Дик Инна Владимировна: другие произведения.

"Отче наш... или Счастье есть!"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Были времена, когда она любила, когда мечтала о замужестве, грезила о детках, верила в простое женское счастье. И этот период времени был довольно продолжительным в ее жизни. Период, который превратил нормальную женщину в настоящую стерву, презирающую и ненавидящую всех мужиков на свете. Но, оказывается, что и для нее счастье есть...

  1
  Не знаю, может у меня дурная привычка, но как попадаю на борт самолета, так у меня автоматом срабатывает этот механизм - начинаю читать "Отче наш", конечно не вслух, а про себя.
  - Отче наш, иже еси на небеси, да светится имя твое, да придет царствие твое, да будет воля твоя яко на небеси и на земле... - и читаю, читаю, читаю, закрыв глаза, пока самолет не взлетит и не наберет нужную высоту.
  А потом успокаиваюсь и позволяю своим мыслям думать о делах насущных. После этого я уверенна, что все будет хорошо, и полет пройдет нормально, и дела пойдут по заданному курсу. Может кто-то подумает, что я слишком уж набожна, но это не так. Я обычная женщина, которая, как и многие другие, в быту не часто читаю молитвы и еще реже посещаю храм.
  - Отче наш, иже еси на небеси...
  - Девушка, с вами все в порядке? - это проявил инициативу сосед справа, положив свою руку сверху моей. Сосед слева, старый грузин, уже вовсю похрапывал, и ему было все равно, кто и как себя чувствует.
  - Да, конечно. - я улыбнулась в ответ соседу справа, хотя то, что он вклинился в мое общение с Господом меня, мягко говоря, взбесило.
  - Просто Вы сидите с закрытыми глазами, вот мне и показалось, что с Вами что-то не то. Сначала подумал, что Вы боитесь полета. А потом сообразил, что самолет-то еще и не взлетел. Значит, просто плохо себя чувствуете? - голубоглазый блондин средних лет, сидевший справа от меня, явно проявлял излишнее внимание к моей персоне и пристально смотрел мне в глаза.
  - Да нет, что Вы! Со мной все в порядке! Просто я так настраиваюсь. Мне предстоит выступать с важным докладом на симпозиуме в Берлине. Вот мысленно и проговариваю свой доклад еще раз. - я опять улыбнулась блондину в надежде, что мой ответ его удовлетворит, и он от меня отстанет. Но не тут-то было.
  - Как здорово! Представляете, а ведь, кажется, я тоже лечу на этот симпозиум! - лицо блондина засияло от удовольствия, а я поняла, что с Господом в этот раз уединиться не получится и от полета придется ожидать все, что угодно, раз мною ритуал до конца не выполнен.
  - Ну, давайте тогда знакомится, коллега по симпозиуму? - теперь уже я проявила инициативу, поняв, что от навязчивого собеседника мне в ближайшее время не отделаться.
  - Давайте! Меня зовут Евгений, можно просто Женя! А Вас?
  - А меня - Валентина, но, близкие называют обычно Ляля.
  - А почему, Ляля? - с удивлением спросил Евгений, и его выражение глаз стало таким детским-детским, глупым-глупым.
  - Потому что - Ляля, и все! - отрезала я. Надо же, какой любопытный, все надо знать. - Можете не заморачиваться, для Вас - просто Валентина.
  - Извините, я не хотел Вас обидеть...
  - А Вы меня и не обидели. Просто терпеть не могу, когда начинают задавать лишние вопросы.
  - Я обещаю, больше не буду! Только не сердитесь, пожалуйста, на меня! - Евгений опять вцепился в мою руку.
  - Хорошо, хорошо! - я поспешно высвободила руку, так как не люблю тактильных контактов с незнакомыми людьми. Тут же из динамиков прозвучал голос стюардессы:
  - Дамы и господа! Командир корабля Владимир Евстафьев приветствует Вас и благодарит за выбор авиакомпании Аэрофлот. Наш самолет готов к взлету, прошу пристегнуть привязные ремни. После набора нужной высоты Вам будут предложены прохладительные напитки. - Затем голос из динамиков повторил то же самое на немецком и английском языках.
  Были и другие, положенные в таких случаях объявления, о безопасности полета, о поведении на борту самолета. Но их я уже слушала в пол-уха. Мой собеседник занял все мое внимание. Полет обещал быть нескучным...
  
  В аэропорту Шонефельд самолет приземлился, как ни странно, благополучно. Но меня все равно не покидала мысль, что какие-нибудь неувязки впереди в любом случае обеспечены. И интуиция меня не подвела. Первая проблема возникла почти сразу, при прохождении паспортного контроля. Нет, и с документами, и с наличием визы, естественно, у меня было все в порядке. Просто оказалось, что работает всего одно окно для прилетевших из России и СНГ. И в это окно выстроилась огромная "очередь-кишка" сразу с нескольких российских рейсов. И я оказалась в ней отнюдь не первой, не смотря на то, что мой попутчик Евгений подсуетился и быстренько поставил меня очередь в нужное окошко, все объяснил, как действовать дальше и, как всегда, принялся изображать галантного кавалера:
  - Ляля, Вы меня, пожалуйста, извините, но я временно не могу составить Вам компанию. Мне, к сожалению, в другое окно. - Он посмотрел на меня таким виноватым взглядом, как тот щенок, который написал своему любимому хозяину в ботинок, но при этом не смог ничего с собой поделать.
  Я невозмутимо пожала плечами, показывая всем видом, что, в принципе у меня другие планы, в которые он не вписывается. Но видимо, физиономия моего лица в тот момент оказалась все же кислой, так как Евгений с еще большим усердием продемонстрировал свою приставучую заботу:
  - Лялечка, ну пожалуйста, ну не расстраивайтесь Вы так. Я обязательно Вас дождусь! Давайте встретимся возле выхода из таможенной зоны, хорошо?
  И с чего это он решил, что я расстроилась. Последняя фраза моего попутчика теперь на самом деле вывела меня из себя: "Нашелся тут незаменимый "кадр"! Как будто я его о чем-то прошу!":
  - А с чего Вы взяли, что я расстроилась? У меня свои дела, а у Вас свои. Так идите и занимайтесь ими. - Ответила я ему так резко, что на нас обернулась вся очередь. Да, конечно, я часто веду себя с мужчинами грубо, и я это понимаю. Но ничего поделать с собой не могу - такова моя жизненная позиция к этим существам. Слишком многое пришлось за свои тридцать с небольшим лет из-за таких, как этот Евгений, пережить. Но об этом позже.
  Евгений опять с виноватым видом, но, уже молча, взял мои руки в свои ладони и умоляюще посмотрел ярко голубыми и пронзительными глазами. В этот момент мне его стало даже немножко жалко, все же старается мужик, а я веду себя, как последняя стерва:
  - Ну, хорошо, договорились. - раздраженно ответила я, высвобождая свои руки из его теплых ладошек. - Встретимся возле выхода из таможенной зоны.
  Евгений облегченно вздохнул и двинулся к другому окну, где очередь была в четыре раза меньше. Меня очень удивил данный факт, почему там меньше народу? Оказывается, это окно предназначается для граждан Германии или лиц, имеющих вид на жительство. Эту информацию довел до меня следующий за мной очередник. Видимо, свой вопрос по поводу того загадочного окна, я не заметив, произнесла вслух.
  И тут меня осенило: "Раз Евгений пошел именно туда, значит он или тот, или тот? Хм... Интересный сюжет, а кажется таким зайкой... Ох, и злая же я. Ну и что? Ничего страшного! Но все же вывод один - не такой уж простой и наивный мой новый знакомый Евгений, как показалось с самого начала... А вдруг он - немецкий миллионер, а может даже миллиардер!?.. А я так с ним бесцеремонно обошлась... Ну да, конечно... Дура ты, Лялька! Сейчас, прям, словно манна небесная, взял тут тебе миллионер и объявился...". За такими размышлениями я простояла в очереди больше часа. Процедура проверки документов проходила очень медленно, и казалось, что моя очередь практически и не сдвинулась с места.
  А когда прошли еще полчаса, я поняла, что у меня теперь с регистрацией и выступлением на симпозиуме уже возникла большая проблема. Скорее всего, я не успею, не только приехать и зарегистрироваться, но и выступить со своим докладом. Мероприятие должно начаться с минуты на минуту, а я до сих пор торчу в аэропорту...
  От обиды и невозможности что-то изменить, я чуть не пустила слезы, но не успела, так как оказалась лицом к лицу с представителем паспортного контроля. Передо мной сидел истинный ариец - светловолосый, с голубыми, даже скорее серыми глазами, какой-то огромный, нескладный и с абсолютно непроницаемым лицом:
  - Guten Morgen, Frau Alekseeva. Welch Ziel Euerer Anfahrt?
   С горем пополам, на ломаном немецком языке я объяснила этому не очень красивому представителю немецкой нации цель своей поездки:
  - Guten Morgen. Ich bin geschaftlich hier... Uchavstvuyu in internationaler simoziume.
   А он, в свою очередь, опять-таки с невозмутимым видом и отсутствием каких-либо эмоций на лице, проставил в моем девственно чистом паспорте отметку о прибытии.
  Пошел второй час моего нахождения на территории Германии. Паспортный контроль пройден, а впереди еще таможня. Состояние у меня было такое, что в аэропорту Шонефельд я нахожусь целую вечность.
  На свое удивление таможенный контроль я прошла быстро и безболезненно, даже не пришлось ни слова говорить по-немецки.
  Но как раз в этот момент, когда все административные барьеры были преодолены, моя нервная система неожиданно дала сбой. Я вдруг поняла, что оказалась в водовороте каких-то странных злоключений, и впереди меня ждут неизвестные последствия за срыв своего выступления на симпозиуме. И попробуй тут докажи моей начальнице Ирине Борисовне, что от меня вообще ничего не зависело в данной ситуации:
  - Да. Просто замечательно, в страшном сне такого не увидишь. А тут... Ну что теперь делать одной в чужой стране, с плохим знанием языка и перспективой оказаться безработной по возращению домой? А ведь какие надежды я возлагала на эту поездку! Поездку, после которой предполагалось мое повышение по службе. И не просто повышение, а назначение на должность руководителя одного из филиалов нашей успешной компании. Компании, генеральным директором которой является некий, такой же успешный, господин Генрих... - в размышлениях о своей несчастной судьбе, я будто и не замечала, как беззвучно текут крокодильи слезы по моему лицу. В этот момент мне казалось, что наступил конец света. Все то, к чему я стремилась много лет - рухнуло в одно мгновенье.
  В этом своем состоянии я абсолютно забыла о существовании Евгения, с которым мы договорились встретиться на выходе из таможенной зоны. И если честно, в этой контрольно-таможенной проволочке я почти сразу потеряла его из виду.
  2
  Евгений появился неожиданно с букетом шикарных роз, которые сразу же мне и вручил. От неожиданности я моментально перестала реветь - таких красивых цветов в жизни мне еще никто не дарил. А тут преподнес какой-то случайный попутчик, да, скорее всего еще и маменькин сынок, раз такой сентиментальный и чрезмерно обходительный. Да, с таким "фруктом" я встречаюсь впервые. Мне даже стало интересно, как будут развиваться события дальше.
  В принципе, визуально Евгений был мне симпатичен, но вот характер его не совсем понятен. И в большей степени Евгений меня раздражал, раздражал этой своей интеллигентской манерой, привычкой все предусмотреть. Конечно, смешно рассуждать о человеке, которого ты знаешь от силы часов пять. Но впечатления о новом знакомом у меня сложились неоднозначные.
  Опыта общения с такими мужчинами, как Евгений, у меня никогда не было. Чаще всего жизнь сводила с бесчувственными чурбанами, которым до меня и моей жизни никогда не было дела. А если они дарили цветы, то это были затрапезные хризантемы или еще хуже - красные поминальные гвоздики. И меня это нисколечко не смущало, так как я считала подобное поведение проявлением некой брутальности.
  Евгений, пока я размышляла по поводу брутальности мужчин и, одновременно с этим, с удовольствием вдыхала аромат бордовых роз, сделал кому-то звонок, подхватил мой небольшой дорожный саквояж и удовлетворенно изрек:
  - Лялечка, Вы позволите мне Вас так называть? Вам очень идет именно Лялечка! - Я утвердительно кивнула головой, продолжая вдыхать аромат роз. - Ну, так вот, Лялечка, пора ехать. Пришла машина, которую я заказал. Пойдемте на выход, нас уже там ждут.
  Я остановилась как вкопанная:
  - Интересно, куда это Вы собираетесь меня везти, Евгений? Вы не забыли, что и мне, и Вам сейчас нужно быть на симпозиуме? И потом, мне фирма забронировала номер в отеле "Берлин", поэтому после официального мероприятия я должна появиться там... А вообще, наверное, теперь все равно, появлюсь я где-нибудь из обозначенных мест или нет!
  - Это еще почему - все равно?
  - Да потому что! Симпозиум уже давно как начался и мое выступление в списке докладчиков значится в числе первых. Так что, пока мы туда доедем, все как раз и закончится. - От вновь появившегося чувства обиды и безысходности положения, мои глаза приготовились выпустить очередную порцию слез.
  - Лялечка, зря Вы так переживаете. Пока Вы проходили паспортный контроль, я созвонился со своими знакомыми, которые также принимают участие в этом бесперспективном мероприятии. Так вот, они мне доложили, что много участников вообще не прибыло. Как не прибыл и сам господин Генрих, который был нужен и Вам, и мне. А так как Вы не успевали из-за искусственных проволочек на симпозиум, я решил составить Вам компанию и тоже не ехать.
  - Как не прибыл? Господина Генриха не было на симпозиуме? Вот это да! А я, представляете, проделала такую громадную работу, чтобы попасть на это злосчастное мероприятие. Ведь моя начальница специально меня сюда отправила выступить с докладом, чтобы мои профессиональные навыки смог оценить этот господин... Генрих.
  - Вы, наверное, хотели сказать, господин "Редиска"? - тут же пошутил Евгений.
  - Да... Сказано в точку. - Я улыбнулась в ответ. - Но самое обидное, что эта поездка решала мою дальнейшую судьбу, назначат меня руководителем офиса или нет. Выходит, что не назначат... А теперь еще и с начальницей придется объясняться, почему я не была на симпозиуме. Кстати, наверное, надо ей сразу позвонить и доложить о случившемся, пока она не узнала из других источников. Ведь всех участников наверняка регистрировали, как Вы думаете?
  - Лялечка, не надо ни кому звонить. Я когда разговаривал со своими коллегами, попросил их, чтобы они нас с Вами зарегистрировали, как будто мы там. Так что сейчас есть смысл спокойно ехать в гостиницу. Согласны?
  - А, Вы Евгений, тоже забронировали номер в "Берлине"?
  - Конечно, Лялечка!
  - Ну, тогда, поехали! С Вами в чужой стране мне ничего не страшно, Женя! - сказала я уже повеселевшим голосом, и смело взяла его под локоток.
  
