Дяченко Светлана Владимировна: другие произведения.

Игра вне правил

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история о мальчике, который по стечению обстоятельств стал приемным сыном самого Влада Цепеша - правителя средневекового государства Валахия, сейчас более известного как Румыния. Человека, имя которого уже шесть веков боятся произнести вслух, опасаясь навлечь на себя гнев ужаса, летящего на крыльях ночи, деспота, который сажал на кол за малейшие провинности. История умалчивает о том, как Влад смог добиться бессмертия, а также почему он решился вступить на путь непроглядной Тьмы.

  
  Игра вне правил
  https://ficbook.net/readfic/1790831
  
  Автор: Леди Селестина (https://ficbook.net/authors/69452)
  Беты (редакторы): ЯКейт (https://ficbook.net/authors/123658), Gertryda (https://ficbook.net/authors/687444)
  Фэндом: Роулинг Джоан "Гарри Поттер"
  Основные персонажи: Флёр Делакур, Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Альбус Дамблдор, Сириус Блэк III (Бродяга), Дафна Гринграсс, Том Марволо Реддл (Лорд Волан-де-Морт, Лорд Волдеморт)
  Пейринг или персонажи: Гарри Поттер/Дафна Гринграсс/Флер Делакур.
  Рейтинг: NC-17
  Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU, Мифические существа
  Предупреждения: OOC, ОМП
  Размер: Макси, 205 страниц
  Кол-во частей: 52
  Статус: закончен
  
  Описание:
  Это история о мальчике, который по стечению обстоятельств стал приемным сыном самого Влада Цепеша - правителя средневекового государства Валахия, сейчас более известного как Румыния. Человека, имя которого уже шесть веков боятся произнести вслух, опасаясь навлечь на себя гнев ужаса, летящего на крыльях ночи, деспота, который сажал на кол за малейшие провинности. История умалчивает о том, как Влад смог добиться бессмертия, а также почему он решился вступить на путь непроглядной Тьмы. Все начина
  
  Публикация на других ресурсах:
  Без моего разрешения, пожалуйста не размещайте фик на других ресурсах.
  Пролог
   После того, как Петунья Дурсль обнаружила на пороге своего дома сверток, в котором лежал черноволосый младенец со странным шрамом в виде молнии на лбу и пронзительными ярко-зелеными глазами, женщина сразу же поняла, кем являются его родители, а письмо, что прилагалось, только подтвердило догадки. Его писал некий Альбус Дамблдор и просил приютить мальчика, а также подарить ему любящую семью, которой тот был лишен.
   С тех нескольких строк было ясно, что на Лили и ее мужа совершил нападение темный маг, в результате противостояния удалось выжить лишь их сыну.
   По щеке Петуньи прокатилась одинокая слезинка, выказывающая настоящие чувства женщины по отношению к сестре, которой она всю жизнь завидовала и которую втайне любила.
   Слегка качнув головой, Петунья отогнала нахлынувшие чувства, а затем с интересом посмотрела на ребенка в руках. У мальчика были такие же красивые глаза, как и у Лили, отчего сердце женщины вновь налилось кровью. Она несколько минут задумчиво взирала на младенца, а затем, не давая себе передумать, подхватила с вешалки плащ и, прижав покрепче сверток к своей груди, направилась к припаркованной на обочине машине. Сейчас было раннее утро, поэтому Вернон еще спал, при том сегодня выходной, а значит у нее есть несколько часов, дабы избавиться от племянника и не привлечь внимание любопытных соседей.
   Несмотря на былую вражду с сестрой, она не могла бросить ребенка на произвол судьбы, но Петунья также не могла приютить его в своей семье. Ведь мальчик, несомненно, вырастет таким же "ненормальным", как и его родители, поэтому будет опасен для ее сына, а эти ярко-зеленые омуты каждую секунду будут напоминать ей, чей это сын. Решение было принято: отвезти Гарри Поттера в приют, где для него найдут пару, которая полюбит ребенка и подарит ему счастливое детство. Может даже эти люди смирятся со всеми "ненормальностями", связанными с мальчиком, по крайней мере, Петунья на это очень надеялась.
   Через сорок минут машина притормозила возле двухэтажного здания, в некоторых окнах которого горел свет. Пройдя по дорожке к двери, дама негромко постучала и стала ожидать пока кто-то выйдет. Спустя минуту послышались шаги, а затем дверь распахнулась, выявляя взору миссис Дурсль пожилую даму в халате и тапочках.
  - Вы что-то хотели? - прозвучал тут же вопрос.
  - Понимаете, мне на порог подбросили младенца, - в подтверждение своих слов Петунья показала даме ребенка, который крепко спал, совершенно не зная, что сейчас решается его дальнейшая судьба, - в полицию я не стала обращаться, а решила привезти его сюда, чтобы вы позаботились о нем.
  - Кто осмелился выбросить такого кроху в осенний вечер на холод, - захлопотала женщина, забирая у Петуньи сверток, - бедняжка, он совсем замерз.
  - Мальчика зовут Гарри Поттер, - с этими словами миссис Дурсль торопливо направилась к машине, игнорируя вопросы, которые один за другим посыпались на нее, - Надеюсь, ты будешь счастлив, - шепотом произнесла дама, кидая последний взгляд на племянника и грустно улыбаясь.
   Почему-то в ее душе защемило и появилось ощущение, что она своим поступком подписывает приговор всему человечеству. "Но что может сделать обычный ребенок?" - произнес внутренний голос в голове и Петунья, больше не задерживаясь ни на минуту, нажала на газ, машина заскользила по асфальту, унося ее к мужу и сыну.
   В эту секунду будущее Мальчика-который-выжил, было изменено и никто, даже Альбус Дамблдор, который принес сына Поттеров на порог дома его тетки, не подозревал, что вскоре за свою ошибку придется расплатиться сполна.
  Глава 1
   С исчезновения Гарри Поттера прошло пятнадцать лет. Дамблдор, когда узнал от Арабеллы, что Герой Пророчества пропал, то кинул все силы на поиски, но все безрезультатно - мальчик бесследно исчез. В приюте, куда его отвезла тетка, все в один голос твердили, что младенца через несколько дней усыновил какой-то мужчина, все документы или любые известия по этому поводу отсутствовали. Даже Легилименция, которой Альбус не побрезговал воспользоваться, не принесла положительных результатов, а наоборот появились новые вопросы. Все воспоминания связанные с теперешним отцом Гарри Поттера, были покрыты пеленой тьмы, которая не хотела рассеиваться, даже под напором магии директора. Альбусу ничего не оставалось, как сдаться и надеяться, что мальчик попал в хорошую семью и сейчас счастлив, а также верить в то, что по наступлению одиннадцатилетия тот получит письмо и прибудет в Хогвартс для обучения.
   Шли годы, но Мальчик-Легенда так и не появился, поэтому Дамблдору пришлось смириться окончательно с потерей Героя и по-быстрому приступить к воплощению запасного плана. Из-за неимения логических объяснений, Альбус был вынужден поведать миру пророчество слегка переделанное, чтобы под него подходил Невилл Лонгботтом, которого директор собственноручно провозгласил Героем и взялся обучать. Внук Августы оказался добрым и отзывчивым мальчиком, но вот огромной магической силой не блистал, Альбусу даже пришлось воспользоваться некоторыми артефактами для увеличения потенциала, но даже они значительно не повлияли на ситуацию. В результате, стараниями старика Невиллу подобрали достойных, а главное верных Альбусу друзей, которые из года в год преодолевали все трудности, неоднократно встречались с Волан-де-Мортом и одерживали триумфальную победу, которая в дальнейшем во всех красках расписывалась в "Пророке". За пять лет кропотливой работы и многим жертвам, Дамблдор все же смог превратить гриффиндорца в символ Света и вот сегодня к нему заявился Северус с ошеломляющей новостью...
   Том, который благодаря крестражам смог воскреснуть чуть больше года назад, когда Невилл по плану Крауча-младшего был, втянут в Турнир и на третьем испытании попал на кладбище, где и произошло триумфальное возрождение, при использовании плоти слуги - пожертвованной Петтигрю; кости отца - забранной с могилы Реддла старшего и кровью врага насильно взятой. Все это помогло Тому возродиться, но чтобы набрать сил и разобраться в текущей ситуации в Магическом Мире, темный маг затаился и стал выжидать. Это время сыграло Альбусу на руку - он смог созвать Орден Феникса и приготовить хоть какие-то силы для противостояния. И вот, казалось, что все идет нормально и ничто не предвещает бурю, но тут случилось то, что выбило у директора почву из-под ног.
   Северус, отправленный в логово врага для шпионажа, сегодня связался с ним и потребовал о немедленной встрече. Причиной такого явления послужило появление у Тома нового и весьма мощного союзника, который со слов зельевара был равен ему по силе, но даже не это настолько обеспокоило Снейпа, как личность этого самого союзника - им оказался никто иной, как Гарри Поттер. Мальчик, о котором все забыли и списали со счетов, неожиданно появился на арене и стал весомой фигурой на шахматной доске.
  
  ***
  
   Владислава в этот вечер что-то безудержно манило на Туманный Альбион, он даже не мог понять что, но, все же поддавшись своему интересу, решил узнать, что это может быть. Перемещаясь по теням, вампир достиг двухэтажного здания, от которого за версту веяло дикой магией, именно это и манило тысячелетнего вампира, словно мотылька на солнце.
   Бесшумно ступая по мокрой дороге, мужчина достиг источника и с удивлением и манией исследователя посмотрел на меленький комочек, который мирно посапывал в детской кроватке. На лбу черноволосого ребенка располагался необычный шрам в виде молнии, от которого веяло темной магией, а также вся аура младенца являла собой ужаснейшую картину: потухшая и с множеством пробоин.
   Владислав осторожно дотронулся до бархатной кожи и с удивлением почувствовал электрический разряд, что на долю секунд прошелся по его руке, которой он прикасался к мальчику, и в ту же секунду, веки ребенка затрепетали, и на Владислава посмотрели ярко-зеленые глаза миндалевидной формы.
  - Ууу, - недовольно засопел малыш, когда вампир попытался убрать конечность и слишком крепко, как для крохи, схватился своими маленькими пальчиками за ладонь графа Дракулы.
  - Какой необычный малыш, - задумчиво произнес мужчина, слегка поглаживая карапуза по щеке, - такой маленький, а уже обладаешь столь сильной магией.
   Осторожно, дабы не навредить мальчику, Владислав проник с помощью силы, которая куда сильнее магии, она была подвластна лишь бессмертным, в сознание ребенка и начал просматривать недалекие картины прошлого. Через двадцать минут вынырнув из водоворота воспоминаний, Дракула смог выяснить, что ребенка зовут Гарри Поттер - он единственный сын четы Поттеров, которые погибли несколько дней назад при нападении одного чокнутого темного мага, который из-за какого-то пророчества охотился за их наследником. В памяти Гарри мелькали образы родителей и каких-то людей в мантиях, а также женщины, которая привезла его вчера в приют. Больше полезной информации вампир не извлек, а дальше погружаться в сознание ребенка он побоялся, чтобы не повредить детскую психику, которая не успела еще нормально сформироваться.
  - Умм, - вновь захныкал Гарри и протянул ручки к Владиславу, когда тот слегка отстранился.
  - Я тебе понравился, - с небольшой улыбкой, столь редким явлением на лице этого древнего существа, произнес вампир, - ты хочешь пойти со мной? - зная, что мальчик не поймет его, да и не ожидая услышать ответа, спросил Дракула.
   Но ребенок удивил вампира, их взгляды вновь встретились и он невнятно пробормотал: "дяя", - что означало его согласие.
  - Ты станешь прекрасным сыном, - с этими словами Владислав подхватил не сопротивляющегося младенца на руки и по теням переместился в Валахию - замок, который получил свое название в честь страны, на территории которой располагался.
   Стоило ему переместится в свою резиденцию, как в зале появилась невысокая девушка с огненно-рыжими волосами и глазами цвета топленого шоколада. Она уважительно склонила голову перед господином, а затем с любопытством посмотрела на его ношу, которую тот бережно держал в руках. На ее памяти, а ей уже как-никак три сотни лет, Владыка впервые так открыто проявлял свою заботу. Притом забота эта была обращена на человеческого птенца.
  - Приготовь комнату для моего сына, - распорядился граф и, больше не обращая внимания на вампиршу, направился к креслу, что стояло около окна, и, удобно расположившись в нем, стал слегка покачивать малыша, который через несколько секунд уснул. Лиана же отправилась выполнять поручение хозяина, про себя размышляя о странном ребенке.
  - Господин, - буквально через десять минут с небольшим сгустком тьмы появилась девушка.
  - Тихо, - прошипел Владислав.
  - Господин, все исполнено, - шепотом ответила Лиана, наблюдая за малышом, которого к своему небьющемуся сердцу заботливо прижимал граф, - эльфы приготовили апартаменты в восточном крыле, там много света и ребенку там будет комфортно.
  - Хорошо, можешь быть свободна. Ах да, позови ко мне Миру.
  - Как пожелаете, Владыка, - поклонилась вампирша и вновь исчезла в облаке тьмы, оставляя новоявленного отца с сыном наедине. Но их уединение долго не продлилось, поскольку с негромким шелестом открылась дверь и под языки пламени, исходящие от факелов на стенах и камина, шагнула сероглазая блондинка в красном платье и розой в волосах. Девушка, бесшумно плывя по воздуху, приблизилась к Владу и слегка склонила голову, ее серые глаза, не мигая, впились в ребенка, а на лице отразилось непонимание и любопытство.
  - Мира, проходи, я хотел бы тебя познакомить с моим сыном, - торжественно произнес граф - Гарольд Владислав Цепеш(Дракула), отныне мой сын и наследник.
   Имя мальчику вампир решил оставить прежнее, в память о биологических родителях, слегка лишь изменил на более аристократическое. В этот момент со всех Родовых книг, где значились имена магов с древних родов, бесследно исчез Гарри Джеймс Поттер и появился человек, носящий другие инициалы. А через несколько часов за тысячи километров от Англии в огромном замке все вампиры и приближенные к королевскому роду вампиров, торжественно подняли бокалы, приветствуя наследника Владыки Ночного Народа.
  Глава 2
   Темноволосый парень, на вид которому можно было дать шестнадцать лет, задумчиво листал книгу в старинной обложке, совершенно не обращая внимания на змею, которая расположилась рядом и что-то недовольно шипела, разгневано зыркая на подростка, словно тот перед ней в чем-то виноват.
  - Юный господин, - перед взором парня предстал высокий мужчина в черном плаще с капюшоном, который полностью скрывал его от солнечных лучей, - Владыка желает вас видеть, - произнес пришелец, слегка склонив голову в знак уважения.
  - Передай, что я сейчас приду, - ответил юноша, неторопливо поднимаясь и закрывая книгу, что читал последние несколько часов, а затем, кинув последний взгляд на солнце, которое уже начало скрываться за горизонтом, направился в сторону замка.
   Дорога до кабинета отца не заняла больше пяти минут, хотя юноша мог и за секунду переместиться с помощью теней, но не захотел. Ему нравилось неторопливо бродить по саду и вдыхать усиленный для вампира в сотни раз аромат цветов, которых здесь были тысячи, благодаря пристрастью Миры к этим растениям. Также юноша часами любил сидеть возле озера и наблюдать за заходящим солнцем и пением птиц, из-за крови первородного вампира, что струилась по его венам, солнечные лучи для брюнета безвредны, они доставляли лишь легкое неудобство, но не обжигали кожу. Это же касалось чеснока с серебром, о котором пишут в сказках, мол, эти компоненты могут погубить бессмертного. Гарри, когда впервые прочитал о таком, в том числе и о крестах со святой водой, несколько минут смеялся, поражаясь наивности магов и магглов. Все они глупо полагали, что вампира можно так легко убить. Только подумать - расу, которая по силе равна богам, можно уничтожить осиновым колом в сердце, кто такое придумал? Все это даже звучит смешно, не говоря о том, чтобы быть правдой. Гарольд бок о бок жил с вампирами и сам являлся частично вампиром, поэтому с полной уверенностью мог сказать, что все написанное в книгах полнейший бред. Смертные не владеют и сотой частью информации, связанной с этими смертельно-опасными хищниками, которые веками ходят по земле.
   Маги наивно считают, что вампиров осталось не больше сотни, но как они ошибаются, бессмертным просто наскучила жизнь в Магическом мире и они спрятались в тени Маггловского, иногда лишь проявляя интерес к чему-то, но с недавних пор ситуация изменилась. Лорд Волан-де-Морт на днях лично связался с одним из низших вампиров и попросил передать Владыке Ночного народа, что он хочет провести переговоры, которые выгодны обеим сторонам. Именно поэтому отец созывал Совет и потребовал присутствия Гарольда для решения некоторых вопросов, касающихся предстоящей войны.
   Ступив под своды тысячелетнего строения, Гарольд побрел по темным коридорам, освещенных кое-где факелами в виде летучих мышей, в северную башню, где располагались личные комнаты графа Цепеша. Благодаря нечеловеческой природе, он быстро преодолел расстояние и смог остаться незамеченным слугами, которые выполняли свою работу, а также вампирами, прибывшими для участия в переговорах.
   Достигнув огромной двери, юноша легким касанием ладони открыл ее и прошел внутрь.
   За столом сидело трое вампиров и о чем-то оживленно разговаривали, попивая кровь, что была разлита в бокалы. Во главе как обычно восседал Владислав и вел незамысловатый разговор с одним из советников.
  Все знали графа Цепеша как безжалостного вампира, который за любую провинность готов убить, многие его боялись и в то же время восхищались, ведь не каждый сможет шесть веков править Ночным народом, не давая даже повода усомниться в своей силе. Но только лишь Гарольд и Мира знают, что Владиславу не чужды чувства, он вовсе не такой тиран и деспот, каким кажется на первый взгляд. Все это лишь маска, которую Владыка вынужден носить, чтобы его раса процветала. Стоит только дать слабину и враги, как голодные звери, ринутся в атаку с намерением свергнуть правителя, и тогда настанет крах. Вампиры разбредутся и утратят свое преимущество в единстве, каждый станет бороться за власть и, в результате, мир утопнет в крови. Ведь даже самая лучшая армия может проиграть без толкового лидера, а именно таковым и был для бессмертных Владыка.
  - Гарольд проходи, - из размышлений юношу вырвал голос отца, - присядь пока возле Рихарда, - брюнет выполнил указание и с любопытством стал вслушиваться в разговор двух советников, которые обсуждали сложную ситуацию в Магическом мире.
  - Владислав, а вот как ты считаешь, кто победит, если мы не вмешаемся? - задал интересующих всех вопрос Рихард.
  - Не знаю, друг мой, но я бы поставил на Дамблдора, он неплохо управляет из тени своими пешками, - задумчиво изрек Дракула, крутя в руках свой бокал, - старик куда умнее Реддла, - каждый из присутствующих прекрасно знал как историю Волан-де-Морта, так и Дамблдора, поэтому имел представление, что стоит ожидать от этих гроссмейстеров.
  - Ты думаешь, нам стоит выбрать сторону или продолжим придерживаться тени?
  - В тень мы всегда сможем уйти, а вот что готов нам предложить взамен за помощь Реддл стоит узнать. Что-то мне подсказывает, что этот маг чувствует, что его позиции слабеют, поэтому согласится на все наши условия.
  - Владислав, мне непонятны твои мотивы для ведения переговоров. Я придерживаюсь своей позиции, которая заключается в нейтралитете по отношению к этим магам. Ни один из них не может предложить нам чего-то стоящего, чего-то, за что стоит отдать жизнь, - вмешался доселе молчавший вампир с агатовыми глазами и татуировкой на лице.
  - Согласен, но разве тебе не надоело, друг мой, прятаться в тени, в то время как мы можем стать правящей расой? Нам эта война ни к чему, но мы ведь можем помочь победить Реддлу, а затем, когда отпадет надобность в нем или когда он начнет что-то требовать, просто свергнуть его и захватить все в свои руки. Среди вампиров множество политиков, они смогут провернуть все в лучшем виде.
  - Твои слова не лишены смысла, - согласился собеседник.
  - Пора отчаливать, - словно по команде со своих мест поднялось три вампира, а вслед за ними и Гарольд. - Сын, скрой свое лицо, я не хочу, чтобы тебя кто-то видел, - приказал Владислав. Юноша ничего ни сказал, лишь выполнил указание и направился вслед за взрослыми вампирами, которые по теням переместились в резиденцию Темного Лорда.
   Для бессмертных не существовало барьеров способных их сдержать, они могли проникнуть везде, поэтому их расу так и боялись, одно их присутствие внушало страх не хуже, чем дементоры.
   Появилась их небольшая группа, каждый представитель из которой представлял собой смертельную опасность в центре огромного зала, в котором в это время было около десяти магов и сам Лорд, восседающий на троне.
  - Волан-де-Морт, - слегка кивнул Дракула, выказывая, как и полагается, уважение хозяину дома, другие ограничились лишь легкими кивками. Гарольд, стоявший на шаг позади отца с интересом, посмотрел на темного мага, он знал свою историю, поэтому ему было интересно увидеть мага, который пятнадцать лет назад убил его биологических родителей. Несмотря на все рассказы, что ходили об этом человеке, перед Гарольдом стоял обычный волшебник с довольно красивой внешностью, хотя насколько он помнил, все твердили, что тот похож на рептилию. "Видимо скрывает внешность под чарами", - произнес внутренний голос. В этом маге не было ничего примечательного и Гарольд просто не понимал, почему многие за ним следуют.
  - Рад приветствовать вас, лорд Дракула, в своем поместье, - Реддл сделал ударение на фамилии, - вы не против проследовать за мной в более удобное место, где мы сможем приступить непосредственно к переговорам?
  - Нет, - ответил Владислав.
   Том слегка повел рукой, приглашая важных гостей проследовать за ним, также юноша отметил, что за ними последовало еще три фигуры в масках и черных мантиях. Помещение, куда их привел радушный хозяин, было небольшим, но уютным: диванчик, несколько кресел, пара пуфов и круглый стеклянный стол, на котором стояла бутылка с красной жидкостью - кровью - и человеческая еда.
  - Вы чего-то желаете? - как можно вежливей спросил Реддл, он не был дураком, поэтому прекрасно понимал, что от исхода этих переговоров многое зависит. - Я взял на себя смелость предложить вам несколько разновидностей крови. К сожалению моих познаний в этой области мало, поэтому я не знаю, употребляете ли вы обычную пищу.
  - Отчего же нет, - включился в игру Владислав, - мы же тоже когда-то были смертными, поэтому нам не чужды ваши слабости, хоть для нас они не на первом месте.
  - Ваша раса очень древняя, мне бы было интересно узнать о ней побольше, - завуалировано начал допрос Волан-де-Морт.
  - Юноша, - от такого обращения Тома покорежило, но возражать он не стал, - не кривитесь так, в свои года я могу позволить себе так к вам обращаться.
  - Конечно, - согласился маг, хотя по слегка прищуренному взгляду, становилось сразу понятно, что для этого мага подобное обращение неприемлемо. Он привык, что все его безмерно уважают и побаиваются, а здесь появляются вампиры, которым на него плевать. Казалось, что Дракула и его сопровождающие просто-напросто над ним смеются.
  "Может они меня проверяют?" - подумал Реддл с долей интереса, смотря на необычных гостей.
  - Так вот, юноша, чтобы побольше узнать о вампирах, вам придется стать одним из нас, лишь в этом случае вы узнаете о том, как мы живем и что вообще из себя представляем. В противном случае, вы будете теряться в догадках и размышлять, правда ли то, что написано в книгах.
  - Весьма интересное предложение, но я, пожалуй, воздержусь, - слегка поразмыслив, произнес маг. - Боюсь, жизнь вампира, это не для меня.
  - Хм, - Гарольд не смог удержатся и презрительно хмыкнул.
   "Конечно, не для тебя, смертный, ведь тогда ты превратишься в банального упыря, поскольку никто из Высших не станет обращать тебя, а так ты станешь подстилкой для потехи более сильных вампиров", - такие крутились мысли в голове у юноши, при взгляде на Реддла. В голос Гарольд, конечно же, ничего подобного не сказал.
  - Да, вампиром дано стать не каждому, - бросив эту незамысловатую фразу, Влад перевел взгляд на магов, присутствующих на переговорах. Заметив его интерес, Реддл представил своих помощников. Ими оказался некий Люциус Малфой и Северус Снейп.
   Первый не вызвал у Гарольда особого интереса, а вот второй смертный оказался интересным. Об этом человеке парень слышал несколько раз от магов, что занимались его образованием. Они учили Гарольда заклинаниям и другим вещам, связанным с Волшебным миром, в том числе и зельеварению. С их слов мистер Снейп был самым молодым зельеваром, который получил мастерство.
   Стоило Волан-де-Морту представить своих сопровождающих, как те сняли маски и слегка поклонились вампирам, выказывая дань уважения.
   И первое что увидел Гарольд, когда маски были сняты, это колючий взгляд черных глаз, что хмуро взирали на мир. Крючковатый нос, бледно-розовые губы и копна черных волос, что гармонировала с бледным оттенком кожи.
  "Убожество", - пронеслась мысль в голове в юноши, при взгляде на этого мага. Как он отметил, Снейпу бы не помешало вымыть голову и слегка загореть, а то выглядит он болезненно.
   Второй же мужчина был его противоположностью. Светлые волосы, собранные в низкий хвост, льдисто-серые глаза с интересом разглядывающие вампиров. Светлый оттенок кожи, но не болезненный, бледные губы и едва заметный шрам на щеке. Обычный человек его бы даже не заметил, но не вампир. Все в его виде, говорило о том, что он аристократ и далеко не с бедного рода.
   Переведя взгляд с магов, Гарольд посмотрел на отца. Тот выглядел как всегда величественно и вел себя как хозяин положения, а не гость. Все это очень не нравилось Реддлу, об этом говорила его напряженная спина и сжатые кулаки, но Темный лорд не был дураком, поэтому ничем не показывал свое недовольство.
  - Вы же слышали, что сейчас происходит в Магический мире? - начал свою речь Реддл.
  - Конечно, я в курсе надвигающейся войны, - с безразличием ответил Владислав.
  - Войны, которая затронет оба мира, как маггловский, так и магический. И тот, кто победит будет творить историю, - в голосе Темного лорда было столько пафоса, что Гарольд поморщился, но этого никто не заметил из-за накинутого капюшона.
  - Нам нет до этого дела. Мы сами творим историю, что же касается войны - она приносит лишь разрушения и смерти. Война идет, когда кому-то она выгодна, нам же нет от нее никакого смысла. Вампиры имеют все, что нужно, так зачем нам присоединяться к вам?
  - Я мог бы предложить вам богатство, власть, свободу....
  - У нас и так все это есть, - перебил Волан-де-Морта Цепеш.
  - Министерство ущемляет ваши права, я могу это изменить. Если мы победим, вы станете равноправными магам в правах. Если захотите, я даже позволю вам безнаказанно пить кровь людей.
   "Можно сказать, сейчас мы этого не делаем. Наивный смертный", - подумал Гарольд, без особого рвения наблюдая за переговорами. Волан-де-Морт обещал вампирам все блага, если те присоединяться к нему.
  - А что станет гарантией ваших слов? - заговорил один из советников. - Мы наслышаны о вас и просто так не поверим вам на слово. Нам нужны гарантии.
  - Мы составим договор, что будет гарантировать, что ни одна из сторон не нарушит условия.
  - Договора будет не достаточно, в качестве гаранта мы требуем часть вашей души.
   Глаза Реддла блеснули от переполняющего мага гнева, даже ярости. Чертовы вампиры были не так просты, как он первоначально думал. Они поняли, что Тому без них не победить в этой войне и начали диктовать условия. Эти существа потребовали в качестве залога часть его души. Отдавать им такое было рискованно, но и отказать Том не мог. От исхода переговоров зависело много.
  - Хорошо, - нехотя согласился Реддл. У него из-за неудачи Люциуса осталось всего два крестража - Нагайна и медальон Слизерина. И, дабы получить поддержку вампиров в войне, он вынужден отдать медальон этим существам.
  Глава 3
   Реддл даже не заметил, как попался на удочку вампиров из-за своей беспечности. Он считал себя сильнейшим темным магом, которого просто невозможно обвести вокруг пальца, вот и упустил из виду тот факт, что Высшие - некроманты, для которых не составит особого труда уничтожить частицу души, обойдя все охраняющие чары. Помимо этого, представители Ночного народа - мастера ментальной магии, в этой области им нет равных, как и в магии крови. Все это делало их смертельно-опасными врагами, с которыми только глупец рискнёт меряться силами и, не дай Мерлин, попытается ими управлять.
  - Предлагаю непосредственно перейти к составлению договора, - предложил Реддл.
  - Почему бы и нет, - согласился Цепеш.
   Перед Владиславом появился чистый пергамент и перо с чернильницей. Повинуясь воле Цепеша, оно заскользило по бумаге, вписывая все те пункты, что хотел бы видеть в договоре вампир.
   Минут десять в помещении стояла тишина, нарушаемая лишь скрипом пера и дыханием магов. В отличие от вампиров им требовался воздух. Но вот на бумаге появились последние строки и еще раз напоследок пробежав по написанному взглядом, Владислав протянул пергамент Волан-де-Морту.
  - Все, - с этими словами мужчина откинулся на спинку кресла и стал ждать реакции оппонента, а, что та последует, не было сомнений. Все же Влад неплохо изучил смертных, да и о Томе Реддле знал многое, чтобы понять, что тот не обрадуется последним двум пунктам договора. В них говорилось, что Темный лорд никаким образом, ни словом, ни делом, не имеет права предать вампиров и разрушить договор. Вампиры в отличии от Пожирателей являлись союзниками, но никак не слугами, а значит наказывать или делать что-то подобное Реддл не имел права. То же касалось приказов - Ночной народ выполнял лишь указы их князя. Также в договоре говорилось, что вампир, подписывающий договор несмотря ни на что является неприкосновенным и любое нападение или агрессия, со стороны Волан-де-Морта и его приспешников будет расцениваться как нарушение договора и приведёт к гибели.
  Владу пришлось ждать несколько минут, покуда не последует какой-либо реакции от Тома. Сперва его лицо, что представляло собой безжизненную маску, осунулось еще сильнее, а затем тонкие губы искривились в подобие улыбки. Взгляд рубиновых глаз не мигающее смотрел на Владислава, сам же Владыка невозмутимо попивал кровь, демонстрируя всем своим видом невозмутимость и безразличие.
  - И кто будет этим человеком?
   Цепеш отдал должное Волан-де-Морту, тот быстро справился с эмоциями.
  - Мой сын и наследник.
   Гарольд понял, что это сигнал для него, чтобы скинуть капюшон и явить миру свое лицо.
  
  ***
  
   Северусу с самого начала не нравились эти переговоры. Он в отличие от Темного лорда, считал, что с вампирами лучше не связываться. Те слишком умны и опасны, чтобы покориться какому-то магу, пусть даже и наследнику Слизерина, сомнительного происхождения. Но, Господин не внимал его мольбам, а решил действовать по-своему и вот результат. Перед взором зельевара предстало четыре фигуры в черных плащах, от которых за версту веяло холодом и смертью, не хуже чем от дементоров. Глаза с красным ободком без интереса смотрели на мир, заставляя по позвоночнику Северуса пробежать мурашкам. Он человек, повидавший на своем пути многое. Убивавший и не гнушавшийся использовать самые темные заклинания, боялся, боялся до дрожи в коленях этих существ, которые смотрели на него как на добычу, и, казалось один неверный шаг, они нападут, уничтожая и порабощая.
   Рядом с Северусом стоял Люциус, и алхимик отчётливо чувствовал, что тот испуган ничуть не меньше, чем он сам. Но, не зря Снейп был двойным агентом или правильней шпионом - он быстро взял себя в руки. Благо маска скрывала его лицо, не давая гостям Лорда увидеть его истинные чувства. Хотя имелась вероятность, что вампиры почувствовали, ведь они являлись мастерами менталистики, для которых не существовало преград. А некоторые даже обладали талантом считывать чужие эмоции, что не удивительно для таких хищников.
   Северус настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил, как они оказались в зале для переговоров, представляющем собой удобную гостиную. На ватных ногах он дошел до стеклянного стола, за которым разместился Темный лорд и его гости. Им же с Люциусом выпала участь, стоять позади кресла Господина.
   Краем глаза зельевар отметил, что одна из фигур на порядок ниже остальных. Ему даже сперва показалось, что это женский силуэт, ведь из-за длинного плаща-мантии и скрывающего лица капюшона, что фигура так и не сняла, в отличие от других вампиров, было непонятно кто это. Но эта мысль была быстро отогнана, куда подальше и заменена на еще более бредовую. Подросток. Северусу показалось, что этим странным вампиром скрывающим свое лицо является подросток. Ведь он не первый год преподавал в Хогвартсе и умел подмечать даже мельчайшие детали, связанные с детьми и вот сейчас он кое-что заподозрил. Но внутренний голос твердил, что этого не может просто быть. Зачем вампирам приводить с собой на переговоры какого-то мальчишку!? Куча вопросов, на которые у Снейпа не было ответов, поэтому он счел за лучше, прислушаться к разговору, что завязался между Лордом и вампирами.
  - Вы чего-то желаете? Я взял на себя смелость, предложить вам несколько разновидностей крови. К сожалению моих познаний в этой области мало, поэтому я не знаю, употребляете ли вы обычную пищу, - донесся до зельевара голос Лорда.
   Маг тоже мало что знал о вампирах. В основном то, что написано в книгах, но всему он не верил. Навряд ли бессмертных можно уничтожить осиновым колом в сердце или святой водой. В такую чушь могли верить лишь магглы, но никак не маги.
  - Отчего же нет, мы же тоже когда-то были смертными, поэтому нам не чужды ваши слабости, хоть для нас они не на первом месте, - услышал зельевар ответ Дракулы и про себя зааплодировал ему. Тот так мастерски водил Волан-де-Морта вокруг пальца, подливая в огонь масла и заставляя Лорда теряться в догадках.
  - Ваша раса очень древняя, мне бы было интересно узнать о ней побольше.
   Снейп сомневался, что вампиры хоть что-то скажут о себе, но все же навострил уши и то, что он услышал, заставило Северуса схватиться инстинктивно за палочку. Еще никто в здравом уме не называл Темного лорда, юношей, его вообще никто так не называл, даже Альбус. А тут вампир так просто использует этот термин относительно Лорда.
   Алхимик ожидал, что сейчас полетят Авады или Круцио на худой конец, но ничего этого не последовало. Волан-де-Морт злился, об этом свидетельствовали его напряженные плечи и сжатые в кулаки ладони, но молчал. Молчал даже после насмешки Владыки вампиров. Все это наталкивало лишь на одно - Реддл боялся этих существ, боялся, что если проявит агрессию в их адрес, те сотрут его, и не только его, в пепел.
  - Хм, - донеслось до Северуса презрительное фырканье незнакомца в капюшоне на слова Лорда о том, что жизнь вампира не для него. Но удивило Снейпа не это, а то, что во взгляде Владыки вампиров не было даже толики злости на сородича, осмелившегося, так открыто проявить свое недовольство.
  - Да, вампиром дано стать не каждому, - зазвучала очередная фраза, а затем Лорд представил их как своих помощников и позволил снять маски, что те и сделали. Дальше разговор перетек непосредственно на ситуацию в Магическом мире. Обсуждалась ситуация на Туманном Альбионе и говорилось о надвигающейся войне. Как оказалось - вампирам нет никакого проку от сражения Света и Тьмы, им вообще на все фиолетово, как говорят магглы. Их волнует только собственный достаток и благополучие, а умирать за чужие идеалы они не намеревались. Как заявил Дракула: свобода у них и так есть, а деньги и другие материальные блага их не интересуют. Тогда напрашивается вопрос: зачем им вообще эти переговоры?
   Северус отчетливо чувствовал, что он упускает что-то из виду и что-то очень важное. Только вот что? Покуда он терялся в своих догадках, зашла речь о каких-то гарантиях со стороны Лорда. Вампиры потребовали от него часть души. Но как это возможно и о какой части ведется речь? Сам зельевар ничего не понимал, но был убеждён, что Альбусу стоит об этом узнать и чем скорее, тем лучше. Может ему что-то известно по данному поводу и директор поделится своими знаниями с вами мастером зельеварения.
   Далее был договор.
   Прекрасно догадываясь о том, что этому Владыке не одно столетие, Снейпа аж распирало любопытство узнать, что же там такого написано, что Лорд аж "посинел" от негодования.
  - И кто будет этим человеком?
  Алхимик не понял, к чему были эти слова, но вопросов задавать не осмелился. Здесь он лишь наблюдатель, не более, которому дарована великая честь увидеть бессмертных в такой близости и не быть выпитым досуха или убитым.
  - Мой сын и наследник.
   В следующую секунду на Северуса обрушилось понимание. Речь шла о сыне Дракулы, который и подпишет договор, вместо отца. Маг не знал зачем вампиры так поступают, но видимо на то были причины. А потом... потом у Снейпа вылетели все мысли с головы...
   Фигура в черном балахоне скинула капюшон и в следующее мгновение, мужчина столкнулся взглядом с холодными изумрудными глазами, внимательно за ним следящими. Он непроизвольно поежился. Инстинкт самосохранения взвыл дурным голосом, предостерегая никогда не идти против обладателя этих ярких глаз. На него смотрела младшая копия так ненавистного ему Джеймса Поттера с любимыми глазами Лили. Нужно признать, слегка видоизменённая копия - не было нелепых очков, что вечно носил Джеймс. Волосы не торчали в разные стороны, делая похожим на взъерошенного воробья, а легким водопадом струились вниз.
   Перед Северусом был Гарри Поттер. Но как такое вообще возможно!? Альбус уверял, что отпрыск Поттеров пропал, а возможно даже погиб. И что же теперь, неужели Гарри Поттер и есть сын Влада Дракулы? Этого просто не может быть, не может... Снейп до последнего в это не хотел верить. Но факты говорили сами за себя - перед ним стоял сын так ему ненавистного Поттера и Лили, девушки которую он всю жизнь любил. Мальчик, ставший причиной гибели Темного лорда в ту роковую ночь, около пятнадцати лет назад... Мальчик, которого все списали со счетов, посчитав погибшим, а сам зельевар поклялся на могиле любимой женщины защищать, защищать до последнего вздоха, невзирая ни на что...
  
  ***
  
  Том не мог поверить своим глазам. Перед ним сидел сын Джеймса и Лили Поттеров, тот, кого ему не удалось в тот злополучный вечер уничтожить. Тот, кого он отметил как равного себе - шрам на лбу в виде молнии, его знак. Герой, о котором говорится в Пророчестве. Избранный и последняя надежда света - вампир! У Реддла это не укладывалась в голове, как мог этот ребенок оказаться наследником Дракулы. Правду говорят магглы - пути судьбы неисповедимы. Какой сюрприз она преподнесла в этот раз и что из этого выйдет, не знал никто. Но, пожалуй, теперь договор, не казался Тому такой уж глупостью, а условия поставленные вампирами нелепыми.
   В голове в Темного лорда была куча вопросов, главный из которых: как оказалось, что Гарри Поттер стал вампиром, а что это так Том не сомневался. Поттер словно прочитал его мысли - губы расплылись в насмешливой улыбке, из-за которой показались острые, как бритва, клыки, блеснувшие при попадание на них отблесков огня от факелов на стенах.
  - Гарольд Цепеш, - представил сына тем временем Владыка вампиров. - Он будет именно тем, кто от имени вампиров скрепит договор. И помни, Волан-де-Морт, если хоть волосинка упадет с головы моего сына по твоей вине, я тебя уничтожу, - холодный голос, нарушил тишину. - От твоего убийства меня не удержит даже договор. Запомни это, смертный, хорошо запомни.
   Том не был дураком и безумцем, жаждущим власти любым путем. Реддл верил в то, что Волшебный мир нуждается в толчке, что сподвигнет его двигаться вперед. Многие маги так ленивы, что им нужен стимул или хороший кнут, дабы они не бездействовали, именно им для них и стал Волан-де-Морт. Надеждой на светлое будущее, в котором будут усчитаны все традиции и сбережены законы. И вот сейчас смотря на Избранного, Том понимал, что именно этот человек равен ему, а не Невилл Лонгботтом, которого старик провозгласил героем. Именно Гарри Джеймсу Поттеру, Реддл оставил свой знак и именно этот мальчик послужил причиной его пребывания в виде духа более десяти лет. И сейчас решается судьба, либо Том согласится на договор и сделает Поттера своим союзником, либо начнётся война с вампирами.
   Не будучи дураком, Реддл все взвесил. Все за и против и пришел к выводу, что пока ему нет смысла враждовать с Поттером и его приемным отцом, но вот когда Дамблдор будет повержен и Магический мир Англии склонится перед ним, можно рискнуть.
  - Я согласен на все ваши условия, но в дополнение хотел внести и несколько своих.
  - Я слушаю, - Влад внимательно смотрел на Волан-де-морта. Для него не прошли незамеченными манипуляции Реддла, его мысли и действия. Не нужно быть мастером Легилименции чтобы узнать о чем несколько секунд назад думал Темный лорд. Тот был не глупым магом и смог, сложив два плюс два, понять, кем являлся ранее Гарольд. Но это и к лучшему...
  - Я не трону вашего сына, как и предполагал договор, но мне тоже нужны гарантии вашей преданности делу. Если мы решили быть союзниками в этой войне и строить мир заново, то должны подкрепить соглашение чем-то весомым... политическим браком.
  - Браком, - вампир не показывал своего удивления.
  - Да. Вашего наследника и моей крестницы.
   Вот это стало для Гарольда неожиданностью. Он не знал, что у Реддла есть крестница. Гарольд вообще считал Темного лорда - бесчувственным чурбаном, но, оказалось, ошибался.
   Северус с Люциусом перебывали не в меньшем замешательстве, нежели вампир. Они не знали, что у их Господина есть крестница. Тот не часто общался с кем-то или проявлял симпатию.
   "А может ты просто об этом не знал", - пронеслась мысль в голове зельевара. И на самом деле, о своем Господине они многого не знали. Тот был скрытен и не посвящал Пожирателей в аспекты своей личной жизни, вот и повелось считать, что этой самой личной жизни у него нет. И уже в который раз за сегодняшний вечер, Снейп испытал потрясение. Сначала появление Поттера, считавшегося мертвым и теперь выясняется, что у Лорда есть крестница. И кто же она, вопрос на сотню галлеонов.
  Несколько минут в помещение стояла тишина.
  - Мы должны обдумать ваше предложение о браке.
  - Конечно. Тогда предлагаю перенести переговоры на завтра, - внес предложение Реддл.
  Глава 4
   Вампиры покинули замок также как и прибыли - по Теням. Сам же хозяин откинулся на спинку кресла, прикрывая на мгновение глаза и делая глубокий вдох. Северус с Люциусом были отправлены выполнять поручения, а сам Темный лорд решил подумать, подумать над тем, что произошло около часа назад. Во-первых, он наконец-то отыскал Гарри Поттера, хотя уже и не совсем Поттера - Цепеша, сына и наследника Владыки вампиров и его планируемого союзника.
   Ироничная улыбка появилась на лице мага. Кто же знал, что так все обернется, уж точно не он. И что же делать теперь, как вести себя с Гарольдом Цепешем?! Убить мальчишку не получится - за его спиной стоит вся мощь вампиров, а это не мало. Значит, остается договориться, как говорится: найти точки соприкосновения. Легче сказать, чем сделать... Хотя к Поттеру как таковому Том не испытывал ненависти. Ведь нет вины мальчишки в том, что Реддл поверил в это чертовое Пророчество и поперся убивать младенца. А когда убийственное проклятие сработало неправильно, развоплотился на долгих тринадцать лет. В этом Том был склонен больше винить Дамблдора, подсунувшему ему пророчество и свою беспечность. Это же надо было купиться на такой дешёвый фокус... Но все это лирика, сейчас пора думать о будущем, а не жалеть и гадать: а что могло бы быть, если бы не "но". И тут услужливая память показала воспоминания шестнадцатилетней давности.
  
