Льюис Диана: другие произведения.

Ястреб

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.60*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Две жизни. Два отца и две матери. Два лица. Кто же он: убийца или герой? Отшельник, ушедший в лес, или потомок славного рода, которому предстоят великие дела? Даже когда в его планы вмешивается сама Смерть, самопожертвование и любовь творят чудеса.

    Это не сладкая история о любви и не боевик. Это взрослая сказка, в которой кроме романтики и войны найдётся место чему-то большему. Для тех, кто любит фэнтези, но устал от эльфов, заклинаний и ведьм. Для тех, кого увлекает мистика. Для тех, кто умеет читать между строк.

    Первая книга серии; продолжение здесь



   Глава 1
  
   - Возмужал, прямо не узнать.
   Протянутую ему руку Дейк пожимать не стал. Этот вечер он планировал провести по-другому: не в военной крепости и точно не с этим человеком. Глаза кора сузились:
   - Что ж, садись, поговорим.
   Пальцы не слушались, но Дейк всё же снял портупею с мечом. Младший по званию обязан был оставить оружие у двери. Ища подходящее место, он осмотрелся. Никаких признаков достатка: ни кресел, ни картин, ни даже люстры. Дейк с удивлением смотрел на голые окна, простые стулья вдоль стены да самые обычные свечи. Словно не кабинет наместника императора, а обычная казарма.
   Грубая необтёсанная полка нашлась у входа. Брякнули ножны с мечом, и Дейк поморщился: не стоило так выдавать свои чувства. Тем более, перед Лисом. Сдерживая себя, он сел на первый попавшийся стул. Начинать разговор кор не спешил, в задумчивости ходил по кабинету. За прошедшие восемь лет он словно не постарел, седина так и не тронула ни его короткие усы, ни жёсткие волосы, по традиции военных собранные сзади в хвост. Уверенный взгляд, по-прежнему крепкая фигура и ни намёка на жирок, которым к пятидесяти обзаводится почти каждый мужчина. Вряд ли местные боляры любили своего кора, раз прозвали Лисом, но многое в нём, несомненно, вызывало уважение.
   Дейк молчал, вспоминая родителей. Ночной пожар бесповоротно изменил всё, ни отца, ни матери больше нет. Дейк не понимал, как такое могло произойти, и поверить до сих пор не мог. Вместо родных на пристани его встретил адъютант и сразу привёз сюда, так что сгоревший дом Дейк даже увидеть не успел.
   - Твой отец, - наконец остановился Лис, - участвовал в заговоре.
   В заговоре? Дёрнувшись на стуле, Дейк ощутил, как от случайного гвоздя подалась ткань на его форменных штанах. Досада поднялась волной, на мгновение заглушив и недоумение, и боль утраты. Впрочем о дыре он тут же забыл, вопросительно глянул на кора. Однако тот объяснять не спешил.
   - Уверен, ты не знал. Потому я и хотел тебя из семьи на службу забрать. - Лис задумался, глядя в окно, Дейк молча ждал продолжения. - Всё сложилось по-другому, но я только рад: восемь лет в училище - это хороший опыт. - Их взгляды встретились. - Теперь у тебя высокое звание, да и белую ленту, полагаю, император не просто так тебе на грудь повязал. А мне, знаешь, как раз комендант нужен.
   Дейк отвернулся. Такого он не ждал. Забыть обо всём и к Лису в помощники? Вот уж нет, даже без сомнений. Узнать бы, что на самом деле произошло той ночью, да только Лис, похоже, правду не скажет. Дейк вновь промолчал. К его удивлению кор на немедленном ответе настаивать не стал:
   - О моём предложении можешь подумать до завтра. Пока переночуешь в гостевой.
   - Как случился пожар? - не удержался от вопроса Дейк.
   Растирая мочку уха, Лис глянул в окно.
   - Свидетели утверждают, что видели леших.
   - Хаасов, - поправляя, буркнул Дейк.
   Кор усмехнулся:
   - Называй, как хочешь, это дела не меняет. Виновных я найду и накажу, можешь не сомневаться.
   Дейк уже не помнил, как попал к хаасам, ему тогда года два было. Поначалу мальчишки-погодки найдёныша принимать за своего не хотели: дразнились, дрались. Выручал названый брат, Волк, лет на шесть его старше. Защищал его и учил.
   Дейк помнил одно утро, когда они с братом точили камни. Вернее, Волк умело обрабатывал, а он старался не мешать. Брат его умел видеть глубинную красоту камней, Дейку это никогда не давалось. Они сидели у одного из ручьёв, спешивших к водопадам. Волк с любовью обтачивал серую, с вкраплениями мрамора, породу. Этот камень, сказал он тогда, символизирует братскую связь. Что бы дальше ни случилось, талисман не даст забыть о брате. Плоский серый камешек и сейчас висел на шее Дейка. Десять лет с тех пор прошло, Дейк даже представить не мог, каким бы стал его сводный брат. Жаль, что ни то утро, ни Волка уже не вернёшь.
   В кабинет постучался адъютант:
   - Ужин готов, нести?
   - Неси, - позволил кор. Повернулся к Дейку: - Пока ты не комендант, питаться будешь в столовой. А дальше как пожелаешь.
  
   Когда Дейк вышел во внутренний двор, уже стемнело. Не нравилось ему здесь. Вонь от отхожего места нагло стучалась в нос, заросшая грязью конюшня вызвала лишь омерзение, а на земле он не увидел ни травинки. От пошлых шуточек, доносившихся из столовой, внутри закипело. Будь он на месте Лиса, устроил бы всё по-другому. Дейк одёрнул себя: он не кор, и никогда им не станет, так что незачем об этом думать. Лучше убраться отсюда. Еду и воду у родительского дома он всяко найдёт, даже если самого дома нет. К утру вернётся, а что скажет Лису, для него и сейчас не секрет.
   Однако через ворота его не выпустили, даже высокое звание не помогло. Караульный был вежлив:
   - Простите, господин командор, но без приказа никак.
   Дейк развернулся. После разговора с кором затылок пульсировал болью. Четыре дня без пищи - это слишком, даже губы пересохли. Надо хоть жажду утолить, а потом он подумает, как отсюда выбраться.
   В каждой крепости, несомненно, должен быть источник чистой воды, иначе при осаде она долго не простоит. Только как его найти? Он осмотрелся, и в темноте всё же увидел за конюшней водоём, через подземную протоку пополнявшийся от большой реки. Дейк двинулся к воде, однако едва успел отойти от ворот, как из конюшни, выбив дверь, вырвался чёрный красавец-конь. Местной породы, сразу опознал Дейк, хаасский. Такие очень умны, и больше других любят свободу. Как же, друг, тебя сюда занесло?
   Следом за жеребцом прибежали два стремянных, но конь к себе не подпускал. Он прыгал, бил копытами и громко ругался на непонятном людям языке. Из столовой на шум потянулись люди, кто-то из них попробовал вмешаться, но жеребец успокаиваться не хотел. Дейк наблюдал со стороны, однако, заметив в руке одного из офицеров пистолет, не сдержался, шагнул навстречу:
   - Тихо, тихо.
   Длинноногий красавец-конь замер. Найдя его взглядом, фыркнул. Дейк осторожно приблизился, и тут, изумляя всех, жеребец мягко ткнулся ему в плечо. На мгновение Дейк забыл обо всём; потрепал иссиня-чёрную гриву: в горы бы нам с тобой. Люди вокруг зашумели, а Дейк прошептал коню прямо в ухо: "В денник сейчас нужно, понимаешь? А то ведь не пожалеют". Глубокий взгляд жеребца, пробуждая давно забытое, проник в самую душу. Конь словно услышал его мысли; подняв голову, неспешно двинулся в конюшню.
   Дейк так и не подошёл к воде: слишком много людей было вокруг. Четыре дня уже позади, потерпит он ещё пару часов. Гостевые комнаты располагались на втором этаже, как раз над казармами, растянувшимися вдоль крепостной стены. Туда он и отправился.
   Обстановка, как и в кабинете кора, оказалась до предела аскетичной, комната в училище и то была уютнее. Ни стола не нашлось, ни стула, лишь большой сундук, куда и полетел вещмешок. Маленькое оконце, что выходило во двор, света почти не давало; Дейк зажёг свечу, обнаруженную на подоконнике, а потом завалился на нижнее место двухъярусной кровати.
   Он долго лежал, вспоминая прошлое. Спустя два года с тех пор, когда его вернули настоящим родителям, Лис наведался к ним в дом. Отца в тот момент рядом не было, он отлучался по делам, Дейк в такие дни брал коня и пропадал в лесу. Прислугу они не держали, и мать оставалась дома одна. Дейк хорошо помнил, как, возвращаясь, увидел Лиса.
   - Подрос, - заметил кор, когда Дейк спешился, - и на лошади сидишь крепко. Напомни, сколько тебе лет?
   Подтолкнув лошадку к воротам, Дейк встал между ней и Лисом.
   - Пятнадцатый.
   - Хорошо, - одобрительно кивнул кор. - Полагаю, к службе подготовлен.
   Дейк сжал кулаки: служить под началом Лиса для него было равнозначно смерти. Пока думал, как ответить, мать вышла на крыльцо:
   - Он ещё мал.
   Лис не согласился:
   - В самый раз. Сначала обучение пройдёт, потом денщиком послужит, ординарцем. А там и до офицера недалеко.
   - Я не собираюсь быть военным, - заметив, как побледнела мать, рыкнул Дейк.
   Лис повернулся к нему:
   - А это уж не тебе решать. Кем ты тут станешь, когда вырастешь?
   Не зная, что ответить, Дейк молчал.
   - То-то же. А я тебе карьеру предлагаю. Так что даже не думай. На сборы даю семь дней. Если за это время не появишься в крепости, будешь солдатом, как все.
  
   Дейк до сих пор помнил тот день. И злился на кора. Если бы не Лис, всё могло сложиться по-другому. Он так мечтал вернуться домой, в родную семью, которой был лишён большую часть своей жизни. А теперь её нет. И что дальше? Одиночество?
   Пытаясь успокоиться, Дейк несколько раз глубоко вздохнул. Ведь он всё равно не собирался оставаться здесь. Быть военным, готовым выполнить любой приказ? Увольте.
   Голодный желудок вновь напомнил о себе. В сердцах Дейк саданул кулаком по стене. Боль обожгла руку, ненамного уменьшив злость. Несомненно, учёба пошла на пользу: он повзрослел и стал способен постоять за себя, научился быть самостоятельным. Дейк усмехнулся: вот он и принял решение, отказавшись от ужина.
   Он облизал высохшие губы, жажда мучила всё сильнее. Голод пока ещё можно было терпеть, но без воды, как известно, человек долго не живёт. Однако подождать ещё пришлось, форт затих только к полуночи. Тогда, налегке, оставив оружие и вещи, Дейк вышел в опустевший двор.
   Большая восходящая луна отразилась на тёмной волнующейся глади небольшого водоёма. Дейк присел у выложенного камнем парапета и зачерпнул воды. Она оказалась чистой, и он напился вволю, а потом с удовольствием умыл лицо. Влез бы туда и сам после долгой-то дороги, но это ещё могло подождать. Уже утром он будет совершенно свободен и покинет крепость; он заживёт так, как считает нужным. Больше никто не помешает ему оказаться подальше от людей, сесть у костра где-нибудь в горах и залюбоваться ночной красотой. Пусть он пока будет жить под открытым небом, но постепенно восстановит родительский дом. До зимы ещё далеко, он должен успеть.
   Неожиданный всплеск привлёк внимание. Дейк не поверил своим глазам: над поверхностью воды появилась голова. Следом за ней вторая, третья... Тут же поднявшись, он отскочил в сторону. Из водоёма почти бесшумно начали вылезать хаасы, и это лишь подтвердило версию кора. Первый же из них остановился рядом. Он настолько напомнил матёрого поджарого волка, что Дейк дёрнул головой, отгоняя наваждение. Не надо вспоминать про Волка, сказал он себе, брата всё равно больше нет.
  
   Быстрым движением хаас достал своё оружие. Меч остался в гостевой, но он и не был нужен: своего противника Дейк готов был убить голыми руками. Злость распирала его, он не мог понять, как лесные жители могли превратиться в ночных убийц? Нападать первым не стал, как и учил когда-то отец. Теперь-то Дейк хорошо понимал: более опытный боец не только отразит удар, но и направит силу напавшего против него же.
   Отступив на полшага, он влился в движение противника, резко развернул его и без жалости ринул об землю. Это он умел, каждый второй при таком падении переломал бы себе кости. Но лесной воин, лихо кувырнувшись, тут же поднялся на ноги. То там, то здесь среди построек появлялось пламя. Часть болярских солдат, защищаясь, выскочила во двор, послышались крики и звон металла. Однако Дейку до них не было дела. Потому что теперь хаас стал осторожнее, и больше так близко к себе не подпускал. Поворачиваясь и приседая, отражая и нанося удары, они закружились в смертельном танце. Лесной воин оказался хорош, Дейк не был уверен, что достал бы его даже мечом. Если все, что пришли с ним, не хуже, гарнизону не устоять. И ему, Дейку, скорее всего, тоже. Он горько усмехнулся: военным в таком случае ему точно не бывать.
   Они сражались долго, и ни у одного из них не получалось взять верх. В отблесках пламени Дейк заметил удивление противника: не так много безоружных способны противостоять умелому бойцу. Однако он учился этому не только восемь лет в Георгиевке, он учился защищаться всю жизнь. И ни голод, ни головная боль не могли сейчас помешать - сдаваться он не собирался.
   Стихали звуки сражения, вокруг постепенно собирались лесные воины, но их поединок всё продолжался. Наконец во двор вывели пленённого кора, и, как тот ни пытался, вырваться из рук хаасов не мог. Наверное, из защитников форта только Лис и оставался в живых; себя, волей случая занесённого в это проклятое место, Дейк в счёт не брал. Увидев кора, его противник на миг отвлёкся, и Дейку этого хватило: незащищённая шея воина уже в следующий момент оказалась в его руках, жить тому оставалось лишь мгновение. Остановил взгляд карих глаз, некстати напомнив брата, и злость от этого только усилилась. Понимая, что убить не сможет, Дейк ослабил захват:
   - Не твой день.
   Он тяжело дышал, но не потому, что запыхался. Дейк не мог поверить, что сам отпустил противника. Быстро откатившись в сторону, тот поднялся и ловко спрятал оружие в ножны.
   - Кто ты?
   От близкого пламени стало светло и жарко. Дейк не сразу подобрал нужные слова. Руки его всё ещё горели, желая схватки, а беседовать он как-то не собирался.
   - Моё имя Дейк. Дом моих родителей, что у реки, - ваших рук дело? Ночью, спящих, как и сейчас?
   Взгляд хааса похолодел:
   - Где ты видишь спящих?
   Чёрный дым от пожарища щипал глаза, впрочем, Дейк не был уверен, что они слезятся только из-за этого. Запах гари перебил даже смрад нужника, рвал на части горло и добрался до лёгких. Откашлявшись, Дейк осмотрелся. Не все павшие солдаты, которых он видел, оказались одетыми по форме, но каждый имел оружие.
   - Здесь был честный бой, - гордо продолжил хаас. - Виновные в гибели твоих родителей только что заплатили за это.
   Вот теперь для Дейка всё сошлось. Догадка только сначала показалась дикой. Он перевёл на Лиса тяжёлый взгляд:
   - Ты их убил?
   Глаза кора сузились:
   - Это тебе леший нашептал?
   - Что бы он мне ни сказал, я-то помню всё.
   - А я, старый дурак, - усмехнулся кор, - карьеру тебе предлагал, в помощники звал.
   - Ты убил родителей? - рявкнул Дейк, не давая договорить.
   От небрежной ухмылки Лиса не осталось и следа:
   - Отец твой получил по заслугам.
   - Кор призван защищать население, - ровным голосом напомнил Дейк.
   - Не суди, - дёрнулся кор, - пока сам в моей шкуре не побывал. - Он скривился: - Хоть ты и жил вдали, а всё равно на отца похож.
   Очередная догадка озарила Дейка:
   - Меня двухлеткой в лес - тоже ты?
   Лис даже не ответил. В его взгляде и так читалось всё, что он мог бы сказать. Дейк вытер глаза рукавом, а потом медленно, почти ритуально, поднял с земли два меча и с силой вогнал один из них в землю перед кором. Хаасы, державшие Лиса, отступили.
   - Ты не сделаешь этого, - поднял тяжёлый взгляд кор.
   - И почему же?
   - Потому что подпишешь себе смертный приговор.
   Дейк глаза отводить не стал:
   - Ты потерял своё звание, когда начал убивать мирных. И даже не пытайся оправдаться.
   Время разговоров закончилось, Дейк не собирался слушать, что ещё тот может сказать. Он отвернулся и шагнул в сторону, отмеряя расстояние. Он услышал, как Лис выдернул клинок из земли, но оборачиваться не стал.
   Взмах меча за спиной не миновал чуткий слух. Он не ошибся, душа Лиса прогнила достаточно для нападения сзади. Дейк присел, уклоняясь. Шелестящее лезвие слегка задело кожу на шее, срезав тесьму с талисманом. Дейк развернулся на пружинящих ногах и, поднимаясь, с силой воткнул меч чуть выше красного пояса кора. Алая кровь замочила рубаху, и Дейк, поморщившись, отступил. Ещё несколько мгновений Лис стоял. Осознав неизбежное, растянул губы в кривой ухмылке:
   - Лучше бы убил тебя двухлеткой...
   Чтобы услышать, Дейку пришлось приблизиться. От резкого запаха крови его чуть не вывернуло, но последние слова кора были важнее отвращения. Взгляд Лиса мутнел, но он всё же выдохнул:
   - И твою сестру.
   Сестру? Дейк смотрел на усмешку умирающего и понимал: этот уже не скажет ничего. Тело Лиса неуклюже упало на левый бок, меч так и остался в нём, а Дейк всё стоял рядом. Он впервые слышал о сестре. Жива или нет? Была ли вообще?
   В растерянности он поискал взглядом слетевший с шеи талисман и увидел его в руках хааса, так похожего на волка. Сидя на корточках, недавний противник рассматривал серый плоский камешек, словно не мог поверить своим глазам. Дейк шагнул к нему, протягивая ладонь.
   Всколыхнув резью желудок, ко рту поднялась горечь, хотелось упасть где-нибудь под куст и заснуть до утра. Нужно было заканчивать со всем поскорее.
   Парень медленно поднялся, а потом ставшей вдруг непослушной рукой потянул из-за своего ворота тесьму. И тогда Дейк потерял дар речи, потому что увидел талисман-близнец. Всё ещё не веря, он пытался найти в лице недавнего противника знакомые черты:
   - Волк?
   - Малец, - наконец выдохнул парень, - где тебя носило?
   И от этих слов в сердце Дейка что-то растаяло:
   - Я думал, тебя нет.
   - А я ведь почти догадался, - широко улыбнулся Волк. - Ты же меня победил, кто ещё из боляр мог это сделать?
   Дейк похолодел, понимая, что мог убить брата своими же руками:
   - Я же не знал.
   - Брось, - отмахнулся Волк, - ты защищался. И хорошо защищался, между прочим.
   - Твоя же наука, не узнал? Да ещё отец многое показал. А потом училище в Болярии, - Дейк указал на тёмно-зелёный воротничок: - видишь, офицером стал.
   - Ты, - удивился Волк, - офицером? - Он поперхнулся на полуслове, заметив суровый взгляд брата. - Так ты поэтому здесь?
   - Я просто учился. И просто вернулся. А вы тут... - Дейк отвёл взгляд, - воюете.
   Из горящей конюшни выпустили обезумевших лошадей, топот и напуганное ржание заставили Дейка обернуться. Среди низкорослых рыжих жеребцов болярских пород словно искорка выделился длинноногий иссиня-чёрный конь. Он не исчез в ночи, лишая сна и покоя местных жителей, как его собратья. Мягкой иноходью приблизился к людям и настороженно замер. И тогда Дейк осознал, чего же хочет сейчас больше всего. В горы, словно ветер. Верхом на этом красавце. И чтобы никакой войны.
  
  
   Глава 2
  
   Отряд возвращался домой, в долину Барса. Вслед за лошадью Волка мягкой неслышной поступью шёл чёрный красавец-конь. Болярское седло на хаасского жеребца надевать не стоило, и Дейк решил ехать прямо так, без упряжи. Несмотря на опасения, тот вёл себя смирно, и за всё время пути Дейк ни разу не пожалел, что взял его с собой. Он назвал четвероногого друга Ветром.
   Ночью да после долгого отсутствия сложно узнавать места, однако терпкий запах горного леса вспомнился сразу. Головную боль как рукой сняло, и Дейк с удовольствием впитывал ароматы хвои и мхов; курумам он радовался, словно старым знакомым, и жалел, что в темноте не может видеть причудливые природные узоры на валунах, цветущий вереск да всевозможные рододендроны. Только теперь он понимал, как ему не хватало этого в Болярии.
   Хаасы не торопились, и к долине вышли только к рассвету. Несмотря на ранний час, у расщелины, что вела внутрь горного кряжа, караулили мальчишки. Заметив возвращавшийся отряд, они тут же понесли новость по всему селению. Услышав их, люди бросали свои дела и торопились к шатру старейшины, а увидев Дейка, удивлённо замирали и начинали переглядываться: чужой человек в болярской одежде да чуть не во главе отряда вызывал живой интерес. Не обращая на суматоху внимания, Дейк вспоминал обычаи лесных жителей и внимательно наблюдал за всем, что происходит.
   Когда-то давно предки нынешних хаасов впервые появились на этой земле, они и создали первые законы. Дейк до сих пор помнил, как в детстве брат рассказывал: "Самый мудрый из них сказал: мы больше не те, что были раньше. Чтобы ничто не связывало нас с прежней жизнью, глаза наши станут карими...". Тогда-то и отделились мудрецы; стали жить рядом, но не в селении, чтобы не смущать свой ум мыслями об обычной жизни. Тогда же и появился запрет на мечи и доспехи, и хаасы до сих пор придерживались этих правил. Если и выходили на войну, то в повседневной одежде, а боевым оружием так и остался нож. Дейк до сих пор не понимал, кому и зачем понадобились такие законы, однако отдавал должное. Огнестрельное оружие, не так давно появившееся у боляр, несомненно, давало преимущество, однако в ближнем бою равных хаасам не было. Несмотря на это, лесные жители не любили воевать. Жили они просто, даже домов не строили, шили палатки. Сеяли зерно, разводили коров, а всё остальное и избытке давала земля.
   На большой поляне отряд спешился; кто-то из селения, заметив тела погибших, заплакал, большинство же, найдя родных живыми, тихо радовались. Подойдя к старейшине, Волк преклонил колено. Дейк удивился, заметив, как тот молод. Высокий, статный, с горбинкой на носу, он вполне оправдывал своё имя: Орёл. Встретив его взгляд, Дейк склонил голову:
   - Меня называли Ястреб.
   - Слышал про тебя, - признался тот. - К нам надолго?
   - Я бы остался, если позволишь.
   - Сколько тебе?
   - Двадцать два.
   Старейшина задумался. По достижении двадцати лет все юноши селения проходили испытание, в данном случае срок вышел, к тому же Дейк не был новичком в военном деле. Тем не менее, традиции не нарушают.
   - Готов пройти испытание? - спросил Орёл.
   Дейк думал недолго:
   - Готов. Сейчас?
   - Если только сам захочешь. Я не тороплю.
   Силы у него ещё были, а откладывать не хотелось. Дейк решился:
   - Тогда сейчас.
   Селяне расступились, освобождая место.
   - Ни в коем случае не касайся оружия, - напутствовал Волк, пока Дейк развязывал ботинки. - И, чтобы ни случилось, не останься на земле.
   Скинув обувь, Дейк отстегнул от щиколотки нож и положил его рядом с вещмешком. Снимая с себя портупею с мечом и рубаху, старался запомнить всё, о чём говорил брат. Он понимал, что это важно. Бессонная ночь не прошла бесследно, но Дейк надеялся, что справится. Ощущая босыми ступнями иголки хвои и бодрящий утренний холодок, он вышел в центр большой поляны. Восходящее солнце ослепило глаза, и он прикрыл веки, невольно прислушиваясь к разговорам селян. В отличие от других людей, Дейк слышал многое. Он давно перестал удивляться своему острому слуху. Когда-то в детстве его часто обижали одногодки, тогда он и начал обращать особое внимание на звуки. Видимо, с этого всё и началось.
   - Смотри-ка, - шепнула одна из девушек, - совсем молодой, а уже шрамов столько.
   - Да ты забыла что ли? В него стреляли, как и в Волка.
   - Точно. Такой симпатяга, что ущипнула бы прямо сейчас.
   Дейк усмехнулся: не везёт ему на женщин. Дольше этот вздор слушать не стал. До него донёсся ломающийся голос подростка:
   - Точно не сдаст, на что спорим? Он и рагл-то в руках не держал.
   Он глянул в сторону говорившего: пацан лет одиннадцати. Взъерошенные волосы, ворот рубахи съехал, но взгляд уверенный. Дейк и сам когда-то был таким же. Заметив его внимание, мальчишка смутился.
   Выждав некоторое время, Орёл спросил:
   - Неужели никто из воинов не желает принять участие?
   - Я не смог его одолеть, - ухмыльнулся Волк.
   Принять экзамен старейшина вышел сам. В каждом его движении, во взгляде, в повороте головы безошибочно угадывался опытный воин. Разговоры затихли, экзамен обещал быть интересным.
   Орёл напал первым, без оружия. Отражая удар, Дейк умело развернул его и кинул на землю. Ловко откатившись в сторону, Орёл поднялся. И снова напал. И снова оказался на земле. Так продолжалось несколько раз, и Дейк даже подумал, что в этом и состоит испытание. Но вот Орёл коснулся ножен на поясе.
   Боевое оружие хаасов не просто нож. Два искривлённых, противоположно направленных обоюдоострых лезвия соединены деревянной рукояткой, а на гарде, защищающей руку, острый шип. Такое оружие требует опытной руки; хаасские подростки тренируются многие годы и, лишь успешно пройдя испытание, получают рагл.
   Орёл нанёс удар. Лезвие рассекло бы живот, не отступи Дейк в сторону. Перехватив запястье Орла, он резко направил старейшину вокруг себя, а когда тот потерял равновесие, уложил наземь и, не касаясь рагла, аккуратно выдавил оружие из руки. Вздох восхищения пронёсся над поляной. Когда Орёл поднялся с загадочной улыбкой, то начал творить такое, что у Дейка перехватило дыхание. Он словно танцевал. Рагл невесомо парил в воздухе, незаметно перелетая из ладони в ладонь. "Танец рагла", вспомнилось Дейку, нечто подобное он видел, сражаясь с Волком. Старейшина приседал, поднимался, поворачивался, и всё это делал с непостижимой лёгкостью и быстротой. Смертоносный танец приближался, и Дейку пришлось влиться в него.
   Сверкающий клинок, отточенность движений, гибкость и необычайная пластика - всё это так завораживало, что прочее стало несущественным. И первому мимолётному касанию пальцев Орла Дейк даже не придал значения. Ведь не оружием же. Однако прикосновения повторились. И с каждым разом силы Дейка начали покидать его. Руки перестали успевать, слух изменил впервые в жизни. Звуки отдалились, а вместо солнечного утра перед Дейком оказались сумерки. Проклиная собственную самоуверенность, он упал на колено. Всё-таки нужно было сначала отдохнуть. "Точно не сдаст", - вспомнились слова мальчишки, и стало обидно. Когда-то после ранения ему очень сложно было встать, каждое движение терзало незажившие лёгкие. Ему тогда было, наверное, лишь на год больше, чем тому пацану. Мать со слезами на глазах уговаривала не торопиться, дать себе время восстановиться. Но Дейк не слушал. Ему не терпелось стать самостоятельным, повзрослеть. Преодолевая слабость, он вставал тайком от матери и понемногу тренировался. Что же помешает ему подняться сейчас?
   Не остаться на земле, напомнил он себе. Надо встать, приказал он своему телу, нельзя оставаться на коленях. И он поднялся. Ослепший и оглохший, даже удивился, что до него достучался голос Орла:
   - Ты прошёл испытание.
   Наверное, его шатало, хотя Дейк и старался идти ровно. Присев, чтобы забрать свои вещи, едва не потерял сознание. Волк дёрнулся, чтобы помочь, но Дейк оттолкнул его руку:
   - Сам.
   Он не помнил, как добрёл до палатки Волка. Перед глазами всё качалось, словно после первой пьянки. Ему было стыдно, он-то надеялся, что с ним такое никогда больше не повторится. Последнее, что увидел Дейк, была одинокая постель брата. Он упал на жёсткий, набитый соломой тюфяк без подушки, и сознание его отключилось.
  
  
   Глава 3
  
   Очнулся он, когда уже темнело. До боли знакомые запахи и звуки заполнили собой всё. Шум недалёкого ручья, стрёкот птиц да шёпот деревьев. И потрясающие ароматы горного леса, прямо как в детстве. Дейк отдыхал, с удивлением для себя осознав, что вставать не хочется. Он даже глаза не открывал. В детстве с ним такое бывало лишь при болезни, и тогда Волк не отходил от него ни на шаг. Сейчас же брата рядом не оказалось, но валяться в постели было приятно до безобразия. Вот Дейк и лежал, улыбаясь непонятно чему, пока нужда не взяла своё. И вот тут ему стало не смешно: сил подняться не было. Дейк перевернулся на живот и попытался встать. Ноги не выдержали тяжести, и он упал обратно в постель. Не сдержавшись, выругался. Да как же так? Здоровый мужик не может подняться на ноги? Собравшись с силами, встал на колени. Подождал. Ноги хотя бы не дрожали. Из палатки выбрался на четвереньках. Огляделся. Ни людей, ни палаток рядом не увидел: не желая мешать друг другу, хаасы селились на расстоянии. С трудом справившись с потребностями, Дейк дополз до ближнего ручья и вдоволь напился звенящей ледяной воды. Затем, окунувшись в живительную влагу, прилёг на мягком мшистом берегу.
   Он долго смотрел на рассыпанные по небу звёзды. Наверное, он был счастлив. Он всё-таки вернулся домой, о чём ещё можно мечтать? Боль от потери родителей на время отступила, позволяя искренне радоваться встрече с братом.
   Сумерки принесли прохладу, он начал замерзать. Пожалуй, теперь пора и переодеться. Холод придал бодрости, Дейк всё-таки поднялся на ноги и вдруг замер, увидев в нескольких шагах от себя ребёнка. Вернее, девочку-подростка. Четыре косицы из-под пёстрой вязаной шапчонки да большущие глаза. Давно ли она здесь?
   - На поляну пойдёшь? - спросила девчонка.
   - А что там, на поляне?
   Дейк всё пытался понять, видела ли она его на четвереньках, но по глазам девчушки вряд ли что-то можно было прочитать. Она улыбнулась и ответила просто:
   - Праздник.
  
   Вернувшись в палатку, Дейк стянул с себя мокрую одежду. Возле изголовья постели лежал серо-коричневый свёрток, явно оставленный для него. Хаасы раскрашивали одежду под стать имени. Одежда Волка была серой, у Орла преобладали белые и чёрные цвета. Ткань возле постели напомнила оперенье ястреба. Размер подошёл, хотя казалось, что комплект был сшит далеко не сегодня.
   Дейк не стал заплетать косу, как это принято у хаасских мужчин. С непривычки да из мокрых волос это было непросто. Он затянул тесьму на хвосте так же, как делал последние десять лет.
   Обувь нашлась у входа. Полупрозрачная подошва из застывшего сока коры садана, сам ботинок из обработанной конопли. Именно такие он и помнил. Ботинки, как и комплект одежды, оказались впору. И как только Волк угадал?
  
   Поляну Дейк нашёл по звукам. В центре горели костры, от огня было и тепло, и светло. За длинными быстро сооружёнными столами собралось всё селение. Хаасы ценили такие вечера, когда можно показать себя и посмотреть на других. Когда одной большой семьёй можно оплакать ушедших или порадоваться новой жизни. При виде Дейка селяне ошеломлённо замолкали, а он старательно не обращал на это внимания. Он ведь понимал: новый для них человек, к тому же не хаас. Ничего, со временем привыкнут. Волка увидел по правую руку от старейшины. Когда он подошёл, брат подвинулся, освобождая место, и перед Дейком мигом оказалась пряно пахнущая миска с едой. Запах грибов, запечённых с кореньями, чуть не свёл его с ума. Он и не припомнил, когда в последний раз ел подобное. Взгляд брата отвлёк от приятных мыслей. Дейк насторожился:
   - Что не так?
   - Утром, - напомнил Волк, - ты чуть не упал.
   - Четыре дня ничего не ел, - сглотнул слюну Дейк.
   - Сочувствую, - качнул головой Волк. - Однако ночью я тебя не одолел.
   - И?
   - Ты ничего не понял?
   - Что не понял?
   - "Приляг, отдохни". Ты помнишь?
   Дейк вмиг забыл о еде. И как это он так? "Приляг, отдохни" - особый приём, после которого обычные люди дня три в беспамятстве. Вот к чему были прикосновения Орла. Мог бы и не геройствовать.
   - Я в своё время прилёг сразу и на шишки, - улыбнулся Волк. - Ты же предпочёл добраться до постели, да ещё пришёл сейчас.
   - Поэтому они так смотрят? - Дейк огляделся, радуясь, что в полутьме никто не заметил его полыхнувшие уши. - Но я ведь не хаас, может, на меня действует по-другому.
   Одной миски, само собой, не хватило. На второй он заставил себя притормозить. Творожно-медовая запеканка на глиняном подносе в руках красавицы и смотрелась, и пахла изумительно. Однако он позволил себе лишь маленький кусочек. Ещё не хватало после долгого воздержания мучиться с животом. А желудок его уже довольно урчал, понемногу отдавая живительную силу всему телу. Люди ели медленно, не спеша. Девушки разносили добавку и напитки: помимо морса, что достался Дейку, были и квас, и настрой из трав, и пряная молочная сыворотка. Он пожалел, что уже наелся: вкусностей было столько, что за раз всё не попробуешь. От долгожданной сытости, от ощущения дома, от общей атмосферы Дейк захмелел.
   - Ястреб, - вдруг подозвал его Орёл.
   В руках старейшины мелькнуло лезвие. Рагл, понял Дейк, и сердце его стукнуло. Он вспомнил, как полжизни назад защищал себя таким же ножом. Тогда оружие было велико для подростковой руки. Дейк поднялся и подошёл к Орлу.
   Рагл легко лёг в ладонь, на клинке оказалось выгравировано изображение птицы с изогнутым клювом. Именной. Рагл жёг ему руку, Дейку тут же захотелось испробовать оружие в деле, например, повторить танец, что видел сегодня утром. Вот только с пира в твою честь просто так не уходят.
   Когда он вернулся на место, рядом на скамью присела необычайной красоты девушка. Традиционная одежда хаасок - туника и шаровары - сидели на ней идеально. Шелковистые волосы, заплетённые в дивную косу расшитой тесьмой, спускались ниже пояса. Дейк заметил задорную улыбку в карих глазах.
   - Здравствуй, Ястреб.
   От её голоса у Дейка мурашки пробежали по спине:
   - Кто ты, красавица?
   - Заринкой меня зовут. Принимай подарок.
   Поясной ремень для рагла появился перед ним. Верхний слой его покрывал тонкий затейливый узор, которым девушки-хааски выражают симпатию понравившемуся парню. Как юноши, так и взрослые мужчины чрезвычайно гордятся подобным узором на своих вещах и всячески выставляют напоказ. Глубина чувства, исходящего от нехитрого подарка, смутила Дейка. Отказывать было неловко:
   - Такие вещи дарят тому, кто сердцу мил. Я же тебе никто. Не для меня он предназначен.
   - Откуда тебе знать, кто мне дорог? - вскинулась Заринка. - Я решила отдать его тебе. Неужто думаешь, что недостоин?
   Он не стал больше противиться. За время учёбы Дейк без портупеи для меча на люди не выходил. Пояса для оружия носили все болярские мужчины, такова была традиция целого государства. Они даже по цветам различались, а некоторые в шутку называли их "поясами чести". Но, как говорится, доля правды в каждой шутке есть. За восемь лет учёбы Дейк так успел к этому привыкнуть, что жизни без оружейного пояса уже не представлял. Ножны сели на бёдра, сняв некоторую неловкость. Не успел Дейк нарадоваться подарку, как рядом появились двое: юноша лет семнадцати и уже знакомая девчушка в вязаной шапчонке.
   - Вот, держи, - юноша протянул ему лук.
   - Сам делал?
   - Сам.
   - Как зовут тебя?
   - Рысь.
   Дейк внимательно осмотрел оружие. Тетива, как и полагалось, была сделана из внутреннего слоя коры семилетнего садана. Такая не растянется со временем и не порвётся раньше срока.
   - Хороший лук, - похвалил Дейк.
   Глаза юноши довольно сверкнули:
   - Отец учил. Пользоваться умеешь?
   Дейк улыбнулся:
   - Стрелял в детстве. Буду вспоминать.
   - Моя сестра Аэль, - представил Рысь. - Лучшая ведунья в селении.
   - А мы уже виделись, - отозвался Дейк, с интересом разглядывая девчонку.
   Вся она была до того ажурная и лёгкая, что показалось: только дунь, и улетит.
   - Сколько же тебе лет?
   - Скоро пятнадцать, - ответил за сестру Рысь.
   Ничуть не смущаясь, Аэль протянула два остро пахнущих полотняных мешочка:
   - Здесь особая смесь, скрывающая след. Просто носи при себе, и ни одна собака тебя не найдёт. А в этом мешочке - сбор от лихорадки. Завари и выпей, к утру о болезни даже не вспомнишь.
   - Почему Аэль? - спросил Дейк брата, когда подростки ушли. - Что значит это имя?
   - Их мать изучала старый язык. Очень умная, говорят, женщина была, я её не застал. Она и назвала. Аэль значит "летящая".
  
  
   Глава 4
  
   Едва проснувшись следующим утром, Дейк понял: пора бриться. Щетина на щеках и подбородке явственно кололась, уже пять дней прошло, это срок. Вот только как бреются в горах, Дейк пока плохо представлял.
   Он поднялся легко, словно не было накануне ни особых приёмов, ни испытаний, чувствовал себя совершенно нормально. Стараясь не шуметь, натянул на ногу одну штанину и начал влезать в другую, как вдруг голодный желудок выдал целую арию. Такого у него прежде не было. Дейк невольно оглянулся на спящего брата, но тот даже не пошевелился. Наверное, первым делом стоило поесть, особенно после четырех дней невольного поста. Однако Дейк решил: сначала он приведёт себя в порядок.
   Одевшись, он тихо выбрался из палатки. Солнечные лучи радостно золотили влажную после ночи траву и деревья вокруг, щебетали птицы, после сна вновь распускались цветы. Дейк не стал влезать в ботинки, до ручья пошёл босиком. Отломав по пути веточку можжевельника, засунул её в рот и тщательно разжевал. Терпкий горьковатый привкус, приятно освежая, растёкся по языку и дёснам. В Болярии такой радости Дейк был лишён, там приходилось чистить зубы специальным порошком.
   Уединённое место он нашёл быстро, ведь в такую рань мало кто просыпается. Скинув с себя штаны, влез в ручей, и холод пробрал его до костей. Тем не менее, он окунулся полностью, а когда вылез, на плоском нагретом солнцем камне разложил кусок мыла, оставшийся с училища, зеркальце и нож. Двух рук явно не хватало, а бриться вслепую он не умел. Чтобы заглядывать в зеркало, пришлось прислонить его к камню и опуститься на четвереньки. Хорошо хоть, никто не видел, как он приводил своё лицо в порядок. Когда-нибудь, наверное, это перестанет быть сложным, а пока придётся приспосабливаться.
   Волосы на голове также требовали ухода. Коротко выбривая их на висках и ниже затылка, хаасы убирали остальное в косу. Как ни странно, вариантов различных кос было в избытке, Дейк даже задумался, чтобы такого сделать со своей головой. Но в итоге он только состриг волосы возле висков и за ушами, на остальное рука не поднялась. Волосы у него чёрные, на хааса будет похож. И ставший привычным хвост несложно будет сделать. Потом помыл голову в бодрящем ручье, оказалось то ещё удовольствие. Пока она сохла, мучительно вспоминал, как плетутся косы. Затем долго пытался придать непослушным волосам нужную форму. Изрядно измучившись, махнул рукой: не привык он к такому. Просто собрал на затылке хвост и полностью обмотал его тесьмой. Солнце и так уже стояло высоко.
   Он с сожалением подумал о завтраке, который теперь придётся пропустить, ведь его уже ждали. Орёл попросил обучать младших подростков борьбе. Младших - значит, лет десяти-двенадцати, то есть тех, кто пока мало что умеет. На свой первый урок опаздывать не годилось, и, вздохнув, Дейк отправился на занятия, так и не поев. Когда он нашёл нужную поляну, ученики уже собрались.
   - Привет, - сказал он, подойдя. - Меня зовут Ястреб, теперь тренировать вас буду я. Займите свои места.
   Мальчишки поздоровались в ответ. Они оценивающе смотрели на него, ожидая, что будет дальше. В роли учителя Дейку бывать ещё не приходилось. Но когда на тебя ожидающе смотрят детские глаза, сразу понимаешь, что ошибиться не можешь. Не имеешь права. Потому что учитель не должен подвести. Дейк заметил парнишку, чьи слова слышал на испытании.
   - Иди сюда, - подозвал он. - Как твоё имя?
   Паренёк подошёл с явной неохотой:
   - Серый.
   - Расскажи, что вы уже умеете?
   - Нас учили падать.
   - Покажешь?
   Довольно ловко Серый кувырнулся сначала вперёд, потом назад.
   - Хорошо, - похвалил Дейк. - Что ещё?
   - Ещё нам давали некоторые приёмы. Показать?
   - Нет, спасибо, - ответил Дейк, отправляя его на место. - Начнём с разминки.
   Мальчишки переглянулись, видимо, ждали чего-то другого. Но Дейк хорошо знал, что без растяжки и базовых основ боевого мастерства не бывает, когда-нибудь и они это поймут. Каждое занятие он начинал с разминки. Потом гонял мальчишек по лесу, вырабатывая выносливость, показывал, как правильно падать из любого положения, чтобы не переломать себе кости. Сначала подростки, постанывая, смотрели исподлобья, он был уверен, что ругали его между собой. Но он помнил себя. И чем больше вспоминал свою учёбу, тем строже относился к ним.
   В своё свободное время он выточил деревянные мечи и ножи, стараясь придать форму настоящего оружия, а когда принёс их на занятия, мальчишки ошалели. Серый тут же воскликнул:
   - Нам ведь нельзя!
   Дейк помнил про запрет на мечи, существующий с тех времён, когда хаасы появились в этих землях. Даже взрослые тренировались только с палками. Он взял в руки своё творение:
   - Ты видел настоящий меч?
   Серый качнул головой.
   - А я им сражался, - напомнил Дейк. - Поверь, разница есть. Я не собираюсь учить вас владеть мечом, запрет мы нарушать не будем. Я лишь хочу, чтобы вы умели защищаться. - Он провёл ладонью по "лезвию". - Видишь, никакой крови. Это лишь палка, похожая на оружие.
   Он протянул деревянный меч Серому:
   - Держи.
   Треск ветки, не выдержавшей тяжести, услышали все. Мальчишки вздрогнули, когда с дерева, стоявшего неподалёку, свалился подросток. Отряхиваясь от листьев и иголок, на ноги поднялся Рысь. Дейк улыбнулся:
   - А я всё ждал, когда это случится.
   - Ждал? Как? - Лицо юноши раскраснелось, но взгляд он не прятал. - Откуда ты знал? Меня даже Орёл не замечал.
   - Слышал.
   Рысь подошёл ближе:
   - И давно ты... слышал?
   - Пару недель. Будешь дальше подглядывать?
   - А что, можно по-другому? Тут же только младшие.
   - Какая разница, - отозвался Дейк, - сколько тебе лет. Если присоединишься, я не буду против. Только с одним условием: тренируешься как все.
  
   Дейк занимался с подростками каждый день, и Рысь с того раза ни одно занятие не пропустил. Сначала было заметно, как ему неловко среди мальчишек, что младше, но когда Дейк начал привлекать его как помощника, чтобы показывать новые приёмы, то быстро освоился. С тех пор его ученики юношу чуть не боготворили.
  
  
   Глава 5
  
   Одним из вечеров необычайная тишина удивила Дейка: подростки и молодёжь словно испарились. Малыши уже спали, а от остальных шума-то почти нет. Волк поманил брата за собой:
   - Пойдём.
   - Куда?
   - Увидишь.
   Ночь выдалась ясная и тёплая. Волк долго водил его тропинками, пока, наконец, не послышались девичьи голоса, выводившие мелодичную песню. Темнота впереди рассеивалась: на лугу, недалеко от реки, горело множество костров. За деревьями мелькнули тени, Дейк заметил своих учеников.
   - А ну шить отсюда! - грозно гаркнул на них Волк, и мелкие пацаны, словно тараканы, посыпались кто куда.
   - Что происходит-то? - Дейк не удержался от улыбки.
   Волк посмотрел на него с удивлением:
   - Молодёжная ночь. Не помнишь?
   - Откуда? Мне же двенадцати не было.
   Вся молодёжь, таинственным образом исчезнувшая из поселения, предстала морем улыбок, праздничных одежд и безудержным весельем. Волк рассказал, что до пятнадцати лет на молодёжные ночи не пускают, и за этим строго следит не только старейшина. Дейк не узнал своего брата: выйдя из-за деревьев на луг, тот словно вырос, в глазах его заплясали огоньки. Отражение костров или что-то ещё?
   - Смотрите-ка, Волк здесь, - заметно оживились девушки. - Интересно, кому сегодня повезёт?
   - Кому надо, - неожиданно резко проворчал Волк, - тому и повезёт.
   Дейк удивлённо глянул на него, но тот ничего объяснять не стал.
   - Ой, и Ястреб прилетел, - воскликнул кто-то. - Похоже, сегодня будет жарко!
   Все хорошо помнили, каким он оказался на испытании, да и рассказы младших братьев, видимо, подогревали любопытство. Впрочем, Дейка это не смутило: женским интересом он и на балах в училище не был обижен. Наблюдая за весельем, он думал о последних словах Лиса.
   Жива ли его сестра? Какая она, сколько ей лет? Как бы ему хотелось встретить её сейчас. Бегает ли она подростком, сверкая голыми щиколотками, или, как эти девчонки, услаждает чей-то взор своим изящным танцем? А, может, она уже совсем взрослая, имеет мужа, детей? Он не знал ровным счётом ничего, и это безумно расстраивало. Ну почему родители даже не обмолвились о ней? Вряд ли она была старше него, он бы, наверное, запомнил. И выкрали их из родительского дома, скорее всего, в один день. Только его, мальчишку, бросили в лесу, а куда Лис отвёз её? И, самое главное, где же её теперь искать?
   Молодёжь время даром не теряла: вдоль берега протянули и подожгли ряд из дров. Через разгорающийся костёр прямо в реку один за другим начали прыгать парни. Сначала лихо показали пример старшие. Это действо завладело вниманием Дейка. Девчата, бросив водить хороводы, пёстрой гурьбой растянулись по берегу. От них так и сыпались озорные призывы совершить доблестный подвиг ради милых очей. Мужчины с удовольствием отвечали, сухими остались лишь двое: Орёл, по долгу старейшины наблюдающий за порядком, да Дейк, укрывшийся от лишних глаз за толстым стволом старой сосны.
   Волк наблюдал за ним и не узнавал: в детстве братец уж точно не упустил бы случай показать себя да подзадорить других. Очень Волку хотелось его растормошить, вытащить наружу того сорванца, который жил в памяти, но он сдерживался. Волк хорошо помнил, как долго когда-то, после гибели родителей, сам заново учился жить и радоваться.
   На берегу, меж тем, вырос второй огненный ряд, и через него прыгнули уже не все. Дейк заметил, как легко это сделал Рысь. Нравился ему этот паренёк, уж больно напоминал его самого. Как раз таким Дейк мог стать лет пять назад, если бы... Если бы не вмешалась в его жизнь злая воля. Дейк ощущал себя на этом празднике молодости седым стариком.
   Через третий ряд перелетел только длинноногий Волк. За ним явно хотел последовать Рысь, но так и не решился. А четвёртый ряд уже много десятков лет зажигался лишь по традиции. Не успел Волк обогреться у костра, как его обступили. Дейк ухмыльнулся: в руках у всех, окруживших его брата, обнаружились кусачки - невысокая трава, знакомая всем хаасам, излюбленное орудие баловства детворы. Только коснись листом кожи, и зуд в этом месте до следующего дня обеспечен.
   Волк едва поспевал прятать лицо под рукавами. Тут-то Дейк и понял, почему парни прыгали в воду в рубашках и обуви. Это сначала все бросились на Волка. Потом толпа разошлась, распалась на несколько частей. Кто-то метелил обидчика, парни лупили милых сердцу девчат, те, весело визжа, отвечали. Дейк улыбался и отчаянно завидовал. Уж как ему захотелось оказаться внутри этой орущей пихающейся забавы! Орёл тоже улыбался, наблюдая. Дейку в его улыбке почудилась грусть. Ведь и для Большого Орла существовали милые очи, ради счастливого взгляда которых и он бы лихо перелетел через третий ряд костров. Но ведь должен же кто-то быть старейшиной, вот и досталось ему только стоять и смотреть.
   - Хей-хо! - голос Орла прервал потеху.
   Прямо на глазах многоликая толпа распадалась на довольных раскрасневшихся юношей и девушек. Вот девицы вновь отделились, взяли Волка под локотки и плотной толпой двинулись на соседнюю поляну. Зажигая факелы, парни нестройно потянулись за ними, и Дейк с интересом переместился вслед. Молодёжь разбредалась по краям, Волка же вытолкнули в центр поляны, и он пошёл гулять там в гордом одиночестве, разглядывая разложенные на траве поделки. Чего только не было на том импровизированном рынке! Чехлы для ножей и топоров, рубашки, талисманы... Дейк увидел даже обувь. И всё было создано умелыми девичьими руками.
   Волк, похоже, нашёл, что хотел. В руках его оказался пояс для рагла, с тем самым узором, почти такой же, как у Дейка. Стайка девчат вытолкнула вперёд Заринку. Пройдя пару шагов, девушка нерешительно остановилась. Недалеко от неё молча стоял мокрый с ног до головы Волк. А ведь совсем недавно, до того, как стать старейшиной, именно Орёл побеждал в прыжках и безошибочно угадывал поделки Заринки.
   - Ты не обязана, - в наступившей тишине голос Волка услышали все.
   Не отрывая от Волка взгляд, Заринка подошла. А в следующий момент сердце Дейка стукнуло: девушка подарила его брату долгий поцелуй. Всё правильно, догадался он, достойная награда. Немного чести обжиматься в кустах. Или прятать лицо под маской, как это делали в Болярии.
   Сразу после поцелуя Заринка исчезла, не остался и Волк. Молодёжь парочками распределилась по поляне, парни, кто заслуженно, а кто и нет, получали свои подарки, зазвучала музыка... Большой Орёл молча следил за порядком. Дейк больше задерживаться не стал.
  
  
   Глава 6
  
   Через неделю после молодёжной ночи похолодало. Перестали дожди, воздух утончился, и из него исчезли ароматы хвои и цветов. В Солнцегорье зима недолгая: месяц-два земля отдыхает от солнечного жара, несколько раз выпадает снег, который, впрочем, задерживается только на вершинах. В один из дней Дейк подарил своим подопечным передышку: ночью шёл снег, с утра всё оказалось бело. Он сам хорошо помнил, как в такие дни когда-то хотелось просто порезвиться и покидать снежки. Дети же. Свободный день нужен был и Дейку: он давно мечтал навестить отчий дом. Дорогу он не знал и поэтому тщательно исследовал местность. К тому же старался двигаться не по снегу: ведь на белом ковре как по раскрытой книге читается всё. Так что дорога вышла долгой, и цели своего путешествия он достиг только к вечеру.
   Ещё засветло добрался до берега Лии, через реку перебрался по валунам. В этом месте полноводная и мягкая река из-за камней превращается в стремительный бурный поток. Чуть южнее, ниже по течению, как раз за крепостью, один из высочайших водопадов Солнцегорья, там же и посёлок. Родители поставили дом севернее, довольно далеко от людей, и Дейк мог не беспокоиться, что его кто-нибудь заметит.
   Эти места он помнил хорошо. Вон там, чуть дальше, широко раскинувшаяся топь, через которую он когда-то проторил тропинку и даже поставил заметные только ему вешки. За болотом, у изгиба реки, замечательный луг, на котором, кроме Дейка, вряд ли кто бывал. А там - маки, можжевельник да непуганые зайцы.
   Пройдя сосновую рощу, он увидел дом, вернее, то, что от него осталось. За день снег успел растаять, чернота пепелища резко выделялась среди зелени. И сердцу всё же пришлось поверить в то, что увидели глаза. Он осторожно ступил на заросший сорняками огород. Последний, так никем не снятый урожай. Высохшие жёлтые, в рост человека, кусты гороха. Увядшие помидоры. Перезревшие тыквы. И огородная лопатка среди разросшихся сорняков. Последней, наверное, её касалась ещё мама. Дейк трепетно подобрал лопатку, словно та до сих пор хранила тепло материнских рук.
   Он заметил вишню, под которой безумно давно, после выздоровления, закопал свою детскую одежду, простреленную в трёх местах. Тогда, помнится, вместе с одеждой и горькими слезами он хоронил свою хаасскую жизнь. Теперь, стоя с лопаткой в руке под той самой вишней, Дейк-Ястреб понимал, насколько это было преждевременно. Он выкопал детскую одежду, потому что показалось это чрезвычайно важным. Несмотря ни на что, Ястреб имел право на существование, более того, даже годы в Болярии он продолжал жить, а теперь всё явственнее пробуждался в нём.
   Хорошо, что когда-то он догадался спрятать одежду в кусок льна, выдержанный в соке садана. Ткань детской одежды истончилась от времени, но в руках не расползалась. Держа её в руке, Дейк обошёл дом. Голая печь на каменном фундаменте - всё, что осталось после пожара. Дожди да ветра отмыли и развеяли остальное. Дейк тяжело вздохнул: за домом, под березой, обнаружились недавние могилы. Он припал к земле между ними.
   Ему вспомнилось утро, когда курсантов отвели на полигон тренироваться в стрельбе по мишеням. Стрелять ему нравилось, тут он считался одним из лучших. А ведь прошло всего пять лет, как он впервые увидел Болярию, и всего шесть, как научился говорить и писать на родном по рождению языке. Имевший за плечами совершенно другое детство, нежели ровесники, Дейк с самого начала учёбы старался понять чуждую пока для него жизнь и нравы. Память, как губка, впитывала недостающую информацию. Теперь же он не просто изгнал акцент из своей речи, мысли с одинаковой лёгкостью текли на обоих языках, по воле случая ставших родными. Он отстрелялся одним из первых и довольно улыбнулся: почти все пули ушли "в десятку".
   - Курсант Саймор? - услышал он адъютанта. - Вам приказано явиться к командору немедленно.
   Не понимая, зачем он мог понадобиться, с лёгким волнением Дейк вошёл в кабинет управляющего училищем и вытянулся в струну:
   - Курсант Саймор прибыл!
   Командор оторвал усталые глаза от документов:
   - На сегодня вы освобождены от занятий: в гостевой вас ждут родители. Отдыхайте.
   Мало что остаётся в памяти с возраста в два года, но ведь он вспомнил мамины глаза! Пока учился, бережно хранил это воспоминание и ждал, надеялся на встречу. Дейк до сих пор не мог поверить своему счастью: тогда он провёл с родителями целый день.
   - Здравствуй, ма, я вспомнил тебя!
   Он обнял мать и удивился: как это она оказалась ему по плечо? Нашёл её взгляд:
   - Ма, я помню твои глаза... И песню: "...В доме погасли огни...".
   Её глаза украсились слезами. Они не были синими, как у отца и Дейка. Они были изумрудными, Дейк это запомнил тогда. С трудом протолкнул ком, застрявший в горле.
   - Повзрослел и говоришь чисто, - заметил отец, улыбаясь.
   Они провели вместе сказочный день. А потом родители уехали.
   - Помни, - напутствовал отец перед отъездом, - наш род из Предгорий. Это важно. Но об этом молчи.
   Дейк и сейчас не понимал, почему это важно, но помнил и молчал. Сказал только раз - императору.
   - И ещё запомни, - шептал отец с блестящими глазами, - восточный камень фундамента. Восточный камень. Ты поймёшь, когда время придёт.
  
   Дейк поднял голову и посмотрел на фундамент. Камень как камень. Большой. И ничем не отличается от других. Может, что-то под ним? Но одному камень точно не поднять. Негромкий звук ошеломил его: предавшись воспоминаниям, он пропустил приближение чужого человека. Мгновенно обернувшись, неподалёку увидел девушку. Дейк сразу исчез. То есть попросту сиганул в кусты. И тут же себя обругал: свою детскую одежду он там так и забыл.
   Он присмотрелся к незнакомке: несколько светлых длинных прядей из-под рыжих стриженых волос, вокруг шеи тоненький платок, свободного покроя рубашка, на ногах то ли юбка, то ли брюки, да удобные ботинки. Таких болярок Дейк не видел прежде. Её зелёные глаза до боли напомнили ему мать. Оглядываясь, девушка подошла к могилам, подняла и внимательно рассмотрела его хаасское одеяние. А потом достала из свёртка, принесённого с собой, цветочные семена и начала их сажать. И от этого нехитрого действия у Дейка защемило сердце. Сестра, нет?
   Он изучал её, пытаясь найти знакомые черты, однако ничего так и не решил. Девушка чувствовала, что он ещё здесь, искала его взглядом, смотрела по сторонам. Но Дейк сомневался. И совсем не хотел пугать. А поэтому оставался незаметным. Посадив семена, она прошлась по огороду, по его следам, а потом ушла. И его детскую одежду забрала с собой.
  
  
   Глава 7
  
   Тяжёлая туча затянула темнеющее небо. Опять снег пойдёт. Перебравшись в сумерках через реку, своего коня Дейк не нашёл. Хаасы живность не привязывали, хотя своенравному Ветру это точно пошло бы на пользу. Он двинулся было, отыскивая следы и подзывая его свистом. Но найти так и не успел: заметая всё вокруг, хлопьями повалил снег. Дейка не пугала перспектива заночевать в лесу, вдали от людей. Вон впереди ельник, там можно и укрыться. Не желая намокнуть, он побежал к елям. Рано или поздно Ветер найдётся. Может, просто спугнул кто. А пока нырнуть под широкие ветки, устроиться поудобнее и переждать.
   Неожиданно Дейк заметил крохотные огонёчки, и это могло означать только одно: впереди волки. Сердце его дрогнуло. Он резко остановился, и тут же, оступившись на скользком камне, кувырнулся в снег. Страх мгновенно взметнул его на ноги. Так и есть, волки. Он осмотрелся: кругом припорошенное снегом поле, до ельника добежать он в любом случае не успеет. И никакой сбор ведуньи тут не поможет. Хочешь, не хочешь, а придётся сражаться. Огоньки быстро приближались, превращаясь в серые тени, и Дейк достал рагл. Жаль, что лук с собой не прихватил, он бы сейчас очень пригодился.
   Стая налетела, чуть не сбив его с ног. Одного из волков, присев, Дейк хватанул за задние лапы, и позвоночник несчастного хрустнул прямо в полёте. Другому врезал кулаком в нос, третьему рассёк горло. Клыкастые морды, горящие глаза, острые когти... всё смешалось. Шерстяная накидка быстро превратилась в кровавые лохмотья. Никогда ещё Дейку так не хотелось выжить, он крутился и прыгал, рагл его резал, колол и убивал. Полученные раны и растянутую лодыжку он уже перестал замечать и мечтал только об одном: скорее бы всё закончилось.
   Сделав чёрное дело, туча ушла, растворилась среди бескрайнего неба, открывая звёзды над головой. Волки ненадолго отступили. Лунный свет озарил картину: потрёпанная, теряющая слюни стая голодных волков, окружившая шатающегося от усталости и ран, но не сдающегося человека. И человек, и хищники тяжело дышали. Вот из круга выделился крупный волк. Вожак, понял Дейк. От стаи осталась только половина, другая половина уже не жила. Но Дейк с тоской понимал, что эту вторую, живую половину, ему уже точно не одолеть.
   "Только попробуй", - глядя в глаза вожака, мысленно сказал ему Дейк. - "Только попробуй, и я заберу и твою жизнь, и добрую часть всех оставшихся!"
   "Тьма, вот обломал", - услышал он чужой хрипловатый голос внутри своей головы. Волк-вожак сел на задние лапы, и взгляд его заметно погрустнел.
   "Раньше предупреждать нужно!" - опять послышался тот же голос в голове. - "Столько наших положил, и всё без толку. Тьфу!"
   Ничего не понимая, Дейк оглянулся. Кто это только что говорил? Волки, так же кругом, разлеглись на снегу. Нападать на него, похоже, никто не собирался. Дейк стоял и тупо смотрел на хищников, жадно облизывающих покрасневший снег. Может, он просто заснул меж родительских могил, и всё остальное - просто сон? Сначала незнакомка с зелёными глазами, потом эти... Однако покусанные руки болели нещадно, а волки не исчезали.
   "Что, впервые?" - услышал он тот же голос с хрипотцой. А вожак стаи приоткрыл пасть, словно смеясь. Вот тут-то Дейк ошалело опустился в снег. Потому что говорил с ним... волк.
   "Ха-ха-ха..." - заулыбались другие волки, - "видел бы ты свою физиономию!"
   "Ты... говоришь?" - с замирающим сердцем мысленно спросил Дейк вожака.
   "А ты не слышишь?" - ухмыльнулся волк.
   "Вот тьма!" - в замешательстве повторил слова волка Дейк. - "Но как?!"
   "Сам-то подумай: кто из людей может с нами говорить?".
   Дейк вытер рагл о снег и спрятал в ножны. Только отшельники умели говорить с животными, и хищники их не трогали, но отшельник - он?!
   "А ты коня своего позови. Кстати, это мы его шуганули. Длинноногий он у тебя, да, наверное, жилистый и невкусный".
   Вожак поднялся, за ним остальные.
   "Ладно, брат, не серчай, что потрепали. Пойдем мы, жрать-то хочется".
   Стая исчезла, а Дейк всё не мог поверить в произошедшее. "Ветер!" - мысленно позвал он коня, и от немедленного ответа дрогнуло сердце.
  
   До селения он добрался глубокой ночью. Все уже спали, и ему никто не встретился. Возле своей палатки у костра сидел Волк, увидев его, вскочил:
   - Что случилось?
   Именно поэтому Дейку возвращаться не хотелось. Ведь как-то придётся хотя бы брату всё объяснить, а он и сам пока к этому не готов. Слезая с коня, чуть не вскрикнул: острая боль в лодыжке не давала даже ступить. И как он сражался с такой ногой? Покачав головой, Волк сам расседлал и отпустил Ветра, а потом, повесив котелок с водой над огнём, отправился за ведуньей.
   Дейк доковылял до костра. Шерстяная накидка, разодранная волками, больше не грела, он стянул её с себя и с сожалением бросил в огонь. Только теперь он понял, как замёрз. Близкое пламя согревало ладони, но внутренний холод прогнать не могло. Ставший отшельником покидает селение навсегда. Это закон. Всё, к чему Дейк привык за последние полгода, скоро уйдёт в прошлое, ведь он не сможет врать. И тогда он снова останется один.
   Вода в котелке закипела, и Дейк снял его с огня. Он даже не представлял, что скажет брату. На его беду, Волк вернулся не только с Аэль.
   - Ого! - воскликнул Рысь, едва появившись. - Кто это тебя так?
   - Волки, - буркнул Дейк.
   Юноша чуть не подпрыгнул:
   - И что: ты всю стаю?!
   Дейк не стал отвечать. Прилипшую к телу одежду, чтобы снять, всем троим пришлось отмачивать водой. Осмотрев раны, Аэль покачала головой:
   - Будет больно.
   Дейк промолчал. Уж как-нибудь переживёт, не впервые. Он и так чувствовал себя неуютно в одной набедренной повязке. Не успел он додумать, как пришла боль. Имея начало где-то в середине спины, она мгновенно захватила всё тело, невозможно выгибая его, останавливая и сердце, и дыхание. И через мгновение так же внезапно исчезла.
   - Что это? - еле выдохнул Дейк, приходя в себя.
   Голос Аэль был спокоен:
   - Это клей. Ягоды киро. Мгновенно стягивает самые сложные раны. Чувствуешь?
   Она коснулась его спины. И от её ладони Дейка вновь едва не выгнуло: теплота разнеслась по телу с немыслимой быстротой. Была бы на нём шерсть, встала бы дыбом. Он закрыл глаза.
   - У тебя ещё одна серьёзная рана, - сказала Аэль. - Если не обработать клеем, заживать будет долго и мучительно. Ещё раз выдержишь?
   - Делай, что нужно, - выдавил из себя Дейк.
   После глубоких ран Аэль обработала остальные и занялась его лодыжкой. Дейк чутко ощущал все её прикосновения. Не понимая сам, радуется или злится, глаза он так и не открыл.
   После, лёжа в постели, он долго не мог уснуть. Никто и никогда прежде не вызывал в нём подобных ощущений. Что вот это было? Конечно же, он знал, какие чувства вызывают женщины в мужчинах. О своей последней попытке общения с противоположным полом он теперь даже вспоминать не хотел. Но Аэль ведь и пятнадцати нет, здесь явно что-то другое.
   - Как тебе наша ведунья? - услышал он голос брата. - Нежные у неё руки?
   Вместо ответа Дейк отвернулся. И уснул.
  
  
   Глава 8
  
   В стороне от селения, в одиночестве, Орёл совершенствовал своё мастерство. Приподнимаясь на носках, приседая или припадая к земле, он творил воинственный танец рагла. И получалось у него настолько изящно, что с трудом нашедший старейшину Дейк затаил дыхание. Это было сродни искусству, даже долгие годы тренировок не каждому дают такой результат. Горбинка на носу, уверенные хищные движения... До полной схожести не хватало только крыльев. Заворожённо наблюдая, Дейк не шевелился. Тем не менее, Орёл заметил его скоро:
   - Как себя чувствуешь?
   - Заживает.
   Дейк подошёл ближе. И вдруг понял, что удачные фразы, заготовленные для разговора, совершенно вылетели из головы. Он растерялся. Смотрел на старейшину и глупо молчал, такого с ним давно не случалось. Спрятав оружие, Орёл заговорил сам:
   - А я всё думал, когда ты подойдёшь.
   - Я... - голос подвёл его, и Дейк замолчал.
   - Узнал, что отшельник?
   Проницательность старейшины поразила Дейка, но зато сразу стало легче. Он кивнул.
   - Хорошо. - Орёл не был удивлён. - Никак волки вразумили?
   - Они. Но ты-то как узнал?
   - "Приляг, отдохни".
   - Вот и Волк про это что-то говорил. Но я же не хаас, может, на меня этот приём не так действует?
   Орёл улыбнулся:
   - Он действует на всех одинаково. И только отшельники могут сопротивляться.
   - Я не знал.
   - А если бы и знал, не поднялся бы?
   Дейк отвёл взгляд. Он даже не представлял, что ответить.
   - А теперь, - заметил Орёл, - ты думаешь, что должен уйти.
   Похоже, старейшина ясно понимал, к чему весь разговор. Дейку оставалось только услышать те самые слова, после которых жизнь его изменится вновь. Собственно, он и не надеялся ни на что другое.
   - А разве нет?
   - Должен, конечно, - легко согласился Орёл. - И когда-нибудь обязательно это сделаешь.
   - Когда-нибудь? - не понял Дейк.
   Орёл был предельно серьёзен:
   - Ты должен понять: стать отшельником - большая удача. Чтобы обрести то, что сейчас тебя так страшит, Мудрые молятся годами. Тебе откроется столь многое, что я могу лишь позавидовать. Далеко не все могут жить рядом с "чудесами" отшельников, вот поэтому они и уходят. Научился говорить со зверьём? Хорошо. А руками разводить огонь или летать умеешь?
   Дейк качнул головой:
   - Нет.
   - Ну, вот когда научишься, - подвёл итог Орёл, - тогда и поговорим.
  
   Через несколько дней, когда раны Дейка затянулись, он вернулся к занятиям с подростками. Море горящих мальчишеских глаз уставилось на него с самого появления на поляне. Дейк начал тренировку, как всегда:
   - По местам!
   - Раз, два, три. Раз, два, три.
   Поворот, смена позиции, стойка. Мальчишки старательно копировали движения. Дейк видел, как их распирало любопытство. И понимал, что от разговоров ему точно не уйти. Дисциплину во время тренировки пацаны соблюдали, к этому Дейк их приучил. Но стоило ей закончиться...
   - Ладно, ладно, - сдался он, слегка ошалевший от посыпавшихся вопросов. - Не все сразу. - Сколько их было? Достаточно. Страшно? Ну, конечно. Как одолел?
   Он вдруг понял, что рассказать всё не получится. Но каждый из этих детей когда-нибудь может оказаться в подобной ситуации. И едва ли хоть один из них заговорит с волками.
   - Во всём, - он старался говорить как можно проще, - нужно идти до конца, ведь главная победа - не над противником. Главная победа - над собой, пусть даже ценой своей жизни. Не сдаваться и не убегать от судьбы, именно так поступает настоящий воин.
   Он вспомнил хихикающих волков:
   - Но при этом не надо забывать поглядывать по сторонам в поисках шанса. Потому что жизнь всё-таки ценна и сохранить её иногда бывает сложнее, чем отдать. Вот тогда и приходит помощь, откуда не ждёшь.
   Подростки молчали, осознавая. Голос подал Рысь:
   - Вот мы занимаемся днём, при свете солнца. А если, как ты, встретимся с опасностью в темноте, да если вдруг ливень?
   В Болярии, в училище, курсантов выводили на занятия в любую погоду, Дейк хорошо помнил и многокилометровые забеги по разбитым дорогам, и бои на мечах по колено в снегу.
   - Хочешь знать, каково это?
   - Хочу, - без тени сомнений ответил Рысь.
   Дейк обратился к мальчишкам:
   - Кто-то ещё желает?
   Лес поднятых рук удивил его. Глаза пацанов сияли, словно у волков в ту самую ночь. Пришлось согласиться:
   - Ладно. В первый же вечер, когда начнётся дождь, встречаемся здесь.
  
   Желающих оказалось даже больше, чем он ожидал. Дейка, вылезающего в темень и дождь из палатки, остановил Волк:
   - Куда это ты?
   - Да вот, наобещал подопечным тренировку под дождём.
   - Что?
   Уже свернувшийся под одеялом Волк спать вдруг передумал. Он мигом сбросил с себя одеяло и влез в обувь:
   - На это стоит посмотреть. Меня возьмёшь?
   Почти с каждым из учеников пришёл либо отец, либо брат, Дейк выстроил всех на поляне. Дождевая вода быстро промочила насквозь, с мокрых волос потекла по лицу. К такому даже после восьми лет в училище привыкнуть сложно. Мальчишки хорохорились, старшие делали вид, что всё нипочём.
   - Чем опасен дождь? - спросил Дейк. Он говорил громко, чтобы слышно было всем.
   - Скользко, - первым ответил Рысь.
   - Верно, - согласился Дейк. - Но помните, что скользкими становятся не только камни. Мокрый мох поедет под ногами так, что не успеете заметить. Что особенно важно при таких условиях?
   - Правильно падать, - пробурчал Волк, стряхивая со лба капли.
   Серый воскликнул:
   - Не падать вообще!
   Дейк улыбнулся:
   - Совсем не падать не получится, но ты в чём-то прав. Учитесь двигаться по скользкому без падений. Поэтому сейчас тренируем поворот со сменой стойки.
   Движения мальчишкам были знакомы, вот только льющаяся с неба вода полностью меняла их представления о привычном. Кто-то с заданием справился легко, а кто-то стал аккуратнее только после падения. В неверном свете костров Дейк старался внимательно наблюдать за каждым.
   - Хорошо, - наконец остановил он учеников. - Надеюсь, основное вы поняли. Следующая ваша задача: отразить атаку группы людей. Реальность такова, что вместе все напасть не могут, иначе будут друг другу мешать. Это значит, что в каждый момент вы сражаетесь только с одним противником. А это вам знакомо. Главное: не расслабляться. Выбирайте себе следующего противника сами и сражайтесь.
   Рысь с энтузиазмом взялся за дело, но что-то пошло не так. Он выдохся уже на третьем противнике и был этим неприятно поражён.
   - Спокойнее, - охладил его Дейк, пока тот старался отдышаться. - Не лезь на рожон. Самому выбирать, с кем сражаться, не значит самому нападать. Не торопись, используй моменты, чтобы восстанавливать дыхание. Научись владеть своим телом. Как поступает рысь? Готовится, точно делает своё дело и уходит. Чем же ты хуже?
   Рысь пробовал снова и снова. Глядя на него, старались все, и Дейк был вполне удовлетворён результатом. На этом тренировку можно было и закончить, но ему давно хотелось проверить ещё кое-что.
   - Теперь, - сказал он, - попробуйте ощутить угрозу, не видя её. Разбейтесь на пары. Один из вас закрывает глаза, другой наносит удар.
   - Как это? - не понял Рысь.
   Почти все смотрели на наставника с недоумением. Ждали, что покажет. Дейк подозвал Волка.
   - Тебе-то хоть не надо объяснять? - тихо спросил он брата.
   - Всегда хотел знать, как ты это делаешь, - еле слышно отозвался Волк.
   - Не быстро, - попросил Дейк. И закрыл глаза.
   Движение Волка, как всегда в таких случаях, он почуял заранее. Воображение дорисовало картинку, он слегка отступил и подхватил руку брата. Дейк давно подозревал, что дело тут не только в остром слухе.
   - Делаем всё медленно, - он посмотрел на вытянувшиеся лица учеников. - Поверьте в то, что это возможно. И приступайте.
   Он не особо надеялся, что хоть у кого-то получится, однако попытаться стоило. Пусть не с первого раза, но кто-нибудь всё равно это сделает. Вот закрыл глаза Рысь. Его ровесник занёс руку, кулак медленно поплыл к груди юноши. Рысь отступил, но удар всё же пришёлся ему в плечо. Волк пропустил атакующего мимо себя, но поймать руку и ему не удалось. На остальных вовсе грустно было смотреть.
   Довольно скоро Дейк хлопнул в ладоши:
   - На сегодня хватит, продолжим в другой раз.
  
   С той поры учеников у Дейка прибавилось. На следующей же тренировке за мальчишками вырос ряд подростков постарше, а за ними Дейк начал замечать кое-кого из взрослых. Даже Волк, один из лучших воинов селения, в дальнейшем старался его занятия не пропускать.
  