  Отель "Берлин", предназначенный для деловых людей, располагается в районе Тиргартен, в самом центре Берлина, где неподалеку находятся Бранденбургские ворота и Церковь памяти кайзера Вильгельма. Добирались до отеля мы на машине, которую Евгений вызвал заблаговременно. Шикарный черный Мерседес, с кожаным салоном и другими изысками, показался мне странным для машины, вызванной в качестве такси.
  Евгений заметил мое замешательство и сразу пояснил, что, конечно, это ни какое не такси. Просто водитель Мерседеса, оказывается, его давнишний друг Вальдемар. И когда Евгений приезжает в Германию, то всегда пользуется гостеприимством своего приятеля. Вообще-то Вальдемар выходец из России, на самом деле его зовут Володя, и с Евгением они знакомы не случайно. Все детство и юность оба провели вместе. Вместе ходили в один детский сад, вместе учились в школе, вместе осваивали в институте одну и ту же специальность "Информационные технологии в сфере бизнеса".
  В общем, этих двух людей, оказывается, связывало очень многое. Это я поняла из рассказа своего попутчика. А еще мне показалось, что Вальдемар - не просто друг для Евгения, их явно связывало нечто большее. То, как они общались между собой, как соблюдал некую субординацию Вальдемар, подсказывало, что между этими двумя мужчинами, скорее всего, существуют и другие отношения, возможно трудовые. Но было видно, что Евгений намеренно делает акцент именно на дружбу. "Хотя какая мне разница? - подумала я. - Главное, что мне в данном случае не надо напрягаться. За меня все продумал Евгений. Почему бы этим не воспользоваться?"
  В непосредственной близости от отеля много достопримечательностей города. По пути движения Евгений некоторые из них мне показал - Рейхстаг, Бранденбургские ворота, парк Тиргартен. А еще рядом с отелем находится бульвар Unter den Linden и площадь Potsdamer Platz.
  Наконец мы подъехали к отелю. К этому моменту я устала до такой степени, что у меня уже не было сил ничего делать. Даже кушать не хотелось, хотя наступило время обеда.
  Уже в отеле я сделала еще один потрясающий вывод. Оказывается, Евгений очень хорошо говорит по-немецки, не так, как обычно это делают наши туристы, а как коренной житель Германии. Если бы я была одна, то мне пришлось бы туго, так как я практически не знала язык и изъяснялась, чуть ли не на пальцах. А Евгений ловко уладил все формальности по нашему заселению, причем все в той же своей интеллигентской манере. Затем проводил меня в номер и помог разместиться.
  Оставшись одна, я ощутила истинное блаженство. Наконец-то у меня появилась возможность хотя бы на несколько часов забыть о происшедшем и позволить себе отдохнуть, не думая о грядущих неприятностях.
  
  После обеда Евгений организовал мне небольшую экскурсию по этому громаднейшему отелю, в котором насчитывалось более семисот номеров. Меня, человека впервые оказавшегося за границей, отель просто поразил своим уровнем. Чего тут только я не увидела: два ресторана, два бара, закрытый бассейн, фитнес-центр, салон красоты, косметический кабинет, парикмахерская, конференц-залы, сауна, солярий. В общем, здесь было все то, что позволяет человеку почувствовать себя действительно в цивилизованном обществе, почувствовать себя частичкой этого общества.
  Далее Евгений повел меня во внутренний дворик отеля, где расположился великолепный зимний сад с декоративными каменными горками и водопадом. Но самое удивительное было то, что внутри этого сада уютно расположился ресторан "Patio". Красоту редкостных растений очень органично дополняли оригинально оформленные столики. Вокруг столиков сновали подтянутые официанты. Вот здесь мы с Евгением и остановились перекусить. В такой романтической обстановке я, конечно, никогда еще не обедала. Это было здорово. Мне показалось, что я попала в сказку.
  В меню ресторана баварские и средиземноморские блюда, и, конечно, знаменитые берлинские сосиски.
  
  ... Вечером Евгений предложил прогуляться по Тиргартену. Я согласилась и нисколечко не пожалела. Ночной Берлин - это что-то потрясающее. Кажется, что у нас такого нет. А может, только, кажется?
  Ночью все города предстают нашему взору другими. Говорят, что европейские города не всегда подсвечены по ночам, и иногда можно наткнуться лишь на неприглядную темень. Но это не про Берлин. Моему восторгу не было предела. До чего же красиво, аж дух захватывает от мысли, что мне удалось здесь побывать.
  В районе Тиргартена сконцентрирована масса известных достопримечательностей. Вот, например, Бранденбургские ворота - один из главных символов Германии и ее столицы. От фотографов с серьёзными до смешного лицами проходу нет. Они снуют везде со своими штативами и другими приспособлениями, словно армия муравьев. Чем более занятый и одухотворённый творческим экстазом вид у вас, тем больше шансов, что именно к вам подойдут туристы, протянут что-то микроскопическое и с русским или итальянским акцентом попросят их сфотографировать.
  А как замечательно выглядит ночной Рейхстаг. То здесь, то там попадаются на глаза целующиеся парочки, которых это место чем-то привлекает, наверное, своей богатой историей. А на самом верху, внутри купола, даже в это время по кругу ходят люди и экскурсионные группы. И мы с Евгением сошлись в едином мнении, что они там прогуливаются, как в тюремном дворике на прогулке.
  Но, особую гордость у меня вызвал Мемориал павшим советским воинам в Тиргартене. Он был возведён в 1945 году. И не смотря на то, что был уже глубокий вечер, Мемориал, подсвеченный "умелой рукой", выглядел величественно и гордо. На центральной части Мемориала, являющейся своеобразным постаментом, расположилась восьмиметровая бронзовая статуя советского воина, спокойного и умиротворенного. А чуть ниже два световых луча словно выхватывают из общей композиции надпись на главной колонне, от которой у меня побежали мурашки по телу: "Вечная память героям, павших в боях с немецко-фашистскими захватчиками за свободу и независимость Советского Союза". Я стояла и думала о том, что, стоя на этом месте, все русские должны, нет, не должны, а обязаны чувствовать себя достойными памяти наших солдат. По-другому просто не может быть...
  
  Мы бродили по ночным улицам с Евгением чуть ли не до утра, много болтали обо всем подряд, и вернулись в отель уставшие, но абсолютно счастливые. Евгений, как галантный кавалер проводил меня до номера:
  - Лялечка, спасибо Вам за прекрасно проведенный вечер. Я получил истинное удовольствие. - Евгений взял мои ладони в свои. И, кажется, зря. Ну почему-то не люблю я этих телячьих нежностей. Странные возникают в связи с этим ассоциации.
  - Евгений... - начала я серьезным тоном, но не успела закончить.
  - Лялечка, ну зачем Вы всегда так официально ко мне обращаетесь? Я прошу Вас - просто Женя. - Он продолжал крепко держать мои ладони, слегка поглаживая большими пальцами.
  - Хорошо. Женя... Так вот, продолжим. Я-то тут не причем. Вся заслуга только Ваша и больше ничья. Если бы Вы не организовали эту замечательную прогулку, я сейчас страдала бы от скуки и не знала, куда себя деть в чужой стране, чужом городе. Так что, огромное спасибо за этот замечательный вечер.
  - Ну, что Вы, Лялечка... - Евгений засмущался, как ребенок.
  - Ой, я уже вижу, как Вы устали, Женя. И я, честно говоря, тоже валюсь с ног. Ну, что? До завтра? - пора было "закругляться" с разговорами, так как сентиментальность Евгения временами меня несколько раздражала.
  "Да, хороший мужик, ничего не скажешь. - Думала про себя я. - Но... не мой типаж... Интересно, а какой мой? Слишком брутальный у меня уже был, и я хорошо помню, чем для меня все это закончилось. Больницей и длительной реабилитацией". На этом месте мои размышления зашли в тупик и Евгений вовремя продолжил диалог:
  - Ну, Лялечка, тогда я прощаюсь с Вами. А завтра у меня для Вас будет небольшой сюрприз... Спокойной ночи! - он поцеловал мне ручки, как в старинных романах, и не уходил до тех пор, пока я не закрыла за собой дверь в номер.
  Не знаю, какой сюрприз приготовил на завтра мне Евгений, но в номере меня уже ожидал роскошный букет роз в оригинальной плетеной корзине ручной работы и засервированный вкусным ужином столик.
  - Господи, когда он это все успел? Ну, явно перебор! Знакомы-то всего один день... Но мне это нравится. Господи, Лялька, ты ли это? Ей, видишь ли, нравится! Дура!.. Но все же я так голодна, и это все так во время...
  До отъезда в Москву у нас было еще два дня, и я понимала, что они будет такие же насыщенные, как и первый.
  3
  Наутро меня действительно ожидал сюрприз - Евгений объявил мне, что сегодня мы отправляемся в Мюнхен на какой-то необычный праздник. Предварительно мы замечательно позавтракали все в том же зимнем саду отеля, а когда уже собрались уходить из ресторана, официант вручил Евгению продуктовую корзинку, накрытую накрахмаленной салфеткой.
  - Это я заказал нам на дорогу, Вы не возражаете, Лялечка?
  - Женя, я только "за". Более того, скажу Вам по секрету, я люблю вкусно покушать и абсолютно не терплю не оправданных воздержаний от еды. Тем более, поправиться мне не грозит. Проверено! - я рассмеялась, настроение с утра было очень даже ничего.
  - Надеюсь, что содержимое корзинки Вам понравится! Ну что, в путь?
  - В путь...
   Как и в первый день роль таксиста ловко исполнял Вальдемар. Его машина шла уверенно и напористо, как торпеда, со скоростью 130 км/ч. Дорога до Мюнхена по автобану заняла около пяти с половиной часов. Количество полос на немецком автобане в одну сторону колеблется от двух до четырех. Вальдемар пошутил, что крайний левый ряд, если вы не летчик, занимать не рекомендуется, там идут на взлет.
  Да, прекрасная вещь автобаны. Во-первых, они бесплатные, как и все дороги в Германии, во вторых на многих участках скорость не ограничена. На некоторых стоит ограничение 130, 120 и 100 км/ч. Я, как водитель со стажем сразу оценила удобство подобных дорог. Как нам дома таких благ не хватает!
   Итак, Мюнхен - он сразу подкупил отсутствием большого кол-ва современных зданий в отличие от Берлина и чистотой. Этот город видимо меньше других пострадал во время войны, либо строительство и восстановление производилось в соответствии со старинным обликом города. В Берлине мы блуждали среди современного города в поисках старины, в Мюнхене же красиво все.
  Мы остановились в отеле "ViVadi", не далеко от центра. Окна моего большого номера выходили в сад - тишина и прохлада. Благодать. Евгений и Вальдемар поселились в номере, расположенном рядом с моим. Мы быстренько обустроились в своих покоях, в которых предстоит только переночевать, и дружно спустились на обед в итальянский ресторан с одноименным названием "ViVadi".
  После обеда Евгений огласил план дальнейших действий. Оказывается, каждый год в середине сентября и по начало октября в Германии проводится самый крупный пивной праздник в мире - Oktoberfest . Грандиозное действие длится целых шестнадцать дней! А сегодня, о чудо, первый день праздника - его открытие. Я много слышала об этом необыкновенном мероприятии от своих друзей и знакомых, многие из которых специально подгадывали свои отпуска, лишь бы попасть на Oktoberfest. А теперь и мне, благодаря Евгению, посчастливилось это увидеть воочию. Я готова была прыгать от счастья, но насилу сдержала себя, дабы не выглядеть в глазах моих попутчиков слишком легкомысленной.
  Октоберфест - это не только настоящее немецкое пиво, сваренное лучшими пивоварами страны, но и уникальные массовые мероприятия. Например, ритуал откупоривания первой бочки, который с 1950 года открывает фестиваль. Или, парад владельцев пивных палаток, во главе которого идет бургомистр города и маленький ребенок - символ Мюнхена. Ну, в какой другой стране еще такое можно увидеть?
  Самыми популярными и большими палатками являются Augustiner-Brdu и Hofbrdu-Festzelt. Последняя вмещала, как рассказали завсегдатаи, десять тысяч человек. За время праздника в этих палатках выпивается около 550 тысяч литров пива, в качестве закуски съедается 70 тысяч цыплят, и более 5 тысяч свиней. Кроме упомянутых палаток Октоберфест может похвастаться еще двенадцатью меньшими и огромным количеством совсем маленьких шатров. Вот это размах! Не удивительно, что это место - самое любимое место среди туристов, уж русских-то точно.
  Ну и, конечно, не пивом единым живет Октоберфест. Самые мощные и веселые аттракционы, много увеселительных мероприятий ждет всех участников Мюнхенского фестиваля. И мы не упустили возможности испробовать на себе все эти увеселения, детские и не очень.
  Не смотря на усталость и позднее время, еще не хотелось возвращаться в отель. Как и накануне, но уже втроем, в завершение сегодняшнего дня мы немного побродили по вечернему Мюнхену. Так прошел второй день моей "перспективной" командировки.
  Особая атмосфера теплоты и сердечности, присущая самому веселому городу Германии, сделала Мюнхен местом самых счастливых часов моего пребывания в Германии.
  