  Воспоминание
  
  - Милорд, молю вас, - с мольбой во взгляде прошептал мужчина тридцати лет. Синие глаза мага были полны боли, страха и... надежды. Руки, которыми он цеплялся за край мантии Темного лорда, предательски дрожали. - Я готов на все, только помогите.
  - Прекрати, - холодный голос заставил лорда Гринграсса, а это был именно он, замолчать. - Что случилось, что ты явился ко мне, без приглашения, - насмешливый взгляд рубиновых глаз.
  - Моя дочь... Ей требуется помощь сильного мага.
  - Какого рода помощь? - осведомился маг.
   Кто бы что не говорил и как бы не думал, но Том верил, что дети - это их будущее, будущее Магического мира. Они неприкосновенны и не заслуживают смерти.
  - Колдомедики в Мунго сообщили, что моя дочь, едва родившись, впала в кому и спасти ее может лишь сильный маг, который проведет один опасный ритуал. Ни я, ни моя супруга не подходим - у нас не достаточно сил для ритуала. К Дамблдору я не стал обращаться, и осталась единственная надежда на вас, милорд. Молю, помогите...
   Том несколько минут внимательно смотрел на мужчину, стоявшего на коленях, и обдумывал все услышанное. Семья Гринграссов была в тени, придерживаясь нейтралитета. Реддл лично предлагал Генри Гринграссу присоединиться к нему, но тот отказался. И что же сейчас - этот гордый человек стоит перед ним на коленях, целует подол мантии и просит помощи.
  - Что за ритуал?
  - Вы... должны стать крестным моей дочери, только так можно спасти ее, - голос сорвался. - Это должно сработать со слов колдомедика. Крестный должен быть на порядок сильнее родителей, чтобы ритуал сработал правильно.
   Повисло молчание.
  - Что же, я согласен. Но ты же знаешь, Генри, что ничего не бывает просто...
  - Да-да, спасите мою дочь, и я сделаю, все что скажете.
  
  Конец
  
  
   Вынырнув из водоворота воспоминаний, Реддл задумчиво посмотрел в огонь. Все же как хорошо тогда сложилась судьба. Спасши юную наследницу Гринграссов, он получил себе весомого союзника, который в дальнейшем стал его советником и в некотором роде другом. О том, что Генри Гринграсс перешел на его сторону не знал никто, даже его верные соратники - Люциус и Белла. Для всех Гринграсс оставались в нейтралитете и лишь Том знал правду.
   Волан-де-Морт ничего не потребовал от Генри за спасение жизни дочери, оставив этот вопрос открытым, и сейчас пришла пора стребовать должок.
   Решение было принято, и Темный лорд с помощью каминной сети переместился в Гринграсс-мэнор.
  - Скарлет, ты выглядишь прекрасно, как всегда, - сделав комплимент леди Гринграсс, Лорд поцеловал ухоженную ручку.
  - Милорд, для нас огромная честь приветствовать вас в нашем доме, - раздался мелодичный голос женщины. - Не желаете чаю?
  - Нет, у меня есть серьезный разговор к вам двоим.
  - Тогда предлагаю воспользоваться моим кабинетом.
   На такие слова Реддл согласно кивнул и проследовал за хозяином дома в нужное помещение.
   Расположившись в кресле, Лорд внимательно посмотрел на чету Гринграссов, ожидающих его слов и мысленно усмехнулся. Какая ирония, сейчас решится судьба их старшей дочери.
  - Шестнадцать лет назад ты пришел ко мне за помощью, - Генри неосознанно сглотнул. - Я спас твою дочь и, в качестве уплаты долга, ты поклялся исполнить мою волю. Так вот, я хочу, чтобы твоя наследница стала супругой моего союзника.
  - Милорд, - голос Гринграсс был хриплым, - между домами Гринграссов и Ноттов был договор о браке между моей старшей дочерью и наследником Ноттов. В это Рождество мы намеревались объявить о помолвке.
  - Придется отменить помолвку, - голосом, не терпящим возражений, заявил Лорд. - Мне важен этот союзник, очень важен и в твоих интересах, чтобы договор состоялся.
  - Как прикажите милорд, - склонил голову Генри. - Позвольте узнать, когда состояться помолвка и кто же станет женихом моей дочери?
  - Обо всем ты узнаешь завтра. А сейчас мне пора.
   Попрощавшись с Гринграссами, Том отбыл назад к себе, готовиться к переговорам.
  
  ***
  
   Солнце давно уже скрылось за горизонтом, забрав с собой остатки дневного тепла и яркого света. Теперь же небо было затянуто тучами, а единственными источниками света являлись лишь окна некоторых домов, да отблески фонарей, просматриваемые сквозь пелену тьмы. Неожиданный порыв ветра разогнал тяжелые тучи и на небосводе показалась мертвая луна, поражающая своей красотой и безразличностью. Рядом словно призрачные стражники засияли звезды - холодно и бесстрастно смотрят вниз, маня к себе взгляды прохожих. Ночь вошла в свои права...
  Под куполом замка сидела одинокая фигура и невидящим взглядом смотрела вдаль. Мысли Гарольда сейчас были далеко, а всему причиной переговоры с Волан-де-Мортом. Никто не ожидал, что Реддл предложит брак и не был готов к такому повороту.
  - Сын, - раздались едва уловимые шаги и шелест ткани, а затем на плечо юноши опустилась рука. - Мне нужен твой ответ, - голос отца звучал отстраненно, но Гарольд чувствовал рядом с ним себя защищённым и умиротворенным.
  - Я не ожидал, что мне придется так рано жениться, - честно признался парень, - притом неизвестно на ком. Я думал, что у меня есть шанс самому выбрать себе невесту.
  - Он все же есть, - ответил Влад, присаживаясь рядом. - Я не принуждаю тебя к этому браку и, если ты скажешь нет, пойму и приму. В первую очередь я твой отец, а не Владыка и твое счастье для меня на первом месте.
  - Спасибо, - в душе что-то защемило. - Но что повлечет за собой мой отказ?
  - Переговоры будут сорваны и Волан-де-Морту, придётся искать себе новых союзников или отказаться от своей задумки с браком.
  - Но он не откажется, - слова прозвучали как факт, а не вопрос.
  - Нет. Реддл не так глуп, он понимает, что от вампиров можно ожидать чего угодно. С этим договором он рискует куда больше нас, ведь откат хоть и будет, но смертельного исхода с нашей стороны не последует. Если мы нарушим какой-то пункт, ты пару месяцев проведешь в коме, месяц уйдет на восстановление, а потом ты сможешь жить, как и прежде. У Реддла же дела обстоят не так радужно. Если он осмелится предать нас, я уничтожу часть его души, ту, что в медальоне Салазара, а потом вампиры убьют змею. Без этого Волан-де-Морту не пережить отката - он умрет или, в лучшем случае, превратится в бестелесного духа без якорей, что удерживали бы его в мире живых и без возможности возродиться. Станет обычным призраком, лишенным всего.
  - Сомневаюсь, что Реддл это не учел. Он не похож на идиота.
  - Я и не сказал что Том - идиот, он лишь слишком беспечен. Реддл не учел тот факт, что имеет дело с бессмертными, а не простыми магами. О нашем народе ему известно крайне мало, лишь общая информация и легенды, остальное домыслы.
  - Ему не стоило просить твоего содействия.
  - Не стоило, но что не сделаешь для победы. Том проигрывал и он это прекрасно понимал, а мы единственная сила способная склонить чашу весов в его сторону. В сторону победителей... Вот смертный и рискнул, рассчитывая что мы окажемся милосердными.
  - Тогда он нам не нужен, этот договор... переговоры...
  - По сути это так, но всегда есть "но". Мы давно уже хотели выйти из Тени и заявить о себе, и сейчас хороший повод сделать это. Кто бы как не считал, но нам важны эти переговоры, но не необходимы, так как Реддлу.
  - Ясно, - Гарольд, задумчиво кивнул. - А почему именно я должен подписать договор?
  - Все очень просто, - горькая улыбка появилась на лице у Владыки, - я связан с вампирами незримой связью. Ты же другое дело - ни вампир и ни человек, что-то особое. Ты принадлежишь двум мирам, поэтому тебе и подвластна магия смертных, но, в то же время, ты способен и к нашей магии, как и к путешествию по Теням, и другим фокусам бессмертных. Но еще причина моего такого решения в том, что договор обезопасит тебя. Ты будешь защищен и Реддл не посмеет напасть на тебя, боясь разорвать договор. Но даже, если ты или какой-то другой вампир, нарушит соглашение, моих сил и знаний хватит, чтобы удержать тебя в этом мире. Со мной же ситуация сложнее, если я ослабну, то мои враги попытаются захватить власть и уничтожат нас.
  - Я все это понимаю. Но я так и не пойму, какая выгода Реддлу от этого брака?
  - Как было и сказано - это политический союз. Все это связано с магией и является запутанным, скажу лишь то, что этот брак ему выгоден.
  - А нам?
  - Нам тоже. Как бы ты ни отрицал, но у тебя есть обязанности в Магическом мире и перед своими биологическими родителями. Ты должен предоставить наследника роду Поттеров иначе магия тебя накажет.
  - Тогда я согласен, - на вопросительный взгляд отца он пояснил, - все равно мне этого не избежать. Когда-то мне бы пришлось жениться, так почему бы не сейчас. Как ты говоришь, этот союз выгоден мне, да и договор нужен, тогда я не вижу причин отказываться. Я только надеюсь, что моя будущая супруга окажется вменяемой и хороша собой.
  - Я знал, что ты сделаешь правильный выбор, - с грустной улыбкой произнес Влад. - Мне очень жаль, что тебе приходится подписываться на все это.
  - Не стоит отец. Я все понимаю.
  - Тогда нам пора отправляться к Волан-де-морту и сообщить ему наше решение.
  
  ***
  
  - Мы согласны, - зазвучал в тишине голос Владислава. - Обряд будет проведен по старинным обычаям моего народа. И нам бы заранее хотелось узнать имя избранницы.
   Маги, как и вчера, расположились за стеклянным столом, где улаживали все детали, по поводу их дальнейшего сотрудничества и самой помолвки.
  - Уверяю вас, невестой вашего сына станет достойная. Ее имя Дафна Гринграсс, наследница Гринграссов и моя крестница, перед магией.
  - Тогда не вижу причин откладывать подписание договора, - провозгласил Цепеш. - Помолвка состоится через две недели на Рождество.
  - Это будет лучше всего. Прошу, - перед вампирами появился договор и кинжал.
   Гарольд понял, что это время для него засвидетельствовать свое согласие. Под любопытные взгляды магов, парень рассек себе ладонь и позволил крови свободно стечь на пергамент. Договор охватило синее сияние, а затем погасло.
   Реддл проделал такие же манипуляции, скрепляя своей кровью соглашение.
  - За будущее! - торжественно провозгласил Лорд, поднимая бокал.
  - За будущее! - повторили вампиры и подняли свои бокалы, только в отличие от Реддловского, наполненные кровью.
   Все собравшиеся сделали свой выбор и теперь осталось посмотреть, что с этого выйдет.
  
  Глава 5
   Жизнь Дафны можно было назвать идеальной. Любящие родители, которые всегда баловали ее и потакали всем капризам. Младшая сестра, с которой ей удавалось находить общий язык и весело проводить время. Уважение на факультете и множество поклонников из-за симпатичного личика и магнетических синих омутов, что притягивали к себе и завораживали своей глубиной, и, по меркам парней, отличная фигура. Светлые локоны, спадающие крупными завитками до середины спины, красиво обрамляли овал лица. Слегка полноватые губы, бледно-розового цвета, длинные ресницы, которым позавидовали бы первые красавицы. Для своих шестнадцати лет Дафна выглядела неплохо, как ей казалось, чем очень гордилась. Природную красоту подчеркивали дорогие вещи, сшитые на заказ известными модельерами. Они идеально облегали стройную фигуру, подчеркивая все изгибы.
   Она была достойной наследницей Гринграссов: воспитанной, далеко не глупой, об этом свидетельствовал тот факт, что Дафна входила в пятерку лучших студентов своего курса, целеустремленной и решительной, в отличие от той же Паркинсон, она привыкла добиваться желаемого и не останавливаться на полпути. Конечно, ей была присуща и хитрость с расчетливостью, а как же иначе, ведь она училась на факультете Салазара Слизерина, где превыше всего ценится чистота крови и коварство.
   С детства Дафна привыкла считать себя принцессой, а, когда подросла эти мечты, переросли в нечто большее. Хоть она и старалась изображать из себя такую себе Снежную королеву, что служило ей защитой, но слизеринке льстило мужское внимание. Но, как и любая другая девушка в ее возрасте, она мечтала найти своего принца и таковым, для нее оказался наследник Ноттов. С четырнадцати лет она знала, что между их семьями существует договор и, когда Дафне исполнится шестнадцать, она станет невестой Тео, а по окончанию Хогвартса, они будут связаны узами брака. И вот, когда до Рождества осталось чуть больше двух недель, слизеринка была встревожена.
  - Дафна, нам с твоим отцом нужно поговорить с тобой, - слова матери насторожили слизеринку. По тону становилось понятно, что разговор предстоит не из легких.
  - Хорошо, - кивнула блондинка. Вчера она приехала домой на каникулы и сейчас перебывала в хорошем настроение. Наконец-то ей удастся отдохнуть от Уизли. Шестой Уизли не давал ей прохода в Хогвартсе своими "домогательствами". Рональд возомнил из себя неизвестно что и все из-за того что дружит с Героем, является его лучшим другом. А его ненормальная сестра так и вовсе умудрилась стать невестой Лонгботтома. Позор...
  - Присядь, - указал отец на кресло напротив. - Разговор будет нелегким, - подтвердились догадки слизеринки. Та послушно уселась в кресло и, навострив уши, приготовилась слушать.
  - Это о моей помолвке с Тео, что состоится в это Рождество? - догадалась юная наследница.
  - Не совсем, - уклончиво ответил Генри. - Ты должна понять, что мы желаем тебе только счастья. Но иногда обстоятельства складываются так, как нам бы того не хотелось. И сейчас такой случай.
  - Пап, о чем ты говоришь? - Дафна была встревожена не на шутку. - Что-то случилось?
  - Дочь, твоя помолвка с наследником Ноттов расторгнута.
  - Как... - единственное что могла сказать слизеринка. - Мы с Тео неплохо ладим и наша свадьба была запланирована два года назад. Вы же говорили, что нам стоит больше общаться и попытаться подружиться.
  - Обстоятельства изменились, - в разговор вмешалась Скарлет, с сочувствием смотря на дочь. Женщина любила обеих своих дочерей и готова была на все ради их счастья. Вот только Дафна, в отличие от Астории, стремилась к самостоятельности. Она даже планировала после окончания Хогвартса, пойти учиться в университет. По этой причине, ей в мужья был выбран Теодор Нотт - смышлёный мальчик, с самого детства ходящий за Дафной хвостиком и смотрящий влюбленными глазами. Тео позволил бы своей невесте все на свете, не ущемляя ее в правах. Сейчас же ситуация складывалась не лучшим образом. Вот только ни Генри, ни Скарлет, ничего не могли сделать, дабы спасти дочь от навязанной помолвки.
  - И кто же теперь будет моим женихом, неужели Малфой? - Дафна, не стала скрывать свое недовольство. - Драко - тщеславный, эгоистичный болван! - воскликнула в запале девочка.
  - Нет, успокойся. Никто не собирается, связывать тебя с сыном Люциуса.
  - Тогда кто?
  - Нам пока не известно, - заявил лорд Гринграсс. - Темный лорд лично выбрал тебе жениха, о личности которого нам ничего не сообщил. Но, как ты понимаешь, особого выбора у нас не было и пришлось согласиться.
   Девушка знала об истории своего рождения, о том, что именно Темный лорд спас ее от смерти, став крестным отцом. Между ними с того времени существовала особая связь, вот только Волан-де-Морт, был не частым гостем в их доме. Иногда он приходил к отцу и те, закрываясь в кабинете, что-то обсуждали. Сама же Дафна опасалась Лорда и старалась не показываться ему на глаза. Единственное, что напоминало ей о том, что Темный лорд спас ее, это медальон на шее, что с самого детства юная наследница Гринграссов носила, никогда не снимая. Красивый медальон с выгравированной буквой "С".
   О произошедшем не знал никто в Хогвартсе, лишь родители и сама Дафна, даже от Астории скрывалась правда. Все считали, что лучше обезопасить старшую дочь и скрыли информацию.
  - За твое спасение Лорд потребовал с меня клятву, что я выполню его волю. И вчера он пришел ко мне и потребовал, чтобы ты стала невестой его союзника.
  - Я понимаю папа, - едва сдерживая слезы, проговорила Дафна. И она на самом деле понимала - у отца не было другого выхода. Как бы он ни любил своих дочерей, против Темного лорда ему не выстоять. Оставалось молиться, чтобы этот союзник не был каким-то стариком с лысиной и вздорным характером.
  - Будем надеяться, что это не кто-то из Ближнего круга.
  - Думаю, это какой-то иностранец. Лорд вел переговоры с Францией.
   Слизеринка слушала родителей без интереса. Ее судьба решена и ей придется смириться.
  
  ***
  
  - Дорогой, ты думаешь, она справится? - когда они остались наедине, спросила леди Гринграсс.
  - Дафна сильная.
  - Она еще совсем ребенок. Почему Лорд так жесток с нами?
  - Не знаю, дорогая, не знаю. Но, главное, что наша девочка жива, а со всем остальным мы справимся. Если ее женихом окажется какой-то старик, я попытаюсь предложить ему деньги или артефакты, может он откажется тогда.
  - Попробовать стоит. А если это кто-то наподобие Снейпа?
  - Да, нет... - повисло молчание. - Лорд, не настолько ценит Северуса.
  - Но кто тогда?
  - Через неделю все узнаем. Лорд сказал, что именно тогда к нам прибудут гости.
  
  ***
  
   Забравшись в постель, Дафна прорыдала несколько часов. Она корила Судьбу за то, что та обошлась с ней так жестоко. А под утро с опухшими от слез глазами, раскиданными вещами по комнате и в ужасном настроении, уснула.
  
  ***
  
   Гарольду не спалось. Всю ночь он бродил по ночному Лондону, рассматривая его достопримечательности и наслаждаясь морозным воздухом. Погода была как никогда хороша, крупные снежинки, как белая пелена, покрывали промерзлую землю, вынуждая прохожих кутаться в теплые одежды и спешить по своим домам. Сам же Гарольд не чувствовал холода, он вообще ничего не чувствовал. Только пустоту...
   Бредя сейчас по заснеженным улицам, юноша чувствовал себя свободным от всего. Но его идиллия была нарушена появлением незнакомцев в кожаных куртках и похабными ухмылками. Четверо парней были настроены агрессивно.
  - Эй, пацан, - прикрикнул один из крепышей, - сигаретки не найдётся.
  - Нет, - ответил Гарольд.
  - Ой, смотри Джо, он из этих... голубых кровей, - незнакомцы засмеялись.
  - Так может нам проверить, правда ли, у таких "голубая кровь" или это все бредни?
  - Нет, не хочется марать об такого руки. Давай деньги пацан, пока мы добрые.
  - Нет...
  - Смотрите, он борзый, - как Гарольду показалось, главный из этой банды с кулаками двинулся к нему. - Не хочешь по хорошему, я преподам тебе уро...
   Но, даже не успев договорить, мужик схватился за горло и захрипел.
  - Эй, что ты делаешь?! Отпусти его...
   Цепеш и не подумал отпускать. Его глаза налились красным и засияли в темноте.
  - Ааа, - заорали неудавшиеся нападавшие и разбежались в разные стороны.
  - Вот остался ты один, жирдяй, - кровожадно улыбнувшись, произнес вампир. - Помнится ты хотел преподать мне урок хороших манер. Так я жду, - издевательский тон. - Нет!?
  - Гарольд, отпусти этого никчемного, - тишину разорвал мелодичный голос Миры. - Пусть идет, пока может. Такого даже я побрезгую кусать. Падаль.
  - Что ты тут делаешь? - когда с жирдяем было покончено, полюбопытствовал вампир.
  - Прогуливаюсь...
  - Я тебе так и поверил.
  - Ладно, я решила составить тебе компанию.
  - Зачем? Отец попросил?
  - Владислав переживает за тебя.
  - Я знаю, но это не повод приставлять ко мне няньку.
  - Ну-ну, - усмехнулась Мира. - Будь ты хоть самим Люцифером, я бы не нянчилась с тобой.
  - Верю. Так что тебя заставило за мной следить?
  - Ты видел фото своей будущей невесты?
  - Да, мне принесли досье на Дафну Гринграсс, - безразличный ответ.
  - И как она тебе?
  - Симпатичная, как для смертной. Но, если бы у меня был выбор, я бы на ней не женился.
  - Не нравятся блондинки, - засмеялась Мира.
  - Предпочитаю брюнеток, - в тон ей ответил Гарольд. - А если серьезно - она ничем не лучше других смертных. Чистокровная, имеет хорошее воспитание в темной семье.
  - Мне жаль, что так вышло.
  - Как сказал отец, у меня есть обязанность перед родом биологических родителей.
  - С тобой порой так сложно, я уже сочувствую этой девушке. Надеюсь, ей удастся тебя расшевелить... Кстати, ты говорил с Владиславом о Хогвартсе?
  - Отец, предложил мне на следующий год поступить в Хогвартс, чтобы поближе познакомиться с невестой. Но я еще не решил.
  - Глупая затея, как мне кажется. Система образования в Хогвартсе оставляет желать лучшего.
  - Отец считает, что мне нужно общаться со сверстниками.
  - Смертными... Фууу, - сморщила носик девушка.
  - И я ему так же сказал. Но ты же знаешь, если отцу что-то взбредет в голову, он обязательно этого добьется, - парочка прогуливалась, ведя незамысловатый разговор. - Я хотел еще перекусить, - Гарольд перевел взгляд на миловидную девушку, что куталась от морозного ветра, пронимающего до самой души, в тонком пальтишке болотного цвета. Щеки ее покраснели от холода, а руки подрагивали.
  - Удачи, - с этими словами Мира скрылась под покровом ночи, сам же Гарольд двинулся к добыче. От девушки исходил приятный запах хвои и каких-то цитрусов от чего юный вампир зажмурился. На шее, не полностью скрытой шарфом, билась венка, манящая к себе взгляд.
  - Вам помочь? - Гарольд, неслышно подошел к жертве, невинно улыбаясь. - Погода совсем испортилось. Да и вы замерзли, совсем.
  - Не-е-т, - стуча зубами от холода, прошептала незнакомка. - Я живу ря-ядоммм.
  - Может, тогда я могу угостить вас чашечкой чая, - приглашающий взмах рукой в сторону витрины ресторанчика, так кстати расположенного неподалеку. - Я слышал, там готовят замечательную выпечку.
   Ничего подобного Гарольд не слышал. Он вообще ни разу не был в этом месте. Но ему захотелось сделать приятно этой девушке, а не сразу набрасываться на ее шею.
   Девушка несколько секунд молчала, а затем решительно кивнула.
  - Хорошо.
  - Меня кстати Гарольд зовут, - представился вампир.
  - Анна, - улыбнулась слегка девушка.
   Пара зашла в ресторанчик, где их тут же проводили к свободному столику. Из-за разгулявшейся вьюги посетителей практически не было.
  - А вы где-то здесь живете? - задала вопрос Анна.
  - Нет, просто мимо проходил, - Цепеш с интересом рассматривал незнакомку: невысокого роста, с черными, как и у него самого волосами, вот только глаза были не ярко-зеленые, а карие.
   За незатейливым разговором прошло около часа. И тут неожиданно Анна вскочила со своего места и посмотрела на наручные часы.
  - Мне срочно нужно возвращаться.
  - Давай я тебя провожу, - предложил Гарольд.
  - Хорошо. Только у меня строгий отец. Он - военный, - предостерегла девушка.
  - Думаю, он оценит мой жест. Ведь проводить одинокую девушку до дома - благородный поступок, - губы расплылись в улыбке, которая впрочем, не затронула глаз Гарольда, те оставались такими же холодными.
   Дорога оказалась не долгая. Через десять минут они зашли в нужный подъезд и остановились около двери квартиры.
  - Мы пришли, - с печалью в голосе произнесла Анна. - А мы увидимся еще?
   Парень несколько секунд внимательно смотрел на девушку. Отмечая, что ее щеки покраснели, только теперь не понятно: от холода или от смущения.
  - Не знаю, - наконец-то ответил вампир.
  - Возьми, - в руку Гарольда переместилась бумажка. - Это мой номер. Позвони.
   Цепеш лишь кивнул и, подождав пока девушка скроется за дверью с номером семь, двинулся искать себе новый обед.
  - Не удалось перекусить.
  - Такая симпатичная жертва и ты даже не попробовал ее крови, - Мира вновь появилась рядом.
  - Ты за мной следишь?
  - Почему сразу слежу, мне было любопытно. Так почему ты не вкусил ее крови?
  - Она слишком невинна, мне стало жаль портить такое. Найду кого-то другого.
  - Ты такой сентиментальный, - хохотнула Мира. - Раньше за тобой такого не водилось.
  - Людям свойственно меняться, - задумчивый ответ.
  - Но ты же не человек. Ладно, пойдем, а то скоро рассвет.
   И парочка переместилась с помощью теней в замок Дракулы.
  
  Глава 6
   Двое мужчин: один высокий блондин, а второй брюнет с цепким взглядом карих, почти черных глаз, торопясь покидали резиденцию Темного лорда.
  - Северус, ты знал о том, что Дафна Гринграсс является крестницей Лорда?
  - Нет, Люциус. Для меня это такая же неожиданность, как и для тебя.
  - Как же так вышло... Гринграссы всегда держались в стороне от всего этого.
  - Не знаю, друг мой. Нам мотивов Лорда не дано понять.
  - Жаль все же, что Милорд решил отдать девчонку вампирам. Да не просто вампирам, а отпрыску Поттеров и приемному сыну Цепеша. Как вообще так вышло, что Гарри Поттер оказался среди вампиров?
  - Это вопрос, на который я бы тоже хотел получить ответ. Дамблдор всех уверял, что Поттер живет со своими родственниками и счастлив. А когда его имя исчезло из книги регистрации магов, все предположили, что с мальчишкой могло что-то случиться - погиб или переехал с родственниками заграницу.
  - Выходит, он должен был жить с родственниками? - уточнил Малфой.
  - Да. С сестрой Лили и ее мужем. Магглами.
  - Как старик вообще посмел отдать волшебника магглам, - в голосе звучало презрение.
  - Дамблдор убеждал, что так будет безопаснее.
   Северус как наяву помнил тот день, когда выяснилось о пропаже Избранного. За несколько месяцев до первого сентября, когда Герой должен был появиться в школе, Минерва рассылала юным студентам письма и не увидела в списке имени Гарри Поттера. Тогда поднялась настоящая буря, все кинулись разбираться в чем дело. Но стало ясно лишь одно - Поттер пропал. Его имени не было в книге регистрации, что означало, что такого волшебника больше не существует. На этот счет предположения были самые разные, начиная от того что мальчишка погиб и заканчивая тем что покинул Туманный Альбион.
   Северусу выпала честь наведаться к Дурслям за объяснениями и как выяснилось Петунья в тот же вечер, как обнаружила на пороге младенца, отвезла его в ближайший приют. Алхимик кинулся на поиски вместе с Альбусом, но выяснить место нахождения мальчишки или что-то о его приемных родителях не удалось. Поттера усыновил мужчина, имя и внешность которого для всех оставалась загадкой. Ясным было лишь то - это был маг и не из слабых. Память женщины с приюта была качественно подчищена, а все документы отсутствовали вместе с Гарри Поттером. Словно того никогда и ни существовало...
  - Гарри Поттер, ребенок, который победил Лорда пятнадцать лет назад - наш союзник.
  - Союзник, - согласился Северус. - Неизвестно что вампиры сделали с ним.
  - Выглядел он не зашуганным. А этот взгляд ярко-зеленых глаз... Бррр, мне аж стало не по себе.
  - Он - вампир! Ты же видел его клыки?!
  - Видел, - не стал спорить Малфой. - Но я бы предположил, что он не совсем вампир.
  - А такое бывает? - удивился зельевар. - Я никогда не знал, что можно быть не полностью вампиром или не полностью магом.
  - Но, тем не менее, существуют сквибы и они что-то среднее между магглами и магами. Еще стоит учитывать факт существования на четверть вейл, как та же Делакур.
  - Это да, но полувампир - это необычно.
  - Северус, нам практически ничего не известно об этой расе, так что гадать нет смысла.
  - Еще бы нам было известно. Я считал, что вампиров осталось несколько десятков во всем мире, а Лорд вчера заявил, что их сотни, а то и тысячи. И среди них есть Высшие, такие как этот Цепеш и его советники.
  - Они скрываются.
  - Я бы не сказал что скрываются, прятаться им нет нужды. Они весомая сила, которая способна победить, поэтому и не удивительно, что Лорд так жаждет заполучить их в союзники.
  - Но сами вампиры в этом не заинтересованы. Ты же наблюдал за переговорами, видел, как эти существа себя вели. Как хозяева, не привыкшие пресмыкаться. Сильные... Гордые... Жестокие...
  - Все очень запутано, Люциус, очень. Нам остается лишь наблюдать.
  - Время покажет, - согласился Малфой. - Мне нужно в Министерство. Лорд приказал подготовить свод законов к завтрашнему дню.
  - Тогда увидимся позже. И передай Драко, чтобы не увиливал, - хмыкнул зельевар. - Завтра я прибуду к вам и проверю, готовы ли зелья, что я ему говорил.
  
  ***
  
  - Альбус, у нас проблемы, - зельевар влетел в кабинет директора. Там сейчас находился лишь Дамблдор, что порадовало Снейпа. - Вчера Лорд потребовал моего присутствия. Когда я прибыл, выяснилось что намечаются переговоры... Переговоры с вампирами, Альбус.
  - Неужели, они встали на сторону Тома? - Альбус выглядел неважно. - Если так, то это очень плохо, мой мальчик. Вампиры - это не вейлы или кентавры. Они смертельно опасны как по одиночке, так и группами.
  - Речь идет не о группах, Альбус, а об армии. Армии этих существ. Ты только представь, что они сделают с нами! Мне, человеку прошедшему многое, страшно, страшно за наше будущее. Но это еще не самое худшее...
   Повисло молчание.
  - Среди вампиров был мальчик, как две капли похож на Джеймса Поттера, только глаза Лили, - директор навострился.
  - Ты думаешь это Гарри?
  - Уверен. Мальчишка точная копия Поттера.
  - Как же так вышло, что сын Лили и Джеймса попал к вампирам... - казалось, что враз директор постарел на десять лет. - Столько лет поисков не увенчались успехом. Я думал, что мальчик где-то живет со своими приемными родителями, а письма до него не доходят из-за того, что он перебывает в другой стране. На деле все оказалось иначе...
  - И что нам делать? Этот мальчик является приемным сыном Владислава Цепеша.
  - Плохо, очень плохо. Все, что я слышал об этом "человеке" - это ужасные вещи. В своей жестокости он превосходит Тома во много раз. Я могу только представлять, как жилось Гарри рядом с этим вампиром.
  - Я бы не сказал, что Поттер выглядит забитым.
  - Вид бывает обманчивым. Что еще ты узнал?
  - Договор с вампирами подписан, - о том, что подписал договор Поттер, Северус решил умолчать. - А еще выяснилось, что Дафна Гринграсс является крестницей Лорда. Не знаю, как так вышло, об этом не знал даже Люциус. Возможно Белла, как самая преданная сторонница, была в курсе. И сказал я все это к тому, что Лорд договорился заключить политический брак между Поттером и Гринграсс. Помолвка состоится уже в это Рождество.
  - Спасибо, Северус. А сейчас ты бы не мог меня оставить, мне нужно подумать, - директор выглядел задумчивым. - Мы просто обязаны вернуть мальчика к Свету.
  - Не знаю насколько это правда, но Лорд обмолвился, что возможно Поттер поступит в Хогвартс, чтобы поближе узнать невесту.
  - Это было бы прекрасно, - кивнул старик.
  - Директор, Поттер - вампир!
  - Это не повод от него отворачиваться. Вампиры такие же, как и мы, они заслуживают нормальной жизни. Когда-то я был знаком с одним, и он был милейшей души "человек". Да, они пьют кровь, но не убивают своих жертв ради забавы. Они практически люди...
  - Как хотите, - сам же Северус так не считал. Нет, он не относил охотников за кровью к тварям, но побаивался их. Было бы куда спокойнее, если бы они жили в своих замках и не совались в Хогвартс, и вообще держались от магического мира в стороне.
   Оставив директора наедине со своими мыслями, алхимик отправился в лабораторию. Ему самому стоило подумать, подумать о том, как быть дальше с Гарри Поттером. Пятнадцать лет назад на могиле любимой женщины, он поклялся защищать ее сына, несмотря на то, что это щенок Поттера. Но слово так и не сдержал... Северус так и не смог уберечь Гарри Поттера от участи куда хуже смерти. Он поверил Альбусу и позволил отправить мальчишку к сестре Лили, ненавидящей магию в любом ее проявлении. А как же он тогда просил, чуть ли на колени не падал, моля отдать ему сына Лили для воспитания, а не этим ужасным магглам. И, послушай бы тогда его мольбы Альбус, ничего бы этого не было.
  
  ***
  
   На кровати, лежал темноволосый юноша и блуждающим взглядом смотрел в потолок. Рядом валялась папка, к которой крепились несколько фотографий светловолосой девушки. На фото она улыбалась и махала кому-то рукой... Выглядела такой живой...
  - Скоро ты ее увидишь вживую, - на край кровати присела Мира.
  - Не очень-то и хочется, - огрызнулся юноша.
  - Не будь таким строгим к ней.
  - Я не строгий, - отмахнулся парень.
  - Я тебя понимаю, как никто другой. Ты вынужден жениться на не любимой. Но не все так ужасно, поверь мне.
  - Мира, я это знаю.
  - Нет, не знаешь. Ты зациклен на Валентине уже не первый год. Чем только эта мерзавка тебя покорила... Обычная вампирша, притом не из Высших. Как это ни печально, но Владислав никогда бы не позволил вашему браку состояться.
  - Мира, я не хочу говорить о ней, - отчеканил юноша, - через несколько часов я встречусь со своей невестой и нет смысла тосковать. Я с самого начала знал, что с Валентиной у нас ничего не может быть. Она в два раза старше, чем я, и, как ты сама сказала, отец не одобрит этот брак.
  - Нам всем приходится чем-то жертвовать, - с этими словами Мира в последний раз взглянула на наследника Цепеша и вышла, мысленно проклиная Волан-де-морта за то, что тому в голову пришла гениальная идея с браком. Не такой участи она желала Гарольду, далеко не такой.
  
  ***
  
   Помещение освещала лишь одинокая лампа, стоявшая на письменном столе у окна. Само окно скрывали тяжелые портьеры матово черного цвета, не позволяя проникнуть внутрь ни одному лучу света. Но все это мало волновало Гарольда Цепеша.
  - Это наша последняя встреча, - на постели, устеленной черным шелком, лежала невероятной красоты девушка. Ее темные волосы, красивым водопадом струились по простыням, подчеркивая бледную кожу и глаза цвета молочного шоколада.
  - Да, - Гарольд даже не повернулся к собеседнице, он все так же продолжал одеваться.
  - Когда тебе уходить? - вновь раздался мелодичный голос.
  - Сейчас, - голос, не отображающий ни одной эмоции.
  - Я буду скучать, - и, не стесняясь своей наготы, девушка подошла к юноше, - очень.
  - Я тоже Валентина, я тоже...
   Обернувшись, Гарольд на долю секунды встретился взглядом с красавицей, а затем его руки, помимо воли хозяина, обвили вампиршу за талию, притягивая к себе. Их губы встретилось в поцелуе, полном страсти и какого-то отчаянья.
  - Будь счастлива, счастлива за нас двоих, - с этими словами Гарольд вышел вон.
  
  ***
  
  Несколькими часами ранее в замке Дракулы.
  
   На каменном троне сидел Владыка вампиров и вертел в руке бокал с кровью.
  - Дорогая моя, ты помнишь наш разговор год назад? - взгляд графа был устремлен на темноволосую вампиршу, что покорно склонив голову, стояла у подножья трона.
  - Да, Владыка.
  - А ты помнишь о том, что я тебе говорил относительно Гарольда?
  - Да. Вы говорили, чтобы я не привязывалась к нему и не позволяла юному князю привязываться ко мне, - произнесла девушка.
  - И почему же ты ослушалась?
  - Я виновата, Владыка, - вампирша упала на колени. - Но...
  - Знаю-знаю, сейчас ты скажешь, что такова Судьба, - прервал ее Влад. - Мне плевать на твои оправдания, я хочу, чтобы ты уяснила одну вещь: Гарольд не для тебя! Через несколько дней он будет помолвлен, а тебя я сошлю подальше. Там из твоей головы быстро исчезнут мысли о моем сыне.
  - Как прикажете, - покорно произнесла девушка.
  - А сейчас уходи Валентина. У меня нет желания тебя видеть...
  
