Диана 19: другие произведения.

Волшебный омега

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Так ты кто: маг, колдун, экстрасенс, псионик? - спросил альфа. - Да нет вообще, я другой. Просто волшебный омега...

  ========== Адрес ==========
   - Пройдите, пожалуйста, в тринадцатую смотровую, - строгий офицер показал взволнованному омеге на дверь следующего кабинета, - подозреваемые вас не видят, только вы их. Пожалуйста, посмотрите внимательно, нет ли среди них того самого грабителя.
  
  - Да, он стоит под номером четыре, - Оад волновался, всё ещё не отошёл от ограбления, он ткнул пальцем прямо в стекло, отделяющее помещение, в котором омега находился, от комнаты с четырьмя высокими смуглыми альфами бандитского вида.
  
  Сам Оад не пострадал, автоматная очередь скосила людей правее того места, где он лежал на полу, заложив руки за голову. Семнадцать жертв: альфы, омеги, беты и даже дети - везде кровь, крики, и в голове бьётся одна-единственная разумная мысль - "следующей очередью грабитель прикончит и меня". Но вломившийся после выстрелов спецназ скрутил вооруженного грабителя и освободил оставшихся заложников. Так среди спасенных оказался и Оад Флеур, восемнадцатилетний худой омега, белокожий брюнет с завораживающими глазами цвета голубого льда.
  
  Всех спасённых привезли в ближайшую больницу на обследования, затем тех, кто не нуждался в госпитализации, перевезли в полицейский участок под охраной, как свидетелей преступления. Каждый из них давал показания отдельно от других и опознания тоже производили по одному, ведь речь шла о массовом убийстве мирных граждан Ла-Вельи. Преступника ждала смертная казнь через публичное повешение - не самая приятная вещь в мире - поэтому ошибиться было нельзя. Никакого пересмотра приговора задним числом не могло быть.
  
  На самом деле Оада всё ещё трясло от страха - чудом остаться в живых в такой нечеловеческой мясорубке. Кто бы мог подумать, что так повезёт. Чуть левее и всё - прощай о-папочка, библиотека и любимый кот Мессе. Друзей у омеги не было, он был чуть странноватым единоличником. Не потому что был жаден, вовсе нет - отдал бы нуждающимся последний кусок школьного бутерброда, как и бывало много раз. Просто лучше всего Оад чувствовал себя наедине с книгами, фильмами и мечтами в своей маленькой угловой спальне. Отец альфа бросил их много лет назад, о-папе приходилось много работать, чтобы создать единственному сыну приличную жизнь. Вот и получалось, что омега целыми днями был предоставлен самому себе.
  
  Иногда он мечтал и об истинном альфе, но о таких парах не слышали уже больше ста лет. Нравился альфе запах омеги, сходились они характерами - вот и скрепляли священный брак. Так даже легче жить, ни к кому не принюхиваешься, не ждёшь десятилетиями мифического истинного. Понравился альфа - познакомились, повстречались или даже пожили вместе и всё - свадьба!
  
  - Большое спасибо, мистер Флеур, - пожилой офицер приоткрыл дверь в коридор, - вы свободны. Если мы будем ещё нуждаться в вашей помощи, мы сами свяжемся с вами. Чтобы выйти на стоянку, вам следует пройти прямо по коридору, потом поворот налево, дальше направо и вы у выхода.
  
  - Спасибо, до свидания, - ответил на это Оад, хотя больше всего на свете ему хотелось сказать "прощайте навсегда".
  
  Дальше омега пошёл в указанном направлении, но на самом деле он не слушал пожилого офицера и пошёл по направлению, который тот указал ему рукой. Поэтому уперся в лестницу, и не зная куда идти дальше, нервно зашагал по ней вниз. Спустившись на один пролёт, Оад остановился, не зная куда двигаться теперь, но слева послышались голоса и омега на автомате пошёл на человеческую речь.
  
  - Я выбью из тебя этот адрес! - оказалось, что это не просто речь, а крики, сопровождающиеся глухими ударами. - Даже, если понадобится, с парочкой-другой твоих зубов! - опять удар.
  
  Оад зашёл в приоткрытую дверь и оказался в такой же комнате, как и до этого с пожилым офицером. Через окно в стене он видел в соседней комнате симпатичного полицейского, который допрашивал подозреваемого, путём тыканья того лицом в металлический стол. Подозреваемый был очень молодым, самое большее лет восемнадцати, весь в татуировках и пирсинге, с подведёнными чёрной тушью глазами. Но сейчас его лицо обагрилось кровью из разбитой губы и глаза. Руки были пристёгнуты наручниками к металлическому крюку в столе и сопротивляться офицеру он не мог, только стонал и плакал, но на вопросы не отвечал.
  
  - Не можешь сказать, тогда напиши мне! - офицер-альфа, в этом не было никаких сомнений, судя по его виду и самомнению, пододвинул к допрашиваемому лист бумаги и ручку.
  
  А Оад не мог отвести от него глаз: офицер был крупным накаченным альфой с сильной харизмой, такому хотелось подчиняться и служить, со строгим совершенным лицом и неожиданно крупными сексуальными губами.
  
  - Ты понимаешь, что сотни людей умрут, если ты мне не поможешь? - альфа неожиданно изменил тактику и заговорил с подозреваемым доверительно, склонившись со спины к его уху: - Помоги мне и я посмотрю, что мы можем для тебя сделать!
  
  Привязанный парень заплакал сильнее и забубнил что-то себе под нос, из которого тоже потекло.
  
  - Нет, так дело не пойдёт: сначала адрес, а потом я принесу тебе попить! И плевать сколько суток ты уже без воды!
  
  Видимо, несчастный умирал от жажды, но его страдания не трогали офицера. А вот Оада тронули, ему хотелось помочь, чтобы молодой полицейский не марал себя пытками другого человека, живого разумного существа. Хотя, судя по всему, моральный аспект допроса волновал из присутствующих только самого омегу.
  
  Оад собрался, сосредоточился и постарался полностью повторить позу допрашиваемого, даже присел, как будто у него тоже был стул, скривился, пытаясь заплакать. Несколько минут таких попыток и омега почувствовал в точности то, что ощущал подозреваемый - страх, безысходность и даже боль в скованных наручниками запястьях.
  
  - Адрес! - в очередной раз заорал офицер и голову Оада прострелила мысль: "Лямираль восемнадцать, квартира сорок пять", и даже смутно показался вид на современный многоэтажный дом через завесу тёмно-зелёных кустов, освещаемых закатным солнцем.
  
  Омега обернулся и, увидев на тумбочке с тремя закрытыми ящиками огрызок карандаша и тетрадку, быстро нацарапал адрес, который "прочитал" в голове подозреваемого, добавив быстро "современный многоэтажный дом возле густых кустов". После этого Оад постучал согнутыми пальцами по стеклу, разделяющему комнаты. Потом развернулся и дернул куда подальше от этой комнаты не разбирая дороги, пока офицер только поднял голову, всматриваясь в разделяющее стекло со своей стороны.
  
  Потом Юлиан Виллмес, капитан службы внутренних войск антитеррористического подразделения оставил подозреваемого и вышел в соседнюю комнату, которая по его предположениям должна была быть пустой. Не то чтобы этот альфа стеснялся своих методов допроса, просто помнил, что привел Вертлявого в пустую допросную в подвале. Никто не любил присутствовать при его допросах, хотя у него и была самая большая раскрываемость в отделении, восемьдесят процентов дел.
  
  Комната была пуста, но на тумбочке на вырванном из тетрадки листке кто-то в спешке нацарапал "Лямираль восемнадцать, квартира сорок пять, современный многоэтажный дом возле густых кустов".
  
  Это было в высшей степени странно, сначала стук, а потом и адрес появились в пустой комнате. Обычный современный дом в центре столицы, а Юлиана интересовал секретный склад оружия террористов, называющих себя "Чёрной бригадой". Но проверить всё-таки стоило и он быстро набрал телефон своего напарника и друга:
  - Кристиан, надо проверить, - и дальше прочитал по бумажке: - "Лямираль восемнадцать, квартира сорок пять, современный многоэтажный дом возле густых кустов".
  
  - Отлично, братан, уже выезжаем!
  
  - Нет, погодите, я с вами! Вполне может быть, что это фальшивка и меня надули.
  
  - Похоже на правду то, что они всё это время прятались у нас "под носом".
  
  Вертлявый остался прикованным в допросной и без воды. А альфу не покидал вопрос, кто бы это мог написать, неужели у них в участке был ещё один террорист из "Чёрной бригады"? Да ещё и неузнанный...
   Комментарий к Адрес
   Юлиан
  https://c.radikal.ru/c25/1712/5b/9a841d938d1f.jpg
  
  
  
  ========== "Предатель" ==========
   Оад всегда был в стороне от ровесников и веселья: и на классных вечеринках, и на днях рождения соседских детей. Он много читал, кое-что придумывал сам и обожал мечтать. Один раз он, отвлёкшись от решения задачи по математике, придумывал, что именно он сказал бы альфам из своей любимой рок-группы и очнулся только через два часа. Омега как бы побывал в параллельном мире - мире своей мечты.
  
  Однажды он прочёл в медицинском журнале о скрытых возможностях человеческого мозга, которые ещё не были изучены. Что-то вроде того, что даже самые великие ученые используют только десять процентов своего мозга, но мы все можем использовать намного больше. "Больше чего именно" Оад тогда в свои пятнадцать лет не знал, но хотел бы узнать. И он начал пытаться делать разные мистически интересные вещи. Как-то пытался угадать в какой из десяти одинаковых чашек вода - но быть экстрасенсом у него не вышло. Пытался передвинуть спичку силой мысли, она даже задрожала под его влиянием, но не сдвинулась ни на миллиметр.
  
  Один из таких детских экспериментов увенчался успехом: омега прочитал, что можно почувствовать тоже самое, что чувствует посторонний тебе человек, просто автоматически повторив его движения. Но повторить их надо идеально точно скопировав! Оад начал тренироваться и - о, чудо! - именно эта сверхсила ему подчинилась. Омега пробовал миллионы раз с совершенно разными людьми: альфами, бетами, омегами. Выходило не со всеми и не одинаково успешно. Но получалось! Сейчас, к восемнадцати годам, эта способность вошла в полуавтоматическое состояние, а именно: стоило сосредоточиться и повторить позу человека, как Оад моментально читал мысли другого человека и даже видел зрительные образы. В жизни чтение чужих мыслей помогало омеге, и не раз, например, один из альф-одноклассников всё время приставал, и Оад серьёзно боялся, что тот ещё прибьёт его в тёмном уголке и "поминай как звали". Но чтение мыслей Майка Кармайкла показало, что тот просто влюбился в Оада и не знал, как заинтересовать понравившегося омежку. В выпускном классе к ним пришёл новый преподаватель обществоведения. Молодой двадцатипятилетний альфа только закончил университет, и думал очень "громко". Оаду ничего не приходилось делать, он и так всегда был в курсе мыслей своего нового учителя: "Какой красивый омега и у меня в классе! Надо будет только подождать до выпускного!"
  
  Конечно, Оад скрывал свои суперспособности. Во-первых, боялся, что никто ему не поверит. Как тогда, когда он пытался рассказать о них своему о-папочке. Тот ответил на яркую демонстрацию в один из вечеров: "Не знаю, как ты это делаешь, но позже разберусь. Тут точно какой-то трюк". И, во-вторых, Оад побаивался, что могущественные и не очень порядочные люди могут пожелать воспользоваться его умениями в своих корыстных целях. Сразу видно, что первое противоречило второму, но кто задумывается о таких мелочах в восемнадцать лет, когда вся жизнь впереди!
  
  Именно поэтому после чтения мыслей допрашиваемого преступника Оад и сбежал из полицейского участка как ошпаренный. Первую неделю после этого поступка Оад вздрагивал от каждой тени, ему казалось, что преступники, которых он выдал - а сам омега ни на секунду не сомневался в том, что адрес правильный - найдут его и покарают.
  
  А искал его на самом деле кто-то совершенно другой...
  
  Юлиан, Кристиан и ещё десять спецназовцев при полном вооружении, которое включало в себя каски, дубинки, автоматы и бронежилеты, ждали в небольшом жёлтом фургончике с убогой надписью: "Уборка канализаций" на противоположной стороне улицы Лямираль. В многоэтажный дом номер сорок пять пока входил только Том, из омежьего подразделения спецназа, переодетый цветочником. У него было очень открытое платье, колготки в сеточку и наивная улыбка до ушей. В руках он держал корзинку свежих цветов.
  
  - Ты спал с Томом? - небрежно спросил Кристиан.
  
  - Конечно, а что, есть кто-то из наших, кто не спал с ним? - удивился Юлиан.
  
  Остальные спецназовцы, слышавшие разговор - а куда ты денешься в узком пространстве фургончика - тоже одобрительно закивали, мол, сладкая дырка, безотказная. Питер поправил чуть маловатую каску, а Михаэль как всегда сорился с Джонатаном за место у окна.
  
  - Умный парень, красивый, охуительно пахнет, зачем он всем даёт? Не может без секса? - расстроился Кристиан.
  
  - Я думаю, что он карьерист и пытается продвинуться так, через командирскую постель, - предположил Юлиан, поправив чёрный бронежилет, все равно им приходилось ждать и кроме болтовни делать было нечего.
  
  - Ну, давал бы только командирам, зачем же всем подряд? - привычная тяжесть обмундирования давила Кристиану на одно известное место.
  
  - Он как-то говорил, что не знает кто именно может в дальнейшем пригодиться... Вот и даёт всем... - Юлиан пожал плечами, ему с его огромным слоновьим хуем было только на руку, что Том - разработанная давалка. Всегда "за" и растягивать не надо.
  
  - Парни, приготовиться, через десять секунд Том должен подать знак! - раздалось с водительского кресла и разговор об омеге затух сам собой.
  
  Из окна пятого этажа показались клубы дыма от сработавшей дымовой шашки, и спецназовцы разом вывалились из фургона. Вся группа помчалась по указанному адресу, сверху показался вертолет поддержки. Юлиан иногда думал, что единственное "доброе дело", которое совершили террористы, это выбили их отделу шикарное финансирование, самое большое из всего полицейского управления. Даже отдел, разрабатывающий дела серийных убийц, не имел столько денег. Ну, сколько там жертв убьёт маньяк? Пять, ну, десять... Террористы за раз отправляли на тот свет сотни, а то и тысячи мирных граждан.
  
  Они ворвались в сорок пятую квартиру и оказались в "раю" военных: чего тут только не было в маленькой трёхкомнатной квартире! И автоматы Калашникова, и взрывчатка С-4, полным-полно гранат, противогазов, бронежилетов и тому подобного добра. Было даже несколько глубоководных бомб. Десяток охранников этого импровизированного склада, охреневших от воздействия шумовых гранат, подкинутых любвеобильным Томом, быстро скрутили и связали. Вертолёт несолоно хлебавши отправили обратно на базу. Пока подъехавшие специалисты описывали имущество уже бывших террористов, которые, кстати, сегодня вечером собирались наведаться в Центральный Клуб Молодежи в центре столицы, Кристиан пристал к напарнику:
  
  - А теперь расскажи мне подробно, ничего не упуская, откуда у тебя этот адрес? А то я слышал, что Вертлявый скорее сдохнет, чем выдаст подельников, среди которых его истинный.
  
  - А кто его истинный? Тот рыжий с бородой? - переспросил Юлиан.
  
  - Не знаю даже... Но ты давай, не перескакивай на другую тему!
  
  - Ладно, вернёмся в управление, пока Вертлявый и в самом деле не сдох. А я по дороге тебе всё расскажу, история, прямо говоря, мистическая, - поделился с другом альфа.
  
  
  - Ничего мистического тут нет, - выдал своё решение Кристиан, когда напарник закончил рассказ о появлении адреса в пустом подвальном помещении, - просто ещё один "чёрный бригадовец" был сегодня в управлении. Может пришёл добровольно сдаться и начал с этого адреса.
  
  - Но тогда почему убежал? Я бы оценил его признание как шаг вперёд по дороге к обоюдовыгодной сделке.
  
  - А может быть он там случайно оказался, увидел кого ты пытаешь...
  
  - Допрашиваю! Кристиан, допрашиваю! - перебил рассерженный Юлиан.
  
  - Ну, да, - махнул тот рукой, - я имел в виду допрашиваешь. Сейчас речь не об этом. Он увидел тебя и решил сам выдать тебе искомый адрес, пока Вертлявый не лишился последних зубов.
  
  - Тогда надо проверить все камеры слежения в участке, чтобы понять, кто в это время спускался в подвал и затем выследить его, - подытожил альфа.
  
  - Может сегодня отдохнем, а завтра с новыми силами возьмёмся за поиски твоего "предателя"? Всё равно безоружные они нам ничем не угрожают, - Кристиан очень хотел пообщаться с Томом сегодня вечером и предложить тому встречаться. Может красавчик согласится и бросит подставлять свою сексуальную попочку всем подряд.
  
  - Вот ты и отдыхай, - ответил непреклонный Юлиан, - а я хочу разрубить этот гордиев узел сегодня. Чем раньше найду "предателя", тем меньше у него будет шансов скрыться и залечь на дно.
  
  - Тебе бы только работать, Юлиан! Нашел бы себе постоянного омежку, гульнул бы, - посоветовал Кристиан.
  
  - Зачем? - удивился напарник. - Я не хочу!
   Комментарий к "Предатель"
   Оад
  https://d.radikal.ru/d08/1712/b6/fa2d1911c00a.jpg
  
  ========== Юлиан ==========
   Юлиан Вилмесс вырос в детском доме, к порогу которого его подбросили грудным младенчиком тридцать три года назад. Своих настоящих родителей альфа не знал, его усыновил один из омег-воспитателей по имени Карл. Тот был некрасивыми и поэтому одиноким. А маленький Юлиан, трёхлетний альфа, был самым красивым в своей группе, поэтому Карл, решившись на малыша, усыновил именно его: "Такой красавчик вырастет и обязательно выйдет замуж, и сделает меня дедушкой". Карл втайне мечтал о большой счастливой семье, но умер в прошлом году так и не дождавшись внуков от своего красавца-сына. Поэтому сам Юлиан - такое красивое имя ему подобрал Карл - не верил в семью и семейные ценности. Какая-то семья когда-то давно от него отказалась. А верил маленький Юлиан только в полицию, потому что Карл всегда просил помощи у полицейских, спрашивал, как куда-нибудь проехать или просил помочь завести машину и тому подобные мелочи. "Полицейские - единственные альфы, которые не обидят одинокого беспомощного омегу" - частенько говаривал Карл, а его маленький сынок в душе обещал себе вырасти и превратиться в одного из таких отличных помощников.
  
  Карл был невысоким, полноватым, с большим носом и почти безгубым ртом, но Юлиан любил его больше жизни, всегда ценил всё, что тот для него сделал. Поэтому такие красавцы как Том из омежьего подразделения были Юлиану до жопы, а ценил он внутреннюю красоту человека: доброту, умение прощать и желание делиться. Денег у простого воспитателя было немного, на частный детский сад не хватало, как и на дорогостоящих гувернантов. Именно поэтому Юлиан и вырос в том же детском доме, куда его подбросили - Карл ходил на работу и брал маленького сынишку с собой. К сожалению, другие дети ему завидовали и частенько поколачивали, поэтому Юлиан рано научился держать удар и давать сдачи. А в десять лет он упросил Карла записать его на бокс. Больше его никогда в жизни никто не бил безнаказанно.
  
  После удачно проведенной операции Кристиан с Томом свалили в кино, а Юлиан засел за просмотр видео с полицейских камер. Вертлявого уже давно перевели в "обезьянник". Оказалось, что в подвале камера барахлила и видео было слишком тёмным для опознания. Оставалась лишь та, которая находилась в коридоре первого этажа перед лестницей в подвал. После того, как вниз спустился Вертлявый со своим конвоиром и до того, как поднялся обратно сам Юлиан, на камере засветился всего один человек. Судя по походке, это был омега, который волновался и торопился. Весь свой путь по коридору в сторону подвала он провёл низко опустив голову, видимо, прячась от полицейских камер. Что-либо разобрать в его лице не представлялось возможным. Но вот путь назад порадовал Юлиана смущённым покрасневшим личиком с чуть оттопыренными ушами. Сделать чёткую фотографию не получилось, но всё-таки узнать юношу было возможно.
  
  Дело в том, что Юлиану даже не пришло в голову, что омега мог оказаться в полицейском участке по делу. Поэтому он не проверил ни списки жертв ограбления в тот день, ни какие бы то ни было другие полицейские дела. Он начал просто искать омегу по фотографии. Проверка всех учебных заведений столицы ничего не дала, ни в школах, ни в колледжах такой омега не числился. В армии его тоже не оказалось. Обратиться к населению с просьбой о помощи в поимке омеги-террориста через СМИ Юлиан не хотел - боялся, что тот, узнав об этом, затаится и "заляжет на дно" в тихом захолустье. Приходилось на своих двоих обходить дискотеки и молодежные клубы, кружки по интересам и библиотеки. Именно в последней из них Юлиану и повезло, приблизительно через три недели поисков.
  
  Оад поднял глаза на следующего читателя в очереди на получение книг и даже протянул руку за читательским формуляром:
  - Здравствуйте, слушаю вас!
  
  Перед ним стоял тот самый сексуальный полицейский, которому он подсказал адрес почти месяц назад, даже в той же форме. "Зашел поблагодарить, наверное" - решил омега.
  
  - Не за что! Рад помочь, - на автомате ответил смущённый Оад, даже не опустив руку.
  
  - Так это был ты! - обрадовался альфа. - Даже не пытайся сбежать, и я не буду позорить тебя перед твоими друзьями, заковывая в наручники. Выйдем просто как друзья.
  