  Утро нового дня не предвещало ничего плохого. Впервые за несколько дней я замечательно выспалась. Долго нежилась в уютной кровати, пока весёлый солнечный лучик окончательно не пробился сквозь ажурные шторы и не заслепил мне глаза. Комната наполнилась теплом, хорошим настроением и надеждами на прекрасное будущее.
  - Да, пора вставать. Хватит лениться, Лялька! - мысленно пришлось себя подтолкнуть к организованному началу дня. Я не спеша привела себя в порядок, сделала небольшую укладочку на голове, благо фен в ванной комнате был в наличии.
  Кто-то может сказать: "Разве может быть укладочка небольшой?" У меня может. Это в том случае, когда на "парад" идти не надо, но, чёрт возьми, очень хочется выглядеть "на все сто". И сегодня у меня было как раз именно такое состояние души. Как только я была готова, Евгений зашел за мной в номер и предложил позавтракать в кафе, которое соседствовало рядом с отелем.
  Тут я заметила, что Евгений был без Вальдемара:
  - А где Вальдемар? Он что с нами не пойдёт завтракать?
  - Да, Вальдемар - ещё тот ловелас. Он вернулся в отель почти под утро - был у какой-то своей мюнхенской знакомой... Вот... - Евгений рассмеялся.
  -Ничего, себе. А он что, не женат? Вроде и мужик не плохой, неужели холостой? - искренне удивилась я.
  - Да, Лялечка, не женат. Не повезло Володьке, так и не встретил свою половинку.
  -А Вам, Женя, видимо повезло? - решила я съязвить. Но Евгений вдруг остановился, взял мои руки в свои, как обычно он любит делать, прижал к груди и с чувством сказал:
  - Да, повезло! Повезло, потому что я встретил Вас. А до этого... - вдруг Евгений о чём-то задумался. - А до этого жизнь меня не баловала, я никогда не был женат. Женщины, конечно, были, но все это было не то.
  - Мне кажется, что в отношении меня Вы тоже делаете преждевременные выводы. Ведь я могу оказаться совсем не "той", за которую Вы меня принимаете. И вообще, я могу оказаться замужем, вы об этом не думали? - Я аккуратно освободила руки, засунула их в карманы своего модельного плаща и снова продолжила движение по направлению к кафе.
  Евгений двинулся следом за мной и продолжил тему, как ни в чем не бывало:
  - Вы не замужем, Лялечка. Я это знаю.
  - Откуда вы можете знать? Я Вам о себе ничего не рассказывала.
  - Может, покажется это смешным, но я чувствую Вас.
  - Женя, я Вас прошу, давайте сменим тему, не то мы поругаемся. - Содержание разговора стало откровенно меня раздражать. Я к этому была не готова и, видимо, пока не хотела ничего менять в своей жизни. - Давайте лучше поговорим о Вальдемаре. Меня беспокоит, сможет ли он сегодня вести машину, ведь не спал всю ночь? А нам вечером надо быть в Шонефельде.
  - Не беспокойтесь, Лялечка, до нашего отъезда ещё успеет. Я уходил, он дрых, как пожарник.
  -Ну ладно.
  
  Так, за душещипательной беседой мы и не заметили, как дошли до кафе. Надо заметить, что немцы любят простую кухню без всяких излишеств и наворотов. И мне, честно говоря, это было по душе. Евгений заказал нам традиционное немецкое блюдо - свиные рульки с варёным картофелем, обильно сдобренные петрушкой.
  Прямо всё как у нас: просто и вкусно. Единственное, что мне не очень нравилось, так это слишком большие порции. Просто гигантские. Когда заказанные блюда нам принесли, и я увидела их объём, который предстоит запихать в себя, я сразу Евгения предупредила:
  - Женя, Вы, пожалуйста, не обижайтесь, но столько я съесть не смогу. Слишком уж большая порция, даже для меня - любителя вкусно покушать.
  - Лялечка, скажу честно, для меня это тоже - слишком. А для немцев - это нормальная порция. Они кушают всегда много.
  - Да к тому же сейчас ещё завтрак, а мы будто обедать собираемся. - Заметила я.
  - Нам еще несколько часов предстоит провести в дороге, Лялечка, поэтому надо основательно подкрепиться. Так что, приятного аппетита.
  - А что, я? Я поддерживаю! И Вам, Женя. Приятного аппетита.
  
  После завтрака-обеда мы, не спеша и попутно рассматривая местные достопримечательности, вернулись в отель. Вальдемар встретил нас уже молодцом - свеженьким, побритым, поглаженным и чрезмерно наодеколоненным. "Вот что значит холостой мужчина, сам ухаживает за собой. Да ещё как! Лучше любой женщины" - я оценивающим взглядом окинула водителя. Несмотря на его безукоризненный вид, мне было немножко смешно, от того, как он пытался передо мной "держать марку", пытался скрыть свои ночные похождения. Вида, конечно, я не подала - незачем мужика расстраивать.
  
  Обратная дорога из Мюнхена показалась мне значительно короче. Наверное, от того, что мы проезжали уже знакомые места.
  В Берлин мы въехали в шестом часу и сразу отправились в свой отель "Берлин". Необходимо было собраться в дорогу, сдать номера и перекусить перед отлетом. Когда все было готово, я выключила в номере свет и подошла к окну.
  Начало темнеть. Берлин вновь окунулся в разноцветную иллюминацию. А я понимала, что сегодня попрощаюсь с этим великолепием, с этой культурой, с этими замечательными людьми. И от этого что-то защемило внутри, как это бывает, когда расстаешься с кем-то близким, родным. Так бывает, когда чувствуешь, что разлука неотвратима, но ты с этим ничего не можешь поделать...
  
  До вылета было достаточно времени. Мы с Евгением спустились в уже полюбившийся ресторанчик в зимнем саду, где ненавязчиво играла живая музыка. Официант принес нам бутылочку французского вина и легкую закуску. Было так здорово, так уютно, что не хотелось никогда отсюда уходить. И вообще, не хотелось уезжать из Германии.
  Здесь, в другой стране, я неожиданно почувствовала себя той Золушкой, жизнь которой в одночасье превратилась в настоящую сказку. Но, сказка когда-нибудь заканчивается. Вот и я завтра вновь окажусь, как по мановению волшебной палочки, в своей ненавистной тыкве.
  Евгений заметил мою грусть:
  - Лялечка, что случилось? Вам скучно?
  - Знаете, Женя, как подумаю, что мне завтра на работу и что начальница потребует объяснений по поводу провала на симпозиуме, все настроение портится. А моя начальница, Ирина Борисовна, еще та старая "грымза", хотя и относится ко мне хорошо. Она привыкла держать все под контролем, в том числе и людей. Даже не знаю, что я ей завтра скажу в свое оправдание? Навряд ли ее удовлетворит мое объяснение, связанное с заминками в аэропорту...
  - А мне кажется, что все будет нормально. Просто приедете и как обычно займетесь своей ежедневной работой.
  - Так она же спросит, как я выступила, как публика отреагировала, как прокомментировал мое выступление господин Генрих? А я? Что я ей отвечу? Врать-то я не умею, да, если честно, и не хочу...
  - Что-то подсказывает мне, Лялечка, что до этих расспросов дело не дойдет. Я думаю - все будет хорошо.
  - Вы считаете? Как говорят в народе, Ваши бы слова да богу в уши. - Ответила я рассеяно.
  - Кстати, Лялечка, - опять завладел моим вниманием Евгений, - а Вы мне, между прочим, обещали дать почитать свой доклад.
  - Женя, мы с Вами работаем в разных сферах: я - финансист, а Вы - программист. Думаю, что эта информация Вам совсем не интересна. Дебеты, кредиты, бухгалтерские проводки и так далее...
  - Зря Вы так думаете. Мне всегда и все интересно. Тем более дело, которым занимается интересная для меня женщина.
  - Вы опять? - Я строго взглянула на него.
  - Нет, нет. Я сугубо о Вашем докладе. Так что? Дадите почитать?
  - Ох, и занудный же Вы, Евгений! Зачем это Вам нужно, никак не пойму. Ну, коли сильно хотите, так и быть, вручу Вам самый ценный экземпляр. В электронном виде подойдет?
  - Конечно, подойдет.
  - Тогда, держите. - Я достала из кармашка своей сумочки флешку в виде сердечка на серебряной цепочке. - Только с возвратом. Я имею в виду флешку, а с докладом можете делать, все, что Вашей душе угодно. Я думаю, мне он больше не пригодится.
  Евгений бережно зажал сердечко в своей широко ладони и с улыбкой ответил:
  - Вот за это огромное спасибо! Теперь у меня будет повод встретиться с Вами и в Москве...
  
  В самолете наши места, естественно, опять оказались рядом, правда, уже в бизнес-классе. Хотя я прекрасно помню, что у меня было эконом-место.
  - Надо же, уже умудрился поменять мой билет. Когда только успел, вроде все время был рядом со мной? - подумала я про себя. Но нисколечко не рассердилась на своего попутчика. - Ну, раз так хочется человеку, пусть - будет. Тем более, я сама ничего не просила, он все делает по своей воле.
  А вообще-то события этих дней, появление в моей жизни Евгения, заставили меня хорошенько поразмыслить, пока мы летели в самолете: "Да. Все мне это определенно нравится. Приятно осознавать себя "звездой", которой все и во всем пытаются угодить... Ой-ой-ой, какая еще "звезда"? Аккуратней на поворотах, дорогая! Как бы внезапно не упасть с небес на землю этой "звезде". Ох, и больно будет!.. Так может лучше - на земле, без всяких "звезд"? Ведь один раз уже пришлось приземлиться... и все потерять в один миг... Думай лучше о работе, и нервная система будет здоровее... Наверное..."
  
  4
  Конечно, не всегда я была помешена на работе. Были времена, когда я любила, когда мечтала о замужестве, грезила о детках, верила в простое женское счастье. И этот период времени был довольно продолжительным в моей жизни. Период, в течение которого я превратилась из нормальной женщины в настоящую стерву, презирающую и ненавидящую всех мужиков на свете.
  С Алексеем мы учились в одном институте и были одногруппниками. Чувства между нами возникли практически сразу, как только мы встретились на пороге Вуза. Сначала длительное время просто дружили, а уже на четвертом курсе решили снять квартиру и жить вместе.
  Алексей был перспективным студентом, в деканате на него имели большие планы. Все преподаватели пророчили ему блестящее будущее. Я очень гордилась тем, что он выбрал в подруги именно меня, а никого-то другого. И старалась облегчить жизнь Алексею, предусмотреть все мелочи, которые могли создать проблемы для любимого. Я даже устроилась на работу и вечерами ходила мыть полы в нашем же институте. Учебу я, конечно, не забросила, но прекрасно понимала, что для нас обоих важнее, как сложиться профессиональная судьба у Алексея. Поэтому училась так себе, по накатанной колее, без особых выдающихся достижений. Для меня было главным, чтобы у него все было хорошо. Как часто мы, женщины, совершаем подобные ошибки. Мы не думаем о себе, но печемся о них, надеясь, что потом нам воздастся по заслугам. Да...
  
  После окончания института, когда мы стали самостоятельными специалистами, Алексея, как и предполагалось, сразу взяли на руководящую работу в крупную финансовую компанию. А я смогла устроиться лишь рядовым бухгалтером в небольшую, но стабильную торговую фирму.
  Вся наша жизнь была подчинена профессиональной деятельности Алексея. Меня все устраивало, потому что я понимала, что все это во благо нашего безбедного будущего. А в будущем мы мечтали иметь немало - и квартиры, и машины, и другие блага, полагающиеся людям высшего общества. С детьми мы решили пока не торопиться. Сначала надо создать базу, материальную базу. А уж потом очередь дойдет и до детей.
  Так прошло несколько лет. Алексей оказался успешным финансистом, и его назначили на высшую руководящую должность в компании. Теперь он на работе пропадал до позднего вечера, но я по-прежнему все понимала. Так было надо. Всегда чем-то приходиться жертвовать ради достижения более веского результата.
  Теперь от меня многое зависело, и в первую очередь зависела дальнейшая успешность Алексея. Поэтому я крутилась как белка в колесе: прибегала уставшая со своей работы, наводила дома порядок, готовила шикарные ужины, которые могли сравниться лишь с самыми известными ресторанами. Ведь Лёшеньке надо хорошо питаться, у него такая ответственная работа. А я женщина сильная, смогу выдержать все.
  Постепенно у Алексея значительно увеличился доход, и мы решили отгрохать особняк. Работы по строительству дома мне пришлось полностью взять на себя, Алексей был занят. И это было понятно. Я, конечно, в строительстве ничего не понимала. Но раз задумали такой грандиозный проект, значит надо вникать во все тонкости строительной индустрии. И мне это удалось. У нас получился шикарный дом.
  Были, конечно, и потери. За всеми заботами - об Алексее, о новом доме, я совсем забыла о себе. Времени, ходить по салонам и бутикам у меня не было. Каждый день был расписан буквально по минутам. К вечеру я была уже как выжатый лимон. Я даже не заметила, как превратилась в ужасно худую и неухоженную "лохудру".
  Постепенно я стала замечать, что чувства между мной и Алексеем стали угасать. О близости мы давно забыли, наши отношения больше стали напоминать деловые. Но я не останавливалась, мне казалось, что это временные трудности, и каждая семья сталкивается с подобными проблемами. Я с усердием продолжала заниматься благоустройством нового дома, дизайнерством и прочими заботами, лишь бы у нас все было, как у людей. Это продолжалось до тех пор, пока я не попала в больницу с глубоким истощением.
  На больничной койке я пролежала около двух месяцев. Сначала Алексей навещал меня по мере возможности, раза два в неделю, и я все время его оправдывала - слишком у него плотный график работы. А потом посещения любимого стали все реже и реже и, в конце концов, совсем прекратились. В день выписки Алексей все же явился ко мне с видом побитой собаки, с запахом чужих женских духов, явно дорогих, и с жалкой гвоздикой:
  - Лялька, прости меня, но я ухожу от тебя... Я люблю другую женщину...
  - Лешка, ты шутишь? - я смотрела на него и не понимала, что происходит.
  - Прости, не шучу... А что ты хотела?! - Алексей вдруг повысил голос на меня. - Ты последний раз, когда на себя в зеркало смотрела? Знаешь, на кого ты стала похожа? Да если хочешь, мне с тобой идти рядом стыдно!
  - Как ты можешь со мной так поступать, ведь я это делала для нас... для тебя... - я закрыла лицо руками и тихо заплакала.
  - А ты меня спросила, мне эти твои заботы нужны были? Да лучше бы ты собой больше занималась! - он почти перешел на крик.
  - Тише, прошу тебя, тише... У меня голова болит... Скажи, а кто она?
  - Любочка, моя секретарь.
  - А-а-а, все понятно. Очень удобно, прямо под боком. А я-то дура, старалась свить нам уютное гнездышко. Но тебе это было вовсе не нужно... Ну что ж, прощай. Наше расставание будет безболезненным для тебя, мы ведь с тобой так и не зарегистрировались. Я все ждала, когда же ты мне сделаешь предложение. Ждала-ждала, вот и дождалась... Ну, что ж, прощай!
  Алексей, не проронив ни слова, бросил мне на одеяло убогую гвоздику, развернулся и ушел. Ушел навсегда, больше я его никогда не видела.
  Так завершился огромный этап моей жизни длиною в восемь лет, этап моих иллюзий в отношении семейного счастья и порядочности мужчин.
  