  
  Глава 7
   Как и было запланировано ранее, в Гринграсс-мэнор они отправляются с помощью каминной сети, дабы раньше времени не шокировать новоявленных родственников своими способностями, присущими лишь вампирам.
   В кармане у Гарольда был заготовлен подарок для невесты - сережки и кулон в виде капель дождя, изготовленный гномами, как того и требовали традиции. В качестве помолвки, наречённый преподносит своей избраннице дар, символизирующий о его намереньях заботиться о ней.
  - Пора, - раздался голос Влада.
   И вампиры по очереди шагнули в изумрудное пламя, называя требуемые координаты. Процессию замыкал Гарольд - он переместился сразу же после Миры, изъявившей желание познакомиться с наследницей Гринграссов.
   Появился юноша в небольшой гостиной, отделанной в бежево-кремовых тонах. На стенах висело множество портретов с движущимися ипостасями, старинные гобелены и несколько кинжалов в рамке. Само помещение представляло собой круглую комнату с мягкими пуфами, диваном и двумя креслами. Помимо этого везде стояли вазы с цветами - розами, различных цветов и композиций.
   Осмотревшись, Гарольд сконцентрировал свое внимание на магах, что встречали их: темноволосый мужчина, учтиво ему улыбался. Рядом стояла миловидная женщина, видимо его супруга, а слегка в стороне и сама виновница торжества - Дафна Гринграсс. Фото этой девушки, Гарольд видел в папке, что ему предоставили вампиры и тогда, она ему показалось вполне ничего, симпатичная и главное - живая. Но он должен был признать, что вживую Дафна куда лучше, особенно глаза - синие омуты, напоминали океан: такие же глубокие и завораживающие. Оторвав взгляд от глаз, Гарольд осмотрел все лицо будущей невесты и едва уловимо скривился.
   "Ледяшка", - подумал юный вампир, смотря на нее. Девушка так же внимательно смотрела на него, своими холодными глазами, в глубине которых не было и тени улыбки, лишь холод и обреченность, что сразу давало понять - Дафна не в восторге от помолвки, как и он сам. Но ее мнение, в отличие от его, никто не спрашивал, поставили перед фактом и все.
  - Рад приветствовать вас в своем доме, - заговорил темноволосый мужчина.
  - Мы тоже рады быть здесь, - традиционная фраза.
   Дальше все собравшиеся были представлены друг другу, как того полагает этикет.
  - Прежде чем переходить к помолвке, нам следует обсудить формальности, - не стал юлить Влад и начал разговор о главном, для которого, собственно, они сюда и прибыли.
  - Конечно. Располагайтесь, - пас рукой в сторону дивана и кресел.
  - Я бы предпочел обсудить это без вашей прекрасной супруги и не менее прекрасной дочери.
  - У меня нет секретов от семьи, - категорично заявил Генри Гринграсс.
  - Ваше право, - кивнул Влад и занял одно из кресел. Гарольд стал позади, после того как проводил Миру к дивану. Леди Гринграсс разместилась рядом с вампиршей, как и ее дочь.
  - Для начала я хотел бы представить вам своего сына и наследника, который и станет супругом вашей дочери. Гарольд, - парень слегка склонил голову.
  - Моя старшая дочь - Дафна Элеонора Гринграсс, как и было договорено, станет его невестой, - в свою очередь произнес маг. Ему с каждой секундой все больше казалось, что он чего-то не понимает. Новые союзники Лорда, были какими-то странными. Одеты тоже не так, как маги - отсутствовали мантии и их совершенно не возможно было назвать Пожирателями. Но не это так взволновало Генри, как шлейф магии исходящий от фигур - черный, и ощущался сильнее, чем магия Темного лорда. А еще холод, исходящий от всех троих, и отсутствие каких-либо эмоций. Нет, последнее было нормально для аристократов их круга, но все же что-то в этом настораживало.
  - Предлагаю перейти непосредственно к делам, - лорд Гринграсс согласно кивнул. - Как было решено, будет проведен старинный обряд. Но перед этим я бы хотел убедиться, что ваша дочь невинна. Таковы наши традиции.
  - Хорошо, - кивнул маг. Гости казались все загадочнее и загадочнее. - Вы бы не могли рассказать о самом обряде, потом я провожу вас к "Оку Гименуса" - этот артефакт засвидетельствует тот факт, что в магии моей дочери нет инородных примесей.
   Под примесями понимался тот факт, что девушка невинна и ее магия еще ни с кем не взаимодействовала, что происходит в период близости.
  - Конечно. Обряд не так сложен и не особо отличатся от вашего. Нареченные, помимо клятв, обмениваются кровью, что символизирует их связь. Единство.
  - Ясно. Предлагаю тогда начать?
  - Нет, помолвка будет заключена завтра в полночь в нашем замке.
   Гарольд едва скрыл удивление. Такого поворота парень не ожидал. Он-то надеялся, что сегодня будет совсем покончено и каждый из них сможет жить своей жизнью вплоть до заключения брака.
  - Мы об этом ничего не знали, - Гринграсс тоже был удивлен.
  - Ваш Лорд, - акцент был сделан на слове "ваш", - заверил нас, что все пройдет соответственно нашим традициям. Ваша дочь служит гарантом того, что наш союз после войны не распадётся.
  Дафна поморщилась. Слизеринке не нравилось, что ее расценивали как какую-то вещь, а все так и выглядело. То она Волан-де-Морту не нужна была, а то он вспомнил о ней и предъявил права. Мерзко... На душе стало мерзко и противно на саму себя. Дафна проклинала Лорда, посмевшего такого требовать от ее семьи, но еще больше девушку раздражал новоявленный жених. Такой надменный, ведет себя словно король какой-то.
   Дафне было неведомо, что ее мысли не так уж неправильны. Гарольд на самом деле был королевских кровей, как считалось у вампиров. Только вот слизеринке об этом никто не сообщил, как не сообщили и то, что жених не совсем человек.
  - Это не равный брак ведь так? - задал волнующий вопрос Генри, догадываясь об ответе, что последует. Все пазлы головоломки встали на свои места и мужчина с горечью осознал, что его старшая дочь стала разменной монетой.
  - Это древний обряд, служащий не только для создания связи между парой, но и исключающий любые возможности распада. До вступления в брак девушка подчиняется отцу, теперь же она будет подчиняться мужу. Договор не позволит ей предать избранника или опорочить его имя изменой.
  - Я все это понимаю. Мы с супругой тоже заключали подобный договор.
  - Тогда мне не понятны ваши претензии, - голос Влада был холоден. - Может нам стоит позвать Волан-де-Морта, - маги вздрогнули при имени Лорда, - пусть он все вам объяснит. Ведь я вижу, он не сказал вам, что это не просто помолвка с обычным магом.
  - У меня нет претензий, я лишь хотел прояснить некоторые моменты, - поспешил заверить вампиров Генри.
  - Вы беспокоитесь о дочери и это похвально, я же переживаю за своего сына и род, наследником которого он является.
  - Понятно. В договоре указано, что моя дочь должна родить не менее двух наследников - мальчиков, - Влад кивнул, - почему именно двух.
  - Наследников для рода Цепеш и рода... - наигранная пауза, - Поттеров.
   Нужно отдать должное Гринграссам, те быстро справились с потрясением.
  - Вы сказали Поттеров? - переспросил Генри, в недоумении, смотря на Гарольда. Тот сегодня решил сымпровизировать и скрыть свою истинную внешность.
   Хмыкнув, Гарольд выразительно посмотрел в глаза мужчине и тут его черты словно "потекли", показывая миру ярко-изумрудные глаза на бледном лице и черную гриву волос, что находилось в таком себе "творческом" беспорядке.
  - Мой сын и наследник, Гарольд Владислав Поттер-Цепеш, - представил сына полностью граф Дракула.
   Дафна смотрела на парня, как на восставшего призрака Салазара Слизерина. У нее в голове не укладывалось как могло выйти, что Гарри Поттер оказался союзником Темного Лорда. Это невероятно... И тут, слизеринка обратила внимание на вторую фамилию Поттера - Цепеш. Что-то знакомое... Где-то она уже слышала эту фамилию, только вот где...
  - Ах, - воскликнула девушка когда до нее наконец-то дошло. - Вы...вы граф Дракула? - вопрос адресовался Владиславу.
  - Умная девочка. И да, меня иногда называют графом Дракулой, - и тут Влад слегка улыбнулся, демонстрируя магам удлинившиеся клыки, что выглядывали из-за нижней губы.
  - Вы - вампир! - смогла только воскликнуть девушка, прежде чем ее поглотила Тьма.
  Глава 8
   Взгляд наследницы Гринграссов затуманился, а сама она, покачнувшись, словно безвольная кукла, начала оседать, и только Гарольд, успевший вовремя среагировать, спас ее от падения. На инстинктах вампир подхватил Дафну, не давая ей свалиться на пол.
  - Она потеряла сознание, - констатировал юноша, рассматривая свою ношу.
  - Положите ее на диван, - засуетилась Скарлет Гринграсс. - Дафна перенервничала.
   Юного вампира дважды не пришлось просить, подхватив безвольное тело невесты, словно она была пушинкой, хотя для него почти так и было, все же вампиры сильнее людей, Гарольд уложил свою ношу на диван и отошел в сторону, пропуская вперёд суетящихся родителей.
  - Отец, тебе не стоило ее так шокировать, - едва скрывая ухмылку, проговорил Цепеш-Поттер, с весельем смотря на Влада. - Известие о том, что мы вампиры, стало для нее слишком... тревожным, - негромкий смешок все же слетел с его уст. - Теперь придется ее откачивать.
   На такое заявление Гарольд получил укоризненный взгляд от Миры и лукавый от отца.
  - Лорд Гринграсс, я предлагаю продолжить разговор, пока ваша жена приведет девочку в чувства, - парировал Влад. Он оставался невозмутим, словно ничего не произошло.
  - Да. Конечно, - кинув обеспокоенный взгляд на слизеринку, маг пригласил всех проследовать за ним в кабинет.
  
  ***
  
  - Вампир!? Мама, этого не может происходить. Только не со мной... - истерически повторяла Дафна, сжавшись, словно комочек, в углу дивана. - Почему Судьба ко мне так беспощадна!
  - Милая, не стоит паниковать раньше времени, - Скарлет выглядела бледной. - Все образумится.
  - Нет, ничего не образумится. Лорд отдал меня вампирам за союз с ними.
   Дафна с матерью и не заметили, как в гостиную бесшумно вошла Мира. Вампирша с интересом прислушалась к беседе, про себя отмечая - до чего же смертные глупы. Они не понимали даже элементарных вещей, просто не замечали, из-за этого и возникало множество проблем. Юная наследница не видела дальше своего носа, поэтому не смогла оценить все прелести ее союза с Гарольдом. Наследник Владислава, как ни крути, - выгодная партия, во всех смыслах: молод, красив, богат и с немаленькой магической силой. А не какой-то мужлан средних лет, а то и старец, для которого Дафна стала бы лишь вещью. Не имеющая права голоса и предназначенная исключительно для рождения детей.
   Что бы не говорил Влад об обряде и о том, что он не равен, Мира прекрасно понимала, что для ее семьи все это лишь формальности. Несмотря на свой характер, Гарольд, хоть и холоден, но о невесте будет заботиться, а со временем придет и любовь, если, конечно, Дафна не станет вести себя неправильно. Здесь главное правильно подать себя и юный наследник окажется в ее руках лакомым призом. О подкаблучнике и речи не может быть, не такой Гарольд человек, а вот прислушиваться к словам невесты, баловать ее и всячески оберегать, вампир будет с радостью. Сейчас все зависит от девушки, как она себя поведет.
  - Вы должны гордиться тем, что станете невестой Гарольда, юная леди. Любая бы на вашем месте, уже визжала от счастья, а вы закатываете истерику, - выявила свое присутствие Мира.
   Дамы вздрогнули, услышав ее голос.
  - Гордиться... Чем я, по-вашему, должна гордиться?
  - Тем, что станете невестой сына Повелителя вампиров! - Мира не понимала эту девочку, вроде кажется умной, а ведет себя до неприличия глупо. - Вы же аристократка и должны знать, что вещи не всегда такие, как на первый взгляд кажутся.
  - Но... - попыталась возразить слизеринка. - Он же будет пить мою кровь...
  - Гарольд не из тех, кто предпочитает насилие. Против вашей воли, он ничего не сделает... Кровь можно получить и иными способами, и не только вашу.
   Казалось, Дафна выдохнула с облегчением.
  - Союза вам не избежать, - заявила Мира, - ваш Лорд уничтожит всю вашу семью, если вы попытаетесь предать его. Поэтому вам нужно попытаться обернуть этот союз в выгодную себе сторону.
  - Зачем вы все это мне говорите? - задала интересующий ее вопрос Дафна. Девушка на самом деле не была глупой и понимала, что в словах вампирши есть смысл. Только вот почему она ей помогает? Все объясняет и подталкивает к определенным выводам.
  - Не хочу, чтобы вы, юная леди, по своей глупости, совершили непоправимую ошибку и повторили мою судьбу, - на лице появилась грустная улыбка. - Когда-то я тоже считала так. Верила в то, что стоит мне поманить пальчиком и все юноши падут у моих ног. Так оно и было до определенного момента, а потом мне пришлось выйти замуж за незнакомого человека. Я тоже была зла на родителей, на Судьбу и весь мир. Ведь моего согласия никто не спросил. Тогда я была еще молодая и не понимала, что семейная жизнь не всегда строится на любви, должно быть понимание между парой и доверие. Но это уже не важно, суть в том, что я оттолкнула мужа и он нашел себе утешение на стороне. А я осталась одна, никому не нужная с собственной гордостью...
  - Грустная история, - опечалилась Дафна.
  - Такова жизнь... Жизнь не всегда прекрасна, она еще бывает коварна. Преподносит нам зачастую испытания и только от нас зависит, как мы их преодолеем или как сломаемся.
  - Послушай госпожу Миру, дочь, она говорит правду, - за все время впервые заговорила Скарлет. - Меня с твоим отцом тоже поженили без нашего согласия. Со временем мы узнали друг друга и смогли полюбить и у нас родилось двое прекрасных дочерей, - на лице появилась открытая улыбка. - Счастье семьи в руках женщины.
  - А какой он Гарольд Цепеш-Поттер? - неуверенно спросила Дафна. - Это правда, что он Мальчик-который-выжил, Избранный и ребенок, о котором говорится в Пророчестве.
  - Все это в прошлом, сейчас у Гарольда другая судьба и предназначение. Он сын моего Господина, а Владислав Цепеш не даст своего наследника в обиду. Касательно того каков Гарольд, - вампиреса задумалась, - зачастую отстранённый - он отдает предпочтение одиночеству. Способный маг, все учителя отзывались о нем положительно... Стратег, как и положено быть любому вампиру... Но, самое главное, о Гарольде не стоит судить по первому впечатлению. Сейчас он мог показаться вам наглым, самоуверенным, надменным и прочее, но это не так. К нему нужно присмотреться, узнать получше, заглянуть под маску и только тогда вам, юная леди, удастся узнать каков он на самом деле.
  - Спасибо, - поблагодарила Дафна.
  - Хватит реветь, как видишь, все хорошо. Уверена, ты сдружишься с женихом.
  - Да, стоит приложить лишь немного усилий. А сейчас лучше собрать вещи, ведь всю следующую неделю вам, юная леди, придется провести в Румынии.
  - Я думала только завтра во время обряда, - удивилась Дафна.
  - Магия помолвки должна закрепиться, для этого потребуется несколько дней.
  - Хорошо. Я попрошу Тинки собрать некоторые вещи для меня.
  
  ***
  
   В помещении царил полумрак. Свечение шло лишь от свечей, стоявших в центре, в виде пентаграммы, внутри которой стояли юноша и девушка, облаченные в черную и белую мантии. В руках у каждого из них был кубок, а на камне лежал ритуальный нож.
   Зазвучала странная мелодия, она словно исходила от самых стен, завораживая всех своей необычностью и красотой и погружая в блаженный транс.
   Стоило первым звукам зазвучать, как из головы у Гарольда, вылетели все мысли. Стало так пусто и спокойно, что он на секунду прикрыл глаза, наслаждаясь свободой. Но тут, словно сквозь пелену, до него донесся голос отца, призывающий их с Дафной сделать надрезы на руках и наполнить каждому свой кубок до половины.
  Сделав как было велено, парень протянул свою чашу девушке, а ее взял себе и поднес сосуд с драгоценной жидкостью - кровью к губам, делая глоток. Горло приятно обожгло. В крови Дафны бурлила магия, напитывая каждую клеточку в теле Поттера-Цепеша жизнью. Блаженное ощущение, которое Гарольд хотел продлить на как можно дольше, но вот был сделан последний глоток и в ту же секунду свечи, составляющие пентаграмму, вспыхнули голубым сиянием, вздымающемуся ввысь. Оно полностью укрыло от посторонних взглядов пару, закрепляя их союз и принимая клятвы.
   Очнувшись от своего транса, Гарольд почувствовал, как безымянный палец на секунду обожгло. Опустив взгляд на свою руку, парень увидел на пальце кольцо - довольно широкое, но смотрелось оно гармонично.
   "Вот и все", - пронеслась мысль в голове вампира и он посмотрел на девушку рядом. Та выглядела дезориентировано, хотя он и сам чувствовал себя странно. Присутствовала неловкость, а, кроме этого, парень чувствовал магию девушки, но, пока, как нечто чужеродное, не особо мешающее, но и не доставляющее комфорта.
   Тут Дафна покачнулась и, если бы не вовремя придержавший ее Гарольд, то девушка повалилась бы на пол.
  - Как ты себя чувствуешь? - голос парня оставался безучастным. Он не воспылал к невесте любовью или еще чем-то, но все же она теперь его невеста и ему стоит о ней заботиться.
  - Нормально, - голос звучал хрипло, - у меня кружится голова.
  - Это пройдет, - заверил Гарольд, отстраняясь.
  - Поздравляю, - к паре подоспели родители девушки.
   Мистер Гринграсс по-отечески поцеловал дочь и крепко пожал руку Гарри, в то время как Мира с Владиславом ограничились легкими улыбками.
  - Поздравляю, сын. Дафна, рад приветствовать тебя в нашей семье.
   С торжественной частью было покончено.
   Помолвка - это не свадьба. Все было организовано согласно традициям, без лишнего пафоса и гостей. Со стороны невесты присутствовала свидетельница - Пэнси Паркинсон и родители с младшей сестрой. Со стороны Гарольда гостей и то было меньше - отец, он же и проводил ритуал, и Мира, выступающая в роли свидетеля.
  - Поздравляю. Вы красивая пара, - Гарольд поморщился, ему не нравились такие сравнения.
  - Спасибо, - поблагодарил юноша и процессия под руководством графа, двинулась к столу. Под звон бокалов Дафна с Гарольдом получили поздравления и напутствия для долгой и счастливой жизни.
  
  ***
  
  - Это твоя комната, - указал на дверь Гарольд, - а моя напротив. Если что-то потребуется, можешь позвать эльфов или обратиться ко мне.
  - Хорошо, - серьезно кивнула слизеринка, вертя на пальце обручальное кольцо. - Ты не возражаешь, - кивок на дверь, - я очень устала.
  - Спокойной ночи, - и парень скрылся в своей комнате, оставляя Дафну наедине с ее мыслями.
  - И как же мне добиться его симпатии? - прошептала Гринграсс, смотря на закрывшуюся дверь. - Ну да ладно, об этом я подумаю завтра, а сейчас... спать, - с блаженством произнесла Дафна и поспешила опробовать огромную кровать.
   За сегодняшний день она столько раз успела прокрутить в голове ее разговор с Мирой и никак не могла прийти к какому-то определенному решению. Но одно было ясно - ей стоит наладить отношения с женихом. С такими мыслями слизеринка и уснула, не замечая, как на нее пристально смотрят ярко-изумрудные глаза, а их обладатель, прислонившись к дверному проему, задумчиво вертит в руках вещицу прямоугольной формы.
  Глава 9
   Сегодняшний день выдался не из лучших. Сперва Гарольду пришлось выслушивать поучения Миры, касательно помолвки и вообще отношений с Дафной Гринграсс. Вампиршу неожиданно заинтересовала его личная жизнь, и она всячески пыталась вынудить Гарольда повнимательней взглянуть на невесту и не поступать опрометчиво. Присмотреться к Гринграсс и попытаться превратить договорной брак, во вполне себе настоящий, подкрепленный чувствами, а не долгом перед родом. Только вот Гарольд не понимал, с чего это Мира так печется об этом. Сколько Гарольд себя помнил - вампиршу волновала лишь ее собственная жизнь и служение князю, а к остальному она относилась с безразличием. Иногда Мира могла дать совет, но никогда не навязывала свое мнение, как делала это сегодня. Хотя, может это очередные ее странности и не стоит над этим зацикливаться, - так решил для себя юноша.
   Далее был разговор с отцом. Тот хоть не был так напорист, как Мира, но тоже невзначай интересовался его планами относительно Дафны. А какие тут планы... они обручены, и этим все сказано. Им придётся находить общий язык, если они хотят мирно существовать. Со своей стороны Гарольд не будет идти на конфликт и придираться к волшебнице без повода, но вот если она вынудит, то Поттер-Цепеш покажет себя не с приятной стороны. Об этом Гарольд и сообщил отцу, заверив, что попытается познакомиться с Дафной.
   И вот сейчас, лежа на своей постели, Гарольд задумчиво вертел в руке портал в их замок. Отец попросил передать его Дафне, чтобы та без преград могла перемещаться сюда. Он был создан на всякий случай, вдруг девушке будет угрожать опасность или еще что-то.
  - Налаживать отношения говорите, - задумчиво изрек юноша.
   Одним рывком поднявшись, вампир решил узнать, как обустроилась невеста и спросить: не нужно ли ей что-то. Но как оказалось секундой позже - Гринграсс уже спала. Обняв подушку обеими руками и зарывшись в покрывало, девушка мирно спала, отгородившись от всех земных проблем.
   Хмыкнув, Поттер прошел вглубь помещения и присел в кресло у окна. Он с интересом начал рассматривать девушку, изучая все мельчайшие детали и прислушиваясь к дыханию. Гринграсс была красива, в этом не было сомнений. Хрупкая, но не худощавая фигура... Точеный профиль, как у настоящей леди и аристократки. Кровь древнего рода была видна сразу.
   Поттер откинулся на спинку кресла и на долю секунд прикрыл глаза, пытаясь, справится со своими эмоциями. Он не хотел этого союза, не хотел и точка! Ему ни к чему этот навязанный брак, но отказать отцу или подвести его, Гарольд не мог. Не так он воспитан. И что же теперь - ему на плечи свалилась огромная ответственность в виде красивой блондинки со вздорным характером. А что характер таков, юноша убедился на собственной шкуре, когда Гринграсс в грубой форме высказала свои претензии относительно обряда. Тогда еще Поттер подумал, что Дафна перенервничала, вот и ведет себя так агрессивно, но ситуация повторилась, в этот раз все из-за письма, присланного волшебнице неким Теодором Ноттом. Как Гарольд потом вспомнил, этот смертный должен был стать ее женихом, вместо самого вампира.
   А теперь и вовсе: Гринграсс его избегала, словно он что-то может ей сделать. Обидеть...
  - Р-р-р, - рыкнул Поттер и поднялся. Нет никакого конца света, а он здесь расселся и нюни распускает. Подумаешь, девушка не жаждет с ним общаться, так это и хорошо. Не придется выслушивать ее причитания касательно нежелательной помолвки и не дай Мерлин, Гринграсс окажется настоящей леди по меркам аристократов, которую интересуют исключительно шмотки.
   Только собравшись уходить, Гарольд приостановился. До этого мирно спящая девушка, начала метаться по постели. Парень хотел уйти, но не смог сделать и шагу...
  - Ей, наверное, снится что-то плохое, - пришёл к выводу Гарольд. Присев на край кровати, он слегка потряс ее, вынуждая проснуться. Синие омуты распахнулись с испугом, смотря на вампира.
  - Что ты тут делаешь? - после того как взгляд стал осмысленным, спросила слизеринка.
   "Я не могу ей сказать, что пришел понаблюдать, как она спит", - сам себе сказал вампир.
  - Домовик сказал, что ты металась по постели, вот я и зашел проверить все ли с тобой в порядке, - врал, не краснея, Гарольд. - Но вижу, что все нормально, значит, мое присутствие не требуется.
  - Останься, - прежде чем Поттер встал, девушка схватила его за руку. - Извини, - спохватилась она, отпуская конечность, - мне приснился кошмар.
  - Я так и подумал, - Гарольд сидел неподвижно.
  - Я хотела извиниться за утренний инцидент. Я не хотела на тебя кричать из-за письма... Просто ты взял мою вещь и...
  - И ты подумала, что я собрался его прочитать? - догадался Гарольд.
   Гринграсс кивнула.
  - Ничего подобного я не делал, и делать не собирался, - категорично заявил Поттер. - Домовик принес письмо и отдал его мне, чтобы я передал тебе, что я и сделал.
  - А почему он не отдал его лично мне?
  - Мало ли, вдруг внутри было какое-то проклятие. И не стоит забывать, что теперь ты моя невеста и все что касается тебя, касается и меня.
  - Ясно. Извини еще раз.
  - Не стоит, я понимаю, что тебе сейчас нелегко, вот ты и сорвалась. Ладно, я пойду.
  - Угу, - кивнула волшебница и слегка покраснела. До нее только сейчас дошло, в каком виде она сидит перед вампиром - короткие шортики и майка, компрометирующий наряд.
  - Увидимся завтра, - кинув последний взгляд на невесту, Гарольд вышел в коридор.
  
  ***
  
   Зайдя в свою комнату, Гарольд повалился на кровать. Сегодняшний день его окончательно вымотал, поэтому ничего делать не хотелось, даже поохотиться не возникало желание.
  - Устал, - раздался до боли знакомый голос.
   Обернувшись, парень заметил на фоне окна одинокую фигуру. Ее силуэт освещало сияние луны, но даже во тьме Гарольд бы никогда не спутал ее с кем-то другим. Валентина... Его первая и на данный момент единственная любовь. Вампирша, ради которой он совершал безумства и которую последние два дня пытается забыть. Выкинуть из своего сердца...
  - Ты не должна здесь быть, - Гарольд не делал попыток приблизиться к ней.
  - Я знаю, - короткий ответ. - Но ты же этого хотел... Хотел, чтобы я пришла...
  - Нет, - поспешно заявил наследник князя.
  - Ложь, - и негромкий смешок, - ты пытаешься обмануть себя.
  - Я помолвлен, а скоро буду женат.
  - Это ничего не меняет. Не меняет моих чувств к тебе и твоих ко мне. Ты вынужден жениться на этой девчонке из-за долга.
   Все слова казались такими правильными, что Гарольд просто не знал что ответить. Да, он врал себе. Врал в том, что разлюбил Валентину, в том, что не желает ее видеть... Ложь ради будущего.
  - Уходи, - голос прозвучал хрипло.
  - Ты на самом деле хочешь, чтобы я ушла и больше никогда не возвращалась? - вампирша приблизилась к юноше вплотную и прошептала эти слова прямо ему в губы. - Тогда прогони меня...
  - Не имеет значения чего хочу я! Я должен поступить правильно относительно своей невесты.
   Валентина несколько секунд молчала, пристально всматриваясь в ярко-изумрудные глаза, словно выискивая в них что-то, что для нее важно. Наконец-то отыскав это, девушка печально улыбнулась.
  - Ответь мне на прощание, и я уйду, - Гарольд кивнул. - Твои чувства остались ко мне прежними?
   Поттер не знал, что на это сказать. Его сердце обливалось кровью, а душа рвалась на части от безысходности.
  - Да, - единственное, что он смог из себя выдавить.
  - Тогда для нас ничего не закончено, - бросив эту замысловатую фразу, Валентина поцеловала юношу и, не давая тому что-то сказать, возразить, растворилась во тьме, словно ее и не было.
  
  ***
  
   На каменном троне сидел темноволосый мужчина с нечеловеческими глазами цвета крови.
  - Что тебя привело ко мне?
   Напротив трона стояла необычайной красоты девушка, только рубиновый ободок глаз выдавал в ней не человеческую природу. Это была представительница ночного народа, с которыми у Лорда заключен союз.
  - У меня к вам есть предложение, лорд Волан-де-Морт.
  - Я слушаю? - Том был заинтересован.
  - Вампиры вам не по зубам и вы это знаете. Они слишком умны и хитры, а многовековая история сделала их отличными стратегами. Цепеш не сказал вам всей правды о договоре и об их участие в нем. Вам не ведомо, что за предательство вам придется расплатиться жизнью, в то время как они отделаются легким потрясением. Вампиры не маги, они сильнее и коварнее... Не зря в свое время их пытались полностью уничтожить. Страх, вот что любой смертный чувствует рядом с Высшими.
  - Зачем ты мне все это говоришь?
  - Мне нужна ваша помощь, лорд.
  - И? - Том не был глупцом и умел видеть истину. Вампирша не лгала.
  - Убейте графа Дракулу....
  - Хм, - Реддл был удивлен таким заявлением. - И почему я должен это делать?
  - Если не хотите, чтобы граф сделал это с вами. Вы нужны ему как ширма, прикрытие. Когда в вас потребность исчезнет, он вонзит вам нож в спину, как сделал это с многими другими.
  - Между нами договор, он не позволит вампирам предать меня! - возразил Том.
  - Это сказки. Вампиры обведут вас вокруг пальца, а потом уничтожат. Поверьте мне, ведь мне нет смысла врать вам. Я пришла сюда по собственной воле и предлагаю соглашение.
  - Допустим, я тебе поверю и даже найду способ обойти договор, и приложу все силы для гибели вашего Владыки. Что тебе с этого? Что ты хочешь взамен?
   Реддл не верил в бескорыстность и не верил, что эта вампирша собралась помогать ему по доброте душевной.
  - За мою помощь, ты дашь клятву, что не тронешь Гарольда Цепеша. С его головы не должен упасть ни один волос, - прозвучал холодный голос странницы.
   Том несколько секунд всматривался в глаза девушки, а потом расхохотался.
  - Любовь - страшная сила. Из-за этого великого чувства, люди совершают безумства, но я даже не думал, что и вампирам присуща эта слабость.
  - Так мы договорились? - Валентина проигнорировала речь Лорда.
  - Я подумаю, - заявил маг. - Приходи через три дня, и я дам тебе свой ответ.
  Глава 10
   Дни сменялись один за другим и Гарольд даже не заметил, как пролетела зима, а за ней наступила весна. Деревья поспешили укрыться зеленой листвой, а солнце с каждым днем все сильнее подогревало землю. Везде слышалось пение птиц и журчание рек. Природа оживала, наполняя сердца обитателей Хогвартса радостью и теплом. Сегодня был особенно теплый день. Солнышко светило ярко, на небе не было ни одного хмурого облачка, а легкий ветерок не пробирал до костей, а нежно ласкал всех своей прохладой.
   В такой день даже самый ленивый студент Хогвартса не смог усидеть в душном замке, а вышел на поляну у озера. Многие прихватили с собой книги, но были и те, кто просто весело проводили время, играя в магические игры и болтая. Иногда поляну сотрясал чей-то веселый смех.
   Одна лишь Дафна хмуро взирала на поверхность озера, не разделяя веселья товарищей. А все из-за Гарольда Цепеша-Поттера, который уже четыре с лишним месяца являлся ее женихом. И за это время слизеринка от силы виделась с ним четыре раза. Впервые - в их поместье, когда вампиры пришли познакомиться с Дафной и ее родителями, потом во время обряда помолвки, что сама девушка помнила смутно, лишь мимолетные обрывки. Но, что сам обряд состоялся, подтверждало колечко на ее пальце - символ их связи. Далее были несколько дней "притирания", дабы магия закрепилась, а потом Дафна вернулась в Хогвартс. И до сегодняшнего дня, она ничего не знала о женихе и не общалась с ним, даже писем не получала. Цепеш жил в их замке и не заботиться даже о том что бы узнать, как у нее дела. У девушки даже создалось впечатление, что вампиру на нее плевать, хотя почему впечатление - так и было.
   Конечно, тут отчасти есть и вина самой Дафны. Сперва ее оскорбления и претензии в адрес Гарольда, а потом нелепые оправдания. Только подумать, она обвинила его в краже письма, подумав, что он хотел прочесть его. На деле же, все оказалось не так. Гринграсс было безумно стыдно за свое поведение, только вот гордость не позволяла подойти к жениху и извиниться нормально. Да, Гарольд не стремился с ней общаться, даже избегал, но кто мешал написать ей самой ему письмо? Но девушка этого так и не сделала... Все письма, что она писала, тут же рвала и все из-за гордости. И вот сегодня за завтраком в Большом зале ворон принес ей послание от Гарольда, в котором вампир предлагал завтра встретиться в Хогсмиде.
   Выбора не было, и слизеринка дала положительный ответ. Им стоит поговорить и многое обсудить, и по возможности разобраться с тем как быть дальше. Да и Дафна хотела получше узнать человека, с которым ей придется провести всю жизнь вместе. И тут такой шанс, грех не воспользоваться.
  - Дафна, о чем задумалась? - к слизеринке подошел Теодор Нотт. - Такая погода, а ты грустишь, - во взгляде Тео мелькала грусть.
   "Милый Тео, как же жаль что не ты стал моим женихом", - с печалью подумала Гринграсс. К Нотту она относилась как к другу, хорошему другу, с которым можно поговорить, не опасаясь, что кто-то узнает о чем шла речь. Он всегда слушал ее, когда грустила - мог заставить улыбнуться, а когда заливала слезами подушку - утешал и обещал все кары небесные обидчикам. Раз, Тео даже подрался с Забини из-за нее кулаками, как какой-то маггл. Именно тогда Дафна впервые осознала, что Тео для нее больше чем друг - он ей нравится как парень. Их помолвка была для Дафны чем-то особым, нежели договоренность между родами, как принято в чистокровных семьях. И все в один момент разрушилось. Ее мечтам не суждено сбыться...
  - Все нормально, - наигранно улыбнулась Гринграсс.
  - Не ври, Даф, - возразил Нотт. - Я тебя знаю не первый год и знаю, когда тебя что-то гложет. Что случилось на этот раз? - парень присел рядом, пристально смотря в синие глаза.
  - Все ужасно, - наконец-то призналась Дафна и рассказала Нотту обо всем том, что накипело в душе. Тот слушал внимательно, не перебивая, лишь порой хмурился.
  - Этот Цепеш - идиот, если не замечает, какое сокровище ему досталось. Любой парень был бы счастлив быть на его месте, поверь мне, - в голосе звучало столько уверенности, что Дафна просто не могла не поверить. - Ты умна, красива, с чувством юмора, а главное - умеешь любить.
  - Спасибо, Тео, - в порыве чувств девушка обняла Нотта.
  - Так-так, - раздался рядом голос Малфоя, - какая же ты шустрая, Гринграсс. И женихом успела обзавестись и Нотта охмурила, - в каждом слове было столько яда, что можно было отравиться.
  - А тебе какое дело, Малфой? - огрызнулся темноволосый слизеринец. - Завидуешь?
  - Полегче на поворотах, Тео. И поверь, здесь нечему завидовать.
  - Тогда иди куда шел, - Дафна сверлила блондина холодным взглядом.
   В ответ Малфой презрительно фыркнул и направился дальше, вслед за ним поспешили двое громил - Креб и Гойл. Двое тупиц, как их называла Гринграсс.
  - Не обращай на Малфоя внимания. Ты же знаешь его, ему лишь бы гадость сделать.
  - Напыщенный павлин, - засмеялась слизеринка. - Пойдем в замок.
  - Идем, - согласился Нотт и пара побрела к тысячелетнему строению. - Переживаешь насчет завтра? - неожиданно задал вопрос парень.
  - Я бы не сказала, что переживаю, просто не знаю чего ожидать. А ты же меня знаешь, я предпочитаю быть осведомленной.
  - Не думаю, что все будет так плохо. Ведь не может Цепеш быть настолько ужасным, - предположил Нотт. - И знаешь, я до сих пор не пойму как Гарри Поттер мог оказаться Гарольдом Цепешем.
  - Это вопрос на тысячу галлеонов, - отозвалась блондинка. - Ответа на него никто не знает, кроме самого Цепеша и вампиров. Но, как мой отец говорит, Дамблдор отдал Героя родственникам его матери - магглам, а те отвезли племянника в приют. О дальнейшем происходящем с Поттером не известно. Кто говорил, что он уехал в Болгарию и поступил в Дурмстранг, кто уверял, что видел мальчика со шрамом в виде молнии на лбу во Франции. Правду никто не знает...
  - Но Поттер-вампир - это как-то слишком.
  - Согласна, только вот ходят слухи, что он не совсем вампир.
  - А так бывает?
  - Не знаю, Тео. Хотя в мире магии бывает все, нам ли это не знать.
  - А что твои родители говорят о твоем женихе?
  - Ничего конкретного, - ответила слизеринка. - Они знают не больше меня с тобой. А верить всем сплетням, окутывающим Гарольда Цепеша, - глупо.
  - Вот ты называешь его Героем, разве ты не веришь словам Дамблдора о том, что Лонгботтом способен положить конец противостоянию, убив Лорда?
  - Этот сквиб!? - фыркнула Гринграсс. - Я скорей поверю, что МакГонагалл влюблена в Филча, чем в эти бредни. Этот гриффиндорец не отличается особыми талантами, да какие там таланты - он едва справляется на уроках, и то лишь из-за того, что ему помогает Грейнджер.
  - Жаль беднягу, - кого Тео имел в виду Дафна так и не поняла. Грейнджер, из-за того что она тратит столько времени на лже-Героя, или Лонгботтома, вынужденного постоянно стараться, чтобы соответствовать чужим стандартам.
  - Пророчество о Поттере, - категорично заявила девушка. - Лорд об этом сам говорил, мне об этом отец сообщил.
  - Но теперь они союзники, значит, Пророчества не существует.
  - Не знаю, Тео, - в который раз повторила Гринграсс. - Давай закроем эту тему, а то у меня уже голова кругом идет.
  - Хорошо, - не стал спорить парень. - Как поживает Астория? - сменил тему Нотт. - Я слышал, что Малфои предложили твоим родителям заключить брачный контракт между ней и Драко.
  - Да уж, - поморщилась Дафна. - Малфои узнали, что моя семья близка к Лорду и поспешили предложить договор. Если бы не моя помолвка, они предложили бы контракт на меня.
  - Печально. И что же ответил лорд Гринграсс?
  - Папа решил, что раз я вынуждена выйти замуж против своей воли, то Асторию минует эта участь. Не знаю, как все будет, но сейчас моя сестренка свободна и сама может выбрать себе мужа нашего круга.
  - Повезло.
  - И не говори. Я рада, что моя помолвка, хоть ей принесла что-то хорошее.
  - Видимо, для Драко это было потрясением, - ухмыльнулся Тео. - Как же, еще никто не отказывал Малфоям!
  - Угу, - сказала в ответ слизеринка. - Мне нужно дописать эссе для МакГонагалл, так что увидимся позже, - с этими словами Дафна скрылась на лестнице, ведущей в женскую часть.
  
  ***
  
   Время неумолимо летело и вот часы пробили десять. В последний раз взглянув в зеркало и убедившись, что выглядит достойно, Дафна поспешила на встречу с Цепешем. Зайдя в "Три метлы", она начала осматриваться по сторонам в поисках знакомого профиля, но такового не было обнаружено. Посчитав, что вампир не отличается особой пунктуальность вот и опаздывает, слизеринка заняла дальний столик у окна. Оттуда хорошо просматривалась улица и был вид на дверь, а значит для Дафны не останется сюрпризом появление Гарольда.
   Заказав зеленый чай с жасмином, девушка стала ждать. К ее великой радости долго ждать не пришлось. Буквально через десять минут ее одиночества входная дверь открылась и в помещение зашел Гарольд Цепеш во всей своей красе. Краем глаза слизеринка отметила, что в ту же секунду в его сторону устремились десятки любопытных глаз.
  - Доброе утро, - поприветствовал невесту Гарольд, целуя надушенную ладошку.
  - Здравствуй, - Гринграсс решила придерживаться официальной линии поведения. - Ты опоздал, - не смогла не отметить Дафна.
  - Дела задержали меня дольше, чем планировалось, - замысловатый ответ, что не сказал слизеринке ничего. Ее пожирало любопытство, а как иначе - она не видела Гарольда больше четырех месяцев, не получала от него писем и тут он назначает встречу, на которую опоздал и вновь ничего не говорит, отмалчивается словно партизан на допросе.
  - Дела, из-за которых ты даже не писал мне, - девушка не смогла скрыть в голосе обиду, что не укрылось от вампира.
  - Не хотел навязываться, - просто пояснил собеседник. - Мое общество тебя тяготит, так какой смысл мне проявлять настойчивость.
  - Это не так, - запротестовала Дафна, - ты ошибаешься.
  - Да ну, - фыркнул парень. - Тогда почему ты всячески демонстрировала, что я тебе не интересен как человек?
  - Это все из-за помолвки. Я была расстроена, что меня заставили стать невестой неизвестно кого. До нашей первой встречи я тебя не знала, вот и вспылила.
  - Странное поведение для слизеринки.
  - Откуда ты знаешь на каком факультете я учусь? Я не говорила тебе.
  - Пф, наши осведомители хорошо работают. Когда я узнал, кому суждено стать моей женой, то попытался узнать о тебе как можно больше. Мне принесли досье на тебя, там было много познавательного.
  - Досье, - нахмурилась Дафна, - и что же еще интересное ты узнал?
  - Стандартные факты: где учишься, на каком факультет, с кем общаешься, чем увлекаешься и так далее, - хмыкнул Поттер-Цепеш.
  - Значит, обо мне ты знаешь многое, а я о тебе ничего. Тебе не кажется, что это не честно?
  - Задавай вопросы, я постараюсь ответить на них.
  - Хорошо. Как вышло, что ты стал сыном вампира? - этот вопрос уже который день волновал слизеринку.
   За столом повисло молчание.
  - Отец меня усыновил, когда мне было чуть больше года. Провел обряд полного усыновления и имя Гарри Джеймс Поттера исчезло со всех реестров, на его месте появилось Гарольд Владислав Поттер-Цепеш.
   Дафна с затаенным дыханием слушала рассказ Поттера и все больше удивлялись. Со всех расчетов выходит, что Гарольд оказался в приюте, как и говорил отец, только как он туда попал? Не могли же быть его родственники столь ужасны, что отправили годовалого племянника в приют. Да и как Цепеш его там нашел? Одни сплошные вопросы, на которые у девушки не было ответов, а дальше расспрашивать на эту тему она не решилась, считая ее слишком личной.
  Глава 11
   Несколько минут царило молчание. Ни Гарольд, ни Дафна не спешили нарушать его, каждый думал о чем-то своем. Пару не волновало, что на них глазеют все кому не лень, в особенности смотрели на Цепеша. Некоторые особо одаренные личности даже умудрились тыкать в его сторону пальцами и перешёптываться, не понижая голоса.
  - А что изменилось сегодня, что ты назначил мне встречу? - наконец-то заговорила Дафна. Она даже и не думала, что говорить с Поттером будет так интересно. Тот на удивление оказался приятным собеседником, умеющим поддержать многие темы и не навязывающий свое общение.
  - Меня вынудили обстоятельства, - заявил брюнет, - точнее одно обстоятельство.
  - И... - Гринграсс ждала пояснений.
  - Во-первых, я тоже собираюсь в следующем году в Хогвартс, - слизеринка чуть ли не поперхнулась чаем от услышанного. Ей показалось, что она ослышалась, ведь не может на самом деле Гарольд сказать такого. Он, сторонник Волан-де-Морта, под крылышко к Дамблдору? Немыслимо...
  - Ты сейчас пошутил?
  - Нет, я сказал серьезно. В следующем году я на самом деле планировал поступить в Хогвартс на последний курс. Сдать здесь ЖАБА, как принято в Англии.
  - А где ты до этого учился? И разве вампиры могут пользоваться магией?
  - Я - особый случай, - хмыкнул Поттер. - У вампиров своя магия, она значительно отличается от этой, но им с легкостью даются зелья, руны и нумерология. Касательно моей учебы, скажем так - я был на домашнем образовании.
   Тут Гарольд слукавил. Он на самом деле провел несколько недель в Дурмстранге где сдавал СОВ, а также в Америке в академии Салема. Там Гарольд проучился около года, а потом вновь вернулся на домашнее образование. Ведь какова бы не была система образования, ему, как вампиру, этого было мало. Знания он впитывал как губка и из-за этого был на много впереди от сверстников.
  - Это, наверное, скучно, - предположила слизеринка. Сама она училась в Хогвартсе и не могла себе представить, каково это быть на домашнем образование. Это же постоянное одиночество.
  - Я бы не сказал. Мне нравилось учиться и читать в том числе, так что я всегда находил, чем себя занять. Мои наставники уверены, что такие личности, как я, и должны быть в одиночестве - это закаляет характер. Отец разделял их мнение, поэтому мне индивидуально подбирали учителей.
  - Мне этого не понять. Что я, что моя младшая сестра, мы всегда посещали Хогвартс.
  - Не люблю однообразие, - фыркнул юноша. - Я даже не могу себе представить, как это - провести семь лет в одном месте и с одними и теми же людьми.
   Слизеринка лишь фыркнула, не разделяя мнения жениха.
  - А вторая причина нашей встречи?
  - Теодор Нотт, - просто заявил Гарольд, с лица которого сошло все веселье.
   Гринграсс вся сжалась. Она не знала к чему здесь Нотт, но интуиция твердила, что все не так просто. Из-за всякой ерунды жених вряд ли преодолеет сотни километров, дабы с ней увидится, а значит дело на само деле серьезное.
  - Тео, - в голосе звучало удивление, - мы с ним хорошие друзья.
  - Люциус Малфой убежден, что не только друзья, - заявил Поттер. - Мне-то не важно, с кем ты общаешься, но вот мой отец считает, что твое поведение недостойно.
  - Мы друзья с Ноттом, - прошептала Дафна. - Между нами ничего нет, и не было!
  - Будь это иначе, чары помолвки дали бы мне об этом знать, - согласился Гарольд, - но Малфою и таким как он, рты не закроешь. Они обсуждают за моей спиной твое фривольное поведение с наследником Ноттов. И сама можешь представить, как это выглядит.
  - Да уж, - скривилась Гринграсс.
  - Я мог бы настоять на том, чтобы твои родители забрали тебя из Хогвартса, но не стал этого делать. Как и не стал запирать тебя в своем доме под присмотром слуг вплоть до брака.
  - Спасибо, - поблагодарила Дафна. Она действительно была благодарна Гарольду за его поступок. Другой бы на его месте не стал с ней любезничать, а в приказном порядке потребовал покинуть Хогвартс и разорвать все контакты с Ноттом.
  - Но, если слухи продолжат распространяться, я, не задумываясь, так поступлю. Я и сам не святой, но обо мне не говорят за спиной и тебе не докладывают о моих похождениях. И ты, если хочешь продолжать общаться с Ноттом, то делай это так, чтобы вас никто не видел. Я знаю, что ничего между вами нет и быть не может, если ты не хочешь навредить своей семье, но другим этого не докажешь. Одно твое опрометчивое движение, слово и Волан-де-Морт уничтожит твою семью, ведь будет нарушен договор с вампирами.
  - Значит, ты не против, чтобы я общалась с Тео? - уточнила слизеринка. Она была удивлена словами жениха, тот оказался понимающим. Что касается Лорда, Дафна и так знала, чем ей грозит отказ от брака. За семью она очень переживала и для ее благополучия была готова на все, даже делить постель с нелюбимым.
  - Я же сказал, что и сам не святой...
  - У тебя есть девушка? - неожиданно выпалила Гринграсс и зажала рот ладошкой.
  - Вряд ли это хорошая тема для разговора, - ответил парень со странным огоньком во взгляде, смотря на собеседницу.
  - Все сложно? - тем временем проговорила Дафна, которую задела эта тема.
  - Сложно, - подтвердил он, - Видимо, так же сложно, как и у тебя.
   Гринграсс в ответ грустно улыбнулась. Она себя уже десять раз успела отругать за свою глупость, но сказанного не воротишь. Зато теперь становилось понятно, почему жених так на нее реагирует, не ищет ее общения и не стремится сблизиться. На правах будущего мужа, он бы мог затащить ее в постель, и она бы ему не отказала, не посмела. Но он не делал ничего подобного, даже не лез с поцелуями. И ответ мог быть лишь один, либо у него есть девушка, которую он любит, либо сама Дафна не привлекала его. Последнее вряд ли, так что оставалось первое - есть девушка. Слизеринка грустно улыбнулась - не такой она себе представляла их совместную жизнь, не такой. Да и не рядом с Гарольдом она видела себя. Но Судьба решила за них и им жить с этим выбором.
  - Давай изменим тему, - отрезал Гарольд, - она не доставляет ни тебе, ни мне удовольствия.
  - Хорошо, - не стала возражать Гринграсс. - Где ты был все это время после Рождества?
  - То тут, то там, - туманно ответил парень. - В основном путешествовал.
  - Я бы тоже хотела посмотреть мир, - мечтательно произнесла блондинка.
  - Может, когда-то и исполнится твоя мечта.
  - Надеюсь. А знаешь, я раньше думала, что по окончанию Хогвартса поступлю в университет. Жаль, что теперь моим планам не суждено исполниться.
  - Почему? - искренне не понял Гарольд. - Если такая у тебя мечта, то я не стану препятствовать. Хочешь учиться - учись, только не забывай об обязанностях перед родом.
  - И ты не будешь против? - не поверила девушка.
  - А почему должен? - Гарольд вопросительно приподнял бровь.
  - Ну не знаю... У нас считается: если девушка вышла замуж, то ее обязанность сидеть дома и заботиться о семье. Родить ребенка и воспитывать его, устраивать светские рауты и ходить по магазинам. Ни о какой учебе или работе и речи не шло.
  - У вампиров все не так кардинально. Мне, конечно, нужен наследник, но, как ты понимаешь, наш век велик, так что нет смысла торопится. Да и молоды мы еще, чтобы задумываться о подобном.
  - А что будет со мной после свадьбы? - этот вопрос уже несколько ночей не давал Дафне спать. - Я стану такой же как ты? Вампиром...
  - Я пока не могу ответить на этот вопрос, - ушел от ответа Гарольд. - Все будет зависеть от тебя и твоего желания. Принуждать к чему-то тебя никто не собирается, так что не бойся.
  - Хорошо, - с облегчением выдохнула слизеринка. У нее с души словно камень спал.
  - Ладно... Мне уже пора возвращаться.
  - Так скоро, - в голосе зазвучала печаль.
  - Дела, - пожал плечами парень. - Реддл планирует переворот, и я хочу быть в курсе событий.
  - Реддл? - не поняла Дафна.
  - Том Марволо Реддл, - короткий взмах палочкой и буквы зашевелились, меняясь местами. Пару секунд и вместо прежней надписи пестрела "Я - лорд Волан-де-Морт!". - Это настоящее имя вашего Лорда, Волан-де-Морт лишь анаграмма.
  - Оу, - единственное, что смогла сказать слизеринка. - Я об этом не знала.
  - И не удивительно, ведь Реддл не афиширует на каждом шагу о своем происхождении.
  - А какие у вас отношения... Ты же Герой Пророчества...
  - Нас связывают общие цели. Мы - союзники, на этом все.
  