  - Я сейчас не могу никуда с вами выйти, моя смена закончится только через три часа, - взмолился испуганный омега, он не мог понять, чем недоволен полисмен, ему же помогли задаром.
  
  - Нет, так дело не пойдет, малыш! Я слишком долго тебя искал, мы поедем в участок прямо сейчас! - вдруг альфа задорно рассмеялся. - Тебе дай три часа, а потом ищи-свищи по всей стране куда сховался наш юный адепт террора.
  
  - Я не какой не "адепт террора"! - возмущенный Оад встал со своего рабочего места и замахал руками на Юлиана, который сразу же перестал ему нравиться. - Наоборот, я помог вам! Я дал вам тот адрес в центре города!
  
  - Тихо-тихо! Адрес вслух не называть! - Юлиан начал осторожно обходить библиотекарскую конторку, приближаясь к омеге, он хотел захватить свой "трофей" без "шума и пыли".
  
  Вокруг были люди: альфы, беты, омеги с книжками в руках. К тому же альфа не знал, кто из них тоже является сообщником террористов, может быть именно он тут в опасности, а не юный омежка. Окружающие начали отходить от библиотекаря, от греха подальше. Вокруг образовался пузырь тишины. И Оад наконец-то понял, что "запахло жареным". Причем конкретно.
  
  - Я только папе позвоню, чтобы он не волновался, куда я делся! - закричал омега, хватаясь за трубку на столе.
  
  - Твоему папе самое время волноваться, - альфа положил руку, прижимая телефонный аппарат, - у нас террористы раньше, чем через тридцать лет из тюрьмы не выходят, а некоторые вообще уже никогда никуда не выходят...
  
  - Я не террорист! - заорал Оад, позорно скатываясь в истерику.
  
  Естественно, Юлиан вывел его в наручниках, по дороге предъявляя всем своё служебное удостоверение. И будучи настороже, на случай если кто-нибудь из посетителей, замеревших в шоке от происходящего, бросится омеге на помощь. Но ничего подобного не произошло.
  
  - Этот омега подозревается в связях с террористами, - охотно сообщал Юлиан направо и налево всем желающим, вернее, только поднимавшим на него глаза.
  
  На Оада было страшно смотреть, он пытался справиться со слезами, путался в своих собственных ногах, грозясь упасть каждые два метра. Но альфа его поддерживал, не первый раз арестовывал омег. Некоторые из них думали - стоит только пофлиртовать с сексуальным альфой и их отпустят, но не тут-то было, Юлиан был предан работе душой и телом. На улице уже ждало вызванное подкрепление в мини-автобусе, Юлиан может и был фанатом своего дела, но дураком точно не был. Поэтому на незнакомой территории решил не рисковать, арестовывая террориста в одиночку.
  
  Через двадцать минут Юлиан пристегивал наручники Оада к металлическому крюку в знакомой допросной в подвале. Разве что раньше омега видел эту комнату с другой стороны окна, которое здесь выглядело обычным зеркалом.
  
  - Пить хочешь? - небрежно бросил полицейский.
  
  - Знаю, пить ты мне не дашь, - тихо прошелестел плачущий омега, - помню по прошлому разу.
  
  - Почему не дам? - засмеялся довольный Юлиан: омега найден и прикован. - Расскажешь мне всё, что знаешь про вашу "дорогую" организацию, выдашь всех известных тебе участников, и я посмотрю...
  
  - Что мы можем для тебя сделать, - закончил за альфу Оад, опустив глаза в стол, пить захотелось просто ужасно, как будто не пил целую неделю.
  
  - Просто чтобы ты был в курсе дела, Оад Флеур, я правильно назвал твоё имя? - альфа обошел стол и уселся напротив, спиной к зеркалу. - В нашей стране за содействие террористам приговаривают к смертной казни через публичное повешенье!
  
  - Я не террорист!
  
  - Тогда как ты узнал адрес тайного склада "Чёрной бригады", который написал мне три недели назад, четвёртого июля? То, что это точно был ты, я сам видел по записи с камер видеонаблюдения. Вопрос в том, как ты узнал этот адрес? Его ведь не было в свободном доступе в "Одноклассниках"...
  
  ========== Алмаз среди порченных яблок ==========
   - Я написал наугад какой-то адрес, не мог спокойно смотреть как вы мучаете того молодого человека, - ответил на автомате омега, за все эти годы он слишком привык скрывать свою суперспособность от окружающих. Оад просто не мог рассказать о ней другому человеку. Это было как переступить через себя.
  
  - "Мучаете"... А тот дебил как выразился? - альфа напряг память, пытаясь вспомнить, как его друг Кристиан называл допросы подозреваемых в террористической деятельности. - А, вспомнил: "пытаешь"... Дорогой мой Оад, я допрашиваю (!) виновных и потом они обычно заканчивают свой путь земной смертной казнью! Так что не надо преувеличивать мои скромные попытки вести расследование! А теперь вернёмся к нашим баранам, - альфа встал и, подойдя к омеге со спины, навис над ним, держа руки с двух сторон от подозреваемого.
  
  - А мы от них и не отходили, - неудачно пошутил Оад, страдая от страха глубоко в душе, наружу пробивалась только глупая бравада.
  
  - Объясняю, как для последнего дебила: ты не мог наугад назвать адрес со стопроцентной точностью! Так просто не бывает! А значит ты нагло врёшь мне, - альфа сделал себе "зарубку" - подозреваемый врёт, значит виноват. Невиновные люди обычно не врут и ничего не скрывают. По крайней мере на официальном допросе в следственном изоляторе, - продолжим, так откуда у тебя этот адрес, Оад?
  
  - Э-э-э...
  
  - Пока ты не придумал очередную чушь, я дам тебе подсказку, - Юлиан с размаху залепил Оаду смачную пощёчину, из разбитой губы потекла тоненькая струйка крови и омега разрыдался. Ему начало казаться, что этот допрос не кончится никогда.
  
  - Вы стояли спиной, а я видел лицо того парня, когда вы заорали "Адрес!" У него непроизвольно зашевелились губы, и я случайно разобрал, что он прошептал, пока вы не слышали...
  
  - Ещё одна бессмысленная глупость, - альфа покачал головой: "упёртый попался", - я прислушивался, Вертлявый ничего не прошептал. А теперь, - Юлиан размахнулся, - бессмысленная глупость вызывает такую же бессмысленную жестокость, - и ударил Оада кулаком в живот.
  
  Несчастный омега задохнулся воздухом и не мог ни то что говорить, но и просто дышать. Ему казалось, что глаза от боли вылезли наружу. Судорожные попытки вздохнуть оттеснили на второй план альфу с его допросом. Когда через минуту омега очнулся и смог наконец-то вздохнуть, первым ощущением оказалась чужая наглая рука, которая рылась в его трусах.
  
  - Судя по запаху, ты ещё девственник, - альфа опять находился за спиной Оада, шумно вдохнул воздух у омеги за ухом, шевеля волосы, - знаешь, как тебе будет в тюрьме для альф?
  
  - Пожалуйста, уберите руку от моего члена. Что вы делаете? - Оаду было неприятно и это чувство стремительно переваливало в разряд "больно", альфа яростно дёргал совершенно не стоящий член омеги, грозясь оторвать его.
  
  - Я сейчас подробно расскажу тебе, как тебя будут насиловать в тюрьме для альф и бет.
  
  - Я же омега, даже если я попаду в тюрьму, это будет омежья тюрьма. Там даже надзиратели будут омегами! - последнюю фразу Оад уже простонал, так как неожиданно для себя стал возбуждаться от движения полицейского, это было страшно унизительно, а тот лишь тихо рассмеялся прямо в ухо, - грязная шлюшка...
  
  - Перестаньте, я девственник!
  
  - Вот именно! Альфы и даже беты будут счастливы порвать тебя пополам и затрахать до смерти за те сутки, которые ты по "недосмотру" полиции проведешь в тюрьме для альф. А этот аттракцион, клянусь тебе, я легко могу устроить! И твой бесплатный адвокат, назначенный судьёй, сделает вид, что это простое недоразумение, - засмеялся Юлиан, - он ведь и так весь загружен делами бедноты, так что скорее займется облегчением приговора кого-то другого. Альфы, убившего своего омегу за измену и горько сожалеющему об этом, который потом всё равно повесится в камере на простыне. Или делом голодного беременного омеги, укравшего яблоко на базаре, чем пособником террора. Даже твоему личному адвокату будет на тебя плевать! Ты не получишь ни единого звонка, потому что в отношении террористов закон туже затягивает гайки! Твой о-папочка с ума сойдёт от волнений за тебя: пешком обойдёт все больницы и морги.
  
  - Хватит! Перестаньте! - кричал омега, ужасные перспективы оседали на коре головного мозга тяжелым бременем, мешая соображать, безжалостная рука в штанах не унималась, опуская самоуважение омеги ниже плинтуса, ещё и боль в разбитой губе. - Я всё скажу!!!
  
  - Ладно, говори, я весь внимание, - альфа перестал насмехаться, вытащил руку и, обойдя стол, уселся напротив подозреваемого.
  
  - То, что я сейчас скажу, прозвучит более неправдоподобно, чем всё, что было до этого, - Оад запнулся и тяжело вздохнул, ожидая, что Юлиан опять ударит его или в лучшем случае начнёт кричать, но тот терпеливо ждал, - но тем ни менее это правда и я могу доказать. Я могу читать мысли других людей и просто "прочитал" тот адрес.
  
  - Отлично! Раз так, теперь прочти мои мысли, и я легко тебе поверю, - в отличие от слов выражение лица Юлиана говорило о полном и безоговорочном недоверии.
  
  - Сейчас настроюсь, дайте мне две минуты, пожалуйста, не гоните, - взмолился омега чуть не плача.
  
  Он внимательно посмотрел на полицейского и постарался полностью перенять позу того. Немного мешало то, что руки были скованы, но опыт прошлых лет пришел на помощь, и Оад начал входить в нужное психологическое состояние. Дальше омега расслабился, впуская чужую сущность в себя самого и первое, что увидел, была улыбка - альфа в душе смеялся над ним и ни о чём не думал, просто наблюдая за приготовлениями омежки.
  
  - Вы ни о чём не думаете, совсем ни о чём, но вам смешно, - произнёс Оад неуверенно, ошибка могла стоить ему пожизненного заключения в тюрьме, а то и смертной казни.
  
  - Я не понял, - действительно засмеялся Юлиан, - я что, должен представить себе какой-нибудь адрес? Например, адрес полицейской академии?
  
  - Что угодно, не обязательно адрес, можно слово или цифру... Я всё прочитаю у вас в голове теперь.
  
  - Ладно, - Юлиан расслабился на стуле, эта глупая игра развлекла его для разнообразия, и представил свой год рождения, как будто бы написал его на простом белом листочке.
  
  - Тысяча девятьсот восемьдесят пять, написано синей шариковой ручкой на белом листке бумаги, извините, листок белый, но в линеечку, как в школьных тетрадях, - Оад волновался и старался добавить, как можно больше подробностей, чтобы убедить офицера.
  
  - Ничего себе! - действительно удивился альфа. - А теперь я о чём думаю?
  
  - "Я сейчас схожу к подполковнику и если ты так же легко прочтёшь и его мысли, я тебе наконец-то поверю".
  
  - Даже дословно, надо же, - Юлиан удивился, но поверил, более того, его аналитический ум уже прикидывал, как можно воспользоваться умениями Оада в своих, то есть антитеррористических целях, - никуда пока не уходи, я приведу полковника. А да, ты же не можешь уйти, смешно.
  
  
  - Сэсил Крис, здравствуйте! - полноватый седой мужчина в строгом деловом костюме протянул Оаду руку, но тот, прикованный к крюку в столе, только жалко улыбнулся. - Юлиан, давай, отстегни нашего нового помощника!
  
  - Пусть сначала прочтёт ваши мысли!
  
  - Да я ни о чём таком интересном, - засмеялся мужчина, - и не думаю.
  
  - "Такого просто не может быть! Выходит, и безупречный Юлиан иногда ошибается!" - ехидно произнес омега через минуту.
  
  - Что? Что это было? - неожиданно рассердился подполковник и повернулся к альфе.
  
  - Мысли ваши читает, как по написанному, - рассердился уже и Юлиан, то, что прочёл омега, выдавало с потрохами, что подполковник только и ждал, чтобы "Акела промахнулся".
  
  - Это неправда! Пусть прочтёт что-нибудь, что невозможно угадать или подделать! - гневный тон начальства не оставлял и тени сомнений, что всё сказанное омегой было правдой с самой первой и до самой последней буквы.
  
  - Напишите свой год рождения, как сделал я, и посмотрим, - предложил Юлиан.
  
  - Тысяча девятьсот шестьдесят восемь, написано простым карандашом на оранжевом листке, - омега начал говорить ещё до того, что Сэсил в дальнем углу комнаты закончил писать и поднял на него глаза.
  
  - Так ты читаешь мысли или видишь их? - опешил тот.
  
  - Читаю "как по написанному" - повторил Оад слова Юлиана, - когда вы что-либо читаете, то видите и где, и как оно написано, - омега начал успокаиваться видя, что перспектива быть прилюдно повешенным отодвигается на неопределенный срок.
  
  - Ладно, теперь верю, - подполковник тяжело опустился на стул и повернулся к Юлиану, - ты, как и всегда, нашел алмаз среди порченых яблок на заднем дворе мусульманского базара.
  
  ========== Прекрасная легенда ==========
   - Так я могу идти? Я свободен? - каждое произнесённое омегой слово дышало неподдельной надеждой на освобождение.
  
  - Почти. Осталась малость, последняя проверка, - спокойно ответил Юлиан, подполковник внимательно посмотрел на своего подчиненного и молча ждал продолжения, а вот омега нервничал.
  
  - Прочитать мысли ещё кого-нибудь? Нет проблем, я могу...
  
  - Дело не в этом, я должен показать твоё фото всем арестованным Чёрным бригадовцам, вдруг кто-нибудь из них тебя узнает?
  
  - Зачем, я же объяснил откуда узнал тот адрес? - Оад попытался погладить ладонью одной скованной руки запястье другой - натёрло сильно.
  
  - Как бы тебе объяснить? Одно другому не мешает, - Юлиан на миг задумался и, обойдя омегу сзади, шёпотом продолжил говорить тому на ушко: - Вот ты библиотекарь, ведь так?
  
  - Да, - ответил Оад.
  
  - Ты умеешь читать мысли и ты - библиотекарь. Точно так же может оказаться, что ты и помощник террористов, тем более с твоими талантами это очень взрывоопасная смесь. Так что я покажу твою фотку арестованным, вдруг кто-нибудь тебя и узнает?
  
  - Я не террорист! Они могут просто сказать, что знакомы со мной, просто чтобы отомстить за их склад, который я вам выдал!
  
  - Не знаю, посмотрим... Но уже завтра утром, сегодня рабочий день подошёл к концу, - провокационно сообщил альфа, делая вид, что зевает. Подполковник понимающе улыбнулся.
  
  - А со мной что? Я так и останусь тут на всю ночь прикованным к письменному столу? Можно хотя бы папе позвонить? - омега только сейчас осознал, что не уйдет сегодня домой, спокойной жизни, которая у него была ещё пару часов назад, больше нет и никогда не будет. И всё из-за этого симпатичного, но жестокого альфы. И почему несчастных омег всегда тянет к красивым и беспощадным альфам, как мотыльков на смертельно-опасный свет свечи?
  
  Оад чувствовал, что сам виноват, никто не заставлял его помогать полицейскому, ведущему допрос, следовало просто сбежать. Вот и произошло то, чего омега боялся последние три года: суперспособность привела его жизнь к полному краху.
  
  - Нет, папе пока звонить не будем, нечего пугать его раньше времени... - Юлиан драматично выдержал паузу и задорно продолжил, - но ты можешь оказаться нам полезным. И тогда, даже если арестованные бригадовцы тебя опознают, у тебя будет рабочее соглашение с полицией, а мы своих всегда защитим.
  
  - Что я должен буду делать? - подозрительно поинтересовался Оад. Он понимал, что ничего хорошего эта сделка ему лично не сулила - все "сливки" достанутся полицейским.
  
  - Ну смотри, ты можешь помочь нам с допросами других подозреваемых. Например, я буду спрашивать, а ты - читать их мысли и сообщать нужные нам данные.
  
  - А если я откажусь?
  
  - Тогда тебя загребут за содействие террористам, а там срок от пожизненного и до вышки. Так что лучше тебе согласиться.
  
  - Но когда я смогу это делать? Я же работаю! Мне надо папе помогать, он уже немолодой и ему тяжело много работать.
  
  - Работать в библиотеке ты больше не сможешь, там все уверены, что ты террорист, а таких даже на полставки не берут.
  
  - Но вы же можете прийти со мной и сказать, что это была ошибка и вы меня с кем-то перепутали, - напряженно попросил омега, он отчаянно пытался держать себя в руках и не разрыдаться заново, через пять минут после последней истерики. Это давалось ему ох как не просто.
  
  - Нет, ты нам нужен с раннего утра и до позднего вечера. Знаешь сколько допрашиваемых по всей стране по самым различным преступлениям? Мы готовы оформить тебя секретарём, моим секретарём, правды никто кроме нас, находящихся сейчас в этой комнате, знать об этой сделке не будет. Мало ли где может оказаться "крот", а так мы тебя беречь будем, я сам лично собираюсь отвечать за твою безопасность, - хищно улыбнулся Юлиан, образно выражаясь "а цыплёнка у нас будет защищать лисица".
  
  - Но мои бывшие сослуживцы - и так не особенно любившие меня - теперь считают преступником?
  
  - Это прекрасная легенда! - радостно сообщил Юлиан омеге. - Все будут считать тебя бывшим террористом, предавшим своих и начавшим сотрудничать со следствием. Этим и будет объясняться твоё здесь нахождение и факты, на самом деле "прочитанные" тобой в голове у подозреваемых.
  
  - А мой папа? Можно хотя бы ему не сообщать, что я преступник? - слёзно взмолился омега, психологически этот разговор сильно утомлял и без того перенервничавшего восемнадцатилетнего омегу, скованные руки болели не на шутку, безумно хотелось пить и в туалет по маленькому. Сам Оад удивлялся как такое может быть одновременно...
  
  - А твой папа знает про чтение мыслей? - вмешался в разговор, молчавший до этого Сэсил.
  
  - Нет, я пытался рассказать ему, но папа не поверил...
  
  - Вот и отлично, ничего ему не говори. Сколько ты там получал в библиотеке? Мы будем платить тебе вдвое больше, а папе просто скажешь, что нашел более высокооплачиваемую работу, - подполковник повернулся к Юлиану: - Будешь забирать его из дома каждое утро и возвращать вечером. Отвечаешь за его безопасность собственной головой. А ты, Оад, лучше тебе выполнять все распоряжения Юлиана, так как дело на тебя всё ещё не закрыто!
  
  На этой победной ноте Сэсил Крис покинул помещение, оставив наедине двух будущих напарников.
  
  - Освободите мне руки, пожалуйста, больно, натёрло, - взмолился омега, протягивая Юлиану запястья.
  
  - Меня зовут Юлиан Виллмес, я капитан службы внутренних войск антитеррористического подразделения, так что раз мы теперь напарники, будем знакомы, - альфа весело улыбнулся и пожал только что освобожденную правую руку омеги, будто и не было изнуряющего допроса и разбитой час назад губы. Которая у Оада всё ещё болела, поэтому он вяло вымученно улыбнулся, и пожал в ответ протянутую руку.
  
  Осторожно спросил:
  - А теперь можно в туалет?
  
  - Конечно, я тебя провожу! Привыкай, теперь ты без меня никуда, ни на шаг!
  
  - Понятно, - у омеги осталось чувство, что он всё ещё арестован, что, видимо, так и было.
  
  Но в туалете Юлиан милостиво разрешил омеге самому зайти в кабинку. Когда тот вернулся, альфа протянул бутылку минеральной воды:
  - Пей и поехали, я отвезу тебя домой, - командный тон стал на чуточку теплее, но от него всё равно веяло арктическим холодом.
  
  - Вы зайдёте вместе со мной домой? - испугался Оад.
  
  - Да, и именно я выложу твоему папе нашу версию событий! - отрезал альфа.
  
  - Вы хотите, чтобы папа меня возненавидел?
  
  - Нет, мне важно, чтобы механизм по поимке преступников не давал сбоев. А остальное меня мало волнует, - Юлиан развернулся и вышёл из туалета, не утруждая себя проверкой пошёл ли омега следом.
  
  - Даже то, что по дороге вы рушите чужие жизни? - заплаканный Оад почти бежал, чтобы успеть за ним.
  
  - Спасаю я намного больше жизней!
  
  - Ваши родители, должно быть очень вами гордятся....
  
  - Так и есть, - ответил альфа, не вдаваясь в подробности своей личной жизни.
  
  ========== Новая жизнь ==========
   - Сынок, что случилось? Твой начальник, мистер Придурок, позвонил мне два часа назад и наплёл всяких глупостей о том, что ты "известный террорист". И что они тебя увольняют без предварительного извещения, и без выплаты последней зарплаты... Что-то о том, что это ты им ещё должен, - взволнованный Виктоир Флеур бросился к сыну, как только тот открыл входную дверь своим ключом.
  
  Оад был весь красный, заплаканный, с разбитой губой и отчаянно пыхтел.
  
  - Значит всё это правда? - старший омега уперся взглядом в зашедшего следом Юлиана, не переставая обнимать дрожащего сына.
  