  5
  Сегодня у меня первый рабочий день после приезда из Германии, и на работу идти ужасно не хотелось. Особенно в ожидании головомойки. Но, делать было нечего, такова моя судьба. Не прятаться же, в конце концов, от своей "любимой" Ирины Борисовны.
  Выехала пораньше, чтобы, не дай бог, не опоздать. За рулем я езжу сама, и водительский стаж у меня приличный. Но Москва есть Москва. Если угодишь в пробку, то на работу в лучшем случае попадешь лишь к обеду. Поэтому надо выехать на полчаса раньше - вернее будет. Во-первых на работу не опоздаешь, а во-вторых, как примерный сотрудник, явишься на рабочее место раньше всех и даже успеешь, пока никого нет, перелопатить уйму бумаг. В общем, преимущество раннего начала дня - налицо.
  Сегодня я тоже оказалась первой, причем значительно. Мне хотелось настроиться на "конструктивный" диалог с Борисовной, продумать свои аргументы.
  Когда я зашла в свой рабочий кабинет, моему удивлению не было предела. На столе стоял роскошный букет белых лилий, которые я обожаю не меньше роз. А запах-то, какой, просто фантастика! Одно время я была помешана на ароматах с запахом лилий и скупала себе все подобное: начиная от кремов и духов и заканчивая водой для глажки белья в утюг. Постепенно моя сущность "насытилась" таким энергичным запахом, и я стала пользоваться более сдержанными и тонкими оттенками духов. "Может это потому, что запах лилий всегда ассоциируется у меня с тем периодом жизни, когда я была счастлива с Алексеем? - размышляла я, усаживаясь в свое удобное кресло. - К черту Алексея! Я все равно обожаю этот запах во всех его проявлениях! - Боже, какой аромат!" - Я наклонилась ближе к букету и тут увидела здоровенную открытку, которая стояла с правой стороны от вазы. Содержание послания гласило буквально следующее:
  УВАЖАЕМАЯ ВАЛЕНТИНА ИВАНОВНА!
  ОТ ВСЕЙ ДУШИ НАШ КОЛЛЕКТИВ ПОЗДРАВЛЯЕТ ВАС С УСПЕШНЫМ ВЫСТУПЛЕНИЕМ НА СИМПОЗИУМЕ!
   МЫ ЛУЧШИЕ И ВСЕ БЛАГОДАРЯ ВАМ!
  
   ДАЛЬНЕЙШИХ УСПЕХОВ ВАМ В ВАШЕЙ СЛОЖНОЙ РАБОТЕ!
  
  Далее стояли, как обычно это делается в таких случаях, подписи всех сотрудников офиса. И первой расписалась наша "грымза" Ирина Борисовна. Когда я увидела ее закорючку, в висках у меня сразу запульсировало, и я схватилась за голову:
   - Боже мой! Что это означает? Неужели Борисовна ничего не знает о результатах моей поездки? Вот где кошмар-то! Вот где позор-то! А я надеялась на то, что все уже знают... Значит придется самой все рассказывать и краснеть перед людьми, которые возлагали на меня свои надежды...
  На этом мои угрызения совести были неожиданно прерваны воплями Маринки, секретарши нашей "грымзы" и по совместительству моей подружки. Маринка ворвалась в мой кабинет, как фурия, и стиснула меня в своих богатырских объятиях - Маринка была из тех женщин, которые на скаку коня остановят со всеми вытекающими последствиями...
  - Лялька, золотце ты наше! Какая же ты молодец! Ты не представляешь, какая гордая наша "грымза"! Это настоящий фурор! - Маринка тараторила без остановки и кружила меня по кабинету, как бешенная. А я лишь еще сильнее сжалась в комок и подумала: "Неужели "грымза" пообещала всем премию по поводу моего "великолепного" выступления? Ужас! Если так - меня все, как один, возненавидят..."
  - Когда Борисовне позвонили из Берлина и сообщили о твоем успехе... - продолжала Маринка, но я ее бесцеремонно перебила.
  - Постой, Марина! Ты сказала, что позвонили из Берлина? Кто позвонил? - я не заметила, как схватила свою подружку за плечи и начала трясти.
  - Да, почем я знаю? Кто-то позвонил. Да какая разница, Ляль, кто звонил?! Слушай дальше... "Грымза" всех собрала и сообщила...
  - Мне надо знать, кто звонил. Марина, для меня это очень важно. Обычно же ты отвечаешь на звонки, неужели ты не помнишь? - в сердцах я крикнула на Маринку. Та от неожиданности остановилась под моим голосовым натиском и задумалась:
  - ... Кто звонил? Конечно, помню! Он представился господином Генрихом. Вот.
  У меня чуть не вырвалось, что господина Генриха не было на симпозиуме, и он не мог звонить. Но я вовремя остановилась, ведь Маринке о своих злоключениях я ничего еще не успела рассказать. А теперь и вовсе подумаю, надо ли это делать. Хоть Маринка и единственная моя подружка, с которой я обо всем делюсь, но в то же время - она секретарь моей начальницы. Как говорится, береженого бог бережет.
  Маринка смотрела на меня с недоумением:
  - Ляль, а ты че, не рада, что ли? Я что-то не пойму.
  - Да нет Мариш, конечно, я рада. - Я кое-как натянула улыбку на лице. - Просто я ужасно устала, прилетела же в три ночи и, считай, сразу на работу.
  - А-а-а... А я уж подумала, что у тебя что-то стряслось...
  - Нет-нет, все в порядке. Было много чего интересного. Только я тебя умоляю, давай расскажу все вечером. Просто пока нет сил, да и с мыслями надо собраться.
  - Лялька, а давай пойдем вечером в кафешку? Посидим, винца попьем, и ты мне все расскажешь. Блин, как мне интересно, что с тобой там было! Ты не представляешь!
  - Хорошо, Мариш! Я тоже с удовольствием бы где-нибудь посидела. - Маринка удовлетворенно кивнула мне в ответ и пошла на выход, но у самых дверей неожиданно остановилась и добавила:
  - Кстати, грымзы сегодня не будет. Она наказала коллективу, между прочим, тебя поздравить. Так что, когда народ соберется - будем праздновать, готовься.
  - А где, же Борисовна сегодня?
  -Да-да... - Маринка словно отмахнулась от моего вопроса рукой. - Ее вызвали в департамент. Она так сказала. А на самом деле, наверное, опять ее любовничек приехал в командировку. Помнишь того старого хрыча? Так вот - у них бурный роман. Так что сегодня, Лялька, ты - за начальницу. Борисовна разрешила сегодня всем особо не напрягаться. Будем гулять по полной программе! Вот!
  - Ну, хорошо, договорились. - Ответила я кратенько, лишь бы Маринка удовлетворилась и ушла в свою секретарскую. А то ведь ее не переслушаешь, как сядет на своего коня, только держись.
  В общем, мой так называемый первый день после "победы" прошел относительно спокойно, если не брать во внимание, что все время меня беспокоил один вопрос: "Господин Генрих по поводу меня звонить Борисовне не мог, потому что его самого не было на симпозиуме. Евгений тоже не мог - он был все время рядом со мной. Тогда кто? Вот в чем загвоздка!.. Ну, ладно, время покажет и расставит все на свои места. Не зря в народе говорят, все тайное рано или поздно становится явным. Лишь бы это явное потом мне не вылезло боком. А так, в принципе, я совершенно не против всего происходящего. По крайней мере, пока".
  
  Вечером мы с Маринкой душевно посидели в своей любимой кафешке "Перекресток". Только с Маринкой вне работы я и могла морально расслабиться, поделиться наболевшим и просто посоветоваться. И это не смотря на то, что мы с ней такие разные. Правда, некоторые жизненные позиции у нас как у клонов.
  Маринка, так же как и я, была "бита" жизнью. Когда-то у нее был любимый мужчина, которому она отдавала всю себя и который потом ее предал. Когда-то были шансы обзавестись ребятенком, но его она не смогла выносить. После ухода мужа к другой женщине, у Маринки случился выкидыш на больших сроках. Эта трагедия навсегда лишила ее возможности стать мамой. После пережитого некогда стройная девчонка превратилась в настоящую гром-бабу с выдающимися формами. И после всего Маринка оставалась человеком, который всегда тебя поймет, даже если ты не права, поддержит в трудную минуту и, если надо, последнее отдаст ради тебя.
  Для меня Маринка была даже больше, чем подруга. Она была для меня сестрой. Родственников у меня не было. Вернее, наверное, были когда-то, но к счастью или несчастью я о них ничего не знала, потому что выросла в детдоме. И наличие рядом родственной души в лице Маринки для меня было важным аспектом.
  Единственной отрицательной чертой у Маринки была ее склонность к чрезмерной болтовне. Иногда она забалтывала меня до умопомрачения. По сравнению с ней я выглядела некою молчаливою букой. И в этом была вся изюминка наших дружеских взаимоотношений. Мы друг друга дополняли во всем - и в характере, и во внешности, и в манере общения.
  Бывают времена, когда Маринка увлеченно слушает и ... молчит. Это те редкие моменты, когда я рассказываю ей о своих рабочих поездках, "краткосрочных" романах или о каких-нибудь болячках, внезапно обнаруженных у себя. Да, вначале Маринка внимательно слушает рассказчика, но потом обрушивает на тебя весь поток своего словарного запаса, вываливает все, что думает по этому поводу...
   Вот и сейчас Маринка слушала мой "отчет" о поездке в Германию чуть ли не открыв рот. Конечно, о нюансах своего выступления на симпозиуме я сильно не стала распространяться. И не потому, что Маринка могла эту информацию "слить" начальнице. Нет. Просто в порыве эмоций она может это сказать совершенно случайно, не задумываясь о последствиях, например, выгораживая меня в чем-нибудь перед Борисовной.
  Я ограничилась лишь краткой характеристикой: "Все прошло замечательно, в тёплой дружеской обстановке. Выступление приняли на "ура".
  А вот подробности о встрече с Евгением я поведала Маринке в полном объёме. Мне было важно знать ее мнение по поводу моего нового ухажера, ведь со стороны всегда виднее. Сам-то - как слепой котенок...
  Маринка слушала меня заворожено, лишь изредка выдавая:
  - Отпад... Такого не может быть... Как в индийском кино... Просто супер... Ой, Лялька, тоже так хочу...
  После того как я завершила повествование о "принце" Евгении, Маринка вынесла восторженный вердикт:
  - Лялька, какой мужик! Будешь последней дурой, если не приберёшь его к рукам. О таком можно только мечтать, а он сам к тебе клеится... Скажи, а у вас уже что-нибудь было?
  - Как будто ты меня не знаешь. Конечно, нет! - возмутилась я.
  - Ну да, ну да. Это я так, на всякий случай, чтобы проанализировать все аспекты. - У Марины был такой вид, как будто в её голове происходят сложные математические вычисления, которые я бесцеремонно прервала.
  - Мариш, знаешь, что меня смущает? Не мой это типаж. Я к другим мужикам привыкла. А этот вроде как хлюпик что-ли?
  - Дура ты, Лялька. Ну, к каким ты мужикам привыкла? К тем, которые тебя ни во что не ставят? К мужикам на одну ночь, которым все равно, что с тобой, как ты живешь, чем ты дышишь? Ду-ра! Скажешь тоже - хлюпик!
  - Ну, понимаешь, какие-то сомнения грызут меня изнутри, и никак не пойму, что это... Боюсь, вдруг я опять заблуждаюсь. Столько шишек уже набито...
  - А я потому тебя и спросила, было у вас что-нибудь или нет. Нет, не было. Значит, вариант командировочного романа отпадает сразу. - Маринка тяжело вздохнула и с грустью посмотрела на меня. - Ох, Лялька, Лялька, смотри не упусти свое счастье. Твой это мужик, тут и думать нечего.
  - Мариш, ты, правда, так считаешь?
  - Я что на иностранном языке с тобой разговариваю? Хороший мужик, говорю, тебе попался. Самое то, что тебе надо...
  
  6
  - Валентина Ивановна, господин Генрих остался доволен Вашей работой на симпозиуме. - Этими словами Борисовны начался мой следующий рабочий день. - Скажу больше. Ваша работа включена в Сборник статей по итогам работы нашей компании в Берлине.
  - Ирина Борисовна, мне даже не верится, что мой рядовой доклад утвердили для издания в таком престижном Сборнике. Спасибо Вам огромное! Ведь только благодаря Вам мне удалось поучаствовать в этом мероприятии. - Я попыталась изобразить на лице радость.
  Борисовна удивленно изогнула свои ловко выщепленные бровки, приподняла очки:
  - Ляля, бросьте мне это! Вы же знаете, не люблю подхалимаж в любых его проявлениях. Даже в Вашем лице не буду его терпеть, хоть и отношусь к Вам по особому.
  - Извините, Ирина Борисовна. Это я от избытка чувств.
  Борисовна удовлетворенно кивнула головой, нацепила на нос очки и вновь приняла вид "железного Феликса", как будто кроме нас двоих в кабинете был кто-то еще:
  - Так вот, Валентина Ивановна, продолжим. Господин Генрих внимательно изучил Вашу работу. В связи с этим у него возникла свежая идея по открытию нового офиса. Он решил, что формат офиса обязательно должен соответствовать параметрам, которые Вы отразили в своем докладе.
  - Ой, вот это да! Но, если честно, Ирина Борисовна, указанные параметры на практике никто не просчитывал, не изучен вопрос рентабельности офиса подобного формата. Это всего лишь гипотеза... - пыталась я вставить свои пять копеек в словесный поток Борисовны. Но "железный Феликс" был непреклонен.
  - Команда господина Генриха уже все просчитала. Вывод: рентабелен. Да еще как! - несколько раздраженно парировала Борисовна. - И, пожалуйста, Ляля, не сбивайте меня с мысли. У меня масса других задач в голове.
  Я вытянулась по стойке "смирно" и она продолжила:
  - Так вот. Господин Генрих поручает Вам составить калькуляцию для открытия офиса. Имеется ввиду само торжественное мероприятие по открытию. Далее, необходимо разработать штатное расписание согласно Вашим параметрам, составить смету на первый год функционирования, рассчитать фонд оплаты труда, включая доплаты и премии сотрудников...
  - Хорошо, Ирина Борисовна, постараюсь не подвести. - Я поняла, что перечить бессмысленно, за меня уже все решили другие.
  - "Постараюсь не подвести..." - передразнила меня "грымза". - Это всего лишь одна сторона медали. Помимо перечисленного, необходимо подобрать помещение под офис, которое должно соответствовать требованиям господина Генриха. Список потенциальных вариантов по помещению возьмете у Марины, она его уже распечатала. Также нужно будет пригласить дельного дизайнера для оформления офиса. Вот теперь пока все.
  - С ума сойти! - не то с восторгом, не то с возмущением воскликнула я. Я, конечно, не сомневаюсь, что справлюсь. Но ведь у меня огромный кусок работы в этом офисе и Вы, Ирина Борисовна, прекрасно об этом знаете. Если я буду заниматься поручением господина Генриха, просто физически не смогу исполнять свои прямые обязанности. Как Вы на это смотрите?
  - Нормально смотрю. С сегодняшнего дня будете заниматься только задачами по открытию нового офиса. А Ваши обязанности на себя временно возьмет моя помощница Светлана.
  - А-а-а...
  - Все, больше ни слова. Шагом марш работать, я и так с тобой потеряла массу драгоценного времени.
  Я обреченно побрела в свой кабинет. Там уже вовсю орудовала Светлана - переносила бесчисленное количество финансовых папок в свой кабинет напротив. Увидев мой обреченный вид, Светлана участливо пожала плечами, мол, тоже не понимает, что происходит в нашем офисе, жалостливо улыбнулась и потащила следующую стопку папок.
  А я села в любимое кресло, окинула взглядом опустевшие полки и чуть не расплакалась от жалости к себе. Мои мысли неустанно вращались вокруг персоны господина Генриха:
  - Откуда он взялся, черт возьми? Я его и в глаза-то не видела, а он решил, видишь ли, поручить мне такое "престижное" дело. Нагрузить меня решил по самое "не хочу", нашел тоже дуру! А, вообще, что-то я никак не пойму, что со мной происходит. Такое ощущение, будто я марионетка в чьих-то чужих руках. А может это такой розыгрыш? В отместку за то, что я провалила свое выступление на симпозиуме? Да вроде не похоже. "Грымза" не такая, чтобы интрижки плести. Она слишком прямолинейна, и, если что, заявила бы свое "фи" мне напрямую.
  Значит все дело в господине Генрихе. Может быть, я с ним где-то пересеклась и не заметила? Ну, уж нет, не может быть. Старческим маразмом я пока не страдаю. Что тогда?
  В этот момент я почувствовала, как мне не хватает Евгения. Он бы, наверняка, меня сейчас поддержал, успокоил и озвучил бы вполне правдоподобную версию происходящего. Но, Женька сейчас в отъезде. По приезду в Москву он сразу меня предупредил, что опять уезжает, но уже куда-то по России. Поэтому мы договорились встретиться только через неделю. Вернее он сказал, что как приедет, сразу мне позвонит.
  Как назло, я и с Маринкой не могу поделиться своими сомнениями, ведь она ничего не знает. Да и нельзя пока раскрывать свои истинные карты, как бы ни хотелось поплакаться в жилетку подружке.
  Ну, что ж, господин Генрих, придется пока "играть" с Вами вслепую. А там посмотрим...
  
  С этого дня каждый мой день был подчинен только проекту господина Генриха. Я крутилась, как белка в колесе. Хотелось, если уж я взялась, чтобы все было выполнено на "пять с плюсом".
  Ежедневно я прибывала с утра к Борисовне с наработками за сутки. Она внимательно их изучала, комментировала, что-то забраковывала, где-то просто советовала. И эти советы были как нельзя кстати. Все же человек с таким опытом работы, как наша Борисовна, много умных вещей может подсказать. Шутка ли, пятьдесят семь лет.
  Далее я с головой погружалась в работу и лишь поздним вечером еле-еле притаскивала себя домой. Так продолжалось неделю, к концу которой я почувствовала, что опять стремительно теряю вес, почти так же, как в те времена, когда мы были вместе с Алексеем.
  Это был дурной знак для меня: "Не слишком ли я отдаю себя этому проекту? - задумалась я. - Тем более не факт, что потом именно меня назначат руководителем нового "престижного" офиса. Ведь об этом "грымза" ни слова не сказала. Весело будет, если я всю черновую работу выполню, а потом этот Генрих назначит на офис кого-нибудь другого, например, свое доверенное лицо. Да, перспективы еще никакие, а ты, Лялька, уже теряешь весовую категорию".
  Скорее бы появился Евгений. Вроде как он должен быть знаком с господином Генрихом. Поэтому и хочется с ним переговорить обо всем и услышать, что-то дельное, какой-то практичный совет. По крайней мере, я лелеяла такую надежду.
  И вот к концу недели, когда я была уже выжита как лимон, наконец-то, дал о себе знать Евгений. Я была очень рада его возращению, но виду, как обычно, не подала. По телефону мы договорились о встрече в одном уютном ресторанчике, который, оказывается, посещали периодически оба. Правда, ни разу там не встречались, а может, просто не обращали друг на друга внимания. Как это бывает с незнакомыми людьми. Я бы, например, и в самолете на Евгения не обратила внимания, если бы он сам не проявил инициативу.
  Когда я зашла в ресторан, Евгений был уже там традиционно с букетом очаровательных бордовых роз. Я присела к нему за столик, а он, так же традиционно взял мои руки в свои ладони да с такой нежностью, как будто мы не виделись целую вечность.
  - Лялечка, у Вас очень усталый вид. Ничего не случилось? - он вглядывался в мое лицо с каким-то виноватым видом, будто он причина моей усталости. Я улыбнулась ему в ответ:
  - Что Вы, Женя! Ничего не случилось, просто неожиданно много работы навалилось. Но это все временно. Надо довести до ума один важный проект. Раз, мне поручили, значит, я подвести не могу. А вот когда работу завершу, тогда и буду отдыхать.
  - А Вы, Лялечка, оказывается, трудоголик еще тот. - Евгений засмеялся. - Вас если вовремя не остановить, так доведете себя до изнеможения. Вон как похудели.
  - Что, правда, то правда. Никогда не могу придерживаться золотой середины.
  - Придется взять Вас на поруки. - Евгений еще крепче сжал мои руки, словно боялся, что я самовольно вырвусь. Но я не сопротивлялась, сегодня мне было приятно общество Евгения. И я ему в тон ответила:
  - Ой, Женя, возьмите меня на поруки, а то совсем сгину. - Засмеялась я. - Шучу, конечно.
  - А я, не шучу, Лялечка. Совсем не шучу... ну, а если серьезно, расскажите, что у Вас за проект?
  - Женя, обязательно расскажу. Тем более, мне очень важен Ваш совет, совет профессионала. Только давайте сначала что-нибудь перекусим. Я так голодна, как будто всю неделю маковой росинки во рту не было. Хорошо?
  - О чем речь, Лялечка, я, между прочим, тоже голоден. Думаю, Вы сильно не будете на меня сердиться, но я еще до Вашего прихода сделал заказ... На свое усмотрение.
  - Женя, наоборот, спасибо. Я хоть с Вами за всю неделю вволю наемся. Обещаю, капризничать не буду. Уплетать буду за обе щеки. - И мы одновременно рассмеялись.
  Затем нам принесли обед, естественно, очень изысканный и вкусный, и бутылочку французского вина. Мы сидели с Евгением, как тогда в немецком ресторанчике в зимнем саду. Так же было уютно, так же играла ненавязчиво живая музыка. А мы отдыхали, слушали музыкантов, получали удовольствие от деликатесов, Евгений рассказывал о своем детстве и о родителях. И мне казалось, что вокруг нас никого нет, и что вся вселенная вращается только для нас, и что я знаю Евгения тысячу лет.
  Когда мы завершали обед чашечкой кофе, Евгений опять вспомнил о моем проекте. И я была ему за это благодарна, потому что как-то неловко снова самой напоминать о своих рабочих проблемах. А раз он сам вспомнил, значит, ему эта сторона моей жизни тоже важна, и я могу смело ему довериться.
  - Ну, давайте, Лялечка, теперь рассказывайте о своих важных проектах. Мне очень интересно, чем Вы сейчас занимаетесь.
  И вот тут Остапа, то есть меня, понесло. Меня интересовало одно, как мог поручить мне новый проект господин Генрих, если он меня совершенно не знает и даже никогда не видел.
  - А что тут удивительного. Ему достаточно того, что он очень плотно общается с Вашей начальницей, как там ее зовут...
  - Ирина Борисовна... - подхватила я.
  - Ну, вот, именно с подачи Ирины Борисовны Вы, скорее всего, и занимаетесь этим проектом.
  - А как тогда объяснить, что она мне все время долдонит про этот чертов симпозиум? Якобы господин Генрих одобрил мой доклад. Но помнится, Вы мне сами говорили, что его там и в помине не было. Где тогда он мог познакомиться с текстом?
  - Лялечка, скажите, а Ваш доклад в одном экземпляре? На той флешке, которую Вы мне дали?
  - Да, нет, конечно. Он есть и на моем рабочем компьютере, да и Борисовне я перед отъездом скидывала на всякий случай.
  - Ну, это все и объясняет. Ваша начальница наверняка знала, что Генриха не было в Берлине. Она и дала ему ознакомиться с электронной версией доклада, видимо посчитав интересными Ваши обоснования в нем. А позже Генрих уже сделал свои выводы. Вот и все. Но, это я так думаю. А то, что Вы выступали на симпозиуме, ни у кого сомнений нет, ведь Вас зарегистрировали, как и всех участников. Тут комар носа не подточит.
  - Да, наверное, Вы правы, Женя. Почему-то я таких умозаключений не сделала, а просто себя накручивала. А теперь мне все понятно. Скорее всего, так и было. К тому же я вспомнила, что наша Борисовна общается на самом деле с господином Генрихом очень часто.
  - Вот и замечательно, поводов, на самом деле, для переживаний нет. - Евгений выглядел явно удовлетворенным, что успокоил меня.
  - А, кстати, Женя, где моя флешка? Мы договаривались...
  - Лялечка, прошу прощения. Мне не удалось сразу посмотреть ее содержимое. Надеялся, что в командировке будет немного времени, но все было забито до отказа. Поэтому я прошу Вашего разрешения подержать флешку у себя еще немножко. Уж очень хочется ознакомиться с тем, на что так энергично отреагировал господин Генрих. Хорошо?
  - Хорошо, договорились.
  
  После вкусного обеда мы с Евгением пошли прогуляться по осенней Москве. Стоял октябрь, и вовсю царствовало бабье лето. Обожаю эту пору, самую лучшую пору, если не всего года так осени точно. Всегда жду с нетерпением этот период, когда тепло, солнечно, буйствуют краски в природе, листья сменяют зеленую окраску на желтую и оранжевую, и все вокруг - в осенней паутинке. Утром ещё свежо, а днём солнце тебя ласкает, согревает, как женщина - любимое дитя. В народе не случайно говорят, что "только женщина может так согреть, когда уже почти все потеряно". Да, начало теплой золотой осени всегда притягательно и чарующе.
  В такой романтической обстановке мы провели несколько часов и не заметили, как быстро пролетело время. Говорят, влюбленные часов не замечают. Неужели это тоже про нас? Нет, только не про меня. Евгений мне нравится, как человек, как товарищ, но не более того. Может быть, у него и есть какие-то виды на меня. Но у меня - пока нет. Я еще не разобралась в себе, что я хочу. Вернее кого я хочу рядом с собой видеть. Хотя не скрою, общение с Евгением доставляет мне удовольствие. У него на все есть готовые и аргументированные ответы, пояснения, которые соответствуют моему мировоззрению. В общем, не все так просто...
  Но наше общение продолжалось и дальше. В следующую субботу Евгений пригласил меня в театр, а еще через неделю мы ходили с ним на сборный концерт в Кремлевский дворец. Трудно было не заметить попыток моего потенциального ухажера организовать наш совместный досуг. Впечатлений была масса, и мне не терпелось поделиться ими с Маринкой.
  На следующий день после концерта я прискакала в офис, как обычно, ни свет ни заря. Маринка тоже пришла пораньше. За прошедшие две недели, из-за моей загруженности, нам ни разу не удалось пообщаться по душам. Поэтому мы решили утречком, пока никого нет, за чашечкой кофе хоть немножко "почесать" языками. Но только мы с Маринкой уютно расположились у нее в приемной, как зазвонил мой мобильник. Я с удивлением обнаружила, что на связи Евгений. Что это он надумал, вроде попрощались с ним вчера до следующих выходных? Странно.
  - Евгений, доброе утро! Слушаю Вас внимательно. Что-то случилось? - Я говорила с ним официальным тоном, так как рядом сидела Маринка, развешавшая уши.
  - Лялечка, доброе утро. Извините за такой ранний звонок. Ничего не случилось. Просто позже не смогу, засяду на совещание. Дело вот в чем. Вы как-то говорили мне, что не можете подобрать подходящего дизайнера, так?
  - Совершенно верно. Дизайнеров много, но все не то. Нужен специалист именно в области оформления офисов. И хотелось бы, чтобы не просто - дизайнер, а имеющий свой узнаваемый стиль.
  - Ух, какие Вы требования предъявляете! А вообще-то - молодчина! Так и должно быть. - Похвалил меня Евгений.
  - Я не могу - спустя рукава. Мне надо, чтобы было все просто супер, и ни на кого не похоже.
  - Кажется, у меня есть знакомый дизайнер, который, возможно Вам подойдет. Вы не возражаете, если я ему дам Ваши координаты?
  - Конечно, не возражаю. Наоборот, буду Вам очень признательна за такую находку.
  - Ну, про находку говорить рано, время покажет.
  - Хорошо. Тогда буду ждать его звонка, а там видно будет. Спасибо Вам, Евгений! Если, что звоните, не стесняйтесь. До встречи! - Постаралась я быстренько закруглить разговор, зная любовь Евгения к продолжительным беседам.
  - До встречи, Лялечка, я тоже уже убегаю на совещание.
  
  Маринка сидела затаив дыхание, пытаясь услышать все, что говорил Евгений. Когда я завершила разговор, она набросилась на меня в привычной для нее манере, не давая вставить и слово:
  - Лялька, какой мужик! И ты еще думаешь? Да он уже пытается твои служебные вопросы к себе подтягивать, лишь бы тебе жизнь облегчить. А ты? - Маринка сделала небольшую паузу, наливая свежий кофе в чашки. - И вообще, как ты с ним разговариваешь? Таким официальным тоном, будто, по меньшей мере, президент страны. Да еще про этого чертового дизайнера зачем? Неужели ты не поняла, что дизайнер - это только повод позвонить тебе. Заскучал он, вот и позвонил, чтобы услышать голос своей любимой. А любимая - бестолочь еще та, хоть бы ласковое слово мужику сказала... - Маринка разошлась не на шутку, и я поняла, с этим словесным потоком пора что-то делать.
  - Так, Марина, достаточно. Вот заведешь своего мужика, будешь делать так, как мне советуешь. А вопрос с дизайнером на самом деле очень важен. Пересмотрела их кучу, а толку, ни какого. Поэтому Евгений и позвонил. Он-то в отличие от тебя понимает, как это важно.
  Маринка была нейтрализована. А я допила быстренько кофе и пошла в свой кабинет, чтобы распланировать работу на следующие пять дней:
  - Да, на этой неделе надо срочно заняться вопросами оформления офиса, остается совсем ничего до открытия и в отличие от других, пока он у меня провален. С чего начать? Перед встречей с Женькиным дизайнером надо еще раз посмотреть помещение и определиться, где какие будут кабинеты. И хотя бы примерно набросать, что хочу видеть.
   Каким же должен быть дизайн? На каком из многочисленных вариантов стоит остановить свой выбор? Не хочется, чтобы оформление нового офиса было похоже на этот. Должно быть что-то оригинальное, запоминающееся, ведь первое впечатление от компании у клиентов и партнеров фирмы складывается из оценки интерьера офисных помещений... Да, правильно. Именно поэтому ремонту и дизайну офиса стоит уделить пристальное внимание.
  Мои размышления на тему прервал телефонный звонок. На том конце провода ответил интересный мужской голос:
  - Валентина Ивановна, здравствуйте. Я - Анатолий, дизайнер. Евгений дал мне поручение профессионально выполнить дизайн офиса, который Вам больше всего понравится.
  - Ой, очень приятно, Анатолий. Ваша помощь мне действительно нужна. Давайте договоримся, где встретимся. Хотелось бы сегодня, не откладывая в долгий ящик.
  - Давайте сразу на месте, так проще. Там все и обсудим. - По деловому подошел Анатолий.
  - Хорошо, записывайте адрес. - Я продиктовала Анатолию координаты. - Встретимся на месте через час.
  - Договорились.
  7
  Анатолий предстал передо мной молодым симпатичным мальчиком лет двадцати пяти. По его внешнему виду было сразу понятно, что он - человек творческой профессии, от которого так и веет эдаким гламуром, однако, не мешает его профессиональному подходу к существу вопроса.
  Мальчик-дизайнер оказался что надо, Евгений в своем выборе не ошибся. А мне было очень интересно наблюдать за работой этого молодого специалиста. Да, дизайн - интересное и даже творческое дело, если правильно к этому отнестись. Анатолий объяснил мне, что для этого нужно представить себя художником, и рисовать в своем воображении картины, а после перенести их в действительность.
  - Знаете, Анатолий, я Вам прямо завидую белой завистью. Всегда мечтала научиться рисовать, а пошла зачем-то на бухгалтера. Правда, в те времена модно было всем подряд учиться на бухгалтеров.
  - Все в ваших руках, Валентина Ивановна. Надо всего лишь поиграть с цветом, материалами, проявить все свои идеи на деле - вот и все. Когда в вашей голове уже созрели все идеи, и копошатся мысли их воплощения важно найти ту мелкую, но очень важную деталь, за которую вы сможете зацепиться и начать работу. Возможно, и в Вас дремлет настоящий декоратор, надо только пробудить его. Главное - сделать первый шаг.
  - Спасибо, Анатолий, за добрые слова. Но старовата я уже для таких дел. Наверное... Да и зачем, когда есть такие ребята! - я дружески похлопала его по плечу. - Самое главное для меня, что наш новый офис теперь в надежных дизайнерских руках. И, я уверенна, что благодаря Вам он приобретет свои индивидуальные черты и изюминку.
  
  К утру следующего дня Анатолий переправил мне в офис свои наработки по дизайну проектного помещения. Я была в восторге. Это было именно то, что мне хотелось, но словами выразить не могла.
  Не дожидаясь окончания рабочей недели, вдохновленная находкой в лице дизайнера Анатолия, я сама позвонила Евгению и пригласила его к себе на ужин. Мне захотелось отблагодарить его своим вниманием за такую неоценимую помощь. "Отблагодарить" в хорошем смысле этого слова.
  Из офиса я ушла чуть раньше. Борисовны на месте не было, дела на сегодня мною были даже перевыполнены, Маринка ушла на почту за корреспонденцией. А мне надо было поторопиться, хотелось приготовить для Евгения что-нибудь вкусненькое.
  Он пришел, как истинный джентльмен, в назначенное время, ровно в 19.00., с огромной корзиной экзотических фруктов и бутылкой шампанского.
  Не зная в начале с чего начать, я провела гостя по своей квартире, дизайн которой в свое время разрабатывала сама. Евгению понравилось.
  После показала свои наработки по новому проекту. Мне было приятно, что Евгению все это было интересно. Он с таким вниманием пролистал все документы, которые я подготовила для господина Генриха, что можно было подумать, будто он тоже имеет к этому отношение:
  - Да, такая выполнена глобальная работа! Вы просто умница! Думаю, что Вашему боссу понравится все.
  - Ой, Женя, было бы все так, как Вы говорите. Знаете, как я волнуюсь! Не хочется ударить в грязь лицом.
  - Будет все хорошо. Не надо себя накручивать раньше времени.
  - Хорошо, обещаю. А чтобы отвлечься от этой волнительной темы сейчас покажу Вам еще кое-что.
  Я решила похвастаться главным увлечением своей жизни - фотоработами. Некоторые из них украшали интерьер моего жилища, и я видела, что Евгения они заинтересовали. Но основная часть располагалась в альбомах, которые я когда-то специально заказывала в типографии из-за нестандартности формата.
   Мне нравилось фотографировать людей, животных, делать пейзажи. Часто все выходные дни посвящала своему любимому хобби, бродила по улицам с фотоаппаратом, снимала все подряд, в паузах забегая погреться и выпить чашечку кофе в какую-нибудь кофейню. И даже там, в кофейнях, умудрялась подглядеть интересные сюжеты из жизни, с участием самых разных людей.
  Евгений не мог оторваться от альбомов, он смотрел и смотрел, как завороженный, а потом выдал:
  - Лялечка, Вы такой разносторонний человек! За что не возьметесь, все у Вас получается. Не каждому дано подметить что-то интересное. А у Вас что ни работа, то - шедевр.
  - Женя, Вы слишком лояльно ко мне относитесь. Ничего в этом особенного нет. - Засмущалась я.
  - Нет, нет, нет! Я знаю, о чем говорю. Более того, Ваша коллекция - это настоящая находка для печатного издания. И, кстати, этот вопрос надо обмозговать... Очень здорово!
  - Ну, это уж слишком, Женя. Какое издательство? Не придумывайте! Если какие-то работы Вам сильно понравились, можете их взять на память. Мне будет приятно.
  - Спасибо, Лялечка. С удовольствием возьму и также, как у Вас, оформлю в своей гостиной. А насчет издательства вопрос открытый. - Поставил точку Евгений.
  - Хорошо, как скажите. - Согласилась я, поняв, что спорить бесполезно. - Ну, а теперь, Женя, приглашаю Вас за стол. Пора ужинать, все стынет.
  
  Мы прошли в столовую, в качестве фона я включила негромко музыку Джо Дассена и села рядышком с Евгением.
  - Женя, я хочу посвятить сегодняшний вечер Вам. Спасибо огромное за помощь с дизайнером! Такой классный парень этот Анатолий, все понимает с полуслова. Вы - настоящая находка для меня.
  - Я рад, что все так замечательно получилось. Но, хочу поднять первый тост все таки за Вас, хозяйку этого дома и такую талантливую женщину. Вы меня просто покорили! А вообще, Лялечка, может это не скромно, но у меня есть предложение - давайте перейдем на "ты". И этот первый тост выпьем на брудершафт.
  - Ой, замечательный тост! Только на брудершафт и только на "ты"! - Мы сделали несколько глотков шампанского и Женя прижался своими горячими губами к моим. А я не сопротивлялась. Кажется, его энергетика пробила меня насквозь, и я словно ждала именно этого. А он крепко обнял меня за талию и повел танцевать под красивую французскую музыку, почти не отрываясь от моих губ. Про ужин мы забыли, так как окончательно потеряли голову друг от друга.
  
  Очнулась я тогда, когда уже все произошло, на кровати, в крепких объятиях Евгения. Мы оба наслаждались близостью друг друга. И так и лежали бы вечность, если бы не телефонный звонок.
  Я подняла трубку стационарного телефона, стоявшего на прикроватной тумбочке.
  - Лялька, привет! Что-то ты сегодня ушла в подполье, не звонишь. - услышала я Маринкин голос. - Как там у тебя на личном фронте?
  -Мариш, извини, я сейчас не могу говорить.
  -В смысле, не можешь говорить? Ты что не одна? - активизировалась подружка.
  -Да, не одна. Поговорим завтра. Пока. - И я сразу положила трубку, чтобы Маринка не стала задавать лишних вопросов. Мне сейчас не до нее. - Это с работы, секретарь. - уточнила я для Евгения.
  - А мне все равно, кто. Главное, ты со мной рядом. Больше мне ничего не надо. - Он нежно поцеловал меня в губы. - А вообще-то, Лялька, я проголодался. Помнится, кто-то обещал накормить меня вкусным ужином?
  - Я тоже, Жень, есть хочу, как серый волк.
  Мы завернулись в простыни и пошли в столовую пополнять запасы любовной энергии. Джо Дассен все пел и пел нам свои песни о любви, правда, уже по третьему или четвертому кругу. А впереди нас ждала незабываемая волшебная ночь...
  
  К открытию офиса, на мой взгляд, практически было все готово. Осталась самая малость - утвердить всю разработанную документацию у господина Генриха, подобрать персонал, разработать сценарий торжественного открытия. Своей работой я была довольна, что бывало крайне редко. Обычно мое иго постоянно выискивало недостатки в собственной работе, придиралось к мелочам и давало низкую оценку там, где все было безукоризненно.
  Я поставила перед собой задачу непременно встретиться до конца недели с господином Генрихом, или, на крайний случай, всю документацию передать ему через нашу Борисовну. Важно было на этом этапе подготовки проекта заручиться поддержкой босса. В противном случае, вся выполненная работа может оказаться мартышкиным трудом. Я этого допустить не могла, хоть и была уверенна в своих силах. Да и Евгений накануне одобрил все то, что было проделано мной за последний месяц. А это дорого стоит.
  Все свои наработки я оформила для удобства изучения в специальные папки с прозрачными файлами, отдельно сделала портфолио по работе дизайнера и его предложениям касательно оформления нового офиса с шикарными фотографиями и зарисовками пастелью.
  
  С утра пораньше я прискакала к Борисовне, показать свою работу и заручиться ее начальственной поддержкой. Ее поведение меня удивило. "Их величество" соизволило уделить максимум своего драгоценного времени, чтобы досконально изучить проект. Но больше всего удивило то, что за все время моего нахождения в кабинете начальницы, она не проронила не слова. Такое положение вещей напрягло меня не на шутку.
  - Неужели, ей не нравиться? - размышляла я, вглядываясь в лицо Борисовны и пытаясь понять ход ее мыслей. Но физиономия "грымзы", как обычно, ничего выражала. Только периодически она брала в руки калькулятор и перепроверяла кое-где расчеты. - Господи, месяц работы и все напрасно? Вот елки-палки, наверное, Лялечка, ты теряешь квалификацию. Если не понравится Борисовне, которая ко мне не ровно дышит и часто идеализирует, то господин Генрих, не имеющий представления о моих деловых качествах, тем более забракует весь проект.
  Борисовна дошла до крайней, дизайнерской, папки. Я заволновалась еще больше. Даме в возрасте могут не понравиться мои нововведения, ведь оформление нового офиса кардинально отличается от этого. От волнения мое сердце билось, как бешенное, и мне казалось, что его удары слышат все вокруг.
  Но, пытка продолжалась и после того, как была изучена крайняя папка. Борисовна не торопилась объявлять свой вердикт, а наоборот, как будто затягивала процесс обсуждения. С чувством собственного достоинства и слегка поджав губки, она вызвала по селектору Маринку.
  -Мариночка, будьте так любезны, организуйте нам с Валентиной Ивановной кофе. - И уже обращаясь ко мне, - Вы же, не возражаете, Лялечка?
  - С удовольствием выпью чашечку кофе. Признаться честно, вроде еще не обед, а я порядком проголодалась. - Отвечая Борисовне, я ни сколько не лукавила. Обычно, когда сильно волнуюсь, страшно хочу есть. И если вовремя что-нибудь не положу в рот, то у меня начинается трясучка, как у диабетиков.
  Предварительно постучав, в кабинет вплыла с подносом Маринка, а за ней шлейфом - аппетитный запах кофе. Маринка была хорошей "хозяйкой" приемной. У нее всегда есть всякие вкусности, дорогой кофе, чай. И, самое главное, она безошибочно угадывает, у кого какие вкусовые пристрастия. Знает, естественно, и мои.
  Я дрожащими руками взяла свою чашечку и с огромным удовольствием сделала первый глоток:
  - Мариш, спасибо огромное, замечательный кофе, в прочем, как всегда. - Я с благодарностью улыбнулась подружке. А та, недолго думая, наклонилась ко мне, пользуясь моментом, что Борисовна отвлеклась на телефонный звонок, и шепотом спросила:
  - Скажи, ты вчера была с ним, с Евгением?
  - Марина, об этом потом. Ты с ума сошла! - Кивая в сторону Борисовны, тоже шепотом ответила я.
  - Не уйду, пока не скажешь. - Настырничала Маринка.
  - Да, с ним, с ним. Иди уже, у нас важный разговор.
  - Неужели у вас было? - не успокаивалась подружка и глаза ее возбужденно заблестели.
  - Марина! - прикрикнула я на нее, совсем забыв, что в кабинете начальница, которая, ответив на звонок, тут же встряла в разговор.
  - Валентина Ивановна, что-то случилось, или мне показалось? - смотрела она на нас с Маринкой с недоумением.
  - Все хорошо, Ирина Борисовна. - засмеялась Маринка. - Просто Валентина Ивановна просит добавить ей в кофе еще сахарку, а я говорю, что много сахара - вредно для здоровья.
  - Да-да... - подтвердила я, а Маринка быстренько ретировалась из кабинета.
  Борисовна, видимо тоже не без удовольствия приложилась к чашке с кофе. Я понимала, что не стоит бежать впереди паровоза и начинать разговор первой. Поэтому делала безразличный вид, вроде как получаю удовольствие от кофе и больше ни о чем не думаю.
  Наконец Борисовна отодвинула чашку, скрепила руки в замок и начала:
  -Ну, что ж, Валентина Ивановна, молодец! Я в Вас не ошиблась!
  -Правда? Я так переживала! Думала, что Вам не понравилось. - искренне обрадовалась я.
  -Зря Вы так думали. Все аргументировано, просчитано. Все профессионально. В некоторых местах, правда, мне показалось, что цифры завышены. Но это оказался чисто визуальный обман. Работа выполнена на высоком уровне. Можете приступать к реализации.
  - А разве не нужно утверждать этот проект у господина Генриха? - мне очень хотелось увидеться с ним, и я не оставляла попытки сделать это через Борисовну.
  - Он его уже утвердил, буквально сегодня утром.
  - Как утвердил? Он его в глаза не видел... - растерялась я.
  - Лялечка, Вы, как обычно, задаете лишние вопросы. - Уже раздраженно ответила "грымза". - Позвонил сегодня с утра и сказал, что проект, которым Вы занимаетесь, он у-тверж-да-ет. Приказал начинать этап реализации. Вопросы еще ко мне есть?
  - Простите, Ирина Борисовна. Я все поняла. Но есть еще один вопросик. Можно? - неуверенно ответила я.
  - Говорите ...
  -Мою кандидатуру на должность руководителя офиса господин Генрих не утверждал. Тогда в качестве кого я буду заниматься реализацией проекта?
  Борисовна подняла голову, сняла очки и внимательно посмотрела на меня:
  - Да, Валентина Ивановна, я, признаться, этот вопрос упустила. Для меня, раз Вы занимались разработкой проекта, значило и то, что Вы будете руководителем офиса. Но Вы правы. Более того, необходимо, чтобы господин Генрих вызвал Вас на собеседование. И, если он посчитает Вашу кандидатуру подходящей, будет издан соответствующий документ. Но, Вы не волнуйтесь, Лялечка. Я сегодня же займусь этим вопросом. Главное, застать Генриха на месте. Говорят у него в семье случилось какое-то несчастье, и возможно его будет трудно поймать.
  - Ирина Борисовна, я Вас поняла. Пока решается вопрос по руководителю, чем мне заниматься?
  - Я советую Вам заниматься завершающим этапом проекта, подбирайте персонал в новый офис. Пусть пока это будет неофициально. Но мой опыт подсказывает, что в этом вопросе сюрпризов не будет.
  
  Так, был, как будто, утвержден проект нового офиса, но моя судьба была по-прежнему смутной. Не понятно было, какие виды в профессиональном плане на меня имеет господин Генрих.
  Все же странный он товарищ... этот господин Генрих.
  
  8
  Я пронеслась в свой кабинет мимо Маринки, злая, как фурия. Видимо, правильно оценив ситуацию, подружка не рискнула метнуться ко мне с расспросами.
  Плюхнувшись в кресло, я чуть не разревелась.
  - Только со мной может произойти такое, во всем неразбериха и неясность. - Причитала я. - Но при этом, Валентина Ивановна, Вы, пожалуйста, занимайтесь завершающим этапом проекта. Просто здорово! Вы, Валентина Ивановна, занимайтесь, а господин Генрих потом назначит на офис более достойную кандидатуру. И, кстати, в этом был определенный резон. Подсунув Генриху мою кандидатуру в качестве чернового исполнителя нового проекта, Борисовна, возможно, и не собиралась отпускать меня в свободное плавание. В этом случае она убивала сразу двух зайцев - и господину Генриху угодила, и своего главного бухгалтера сохранила на месте. Как же я не сообразила раньше? Ведь об этом она мне неоднократно заявляла, якобы заменить такого специалиста не кем! Да, видимо, и не зачем. Вот это дела! Надо срочно позвонить Женьке. Может он сможет мне прояснить ситуацию, как сторонний наблюдатель.
  Я начала судорожно набирать его номер телефона. Но, неожиданно услышала, что "абонент находится вне зоны доступа сети".
  - Странно... - подумала я. - Хотя ничего странного, может, сидит на совещании и выключил телефон.
  В течение дня я сделала еще несколько попыток дозвониться Евгению, но все безрезультатно. Оператор без устали твердила, что "абонент временно не доступен". Я чувствовала себя несчастной и ни кому не нужной. А вчерашнее любовное свидание с Евгением казалось мне просто нелепым сном.
  Больше я решила не набирать Евгению, размышляя, что он все равно увидит мои звонки, когда включит телефон, и перезвонит. Но он не перезвонил не сегодня, не на следующий день, не в другие дни. Я была в шоке. Мало того, что Борисовна стала от меня прятаться, видимо ей нечего было мне сказать по поводу нового офиса. Так еще и Евгений пропал бесследно. Я была повержена со всех сторон. Выходит, все мной попользовались и бросили, как уже ненужный элемент.
  Маринка видела, что со мной происходит что-то не то, но боялась ко мне подойти. Она слишком хорошо меня знала и понимала, что пока лучше меня не трогать. Когда я созрею для общения и откровений, то сама дам об этом знать.
  
  Все эти дни я тихо сидела в своем кабинете, украдкой утирая бесконечный поток слез. Смириться с мыслью, что мной так бесцеремонно воспользовались, я не могла. Больнее всего было от мысли, что я ошиблась в Евгении. Как говорится, получил свое, и больше я ему не интересна. Столько усилий, бедный, приложил ради одной только ночи, что, в пору его пожалеть.
  Уходя с работы, я зашла в приемную к Маринке, как говорится "созрела":
  - Приезжай сегодня ко мне, Мариш, мне очень плохо.
  - Считай, что я уже у тебя, подруга. - Приобняла меня Маринка. - Поезжай домой, а я - следом. Дождусь только, когда все разойдутся, и к тебе. На меня Борисовна повесила включение сигнализации в конце дня. Придется сидеть здесь до последнего сотрудника.
  Но, Маринка прискакала ко мне почти сразу. У меня сложилось впечатление, что всех работников она выгнала из офиса насильно, лишь бы поскорее оказаться у меня.
  Как только она вошла в дверь, я бросилась к ней и безудержно расплакалась на ее пышной груди. А Маринка обняла меня, и, покачиваясь из стороны в сторону, как укачивает ребенка мать, стала меня успокаивать:
  - Бедная моя девочка! До чего ты себя довела! Ну, зачем? Да плевать на них с высокой колокольни, они ведь твоего мизинца не стоят. Не плачь. Я тебя сейчас быстро вылечу. - Маринка вытащила из сумки бутылочку абхазского вина "Лыхны", которое мы с ней всегда покупаем для своих посиделок.
  - Ой, Мариш, прости. Я просто очень устала от всего. - Начала я активно вытирать слезы.
  - Да, вижу я! Думаешь, у меня сердце за тебя не болит? Ошибаешься! А вообще, хорош реветь, пошли на кухню. Напьемся сегодня от души. - Маринка потащила меня за руку.
  Я, как безвольное существо, уселась, опустив руки, на стул. А Маринка начала хозяйничать на моей кухне - строгать бутерброды, сервировать стол. И так у нее все ловко получалось, что наблюдая за ней, я совсем успокоилась. Только сидела и молча всхлипывала.
  - Ну, вот, все готово, Лялька. Давай выпьем по фужерчику, и ты мне все расскажешь. - Маринка разлила вино. Мы сделали по глотку. Маринка выжидательно смотрела на меня, а потом скомандовала. - Пей до дна, от одного глотка организм не расслабится.
  Я послушалась и, пересиливая себя, осушила все до дна. Маринка оказалась права - по моему телу сразу разлилось приятное тепло. Я почувствовала, как постепенно меня стало "отпускать".
  - Вот и молодец! А то так и до инфаркта недалеко, дорогая. Ну, теперь давай выкладывай, что у тебя приключилось.
  Маринка слушала меня, не перебивая. Было видно, что она проживает мои приключения вместе со мной, и анализирует все услышанное. Я рассказала ей обо всем без утайки - и про проект, и про должность, и про Евгения. Поделилась всеми своими предположениями по поводу случившегося.
  - Вот что я тебе скажу, Лялька. - В заключение озвучила свои выводы Маринка. - По поводу Борисовны я думаю, ты зря паришься. Ну, не тот она человек. Да и не припомню за столько лет работы с ней, чтобы она с кем-то поступила подобным образом. Нет. Думаю, что все обстоит именно так, как она тебе озвучила.
  - Почему же она тогда от меня прячется?
  - Да с чего ты взяла? Ее Генрих отправил вместо себя в командировку на неделю. У него какие-то накладки произошли, вот он ее и отправил, как самого ответственного руководителя.
  - А я думала... - начала я оправдываться, но Маринка меня бесцеремонно перебила.
  - А я думала! - передразнила она меня, - а ты лучше б у меня спросила, вместо того, чтобы ходить мимо, как надутая гусыня. Давно бы уже была в курсе, кто, куда и зачем уехал.
  - Да, Мариш, ты права. Ну, ты же знаешь меня...
  - В том то и дело, что знаю. А то давно бы прибила ... - Маринка сделала паузу, разлила вино и продолжила, - ну, давай за Борисовну! Хорошая она баба, что не говори. - Мы сделали еще несколько глоточков, съели по бутерброду.
  - Включила бы, что ли для меня своего Джо Дассена... - закатив глазки под лоб, вдруг "подколола" меня подружка.
  - Какая ты все же злая, Маринка. Ведь видишь, как мне плохо...
  - Да вижу! Но, если честно, не верю, что твой Евгений мальчик-однодневка. Что-то тут не то. А ты пробовала ему позвонить?
  - Конечно! Тысячу раз! Телефон отключен. Хотя мы расстались нормально и договорились встретиться вечером у меня. Он и не позвонил, и не пришел.
   - А дайка мне его номер, попробую позвонить со своего телефона. Если ответит, скажу, что ошиблась.
  Я продиктовала Маринке номер Евгения, она его уверенно набрала и стала ждать ответа. Но ей, как и мне, на том конце сообщили, что абонент не доступен.
  - Да... Интересный сюжет. А ты не думала, что с ним могло что-нибудь случиться, а ты его обвинила во всех смертных грехах?
  Я отрицательно покачала головой. Ничего подобного я не думала.
  - Вообще мне кажется, что по Евгению, какие либо выводы делать рано. - Уверенно заявила Маринка. - Я тебе советую занять выжидательную позицию. Время все расставит на свои места. А вообще мне думается, что нормальный мужик, твой Евгений. Просто что-то не срослось. По-до-жди.
  Так мы и сидели с Маринкой - тихонько смаковали вино и обсуждали перипетии моей жизни. Вечером я проводила подругу домой, а сама еще долго сидела на кухне и размышляла обо всем.
  Возможно, по поводу Борисовны Маринка и права. Я даже практически согласна с ее аргументами. Но насчет Евгения - категорически "нет". Ошиблась я в нем, и надо смело в этом себе признаться. Просто купилась на все его ухажерские штучки и попалась на крючок, как малолетка. А ему надо было от меня только одно. И как только он получил свое, сразу исчез, потому что объект ему стал не интересен. Вот и вся мораль...
  
  В таком неведении прошло еще несколько дней. А выходные я вовсе провела в депрессивном состоянии, не выходя на улицу и все время валяясь в постели.
  И вот, в воскресенье, во второй половине, дня позвонил он, Евгений. Я, естественно, ответила, мне было интересно, что может сказать в свое оправдание этот человек.
  - Да, я слушаю, Вас, Евгений.
  - Лялечка, здравствуй, дорогая! Извини, что пропал на длительное время. Позвонить просто не успел, так как через два часа после расставания с тобой вынужден был срочно вылететь в США.
  - Ну, надо же, какая прелесть! В США! - Ответила я с сарказмом. - Видимо в столь развитой стране связь отсутствует напрочь.
  - Ну, я тебя прошу, не сердись. Наверное, ты права, насчет связи. Но обстоятельства мне не позволили заняться этим вопросом. На кон был поставлен вопрос жизни и смерти одного человечка. Не было времени. Но теперь все дела позади, мой самолет только приземлился, и я сразу набрал тебе.
  - Евгений, я польщена Вашим вниманием к моей скромной персоне. Вам, видимо очень понравилась наша последняя встреча, и Вы по наивности решили, что и дальше так будет продолжаться. Типа, вы мне фальшивые знаки внимания, а я Вам - встречи на моей территории? Ошибаетесь! Я быстро учусь и все благодаря таким, как Вы.
  - Ляля, ну прости. Это какое-то недоразумение. Так получилось. Ну, дурак я, осознаю...
  - Хватит! - Перебила я его бесцеремонно. - Считаю наше знакомство завершенным. И очень Вас прошу больше меня не беспокоить. - Я положила трубку.
  Он звонил еще много раз подряд, но я больше не отвечала. Меня трясло от злости, что у него хватает дерзости пытаться еще что-то объяснять. Наглец!
  Через час в дверь позвонили. Я сразу поняла, что это - он. Но, все равно из женского любопытства на цыпочках подкралась к двери и прижалась к глазку. Как я и предполагала, по ту сторону "баррикад" стоял Евгений и вновь с этими дурацкими цветами: "Наивный, решил, что от цветов мое сердце размякнет. - Размышляла я, внимательно разглядывая неудавшегося ухажера. - Ну, уж нет. Я и сама себе в состоянии их купить. - Свободен, дорогой!
  Так же тихо я вернулась обратно в спальню, плюхнулась на кровать и включила телевизор, чтобы не слышать непрекращающиеся звонки в дверь. Затем на короткое время все затихло. А еще через пару минут Евгений позвонил мне уже на мобильный. И я опять ответила.
  - Евгений, кажется, мы попрощались?
  - Ляль, ну открой дверь, я же знаю, что ты дома... - жалостливо просил он меня, но я была непреклонна.
  - Нет меня дома, и, вообще, забудьте ко мне дорогу. Прощайте!
  
  Он, видимо еще долго стоял у двери. А потом ушел. Это было понятно по звукам лифта, уезжающего с нашего этажа. Я соскочила с кровати и подошла к окну, но так чтобы меня не было видно с улицы. Хотелось убедиться, что ушел именно он.
  Евгений вышел из подъезда и двинулся прочь, цветов в руках у него уже не было. "Наверное, оставил у меня под дверью" - решила я.
  Недолго думая, я быстро оделась и побежала до ближайшего офиса сотовой связи. Нужно было поменять номер телефона, чтобы этот любитель свободных отношений больше меня не беспокоил.
  Вечером я позвонила Маринке, рассказала ей о приходе Евгения и сообщила, что теперь у меня новый номер.
  - Ох, и дура ты, Лялька. Видимо, чувства совсем затмили твой разум. Зря ты так с ним поступила. Надо было до конца выслушать человека, а потом уже делать выводы. А ты... - Маринка говорила со мной тоном осуждающего человека. Меня это, само собой, взбесило.
  - Вот и забирай его себе! Подруга еще называется! - я бросила трубку в надежде, что Маринка все равно перезвонит. Но она так и не вышла на связь.
  
  Наутро я пришла в офис вся расфуфыренная, чтобы показать Маринке, что у меня все отлично. Но Маринка даже не повернула голову в мою сторону, только сухо и официально поздоровалась.
  - Вот это дела, - подумала я. - Наверное, я все же переборщила вчера с Маринкой. Она-то, в принципе, и не причем. Тем более, ни какого отношения к Евгению не имеет. А вот, поди ж ты, разругались из-за него. Ну, ладно. Маринка отходчивая. Подуется, подуется и размякнет.
  Не успела я расположиться за рабочим столом, как по селектору, Маринка строго официальным тоном мне сообщила:
  - Валентина Ивановна, Вас вызывает к себе Ирина Борисовна. - И отключилась.
  Я быстренько взяла свой красный ежедневник и без промедления отправилась к начальнице, размышляя по пути, зачем меня вызывает "грымза": "Не уж то по мне что-то решилось? Хотя, навряд ли, ведь Борисовны не было на месте больше недели и скорее всего во время командировки у нее не было возможности обсудить мой вопрос с господином Генрихом". Я зашла в кабинет.
  - Валентина Ивановна, доброе утро, присаживайтесь, - настроение у Борисовны было хорошее.
  - Доброе утро, Ирина Борисовна! Давно Вас не видела.
  - Ой, и не говорите, Лялечка. Сама не ожидала, что так получиться.
  - Что-то серьезное случилось? - пыталась я хоть что-нибудь выведать.
  - У господина Генриха возникли личные проблемы, и ему пришлось уехать на десять дней. А на следующий день выяснилось, что ему нужно прибыть в Ганновер для участия в важных переговорах. Но дозвониться до него не смогли, поэтому исполнительный директор компании принял решение, что поеду я. Оказалось, что от этого мероприятия зависело, выиграет наша компания грант на расширение видов деятельности или нет.
  - И как? Как результат? - я с интересом слушала Борисовну.
  - Замечательно. Конкурентов у нашей компании не было. Вернее, они оказались далеко позади. И все благодаря прозорливости господина Генриха. Он хоть и молод, но умничка еще тот.
  - Поздравляю Вас от души, Ирина Борисовна!
  -Спасибо, Лялечка! Я очень волновалась! Первый раз выступала в подобной роли. Уф! Теперь можно выдохнуть! - радостно добавила Борисовна.
  - А что же случилось у господина Генриха? - мне, как любой женщине, все было интересно, тем более начальница сегодня была расположена к разговорам. Видимо ей тоже иногда хочется с кем-нибудь поделиться.
  - Генрих очень любит заниматься благотворительной деятельностью. И под его патронажем находится один из домов малютки. Практически всегда он сам приезжает туда, общается с сотрудниками, проверяет, в каких условиях живут малыши. Его помощники поговаривают, что какой-то малыш из этого Дома так запал ему в душу, что он даже подумывает его усыновить.
  - А как его жена к этому относится?
  - Да нет у него ни какой жены, холостяк он. Все попадаются хорошему мужику непутевые бабы. Поэтому, наверное, и решил, усыновить ребенка, чтобы не остаться совсем одному.
  - А, что же дальше, Ирина Борисовна?
  -А дальше что? Дальше Генриху позвонили и сообщили, что малыш серьезно заболел и ему нужна срочная медицинская помощь за границей. Он, недолго думая, все и бросил, схватил малыша и улетел в какую-то знаменитую клинику. И вроде как успел, ребенка спасли. Подробностей тоже особо не знаю, все только на уровне слухов. Но надеюсь все нюансы узнать на планерке. Знаю только что малышка - девочка трех лет, и зовут ее Сонечкой.
  - Удивительная история! - искренне откликнулась я. - В наше время мало таких людей, как господин Генрих, которые способны на бескорыстие.
  - И не говорите, Лялечка. - Согласилась со мной Борисовна. - Но теперь, хочу перейти к главному. Господин Генрих вчера вернулся в Москву. Сегодня мы с ним созвонились, вернее он сам с утра вышел на меня. Ваша кандидатура у-тверж-де-на. Завтра Вам надлежит со всеми документами по проекту прибыть для беседы к нему в офис. Так что Валентина Ивановна, поздравляю Вас! Завтра - к Генриху. А сегодня идите готовиться к аудиенции.
  - Спасибо, Ирина Борисовна! - я бросилась с благодарностью к ней на шею.
  - Ой, идите уже, идите! - со смехом начала отмахиваться от меня Борисовна.
  
  Я радостная выбежала из кабинета начальницы и, как ни в чем не бывало, подошла к Маринке и обняла ее.
  - Мариш, а меня на должность утвердили! - похвастала я.
  - Поздравляю! - сухо ответила она.
  - Ну, прости меня! Хватит дуться! Хорошо? - начала я подлизываться к Маринке.
  - Хорошо.
  Я не стала больше приставать к подружке, зная, что ей просто надо дать время. Когда успокоится, сама выйдет на контакт. Но не успела я дойти до кабинета, как услышала:
  - Лялька, кофе будешь?
  - Буду! - ответила я удовлетворенно. Процесс примирения с Маринкой пошел значительно быстрее обычного.
  
  9
  Сегодняшний день был для меня судьбоносным. Мою кандидатуру на должность руководителя нового офиса наконец-то одобрил сам генеральный директор компании, господин Генрих Е.М. Я была на седьмом небе от счастья и в то же время ощущала некую внутреннюю дрожь от предстоящей встречи с начальством, которого никогда не видела, но очень много слышала.
  Накануне я постаралась хорошо отдохнуть, выспаться, чтобы сегодня предстать пред взором господина Генриха во всеоружии. Ведь мы женщины знаем, какие бы не были умные и беспристрастные в профессиональном плане мужчины, но прежде всего они оценивают в нас именно женское начало. Оценивают нашу привлекательность и обаяние, любят, когда мы красиво и со вкусом одеты. Причем не зависимо от того, собираемся мы идти на работу или просто решили прошвырнуться по магазинам. Эти качества они ценят в нас всегда и везде, в любое время суток, и чем бы мы ни занимались.
  И вот я в главном офисе компании. Не помня себя от волнения и едва не споткнувшись о порог, я с трепетом вошла в приемную генерального директора. Со своего места с милой улыбкой поднялась секретарша господина Генриха и тепло пожала мне руку:
  - Доброе утро, Валентина Ивановна. Господин Генрих уже здесь. И скажу Вам по секрету, что он с нетерпением ждет встречи с Вами. Чем-то уж Вы его поразили! А он, если честно, очень капризный в отношении подбора кадров. - Девушка видимо хотела меня подбодрить этими словами, но добилась обратного эффекта.
  Внутренне я переполошилась не на шутку: "Вот незадача! А вдруг он меня принимает за кого-то другого? А если я ему не понравлюсь?..."
  Увидев, что я несколько замешкалась, секретарша заботливо подтолкнула меня к начальственной двери, приговаривая:
  - Валентина Ивановна, смелее! Все будет хорошо! - и мне ничего не оставалось, как открыть дверь и войти вовнутрь. К моей радости это оказался еще не кабинет начальника, а что-то вроде дополнительной приемной. Я огляделась. Комнатка была небольшая, но очень уютная. Красивый кожаный диван и два кресла были настоящим украшением этого помещения, скорее всего это был эксклюзивный гарнитур. На стеклянном тонированном столике красовался изящный чайный сервиз, а рядом с ним - коробка конфет, которыми, кстати, меня баловал Евгений во время своих непродолжительных ухаживаний:
  - Надо же какое совпадение вкусовых пристрастий у нас с начальством... - подумала я. - Черт возьми, мелочь, а приятно.
  Я осмотрела эту маленькую приемную и наконец-то решилась приблизиться к двери с солидной вывеской: "Генеральный директор компании господин Евгений Маркович Генрих".
  Ну что ж, пора идти... Тем более, как говорится в народе, перед смертью не надышишься. Но, стоп... Совсем забыла... Надо настроиться и прежде, чем входить, прочитаю, как обычно, "Отче наш". Эта молитва всегда мне помогает.
  Я встала перед дверью, сложила молитвенно руки, закрыла глаза и мысленно обратилась к Господу:
  - Отче наш, иже еси на небеси, да светится имя твое, да придет царствие твое, да будет воля твоя яко на небеси и на земле...
  В тот момент, когда я проговаривала молитву уже в третий раз, вдруг услышала:
  - Лялечка, ты долго еще собираешься топтаться тут под дверью? - Голос показался мне до боли знакомым. Я открыла глаза и увидела Евгения.
  - Женя, ты? А ты здесь почему... - И в этот момент я поняла, что Женька это и есть тот самый недосягаемый господин Генрих Е.М., Генрих Евгений Маркович. Первое желание у меня было развернуться и уйти. Но он предвосхитил мои действия, крепко к себе прижав.
  Я была готова метать гром и молнии, до такой степени разозлилась. Ведь он все про меня знал с самого начала, с того самого дня, когда мы впервые познакомились:
  - Ну, ты и "фрукт"! Как ты мог со мной так поступить? - Я заплакала и начала колотить его по груди своими маленькими кулачками. - Ведь ты все обо мне знал, как ты мог?
  Но Женька не дал воли моим излияниям. Он еще крепче меня обнял и прекратил мой истеричный поток горячими поцелуями в губы, в глаза, в волосы:
  - Лялька, какая же ты у меня глупенькая! Да! Я все знал про тебя! Я влюбился в тебя с первого взгляда, как мальчишка, и все это время пытался тебя завоевать. - Женька чуть отслонился от меня, нежно оглядел с головы до ног и поцеловал, как ребенка, в носик. - Как я мог тебе признаться, что я и есть этот недосягаемый господин Генрих. Да если хочешь, только ты и достойна этой должности. Но я, как мальчишка, боялся тебе открыться. Боялся, что как только ты обо всем узнаешь, отвергнешь меня, откажешься от всего, и я тебя потеряю навсегда. Ты же вон у меня какая гордая! Вот и придумал тебе массу поручений, чтобы еще хоть на немного отдалить свое разоблачение. Но больше уже некуда, слышишь? Вчера я понял, что могу потерять тебя навсегда и решил, что сегодня признаюсь тебе во всем! Я люблю тебя, Лялька! Я уже давно утвердил тебя не только на эту должность! Я давно понял, что ты - моя единственная и любимая женщина! Поэтому хочу, чтобы мы были вместе всегда - и дома, и на работе. Ты простишь меня, Лялька? - Я утвердительно кивнула головой.
  - Господи, дурачок ты мой! Разве ж главное работа? Ты - для меня самое главное! И знаешь, Женька, ведь я тебя тоже люблю! Люблю Женькой, а не господином Генрихом! - Я вытерла остатки своих слез и хитро посмотрела на него. - Кстати, Жень, а как там Сонечка? Ведь мы ее возьмем к себе?
  - Ты и об этом знаешь? Обожаю тебя! - Женька опять нежно меня поцеловал. - Сонечка, кстати, очень похожа на тебя. Она тебе понравится.
  - Кто бы сомневался в этом! - я еще крепче прижалась к Женькиной груди. Так мы и стояли, глупые и счастливые.
  
  А еще я вспомнила о НЕМ, о своем главном помощнике, который всегда поддерживает меня в сложных ситуациях, Отче нашем:
  - Господи, неужели счастье есть? - произнесла я вслух, обращаясь к НЕМУ.
  - Конечно, счастье есть, Лялька! - прошептал мне на ушко господин Генрих. - Ты и есть мое счастье!
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"