   Гарольд предложил проводить Дафну к замку, и вот сейчас пара шла по тротуару, обсуждая последние новости в магическом мире. Тему касательно Реддла и их дальнейших взаимоотношений, обоюдно было решено отложить до лучших времен.
  - А когда мы увидимся в следующий раз? - остановившись у ворот, за которыми начиналась территория школы, Дафна обернулась, внимательно смотря в ярко-изумрудные омуты.
   Гарольд задумался.
  - Я тебе напишу, - заверил невесту вампир. - Завтра я уезжаю, и меня не будет в стране около двух недель, но потом я с тобой свяжусь.
  - Хорошо, - слизеринка сделала себе в уме пометку: при следующей их встрече расспросить Гарольда, куда он ездил. Кроме этого, Гринграсс сама собиралась ему написать. Им пора поближе познакомиться, как-никак они помолвлены.
  - До встречи, - на прощание юноша поцеловал запястье девушки и аппарировал в неизвестном направлении, оставляя Дафну одну. Но долго в одиночестве ей не удалось побыть - к ней торопливой походкой приближались Паркинсон и Девис, позади которых маячил Нотт.
  - Дафна, как все прошло? - накинулась на Гринграсс с расспросами Панси. - Мы видели вас в "Трех метлах" и скажу я тебе: твой жених симпатяжка, - в своих лучших традициях произнесла, вторая после Браун, сплетница Хогвартса.
  - Панси, не скромничай - он красавчик! - вторила Трейси.
  - Я все же считаю, что Драко красивей, - заупрямилась Паркинсон.
  - Это все из-за того, что тебе нравятся блондины, - парировала Девис, - а этот Цепеш на самом деле красавчик, ведь не зря с него девицы глаз не сводили.
  - Под девицами ты подразумеваешь себя? - не осталась в долгу Паркинсон. - Как тебе только не стыдно, заглядываться на чужого жениха.
  - Я не заглядывалась, - воскликнула Трейси, слегка краснея, - просто мне, как и тебе, было интересно увидеть загадочного Гарольда Цепеша. И глазела на него не только я, если ты не заметила, это делали все в Хогсмите.
   Девчонки настолько увлеклись своим спором, что даже не заметили, как к ним присоединился Нотт. Парень, воспользовавшись ситуацией, подошел поближе к Дафне, заглядывая в глаза.
  - Как ты? - Тео попытался взять светловолосую слизеринку за руку, но та отпрянула.
  - Не здесь, - одними губами прошептала Дафна, - нам нужно поговорить. Это очень важно.
   Теодор кивнул и сделал несколько шагов в сторону.
  - Паркинсон, Девис, вы еще подеритесь.
  - Фу, Нотт, как ты можешь такое говорить, - сморщила свой аристократический носик Паркинсон. - Мы же леди.
  - Леди... - хмыкнул Тео, - почему же тогда, ведете себя словно бабки на базаре.
  - Ну, ты и хам Нотт, - топнула ножкой слизеринка. - И вообще, что ты тут делаешь?
  - Мимо проходил и, услышав, как ты расхваливаешь жениха Дафны, не смог смолчать.
  - Я не расхваливаю. Но тебе-то какое дело, тебе здесь уже ничего не светит.
  - Панси, а вдруг он на тебя глаз положил, - съязвила Трейси. - Дафна помолвлена, а ты у нас все еще свободна, вот Тео и решил подсуетиться.
   Гринграсс с Ноттом одновременно скривились.
  - Ты тоже между прочим, Трейси, свободна.
  - Не долго мне осталось таковой быть. Отец ведет переговоры с лордом Эйвери о моей помолвке с их младшим сыном.
  - Оу, он же на четыре года младше тебя! - ужаснулась Паркинсон. Разговор с Дафны и Гарольда плавно перешел в обсуждение Эйвери, к счастью самой Гринграсс. Она не любила, когда все, кому не лень, суют свой нос в ее дела, а Паркинсон этим постоянно занималась.
  
  ***
  
   Солнце почти скрылось за серыми тучами, когда Гарольд вернулся в Валахию. Сначала ему пришлось отправиться к Лорду для присутствия на переговорах с оборотнями - жалкое зрелище. Грейбек и его стая, состоящая из сотни особей, были такими жалкими, что Гарольд едва смог скрыть свое презрение. Мерзкие твари, с которыми у вампиров уже которое столетие шла война, хотя не то чтобы война - противостояние. Два их вида не могли жить в гармонии, вот и враждовали. Конфликты были из-за всего, начиная от борьбы за территорию и заканчивая косым взглядом. К счастью Лорд смог обуздать шавок и те сейчас лишь грозно скалились, но не осмеливались пустить в ход свои коготки.
   На переговорах был еще некий Римус Люпин. Это имя было Гарольду откуда-то знакомо, вот только откуда он сразу не понял. А когда понял, то не имело смысла что-то менять. Римус Люпин, как и Сириус Блэк, были друзьями его биологического отца. Первый укушен Грейбеком еще в раннем детстве, а вот Блэк - представитель древнего рода, наследник, лишенный поддержки рода за свои деяния. Ярый сторонник Дамблдора и приверженец Света, как впрочем, и Люпин. Именно так заверяли Гарольда их осведомители. Тогда вопрос: что делает Люпин в стане врага? Неужели, Дамблдор подослал своего ручного волка шпионить для Ордена Феникса? Если это так, то от него лучше держаться подальше.
   Далее встреча с Дафной Гринграсс. Не то что Гарольд был так уж разочарован в невесте, но и особой радости не испытывал. Хотя сегодня Гринграсс открылась ему с другой стороны. Как ни странно, Дафна оказалась приятной собеседницей, умеющей думать. О какой-то любви и речи не могло быть, но вот симпатия возникла.
   И на завершение - встреча с отцом. Тот, как и месяцем ранее, настаивал на том, что Гарольду не стоит соваться в Хогвартс, где всем заправляет Альбус Дамблдор, но юноша был непреклонен. Ему хотелось увидеть легендарный замок Основателей изнутри, да и с Гринграсс стоило наладить отношения, и как ни крути, это лучше сделать в школе. Гарольд все для себя решил - ехать, и Владу ничего не оставалось, как согласиться с выбором сына, предварительно поставив условия.
   В Хогвартсе бывшему Поттеру может угрожать опасность со стороны директора и его приспешников. Значит, соваться туда одному - это практически самоубийство. Именно поэтому на семейном совете решили отправить вместе с юношей туда еще двух магов, преданных клану.
  
  Глава 12
   Вампиры - существа ночи как их называли маги. Стоит последним лучам солнца спрятаться за горизонтом как эти хищники покидают свои укрытия и начинают свою охоту, охоту за кровью. Из-за этого за ними закрепилось прозвище "охотники за кровью". И вот сейчас, стоило солнцу уступить свое место луне, владычице ночи и покровительнице темных тварей, как называли всех темных существ приспешники Альбуса Дамблдора, как первые странники ночи вышли на улицы, скитаясь в поисках добычи.
   Неторопливо бредя по улочкам ночного Лондона, Гарольд вдыхал прохладный ночной воздух. Но неожиданно до его чуткого слуха донеслись звуки борьбы, а затем чьи-то крики. Любопытство взяло верх над здравым смыслом, и юноша поспешил к источнику шума.
   Двое оборотней, в своей истинной форме из-за полной луны, оттеснили к стене одинокую фигуру и, надвигаясь на нее, угрожающе поблескивали клыками. Волки жаждали крови, а сама жертва загнала себя в тупик, ненароком оступившись и падая на мокрый асфальт. Ее дни были сочтены...
  - Нет, пожалуйста, - тишину разразил жалобный женский голос. - Не трогайте меня. Умоляю...
  - Ах, какая цаца, - позади возник еще один мужчина, только в отличие от сородичей он был в человеческом облике. Нечеловеческую природу выдавали лишь глаза агатово-желтого цвета, со злобой взирающие на мир. - Тебе стоило десять раз подумать, тварь, прежде чем нападать на моих братьев, - в голосе слышалась ненависть.
  - Нет...
   Гарольд несколько секунд наблюдал за происходящим, раздумывая: развернуться и уйти или все же вмешаться. От девушки приятно пахло, а ее кровь словно звала к себе, призывая попробовать. А оборотни тем временем вплотную подошли к жертве. Раздался треск, оповещающий о том, что волшебная палочка девушки была переломлена на две части и отброшена в сторону.
  - Грейбек, - голос Гарольда привлек к нему внимание всей компании.
  - Цепеш, - в той же манере произнес альфа оборотней и злобно оскалился. - Что ты делаешь здесь?
  - То же что и ты - решил перекусить, - губы растянулись в ухмылке, а при свете фонарей блеснули клыки.
   Девушка с ужасом взирала на Гарольда, а вот оборотни злобно зарычали оскаливаясь.
  - Мы первые эту цыпу нашли. Она напала на моих братьев, за это должна поплатиться.
  - Ее кровь слишком притягательна, чтобы я просто так ушел, - признался Поттер. - Предлагаю сделку, оборотень.
  - Говори, кровосос, и не испытывай мое терпение.
  - Я дам тебе тысячу галлеонов за нее, - кивок в сторону красотки.
  - Р-р-р, - зарычал злобно Грейбек, - эта тварь напала на нас, а ты предлагаешь ее отпустить. Никогда!
  - Не будь глупцом, - ни капли не испугавшись, произнес Гарольд. - Это хорошая сделка, выгодная и тебе, и мне. Что тебе с этой девки... позабавишься и все, а так хоть деньги получишь.
  - А тебе что с нее, кровосос? За такие деньги, ты можешь купить себе в Лютом переулке и шлюху получше.
  - А я хочу эту. Так ты согласен?
  - Да. Две тысячи и она твоя.
  - По рукам, - Гарольд бросил мужчине мешочек наполненный галлеонами и вопросительно приподнял бровь, ожидая свою "покупку".
  - Отпусти ее, Рихард, - скомандовал Грейбек. - Пойдем лучше в бар выпьем за счет нашего старого знакомого, - и их компания двинулась дальше, оставив девушку так и лежать на земле.
   Оставшись наедине с девушкой, Гарольд снял свою куртку и протянул ее незнакомке. Та дрожащими руками взяла ее, накидывая на плечи. Взгляд синих глаз, в которых плескалась ненависть и... обреченность, ни на секунду не отрывался от его собственных, изумрудных.
   "Вейла", - констатировал вампир, когда неведомая сила потоками хлынула на него, порабощая, подчиняя своей воле. Отмахнувшись, словно от назойливой мухи, Гарольд с весельем посмотрел на дезориентированную девушку. Видимо та не ожидала, что вампир способен сопротивляться ее силе.
  - На меня это не действует, леди, - клыкастая ухмылка.
  - Вы меня убьете, - голос походил на шепот из-за страха. Несмотря на обреченность и страх, девушка гордо держала голову, не желая доставлять убийце шанса лицезреть ее беспомощность.
  - Нет, - честный ответ. Гарольд на самом деле не собирался убивать вейлу, испить крови - да, но не убивать. Он же не маньяк какой-то, получающий удовольствие от пыток.
  - Почему? - вампир удивился - эта ведьма была странная.
  - А ты хочешь, чтобы я тебя убил? - ответил вопросом на вопрос юноша.
   Несколько секунд стояло молчание, а потом девушка заговорила:
  - Нет...
  - Пойдем, - Поттер-Цепеш протянул вейле руку. Та, немного поколебавшись, вложила в нее свою миниатюрную ладошку. И они оба ступили во Тьму...
   Незнакомка даже не успела ойкнуть, как мир перед ее глазами заволокла тьма, а в следующую секунду она оказалась в неизвестном месте. Дальше все было как во сне - вампир приблизился к ней, сдергивая шарфик и оголяя шею. Легкое жжение и что-то острое вонзилось в ее кожу... Девушка забыла, как дышать, колени подкосились и она начала оседать на пол, но сделать ей этого не позволили сильные руки, отдающие прохладой.
  - Вкусная, - отстраняясь, произнес Гарольд, слизывая с губ капельки крови. Сейчас вейла лежала на кровати, а вампир нависал над ней. Глаза девушки были закрыты, а дыхание было рваным, словно после пробежки. - Открой глаза, - приказал вампир, наблюдая за тем, как веки дрогнули и синие омуты, затуманенным взглядом смотрят на него.
  - Поцелуй меня, - выпалила вейла, прикусывая такие манящие губы.
   На такие слова Гарольд лишь фыркнул. Он знал, как чувствует себя жертва после укуса вампира, словно перебывает в эйфории. Такое состояние длится несколько минут, пока с крови не выйдет весь яд, находящийся в слюне вампира.
  - Поцелуй меня, - более настойчиво повторила незнакомка.
   Цепеш не нашел, что можно на это ответить, и лишь выполнил просьбу девушки. Они самозабвенно целовались, лежа на кровати, позволяя своим рукам бродить по разгорячившимся телам друг друга. Блаженный момент был прерван стоном вейлы. Он и отрезвил Гарольда, возвращая в реальность. Неспешно отстранившись, вампир внимательно посмотрел на вейлу, проводя ладонью по светлым волосах и ощущая их мягкость под пальцами.
  - Как твое имя? - вопрос сорвался с языка раньше, чем девушка успела задуматься.
  - Гарольд, - последовал ответ.
  - А мое Флер, Флер Делакур, - представилась вейла. - Ты ведь вампир, да?
  - Да, - не стал отрицать парень.
  - Я слышала о тебе, - в голосе звучала грусть.
  - Да... - хмыкнул Поттер, про себя размышляя, где Флер могла слышать о нем.
  - От своего жениха, - Гарольд вопросительно приподнял бровь, - бывшего жениха.
  - И... Много плохого, обо мне говорили? - смешок.
  - Нет, - такой же смешок, - в глазах Билла и его семьи ты выглядел как жертва обстоятельств.
   В комнате раздался смех Гарольда. Юношу до глубины души поразили слова Делакур, и он не смог сдержать свое веселье. Это же надо... жертва обстоятельств...
  - И ты в это веришь? - отсмеявшись, задал вопрос вампир.
  - Не знаю. Они были убеждены, что вампиры насильно превратили тебя в себе подобных и заставили выполнять приказы. Угрожая за неповиновение убить...
  - Маги - идиоты, - восхитился Гарольд. - Я всего ожидал от этих смертных, но не того, что они додумаются до такой чуши. Глупые людишки. Что еще пришло в их головы феерического? - изумрудные глаза с красным ободком, не мигая, смотрели в синие.
  - Ничего важного, только то, что тебя нужно спасать.
  - Спасатели, Мерлиновы подштанники, - вновь хохотнул вампир. - Твой жених на стороне Света, ведь так?
  - Бывший жених, - поправила Флер, - и да, он на стороне Света.
  - Бывший, почему? - подперев рукой голову, Гарольд лежал рядом.
  - Мы расстались сегодня, - с грустью произнесла собеседница. - Его семья против наших отношений.
  - Для настоящей любви это не преграда.
  - Значит, любовь была не настоящая, - на щеках появились красные пятна. - Билл не захотел бороться за наши чувства, а я устала доказывать что-то его родителям.
  - Но сердцу не прикажешь, - догадался Поттер, - поэтому ты искала смерти. Глупо.
  - Моя жизнь разрушена... Сердце разбито... Так зачем мне жить?
  - Глупая, - Гарольд вновь прильнул к губам вейлы.
   Поцелуй длился несколько секунд, а затем юноша отстранился и поднялся.
  - Не у одной тебя жизнь не удалась, но никто не спешит умирать. Иди сюда, - Флер, как и в первый раз, вложила в ладонь юноши свою и вновь мир перед ее глазами заволокла тьма.
   Они вновь стояли в том же переулке, только на этот раз рядом не было оборотней.
  - Подожди, - воскликнула вейла, - мы еще встретимся?
  - Возможно, - уклончивый ответ. - А ты хочешь?
  - Да, - на щеках появился румянец, что, несмотря на время суток, Гарольд смог увидеть. Все же у вампиров зрение куда лучше человеческого. - Мне понравилось тебя кормить, и я не против сделать это ещё раз.
  - Как я могу отказаться от такого предложения, - засмеялся Гарольд и, сняв с пальца перстень, протянул его Флер. - Назовешь мое имя и сожмёшь его в ладонях. Я услышу твой зов и приду.
  - Спасибо, что не дал мне наделать глупостей, - поблагодарила Делакур своего неожиданного спасителя и в порыве чувств обняла. - Даже не знаю, что было бы, еcли бы ты не появился вовремя.
  - Ты бы стала игрушкой для оборотней, - прямой ответ. - Что ты вообще с этими тварями делала?
  - Они меня подкараулили и напали. Я защищалась, но силы были неравны. Ой, они сломали мою палочку, - ужаснулась Флер. - Я теперь не смогу вернутся домой.
  - Это не проблема. Посмотри мне в глаза, - Делакур выполнила требуемое и почувствовала, как кто-то проник в ее воспоминания. Мир в третий раз заволокла тьма и вот она стоит у подножья их поместья во Франции, одна. Гарольда рядом не было, и о том, что все это ей не приснилось, свидетельствовал старинный перстень в руке.
  - Кто же ты такой, Гарольд Цепеш? - голос был задан в темноту. - Герой, о котором говорится в Пророчестве, или злодей...
  
  ***
  
   За тысячи километров от этого места в своем кабинете стоял Влад Цепеш и задумчиво смотрел в окно. Час назад к нему заявился слуга, которому было поручено наблюдать за наследником, и доложил, что Гарольд привел в замок смертную. Такого раньше не происходило, и Влад удивился поступку сына. Если он привел кого-то, то это должен быть кто-то особенный. Так и оказалось - весь замок заполонил чарующий аромат крови, заставляющий даже князя облизнуться.
  - Кто эта девушка? - вопрос адресовался одному из Советников.
  - Флер Делакур. Дочь Жана и Апполины Делакур - француженка и на четверть вейла.
  - Необычное сочетание, - послышался голос князя. - Видимо, мой сын увлечен ею, раз привел сюда. Это радует, быть может, теперь он забудет об этой проходимке Валентине.
  - Владыка, вы не одобряете его увлечение Валентиной? - осторожный вопрос.
  - Будь все так, как расписывает эта вампирша, я бы и слова не сказал против. Но я слишком хорошо знаю эту особу - она использует моего сына для достижения своих целей.
  - Поэтому вы и согласились на брак со смертной?
  - Да. Наследница Гринграссов прекрасная партия. Она родит наследника роду Поттеров.
  - А как же ваш род? - советники были удивлены.
  - Смертной не удастся выносить вампира, сил не хватит. А вот эта Делакур другое дело - она на четверть вейла, а значит, дети получатся сильными, как магически, так и физически.
  - Вы планируете заключить двойной брак?
  - Триаду, - хмыкнул Влад, поворачиваясь к вампирам лицом. - Осталось устроить все, чтобы мои планы воплотились в жизнь, а не остались просто планами. Как обстоят дела с наследницей Гринграссов?
  - Ваш сын холоден с ней. Это первый раз, когда они встретились после помолвки.
  - Плохо, очень плохо... С этим нужно что-то сделать. Все же хорошо, что Гарольд собирается в Хогвартс на следующий год, это сыграет мне на руку. Нужно устроить, чтобы в это же время там оказалась и Флер Делакур. Этим ты займешься, Константин, - величественный взгляд на одного из советников. - Плати гоблинам, подкупай магов, но Делакур должна быть в Хогвартсе.
  - Владыка, а вы не думаете, что стоит оставить все как есть? Юный князь очень темпераментен, он может обозлиться за то, что вы так настойчиво устраиваете его будущее.
  - Если бы я пустил все на самотек, то мой сын был бы уже женат на Валентине, и она расхаживала бы здесь словно королева. Эта девица умеет добиваться, а Гарольд еще молод, чтобы понять ее мотивы. Он верит, что это любовь... Ребенок, наивный ребенок. Как бы я ни старался превратить его в воина, в некоторых вопросах возраст дает о себе знать. Пройдет еще не одно десятилетие, пока он займет мое место и к этому времени, я хочу, чтобы он был готов.
  - Милорд, вы собрались уйти в Тень, - так вампиры называли уход за Грань.
  - Да, но не сейчас. Я устал от этой жизни и хочу отдыха... В первый раз увидев Гарольда в детской кроватке в том ужасном приюте, я сразу понял, что он похож на меня, нет, не внешне, а характером... Он станет в будущем великим князем и вознесет наш народ к величию.
  Глава 13
   Гарольд был в бешенстве, а все из-за Люциуса Малфоя, посмевшего нелестно высказаться в его адрес и адрес Дафны Гринграсс. Этот напыщенный павлин имел наглость усомниться в верности своему жениху будущей леди Поттер. Среди аристократов неверность женщин считалась преступлением и несла за собой тяжелые последствия, вплоть до возвращения неверной отцу. Но и мужчину такой поступок характеризовал не с лучшей стороны: как мягкого, не способного приструнить жену и навести в семье порядок человека. Одним словом - подкаблучник и посмешище для остальных. А уж что Пожиратели, несмотря на его происхождение, начнут посмеиваться за его спиной, не было сомнений. Выход один - положить всему конец.
   Нет, конечно, Малфой не сказал прямым текстом, что Гринграсс наставляет ему рога, при том даже не будучи его женой, а только невестой, перед лицом магии от этого ситуация становилась еще плачевней. А лишь "невзначай" обронил, что ему написал сын, где упомянул о тесных отношениях между Теодором Ноттом и Дафной. По словам блондина, Дафна позволяла себе флиртовать с Теодором, а тот отвечал ей взаимностью. Драко даже было замечено, как они обнимались. И все это, как далее выяснилось, Люциус сказал лишь из-за того, что желает союзнику Лорда исключительно добра. О да, добра... Несусветная ложь. Малфой хотел задеть Гарольда, и это у него с успехом получилось. Только вот Люциус, видимо, забыл с кем связался. Вампиры не отличались мягкостью, они, как и любые-другие темные существа, могли похвастаться своей жесткостью, а порой и жестокостью. Не зря их так боялись... Люциус еще поплатится за свои слова, пусть не сейчас и не сегодня, но поплатится. Ведь месть - это блюдо, которое подают холодным, вот и Цепеш отомстит за оскорбление, когда блондин меньше всего будет к этому готов.
   Присутствующий при разговоре Нотт-старший то краснел, то бледнел, но возразить сиятельному лорду Малфою не осмелился. Сам же Гарольд благополучно помалкивал, хоть в душе у него все кипело от ярости. Руки так и чесались придушить Малфоя, вот только обещание, данное отцу, и договор, сдерживали парня, вынуждая с пофигизмом реагировать на подколки. Сам он знал правду, а остальное на данный момент не столь важно.
  - Мистер Малфой, как мне кажется, мои отношения с мисс Гринграсс вас не касаются никоим образом. И, как я считаю, - презрительный смешок, - для лорда верить во все сплетни - это глупо. Я тоже много интересного слышал о вашем сыне и о вас самом, но не спешу доносить это до общества, считая, что это недостойно моего высокого положения. Чего и вам желаю.
  - Люциус, в самом деле, не стоит тебе распространять слухи, притом ничем не доказанные, - заговорил лорд Эйвери. - Мисс Гринграсс не какая-то маггла, а наследница чистокровного рода. Она бы не позволила себе подобное поведение, будучи помолвленной с другим.
  - Возможно, - не стал настаивать Малфой, а пошел на попятную, предчувствуя проблемы со стороны вампира. - Я лишь беспокоюсь о будущем наследнике Поттеров, ведь мне бы не хотелось вражды между семьями. Нас чистокровных и так мало, чтобы еще враждовать между собой.
  - Похвально, мистер Малфой, но поверьте, я и сам могу разобраться, - подвел итог Гарольд. Но Малфой не спешил сдаваться и начал нападение с другой стороны.
  - Теодор, а ты что думаешь по этому поводу? - взгляд серых глаз метнулся в сторону Нотта.
  - Люциус, тебе ли не знать, что мой сын никогда не позволит себе проявлять симпатию к чужой невесте. Он у меня хорошо воспитан и к чести рода относится с уважением.
  - Я предлагаю закрыть эту тему, - внес разумное предложение Эйвери. - У нас есть куда важнее дела, касающиеся будущего Магического мира.
   Следующий час собравшиеся обсуждали сложившуюся ситуацию и выдвигали кандидатов на роль Министра. Также поднимался вопрос о том, как устранить Грюма и Кингсли, возглавляющих Аврорат. Первый был старым воякой - матерым псом и верным сторонником Дамблдора, такого не удастся подкупить, а значит, придется действовать силой.
   Как заявил Гарольд, нет человека - нет проблем, и многие с ним согласились.
   Ситуация с Кингсли тоже не отличалась простотой. Почетный член Ордена феникса, не слабый маг и политик. С таким соперником следует быть осторожным. И на довершение оставался сам Альбус Дамблдор - у Лорда к нему были особые счеты, так что старика никто не собирался трогать, да и силенок маловато. Альбус, как-никак, победитель Гриндевальда, а не лже-Герой с манией величия.
  - А где Милорд? - задал интересующий Гарольда вопрос Нотт.
  - У Лорда важные дела с оборотнями. Эти шавки взбунтовались, и наш Господин вместе с Грейбеком отправился их усмирять, - ответил Люциус. - Милорд должен вернуться с минуты на минуту.
  - Скорей бы, а то мне не хочется зря терять время, - парировал Цепеш. - Ваш Лорд просил меня прибыть, заявляя, что это что-то важное, - акцент был сделан на слове "ваш". В ответ на такие слова Гарольд получил неодобрительные взгляды от Пожирателей ближнего круга. Но тут входная дверь с негромким шорохом открылась, и в зал шагнул Темный лорд собственной персоной. Позади шли хмурый Снейп и весьма потрепанный Грейбек.
  - Цепеш, как развлекся? - сходу ляпнул оборотень. - Не пожалел потраченных денег на ту цыпу?
  - Нет, - белозубо ухмыльнулся Поттер, делая себе пометку: при следующей встрече устроить взбучку этому волку, - она того стоила.
  - О чем это ты, друг мой? - взгляд рубиновых глаз был обращен к оборотню.
  - Неделю назад, я и мои ребята в Лютом переулке натолкнулись на вейлу и решили развлечься, - на лице появился оскал. - Но тут появился Цепеш и предложил сделку. Мы продали ему девку за хорошенькие деньги.
   Сейчас все смотрели на Гарольда, видимо, не ожидая от него таких действий. Но тот лишь пожал плечами, ничего не говоря. Какой смысл доказывать этим смертным что-то, они ведь дальше своего носа не видят. Тот же Грейбек мог стребовать у родителей Делакур сумму в три раза больше, если бы сдержал свою звериную сущность.
  - Перейдем к делу, - Лорд уселся в одно из пустующих кресел. - Мы начинаем войну, уважаемые!
   Маги зашевелились, обсуждая услышанное.
  - Открытую или партизанскую? - задал вопрос Поттер.
  - Люциус, мой скользкий друг, хорошо поработал в Министерстве. Там почти все верны мне, - начал издалека Реддл. - Наши союзники с Франции и Болгарии в любую секунду готовы встать под мои знамена. Последний оплот Света - Хогвартс! Отныне это наша цель... Подготовьте своих детей, скоро мы закрепим нашу власть в замке, выгнав оттуда магглолюбца, - как понял Гарольд, это имелся введу Дамблдор, - грязнокровок и предателей крови.
  - Милорд, вы хотите убить Дамблдора?
  - Старик хитер, - ответил Том, - но мне удалось его перехитрить, мои верные соратники. Через несколько месяцев Дамблдор не будет представлять из себя опасность.
   Маги радостно завозились, а вот Гарольд не спешил ликовать. Дамблдор не так прост и вряд ли сдастся без боя, а значит, основное противостояние впереди.
  - В конце года мы нападем на Хогвартс и покажем всю свою мощь.
  Парень сделал в уме пометку сообщить об этом отцу. Вряд ли Влада обрадует такая скоропостижность. Создается впечатление, что Реддла кто-то подгоняет действовать.
   Собрание окончилось на торжественной ноте, и маги начали покидать зал. Одним из последних ушел Гарольд, так и не понявший, зачем Тому потребовалось его присутствие.
  - Мистер Поттер-Цепеш, - у выхода парня окликнул Нотт-старший.
  - Да, - вопросительно приподнятая бровь.
  - Я хотел извиниться за поведение сына. Долгое время мы верили, что наши дети станут супругами. Намеренно сближали, чтобы совместная жизни не тяготила их и вполне логично, что Дафна с Теодором сдружились...
  - Мистер Нотт, не утруждайте себя, - прервал речь мужчины Поттер. - Между мной и мисс Гринграсс была заключена помолвка по старинному обряду. Магия не позволит Дафне предать меня никаким образом.
   Казалось, Нотт выдохнул с облегчением.
  - Но я вас предупреждаю, держите сына подальше от меня и моей невесты. Вампиры не отличаются терпением, в случае чего я убью его, а потом буду разбираться: виновен или нет. Мы с вами поняли друг друга?
  - Конечно, - сглотнул Нотт, уже сегодня планируя написать письмо сыну. Мужчина не был слепцом и не был таким идиотом как Люциус, чтобы настраивать вампира против себя. Это чревато может кончится. Он видел, что Цепеш недоволен словами Малфоя и только про себя злорадно ухмылялся. Малфой связался с соперником, что был ему не по зубам.
  - Я не наивный ребенок, чтобы верить всем бредням Малфоя. Он зачем-то сталкивает нас, а сам как бы в стороне, - нарушил тишину негромкий голос вампира.
  - Люциус мастер манипуляций. Он любит плести интриги, - изрек Нотт.
  - Пусть попробует, а я понаблюдаю за его потугами. Всего доброго, мистер Нотт, - с этими словами Гарольд двинулся дальше по коридору.
  