  
   Глава 9
  
   Однажды утром Дейк долго сидел на валуне, ожидая учеников. Погода только радовала: ни жары, ни холода, для тренировки лучше не придумаешь. Однако солнце поднималось всё выше, время шло, а поляна так и оставалась пустой, пока, наконец, не появился Волк.
   - Я чего-то не знаю? - спросил Дейк.
   Брат кивнул:
   - Мудрый пришёл, сегодня день предсказаний. Так что тренировки не будет.
   Возле шатра старейшины, на большой поляне, собрались почти все. Такое количество людей обычно сопровождает хоть небольшой гул, но сейчас было непривычно тихо, Дейк даже услышал, как журчит неподалёку ручей. Стараясь не шуметь, братья пробирались к центру. Кто-то из селян принёс с собой коврики, кто-то сидел прямо на земле. Все выглядели такими серьёзными, что Дейк с трудом удерживался от улыбки: день предсказаний не казался ему таким важным. Уже приближаясь к оставленному для них месту, он увидел мудреца. Белизна его одежды удивила, да и возраст Дейк с первого взгляда угадать не смог, лишь сообразил, что после сорока. Когда их взгляды встретились, по спине Дейка, неожиданно для него самого, пробежал холодок: он вдруг понял, что тот знает про него всё. Не понимая, как это возможно, он опустился на мох. Из задумчивости его вывел шёпот Волка:
   - Аэль пятнадцать, все ждут, что ей скажут.
   Пятнадцатилетних было несколько. Все они по очереди садились рядом с Мудрым, задавали вопросы и выслушивали предсказания. Погружённый в свои мысли, Дейк в эти разговоры не вникал. Как и все, он посматривал на Аэль. Он уже знал, что ведунья приглянулась не только ему, она заслуженно была любимицей всего селения. Простыл ли ребёнок, захворал ли старик, сломал ли кто кости - Аэль неизменно помогала всем. Её искреннее сочувствие и глубина познаний вызывали уважение, а тёплая улыбка и лёгкий нрав завоёвывали сердца. Вот и теперь она вела себя очень скромно, всеобщее внимание девушке явно было не по душе, и Дейк ей посочувствовал. В необычной очереди Аэль оказалась последней, и, когда она опустилась на землю перед Мудрым, все оживились.
   - Ведунья? - уточнил тот, и она робко кивнула.
   - Столько хорошего слышал про тебя, - тепло улыбнулся мудрец, поглаживая длинную, давно не стриженую бороду. - Отрада всего селения, хозяйка многих жизней. Что же ты хочешь узнать?
   - Когда она замуж-то выйдет? - нетерпеливо вмешался Рысь.
   Окружающие заулыбались. Родителей подростков на этой земле уже не было, и все отлично знали, как печётся Рысь о своей младшей сестре. Щёки Аэль полыхнули, она гневно повернулась к брату, и Дейк вдруг осознал, что не так уж она и мала. И румянец её, и гневный взгляд были весьма хороши. Показав брату кулак, она отвернулась.
   - Не смущайся, - подбодрил девушку Мудрый. - Многих занимает этот вопрос. Ты хочешь получить ответ?
   Прикусив губу, Аэль кивнула.
   - Это случится, - Мудрец стал серьёзным, - намного раньше, чем думает твой брат. Но не прежде, чем вершину Барса покроет Летний снег.
   Летним снегом хаасы называли цветущий киро, и на вершинах его не видели уже сотни лет. Из поколения в поколение хаасы передавали предсказание: "Мир принесёт синеглазая Лия, отыщет любимую Барс. И вновь Летний снег покроет вершины". Историю Лии и Барса знали все, хотя случилась она так давно, что даже прапрадеды ныне живущих не помнили те времена. Тихо стало на поляне. Мудрец продолжал:
   - Потому что Лия вернулась, и ты увидишь её. Постарайся принять её слова. - Он помолчал. - Мужа выберешь сама, но не обрадует этот выбор твоего брата. Ведь будет это не хаас.
   Дейк уловил её мимолётный взгляд, и тут же румянец щедро залил щёки Аэль. Она быстро поднялась и убежала. Рысь дёрнулся было её догнать, но передумал.
   - Ястреб! - послышался голос Орла. - Иди сюда.
   К нему повернулись все присутствующие, в замешательстве Дейк посмотрел на мудреца: что он скажет? Что он отшельник, он знает и так. И что не хаас, кстати, тоже. Волк вытолкнул его вперёд, и Дейку пришлось опустился на траву перед мудрецом.
   - Где ты родился?
   - На побережье.
   Они долго смотрели друг на друга. Тишина стояла такая же, как только что с Аэль.
   - Интересная у тебя жизнь, - заметил мудрец, - две матери, два отца, и никого из них уже нет. Сколько подарков от судьбы, столько же и утрат. Но запомни одно: если примешь неизбежное, то получишь всё. Главное - себя не потеряй.
   Мудрый помолчал, словно прислушиваясь. Дейку стало интересно: что же ещё он скажет? Следующие слова стали для него неожиданностью:
   - Ты пока не понимаешь, зачем живешь, чего хочешь от жизни, но ты ведь знаешь об этом и сам. Вот только пока сердце твоё спит, никаких ответов не будет.
   Мудрый поднялся, а вопросов у Дейка только прибавилось. Теперь он был бы рад побеседовать с мудрецом наедине, но возможно ли это? Селяне зашумели, делясь впечатлениями. Все говорили о Лии, однако для Дейка это не значило ничего. Не обращая внимания на возбуждение окружающих, он не без труда выбрался из толпы.
  
   Он сидел на склоне горы, там, где из-под земли появляется река, которую хаасы издавна называли в честь Лии. Ему нравилось это место. Несмотря на активное весеннее солнце, здесь, на склоне, не было жарко. Выступы скал защищали нагретые камни от ветра. Здесь было спокойно, идеальное место, чтобы помолиться, поразмыслить или помечтать. Внизу расстилались голубые вершины, плавно переходящие в изумрудные, перетянутые лентами рек и кружевами озёр, долины. Чуть ближе к берегу материка прорисовалась паутина водопадов. А дальше - тёмно-синей гладью - бескрайний океан. Услышав звук шагов, Дейк вздохнул: старший брат нашёл его и здесь. Волк окинул взглядом открывшуюся панораму:
   - Ух ты.
   Присел рядом на валун. Некоторое время оба молчали.
   - Аэль тебе нравится?
   Дейк и сам хотел бы это понять, затем и пришёл сюда. Подальше от людей. Смешанные чувства вызывала ведунья, очень странные. А после всего, сказанного сегодня, тем более. Он повернулся к брату:
   - Сватать меня пришёл?
   - А хоть бы и так.
   - Даже не пытайся, - Дейк отвернулся, - не твоё это дело.
   - Я слышал, - напомнил Волк, - что сегодня Мудрый сказал. И я твой старший брат. Так что не совсем не моё.
   Дейк возмутился:
   - Ей же пятнадцать, давай поговорим об этом года через два. Лучше напомни, - глянул он на брата, - сколько лет тебе: скоро уже тридцать? А ведь тоже пока один. Что ж не покажешь пример?
   Волк с тоской уставился на свои ботинки.
   - Да брось, - изумился Дейк. - Я же видел ваш с Заринкой поцелуй. Ты-то чего ждёшь?
   - Мудрый ей сказал, - отозвался Волк, - уже давно, что её мужем только старейшина может быть. - Он помолчал. - Я-то не старейшина. И Орлу дорогу переходить не собираюсь.
  
   На лугу росло бессчётное множество цветов. Волк сидел в тени под старым раскидистым дубом, и цветы напоминали ему о Заринке. Она часто собирала их, чтобы делать краску для ткани и ниток, и Волк даже знал, на каких лугах. Ему казалось, он знает о ней всё. Он видел, как Заринка вышивает на готовой одежде, и это удивляло его не раз. Стежок за стежком много дней подряд, а потом - не туника, а целая картина. Как это у неё получается?
   Не в радость для него стали привычные занятия. Даже трудясь над украшениями, Волк не забывал о Заринке. Куда бы он ни шёл, что бы ни делал, всё время думал о девушке. Скажи ему раньше кто, что он не сможет ни есть, ни спать, не поверил бы.
   Она избегала его. Столько месяцев прошло после молодёжной ночи, но ни разу за это время они не обмолвились и словом. Было бы намного проще, если бы Орёл и Заринка всё же объявили о своей помолвке. Неизвестность сводила Волка с ума.
   Он отвернул левый рукав рубахи и медленно провёл лезвием рагла вдоль вены от локтя до запястья. Боль от рассеченной кожи отвлекла его. Волк долго смотрел, как красные капли ползут вниз по руке. Вот бы и мысли можно было так же легко выпустить из себя. Он откинул голову к стволу дуба и закрыл глаза.
   Когда-нибудь, он знал совершенно точно, ситуация разрешится. И станет легче. Даже если он останется один. Пока он мог только ждать. Пели птицы, ветерок играл листьями дуба, солнце щедро дарило тепло. Прежде это всегда приносило покой, но сейчас не помогало.
   Когда кровь запеклась, Волк поднялся и пошёл обратно в селение. На повороте, где тропинка вплотную подходит к скале, неожиданно столкнулся с Орлом. Волк отступил на шаг, пропуская, но тот задержался. И Волк сразу понял, почему. По лицу Орла вообще нельзя было что-либо прочитать, но Волк откуда-то безошибочно знал, о чём пойдёт разговор. Вернее, о ком.
   - Любишь её?
   От взгляда Орла не укрылась кровавая полоса на руке Волка, и тому стало стыдно за своё ребячество. Он опустил рукав, скрывая след от пореза.
   - Почему ей не скажешь?
   Волк поднял на него взгляд:
   - Зачем? Она на меня даже не посмотрит. Это ты ведь старейшина.
   Орёл долго молчал. И Волк понял, что ляпнул что-то не то.
   - То есть ты думаешь, - наконец озвучил Орёл, - что ей только это нужно?
   - Вы с ней дружили, - напомнил Волк, избегая взгляда старейшины, - когда я вас обоих ещё не знал. Любому ясно, кто здесь лишний.
   - Вопрос не в том, - просто сказал Орёл, - кто лишний. Реши сам, что для тебя важнее.
  
  
   Глава 10
  
   Тем вечером сон к Дейку не шёл, подумать было о чём. А посреди ночи он услышал шаги Орла и его встревоженный голос:
   - Ястреб!
   Быстро натянув штаны, он выбрался из палатки и увидел рядом со старейшиной Аэль. И очень Дейку не понравились ни её взгляд, ни лихорадочный румянец.
   - Что стряслось?
   - Рысь пропал.
   - Он куда-то собирался?
   - Не знаю.
   Аэль ощутимо трясло, и Дейк, взяв девушку за плечи, попытался её успокоить:
   - Что ж ты брата раньше времени хоронишь? Конь его здесь?
   - Здесь, - кивнула Аэль.
   - Коня как зовут?
   Ничего не понимая, девушка смотрела на него. Дрожь её ушла, и это уже было хорошо.
   - Так как зовут его коня? - Дейк повторил медленно, чуть не по слогам.
   - Черныш.
   Ничего особенного он не сделал. Просто позвал Черныша. И тот показал ему всё, что видел.
  
   Белой называли месторождение бело-красной породы. Той самой, из которой вытачивают бусы для невест. Рысь давно загадал: как повзрослеет сестра, так он отправится за камнями. И неважно, что их некому пока дарить. Месторождение нашёл без труда, они с парнями бывали здесь не раз. Совсем рядом, на побережье, жили боляры, но разве это могло остановить?
   Он отыскал жилу, выходившую на поверхность. Аккуратно собрал интересные куски в полотняный мешочек. Нужно будет ещё Волка расспросить, как правильно выточить бусины, а то он, Рысь, пока не делал ничего такого. Будет, чем заняться в ближайшие дни. Он поднялся, пряча мешочек в карман. И вздрогнул: совсем рядом оказались болярские солдаты. Уж лучше бы не вставал, могли и не заметить.
   Ему кивнули: "Иди сюда". Ага, сейчас. Рысь встал в боевую стойку. Руки вдруг затряслись, ведь он никогда по-настоящему не сражался. И оружия настоящего у него пока нет, только ножичек небольшой. Но разве можно сдаться, если твой учитель - Ястреб? "Не лезь на рожон", вспомнились слова наставника, "не торопись". Первого из подошедших солдат Рысь положил легко. Не успев удивиться, вывел из строя второго. Вот и хорошо. Бросив третьего противника, Рысь обрадовался: с дыханием-то всё в порядке. Неожиданный укол в плечо удивил его. Рысь дёрнул головой, успел увидеть на своей руке тонкий шип, и сознание его отключилось.
  
   Всего этого Аэль знать не следовало. Дейк отвёл Орла в сторону:
   - Он у боляр. Поеду за ним. Один.
   Ещё до рассвета Дейк добрался до крепости. Он уже знал, как проникнуть внутрь: через водозабор, ведущий от реки. Орёл сказал, решётку там расшатали давно. Во дворе оказалось пусто, ему повезло. Пользуясь случаем, Дейк отжал волосы и штаны. Рубашка и обувь остались по ту сторону Лии.
   Ещё по училищу Дейк знал, что в таких укреплениях арестантскую делают внизу, в подвале. Без окон и с крепкой дубовой дверью. Пару раз мимо кто-то проходил, и Дейк сливался с тенью. Однако рассвет приближался, и тени становились всё светлее. Следовало спешить. На его удивление охраны возле арестантской не было, лишь тяжёлый засов на двери. Видимо, боляры не ждали гостей. В предутренний час было тихо, тускло чадил оставленный факел. Дейк осторожно поднял засов и медленно, чтобы не скрипела, открыл дверь.
  
   Рысь очнулся от холода. Темно, хоть глаз выколи, руки-ноги связаны. Болела голова и безумно хотелось пить. Он подёргал руками, пытаясь освободиться от пут, но так просто не получилось. Соображая, что же делать дальше, юноша сел. Шум отодвигаемого засова прервал его мысли, дверь отворилась. Вошли четверо. Рысь уже знал, что статус болярских мужчин можно определить по оружейному поясу. У одного из вошедших пояс был тёмно-зеленый, как у Ястреба. У двух других - красные. Четвертый человек, судя по всему, ценности никакой не представлял. Переводчик, наверное.
   - Как зовут? - спросил старший из носивших красный пояс. Видимо, кор.
   Толмач говорил вполне сносно, Рысь хорошо его понимал. Однако отвечать не торопился: друзья не связывают.
   - Ладно, - пошёл на уступку кор. - Не хочешь называться, не надо. Давай так: я ищу одного человека. Поможешь найти, отпущу. Мне нужен тот, кто убил моего предшественника. Знаешь его?
   Как бы ни был Рысь удивлён, говорить об этом он точно не собирался. Вот только чувства свои скрывать не умел. Кор обрадовался:
   - Знаешь!
   - Да иди ты, - сипло огрызнулся Рысь.
   Толмач перевёл не сразу, боялся, наверное. Рысь усмехнулся. Но когда кор эти слова всё же услышал, взгляд его стал жёстким.
   - Твоё время до утра. Если на рассвете не скажешь, пеняй на себя. А чтобы не дерзил, получишь урок.
   Не успел Рысь дослушать перевод, как тот, с зелёным поясом, толкнул его на лежанку. Сильно стукнувшись подбородком, Рысь попытался подняться, но свистнувшая плеть припечатала его к настилу. Он чуть не взвыл от боли и обиды. Чтобы не стонать, закусил пересохшие губы, а плеть всё свистела и обжигала. Сначала он считал удары. Потом перестал. Боль отдалилась, а сознанием овладело безразличие. Не выдержал молодой парень в красном поясе:
   - Хватит!
   Парень перехватил плеть, и комендант перечить не посмел.
   - Он же совсем мальчишка! Дядя, да что с тобой?
   - Ты пока не кор, чтоб приказывать!
   Молодой парень только покачал головой.
   - Воды не давать, - рыкнул кор, - никого не пускать. Посмотрим, как завтра запоёт.
   Всю ночь Рысь провалялся в бреду. Иногда он приходил в сознание, и тогда боль заявляла о себе. Любое неловкое движение возвращало его в беспамятство. От постоянных провалов сознания юноша перестал различать, где явь, а где бред, перед глазами крутились на редкость яркие картинки. Вот он увидел себя ещё ребёнком. Он любил лазать по деревьям, за то и прозвали Рысью. Он был очень ловок, с лёгкостью перелетал с ветки на ветку и никогда не падал. Вот он снова прыгает с сосны на сосну, но рука вдруг промахивается, и, холодея, Рысь летит вниз, обдираясь об камни и колючие кусты...
   Он очнулся. Спина горела, хотя кровь уже запеклась. И дальше теперь будет только хуже, ведь его не выпустят. Хотя бы потому, что он не скажет ни слова. Надо отсюда выбираться, и надо как-то избавиться от пут. Маленький ножичек, что Рысь прятал в ботинке, для этого вполне подойдёт. Если только его не отобрали. Повернувшись на бок и подтянув ноги как можно ближе, Рысь потревожил раны и скривился от боли. Тем не менее, он извернулся и залез в ботинок. Со связанными руками было непросто, но оно того стоило: ножичек нашёлся.
   Он вовремя разрезал верёвки: прошуршал засов. Рысь подскочил к выходу. Дверь открылась, впуская неровный свет факела, и он решился. Всё своё отчаяние, всю силу и надежду он вложил в удар. Рука его неожиданно провалилась в пустоту, чьи-то чужие руки, не давая ни шанса, скрутили его и зажали рот.
   - Тихо, - узнал Рысь голос наставника, - это я.
   Несмотря на полутьму он увидел знакомое лицо, и тогда силы покинули юношу. Он пошатнулся и упал бы, не подхвати его Дейк.
   - Живой?
   - Живой, - прошептал Рысь. - Ты откуда здесь?
   - Потом. Уходить надо. - Дейк заметил спину юноши: - Плеть?
   - Да.
   - Сам дойдёшь?
   - Попробую.
   Дейк поддерживал его, стараясь не задеть раны, а Рысь с удовольствием прижимался к мокрым волосам наставника: пить ему хотелось невыносимо.
   Выведя юношу из камеры, Дейк закрыл дверь и задвинул засов: так не сразу заметят пропажу пленника. Они успели дойти до поворота, когда послышались чьи-то шаги. В мгновение рагл оказался в руках, Дейк заслонил собой юношу: кто бы там ни был, пусть сначала сразится с ним. Он прислушался: за поворотом явно только один человек. Причём шаги лёгкие, словно...
   Это была та самая, зеленоглазая. Откуда она здесь?
   Увидев беглецов, девушка испуганно остановилась. Чашка в её руке дрогнула, и часть воды, выплеснувшись, звонко шлёпнулась об каменный пол. Судорожно вздохнув, Рысь впился взглядом в наполненную водой чашку. И опять девушка удивила Дейка: тихо подошла и протянула чашку юноше. Пока тот пил, внимательно изучала обоих взглядом, а когда они уходили, спокойно смотрела вслед.
   Выбравшись из реки, Рысь опьянел. От просыпающихся солнечных лучей, от обилия воды, от свободы.
   - Эта девушка с чашкой, - воскликнул он, - просто богиня!
   Богиня или нет, но тёплое чувство к ней ощущал и Дейк. И если она окажется его сестрой, он будет только рад.
   Они сделали привал в середине пути, погони всё равно не было. Как ни храбрился Рысь, сил его хватило ненадолго. Пользуясь возможностью, Дейк осмотрел спину юноши. К счастью, хотя бы подорожник рос вокруг в изобилии. Дейк аккуратно обработал рассечённую кожу.
   - Долго заживать будет, - заметил он.
   - Ничего, - отозвался Рысь. - Сестрица заштопает. Скажи лучше, как ты не упал после "Приляг-отдохни"?
   Видя, что наставник не торопится с ответом, юноша рассказал:
   - Я ведь почти отбился, представляешь? Но они вкололи в меня какую-то дурь, и я потерял сознание. Если бы я знал, как с ней справиться, они бы меня не взяли, ведь так?
   Дейк усмехнулся:
   - Не совсем.
   - Но ты попробуй объяснить. Когда... - Рысь запнулся, но всё равно продолжил: - когда меня били, через какое-то время я перестал чувствовать боль. Словно со стороны смотрел. Вот я и подумал: наверное, что-то похожее?
   - Похожее, - согласился Дейк. - Тело как одежда. Ты ведь не чувствуешь, если порвал рубашку? Я управляю телом, а не оно мной. Понимаешь?
   - Знаешь, чего я хочу? - поделился Рысь. - Испытать "Приляг-отдохни". - Он вздохнул: - Только Орёл редко принимает экзамен, а кроме него никто ведь этот приём не знает.
  
   Прислонившись к стволу дерева, Аэль спала. Костерок прогорел, да он и не был нужен: уже давно встало солнце. Селение жило привычной жизнью, и только Волк, как привязанный, сидел рядом. Чувствам не прикажешь: он очень боялся потерять младшего брата, как когда-то. Вдруг проснувшись, Аэль вскочила, непонимающе огляделась и судорожно вцепилась в котелок:
   - Нужно воды согреть.
   Волк котелок перехватил:
   - Сиди, сделаю сам.
   Вскоре огонь бодро заплясал на свежем хворосте, а там и вода забулькала в котелке. Аэль бросила в кипяток какой-то сбор, и вскоре вновь задремала. Бессонная ночь не прошла даром: она крепко спала, когда у костра появились ещё трое. Волк поднялся.
   - Подожди, - остановил Рысь Дейка, собравшегося разбудить Аэль. - Я ведь не сказал главное: они ищут того, кто убил кора.
   Дейк так и не тронул ведунью.
   - Всё верно, по их законам я преступник. - Он взглянул на юношу: - Так тебя поэтому высекли?
   Рысь выпрямился:
   - Послал подальше, за то и получил. А что, должен был всё рассказать?
   - Ничего ты не должен, - вмешался Волк, вновь усаживаясь у костра. - Лис на него сам напал, причём сзади. Я-то помню.
   - А это неважно, - пожал плечами Дейк, - кто на кого напал. Тот, кто поднял руку на кора, приговаривается к смерти. Они это так не оставят.
   - Что б они там ни думали, - заметил Орёл, - а Лис получил по заслугам. И тебя мы им не отдадим.
   - Ну да, - фыркнул Рысь, - они-то там, а ты здесь. Что они тебе сделают? Ты лучше скажи, как узнал, где меня искать?
   Не ответив на вопрос, Дейк заглянул в котелок. Принюхался.
   - Сестрица твоя, между прочим, чудный чаёк сварила. Волк, давай чашки.
   Брат его с места не двинулся:
   - Ты от ответа не уходи.
   Болярский пояс, помимо остального, напрочь отучил его врать. Но и отмолчаться не вышло. Следующие слова дались Дейку с трудом:
   - Конь его рассказал.
   - Конь? - не понял Волк.
   - Ты чашки-то принесёшь? - глянул на брата Дейк.
   Погрузившись в размышления, Волк всё-таки принёс посуду, и Дейк разлил ароматный настой.
   - Даже не знаю, что и думать, - признался Волк.
   - Ага, - в тон ему обронил Рысь, осторожно растянувшись перед костром, - коня допросил. И глаза, смотри, у него синие, прямо как в предсказании о Лии.
   Поперхнувшись, Дейк пролил чай себе на штаны. Поднял взгляд на юношу:
   - Больше ничего не придумал?
   - А что, - возразил Рысь, - ты знаешь ещё кого-то с синими глазами?
   - Ладно, парни, - остановил их Орёл, - хватит на сегодня. Пейте настой и идите спать. И тебя, Волк, это тоже касается.
   Чай допивали в неловком молчании. Рысь всё поглядывал на него, наверное, что-то ещё хотел сказать, но Дейк не собирался эту глупость обсуждать. Он-то знал, у кого ещё могут быть синие глаза: у его родной сестры. Только не торопился верить. Ведь если это так, то не сестра ему зеленоглазая. Что же тогда она делала на могиле родителей?
   Когда котелок опустел, Дейк всё же разбудил ведунью. Она проснулась, едва он тронул её плечо. Карие глаза полыхнули таким испугом, что он поспешил успокоить:
   - Да здесь он, здесь.
   Страх в её взгляде сменился благодарностью вместе с восхищением и ещё Бог весть чем. Дейк даже разбираться не хотел.
   - Посмотри, - отвлёк он девушку, - правильно ли я обработал раны?
   В момент забыв обо всём, Аэль кинулась к брату. Рысь выглядел неважно: нездоровый румянец, горячий лоб да смертельно уставший взгляд. Когда Аэль приподняла его рубашку, даже не шелохнулся.
   - Чем смазал? - спросила она Дейка.
   - Соком подорожника.
   - Хорошо. - Довольно кивнув, она позвала: - Пойдём, дружок, домой.
   - Я помогу, - поднялся Волк.
   Когда у костра остались лишь Дейк и Орёл, старейшина попросил:
   - Я понимаю, как странно это прозвучит, но нам нужно завязать контакты с болярами. Нельзя же вечно воевать.
   - Ты же знаешь, - напомнил Дейк, - что меня там ищут.
   - Они ищут хааса, - возразил Орёл, - а ты для них свой. Насколько я понял, звание у тебя высокое, никто даже не заподозрит.
   И он был прав. В офицерской форме Дейк мог не беспокоиться ни о чём. А заодно попытаться найти ту, что уже привык считать сестрой. И в этом просьба Орла очень совпадала с его желаниями.
  
  
   Глава 11
  
   Едва потеплело, Дейк надел военную форму. До побережья по уже знакомой дороге добрался часа за два. Оказавшись в посёлке, ехал медленно, поглядывал по сторонам в надежде увидеть ту девушку с зелёными глазами. И всё время думал, что ей скажет, когда встретит, как объяснит превращение из хааса в офицера. Или, может, она его просто не узнает?
   Люди неспешно занимались повседневными делами, никто не обращал на него внимания. В одном из дворов под навесом Дейк увидел ткацкие станки, в другом - гончарный круг и десятки глиняных мисок и кувшинов, ждущих очереди на обжиг. На пристани расположилась целая артель из женщин и девушек, стирающих чужое бельё. Часть центральной площади посёлка занимал рынок, и торговля там не прекращалась даже на праздники. Подъехав к базару, Дейк спешился. Он мог не тревожиться за свой кошелёк, ведь его у него даже не было. Впрочем, ни воришек, ни нищих он не заметил. Двое солдат, встретившихся на пути, отдали честь и двинулись дальше. Придерживая коня за седло, Дейк прошёлся по всем ларькам, и внимательно рассмотрел каждый. От обилия разнообразных товаров под конец в глазах у него начало рябить, однако зеленоглазую девушку, к своему огорчению, Дейк так и не увидел.
   Выбравшись с рынка, он двинулся дальше вдоль домов. Тишина и спокойствие в посёлке удивили. Дейк ожидал увидеть, как и в Болярии, суету и множество людей. Однако быстро понял: жизнь боляр в Солнцегорье мало чем отличалась от жизни хаасов. Разве что домами, потому что лесные жители их не строили. То и дело на глаза ему попадались настоящие хоромы, и это не удивляло: ведь в Солнцегорье первыми начали переселяться именно состоятельные люди. Дворы таких поместий, как правило, окружали высокие заборы, и это Дейку не нравилось: если хочешь, чтобы в твою жизнь не заглядывали, селись на расстоянии. Здесь, в Солнцегорье, это было несложно.
   Небогатые люди жили по краям посёлка, избы их были простыми: как правило, в один этаж, с малым количеством окон и почти без пристроек, а вот участки их оказались больше по размеру. Наверное, решил Дейк, чтобы выращивать всё самим, ведь возможностей заработка здесь было немного. Тут, на побережье, почва была беднее, чем в долине Барса, содержала много песка, и поэтому посёлок вытянулся вдоль реки: ведь каждый из поселенцев нуждался в обильном поливе своего участка. Тем не менее, земли хватало всем, и нищих, как в Болярии, просто не было. Дейк не понимал одного: кому тогда здесь нужна война? Ведь две народности спокойно могли жить в мире. Так, может, всё дело было в самом Лисе?
   Добравшись до конца посёлка, он остановился. Некуда было торопиться, и он совершенно не представлял, что делать дальше. И в этот момент послышался топот копыт. По дороге от посёлка прямо на него неслась лошадь, всадник едва держался в седле. Дейк в сторону отходить не стал, глянул на кобылу: "Тихо, сестра, тихо". Ошеломлённая встречей с отшельником, лошадь резко остановилась, и всадник-таки не удержался на ней. Успев заметить, что это девушка, Дейк подхватил её, но на ногах не устоял, и на землю они упали вместе. Боль от удара спиной об камень заставила его стиснуть зубы. Девушка тут же вскочила:
   - Вы целы?
   - Надеюсь, - выдавил из себя Дейк. - А вы?
   - Благодаря вам - да.
   Руки-ноги двигались, это главное. Ощущая боль, Дейк осторожно поднялся. Виновница-лошадь тихо щипала травку, и он заметил:
   - С ней-то точно всё в порядке, больше не понесёт.
   - Надеюсь, - ответила девушка. - Вы местный? Я вас не помню.
   - Я тут родился, - пояснил он и представился: - Дейк.
   - Ильяна, - назвалась она, оглядев его с ног до головы. - Служите в форте?
   - Нет. Давайте провожу?
   - Буду вам очень благодарна.
   Девушка была совсем не та, которую он искал, но любое знакомство сейчас только на пользу. Он проводил Ильяну до дома.
   - Будьте осторожнее, - попросил он, прощаясь.
   - А это уж как повезёт, - ответила Ильяна. - Заглядывайте в гости, буду рада.
   - Обязательно.
   Больше в посёлке Дейк задерживаться не стал, лишь заехал к отчему дому. В прошлый раз ведь так и не рассказал родителям, как учился. Он присел под берёзой и начал вспоминать.
  
   На своей исторической родине Дейк до этого не бывал. Болярия встретила дождём. Запылённые серые улочки, залитые водой, запруженные экипажами и толпами людей, привели его в шок. Он ещё не видел ни такого количества людей, ни настолько резких контрастов в одежде и манерах. Сливки общества, разодетые по последней моде, выделялись надменной напыщенностью, среднее сословие выглядело немного приятнее, но вид имело такой же запылённый, как и улицы портового города. А на бедняков до того жалко было смотреть, что Дейк постарался покинуть город поскорее.
   Военное училище находилось за чертой серенького городишки, что несказанно обрадовало юного Саймора. Ряды курсантов, чеканящих шаг под дождём на широкой площади училища, ошеломили Дейка. Та же участь, видимо, в недалёком будущем ждала и его. Впрочем, с этим он готов был смириться, было зачем.
   Курсанты жили в общежитии по одному, но комнатушки были крохотными: шкаф для одежды, кровать, стол да камин. Заселившись, Дейк переоделся в сухое и разжёг огонь. Вроде лето, а он замёрз, как зимой. Что же будет дальше? Пока не начался учебный год, приходилось присматриваться и осваиваться.
   Новички выделялись гражданской одеждой и отсутствием оружия. К концу лета их ощутимо прибавилось. Многие курсанты смотрели на новеньких свысока, то и дело возникали потасовки. В один из вечеров, ещё до наступления учебного года, Дейк бродил по окрестным лугам. Он заметил, как за ним увязалось двое курсантов. Это не пугало: он умел постоять за себя. Не зря же мальчишки-хаасы прозвали его Ястребом. Он легко мог уйти от слежки, но не видел смысла: всё равно достанут. Не сегодня, так потом. Дейк сознательно направился к дальнему озеру, ведь большинство потасовок случалось именно там.
   Он не ошибся, человек пять вышло навстречу. Дейк узнал главаря: отучившись только пару лет, забияка-дуэлянт Стевенсон стал известен всему училищу. Некоторые старшие курсанты, не желая связываться, обходили его стороной. Что уж говорить про новичков?
   - Кто такой? - остановил он Дейка.
   - Саймор, - ответил Дейк, взглядом изучая компанию.
   - А я - Стевенсон, слыхал?
   - Слыхал, и что?
   Ответ Дейка удивил забияку.
   - Ты дурак, - не понял он, - или прикидываешься?
   - Дурака здесь вижу только перед собой, - огрызнулся Дейк.
   - Да ты откуда такой взялся? - воскликнул Стевенсон. - Вроде на одном языке говорим, да тебя фиг поймёшь. Чужой ты здесь. К тому же дерзкий слишком, но это как раз мы быстро поправим. - Он ухмыльнулся. - Драться-то умеешь, или только зубы скалить?
   Дейк улыбнулся:
   - А ты проверь.
   Мысль о драке неожиданно принесла ему удовольствие. Дейк понял, чего ему не хватало последние два года: всё детство он дрался со сверстниками. Как он был бы рад сейчас увидеть тех мальчишек живыми! Это ведь благодаря им он привык быть настороже, а слух его обострился до предела. Ему не было нужды оборачиваться, чтобы понять, откуда придёт удар, он его просто слышал. К тому же Саймор-старший многому успел научить: Дейк понял это, когда с лёгкостью уложил четверых, а остальные в нерешительности остановились.
   - Что, - в запале спросил он, - желающих больше нет?
   Стевенсон, сплюнув, отступил:
   - Встретимся, когда меч получишь.
   Мечи получали в начале осени. На плацу возле парадного входа выстроились все курсанты. Разумеется, настоящее боевое оружие ученикам не выдавали: вплоть до последнего года обучения курсанты носили малый меч, который с улыбкой называли "Джо". Сражения среди учеников случались нередко, начальство этому не препятствовало. Но за ранение на дуэли из Георгиевки исключали. При таких условиях весьма популярны стали традиционные бескровные поединки: срезавший оружейный пояс противника считался победителем.
   Путь за мечом лежал перед строем старших учеников и преподавателей. Новоиспечённый курсант, чеканя шаг, проходил длинный путь, присягал императору, получал оружие и потом так же возвращался в строй. Тогда Дейк впервые увидел императора Георга. Белые одежды, белый ремень, разукрашенная золотом рукоять меча, на ножнах - герб царствующего дома Болярии. И жёсткий взгляд, которому хотелось подчиниться. Принося присягу, Дейк осознал, что помимо долга перед родителями есть не менее важный долг перед страной. Правда, родиной его была не Болярия. Он хорошо помнил тот день, но не только потому, что получил меч и увидел Георга. Тем же вечером Стевенсон постучался в дверь его комнаты.
   - Дуэль, - коротко сказал он, когда Дейк открыл. - Сейчас. У озера.
   Поединки в день посвящения случались крайне редко, за дуэлянтами увязалась толпа. Дейк волновался: это был первый в его жизни настоящий бой на мечах. Тренировки с отцом, хоть и до седьмого пота, в счёт не шли. Сотоварищи Стевенсона предвкушали победу, кричали обидные слова, но Дейк не обращал на них внимания.
   "Не смотри в глаза противника, - учил его отец, - не принимай всерьёз его слова и не говори лишнего сам. Не смотри на его меч, иначе этот меч убьёт тебя". А ведь это непросто. Одно дело, когда рядом отец. Или брат. В этот момент Дейк остро ощутил отсутствие друзей. Возможно, кто-то из зрителей ему сочувствовал, большинству же было просто интересно.
   Он удивился, насколько нетрудно оказалось отражать атаки опытного дуэлянта, поединок даже увлёк его. Похоже, Стевенсон совсем не знал, чему учил Дейка отец. С лёгкостью уходя от нападения в очередной раз, Дейк успокоился и даже начал улыбаться. Стевенсона же это разозлило:
   - Долбаный дрок!
   Принадлежность к роду дроков в Дейке выдавали синие глаза: все знали, что это передаётся по наследству. Сказания гласили, что в прежние времена с дроками во владении мечом не было равных. Более того, много веков назад вместо нынешней Болярии существовала Великая Дрокия. Ничего обидного Дейк в этом не видел, однако промолчать не смог.
   - Трус! - крикнул он в ответ.
   Серия яростных ударов заставила Дейка отступать. До него вдруг дошло, что противник бьётся уже не просто за ремень. На кону была репутация, проиграть Стевенсону не позволила бы гордость. Но Дейк тоже уступать не собирался. Оба раскраснелись и взмокли от пота, бой шёл всерьёз. К чему он мог привести, никто так никогда и не узнал: дуэлянтов растащили подоспевшие преподаватели.
   - Мы не закончили! - тяжело дыша, Стевенсон безнадёжно пытался вырваться из рук офицеров.
   - Убивал я таких, - в тон ему ответил Дейк. И это не было ложью, Стевенсон это понял.
   Их обоих привели в кабинет управляющего. Стевенсон досадовал, но в присутствии старших сдерживал себя. У Дейка причин злиться не было, однако он понимал, что без внимания его слова, хоть и произнесённые сгоряча, вряд ли оставят. Они долго ждали командора, а когда тот появился, Стевенсона и сопровождающих офицеров отпустил довольно быстро. Они с Дейком остались в кабинете вдвоём.
   - Как зовут? - спросил командор.
   - Дейк Саймор.
   - Первый курс?
   - Да.
   - Приезжий?
   - Да.
   - А ты знаешь, что я могу тебя исключить?
   - Я ведь его не ранил!
   - А ты помнишь, что ты сказал?
   Дейк опустил взгляд. Он много раз успел пожалеть, что не сдержался:
   - Помню.
   - Повтори.
   - Я сказал... Я сказал, что убивал таких.
   Командор долго молчал, изучая его. Дейк на него не смотрел. В его понимании Стевенсон недалеко ушёл от Лиса, оправдываться он не собирался.
   - Объясни.
   Вместо ответа Дейк расстегнул верхние пуговицы рубашки и отвернул ворот, показывая шрам на груди. Поднял взгляд на командора:
   - Я защищался.
   - Здесь нет врагов, - тихо напомнил тот, - только курсанты. Прошу подобных слов больше не произносить.
   За всё время учёбы Стевенсон к нему больше не приставал. Их обоих тогда, конечно, наказали. В течение недели, в личное время после учёбы, определили на кухню помогать поварам. Носить дрова, топить печь, мыть посуду и полы. Стевенсону та неделя далась с большим трудом, Дейку он этого никогда не простил.
  
   Вместе с летом ушло тепло. Пригревало всё ещё ласковое солнце, хотя северный ветер явственно холодил. Ощущалось приближение зимы. По небу тянулись низкие тяжёлые тучи. Казалось, тронь их, и, как пух из перины, посыплет снег. Но снег не сыпал пока, тучи проливались дождём. Бывали дни, когда земля не просыхала, от промёрзлой сырости жухла трава, желтели и опадали листья деревьев. Привыкать к этому Дейку было тяжело. На его родине зима коротка, а дожди льют только ночью. Днём же солнце радует и землю, и людей. Не зря материк называли Солнцегорьем.
   Даже в дождь занятия не прекращались. После уроков, порой вымокшие насквозь, курсанты спешили в свои маленькие комнатушки, где каждого ждал камин. Дейк чувствовал, что ещё придёт время, когда без постоянного огня в доме будет совсем никак. Кое-кто из первокурсников бросал учёбу и уезжал домой. Для Дейка возврата не было.
   Вот уже несколько дней стояла ясная погода. Он лежал на ветвях одного из многолетних узловатых дубов, затерянных на территории училища. Листва уже пожелтела, но упрямо держалась. Занятия оказались очень насыщенными, а выходных от учёбы не было. Мышцы болели при каждом движении, мозг отяжелел от обилия новой информации. Ни думать, ни шевелиться не хотелось. Отдыхая, Дейк просто лежал и смотрел, как где-то в вышине ветер гоняет маленькие облака.
   Под тем же дубом пристроился один из первокурсников. Парень увлёкся чтением, и компанию Стевенсона заметил, лишь когда те оказались совсем рядом. Дейк решил не вмешиваться: с земли его всё равно не было видно. Ну, подерутся они, срежут ещё один ремень. Опыт ведь нужно как-то получать. Одногруппника Дейка это тоже касалось.
   - Что читаем? - один из курсантов вырвал из руки парня книжку. - О, про лошадей! Неужели интересно?
   - Отдай, - попросил парень, поднимаясь.
   - А ты поймай, - хохотнул курсант, перекидывая книгу одному из своих приятелей.
   Дейк скривился: дальше по сценарию парень должен был бегать за книгой от одного курсанта к другому. К его удивлению, одногруппник повёл себя иначе.
   - Придурок, - еле слышно сказал он.
   Курсант сжал кулаки:
   - Что ты сказал?
   - Что слышал. Сам-то, наверно, только драться и умеешь.
   Курсант растерялся. Вмешался Стевенсон:
   - Ты-то кто такой?
   Ответу парня Дейк улыбнулся:
   - Первокурсник.
   - Что ты чайник, я и так вижу. Джо у тебя есть, или ножны для красоты носишь?
   Парень промолчал, и тут Дейк сообразил, почему: его одногруппник с мечом пока не дружил, вызвать его на поединок было равносильно издевательству. Вот только Стевенсон этого не знал. Обречённо вздохнув, Дейк почти бесшумно спустился с ветвей на землю, оказавшись между одногруппником и курсантами. Узнав его, Стевенсон отшатнулся:
   - Дрок! И ты здесь?
   - Как видишь.
   Как Дейк и надеялся, забияка решил с ним не связываться. Ни слова не говоря, Стевенсон подал знак сотоварищам, и компания удалилась. Дейк повернулся к одногруппнику: лицо того было бледным, но в глазах страха он не увидел. И это вызвало уважение. Он протянул руку:
   - Дейк.
   - Дани, - ответил парень. - Я видел тебя у озера, когда ты надавал этому идиоту. Это было здорово. Я вот вообще раньше меч в руки не брал.
   - Ты бы так же смог, если бы учился у моего отца, - подбодрил его Дейк.
   - Ты меня научишь?
   - Конечно.
  
   Той зимой Дейк заболел. Вот уже несколько дней он чувствовал себя неважно. Саднило горло, подтекал нос. Всё детство Дейк простуду переносил на ногах. Вот и теперь сдаваться болезни не желал, упрямо ходил на занятия. Дни шли, но ему становилось только хуже. И вот однажды он отключился прямо на уроке.
   Он вновь попал в памятный день, когда был ранен, увидел брата перед собой. И вновь, задыхаясь от кашля, наблюдал, как падает подстреленный Волк. Всё тело горело, Дейк метался из стороны в сторону, но кошмар не отпускал. Пока, наконец, несколько тяжёлых пощёчин не привели его в сознание. Ему почудилось, что над постелью склонился брат.
   - Ты жив? - с надеждой спросил Дейк на хаасском, но тут же с горечью осознал ошибку.
   Брата, которого он только что видел перед собой, не было в живых уже более двух лет, во всяком случае, тогда он так думал. Глаза Дейка слезились, кашель рвал на части лёгкие, к тому же его мутило и бросало то в жар, то в холод.
   - Где я? - просипел он, голос почти пропал.
   - В госпитале, - вздохнул Дани, - уже неделю. Я боялся, что не очнёшься.
   Однако радоваться было рано: болезнь брала своё. День за днём Дейку становилось только хуже. Каждый раз, захлёбываясь кашлем, он возвращался в тот самый день и видел брата. В конце концов, Дейк заорал, что было сил:
   - Во-олк!
   Его же крик привёл его в сознание. Дейк сел на постели, сильно перепугав своего друга. Дани подскочил к нему:
   - Что?
   - Почему ты здесь? - вдруг прохрипел Дейк, повернувшись. Ему даже дышать было тяжело, не то, что говорить, но синяки под глазами Дани удивили его. - Ты что же, и по ночам тут сидишь?
   - Мы же друзья, - растерялся Дани. - И вообще, ложись, тебе нельзя вставать.
   Он заметил шрам на груди Дейка:
   - Ты был ранен?
   Дейк лёг, натянув одеяло.
   - Да.
   - А что ты говорил, когда бредил? - глаза Дани светились неподдельным интересом.
   Дейку совсем не хотелось объяснять:
   - Лучше ты расскажи о себе.
   - Ладно, - Дани опустился на стул рядом с кроватью. - Я родился на севере, там, где день встречается с ночью. Зимой солнца почти нет, обычно днём светает лишь на несколько часов, а зима длится целых полгода. - Дани улыбнулся. - Это очень непросто, когда шесть месяцев темно и холодно. Зато летом всё наоборот: светло даже ночью. Пять лет назад в наши края пришёл голод. У нас там и так мало что растёт, а тут еще холодное лето и дожди. В итоге неурожай. Зимой много людей полегло. Мама сильно ослабла, и отец перевёз нас в столицу, где еды было в достатке. Но маму это не спасло, мы всё равно остались без неё. Моя сестра её скоро уже и не вспомнит, ей тогда лишь лет семь было...
   Дани продолжал говорить, но Дейк ничего больше не запомнил. Под негромкий голос друга он погрузился в спокойный глубокий сон. С того момента болезнь начала отступать. А уже через неделю Дейка выписали. Он как раз надевал форму, когда в коридоре к Дани подошёл один из офицеров:
   - Курсант Верес? Вас ожидает командор.
   Недоброе предчувствие заставило Дейка поспешить с одеванием, он направился в кабинет управляющего.
   - Разрешите войти?
   Дела Дани, судя по всему, были плохи.
   - Курсант Саймор, - сказал командор, - я вижу, вы уже на ногах. Очень рад. Готовы приступить к учёбе?
   - Так точно.
   - Тогда приступайте.
   - Разрешите доложить?
   - Что там у вас?
   Дейк понимал, что это не по уставу, но всё же попросил:
   - Пожалуйста, не отчисляйте его.
   И тут же поправился:
   - Курсант Верес весь месяц провёл у моей постели. У него были весомые причины не посещать занятия.
   Дани не отчислили. Как и Дейка в своё время отправили на кухню помогать поварам. Когда в тот же вечер на кухне появился Дейк, его с улыбкой встретила Мэри, подрастающая дочь одного из поваров:
   - Опять что-то натворил?
   - Нет, - улыбнулся Дейк в ответ. - А что, добровольно к вам не прибывают?
   - Ты первый, - призналась Мэри, - но проходи, мы тебе рады.
   Заметивший его Дани удивлённо замер:
   - Дейк? Ты здесь зачем?
   - Мы же друзья, - отозвался Дейк.
  
   Когда подошла к концу первая долгая зима в жизни Дейка, он радовался возвращавшемуся теплу. Бродил по зеленеющим тропинкам окрестных земель, прислушивался к весёлому звону ручьёв, наблюдал, как из набухающих почек на деревьях прямо на глазах распускаются листья. После длинного перелёта возвращались птицы, и только теперь Дейк начал понимать, откуда зимой в Солнцегорье столько птиц. От созерцания природы его отвлекли пробегающие мимо взволнованные курсанты.
   - Что случилось? - остановил он одного из них.
   - Дуэль. Говорят, какой-то первокурсник Стевенсону отпор дал.
   Дейк поспешил следом, ему ведь тоже интересно было посмотреть. Когда он прибыл на место, поединок ещё не закончился. Первокурсник действительно бился неплохо, он довольно умело уходил от ударов. Правда, Дейку почти сразу стало ясно, что силы неравны. Почему Стевенсон не торопился с победой, Дейк понял, когда узнал его противника. Ведь это был Дани. Всю зиму они вместе тренировались с мечом, всего несколько месяцев Дани хватило, чтобы дать достойный отпор на дуэли. Дейк был рад. Для него не имели значения ни торжествующая ухмылка Стевенсона, ни то, что пояс Дани всё же был срезан. И это увидел друг в его взгляде некоторое время спустя.
  
   В последний год учёбы к основным занятиям добавили танцы и классы по этикету. Если с последним, благодаря родителям, у Дейка проблем не возникло, то с танцами сложности начались с первого урока. Он путал шаги, ноги сами вставали в боевую стойку, а руки, до смерти пугая партнёршу, по привычке пытались продолжить и довести до конца начатый приём. Это было настолько позорно, что Дейк на второе занятие просто не пошёл. Тем же вечером Дани появился в его комнате.
   - Ты что это? - начал он отчитывать друга, непривычно валяющегося на постели. - На последнем курсе из-за танцев вылететь захотел?
   - Сам видел, - Дейк отвёл взгляд, - какой из меня танцор.
   - Учитель танцев в детстве был?
   - Нет.
   Дани присвистнул:
   - Да ладно! Я же видел твоих родителей, нормальные люди. Всех детей учат танцам.
   - Мой отец учил меня держать меч. Брат учил бороться. Я дрался всё детство, и никаких других учителей у меня не было.
   Дани был настроен решительно:
   - Зато теперь есть. Я занимался этим с малых лет.
  
   Бальный зал чаще всего пустовал. По вечерам друзья занимали дальний угол, и Дани показывал танцевальные движения. Дейк честно пытался повторять. Сначала медленно и очень осторожно, словно младенец, только начинающий ходить. Учась переключаться с боя на танец, он привыкал к новым движениям. Сбивался с ритма, бесконечно путался во множестве па. Дани терпеливо поправлял его ошибки и раз за разом показывал одно и то же. Однажды вечером Дейк не выдержал:
   - И как ты это терпишь?
   Дани засмеялся:
   - А как ты терпел меня на первом курсе?
   В зал вошла девушка, увидев их, нерешительно остановилась:
   - Господа офицеры, что вы здесь делаете?
   Дейк не сообразил, что сказать, но Дани не растерялся:
   - Танцуем, а что?
   Она смутилась ещё больше, но вдруг их узнала:
   - Ой, мальчики, это же вы?
   - Мэри, - обрадовался Дани, - давно не виделись. Вот, обучаю Дейка танцам.
   - А ты что же, не умеешь танцевать? - удивилась Мэри.
   Дейк чуть сквозь землю не провалился.
   - Тебе, наверное, нужна партнёрша? Могу помочь.
   Друзья переглянулись: с этим было туго. На уроки танцев в училище привозили воспитанниц из пансионата, но те ведь тоже только учились. Дейк согласился, и с того дня дело пошло на лад. Ему понравилось вести партнёршу, приятно было ощущать её руки у себя на плечах. К тому же близость Мэри вызывала прилив особой энергии, после занятий танцами ему казалось, что может горы свернуть.
   Как-то в конце занятия Дейк набрался смелости:
   - Вечером ты свободна?
   - На свидание зовёшь? - улыбнулась Мэри.
   Первый раз всегда сложно, это Дейк понимал. В его жизни ещё не было отношений, однако он преодолел неловкость:
   - Зову. Пойдёшь?
   Мэри глянула на него так, словно провинилась:
   - Дейк, ты хороший, и поверь, я бы не отказалась.
   Он насторожился:
   - Но?
   - Но Дани тебя уже обогнал.
   - Что ж, - Дейк отвёл от неё взгляд, - спасибо за уроки.
   Она расстроилась:
   - Ты больше не будешь заниматься?
   - Нет.
  
   В день последнего экзамена их подняли ещё до рассвета. Пока всё училище досматривало последние сны, выпускников выстроили на плацу.
   - Ваша задача, - сказал командор, - найти и взять крепость первыми. Вывесить свой флаг на глазах у Его Величества. Одно вы должны помнить: крепость будут охранять его офицеры. Это значит, - он сделал паузу, - из настоящей боевой армии. Каждый из них будет защищать свой флаг, пока с его плеча не снята белая повязка. Вы должны показать, на что способны. Вы должны доказать, что восемь лет учились здесь не напрасно. Итак, вас двадцать человек. Каждые пятеро - отдельный отряд. Получайте карты и покажите, кто из вас лучший!
   Когда карта попала в руки Дейка, он понял: задача не из простых. Больше сотни километров по болотам и горам. Без снаряжения, еды и воды. А потом ещё и захват крепости.
   - По реке пойдём, - предложил он своей группе.
   - Как? - уставилось на него четыре пары глаз.
   - Что, - удивился Дейк, - в детстве плоты не вязали?
   - Как-то не доводилось, - признался Дани. - Но мне нравится твоя мысль.
   - Ну да, - поддержали остальные, - так и силы сбережём.
   Вот только к вечеру зарядил дождь и лил всю ночь. Они сделали привал после полуночи, всё равно на реке ничего не было видно. В густом ельнике, где посуше, пристроились до утра. К рассвету, когда дождь перестал, Дейк обнаружил рядом целую поляну вешенок. О костре можно было только мечтать, и вешенки были моментально съедены сырыми.
   К полудню расстались с плотом, оставалась лишь пешая часть пути. Больше они не останавливались. Двигались быстро, насколько могли. К рассвету третьего дня голодные, уставшие и злые, они добрались до нужного места. К крепости вёл овраг, который после проливного дождя превратился в мутную грязную канаву. Они прошли по нему до самой стены.
   Нашли все пять дверей, обозначенных на карте. Только одна из них вела внутрь, остальные соединялись лабиринтом. Открыв и внимательно исследовав каждую из дверей, долго решали, какую выбрать. Пока они спорили, другая группа опередила их. Теперь для победы следовало обойти соперников.
   Знамя всю дорогу Дани хранил обёрнутым вокруг груди. Ещё в овраге подобрав подходящую палку, теперь привязал к ней ткань. Соперников они догнали, и обе группы ворвались во двор крепости одновременно. Их ещё не ждали; отрываясь от завтрака, офицеры бросились навстречу курсантам. Почти не встретив сопротивления, оба отряда выпускников оказались на ступенях лестницы, ведущей в башню. Здесь все и сошлись.
   С одежды курсантов стекала вода вперемешку с грязью, каменная лестница моментально стала мокрой. Поскользнувшись, Дани упал. Флаг он не выпустил, но, не удержавшись на ступеньке, скатился вниз на целый пролёт. Дейк подскочил к нему:
   - Ты в порядке?
   Дани рванулся встать, но, застонав, упал обратно. Перелом, сразу понял Дейк. Склонился к другу:
   - Знамя давай!
   Дани передал флаг:
   - Беги!
   Дейк ринулся обратно по лестнице, но его, отрезав от других курсантов, окружили офицеры. Дейк глянул вверх: чужой знаменосец почти поднялся на башню. Пока он тут будет сражаться с офицерами, другая группа победит. Проиграть вот так? Заткнув флаг под рубаху на спине, он прыгнул на стену. Никто этого не ожидал.
   - Стой! - закричали ему офицеры. - Сорвёшься!
   В его планы это не входило. Дейк упрямо полз по стене. Наверху, над ним, развевалось офицерское знамя. Когда-то Волк учил его лазать по скалам, здесь не сложнее. Каждый шаг - три точки опоры. Башня сложена из кирпича, по ней, как по площади, гулять можно.
   Выбравшись на самый верх, Дейк огляделся: защитников башни почти вывели из боя, два отряда сражались между собой за первенство, над коленом Дани склонился врач. А с соседней стены за битвой наблюдал император.
   Дейк выдернул флаг, паривший над башней, и водрузил знамя, что держал у себя за спиной. Тяжёлая ткань никак не хотела расправляться, пока, наконец, резкий порыв ветра не подхватил её, окатив брызгами и так уже мокрого Дейка.
  
   Завтракали все за одним длинным столом. Голодные выпускники накинулись на еду так, что только ложки стучали. На них поглядывали с улыбкой, и Дейк всё ожидал шуточек. Однако старшие офицеры уже приняли их как равных, и ни насмешек, ни колкостей так и не прозвучало. И от этого стало так легко, что после сытного завтрака курсантов, нечеловечески уставших, сморило прямо во дворе. Дейк тоже был бы рад поспать, однако он вырос в озёрном краю и больше всего сейчас хотел освежиться. На карте рядом с крепостью он видел водоём, и теперь мечтал до него добраться. Можно ли курсантам выходить за стены, Дейк не знал, но спрашивать не стал. Выбрав момент, отправился к озеру.
   Раздевшись, он с удовольствием нырнул в воду. Здешняя местность ничуть не походила на родную землю, но это купание хотя бы немного напомнило ему дом. Он прополоскал свою одежду, а потом долго лежал на скальном выступе, греясь и обсыхая. Из полудрёмы его вывели сторонние звуки, и Дейк приподнялся. К противоположному берегу озерца, принюхиваясь, спускался медведь. Несмотря на тёплый день, дрожь пробежала по спине Дейка: он хорошо знал, какими быстрыми бывают медведи. Если тот набросится, то он даже до крепости не добежит. Стараясь не привлекать внимание хищника, Дейк оделся.
   Зверь остановился шагах в пятидесяти. Долго смотрел на человека, а потом поднялся на задние лапы, всем видом показывая, чья здесь земля. Слыша стук своего сердца, Дейк молчал. Он стоял, ощущая знакомый зуд в руках, и точно знал, что не побежит. Рука лежала на рукояти меча: если придётся, то драться он будет до последнего. Наверное, медведь это понял. Опустился на землю и побрёл к воде.
   Сдерживая себя, Дейк медленно двинулся к крепости. Он не оборачивался, слух и так доносил всё, что нужно. Медведь словно забыл о нём. Пофыркивая, занимался своими делами. И всё же Дейк вздохнул спокойно лишь у самой стены.
  
   Последняя группа курсантов добралась только к вечеру. При свете факелов выпускников построили во дворе перед башней, над которой так и развевался флаг, установленный Дейком. Обойдя весь строй, император остановился возле группы победителей.
   - Молодцы, - скупо похвалил он, - учились не зря, вижу. Каждый из команды получает звание бригадира.
   - Да здравствует император! - грянули в унисон четыре глотки. Дани со сломанной ногой мог только наблюдать со стороны.
   - А теперь, - сказал император таким тоном, что лица всех вытянулись, - по существу. Да, вы победили, - сказал он команде Дейка, - но объясните мне, за что вы сражались, когда ваш знаменосец пал со сломанной ногой? Вы потеряли знамя. Вы потеряли товарища. И даже этого не заметили? А что же будет в настоящем бою? - Георг сделал паузу. - Вот уж не знаю, захочу ли увидеть таких бойцов в своей армии.
   Он взглянул на Дейка:
   - Как фамилия?
   Дейк понял, что сейчас и ему персонально влетит. И даже знал, за что. Во-первых, не подчинился офицерам, когда полез на стену. Во-вторых, самовольно покидал крепость. Волосы его после купания предательски торчали во все стороны.
   - Саймор, - ответил он.
   - Выйти из строя.
   Дейк сделал шаг вперёд. Он чувствовал себя неуютно под взглядом Георга. Одно радовало: от его одежды хотя бы не воняло.
   - Обойти всех по стене, - сказал император, - блестящий ход. Порадовал. Не удивлюсь, если сплав по реке - тоже твоя идея?
   От неожиданности Дейк чуть голос не потерял:
   - Так точно.
   Георг довольно улыбнулся:
   - За проявленные находчивость и смелость присваиваю звание командора.
   И собственноручно повязал на его рубаху знак отличия - белую ленту.
   - Служу господину императору!
   Георг вдруг приблизился вплотную, и следующие слова прозвучали очень тихо:
   - Я бы тоже в озеро окунуться не прочь по такой-то жаре. Правильно поступил. Сайморы с Восточного берега - твоя семья?
   Дейк помнил наставление отца. Но ни промолчать, ни сказать неправду просто не смог. Он ответил так же тихо:
   - Нет, мои родители из Предгорий.
   Взгляд императора изменился, и Дейк нутром почуял недоброе. Не произнеся больше ни слова, Георг закончил построение. Курсанты и преподаватели вмиг окружили группу победителей. Кто-то хотел поздравить, кто-то сказать хоть несколько слов. Сквозь шум Дейк всё же услышал, как император приказал своему поверенному: "Глаз с него не спускай".
  
   Дани отлежал в госпитале до самого выпуска. Кости срослись, но нога до конца не сгибалась. Так и вышел, прихрамывая. Он ждал к торжеству своих родных, однако их всё не было. Дейк своих родителей увидеть на выпуске даже не надеялся. Он и на бал идти не собирался, но Дани уговорил.
   - Последний ведь бал, последний. Девок столько будет! Ты что же, домой хочешь мальчишкой вернуться?
   Дейк усмехнулся:
   - А тебя сейчас только это волнует?
   - Моя карьера, - с горечью напомнил Дани, - на той лестнице и закончилась. Кому теперь калека нужен? Хорошо, хоть Мэри со мной.
   Собирались недолго: все металлические детали начищены до блеска ещё накануне, парадная светло-бежевая форма и такого же цвета ботинки в идеальном порядке.
   Выпускников было всего двадцать, но зал оказался полон: приехали все, кто имел отношение ко двору. Впервые попав в высшее общество, Дейк наблюдал с интересом. Миллионы свечей, как и пышные наряды дам, слепили глаза. Мужчины, как на подбор, поражали подтянутостью. Оружия не было: на императорских балах быть при мечах позволялось лишь охране. Маски хранили тайны половины присутствующих. На первый взгляд все выглядело идеально.
   Торжество открывал сам император. Все королевские балы традиционно начинались с вальса. Георг вывел в центр зала свою жену. Дейк слышал, что она болеет вот уже несколько лет, видимо, не пришёлся ей климат столицы. Невысокая, бледная и какая-то чрезмерно хрупкая, она владела полным вниманием мужа. Дейка удивило, что во время танца во взгляде Георга совершенно не было ни привычной властности, ни жёсткости. Только любовь и забота. И только тогда Дейк осознал: император тоже человек. На мгновение перед ним проявилась картина: ночь, свеча и дружеский разговор с Георгом.
   Вальс отзвучал, унося с собой видение; император с женой покинули зал. Танцевать начали все, даже прихрамывающий Дани ни одной мелодии не пропустил. Он улыбался и шутил, как всегда. Дейк тоже на месте не стоял. Звание командора и белая лента на груди, оказалось, творят чудеса. Некоторые дамы сами подходили к нему, уроки Мэри даром не прошли. Он танцевал, шутил и смеялся. Вот только ни с одной из девушек не хотелось продолжения.
   В очередном перерыве, переводя дух, Дани заметил:
   - Имеешь успех.
   - Тупые все, - пожаловался Дейк, - хоть и красивые.
   - На ту посмотри, в маске, видишь? Весь вечер с тебя глаз не сводит. Раз лицо прячет, значит, известная, а они, говорят, хороши. И фигурка, что надо.
   - Так уж и весь вечер, - скептически усмехнулся Дейк.
   - Да ты сам посмотри.
   Ещё пару мелодий Дейк приглядывался. Девушка в маске танцевала превосходно, держалась с достоинством и, как заметил Дани, только на него и смотрела. Когда он решился её пригласить, пошла навстречу сама:
   - Господин командор, желаете потанцевать?
   Закружив партнёршу в танце, Дейк уточнил:
   - Видимо, не стоит спрашивать, кто вы?
   - Не стоит. - И губы, и глаза её улыбались. - Я наблюдала за вами.
   - Я заметил, - сознался он.
   - Вы неплохо танцуете.
   - Не лучше вас.
   - За что удостоились отличия?
   - Последний экзамен.
   - О, - выдохнула она, - да вы и впрямь хороши. Чем займётесь после училища?
   - Пока не решил.
   - Что девушки у вас нет, я уже поняла, - шепнула она. - Хотите, стану вашей дамой сердца?
   Дейк склонился к её уху:
   - Я же вас не знаю.
   Её глаза сверкнули:
   - Вот и узнаете!
   Она приблизилась вплотную:
   - Пойдём отсюда?
   Кровь ударила Дейку в голову. Ощутив женское тело совсем рядом, он понял: время пришло. Всё остальное вмиг потеряло значение.
   - Идём.
   Сжав её ладонь в своей, он двинулся к выходу.
   - В сад, - успела шепнуть она, - я знаю, где никого нет.
   На улице царил полумрак. Гуляющие парочки, ароматы цветов. В самый раз для романтики. Теперь она увлекла его за собой:
   - Пойдём.
   Среди кустов жасмина, и вправду, было пусто. Дейк не стал больше ждать: развернул девушку и привлёк к себе. Ощутил, как она вмиг ослабела. Её ладонь коснулась его щеки.
   - Хочешь знать, - шепнули губы, - кто я?
   Дейк успел осознать: сказать "это неважно" не просто невежливо. Кровь бурлила в его венах, он вообще не был уверен, что может сейчас говорить. Сожаление в глазах девушки и шорох за спиной резко охладили его пыл. Маска, невероятная уступчивость да отсутствие парочек среди жасмина - не просто стечение обстоятельств. Картина в его голове сложилась, он отпустил девушку:
   - Ты ведь не случайно меня сюда привела?
   - Прости, - шепнула она, - ты мне и вправду понравился.
   - Молодец, кузина, - услышал Дейк знакомый голос, уж Стевенсона встретить здесь он никак не ожидал, - отлично справилась!
   Кузина? Он повернулся.
   - Думал, я забуду? - усмехнулся Стевенсон. - На этот раз нам никто не помешает. Только теперь мне не ремень твой нужен.
   Вооружённые люди со всех сторон обступили Дейка. Страха у него не было. Только сожаление, что так повёлся на женское внимание.
   - А без поддержки, - спросил он Стевенсона, - кишка тонка?
   - Так надёжнее, - ухмыльнулся тот.
   Дейк прикинул: отобрать меч у первого из напавших. Сколько их там дальше будет, неважно. Да хоть сотня, всё равно только по одному полезут. Стрелять они точно не станут, так что шансы есть. Когда первым двинулся один из главарей шайки. Дейк не стал нежничать: шагнув в сторону, просто забрал меч, довернул начинающего лысеть мужика и придал нужную скорость пинком прямо в кожаные штаны. Уткнувшись в землю, мужичок затих. Дейк усмехнулся: нечего было на безоружного лезть. Стевенсона перекосило, остальные, увидев столь быструю расправу над их главарём, замерли. А дальше случилось то, что Дейк никак не мог предвидеть.
   На дорожке, ведущей к жасмину, появился ещё один человек. Дейк узнал его с первого взгляда: поверенный императора. Неспешным шагом месье Леонард подошёл к кустам жасмина. Взгляд его прогулялся по всем присутствующим. Все молчали. Как ни злился Стевенсон, продолжать драку на глазах у поверенного не стал.
   "Глаз с него не спускать", - вспомнил Дейк. Неожиданным спасением, выходит, он обязан самому Георгу. С одной стороны, это даже забавно. Но с другой, получается, за каждым его шагом действительно следят.
   - Господин Стевенсон, - негромко сказал Леонард, отрывая веточку цветущего жасмина, - прошу вас покинуть территорию училища вместе с вашими друзьями. Разве вы не знаете, что на королевские балы с оружием не приходят?
   Он повернулся к притихшей девушке:
   - Мадемуазель, с радостью бы побеседовал с вами, но, к сожалению, вам тоже придётся покинуть это место.
   Шайка исчезла так же быстро, как появилась, не забыв подобрать и унести падшего главаря. Перед уходом кузина Стевенсона подарила Дейку долгий взгляд, но никаких ответных чувств Дейк не ощутил. Леонард повернулся к нему:
   - Зря вы так рискуете. Когда-нибудь удача может и отвернуться.
   - Думаете, я должен вас благодарить? - Дейк всё ещё не мог прийти в себя от мысли, что за ним следят.
   - Что вы, - мягко улыбнулся Леонард, шумно втянув аромат цветка. - Уверен, вы бы справились. Просто будьте осторожнее. И да: друг ваш Дани, кажется, скоро на ногах стоять не сможет. Вы бы увели его в постель. Только сначала отдайте мне меч.
   Дейку безумно хотелось просто исчезнуть, однако он заставил себя сдать трофейное оружие, а потом вернуться в зал и найти друга. Тот раскинул объятья:
   - А, вот ты где!
   - Ты что, - удивился Дейк, увернувшись, - пьян? Где Мэри? Что случилось?
   - Где Мэри? - Дани взмахнул руками. - Ты спрашиваешь, где Мэри? Она ушла.
   Дейк попытался удержать друга от активных движений, на них и так уже начали поглядывать.
   - Куда ушла?
   - Совсем ушла, - всхлипнул Дани. - Никому калека не нужен. Я же говорил.
   - Пойдём-ка, - Дейк обхватил его за плечи, - на свежий воздух, там всё и расскажешь.
   Из зала Дани вышел сам, но дальше до комнаты Дейку пришлось тащить его практически на себе. Он сгрузил приятеля в постель как был: в одежде и ботинках. Ничего, завтра сам разберётся.
   - Никому, - снова всхлипнул Дани, - никому я не нужен!
   - Глупости, - успокоил его Дейк. - Ты ещё найдёшь себе девушку. Вот увидишь.
   - Обещаешь? - приподнялся Дани.
   - Да.
   Язык Дани заплетался, но он всё же спросил:
   - Ты сделал её?
   - Кого?
   - Особу в маске?
   Дейк снова уложил друга в постель:
   - Нет.
   - Почему?
   - Мне не по душе местные девушки. Нехорошие они.
   Дани вдруг обиделся:
   - Ты сестру мою ещё не видел.
   - Я не стал бы спать с твоей сестрой.
   - Знаю. - Дани закрыл глаза. - Просто ты сказал, что местные нехорошие. А это неправда. А знаешь что?
   - Что?
   - Я вас познакомлю.
   - С кем?
   - С моей сестрой.
   - Хорошо.
   - Обещаешь?
   - Обещаю.
   - Вот и отлично. Она без ума от древней Дрокии, ты ей понравишься.
   Дани, наконец, успокоился. Дейк оставил его и аккуратно прикрыл за собой дверь. Едва он отошёл, как услышал на лестнице уже знакомый голос поверенного:
   - Вы, двое, сюда, к семнадцатой комнате, остальные - за мной, к пятьдесят первой.
   Дейк замер: из семнадцатой он только что вышел, а в пятьдесят первую собирался, это был номер его комнаты. Зачем он понадобился Леонарду, ведь они только что виделись? Он тенью выскользнул на соседнюю лестницу. Наверх, на свой этаж, подниматься не стал. В окно его комнаты всегда стучатся ветви деревьев, и если они достаточно крепкие, этого достаточно, чтобы забрать свои вещи. Так и получилось: он перелез в окно прямо с дерева. Когда собирался, услышал голоса за дверью:
   - Может, он уже там?
   - Предлагаешь открыть?
   Дейк не стал дожидаться ответа; подхватив вещмешок, поскорее выбрался наружу. Переодеваться в повседневную форму сейчас он всё равно не будет, чтобы не привлекать внимания. И за пайком в столовую теперь уже точно не пойдёт. Всё время оглядываясь, он быстро двинулся к воротам. Гости понемногу разъезжались; вместе с группой людей Дейк незаметно вышел за пределы училища. Отойдя подальше, обернулся. Его учёба закончилась так же странно, как и началась. К тому же он не попрощался с другом, и даже записку ему не оставил. Завтра Дани проснётся, а его просто нет.
  
   На пирсе, возле шхуны, с керосиновым фонарём дежурил матрос, до отплытия оставалась пара часов. Дейк выложил за билет всё, что было в кармане. Матрос деньги брать не хотел:
   - Последняя каюта осталась, господин офицер, вам не понравится.
   - Любая подойдёт.
   - Да там не прибрано, подождали бы до завтра, каждый день ведь...
   - Любая, - прервал его Дейк.
   Притихнув, матрос пересчитал деньги и вернул сдачу. Дейк подвинул её обратно:
   - Если спросят про офицера, скажешь, никого не видел.
   В каюте действительно было грязно: бутылки из-под рома, чья-то драная накидка, пол не убран. Дейк брезгливо присел на койку. Так или иначе, он был на корабле. Ещё немного, и можно будет забыть всё это как страшный сон. На пристани зацокали копыта, и вновь Дейк услышал голос поверенного:
   - Эй, там, на шхуне! Есть на борту командор?
   - Я сам себе командор, - с усмешкой отозвался капитан корабля. - Другой мне не нужен.
   - Среди пассажиров офицеры есть?
   - Дневальный!
   - Да?
   - Офицеры садились?
   - Никак нет!
   Вновь послышался голос Леонарда:
   - Имею приказ осмотреть корабль.
   - Ну, смотрите, - позволил капитан.
   Дейк понял: Леонард опознает его даже в темноте, тем более в парадной одежде. По каютам начали ходить солдаты, нужно было срочно что-то решать. Круглое оконце слишком маленькое, даже если откроется, Дейк не пролезет. Когда в дверь постучали, он отвечать не стал. Пока лихорадочно соображал, что делать дальше, стук повторился.
   - Что тут? - услышал он голос Леонарда. - Заперто?
   - Ничего страшного, - заверил его капитан. - Дневальный, где ключи? Кто в этой каюте?
   - Парень какой-то садился. Ключи вот.
   Не думая более, Дейк одним движением стянул с волос тесьму и встряхнул головой, забрался на постель с ногами, быстро накинул на себя рванину и схватил вонючую бутылку. Когда дверь открылась, перед Леонардом оказался пьянчужка, со сна не соображающий, зачем его разбудили.
   - Ну шо там ишо? - проворчал Дейк с акцентом, до неузнаваемости изменив голос. - Ходют тут, спать не дают. Дверь закрой, гаспадин!
   Едва, закрываясь, щёлкнул замок, Дейк с отвращением откинул тряпьё и бутылку. Теперь, действительно, всё. Вот и матросы забегали по палубе, поднимая паруса, заработал двигатель. За оконцем заметно посветлело, и Дейк увидел, как мимо вместе с причалом проплыло недоумённое лицо поверенного.
   Последующие дни он вспоминал с трудом. Всё это время он либо спал, либо бродил по палубе. Морские пейзажи Дейка интересовали мало, он был слишком голоден и зол.
   Прибыли они вовремя. Толпа встречающих только сначала показалась большой. Дейк долго стоял на палубе, ища взглядом родных. Он надеялся до последнего, что родители появятся. Однако пристань опустела, и он остался один на борту. Матросы уже начинали коситься на задержавшегося пассажира. Дейк спустился по трапу и тут его остановил адъютант:
   - Господин Саймор? Мне поручено передать вам это.
   Он почему-то волновался, разворачивая конверт. Словно предчувствовал.
   - Вы можете остановиться в форте, - произнёс адъютант, - кор ждёт вас.
  
   Что было дальше, родители знали и так. Хаасы верили, что ушедшие не пропадают бесследно, они незримо присутствуют в жизни любимых, охраняют их, поддерживают и ведут вперёд. Дейку повезло жить в двух семьях, он улыбнулся, представив, как где-то там, вне времени, встретились две его матери и двое отцов. Значило ли это, что его опекают вдвое больше, чем других?
  
  
   Глава 12
  
   Спина болела до самой ночи, но Дейк так и не подошёл к Аэль: вот ещё не хватало отвлекать её из-за какого-то синяка. У неё и так хлопот много. Все эти травки и корешочки поди собери, высуши да измельчи. Да ещё на всё селение. Синяк-то сам рано или поздно разойдётся. С этой мыслью Дейк и заснул. Вот только выспаться ему не довелось: злосчастный ушиб всё время давал о себе знать. Пытаясь найти удобное положение, Дейк ворочался всю ночь, рассвет застал его лежащим на животе. Ни двигаться, ни, тем более, вставать не хотелось. Таким и увидел его проснувшийся брат.
   - Ты что, - протёр глаза Волк, - заболел?
   Вместо ответа Дейк стянул с себя одеяло. Волк аж подскочил:
   - Ого!
   - Большой?
   - Не то слово! Как это ты?
   - Упал.
   Волк присвистнул:
   - Ты? На спину?
   Дейк решил-таки подняться, но правая рука его отказалась слушаться. Думая, что она затекла, попытался пошевелить. И вдруг, холодея, осознал: что-то не так. Волк испугался:
   - Похоже, ты не просто упал. Я за ведуньей.
   Дейк не ответил. Когда Аэль появилась, он так и сидел на постели: почти без одежды и с растрёпанной после ночи головой. Но об этом он и не думал, куда больше его беспокоили возможные последствия ушиба. Ощущение беспомощности напугало его.
   Аэль застыла у входа:
   - Что случилось?
   - Рука, - признался Дейк, - не двигается.
   Обойдя его, Аэль присела за спиной. Маленькая ладошка коснулась больного места и на мгновение замерла.
   - Почему сразу не показал?
   - Что тут показывать? - проворчал Дейк. - Простой синяк?
   - Был простой, - заметила Аэль. - А теперь...
   - Что теперь?
   Он хотел и отчаянно боялся услышать приговор, но Аэль не ответила.
   - Ложись, - приказала она. - И не вздумай двигаться, пока не разрешу.
   Она обильно смазала больное место и ушла. Жжение началось почти сразу. Сначала немного, потом всё сильнее. Помня слова ведуньи, Дейк не двигался, даже когда кожа на спине начала гореть. Он закусил зубами подушку. Он молчал и терпел, потому что знал: то, что сказала Аэль, важно. Он вспомнил свои же слова, произнесённые недавно: тело как рубашка. Да только почему-то не помогло, ему всё казалось: эта несчастная рубашка вот-вот вспыхнет. Не двигайся, значит? Он разозлился и возненавидел Аэль. Ещё б сказала не дышать...
   Она появилась, когда жжение прошло, словно точно знала момент. Дотронулась до больного места, и Дейк мгновенно простил ей всё. Её ладошки, ощупывая и поглаживая, прошлись по спине, и от удовольствия он едва не заурчал. Однако блаженствовал он недолго, очень скоро поглаживания превратились в весьма ощутимые растирания, а щипки начали терзать его кожу.
   Иногда первое впечатление о человеке слишком обманчиво, Дейк и представить себе не мог, насколько сильные у ведуньи руки. И снова он её возненавидел. Возненавидел всю: от вязаной шапчонки до этих самых ладоней. Он решил для себя: больше никаких ран, ушибов или простуд. Хватит с него. Будет осторожнее, как и советовал когда-то Леонард.
   - Садись, - наконец повелела Аэль. - Спиной ко мне.
   А потом, упёршись коленками в поясницу, вытянула его спину. Когда что-то щёлкнуло, вставая на место, Дейк понял: на этот раз беда обошла стороной. Он сообразил сказать:
   - Спасибо.
   Аэль поднялась:
   - Рано ещё для спасибо. Делай разминку, но осторожно, никаких резких движений. Я буду проверять.
   Ведунья приходила дважды в день. Мазала место ушиба, делала массаж. На третий день рука к Дейку вернулась.
  
