Дианов Александр Сергеевич: другие произведения.

Плохая наследственность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Детские переживания всегда малопонятны нам, взрослым, но, при этом, всегда несут в себе зерно незримой рациональности.

  С самого рождения Артем часто плакал. Слезы текли ручьем даже тогда, когда он сам того не желал. И пока все не выплачет, до последней слезинки, остановиться не может. Вот такая вот неприятность. Видимо, суждено ему было уродиться плаксой...
  Отца это сильно раздражало. Человек он был суровой, можно сказать железной, закалки - настоящий деревенский мужик, прошедший к тому же обе чеченские - с густым раскатистым басом, широкой волосатой грудью и огромными мозолистыми ручищами. Мальчику казалось, что даже имя у отца суровое - Эдуард Георгиевич. Если часто повторять его тихим голосом, в конце концов получится гортанный звук, похожий на рык, как у хищных кошек. Это ли не доказательство. И такой вот страшный человек больше всего в своей жизни не любил именно плакс.
  Как только мальчик начинал реветь, с отцом происходили странные перемены. Он краснел, вскакивал из-за стола и нервно расхаживая из угла в угол их маленькой гостиной, бубнил себе под нос какие-то непонятные, но грозные заклинания. Если плач продолжался, отец хмурил брови и корчил страшную гримасу (из-за чего мальчику еще больше хотелось плакать), а когда и это не помогало - в спешке одевался и со словами "я курить" уходил на получасовую прогулку. Обычно к его возвращению матери удавалось переключить внимание ребенка на что-нибудь интересное и плач прекращался. Тогда отец с прежним невозмутимо горделивым лицом усаживался за стол читать свою газету.
  Артем всегда его побаивался, и вместе с тем - восхищался. Суровый, но бесстрастный, в минуты гнева отец особенно походил на статую какого-нибудь древнего бога, каких мальчик любил разглядывать в исторической книжке с картинками. Так ему казалось.
  Себя же, за то, что уродился таким плаксой, мальчик периодически люто ненавидел. Конечно, это была не настоящая ненависть, а, скорее, горькая детская обида на самого себя. Порой по ночам, укрывшись с головой под одеялом, Артем пытался разобраться, от кого ему могло достаться такое "проклятие". Вариант с отцом естественным образом сразу же отпадал - Артем просто не мог представить себе ситуацию, при которой отец бы вдруг заплакал. Слезы, казалось, были чужды его мужественному лицу. А значит, методом исключения, винить оставалось только маму.
  "В конце концов, все девчонки точно плаксы" - повторял он. - "Вот мне и досталась их дурная болезнь". Понимая всю сложность своего положения, Артем все равно ничего не мог с собой поделать. Как бы ни старался.
  "Неужели и во взрослом возрасте я буду так плакать", - это мысль нет-нет да приходила ему в голову. В такие моменты он представлял себя на месте отца - высоким, крепкого телосложения мужчиной, с копной вечно непослушных каштановых волос и едва намечающейся линией бородки на щеках и подбородке, сидящим с женой на кухне и при этом горько плачущим неизвестно от чего.
  "Уж лучше никогда не взрослеть!" - как заклинание повторял он себе, и в порыве стыда и отчаяния, сильно зажмурившись, прятал голову под подушку.
  Однажды, ему пришлось отправиться с отцом по магазинам. Это случилось в первую субботу сентября, когда мама заболела простудой, и лежала с температурой в кровати. С отцом они редко ходили куда-то вот так, вдвоем, и для мальчика это было настоящим испытанием.
  Во-первых, ему ни в коем случае нельзя было расплакаться во время прогулки - что бы не случилось! "Уж лучше смерть, чем такой позор" - так он думал, долго завязывая в прихожей шнурки на своих ярких ботиночках.
  Во-вторых, он мечтал во время прогулки держаться как можно более холодно - скорчить суровое непроницаемое лицо, как у отца и смотреть прямо перед собой, не обращая ни на кого внимания. Тогда все знакомые, которых они могли встретить по дороге, сразу же поймут, чей он сын. Специально для этого мальчик пол ночи тренировал свою особую гримасу. "Лицо хищника" - так он её прозвал.
  На улице дул сильный пронизывающий ветер, и все прохожие старались поглубже закутаться в шарфы, а у кого таковых не было - спрятаться в воротниках пальто и плащей. На мальчика с отцом никто не обращал внимание, все были заняты своими делами - куда-то спешили, что-то смотрели в телефонах, о чем-то тихо переговаривались. Дорога местами шла в горку, местами - резко падала вниз. Мальчику нравилось чувство парящей свободы, когда после тяжелого подъема со всех ног несешься вниз, раскинув руки в стороны. Про гримасу холодной отстраненности он позабыл сразу же, как вышел на улицу.
  Отец совсем не ругался, и выглядел каким-то подобревшим. Наверное, порозовевшие на холоде щеки смягчили черты его лица, придав облику живости. Держа руки в карманах он спокойной прогулочной походкой шел рядом с сыном, иногда разглядывая интересных ему прохожих, но, чаще, расслабленно смотря прямо перед собой.
  В магазине царила сутолока - люди беспорядочно бродили вдоль прилавков, особенно кучно толпились у тех, где красным сверкали полоски скидочных ценников, пытались получше разглядеть качество товара сквозь стекло витрин, донимали продавцов бессмысленными вопросами. Отец Артема на все это не обращал особого внимания - держа в правой руке составленный женой список, он уверенно перемещался от товара к товару, складывая все в небольшую корзину.
  Артему же в магазине определенно нравилось! Нравилось, как пахнет свежая выпечка на витрине с хлебом - хотелось сразу же запустить руку под стекло и вытащить какую-нибудь особенно хрустящую булочку. Но нужно было сдерживаться - в конце концов отец никогда так не поступал. Нравилось и пестрящая сотней разных цветов витрина с шоколадом и печеньями. Их тоже хотелось попробовать, но мама строга настрого запрещала трогать сладкое в магазине. Приходилось и здесь лишь завистливо смотреть, с тоской пуская слюнку. А ещё, Артему очень нравилась секция, где в больших корзинах развалом продавались несъедобные товары - все тут можно было потрогать, понюхать, покрутить и рассмотреть со всех сторон. И никаких запретов от мамы или папы.
  Когда корзина наполнилась до краев, Артем с отцом направились к выходу. Но у самых касс отец вдруг вспомнил, что не взял творог для особых маминых блинчиков - пришлось за ним возвращаться. Около витрины с молоком стояла худенькая старушка, и слабой морщинистой рукой пыталась дотянуться до упаковки молока на самой верхней полке.
  - Давайте я Вам помогу!
  Голос отца, с легкостью доставшего это самое молоко, прозвучал неестественно зычно в тесном пространстве меду рядами прилавков, и старушка в первое мгновение слегка испугалась.
  - Ох, спасибо тебе большое! - оправившись от испуга, дрожащей рукой она спрятала молоко в свою сумку на колесах. - Никак не получалось самой дотянуться. Слишком высокие у них полки.
  - В следующий раз не мучайтесь, позовите кого-нибудь из персонала, они вам обязательно помогут.
  Сказав это, отец слегка улыбнулся и начал искать нужную упаковку с творогом. Старушка же продолжала какое-то время смотреть на него с каким-то подозрительным выражением лица, будто бы пытаясь что-то вспомнить.
  - Извини, а тебя не Эдуард случайно зовут?
  - Да, именно так.
  - Ты меня, наверное, уже не помнишь, - старушка говорила приветливо улыбаюсь, - я была твоей воспитательницей в детском саду и начальной школе. Ирина Николаевна...
  Артем никогда раньше не видел на лице отца такого странного выражения. У других людей оно называлось бы "удивление", но на суровом лице отца оно исказилось до неузнаваемости, превратившись в какую-то странно-пугающую гримасу.
  - Как поживают твои родители? Здоровы ли? - на замешательство отца она не обратила особого внимания. - Раньше я часто встречалась с ними на улице, но в последнее время мы совсем не видимся...
  - У них все хорошо, спасибо... - отец быстро взял себя в руки, и вновь звучал невозмутимо спокойно. Но Артему почему-то казалось, что разговор с этой странной старушкой ему совершенно не по душе.
  - Ох как хорошо, - она заулыбалась пуще прежнего, - обязательно передавай им мои пожелания здоровья!
  - Конечно, обязательно...
  Отец вновь вернулся к поиску злополучной упаковки творога, желая тем самым показать свою занятость и нежелание продолжать этот неловкий разговор. Но старушка не собиралась так просто сдаваться!
  - Неужели это твой сын? - она испытующе посмотрела на Артема, словно желая заглянуть ему в самую душу. Под её пристальным взглядом мальчику стало неуютно, и к своему величайшему ужасу Артем понял, что на глаза наворачиваются слезы.
  "Я не должен расплакаться! Ни за что!", - подумал он и схватился за куртку отца, со всей силы сжав её в руке.
   - Да, мой сорванец, - отец ободряюще хлопнул его по плечу, - Артем, поздоровайся с бабушкой.
   - Здравствуйте... - из последних сил выдавил из себя Артем.
   - Ох, какой славный мальчик, - старушка заговорщически ему подмигнула и со все той же безобидной улыбкой, обратилась к отцу, - помнится, ты, Эдуард, в его возрасте был жутким плаксой...
  Остаток того дня Артем провел в каком-то странном замешательстве. Все было как в тумане - и жутко искаженное лицо отца, и обратная дорого до дома, больше походившая на отчаянное бегство, и заливистый смех матери, узнавшей о случившемся. Ночью он долго не мог уснуть, вспоминая слова той странной старушки: "Помнится, ты Эдуард, в его возрасте был жутким плаксой". "Раз папа, после всего, стал таким суровым, то и я смогу!", - наконец подумал он, и впервые за долгое время заснул по-настоящему счастливым.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) А.Гаврилова "Не дразни дракона"(Любовное фэнтези) К.Корр "Секретарь дьявола"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"