  - Да, - спокойно ответил Юлиан, но потом совесть всё-таки взяла в нем верх над карьерными устремлениями, и он добавил: - это - версия для посторонних. Пусть все остальные так и думают, на самом деле ваш сын оказывает антитеррористическому подразделению неоценимую помощь. Конечно, не бесплатно, он будет получать зарплату в два раза больше, чем платили в той дурацкой библиотеке.
  
  - Подождите-подождите! - перебил офицера Виктоир, - А что он должен будет для вас делать, раз вы согласны платить ему две минимальных зарплаты: восемнадцатилетнему омеге без образования и опыта в какой-либо отрасли деятельности?
  
  Юлиан, который так и не дождался приглашения, сам прошёл в маленькую гостиную мимо двух обнимающихся омег и в наглую уселся на диван:
  - Можно мне чаю, с молоком и двумя ложками сахара? Устал, знаете ли, на службе. И я вам всё подробно расскажу.
  
  - Никакого вам чаю! - отрезал Виктоир. - Ни с молоком, ни с сахаром и ни с пирожными! Я жду ответа на мой вопрос, иначе мой сын у вас не работает!
  
  Юлиан молча посмотрел на старшего омегу и в душе обрадовался, что Оад не унаследовал от папы ни сильного характера, ни умения бороться за свои интересы. Взрослый омега был постаревшей версией своего сына: более высокий, с более заостренными чертами лица и, естественно с морщинками вокруг потускневших водянисто-голубых глаз и губ. Видимо, вырастить сына одному - а такого же взрослого альфы, или его вещей, рядом не наблюдалось - не так-то уж и просто. Но от этого Юлиан стал только больше симпатизировать омеге.
  
  - Дело на вашего сына ещё на закрыто окончательно, - с намёком произнес альфа.
  
  - Но дело это было вами фальсифицировано для удачной легенды, я прав? - проницательно заметил старший омега. - А значит, я всегда смогу обратиться в СМИ и на телевидение, и вы быстренько лишитесь столь высокооплачиваемой и выгодной должности!
  
  - Не совсем так, мистер Флеур, - альфа наконец-то начал обращаться к папе Оада со всем уважением, видя равного себе противника, - наше подразделение обладает полномочиями, которых нет у других полицейских ведомств. Например, мы можем задержать вашего сына без предъявления обвинений на три месяца, а не положенные полиции в таких случаях сорок восемь часов. Да и в других областях наше влияние куда шире общеполицейского, например, в отношении ближайших родственников подозреваемых...
  
  - Вы намекаете, что меня "случайно" собьёт машина, попытайся я обратиться в прессу или на телевидение? - разгневанный пожилой омега встал прямо перед лицом офицера широко расставив ноги и уперев руки в бока. - Я вас правильно понял?
  
  - Папа, умоляю тебя, перестань! - запричитал молчавший до этого Оад. - Я буду на вас работать и делать всё, что скажете, только обещайте не трогать папу! - это уже было адресовано Юлиану.
  
  - Встретимся завтра утром, Оад. Я заеду за тобой в половину девятого, будь готов. Форма одежды секретарская, но скромная: никаких прозрачных кофточек и обтягивающих попу брюк.
  
  - Ладно, - уставший омега тяжело осел в кресло у неработающего телевизора, - я буду готов.
  
  - Ваш сын будет помогать мне допрашивать террористов, что-то вроде "хорошего" полицейского. Надеюсь, что отпетые преступники будут рады выложить всё мальчишке, вперёд грубого офицера, старшего по званию и по должности.
  
  - Который слишком высокомерен и самонадеян, - добавил Виктоир.
  
  - Мне всё равно, лишь бы получить интересующую нас информацию. Этим мы сможем спасти сотни, а иногда и тысячи жизней.
  
  - Но, надеюсь, вы не будете оставлять Оада одного в камере с преступниками? - пожилой омега выразительно уставился на разбитую губу сына, ему даже в голову не пришло, что это сделал сам Юлиан.
  
  - Нет, только в допросной, и они будут прикованы наручниками к металлическому столу, - последнее слово прозвучало уже из прихожей, альфа сам открыл себе дверь в парадное и бросил напоследок: - Я лично буду отвечать за безопасность вашего сына, и спасибо за чай будущему начальнику вашего сына.
  
  - Шантажист, угрожающий моему ребёнку, вполне может обойтись и без чая, - скупо бросил Виктоир альфе вслед.
  
  Никто из двух омег уже не увидел, что Юлиан от души улыбался, идя к лифту: "Такой смелый и проницательный папа не даст сына в обиду. Мой - был совершенно другим и мне самому приходилось его защищать".
  
  
  А Виктоир в это время набрал Оаду полную ванну теплой воды, налил туда душистого мыла.
  
  - Ляг, расслабься. А я пока подогрею тебе остывший ужин.
  
  Оад благодарно обнял папу и бегом отправился в уборную, пытаясь скрыть от старшего омеги слёзы, которые не смог удержать: "Жизнь больше никогда не будет нормальной! Даже средней паршивости - не будет. Только полностью отвратной!"
  
  А Юлиан, у себя дома, уснул быстро и спокойно, как человек, чья совесть не отягощена никакими преступлениями. Ему не терпелось поскорее начать допросы подозреваемых. Теперь всё станет намного проще и, конечно, результатов должно быть больше.
  
  
  Оад проснулся задолго до будильника.Лежал в кровати осознавая, что сегодня не пойдёт, как обычно, в библиотеку, потянулся, расправил затекшие во сне плечи и спину. Совершенно не хотелось вставать, пугало то, что ждёт его в новой жизни. Было по-детски обидное ощущение - что же я не пойду сегодня в библиотеку, ведь остались не разложенными карточки постоянных клиентов, которые никому не интересны.
  
  На часах высветилось шесть утра, делать до половины девятого было совершенно нечего. Твёрдо чувствовалось, что не удастся за завтраком проглотить ни кусочка папиных любимых блинчиков, ни глотка молока, поэтому омега решил потратить оставшееся время на то, чтобы привести себя в порядок. Помогает поднять пошатнувшуюся самооценку. Первым делом пошёл в душ, помыл голову, красиво уложив волосы, выбрал кремовую строгую рубашку на пуговицах с длинными рукавами, чёрные джинсы, которые не обтягивали, красиво лежа на его длинных стройных ногах.
  
  Омега надушился легким воздушным одеколоном и всё-таки, с тяжёлым камнем на сердце, сколько ни откладывай, а идти надо, спустился вниз на кухню. Довольный папа пёк свои вечные или, как он сам говорил, "фирменные" блинчики и, повернувшись, сказал Оаду:
  - Ну что, сынок, начинаешь новую жизнь! Надеюсь, она тебе понравится. Не переживай, думай о хорошем, о том, что будешь получать больше денег на новом месте, может и люди там будут получше твоего прошлого начальника, мистера Придурка, - и старший омега засмеялся.
  
  Но когда выяснилось, что сынок есть не будет, у Виктоира настроение резко испортилось:
  - Кому же я пёк? Встал на час раньше!
  
  - Папа, умоляю тебя, не начинай! Ты каждый день так встаешь! - снизу раздался гудок и омега, воспользовавшись шансом прервать неприятный разговор, выглянул в оно. - Уже приехал, я побежал, он, наверное, не любит ждать.
  
  Юлиан, как всегда одетый с иголочки, в новой форме с погонами, чисто выглаженный, грозно стоял рядом с дорогой чёрной машиной. Сразу видно - большой начальник приехал. Он не произнес ни слова, только небрежно махнул головой, и вот омега тихонько просочился на соседнее сидение устрашающего джипа. Ехали в полной тишине, на Оада она давила как восемь атмосфер сразу, а вот альфа чувствовал себя прекрасно. До участка добрались за полчаса.
  
  ========== Первое рабочее утро ==========
   Джип остановился на стоянке. Юлиан вышел из машины, размял затекшие плечи. Оад наоборот, сидел, нервничал, переживал, глубоко дышал, пытаясь успокоиться. Но делать нечего, тоже пришлось выходить. Альфа посмотрел на эти робкие попытки, скривился, глядя на трусишку:
  - Пошли уже, давай, в первый день я тебя не съем, - пошутил, стараясь избегать физического контакта с дрожащим омегой, зная, что тот всё ещё его боится.
  
  Они зашли в здание. Оад помнил как в последний раз, ещё вчера, его заводили сюда в наручниках. Поэтому ему казалось, что каждый полисмен должен обратить внимание на него, желая узнать, почему этот преступник, адепт террора Оад Флеур не в наручниках? Почему заходит как к себе домой в здание главного полицейского управления? Но ничего подобного не произошло, никто не обратил на него внимания, и даже стены, казалось, перестали давить на омегу.
  
  Они подошли к дежурному на входе, получили временный гостевой пропуск для Оада:
  - Обещаю, что всё оформим официально к концу дня, - сказал молоденький полицейский.
  
  Дальше они прошли в кабинет, скорее каморку, принадлежащую лично Юлиану и Кристиану. Это была маленькая комнатка, в которой с трудом помещалось два письменных стола впритык один к другому, и небольшой металлический шкаф для документов в углу. Последнего из альф, конечно же, в комнате не наблюдалось, потому что его бурный роман с Томом был в самом разгаре. Юлиан, развалившись на своем стуле за письменным столом, сказал:
  
  - Сначала я хотел бы обсудить с тобой несколько первостепенных вопросов. Перестань уже, хватит дрожать, ничего я тебе не сделаю! Мы же договорились - на допросах ты больше не подозреваемый! Помоги мне, и я буду очень благодарен! Поверь, за каждое раскрытое тобой дело, за любую помощь, которую ты мне откажешь, я буду очень благодарен! Можешь меня больше не бояться, - хмурый альфа сидел за своим письменным столом, а малиновый от смущения омега стоял напротив, чувствуя своё униженное положение, хотя и номинально в данный момент смотрел на Юлиана сверху вниз, - принеси себе стул, там в центральном зале полно свободных, - альфа чувствовал, что будущему секретарю нужно собраться с мыслями и почувствовать себя "в своей тарелке", иначе ничего у него не получится.
  
  Вся эта паранормальная ерунда была Юлиану совершенно не понятна. Омега вернулся, глубоко дыша, с маленьким деревянным стулом, больше похожим на табуретку, старым и разбитым, который уж точно больше никому не был нужен. Оад осторожно приземлился с боку, рядом со столом полицейского, опять глубоко вздохнул. Альфа понял, что придется еще принести тому кофе с каким-нибудь омежьим лакомством, если он хочет получить хоть какие-то ответы на свои вопросы.
  
  Когда Юлиан вернулся, неся в руках эспрессо и горячий ванильный шоколад с рогаликом - всё самое вкусное, что мог найти в пищевом автомате, поставил перед омегой и начал рассказывать:
  - Сегодня в десять утра нам должны доставить из предварительного заключения человека, которого я ещё неделю назад обещал допросить. Сейчас это должно стать намного легче, потому что ты будешь помогать. Придется выбрать какую-то линию поведения, тему разговора, не знаю.
  
  - Первый раз всё равно всё может пойти косо-криво, неважно, насколько сильно я хочу, чтобы у меня получилось, - ответил омега, и Юлиан видел по глазам - огромный опыт работы с мошенниками и врунами - что омега действительно хочет помочь.
  
   - Надо попробовать разные варианты, а потом мы решим, что нам больше подходит для работы. Предложение такое: я буду допрашивать подозреваемого, а ты также, как в прошлый раз, будешь стоять в другой комнате и смотреть через окно. Повтори все движения подозреваемого или как ты там это делаешь. И мне нужен ответ на мой вопрос.
  
   Омега на это заметил:
  - Мне было бы намного проще, если бы вы поставили меня в известность, что именно хотите узнать заранее, сейчас! Какой вопрос вы зададите тому альфе?
  
  Юлиан пытался зажиматься, скрывая информацию, он просто физически не мог, не привык так легко и просто расставаться с секретными данными своего отдела.
  
  - У тебя недостаточно доступа, это секретная информация. Я не имею права рассказывать ничего связанного с этим делом!
  
  На что Оад сказал:
  - Всё равно самый главный ответ, который вас интересует, я "прочту". Так что нет смысла скрывать от меня менее важные подробности этого дела. Объясните хотя бы в какой области искать: в прошлый раз я понял, что вас интересовал адрес, поэтому первый же адрес, который "прочёл" в голове того парня я вам и написал. У меня будет где-то четверть секунды на моё "чтение". Поэтому будет легче, если я буду знать, что искать: имена, фамилии, опять же адрес, может быть секретный код или какие-то цифры...
  
  - А как именно всё это происходит? Ты видишь всё о чём он думал, или о чем думает сейчас в данную минуту, или раньше, или позже этого времени? - альфа пытался выиграть время и не отвечать на вопрос, заданный ему лично.
  
  Омега смутился, насупился, решая, что именно можно сказать альфе, а о чём выгоднее умолчать:
  
  - Вы задали вопрос, начали орать или хотя бы кричать, подозреваемый не хочет вам отвечать, но все равно, волей-неволей, у него в голове всплывает ответ на этот вопрос. Вот его я и вижу, у меня есть буквально четверть секунды, чтобы увидеть то, что вас интересует. Поэтому времени немного, я же не волшебник, вы должны мне конкретно объяснить, что мне искать. Чего ждать. Не нужно посвящать меня в ход вашего расследования, только та информация, которая поможет мне помочь вам с максимальной пользой.
  
   - Хорошо, - сказал альфа, - значит делаем так: я тебе не рассказываю ничего о ходе расследования, ни о самом подозреваемом, скажу только, что нас интересуют фамилии и имена его подельников. По нашим подсчётам в ходе расследования выяснилось, что их всего четыре человека. У нас есть один - это бета, не альфа. Но кто ещё с ним заодно? Мне надо знать их фамилии, имена и где их можно найти.
  
  - Нет-нет-нет, - омега замахал руками, - это очень много информации. За одну четвертую секунды я ничего этого не успею прочесть! Давайте начнем с фамилии первого? Кто у них самый главный! Простите, но придётся кричать и давить на допрашиваемого так, чтобы подозреваемый волей-неволей об этом подумал, пока вы спрашиваете - я постараюсь сосредоточиться и получить желаемый ответ.
  
  - Отлично! Давай начнём!
  
  Альфа открыл дверь, пропуская омегу вперёд, и они прошли по коридору в сторону подвала. Эту дорогу Оад хорошо запомнил ещё с прошлого раза. Спустились по лестнице вниз, прошли в переговорную, которая пока еще была не занята.
  - Ты стоишь тут! Тебя никто не видит, так мы выигрываем и твою конфиденциальность тоже.
  
  Оад с замиранием сердца, заглянул в стекло. Он всё ещё помнил, как сидел там внутри на жестком неудобном металлическом стуле, прикованный к столу. Воспоминание, конечно, не из самых приятных. Глубоко вздохнул, сам себе шёпотом повторил, что теперь он наконец-то находится с другой стороны окна. В это время раздались шаги по коридору. Это привели бету, которого Юлиан собирался допрашивать. Тяжёлые шаги закованных ног, перезвон цепи на руках. Омега испугался ещё больше, хотя казалось, что больше испугаться уже невозможно. Это был бета, судя по запаху, но внешне он напоминал альфу, и необычного, а очень крупного - под два метра ростом и где-то под двести кило весом. Подозреваемый был весь в татуировках, в длинной грязной черной бороде виднелись крошки от обеда. И это при полностью лысом черепе. Таких людей омега обычно обходил десятой дорогой на улице, а тут придётся не просто смотреть на него, но и "ковыряться" в его мутной голове, полной жутких ужасов.
  
  ========== И первый успех ==========
   Полицейские, сопровождавшие преступника, приковали того к металлическому крюку, торчащему из стола. Сам стол тоже был вмурован в пол допросной. Усадили и покинули помещение. Юлиан, который до этого времени сидел развалившись на стуле напротив, начал допрос.
  
  - Привет, придурок, не буду тянуть кота за яйца, просто скажи мне, кто там у вас главный? Как можно быстрее ответишь - и получишь свою порцию жиденькой кашки на ужин, - а в ответ бета точно так же развалился на жестком неудобном стуле со своей стороны, тупо пялясь на полицейского, совершенно точно не собираясь ничего говорить.
  
  Омега в соседней комнате глубоко дышал, пытаясь сосредоточиться. На самом деле ему надо было не просто автоматически повторить все движения беты, ему надо было найти какие-то общие психологические точки соприкосновения, почувствовать себя этим самым человеком, в той комнате, там за столом, тогда он смог бы полностью проникнуть в его голову. Оад не сказал Юлиану всей правды. Он полностью превращался в другого человека, в которого хотел превратиться. У омеги было больше, чем одна четвертая секунды, он просто остановился этим самым человеком: всё что тот видел, чувствовал, говорил, всё было в голове у Оада. Он совершенно точно не собирался ставить Юлиана в известность об этом и рассказывать и о других своих возможностях. Потому что альфа использовал всё, любую информацию, которой омега с ним делился, в своих целях. Тем более ещё и шантажируя последнего о-папой. "Достаточно, больше он не бросит этой твари ни "куска мяса"".
  
  Юлиан старался не пялиться через окно в соседнюю комнату, то есть с его стороны это было обычное зеркало. Он надеялся, что как только омега получит нужные ответы, он сам постучит или как-нибудь ещё даст понять, что всё готово. Пока что бета молчал, поэтому Юлиан начал повторять один и тот же вопрос по нескольку раз. Встал, орал, ходил вокруг преступника, шептал тому на ухо, пугал всячески. Альфа повторял один и тот же вопрос по тысяче раз:
  
  - Как зовут вашего предводителя? Кто у вас за главного?
  
  - Чем больше раз повторишь, мусор, тем быстрее я отвечу? - засмеялся бета. - Не на того напал, мусорок!
  
  Раньше, при таких обстоятельствах, Юлиан уже двинул бы того правым хуком в ухо. Но теперь он надеялся, что побои остались в прошлом, на самом деле, глубоко в душе Юлиану были противны такие методы допроса, но в прежнее время только они приносили результат.
  
  - Никуда не уходи, я сейчас, - повторил альфа свою самую распространённую шутку - куда уйдёт прикованный допрашиваемый...
  
  Юлиан вышел в соседнюю комнату, увидел перед стеклом скрюченного буквой "зю" Оада и спросил:
  
  - Ну, что, не получается?
  
  - Нет. Потому что я боюсь. Боюсь того, что могу увидеть в его голове, - заныл омега.
  
  - Значит сегодня не вышло? - разочаровался альфа, но давить на Оада он явно не собирался.
  
  - Нет, я попытаюсь ещё раз. Но я хочу быть там, рядом с ним в комнате.
  
  - Разве так не страшнее? - удивился полицейский.
  
  - Нет, там ведь будете вы, я стану за вашей спиной. Так мне будет психологически легче, я смогу сегодня. Пожалуйста, можно мне зайти внутрь?
  
  - "Пожалуйста", заходи, - передразнил омегу Юлиан, - если тебе так будет легче. Мне всё равно, только не становись на расстоянии удара его руки или ноги!
  
  Омега кивнул и просочился в комнату. Он сразу встал за спиной Юлиана, который вернулся на свое место, лицом к подозреваемому. Бета удивлено посмотрел на обоих. Альфа понял, что придётся хоть что-то сказать о новоприбывшем:
  
  - Это мой секретарь, он будет записывать все твои ответы. И тогда мне не придется вести самому протокол допроса.
  
  На что бета удивлённо впился в омегу взглядом:
  
  - Круто, он симпатичный! Только боюсь ему ещё нет восемнадцати, ты, мусорок, ебёшь несовершеннолетнего.
  
  - Не твое собачье дело, - беззлобно возразил Юлиан, - тут он - мой секретарь! Как мужик, если ты вообще мужик, то завидуй молча, кого хочу - того ебу! Твоё дело отвечать на мои вопросы!
  
  - Не, хочу посмотреть, как у вас всё происходит с симпатяшкой, - бета из любопытства даже распрямился на стуле и сексуально подмигнул Оаду.
  
  - Щас, сука, с ноги врежу по ебалу! - заорал Юлиан.
  
  - Кто у вас там главный? - зашипел омега, выразительно посмотрев на Юлиана, он специально стал спиной к подозреваемому. - Спрашивай! - приказал, не разжимая зубов. - Задавай свой вопрос, давай же!
  
  - Кто у вас главный? Кто всеми вами командует? Может быть именно ты, придурок?
  
  - Можно выйти, капитан Виллмес? - простонал омега и схватился за живот.
  
  - Да, конечно! Тебе плохо? Что такое, Оад? - альфа подхватил падающего омегу и вывел за дверь.
  
  Там омега живо оттолкнул чужие руки и просто облокотился об косяк плотно закрытой двери. Бету, видимо, в дороге, сильно били - живот Оада, прочувствовавшего это на своём теле, просто разрывался, но Оад не собирался рассказывать про это полицейскому:
  
  - Он и есть главарь, его помощник некто Гвоздь. Это всё, что я успел "прочитать".
  
  - Отлично, спасибо! Но как ты себя чувствуешь? Что сейчас случилось?
  
  - Ничего, я просто хотел выйти вместе с вами оттуда и рассказать, что я успел узнать. Теперь можете спрашивать дальше, следующий вопрос. И не называйте вслух моё имя. Я не хочу, чтобы он, если выйдет, или его дружки нашли нас с папой и убили ночью. Вы же нас не защищаете!
  
  - Вас будут защищать круглосуточно! В любом случае, но ты прав, больше такого не повторится! - Юлиан осознавал, что омеге на самом деле удалось прочитать мысли допрашиваемого. - Полицейские машины будут по ночам патрулировать улицы рядом с вашим домом. Теперь понятно, зачем ты попросил выйти, - альфа на миг задумался, - не подумай, что я тебе не верю, только как-то это всё очень просто. Мне нужно проверить эту информацию. Даже пока не соображу, как именно это сделать...
  