   Он поехал в посёлок через неделю. И снова долго сидел у родительского дома, надеясь увидеть зеленоглазую, ведь должно же это когда-то случиться. Он оставался там почти до вечера, но ему и в этот раз не повезло. Чтобы поездка не стала напрасной, Дейк на обратном пути заглянул к Ильяне. Постучался в двери, но никто не ответил. Обойдя дом, Дейк нашёл девушку в саду.
   - Привет, - улыбнулась она. С энтузиазмом подхватила мольберт: - Теперь я знаю, чем сейчас займусь. Хочешь портрет?
   - Спасибо, конечно, - отозвался Дейк, - но портрет мне не нужен.
   Она расстроилась совсем как ребёнок:
   - Ну вот. А я размечталась.
   Дейк пожалел, что поторопился ответить. Нехорошо получилось.
   - Да ладно, - взглянул он на девушку, - рисуй. Я не буду против.
   Она усадила его под дерево:
   - Только не шевелись.
   Дейк с интересом наблюдал, как она смешивает краски и водит кисточкой. Лоб её при этом забавно морщился, а брови играли так своеобразно, что Дейк засмотрелся. Однако время шло, а Ильяна всё не могла остановиться. Солнце клонилось к закату, сидеть в одной позе было всё труднее, тем более что спина только-только перестала болеть. Шея, плечи и поясница, в конце концов, одеревенели.
   - Скоро? - не выдержав, спросил он.
   - Уже устал?
   Дейк признался:
   - Устал.
   - Хорошо, - она отложила кисточку, - закончу потом.
   Поднявшись, Дейк с удовольствием потянулся, разминая затёкшие мышцы. Ильяна следила за каждым его движением, и он попытался прервать неловкую паузу:
   - Давно рисуешь?
   - С детства.
   - Рисунки покажешь?
   Она легко поднялась:
   - Пойдём.
   Ильяна провела его в дом. На всех стенах висели картины: натюрморты, пейзажи, портреты. И на всех ощущалась одна и та же умелая рука. Открыв сундук в своей комнате, девушка вытащила на свет целый рулон картин.
   - Это корабли, - сказала Ильяна, доставая свёрток из холстов, - которые папа строил.
   - Строил? - переспросил Дейк.
   - Да, когда-то он этим занимался.
   - А теперь?
   - Теперь просто рыбачит.
   Ильяна взяла в руки один из рисунков.
   - Как сейчас помню, - сказала она, - чистое небо, ветер и шторм. Мне в глаза летел песок, а ветер сдувал краски.
   - Но ты справилась, - заметил Дейк.
   Ильяна улыбнулась и взяла следующий холст.
   - Узнаёшь?
   - Водопад ниже по течению.
   - Ага. Под ним пещера и можно пройти на ту сторону.
   Дейк кивнул:
   - Я знаю.
   - А вот этот, - сказала Ильяна, - я писала в общественном саду в какой-то праздник. Видишь, народ гуляет в нарядных одеждах.
   Дейк развернул следующий холст и замер. Знакомые лица смотрели на него. Ильяна заглянула через плечо:
   - Что там?
   - Это родители мои, - глухо отозвался Дейк.
   Она взяла рисунок:
   - А я помню их. На том празднике мы и познакомились. Они ещё словно грустили немного. Где они сейчас?
   - Пожар, - ответил Дейк. - Их больше нет.
   - Господи, - Ильяна прикрыла рот рукой. - Прости, я не знала.
   У Дейка пропало всякое желание дальше рыться в холстах. Он смотрел на портрет родителей, вспоминая. Девушка протянула его обратно:
   - Заберёшь?
   - Да, если позволишь.
   Скрипнула входная дверь, кто-то тяжело вошёл в дом. Из прихожей сразу повеяло солёным запахом моря. Ильяна кинулась собирать рисунки:
   - Это папа. Он не любит, когда беспорядок.
   Свернув портрет родителей, Дейк вышел навстречу мужчине. Деревяшка вместо одной из стоп удивила его. Несмотря на искусственную ногу, отец Ильяны выглядел довольно крепко. Средний рост, седина в бороде и необычайно белые зубы. Увидев Дейка, застыл, словно увидел привидение. Однако быстро взял себя в руки и подал широченную ладонь:
   - Бьёрн.
   - Дейк.
   Пожатие оказалось столь же крепким, как и сам мужчина.
   - Вы моряк? - невольно спросил Дейк.
   - Бывший. А ты, - от взгляда Бьёрна не ускользнули ни ремень, ни белая лента в петлице, - высокий чин?
   - Вроде. Но я не служу.
   - Вот как. Ну что ж, бывает.
   - Чему вы удивились, - спросил Дейк, - увидев меня?
   Бьёрн хмыкнул:
   - Похож на кое-кого. Не бери в голову.
   Хлопнула крышка сундука, и в дверях своей комнаты показалась Ильяна.
   - Папа, это он.
   - Кто? - удивился Бьёрн.
   - Ну, папа, это же он остановил мою лошадь.
   - Ах вот оно что. - Он глянул на Дейка. - Так, значит, это тебе я обязан спасением дочери?
   - Вы ничем не обязаны, - мотнул головой Дейк. - Я сделал, что мог. А благодарность от Ильяны я уже получил, - он показал свёрток в руке. Ценнее этого рисунка он вряд ли мог себе что-то представить.
   - Благодарность от девчонки, - улыбнулся Бьёрн, - это само собой. И всё же идём.
   Дейк проследовал за ним в гостиную. Модели кораблей привлекли его внимание, и он присмотрелся: макеты повторяли большие суда вплоть до мелочей. Он невольно воскликнул:
   - Как настоящие! Вы, наверное, большой мастер.
   - Был. - В голосе Бьёрна послышалась горечь. - Но кому теперь это нужно?
   Достав из ящика письменного стола маленькую деревянную коробочку, он протянул её Дейку.
   - Это, конечно, не сравнится с жизнью моей дочери. Но вряд ли я что-либо лучше найду.
   - Да что вы, - искренне возразил Дейк. - Не нужно ничего. Ильяна в порядке, и это главное.
   Бьёрн открыл коробочку, и Дейк потерял дар речи. Потому что там, на мягкой бархатной подушке лежал огромный тёмно-синий сапфир. "Владыка океана" - называют подобные камни в высшем обществе. Цена их настолько велика, что даже короли не всегда могут себе их позволить.
   - Этот камень, - сказал Бьёрн, - хранит ото лжи, недоверия и предательства. Некоторые приписывают ему магические свойства. Мне кажется, тебе он пригодится.
   Дейк попытался воспротивиться, но взгляд Бьёрна заставил его замолчать.
   - Когда-то, - признался бывший моряк, - очень давно, мне подарил его старый друг. Надеюсь, он ещё помнит об этом.
  
  
   Глава 13
  
   Перенесена в конец 9 главы.
  
  
   Глава 14
  
   Сначала Дейк заезжал к отчему дому каждый раз, когда бывал в посёлке. Едва зима осталась позади, проросли семена цветов, посаженные зеленоглазой. Раз за разом Дейк наблюдал, как на стебельках появляется всё больше лепестков. Потом распустились бутоны. За цветами явно ухаживали, а иногда Дейк замечал на земле свежие следы. Саму девушку ему никак не удавалось застать, в конце концов он и надеяться перестал. Заезжал всё реже, и всё больше времени проводил с Ильяной.
   В один из таких дней в воротах дома Ильяны Дейк столкнулся с её отцом. Поспешность, с которой тот покидал дом, насторожила его.
   - У вас всё в порядке?
   - Да уж, - пробормотал моряк.
   - Что случилось?
   Бьёрн глянул на него. Извинился:
   - Прости, всё нормально.
   Дейк молчал, пытаясь понять, что же такое могло вывести из себя сильного человека. Бросив быстрый взгляд на окно, Бьёрн прошептал:
   - Настроение у неё не очень. Может, заглянешь в другой раз? - Он задумался на мгновение. - А, впрочем, забудь. Твоему приходу она как раз будет рада.
   Он похлопал Дейка по плечу:
   - Буду вечером. Удачи.
   Бьёрн ретировался так поспешно, что Дейк засомневался, стоит ли заходить. Однако менять свои планы без веских причин он не привык. И, постучав кулаком по двери, вошёл в дом. Где-то на кухне грохотала посуда.
   - Ты что-то забыл, папуль? - Ильяна выскочила в коридор, увидев его, обрадовалась: - О, привет! Заходи. Кофе будешь? У меня как раз вода согрелась.
   - Спасибо, кофе не пью.
   - Чай?
   Дейк мотнул головой.
   - Что, и чай не пьёшь? - изумилась Ильяна. - Чем же тебя угостить?
   Она замерла на миг, потом юркнула в сад. Не успел Дейк глазом моргнуть, как девушка появилась с загадочной улыбкой:
   - Я знаю, что нужно.
   Она так и не показала, что принесла. Кинула в заварник и сразу закрыла крышкой.
   - Садись.
   Дейк опустился на грубо сколоченный стул. Наверное, всю мебель в доме Бьёрн делал своими руками. Не очень красиво, зато надёжно. Ильяна быстро собрала на стол. Увидев блинчики, Дейк обрадовался: он давно не ел домашней выпечки. Ильяна протянула дымящийся напиток. Взгляд девушки задержался лишь на мгновение дольше, чем следовало, и что-то очень близкое почудилось Дейку в её глазах. Он попросил:
   - Расскажи о себе.
   - Да нечего рассказывать, - она забралась на стул, подвернув под себя ноги. - В моей жизни ничего необычного. Даже с друзьями как-то не случилось.
   - Ну, например, где ты родилась?
   Ощущение домашнего уюта накрыло его с головой. Дейк так и не понял, что в напитке, но хлебнул с удовольствием.
   - Не знаю, - пожала плечами Ильяна. - Папа не рассказывал, а я не спрашивала. Помню, жили на большом острове. Люди там немного странные: шьют одежды из шкур, живут в юртах. Но добрые. И ещё там холодно всегда. - Она помолчала. - А теперь мы здесь. Но я тут почти никого не знаю, ведь люди не спешат заводить дружбу с семьями рыбаков.
   Дейк откусил блинчик, и тут же зажмурился. То, что попало в рот, жевать не хотелось совсем. Но и обижать девушку, выплёвывая у неё на глазах, тоже. Она догадалась:
   - Невкусно?
   Дейк виновато покачал головой. Усилием воли заставил себя проглотить попавшее в рот. Ильяна вздохнула:
   - Оставляй, я понимаю. Папа тоже сначала не мог есть мою стряпню. Сейчас уже привык.
   - Зато, - честно напомнил Дейк, - ты отлично рисуешь.
   - Да уж, - невесело улыбнулась Ильяна, - хоть что-то я умею. Слушай, - вдруг оживилась она, - а я тебя научу!
   - Блины готовить? - пошутил Дейк.
   - Дурак! - Об стол брякнула её кружка. - Рисовать.
   Вскочив, девушка протянула руку:
   - Пошли.
   Понимая, что отказать не сможет, Дейк с сожалением расстался с чашкой. Ильяна отвела его в комнату.
   - Вот, - показала она, заправляя в мольберт чистый лист бумаги, - здесь краски, тут вода. Бери кисточку и рисуй, скажем... вазу.
   До этого Дейк рисовать даже не пробовал. Писать в Георгиевке его научили, но с художествами дело иметь не приходилось. Держать кисточку в руках оказалось слишком непривычно, вместо вазы на листе проявлялось нечто странное.
   - Да нет же, - смешно сердилась Ильяна, - здесь должны быть тени. А здесь - солнечный блик.
   Он быстро сообразил, что из затеи ничего не выйдет. Сначала честно старался, потом нарочно начал делать всё не так. Ильяна догадалась не сразу. А когда поняла, рассердилась:
   - Издеваешься?
   Положив кисточку, он задел ладонью тюбик с краской, и тот, падая, оставил следы на подоле Ильяны. Дейк замер. Этого он предвидеть не мог. Девушка медленно подняла тюбик, рассмотрела его и вдруг плеснула остатки краски Дейку на штаны.
   - Ты что? - удивился он.
   - А ты что?
   - Я же случайно.
   - А я нет.
   Ильяна взяла другой тюбик и снова шлёпнула краской. Цветная жидкость попала ему в лицо.
   - Не будешь вредничать, - ехидно заявила Ильяна.
   И тут Дейка прорвало. Он понимал, что это глупо. Слишком по-детски и прочее. Но остановиться уже не смог. В Ильяну полетел жёлтый цвет. Она ахнула:
   - Вот ты как?
   На этот раз Дейк попытался увернуться, и чёрное пятно появилось на его рукаве. Он ответил немедленно, а следующий удар они нанесли одновременно. Рассмеявшись, Ильяна нырнула под стол:
   - А я думала, ты только серьёзным умеешь быть.
   - С кем поведёшься, - не остался в долгу Дейк.
   - Может, мир?
   Она осторожно выглянула из-под столешницы. Он протянул ей руку:
   - Лады.
   Они вернулись на кухню допивать настой.
   - Прости, - улыбнулась Ильяна, разглядывая пятна от краски на его форме.
   - Да ладно, - хмыкнул он, - мне понравилось. Надеюсь, она отстирывается?
   Ильяна хихикнула:
   - И я надеюсь.
   - Как дети, - качнул головой Дейк.
   - Ага.
   - Больше не сердишься?
   - Не-а. - Она отставила чашку. - А у тебя на лице краска осталась.
   - Где?
   Ильяна намочила лоскуток и поднесла к его щеке:
   - Здесь.
   Дейк тщательно потёр кожу.
   - Ну, как?
   - Никак.
   Ильяна выхватила лоскуток из его руки и начала оттирать сама. Она так увлеклась, что и не заметила, как их лица оказались совсем рядом. Дейк с трудом сдержал желание сблизиться. Дождавшись, пока девушка расправится с краской, он отстранился:
   - Я пойду.
   Она удивилась, и ему показалось, что расстроилась:
   - Уже?
   - Пора. - Дейк поднялся и зачем-то добавил: - Меня брат ждёт.
   Он вдруг понял: то, что сегодня произошло, никак не совпадало с просьбой Орла. К тому же легко могло привести к серьёзным отношениям. Ему это сейчас не было нужно.
  
   Вечером, сидя на камне возле ручья, Дейк пытался отстирать форму. Краска держалась как заколдованная. Что-то подсказывало ему, что её не возьмёт даже горячая вода со щёлочью. Единственная болярская одежда оказалась испорченной.
   - Не отстирывается? - ухмыльнулся подошедший Волк. - Откуда это?
   Дейк отмахнулся:
   - Даже не спрашивай.
   - Ладно, - Волк присмотрелся к пятнам, - так уж и быть. - Наклонившись, он сорвал стебелёк почти из-под ноги Дейка: - На вот, попробуй этим.
   Когда краска, наконец, отошла, Дейк вздохнул спокойно. Форма была спасена, однако к Ильяне он больше так и не съездил.
  
  
   Глава 15
  
   Других знакомых у него так и не появилось, и Дейк перестал заглядывать в посёлок. Теперь он просто приезжал к дому родителей и много времени сидел под берёзой. Помня о словах отца, он каждый раз смотрел на восточный камень фундамента. Как-то раз, попытавшись до него добраться, расчистил место вокруг. Найдя отцовскую лопату, приделал к ней новый черенок вместо сгоревшего, а когда выкопал землю возле валуна, то растерялся. Потому что тот оказался огромным. Наверное, остальные камни, на которых стоял дом, тоже не меньше, и он даже представить себе не мог, как отцу удалось справиться с такими. Может, кто-то помогал? Поскольку Дейку звать было некого, он решил пойти другим путём. На одном из уроков в Георгиевке рассказывали, как устроен рычаг: если правильно расположить палку на опоре, то и одному можно поднимать тяжести. Длинную крепкую жердь он притащил из ближайшего леса. Ему удалось подпихнуть её одним концом под валун и даже немного его приподнять. Но дальше этого дело не пошло. Он честно старался вновь и вновь, однако сил его явно не хватало. Расстроившись, Дейк отшвырнул в сторону жердь и сел рядом. Уж очень хотелось узнать, что же скрывал отец, но, похоже, без помощи не обойтись. Задумавшись, он и не заметил, как к воротам подошла девушка. Услышав, как она охнула, поднял взгляд.
   Это была та самая, с зелёными глазами. Девушка замерла, однако Дейк исчезать не собирался. Он так давно ждал этой встречи, что даже поздоровался первым:
   - Здравствуйте.
   - День добрый, - ответила она. - Вы позволите?
   В руках девушка держала ведёрко с водой. Он кивнул:
   - Конечно.
   Светло-зелёное платье сидело на ней идеально, в прошлый раз Дейк и не заметил, насколько она хороша. Аккуратно полив цветы, девушка поставила опустевшее ведёрко и присела рядом.
   - Почему вы это делаете? - спросил он.
   - Неправильно, - призналась девушка, - если за могилами никто не ухаживает. Это ведь ваш дом?
   - Родителей.
   - А где вы живёте?
   - У брата.
   Голос девушки оказался на удивление глубок и мелодичен; Дейк поймал себя на том, что слушает с удовольствием. Она вдруг предложила:
   - Позвольте, я расскажу вам кое-что?
   Конечно, он согласился.
   - Эта история о мальчике, - начала она, - которого родители потеряли в малом возрасте. Как это случилось, теперь никто не знает. Кто-то ещё помнит, что лет через десять после того солдаты привезли его из леса в одежде хааса. Говорят, мальчик был тяжело ранен, но выжил. А ещё через пару лет снова пропал. Для местных жителей его жизнь - сплошная загадка. - Она подняла взгляд на Дейка. - Но мне кажется, это его я видела уже взрослым, на пристани, в тот день, когда горела крепость.
   Дейк молча смотрел на девушку. Что ещё она знала о нём?
   - А потом, - совсем тихо добавила она, - однажды я видела его в крепости. И здесь. Но в другой одежде.
   Дейку ничего придумывать не пришлось, и это очень облегчило разговор. Он высказал то, что давно хотел:
   - Он благодарен за вашу заботу о могилах.
   Она вздрогнула:
   - Так, значит, это правда?
   Он кивнул:
   - Дейк Саймор.
   - Виола.
   - И вы меня не боитесь?
   Она удивилась:
   - А вы сделали что-то плохое?
   Дейк не стал напоминать про Лиса, но Виола сообразила сама. Щёки её побледнели.
   - Кор, - прошептала она, - погиб от меча. Это были вы?
   Дейк не мог соврать, но и выглядеть в её глазах убийцей тоже не хотел. Он нехотя объяснил:
   - Это был поединок. Просто Лис проиграл.
   - Так это вас ищут, - ахнула она.
   Дейк перевёл разговор:
   - А вы где живёте? Я не видел вас в посёлке.
   - Мы не в посёлке живём, - бледность ещё не покинула её лицо, но девушка держала себя в руках. - Папа любил тишину.
   - Любил? - переспросил Дейк.
   - Сердечный приступ, - она отвела взгляд. - В тот день на пристани я ждала его. Я ещё не знала.
   Тогда и он ещё не знал.
   - Простите.
   - Покажите мне горы, - вдруг попросила Виола.
   - А не боитесь?
   - Чего же мне бояться рядом с вами?
   Дейк покачал головой:
   - В горах живут не только хаасы.
   - А кто? Явары? - Девушка усмехнулась. - Только не говорите про жертвоприношения. Всё равно не поверю.
   Дейк не стал её переубеждать, ведь горы есть и у побережья. Тем более, что для жертвоприношений явары искали воинов, а не женщин, Виоле точно ничего не грозило.
   - Хорошо, - согласился он, - покажу.
  
  
   Глава 16
  
   Она позволила проводить себя только до водопада, сказала, что живёт недалеко. Дейк навязываться не стал. Там же, у водопада, и встретил её на следующий день. Далеко от посёлка уводить не рискнул, повёл пешком на Белую. Забравшись на вершину, Виола ахнула:
   - Какая красота!
   Внизу, под ногами, простиралось побережье, дальше, отражая солнце, разными цветами переливался океан. Как на ладони видна была гавань, и корабли сверху выглядели игрушками. Виола пошатнулась:
   - Держите меня, а то улечу.
   Дейк ухватил её за талию:
   - В горах впервые?
   Он заставил девушку отступить на несколько шагов. Она прошептала:
   - Как вы видите это каждый день?
   Дейк пожал плечами:
   - Ко всему привыкаешь.
   Для него это давно стало частью жизни, и он удивился, вдруг осознав, что для многих людей подобные красоты недоступны. Виола показала на тёмное пятно внизу:
   - Смотрите, человек.
   Кто-то поднимался на Белую практически по их следам; присмотревшись, Дейк узнал брата. Группу солдат, спешащих за ним, они увидели одновременно. Девушка вздрогнула; недолго думая, Дейк отвёл её в сторону:
   - Что бы ни случилось, не вмешивайтесь.
   Она кивнула. Наверное, и говорить-то от волнения не могла. Дейк надеялся, что задержит солдат, пока брат не уберётся подальше, однако получилось всё не так, как он рассчитывал. Появившись из-за перевала, Волк на мгновение опешил. Присмотревшись, подошёл. И усмехнулся:
   - Вот, значит, какие контакты ты устанавливаешь?
   - А тебя как сюда занесло? - в тон ему отозвался Дейк. - Да ещё с хвостом.
   Ладонь Волка легла на ножны:
   - Я видел их. Хотел оторваться. Но теперь...
   - Нет, - прервал его Дейк. - Даже не думай, это уже моя забота.
   Если Волк и удивился, то виду не показал.
   - Ты ведь не будешь против, если я на это посмотрю?
   - Буду. Лучше просто исчезни.
   Волк возмутился:
   - Ты за кого меня принимаешь? Сам с ними разбираться будешь, а мне, значит, свалить?
   Они не успели договорить. Когда из-за перевала показались солдаты, Дейк встал на тропу, загораживая и брата, и Виолу. Старший из военных, желая его обойти, шагнул в сторону. Дейк сдвинулся тоже.
   - Не понял, - сказал старший.
   Правильные черты его лица, наверное, привлекали многих женщин. Дейку не было дела до этих красот, по званию они были равны. Он жалел лишь, что не успел уговорить брата, ведь теперь придётся выкручиваться. Голос его прозвучал негромко:
   - Идти дальше не советую.
   Красавчик поднял на него взгляд.
   - Я - комендант форта, а вот тебя вижу впервые.
   - Я не на службе, - признался Дейк, не повышая голоса, - но повторяю: дальше идти не стоит.
   Скула красавчика дёрнулась:
   - Не хочешь по-хорошему? Ладно.
   Солдаты начали переглядываться. Дейк понимал: уронить свой авторитет в глазах подчинённых комендант никак не мог. Но и уступать ему Дейк не собирался.
   - Что предлагаешь?
   Тот недобро улыбнулся:
   - Поединок. Если срежешь мой пояс, тогда мы уйдём.
   - А если нет?
   - Отойдёшь. И вмешиваться не будешь.
   Красавчик не лукавил, видимо, был уверен в своих силах. Что ж, пусть будет так. Дейк даже не сомневался: если у него не получится, Волк справится и сам, правда, в этом случае едва ли кто-то из боляр останется в живых. Так что лучше до этого не доводить. Он посторонился, пропуская коменданта на более ровную площадку.
   Заняв удобную позицию, красавчик лёгким движением оголил меч. Похоже, владел он им действительно неплохо, знакомая настороженность во взгляде не могла Дейка обмануть. Они начали с проверки обороны и закружили по площадке, обмениваясь прямыми ударами. Понимая, что поединок может оказаться непростым, Дейк берёг силы и все свои умения не раскрывал. И даже когда противник пошёл в наступление, он так и продолжал обороняться. Видя своё мнимое превосходство, комендант не смог сдержать улыбку. Руки Дейка так и чесались свалить его с первого же удара, однако он сдерживался. Очень хотел наказать. Это же насколько нужно убить свою совесть, чтобы охотиться за людьми? Вот пусть теперь попрыгает.
   За годы учёбы в Георгиевке Дейк много экспериментировал, соединяя приёмы хаасов с фехтованием. Иногда получалось интересно, и наиболее удачные сочетания он обязательно запоминал. И вот сейчас Дейк решил одно из них воплотить. Он дождался, когда красивый лоб коменданта заблестел, и тогда сделал то, что обдумывал уже давно. Со стороны могло показаться, что он просто шагнул под меч, но это было не так. Клинки их встретились. Разворачиваясь, Дейк шагнул к противнику, и перед глазами мелькнула порванная мочка уха. Он усмехнулся: не всё в красавце идеально. Левая ладонь Дейка скользнула по вооружённой руке противника, и пальцы жёсткой хваткой сжали чужое запястье. Продолжая его же замах, Дейк резко направил коменданта вокруг себя и опустил вниз. Тут уж хочешь, не хочешь, а меч не удержать. Комендант оказался на четвереньках с вывернутой рукой. Ничего более унизительного он и представить себе не мог. Продолжая держать запястье противника, Дейк аккуратно срезал мечом его ремень. Потом отпустил.
   Взвившись на ноги, красавчик сжал кулаки. Лицо его потемнело, однако договор есть договор. И всё же он не сдержался:
   - Я найду тебя.
   Дейк не ответил. Поединок тот проиграл, и не выполнить обещанное просто не мог. А неприязнь коменданта Дейка не волновала. Скрипя зубами, красавчик увёл своих людей, Дейк проследил за ними взглядом. Он повернулся, лишь когда солдаты оказались далеко. Как и ожидал, лицо Виолы оказалось бледным. Девушка встревоженно прошептала:
   - Сахи не забывает обид.
   - Я это переживу, - пообещал Дейк. Осознав, что Волк ей незнаком, тут же представил: - Брат мой, Волк. Сводный.
   Обратился к брату:
   - Виола, моя знакомая.
   Не спуская с неё глаз, тот кивнул головой.
   - Скажи ей, - попросил Волк, - мне очень приятно.
   Когда Дейк перевёл, уши Виолы покраснели. Сощурив глаза, он глянул на брата:
   - Напомни-ка, ты здесь зачем?
   - А зачем сюда все ходят, - беззлобно проворчал Волк, - затем и я.
  
   На поверхность выходило несколько жил. Изучив каждую, Волк устроился возле одной из них и аккуратно занялся кусочками породы. Сидя неподалёку, Виола перебирала белые камешки, Дейк в процессе не участвовал. На всякий случай он следил за окрестностями. Девушка вдруг воскликнула:
   - Что это?
   Они оба обернулись: Виола изумлённо держала целую горсть камней. Дейк подошёл:
   - Что там?
   Она поднялась, и на его ладонь ссыпалось целое ожерелье. Как раз такие хаасские мужчины дарят невестам. Дейк опешил: этого он никак не ожидал. Волк перехватил ожерелье:
   - Дай-ка посмотреть.
   Он не знал болярского языка, Виола не говорила по-хаасски. Но перевод тут не требовался. Он крутил находку, внимательно рассматривая со всех сторон, приближал к глазам и снова отдалял. Наконец, сказал:
   - А ведь оно древнее. Даже слишком. Видишь, так бусины обтачивает только время. А по описаниям слишком походит на ожерелье Лии, и это очень странно.
   - Ожерелье Лии пропало вместе с ней, - напомнил Дейк. - Как оно может тут появиться?
   Волк не ответил. По памяти сверив с описанием, вернул ожерелье:
   - Тем не менее, это оно и есть. - Губы его растянулись в широкой улыбке: - Зато теперь оно твоё.
   Только Дейк придумал, чтобы такое ехидное ответить брату, как посторонние звуки заставили забыть обо всём. Звуки эти не были ему знакомы; так не ходят солдаты, и не перемещаются хаасы. Словно бренчание золота и оружия вместе. Он замер, догадавшись, и кровь в его жилах похолодела:
   - Явары.
   Улыбка вмиг покинула губы Волка, Виолу это слово парализовало. Дейк протянул ей руку:
   - Идём.
   Девушку следовало спрятать. А вдвоём с Волком они как-нибудь отобьются. Он нашёл расщелину, в которую вполне мог поместиться один человек:
   - Залезай.
   Она послушалась.
   - Что бы ни случилось, - приказал Дейк, - оставайся здесь. Поняла?
   Она смотрела на него, словно в последний раз в жизни, и молчала.
   - Ты поняла? - повторил Дейк. - Оставайся здесь, пока всё не закончится.
   Она кивнула. Что бы ни случилось, для жертвоприношения они с Волком нужны будут живыми. Главное, чтобы она себя не выдала. Он отошёл в сторону: девушку не было видно. Вот и славно. Дейк избавился от портупеи, чтобы не мешала, взял меч и встал рядом с Волком. Когда явары добрались до вершины, братья к встрече были готовы.
   Он впервые увидел слуг Мораны. Длинные рубахи их не были похожи ни на на одежды хаасов, ни на те, что носили боляры. Обилие золота ослепляло, оно было везде: в ушах и носах, на груди и на плечах. И всё это звенело и сверкало под солнцем. Явары обступили братьев, Дейк ощущал за собой спину Волка. Хаасы мечей не касались, боляры, наоборот, только мечами и сражались. У яваров Дейк увидел целый арсенал вооружений: от метательных топориков до болярских мечей. В руках одного из них мелькнул длинный кинжал. Лезвие его светилось, словно отражая лунный свет. Кинжал Мораны, понял Дейк. Тот, чья кровь попадёт на этот клинок, окажется во власти Богини смерти. Однако отшельников Морана не зовёт. Защищая брата, он шагнул навстречу кинжалу. Он не церемонился: жёстко отбросив явара, резанул ему по горлу. Дальнейшего слуги Мораны ждать не стали, навалились толпой. Меч выдавили из ладони, Дейк даже не успел увернуться. Когда куча людей виснет у тебя на руках, заваливая на землю, оружие всё равно не поможет. Двинувшись корпусом, Дейк скинул с себя чужие руки. Подняться не успел, но это и не было нужно. Одному из них он тут же сломал шею, второго от души приложил головой об скалу, только украшения зазвенели. На его долю оставалось двое, с другими разбирался Волк.
   Один из яваров, подхватив кинжал Мораны, бросился на Дейка. Увернувшись, Дейк сжал запястье противника с такой силой, что хрустнула кость. Он вогнал кинжал в тело явара, и изумился, увидев, что магия ушла: сияние клинка исчезло. Крик брата заставил обернуться:
   - Ястреб!
   Тяжёлый нож летел прямо в него. Увернуться Дейк никак не успевал, и он сделал единственное, что мог: левой рукой перехватил летящий клинок. Ошибся лишь чуть-чуть, лезвие таки задело ладонь. Дейк поморщился, ощущая, как она наполняется кровью. На мгновение отвлёкшийся Волк без жалости резанул раглом последнего из своих противников. Моля о милости, оставшийся охотник бухнулся на колени. Хаасы не оставляли яваров в живых, и Дейк, с трудом сдержавшись, заставил себя его отпустить. Ведь по законам боляр просящий пощады больше не враг. Пользуясь случаем, явар кинулся прочь. Следом бросился Волк, однако Дейк успел его перехватить.
   - Ты что? - сгоряча накинулся на него тот, - он же имя твоё теперь знает.
   Вырвавшись, Волк снова рванулся за яваром, однако Дейк вновь поймал брата и на этот раз уложил на землю.
   - Совсем одурел? - возмутился Волк, поднимаясь и потирая запястье. Явар исчез, и бежать за ним теперь не имело смысла. - Они же тебя позовут!
   - Не позовут.
   Дейк сжал ладонь. Кровь с его руки отпечаталась на рубахе брата. Он понял, что придётся Волку всё рассказать, и он точно знал, что новость тому не понравится. Волк подошёл вплотную и взял его за плечи:
   - Что значит, не позовут?
   Дейк знал, что эти слова изменят всё, он был бы рад промолчать. Но Волка было не остановить:
   - Говори!
   Руки Волка больно сдавили плечи, но Дейк не думал вырываться. Он признался:
   - Я отшельник.
   Волк оттолкнул его. Да так, что Дейк не удержался на ногах. Он приземлился на белый мягкий мох, а Волк ушёл, больше не проронив ни слова. Дейк отодрал кусок этого самого мха, размял его и приложил к ране, в которой пульсировала боль. Затем, подобрав свой меч, таким же куском начал оттирать лезвие. Самостоятельно выбравшись из расщелины, Виола присела рядом. Она была всё так же бледна, но необычайно спокойна.
   - Больно?
   - Пройдёт.
   Дейк не хотел сейчас с ней говорить, и они молча наблюдали, как с клинка исчезают остатки пятен.
   - Зря я тебя сюда привёл, - наконец буркнул он.
   Ответ Виолы его удивил:
   - Не жалей. Теперь я тебя понимаю.
   Закончив чистить клинок, Дейк убрал меч и пристегнул портупею:
   - Пойдём отсюда.
   Виола обернулась на мёртвые тела, и он понял её безмолвный вопрос:
   - Морана позаботится о своих слугах. Идём.
  
  
   Глава 17
  
   Последний солнечный луч, выжигая багрянцем вершины, медленно растворился в опускающейся темноте. Когда закат догорел, Дейк поднялся с ещё тёплого камня с неохотой. Давно следовало вернуться домой, но он не спешил, до самых сумерек гуляя по горным склонам и сидя у водопадов. Предстоящий разговор с братом не давал ему покоя весь день, однако откладывать дальше не стоило. Да и ладонь дёргало болью при каждом неудачном движении, нужно показать её ведунье. Вздохнув, он подозвал коня.
   Жеребец появился сразу же, глянул с надеждой. Видимо, устал весь день под седлом. Дейк понимающе кивнул: поехали. Однако не успел он сесть верхом, как нагрелся сапфир, висевший на тесьме под рубахой. Удивлённый, Дейк вытащил Владыку:
   - Что такое?
   Свет от сапфира отодвинул сгустившуюся тьму, необычное тепло от него растекалось по ладони. Прямо на глазах из тёмно-синего камень превратился в голубой, и на его плоской стороне проявилась картинка. Дейк присмотрелся, и изображение ожило, показывая двух боляр.
   - Не понял.
   Изображение тут же отдалилось, давая больше информации. Где-то на склоне двоих боляр окружили охотники Мораны. Один из несчастных отстреливался, второго почти не было видно. Дейк покачал головой.
   - Опять явары? Но мне-то на сегодня уже хватит. Оружие у них есть, как-нибудь сами справятся.
   Мигнув, сапфир разогрелся так, что Дейк его едва не уронил.
   - Ты что? - рассердился он, перекидывая камень с ладони на ладонь.
   Владыка обжигал при каждом прикосновении, и Дейк пожалел, что сразу не расспросил о нём Бьёрна. В памяти возник голос моряка: "Этот камень хранит ото лжи, недоверия и предательства". Дейк фыркнул: ложь и предательство? И как всё это связано с ним? Он ведь даже не знает этих двоих. Однако магический сапфир не успокаивался, и Дейк прорычал:
   - Ладно, показывай, где это?
   Камень тут же остыл, картинка на плоской грани прояснилась, и Дейк опознал место. Оказалось недалеко, но поторопиться стоило, пока у тех двоих не закончились патроны. Несмотря на сомнения, медлить он не стал, двинулся тут же. В конце концов, задача не казалась сложной.
   Выстрелы услышал издалека. Осторожно приблизившись, он спешился, подошёл, оставаясь незаметным, и осмотрелся. Загнав бедолаг на крутой склон, явары держали их в плотном кольце. Захватывать не спешили, ведь под пули никому не хотелось, а до полуночи времени ещё достаточно. Дейк мог бы отключать охотников по одному, он даже представил себе, как это произойдёт. Первым, пожалуй, станет урод с мерзкой улыбочкой на лице. Ощутив знакомый зуд в руках, Дейк решил, что на верном пути. Он даже не будет оголять меч, сделает это ножом. Так будет незаметнее. Он наметил следующего, но в тот же момент явары поменялись местами. Дейк хмыкнул: кто станет первым, для него неважно. Однако ухмылка тут же стёрлась с его губ, потому что в руках крайнего охотника мелькнула сеть. Если они навалятся на него с этой самой сетью, то до дома сегодня он точно не доберётся. Значит, приближаться нельзя. А что тогда остаётся? Всё верно: отвлекать. А приманкой кроме него самого становиться некому.
   Так же тихо он вернулся к коню. Всё ещё сомневаясь, мысленно спросил:
   - Побегать готов?
   Задрав голову, Ветер глянул на него с озорством. Теперь отступать точно не стоило. Не давая себе передумать, Дейк одним движением забрался в седло, и они перестали таиться. Создавая шум, конь прошёлся копытами по камням, и они выбрались на открытое место. Под лунным светом их не могли не заметить, явары обернулись на звуки. Дейк воскликнул с насмешкой:
   - Зачем вам эти несчастные? Разве Морана будет рада неудачникам?
   Он сдерживал коня, нетерпеливо переминавшегося с ноги на ногу, да и себя тоже. Больше всего Дейк боялся не погони; он знал, что сможет уйти. Будет обидно, если затея не сработает. Явары от такой наглости растерялись. О чём-то перешёптывались между собой, но Дейк не прислушивался. Привлекая ещё больше внимания, усердно поморщился:
   - Да от них даже здесь бодягой несёт.
   Поднялся один из охотников, тот самый, что с мерзкой улыбочкой. Дейк возненавидел его заранее.
   - А не Ястреб ли ты, - вдруг крикнул он, - который ловит ножи рукой?
   Быстро же о нём прослышали. Наверное, стоило показать пораненную ладонь, но Дейк решил подразнить:
   - Догони, и узнаешь.
   Засада снялась, охотники бросились к лошадям. Дейк не стал дожидаться, пока они сядут верхом. Своё имя Ветер оправдал вполне: он понёсся по камням и кустам так быстро, что Дейк едва успел увернуться от колючих ветвей.
   Они легко ушли от погони. Когда Дейк перестал слышать охотников за спиной, придержал коня. Возвращаться было рано, стоило увести яваров ещё дальше. И он дождался, пока погоня выйдет на след. Почти догнав его, охотники обрадовались. Слыша их радостные вопли, Дейк с трудом сдержал улыбку, и снова ушёл далеко. Так повторялось несколько раз. Наконец, уведя яваров на достаточное расстояние, он решил, что пора. Чтобы охотники потеряли след, пустил коня по руслу речушки, а потом бросился назад.
   Болярские кони не успели уйти далеко, и он подобрал их по пути. Однако Дейк и подумать не мог, что с их бестолковыми хозяевами будет столько мороки. Они почти не соображали, словно уже слышали Зов. Рассматривать их времени не было, и Дейк, не церемонясь, усадил обоих в сёдла и повёл за собой.
   На реке, чуть выше по течению, поваленные деревья образовали большую запруду. Дейк очень надеялся, что в темноте среди кучи ветвей явары не заметят беглецов, всё равно эти двое быстро двигаться не могли. Коням он легко объяснил, что нужно сделать, и они его послушались, однако с людьми оказалось сложнее. Один из них, буквально вывалившись из седла, свернулся клубком на мху, второй же, ухватившись за ствол рябины, озирался по сторонам. Слышать они его не желали. И тогда Дейк разозлился. Не для того он вписался в эту историю, чтобы быть пойманным вместе с двумя идиотами. Он слышал, как приближаются охотники, и других шансов спастись при всём желании больше не было.
   - В воду, - прикрикнул он, - живо, если хотите жить.
   Как ни странно, но это подействовало. Тот, что держался за рябину, подхватил лежавшего, и они бултыхнулись в воду вместе. Дейк проследил, чтобы ветки валежника скрыли обоих, и влез в реку сам.
   Приблизившись к запруде, отряд яваров спешился, и Дейк затаил дыхание. Он молился, чтобы беглецы случайно не выдали себя. Вмешался случай. Медвежий рык в момент отрезвил и сковал ужасом всех, кто был рядом. Радуясь нежданной помощи, Дейк попросил медведицу: "Отведи беду, мать, помоги". Отвечая, та рявкнула громче. И чудо произошло: охотники отступили. Дейк выдохнул, когда, отдаляясь, застучали копыта.
   - Твою ж дивизию! - выругался один из спасённых, поднимаясь из воды. - Что вообще происходит?
   И тут Дейк вздрогнул. Он смотрел и не понимал: как же он мог не узнать своего друга по училищу.
   - Дани?
   - Дейк? - замер тот.
   Поднялся второй:
   - А что, вы знакомы?
   - Учились вместе, - ответил Дейк. - А тебя как зовут?
   - Рон.
   Только теперь Дейк заметил, что ремень на незнакомце красного цвета. Тот самый парень, о котором говорил Рысь. Вот и не верь после этого в магию. Он напомнил:
   - Уходить надо.
   Рон помог ему поднять из воды лошадей. Выбравшись на берег, Дани всё не мог прийти в себя:
   - Откуда ты здесь?
   - Я-то здесь родился, а вот как тебя вечером в лес занесло?
   - Мы, - начал Дани и тут же осёкся. - Не помню ничего. А ты, Рон?
   - Не лучшее время, чтобы выяснять, - заметил Рон, сгоняя воду со своего коня. - Медведь рядом. Да и явары как бы не вернулись.
   - А вот это хорошая мысль, - поёжился Дани. - Не знаю, как вы, а я дико замёрз. Поехали ко мне. Высохнем, согреемся, там и поговорим.
  
   Конюшня возле дома Дани оказалась непривычно большой.
   - Зачем тебе столько лошадей? - спросил Дейк, когда все трое спешились и завели коней внутрь.
   - Я их объезжаю, - ответил Дани. - Надо же на что-то жить. А ты чем зарабатываешь? Что-то в гарнизоне я тебя не видел.
   - Какой там гарнизон, - вмешался Рон. - Со званием-то командора я б его точно знал. А я его вижу впервые.
   - Так и есть, - подтвердил Дейк, соображая, как им всё объяснить, - я не на службе.
   - И на что ты живёшь, если не служишь?
   - Лес кормит, - ответил Дейк. - Мне большего не нужно.
   Рон вдруг остановился на пороге денника:
   - А где твои поводья?
   Уважая своих лошадей, хаасы никогда не надевали на них ни уздечки, ни поводья. Лошади отвечали взаимностью. Сначала, после училища, Дейку долго к этому привыкал, теперь же прозвучавший вопрос его удивил.
   - И седло, - заметил Дани, выглядывая из-за ограды, - у тебя другое.
   Дейк погладил Ветра по холке:
   - Это хаасский конь, они по-другому не признают.
   Дани уточнил:
   - Свободу, значит, любит. Я бы такого не взял. Мороки много.
   - Да ничего, - усмехнулся Дейк. - Он, конечно, упрямится иногда, но мы всё равно находим общий язык.
   Дверь денника он закрывать не стал.
   "Спасибо", - глянул на него Ветер.
   "Только не наглей", - ответил Дейк.
   Если Дани что и заметил, то ничего на это не сказал. Заперев конюшню, повёл друзей к дому. Перед крыльцом Дейк чуть не наступил на клумбу.
   - Осторожно, - с опозданием предупредил Дани, - не сломай.
   Маленькие беленькие цветочки удивили Дейка, он присел, рассматривая:
   - Откуда здесь киро? Они ведь только на вершинах растут.
   - Сестра где-то нашла, она их обожает. - Дани хмыкнул. - А я не понимаю, что в них хорошего: маленькие, невзрачные, запах от них такой, что голова кругом идёт. Да ещё и ядовитые.
   С ягодами киро, которые хаасы называют клеем, Дейк познакомиться успел. А вот цветы видеть ещё не доводилось. Говорят, всего один лепесток может на короткое время поднять на ноги даже безнадёжно больного, но расплата за это слишком велика. Человек впадает в беспамятство и умирает, не приходя в сознание.
   - Да, - согласился он, - пахнут они знатно.
   Дани открыл дверь:
   - Идём.
   В гостиной теплился камин, а сквозь щёлку двери на втором этаже пробивался свет. Скинув, наконец, мокрую обувь, Дейк и Рон обступили огонь. Оставляя на ступеньках влажные следы, Дани взбежал по лестнице:
   - Сестра, ты только посмотри, кого я сегодня встретил!
   - Ты весь мокрый? Что случилось?
   От этого голоса у Дейка всё внутри перевернулось. Два совпадения за один день - не много ли? Он повернулся на звук, напрочь забыв об огне. Наверху лестницы показалась Виола. Её брови взлетели:
   - Дейк?
   Не узнать её было невозможно даже в лёгком домашнем платье.
   - Ты - сестра Дани?
   - А ты знаешь моего брата?
   - Мы учились вместе, - ответил Дейк.
   Он удивился себе: с одной стороны, он обрадовался встрече, это сложно было не признать. Но, в то же время, теперь он точно знал: Виола ему не сестра. Спустившись по лестнице, она остановилась рядом:
   - Так это тебя в училище прозвали Дроком?
   За него ответил Дани:
   - Да, так и есть. - Он переводил взгляд с сестры на друга. - Откуда вы знакомы?
   Ни Виола, ни Дейк отвечать не торопились. Отойдя к камину, Дани буркнул:
   - Ладно, можете не рассказывать.
   - Прости, - отозвался Дейк, не желая обижать друга. Он и сам пока не понимал свои эмоции. - Не сейчас.
   - Тогда, может, объяснишь, куда ты исчез после выпускного? Я, как урод, напился на балу, а ты уехал, даже не попрощавшись. Меня потом вызывали к управляющему, тебя искали, а я не знал, что сказать.
   - В тот вечер, - признался Дейк, - после бала я узнал кое-что. Пришлось срочно уехать. Мне жаль. Правда.
   - Да ладно, что уж там, - Дани глянул на него. - Меня ведь тогда и пушка бы не разбудила.
   Дейк усмехнулся:
   - Это верно.
   Когда Виола собрала ужин на столик возле камина, все с удовольствием уселись в мягкие кресла, и даже мокрая одежда не могла помешать провести этот вечер в теплоте и уюте. Голодные мужчины накинулись на еду, и жареный сыр с помидорами, пусть и холодный, исчез в мгновение. Дейк с сожалением глянул на опустевшую тарелку, ведь он сегодня не обедал. Впрочем, хлебных лепёшек и молока на столе пока было много.
   - Так что же случилось сегодня? - напомнила Виола.
   Дани и Рон молчали, уставившись на свои стаканы, и Дейк нехотя признался:
   - Я нашёл их на горном склоне, и были они не в себе.
   После насыщенного событиями дня ему не хотелось ни думать, ни объяснять. А ведь его наверняка спросят, что он делал вечером в лесу. Он решил пока больше ничего не говорить.
   - Я помню лишь, - вдруг обронил Рон, - как увидел яваров.
   От Дейка не укрылось, с каким чувством тот глянул на девушку. Она побледнела:
   - Яваров?
   Рон продолжал смотреть на Виолу, и она отвела глаза. Он признался:
   - Не думал, что это правда. Даже представить не мог, что все рассказы о жертвоприношениях не просто страшилки. Но я видел яваров так же близко, как тебя, и у меня до сих пор мороз по коже. Если бы не Дейк... - Он перевёл взгляд. - Кстати, откуда ты там взялся?
   Отвечать явно не стоило, однако молчание вызвало бы ещё больше вопросов. Дейк сказал:
   - Домой ехал.
   - А где же ты живёшь? - удивился Дани.
   - За рекой.
   Рон насторожился:
   - Не слышал, чтобы боляры селились за рекой.
   - Значит, я первый.
   - И ты не боишься яваров? - Удивление Рона было искренним. - Почему?
   Ответить Дейк не успел, потому что Дани внезапно шлёпнул ладонью по столу:
   - Я вспомнил!
   Три пары глаз уставилось на него. Дани говорил быстро, словно боялся забыть:
   - Сегодня Сахи, наш комендант, где-то свой ремень потерял. И решил напиться. Мы его с бутылкой и застали.
   - Точно, - обрадовавшись, Рон вскочил. Хлопнул в ладоши. - Так и было. Только не потерял, а кто-то ремень с него срезал. Я отобрал бутылку, потому что на службе напиваться нельзя.
   - А я предложил попробовать, что у него за коньяк, - подхватил Дани.
   От Дейка не укрылась лёгкая гримаса на лице Виолы. Рон подошёл к камину:
   - Ну да, коньяк. А после него как раз в памяти провал. Дурь была в бутылке, это точно. - В мокрой одежде на фоне огня Рон смотрелся очень эффектно, и, похоже, он это знал. - Будь я кором, Сахи и след бы уже простыл.
   Впрочем, Виола на Рона не смотрела, и тот, отвернувшись, уставился на решётку камина.
   - Представляешь, - поделился Дани с сестрой, - очнулись по горло в воде. Голова раскалывается, рычит медведь, явары где-то рядом. И ничего не помним. Зачем нас в лес-то понесло?
   По глазам Виолы Дейк понял, что и ей интересен этот вопрос. Но она сменила тему:
   - Ты бы переоделся в сухое, а то опять колено прихватит.
   - Она права, - поддержал её Дейк.
   Дани нехотя поднялся:
   - Ладно, сейчас вернусь.
   Собрав грязную посуду на поднос, Виола понесла его на кухню. На некоторое время Дейк и Рон остались вдвоём.
   - У тебя с ней что-то есть? - тихо спросил Дейк.
   Рон выпрямился:
   - Я не собираюсь это обсуждать.
   Дейк пожал плечами:
   - Дело твоё.
   - Слушай, - глянул на него Рон. - Я, конечно, тебе благодарен. Ты спас нам жизнь, и я это ценю. Но мы с тобой не друзья.
   - Ладно, - сказал Дейк. - Я понял.
   Когда брат с сестрой вернулись, он поднялся:
   - Спасибо за всё, но мне пора.
   - Я надеялся, - удивился Дани, - что сегодня ты останешься у нас. В такую-то ночь.
   Рон глянул с подозрением, и Дейк поспешил распрощаться:
   - Меня брат ждёт, нужно ехать.
   - Брат? - брови Дани взлетели. - Ты же говорил, что он погиб?
   Взгляд Рона всё больше не нравился Дейку.
   - Я так думал, - ответил он. - И ошибался. Я загляну к тебе как-нибудь.
   Виола подошла к дверям:
   - Я провожу.
  
   День выдался длинным, впереди неблизкая дорога и тяжёлый разговор с братом. Дейк молчал до самой конюшни, Виола заговорила первая:
   - Как рука?
   Ладонь, конечно, болела, он старался не тревожить рану лишний раз. Виола достала из кармана мазь и бинт:
   - Давай, обработаю.
   Сопротивляться Дейк не стал. Присел рядом и протянул руку.
   - Мне показалось, - сказала девушка, осторожно смазывая ладонь, - ты расстроился, увидев меня.
   - Не показалось.
   - Почему?
   - Когда я увидел тебя впервые, тогда, возле дома, решил, что ты моя сестра.
   - У тебя есть сестра?
   - Была. Я не знаю, где она. Спросить теперь не у кого.
   Обмотав ладонь бинтом, Виола завязала последний узел.
   - У кого из твоих родителей синие глаза?
   - У отца. Откуда ты знаешь?
   Виола улыбнулась:
   - У дроков это передаётся по наследству. А это значит, что у твоей сестры цвет глаз...
   - Тоже синий. Я понял.
   Отчего-то ему не хотелось вставать. Хоть Виола ему не сестра, а что-то родное в ней было. Выручил Ветер: подойдя, ткнулся в спину.
  
  
   Глава 18
  
   Он вернулся за полночь. Тихо влезая в палатку, понял: Волк не спит. Дейк разделся и лёг в свою постель, впервые в жизни ощущая тяжесть от молчания. Заснул, как нарочно, не сразу. Повернувшись спиной к брату, долго ждал, когда тот засопит. Дейк настолько боялся пошевелиться, что затекла нога, но ему было всё равно. Он не хотел говорить с Волком. Так, в тревожном забытьи, и провалялся до самой зари. Утро никакого облегчения не принесло, и он выскользнул на улицу, едва рассвело. Взяв всё своё оружие, ушёл подальше, за пределы долины.
   Солнце только вставало, утренняя прохлада приятно освежала после беспокойной ночи. Отложив оружие, Дейк присел на каменистом берегу ручья и ополоснул студёной водой лицо. Где-то неподалёку зазвучала песня Заринки. Он вспомнил, как совсем недавно она объясняла, что именно из растений, собранных на рассвете, получаются самые нежные краски. Дейк втянул носом воздух. Цветов, как и ароматов, вокруг было не счесть, и он не удивился, что девушка выбрала именно это место. Может, и хорошо, что она недалеко, так он не чувствовал себя совсем одиноким. Голос Заринки не мешал, однако снова напомнил о брате, и множество мыслей, отвлекая, полезло в голову. Отмахнувшись от всего лишнего, он поднялся и достал рагл. Опасный танец он начал с привычных движений, однако вскоре, вновь задумавшись, зацепил остриём лезвия рубаху. Как это у него получилось? Не понимая, он смотрел на появившуюся дыру на рукаве. Так ведь и пораниться недолго. Пожалуй, напрасно сегодня он взялся за рагл. Дейк хмыкнул. Решив не расстраиваться, поднял лук. Взглядом нашёл шишку на высокой сосне, натянул тетиву и выпустил стрелу. Ветка даже не шелохнулась. Он прицелился снова, и вновь промахнулся. Раз за разом стрелы летели мимо, не попадая в цель, прямо, как у малолетки. Разозлившись, он откинул в сторону бесполезное оружие и вытащил меч. Ну и пусть. Вот с мечом у него всегда находился общий язык.
   Свист от взмаха обрадовал слух. Взлетая и опускаясь, клинок переливался на солнце. С ним Дейк всегда отдыхал, вот и теперь он с удовольствием резал и рубил тяжесть, лежавшую на сердце. Он кромсал невидимое препятствие, разбивал на части и мельчил его в порошок. Дейк вспотел и начал уставать, однако легче почему-то не становилось. Даже лицо покраснело, такого давно не случалось. Попавший под меч тоненький ствол он снёс одним движением, и только тогда остановился. Деревце было жалко, не стоило этого делать. Дейк злился и тяжело дышал, руки его, крепко обхватившие рукоять меча, ощутимо гудели. Однако не признать он не мог: можно прятаться от брата сколько угодно, но поговорить с ним всё равно придётся. И сделать это лучше прямо сейчас, наверняка Волк уже проснулся. Дейк опустил оружие и закрыл глаза, прислушиваясь к себе. Сразу стало легче, значит, верно решил. Надо идти и объясниться с братом, а всё остальное подождёт. Глубоко вдохнув свежий утренний воздух, Дейк улыбнулся и наконец-то порадовался взошедшему солнцу. Простенькая мелодия, выводимая Заринкой, приласкала утончённый слух. Он попытался разобрать слова песни, но она вдруг оборвалась. Вздохнув, Дейк открыл глаза и вдруг увидел на краю поляны Аэль. Холодок от промоченной потом рубахи пробежался по спине. Он даже не заметил, как она появилась, вот что значит "летящая". Не отрывая взгляд от клинка, Аэль подошла.
   - Хочешь посмотреть?
   Она кивнула. Запрет на мечи на него не распространялся, ведь он не родился хаасом, а она, наверное, и не видела ни разу. Дейк опустился на колено и положил лезвие на левую ладонь. Тщательно отцентрованный, слегка изогнутый клинок, выкованный из специального состава, круглая гарда, да переплетённая тесьмой рукоять на две руки. Наследие Великой Дрокии. Меч действительно был хорош.
   - Красивый, - призналась Аэль.
   Протянув руку, но не касаясь, она провела ладонью вдоль клинка. Заметила бинт:
   - Что с рукой?
   - Порезал.
   - Покажешь?
   - Потом.
   Она подняла на него взгляд:
   - У тебя хорошо выходит, даже с одной рукой.
   Дейк не сообразил, что сказать. И нужно ли отвечать. Как и полагалось хаасскам, Аэль свои чувства не скрывала. Глаза её задавали вопрос, тот самый, что так и не был произнесён. Какая-то часть Дейка возликовала, но он сознательно сдержал первый порыв. Мала она слишком. Да и сам он... готов ли? Ответа на этот вопрос Дейк пока не знал. Затянувшееся молчание нарушил выстрел. Эхом пронёсся по ущельям и затих вдали. Аэль испуганно присела. Быстро поднявшись, Дейк закинул лук и меч в ближайшее дупло. Нутром ощущая беду, он побежал туда, где недавно пела Заринка. И услышал, как следом лёгкой поступью припустила Аэль.
  
   В спину Волка, умывающегося у ручья, ткнулась его лошадь.
   - Подожди, Снежинка, - Волк не любил отвлекаться, пока не позавтракает.
   Снежинкой он назвал её из-за белого пятна посреди лба. Они друг друга хорошо понимали, и обычно утром лошадь просто гуляла неподалёку. Снежинка вновь ощутимо ткнула его в спину. От неожиданности Волк чуть не упал:
   - Ты что?
   Он повернулся и внимательно присмотрелся: вроде не больна. Снежинка ухватила зубами его рубаху и потянула к себе.
   - Куда-то зовёшь? - удивился Волк.
   И тут же, холодея, понял: звала не она. Его звал брат.
  
   Дейк не ошибся, именно Заринке понадобилась помощь. Он появился вовремя, чтобы увидеть на другом конце долины чужака, увозящего девушку. "Стой, братец, стой", - мысленно потянулся Дейк к чужому коню. Тот едва не взвился на дыбы: ездока ослушаться он не смел. И тогда Дейк осторожно повёл скакуна по нужному ему пути. На развилке, что возле трёх дубов, он будет их ждать. Он сам торопился успеть, пока всадник не опомнится и не увезёт Заринку бесследно. Мелькнула странная мысль: а вдруг его потом узнают. Он ведь не собирался негодяя убивать. Прямо на бегу Дейк подхватил огнеборец, красящий цветок. Размазал по лицу.
   Он едва успел: сделав хороший круг, на Дейка вышел чужой конь. Заринка со связанными руками лежала перед седоком. Не сбавляя темпа, Дейк бросился прямо на всадника. Звериный прыжок удивил его самого, но думать об этом времени не было. Он выбил чужака из седла, и они упали на землю. Его противник был немолод, но достаточно опытен и силён. Врезав ему от души, Дейк услышал крик Заринки:
   - Ястреб! Убей его, Ястреб! Он застрелил Орла!
   Застрелил Орла! Вырубив противника, Дейк хватился за рагл и приложил к его шее. Красный воротник чужака на мгновение остановил его: ещё один кор. Везёт же ему. И вдруг Дейк сообразил: это же дядя Рона. В замешательстве он опустил оружие.
   - Ястреб, чего же ты ждёшь? - голос Заринки был полон горечи.
   Пока он решал непростую задачу, кор зашевелился. Дейк вновь поднял рагл, но вдруг увидел перед собой полупрозрачный образ Орла.
   - Не знаешь, как поступить? - спросил старейшина. - Не торопись. Сделай так: найди ямку между плечом и шеей, надави. Теперь в локте между двумя костями...
   Дейк не понимал, что делает. Со стороны, наверное, это выглядело странно, во всяком случае, во взгляде Заринки явно светилось недоумение. Наконец, кор остался лежать на спине с открытыми глазами. Он не шевелился, но всё видел и слышал.
   - И последняя точка, вот здесь, - показал Орёл. - Но мы её трогать не будем. Ты ведь не хочешь, чтобы его растерзали звери?
   - Приляг, отдохни? - мысленно спросил старейшину Дейк.
   Улыбнувшись, Орёл исчез. Сидя над беспомощным кором, Дейк пытался запомнить, что и в какой последовательности он делал, потому что понимал: второго урока не будет. Он опомнился, только услышав всхлипывания Заринки. Лицо девушки было в слезах. Присев рядом, он разрезал путы на её руках.
   - Я отказала ему, - вдруг прошептала она.
   Дейк не понял:
   - Кому?
   - Я отказала Орлу, - заплакала она. - А теперь его нет.
   - Ты уверена?
   - Я видела, как он упал.
   Он не хотел верить до последнего:
   - Но там была Аэль.
   Заринка глянула на него с надеждой. Дейк поднялся и протянул руку:
   - Идём.
  
   Оказывается, он много успел пробежать, дороге не было конца. Полянки сменялись одна за другой, вот уже большой овраг, за ним ручей... Если Снежинка не подвела, думал Дейк, Волк уже должен быть там. И действительно, брата он увидел издали. Волк поднялся навстречу, на его безмолвный вопрос качнул головой. Глотая слёзы, прямо на мху в стороне сидела Аэль. Дейк нашёл взглядом Орла, тот лежал в луже крови и, судя по всему, был очень плох. Вытерев глаза, Заринка опустилась рядом, и его ослабевшая рука нашла её ладонь.
   - Волк, - позвал Орёл.
   Шмыгнув носом, тот присел на колени:
   - Да, Большой Орёл.
   - Ты ей не сказал?
   Опасаясь взглянуть на Заринку, Волк еле заметно качнул головой.
   - Сейчас, - сказал Орёл.
   Ему трудно было говорить, но Волк понял. Не смея спорить, снял тесьму с косы и распустил волосы. Достал из мешочка на груди ожерелье. Дейк удивился: как он только успел его сделать за один день? Заринка замерла, слёзы вновь показались на её глазах. Она не смогла взять ожерелье, но она не могла, не хотела отказаться.
   - Да, - всхлипнула она, - да.
   Волк обнял её, и Заринка, больше не сдерживаясь, разрыдалась у него на плече.
   - Ястреб, - подозвал Орёл.
   - Я здесь.
   Дейк опустился рядом. Он недавно знал старейшину, но тот успел занять в его сердце вполне определённое место. Губы Орла растянулись в слабой улыбке:
   - Ты сделал это.
   - Мы сделали, Большой Орёл.
   Тугой комок где-то в горле мешал Дейку говорить.
   - Ты запомнил?
   - Да.
   Рука Орла потянулась к шее:
   - Сними.
   Дейк осторожно развязал тесьму на шее Орла. Камни старейшины легли ему в руку. Он нашёл ладонь Орла:
   - Они здесь.
   Орёл вдруг камни вернул:
   - Теперь ты Большой.
  
   Дорога в селение показалась Дейку очень долгой. Наверное, потому, что он нёс на руках тело Орла. Входя в селение, он даже не представлял, насколько это будет тяжело. Горе захлестнуло селян. Люди ещё помнили, как совсем недавно хоронили отца Орла. И вот теперь пришло время прощаться и с ним.
   Тело обмыли в горной реке, надели чистую одежду, украсили гирляндами из цветов. Собрали деревянный трон, на него усадили Орла. И с прощальными песнями понесли через всё селение на большую поляну. Там трон установили в центре круга из дров. Селяне несли последние дары любимому вождю, гора подарков увеличивалась на глазах.
   Попрощаться со старейшиной пришли все мудрецы, Дейк и не подозревал, что их так много. Когда отзвучала последняя прощальная песнь, дрова одновременно подожгли с разных сторон. Костёр поднялся в два человеческих роста. Огонь долго танцевал по сухим деревяшкам, а когда он затих, на удивление Дейка, подчистую сгорело всё. Видимо, здесь не обошлось без воли мудрецов. Селяне подходили к пеплу, касались пальцами и растирали у себя на лбу. Дейк этого сделать просто не смог, к тому же его лицо до сих пор было в краске, которая даже не смывалась.
   Один из мудрецов окликнул его. Дейк подошёл.
   - Камни старейшины у тебя?
   Он достал из кармана тесьму с камнями. Мудрец их не взял:
   - Ты принял? Тебе и носить.
   Дейк изумлённо глянул на него: он ведь отшельник, тот не мог этого не знать. Мудрец прояснил:
   - Не думай, что старейшина ошибается.
   Кто-то из хаасов подошёл к растерявшемуся Дейку, взял тесьму и завязал на его шее.
   - Здравствуй, Большой Ястреб, - сказал он.
   Следом за ним стали подходить остальные.
   - Здравствуй, Большой Ястреб, - раз за разом слышал Дейк.
   Почему не Волк, мысленно обращался он к Орлу, почему? Брат подошёл последним.
   - Здравствуй, Большой Ястреб.
   Они ведь так и не поговорили. А теперь всё стало ещё сложнее. И вновь Дейк ничего ему не сказал.
  
   Остаток дня он просидел на той же поляне возле опустевшего шатра. Он пытался вспомнить, как у Орла получалось быть всегда на виду, и понял: это непросто. Ведь добрую часть себя нужно отдать селянам. Получится ли у него совмещать свою жизнь с обязанностями старейшины?
   Ближе к сумеркам появился Рысь, и Дейк обрадовался ему, как старому другу.
   - Я могу тебя попросить? - спросил юноша.
   - Говори.
   - Ей очень плохо. - Он говорил о сестре. - Она всё время плачет. Поговоришь с ней?
   Они нашли девушку в её палатке. Когда Дейк появился, Аэль испуганно поднялась. Глаза её были красные, одежда в беспорядке. Не стань Дейк старейшиной, он бы не вошёл в её дом, Аэль это знала.
   - Выходи, - сказал Дейк.
   Она послушалась.
   - Чаем угостишь?
   Девушка кивнула и занялась котелком, Рысь помог ей обновить костёр. Занятая хлопотами, Аэль немного отвлеклась. Когда травяной настой был готов, Дейк первым взял чашку. Чай пили в молчании, лишь временами слышно было, как хлюпает носом Аэль.
   - Хороший сбор, - похвалил Дейк, когда настой закончился. - А теперь рассказывай.
   Боясь поднять глаза, Аэль рассматривала листочки на дне своей чашки.
   - Я не спасла его, - голос её прерывался, - я не успела. Будь я рядом, он бы остался жив.
   Её слова один в один совпали с мыслями Дейка.
   - Будь я рядом, - с горечью поделился он, - этого бы вообще не произошло.
   Взгляд Аэль метнулся к нему, но Дейк ничего объяснять не стал. Он повторил слова, которые сам себе говорил сегодня уже не раз:
   - Что случилось, то случилось, его уже не вернёшь. Не вини ни себя, ни других, это всё равно не поможет.
   Он помолчал, соображая, нужно ли ещё что-то добавлять, потом протянул левую ладонь:
   - Ты вот руку мою собиралась посмотреть.
   Аэль засуетилась:
   - Да, конечно.
   За ночь рана подсохла, но днём снова потекла, бинт на ладони потемнел. Тонким ножичком девушка срезала повязку и нахмурилась:
   - Тебе следовало раньше её показать, слишком глубокий порез. Нужно будет хорошо промыть. Чем ты смазал?
   - Мазал не я.
   Удивлённо взглянув, Аэль сказала:
   - Клеить уже поздно, но можно зашить. Правда, заживать будет долго.
   - Делай, - позволил Дейк.
   Она долго промывала рану. Сначала водой, потом едким пахучим раствором. Дейк морщился, но молчал. Боль от зашиваемой ладони на какое-то время заставила и его забыть обо всём. В этот момент он думал только об Аэль, и это приносило облегчение. Рядом с ней было безмятежно и тепло. И почему-то хотелось быть сильным и бесстрашным.
  
   Ближе к ночи он пришёл за своими вещами. Брат тихо сидел у костра, и он присел рядом. Молчание затянулось. Волк не торопился начинать разговор, а Дейк не знал, что ему сказать. Наконец, он прервал затянувшееся молчание:
   - Прости.
   Спокойствие Волка удивило его, Дейк не заметил ни обиды, ни досады. И пожалел, что не поговорил с братом сразу.
   - Ты не виноват, - просто ответил тот, вороша палкой угли. - Когда ты узнал?
   Он не стал скрывать:
   - Волки вразумили.
   Брат кивнул головой.
   - Мог бы и раньше сказать.
   - Думаешь, это так просто?
   Вместо ответа Волк посмотрел на него:
   - Вот, значит, как ты коня допросил?
   Дейк улыбнулся:
   - Теперь ты понимаешь, что я не врал.
   - Орёл знал?
   - Конечно, - отозвался Дейк. - Я ему сразу всё рассказал. Думал, прогонит, а он... Пока не научишься летать, говорит, даже не заикайся. Но старейшиной... - Он встал, отошёл от костра и, закинув голову, посмотрел на чистое ночное небо. - Я не представляю, как дальше жить. Я этого не ждал.
   - И что, - усмехнулся Волк, - ещё не научился летать?
   Не отрываясь взглядом от звёзд Дейк покачал головой. Волк смотрел на него со смешанным чувством. Каким-то чутьём он всегда знал, что младшему брату в жизни будет дано больше, чем ему. И вот теперь он искренне радовался, потому что любил, грустил от осознания скорой разлуки и, в то же время, отчаянно завидовал. Палка в его руке активно растирала угли в порошок. Дейк вздохнул:
   - Нет. И огонь разжигать тоже. А вчера, представь, познакомился с племянником кора.
   Волк аж присвистнул. Неожиданный порыв ветра воскресил почти погасший костёр, и он выронил палку. Дейк продолжал:
   - И встретил друга по училищу. Что же мне теперь, всё бросить?
   - Орёл знал, - вздохнул Волк, - чего хотел. Продолжай. А я тут... помогу.
   - Теперь, - Дейк повернулся к брату, - ты снова будешь жить один.
   - Ненадолго, - напомнил тот.
  
   Только поздней ночью Дейк вернулся к шатру старейшины. Откинув дверцу, вошёл. Сел на край постели Орла и зажёг свечу. Он явно ощущал его присутствие. Словно рядом незримо сидел добрый друг.
   - Почему ты не здесь? - спросил его Дейк, закрыв глаза. - Зачем бросил этих людей? Я ведь никогда не стану таким же старейшиной, как ты.
   Он вдруг вспомнил, как совсем недавно говорил ему Орёл: "вот когда научишься разводить огонь руками...". Самое время попробовать. Он достал нетронутую свечу и приложил к ладони. Разумеется, фитилёк и не думал загораться. Он отодвинул руку и представил, как из неё исходит огонь. Откуда-то он должен был там появиться? Он двигал ладонью и пристально на неё смотрел, пытаясь понять, как же это происходит.
   - Развлекаешься?
   Голос Орла прозвучал настолько неожиданно, что рука Дейка дрогнула, а свеча отлетела к стене. Улыбающийся Орёл появился перед ним:
   - Ты ведь не думал, что это так просто?
   - Почему я вижу тебя? - еле выдохнул Дейк.
   Он знал, что это невозможно, но всё же Орёл сидел рядом совсем как живой. Казалось, руку протяни и дотронешься.
   - Потому что я тебе нужен.
   - Ты всем нам нужен!
   - Теперь твоё время.
   Дейк помолчал. Столько всего хотелось спросить, но он понимал, что время дорого.
   - Ты всегда будешь также появляться?
   Орёл был честен:
   - Я не знаю.
   - Скажи, - решился Дейк, - почему ты выбрал меня? Почему не Волка?
   - Потому что он к этому не готов.
   - А разве я готов?
   Орёл не ответил. Оставив Дейка наедине с собой, видение исчезло.
  
  
   Глава 19
  
   После тяжёлого дня Дейк отключился, едва лёг, и даже сны в ту ночь его не беспокоили. Открыл глаза, как обычно, на рассвете, увидел стенки шатра и сразу всё вспомнил. О том, что Орла больше нет. О том, что он, Дейк, теперь старейшина. И о близкой свадьбе Волка. Всё это никак не помещалось в его голове, и он сжал её руками. Хочет он или нет, а с этим придётся дальше жить. Конечно, он честно радовался помолвке брата, однако мысль о том, что у того скоро появится своя семья, страшила необычайно. Ведь тогда Дейк снова останется один.
   Эта мысль сводила с ума, переворачивала всё внутри и лишала воли к жизни; не хотелось ни вставать, ни что-либо делать. Дейк с трудом заставил себя не думать об этом. Привычные действия должны были вернуть его в нормальное состояние, а, значит, нужно заняться тем, что делал всегда. Он сел. Кое-как перетянул тесьмой хвост, потом влез в штаны и, собираясь освежиться в ближайшем ручье, босиком вышел из шатра.
   Он не ожидал увидеть Аэль, тем более, в такую рань. Она сидела на плетёном коврике совсем рядом с шатром, заметив его, сразу поднялась. Дейк насторожился:
   - Что-то случилось?
   Похлопав по своей сумке, ведунья прошептала:
   - Хотела проверить твою ладонь. Ты не будешь против?
   Он собрался напомнить, что она перед сном её обработала, но успел сообразить, что Аэль не только за этим пришла. Выгонять не стал:
   - Ладно, посмотри.
   Солнце ещё не успело выпарить росу, и они уселись вдвоём на её маленький плетёный коврик. Аэль размотала повязку. Как и предполагал Дейк, всё там было в порядке. Не выпуская его ладонь из своей, ведунья тихо сказала:
   - Нужно промыть.
   Наверное, подумал Дейк, её всё-таки виднее, да и отказываться глупо. Он кивнул:
   - Промывай.
   Они сидели рядом, бок о бок, Дейк ощущал её тепло. Над его рукой склонилась голова девушки, и ему отчаянно захотелось прикоснуться к её пёстрой вязаной шапчонке. Впрочем, едкая смесь, которой ведунья начала промывать рану, быстро заставила обо всём забыть. Дейк поморщился, зная, что Аэль этого не увидит. Однако боль прошла, едва тоненькие пальцы начали втирать лечебную мазь. И вот тут он закрыл глаза, потому что оказалось это слишком приятным, и не открывал их, пока она не забинтовала вновь.
   - Спасибо, - выдавил он из себя, не глядя на девушку, она тоже не торопилась на него смотреть.
   - С тренировками лучше подождать.
   - Вряд это понравится твоему брату. - Вспомнив предсказание, Дейк поспешил поправиться: - То есть я хотел сказать, что мы и так уже много времени потеряли. - И снова мысленно отругал себя: ведь она могла понять не так. Выдохнул. - Попрошу Волка, чтобы показывал приёмы, пока ладонь не заживёт. Но откладывать тренировки не буду.
   - Как знаешь. - Аэль встала. - Вечером зайду.
   Внутри словно всё свело, когда он поднялся. Маленькие губы девушки оказались так близко, что Дейк, не желая давать воли чувствам, отступил на шаг. Во-первых, сказал он себе, ей только четырнадцать. Или уже пятнадцать, неважно. Мала ещё. Во-вторых, он зубы не успел почистить. А в-третьих... ему было стыдно даже думать о том, что к своим годам он ни разу ни с кем не целовался. Когда брови Аэль удивлённо взлетели, он отвернулся. Словно прочла его мысли. Не сказала больше ни слова, подобрала свой коврик и пошла прочь.
  
   Тренировки с учениками Дейк продолжил, ладонь ведь заживала у него, а не у них. Старшие с радостью помогали младшим, Волк показывал приёмы, а ему оставалось только следить за правильным исполнением. Разминку, как и прежде, делали каждый раз. Тех, кто отлынивал, Дейк попросту выгонял, а вернуться после этого на его тренировки было нелегко. Со временем желающие лениться перевелись.
   Как он и подозревал, у старейшины забот оказалось достаточно. То соседи из-за телёнка поругаются, то подростки что-то учудят. К моменту, когда ладонь Дейка зажила, на побережье он не выбрался ни разу. Сначала он всё ждал момента, когда будет не так занят, а когда время всё же появилось, неожиданно для себя обнаружил, что пропало желание. Будучи старейшиной, он совсем не радовался возможной встрече с болярами. Даже со своим лучшим другом и его сестрой. За все эти дни так на побережье и не съездил.
   Как-то в сумерки к нему подошёл Волк:
   - Стрижи летают высоко.
   - Да, - согласился Дейк, - тёплая будет ночь.
   Волк сказал просто:
   - Молодёжная.
   Перспектива остаться один на один с толпой юношей и девушек Дейка не радовала, к тому же он почти ничего об этом не знал.
   - Поможешь?
   Волк усмехнулся:
   - Я ведь помолвлен.
   - Но пока не женат. А я без тебя не справлюсь.
  
   Они пришли на место одними из первых. Волк вместе с группой молодых людей занялся формированием костров, а Дейк отправился охранять от излишне любопытных девичьи поделки. Он старался не смотреть, что приносят девушки. И даже не прислушивался к их разговорам. Хоть и не собирался участвовать, но смущать никого не хотел. Впрочем, девушки его словно побаивались, проскальзывали мимо, как мышки, всё время оглядывались на него, перешёптывались. Почему они так себя ведут, он так и не понял.
   Он всё высматривал Аэль, ведь ей уже пятнадцать, значит, может и появиться на празднике. С одной стороны, он был бы рад увидеть её здесь, но когда представлял себе, сколько парней будет на неё смотреть, места себе не находил. Тем не менее, о своих обязанностях он не забывал, и, когда услышал в кустах за поляной подозрительный шорох, отправился туда немедля. Кто-то из юношей, похоже, решился подсматривать, а это никак не допускалось. Лазутчик вёл себя очень тихо, скорее всего, никто другой его и не заметил, но Дейк точно знал, что в кустах кто-то сидит. Подойдя, он сказал негромко, так, чтобы не тревожить девушек:
   - Выходи. - Он удивился, когда из кустов показался Серый: - Ты?
   Упрямо прикусив губу, подросток опустил взгляд. Даже в неясном свете костров видно было, как он расстроен. Дейк спросил:
   - Напомни, сколько тебе лет?
   Тот буркнул:
   - Двенадцать.
   - В таком возрасте я об этом даже не думал. Хотя твой интерес вполне объясним, но мне придётся тебя попросить подождать ещё несколько лет.
   Серый дёрнул губой, но промолчал. Даже если сейчас тот уйдёт, понял Дейк, то всё равно вернётся. Пришлось припугнуть:
   - Если ещё раз тебя здесь увижу, то тренироваться будешь с кем-то другим.
   - Так нечестно! - тут же вскинулся подросток.
   - С чем ты не согласен?
   Серый долго изучал его взглядом, но Дейк уже всё сказал, и отказываться от своих слов не собирался. Поняв серьёзность его намерений, подросток вздохнул.
   - Ладно, - сказал он, - я понял. Больше не появлюсь.
  