  За тысячи километров в Малфой-мэноре, светловолосый мужчина метался по своему кабинету, словно лев в клетке.
  - Ты представляешь, Северус, Лорд хочет столкнуть меня с вампирами.
  - Успокойся, друг мой, полагаю все не так плохо.
  - Плохо и ты даже не можешь представить насколько плохо.
  - Выкладывай, - Северус Снейп занял кресло напротив хозяина. - Что случилось?
  - Лорд потребовал моего присутствия вчера. Я хоть и удивился, но ослушаться не осмелился... И стоило мне предстать перед Лордом, как он потребовал, чтобы я подорвал авторитет Цепеша в глазах других Пожирателей, сделать я это должен был обвинив Дафну Гринграсс в неверности.
  - И? - поторопил Северус.
   Малфой не спешил продолжать. Хлюпнув в пузатый бокал виски, он одним махом осушил его.
  - Как ты понимаешь, выбора у меня особо не было, либо ослушаться Лорда и провести час под пытками, а то и на Аваду нарваться, либо попасть в немилость к вампирам. Как ты понял, я выбрал второе.
  - Ясно, - кивнул задумчиво алхимик. - Чего-то подобного и стоило ожидать.
  - Северус, ты лучше скажи, что мне делать?!
  - Насколько ты верен Лорду? - задал вопрос в лоб мастер зельеварения. - Подумай хорошо, прежде чем ответить.
  - После своего воскрешения Милорд изменился, и не в лучшую сторону. Он пытает своих союзников Круцио и даже убивает за малейшее неповиновение. Я не хочу, чтобы моего сына ждала такая участь, - наконец-то ответил Малфой.
  - Тогда у тебя только два выхода, либо идти к Дамблдору и просить у него помощи...
  - Нет, это маразматик не смог уберечь своего Героя, что уже говорить о моем сыне и жене.
  - Тогда обратись к вампирам...
  - К вампирам, - удивился лорд Малфой.
  - А почему тебя это так удивляет. Вампирам выгоден этот союз до поры до времени, а когда в нем отпадет необходимость, договор будет разрушен. Тебе стоит лишь подсуетиться, и ты получишь весомого покровителя... Конечно, ничего не дается даром...
  Глава 14
   Гарольд до самого рассвета бродил по влажным после дождя улочкам, не стремясь возвращаться в замок. Настроение было испорчено, благодаря тому же Малфою, как и желание что-то делать. Апатия - единственное, что чувствовал Гарольд, идя сейчас по тротуару.
   Легкий ветерок трепал его волосы, даря прохладу и забирая с собой тревожные мысли. Но вот солнце начало пробуждаться, пригревая своими лучами землю и прохожих, которых практически не было на улице из-за раннего времени. С сожалением вздохнув, Поттер-Цепеш скрылся в ближайшей подворотне и по теням переместился в замок его семьи, где застал отца и Миру о чем-то мирно беседующих. Влад, кинув на сына короткий взгляд, сразу же догадался, что "посиделки" с Пожирателями не прошли гладко.
   Короткий взмах рукой и вот они втроем уже сидят в кабинете князя.
   Гарольд мысленно застонал, готовясь к трудному разговору.
  - Что случилось, сын? - прозвучал в тишине голос Владыки, а взгляд темных глаз пронизывал, заглядывая в самые потайные уголки души.
  - Ничего столь важного, - попытался увильнуть Поттер, прекрасно зная, что Влада ему не провести. Вопросительно приподнятая бровь только доказывала это. - Пожиратели считают меня полным кретином, не способным разобраться с невестой, - без всяких предисловий заявил юноша. - И они правы. Я был слишком мягок с Гринграсс при нашей последней встрече.
  - Мягок, - не поверила Мира, - а разве это относится к тебе? Среди твоих качеств мягкость не числится, - серьезно заявила вампирша. - В тебе наоборот, больше жестокости, чем бы хотелось, но, надо же... мягок. Только идиот мог назвать тебя таковым.
  - Тогда уж идиоты, - фыркнул юноша. - Так считают приспешники Лорда. Бравые Пожиратели с ближнего круга, - скривился Гарольд, припоминая свой разговор с этими людьми.
  - Жалкие смертные, - брезгливо скривилась Мира. - Будь моя воля, я бы их всех осушила до капли.
  - И все же расскажи, с чего им так считать? - заговорил Влад.
  - Малфой уверен, что Гринграсс, развлекается на стороне с Ноттом, - на вопросительный взгляд Миры, Гарольд пояснил: - Это ее друг и кандидат в мужья, пока не появился я.
  - И...
  - До меня дошли слухи, что Дафна позволяет себе лишнее. Из-за этого я и отправился в Хогвартс, пару недель назад, чтобы с ней поговорить и расставить все точки над "i". Встретившись, я рассказал ей о том, что поговаривают Пожиратели у меня за спиной, в ответ же получил заверение, что все это чушь чистой воды. Причин не верить ей у меня не было, ведь магия помолвки молчала, даже не давая малейшего повода заподозрить Гринграсс в чем-то неладном. А если бы Дафна на самом деле увлеклась Ноттом, я бы об этом узнал первым, - продолжал рассказ парень. - Но все же я пригрозил ей и посоветовал держаться от Нотта на расстоянии и, если общаться, то когда этого никто не видит.
  - Разумно, - констатировала Мира.
  - И вот сегодня, Малфой осмелился открыто поднять этот вопрос.
  - Если я правильно понимаю, Малфой - советник Лорда, его правая рука, - уточнил князь.
  - Да, - кивнул Гарольд. - Напыщенный павлин с манией величия и верящий в свою неотразимость.
  - Маги все такие. Возомнили себя королями и пытаются навязать другим свое мнение, - фыркнула Мира. - Но это лишь их мнение, ничем не подтвержденное. И что же ты ответил этому смертному? Он хоть остался жив?
  - Чтобы не совал свой нос, куда не следует. И да, он цел и даже невредим, к моему величайшему сожалению, - с сожалением произнес Поттер-Цепеш.
  - Ох, это в твоем стиле.
  - У меня прям чесались руки его придушить, но, увы, договор мне этого не позволяет сделать.
  - Жаль, я бы понаблюдала за этим зрелищем. Здесь порой так скучно, а это хоть какое-то разнообразие, - пожаловалась вампирша. - В следующий раз, если вздумаешь полакомиться Малфоем, сообщи мне - я присоединюсь к пиру.
  - Если хочешь разнообразия, посети одно из сборищ Реддла с его соратниками, уверяю, там ты не заскучаешь. Этот смертный так щедро одаривает своих пресмыкал Непростительными и везде слышны стоны боли, а отчасти и крики. Я уже молчу об этой крысе... Как же его там, - Гарольд начал припоминать, - ах, точно, Петигрю. Этот маг настолько жалок, что мне противно находиться с ним в одном помещении.
  - Меня не привлекает этот смертный, - ответила та, - а вот с блондинчиком я бы поиграла.
  - Вперед, - дал карт-бланш своей наставнице Гарольд. - Заодно выбей с его головы всякую дурь.
  - Это я быстро, только вот коготки не хочется марать...
  - Тихо, - прогрохотал голос князя, задумчиво наблюдающего за перепалкой. - Я лично поговорю с семьей Гринграссов и потребую, чтобы они перевели наследницу на домашнее образование до следующего года, когда ты появишься в Хогвартсе.
  - Мне кажется это излишнее, - возразил Гарольд. - Она ничего не сделала, магия тому свидетельница. Ее оклеветал Малфой и он должен понести наказание.
  - Это понятно сын, но затронута честь рода. Мы не можем оставить это без внимания. Малфой тоже поплатится за свои слова, но позже, когда у нас будут развязаны руки.
  - Кстати об этом, Реддл очень торопится захватить Хогвартс. С его обмолвок, я понял, что Министерство Магии он уже прибрал к своим рукам, поместив на руководящие должности своих сторонников. Сейчас его цель - Хогвартс.
  - Пока в школе Дамблдор, этот смертный туда не сунется.
  - Возможно, ты прав отец, только вот Реддл упомянул, что препятствие в лице Альбуса Дамблдора скоро будет устранено. Не знаю каким образом, но говорил он уверено.
  - С этим нужно разобраться и чем скорее, тем лучше. Не люблю пребывать в неведении.
  - Владыка, а не может так выйти, что Волан-де-Морту кто-то помогает, кто-то из нас? - неожиданно заговорила Мира.
  - Ты имеешь ввиду кого-то конкретного?
  - Нет, это лишь мои ощущения.
  - Не стоит исключать такой возможности, но я уверен, что такого не произойдет. Вампиры связаны со мной, и я бы почувствовал ложь. Им нет смысла предавать меня, ведь тем самым они предадут себя.
  - Да, Мира, вряд ли кто-то на такое пойдет, - согласился с отцом Гарольд.
  - Возможно.
   На этом разговор был окончен. Влад вопрос, касаемый Дафны, оставил открытым, до того момента как переговорит с ее родителями и выслушает их мнение. Но все же вампир знал чем чреваты такие слухи и склонялся к тому, чтобы обезопасить свою семью. Лучшим решением будет отправить наследницу Гринграссов на домашнее образование или перевести в Шармбатон.
  - Владыка, - нарушила затянувшуюся паузу Мира, - ситуация сложная.
  - Сложная, - согласился Влад. - Я не думаю, что Малфой такой уж дурак, готовый подставить свою голову под нож, лишь бы выделиться. Его кто-то заставил распустить слухи и привлечь мое внимание. Кому-то нужна наша вражда, только вот не ясно для чего.
  - Я тоже не считаю, что Люциус Малфой действовал по своей инициативе. Он - политик, а политики привыкли просчитывать свои шаги на несколько вперед. Просто так Малфой не станет подставляться, ведь знает, что вампирам ему нечем противостоять.
  - Здесь не обошлось без Волан-де-Морта.
  - Он хочет развязать войну? - уточнила женщина.
  - Да. Пытается вывести моего сына, как самого неопытного и слабого среди нас, на конфликт. Заставить нанести первым удар, чтобы договор был нарушен, при том нарушен по нашей вине.
  - Гарольд не так уж и слаб, - возразила Мира.
  - Чтобы мы не пытались говорить, он - ребенок, и этим все сказано. Да, мой сын куда одаренней смертных в его возрасте, как физически, так и интеллектуально. Тут наша заслуга и заслуга его учителей, но Гарольд не политик. Ему пока не понять каково это, вариться в этом котле лжи... Его легко обмануть, на это Волан-де-Морт и рассчитывает.
  - Ваш сын очень одарен, зря вы преуменьшаете его заслуги.
  - Ни в коем разе. Я в некотором роде восхищаюсь Гарольдом, за его целеустремленность, решительность и силу воли. Не каждый сможет пережить то, что пережил он и остаться таким же.
  - Его сердце кажется на первый взгляд ожесточенным, но это только защита. Я горжусь тем, что он мой сын и будь у меня выбор что-то изменить, я бы оставил все как есть, - прозвучали слова полные торжества. - Сама Судьба свела нас вместе, и я умру, но ему не позволю превратиться в чью-то пешку на доске двух гроссмейстеров.
  - Дамблдора и Волан-де-Морта
  - Да. Он нужен им обоим, только каждому для разных целей.
  - Тогда зачем вы позволили ему отправиться в Хогвартс. Это опасно.
  - Тебе ли не знать, какой Гарольд упрямый, - фыркнул Влад. - Это он перенял от меня.
  - Да, - кивнула Мира. - Маленький демоненок.
   В помещение вновь повисло молчание.
  - А что вы думаете о новом увлечение юного князя?
  - Гарольду шестнадцать и в его жизни будет еще столько этих увлечений. Его не привлекает Флер Делакур, как девушка, а влечёт аромат и вкус ее крови. Такой себе сорт вина, которым хочется и хочется наслаждаться. Но даже он когда-то надоест и захочется попробовать что-то иное.
  - Значит, это ерунда...
  - Я этого не говорил. Мисс Делакур прекрасно впишется в нашу семью, как недостающее звено. Наравне с Дафной Гринграсс она станет его супругой, если мой план сработает.
  - Вы хотите создать триаду? - удивилась Мира.
  - Пора возродить древние традиции.
  - Боюсь, Гарольду не понравится это, - уверенно произнесла Мира.
  - Может сперва и нет, а затем он поймет, что так будет правильно. Дафна Гринграсс как лед, а Флер Делакур - пламя, они будут уравновешивать друг друга и дадут моему сыну все то, что нужно ему. И не стоит забывать, что увлекся Делакур он как раз кстати.
  - Опасаетесь, что Валентина так и не покинула свои замыслы.
  - Нет, эта вампирша не так проста. Она будет любыми путями добиваться своего и единственное, что стоит у нее на пути - это я.
  - Она может попытаться вас убить.
  - Попытаться-то попытается, но я тоже не ангел - сидеть, сложа руки, не буду.
  - Вы сослали ее подальше.
  - Сослал, - подтвердил Влад, - но это ее не остановит.
  - Тогда не проще ее убить?
  - Нет. Гарольд не дурак, он сразу поймет, кто стоит за ее смертью.
  - И что же вы намерены предпринять, милорд? - Мира с азартом во взгляде смотрела на господина. Она недолюбливала Валентину, за то, что та претендовала на то, что принадлежит ей - Гарольда. Мира сразу привязалась к малышу с ярко-изумрудными глазами и в некой мере попыталась заменить ему мать. А тут появилась эта выскочка и попыталась отнять Гарольда, завладела всем его вниманием и пробралась в сердце...
  - Не я, Мира, - мы, - хмыкнул Влад.
  - Будь моя воля, я бы придушила эту вампиршу и списала все на несчастный случай. Скажем, попала в осаду или кому-то опасному перешла дорогу.
  
  ***
  
   После прибытия в родительский дом, Флер рассказала родителям о ссоре с Биллом, а вот о новом знакомом умолчала. Почему? На этот вопрос вейла не могла ответить, просто ей показалось это правильным. Родители вряд ли обрадуются, узнав, что их старшая дочь позволила укусить себя, хотя ее никто и не спрашивал.
  "Зачем ты хоть себе врешь, - прозвучал полный ехидства внутренний голос. - Ты сама этого хотела и не против повторить". И это была правда, Флер хотела вновь оказаться в той комнате, на той кровати с вампиром. Почувствовать его губы на своих, ощутить прохладу дыхания... Зачем себе врать, девушка жаждала встречи, только вот не могла решиться воспользоваться кольцом. Она читала о Гарольде Цепеше в "Пророке" и знала, что у него есть невеста, а значит между ними ничего не может быть. Только сердцу не прикажешь.
  - Милая, как ты себя чувствуешь? - в комнату вошла Апполина Делакур.
  - Хорошо, мам.
  - Ты целыми днями сидишь в своей комнате. Никуда не выходишь и ни с кем не общаешься.
  - У меня на самом деле все хорошо, - и это была правда. Рядом с Биллом и его семьей вейла чувствовала себя сжатой, ей приходилось соответствовать их стандартам, здесь же она чувствовала себя свободной. Даже дышать становилось легче.
  - Надеюсь, это правда, - женщина внимательно смотрела на свое дитя. И тут Флер решилась.
  - Мам, а что бы ты сказала, если бы я связалась с плохим... человеком, - на последнем слове она запнулась. - Нет, он не маньяк или что-то подобное. Он... он на стороне Темного лорда.
  - Ох, милая, - женщина вздохнула. - Если бы ты была с ним действительно счастлива, мы бы с твоим отцом приняли твой выбор. Твое счастье для нас на первом месте, важнее всяких предрассудков.
  - Спасибо, - вейла в порыве чувств обняла мать.
  - Но будь осторожна, не открывай свое сердце, покуда не будешь уверена в ответных чувствах.
  - Я знаю, мама.
   Женщина ушла, оставляя Флер наедине со своими мыслями. Слова Апполины наполнили ее сердце теплом и заставили поверить в то, что не все так плохо. Родители примут ее выбор, каким бы он не был, и не осудят. Сжав в ладонях кольцо, француженка произнесла имя Цепеша и затаила дыхание в ожидании.
   Минута-вторая, ничего не происходило и Флер уже успела приуныть, но стоило противоречивым мыслям закрасться в ее голову, как посреди комнаты появилась воронка из чистейшей Тьмы. Секунда, и из нее вышел Гарольд.
  - Звала? - юноша слегка улыбнулся ей, от чего сердце Делакур пропустило удар.
  - Да, - едва уловимый шепот. - Хочешь? - пальчики с аккуратным маникюром заскользили по шее, оголяя ее. Гарольду дважды предлагать не пришлось, он без лишних слов подошел к застывшей в ожидании Флер и провел ладонью по ее телу, заставляя задрожать. Губы тем временем склонились к шее, целуя бьющуюся венку на ней, а секундой спустя в нее погрузились острые клыки.
  Глава 15
   Насытившись, Гарольд провел языком по ранкам, отстраняясь.
  - Вкусная, как всегда, - хмыкнул парень. Сама же Флер не отрывала взгляда от его губ, на которых виднелись капельки крови. Ей хотелось прикоснуться, почувствовать их вкус и Гарольд, словно прочитав ее мысли, воплотил ее желание.
   Поцелуй, как и в прошлый раз, был полон похоти и страсти, никакой нежности, лишь животные инстинкты и Делакур это чертовски нравилось. Именно этого ей не хватало с Биллом. Хотелось вместо нежности почувствовать себя добычей и отдаться на волю хищнику, позволяя тому делать все, что он хочет. Девушка, не стесняясь, отвечала на поцелуи, позволяя чужому языку хозяйствовать у себя во рту, а рукам струиться по телу, задевая самые чувствительные точки, заставляя дрожать.
  - Я могу к этому привыкнуть, - простонала француженка, когда поцелуй был прерван.
  - Я тоже, - ответный шепот. - У тебя мило, - окинув взглядом помещение, произнес Гарольд и с удобством уместился на кровати, притягивая к себе девушку. Та и не подумала возражать, только потеснее прижалась к хищнику, вдыхая аромат его парфюма.
  - Ой, а как ты попал сюда? - вдруг спросила она. - Здесь же стоит родовая защита.
  - Флер, ты забываешь, кто я, - засмеялся парень. - Для вампиров не существует преград.
  - Ты можешь попасть куда угодно? - уточнила Делакур, в голове которой начал созревать план.
  - Практически, - последовал ответ. - На самом деле я не проверял, но, как отец говорил, для вампира не существует преград. Исходя из этого, по Теням я могу попасть в любое место.
  - Вау, - восхитилась Флер. - Наверное, классно быть вампиром.
  - Так же как и вейлой.
  - Эй, я лишь на четверть вейла, - запротестовала Флер.
  - Я тоже не полноценный вампир.
  - Как это? Я и не знала, что можно быть полувампиром.
  - Грустная история на самом деле. Ритуал усыновления, что провел мой отец, сработал не совсем так, как нужно, делая меня в то же время и ни вампиром, и ни человеком. Чем-то средним, между этими двумя видами, - грустная улыбка.
  - А тебе бы не хотелось что-то изменить в своей жизни? Возможно, прожить ее иначе...
   Поттер задумался. Ответа на этот вопрос он не знал. Может глубоко в душе ему хотелось увидеть биологических родителей, но все это лишь иллюзия. Влад заменил ему обоих родителей, стал тем отцом, которым можно гордиться. К которому в трудную минуту можно обратиться за советом, помощью и с которым Гарольд делил радости и печали...
  - Нет, не хотел.
  - А я бы хотела... - во взгляде появилась грусть.
  - И что же?
  - Хотела бы никогда не встречаться с Биллом Уизли. Он - плохой человек! - решительно заявила француженка, слегка съёжившись.
  - Он плохо с тобой обошелся, поэтому твоя злость понятна. Время лечит и скоро ты забудешь о нем. Живи дальше, не зацикливаясь на прошлом.
  - А какое у тебя прошлое? В твоей жизни была или есть девушка, ради которой ты готов на безумства? - Флер вопросительно смотрела на вампира.
  - До недавнего времени я так считал, а потом что-то изменилось.
  - Ты ее любил?
  - Мне так казалось, - задумчивый ответ. - А теперь я понимаю, что это была влюбленность, а потом привычка. Нам было удобно вместе.
  - А почему вы разошлись?
  - Обстоятельства так сложились.
  - Это ты о своей помолвке с Дафной Гринграсс, - с грустью произнесла Флер.
  - У меня есть обязанности перед человеческим родом, - простой ответ. - Дафна моя будущая супруга, к которой я отношусь с уважением, но между нами нет даже симпатии.
   Гарольд и сам не знал, почему рассказывает это все. Ему было легко с Флер, та понимала его без слов, а еще умела слушать, как никто другой. Не задавала глупых вопросов и не устраивала истерик, понимала без слов, то, что не было озвучено.
  - Должно быть это сложно - жениться на той кого не любишь.
  - Любовь уходит, а обязанности остаются.
  - А ты бы хотел иначе?
   Поттер-Цепеш задумался.
  - Да, - наконец-то заговорил он. Флер только открыла было рот, чтобы что-то ответить, как в дверь постучались и через секунду она открылась.
  - Милая, к тебе пришли, - проговорила миссис Делакур. Флер ошарашенно осмотрелась по сторонам и с облегчением отметила, что Цепеша нигде не видно. Видимо, тот успел вовремя скрыться.
  - Кто?
  - Билл, - одно слово, что заставило девушку скривится, словно от головной боли.
  - Передай ему, чтобы уходил. Я не желаю его видеть!
  - Милая...
  - Нет, мама, я не хочу его видеть. Мне безразлично, что он скажет. Пусть уходит.
  - Хорошо, - не стала спорить женщина. - Флер, Билл выглядит разбитым, он очень сожалеет о вашей разлуке, о чем мне с твоим отцом сообщил.
  - А я - нет, - решительно заявила француженка. - Ему нужно научиться отвечать за свои поступки, а не бежать от проблем. Когда ему было удобно, он меня бросил, не став даже заступаться перед своей семьей, которая щедро поливала меня грязью, а теперь явился, - презрительное фырканье. - Пусть уходит, отныне с этим человеком я не хочу иметь ничего общего. И я ему уже все сказала при нашей последней встрече.
  - Флер, - Апполина была шокирована словами дочери, - мы с отцом всегда учили тебя быть справедливой и уметь прощать. И что же сейчас я вижу. Вы же столько пережили вместе, к свадьбе готовились, а это говорит о том, что у вас есть чувства друг к другу.
  - Мама, Билл чуть ли не разрушил мою жизнь. И... у меня уже есть кто-то, - на последних словах Флер слегка покраснела. - И он, куда лучше Билла и всего его семейства вместе взятого. Я все решила для себя и менять ничего не намерена, а вы с отцом должны принять мой выбор, если желаете мне счастья.
  - Это ты о своем новом знакомом, что на стороне Темного лорда, - догадалась женщина.
  - Да, - последовал ответ.
  - Нам с отцом хотелось бы познакомиться с ним. Пригласи этого молодого человека к нам на ужин, - предложила Апполина. Сама же Флер задумалась. Она не была уверена, что это хорошая идея: пригласить Гарольда на ужин, ведь родители нападут на него с вопросами и, докопавшись до того, что он помолвлен с наследницей Гринграссов, попытаются вмешаться. Заявят, что Цепеш не подходящая партия и вообще он без пяти минут женат, а самой Флер ничего не светит, ведь помолвка магическая, а значит, ее невозможно расторгнуть. И будут правы, только вот девушка отличалась упрямством и просто так не собиралась сдаваться. Ей было уютно рядом с Гарольдом и, кто бы что не говорил, она не упустит свой шанс. Притом не стоит забывать, что вампир не пускает на нее слюни из-за магии вейлы, как большинство мужчин, а еще он... такой таинственный. Эта таинственность манила Флер, словно мотылька на свет, заставляя сердце отстукивать бешеный ритм. Флер жаждала неизвестности... Жаждала почувствовать себя жертвой в сильных руках хищника...
  - Флер, - из мыслей девушку вырвал взволнованный голос матери.
  - Я подумаю, - ушла от прямого ответа.
  - Подумай, - изучающий взгляд. - Я скажу Биллу, что ты не хочешь с ним говорить.
  - Скажи, чтобы он не приходил больше сюда. Этим он ничего не добьется, кроме моего гнева.
  - Скажу. Но вам все равно придется встречаться в Гринготтсе. Вы же работаете вместе и может столкнуться в каком-то коридоре.
  - Не столкнемся, - заявила Флер. - Я попрошу перевести меня в другое отделение банка, а если не получится - уволюсь. Нет, я бы могла остаться и попытаться игнорировать Билла, но боюсь он не оставит меня в покое, чтобы я ни говорила и ни делала.
  - Поступай, как считаешь нужным. Ты взрослая девушка.
  - Спасибо, мам, - искренняя улыбка, - вы с папой самые лучшие.
   Стоило женщине закрыть дверь, как Флер с надеждой осмотрелась по сторонам, но Гарольда Цепеша нигде не было видно. Печальная улыбка появилась на лице француженки.
  - Не меня ищешь? - раздался насмешливый голос.
  - Я думала, ты ушел, - в голосе прозвучала радость.
  - Ушел, но, как видишь, вернулся.
  - И я этому очень рада, - щеки вновь покрылись румянцем. - Ты слышал разговор?
  - Да, - не стал отпираться Гарольд, - был польщен, тем, что ты считаешь меня кем-то важным.
  - В этом нет ничего удивительного, ведь ты спас меня от оборотней.
  - Только поэтому я важен для тебя? - насмешливый ответ.
  - Ну... - пауза, - еще ты интересный собеседник и загадка, которую я хочу разгадать.
  - Попробуй, - фыркнул вампир. - А я понаблюдаю за этим.
  - Ты всегда такой?
  - Какой?
  - Саркастичный?
  - Нет, иногда я бываю эгоистичным и самоуверенным.
  - Что бы ты не говорил, я верю, что все это лишь маска и на самом деле ты куда лучше, чем хочешь казаться. Ведь не зря ты спас меня и теперь продолжаешь общаться.
  - А тебе не приходило в голову, что мне просто стало скучно?
  - Нет, - уверенно заявила Делакур. - Ты проводишь со мной время, рассказываешь что-то из прошлого и выслушиваешь мои истории. И все это не из-за банальной скуки.
  - Допустим, - взгляд изумрудных глаз смотрел в саму душу.
   В комнате повисло молчание.
  - Я хочу мороженого, - неожиданно заявила вейла.
  - Прямо сейчас?
  - А почему бы и нет. Ты перекусил, - пальчики заскользили по обнаженной шее, - я тоже хочу чего-то вкусненького, - коварная улыбка.
  - Ладно, - согласился парень и, приобняв Флер, перенес их в одно местечко в Париже. Миленький ресторанчик, расположенный в живописном месте и с окон которого открывался вид на башню, что сияла сейчас разноцветными огнями, маня к себе взгляды.
  - Здесь красиво, - заявила вейла, когда их проводили к столику.
  - Самое то для первого свидания, - хоть в голосе и слышалось веселье, взгляд оставался серьезным. Под этим взглядом Флер поерзала на месте, не зная, что стоит ответить.
  - Так это свидание?
  - Ты ж так считаешь, - прямой ответ.
  - Эй, ты что, читаешь мои мысли?! - девушка была возмущена этим фактом.
  - И не только мысли...
  - А что еще? - Делакур была насторожена.
  - Еще рано для этого. Я скажу тебе позже.
  - Ладно, - согласилась вейла, рассматривая блюда, что ей принесла официантка. Разговор был прерван, покуда миловидная девушка расставляла тарелки и наливала в бокалы вино.
  - Расскажи что-то о себе? - попросила Флер.
  - Что бы ты хотела узнать? - ответил вопросом на вопрос вампир.
  - Какие у тебя планы на будущее?
  - Я планирую поступить в Хогвартс, - безразличный ответ.
  - Поближе к невесте?
  - Нет, - отмахнулся Гарольд. - У меня там дела, которые никак не связаны с Дафной.
  - А как же налаживать отношения, - невооруженным взглядом было видно, что Флер волнует эта тема. Только вот Гарольд не видит смысла ее развивать.
  - Флер, если ты хочешь что-то узнать, задай прямо вопрос. Не нужно всего этого, - неопределенный жест рукою.
  - Хорошо. Что ты думаешь обо мне? - Делакур с трепетом ожидала ответа.
  - Ты мне интересна, - задумчиво произнес Поттер.
  - Как собеседница или как девушка? - уточнила вейла.
  - Если бы ты была мне не интересна как девушка, я бы тебя не целовал. Логично?
  - Да, - ответила девушка, губы которой дрогнули в улыбке.
  - А ты видишь меня в своем будущем?
   Цепеш задумался. Флер его интересовала как девушка и в этом нет ничего удивительного ведь она, несомненно, красивая, образованная и хорошая собеседница. Вопрос в том: готов ли он к серьезным отношениям? Да и не стоит забывать о Дафне...
  - Флер, я не знаю, что будет через месяц или год, но сейчас ты мне интересна. Я провожу с тобой свое время, узнаю тебя получше, а там время покажет. Такой ответ тебя устроит?
  - Да, - улыбнулась Делакур. - Пойдем, прогуляемся по городу?
  - Идем, - оплатив счет и оставив щедрые чаевые, Гарольд в обществе вейлы покинул ресторан. - Куда теперь ты хочешь пойти?
  - Раз это наше первое свидание, то пойдем... покатаемся на Колесе Обозрения, - мечтательный взгляд в сторону сооружения, сверкающего разноцветными огнями.
  - Романтика, - заявил Поттер и они двинулись в указанное направление.
  - Это будет мой первый раз, - призналась Флер. - А еще я боюсь высоты, - засмущалась француженка.
  - Чего же тогда хочешь прокатился?
  - Хм, хочу, чтобы мой первый раз был с тобой, - Делакур смутилась из-за того что фраза прозвучала так двусмысленно. С Гарольдом она вообще вела себя странно, стеснялась и краснела, хоть раньше это за ней не водилось. Будучи красавицей, она привыкла к мужскому вниманию, но сейчас все было иначе. Флер самой хотелось добиться расположения вампира, который вел себя с ней отстраненно. Взяв себя в руки, девушка твердым взглядом посмотрела на парня. - Рядом с тобой я чувствую себя в безопасности, ведь ты не дашь мне упасть... Да и давно пора преодолеть свой страх.
  - Похвально. И к слову, это мой тоже первый раз, - на вопросительный взгляд вампир пояснил, - Раньше как-то не доводилось.
  Глава 16
  - Вау, это было потрясающе, - с безумным блеском во взгляде воскликнула Флер, держась за руку вампира. - Я даже представить себе не могла, что все будет настолько волнующе. Это чувство свободы будоражит, заставляя кровь струиться по венам с удвоенной скоростью, а сердце замирать.
  - Видимо, тебе и в самом деле понравилось, - хмыкнул Гарольд. - Даже несмотря на то, что ты все время тряслась от страха, вцепившись в меня мертвой хваткой.
  - Не преувеличивай, - насупилась вейла.
  - И не думал преувеличивать. Ты вцепилась в меня с первой секунды, как мы оказались на этом аттракционе и не отпустила до сих пор, хотя заметь - мы уже минут как десять стоим на твердой поверхности.
  - А ты не думал о том, что мне просто нравится к тебе прикасаться, - фыркнула Делакур, лукаво смотря на Цепеша. - Вот я и вцепилась в тебя, чтобы ты никуда не сбежал.
   Раздался негромкий смех юноши, заставляющий прохожих с интересом покоситься в их сторону. Хотя здешние магглы во время всего вечера и так поглядывали на пару, восхищаясь красотой Флер, которая не сочла сегодня нужным сдерживать свою магию. Да и зачем? Гарольд никак не реагировал на специфическую магию вейлы, заставляющую большинство мужчин терять голову и чуть ли не пускать слюни, ее поток он словно не ощущал. Но, несмотря на все это ни один представитель сильного пола сегодня не осмелился подойти к Делакур, их что-то словно удерживало. Точнее не что-то, а кто-то - Гарольд. От вампира исходил холод, что отталкивал прохожих, вызывал у них на подсознательном уровне страх и чувство опасности, исходящие от странного юноши.
  - Что ты смеешься? - возмутилась Делакур, с притворным гневом смотря на вампира. Тот в ответ засмеялся еще сильнее, от чего вейла не выдержала - раздался ее мелодичный смех, напоминающий перезвон колокольчиков. Цепеш перестал смеяться и нечитаемым взглядом посмотрел на француженку.
  - Мне нравится твоя улыбка, - голос был серьезным, - она такая живая.
   Щеки девушки покраснели, что не укрылось от внимания вампира, а от нее самой повеяло жаром.
  - А ты редко улыбаешься и, даже если делаешь это, улыбка не трогает твои глаза. Они всегда такие холодные, - Делакур поежилась, - неживые.
  - Вампиры по своей сути и являются ходячими мертвецами, - со смешком изрек Гарольд. - Так что, в моем случае все логично.
  - Но ты же не совсем вампир, - топнула ножкой вейла.
  - Да, - согласился парень. - Но во мне все же больше от вампиров, чем человеческого. Из-за этого мои глаза и выглядят пустыми... неживыми. Твои наоборот - полны эмоций, что и тянет меня к тебе.
  - Ух, тебе что, нравятся лишь мои глаза? - притворно обиделась девушка.
  - Не только, еще у тебя вкусная кровь, - парировал Гарольд, обнимая вейлу.
  - Эй, я чувствую себя едой, - в голосе звучали веселые нотки, от чего было понятно, что Флер на самом деле так не считает.
  - А еще улыбка, - продолжил Поттер, - но кровь вне всяких сомнений, - и, не давая француженке что-то возразить, впился в ее губы поцелуем. Язык парня проскользнул внутрь, исследуя глубины и заставляя Флер дрожать от желания.
   Несколько минут они стояли, целуясь, пока Гарольд не отстранился, давая девушке доступ к воздуху, ему самому этого не требовалось. Дыхание Делакур было рваным, словно она пробежала кросс в километр, взгляд полон похоти, направленной на Гарольда.
  - Ты издеваешься надо мной, - заявила Флер, немного отдышавшись.
  - Почему? - вопрос был задан для порядка. Вампир и сам знал, что балансирует на грани, щекоча нервы вейлы и доводя ее до пика возбуждения, а затем отступая.
  - Ты еще спрашиваешь! Гарольд Цепеш, вы нахал, - категорично заявила собеседница. - Как я только могла с тобой связаться, - в голосе звучало веселье.
  - Со мной никогда не скучно, а еще я чертовски обаятелен, - в тон девушке ответил Поттер, ухмыляясь. - А возможно, причина в том, что во мне столько тьмы, что она притягивает тебя. Это как запретный плод...
  - О да, - хихикнула Делакур. - Запретный плод, который я хочу попробовать.
   Щеки девушки покраснели от осознания того, как двусмысленно прозвучала последняя фраза, но она продолжала уверено смотреть в изумрудные глаза. Как ей показалось, они стали еще ярче, словно светились изнутри.
  - А не боишься? - вопрос был задан без всякого намека на веселье.
  - Нет, - заявила после нескольких секунд, не больше десяти, раздумьев, француженка. - Я готова рискнуть.
  - Даже собственной жизнью?
  - Даже ею, - уверенные слова.
  - Нам пора, - неожиданно заявил Гарольд, привлекая Флер к себе. - Держись крепче, а то потеряешься в тенях.
  - Но ты же не позволил бы этому произойти? - но все же потеснее прижалась к вампиру, обвивая его шею руками.
   Слова остались без ответа, и вот весь мир перед глазами заволокла тьма, а когда она развеялась, Флер поняла, что находится в своей комнате, вот только Гарольда рядом не было. Но подумать об этом она не успела - внизу раздались крики, и девушка поспешила узнать что произошло. Сбежав по лестнице, она оказалась в холе, заполненном магами в черных мантииях и с капюшонами, скрывающими их лица. В самом центре помещения на полу лежал ее отец связанный магическими путами по рукам и ногам, а немного в стороне прижимая к себе Габриэль стояла Апполина и со слезами на глазах умоляла не трогать ее семью.
  - Пожалуйста, нет, - кричала женщина. - Берите что хотите, только не трогайте мою дочь! Она же еще совсем ребенок!
  - Замолчи, - раздался грубый мужской голос. - Мы предупреждали твоего муженька, что не стоит вставать у нас на пути. Но он не послушал. Возьмите девчонку, - приказал маг, кивая на Габриэль, и тут Флер не выдержала и выбежала со своего укрытия, указывая волшебной палочкой на врагов.
  - Не трогайте мою сестру! - закричала Флер.
  - Хватайте эту мерзавку, - прозвучал приказ, но прежде чем кто-то успел приблизиться к вейле, раздался душераздирающий крик, а через секунду у ног испуганной Флер повалилось обезглавленное тело.
   Никто, кроме главаря, не заметил как со второго этажа метнулось две тени, одна из которых в последствие приняла очертание Гарольда Цепеша-Поттера, вторая же так и осталась неопознанной.
  - Уходи, Цепеш, - раздался полный бешенства голос. - Это наше дело и ты не вправе вмешиваться.
  - Нет, - и только сейчас Флер заметила, что около нее стоит Гарольд с окровавленным мечом в руке.
   Инстинктивно пододвинувшись к вампиру поближе, девушка даже не обратила внимания на взгляд матери, брошенный в ее сторону. Ее мало волновало, что Гарольд несколько секунд назад убил человека, да не просто убил, а отсек ему голову. Главное - он пришел, чтобы защитить ее от этих бандитов, у которых счеты с ее отцом.
   Вампир, лицо которого скрывал капюшон, посмотрел на Флер, а затем его взгляд вновь вернулся к сыну Влада. Лицо перекосилось, и мужчина с такой силой сжал кулаки, от чего когти впились в кожу, раздирая ее. Именно эта боль отрезвила вампира, не давая ему совершить непоправимое - напасть на наследника князя.
  - Неужели это твоя очередная пассия? - презрительный кивок в сторону Флер. - Смертная, до чего же ты низко пал... Променял мою сестру на эту простушку.
  - Не тебе говорить мне, о том, что правильно, а что нет, - отчеканил Гарольд, обращаясь к незнакомцу, который был главным в этой группе. - И что ты здесь делаешь? Отец не мог дать тебе указание убить этих людей.
  - Не будь так уверен, мальчишка, - холодный смех. - Но ты прав - здесь я как наемник.
  - И каково задание? - Гарольду все больше не нравилось происходящее.
  - Мальчишка, какой смысл мне говорить тебе? - в голосе прозвучало ехидство. - Хотя мы можем поторговаться. Тебе нужна информация, а мне одна вещица, что ты мог бы мне дать.
  - И?
  - Перстень Хроноса, - взгляд Поттера похолодел, рука сильнее сжала рукоятку меча. Подобный артефакт работал наподобие маховика времени магов, только являлся куда сильнее и в ненадлежащих руках мог нанести огромный урон.
  - Нет. Эта вещь никогда не попадет тебе в руки.
  - Тогда и ты не узнаешь, кто нанял меня. Уходим, - последнее слово адресовывалось его соратникам. - А для тебя, Делакур, это было последнее предупреждение. Если не сделаешь так, как я сказал, то поплатишься своей жизнью и жизнью своей семьи. Подумай над этим, - с этими словами вампир исчез в облаке тьмы, а его сопровождающие аппарировали.
  - Кто бы ты ни был, я отомщу за смерть Кайла, - прогремел голос последнего. Склонившись, он поднял с земли тело убитого Гарольдом человека и исчез в вихре аппарации. Это послужило сигналом для Апполины. Выхватив свою волшебную палочку, она указала ее кончиком в сторону Цепеша.
  - Мама, - воскликнула вейла, преграждая путь, - Гарольд спас нас.
  - Он - вампир! От таких стоит держаться подальше, если не хочешь поплатиться жизнью. Они убивают без колебаний, не испытывая угрызений совести. Отойди от него, Флер, - приказала женщина. В ее глазах появились красные прожилки, а в ладони вспыхнул огненный шар.
  - Нет, - Делакур не сдвинулась с места. - Он спас мне жизнь и я не позволю тебе ему навредить, - девушка решительно смотрела на мать.
   Дальше все произошло настолько быстро, что Флер даже не успела и глазом моргнуть, как оказалась возле Габриэль, а между Гарольдом и ее матерью завязалась дуэль.
   Огненные шары срывались с ладоней Апполины и с невероятной скоростью неслись в сторону вампира, с намерением поразить его, но ни один не достиг своей цели. Цепеш крутился на месте, уходя от "снарядов" и демонстрируя свою отменную физическую форму. Нападать юный вампир не спешил.
  - Вам не победить меня, - раздался его холодный голос. - И не испытывайте мое терпение, оно у меня небезграничное.
  - Ваша раса питает слабость к крови вейл. Из-за этого сотни ни в чем не повинных вейл, что вы держите в заточении, вынуждены выполнять ваши прихоти и потакать грязным желаниям.
   В ответ Гарольд презрительно фыркнул. То, что говорила мать Флер, являлось абсурдом. Вампиры не держали в своих подземельях существ огня, вынуждая, делить с ними постель и делиться кровью. Если подобное и происходило, то лишь добровольно.
  - Ложь!
  - Так, мне это надоело, - взмах рукой и взгляд женщины заволокла тьма. Слегка покачнувшись, она плавно, поддерживаемая магией осела на пол. - До чего смертные бывают порой утомительны, - задумчиво изрек Гарольд, переводя взгляд на Флер, пытающуюся привести отца в чувства.
  - Она...
  - Спит, - ответил на не озвученный вопрос Цепеш.
  - Мне очень жаль, что все так вышло, - с болью во взгляде заговорила Флер. - Мама не должна была нападать на тебя и говорить все это...
  - Ничего, я ожидал чего-то подобного, - отмахнулся Гарольд. - Помочь? - кивок на бессознательное тело Жана Делакура.
  - Да. Он не хочет приходить в себя, и даже магия не помогает.
  - Это из-за зелья, которым опоили твоего отца, - заявил вампир принюхиваясь. - Довольно специфическое, нужно признать, - и не дав Флер возразить, с силой надавил мужчине на грудь. Делакур дернулся и закашлялся, выплевывая черную жижу.
  - Папа, - девушка присела около отца, - как ты себя чувствуешь?
  - Все в порядке милая, - заверил дочь Жан. - С тобой и Габриэль все хорошо?
  - Да, Габби потеряла создание, а так все нормально. Мне эти люди ничего не успели сделать, поскольку вовремя появился Гарольд, - кивок на вампира, что отошел в сторону.
  - Спасибо, молодой человек, я у вас в долгу, - прокашлявшись, произнес Жан.
   Поттер лишь кивнул, ничего не говоря.
  - Пап, это Гарольд Цепеш, он мой... - вейла замялась.
  - ...Друг, - подсказал Гарольд.
   Жан внимательно посмотрел на дочь, щеки которой пылали румянцем, но комментировать ничего не стал.
  - Рад с вами ознакомится, мистер Цепеш.
  - Я тоже, - ответил Гарольд. - Моя помощь вам больше не нужна, так что я вас покину...
  - Нет, - раньше, чем успел даже договорить парень, воскликнула Флер. - Ты во второй раз спас мне жизнь и не заслуживаешь такого отношения. Моя мама должна извиниться, за то, что напала на тебя.
  - Напала? - Жан был насторожен.
  - Да... Гарольд - вампир, и мама напала на него, обвиняя в гнусностях.
  - О, - единственное, что смог выговорить мужчина. - Благодарю вас за спасение жизни моей семьи и приношу извинение за слова своей супруги. Она очень эмоциональная женщина и наговорила вам гадостей не со зла.
  - Я все понимаю, мистер Делакур, и не держу на вашу супругу зла. Но все же не стоит судить всех по одному представителю моей расы. О некоторых вейлах я тоже слышал не самое лучшее, но не заявляю что все таковы.
  - Еще раз извиняюсь за сказанное. Если вы не возражаете, то я бы хотел пригласить вас к нам завтра на ужин.
  - Соглашайся, - попросила Флер.
  - Ладно, - с неохотой ответил Гарольд. - А сейчас мне пора, - никто даже не успел моргнуть, как Гарольд исчез во Тьме.
  Глава 17
   Семья Делакур, за исключением младшей дочери, собралась в кабинете Главы рода. Сам Жан сидел в кресле и внимательно смотрел на взволнованную жену, наматывающую круги около камина. В то время как их старшая дочь разместилась на диванчике у окна и наблюдала за происходящим, не проронив за весь разговор ни слова.
  - Апполина, успокойся, - произнес мужчина, у которого уже в глазах двоилось из-за мельтешения жены.
  - Как я могу успокоиться?! На наш дом напали и угрожали мне и моим дочерям... Это же... варварство! - бушевала женщина. - У меня просто нет слов, чтобы передать все то, что я в тот момент испытала. Жан, а если бы они что-то сделали Флер или, не дай Мерлин, Габриэль. Она же еще совсем дитя...
  - Я сообщил о произошедшем министру и он прислал авроров, что будут дежурить снаружи, покуда преступники не будут пойманы. Тебе нечего боятся, - уверил жену Жан. - Защита восстановлена, и нет причин для беспокойства.
  - Тебе удалось выяснить, кто это были?
  - Нет, но у меня есть догадки. У некоторых Министерских шишек на меня зуб. Многие не довольны теми законами, что внес министр с моей подачи.
  - Возможно, они и учинили нападение, - согласилась женщина.
   На несколько минут повисло молчание, нарушаемое лишь треском огня в камине.
  - Флер, расскажи нам о своем друге, - обратился Жан к дочери. - Возможно, он сможет нам помочь с личностями нападающих.
  - Он - вампир, - словно этим все сказано ответила вейла и не сочла нужным продолжать. - Касательно помощи - не уверена, что после произошедшего он вообще захочет со мной общаться, не говоря уже о том, чтобы помогать.
  - А где вы с ним познакомились? - не отставал Жан, которому было интересно узнать как можно больше о Гарольде Цепеше и выяснить какие Флер связывают с ним отношения. Что это простая дружба, мужчина сомневался, ведь не был слепым и видел какие взгляды старшая дочь бросала на этого юношу.
  - Он спас меня от оборотней.
  - Когда это произошло и почему я об этом узнаю только сейчас? - воскликнула леди Делакур, замирая на месте. - Флер, почему ты не рассказала нам?
  - Я знаю, как ты относишься к вампирам, вот и промолчала.
  - Милая, твою бабушку эти мертвецы месяц продержали в своем замке и мое отношение к этим существам вполне оправданное.
  - Мам, но не все вампиры такие. Гарольд... он другой.
  - Он - Цепеш, сын монстра.
  - Нет, я в это не верю. Он дважды спас мне жизнь и помог сегодня вам. Не окажись он рядом, нас бы всех постигла ужасная участь. Будь он монстром, зачем ему это делать?
  - Я не знаю милая, но вампиры очень коварные. Держись от него подальше...
  - Нет, - заявила Флер. - Он не причинит мне вреда.
  - Флер, даже забыв на несколько минут, что он вампир, я все равно против вашей дружбы или, не дай Мерлин, отношений. У него есть невеста, как написано в "Пророке", некая Дафна Гринграсс.
   Апполина не была глупой женщиной поэтому, сложив два плюс два, выяснила, что Гарольд Цепеш и есть Гарольд Цепеш-Поттер, потерянный Герой. Именно о нем говорилось в "Пророке", в основном о его помолвке с наследницей Гринграссов. Только там и слова не говорилось о том, что Поттер является вампиром, а упоминалось лишь то, что он - ребенок, победивший в годовалом возрасте Темного лорда, который все это время жил за границей. Где - точно не упоминалось, но говорилось что это для его безопасности.
  - Ну и что, - упрямилась вейла. - Это же не означает, что он не должен общаться с другими девушками, - слова матери больно кольнули, но француженка попыталась не обращать на это внимания. Сейчас ей нужна вся ее решительность, дабы убедить родителей, что Гарольд не опасен для нее.
  - Я не могу поверить в это. Ты ли это, Флер!? Мы всегда учили тебя быть честной, а сейчас ты ведешь себя как эгоистка. У этого юноши есть невеста, а ты вмешиваешься в их отношения, пытаясь разрушить их. Представь себя на месте этой девушки и ответь мне: какое у тебя будет чувство, если в вашу жизнь начнет вмешиваться кто-то третий, как сейчас это делаешь ты?
   Флер ничего не ответила.
  - Почему ты молчишь?
  - Милая, ты преувеличиваешь, - укорил супругу Жан. - Гарольд Цепеш не такой, как ты думаешь. Он показался мне воспитанный молодым человеком и не имеет значения, кто его воспитал. Будь то вампиры или маги. Он рожден волшебником, им и остается. И да, я пригласил его завтра к нам на ужин.
  - Что? - не поверила Апполина. Она не понимала мотивов мужа.
  - Флер, ты бы не могла оставить нас наедине, - попросил мужчина.
  - Конечно, - с этими словами девушка покинула кабинет. Из ее головы не выходили слова того странного типа, заявляющего, что Гарольд променял какую-то девушку на Флер. Ни о чувствах ли к этой девушке говорил Гарольд? Флер запуталась сама в себе и не знала, что делать дальше. Она скучала по вампиру, хотела поскорее увидеть, обнять, поцеловать. Но... всегда было это "но". Слова матери были свежи в памяти и Флер просто не знала, поступает ли правильно, вмешиваясь в отношения Гринграсс с ее женихом. Только вот сердцу не прикажешь...
  