  - Очень легко, скажите бете прямо сейчас, что только что получили информацию от своего постоянного информатора, что главарь он и есть. А его помощник Гвоздь. И посмотрите на его реакцию, - спокойно ответил омега, вдали от источника чувства притупились и живот уже не болел так сильно. "И как только бета всю эту боль молча терпит?"
  
  - Прекрасная идея! Ты молодец! Я скажу, что Гвоздя мы тоже взяли!
  
  ***
  - Больше можешь ничего не говорить! - Юлиан зашел и похлопал бету по плечу. - Мы взяли твоего помощника Гвоздя, он всё валит на тебя, поёт, что тот соловей. Говорит, что это ты главарь!
  
  Бета, которого казалось ничем не возьмёшь, поменялся в лице:
  
  - Я же велел ему уехать и затаиться в деревне... Почему он не поехал? - недоуменно спросил тот у Юлиана.
  
  - Я не знаю, - ответил альфа, - а в какую деревню ты велел ему поехать?
  
  - В мою родную, там их никто не выдаст, там все наши, - бета отвечал на автомате, даже не осознавая, что выдаёт всю недостающую полиции информацию.
  Теперь оставалось только поднять папку беты, посмотреть откуда он родом, и можно посылать спецназ.
  
  - Он не доехал, наши взяли его по дороге, - сказал Юлиан, чтобы отвести малейшие подозрения от Оада, обещал же охранять его. - Посиди здесь, я сейчас пришлю кого-нибудь отвести тебя обратно в тюрьму. И не переживай ты так сильно, зато с дружками "сидеть" будет, веселее.
  
  ***
  Юлиан и Оад покинули допросную.
  
  - С меня бутылка, ну ты даёшь! - удивленно сказал альфа.
  
  - Не надо бутылку, можно бутерброд. Я перенервничал и проголодался, - попросил омега.
  
  ========== Трудовые будни ==========
   Юлиан повел Оада в полицейскую столовую:
  - Выбирай что хочешь. Можешь не ограничиваться бутербродом, - альфа повел рукой. показывая весь периметр, заставленный мясными блюдами, гарнирами, супами и салатами.
  
  - У меня нет денег, - прошептал омега куда-то в спину Юлиана.
  
  - Это рабочая столовая. Ты обедаешь здесь весь месяц, а потом у тебя вычитают из зарплаты. Но не переживай - немного, наш отдел финансируется лучше многих, так что еда на дотации государства. Обычно спецназ не воюет, если его хорошенько не накормить, - усмехнулся Юлиан.
  
  - Спасибо, - омега наклонил голову в знак благодарности.
  
  - Не за что, - улыбнулся Юлиан, первый раз за всё время их знакомства от чистого сердца, - заслужил. Я пойду начну готовить операцию. Ты поешь, а потом подожди меня в моей комнате. Если я не вернусь до восемнадцати ноль ноль, можешь идти домой. Завтра я опять за тобой заеду. Если кто спросит, ты просто мой новый секретарь. Никаких подробностей, никому и никогда, понял?
  
  - Да, я и сам в этом заинтересован, - ответил Оад.
  
  
  Он взял салат из огурцов с помидорами, немного картофельного пюре, и был совершенно счастлив, когда у него на выходе просто спросили фамилию и записали на его имя. Еда оказалась удивительно вкусной и свежей, или омега просто был рад избавиться от надзора Юлиана. Пока Оад наслаждался вкусом, к нему приземлились ещё два омеги из бухгалтерии и чей-то секретарь бета. Все перезнакомились и весело болтали, договорились, что Оад примкнёт к их обедам на постоянной основе.
  
  - Так что ты теперь не новенький, ты - в нашей полу-омежей банде, - хихикнул бета Марил.
  
  - Спасибо, что приняли, - улыбнулся Оад: "Жизнь потихоньку начала налаживаться, но это всё пока Юлиана нет рядом".
  
  ***
  - Ты кто? - спросил крупный чужой альфа, рассевшийся на месте Юлиана в его комнатке.
  
  - Я? - Оад стушевался, мужчина перед ним не был столь привлекателен, как, например, Юлиан, но так же силён и высок.
  
  - Да, ты? - альфа с резким запахом морского бриза, сдобренного жасмином и ещё каким-то неизвестным Оаду цветком, посмотрел в упор и вдруг неожиданного улыбнулся: - Омежечка, испугался? Не бойся, я тебя не съем, у меня самого есть такой же маленький и пахучий мальчик Том.
  
  - Я новый секретарь капитана Виллмеса. Он велел мне ждать тут.
  
  - А, вот, значит, кто новый секретный партнёр Юлиана! Он променял меня на тебя! Что ты такое ему делаешь, а, омежечка? Хотя я и сам могу догадаться, - альфа засмеялся, но как-то совсем не обидно, а наоборот подбадривающе, - ладно, никаких обид, играйтесь! Юлиану давно пора стать хоть чуточку более земным человеком. А то совершенство какое-то...
  
  - Кристиан, давай скорей, выезжаем, - из коридора раздался голос того, о ком они только что говорили.
  
  - Ну, всё, пока, я побежал, - альфа вскочил и пулей унёсся в коридор.
  
  После него осталось ощущение радости, покоя и защищенности, Юлиан никогда не ощущался так приятно. Оад в душе порадовался за незнакомого, но вероятно такого счастливого омегу Тома.
  
  
  Домой возвращался в темноте, больше ничего интересного в первый рабочий день так и не произошло. Перед уходом дежурный офицер вручил Оаду новое удостоверение с фотографией и показал, как и где проводить магнитную линию. Нельзя сказать, что омега скучал по Юлиану, он был просто счастлив, что тот не вернулся до конца рабочего дня.
  
  - Ну и как дела, "хороший полицейский"? - папа-омега скептически осмотрел Оада, но новых ссадин больше не появилось. Про разбитую губу он так и не рискнул спрашивать, не до того сыну было ни вчера, ни сегодня.
  
  - Всё в порядке. Мистер Виллмес, благодаря мне, уже чего-то там раскрыл, подробностей я не знаю, - сын вроде и улыбался, но как-то неуверенно.
  
  - Или я не могу распрашивать? Секрет? Да мне всё это неважно. Главное другое - тебе там хорошо?
  
  - Ну, да, я познакомился с Мики и Тими, они оба омеги, и с бетой Марилом, теперь мы вместе будем обедать.
  
  - Начальник тебя не обижает? - папа сразу ухватил основное.
  
  - Нет, папа, он доволен, я приношу пользу...
  
  - А если что-то пойдёт не так? Вдруг у тебя не получится? Какой-нибудь из преступников окажется слишком умным, и ваша трёхходовая схема не сработает? Что тогда будет?
  
  - Я не знаю... Но не думаю, что мистер Виллмес будет срывать зло на мне.
  
  - Да, я тоже очень на это надеюсь... Есть будешь?
  
  - Нет, спасибо, я не голоден. Только чай, пожалуйста.
  
  
  Уставший Оад быстро выпил чай с бубликами и отправился спать, чтобы тяжёлый первый день поскорее закончился.
  
  Следующее утро принесло выстиранного и выглаженного строгого альфу ровно в полдевятого. Омега выскочил на улицу к машине, догрызая кислое зелёное яблоко.
  
  - Доброе утро, мистер Виллмес! - он всё ещё боялся.
  
  - Доброе! - согласился тот. - Сегодня нашего "клиента" привезут к девяти утра, так что быстро залезай и поехали, - Юлиан уже садился в машину.
  
  Оад и не надеялся, что ему расскажут хоть что-нибудь о вчерашней операции - всё "совершенно секретно". Ехали молча, омега смотрел в противоположное от альфы окно, Юлиан же посмеивался, глядя на омежку. Смешило то, как он храбрился и старался казаться равнодушным.
  
  - Да, я во вчерашних брюках. Ничего смешного, нету у меня других выходных брюк! А рубашка свежая - голубая, вчера была белая, - оправдывался омега, ему не нравилось, что над ним смеются.
  
  - Купишь себе что пожелаешь. Зарплату я тебе выбил побольше обычной секретарской, - Юлиан не понял, на что это омега вообще намекает.
  
  - Вы смеётесь надо мной? - переспросил Оад, может это он чего-то не понимал.
  
  - Ничего подобного! - засмеялся Юлиан ещё пуще прежнего. - Ну не из-за брюк точно, просто ты так отчаянно стараешься не спрашивать о вчерашней операции, а самому любопытно! Все омежки любят совать свои маленькие красивые носики куда не просят.
  
  - А вы можете мне рассказать?
  
  - Извини, но нет! Только знай, я по-настоящему тебе очень благодарен, раньше допросы того беты ни к чему не приводили. А теперь все его подельники у нас.
  
  - Спасибо, что рассказали, - Оад воспрял духом. Получилось!
  
  
  После приезда Юлиан отправил омегу в свою комнату, а сам пошёл справиться о подозреваемом. Кристиан уже сидел там и что-то искал в компьютере Юлиана:
  
  - Привет! Я даже не знаю, как тебя зовут, омежик?
  
  - Оад.
  
  - Очень приятно, я - Кристиан, бывший напарник Юлиана. Или временно бывший, пока вы там не наиграетесь неизвестно во что, - альфа перестал улыбаться и напрягся, Оад занервничал. - Я не могу тут найти в гугле одну книгу. Можешь помочь мне? Ты разбираешься в книгах?
  
  - Да, в любых. Что конкретно вы ищете? - омега вздохнул с облегчением, подошёл и в два счёта нашёл нужное.
  
  - Какой же ты молодец! - обрадовался Кристиан. - Теперь я понимаю, почему "великий и ужасный" Юлиан хочет работать с тобой, а не со мной.
  
  Омега расслабился, рядом с этим альфой Оад опять почувствовал себя человеком, а не ещё одним подсудным преступником, которого временно пожалели, но всё страшно-ужасное ещё только впереди.
  
  - Кончай морочить ему голову! Ещё заплачь от обиды! - Юлиан вернулся и напряжение в комнате можно было прощупать голыми руками. - На задания я выезжаю только с тобой, ты всё ещё мой единственный напарник, - довольные альфы стукнулись плечами, подтверждая суровое альфье братство, куда омегам доступа испокон веков не было.
  
  - Я просто секретарь, - убито добавил Оад, нет, ему совершенно не хотелось становиться напарником жуткого и страшного Юлиана, но и чувствовать себя человеком второго сорта тоже было не особо приятно.
  
  ========== Западло ==========
   - Так, "секретарь", сворачиваемся, у нас появился новый клиент. Пошли, по дороге всё тебе расскажу, - Юлиан вежливо придержал дверь, пропуская Оада вперед, - на всё про всё у нас десять минут.
  
  По дороге Юлиан сообщил, что сегодня допрашиваемый - альфа, и, естественно, ответил на вопрос, что именно он захочет узнать в первую очередь - это адрес. Омега глубоко дышал, пытаясь сосредоточиться, он помнил вчерашнего устрашающего бету, так каким же будет арестованный альфа!
  Но когда он вошёл в уже привычную камеру в подвале, то жутко удивился. За столом в оранжевом тюремном комбинезоне сидел приятный мужчина лет двадцати восьми, аккуратно подстриженный, причесанный, прекрасно пахнущий и чисто выбритый. Он с усмешкой взглянул на омегу, который его рассматривал, и вежливо произнёс:
  - Доброе утро!
  
  Оад ещё вчера вечером дома решил, что он будет находиться в комнате вместе с Юлианом и прихватил из маленького кабинета секретарскую папку с ручкой, чтобы притворяться, будто ведет протокол допроса. На самом деле омега собирался закрываться от преступника, которого надо было допросить. Рядом с тем сидел молодой полицейский, он вежливо попросил разрешения у Юлиана остаться при допросе, но альфа ответил "нет, ни в коем случае" даже не глядя на Оада, который чуть не потерял сознание от ужаса - раскроют его сверхспособности! Тогда полицейский спросил, можно ли остаться с той стороны комнаты, на это Юлиана вынужден был согласиться, и омега понял, что придется садиться спиной к мнимому зеркалу.
  
  - Секретарь, вы бы перестали пялиться на допрашиваемого, если вы не в курсе - это тут у нас "в гостях" серийный убийца. Предпочитает разделывать омег "в дупло". Вернее, "под дупло" или как там оно правильно называется? - альфа выразительно посмотрел на Оада, ему не понравилось, что омеге как раз и понравился вышеозначенный альфа.
  
  Оад скривился, осторожно посмотрел на допрашиваемого ещё раз и спрятался за своей чёрной папочкой.
  
  - Ну, что же мистер, Амнон Антэру, вопрос на повестке дня всего один: где вы закопали труп племянника министра оборонного комплекса страны?
  
  - Интересно, а почему вас интересует только этот случай? В общей сложности вы нашли только двенадцать тел, это меньше половины изнасилованных и убитых вашим покорным слугой, - Амон покровительственно посмотрел на Юлиана и улыбнулся. - Начальство, наверное, наседает? Сам министр тоже обещал голову открутить, если не вызнаете у меня место захоронения "несчастного племяшки", а?
  
  - Я сотрудник антитеррористического подразделения и ваши "омежьи" дела меня интересуют поскольку-постольку, просто решил помочь другу, - Юлиан пожал плечами, - выбью из тебя что смогу. Так где ты закопал того омегу, гниль?
  
  - Ай-ай-ай, - Оад опять уже привычно схватился за живот, и Юлиан решил, что надо вывести того из комнаты - требуемая информация получена.
  
  Но как же он ошибался! Выйдя в коридор, Оад бросился в ближайший туалет, как оказалось альфийский, и его тут же вырвало в раковину. Юлиан забеспокоился и второй полицейский, прибежавший за ними, тоже:
  - С вашим секретарём всё хорошо? Что-то он зелёный?
  
  - Да и рвёт не в своем сортире, отвали! - рыкнул альфа, придерживая голову Оада, а тот непрерывно рвал и стонал.
  
  Когда омега наконец-то поднял лицо, оно было всё перемазано в соплях и слезах:
  - Сейчас умру, - мямлил омега.
  
  - Да, что это с тобой? Чего вдруг? - забеспокоился Юлиан, быть напарником омеги оказалось ужасно тяжело физически и морально трудно. - Ты беременный?
  
  - Не-е-е.
  
  - А что тогда?
  
  - Пусть выйдет, - Оад мотнул головой на молодого полицейского, зашедшего за ними, Юлиан так "стрельнул глазами", что тот сам собой растворился в дверном проёме,.- Он сначала подумал о том, как именно насиловал и мучил того, ну, пострадавшего, ну, чьего-то там племянника. А совсем не о месте самого захоронения.
  
  - Кошмар, и ты всё это увидел?
  
  - Так ярко как будто сам пережил! - омега всё ещё отплёвывался в раковину.
  
  - Да, работёнка у тебя не очень, - альфа и сам не заметил, как начал сочувствовать своему не очень добровольному помощнику.
  
  Когда-то похожее чувство в нём вызывал Карл. Будучи уже взрослым омегой, тот сам не мог открыть счёт в банке, оплатить коммуналку или установить правильную программу в стиральной машине: ничего толком не умеющий, но всё равно свой, родной, вот и приходится помогать практически во всём.
  
  - Кстати, просто чтобы ты больше не переживал об этом, твоё уголовное дело полностью закрыто. Везде отмечено, что полицейским, ведущим это расследование, то есть мною, была допущена ошибка.
  
  - Спасибо, - несчастный омега только головой качнул, на большее изъявление благодарности сил не было.
  
  - Но - как легенда - всё остаётся в силе. И нам надо придумать тебе имя, чтобы я не сказал твоё настоящее по ошибке.
  
  - Можно и Оад, в нашем городе Оадов пруд пруди, это не какое-то там редкое имя, как Юлиан, например.
  
  - Отлично, - альфа улыбнулся и приблизился к омеге, поддерживая того и пытаясь отодрать от стенки, - значит будешь Оадом. Пошли вернёмся и попробуем сначала.
  
  - Можно, пожалуйста, завтра? - омега еле держался на ногах от перенесенного ужаса.
  
  - Извини, но нет! Мы обязаны закончить допрос сегодня, я попытаюсь помочь, буду орать на него, избивать, если надо - всё, чтобы он мог думать только исключительно о месте захоронения.
  
  - Спасибо, капитал Виллмес.
  
  - Можно Юлиан, мы же теперь партнёры. Руководство утвердило мой план по новой разработке допросов.
  
  Они спустились в комнату допросов, Юлиан сразу включил "тяжелую артиллерию" - отвесил альфе смачную пощечину, которая чуть не вышвырнула того со стула, и заорал:
  - Хватит придуриваться, быстро назвал место захоронения, плевать на все твои выходки и на остальное!
  
  - А что я получу, если назову место захоронения правильно и быстро? - на щеке альфы полностью обозначилась ярко-красным ладонь Юлиана.
  
  - Может быть сменим режим твоего содержания на более гибкий, а может быть и нет. Зависит от того как быстро и точно ты нам укажешь где ты его закопал, - Юлиан заглянул в папку с делом омеги, - Джонни Уолкура. Быстро, где ты его закопал? Где ты закопал убитого и изнасилованного тобой омегу?
  
  Юлиан орал так сильно, что даже не сразу обратил внимание, что Оад трясет его за руку и показывает на выход.
  
  - Он представил себе место захоронения, и я смутно подозреваю, что узнаю это место. Там где-то лес, обрыв, бурно течет река, - объяснял Оад, когда они вышли в коридор, второго полицейского и след простыл.
  
  Юлиан уставился на омегу, такого западла он не ожидал - "смутно подозреваю, что узнаю".
  
  - Юлиан, я думаю, что мы сможем найти это место по фотографиям в интернете. В каком городе пропал омега? Или откуда родом был тот омега? Или откуда родом был сам преступник, где-то там и находится описанное мной место. Если я посмотрю виды парков, лесов этих или загородных имений, я уверен, что я узнаю крутой обрыв или речку над лесом, и там стоят три примечательных дерева, три громадных ёлки, что-то вот между ними я узнаю точно, я смогу!
  
  ========== Наклёвывается поездка ==========
   - Да-да, это то самое место, - через три часа и двенадцать городов, фигурировавших в расследовании серийного убийцы Амнона Антэру, Оад наконец-то узнал на картинке местного зоопарка изображения трёх елей на фоне обрыва.
  
  - Как это может быть? Это - территория зоосада, туда посторонних не пускают, - Юлиан, видимо, не поверил омеге. - Там сафари - дикие животные живут в условиях, максимально приближенных к их родным.
  
  - Вы это о чём? - в комнату зашел Кристиан. - Всем привет, кстати! - но веселым альфа совсем не выглядел.
  
  - Мы допрашивали Амнона Антэру, помнишь кто это?
  
  - Да, серийный убийца. Уже года три как сидит...
  
  - Точно! Тело последнего изнасилованного и убитого им не нашли.
  
  - Это был какой-то родственник президента? Там до фига тел не нашли, но все журналюги интересовались именно последней жертвой-омегой, - Кристиан тяжело бухнулся на свой стул.
  
  - Убитый был племянником министра оборонного комплекса, тут он вдруг вчера "проснулся" и опять начал давить на полицейское управление, как и три года назад, - Юлиан вздохнул, было неприятно говорить это омеге, но он не особенно верил в то, что они найдут изнасилованного и убитого так давно омегу именно там, где показал Оад.
  
  - Подожди минуточку, я сейчас кое-что проверю, - Кристиан залез в интернет, - да, я правильно запомнил - Амнон Антэру из очень богатой семьи. Этот комплекс "Зоопарк и Сафари" принадлежит его семье, и сейчас управляется двоюродным братом.
  
  - Тогда нужно туда срочно ехать! - Юлиан решительно направился к двери.
  
  - А почему нельзя попросить местных полицейских "покопаться" там между деревьями? - удивился Кристиан.
  
  - А вдруг там ничего нет? - беспокоился Юлиан, он всё ещё не верил в то, что "увидел" Оад.
  
  - Ну, нет так нет! Амнон Антеру давно водит всех за нос, может и вас "поимел", - спокойно ответил Кристиан, - ничего особенного в этом нет, а проверить всё же нужно!
  
  
  Оада Юлиан отпустил к друзьям в бухгалтерию, а сам остался с Кристианом ожидать сведений о находках или их отсутствии на территории зоосада.
  
  - Ты чего такой сегодня?
  
  - Какой "такой"? - спросил Кристиан друга, внося какие-то свои данные в служебные записки.
  
  - Невесёлый, что ли. Ты как с Томом встречаться начал, каждый день лыба до ушей. Вы что, поругались?
  
  - Можно и так сказать... Том меня бросил, - печально сообщил альфа и даже работу на компьютере оставил.
  
  - Как это бросил, шлюха такая? - рассердился Юлиан не на шутку.
  
  - Самым подлым и гадким способом! Позвал к себе, а там его дерет другой альфа. И, знаешь, тоже полицейский - форма на полу - из какого-то деревенского отделения, где его только отыскал, придурка такого.
  
  - Все они, сучки-омеги, одинаковые! - Юлиан хлопнул ладонью по столу, словно пытался прихлопнуть всех изменщиков разом, как навозных жуков.
  
  - Ничего подобного, мой о-папа хороший, твой Карл - вообще золотой мужик был. Жаль, что ушёл так рано.
  
  - А я ему парочку внуков так и не заделал...
  
  - Ничего, он и так тобой гордился, и любил очень. Представляешь, даже меня за компанию с тобой сыном считал, - беседа перескочила с Тома, чему сам Кристиан был очень рад.
  
  - Мне его так не хватает, я бы его с Оадом познакомил, - Кристиан был единственным другом Юлиана, с которым тот мог запросто поделиться самым сокровенным.
  
  - Зачем? Вы ведь вовсе и не встречаетесь, я уже понял, он тебя боится, как огня.
  
  - Да, мы просто вместе работаем, к моему большому сожалению.
  
  - Тогда постарайся это исправить, - по-дружески посоветовал альфа и тут компьютер замигал присланным сообщением.
  
  Через час, которых Оад провел в столовой вместе со своей компашкой омег и бетой, поступило видео о находке самодельного захоронения. Пока было ещё рано радоваться, так как впереди был анализ ДНК. Но уже сейчас по видео было ясно, что тело, вернее, останки, судя по размеру, принадлежат омеге. И не так легко поверить, что на частной территории зоосада был похоронен ещё один убитый и изнасилованный, но кем-то другим, несчастный омега.
  
  Никто не собирался показывать это видео Оаду, но раз омега уже находился в комнате, то выгонять его Юлиан никому из руководства не позволил, а те не сильно и настаивали.
  
  - Оад и был той "морковкой", за которой пошел одураченный осёл-убийца, - образно выражаясь сказал подполковник всем присутствующим.
  
  Больше от Оада никакую информацию не скрывали.
  
  Новоявленные напарники не спустились к оставленному ими убийце, того тихо вернули в камеру - у него больше не будет телеинтервью и журналистов в камере, теперь, когда власти больше ничего от него не пытались добиться, то сразу же перестали предоставлять ему поблажки при отбывании наказания.
  
  После удачи в таком важном и ранее безнадёжном деле - ДНК племянника министра подтвердилось через две недели анализов и проверок - Юлиану, а значит и Оаду, стали каждый день привозить со всей страны подозреваемых для допросов. За ними закрепилась слава самой производительной пары в полицейском управлении и никого особо не интересовали методы допросов, лишь только результаты. А они всегда были успешными.
  
  Юлиан всё внимательнее и внимательнее присматривался к Оаду. Ему импонировало и сочувствие того к допрашиваемым, и добросовестность в работе, и его омежья скромность. Если бы Юлиана спросили влюбился ли он в своего секретаря, то он бы только рассмеялся в ответ, но что-то точно изменилось в его отношении к омеге.
  
  Через два месяца Юлиану и Оаду впервые пришлось самим поехать к допрашиваемому преступнику - перевозить того было строжайше запрещено. Почему именно, капитану Виллмесу не потрудились сообщить.
  
  - Никуда я не поеду! - причитал Оад в полицейском управлении. - Где я там буду жить без папы? Не-не-не, страшно и опасно! И чего вдруг? Почему нам его не могут привезти? Я и так для них столько всего делаю! - в ответ на эту фразу Юлиан вообще засмеялся.
  
  - Ты им делаешь? Это я им делаю - не ты - я тебя нашёл, я тебя создал! И я охраняю, и берегу "твой гений"! - на самом деле это всё было правдой: Юлиан установил защиту на квартире Оада и его папы. Установил, во-первых, железную дверь, скрытую деревянными панелями и поэтому выглядящую как простая, чтобы не привлекать лишнего внимание соседей. Поставил решетки на все окна, но белые вычурные цветочные, которые просто украсили помещение и даже не выглядели предметами безопасности. Установил камеры на каждом углу квартиры, которые передавали сигналы в полицию и лично на мобильный телефон Юлиана, если вдруг что-то происходило внутри, и даже - "тревожную кнопку" в спальне у кровати, поэтому омега вместе с о-папой всегда чувствовали себя в безопасности дома. А на работу и с работы альфа постоянно возил Оада сам на своей машине.
  
  - Не бойся, я и там тебя буду защищать лично!
  
  - Нет, мне это совсем не подходит - тебя я боюсь даже больше других преступников! - омега отошёл подальше от альфы и ближе к входной двери.
  
  Хотя они и перешли на "ты" примерно месяц назад после особо удачного допроса, физического контакта омега всё ещё побаивался, и Юлиан старался до него лишний раз даже не дотрагиваться. Обедал омега только со своими омежьими друзьями или сам, наедине с тарелкой. Есть в компании Юлиана Оад отказывался наотрез. Говорил, что ему кусок в горло не идет под "пристальным взглядом ледяных альфийских глаз".
  
  - Вот это да! Я вообще-то вовсе и не преступник! - засмеялся альфа, но глубоко в душе ему было не до смеха: когда хороший порядочный омега считает тебя опасным и отчаянно боится - это мягко говоря неприятно, особенно теперь. Почему "теперь" Юлиан и сам себе боялся признаться...
  
  - Мы там будем жить в гостинице? - на Оада было жалко смотреть, так сильно он дрожал.
  
  - Наверное, да, - Юлиан хотел его поддержать, но, сделав шаг вперёд, мог напугать ещё больше.
  
  - В соседних номерах?
  
  - Хочешь в одном?
  
  - Я и сам не знаю, - омега отошёл от Юлиана ещё дальше, - столько раскрытых дел и на самом деле ни один из допрашиваемых и слова не сказал, наверное, уже многие обратили на это внимание?
  
  - Не думаю. Мы с полковником всегда придумываем этому различные отмазки: то тайный осведомитель, то проведённое заранее полицейское расследование, то дополнительный допрос свидетелей преступления. По крайней мере я не слышал ничего подозрительного от других полицейских.
  
  - А что насчёт преступников? Может в их среде ходят о нас какие-нибудь "байки"?
  
  - Я точно не знаю, но могу договориться и подсадить пару "уток" в разные тюрьмы, - спокойно ответил альфа, видимо, его эта тема беспокоила меньше, чем Оада. - Давай-ка сегодня вернём тебя домой пораньше, собрать вещи. Много не надо: рабочая одежда на два-три дня максимум.
  
  - Хорошо, спасибо. И я хочу жить с тобой в одном номере, - тяжелая пауза и наконец-то омега решился на самые важные для него слова, - ты же сам меня не тронешь? Правда?
  
  - Только если ты "сам" меня об этом не попросишь, - альфа выразительно повел бровями, глядя на омегу с улыбкой.
  
  Оад так и не понял, что с ним заигрывают. Он надулся, отвернулся и вернул свою папку в верхний ящик стола, как и всегда, собираясь уйти домой после целого рабочего дня.
  
  ========== Общий номер ==========
   На следующий день, после шести часов в электричке, Юлиана вместе с омегой поселили жить в один общий номер не очень дорогого отеля. Они внесли свои вещи внутрь. Оказалось, там огромная двуспальная кровать и маленький диванчик в углу. Омега первым делом отправился в ванну, а альфа разложил свои вещи на половине полок в шкафу, они даже и их не заняли. Хватило одной маленькой полочки сверху, более удобные для Оада нижние полки капитан оставил ему. Когда тот вышел из душа в одном тонком омежьем сером в серебристых звёздах халатике, в джинсах альфы определённо стало тесно.
  
  - С кем обычно проводишь течку? - совсем невежливо и не к месту поинтересовался альфа.
  
  - С подавителями, - ответил покрасневший, как помидорчик в сметане, омега и отвернулся.
  
  - Приемлемо, - согласился строгий Юлиан и сам отправился принять душ.
  
  
  Оад скромно расположился на маленьком диванчике, оставляя соблазнительно удобную кровать начальнику-альфе.
  
  - Переезжаешь на кровать! - скомандовал Юлиан, выходя из душа в одном маленьком полотенце, обернутом вокруг крепких чресл. - Я там лягу, - альфа качнул головой в сторону диванчика в углу.
  
  - Если хочешь, то можешь меня взять, я не против, - промямлил смущённый Оад, неотрывно смотря на голую грудь альфы.
  
  Сильные мышцы перекатывались под кремовой кожей, поросшей редкими светлыми волосками. "Лучше согласиться самому, чем отбиваться и всё равно быть изнасилованным, Юлиан намного сильнее" - думал омега.
  
  - Я же видел - у тебя стоит. Я видел, когда ты только вышел из душа. Можешь меня взять, - промямлил несчастный омега, на что альфа засмеялся.
  
  - Не могу я тебя изнасиловать, не собираюсь пользоваться своим служебным положением!
  
  Омега продолжил:
  - И своим физическим превосходством?
  
  - Очень официально сказал.
  
  - Также официально, как и "воспользоваться своим служебным положением".
  
  - Никогда я не буду этого делать, - и лег спать на освободившийся диванчик, ловко скинув лишнее уже полотенце на пол.
  
  - Нет, подожди, - попросила Оад, гася свет, - я хочу сказать, я тоже сам тебя хочу!
  
  - Что, собираешься трахнуть меня? - рассмеялся Юлиан.
  
  - Я - нет, я вовсе не это имел в виду! Я просто хотел сказать... я имел в виду, что просто я сам не против, можешь меня взять! Я потому тебе помог, что ты же мне сразу понравился.
  
  - Ничего подобного, - ответил альфа, - ты помог мне потому, что считал, что я уж слишком сильно махал кулаками, допрашивая того преступника. А вообще ты меня боишься. Хочешь - дотронься до меня! - предложил Юлиан с хрипотцой, развернувшись к Оаду и приспустив простынь, которой укрывался, до самого курчавого треугольника в паху, омега сразу отпрянул. - Вот видишь, ты меня боишься, - протянул альфа. - Ничего ты меня не хочешь!
  
  - Нет, - ответил омега зажмурившись, - я просто не знал, что до тебя можно дотрагиваться...
  
  Больше всего на свете Юлиану хотелось переспать с Оадом, но он понимал, что если хочет построить настоящие отношения на всю жизнь, то первый раз девственного восемнадцатилетнего парня-омегу лучше взять в течку. Поэтому он ответил:
  - Когда у тебя начнется течка и если ты не передумаешь, то я буду рад тебе помочь. А теперь спать! Завтра прямо с утра пораньше нас ждут в окружной тюрьме.
  
  На самом деле Юлиан уже отдавал себе отчет, что готов даже сам попросить омегу о разрешении любить того во время течки. Главное хотя бы не сильно унижаться, выпрашивая это самое разрешение.
  
  - Оад? - спать альфе в девять часов вечера совершенно не хотелось, хотя он и не знал, может быть омега любит лечь пораньше.
  
  - Что? - смущение омегу так и не отпустило до конца.
  
  - А что ты ещё умеешь? - поинтересовался альфа, ворочаясь без сна на маленьком жутко неудобном диванчике.
  
  - В каком смысле? Готовить я ещё умею, не так чтобы очень трудные блюда, но картошку пожарю, яичницу могу и мясо отварить, - Оад только собрался продолжить список своих домашних умений стиркой и глажкой мужских рубашек, как его грубо прервали.
  
  - Не морочь мне голову! Кроме чтения мыслей, какими ещё паранормальными талантами ты у нас обладаешь?
  
  - Никакими, больше никакими! - "вот и пришла толстая полярная лисичка, которую мы ждали с минуты на минуту".
  
  Именно этого вопроса омега и пытался избежать с первого дня знакомства с капитаном Виллмесом. Если его полностью припахали только зная про чтение мыслей, что будет если они узнают об остальном! Повторяя полностью движения другого человека, Оад сам в него превращался, он не только читал и видел мысли, чувствовал боль, узнавал планы, но и начинал обладать силой и умениями другого человека. При том, что это длилось не только четверть секунды, а столько, сколько хотел сам омега - это становилось опасным для полицейского управления. Про общение с мертвыми - спиритизм - Оад, будучи отличным медиумом, уже и не вспоминал. Он также мог превращаться и в покойников, повторяя их позы со старых фотографий. Все, абсолютно все его навыки могли пригодиться в полиции, но Оаду становиться наёмным рабом в каждом расследовании совершенно точно не хотелось. Вот он и молчал об остальном. Ведь Юлиан как никто другой умел использовать себе на пользу всю информацию, которой владел. Да и о-папочке капитан угрожал ещё с самого начала их совместной работы, так что заставить Оада насильно исполнять все прихоти полиции, как бы тяжело это не было самому омеге, его легко могли. А вот, например, заниматься спиритизмом было для Оада самым трудным - души умерших чувствовали, что захватывают тело живого человека и совсем не хотели его покидать. Они хотели, чтобы Оад навсегда оставался ими. Да и просто переживать момент смерти того, в кого ты превращаешься - не самое приятное дело.
  
  - Ладно, не хочешь говорить - не надо. Может быть когда-нибудь ты будешь мне настолько доверять, что поделишься и остальным.
  
  - Навряд ли.
  
  Это полусонное "навряд ли" его и выдало, и тысяча "ничего больше не умею" потом не спасало. Капитал Виллмес так и остался уверенным в том, что Оад много чего скрывает, что как раз так и было на самом деле.
  
  
  На следующий день в полицейском управлении к Оаду и капитану сразу подошёл дежурный полицейский.
  
  - Здравствуйте. Капитан Виллмес, кого это вы с собой привезли? Свою шл... - скосив взгляд на Оада.
  
  На что Юлиан быстро и тихо, не привлекая внимания посторонних, ответил, сверкнув глазами:
  - Заткнись пока не поздно, и мне не придется вколачивать твои зубы обратно тебе в глотку!
  
  - Извините, капитан, недоразумение вышло, - дежурный оказался сметливым парнем и тотчас замолчал.
  
  Он отвёл новоприбывших гостей к начальнику отделения, а оттуда их доставили в тюрьму. Там уже на месте они поняли почему допрашиваемого было нецелесообразно перевозить из одного города в другой. Дело в том, что тот был очень крупным альфой, больше двух метров роста и ста килограммов чистых мышц. Кроме наручников и наножников допрашиваемый был еще прикован к столу и стулу. Но судя по бугрящимся мышцам, обычные металлические цепи были для этого альфы чем-то тонким и несущественным.
  
  Несмотря на все приспособления, охрана настоятельно порекомендовала не приближаться к допрашиваемому, а разговаривать издалека. Оказалось, что это простой грабитель банка, хотя "простой" - это мягко сказано. Он своими руками растерзал двенадцать заложников и еще восьмерых сотрудников места ограбления. Среди взятого им были и ценные бумаги, важные для правительства. И вот именно местонахождение этих бумаг и интересовало тех, кто пригласил команду Юлиана. Естественно альфа не просто не ответил на вопросы Юлиана, он даже не произнес ни единого слова вообще, молча и злобно крутил руками и головой, потом ещё пукнул и рыгнул, распространяя вокруг себя сильный чесночный дух.
  
  Юлиан подошёл поближе к допрашиваемому альфе, желая запугать того, как и привык, но всё случилось молниеносно и допрашиваемый с полицейским поменялись местами. Преступник схватил Юлиана прикованной рукой, напряг вторую и разорвал наручники, принявшись душить полицейского уже обоими руками. Оад понял, что придётся вмешаться, и теперь уже альфа и омега поменяются местами.
  
  ========== Суперспособность "Эдвард" ==========
   Оад полушепотом произнёс одно единственное слово:
  - Эдвард!
  
  И всё враз поменялось. Он превратился в страшного, ужасного, сметающего врагов на своём пути вампира. Омега подскочил к допрашиваемому альфе, который, встав со стула, сейчас душил Юлиана, лежащего спиной на столе, и кулаком сильно ударил того в живот. Альфа отлетел к стене, впечатался в неё всем позвоночником - раздался ужасающе противный хруст - и безвольным мешком осел на пол. Те цепи и наручники, которые не порвал преступник ранее, сейчас висели вялыми прядями вдоль поверженного тела - это новоявленный Оад их оторвал. Юлиан хрипло дышал, пытаясь восстановить самообладание и гладя чудом освобождённое горло.
  
  Оад, а вернее, сейчас взбешенный и смертельно опасный вампир Эдвард Каллен, хмуро посмотрел на него и скупо произнес:
  - Тронешь кого-то из моих родных, и я на самом деле оторву тебе голову! - сейчас кровавая пелена застилала глаза омеге, и он никак не мог вернуть себе власть над собственным телом, несуществующий в жизни вампир никуда не хотел уходить, раньше такое бывало только с душами умерших. А теперь и выдуманный вампир угрожал полицейскому.
  
  Омега покачал головой из стороны в сторону, сморгнул несколько раз - он понимал, что это выкрутасы собственного волшебного мозга - и всё вернулось, теперь именно он, как и прежде, владел своим телом.
  
  - Прости, Юлиан, с тобой всё в порядке? - омега всё ещё не горел желанием дотрагиваться до альфы, но теперь нужно было проверить, что руки слушаются его и не нанесут капитану непоправимых травм. Ему и так было стыдно за угрозу, брошенную Эдвардом из подсознания.
  
  - Да, спасибо, Оад. А теперь ответь мне, что это было? И, кстати, как там наш "милый", как его там?
  
  - Допрашиваемого звали, - омега заглянул в помятые спиной Юлиана бумаги на столе, - Конрад Виткимил.
  
  - Он жив?
  
  - Надеюсь. Проверь сам.
  
  Юлиан тяжело поднялся со стола и, подойдя к Конраду, приложил два пальца к шее находящегося без сознания преступника.
  
  - Пульс есть - значит жив. Ты ударил его! Так сильно, что он отлетел от стула, к которому был прикован, отпустил меня и оставил своей дурацкой тушей огромную вмятину в стене камеры!
  
  - Я спасал тебя! Я думал, что он убьёт тебя!
  
  - Если ты так можешь, то почему не убил меня два месяца назад, когда я допрашивал тебя в первый раз в подвале?
  
  - И что? Я бы навсегда остался беглым преступником с клеймом террориста? Ты же коп, а не преступник, с тобой следовало договориться. Убедить тебя, что я не "адепт террора", - омега вспомнил старое определение, которое ему дал Юлиан.
  
  В это время в камеру ворвались, привлеченные шумом, другие полицейские и надзиратели. Первым делом они отвезли на каталке допрашиваемого, всё ещё не пришедшего в сознание, в медицинский изолятор, лечить его иначе было невозможно.
  
  - Что у вас тут произошло? - поинтересовался старший надзиратель у альфы.
  
  - Ваш заключенный набросился на Юлиана и начал его душить! - Оад затараторил первым, нарушая все субординации на земле. - И Юлиан ударил его в живот, спасая свою жизнь! Это стопроцентно была самозащита!
  
  Капитан Виллмес открыл рот от изумления. Как можно так нагло и подробно врать, когда в комнате стоит камера и записывает все происходящие здесь события на видео.
  
  - Капитан, пройдите к нашему медику, он вас осмотрит, - велел старший надзиратель, синяки на шее альфы стали наливаться болезненно фиолетовым.
  
  - Спасибо! Оад, проводи меня, пожалуйста, к врачу, - альфа протянул руку своему секретарю, и они отправились на медосмотр.
  
  Про то, что он может превращаться в смертельного опасного вампира, Оад знал уже давно, примерно полгода. Когда омега в очередной раз смотрел любимую мелодраму "Сумерки", то в моменте, где Эдвард защищает своего любимого Белла от хулиганов, Оад постарался идеально повторить позу и движение вампира и в результате почувствовал себя чудовищем со всеми вытекающими отсюда способностями: кровавая пелена перед глазами, желание уничтожать всё вокруг и нечеловеческая сила. Тогда он вскочил на ноги, отшвырнул журнальный столик из толстого дуба, ломая его в щепки, и в ужасе замер, увидев своего о-папочку, выходящего с кухни - больше всего на свете хотелось разорвать и его на части!
  
  - Оад, что это такое? - папа указал на разгромленный стол и осколки чайной чашки, из которой Оад любил пить по вечерам. - Что здесь случилось?
  
  - Ничего, извини, папа, - нормальный, обычный Оад уже вернулся, - я обжегся чаем, вскочил и нечаянно разбил столик.
  
  - Как можно было так сильно его разбить? - о-папочка в ужасе ворошил толстые куски дерева.
  
  - Я не знаю, может столик был не из цельного куска дерева, а только склеенные кусочки и клей разошёлся?
  
  - Я не понимаю что здесь произошло на самом деле, - старший омега потрясенно посмотрел на сына. - Но собираюсь разобраться! - после этих слов он ушёл за веником и они уже вместе с Оадом собрали и вынесли мусор из гостиной.
  
  * * *
  - Оад, что там случилось? - произнёс теперь Юлиан, как и о-папа в своё время, почти идеально повторяя вопрос полугодовой давности.
  
  - Я спас тебе жизнь! Он бы тебя убил! Не выглядело, что ты сильно сопротивлялся...
  
  - Да, спасибо, ты действительно спас меня - я уже и тёмные пятна перед глазами видел, и уж точно не мог вдохнуть, - альфа на минуту перестал тереть посиневшее горло, но быстро вернул руки на место и хрипло продолжил, - но как ты это сделал? У тебя раздвоение личности? И второго зовут Эдвард?
  
  - Нет у меня никакого раздвоения личности! Спас тебя и спас, хватит об этом!
  
  - Сейчас проверим. Скажи так же тихо "Эдвард" и может тот второй опять явится.
  
  - Эдвард, - тихо произнес омега, но без его желания вампир сам по себе не появлялся - всё-таки своим мозгом и его сверхвозможностями управлял сам Оад.
  
  Альфа на всякий случай отшатнулся, но ничего выдающегося не произошло, омега не бросился, даже не пронзил кислотным взглядом.
  
  - Ага, значит это была ещё одна твоя сверхспособность? Да? Признавайся! Ты - суперсолдат?
  
  - Нет! Ничего больше нет! - омега остановился, как вкопанный в центре коридора. - Я знал, что пожалею, что спасаю твою жалкую никчёмную жизнь!
  
  - Хорошо, Оад, мы же договорились, расскажешь, когда сам сочтёшь нужным! Но теперь надо придумать разные отмазки, ведь любой, кто посмотрит видео с камеры наблюдения в тюрьме увидит совершенно иное.
  
  - Эдвард стоял спиной к камере и там смазано видно, кто именно ударил, - скучающе ответил омега.
  
  Альфа решил не акцентировать внимание на этой детали - омега сказал не "я", а "Эдвард" - будто там был совершенно другой человек. И этот второй активно угрожал полицейскому, защищая своих: Оада и его папу.
  
  Омега, конечно, на самом деле, совершенно не жалел, что спас Юлиану жизнь. Они были напарниками и это была его ответственность спасать капитана. Но как же Оад не любил афишировать свои способности и умения перед кем-либо, а особенно перед Юлианом. Омега же не знал, как сильно изменилось отношение того к своему протеже. И теперь Юлиан поклялся самому себе скрывать все секреты Оада, как свои собственные и даже ещё сильнее.
  
  Это было их первое поражение. Тяжело раненого преступника с сильно перебитыми в кашу рёбрами и внутренностями срочно доставили на операцию, и допрашивать того в ближайшее время не представлялось возможным. Да и стену в камере следовало бы привести в порядок...
  
  ========== Омега Рэми ==========
   Юлиан и Оад вернулись в столицу. Как ни странно, но за первое поражение в недолгой совместной карьере полковник их не отчитывал, всё ещё находясь в недоумении, что все остальные случаи были удачными. Им по-прежнему доставляли преступников со всей страны, и Юлиан их допрашивал, а омега - "читал" мысли. Но эта первая по-настоящему общая неудача их сблизила, альфа теперь знал, что тоже может доверить омеге свою жизнь. Оад совсем перестал бояться капитана, но друзьями это их пока не сделало. Конрад Виткимил впал в кому после операции и их более к нему не приглашали (хорошо хоть не умер).
  
  Прокомментировал случившееся, вернее известную всем версию, только Кристиан. Будучи ранее напарником Юлиана, он всё ещё переживал за него:
  - Вы поосторожнее там со своими допросами, преступники разные бывают, могут и пришибить ненароком, - Кристиан задумчиво посмотрел на Оада, - он тебе не защитник. Его самого защищать надо, такого красивого и умного омегу.
  
  - Спасибо, - скромно прошептал Оад, опустив глаза в пол, ему не хотелось, чтобы Кристиан прочёл по его глазам правду о тех событиях.
  Грабителя и убийцу напарникам совершенно не было жалко, тем более он и не умер пока.
  
  
  Как-то поздно вечером, когда Оад уже прятал свою чёрную папку в стол, к ним привезли на допрос омежку.
  
  - Чего-так-срочно-то? - ворчал Оад, ему хотелось домой, о-папочка обещал пожарить свои фирменные пирожки с мясом и капустой.
  
  - Работа всегда на первом месте, - ответил ему Юлиан, - даже в шесть вечера.
  
  Альфа открыл голубую папку с делом подозреваемого, быстро пробежал её глазами. Допрашиваемый омега был бойфрендом одного из грабителей в ювелирной лавке, что разгромили на прошлой неделе. Последнее время к ним приводили не только подозреваемых в терроризме и серийных убийц, были и просто грабители. Это означало, что самые крутые серьезные преступления они уже почти разгребли.
  
  - Оад, сосредоточься, раньше получим информацию - раньше уйдём домой! Допрашиваемый омега Рэми Лабель не преступник, и нам надо только узнать у него адрес, где скрывается подозреваемый альфа.
  
  - Так в чём проблема? - удивился Оад. - Допрашивать омежек всегда проще, нажимаешь на нити их тонкого душевного устройства - и все нужные ответы получены.
  
  - Дело в том, что этот альфа, который нам нужен, является истинным Рэми. И тот его в жизни не выдаст!
  
  - Да, - протянул омега, - это я уважаю! Такие отношения ничем не проймёшь! Только, пожалуйста, Юлиан, не ори на него. И, конечно, не бей!
  
  - Окей, но нам надо быстренько заняться делом, - скривился Юлиан, хотя на самом деле ценил эти качества в Оаде: доброе сердце и сочувствие ко всем людям.
  
  
  В допросной омега не был ни в наручниках, ни пристёгнутым к письменному столу. Он сидел свободно и на груди его висел бейдж с именем, который сообщал всем желающим, что его обладатель проходит свидетелем по делу.
  
  - Здравствуйте, Рэми, - начал Юлиан очень вежливо, присаживаясь на стул напротив, - хотя вы и проходите по этому делу свидетелем, вы не покинете это помещение, пока мы не найдем вашего любимого альфу, будь то положенные семьдесят два часа или даже три месяца!
  
  Оад в это время отодвинул свой стул подальше от стола, и сел за спиной Юлиана. Потом, прикрываясь папкой, постарался принять позу, максимально напоминающую позу омеги напротив. Настроился, вернее расстроился, стараясь заплакать, и начал чувствовать того другого омегу, как будто был им сам. Стали всплывать картинки, вот высокий и худой альфа - видимо, Роберт - обнимает, утыкая носом себе в живот и смеётся-смеётся, поглаживая ладонью спину. В душе поднялась такая волна тепла и любви к тому альфе, что стало тяжело настроиться на слова Юлиана.
  
  Рэми всхлипнул, начал нести, сморкая носом, что не может выдать бойфренда, так как всё произошедшее было по его вине. Альфа просто хотел создать ему хорошие условия, жениться, купить дом, поэтому он и ограбил ювелирную лавку. Чтобы у его омеги была нормальная семья, дети, всё необходимое в доме.
  
  - Минуточку, я сейчас заплачу - альфа Юлиан ехидно, и через паузу, глядя в окно, - ан, нет, показалось!
  
  Когда омега рассказывал о своей тяжелой жизни до появления истинного альфы Роберта:
  - Работать этот ваш Роберт не пробовал? Хотя бы на заводе или на укладке асфальта?
  
  - Нет, у него нет образования!
  
  - Эти профессии его и не требуют! Ладно, мы отвлеклись на ваши слёзы, где сейчас находится Роберт? Отвечайте немедленно!
  
  - Я не могу! - заплакал омега пуще прежнего, обхватив своё лицо руками.
  
  - Капитан, можно выйти? - омега показывал глазами на дверь.
  
  - Да, - обрадовался альфа, надеясь, что искомая информация уже найдена.
  
  - Пожалуйста, не давите на него! Ненавижу, когда омеги плачут! - попросил Оад, сочувствуя Рэми от всего сердца.
  
  - Ладно, - расстроился альфа: адреса нет и придется продолжать, а значит пиво и матч по телевизору откладываются на неопределенное время, может и навсегда.
  
  
  - Рэми, пожалуйста, сосредоточьтесь, где ваш Роберт? Где он живет сейчас? - Юлиан монотонно продолжал гудеть свои вопросы, не отвлекаясь на слёзы и покрасневшие щёчки омежки, но и голос на того не повышал.
  
  - Капитан, давайте прервёмся, - Оад снова потянул альфу наружу.
  
  Новый, теперешний Оад очень нравился Юлиану: то, что он мог дотрагиваться до альфы и спокойно потянуть того за собой, делало Юлиана счастливым, даря надежду на нормальные человеческие отношения в дальнейшем.
  
  - Я видел домик в лесу, там Рэми прощался с Робертом. Омега вспомнил этот момент в ответ на твои вопросы.
  
  - Отлично, - проворчал альфа, - теперь самое меньшее три-четыре часа за компом и по картинкам в гугле мы найдём искомое место. Как в деле серийного насильника и убийцы в зоосаде.
  
  - Ну, не обязательно, можем проверить всю недвижимость, которая записана на Роберта, Рэми и их ближайших друзей и родственников, - предложил Оад, который тоже хотел поскорее свинтить домой, отойти от пережитого вместе с Рэми, но никто вместо него не смог бы узнать домик по фотографии или картинке.
  
  - Нет, мы сделаем иначе, у меня есть идея, - и прежде, чем омега успел поинтересоваться этой новой идеей, альфа потянул его обратно в допросную, - подыграй мне, пожалуйста! - шепотом.
  
  - Рэми, мы получили данные спутника с программой опознавания лиц и нашли твоего альфу в домике в лесу. Так что ты свободен, давай я подпишу тебе пропуск и тебя отпустят домой, - Юлиан чиркнул что-то на бейдже омеги, - Оад, иди собирайся, я сейчас позвоню начальнику спецназа, и мы где-то через полчаса выедем на задержание Роберта. Я только кофе попью и готов.
  
  Оад смотрел на Юлиана круглыми от шока глазами - даже он знал, что никто не пьёт кофе, если получен адрес подозреваемого - а спецназ, тем более, не собирают полчаса, они готовы в считанные секунды с момента вызова.
  
  Рэми тем временем улыбнулся сквозь слезы чему-то своему и побежал на выход.
  
  - Что это было? - поинтересовался омега.
  
  - Мы сейчас проследим за ним и за полчаса найдём Роберта! Он поспешит предупредить любимого, что мы скоро вышлем спецназ, - весело сказал Юлиан, перспектива пива с телевизором вернулась в область возможно достижимого.
  
  Но проследить за омегой послали другую группу оперативников, а "невезучих" - "Блин, никогда домой не попадём!" - Юлиана с Оадом вызвали в главное полицейское управление столицы совершенно секретно и максимально срочно!
  
  Новое задание за границей...
  
  ========== Встреча с министром ==========
   Юлиана с Оадом привезли в Министерство иностранных дел на бронированном чёрном вольво. Несмотря на поздний час здание кишело людьми: альфы с резкими запахами военных бегали туда-сюда по комнатам и этажам, игнорируя лифты, а сладко пахнущие омеги сновали с тонкими бумажными папочками.
  
  - Капитан Виллмес, - обратился к ним какой-то омега в строгом деловом костюме, пока они в шоке разглядывали всех вокруг, - Вас ожидают, пройдёмте за мной.
  И повёл их в сторону лифтов. Оад шел на полшага сзади Юлиана, стараясь не отставать и не глазеть по сторонам. Он очень устал за целый рабочий день, а надежда на отдых и папины блинчики стремительно таяла.
  
  - Капитан Виллмес, вы вместе со своим напарником приглашены к министру оборонного комплекса страны мистеру Корнелию Константину.
  
  - Я знаю, как зовут министра оборонного комплекса страны. Он является моим начальником, не прямым, но всё же... - ответил Юлиан, он тоже был не в восторге от вызова в министерство в столь поздний час, но полностью осознавал, что их работа намного важнее личной жизни и отдыха.
  
  - Добрый вечер, капитан Виллмес, и Вы, - Оаду кивнули головой, - извиняюсь, не знаю вашего имени. Полицейское управление держит его в глубоком секрете, - министр Константин, пожилой ухоженный мужчина в дорогом костюме, встал, протянул руку альфе через письменный стол, взглянув на омегу пронзительными тёмными глазами.
  
  - Меня зовут Оад Флеур, господин министр, - омега спокойно протянул руку для рукопожатия.
  
  - Омеги, если не хотят, не обязаны протягивать и пожимать руку чужому альфе, - улыбнулся министр, но вопреки своим словам пожал протянутую маленькую нежную ладошку, - садитесь, господа. Я так и не поблагодарил вас лично за помощь в расследовании убийства моего бедного племянника. Спасибо, что помогли ему упокоиться с миром.
  
  - Это наша работа, - солидно ответил альфа, а Оад только качнул головой в знак согласия.
  
  - Только благодаря этому делу я и узнал - тоже совершенно случайно - что у нас в полицейском подразделении есть омега, читающий мысли, - и он выразительно глянул на Оада, - надеюсь, молодой человек, что сейчас, в эту самую минуту, вы не читаете мои мысли?
  
  - Конечно, нет, сэр! - возмутился омега. - Зачем мне это надо! И так хватает чужого мусора в голове!
  
  "Следует признать, что в последнее время Оад стал намного смелее, отвечает всем, даже министрам, смотрит прямо в глаза, голову не опускает", - подумал Юлиан, глядя как омега говорит с министром Константином. - "Интересно, а мои мысли он "читает"? Даже в голову такое не приходило! Кто же делает свою работу ещё и дома, и к тому же бесплатно!"
  
  Юлиан отвлёкся вроде бы только на секунду, а министр уже выкладывал подробности следующего дела.
  
  - Полетим прямо сейчас, брать с собой ничего не надо, всё необходимое будет ждать вас в спальне на самолёте... Я слышал, что вам достаточно одной спальни на двоих - очень удобно, учитывая, что вы и на работе напарники, - и он совершенно не по-министерски хихикнул, что мгновенно сделало его лет на десять моложе.
  
  - Да, сэр, - Юлиан напомнил о себе, чтобы собеседники не заметили, что он задумался и "покинул помещение" на пару-тройку секунд.
  
  Решил не объяснять, что никакие они не любовники, просто капитан занимался безопасностью напарника напрямую.
  
  - На встрече не светитесь. Стойте за спинами охраны. Те предупреждены о вас, - на этом месте Оад сделал огромные страшные глаза, но сказать ничего не успел, министр продолжил, - никто не в курсе, чем именно вы "балуетесь". Им сказали, что вы - мои важные гости. Там на месте ваша работа будет заключаться в том, чтобы читать мысли наших недругов, акцентируя внимание на опасностях, угрожающих нашей стране. Проверяйте в первую очередь помощников министров - они в курсе всех дел и всю инфу держат "наготове" прямо в голове. Потом уже - самих министров, большинство из них пустобрёхи, их для этого и выбирают, - министр Константин улыбнулся, понимая, что тоже автоматически входит в эту категорию.
  
  Он сказал это специально, специально не отделил себя от основной массы, ему было только на руку, чтобы все вокруг не воспринимали его серьёзно. Так намного проще заниматься политикой и плести искусную паутину заговоров.
  
  - Вопросы? - министр окинул взглядом обоих по очереди.
  
  - Нет, - ответили почти хором, но Юлиан всё же вырвался вперед на долю секунды.
  
  - Тогда поехали, - Константин встал, подхватывая ветровку, удобно расположившуюся на спинке кресла за его спиной, и кивнув парочке головой в сторону двери, первым же в неё и вышел.
  
  Юлиан и Оад последовали за ним.
  
  К самолёту их подвезли всё в том же чёрном бронированном вольво. Боинг одиноко стоял в вип-зоне столичного аэропорта. Он поражал огромными размерами и ещё тем, что внутри не оказалось обычных пассажирских мест: в начале прохода конференц-зал, личный кабинет министра, потом небольшие спальни с душевыми и туалетами для хозяина и его сотрудников, и гостей. Пахло дорогой кожей, чистотой и огромными по обычным человеческим понятиям деньгами. Капитану Виллмесу с напарником выделили серую спальную, третью слева, и предложили "вздремнуть" до дальнейших распоряжений.
  
  В самой спальне их ждал лёгкий ужин, состоящий из эскалопа, запечённого с овощами и фруктами, и салата, и бокал красного, чилийского, как сообщим молодой бета-официант, вина к мясу. В гардеробе висели строгие деловые костюмы нейтральных оттенков для альфы и дорогие брендовые наряды для омеги - случайно все идеально подходящие по размерам. Душевая так же была заполнена шампунями, кремами, пижамами и полотенцами для всех случаев в жизни.
  
  - Давай отдохнём, поедим и спать, - начал альфа, "кровать одна, но зато огромная", подумал он.
  
  - Надо позвонить и предупредить папу, - попросил омега.
  
  - Да, конечно, иди, скажи ему, что это рабочая командировка в соседний город. И у тебя отдельный от меня гостиничный номер, - Юлиан расположился прямо на кровати с тарелкой в руках, - но я тебя с ужином ждать не буду.
  
  - И не надо, я голодный как стая волков, переговорю с папочкой, вернусь и доем раньше тебя, - довольный Оад побежал обратно в сторону конференц-зала.
  
  Перелёт они даже не почувствовали, настолько комфортабельными были сам самолет, стюарды и обслуживающий персонал. Равно в восемь утра на следующий день их разбудил осторожный стук в дверь:
  - Доброе утро, господа, пора вставать на завтрак и инструктаж, министр ждать не любит!
  
  Как ни быстро собрались Юлиан и Оад, но, когда пришли, все уже расходились. Наверное, их специально поздно разбудили, чтобы они ничего лишнего не услышали, и не получили той информации, для которой у них не было специального допуска.
  
  - Доброе утро, капитан Виллмес, Оад! - министр пожал руки обоим. - Располагайтесь, завтракайте! Что именно вам делать - вы уже в курсе. Только, капитан Виллмес, - министр грозно посмотрел на альфу, отсекая одним взглядом любые попытки спорить, - не мешайте моим телохранителям защищать вас обоих! Международные встречи, особенно по вопросам безопасности, несколько отличаются от привычных вам полевых операций спецназа, так что тут ваши "умения" скорее приведут к международному конфликту, чем к чьей-либо защите! Не забывайте об этом! Нашей охраной руководит майор Эваир Сокрачис, и все ваши передвижения по замку - встреча будет проходить в летней резиденции королей, замке Эльмау - вы обязаны согласовывать с ним лично!
  
  Высокий мужчина во всем чёрном, включая чёрные как смоль короткие волосы и колючие тёмные глаза, вышел вперёд и молча пожал руку Юлиану, даже взглядом не здороваясь с омегой.
  
  - Конечно, майор! - ответил Юлиан.
  
  ========== Маленький квадратик ==========
   Огромный белый замок с чёрно-коричневой крышей утопал в зелени. Внутри делегацию встретили с большим шиком. Пол был устлан красными коврами и дорожками, что смотрелось скромно и величественно одновременно, вместе с бело-молочным потолком и кремовыми мраморными колонами. Такая скромная строгость линий выглядела обманчиво просто.
  
  - Умеют же немцы строить! - шепотом восхитился Юлиан, когда они с Оадом зашли в здание в конце делегации, позади них была только охрана.
  
  Местоположение Оада альфа собирался изменить, иначе отсюда омега ничего не сможет "прочитать" в головах министров. Тишину и покой замка нарушили вереницы гостей из разных стран, все скромно одетые - лидировал чёрный цвет - но горы чемоданов и дорогих сумок, слуги и официанты, приветствовавшие гостей со всего мира, сделали это место ярким и шумным.
  
  Они вышли вперёд, бочком-бочком, пока майор Сокрачис не видел. Оад потихоньку старался прочитать мысли разных людей, чтобы для начала понять кто из них заместитель министра, разобраться в новоприбывших гостях, и вообще попытаться читать мысли на иностранных языках. Раньше он этого никогда не делал. Буквально через пару минут стало ясно, что это практически невозможно - как омега ни старался, сколько ни принимал соответствующих поз, он смог только разобраться в чувствах людей, мысли которых пытался прочесть. Кто-то из них был напуган, расстроен, кто-то пытается удержать в голове массу важной информации, но что это за информация, что именно, конкретно, связано ли с тем, что омеге поручили искать - оставалось непонятным. Оад не владел иностранными языками и ни в чём не мог разобраться - слышал слова, не понимая их смысла. Перед его мысленным взором вставало множество непонятных образов и ярких, наполненных смыслом - для других людей - картинок, которые никакой информации для него лично не несли.
  
  Юлиан старался не мешать напарнику, только защищал, чтобы того не задевали плечами и локтями, пока он принимал свои невообразимо странные нереальные позы. Майор Сокрачис изредка бросал осторожные взгляды на Оада, как на своего бедного родственника-дебила, которого и приглашать на именины больше не хочется, и сейчас выгнать жалко.
  
  Но когда омега уже окончательно решился подойти к министру Константину, сообщить о своей несостоятельности в этой миссии и попроситься обратно на самолет, чтобы с его помощью улететь домой, он вдруг заметил арабских дипломатов. Арабская сторона на этих переговорах была скорее противником, чем соратником. Оад рванул как можно ближе к группе в белых косынках, которые правильно назывались "куфия". Начал прислушиваться, применяя свои хитрые методы "психологического анализа", и ровно через секунду побежал на невысокого полноватого альфу, потом неловко зацепился за ковер и бухнулся лицом тому куда-то в подмышку. Телохранители с обоих сторон принялись их разнимать, не потому что это напоминало драку или военный конфликт - было видно, что произошёл просто несчастный случай, все друг перед другом вежливо извинялись и только омега ехидно улыбался.
  
  К нему подошел глава охраны министра Константина и громким театральным шепотом возвестил:
  - Вы что, с ума сошли? Я понимаю, что вы личные гости министра, но держите себя в руках! Что вы хотели? Автограф у него попросить?
  
  - Нет-нет, мне надо к министру Константину! Срочно! Что-то сказать министру прямо сейчас и только лично ему! Быстренько, быстро, это военная операция, пустите меня к министру!
  
  Неизвестно, что вызвало больше подозрений майора: бешено вращающиеся зрачки омеги или его сбивчивый, явно шизофренический бред-монолог, но Эваир решил не пускать "дорогого гостя" к министру ни в коем случае! Более того, держать омегу подальше от всех остальных делегаций тоже.
  
  - Пройдёмте со мной! - расстроенный майор потащил Оада в угловую комнату, Юлиан бросился следом. - Что случилось? Расскажите сначала мне!
  
  - Не могу, у вас нет достаточного доступа! Это секретная операция! - заорал омега, как только за ними закрылась неприметная дверь в углу маленькой не то кладовки, не то примерочной, без окон и тускло освещённой.
  
  - В этом здании у меня самый высокий доступ! Ко всему! Я охраняю жизнь и здоровье министра! И я вас к нему не допущу, по крайней мере пока вы мне всё не объясните! Что вы хотите от министра?
  
  Всё это время Юлиан молчал, предоставляя омеге возможность самому решать свои проблемы, с чем тот не плохо справлялся до сих пор. Но теперь, когда для Оада "запахло жареным", альфа бросился на его защиту:
  - Не дотрагивайтесь до него! Если только один волос упадет с его головы - вы подавитесь собственными яйцами, майор! - заметил Юлиан, отодвигая омегу себе за спину.
  
  - Я и не собирался его бить! Это не наши методы, капитан! Просто к министру в таком состоянии я его и близко не подпущу! - ответил майор, наплевав на все нарушения субординации разом.
  
  И правда, Оад потел и краснел прямо на глазах, его начинала бить крупная дрожь - вот-вот потеряет сознание!
  
  - Хорошо, - омега с усилием начал успокаиваться, - просто передайте ему эту бумажку, я не знаю, что там написано, так как сам даже не открывал. Но для арабской стороны это что-то безумно важное, направленное против нас, глава их делегации назвал это "победой", это единственное, что я разобрал.
  
  - Может тут сибирская язва? - майор осторожно повертел в руках маленький квадратик, в который был сложен стандартный лист для печатной машинки. - Может именно через вас министра хотели заразить?
  
  - Не думаю, - вступил в разговор Юлиан, - скорее это какой-то документ... - и он выхватил квадратик из рук майора, раскрыл и разочарованно протянул: - на арабском.
  
  - Ладно, допустим, я вам поверил, - Сокрачис забрал бумагу обратно, - один из моих сотрудников владеет арабским в совершенстве - это его родной язык - я попрошу его перевести, что здесь написано, а дальше - посмотрим... Пока оставайтесь здесь, я пришлю за вами кого-нибудь, - с этими словами альфа покинул подсобку.
  
  - Я уверен, что там написано что-то важное! - опять заканючил Оад.
  
  - Ладно-ладно, я-то всегда тебе верю, - Юлиан успокаивающе похлопал его по плечу.
  
  Ждать оказалось недолго, минут через десять один из телохранителей министра явился за ними, пришёл и пригласил Юлиана с напарником на торжественную трапезу, посвящённую знакомству гостей между собой. Несмотря на соблюдение этикета, все члены делегаций вырвались вперед и пытались найти своё место, не обращая внимания на маленьких бабочек на стакане перед каждой тарелкой с именем и фамилией того, кому предназначалось это место. Надписи по ошибке оказались только по-немецки. С разными делегациями было много путаницы. Маячащие за спинами официанты пытались помочь менее везучим гостям. Майор Сокрачис не подходил к ним больше, и никто не вспоминал об украденном у арабов документе. Юлиан повернул голову и поискал глазами арабскую делегацию, но те выглядели такими же, как и все остальные гости: несобранными, резкими и также, как и другие, искали свои именные места. Хорошо хоть корреспондентов не пустили на это знакомство - первая трапеза всегда была полна недоразумений.
  
  Оад и Юлиан сидели со своей делегацией, но опять позади всех, за их спинами сидела только охрана. Майор, даже не глянувший в их сторону, сидел рядом с министром Константином. Еда оказалась - совсем и не сюрприз - вкусной и дорогущей, даже по сравнению со столовой антитеррористического отдела полиции. Но омеге кусок в горло не лез - что же с тем документом? Стоило ли ради него так позориться и унижаться?
  
  После трапезы гости разошлись по комнатам, Оаду с Юлианом опять выделили одну спальню на двоих, но альфа твёрдо держал слово - ни одной "глупости" до течки. Омега казалось совсем забыл об этом обещании, на Юлиана не смотрел и спокойно устроился на ночлег со своей стороны огромного ложа. Но долго они не проспали, примерно через час в дверь постучали.
  
  - Можно, капитан?
  
  - Да, конечно, минуту, - альфа вскочил с кровати открыть дверь, а проснувшийся Оад напротив, ещё больше закутался в тоненькое одеяло.
  
  В дверь тихо проскользнул начальник охраны, теперь именно на альфу он даже не смотрел:
   - Оад, я до сих пор не понимаю, как вы это узнали, но тот документ, что вы мне передали, имеет огромную стратегическую ценность для нашей страны и для меня лично!
  
  - Что там было? - поинтересовался сонный омега, Юлиан тоже весь обратился в слух.
  
  - Вы в прямом смысле спасли мою жизнь! Но я расскажу обо всём по порядку...
   Комментарий к Маленький квадратик
   Вход в замок Эльмау:
  https://c.radikal.ru/c43/1803/c0/9dd29fe5384c.jpg
  Бабочки с именами гостей:
  https://b.radikal.ru/b15/1803/f0/5b36dd7048e4.jpg
  
  
  ========== Похищение ==========
   - В том документе содержался список наших секретных агентов, работающих под прикрытием на территории Арабской Муравии*. Это страна на самом деле наш самый большой стратегический противник, - майор Сокрачис присел на кресло напротив кровати, где полусидел-полулежал омега и здесь же расположился Юлиан. - Это не все агенты, в общей сложности у нас там около двухсот семидесяти человек. Список состоял из пятидесяти. Но это одни из самых главных агентов: главы групп в разных городах или ответственные за определённые операции. Узнать у них имена остальных агентов не составляет совершенно никакого труда - для этого есть сыворотка правды. Несмотря на то, что наших агентов учили как бороться с этим веществом, из пятидесяти, наверное, у одного, а может быть и больше - всё равно бы не вышло.
  
  Омега заулыбался, ему было очень приятно, что он оказался прав, и это важный документ, тем более, что он помог спасти жизни многим людям. Юлиан тоже слушал внимательно. Значит они недаром приехали, и наконец-то майор станет лучше относиться к Оаду.
  
  - Скажите, майор, - робко спросил омега у от гостя, - почему вы сказали, что это спасло вашу жизнь, что там было о вашей жизни?
  
  - Первым в списке раскрытых агентов шёл мой родной младший брат. Нас всего двое у родителей, и если бы с ним что-то случилось боюсь, что мой омега-отец и папа, никто из них не пережил бы такой трагедии.
  
  В разговор вмешался Юлиан:
  - Надеюсь, что вы переслали этот список в соответствующие органы и наши люди займутся спасением этих несчастных агентов, - никто не произносил этого вслух, но все присутствующие понимали, чем грозил арабский плен: пытками, мучениями и издевательствами, тем более, что никого живым оттуда не выпускали.
  
  - Конечно, - ответил майор Сокрачис, - этим занялись в первую очередь, поэтому только сейчас я смог встретиться с вами, они все если еще не в полной безопасности, но группы прикрытия к ним уже высланы.
  
  - Скажите, Оад, - майор повернулся к омеге, - что я могу для вас сделать? Всё, что угодно, я ваш должник по гроб жизни! Особенно учитывая тот факт, что в начале я не доверял вам и относился к вам как любовнику министра или родственнику, или любовнику родственника!
  
  - Спасибо, мне ничего не надо, мне очень приятно, что я помог своей стране и этим людям. Это моя работа, я никого не родственник и ничей не любовник, мы работаем в полиции вместе с Юлианом уже несколько месяцев.
  
  - Но как именно, - спросил майор, - вы узнали про этот документ, и поняли, что он важный? Как именно вы его выкрали - я видел своими глазами. Но как вы узнали, что есть такой документ? И у кого именно он?
  
  - Майор, - сказал капитан Виллмес, - эта информация держится в тайне. Это то, почему мы оказались здесь. Мы не являемся ни гостями и ни родственниками министра Константина, мы здесь работаем как секретные агенты под прикрытием.
  
  - Мне этого никто не сообщил! - констатировал Сокрачис.
  
  - Это и есть прикрытие - чтобы никто ничего о нас не знал! Пусть всё так и остаётся!
  
  - Ладно, хорошо, пусть всё так и останется.
  
  - А теперь, майор, мы хотели бы лечь спать, завтра с утра у нас много дел. Мы попытаемся быть и вам полезными.
  
  - Отлично, ещё раз спасибо, - майор Сокрачис улыбнулся, сначала хотел было обнять Оада, но всё-таки остановил себя, скорее всего Юлиан - его альфа - рядом, некрасиво получится, - и спокойной ночи!
  
  Назавтра с утра каждая делегация отдельно пила кофе и завтракала в своих комнатах, разрабатывая планы речей и договоров на первый полностью рабочий день. Юлиан не выпускал Оада из виду: омега покрутился, выпил чай с пирожным, вышел в коридор, в поисках каких-нибудь потенциальных клиентов для чтения мыслей. Таковых омега так и не обнаружил, но зато к нему подошел маленький мальчик-омежка, видимо, сын, дипломата из какой-то делегации. Смуглый мальчишка лет семи больше знаками и мычанием попросил Оада помочь найти омежий туалет. Тот ни секунды не раздумывая пошёл следом за этим маленьким ребёнком. Юлиан это прекрасно видел, но не посчитал нужным вмешиваться: свободный человек, если ему захотелось в туалет, вполне может идти и сам, всё здание охраняется, каждая делегация в отдельности со своими телохранителями и никому не нужны международные конфликты, поэтому Юлиан не посчитал нужным сопровождать Оада и по личным омежьим делам.
  
  А зря!
  
  Там внутри Оада уже поджидало трое крепких парней-альф в тёмных строгих деловых костюмах, не выдающих их национальную принадлежность. Все они были высокими, широкоплечими, видимо, телохранители или просто военные. Мальчик-омежка, заманивший Оада, отошёл в сторону, зажал маленькими ладошками уши и прикрыл глаза, поэтому где-то глубоко в душе Оад был готов к тому, что сейчас его ударят. Кулак одного из альф со всей дури врезался омеге под дых, выбивая последние крохи кислорода, дальше ему на голову одели чёрный мешок из грубого полотна. Оад попытался отбиваться, кричать он не мог - не хватало воздуха, ноги подкашивались, и ему все время ирреально казалось, что это шутка. Внутри встреча министров и глав государств, вокруг полно охраны, как же его смогут с мешком на голове вывести через главный зал и никто этого не заметит, он что, прозрачный омега что ли? Волна обмораживающего страха поднималась от кончиков пальцев на ногах всё выше и выше, затрагивая внутренности, последним сопротивлялся мозг: "Нет, не может быть, им не удастся меня вывести из здания, кто-нибудь обязательно обратит внимание, везде охрана, куча полицейских, это одна из центральных европейских стран, а не задворки мира, такие как Намибия или Лаос!"
  
  Единственное, чего не знал омега, что этот туалет использовался официантами и работниками кухни для выбрасывания мусора и отходов, за последней кабинкой находилась маленькая неприметная дверь во внутренний дворик. Так было проще выйти наружу или вынести испачканное белье, чтобы не проносить эти вещи через центральную залу. Вот именно через эту маленькую дверь Оада и вывели на улицу никем не замеченным, в туалете остался только маленький мальчик-омежка. И только там альфы начали гортанно перешёптываться, скорее всего по-арабски.
  
  Юлиан видел, как Оад зашёл в туалет, но не торопился, подошёл к двери как раз к тому времени как оттуда уже не раздавалось ни звука ударов, ни шума борьбы. Он спокойно ждал, когда омега закончит свои дела и выйдет. Но тот всё не выходил. Вдруг вышел мальчик-омежка и бросился куда-то бежать. Юлиан даже не успел схватить его, чтобы расспросить про Оада. Вот тогда альфа и испугался не на шутку, зашёл внутрь, но туалет был пуст.
  
  - Он что, телепортировался отсюда? - удивился альфа вслух, но, когда дело касалось Оада, любая фантастическая версия казалась возможной.
  
  А потом Юлиан нашёл дверь во внутренний дворик. Вышел через неё, никакой охраны там не было, и только тишину резанул звук рванувшего с места автомобиля. Сразу стало понятно что произошло. Видимо, вчера вечером, ложась спать, арабский дипломат обнаружил, что у него пропал тот самый весьма важный документ. Кроме Оада никто не имел возможности выкрасть его, поэтому они и выкрали самого Оада. Первым желанием капитана было броситься вслед за машиной, но он понимал, что если с ним что-то случится, то Оада уже никто никогда не найдёт, поэтому Юлиан сделал то, что было самым правильным в данном случае: вернулся в зал и быстро нашел майора Сокрачиса.
  
  - Оада похитили пару минут назад, машина выехала с заднего двора замка. Скорее всего арабы, - голос Юлиана дрожал, он хотел сказать всё как можно быстрее. - Я слышал звук отъезжающей машины, вытащили через омежий туалет. Там выход наружу во внутренний дворик и никакой охраны. Я побегу за ними! Пожалуйста, найдите возможность поехать за мной, каждую секунду мы теряем время! Его может быть пытают или насилуют, или что-нибудь еще! Арабы в считанные минуты могут завезти его куда угодно! Хоть мы и находимся в Германии, здесь, как и во всей Европе, до фига и больше арабов. И их секретных мест или конспиративных квартир, где Оада могут схоронить навечно!
  
  - Подождите, капитан, я сейчас организую транспорт.. - начал майор, на что Юлиан почти вспылил:
  
  - Вот вы его и организовывайте, давайте побыстрее! А я рассчитываю на себя! Побегу прямо сейчас, пока еще видны следы шин на дороге. Может начаться дождь или сильный ветер и пыль, хотя бы минимум того, что я могу сделать, я хотел бы сделать прямо сейчас! - Юлиан не мог показать, что он просто не в состоянии сидеть "сложа руки", его сердце разрывалось на тысячи маленьких кусочков без Оада.
   Комментарий к Похищение
   *Выдуманная держава, как и многое здесь, извиняюсь, постоянно забываю указывать это в работах.
  
  
  
  ========== "Сам себе режиссёр" ==========
   Юлиан выбежал наружу, нашёл единственные следы от шин, которые вели прямо из внутреннего дворика. Сфотографировал их мобильным телефоном, необычные узоры маленьких палочек, пересекающихся под различными углами, напоминали следы птичьих лап. Дальше он бросился бежать по этим следам, выбирая их из тысяч других лент на окружавшей замок дороге. Там было бессчётное количество следов различных шин. Он бежал, что есть силы, но по сравнению с машиной, скорость была чудовищно медленной. Замок Эльмау находился за тысячу километров от столицы. С одной стороны дороги, по которой бежал Юлиан, были поля, где уже в человеческий рост разрослась не то кукуруза, не то какое-то другое похожее растение. А с противоположной стороны был редкий лесок. Машина умчалась так далеко, что по прямой Юлиан видел только темнеющую точку на горизонте. Не до конца уверенный, что это именно та машина, альфа бежал, глядя только вниз на ленту "птичьих лап", не надеясь почти, с ужасом осознавая, что же сейчас чувствует его любимый омега.
  
  Оад в это же время находился в машине между двумя крепкими альфами, которых он из-за мешка на голове почти не видел. Омега понимал, что есть только два варианта исходных событий: первое - это то, что арабы заметили пропажу того документа и похитили единственного возможного участника ограбления. Или второй вариант - его похитили просто как омегу для сексуального насилия, но в связи с тем, что альфы, сидевшие рядом не лапали его несчастную тушку, ехали тихо переговариваясь, никто не трогал его ни за грудь, ни за попу, Оад понял, что сексуально в нём не заинтересованы, и очень расстроился. Нельзя сказать, что восемнадцатилетний девственник-омега мечтал, чтобы его изнасиловали арабские террористы. Вовсе нет! Просто это принесло бы куда меньше боли, чем пытки, когда они будут задавать свои вопросы: "Куда делся тот документ? Кто заставил его выкрасть? Как ты понял, где именно находится документ и у кого?" Эти и тому подобные, много вопросов...
  
  Ещё совершенно ясно омега осознавал, что никто его не спасет! Его могут хватиться только через час или два, никто не видел, как он заходил в туалет. Юлиан и майор Сокрачис, как и другие телохранители министра Константина, не следили за ним. А за это время его могут увезти чуть ли не на другой конец страны и тогда уже точно его никто никогда не найдет живым! "Неужели я больше никогда не увижу папочку? И Кристиана, такого уютного, милого и доброго альфу!"
  Дело спасения Оада было только в его собственных руках. Делать нечего, сейчас никто кроме Эдварда не в состоянии был ему помочь.
  
  - Эдвард, - шёпотом произнес Оад, но ничего не произошло.
  
  Омега не мог сосредоточиться, ситуация пугала его до потери сознания. Поэтому суперспособность никак не хотела проявляться. Чем раньше он освободится, тем больше шансов, что сможет живым и здоровым вернуться обратно к своей делегации. Поэтому омега начал размеренно дышать: раз-два-три - вдох, раз-два-три - выдох, чтобы сосредоточиться, собраться с силой, чтобы страх хоть немного отпустил. Альфы-арабы с обеих сторон не обращали на него никакого внимания, только водитель что-то грубо пробормотал себе под нос, даже непонятно, имел ли он Оада в виду или говорил о чём-то своём.
  
  - Эдвард! - попробовал он ещё раз шепотом и начал повторять движения, которые видел в том самом кадре своего любимого кинофильма: руки вниз вдоль тела, плечи расправить, голова в пол-оборота направлена вправо, сверкающие глаза, ненависть!
  
  - Эдвард! Эдвард! Эдвард! - уже совершенно не сдерживаясь, кричал Оад, всё больше входя в роль, и наконец-то почувствовал свою суперсилу.
  
  А вот Эдвард никуда не спешил, он наслаждался моментом. Ровно через секунду никого из этих парней не останется в живых, на этот раз вампир не собирался себя сдерживать. "В прошлый раз другой альфа, кажется, его звали Юлиан, не был так виноват передо Оадом, но эти точно не останутся в живых! Они даже не знают, что их ждет через пару секунд, продолжают себе разговаривать..."
  
  - Айнс, цвай, драй, - громко посчитал в шутку на немецком Эдвард, после этого он снял мешок с головы - у Оада не были связаны руки, он просто боялся злить похитивших его террористов еще больше, поэтому и не снимал мешок, который они на него одели.
  
   А у Эдварда не было такой проблемы, кого-то там злить или не злить, пусть они лучше боятся его! Первый альфа, находившийся справа от омеги, даже пикнуть не успел. Эдвард ударил его кулаком в нос с такой силой, что рука прямо вошла внутрь черепа, сминая кости на своём пути. Альфа коротко всхлипнул что-то кровью изо рта и обмяк на сидении. Второй альфа, находившийся рядом с Оадом, пытался хватать его за руки, не понимая в чём дело. Но вампир ему быстро всё "объяснил": схватил его голову обеими руками и сильно сжал, раздался треск, и уже второй альфа обмяк и затих. Водитель недоумённо всматривался в зеркало заднего вида, пытаясь понять, что же там произошло, как именно схваченный омега сумел освободиться и почему машина начала пропитываться кровью. Как ни странно, кровью его соратников по борьбе... Эдвард отпустил голову второго альфы и схватил за голову водителя, сильно провернул руками против часовой стрелки - почему бы и нет - шея противно хрустнула. "Вот и всё, зря вы меня похитили!" - подумал Эдвард абсолютно спокойно, не заостряя своего внимания на этой мысли.
  
  Машина, потерявшая управление и водителя, врезалась в какое-то небольшое деревце слева от дороги и из-за большой скорости перевернулась. Эдвард, пока что не собиравшийся уступать это тело обратно слабому омеге, раскидал тела альф, которые ему мешали, выбил ногой заевшую почему-то дверь и выбрался наружу. Он развернулся и побежал обратно к замку, даже не бросив прощального взгляда на перевёрнутую машину. Надо было ещё устроить взбучку Юлиану за его халатное отношение к своим обязанностям. Как он допустил, что Оада похитили! Вампир бежал очень быстро, с невероятной для живого существа скоростью, через десять секунд он услышал взрыв сзади, оборачиваться не было нужды - взорвалась машина, из-за падения у неё был повреждён бензобак. Теперь все тела сгорят вместе с несомненными доказательствами убийства.
  
  Эдвард бежал многие километры очень быстро, совершенно точно зная, где находится замок Эльмау, как будто в его голове был встроенный джи-пи-эс. Минут через десять, когда замок уже высился огромной громадой, Эдвард увидел, что Юлиан бежит ему навстречу.
  
  - Глупый альфа! - сказал Эдвард, приблизившись. - Где ты раньше был? Да и теперь ты бежишь так медленно, что если бы не я, Оада давно бы замучили на смерть! Какой из тебя защитник! Какой из тебя альфа, ты ничего, меньше чем ноль!
  
  Юлиан совсем не мог говорить, даже то, относительно небольшое, расстояние, которое он пробежал изо всех сил, выбило его из колеи. Альфа стоял, уперев ладони в свои ноги чуть выше колен, тяжело дышал, в боку кололо, ни одного членораздельного слова он не мог выдавить, чтобы ответить вампиру. Он уже понял, что перед ним Эдвард, представляться не имело смысла. Когда, отдышавшись, смог наконец-то произнести хотя бы одно предложение, он спросил:
  - Что с террористами? Как ты смог убежать? - а сам оглядывал омегу, нет ли ран или травм, но тело Оада было полностью здоровым и ровно дышащим.
  
  - Легко! - ответила Эдвард. - Все похитители мертвы, но не бойся, с этим никаких проблем не будет, их машина перевернулась и взорвалась, так что никаких следов...
  
  - А как же ты выжил? Как смог выбраться?
  
  - Повторяю, легко и просто, я убил всех трёх альф - помял им головы - включая водителя, поэтому-то машина и врезалась в дерево, перевернулась, потом я вылез и побежал обратно, так и хотелось устроить тебе головомойку! А когда я немножко отбежал, то что осталось от машины, вместе с тремя телами внутри, взорвалось, - вампир объяснял капитану все подробности, словно малому ребёнку.
  
  К этому времени к ним подъехал майор Сокрачис на чёрном внедорожнике с еще несколькими телохранителями. Пока машина остановилась и двери открывались, Юлиан понимал, что надо было бы как-то "запихнуть" Эдварда обратно, чтобы наружу вышел Оад. Но они не успели, подбежали остальные. Первым делом майор схватил Оада - как он думал - за руку:
  - С вами всё в порядке? Они вас не обидели? Как вам удалось освободиться?
  
  - Не трогайте меня! - Эдвард сбросил наглую конечность майора. - А не то я и вам оторву голову так же просто, как и тем троим похитителям!
  
  Майор Сокрачис в шоке замолчал. Юлиан понял, что пора вмешаться:
  - Майор, я вам сейчас всё объясню, только не трогайте его, пожалуйста! - потом повернулся к Эдварду и продолжил, выразительно выпучив глаза и качнув головой: - А где там Оад?
  
  Майор непонимающе уставился на вампира. Потом позволил капитану увести себя в сторону для разговора, Юлиан тем самым давал время Оаду вернуться в своё тело.
  Капитан произнёс всего несколько фраз:
  - Простите, майор, всё совершенно секретно. Я ничего не могу объяснить вам об увиденном, только попросить: держите всё в тайне! Хотя бы ради вашего брата, которого спас Оад. Тогда этот омега и дальше сможет служить своей стране и спасать других людей! К тому же это приказ сверху!
  
  ========== Течка ==========
   Через две недели после своей заграничной командировки Юлиан с Оадом опять направились по работе в другой город. Теперь омеге предстояло прочитать мысли жертвы преступления, парня омеги, который после избиений и группового изнасилования с попыткой убийства находился в коме.
  
  - Многого не обещаю, но я попытаюсь, - грустно - кому захочется "ковыряться" в голове жестоко избитого и изнасилованного парня - произнес Оад начальнику полицейского управления.
  
  - Я не понимаю, что там вы делаете с капитаном Виллмесом, но нам вас очень посоветовали сверху, сам министр оборонного комплекса, - ответил тот.
  
  Через пять минут, которые омега провёл в угрюмой и тёмной больничной палате с жертвой, подключенной к аппарату искусственного дыхания, и его старым фотоальбомом, он позвал начальника полицейского управления:
  - Я знаю, кто это сделал! Лицо могу описать, но как зовут или фамилию не знаю.
  
  - У нас есть несколько подозреваемых, - полицейский протянул Юлиану альбом с фотографиями, - пока поищите преступника здесь. А мы постараемся "добыть" свободного художника для составления фоторобота.
  
  Оад и Юлиан были полностью свободны уже через десять минут, омега опознал самого главного - душителя омеги среди фотографий в полицейском альбоме. А остальное уже было делом техники: найти виновника, арестовать и выведать у него имена соучастников в изнасиловании. Трус выдал всех без исключения, тараторил так быстро, что микрофон "вспотел" записывать. Ему даже не успели озвучить выработанную полицейскими версию, что омега очнулся на пару минут и сам назвал виновника.
  
  
  - Ну как ты? - спросил Юлиан по дороге в их гостиницу, он помнил, как Оада рвало после видений другого изнасилования омеги.
  
  - Ничего, только живот давит, - ответил тот.
  
  - Это начинается течка. Я ещё пару дней назад почувствовал, как твой запах становится более мускусным, - сказал Юлиан и подумал: "Господи, спасибо, наконец-то!"
  
  - Знаю, всегда так начинается. Пошли скорей, я умираю, как хочу в душ.
  
  Когда Оад вышел из ванной в одном, но огромном пушистом розовом полотенце на плечах, Юлиан бросился к нему и спросил:
  - Чем я могу тебе помочь? - это предложение было более чем прозрачным намёком.
  
  - Позвони пожалуйста, Кристиану, - ответил тот.
  
  - Да, хорошо, конечно, но потом. Чем я могу помочь тебе сейчас? - опять повторил альфа.
  
  - Позвони, пожалуйста, Кристиану! Прямо сейчас, - медленно, чётко и раздельно произнес Оад, потом его скрутила боль в животе ещё раз, и он плюхнулся на ближайшую кровать, стеная и потея.
  
  - Я и сам могу помочь тебе, - намекнул Юлиан просительно, от запаха омеги напрочь сносило голову, а в маленькой гостиничной комнатушке запах развеиваться и не собирался, и рама окна была забита гвоздями от грабителей - "Как они вообще тут проветривают?" - подумал Юлиан, чтобы отвлечься.
  
   - Я не хочу тебя! - ответил Оад, махнув рукой куда-то в сторону двери. - Позвони, пожалуйста, Кристиану!
  
  - Но мы же находимся в другом городе, пока он сюда доберется, у тебя закончится течка! - Юлиан пытался убедить Оада в своей правоте.
  
  - Позвони, пожалуйста, Кристиану, - бубнил омега, как заведенный, - хочу только Кристиана!
  
  - Прямо сейчас это невозможно, пожалуйста, дай мне помочь тебе! Тебе же больно! - Юлиан был готов встать перед омегой на колени.
  
  - Нет, хочу только Кристина!
  
  Сам Юлиан не мог применить силу, это становится невозможным, когда перед тобой мучается от боли твой любимый омега. Несмотря на то, что Оада хотелось до дрожи в яйцах, до звона в ушах, Юлиан не мог позволить себе применить силу. Не сейчас и никогда более!
  
  Альфа повернулся к мобильному телефону на тумбочке рядом с кроватью, и на полном автомате, стараясь не задумываться, что он делает, набрал номер, который помнил уже многие годы.
  
  - Привет, Крис, как дела?
  
  - Спасибо, всё нормально, я уже в вестибюле. Так в какой вы комнате?
  
   - В каком вестибюле? - не понял и так неадекватный альфа.
  
   - Здесь, в гостинице вашей "Золотой горизонт", уже полчаса как прилетел из столицы. Еще два дня назад я почувствовал, что у Оада должна начаться течка. Закончил все свои дела и вырвался, как только смог!
  
  - Вы что, с Оадом договаривались об этом раньше? - разозлился Юлиан не на шутку.
  
  - Ничего подобного, мы ни о чём не договаривались, но я очень надеялся, что он выберет меня. Так в какой комнате?
  
  - Номер триста двенадцать на третьем этаже.
  
  - Прекрасно, я уже поднимаюсь!
  
  - Как ты понял, что он выбрал тебя?
  
  - Ничего я не понял! Просто надеялся, и тут ты мне позвонил, теперь мне всё стало ясно!
  
   Последнюю фразу Кристиан произнес, открывая входную дверь их номера:
  - Юлиан, дорогой, а ну-ка проваливай отсюда! - рыкнул Кристиан, бросая свои вещи на ковёр, не размениваясь даже на взгляд альфе-сопернику. Он сразу же отправился к Оаду, взял того прямо в полотенце на руки, и бросил через плечо: - Юлиан, ну же, сними себе другой номер!
  
  Юлиан вышел за дверь, даже не осознавая, что не взял свои вещи, что член, прежде стоявший как монумент вечному солдату, упал вялой тряпочкой на яйца. Но далеко Юлиан не ушёл, он привалился с обратной стороны двери и начал прислушиваться. Ни один здравомыслящий любящий альфа не бросит своего омегу во время течки, по крайней мере он чувствовал, что просто обязан проверить, что у них всё будет хорошо! Юлиан понимал, что, если он сейчас услышит стоны или крики Оада, это может быть просто выражением чувств и страсти в постели, и что ничего плохого там не происходит. Но дал себе слово, что он бросится обратно в комнату и набьет морду Кристиану.
  
  А вот то, что он услышал на раз выбило его из колеи: омега смеялся, не стонал, не плакал, да и не кричал, он заливисто хохотал с такой силой, что это было слышно даже в коридоре! После такого Юлиан, конечно, уже не мог ворваться в номер! Понимал, что это будет не просто глупо, но и совершенно неправильно! Оаду было хорошо, очень хорошо, поэтому Юлиан и пошёл в сторону лифта, спустился на ресепшен, попросить себе другой номер - желательно в другой гостинице, а ещё лучше на другом конце страны - где он сможет заткнуть себе уши, закрыть глаза и утопить своё горе в холодной воде душа.
  
  В лифте всю дорогу в другой номер с ключом в руках Юлиан задавался вопросом, почему Оад выбрал Кристиана? Омеги, выбравшие себе альфу в течку, выбирали его на всю жизнь, не умом, а под влиянием инстинктов - сердцем!
  
  Юлиан вспоминал свое детство, трудные годы жизни в детдоме, драки, потом знакомство с Карлом. Как вначале он был безумно счастлив, что его усыновили, а через пару месяцев оказалось, что ему придется продолжить обучение в той же детдомовской школе. Это было ужасно тяжело, другие дети завидовали и задирали его. Потом наконец-то он пошёл в кружок бокса, стало легче... Он всю свою жизнь с раннего возраста помогал своему папе Карлу, потом тяжкие годы, когда Карла не стало. И Юлиан в миг превратился в трудоголика, ничего другого кроме работы в его жизни не осталось. Альфа чувствовал, что в нём целый мир, собственная вселенная. Как омега мог выбрать кого-то другого! Сначала Юлиан ненавидел Оада, подозреваемого в терроризме, потом постепенно его чувства начали меняться, и вот, наконец, впервые в жизни, альфа понял, что полюбил. Полюбил самого необыкновенного волшебного омегу в мире!
  
  Работал с ним, защищал, помогал ему и что? В конечном итоге Оад выбрал простого, абсолютно обычного Кристиана! У того было самое обычное детство, были живы и здоровы оба родителя, они жили где-то в штате Вермонт, в посёлке для пожилых пар-пенсионеров. У каждой супружеской пары там был маленький домик, куры, гуси, корова. Кристиан несколько раз в год ездил навещать их, он сам рассказывал Юлиану о поселении. Родители всё ещё беззаветно любили друг друга. Ещё у Кристиана были братья-альфы и один - омега, самая обычная простая семья, обычное детство. Кристиан был простым альфой - хорошим другом, крепким спецназовцем, верным напарником - но самым обычным человеком! А в Юлиане был целый мир, своя вселенная, конечно, и со своими тараканами в голове, как же без них!
  
  Немножко подумав Юлиан пришёл к выводу, что такому необыкновенному волшебному омеге, в котором тоже в самом по себе целая вселенная, нужен был кто-то попроще, кто-то, у кого нет тараканов в голове, кто-то, с кем легче идти по жизни рядом! Если он действительно от чистого сердца желает Оаду счастья, то Кристиан тут самый подходящий волшебному омеге парень: настоящий верный альфа, который никогда не подведет своего омегу, не бросит и не обидит!
   Комментарий к Течка
   Кристиан, чтобы примирить читателей с выбором Оада:
  https://d.radikal.ru/d14/1804/a3/0175d14e073e.jpg
  
  ========== Последняя глава и два эпилога ==========
   Кристиан ласково смотрел на Оада:
  - Наконец-то ты попался в мои загребущие лапы, - засмеялся он, - сейчас я буду тебя щекотать!
  
  - Не надо меня щекотать, - заулыбался омега, - возбуждать меня тоже не надо уже, меня надо оприходовать!
  
  - "Оприходовать" - это какое же слово выбрал! - продолжал смеяться Кристиан и тихонько начал щекотать омегу под шейкой самыми кончиками пальцев, потом ключицы, начал забираться руками под полотенце.
  
  Омега хохотал, весело отбивался. Альфа видел, что, несмотря на течку, Оад - девственник и это его первый раз с альфой, поэтому пытался помочь ему расслабиться, шутил, смеялся, щекотал.
  
  - Ой, - простонал омега, - живот болит.
  
  - "У бедных бегемотиков опять болят животики" - процитировал Кристиан откуда-то, видимо, из своего счастливого детства.
  
  - А ты что, доктор Айболит? - весело спросил Оад.
  
  - Ну уж нет, я не доктор "Ай-болит!", я доктор "Ух-ты, кончил!", - продолжал шутить Кристиан.
  
  Так весело и ненавязчиво альфа полностью избавил стесняшку от щита-полотенца, и сам начал раздеваться, перемежая все свои действия шутками-прибаутками и улыбками, чтобы Оаду было легче. Тот даже и не заметил, как его маленький аккуратный розовый член оказался во рту Кристиана, потом уже стало не до смеха, но то, что альфа помог ему расслабиться и сделало первый раз намного более простым и легким. Если бы омега мечтал о своём первом сексе, то в его мечтах всё было бы именно так.
  
  После оргазма, когда альфа и омега отдыхали, Кристиан спросил, поглаживая теперь уж точно своего омегу по обнаженному плечику:
  - Так чем же вы там занимаетесь с Юлианом на самом деле?
  
  Оад не собирался ничего скрывать от своего альфы, просто все подробности... он немножко боялся, что Кристиан перестанет к нему относиться с той же заботой и вниманием как раньше, поэтому он долго обдумывал, как и что сказать своему парню. Не каждому приятно, что его мысли с утра до вечера читают, словно открытую книгу для партнёра - иногда что-то хотелось бы припрятать для себя, например, мысли об о-папе избранника, или двоюродном дяде со второй стороны. Но всё-таки остановился на правде, рассказал от начала до конца.
  
  - Диди, так ты кто: маг, колдун, экстрасенс, псионик? - спросил альфа.
  
  - Да нет вообще, я другой. Просто волшебный омега...
  
  - А мысли Юлиана ты читал? - удивлённый открытиями спросил Кристиан.
  
  - Да, конечно, постоянно, но ни о чём интересном он не думал...
  
  - А мои?
  
  - Твои тоже, ты вообще совсем хороший, - засмущался омега, расцветая румяными щёчками ещё больше, хотя теперь-то чего, - Кристи, я хочу и дальше заниматься своей работой, я приношу много пользы стране: помогаю раскрывать преступления.
  
  - Конечно, - ответил тот, - я не могу лишать свой народ национального достояния! Но рисковать жизнью я тебе больше не дам, помогает тебе там твой Эдвард или нет, я всегда буду рядом.
  
  - Спасибо! - ответил счастливый омега.
  
  ***
  Первый эпилог - творение моей золотой беты Иssки.
  
  Вдох... Выдох... Вдох... Выдох... Сигаретный дым рассеивается в воздухе. Вдох... и чуть горчит на языке. Выдох... и словно вместе с дымом уходят все мысли из головы. Он сидел на лавочке совершенно расслабленно, даже руки раскинул по спинке, словно какой-нибудь гопник, с которыми уже и забыл, когда общался. Лишь губы, крепко держащие сигарету, иногда кривились в какой-то болезненной гримасе. Да глаза блуждали по отдыхающим в парке, изредка словно залипая на парочках с детишками.
  Вот крепкий бутуз тянет отца на карусели, всем своим видом показывая, что просто так уставшему альфе на скамейке не отсидеться. За ними смешно переваливается глубоко беременный омега, бережно поддерживая живот. Малыш основательно усаживается на сиденье и требовательно дрыгает ногами. Его начинают раскручивать, сначала медленно, потом всё быстрее. Раздаётся радостный смех, от которого внутри словно царапает и приходится спешно перевести взгляд в сторону.
  
  Возле лотка с мороженым стоит молоденький альфа. Он смешно морщит лоб и пытается выбрать самое вкусное лакомство. Тяжёлый выбор сделан и у паренька в руках оказывается два вафельных стаканчика. Альфа ищуще оглядывается и расплывается в улыбке - к нему торопится омежка, по дороге вытирая руки салфеткой. После нежного поцелуя парочка уходит подальше в парк, а ему только и остаётся сидеть дальше.
  
  Краем глаза замечает знакомую фигуру, но не делает никаких движений.
  
  - Привет, Ю! - и Том плюхается рядом на скамейку. - И давно ты тут сидишь?
  
  - Да как проводил в аэропорт, так и сижу, - говорить вообще лень, но ведь омега не отстанет.
  
  - Что-то ты не похож на радующегося за товарища? - Том наклоняет голову и пристально смотрит в глаза, не забывая эффектно прогнуться в спине.
  
  - Я рад за Кристиана, - и это правда, за товарища Юлиан действительно рад. Наконец-то тот обрёл своё счастье.
  
  - А за напарника рад? - омега чуть прикусывает нижнюю пухлую губу. Знаем мы уже все эти уловки, весь отдел уже давно выучил.
  
  - И за напарника рад, - и тут не соврал. Пусть не с ним, пусть на свадьбе, где был свидетелем, губы сводило от постоянных улыбок, но за Оада Юлиан тоже был рад. Искренне. Пусть не мой, но живой - как мантру повторял изо дня в день, пытаясь хоть как-то зарастить дыру в душе.
  
  - А за меня рад? - и Том пододвигается ближе, обдавая дыханием.
  
  - И за тебя рад, а что у тебя? Опять пытался соблазнить шефа? И он наконец-то сдался? - и Юлиан с намёком положил ладонь на упругую задницу. Хоть омега и был отменной давалкой, но это не отменяло того, что фигурка у него была - закачаешься! И нормативы сдавал совсем не как разнеженная фиалка.
  
  - Нет, - и Том обидчиво поджал губы, - этот олень до сих пор не понимает своего счастья! Фригидный словно бета! Хотя нет, не бета, это я наговариваю, - и мечтательно закатили глаза, - был у меня бета из наркоконтроля! Эх, как вспомню - так вздрогну, - и улыбка объевшегося сметаны кота выползла на лицо.
  
  - Да? - и Юлиан сжал предлагаемое богатство. - А какая тогда радость?
  
  - Ну... скоро я тоже сюда буду приходить по выходным, - омега кивнул в сторону детской площадки, - и надеюсь по будням тоже.
  
  - Ты что, залетел? - и Юлиан прищурился. - Всё, финита ля комедия? Наш муж полка облажался? Или презик порвался?
  
  - Не с моей удачей, - вдруг посерьёзнел Том, - я курсы прослушал, получил сертификат и теперь пойду забирать своё счастье. - Видя, что Юлиан никак не может сообразить, добавил: - Курсы приёмных родителей. Мне вот такое с моим диагнозом точно не грозит, - и кивнул в сторону обжимающейся парочки, - ни один альфа не захочет бесплодного омегу. Кто же откажется от "наследника фамилии" - явно кого-то передразнил, - а теперь всё, соломки я себе где мог подстелил, буду падать.
  
  - И что? - Том словно маску сбросил, до того непривычно было наблюдать за обычно шлюховатым омегой. - Теперь жопу на замок закроешь и будешь в халате у плиты стоять?
  
  - Зачем? - хохотнул тот. - Секс я очень люблю и отказываться не собираюсь. Но ты приходи иногда, с тобой было классно трахаться. Я даже рискну тебе отсосать, надеюсь рот не порву. Всё же слонище ты себе отрастил!
  
  - Приду, только презиков побольше размером накупи, а то будет как в тот раз - много, а не налазят, - Юлиан пошло улыбнулся, запросы тела ещё никто не отменял.
  
  ***
  Года через два, второй эпилог.
  
  Полный, сильно беременный омега, переваливаясь с ноги на ногу, ввалился в аудиторию. Двадцать три молодых альфы и беты в шоке замерли, прекратились даже перешептывания. Они знали, что у них будет новый преподаватель по какому-то очень важному для спецагентов предмету, но что именно они будет изучать - не знали. Сама по себе учеба в этой элитной Академии кибершпионажа Агентства национальной безопасности была огромной удачей и мечтой всех военных и полицейских альф и бет от восемнадцати и до тридцати - после этого возраста попасть сюда становилось невозможным.
  
  - Доброе утро! - начало омега. - Меня зовут Оад, - он развернулся и крупными буквами написал имя на доске, - то, чему я буду вас учить, всё ещё является самым большим секретом нашей разведки. Раньше я сам занимался этой работой, но сейчас, - омега выразительно посмотрел на свой округлившийся животик, - я просто не в состоянии этого делать, тем более работы стало настолько много, что в любом случае я один не смог бы с ней справиться. Так что меня попросили обучить вас. Начну с того, что вы должны поверить в свои силы, возможности человека - каждой отдельной особи - безграничны! Надо только верить в себя, не видеть преград и идти к конечной цели! "Главное, Федя, воля к победе!" - улыбнулся омега.
  
  Студенты слушали нового препода мягко говоря с лёгким недоверием, а точнее с огромным скептицизмом: "Ну, чему нас - лучших из лучших - сможет научить какой-то там молоденький домашний беременный омега!". Многие студенты были ровесниками преподавателя, а то и старше. Но священные стены Академии всё же не позволяли им перешёптываться или откровенно не слушать Оада.
  
  - Вы не первый мой курс, я провел уже три курса альфам и бетам, и один - омегам. Сразу скажу, что в среднем альфы и беты усваивают материал хуже, только восемьдесят процентов учеников, а вот омеги - все до одного, да так, что некоторые из них пользуются им лучше, чем я, - Оад замолчал на минуту, обдумывая следующую фразу, никто из учеников не перебил его, не поднял руку, не задал ни одного лишнего вопроса. "Прекрасно вышколенные студенты" - подумал омега.
  
  - Ладно, больше не буду вас мучить, - и Оад сделал эффектную паузу, - я собираюсь научить вас читать чужие мысли. Всех людей, даже уже покойных, и помогу вам обрести невиданную физическую силу, - он остановился на секунду и продолжил, - вы станете самыми продвинутыми суперагентами! Конечно, только те, кто пройдут мой курс на отлично!
  
  Вдруг дверь без стука распахнулась, и в аудиторию зашёл Юлиан, теперь он был не капитаном, а майором:
   - Здравия желаю, господа курсанты! - рявкнул альфа на одной сердитой ноте.
  
  Ученики все до одного единой общей волной повскакивали с мест и дружно ответили:
  - Здравия желаем, господин майор!
  
  - Вы тут не обижаете моего друга Оада? - строго поинтересовался Юлиан.
  
  - Да нет, конечно, не обижают... Не успели просто! - засмеялся омега.
   - Мы с Оадом раньше были напарниками! Так что, если что - будете иметь дело лично со мной! - майор грозно зыркнул на притихших курсантов. - И смотрите мне, учитесь хорошо, потом проверю! - и довольный Юлиан, поблескивая обручальным кольцом из двух видов золота, покинул аудиторию, кивнув Оаду на прощание.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"