   Закончив подготовку, молодёжь потянулась к берегу. Ночь и вправду выдалась непривычно тёплой, пользуясь этим, девушки принарядились. Их туники и платья, сшитые из тонких струящихся тканей, переливались светом множественных огней, Дейк и представить себе не мог, что такое возможно не только на императорском балу. Заметив Волка, рассмеялся один из парней:
   - Смотрите-ка, женишок пришёл, всех девок нам тут распугает.
   - На ваших девок меня одного точно не хватит, - отшутился Волк. - А перепугать они и сами кого угодно могут.
   Девушки в долгу не остались, тут же окружили его. Вмиг собралась задорная толпа.
   - Да ты Волк или Павлин? - воскликнула одна из них. - Вон хвост-то какой распушил!
   Остальные, беззастенчиво рассматривая чужого жениха, похихикивали. Хоть Волк и сложил руки на груди, смутить его оказалось непросто.
   - Это Заринкин хвост, а не твой, - ответил он, приосанившись, - ей и решать, как меня называть.
   Дейк смотрел на брата со стороны и улыбался. Такой спокойный и уверенный в себе Волк ему нравился намного больше. Женитьба брата, несомненно, изменит всё, но, может, не так уж это и плохо? Чьё-то внимание со стороны отвлекло его от перебранки. У одного из костров, на расстоянии от толчеи, Дейк увидел Аэль. И сразу понял, что пропал. Задорная короткая стрижка вместо привычных косичек порадовала его. Девушка словно повзрослела, новый образ ей необычайно подходил. Удивляясь себе, Дейк всерьёз задумался о своей будущей семье. Как это случится? И станет ли Аэль его женой? Он понял, что засмотрелся, когда услышал тихий голос брата:
   - Ещё слюни пусти.
   С того момента он опасался на неё даже глянуть, ведь отвлекаться ему было никак нельзя. Быть старшим среди молодёжи дело непростое. Попробуй-ка, уследи за всеми. А если что и заметил, исправь так, чтобы не задеть ничьё самолюбие, ведь молодёжь - повзрослевшие вчерашние дети. Разумеется, Дейк даже не думал участвовать в потехах, хотя смотрел с интересом. Когда загорелся второй ряд, Рысь побежал одним из первых. Дейк сразу понял, что парень сегодня решится на третий прыжок. Ему было интересно, один ли он будет в этот раз?
   Он не смотрел на Аэль, но чувствовал, как она подошла. Услышал её голос:
   - Останови его.
   - Кого? - не понял Дейк.
   - Брата.
   Он, наконец, встретился с ней взглядом:
   - Зачем?
   - Я боюсь за него.
   Где-то глубоко внутри Дейк знал, что будет рад выполнить любую просьбу Аэль. Но признаваться в этом не хотел даже себе.
   - Он сам принимает решения.
   - Я знаю. - Голос Аэль дрожал. - Но мне кажется, что-то будет не так.
   Пока Дейк решал для себя непростую задачу, вмешался Волк:
   - Предчувствие ведуньи - это серьёзно. Ты отвлеки его, а я подожгу четвёртый ряд. Прыгнет в другой раз.
   Дейк был рад отойти от Аэль, и мысленно благодарил брата за помощь. Он нашёл юношу и осторожно отвёл в сторону. Тот посмотрел на него с удивлением.
   - Я знаю, - Дейк говорил тихо, чтобы слышал только Рысь, - что ты хочешь сделать.
   Юноша прищурил глаза, и Дейк сразу понял, что тот не прислушается. Но всё же продолжил:
   - Я прошу подождать до следующего раза.
   Голос Рыси вдруг сорвался:
   - И это говоришь мне ты?
   Несколько молодых людей оглянулись на них. Дейк попытался объяснить:
   - Думаешь, я в тебя не верю? Это не так.
   - Тогда зачем...
   Сообразив, юноша поперхнулся на полуслове, и некоторое время молчал, не в силах говорить. Во взгляде его мелькнуло разочарование:
   - Это она, да? Это Аэль тебя попросила? Тогда передай ей, передай...
   Не закончив свою мысль, Рысь сорвался с места и побежал. Дейк похолодел. Он сделал всё, что мог, но это не помогло. И теперь оставалось только смотреть, чем всё закончится. Обида придала юноше ловкости; набрав скорость, Рысь легко перелетел через все три ряда. И лишь когда он вошёл в воду, Дейк понял, что снова начал дышать. Похоже, зря волновалась Аэль.
   Обиженный на наставника, Рысь долго не хотел вылезать из воды. Он подплывал к берегу и снова уходил на глубину. Дейк вышел на самый берег и протянул ему руку, но Рысь её не коснулся. Самостоятельно выбравшись из воды, он встал вплотную к Дейку.
   - Почему ты не прыгаешь? - громко спросил он, чтобы слышали все. Рысь посмотрел на вмиг притихшую молодёжь. - Почему Ястреб у нас до сих пор сухой? Наша птичка летать не умеет или перья замочить боится?
   Эти слова задели Дейка. Он мог бы похлопать юношу по плечу и сказать: "Иди-ка, парень, греться", или что-то вроде. Он мог бы объяснить, что не обязан, потому что старейшина. Или просто заявить, что не боится. Но тогда, он знал точно, Рысь навсегда перестанет его уважать. Да, наверное, и не только Рысь. Ведь вызов был брошен, и на него следовало ответить. Толпа распалась на две части, освобождая место для разбега. Ни слова не говоря, Дейк отошёл на нужное расстояние и посмотрел вперёд. Четвёртый ряд уже разгорался, Волк своё обещание выполнил. Но ему было всё равно. Он вспомнил свой недавний звериный прыжок и понял: летать Ястреб будет. И побежал.
   Удивительное чувство полёта длилось недолго, но Дейк его запомнил. И расстроился, когда коснулся воды. Зато про перья теперь никто ничего не скажет. Дружный вопль оглушил его, вынырнувшего из реки. Дейк вдруг осознал, что не просто прыгнул, а перелетел через все четыре ряда. Выбравшись на берег, увидел со всех сторон горящие восторгом глаза. Успел понять: ни отжать воду, ни, тем более, подсохнуть ему не дадут. И тогда налетела толпа. Со всех сторон посыпались удары, кусачки жалили даже сквозь рубаху, хорошо, хоть ткань штанов была плотнее. Дейк уворачивался как мог, прятал лицо под рукавами, и не видел почти ничего. В тот момент, когда толпа поредела, нырнул вниз и выкатился из гурьбы. Молодёжь даже не заметила, как он исчез. Когда Дейк подошёл к брату, тот ухмыльнулся:
   - Ну что, получил поздравления?
   Дейк подвигал плечами:
   - Не думал, что они так жгутся. Чешется теперь всё.
   - Ничего, - Волк зевнул, - завтра пройдёт. Заканчивай потасовку.
   - Хей хо!
   Повторив клич, что слышал от Орла, Дейк заметил, как Волк отошёл на пару шагов. Не успел он удивиться, как, хихикая и перешёптываясь, девушки обступили его со всех сторон. Самые смелые из них подхватили под руки:
   - Пойдём, смельчак.
   Подарок выбирать, сообразил Дейк. Рядом с собой так много женщин он ещё не видел, и вид у него, наверное, был странный. Волк только посмеивался, и Дейку очень захотелось сказать брату: хватит ржать. Пришлось сдержаться.
   Его буквально выпихнули на соседнюю поляну, и Дейк пошёл по рядам с поделками. Вышитая жилетка, вязаные тёплые носки, деревянная миска с рисунком. Проходя мимо, Дейк изумлялся девичьей фантазии и понимал: все эти вещи создавались не для него. Как он мог позариться на чей-то чужой подарок? Вот бы догадаться, что принесла с собой Аэль, но он ни в чём не был уверен. Он ходил по поляне, пока где-то с краю не увидел тёплую шерстяную накидку. После памятной встречи с волками похожую вещь пришлось бросить в костёр. Он поднял её и внимательно рассмотрел. Глянул на девчонок, подтверждая выбор, и стайка девушек вытолкнула к нему смущённую Аэль.
   Накидка предназначалась ему, понял Дейк. Аэль стояла и чего-то ждала, и тогда он вспомнил, как должен её благодарить. Их разделяла целая поляна, но Дейк, перешагивая через поделки, пересёк её быстро. Аэль едва доставала до его плеча, он обхватил ладонями голову девушки и сделал то, что уже давно хотел. Терпкий можжевеловый вкус её губ поразил его. Ему не хотелось её отпускать, и он с трудом заставил себя убрать руки. Странный взгляд Аэль удивил его, ему показалось, что она разочарована. Наверное, поняла, что у него в этом опыта совсем нет.
   Зазвучала музыка, но Аэль не осталась, и Дейк понимал, что так, наверное, будет лучше. Находясь рядом с ней, он боялся наделать каких-нибудь глупостей. А сам он точно уйти не мог. Не только потому, что старейшина. По существующим правилам победителя на танец могла пригласить любая из девушек, и тот не мог отказать, поэтому Дейку в любом случае пришлось остаться. Одна мелодия сменялась другой, парочки то кружились по поляне, то отходили прочь. Но Дейк просто стоял. Он не приглашал никого, и никто не походил к нему. Пожалуй, девушки его всё-таки боятся. Интересно, что же он такого сделал?
  
   Следующим утром на тренировку Рысь опоздал. Он появился во время разминки, и Дейк кивнул ему: проходи. Добрую половину занятия юноша был слишком задумчив и невнимателен. Дейк вызвал его, чтобы показать очередной приём. И вот тогда вместо традиционного приветствия "Пожалуйста, научи меня", произносимого на старом хаасском, Рысь прошептал:
   - Прости меня.
   Дейк ничего не сказал, хотя прозвучало это странно. Они выполнили приём, как полагалось. И повторили несколько раз, чтобы все смогли увидеть. Всё это время Рысь смотрел на наставника с надеждой. И вместо привычного "Спасибо за урок" после показа Дейк ответил:
   - Я тебя услышал.
  
  
   Глава 20
  
   Тёплые ночи держались всю следующую неделю. В первый же вечер, когда луна пошла в рост, Дейк нашёл брата на скальном утёсе у реки. Тот сидел, задумавшись о своём, и Дейк осторожно поднялся к нему по валунам:
   - Не помешаю?
   - Пристраивайся, - кивнул Волк.
   Дейк сел на ещё не остывший камень. Столько всего он думал сказать брату, но теперь, оказавшись рядом, засомневался, нужно ли. Просто молчать казалось глупым, и он сказал первое, что пришло в голову:
   - Завтра ты уже будешь женат.
   - Да, - механически подтвердил Волк, не отвлекаясь от своих мыслей.
   - Не боишься?
   Тот глянул с удивлением:
   - Чего?
   - Чужой человек всё-таки.
   - Это Заринка - чужой?
   Когда брат улыбнулся, Дейк понял, что сморозил глупость. Волк признался:
   - Иногда мне кажется, что знаю её всю жизнь.
   Он подобрал камешек и бросил с обрыва. Дейк услышал где-то внизу тихий всплеск.
   -- А, по-моему, это ты чего-то боишься. - Волк повернулся. - - Я давно заметил. Давай, колись.
   Дейк не сразу сообразил, что сказать. Подумав, стоит ли озвучивать, всё-таки поделился:
   - У тебя уже завтра своя семья будет. А я...
   Волк не дал договорить:
   - Ты ведь знаешь, что я всегда беспокоился о тебе. Но при этом всегда знал, что в твоей жизни всё будет хорошо.
   - Даже когда меня увозили солдаты?
   - Особенно тогда. Я лишь боялся, что не выживу и не увижу этого. - Волк бросил очередной камень, и Дейк снова услышал еле заметный всплеск. - Вот ты замечал, как треть наших парней на Аэль глазеет?
   - Замечал.
   - А она, ехидна такая, ведь только на тебя и смотрит. Как думаешь, почему?
   Лицо Волка казалось серьёзным, но глаза смеялись. Дейк молча ждал ответа, и тот закончил свою мысль:
   - Наверное, потому что видит в тебе то же, что и я.
   Всю последнюю неделю Дейка не покидали мысли об Аэль. Щенячье желание видеть её, возникшее от поцелуя с можжевеловым привкусом, он игнорировал как мог, а потому избегал любой встречи с девушкой. По той же причине и на свадьбу брата идти не хотел. Только не знал, как об этом сказать.
   - Так ты не обидишься, если меня не будет не церемонии?
   Ему показалось, что Волк не удивился.
   - Зря ты так.
   - Зря, - признал Дейк. - И ещё знаю, что потом об этом пожалею. - Он помолчал, проклиная себя. - Но сейчас не могу.
   Брат вздохнул:
   - Ладно. Я переживу.
  
   Эту свадьбу, как и другие, Мудрые провели в своей обители. В любое другое время доступ туда для обычных людей был закрыт. Любопытство так и подмывало Дейка появиться там и посмотреть, как живут отказавшиеся от мира, но он всё же не пошёл. Чтобы отвлечься от лишних мыслей, решил помочь в приготовлении пира. Однако он даже не представлял, насколько это будет непросто.
   С раннего утра и до окончания церемонии два десятка людей собирали съестное, потом всё это мыли, чистили, толкли, месили, жарили, пекли... Дейк был уверен, что умеет готовить, но только теперь осознал, как ошибался. Пиршество на целое селение - это не быстрый обед на двоих. Без опыта лучше не браться, а то к моменту раздачи обязательно что-нибудь одно безнадёжно остынет, а другое - перетомится на огне. Дейк с удивлением для себя узнал, что любую капусту следует добавлять в блюдо одной из последних, иначе она превратится в несъедобное месиво. А если плод садана открыть заранее, то вместо нектара к моменту подачи внутри может оказаться неприятно пахнущий кисель. Погружённый в непривычные хлопоты, он понял, что церемония завершена, лишь когда услышал приближавшуюся музыку. Все приготовления в основном были завершены, помощь больше не требовалась, и Дейк вернулся к шатру, в котором сейчас жил.
   Свадебная процессия не заставила себя долго ждать. Первыми появились дети. Разных возрастов, от малышни до подростков, все они несли с собой корзинки с лепестками цветов, и, казалось, что цветочный дождь сыпется к ногам молодожёнов. Волк, весь в светлом, шёл впереди. Коса его, как и полагалось женатому, была заплетена, а правая рука крепко держала ладонь Заринки, он вёл девушку за собой.
   Ярко-красное платье невесты запомнилось Дейку хорошо: искусно расшитое тонкой золотой тесьмой, оно переливалось под солнечными лучами при каждом движении. Молодых сопровождали родители, и на мгновение Дейку почудились приёмные отец и мать, они-то уж точно порадовались бы женитьбе сына. Жаль, что это было только видение.
   Музыканты старались, как могли, и большая половина селян, следующих за молодыми, танцевала прямо на ходу. Кто-то задорно пел, кто-то радостно смеялся. Брат казался Дейку невозмутимым, а вот Заринка явно была смущена таким вниманием. Подойдя к шатру старейшины, люди остановились, и на мгновение над поляной воцарилась тишина. Дейк понял: он должен что-то сказать. Вот только что желают в таких случаях? Счастья? Детей? Дежурных слов не хотелось. В голове крутилась слышанная где-то фраза, и он не стал ничего придумывать:
   - Мира да любви!
   Брат глянул, словно других слов и не ждал. Наверняка забавный ответ уже крутился на его языке, но Волк сдержался. Сказал лишь:
   - Спасибо.
   Когда все расселись в ожидании пира, Дейк на правах старейшины первым поднёс подарок. Он долго не мог придумать, что же подарить брату на свадьбу, а когда сообразил, времени оставалось совсем немного. Из красного клёна, что в изобилии произрастал в долине водопадов, он вырезал посуду. Пару салатников да несколько мисок, чашек и ложек благородного розового цвета он бережно вываривал в горячем льняном масле, а потом, как и полагалось, высушил под солнцем. Получившаяся посуда радовала глаз, такую и королю не зазорно было подарить. Вручив Заринке набор, завёрнутый в холщовую тряпицу, Дейк отступил на шаг. И заметил, что левая рука девушки соединена с правой рукой Волка длинной цветочной гирляндой. Он удивился:
   -- А это зачем?
   - Традиция, - спокойно ответил Волк. - До ночи разрывать нельзя. Ты не знал?
   - А как же...
   Он вовремя прикусил язык. Традиции для того и существуют, чтобы их соблюдать. А уж о том, как новобрачные проведут остаток дня, не расставаясь ни на мгновение, спрашивать точно не стоило. Развернув холщовую тряпицу, Заринка изумилась:
   - Ты это сам, своими руками?
   Она крутила посуду, рассматривая со всех сторон, а её лицо при этом светилось такой искренней радостью, что Дейк смутился.
   - Я рад, - улыбнулся он, - что тебе понравилось.
   - Ещё как понравилось! - воскликнула девушка.
   Отложив посуду, Заринка легко поднялась и, приобняв, чмокнула Дейка в щёку:
   - Спасибо!
   - Да что ты, - ещё больше смутился Дейк. - Пользуйтесь на здоровье.
   Тепло её нехитрого поступка растрогало его. Он вернулся на своё место, пытаясь сохранить или хотя бы запомнить возникшее ощущение. Вот оно как бывает, и Волку несомненно повезло. От такой жены Дейк бы и сам не отказался, ему захотелось поверить, что его семейные отношения будут не хуже. Он нашёл взглядом Аэль. Смогут ли они провести весь день, вот так привязанные друг к другу? Пятнадцатилетняя ведунья смеялась, общаясь с подружками. Такая юная и чистая. А он уже столько всего повидал. Какой она станет, когда подрастёт? Пойдёт ли за ним, узнав, что он отшельник? Ощутив внимание, Аэль глянула на него. И глаза её сказали даже больше, чем он хотел. Слишком ошеломлённый, Дейк отвёл взгляд первым.
   Он больше на неё не смотрел, ему и так было о чём поразмыслить. Девушки начали разносить угощения, но Дейк даже думать о еде не мог. Перед его глазами стояла Аэль в алом платье с золотой тесьмой, ему казалось, что они уже привязаны друг к другу. Пусть даже пока не цветочной гирляндой.
   Селяне по очереди подходили к молодожёнам, приносили подарки. Когда подошла Аэль, Дейк даже не поднял взгляд. Ведунья протянула Заринке крошечный глиняный бутылёк. Что в нём, она шепнула на ухо невесте, но Дейк всё же услышал. И сразу закрыл глаза. Состав предназначался для поддержания мужских сил, лучше бы он об этом не знал. Даже уши покраснели. Дейк был бы рад покинуть праздник и уйти к вершине, в то место, что уже стало любимым. Проветриться и привести свои мысли в порядок. Но при всём желании встать из-за стола и исчезнуть он не мог, иначе какой из него старейшина. Да и Волк бы не понял.
  
   Добрую половину ночи он не спал. Разные мысли лезли в голову. Дейк давно решил, что отстроит родительский дом. Он представлял своё жилище до мелочей, но будущую хозяйку почему-то никак увидеть не мог. Будет ли это Аэль?
   Он понял, что так и не заснёт, когда услышал песню жаворонка. Не желая больше бесполезно валяться, Дейк поднялся и вышел из шатра. Все давно спали, праздник остался позади. Столы оставили до утра, кое-где валялась посуда. Дейк об этом не беспокоился, он знал, что утром и без его напоминания всё уберут. Стараясь не шуметь, он прогулялся по селению. Люди мирно спали, и это его порадовало. Когда-то опасность для хаасов представляла лишь ночь Мораны, но времена изменились. Несколько десятилетий назад в Солнцегорье появились боляры, о которых местные жители прежде не слыхивали. Прибывшие чужаки заняли восточное побережье, построили крепость. И ладно бы жили тихо-мирно, но доброе соседство не сложилось.
   Здесь, в долине Барса, за селян Дейк мог не волноваться. Непроходимый горный кряж служил надёжной защитой от нежданных гостей. Единственный природный туннель, ведущий в долину, заметит не каждый следопыт. И охранялся он, как подобает. Тем не менее, дозорных Дейк время от времени проверял, прошёлся до кряжа и в этот раз.
   Ночная прохлада и тишина успокоили его. Время до рассвета оставалось, и он решил всё же попробовать подремать. Но, возвращаясь обратно, столкнулся с полуодетым братом, и тот на сонного никак не походил. Видать, подаренное средство действовало безотказно. Все мысли, отодвинутые с большим трудом, вновь всплыли на поверхность.
   - Чего не спишь? - прошептал Волк.
   - Мыслей много.
   - Про Аэль думаешь?
   Дейк понял, что теперь точно не уснёт. Признался с неохотой:
   - Думаю.
   Волк ухмыльнулся:
   - И про ту, рыжую.
   Виола, собственно, была тут ни при чём, но Дейк не стал уточнять. Волк неожиданно предложил:
   - Знаешь что? Проветрись-ка ты завтра. Советую уехать подальше вообще от всех и спокойно подумать.
  
   Остаток ночи Дейк просидел у костерка. Кинул в огонь смолистый корень сосны и, стараясь не думать, просто вдыхал аромат. А потом, тактично дождавшись брата после первой семейной ночи, последовал его совету и отправился на побережье. Уехав подальше от посёлка боляр, выбрался на берег океана. Большинство рыбачьих лодок ушло на промысел, на пляже было пустынно. Лучшего места не найдёшь. Дейк лёг на горячий песок и закрыл глаза.
   Он вновь представил свой дом. В нём обязательно будет большая веранда и резное крыльцо с дубовой дверью. Он мысленно открыл эту дверь и шагнул в просторную светлую гостиную. На диване и в креслах возле камина увидел целую компанию: были здесь и Рысь, и Волк, Дани, Бьёрн и даже Рон. Так приятно видеть добрых друзей у себя дома. Дейк даже не заметил, как погрузился в сон. Он увидел, как вскочил с кресла Рон:
   - А я говорю, что мечом больше поражу врагов.
   Видимо, речь шла об оружии. Дейк остановился. Поднявшись, Волк встал от Рона на расстоянии протянутой ладони:
   - А что ты сделаешь теперь?
   Он положил руку на свои ножны, и в то же мгновение рагл ткнулся в рёбра Рона.
   - Да о чём вы спорите? - усмехнулся Бьёрн. - Всё равно лучше топорика оружия не придумали.
   Улыбнувшись, Дейк зашёл в спальню за чистой рубахой. И столкнулся нос к носу с Ильяной. Вздрогнув, девушка отступила на шаг и спрятала руки за спину.
   - Что ты тут делаешь? - удивился он.
   - Не скажу.
   - Это спальня, вообще-то.
   - Я знаю.
   Дейк решил эту тему не развивать:
   - Ты не оставишь меня?
   - Зачем?
   - Переодеться хотел.
   Ильяна улыбнулась:
   - Переодевайся.
   От такой наглости Дейк потерял дар речи. Но не выгонять же её силой. Отвернувшись, снял рубаху. Щипок тонких пальцев Ильяны оказался довольно болезненным, Дейк даже в сторону отскочил:
   - Ты что?
   - Извини, - хихикнула Ильяна, - не удержалась. Больше не буду.
   Он так и не понял, что нашло на Ильяну, и, переодевшись, поспешил выйти из спальни. Вот только чем закончился спор, он так и не узнал. Мужчины с улыбкой слушали забавные истории из жизни Бьёрна. Дейк и сам с удовольствием бы посидел с ними, но как хозяин он должен был чем-то покормить гостей. На пороге кухни он остановился, потому что там хлопотали Виола и Аэль.
   - Ты уже здесь? - повернулась Виола.
   И Дейк вдруг понял, что знает её всю: взгляд, губы и даже родинку чуть ниже шеи. Это было как откровение, как удар молнии посреди зимы. Он знал её всю жизнь. Две жизни. Да целую вечность. И при этом совершенно не представлял, что же она скажет сейчас.
   - У нас уже всё готово, отнесёшь?
   К нему с большим вкусно пахнущим подносом шагнула Аэль. Передавая блюдо, её пальцы коснулись его рук, и от этого Дейка бросило в жар. От взгляда большущих глаз ведуньи он сгорел дотла. Девушка молча вернулась к плите, а уши Дейка так и остались пылать. Не помня себя, он вышел из кухни и поставил угощение на стол, и тут в дверь постучали.
   Когда Дейк открыл дверь, вмиг забыл обо всём, потому что за дверью оказалась девушка неземной красоты. Правильные черты лица, безупречные светлые кудри, стройный стан. Ветерок развевал белое вышитое платье, мягкая улыбка притягивала взор.
   - Ну, здравствуй, - прошелестел её голос.
   По телу Дейка пробежал холодок. Что-то зловещее почудилось в её словах, и он насторожился:
   - День добрый. Вам кого?
   - Тебя.
  
   Он открыл глаза. Оказывается, он и не заметил, как заснул, после бессонной ночи его быстро сморило на песке. Дейк сел, изгоняя остатки сна. Щипки и родинки, незнакомка в белом... Что это? Игра подсознания? На свой вопрос ответа он так и не нашёл, более того, запутался совсем.
   Приближающийся топот копыт отвлёк его. Дейк обернулся и пожалел, что перестал ездить в посёлок. Потому что по дороге вдоль берега ехал целый отряд, а Дейк совершенно не представлял, что сейчас тут происходит. Ветер гулял недалеко, но убегать от военных точно не стоило. Красивое лицо коменданта сложно было не узнать, так же, как и двоих с красными поясами во главе отряда. Его заметили, и Дейк поднялся. Его не пугала встреча с Сахи, но если дядя Рона опознает в нём того самого хааса, проблем ему не избежать. Остановив отряд, Сахи направил коня на песок:
   - Арестовать!
   Всадники окружили Дейка. Достать меч заняло мгновение, и подчинённые Сахи замерли, понимая, что взять его, пусть и пешего, будет непросто.
   - Отставить! - послышался голос кора. - Что здесь происходит?
   - Этот человек, - Сахи указал на Дейка, - якшается с лешими.
   - Дядя, - вмешался Рон, - он спас мне жизнь.
   Кор обратился к Дейку:
   - Это правда?
   Дейк убрал меч. Похоже, кор его всё же не узнал. Красные полосы на лице, видимо, помогли.
   - Да, - ответил он, - это так.
   - Я тебя раньше видел? - заинтересовался кор.
   - Не могу сказать, - не стал врать Дейк.
   - И как же тебя зовут?
   - Дейк Саймор.
   - Что-то я не слышал прежде про Сайморов, - заметил кор. - Ну, поехали, что ли, поговорим.
   До крепости добирались молча. Дейк на расстоянии ощущал, как Сахи распирает от ярости. Рон всю дорогу косился на них, но так ничего и не сказал.
   В кабинет кора они вошли втроём. Окна просторной комнаты выходили во двор. Бликами отражаясь от внушительного шкафа с документами, солнечные лучи плясали по стенам, косо ложились на портрет императора и детальную карту Болярии на стене. Круглый стол идеально смотрелся в центре. Вслед за Роном Дейк отстегнул портупею с мечом и повесил на крючок у входа. Потом опустился в кресло, указанное кором; Рон, так же молча, занял место рядом. За спиной Дейка хлопнула дверь, в кабинет вошёл кто-то ещё. Оборачиваться Дейк не стал, но вошедший в поле зрения так и не появился.
   - Рассказ Сахи про вашу встречу я уже слышал, - сказал кор, усаживаясь в кресло напротив, - теперь хочу узнать твою версию.
   - Вряд ли я скажу что-то новое, - отозвался Дейк.
   - Отвечаешь кратко, это хорошо, - одобрил кор. - Но хотелось бы частности. Ты не против, если задам несколько вопросов?
   - Разумеется.
   - Видишь ли, комендант выполнял мой приказ. Объяснишь, почему ты ему помешал?
   Дейк ответил, как есть:
   - Человек, за которым шёл отряд, с лёгкостью разобрался бы и с комендантом, и с его людьми. Я лишь сделал, чтобы этого не случилось.
   - Я понял, - принял ответ кор, - пусть будет так. Но тогда такой вопрос: откуда ты так хорошо знаешь местных жителей?
   - Я же здесь родился и вырос.
   - И ты знаешь их язык?
   - Да.
   - Тогда скажи, что значит "zeollo"?
   Так звучало его имя на хаасском, Дейк насторожился:
   - Зачем вам?
   - Я думаю, это имя хааса, который на меня напал.
   Он неисправим, понял Дейк. Этот человек убил Орла и пытался похитить Заринку, а ищет того, кто напал на него.
   - Ты его рассмотрел? - подал голос Рон.
   - Да где там, - махнул рукой его дядя. - Дикарь какой-то, помню только красные полосы по лицу. Странно вот что: он отключил меня. Какое-то время я не мог ни двигаться, ни говорить, но при этом всё видел и слышал. Хотел бы я с ним пообщаться.
   Дейк потерял к разговору интерес. Он ведь уже знал, как кор "общается" с хаасами.
   - Неужели, - не мог успокоиться Рон, - ты совсем ничего не запомнил?
   - Телосложение хорошее, - кор оценил взглядом Дейка, - как вот у него, например, или у тебя.
   - Таких много, - заметил Рон.
   - Ну да. - Кор вдруг оживился: - Вспомнил! Бинт у него был на левой ладони.
   Дейк попытался сообразить, мог ли Рон видеть его рану. Виола перевязывала её в конюшне, тот об этом знать не мог. На всякий случай убедился, что шрам на ладони не заметен для окружающих. Однако Рон отнёсся к новости скептически:
   - И что это даст? Уже давно всё зажило.
   Кор обратился к Дейку:
   - Так ты мне скажешь, что это слово значит?
   Отношение кора Дейка разозлило:
   - Нет.
   Тот вдруг отступил:
   - Ладно, это не так важно. Скажи лучше, знал ли ты Динтера?
   - Знал.
   - А что с ним стало, тоже знаешь?
   - Да, - Дейк не стал скрывать своё отношение, - и он это заслужил.
   - Вопрос не в том, - вдруг рявкнул кор, - заслужил он или нет. Его убийца должен быть пойман и наказан!
   Зря я и тебя не убил, подумал Дейк. Может, из Рона кор получше вышел бы. Он уже понял, что из разговора толка не будет.
   - Ищите без меня, - сказал он, поднимаясь.
   Кор встал так резко, что его стул грохнулся на пол. Он опёрся обеими руками на стол:
   - Рон обязан тебе жизнью, и только поэтому ты не под арестом. Могу и допросить.
   - Думаете, скажу что-то ещё?
   - Желаешь попробовать? - кор явно не шутил.
   - Арестуете меня? - спросил Дейк, стараясь не усиливать раздражение кора, - за что же: за нежелание отвечать?
   На шее кора набухла жила. Нарвался, понял Дейк. Шрам на ладони, камни старейшины на шее, одного этого хватит для расстрела. Весь вопрос был в том, как поступит кор. Но узнать этого Дейк не успел, вмешался человек, что был за спиной:
   - Причину найдём, - сказал он, - было бы желание.
   Дейк вздрогнул, потому что этот голос он узнал бы из тысячи:
   - Месье Леонард?
   - А я ведь советовал быть осторожнее.
   Появившись перед ним, поверенный Георга уселся в кресло, что было рядом с кором.
   - Ну, здравствуй, Дейк. Наконец-то я тебя нашёл. Не стой, присаживайся. Нам есть о чём поговорить.
   Дейк сел:
   - И зачем же я вам нужен?
   Леонард удивился:
   - А ты не знаешь?
   Дейк удивился сам:
   - Знал бы, не спрашивал.
   Леонард посмотрел с явным недоумением:
   - А если не знал, зачем сбежал?
   Похоже было, что в этом кабинете никто ничего не понимал. Усмехнувшись, Дейк откинулся на спинку кресла:
   - Вы следили, вот и сбежал. Я ведь не слепой. Зачем вы меня искали?
   Леонарду потребовалось время, чтобы оценить ситуацию. Он сказал осторожно:
   - Император желал видеть тебя командующим армией.
   Лицо кора вытянулось, он так и стоял возле стола. Рон нахмурился. Командующий армией? Дейк задумался, припоминая произошедшее почти год назад. Что-то здесь было не так. Взгляд Леонарда мало что выражал, но одно Дейк понял: тот не врёт.
   - Это ведь не вся правда, - медленно сказал он.
   Лицо Леонарда не изменилось:
   - Об остальном ты услышишь от императора лично. Если не сбежишь.
   В кабинет вошёл комендант с подносом.
   - Кофе? - предложил Леонард.
   Дейк отказался.
   - Чай?
   - Нет, спасибо.
   - Что тогда? - настаивал Леонард.
   Когда Рон отхлебнул кофе из чашки, Дейк ощутил, как пересохло во рту, и уступил:
   - Воды.
   Принесённый Сахи стакан с водой Дейк выпил залпом. Тут же заметил, как безвольно Рон откинулся на спинку кресла, а кор и Леонард, даже не глотнув, вернули чашки на поднос. Догадка пришла слишком поздно, слабость уже начала распространяться по телу.
   - Что там было?
   Тело едва слушалось, появилась тошнота, всё казалось замедленным. Леонард улыбнулся:
   - Самая нужная вещь для тех, кто не желает говорить. Сыворотка правды.
   - А я подумал, - признался Дейк, удивляясь собственной откровенности, - решили меня отравить.
   - Не веришь?
   Леонард обратился к Рону:
   - Ты ходишь к проституткам?
   - Да, - ответил тот, даже не открывая глаз.
   Леонард повернулся к Дейку:
   - А ты?
   Ответ вырвался против воли:
   - Нет.
   - Почему-то я так и думал, - довольно улыбнулся Леонард. - Так ни с кем и не переспал?
   - Нет.
   Его ответ почему-то доставил радость Леонарду. Дейк его возненавидел:
   - Но ваша забота трогает до слёз.
   Взгляд Леонарда стал жёстким:
   - Вот теперь поговорим всерьёз. Рон, где живёт твой приятель?
   - За рекой.
   - Уже интересно, - заметил кор. - А с кем он живёт?
   - С братом.
   Рон напоминал тряпичную куклу, в этот момент, наверное, из него можно было вытащить всё. Но Дейка поразило другое: такого ответа Леонард не ждал.
   - Ты видел его брата? - встревожился поверенный.
   - Нет.
   - Был у него дома?
   - Нет.
   Рон о нём почти ничего не знал, но Дейк понял: выйдет отсюда он только в кандалах. Леонард повернулся к нему.
   - Что значит "zeollo"?
   - Ястреб.
   - Вот видишь, - заметил Леонард, - не так уж и сложно. Ястреб - это имя?
   - Да.
   - Знаешь его?
   - Да.
   - Где он живёт?
   - В долине Барса.
   - Дорогу покажешь?
   Вопрос был поставлен некорректно, и Дейк даже улыбнулся:
   - Нет.
   Поняв оплошность, Леонард быстро переменил тему:
   - Кто убил Динтера?
   - Я, - холодея, ответил Дейк, - Ястреб.
   Не поняв, кор переспросил:
   - Ястреб?
   - Да.
   Склонившись к Леонарду, кор шепнул тому несколько слов. Пока они переговаривались, Дейк получил передышку и закрыл глаза. Он боролся с тошнотой, но понимал: это не главная беда. Чужие клетки попали в его кровь, блокируя привычную работу организма. Он вспомнил уроки химии: сыворотка наверняка рассчитана на стандартную температуру тела. Если удастся её повысить, возможно, он избавится от чужаков.
   Он ведь болел пневмонией на первом году обучения, и это состояние сейчас как раз подойдёт. Он до сих пор помнил, как было ему плохо тогда. Он вновь погрузился в то состояние, и почувствовал, как по телу разносится жар, он ощутил его до самых кончиков пальцев. Очень быстро от пота промокли и штаны, и рубаха. Ему показалось, что мокрыми стали даже ноги в ботинках и волосы на голове. Лицо горело, ему стало так жарко, что захотелось сбросить одежду.
   - Что с тобой? - испугавшись, кинулся к нему Леонард.
   Дейк поймал его руку на верхней пуговице своей рубахи. Расстёгивать её точно не стоило. Глаза его, наверное, лихорадочно горели, но Дейк был несказанно рад, ведь он не ответил на заданный вопрос.
   - Ваше зелье, - медленно сказал он, - больше не действует.
   И отвёл руку Леонарда. Тот не сразу понял:
   - Ты болен?
   Дейк произнёс чуть не по слогам:
   - Я не буду больше отвечать на ваши вопросы.
   - Как? - не мог поверить Леонард. - Как ты это сделал?
   Дейк улыбнулся:
   - Позвольте мне мои секреты оставить при себе. Или всё ещё желаете допросить?
   Конечно, сейчас он был слишком слаб, и даже говорил тихо, но не подразнить Леонарда не смог. Впрочем, тот быстро овладел собой, поверенный Георга умел признавать поражение.
   - Желаю, - голос его стал ледяным. - Но ты свободен.
   Поднявшись, Дейк пошатнулся и ухватился за кресло. Леонард наблюдал за каждым его движением, и Дейк, взяв себя в руки, выпрямился.
   - Материк не покидать, - приказал Леонард.
   Дейк поднял голову. Поверенный напомнил:
   - Император всё ещё желает тебя видеть. Испытывать его терпение не советую.
   Дейк уже надел портупею, когда услышал последний вопрос.
   - Почему я не нашёл тебя на корабле?
   В голосе Леонарда звучала просьба, и Дейк повернулся.
   - Последняя каюта, - усмехнулся он и повторил свои слова тем же голосом, что и на шхуне: - "Ходют тут, спать не дают".
  
   Когда дверь за Дейком закрылась, Леонард вызвал коменданта:
   - Ты сколько сыворотки положил?
   - Как показали.
   - Следи за каждым его шагом. Узнай всё: где живёт, с кем общается, что ест и даже с кем спит. - Он подчеркнул: - Абсолютно всё. Понял?
   - Так точно!
   - Да сделай так, чтоб не заметил.
   - Сахи в этом профессионал, - заверил кор.
   - Он тоже не дурак. Выполняй.
   Когда комендант вышел, кор спросил:
   - А что с племянником?
   Леонард пожал плечами:
   - А что с ним? Вы же слышали, он ничего не знает. Отнесите в кровать. Когда проспится, даже не вспомнит. Последите за ним на всякий случай.
  
  
   Глава 21
  
   Адъютант сопровождал его до самых ворот. Уже там, выходя вместе с Ветром за пределы крепости, Дейк заметил, как из конюшни вывел своего жеребца комендант. Мимолётный взгляд Сахи подтвердил догадку: приказали следить. Значит, теперь к Дани не заедешь. Голова всё ещё кружилась после зелья, но ясность мысли Дейк не потерял. Нужно уходить как можно скорее и теряться в лесу. Единственная переправа рядом с посёлком - это пещера под водопадом, и лучше добраться туда раньше Сахи. На той стороне Лии они легко оторвутся от коменданта.
   Ветер помчал во весь дух, едва Дейк оказался в седле. Он сомневался, что конь Сахи такой же быстрый, и оказался прав: через реку они перебрались первыми. Дейк уже знал, куда двинется: к долине водопадов. Там прошло его детство, там он знал все тропинки и потайные ходы, там они без труда уйдут от слежки. Дейк хорошо помнил, как впервые ровесники застали его на одном из утёсов, было ему тогда, наверное, лет шесть. За спиной шумела река, а мальчишки, окружив, дразнились:
   - Подкидыш! Ты никому не нужен!
   Осознав, что бежать некуда, он насупился и сжал кулаки. Все так и звали его Найдёнышем, и ответить на обидные слова было нечем, ведь он не знал, почему малышом оказался один в лесу. Поэтому он молчал. Стоял и ждал, пока мальчишки подойдут. Старший брат давно учил его драться, пока, правда, случая проверить себя не было. Но, похоже, время всё же пришло. Осознав это, Найдёныш удивился своему спокойствию. Страха не было. Вообще. Он вдруг услышал все звуки до мелочей: и рёв воды, бьющейся об камни, и шуршание листьев под ногами мальчишек, и даже их дыхание. Знакомого напуганного Найдёныша не стало, в тот миг родился кто-то другой. Опасный и уверенный в себе. Когда обидчики приблизились, этот кто-то бросился на них с яростью, со всей силой накопившейся обиды. Одного с разбега свалил на землю, другого тут же, размахнувшись, ударил в нос, и сразу врезал третьему ниже пояса. Он не стал ждать, когда нападут остальные. Разбежался и отчаянно бросился вниз, в спасительную воду.
   - Ястреб! - закричали вслед мальчишки.
   Течение оказалось быстрым, руки соскальзывали с гладких мокрых камней. Из реки выбраться не получилось, и бурный поток затащил его в туннель. Во влажном воздухе он начал задыхаться. Стремнина закрутила его и так приложила об камни, что новоиспечённый Ястреб едва не потерял сознание. Иногда вода выталкивала его вверх, под самый потолок, и тогда он жадно вдыхал хоть какой-то воздух. Он понял, что живой, когда река вынесла его на свет. Вынырнув и оглядевшись, удивился. Каменная гряда, с которой с шумом падает вода. А где же туннель? Он догадался заглянуть под водопад, и там, под ногами, под скальным выходом, ощутимо гудела вторая река. Как раз этот тайный туннель им сейчас и подойдёт.
   "С ума сошёл?" - возмутился Ветер, когда он объяснил, чего хочет. Дейк усмехнулся:
   "Только не говори, что плавать не умеешь".
   "Вот ещё придумал! - конь хлестнул хвостом. - Конечно же, умею. - Он фыркнул, всем видом выражая недовольство. - Но то, что ты предлагаешь, неразумно".
   Дейк с ним спорить не стал, просто разбежался и прыгнул в воду. А когда вынырнул, Ветер нерешительно топтался на берегу.
   "Да ладно тебе", - рассмеялся Дейк, - "можно подумать, что боишься".
   "Я?!" - возмутился Ветер, и больше сомневаться не стал.
   Они нырнули вместе и, преодолев встречный поток, оказались в туннеле. Спёртый запах застоявшейся влаги шибанул в нос, едва Дейк вынырнул. Он удержал себя от глубокого вдоха. Воды оказалось по плечи, неудивительно, что мальчишкой он едва не утонул. На выходе из туннеля течение чуть не сбило его с ног, однако Дейк удержался, потому что рядом был конь. Вдвоём они всё-таки устояли. А когда выбрались из туннеля, Дейк не удержался и шлёпнул жеребца: "Ну вот, не так уж и страшно".
   "Да я просто гриву мочить не хотел!" - мотнув холкой, Ветер лихо полез на берег. Однако, не удержавшись на скользком камне, кувырнулся в воду. Дейка окатило целой волной, но он всё же успел ухватить коня и не дал течению затащить друга обратно в туннель. Он не сказал ни слова: сконфуженный взгляд Ветра говорил сам за себя.
   Когда они оба всё же выбрались на берег, конь отряхнулся и понёсся по мягкому лугу. Дейк ему даже позавидовал: тёплый ветер долины быстро согрел бы их обоих. Его, правда, до сих пор мутило, так что весёлые скачки сейчас не для него. К тому же он очень хотел посмотреть, что будет делать Сахи. Поднявшись на гряду, Дейк залёг среди камней. Ждать пришлось недолго, комендант вскоре появился. Дейк отдал ему должное: тот хорошо читал следы, а их на берегу Ветер оставил много. Впрочем, все они вели к реке, и обратно не выходили. Сахи исследовал там всё, ползал по камням, вновь и вновь осматривал траву и мох, спускался ниже по течению, даже залез под водопад. Потерянный вид его доставил Дейку ни с чем не сравнимое удовольствие. Вот только про туннель Сахи знать не мог. Он возился там долго, Дейк даже успел согреться, дожидаясь, пока тот уйдёт.
   Оставшись один, Дейк двинулся вверх по гряде. Ноги сами принесли его туда, где когда-то жили Речные. За десять лет знакомые тропинки успели зарасти травой. Он заметил, как повзрослели деревья да расплодился кустарник. Некогда вытоптанные полянки ныне выглядели нетронутыми, словно никто и никогда по ним не ходил. Спустившись к реке, Дейк сел на землю, ныне покрытую толстым слоем мха. Он закрыл глаза и вновь попал в тот день, что стал для него последним среди хаасов. Родители Волка нашли их, когда старший брат заботливо смазывал его разбитую коленку. Он всё ещё помнил ту боль. Он не любил показывать свою слабость, поэтому терпел, хотя Волк каким только его не видел.
   Зелье всколыхнуло всё, что Дейк много лет пытался забыть. В той семье он был приёмным, но любил всех как родных. А теперь не мог ни вернуть прошлое, ни его изменить. Оставалось только помнить.
   К визитам кора Речные успели привыкнуть, отряд во главе с Лисом никого не удивил. Старейшина встретил солдат на берегу, и поначалу Дейк не обратил на них внимания. Родители позвали на обед, а пока ждали сыновей, подшучивали друг над другом и смеялись.
   Голоса на берегу стали громче, и Дейк невольно обернулся. Кор чего-то хотел от хаасов, но старейшина не соглашался. Когда лицо Лиса побагровело, Дейк удивился: как может руководящий людьми не уметь держать себя в руках? Старейшина понизил тон, голос его звучал так тихо и спокойно, что даже Дейк не смог разобрать ни слова. Но это не помогло, Лис вскипел. А когда он выхватил пистолет, никто и заметить не успел.
   Пуля в лоб старейшины поставила точку в возникшем споре, а заодно и в жизни селения. По короткому приказу кора солдаты начали убивать. Разгорячённые видом крови, они уже не могли остановиться. Мать Волка стала одной из первых, пуля лишила её жизни мгновенно. Отец подхватил её, но следующий выстрел разорвал ему шейную вену. Дейк до сих пор помнил его последний взгляд. Волк подобрал рагл отца, Дейку достался чей-то чужой. Поначалу солдаты не приняли подростков всерьёз, но вскоре успели об этом пожалеть. Ловкий и стремительный, Дейк метался от солдата к солдату, а чужеземцы порой не успевали его даже заметить. Рагл оказался слишком большим для детской руки, но это ему не мешало. Две пули ударили Дейка сзади, в спину, он упал после третьей, попавшей в грудь. Задыхаясь кровавым кашлем, он видел, как расцветали алые пятна на рубахе брата. Более взрослый и опытный Волк дольше оставался на ногах, но и досталось ему больше. Когда брат упал, сознание Дейка отключилось.
   Против огнестрельного оружия хаасам защищаться было нечем, солдаты же не щадили никого. Как позже узнал Дейк, из всего селения выжили только трое: они с Волком да Белый Дракон.
   Он очнулся уже в отчем доме. Выздоравливал долго и тяжело, и сначала никак не мог понять, почему он у чужих людей. Родители рассказали потом, что Лис опознал его по глазам, ведь синий цвет редок даже среди боляр.
   Столько раз он мысленно переживал тот день. Поначалу он даже видеть военных не мог. Потом, со временем, остыл. И даже сам отучился на офицера. Ему казалось, смерть Лиса закрыла эту страницу, но, видимо, он ошибался. Боляры смерть своего кора не забудут. Зря он убил Лиса в крепости, нужно было дать хаасам увести негодяя подальше в лес. Дейк скрипнул зубами: из-за того, что он тогда не сдержался, опасность теперь грозит всему селению. Он в этом виноват. Значит, и отвечать придётся ему. Представив, как его когда-нибудь арестуют, Дейк сжал голову руками и упал на землю. Высохший от жары мох хрустнул под тяжестью тела, до боли напомнив лязг затвора. Внутренним взором Дейк вдруг увидел строй солдат, ведущий к дальней стене крепости. И там, за шеренгой, расстрельную площадку, освещённую факелами. Ясно увидев выщербленную пулями стену, Дейк больше не стал сдерживать тошноту. Остатки раннего завтрака, мгновенно поднявшись из желудка, осквернили чистейший мох. Отодвинувшись, Дейк склонился к воде и перед тем, как умыться, долго смотрел на свое отражение. Неужели, думал он, всё к этому и придёт? Неужели таков будет его конец? Голос друга прозвучал неожиданно:
   - Ты же не всерьёз?
   Как и в прошлый раз, Орёл появился из ниоткуда. Сидел рядом и смотрел на него, словно на непутёвого подростка. Обиженный его взглядом, Дейк усмехнулся:
   - И что же, по-твоему, мне делать?
   К его удивлению, Орёл улыбнулся:
   - Иногда самые очевидные ответы не приходят в голову, потому что слишком просты.
   - Просты? - вскинулся Дейк. - Да, я думал когда-то, что всё просто. Оказалось, не так. Знаешь, удивительно, что боляры до сих пор не пришли с армией. А ведь они появятся. И я буду в этом виноват.
   Орёл покачал головой.
   - Ты же не думаешь, - сказал он, - что всё крутится вокруг тебя?
   Устыдившись, Дейк отвёл взгляд. Он, конечно, отшельник, но ведь Орёл прав. Тот продолжал:
   - Если ты не в силах отвести беду, то людей увести ты ведь можешь?
   - Увести? - не понял Дейк. - Куда?
   - В Солнцегорье достаточно мест для жизни.
   Дейк долго смотрел на Орла, осознавая. Масштаб предложения его поразил. Он попробовал представить, сколько трудностей придётся преодолеть, и только махнул рукой. Ему не хотелось верить, что такое вообще возможно.
   - Ты предлагаешь покинуть долину Барса?
   - Именно так, - просто ответил Орёл.
   Дейк всё не мог поверить:
   - Сказать селянам, чтобы они оставили место, где жили и умирали их предки?
   - На новом месте будет не хуже.
   - Но именно здесь встретились Барс и Лия. Как можно отсюда уйти?
   - Барс и Лия... - вновь улыбнулся Орёл. - Как же можно про них забыть. Но ты ведь знаешь, что скоро все их увидят вживую.
   Дейк не нашёл, что возразить. Но и согласиться с предложением не мог. Понимая его сомнения, Орёл тихо спросил:
   - А что же, лучше сдаться?
   - Я так не говорил, - воскликнул Дейк. При воспоминании о недавнем видении его вновь чуть не вывернуло. Он скривился. - Но как они на меня посмотрят, когда я им предложу уйти?
   Голос Орла стал суровым:
   - Ты уже забыл, как они приняли тебя старейшиной?
   - Но это было твоё решение!
   - Чужака с побережья, которого знали меньше года?
   Дейк продолжал возражать:
   - Они просто верили тебе.
   - На мои тренировки, - тихо заметил Орёл, - Волк не ходил.
   - И что?
   - И я никогда не перелетел бы через четвёртый ряд. И не разговаривал со стаей волков. И никогда не дружил с представителями власти боляр.
   Дейк отвёл взгляд. Он не мог не признать, что Орёл прав, но и принять неизбежное пока не мог.
   - Может, селяне и не знают всего, что ты делаешь для них, - продолжал Орёл. - Однако они это чувствуют. И пусть решение будет непростым, но люди пойдут за тобой.
  
   Домой Дейк ехал медленно, всю дорогу обдумывал предложение Орла. Он понимал, что в долине оставаться небезопасно. Но и в отъезде не был уверен. К моменту, когда добрался до селения, с переездом решил не торопиться.
   Волк вышел из шатра, едва услышал его приближение. Вот только порадовать брата Дейк ничем не мог. Мало того, что свои чувства в порядок не привёл, так ещё и другие вопросы появились.
   - Разобрался? - спросил Волк, когда Ветер остановился рядом.
   Не ответив, Дейк слез с коня. Хотя голова всё так же кружилась, он не хотел показывать свою слабость. Расседлав жеребца, Дейк шагнул к навесу, но силы не рассчитал. Земля покачнулась перед глазами, и он, выпустив из рук седло, кувырнулся прямо на корни сосны.
   - Пьян, что ли? - скривился Волк.
   - Нет.
   Дейк растянулся между корнями и закрыл глаза. Качание прекратилось, но он был уверен, что это ненадолго. В который раз за сегодня он позавидовал своему коню, услышав, как тот с жадностью набросился на зерно в кормушке. Дейк о еде сейчас и подумать не мог. Подняв седло, Волк пристроил его под навес и уселся рядом к шероховатому стволу сосны:
   - Рассказывай.
   - По твоему совету я поехал на побережье. Подальше от всех, и от посёлка боляр тоже.
   Дейк открыл глаза. Далёкое голубое небо казалось неподвижным. Приближающееся к горизонту солнце уже не жарило, как днём, уступая место вечерней прохладе. Дышать стало легче, а к утру, решил Дейк, следов зелья в теле не останется совсем. Волк нетерпеливо сжал его кисть:
   - И?
   - Сначала я заснул.
   - Ожидаемо, - кивнул Волк. - А потом?
   - А потом встретил кора.
   Волк нахмурился:
   - Это из-за него ты на ногах не стоишь? Что он сделал?
   Соврать Дейк всё равно бы не смог:
   - Мне подсыпали сыворотку правды.
   - Что? - не понял Волк.
   - Смесь такая, что заставляет говорить, даже если не хочешь.
   - И много ты им сказал?
   - Теперь, - признался Дейк, - они знают, что Лиса убил Ястреб, который живёт в долине Барса.
   - И всё?
   Волк улыбнулся. Поднял шишку и бросил в сторону.
   - Они знают, что Ястреб - это ты?
   Дейк вспомнил свой ответ, который кор явно понял неверно:
   - Нет.
   - А дорогу в долину?
   - Нет.
   Прицелившись, Волк бросил очередную шишку в можжевельник. Попав, ухмыльнулся:
   - Тогда почему тебя это волнует?
   Дейк приподнялся:
   - Они не успокоятся, пока не найдут Ястреба. Они придут сюда и будут искать. А мы-то с тобой оба знаем, что может случиться, если солдаты приходят с оружием.
   Волк стал серьёзным:
   - А вот именно поэтому мы с тобой такого не допустим.
   - И как ты это видишь? - с надеждой глянул на него Дейк.
   - Как, как, - проворчал Волк, - встретим, как подобает. - Он с силой запустил шишку в пень. Отскочив, та вернулась обратно, и Волк едва успел закрыть лицо рукой.
   - Воевать собрался? - усмехнулся Дейк.
   - А хоть бы и так. Ты же знаешь, что мы готовы, сам видел, на что наши ребята способны.
   - Видел, - отозвался Дейк. - Но думаю, что можно обойтись без войны.
   - Мне бы твою уверенность, - буркнул Волк. - Хотел бы я знать, как это сделать.
   - Что-нибудь придумаем. А пока усилим охрану и предупредим людей.
  
   Примерно в то же время Сахи вошёл в кабинет кора.
   - Уже? - удивился Леонард.
   - Я шёл за ним до водопадов, - доложил комендант.
   - И?
   Сахи опустил глаза:
   - Я его потерял.
   - Как это потерял? - поразился кор.
   - След пропал. Словно сквозь землю провалился... вернее, под воду. Ниже по течению такие пороги, что не выплывешь, тем более, с конём. А до порогов я всё перерыл.
   - Значит, сквозь землю? - переспросил Леонард.
   Сахи втянул воздух носом, но не ответил. Кор приказал:
   - Возьми лучших следопытов, и достань этого Саймора хоть из-под земли, хоть из-под воды!
   - Есть! - ответил Сахи.
   Леонард остановил его:
   - Ремень.
   Комендант не понял:
   - Что?
   - Снимай ремень, - потребовал Леонард.
   Не смея ослушаться, Сахи отдал свой ремень поверенному.
   - Верну, - сказал Леонард, - когда выполнишь приказ. А пока лишаю тебя звания.
  
  
   Глава 22
  
   Вот уже неделю стояла жара. Земля покрылась трещинами, мох хрустел под ногами, а некоторые деревья начали засыхать. Больно было смотреть, как их веточки, увядая, клонятся вниз. Каждый раз, видя слабеющие растения, Дейк сожалел, что не в его силах помочь. Он сам прятался от жары возле реки, там было прохладнее. Когда становилось совсем невмоготу, скидывал с себя одежду и окунался в холодную воду. Это хоть немного помогало. Вот и теперь, ополоснувшись, ощутил себя бодрее. А когда натягивал штаны, услышал чьи-то лёгкие шаги. Так тихо умела передвигаться только ведунья; не желая, чтобы она застала его раздетым, Дейк поспешил влезть в рубашку. Он застёгивал пояс с раглом, когда на берегу появилась Аэль.
   - Что-то случилось?
   Дейк не сразу понял, что изменилось в её одежде, девушка выглядела на удивление взрослой. После молодёжной ночи он и так перестал видеть в ней ребёнка, приходилось быть начеку. А теперь - вроде всё та же одежда, туника и свободные штаны, но перед ним стояла почти женщина. Аэль виновато отвела взгляд:
   - У меня шалфей закончился.
   Большая холщовая сумка висела у неё на плече, видимо, ведунья собралась идти за травой прямо сейчас. Дейк насторожился:
   - А почему ты говоришь это мне?
   - Он не растёт в долине. Я бы давно собрала, но ты ведь запретил выходить в одиночку.
   - И что, никто не хочет с тобой идти?
   Она мотнула головой:
   - Никто. Потому что жарко.
   По спине ощутимо поползли капельки пота, Дейк и сам не собирался ни за какой травой.
   - Но я не могу приказать. Может, подождёшь, пока не станет прохладнее?
   Она глянула словно на идиота:
   - А если понадобится? Что я делать буду? Я могу с братом сходить.
   Похоже, Рысь бродил где-то рядом, потому что после этих слов тут же показался на берегу. В полном снаряжении: за плечами колчан со стрелами, в руке - лук. Юноша приветственно махнул, но Дейк не позволил:
   - Твой брат недостаточно взрослый.
   - А я слышала, - голос Аэль стал тонким, - как ты говорил, что он - лучший твой ученик.
   Рысь подошёл ближе, прислушиваясь, даже вытянул шею, однако Дейк не стал вдаваться в детали:
   - С ним ты не пойдёшь.
   В глазах молодого человека мелькнуло разочарование. Он постучал ботинком по скале:
   - Тогда, может, сам с ней сходишь?
   Взгляд Дейка скользнул по тунике Аэль, подчёркивающей повзрослевшую фигуру, и упёрся в землю:
   - Нет.
   Он только сейчас понял, что же изменилось: вместо длинной бесформенной подростковой рубахи на Аэль красовалась настоящая женская туника. В голову полезли такие мысли, что Дейк побоялся бы даже взглянуть на девушку. К тому же невесте и жениху не полагалось оставаться наедине, однако озвучивать этот факт он не стал. Аэль открыла рот, но, вдруг осознав, что стоит за его ответом, замерла. Брат её, сообразив, тоже прикусил язык. Так они и молчали, пока, наконец, Рысь не предложил:
   - Тогда, может, втроём?
   Дейк так и не нашёл причину для отказа. Хотел он или нет, но идти вместе с Аэль всё же придётся. Иначе какой из него старейшина.
   - Втроём, так втроём. Только лук возьму. Здесь подождите.
  
   Забрав оружие из своего шатра, Дейк заглянул к брату. Устроившись в тени берёзы, Волк точил кухонный нож. Заринка готовила что-то на огне, увидев Дейка, предложила:
   - Пообедаешь с нами?
   - Может, позже. Аэль сопровождающий нужен, за шалфеем собралась. Здесь, говорит, не растёт.
   - Точно, - подтвердила Заринка, помешивая варево, - здесь его нет.
   Перестав точить, Волк сурово глянул на брата:
   - Вдвоём?
   - Я что, на идиота похож? ?- огрызнулся Дейк. - Можешь не беспокоиться, Рысь тоже идёт.
   - Поосторожнее там.
   Дейк не стал спорить:
   ?- Присмотришь тут?
   - Куда я денусь. Главное, на яваров там не наткнитесь.
   - Так ночь Мораны же нескоро.
   - Ну и что? Тебе с ними теперь вообще лучше не встречаться.
  
   Через расщелину, ведущую из долины, они не пошли, Аэль повела к восточному склону. Следом за ней шёл Рысь, Дейк замыкал строй. Здесь, в долине, он мог ни о чём не беспокоиться, а поэтому позволил себе отвлечься. Стопы Аэль легко перепрыгивали с камня на камень, подол туники взвивался следом. Дейку всё казалось: девушка вот-вот взлетит. Он никак не мог решить: это имя так влияет на судьбу, или мать её очень точно угадала?
   Приведя к высокому обрыву, Аэль выудила из сумки верёвочную лестницу. Остановив её, Дейк глянул вниз и прислушался. Вроде никого. Под обрывом - каменная гряда. Скинув на неё лестницу, он слез первым и огляделся. Убедившись, что опасности нет, разрешил спускаться брату с сестрой. Аэль пошла первой, и Дейк придержал лестницу, чтобы ей было проще. Оказавшись на земле, девушка шепнула:
   - Спасибо.
   Дейк отвечать не стал, сделал вид, что не заметил. Отвернувшись, Аэль пошла по гряде к зарослям шалфея. Дейк для себя решил: её присутствие не заставит его забыть, зачем он здесь. Не обращая внимания на ведунью, он поглядывал по сторонам и прислушивался. Едва соскочив со ступеньки, Рысь заметил:
   - Кого ты тут высматриваешь? Ночь Мораны не скоро, а боляры никогда так далеко не заходят.
   - Лучше сестре помоги, - отрезал Дейк. Он решил не оставаться рядом и, спрыгнув с гряды, пошёл осматривать окрестности.
   Рысь расстроено глянул вслед: он-то совсем по-другому представлял себе эту вылазку. Пусть бы Аэль собирала свою траву, а они могли и потренироваться немного. Или, скажем, поболтать. Он сердито выхватил у сестры холщовый мешок. Помоги, ага. Словно он для этого с ними пошёл. Рысь настолько мечтал стать похожим на наставника, что иногда ненавидел его за это.
   Внимательно прислушиваясь, Дейк обошёл гряду. Тишина стояла удивительная, казалось, что от жары плавятся камни, а мох жалуется, ломаясь под ногами. Пробивающийся сквозь деревья слабый ветерок ни прохлады, ни облегчения не приносил. Хорошо, хоть вода, текущая с гор, нагреваться не успевала. Дейк присел возле ручья, зачерпнул прохладной воды и с удовольствием умыл лицо. Взглядом привычно прошёлся по глинистому дну ручейка, и замер, заметив отпечаток военных болярских ботинок. След был чётким, ещё не успел разойтись, странно, что Дейк ничего не услышал. Кто-то был здесь совсем недавно, и, вполне вероятно, мог вернуться. Шалфей мог ещё подождать, а подростков точно надо уводить. Дейк поднялся и поспешил к подопечным. Он надеялся, что услышит нежданных гостей вовремя.
   Половину мешка ведунья собрать успела, а вот Рысь помогал ей очень неохотно, Дейк даже удивился, увидев его таким. Впрочем, сейчас не это было важным. Он тихо приказал:
   - Уходим.
   Тревожно озираясь, Аэль поднялась. Рысь на него смотреть не захотел:
   - Мы же только начали.
   - Соберёте в другой раз.
   Ведунья послушалась беспрекословно: завязала мешок и припустила к лестнице. Брат её шёл медленно, всем видом выказывая недовольство. Пока девушка забиралась наверх, ветер донёс знакомые звуки. Дейк поторопил:
   - Живей.
   Тут уже все услышали чужаков, и юноша, забыв обо всём, прыгнул на лестницу, даже лук не помешал. Ему оставалось взобраться совсем немного, когда верховой отряд боляр показался из-за деревьев. С быстротой ящерицы Рысь одолел оставшееся расстояние и нырнул за спасительную скалу. Кинувшись на землю, Дейк слился с камнями. Однако заметить их успели. Тут же спешившись, солдаты попрятались за валунами. Дейк услышал, как защёлкали затворы винтовок. Теперь уж залезть наверх по лестнице ему не судьба, придётся что-то придумывать. Дейк дёрнул за верёвку, приказывая её поднимать. С первого раза Рысь не послушался, и пришлось дёрнуть снова. Видя, как лесенка всё же пошла вверх, Дейк задумался о своей судьбе. Умей он летать, как подобает отшельнику, этого вопроса бы и не встало.
   Ударил выстрел, и от скалы отлетел осколок. Они знали, что он тут, нужно было срочно что-то решать. Если Дейк не ответит, солдаты попытаются его взять. Рубашка прилипла к мокрой спине, и он чуть не простонал от мысли о возможной рукопашной при такой духоте. Едва снова щёлкнул затвор, Дейк, почти не целясь, пустил стрелу на звук. Вскрикнув, солдат выпустил ружьё из рук. На одного стрелка меньше. Сколько их? Тридцать? Пятьдесят? У него с собой не было столько стрел. Не успел он додумать, как грянул залп, и от скалы в разные стороны полетели осколки. Пробив ткань, они ощутимо порезали руки, хорошо, хоть лицо Дейк успел закрыть.
   - Лучше сам выходи, - послышался голос Сахи.
   Сейчас. Разбежался. Отряхнувшись от осколков, Дейк пустил стрелу, как и в прошлый раз, на звук, и тут же перекатился за другой камень. Последовавший залп не причинил ему вреда. Откуда-то сверху ответил Рысь, и боляры на время притихли. Однако Дейк понимал, что это ненадолго, ведь солдаты уже знали, что внизу он один.
   - Если сдашься, - снова выкрикнул комендант, - гарантирую жизнь.
   Наверное, всё же придётся врукопашную, понял Дейк, ведь сдаваться он не будет. Предложение Рона прозвучало неожиданно для всех:
   - Слушай, давай по-мужски. Вот тебе меч.
   Звон упавшего клинка заглушил хохот солдат. Дождавшись, пока стихнет смех, Рон продолжил:
   - Сразись со мной. Если одержишь победу, отпустим. И даже следом не пойдём.
   Это вполне могло сработать. Шутил Рон или нет, значения не имело: Дейк знал, что тот своё обещание сдержит. И огнеборец так заманчиво выглядывал из-под ботинка. Рон поторопил:
   - Предложение действует недолго. Ты согласен?
   Дейк перемахнул через гряду одним движением. С красными полосами по лицу. Отложив лук и колчан, поднял меч. Рон его не узнал. Поднявшись из-за валуна, решительно шагнул навстречу, оголил клинок и сразу пошёл в атаку. Он всё посматривал на левую руку Дейка, видимо, пытаясь разглядеть шрам. Дяди его рядом не было, а сам он не мог знать точно, Ястреб ли перед ним. Дейк ему ладонь не показывал.
   Начал Рон с простого, но после серии ударов тактика изменилась. Он действовал быстро, решительно и умело, чем очень порадовал: всерьёз сражаться Дейку не приходилось уже давно. Опасаясь всё же быть узнанным, в глаза ему Дейк не смотрел. И комбинированные приёмы, как тогда с Сахи, не применял. Благодаря науке отца ему и без этого было чем отвечать, и шуточки со стороны солдат прекратились. Однако радовался Дейк недолго.
   Когда он оступился на неровной поверхности, в спине что-то перемкнуло, и правая рука, сразу ослабев, ушла вниз. Дейк плашмя поймал чужой клинок левой рукой и, насколько смог, отвёл в сторону. Черканув по груди, лезвие рассекло рубаху и задело кожу. Он так и не понял, на что уставился Рон: полученный порез на груди и раной назвать было сложно. Гораздо хуже, что тот увидел его ладонь.
   Дейк переложил меч в левую руку, ведь правая почти не держала. Последовавшая затем мягкая атака удивила; хочет взять невредимым, понял Дейк. Нарушая планы Рона, он сам перешёл в наступление, ведь с такой спиной надолго его не хватит. От неожиданности Рон начал отступать. А потом клинки их сошлись. Дейк всё так же избегал встречаться взглядом, но на малом расстоянии это и не было нужно. Рона ему сейчас не одолеть, это он смог понять. Правой руке Дейка хватило сил, чтобы выполнить задуманное: щёлкнули ножны и рагл резанул по красному ремню.
   Он услышал, как охнули солдаты. Оттолкнув его, Рон замер. Упавшая портупея не просто уничтожила планы Рона, для него рухнул мир. Человек, с которым он только что сражался, слишком хорошо знал их обычаи, а, значит, и в посёлке неоднократно бывал. Рон решил: на побережье постоянно будет дежурить патруль, и любого с карими глазами тут же доставят в форт.
   Когда Рон убрал оружие, Дейк наклонился за луком. А в следующее мгновение, услышав, как лязгнул пистолет, выпрямился и натянул стрелу. Красавчик комендант не собирался просто так его отпускать, в наступившей тишине они держали друг друга на прицеле. Дейк понимал, что это ненадолго: боль в спине он пока терпел, но правая рука едва удерживала лук. Рон скрипнул зубами:
   - Оставь его. Пусть идёт.
   - Я тебя найду, - пообещал Сахи, опуская пистолет. Дейк ему не ответил.
  
   Южный склон разбивал на две части ручей, текущий по глубокой и узкой расщелине. Местами скалы смыкались над головой, образуя туннель, он-то и служил входом в долину. Дейк добрался до расщелины с трудом. От жары и боли перед глазами всё плыло, а в холодном туннеле его бросило в дрожь. Грех было жаловаться, ведь он выбрался почти без потерь. Выйдя из расщелины, опустился на землю и, согреваясь, прижался к горячим от солнца камням. Он усмехнулся, представив себе, что мог рассказать Рысь о случившемся. Вот уж как девчонка, язык за зубами держать не умеет. А что сделает Волк, услышав "правдивую историю"?
   Придумывать не пришлось, потому что Дейк услышал топот копыт. К расщелине приблизился вооружённый до зубов отряд, заметив его, остановился. Волк спешился.
   - Что переполошились-то? - фыркнул Дейк, едва тот подошёл.
   - Живой?
   - Как видишь.
   Брат опустился рядом на землю, глубоко вдохнул:
   - Я уж думал: всё, война.
   - Небось, Рысь всех взбаламутил?
   - Если бы. Его сестра. Прибежала, а на ней лица нет.
   - Больше слушай девчонок, - Дейк усмехнулся, - и не такое узнаешь. Всё нормально. Так, царапнули чуток.
   - Что ж тогда здесь сидишь? Сам-то идти сможешь?
   "Справлюсь как-нибудь", - собирался ответить Дейк, но свет перед ним померк.
  
   Дикая боль вернула в сознание. Судорогой пробежала по телу, мешая дышать, обручем стиснула горло. Дейк дёрнулся, не желая терпеть, однако, учуяв подле себя Аэль, сдержал стон. Открыв глаза, действительно увидел прямо над собой мокрое от слёз лицо ведуньи. На ладони девушки лежала выжатая ягода киро. Заклеивала, значит, это его и заставило очнуться. И при этом плачет, а ему сейчас только этого и не хватало. Дейк попытался сдвинуться в сторону, но правая рука не послушалась, а по спине, вновь сводя с ума, расползлась глухая боль. Он замер. Наверное, всё совсем плохо, раз он даже вспомнить не может, как попал в свою постель.
   - Я боялась, что не очнёшься, - прошептала Аэль. - Но теперь, - она села ровно и вытерла ладонями слёзы, - теперь всё будет хорошо.
   - Что - всё?
   Она шмыгнула носом:
   - Твоя травма серьёзнее, чем я думала, но это поправимо. Массаж дважды в день, полежишь немного в постели...
   Дейк нашёл взглядом брата:
   - Людей собери.
   - Зачем? - не понял Волк.
   - Сказать надо кое-что.
   - Да ты сначала на ноги встань.
   Выполнять его просьбу Волк явно не собирался, и Дейк, разозлившись, глянул на Аэль:
   - Я смогу встать?
   - Ты меня не услышал, - спокойно заметила Аэль. - Я сказала: в ближайшие дни даже из палатки не выходи.
   - Есть то, что важнее моей травмы, - возразил Дейк.
   Сжав зубы, он попытался приподняться, но две пары рук немедля припечатали его к постели.
   - А это не тебе решать, - в голосе ведуньи послышались стальные нотки. - Будешь лежать, а иначе останешься без руки.
   - И то верно, - заметил Волк, жёстко держа его плечи, - общее собрание подождёт. Сначала подлечись.
   Противиться этим двоим Дейк просто не мог.
   - Ладно, - сдался он, - делай, что нужно.
  
   Дейк ожидал, что всё будет, как в прошлый раз, но как же он ошибался! Прикосновения тонких пальцев вызывали не только боль. Его кожа горела под её руками, а от сладкого тянущего чувства, незнакомого прежде, он чуть не дрожал. Не желая это терпеть, Дейк заставил себя отвлечься. Он вообразил себя капелькой своей же крови, бегущей по жилам. Сначала было непросто, но потом, погрузившись в необычное состояние, он всё-таки забыл о присутствии Аэль. Ведь у капли крови нелёгкий путь впереди. Она не только неустанно струится по сосудам, она забегает в гости ко всем органам тела, принося им питание, и обезвреживает случайно попавшихся чужаков. Увидев своё тело изнутри, Дейк замедлил ток своей крови и биение сердца. И тогда ему стало легко. Даже близость девушки не мешала. Наверняка Аэль всё преувеличила. Боится за него, вот и пугает. Когда ведунья закончила, он даже возвращаться в привычное состояние не хотел. Лежал бы так и лежал. Однако Аэль, заподозрив неладное, поспешно нащупала пульс. Не открывая глаз, Дейк буркнул:
   - Нормально всё.
   - Ничего себе, нормально! А ну, ложись на спину.
   Дейк перевернулся, и это нехитрое движение принесло ему радость: боль затаилась, а правая рука начала оттаивать. А когда девушка приложила ухо к его груди, сердце скакнуло так, что вновь пришлось успокаиваться. Дейк снова разозлился. И решил: он всё-таки встанет. И встал, едва Аэль вышла из шатра. На этот раз Волк мешать ему не стал.
   - Людей позовёшь? - повторил просьбу Дейк.
  
   Рубашку он так и не смог надеть, натянул на себя накидку. Странно это, наверное, смотрелось, ведь прохладнее не стало. Но не это было важным: Дейк всё-таки вышел из шатра.
   Как и обещал, Волк собрал селян. Все они, бросив дела, поспешили сюда. Дейк смотрел, как они приходят, и понимал: то, что он скажет, навсегда изменит их жизнь, но теперь сомнений не было.
   - Военные появились здесь, - произнёс он, когда увидел всех, кого знал. - Рано или поздно они отыщут вход в нашу долину. Все вы знаете, что может случиться тогда. - Селяне начали переглядываться, Дейк продолжил: - Но мы не будем этого ждать. Сегодня же начинайте собирать вещи. Мы уходим.
   - Куда? - подал голос один из селян.
   - На запад, куда боляры ещё не добрались.
   - Найти место для жизни непросто, - услышал Дейк. - С семьями, с вещами, с домашними животными мы не можем идти, не зная, куда.
   Они не спорили. Орёл был прав: селяне верили ему. Дейк кивнул:
   - Ты прав, не можем. Поэтому через пару дней я поеду искать новое место.
   Он поймал укоризненный взгляд ведуньи. Во-первых, он всё-таки встал. Во-вторых, совсем не собирался лежать. А в-третьих, он сам решал, как ему жить. Когда собрание закончилось, подошёл к ней:
   - У тебя два дня.
   Аэль попыталась возразить, но Дейк не позволил:
   - Боляры ждать не будут. Когда вернусь, сделаешь со мной, что захочешь.
   - Ладно, - девушка смотрела на него, даже не мигая. - Но обещай не рисковать.
   - Да брось, - усмехнулся Дейк, - какой риск? Я же не на поле сражения еду.
  
   Волк подошёл, когда все разошлись:
   - И как тебе такое в голову пришло?
   - А ты не согласен?
   - Не знаю, - пожал плечами Волк, - я бы не торопился.
   - Вот почему, - вдруг понял Дейк, - Орёл сказал...
   Он запнулся, сообразив, что брякнул лишнее. Но было поздно.
   - Орёл? - переспросил Волк.
   - Забудь, - отступил на шаг Дейк, но Волка не просто было остановить.
   Как всегда в таких случаях, старший брат подошёл и взял его за плечи:
   - Когда ты говорил с Орлом?
   Как ни странно, но это всегда работало. Дейк признался:
   - Он приходит иногда.
   - Приходит? - Волк словно не удивился. - И это была его идея?
   - Да.
   Брат отпустил его. Сел на мох.
   - Ты всегда понимал его лучше, чем я, - Волк отвернулся. - Поэтому он тебя и выбрал.
   - Но мне без тебя не справиться, - заметил Дейк. - И сборами-то тебе заниматься, я же уеду. Кто из нас после этого старейшина?
  