  ***
  
   Стоило двери за спиной дочери закрыться, как был озвучен главный вопрос.
  - Зачем ты это сделал?
  - Дорогая, разве ты не видишь, что наша дочь привязалась к этому мальчику.
  - Монстру, - исправила Апполина. - Вижу, и мне очень страшно за ее будущее.
  - Дорогая, твои страхи не обоснованы. Тогда были темные времена и твоя бабушка попала в плен к врагам, сейчас же ситуация иная. Этот Гарольд показался мне приличным юношей с достойным воспитанием.
  - Это все маска, - возразила женщина. - Вампиры - мастера манипуляций.
  - Нет, я не чувствовал в его словах или действиях лжи. Но ты подумай о другом - своими словами ты отдаляешь Флер, заставляя скрывать от нас правду. Я не удивлюсь, если она сбежит к этому вампиру, оставив записку на прощание. Ты этого хочешь?
  - Нет, - ужаснулась леди Делакур.
  - Мы должны отнестись с пониманием к ее чувствам и не демонстрировать так явно свою вражду. Сперва следует познакомиться с Цепешем, а тогда уже решать, как поступать. И завтрашний ужин - хороший повод это сделать.
  - Хорошо, - согласилась Апполина. - Но и ты пойми меня - мне страшно за дочь.
  - Если мы не хотим потерять дочь, то должны вести себя разумно. И я даю тебе слово, что не дам этому вампиру причинить ей боль.
  - Я поняла, - кивнула женщина, - но все же я считаю, что этот вампир не пара Флер.
  - Посмотрим, - туманно ответил Жан. - Может, ты ошибаешься на его счет.
  - А как же то, что у него есть невеста?
  - Милая, ты упускаешь из виду один немаловажный факт.
  - Какой?
  - Пока об этом еще рано говорить, ведь о свадьбе речи не идет. Возможно, мы зря переживаем по этому поводу... Флер может быстро разочароваться в нем, как и в прежних своих кавалерах.
  - Надеюсь...
  
  ***
  
   Поттер-Цепеш, оказавшись в замке, сразу же направился в кабинет отца. Ему натерпелось узнать: кто послал вампиров в дом Делакуров. Что это сделал Влад, парень очень сомневался, но все же решил окончательно убедиться в верности своих выводов.
   Зайдя внутрь, Гарольд застыл на месте.
   На полу, удерживаемая двумя вампирами, на коленях стояла Валентина. Сам князь сидел в своем кресле-троне, а напротив него разместилась Мира, на лице которой располагалась презрительная гримаса.
  - Проходи, сын, мы тебя ждали, - Влад кивнул на одно из пустующих кресел.
  - Что происходит? - Гарольд непонимающе смотрел на отца, но на помощь Валентине не спешил приходить. Не имея оснований, отец бы не повел себя таким образом с его бывшей возлюбленной. Значит, что-то случилось важное.
  - Эта мразь предала нас, - воскликнула Мира. - На, полюбуйся.
   Перед Гарольдом появился омут памяти, заполненный серой жижей - воспоминаниями. Тот без колебаний погрузился в них, надеясь получить ответы на свои вопросы.
  - Ты... как ты могла? - холодно произнес Гарольд. - Как ты посмела предать меня!?
  - Предать!? - воскликнула Валентина. - Я все делала только ради тебя!
  - Нет, это ложь. Ты делала все ради себя.
  - Нет, ты не понимаешь. Я хотела, чтобы мы могли быть вместе, без всех предрассудков.
  - И для этого ты заключила сделку с Волан-де-Мортом, чтобы он убил моего отца?
  - Это единственный выход быть для нас вместе... Ты меня любишь, как и я тебя...
  - Нет, не люблю, - чеканя каждое слово, произнес Гарольд. - Ты предала меня, а предательства я не прощаю.
  - Я сделала это из-за любви...
  - Это жалкое оправдание, - прервал вампиршу парень. - Ты мне противна, - и, не смотря на содрогающуюся в рыданиях Валентину, Гарольд вышел вон из кабинета.
   Прислонившись к холодной стене, юноша попытался унять ярость бушующую внутри. Он никогда не ожидал, что Валентина поступит с ним таким образом - предаст. Предательство - это то, что Гарольд презирал больше всего и считал, что за него стоит расплачиваться смертью.
  - Как ты себя чувствуешь? - парень почувствовал прикосновение к своему лицу. Только сейчас он понял, что стоит около кабинета отца, а по его щеке скользнула одинокая слезинка, выказывая его настоящие чувства.
  - Почему... - прохрипел Гарольд.
  - Валентина всегда стремилась к власти, и ты был инструментом для ее достижения. Но все ее планы были нарушены. Когда Волан-де-Морт предложил помолвку между тобой и наследницей Гринграссов, и ты согласился. Ее планы нарушились и она поняла, что единственный способ добиться желаемого - убить князя. Ведь только Влад стоял на ее пути к трону...
  - Я же чувствовал к ней что-то... Неужели все эти годы она врала мне?
  - Не знаю, - ответила Мира. - Может с ее стороны чувства и есть, только вот жажда власти куда сильнее. Мне, если честно, жаль ее - она жалкая, если не может противостоять своим внутренним демонам.
  - Валентина предложила Волан-де-Морту сделку. Как глупо с ее стороны.
  - Глупо, не спорю. Она рассчитывала на то, что Реддл купится на ее слова, только вот тот оказался на порядок умнее.
  - Что с ней теперь будет?
  - Князь приказал запереть ее в темнице. До того времени как ты решишь ее судьбу.
  - Отец хочет, чтобы я решал жить ей или умереть?
  Глава 18
   Гарольд не ожидал от отца такого. Он считал, что Влад лично казнит предательницу, ведь считал предательство - самым омерзительным деянием, но, как показывают слова Миры ошибся. И не знал, стоит ли радоваться такой чуткости со стороны князя или же просить его самому вынести приговор Валентине. Ведь не стоит врать самому себе - он не сможет убить бывшую возлюбленную, как бы не злился на нее за сделку с Реддлом и желание убить Влада. Но с другой стороны, отказавшись выносить приговор, Гарольд проявит свою слабость и подорвет авторитет в глазах вампиров, ведь те, помимо силы, ценят и иные качества, что немаловажны для выживания, а в особенности для будущего князя. Что отец готовит его себе в преемники, парень не сомневался ни секунды. Да и не скрывал этого Влад, у них даже был разговор на эту тему, и все сводилось к тому, что Поттеру стоит учиться, как быть наследником, а время покажет готов ли он к возложенной на него ответственности.
  - Гарольд, - нарушила затянувшуюся паузу вампирша, - никто не будет тебя судить, если ты откажешься решать судьбу Валентины. Твой отец знает, что вас связывали отношения и остались чувства. Он поймет и примет твое решение, какое бы оно ни было.
  - Примет, - согласился парень, - но другие вампиры посчитают это трусостью.
  - Это так, - не стала врать Мира. - Ты - будущий Владыка и к тебе высокие стандарты, ведь вампиры хотят, чтобы их раса процветала, а не была уничтожена, а достичь этого можно лишь с толковым Правителем, умеющим принимать сложные решения и ставить потребности народа превыше своих.
  - Выходит, у меня нет выбора, - печальная улыбка, - Валентина должна умереть.
  - Да, и будет лучше, если это произойдет от твоей руки. Это покажет твою силу.
  - Я знаю, что так правильно, но не могу заставить себя это сделать...
  - Ты должен учиться отбрасывать чувства, если хочешь быть тем, кем тебя пытается сделать Влад. Решай холодным голосом разума, а не сердцем.
  - Спасибо, Мира, - искренне произнес Гарольд. На его лице появилась привычная маска безразличия, скрывая истинные чувства, а сам он встряхнулся и решительно посмотрел на собеседницу.
  - Не стоит, - отмахнулась вампирша, - я сделала то, что должна.
  - Все равно, я благодарен тебе за то, что ты не обвиняешь меня в трусости.
  - Я тебя знаю, и знаю, что ты таковым не являешься. И мой тебе совет: не тяни. Реши все как можно скорее, а затем отвлекись на что-то или кого-то... Окунись в работу и не заметишь, как время залечит твои раны.
  - Отвлечься, - задумался Гарольд, - это самое разумное решение. Пожалуй, я так и поступлю... Ладно, мне нужно к отцу, - кивнув на прощание Мире, Гарольд вернулся в кабинет, где в это время был лишь князь.
   Замерев под пронзительным взглядом темных глаз, юноша сделал глубокий вздох, дабы привести мысли в порядок и, твердо смотря Владу в глаза своими ярко-изумрудными омутами, произнес:
  - Валентина должна заплатить за предательство. Ее приговор - смерть!
  - Я знаю, сын, что это решение далось тебе нелегко и горд тем, что ты отбросил в сторону чувства и поступил так, как подобает будущему князю. Мне жаль, что тебе приходится проходить через все эти испытания, но они неминуемы.
  - Я знаю, отец, - уверенный голос. - И если ты не против, я бы хотел лично наказать виновницу и чем скорее, тем лучше.
  - В этом нет необходимости... - начал было говорить князь, но, видя решительный взгляд сына, замолчал на полуслове, - но если таково твое желание, я не стану возражать. Казнь проведем завтра в присутствии Волан-де-Морта и его сторонников. Пусть знают, что мы не прощаем предательства никому. Это послужит как Пожирателям, так и вампирам уроком на будущее и заставит дважды подумать, прежде чем идти против нашей расы.
  - А что ты решил касаемо Малфоя? - сменил тему Гарольд.
  - Ах, Люциус, - протянул князь, - наш блондин оказался пешкой в чужих руках.
  - Дамблдора или Лорда? - уточнил вампир.
  - Лорда, - последовал ответ. - Реддл заставил его спровоцировать тебя.
  - Но какой в этом смысл? - не понял Гарольд.
  - Смысл мне и самому пока не ясен, - акцент был сделан на слове "пока", - но я его непременно выясню, будь уверен.
  - Не сомневаюсь, - фыркнул Поттер. Он-то знал отца и знал, что тот не любит загадки, особенно если они касались его семьи. Решение этой - вопрос времени.
  - У меня есть догадки, но пока это лишь догадки, - Гарольд вопросительно приподнял бровь. - Том попытался скомпрометировать нас, но, осознав, что ничего не выйдет, сменил тактику и сдал мне Валентину в надежде, что это притупит мою бдительность.
  - Наивный, - парировал юноша.
  - Смертный, - поправил Влад. - Им не понять наш ход мышления, как и не понять то, что мы из себя представляем на самом деле. Но знаешь, Малфой оказался не таким глупцом, как я первоначально думал.
   Далее последовал рассказ о том, как Люциус явился к Владу и рассказал ему всю правду о произошедшем. О том, как Том приказал ему развязать разговор о Нотте и Гринграсс и распускать слухи об этом.
  - И ты ему веришь?
  - У меня нет причин не верить, после того как я покопался в его голове.
  - Тогда, Малфой и в самом деле оказался куда умнее. Но вопрос в том: что он попросил за свою правду?
  - А он не вправе что-то просить, - фыркнул князь. - Своими действиями Малфой вывел свою семью из-под удара, ведь будучи политиком, он понимал, что просто так я не спущу оскорбление и в этом случае, мой гнев будет неумолим.
  - И...
  - Мы подыграем Реддлу.
  - Как?
  - Довольно просто. Ты при Пожирателях продемонстрируешь свой негатив в адрес Люциуса, даже можешь применить силу, но в меру, не убей ненароком. Я же потребую, чтобы наследницу Гринграссов перевели на домашнее образование на эти несколько месяцев, покуда ты не окажешься в Хогвартсе. И после этого будем ожидать следующих действий нашего союзника.
  - А как обстоят дела с Дамблдором?
  - В его окружении имеются двое моих шпионов. Они докладывают мне о каждом шаге старика, - заявил Влад. - Один из них в следующем году окажется в Хогвартсе, где займет должность преподавателя.
  - Я и не знал, что ты начал так быстро действовать, - восхитился Гарольд.
  - Осведомлен - значит, вооружен, - изрек князь. - И ты же знаешь, что если я берусь за что-то, то делаю это глобально, просчитав все ходы и прикрыв тыл.
  - Ах, про это... Ты не приказывал Рику напасть на семью Делакуров?
  - Нет, - ответил Влад. - Рик - наемник и, видимо, ему поступил такой заказ.
  - Да, он сказал мне что так и есть, но имя нанимателя так и не назвал.
  - Конфиденциальность - первое правило наемников.
  - За правду этот вампир потребовал Перстень Хроноса.
   Князь приблизил свое лицо к лицу сына, а взгляд его потяжелел.
  - Этот артефакт не должен ни при каких обстоятельствах попасть в его руки, - голос звучал холодно. - С его помощью Рик принесет мне немало проблем, при том в свете того, что случится с его сестрой. Он захочет отомстить за Валентину и использует Перстень Хроноса против тебя.
  - Ему не добраться до этого артефакта, - заявил Гарольд.
  - Рад это слышать, но ты все же будь готов... Валентина умрет от твоей руки и вся вина за ее смерть ляжет на тебя в его глазах.
  - Я это понимаю, - кивнул Поттер.
  - Пожалуй, стоит усилить твою охрану. Пусть, помимо Армана, за тобой постоянно следует еще кто-то из Высших.
  - Я сам могу постоять за себя, - возразил наследник, недовольный тем фактом, что за ним установили круглосуточный надзор. Он едва согласился, чтобы его везде сопровождал Арман, а теперь еще кто-то прибавится.
  - Ты не рядовой вампир, а мой наследник и твое благополучие для меня на первом месте. И не спорь, таково мое решение, - заявил Влад, видя, что сын хочет что-то возразить.
  - Как прикажете, Владыка, - огрызнулся Гарольд и покинул кабинет.
  - Мальчишка, - с какой-то нежностью произнес князь.
   Откинувшись на спинку кресла, немолодой вампир задумчивым взглядом начал всматриваться в пейзаж за окном, в то время как его мысли витали где-то далеко.
  - Мира, - позвал он, зная, что вампирша услышит.
  - Владыка, - не прошло и десяти секунд, как женщина появилась посреди кабинета. Влад указал взглядом на кресло, что несколькими минутами ранее занимал Гарольд. Мира, не задавая ненужных вопросов, заняла предложенный предмет мебели и внимательно посмотрела на князя, ожидая его слов.
  - Подыщи для моего сына еще одного охранника, - распорядился вампир. - Неназойливого, что сможет стать его тенью, так же как и Арман. Далее установи наблюдение за братом Валентины. Я хочу, чтобы за ним следили круглосуточно и докладывали мне обо всем. Это ясно?
  - Да, Повелитель, - ответила Мира. - Вы опасаетесь, что он попытается отомстить за смерть сестры? - позволила себе задать вопрос Мира.
  - Я удивлюсь, если он этого не сделает, - прямой ответ, - поэтому пусть следят за каждым его шагом. Я хочу быть в курсе всех его планов и, если возникнет такая необходимость, устранить угрозу.
   Мира кивнула.
  - Теперь на другую, не менее важную тему. Я хочу, чтобы ты узнала, кто заказал нападение на семью Делакур. Проведи расследование тихо, без лишнего шума. И последнее, как обстоят дела с наследницей Гринграссов?
  - Этот вопрос решается, Владыка. Родители девчонки оказались понятливыми людьми, им не пришлось повторять дважды ваше требование, - последовал ответ. - Наследница с завтрашнего дня покинет Хогвартс и проведет оставшееся время на домашнем образовании.
  - Хорошо, - кивнул князь. - Через неделю я хочу, чтобы она прибыла сюда и ты лично занялась ее образованием. К лету она должна знать все, что касается наших законов и обычаев. Мне не нужны эксцессы...
  - Я все сделаю.
  - Как продвигаются дела с мисс Делакур?
  - Вейла увлечена вашим сыном и позволяет ему пить свою кровь.
  - Значит, все идет так, как мне и нужно, - задумчивый ответ. - Если все продолжится в таком же духе, летом мы объявим об еще одной помолвке моего сына и о планирующейся триаде.
  Глава 19
  Мне очень стыдно, но я открыла не ту главу. У меня сейчас проблемы с интернетом, вот и пришлось с телефона зайти.
  Видимо я недосмотрела и открыла 23 главу вместо 19((( Но, я все теперь исправила. Хотя да, неловко вышло)))
  
   В собственных апартаментах Гарольда ждала сова с привязанным к лапке письмом. Удивившись такому визитеру, юноша отвязал послание и углубился в чтение. Как минутой позже выяснилось, оно от Дафны Гринграсс и в нем девушка просила о скорейшей встрече. Хотя просила - это мягко говоря, а она требовала встречи с женихом. Неопределенно пожав плечами, вампир отправил птицу с положительным ответом.
   Время было около шести и Гарольд с недовольством осознал, что до встречи с семьей Флер осталось не так уж много времени. Направившись в ванную комнату, дабы освежится, Гарольд надел простые черные брюки и такого же цвета рубашку. Мантию он не счел нужным брать, поскольку недолюбливал эту деталь гардероба магов. Кинув взгляд в зеркало и убедившись, что выглядит соответственно своему высокому статусу, юноша по Теням переместился к воротам Делакур-мэнора. В сам дом он не стал перемещаться, посчитав, что это неуместно в данном случае. У кованых ворот его встретил домовик с гербом рода Делакур на замысловатой одежде и проводил в столовую, где собралось все семейство.
  - Мистер Поттер-Цепеш, - церемониальное приветствие со стороны Жана Делакур. Гарольд также приветствовал мужчину кивком головы, а на ручках дам запечатлел по поцелую, как того требуют традиции.
  - У вас красивый дом, - проговорил вампир, когда они уселись за столом.
  - Моя супруга занималась здесь декором, - с гордостью произнес Жан. - У нее настоящий талант в этой области.
  - Да, здесь очень красиво. Так светло и уютно, - это было правдой. В отличие от замка, в котором жил сам парень, здесь в каждой вещице чувствовался уют и семейное тепло. Но... несмотря на все это, Гарольд ни за что не променял бы свой дом на этот уют. Ему больше нравились темные тона, а в особенности черный цвет, цвет Тьмы, а не эти бежевые и песочные тона, которыми пестрело все в Делакур-мэноре.
  - А мне Флер говорила, что ты живешь в замке, - произнесла сестра Флер, с интересом смотря на вампира. Тот слегка улыбнулся непосредственности Габриэль, а родители наоборот посмотрели на дочь с упреком.
  - Да, я живу в замке.
  - А там красиво? - не отставала маленькая вейла, игнорируя предостерегающий взгляд матери.
  - Полагаю, что да, - задумчивый ответ.
  - Я бы тоже хотела жить в замке, - просияла Габриэль. - У меня бы там был собственный этаж. Только мой и ничей больше... - мечтательная улыбка.
  - Милая, - возмутилась мать, - здесь у тебя есть большая комната.
  - У Флер комната больше, - надулась младшая дочь, - и у нее есть личная гардеробная и огромная ванная.
  - Вот подрастёшь и у тебя будет, - пообещала Апполина. В ответ младшая дочь лишь кивнула и вновь обратила взор своих синих глаз, так похожих цветом на глаза сестры, на вампира.
  - А у тебя в замке есть фонтан? - вновь задала вопрос Габриэль.
  - Есть и не один, - ответил Гарольд.
  - Мам, а можно мне их увидеть? - малышка с надеждой смотрела на мать. - Там должно быть так красиво. Пожалуйста... - взмолилась вейла.
  - Милая, - женщина в поисках поддержки посмотрела на супруга.
  - Габриэль, я свожу тебя в парк где много фонтанов, - пообещал Жан, с нежностью смотря на дочь.
  - Правда!?
  - Конечно, - заверил мужчина. - Если ты будешь себя хорошо вести, то сделаю это прямо завтра.
  - Я всегда себя хорошо веду, - ответила Габриэль.
  - Тогда иди, готовься ко сну, а завтра мы проведем весь день вместе.
  - Пап, еще же рано, - возмутилась малышка.
  - Пойдем, я тебя уложу, - со своего места поднялась Апполина.
  - Но, мам, - надулась Габриэль, - еще рано...
  - Я тебе почитаю сказку, - с уговорами малышку все же удалось уговорить уйти с матерью. Но не раньше, чем она вынудила пообещать Гарольда, что он придет еще раз к ней и расскажет о своем замке.
  - Надеюсь, Габриэль не слишком надоедала вам своими вопросами, - проговорил лорд Делакур. - Она еще ребенок и ей все интересно, притом в нашем доме редко бывают гости.
  - Меня она никаким образом не обидела, да и это был новый опыт, - тактично произнес Гарольд, у которого не было опыта общения с детьми. Все свое детство парень провел в обществе книг и под присмотром Миры или отца. Со сверстниками ему не приходилось общаться, из-за этого он отдавал предпочтение одиночеству, а не шумным сборищам. - И, мистер Делакур, обращайтесь ко мне по имени и без всего официоза, ведь мы не на приеме.
  - Жду ответной услуги, - вампир кивнул. - Гарольд, тебе случайно неизвестно, кто вчера напал на мою семью? - разговор постепенно перетек на важную тему, ради которой, собственно, Жан и пригласил Цепеша к ним на ужин.
  - Не то чтобы, - соврал вампир. - Это один из наемников, с которым я однажды пересекался. Видимо ему поступил заказ. Кто заказчик я не знаю, как и не знаю, какова была цель, - слукавил Гарольд.
  - Я так и думал, - выругался Жан. - У министерских чиновников на меня зуб, вот они и решили: раз не выходит договориться, примут радикальные меры. Мерзкие бюрократы, - бушевал Делакур. - И еще раз спасибо тебе за помощь.
  - Как я и говорил, не стоит благодарностей, - отмахнулся Поттер.
  - Стоит, - возразил Жан.
   Разговор за столом прервался. Каждый из присутствующих отмалчивался, сам же Гарольд чувствовал себя не в своей тарелке и лелеял надежды, чтобы эта "пытка" поскорее закончилась. Мыслимо призывая к спокойствию, юноша выслушивал благодарную речь мистера Делакур и поражался назойливости смертных. Те были такими шумными и непонятливыми, что вампир едва сдерживался, чтобы не скривится и не попросить Делакура замолчать. Ведь сколько можно? Раз поблагодарил и достаточно... Зачем мусолить одну и ту же тему по десять раз...
  Из горестных мыслей, его вырвало чужое прикосновение. Кто-то сжал его ладонь в знак поддержки. И, как выяснилось, этим кто-то оказалась Флер, сидевшая рядом.
  - Прости, - едва слышно, прошептала вейла, виновато смотря на вампира.
  - Гарольд, каковы твои планы относительно моей старшей дочери, - Поттер, не ожидавший такого вопроса, встрепенулся и с любопытством посмотрел на мистера Делакура.
  - Папа, - воскликнула Флер. - Это...
  - Милая, я хочу знать правду. Уж прости, но в твои слова, что между вами лишь дружеские отношения, я как-то не верю. И мне бы хотелось знать, насколько серьезны твои мотивы, Гарольд, относительно Флер.
  - Я не буду врать, говоря о любви и прочей ерунда. Если честно, с недавних пор, я не верю в это чувство... Мне симпатична Флер, - честный ответ. - С ней интересно общаться, проводить время, но о будущем я как-то не задумывался, время покажет, что будет дальше и расставит все точки над "i".
  - Рад слышать, что ты с умом подошел к ответу.
  - Пап, мы пойдем, подышим свежим воздухом, - заявила Флер, поднимаясь. Гарольд последовал ее примеру.
  - Рад был познакомиться, Гарольд, - благосклонно кивнул Жан.
  - Я тоже, - ответный жест, и вот, в обществе вейлы, вампир покинул столовую.
  - Как тебе ужин? - уже предполагая ответ, задала вопрос Делакур.
  - Странный, - уклончивый ответ.
  - Да ладно, это было ужасно! Я не ожидала, что отец первую половину вечера будет благодарить тебя за спасение его семьи, а затем накинется с вопросами. Обычно он ведет себя сдержанней, но сегодня особый случай...
  - Видимо, это из-за того, что я - вампир, а не обычный маг.
  - Возможно, - согласилась Флер, - а возможно и из-за того, что папа еще не отошел от произошедшего. Ладно, давай не будем о грустном...
  - Предлагаешь заняться чем-то поинтереснее, - лицо Цепеша приблизилось к лицу Делакур и их разделяло всего несколько сантиметров.
  - Да, - шепот в ответ. А в следующую секунду губы пары встретились в долгожданном поцелуе. Руки вампира заскользили по гладкой материи платья, даря наслаждение и заставляя вейлу потеснее к нему прижиматься, усиливая контакт. - Ах, - стон полный желания, - ты сводишь меня с ума.
  - Как и ты меня, - такой же шепот в ответ. Губы заскользили по шее, оставляя там мокрые дорожки.
   Флер склонила голову набок, давая вампиру больший доступ до обнажённого участка кожи, на которой билась жилка. Тому не пришлось предлагать дважды и вот острые клыки без труда вошли в плоть, а из горла вампира раздался довольный звук, похожий на стон. И никто с пары не заметил, как округлились от ужаса глаза Апполины Делакур, ставшей свидетельницей этой сцены.
   Женщина, выслушав все аргументы мужа, отправилась на поиски Цепеша, дабы извиниться за свой вчерашний порыв, но она даже не ожидала, что застанет ее дочь в таком компрометирующем состоянии, а уж того, что Флер подставит добровольно шею под клыки этого вампира, так подавно. Подобного Апполина не могла представить себе даже во сне, но все оказалось именно так. На ватных ногах она вернулась в гостиную, где находился в это время Жан, и обессиленно опустилась на диван.
  - Что случилось? - супруг в ту же секунду оказался рядом и обеспокоенно посмотрел на женщину.
  - Она... - слова не хотели произноситься.
  - Мерлин, да что же произошло!?
  - Флер, позволяет ему пить свою кровь. Я видела это собственными глазами...
  Глава 20
   Дафна, не находя себе места от негодования, металась по своей комнате. Девушка была в бешенства после полученного от отца письма. В нем тот в приказном порядке велел дочери собрать вещи и быть готовой завтра покинуть Хогвартс. Но самое ужасное - лорд Гринграсс ничего не объяснил, лишь потребовал собраться и все.
  - Дафна, успокойся, - попыталась усмирить пыл подруги Трейси. - Уверена это какое-то недоразумение, а ты себя накручиваешь. Вдруг твое присутствие нужно для какого-то ритуала, ведь нам неизвестно как проходит помолвка у вампиров.
  - Если бы это было недоразумение, то отец объяснил бы мне хоть что-то. А помолвка уже заключена, так какой смысл проводить ее еще раз?
  - Так может он и объяснит тебе завтра при личной встрече. Касательно вампиров - мы мало знаем об этой расе и вполне возможно, что у них происходит все иначе... Вдруг, помолвка состоит из нескольких ритуалов, - предположила подруга.
  - Нет, - возразила слизеринка, - здесь что-то иное.
  - Думаешь, Цепеш воплотил свои угрозы в жизнь? - прошептала собеседница, ежась под тяжелым взглядом синих глаз.
  - Не знаю, - неуверенный ответ. - Я прекратила общаться с Тео при других слизеринцах, и у Гарольда нет повода сомневаться в моей верности. Да и он сам говорил, что если не будет поводов, не станет настаивать на том, чтобы я покинула Хогвартс.
  - Тогда тебе не стоит беспокоиться, - заявила Трейси. - А вообще знаешь, напиши письмо жениху, вдруг ему что-то известно, по этому поводу.
  - Трейси, ты гений, - воскликнула Гринграсс и принялась за написание письма. Оно было коротким и в основном сводилось к тому, что им нужно встретится, и чем скорее, тем лучше. Запечатав конверт, Дафна помчалась в совятню, дабы как можно скорее отправить письмо.
   Ответ пришел ближе к вечеру, и он не порадовал слизеринку. Жених согласился встретиться только завтра вечером, но это уже будет поздно. Отец написал, что прибудет за ней утром, а значит, во встрече отпадет нужда.
  
  ***
  
   Всю ночь Дафна провалялась в кровати, вертясь без сна и поэтому не было ничего удивительного в том, что на утро она выглядела как выжатый лимон. Стоит прибавить к этому ужасное настроение и картина на лицо... Гринграсс без причины накричала на первокурсников и в грубой форме послала Малфоя куда подальше с его ехидными комментариями. Даже Панси досталось за ее излишнее любопытство.
  - Дафна, что случилось, - девушку нагнал Нотт.
  - Тео, - не хуже змеи прошипела имя друга слизеринка, - я же говорила, чтобы ты ко мне не подходил, когда нас может кто-то увидеть.
  - Я и не подходил, но сегодня ты сама не своя. Я, между прочим, переживаю за тебя. Ты меня избегаешь, ничего не говоря, а теперь и вовсе выглядишь так, словно всю ночь прорыдала, - стоял на своем Нотт.
  - Пф, - фыркнула слизеринка, - с чего мне заливать слезами подушку.
  - И я вот не знаю с чего, но результат на лицо - ты выглядишь подавленной.
   Несколько секунд Дафна молчала, решая сказать Тео правду или все же лучше промолчать. Решив, что хуже уже не будет, она призналась.
  - Отец прислал мне письмо, в котором потребовал собрать вещи, - призналась Дафна. - Я не знаю, что произошло, а он ничего не объяснил. Все так неожиданно, что я теряюсь в догадках и одни хуже других.
  - Я поговорю с лордом Гринграссом, - решительно заявил Тео. - Мне надоело видеть тебя такой несчастной и пришло время положить всему этому конец. Чтобы не предложил твоей семье Цепеш, мой отец предложит больше.
  - Нет, ты не понимаешь, - Дафна схватила юношу за руку, не давая ему наделать глупостей. - Этот брак идея Лорда, а не моей семьи. Гарольд здесь такая же жертва обстоятельств, как и я.
  - Но должно же быть что-то, что способно переубедить Лорда и заставить поменять решение.
  - Помолвка заключена и для меня нет пути назад. Но ты можешь помочь Астории, - заявила Гринграсс. - Моя сестренка еще так доверчива и она может купиться на уловки Малфоя, а тот спит и видит как бы породнится с моей семьей после того как узнал о том что мы близки к Темному лорду.
  - Но ты же говорила, что твой отец позволил Астории самой выбрать себе жениха, - не понял Нотт.
  - Это так, - согласилась Дафна. - Но тебе ли не знать на что способен Драко для достижения своих целей. Он пойдет по головам, но добьется своего. Мою сестру будет легко обмануть и сыграть на ее чувствах.
  - И что ты хочешь от меня?
  - Ты нравишься Тори и я более чем уверена, что она согласится на помолвку с тобой. Ты единственный из нашего круга, кому я бы могла ее доверить.
  - Дафна, и как ты себе это представляешь?! Люблю одну сестру, а женюсь на другой... Мы постоянно будем рядом и этим только сильнее будем мучить друг друга.
  - Да ты прав, это глупая идея. Просто я не знаю как еще защитить сестру, - стирая со щеки предательскую слезинку прошептала Гринграсс. - Мне пора. Отец должен появиться с минуты на минуту, - и, не дав Тео возразить, скрылась за поворотом.
   Но девушка даже не успела зайти в Большой зал, как ее перехватил декан и попросил проследовать за ним. Как выяснилось, их путь лежал к кабинету директора школы.
   Назвав статуе, охраняющей вход, пароль, представляющий собой название леденца, Снейп жестом руки приказал девушке проследовать внутрь и зашел следом. В самом кабинете обнаружился хозяин и лорд Гринграсс.
  - Присаживайтесь, мисс Гринграсс, - со своей добродушной улыбкой произнес старик. - Желаете чаю или может лимонную дольку, - перед слизеринкой появилась вазочка с лакомствами.
  - Нет, спасибо, - отрицательно качнула головой Дафна.
  - Директор, полагаю, все вопросы улажены, - заговорил Генри, - и я могу забрать дочь домой.
  - Конечно-конечно, - последовал ответ Альбуса. - Но все же, зачем такая поспешность? Не лучше ли оставить мисс Гринграсс доучиться шестой курс.
   Сердце девушки ушло в пятки. Все ее ужасные догадки подтвердились - отец забирает ее подальше из Хогвартса и это все из-за Гарольда Цепеша. Вампир соврал ей, а она наивная поверила в его доброту. Ненависть к жениху вспыхнула с новой силой и слизеринка сжала кулаки, чтобы не зарычать в голос. Дафна ему еще покажет, да так что Гарольд пожалеет о своем поступке.
   За своими мыслями девушка и не заметила, как разговор подошел к концу и отец поднялся. Из водоворота мыслей она выбралась лишь когда услышала свое имя.
  - Дафна, - Генри прикоснулся к ее плечу.
  - Да, - вопросительный взгляд.
  - Где твои вещи?
  - У меня в комнате, упакованы в чемодан, - последовал ответ.
  - Пойдем тогда их заберем и можем отправляется.
   Кивнув на прощание директору и декану, мужчина двинулся вслед за дочерью.
  - Пап, что происходит? - задала волнующий ее вопрос слизеринка.
  - Это я должен у тебя спрашивать, - холодный взгляд. - Вчера ко мне прибыли вампиры и обвинили в том, что я дурно тебя воспитал. С их слов: ты ведешь себя недостойно и позволяешь себе демонстрировать симпатию к Теодору Нотту, в то время как у тебя есть жених.
  - Но это же ложь...
  - А несколькими днями ранее до меня дошли некие слухи, - игнорируя протест дочери продолжил мужчина, - мой друг донес до меня информацию, что во время прошлого собрания Пожирателей из ближнего круга произошел неприятный инцидент, а именно: Люциус обвинил твоего жениха в том, что он не способен справиться с тобой. Мол, ты ведешь себя несоответственно званию леди, а Цепеш игнорирует твое поведение. Его чуть ли не прилюдно было назвали подкаблучником и не мне тебе говорить, что это значит и какое это оскорбление.
  - Пап, это все ложь. Я ничего подобного не делала! - чуть ли не плача, прошептала слизеринка. - Все это клевета.
  - Я верю тебе, но ты и сама должна понимать, что такие заявления не возникают на пустом месте. Значит, ты дала повод сомневаться в твоей верности жениху.
  - Я лишь общалась с Тео, как и с остальными слизеринцами. Ничего плохого не делала и поводов сомневаться не давала. Это все Малфой-младший напридумывал себе чего-то и распускает гнусные сплетни.
  - Дочь, - послышался тяжелый вздох, - как бы мне хотелось что-то изменить, но у меня нет возможности это сделать. Твоя жизнь в руках жениха и только ему решать, как тебе быть дальше. Но мой тебе совет, как отца, попытайся наладить отношения с ним. От этого зависит твое будущее... Он неплохой парень и лучше тебе быть с ним в хороших отношениях, нежели враждовать. Тебе стоит свыкнуться с мыслью, что изменить ничего нельзя и отныне вы вместе.
  - Но как я смогу это сделать, если мы даже не видимся.
  - Через неделю ты отправишься в его замок.
  - Как!?
  - Таково решения князя и тебе придется повиноваться.
  - Выходит, отныне я буду жить там... - синие глаза были полны слез.
  - В следующем году ты вернешься в Хогвартс, - приободрил дочь лорд. - А до того времени, ты будешь на домашнем образовании.
   Дафна понуро кивнула, не зная, что можно сказать в данном случае. Она не ожидала, что ее жизнь так резко изменится - сделает поворот на девяносто градусов. И отец прав, пора начать думать о будущем, а не зацикливаться на несбывшихся мечтах.
  Глава 21
   В замке Дракулы уже второй час творился хаос. Приближенные к трону вампиры побывали во всех уголках мира по приказу своего князя. Такого скопления в одном месте Высших уже давно не наблюдалось, поэтому каждый терялся в догадках от неведения. Владыка без всяких на то объяснений пустил Зов, призывая всех подданных в срочном порядке прибыть в Румынию. Прибывшие вампиры, собравшись в огромном зале, поделились на небольшие группки и вели негромкие разговоры. Обсуждались различные темы, начиная от политики, но в основном всех интересовал вопрос: зачем их призвали? Некоторые предположили, что началась война, теперь уже не партизанская, как последние несколько месяцев, а открытое противостояние со сторонниками Света. Другие же считали - князь собрал их всех дабы сделать какое-то важное объявление, возможно, чтобы собрать новый Совет Вампиров взамен прежней девятки. Но были и такие, которые поговаривали словно Влад собирается уйти в Тень, отдавая барозды правления своему юному наследнику. Только вот Симон, прибывший с Германии, где проживал последний год и занимался исследованиями, не верил в это. Не мог князь решиться на такой шаг... Гарольд Цепеш еще слишком юн и неопытен, ему еще учиться и учиться, прежде чем принять на себя такую ответственность. Да и не бросит Владыка сына на растерзание... В том что на наследника набросятся словно голодные хищники на добычу все, кому не лень, не было никаких сомнений, ведь многие захотят власти и начнут добиваться ее любыми путями. Не брезгуя и идя по головам, а Гарольд будет выглядеть для них помехой, которую стоит устранить. А значит, собрали их по иному поводу... По крайне мере вампир на это надеялся, ведь ему не хотелось наблюдать за тем как его соплеменники начнут воевать друг с другом.
  - Симон, какая встреча, - донесся до вампира знакомый голос. Обернувшись, он заметил, что к нему подошла Мира - верная соратница Владыки, его правая рука, а некоторые даже приписывали ей роль любовницы. Только вот вампир не верил этим слухам, поскольку неплохо знал женщину и знал, что та предпочитает одиночество. Хотя, за последние пятнадцать лет Мира изменилась. Стала более компанейской и людимой, если можно так выразиться. Нет, она не перестала отпускать свои язвительные комментарии, гонять до полусмерти молодых вампиров и держать все под контролем, да так что ничего не ускользало из ее вида, но в ней что-то изменилось. И произошло это с появлением наследника у князя.
  - Рад тебя видеть, Мира, - ответил немолодой вампир. - Ты как всегда прекрасна.
  - Льстец, - фыркнула вампирша. - Приятно осознавать, что с течением времени, ты не меняешься. Как там Германия?
  - Стоит, - такой же саркастический ответ. - А как здесь?
  - Все по-прежнему, - ответила Мира, - благодаря Владыке, здесь ничего не меняется.
  - Я слышал, что ты редко покидаешь замок, - это был не вопрос, а утверждение. - А помнится мне, пару десятилетий назад ты предпочитала свободу... Рейды и прочие заварушки, а не бумажную работу, как сейчас.
  - Предпочтения меняются, в том числе и у меня.
  - Да, - задумчивый ответ. - Сколько лет мы с тобой не виделись, Мира?
  - Больше двадцати, - последовал ответ. - Но порознь мы были еще раньше.
  - Да, - кивок головой, - даже когда мы были вместе, создавалось впечатление, что нас разделяют тысячи километров.
  - Это все из-за непонимания. Мы оба хотели свободы и в этом нам служили преградой отношения. Они тяготили как меня, так и тебя... - губы искривились в полуулыбке.
  - Но сейчас ты свободна и какие ощущения? Ты стала счастливей?
  - На этот вопрос у меня нет ответа. Мы были с тобой около двух столетий вместе, многое прошли вместе и пережили боль утраты...
  - Но не смогли поступится своими принципами, - заявил Симон. - Ты жаждала крови и не представляла своей жизни без риска, я же стремился к спокойной жизни. Судьба наемника меня утомила.
  - Из-за этого наши пути и разошлись.
  - Но сейчас ты подле князя, не покидаешь его резиденцию, - заявил вампир. - Неужто ты так привязалась к наследнику, что переборола свою жажду к приключениям?
  - Можно и так сказать, - уклончивый ответ, - но сейчас это не важно.
  - Не важно, - задумчивый ответ, - много воды утекло и нам не вернуть былое. Так зачем ты искала со мной встречи?
  - Князь желает тебя видеть, - с этими словами Мира развернулась на каблуках и двинулась вглубь зала. Симону ничего не оставалось, кроме как проследовать за ней.
   В помещение, где он оказался, собралось несколько его сородичей, в том числе и Влад. Все они сидели за круглым столом, а чуть в стороне сидел одинокий юноша, склонив голову, от чего черные волосы скрывали его лицо. Как Симон догадался, это и есть Гарольд Цепеш, с которым он не имел чести быть знакомым. Лишь слышал рассказы от других вампиров и питался слухами, но лично с наследником не встречался. Как поговаривали, Владыка оберегает своего сына и не подпускает к нему никого лишнего.
  - Владыка, - Симон уважительно склонил голову перед Владом.
  - Проходи, - кивок на кресло напротив князя. - Рад, что ты смог прибыть. До меня доходили слухи, что ты остепенился в Германии.
  - Я занимался там исследованиями, - ответил Симон, не особо понимая с чего это князь заинтересовался им. Он хоть и был Высшим, но не был столь приближен к трону. Его создатель и, как еще Симон называл этого вампира, отец входил в Совет, но сам мужчина не стремился к власти, ему хватало и того, что у него есть.
  - Похвально, - ответил Владыка. - Но позвал я тебя не для этого. Как ты знаешь, ситуация в Магическом мире нестабильная, близится война, в которой вампиры примут участие. В свете всего этого, я хочу, чтобы ты позаботился о безопасности моего сына. Как бывший наемник, ты в случае необходимости сможешь его защитить.
  - Владыка, - возникла заминка. Для многих вампиров было бы честью получить такое задание, но Симон не относился к их числу. Он оставил свою прежнюю работу и занялся тем, что ему по душе, а сейчас князь желает видеть его в роли телохранителя. Симон задумался, просчитывая и взвешивая все "за" и "против", выискивая правильное решение, - для меня это честь, - спустя несколько секунд мыслительной деятельности, проговорил вампир.
  - Рад, что ты согласился, ведь ты как никто другой подходишь на эту роль. Твой создатель характеризировал тебя как отличного мастера и убедил меня, что ты способен защитить Гарольда в случае необходимости, - короткий взгляд в сторону вампира, подарившему Симону вторую жизнь.
  - Он справится, - заявил тот.
  - Я верю тебе на слово, друг мой, - ответил Влад. Взгляд темных глаз вновь устремился на Симона. - Твоя задача, сопровождать моего сына, куда бы он не пошел, включая и здесь в замке. Помимо этого, от тебя требуется клятва на крови, суть которой твое молчание о том, что ты возможно узнаешь.
   Вампир лишь кивнул, зная, что чего-то подобного и следовало ожидать.
  - Отныне безопасность моего сына - твоя ответственность и, если что-то произойдет, я спрошу с тебя. Ты будешь работать вместе с Арманом, - вампир стоявший около кресла юноши, слегка улыбнулся, показывая клыки. - Сейчас можешь вернуться к остальным, а после я жду тебя в своем кабинете. Мира проводит тебя.
   Вампирша поднялась со своего места и выразительно посмотрела на Симона.
  - Ты знала об этом? - стоило им оказаться в зале, задал вопрос вампир. - О том, что князь хочет назначить меня нянькой для сына?
  - Да, - кивнула Мира, - и поверь, наследник не так уж плох.
  - С трудом верится, - хмыкнул тот. - Я наслышан о нем, и то, что я слышал, не внушает мне доверия. Избалованный мальчишка, считающий, что ему все позволено.
  - Поверь, это лишь слухи... Гарольд не так уж плох, но я соглашусь с тобой - он избалован, как впрочем, был бы любой на его месте, будь его отцом Владыка ночного народа.
   В ответ на такое заявление, последовало презрительное фырканье.
  - Чего мне стоит ожидать?
  - Будь ненавязчивым и держись в тени, тогда проблем не возникнет. Не пытайся вмешиваться со своими советами и навязывать свое мнение, этого князь не оценит. Владыка воспитывает себе преемника, а не сопливого мальчишку, так что учитывай это. Гарольд может постоять и сам за себя в случае необходимости, так что вмешивайся лишь тогда, когда ситуация выйдет из под контроля.
  - Занятно, - кивнул Симон и, не говоря больше ничего, отошел в сторону. Мира же скрылась в неизвестном направлении. Но не прошло и минуты, как к вампиру подошел отец.
  - Я горд за тебя, сын, - провозгласил он. - Наш клан удостоен огромной чести.
  - Я знаю, отец, и не подведу, - уверено заявил Симон.
  - Я это знаю, поэтому и предложил твою кандидатуру.
   Далее разговор перетек на другую тему. Симон рассказывал о своих успехах в исследованиях и делился впечатлениями о Германии. Так же поднимался вопрос о будущем их расы и что сулит им надвигающаяся война. Но тут разговор был прерван, а все голоса в зале враз умолкли. Взгляды всех собравшихся устремились в сторону делегации состоявшей из магов. Те под руководством двух вампиров, прошествовали в зал и остановились неподалеку от трона. Среди всей этой массы выделялся один маг, сила которого была на порядок выше, чем у остальных его сородичей, но не это так привлекало к нему взгляды вампиров, как то что душа этого человека была изодрана в клочья. Разодрана на части.
   Симон не скрывая своего презрения, смотрел на человека решившегося сотворить с собой подобное и не мог, ни удивляться тому факту, что это и есть Темный лорд, о котором он столько слышал. Странные все же эти маги...
  - А что они здесь делают? - не удержался от вопроса вампир.
  - Прибыли на казнь, - последовал ответ от отца. И прежде чем вампир смог осознать услышанное, дверь открылась во второй раз и в зал прошествовал князь в обществе приближенных. Позади них двое охранников волокли вампиршу, не давая ей вырваться.
   Как знал Симон, это Валентина из клана Ночной птицы. Она, если верить слухам, являлась возлюбленной наследника и была на особом счету здесь. Тогда что она делает в браслетах, препятствующих скользить по Теням? Этот и куча других вопросов не давали мужчине покоя.
  - Я сегодня собрал всех вас здесь не просто так, - разбил звенящую тишину голос князя. - До меня дошли слухи, что в наших рядах есть предатель. Предатель, жаждущий сгубить нашу расу... И вот буквально вчера все эти домыслы подтвердились. Подтвердил их наш союзник лорд Волан-де-Морт, - кивок в сторону Реддла. - Он принес мне воспоминания, в которых многим вам известная Валентина из клана Ночной птицы, попыталась свергнуть меня, учинив переворот. Она возжелала власти и на ее пути не существовало преград... Эта падаль предала своего князя и пустила тень на свой клан. Предательство непростительно и виновница должна понести заслуженное наказание. Ее приговор - смерть!
   После этих слов среди вампиров поднялся гомон. Все кинулись обсуждать полученную информацию. Кое-где раздавались крики призывающие убить предательницу, но были и те, кто с сочувствием смотрели на убийцу. Всем и каждому в этом зале было понятно, какая судьба ждет вампиров, оставалось лишь загадкой: кто приведет в исполнение приговор.
   Переведя взгляд на вампиров из клана Ночной птицы, Симон слегка качнул головой. Вся семья Валентины выглядела подавленной, особенно один из ее братьев. Он пытался вырваться и броситься на помощь, но предостерегающий взгляд Хозяина гнезда и сильные руки братьев и сестер, не дали ему этого сделать.
  ... - Приговор вынесен и пришла пора его исполнить, - взгляд Симона вновь вернулся к князю, который продолжал говорить.
   Пас рукой и Валентину конвоировали к центру зала, так чтобы ее хорошо было видно каждому. Охранники пнули вампиршу, заставляя вновь встать на колени, а ее голову разместили на каменном постаменте, что появился секундой ранее.
  - Запомните, я не прощаю предательство! Каждого, посмевшего предать меня, ждет такая участь!
  - Смерть! Предательница! - скомандовали вампиры.
   Стоявший в стороне Гарольд понял, что пора ему действовать. Сглотнув ком в горле, парень на ватных ногах подошел к бывшей возлюбленной, сжимая в руке меч. Ему до последнего казалось, что все происходящее - бред и вот сейчас он очнется и все будет по-прежнему. Но крики вампиров, требующие крови, и взгляд отца, говоривший о том, что пути назад нет, давали понять, что все это происходит на самом деле. Рука, державшая магическую сталь, предательски дрогнула... Взмах...Удар...Конец...
  Глава 22
   Что было дальше Гарольд помнил смутно: вот раздаются крики триумфа и ликования, а где-то послышался душераздирающий крик утраты. Кто-то схватил парня за руку и увел подальше от ликующей толпы. Но это мало волновало его - перед взглядом Гарольда до сих пор стояло лицо Валентины, ее глаза, в которых отражалась мука и обреченность, а еще любовь... Она смотрела на него так, словно старалась запомнить все до мельчайших деталей. Глаза - зеркало души, и именно сейчас Гарольд заглянул в душу Валентины и увидел там такую гамму чувств, что ему стало не по себе. Она любила его, даже в эту секунду, зная, что он тот, кто лишит ее жизни... Помнил последние слова... Прости... а потом все закончилось, и наступила темнота.
  - Гарольд, - вампир почувствовал прикосновение к своему плечу. Подняв взгляд, он увидел, что находится в комнате, примыкающей к залу, а рядом стоит Мира. - Все закончилось...
  - Нет, - прервал ее речь Поттер, - я не хочу ничего слышать. Оставь меня, - он не кричал, не лил слезы, а говорил как обычно, словно ничего не произошло. Но Мире не требовалось слов, она и так знала, что за буря бушует у него внутри и что не стоит в данную секунду навязывать свое общение. Будет лучше, если Гарольд побудет наедине и разберется в своих чувствах, без постороннего вмешательства. Подумает и смирится с произошедшем.
  - Хорошо, - Мира еще раз внимательно посмотрела на Гарольда, прежде чем уйти.
  - Ты тоже уйди, - бросил юноша, хоть создалось впечатление, что в комнате, помимо него, никого больше нет, но это лишь впечатление.
  - Юный князь, ваш... - раздался голос Армана, а сам он принял человеческий вид вместо расплывчатой тени. Охранник смотрел на наследника твердым взглядом и только глаза выдавали истинные чувства. Арман переживал за мальчишку, с которым проводил столько времени, и успел привязаться.
  - Я знаю, что мой отец приказал тебе всегда быть рядом, но сейчас я хочу побыть один.
  - Милорд, - голос звучал негромко, но твердо, - я не могу, и вы это знаете. Приказ князя - закон. И вам ли не знать, что мне сулит за неповиновение.
  - Мерлин с тобой, - прошипел не хуже змеи Гарольд и переместился в свою комнату. Ему не хотелось ничего делать, сейчас он чувствовал себя разбитым и из-за этого хотелось выть. От бессилия, только вот даже на это не было сил.
   Взобравшись в кровать, вампир невидящим взглядом начал всматриваться в потолок. Минуты сменяли одну за другой, а он так и продолжал лежать, не двигаясь и даже не дыша. Сколько прошло времени неизвестно, но веки закрылись сами и наследник Влада провалился в сон.
  - Сын, - донесся до него словно сквозь вату голос Влада. А стоило юноше открыть глаза и осмотреться, то он увидел отца, сидевшего в кресле около кровати.
  - Кх, - в горле все пересохло. - Долго я спал?
  - Сутки, - последовал ответ.
  - Сколько!? - не поверил Гарольд.
  - Чуть больше суток и, опережая твой следующий вопрос, я наложил на тебя сонные чары. За последние несколько дней ты вымотался и тебе следовало хорошенько выспаться.
   Гарольд с негодованием зыркнул на отца, но говорить ничего не стал, да и бесполезно спорить с Владом, тот все равно сделает так, как считает лучше.
  - У меня должна была состояться встреча с Гринграсс, - заявил он, принимая сидячее положение. - И не состоялась из-за того, что по твоей вине я провалялся в постели уйму времени. Не удивлюсь, если эта девчонка начнет меня упрекать в бесчувственности и в прочей чепухе, - короткий взмах рукой.
  - И это пошло тебе на пользу. А сейчас собирайся, я хочу тебя кое с кем познакомить, - Влад проигнорировал последнюю фразу и то, что Гарольд назвал свою невесту "девчонкой".
  - И, - вопросительно приподнятая бровь.
  - Сын, давай без этого, - предостерегающий взгляд. - Через полчаса я жду тебя в своем кабинете. Постарайся не опаздывать.
  - Между прочим я голоден, - парировал Гарольд.
  - Знаю, а еще знаю, что ты под любым предлогом попытаешься покинуть замок и в последствии наделаешь глупостей...
  - Глупостей? - прервал монолог отца, Гарольд.
  - Хочешь сказать, что у тебя и в мыслях не было отправиться к семье Валентины, - в голосе звучал металл. - И знай, я запрещаю тебе приближаться к кому-то из них.
  - Я и не собирался, - холодный ответ.
  - Собирался и мы оба это знаем...
  - Ты читал мои мысли!? - Гарольд был недоволен.
  - Сын, мне незачем это делать, - хмыкнул Влад, - я знаю тебя, как никто другой.
   Гарольд лишь кивнул, не зная, что ответить. Отец прав в своих словах - он собирался навестить семью Валентины, только вот и сам не знал, зачем он к ним пожалует. Извиниться за убийство... Это вряд ли, ведь Гарольд сделал так, как требуют традиции - наказал предательницу. Тогда зачем? На этот и несколько других вопросов у наследника не было ответов.
  - Ладно, будем считать, что я тебя услышал, - парировал парень, поднимаясь. - Я приведу себя в порядок и приду. Честно, - добавил он, видя скептический взгляд Влада. И, не дожидаясь ответных слов, поплелся в ванную комнату, мысленно проклиная отца за то, что тот так хорошо его знает и от него ничего не скроешь.
  
