Бондаревский Лев: другие произведения.

"Былое и Думы" Юрия Динабурга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Юрий Динабург ( 05.01.1928 - 19.04.2011)

  
  Былое и Думы Юрия Динабурга,
  Или Разговоры с самим собой.
  
  " С кем протекли его боренья?"
  
  
  Воспоминания - Мемуары - Юрия Динабурга написаны - скорее рассказаны, потому что это не линейная организованная проза, это скорее мозаика , из кусочков которой требуется составить картину, и тут требуется творческое участие читателя - слушателя.
  Юрий был необыкновенным рассказчиком, прекрасным лектором. И его письменная речь несёт на себе печать живого разговора. Отсюда отступления, повторения, стремление поточнее сформулировать мысль, подойти к теме с разных сторон.
   Если говорить о главной, по-моему, теме всей его жизни - начиная с детства - это его особость, избранничество, цель которого ему не была ясна, но в его юношеских стихотворениях уже была заявлена пророчески :
  
  В ночь, когда я ушёл из дома,
  Осень сеяла грусть свою.
  Мне, весёлому, молодому,
  Опостылел родной уют.
  Ветер гнал облетевшие листья
  Вдоль пустынных полей и дорог,
  Мир в холодных туманах продрог.
  Захотелось далёких раздолий
  На неведомом тёмном пути
  За отчаянной сказочной волей
  Голубой горизонт перейти.
  Но всегда бесприютный странник,
  Всё вперёд и вперёд иду.
  Свежим вечером, утром ранним
  Знойно мне от сомнений и дум.
  Чей пророк я и чей избранник?
  Для кого моя кровь, мой труд?
  Кто поднимет на поле брани
  Мой холодный израненный труп?
  Но когда и кто это видел,
  Чтобы жизнь для грёзы губя.
  Кто-нибудь так любил-ненавидел,
  Презирал и славил себя?
  Свежий ветер, в лицо моё дующий,
  О далёком о чём-то поёт.
  Я вернусь к вам обратно, приду ещё
  В лучезарное завтра своё.
  Далеко от дорог моих светятся
  Озарённые города.
  На пути моём радость не встретится,
  Не встречается никогда.
  И порой голова моя свесится,
  Голова тяжела-тяжела....
  Но в сиянии синего месяца
  Снова грёза моя ожила....
  
  
  Накину плащ в пурпурных коймах
  И шляпу набекрень надев,
  Пойду опять путём знакомых
  Не оправдавшихся надежд.
  В глубоком тинистом затоне,
  Где ил и шелест камыша
  Вдруг всколыхнётся и застонет
  Болота тёмная душа.
  Пойду, оставивши надгробья,
  Плащом размашисто плеща,
  Широким взмахом на подобье
  Крыла, нависшего с плеча.
  Пойду, сбивая с неба звёзды
  И осыпая синий снег
  В холодный сумеречный воздух,
  В каком-то просветлённом сне
  Дышать широкими глотками
  Туманом, ветром и рекой,
  И далей голубые ткани
  Срывать стремительной рукой.
  О, как таинственны, как робки
  Вдали мерцают огоньки!
  Дома-холодные коробки
  Над тёмным берегом реки-
  Там догорает и коптится
  Мещанский будничный уют.
  А я живу легко, как птицы
  В привольном воздухе живут!
  Под всяким соусом, без соуса
  Мне яства жизни хороши
  И вдохновенное бесовство
  Вступает в сумрачность души.
  ***
  Что сбылось, чем закончилось?
  Можно выделить несколько периодов его биографии. Это детство в обществе умного и внимательного отца, развившего в мальчике любознательность. После ареста отца - трудные и мало хорошего оставившие в воспоминаниях школьные годы, пришедшиеся на войну, " недозволенные речи" в беседах с несколькими друзьями по школе, которые и привели его после школы сразу в "университет" ГУЛАГа. 8 лет в избранном обществе политических заключённых.
   Этим заканчивается героический период жизни. Дальше - свобода расконвоированного, отсроченная на годы студенческая жизнь, общение с новым для него поколением в общем благополучной молодёжи, с общим вниманием к его яркой и непривычной для челябинского трудового захолустья личности.
   После окончания филфака Челябинского пединститута - работа в ЦБТИ Совнархоза, в Челябинском политехническом институте, потом аспирантура в Ленинградском университете, преподавательская работа в Пермском университете, где его вольные интерпретации марксизма на семинарах вызвали восхищение студентов и доносы преподавателей. Всегдашней целью Юрия было поселиться в Ленинграде, что в конце концов ему правдами - неправдами после многих мытарств удалось. Дальше - полоса разных работ, из которых самой длительной была работа в Музее города. Здесь пригодился его дар преподавателя- рассказчика. И что ещё ?
  Об этом периоде его жизни, в 70-х - 80-х годах по Ленинграду- Питеру ходило много легенд. Он был своим во всех слоях тогдашнего андеграунда, и среди Митьков, и в среде благополучных подпольных " абстракцистов", дружил с трагическим поэтом Виктором Кривулиным, с верлибристом Геннадием Алексеевым, в диссидентские круги он тоже был вхож, но активных политический акций сторонился - сказывался опыт ГУЛАГа, попасть туда вторично было бы гибелью. Встречавшиеся с ним попадали под обаяние его личности, его мыслей, его изящной старорежимной манеры поведения и речи. И - переписка. Его корреспонденты со всей страны получали письма, иногда рассылаемые под копирку, всегда с самиздатовскими стихами, выписками из книг. Он говорил, что целью его переписки было расшевелить адресатов, заставить думать, и приводил в пример литературного политрука, который ходил между спящими солдатами и поворачивал их с боку на бок, чтобы выспались к бою. Однако публика оказалась в массе совсем не боевая, у всех были свои "мещанские" заботы.
  Такой была бурная внешняя жизнь, однако между тем у него шла внутренняя работа - дни, проводимые в БАНе ( Библиотека Академии наук), чтение в оригиналах научных и литературных новинок, поступающих туда с грифом " Для научных библиотек", продолжение работы в области математической логики, начатой в аспирантуре. И было ещё множество разнообразных тем, которыми он занимался, заполняя тетради выписками и размышлениями. Записи делались для доработки впоследствии, как памятки, как теоремы для дальнейшего доказательства. Но часто руки до этого не доходили в непрестанном поиске нового. Мне кажется, эта нескончаемая работа над разными областями знания была ещё и результатом того, что в его кругах не оказывалось людей со сходными научными интересами, а ведь среда очень важна для плодотворной работы по генерации идей и их критическому осмыслению. Например, его попытка познакомить с математическими идеями математика Есенина - Вольпина оказалась неудачной. Каждый копает свой колодец Он в своё время не захотел вписываться в научную среду, не стал защищать свою диссертацию - ему не нравилась обстановка тогдашней научной жизни. Поэтому его идеал жить " легко, как птицы" обернулся жизнью достаточно трудной, однако он другой и не искал.
  
  В начале нового века с появлением у него возможности публиковаться в Интернете, открылась отдушина для выхода написанного " в стол" . Ещё в 80- годы он задумывался над состоянием современной поэзии, и хотя высоко ценил многих современников, пришёл к выводу, что русской поэзией незаслуженно отодвинут в тень белый стих. Его опыты - философские поэмы, Археология Петербурга - опубликованы в сети. Однако, как он говорил, в своё время показывать свои работы поэтам другой манеры - Кривулину, Алексееву - он побаивался. Его поэтическая практика - поэзия мысли, которая прихотливо проявляется в фрагментарности его поэм, отклоняясь от линейного развития сюжета - так, как и мыслим мы, от вопроса перескакивая непосредственно к результату. Поэтому эти тексты требуют внимательного и эрудированного читателя, хотя и непосредственно внушаемое ими впечатление необычно и глубоко.
   Другим итоговым результатом работы стали его Мемуары. Стиль этих воспоминаний сходен с поэтическими текстами Динабурга. Первыми опубликованы были "Отрывки из воспоминаний " В стране Арестань". Они появились в одном из Петербургских Интернет - журналов , были замечены и растиражированы в Интернете. "Мемуары" в пяти главах с дополнениями, фотоиллюстрациями, а так же и поэтические произведения опубликованы на персональной странице Юрия в " Народе. Ру."
  Остаётся ещё огромный архив заметок, выписок из книг, переписки - часть его отсканирована, но поместить этот объём в сеть просто немыслимо.
   Надо отметить, что Челябинск, не слишком богатый знаменитостями и известными личностями, не забывает о Динабурге. О нём пишут. В основном как о герое сопротивления. Появившаяся недавно в журнале Нева ( 11, 2010) работа Р. Черепановой " Заведомый антигерой". Русская интеллигенция в комплексах борьбы и подвижничества" основывается на авторских мемуарах, часто попадая впросак, потому что произведение это не столь фактологическое, сколько поэтическое. Многие мысли Черепановой верны, однако сказывается какая-то чисто женская неприязнь к достаточно откровенному в описаниях личной жизни автору. В любом случае, даже такое упоминание об этом неординарном человеке полезно.
  
  Наберите в ГУГЛЕ " Юрий Динабург".
  ЛБ.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"