  
   Глава 23
  
   Дейк выехал через два дня. Как и задумал, двинулся на запад, но почти сразу неясное чувство остановило его. Шальной заяц, отбарабанив лапами, сиганул наперерез. Совсем рядом еле слышно журчал ручей, привычно напевали птицы. Дейк попытался осознать, что же его беспокоит, но видимых причин не нашёл. Совершенно нелогично и неоправданно его вдруг потянуло на побережье. Он коснулся холки Ветра:
   - Постой.
   Что же он там забыл? С кем не встретился? С Дани? К другу он заедет, когда вернётся. С кем тогда, с Ильяной? С ней он не общался уже давно, и даже желания к этому не имел. Или, может, с Виолой? Теперь, зная, что она ему не сестра, встречаться с ней не видел смысла. А больше друзей в посёлке у него не было. Дейк вдруг рассердился: нечего ему там делать. Он тронул коня, а в следующее мгновение, ругая себя, развернулся на восток. Он был уверен, что Рон рассказал Дани, кто снял с него пояс, а, значит, и Виоле всё известно. И она точно будет беспокоиться, разве мог он просто так исчезнуть?
   Чтобы не терять зря время, до реки ехали быстро. Добравшись до берега, Дейк спешился. Вещмешок брать с собой не стал, прикрутил шнуром к седлу. Никуда он не денется. Ветер глянул с интересом.
   - Нечего на меня смотреть, - проворчал Дейк. - Только скажу ей пару слов, и в дорогу.
   Он оставил коня за деревьями, умный конь даже спрашивать ничего не стал. Дейк знал, что тот дождётся. Вот только где ему Виолу найти? Он двинулся к водопаду. По утрам она часто гуляла вдоль берега реки, и он надеялся встретить её где-то недалеко. Поднявшись по склону, Дейк вошёл в пустую пещеру. И покачал головой: с чего же он решил, что легко найдёт её?
   Он не мог понять, почему мысли о Виоле не дают ему покоя. Зачем о ней думать, ведь у него уже есть Аэль? Однако Дейк привык быть честным перед собой, и оставить всё так просто не мог. К тому же после странного сна на пляже казалось, что он знает Виолу очень и очень давно. В памяти всплыла злосчастная родинка, что ниже шеи, и Дейк зажал ладонями полыхнувшие уши. Некрасиво это. Не нужно о ней думать, особенно так. Пытаясь избавиться от ненужных мыслей, он двинул себе по лбу. Надо бы сказать Виоле, что уезжает, и поставить в отношениях точку, так будет правильно. Вот только сначала девушку нужно найти, а это непросто. В хаасской одежде ведь он в посёлок не пойдёт.
   Пока он размышлял, послышались девичьи шаги, и Виола всё же появилась в пещере. Её искренняя радость озадачила его.
   - Дейк! А я уж боялась, что больше тебя не увижу.
   Она шагнула навстречу, и едва уловимый запах цветов киро потянулся вслед. Дейк вдруг охрип:
   - Я занят был.
   - Я знаю, - прошептала девушка.
   Среди шума льющейся воды он едва её услышал. Удивился:
   - Что ты знаешь?
   - Рон сказал, что видел на тебе камни старейшины.
   Только теперь Дейк осознал, на что смотрел Рон во время поединка.
   - А ещё, - голос Виолы дрогнул, - он сказал, что ранил тебя.
   Её взор, смущая Дейка, задержался на его груди. Шов на рубахе говорил сам за себя. Дейк не позволил Заринке зашить разрез, хотя она предлагала. Сделал это сам. И получилось довольно грубо. Он буркнул:
   - Ерунда. Ничего серьёзного.
   Их взгляды встретились.
   - Он очень зол и ищет тебя. Ты ведь единственный, кому удалось снять с него пояс.
   Дейк усмехнулся:
   - Это неважно.
   - Как неважно? - не поняла Виола.
   - Пусть ищет, я всё равно уезжаю. Я пришёл, чтобы тебе это сказать.
   - Вот как? - Её взгляд, казалось, проник в самое сердце. - Когда?
   - Сейчас.
   - Надолго?
   - Пока не знаю.
   Виола отвернулась. Дотронулась рукой до влажной стены. Поставить точку, напомнил себе Дейк, так будет лучше. Не надо лишних обещаний. И не надо жалеть. Он больше не видел её лица, Виола стояла к нему спиной. Плечи девушки вздрогнули, и на мгновение показалось, что она плачет. Дейк растерялся. Что такого он сделал? Или сказал? Он не понимал. Он ведь и сам не был рад отъезду, но о его чувствах, как всегда, никто не спрашивал. Вот и сейчас, например, он боролся со странным желанием обнять Виолу. Мог ли он себе это позволить? Едва ли. Только раз в жизни он сделал то, что действительно хотел. Он убил Лиса и теперь... до сих пор пожинает плоды. Нет, решил Дейк, ошибки не стоит повторять.
   Да, девушку хотелось утешить. Но он не понимал, что будет лучше: сказать ей заведомую ложь или просто промолчать? А, может, всё-таки обнять? Сомневаясь до последнего, он протянул к Виоле руку, но так и замер, услышав звук чужих шагов.
   Со стороны посёлка быстро и уверенно шёл человек. Это мог быть либо кор, либо его племянник, но ни с тем, ни с другим Дейку встречаться не стоило. Из-за шума водопада он услышал чужие шаги слишком поздно, и выйти обратно из пещеры просто не успевал. Взгляд его метнулся вверх, навстречу солнечному лучу. Щель в потолке вполне подходила по размеру, по ней, скорее всего, получится вылезти наружу. Что будет дальше, Дейк не загадывал. Бесшумно подпрыгнув, он зацепился руками за края и подтянулся. Лаз вывел на сухой пятачок посреди водопада. Дейк выбрался наружу и приник к щели.
  
   Когда нежданный гость вошёл, девушка побледнела:
   - Рон?
   Молодой человек остановился:
   - Позволишь?
   - Что ты делаешь здесь?
   - Я заметил тебя и пошёл следом. А ты... не одна?
   - А ты не видишь?
   Виола обернулась к Дейку, и, не увидев его, вздрогнула. Пусть в пещере полумрак, но она же не ослепла, куда он делся? Всё ещё недоумевая, она быстрым движением стряхнула слезу и повернулась к Рону.
   - Вижу, что одна, - признался тот, - но я слышал чей-то голос.
   Виола не стала уточнять.
   - Зачем ты здесь?
   Рон прошёл вглубь пещеры и осмотрелся. Он не мог знать, где спрятался Дейк, но и сам Дейк видел плохо то, что происходило в полутьме. Больше прислушивался. Рон молчал недолго:
   - Хотел напомнить о своём предложении.
   К удивлению Дейка Виола вспыхнула:
   - Не сейчас!
   Девушка устремилась к выходу, однако Рон ухватил её за руку:
   - Подожди!
   Дейк закрыл глаза. В голосе Рона явно прозвучала мольба, похоже, он, Дейк, невольно встал между ними. Раз дошло до предложения, то всё серьёзно, и он тут точно лишний. Он поблагодарил судьбу, что не дала дотронуться до Виолы.
   - Я так больше не могу, - признался Рон. - Хотя бы скажи, что думаешь. Если тебе это не по душе, я пойму.
   Опомнившись, он отпустил руку девушки. Виола выпрямилась:
   - Пожалуй, ты прав, тянуть больше не стоит. - Голос её прозвучал даже резко: - Мой ответ - нет. Рон, я не стану твоей женой.
   - Это из-за него, из-да Дейка? - вырвалось у Рона.
   Виола не ответила. Приподнявшись, Дейк увидел, как она выбежала из пещеры. Он совершенно не представлял, какой будет их следующая встреча. Провожая её взглядом, пытался понять, что же к ней чувствует. Удивлялся, как совсем недавно сам же хотел поставить точку. Задумавшись, забыл о Роне, и удивился, услышав из пещеры шум. Он перевёл взгляд и увидел пальцы Рона, появившиеся из щели. Вот теперь всё слишком усложнилось, и Ястребу стоило срочно исчезнуть. Дейк вскочил и, затаив дыхание, глянул вниз, где летящий с бешеной скоростью поток воды, разбиваясь о скалы, превращался в буруны. Другого пути всё равно не было. Он поднялся, шагнул к краю, вдохнул как можно больше воздуха и, оттолкнувшись, прыгнул вниз.
   Падающая вода приняла его в свои объятья, и в недолгие мгновения полёта Дейк горячо молился, чтобы внизу не оказалось камней. Впрочем, он мог и не беспокоиться: сильный поток уже давно сточил все преграды на своём пути. Вместе с бурлящей струёй Дейк мягко вошёл в естественный бассейн под водопадом, и вода очень быстро вынесла его к поверхности реки.
   Выбравшись на берег, он прижался к нагретому солнцем камню. Руки тряслись, а рубаха снова порвалась в том же месте. Аэль заставила его надеть под рубаху специальный бандаж, и Дейку даже пришлось дать слово, что не снимет его, пока не вернётся. Он и думать не хотел, что могло случиться, если бы не это. А ведь обещал не рисковать, хорошо, что Аэль его "подвига" не видела.
   Нашедший его Ветер ехидно ткнулся в плечо: "Ну что, поговорил?". Не будь Ветер конём, Дейк решил бы, что тот смеётся.
   "Ещё слово, - мысленно рыкнул он, - и получишь в нос".
   Жеребец скосил на него взгляд, и Дейку стало стыдно за свои слова. Он поднялся и заглянул коню в глаза:
   "Ладно, прости. Это было грубо".
   "Простил, - хмыкнул Ветер. - Теперь-то двинулись?"
  
  
   Глава 24
  
   В тот день они уехали недалеко. На очередном перевале Дейк остановил Ветра. Уже вечерело, в долине под ними густо стелился туман, ещё немного, и его зябкие рукава дотянутся и до вершин. Пора отдыхать. К тому же, пока не стемнело, Дейк хотел зашить рубаху. Он присмотрел местечко у скалы: от ветра защищено, до ручья пара шагов. Под невысокими соснами легко укрыться от дождя, да и дрова будут.
   Расседлав коня, он взялся за починку рубахи. Сняв её с себя, соединил разошедшиеся края. Вечерний ветерок захолодил, и Дейк, поёживаясь, влез в накидку. Шерсть на голое тело - сомнительное удовольствие, но пока сойдёт.
   Он залез в вещмешок за иголкой и нитками. Хорошо, что послушался Заринку и взял их с собой, а то так бы и ходил с дырой. Под руку попалась зажигалка, Дейк вынул её и положил рядом, всё равно скоро понадобится. Он нашёл-таки в вещмешке нужный ему предмет, и, пока вытаскивал, успел уколоться. Облизав палец, в десятый раз вспомнил жену своего брата. Вот кто умел управляться с иголкой легко и быстро. Аэль, наверное, тоже, пальчики у них обеих ловкие. Ему же придётся нелегко, не мужское это дело. Дров нарубить, наверное, проще, чем зашивать дыру.
   Непривычные к тонкой работе пальцы никак не хотели выполнять задуманное, то и дело кололись и постоянно теряли иглу, а уж сколько раз пришлось нитку вдевать обратно, Дейк и не считал. Закончив с починкой, растянул рубашку перед собой. Критически оглядев, усмехнулся: перекошенный шов был слишком заметен. И как это у Заринки получается шить легко и красиво?
   Ветер, уже улёгшийся отдыхать, наблюдал с усмешкой. Дейка так и подмывало щёлкнуть его по носу: коню-то точно не придётся воевать с иголкой. Однако сделать это он не успел. Учуяв что-то, Ветер встревоженно поднял голову, но тут Дейк и сам услышал мягкие кошачьи шажки. Он не стал ждать, пока хищница появится:
   "Здравствуй, сестра".
   Большая дикая кошка прыгнула вниз со скалы, сильные мышцы её перекатывались под дымчатой шкуркой. Ноздри Ветра беспокойно дрогнули, при других обстоятельствах такая встреча вполне могла оказаться последней. Но теперь Дейк с удовольствием смотрел на нежданную гостью. Барсиха сморщила нос:
   "Помоги!"
   "Что случилось?"
   "Сын в беде".
   Не раздумывая, Дейк закинул рубаху и катушку ниток в вещмешок и подхватил седло.
  
   Попискивание малыша они услышали издали. Угодив в узкую расщелину, котёнок сам выбраться не смог. Дейк сунулся было рукой, но даже шёрстки не коснулся. А тот, увидев человека, забился ещё дальше. Тогда, запихнув в расщелину две длинные ветки, Дейк подтолкнул котёнка к матери. Оскалив зубы, малыш вцепился в ветку и зарычал, вытащил его Дейк с большим трудом. Большая кошка глянула с благодарностью:
   "Спасибо!".
   Тщательно облизав сына, барсиха оттрепала его за уши так, что тот взвизгнул. Дейк с трудом спрятал улыбку.
   Он хотел вернуться на приглянувшееся место, но вовремя сообразил, что дорогу не запомнил. К тому же начало темнеть. Мешать хищникам Дейк не хотел, но куда-то идти уже было поздно. Угадав его мысли, барсиха промурлыкала:
   "Оставайся".
   Дейк возразил:
   "Я же огонь разведу".
   "Переживу", - отозвалась она.
   Дейк всё же отошёл подальше от пещеры барсов. Отложив седло и вещмешок, отправился за дровами. Ветер так и держался рядом, не отходил ни на шаг. Дейк его понимал.
   Очаг он собрал быстро, оставалось согреть воды, и можно будет приниматься за ужин. Дейк потянулся за вещмешком, растянул шнур и запустил руку внутрь. Почему-то зажигалка не попалась. Он перерыл всё внутри, а потом, высыпав содержимое на камень, потряс мешком. Однако зажигалки не было. И тогда Дейк вспомнил, где оставил её: на поваленном дереве, когда зашивал рубаху. Он вскочил, готовый всё же найти то место, но, сделав шаг, опомнился. Ничего он в темноте не найдёт, только заблудится. О зажигалке, похоже, придётся забыть.
   Непросто ночевать в горах. Солнце забирает с собой тепло, и камни, такие горячие днём, ночью остывают очень быстро. А на вершинах снег лежит почти круглый год. Без огня человеку в таких условиях делать нечего. Дейк сел, пытаясь сообразить, как пережить эту ночь. Дождя, пожалуй, сегодня ждать не стоило: тут уж либо осадки, либо туман. Нужно поспешить набрать лапник: и от камней не так холодно будет, и сверху укрыться можно. Вот только от тумана к утру он всё равно будет мокрым насквозь. Дейк позавидовал барсам: в пещере да с толстой шкурой не страшно ничего.
   Ему бы научиться разжигать костёр, как подобает отшельнику, ведь как-то они это делают. Очень было бы кстати. Он задумался. Что есть огонь: одна из стихий, особое состояние материи или, может, что-то ещё? Каждый из языков пламени неповторим. Дейк любил смотреть на ночной костёр, и каждый раз его новизна очаровывала. А ведь такое может быть, только если огонь живой. Осознав это, Дейк оцепенел. Странно, что раньше он об этом не думал, всё же так просто. Если огонь по-настоящему живой, нужно только обратиться к нему. Неуверенно протянув ладони к очагу, он сосредоточился. Руки мёрзли, но Дейк не позволил себе отвлечься. Закрыв глаза, он взмолился: "Приди, пожалуйста, Огонь, ты мне так нужен!". В этот момент он забыл обо всём. Он не слышал мурлыканье дикой кошки, не видел звёзды, что одна за другой проявлялись на небосклоне, не ощущал приближавшийся туман. Дейк сам превратился в молитву, думал только об огне, видел его мысленно и просил, просил, просил...
   Он очнулся, лишь когда озябшие руки ощутили тепло. Открыл глаза и чуть не задохнулся. Потому что у него получилось. Пламя медленно подхватывало сухие сосновые веточки, и Дейк наблюдал за этим чудом, почти не дыша. Его наполнило невыразимое чувство восторга и благодарности, в порыве он поднялся, вдохнул как можно больше воздуха, но не родившийся крик так и остался в его груди. Потому что на склоне, в разрыве между сгустками тумана, Дейк увидел светлый силуэт. В темноте, да на расстоянии детали разглядеть сложно, но очертания человеческой фигуры не перепутаешь ни с чем. Дейк насторожился. Наползающие языки тумана казались живыми, но никаких звуков, выдающих присутствие людей, он не уловил. Огляделся с беспокойством, а когда снова посмотрел на склон, фигура исчезла.
   Дрожь пробрала Дейка. Он сел к огню, пытаясь согреться. Он был бы рад о странном силуэте забыть, но это, увы, не в его силах. Вновь и вновь он спрашивал себя: что это было? Людей Дейк не боялся, даже явары сейчас не казались ему опасными, он знал, как с ними может справиться. Если туман случайно сложился в подобие человеческой фигуры, то это Дейк переживёт. Плохо, если посетило видение, ведь это, скорее, не к добру. А ещё хуже - если призрак. Память тут же услужливо напомнила о всяких легендах, слышанных в детстве. Вроде ерунда - детские воспоминания, но попробуй избавиться от неприятного чувства. Особенно, если ты вдали от людей.
   Дейк так и не лёг спать. Кутаясь в накидку, всю ночь просидел у костра. Ругал себя за глупость, но ничего поделать не мог. В ночном тумане все звуки казались незнакомыми, и он прислушивался и поглядывал по сторонам. Рассвет застал Дейка совершенно разбитым, однако он обрадовался солнцу, словно доброму другу. Едва утро разогнало остатки тумана, они с Ветром тронулись в путь.
  
  
   Глава 25
  
   Дейк ехал весь день. Стремясь оказаться как можно дальше от места последней ночёвки, он почти не останавливался, а вместо обеда быстро утолил голод парой плодов садана. Впрочем, есть всё равно хотелось, особенно к вечеру, да и бессонная ночь давала о себе знать. Ветер пока молчал, но Дейк видел, что и жеребец устал. Возможно, во всём виновата лишь игра воображения, но сегодня хотелось переночевать среди людей. Как нарочно, за весь день не попалось ни одно поселение, и, пока не стемнело, Дейк искал хоть какие-то следы человека.
   Всю дорогу его занимали мысли о силуэте, виденном ночью. Дейк верил своим глазам и удивлялся, что ни барсиха, ни конь ничего не почуяли. Правда, в отличие от людей, животные не видят духов, и мысль об этом не радовала. На всякий случай Дейк был настороже, однако за весь день призрак так и не появился. Может, и правда, вчера ему только показалось. Но всё же он старался уйти как можно дальше. И загонял и себя, и коня. До заката оставалось совсем немного, когда Ветер встал.
   "Всё, - заявил жеребец, - дальше не двинусь".
   Дейк так надеялся, что до этого дело не дойдёт. В густом еловом лесу, где они оказались, даже лучи солнца до земли не доставали. Ни озерца рядом, ни речушки, лишь одни овраги кругом да бурелом. Место для стоянки не подходило никак. Он похлопал коня:
   "Думаешь, я не устал?"
   "Ты сидишь, - возмутился тот, - а я весь день на ногах. Всё бежим куда-то".
   "Вот именно, - отозвался Дейк. - Ты-то на ногах, а у меня уже зад онемел".
   Конь фыркнул: "Давай поменяемся".
   "Слушай, я тоже устал, но в лесу сегодня ночевать не хочу. Тем более, здесь".
   "А что так?"
   О том, что случилось накануне, Дейк никому говорить не собирался. Стыд за детские страхи жёг его при любом воспоминании. Однако Ветер ждал ответа, и признаться пришлось:
   "Призрака видел ночью".
   Потоптавшись, жеребец покрутил головой. Дейк всё ждал от него какой-нибудь колкости, но слова Ветра удивили:
   "А люди-то близко".
   "О чём ты?"
   "Тропу видишь?"
   Только теперь Дейк заметил то же, что и конь. Едва заметная дорожка вилась между деревьев, у которых явно были обломаны нижние высохшие ветви. Значит, селение действительно недалеко. Осознав это, он спешился. Во-первых, так быстрее выйдут к людям. А во-вторых, Ветер и вправду устал. Ноги почти не держали Дейка, пришлось ухватиться за круп жеребца и подождать, пока кровь не восстановит своё движение. Зато конь заметно повеселел, и, когда Дейк размял ноги, с радостью двинулся по тропе.
   Идти пришлось недолго. Вскоре показались бревенчатые срубы; увидев их, путники удивлённо остановились. Деревянные дома в горах оба видели впервые. Боляры на побережье жили в избах, а хаасы, как правило, предпочитали жилища попроще. Кому-то из них нравились палатки, а кто-то строил хижины из глины. Увидеть хаасские избы Дейк никак не ожидал, но на этом сходство и заканчивалось. Боляры ставили дома довольно тесно, хаасы любили свободу. К тому же ни оград, ни колодцев, ни сараев не строили. Всё те же открытые кормушки для коней, очаги для приготовления пищи да вытоптанные тропинки.
   Селение не выглядело заброшенным, хотя жителей не было видно. Услышав голоса где-то недалеко, Дейк двинулся в ту сторону. Ветер молча потопал следом. Дейк мысленно подбадривал утомившегося друга, ведь идти оставалось совсем чуть-чуть. Девушку, что появилась на тропинке, они заметили одновременно. Она бежала навстречу, но не это насторожило Дейка: на ней красовалось белое платье, слишком непривычное для хаасов. Узкая талия привлекала взгляд, свободные рукава с ажурной вышивкой трепетали на бегу; он попытался вспомнить, где же видел всё это. А вспомнив, замер: точно в таком же была незнакомка из сна, её-то невозможно забыть. Вот только волосы незнакомки белее белого, а эта девушка оказалась обыкновенной хааской. Заметив его, девушка споткнулась и распростёрлась на земле. Дейк дёрнулся, чтобы помочь, но она поднялась сама, а потом, прихрамывая, нырнула за ближайшую избу и затаилась.
   И только тогда Дейк обратил внимание на звуки погони. Биение золота о металл заставило забыть об усталости, рука сама потянулась к оружию. Явары. Откуда они здесь? Настолько обнаглели, что забрались в селение? Щёлкнул замок чехла, и рагл оказался в руке. Вопросов было много, но ни одного ответа Дейк не видел. Однако ни это, ни целый день дороги не помешают ему принять бой. Девушку они не возьмут, и точка.
   Преследователей не пришлось долго ждать. На этот раз их одеяния Дейка не удивили, его смутило количество яваров. Всего пять? Как-то маловато. Заметив его, охотники остановились. Нерешительность в их глазах вновь удивила Дейка. Явары никогда не сомневаются, а если им нужна жертва, то берут любой ценой. Недоумения добавил подбежавший следом юноша в одеждах хааса и с распущенной косой. Он и нарушил первым мгновение тишины и неясности:
   - Подожди! Это не явары!
   - Откуда мне знать?
   Дейк не торопился верить, но в этот момент появилась ещё группа хаасов. Остановившись, все они изумлённо разглядывали гостя. То, что яваров здесь нет, Дейк уже сообразил. Но никак не понимал, что происходит. Он спрятал оружие:
   - Так что у вас тут?
   - Это ряженые, для представления, - ответил тот же юноша. - Ты девушку не видел?
   - В белом платье?
   - Да! Где она?
   Вот тут Дейк задумался: она ведь убегала не просто так, и на мгновение скосил взгляд в сторону беглянки. Вправе ли он сдать её? Однако юноше этого хватило, он забежал за избу и бросился на колени перед девушкой:
   - Прости, Снежка, я дурак! Никогда больше так не скажу!
   Маленький кулачок ткнулся в его плечо:
   - И даже не думай так никогда!
   Юноша опустил голову:
   - Наказывай, как хочешь, я весь перед тобой.
   Она вскинулась:
   - Обещай, что не выйдешь из селения до нашей свадьбы.
   - Целый месяц ведь впереди, - воскликнул юноша, но Снежка не ответила.
   Высокий рост юноши позволял ему находиться вровень с девушкой, даже стоя на коленях. Однако её желание оказалось выше, и он вздохнул. Голос его, однако, прозвучал громко и уверенно:
   - Я, Кедр, при свидетелях обещаю моей невесте не покидать селение до самой свадьбы.
   Дейк отвёл взгляд. Дела влюблённых его никак не касались. Один из ряженых вдруг спросил:
   - А ты, случаем, не Ястреб?
   - Откуда узнал? - глянул на него Дейк.
   - Так глаза у тебя не карие, - улыбнулся тот. - Слышали мы про тебя. Правду говорят, что ты видел настоящих яваров и остался в живых?
   - Правду.
   Восхищённо улыбнувшись, ряженый осмотрел его с ног до головы:
   - С ума сойти! Как же ты справился?
   - Я ж не один был, - хмыкнул Дейк, - с братом. Он у меня знаешь, какой!
   - А кинжал Мораны видел?
   Их разговором заинтересовались остальные, подошли даже Кедр со Снежкой. Дейк стал серьёзным:
   - Видел.
   - Правду говорят, что он светится?
   - Правду. Я даже в руках его держал, пока не всадил в одного из охотников.
   - И что?
   - Ничего. Сразу светиться перестал.
   - Не хотел бы я с ними встретиться. - Кедр одной рукой обнимал невесту. - Так что, ребята похоже выглядят?
   Дейк подтвердил:
   - Похоже, я почти не сомневался. Вот только в селения они не заходят.
   - Так и есть, - отозвался молодой человек. - Пойдём, заночуешь у нас, а то темнеет уже. Да и представление посмотришь.
  
   Дейк никогда прежде не задумывался об истории Лии и Барса. Представление рассказывало о них. Снежка, девушка в белом, играла Лию, Кедр - её жениха. И настолько хорошо это у них получалось, что Дейк засмотрелся, на время представления забыв обо всём, что тревожило его самого.
   Людская память не сохранила прежнего имени юноши, которого играл Кедр. История рассказывала о том дне, когда ему исполнялось двадцать. Как и всем молодым воинам, ему предстояло испытание. Ожидая, он сильно волновался, а в таком состоянии предпочитал уходить подальше от людей. Ещё накануне с самого вечера в долине его никто не видел. Он ушёл в горы и провёл там всю ночь. Ранним утром, незадолго до рассвета, потушил костёр и собрался возвращаться. Но он не знал, что оказался на территории барса, а тот был молод и полон сил.
   Наблюдая за происходящим на сцене, Дейк вспоминал вчерашний вечер. Барс - сильный и опасный зверь. Победить его, встретив один на один, да ещё и без оружия, почти нереально. Дейк, например, не был уверен в своих силах. Юноша же не имел способностей отшельника, однако с барсом справился. Он сам был ранен, и, спускаясь в долину, оставлял за собой кровавые следы. Но всё-таки нёс на себе задушенного зверя. С тех пор иначе как Барсом юношу не называли.
   Тогда его и заметила Лия, и больше не могла думать ни о ком другом. Барс не ходил на молодёжные ночи, не появлялась там и она. Вопреки традициям, Лия не показывала свои чувства, молчал и он. Всё чаще она стала убегать от всех на перевал, туда, где берёт начало река. Ей нравилось это место. Здесь не было жарко, а скалы защищали от ветра. Растительности на такой высоте почти нет. Стланиковый кедр, что в полроста человека, да мягкий, словно ковёр, мох. Да ещё маленький белый цветочек, что люди называют "киро", высот никогда не боялся. Здесь он произрастал в изобилии. Его запах успокаивал Лию. Каждый раз, приходя, она здоровалась с цветами. Она рассказывала им о своих чувствах, и тревоги отпускали её. Здесь ей было спокойно... до последнего дня.
   Лия обернулась на звук шагов и опустила взгляд. Потому что это был Барс. Как он её там нашёл, так и осталось загадкой. Она глянула на юношу, когда тот остановился рядом, и сразу догадалась, зачем он пришёл. Хааски вольны делать со своими волосами всё, что пожелают, для мужчин же выбора нет: на затылке всегда коса, расплетают которую лишь во время сна и в период жениховства. Сейчас же Барс снимал ремешки, распуская косу.
   Лия приняла из его рук ожерелье, собранное из белого, с красными прожилками, камня. Ни одна невеста, ни одна жена не выйдет на люди без такого ожерелья. И ни одна девушка не примет это украшение от парня, если не видит в нём мужа. Каждый камешек Барс выточил в форме лепестка киро, Лия держала ожерелье в руках и любовалась.
   В долину они вернулись вместе: она с украшением невесты, а он с распущенной косой. Время до свадьбы тянулось нескончаемо долго. Наполненная счастьем, Лия расцвела, каждый день казался ей годом. Барс по-прежнему был немногословен, но теперь это её не обманывало.
   В день перед свадьбой, как и полагается, они расстались рано. Лия заканчивала вышивать свадебное платье, а Барс, по своей привычке, ушёл подальше от людей. Вот тогда его и выследили явары. То, что было дальше, Дейк словно видел своими глазами. Кедр так мастерски играл, что зрители, поглощённые представлением, боялись пошевелиться.
   Барс бился достойно. Наблюдая за действом, Дейк вновь переживал свою собственную схватку с яварами. Уже зная, чем всё закончится, всё равно желал чуда, он очень хотел, чтобы кинжал Мораны так и не появился на сцене. Но историю не перепишешь. Магическое оружие коснулось плеча Барса, и юноша, потеряв контроль над собой, перестал сопротивляться.
   О том, что случилось с Барсом, знали все, хотя никто из хаасов видеть этого не мог, и уж, тем более, рассказать. Точно известно лишь одно: его принесли в жертву Богине, всё остальное - лишь догадки и фантазии. Дейку догадки не нравились, он ёрзал на своей скамейке в первом ряду, однако подняться и уйти означало неуважение и к актёрам, и к этому селению. Поэтому он сидел, время от времени закрывая глаза и пытаясь представить, как же на самом деле всё было. В такие моменты ему казалось, что всё это происходит не с Барсом, а с ним, и не тогда, несколько столетий назад, а прямо сейчас. И от этого становилось только хуже.
   Зрители смотрели, затаив дыхание. Когда Барса не стало, роль Кедра закончилась. Однако представление продолжалось, и теперь речь шла о Лии. Девушка, так и не ставшая женой Барса, сидела на склоне, там, где из-под земли появляется река. Лия приходила сюда, потому что ждала. Когда-то, в пятнадцать лет, мудрец сказал, что эта жизнь покажется ей сном. Сначала она не верила. Как не верила теперь в то, что Барса больше нет. И продолжала ждать. Время проходило мимо, почти не трогая её. Мужчины пытались свататься, но она отказывала всем. Взгляд Лии погрустнел, улыбка больше не украшала её лицо, на котором всё чаще появлялись морщинки. Дейк смотрел на Снежку, но видел Лию, и сердце его сжималось от сочувствия. Она ведь так и не вышла замуж, всю жизнь ожидая любимого. И никто так и не узнал, как она исчезла.
   Представление давно закончилось, но Дейк никак не мог забыть о том, что увидел. Сила любви простой девушки потрясла его. Он думал о себе, о своих отношениях, о том, как складывается его жизнь. Такие ли чувства испытывает к нему Аэль? А Виола? И почему он вспомнил о них обеих, ведь это ненормально. Разве можно испытывать чувство к двоим? Во время ужина ему задавали какие-то вопросы, и он отвечал, даже рассказывал о чём-то. Он пытался потом воскресить в памяти тот вечер, но так и не смог. Потому что тогда думал только об одном. Достоит ли он такой любви? Может, потому что он к этому не готов, у него и не складывалось с девушками до сих пор. Простая мысль настолько ошеломила, что до самой ночи Дейк был рассеян и невнимателен.
   До утра его приютил Кедр. Новый дом уже неделю ожидал молодую хозяйку, и насколько понял Дейк, будет пустовать ещё месяц. Глупо было отказываться. После бессонной ночи и долгого дня дороги Дейку очень хотелось спать, однако пришлось дождаться, когда молодые наговорятся и нагуляются. Но зато дом его порадовал. Свежий сруб не успел потемнеть, внутри пахло деревом и мхом. Ни мебели, ни вещей, такое бывает нечасто.
   Кедр предложил разделить с ним мягкий двуспальный матрац, показавшийся Дейку особенно одиноким посреди большой комнаты. Но Дейк не согласился. Он предпочитал свободу, а когда ночью что-то или кто-то мешает, то и сон не тот. Он устроился отдельно, ему вполне хватило плетёного шерстяного ковра.
   Он уснул, едва лёг. Кедр ещё пытался о чём-то говорить, но Дейк его уже не слышал. Ему приснилась Лия. Он видел, как она сидит у истока реки, на склоне. Дейк хорошо знал это место, потому что сам любил приходить туда же. Запах цветущего киро поразил его. Никогда Дейк не видел так много белых цветов в одном месте. После исчезновения Лии киро больше не цвёл на вершине Барса, все хаасы это знали. Дейк наблюдал за девушкой, а она опустилась на колени и потрогала белую шапку из лепестков. Потом вдруг сняла с себя ожерелье, когда-то подаренное Барсом, и положила на ладонь. Дейк осторожно приблизился и заглянул через её плечо. Внимательно рассматривая подарок жениха, Лия погладила пальцами каждый лепесточек. Это ожерелье Дейк уже хорошо знал, потому что с некоторых пор оно же лежало в кармане его штанов. Только здесь оно выглядело не таким затёртым. Дейку казалось, что девушка вот-вот заплачет, однако глаза её оставались сухими. И он сообразил: все слёзы уже выплаканы прежде. Во взгляде осталась только грусть. Ему захотелось обнять её и успокоить. Сказать что-нибудь доброе. Но Дейк каким-то чувством понимал: всё это только сон. Он увидел, как девушка протянула руку к реке. Соскользнув, ожерелье исчезло в воде, и на ладони девушки, изумляя Дейка, появился огненный цветок. Он плясал там несколько мгновений, а потом полыхнул так, что Дейк невольно отступил. Он тут же дёрнулся обратно, однако место, где только что сидела девушка, охватило пламя, а когда оно погасло, Лии там уже не было.
  
  
   Глава 26
  
   Дейк позволил себе выспаться. Дорога впереди неблизкая, к тому же он не мог быть уверен, что призрак не появится вновь. Когда он по привычке очнулся на рассвете, глаза открываться не хотели, такое бывало редко. Сквозь дрёму Дейк слышал, как поднялся Кедр. Стараясь не шуметь, молодой хозяин дома осторожно оделся и выскользнул наружу. Дейк же, плотно завернувшись в одеяло, отключился вновь.
   Когда он всё же проснулся, Кедра не увидел даже во дворе. Наверное, опять к Снежке пошёл. Вот есть у человека всё, как нужно, не то, что у него. Дейк стоял на пороге чужого дома и завидовал. Он даже не понимал, кем себя считать. Хаасом он не родился, а болярином так и не стал. За всю жизнь научился только сражаться. И даже то, что в долине Барса его приняли старейшиной, не сильно утешало. Ведь ни родителей у него нет, ни семьи. Дейк не был даже уверен, что дом, который он так ясно себе представлял, когда-нибудь появится по-настоящему.
   Впрочем, раскисать от мрачных мыслей - последнее дело, поэтому Дейк решительно покинул избу, нашёл на реке подходящее место и окунулся с головой, освежая мысли. Это, как всегда, помогло. После омовения даже призрак перестал казаться таким зловещим. Ведь силуэт явно был человеческим. Может, это его сестра, которая пытается дать о себе знать, а он, как трус, прячется. И вот это уже совсем неправильно. При первой возможности нужно будет подойти ближе и попробовать заговорить.
  
   В тот день Дейк сознательно не стал останавливаться на ночлег среди людей, хотя такая возможность была. Они с Ветром встали у небольшого ручья на древнем, уже заросшем землёй и мхом, курумнике. Дейк специально выбрал открытое место: если призрак появится, то здесь к нему несложно будет подойти.
   Вечер прошёл спокойно. Сложив очаг, Дейк прокоптил на огне головку домашнего сыра, что Кедр сунул ему с собой. Так дольше сохранится, да и вкуснее будет. Вскипятив воду в котелке, закинул в неё смесь сухих трав, а потом, немного подумав, добавил туда же свежей черники. Кусок запечённого сыра с лепёшкой Заринки да под свежий настой - разве для ужина может быть что-то лучше?
   Жеребец гулял по лугам до самой темноты. Он появился, когда на дне чашки Дейка осталась лишь пара глотков, и сразу завалился рядом.
   "Всё, - удивился Дейк, - уже спать?"
   "Видел бы ты, - отозвался конь, сладко потягиваясь, - какая тут трава! Я так наелся, что даже стоять не могу".
   "Да ты обжора".
   Жеребец приподнял голову: "Зато завтра больше пройти сможем".
   "Ладно, отдыхай", - хотел сказать Дейк, но так и замер с открытым ртом, потому что на расстоянии выстрела увидел белый силуэт. Призрак не двигался. Отставив чашку, Дейк осторожно поднялся. Медленно, чтобы не спугнуть, пошёл навстречу. Он не смотрел ни по сторонам, ни под ноги, взгляд его не отрывался от силуэта. Примерно на половине пути Дейк начал замечать детали. Во-первых, стало очевидно, что это всё-таки девушка. Свободные рукава её белого длинного платья трепетали на ветру, издали сложно было отличить их от длинных светлых прядей волос. Лицо Дейк пока не мог разглядеть, но очень надеялся, что вскоре всё же увидит цвет её глаз. С одной стороны, он боялся, что они окажутся синими, ведь это будет означать, что сестры его уже нет в живых. А с другой всё равно надеялся на это, потому что ни о чём другом даже думать не хотел.
   Он прибавил шаг, и уже почти дошёл, когда девушка исчезла. Цвет её глаз увидеть так и не удалось. Дейк резко остановился, и сердце его прыгнуло невпопад: почему она пропала, что это значит? Озираясь, он стоял посреди причудливых каменных нагромождений. Луна щедро освещала полупустынную местность; танцующий костёр, оставшийся позади, бросался бликами. Необычная тишина давила на уши: ни щебета птиц, ни кваканья лягушек, ни шелеста листвы. Лишь потрескивание огня да журчание недалёкого ручья. Подняв голову, с недоумением смотрел жеребец.
   Дейк передёрнул вдруг озябшими плечами и поспешил вернуться к костру. Два глотка напитка, так и оставшиеся в чашке, давно остыли, и он выплеснул их без жалости. Он долго не ложился спать, но девушка больше не появилась.
   Ясности не принёс и следующий день. К вечеру зарядил дождь, и Дейк с Ветром спрятались в вовремя найденной пещере. Нарушали их покой только летучие мыши. Эти юркие создания всю ночь носились под каменным сводом, каким-то чудом не сталкиваясь между собой. Уши жеребца заметно подрагивали от еле слышного писка, но Ветер всё же уснул первым. Думая о сестре, Дейк следил за тенями, снующими под потолком. И корил себя за то, что так и не занялся поисками по-настоящему. Нужно было расспросить старожилов, вдруг они что-нибудь вспомнят. И вообще чаще бывать в посёлке. Девушка с синими глазами давно должна была привлечь внимание. Кто-нибудь да заметил бы. Тот же Бьёрн или Ильяна. Дейк попытался вспомнить, какого цвета глаза у самой Ильяны. Серые? Голубые? Когда общаешься с человеком, таких деталей, как правило, не замечаешь. Он бы точно так же не знал, что у Виолы глаза зелёные, если бы они не напомнили ему мать. Нужно бы навестить Ильяну, когда вернётся. С этими мыслями он и заснул.
  
   Девушку в белом он увидел на другой день, когда остановился на ночёвку. И с той поры она начала являться каждый вечер. Сначала Дейк всеми силами пытался выйти на контакт. Шёл навстречу, то медленно и осторожно, то решительно и почти бегом. Разговаривал с ней, даже пел песни. Но она так и не отозвалась. В итоге Дейк махнул рукой: если будет нужно, пусть подходит сама. И с того момента, замечая её вечером, просто кивал головой. Это выглядело странно, но зато её присутствие Дейка больше не пугало. К тому же, кроме коня, его всё равно никто не видел.
  
   К концу второй недели они с Ветром наткнулись на большое озеро, со всех сторон закрытое горами. В воздухе явственно ощущалась влага. Дейк вышел на песчаный берег, присел и коснулся воды. Тёплая. Прекрасно просматривалось дно: у берега песчаное, дальше - поросшее водорослями. Хорошее место. Конь ощутимо ткнул его в спину.
   - Что? - обернулся Дейк.
   Переступая с ноги на ногу, Ветер раздувал ноздри и дрожал от нетерпения. Он любил купаться, и теперь, видя столько воды, сдержаться не мог. Дейк расседлал его и шлёпнул по спине:
   - Иди, плавай.
   С разбега влетев в озеро, Ветер радостно заржал. Дейк засмеялся:
   - Меня подожди.
   Скинув с себя одежду, он окунулся вслед за конём. Селение, в котором рос Дейк, не зря называлось Речным, и дети, и подростки много времени проводили в реке, хоть вода там и была намного холоднее, чем здесь. Он нежился в необычно тёплой воде, отплывал от берега и снова возвращался. Приблизившись к коню, попытался забраться ему на спину. Хотел просто нырнуть, но Ветер неожиданно взбрыкнул, и Дейк полетел в воду, не успев сгруппироваться. Вода залила и нос, и уши, и он долго потом приводил себя в порядок, скача и отплевываясь. Отплыв подальше, Ветер посматривал с настороженностью и ехидством.
   "Я припомню!" - пообещал ему Дейк.
   Выйдя из озера, он с удовольствием растянулся на остывающем песке. Заночевать решил тут же, хотя до заката пока оставалось время. Чистая вода есть, за дровами далеко ходить не придётся. Поутру нужно будет осмотреться, может, и для целого селения места хватит. Дейк не хотел двигаться дальше. Две недели уже в дороге, сколько можно? Да и перевозить потом столько людей с вещами проще, если не слишком далеко.
   Вдоволь накупавшись, жеребец выбрался на берег. Подумав, постоял, и вдруг отряхнулся, забрызгивая всё вокруг. Дейк прямо подскочил:
   "Нахал!"
   "От такого и слышу!" - огрызнулся Ветер.
   Дейк только усмехнулся. Перебранки с некоторых пор вошли для них в норму. Но при этом Дейк точно знал, что конь его никогда не подведёт, а также то, что сам он четвероногого друга в беде не оставит. Он вновь окунулся, а когда немного подсох, начал одеваться: закат приближался, с ночлегом откладывать не стоило.
   Он завязывал рубашку, когда услышал чужие шаги. Слух Дейка никогда не подводил, человек точно был один. И не явар. На всякий случай Дейк поднял ножны, и вдруг с удивлением услышал, как натянулась тетива. Он медленно повернулся на звук:
   - Может, покажешься перед тем, как стрелять?
   Дейк не делал резких движений. Он мог увернуться от выстрела, но находиться под прицелом никому не приятно. Кто ж его так тепло встречает? Шевельнулись кусты, граничащие с пляжем, пропуская молодого воина. Тетива его лука всё так же оставалась натянутой.
   - Кто такой?
   Крепкий парень с румяным лицом смотрел недоверчиво, изредка поглядывал по сторонам. Заметив, что Дейк один, немного расслабился.
   - Хаасы зовут меня Ястреб. Я из долины Барса.
   - Из долины Барса, говоришь? А глаза-то у тебя не карие.
   - А ты всегда так гостей встречаешь?
   Местный удивился:
   - Ты лучше скажи, зачем вырядился в наши одежды?
   - Вырядился? - хмыкнул Дейк. - Пусть я не родился хаасом, но детство моё прошло в горах.
   - Здесь-то тебе что нужно?
   Воин оружие не опускал, но Дейк уже знал, что он не выстрелит.
   - Поговорить надо с вашим старейшиной.
   - О чём?
   - А этого я тебе всё равно не скажу.
   Хаас долго изучал его взглядом, однако Дейку нечего было скрывать. Наконец, воин всё же опустил лук.
   - Ладно, - сказал он, убирая стрелу, - я отведу тебя к старейшине. Но с одним условием.
   Порывшись в карманах, достал небольшую тряпицу и бросил Дейку:
   - Завязывай глаза, без этого не поведу. И ножны свои мне отдай.
   С этим Дейк спорить не стал, пояс с раглом передал сразу же. Собираться не было необходимости, расположиться на ночлег он так и не успел. Только пришлось снова надеть упряжь на недовольного жеребца. С сожалением оглядев гостеприимное местечко, Дейк сел верхом. И только тогда надел повязку. Он не стал признаваться, что может видеть глазами животных. Тем более что ехали они недолго. Воин остановил коней, когда они добрались до селения. Возле небольшого озерца местные мальчишки гоняли мяч. Один из них, не заметив закрытые глаза Дейка, запустил мяч в приехавших.
   - Стой! - только и успел крикнуть воин.
   Однако Дейк не нуждался в защите. Когда в тебя летит пусть небольшой, но тяжёлый комок из камеди, остаётся лишь одно: поймать его. И Дейк поймал.
   - Снимай повязку, - севшим голосом сказал воин, - приехали.
   Стянув тряпицу с глаз, Дейк глянул на замерших мальчишек. Его так и тянуло пошутить, но он сдержался. Мало чести хвалиться перед детьми, которые и так смотрят на тебя с восхищением. Бросив мяч обратно, повернулся к воину. Надеялся, что хотя бы тот удержится от вопросов, однако объясниться всё же пришлось.
   - Как ты это сделал?
   Дейк ответил неохотно:
   - Услышал.
   - Услышал? - изумился воин. - Да как такое можно услышать?
   Дейк пожал плечами.
   - Ты же ехал следом за мной, - задумался тот. - С таким-то слухом даже без зрения убить меня мог?
   - Мог, - согласился Дейк, - если бы захотел.
   Обескураженный, воин снял с себя оружейный пояс Дейка:
   - Меня зовут Добрян. Прости, что не доверял.
  
   Добрян проводил Дейка до шатра старейшины. Долину, в которой жили местные хаасы, пополам рассекало огромное озеро. Выйдя на его берег, Дейк остановился: закатное солнце разливалось по гладкой, словно стекло, поверхности воды. Вдали, за озером, раскрашивая окружающее небо во все цвета радуги, багровели вершины. Слишком очарованный, Дейк не хотел двигаться с места. Добрян тронул его, лишь когда солнце окончательно село:
   - Пойдём, Большой Мангуст уже ждёт.
   Палатки местных хаасов ничем не отличались о тех, что стояли в долине Барса. Да и сами люди тоже. На большой поляне вокруг вечерних костров коротала время местная молодёжь. Заметив Дейка, молодые люди замолкали и внимательно присматривались к незнакомцу. Девушки же начали перешёптываться и похихикивать. Всё это было хорошо знакомо Дейку. С кем-то он здоровался, кому-то просто кивал головой. Любопытство так и заедало молодых, однако Добрян упорно молчал. Когда они, наконец, добрались до старейшины, Дейк первым склонил голову:
   - Здравствуй, Большой Мангуст.
   - Это Ястреб, - представил Добрян, - встретил у дальнего озера. Говорит, дело к тебе есть.
   С первого взгляда могло показаться, что Мангуст не намного его старше, однако Дейк сразу понял, что это не так. Волосы старейшины поблескивали сединой, морщины на лбу и возле глаз также указывали на возраст.
   - Большой Ястреб, - поправив Добряна, Мангуст ответно склонил голову. - И тебе здоровья.
   - Так ты старейшина! - воскликнул Добрян. Даже в темноте было видно, как он покраснел. - Прости, что глаза завязывал. Я же не знал.
   Дейк заметил:
   - Я бы и сам так поступил.
   Вконец расстроенный, Добрян повернулся, чтобы уйти, однако Мангуст остановил:
   - Погоди! Ужин почти готов, садись с нами. Да и Забава тебя уже заждалась.
   Заметно повеселев, молодой человек охотно устроился возле очага. Жена старейшины, поставив перед ним посуду, пошла за дочерью. Мангуст махнул Дейку рукой:
   - Навес для сёдел там.
   Отведя жеребца в указанное место, Дейк скормил ему остатки лепёшек, испечённых накануне, и взялся за седло. В стороне от костра видимость была почти нулевая, снаряжение пришлось снимать наощупь. Сделать это Дейк мог даже с закрытыми глазами, однако он удивился, когда прямо на него из темноты выскочила девушка. Испугавшись, резко остановилась. Дейк отступил на шаг:
   - Вечер добрый!
   - Добрый, - отозвалась она. - А вы...
   - Гость.
   Кивнув, девушка убежала в сторону костра.
   - Папа, - услышал Дейк её шёпот, - а что у нас за гость?
   - Ястреб, из долины Барса.
   - Тот самый?
   Дейк вздохнул, представив, как вытянулось лицо девушки. Быстро же расходятся слухи, скоро каждая собака будет его знать. Голос подал Добрян:
   - А ты его откуда знаешь?
   Дейк замер, прислушиваясь, но девушка отшутилась:
   - Сорока на хвосте принесла.
   Ещё и язык, небось, Добряну показала. Дейк усмехнулся. Закончив с упряжью, вышел к костру. Жена старейшины раскладывала ужин, Забава садиться не торопилась, а Добрян, насупившись, ни на кого не смотрел.
   - Забава, дочь моя, - представил девушку Мангуст.
   Дейк назвался:
   - Ястреб.
   Она протянула вскрытый плод садана:
   - А это тебе.
   - Спасибо, - принял угощение Дейк.
   Он старался не замечать, как с каждым мгновением мрачнеет Добрян. Отношения молодых - не его забота. В конце концов, рядом старейшина, чтобы вразумить, если нужно. Сам ужин прошёл спокойно. А когда и травяной настой в котелке подошёл к концу, Мангуст спросил:
   - Что же привело старейшину в такую даль?
   Дейк отставил чашку:
   - Необходимость заставляет искать новое место. Боляры слишком враждебны, я не могу рисковать жизнью людей. У вас тут замечательно, и люди, как вижу, хорошие. На том берегу озера кто-нибудь живёт?
   - Можете переезжать, - понял его Мангуст, - места всем хватит. Завтра утром тот берег и посмотришь.
   Забава хлопнула в ладоши:
   - Здорово! Молодёжные ночи можно будет на два селения проводить!
   Добрян скрипнул зубами, но Мангуст дочь поддержал:
   - И правда твоя. Кстати, - он обратился к Дейку, - ты вовремя, завтра как раз у них ночь.
   - Лучше без меня. Мне скорее вернуться нужно, дорога-то не близкая. Каждый день на счету.
   - Но отдыхать-то тоже нужно, - возразил Мангуст. - Сегодня спи, сколько влезет, завтра погуляешь. Не всё ж тебе клеем раны лечить.
   Дейк отвёл взгляд: неровный шов на рубахе говорил лучше слов. Он в который раз пожалел, что не дал Заринке починить рубаху.
   - Если хочешь, я зашью, - вдруг предложила Забава, - никто и не заметит.
   Этого Дейк уже не выдержал.
   - Ладно, - согласился он, - я пойду. Только зашивать ничего не надо.
  
  
   Глава 27
  
   Чистая, нетронутая людьми земля на другом берегу озера порадовала. Полянки черники, заросли жимолости, вишни да малины, кедровые шишки в изобилии - отрада не только для детворы. Луга с сочной зеленью идеально подходили для выпаса коров и лошадей. Мест для палаток было не меньше, чем в долине Барса, а неподалёку нашёлся замечательный уголок для обители Мудрых. Дейк был доволен: переселенцы не пожалеют ни о чём. Конечно, дорога будет трудна, но зато потом всё быстро наладится. К вечеру его даже перестала огорчать мысль о предстоящей ночи. Тоже дело нужное: повидает всю местную молодёжь, когда ещё такой шанс появится?
   На праздник Мангуст привёл его одним из первых, ещё только начинало темнеть. Дейк надеялся, что его появление мало кто заметит, но скоро понял, что сильно ошибся. О появлении гостя, похоже, знали все. Молодые люди, правда, приняли новичка спокойно, но девушки взволновались не на шутку. Столько болтовни, посвящённой ему, уши Дейка прежде не слышали, временами очень хотелось зажать их ладонями. Пытаясь избежать лишнего внимания, он отошёл в сторону и встал к толстому стволу сосны. Вот только зря он надеялся, что о нём забудут. Добрян нашёл его, когда загорелся первый ряд из дров:
   - Что же ты, Ястреб, прячешься? Зря, что ли, старейшиной выбрали?
   Остаться в стороне после такого Дейк никак не мог, пришлось прыгать в озеро. Решив, что одного раза хватит, он вернулся к сосне. Однако едва загорелся второй ряд, Добрян отогнал всех от костров:
   - Пусть гость первым будет.
   Собственно, второй ряд тоже ни к чему не обязывал. Ни слова не говоря, Дейк разбежался и прыгнул. А после, отойдя уже к другому дереву, намеренно скрылся от взгляда Добряна. Пусть другие развлекаются, он тут не за этим. Он догадывался, что гложет молодого человека, но решил не вмешиваться. Не его это дело, пусть они с Забавой сами разберутся. Вот прыгнет Добрян через третий ряд, да и остынет. Он был уверен, что тот его не видел, и очень удивился, когда на плечо вдруг легла чужая ладонь:
   - А через третий ряд слабо?
   - Зачем тебе? - негромко спросил Дейк.
   Добрян появился перед ним:
   - Так слабо или нет?
   На них уже начали оглядываться окружающие. Догадываясь, что происходит, подбежала Забава.
   - Нет, - так же тихо ответил Дейк, - не слабо.
   - Ну, так докажи.
   Забава коснулась Добряна:
   - Что с тобой?
   Тот дёрнулся, во взгляде явно читался вызов:
   - Ты прыгаешь?
   Отказ теперь был равнозначен поражению в поединке. Не отвечая, Дейк снял с плеча чужую ладонь. Молча вышел на открытое место. Оценил расстояние и побежал. Добрян побежал сразу за ним, и из озера они выбрались одновременно. Юноша тяжело дышал, и Дейк, стоя рядом, ощутил его чисто детскую обиду. Словно пропасть легла между ними, но остановиться Добрян уже не мог.
   - Говорят, - выдохнул он, - ты и через четыре прыгал?
   - Прыгал.
   - Ну, так чего ты ждёшь? Давай, покажи нам.
   Заметив отчаявшийся взгляд Забавы, Дейк решил: поделом. Добряна следовало проучить. Он взял бревно из третьего ряда и поджёг четвёртый. Толпа расступилась. В полной тишине Дейк отмерил расстояние для разбега. Мангуст благоразумно не вмешивался, хотя на его дочь грустно было смотреть. Молодёжь с горящими глазами ждала продолжения, а сам Добрян словно окаменел.
   Дейк прыгнул. Как и тогда, в первый раз, испытал ощущение полёта. И пожалел, что оно так быстро закончилось. Когда он вынырнул, всё ещё стояла тишина. Он успел вылезти и, насколько можно, отжать одежду, и только тогда толпа опомнилась и налетела. Он не стал, как в первый раз, выбираться из гурьбы. Вырвав из рук тут же взвизгнувшей девицы кусачки, начал лупить ими всех подряд. Его толкали, и он толкался в ответ. Наступив на чьи-то пятки, чуть не охнул от полученного тычка. Он пинался, ругался и плевался как ребёнок. Руки невыносимо зудели, но таким счастливым, пожалуй, он не ощущал себя давно.
   Забава всё время держалась рядом. А когда потешный бой закончился, первой ухватила его под локотки и потянула на соседнюю поляну с поделками. Дейк был слишком возбуждён, чтобы адекватно соображать, но всё же то, что ему нужно, нашёл очень быстро. Кремень и кресало, соединённые тесьмой и украшенные светящимися в темноте бусинами, так и притягивали взгляд, такое точно не потеряется. Он поднял огниво, и услышал удивлённый девичий возглас. Толпа расступилась, выпуская владелицу поделки. Робко шагнув вперёд, девушка остановилась.
   - Твоё? - спросил Дейк.
   Она еле заметно кивнула, и он улыбнулся:
   - Так получи награду.
   Поцелуй Дейка не впечатлил. Ему показалось, что и девушка ждала чего-то большего, во всяком случае, взгляд её показался ему странным. А может, заметила, что у него опыта в этом нет? Ну и ладно. Дейк решил не обращать внимания на всякую ерунду.
   Несколько молодых людей взяли в руки музыкальные инструменты. Большой популярностью у лесного народа пользовались варган, свирель, всевозможные барабаны и ситар. Такая музыка Дейку нравилась, и, когда к нему подошла одна из девушек, он отозвался с радостью. Танцевать, не касаясь партнёрши, ему ещё не приходилось. Он старался копировать остальных, двигался, как и они, медленно и осторожно. А когда втянулся, партнёрша вдруг попросила:
   - Поцелуй меня.
   Дейк остановился так резко, что они столкнулись.
   - Что?
   Она явно не ожидала такой реакции, во взгляде мелькнуло недоумение:
   - Я попросила меня поцеловать.
   Просьба прозвучала для Дейка слишком неожиданно. В долине Барса с ним и танцевать-то никто не хотел, какие там поцелуи. О таком он даже не думал, однако по сложившейся традиции отказать не мог, даже если бы и хотел. Впрочем, зачем отказывать, если просит сама? Ожидая тех же ощущений, что и в первый раз, с Аэль, Дейк коснулся её губ.
   Не было ни вкуса можжевельника, ни какого другого. В остальном вроде всё то же, но ему не понравилось. Как-то пресно, что ли. Может, потому что не Аэль? Когда танец закончился, Дейк холодно кивнул девушке, и её косой взгляд совсем не порадовал. Может, он сам что-то сделал не так?
   Настроение оказалось подпорченным, и, когда его вновь пригласили на танец, Дейк даже не обрадовался. Девушка поглядывала с интересом, а он всё надеялся, что она не попросит о том же. Жаль, что он ошибался. Дейк понял, что не всё в порядке, даже не глядя на партнёршу, а когда с ней расстался, и его пригласила Забава, вздохнул спокойно: она-то точно целоваться не полезет.
   - У тебя есть девушка? - спросила Забава.
   Дейк ответил честно:
   - Нет.
   Она удивилась:
   - Как так? Неужели во всём селении никого не нашёл?
   - Не в этом дело, - отозвался Дейк. Говорить о своей личной жизни было непривычно, но рядом с Забавой неловкости не возникло. Он пояснил: - Я меньше года здесь живу.
   Девушка задумалась:
   - Ты же вроде вырос ты в горах? А говоришь, что меньше года здесь.
   - Некоторое время я жил в Болярии.
   - Ого! - Её брови взлетели. - А как там люди живут?
   - Долго рассказывать.
   - Ну, покажи, хотя бы, как они танцуют.
   Дейк усмехнулся:
   - Не думаю, что это хорошая идея.
   - Ах так! - Забава сощурила глаза: - Тогда поцелуй меня!
   Дейк споткнулся на ровном месте. Хорошо, что удержался на ногах.
   - Вы что, сговорились?
   - Ага, - глаза Забавы светились в полутьме. - Слух пошёл, что ты целоваться не умеешь, вот все и захотели проверить.
   - Тоже мне, - буркнул Дейк, - развлечение нашли.
   Она удивилась:
   - Так это что, правда?
   - Да ты сама подумай, - зыркнул на неё Дейк, - как же научиться, если девушки у меня нет?
   - Действительно, - протянула Забава, - никак.
   Мелодия закончилась, но разговор остался не завершённым. Девушка предложила:
   - Хочешь, я тебя научу? А ты мне покажешь, как в Болярии танцуют.
   - Ага, - ухмыльнулся Дейк, - а Добрян меня потом живьём съест.
   Забава вскинулась:
   - А что Добрян? Кто он мне: брат, жених?
   В голосе девушки почудилась горечь, и это заставило Дейка взглянуть на неё по-другому.
   - Разозлить его хочешь?
   - Хочу.
   Он улыбнулся:
   - Опасный ты человек.
   Забава смотрела на него, не мигая.
   - Так ты согласен?
   - Ладно, - сказал Дейк, - давай попробуем.
   Девушка отвела взгляд:
   - Мне известны три вида поцелуев. Первый из них "дружеский".
   - Как в щёку? - догадался Дейк.
   - Именно. Его ты и так знаешь, поэтому пропустим. Следующий тебе отчасти знаком, его называют "романтический" или "молодёжный". Губы надо немного раскрыть. Вот так.
   Привкус вишни напомнил ему о детстве. Вот только взрослое тело хотело не плеваться вишнёвыми косточками, а нечто совсем другое, но при этом Дейк даже коснуться Забавы не смел. Она остановилась сама:
   - У тебя хорошо получается. - Уши её покраснели, но она продолжила: - Третий вид - "свадебный". Объяснять ничего не буду, сам всё поймёшь. Показывать?
   - Если не передумала.
   Забава дёрнула головой:
   - Не передумала.
   Дейк и не заметил, как его руки оказались на её талии. Одно он понял сразу: Добрян ему этого не простит. Правда, мысль эта, как и все прочие, очень быстро растворилась в вишнёвом аромате. Мелодия закончилась и зазвучала следующая, а они всё стояли посреди танцующих пар. Усилием воли Дейк заставил себя оторваться от девушки и напомнил:
   - Танцевать будешь?
   - Что уж теперь терять, - подняла она взгляд, - показывай.
   - Я тебе тоже про три вида расскажу, - начал Дейк. - Первым пользуются простолюдины. Просто делай, что вздумается, и вся премудрость. Думаю, показывать это не стоит.
   При этих словах Забава улыбнулась. Звучащая мелодия подходила как раз для танго, и Дейк предложил:
   - Я покажу тебе офицерский танец. Для этого левую руку положи мне на плечо и постарайся повторять движения.
   Забава быстро сообразила, что нужно делать, вести её в танце оказалось легко. Окружающие даже перестали танцевать, все теперь смотрели только на них, а музыканты, уловив ритм, старались изо всех сил. Лицо Забавы раскраснелось, но Дейк ещё не видел глаз счастливее.
   Ему показалось, что танго закончился слишком быстро. Когда мелодия стихла, он сменил позу: чуть отступил и убрал левую руку за спину, как это делал Георг во время вальса. Забава повторила его движения.
   - Последний танец, - объявил Дейк, - "императорский". Его так называют, потому что танцуют его только в присутствии императора.
   Забава прыснула:
   - Но его-то здесь нет.
   - Да, - улыбнулся Дейк, - и мы ему об этом говорить не будем.
   Он начал движение, и музыканты перестроились под новый ритм. Почти не касаясь Забавы, Дейк закружил её в вальсе, было бы на ней бальное платье, взлетело бы парусом. Одежды всех остальных слились для него в одну пёструю картину. Забава спросила еле слышно:
   - Значит, ты был офицером?
   Дейк уточнил:
   - Я и есть офицер.
   - Ооо! - протянула Забава. А когда вальс подошёл к концу, призналась: - Ты потрясающе танцуешь.
   - Ты тоже, - похвалил её Дейк.
   Им стоило, наконец, расстаться, но почему-то не хотелось. Слишком часто Дейк делал только то, что должен, когда-то же он мог расслабиться? Он вызывающе огляделся. Окружающие смотрели на них, музыканты не торопились начинать новую мелодию. Дейк видел, как побелел Добрян. Похоже, Забаве хорошо удалось задуманное, и теперь им с Добряном всё же придётся объясниться. Впрочем, Дейк ни о чём не жалел. Вспомнив о недавней потасовке, он улыбнулся и глянул на догорающие ряды костров. Там уже давно никого не было, и только одна девушка в длинном белом платье стояла на берегу. Заметив её, Дейк вздрогнул. Он не ожидал, что призрак появится прямо здесь, среди людей.
   Проследив за его взглядом, Забава насторожилась:
   - Что случилось?
   - Скажи, - Дейк говорил тихо, чтобы слышала только она, - возле тех костров кого-нибудь видишь?
   - Нет. А что?
   - Да так, ничего. - Он поспешил перевести разговор: - Спасибо за науку. И за танцы.
   Они всё-таки разошлись. Забава оставалась на молодёжной ночи до самого конца, но ни на Добряна, ни на Дейка больше не смотрела. Девушка в белом, наоборот, не отрывала от Дейка взгляд. Он старался не обращать на неё внимания: девушки по очереди приглашали его танцевать, и к концу праздника Дейк помнил губы каждой.
   Когда всё закончилось, одежда ещё была мокрой. Не помешало бы и подсушиться, и освежиться после ночных подвигов. Покинув место праздника, Дейк выбрал уединённое место и развёл костёр. Подождал немного, но призрак больше не появился. Тогда он разделся. Рубашку и ботинки пристроил к огню, а сам окунулся в озеро. Он отплыл достаточно далеко, а когда развернулся, увидел возле зажжённого костра человек десять.
   Ни плеска на озере, ни ветерка, лишь звёздное небо над головой. Дейк ещё не видел ничего подобного. Когда-то в детстве брат рассказывал страшилки про водяных, и Дейк долго боялся подходить к воде в темноте. Теперь же эти детские страхи вызывали только улыбку. Он не торопился возвращаться. Очень хотелось после купания забраться под тёплое одеяло и уснуть, но вместо этого его ждала разборка с Добряном и остальными. Он нырнул и долго плыл под водой, почти до самого берега, к ожидавшим его парням не спешил. Выйдя из озера, остановился. Скрестив руки, Добрян сидел возле костра. Со штанов текло, но Дейк не стал их отжимать:
   - Зачем пришёл?
   - Тебя о том же спросить, - ответил тот, продолжая смотреть на огонь.
   - Девок наших всех перецеловал, - сжал кулаки один из парней. - Думал, с рук сойдёт?
   - Нужны мне ваши девки, - хмыкнул Дейк. - Они сами лезли, с ними и разбирайтесь.
   - А ты и рад стараться?
   Парни начали его окружать, но Добрян остановил.
   - А лапал Забаву зачем? - Он поднялся. - Или тоже попросила?
   - Может, и попросила, - отозвался Дейк, - да кто ты такой, чтобы я перед тобой ответ держал?
   Добрян побагровел:
   - Жених я её!
   - Ой ли?
   Коса Добряна, как и у всех, была заплетена. Это значит, что женихом он считаться не мог. И он это знал. Кулак его со всей силой полетел в переносицу соперника. Пропуская удар мимо себя, Дейк отступил. Перехватил руку Добряна, слегка довернул, и парень, согнувшись в три погибели, оббежал Дейка.
   - Ещё раз спрашиваю, - повторил Дейк, удерживая его руку вывернутой, - кто ты такой, чтобы я перед тобой ответ держал? А может, это ты скажешь, почему твоя девушка на первого встречного броситься готова?
   Добрян зарычал, но сказать ему было нечего. Дейк продолжал:
   - Сколько тебе лет?
   Добряну ответить пришлось, потому что иначе Дейк сделал бы ему ещё больнее:
   - Двадцать два.
   - И давно вы вместе?
   - Давно.
   - Так почему же она до сих пор в девках сидит?
   Дейк выдержал паузу, давая время осмыслить. Потом отпустил. Не любил он унижать напрасно. Оказавшись на свободе, Добрян отшатнулся. Потёр руку, только что приносившую боль. Взгляды остальных парней всё ещё светились неприязнью, но Дейк знал, что теперь они не нападут.
   - Спасибо надо вашим девкам сказать, - признался он, - что целоваться меня научили.
   Как он и предполагал, молодые люди заулыбались и начали переглядываться. Признаваться в таком всегда непросто, и все это понимали. Зато недовольство как рукой сняло.
   - Ну, если так, - наконец, сказал самый старший, - то мы без претензий. - Он обратился к Добряну: - Ты уж прости, но мы пойдём.
   Возле костра остались двое. Дейк присел у огня, согреваясь. Поглядывая на него, Добрян долго молчал. Потом не выдержал:
   - Как это ты меня?
   - Просто, - фыркнул Дейк. - Ты хоть понял, что я пытался сказать?
   Добрян подошёл ближе:
   - Да понял я. А то стал бы с тобой говорить?
   - Кто ж тебя знает?
   - А она, действительно, сама просила?
   - Лапать точно не просила, - усмехнулся Дейк. - А про остальное лучше у неё и спрашивай.
   Добрян скрылся за деревьями, и Дейк решил, что тот уже не вернётся. Он снял штаны, отжал их и растянул на палках возле костра. Хотя ночь и выдалась тёплой, но в одной набедренной повязке прохладно, и он устроился поближе к огню. Потянуло в сон, но прямо сейчас возвращаться в шатёр старейшины не хотелось. Вскоре, к удивлению Дейка, послышались шаги Добряна. Молодой человек принёс на плече сухое бревно и свалил возле костра:
   - Ты не против?
   - Оставайся, - пожал плечами Дейк.
   - Скажи, - уселся на бревно Добрян, - почему ты не живёшь со своими?
   Дейк поднял на него взгляд:
   - А свои - это кто?
   - Ну, ты же из боляр.
   - А хаасы, значит, мне чужие?
   Добрян вздохнул:
   - Ну, ты же понял, что я хотел сказать.
   - Да понял. Но это долгая история.
   - Время у нас есть.
   Дейк помолчал, думая, как объяснить. Не будешь же всё рассказывать.
   - Я жил с Речными.
   - Их, вроде, всех убили?
   - Не всех. - Дейк не стал вдаваться в подробности. - Я был в беспамятстве, когда меня подобрали солдаты.
   - А потом?
   - Долго учился в Болярии. Вернулся и встретил брата, которого считал погибшим.
   - Тогда понятно, - протянул Добрян, - почему с болярами ты жить не можешь.
   Всё было так, но Дейк знал, что очень скоро ему придётся вернуться в родительский дом. И жить рядом с людьми, которых сейчас он и видеть не хотел. Это открытие заставило его задуматься о многом. Возможно, поэтому нежданных гостей он не услышал заранее.
   - Здесь они! - Встревоженный взгляд Забавы скользнул по сидящим у костра. Заметив, что Дейк почти без одежды, девушка смутилась и уставилась в землю.
   Добрян поднялся, а Дейк быстро натянул на себя подсохшую рубашку. Она хотя бы длинная, а уж отсутствие на нём штанов Забава как-нибудь переживёт. Оценив обстановку, Мангуст обнял дочь за плечо:
   - Ну вот, всё в порядке. А ты беспокоилась.
   Уши девушки покраснели, она всё ещё боялась поднять взгляд, а поэтому не сразу уловила, когда Добрян снял с косы тесьму.
   - Забава, - молодой человек волновался, но голос его звучал ровно: - я дурак.
   Он вытащил из кармана ожерелье. Ахнув, Забава прошептала:
   - Ты обидел меня.
   - Знаю, - отозвался Добрян. - Простишь ли?
   Он подошёл ближе. Долгожданное украшение оказалось совсем рядом с девушкой, и она растерялась. Мангуст аккуратно подтолкнул дочь к жениху. Не глядя на девушку, Дейк спросил:
   - Ты ведь этого хотела? Я тебя правильно понял?
   Только теперь Добрян осознал, что же случилось. Некоторое время он смотрел то на Дейка, то на Забаву. Потом улыбнулся:
   - Лихо вы.
   Девушка протянула руку:
   - Давай. Или передумал?
   Добрян повязал ожерелье её на шею:
   - Сама не передумай.
   Пряча улыбку, Мангуст обнял обоих:
   - Ну, наконец-то. А то мы уже и мечтать перестали. Так уж и быть, спать пока не гоню, можете гулять. Но сам я пойду.
   Он обратился к Дейку:
   - Наедине их только не оставляй, а то ещё подерутся.
   - Папа! - укоризненно глянула Забава, но Мангуст только усмехнулся.
   Усадив невесту на бревно, Добрян пристроился рядом.
   - Развели вы меня мастерски, - признался он.
   - Да ты и сам хорош, - отозвался Дейк. - Сколько можно девушку изводить?
   - Не хотел я спешить, - нехотя объяснил Добрян. - Ты ведь и сам такой же.
   Дейк качнул головой:
   - Не такой же.
   - Как так? Неужели девушки себе не присмотрел?
   Дейк отвёл взгляд. Добрян ухмыльнулся:
   - Да брось, за такого старейшину, как ты, любая пойдёт. Вон, даже Забава повелась.
   Девушка ощутимо ткнула его в бок, молодой человек даже охнул.
   - Ничего ты не понял, - шепнула она.
   Сообразив, что Забава хотела сказать, Добрян спросил сам:
   - Так у тебя кто-то есть?
   - Нет, - ответил Дейк.
   - Ничего не понял, - растерялся Добрян. Забава оказалась проницательней:
   - Тебе ж сказали, что нет! Но ему кто-то нравится.
   - Ах, вот что! - протянул Добрян. - И как её зовут?
   Дейк промолчал. Он и сам не знал, какое имя ему назвать. Забава снова поняла его без слов:
   - Так их две?
   Глаза Добряна загорелись:
   - Да ладно!
   Дейк на них не смотрел. Как Забава угадала то, что камнем лежало у него на сердце? О том, что его беспокоило, он даже у брата спросить не мог. Решив, что Ильяну можно в счёт не брать, он вздохнул:
   - Так и есть.
   Забава мгновенно завалила вопросами:
   - Они обе хааски?
   - Нет.
   - Болярки?
   - Нет.
   Забава снова догадалась быстро:
   - Значит, одна из селения, а вторая с побережья?
   - Да.
   - Расскажи немного о каждой.
   - Одна из них, - начал Дейк, - наша ведунья, Аэль. Ей нет шестнадцати. Она выглядит, как ребёнок, но при этом взрослее многих. И это она лечит меня. - Подумав, добавил: - Мудрый сказал, что её мужем будет не хаас.
   - А вторая?
   - Сестра моего друга. Она... словно родная, мне с ней легко. А иногда кажется, что я знаю её много лет.
   - Да, - протянул Добрян, - и вправду сложный случай.
   Забава хмыкнула:
   - И что тут сложного? Всё же понятно.
   - Это не всё, - прервал её Дейк. - Есть ещё третья.
   - Да ты прямо извращенец! - воскликнул Добрян и тут же скривился: Забава наступила ему на ногу.
   - Только это не живая девушка, - признался Дейк. - С некоторых пор меня преследует призрак. Она в белом платье, впервые я видел её во сне.
   Забава насторожилась:
   - В белом платье? Это про неё ты спрашивал, когда мы танцевали?
   - Да, - глянул на неё Дейк. - Ты что-то знаешь?
   Лицо Добряна вытянулось:
   - А волосы у нее, случайно, не светлые?
   - Так и есть, - подтвердил Дейк.
   - Красивая, и, одновременно, пугающая?
   - Ты тоже её видел?
   - Нет, - Добрян отвёл взгляд.
   Побледневшая Забава посмотрела на Дейка:
   - Именно так описывают Морану.
   Дейк разочарованно уставился на огонь.
   - Это не она.
   - Те, кого она звала, рассказывали то же самое.
   - Это не Морана, - повторил Дейк.
   Поднявшись, Добрян встал и несколько раз прошёлся к озеру и обратно. Боясь сказать хоть слово, Забава следила за ним взглядом. Молчание затянулось. Пользуясь моментом, Дейк потрогал свои штаны, что висели у костра. Они были почти сухие, впрочем, как и ботинки. Стараясь не привлекать внимание, он быстро оделся.
   - Почему ты так уверен, что это не она? - Подойдя, Добрян остановился рядом.
   - Потому, что есть причины.
   - Что за причины?
   Добрян смотрел на него, прямо как Волк, и Дейк вдруг понял, что тот не отстанет, пока не вытянет из него всё.
   - Я не хочу об этом говорить.
   - Теперь уже, - вмешалась девушка, - твоё желание ничего не значит. Говори, что есть.
   Они так за него переживали, что Дейк сдался: всё равно скоро все узнают, что он отшельник. Он навёл руки на костёр и попросил. Огонь погас мгновенно, Дейк и сам этого не ожидал. В темноте хорошо было слышно, как шипят угольки. А ещё через миг костёр вновь горел, как и прежде.
   - Это не Морана, - повторил Дейк. - Ведь она отшельников не зовёт.
  
  
   Глава 28
  
   Это случилось через день. Поздним вечером, когда Дейк уже крепко спал, на него вышли явары. Он очнулся от множества чужих рук, умело стягивающих его верёвками, дёрнулся, пытаясь освободиться, но было поздно. Его связали так быстро и надёжно, что даже плечами больно стало шевельнуть. Когда старший из охотников проверил узлы, Дейк чуть не взвыл от собственной беспомощности. Коня никто не тронул, и Ветер, испуганно поднявшись, отбежал в сторону. Помочь он ничем не мог, и только смотрел со стороны. Дейк не верил в то, что происходит, ведь всего этого никак не должно было случиться. Лёжа, да в неясном свете еле дышащего костра, он видел мало, однако татуировку на лбу склонившегося над ним заметил. Жрец. Нужные слова на языке яваров вспомнились сами собой:
   - Я отшельник.
   - Да ну? - удивился тот.
   - А почему, как думаешь, я тут один?
   Хаасы не путешествовали в одиночку: слишком опасно, и жрец не мог этого не знать. Татуировка на его лбу сморщилась. Дейк, конечно, не надеялся, что его тут же отпустят, но, только увидев кинжал Мораны, осознал, что его ждёт. Магический клинок, освобождённый от ножен, знакомо засветился в темноте. Во рту так пересохло, что Дейк едва выдохнул:
   - Зачем я вам?
   Не отрываясь, он следил за сияющим лезвием, на мгновение замершим чуть выше его локтя. Затрещал разрезаемый рукав.
   - Если ты отшельник, - уверенно сказал жрец, - то рана будет светиться.
   - Тогда ты меня отпустишь?
   Явар не ответил. Сердце Дейка замерло, едва кинжал коснулся кожи: а вдруг, несмотря ни на что, Морана всё-таки позовёт? Наполняясь кровью, рана засияла. Дейк и не представлял, что боль от разрезаемой плоти может так радовать, да и в своём сознании он не заметил никаких перемен.
   - Убедился?
   Жрец не сводил с него глаз, но Дейк теперь уже точно знал, что Зова не услышит. Ожидание во взгляде явара сменилось недоумением. Задумавшись, он присмотрелся к крови, темнеющей на клинке кинжала. Дейк никак не мог понять, что же тут не так, однако недоброе предчувствие заставило его сердце биться сильнее. Жрец изрёк:
   - Отшельник ты или нет, но Госпожа желает тебя видеть. Поскольку сам ты к ней не пойдёшь, придётся тебя доставить.
   По его команде охотники соорудили носилки, сети и двух жердей для этого вполне хватило. Не желая видеть их приготовления, Дейк закрыл глаза. До жертвоприношения ещё далеко, что ей от него надо? Были бы свободны хотя бы ладони, он бы знал, что делать. Поджечь верёвку, а дальше никакие явары его не удержат. Но спеленали его мастерски, так, что и не шевельнёшься. Оставалось ждать.
   До святилища отряд охотников добрался после полуночи. Дейка осторожно сгрузили к ногам исполинской статуи Богини и оставили одного. Необычная тишина давила на уши, от темноты чуть не кровоточили глаза. И ни единой живой души. Могли бы хоть намекнуть, что его ждёт.
   - Эй! - крикнул Дейк, разозлившись. - Хоть кто-нибудь!
   Всё казалось таким нереальным, что он не удивился, когда рядом появился призрак. Медленно подойдя, девушка в белом платье присела рядом на камень. Дейк дёрнулся, в очередной раз убедившись, что с путами ему не совладать.
   - Хочешь освободиться?
   Мелодичный голос заставил его вздрогнуть. Она никогда не говорила прежде. Лишь один раз, но и то во сне. Он признался:
   - Хочу.
   Выудив из рукава маленький нож, девушка склонилась над верёвками. К удивлению Дейка она справилась быстро, словно узлы распадались сами собой. Он вздохнул свободно, однако сразу подняться не смог: всё онемело. И тогда девушка тронула его руку. Прикосновение оказалось холодным, ничего другого Дейк и не ждал. Тем не менее, жизнь в нём зашевелилась, теплом разбегаясь по всему телу. Ощутив себя, как прежде, он сел и сразу спросил:
   - Кто ты?
   Чернота её глаз поразила, в них не было ни намёка не синеву. Она затягивала, обещала и звала. Очарованный, Дейк не мог отвести взгляд. Ни одна из живых женщин не имела над ним столько власти; что бы она сейчас ни попросила, он готов был на всё. Одна эта мысль заставила его отвернуться.
   - Кто ты?
   - Какая разница? - краем глаза Дейк увидел, как она улыбнулась. Теперь он боялся на неё смотреть. - Одни зовут меня Той, что во тьме. Другие - Королевой грёз. Называй, как хочешь, мне всё равно.
   - Так всё это, - вдруг догадался Дейк, - только сон?
   Королева грёз, ну конечно. Жениться ему пора, чтобы не грезить, намёк он понял. Но тогда...
   - Зачем ты приходила наяву? Что тебе нужно?
   - А ты не догадался? То же, что и остальным: поцелуй.
   Встретившись с ней взглядом, Дейк понял, что пропал. Потому что отказаться не мог. Не хотел. Потому что внутри всё ликовало, ведь его пожелала фантастически красивая неземная женщина. Пусть даже во сне. Когда она приблизилась, он позволил их губам соединиться, и в тот же миг всё стало неважным. Всё ушло, остались только он и она. Он не думал, что будет после, да какая, в общем-то, разница? Аэль и Виола так далеко, а он здесь и сейчас. Его руки ощущали нежную кожу под тонким слоем кружева, он задыхался от осознания, что его желание ответно. И лишь одна мысль, выскользнув из подсознания, ударила сильнее грома и выдернула из сна.
   Дейк подскочил с коврика, ощущая напряжение. Чувства и образы всё ещё были яркими, и он, не давая себе возможности передумать, сунул левую руку в тлеющие угли недавнего костра. Однако это не сработало. Боли не было, ведь огонь не жёг кожу отшельника. Взвыв от раздирающих его чувств, Дейк кинулся к ручью. Впотьмах он споткнулся и упал, больно стукнувшись мизинцем об корни. Шум разбудил и напугал жеребца, однако Дейк ничего объяснять не стал. Доковыляв до ручья, вдохнул как можно больше воздуха и впихнул голову в бодрящую спасительную воду.
   Он держался, сколько мог. Пока не начал задыхаться. Потом сел.
   Неужели незнакомка в белом - Морана? Он не хотел в это верить. Видение было очень ярким, но странным, от начала и до конца. Впрочем, сны такими и бывают. Но Морана ли это? А если да, то зачем он ей?
   Вода потекла с волос на плечи и спину. Не желая мочить рубашку, Дейк стянул её с себя. Бандаж, что Аэль заставила надеть, все эти дни он почти не снимал. Вспомнив о ведунье, Дейк понял, что не желает больше видеть его на себе. Постоянное напоминание о том, что сделает с ним Аэль по возвращении. Не помня себя, Дейк развязал тесёмки и снял бандаж. Это хорошо, что впереди ещё несколько дней дороги, будет время поразмыслить.
  