  ***
  
   Через полчаса Гарольд все же добрался до кабинета отца и, зайдя внутрь, с удивлением отметил, что там, помимо Влада, находятся еще двое вампиров, с которыми парень раньше не был знаком.
  - Это мои старые друзья Ирвен и Анаи, - представил гостей князь.
  - Здравствуйте, - деликатно произнес Поттер, рассматривая рыжеволосую девушку и мужчину с необычайного цвета глазами. Такого оттенка фиолетового он еще не видел у вампиров, да даже у смертных не бывает таких глаз.
  В ответ последовало два кивка и сдержанные улыбки от гостей.
  - Отныне это твои учителя, - обрадовал сына Влад. - Они будут учить тебя политике. Всем ее премудростям, интригам и всему что с ней связано.
  - Но ты же меня учил? - удивился Гарольд. - И Мира тоже.
  - Я учил тебя поверхностно, не считая нужным углубляться в детали. Сейчас же ситуация изменилась и самое главное - мы связаны с магами договором. Это все накладывает свои обязанности и вынуждает меня удвоить нагрузку для твоего обучения. До твоего отъезда в Хогвартс осталось мало времени и, попав туда, ты должен быть готов.
  - Если это из-за Дамблдора, то я не боюсь его.
  - А зря, - возразил Влад. - Этот старик куда хитрее Реддла и от него исходит большая опасность. И я бы на твоем месте опасался его или хотя бы старался держаться подальше. Но, зная тебя, уверен, что ты поступишь с точностью наоборот.
  - Какой мне смысл искать встречи с этим смертным? У меня нет на него обиды... Да, это по его вине я попал к магглам, а те отвезли меня в приют, но это позволило мне обрести новую семью. Я в некоторой степени даже благодарен Дамблдору, ведь, если бы не его "план", мы бы так и не встретились. Так что я не испытываю к Альбусу Дамблдору ненависти, он мне безразличен.
  - Так чего же ты не выслал старику открытку с благодарностью, - в каждом слове слышалась насмешка, - и не поблагодарил его за все его вмешательства.
  - Я сделаю это при личной встрече, - в тон ответил Гарольд.
  - Ладно, повеселились, а теперь к делу, - важно проговорил Влад. - В Хогвартсе тебя ждет множество испытаний и под их гнетом ты не должен сломатся. Ты мой сын и должен вести себя подобающе, - повисло молчание. - Мои старые друзья обучат тебя многим премудростям, что позволят тебе не попасться на крючок к Дамблдору или кому-то из его прихвостней. И не стоит забывать, что ты займешь мое место и к тому времени ты должен быть готов.
  - Это случится не раньше чем через несколько десятилетий, - возразил Гарольд, - так что времени у меня, дабы научится, предостаточно.
  - Несколько десятилетий, - последовал задумчивый ответ.
  - Ладно, когда мне приступать к учебе? - прямой вопрос. Гарольд счел полезным поучиться у вампиров чему-то полезному, притом это займет его время и мысли, не позволяя думать об убийстве Валентины. Сейчас ему нужно отвлечься и это хороший повод.
  - С завтрашнего дня. Сегодня прибудет твоя невеста и я надеюсь, что ты окажешь ей должный прием.
  - С фанфарами, - съязвил Поттер, морщась. - Зачем она вообще здесь?
  - Таково мое желание, - строгий голос.
  - Тогда сам ее и встречай, - огрызнулся парень, не испытывающий желания видеть Дафну. Ситуация с Валентиной показала на наглядном примере, что не стоит привязываться, в противном случае будет больно, очень больно. Словно небьющееся сердце обливается кровью или в него со всего размаху вонзили кинжал. И Гарольд запретил себе проявлять слабость, увлекаться кем-то или, не дай Люцифер, испытывать чувства. Лучше быть одному.
  - Ирвен, Анаи, оставьте нас с сыном наедине, - прозвучал приказ.
   Вампиры, склонив головы перед князем и кивнув на прощание наследнику, скрылись за дверью, оставляя отца с сыном наедине.
  - И что это должно означать? - голос Влада звучал беспристрастно. Темные глаза не мигая смотрели на Гарольда, заглядывая в самые потайные уголки души.
  - Лишь то, что я не вижу смысл в присутствии здесь Гринграсс. Помолвка заключена и брак не минуем, так зачем ей появляться в замке полном вампиров?
  - Во-первых, пора тебе привыкать называть ее по имени, - упрекнул князь, - а во-вторых, вам нужно познакомиться.
  - Как хочу, так и называю, - огрызнулся парень. - Касательно "познакомиться" мы разберемся как-то сами. Твое вмешательство совершенно не требуется, - Гарольд был недоволен.
  - Я беспокоюсь о чести своего рода и его процветании. Мисс Гринграсс должна быть осведомлена о наших традициях и законах и лучше, если ее обучением займется кто-то из вампиров.
  - Не проще дать ей несколько книг, пусть читает.
  - Нет, - возразил Влад.
  - Поступай как считаешь нужным, но от меня не жди понимания. Я не намерен проводить все время в замке, развлекая Гринграсс или охраняя ее от вампиров, желающих полакомиться ее кровью.
  - Тогда испей ее крови, это убережет ее от посягательств других представителей нашей расы.
  - Нет, - категорический ответ. - Я не стану этого делать, вплоть до заключения брака.
   Воцарилось молчание.
  - Не знаю, чего ты пытаешься добиться, но поступай, как хочешь. Я приставлю к твоей невесте охранника, чем уберегу от посягательств. Хотя я сомневаюсь, что они будут, ведь никто не посмеет претендовать на то, что принадлежит моему сыну. Но от тебя я жду понимания и настоятельно советую, потратить это время, что Дафна пробудет у нас в гостях, на знакомство с ней.
  - Конечно, - парировал Гарольд.
  
  ***
  
   Дафне предстояло провести в Румынии не одну неделю, поэтому с собой было решено прихватить немалый гардероб. И вот чемоданы были собраны и уменьшены, сложены в карман. Сама же слизеринка в окружении семьи стояла в гостиной и ожидала когда сработает портал.
  - Даф, не переживай ты так, - Астория ободряюще улыбнулась сестре. - Это всего на несколько месяцев, а потом ты вновь вернешься в Хогвартс.
  - Слава, Мерлину, - ответила Дафна.
  - Милая, вампиры знают кто ты и тебе не стоит бояться.
  - Я и не боюсь, мам, - возразила старшая дочь, - просто у меня нет желания проводить время вдали от семьи и друзей. Лучше бы Гарольд перебрался в Хогвартс. Уверена Дамблдор бы позволил ему это, ведь как же, он Герой.
   Ответить леди Гринграсс не успела. Портал, представляющий из себя наручные часы, засветился синим, оповещая о том, что с секунды на секунду он сработает. Обняв на прощание дочь, Генри и Скарлетт пожелали ей удачного "отдыха" и заверили, что будут часто писать. Младшая сестра тоже пожелала Дафне удачи и пообещала посетить ее на днях, если конечно вампиры позволят.
   Кинув прощальный взгляд полный грусти и тоски на близких людей, слизеринка исчезла в вихре магии, уносившей ее в Румынию, в замок тысячу лет принадлежавший роду Цепеш.
  Глава 23
  Резкая вспышка света заставила девушку зажмуриться, а когда она открыла глаза, то оказалось что Дафна находится в простором холле, освещаемым тусклым светом. Непривыкшая к полумраку слизеринка не смогла толком рассмотреть обстановку.
  - Мисс, прошу за мной, - перед девушкой, словно из под земли, возник неизвестный мужчина и учтиво склонил голову.
  - Куда? - вырвался вопрос раньше, чем она успела остановить его.
  - Владыка приказал проводить вас в выделенную вам комнату, - последовал ответ.
  - А разве меня не должен был встретить жених? - Дафна была оскорблена тем фактом, что встретил ее слуга, а не Поттер-Цепеш, к которому, к слову, у нее было множество вопросов, главный из которых: почему вчера он не появился?
  - Я выполняю приказ, мисс, - последовал ответ. - Мне велено встретить вас и проводить в выделенные вам апартаменты, я это и делаю.
  Гринграсс кивнула. Расспрашивать этого вампира не было смысла, ведь вряд ли он что-то знает, а даже если и знает, то ей не скажет. Она здесь чужая, пусть и в качестве невесты наследника Владыки. Вот только, по-видимому, этому самому наследнику она и даром не нужна, если судить по его поведению.
  Дорога до комнаты заняла несколько минут и вот перед Дафной вампир услужливо открыл дверь. Зайдя внутрь, девушка узнала апартаменты, в них она прошлый раз гостила, а значит где-то рядом располагается и комната Гарольда. Это было хорошо, ведь Гринграсс хотела поговорить с ним и прояснить некоторые моменты.
  - Спасибо, - поблагодарила своего сопровождающего девушка и, закрыв дверь, начала разбирать вещи. Но стоило ей раскрыть чемодан, как раздался стук.
  - Войдите, - произнесла слизеринка с интересом косясь на дверь. Ей было интересно, кто решил польстить ее своим присутствием. Вряд ли это жених, да и самого князя не стоит ждать, а вот Мира вполне могла прийти. У Дафны еще при прошлой встрече сложились с этой вампиршей неплохие отношения. По крайне мере куда лучше, чем с другими представителями этой расы. Но догадки девушки не подтвердились - в дверях стояла миловидная девушка и лишь глаза выдавали в ней нечеловеческую природу.
  Гостья учтиво смотрела на саму слизеринку, но в глубине ее глаз Дафна узрела неподдельное любопытство. Незнакомка изучала Гринграсс как какой-то редкий экспонат.
  - Кто вы? - задала вопрос Дафна, нарушая затянувшуюся тишину.
  - Мое имя Лира, - прозвучал мелодичный голос, - князь велел мне помочь вам устроиться.
  - Спасибо, но мне не требуется помощь, - попыталась увильнуть слизеринка, чувствующая себя рядом с этой вампиршей как-то не по себе, словно добычей. Да и разобрать чемодан она вполне могла и сама, без чьей-то помощи.
  - Это приказ князя, - и, не слушая возражений, Лира вошла внутрь, прикрывая дверь.
  Дафна мысленно застонала от бессилия.
  - Ладно, - обреченный ответ.
  - Миледи, вам не стоит меня бояться, - словно прочитав ее мысли, произнесла незнакомка. - Я не причиню вам вреда, как и любой другой житель этого замка. Вы здесь на правах невесты наследника и вам будут оказаны соответствующие почести.
  - Я не боюсь, - заявила как можно уверенней Дафна, но столкнувшись с насмешливым взглядом карих глаз Лиры, замолчала. Да, она опасалась вампиров и в этом не было ничего удивительного, ведь об этих существах в книгах писали много страшных вещей. Конечно, все это может быть выдумкой, но в каждой выдумке - есть доля правды. Сама же Гринграсс, будучи слизеринкой, предпочитала относиться ко всему настороженно, а не бросаться в омут с головой, как это делают представители красно-золотого факультета. Следует для начала разобраться здесь, что да как, а тогда уже решать, как лучше себя преподносить. И было бы не плохо сперва пообщаться с женихом, ведь вполне возможно, что Гарольд сможет пролить истину на некоторые вещи.
  - Давайте, я помогу с вещами, - кивок в сторону чемодана.
  Гринграсс кивнула, отходя в сторону. Она размышляла о том, как бы ей разговорить эту вампиршу.
  - А вы бы не могли показать мне замок? - собрав всю смелость в кулак произнесла блондинка.
  - Миледи, можете обращаться ко мне по имени, - последовал ответ. - И да, я с радостью покажу вам замок. Князь назначил меня вашей служанкой, так что я в вашем распоряжении все время. И если вам что-то потребуется, не стесняйтесь, обращайтесь.
  - Конечно. Тогда ты тоже обращайся ко мне по имени, а то "миледи" звучит слишком официально.
  - Я не могу, - возразила Лира, - это нарушение традиций.
  - Тогда, давай ты будешь называть меня Дафной, когда мы будем только наедине, - внесла разумное предложение слизеринка. - Я не знаю здесь никого, за исключением Гарольда и Миры, так что надеюсь, мы с тобой подружимся, - будучи слизеринкой, девушка посчитала, что ей нужны "друзья" среди вампиров, ведь одному Мерлину известно, сколько ей придется здесь пробыть. А эта Лира показалась ей неплохой собеседницей и понимающей личностью, которой не чужды чужие переживания. Может она и сможет помочь Дафне адаптироваться в этом новом для нее мире.
  - Хорошо, - кивнула вампирша, уголки губ которой слегка дрогнули.
  - Ты случайно не знаешь где сейчас мой жених? - не особо рассчитывая на ответ, спросила Гринграсс. Она уже успела понять, что вампиры не особо разговорчивы, особенно если это касается Гарольда Поттера-Цепеша. Осталось выяснить, почему так?
  - Юный князь отбыл куда-то на рассвете и не возвращался, - последовал ответ.
  - А неизвестно когда он вернется?
  - Я всего лишь прислуживаю в этом замке и меня не ставят в известность. Моя задача заботиться о чистоте и порядке, а также выполнять незначительные поручения. Касательно наследника тебе стоит спрашивать у Владыки.
  - Прости за бестактность, - Дафна слегка замялась, - но сколько тебе лет?
  - О, это не секрет... Меня обратили, когда мне было двадцать.
  - Обратили? - не поняла Гринграсс.
  - Я попала в аварию, когда меня нашел один вампир, он же меня и обратил. Как потом я узнала, я была на волосок от смерти и, если бы не вмешательство, скончалась бы. Вампир, обративший меня, служит здесь и соответственно привел меня сюда, - грустная улыбка появилась на лице Лиры. - Князь не стал меня уничтожать, а позволил остаться здесь и прислуживать Высшим.
  - Грустная история, - проговорила с печалью Дафна.
  - Да уж... Но я рада что мне был дан шанс.
  - Ты не жалеешь что стала вампиром?
  - Не знаю, - честный ответ. - Порой мне кажется, что было бы лучше, если бы я умерла, но иногда я рада, что все случилось так как случилось.
  - А сколько лет ты... - Гринграсс не знала как назвать ее состояние, ... мертва?
  - Чуть больше двух лет, - ответила та. - По меркам Высших, я еще птенец.
  Повисло молчание, во время которого Лира раскладывала вещи Дафны, а сама девушка обдумывала все услышанное. Одно для нее было ясно - здесь существуют свои порядки и законы и они отличаются от тех, которым ее учили с детства. Значит ей как можно скорее нужно узнать о вампирах, их традициях и способе жизни. Можно сказать, что это жизненно необходимо.
  Раздался шелест и вот входная дверь открылась, впуская внутрь Миру.
  - Вижу, ты уже устроилась, - зазвучал мелодичный голос. - Надеюсь, тебе понравилась комната, что я для тебя подобрала? - Мира не обращала внимания на служанку.
  - Да. Здесь очень красиво.
  - Не могу с тобой не согласиться. Конечно, здесь мрачновато, но не настолько чтобы обстановка казалась угнетающей. Да и мне показалось в прошлый раз, что тебе понравились эти апартаменты, - продолжала увещать Мира. - Ты не устала?
  - Нет, - отрицательно качнула головой Гринграсс.
  - Тогда пойдем я покажу тебе, где находиться библиотека. Уверена, что тебе станет скучно и тогда ты сможешь скоротать время за прочтением интересной книги. Здесь библиотека поистине огромна... В ней собрано столько книг и рукописей, что позавидовал бы любой.
  - А там есть что-то про вампиров? - Дафна хотела поскорее взяться за воплощение своего плана, поэтому не стала юлить, а задала прямой вопрос.
  - Там есть все, - задумчивый ответ, - в том числе и информация о Странниках Ночи.
  - Странники Ночи - это вампиры? - уточнила Гринграсс.
  - Да, - кивок. - Кстати, я буду учить тебя всему, что должна знать невеста будущего князя.
  - Всему, - опешила Дафна. - Я знакома с этикетом и традициями, так что думаю проблем не должно возникнуть.
  - Милая, - съязвила Мира, - ты забываешь, что мы вампиры, а не маги. У нас другие традиции, законы и прочие атрибуты. Тебе придется многому научиться, прежде чем стать частью семьи Владыки. И для начала, отбрось в сторону страх, от тебя за милю им разит. Здесь тебе ничто не грозит, так что отбрось предрассудки и будь сама собой.
  Повисло молчание. Остальной путь они преодолели в тишине.
  - Вау, - не смогла сдержать вдох восхищения Гринграсс, рассматривая помещение заставленное сотнями полок. Казалось, этому потоку нет ни конца, ни края, все было заставлено книгами, а в самом зале царил полумрак и витал запах чернил. - Здесь так...
  - ... волнующе, - опередила Мира. - Не могу с тобой не согласиться. Владыка - ценитель прекрасного. Но тебе не стоит без присмотра бывать здесь, ведь некоторые книги очень опасны.
  - Опасны? - не поняла Гринграсс.
  - Сожрут твою душу или наградят каким-то хитро-мудрым проклятием.
  - О...
  - Не пугайся ты так, - хмыкнула вампирша. - Просто имей ввиду, что не стоит все брать в руки.
  - Я это запомню, - кивнула Дафна.
  - Надеюсь. А теперь пойдем, я провожу тебя в сад.
  - Зачем? - вопрос вырвался раньше, чем слизеринка успела его остановить.
  - Уверена, у вас есть, что обсудить с Гарольдом. Наследник предпочитает читать на свежем воздухе, а не сидеть в душных помещениях.
  - А Лира сказала, что он отсутствует, - заявила Дафна.
  - Отсутствовал, но час назад как вернулся и занялся своим любимым делом - чтением.
  - А почему же он меня не встретил?
  Мира несколько секунд внимательно смотрела на девушку. Всматривалась в ее глаза, словно выискивая там что-то и наконец-то заговорила:
  - Несколько дней назад случилось кое-что, что очень повлияло на Гарольда. Что именно не спрашивай, я не в праве тебе этого говорить, но это изменило многое. И в первую очередь изменило самого Гарольда, заставляя его еще сильней закрыться в себе, отгораживаясь от всего мира. Для него перестало существовать время, он словно перестал замечать его течение.
  - Но это не повод вести себя так... черство.
  - Ты права, - согласилась Мира. - И, чтобы лед окутывающий Гарольда начал таять, Владыка и пригласил тебя в этот замок. В твоих силах изменить некоторые вещи и заставить жениха стать прежним.
  - Но что я могу сделать?
  - Быть с ним рядом. Просто рядом, ничего не требуя и не ожидая.
  - Я попытаюсь, - серьезно произнесла Гринграсс.
  - Но ты должна знать, что у тебя есть соперница, - слизеринка выпучила глаза.
  - Соперница? Кто? Как? - вопросы сыпались один за другим.
  - Гарольд увлекся одной вейлой, а князь поощряет эту связь.
  - Но как же, мы же помолвлены?
  - Помолвлены, но ты забываешь, что твой жених не совсем человек. Среди вампиров нет такого понятия как верность, ведь наш век длинный. Это не означает, что все ведут себя развязно, развлекаясь и живя в свое удовольствие, но близко к этому. Некоторые не стремятся связывать себя узами брака и живут в свое удовольствие. Ситуация с Гарольдом иная - у него есть обязанности перед человеческим родом и, в случае их невыполнения, магия спросит с него. Для этого князь и заключил помолвку между вами. Чтобы ты подарила роду Поттеров наследников... А что касается рода Цепешев, то здесь дела обстоят слегка сложнее. Ты, как смертная, не способна выносить ребенка для этого рода. Твой потенциал хоть и велик, но не настолько. Ты просто умрешь от истощения, даже не успев родить. Будущий малыш выпьет всю твою магию, оставив лишь пустую оболочку.
  - И? - Дафна с каждой секундой все сильнее хмурилась.
  - Выход по мнению князя существует, - прямой ответ, - создать триаду.
  - Что!? Да я никогда...
  - А тебя никто не будет спрашивать, лишь поставят перед фактом, - грустная улыбка. - Разве ты еще не поняла, во что тебя ввязал Волан-де-Морт? Твое мнение теперь не имеет значение, как и твои желания. Ты сделаешь так, как тебе прикажут, даже не смея сказать слова против.
  - Нет, этого просто не может со мной происходить.... Почему все так!? Чем я так провинилась перед магией, что она меня так наказывает...
  - Не стоит кидаться в крайности, - строгий голос. - Я все это тебе говорила не дабы посмеяться над тобой, а чтобы ты знала с чем столкнешься. В твоих интересах быть в курсе происходящего и обладать как можно большей информацией.
  - Но какой в этом смысл? Что вы с этого будете иметь?
  - Скажем так, в случае чего ты окажешь мне услугу. Если мне потребуется твоя помощь в чем-то, ты мне ее предоставишь, как это делаю я сейчас.
  Гринграсс кивнула. Будучи слизеринкой она понимала, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. А в человеческую бескорыстность и благие намеренья она не верила, ведь благими намереньями вымощена дорога в Ад. Ее порадовало, что Мира предлагает такую сделку, а не пытается ей всучить кота в мешке.
  - Что от меня требуется?
  - Заинтересуй Гарольда, - последовал ответ. - Переключи его внимание на себя.
  - И как мне это сделать, если он меня избегает, - в голосе зазвучало недовольство. - Вчера он даже не пришел на встречу, да что там, Гарольд даже на письмо мое не ответил.
  - Но теперь-то ты здесь, - ответ с подтекстом. - Ваши комнаты находятся напротив и уверена, ты сможешь найти достойный предлог, чтобы наведаться к жениху. Прояви женскую хитрость и изобретательность, и тогда у тебя все получится.
  - Хорошо. Что еще я должна знать о пристрастьях жениха?
  - Он, как и любой другой мужчина, любит глазами, а женщина в свою очередь ушами. Так покажи ему себя во всей красе. Заставь захотеть тебя, - коварная улыбка. - Но не забывай, что он должен чувствовать себя хозяином положения... хищником, а ты такая себе жертва.
  Гринграсс задумалась. Мира говорила разумные слова, с которыми невозможно было не согласиться. Хочет она того или нет, но отныне ее место рядом с Гарольдом Цепешем-Поттером и в ее руках то, как будут складываться их дальнейшие отношения. Будут ли они видеться утром в столовой, обмениваясь парой фраз и раз в неделю деля супружеское ложе, как того требуют традиции, или же их будет связывать нечто большее... чувства. Пусть это будет не любовь, но симпатия хотя бы, а еще лучше страсть.
  Именно такие мысли крутились в голове слизеринки и, читая их, Мира мысленно ухмыльнулась. Гринграсс оказалась неглупой девчонкой, из которой может выйти толк. Вампирше лишь нужно подтолкнуть ее к "правильному" решению, а там все свершится само. Главное не перегнуть палку и не вызвать подозрений со стороны Гарольда и Владыки, ведь те не простят ей самодурство. Следует действовать осторожно, обдумывая каждый свой шаг и слово.
  Глава 24
   Гарольд разместился на траве, облокотившись спиной об дерево. Он настолько был увлечен книгой, что даже не заметил, как его уединение было нарушено Дафной Гринграсс. Слизеринка, стараясь сильно не шуметь, приблизилась к тому месту, где сидел Цепеш, но тот даже не заметил ее, хотя Гринграсс предполагала, что у вампиров слух куда лучше, чем у смертных. Но, не став зацикливаться на этом, слизеринка, дабы привлечь его внимание, прокашлялась.
  - А, это ты, - в голосе Поттера прозвучало безразличие. Кинув мимолетный взгляд на невесту, он вновь вернулся к чтению, игнорируя недовольный взгляд Дафны, которым та его щедро одарила.
  - Да, я, - ухмыльнулась блондинка, сморщив свой аристократический носик. Она не понимала этого парня и дело было даже не в том, что он не совсем человек, точнее совсем не человек. Что-то в Поттере отталкивало ее, только вот девушка никак не могла понять что. С первой же секунды их знакомства вампир начал раздражать ее своим безразличием. От него не исходило никаких эмоций, он словно был глыбой льда, что вызывало недоумение. Да, он - вампир, но это же не значит, что Поттер не способен чувствовать что-либо, к примеру, радость, боль и прочие эмоции, присущие человеку. Ведь он не совсем вампир в нем осталось что-то человеческое. Но единственное, что Дафне удалось от него добиться, - лживые улыбки, от которых разило игрой, а еще надменные взгляды, говорившие о его завышенной самооценке и собственной значимости. В такие моменты он ей напоминал Драко Малфоя, такой же надменный и самоуверенный. Хотя нет, пожалуй, Гарри Поттер обошел Драко в этом плане. А хуже всего то, что ей придется смириться с его странностями и заскоками.
   Новоявленный жених не вызывал в ней даже симпатии, лишь раздражение. Да, при встрече в Хогсмиде, он показался ей интересным, но на этом все закончилось стоило ей только узнать, как он предал ее доверие. Поттер обещал, что не станет ничего предпринимать, если Дафна перестанет публично общаться с Тео, и какая же для нее была неожиданность, если не шок, когда отец появился в Хогвартсе и обвинил во всех тех гнусностях. Дальше было письмо Поттеру, на которое тот ответил согласием на встречу, на которую потом и не появился. Слизеринка была вынуждена врать отцу, дабы выбраться из дома, а потом, как дура, просидела час, дожидаясь жениха, но тот не появился, даже письма не написал с объяснением. Одним словом, повел себя как бесчувственный чурбан и плевать ему, что Дафна извелась от переживаний за свою судьбу. И вот сегодня - он даже не потрудился проявить уважение и встретить ее, а прислал слугу. Мерзко. От всего этого было мерзко, но девушка смогла сдержать себя от красноречивого высказывания. Но Мерлин свидетель, у нее так и чесался язык высказать этому чурбану, все, что она о нем думает.
  - Что читаешь? - совладев со своим гневом, произнесла Дафна. Ей было некомфортно молчать, а Поттер не спешил начинать разговор и ей не оставалось ничего, кроме как самой проявить инициативу.
  - Тебе это и в самом деле интересно? - скептический взгляд. У Гринграсс создавалось впечатление, что он видит ее насквозь, все ее мысли, желания.
  - Нет, - правдивый ответ.
   Цепеш фыркнул, возвращаясь к книге.
  - Почему ты себя так ведешь?
  - Как? - вопросом на вопрос ответил вампир.
  - Эгоистично, - последовал ответ. - Словно в этом мире тебя, кроме тебя самого, никто не волнует.
  - А может так и есть, - насмешливый взгляд.
  - Нет, ты только хочешь, чтобы так казалось.
  - Да ну, - Поттер отложил книгу в сторону и, не мигая, посмотрел на слизеринку. - Ты обманываешь себя, думая, что ты что-то обо мне знаешь. Знаешь, какой я человек и что творится у меня в голове.
  - Я этого не знаю, - возразила Дафна. - Но нам предстоит стать супругами и было бы неплохо, если бы мы смогли нормально общаться.
  - Мы общаемся, - парировал Гарольд.
  - Это не общение, а какая-то пародия. Ты сводишь все мои усилия на нет, сам ничего не делая. Даже не проявляя толики внимания к проблеме.
  - Для меня нет проблемы, - красноречивый ответ.
  - Конечно, ты ведь весь такой идеальный... У тебя нет проблем, ведь тебя заботит лишь собственная жизнь. Но знаешь, я тебя удивлю - мир не вертится вокруг тебя, - в запале ответила Гринграсс. - И, хочешь ты того или нет, но тебе придется, считаться со мной, ведь если ты не забыл - я твоя невеста.
  - А я с тобой не считаюсь? - разговор и правда походил на фарс, но парня это мало заботило. У него сейчас голова была забита другим, да и проблемы имелись посерьезней, вот он и предпочел игнорировать все нападки Гринграсс. В конце концов, со вздорной девчонкой он всегда успеет разобраться, а вот Волан-де-Морт с его замашками ждать не будет.
   Ответом был смех слизеринки.
  - Ты меня игнорируешь. Вчера я целый час прождала тебя, а ты так и не появился. Думаешь, мне приятно было торчать там, ожидая тебя.
  - Так сложились обстоятельства, что я не смог прийти.
  - А письмо трудно было прислать!? - не унималась блондинка. Гнев на этого надменного парня достиг своего апогея и казалось, если сейчас Дафна не выговорится, то "лопнет". Рядом с ним она теряла свою маску "холодной королевы" и в мгновение преображалась в типичную гриффиндорку.
  - Не было возможности, - устойчивый ответ. Гарольд не стал говорить невесте, что во всем виноват отец, наложивший на него сонные чары.
  - Пф, - презрительное фырканье. - Ладно, делай что хочешь. У меня нет желания тратить свое время впустую, доказывая тебе что-то. Ты меня не слышишь или просто не хочешь слышать, - развернувшись на каблуках, девушка собралась уходить, но не прошло и секунды, как Гарольд схватил ее за руку. Кольца соприкоснулись, нагреваясь и посылая по венам импульс магии, а в следующую секунду пара ожесточенно целовалась, вкладывая в поцелуй всю свою злость и негодование. Минуты слились воедино, а время словно остановило свой бег.
  
  ***
  
   Рассвет Поттер встретил на подоконнике своего окна. Все его мысли были где-то далеко, а взгляд блуждающим. Гарольд не понимал, что вчера на него нашло, в одну секунду он целовал Дафну, а в другую они находятся в ее комнате, на ее кровати... Безумие. Дальше было сплошное безумие, никак иначе это не назовешь. Поддавшись порыву, страсти, Гарольд снимал, хотя здесь правильнее сказать срывал, с невесты одежду, не переставая терзать ее губы. Руки блуждали по телу, изучая каждый изгиб, с силой впиваясь в бархатную кожу, оставляя на ней отметины. Когда губы девушки покраснели и распухли от многочисленных поцелуев, он переместился на шею. Проводя дорожку из поцелуев-укусов, Поттер добрался до жилки, под которой пульсировала жизнь... Клыки удлинились предвещая вкус крови, а дальше все вспыхнуло в красных тонах. Он словно ошпаренный отскочил от обнаженной девушки, боясь даже вздохнуть, дабы этот кошмар не повторился. Взгляд стал приобретать осмысленность и юноша с горечью осознал, что был в шаге от того чтобы закрепить помолвку.
   Тряхнув головой, вампир отогнал мысли о вчерашнем вечере, считая, что виной всему были эти чертовы кольца. Сам он никогда бы не набросился на Гринграсс. А значит нужно узнать все, что только можно об этих кольцах и о самом обряде помолвки, и по возможности держатся от Дафны подальше, пока это влечение не пройдет.
   Но все же его волновал вопрос: почему он остановился? Невеста была в его руках и, если судить по ее стонам, она была бы не против провести с ним ночь. Хотя во всем виноваты кольца. Гринграсс его ненавидит и вряд ли, если бы у нее был выбор, согласилась на брак. Но выбора нет... Его нет как у нее, так и у него. Тряхнув головой, Гарольд отогнал ненужные мысли.
  - Не помешало бы перекусить, - губы Поттера искривились в ухмылке. Парень исчез в вихре тьмы, чтобы появится в знакомой ему комнате.
  - Ой, - взвизгнула Флер, - не подкрадывайся больше так. Ты меня напугал, - и маленький кулачок игриво ударил вампира в плечо.
  - Не буду, - шепот и вот Поттер уже стоит за спиной у француженки, а его руки скользят по ее телу. Губы оставляют влажные следы на шее, заставляя дыхание Делакур участится. Сердце отстукивает бешеный ритм, что звучит словно музыка для его ушей.
   "Почему бы и нет", - пронеслась мысль в голове вампира, прежде чем он припал губами к жилке, терзая ее зубами, но не настолько сильно, чтобы проступила кровь.
  - Я хочу тебя, - шепчет Гарольд, прижимаясь грудью к спине девушки. Его прохладное дыхание ласкает кожу, вызывая дрожь, а руки дарят ласки.
  - Я твоя, - такой же шепот в ответ.
  Примечание к части
  Вот и глава)))
  Может, кому-то кажется странным поведение Гарольда. Его безразличие касательно Дафны и интерес к Флер, а также ситуация с Валентиной.
  Но, лично я так его вижу. Валентина причинила ему боль, в неком смысле - разбила сердце, своим предательством, поэтому он и решил закрыться от всех. Спрятать истинные чувства, переживания и боль, за маской безразличия.
  Ситуация же с Флер иная. Она не принуждает его к чему-то и ничего не требует, а просто находится рядом. Рядом с ней. Гарольд может бить самим собой, а не наследником Владыки вампиров или Мальчиком-который-выжил.
  Глава 25
   Неторопливые ласки быстро набирали обороты, становясь все более настойчивыми. Из горла вейлы вырывались жалобные стоны, требующие еще больше прикосновений и желательно глубоко внутри. Поцелуев и поглаживаний Флер было уже мало и она теснее прижималась к Поттеру, вынуждая его перейти к более активным действиям.
  - Ну же, - простонала Делакур, голова которой шла кругом от страсти. Колени подрагивали и лишь Гарольд, прижимающий ее к себе, не дал вейле упасть. Руки подрагивали, замедляя процесс стаскивания с вампира одежды, но, несмотря на это, с верхней частью гардероба было покончено и проворные коготки добрались до пряжки ремня.
  - Р-р-р, - рыкнув, Гарольд в мгновение ока увлек Флер на кровать, взмахом руки избавляя ее от оставшейся одежды и лишая себя так ненужных сейчас преград. Дальше для обоих все превратилось в круговорот из страсти и желания, нарушаемые лишь стонами, что вырывались из горла.
  
  ***
  
   Вернулся в замок Цепеш ближе к вечеру и, как не парадоксально, но первым, точнее первой, кого ему довелось повстречать, оказалась Дафна Гринграсс. Девушка о чем-то настолько задумалась, что, не увидев Гарольда, столкнулась с ним и лишь молниеносная реакция вампира удержала ее от падения на каменный пол.
  - Осторожней, - проговорил Цепеш, придерживая за руку слизеринку.
  - Извини, - слизеринка стряхнула с мантии несуществующие пылинки, - я тебя не заметила.
   Сам же Гарольд удивился наряду девушки. Среди вампиров мантии не почитались, да и сам парень не носил подобную одежду, в ней, как ему казалось, было неудобно двигаться. Но что возьмешь с этих магов, им же свои законы не навяжешь. Да и вряд ли мантии так уж мешали при махании палочкой. Но, тем не менее, вампир был удивлен, что Гринграсс надела ее здесь.
   Неловкая пауза затянулась.
  - Однако, какой я неприметный, - попытался отшутиться Гарольд. Он не был глупцом и прекрасно чувствовал, что между ним и невестой не все так радужно. Между ними существует недосказанность, а еще непонимание, из-за которого и куча проблем.
  - На самом деле я искала тебя, - заговорила Дафна, отстраняясь. Только сейчас она заметила, что стоит слишком близко к Цепешу, от чего чувствует его прохладное дыхание на своем лице. Гарольд тоже отстранился, отпуская руку девушки, которую все еще держал.
  - И, - вопросительно приподнятая бровь.
  - Мне кажется, что мы оба слегка погорячились и наговорили друг другу лишнего.
  - Согласен, - кивнул Поттер. Он и сам понимал, что повел себя при их прошлом разговоре слишком холодно. В конце концов, в том, что Гринграсс оказалась в их замке, нет ее вины. Здесь скорей стоит винить Влада, всунувшего свой нос в его личную жизнь. Как ее нет и в том, что они оказались помолвлены. Девчонка стала заложницей обстоятельств, как и он сам. Только в отличие от самого Гарольда у нее не было права выбора, да и этот брак ставит ее в невыгодное положение - Гринграсс будет вынуждена покориться ему. И за это Дафна должна сказать спасибо Волан-де-Морту, вынудившему ее ко всему этому.
  - Тогда предлагаю начать сначала. С чистого листа, так сказать, - голос девушки звучал ровно, но будучи вампиром, Поттер чувствовал, как бьется ее сердце, чуть ли не выпрыгивая из груди из-за бешеного ритма. Все это только доказывало, что Дафна Гринграсс не настолько бесчувственна, как показывает. Ей присущи человеческие слабости, такие как страх, грусть и многое другое. И сейчас она боялась, что вампир ее оттолкнет.
   Гарольд несколько секунд внимательно смотрел в синие омуты слизеринки, а затем решительно кивнул. Решив, что хуже от этого не будет, а познакомиться им не повредит.
  - Это будет правильно, - последовал ответ.
  - Ты бы не мог показать мне замок? - прозвучал вопрос девушки. - Если конечно, тебя это не затруднит.
  - Отчего же, я не прочь попробовать себя в роли гида, - насмешливый ответ.
  - Завтра?
  - Ну, - Гарольд задумался, - в первой половине дня у меня есть кое-какие дела, а потом я полностью в твоём распоряжении.
  - Тогда я буду ждать, - с этими словами девушка скрылась за дверью, ведущей в ее апартаменты. Сам же вампир задумчиво смотрел ей вслед, размышляя на что же он по собственной воле подписался. Хотя, ведь не может быть прогулка по замку с невестой столь ужасной. Она же не монстр какой-то, что поставила себе за цель вынести ему мозг. Гарольд сможет с ней цивилизованно общаться, не грубя и не получая оскорбления в ответ. В конце концов, им предстоит создать семью, иметь детей и жить под одной крышей.
   "Не радужная перспектива, если брать в расчет темперамент Гринграсс", - мысленно простонал Поттер, делая себе в уме пометку придумать пути отступления. Расстаться они не могут, а значит стоит разработать план, который поможет им быть на расстоянии друг от друга, если уж семейная жизнь окажется непосильной.
  - Какие, однако, у тебя мысли, - послышался насмешливый голос, а через секунду показалась и его обладательница. Мира с ухмылкой смотрела на наследника князя, в особенности на ту гримасу, что появилась на его лице после ее слов. Все это вызывало еще больше веселья с ее стороны.
  - Тешишь себя надеждой, что знаешь все обо мне и даже мысли способна читать, - такой же насмешливый ответ, только вот насмешка не тронула глаза, они так и оставались холодны.
  - Ты непредсказуем, поэтому о тебе невозможно знать все. Ты как закрытая книга, которая, если прикоснешься, выпускает шипы. И ты прав - я не могу читать твои мысли, но это не значит, что я не ощущаю какие эмоции тебя окутывают. Противоречия и... страх.
  - Я ничего не боюсь, - категорический ответ.
  - Ты боишься открыть свое сердце, и впустить в него кого-либо, кроме Влада. Боишься, что тебе вновь причинят боль, как это сделала Валентина. Поэтому держишься в стороне от всех, не подпуская к себе и не давая помочь. Ты ведешь себя как эгоист, свято веря, что это спасет тебя от боли. Но все это лишь иллюзия...
  - Это моя жизнь и мне решать, как ей распоряжаться, - прервал речь вампирши Поттер.
  - Решай, но не ошибись в выборе, - задумчивый ответ.
  - Не ошибусь, - холодный голос, способный заморозить. - Хватит с меня нравоучений.
   В ответ раздался мелодичный смех.
  - Как скажешь. Прими душ, на тебе запах мисс Делакур, - с этими словами Мира исчезла в неизвестном направлении. Но до чуткого слуха парня донесся ее заливистый смех.
  - Вот же, - выругавшись, Поттер кинулся в свою комнату. Не хватало еще, чтобы отец узнал, где он проводит свое время, а главное с кем. Почему-то Гарольд не хотел, чтобы Влад узнал как стремительно развиваются его отношения с Флер.
   "А они есть - эти отношения?" - прозвучал ехидный голос в голове, заставляя Гарольд задуматься. А и в самом деле есть ли какие-то отношения? Ответа на этот вопрос Поттер не знал. Ему было хорошо с вейлой... удобно. Она не задавала ненужных вопросов, ничего не требовала от него, просто была рядом, когда ему этого хотелось. К тому же у нее чертовски вкусная кровь... Но можно ли назвать это чувствами? Пожалуй... нет. Это скорее увлеченность.
   Отогнав тревожные мысли подальше, вампир блаженно зажмурился, наслаждаясь теплыми струями воды, окутывающими тело. Душ помог привести мысли в порядок и расслабиться, поэтому после водных процедур Гарольд почувствовал себя полным сил и готовым к новым свершениям, но, так как стрелка на часах приблизилась к двенадцати, ему ничего не оставалось, кроме как взобраться на подоконник с книгой в руках.
  
  ***
  
   Реддл задумчиво постукивал пальцами по поверхности рабочего стола. Сейчас его мысли витали около вампиров, точнее одного конкретного, хотя и не совсем вампира.
  - Гарри Поттер, кто же ты на самом деле? - прозвучал вопрос в тишине. Сейчас Том сидел в своем кабинете и обдумывал события прошедшего дня. Сказать, что он ожидал чего-то подобного, значит соврать. Реддл не думал, что вампиршу казнят, притом сделает это лично Поттер, да еще подобным образом. Только представить, отсек голову мечом. Исходя из всех наблюдений, мальчишка оказался не так-то прост, как сам Лорд думал. Убил свою возлюбленную и глазом не моргнул, прям как профессиональный убийца. Хотя, чему Том удивляется - неизвестно как вампиры его воспитывали, чему учили... Пожалуй, один лишь князь знает, что из себя представляет Гарри Поттер, ну само собой Реддлу он этого не скажет. Но одно было ясно - Поттера не стоит недооценивать. Он не такой как другие его сверстники, совсем не такой. Его не интересуют развлечения и тот же квиддич, как наследника Малфоев, у него куда изощреннее увлечения.
   Жаль, конечно, что пришлось сдать эту несчастную влюбленную. Она бы могла ему многое рассказать о Ночном народе и в частности о своем любимом, поделиться так сейчас необходимой ему информацией. Но ничего не поделаешь, чем-то пришлось пожертвовать для достижения целей. Сдав Валентину, Том возвысил себя в глазах этих мертвецов и отвел от себя подозрение. Ведь, как ни крути, а вампиры узнали бы о предательстве этой девицы рано или поздно и тогда ему, как ее сообщнику, не поздоровилось. А так все разрешилось не без его участия и князь у него в долгу.
  
  ***
  
  - Это восточное крыло, - произнес Гарольд, сворачивая в один из коридоров.
   Дафна только успевала удивляться, как он ориентируется так хорошо в таком большом замке. Как ей казалось все коридоры одинаковые, как и двери, и все это напоминает ей лабиринт, в котором можно с легкостью потеряться. Сама бы Дафна уж точно потерялась, не будь рядом Гарольда.
  - И кто здесь живет? - уточнила девушка, следуя вслед за женихом.
  - В основном Высшие, что приближенны к князю. Они занимаются политикой, следят за соблюдением наших законов и прочей ерунды. Советники, воины и ученые. Все те, кто вносит огромный вклад в жизнь нашей расы.
  - Я бы не назвала это ерундой, - ответила Дафна.
   Поттер лишь передернул в ответ плечами, ничего не говоря.
  - Думаю, на сегодня с экскурсией покончено. Мы и так уже несколько часов бродим по замку. Не ошибусь, если предположу что ты устала, да и перекусить тебе не помешает.
  - Пожалуй, ты прав, - Гринграсс слегка улыбнулась. - Кстати, спасибо за экскурсию.
  - Обращайся, - фыркнул юноша.
   Они оба, не сговариваясь, решили забыть о случившемся в комнате девушки. По этому поводу не было сказано ни слова, словно между ними ничего не произошло или произошло все, как и должно быть. Ничего неординарного... Словно это не они были в шаге от того, чтобы закрепить помолвку, поддавшись порыву страсти.
  - Ах, я забыл тебе сказать, что отец устраивает бал в честь нашей помолвки через две недели.
  - Бал, - удивилась слизеринка.
  - Я тоже не в восторге, но таково решение князя и нам остается только смириться, - недовольная гримаса появилась на лице Поттера. - А с ним спорить себе дороже.
  - Но у меня нет достойного платья и прочих атрибутов, - ужаснулась Гринграсс.
   Гарольд задумался. Он ненавидел все эти женские штучки, в том числе и ходить по магазинам, но, видимо, сейчас у него нет выбора. Отпустить невесту одну он не мог, а Влад не одобрит, если Гарольд приставит к ней кого-то из вампиров в качестве наблюдателя. Выходит, что ему самому придется сопровождать Гринграсс за покупками.
   Мысленно выругавшись, Гарольд пообещал отцу все кары небесные за его идею с балом. Он не был глупцом и догадался, что Влад все рассчитал, да и не обошлось здесь без участия Миры. Ведь эта вампирша не зря так настойчиво сводила его с Дафной. Давая советы и настоятельно рекомендовала получше узнать Дафну Гринграсс.
  - Через два дня ты сможешь покинуть замок и выбрать себе наряд для бала.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила Гринграсс. - Я сама смогу пойти или с кем-то?
  - Со мной, - последовал ответ. - Тебе небезопасно покидать замок в одиночестве.
  - Оу, - печальная улыбка, - меня теперь всегда кто-то будет сопровождать?
  - Это для твоей же безопасности.
  - Да что со мной может случиться? - не понимала слизеринка. - Я почти шесть лет отучилась в Хогвартсе и меня никто и пальцем не тронул. В Косом переулке я тоже бывала без присмотра родителей и на меня там не учиняли нападение. Так что же сейчас изменилось? Или может это ты мне не доверяешь, вот и решил сопровождать? - голос девушки приобрел гневные нотки.
   В ответ Поттер презрительно фыркнул, поражаясь наивности невесты. Гринграсс подозревала его во всех грехах, выискивая в каждом слове и действие, скрытый смысл, даже не задумываясь о том, что он пытается обезопасить ее.
  - Прежде чем высказывать свое недовольство, включи мозг и подумай вот о чем: многим только недавно стало известно, что ты крестница Волан-де-Морта. А кто у нас он? - прозвучал риторический вопрос. - Правильно, он - деспот и тиран, по мнению многих, которому место в могиле. И теперь подумай, что авроры или приспешники света, сделают с тобой при встрече, - саркастический вопрос.
  - Но я же была в Хогвартсе и мне там ничего не угрожало.
  - Ты была в школе, под носом у Дамблдора, который, как известно, борец за права убогих. Он даже вашему Лорду готов дать второй шанс, несмотря на его деяния, так что понятно, что тебя старик не воспринимал как угрозу. Но, несмотря на это, он наблюдал за тобой, ведь через тебя Дамблдор сможет подобраться ко мне. Все просчитано и Альбусу было выгодно держать тебя в относительной безопасности, да и тогда не был предан огласке твой статус.
  - Но...
  - Тебе не понять, ты мыслишь слишком узко, - прервал Поттер. - Так что смирись. Ты пойдешь за покупками со мной или не пойдешь и вовсе.
  - Ладно, - сдалась Гринграсс, мысленно делая себе пометку отомстить этому засранцу. Она устроит ему занимательную прогулку, которую тот запомнит надолго и в следующий раз десять раз подумает, прежде чем навязывать ей свое общество. Ведь для многих мужчин покупки это что-то ужасное, а Дафна сделает этот процесс еще ужаснее. Ведь не помешает проучить этого негодяя, посмевшего обращаться с ней как с вещью.
   Сам же наследник Владыки вампиров думал о том, почему их каждая встреча заканчивается на печальной ноте. Гринграсс не понимала элементарных вещей и тем самым вызывала в нем гнев. Он срывался и демонстрировал свое недовольство и, как полагается, все заканчивалось ссорой. Пожалуй, это единственная девчонка, способная растормошить его и вызвать хоть какие-то эмоции помимо безразличия. Конечно гнев, раздражение и презрение - это не те чувства, которые стоит демонстрировать, но все же это хоть что-то. Ухмыльнувшись своим мыслям, Гарольд одарил Дафну странным взглядом и, развернувшись, не говоря ни слова, последовал прочь.
  - Эй, подожди, - воскликнула слизеринка. - Ты не можешь бросить меня здесь.
  - Почему же? - бросил через плечо Гарольд, со смехом наблюдая за тем, как невеста стремится нагнать его, но из-за высоких каблуков ей это не удалось сделать.
  - Поттер, будь хоть иногда джентльменом, а не эгоистом.
  - Мне нравится больше второй, Гринграсс, - в тон ей ответил парень, но все же замедлил шаг. - Поторопись, если не хочешь следующие несколько часов бродить в поисках своей комнаты.
   Что-то недовольно буркнув себе под нос, Дафна поспешила вслед за женихом. От его наглости и хамства ее уже коробило. Еще ни один парень не смел себя так вести с ней. Никто, кроме Гарольда Цепеша!
  Глава 26
   Гарольд вальяжно расположился на кровати в комнате Флер Делакур. Сама же девушка, недовольно зыркая на вампира, стоя у зеркала пыталась скрыть следы на шее после их постельных утех. У Гарольда обнаружилась склонность оставлять на ее теле свои метки, а из-за того что у вейлы была аллергия на косметические чары, которые свели бы за секунду все следы, то ей приходилось пользоваться маггловским средством, в которых имелись недостатки.
  - Из-за тебя мне придется несколько дней носить блузу с высоким воротником, - скривилась Делакур. - Увидев эти засосы, родители набросятся на меня с вопросами и поверь, им не составит особого труда догадаться, кто мне их оставил. Рара тебя придушит за посягательство на мою честь, - с улыбкой произнесла Делакур.
  - Я в страхе, - театрально воскликнул Поттер, но по его ухмылке было видно, что он дурачится.
  - Ты неисправим, - вздохнула вейла, нанося последние штрихи. - Я готова. Можем идти.
   Одним текучим движением Гарольд поднялся на ноги и в мгновение ока оказался около француженки. Кончики пальцев скользнули по шее, проводя по скрытым отметинам.
  - Ты моя, Флер, - и требовательный поцелуй, на который девушка со всей страстью ответила.
  - Какой же ты собственник, - мелодичный смех.
  - И тебе это нравится, - это было признание очевидного, а не вопрос.
  - Нравится, - согласилась Флер, - но я все же против того, чтобы ты меня клеймил как какую-то... - Делакур запнулась, не зная как правильно выразится, - ... вещь, - наконец-то озвучила она, хмурясь. Ей не нравилось чувствовать себя "вещью", которой Гарольд может попользоваться, а когда надоест, выбросит. Такой участи для себя Флер не хотела, но и не знала, как можно что-то изменить. Сейчас Цепешу с ней хорошо, но неизвестно что будет через месяц-второй. Да и не стоит забывать о Дафне Гринграсс, у которой прав на Гарольда куда больше, чем у нее самой. Все эти мысли не давали вейле свободно дышать, они словно гложили ее изнутри, заставляя нервничать и теряться в догадках. Но, несмотря на это, девушка старалась вести себя как обычно, не выказывая своих тревог. Она дала себе слово не пасовать перед трудностями, а бороться до самого конца, несмотря ни на что, и добиться желаемого. А в данный момент она желала Гарольда Цепеша и плевать на то, что он помолвлен. Он должен быть ее, несмотря ни на что.
  - Ох, Флер, - Поттер засмеялся. - Как подобное только могло прийти тебе в голову?
  - Я...
  - Нет, не отвечай, это был риторический вопрос, - прервал речь девушки Гарольд. - Пойдем лучше, а то я проголодался, - сменил неприятную тему вампир. На самом деле ему человеческая еда не требовалась, а употреблял он ее лишь ради удовольствия. Но сейчас парня угнетала атмосфера Делакур-мэнора, давя на его психику. Вампир чувствовал себя здесь словно в тисках, что сковали его, не давая двигаться.
  - Так значит, мы отправимся в какой-то ресторан?
  - Если ты хочешь, - в голосе проскользнуло безразличие, создавая впечатление, что Поттеру на самом деле безразлично куда идти и с кем. Во взгляде изумрудных глаз, как и в голосе, не было интереса, лишь холод.
   Флер насторожилась, чувствуя, что вампир от нее закрылся. Закусив нижнюю губу, в попытке сдержать рвущийся наружу вопрос, Делакур потупила взгляд. Ей не хотелось спорить особенно сейчас, поэтому она сочла за лучшее промолчать.
  - Если хочешь, мы можем никуда не идти, - осторожные слова. - Я попрошу домовиков что-то приготовить и мы поужинаем здесь или на террасе. Родителей все равно нет дома, они вместе с Габриэль отбыли в гости и вернутся лишь к вечеру.
  - Нет, - решительно заявил Поттер, - я устал от однообразия.
  - Привереда, - последовала улыбка. - Тогда куда пойдем?
  - Поужинаем, а там посмотрим.
  - Ладно.
   И не успев больше ничего сказать, вейла почувствовал на своей талии прохладные руки Гарольда, прижимающие ее к себе. В следующую секунду мир перед ее глазами завертелся, сменяя пейзажи один за другим. Мгновение и вот они стоят в безлюдном переулке в неизвестной для француженки местности.
  - Как мне кажется, здесь готовят отличный кофе, - нарушил тишину Поттер.
  - Кофе? - удивилась Делакур. Она не замечала у вампира пристрастия к этому напитку.
  - Да. Пойдем, - парень увлек девушку за собой.
   Флер с интересом оглядывалась по сторонам, рассматривая здешние достопримечательности. Она была уверена на сто процентов, что раньше здесь не бывала, а еще, что это не магическая часть, скорее что-то маггловское.
  - Не отставай, - негромкий голос парня заставил француженку вынырнуть со своих мыслей. - Это не то место, где ты бы хотела потеряться.
  - Почему? - глупей вопроса невозможно было придумать и, осознав это, Флер поморщилась. - Я хотела сказать: почему здесь нельзя теряться? - и негромкий смешок.
  - Опасно, - простой ответ и тут перед вейлой Поттер приглашающе открыл дверь. Той дважды не пришлось повторять и она проследовала внутрь, чтобы уже через секунду замереть. Флер остановилось в оцепенении, оглядываясь по сторонам. Место, где они оказались, как девушке сперва показалось, далеко не было маггловским, а наоборот, здесь все было пропитано магией. Само помещение представляло собой огромный квадратный зал с множеством столиков, к которым прилагались кожаные диван и пуфы. Некоторые в хаотичном порядке разбросаны по залу, а другие скрывались за ширмой, дарящей посетителям конфиденциальность. В центре располагался круглый помост с несколькими шестами, достигающими потолка. Но не это так удивило Флер, как обитатели этого "милого" заведения. За барной стойкой, ловко жонглируя стаканами, стоял высокий мужчина и, не стесняясь, демонстрировал свои идеальные формы. Даже Делакур не смогла, не восхитится - он выглядел просто шикарно: широкие плечи, мускулистая грудь, едва скрытая рубашкой в сеточку, и кожаные ленты на запястья, предназначение которых француженка не знала, но отметила, что они подходили к образу.
   Обругав себя за то, что не позволительно долго пялиться на незнакомца, вейла поспешила отвернуться. И тут до ее слуха, донеслась негромкая мелодия, завораживающая своей красотой. Подобного Флер раньше не слышала, поэтому с замиранием сердца наслаждалась звучанием, отмечая, что певица, исполняющая эту композицию, очень талантлива.
  - Пойдем, - вейла почувствовала, что на ее талии сомкнулись руки вампира, - не стоит топтаться в дверях и вызывать ненужное любопытство собравшихся.
  - Где мы?
  - В одном занимательном местечке для особых клиентов, - Поттер сделал акцент на "особых". Подтолкнув девушку, он устремился к мужчине за стойкой.
  - Они... - Делакур запнулась, присмотревшись к собравшимся она поняла, что с ними не все так просто. Слишком хищные выражения на лицах, странный цвет глаз у некоторых и внушительная физическая сила. Здесь собрались не обычные маги или магглы...
  - Это не люди, - подтвердил ее догадку Цепеш. - Оборотни, вампиры и многие другие. Вот та девушка, пение которой тебе так понравилось, - русалка.
  - Но, - Делакур была в шоке, - как же она без воды?
  - Милая, это мир магии, здесь все возможно, - насмешливый голос. - Мне как обычно, а для леди, - это уже предназначалось бармену, который, не скрывая своего интереса, рассматривал Флер.
  - Бокал вина, - озвучила свой заказ Делакур. Незнакомец кивнул.
  - Пойдем, - Поттер увлек вейлу к одному из столиков, частично скрытому тяжелыми черными портьерами, служащими ширмой. С этого места было хорошо видно помост в центре. - Скоро начнется шоу, - и, не дав девушке задать вопрос, вампир усадил ее на диван, а сам расположился рядом, продолжая одной рукой обнимать ее за талию.
  - Что это за место? Куда ты меня привел? - вопросы посыпались один за другим.
  - Ты же хотела узнать, как я живу и вот тебе наглядная демонстрация, - насмешливый тон.
  - Это какой-то бар для всех нечеловеческих рас?
  - Здесь иногда бывают маги, но бывает это очень редко. Здесь не любят чужаков.
  - Их что убивают? - ужаснулась Делакур.
  - Флер, почему у тебя всегда на уме "смерть" и "пытки", - насмешливый тон. - Неужели ты такого плохого мнения о моей расе?
  - После того как мне довелось столкнуться с оборотнями и едва спастись от участи быть убитой, мне ничего оптимистичного не приходит на ум. Что касается вампиров, то о вас столько ужасного написано в книгах, что помимо воли, становится страшно.
  - Хм, неужели я такой страшный?
  - Нет, но ты же не совсем вампир, - вернула ухмылку Флер. Они были вынуждены отвлечься от разговора, поскольку к их столику подошла миниатюрная девушка с подносом. Перед вейлой незнакомка поставила бокал, наполненный рубиновой жидкостью - вином, а перед парнем бутылку с чем-то неизвестным француженке. Красно-золотистая жидкость поблескивала при попадании на нее отблесков от света. В центре расположилась вазочка со сладостями на любой вкус и цвет. И осведомившись не желают ли они еще что-нибудь и получив отрицательный ответ, официантка удалилась, оставляя их наедине.
  - Это нимфа, - фыркнул Поттер, отвечая на неозвученный Флер вопрос.
  - А что это? - кивок на бокал, в который Гарольд щедро плеснул с бутылки жидкости.
  - Поверь, ты не хочешь этого знать, - уклончивый ответ.
   На несколько секунд воцарилось молчание, во время которого девушка сделала пару глотков из своего бокала в надежде успокоить. Она была потрясена поступком Гарольда, даже больше - шокирована. Подобной прогулки Флер не ожидала, а уж такого сюрприза, так и подавно. Но Делакур бы соврала, сказав, что ей совершенно не интересно. Ей было интересно узнать о жизни Цепеша. Узнать, как тот проводит свое время. Чем увлекается и вообще как живет. Но она не ожидала, что правда откроется для нее таким образом. И тут ее осенила одна догадка.
  - А здесь есть вампиры?
  - Да, - согласный кивок и вопросительно приподнятая бровь.
  - А у тебя не будет проблем из-за того, что они видели тебя в моем обществе? Ну, ты ведь помолвлен и, как принято в магическом обществе, должен вести себя подобающе.
  - Для начала, я не волшебник, точнее не совсем волшебник, а значит, ваши правила ко мне не относятся. Да и плевать мне на них, если честно, - презрительное фырканье. - Что же касается Гринграсс и моей помолвки с ней, то здесь все неоднозначно, - молчание. - Тебе не понять этого, ведь ты росла совсем в другой обстановке и воспитывалась по другому, можно даже сказать в другом мире. Но все же я попытаюсь объяснить как можно яснее, так, чтобы ты поняла в чем заключается разница между нашими расами. Начну с того, что Дафна - хорошая девушка, пусть и со вздорным характером и манией собственной значимости, но это не столь важно. Сейчас Гринграсс еще ребенок и со временем она поймет свои ошибки, но это ничего не значит для меня, как и не значит для других вампиров. В их глазах, Дафна лишь приложение к договору, вынужденная мера... Я помолвлен с ней, но это не значит, что она имеет какие-то права на меня. В глазах моей расы, она никто и будет никем и все из-за того, что она смертная, а значит не способна родить наследника для моего рода. Так уж повелось, что для любого из магов честь породниться с кем-то из представителей магических рас, в то время как для нас это ненужный груз. Все это приводит нас к тому, что мой брак с Дафной - это дань уважения моим биологическим родителям и роду Поттеров. Все дети, что у меня будут с ней, будут полноправными магами, и будут нести в себе лишь мизерную частицу моей сущности вампира. И если смотреть с точки зрения магов, это огромный плюс и честь для любого рода, возможность обновить кровь и избавиться от проклятий. Что же касается вампиров, тут все обстоит сложнее. Скажем так, дети от брака с магами не столь ценны, как от союза с другим представителем магической расы, - Гарольд о многом промолчал, дабы не шокировать Флер еще сильнее. Ей и так хватило полученной информации, чтобы провести несколько ночей без сна, обдумывая услышанное. - Это все возвращает нас к тому, что это политический брак, служащий для скрепления договора между моей расой и магами.
  - А она знает об этом? - едва слышный шепот. Флер была шокирована услышанным и даже в какой-то мере начала сочувствовать сопернице. Ведь жизнь той обещала быть не радужной.
  - Кое-что да, а кое-что нет, но скоро она это осознает.
  - И что тогда?
  - Флер, что бы ты сейчас не думала, но Гринграсс здесь не жертва. У нее будет прекрасная жизнь в магическом мире, ведь она наследница чистокровного рода, а в дальнейшем и жена Гарри Поттера. Неплохие перспективы, тебе так не кажется? И поверь, я не тиран, - небольшая ухмылка, - если Дафна будет вести себя правильно, ее ждет сказочная жизнь, конечно, без принца на белом коне в конце.
  - Для тебя все так просто, - нахмурилась Делакур.
  - Флер, меня воспитали так и демонстрировать сейчас свое недовольство, по меньшей мере, глупо. Я знал, что меня подобное ждет и смирился. Да и знаешь, как говорят, против лома нет приема, так вот и против отца нет приема.
  - Хорошо хоть у меня в семье все иначе. Родители не заставят меня выйти замуж за нелюбимого.
  - Но если так нужно будет, скажем, чтобы спасти твою семью. Ты так поступишь?
  - Наверное, - призналась француженка.
  - Вот видишь, между нами не такая уж и большая разница. Мы все заложники обстоятельств, просто в данном случае у тебя есть выбор, а у меня его нет.
   Воцарилось молчание, во время которого Флер тщательно обдумывала все то, что сказал ей Гарольд. Что брак политический и дураку ясно, но вот что мешает этому союзу стать полноценным, подкрепленным чувствами, а не какой-то бумажкой с контрактом?
  - А твоя семья не против того, что ты со мной общаешься? - француженка давно хотела задать этот вопрос, но никак не могла решиться. И вот сейчас в свете того, что у них такой серьезный разговор, Флер решилась.
  - Как ни странно, отец не имеет ничего против, - заявил вампир. - Мне иногда даже кажется, что у него на тебя какие-то планы, - но тут же Гарольд отмахнулся от неприятных мыслей. Ведь зачем Владу лезть в его личную жизнь? Какой ему толк от Флер Делакур, ведь она обычная девушка, лишь с малой частью вейловской крови.
  Глава 27
   Делакур несколько секунд сидела с задумчивым выражением лица. Она размышляла о том, почему Владыка вампиров не препятствует их отношениям. И на ум приходило лишь одно: ему что-то нужно от самой девушки. Только вот что? На этот и на массу других вопросов у француженки не было ответов, лишь догадки, одна хуже другой.
  - Флер, не забивай свою головку подобной чепухой, - прервал ее мысленную деятельность Гарольд. - Отцу просто безразлично с кем я провожу свое время, пока это не влияет на мою жизнь. Он старается не вмешиваться в мои дела, поэтому его безразличие обоснованно, - заявил брюнет, хоть его и одолевали смутные догадки, что здесь не все так просто.
  - Ты читаешь мои мысли? - возмутилась девушка.
  - Увы, - не особо сожалея, произнес Поттер, делая пару глотков из своего бокала. - Я отойду на пару минут, - неожиданно заявил, поднимаясь, Гарольд,. - Скоро вернусь, не скучай.
   Делакур даже не успела ничего возразить как вампира и след простыл. Воспользовавшись моментом, девушка начала осматриваться, но сделать ей этого не дала странная фигура в балахоне, занявшая место напротив. В странной ипостаси был длинный плащ с глубоким капюшоном, скрывающий лицо от посторонних взглядов.
  - Держись от Гарольда Цепеша подальше, если не хочешь умереть, - голос был женским, но звучал он хрипло, словно был сорванным. - У тебя еще есть шанс спастись, вот и воспользуйся им. Беги как можно скорее отсюда, пока Цепеш не поглотил твою душу, а сама ты не превратилась в безвольную куклу, выполняющую любую его прихоть.
  - Кто вы? - вейла была не на шутку напугана.
  - Прислушайся к моим словам, смертная, и беги.
  - Нет, - решительные слова. - Гарольд не причинит мне вреда.
   Раздался смех незнакомки. Но в нем не было и грамма веселья, лишь холод.
  - Наивная, - голос вмиг стал серьезным с нотками жалости. - Он лично убил свою возлюбленную.... Ту, которой клялся в вечной любви. Той, которой в порыве страсти шептал слова о любви и заверял, что никогда не предаст, не обманет. Девушку, ради которой был готов предать свою семью... Отказаться от трона и стать изгнанником... Смотря ей в глаза, Цепеш обезглавил ее, а потом ушел... А затем не прошло и недели как он увлекся тобой, забыв о ней, как об использованной вещи, которая утратила свою ценность.
  - Нет... Вы лжете, - истерически шептала вейла, не давая себе даже шанса усомниться в непоколебимой вере в Гарольда.
  - Не лгу, и ты это чувствуешь, - слова звучали как приговор. - Ты всего лишь забава и, когда интерес к тебе пропадет, тебя ждет такая же участь. Стоит князю пожелать и Гарольд убьет тебя как ненужную свидетельницу. Ведь Гарольд Цепеш-Поттер лишь послушная марионетка в его руках, которой Влад умело управляет. Гарольд лишь фигура на шахматной доске Судьбы, выполняющий все, что ему скажут, не поддавая сомнению приказы. Когда ты станешь помехой в его планах, князь прикажет тебя устранить.
  - Я не верю в это, - голос дрогнул.
  - Веришь, но не хочешь признать. Беги от него, - незнакомка осматривалась по сторонам, словно ожидала чего-то. - Мне пора, - поднявшись, фигура намеревалась уйти.
  - Кто вы? - вновь повторила вопрос Делакур.
   Но вопрос вновь был проигнорирован.
  - Раз ты ему так веришь, то спроси как умерла Валентина. Спроси и узнаешь горькую правду. Тогда ты все поймешь, но боюсь будет уже поздно.
   Незнакомка замешкалась.
  - Держи, - на столик перед Флер лег небольшой медальон. - Сожмешь его, когда захочешь поговорить, и я приду, - и исчезла, оставляя Делакур в полном недоумении. Сама же вейла перебывала в оцепенении, она не понимала, что только что произошло и, главное, кто это ее почтил своим присутствием? Ей даже показалось, что это таинственная Валентина, о которой Флер несколько раз слышала от самого Гарольда, но быстро разубедила себя в этом. Зачем Валентине скрывать свое лицо и самое главное, зачем говорить о смерти и так пугать саму Делакур. Тогда кто же это мог быть? Может какая-то недоброжелательница Цепеша и всей его семьи? Только вот говорила эта незнакомка так уверенно, словно все это было правдой... Но ведь этого не может быть? Не может... Не мог Гарольд убить Валентину, притом таким варварским способом. Все это чья-то дурацкая шутка, вранье чистейшей воды. Только вот руки сами потянулись к медальону и спрятали его в карман, подальше от посторонних глаз.
  - Прости, были небольшие дела, - Флер настолько потерялась в своих мыслях, что даже не заметила, как вернулся вампир. - Флер, что с тобой? - изучающий взгляд.
  - Все нормально, - поспешила заверить француженка.
  - Ты вся бледная, словно увидела призрак Мерлина, - но подобная шутка заставила Делакур еще сильнее напрячься.
  - Нет, - отрицательно качнула головой девушка. - Просто мне как-то не по себе, - и ей на самом деле было не по себе. - Мы можем уйти отсюда?
  - Да, - нечитаемый взгляд, которым одарил ее Поттер. Он попытался поймать взгляд француженки, дабы заглянуть в ее мысли, но та упорно смотрела на свои руки. - Флер, посмотри на меня, - слова прозвучали больше как приказ, нежели просьба.
  - Нет, - заявила вейла. - Я не хочу, чтобы ты читал мои мысли.
  - Почему?
  - А тебе понравится, если я буду читать твои мысли? - вопросом на вопрос ответила блондинка.
  - Наверное, нет.
  - Вот и мне нет. В конце концов, у меня должно быть личное пространство, - видя скептический взгляд парня, Флер выдавила из себя улыбку. - Может, я хочу сделать тебе сюрприз и не хочу, чтобы ты портил все.
  - Сюрприз, ну-ну, - скептический взгляд.
   Делакур не знала, купился ли вампир на ее ложь или все-таки что-то подозревает. Сейчас она могла лишь молиться всем богам, чтобы тот поверил и не стал копаться в ее голове. Флер и сама не знала, почему так хочет скрыть свой разговор с незнакомкой, просто она чувствовала, что это для нее важно.
  - Ладно. Мне аж самому интересно, в чем заключается сюрприз.
  - Тебе понравится, - поспешила заверить француженка.
  - Так мы уходим? - вопросительный взгляд.
  - Да. Давай вернемся ко мне в комнату.
   Флер чувствовала на себе десятки любопытных взглядов, когда они покидали заведение, но сейчас ее это мало волновало. Все мысли красавицы витали около странной собеседницы и ее слов. А еще Делакур не знала, как можно спросить Гарольда о Валентине, ведь по негласному согласию было решено не поднимать эту тему, она считалась чем-то вроде табу.
   Оказавшись в своей комнате, вейла торопливо скрылась в ванной комнате, чем вызвала недоумение вампира. Сама же Флер надеялась, что он спишет ее странное поведение на женские штучки и не станет заострять внимание. Хотя это вряд ли, ведь Гарольд был крайне подозрительной личностью.
  - Флер, что случилось? - надеждам девушки не суждено было сбыться. Стоило ей выйти, как вампир самым наглым образом прижал ее к стене и засыпал вопросами. Все ее попытки увильнуть не сработали, поэтому ей ничего не оставалось, как что-то несвязное лепетать о сюрпризе. - Милая, не держи меня за идиота, - холодный голос заставил Делакур сразу вспомнить с кем она имеет дело. Это не очередной ее поклонник и даже не родители, от которых она могла бы скрыть правду. Гарольд являлся другим - он не терпел ложь, особенно если она направлена в его сторону, а еще он прекрасно чувствовал, когда Флер что-то пытается утаить.
  - Я... - замялась вейла, не зная, что стоит сказать, а о чем умолчать.
  - Или говори сама или я узнаю правду, применив силу, - Поттер одной рукой перехватил подбородок француженки и посмотрел ей в глаза. - Ну, так как, сама скажешь или мне действовать силой?
   Все эти игры уже порядком поднадоели и юноша перешел к ультиматуму. С Флер что-то произошло, то, что заставило ее чуть ли не трястись от ужаса. Ее страх Гарольд чувствовал за километр и не собирался спускать все на самотек. Ведь вполне возможно, что, пока он отсутствовал, Флер кто-то напугал. Возможно, предложил что-то омерзительное и это не было бы удивительным, если брать в расчет ее внешность и аромат крови. Возможно, кто-то из оборотней попытался заполучить себе лакомый кусочек. И у Цепеша прямо чесались руки, преподать урок этому смельчаку, посмевшему претендовать на то, что принадлежит ему.
  - Скажу, - прохрипела Делакур.
  - И? - вопросительный взгляд.
  - Что случилось с Валентиной? - выпалила на одном дыхании девушка, заглядывая в глаза парня. От нее не укрылось, как ярко-изумрудные омуты заволокла тьма, а сам вампир в одно мгновение преобразился из казалось бы обычного парня в матерого хищника, готового в любой момент впиться в горло жертвы.
  - Это тебя не касается, - холодный ответ. И не говоря больше ничего, Цепеш отстранился, намереваясь уйти, но Флер не дала ему этого сделать, схватив за руку, которую впрочем, тут же отпустила.
  - Я хочу знать правду, какая бы она не была.
  - Правду, - повторил вампир. - Так значит, ты хочешь знать правду...
  - Да, именно ее.
  - Я убил ее, - просто заявил Гарольд. Сама же Флер сжалась - то ли от страха, то ли от непонимания. Она порой не понимала Поттера, но вот какие чувства к нему испытывала прекрасно знала. Это была сперва благодарность за спасенную жизнь, потом интерес. Он ей был интересен как личность, которая с каждым разом раскрывалась с разных сторон. