, Майкл, вы - мой гость! Там полно молоденьких мальчиков, некоторые ещё и девственники. Наслаждайтесь! Никаких проверок, никакой системы безопасности, впрочем, как и в полицейском участке этого славного городка.
  
  А то я уже забеспокоился, что запаха похищенных нет ни в одной из комнат - дом мэра только перевалочный пункт, а дальше - бордель. Я скомкано попрощался, забрал разработанные для меня бизнес-планы и намекнул, что спешу воспользоваться столь щедрым даром. Мэр слащаво пожелал удачи и фамильярно похлопал меня по плечу.
  
  Дальше я отправился в дом шерифа, план действий разработали в считанные минуты, тогда я и не подозревал, что в этом плане есть одно слабое звено. Это я...
  
  Наивный миллионер должен прийти по указанному адресу, выбрать мальчика, зайти к нему в комнату и вызвать спецназ по мобильному. Всё просто и ясно. Сами полицейские не приближаются до моего звонка, чтобы не спугнуть преступников и мне не надо было бы сражаться с ними в одиночку. Мальчик, по идее, должен мне активно помогать, узнав, что я из полиции.
  
  Когда я выехал в бордель, в двадцати минутах от Бейкон Хиллс, Джон Стилински как раз набирал командира спецназа.
  
  ========== Часть 5 ==========
   По указанному адресу, прямо посреди крупной районной магистрали, стояли небольшая гостиница, заправка и парочка магазинов. Я воспользовался вторым съездом в этот маленький торговый центр, первый просто проморгал. Сама гостиница представляла собой трёхэтажное белое здание в старо-американском стиле. Никогда бы не подумал, что там может быть что-то неприличное. Но запахи похищенных подростков говорили сами за себя, все пять запомненных мною. Был и ещё чей-то смутно знакомый приятный запах, но на память ничего не приходило, и я бросил это занятие, вспомнится само собой.
  
  Холл был весь обшит деревянными панелями, милыми и домашними. Кроме девушки-администратора на входе в креслах сзади сидело несколько накаченных парней, все оборотни, чьи-то беты. Их альфы рядом видно не было.
  
  Подошёл к девушке за стойкой регистрации и, максимально приветливо улыбнувшись, спросил:
  - У вас можно снять номер на час?
  
  - Нет, мы не занимаемся такими вещами, - её лицо окаменело от моей наглости.
  
  Парни в креслах напряглись и начали бросать на меня суровые взгляды. Я достал карточку, подаренную мне мэром.
  
  - Ну, раз у вас есть пригласительный билет, это совсем другое дело, - улыбнулась администраторша и махнула оборотням "отбой тревоги", - кем интересуетесь: девушки или парни?
  
  - Мальчики помоложе, - я сам удивился своей наглости, но вида не подал, - желательно девственники.
  
  - Отлично, у нас есть именно то, что вам нужно. Пройдемте со мной, мистер...
  
  - Майкл Стоун.
  
  - Мистер Стоун.
  
  Мы зашли в скромный лифт, отделанный светлым деревом, и девушка достала из внутреннего кармана маленький ключик.
  - На минус третий этаж можно попасть только по приглашению. Типа того, что было у вас. Но ваше бесплатное - это большая редкость, значит, что вы друг самого хозяина, - девушка хотела мне польстить, но на самом деле просто выдала всю интересующую меня информацию всего в двух коротеньких предложениях.
  
  - Отлично, - я не знал, как ещё можно на это ответить.
  
  Провернув ключик, администраторша нажала нужную кнопку. В считанные секунды мы оказались в параллельном мире - в открывшемся коридоре везде были алые драпировки и много ярко освещенных зеркал. Приподняв одну из драпри, мы оказались перед дверью с номером четыре. Внутри в комнате пахло ванилью и жасмином, на кровати лежал обнаженный... Стайлз. Я прикусил губу, чтобы не закричать от удивления. Мы с шерифом даже не знали, что его похитили! Видимо, это случилось только сегодня.
  
  - Вот ваш мальчик, он девственник и очень хочет горячего грязного секса. Сопротивляться не будет, это я вам обещаю, - засмеялась девушка, указывая глазами на руки подростка, привязанные к спинке кровати.
  
  После этого она вышла, и мы остались наедине. Стайлз лежал с закрытыми глазами, но явно не спал, слишком тяжелым и нервным было его дыхание. Юноша дрожал от страха. Я запер дверь комнаты.
  
  - Пожалуйста, не надо... Прошу вас, нет... - накаченный какой-то наркотой Стайлз не мог открыть глаза и пошевелиться, но при этом был полностью в сознании и дико боялся изнасилования. Меня он не узнавал, освободить руки даже не пытался. Тонкая белая простынь прикрывала низ его живота, открывая вид на линию начала роста волос в паху.
  
  - Стайлз, всё в порядке. Это я, Майкл Стоун, - но меня не слышали или не понимали происходящего.
  
  - Умоляю, не нужно, мне будет больно... - из-под закрытых глаз выкатилась прозрачная капля.
  
  Трудно плакать не открывая глаз, - подумал я, начиная впадать в какой-то транс. Альфа внутри меня перехватил инициативу и решил во что бы то ни стало сделать Стайлза своим. Я решил только сдвинуть край простыни, но там меня ждал сюрприз - небольшой розовый толстенький член, который венчала маленькая ярко-красная головка. Сверху покачивалась прозрачная капля смазки. Член стоял наизготовку и чего-то ждал, вероятно, моих губ...
  
  Я слизнул пахучую мускусную каплю и потерял рассудок.
  
  Если бы я просто помог подростку кончить и вызвал бы полицию, то мир продолжал бы вращаться по своей проторенной веками дороге. Но нет, я пережал его член, не давая освободиться без меня. Пара должна быть вместе в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в оргазме и в трауре, и достал свой сильно возбужденный член.
  
  - Пожалуйста, пожалуйста, - но волка во мне уже невозможно было остановить. Из-под человеческих ногтей полезли волчьи когти, на лице появилась черная густая шерсть и рычание альфы сотрясало стены. Видимо, звукоизоляция в таких местах просто творит чудеса, раз на мой зов не сбежались все оборотни в округе.
  
  Я сорвал с себя всю одежду, альфы не любят никаких ограничений. Волчьи когти, звериная шерсть на лице, нечеловеческая сила и волчья суть - вот каким "красавцем" я предстал перед своей парой в наш первый раз. Я, который научился не обращаться даже в полнолуние, укрываясь от кровавой луны, не выдержал перед маленькой пахучей каплей желания подростка, такого красивого и возбуждающего.
  
  Хорошо хоть размер члена не менялся при полном обращении. На самом деле я раньше никого и никогда не брал в форме волка. И вот кому достался первый раз.
  
  Я пережал член Стайлза, склонившись к нему, и впился в мягкие полные губы, плевать на жёсткие чёрные волосы вокруг моих. Как только хватило выдержки надеть презерватив и смазать когти на руке гелем-лубрикантом. Растяжка получилась смазанной и быстрой. Обошел юношу, полностью обнажая желанное тело и приступил к освоению нежного маленького ануса. Сначала Стайлз забился от боли и тяжело, натужно застонал. Альфа во мне и не собирался останавливаться. Внутренний голос, подсказывающий что-либо важное или полезное в трудную минуту, не просто молчал, там раздавалось волчье рычание. С каждым ударом об его беспомощное тело я ощущал себя в раю и, кажется, поднимался ещё выше.
  
  Даже не заметил, когда Стайлз прекратил сопротивляться и расслабился. Я чуть изменил угол и наконец-то добился хриплого, довольного стона. Дальше я упрямо бился только в эту самую маленькую точку мучительного удовольствия пока не кончил. И только тогда заметил белёсые капли на животе моей жертвы - Стайлз кончил на пару секунд раньше меня. Слёзы, теперь и не знаю уже, может и удовольствия, непрерывно текли из-под закрытых глаз. Широко расставив непослушные ноги, Стайлз тихо дрожал от пережитого удовольствия, смотря прямо на меня немигающим одурманенным взором. Но меня он не видел, только насильника, изводящего его болью и страстью.
  
  - Пожалуйста, пожалуйста, - продолжал шептать в бреду.
  
  Я почувствовал, как вместе с возбуждением уходит куда-то волчья суть и сила, и уже через минуту был полностью в человеческом обличьи. Исправлять случившееся было поздно. Хорошо хоть я его не укусил...
  
  Спрятал в карман брюк использованный презерватив и вытер руки влажной салфеткой из пачки, стоящей у кровати. Быстро и тщательно оделся. Прикрыл несчастного Стайлза простынёй и достал мобильный телефон:
  - Джон, можете ехать - всё подтвердилось... - и после его вопроса: - Да, со мной всё в порядке.
  
  ========== Часть 6 ==========
   Я дожидался приезда спецназа в комнате со Стайлзом, не стоять же в коридоре, но сил смотреть на него у меня не было. Парень спал, уставший от наслаждения и волнений. Да и наркотики добавили свою лепту. Отвязал его руки, помассировав запястья, накрыл простынёй. И тут раздались крики, выстрелы и даже чьё-то рычание. Выскочил в коридор и сразу получил в зубы прикладом от одного из приехавший бойцов спецназа.
  
  - Подождите, я - Дерек Хейл, агент под прикрытием, работаю на шерифа Джона Стилински, - я пытался расслабиться, не разозлиться на удар, а иначе можно и обратиться, потом объяснять это будет не просто.
  
  - Нас предупредили, но шериф должен лично вас опознать. Он на первом этаже. Поехали к нему, пока вас не опознали, вы для меня - просто посетитель борделя для извращенцев, так что лучше не дёргайтесь сильно.
  
  - Я вообще дёргаться не буду, зубы от вашего приклада шатаются, - я провел рукой по правой щеке.
  
  Спецназовец невозмутимо промолчал.
  
  И вдруг раздалось откуда-то сбоку:
  - Вилли, твоя сестра жива. Тим несёт её к доктору, беги туда. Я сам этого извращенца арестую, - один боец сменил другого, сразу замахнувшись прикладом в другую сторону моей челюсти.
  
  - Дон, это человек шерифа, не бей его. Просто он одет так, для прикрытия, - приклад сразу опустили.
  
  - Но, сэр, вашу личность должен подтвердить шериф, так что идите за мной и лучше без фокусов, - боец смотрел недоверчиво и опасно.
  
   В истинной волчьей форме альфы я бы легко с ним справился, а в костюме от кутюр приходилось слушаться и потирать ушибленную его сослуживцем щёку.
  
  - Какие там фокусы, я полицейский, а не клоун, - и прошел в лифт.
  
  Маленький ключик администратора торчал из отверстия над минус третьим этажом. Интересно, а где сама девушка-администратор? Наверное, отдыхает в тюрьме, ну, или по дороге к ней. Мы подошли к Джону Стилински в холле первого этажа.
  
  - Майкл, или уже можно говорить Дерек? - я согласно качнул головой, - Ты молодец! Все подростки живы, только одна девушка в тяжелом состоянии от передозировки и жестокого изнасилования. Но даже и у неё оптимистичные прогнозы. Надеемся на лучшее!
  
  Шериф откровенно радовался, глаза его, впервые на моей памяти, счастливо блестели:
  - Все виновные схвачены и понесут максимально суровое наказание. Высокие посты мэра и его подельников нам не помеха! "Рейд по борделям" покажет Девятый канал местного телевидения. И, как бы случайно, виновные будут показаны со спины. Так мы и закон не нарушаем, и чиновники не отмажутся - педофилия всё-таки серьёзное преступление, а похищения - так вообще федеральное дело.
  
  - Джон, вы знаете где Стайлз? - больше оттягивать было невозможно.
  
  - Да, с друзьями в домиках на речке...
  
  - Нет, комната номер четыре, минус третий этаж. Он без сознания, накаченный наркотиками и, видимо, изнасилованный... - я не хотел взваливать на шерифа непростую правду моего проступка - он же меня послал, ещё будет и себя винить.
  
  - Не может быть, - шериф поднял на меня широко раскрытые глаза. - Как? Когда это произошло?
  
  - Не знаю, но я его видел пять минут назад, - радость шерифа за одну секунду канула в лету.
  
  - Покажи мне где эта комната, - и он бросился к лестнице.
  
  Но первый же приехавший лифт явил нам похищенного. Стайлз, закутанный в простыню, спал на руках одного из бойцов.
  - Шериф, это ваш сын. Вы не рассказывали, что его тоже похитили...
  
  - Я и сам не знал, Стайлз отдыхал с друзьями. Я разговаривал с ним по телефону только вчера вечером...
  
  Бледный юноша ровно дышал и не плакал, явно просто спал. Спецназовец и Джон отнесли Стайлза к машине скорой помощи. Потом его повезли в ближайшую больницу, а шериф остался заниматься арестами и другой рутинной работой только тогда, когда медики его твёрдо заверили, что с сыном всё в порядке. День отоспится, сдаст анализы и вернётся домой.
  
  - Как я его отпустил! - корил себя Стилински. - Знал же, что сейчас выходить из дома небезопасно.
  
  - Подростков похищали и из домов, - точно дело рук оборотней, этих бет, которых я видел в холле гостиницы. - Джон, я съезжу в больницу, посижу с мальцом? Всё равно тут я вам уже не нужен.
  
  - Да, Дерек, огромное тебе спасибо, за всё! И, конечно, Стайлз проснётся и обрадуется тебе. Кажется, ты ему понравился, - видимо, гомофобом шериф не был или любовь к единственному сыну помогла победить и это.
  
  Я же отправился прямиком в больницу, вернуть машину и костюмы можно и завтра с утра. Боялся, что меня не пустят к подростку, который не является родственником, но оказалось, что меня уже все знают.
  
  - Это же вы? Вы спасли наших детей? - ко мне бросился отец последней из похищенных девушек, Мелиссы Кортни.
  
  - Да.
  
  - Значит, никакой вы не друг детства шерифа? - а то по разнице в летах этого не видно, подумал про себя. - Вы и есть присланный из Нью-Йорка самый лучший детектив нашей страны? - плачущий от счастья отец лез обниматься и перепачкал дорогой костюм своими счастливыми слезами.
  
  - Не совсем так. Во-первых, никакой не самый лучший детектив страны, а всего лишь своего полицейского участка. Во-вторых, шерифа действительно знаю много лет. Но, наверное, это всё вам не интересно...
  
  - Но как вы их нашли? Наши полицейские сколько бились... - спросил, не отпуская меня из объятий.
  
  - Была наводка на вашего мэра, оттуда и начал...
  
  - Боже, огромное вам спасибо. Извините, что тогда подозревал вас с шерифом в бездействии, наговорил всякого...
  
  - Ничего страшного, бывает. А тем более вы дочь потеряли, это всё оправдывает.
  
  - Думали, что потеряли, а вот благодаря вам, она опять с нами и парень её тоже, теперь уж точно поженятся, несчастья объединяют. Хоть какая-то польза от них.
  
  К Стайлзу меня пустили сразу, только подождал в коридоре, когда ему промывания закончат делать. Другие родители подходили в слезах, благодарили, целовали и приглашали в гости, познакомиться со спасенными.
  
  Сам подросток крепко спал после успокоительных, в руке поблескивала игла капельницы. Я тихонько взял его за вторую руку и прошептал:
  - Прости меня, если сможешь. Умоляю, прости. Готов всю жизнь вымаливать...
  
  Но Стайлз лишь сонно буркнул что-то не разборчивое и повернулся на другой бок.
  
  ========== Часть 7 ==========
   В конце концов я так и заснул в больничной палате. Положил согнутые руки на постель Стайлза рядом с его здоровой, голову на них и заснул. Никто меня не выгонял, сам я уходить не собирался, а нервы и усталость взяли своё. Проснулся от чьих-то нежных поглаживаний и, судя по запаху, никто чужой сюда не входил. Выходит, это Стайлз перебирал мои жесткие чёрные волосы на затылке. Но когда я напрягся и тем самым выдал, что проснулся, маленькая нежная ладошка юркнула обратно под одеяло.
  
  - Привет, Стайлз, как себя чувствуешь? - я улыбнулся, стараясь не дышать в лицо нечищеными зубами.
  
  - Плохо, вы зачем пришли? - подросток совсем спрятался под одеяло, и голос его звучал еле слышно из-под тяжёлого пуха.
  
  - Хотел узнать, как ты? - я пока боялся дотрагиваться до Стайлза, но оказалось, его проблема совсем в другом, не в страхе прикосновений.
  
  - Почему, ты ведь раньше меня не хотел? Я точно чувствовал, что ты гей... А теперь я не могу... - он неожиданно перешёл на "ты", но хороший ли это знак?
  
  - Это ещё почему? - удивился я.
  
  - Я грязная шлюха, теперь я никому не могу подойти... никому не нужен... - слова доносились из-под одеяла плаксиво и неразборчиво.
  
  - Глупости, мне нужен. Ты даже ничего не помнишь о той ночи? - спросил наугад, но с надеждой.
  
  - Рычание помню, двое мужиков необычайной силы выломали толстую деревянную дверь в щепки и вломились в наш домик. Я спал в гостиной и меня схватили первым, но крики других ребят раздавались до тех пор, пока я не потерял сознание от боли. Они скрутили мне руки и ноги и швырнули на дно вонючего грузовика. Дальше помню урывками: болючий укол в сгиб локтя, потом били, но боли почти не ощущалось. А когда очнулся в той комнате, глаза как будто ослепли - темнота или просто не мог их открыть.
  
  - А про то, что было в "той" комнате, не хочешь рассказать мне?
  
  - Нет! Уйди вообще, - казалось, он вдруг пожалел о своей откровенности и замолчал.
  
  - Стайлз, с тобой всё в порядке. Может быть даже выпишут сегодня из больницы. Хочешь, я заберу тебя домой?
  
  - Ты - нет! А где папа? Пусть папа меня заберёт.
  
  - Шериф всё ещё на работе со вчерашнего вечера. Он навещал тебя, но потом вернулся на службу. Надо было всё быстро и правильно оформить, чтобы эти сукины дети не смогли избежать наказания.
  
  - Уходи! Я спать хочу! - раздалось полушёпотом, хотя, наверное, он просто хотел побыть один и обдумать своё новое положение в этом мире жестоких взрослых. Вместо того чтобы защищать, они совершили такое тяжкое преступление против практически ребёнка.
  
  - Стайлз, я должен вернуть машину и другие вещи, взятые в наём для моей легенды, а потом я вернусь и заберу тебя домой. И без всяких мне возражений, слышишь? - я встал и отправился в Уотербери.
  
  Когда я вернулся через четыре часа, меня ждал несколько другой приём:
  - Майкл или Дерек, так это ты нас спас? Мне сказали после того, как ты уехал. А я верил, что ты просто к папе приехал, - Стайлз вылез из одеяла, уже не такой бледный и весело улыбался мне, треща что-то о своём. - Меня все спрашивают: "а где герой и спаситель всех детей?" А я такой: "не знаю, какой герой и спаситель такой?" А это вот ты и оказался. А как ты нас нашёл? Никто не мог, а ты нашёл?
  
  - Случайно, повезло просто, была наводка на вашего уже бывшего мэра, оттуда и начал, - я тихонько сел у его кровати, и думал, что можно говорить, а что нет, чтобы этот весёлый и раскрепощенный Стайлз никуда не делся. И его не заменил несчастный и плаксивый Контр-эго.
  
  - Меня скоро выпишут. Папа сказал, что через два часа приедет забрать меня домой.
  
  - Давай я сам отвезу тебя, обещаю по дороге не приставать... - эта вроде бы шутка оказалась спусковым механизмом, тот, другой Стайлз, вылез наружу. Хотя нет, на самом деле этот Стайлз залез обратно под одеяло и оттуда послышалось надломленное:
  
  - Хочешь меня трахнуть - пожалуйста, я и так шлюха, ещё один раз ничего не изменит...
  
  - Перестань, не хочу выслушивать глупости. А я что ли девственник? У меня столько парней и девушек было!.. Подумаешь...
  
  - Это не тоже самое! Меня изнасиловали! Я даже не знаю, кто это был...
  
  - Вот и забудь об этом, - придётся всё ему рассказать, подумал я, но пока ещё не был готов к его реакции - к ненависти, то есть.
  
  - Не могу.
  
  - Попа болит?
  
  - С тобой я не собираюсь это обсуждать...
  
  Тут в дверь деликатно постучали, и молоденькая медсестричка протянула мне коричневый конверт:
  - Извините, мистер Хейл, документы Стайлза готовы, вы можете забрать его домой.
  
  - Отлично, большое спасибо. Стайлз, вставай давай, мы едем домой и ничего слушать не желаю!
  
  - Выйди! Я оденусь, - прозвучала команда, но как-то с надрывом, вот-вот расплачется.
  
  Надо бы с ним помягче и так уже дел наворотил. Но альфа всегда альфа, помягче не получится.
  Я без разговоров скользнул за дверь, давая себе слово помнить, что подросток - жертва моя и всяких других извращенцев.
  
  - Я готов, помоги взять сумку с вещами. После капельницы она для меня - неподъёмный груз.
  
  Я так же молча вернулся и взял вещи, привезённые шерифом, как минимум на полгода, судя по весу. Потом так же молча вел машину домой и был вознаграждён посапыванием на плече и мягкими губами, размазывающими слюни по моей шее. Совсем ребёнок.
  
  Вечером шериф позволил мне самому отнести ужин Стайлзу в спальню. Тот не помнил изнасилования, поэтому и не боялся физически ни меня, ни кого-нибудь другого, как обычные жертвы изнасилований. Но стоило мне заговорить о своём интересе к нему как к молодому человеку, юноша тут же закрывался и отчаянно отталкивал меня прочь из своей жизни. Кто-нибудь другой сразу бы сдался, но только не альфа, нашедший свою любовь и пару на всю жизнь.
  
  Назавтра утром за завтраком под неусыпным взглядом Джона я попросил Стайлза показать мне город, раз я теперь свободен от работы.
  
  - Дерек Хейл, ты тут вырос. Ты сам всё прекрасно знаешь.
  
  - А вот и нет. Я уехал отсюда пятнадцать лет назад и сейчас город совсем другой.
  
  - Зачем тебе наш паршивый маленький городишко, ты же из Нью-Йорка, вот и езжай себе обратно...
  
  - Не собираюсь, я хочу остаться здесь навсегда. Я мечтал вернуться в город своего детства, - пришлось сложить пальцы под столом в миниатюрный крестик, с детства помню, что так врать не стыдно. А моя последняя фраза была стопроцентным враньём.
  
  - Зачем? Тут единственное преступление за сто пятьдесят лет было наше похищение. А теперь еще сто пятьдесят ничего не будет. Ты просто тупо не доживёшь до следующего полицейского задания, - Стайлз заржал и подавился зелёным чаем.
  
  Тот потёк у него из носа и всех забрызгал. Но мы с шерифом были совершенно счастливы - Стайлз смеялся от души, будто и не было этого ужасного похищения. В его глазах светились задор и веселье, присущее только беззаботной юности. Старший Стилински посмотрел на меня с такой благодарностью во взгляде, что я понял почему он не против наших отношений - я смогу защитить его сына и сделать его счастливым.
  
  Постараюсь уж точно!
  
  ========== Часть 8 ==========
   Мы поехали в центр города на машине, ехали долго, аж целых семь минут. Потом, оставив машину на полицейской стоянке, пошли гулять в парк. Не держались за ручки и не вели себя как пара, так Стайлзу было легче. Постепенно рассказывая о новостройках и городских сплетнях, он оттаял.
  - Представляешь, они хотели снять виллу под носом у её отца и пожениться. Но тут, фигушки, вместо риэлтора на встречу со сбежавшей парочкой пришёл её отец. Что там началось, словами не передать! - Стайлз засмеялся, повернулся и прижался к моей груди, даже не заметив этого.
  
  - И чем всё закончилось? - моя голова было занята другим.
  
  - Ну, тебе что, совсем не смешно? - видимо, я был как обычно хмурым. Или этот город так на меня действует.
  
  - Сразу говори последнюю фразу, а то я уже забыл с чего всё начиналось.
  
  - Сразу видно, что ты Хмуроволк, - он опять засмеялся. Мне было приятно не передать, но это внутри, я не знал, как показать подростку мои чувства, если нельзя говорить об этом вслух.
  
  - Мне интересно тебя слушать, но сложить картину воедино со столькими подробностями не получается.
  
  - То же мне полицейский детектив и не может сложить вместе всю картину, - Стайлз не переставал смеяться и даже взял меня за руку.
  
  - А пошли я тебе куплю пончиков? - предложил я с улыбкой.
  
  - Ты что, с ума сошел, я их просто ненавижу! - Стайлз сделал круглые глаза и в ужасе закатил их, как в дешёвых голливудских фильмах. - Все полицейские едят пончики, и папа закармливал меня ими всё детство! Купи мне розовое мороженое и сладкую вату, пожалуйста, - он вдруг так просительно на меня посмотрел, что я понял - за этот взгляд котика из Шрека я готов достать ему луну с неба и парочку планет в придачу.
  
  Но тут раздался звонок по мобильному, на экране высветилась "Любимый босс", пришлось отойти подальше.
  
  - Дерек, ты там не обнаглел случаем окончательно? Задание закончено, быстро шуруй на работу! Что-то ты там в Бейкон Хиллс "засиделся в девках", - голос капитана Берти Хейза был, как всегда, совсем не сердитый и даже весёлый.
  
  - А вот как раз и нет. Я себе парня нашёл и, скорее всего, буду сюда переводиться, - мне пришлось отойти от Стайлза, чтобы не напугать его снова своими откровениями.
  
  - Ты чего, шутишь? Я тебя терять не намерен! Бери своего парня за шкирку и возвращайся! Будете тут миловаться. Сводишь его заодно посмотреть Статую Свободы, Музей современного искусства и Метрополитен, Эмпаер-стейт-билдинг и чего там ещё у нас есть.
  
  - Нет, сэр, он пока не может покинуть город, в школе нужно доучиться.
  
  - Дерек, педофилия запрещена законом, тебе ли не знать?
  
  - Вот именно, сэр, жду его восемнадцатилетия через два месяца.
  
  - Жди здесь, потом приедешь и заберёшь свой приз!
  
  - Нет, сэр, хочу, чтобы он ко мне привык. До дня рождения никакого секса, клянусь своей бабушкой!
  
  - Небось старушка давным-давно почила, - в трубке раздался неприлично громкий смех. - Ну, мир её праху! Я тебя всегда жду, твоё место останется свободным, приезжай! Парню твоему понравится в Нью-Йорке, увидишь... Да подожди ты, Саммерс, дай договорить и нет, детектив Хейл не возвращается в ближайшее время. У него там новое задание, только мы его не оплачиваем! - последняя фраза была явно предназначена для меня.
  
  - Пошли за мороженым, - я вернулся к Стайлзу.
  
  - Но это же не свидание? - он опять вдруг сник и мне пришло в голову, что пострадавшим подросткам должны предоставить психолога за счет мэрии или даже округа.
  
  - Нет, Стайлз, ишь чего размечтался! Свидания подразумевает фильм и ресторан, а у меня денег только на мороженое.
  
  - Жадина, - засмеялся Стайлз и вздохнул с облегчением. Мы взяли по порции клубничного, хотя мне его совершенно не хотелось, слишком приторно. Но Стайлз хотел, и я побоялся его смутить - лизать мороженое в одиночестве не так приятно, как за компанию. Пусть посмотрит какие чудеса может выделывать мой язык.
  
  - У нас в Нью-Йорке лучшая в стране полицейская академия, четвертый раз занимает первое место по посещаемости, - чертово мороженое было тошнотворным до ужаса.
  
  - Так там у вас все лохи и маменькины сынки, - засмеялся подросток и слизнул розовую каплю с уголка губ, - просто прогуливать не умеют.
  
  - Вот поступишь и наведешь там шороху!
  
  - Нет.
  
  - Почему?
  
  - Я вообще не буду поступать в полицейскую академию и позорить отца. Чтобы ему не сказали, что его сын-шлюха ловит других шлюх, - Стайлз расстроился и его смех сдулся, как лопнувший воздушный шарик.
  
  - Опять глупости! Мне уже надоело это слушать! - прикрикнул я и это стало моей очередной ошибкой.
  
  - Я даже не знаю кто это был, кто пользовался мной! - Стайлз вдруг начал плакать навзрыд, совершенно забыв о том, что мы находимся в общественном месте, а вокруг ходят люди.
  
  Многие поворачивали головы, но только сочувствующе кивали. Я приобнял подростка, и он прижался к моей груди, плач перешёл в скулёж и всхлипывания.
  
  - Это был я! Это я тебя изнасиловал, - сказать оказалось проще, чем я раньше думал. Наверное потому, что я был уверен - Стайлз мне не поверит.
  
  - Ты, ик, скажешь, ик, что угодно, чтобы мне стало легче. Даже в убийстве Кеннеди признаешься, - я почувствовал его улыбку где-то в районе плеча.
  
  - Всё что хочешь скажу, только не плачь.
  
  - Ладно, пошли уже домой. Я хочу чай зелёный, очень сладко во рту из-за этого мороженого.
  
  - Хорошо, пошли на стоянку. Только слёзы вытри, тут вокруг многие в твоём положении, но держатся. Не дай им сломаться своими слезами, - и точно, две девушки, прошедшие мимо нас, кивнули головой в знак приветствия. Сами подростки ко мне не подходили и открыто не благодарили, панически не желая вспоминать похищение. Я не обижался.
  
  - Психологи говорят, что события прошлого невозможно изменить, они уже случились. Но мы можем изменить свое отношение к ним таким образом, чтобы они не мешали нормальной жизни. Не влияли на неё.
  
  - Я пытаюсь, я же пошёл с тобой в парк. Не заперся в своей спальне, хотя очень хотелось.
  
  - Отлично, молодец! Так держать! Будем ходить сюда каждый день!
  
  - Да, и каждую ночь, - на Стайлза снова напала истерика. Но теперь он смеялся не переставая, почти катался по земле от смеха.
  
  И тут уж я совсем растерялся, а сейчас что делать? Я осторожно приобнял его и повел в сторону полицейской стоянки к машине.
  
  Так мы и начали жить, с утра я совершенно бесплатно помогал Джону в участке: когда советом, а когда и своими сверхчеловеческими способностями. Днем возвращался домой, делать уроки со Стайлзом. Сначала тот боялся возвращаться в школу - вдруг одноклассники, чудом уцелевшие при похищениях, начнут глумиться над потерпевшими. Мне даже пришлось его первый день силком тащить в школу. Пусть бы только кто-то посмел при мне над подростком посмеяться! Но, как оказалось, остальные наоборот, чувствовали свою фантомную вину перед похищенными, и помогали вернуться в строй. Приглашали в гости, ходили вместе в кино и на концерты заезжих музыкальных групп. Хотя если бы я вовремя не раскрыл планы коварного мэра, ни одного девственного юноши или девушки в городе бы уже не было. Хитрый мистер Фосбер планировал дарить или продавать подростков своим деловым партнерам или соучастникам. Все они были не из Бейкон Хиллс и местных детей не знали, так что никакой вины не чувствовали вообще. Мало кто из них считал изнасилование или педофилию проблемкой для себя...
  
  А вот вечера полностью принадлежали нам двоим. Мы со Стайлзом ходили гулять по городу, покупали одно мороженое на двоих, много смеялись. Сколько он говорил! У меня уже уши начали болеть, хотя Джон заверял, что физически это невозможно, раз у него за восемнадцать лет не отпали.
  
  А через два месяца в середине августа мне опять позвонил мой нью-йоркский босс.
  
  ========== Часть 9 ==========
   - Слушаю, сэр, - я ответил и вышел из комнаты, где мы все вместе ужинали, даже дверь за собой прикрыл.
  
  - Дерек, я больше не могу смотреть сквозь пальцы на твои прогулы! У нас крупное дело - серийный убийца. Завтра же ты возвращаешься к работе!
  
  - Сэр, я пока не могу. У меня тут личные отношения никак не налаживаются. Я никуда не поеду без своего парня! А Саммерс с напарником не может взять это дело?
  
  - Саммерс и ещё трое наших лучший следователей не нашли ни единой зацепки в этом деле, даже после восьми трупов, - пауза прозвучала как-то угрожающе. - Стайлз Стилински, восемнадцати лет от роду, записан в нашу нью-йоркскую полицейскую академию. В начале сентября у него первый вступительный экзамен. Более того, он записан как мой личный протеже, а это значит, что ему нужно совсем завалить экзамены, чтобы его не приняли. При самых посредственных результатах и нормативах его возьмут на обучение. Понятно?
  
  - Но, сэр, как вы всё узнали?
  
  - Это моя работа и я её делаю хорошо. Чего и от тебя жду - хорошо делать свою работу, - Стайлз ворвался в комнату, сел напротив меня и напряженно вглядывался в моё лицо. Сколько я ни отворачивался - он следовал за мной, уж очень хотел вызнать все подробности телефонного разговора.
  
  - Сэр, я завтра вам перезвоню и дам ответ.
  
  - Прекрасно, жду тебя завтра в десять ноль ноль в своём кабинете, - и капитан отключился.
  
  - Ты завтра уезжаешь? Насовсем? Только я в тебя влюбился, как ты сваливаешь, словно последний трус! - глаза его снова наполнились слезами. Сколько дней Стайлз уже не плакал? Два, три, неделю? Я почувствовал себя тем ещё монстром. Впрочем, так оно и было.
  
  - Всё совсем не так. Если уж подслушиваешь, то слушай внимательно! Я сказал, что без тебя никуда не поеду! - и тут только до меня дошло - Стайлз только что признался мне в любви.
  
  - А со мной?
  
  - А с тобой поеду. Я тоже тебя люблю, - я опасливо протянул к нему руки. Вдруг опять что-нибудь выкинет, кицунэ несчастный*.
  
  - Хочу попробовать... - Стайлз смущенно опустил глаза.
  
  - Что попробовать?
  
  - Ну не новый же Чудо йогурт! Додумайся сам, Хмуроволк!
  
  - Отлично, я понял. Встретимся после ужина, - и я позорно сбежал в гостиную.
  
  Уже после того как приготовился ко сну, я мучительно долго решался отправиться в спальню подростка. Так долго, что он сам ко мне пришел. Замерший, после душа, с серебряными в свете луны капельками воды на плечах. В одном махровом полотенце с тонкими голубыми полосками.
  
  - Подвинься, я совсем замёрз-з-з-з. Да, у тебя только тоненькая простынка вместо одеяла. Сейчас умру от обморожения всех своих внутренних и особенно наружных органов, - он юркнул ко мне в кровать, - Дерек, ты что, голый?
  
  - Представь себе! Я спать собирался!
  
  - Как? Без меня?
  
  - С тобой. Давай, придвинься поближе, я горячий как печка. У меня нормальная температура тела сто восемь градусов по Фаренгейту**
  
  - Я знаю, читал про оборотней в инете.
  
  - Ты не говорил, что знаешь кто я, - я как всегда испугался. Эта информация была моим самым скрываемым секретом, конечно, после изнасилования Стайлза.
  
  - Я вспомнил всё про вашу семью. Когда понял, что ты действительно родом отсюда. И про тот страшный пожар. Извини, что сразу не сказал тебе.
  
  - Ничего страшного, я тоже тебе не всё рассказал...
  
  - Можно я прижмусь к тебе, ты такой горячий? - полотенце по ходу дела совсем слезло, и мы со Стайлзом прижались друг к другу - член к члену, стояк к стояку.
  
  - Давай, ты будешь вести, делай что хочешь, командуй. Если что-то пойдет не так я остановлюсь на любом этапе. Член узлом свяжу, если понадобится, но остановлюсь. Не бойся меня, ладно? - но удержаться не мог и поглаживал любимого мальчика по спине.
  
  - Я и не боюсь, я тебя знаю, ты плюшевый мишка, ну, или волчок, - подросток начал робко гладить меня в ответ, по груди по животу, по бокам.
  
  - Почему плюшевый, волосатый сильно?
  
  - Ага, и это тоже! - и Стайлз засмеялся прямо мне в плечо.
  
  Я лег на середину кровати на спину, а Стайлз залез на меня и начал крутиться, сказал, что греет спину, потом грудь, потом обратно спину. Я предложил согревать его руками и предсказуемо начал с попы, но наши глубокие французские поцелуи выбили Стайлза из колеи настолько, что остальное ему было всё равно: и растяжка, и поглаживания его маленького острого члена.
  
  - Таким острым орудием ты можешь проткнуть меня насквозь!
  
  - И проткну когда-нибудь, но сегодня ты сверху. Я же сказал, что хочу попробовать ещё раз.
  
  Я растягивал его удивительно медленно, раньше у меня никогда не было терпения на длительные прелюдии. Потом входил по сантиметру каждые десять минут и тут уже Стайлз сам взмолился:
  - Кончай мучить, входи уже и двигайся! Дай мне почувствовать твою волчью мощь!
  
  - А сильно много не покажется, мальчик?
  
  - Давай уже, волчара, а то у меня колени затекли стоять в одной позе столько времени.
  
  Потом уже, зацелованный и залюбленный до полусмерти, ведь оргазм не зря называют "маленькая смерть", Стайлз погрузился в сон лёжа на мне с попой, полной моей спермой, тихонько вытекающей из миленькой розовой дырки.
  
  Наутро, сонно потягиваясь на залитой солнечным светом кровати, Стайлз признался:
  - Я тебя узнал. Это действительно был ты, там в борделе, - больше эти воспоминания не вгоняли его в ступор и не вызывали наверх вторую личность.
  
  - Прости меня, кажется, я в тебя влюбился с первой секунды как увидел, в кабинете шерифа. Вот и не смог удержаться. Но я же не поранил тебя, не порвал, не ударил... - я пытался извиниться, зная, что это почти не реально - простить изнасилование.
  
  - Ещё чего не хватало! Так бы я тебя в жизни не простил! - маленький кулачок, весь покрытый родинками, больно ударил меня по груди.
  
  - Значит, сейчас прощаешь? Я тебя люблю!
  
  - Мне так легче, теперь я знаю, кто это был. Это был ты, а тебя я и так люблю. Так что не страшно. Но больше так не делай - я всегда хочу быть в сознании, когда занимаюсь с тобой любовью! Мне это слишком понравилось, чтобы пропускать.
  
  - Всегда будешь в сознании, обещаю тебе... Ну, может иногда спящим, не будить же тебя только ради секса...
  
  - Я тебе дам спящим! Будешь потом неделями на голодной пайке - только делать мне минет, так и знай. Это чтобы ты сто раз подумал, прежде чем тыкаться, когда я сплю!
  
  - Поехали собирать вещи, мы сегодня возвращаемся в Нью-Йорк, - моё облегчение звучало в каждом слове.
  
  - Ладно, я возьму только самое необходимое, а остальные вещи папа пришлет по почте или будет привозить каждый раз навещая нас.
  
  - А как ты меня узнал? - я просто умирал от любопытства.
  
  - Ты всегда рычишь, когда кончаешь, - улыбнулся Стайлз.
   Комментарий к
   Картинка вместо бонуса, Стайлз любил вспоминать свой первый секс и просил Дерека связывать его иногда... Обновлять воспоминания...
  
  http://s019.radikal.ru/i638/1511/3b/6380757123ab.jpg
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Крещение Руси. Омеговерсия.
  https://ficbook.net/readfic/5377417
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: Альфа/Омега
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, Психология, Hurt/comfort, AU, Омегаверс, Исторические эпохи, Первый раз, Любовь/Ненависть
  Предупреждения: OOC, Насилие, Underage
  Размер: Миди, 30 страниц
  Кол-во частей: 9
  Статус: закончен
  Описание:
  Владимир Святославович Рюрикович правил Киевской Русью железным кулаком без всякой там бархатной перчатки. Он был готов на многое, если не на всё, чтобы стать полновластным правителем страны, которую уверенно, но грубо пропихивал в международное сообщество. Но даже власть над всем миром не могла бы заменить князю Владимиру радости владения одним единственным на свете человеком - своим истинным омегой.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Прошу простить мне все исторические неточности , потому что эта работа - художественное произведение в жанре омегаверс, а не дипломная работа по истории.
  
  
  ========== Исторические предпосылки ==========
   ***:"Историю пишут победители кровью побеждённых"
  
  
  
  Владимир Святославович Рюрикович правил Киевской Русью железным кулаком без всякой там бархатной перчатки.
  
  Князь Новгородский и Киевский Владимир Красно Солнышко, как любовно прозвали его в народе, был готов на многое, если не на всё, чтобы стать полновластным правителем страны, которую он уверенно, но грубо пропихивал в международное сообщество.
  
  Этот альфа с большой буквы "А" был сыном ныне почившего князя Святослава и ключницы его матери Ольги по имени Малка, или Малуша, как все её называли. Сама красавица омега Малуша была из знатного хазарского рода, простолюдинке, а тем более рабыне - хотя тогда на земле русской рабства вообще не было - княгиня Ольга никогда бы не доверила такую значимую при замке должность как ключница. Ответственная за всё хозяйство и за все ключи в замке, Малуша становилась первым человеком при дворе, если князья куда-нибудь уезжали. Будучи омегой, Малуша воспользовалась своим единственным шансом и переспала с сыном своей благодетельницы князем Святославом, так и появился на свет будущий всесильный правитель всея Руси Владимир. Тогда его беременную мать выслала разгневанная княгиня Ольга обратно на хазарские земли в село Будутине. Вырастил и воспитал его дядя по матери воевода Добрыня. Сын ключницы и воспитанник воеводы, таким альфой и вырос будущий князь Владимир (Владимир - "владей миром"), сильным, независимым, огнём и мечом пробивавшим себе дорогу в жизни. Третий и последний законный наследник князя (в те времена дети от прислуги могли наследовать наравне с полностью законными сыновьями-альфами) после ухода Святослава на войну с Византией получил Владимир, тогда десятилетний альфа, град большой Новгород. Старший сын Ярополк получил столицу Киев, средний Олег - Древлянские земли с центром в Овруче. Город Новгород был намного крупнее Овруча, что говорило о том, как ценил Святослав своего младшего сына.
  
  Потом, через два года, после смерти венценосного родителя, маленький альфа стал правителем Новгорода. Через пять лет началась междоусобная война между его старшими братьями Олегом и Ярополком за полноправное владение всей Русью. Владимир отправился с дядей Добрыней и его дружиной "за моря" и вернулся через три года с наёмным войском. Которое и помогло ему убить победившего брата Ярополка и захватить всю огромную Киевскую Русь. Беременную жену-омегу Ярополка, бывшую греческую монахиню, Владимир взял в наложницы. По дороге к Киеву Владимир захватил перешедший на сторону Киева Полоцк, перебив семью тогдашнего правителя города князя Рогволода, причем по совету своего дяди Добрыни Владимир сначала изнасиловал его дочь-омегу Рогнеду на глазах её родителей, а затем убил её отца и двух братьев. Княжну Рогнеду, просватанную прежде за Ярополка, он насильно взял в жёны. Именно отказ Рогнеды на сватовство Владимира и вызвал его месть: княжна считала недопустимым выйти замуж за сына ключницы. Её слова "не хочу розути робичича"* ("не хочу разувать раба") (согласно славянскому обычаю жена снимала обувь своему супругу на свадьбе) сильно унизили Владимира и Добрыню, так как намекали на статус матери Владимира Малуши, сестры Добрыни.
  
  Так молодой двадцатилетний альфа стал заметной политической фигурой в мире. Поговаривали, будто было у него триста наложников-омег в Вышгороде, триста в Белгороде и двести в селе Берестове. "И был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних омег и растляя незамужних" - если верить древним рукописям. Но не было среди них одного, того единственного, которого ищет каждый альфа для себя - истинного омеги, что и делало всесильного князя Рюриковича неудовлетворенным жизнью. И даже власть над всем миром не могла бы заменить Владимиру Святославовичу радости владения одним единственным на свете человеком - своим истинным омегой.
  
  Киевскую Русь, отсталую страну со множеством богов, князь тогда же решил сделать передовой и культурной державой. Одним из шагов на этом не простом пути стало крещение Руси в 988 году. По свидетельству очевидцев Владимир Рюрикович вызвал к себе в Киев проповедников иудаизма, ислама, католицизма - латинского христианства. Но более всего понравилась Владимиру беседа с греческим философом и остановился он на православии. В 987 году князь на совете бояр принял решение о крещении "по закону греческому". Своих языческих жён и наложников Владимир отпустил с миром.
  
  - Если не придёт кто завтра на реку - будь то богатый или нищий - да будет мне враг! - объявил князь Владимир Святославович.
  Сам князь верхом на скакуне сильном, окружённый дружиной своей и дядей Добрыней-помощником, ехал между городами и сёлами, и участвовал в крещении народа русского самолично.
  
  Многие альфы, беты и омеги крестились добровольно по приказу князя, раз сам Владимир крестился и бабка его Ольга, омега умная и сильная, "то и нам должно!" - говорил люд простой деревенский. Но были и такие, кто супротив веры византийской вставал:
  - Веру отцов не дадим на поругание! - кричали они.
  
  Этих язычников ждала верная смерть от рук дружинников князя. Новая византийская религия утверждалась не столько проповедью, сколько мечом и огнём. По приблизительным подсчётам каждого четвёртого русского убивали за отказ от крещения. Иногда язычников убивали целыми семьями. Ни сам князь, ни Добрыня, ни, конечно, дружина потерям этим счёт не вели. И окрасились реки, где проводились крещения, в цвет крови багрово-красный, всюду крики, плач раздавалися. Но сердца исконно верующих это не трогало - умирали только язычники!
  
  В один из таких дней в неведомо каком селе с утра поставили вежи (палатки) князю и дружинникам его. Было в том селе особо много отказников, кровь лилась рекой рядом с Днепром, пачкая вельможные костюмы и дорогие латы (доспехи).
  
  - Кто рубаху для крещения у реки не снял - тот язычник! - решала дружина князя.
  
  После этого заявления воины рубили сельских налево и направо, князь Владимир скакал по берегу реки на крики и плач не глядя, как вдруг привлёк его запах невиданный. Запах не простой, а детства Владимира в землях хазарских, так у мамки Малуши дома пахло молоком топлёным да сахаром жжённым, а ещё чем - и понять не возможно, только чувство одно - родным домом. Знал Владимир, что детство позади, мамки давно в живых нету, а сам он теперь коган (предводитель) народа русского, как велит, так и будет на земле русской, а вот вновь почуял запах тот родной и стало князю великому снова пять годочков и прятался он от кравы (коровы) за передником материнским. Бросился Владимир за запахом тем особенным, скакуна своего сильного бросил и бегом между боярами да дружинниками. Хорошо, что успел: стояли у реки альфа с омегой пожилые в рубашках нарядных белых да снять их и принять закон византийский отказывалися. Зарубили их мечами дружинники, и уже хотели с ними омежку маленького, годков шестнадцать ему было на вид, рядом стоящего, сына их, видать, тоже в рубахе нарядной зарубить, как выскочил откуда ни возьмись сам князь великий и плечом одного дружинника сбил с ног, а второму поперед меча бросился и омежку на руки выхватил, и собой прикрыл. Был князь великий альфой высоким, в плечах широким, воеводой взращённый мальчик превратился в сильного смелого воина. Кровь матери принесла ему черты лица красивые, прямые, по-хазарски мужественные. Волосы у него были густые, вьющиеся каштановые пряди и борода такая же окладистая и густая, да глаза как небо голубые. Так что не забоялся князь супротив мечей своей дружины выступить. Рубаху на пареньке разорвал напополам и наземь бросил, чтобы каждый видел, что принял омега уже православие и не враг он князю. Владимир прижал того грудью к себе, пряча от глаз других альф и бет.
  
  Омега находился в состоянии шока, глаза широко открыл, дрожал и смотрел в пустоту, умереть с родителями приготовился. Когда Владимир буквально выхватил его из-под удара, омежка так и не понял, не осознал то чудо, что жив остался, да альфу своего истинного нашёл. Руки и ноги его безвольно висели вдоль тела, князю он не сопротивлялся, наоборот, даже будто и не видел его вовсе. Куда несли его не осознавал, а сам князь нарадоваться не мог - "Нашел! Нашёл истинного своего, омежечку маленькую! Самую прекрасную в мире, самую пахучую!"
  
  Приблизился Владимир к веже своей ярко-красной, между двумя воинами охраны прошёл и омежечку на руках внутрь пронес. Там посадил его на возвышение, заменяющее князю кровать и прижал к себе дорогого гостя:
  - Любимый мой мальчик, как же я рад тебя найти! Добро пожаловать в мою, нет, нашу жизнь! Ни в чем тебе никогда отказа не будет! На золоте есть и пить будешь! Любые наряды заморские да кушанья разносольные всё тебе, любимому, будет! - восторженно говорил Владимир, сидя перед омегой на коленях и поглаживая худые белые ручки.
  
  Омега сидел как рыба студёная и в одну точку поверху князя смотрел, был тут, а точно не было его. Руки да ноги висели бессильно, хорошо, что не упал наземь головой. И вдруг дрожать сильно начал, совсем как болезный. "Видать от холода" - решил Владимир и сняв с себя палий (мантия) набросил дорогую теплую ткань на омегу. Тот продолжал дрожать и закатывать глаза, только белые страшные глазные яблоки видны стали.
  
  Альфа положил гостя на импровизированную кровать, накрыл дорогими шкурами и выглянул наружу к дружинникам:
  - Найти немедля дядьку моего! - бросил грозно и вернулся к истинному.
  
  - Маленький мой, не бойся, мальчичек, я заботиться о тебе буду, лечить, если надо, молиться о тебе каждый день буду, глядишь, и одолеет бог наш всемогущий недуг твой страшный... - альфа нежно гладил омегу по накрытым палием рукам и плечам и тихонько улыбался. - Болезные, ничего, выдюжим, теперь мы вместе!
   Комментарий к Исторические предпосылки
   Крещение князя Владимира в Херсонесе:
  http://s13.radikal.ru/i186/1703/a6/be2474f4e7fa.jpg
  
  
  
  
  
  ========== Душа его больна ==========
   - Володя, случилось что? - Добрыня распахнулся полог вежи и вбежал с мечом наголо.
  
  Как влетел внутрь, так и замер, что тот идол языческий - великий князь всея Руси стоял на коленях перед маленьким омежкой, завернутым в красный боярский палий и шептал на ушко что-то нежное и любовное.
  
  - Дядя, познакомься, это мой истинный омега, - Владимир повернулся к Добрыне и лицо его озарила улыбка светлая и яркая, аки солнце утреннее.
  
  - Рад я, Володя, рад, что и ты нашёл своё "солнце красное" сердцу милое, - опустил Добрыня меч свой острый и тоже рядом с князем на колени опустился, - а что лежит омега? Не здоровится ему?
  
  - Сам видишь. Надо лекаря найти быстро, подсоби, дядько, - попросил князь, тяжело вздохнув.
  
  - Добро, - ответил Добрыня и, поднявшись с колен, быстро вышел.
  
  А Владимир тем временем пытался разговорить своего истинного омегу:
  - Звать-то тебя как, солнышко? - ласково спросил альфа.
  
  Омега по-прежнему молчал, смотрел вперед в одну точку, но дрожал уже куда меньше. Альфа подумал, что надобно бы накормить гостя милого и напоить, как полог вежи распахнулся и Добрыня пригласил сутулого низкого бету зайти внутрь:
  - Володя, лечебник сельский бета Аскольд, первый, кого смог я тут сыскать, - говорил Добрыня быстро задыхаясь и тяжело хватаясь за пазухи (рёбра), видно весь путь бежал.
  
  - Спасибо, дядя, - сказал Владимир и жестом подозвал лекаря поближе. - Что с ним? Это изврачивати можно?
  
  - Барин, прости, я посмотреть сначала должен, - поклонился бета.
  
  - Не "барин", а князь великий Всея Руси Владимир Святославович! - вскинулся Добрыня привычно и грозно закричал на бету, он племянника своего всегда поддерживал и добивался ему уважения почетного.
  
  - Тише ты, дядько, будет тебе политику разводить, не на приёме поди, - зашикал на него князь, видя, как испуганно сжался омежка на своем ложе.
  
  - Прости, княже, - зашептал бета с поклоном, - не знали мы сельские, думали, барин какой.
  
  - Ничего, лечебник, ты омегу смотри, важнее это, - сказал тот и отступил от ложа.
  
  Оказалось, что отойти от своего истинного только обретенного омеги тяжело, так и хотелось прижать к себе худенькое белое тело и не отпускать, да и дышать через раз, чтобы омеге больше воздуха осталось. Лекарь посмотрел глаза омеги, заглянул в рот, в нос, уши, потрогал висящую как плеть руку и повернулся к князю:
  - Осмотреть его надобно, княже, без полного осмотра не могу ничего сказать о хвори этой.
  
  - Смотри, - милостиво разрешил князь.
  
  - Нет, твоя милость, - Добрыня опять схватился за меч, но князь успокаивающе положил ему длань на плечо, - без чужих надобно.
  
  - Хорошо, дядька, выйди, прошу, ничем мне лечебник не угрожает, - и Добрыня вышел из вежи.
  
  Бета осторожно раскрыл палий и начал ощупывать худое тело омеги, у того тотчас заурчало в животе:
  - Покормить его надобно, - тихо сказал лекарь и продолжил осмотр, - только легкое что-нибудь, кашу там или суп.
  
  - Сейчас будет, - так же тихо ответил князь.
  
  - Ещё я должен снизу его посмотреть, не поранен ли он кем, - сказал бета и начал снимать с омеги простые серые шаровары.
  
  - Ако (если) моего омежку кто тронул - насмерть забью! - закричал князь, но заметив, как сжался от страха омега и лекарь его, тут же шепотом извинился. - Простите, не вам это.
  
  Лекарь осторожно снял портки с омежки, под ними ничего не было. Маленький, такой же белый, как и всё тело, член вяло лежал, окруженный светлыми, по-омежьи жидкими волосиками в паху, лекарь аккуратно приподнял его, помня, кто наблюдает за каждым его движением. Никаких синяков или ран под ним не оказалось. Потом лекарь осторожно, придерживая грудь больного левой рукой, правой повернул омегу на бок и осмотрел молочно-белые мягкие ягодицы, но и там никаких чужих следов не обнаружил. Тогда он спокойно раздвинул половинки и осторожно погладил крепко сдвинутые края ануса.
  
  - Это обязательно делать? - грозно, спросил князь.
  
  - Прости, княже, но да! - спокойно ответил лекарь. - Его могли снасильничать раньше и внутри могут остаться незалеченные язвы.
  
  - Делай своё дело, - тяжёло вздохнул князь и отвернулся, хотя больше всего на свете хотелось оттолкнуть наглые руки и спрятать такое желанное белое тело от чужих глаз, пусть даже и беты.
  
  Всё это время омега равнодушно смотрел вверх и не сопротивлялся осмотру, даже когда мизинец беты, смоченный только слюной проник внутрь его тела, омега только протяжно и тихо застонал, и замолк сразу же, как палец врача покинул его тело.
  
  - Хватит! - не выдержал Владимир. - Не смей его мучить!
  
  - Я уже все закончил, великий княже, и так скажу: омега полностью здоров, но душа его больна.
  
  - Как это понимать? Он умалишенный? - печально переспросил князь и растерянно опустился на край импровизированного ложа, рядом с голым омегой.
  
  - Вовсе нет, - спокойно ответил лекарь, - омега пережил сильную душевную травму, что и повлияло на его теперешнее состояние. Я, грешным делом, решил, что его снасильничали, но это не так. Телом он полностью здоров.
  
  - А душевно, выходит, нет, - сказал альфа, - можно его как-то излечить?
  
  - Можно, но прежде понять должно, что за беда с ним приключилась, так и поймём, как лечить маленького. Как звать-величать-то его? - спросил бета.
  
  - Я не знаю, он не говорит со мной, - ответил князь, одевая на омегу его шаровары и заворачивая обратно в палий.
  
  - И вообще не говорит, - подытожил лекарь.
  
  - Я спас его из-под мечей дружины, а рядом стоящих пожилых альфу с омегой - не успел, - повинился Владимир, - может, были они родными ему...
  
  - Если на его глазах зарубили родителей, - бета отвел Владимира в угол палатки и шепотом продолжил, - и он сам только чудом избежал их участи, то одно это могло привести омежку к душевной болезни.
  
  - Может быть, - согласился князь.
  
  - Володя, можно войти? - раздался голос Добрыни снаружи. - Я принес гостинцы омеге, хочу задобрить нового племянника.
  
  - Заходи, - ответил Владимир.
  
  Вместе с Добрыней зашло несколько молодых омег с ручниками, миской води и пирожками разыми сладкими и солёными.
  
  - Он не сможет это есть, лекарь сказал, что только кашу али (или) суп, - Владимир сел рядом с омегой и тихонько гладил худенькие ручки.
  
  - Покрошите ему пирожки, - посоветовал лечебник, - главное покормите, совсем исхудал мальчик. Только посадите, чтоб не подавился.
  
  - Порежьте мясо мелко, в кашу! - приказал князь.
  
  - Мясо в кашу? Так это мясо будет или каша? Ну, ты даёшь со своими указаниями, - махнул на него рукой весёлый дядька.
  
  - Кто из вас знает этого омегу? - попробовал наугад великий князь, обращаясь к молодым омегам, на шутку Добрыни внимание не обратил - не до того было.
  
  - Я знаю, - раздалось тихое.
  
  Ответивший омега выглядел одних лет с омегой князя. Такой же молодой и милый, но запах - пресные ромашки и деревенское поле, князь поморщился: "такой же и не такой, не мой омега" - подумал.
  
  - Ты его другом будешь? Как звать тебя? - спохватился альфа.
  
  - Тихомир я, великий князь, - поклонился омега в пояс, - живём мы с рядом, через дом.
  
  - Как зовут моего омегу? - спросил князь, а сам начал крошить пирожки на подносе, который поставил себе на колени.
  
  - Олель, княже, - поклонился тот.
  
  - Олель - красивое имя. А он, Олель, всегда такой: не разговаривает и смотрит в одну точку? - спросил, не поднимая головы и с ужасом ожидая подтверждения своих самых плачевных чаяний.
  
  - Нет, княже, он весёлый был, душа любой компании, - улыбнулся омега, - просто родители его, Тредеграс и Щербан, были из жреческого сословия, не хотели принять новой веры и поплатились за это. А сам Олель не виноват, ему родители не позволяли... - князь вскочил с ложа, больно схватив омегу за плечо.
  
  - Олель принял нашу святую веру! Он православный христианин! - крикнул и ногой топнул, раскрошённые пирожки полетели на пол вместе с блюдом, а оба омеги, один стоя на полу, а второй лёжа на кровати сжались от страха до невозможности.
  
  - Все вон! - прогремел Добрыня, поднимая меч наголо.
  
  - Нет, дядя, - вздохнул Владимир, - пусть этот останется, раз знаком с Олелем. Надо, чтобы ему хоть прислуживал кто-то из знакомых, и так все вокруг чужие. Он, наверное, нас боится...
  
  Князь повернулся к задрожавшему омеге, чьё имя забыл, как не важное совсем:
  - Как звать? - опять спросил.
  
  - Тихомир, княже, - поклонился тот, дрожа, вот-вот упадет на колени перед всеми.
  
  - Будешь жить с Олелем и прислуживать ему, понял? - печально проговорил.
  
  - Да, княже, спасибо, - глаза омеги загорелись благодарностью - прислуживать самим князьям.
  
  ========== Не выдавай меня! ==========
   Все вышли из палатки князя, внутри остались только Тихомир и всё ещё лежащий без движения Олель.
  
  - Оля, Оляка, ты везунчик, - Тихомир крошил оставшиеся пирожки на блюде, - оказалось, ты истинный омега самого князя Руси!
  
  В ответ не прозвучало ни звука, омега лежал без движения, глядя в одну точку где-то впереди себя.
  
  - Сейчас мы покушаем, открывай ротик, - омега взял немного крошек и попытался всунуть в рот лежащему, - нет, так дело не пойдёт, Оля! Ешь давай, меня князь прибьёт, если ты не отведаешь его пирожков.
  
  Тихомир тихо засмеялся:
  - Благодарствовати тебе, так и меня взяли к князю, може чем и я пригожусь, - он по-омежьи нежно приподнял Олеля за плечи и облокотил на себя, - возьми пирожка, чуть-чуть совсем, возьми пирожка.
  
  После нескольких неловких попыток у Тихомира получилось покормить Олеля крошками, тут приоткрылся полог вежи и несколько княжих прислужников зашли внутрь.
  
  - Добрыня прислал нас покормить и напоить истинного омегу князя, - старший из них поклонился Тихомиру, - ты его прислужником будешь?
  
  - Да, я Тихомир, - тот тоже встал и низко поклонился своим новым сослуживцам.
  
  Другие омеги не представились, но бросились помогать с Олелем. Двое раздели его и обтёрли влажными тряпицами с ключевой водой, другие сразу же начали наряжать его в дорогие одежды и украшения княжеские. Старший омега налил молока в крынку и заставил сидящего Олеля немного выпить, потом туда же покрошили оставшееся от пирога, потом снова молоко, вот и обед получился знатный.
  
  Владимир в это время пошел мыться к Днепру, только разделся, доспех снял и рубаху, как кто-то из прислужников омег подскочил и попытался взять в рот крепко вставший княжий кочан (половой член).
  
  - Кыш, пошёл отсюда, - Владимир попытался грубо оттолкнуть коленопреклонённого омегу, - не просил я помощи, не хочу я тебя, кыш, приблудный!
  
  Еле-еле оттолкнул наглого омегу в песок, тот на последки пытался хотя бы полизать лакомый кусочек княжей плоти.
  
  - Что, покоя тебе не дадут, богохульники? - раздалось весёлое с берега и подошёл Добрыня.
  
  - Как им объяснить - христиане не прелюбодействуют! Или с мужем законным, или с омегой истинным! Никого более не хочу! - и князь окунулся с головой в студёные воды Днепра. - Хорошо-то как, свежо!
  
  Добрыня отвернулся, дабы не смущать Владимира, но от реки не ушёл, князя всегда защищать должно.
  
  - Володя, ты что-то долго сегодня? - дядя напряжённо повернулся через некоторое время.
  
  - Передёрнул в речке, пока омега не видел, чтобы не пугать того, - покаянно оправдался князь, выходя на берег.
  
  - Ну, завтра у рыбаков улов будет знатный, - засмеялся дядька.
  
  Вечером после встречи с боярами Владимир вернулся к себе. Олель разодетый дорого, по-княжески, с перстнями золотыми, да волосами, уложенными в высокую косу, так же безучастно сидел на ложе, смотря в одну точку. Рядом на полу присел Тихомир и ласково гладил ножки омеги. При виде великого князя, облачённого только в рубаху, Тихомир вскочил и низко в пояс поклонился.
  
  - Поел он, княже, пирожка, поел, да молока ему принесли, - говорил головы на князя не поднимая.
  
  - Ты молодец, омега, - похвалил Тихомира князь, но смотрел, глаз не отводя, только на Олеля, - иди, есть там вежа отдельная для всех омег-прислужников, покормят тебя, но с утра будь здесь.
  
  - Спасибо, княже, обязательно буду, спасибо, - омега пятясь покинул княжескую палатку.
  
  Владимир повернулся к своему омеге:
  - Ну, красава, глаз не отвести! И наряды княжеские тебе к лицу и каменья дорогие. Давай спать, милый, поздно ужо! - Владимир начал осторожно снимать с Олеля дорогой кафтан да расписные шаровары, кольца сами легко соскользнули с худых пальчиков.
  
  Омега остался в простой рубахе и исподнем, как и сам князь. Владимир задул огонь в светильниках и лег, подгребая Олеля к себе под бок, накрыл обоих покрывалом. Омега продолжал безучастно лежать.
  
  - Ну, не хочешь спать, так полежи, - и альфа поцеловал того в висок, спокойно засыпая рядом со своим истинным, сердце радостно пело - любимый мальчик дома! Только держи его крепче!
  
  Наутро Владимир проснулся с рассветом, Олель крепко спал, тихонько посапывая, положа голову альфе на плечо. Сон его казался совершенно здоровым и нормальным. Владимир аккуратно слез с ложа, чтобы не потревожить любимого омегу. Так хотелось поцеловать да приласкать, но нельзя - разбудишь - и, прихватив свою одежду, устремился наружу справить малую нужду. У полога вежи ждал сонный Тихомир.
  
  - Здрав будь, княже! - поклонился низко в пояс.
  
  - Ти...
  
  - Тихомир, княже.
  
  - Да, в общем, иди посиди с Олелем, только тихо, спит ещё маленький, - Владимир рассерженно махнул рукой в сторону, помочиться спокойно не дадут со своей "заботой".
  
  Омега как тень проскользнул в княжескую вежу и, прислонившись к ложу, сел на пол, решил подремать пока, и так старший омега поднял ни свет ни заря, всунул кружку воды да ломоть хлеба и иди на службу, князь заждался поди.
  
  Олель проснулся, когда яркий свет солнца точнёхонько залепил в глаза даже через края княжеской вежи, огляделся, вокруг всё чужое, слишком яркое, слишком богатое. Значит не привиделся ему вчерашний день: реки крови и родители, павшие оземь, аки птицы, подбитые недобрым ловчим. Вдруг увидел на полу соседского омегу:
  - Тиша? Ты как здесь? - прошептал омега, повернувшись в неудобном покрывале.
  
  - Оля, гой еси! (Ты сейчас есть и будь живым еще!) - обрадовался Тихомир и встал на ноги. - Так с тобой всё в порядке?
  
  - Папу и отца убили, я - следующий, - тихо признался печальный Олель.
  
  - Ничего подобного! Ты - истинный омега князь Владимира! Он любит тебя и заботиться будет!
  
  - Я не принял его веры византийской, - Олель низко опустил голову, присев на кровати.
  
  - Он скрывает это от всех, даже от дяди своего воеводы. Говорит, что ты причастился и рубаху твою сам порвал и выбросил, - объяснил тому Тиша.
  
  - А ты как здесь? - спросил успокоившийся немного омега.
  
  - Мы с отцами приняли новый закон, крестились и сам Владимир Красно Солнышко выбрал меня прислуживать своему омеге истинному, тебе тобишь.
  
  Пригорюнился омега сильно:
  - Как я теперь без родителей? Сиротка суздальская...
  
  - Не переживай, княжьим мужем будешь, что может быть лучше, - Тихомир погладил друга по голове.
  
  - Не мил я ему, да и приказал убить он всех староверцев, почему не просвещал да не учил, а взял всех не согласных мечом и зарубил. Изверги они! - расплакался омега горько да сильно.
  
  - Тише ты, Оля, не гневи богов, прикрывает он тебя. На себя взял! Не богохульствуй: князя не ругай, ещё кто услышит... Везде уши...
  
  - Не говори Владимиру и его боярам, что я с тобой говорю! Не выдавай меня! Я не хочу с ними размовлять! - уперся "рогом" Олель.
  
  - Оля, меня ж высекут, если узнают! Тебе что, ты - князьев омега! А меня, как пить дать, высекут али похуже чего! - взмолился Тихомир.
  
  - Если не спросят - сам не говори! Это не обман! - и кулачком белым нежным о ложе хлоп.
  
  ========== Что важней всего? ==========
   Когда князь Владимир, уставший и нервный, вернулся к себе омега опять сидел молча, глядя в одну точку. На вошедшего ноль внимания. Только Тихомир молча поклонился.
  
  - Как ты, мой мальчик? - ласково спросил Владимир, присаживаясь рядом с Олелем.
  
  На того было любо дорого посмотреть: румяные щёчки, красные губки, глаза яркие аки воды моря чёрного - приходил старший омега, накрасил Олеля и снова нарядили его в наряды княжеские. Все пальцы в перстнях золотых с каменьями, волосы убраны в прическу высокую, шейка белая нежная открыта для альфы знатного: кусай - не хочу. И выглядел омега весь аки сын Проматери - взгляд вдохновенный гордый смотрит поверх князя-батюшки. Залюбовался Владимир, глаз не отвести.
  
  - Любимый! - не выдержал, поцеловать захотелось, потянулся...
  
  Но омега оттолкнул князя и отвернулся, глядя в стену вежи - мол, не до тебя нынче, глупый... И это князю Всея Руси, Тихомир остолбенел...
  
  - Что ты, маленький, не дерись! Но хорошо, что ожил, характер появился - сон тебе на пользу! - обрадовался Владимир. - Сейчас лекарь придёт, из самого Киева тебе выписал, подскажет как тебе помочь, Олесь мой любимый! - и только руку к омеге протянул, как тот головой дёрнул и отвернулся в иную сторону.
  
  Тихомир, видя такое неповиновение омеги своему альфе, а тем паче князю Всея Руси, сжался весь и сховался за княжеское ложе. Владимир сидел рядом с Олелем и любовался своим омегой: Олель гордо и неприступно смотрел в другую сторону и лицо его, такое одухотворённое, было очень, нереально красивым.
  
  Князь ласково ухаживал за своим истинным, сам его кормил. Самые лучшие куски мяса, дичи отдавал, наряды новые Олелю каждый день приносили, пальцев для колец уже не хватало - всё только самое лучшее. Омега все дары молча принимал, ни от чего не отказывался, но и не благодарил никогда, даже не улыбался. На все речи Владимира обычно молчок. На всех празднествах сидит гордо, поверх гостей смотрит и на князя ноль внимания, фунт презрения.
  
  Владимир не торопил его, задаривал, смотрел влюбленно, да ругался на любого, кто плохо отзывался о его омеге, но сам заслужить хотя бы улыбку так и не сподобился... Только ночью в тишине вежи не давал Олелю оттолкнуть себя:
  - Истинным должно спать вместе! Али храплю я сильно? - улыбался. - Со мной рядом быстрей выдюжаешь, Олесь мой любимый!
  
  Потом во сне омега прижимался к своему альфе, иногда даже залезал тому на грудь так и спал на князе, но бодрствуя альфу своего не принимал и разговаривать с ним отказывался. Точно кукла ряженая, прекрасная да не живая. А в тиши ночи, под луной спящий юноша не мешал альфе ласкать своё нежное молодое тело, целовать и гладить. Да только наутро омега ничего из этого не помнил.
  
  Полог вежи распахнулся, и дядя Владимира воевода Добрыня просунул только голову в шеломе:
  - Можно, Володя?
  
  - Заходите. Привел лекаря? - спросил Владимир, не отводя глаз от прекрасного омеги.
  
  - Да, - Добрыня зашел вместе со столичным лекарем-травником и хирургом.
  
  - Светозар, княже, - поклонился пожилой грузный бета, - я лечил и батюшку твоего, и бабку Ольгу. Дозволь врачивати и твоего омегу?
  
  - Не говорит он, смотрит в одну точку и ничем земным не интересуется: ни наряды, каменья, ни города новые - вот переезжаем всё время - его не радуют. Так телом здоров, но душа страдает...
  
  Бета кивнул на объяснение монаршее и подошел к омеге, Олель на него зло посмотрел и отвернулся. Лекарь протянул руку, открыть омеге рот для проверки, но тот только шлепнул его по руке и гордо отвернулся.
  
  - Страдает он, - печально молвил князь, Добрыня скривился, он давно считал, что Владимир даром балует омегу, а надо бы ему всыпать по первое число, чтобы неделю сидеть не мог, так и научится уважать своего истинного альфу и других дружинников.
  
  После детального описания поведения Олеля лекарь вынес свою научную отповедь:
  - Чтобы заговорил он, княже, надобно вынудить его хитростями разными, - объяснил тихо лично Владимиру в углу дальнем от сидящего омеги.
  
  - Как так? - удивился альфа и дядька его ближе подошёл, внимательно слухая.
  
  - Да вот как, просто, - лечебник привел пример, мерзко улыбаясь и строя страшные круглые глаза, - кушать не давать, пока сам не попросит - словами, так же пить и горшок на ночь. Помучается омега, помучается, аль не в маготу станет, так и скажет, что хочет, попросит по-людски!
  
  - Нет! - ответил князь как отрезал. - Я не дам его мучить! Сам не хочу так и вам не позволю! Любовью надо, теплом, хлебом да солью, глядишь, и расцветёт омега, улыбаться начнёт и молвит слово доброе по-нашему, поблагодарит авось.
  
  Потянулось время, наполненное нежностью и добротой альфы, и полным неприятием его омегой. Владимир всегда сам с любовью кормил омегу, тот не успевал глянуть на пирожок али хлебушек румяный, как его альфа уже кормил того этим кушаньем. Не проходил Владимир мимо ни одной лавки с нарядами да украшениями, чтобы не купить Олелю бусы или ещё что красивое да необычное. Так и приручился омега, когда Владимир входил на руки его смотреть да подарка нового ждать. Хочешь - не хочешь да улыбнёшься, если ты омега, прикрасе новой.
  
  Как-то раз возвращался Владимир после схода с боярами, и дядя позвал его, Владимир обернулся к Добрыне и они поговорили пару минут у полога не заходя внутрь, и тут-то князь и расслышал шепот омег в вежи:
  - Нет, Оля, это кольцо намного дороже, то только что золотое, - тихо ответил Тишка на какой-то вопрос Олеля.
  
  - Да, говорю же тебе, оно мне не по сердцу, не одену его. И что, что оно к кафтану этому подходит больше? - раздался незнакомый шепот.
  
  В первую секунду решил Владимир, что зашел к его истинному омеге чужой альфа - вот распутник - уже и меч выхватил, да понял, что голосок-то тоненький, омежий. В ответ раздалось Тишкино:
  - Не нравится - мне отдай!
  
  - Не могу я - князев дар - извини, - сказал чужой голос.
  
  "Ах, проказники, ах Тишка, покрываешь его! Забыл ты, кто твой хозяин!" - подумалось Владимиру. Но вслух он сказал другое, входя внутрь:
  - Тишка, а ну подь сюда! - омега резко повернулся на голос, побелел весь как полотно и подошел на негнущихся ногах к князю Всея Руси.
  
  - Княже, али помочь чем? - поклонился прислужник, но простой вопрос не отменял выражения перепуганного омежьего личика.
  
  Олель тоже в шоке широко раскрыл глаза и замер, с ужасом глядя на своего дружка-омегу.
  
  - Да, расскажи-ка мне, "друг мой" маленький Тишка, как ты скрывал от меня разговоры с моим истинным омегой. И почему я не знал, что он начал говорить? Да и почему не со мной? - последний вопрос адресован был уже Олелю.
  
  Но тот гордо отвернулся и продолжал молчать, вроде, как "не его шапка". Но подрагивающие плечи выдавали состояние омеги: а вдруг велят выпороть Тишу или того хуже - его самого? Поди не муж он князю, не вельможа знатный, а так вроде раба или игрушки. Раз так пока интересен, то и не обидят, а там что - только Праматери известно!
  
  Тихомир в это время на коленях подполз к Владимиру и опустив голову каялся:
  - Прости, князь-батюшка, не вели пороть али казнить, Олель просил...
  
  - Олель, а ну-ка вертайся сюда! - приказал Владимир, а сам задрал прислужнику рубаху и провёл мозолистой ладонью по нежной омежьей спине, Тихомир дрожал от страха под княжей дланью. - Если Добрыня возьмёт кнут - сам я мараться не стану - Тишке и полдюжины ударов хватит, чтобы помереть быстро, спину надвое переломит за раз.
  
  Тихомир всхлипнул, но отодвинуться не посмел, а вот Олель смотрел, не отрываясь за князем, глаза его наполнились слезами и страданьями.
  
  - Так что думай, Олель, думай, - князь не был взбешён, но продолжал мерно гладить Тишкину спину.
  
  Потом сказал:
  - Спать иди, пока я не передумал, - и омегу словно ветром сдуло из вежи.
  
  В эту ночь альфа был другим, долго нежно гладил омегу под рубашкой и шароварами, приговаривал:
  - Я не враг тебе, Олесь, я люблю тебя. И хочу сильно-сильно, но насильничать али мучить не буду. По-хорошему хочу, судьба у нас такая - вместе быть в любви да в согласии.
  
  Омега не сопротивлялся, наоборот даже, когда альфа, целуя того в лоб, гладил маленький членик, только шире расставил ножки и постанывая подавался за рукой своего альфы, пока не кончил впервые в жизни не от своей руки. Прижался потом к своему Владимиру первый раз сам и начал дремать.
  
  - Я - ты знаешь, - альфа гладил самыми кониками пальцев любимый бочок, - не убивал твоих родителей, больше того, я искренне жалею, что не успел спасти и их от дружины. А по поводу крещения: я сам крестился, княгиня Ольга - тоже, значит и всему народу русскому должно креститься, а не отказывать своему князю! Что случается с теми, кто отказывается платить налоги али подати, когда князь великий велел - то то же! А вера, она поважнее всех податей буде...
  
  ========== Первое слово ==========
   После этого случая Тишка, подговорённый Добрыней, не докладывал Олелю, если князь подходил к веже али подкрадывался к самому своему истинному омеге. Так и получалось князю послушать голосок милого своего. Но когда сам Олель замечал Владимира тотчас замолкал и напряжённо глядел на князя, мол, не сделает ли чего великий альфа, не обидит ли.
  
  - Видишь, - улыбаясь молвил князь при этом, - слышал я слова твои, Олесь, да голосок звонкий омежий, да и не убил тебя! И сам ты не помер, так что кончай меня бояться, малыш, не больно приятно это!
  
  Понемногу омеги стали выходить на свет божий и гулять между воинами да боярами знатными. Никто Олеля не обижал, по наряду его дорогому да кафтану бархатному признавали омегу самого Владимира Красно Солнышко. Повара-омеги гостинцев подкинут, дружинники бусы какие подарят али колечко Олелю, отказаться тот не мог - не говорил ни с кем, а Тихомир от лица истинного омеги князя только благодарил и говорил, что тот с удовольствием примет подношение.
  
  Любил Олель по берегу речки жемчужной погулять, да на солнышко яркое поглядеть, воздухом речным свежим подышать, да и разговоры разные послушать не гнушался, скучно одному да одному всё время, от Тишки только неприятности одни - Олель боялся за него очень, чтобы князь не наказал за прошлое или чего нового не углядел в преданности бывшего соседа. А сам князь любил неожиданно подкрасться к омеге, обнять, да и поцеловать плечико нежное али лобик сморщенный, дразнил так любимого:
  - Смотри, опять не съел я тебя своей любовью, обнял да поцеловал только! Не дуйся, зайчик мой! - посмеивался тихо, замечая, что омега все меньше отбивается или даже радуется нежданной ласке. "Поди про ночь вспоминает!" - думал князь.
  
  А вот ночью всё между ними хорошо было и приятно омеге, привык он к наслаждениям князевым, сам подставлялся под ласкающую руку и только стонал сладко, когда кончал. Последнее время так и на ложе уже совершенно голым ложился, чтобы не тратил время Владимир на раздевание.
  
  А тот всё приговаривал тихонько, в ушко:
  - Чую скоро течка будет, Олесь, не заставлю тебя просить, сам возьму. Хорошо тебе и приятно станет, так что забудешь прегрешения мои прошлые, как сам я позабыл. Новым примешь меня, любимым и верным.
  
  Приём послов Византии проходил уже в столице в Киеве. Князь Владимир выслушал вступительное слово и принял грузные ящики подарков. Всё шло именно так, как и предвидел альфа, кроме того, что в конце речи старший посол задал больной вопрос, когда Владимир планирует сыграть свадьбу со своей нареченной невестой.
  
  - Крещение народа русского ещё не закончено, надобно закончить, - ответил князь и продолжил вставая, - и свадьбу потом сыграем, когда на хрестьянской свадьбе весь мой народ гулять сможет.
  
  Олеля давно перестали брать на торжественные встречи с заморскими гостями, когда даже князь всея Руси Владимир Красно Солнышко здоровается с послами, а омега его от них нос воротит.
  
  - Хорошо, что Олель не прознал про Анну Византийскую, - сказал князь Добрыне, когда послы удалились, - и так ни словца не молвил мне, а прознает... что будет вообще не ведаю.
  
  - Володя, я давно хотел сказать тебе, - воевода осторожно почесал нос огромной лапищей, привыкшей только к мечу аль щиту, - наш бог знает, что твой омега его не принял. Может поэтому и не излечил его от страданий душевных.
  
  - Он сам допустил эту болезнь, - альфа махнул рукой вверх в потолок зала, - так пусть сначала вылечит, а потом уж крестить будем. Я сам с ним буду, обновим крещение вместе!
  
  - Хорошо придумал, так никто ничего не заподозрит.
  
  - А ежели заподозрит, так и голова с плеч подозрительного! - строго заключил беседу Владимир.
  
  Единственное чего точно не мог знать князь Владимир, так это то, что Олель весь этот разговор слышал.
  
  - Тишка, всё, бросает меня Володя! - а в голосе слёзы горькие не по-детски.
  
  - С чего бы ему? Он тебя обожает, даже меня простил заради тебя, - спокойно ответил тот, прикусывая персик сладкий заморский, коих Олелю немерено подносили, как и других яств редких.
  
  - У него какой-то Анна Византийский появился или появится! - поведал Олель, присаживаясь рядом и слизывая сок персиковый со своего пальца, которым провел у Тишки по щеке.
  
  - А это женщина. Анна Византийская - омега, сестра императоров, чью веру перенял наш великий князь. Тогда же он и обещал женится на их омеге. Старшой омега говорил в нашей спальне вчера вечером, а я слышал, засыпая. Женщины... кому нужны, когда есть истинные омеги-парни! С настоящими членами, во! - Тишка спокойно взял со стола ещё горсть виноградных ягод и одну самую маленькую зелёную отправил себе в рот. - Фу, кислятина! Что великому князю сегодня носють, стыд-позор, да и только!
  
  Олель может внешне и успокоился, но не забыл, что он теперь не один будет омегой у Владимира великого. Придётся своего благодетеля, любящего делить непонятно с кем, да ещё и знатным, законным мужем, али женой... "Новенький, тьфу ты, новенькая, точно меня терпеть не захочет подле супружника и что делать? Выгонит небось... А я и слова не смогу сказать поперёк..."
  
  Вечером укладываясь спать, альфа попытался снять с надутого омеги рубашку, он и в замке не позволял омеге спать отдельно в другой комнате. Появление истинного омеги самого князя Владимира удивило многих бояр, пытавшихся правдами и не правдами просунуть на ложе князя свои сыновей-омег. Но раз о свадьбе ничего не говорилось, то и знакомиться с Олелем официально не стали. Он получил богато украшенные комнаты рядом с самим князем. Тишка был неотлучно рядом, а прислужники замка появлялись в комнатах истинного омеги князя только за какой-нибудь особой надобностью. Гостей Олелю принимать запретил сам Владимир, мало ли ещё кто пожаловать надумает, альфа какой краснолепный али вообще враг заморский.
  
  - Дай хоть обнять себя, точно дитятко малое нерадивое, а будет течка, что сделаешь? Просить станешь? - надутый омега отвернулся, но дал стянуть с белого холеного тела одёжку. - Какой ты красивый, вот поправился, сиськи выросли...
  
  Владимир гладил такого желанного омегу и наслаждался тем, что омега его не отталкивал. Только буркнул:
  - Сиськи, - фыркнул, а сам подставлялся под грубые мозолистые руки воина, что так нежно гладили да ласкали.
  
  Владимир сделал вид, что не услышал слово, чтобы не пугать Олеля. Но сам князь нарадоваться не мог первому обращенному лично к нему слову истинного. И решил не тратить времени даром, и поглаживающая длань спустилась в широкие шаровары, там, где маленький нежный бутон, а не кочан как у взрослого альфы, начал разворачиваться в поглаживающей руке.
  
  - Ах, - застонал омега и только шире расставил ноги.
  
  - Я поцелую, - зашептал альфа и потянулся вниз губами.
  
  - Не, не, - заволновался паренёк и попытался вернуть руку альфы на прежнее место, - так!
  
  Владимир прижал Олеля к себе боком одной рукой, другой гладил в штанах, а сам целовал вздрагивающие от прилива крови щечки:
  - Давай, милый мой Олесь, стреляй, не бойся. Напрягись и... вот так.
  
  Омега, молодой да не опытный, кончил в считанные минуты и расслабился.
  
  - Молодец, мальчик, не бойся, всё хорошо, - князь принялся вытирать того тряпицей, а когда закончил омега почти спал. И Владимир отправился в купальню замковую, помочь уже себе.
  
  "Странно, - думал князь, - сегодня сам не захотел раздеваться, а вот же сказал мне слово первый раз! Не абы какое выступление, но первое слово!" Владимир радовался как ребенок первой игрушке, сам себе улыбался, направляясь в княжескую купальню и искренне надеясь, что первое слово действительно будет первым в череде их спокойного общения и многих-многих бесед наедине.
  
  ========== Разговор в купальне ==========
   - Воевода, дозволь слово молвить, не вели казнить, вели миловать, - так с поклоном в пояс обратился Тихомир к дяде князя на следующий день.
  
  К самому Владимиру боязно было, поди велит выпороть, ещё и старое припомнит.
  
  - Ты, Тишка? С Олелем что приключилось? - заволновался Добрыня.
  
  - Нет, с Олелем, все хорошо. Но это с Олелем тоже, - прислужник сам запутался в чаще (дебрях?) своего рассказа.
  
  - Говори, Тишка, не томи, - с высоты своего богатырского роста омежка-прислужник выглядел Добрыне ребёнком, но очень важным ребёнком.
  
  Хотелось приласкать его или, наоборот, чтобы он приласкал уставший в боях и тяготах жизни качан немолодого уже воеводы.
  
  - Олель прознал про Анну Византийскую, вчерась плакал, - испуганно ответил тот.
  
  - Ты ему рассказал? - строго полюбопытствовал воевода.
  
  - Нет, богом клянусь, - заплакал испугавшийся паренёк и бухнулся на колени перед альфой.
  
  - Ладно, верю, - воевода начал стягивать доспех с одного заинтересовавшегося коленопреклонённым прислужником места, - тебя он про неё спрашивал?
  
  - Да, - омега в шоке замолчал, широко раскрыв глаза - перед его носом показался толстый налитой член воеводы, - я только сказал, что парень-омега лучше девки, потому как с членом...
  
  Этот самый предмет разговора как раз покачивался перед его лицом, сияя на солнышке каплей влаги, свисающей с бурой, крупной даже по сравнению с самим стволом, головки.
  
  - Владимир сам расскажет Олесю про невесту, твоё дело его по парку гулять, да прислуживать знатно! Понял? А теперь приласкай меня своим язычком! - приказал воевода суровым, как на поле брани голосом.
  
  - Я не умею, простите, - Тихомир испуганно кивал, примериваясь к огромному копью воеводы, не зная, что ему сейчас сделают за отказ.
  
  - Нечего тут уметь, ротик открой, - Добрыня сильными ладонями удивительно нежно нажал на щеки омеге, - оближи головку, так, молодец, поцелуй, - воевода направлял омегу, а сам аж глаза закатывал от удовольствия: молодой девственный омега с чистым запахом и такой испуганный, дрожит весь. И эта дрожь проходит волной по всему альфьему качану.
  
  Когда воевода кончил, Тихомир оказался весь залит теплый пряным семенем. Он пытался было проглотить то, что заполнило рот, но было до тошноты противно.
  
  - Пойди помойся, Тишка, и Олелю ни слова. Не надо пугать его и так нежную ранимую натуру, - потом сжалился над несчастным омегой и добавил, - да и кончай плакать, ничего я тебе не сделал! Даже на попку твою девственную не покушался. Течка начнётся, так и быть помогу тебе. Иди уже, Тишка, не стой столбом посреди коридора, увидит кто.
  
  Вечером Владимир утащил слабо сопротивляющегося омегу в купальни:
  - Ну и что, что тебя уже мыли, я тоже хочу... - там альфа быстро стащил со своего Олеся только мешающие шаровары и рубашку и ну целовать, приговаривая: - Сладкий, сахарный мой, а коли съем тебя, кому жаловаться побежишь? Или опять Тишке? Дружок-то твой понравился дядьке, вот и у него защитник буде.
  
  - Тихомир его истинный омега? - удивленный Олель даже прекратил отбрыкиваться от вездесущих дланей князя.
  
  - Нет, погиб истинный омега Добрыни. Звали его Алёша Попович. Не сумели его защитить, Алёша тоже в дружине нашей был, единственный омега нежный да сильный. Много зим с того дня прошло, а дядька всё тосковал, не хотел взять себе другого омегу. И тут на тебе - Тишка сподобился, - Владимир сидел в неглубокой купальне и знай себе наглаживал сидящего на его коленях Олеся по груди, животу да маленькому светлому бутончику. Проворные пальчики омеги тоже гладили волосатую грудь альфы, запутываясь в темной поросли. Думал Олель: "Когда ещё выпадет ласкаться с Володей, вдруг выгонит скоро?"
  
  - Я поговорить хотел про Анну Византийскую, - только молвил имя это ненавистное омеге как Олель сразу же начал отбиваться и мычать да фыркать, только бы не сказать ни слова по-человечески, - подожди, глупышик, не фыркай, твоё место в моём сердце никто не отнимет, - улыбнулся, - ты мой истинный омега - не смогу без тебя.
  
  Олель обиженно замычал, перестал отбиваться, только прижался ухом к груди альфы, показывая, что готов слушать сердце своего мужчины. И Владимир продолжил:
  - Анна ни в чем не виновата, видел я её один только раз в Византии у братьев её императоров. Приглянулась она мне, не знал я тогда, что ждёт меня где-то в деревне Трёх Погостов омега маленький, беленький, нежный да желанный аки молоко парное в холодный час, - альфа прижал к себе любимого мальчишку и продолжил, - за всю Русь матушку радею, не должно мне жениться на ком я сам хочу. Нужны нам крепкие военные союзы, чтобы непобедимой Русь наша стала да что б боялись её другие народы и уважали!
  
  - Я знал, что ты на мне никогда не женишься, - вздохнул Олесь куда-то в правый сосок альфы.
  
  - А знал, что все равно любить буду пуще прежнего? - засмеялся тот и пощекотал пяточки нежные омежьи. - Прошу тебя, Олесь, дай Анне шанс. Если окажется она омегой подлой да лютой - не люби, не признавай! А как вдруг Анна - есть человечек хороший и милый...
  
  Олелю было больно, очень больно где-то там глубоко внутри, в сердце. Но когда Володя его сказал, что Анна может оказаться хорошей и милой, стало в разы больнее. Тогда уж точно выгонит его князь, а куда идти и что делать он совсем не разумел. Раньше всё родители решали и командовали единственным сыном вдоль да поперёк, вот теперича князь, а потом самому как? Как жить после того, что тебя любили пуще жизни, да вдруг выбросили, как такое пережить, да и зачем? Закручинился омега сильно, вздохнул, из глаз слёзы потекли, а князь даже и не заметил, решил, что разговор важный позади и теперь можно к ласкам да удовольствиям плотским перейти. А вот Олель не мог так сразу перестроиться из беды сильной да в радость буйную... Опять начал отталкивать руки наглые и рыдать в голос. Володя не на шутку испугался, решил може больно ненароком сделал или просто нервы омежьи взыграли.
  
  - Ты чего, Олесь? - удивился альфа, придерживая беснующиеся омежьи руки. - Опять у тебя началось? Снова-здорово? Поговорили же...
  
  - О-о-отведи меня-я-я обратно, я-я-я в све-е-тёлку свою хочу-у-у! - сначала заикался, а потом уже орал дерганный, что тот бешеный пес омега.
  
  - Ладно, ладно, пойдем, - Владимир завернул омегу в один только плащ и понёс в комнаты, выделенные истинному...
  
  Олель прилег поспать после обеда, а то ж наелся икры заморской кабачковой и живот вспучило. Потом попустило, и омежка днём пошёл из сада к себе отдохнуть. А проснулся от рокота гуслей, бубенцов и барабанков - приехала невеста князя Анна Византийская. "Как же быстро так прошли эти три месяца с разговора в купальне?" - сам себе удивлялся омега. "А всё потому, что рядом с Володей ненаглядным были: то рыбалка, то охота, то так, гулянья в саду" - Олель не мог надышаться своим альфой, хотел быть рядом каждую секунду, всё делать вместе с любимым. Давно были отброшены все сомнения - самым любимым альфой на всём белом свете.
  
  А сейчас в украшенном цветами саду перед замком взметнулись стяги, и нарядная дружина князя окружила въехавшую первой Анну Византийскую, которая появилась верхом на огромном белоснежном скакуне - "Как только не боится?" - удивился Олель, в окружении своих воинов и множества повозок. С ней прибыли повара, служанки, швеи, всего полсотни человек и это,не считая маленького войска охраны. "А меня Володя голого да босого принес на руках, я даже ходить тогда не мог... Всё что я имею - князево... А у Анны, наверное, коробы приданого, мирные союзы да военная помощь Киевской Руси и почто я князю такой никчёмный?" - подумал и заплакал у окна. Благо хоть Тишки не было, опять к Добрыне подался, поди сейчас и медком не заманишь вдаль от милого".
  
  ========== Знакомство ==========
   Знакомство с будущей законной супружницей князя Всея Руси состоялось в центральной зале княжеского терема, коя была украшена полотнищами красными и золотыми да светильниками яркими. Дорогие ковры на полу прославляли русских умелиц, а узоры резные на каменных стенах - умельцев со всей страны. Богатое великолепие княжеского зала произвело приятное впечатление даже на такую избалованную роскошью омегу, как сестра византийских императоров.
  К Анне на поклон подходили самые знатные бояре со всей великой Руси, столы ломились от дорогих подарков молодым, вокруг вовсю лилось вино и слышались поздравления и пожелания многочисленного потомства. Сама гостья вела себя как королева и полноправная хозяйка торжества - любо дорого поглядеть.
  
  - Жаль только, что милого Олеля нельзя привести сюда, - вздохнул печальный князь, - ему бы очень понравилось, да и подарков ему никто не дарил...
  
  - Володя, нельзя его сюда, - Добрыня одёрнул князя, шикнув на ухо, - это и ему будет обидно, и будущую княжну разозлит! Ишь, гордая какая, прям уже великая княжна Всея Руси!
  
  Хотя невооружённым глазом было видно, как сильно устала девушка в дороге, она продолжала принимать проявления почтения со стороны бояр её будущей страны. С князем Владимиром вела себя скромно, почтительно опуская глаза перед всемогущим альфой, с боярами - уважительно, а вот со слугами - то совсем уж ласково.
  
  - Принеси, милый, воды, - Анна погладила мальчишку-прислужника по плечу, и он стремглав бросился выполнять порученное.
  
  А Олель в тот же час решил не выходить больше из своих комнат, чтобы не ровен час не столкнуться с будущей княгиней в коридорах замка. Поплакал-поплакал, да и успокоился - уснул на скамеечке у окна светлицы, головушку тяжёлую от дум мрачных положил на скрещенные под нежной розовой щечкой руки. Позже ночью Владимир перенес спящего в кровать, приговаривая:
  - Ну, чего разнюнился? Я всё равно люблю только тебя! - раздел омежку, сопевшего текущим носом, и сам прилёг рядом. - Спать буду по-прежнему у тебя и с тобой! - сам рассмеялся своему каламбуру, но на душе кошки скребли размером с доброго тигра: как-то будет, подружатся ли омеги али поубивают друг дружку и князя примешають.
  
  Быстро сыскались "доброхоты", наболтавшие Анне про "любовника" великого князя, мол, "Совсем стыд потеряли, что вытворяют, что вытворяют и то ж поди под самым носом у законной супруги!" Но умная девушка быстро разобралась, что речь идет об истинном Владимира, а супротив истинности не попрёшь! Редкая омега княжеского рода могла позволить себе законный брак со своим истинным альфой... Вот и Анне пришлось повторить судьбу многих и связать свою жизнь по политическим, а не любовным соображениям. Альфам в данном случае везло больше - они брали своих истинных полюбовниками. Византийская княжна понимала, что истинный омега Владимира - крупная политическая фигура, сильно влияющая на поведение и мнение великого князя всея Руси. И с этим придётся считаться, более того, князь скорее с ним будет считаться, чем с навязанной мирными договорами да торговыми уступками супругой.
  
  Поэтому Анна тоже очень мало и осторожно покидала свои покои - не столкнуться бы лицом к лицу с всемогущим Олелем - только что и ходила в центральную залу и маленький внутренний дворик с розовым садом, ведь центральный парк оккупировал, по рассказам бояр, для своих игрищ истинный омега повелителя.
  Владимир видел, что оба омеги страдают, но не знал, как им помочь - щекотливая получалась ситуация.
  
  
  - Возьми их обоих разом на ложе, - в шутку посоветовал Добрыня, - вот и подружатся поди, когда и если тебя поделють.
  
  - Что ты, дядька, совсем умом тронулся? - засмеялся Владимир. - Я тут не знаю, как каждого из них уложить в кровать, а ты обоих сразу...
  
  - Да рано тебе этим морочится, женись сначала, - воевода встал и похлопал пригорюнившегося альфу по плечу.
  
  Через несколько дней мытарств между светлицами своих омег князь решил всё-таки рискнуть и познакомить Анну Византийскую и Олеля. Каждому из них по отдельности велел прийти в княжьи покои одному для сурьёзного разговора.
  
  Олель в душе уже прощался не только с любимым, но и с Тишкой - не бросит тот своего милого, да и покровительство влиятельного вельможи - с комнатами своими и даже с сытой нормальной жизнью, и чего станет делать теперича - не понятно. Анна же боялась, что Олель начнет унижать и оскорблять её, а всемогущий князь не захочет пойти супротив своего истинного. Вернуться домой она не могла - братьям тоже необходим был и этот брак, и союзничество с такой огромной державой. Девушка голову сломала, придумывая как задобрить омегу князя: може подарочек какой подороже, но поди разбери, что любит невидимый ещё ни разу истинный омега.
  
  На пороге горницы дрожал аки лист осины на ветру мальчишка и уже третий раз поднимал руку постучать, но так и не решался. Анна его понимала - тоже боялась вельможного альфу.
  
  - Ты заходи, а я - так потом, - сказала отроку, отвернулась и начала глубоко дышать, пытаясь привести себя к спокойствию и равновесию душевному.
  
  - Не, я боюсь, я не пойду, - задрожал пуще прежнего Олель - красивая молодая девушка-омега, видимо, сама Анна Византийская.
  
  - Да, и я боюсь. А вдруг он там со своим всемогущим истинным омегой?
  
  - Это с кем? - удивился Олель.
  
  - С Олелем, так его зовут, - ответила девушка.
  
  - А ты, поди ж, сама Анна Византийская? - спросил успокоившийся парень - вот те на, она тоже боится. - А где же сотня прислужников и войско дружины?
  
  - А ты вообще кто сам будешь? - теперь уж и девушка насторожилась.
  
  - Я и есть Олель, совсем и не "всемогущий", - буркнул и постучал в заветную дверь, а Анна быстро развернулась и бросилась бежать по коридору к себе в горницу.
  
  - Олесь, заходи, - на пороге стоял улыбающийся Владимир, - слышал вы с Анной познакомились.
  
  - Она убежала, - омега пожал расстроенно плечом, - я не виноват, я ничего её не сделал.
  
  - Я знаю, любимый, я стоял тут и слышал ваш разговор, - подхватил удивленного омегу под коленями и на руках отнёс на заправленной лоскутным одеялом ложе, - видишь, ничего страшного не произошло! Ты даже вышел победителем!
  
  - Она сказала "всемогущий Олель"... - засмеялся и покраснел щёчками паренёк.
  
  - Конечно, ты всемогущий: скажешь ползти к тебе на коленях - и я поползу. Прикажешь вылезать тебе пяточки - тот же час начну с мизинчика, - засмеялся Владимир, страх первого из омег победил, теперь девушка осталась.
  
  Разговор с Анной прошел много позже вечером ещё легче:
  - Анна, тебе нечего бояться моего Олеся - ему самому боязно.
  
  - Меня боится? - удивилась омега, сидя у себя в палатах в окружении вязальщиц-болтушек. - Я ничего ему не сделала и не собираюсь делать!
  
  - Так и он тебе, - улыбнулся князь, - я не могу просить вас стать друзьями, только умоляю не враждуйте!
  
  Анна царственно качнула головой и продолжила вышивать тканное полотно яркими узорами, так за весь разговор глаз и не подняла. "Один говорить боится, другая - смотреть. И где они такие труслики взялись на мою голову!"
  
  - Я его люблю, постараюсь и тебя не обидеть. У каждого из вас будут и светлицы свои, и подарки дорогие - никого не обижу. Не могу я без него, понимаешь, глубоко в душу пролез мне Олесь милый, - Владимир Красно Солнышко сурьёзно опасался, что при "омежьих войнах" придётся выбирать чью-то сторону, а этого ах как не хотелось.
  
  Анна только голову ниже склонила...
  
  ========== Первый раз ==========
   Встречаясь теперь в коридорах замка Анна и Олель важно кланялись друг другу, но ни слова так и не молвили. Сестра византийских императоров начала собирать у себя знатных бояр-омег с детьми, но Олеля приглашать боязно было. Олель же вовсе замкнулся и кроме Тишки общался только с Владимиром - по парку погуляют, в купальне поласкаются, но дальше этого князь не заходил - течку ждал. В это время вход в омежье тело становился податливым и нежным, бархатные стеночки обещали обоюдное удовольствие без боли для принимающей стороны, или самое большое - с минимальным неудобством.
  Время до свадьбы промчалось быстро, аки на арабском жеребце. Вот уже замок и двор украшены пуще прежнего, процессия шла в часовню, а несчастный Олель наблюдал за праздником через окошко. Тишка давно убежал, составить пару воеводе - Олель и не ожидал, что того пригласят как омегу Добрыни, но, видимо, их отношения помаленьку переросли в обоюдно важные. С юным симпатичным омегой немолодой уже Добрыня смотрелся аки молодец, вызывая уважение и почтение бояр - так и до свадьбы не далече...
  
  Олелю было плохо, очень плохо: он дрожал как в лихорадке, живот скрутило сильной болью и омега бросился к горшку, но из желудка так ничего и не вышло. Любимый Владимир женится раз и навсегда, теперь другая омега будет с ним спать, утром целовать и нежиться в купальнях под теплыми струями воды. Другой будет его альфа разминать затекшие косточки и щекотать между пальчиками ног. Анне, хоть она и Византийская принцесса, перед такими ухаживаниями ни в раз не устоять, вот и будет тащить к себе Володю каждый божий вечер... "Моя жизнь кончилась" - причитал сам себе под нос омежка, голова его закружилась, и пол оказался на удивление ближе обычного - Олель упал и задел плечом острый гвоздь сундука для вещей. Из разорванной кожи потекла ярко-алая кровь, от вида которой омега впал полубессознательное состояние, позвать кого-нибудь на помощь не мог, и уже, кажется, и не хотел. Свадьба Великого Князя Всея Руси - прекрасный день, чтобы умереть! Послать прислужников за Володей Олель и не думал, не отвлекать же жениха на собственной свадьбе таким пустяком, как смерть его истинного...
  
  А гулянья были в самом разгаре, молодые соединили руки вышитым рушником и дали обеты вечной любви и согласия в замковой часовне. Вино рекой текло, столы ломились от яств заморских, пожалованных дорогими послами со всего мира, прибывшими поздравить молодых и обсудить такой важный политический союз России и Византийской империи. Впервые Владимир и думать забыл об Олеле, ещё утром посылал мальчишку справиться о делах истинного омеги, а сейчас напрочь вылетело из головы - на повестке дня стояла первая брачная ночь с заморской невестой. Девушки-омеги у Владимира были, но таких голубых кровей - первый раз. В этот раз никто не собирался дожидаться течки - Анна тоже знала на что идёт...
  
  У женщин-омег было сразу несколько входов в молодое нежное тело, Владимир начал спереди, потом продолжил сзади. Анна охотно отвечала и очень старалась принести мужу удовольствие в постели, но куда ей было до единства душ истинных. Владимир оценил порыв и дал себе слово поменьше мучить молодую жену, но и про потомство тоже нельзя было забывать. Чтобы уважить законную супругу Владимир остался с ней на ложе до самого утра, омега прижималась и ластилась, довольная любовью, или просто ожидала намного худшего от первого раза.
  
  В комнату влетел без стука кто-то огромный и безумный, сверкая глазами, даже капли уважения к новобрачным не оказав:
  - Олеля нашли на полу, всего в крови, може убить себя хотел, Володя бегом туда, - увещевал Добрыня не обращая никакого внимания на притаившуюся под одеялом обнаженную Великую княжну всея Руси, та слушала затаив дыхание в шоке от ужаса.
  
  Владимир вскочил с ложа, не обращая внимания на собственную наготу и некоторые бояре, вставшие спозаранку, имели честь лицезреть своего верховного правителя голым, несшимся по замку с кочаном наперевес. За ним в шоке гнался воевода и куча челяди с княжескими костюмами в руках. В светлице Олеля уже было несколько прислужников, но перенести главного омегу державы с пола на кровать они побаивались. Ворвавшийся в горницу альфа увидел своими выпученными глазами Олеля на полу в луже крови, или немного крови у головы истинного омеги показалась Владимиру огромным морем.
  
  - Что же ты наделал, мальчик мой? Зачем? - князь осторожно поднял тело и сразу же обратил внимание, что любимый - не остывший труп - наоборот омега горел огнем: высоченная температура. Тут уж нос альфы и уловил запах течки, но тогда откуда кровь? - Лекаря мне быстро!
  
  Добрыня, ворвавшийся следом за Владимиром, только головой качнул, как несколько дружинников смыло ветром в направлении комнат врачевателя. А тут и сам Владимир увидел рану от гвоздя на плече. Он начал сцеловывать засохшие слёзы с закрытых глаз истинного:
  - Ничего, маленький, потерпи, лекарь уже идёт сюда, - альфа, не обращая внимания на посторонних в палатах, гладил и целовал любимого, - сейчас я и с течкой тебе помогу... Почему же ты не послал за мной? Зачем всю ночь страдал в одиночестве? Где, дьявол, Тишка? - последний вопрос адресовался воеводе.
  
  - Спит ещё! Сильно я его заездил вчера вечером... - смутился как молодой Добрыня.
  
  Прибывший лекарь споро зашил порез на плече и обработал рану, пока омега не пришел в сознание и не начал кричать от боли. Посторонние покинули опочивальню течного омеги и Владимир наконец-то начал раздевать своего любимого.
  
  - Олесь, мальчик мой, я здесь рядом, я помогу тебе, - омега ещё не пришел в себя, но дыхание его участилось, что и подсказало Владимиру - Олель вот-вот очнется.
  
  Альфа целовал сухие потрескавшиеся от плача губы, гладил горячее покрасневшее тело и наслаждался подтёками из мягкой бархатной дырочки. Когда язык Володи начал ласкать вход в омежье тело, Олель застонал.
  
  - Любимый, очнулся, ну как ты?
  
  - Володя, ты пришёл? Прости меня, я не хотел портить тебе свадьбу... Прости! - слезы раскаянья хлынули из только что открывшихся глаз, новые потоки соединялись с уже засохшими, пачкая милое личико.
  
  - Ты и не испортил. Мне только сейчас, утром доложили, что у тебя началась течка и я бросился к тебе. Вернее, - альфа прервал ласки и печально взглянул на слабого от переживаний и плачущего омегу, - мне доложили, что ты хотел себя убить. Это правда?
  
  - Нет, Володя, честное слово, я ничего... - Олель замахал руками и вскрикнул от боли в только что зашитом плече.
  
  - Тогда откуда у тебя рана?
  
  - Не знаю, я плакал, плакал у окна и, наверное, упал... Я что, выпал из окна? - ужаснулся сам себе Олель, привстал на ложе, потрясённо рассматривая своё тело и щупая ноги-руки. Кроме перевязанного плеча ничего не было найдено и тот вздохнул с облегчением. - Только руку поранил, да?
  
  - Тебя нашли здесь на полу. Хвала богам, наружу ты не выпал, - на нервной почве Владимир забыл, что теперь преклоняет колени перед одним-единственным богом.
  
  Что было дальше: словами не передать, столько нежности обрушил альфа на своего живого и здорового истинного омегу. Когда Владимиру показалось, что Олель потерян для него навсегда, тьма встала перед глазами и заполонила все вокруг, даже сердце. А теперь приходилось одёргивать себя каждый раз, как хотелось затискать-зацеловать милого до хруста в костях и впитать его целиком себе под кожу.
  
  Нежная розовая дырочка блестела смазкой, непрерывно текущей из омеги, запах желания застилал глаза, он не пах, а вдыхался весь без остатка прямо в душу. Пальцы растягивали и без того эластичные мышцы. Губы вылизывали покорный рот, а истекающий болью качан альфы терся о розовое тело.
  
  - Всё любимый, не могу больше терпеть, можно? - сбивчиво вещал Владимир, и куда делись искусные речи политика и правителя огромной державы.
  
  - Да, да, да, - выстанывал Олесь на одной протяжной ноте.
  
  Они соединялись раз за разом, отдыхали в сцепке, ели в лохани с чистой водой во время купания и бесконечно наслаждались друг другом и любовью. Весь мир для них сузился до одной этой светлицы, здесь и сейчас.
  
  ========== Эпилог и крещение Олеля ==========
   Через седьмицу после течки Великая Княжна пригласила к себе Олеля и Тихомира на чаепитие. Олель боялся показаться среди её гостей, других богатых и знаменитых омег княжеского двора. Даже после течки и полного соединения с Владимиром Красно Солнышко омега чувствовал себя неуютно - полюбовником, а не законным омегой. Только нахождение рядом Тишки на таких же условиях - любовника Добрыни - примиряло Олеля с собой.
  
  А Добрыня в это же время просил позволения князя на законный брак:
  - Он аки солнце ясное осветил мою жизнь. Тишенька мой маленький, он только даёт, никогда ничего себе не просит, если рот и открывает, так только для Олеля твоего что надобно. Думал я, уже не будет своего омеги, молодому да красивому зачем старик, а других я и сам не желал, - тяжело винился воевода перед племянником, - были ещё сыновья бояр знатных, что пытались хитростями разными совратить меня для выгоды своих семей, да только обман я чую за версту, не хуже коровьей лепёшки. Дар у меня такой.
  
  - Нет, дядя! - тяжело вздохнул хмурый князь, своим родным и любимым всегда трудно отказывать, а уж тем паче в том, что им по праву рождения положено. - Я не могу разрешить такой союз. Тишка и так Олеся совсем забросил, а то и перейдет жить к тебе в горницу, потом детки... Ты, поди не юнец зелёный, чтобы о младенце мечтать. А Тишку мы взяли для Олеся, пусть так и останется, хотите миловаться - я не стану мешать, а вот законный брак разрешить не могу. Как ты мыслишь, будет моему Олесю приятно, если и Тишка женится? Все вокруг супруги законные, только он полюбовник! - как и положено альфе истинному, по-первому думал Владимир только об Олеле.
  
  
  Тихомир уже и наряды барские надевать стал, то Добрыня подарит, а то и сам князь великий за помощь Олелю милому повелит купить. Да и приглашать его везде стали и на праздники, и на гулянья вельможные. Везде с Добрыней за ручку. Омега молодой, красивый да пахучий с важным и громадным защитником - красивая пара.
  
  Олель и Тихомир осторожно вошли в светлицу великой княжны. Прекрасно украшенная горница была пуста, окромя них других гостей не было. Сама Анна скромно стояла у окна одна-одинёшенька, не было ни юрких прислужников, ни славной дружины.
  
  - Доброго здравия, Олель, Тихомир! - Анна качнула головой, и указала рукой на маленький накрытый для чаепития столик. - Как чувствуете себя?
  
  - Благодарю, государыня, уже лучше, - Олель показал перевязку на руке, а смущённый Тишка, всё ещё не привыкший к своему новому положению - омеги воеводы - молча поклонился.
  
  - Я хотела только сказать, что отношусь с уважением к твоему положению - для Владимира нет ничего важнее истинного омеги.
  
  - Благодарю государыня, - опять повторил Олель, не зная что ещё можно сказать. Владимир просил его принять вежливое приглашение супруги и по возможности наладить с ней отношения. Омеги молча сели за стол.
  
  - Угощайтесь, это пирог с моей родины, называется василопита*, - Анна указала рукой на дорогое блюдо.
  
  Византийское кушанье более всего напомнило Олелю буханку деревенского хлеба, он улыбнулся ничего не говоря и взял протянутую краюшку. На зубах звякнула монетка, удивлённый омега посмотрел на княжну: невже посмеялась да обидеть хотела.
  
  - Денюжка это, она счастье должна принести да богатство в ваш дом, - Анна смутилась, они все жили вместе в замке Владимира, - так повелось, кому достанется монетка.
  
  - Спасибо, - улыбнувшийся омега осторожно двумя пальцами вынул монету изо рта, - я... мы тоже принесли тебе свой дар. Володя сказал, что ты вышивать любишь, - омега достал из принесённого мешка дорогую ткань.
  
  - Ой, какая красивая расцветка! - омега с удовольствием взяла протянутый свёрток. - Большое спасибо!
  
  - Мы рады, что пришлась по сердцу, - улыбнулся Олель. - Здесь можно и крестиком просто вышивать, а можно и сложные узоры, - ткань достали по приказу князя, но именно Олель объяснил Владимиру какую ткань надо для хороших вышивальщиц.
  
  - Я тоже вышиваю, - смущённо сообщил Олель, осторожно откусывая от пирога, как бы там не оказалась вся российская казна, запечённая для дорогих гостей.
  
  - Мы могли бы как-нибудь вместе вышить редкий узор или картину на ткани, - робко предложила Анна, более всего боясь испортить неосторожным словом или жестом хрупкое перемирие с истинным омегой своего мужа.
  
  - Да, - согласился Олель, пока Тишка только молча уплетал пироги заморские, - что-нибудь для Володи.
  
  Анна кивнула. Прожив всю свою жизнь подле братьев-императоров, уразумела Анна, что нет правды большей, чем любовь великого вождя. А князь Всея Руси любит именно что своего Олеся милого, а не её. Так что была княжне одна дорога - не мешать Владимиру с Олелем миловаться, а иначе со свету сживёт её сам альфа, а не этот маленький и скромный юноша. Или принять его надобно, или уйти самой.
  
  Потом она узнает, что Олель выпытывал о ней у прислужников, выбирая достойный подарок, так чтобы он ей понравился. И сам Олель удивится узнав, что щедрая княжна повелела положить по монетке в каждый кусок пирога, чтобы и Олелю, и Тихомиру обязательно досталась денюжка. А с ней и счастье, и радость в дом. Потом они и вышивать будут вместе, и гулять по парку, оба неуклюжие и сильно беременные, и навещать друг дружку в дни плохого самочувствия. Но всё это будет ещё ой как не скоро. А пока что робкие омежки пытались перемолчать друг дружку и пересмущаться самому. Поэтому подслушивающий под дверью великий князь Всея Руси ничего так и не услышал.
  
  - Хоть не погрызлись там, и то хлеб, - шепотом сообщил Добрыня своему переживающему племяшу.
  
  Эпилог.
  
  Крещение наследников Владимира Красно солнышко назначили на ближайшее воскресение - святой день. Оба младенчика-альфы были здоровенькими и крепенькими, только сын Олеля, родившийся на седьмицу раньше, был светлым блондинчик с голубыми глазками, а сын Анны - точной копией своего могущественного отца: смуглый от хазарской крови с черными как ночь глазами. Владимир не мог нарадоваться своим деткам.
  
  - При крещении старшего нареку Мстиславом, а младшего - Остромиром, - поделился он с Добрыней.
  
  - Олель с ними тоже будет креститься? - осторожно поинтересовался воевода, в прошлый раз в ответ на этот вопрос Владимир страх как разозлился.
  
  - Да, конечно, - улыбнулся добродушно, - просил, чтобы Анна стала его крёстной матерью.
  
  - Они сейчас друзья не разлей вода, - пошутил Добрыня, - ближе, чем с моим Тишинькой.
  
  - Ну, тут ты, дядька, сам виноват, - засмеялся князь, - чуть что - утаскиваешь того к себе в горницу и нет его седьмицу... Вот мой Олесь малость и подружился с княжной.
  
  Младенцев только полили теплой водичкой и прочитали молитву. А когда пришла очередь Олеля окунаться в огромную лохань святой воды в церкви княжеского замка, он вошел туда голым и открытым навстречу своему новому богу, тому самому, что подарил ему любовь истинного альфы, здорового и крепкого сына, и добрых, щедрых друзей-омег. Поэтому единственное, что он почувствовал, как счастье и радость распирают его сердце, делая его бесконечно огромным.
   Комментарий к Эпилог и крещение Олеля
   *Василопита (греч. Βασιλόπιτα - пирог Святого Василия) - пирог, который традиционно выпекается греками 1 января - День святого Василия по византийскому календарю и по совпадению в первый день нового года. Пирог обязательно запекается с монеткой. Тот, кто получит кусочек с монетой, будет счастлив весь год. Монетку обычно кладут в кошелек, чтобы деньги в нём никогда не заканчивались. Отсутствие кого-либо из членов семьи при разрезании василопиты не лишает его шанса на успех. Его кусок замораживают и хранят до встречи.
  Википедия.
  
  
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Альфо-Сахалинск моей глупости
  https://ficbook.net/readfic/6079204
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, Повседневность, AU, Омегаверс, Первый раз
  Предупреждения: Смерть второстепенного персонажа
  Размер: Миди, 28 страниц
  Кол-во частей: 9
  Статус: закончен
  Описание:
  - Надеюсь, ты не сболтнул ему лишнего, а, Бор? - испуганно спросил альфа, хватая друга за грудки.
  - Я ничего ему не говорил! Оставил эту приятную часть тебе.
  - Вот и не говори ему! Не надо мне это уёбище с хвостиками!
  - Ты чего, друг? - рассердился последний. - Это же твой истинный! Тебе без него никак! Ты мучиться будешь! Да и он тоже...
  
  Посвящение:
  Посвящается всем милым старичкам, которые наивно выкладывают всё про свою боевую молодость, а хитрые тайные писательницы перевирают героическую правду жизни не только в слэш, но и - о, ужас! - в омегаверс.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  ========== Глава раз ==========
   - Карабин нужен на медведя или сохатого, али винтовка двенадцатого калибра, самого большого. Лось сам один до тонны весом может быть, шкура только больше ста кило. Медведю стреляю только в голову, прицелиться нужно где-то под глаз, а то если ему попадёшь в сердце, он сможет пробежать ещё метров сто и задрать охотника. Сохатому стрелять или в голову, или в лопатку, туда, где у человека плечо. Двустволка должна быть горизонтальной, а не вертикальной, два ствола вместе. Настоящий охотник знает, - вещал альфа, показывая группе туристов пальцами, как должны соединяться стволы у оружия, а Ноам не мог от него глаз отвести.
  
  Альфа был высоким, под метр девяносто ростом, косая сажень в плечах, глаза серо-голубые или серо-стальные с голубым отливом, брови домиком, короткие, черные как смоль волосы. Оратора вполне можно было бы назвать писаным красавцем, если бы не перебитый нос. Сам объяснял: "медведь щёлкнул по носу", а другие говорили "упал с горного велосипеда, будучи уже взрослым альфой. Еле-еле по осколкам сложили нос заново". Но этому ловеласу нос помехой не был. Ему ничего не мешало заказывать в борделе по два, а то и три омежки в гон. Работал Рокан Лемм начальником комплекса звероводческого хозяйства в столице края, а здесь дома был просто Начальником с большой буквы. Хобби - боксер, если взять в расчёт, что у отличного меткого стрелка хобби бокс - получается непобедимый альфа. Мечта любого омеги на тысячи километров вокруг.
  
  А вот Ноам Трэмбли как раз и был таким омегой. Новеньким в Альфо-Сахалинске. Приехал сюда по распределению по окончании кулинарного училища. Ещё и драться пришлось за это распределение - гадкий двоечник Билли тоже хотел попасть в Альфо-Сахалинск, у них в деревне поговаривали, что здесь на Севере самые горячие альфы. А кто ж горячего сильного альфу не захочет, уж точно не Ноам. А вот распределение сюда на стажировку на два года было только одно - кондитер на мясокомбинат. Ноам тогда ещё удивился, зачем мясокомбинату свой кондитер, оказалось не мясокомбинату, а столовой на фабрике по производству пушнины. Там работало ни много ни мало триста альф, бет и омег. Менеджер по приёму персонала мистер Опнус проводил Ноама в омежье общежитие и поставил на учёт для получения собственного жилья через три-пять лет. Естественно, если Ноаму здесь понравится, и он решит остаться в Альфо-Сахалинске и после стажировки. И, конечно, если его до этого не выпрут с работы за что-нибудь...
  
  Но увольнения Ноам не боялся, знал, что будет стараться изо всех своих скромных омежьих сил - возвращаться было некуда. Родители запретили ему ехать черт знает зачем на север одному всего в двадцать один год, девственному омеге без родителей или друзей. Но Ноам стоял непреклонно, чувствовал, что именно там его ждёт судьба в виде высокого плечистого альфы, и он сбежал с одной спортивной сумкой и направлением на стажировку.
  
  И вот в первый же вечер, в ближайшем Клубе Охотников с бокалом легкого фруктового коктейля Ноам встретил именно такого альфу, о котором мечтал всё эти годы учебы в омежьем училище. Хотя по правде говоря даже намного-намного лучше. Выступающий альфа был круче и козырней любой фантазии Ноама, а тот с шестнадцати лет, с самой первой течки, успел нафантазировать туеву кучу шикарных альф.
  
  Сидящий у барной стойки Ноам обратился к самому лучшему знатоку психологии и местных душ - к бармену:
  - Скажите, пожалуйста, а кто тот альфа, который выступает перед туристами?
  
  - Что, понравился? - ответил вопросом на вопрос бармен, а иначе как бы эти отбросы-папарацци узнавали бы все новости и секреты.
  
  - Нет, что вы, просто спросил, - смутился омега.
  
  - Как же "просто так", - передразнил этот насильник человеческих душ, - а то я смотрю ты всю мою стойку слюнями закапал! Не по Сеньке шапка, так и знай! Это глава звероводческого хозяйства Рокан Лемм, чемпион края по боксу, стрельбе и триатлону! А край наш размером с Францию!
  
  - Вижу, тут не только я всю стойку слюнями залил, - ехидно отозвался Ноам, - небось бетки такого шикарного альфу вообще не интересуют?
  
  - Может и интересуют, только теперь узнавай всё сам! - бармен скривился и отвернулся к другим посетителям, спрашивая кому долить.
  
  В это время экскурсия подошла к концу, и туристы подтянулись к столикам, чтобы сделать свои заказы. И Рокан тоже присел за чей-то столик. Ноам смотрел прямо в лицо объекту своей юношеской страсти и мучительно раздумывал, как бы подойти к альфе познакомиться, но повод никак не придумывался. "Интересно, чем он пахнет?" - задавался вопросом омежка.
  
  Тот же самый вопрос и в это же время Рокан задал своему другу:
  - Смотри, Бор, там у стойки новенький омега. Он не из туристов. Я мельком видел, как Пукнус провожал его в омежью общагу. Интересно, как он пахнет?
  
  Приятель и побратим всех увлечений альфа Бор перевёл взгляд в сторону стойки и встретился взглядом с омегой:
  - Думаю, он задаётся тем же вопросом. Вот подойди и спроси его.
  
  - Да ну, стрёмно как-то, смотри, он же такой смешной, - омега и в правду выглядел неординарно: светло-каштановые вьющиеся волосы украшали четыре хвостика, весело торчащие в разные стороны, никакой косметики, хотя рядом с Роканом даже беты красились, лишь бы только привлечь его внимание, и вспухшая синяя верхняя губа. Сам омега был очень худым и маленьким - кожа да кости, про таких шутили, что они альфам не нужны, "нормальный альфа и в гробу на досках успеет полежать". Единственным красивым пятном на лице омеги были ярко-голубые глаза с темно-синей каёмкой, такие радужные и очаровательные, что альфы видели их издалека, через весь прокуренный клуб.
  
  - Раньше ты просил понюхать только тех омег, которые утверждали, что они твои истинные, - начал Бор, но Рокан перебил его.
  
  - Этот так залип на меня, что скоро тоже ляпнет что-нибудь о нашей нереальной совместимости в кровати и личной жизни.
  
  - Ты думаешь, что все они врали, и их интересовали только твои деньги и власть в крае?
  
  - Необязательно, мои внешние данные тоже привлекли как минимум половину врунов, но это не меняет того, что это не было правдой!
  
  - А ты сам знаешь, как должен пахнуть твой истинный омега? Понимаю, что ты не сможешь почуять его, но хотя бы каким должен быть его запах?
  
  - Цитрусовым. Не отдельно лимон или апельсин, а сочетание всех цитрусовых вместе. Это последний запах который я почуял до аварии, и отвлёкся на него, не смотрел на дорогу. А теперь вот ищу-ищу, но, наверное, так никогда и не найду его.
  
  - Ладно, подойду, поинтересуюсь кто таков, а заодно и понюхаю твою жертву, - Бор встал и направился в другой конец зала, к омеге, который ни на секунду не отрывал взгляда от Рокана и почему-то страшно кривил и без того не самое симпатичное личико.
  
  - Здравствуйте, прекрасный незнакомец, я - Бор, здешний начальник фабрики пушнины, а вы кто будете?
  
  - Здравствуйте, сэр, - омега испуганно вскочил и вытянулся в линию всеми своими ста пятидесятью двумя сантиметрами, - я ваш новый кондитер в столовую. Прибыл сегодня из Вышних Волочков по распределению из кулинарного училища. Завтра приступаю к выполнению своих прямых обязанностей ровно в шесть утра, - омега только что не козырнул своему будущему начальству.
  
  - Добро пожаловать, - засмеялся Бор, - но вы так и не назвали своего имени.
  
  - Извините, сэр, я - Ноам Трэмбли.
  
  - Ноам Трэмбли, а вы знаете, что пахните всеми цитрусовыми сразу? - спросил альфа, радуясь в душе за своего друга Рокана - вот и он встретил свою пару - такую забавную, вежливую и вкусно готовящую, судя по всему.
  
  - Это плохо, сэр? - сразу же испугался новенький. - Вам не нравится такой запах? - омега решил пожаловаться в Центральную Омежью Комиссию, если его не примут на стажировку только из-за запаха, мол права такого не имеют.
  
  - Как раз наоборот, кого-то именно с таким запахом нам здесь и не хватало!
   Комментарий к Глава раз
   "Ноам" переводится с иврита как "приятность", "вежливость".
  
  Вопрос для постоянных читателей: у меня в одной из работ уже есть начальник отдела кадров мистер Опнус, которого дразнят Пукнус, как называется эта работа?
  
  ========== Глава два ==========
   - Ну, друг, поздравляю тебя с Новым Годом! - альфа хлопнул Рокана по плечу.
  
  - Ты чокнулся, Бор, Новый год только через четыре месяца? - засмеялся тот.
  
  - Не скажи, это ведь только под Новый Год все желания сбываются, - Бор качнул головой в сторону барной стойки.
  
  - Что ты имеешь в виду? - Рокан осознал, что Бор не шутит и медленно опустился на стул.
  
  - Тот омега - твой истинный! - признание прозвучало подобно разорвавшейся бомбе и оглушило Рокана.
  
  Где-то в глубине души альфа Рокан Лемм, в отличии от многих других, не хотел находить никакого истинного омегу. Его быт совершенно точно соответствовал всем его представлениям о прекрасно состоявшейся жизни. Будь то вызываемые на время гона омежки, будь то редкие увлечения, снятые на одну ночь, и даже одинокие зимние вечера, когда метель за окном, а его окружали только плед, камин и чашка чая с коньяком - всё было идеальным для него. Рокан даже собаку не хотел заводить. А теперь вдруг придётся "заводить" целые отношения, а дальше омега захочет детей, а что потом будет - шумно и грязно в его красивом, покрытым деревом коттедже. Нет! Ни за что! Это всё ещё как-нибудь можно было бы потерпеть ради необыкновенного прекрасного омеги-фотомодели, если бы тот ещё и умным был, и образованным парнем. Как, например, омега года, Вик как его там? Но это чучело некрашенное, да его все альфы края на смех поднимут! То же мне истинный омега Начальника Лемма!
  
  - Надеюсь, ты не сболтнул ему лишнего, а, Бор? - испуганно спросил Рокан, хватая друга за грудки.
  
  - Я ничего ему не говорил! Оставил эту приятную часть тебе, - не понял Бор, что именно имел в виду Рокан.
  
  - Вот и не говори ему! Не надо мне это уёбище с хвостиками!
  
  - Ты чего, друг? - рассердился последний. - Это же твой истинный! Тебе без него никак! Ты мучиться будешь! Да и он тоже...
  
  - Это всё ещё вилами по воде писано! Я же не могу его понюхать, может его запах только похож на запах моей мечты? Понимаешь, нюансы запаха, его оттенки. Ты чуешь истинного и больше без него не можешь жить! А у меня этого нет! Я сейчас уйду домой и мне совершено плевать, если его тут изнасилуют все туристы за раз! - яростно шептал альфа, посматривая в сторону барной стойки, проверяя что омега не слышит, о чем они тут толкуют.
  
  - Делай как знаешь, Рокан, только меня в это не впутывай! Я со многими твоими выкрутасами мирился, но травить твоего истинного я тебе не позволю! - где-то в душе Бора проснулся настоящий порядочный истинный альфа.
  
  - Вот и бери его, блять, себе! - рассердился уже Рокан.
  
  - Прекрасно, друг! Не смей подходить к нему! Увижу тебя рядом - морду набью! - с этими словами Бор подорвался со своего места и отправился к омеге, собираясь предложить проводить его до омежьей общаги.
  
  
  - Большое спасибо! Мне даже неудобно как-то, - смутился Ноам, но быстро расплатился и вскочил, собираясь воспользоваться этим щедрым предложением, мало ли, вдруг тут пристают к незнакомым новеньким девственным омегам.
  
  - Ничего, заплутаешь ещё тут в темноте с непривычки... Али пристанет кто...
  
  
  Назавтра ровно в шесть утра встрепанный Ноам, вскочивший с кровати, как назло, конечно, в последнюю минуту, стучался в двери столовской кухни.
  
  - Заходите! Кто это ещё с утра пораньше? - прозвучало грозно, точно по-альфийски, в ответ, только что рычания не было.
  
  - Ноам Трэмбли, сэр, - омега открыл вертящиеся двери и проскользнул в помещение.
  
  Конечно, он сильно волновался. Хотелось бы сразу произвести неизгладимое впечатление, нет, не так - неизгладимое положительное впечатление! У Ноама, как у одного из лучших студентов было припрятано пару хитрых трюков, многие классические рецепты он знал наизусть и, главное, у него был свой специфический секретный ингредиент! Но об этом позже...
  
  - И кто ты такой, Ноам Трэмбли? - на него в упор грозно смотрел самый крупный альфа, которого он только встречал в своей жизни, никак не меньше двух метров и двух сотен килограммов.
  
  - Я младший специалист технологии питания, пятого разряда, стажер, из кулинарного училища, прибыл к вам кондитером по распределению из Вышних Волочков, документы у мистера Опнуса в отделе кадров, - отрапортовал омега на одном дыхании.
  
  - Понятно, мистер Трэмбли. Я здешний шеф Хестон Нобу Дюкасс, добро пожаловать, - и он радушно улыбнулся, - у нас тут только альфы и беты работают, так что буду рад принять в своё царство первого омегу. Только работа у нас в столовой по двенадцать часов в день, по графику три дня через три, вторая смена уже будет без "сладкого специалиста". Или, может быть будешь работать меньше часов, но каждый день - там посмотрим.
  
  - Спасибо, мистер Дюкасс, - омега пожал протянутую руку и только сейчас обратил внимание на остальных альф и бет в белых халатах и поварских колпаках, - я опоздал? Извините, мне велели явиться в шесть утра.
  
  - Нет, Ноам, можно мне перейти на "ты"? - дождался кивка и продолжил. - Ты не опоздал, просто мы обычно приходим минут на десять-пятнадцать раньше попить вместе утренний кофе, можно с рогаликом, если имеется в наличии.
  
  - Понятно, сэр, я обещаю вам, теперь всегда будут рогалики к утреннему кофе. Я могу тоже приходить пораньше?
  
  - Мы будем только рады! Теперь я представлю тебе ребят. Это Гас, он су-шеф, - пожилой бета подошел и пожал руку смущённому омеге.
  
  - Добро пожаловать, парень!
  
  - Мы тут все друг друга по именам называем, так что привыкай, Велдон - закуски, Бонтон - рыба, Дакота - соусы, Дамиан - гарниры, Паркер - мясо, братья Рик и Рикей - салаты и Инист - супы. Но в общем мы все друг другу помогаем и частенько подменяем, если кто заболел или запил, правда, Рик?
  
  - Мистер Дюкасс, это было в последний раз! Я больше к тому омеге ни ногой! Даже имя его вспоминать не хочу! - молоденький симпатичный альфа покраснел и опустил глаза в пол.
  
  Остальные же весело улыбались Ноаму и похлопывали по плечу, только Дакота, тридцатилетний альфа с сексуальной родинкой на верхней губе и отвязной черной челкой, прошептал на ухо:
  - Мы будем ждать обещанные рогалики! Мне с шоколадом, пожалуйста.
  
  - Всё, парни, начинаем работать, Рик, покажи Ноаму нашу кухню, холодильники и кладовые. Потом он будет помогать вам с салатами.
  
  - Спасибо, сэр, - Ноам повернулся и выразительно посмотрел на начальство, - а когда я смогу приступить к своим непосредственным обязанностям, к кандированию?
  
  - Как только получим заказанное, раньше у нас не было необходимости в шоколаде, сахаре и других сдобных вещах. Стандартный заказ сделали только вчера по распоряжению мистера Опнуса. В лучшем случае привезут сегодня к обеду. Потом покажешь себя, сможешь и сам заказывать, что понадобится.
  
  - Понятно, спасибо, сэр, - ответил Ноам, а любвеобильный Рик уже тащил новенького омегу к холодильникам.
  
  - И, Рик, не балуй мне там, сам знаешь, что оторву! - назидательно прокричал вдогонку шеф.
  
  ========== Глава три ==========
   Работа на кухне оказалась веселой и "непыльной". Ноам заправлял овощи в специальные машины для нарезки салатов, лишая тех только "попок" и "носиков", пока братья Ар переругивались из-за какого-то омеги. Потом, смущаясь, помогал сексуальному Дакоте с соусами:
  - Льём кипяток осторожно, ласково, как будто омежку девственного по попке гладим, и - всё готово! - альфа выхватил у Ноама прямо из рук горячую ёмкость, - Теперь дать двадцать минут настояться и можно вливать в мясо.
  
  В десять утра, после завтрака, в кухню зашел сам директор фабрики:
  - Мистер Дюкасс, здравствуйте, - директор на ходу пожал руку шеф-повара и развернулся в поисках какого-то другого, - а где Ноам? С ним всё в порядке?
  
  - Во-первых, здравствуйте, мистер Жонса, - огромный альфа улыбнулся своему непосредственному начальнику, - я вас и в столовой-то редко вижу, а на кухню вы вообще лет десять не заходили.
  
  - Да, всё ни как руки не доходят, ну, то есть ноги, - улыбнулся Бор своей же незатейливой шутке, - так что с омегой? Вы дали ему кашеварить?
  
  - Мы ещё продукты, заказанные для него, не получили. Пока сидит на салатах. Может и спечёт какой-никакой пирожок к ужину второй смены.
  
  - Хорошо, спасибо, мистер Дюкасс, и хорошего дня! У меня через десять минут деловая встреча с итальянцами, так что побегу. Может удастся уговорить их приобрести наш мех на шубки всем своим любовницам, - последнее слово он проговорил уже на бегу.
  
  - Пусть за одно и женам купят, - дал своё напутствие главный шеф-повар.
  
  Потом повернулся в сторону разделочной и громко крикнул:
  - Ноам, иди-ка сюда!
  
  - Да, мистер Дюкасс, - омега прибежал через полсекунды.
  
  - Ничем не хочешь со мной поделиться? - подозрительно спросил альфа.
  
  - Нет, сэр, всё хорошо! Сейчас учусь у Дакоты размешивать соусы для мяса, - он замялся, - Дакота ваш смешной, шутит всё время.
  
  - Ну, ты смотри, им не увлекайся! - альфа грузно опустился на крутящийся стул у разделочной доски. - У Дакоты муж есть, бета, хоть он его и скрывает от общественности. Но речь не о том, ты откуда мистера Жонсу знаешь? Родственник? Омега его? Раньше он к нам просто так не заглядывал.
  
  - А кто такой этот мистер Жонса? - удивился Ноам, но сразу добавил. - У меня здесь родственников нет и альфы тоже.
  
  - Кто такой "этот мистер Жонса"? - передразнил альфа, - Директор фабрики нашей!
  
  - А, Бор!
  
  - "Бор"? Ничего себе! Его так только очень близкие называют, да и то не все! - альфа всплеснул руками, задевая миски с пробами супов назавтра, которые сразу же залили и сам стол, и белоснежную с утра форму шеф-повара, и даже на пол накапало.
  
  - Я сейчас уберу, - Ноам выхватил салфетки из пачки на столе и наклонился вытереть пол под ногами рассерженного начальства, - он просто проводил меня вчера домой из бара, где мы там и познакомились.
  
  - Ясно, значит понравился омега альфе...
  
  - Не знаю я, лично мне он ничего такого не говорил...
  
  Мистер Дюкасс покачал головой и отправил непутевого омегу обратно к соусных дел мастеру.
  
  
  В полдень привезли заказанное мистером Опнусом. Оказалось, что для Ноама освободили закуток с раковиной, столом для нарезки и отдельной плитой с духовым шкафом. Омега решил произвести впечатление и приготовить сладкие тарталетки с орехами и сухофруктами.
  
  - Мистер Дюкасс, извините, можно вопрос?
  
  - Да, Ноам, только быстро, у меня тут мясо для салата с ростбифом остывает, - всё время, занятое ответом на вопрос омеги альфа помешивал что-то вязкое желто-коричневое и дурно пахнущее в соуснике.
  
  - Я могу за раз сделать только двадцать тарталеток из-за размеров оборудования, таким образом к ужину второй смены их будет приблизительно сто двадцать, а работников на фабрике триста человек, так мне сказали в отделе кадров, может лучше сегодня и не начинать?
  
  - В отделе кадров должны были сообщить тебе, что в первую смену работает, а значит и ест около двухсот человек, а во вторую - оставшиеся сто. Так что вперёд! Умираю хочу попробовать твоё первое кулинарное творение!
  
  Ужин второй смены приходился на девять вечера, но слухи о первом опыте омеги на кухне привели к тому, что на ужин люди начали собираться уже в половину девятого. Мистер Дюкасс злился, Дакота вызвался выгнать рассевшихся в зале лентяев по рабочим местам. А остальные повара в это время решили отведать шедевр Ноама.
  
  - Очень вкусно, - первым произнес Гас.
  
  Мистер Дюкасс пока медленно пережевывал сладость, катал на языке оттенки вкуса, хмурил брови и молчал. Остальные, не дожидаясь решения начальства, наперебой начали нахваливать тарталетки:
  - Тают во рту!
  
  - Самое то!
  
  - Вкусно, нет слов!
  
  - Концентрация сахара правильная, тесто в меру хрустящее, крем не растекается, ингредиенты между собой не соперничают, что хорошо, - наконец главный альфа на кухне улыбнулся и признался, - очень вкусно! Хорошо, что именно тебя нам прислали из Нижних Волочков.
  
  - Из Вышних Волочков! - обиделся Ноам. - Я из Вышних Волочков!
  
  - Да знаю я, пошутил просто, - мистер Дюкасс похлопал омегу по плечу, - неси ещё одну тарталетку, пока остальные не слопали!
  
  Если выше описанные тарталетки пришлись по вкусу самому шеф-повару, нечего даже пытаться описать ажиотаж, которые они вызвали у простых рабочих:
  - Дайте мне ещё одну, они маленькие - я не распробовал! - кричал кто-то слева.
  
  - А своему омеге домой можно взять? Уж очень вкусно! - дополняли справа.
  
  - Почему самое вкусное также и самое маленькое? - удивлялись в середине обеденного зала.
  
  - Когда будет готова следующая порция? Я поставлю станок на автопилот и приду!
  
  Альфы и беты, которые обычно не очень-то и любили сладкое, и многие годы обходились в столовой вообще без кондитера, сейчас наперебой требовали ещё тарталеток или хотя бы рецепт, чтобы их омеги дома приготовили такое же сладкое чудо. Возвращаться к работе никто и не собирался. Пришлось выйти самому шеф повару и объяснять, что новенький Ноам взят к ним стажером самое меньшее на два года:
  - Так что идите и работайте! Завтра опять что-нибудь сладкое появится в меню нашей столовой. Эта вкуснота только начало!
  
  Потом Дакота притащил упирающегося и красного как варенный рак Ноама. Простые трудяги наперебой благодарили его и жали руку, которая уже через двадцать три пожатия почти отнялась. Хотя такой "приём" на работу и был на самом высшем уровне. Выдать секретный ингредиент омега начисто отказывался, но никто на него не обижался - лишь бы продолжал так же волшебно готовить.
  
  И только один единственный человек не участвовал в этом массовом безумии, никем неузнанный альфа тихо стоял у входа в столовую и молча наблюдал за новым кондитером, а потом дернул проходящего мимо бету с тарелкой тарталеток и выхватил одну:
  - Спасибо, - бросил на ходу Рокан и отправил в рот тающую в пальцах невесомую сладость.
  
  ========== Глава четыре ==========
   Рокану очень понравилась тарталетка, более того, он прямо ощутил возбуждение от этой сладкой напасти. Член шевельнулся в трусах и налился в ожидании неизвестно чего: то ли ещё одной тарталетки, то ли секса с её творцом. Первое объяснение, пришедшее в голову альфе, состояло в том, что Ноам Трэмбли действительно его истинный омега, поэтому сделанное его умелыми ручками трогает так сильно, прямо до возбуждения. Или может быть запах - тарталетка, наверное, пахнет своим производителем, переломанный нос не чует, а мозг всё-таки воспринимает этот запах остро и немедленно призывает к действию - схватить омегу и сделать своим, отымев и пометив.
  
  На самом деле всё было намного проще, отгадка крылась в секретном ингредиенте. В том самом, который Ноам не собирался выдавать остальным даже под гестаповскими пытками и страхом смерти.
  
  Ближе к концу обучения в училище начинающие повара и кондитеры прослушивали лекцию о "секретном ингредиенте". Говорилось о том, что у каждого мало-мальски хорошего шефа он есть. Но неизвестно какой, ведь этот ингредиент обычно пожизненно и даже посмертно секретный. Например, у одного омеги с севера - это тростниковый сахар, который тот кладёт во все мясные блюда. Известно это стало совершенно случайно, из его автобиографической книжки "Как я нашел своих троих истинных".
  
  После лекции Ноам задался целью найти свой "секретный ингредиент". Искал-искал, добавляя неожиданные компоненты в обычные рецепты, а потом совершенно случайно сделал булочки с курагой на выпускной экзамен в середине своей очередной течки. Сделал не просто так, а нечаянно плохо вымыв руки после исполнения своих естественных нужд в течку, а именно дрочки с тремя пальцами внутри. Булочки имели бешеный успех, про капли смазки никто не догадался, преподаватель просто недоумевал как так, булочки с курагой, а запах апельсиновый.
  
  После вышеупомянутого случая Ноам всегда добавлял в свои изделия собственную смазку из расчета тридцать капель на стакан муки. Этот "Секретный ингредиент" всегда хранился в холодильнике с последней течки. Для конспирации на стеклянной литровой банке было написано "Кокосовое молоко", по цвету и концентрации отлично подходило. Только пахло иначе, а кому Ноам давал это нюхать? Правильно - никому!
  
  Ноам считал, что ничего противозаконного он не делал, альфы рады стараться вылизывать своих омег в течку и ещё никто из них не отравился! Да и лично от произведений Ноама никому плохо пока не стало.
  
  В заводских тарталетках "Секретный ингредиент" тоже был. А почему бы и нет?
  
  С этого вечера Рокан потерял покой и сон. Он постоянно следил за Ноамом и как профессиональный сталкер задался целью перепробовать все произведения новенького кондитера. Через месяц Рокану, не особенно любившему выпечку ранее, казалось, что инсулиновая кома уже "не за горами".
  
  Он вставал в пять утра и отправлялся к омежьему общежитию, караулил Ноама у выхода, а потом незаметной тенью шел до фабричной столовой. Бросал работу и как заведенный таскался на все трапезы, в сам зал не заходил, знакомые пожимали плечами, но исправно выносили за дверь сладкую булочку или кусок пирога. В особо напряженные рабочие дни Рокан посылал своего омежку секретаря за суточной нормой сладкого. А после рабочей смены альфа так же невидимо сопровождал омежку домой.
  
  Ничего предосудительного тот не делал: ни с кем не встречался, шашни не заводил, всегда только из дому на работу и обратно. Поэтому Рокан и не вмешивался в личную жизнь истинного, то есть в её полное отсутствие. До одного случая...
  
  Рокан бежал со всех ног, делать это скрытно было нелегко, но он сильно опаздывал из-за подписания важного договора с новыми клиентами. Опаздывал где-то уже минут на семь - альфа посмотрел на наручные часы - и припустился ещё быстрее. Ледяной ветер кидал колкие снежинки целыми горстями в и без того замёрзшее лицо, каждый вздох отдавался болью в груди. Так и есть - рядом с Ноам шел какой-то высокий крепкий альфа. Омега засмеялся и протянул мужчине руку, маленькая ладошка утонула в огромной липищи.
  
  - А ну пусти его, быстро! - Рокан зарычал и на полном ходу врезался мужчине в спину, того отбросило от омеги, но он всё же выстоял и не упал в снег.
  
  - А то что? - альфа обернулся и Рокан узнал бывшего друга Бора. - Он же тебе не нужен! Ты сам говорил, что твой истинный омега тебе по барабану!
  
  - Я - истинный омега? - Ноам, до этого в шоке молча глядевший на альфьи разборки, выцепил из разговора одно единственное важное лично ему слово. - Чей я?
  
  - Рокан, чей он истинный омега? Ответь парню! - Бор напряженно смотрел на друга, давая тому шанс поступить правильно.
  
  Рокан молчал, время для Ноама как будто остановилось и повисло тяжелым маревом между тремя мужчинами. Омеге хотелось схватить огромный кухонный нож для стеков и разрезать паузу по живому на мелкие кусочки, пока кто-нибудь из альф не ответит на его вопрос.
  
  А Рокану казалось, что он просто физически не в состоянии произнести ни слова, и Бор только злился ещё больше на глупое упрямство друга. Ноам смотрел то на одного альфу, то на второго, приоткрыв рот в немом крике: "Ну, кто из вас наконец-то скажет мне правду?". Рокан как в замедленном кино двадцатых годов прошлого века молча поднял руку и развернулся, целясь Бору в челюсть правым локтем.
  
  - Я его истинный альфа? - спросил Бор, игнорируя надвигавшийся удар, хотя тот и мог стоить альфе парочки коренных клыков.
  
  - Нет...я! - Рокан сдался, опустив руку и повернулся к омеге, больше всего боясь увидеть на его взволнованном личике разочарование от услышанного.
  
  - Я так рад! Большое спасибо! - казалось Ноам безоговорочно поверил, и обрадовался так сильно, как будто сбылась его самая заветная омежья мечта. - Я знал! Я чувствовал, что это вы!
  
  - Малыш, ты даже не знаешь кто я, - заметил альфа.
  
  - Я знаю, - спохватился Ноам и вылили на альфу всю информацию, что имел, - Вы глава звероводческого хозяйства Рокан Лемм, чемпион края по боксу, стрельбе и триатлону!
  
  - Прекрасные познания, Ноам, не ожидал такого от новенького омеги, - засмеялся Бор. - Ну что ж, оставлю вас одних, наслаждайтесь друг другом! - и довольный альфа поспешил в сторону автомобильной стоянки, в полной уверенности, что свадьба Ноама и Рокана будет назначена в ближайшее время.
  
  Но Рокан не собирался сдаваться так быстро:
  - Тебе, Ноам, придется запомнить несколько несложных правил! - начал альфа как только Бор скрылся из виду и уже не мог их слышать. - Всегда помни кто ты, - альфа презрительно тыкнул пальцем в четыре кривых хвостика, которые после рабочей смены как назло торчали в разные стороны, напоминая миниатюрные ветряные мельницы, - и кто я! - на этом "Я" Рокан зарычал и развернул крепкие широкие плечи.
  
  Ноам расстроенно кивнул, он был счастлив, что именно его заветная мечта Рокан Лемм оказался его истинным альфой, но тот вел себя немножечко странно: не сюсюкал, не падал в обморок от любви и не смотрел даже капельку призывно.
  
  - Второе: ты никому ни слова, ни полслова не говоришь, что мы истинные, понял? - альфа грозно смотрел на Ноама, а тот удивленно кивал. - Никаких романтических ужинов вдвоём и походов в кино на вечерний сеанс "для влюблённых", ясно?
  
  Дальше альфа только перечислял другие вещи, которые Ноаму строго на строго запрещалось делать, как-то: встречаться с другими альфами и бетами, самому искать общества своего истинного и тому подобные запреты. К концу речи глаза омежки наполнились слезами, не такого он ожидал от самого факта находки своего истинного альфы:
  - А трахать меня вы тоже не хотите?
  
  - Трахать хочу и буду! - сурово произнес Рокан.
  
  - Хорошо, конечно, - Ноам прямо стоя на месте начал расстёгивать пуховик, сняв варежки с хрупких ладошек.
  
  - Да не тут же, глупый, оденься, - альфа легонько шлепнул Ноама по рукам, отодвигая их и принялся обратно застегивать голубое одеяние, - я тебе сообщу, когда и где...
  
  ========== Глава пять ==========
   И для Ноама потянулись безрадостные дни, один хуже другого. Омега постоянно встречался со своим истинным альфой, то на модном концерте, то в столовой, а иногда и просто на улице. Сначала было увидит и бежит радостный:
  - Здравствуйте, мистер Лемм! Как поживаете?
  
  - Тише ты, пока кто-нибудь не обратил внимание! - шипел альфа почище африканской кобры. - Сказано тебе - мы не знакомы!
  
  - Но, мистер Лемм, Рокан, вас здесь все знают! Никого не удивит, что я с вами поздоровался! - а сам давай альфу нюхать, свой, любимый, хоть и вредина...
  
  - Здравствуй, Ноам, - уже громче, - как твоя выпечка?
  
  - Последнее, что я приготовил - пахлава, всем очень понравилась. Хотите, я на кухне украду кусочек и принесу вам попробовать?
  
  - Ел я твою пахлаву, уже... Ничего плохого не могу сказать, (а говорит так, как будто хочет сказать что-нибудь плохое) вкусно!
  
  - Спасибо, мистер Лемм! Огромное спасибо! - улыбающийся омежка не скрывал радости и простого омежьего счастья от этой скромной похвалы своего альфы. - Хотите, я лично вам что-нибудь приготовлю? Или испеку?
  
  - Не надо мне ничего, Ноам! Ещё домой ко мне напросись, дурачок! - альфа опять шипел и, качая головой, отправлялся по своим делам.
  
  Ноам переживал, вернее, откровенно страдал от такого отношения Рокана. Хотелось быть с ним каждую свободную секунду. Надеясь, что тот позволит и примет, хотя обычно такие проблемы были у альф. Именно их не хотели принимать омеги. Единственная надежда была на течку: запахнет - привяжет к себе непокорного, вернее, непокорённого альфу. Но до течки ещё куча времени, а без неё альфа совсем не желает "пачкаться" и заниматься сексом. Многие заводские альфы и беты, думая, что у Ноама никого нет, просили телефончик отличного кондитера и приглашали на свидания, но Ноам всем отказывал, храня наивную верность Рокану. Все горели так хотели, а единственный истинный - нет!
  
  Что касается самого предмета омежьих воздыханий, то он тоже не был в себе полностью уверен. С одной стороны, его пугала сама мысль представлять ненакрашенного кондитера с глупой причёской, как своего истинного омегу и будущего мужа. С другой стороны, Рокан понимал, что Ноам не дурак, и рано или поздно (скорее рано, чем поздно при таком отношении) найдёт себе кого-нибудь посговорчивее и создаст семью с неистинным альфой, мало что ли таких союзов? Рокан даже представить себе такого не мог полностью - убить и неверного омегу-предателя, и альфу. А ведь Ноам упоминал несколько раз к месту и нет, что мечтает о своей собственной семье. И тогда омегу не привяжешь намордником к батарее и кляпом не прикуёшь. Но Лемм упорно отгонял от себя такие мысли, он и есть прекрасный альфа: хорошо зарабатывает, видный мужчина, и от него течёт порой не одна дырка... А вот забавных коротышек с кулинарными навыками пруд пруди...
  
  "А вдруг им, тем другим альфой, будет бывший друг?" - подумал как-то Рокан.
  
  Бор, после давнишнего разговора и признания Рокана, дал тому второй шанс. Но заметив отношение и шипение альфы при чужих людях, вновь разругался с последним и уже, видимо, навсегда.
  
  И вот Рокан пришёл на выставку новомодного абстрактного импрессиониста Марка Ли Кляйна и быстро понял, что этот известный художник рисовать не умеет, не может, но хочет, и лишние деньги на краски у него явно есть. Первый же просмотренный "шедевр" ясно давал понять, что авторские тараканы схавали уже как минимум половину мозга своего хозяина. И дальше альфа смотреть не стал, опасаясь за половину уже своего мозга. Поэтому он принялся высматривать чью-то худую вертлявую задницу. Четыре придурошных хвостика явились миру приблизительно через минуту и быстро юркнули к следующей картине на выставке. Покрутились, постоянно подозрительно оглядываясь на Рокана, облизываясь и опять куда-то упорхнули. Сколько Рокан не старался, а высмотреть их не выходило.
  
  А потом кто-то заныл за спиной:
  - Мистер Лемм, а мистер Лемм, мне что-то схватило живот... - Рокан обернулся. Омега сложился пополам и очень комично хмурил личико, явно страдая от настоящей боли. - Мне бы домой, мистер Лемм, вы никак не можете меня проводить? Я сам боюсь, у меня, кажется, течка началась неожиданно...
  
  - Как так "неожиданно"? - привычно зашипел Рокан. - Ты что, своих точных дат не знаешь?
  
  - Да знаю я, - заныл Ноам, - но прихватило раньше, где-то на две недели раньше срока...
  
  - Ладно, я отвезу тебя домой. А то ещё пристанет кто-нибудь, - Рокан оглядел омегу, кривящегося от боли, - а дома у тебя есть подавители?
  
  - Альфа у меня есть, истинный! - простонал Ноам в ответ.
  
  - Не борзей! - и альфа подхватил омегу за бок, облокачивая стонущую тушку на себя. - А то сам домой пойдёшь!
  
  Пока они уходили с выставки, многие присутствующие альфы, почуяв запах течки девственного омеги, оборачивались, но, завидев кто именно с омегой, мгновенно возвращались к просмотру картин. Связываться с чемпионом края по боксу никто не собирался. А омеги делали себе мысленную "зарубку" - Рокан с Ноамом, раз они вдвоем пропахли его течкой. Беты на такое вообще не обращали своего драгоценного внимания.
  
  Сегодня Рокан впервые привез Ноама к себе домой. Коттедж омеге очень понравился. "Вот бы жить тут с Роканом!" - подумал он. Везде на стенах было излучающее тепло светлое дерево, в гостиной кожаные диваны, так и манящие присесть отдохнуть, а на полу шкуры - охотничьи трофеи хозяина дома.
  
  - Пока иди в спальню, прямо по коридору и направо, - командовал спокойный альфа, совершенно точно не теряя головы от течки собственного омеги, - а я в душ и присоединюсь к тебе. И кончай уже плакать, помогу я тебе, не брошу одного.
  
  - Спасибо, Рокан, - омега скривился, хватаясь за живот, - но мне тоже надо в ванную, я весь протёк. Испачкаю тебе, то есть вам, постель.
  
  - Я думал, ты уже чистый, - альфа привык, что заказанные им омеги приезжали чистыми, растянутыми и в полной боевой готовности.
  
  Ноам потёк раньше срока и рядом с ним, что и подтвердило Рокану то, что и так говорил Бор: Ноам точно его истинный омега. И Рокану, как и каждому молодому альфе на земле, захотелось проверить утверждение, что секс с истинным не сравнится с сексом с чужими омегами, даже самыми профессиональными и опытными - он должен быть во сто крат лучше!
  
  Сначала Рокану пришлось помогать омеге в душе, да и потом тянуть скулящее тело в спальню, но удивительным образом помощь омеге не была в тягость альфе, привыкшему к изначально готовым шлюхам и разбалованному их вниманием и стараниями. Умом альфа понимал, что омега девственник и с ним будет полно возни: как-то подготовь его, растяни, успокой, приласкай, будь нежным, но тело совершенно не противилось этому, входя в диссонанс с моральным духом альфы. Ухаживать за омежкой явно было в удовольствие, какое-то необъяснимое противоестественное наслаждение. Чуть ли не лучше оргазма.
  
  В постели омега стонал не стесняясь в голос, извивался, как опытная шлюха, к тому же подставлялся в точности так, как любил Рокан. "Видимо, поспрашивал у работников "Сладкой жизни" что именно я предпочитаю в постели и потренировался дома у зеркала". Но альфа отбросил эту идею, как самую глупую и не состоятельную - девственные омеги не якшаются с бордельными шлюхами. Да и откуда Ноаму знать, какой именно притон предпочитает его истинный альфа. "Наверное, так и работают отношения в истинных парах, омега любит делать именно то, что предпочитает получать его альфа". Растягивать Ноама было не в тягость, слизывать набухшие кремовые капли вкусно, крутить и вертеть худого и гибкого парня не давало Рокану скучать в постели. А уж когда он вошел в узкую девственную плоть мозги расплавило на раз, такого у Рокана ещё не было. Омегу хотелось прижать к себе до хруста в костях, укусить или даже проглотить, короче впитать под кожу и никогда не отпускать обратно.
  Эти чувства напугали альфу, раньше ни с кем такого не было, хотя девственники у Рокана были ещё со школы, а потом в универе - да полно их было.
  
  Вот оно оказывается, как с истинным омегой: не секс, а хочешь - не хочешь любовь получается.
  
  ========== Глава шесть ==========
   Довольный Рокан блаженствовал в сцепке, и нет, конечно же, презик он не забыл надеть, окончательное решение о месте омеги в его жизни альфа пока ещё не принял. Но секс был умопомрачительным. Альфа устал как никогда раньше, будто жадная дырка высосала из него все жизненные соки, а не просто с литр спермы. Раньше Рокан легко управлялся с тремя омегами, но те были шлюшками - стоны поддельные, любовь проплаченная, удовольствие тоже с оттенком ненастоящего. Снятые на одну ночь в баре омеги опять же не дарили настоящего фейерверка чувств - думали, как бы пробраться в жизнь богатого и знаменитого альфы навсегда, а лучше ещё и на своих условиях. Всё это Рокан прекрасно видел с первой секунды общения во всех кроме Ноама.
  
  Омега был искренним, настоящим, наивным и преданным целиком и полностью, без единой задней мысли. Жаль, что совершенно точно некрасивым и даже не хорошеньким - моль бесцветная и "забавная" как выразился когда-то Бор. Но Рокана "забавные" никогда раньше не возбуждали. Может отвести его в салон красоты "Санланд" к Леа Лоутон? Этого бету все знали, омеги произносили его имя шепотом и молились как богу, говорили, что он даже из уродливого беты сделает омегу-конфетку (хотя как такое вообще возможно?). Ждать к нему очереди приходилось месяцами, но только не Рокану. Леа когда-то был в него влюблен и упрашивал на коленях об одной единственной ночи, но альфа только милостиво разрешил сделать себе минет... Вот и будет шанс вернуть старый должок... Новая стрижка - никаких хвостиков! Новое лицо, надо чтобы Ноама научили краситься самому - не возить же его каждый день в салон. И купить ему хорошей одежды, а то его поношенные деревенские джинсы выглядят так, будто их давным давно приобрели в секон хенде. Все эти мысли стрелой проносились в мозгу альфы, пока он гладил уставшее тело омеги, прижав его спиной к своей груди, Ноам спал, выдохнувшись в первом в своей жизни оргазме.
  
  Эти желания и чувства напугали альфу. Серьёзно напугали и Рокан решил притормозить, решение что делать с Ноамом всё ещё не было принято, и альфа решил взять тайм-аут и немного подумать. "Такие жизненоважные решения нет нужды принимать сгоряча" - решил он.
  
  Сцепка закончилась, вялый уставший член выскользнул из мокрой дырочки и омега, почувствовав такое "безобразие", проснулся, и повернулся в кольце объятий лицом к Рокану:
  - Приветик, я люблю тебя!
  
  - Да, я очень рад! Ты молодец! - альфа начал отодвигать от себя липнущего и грязного омегу. - А теперь бегом в душ, тебе домой ехать надо!
  
  - Мне не надо домой! - Ноам открыл сонные глаза, с которых за считанные секунды прямо на глазах сходил покров неги и наивности. - Ты! Ты выгоняешь меня?
  
  - Да, этой мой дом! И ты не можешь в нём оставаться! - категоричность альфы не выглядела смешной и наигранной даже учитывая, что Рокан был абсолютно голым, а член, до этого бодрой дубинкой упиравшийся ему в пупок, теперь висел скукоженной тряпочкой.
  
  - Я же ещё теку, у меня течки по четыре дня длятся, - несчастный омега готов был вот-вот разрыдаться, и этот переход из полного счастья в такое же абсолютное несчастье был уж слишком молниеносным для любого живого существа - началась истерика. - Меня изнасилуют и убьют на улице, посмотри в окно - сейчас ночь - и холодно к тому же!
  
  - Ладно, я сам отвезу тебя в общежитие, но тут ты не можешь оставаться: я устал и мне нужно подумать!
  
  - Это бесчеловечно, Рокан, даже для тебя! - у омеги открылись глаза. - А ты, ты же обещал помочь мне!
  
  - Я помог тебе, ты ещё час или два ничего не захочешь. А потом, дома, примешь успокоительное, противотечное или как там такие лекарства называются?
  
  - Подавители... я... у меня есть в комнате, - омега врал, но уж очень не хотелось признаваться в своей беспомощности и опять просить Рокана о чём-то.
  
  В объятиях Рокана было хорошо, приятно, уютно, Ноам чувствовал себя на своём месте. Теперь он отчетливо понимал, что Рокан не просто альфа, а его истинный, тот самый - омежья мечта. И не потому, что богатый, знаменитый на весь Альфо-Сахалинск или красивый и мужественный, нет, он просто - его судьба. Рокан гладил правильно именно там, где хотелось почувствовать его ладони, целовал нежно, растягивал осторожно, хотя омегам во время течки это и необязательно. Вошел бережно, потом остановился и дал Ноаму перевести дыхание и расслабиться, смиряясь с неизбежным. Дальше начал двигаться сильно, с напором, но именно так, чтобы Ноама прошивало чистым наслаждением аж до самых кончиков ногтей на ногах. Видимо, таранил простату. Ноам осознавал это, но как бы на втором плане, на первом появилось ощущение единства и омега впервые поверил, что Рокан его, полностью его от начала и до конца, то есть конец крупного красивого мощного члена тоже его.
  
  И тут такое, мол, отправляйся домой, мне надо подумать... А о чём тут думать? Понять этого Ноам не мог. Поэтому он молча сидел во внедорожнике Рокана одетый кое-как, застёгнутый не на все пуговицы, и тоже думал: "На хрен такого альфу! Я совершил ошибку! Больше не повторится, пусть только довезёт до общаги, хоть это он мне должен, и пусть проваливает к своим шлюхам из борделя!" Сплетни по Альфо-Сахалинску всегда ходили, ходят и будут ходить.
  
  - Спасибо, что довезли, мистер Лемм! - в голосе Ноама пропала сонная нега и даже обычное омежье нытьё, он был совершенно четким и ясным, и снова на "вы". - Доброй ночи! Забудьте обо мне навсегда! То, что было между нами, было ошибкой! Моей ошибкой и больше я вас не потревожу никогда! Прощайте!
  
  Ноам повернулся и пошел по ступенькам в общежитие, всё это время Рокан совершенно серьёзный молчал и вслед омеге раздалось тихое:
  - Пока.
  
  Но самому Ноаму спокойствие четкость и ясность речи далась дорого, он же навсегда прощался со своим истинным альфой и любимым, только полчаса назад реально поверив, что они будут вместе на всю жизнь. Поэтому Ноам рыдал всю дорогу, от поста вахтера-беты, до лифта, потом в лифте, а уже дальше в своей комнате, крепко-накрепко заперев дверь - течка же ещё не прошла.
  
  Альф в омежье общежитие не пускали, но запах течек притягивал всяких любителей-омежников к окнам здания. И порой там собирались все отбросы Альфо-Сахалинского общества. Так и случилось на следующее утро:
  - Омежечки! А, омежечки? Кто это течёт так сладко и нежно? - под окном Ноама собралась веселая компания молодых бездельников.
  
  Ноам не знал, что в такой день ни в коем случае нельзя подходить к окну. И он тихонько выглянул, одетый только в полосатый махровый халат после душа и бессонной ночи в слезах и бреду. И, естественно, сразу же был узнан альфами:
  - О, это же новый кондитер с фабрики. Готовит - пальчики оближешь, - заржал некто по имени Готлиб.
  
  - Тебе откуда знать, Готлиб, ты же нигде не работаешь? - возразил другой мажор по имени Вомак.
  
  - Мне отец приносил домой попробовать пирожное. Сказал потом, старый дурак, вот на таком омеге женись, он и сам работает, и тебя научит пользу обществу приносить, ах-хах-ха, - заржал Готлиб облизываясь, его член и так стоял, а при воспоминании об вышеописанной сладости налился ещё больше, угрожая вырваться наружу из-за ширинки на колючий мороз.
  
  - Жениться... не знаю, но трахнул бы я такого совершенно точно. И трахал бы пока он не запросит пощады, и даже потом ещё часа два, - заржал Вомак, а остальные одобрительно заулыбались, поддерживая инициативу.
  
  Ноам в шоке отпрянул от окна. Понятно, что это были за альфы, но слова про женитьбу запали в душу, режа сердце по и так больному месту. И Ноам присмотрелся к Готлибу через прорези занавесок: молодой, симпатичный, смех весёлый, улыбка открытая. "Ну и что, что не истинный! Мне истинный уже и не светит, а раз не истинный, то не важно какой альфа - кто захочет жениться, за того и пойду. Лишь бы честный брак и семья с детками, а его родителям я уже и так понравился: половина пути пройдена. Ведь сам я же не девственник, омега с брачком..."
  
  ========== Глава семь ==========
   Несмотря на принятые в отношении Рокана и Готлиба решения, течку никто не отменял. Подавителей у Ноама не было, после единственной ночи с истинным либидо совсем взбунтовалось и замолкать не хотело: "Подавай сюда альфу и быстро!" - кричало всё в Ноаме. Но альфы, даже самого завалящегося, не было. И омега горько-горько, совершенно по-детски, заплакал.
  
  Бета-вахтер позвонил наутро в секретариат завода и попросил переговорить с самим директором, а когда отказались соединять, назвал волшебное имя "Ноам Трэмбли" и его мигом перевели на главную линию.
  
  - Мистер Жонса, течный омежек плачет, я сам под дверью слышал, - начал вахтёр совершенно непонятно, - а мистер Рокан, судя по тому, что шлюшек недавно приглашал из "Райской жизни", нестоянием "красного богатыря" совсем и не страдает.
  
  - Какого там богатыря? - закономерно не понял Бор.
  
  - Ну, "чудодейственного доктора" ...
  
  - Чего???
  
  - Сосисочки его!
  
  - От меня тебе что надо? - заорал в трубку альфа, деяния, а вернее бездействия своего бывшего друга он больше не собирался прикрывать своей "сосисочкой".
  
  - Я из наших альф в общежитие пущу только вас, вот и приходите, помогите маленькому кондитеру!
  
  - Ладно. Я, наконец-то, вас понял, сейчас буду, - вздохнул Бор.
  
  Альфа встал и попросил своего омегу-секретаря отменить все деловые встречи на сегодня. Конечно, Бор ограничился покупкой разного рода омежьих подавителей и антидепрессантов для Ноама, и был шокирован звуками, раздававшимися из-за двери Ноама, как-то: плач, крик и даже рычание на самой высокой ноте безысходности. Но последнее как раз и прозвучало из-за приближения феромонов самого Бора к омежьей двери, поэтому испуганный альфа и постарался поскорее убраться от греха подальше.
  
  Ноам услышал шаги в коридоре, почуял запах своего начальника, но в этот период течки ему уже было совершенно всё равно с кем, лишь бы сейчас, и он протяжно завыл, царапая ногтями злополучную запертую дверь. Только поэтому он сразу и не заметил протиснувшихся из-под неё лекарств. Когда увидел упаковки, сразу схватил по таблетке всех видов и проглотил, не озаботившись даже стаканом воды. Затем рухнул на пол, в ожидании действия лекарств. Очнулся он через несколько часов, в ужасе понимая, что ни в коем случае нельзя смешивать разные препараты, не посоветовавшись с врачом, особенно с антидепрессантами и антибиотиками.
  
  Но, к великому удовольствию, в голове прояснилось, течь из жопы как из ведра прекратило, и желание безудержного секса с кем ни попадя переплавилось в дикий неконтролируемый голод - Ноам и забыл уже когда нормально ел в последний раз, видимо, перед днём выставки. Но общее состояние стало полегче.
  
  Готлиба Ноам после злополучной течки встретил только через две недели в баре "Бермудский квадрат". Альфа выпивал с теми же самыми гуляками, что тусовались тогда под окнами его общежития и рассказывал о своей последней удачной охоте на медведя:
  - Мы с охотниками сидели в лодке и просто напросто расстреляли медведя, бродящего в тайге. Я попал прямо в сердце! - остальные одобрительно заурчали мясом и гарнирами.
  
  Ноам уже решился сделать первый шаг, но как? О чём бы таком спросить, чтобы не напороться на одноразовый секс, а начать отношения на серьёзной основе. Идею подкинул сам кандидат в будущие мужья: охота на медведя.
  
  - Здравствуйте, Готлиб! - смущённый омега подошел к объекту своей заинтересованности. - А вы сможете взять меня с собой на следующую охоту?
  
  - На кого, сладенький? На белку? - заржал альфа, остальные сидящие за столом поддержали Готлиба. - Так я на белок не охочусь!
  
  - Нет, я имел в виду охоту на медведя! - Ноам надулся в ответ на пренебрежительный смех своего почти будущего мужа.
  
  - А не боишься, сладенький, в штанишки не наделаешь пи-пи?
  
  - Нет! Вы меня совсем не знаете! Я, знаете, какой храбрый! - Ноам сразу же начал рекламную компанию по продвижению себя любимого! А чего - надо сразу "брать быка за рога"! Так недолго и совсем в омежках остаться! - Меня зовут Ноам Трэмбли, я работаю кондитером на нашей фабрике.
  
  - Ладно, Ноам, коли не трусишь, приходи в четверг в пять утра, - дальше Готлиб описал место, где собирался встретить Ноама аккурат перед выходом в тайгу, - а испугаешься - второго шанса не будет!
  
  - Я приду, Готлиб, большое вам спасибо! - потом альфы наперебой начали предлагать Ноаму присесть к их столу, желательно к кому-нибудь из них на колени, а именно этого будущий чудо-охотник хотел избежать, поэтому вежливо отказался и, сославшись на завтрашнюю первую смену на заводе, отправился спать домой в общежитие.
  
  Время до первой в жизни Ноама охоты проскакало словно верхом на резвом единороге: больше не было ожиданий признания со стороны Рокана, более того, омега его не встречал вообще. По крайней мере не выглядывал в каждом общественном месте, на собрании или мало-мальски важной заводской вечеринке. Разок встретил Бора, они вежливо пообщались в столовой, про предстоящую охоту омега решил не упоминать, опасаясь разозлить директора - бывшего друга его истинного альфы.
  
  Ноам об охоте на медведя с новым другом много не думал, скорее его интересовал сам Готлиб и последующие отношения с ним. Быть с кем-то после того, как попробовал истинного альфу - удовольствие не из приятных... Все это знали, и юный кондитер не был исключением, но что поделаешь, Рокан ведь от него отказался.
  
  Что касается Готлиба, то его манил только секс с неприступным омежкой, тем самым, который смог заинтересовать самого начальника Лемма, хоть и ненадолго... Отношения и последующий брак в его планы не входили, но ставить Ноама Трэмбли в известность об этом альфа не собирался. По крайней мере до того самого многоожидаемого секса.
  
  И вот четверг наконец-то настал, утром подморозило сильнее обычного, как бы предупреждая: "Может не пойдёте?". А Готлиб не обратил никакого внимания ни на одно из предупреждений. Солнце светило ярко, но не жарко, омежка не опоздал, пах очень завлекательно, и Готлиб уже предвкушал, как будет пихать свой немытый после охоты на медведя, и усталый член в нежный маленький ротик: "А что такого - омега сам напросился! Тем более пользованный Роканом, не девственный... Потом может вообще по рукам пойдёт, так чего беречь шлюшонка сегодня..."
  
  Ноаму поручили держать вещмешок с выпивкой и лёгким закусоном. По дороге У Готлиба рот не закрывался, он нахваливал себя и нахваливал. По его словам, выходило, что лучшего охотника Ноам в жизни бы не нашёл, что медведи только пронюхали, что Готлиб родился, так сразу же попрятались по норкам, дуплам и хаткам. Сначала омега слушал, открыв рот, но уже через десять минут понял, что это пустые самовосхваления. "Не важно, - решил Ноам - нормальных альф просто не бывает!"
  
  Они подошли к реке, загрузили продовольствие и воду в лодку, сели сами, и начали сплавляться вниз по течению. Ледяные брызги жалили щеки не хуже укусов змеи, холод пробирался под теплые куртки и перчатки. Но Ноам был не против - он с альфой, они вместе сопротивляются трудностям, и принесут домой желанную добычу, ну, чем не образцовая семья. Омеге казалось, что Готлиб тоже поймёт это с минуты на минуту. Но время осознания никак не приходило, а потом уже все мысли ушли на второй план, на первом вырисовывался самый огромный кошмар скромной омежьей жизни...
  
  Но обо всё по порядку.
  
  Рокан вскочил в пять утра, без будильника, в полной тишине и такой же полной темноте. Встревоженно сел на кровати и огляделся, чтобы понять, что его разбудило в пять утра в четверг. Версии были совершенно невозможными: до ближайшего соседа километры, так что шум, понятно, отпадает. В кровати альфа был один, омег он перестал заказывать - после течки с истинным пропало всякое желание на бордельную шушваль. Сердце колотилось как бешеное, разгоняя кипящую кровь по жилам - что-то случилось... Что-то настолько важное, что вся прошлая жизнь разделилась на "до" и "после". Но что "это" Рокан пока ещё не знал. Хотя был уверен, что в ближайшем будущем столкнётся с проблемой, как с несущимся на огромной скорости локомотивом. И утреннее загадочное событие сметёт его со своего пути...
  
  Пришлось встать, идти в душ, потом варить кофе, позвонить родителям можно только после восьми утра - их ещё напугать не хватало. Надо будет осмотреть карабины охотников на работе, может Карио Маас опять решил пристрелить неверного супруга из рабочего оружия, хотя в прошлый раз из-за подобной попытки Рокан не вскакивал посреди ночи.
  
  Ничего не указывало на Ноама, но подсознательно Рокан точно знал - что-то случилось с омежиком. А вот было ли это что-то хорошим для него или плохим альфа был не уверен. Ведь всё, что омеге хорошо - новый альфа, переезд в другой город - для Рокана было плохо: не дождался его новенький, не дал подумать и принять решение - сам решил, а такое Рокану не подходило.
  
  ========== Глава восемь ==========
   Первым делом альфа бросился в омежье общежитие. Но там его завернули прямо на входе:
  - Альфам сюда ходу нет! - твердо сказал бета-вахтёр, вставая на пути нервного гостя.
  
  - Хорошо, ладно. А омеги могут сами выйти? - поинтересовался Рокан, может его омежик дома.
  
  - У нас тут общежитие, а не тюрьма, - эпохально изрек бета.
  
  - А Ноам Трэмбли выходил сегодня? Он вообще дома ночевал?
  
  - Ночевал он дома, ночевал. Но утром в четыре тридцать ушёл.
  
  - А куда? И с кем? - снова суровый допрос.
  
  - А у нас ещё раз - не тюрьма! Куда пошёл и с кем не спрашиваем! Ясно, начальник? - ехидно ответил бета.
  
  Дальше Рокан рванул на завод, конечно, выяснилось, что Ноам взял на работе выходной. Но на проходной альфа напоролся на Бора:
  - Рокан, и чего ты тут вынюхиваешь? Ты сам Ноама бросил, а теперь мешаешь ему устроить личную жизнь с кем-нибудь другим, - Бор похлопал Рокана по плечу и продолжил, перекрывая вход в коридор собой, - иди-ка ты отсюда подобру-поздорову! Ноам сам разберётся со своей жизнью!
  
  - А если нет? Может ему нужна моя помощь?
  
  - Так ты ему помочь решил? Знаем мы как ты ему в течку помог, упаси Боже от такой помощи!
  
  Скандалить с бывшим другом при посторонних альфа не решился, да и времени терять не хотел, и позориться тоже. Поэтому отправился дальше. Следующим пунктом программы шли клубы, которые предпочитал Ноам. По утрам здесь мало кто бывает, но расспросить барменов тоже не мешало. Нервное утро привело к легкому тремору рук и левого глаза, в баре с Роканом уже мало кто хотел общаться, создавалось впечатление, что альфа вскочил с большого бодуна и мало что соображает:
  - Я же вам третий раз повторяю, Ноама здесь уже два дня не было, - сказал бета за стойкой бара.
  
  - А до этого он ни с кем здесь не встречался?
  
  - Нет, приходил один и уходил тоже один. Разговаривал он со своими, заводскими омегами из общаги, раз подошёл к Готлибу.
  
  Сердца Рокана дрогнуло, значит нашелся-таки другой альфа:
  - Кто такой Готлиб? Альфа?
  
  - Да так, мажор местный - отец у него в городском управлении работает. А сам он ноль без палочки, только с другими такими же оболтусами тусуется, не учится, не работает, - бета продолжал вытирать и так кристально чистую стойку, жалко начальник Лемм только о кондитере и спрашивает, трахнул его уже, так чего теперь...
  
  - Где сейчас этот Готлиб?
  
  - А я почем знаю? У дружков его спросите, они в "Алом башмачке" каждое утро опохмеляются, а сюда уже ближе к вечеру приходят...
  
  Не успел бета договорить, как Рокан уже мчался на полном ходу к своему джипу. В "Алом башмачке" некто по имени Маур сообщил об утренней охоте Готлиба и о приставшем к нему омеге:
  - Наверное, в кроватку к Готлибу напроситься хотел, да не знал, как это красиво сделать, всё приличным притворялся, - грязно усмехнулся Маур. - Да вам ли не знать эту шлюшку сладкую Ноама?
  
  Рокан развернулся и бодро познакомил мажора со своим знаменитым хуком левой, когда-то именно этот удар принес альфе титул чемпиона края по боксу. Дальше разбираться и тратить время не хотелось, Рокан на всех парах погнал к выезду из города, теперь оставалось самое "лёгкое": найти Ноама с Готлибом в бескрайней тайге. Конечно, некоторые мысли об их местонахождении у альфы имелись: были известные охотничьи угодья, были и места, облюбованные медведями давным-давно. Всю их подноготную Рокан знал как никто другой - это было его работой. Оставалось малое - проверить все близлежащие известные точки. Рокан надеялся, что гуляка не будет заморачиваться и тащить понравившегося омегу глубоко в тайгу.
  
  Нашлись они через какие-нибудь четыре часа. Рокан считал это большой удачей, пока не раздались сильные крики. Альфа рванул прямо на звук, но по лесу так легко не побегаешь в тяжёлом обмундировании и с карабином наперевес - Рокан хорошо подготовился, мало ли чего понадобится, большинство вещей и так лежали в багажнике его серебряного джипа.
  
  За десять минут до этого довольный Готлиб наконец-то наткнулся на медведя, а вернее на медведицу с потомством:
  - Хочешь мишек маленьких тебе постреляю? - спросил он омегу.
  
  - Нет! Ты что, с ума сошёл? Они же детки! - запричитал Ноам, глаза его заволокло слезами отчаяния, как заставить альфу отпустить мамку с детёнышами.
  
  - Какие они тебе детки? Они звери! - ответил альфа, вскидывая ружьё, но омега толкнул его в плечо и тот промазал, медведица обернулась на звук выстрела.
  
  - Придурок жалостливый, дома я тебя так отделаю, - закричал Готлиб, ударяя Ноама дулом ружья в лицо, омега пошатнулся и упал на дно лодки, из раскроившейся щеки потекла кровь, и он закричал, этот-то звук и привлёк внимание Рокана, находившегося относительно далеко от них.
  
  Не разбирая дороги Рокан побежал на крик. Готлиб, которому теперь никто не мешал, прицелился снова. Раздался выстрел:
  - Я попал ей точнёхонько в сердце, - обрадовался альфа, но, как выяснилось, раньше времени.
  
  Раненая медведица взвыла и бросилась на обидчика. Лодка горе-охотников стояла недалеко от берега, Готлиб приблизился к нему для более удачного выстрела. Альфа и пикнуть не успел как медведица набросилась на него. Первый удар смертоносных когтей распорол альфе лицо: правую щеку, глаз и рот. Дальше дрожащий в шоке от кровопотери Готлиб даже не сопротивлялся, медведица теряла силы, но продолжала рвать плоть острыми когтями. Готлиб оседал на дно лодки, медведица падала на него сверху. Ноам съёжился с другого края лодки и отчаянно визжал от страха.
  
  Дальнейшее подбежавший Рокан увидел, как в замедленной съёмке: раненый зверь повернул голову к омеге, тяжелая лапа мазнула по руке, которой омега прикрывал голову, и медведица начала заваливаться назад, мертвая, оседая в ледяную воду. Рокан не ждал ни секунды, он бросился к лодке, Готлибу уже было не помочь, кровь с каждым вздохом вытекала из напрочь разорванного горла. В широко открытых глазах стояло осознание того, что каждый выдох становится последним, голоса не было, только горло хрипело что-то своё, наполненное болью и страхом. Альфа схватил раненого омегу:
  - Это я, я, не бойся! Больше тебе ничего не угрожает! - Рокан приподнял Ноама, стараясь не потревожить руку, из которой начало кровить, теплая ткань куртки становилась влажной.
  
  Медведица, защищая своё потомство от охотника, процарапала на омеге четыре жирных раны. Насколько глубоки они были и опасны для омеги Рокан даже задумываться не хотел, Ноама надо было срочно доставить в больницу. Там раны продезинфицируют и зашьют, да и укол против столбняка омеге не помешает.
  
  Омега сначала обрадовался добровольному спасителю, но потом сквозь страх и слёзы разобрался, что это Рокан, и начал от него отбиваться:
  - Это ты, сволочь? Не нужна мне твоя помощь, век бы тебя не видеть! Чтоб ты сдох, ирод! - омега плакал от страха, закрывался от Рокана и пытался здоровой рукой придержать раненую.
  
  - Ты прав, ты прав, извини меня, только дай помочь. Тебе в больницу нужно, к врачам отвезти. Потом будешь меня ненавидеть, а сейчас дай помочь! - Рокан обмотал поврежденную руку своим шарфом, прижал к своему телу, и побежал по лесу, по тайге с омегой на руках, теряя последние силы. Кровь из ран текла не переставая, омега отбивался и плакал, а альфе понемногу становилось страшно - таким темпом легко не успеть в больницу...
  
  ========== Глава девять ==========
   Когда добрались до краевой больницы, Ноам уже был без сознания. С одной стороны, Рокану стало легче нести несопротивляющееся тело к врачам, но с другой - потеря сознания пугала альфу. Потом часы ожидания в коридоре. Омеге зашивали разорванное плечо и руку, а спаситель места себе не находил от раскаянья: сам оттолкнул омегу, своими руками подбил на поиски другого. Так этот другой вместо того, чтобы оказаться лучше Рокана, порядочным человеком, был дураком безответственным. Сам Рокан ни в коем случае не взял бы омегу на охоту на медведя, вдруг что-то пойдёт не так. Пока ждал, альфа сообщил по телефону в правоохранительные органы, где осталось тело Готлиба, молодой глупыш, конечно, лентяй и тунеядец, но тоже чей-то сын, может быть и брат. Похоронить по-человечески надо.
  
  Размышления альфы прервал уставший хирург, вышедший из палаты Ноама:
  - Я зашил все четыре царапины, внутренних повреждений нет, - он вытер потный лоб куском бинта из кармана и продолжил, - разорван был только кожный покров и мышцы немного повреждены. Так что жить будет, более того, мы вкололи ему антибиотики, можете забрать его домой. Нечего молодому и здоровому омеге ночевать в больнице, тут у нас полно разных вирусоносителей. Дома целее будет. Вы его муж?
  
  - Будущий, пока только истинный альфа, - ответил Рокан, стараясь не задумываться, как бы ответил на этот вопрос сам Ноам.
  
  - Ну раз так, я не уверен, можно ли вам его отдавать? - внимательно посмотрели на него.
  
  - Можно! Ближе меня у него здесь никого нет!
  
  - А он говорил о директоре фабрики, мистере... - хирург пытался вспомнить названное омегой имя.
  
  - Бор Жонса?
  
  - Да, кажется, так...
  
  - Он наш лучший друг, нас обоих. Но всё-таки я - истинный альфа Ноама, можете спросить у него, так что именно я забираю его домой! - настаивал Рокан. "Своё родное, дорогое утащить в берлогу, спрятать и защищать"
  
  - Ладно, вот его медицинские документы на выписку, сам Ноам выйдет через пару минут и можете ехать, - хирург тоже знал начальника Лемма в лицо, Рокан не прохвост какой-нибудь.
  
  При медбратьях омега постеснялся выяснять отношения и, скривившись, молча пошёл за Роканом. В машине весь путь молчал, перед входом в теплое жилище альфы тихо произнес:
  - Спасибо, что спас мне жизнь. Теперь я могу идти домой?
  
  - Нет, потому что твой дом здесь отныне и навсегда! - альфа осторожно подхватил испуганного омегу под колени и на руках внес в коттедж.
  
  Ноам промолчал и даже не начал отбиваться. Рокан занёс не сопротивляющегося истинного в ванну и раздел, грязная одежда провоняла потом, кровью и страхом.
  
  - Сейчас помоем тебя теплой водичкой и баиньки. Тебе дали антибиотики, а с ними нужно больше отдыхать, - Рокан быстро настроил душ, и ванна начала заполняться водой.
  
  Он осторожно положил забинтованную руку на бортик и помог омеге окунуться по шею в приятную теплую воду. Намылил мочалку и с наслаждением провел по белой нежной омежьей коже.
  
  - А если я тебе изменял с ним? - при воспоминании о Готлибе глаза Ноама наполнились слезами - умереть таким молодым.
  
  - Ну, так я тебя уже простил, - альфа по запаху чуял, что ничего такого не было, - теперь и ты меня прости.
  
  - Не за что мне тебя прощать, ничего ты мне не сделал, - омега сидел в ванной красный как рак, зарёванный и надутый от обиды, кстати, совершенно справедливой.
  
  Перед его глазами мертвая медведица драла горло Готлиба снова и снова, и как в замедленной съёмке поворачивалась к омеге, протягивая к нему свои ужасные острые длинные когти. А Рокан в это время что-то говорил и говорил Ноаму, доказывал, да только тот ничего из сказанного не воспринимал, всё ещё находясь в той ужасной смертельной ловушке в лодке на ледяной реке.
  
  - Дай мне второй шанс, пожалуйста, Ноам, - попросил Рокан после своей долгой трагической исповеди, которую омега вообще не слышал.
  
  - Спасибо, что вытащил меня оттуда, - ответил омега, имея в виду свои воспоминания сегодняшнего утра.
  
  Но Рокан решил, что эти слова и есть тот самый второй шанс, который ему даровал истинный.
  
  - Тебе спасибо, ты в жизни об этом не пожалеешь, - альфа прижал к себе омегу и поцеловал такой родной потный лобик, - давай теперь голову помоем, я солью тебе воду ковшиком.
  
  Ноам послушно откинулся назад, закрыл глаза, а Рокан, намочив волосы, начал их намыливать шампунем с запахом хвои. Настоящий альфийский шампунь, но другого у него пока не было. Альфа в душе пообещал себе накупить до фига разных омежьих штучек: шампуней, кондиционеров для волос, масок и другой фигни - пусть хоть всю его ванну займет армия покупок для любимого и единственного омеги.
  
  - Что за синие венки вокруг сосков, - встревоженно спросил хозяин дома.
  
  - У всех омег такие, - Ноам вяло махнул здоровой рукой.
  
  - Ничего подобного, я у других не видел! Надо тебя к кардиологу записать, сердце проверить!
  
  - Что ж ты о моём сердце не думал, когда среди течки выгонял ночью на мороз, - ехидно заметил омега. На самом деле он успокоился, поняв, что наконец-то стал тем самым единственным и неповторимым омегой для Рокана, о чем мечтал раньше.
  
  - Ничего не на мороз, я тебя сам в общагу отвез. Но на самом деле это был не я, а другой альфа, который не знал, что истинного омегу можно потерять. Я сглупил и сильно, море глупости, остров глупости, Альфо-Сахалинск моей глупости, - это были некоторые из фраз искупительного монолога Рокана, который Ноам благополучно пропустил мимо ушей от начала до конца. - Некоторые долго-долго ищут, так и сюсюкаются потом - берегут, а я не искал, ты сам, как спелая слива упал мне прямо в руки, вот я и не ценил, не верил, что потерять можно, а теперь беречь буду пуще зеницы, любимый!
  
  Омега благодарно улыбнулся и Рокан увидел маленькую ямочку на правой щеке:
  
  - Какая у тебя красивая ямочка на щечке! - и сам расплылся в улыбке.
  
  - Её видно только когда я улыбаюсь, - ответил омега. - Ямочки на лице человека бывают, когда в том или ином месте отсутствуют мышцы и кожа "проседает". Я читал об этом в википедии.
  
  - А почему я раньше никогда не видел твою такую миленькую "просевшую кожу"? - пошутил альфа.
  
  - Так я раньше никогда не улыбался с тобой. Чему радоваться, когда ты только пользовался мной и делал больно?
  
  - Извини, извини, любимый, больше это никогда не повторится! Я всю свою жизнь хочу видеть эту ямочку и сделаю всё что угодно, лишь бы ты всегда смеялся со мной, - и хитрый альфа начал щекотать омежку под мышками.
  
  Ноам засмеялся, отбиваясь от Рокана:
  - Так нечестно, я боюсь щекотки!
  
  - Значит ревнивый, - изрёк альфа, - но не переживай, я никогда не дам тебе ни малейшего повода, любимый.
  
  "Какой же он красивый!" - думал Рокан - "Как же я раньше не замечал этих чудных голубых сапфиров в глазах, да и волосы красивые вьющиеся до плеч, нежные, так и хочется запускать в них пальцы и гладить. Красавчик мой!"
  
  - А почему ты делаешь сразу четыре хвостика? - спросил Рокан омегу, промывая голову после шампуня. - Ты не подумай - мне нравится! Мне в тебе всё нравится!
  
  - Просто волосы в один хвостик не собираются, короткие ещё. А мы на работе все обязаны делать хвостик, чтобы волосы в суп не попали или в тарталетку, например, - альфа закончил водные процедуры и завернул любимое тело в махровую простынь, - У меня во время учебы волосы были длинные, до талии, и я носил их распущенными. Но поганый двоечник Билли дразнился всё время, говорил, что у меня, наверное, слоновьи уши, раз я их прячу под волосами. Надо было собрать их в косу и показать, что у меня нормальные обычные уши, а совсем и не слоновьи. Но я разозлился и в один прекрасный день подстригся коротко под альфу. Но вместо того, чтобы прекратить смеяться Билли начал говорить, мол, посмотрите, какие коротки волосы у Ноама, это вообще омега или бетка несчастная!
  
  Во время рассказа Рокан утащил омегу в спальню, уложил удобно, чтобы не потревожить раненую руку, всё-таки четырнадцать швов наложили как никак. Сам лёг рядом и весь обратился в слух.
  
  - Потом волосы медленно отрастали и приходилось делать сначала пять хвостиков, а теперь уже четыре, скоро и в два будут собираться. - В доме было хорошо натоплено, но альфа, волнуясь за омегу после ванны, накрывал того теплым одеялом, а омега всё время раскрывался: - Ну, Рокан, жарко же, куда ещё и одеяло?
  
  - У тебя волосы мокрые, продует ещё...
  
  - Откуда продует, из камина? Жаром? - смеялся Ноам, а Рокан глаз не мог оторвать от прелестной ямочки на розовой щечке.
  
  - А потом двоечник Билли хотел заграбастать моё распределения сюда в Альфо-Сахалинск, но я ему вмазал и первым прибежал на кафедру с распределениями.
  
  - Поэтому у тебя губа была синяя, когда ты приехал?
  
  - Да, он тоже успел достать меня пару раз... Но я вырвал распределения "зубами", чувствовал, что ты меня здесь ждёшь. На самом деле Билли, конечно, не двоечник, он закончил вторым по успеваемости, после меня, - омега прижался к Рокану поближе, приятно же, почему нет, тем более теперь можно - альфа признал его.
  
  А сам Рокан уже думал, что раз "не двоечник" Билли так сильно хотел приехать в Альфо-Сахалинск, может тоже сердцем чувствовал здесь какого-то альфу, Бора, например, или Дюкасса, нужно постараться привезти и его сюда. Ноам не обрадуется, понятное дело, но главное помочь ещё одной паре найти свою судьбу.
  
  Сам счастлив - помоги другому найти своё маленькое забавное счастье!
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Рыцарь - тамплиер и сын рыбака
  https://ficbook.net/readfic/2646984
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: Рыцарь - тамплиер/сын рыбака
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, Hurt/comfort, AU, Омегаверс, Исторические эпохи, Первый раз
  Предупреждения: Изнасилование
  Размер: Миди, 31 страница
  Кол-во частей: 10
  Статус: закончен
  Описание:
  "Признаю виновным в изнасиловании ребёнка" - проговаривал про себя благородный Аделард, махая мечом. Первым упал безголовый труп насильника, потом бывшего в мальчишке до него. Рыцарь скакал на коне, а бандиты пытались убежать, хотя далеко не удерёшь со спущенными штанами.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Прошу простить мне все исторические неточности , потому что эта работа - художественное произведение в жанре омегаверс, а не дипломная работа по истории.
  
  ========== Часть 1 ==========
   Благородный альфа Аделард Моресмо ещё ребенком, слушая рассказы отца, решил стать рыцарем-тамплиером. Бывало, сидели они в центральной зале у камина, отец-альфа поглядывал левым глазом на красные гобелены на стенах, поеживаясь от холода, и рассказывал сыну истории своей службы. После ранения ему всегда было неуютно, плохо работали оставшиеся кровеносные сосуды. Из-за пожара, в котором он спас своего командира, отец потерял правую ногу, правую руку, правый глаз - в общем, вся правая половина его лица и тела были изуродованы ужасными шрамами и ожогами. Чудом вообще жив остался, и только папа-омега всегда ласково называл его "мой любимый красавчик". Родители почти сорок лет жили душа в душу, Ларри никогда в жизни не слышал, чтобы они ссорились.
  
  Сегодня, когда Аделарду было уже тридцать пять, у них в Ордене бедных братьев Иерусалимского Храма считался счастливчиком тот, у кого был жив хотя бы один из родителей. Остальных скосили войны, болезни, постоянный голод. Сам же альфа понимал, что отец всё ещё жив только благодаря стараниям и заботе о-папочки. Кто-нибудь другой просто воспользовался бы деньгами раненого мужа и сбежал, бросив пятилетнего сына и калеку-мужа на произвол судьбы. Только не истинный омега, так всегда говорил отец. "Истинные не могут друг без друга - понаделают глупостей, и обратно к любимому". Для себя Ларри тоже хотел семью, любящего супруга и детишек, столько, сколько Бог пошлёт. Только вот не думал тамплиер, что его ранят и изуродуют до встречи своего истинного омеги. Кому он теперь приглянется-то - без глаза и со шрамом на щеке. Омеги не сразу чувствуют своего альфу, только в течку. А вот влюбиться могут с первого взгляда, да только не в такого "красавчика". У тамплиера было много боёв с мусульманами, и только один он проиграл, когда нечестный противник отвлёк его, бросив горсть песка, и рубанул мечом по лицу, точно справа. Вот она судьба-злодейка - даже шрам отца Ларри получил по наследству.
  
  - Ничего, сынок, для истинного омеги шрам не помеха. Он обязательно полюбит тебя, - говорил бывало о-папочка, но альфа всё-таки сомневался.
  
  - Шрам не помеха, отсутствие глаза - тоже, что же тогда омеги не бросаются на меня от избытка чувств?
  
  - Подожди, сынок, найдёшь своего истинного и увидишь, что он тебя примет и полюбит любым, - вторил ему отец-альфа.
  
  И вот рыцарь Ордена Тамплиеров Аделард Моресмо возвращался домой, исполнив сполна свой долг перед Францией и королем Филиппом Вторым. Лишившись одного глаза, он перестал представлять угрозу для мусульман, и был с почестями и дорогими подарками отпущен на Родину, и освобожден от обета безбрачия. "Теперь другие будут защищать Гроб Господень. А я чувствую себя старым, уставшим и никому не нужным. Самое время обзавестись семьёй. Говорят, судьба посылает тебе омегу тогда, когда ты можешь посвятить себя ему целиком и полностью. А вот мой ещё где-то гуляет..." - думал альфа. Он остановился на ночлег прямо посреди леса - "всё же лучше, чем в пустыне", разжёг костер, и принялся жарить на нем пойманную ранее и уже разделанную белку. И вдруг услышал дикий, нечеловеческий крик боли. Ларри вскочил на верного коня и помчался на крики, которые всё не прекращались.
  
  Через пару минут он оказался перед поляной, где на костре варилось что-то съестное, а вокруг стояли восемь ужасно грязных и вонючих лесных разбойников. Они все ржали и поглядывали на кого-то, скрытого от Ларри их спинами. Этот невидимый человек уже не кричал, наверное, сорвал голос, а хрипло и протяжно стонал. Понять, кто это, по запаху было невозможно, смердящая вонь от разбойников всё забивала. Но было ясно, что этот кто-то остро нуждался в спасении. А рыцари из Ордена бедных рыцарей Иисуса из Храма Соломона не могли пройти мимо нуждающегося в спасении. "Восемь на одного - расклад не очень. Но тот, кто верит в Бога, никогда не бывает один", - подумал Ларри.
  
  - Я кончил. Подлиза, ты следующий, - раздался чей-то голос.
  
  Спины расступились и стало видно молоденького мальчика-омегу, привязанного к пеньку. Он был абсолютно голый, весь белый от холода, а по ногам у него стекала сперма вперемешку с кровью. Мальчик лежал животом на пеньке, ноги его не держали, и постанывал от боли и беспомощности. Голова его была повернута лицом ко всем присутствующим и были видны большие темно-карие глаза, полные слёз. Расступившиеся бандиты предсказуемо оказались со спущенными штанами и надраивали члены, готовясь к своей очереди. Рыцарь подождал, когда очередной из них пристроится к пареньку, и, пришпоривая коня, выскочил на поляну. Ларри не церемонился и сразу мечом срубал головы. "Признаю виновным в изнасиловании ребёнка" - проговаривал про себя благородный Аделард, размахивая оружием. Первым упал без головы труп насильника, потом - бывшего в мальчишке до него. Рыцарь скакал на коне по поляне, а бандиты пытались убежать, хотя далеко не удерёшь со спущенными штанами. Разбойники, пытавшиеся нагнуть голову, получали мечом удар в спину. Двоим всё же удалось удрать. "Придётся всё время быть начеку", - подумал спаситель. Весь бой занял от силы полторы минуты. Ларри спрыгнул с коня, быстро собрал оружие, брошенное бандитами, и сложил в свои седельные сумки. Повернулся к мальчику. На несчастного было больно смотреть, от страха он весь сжался и боялся пикнуть, чтобы не обратить на себя внимание убийцы с мечом.
  
  - Мальчик, я тебе ничего не сделаю, я пришел спасти тебя. - Рыцарь поднял руки вверх, ладонями вперед, показывая, что у него нет оружия.
  
  И двинулся к пеньку отвязать парня.
  
  - Нет, умоляю, не трогайте меня, - голосок у омеги был хриплый, сорванный криками.
  
  - Я просто отвяжу тебя и помогу добраться домой, - спокойно произнес Ларри.
  
  Мальчишка отбивался, и альфа понял, что говорить с ним бесполезно. Он осторожно, стараясь не причинять лишней боли, разрезал мечом верёвку, взял омегу за бока и приподнял. Стоять тот не мог, ноги подламывались, но он всё же махал руками, пытаясь отбиться от альфы. Ларри вдруг понял, что омежку пугает шрам на его лице и отсутствие глаза.
  
  - С этим уже ничего не поделаешь, глаза у меня нет. Я рыцарь-тамплиер, сражался с мусульманами, защищал Гроб Господа нашего. Я военный монах, понимаешь? - спросил Ларри. Он пытался заговорить мальчишку и успокоить одновременно.
  
  - Я не знаю такого, - ответил омега. Он начал дрожать от холода, шок понемногу отходил.
  
  Альфа достал из седельной сумки свою сменную шерстяную рубаху, которую обычно надевал под кольчугу.
  
  - Давай оденем тебя, - сказал альфа, одной рукой поддерживая омегу, а второй одевая на него рубашку.
  
  - Спасибо, - ответил паренёк.
  
  Рубашка, которая тамплиеру чуть прикрывала пах, пострадавшему доходила до колен.
  
  - Так, уже теплее. Ещё у меня есть сменные штаны. Они тоже теплые, только тебя надо немного вытереть. Пожалуйста, не бойся. Я не причиню тебе боли. - С этими словами Ларри поднял с земли разорванную пополам одежду парнишки, отряхнул и собирался протереть ему пах и попку.
  
  - Нет, прошу, не трогай, там всё болит! - заскулил несчастный.
  
  - Ну, хочешь - вытри сам, но ты не можешь надеть чистую одежду на грязное тело.
  
  - Там, за деревьями, есть ручей. Можно, я там сам помоюсь? - спросил омега.
  
  - Мойся сам, если не боишься. Двое разбойников удрали, вот как схватят тебя у ручья! - Альфа наигранно повернулся к своим вещам.
  
  - Нет, пожалуйста, не бросайте меня! Я хочу пойти с вами! - мальчишка схватился за доспехи рыцаря.
  
  Ларри улыбнулся и повернулся обратно.
  
  - Я верну тебя домой, но ты должен слушаться и доверять мне. И не смей сбегать, второй раз я могу и не успеть. Ведь ты же сбежал из дома? - спросил Аделард.
  
  - Да, - юноша понуро опустил голову. - Отец хотел выдать меня замуж за сына самого богатого рыбака из нашей деревни. Я его с детства знаю, он кошек и собак убивал. Меня бы тоже убил. А до этого бы всё время мучил.
   Комментарий к
   Французское имя Аделард - "благородная сила".
  
  Французская фамилия Моресмо. Амели Моресмо (Amelie Simone Mauresmo) - известная теннисистка занимает одно из самых почетных мест в мире звезд французского спорта.
  
  
  ========== Часть 2 ==========
   - Не бойся, я не дам тебя в обиду. Пошли мыться, - Ларри ласково провёл рукой по волосам мальчишки.
  
  "Надо же, какие нежные волосики, так и хочется гладить их и целовать", - подумал рыцарь. Сам Аделард был девственником, в свои тридцать пять он никогда не спал с омегами. На службу рыцарь записался в шестнадцать лет, не познав еще радостей плотской любви. А, будучи воюющим монахом, Ларри не мог себе позволить вольностей, да и в редкие приезды домой старался отоспаться и провести вечер с родителями. На гулянки времени не оставалось. Конечно, некоторые из его ордена насиловали вражеских омег, мол, омега врага тоже враг. Но благородный Аделард никогда себе такого не позволял. Он считал, что если тамплиеры - воинство Господа, то хозяин всегда присматривает за ними и должен гордиться своими солдатами.
  
  Они подошли к ручейку.
  
  - Приподними рубашку, чтобы не намокла, а я смою эту грязь, - скомандовал альфа.
  
  Омега смутился, но перечить побоялся. Ларри стоял у самой кромки воды, омега повернулся к нему спиной и приподнял рубашку. Рыцарь черпал рукой холодную воду и смывал потеки спермы и крови сначала с ног мальчишки, потом выше. "Какое наслаждение просто гладить омежку! - думал рыцарь, осторожно водя самыми кончиками пальцев в промежности. - Они не такие как мы, они мягкие и нежные. Хочется взять его себе. Я бы сделал его таким счастливым, любил бы сильно-сильно, защищал бы ото всех. Каждый день дарил бы ему подарки. Фу, неужели я тоже извращенец?"
  
  - Тебя как зовут? - спросил альфа, хотя прежде всего хотелось выяснить сколько ему лет.
  
  - Ивон.
  
  - Красивое имя, а лет тебе сколько? - наконец-то смог спросить Ларри.
  
  - Шестнадцать, первая течка уже была, - ответил Ивон.
  
  - А это здесь причем? - смутился альфа.
  
  - Но я же чувствую, как вы гладите меня там, - обреченно ответил омежка. "Всё же лучше один такой нежный, чем восемь разбойников, грязных и вонючих. Они же били меня по попе и больно мяли пальцами бока".
  
  - Извини, я ничего тебе не сделаю! Задумался просто, - но в душе Аделард обрадовался, омежка хоть не совсем ребёнок. Напоследок альфа вытер подростка его же старой одеждой. И они вернулись к Ветерку, коню рыцаря, взять теплые штаны.
  
  - А обувка твоя где? - спросил Ларри, только сейчас обратив внимание, что парень босой.
  
  - Они забрали, - пожаловался юноша.
  
  - Все их вещи здесь. Сейчас найдем твои ботинки и нужно отсюда уходить, пока сбежавшие подмогу не привели. - И рыцарь начал шарить по оставшимся пожиткам бандитов. Нашелся кошель, полный золотых, ещё ножи разные и, наконец-то, грубые башмаки маленького размера.
  
  - Твои? - спросил довольный альфа.
  
  - Да, спасибо. - Омега быстро обулся. - Я готов.
  
  Аделард сел на коня и протянул руку Ивону.
  
  - Давай, я подниму тебя на верх.
  
  Омега схватился за руку, и альфа легко посадил его перед собой на коня.
  
  - Ой, болит, болит, не могу! - запричитал паренёк, садясь на попону открытой раной на попе.
  
  - Извини, сейчас что-нибудь придумаем. - И Ларри приподнял его, держась за подмышки. - Держать тебя долго на весу я не смогу, так что положим тебя животом поперек спины Ветерка. Голову я придержу. Скакать тут недалеко, только пару минут до моего костра.
  
  - Ладно, - согласился несчастный.
  
  Ветерок домчал их очень быстро. На поляне костер ещё горел, и белка на нём почти обуглилась. Зато было тепло и по-домашнему уютно. Хотя, может, просто не было вони разбойников.
  
  - Ты тут располагайся, а я костер затушу. Нечего нам к себе лишнее внимание привлекать, - сказал альфа, помогая Ивону спуститься на землю.
  
  - Спасибо, - ответил паренёк, поглядывая на черную от гари белку.
  
  - На, поешь, - альфа разорвал пополам скромный ужин и протянул омеге больший кусок.
  
  Тот сразу же вонзил в черный бочок молодые зубы. Сидел омега полубоком, чтобы не давить на рану. Закончив все дела, альфа присел в стороне, чтобы не пугать паренька. И тоже начал есть. "Какой же он красивый, - думал Ларри. - Чего стоят одни только каштановые волосы до плеч! Был бы он моим, я бы упросил его не стричься. Такие красивые волосы должны быть длинными. А какой стройный! Я бы накупил ему море нарядов, папа говорил, что омеги любят внимание. Он бы у меня самый красивым ходил, и самым счастливым. Может, плюнуть на поиски истинного и сделать Ивону предложение? Я бы его обожал, не трогал бы без течки. Только если бы он сам захотел. Да и родители были бы довольны. Вопрос только в том, захочет ли меня сам омега? Урода такого - без глаза, в два раза старше себя, да и вообще не своего истинного альфу..."
  
  А Ивон в это время тоже разглядывал рыцаря, только исподтишка. "Хороший он всё-таки - спас меня. А теперь кормит. Когда вот так сидит боком - совсем красавец, шрамов не видно. Надо же - рыцарь! Богатый, наверное. Такой на мне в жизни не женится. Тем более видел, как меня насиловали грязные уроды. Может, так бы к себе взял. Вроде же хочет меня. Я бы ему ребёночка родил. Их же богатые омеги не любят фигуру портить".
  
  - А тебе нравится мой запах? - осторожно спросил Ивон.
  
  Альфа смутился, омежий запах Ивона смешался с запахами насильников - смрадом грязи, смерти и убийств. Такие "коктейли" всегда настолько сильные, что родной запах и не учуешь.
  
  - Я его почти не чувствую, Ивон. Не знаю, наверное, это из-за того, что сегодня произошло. Потом выветрится. А почему ты спрашиваешь?
  
  - Да, так. Просто... - ответил расстроенный омега. "Если бы ему мой запах хоть чуть-чуть нравился! А так шансов у меня ноль".
  
  - Давай спать. Утро вечера мудренее, - сказал Ларри. - Завтра покажешь, в какой стороне твоя деревня. Ты вообще знаешь, где она?
  
  - Да, я много сбегал из дома. Так что знаю и как вернуться. Только уже сам идти боюсь.
  
  - Я тебя до родных отвезу. Волнуются, наверное, за тебя? - спросил Аделард.
  
  - Они меня никогда не любили, только за деньги волнуются. Кто больше за омегу даст. У нас в деревне в основном беты у всех рождаются. А вот альфа или омега - возможность заработать. Отец, говорят, сразу папе сказал, мол, ты к нему даже не привыкай, как течка первая будет, так и отдадим. Тому, кто больше выложит, - ответил паренёк.
  
  Аделард был в шоке от этих слов, но ничего не ответил, всё же родители омеги - нехорошо их ругать. Альфа лег прямо на землю, поближе к погашенному костру.
  
  - Ивон, ложись рядом со мной, так теплее будет. Обещаю, что ничего тебе не сделаю.
  
  - Спасибо, - обрадовался паренёк и осторожно, чтобы не беспокоить пострадавшую попу, подполз к рыцарю.
  
  Аделард прижал его спиной к своей груди, улыбнулся и закрыл глаза.
  
   Комментарий к
   Французское имя Ивон - тисовое дерево
  
  ========== Часть 3 ==========
   Утром Ларри проснулся и принюхался. Запах смрада, исходящий от несчастного омеги, стал слабее. "Надеюсь, со временем совсем выветрится", - подумал рыцарь. Ивон тоже проснулся и сразу же попытался отползти от рыцаря.
  
  - Ивон, ты далеко собрался? - спросил альфа.
  
  - Ой, - испуганно пискнул омежка, - мне по-маленькому надо.
  
  - Пошли вместе, мне тоже надо, - альфа встал.
  
  - Только не смотри, - попросил омежка.
  
  - Конечно,- Ларри воспринял последнюю фразу как приглашение. "Такой миленький, розовенький член и не смотри?! Нет уж, я обязательно посмотрю", - подумал он.
  
  Они отошли за деревья и повернулись спиной друг к другу. Начали. Альфа повернул голову и с высоты своего роста прекрасно видел член омеги, "ещё бы поцеловать..." - размечтался Аделард.
  
  - А как тебя... вас зовут? - спросил омежка, не отвлекаясь от процесса.
  
  - Барон Аделард Моресмо, но для тебя просто Ларри. И давай уже на "ты". - "Тоже мне, нашел время спрашивать" - альфа испугался, что его спалили на подсматривании.
  
  - Ларри, я не хочу домой, они меня женят на этом садисте Жаке, - заныл омежка.
  
  - Не бойся, я поговорю с ними, - ответил Аделард.
  
  Они сели на Ветерка, омега залез бочком. Альфа достал из седельных сумок свою скуфью - обычный головной убор монахов - и положил Ивону на сидение под попку, чтобы омеге мягче сиделось.
  
  - Облокотись на меня, не будет давления на рану.
  
  - Спасибо, Ларри, - омежке нравилось называть рыцаря по имени, как будто он уже принадлежит тамплиеру.
  
  Через несколько часов скачки, во время которой омежка уже почти лежал на Аделарде, альфа решил сделать привал. Нужно было дать отдохнуть омеге, да и самому не хотелось расставаться с Ивоном. Поэтому он тянул время.
  
  - Ивон, есть хочешь? - спросил он.
  
  - Очень, а разве у нас есть ещё что-нибудь съестное? - удивился паренёк.
  
  - Есть старые сухие галеты. Даже и не пытайся их укусить - без зубов останешься. Просто пососи, потом сможешь прожевать, - альфа уже доставал еду из очередной сумки, подвешенной к боку лошади.
  
  - Большое спасибо, очень вкусно, - омега так смешно посасывал печенье, что Ларри откровенно засмеялся.
  
  - Не разговаривай с едой во рту! А то всё выпадет, - сказал он.
  
  Ивон мгновенно закрыл рот и дальше уже ел молча. Ларри тоже поел и поскакали дальше. Омежка потихоньку всё больше к альфе прижимался. А Аделард стал тихонько целовать волосы омеги, чубчик как раз удачно находился на уровне губ. Так и ехали двое, скрывая друг от друга свои чувства.
  
  Поздно вечером, когда за линией деревьев уже показалась деревня рыбаков, рыцарь остановил коня.
  
  - Ну вот, почти приехали. Давай, на всякий случай, попрощаемся, вдруг твои не позволят потом. - Альфа сам слез с лошади и юношу снял.
  
  Обнял его, прижал к своей груди и вдруг почувствовал странный запах. Легкий-лёгкий и такой волнующий. Сразу вспомнилась служба в Иерусалиме. Ночью, охраняя храм, многие рыцари засыпали, а Аделард не мог - наслаждался обилием видов и запахов. Ночной Иерусалим пах смесью маслин, ладана и горького бедуинского чая. Странный запах, но для альфы такой родной, почти двадцать лет было отдано службе на Востоке. И то единственное, что он хотел бы взять с собой, да не мог - этот странный волнующий запах. А тут вдруг, откуда ни возьмись, опять это наваждение.
  
  - Ты знаешь, как ты пахнешь? На что похож твой родной запах? - удивленно спросил Ларри.
  
  - Отец говорил, не сладкий, как принято у омег, и не цветочный - необычный, но приятный. Ты его почувствовал? Тебе нравится, Ларри? - с волнением в голосе спросил омега.
  
  - Да, Ивон, очень. Этот запах уже двадцать лет мой самый любимый в мире. - Вздохнул альфа и продолжил, - я не смогу вернуть тебя домой, извини...
  
  - Ой, почему? - омега неосознанно схватился за сердце и пошатнулся.
  
  Рыцарь поддержал его.
  
  - Ты и есть мой истинный омега! Ты мой! Никому тебя не отдам! - И рыцарь бухнулся перед пареньком на колени. - Выходи за меня.
  
  - Я... - начал омега.
  
  Но альфа перебил его:
  
  - Не отказывай мне сразу. Я знаю, что я некрасивый и без глаза, и в два раза старше тебя. Но я тебя люблю и очень богат. Я сделаю тебя счастливым. У тебя будут самые красивые наряды, украшения - всё, что пожелаешь. Я всегда буду любить и защищать тебя. Никогда не обижу.
  
  - Ларри... - глаза Ивона наполнились слезами.
  
  Но альфа продолжал:
  
  - У меня огромный замок, земли, восточные богатства - всё твоё будет! Прошу тебя, умоляю...
  
  - Дай мне сказать! - омежка уже рыдал в полный голос. - Подожди!
  
  - Да, извини, слушаю тебя, - альфа замолчал и опустил голову вниз. "Ничего не поделаешь - навряд ли он согласится", - думал рыцарь.
  
  - Это я сам хочу к тебе. Ты, Ларри, вовсе не обязан на мне жениться. Я - сын рыбака, не ровня барону. Тем более, изнасилованный. Твои богатые друзья и соседи будут над тобой смеяться. Ты должен жениться на таком же, как ты. А я просто могу жить поблизости, в деревне. Рожу тебе ребёночка, чтобы твой законный муж не портил фигуру. Мне, Ларри, много не надо. - Ивон положил голову на голову Аделарда и его слёзы капали на лицо рыцаря, а попадали в самое сердце.
  
  Когда омега замолчал, альфа осторожно поднял голову и чмокнул его прямо в солёные от слёз губы.
  
  - Мы обязательно поженимся. Нету у меня никаких друзей и соседей, а если бы и были, то мне плевать на их мнение. Я тебя люблю. И всё! Теперь ты мой! И ты там ничего не думай лишнего, ты - самый прекрасный в мире омега. Мой истинный! - альфа подхватил паренька на руки и закружил по поляне.
  
  
  ========== Часть 4 ==========
   - Ивончик, мы сейчас уедем отсюда, хорошо? Я не хочу, чтобы твои родители тебя увидели. - Счастливый альфа только сейчас перестал кружить своего любимого.
  
  - А почему, Ларри? Мне так хотелось бы похвастаться тобой перед родителями... - спросил омега. Он был и счастливым, и заплаканным одновременно. Такое себе воплощение судьбы каждого из нас.
  
  - Понимаешь, маленький, тебе же нет ещё восемнадцати лет, значит, по закону ты принадлежишь своим родителям. А они могут воспротивиться нашему браку. Конечно, я заплачу им, столько, сколько скажут. Но вдруг они уже дали своё честное слово тому самому богатому рыбаку, отцу Жака. Я не могу рисковать. Мы сейчас развернёмся и поедем ко мне в замок, там поженимся и вернёмся к твоим родителям познакомиться. И я всё равно заплачу им. Я понимаю, что им тяжело тянуть всех своих детей, - объяснил Аделард.
  
  - Хорошо, Ларри, спасибо, что понимаешь меня. Они меня никогда не любили, но я их всегда любил. У меня нет другой семьи. И если я могу, то мне хотелось бы им помочь.
  
  - Ты можешь, любимый. Мы дадим им денег, но после нашей свадьбы. - Альфа запрыгнул обратно на коня и протянул омеге руки. Ивон подошел ближе, ухватился, и альфа помог ему взобраться на седло впереди себя.
  
  - Сколько ехать до твоего дома? - озабоченно спросил паренёк. Попа опять побаливала.
  
  - Всего три дня верхом на Ветерке. Не успеешь оглянуться, и мы уже дома, - ответил довольный альфа. Он прижимал к себе омежку и чувствовал себя совершенно счастливым.
  
  - Целых три дня верхом... - вздохнул паренёк, опасаясь за попу.
  
  Через два часа они остановились на ночлег. Аделард поймал кролика в силки, а Ивон разделал его. Пока ждали, когда приготовится ужин, омежка целовал своего альфу. Сначала смущенно и чуть слюняво, а потом жуть как возбуждающе:
  
  - Ивончик, любимый, давай после свадьбы, хорошо? - засмеялся Ларри, отодвигая от себя юношу.
  
  - Ладно, я только шрам поцелую, можно? - спросил юноша.
  
  - Ты уверен, любимый, что хочешь сделать это? - засмущался уже альфа.
  
  - Да, очень хочу, - Ивон целовал и шрам, и то место, где раньше был глаз.
  
  - Я люблю тебя любым, я люблю тебя всего, - напевал весело омежка.
  
  Бывший тамплиер засмеялся:
  
  - Так уж и всего?
  
  - Хочешь проверить? - хитро спросил паренёк.
  
  - Нет, и так верю, пошли есть, - сказал Ларри, он уже и не помнил, когда чувствовал себя таким счастливым.
  
  Время пролетело быстро, и вот к вечеру третьего дня показался черный замок. Его массивные стены выглядели угрожающе. Наверху у бойницы горел огонь. На ночь глядя никого не ждали.
  
  - Кто там? - раздался сверху грозный голос и забряцали оружием.
  
  От страха омега прижался к своему любимому.
  
  - Благородный рыцарь, барон Аделард Моресмо со своим омегой хотят пожелать родителям спокойной ночи! - прокричал Ларри в ответ.
  
  - Не может быть! Ваши-то поди, как обрадуются! - ответили сверху, и перед уставшими путниками начали открываться ворота.
  
  Альфа и омега попали в человеческий водоворот объятий и приветствий. Сразу было видно, что встречают любимого сына хозяина, которого уже и не ожидали увидеть живым. Тут народ расступился и появился немолодой омега в шикарном наряде:
  
  - Сынок, ну Слава Богу, живой! Мы уж чего только не удумали за последнее время! - воскликнул он и подошёл обнять Ларри.
  
  - Папа, как отец? Как он себя чувствует? - первым делом спросил Аделард.
  
  - Ничего, потихоньку, - ответил о-папа. - Ну, давай, сынок, знакомь меня со своим омегой.
  
  - Папа, это Ивон. Ивон, любимый, познакомься, это мой папа, - церемонно произнёс рыцарь.
  
  - Очень приятно, - омега протянул руку пареньку. - Какой красавчик! А пахнет как волнующе!
  
  Омега замялся от смущения и прижался спиной к своему альфе, но руку всё же протянул. Будущий тесть схватил её, потянул, и омежка оказался у него в объятиях.
  
  - Пошли быстро знакомиться с отцом Ларри. Он уже нервничает. Малыш, не бойся, мы все уже любим тебя сильно-сильно. Теперь у нас двое сыновей, - сказал взрослый омега. Наконец-то у его несчастного сына есть пара. Да к тому же такой красивый и молодой мальчик.
  
  - Ларри, ты рассказывал Ивону о нашем отце? О его ранении? - спросил на всякий случай папа.
  
  - Нет, - удрученно ответил рыцарь.
  
  - Тогда я сам расскажу. Ивончик, отец Ларри - герой. Он тоже был рыцарем и вынес на себе из пожара своего командира. Так что будь готов, он серьёзно пострадал тогда. - Взрослый омега вопросительно посмотрел на молодого омежку.
  
  - Я понял, - сказал паренёк. - Ничего страшного.
  
  - Как раз достаточно страшно, - заметил о-папа.
  
  Омега понимающе кивнул головой и потянул своего Аделарда вперед. Они зашли в центральную залу, которая с детства Ларри не сильно изменилась - те же красные гобелены на стенах. В камине пылал огонь, возле него стояло кресло, в котором сидел сильно обезображенный альфа. Ивон в испуге сжал руку любимого, но мужественно шел вперед и не сводил глаз с лица графа Моресмо.
  
  - Отец, как я рад тебя видеть, - Ларри осторожно обнял отца, чтобы не задеть его раны и ожоги. Такие вещи болят ещё много лет спустя.
  
  - Сынок, живой! - старший альфа попытался левой рукой приобнять сына, но было видно, что все движения даются ему с трудом.
  
  - Отец, разреши представить тебе моего истинного омегу. Его зовут Ивон.
  
  Паренёк смело подошел и тоже попытался обнять своего будущего родственника. Альфа неловко прижался к нему. Когда юноша отошел, по покрытому шрамами и ожогами лицу бывшего рыцаря скатилась слеза.
  
  - Теперь я могу умереть спокойно. Сынок, ты нашёл свою пару, - голос альфы звучал нечетко из-за рыданий, которые душили его. - Не думал я, что смогу дожить до этого.
  
  - Отец, перестань, ты ещё будешь нам нянчить внуков, - сказал Аделард. Он сразу был уверен, что родители примут с распростёртыми объятиями любого, кого бы он ни привёл к ним.
  
  
  ========== Часть 5 ==========
   Ивону выделили отдельные покои: большой светлый салон и спальню.
  
  - Сынок, принеси его вещи, - распоряжался счастливый о-папочка Арман.
  
  - Папа, нету у него никаких вещей, - шепотом произнес Аделард.
  
  - Где ты его взял, сынок? - спросил тоже шепотом старший омега. - Ты не пойми меня неверно. Если ты его любишь, мы тоже будем его любить. Только расскажи мне всё, от самого начала и до сегодняшнего дня.
  
  Пока Ивон сидел рядом с графом и слушал про детство Ларри и всякие семейные байки, рыцарь наскоро пересказал Арману историю знакомства с любимым и добавил в конце:
  
  - Для меня это всё не имеет ни малейшего значения, он мой истинный омега, и я его люблю.
  
  - Отлично, - ответил папа. - А он тебя?
  
  - Он тоже меня любит, я чувствую, - смутился альфа.
  
  - Это самое главное, а наряды мы сами ему сошьём, украшения купим. И научим, как себя вести за столом. Кстати, есть будете? - поинтересовался Арман.
  
  - Да, папа, мы умираем с голода.
  
  - Так чего ты молчал? - удивился омега. - Ты тоже стесняешься?
  
  - Нет, но мы пока покушаем сами в спальне, чтобы Ивончика не смущать.
  
  - Ладно. - И Арман пошел отдавать распоряжения об ужине для новоприбывших.
  
  Уже через двадцать минут родители сердечно попрощались с молодыми и отправились в свои покои, графу при этом помогали двое слуг, из тех, что посильнее.
  
  - Ну, как ты? Не сильно устал со всеми этими знакомствами? - спросил Ларри, когда они остались вдвоём в комнате омежки.
  
  - Нет, мне очень понравились твои родители, они действительно тебя любят. - В это время парнишка с восхищением рассматривал свою новую комнату. Везде крепкая дубовая мебель, а на кровати - постельное бельё. - У меня в жизни не было своей комнаты. Я спал с братьями, а они меня не очень любили.
  
  - Хочешь рассказать об этом или забыть, как страшный сон? - встревоженно поинтересовался альфа.
  
  - Забыть, - ответил омежка. - А можно чего-нибудь поесть?
  
  - Да, любимый, сейчас принесут сюда.
  
  - Ты меня стесняешься, ну, чтобы при всех со мной кушать? - расстроился парнишка.
  
  - Нет, - твердо ответил альфа, - но не хотел тебя смущать. Может ты стесняешься?
  
  - А спать мы будем вместе? - не успел альфа покачать головой, как омежка заканючил: - Ну, пожалуйста!
  
  - Нет, пусть хотя бы твоя попа заживёт, - строго произнес Аделард.
  
  Раздался стук в дверь, и служанка внесла поднос с угощением. На большом блюде стояла тарелка поменьше с аппетитной дичью, по краям - куски хлеба с маслом, сыром и яйцами. Рядом стояли два бокала с вином.
  
  - Можно? - осторожно спросил омега, а у самого еще чуть-чуть и слюнки изо рта потекут.
  
  - Конечно, налетай! - альфа разделил птицу и по привычке отдал омеге большую половину.
  
  Когда голодный омега наконец-то наелся, альфа уже давно закончил и смотрел с умилением на своего мальчика. Ивон вежливо вытер губы белой тканью, лежавшей тут же на подносе, как сделал ранее его альфа. Потом хитро улыбнулся и полез целоваться:
  
  - Я уговорю тебя остаться спать здесь, со мной.
  
  - Милый, не надо, - альфа попытался отодвинуть юношу, но разве такого наглого отодвинешь. - Ивончик, подумай о своей попе, дай ей время.
  
  - А мне надо уверенность, что ты меня не бросишь. Ну, хоть метку поставь.
  
  - Тебе больно не будет? - Ларри так не хотелось добавлять боли и без того несчастному мальчишке.
  
  - Ради этого стоит потерпеть, - омега снял рубашку рыцаря, которую до сих пор носил, чтобы оголить плечо.
  
  - Зачем ты снял её, ведь достаточно было только отодвинуть? - удивился альфа.
  
  - Кусай уже, или ты не хочешь? - обиделся омежка.
  
  Альфа наклонился и лизнул любимого в плечо, омега улыбнулся, щекотно же. Но тут же вскрикнул от боли - зубы альфы намертво сомкнулись у ключицы. Брызнула кровь, и Аделард зализал место укуса.
  
  - Пошли мыться, - альфа взял омегу на руки, совсем как маленького, и понес в каморку без окон, находящуюся рядом со спальней.
  
  В этой комнатке находился только большой таз, полный горячей воды, и маленький стол, на котором лежало мыло, свечи в подсвечнике, куски серой ткани и небольшая бутылочка масла.
  
  - Зачем это ты принес меня сюда? Что это такое? - спросил Ивон, потирая метку, укус разболелся.
  
  - Ты уже забыл? Я тебя буду купать, - сказал альфа, его сердце затопило нежностью.
  
  Он поставил Ивончика на пол, снял с него свои штаны и перенес в воду.
  
  - Как же приятно, вода такая теплая! - омежка жмурился и ластился, как большой котенок о руки своего альфы.
  
  Ларри намылил кусок ткани и приступил к водным процедурам. Он намыливал волосы своего будущего мужа, гладил везде и, конечно, Ивончик возбудился. Аделард трогал пах и член своего маленького и получал неимоверное наслаждение от касаний.
  
  - Скоро, уже совсем скоро ты станешь моим.
  
  - Я уже твой, Ларри. Пожалуйста, погладь меня, - омега сам направлял руку альфы на своем члене. - Вот так, да, ещё, ещё, Ларри. Я люблю тебя. Как же приятно!
  
  Ивон прижался головой к груди Аделарда и дальше только постанывал, так и кончил. Пока альфа намывал своего омегу, тот, разомлевший от еды и теплой водички, задремал. Рыцарь ополоснул его и перенес, завёрнутого в простынь, на кровать. Накрыл одеялом и ещё долго просто сидел рядом и не мог налюбоваться.
  
  - Мой любимый, мой истинный, молоденький красавчик и принял меня, и любит, - шептал барон и поглаживал влажные волосики.
  
  В комнату заглянул о-папа в одном халате:
  
  - Ларри, иди спать в свои покои. Мальчик ещё не готов к твоей любви. Пожалей его!
  
  - Знаю я, папа, но всё равно спасибо, что уже заботишься о нём и защищаешь даже от меня самого.
  
  ========== Часть 6 ==========
   Наутро Ивона разбудили голоса в спальне. Немного полежав с закрытыми глазами, он понял, что спал полностью голый. Омега первым делом натянул одеяло до ушей.
  
  - Любимый, не бойся, это я, - произнёс Ларри.
  
  Омежка высунул нос и увидел своего любимого альфу и ещё пятерых человек рядом с ним. Вернее, пятерых парней лет по шестнадцать-семнадцать.
  
  - Не стесняйся, Ивончик, вылезай. Эти мальчики здесь, чтобы служить тебе. Вот эти трое альф - твоя личная гвардия, на всякий случай. Конечно, в замке тебе ничего не угрожает. Но если ты захочешь прогуляться снаружи и посмотреть на наш замок, они пойдут с тобой. А двое омег - твои слуги, они помогут тебе одеться и везде будут тебя сопровождать. Если ты захочешь поиграть - у тебя пятеро напарников для любой игры, чтобы тебе не было скучно. А я должен помочь родителям - меня не было двадцать лет, и никто не занимался никакими делами, даже учётными книгами. Да и сам замок, моё наследство, нуждается в управлении, - улыбнулся Ларри.
  
  - Поцелуй, - стесняясь, шепнул омега, - поцелуй и можешь идти.
  
  Ларри засмеялся, подошел и чмокнул омежку в лобик:
  
  - Одевайся и иди кушать. Ну, или пусть тебе сюда принесут, - ответил альфа и вышел из комнаты.
  
  - Ваша светлость, давайте мы поможем вам встать, - произнёс один из слуг-омег.
  
  - Меня зовут Ивон и я пока что никакая не "светлость", - сказал молодой жених.
  
  - Мы не можем к вам обращаться, как к простолюдину, вы же истинный омега нашего хозяина, - сказал паренёк-альфа. Они были крупнее и выше мальчиков-омег.
  
  - А как вас зовут? - спросил омежка.
  
  - Мы сейчас представимся, только вставайте, вы же, наверное, за маленьким хотите? - спросил слуга.
  
  - Я не могу, я же голый.
  
  - Вы нас не стесняйтесь, мы здесь, чтобы служить вам, - произнес самый низенький из альф.
  
  - Тогда... Я хочу, чтобы альфы ушли! Вернётесь, когда я оденусь, тогда и представитесь, - хоть Ивончик и командовал, но был красным, как рак, и вылезать из одеяла не спешил.
  
  Альфам не пришлось два раза повторять, они мигом вышли из спальни. Так Ивон впервые почувствовал себя настоящим хозяином в замке.
  Вот и потянулись дни до свадьбы. С утра Ивон бегал с мальчишками - то мяч погоняют из тряпок, то на перегонки бегают на поле перед замком. Перед обедом он являлся пред светлые очи будущих родителей.
  
  - Ивончик, здравствуй, милый, - радовался старый граф, когда омега с разбегу бросался к нему в объятия, - не так сильно, дорогой, задавишь старика.
  
  - Извините, отец, - родители барона сами попросили омегу звать их или по именам, или называть родителями.
  
  - Ивончик, доброе утро, пошли ткани на наряды выберешь. Как тебе темно-бордовый? Или лучше коричневый цвет? - звал Арманд.
  
  - Доброе утро, папочка. Мне больше нравится коричневый, но я согласен на любое ваше решение. Вы же лучше понимаете, - омега не зазнавался, вел себя доброжелательно и вежливо.
  
  - Давай, мы тебе оба цвета закажем, умничка ты наша, - да, недаром говорят "ласковое теля двух маток сосет" - думал о-папочка о молодом женихе сына. - Ты все буквы выучил, которые я задавал?
  
  - Да, и слова из них составлять пытался, но вышло всего одно слово, - ответил омежка.
  
  - Хорошо, садись, сейчас проверю.
  
  Сам же Ларри только перед сном заходил поцеловать любимого, а все дни напролёт занимался восстановлением большого хозяйства.
  
  - Завтра свадьба, любимый, трусишь? - спросил Аделард в один из дней.
  
  - Нет, жду с нетерпением. Я же люблю тебя и хочу стать твоим, - омега всегда нежно гладил альфу и целовал везде, куда только достанет.
  
  - Завтра соберутся гости: наши соседи и родственники. Никого не бойся, но от меня не отходи - мало ли чего они будут спрашивать, уж лучше я сам отвечу им.
  
  - Хорошо, Ларри. Поцелуй меня! - дальше поцелуев у них не заходило, потому что омежка сказал, что и так течка со дня на день начнётся.
  
  На следующий день розовый от волнения омега в шикарном розовом же наряде и строгий альфа в военном белом плаще обвенчались в маленькой местной церкви, прямо внутри замковых стен. Потом все гости и молодожёны расположились в центральной зале на праздновании. После кучи тостов за молодых Ивончик почувствовал себя плохо:
  
  - Ларри, пожалуйста, можно просто воды?
  
  - Конечно, милый, я сейчас позову кого-нибудь, - альфа встал и пошел в угол залы, где слугам тоже накрыли стол, выпить за здоровье и счастье молодых.
  
  - Привет, Ивон. Ты откуда вообще такой взялся? Мы с Ларри были с детства помолвлены, а ты всё нам испортил! - ярко накрашенный омега, явно старше тридцати, вызывающе посмотрел на молодого жениха.
  
  - Я... - начал омежка и сбился, живот скрутило болью, - я плохо себя чувствую.
  
  - Сейчас будет ещё хуже, шлюшка! Что, потек прямо на свадьбе? Не дотерпел, деревенщина! Ты вообще кто такой? Откуда взялся именно сейчас, когда Ларри отпустили из Ордена? - наглый омега схватил молодого мужа пальцами за щеки, болезненно сдавив.
  
  - Пожалуйста, - взмолился омега, - не трогайте меня! - в голове от сильной боли всё помутилось. Омега снова чувствовал себя привязанным к пеньку, голым и раскрытым на всеобщее обозрение. - Не надо, мне больно!
  
  Раздался крик, и все гости замерли, обратив внимание на пару омег в центре залы. Старший муж уже бежал на помощь. Он схватил рыдающего омегу на руки, потом рыкнул на соседа и бросился вон из комнаты. Ивон только и мог, что плакать:
  
  - Отпустите, мне больно, больно!
  
  - Ивончик, любимый, сейчас пройдёт, - альфа нес любимого в их спальню, оттуда в ванную, рядом со спальней.
  
  Аделард быстро разорвал свадебный наряд, пуговицы брызнули в разные стороны, и опустил омежку в теплую воду. Слуги, знавшие вкусы своего господина, всегда держали воду в тазу чистой и тёплой, всё время таская ведра с горячей водой.
  - Ну, как ты? - рыцарь поглаживал своего уже мужа по груди и животу, мимолетно задевая пах.
  
  - Ларри? Ты опять спас меня! - в теплой воде Ивону стало легче, поясница и живот уже не так сильно болели.
  
  ========== Часть 7 ==========
   - Мне холодно, - простонал омега, - Ларри, пожалуйста, отнеси меня в кровать.
  
  - Конечно, любимый, - ответил рыцарь. Завернул молодого мужа в простыни и понёс в спальню. - Уже не так больно?
  
  - Стало легче. Но тянет в попе, внутри что-то там...
  
  - Я посмотрю, - пообещал альфа, хотя сам прекрасно знал по запаху что там - течка.
  
  Ларри аккуратно положил молодого мужа в кровать, накрыл тёплым одеялом:
  
  - Уже теплее?
  
  - Нет. Ларри, ляг со мной рядом, ну, пожалуйста, - почти сразу же заканючил омежка.
  
  - Ложусь, дорогой, - Аделард сбросил обувь и верхний плащ и лег рядом с Ивоном под одеяло.
  
  - Нет, Ларри, - закапризничал больной, - разденься, твоя рубашка словно режет меня прямо по голому телу, неприятно...
  
  - Хорошо, - усмехнулся тот и начал раздеваться. "Посмотрим, что омега придумает дальше, чтобы соблазнить меня". Альфе и самому до ужаса хотелось любить омежку, но он боялся своим напором напугать любимого, особенно после изнасилования. Теперь нельзя совершить ни одной ошибки, иначе это на всю жизнь отвернёт Ивона от любви к сексу и удовольствиям такого плана. Голый альфа прижался к омеге. Но не трогал его ни руками, ни ногами.
  
  - Ты такой горячий, Ларри! Можно я, только чтобы согреться, лягу на тебя? - попросил хитрый соблазнитель.
  
  - Конечно, любимый, - улыбнулся рыцарь.
  
  Омежка лёг на своего мужа и начал тереться об него всем телом.
  
  - Как же приятно, м-м-м. Ларри, я чувствую твой член, это же стоит член? - молодой муж смотрел на Аделарда чумным от желания взглядом. А руки паренька вовсю гладили волосатую грудь и живот бывшего монаха. Кто же начнёт умолять о любви первым? Предсказуемо сдался тот, кто моложе:
  
  - Ларри, ты же хочешь меня, я чувствую! Я что, должен просить и умолять? Ну пожалуйста...
  
  - Нет, любимый, ты не должен просить и умолять, просто я боюсь сделать тебе больно или неприятно. Так что, пока я не знаю, что именно тебе нравится - командуй, и я с радостью подчинюсь тебе во всём.
  
  - Сначала попа, посмотри, что там, - Ивон ловко слез с альфы, встал на колени и перевернулся попой к своему альфе.
  
  Вид был просто замечательный - розовая дырочка словно жила отдельной жизнью от всего тела омеги - она сжималась и разжималась, и при каждой пульсации из неё вытекала крупная слегка белёсая капля смазки, насыщенная удивительным, только Ивону присущим запахом. Аделард нагнулся к своему любимому и слизнул очередную каплю. На вкус она оказалась сладкой и чуть терпкой, но такой желанной! Омега застонал и подался за ускользнувшим языком.
  
  - Ещё, любимый, сделай так ещё раз! - омега совершенно неосознанно начал дрочить свой маленький розовый член.
  
  Альфа заметил, но пока решил не вмешиваться, раз омеге хорошо. Он вовсю лизал столь долгожданную попку и наглаживал бока юноши руками. Постепенно Аделард стал просовывать язык немного глубже в дырочку, как бы намекая.
  
  - Ларчик, а можешь всунуть палец, но только один, а то вдруг мне будет больно? - попросил Ивон.
  
  Ларри в последний раз слизнул каплю и начал осторожно просовывать в прямо-таки сочащуюся желанием дырочку указательный палец.
  
  - Ой, - застонал омежка, - как же хорошо! Погладь меня там, пожалуйст-а-а-а!
  
  Ларри решил потихоньку начать растягивать омежку.Сейчас главное донести до него мысль, что обоим может быть приятно. Секс может доставлять удовольствие омеге ничуть не меньше, чем альфе. Бывший монах очень быстро, видимо, у альф это в крови, нашел простату и начал поглаживать совсем маленький, но такой волшебный бугорок. Паренёк заметался и стал подрагивать от восторга. Но всё продлилось считанные секунды, и юноша с тихим стоном кончил, завалившись на бок.
  
  - Отдыхай, любимый, - Аделард нежно поцеловал вспотевший лоб своего мужа.
  
  Но палец не вынул, пусть привыкает, просто стимуляция заменилась на растягивание. И когда Ивон полностью пришел в себя, в нем уже осторожно двигалось три пальца. Он открыл глаза и удивленно посмотрел на своего альфу, в ответ его поцеловали глубоко и так жарко, что возбуждение с новой силой затопило омегу. Второй рукой уж сам Ларри начал поглаживать член любимого. Ивона вернули в коленно-локтевую позу и, вынув пальцы, размазали смазку по члену. Бывший монах входил медленно, но настойчиво, мол, всё уже, не отвертишься. Раздались стоны, паренёк прикусил губу, но не сопротивлялся.
  
  - Расслабься, милый, всё хорошо, - Аделард поглаживал попу и спину любимого. - Вот так, вот так...
  
  Омегжка успокоился и перестал сжиматься. Альфа подождал сколько смог, но потом томление в чреслах уже стало невыносимым, и он задвигался. Понемногу юноша начал отзываться на эти движения и когда альфа, чуть изменив направление, прошелся по нежному узелку, омега громко, совершенно не сдерживаясь, застонал. Ларри наклонился вперёд и взял в руку возбужденный член любимого, аккуратно сдавив. Дальше пошло легче и уже через пару минут оба кончили, сначала омега, а за ним его муж. Смешавшийся запах молодожёнов сделал комнату просто сексуальной мечтой. Здесь бы кто угодно кончил, и не раз. Набух узел, Аделард протолкнул его как можно глубже в омегу.
  
  - Больно-больно, - простонал паренёк. Он, завалившись на бок от усталости, двигаться уже не мог.
  
  - Извини, Ивончик, всё, больше я не двигаюсь. Хотел, чтобы тебе было удобно. Забыл спросить, ты хочешь сыночка?
  
  - Когда узел уже во мне, ты спрашиваешь! Да, я хочу маленького, - ответил омега, сам ещё ребёнок.
  
  - Тогда расслабься, сцепка - это часа на полтора. Я подсуну под тебя подушку, - Аделард потянулся за ещё одной подушкой.
  
  - А-а-а, - вдруг громко закричал юноша.
  
  - Ой, извини, извини, Ивончик, тебе больно? Наверное, я не удачно полез за подушкой. Прости меня, любимый. - Альфа прижал к себе мужа.
  
  - Нет, Ларри, кажется, я опять кончил. Как это может быть? - удивленные глаза прекрасно сочетались со счастливой улыбкой.
  
  - Ну и отлично! Это так работает, чтобы маленьким омежкам деток хотелось. - Довольный и тоже только что кончивший, просто не так бурно, рыцарь поцеловал своего малыша.
  
  - Ларри, я вспомнил, что тот шикарный омега мне сказал. Любимый, я тебе мешаю?
  
  ========== Часть 8 ==========
   - Нет, что ты! Конечно, нет! К чему вообще такой вопрос? - Аделард был в шоке. Что ему этот соседский гадёныш наговорил?
  
  - Тот красивый, богатый омега, который больно схватил меня. Он сказал, что вы помолвлены, и я вам мешаю. - Омежка лежал на боку спиной к своему мужу и отходил от последнего бурного оргазма в сцепке.
  
  - Неправда, я ни с кем не был помолвлен до тебя. Сейчас я тебе всё расскажу. Этого омегу зовут Одилон, он сын наших соседей. До отцовского ранения Одилон со своими родителями были у нас частыми гостями, и да, наши родители в шутку говорили, что нас надо поженить. Но после ранения они перестали к нам приходить, мотивируя это тем, что их тонкие натуры не могут выдержать раны и ожоги. После этого я пару раз встречал его на званых вечерах и балах, но он даже не подходил поздороваться. А после моего ранения и речи быть не могло ни о чем таком. Но я много чего о нём слышал - говорили, что он швырялся альфами налево и направо, всё перебирал. Никто ему угодить не мог: один недостаточно богат и знатен, второй не слишком молод, и тому подобное. Говорили даже, что Одилон выгнал своего истинного альфу, так как тот был ниже его по положению в обществе и не так приближён к королю. Вот и весь наш с ним "роман". Ты задремал, любимый? - спросил Ларри после своего рассказа.
  
  - Нет, я тебя внимательно слушаю. Ларри, тогда что он хотел от меня, этот Одилон? - Ивон уже успокоился и просто ласково прижимался к своему мужу.
  
  - Не знаю, малыш. Даже сейчас, до свадьбы я уже месяц тут живу, а он с родителями даже ни разу не зашли поздороваться просто по-соседски. Может, просто завидует, что у меня всё хорошо, и хочет нас поссорить. Может, это от одиночества. Мы почти ровесники, а он так и не соединил ни с кем свою судьбу, вот и другим хочет подпортить...
  
  - Ничего он нам не испортит, Ларри, мы же любим друг друга, да? - омега пытался повернуться к своему мужу, но узел крепко держал его попку.
  
  - Конечно, дорогой, никто ничего нам не сможет испортить. - Альфа поцеловал паренька в темный вихор на затылке. - Теперь поспи, отдохни немного.
  
  Течка прошла быстро, всего четыре дня, наполненных любовью и нежностью. Оба понимали, что Ивон, скорее всего, уже беременный после бесконечного числа сцепок.
  
  - Ларри, прости, что напоминаю, но мне это важно. Ты мне кое-что обещал! - наутро после течки омежка в благодарность целовал своего альфу.
  
  - Что, любимый? Проси что угодно. Чего бы тебе хотелось? - Аделард готов был купить омеге весь мир по самой завышенной цене. Но омеге хотелось совсем другого.
  
  - Ты обещал, что мы съездим к моим родителям, и ты дашь им немного денег. Кто-нибудь из моих братьев всегда недоедает... - молодой муж смущался, выпрашивая у своего богатого супруга деньги, но его родная семья голодала. И Ивону было плевать, что они-то для него не расщедрились бы даже на кусок заплесневевшего хлеба. Отец всегда говорил: "Это он должен принести нам деньги, а не мы тратиться на него", грозно поглядывая на омежку.
  
  - Ивончик, мы должны чуть-чуть подождать, первые три месяца беременности самые опасные для плода. А потом мы обязательно съездим к твоим родителям и познакомимся. Я помню всё, что обещал тебе. Я тогда забрал целый кошель золотых у тех разбойников в лесу и решил, что мы отдадим эти деньги твоим родителям. Они должны пойти на добрые дела и помочь тем, кто бедно живёт. А сумма ... думаю, твои родители в жизни столько не заработают. Договорились? - альфа наслаждался любовью своего молодого мужа и, честно говоря, совсем не хотел куда-то отправляться из уютного семейного гнездышка. Тем более, помогать тем, кто был причастен, пусть даже только косвенным образом, к изнасилованию своего любимого. Крики омежки до сих пор снились рыцарю в самых страшных снах, как и вид крови, текущей вперемешку со спермой по белым худеньким ножкам.
  
  - А я уже точно-точно беременный? - спросил Ивон.
  
  - Надеюсь, что да.
  
  Так и оказалось. Через три недели омежку начало тошнить по утрам, и он мог есть только кислые зеленые яблоки. Вся семья была счастлива, родители рыцаря даже всплакнули от наплыва чувств. Аделард не отходил от любимого ни на шаг и опять забросил все домашние дела - ждали двадцать лет, подождут и ещё девять месяцев. Они с Ивоном целыми днями гуляли, потому что беременным полезен свежий воздух, да и мышцы ног надо накачивать для облегчения родов. Именно поэтому они вместе встретили королевского гонца в бело-красном мундире, гуляя по полю у стен замка.
  
  - Прошу прощения, здесь ли живёт благородный рыцарь барон Аделард Моресмо? - спросил всадник у них.
  
  - Да. Это я и есть, - ответил альфа, - с кем имею честь разговаривать?
  
  - Меня зовут Амори Вейлр, я королевский гонец. Имею честь передать послание нашего короля прямо в руки вашей светлости, - и гонец низко поклонился барону, передавая какой-то свиток.
  
  Сердце омеги ёкнуло и, казалось, остановилось - неужели его любимого Ларри опять призовут на службу? Ивону безумно хотелось прочитать, что там было написано, но он не мог. С беременностью они с о-папочкой совсем забросили обучение грамоте, и молодой муж забыл даже то, что успел выучить. Да и заглядывать своему альфе через плечо было бы ужасно неприлично.
  
  - Хорошо, я согласен, - ответил Аделард. - Когда я должен выехать?
  
  - Как можно скорее, я буду сопровождать вас, ваша светлость, - гонец опять поклонился.
  
  - Тогда, господин Вейлр, поехали в замок. Я должен проститься с родителями и супругом, собрать кое-какие вещи и через час я буду готов. А вы пока можете воспользоваться нашим гостеприимством и немного отдохнуть, - речь альфы стала другой, в ней проскальзывали командные нотки, и молодой муж почувствовал себя лишним в жизни воина, рыцаря и барона Аделарда Моресмо.
  
  - Любимый, наш король срочно вызывает меня для какой-то секретной миссии, с которой могу справиться только я, по его словам. Даже не представляю, что это может быть, но я вынужден сейчас уехать. Ты останешься с моими родителями, они помогут тебе в случае чего. А я вернусь так быстро, как только смогу. - Ларри тревожно смотрел на своего беременного мужа, гадая, увидит ли он его ещё хотя бы один раз в жизни или уже нет.
  
  - А я не могу поехать с тобой? - это был риторический вопрос, Ивон и так знал ответ.
  
  - Нет, любимый, это может быть опасно в твоём положении, да и король не просто приглашает меня в гости. Погулять по королевскому замку я бы тебя взял. А вот секретная миссия - может оказаться чем угодно...
  
  - Даже чем-нибудь военным... - прижав руки к груди, прошептал молодой муж.
  
  - Скорее всего, так и есть. - Где-то глубоко-глубоко в душе Аделард обрадовался: король помнит о нём, и он ещё нужен своей стране. Опять почувствовать себя воином и королевским посланником - здорово! Скорее бы начать!
  
  Если бы старший муж знал, что по приезде обратно домой не найдет своего истинного омегу в замке, так бы он спешил выполнить королевский приказ или немного помедлил бы?
   Комментарий к
   Французские мужские имена
  
  Одилон - богатый
  Амори - власть работы
  
  
  
  ========== Часть 9 ==========
   - Как это - куда-то исчез? Может, его похитили? - Аделард вернулся аж через полгода, и о-папочка наедине сообщил ему об исчезновении Ивона.
  
  - Сынок, мы не знаем, но пропал он не один, а вместе со своими мальчиками. Со всеми пятью, они не дадут его в обиду. Их нет четыре дня, может они уже по дороге домой к замку. Подумай, куда бы твой муж мог отправиться? - Арман и сам был расстроен - не доглядел - к тому же, самым тщательным образом скрывал эту тайну от графа, которому нельзя было волноваться.
  
  - Может пошел к этому гадёнышу Оделону, поговорить? - Альфа вернулся, передав письмо короля Филиппа Второго в Иерусалим главе Ордена Тамплиеров. Послание было тайным, лишь бы кому не доверишь, тем более, простого гонца и не пустят к главе такого Ордена.
  
  - Нет, сынок, я навестил Оделона, твой муж не у него. - На Армана было жалко смотреть. Он сам очень переживал, не случилось ли чего дурного с их беременным омегой.
  
  - Подожди, папа, я должен кое-что проверить, - и рыцарь бросился в свою опочивальню. - Так и есть - кошелёк пропал.
  
  - Не может быть! Ивончик никогда бы ничего не украл - деньги, наряды и украшения его не интересовали. - О-папа без сил опустился в дорогое кресло в спальне Ивона.
  
  - Это особенный кошель, я отнял его у тех самых разбойников в лесу. И позже мы с мужем решили, что эти деньги очистятся от скверны, если пойдут на добрые дела. Я хотел отдать их семье Ивона. - Ларри тоже сел, но на кровать, где запах любимого был особенно сильным.
  
  - Ты думаешь, он просто сходит к родителям и вернётся? - начал успокаиваться Арман.
  
  - Надеюсь, что так. Но я просто не смогу сидеть и ждать его возвращения. Я отправлюсь навстречу, вдруг понадобится и моя помощь. - Рыцарь побросал на пол свои дорожные вещи и пошел мыться, чтобы снова отправиться в путь.
  
  - Подожди, сынок, поспи дома нормально хоть бы одну ночь, завтра с утра и отправишься, - упрашивал старший омега.
  
  Но сын не согласился:
  - Не могу я, нервничаю сильно. Сполоснусь и поеду. Попроси, пожалуйста, на кухне собрать мне что-нибудь в дорогу.
  
  
  А в это же время в лесу перед деревней рыбаков Ивон просил свою личную гвардию подождать его здесь, на опушке, и не заходить к его родителям:
  - Это мои родители, они мне ничего не сделают. А если и попытаются, то вы меня спасёте. Вот, держите, отдадите, когда вернусь. Нельзя мне им с золотом показываться - отберут. - Юный барон протянул своё обручальное кольцо одному из слуг.
  
  - Нам запрещено его светлостью отпускать вас куда-либо одного, - ответил старший из мальчиков-альф.
  
  - Так будет лучше, если они о вас знать не будут. Ларри рассказывал мне о тактике сражения - нельзя показывать врагу сразу все свои силы, надо что-то держать и в секрете, в запасе. Вот вы и есть мой секрет, - убеждал Ивон своих слуг.
  
  - Зря мы с самого начала ушли и ничего не сказали их светлостям. Нас всех накажут. Но мы что - слуги, а вы - беременный барон. Вас нельзя наказывать! - вещал самый маленький из омег.
  
  - Ничего мне не будет, и вас я тронуть не позволю - идея моя, мне и отдуваться. Вот Ларри приедет и подтвердит, что он сам мне обещал. А позже куда идти, с маленьким ребёнком на руках. Мне вон и сейчас тяжело было, - Ивон был решительно настроен помочь родителям. Оценят ли они его мужественный поступок? - Я приказываю вам дожидаться меня здесь. Если до темноты не вернусь, идите к реке, самый близкий домик у воды - моих родителей, и они, конечно, если решат не отпускать меня, то запрут в сарае рядом с домом. Пока, и пожелайте мне удачи!
  
  - Удачи, Ваша Светлость! - хором крикнули мальчишки и уселись у костра ждать возвращения своего "полководца".
  
  Ивон осторожно спустился с пригорка вниз и пошел, перекатываясь из-за внушительного живота, в сторону деревни. Через пару минут он уже открывал дверь родного дома. Запахло прогорклой рыбой и хлебом - снова дома! Радость била через край:
  - Папа, ты дома?
  
  - Кто здесь? Только прилег отдохнуть, - взрослый омега уставился на своего младшего сына. - Вернулся, значит, домой, шлюха. С животом! Думаешь, так мы тебя замуж не отдадим? Вон Жак уже весь заждался. Отдерет тебя по первое число!
  
  - Папа, не надо так. Я уже женат. Вот смотри, мой муж передаёт вам деньги, отступные за меня. - И Ивончик протянул папе полный кошель золотых.
  
  - Шлюха, за эти деньги ты себя продавал или просто удовольствие получал? - ругался взрослый омега, но деньги схватил и сунул себе за пазуху. - Интересно, согласится ли тебя Жак так взять, или придётся этого ублюдка из тебя ногами выбивать?
  
  Ивон побледнел, такого поворота событий он никак не ожидал:
  - Папочка, умоляю тебя, я женат! Мой муж - барон. Он за меня и не такие деньги заплатит, не надо меня бить. Мы уже оба любим этого ребёнка. Я не могу его потерять, - и беременный омега опустился перед родителем на колени. Живот давил, было очень неудобно, но сейчас главное было сохранить жизнь своему ещё не рождённому сыну.
  
  - Какой там барон, что ты глупости городишь, кому ты нужен? - папа отвернулся от Ивона. - Вернутся мальчики с реки, и будем решать, что с тобой делать. А сейчас марш в сарай! Будешь там дожидаться свой судьбы, шлюха продажная! Убежал от нас, мы его кормили, растили, содержали, а он удрал! - Взрослый омега помог Ивону подняться, но только затем, чтобы сразу же за шкирку потащить его к сараю.
  
  Внутри сарай никак не изменился за это время - старая гнилая солома да разбитые сети для ловли рыб. Запах стоял ужасающий, и беременный с трудом удержался, чтобы не стошнило от отвращения. "Ничего, парни заберут меня отсюда через пару часов", - подумал Ивончик. Но всё оказалось не так просто. В углу сарая о-папа нашел какую-то старую ржавую цепь и прикрутил молодого барона к стене сарая:
  - Так не сбежишь, шлюха подзаборная. Жалко, что сразу отец не додумался тебя приковать.
  
  - Папа, что ты делаешь? Я же беременный! Просто отпусти, ты же когда-то родил меня. Я твой сын! Деньги я вам оставил. Дай мне жить так, как я хочу. Не веришь в барона - не надо. Просто возьми деньги и отпусти меня. Больше я ничего не прошу. - Омежка заплакал.
  
  - Отец решит. - И дверь сарая захлопнулась за папой.
  
  Ивон громко плакал, поэтому и не слышал, как мальчишки-альфы выбили замок и уже через пять минут раскручивали цепь на шее их Светлости.
  - Хорошо, что мы вас не послушали и пошли за вами. Весь разговор слышали и, конечно, не дали бы вас побить, Ваша Светлость. Просто подождали, когда тот злобный омега уйдет, всё-таки папа ваш, не хотелось его бить. - Альфы освободили Ивона, а омеги помогли встать, и вся шестерка тихонько покинула деревню. Редкие рыбаки, которые встречались им по дороге к лесу, так и не решились подойти к троим молодым альфам, вооруженным мечами и охраняющим кого-то, завернутого с головой в темный плащ.
  
  
  ========== Часть 10 ==========
   Через два дня в лесу, когда их запасы еды совсем подошли к концу, самый старший из альф наставил силков, и в них попались пару белок и заяц. Слуги-омеги наскоро их разделали и принялись жарить прямо на костре. Вдруг вдалеке послышался стук копыт.
  - Ваша Светлость, давайте, мы вас спрячем. Мало ли кто это может быть. - Старший альфа из личной гвардии Ивона быстро затушил костёр.
  
  - Но судя по стуку копыт - это всего один всадник. Может пригласим его к нам, перекусить? - предложил юный муж.
  
  - Нет, опасно. Мы отвечаем за вашу безопасность, а он может оказаться сильным воином, нам не по зубам. Простите, Ваша Светлость, но нет! - И парни велели всем спрятаться в кустах и сидеть тихо, "не дышать".
  
  - Запах так на Ларри похож! - заныл омежка, когда всадник проскочил невдалеке.
  
  - Запах в лесу перебивается. Да и далеко он от нас был. Кажется, вам, Ваша Светлость. Скучаете вы просто, - зашептали наперебой мальчишки.
  
  Ивону нечего было возразить, поэтому он молча загрустил. Так домой захотелось! Даже если Ларри до сих пор и не вернулся, там его родители. А они такие хорошие люди...
  
  Аделард скакал в сторону рыбацкой деревушки практически без остановок, так хотелось поскорее обнять своего любимого, поцеловать уже округлившийся животик, как ему папа рассказывал. И к вечеру третьего дня из-за деревьев показались первые дома. Рыцарь влетел в деревню и на полном скаку остановился перед дверью ближайшей освещенной лачуги. Спешился и постучал. Дверь открыли не сразу и явно с опаской - что может понадобиться вооруженному рыцарю, явно из благородных у них в доме так поздно вечером?
  - Что угодно Вашей Светлости? - спросил уставший, грязный и дурно пахнущий альфа.
  
  - Я ищу местного паренька-омегу, зовут Ивон, - ответил Аделард.
  
  - Так вы у его родителей спросите, вон, третий дом налево их будет. Хотя, говорят, сбежал он от них. Они к нему всегда плохо относились, а недавно, говорят, даже избили. - Сосед явно радовался чужому горю и возможности настучать - два в одном.
  
  - Спасибо, - сухо ответил Ларри и поскакал к указанному дому.
  
  Уже перед домом альфа почувствовал слабый отголосок запаха своего мужа, но вел он почему-то к сараю. Аделард спешился и пошел на запах - сарай оказался не запертым, кто-то выломал замок. Внутри, кроме запаха гнили и грязи, пахло и Ивоном, особенно сильно от цепи в углу. Приковывали его этой цепью - к бабке не ходи, подумал Ларри. Но вроде крови нигде не было. Да и запах совсем слабый - давно он здесь был, подумал альфа, дня два-три назад. Он развернулся и пошел к дому. Открыл дверь без стука и зашел. В центре комнаты, вокруг стола, сидели альфа и омега - родители Ивона - и несколько бет, видимо, братья.
  
  - Где ваш сын Ивон? - спросил рыцарь, не разводя долгих церемоний.
  
  - А сами вы кто будете? - ответил вопросом на вопрос свёкр.
  
  - Я его муж, - Ларри показал золотое кольцо на пальце. У Ивончика было такое же, только меньшего размера.
  
  - Муж, значит. А венчались вы как, без согласия родителей? - ехидно улыбнулся альфа.
  
  - Кто на сыне хочет только заработать, тот не родитель. А мои своё согласие дали, - ответил, как отрубил, альфа.
  
  - Ну, раз муж, то ты сам и должен знать, где твой омега шляется. А мы не знаем - сбежал он от нас. Деньги, твои, наверное, дал и удрал. Обратно ничего не отдадим, потратили уже всё.
  
  - Вижу. Полный кошель золота за кастрюлю мяса - надули вас. Он один был или с кем-то?
  
  - Один был. И если найдёшь, то передай, что нету у нас больше сына-омеги. Неблагодарный он, - сказал альфа и сел обратно ужинать. Гостя к столу не позвали.
  
  - А за что вас благодарить? Вы его никогда не любили. А сейчас, говорят, побили даже. Если с моим мужем или сыном что-то случится, я сюда вернусь и сожгу всё, прямо вместе с вами! - Аделард посчитал беседу законченной и вышел.
  
  Дорога домой заняла у рыцаря три дня, как он ни торопился. Но порадовали его уже прямо у ворот:
  - Сынок, Ивончик вернулся! С ним всё в порядке, устал просто, находился, перенервничал, - о-папа крепко обнял альфу. - Но ты сначала с мальчишками поговори, чтобы знать про что с ним вообще нельзя говорить...
  
  - Ты это о чем, папа? - Аделард разозлился, ну что это за секреты такие!
  
  - Пошли, они сами тебе всё расскажут. - И альфу потащили наверх в замок.
  
  После рассказа мальчишек из личной гвардии омеги Ларри пожалел, что сразу не спалил тот дом вместе с семьёй своего истинного, надо же, какие сволочи!
  
  - Ивончику нельзя нервничать. Так что не ругай его, мальчишек всех тоже прости, - уговаривал Арманд сына.
  
  - Уже всех простил, они его спасли - это самое главное. Папа, можно мне уже зайти к мужу? - рыцарь практически рычал от нетерпения.
  
  - Да, конечно, только там веди себя спокойно, - альфу поцеловали на прощание и подтолкнули к опочивальне.
  
  Аделард приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Младший муж спал полусидя на кровати, под спину ему подложили целую гору подушек и дышал он очень тяжело. Поэтому Аделард и решил его не будить, а просто посидеть рядом. Но омега только вдохнул в очередной раз и сразу же проснулся:
  - Ларри, ты здесь! Как же я соскучился! - Ивончик проснулся и потянулся к рыцарю.
  
  - Любимый, я тоже. Как ты себя чувствуешь? - озабоченно поинтересовался альфа.
  
  - Теперь отлично, ведь ты со мной! - Молодой муж прижался к груди своего истинного и не мог надышаться любимым запахом. - Ты спишь со мной! Больше не хочу жить без тебя даже часа! Ларри, ты же насовсем вернулся?
  
  - Да, насовсем, - успокоил его Аделард, - я пойду помоюсь и лягу тут с тобой. Только без глупостей - тебе нельзя сейчас!
  
  - Знаю, доктор запретил даже вставать до родов... Зря я к ним пошёл... - омежка расстроился.
  
  - Ивончик, я схожу помоюсь с дороги и лягу спать. Не жди меня, попытайся заснуть, ты должен много отдыхать. - Ларри поцеловал омегу в лобик и встал с кровати.
  
  Побежал мыться и ... избавляться от стояка. Нельзя сейчас показывать мужу, что ты его хочешь, он попробует помочь и всё опять плохо кончится. Сейчас надо поддержать его и помочь родить легко и не раньше положенного срока.
  
  Эпилог. Через два месяца.
  
  Когда Ивончик заорал в очередной раз, рыцарь сбросил ещё двоих альф, державший его правую руку. В коридоре перед спальней омеги собрались уже все свободные от дежурств военные, охраняющие замок. Но удержать Аделарда получалось с большим трудом. Он рычал как бешеный зверь и грозился убить врача вместе с акушером, если Ивончику не станет легче прямо сейчас.
  - Сынок, это роды, ну не даются нам детки легко. Я тоже рожал тебя в боли и муках, а сейчас люблю больше всего на свете, - успокаивал Арманд своего сына. Старого графа вообще увезли на прогулку в парк за замком, чтобы он ничего не слышал.
  
  - Папа, пустите вы меня! Не могу я, помочь ему надо - больно ему! - Аделард вырывался изо всех сил, но держали его крепко - по двое альф на каждую руку, и по трое - на каждую ногу.
  
  Крики прервались, видимо, омега сорвал голос, дальше раздавались задушенные хрипы и стоны. Рыцарь начал вырываться с утроенной силой. Вдруг дверь распахнулась и вышел уставший и замученный доктор:
  - Ваша Светлость, всё хорошо - родил! Идите знакомиться с наследником. - Вся его одежда была забрызгана кровью, но альфа пытался не задумываться, чьей именно. Державшие его руки альфы сразу же куда-то исчезли, и Аделард бросился в спальню супруга.
  
  Омега без сил лежал на животе весь потный, мокрый, и натужно дышал. Одеяло, покрытое тут и там кровью, скрывало его тело и руки, сверху была только голова. Глаза его были закрыты, но из них всё равно непрерывно текли слёзы.
  - Ивончик, любимый, как ты? - альфа почти с размаху упал на колени перед кроватью истинного и начал целовать потный лоб и соленые от слёз щеки.
  
  - Прости, Ларри, я не хотел! Прости меня, - беззвучно рыдал омега.
  
  - За что, Ивончик? Всё же хорошо, - рыцарь повернулся к акушеру, держащему в руках тихо попискивающий сверток.
  
  - Всё хорошо, Ваша Светлость. У вас крепкий, здоровый сын, - ответил тот.
  
  - Ларри, это бета! Ты же ждал альфу, ну, в крайнем случае, омегу, - продолжать рыдать младший муж.
  
  - Нет, любимый, я ждал ребёнка и получил ребёнка. И буду любить кого бы ты мне ни родил. Бета ничем не хуже альфы или омеги, ведь это - наш сын! Потом будут ещё и альфы, и омеги, и опять беты, я всем буду рад. Но это - мой старший сын! Ничего не может быть прекраснее, чем держать на руках своего здорового и улыбающегося ребёнка! Нашего сына!
  
  - Ну, пока он не очень хочет улыбаться, - ответил шепотом Ивончик и открыл наконец-то глаза. - Так ты не сердишься?
  
  - Конечно, нет, дорогой мой! А ты? - обеспокоенно спросил альфа.
  
  - А я его уже просто обожаю! - ответил самый счастливый на свете омега.
  
  
  
  
  
  
  ***********************************************************************************************
  Тупиковая ситуация
  https://ficbook.net/readfic/3168307
  ***********************************************************************************************
  
  Автор:Диана 19 (https://ficbook.net/authors/771296)
  
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: альфа/омега
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Романтика, AU, Мифические существа, Омегаверс
  Предупреждения: Underage
  Размер: Миди, 31 страница
  Кол-во частей: 10
  Статус: закончен
  Описание:
  Золтан - полковник армии обороны Тамилау, королевства оборотней-волков - уже больше часа ждал в условленном месте у границы двух своих разведчиков. Как вдруг нашел маленького вражеского омежку...
  
  Посвящение:
  Посвящается автору заявки Потерявшаяся в ночи
  
  Публикация на других ресурсах:
  Уточнять у автора/переводчика
  
  
  Примечания автора:
  Работа написана по мотивам заявки, сорри...
  
  Золтан
  http://s019.radikal.ru/i637/1505/fd/49a7aa162e63.png
  Юэль
  http://s017.radikal.ru/i421/1505/a9/0d7424000083.png
  
  ========== Неожиданная находка ==========
   Золтан, полковник армии обороны Тамилау, королевства оборотней-волков, уже больше часа ждал в условленном месте в лесу у границы двух своих разведчиков. "Будет безумно обидно, если они погибли", - думал Золтан (Золтан - "правитель" по-венгерски). Он послал их глубоко в тыл врага два дня назад, ровно за три часа до подписания мира с вражеским королевством оборотней-леопардов. Но отец в жизни бы не опустился до его уровня, чтобы предупредить заранее хотя бы о мирных переговорах. "Его, блин, королевское засранство, всё решает единолично, захотел - и шесть лет назад развязал никому ненужную войну за новые и более плодородные территории, на которой уже погибло столько альф с обеих сторон, что неизвестно, как теперь продолжать размножаться омегам. Захотел - послал младшего сына-альфу на фронт простым солдатом, выживет - хорошо, погибнет - тоже не проблема, есть старший альфа-наследник. Захотел - вдруг резко затребовал мира, потому что уж слишком много альф полегло. Фиг его знает на каких условиях и выгодно ли это нам самим", - думал наследник престола. Он отправился на фронт вопреки воле отца пять лет назад, чтобы прикрывать родного и горячо любимого младшего братишку, побоявшегося возразить отцу.
  
  - Лишу короны! - орал тогда, взбесившись, отец.
  
  - Давайте, лишайте, а пока Сандор погибнет на фронте. А потом, ваше величество, живите вечно, потому что остальные ваши сыновья - омеги, и не могут претендовать на трон. Или, чего уж там, заделайте нового ребёнка кому-нибудь из своего, модного нынче, гарема, вдруг родится альфа, после восьми-то омег.
  
  - Пошёл вон! С глаз моих долой! У всех дети как дети, только у меня неблагодарное отродье! - отец пинал столы и стулья, а, учитывая его силу оборотня-вожака стаи, вся мебель центрального зала разлеталась в щепки. И советники ещё долго боялись туда заходить.
  
  Золтан по приказу отца учился военному ремеслу с детства, ведь ему предстояло стать не только главой правительства, но и главнокомандующим всеми войсками своего королевства. А вот Сандора готовили в дипломаты. Поэтому хотя он и был, как и все члены правящего дома, крупным альфой, больше интересовался политикой и иностранными языками. В обеих армиях были преимущественно альфы, но и омеги встречались, те, кто с детства обучался владению мечом и были крупными, как обычные альфы. Одним из таких был Мартон из соседнего королевства оборотней-волков. Если Золтан и Сандор были черными в волчьем обличье, то Мартон был из маленького племени редких белых волков. Король Тамилау заставил их выступить союзниками, угрожая полным уничтожением, если откажутся. Теперь белые и черные волки воевали бок о бок против леопардов. Как Мартон попал именно к ним в полк? Очень просто, он тоже из королевской семьи, единственный сын короля снежных волков. Будучи омегой, Мартон не мог претендовать на трон своего отца, и тот уговорил короля Тамилау в благодарность за поддержку в военное время поженить наследника престола черных волков и единственного сына короля белых. Но вот незадача - Мартон влюбился в младшего брата своего жениха, и любовь эта была взаимной. До конца войны ни о какой свадьбе речи быть не могло и влюблённые просто служили вместе. А теперь что будет?
  
  Под эти невесёлые мысли Золтан двинулся вперед по периметру границы, может, разведчики выйдут левее или правее установленного места. Шёл он привычно легко ступая, совершенно беззвучно, в военных условиях и не такому научишься, как вдруг его внимание привлек посторонний запах. Леопарды хоть и пахли каждый по-своему, но, как и волки, обладали общей ноткой в запахе - свежестью. А у волков был более острый мускусный запах. Это точно враг, хотя уже и не враг, просто леопард. Никаких звуков не раздавалось, или мёртвый, или тоже искусный воин, притаившийся среди деревьев. Хотя не может быть, воин никогда не дал бы врагу учуять свой запах издалека. Подойдя ближе, Золтан с удивлением заметил мальчика-омежку. Леопард лет шестнадцати-семнадцати спал на животе прямо на траве, на полтора метра уже на вражеской территории, поджав под себя правое колено и смешно оттопырив маленькую попку. На подростке был зелёный бархатный костюм, курточка и шортики, белая рубашка, белые же носочки и зеленые, под цвет костюма, кожаные туфли с маленькими каблучками. Голова его покоилась на сложенных руках. Малыш сопел во сне и чему-то улыбался. "До чего же красивый", - подумал альфа. Его светлые волосы были коротко подстрижены, маленький нос, ровные черные брови и узкие коралловые губы, словно готовые каждую секунду улыбнуться. "Жалко, не видно какого цвета глаза", - с огорчением думал Золтан.
  
  Постоянно и полностью в человеческой форме оборотни были только до полового созревания, а потом свободно перекидывались в обе стороны. Только у подростков могли возникнуть проблемы с переходом из одной формы в другую. В обычной человеческой форме у обоих видов оборотней не было ни звериных ушей, ни хвостов. Пах омега восхитительно - свежими апельсинами, проколотыми гвоздикой. Золтан с папой и братом в детстве украшали такими же вазы в коридорах замка перед приездом важных гостей, и потом везде благоухало торжественно и сладко.
  
  "Хочу оставить его себе!" - пришла неожиданная мысль. "Пахнет детством и гостями, днями рождения и просто радостью. Но как же его оставишь - объявить шпионом? Всё же он на полтора метра уже на нашей земле. Ну да, тогда его поместят в тюрьму для омег-шпионов. Нет, этого ни в коем случая нельзя допустить! Был я в этих тюрьмах"
  
  Первый раз полковник попал с визитом в такую омежью тюрьму года два назад. Случайно проезжал мимо с донесением и заехал к коменданту пополнить запас воды и перекусить чем бог послал. Омег-шпионов держали вроде бы соблюдая все законы содержания военных преступников от 2043 года: отдельно от преступников-альф, каждого в своей камере, им предоставлялась медицинская помощь, никого не пытали. В то время как альф-шпионов казнили сразу же после допросов. Днём омеги по восемь часов работали на маленькой швейной фабрике - шили обмундирование для армии волков, остальное время отдыхали в камерах или гуляли по тюремному двору. Им запрещалось общение с внешним миром, никаких газет, журналов и интернета. Но и это понятно - вражеские шпионы всё-таки. Правда, охраняли их не омеги, как в обычных омежьих тюрьмах, а альфы. Всё потому, что многие преступники были высокими, далеко за метр восемьдесят, сильно накаченными и хорошо обученными воинами, такие легко разделаются со стражниками-омегами. Что было не ясно, хотя можно было бы легко догадаться, почему арестанты все до одного ходили сильно избитыми и беременными. Когда Золтан обратился за разъяснениями к начальнику тюрьмы, то получил ответ, мол, беременные потому, что сами умоляют трахнуть их во время течки, а синяки и другие травмы - просто несчастные случаи на производстве. Золтан, как истинный офицер и джентльмен, не мог пройти мимо несправедливости и велел собрать всех и охранников-альф, и арестантов-омег в столовой.
  
  - Здравствуйте, если меня кто-нибудь из присутствующих не узнал, - начал он грозным голосом. - Я - наследный принц Тамилау Золтан Чокаш. Если я узнаю, что здесь творится беззаконие и издеваются над арестантами, виновные сразу же будут казнены по законам военного времени, без суда и следствия. Всем всё ясно? Тогда до встречи, я начну наведываться в вашу и остальные похожие тюрьмы с неожиданными проверками до самого конца войны, и насильники будут забиты камнями - пули тратить на таких уродов жалко!
  
  Потом, уже в своём кабинете, начальник тюрьмы уговаривал Золтана успокоиться:
  
  - Ваше высочество, вы не должны так реагировать, мало ли, развлеклись немного мальчики. Это же не наши омеги, а враги. У шпионов нет пола! - мягко выговаривал пожилой альфа молодому и горячему.
  
  - Вы не будете указывать мне, что я должен делать, а что нет! - орал Золтан точно так же, как его отец-король. - Наши омеги так же томятся в плену в Окиноу только за то, что хотели служить своей Родине! И я очень надеюсь, что там к ним относятся не так по-зверски. Мы оборотни-волки, а не какие-то варвары, пользующиеся своим положением против слабого пола... А куда вы деваете новорожденных?
  
  - Так никто из беременных так и не смог доносить. В таких условиях - плод срывается...
  
  - Вы хотите сказать, что их продолжают избивать и насиловать уже беременными? - Золтан так покраснел и задохнулся от гнева, что начальник тюрьмы побежал за успокоительным и водой, пока у дорогого гостя не случился инфаркт.
  
  На этом и закончилось первое посещение омежьей тюрьмы. Дома во дворце Золтан собрал проверяющую комиссию, и положение в омежьих тюрьмах более-менее наладилось. Но наследник всё ещё не мог забыть то самое первое впечатление.
  
  "Наложником его не возьмёшь, ведь по законам военного времени он будет общей добычей, всего полка. Такое юному леопарду точно не пережить. Добровольно стать моим любовником он явно не захочет, что же делать? Тупиковая ситуация!"
  
  ========== Моя пара ==========
   Маленький спящий леопард нравился всё больше и больше. Золтан сел рядом на траву и заворожённо смотрел, как морщится носик у омеги, и как капля слюны потекла по подбородку из приоткрытого рта. Явно умаялся малыш. От запаха сносило крышу, и альфа мог только мечтать, как же будет благоухать этот цветочек в течку. Он забыл о своих проблемах, или они отошли на второй план, на первом - сопело маленькое светловолосое чудо. "Он мой, точно мой! - думал Золтан. - Я не смогу дать ему уйти. А вдруг он тоже что-то почувствует и не захочет уходить? Нет, он подросток, к тому же омега, они не чувствуют свою пару до течки... Пара, черт, он моя пара! Как я сразу этого не понял!" Больше всего на свете хотелось схватить омегу, прижать к груди и сделать самым счастливым на свете, чтобы эти коралловые губки всегда улыбались, а тоненькие белые ручки обнимали ласково и нежно. "Как я смогу его защитить от других альф из полка, и, тем более, от венценосного отца? Он у нас на редкость демократичен и всех своих детей, не важно, альфа или омега, одинаково сильно ненавидит. Возьмёт и заберёт мою пару себе в гарем!"
  
  А в это время с леопардом начало происходить что-то непонятное: прямо во время сна вылезли пятнистые кошачьи ушки и коготки. Золтан сильно испугался, вдруг подросток застрянет в своей этой полуформе во сне и не сможет стать ни человеком до конца, ни леопардом. У волков такое превращение считалось опасным для подростка. Он тихонечко потянул мальчишку на себя, обнимая и шепча на ушко:
  
  - Просыпайся, малыш! Ну же, давай, доброе утро! - улыбнулся волк.
  
  - Привет, - ответили сонным голосом, принюхавшись. Ушки с коготками спрятались обратно, "этот кто-то приятно пахнет лесными орехами в меду".
  
  Но тут леопард открыл глаза и увидел, в чьих объятиях он лежит. Крупный накаченный волчара смотрел по-доброму, но был от этого не менее опасен для омеги. Леопард попробовал оттолкнуться от сильного тела и броситься бежать, но волк быстро поймал его за лодыжку, и тому пришлось сесть на попу рядом.
  
  - Прошу вас, пожалуйста, отпустите меня! Я ничего вам не сделал, я не шпион. Я всего лишь ребенок, - глаза омеги быстро наполнялись слезами. Военное время, чужой омега и сильный незнакомый альфа - если сложить два и два, то всегда получится четыре.
  
  - Я вижу, что ты не шпион, хотя и спал уже на нашей территории, - спокойно сказал альфа.
  
  - Я не видел, где проходит граница, нету четкой линии, - пожаловался леопардик.
  
  - Да, её знают только пограничники. Ничего страшного. Я ничего плохого тебе не сделаю, но и отпустить не могу. - Золтан наслаждался видом - глаза у омеги оказались голубыми и блестящими.
  
  - Почему? - спросил подросток. Тот, на кого он смотрел, мог бы понравиться, если бы они встретились в других обстоятельствах. Смуглый молодой волк, около тридцати лет, с приятными крупными чертами мужественного лица, глаза чайного цвета смотрели с восхищением и явно по-доброму, черные волосы коротко пострижены.
  
  - Тут в лесу проходит линия фронта, и полно изголодавшихся по ласке солдат-альф с обеих сторон, тебя может кто-нибудь обидеть, - альфа объяснял медленно и подробно, как ребёнку.
  
  - Свои меня не тронут, меня все знают. Отпустите меня на нашу сторону, и больше я вас не потревожу, - просил омега, но сам сидел спокойно, не выкручиваясь из руки полковника, видно боялся, что его ударят за это.
  
  - Не могу, я сам лично послал двоих шпионов на вашу сторону, они тебя точно не знают и, если встретят, могут отнестись не так по-джентельменски. И это только я, сколько ещё командиров выслало таких же разведчиков!
  
  - Вы, наверное, не знаете, но воюющие стороны уже подписали мирное соглашение. Скоро уже все об этом узнают, - сообщил омега.
  
  - Я знаю, а вот разведчики уходят без раций, так что они точно ещё ничего об этом не знают. Как тебя зовут, малыш? -поинтересовался Золтан.
  
  - Юэль. Ну пустите меня, всё это сказки про шпионов, нет там никаких шпионов на нашей стороне, - омежка начал отбиваться руками и ногами. Альфа терпел и не пытался дать сдачи.
  
  - Есть, Юэльчик, но ты не бойся, пока ты со мной - никто чужой тебя не обидит, - Золтан успокаивал свою пару словами.
  
  - Я не боюсь каких-то мифических "чужих"! Я вас боюсь! - омега покраснел от бесполезности своих усилий, и одна из слезинок, что наполнили его глаза, скатилась по щеке.
  
  - Очень зря. Обещаю тебе, как только у границы покажутся ваши солдаты, хотя бы маленькая группа, я сразу же передам тебя им. Тебя ведь, наверное, ищут. Убежал из дома?
  
  - Это вас не касается! - рассердился омега.
  
  - Может быть и касается, ты же младший сын короля? - спросил альфа.
  
  - Не скажу! - мужественно ответил паренёк, будто его пытали в стане врага.
  
  И в эту же секунду из леса со стороны леопардов показались разведчики. Оборотни-волки учуяли леопарда и бросились на выручку командиру.
  
  - Привет, парни. У нас тут всё в порядке. Это мой леопардик, - весело произнёс Золтан.
  
  Омежка в шоке прижался к нему, новоприбывшие были грязными и уставшими воинами и грозно зарычали на маленького драчуна.
  
  - Босс, у нас важная инфа, но мы не хотим говорить при нём.
  
  - И не надо, идите к моему брату, он в том же лагере, где мы останавливались два дня назад. Расскажете всё ему.
  
  - А вы с нами не пойдете? Этого ищут, там целый отряд, могут и вас схватить!
  
  - Нет, не посмеют. Всё в порядке, идите, вам нужно отдохнуть.
  
  Оборотни ушли, но маленький омега всё ещё в шоке сидел, прижавшись к груди альфы.
  
  - Простите, что не поверил вам. Эти двое точно убили бы меня, или изнасиловали, - шепотом произнес он куда-то в подмышку Золтана.
  
  - Не волнуйся, тебя никто не тронет. И скоро твои тебя заберут, слышал же, ищут. Хочешь, покричим им? - спросил тот, довольный новым настроением пленника.
  
  - Нет, они вас схватят, вы же один. Может, кто-нибудь из ваших придёт, тогда и позовем, ну, чтобы и вас кто-нибудь охранял.
  
  - Ладно, - альфа балдел от нежных ручек, обнимавших его и поэтому не спешил возвращать свою находку его родителям. Оба сидели молча, принюхиваясь друг к дружке.
  
  - Надо же, какая идиллия! - вдруг раздалось над ними. Омежка вжался в альфу ещё больше, а тот приподнял руки, защищая своё сокровище. - Это что же, твой новый жених?
  
  - Нет, братец, это твой жених. Пока ещё.
  
  - Что это значит? - удивился Сандор, а стоящий рядом белый волк прижался к его ноге.
  
  - В мирном договоре прописано, что младший сын-омега короля леопардов станет мужем младшего сына-альфы волков. Или ты забыл?
  
  - Как вы узнали, что я и есть младший сын короля леопардов? - подал голос Юэль.
  
  - Очень просто - только королевские семьи с обеих сторон уже знают о мирном договоре - это раз. А два - твой побег из дома. Какая-то причина у тебя была для этого. Мирный договор подписывали на границе обоих королевств, двадцать минут быстрого бега - и ты вполне мог оказаться здесь сейчас.
  
  ========== Я согласен ==========
   - Вы потребуете за меня выкуп? - испуганно спросил Юэль.
  
  - Нет, мы и так не бедные, - улыбнулся Золтан. Он заметил, кто бы из волков не подходил поближе, омега начинал бояться и прижимался к нему, а это было безумно приятно. Руки самого альфы лежали на земле, предоставляя омеге полную свободу действий.
  
  - Можно попить, пожалуйста? - попросил тот.
  
  - Да, конечно, - Золтан достал армейскую флягу и протянул омеге, - прости, сам не сообразил предложить.
  
  - Большое спасибо, - Юэль попил немного и вернул фляжку.
  
  - Есть хочешь? У меня тут с собой есть армейский паёк, - Золтан достал из кармана форменной рубашки сникерс и мешочек миндальных орехов в шоколаде.
  
  - Ой, большое вам спасибо! - омега схватил предложенное и добавил: - А у наших солдат в армейском пайке из сладкого только сухие безвкусные галеты.
  
  - А откуда ты знаешь, что именно у вас в армейском пайке, к чужим альфам приставал? - неожиданно альфа почувствовал укол ревности. "Мой омега!" - чувствовалось всем нутром.
  
  - Нет, у нас и омеги служат, как, впрочем, и у вас. Вот к ним и "приставал" с вопросами.
  
  Золтан заметил, что весь его полк подтягивается к границе, оборотни подходили, здоровались, скалили клыки омежке и отходили. Потом разводили костры и садились полукругом вокруг своего командира.
  
  - Сандор, - крикнул альфа брату, - почему весь лагерь перешел сюда?
  
  - Тебя защищать, конечно, но и на королевского омежку поглазеть. Никогда такую красоту не видели, да и не нюхали. Он же нашим дворцом пахнет.
  
  - Он мой! - нахмурился Золтан.
  
  - Это я уже понял, кто ж добровольно, будучи в здравом уме и доброй памяти, такое отдаст? - улыбнулся брат.
  
  - Но вы же обещали меня вернуть, - измазанные шоколадом губы искривились, казалось, Юэль вот-вот заплачет.
  
  - Верну я тебя, раз обещал. Хочешь, давай покричим, позовём твоих?
  
  - Хорошо, спасибо, только орешки доем, - сразу успокоился омега.
  
  - Белочка ты моя маленькая, ну, доедай орешки, - засмеялся Золтан.
  
  Всё это время Юэль сидел на коленях Золтана и бочком прижимался к его груди. Вдруг со стороны леса раздались отдаленные крики:
  
  - Юэль! Юэль! Ваше высочество!
  
  - Вот и нашли тебя, Юэль. Крикни им, что ты здесь, - расстроенно проговорил альфа.
  
  - Мгм... - ответил омега, показывая на свой полный рот.
  
  - Он здесь! - громко крикнул альфа, закрывая Юэлю уши, чтобы не напугать возгласом.
  
  Первым прибежал к границе руководитель поисков, судя по погонам - капитан леопардов:
  
  - Здравствуйте, полковник, - начал он вполне доброжелательно, останавливаясь у самой границы, но не переступая её, поглядывая на невольного пленника.
  
  - Добрый день, капитан. Как поживаете? - вежливо ответил Золтан.
  
  - Теперь уже хорошо: наш омега жив и здоров, - оборотни волки вокруг настороженно наблюдали за их диалогом.
  
  - Вы, как наследник престола, уже знаете о подписании мирного договора. - Оборотни-леопарды тоже подтягивались к границе и стояли за спиной своего начальника. - Поэтому я хотел бы попросить вас о жесте доброй воли. Пожалуйста, передайте мне Его высочество без всяких стычек и военных конфликтов. Зачем убивать ещё больше воинов с обеих сторон, и так наши королевства понесли большие потери. Я так понимаю, что юный принц был обнаружен на вашей территории?
  
  - Да, спал на полтора метра уже на нашей земле, - альфа по-прежнему не удерживал омегу, но тот не собирался никуда уходить, доедая орешки из пакета.
  
  - Понятно, но, поверьте мне, он совсем не шпион. Его высочество расстроился, узнав о том, что подписание мирного договора базируется на династическом браке. И убежал из дома, - леопард не отрываясь смотрел на пленника, пытаясь понять, как его держат, ведь руки волка лежали на земле.
  
  - Да я уже и сам догадался, - ответил Золтан.
  
  - Я согласен жениться с оборотнем-волком, но только с этим, - "грозно" сказал Юэль, показывая маленьким белым пальчиком на альфу, одним этим жестом отвечая на так и не высказанный вслух вопрос капитана. Никто омегу не держал, тот по собственному желанию сидел на коленях полковника-волка.
  
  - Полковник, прошу прощения за Его высочество, он сам не понимает, как это не вежливо, - смутился капитан. - Разве Его королевское высочество сде