   Девушка в белом больше не появлялась. Следующую ночь Дейк не спал. Он дремал, прислонившись к стволу дерева, до самого утра. День прошёл как в тумане. Дейка невыносимо тянуло спать, однако он держался. Вечером, после ужина, вновь сел к стволу, однако его сморило тут же. И сон повторился.
   Часто ли бывает такое? Обычно люди вообще не помнят, где их души витают по ночам, и это нормально. Но когда сон повторяется, это настораживает. Вот и Дейк, погрузившись в ту же ситуацию, смутно ощущал тревогу. И лишь когда девушка заговорила, вспомнил всё. Он вынырнул из сна прежде, чем ощутил желание. И на этот раз отделался просто глубоким дыханием. А дальше жизнь превратилась в кошмар. Дейк не отдыхал, а если и засыпал, то раз за разом оказывался там же. Снова явары, жрец, верёвки и прочее. К концу своего путешествия он научился выходить из сна почти сразу же. Вот только наяву после таких ночей ему становилось всё хуже.
   Через неделю после того, как Дейк простился с Озёрными, он ступал по знакомым местам. До дома оставалось немного. Он очень устал, и мечтал выспаться, он очень надеялся, что наваждение останется в прошлом вместе с дорогой. Но ещё до отдыха Дейк должен будет рассказать Волку про землю, которую нашёл, про будущих соседей, да про трудности, ожидающие в пути.
   Уже на подъезде Дейк услышал голоса. Остановившись, прислушался: говорили на болярском. Совсем рядом тайный ход, ведущий в долину Барса, появление в этом месте боляр - нехороший знак. Оставив коня, Дейк осторожно подошёл. Он умел быть тихим, за кустами никто его и не заметил. Возле ручья, текущего через расщелину, увидел троих.
   - Я уверен, что нам туда, - комендант точно угадал направление.
   Рон согласился:
   - По всей видимости, да. Следов тут, как на окраине посёлка. Готов поспорить, что там есть скрытый проход.
   Вовремя же он вернулся. Неприступный перевал прятал долину от чужих глаз, но что же будет, если боляры ход найдут? Дейк знал, что сделает в таком случае Волк: начнётся война. Этого он допустить не мог, тем более что боляры появились здесь именно из-за него. Чтобы Рон потерял интерес к селению хаасов, Ястребу придётся появиться прямо сейчас.
   Он вернулся к Ветру и подтянул седло. Потом выложил вещмешок в ближайшее дупло, ведь если его сидор попадёт в руки Рона, тот сразу догадается обо всём. Главное, потом не забыть, куда спрятал. Сорвав цветок огнеборца, долго смотрел на него. До завтрашнего вечера краска не сойдёт, и в селение он опять вернётся как какой-то туземец. Но без маскировки, к сожалению, никак. Дейк решительно растёр цветок пальцами и размазал сок по лицу. Теперь к встрече с Роном он был готов.
   Выехав на открытое место, Дейк свистнул. Обернувшись на звук, комендант потянулся к кобуре, но Рон остановил его:
   - Нет, он нужен живым.
   Дейк с трудом удерживал Ветра, дожидаясь, пока все трое добегут до коней. Потом пустился к долине водопадов. Сахи ведь тогда не разгадал, куда делся Дейк, так что трюк с подземным течением можно повторить. Почти не отставая, следом летел Рон, конь его быстроходностью не уступал Ветру. Куда бы Дейк ни повернул, Рон неизменно оказывался рядом. Не зная, как от него избавиться, Дейк направил жеребца на тот самый утёс, где когда-то получил своё имя, и они с Ветром прыгнули в реку вместе. Рон едва успел остановить своего коня. Спешившись, подбежал к краю. Течение безвозвратно уносило беглецов, и Рон в бессильной ярости врезал кулаком по стволу дерева.
   - Уходят? - крикнул подоспевший Сахи.
   - Да! - прорычал Рон, потирая ушибленную руку.
   Течение затянуло беглецов в подземный туннель. Рон взорвался:
   - Хоть вслед прыгай! Такого сочетания наглости и удачи я ещё не встречал.
   - Ну, прыгнешь. И куда дальше, в туннель? - охладил его комендант, оценивая высоту утёса. - Вот ещё баловаться. Я не знаю, как он выберется оттуда, но, кажется, знаю, где.
  
   Опять Дейк был мокрым с головы до ног, ещё немного, и это станет для него привычным. Но ни сушиться, ни отжиматься времени не было, и он забрался на жеребца как был.
   Они неслись во весь дух по лугу, ведущему из ущелья. Дейк уже видел впереди спасительный лес, но на его пути, перекрывая дорогу, появились трое всадников. Дейк остановил коня. Похоже, Сахи оказался умнее, чем он предполагал. Он развернулся. Куда теперь: обратно в туннель? Так его там быстро найдут. Он осмотрелся. С одной стороны - река с порогами, с другой - неприступная скала. Оставалось единственное: прорываться. И Дейк, отбросив сомнения, пошёл на таран.
   Такого от него не ждали. Ветер с немыслимой скоростью нёсся на маленький отряд, и остановить его вряд ли бы кто сумел. Первым не выдержал незнакомец; дрогнув, дёрнул своего коня в сторону. Рон стоял до конца, но в последний момент всё же ушёл от столкновения. Дейк увидел, как потянулся за оружием Сахи, но увернуться уже не мог. Выстрел грянул совсем рядом; Дейка ударило в грудь, и он, перестав дышать, потерял контроль над своим телом и вывалился из седла.
   - Я же приказал не стрелять! - заорал Рон.
   - Так всё равно ж под приговор, - убирая оружие, равнодушно отозвался комендант.
   Рон взбесился:
   - Я самого тебя за это под приговор!
   Дейк попробовал подняться и даже сел на колени. Ветер вернулся за ним сразу, но Рон оказался рядом быстрее, и Дейк приказал коню уходить. Умный жеребец отбежал в сторону, хоть и остался недалеко.
   Дейк сплюнул появившуюся во рту кровь. Воздуха катастрофически не хватало. Он сделал глубокий вдох, но острая боль, стрелой пронзив лёгкие, достучалась-таки до сознания. В глазах потемнело, и Дейк провалился в беспамятство.
  
   Когда сознание вернулось, он понял, что лежит в арестантской. Холод, казалось, пробрал его до костей. Пытаясь пошевелиться, вновь ощутил боль.
   - Очнулся? - услышал он голос Рона.
   Открыв глаза, Дейк увидел его сидящим рядом на лежанке. От неровного света факела заслезились глаза.
   - Жаль, что всё так случилось, - молвил Рон. В арестантской они были вдвоём. - Я бы хотел поговорить с тобой. Знаешь, я бы даже нашёл возможность сохранить тебе жизнь. Вот только гарнизонный медик шансов не дал. Да и я сначала думал, что ты до крепости не доживёшь.
   Дейк отвёл взгляд. Возможность поговорить у Рона уже была, тот, правда, об этом не знал. Теперь же Дейк не был уверен, что сможет вообще хоть что-то сказать: затхлый запах подземелья совсем не радовал раненые лёгкие.
   - Я нашёл одного знахаря, - продолжил Рон, - говорят, он даже безнадёжных на ноги поднимает.
   Он встал и, шагнув, оказался возле головы Дейка. Теперь Рон смотрел сверху вниз.
   - Я уверен, что где-то видел тебя прежде. И очень хотел бы знать, у кого ты научился так превосходно владеть мечом. Так что если поправишься, серьёзного разговора нам не избежать. К тому же я уверен, что скоро краска с лица сойдёт, так ведь?
   Он помолчал, раздумывая. Потом добавил:
   - Я знаю, ты пытался спасти своих людей. Я оценил это. Поэтому клянусь: если ты всё же умрёшь, то хаасов не тронет ни один солдат.
   Стук в дверь прервал его монолог. Послышался голос адъютанта:
   - Прибыли все, кого вы приказали доставить.
   - Отлично, - ответил Рон. - Пусть заходят.
   - Рон, что случилось? - послышался голос Дани. - Зачем ты нас вызвал?
   Дейк закрыл глаза. Рон явно что-то подозревает. Не просто так здесь появился Дани, с которым они бок о бок провели восемь лет. Друг легко сможет его узнать, тут и маскировка не спасёт. А впрочем, завтра, когда от краски ничего не останется, правда всё равно выплывет наружу.
   - Проходите, доктор, - сказал Рон, когда прибывшие вошли в камеру. - Я очень надеюсь на ваши знания и опыт. Пожалуйста, верните его к жизни.
   Дани удивился:
   - А мы-то здесь зачем?
   - Ты знаешь его? - прямо спросил Рон.
   - Ты в своём уме? - возмутился Дани. - Лучше Дейка позови, я ведь с хаасами не общаюсь. А кто это?
   - Ястреб.
   - Тот самый?
   - Да. Сахи, скотина, ранил его, несмотря на приказ. Но, надеюсь, доктор нам поможет. А Дейк сейчас где?
   - Не знаю, после той встречи он ко мне не заезжал. - Дани обратился к сестре: - Ты знаешь, где Дейк?
   - В последний раз, - еле слышно ответила Виола, - он сказал, что уезжает по делам.
   Услышав её голос, Дейк чуть не простонал: её-то Рон зачем сюда притащил? Глаза он по-прежнему не открывал, боялся выдать себя взглядом.
   - Когда вернётся? - не отставал от девушки Рон.
   - Он не сказал.
   Знахарь, наконец, справился с завязками рубахи и осторожно оттянул ткань от раны.
   - А это что? - присел рядом с лежанкой Рон.
   Деревянный голос Дани удивил Дейка:
   - Сапфир.
   - Вижу, что сапфир. - Рон взял кристалл в руки. - Он-то и спас ему жизнь. Странно только, что не рассыпался, лишь дыра от пули появилась. Прямо чудо какое-то, смотри.
   Он передал кристалл Дани. Дейк похолодел, понимая, что Владыка сейчас покажет его другу.
   - Ты подумай, он ещё и светится, - изумился Рон.
   О том, что случилось дальше, Дейк мог только догадываться. Когда нагрелся сапфир, Дани его молча уронил. Рон заметил:
   - Кусок этого камня должен быть под пулей.
   - Хорошо, если это целый кусок, - отозвался знахарь, тщательно изучая рану, - а не его осколки.
   Медик долго прислушивался к дыханию Дейка и несколько раз, словно не веря, замерял пульс. Его недоумение Дейк понимал: дышал он слишком редко, да и сердце билось медленнее, чем обычно. Все процессы в теле пришлось приостановить, даже мысли в голове ворочались еле-еле. Не отшельник бы так не смог. Наконец, знахарь поднялся.
   - Ну, что? - нетерпеливо спросил Рон.
   Тот отвечать не спешил:
   - Мой коллега был прав, случай непростой. Парень, конечно, живучий...
   - И удачливый, - влез Рон.
   - Возможно, - согласился медик. - Но если пулю извлечь, то он очень быстро истечёт кровью. Знал бы я, как этого избежать, вылечил бы. А так он через несколько дней умрёт от воспаления. А если под пулей осколки, то я и нескольких дней не дам. - Он развёл руками. - Мне, правда, жаль.
   Знахарь ушёл. Следом за ним, тяжело дыша, из арестантской выскочила Виола. Рон проводил её взглядом.
   - Уверен, - спросил он Дани, - что твоя сестра не знает Ястреба?
   Тот долго молчал. Дейк сто раз пожалел, что невольно втянул его в это.
   - Моя сестра, - наконец признался Дани, - всегда делилась со мной своими секретами, но она никогда ничего не говорила о Ястребе. А ещё, Рон, ты должен знать: она с детства не выносит вида крови. Когда впервые порезалась кухонным ножом, чуть в обморок не упала. А тут - такое. Я и сам, знаешь, не в восторге.
   - Тогда, - хлопнул его по плечу Рон, - пойдём наверх.
  
   Дейк остался один. Узнал его друг или нет, он так и не понял, в любом случае Дани промолчал. И то, что сейчас с Виолой творится, он даже представить не мог. Женщины всегда всё близко к сердцу принимают. Честно говоря, верить в приговор знахаря не хотелось. Наверняка Аэль нашла бы способ остановить кровотечение. Вот только её-то здесь нет. Дейк вспомнил, как, прощаясь, обещал ей не рисковать. А теперь она даже не узнает, что с ним случилось. Не дождавшись его, жеребец один вернётся в долину. Когда Волк увидит его, то всё поймёт. Дейк надеялся, что брат не будет искать его и, тем более, мстить. Потому что тогда Рон не сдержит свое слово.
   И вдруг он понял, что так всё и будет. Верил он в приговор знахаря или нет, не имело значения. Потому что скоро он всё же отправится к родителям, которых очень давно не видел. И никто ему не поможет. Он медленно втянул в себя воздух. Что ж, значит, будет так. Похоже, эта жизнь закончена. Вот только не мог он просто лежать и ждать, когда воспаление сделает своё дело. К тому же уже завтра Рон опознает его, как раз этого Дейк совсем не хотел. Задумавшись, он вдруг сообразил: пулю нужно извлечь самому. И тогда, как сказал знахарь, смерть придёт быстро.
   Стиснув зубы, он исследовал рану. Двумя пальцами в отверстие влезть не получилось, а одним проклятый кусок железа не подцепить. Без инструмента нечего и пытаться. Превозмогая боль, Дейк поднялся и сел. Вытер тыльной стороной ладони кровь, появившуюся на губах. Скажи кто раньше, что он будет думать, как лишить себя жизни, ни за что бы не поверил. Да после таких-то снов. Что же делать?
   Он вдруг вспомнил, как ушла Лия. Наверное, и он сможет так. Дейк поднял руку и, повернув ладонью вверх, призвал огонь. Пламенный шарик, не обжигая, заплясал на ладони. Вот где было настоящее чудо, а не в каком-то магическом кристалле, он даже залюбовался. Оставалось попросить о последнем, но чья-то рука вдруг смахнула с его ладони пламя. Дейк поднял взгляд. Девушка с чёрными глазами, совсем не похожая на призрак, стояла рядом, он узнал белое расшитое платье. Запах, исходящий от гирлянды из цветов киро, мгновенно вскружил ему голову.
   - Ты? - выдохнул Дейк.
   Он мог говорить только кратко, на длинные фразы дыхания не хватало. Она склонилась, и белые локоны посыпались с плеч.
   - Даже не думай про фокусы. Ложись.
   Она мягко ткнула его в плечо, и Дейк, не смея сопротивляться, упал на лежанку.
   - Ты не умрёшь сейчас, - прошелестел её голос, - даже не надейся.
   Дейк прошептал:
   - Тогда вытащи меня.
   Она подошла ближе, губы её оказались у самого уха:
   - А чем, по-твоему, я сейчас занята?
   Аромат Летнего снега лишил Дейка последних сил. Он ощутил, как её рука легла на рану.
   - Боли не будет, обещаю тебе.
   Холод от её ладони разошёлся по всей груди. На мгновение Дейк перестал дышать.
   - Большего от меня не жди, - еле уловил он. - Об остальном позаботится кое-кто другой.
   Девушка поднялась. Выдернула из своей гирлянды цветок, подержала на своей ладони. Потом вложила Дейку в руку:
   - Мы увидимся, когда будешь готов.
  
   - Что с ним будет, если выживет? - спросил Дани, едва закрылась дверь кабинета кора. - Ты его расстреляешь?
   - Господь с тобой, - отозвался Рон, беспокойно отмеряя шаги по кабинету. - Будь я кором, был бы обязан это сделать. Но я в должность ещё не вступал. И, пока дядя в Болярии, могу сам принимать решения. - Он остановился, задумавшись. - Этот хаас для меня слишком интересен, видел бы ты, каков он в деле! С такими дружить надо, а не расстреливать.
   - Что теперь будешь делать?
   - Ты, наверное, удивишься, - поделился Рон, - но надо приятеля твоего найти, да поскорее. Ты знаешь, что его не люблю. - Он сложил руки на груди. - Но если благодаря Дейку хаасы смогут своего старейшину вылечить, я буду ему очень благодарен.
   - Боюсь, - помедлил с ответом Дани, - Дейка сейчас найти не получится. Без него можно обойтись?
   Рон потемнел:
   - Всё, что мог, я уже сделал. Кстати, - он замер посреди комнаты, - где твоя сестра? Она-то должна знать, куда он уехал.
   - Хотел бы я и сам это знать, - пробормотал Дани.
   - Надо найти её. - Рон шагнул к двери. - Пойдём.
   Открыв дверь кабинета, он вздрогнул: на пороге, держа в руках поднос с напитками, стояла Виола.
   - Не слышал, как ты подошла. - Рон сверлил её взглядом, но девушка казалась спокойной. - А мы тебя уже потеряли.
   - Жарко сегодня, - призналась Виола, - я подумала, что вам захочется пить.
   Рон согласился:
   - Ты угадала, спасибо.
   Он подержал дверь, и девушка прошла внутрь кабинета. Поставив поднос на стол, взяла стакан и протянула Рону:
   - Держи.
   Сделав глоток, Рон задумался. Дождавшись, пока девушка подаст напиток брату, спросил прямо:
   - Где Дейк?
   - Сначала присядь, - попросила она, - и утоли жажду.
   Послушно опустившись в кресло, Рон с удовольствием опустошил стакан. Глядя на сестру, Дани продолжал стоять.
   - Ты тоже, - попросила Виола брата.
   Дани сел. Пить ему не хотелось, и он поставил стакан на стол.
   - Нет, - сказала Виола. - Ты должен выпить.
   Дани оглянулся на Рона, но тот, закрыв глаза, безвольно откинулся на спинку кресла. Дани поднял взгляд на сестру:
   - Что ты сделала?
   - Пей.
   Руки её дрожали, но такой решительной он сестру свою ещё не видел.
   - Я мог бы помочь.
   Глаза её расширились. Осознав услышанное, Виола прошептала:
   - Если Рон увидит, что тебя нет, обо всём догадается. А на меня он не подумает.
   - Ошибаешься, - возразил Дани. - Он тебя уже подозревает.
   Она отвела взгляд:
   - Тем более всё равно.
   Не говоря больше ни слова, Дани влил в себя жидкость из стакана. Он пытался сопротивляться растекающейся по телу слабости, но не совладал. Вскоре дыхание у обоих стало таким же спокойным, как во время глубокого сна.
   - Простите меня, - прошептала Виола двум дорогим ей людям, безвольно развалившимся в креслах, - но иначе я не могла.
  
  
   Глава 29
  
   Томительное ожидание никому не покажется приятным. Особенно, если тело медленно умирает. Рано или поздно каждый человек приходит к моменту, когда будущего для него нет. Тогда, прощаясь с миром, он вспоминает прошлое. Он может радоваться счастливым мгновениям своей жизни или жалеть об упущенных возможностях, может злиться на судьбу или, наоборот, отрешиться от всего земного. Но такова природа человека, что до последнего он не верит в свой конец.
   Оставшись один, Дейк долго пытался понять, зачем же пришёл в этот мир. Он умел воевать, но не совершил никаких подвигов. Он не познал женщину и не имел детей. Он не нашёл ответа ни на один из своих вопросов: не начал искать сестру, и даже не представлял, как это делать, а также не узнал, зачем его хотел видеть император. А теперь, даже если и удастся выжить, всё это так и останется для него тайной. Потому что сюда, к болярам, он уже не вернётся. Если он и выживет, то поселится вдали от всех, как и подобает отшельнику. Погрузившись в размышления, он не услышал, как отворилась дверь. Свежий воздух, накатив волной, вернул к реальности. Узнав шаги Виолы, Дейк открыл глаза. Девушка присела совсем рядом.
   - Ты же был в сознании и всё слышал. - Её шёпот он едва уловил. - Ты должен знать: я не позволю тебе здесь умереть.
   После посещения незнакомки внутри всё словно замёрзло. Он еле видел, и ещё хуже было со слухом. Когда смысл сказанного всё же до него дошёл, Дейк сжал пальцы Виолы.
   - Какой ты холодный! - Лицо её было бледнее обычного. - Надо скорее отсюда выбираться. Ты сможешь встать?
   Дейк медленно повернулся на бок. Знал, что боли быть не должно, но всё же удивился. Виола заметила его взгляд, брошенный на дверь:
   - Не беспокойся, все спят. Рон и Дани тоже.
   На его немой вопрос отвела взгляд:
   - Даже не спрашивай, как это удалось. В крепости больше нет запасов снотворного, но зато сегодня тут все отлично выспятся. Возле выхода телега. Я накидаю сверху сена, и тебя никто не увидит. Из крепости выпустят: разрешение Рон подписал мне уже давно.
   Она помогла подняться. Едва устояв на ногах, Дейк обхватил Виолу за плечо. Путь до выхода показался ему бесконечным, но с каждым шагом он приближался к свободе. Чтобы не упасть, он хватался за стену, собирался с силами и снова шёл вперёд. Они очень долго двигались по коридору, однако лестница далась ему ещё тяжелее. Когда Дейк всё же увидел ночное небо, ноги его тряслись, как у старика. Он сел на телегу, пытаясь унять дрожь. Виола опустилась рядом, глубоко дыша, на лбу её блестели капельки пота.
   - Куда тебя отвезти?
   - К водопаду.
   Она удивилась:
   - Дальше телега не пройдёт.
   Но Дейк промолчал. Он лёг на повозку и зарылся в душистое сено с единственной мыслью: было бы здорово прямо сейчас заснуть и очнуться уже здоровым. Объяснять, что на той стороне реки его будет ждать Ветер, не стал. Виола решила не спорить:
   - Как скажешь.
   Ехали они медленно, ведь даже с керосиновым фонарём дорогу было видно плохо. Сознание Дейка, то и дело ныряющее в темноту, возвращали колдобины и камни, попадающиеся на пути. Вскоре он так устал, что перестал следить за дорогой. О том, что повозка остановилась, понял, лишь услышав пьяный голос:
   - Куда ты, девица, одна в такой поздний час?
   Кулаки сжались сами собой. Но он даже встать сам не мог, не то, что заступиться. Осознавать это было тяжело; пока Дейк пытался сообразить, что же он сможет сделать, Виола справилась сама:
   - А ты что же, проводить собрался?
   Встречный задумался:
   - Можно и так.
   - Значит, защитником хочешь быть?
   Находчивость Виолы Дейка порадовала: так и его помощь не понадобится. Мужичок воскликнул:
   - А то!
   - Очень хорошо, - горячо прошептала Виола, - мне как раз показалось, что кто-то едет по следу. Ты посмотри, а я тебя за поворотом подожду.
   Дейк чуть не выдал себя смешком. Разумеется, за поворотом Виола прибавила ходу и гнала до самого водопада. Уже там, остановившись, соскочила с повозки, скинула лишнее сено и с беспокойством склонилась над Дейком:
   - Живой?
   - Не дождёшься.
   Заметив его кривую ухмылку, Виола выдохнула с явным облегчением.
   - Что дальше?
   Дейк осторожно приподнялся. Оставалось перейти на ту сторону реки и забраться на коня, а умный жеребец довезёт его до Аэль. Всё это гладко выглядело на словах, но на деле оказалось непросто. Встать у Дейка не получилось, помогла Виола. Правда, его тут же повело в сторону. Он привалился к скальной стене, и, не в состоянии удержаться на ногах, медленно сполз вниз. Желая помочь, девушка опустилась рядом.
   Будет обидно, подумал Дейк, если всё закончится здесь. Значит, ему обязательно нужно встать. Ноги задрожали, едва он попытался это сделать, но Дейк не собирался сдаваться. Опираясь на стену, он поднимался. А когда затряслись руки, прижался к камню и долго так стоял. Он дышал понемногу, иначе не получалось. Этого совсем не хватало, но как только он втянул воздуха чуть больше, рот наполнился солёным. Отвернувшись от девушки, Дейк сплюнул. Он не хотел, чтобы она это видела, но Виола догадалась. Металл в её голосе его ошеломил:
   - Обопрись на меня.
   Сопротивляться он не стал. Не в том положении. Принял её помощь и плечо с поддержкой. Однако Дейк понимал, что ей его не удержать. Отпустив стену, он сделал вместе с Виолой первый шаг, но всё закончилось быстрее, чем он это осознал. Под его тяжестью девушка не удержалась на ногах, и они упали рядом. Боли он не ощутил. Совсем. Но и надежды тоже, ведь так он точно не сможет пройти через пещеру. Развалившись на тропинке, Дейк уставился в ночное небо. Виола всхлипнула:
   - Ты не можешь остаться здесь.
   Столько всего Дейк хотел бы ей сейчас сказать, но сил не осталось даже не слова. Усыпанное звёздами небо осветило не виданное им раньше сияние. В училище на одном из уроков им объясняли, как такое происходит, но Дейк тогда ничего не понял. Теперь же, наблюдая это явление своими глазами, улыбнулся: кто-то из Высших, пролетев по небосводу, оставил за собой след. Жизнь так удивительна, и очень жаль, что понимание пришло к нему только сейчас.
   - Поднимайся! - тормошила его Виола, и он попытался снова.
   Она помогла ему сесть, но на большее Дейка всё-таки не хватило. Повозка по-прежнему стояла рядом, вот только мостов через Лию никогда не строили. Виола могла увезти его к себе домой или куда-нибудь ещё и ухаживать, пока в нём теплится жизнь, но на этот вариант Дейк не был согласен. Виола смотрела на него с такой верой, что он просто обязан был придумать что-то ещё.
   Яркий свет из-за телеги заставил зажмуриться. Несмотря на возникшую резь в глазах, Дейк всё же открыл их. Необычное сияние исходило от знакомого белого платья, даже странно, что Виола ничего не увидела. Появившись рядом, Королева грёз укоризненно покачала головой:
   - Цветок, что я подарила, не потерял?
   Дейк разжал ладонь. Лепестки киро помялись, но всё еще пахли.
   - Думаешь, я тебе на память его оставила?
   - Что это? - утирая слёзы, спросила Виола.
   Он вспомнил: Летний снег давал силу даже в самых безнадёжных случаях, правда, плата за это была высока. Съевший цветок киро очень скоро впадал в беспамятство, и умирал, не возвращаясь в сознание. Не лучший конец жизни. А впрочем, с Летним снегом можно хотя бы добраться до дома. Не давая себе возможности передумать, Дейк вложил лепестки в рот.
   - Нет! - опоздав лишь на мгновение, перехватила его руку Виола. - Зачем?
   Дейк и не думал, что слёзы могут буквально хлынуть рекой. Лунный свет дорожками побежал по щекам Виолы. Сдерживаемые до сих пор эмоции выплеснулись наружу, она до боли сжала его руку.
   - Это нечестно! Ты не можешь так уйти! - Задыхаясь от рыданий, девушка ткнулась головой в его плечо. - Ты обо мне подумал? Я ведь жить без тебя не смогу.
   Но Дейк уже не чувствовал ничего. Он погрузился в ночную тишину и забвение. Выйдя из тела, хищной птицей вознёсся к небесам и с головой окунулся в лунное сияние. Он парил в нём, впитывая и впитывая льющуюся энергию. Неизмеримое счастье заполнило его без остатка, выплеснулось через край и затопило весь мир. Он опускался к земле и взмывал к небесам вновь и вновь. Наконец, вспомнив про оставленное тело, Дейк ринулся вниз и вернулся в сознание. Виола всё так же плакала, прижавшись к его плечу. Она вздрогнула, когда Дейк вытер ладонью её слёзы.
   - Не надо.
   Он поднялся легко, словно не было пули в груди; протянул руку девушке:
   - Идём.
   Последние её слова эхом звучали в памяти: "жить без тебя не смогу". Дейк повторял их вновь и вновь. Она не должна узнать о том, что его ждёт. Сейчас он сядет на коня и уедет, на это ему хватит сил. Главное, чтобы она успокоилась. Проходя через пещеру, Дейк слышал, как дрожало дыхание Виолы, как хлюпал её нос. Но не оборачивался. Каким-то чутьём он понимал, что Виола будет ждать его, и это осознание рвало ему сердце. Он представил себе, как без него проходят дни, потом месяцы и годы. Он не вернётся, и, рано или поздно, Виола это поймёт. И тогда забудет о нём, она ведь не Лия. Получалось, что точка в их отношениях всё же появится. Вот только почему-то он этого не хотел.
   Выйдя из пещеры и увидев коня, Виола совсем не удивилась. Погрузившись в свои мысли, она молчала. Дейк потрепал холку Ветра:
   "Спасибо, что пришёл".
   "Как же я рад тебя видеть!" - обрадовался жеребец.
   "Надолго ли?"
   Ветер ощутимо наступил ему на ногу:
   "Только попробуй свалить, я тебя и на том свете найду!".
   Дейк убрал ногу, но не ответил. Вряд ли теперь что-то зависело от него. Обиженно фыркнув, жеребец опустился на колени: "Забирайся". Дейк уже собрался сесть, как вдруг очнулась Виола:
   - Ты что же, думал ехать один?
   Она встала, загородив седло, сердитые глаза разве что не светились. Дейк не знал, что сказать, но Виола решила всё сама:
   - Я не отпущу тебя одного. Мы едем вместе.
   Дейк отвёл взгляд:
   - Нет.
   - Так я и думала! - Негодование вмиг осушило её слёзы. - Сейчас уедешь, и поминай, как звали? Ты меня за кого принимаешь?
   Изумлённый таким поворотом, Дейк молчал. Сейчас он был на ногах, совершенно не чувствуя ни слабости, ни боли. Однако Виоле не стоило видеть, как закончится действие киро.
   - Я еду с тобой, - пресекая возможные возражения, заявила она. - Я лёгкая, твой конь без труда увезёт нас обоих.
   Ветер фыркнул, но на него никто не обратил внимания. Встретившись взглядом с Виолой, Дейк понял: она не уступит. Удивительная девушка. Её мрачная решимость заставила его пойти навстречу. Плохо понимая, что делает, Дейк сел позади седла, прямо на поясницу жеребца. Конечно, так будет неудобно, но иначе вдвоём не получится. Странная мысль беспокоила его: как же в юбке ехать на коне? Когда Виола решительно перекинула ногу через круп, вопросов не осталось: на ней была не юбка, а широкие штаны.
   Когда его руки легли на пояс этих самых штанов, девушка замерла. Обняв её за талию, Дейк даже позлорадствовал: а ведь могла бы остаться. Понимая, что иначе ему просто не удержаться на коне, Виола промолчала. Её тепло и черёмуховый аромат волос пробудили в нём жажду жизни. Не желая умирать, Дейк до крови прикусил губу. Разве он не отшельник? Если он справился с сывороткой правды, то, может, и с ядом киро разберётся. Главное, вовремя добраться до Аэль.
   Коню непросто было везти двоих, поэтому дорога оказалась долгой. Правду говоря, даже один с таким ранением Дейк вряд ли бы ехал быстрее. Со временем действие киро ослабевало, и он чувствовал себя хуже и хуже. Он всё крепче прижимался к Виоле, а к концу поездки едва держался на коне. Прислонившись лбом к спине девушки, Дейк не смотрел по сторонам. А потому не мог видеть, как караульный, заметив их, бросился с новостью к шатру старейшины.
   Дейк не сразу осознал, что Ветер остановился. Он понял это, когда Виола коснулась его руки, и до него достучался её голос:
   - Мы на месте.
   Подняв голову, увидел Волка. Заметив на его губах кровь, тот лишь покачал головой. С коня слезть Дейк не смог, пришлось брату его снимать и на руках нести в шатёр.
   - Да что ж это такое? - сердито ворчал Волк, укладывая его в постель. - Ты по-другому жить не можешь, да?
   Дейк только скривил губы в ответ. Не тратя времени, Волк побежал за ведуньей. Виола же, войдя внутрь, пристроилась рядом. Дейк очень не хотел, чтобы она видела всё, что будет дальше.
   - Возвращайся.
   - Не могу.
   Он не знал, останется ли в живых. Он ни в чём не был уверен. Летний снег пока держал его в сознании, но оставалось немного. Спасибо Королеве грёз за то, что хотя бы не чувствовал боль. К тому же Дейк совсем не хотел, чтобы две девушки встретились.
   - Уезжай. Ветер знает дорогу.
   Виола вытерла рукавом появившиеся слёзы:
   - Но Летний снег, он ведь...
   Она запнулась, не в силах выговорить, но Дейк прервал:
   - Нет.
   Вот только объяснить он бы всё равно не успел: в тот же миг в шатёр влетела Аэль, Дейк поймал её разгневанный взгляд:
   - Ты же обещал! Что на этот раз?
   Увидев незнакомую девушку, Аэль замерла. От её взгляда не укрылись ни кровь на одежде Виолы, ни слёзы в её глазах. Дейк наблюдал за обеими. Если Виола и удивилась, то виду не подала. Просто отодвинулась в сторону, освобождая место для ведуньи. Появившийся следом за сестрой Рысь гостью признал сразу, коротко кивнул и, прерывая неловкое молчание, шикнул на Аэль:
   - Что стоишь?
   Опомнившись, ведунья опустилась на колени возле Дейка и положила рядом сумку. Пока она доставала лекарства и инструменты, руки её заметно тряслись. Рысь шустро помогал сестре, Виола внимательно следила за всем, что происходит. Последним в шатре появился Волк. Поджав губы, молча сел в стороне.
   Аэль хорошо знала, что нужно делать; подготовив щипчики и тонкий острый нож, взялась за рубаху. Кровь успела засохнуть, но Дейк не удивился, что Аэль добралась до раны довольно скоро. Он помнил, какие чуткие у неё пальцы. Сапфир с дырой не мог миновать внимания ведуньи. Она коснулась камня, но сразу отдёрнула руку; Дейк и сам ощутил, как мгновенно разогрелся Владыка. Объяснять не пришлось, ведунья догадалась без его помощи. Осторожно, через рукав, отодвинула магический камень. Потом приложила к ране ладонь и закрыла глаза.
   Дейк наблюдал за её лицом. Но когда она нахмурилась, перестал. Если сейчас и Аэль скажет, что ничего не сможет сделать, тогда он и сопротивляться не будет. Летний снег просто закончит то, что начал. Рысь не сдержался:
   - Ну что?
   - Я не знаю.
   Её голос прозвучал слишком неуверенно, казалось, что ведунья вот-вот заплачет. Рысь взорвался:
   - Чего ты не знаешь? Разве так сложно вытащить пулю?
   - Вытащить несложно. - Голос его сестры стал совсем тонким. - Но заклеить я не смогу.
   - Почему? - глухо спросил Волк.
   - В таком состоянии его сердце не вынесет боли.
   И тут улыбнулся Дейк. Королева грёз явно знала, что делала, сказать бы ей за это спасибо. Он даже не сомневался:
   - Вытаскивай.
   Аэль вздрогнула; глаза её, полные страха, горели недоумением. Рысь растерялся, а Волк что-то начал подозревать. Но даже если бы и захотел, Дейк сейчас не смог бы ничего объяснить. Он выдохнул:
   - Боли нет. Но там... осколки.
   - Я видела.
   - Тогда давай, - позволил Дейк.
   Он представил себе, как она сейчас начнёт ковыряться в ране. Когда Аэль тронет пулю, мало крови не покажется никому. Жаль, что Виола не уехала, ещё не хватало, чтобы она тут потеряла сознание. Но теперь уже поздно. Он заметил, как сосредоточилась Аэль. Плоды киро, чистая ткань и лечебный мох лежали рядом, всё было под рукой. Он ждал, когда она возьмёт пинцет, но она его даже не коснулась. Подняв руку, ведунья задержала ладонь над раной. Того, что дальше случилось, объяснить он не смог. Пуля зашевелилась сама, а через мгновение оказалась в её ладони, осколки вылетели вслед. В тот же миг, расплющив плод киро, Аэль залила рану клеем.
   Густая солёная жидкость мгновенно заполнила лёгкие вместо воздуха, и Дейк захлебнулся кашлем. Лекарь был прав: без клея он бы не выжил. Скрюченные пальцы Аэль вцепились в сумку, Виола же, схватив чистую тряпицу, подскочила ближе. Но всего этого Дейк не видел: он корчился, выплёвывая свою же кровь, и судорожно пытался дышать. Хорошо, хоть длилось это недолго. Когда лёгкие прочистились, он втянул в себя воздух и вдруг, захмелев от этого, улыбнулся. Аэль склонилась к его лицу:
   - Что с тобой?
   - Ты о чём? - не понял Дейк.
   Думая лишь о дыхании, он совсем забыл про Летний снег. Однако ведунью не обманешь, она поднесла свечу к его глазам:
   - Зрачки большие.
   - А ты на них не смотри, - хихикнул Дейк.
   Его тут же одёрнул Волк:
   - Что ты принял?
   - Какая разница?
   Он не собирался об этом говорить, но Аэль смотрела на него, даже не мигая. И Дейку стало не смешно. Он перевёл взгляд на её брата:
   - Выйди.
   Рысь аж подскочил:
   - А что я?
   - Выйди, - в один голос рыкнули на него Волк и Аэль.
   - Ну вот, как всегда. - Не смея ослушаться, юноша встал. - Ладно, ладно, ухожу.
   Волк проверил, чтобы тот не задержался у шатра. Когда вернулся, то встал у входа:
   - Ну?
   От улыбки на лице Дейка не осталось и следа. Теперь, когда рана больше не угрожала жизни, ему предстояло ещё одно сражение. На этот раз с ядом киро. Пришлось признаться:
   - Летний снег.
   Аэль растерялась:
   - Зачем?
   - Я бы не доехал.
   Ведунья долго смотрела на него, пытаясь осознать, Дейк молча ждал. Наконец, в её взгляде мелькнула догадка, она обернулась к Волку:
   - Так он...
   - Да.
   Теперь она избегала на него смотреть. Машинально собрав свою сумку, пообещала:
   - Я зайду днём.
   - Завтра я...
   - Я знаю, - не дала ему договорить Аэль. И вышла, не сказав больше ни слова.
   - Я нашёл землю, - сказал Дейк брату.
   Тот вздохнул:
   - Расскажешь, когда вернёшься.
   Стянув с себя тесьму с талисманом, Волк подошёл к Виоле.
   - Проводишь её? - попросил Дейк.
   - Конечно. Переведи ей, что теперь она мне сестра.
   Услышав перевод, девушка поднялась. Когда Волк повесил серый камешек ей на шею, лицо её покраснело. Недолго думая, Виола коснулась губами его небритой щеки.
   - Скажи ей, - смутился Волк, - чтобы не задерживалась. Пора ехать.
   Когда Дейк перевёл, Волк вышел. Виола остановилась на пороге. Под глазами её наметились серые тени, пятна на одежде успели потемнеть. Присев, она поправила покосившуюся свечу.
   - Та девушка, - спросила она, - что лечила тебя, твоя невеста?
   - Пока нет, - ляпнул Дейк, и тут же, заметив, как потемнело её лицо, отругал себя.
   Виола поднялась, следующие слова дались ей с трудом:
   - То, что я говорила сегодня... ничего не значит.
   Она не умела врать, Дейк понял это сразу. Но спорить не стал.
  
  
   Глава 30
  
   Иссушающая жара держалась всю последнюю неделю. Виола не могла найти спасение от неё ни в доме, за закрытыми дверями и окнами, ни на улице. Прячась от солнца, она сидела в садовой беседке, заросшей диким виноградом, ветерок лишь изредка приносил хоть какую-то свежесть. Но больше жары её мучали мысли о Дейке. Пошёл второй месяц после их встречи, а от него не было никаких вестей. Вновь и вновь девушка вспоминала события той ночи; слова, произнесённые Дейком, не отпускали её. "Пока не невеста". Это значит, что та девушка ему нравится. А она-то, дура, размечталась: лучший друг её брата, да ещё и дрок. Взгляд его синих глаз переворачивал всё внутри, ни одному из мужчин прежде это не удавалось. Виола ждала встречи с Дейком и, в то же время, очень боялась её.
   Услышав топот чужого коня, девушка уставилась в книгу, лежащую на коленях. Руки её задрожали, а буквы почему-то начали двоиться. Глубоко вздохнув, Виола постаралась успокоиться: когда Дейк придёт, она не должна выглядеть взволнованной.
   - Я встречу, - крикнул Дани из дома.
   Когда он провёл гостя в сад, Виола не стала сразу отрываться от книги. А когда всё же подняла взгляд, разочарованию её не было предела.
   - Рон?
   - Здравствуй.
   - Привет.
   - Как себя чувствуешь, не болеешь?
   - Спасибо, всё хорошо.
   - Что читаешь?
   - Да так, роман.
   Разговор не клеился. Вложив между страниц закладку, Виола закрыла книгу.
   - Давно тебя не видела.
   - Месяц.
  
   О последней их встрече вспоминать не хотелось. В то утро, вернувшись от хаасов, Виола только успела освободить лошадь от упряжи, как услышала голоса Дани и Рона. Она выскочила из окна конюшни до их появления. Чтобы Рон не увидел её, пришлось в дом пробираться тайком. По выступам на стене Виола забралась на второй этаж к окну своей комнаты. Каким-то чудом влезла в окно и успела нырнуть в постель, прежде чем открылась дверь, и вслед за Дани из коридора ворвался Рон.
   - Что ты делаешь в моей комнате? - возмутилась Виола.
   - Хотел убедиться, что ты дома.
   Недоверчивый взгляд Рона скользнул по одеялу, скрывающему всё до подбородка.
   - Убедился?
   - Куда ты делась вчера?
   - А ты не помнишь?
   - Нет.
   Пройдя через комнату, Рон выглянул в окно. Виола натянула одеяло до самого носа.
   - Мне стало плохо, и я уехала.
   - Одна? Поздно вечером?
   - Так вы же заняты были, пришлось самой. А что случилось?
   Рон как отрезал:
   - Ястреб сбежал.
   - А я тут причём?
   Рон отвёл взгляд, не решаясь озвучить возникшие подозрения, однако Виола его поняла. Неловкое молчание прервал Дани:
   - Хватит уже паранойи. Пойдём вниз, что-нибудь на завтрак соберу.
   Не глядя на девушку, Рон вышел из комнаты. Задержавшись, Дани притворил дверь.
   - Ну что? - одними губами спросил он.
   Виола отвернула одеяло, и Дани заметил пятна на её одежде.
   - Едва успела.
   Кор тогда задержался в Болярии, и Рону пришлось выполнять его обязанности; в гости к ним с тех пор он не заезжал. Виола даже рада была, что давно его не видела.
  
   - Я знаю, ты занят был.
   - Да, верно. Но сегодня дядя вернулся, и я свободен. - Рон остановился у входа в беседку. - Я давно хотел попросить прощения за то, что вёл себя некрасиво.
   - Не ожидала от тебя такого, - от её голоса повеяло холодом, однако сожаление Рона было искренним.
   - Не знаю, что на меня нашло. Мне очень жаль.
   - Хорошо, - смягчилась Виола, - я принимаю твои извинения.
   - Мы по-прежнему друзья?
   - Надеюсь.
   - Как другу можешь сказать, где сейчас Дейк?
   - Увы, не знаю.
   - Зачем он тебе? - спросил Дани, пройдя в беседку и усевшись на скамейку рядом с сестрой.
   - Да всё за тем же, - пожал плечами Рон. - Ястреб так и пропал. Дяде взбучку хорошую устроили за это, ещё один промах и снимут с должности. Твой приятель - единственный, кто может помочь.
   - Не поможет он тебе, - Дани закинул ногу на ногу.
   - Откуда знаешь?
   - Мы же учились вместе восемь лет.
   - Ладно, - согласился Рон, - пусть вы вместе учились. Но мне кажется, ты его совсем не знаешь.
   Дани улыбнулся:
   - А мне кажется, ты ошибаешься.
   - Он о себе хоть что-нибудь рассказывал?
   - Да, было кое-что.
   - Например?
   - Лучше сам у него спроси. Я за спиной своих друзей не обсуждаю.
   - Ну вот, - заметил Рон, - ты его уже защищаешь.
   - Знаешь, - рассердился Дани, - если бы не он, я вылетел бы уже на первом курсе. А в день экзамена, когда я сломал колено, он стал единственным, кто меня не бросил.
   - И он за это получил императорскую ленту?
   - Нет, конечно, - воскликнул Дани. - Когда он кинулся на помощь, нас окружили. Я думал, что провалил экзамен, ведь это у меня было знамя. Но Дейк забрался на башню по стене. И вывесил флаг. Видел бы ты его.
   Виола чуть не лишилась чувств, но брат успел её подхватить:
   - Что с тобой?
   - Душно, - прошептала она. - Ничего, сейчас пройдёт.
   - По стене на башню, - задумавшись, пробормотал Рон. Стукнул кулаком по стене беседки. - Ты подумай, по стене. Одновременно и наглость, и удача.
   - Зря ты так, - возразил Дани, одной рукой развязывая ворот платья Виолы. - Скорее, отвага и уверенность. А в чём-то, конечно, ему везёт.
   Взяв книжку, он начал обмахивать ей сестру. В тот же момент Рон оказался рядом с Виолой:
   - Что это?
   Подцепив пальцем тесьму, выглянувшую из-под её воротника, Рон вытащил на свет плоский серый камешек. Девушка побледнела.
   - А в чём дело? - присмотрелся к талисману Дани.
   - Эту вещь, - рявкнул Рон, - я видел на Ястребе. Откуда она у тебя?
   Дани отмахнулся:
   - Да брось, такой же камешек носит и Дейк. Кто-нибудь из хаасов и подарил.
   - Так у тебя это от Дейка? - не отставал от Виолы Рон. - Или от какого-то хааса?
   - Вот спешишь ты с выводами, Рон.
   Никто не услышал, как Дейк подошёл, однако на его голос повернулись все. Он выудил из-за пазухи тесьму с серым камнем:
   - Да, и у меня такой же. Это что, запрещено?
   Рон поднялся:
   - Наконец-то! Где ты пропадал?
   - Ездил по делам. А ты, никак, соскучился?
   - А ты, никак, в плавание ходил? - в тон ему ответил Рон. - Зарос как абориген.
   - Уж думал отрастить, - Дейк провёл рукой по давно небритой щеке, - но, кажется, мне не идёт. Пожалуй, завтра побреюсь.
   Рон прищурился:
   - Так что это за камень?
   - Обычный талисман, - пожал плечами Дейк.
   - Обычный?
   Впервые после той ночи Дейк встретился взглядом с Виолой. Роднее глаз, наверное, он ещё не видел. После всего, что случилось, никаких точек в их отношениях быть не могло.
   - Этот талисман означает... - Он выдал первое, что пришло в голову: - Что мы обручены.
   Виола вскочила со скамейки, глаза её полыхнули удивлением. Дани повернулся к сестре:
   - Как? И ты даже не намекнула?
   - Прости, друг, но я сам хотел тебе сообщить, - ответил за неё Дейк.
   Рон потерял дар речи. Он открывал рот, желая что-то сказать, и снова закрывал. Дани похлопал его по плечу:
   - Выдохни, так бывает. А я, например, очень рад.
   - Это правда? - совладав с собой, спросил у девушки Рон.
   Виола не умела врать, и Дейк это знал. Вместо слов он шагнул к ней, притянул к себе и поцеловал.
   - Наглость и удача, - простонал Рон.
   - Прости? - не понял его Дани.
   Рон покачал головой:
   - Ничего.
   - Идём, - Дани потянул его за собой.
  
   Казалось, это может длиться вечно, но Дейк всё же отодвинул Виолу от себя.
   - Прости.
   Губы её стали ярко-красными, глаза блестели, а щёки заливал румянец. Такой красивой Дейк её ещё не видел.
   - И за это, и за то, что соврал.
   Она отвела взгляд:
   - Ничего. Как ты?
   - Живой.
   Он всё утро представлял себе этот разговор, но теперь, оказавшись рядом, не знал, что сказать.
   - Ты похудел.
   - Только вчера очнулся.
   Виола удивилась:
   - Ты лежал целый месяц?
   - Яд киро непросто побороть.
   - Но ты сделал это. Как?
   Пока Дейк думал, говорить или не говорить, в её взгляде мелькнула догадка:
   - Ну, конечно, ты же дрок!
   Он не понял:
   - Причём тут это?
   - Притом, что у дроков иногда проявляются необычные способности, именно из-за этого их и не любят в Болярии. Ты разве не слышал о проклятье дроков?
   - Нет.
   - А я столько читала об этом! Наверняка ты знаешь про Великую Дрокию.
   - Да, об этом знаю.
   - Так вот: создав империю, дроки настолько возгордились, что их прокляла сама Богиня смерти. Раз в год все они, достигшие совершеннолетия, собирались в Гухе, огромной пещере. Два клана сражались между собой, и длилось это много лет. У них не было ни оружия, ни доспехов, но на время битвы они обретали способность управлять дикими животными, летать и метать руками огненные снаряды. Раны на них заживали почти мгновенно.
   Задумавшись, Виола погладила листья виноградной лозы, овивающей беседку. Дейк впервые слышал эту историю. Он смотрел на Виолу, ожидая продолжения, однако девушка почему-то молчала.
   - Чем же всё закончилось? - напомнил он.
   Виола очнулась:
   - Прости, отвлеклась. Каждый раз битва длилась до тех пор, пока не побеждала одна из сторон. Потом погибшие оживали, и на целый год все возвращались к привычной жизни. Так продолжалось, пока не появился король Артур, но это уже другая история.
   - И ты думаешь, это как-то связано со мной?
   Зелёные глаза испытующие смотрели на него.
   - А это ты мне скажи.
   - Хаасы, - усмехнулся Дейк, - таких людей называют отшельниками.
   - Так ты... - глаза Виолы расширились, - отшельник?
   Он отвёл взгляд:
   - Да.
   Дыхание её сбилось, руки вцепились в деревянную перекладину беседки:
   - И ты можешь летать?
   Дейк качнул головой.
   - А огонь?
   - Огонь - да.
   Следующий вопрос стал для него неожиданностью:
   - Почему ты не поговоришь с Роном?
   - О чём?
   - Старейшина-отшельник... Ты мог бы многое изменить.
   - Вряд ли. Не Рон здесь принимает решения. К тому же завтра хаасы отсюда уходят.
   Голос её дрогнул:
   - Завтра? Далеко?
   - Неделя пути.
   - Надолго?
   - Навсегда.
   - И ты?
   Дейк кивнул, и она отвернулась.
   - Не надо, - сказал он.
   - Что?
   - Не плачь.
   Боясь, что голос её выдаст, Виола молчала.
   - Я не знаю, что будет дальше, - признался Дейк, - поэтому не могу ничего обещать. Но буду очень рад, если сейчас ты меня покормишь.
   Украдкой вытерев слёзы, Виола повернулась:
   - После месяца вынужденного поста всё время хочется есть?
   Он улыбнулся:
   - Угадала.
  
   Простой чечевичный суп с домашним хлебом показался ему верхом совершенства. Умяв первую порцию, он с радостью согласился на вторую. Удовольствие подпортил Рон:
   - И всё же: где ты был?
   Дейк отложил ложку.
   - Я обязан отчитаться?
   - Нет.
   Рон к еде даже не прикоснулся. Дейк спросил прямо:
   - Чего ты хочешь, Рон?
   - Ты ведь уже слышал про Ястреба?
   - Слышал.
   - Он ведь жив, так?
   - Жив.
   - Я не буду спрашивать, как ему это удалось. Мне даже не интересно, как он сбежал. Я хочу знать лишь одно: почему он убил Динтера.
   - И правда, - влез в разговор Дани, - важный вопрос.
   Слишком больно было ворошить всё это в памяти. Столько лет прошло, а Дейк до мелочей помнил тот день. И, наверное, не забудет никогда. Однако глаза всех троих горели таким неподдельным интересом, что он решился:
   - Знаете ли, что возле водопадов когда-то жили хаасы?
   - Нет, - первым отозвался Дани.
   Рон насторожился:
   - Я ничего не слышал.
   - Тебе никто об этом и не расскажет. Потому что их всех убили по приказу Динтера.
   С шумом отодвинулось кресло, Рон вскочил:
   - Это неправда!
   - Нет, Рон, правда. - Дейк окатил его холодным взглядом. - Выживших я знаю лично.
   Дани и Виола переглянулись. Не в силах сдержать эмоции, Рон отошёл к окну. Он долго стоял, уставившись на цветущие гортензии. Наконец, повернулся.
   - Я правильно понимаю, что один из выживших - Ястреб? - Голос его звучал глухо, а взглядом он изучал Дейка, словно видел впервые. - То, что ты рассказал, слишком нереально, но, как ни странно, у меня нет причин тебе не верить. К тому же это объясняет, почему у дяди приказ не трогать хаасов без крайней необходимости. Но всё равно по законам Болярии Ястреб совершил преступление.
   Дейк усмехнулся:
   - Законы Болярии здесь не имеют силы.
   - Не имеют силы? - Рон чуть не задохнулся. - И это ты говоришь мне?
   - Ты, конечно, представитель власти императора, но законна ли здесь сама эта власть?
   - Лучше остановись! - Рон хватился за рукоять меча.
   - А то что, арестуешь? - Дейк был на удивление спокоен. - У вас ведь на всё один ответ.
   Тяжело дыша, Рон молчал. Дейк решил упростить ему задачу:
   - Лучше задумайся: чтобы включить Солнцегорье в состав империи, Георг должен быть здесь коронован. Насколько я знаю, это событие пока не состоялось.
   Рон замер, осознавая, Дейк же продолжал:
   - Здесь что, ведётся война? Идут боевые действия? - Он покачал головой. - Нет. Значит, законы военного времени не действуют тоже. Мы должны понять: хаасы терпят нас. Но совсем не потому, что слабы. Если бы они захотели, выставили бы всех чужаков из Солнцегорья в момент. Но они не делают этого. А знаешь, почему?
   Ожидая ответа, Рон молчал, и Дейк закончил свою речь:
   - Потому что хотят мира, а не войны. Мне больше добавить нечего.
   Чечевичный суп, заботливо добавленный Виолой в его миску, безнадёжно остыл. Но состоявшийся разговор оказался важнее желаний Дейка.
   - Я должен с ним встретиться. - Рон подошёл к его креслу и встал рядом.
   Дейк качнул головой:
   - Не тот момент.
   - Тогда, - Рон смотрел на него сверху вниз, - передай ему то, что сейчас скажу.
   - Ладно.
   - Вместе с дядей в Солнцегорье прибыла куча охотников за головами, потому что за поимку Ястреба объявлена награда. - Он помолчал. - Такая большая, что они перевернут здесь всё. На месте твоего знакомого я бы не высовывался, пока суматоха не уляжется.
   Поднявшись, Дейк оказался вровень с Роном. По взгляду племянника кора сложно было хоть что-то понять. Дейк просто кивнул:
   - Спасибо, что предупредил.
  
   Распрощавшись с друзьями, Дейк решил съездить к родному дому, ведь теперь он там не скоро появится, да по дороге заглянуть к Ильяне. Он ведь так и не знал, какого цвета её глаза. Он ехал по посёлку медленно, снова и снова возвращаясь мыслями к последнему разговору. Как же вовремя он очнулся, ещё день-два, и было бы поздно. Совсем скоро лес наполнится настоящими головорезами, а под руководством Сахи они быстро отыщут вход в долину. Остановившись у ворот дома Ильяны, Дейк крепко задумался. Аэль настаивала не торопиться с долгой дорогой, но он не мог так рисковать. Его спине, увы, снова придётся подождать. Не в первый раз, да и не в последний. В крайнем случае снова наденет бандаж.
   - Дейк?
   Услышав голос Ильяны, Дейк поднял голову. Видимо, заметила его, выглянув в окно. Он вдруг ощутил всю полноту её обиды и возмущения, и ему стало стыдно. Бросил её, не сказав ни слова, хорошие друзья так не поступают. Он выдохнул:
   - Здравствуй.
   Исчезнув в глубине дома, Ильяна почти сразу появилась в дверях. Голос её аж зазвенел:
   - Три месяца от тебя ни слуху, ни духу.
   Она сбежала по лестнице и через мгновение оказалась рядом с забором. Заскрипели ворота, и Дейк увидел её прямо перед собой. Он открыл рот, собираясь хоть как-то оправдаться, но так и застыл. Потому что глаза её были синее некуда.
   - Что, - прищурилась Ильяна, - так и будешь молчать?
   - Прости, - не помня себя, отозвался Дейк, - я был в отъезде.
   Он никак не мог вспомнить, какого цвета глаза у Бьёрна. Тоже синие? Или нет? Узнать это он мог, только напросившись в гости. И то, если моряк дома.
   - Ты ничего не ел, что ли, в дороге? - Ильяна остыла мгновенно, и он сотню раз пожалел, что невольно обидел её. - Худой как скелет.
   - А ты что же, - воспользовался моментом Дейк, - на блинчики позовёшь?
   - Позвала бы, - вздохнула она, - так ты ж не пойдёшь.
   Так легко вдруг стало рядом с Ильяной, что Дейк улыбнулся. Привычно прислушиваясь, он уловил, что сзади подъехал и остановился всадник.
   - Как твои дела?
   - Тоска. - Она снова вздохнула. - Папа всё на рыбалке, а я дома одна. Заходи, хоть поболтаем. - Ильяна подошла ближе и прошептала в самое ухо: - Кидаться красками не буду, обещаю.
   Ответить Дейк не успел, потому что услышал знакомый голос:
   - Вот уж не ожидал!
   Он тут же развернулся:
   - Я тебя увидеть тоже не ожидал.
   Всадником оказался Рон. Лихо соскочив на землю, подошёл ближе:
   - Познакомь со своей спутницей.
   Он всегда выглядел хорошо, и это знал. Дейк сразу отметил, какое впечатление Рон произвёл на девушку. Она даже назвалась сама:
   - Ильяна, дочь рыбака.
   - Оригинально, - галантно оценил Рон, - и очень приятно. А я Рон, племянник кора.
   - И мне приятно, - широко улыбнулась Ильяна. - Чаю хотите?
   - А с удовольствием.
   Ильяна повернулась к Дейку:
   - Пойдёшь? Сделаю настой, как в прошлый раз.
   - Да, пойдём, - сощурил глаза Рон, - заодно поговорим.
  
   Усадив гостей за стол в большой комнате, девушка исчезла на кухне. Дейк скрестил руки на груди:
   - В сыщика поиграть решил? Думал, приведу к хаасам?
   - Я и так знаю, где они, - хмыкнул Рон, стуча носком ботинка по полу. - А вот ты для меня пока загадка. Я так и не понял, куда ты уезжал на самом деле.
   Дейк усмехнулся.
   - Лучше не спрашивай, а то врать не люблю.
   - А ты не боишься, что выслежу и всё узнаю?
   - Нет, - признался Дейк. - Я же всё равно от тебя уйду.
   Пальцы Рона отбарабанили по столу.
   - И как ты уйдёшь? - Их взгляды встретились. - Сиганёшь с утёса в реку?
   С подносом в руках вошла Ильяна:
   - А вот и настой.
   Простой глиняный заварник оказался на столе. Девушка подала каждому чашку и блюдце.
   - Здесь мёд, - она сняла с подноса миниатюрный деревянный бочонок, - а блинчики сейчас принесу.
   Едва она вышла за дверь, Дейк сказал:
   - С утёса в реку с моей спиной никак. Травма, знаешь.
   Рон вскинул брови:
   - Да ну?
   - Увы, - пожал плечами Дейк. - Ты явно меня с кем-то путаешь.
   Ильяна принесла стопку блинов на плоском блюде.
   - Какой запах! - обрадовался Рон.
   - Да, - согласился Дейк, - запах хорош.
   - Будешь? - спросила его Ильяна, но Дейк отказался:
   - Только что пообедал.
   Девушка нахмурилась:
   - Жаль. Я так старалась.
   - Он, правда, только пообедал, - ехидно заметил Рон, переложив к себе на блюдце несколько блинов и обильно поливая мёдом. - А вот я с удовольствием.
   Дейк спрятал улыбку, глядя, как кусок блина исчезает у него во рту. Надо отдать Рону должное: свои чувства он прятать умел. Жевал медленно, словно смакуя. Когда проглотил, глянул на Дейка:
   - Зря ты отказался.
   - Я сыт, - напомнил Дейк.
   - Давно вы знакомы? - спросил Рон, отрывая следующий кусок.
   Ни ножей, ни вилок в доме не было, и Рон, и Ильяна блины ели руками. Дейк потягивал настой из чашки.
   - Уже полгода, - ответила девушка.
   - И как же это произошло?
   - Боюсь, вы не поверите, - загорелись глаза Ильяны, - Дейк спас мне жизнь.
   Перестав жевать, Рон с явным усилием протолкнул кусок блинчика в горло.
   - Отчего же, - он откашлялся, - охотно верю. Как же это случилось?
   Дейк уставился в свою чашку, треснутую в двух местах. Пожалуй, мелькнула мысль, стоит подарить Ильяне комплект деревянной посуды. Следующие слова его удивили:
   - Когда моя лошадь понесла, он приказал ей остановиться, и она встала.
   Дейк хмыкнул: он-то ожидал услышать историю спасения в восторженном изложении.
   - Как интересно, - изумился Рон. - Меня ведь он тоже спас.
   - Правда? - Ильяна выглядела совершенно серьёзной. - Расскажите.
   Рон тоже сделал серьёзную мину:
   - Когда на меня напали явары, он приказал им меня отпустить.
   - И они отпустили?
   - Как видите.
   - Удивительная история! Вы ешьте блинчики, я сейчас ещё принесу.
   Как только Ильяна исчезла на кухне, Рон произнёс:
   - Уже сегодня она расскажет мне о тебе всё.
   - Да пожалуйста, - пожал плечами Дейк.
   Ильяна прибежала с новой партией блинчиков:
   - Добавки?
   - Обязательно. Вы прекрасно готовите, я прямо изумлён.
   Девушка расцвела:
   - Спасибо за комплимент. Вы такой обаятельный. Мне очень приятно.
   Бьёрна явно дома не было, а заводить с Ильяной разговор о личном рядом с Роном точно не стоило. Поставив опустевшую чашку на стол, Дейк поднялся:
   - Прошу прощения, но мне пора.
   Ильяна явно расстроилась:
   - Уже уходишь?
   - Загляну как-нибудь, - пообещал Дейк.
   - Ильяна, удивительный у вас цвет глаз, - вдруг заметил Рон, - синий. Прямо как у Дейка. От кого это: от матери или отца?
   Дейк замер на пороге. Он только сейчас сообразил: брови у Ильяны те же, что и у его отца, и улыбка как у матери один в один. Неужели всё-таки она его сестра?
   - Я маму не помню, - поделилась Ильяна, - но папа рассказывал, какие голубые у неё были глаза. И у меня тоже были голубые, когда родилась. А потом потемнели.
   Дейка так и подмывало расспросить её обо всём. Но, даже не оборачиваясь, он знал, что Рон внимательно наблюдает. Не выяснять же при нём родственные связи. Скрипнув зубами, Дейк сухо попрощался и вышел. Но теперь он точно знал, что в этот дом обязательно вернётся.
  
  
   Глава 31
  
   - Что ты здесь делаешь?
   Дейк не ожидал увидеть Аэль у разведённого им костра. Двинуться в путь планировалось после рассвета в другом конце долины. За время отсутствия Дейка умельцы построили через ущелье мост, и у переселенцев появилась возможность забрать с собой самое необходимое, в том числе коров. Сейчас селяне собирали вещи и прощались с любимыми местами.
   Разумно рассудив, Дейк усилил охрану у входа. Может, боляры и не сунутся в долину до утра, но рисковать не стоило. Присматривая за входом в расщелину, трое воинов дежурили сверху, на скале, ещё четверо притаились внутри, у самого выхода из туннеля. Остальные, ожидая своего часа, отдыхали. Их костёр горел неподалёку, Дейк видел отблески огня, до него доносился приглушённый разговор. Он мог бы заночевать вместе с ними, но после ранения, удивляясь себе, искал одиночества. И потому развёл отдельный костёр. Он ведь отшельник, в конце концов, и Аэль в его планы на эту ночь не входила.
   - Зачем ты здесь? - повторил Дейк, когда девушка поднялась. И только теперь заметил дымящийся котелок и заботливо накрытый поднос.
   - Я принесла немного пирога и заварила травы.
   Он чуть не подавился слюной.
   - Ужин вроде был?
   - Тебе нужно больше есть, иначе здоровье не восстановится.
   Спорить с этим было решительно невозможно, и Дейк отвёл взгляд.
   - Пирог-то с чем?
   - С брусникой.
   Когда Аэль налила в чашку дымящийся напиток, он не выдержал. Сел к огню. И даже позволил девушке устроиться рядом. Сняв тряпицу, она протянула поднос.
   - А сама? - еле сдержал себя Дейк.
   - Я сыта.
   - Точно не будешь?
   - Нет.
   С выпечкой он справился в один присест. Даже непривычный вкус напитка не помешал. Хороший вышел пирог. Тесто так и таяло во рту, а вкус ягод с лёгкой горчинкой ему нравился всегда. Довольный, Дейк откинулся к стволу сосны. Шустро подобрав посуду, Аэль побежала к ближайшему ручью. Отсутствовала она недолго, а, вернувшись, тоже села у огня. Дейк лениво удивился:
   - Спать не пойдёшь?
   - А я здесь посплю, - заявила она.
   Сон как рукой сняло. Они, конечно, в пределах долины, да и не наедине - вон, охранники близко. Но спать рядом? Вот так просто? Он искал хоть какой-то предлог, чтобы этого не случилось.
   - А если в селении понадобишься?
   - Так там Белый Дракон, - возразила Аэль, - что ж он, не справится? А вдруг здесь кому-то нужна буду?
   В её словах была правда, Дейк так сразу и не нашёл, что сказать. Чувствуя его сомнения, Аэль поставила в известность:
   - Коврик и одеяло я уже принесла, вот лягу у костра и никому не помешаю.
   Выгонять её в одну в темноту не хотелось, да и провожать до селения тоже. Дейк сдался:
   - Ладно, ложись.
  
   До утра всё было спокойно. Проснувшись в середине ночи, Дейк сходил проверить караульных. Ничто не предвещало беды, иначе его бы уже давно разбудили. И всё же какое-то чувство не давало ему спать. Полностью завернувшись в одеяло, так, что снаружи остался только нос, еле слышно посапывала Аэль. Глядя на неё, Дейк успокоился. Наверное, зря он так волновался. Вот селяне двинутся в путь с рассветом, и тогда точно всё это останется позади. Конечно, будут другие проблемы, особенно в дороге, но как-нибудь всё решится.
   Он так и не смог заснуть. Дремал до рассвета, а потом встал и, пользуясь возможностью, побрился. О шатре и прочем позаботится Волк, а свой сидор Дейк забрал из дупла накануне, тогда же добавил в него болярскую одежду. Меч прикрутил к седлу, а больше у него вещей не было.
   Тут же, неподалёку, он устроил себе тренировку. Пока он валялся без памяти, мышцы слишком ослабели, привести их в норму - первая забота. Он отжимался, прыгал и приседал, пока его не нашёл один из охранников:
   - Там боляры.
   Накинув рубашку на вспотевшую спину, Дейк поспешил за воином на гребень скалы. Там, прячась за мохнатыми ветками елей, пробрался как можно ближе к краю и глянул вниз.
   - Там они, - увидел он Сахи, указывающего на расщелину, - руку готов отдать.
   Охотники за головами чем-то напомнили Дейку яваров, даже золото кое-где блеснуло. Как и у служителей Мораны, не было у них никаких условностей. Одежду из кожи и грубых тканей дополняли широкие шляпы, скрывающие лицо от солнца, перчатки с обрезанными для удобства пальцами, патронташи наперевес да всевозможное оружие - от метательных ножей до пистолетов. Даже среди военных право носить пистолеты давалось только старшим офицерам, солдаты пользовались винтовками. А тут на каждого как минимум по два.
   Внимание Дейка привлёк один из незваных гостей, капюшон на его голове явно был сшит из шкуры медведя. Присев на корточки, охотник изучал берег ручья, вытекающего из расщелины. Следов там действительно было много, и обнаружить их не составляло труда.
   - Ты прав, - подтвердил он, поднимаясь, - похоже на вход.
   Вслед за ним к расщелине устремилась добрая часть охотников. Руки хаасов потянулись к оружию; лесные воины всё посматривали на своего старейшину, ожидая приказа, но Дейк не торопился.
   - Метнись в селение, глянь, что там, - попросил он ближайшего к нему.
   Хаас исчез. Внизу, меж тем, мнения разделились.
   - Пока военные не подойдут, - услышал Дейк, - лично я туда не полезу.
   На боку говорившего вместо пистолета красовался арбалет. Наверное, решил Дейк, стрелял охотник из него превосходно. В ответ вдруг вспылил Сахи, даже белки глаз покраснели:
   - И награду тоже армии желаешь отдать?
   - Знаю я этих туземцев, - выудив из кармана портсигар, продолжил свою мысль охотник с арбалетом, - ход узкий, перебьют по одному. - Щёлкнув зажигалкой, он закурил. Другие на него тут же зашикали, но он только отмахнулся: - Думаете, они не знают, что мы тут? Небось, сидят там, наверху, и подсматривают. Странно, что ещё стрелы не полетели.
   Он чуть не расхохотался, наблюдая, как после его слов охотники попрятались под скалой. Не двинулись с места только трое: он, Сахи и тот, что с капюшоном. Комендант сплюнул:
   - Что, уже струсили? А я-то поверил, что прибыли лучшие.
   Народ зашумел, переглядываясь. Кто-то щёлкнул затвором, кто-то нарочито проверил остроту своего меча. Наблюдая за ними, Сахи смачно выругался.
   - Год назад они целый гарнизон вырезали, а мы только убийцу кора ищем. Я долго молчал: приказ есть приказ. Но больше не буду. Преподам им хороший урок. Кто со мной?
   Примерно половина охотников, готовясь войти, столпилась возле расщелины. Дейк понимал: когда незваные гости войдут, остановить их будет сложнее. А чтобы этого не случилось, туннель надо перекрыть. Прямо сейчас. Потому что проход всё равно больше не понадобится.
   - Оставайтесь здесь, - шепнул он хаасам, - пока не скажу, не стрелять.
   Он должен был успеть выполнить задуманное. Стараясь не шуметь, Дейк прошёл по гребню к нужному месту. Смыкаясь наверху, расщелина под ним превращалась в туннель. Если завалить ход камнями, то никто по нему уже не пройдёт, и у хаасов появится время, чтобы уйти как можно дальше.
   Он запомнил, как Виола рассказывала о дроках, умеющих метать огненные снаряды. В том, что он - тот самый, Дейк даже не сомневался. Призывая пламя, он поднял ладонь, сосредоточился и бросил себе под ноги огненный шар.
   Он едва успел отскочить. Грохот обвала, вызывая первобытный ужас, прошёлся по долине. Над расщелиной поднялся столб пыли и дыма, звуковая волна, лишая Дейка слуха, ударила по ушам. Зажав их руками, он скорчился на земле. Каменная пыль забила лёгкие, чуть не вывернув их наизнанку, а от неудержимых приступов кашля боль в ушах только усилилась. Так его и нашли. Хаасы столпились вокруг, не зная, чем помочь, и только Аэль сообразила мгновенно.
   Усевшись рядом, раскрыла сумку и достала какие-то длинные иголки. Жестами показала, чтоб не двигался. Хвала Всевышнему, что кашель хоть немного отпустил. С опаской поглядывая на иголки, Дейк растянулся на земле. Предчувствие не обмануло: в каждое его ухо Аэль воткнула по дюжине острых шипов, и он ощутил себя похожим на дикобраза. Ну, или на ежа. Впрочем, одёрнул он себя, какая разница, восстановился бы слух. Дейк очень надеялся на ведунью, и, когда боль сменилась тихим шумом, счёл это хорошим знаком. Правда, лечение на том и закончилось. Когда Аэль выдернула иголки, Дейк жестами показал, что слух не вернулся.
   - Слышишь меня? - прочёл он по её губам.
   Мотнул головой, но девушка только развела руками. Удручённый, Дейк поднялся. Тишина угнетала, и он боялся, что это надолго. Хорошо, хоть обвал получился. Он глянул вниз: по туннелю теперь точно никто не пройдёт.
   Он не стал ждать новостей из селения, повернулся к воинам:
   - Мы здесь больше не нужны.
   Странно было не слышать себя. По глазам окружающих Дейк видел, что им до смерти хочется знать, что же случилось. И порадовался, что пока не может нормально говорить.
   С того момента Аэль не отходила от него ни на шаг, при этом Дейк мог общаться только жестами. Но ни то, ни другое не помешало ему выполнить свою задачу. Воины, охранявшие ночью вход в долину, уходили последними. Селяне оставили за собой натоптанную дорогу, кому-то нужно было заметать следы. Пятнадцать человек, не останавливаясь, заливали эти следы водой, засыпали камнями и песком, заметали вениками из веток. Догнали остальных лишь к вечеру, когда селяне расположились на ночлег.
   Слишком уставший за день, Дейк завалился спать сразу после ужина. Он был бы рад поговорить с братом, узнать, как прошёл для селян этот день, но слух пока не вернулся. Однако, едва он лёг, рядом появилась Аэль.
   - Что, - проворчал Дейк, - опять иголки?
   - Лечебный настой, - Аэль говорила медленно, чтобы он мог прочесть по губам, к словам добавила жесты, - поможет восстановить слух. Потом иголки.
   Хотел он или не хотел, но подчиниться пришлось. Ради слуха можно было и потерпеть. Настой откровенно горчил, и Дейк допил его с трудом. А потом Аэль опять превратила его в дикобраза. Кроме усталости и боли он не чувствовал ничего. Дождавшись, пока ведунья закончит, плюхнулся обратно на свой коврик, закутался в одеяло и закрыл глаза. Засыпая, услышал, как его зовёт Ветер.
   "Что?"
   Второй раз его оторвали от сна, и он рассердился.
   "Кажется, тут про тебя говорят", - отозвался жеребец, гуляющий где-то неподалёку. Дейк съехидничал:
   "И как же я услышу?"
   "Моими ушами, я же не глухой".
   Какофония звуков свалилась на Дейка в тот же момент. Он и забыл, что может не только видеть через животных, но и слышать. Два близких ему человека действительно говорили о нём.
   - Я рад, что ты рядом, - признался кому-то Волк.
   Дейк решил, что брат говорит с женой. Однако, услышав его собеседника, удивился: тоненький голосок Аэль сложно было не узнать.
   - Вот только он этому не рад.
   Дейк замер. Брат его, кажется, сводником решил стать. Всё неймётся ему. Волк продолжил:
   - Как он будет жить, когда уйдёт из селения? Даже не представляю. С такой везучестью на травмы ему всегда рядом ведунья нужна.
   Дальше слушать Дейк не стал, отключился от головы жеребца. Хватит ему на сегодня. Уж лучше в тишине.
  
  
   Второй день для селян мало чем отличался от первого. Дейк старался вести их самым простым путём, и уже к концу дня они вышли к селению с деревянными срубами. Местные встретили радушно; кого смогли, расселили по домам. Оставшись на ночь у костра, Дейк не удивился, что его нашёл Кедр.
   - Свадьбу сыграли? - спросил Дейк, заметив заплетённую косу молодого мужчины.
   Усилия Аэль не прошли даром: он начал слышать хотя бы что-то. Устраиваясь рядом, Кедр подтвердил:
   - Сыграли. Правду говоря, я не верил, что у тебя получится.
   - Найти землю? - уточнил Дейк, - или увести людей?
   - Да и то, и другое.
   - Плохо ж ты обо мне думал.
   - Не в этом дело. Я надеялся, что до переселения не дойдёт. Ведь тогда получается, что мы следующие.
   Дейк отозвался не сразу, хотя что-то подсказывало ему, что боляры вряд ли так далеко заберутся. Он покачал головой:
   - Надеюсь, что нет.
   - Может, проще было дать им отпор?
   - Думаешь, такая мысль не приходила мне в голову? - глянул на него Дейк. - Вот только зачем воевать, если можно просто уйти? Ведь иначе погибнут многие.
   Кедр серьёзно задумался. Дейк ему не мешал. Но когда молчание затянулось, всё же спросил то, что давно хотел:
   - Ты мне вот что скажи: откуда у Снежки белое платье?
   Молодой человек неожиданно улыбнулся:
   - Ты его запомнил? Представь себе: она сшила сама.
   - Почему такое? В нём же неудобно.
   - Ну, - замялся Кедр, - какое приснилось.
   - И на ком же оно было, когда приснилось?
   Кедр признался с явной неохотой:
   - Можешь верить, можешь нет, но Снежка говорит, что видела его на Моране.
   От произнесённого имени повеяло таким холодом, что Дейк, даже сидя возле огня, моментально замёрз. Молодого человека же словно прорвало:
   - Представь, во сне Богиня пообещала забрать меня, и Снежка решила, что обхитрит её, если сошьёт такое же платье. Наивная, да? Потому она и просила меня из селения не выходить. Но я тебе так скажу: если всего бояться, то лучше и вовсе не жить.
  
   В ту ночь, засыпая, Дейк испытал нечто странное. Он будто раздвоился. Одна часть его осталась лежать у тлеющего костра, вторая же, покинув тело, взмыла вверх. Впервые в жизни он летел сам, двигался по воздуху, не прилагая никаких усилий. Почти как тогда, после Летнего снега. В полном восторге Дейк сделал круг над лагерем, потом, поднявшись над рекой, бросился вниз. У самой воды, резко изменив направление, взлетел ввысь. От лёгкости, свободы и восторга ему хотелось заорать во всё горло.
   Пользуясь возможностью, он решил проверить, где нынче охотники за головами. Прибавив скорости, в считанные мгновения оказался возле долины Барса. Несмотря на темноту, вне тела он видел и слышал всё. Он заметил лестницы, оставленные болярами, и пустую долину. И лишь возле построенного хаасами моста стояли двое.
   - Что думаешь? - спросил любитель арбалетов. - Дальше стоит идти?
   Из-под мехового капюшона блеснули глаза:
   - А нечего тут думать. Пусть катятся, куда хотят.
  
   Неведомая сила, лишая свободы, вдруг потянула Дейка ввысь. Земля так быстро удалялась, что он, испугавшись, открыл глаза. Сердце колотилось с бешеной скоростью, но он понял, что по-прежнему лежит у костра. Он не смог объяснить то, что случилось. Эти видения могли быть из-за яда киро. Или, например, из-за странного настоя, которым вечером поила его Аэль.
   Он нашёл взглядом ведунью. Во время пути девушка завела привычку ночевать неподалёку, поэтому долго искать её не пришлось. Подложив руку под голову, Аэль крепко спала, и Дейк устыдился своих мыслей. Если что-то с настоем и не так, то сделала она это не со зла.
   Он повернулся на другой бок и закрыл глаза. Возможно, это какая-то случайность, сбой в нём самом, ведь столько всего произошло за последние месяцы. Но человек же не может не спать. И он попытался снова заснуть. Однако вновь увидел себя над лагерем. На этот раз Дейк не стал ждать, когда неведомая сила потянет вдаль, и открыл глаза. В эту ночь, решил он, обойдётся без сна, не впервые. До утра так и просидел у костра. На рассвете, когда люди начали просыпаться и готовиться в дорогу, поднялся и он. Чтобы избавиться от усталости, Дейк активнее взялся за упражнения, а потом, после тренировки, нырнул в холодную горную речку.
   Взбодрившись, он с воодушевлением приступил к своим обязанностям. Однако после обеда усталость взяла своё, и он всё-таки задремал. Из сна его выдернула Аэль:
   - С тобой всё в порядке?
   Глаза открываться не хотели. Дейк вытер ладонью слюну, собравшуюся в углу рта, и усилием воли поднялся.
   - В порядке.
   Он не стал рассказывать ей про ночные полёты. Как-нибудь сам разберётся. Следующей ночи он и ждал, и боялся. Вечером, когда ведунья сварила настой, Дейк незаметно вылил его в траву. Если напиток ни при чём, то один день всё равно ничего не изменит.
   Когда звуки затихли, он с удовольствием растянулся на тюфячке. Сон завладел им мгновенно, и Дейк перенёсся в то время, когда Волку исполнилось пятнадцать. Нахлынули детские воспоминания, и он вновь увидел себя вечно настороженным задиристым мальчишкой, в жизни которого ещё не было ни тяжёлых ран, ни безвозвратных потерь. Солнце тогда только радовало, и всё казалось по плечу.
   Все селяне сидели, слушая мудреца. Дейк успел забыть тот день, и теперь смотрел внимательно. Вот дошла очередь до Волка, и он под шуточки ровесников опустился на мох рядом с Мудрым.
   - Я вижу, - начал тот, - одного из немногих, кому дарована долгая жизнь. В твоих силах с честью пройти все испытания...
   Приосанившись, Волк скосил взгляд на одну из девчонок. Дейк попытался вспомнить её имя, но что-то дёрнуло его, и своего брата Дейк почему-то увидел взрослым, укладывающимся спать. В том самом лагере, где спал сейчас и он. Земля ушла из-под ног, и он взлетел, оставляя лагерь далеко позади. Мимо пронеслись и вершины сосен, и горные пики. Когда его окружили тяжёлые мокрые облака, Дейк невероятным усилием ощутил своё тело, лежащее где-то далеко на знакомом тюфяке, и, не позволяя неизвестной силе завладеть собой, вернулся в него.
   Он открыл глаза. Он понял одно: спать ночью нельзя. Каким-то чутьём Дейк понимал, что из полёта может не вернуться. И он этого совсем не хотел.
   Он заставил себя сесть. И вспомнил: днём из тела он не выходил. Значит, пока эта ерунда не закончится, спать придётся в светлое время. Измученный ещё одной бессонной ночью, Дейк заснул перед рассветом. Разбудил его Волк:
   - Ты не болен?
   - Нет, - ответил Дейк, борясь с желанием свернуться клубком и снова отключиться. Однако солнце уже поднялось, а значит, времени у него не оставалось даже для омовения.
   - Поешь, - Волк поставил перед ним завтрак. - Скоро в дорогу.
  
   Он засыпал теперь на каждом привале. Каждый раз его будили либо брат, либо Аэль. Ведунья стала варить зелье трижды в день, но Дейк его не пил. Каждый раз, выбрав момент, выливал. Жизнь превратилась в нечто ужасное. Он не мог спать ночью, но днём отключался при первой возможности. Он перестал бриться, потому что всё свободное светлое время суток теперь отдавал сну. Бросить тренироваться он себе позволить не мог, поэтому занимался вечером или ночью, когда все ложились отдыхать. Он боялся смотреть в глаза Аэль, и всеми силами избегал близящегося разговора с братом. Рано или поздно это всё должно было прекратиться.
   И оно закончилось в тот день, когда переселенцы вышли к большому озеру. Бросив вещмешок где-то на берегу, Дейк расседлал коня. До заката ещё оставалось время, и он намерен был использовать его правильно. Но ускользнуть незаметно не успел.
   - Куда ты? - остановил его Волк.
   Дейк дёрнулся:
   - Отпусти меня.
   - Ты можешь объяснить, что случилось?
   - Не сейчас.
   - Глаза красные и опухшие, не брился уже неделю. Думаешь, я не знаю, что ты не спишь по ночам?
   - Вот и дай выспаться, - взмолился Дейк. - А все разговоры потом. Я обещаю.
   Волк смягчился:
   - Ты бы хоть поел, что ли.
   - Успею после заката.
   Брату пришлось его отпустить. Плохо видя и всё время спотыкаясь, Дейк забрался на скалу, подальше от людей. Выбрав подходящее место, упал на мягкий мох и погрузился в долгожданный сон.
  
  
   Глава 32
  
   Что могло быть для ведуньи важнее первого осмотра окрестностей? Да, пожалуй, ничего. Запасы, изрядно похудевшие за время дороги, стоило пополнить как можно скорее. Хвала Всевышнему, никто из переселенцев не заболел всерьёз и не покалечился, и Аэль с чистой совестью отправилась на прогулку по новым местам.
   Она не боялась бродить по лесу в одиночку: боляр здесь нет, явары чужих женщин не крадут, а от хищных животных она умела защищаться. Аэль до сих пор помнила, как в пять лет впервые убежала в лес и встретилась с лисой. Рыжая "собачка" показалась забавной; желая её погладить, Аэль шагнула вперёд. И очень удивилась, когда та вдруг оскалила зубы. Отец всегда учил: чтобы понять кого-то, нужно стать им на некоторое время. И Аэль стала. Она ощутила себя такой же: в рыжей шкуре и с пушистым хвостом. Очень напуганной от встречи. И улыбнулась лисице, словно сестре.
   Аэль помнила тот момент, ведь тогда и проявились её способности. Понимание, чем лечить или как поступить, приходило само собой. Какое-то чутьё, как и сейчас, приводило её к нужным растениям. Обнаружив лужайку, заросшую киро, Аэль обрадовалась: на вершине Барса этот цветок вырождался, его всё сложнее было найти. Здесь же смешение белых цветов и красных ягод радовало глаз. Она присела и, стараясь не касаться лепестков, начала собирать крупные ягоды в сумку.
   Случайно выдернув тоненький стебелёк, Аэль задержала его в руке. Солнце ещё не село, но корень заметно светился. Удивлённая, она коснулась пальцем худенького клубня и тут же, обжёгшись, отдёрнула руку. Палец начал гореть, словно после жаркого пламени, и Аэль, откинув стебелёк, побежала к ручью. Она так долго держала руку в холодной воде, что окоченела. Странное растение. Не зря, наверное, старики говорят, что оно как-то связано с Мораной. Аэль не любила вспоминать Богиню, ведь это из-за неё она лишилась своего отца.
   Когда жжение, наконец, прекратилось, девушка поднесла палец к глазам: вроде обычный ожог. Надо, всё-таки, быть осторожнее. А на сегодня, пожалуй, уже хватит сборов: сумка и так пузатая. Да и солнце зашло, скоро совсем стемнеет.
   Поторапливая себя, она двинулась с вершины вниз. Идти следовало быстро, но осторожно, ведь горы поспешности не прощают. До селения оставалось немного, когда, глянув вниз с очередной скалы, Аэль увидела спящего Ястреба. Из-под её дрогнувшей ноги выкатился камешек и, набирая скорость, полетел вниз.
  
   Дейк так и не понял, отчего проснулся. Наверное, по привычке, ведь уже темнело. Нужно было вернуться к селянам, но он не хотел. Волк прекрасно справлялся с обязанностями старейшины, так что вполне можно было позволить себе отдохнуть. Бессонную ночь, правда, отдыхом не назовёшь, но побыть одному иногда тоже нужно.
   Он осмотрелся. Взгляду попался старый высохший можжевельник, для костра в самый раз. Топорика Дейк с собой не прихватил, но решил, что обойдётся и без него. Он долго раскачивал сухой ствол, пытаясь выдернуть вместе с корнем, но тот поддаваться никак не желал. Пришлось пройтись по каждому отростку корня и обрубить их раглом. Наконец Дейк уложил добычу меж двух больших камней и призвал огонь.
   Пока он сражался с можжевельником, успело стемнеть. Где-то внизу, словно исполинское блюдце, блестело озеро. Со скалы, где находился, Дейк видел костры по обоим берегам. Такое красивое место не хочется покидать, но, похоже, время пришло. Он - отшельник, и скрывать это всё сложнее. Очень скоро люди начнут догадываться.
   Дейк поднял ладонь и сотворил огненный шар. Вот интересно, подумал он, если пламя не жжёт кожу отшельника, то как оно поглотило Лию? Скорее всего, об этом он никогда не узнает, если только самому не придётся повторить. Вспомнив, как совсем недавно был на грани, Дейк лишь вздохнул. Не хотелось думать о смерти. Возможно, когда он будет стариком и устанет от жизни, такой финал покажется ему даже желанным. Пока же он молод и полон сил. И был бы рад как можно больше узнать о своих же способностях.
   Похожий шар об камень он уже бросал, и получил хороший урок. Такое не забудешь. Дейк залюбовался пламенем. А что получится, если кинуть его в небо? Мелькнёт, как молния, и громыхнёт? Или нет? Руки аж зачесались, и Дейк понял, что не успокоится, пока не попробует. Всё ещё сомневаясь, он встал, размахнулся и со всей силы запустил пламя как можно выше. Грома не было, но получилось потрясающе. Взлетев, шар рассыпался сотней крохотных разноцветных огоньков. Падая, горящие капли постепенно гасли. Наблюдая за ними, Дейк улыбнулся: то-то пойдут слухи об огнях, падающих с небес. Ну и пусть. Он запустил в небо ещё пару шаров, и потом долго стоял, любуясь ночным небом.
   Сегодня, пожалуй, стоило получить ответ ещё на один вопрос. И напоследок полетать над великолепным озером, в котором, наверное, все звёзды сейчас видны. Отойдя в сторону, Дейк оправился, а потом ополоснул руки и лицо в текущем рядом ручье. Неплохо было бы что-нибудь съесть, но возвращаться ради этого в селение не хотелось. Вернувшись к костру, он сел, откинулся спиной к скале и закрыл глаза. Если он вернётся, то будет знать, что с ним происходит. А если нет, то хотя бы не будет ругать себя, что этого так и не сделал.
   Полетать над озером он всё-таки успел. И даже пожалел, что вне тела не может бросаться огненными шарами, а то устроил бы людям праздник. Его дёрнуло вверх так же неожиданно, как прежде, но на этот раз Дейк не сопротивлялся. И озеро, и вершины, слившись в одну точку, остались далеко внизу. Он увидел под собой океаны, материки и облака, а потом отдалились и они. Яркий солнечный свет сначала даже ослепил; Дейк-то думал, что за пределами Земли темно. Множество планет и живых существ пронеслось перед глазами. Он увидел шагающих строем полулюдей-полуконей, целый отряд ангелочков со стрелами и даже летающие корабли. Мир оказался неизмеримо больше его представлений. Жалея, что не может всё рассмотреть, Дейк проносился мимо, пока, наконец, не появилась планета, притянувшая его к себе.
   Она приближалась так быстро, что он мало что успел увидеть сверху. Заметил солнечный свет и зелень деревьев внизу. Очутившись у самой поверхности, притормозил, выбирая место, и опустился на цветущую лужайку перед невиданной им прежде птицей. Белое вытянутое тельце, изящно танцуя, двигалось по поляне. Хохолок над такой же белой мордочкой поднимался и опускался в такт движениям, а сзади, словно гигантский веер, красовался потрясающий белоснежный распущенный хвост.
   - Что ты за чудо? - в восхищении выдохнул Дейк.
   Ответа он не ждал, а поэтому был удивлён:
   - Тебе туда.
   Повернувшись, птица махнула хохолком в сторону леса. Дейк поблагодарил её, склонив голову. Оставаться там дольше было бы невежливо, к тому же любопытство не давало покоя. Простившись с птицей, Дейк пошёл в указанном направлении.
   Зелень свежей листвы деревьев напомнила о весне в Болярии, когда после долгой зимы все растения пробуждаются и тянутся к свету. Как ни странно, воспоминание оказалось приятным, весна ему нравилась всегда. Не холодно, но и не жарко, природа только просыпается, а из земли всё так и прёт. Однако радовался он недолго: вскоре тропинка вывела из леса и потянулась через цветущие луга.
   Такого разнообразия ароматов Дейк ещё не встречал. Где-то посреди очередного луга голова его закружилась, и он, не желая упасть, присел на траву. От множества цветов в глазах рябило. Куда ни кинь взгляд, везде красовались разные оттенки жёлтого, красного, сиреневого и даже синего. Дейку стало плохо. Задыхаясь во всём этом великолепии, он уткнулся носом в рукав и закрыл глаза. Но легче почему-то не стало. Наверное, потому что это не материальное тело и совсем не Земля. Может, не стоило ему поддаваться и покидать привычную жизнь?
   Хлопанье крыльев отвлекло от мрачных мыслей. Знакомое белое тельце появилось перед ним. Птица укоризненно покачала головой:
   - Идём.
   Вздохнув, Дейк поднялся. Неправильно останавливаться на полпути, кто бы его там ни ждал. Не смотря по сторонам и почти не дыша, он пошёл за птицей. Вскоре, к его радости, луга остались позади, уступив место плодовым садам. На невысоких ухоженных деревьях наливались румянцем сливы и абрикосы, краснели вишни и гранаты; по лабиринтам из аккуратно подстриженных кустов разгуливали певчие птицы. Уже не удивляясь ни дорожкам из самоцветов, ни фонтанам с золотыми рыбами, Дейк мечтал поскорее вернуться домой. К моменту встречи с Королевой Грёз он почти не соображал.
   - Как ты в этом живёшь? - пожаловался он, оказавшись рядом.
   Она подняла взгляд:
   - Тебе не понравилось?
   Мелькнул взлетевший рукав, и по её щелчку всё преобразилось. Фонтаны превратились в небольшие водопады, вместо цветов и беседок Дейк увидел привычный пейзаж: валуны, вереск, бадан и мох. И только замок всё так же величаво возвышался невдалеке.
   - Так лучше?
   - Да. - Дейк с удовольствием вдохнул знакомый запах хвои. - У тебя здесь всё иллюзия?
   - Ну почему же? - она явно обиделась. - Всё живое, можешь даже потрогать. Просто я могу это менять. Или, по-твоему, я тоже иллюзия?
   - Я так думал сначала, - признался Дейк.
   - А теперь?
   Он боялся этого разговора, но, в то же время, очень ждал.
   - Это ведь ты - Морана?
   От её улыбки замёрзло сердце. Он до последнего надеялся, что это не так.
   - Тогда зачем ты меня спасла? Ведь могла бы забрать уже тогда.
   - Пойдём, - поманила она за собой.
   Они медленно дошли до ближайшего водопада. Дейк держался на расстоянии.
   - Как думаешь, - обернулась к нему Богиня, - моя жизнь полна удовольствий?
   Мановением руки она превратила один из валунов в резное кресло. Изящно опустившись в него, закинула ногу на ногу.
   - А разве нет?
   - Открою тебе маленький секрет, - прошелестел её голос, - нет, не полна. Каждое мгновение на Земле кто-то прощается с жизнью. И мало кто делает это по собственной воле. В основном все люди хотят чего-то другого, но не встречи со мной или моими слугами. Поверь мне, смерть неприглядна. Это боль, страх и грязь. И я вижу это постоянно.
   Протянув руку, она отломила веточку от куста.
   - Посмотри, как прекрасен мир. Если посажу её в землю и буду поливать, эта веточка превратится в целый куст. Разве не чудо?
   - Я не понимаю, - признался Дейк.
   Она вспыхнула:
   - Ты ж вроде не тугодум! Разве не забавно смотреть, как она растёт? - Она отбросила ветку. - Так же и с тобой.
   Дейк возмутился:
   - Значит, для тебя всё это просто игра? А мои чувства - пустое место?
   Он не уловил её движение, но вдруг увидел Морану прямо перед собой. Бездонная затягивающая чернота её глаз парализовала.
   - Ты должен понять, - губы Богини защекотали ухо, - мой зов - это дар. Когда я заберу твоё тело, то дам всё, что пожелаешь.
  
   Увесистый удар по щеке заставил Дейка очнуться. После второй пощёчины он открыл глаза.
   - Да что с тобой?
   Волка, сидящего рядом на коленях, Дейк увидеть не ожидал. Он ещё ощущал пьянящую мягкость женского тела и завораживающую пустоту чёрных глаз. Пытаясь успокоиться, несколько раз глубоко вдохнул.
   - Тихо, тихо, - отодвинулся от него брат. - Что-то эротичное приснилось?
   Дейк боялся на него взглянуть:
   - Как ты меня нашёл?
   Волк улыбнулся:
   - Цветные огоньки в небе вызвали большой переполох, но я ведь знал, что это ты. Заринка тебе лепёшек передала, я принёс.
   - Утром, - попросил Дейк, - собери людей.
   - Решил уйти? - Волк вздохнул. - Ладно, тебе решать. Только бы женился сначала, а то ведь чуть не набросился на меня. Ты же из-за этого перестал ночью спать?
   Брат его заслуживал правды, и Дейк скрывать не стал:
   - Это зов.
   - Ну конечно, - хмыкнул Волк, - все мы рано или поздно...
   Дейк не дал договорить:
   - Нет.
   Кто бы знал, что всё так получится, этого разговора вообще не должно было быть. Он произнёс медленно, чтобы брат понял:
   - Это Зов.
   Лицо Волка вытянулось. Поверить в услышанное он не мог. Или не хотел. Пришлось добавить:
   - Морана показалась мне сразу после твоей свадьбы.
   - И ты, - лицо Волка помертвело, - ничего мне не сказал?
   Дейк понимал его. Он и сам не верил, что всё это с ним происходит.
   - Я не знал, кто она, думал, чей-то призрак. Знаешь, это ведь благодаря ей я до сих пор жив. Это Морана заморозила мою рану.
   - То есть как? - возмутился Волк. - Спасла, чтобы потом зарезать на алтаре?
   Дейк поморщился:
   - Ты можешь об этом не напоминать?
   - Прости, не подумал. А знаешь, - глаза Волка сверкнули в темноте, - я тебя не отпущу.
   - Ну да, - воскликнул Дейк, - она заберёт мою душу, а тело пусть валяется где-то здесь, пока не постареет. Отличная перспектива.
   - Но ты же отшельник. - Волк глянул на небо. - До полнолуния ещё дней десять, что-нибудь придумаем.
   - Вот именно, отшельник, - отозвался Дейк. - Поэтому я не буду просто сидеть и ждать.
  
   Всё утро Дейк напрасно высматривал Аэль. Она не попалась по дороге, пока он спускался в селение, и он не видел её среди людей, когда хаасы собрались возле шатра старейшины.
   - За этот год вы стали моей семьёй. - Он говорил коротко. Во-первых, он так привык. Во-вторых, не хотел долго прощаться. - Спасибо, что приняли меня. Спасибо за то, что доверили свои жизни. Но сейчас я должен уйти.
   В мёртвой тишине возмущённый голос Рыси показался излишне громким:
   - Как это уйти? Ты что, бросаешь нас из-за женщины?
   Дейк не сразу понял, о чём, собственно, спросил его юноша. А когда сообразил, огляделся. В глазах почти всех окружающих читался тот же вопрос. Чтобы не объяснять, Дейк вытянул руку вперёд, призвал огонь и, размахнувшись, с силой запустил его вверх. Разноцветные огоньки, изумляя людей, растеклись по небу. Рысь не сказал больше ни слова. Дейк удивился, заметив обиду в его глазах, но выяснять отношения возможности уже не было.
   Сквозь толпу, словно вода через песок, просочились мальчишки.
   - Мы так ждали тебя! - упрекнул его Серый. - То ты уезжал, то был ранен. Мы столько времени не занимались. А теперь ты говоришь, что уходишь совсем?
   Сердце Дейка, заледеневшее после встречи с Мораной, не могло не дрогнуть. Он обнял учеников.
   - Да, ухожу, - подтвердил он, - но это от меня не зависит. Большой путь у каждого из вас впереди. Удачи вам и побед.
   - Кто же нас дальше будет учить?
   Дейк думал недолго. Глянул на застывшего юношу:
   - Рысь!
   - Что? - не понял тот.
   - Ты теперь будешь их наставником.
   Рысь растерялся. Выбираясь из толпы, пробормотал:
   - Мне же... Я же сам ещё рагл не получил.
   Дейк хлопнул его по плечу:
   - Ты справишься.
   Он снял с себя тесьму с камнями, протянул брату:
   - Ты уже давно старейшина, они по праву твои. Так что здравствуй, Большой Волк.
   Не помня себя, отвернулся и пошёл к коню.
   - Здравствуй, Большой Волк, - раз за разом слышал Дейк за спиной.
   Забравшись на жеребца, увидел рядом Мудрого.
   - Помнишь, что я тебе говорил?
   Это был тот самый мудрец. "Если примешь неизбежное, получишь всё". Дейк склонил голову:
   - Помню.
  
   Он не стал далеко уезжать. Остановился в том самом месте, где встретил когда-то Добряна. Расседлав коня, завалился в тень и проспал до вечера. Крепкий сон не смогли прервать ни полуденный зной, ни раскричавшиеся вороны. Ему нужно было выспаться, и он это сделал. Проснулся перед закатом, голодный и злой. В последний раз он нормально ел больше суток назад, к тому же утром, торопясь покинуть селение, даже посуду с собой не взял. Он сел, подобрал камешек и бросил в озеро.
   Перед ночью следовало найти что-нибудь съедобное, запастись дровами да развести костёр, но Дейк не хотел. Ежедневные обязанности, столь необходимые для жизни, начали его раздражать. Всё равно, как сказал Волк, это тело скоро зарежут на алтаре.
   Он сам не знал, на что злился больше: на жертвоприношение, через которое придётся пройти, или на свои мысли о том, что будет после. Когда Дейк услышал топот копыт, оборачиваться не стал. Он и так знал, что это Снежинка.
   - Не мог не попрощаться? - спросил он, бросая в воду очередной камень.
   - Не мог, - спешившись, отозвался Волк. - Ты хоть что-то ел?
   - Зачем?
   Он снова бросил камень. Булькнув, тот вмиг ушёл на дно. Скоро и он так же уйдёт на дно, вот только булькнуть не успеет.
   - Чтобы противостоять Моране, ты должен быть в форме.
   - Противостоять? - взорвался Дейк. - Ты же знаешь, что от её зова спасения нет.
   В порыве чувств он вскочил, но всё, что хотел сказать, так и застряло где-то в горле. Потому что рядом с Волком стояла Аэль. Дейк отвернулся. Не так он хотел с ней попрощаться.
   - Ты ей сказал?
   - Она сама подошла.
   Аэль шагнула вперёд:
   - Вчера я слышала ваш разговор.
   Она сделала ещё один шаг, и ещё один. Чтобы дальше ни случилось, сопротивляться Аэль Дейк просто не мог. Сейчас он был готов выполнить любое её желание. Ну, или почти любое.
   - Какой-то другой не хаас станет твоим мужем, - слова почему-то дались ему с трудом.
   Она подошла молча. Покопавшись в своей сумке, протянула маленький мешочек на тесьме:
   - Это должно помочь.
   - Аэль, - осторожно сказал Дейк, - никакие сборы мне не помогут.
   - Это не сбор, - прошептала она, - это корень киро. Возьми с собой.
   Чтобы не обижать девушку, Дейк склонил голову, и она повесила мешочек ему на шею. Он увидел её руки и, перехватив запястья, присмотрелся: и кисти, и ладони были покрыты свежими язвами.
   - Где ты так обожглась?
   - Пустяки, - Аэль выдернула руки, - заживёт. Ты должен выпить корень в полнолуние, до рассвета.
   - В полнолуние? - скептически уставился на неё Дейк. - В это время я буду немного занят.
   Она набрала в грудь воздуха, словно запасаясь смелости, и выпалила:
   - Вот поэтому я поеду с тобой.
   Дейк только теперь заметил её походную сумку, перекинутую через седло. Столько раз он мечтал услышать от Аэль эти слова, но теперь они его не обрадовали.
   - Ты хоть понимаешь, - воскликнул он, - куда я еду?
   Губы её скривились, и Дейк схватил девушку за плечи:
   - Нет, нет, погоди.
   Он помнил можжевеловый вкус этих губ, и от этого было вдвойне тяжелей.
   - Ты не поедешь со мной. Это решено. Но я обещаю, что выпью этот несчастный корень в полнолуние.
   - Ты должен успеть до рассвета, - выдавила из себя Аэль, - это важно.
   - До рассвета, - повторил Дейк, - я понял.
  
   Волк сварил отличную похлёбку. Неловко было есть одному, но Дейк не оставил ни капли. Аэль схватила было его посуду, но Дейк не отдал:
   - Сначала руки вылечи.
   Пошёл к озеру сам. Отодрав кусок мха, долго тёр им котелок. Он был рад, что его пришли проводить, но одному ему сейчас было бы проще. Когда котелок заблестел, Дейк отставил его в сторону и сел там же, на берегу. Волк подошёл к нему сам.
   - Что собираешься делать?
   - Выть на луну, - отозвался Дейк.
   - Я серьёзно.
   - И я.
   Волк присел рядом.
   - Может, всё-таки возьмёшь её с собой?
   - Ты хорошо подумал?
   - Я думал об этом давно.
   - Ладно, - сказал Дейк, - ты заботишься обо мне, я понимаю. Но кто позаботится о ней?
   - Ты.
   - Я? - Дейк усмехнулся. - Да я до сих пор разговариваю только потому, что не такой, как все. Отец Аэль однажды ночью просто встал и ушёл на жертвенник. Кто поручится, что однажды я не повторю его путь? И что будет в этом случае с ней?
   Ответ Волка его удивил:
   - Уверен, что ты справишься. Не спрашивай меня, почему, я просто знаю. Но если ты не хочешь брать Аэль с собой, то пусть будет так. Меня больше беспокоит вопрос: зачем Моране отшельник? Ты не спрашивал?
   - Нет, - прошипел Дейк. - И видеть её я не хочу.
   - Пойдём к костру, - попросил Волк, - я уже замёрз.
   Пока они разговаривали, Аэль успела расстелить постель, Дейк узнал свой походный коврик и плед. Поставив посуду возле седла, заметил:
   - Я не буду спать.
   - Можешь не спать, - отозвалась Аэль, - но ты же не будешь ходить всю ночь.
   Волк постелил свой коврик рядом.
   - Садись, какую-нибудь историю расскажу.
   - Как в детстве? - хмыкнул Дейк.
   - А почему нет? - отозвался Волк. - Когда ещё такая возможность появится?
   Подумав, Дейк сел: чем-то ведь надо было ночь занять. Не всё же о Моране думать. Он лёг на постеленный коврик рядом с братом и вдруг ощутил себя пацаном. Словно вновь попал в то время, когда ни на теле, ни на душе ещё не было шрамов. Чтобы не потерять ощущение, Дейк закрыл глаза.
   - Это было давно, - начал Волк, - в те времена, когда наши предки только пришли на эту землю. Самый мудрый из них сказал: мы больше не те, что были раньше. Здесь, на новой земле, мы обретём новую жизнь. Чтобы больше ничто не связывало нас с прежней жизнью, сказал он, глаза наши станут карими, а мы больше никогда не коснёмся меча...
  
   Дейк проснулся оттого, что солнце согрело его лицо. Открыл глаза. Ласково щебетали птицы, квакали лягушки, неподалёку шумел ручей. Наступило утро, однако прошедшей ночи он не помнил совсем. Он повернулся, собираясь встать, и ощутил на себе чужие руки. С обеих сторон, обнимая его, крепко спали Волк и Аэль. Зажав ладонями глаза, он глубоко вдохнул несколько раз: не хватало ещё слёзы пустить. Затем, стараясь никого не разбудить, осторожно снял с себя обе руки. Выбравшись из постели, постоял немного, глядя на близких ему людей. Потом, подобрав седло, мысленно подозвал коня. Утренний моцион, завтрак и всё прочее могло подождать, но уехать ему нужно было прямо сейчас. Потому что прощаться он не хотел.
   Надев седло на Ветра, Дейк затянул все ремни и повернулся, чтобы забрать вещмешок. Слух его так и не восстановился в полной мере, поэтому Дейк не услышал, как проснулся брат. Увидев Волка перед собой, даже вздрогнул.
   - Думал так уйти? - прошептал Волк.
   Ответ был очевиден, и Дейк промолчал.
   - Ладно, - так же шёпотом продолжал Волк, - иди. Но ты должен взять с собой всё, что нужно для жизни. Здесь, - он протянул свёрток, - лепёшки от Заринки.
   Пока Дейк запихивал свёрток в вещмешок, Волк присел и аккуратно, чтобы не разбудить Аэль, плотно скатал коврик и плед. Поднялся:
   - На, возьми.
   Проще было согласиться, и Дейк спорить не стал. Прикрепил свёрток к седлу. Волк подал ему топорик и котелок с посудой. Вздохнув, Дейк взял и это. Топорик, как и полагалось, пристегнул к поясу от ножен для рагла, миску с чашкой засунул в вещмешок, а котелок протянул обратно.
   - Куда я его дену?
   - А куда ты его раньше девал?
   Взяв котелок, Волк сам привязал его к седлу.
   - Обещай мне, - прошептал Волк, - что будешь есть и спать столько, сколько полагается.
   Дейк упрямо отвёл взгляд. Как он мог обещать вообще хоть что-то?
   - Обещай, - повторил Волк, - или я разбужу Аэль.
   Вот этого делать точно не стоило. Дейк поторопился ответить:
   - Ладно, ладно. Обещаю.
   - Запомни, - взял его за плечи Волк, - эти дни ты должен прожить так, чтобы потом ни о чём не жалеть.
  
  
   Глава 33
  
   В то утро Дейк уехал далеко. Борясь с нахлынувшими чувствами, он гнал коня и долго не позволял себе остановиться. Каждый шаг Ветра всё больше отрывал его от близких и от привычной жизни. Он мог только догадываться, что ждёт его впереди, и ничего хорошего не ждал.
   Отдохнуть решил, лишь когда от езды начали затекать ноги. Месяц неподвижности и здесь дал о себе знать. Остановившись у небольшого озерца, Дейк снял седло с Ветра, разделся сам, и они вместе нырнули в воду. Освежившись, он выполоскал одежду и растянул под солнцем на горячем камне, а пока она сохла, накопал корней тростника. Обещание, данное брату, надо было выполнять, и Дейк, взяв топорик, пошёл за дровами. Под ноги так и лезли то моховики, то лисички, и он вернулся за ними с котелком, когда костёр уже горел. Ничего особенного придумывать не стал: приправил грибы зелёным саданом и лебедой. Вместе с запечёнными в углях корнями тростника получилось неплохо.
   Сегодня можно было не торопиться: Дейк проехал уже достаточно для одного дня. Помыв после обеда посуду и не зная, чем себя занять, он сел возле воды. Непривычная тишина давила на уши, совсем недавно ловившие самые тонкие звуки. Чтобы как-то заглушить наполнившую его пустоту, он подобрал валявшийся стебель тростника и постучал по камню. Гладкий одеревеневший ствол оказался достаточно крепким, сразу вспомнились палки, с которыми тренировались хаасы. Дейк поднялся и повертел его в руках. Удобный. Полый, а потому непривычно лёгкий. Когда Дейк крутанулся на месте, подняв ствол над собой, тот засвистел. Взмах, ещё взмах. Дейк работал с ним, как с мечом, и вместе со звуком рассекаемого воздуха слышал мелодичный свист. Свирели, кстати, как раз из такого тростника и делают. Вспомнив об этом, Дейк остановился. Может, стоит попробовать? Пусть играть он не умел, но теперь-то какая разница.
   Положив стебель на плоский камень, он аккуратно отрезал ножом кусок. Об тот же камень обтёр получившиеся края, потом длинной веткой вычистил внутреннюю поверхность. Вырезав из кусочка дерева пыж, Дейк обточил его под размер свирели и вогнал внутрь. Оставалось только сделать отверстия, но это оказалось самым сложным. Он прожигал их, призывая огонь, и получилось, конечно, не идеально. Но свирель зазвучала.
   "Что это?" - всласть накупавшись, Ветер вылез из воды. Он собрался отряхнуться, но Дейк его остановил:
   "Только попробуй".
   Фыркнув, конь отбежал в сторону и отряхнулся там.
   "Так что это за палка?"
   "Не знаешь, как выглядит свирель?"
   "Выглядит-то похоже, но звучит точно не так".
   "Иди отсюда!" - прогнал его Дейк. - "Не нравится, не слушай".
   Хлестнув мокрым хвостом, жеребец скрылся за кустами, и Дейк, отвернувшись, начал пробовать звуки. Как и в военной науке, удачные сочетания он повторял и запоминал. Вторую часть дороги в этот день он только о музыке и думал, всё остальное делал по привычке. Задвинув подальше все свои чувства, старался не вспоминать ни о брате, ни о друзьях, ни о том, зачем пришлось возвращаться к побережью. Вот бы музыка так же легко смогла защитить и от всего остального. На этой мысли Дейк себя обрывал.
   После ужина, когда стемнело, наконец, взял в руки свирель. Она зазвучала неуверенно, словно жалуясь, но Дейк продолжил. Ему нужно было как-то изливать свои чувства, и свирель для этого подходила идеально. Ну и пусть получалось плохо, зато помогало. Кроме коня всё равно никто не слышал. Когда вечер превратился в ночь, Ветер ткнулся ему в спину.
   "Что, - вздохнул Дейк, - я тебя достал?"
   "Достал", - признался жеребец.
   Дейк отложил инструмент:
   "Ладно, отдыхай".
   Он позавидовал Ветру, ведь тот мог спокойно спать. Дейк даже не пытался. Ощущения, возникшие от встречи с Мораной, серьёзно беспокоили его. Взгляд чёрных глаз не отпускал ни на мгновение, и за это Дейк себя возненавидел. Потому что, отчаянно боясь потерять себя, всё же очень этого хотел.
   Как ей противостоять? Чтобы не поддаваться зову, он не будет ночью спать. А что дальше? Рано или поздно Богиня его всё равно заберёт, и тут уже о его желаниях никто не спросит. Дейк до боли сжал кулаки. Жизнь всё равно не бесконечна, однако прощаться с ней по чьей-то прихоти, да ещё так скоро? Ощутив в ладонях жжение, он раскрыл их и от неожиданности вздрогнул: в небо взлетело два огненных столба. Ошеломлённый, он посмотрел на свои ладони: раньше с ним такого не происходило. Что же он ещё о себе не знал?
   Вспомнив, о чём когда-то говорили и Орёл, и Виола, Дейк вскочил. Как же он мог об этом забыть? Ведь отшельники умеют летать. Он ярко представил, как это может быть, и ладони его аж зачесались. Если в полёте он будет метать пламя, то яварам, сколько бы их ни было, против него точно не устоять. Так что самое время научиться. У него впереди всего несколько ночей, он просто обязан успеть. Воодушевлённый, Дейк глянул вниз. Как раз то, что ему нужно. Лунного света вполне достаточно, валунов в реке нет, да и глубина в самый раз. Прыгать можно. И лететь, как на молодёжной ночи. Быстро скинув одежду, Дейк отошёл от берега на достаточное расстояние и побежал.
  
   Он перестал считать, сколько раз прыгал в реку. От частого соприкосновения с водой пальцы на руках сморщились и посинели. Сжимая зубы, чтобы не стучали от холода, Дейк упрямо продолжал. Он разбегался, пытался лететь, падал в воду и снова вылезал. Однако ни на второй, ни на десятый, ни на сотый раз задуманное не получилось. Рассвет застал его в дурном настроении. Надев на себя всё, что было, Дейк забрался под плед и свернулся клубком у костра. Усталость дала о себе знать: ещё не взошло солнце, а он уже крепко спал.
   Новый день изменений не принёс, и последующий тоже. Каждый вечер Дейк останавливался там, где мог прыгать в воду, и каждую ночь всё повторялось. Он ясно помнил, как легко летал вне тела, но наяву это не удавалось. С каждым днём он злился всё больше, ведь если летать он не научится, то сражаться с яварами придётся на земле, и бой этот не будет лёгким. Он не жалел себя. Считая оставшиеся дни, тренировался до изнеможения.
  
   К знакомым местам он вышел за сутки до полнолуния, и решил, что оставшееся время проведёт в долине водопадов. Он знал там много замечательных мест, одно из них, с естественным каменным навесом, вполне подойдёт. Меж двух валунов можно развести костёр, не видимый со стороны, а раскидистая ель сбережёт от чужих глаз его пожитки. Если он вернётся.
   Добравшись до каменного навеса, Дейк отпустил коня: пусть отдохнёт, завтра им обоим понадобятся силы. До вечера оставалось время, и он решил не тратить его зря. Наскоро перекусив, пошёл к родительскому дому, ведь больше у него такой возможности не будет. Через Лию перебрался по валунам чуть выше по течению от крепости. Там, за сосновой рощей, и начинался огород. Родители не любили общество, их дом так и остался на отшибе. Дейк не переоделся в болярскую одежду, потому что был уверен: его никто не увидит. Однако он успел об этом пожалеть.
   Он прошёл половину рощи, когда увидел конный отряд. Метнувшись за сосну, понял: всадники остановились. Только их сейчас и не хватало. Заметили или нет? И ведь ни слова не разобрать, вот тьма, совсем стал глухой. Прятаться или удирать? Он так и не мог принять решение, пока не услышал приказ Сахи:
   - Взять!
   Вот теперь сомнений не оставалось, стоило бежать, да как можно скорее, и Дейк, больше не таясь, ринулся к реке. Всадники рванули наперерез. Уже на бегу он сообразил: не успевает. Даже если первым доберётся до воды, там его и возьмут. Но он мог уйти по-другому. За изгибом Лии - большая топь, он её отлично знал. Ещё подростком поставил там вешки, и всадники туда точно не сунутся. Дейк изменил направление. Его манёвр боляры поняли не сразу, и это дало нужное время. Они ещё мчались к переправе, когда Дейк оказался возле болота.
   Запах гниющей травы защекотал нос, мошки сразу залепили открытую кожу. Отмахиваясь, Дейк тщетно искал взглядом оставленные когда-то знаки. Невероятно выросшая за прошедшие годы трясина поглотила их все, Дейк оказался в западне. Не стоило и думать о том, чтобы сунуться в топь. Он рванулся обратно к реке, однако последний путь к спасению уже перегородили всадники.
   Оставалось только принять бой. Который, возможно, и станет последним. Обостряя все чувства, по телу разлетелся адреналин. Что ж, усмехнулся Дейк, его это вполне устроит, а Морана со своими желаниями пусть катится куда подальше. Сорвав огнеборец, он размазал сок по лицу. Конный отряд остановился на расстоянии; щёлкнули ружья, и Дейк улыбнулся: на лучшее он и надеяться не мог.
   - Сдавайся, - крикнул Сахи.
   Медленно, чтобы видели все, Дейк достал рагл. Левая нога ушла назад, правая рука поднялась, защищая голову. Пусть всё закончится здесь и сейчас. Ему даже незачем будет применять все свои способности. Однако комендант приказал:
   - Не стрелять, взять живым.
   Его слова Дейк осознал не сразу. Зачем он им нужен живым? Чтобы успеть "пообщаться" с кором? В его планы это никак не входило. Впрочем, и огонь метать при Сахи он тоже не мечтал. Значит, нужно быть осторожнее. И для начала попросить лошадок держаться на расстоянии.
   Забавно было смотреть на безуспешные попытки боляр справиться со скакунами. Сахи был в ярости: его конь, как и остальные, гарцевал и бил копытами, но слушаться не желал. Дейк пожалел, что не вспомнил о такой возможности, когда ещё мог убежать. Теперь, когда боляры спешились, шансов у него стало больше. Время, как всегда в таких случаях, потекло медленно. Уходя от удара, Дейк полоснул по горлу первого из напавших. Сомнений у него не было. Раз полезли вместе на одного, извольте отвечать. Второй близко к себе не подпустил, но Дейк бросил его так же, как когда-то Волка. Правильно приземляться бедняга не умел, и, вскрикнув, скорчился со сломанной рукой. А Дейк уже сражался со следующим.
   Один за другим его противники выбывали из битвы, и он даже порадовался, что огонь ему призывать всё же не придётся. Укол под лопатку разозлил его, извернувшись, Дейк тут же выдернул шип из спины, но за это мгновение его успели сбить с ног. Он дёрнулся, пытаясь скинуть с себя противников, однако их оказалось слишком много. Руки заломили за спину, перед глазами оказался песок, и Дейк перестал сопротивляться.
   Его подняли рывком. Теперь уже ничего не сделаешь: руки крепко связаны за спиной. Ну и пусть. Всё равно это лучше жертвенного камня, главное, чтобы не ждали до завтра. Дейк сплюнул песок, попавший в рот. В глаза коменданта он не смотрел, зато заметил на его руках перчатки.
   - Добегался, - Сахи явно был доволен собой. - Радуйся, что приказано живым доставить, а то я бы постарался.
   Дейк растянул губы в презрительной ухмылке, и красивое лицо коменданта перекосило. Кулак, затянутый в кожу, полетел вверх. Дейк едва успел дёрнуть головой, и удар вместо носа пришёлся в скулу. От боли потемнело в глазах.
   - Нефиг лыбиться, - прошипел комендант.
   Руки в перчатках расстегнули и сняли с Дейка оружейный пояс. Подобрав рагл, Сахи рассматривал его долго и внимательно, видеть это Дейку было невыносимо. Двухсторонний хаасский нож на первый взгляд не выглядел внушительно, однако четверо мертвецов, лежавших на песке, заставляли задуматься. Дейка передёрнуло, когда Сахи потянулся к его вороту. Чужие руки вытянули наружу оба камня. Серый талисман красавчик тут же скинул с ладони, зато Владыку снял, аккуратно срезав тесьму. Его руки, ощупывая, прошлись по телу Дейка; не найдя больше оружия, комендант приказал:
   - В крепость!
  
   Пожалуй, Дейк мог гордиться: его конвой выглядел почти по-королевски. Всадники начинали и замыкали строй, вели же пленника пешие воины. Их винтовки чуть не утыкались ему в спину. Темнело, двигались медленно. Сахи боялся его даже связанным, однако Дейк и не думал убегать. Представляя лицо Мораны, он злорадствовал. Что она теперь предпримет? Попробует его вытащить?
   Комендант остановил конвой у ворот одного из недавно построенных домов, сруб даже не успел потемнеть. Дейк с удовольствием вдохнул запах свежего дерева. Не иначе, Сахи решил сообщить о его поимке кору, и вдвоём они уж постараются его допросить. Комендант постучал в дверь; не желая наблюдать за ним, Дейк закрыл глаза. Быстро с ним разберутся или подождут до рассвета? Пережидать ночь в тёмной арестантской ему не хотелось, лучше бы всё закончилось быстро. Он жалел лишь о том, что не успел попрощаться с родителями. Впрочем, если всё получится так, как он предполагал, то встреча с ними недалека.
   Звон упавшего ведра невольно привлёк внимание. Выйдя из коровника, девушка уронила надоенное молоко, но не это удивило Дейка: он узнал Ильяну. Какого лешего его сестра делала в доме кора? Этот вопрос, впрочем, тут же улетучился, потому что Ильяна смотрела на Дейка, не отрываясь. Отвернувшись, он мысленно выругался. Несомненно, она узнала его, ведь женщины всегда видят мужчин по-другому. А он-то надеялся на спокойный вечер.
   - Ильяна? - услышал он голос Рона, и всё встало на свои места. Это не дом кора. Это дом его племянника. В который раз Дейк пожалел, что прежний слух так и не вернулся, ведь их разговор он не слышал.
   - Идите, - раздражённо бросил Рон, - я скоро буду.
   Конвой тронулся, оставляя молодожёнов позади. В крепость Дейку как-то расхотелось. Он вспомнил расположение посёлка: река тут недалеко. Если не подстрелят, и у него получится до неё добежать, то прыжок в пороги со связанными руками совершенно точно оборвёт его жизнь. До ворот оставалось совсем немного, но... Он так и не решился. Ведь если его просто ранят, то будет намного хуже. Совсем не время так рисковать.
   Он брезгливо поморщился от ароматов нужника, ударивших в нос. Ворота остались позади, и шансы на побег очевидно уменьшились. К тому же последний вечер своей жизни не хотелось провести в этом месте. Встречные солдаты рассматривали пленника с интересом, Дейку их было просто жаль. Он ожидал, что его сразу поведут на место казни, но комендант распорядился по-другому.
   Арестантская встретила плесенью, холодом и абсолютной темнотой. Его втолкнули в камеру без нежностей. Когда дверь закрылась, и стукнул, опустившись, засов, Дейк в полной мере ощутил гнев Богини: его выдернуло из тела. Неимоверным усилием воли он вернулся. Шагнул к лежанке. И снова поймал себя где-то под потолком. Каждый шаг давался с большим трудом, Дейк улетал и возвращался. Чудом не упал. "Подожди, - в конце концов, взмолился он Моране, - дай хотя бы сесть".
   Приткнувшись спиной к холодной каменной стене, он отдался на волю Богини. На этот раз полёт был настолько стремительным, что Дейк увидел знакомый сад почти сразу. Опустившись на траву, с трудом удержался на ногах. Он решил не искать Морану, пусть найдёт его сама. Только уселся на траву, как она появилась.
   - Играть со мной вздумал?!
   Тёмные глаза её разве что не метали молнии, и Дейк ощутил себя провинившимся учеником. Он огрызнулся:
   - Не ты ли первая начала?
   - Забыл, с кем говоришь?
   - Как же, забудешь тут.
   В мгновение Морана оказалась в шаге от него, на утончённом лице застыла маска отвращения:
   - Наглый самоуверенный глупец! Ненавижу отшельников!
   - Тогда зачем тебе я?
   Сев на лежащий рядом валун, Морана скрестила руки. Неуверенность в её движениях удивила Дейка, а мимолётный колючий взгляд подтвердил догадку: его жизнь разрушена не просто из-за прихоти.
   - Рассказывай.
   Она вскипела:
   - Ты что, командуешь? Совсем страх потерял?
   - Я лишь хочу вернуть свою жизнь.
   - Не надейся.
   - Может, объяснишь, почему?
   - Потому что завтра кровь отшельника должна попасть на жертвенный камень.
   - Зачем?
   - Много будешь знать, раньше состаришься.
   - Полагаю, мне это не грозит.
   - Вот что ты пристал? Я что, тебе совсем не нравлюсь?
   Она была прекрасна, Дейк не мог этого не признать. И невольные желания свои скрывать от Богини не очень-то получалось. Завораживающая бездна чёрных глаз едва не затянула, Дейк с трудом оторвал от неё взгляд.
   - Я бы так не сказал.
   - Тогда почему сопротивляешься?
   - Не люблю, когда навязываются.
   Её брови взлетели:
   - Вот как? Тогда, может, и моя помощь тебе больше не нужна? Или ты забыл, что сидишь, связанный, в темнице?
   Насмешка Богини задела сильнее, чем слова. Голос Мораны стал ледяным:
   - А знаешь, выпутывайся сам. Мои слуги всё равно найдут тебя где угодно. На расстрел не надейся, всё-таки смертью повелеваю я, а моё желание ты знаешь. - Она сделала жест рукой. - До завтра свободен.
  
   Вернувшись в тело, Дейк попытался пошевелить затёкшими руками. Ощутив на шее чьи-то пальцы, открыл глаза. Яркий свет заставил сощуриться. Мужичок в белой рубашке, вдруг испугавшись, метнулся в сторону. Дейк услышал голос Рона:
   - Что?
   Мужичок не сводил с Дейка глаз:
   - Живой.
   - Вот и отлично, - Рон стоял под факелом у противоположной стены.
   - Глаза у него, - добавил мужичок, отступив ещё на шаг, - как у оборотня.
   Не сдержавшись, Дейк хмыкнул, мужичок же поспешил удалиться.
   - Мне тоже смешно, - холодно заметил Рон. - Однако лекарь прав: у тебя только что не билось сердце. Что это, магия?
   Да, магия, мысленно ответил ему Дейк. Причем такая, против которой не устоит никто. Вечная борьба жизни и смерти, бесконечный круговорот. И он, кажется, угодил в самый центр.
   - Или ты действительно оборотень? Это бы многое объяснило.
   А ведь Рон не шутил. Дейк живо представил, как превращается в вурдалака и разрывает путы, стянувшие его руки. Это было бы забавно. И своевременно. А что, он ведь не знал когда-то, что отшельник.
   - Так и будешь молчать?
   Дейк отвернулся. Говорить с Роном сейчас он не будет. Даже если Ильяна его действительно узнала.
   - Ладно. - Рон снял факел со стены. - Тогда вставай. Идём на улицу.
  
   Рон шёл позади, но дорогу Дейк знал и так. Короткий коридор, лестница, ведущая во внутренний двор. Открыв дверь плечом, он встал на пороге. Две шеренги солдат справа и слева вели к дальней стене. О том, что его там ждёт, догадаться было несложно. Дейк пошёл по проходу между солдатами, вытянувшимися в струну. Каждый шаг приближал его к развязке, какой бы она ни была, не хватало только боя барабанов. Рон умел произвести впечатление.
   Сорок два шага Дейк насчитал до конца шеренги. Слева, у самого водоёма, с винтовками его ждали пятеро. Справа, после конюшни, двор заканчивался хорошо освещённой площадкой. Много света, чтобы не промахнулись, понял Дейк. Не ожидая приказа, он прошёл по площадке до самой стены, испещрённой следами от пуль. В центре, между двумя факелами, остановился и развернулся.
   Жаль, что он так и не научился летать. И не стал оборотнем. Зная, что Рон за ним наблюдает, Дейк улыбнулся. Вышло, правда, криво, ведь левая щека после удара онемела. Тело оставлять не хотелось, но он уже знал, что настоящая жизнь на этом не заканчивается.
   - Готовься! - скомандовал Рон.
   Чёрные отверстия винтовок глянули на Дейка. Он глубоко вдохнул. В голове было удивительно пусто, всё отошло далеко и стало неважным. Ни желаний, ни сожалений. Старая жизнь уступала место новой, и он не собирался этому мешать.
   - Целься!
   Почти полная луна, выйдя из-за туч, бликами поплыла по поверхности воды. Дейк отыскал её взглядом на небе. Наверняка там живут какие-нибудь небесные существа, надо будет заглянуть к ним в гости.
   Он почуял неладное, когда молчание затянулось. Ни шороха, ни дуновения ветра, ни шелеста листвы. Только биение сердца. Тишина выворачивала наружу, душила и... возвращала к жизни. Нечто, неведомое ему, вылезло из глубин сознания, зазвенело в ушах, застучало в груди, отдалось дрожью в связанных руках. Мощь, прежде незнакомая, наполнила всё тело. Хотелось не просто жить, этой силой он просто обязан был поделиться со всем миром, с каждым живым существом. И в этот момент прозвучал третий приказ.
  
  
   Глава 34
  
   Рон никак не мог понять причину полного безразличия пленника к своей судьбе. Любой человек в его положении испытывал бы либо страх, либо злость. Но тут даже ни намёка. И никакого контакта. Собственная беспомощность бесила Рона. Да ещё странный разговор с Ильяной совсем не добавлял радости. Он до сих пор помнил её взгляд, вдруг ставший отчуждённым. Рон стиснул зубы. У него ещё будет время разобраться с женой, а вот с пленником нужно было решать прямо сейчас. Ожидая залпа, тот безучастно смотрел на луну. Или вправду оборотень?
   - Отставить! - рявкнул Рон.
   От взгляда, преломляющего лунный свет, застыла кровь, но Рон преодолел первобытное чувство. Тот, кто владеет магией, не стоял бы связанным в ожидании расстрела. Рон двинулся к пленнику. Когда-то он полагал, что глаза Ястреба карие, как у всех хаасов, но теперь сомневался, и искал возможность проверить свою догадку. Ведь красные полосы по лицу - лишь маскировка, этого он не мог не понимать. Однако Ястреб, как всегда, опустил взгляд, а по его левой щеке, затрудняя опознание, расплывался синяк. То же телосложение, что и у Дейка, и та же непробиваемая наглость ещё не доказывали ничего. Рон остановился в двух шагах от него. Любого можно вывести на разговор, если знать, чем задеть.
   - Я ведь сказал сидеть тихо, - Рон добавил в свой голос доверительности. - Зачем ты вообще здесь появился? И даже готов жизнь отдать, вот только за что?
   Ни один мускул не дрогнул на каменном лице. Рон продолжил еле слышно:
   - Я не знаю, что ты задумал, но я не отстану. Дядя в лихорадке, и это надолго, так что время у меня есть. Чем раньше мы объяснимся, тем лучше для всех. Или ты не хочешь мира между нашими народами?
   Тень сомнения легла на лицо пленника, и Рон понял, что на верном пути. Осторожно, чтобы не спугнуть удачу, продолжил:
   - Если ты согласен, то хотя бы посмотри на меня.
   Он чувствовал, что вот-вот всё получится. И даже представил, как, увидев синие глаза, скажет: "Так я и думал". Но Рон не мог знать, что в кабинете кора, из которого виден весь внутренний двор, именно в этот вечер писал письмо поверенный императора. И тот, заинтересованный представлением, появился в самый неподходящий момент:
   - Что тут происходит?
   Лицо пленника в мгновение стало отрешённым, и Рон скрипнул зубами. Надеясь избавиться от незваного гостя как можно скорее, сам подошёл к Леонарду.
   - Допрашиваю.
   - И кому это столько внимания?
   - Его зовут Ястреб.
   - О! - воскликнул Леонард. - Добрая весть. И что, он признался?
   - Нет.
   - Позволь, догадаюсь: не сказал ни слова?
   - Да.
   Леонард подозвал одного из солдат:
   - Приведи сюда пленника и развяжи ему руки.
   Рон с трудом сдержал раздражение:
   - Я справлюсь, вам не нужно этим заниматься.
   - Слишком много чести, - заметил Леонард, - для какого-то Ястреба, не находишь?
   - Я разберусь с ним сам, - настаивал Рон.
   Однако пленника уже привели. Заметив, как его руки, освобождённые от пут, плетьми упали вниз, Рон поморщился. Леонарда, впрочем, такие мелочи не трогали, он поднял левую руку хааса и развернул ладонью вверх. Прищурил глаза:
   - Шрам есть, какие ещё доказательства нужны? Заканчивайте с этим.
   Рон отступать не собирался:
   - У меня есть вопросы.
   - Какие вопросы могут быть к убийце кора?
   - Например, - медленно сказал Рон, - о магическом сапфире.
   Он попал в точку: в глазах Леонарда появился интерес:
   - И где же этот сапфир?
   - Сахи, - подозвал коменданта Рон, - что было при нём?
   С хаасским оружейным поясом Сахи расстался легко. Взяв в руки ножны, Рон попытался их открыть, однако не совладал. Он перевернул их, рассмотрел со всех сторон, но так и не понял, как это сделать.
   - Где камень? - одёрнул его Леонард.
   - Да, - Рон глянул на Сахи, - где?
   Коменданту явно не хотелось прощаться с драгоценностью. Поджав губы, он расстегнул нагрудный карман рубахи и выудил из него кристалл.
   - Давай сюда, - повелел Леонард, однако Рон успел перехватить.
   Едва коснувшись ладони, кристалл начал светиться. Рон удивился: в прошлый раз в его руках камень себя не проявлял. Наблюдая за свечением, хранил молчание и Леонард. Кристалл приятно грел руку, по его отполированной поверхности пошла рябь. И вдруг картинка прояснилась, словно в зеркале отображая пленника. Рон расстроился: и это всё? Все эти фокусы лишь для того, чтобы показать очевидное? В следующий миг Рон отдёрнул ладонь, потому что камень его обжёг. Падающий кристалл подхватил пленник, одновременно выбивая из руки Рона оружейный пояс. Ошеломлённый, Рон увидел перед собой синие глаза, и тот, кого он узнал, оттолкнувшись, прыгнул в водоём. Леонард пришёл в себя первым:
   - Не стрелять! На берег. Все. Кто первый его найдёт, получит повышение. Лодки есть?
   Лодки-то были, но Рон не был уверен, что хочет того же. В числе первых он выскочил на деревянные мостки. Два десятка солдат расходилось по берегу, ещё столько же готовилось отплыть. Факела были у всех, и каждый без суеты делал, что должен. К такой безукоризненной дисциплине Рон приложил немало сил, но теперь его это не радовало.
   - Под мостками, - крикнул один из солдат, посветив факелом вниз.
   - Взять живым, - забеспокоился Леонард, а Рон с трудом сдержал ярость. Если бы не поверенный, он давно бы всё решил.
   Несколько человек бросилось в воду, однако под настилом уже было пусто. Голова беглеца показалась рядом с одной из лодок, как раз посередине реки. Выстрел грянул совсем рядом, и Рон, развернувшись, одним ударом свалил стрелка. Все замерли, наблюдая за поверхностью воды. Две лодки успели добраться до противоположного берега, однако беглеца не было видно. Напрасно Рон вновь и вновь осматривал дальний берег, взгляд его безуспешно искал хоть какое-то волнение на реке. Леонард подозвал коменданта:
   - Прочешите здесь всё.
   - Там дальше пороги, - воскликнул Сахи, - могло туда унести.
   - Значит, проверишь пороги, тело найти не так сложно. - Он повернулся к Рону. - А ты за мной в кабинет.
   Не подчиниться Рон не мог, с берега пришлось уйти. Когда дверь кабинета закрылась, Леонард повернулся:
   - Что ты видел?
   - Где?
   - В кристалле.
   - Отражение пленника.
   - И всё?
   Рону показалось, что Леонард разочарован. Он пожал плечами:
   - А что я должен быть увидеть?
   Глаза Леонарда пробуравили насквозь:
   - Твоего друга, попавшего в беду.
   - Глупость какая-то, - опешил Рон. - Таких друзей у меня не было никогда.
   - Уверен?
   - Абсолютно.
   Рон не врал, ведь другом Дейка он никогда не считал. Однако Леонард, похоже, ему не верил. Подойдя к графину, взял пустой стакан. Рон не сдержался:
   - Что, опять сыворотка?
   От ледяного взгляда Леонарда он чуть не прикусил язык, однако извиняться за произнесённые слова не собирался. После раздумий Леонард стакан отставил в сторону.
   - Ладно, - произнёс он, - считай, что я тебе поверил. Как только рассветёт, пошлёшь мастеров устранить брешь. И ещё, - он достал из-за пазухи конверт, - срочно отправь это императору.
   Рон принял письмо, но Леонард вдруг передумал:
   - Хотя нет, погоди.
   Вскрыв конверт, поверенный сел за стол и дописал несколько строк. Потом, вновь запечатав, отдал его Рону.
   - Не жди до утра, это срочно.
  
   Оставшись один, Рон присел у камина. По рукам пробежала дрожь, стукнула сердцем невпопад и затаилась в подреберье. Только теперь Рон понял, как сильно замёрз. Мягче нужно было разговаривать со своей женой, неужели она бы не призналась, что это Дейк? Что же он натворил? Знал бы раньше, сделал бы всё по-другому.
   Очень хотелось тепла, а угольки почти прогорели. Рон подбросил в топку бревно, но это не помогло. Он подобрал среди углей почти сгоревший лист и поднёс к уголькам. Несколько слов притянули внимание: "...Лим Симура как раз... читается... и есть искомый... принцессы Предгорий...". Ерунда какая-то. Он попытался прочесть остальное, но как ни крутил листок, ничего не получалось. Махнув рукой, коснулся им угольков. Бумага вспыхнула, подожгла бревно, и Рон, наконец, согрел руки.
  
   Подземная протока вывела Дейка к деревянным мосткам; вынырнув под ними, он втянул в себя живительный ночной воздух. Пока он застёгивал пояс с раглом, загромыхали ботинки над головой. Солдаты действовали быстро, Дейк видел, как они расходились по берегу и спускали лодки. Кто-нибудь из них рано или поздно догадался бы заглянуть под мостки. Когда это случилось, Дейк с головой ушёл под воду. Он хорошо плавал, ведь его детство прошло в долине водопадов. Он не боялся темноты и холода, но пока не знал одного: как выбраться из реки незаметно. Один раз, чтобы вдохнуть, пришлось подняться к поверхности. Он нырнул сразу, однако пуля догнала. Ударив в плечо, сбила с направления, и Дейка завертело в набиравшем силу течении. Он не стал тратить силы на сопротивление, вместо этого отдался на волю реки. Вода, как и огонь, живая, и, если будет благосклонна, убережёт от камней.
   Он не знал, сколько времени провёл под водой, ему казалось, что целую вечность. От недостатка воздуха сжались лёгкие, Дейк пытался подняться к поверхности, однако река не выпускала. Уже на грани сознания он ощутил, как ноги провалились в пустоту. Ухватившись за камень, последовал за ногами, и пустота поглотила его.
   Он очнулся в полной темноте. Скорчившись, вдыхал затхлую сырость, но именно этот воздух казался ему верхом совершенства. Он был жив и почти цел. Отдышавшись, Дейк осторожно сел и, призвав огонь, осмотрелся. Место, куда он попал, даже пещерой не назовёшь. Небольшой закуток под порогами. Нечего и думать о том, чтобы выбраться, пока не рассветёт. Дейк поднёс огонь к плечу, однако ни следа от пули, ни крови на рукаве не было. Он стянул рубаху. Так и есть: большой болезненный синяк. Но если пуля была холостой, то, получается, Рон его расстреливать не собирался. Дейк усмехнулся: а он-то поверил. Молодец Рон, ведь почти вывел его на разговор. Правильный из него выйдет кор, жаль, что Дейк этого уже не увидит.
   Одежду он даже отжимать не стал, в такой сырости всё равно не высохнет. Стараясь согреться, обхватил колени руками. Огонь, который он мог призвать, тепла не давал, а дров тут, разумеется, не было.
   Морана сегодня про него забыла, и Дейк попытался хотя бы задремать. Пару раз это даже удалось, но когда во сне он увидел жертвенный камень, то больше и пробовать не стал. Когда тьма начала расступаться, Дейк так закоченел, что даже двигался с трудом. Однако он всё-таки дождался, пока солнечные лучи проникнут сквозь толщу воды. Теперь-то он видел, куда должен стремиться. Лучше, конечно, было ещё подождать, пока его точно перестанут искать. Однако оставаться там Дейк больше не мог.
   Насколько было возможно в крохотном закутке, он размялся и разогрел руки. Потом, вдохнув как можно больше воздуха, подтянулся и вывалился в течение. Река вновь понесла его, но теперь Дейк быстро сообразил, куда плыть. Его трясло, пока он выбирался на берег, настолько синих рук у себя он ещё не видел. Хорошо, что впереди целый день, и он успеет согреться. Отдышавшись, Дейк приподнялся. Чуть ниже по течению с десяток солдат обыскивало берег; прячась от них, он пригнул голову. Со стороны крепости увидел лишь одного человека, и этот человек был хорошо ему знаком. Похоже, тяжёлая ночь выдалась не только Дейку; заметив его, Рон вскочил. За ночь полосы с лица почти исчезли, и Дейк теперь не сомневался, что племянник кора его узнал.
  
   Он не стал далеко уходить. На скале, недалеко от водопада, где его не было видно с берега реки, скинул с себя одежду и растянулся на горячих камнях. Такого кайфа он не испытывал уже давно. Вбирая блаженное тепло, Дейк поворачивался и прижимался к скале то одной частью тела, то другой, пока, наконец, не согрелся окончательно. И тогда, задумавшись, сел.
   Как он должен провести этот день? К дому родителей ему теперь точно путь закрыт, и даже в болярской одежде. На той стороне реки Рон его из-под земли достанет. Мучить весь день свирель - не лучший вариант, а о прыжках в воду он даже думать не мог. И спать, как нарочно, не хотелось. Его внимание привлекло движение на том берегу.
   К пещере, что под водопадом, торопилась Виола. Дейк удивился было, но тут же сообразил: наверняка Рон поведал всё Дани. Значит, Рон сам скоро последует за девушкой. Дейк пристально изучал противоположный берег, но там, кроме Виолы, не было никого. Встречаться с ней в свой последний день он не планировал, но и бросить так тоже не мог.
   Быстро одевшись, Дейк припустил к водопаду. На бегу посматривал по сторонам, ожидая подвоха. Недоглядев, споткнулся об камень, да чуть не улетел со склона вниз. В последний момент ухватился за тоненький ствол сосёнки и всё-таки удержался на ногах. Сердце скакнуло невпопад, и Дейк отругал себя: пусть смерть ему сейчас не грозит, но так ведь и покалечиться можно. Однако в итоге он всё равно побежал. Потому что очень хотел встретиться с Виолой. Он не понимал, зачем ему это нужно, и даже не пытался. В свой последний день он мог себе такое позволить. Плевать на всё, и на то, что будет потом. Он безумно боялся опоздать, но всё же увидел девушку, едва влетев в пещеру. А уж как Виола оказалась в его объятьях, не понял сам.
   - Тебя чуть не убили, - она уткнулась ему в плечо.
   Он пытался отдышаться, хотя сердце колотилось, как бешеное.
   - Этого бы не случилось, - попытался успокоить её, - патроны были холостые. Да я и сам виноват: нужно было идти в другой одежде. - Закрыв глаза, окунулся в черёмуховый аромат её волос. - Тут нельзя оставаться, Рон найдёт.
   - Куда предлагаешь?
   - Есть одно место.
   Взяв её за руку, Дейк потянул за собой. Он удивлялся себе. Разве сможет он сказать ей о том, что происходит? Ведь это последняя их встреча, и лучше было бы Виоле вообще ни о чём не знать. Она доверяла ему безгранично, и он не мог ей не сказать. А, с другой стороны, сказать тоже не мог. Он понял, что запутался в своих чувствах окончательно, и плюнул на всё. Пусть будет, как будет.
   По дороге они заглянули на местную плантацию картошки.
   - Откуда? - увидев целое поле, изумилась Виола.
   - Выращивали когда-то.
   Охнув, девушка остановилась:
   - Так это случилось здесь?
   Дейк замер рядом.
   - Чуть дальше.
   Он с трудом отогнал от себя воспоминания.
   - Это было давно. Пойдём.
   Люди тут уже не жили, но картошка не вырождалась. Год за годом давала богатый урожай. Дейк набрал клубней, а рядом с картофельным полем срезал огромный боровик. Задерживаться дольше не было смысла. Когда он привёл гостью в своё жилище, то свалил добычу возле будущего костра. Вытащил из-под ёлки плед:
   - Садись.
   Опустившись на шерсть, Виола с интересом огляделась.
   - Ты здесь живёшь?
   - Можно и так сказать.
   Отыскав сухой ствол, Дейк притащил его и долго колол на дрова. Виола наблюдала за его действиями, и почему-то его это радовало. Он старался, как мог. А когда сложил дрова между двух валунов, присел рядом и протянул руки. Он мог бы использовать огниво, но решил, что не будет. Призвал огонь так, как уже привык. Виола промолчала. Она оживилась, когда Дейк вытащил нож:
   - Помочь?
   - А у тебя есть чем?
   - Ножа у меня нет, но я могу помыть картошку.
   Дейк подал ей котелок:
   - Давай.
   Ручей стекал прямо со скалы. Пряча улыбку, Дейк долго смотрел, как Виола прыгает, стараясь уберечь ноги от воды. Отмыв картошку, она попыталась снять кожуру ногтями. Дейк подошёл:
   - Об камень попробуй. Смотри, вот так.
   Он потёр картофелину об скалу, и молодая шкурка слезла без труда.
   - Ловко, - оценила Виола. - Я бы не додумалась.
   - Да брось, - отозвался он. - Поживёшь без удобств, и не такое придумаешь.
   Порезав картошку и боровик, Дейк побросал всё в котелок и повесил над огнём.
   - А снова вернуться к удобствам не думал? - осторожно спросила Виола.
   - Думал.
   - И что?
   - Пока ничего.
   Не будет он рассказывать Виоле о том, что его ждёт. Незачем ей об этом знать. Она поняла по-своему:
   - Рон успокоится. Я его знаю. Он словно рыцарь в доспехах. Снаружи - метал, но внутри, поверь, настоящее живое сердце. А теперь, когда он женился, тем более.
   - Видела его избранницу?
   - Да, они приходили вместе как-то раз. Чудаковатая она, но мне понравилась. Знаешь, это странно, но она чем-то напомнила тебя.
   - Глаза у неё синие.
   - Ага, - улыбнулась Виола. Втянув запах, идущий от котелка, призналась:
   - Вкусно пахнет.
   - Конечно, - отозвался Дейк, - а ты говоришь про удобства. Да в какой печи так приготовишь?
   Её глаза засмеялись:
   - В следующий раз я приготовлю не хуже.
   Дейк только отвёл взгляд.
   - Я что-то не то сказала? - виновато спросила Виола, когда неловкая пауза затянулась.
   - Не обращай внимания, - мотнул головой Дейк.
   Положив в единственную миску половину готовой похлёбки, он протянул её Виоле:
   - Будешь?
   - А ты?
   - А я потом. Ты же в гостях.
   - Сядь рядом, - попросила девушка, принимая миску.
   Он послушался. Он так остро ощущал её присутствие, что даже про голод забыл. Он радовался её близости, прислушивался к интонациям в голосе, вглядывался в зелёные глаза. Ему даже нравились те самые штаны, что похожи на юбку.
   - А теперь, - она размешала похлёбку, - открывай рот.
   Дейк глянул на неё, не понимая.
   - Не ел ведь ничего со вчерашнего дня, верно?
   - Причём тут это?
   - Не хочешь сам есть, я тебя покормлю.
   - С ума сошла?
   - Нет.
   - Отдай миску.
   - Я здесь гостья. Не отдам.
   Дейк отвернулся. Услышать такое от Ильяны он бы не удивился. Но от Виолы?
   - Тогда, - он отодвинулся, - я ничего не буду есть.
   Она вздохнула:
   - Ладно. Забирай.
   Миска перекочевала в его руки, и Дейк решил, что не оставит это так. Он приказал:
   - Рот открывай.
   Её изумлённый взгляд его насмешил.
   - Ты же гостья, - напомнил он, - я должен тебя накормить.
   Ложка с похлёбкой двинулась к лицу девушки, и всё же Дейк удивился, когда Виола слизнула всё. Он дождался, пока она проглотит:
   - Ну как?
   Она кивнула:
   - Вкусно.
   Дейк снова поднял ложку, но Виола мотнула головой:
   - Нет.
   - Что значит, нет?
   - Следующая - тебе.
   На этот раз Дейк сопротивляться не стал, он ведь и вправду был голоден.
   - Понравилось? - бросила быстрый взгляд Виола.
   - Понравилось, - буркнул Дейк, поднимая ложку. - Эта твоя.
   Он и не заметил, как опустел котелок. Выхватив из его руки посуду, Виола спросила:
   - Чем ты моешь?
   Дейк показал:
   - Видишь, на камне мох?
   - Вот этим? - опешила она.
   Его губы тронула усмешка.
   - Не веришь?
   Забавно было наблюдать, как девушка, побросав в котелок кусочки мха, пошла к ручью. На удивление Дейка справилась она быстро. Вернувшись с чистой посудой, призналась:
   - А ведь и правда, отмывает хорошо. Куда её?
   - За ёлку.
   Присев возле дерева, Виола осторожно приподняла колючую ветку. Замешкалась на мгновение, а когда поднялась, Дейк увидел свою свирель.
   - Ты что, играешь? - глаза её снова засмеялись.
   - Нет.
   - Тогда зачем тебе свирель?
   Он не собирался рассказывать о своих попытках. Вместо ответа спросил:
   - А ты играешь?
   Виола поднесла свирель к губам, и с первых же нот Дейк закрыл глаза. Его самоделка зазвучала как настоящий инструмент. Она не просто пела. Она завораживала, звала и дарила мечту, она верила и любила. Растворившись в музыке, замерло время; противиться Дейк не мог и не хотел. Отбросив всё, он полетел вслед за мелодией, впитывая её и повторяя виражи. Они прыгали в облака, падали с небес и снова поднимались ввысь. Свергались на землю вместе с дождём, реками стекали к океанам и терялись в морской глубине. Наконец, мелодия привела его к дому, который он столько раз видел в своих фантазиях, влетела в раскрытое окно и затаилась на широкой кровати под одеялом, сшитым из лоскутов. Дейк нырнул за ней вслед, приподнял край одеяла и окунулся в черёмуховый аромат знакомых рыжих волос. Под его загорелой рукой её кожа казалась особенно бледной. Лёгкий ветерок тронул занавески, и солнечный луч осыпал медью волосы Виолы. Дейк задохнулся от нежности и проснулся.
   Плед накрывал их обоих. Девушка лежала, прислонившись к его плечу, и Дейк, оставаясь в полудрёме, улыбнулся. Вот она, хозяйка его дома, как он раньше этого не понимал? Закатное солнце высветило медью затылок Виолы, и он, окончательно проснувшись, вдруг вспомнил всё. Он сел рывком. Солнце действительно садилось, времени оставалось совсем мало. Он стукнул себя по лбу.
   - Что случилось? - приподнялась Виола.
   - Я проспал.
   - Это нормально, - заметила она, - ты же не спал ночью.
   - Нет.
   Он повернулся. Ворот её блузки, опустившись, открыл плечо и знакомую родинку чуть ниже шеи. Усилием воли Дейк отвёл взгляд.
   - У меня был только один день, - из пересохшего горла слова выходили с трудом, - а я всё проспал.
   Поправив блузку, Виола села.
   - Что значит: один день?
   - Это значит, - он встал, - что завтра меня здесь не будет.
   - Ты уезжаешь?
   - Нет.
   - Как нет?
   Дейк отошёл к ручью и ополоснул лицо. Он не мог сказать ей всю правду, и потому на Виолу даже не смотрел.
   - Как это тебя здесь завтра не будет?
   - Не спрашивай.
   - Но мы ещё увидимся?
   - Нет.
   Дейк мысленно позвал коня, Ветер оказался неподалёку. Оставалось спрятать вещи, и можно будет уходить.
   - Свирель заберёшь?
   - Если тебе не нужна.
   Дейк поднялся, подобрал свирель и протянул девушке:
   - Не нужна. Проголодалась?
   - Да.
   - Подожди.
   Он добежал до садановой рощи и выбрал два спелых плода. Соломинки срезал по дороге. Когда он вернулся, Виола складывала плед.
   - Тоже под ёлку?
   Дейк кивнул.
   - Держи, - он протянул ей лакомство.
   - Что это?
   - Садан. Никогда не пробовала?
   - Нет.
   - Тогда тебе повезло.
   Нектар выпили в тишине, и Дейк даже не ощутил вкуса. Не понимая, что происходит, Виола всё посматривала на него с надеждой. Но он твёрдо решил ей ничего не объяснять. Забрав у Виолы опустевшую скорлупу, размахнулся и выбросил подальше.
   - Пора.
   Ветер появился вовремя. Застегнув седло, Дейк попросил коня держаться неподалёку. И они пошли. Слыша шаги Виолы позади, Дейк не оборачивался. Нарочитой отчуждённостью он пытался спрятать столь нежданно родившуюся нежность, ведь не приведёт это чувство к добру. Остановился на площадке у водопада.
   - Дальше доберёшься?
   Он молил её мысленно: "Уходи". Он не любил прощаться и, тем более, не собирался пускать сопли. Но она не читала его мысли.
   - Я люблю тебя.
   Она сказала еле слышно, но этого хватило. Он сгрёб её голову в свои ладони и прижался к губам. Время он не считал. Ощутив её руки на спине, прижал к себе крепче. Он отдавал Виоле всю страсть, всю жизнь и всё, что у него оставалось. Всё равно это больше не достанется никому. Он не слышал, да и не хотел слышать, что происходит вокруг. Из небытия его выдернул голос Рона:
   - Дейк!
   Вздрогнув, Виола отстранилась. Дейк поворачиваться не спешил. Он не горел желанием показывать растрёпанные чувства, а разговор намечался серьёзный.
   - Да ладно уж, - он узнал голос Дани, - можешь показать своё лицо. Мы ведь оба теперь всё знаем.
   - Иди к брату, - попросил Дейк Виолу.
   Лицо девушки коснулось его уха:
   - Я буду тебя ждать.
   Дейк не стал ничего отвечать. Держа в руках свирель, она медленно пошла прочь, и только тогда Дейк повернулся.
   - Это кристалл тебе показал?
   - Кристалл-то кристаллом, - отозвался Дани, - но ты же не забыл, что твои шрамы я уже видел.
   - Спасибо, что не спалил.
   - Если честно, успел пожалеть. Поговорил бы ты с Роном, глядишь, быстрее бы общий язык нашли.
   - Что ж, - развёл руками Дейк, - я здесь. Сбегать не собираюсь.
   Тяжёлый взгляд Рона его не напугал. Разве может испытывать страх тот, кого ждёт сама Богиня смерти? Племянник кора долго молчал, наверное, решал, что важнее. Дейк ему не мешал.
   - Ты псих, - наконец высказал Рон.
   - Я в курсе.
   - Откуда узнал про холостые патроны?
   - Я не знал.
   - Тогда ты точно псих, - снова повторил Рон. - Ты знаешь, что я обязан тебя арестовать?
   Дейк покачал головой:
   - Брось, Рон, не в этой жизни.
   - Ты ошибаешься.
   Почти неуловимым движением Рон выхватил пистолет. Ахнув, Виола кинулась к Дейку, но брат её перехватил. Усмехнувшись, Дейк медленно двинулся вперёд.
   - Давай, Рон, нажми на курок. Я даже подойду ближе, чтобы ты не промахнулся.
   Он остановился в пяти шагах. Он был почти уверен, что Рон не выстрелит, однако попробовать стоило. Верхняя губа Рона дёрнулась.
   - В другой раз, - буркнул он, убирая пистолет. - Сейчас я слишком на тебя зол.
   Дейк усмехнулся:
   - А ты знаешь, что Владыка не светится просто так?
   - Какой ещё Владыка?
   - Сапфир. - Дейк коснулся ладонью кристалла. - Он показывает друзей, попавших в беду. Мне вот интересно: когда это я стал для тебя другом?
   Рон только огрызнулся:
   - Да пошёл ты!
   Он отвернулся, собираясь уходить, но, заметив невдалеке коменданта, застыл на месте. Проследив за его взглядом, замерли все. Рука Рона метнулась к кобуре, однако Сахи уже держал его на мушке.
   - Даже не думай.
   Рон окаменел. Посмеиваясь, Сахи подошёл ближе.
   - Какой удачный день: Ястреб и Дейк Саймор в одном лице - это же подарок судьбы, и ты Рон, с ним в сговоре. Просто чудно.
   Пальцы Рона осторожно расстёгивали кобуру. Чёрное дуло дёрнулось.
   - Не дури! - Теперь под прицелом оказался Дейк. - Или достанется ему.
   - Ты не знаешь всего, - начал Рон, однако Сахи его прервал:
   - Вот только не надо ля-ля. Приказ есть приказ. Вы все арестованы. Сдайте оружие.
   Дейк вдруг понял, что безумно устал от всего. От разговоров и объяснений, от собственных мыслей и чувств. Зов усиливался, а значит, Морана уже где-то рядом. Терять ему теперь нечего, и Дейк не стал ожидать, чем всё закончится, прямо с места рванул к коменданту. Сахи успел дважды нажать на курок, но для Дейка время замедлилось. Встретившись с огненными снарядами, пули ушли в сторону и взорвались вдали от людей. Подскочив к коменданту, Дейк с невыразимой радостью врезал ему в солнечное сплетение, и тот, скорчившись на земле, отключился.
   - Уходите, - глянул на друзей Дейк.
   Все трое оцепенели, и он понимал, почему. Но им нельзя было здесь оставаться. Пришлось прикрикнуть:
   - Проваливайте! Живо!
   Он смотрел, как они уходят, и прощался с жизнью. Все его чувства и мечты исчезали вместе с ними. Ему оставалась борьба до последнего, ведь Дейк не собирался сдаваться. И на этот раз ему не поможет никто.
   Богиня не заставила себя ждать. Белая вспышка на фоне темнеющего леса сразу привлекла внимание. Подходя, она манерно похлопала в ладоши:
   - Браво, я под впечатлением. И ведь сделал всё сам.
   - Отпусти меня, - попросил Дейк. Догадывался, что не поможет, но разве мог не попытаться?
   Морана засмеялась:
   - Отдать тебя этой рыжей? Да ни за что.
   - Я псих, - огрызнулся Дейк, - наглый и самоуверенный. К тому же отшельник. И даже если ты меня заберёшь, я никогда не стану твоим.
   - Хочешь правды? - Она оказалась рядом, и на Дейка потянуло холодом. - Так я скажу. Я не зову отшельников не потому, что они непокорные. Как только кровь такого, как ты, попадёт на алтарь, жертвоприношения прекратятся. Таково пророчество.
   Дейк решил, что ослышался, однако Морана усмехнулась.
   - Ты всё понял правильно. Мой господин сказал: слишком много крови. И я не могу не выполнить его желание. Так что ты будешь последним.
   - А без меня никак?
   Ладонь Богини прошлась по его щеке, растворяя кровоподтёк.
   - Бритым ты мне нравишься больше.
   - Прости, не успел, - буркнул Дейк.
   - Скоро времени будет много.
   - Ты же понимаешь, что я не сдамся?
   - Я рассчитываю на это. И даже верну тебе слух.
   В тот же момент сотнями звуков наполнился мир, и Дейк услышал многое. Пролетела птица, шмыгнул заяц, зашелестела листва - всё это он распознал, как и прежде. И ещё он уловил биение золота о металл. Явары приближались.
  
  
   Глава 35
  
   Рон остановился только на другом берегу. Животный страх заставил его бежать, и теперь он стыдился смотреть друзьям в глаза. Почти кор, и вдруг - такое. Он с трудом заставил себя поднять взгляд. Отвернувшись, Дани тяжело дышал, и выглядел ничем не лучше. Рона удивило неестественное спокойствие Виолы, на лице её словно застыла маска. Не сказав ни слова, девушка почему-то пошла не вниз, по направлению к дому, а в противоположную сторону.
   - Ты куда?
   Однако Виола не отозвалась. Переглянувшись, Рон и Дани двинулись следом. Она остановилась чуть выше, там, откуда хорошо было видно Дейка. Тот так и стоял в центре поляны. Все трое теперь смотрели вниз. Отдышавшись, Дани воскликнул:
   - Видели?
   - Не слепые, - фыркнул Рон. - Словно от пчёл отмахнулся.
   - И что это было?
   Дани никак не мог поверить в то, что увидел. Рон его понимал, однако никаких объяснений тоже не мог найти. Ясности не принёс даже тихий голос Виолы:
   - Он дрок.
   Рон чуть не взорвался:
   - А причём тут это?
   Неспособность осознать происходящее всегда приводила его в ярость. Однако Дани только пожал плечами, а девушка с комментариями не торопилась. От бессилия Рон врезал кулаком по скальной стене:
   - И чем, скажи, дрок...
   Мелькнувшая догадка настолько ошеломила, что он перестал дышать. Глянул вниз. Словно чего-то ожидая, Дейк стоял посреди поляны. Рон старательно припоминал все произошедшие события. Вырубить дядю - без проблем. Теперь хоть понятно, почему не убил, как и Лиса. Обвал в туннеле - да легко. Остановка дыхания, светящиеся глаза... Это многое объясняет. Вот только почему же Дейк так легко дал пленить себя коменданту?
   - Да ладно?! - вдруг сообразил Дани, и Рон поймал его изумлённый взгляд. - Дрок? Тот самый?
   - Тот самый, - голос Виолы Рон едва уловил.
   Дани хмыкнул:
   - А что, круто. Я всегда знал, что он не прост. Вот только не думал, что меня так напугает его взгляд. - Он повернулся к сестре: - Может, объяснишь, что происходит?
   Лицо Виолы дрогнуло:
   - Сама не знаю. Он сказал, что завтра его здесь не будет.
   - Опять уезжает?
   Но она не успела ответить, потому что на поляне, где стоял Дейк, появились люди. Рон хватился за рукоять меча: он хорошо помнил, как выглядят явары. Кровь отлила от лица Виолы, она ахнула и упала бы, не подхвати её брат.
   - Спокойно, - прошептал Дани. - Думаешь, он не справится?
   Виола дышала прерывисто, от Дейка не отводила взгляд. Костяшки её пальцев, вцепившихся в брата, побелели.
   - Многовато их, - заметил Рон, продолжая держаться за меч. - Почему же он раньше не ушёл?
   - Потому, - выдавила из себя Виола, - что она... зовёт.
   Рон и Дани спросили одновременно:
   - Кто - она?
   - Морана.
  
   Улыбка Богини заставила насторожиться. Инеем переливались кудри Мораны, её платье отливало лунным серебром, а чёрные глаза, соблазняя, сулили вечность. Но всё это больше не волновало Дейка, ведь теперь он знал, какая женщина ему нужна. Видимо, это поняла и она, в голосе Богини послышался металл:
   - Никаких фокусов. Они не должны знать, что ты отшельник.
   - Об этом речи не шло.
   Она вмиг оказалась рядом, от запаха цветов киро Дейк едва не чихнул. Такой он её никогда не видел, Дейк даже не представлял, что она может выдумать. Но не использовать свои способности в схватке, которая может стать для него последней? Он сжал кулаки. Пусть летать он так и не научился, но огненные снаряды она у него не заберёт.
   Тёмные глаза полыхнули злостью:
   - А ещё я не говорила, что могу устраивать жертвоприношения каждую ночь.
   Как это - каждую ночь? На поляне появились слуги Мораны; пока они выстраивались для битвы, Дейк осознавал её слова. Разве такое возможно? Это что же: если он сейчас не согласится, люди будут погибать каждый день? И не только хаасы. А потом здесь появится императорское войско и уничтожит всех "не боляр". Холод разбежался по телу Дейка.
   - Ты не посмеешь.
   В ответ Морана откровенно рассмеялась:
   - Не веришь?
   Он верил, в том и беда. Дейк осмотрел войско яваров. Примерно сотня, победить их непросто будет, но он вполне может справиться и без огня. А значит, не стоит Богиню злить. Он скрипнул зубами:
   - Ладно, они не будут знать.
   - Вот и славно. - Голос её смягчился. - А теперь порадуй меня.
   Щёлкнув пальцами, Богиня исчезла. Из полчища вышел один из её слуг, на лбу красовалась татуировка в форме цветка киро. Когда он остановился и склонил голову, Дейк увидел тот же узор выстриженным вокруг темени.
   - Приветствую. Тебе выпала большая честь, ведь наша госпожа пожелала тебя видеть. Пойдёшь ли к ней добровольно?
   Дейк коснулся ножен:
   - Нет.
   - Как пожелаешь, - принял его решение жрец.
   В этот момент, привлекая внимание, зашевелился комендант. Когда Сахи приподнялся и огляделся, гнусное ругательство сорвалось с его уст.
   - Заткнись, - посоветовал ему Дейк, - если хочешь жить. Они пришли не за тобой.
   Впрочем, Сахи вполне мог понравиться Богине. Тонким чертам его лица позавидовала бы любая девушка, а с мечом в руке стройный высокий командор у всех вызывал восхищение. Цену себе он знал, а потому Дейка не услышал. Четыре пули, что оставались в стволе, полетели в толпу, и тут же несколько яваров бросилось на Сахи. Выхватив меч, тот начал отбиваться. Сражался он умело, но помогать ему у Дейка желания не было. Когда красавчика свалили, тот плевался матом, как настоящий пират.
   Дейк был следующим. Он подобрал меч, оставшийся от Сахи, в левую руку лёг рагл, и битва началась. Это им Дейк нужен был живым, у него же выбора не было, и он не щадил никого. Все свои способности и умения, все свои силы он вложил в это сражение. Любое прикосновение к нему лишало жизни, Дейк сам стал оружием. Он метался от одного явара к другому. Он видел, как Морана забирает души своих слуг, и чувствовал себя посланником смерти. Погибших тут же заменяли другие, и ему казалось, что это никогда не кончится. Рубашка давно промокла потом, рукава по локоть стали красными, он неизбежно начал уставать. Тел на земле оставалось всё больше, теперь ему приходилось через них перепрыгивать. Наконец в руках яваров появились сети. В тот же момент Дейк отбросил ставший ненужным меч, одним движением вернул рагл в ножны, развернулся и побежал. Перед ним шумел водопад; достигнув обрыва, Дейк оттолкнулся от каменного края и полетел.
   Ему повезло достигнуть потока, свергающегося вниз, иначе при падении он бы непременно разбился. Быстро темнело, но он пока видел валуны, которых следует избегать. Он мягко вошёл в реку, и она смыла с него и пот, и кровь.
  
   Напрасно Виола всматривалась вдаль, ища Дейка взглядом. Ночь вступила в свои права, скрывая от глаз и реку под водопадом, и её берега. Рон повернулся к девушке:
   - Тебе надо домой.
   - А если он разбился? - глянул на него Дани.
   - Нет, - Рон знал, о чём говорит, - не разбился. Он уже прыгал, я видел. А вот сестре твоей надо домой.
   Они шли в полном молчании. Виола спотыкалась на каждом шагу; брат поддерживал её, обняв за плечо. Войдя в дом, она привалилась к стене. Дани дальше порога не пошёл.
   - Сама справишься?
   Она подняла измученный взгляд:
   - А ты куда?
   Дани молчал, но Виола поняла, и от этого ей не стало легче. Она только что потеряла близкого ей человека, лишиться второго было выше её сил. Однако остановить брата у неё бы всё равно не получилось.
   - Ты уверен?
   - Иначе я не смогу.
   Рон хлопнул Дани по плечу:
   - Отлично! Вдвоём мы справимся быстрее!
   - Ты прав, - взглянул на него Дани, - быстрее. - Он говорил тихо, но уверенно. - Мы найдём его и увезём оттуда.
   - Нет, - воскликнул Рон, - мы не просто его увезём. Сначала мы разнесём на клочки всё их логово!
  
   Рон успел съездить домой за патронами, несколько дополнительных магазинов точно не помешают. Темнота и тишина в доме удивила, Ильяна, наверняка, пошла к отцу. Впрочем, сейчас всё равно не до выяснения отношений. Нужно выручать Дейка, а их с женой разговор ещё немного подождёт.
   Он достал из дровяника штук пять факелов, крепко примотал их к седлу своей лошади. Факела добрые - из пеньковой верёвки, пропитанной льняным маслом. Горят долго. Если повезёт, то этого хватит. Магазины с патронами Рон распределил по карманам, во фляжку долил свежей воды. Притворив дверь, остановился.
   Идти вдвоём против целого племени - очевидное безумство. Как он до такой жизни дошёл? Надо бы взять пару десятков солдат с винтовками: на ту сотню, что успели увидеть, точно хватит. А впрочем, Дейк уже немало леших положил.
   - Поехали, - поторопил Дани, и Рон, откинув сомнения, сел верхом.
  
  
   Мудрствовать не стоило, и друзья двинулись по следам, оставшимся от яваров. Правда, порой следов этих попадалось так много, что даже Рон временами терялся, не понимая, куда двигаться дальше. Факелы берегли: во-первых, полная луна давала достаточно света, а во-вторых, не стоило раскрывать себя раньше времени. Если требовалось что-то разглядеть, Рон щёлкал зажигалкой и огонь подхватывал обычную ветку. Пока этого хватало.
   На место следующей битвы вышли довольно скоро. Они поняли, что уже рядом, когда лошади взволновались не на шутку. Спешившись, Рон первым делом достал оружие и взвёл курок. Было подозрительно тихо. Когда он вытащил факел из связки, Дани понял его без слов. Тут же соскочил на землю и, обмотав поводья обоих лошадей вокруг берёзы, еле слышно прошептал:
   - Думаешь, здесь?
   Не ответив, Рон осторожно двинулся вперёд. Вскоре деревья расступились, и Дани, не сдержавшись, присвистнул. Лесная опушка оказалась сплошь завалена мёртвыми телами, Рон даже не поверил своим глазам. Однако все раны павших оказались резаными и колотыми, именно такие оставляют либо меч, либо нож. Дани оглянулся:
   - Сколько же их?
   - Десятка три.
   - Значит, осталось не так много?
   Тихий разговор прервало рычание. Звякнула зажигалка, и снопик света выхватил из темноты серые шкуры. В тот же миг Рон запалил факел. Стая волков, привлечённых свежей кровью, прощаться с богатой добычей не собиралась. Они подошли к опушке с другой стороны, и от долгожданного пиршества хищников сдерживал только свет. Оскаленные пасти наполнили ужасом сердца молодых людей. Рон вдруг охрип:
   - Назад!
   Он пятился, держа факел перед собой, и очень боялся оступиться. Ведь кто знает, что предпочтут хищники тогда, их-то с Дани тела всяко посвежее. Шаг за шагом друзья уходили с опушки. Рычание постепенно отдалялось, пока не переродилось в довольное урчание. Не свежесть сейчас беспокоила стаю, совсем не свежесть. Дани, как мог, успокоил лошадей. Рон радовался, что в темноте не видно, как трясутся его колени.
  
   Они так долго плутали в лесах, что Рон перестал ориентироваться. С солнцем было бы проще, а со звёздами он всегда путался. Оставалась надежда на Дейка, уж втроём они сообразят, как отсюда выбраться. Пусть к полухаасу Рон по-прежнему не испытывал нежных чувств, однако прекратить поиски не мог. Даже не потому, что заплутал. И уж совсем не из-за того, что магический сапфир однажды засветился в его руке. С каждым днём уважение к Дейку только росло, хотел он этого или нет. Рон мог злиться и негодовать, но он всегда был честен перед собой. Он ругал себя за то, что когда-то из-за ревности отмахнулся от дружбы с Дейком.
   Очередное поле брани пришлось поискать. Следы вывели Рона и Дани на просторный луг, над которым вместе с лунным светом стелилась тишина. На этот раз первым делом молодые люди внимательно осмотрелись. В темноте, конечно, видимость так себе, но Рон надеялся, что опасность заметит вовремя. Когда они спешились и привязали коней, двигаться начали медленно и крайне осторожно. Не стоило обнаруживать себя раньше времени.
   Множество тел покоилось на лугу. Сначала могло показаться, что просто люди прилегли отдохнуть. Однако живые дышат, и иногда шевелятся, тут же тишина оказалась по-настоящему мёртвой. Задумавшись, Рон остановился. Как они тут Дейка найдут? Одно дело, когда представляешь всё, находясь в безопасности. И совсем по-другому ощущаешь себя на месте. Впрочем, отступать он не собирался. Не в его правилах.
   Дани дёрнул за рукав, и Рон глянул в указанном направлении. Сквозь поле мертвецов к ним приближалась едва заметная тень. Пальцы Рона потянулись к кобуре, но он тут же одёрнул себя: звук выстрела неминуемо привлечёт внимание. Лучше меч. Тем более что владел он им превосходно.
   Отступив на пару шагов, Дани тоже коснулся портупеи, однако обнажать оружие не спешил. А когда тень приблизилась, вдруг спросил с надеждой:
   - Дейк?
   Рон поморщился. Может, это и Дейк, но разве можно так глупо выдавать себя? Он крепче сжал рукоять меча. Когда тёмный силуэт, наконец, коснулся лунной дорожки, мелькнуло золото, и больше сомнений не осталось. Вот теперь игры в прятки закончились. Покорный руке Рона, взвился клинок, и явар пал, не успев даже охнуть. Однако пришёл он не один, тень разошлась целым десятком охотников. Раз за разом меч Рона взлетал и опускался, а рядом не менее резво выписывал завитки клинок Дани. Их было двое против десятерых, однако сражение закончилось слишком быстро. Рон повернулся к другу:
   - Цел?
   - Цел.
   Привычным движением Дани стряхнул кровь с клинка, и жест этот Рона удивил.
   - Ты ж вроде раньше не воевал?
   - Зато учился у Дейка. - Меч убирать Дани не торопился. - Где же, всё-таки, он сам?
   Рон глянул на луг, и во рту его вмиг пересохло: весь видимый горизонт занимала пока ещё далёкая длинная тень. Сердце отказывалось верить в то, что видели глаза. Проследив за его взглядом, замер Дани:
   - Твою ж дивизию.
  
  
   Получив очередную передышку, Дейк сидел у какого-то хилого ручейка. Он перестал вести счёт убитым врагам, и уже давно не понимал, где находится, ведь в этой части Солнцегорья он никогда не бывал. Сражение с яварами давалось ему тяжелее, чем он предполагал. Охотники всё прибывали, казалось, им нет числа. К тому же Богиня всегда подсказывала своим слугам, где его искать. Ещё не наступила полночь, а Дейк уже безумно устал. На что он рассчитывал? Что продержится до утра?
   Смахнув мокроту, потёкшую из ноздри, заметил на пальцах кровь. Только этого ему сейчас не хватало. Дейк запрокинул голову назад; полная луна появилась перед глазами, и он возненавидел её. Какой же он глупец! Наивный дурак! Хорошо, если выдержит ещё хотя бы один бой. Вновь и вновь спрашивал он себя: а стоило ли сопротивляться? И каждый раз понимал, что иначе не мог.
   Он коснулся ладонью мешочка с порошком, что вручила ему Аэль. Возможно, корень киро и освободил бы его от зова Богини, но едва ли спас бы от её слуг. А ведь они нашли его и в этот раз. Он сжал кулаки. Руки явно дрожали. Собираясь с силами, Дейк закрыл глаза. Нельзя сдаваться, сказал он себе, нужно продержаться. Когда всё закончится, не будет ни боли, ни усталости.
   Явары приближались, и он, вздохнув, поднялся. Натёртые от мокрой обуви ступни дёрнуло при первом же шаге. Свыкаясь с болью, он прошёлся вдоль ручья. Конь следовал за ним. Найдя подходящую поляну, Дейк остановился и извлёк из ножен рагл.
   "Уходи, - сказал он Ветру. - На этом всё".
   Жеребец коснулся мордой его груди:
   "Я горжусь, что был с тобой".
   "Я тоже, - ответил Дейк, - теперь уходи".
   Ветер скрылся из глаз. Понимая, что этот бой может стать последним, Дейк взмолился Всевышнему: "Друг мой всеведущий, помоги! Направь меня и защити!". Когда охотники появились, Дейк не дал им шанса догадаться о своей слабости, рука его крепко сжимала оружие. Как и прежде, он молча ждал, когда желающие нападут, однако всё получилось иначе. Толпа яваров расступилась, пропуская двоих пленников, и Дейк замер, узнавая своих друзей. Уже знакомый жрец вышел вперёд.
   - Их судьба, - сказал он, - в твоих руках. Если сдашься сейчас, то утром мы их отпустим. А если нет, то им придётся занять твоё место.
   В этой битве Дейк уже проиграл, сопротивляться дальше не имело смысла. Он встретился взглядом со жрецом:
   - Ты обещаешь их отпустить?
   Тот склонил голову:
   - Как и сказал. Если только сама Богиня не передумает.
   Убирая рагл в ножны, Дейк понимал, что держит его в руках последний раз. Но иначе не получалось. Он снял с себя пояс и бросил жрецу. Потом развёл руки в стороны.
  
   Аэль долго ждала, когда Рысь заснёт. Полнолуние пришло, и она не могла пропустить эту ночь. Ястреб не взял её с собой, но она знала, как оказаться рядом. Вот только брат её сегодня долго ворочался, и она беспокоилась, что не успеет. Даже руки тряслись. Когда его дыхание всё-таки выровнялось и стало глубоким, Аэль скинула с себя одеяло, подхватила сумку и осторожно поднялась. Сегодня она не раздевалась, так что на сборы время тратить не пришлось. Она тихо выскользнула из палатки, влезла в ботинки и, стараясь не шуметь, побежала к шатру старейшины. Волк давно ждал её там. Кроме него о том, что они задумали, никто не знал, Аэль не сказала даже брату. Тем более что Рысь секреты хранить не умел.
   Они поднялись по склону и остановились в том самом месте, где Ястреб провёл последнюю ночь перед уходом из селения. Именно здесь для Аэль связь с ним была особенно сильна. Пока Волк собирал костёр, она села лицом к озеру. Чтобы ничего не мешало, скрестила ноги, выпрямила спину и закрыла глаза. Голос брата вывел её из равновесия:
   - Что тут за посиделки?
   - Полнолуние, - ответил Волк.
   Огонь заплясал на щепках, освещая всех троих. Рысь переводил взгляд с одного на другого.
   - И что из того?
   Волк глянул на луну:
   - Затмение.
   - Хороший знак, - проронила Аэль.
   Рысь начал сердиться:
   - Для чего?
   - Сегодня ночь Мораны, - ответила девушка.
   - И?
   - Ястреб сейчас там.
   Ноги его подкосились. Чтобы не упасть, Рысь вцепился в скалу. Аэль пригрозила:
   - Если кому скажешь, прокляну.
   - Зачем он там? - прошептал Рысь. - Ведь Морана отшельников...
   - Не зовёт? - перебил Волк. - Это и странно.
   - И что вы задумали?
   - Я выйду из тела и полечу туда, - призналась Аль. - Я попробую ему помочь.
  
   Путь до поселения яваров оказался неблизким, лишь глубокой ночью они увидели множество домов и огней. Люди в нарядных одеждах радостно встречали охотников, вернувшихся с добычей. Пленников провели к святилищу в самый центр поселения. Храм оказался вырезан из цельной скалы, при других обстоятельствах Дейк бы им залюбовался. Высокая каменная фигура Мораны, державшая в руках кинжал и цветок киро, притягивала взгляд, а у ног её пускал блики от факелов огромный кусок хрусталя. Со стороны хорошо просматривалось внутреннее пространство храма, и только требище было отгорожено стеной.
   Их остановили на каменной террасе возле храма, где в ожидании давно томился Сахи. При их появлении комендант вскочил, но никто не сказал ему ни слова. Пока жрец проверял узлы на руках пленников, рядом с Дейком появилась Морана.
   - Твои друзья, - улыбнулась она, - появились вовремя, не находишь? Ты сразу таким смирным стал.
   - Не трогай их, - попросил Дейк.
   Толпа вокруг веселилась, танцевала и напевала восторженные гимны, но никакой шум не мог помешать мысленному разговору с Богиней. Она глянула на своего жреца.
   - Я знаю, что он тебе обещал. Не беспокойся, он честный. И слово своё выполнит, если будешь послушным. Ты это понимаешь?
   Дейк отвёл взгляд:
   - Да.
   - Смотри на меня! - повелела Богиня, и ему пришлось подчиниться.
   - Так-то лучше. Теперь я хочу увидеть твои шрамы, ты ведь не будешь против?
   Она не ждала разрешения. Лёгкое движение кистью, и жрец, уловив её желание, поддел ножом рубашку Дейка. Затрещав, ткань разошлась, жрец сдёрнул оставшиеся лохмотья, и ночная прохлада ознобом пробежала по спине Дейка. Морана заметила Владыку Океана.
   - Забавная штучка. У меня таких целое озеро, выберешь себе любой. А что у тебя там?
   Она коснулась мешочка, подаренного Аэль, и тут же, словно обжёгшись, отдёрнула руку.
   - Ах, вот как? - Её гневный взгляд чуть не спалил Дейка. - Подготовился заранее, обмануть меня хотел?! Но ты же не мог знать, что воспользоваться им сможет лишь один.
   - Почему один?
   Не отвечая, Морана посмотрела на других пленников:
   - Кто из них тебе дороже?
   Дейк похолодел. Она усмехнулась:
   - Молчишь, а ведь обещал слушаться. В первый раз, так и быть, прощу, твой сапфир и так мне всё расскажет.
   Она внимательно рассмотрела каждого из троих. Когда подошла к Сахи, Владыка цвет свой не изменил, Морана удивилась, но двинулась дальше. Возле Рона задержалась, любуясь красным воротником его рубашки. Сапфир посветлел, но и только. Дани был последним, и Дейк, понимая, что ждёт его друга, больше не отрывал от него взгляд. Владыка горел на его груди, сжигая и кожу, и последние сомнения. Морана удовлетворённо кивнула головой, и по её незримому приказу жрец полоснул светящимся кинжалом по Даниному плечу. Дейк уловил последний взгляд своего друга; как только рана засияла, зрачки Дани, расширившись, подёрнулись пеленой.
   - Не переживай, - прошептала Морана, - ему сейчас хорошо. Один на острове вместе с прекрасными русалками. Скоро и я его навещу. Но ты же помнишь: его будущее только в твоих руках.
   Верёвку с рук Дани сняли, ведь нужды в ней больше не было. Пугая отсутствующим взглядом, он послушно сел возле стены храма и застыл, словно неживой. Дейк проклинал себя. Если бы он не взял с собой этот порошок, ничего бы с Дани не случилось. Ему-то самому эту ночь уж точно не пережить, но Дани же совсем ни при чём.
   - Что про него скажешь? - вопрос Мораны выдернул его из хмурых мыслей.
   Она с сомнением смотрела на перепуганного Сахи. Дейк не удержался от издёвки:
   - Сама же видишь, красавчик.
   Движением кисти она подозвала своего слугу. Сообразив, что сейчас будет, Сахи отпрыгнул назад, но убежать ему не дали. Двое охотников, поймав его, подтащили к жрецу; несчастный сопротивлялся, однако слуга всё же исполнил желание своей госпожи. К удивлению Дейка магический клинок оставил лишь простую рану. Морана скривилась, а Сахи вдруг расхохотался. Явары оттащили его на площадь, бросили на землю и начали избивать, и тогда тот заорал. Дейк отвёл взгляд. Как бы он ни относился к Сахи, такого конца ему не желал. Богиня повернулась:
   - Похоже, ты будешь один. Отдохни пока. И прости, что без комфорта.
   Она растворилась в ночи. Прошептав заклинание, жрец отпустил помощников и тоже ушёл. На площади остался только избитый Сахи, а за ним, на удалении от пленников, неистовствовала толпа. Дейк повернулся к Рону:
   - Кто вас просил соваться в лес?
   Всё это время он хранил молчание, но теперь сдерживаться не стал.
   - Мы ж помочь хотели.
   - Отлично помогли.
   - Кто ж знал, что их так много. Я думал, пара сотен, а тут целый город.
   Дейк тоже не знал, но это, правда, всё равно бы ничего не изменило. Рон подошёл к краю террасы, дальше не пустило заклинание.
   - Странные люди, - признался он. - У них сегодня столько мужиков полегло, а они радуются.
   - У них нет семей.
   - Как это нет?
   - Так. Живут общинами. Общие женщины готовят общую еду из того, что приносят общие мужчины.
   Рона аж передёрнуло:
   - А дети?
   - А общих детей воспитывают общие старики. Так и живут. Что, не ожидал?
   - Не ожидал. И даже представить себе не могу. - Рон грохнул кулаком по невидимому препятствию. - Кажется, они нас не выпустят.
   - А ты что, надеялся?
   Не отвечая, Рон вернулся к стене и присел рядом с Дани.
   - Что с ним?
   - Зов.
   Рон покосился на Дейка:
   - Ты тоже слышишь зов. Почему же он в отключке?
   - Я другой.
   - Ну да, как же я забыл, - хмыкнул Рон, - ты ведь дрок.
   Не отвечая, Дейк лёг прямо на каменный пол террасы. Спину прихватило холодом, но ему было всё равно.
   - Слушай, - сказал Рон, - это ведь последняя наша ночь, а мы тут вдвоём остались. Может, забудем об обидах?
   - А я не обижался.
   - Даже за то, что я на расстрел тебя водил?
   Дейк усмехнулся:
   - Поверь, это был чудный момент. И ты даже не представляешь, как я был разочарован.
   - Твой побег, - признался Рон, - всех впечатлил, Лео чуть не взбесился. Как ты всю ночь под водой просидел?
   - Река занесла в пещеру. Мне повезло.
   - Тебе всегда так везёт?
   - Если б всегда везло, я бы здесь не сидел. - Дейк помолчал. - Когда ты понял, что это я? Ильяна меня сдала?
   Вспомнив о жене, Рон закрыл глаза, но Дейк не торопился обнадёживать раньше времени.
   - Нет, - наконец ответил Рон, - она так и не сдала. Я начал подозревать, когда увидел тебя худым и небритым. А потом хватило увидеть синие глаза.
   Затянувшие небо облака не пропускали даже свет луны. Дейк расстроился: этой ночью он уже не увидит звёзд.
   - Так ты брат Ильяны? - спросил Рон.
   - Наверное. Перед смертью Лис признался, что у меня была сестра. Я об этом даже не знал.
   - Не могу поверить, что ты его убил.
   - По-твоему, - усмехнулся Дейк, - я просто подошёл и воткнул в него меч?
   - Меня ж там не было, откуда мне знать?
   Дейк задумался. Почему-то ему не хотелось, чтобы Рон о нём плохо помнил. Он спросил:
   - Ты видел дом моих родителей?
   - Видел. Мне жаль, что они погибли.
   - Это Лис их убил. И всё же я дал ему право на поединок.
   Рон даже не удивился.
   - Но почему он это сделал?
   - Возможно, по той же причине, по которой меня хотел видеть император. Командующий армией - это как-то странно, не находишь?
   - Более чем. А где ты родился?
   - Здесь.
   - Ни о чём не говорит. Тогда давай по-другому: откуда твой род?
   Собственно, скрывать это больше не имело смысла. Дейк признался:
   - Из Предгорий.
   - А отца твоего, случайно, не Лим звали?
   - Откуда ты узнал?
   Увидев, как Рон вскочил, Дейк приподнялся.
   - Так ты Саймор или Симура?
   - Саймор, конечно. Что ещё за Симура?
   - Ну конечно! - воскликнул Рон в сильнейшем возбуждении. - Как же я сразу-то не понял? Саймор - другое прочтение фамилии Симура.
   - Зачем моему отцу менять фамилию?
   - Потому что...
   Догадка ошеломила Рона. Слишком взволнованный, он несколько раз прошёлся из одного конца террасы в другой.
   - Хватить маячить, - остановил его Дейк. - Говори уже.
   - Твой отец поменял фамилию, потому что его искали.
   - Это я уже понял.
   - А искали его, потому что он потомок принцессы Предгорий.
   - Рон, - вздохнул Дейк, - я, конечно, понимаю, что сегодня много впечатлений. Но как тебе такое вообще в голову пришло?
   - Я видел часть письма Леонарда. Сначала ничего не понял, но теперь... Да ты хоть осознаёшь, что в тебе королевская кровь? Ведь это значит, что никто не имеет права судить тебя за убийство кора.
   Дейк завалился обратно.
   - Здорово, - буркнул он, - я очень рад.
   - Не веришь?
   - Теперь-то какая разница.
   - Ещё кого-то поймали, - заметил Рон.
   Узнав Кедра с первого взгляда, Дейк поднялся. Тот озирался, рассматривая поселение яваров, но страха не показывал. Увидев Дейка, не удивился.
   - Смотри, какой хорошенький, - появилась рядом Морана, - давно его присмотрела.
   Дейк не понял:
   - Зачем?
   - Глупенький! - Её глаза смеялись. - Даме такие вопросы не задают.
   - Тебе одного мало?
   - В отличие от тебя он будет послушным.
   Её слова вдруг взбесили Дейка.
   - Я не согласен, - рыкнул он, нарушая договорённость. - Если тебе нужен я, то его ты отпустишь. Иначе крови моей тебе не видать. Ты же не думаешь, что верёвка на руках меня удержит?
   В голосе её послышалось раздражение:
   - Ух, какой ты стал, условия ставишь. - Она явно расстроилась. - Но именно этим ты мне и нравишься. На этот раз пусть будет по-твоему. Я потом припомню.
   Она исчезла. Дейк спросил Кедра, едва тот появится на террасе:
   - Как же ты попался?
   - Да по глупости, - молодой человек вздохнул, - цветов вышел набрать. Сеть накинули, я даже опомниться не успел, считай, из постели вытащили. Нафига вылез? Знал ведь, что когда-нибудь это случится.
   Пройдясь по террасе, он рассмотрел других пленников, и остановился возле Дани.
   - Он что, её видит?
   - Да.
   - И ты, так полагаю, тоже?
   - С чего ты взял?
   - Сам же про белое платье спрашивал. На ней ведь такое же?
   - Такое же, - нехотя признался Дейк.
   - Тогда почему ты не сидишь, как он?
   Вместо ответа Дейк подошёл к Кедру, встав спиной к площади:
   - Подними руки.
   Тот послушался, и Дейк коснулся узла на его запястьях своими ладонями. Явары сделали большую ошибку, связав руки не за спиной. Огонь спалил верёвку, освобождая руки Кедра; от неожиданности молодой человек дёрнулся:
   - Так ты отшельник?!
   - Не кричи, - осадил его Дейк. - Они не должны знать. И не показывай им, что руки свободны.
   Рон подошёл ближе:
   - Круто. С меня снимешь?
   - Не дёргайся, - сказал ему Дейк, - если задену.
   Верёвка сгорела мгновенно, а Рон даже не шелохнулся. Дейк с трудом стянул с себя сапфир и мешочек с корнем киро.
   - Этот порошок снимет с Дани зов. Только обязательно дай его до рассвета, запомнишь?
   - Почему ты отдаёшь это мне?
   - Потому что я сам не смогу.
   - Я тебя развяжу.
   Рон взялся за узел на его запястьях, но Дейк отдёрнул руки.
   - Лучше порошок забери.
   Глаза Рона сощурились:
   - Опять собой жертвуешь?
   Ответ Дейка сбил его с толку:
   - Ты Ильяну блинчики печь научил?
   - А при чём тут блинчики?
   - Научи. Нельзя таким гостей кормить.
   Больше времени на разговоры не осталось, Дейк это знал, потому что зов усиливался с каждым мгновением. Он всунул в руки ничего не понимающего Рона и Владыку, и корень киро.
   - Лошадей, - он говорил быстро, торопясь успеть, - найдёшь на востоке, возле озера. И помни: порошок нужно дать до рассвета.
   На пороге требища появился жрец. Сапфир в руке Рона начал светиться, но Дейк запретил себе думать. Оставляя жизнь позади, он повернулся и пошёл навстречу слуге Мораны. Тот встретил его с чашей в руках. Позволив влить в себя приторно сладкое зелье, Дейк шагнул в проём, отделяющий требище, и мир поплыл перед его глазами.
  
  
   Глава 36
  
   В небольшой гостиной дома Вересов в камине теплился огонёк. Подобрав под себя ноги, в кресле приютилась Виола. Чтобы не мёрзнуть, девушка придвинула кресло почти вплотную к огню и закуталась в толстый плед. Заснуть в эту ночь она всё равно бы не смогла, а потому держала в руках книгу. Пальцы поглаживали потрёпанную от времени любимую обложку, шуршали пожелтевшие страницы, свет от камина выхватывал из полутьмы старинные гравюры. Давно знакомые образы древних дроков маячили перед девушкой, но сегодня не могли избавить её от тяжёлых мыслей. Впрочем, Виола и не хотела ни о чём забывать. В этих сказаниях она пыталась найти хотя бы намёк на исход сегодняшней ночи.
   Фолиант рассказывал об эпохе короля Артура. Того самого, который не побоялся Богини и снял проклятье с дроков. Все истории Виола давно выучила наизусть, но всё равно листала страницу за страницей. Взгляд её скользнул по очередному изображению: переплетённые ветви магнолии, как символ благородства, меж ними пёстрое перо и гроздь красных ягод. Герб Аниты, принцессы Предгорий, родной сестры Артура. Потомки их обоих, как известно, потерялись, когда Болярия захватила большую часть бывшей империи дроков. На месте одной державы на материке мгновенно выросла другая, а в такие времена, как известно, ломается много жизней.
   Виола погладила шершавую страницу. Перо на гербе, очевидно, ястребиное, а вот по поводу ягод между историками разгорелась целая война. Одни описывали их, как плоды рябины, другие упрямо не соглашались. Когда-то Виола, как и многие до неё, в поисках ответа рассматривала герб под лупой и перерывала кучу томов, описывающих ту эпоху. Потом успокоилась. Рябина так рябина, всё равно ведь разницы никакой.
   Пальцы, приготовившиеся перелистнуть страницу, вдруг задеревенели. Как же она раньше не заметила? Перо-то от ястреба! А это - знак отваги. На каком языке ни говори, а символы для всех людей одинаковые. Хаасы Дейка ведь тоже неспроста Ястребом назвали. Виола быстро нашла страницу с гербом самого Артура. Так и есть, там такое же. Рука девушки дрогнула, и книга, соскользнув с ладони, глухо брякнулась на пол.
   Неужели Морана - та самая Богиня, чьё проклятье удалось снять Артуру? А красные ягоды на гербе так похожи на киро. Возможно, всё это просто её фантазии, но Виоле нестерпимо хотелось верить, что у Дейка, как и у Артура, всё получится. Он обязательно переживёт эту ночь и вернётся. Она откинула ставший жарким плед. Сегодня мальчишки вернутся все. И она даже знала, где их встретить.
   За окном запела канарейка, и Виола, не сомневаясь, выскочила за дверь. На мгновение замерла на пороге. До водопада она доберётся, а вот дальше дорогу придётся вспоминать. Да ещё в темноте. Вздохнув, Виола коснулась ладонью свирели. То место, где они с Дейком провели вчерашний день, она как-нибудь найдёт.
  
   Рон всё не мог сообразить, что задумал Дейк. Мог бы хоть намекнуть. Как-то не верилось, что никакого расчёта нет, и он просто пошёл умирать. Судя по всему, молодой хаас тоже пребывал в растерянности. Тепло в руке заставило Рона поднять ладонь.
   Кристалл показывал настолько ясно, что ему стало дурно. Дейк ведь даже не думал сопротивляться. Его подвесили головой вниз, с рук сняли верёвку, и Рон всё ждал, когда же Дейк хоть что-то сделает. Но когда жрец провёл светящимся кинжалом по запястью, Рон словно очнулся.
   Впихнув и сапфир, и порошок в карман, он кинулся к проёму в стене. Он ругал себя за промедление. Ну конечно, поверил, что всё так и задумано. Рон успел заметить, как хаас бросился за ним, и они влетели в жертвенную вместе. Толчками вытекая из перерезанных рук Дейка, кровь собиралась в каменной чаше; помощник жреца медленно разбавлял её водой. Но Рон не успел ничего предпринять, потому что откуда-то сверху на помощника упал гибкий снежный барс. Острые клыки в мгновение разодрали горло, тёплые капли брызнули Рону в лицо. Явар упал головой к самой чаше, и алая смесь, которой сразу прибавилось, потекла по каменному жёлобу вниз, к ногам статуи Богини.
   Пронзительные серые глаза дикой кошки заставили Рона замереть. Она оскалила зубы, закрывая собой Дейка, но Рон не мог ждать.
   - Пусти, - заорал он, - я должен ему помочь. - Он указал на жреца, затихшего в углу. - А ты пока его придержи.
   Чудеса, похоже, только начинались; услышав его, дикая кошка развернулась. Пользуясь возможностью, Рон бросился к Дейку и пережал порезанные запястья. Он очень надеялся, что не опоздал. Хаас осторожно опустил Дейка вниз. Рон никогда бы не подумал, что такое возможно: они с хаасом понимали друг друга с полувзгляда. У лесных жителей, очевидно, были свои способы лечения, и он не стал мешать неожиданному напарнику. Густой сок ягоды размером с орех, буквально заклеивший раны, впечатлил Рона, он начал понимать, как Дейку удалось выжить в прошлый раз.
   Он прислушался к его дыханию, нащупал пульс. Сердце билось. Пытаясь привести друга в чувство, Рон хлопнул по его щеке, и только тогда сообразил, что синяка там больше нет. Однако за последние сутки произошло столько необычного, что Рон даже не удивился. К его огорчению ни эта, ни последующие пощёчины не вернули Дейка в сознание. Рон взглянул на хааса, но тот только пожал плечами. Тогда Рон схватил друга за плечи:
   - Дейк! Возвращайся!
  
   Мир поплыл перед его глазами, и Дейк увидел себя недалеко от вершины Барса, там, где из-под камней на поверхность выходила река. Это место ему нравилось, прежде он часто сюда приходил. Солнце, которое он уже не надеялся увидеть, приятно ласкало лицо, мерно журчала вода, бутоны киро радовали глаз. Что-то помешало ему в одежде; Дейк потянул руку к бедру и замер. Тело было чужое. Мало того, оно оказалось женским. Он с ужасом опустил взгляд вниз и узнал одежду, хотя видел её лишь раз. Рука его метнулась к шее, и когда пальцы нащупали ожерелье, Дейк задохнулся. Потому что знал это ожерелье до мелочей, ведь именно оно вот уже несколько месяцев хранилось в кармане его штанов.
   Он опустился на колени к самой воде, но заглянуть в неё так и не посмел. Потому что до дрожи боялся найти там однажды виденное лицо. Как же так, спрашивал он себя, как такое могло случиться? Что за зелье дал ему жрец? Он треснул себя по лбу, желая очнуться. Не помогло. Крепко зажмурившись, попытался вернуться мыслями к телу. Однако что-то не пускало, и Дейк испугался: а вдруг там, на настоящей земле, он уже умер, и теперь останется в таком виде навсегда? Помощь, как и прежде, подоспела нежданно:
   - Я и не надеялся увидеть тебя таким.
   Орёл появился на другом берегу ручья. Перекидывая из руки в руку камешек, он с интересом разглядывал новый образ Дейка.
   - Видеть выражение твоего лица просто бесценно.
   - Ты знал? - услышав свой женский голос, Дейк скривился.
   - Что ты - Лия? Догадывался.
   - Но этого не может быть!
   Дейк вскочил, однако тело слушалось не так, как он привык; он подвернул ногу и чуть не упал.
   - Это просто бред какой-то.
   - Ты действительно думаешь, что всё это только видение?
   - А разве нет?
   - Тогда лови.
   Камешек, что был в руках Орла, полетел к нему; поймав его, Дейк перенёсся в прошлое.
  
   Он всё так же сидел у истока реки, на склоне. Воспоминания двух жизней причудливо переплелись, и он уже ничего не понимал. Она, Лия, прощаясь, потрогала белую шапку цветущих киро. Дейк видел всё её глазами и слышал её мысли. Она сняла с себя ожерелье, когда-то подаренное Барсом, и положила на ладонь. Внимательно рассматривая, погладила пальцами каждый лепесточек. Являясь её сердцем, Дейк ощущал такую невыносимую боль, что готов был разорваться на части. Однако глаза Лии были сухи, ведь все слёзы она выплакала прежде. Во взгляде осталась только грусть.
   Она присела и протянула руку к воде. Соскользнув, ожерелье исчезло в реке, а на ладони девушки появился огненный цветок. Она мысленно обратилась к Моране: "Ради своей прихоти ты уничтожила столько жизней, но кто-то должен тебя остановить. Когда-нибудь я вернусь и разрушу жизнь твою". Пламя полыхнуло, сжигая и боль, и измученное сердце, и Дейк, едва дыша, очутился в настоящем.
   Воспоминания оказались его собственными, и образ Лии перестал быть чужим. Но не это теперь тревожило Дейка. Ведь получалось: всё, что с ним происходило прежде, не случайно, вся его жизнь вела к этому моменту.
   - И что же дальше? - воскликнул он.
   - Тебе решать. - Голос Орла прозвучал бесстрастно. - Я спрятал тебя здесь от Мораны, но это ненадолго. Ты можешь вернуться или...
   - Куда вернуться? - Дейк не сдержался. - Ты же лучше меня должен знать, что сейчас там происходит.
   От улыбки Орла закружилась голова. Кто-то схватил Дейка за плечи и начал трясти. Прорываясь сквозь туман, овладевший сознанием, он пытался сообразить, где находится.
  
   - Дейк! Возвращайся! - продолжал тормошить его Рон, и Дейк с трудом поднял руку, чтобы его остановить:
   - Хватит.
   Он был слаб, как ребёнок, а светящиеся шрамы на запястьях ошеломили. Однако Дейк догадался о том, что произошло, как только увидел разодранное горло помощника жреца:
   - Что же ты натворил!
   - Я тебя, между прочим, спас, - буркнул Рон.
   - У нас был договор...
   - В топку твой договор! - хмыкнув, Рон поднял вверх средний палец. - Вот что она получит, понял?
   Ни он, ни Кедр не могли видеть, как рядом появилась Морана. Её усмешку видел только Дейк.
   - Он что, всерьёз думает, что это поможет?
   Богиня выглядела спокойной. Дейк-то ожидал, что она будет злиться, готовился к худшему. Однако она даже улыбалась. Рон склонился над ним:
   - Ты потерял много крови, но нам нужно выбираться. Встать сможешь?
   И слова, и движения Рона казались замедленными, и только Морана выглядела настоящей. Знала ли она о его прошлом? Дейк не был уверен.
   - Я не пойду, - сказал он Богине, но та лишь поманила рукой.
   И сразу сознание Дейка раздвоилось: он так же сидел на полу требища, но в то же время Морана уводила его за собой. Белая птица со смешным хохолком затанцевала следом. С каждым шагом всё прежнее блёкло, и только луг наливался запахами, красками и звуками. Дейк не хотел уходить. И не мог. На это у него были причины. Он сам не понял, как смог остановиться:
   - Нет.
   Чёрные глаза блеснули раздражением:
   - И что на этот раз?
   - Я же сказал: я не пойду.
   - А как же договор?
   Улыбка Мораны не предвещала хорошего, однако Дейк по-другому не мог.
   - Она здесь.
   - Кто?
   - А ты не догадалась?
   Белый хохолок дёрнулся, и птица замерла.
   - Неплохая попытка. - Взгляд Мораны изучал Дейка, но больше не очаровывал. - Конечно, глаза у тебя синие, но таких совпадений не бывает. Ты не Лия.
   - Уверена? А почему ты только что не могла меня найти?
   Дейк чувствовал, как Рон снова лупит его по щёкам. Друг его что-то кричал, доказывал, убеждал. Но ответить ему Дейк не мог. Морана вдруг оказалась так близко, что губы её защекотали ухо:
   - Даже если так, ты ведь в другом теле.
   - А если обернусь?
   Вздрогнув, Морана отступила, и Дейк впервые увидел её бледной. Пытаясь скрыть своё замешательство, она глянула на Рона с досадой:
   - Как же мне надоел твой приятель. Ты бы успокоил его, что ли.
   - Вряд ли это возможно.
   - А ты попробуй... пока я отлучусь.
   Дейк увернулся от очередной пощёчины.
   - Да чтоб тебя! - выругался Рон.
   Он чуть не плакал. Сел рядом так же, спиной к стене, и устало вздохнул. Луг исчез вместе с Богиней; получив передышку, Дейк закрыл глаза.
   - Остынь, - сказал он Рону.
   - Да сколько можно? - в ответ упрекнул тот. - Где ты вообще? Эти клоуны там, за площадью, скоро всё поймут, нам валить надо поскорее, а ты даже не отзываешься. Говори, как тебя в чувство привести?
   Сейчас только цветок киро мог подарить ему силу. Как раз хватит, чтобы выбраться отсюда. Дальше Дейк не загадывал. Он глянул на Кедра, и тот понял его сразу:
   - Летний снег?
   Выдернув цветок из гирлянды на подносе, молодой хаас присел рядом, однако Рон перехватил его руку:
   - С ума сошёл?
   Пришлось осадить:
   - Не мешай.
   Рон уже давно перестал понимать, что происходит, а у Дейка при всём желании не было сил объяснять. Он просто вытащил из пальцев Кедра лепестки и положил в рот.
   Нет, он не взмыл словно птица. Перед глазами, заволакивая всё и глуша даже звуки, поплыл густой непрозрачный туман. Дейк поднял руку, но не увидел даже пальцев. Он слышал, как где-то рядом, невидимый, бурчит Рон, и знал, что легко может дотронуться до Кедра. Но туман, словно морок, притуплял сознание и лишал всякой воли. И тогда Дейк разозлился. Отгоняя наваждение, призвал огонь. Появившееся пламя полыхнуло неестественной зеленью, с треском подхватило хмарь и вихрем понеслось по требищу. Сгорел весь туман. А когда огонь погас, Дейк начал видеть, как днём.
   Он удивился потрясающей лёгкости, наполнившей сознание. Ни слабости, ни боли, ни Зова. Не зря Богиня так любила цветы киро, в этом удивительном растении хранилось много тайн. И теперь, благодаря Летнему снегу, Дейк стал свободным. Он улыбнулся Рону, не сводящему с него обеспокоенный взгляд, подтянул под себя ноги, собираясь встать, и сразу вспомнил про натёртые мозоли.
   Дейк скинул ботинки. Носки из тонкой конопли, заботливо связанные Заринкой, порвались и впитали в себя грязь от обуви и кровь с разодранных пяток. Дейк стянул носки с сожалением: на побережье таких не найдёшь.
   - Опять клей? - понял с полувзгляда Кедр.
   Дикая боль от заклеенных мозолей не смогла стереть улыбку с лица Дейка. Это выглядело странно и пугало его друзей, но он ничего не мог с собой поделать. Ощущать себя живым было просто невероятно. Дейк надел ботинки прямо на босые ноги, уж это точно не могло сейчас испортить ему настроение. Пока Кедр и Рон искали оружие, отнятое у них яварами, Дейк присел рядом с барсихой:
   "Спасибо, сестра. Но как ты узнала?"
   "Шутишь? - отозвалась она. - Да сегодня весь лес на ушах, только и слышно об отшельнике. Сложно было не догадаться".
   Дейк погладил её за ушами, и дикая кошка замурлыкала совсем как обычная. Растянувшись перед ним на полу, она зажмурилась от удовольствия. Вросший в стену жрец наблюдал с благоговением:
   - Почему ты не сказал, что отшельник?
   - Такова была воля твоей госпожи, - ответил Дейк, продолжая гладить барсиху. - Она заставила меня поклясться, что вы не будете об этом знать. Так что твоей вины тут нет.
  
   Толпа замерла, едва они появились из жертвенной, над площадью воцарилась тишина. Жрец молча спускался к статуе, бывшие пленники следовали за ним. Лишь недоумение сдерживало яваров, но Дейк надеялся, что вскоре всё разрешится. Впрочем, когда слуга Мораны остановился у статуи, стало ясно: что-то не так. В полной тишине Дейк услышал, как где-то замычали коровы; отвечая им, далеко в лесу волки завели свой хор. Жрец поднял голову:
   - Подношение не закончено.
   Кровь, пусть и смешанная с водой, остановилась на полпути, до места назначения не дошла. Подняться и разбавить? Впервые Дейк пожалел, что не видит Морану. Он не даже представить не мог, как всё исправить. Толпа следила за каждым их движением, и Рон осторожно спросил:
   - Что он сказал?
   Дейк не ответил. Он осознал: Богиня так и не получила то, что хотела. Он бросил другу:
   - Придержи-ка жреца.
   Дейк очень надеялся, что понимает правильно. Взбежав вверх по лестнице, зачерпнул в ладонь свою же кровь. Дурнота змеёй подобралась к горлу, но Дейк сдержался. Жрец попытался помешать, однако Рон и Кедр оттеснили его в сторону. Тут же послышались крики; просочившись из толпы, к храму двинулись охотники. Стараясь не пролить, Дейк поспешил вниз. Он должен был успеть, пока Морана не передумала. Уже внизу нога его соскочила со ступеньки, и, падая, Дейк хватился окровавленной ладонью за глыбу хрусталя. Он увидел, как на него накинулись подоспевшие явары, попытался увернуться, но в тот же момент мистический огонь, полыхнувший от драгоценного камня, откинул в сторону всех, кто оказался рядом. Дейк вскочил, готовясь защищаться. На обеих его ладонях заплясало пламя, а рядом, рыча, оскалила пасть дикая кошка. Охотники шарахнулись в сторону. Но не от него, как сначала решил Дейк. За его спиной ожила статуя Богини.
   - Негодяи! - громыхнул её возмущённый голос. - Вы привели ко мне отшельника! Пытались меня обмануть! Да как вы посмели!
   Он обернулся. Тучи на небе разошлись, открывая красную луну, частично съеденную чёрным диском. На фоне затмения Морана выглядела устрашающе.
   - Трепещите!
   Глаза её метали настоящие молнии, голос наводил ужас. Дейк знал, что она притворяется, но дрожь всё равно пробежала по его спине.
   - Пророчество сбылось, - рука Богини указала на Дейка, - и теперь вы будете служить ему!
   Он поймал её злорадный взгляд, и в следующий момент статуя окаменела. Такого не ожидал никто, а Дейк особенно. Первым опомнился жрец и, подойдя к нему, бухнулся на колени.
   - Прости, господин, - взмолился бывший слуга Мораны. - Клянёмся служить тебе верой и правдой.
   Дейк растерялся. Сложив руки, погасил огонь. И тут же абсолютно все явары, которых он видел, повторили поступок жреца. Рон замер с открытым ртом, Кедр ошарашенно сполз вниз по стене. Гул пронёсся по всему городу, и только очнувшийся изувеченный Сахи недоумённо оглядывался по сторонам. Жрец поднял на Дейка взгляд:
   - Что повелишь?
   Он мог сказать, что угодно, мог попросить выполнения любых желаний, кроме одного: он не мог только просто уехать домой. Дейк мысленно похлопал Моране: месть удалась. Впрочем, выход напрашивался сам.
   - Я хочу, - сказал Дейк, - чтобы ты продолжил поклонение своей госпоже.
   - Но как? - удивился жрец. - Мы же не сможем делать это, как прежде. А одних цветов Богине недостаточно.
   - Тебе ведь известно, - ответил Дейк, - что молоко коровы - это её кровь?
   Жрец подтвердил:
   - Да, это так.
   - Тогда, - Дейк говорил громко, чтобы слышно было многим, - разводите коров, собирайте молоко и лейте его на жертвенный камень. Уверен, - добавил он уже тише, - ваша госпожа будет рада.
   - Как скажешь, - подчинился жрец. - Ещё пожелания будут?
   - Две лошади и проводника.
  
   Дейк привёз гостей к своему жилищу у водопадов. С Кедром они простились ещё по дороге; ноги Сахи сильно пострадали, и он больше не приходил в сознание. Пришлось везти несчастного, перекинув через седло, Рон вёл его лошадь на поводе. В посёлок Дейку ехать не стоило, и он решил остаться здесь. К тому же время, подаренное ему киро, уже истекало.
   - Дальше я не пойду, - сказал он, слезая с коня. Жажда мучила невыносимо, и он первым делом напился из ручья.
   Рон осмотрелся:
   - Ты здесь живёшь?
   - Вроде того.
   - Тогда, может, вернём к жизни Дани?
   Они сняли друга с седла и посадили к скале. Выудив из-за ёлки чашку, Дейк набрал воды и передал Рону:
   - Разведи порошок.
   Сам опустился на мох. Силы утекали так быстро, что он с ужасом думал, что вот-вот свалится как есть. Рон постарался залить жидкость Дани в рот, но у него не получилось.
   - Может, ты?
   Забрав у него смесь, Дейк склонился к уху Дани:
   - Пей.
   Когда тот послушался, удивлению Рона не было предела. И всё же сознание к Дани так и не вернулось.
   - Что теперь?
   Но Дейк и сам не знал. Почему-то он не расспросил Аэль подробно, когда была возможность, а теперь... И двигаться, и говорить стало слишком трудно. Чашка выпала из обессиленной руки, и Дейк откинулся к скале.
   - Что с тобой? - встревожился Рон.
   Дейк еле выдохнул:
   - Яд киро.
   Он совсем не хотел отключаться вот так, однако справиться с ядом быстро не мог. Рона стоило предупредить.
   - Не буди меня.
   - Серьёзно? - воскликнул Рон. - Вот прямо сейчас?
  
   Но Дейк его уже не слышал. На склоне Барса, недалеко от вершины, всходило солнце. Две девушки, стоя возле речушки, смотрели друг на друга. Синий цвет глаз одной из них высвечивало солнце, чёрные глаза другой, наоборот, поглощали свет. Столько всего они могли высказать друг другу, но слова сейчас только мешали. Обиды, горечь, боль и слёзы - всё это незримо стояло между ними.
   Радуясь свету и теплу, тянулись к солнечным лучам маленькие белоснежные бутоны. Пьянящий аромат привлекал к себе светло-серых серебристых пчёл, и они целыми роями кружили над пахучими лепестками. Дейк не торопился начинать разговор, первой заговорила Морана.
   - Молоко? - усмехнулась она. - Ты сказал им подносить молоко?
   - А чего ты ждала?
   - Не знаю, - призналась она, - я сильно злилась, но ты меня рассмешил. - Она покачала головой. - Не знаю, что ты сделал со мной, но я чувствую, что виновата.
   - И тебя это злит?
   - Не перебивай! - Её глаза полыхнули: - Да, это злит. И я хочу это исправить. Поэтому сделаю тебе подарок.
   Он качнул головой:
   - Мне ничего не нужно.
   - Хоть раз дослушай, упрямец!
   Дейк закатил глаза, и она продолжила:
   - Так вот: я решила, что заберу тебя, только если сам захочешь.
   Он удивился:
   - Это что же, ты мне даришь вечную жизнь?
   Морана усмехнулась.
   - Рано или поздно тебе всё равно жить надоест, тогда и поговорим. И вот ещё что, - она щёлкнула пальцами, и на земле рядом появился Дани, - друг твой сам уходить не хочет. Забрал бы ты его.
   Дани не шевелился, затуманенные глаза его не оставляли надежды. Дейк спросил:
   - И как это сделать?
   - Я звала, - подсказала Морана, - попробуй и ты. - Она улыбнулась: - Киро зацветает, так что я ухожу. На этот раз не буду тебе мешать. Передавай Барсику привет.
   Барсику? Богиня исчезла. Дейк сообразил, что она имела в виду, однако мысли о предстоящей встрече сейчас только мешали. Он отогнал их без жалости и опустился на траву возле друга. Лучше бы сказала, как правильно его позвать.
   - Дани, - он отвесил ему пощёчину, как делал это Рон.
   Тот даже не пошевелился. Дейк, конечно, понимал, что просто не будет. Попробовал снова:
   - Дани!
   Не помогло. Видать, сильно его русалки зацепили. Как же его оттуда выдернуть? Жаль, что рядом нет Аэль, она бы, наверное, догадалась. Когда ведунья появилась рядом, он даже вздрогнул. Откуда она здесь? Глаза Аэль расширились:
   - Лия?
   - Что ты здесь делаешь?
   - Я... была недалеко.
   А ведь мог бы и не спрашивать, Аэль появилась здесь из-за него. Правда, он даже не подозревал, что она так умеет.
   - Поможешь мне?
   Она не раздумывала:
   - Конечно. Что я для вас могу сделать?
   - Его, - Дейк показал на своего друга, - нужно позвать. Его имя Дани.
   - Он был у Мораны? - Аэль присела рядом.
   - Да.
   - А где Ястреб?
   Дейка смутил её тревожный взгляд, но о себе говорить он не хотел. Она поняла по-своему:
   - Вы ведь не можете не знать!
   Пришлось ответить:
   - Он жив.
   Аэль ждала, что ещё он скажет, но Дейк молчал. Тогда, закрыв глаза, девушка вздохнула.
   - А теперь, - попросил Дейк, - давай позовём.
   Словно пробуя на вкус, Аэль покорно произнесла:
   - Дани.
   - Зови сильнее.
   Голос её окреп:
   - Дани! Дани!
   Дейк вновь отвесил другу пощёчину:
   - Дани!
   Аэль перехватила его руку:
   - Не так.
   - А как?
   Девушка задумалась. На первый взгляд ничего странного в молодом человеке не было. Вот только на плече его светился порез от магического кинжала, но других ран Аэль не увидела. Она поделилась:
   - Морана, зовёт тех, кто ей нравится, а я ведь не знаю его совсем. И он меня не знает. Как же он услышит?
   - Обязательно услышит, - уверил Дейк, - но пойдёт вслед, только если его это привлечёт.
   - И что же такого я могу ему дать?
   Девушка беспомощно развела руками, и тогда Дейк догадался. Наверное, это было нечестно с его стороны, но он всё же сказал:
   - Представь, что это Ястреб.
   Когда Аэль смутилась, он понял, что попал в точку.
   - Позови, как звала бы Ястреба, и только тогда он вернётся.
   - Я не уверена... - прошептала Аэль, но Дейк уже знал, что на верном пути.
   - Попробуй.
   Коснувшись ладонью руки Дани, Аэль закрыла глаза. Сначала она просто глубоко дышала, но потом... Стон, который услышал Дейк, поразил. Под именем Дани Аэль звала его. Искренняя чистота первой любви и горечь от осознания безответности не могли не достучаться до его друга, и Дейк не удивился, когда тот открыл глаза.
   - Кто ты? - Дани сжал руками её ладонь, и Аэль вздрогнула.
   Видя слёзы на её глазах, Дейк решил закончить всё как можно скорее.
   - Тебя ждут, - сказал он другу и коснулся его плеча, - возвращайся.
   В тот же момент Дани исчез, а Дейк уставился на свою ладонь. Всех способностей Лии он даже представить себе не мог.
   - Где Ястреб? - всхлипнув, спросила Аэль.
   Он повернулся к девушке. Вытер ладонью слёзы с уголков её глаз. При всём желании больше ничем утешить её не мог.
   - Не плачь, - попросил он, - не надо. Забудь о том, что было.
   - Как я могу забыть? - возразила Аэль. - Я ведь нужна ему.
   - Ястреб не будет твоим. - Дейк знал, что она права, но свой выбор он уже сделал.
   Пытаясь что-то понять, Аэль прожигала его глазами. Столько всего он увидел в её взгляде: недоверие, смятение, недоумение, протест... да много чего. Эта буря из чувств смутила Дейка, и он не стал дожидаться, пока накроет и его. Он коснулся плеча девушки, возвращая её в реальность.
  
   Слёзы хлынули из глаз Аэль, как только она очнулась. Волк и Рысь одновременно подались вперёд:
   - Что?
   Но она их даже не заметила. Взгляд, как у Лии, она встречала только у одного человека, с точно такими же синими глазами. Она не могла поверить в свою догадку. Неужели это Ястреб? Если это так, то почему он прогнал её? Почему о себе ничего не сказал? Аэль должна была выяснить всё до конца, и для этого она туда вернётся. Она закрыла глаза и полетела обратно.
  
   Солнечный свет удивил Дани. Первой он увидел свою сестру, рядом с ней - взволнованного Рона.
   - Что случилось?
   - А ты не помнишь?
   Дани отвёл взгляд.
   - Я помню, как жрец провёл кинжалом по моему плечу, а потом...
   - Что потом?
   Во взгляде Рона было столько любопытства, что Дани закрыл глаза. Однако пощёчина тут же заставила открыть их обратно.
   - Ты что?
   - Ничего. - Рон явно был перепуган. - Не смей больше уходить.
   - Прости, - Дани не хотел говорить о себе, - это личное. Где Дейк?
   - Здесь, - показал Рон.
   - А с ним что?
   - Сложно объяснить, много всего было. А в итоге - яд киро.
   - Киро? - Лицо Дани вытянулось. - Он же...
   Вмешалась Виола:
   - Для него не смертелен.
   - Откуда знаешь?
   - В прошлый раз он с ним справился.
   Дани заметил свежие шрамы на руках Дейка:
   - Чувствую, вы тут славно повеселились.
   - У тебя такой же, - хмыкнул Рон.
   Дани осмотрел своё плечо:
   - Блин, точно. - Он задумался. - Я видел только что двух девушек, так вот у одной из них совершенно точно были синие глаза. Это вам о чём-то говорит?
   Рон изумился:
   - Ты видел Лию?
   - А причём тут река? - не понял Дани.
   Рон усмехнулся:
   - Потом объясню.
   Виола повернулась к Дейку. Сияющие следы от ран на его запястьях отозвались болью где-то внутри. Рон не успел всё рассказать, но основное она уже знала. Все трое пережили ночь, и это уже казалось ей чудом. Она знала, что рано или поздно Дейк вернётся, но ей безумно хотелось видеть его именно сейчас. Виола дотронулась до светящегося шрама, и тут же незримая сила выдернула её из собственного тела и куда-то унесла.
  
   Цветы киро распускались. Куда ни кинь взгляд, всюду белели лепестки, наверное, снизу, из долины, большое светлое пятно очень походило на снег. В прошлый раз Дейк даже не знал, где находился целый месяц, а отрывистые воспоминания не давали полной картины. Видимо, в этот раз всё будет не так.
   Он помнил пророчество и прекрасно понимал, что происходит. Прошлая жизнь его не привлекала, он был бы рад просто оставаться собой. Однако любой узел непременно должен быть развязан, и Дейк ждал, когда появится тот, кого прежде звали Барсом. Вот за спиной послышались шаги, и Лия их узнала. Когда Барс подошёл, Дейк повернулся. Именно таким Барс и жил в памяти.
   - Ты видишь Лию, - сказал ему Дейк, - но её больше нет.
   Чувства, оставшиеся с прошлой жизни, больше не трогали. Лишь тень давно поблёкших воспоминаний. Он даже не понимал, зачем нужна эта встреча. Барс улыбнулся:
   - Я знаю. То, что видишь ты, тоже давно не существует.
   - Тогда зачем всё это?
   У Барса в руках появилась свирель, и Дейк не мог её не узнать.
   - Откуда она у тебя?
   Вместо ответа Барс поднёс свирель к губам, и уже знакомая музыка поплыла над вершиной. Противиться ей Дейк не мог и не хотел. Мелодия завораживала, звала и дарила мечту, она верила и любила. Он увидел перед собой зеленоглазую девушку с рыжими волосами, и Лия перестала существовать.
  
   Та, которую звали Богиней, едва успела перехватить ведунью. Аэль дёрнулась:
   - Пусти!
   - Не сейчас, - осадила её Морана. - Тот, кого ты ищешь, уже встретил свою судьбу.
   - Откуда ты знаешь?
   - Сама посмотри.
   Аэль замерла, увидев встречу Барса и Лии. Всё, что произошло у неё на глазах, не оставляло сомнений. Конечно, это был Ястреб. И та девушка с побережья. В изнеможении Аэль опустилась на землю, и Морана усмехнулась:
   - Не переживай, мне ведь он тоже не достался.
   - Кто же ты? - Аэль подняла опустошённый взгляд.
   Но Морана не ответила. Щёлкнула пальцами и осталась одна. Пришло время и ей отправляться домой, и она грустно улыбнулась, потому что в изысканном замке на собственной планете сегодня её никто не ждал.
  
   Очнувшись, Дейк увидел Виолу, и больше медлить не стал: размотал тесьму, стягивающую волосы в ложную косу, и выудил из кармана то самое ожерелье. Виола рассмеялась.
   - Так ты согласна?
   Дейк и не представлял, что будет так волноваться. Виола сгребла ожерелье в свою ладонь:
   - И не надейся на другое.
   - И что это было? - удивился Дани. Дейк повернулся к нему:
   - Видишь ли, я только что сделал твоей сестре предложение.
   - Вы ж вроде были помолвлены?
   Уши Дейка покраснели. Рано или поздно всё равно пришлось бы признаться.
   - Прости, что мне пришлось так сказать.
   - Значит, соврал. - Дани сощурил глаза. - Ладно, я тебе припомню.
   Рон переводил взгляд с одного на другого. Он был рад, что всё позади. Дома его ждала Ильяна, и он очень надеялся, что сможет с ней откровенно поговорить. У него было что сказать любимой жене.
   - Поехали домой, - позвал он всех.
   Дейк его поддержал:
   - И правда, езжайте.
   - А ты?
   - А что я?
   Дани осмотрелся:
   - Останешься здесь? Скоро зима, а на вершине уже и снег лежит.
   Два голоса слились в один:
   - Это не снег.
   - Как не снег?
   - Это цветы, - пояснил Дейк, - их так и называют: Летний снег. Но это неважно. Другого дома у меня всё равно нет.
   - А как же яд киро? - напомнила Виола. - В прошлый раз ты месяц был в беспамятстве.
   - Ого! - удивился Дани. - Целый месяц? Давай тогда к нам, места хватит. Да и поболтать потом будет о чём.
   - Нет.
   Дейк даже думать об этом не стал. Он поднялся и подошёл к обрыву. Дани до сих пор видел его только своим другом, но для Дейка традиции хаасов по-прежнему были важны.
   - Почему нет? - удивился Рон.
   Дейк сомневался, что его поймут, поэтому молчал. На помощь пришла Виола:
   - Потому что у хаасов жених не может оставаться наедине с невестой. Тем более, жить у неё дома.
   Дани и Рон переглянулись.
   - Прости, не знал, - Дани поднялся. - Но мы же не можем оставить тебя здесь.
   - Вот именно, - поддержал его Рон. - Я вот думаю: у своей сестры ведь хаасу жить не запрещено?
   На это Дейк возразить не мог:
   - Не запрещено.
   - Ильяна - твоя сестра? - догадалась Виола. - Это правда?
   - Правда, - ответил за него Рон.
   Первым делом, скинув с себя одежду, Дейк с головой влез под ручей, что стекал со скалы. Ахнув, Виола отвернулась, но он лишь усмехнулся. После этой ночи хотелось смыть с себя всё, и такая возможность может появиться ещё не скоро. Обжигающе холодная вода, как и всегда, придала ему бодрости. Собрался Дейк быстро. Надел военную форму, затянул волосы в хвост. Кинул в вещмешок грязную одежду, плед да коврик уже были свёрнуты, вот и все сборы.
  
   Дани и Виола повезли Сахи в крепость, тот в сознание так и не приходил. Дейк ждать не мог: он знал, что скоро и сам отключится, и не хотел, чтобы это произошло по дороге. К дому Рона они подъехали вдвоём. Открыв дверь, тот вбежал внутрь:
   - Ильяна, встречай гостей!
   Однако ему никто не ответил. Пытаясь найти жену, Рон прошёлся по комнатам. Прислонившись к дверному косяку, Дейк терпеливо ждал. Он заподозрил неладное, когда друг его вернулся с письмом в руке.
   - Что случилось?
   Бросив письмо на диван, Рон врезал кулаком по стене. Он выглядел взбешённым, однако Дейк видел, что на самом деле тот чуть не плачет.
   - Ушла?
   - Ушла.
   - Она вернётся.
   Говорить становилось всё труднее, и Рон это понял:
   - Пойдём.
   Он упал на кровать, даже не отстегнув меч, Рон только покачал головой. Сознание уплывало, но Дейк знал, что вернётся. Он должен был поговорить с сестрой, заглянуть, наконец, под восточный камень фундамента, а потом построить дом и жениться. Его ждало много дел.
  
   Конец первой книги
  
  
   Продолжение здесь
  
  

Оценка: 8.60*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"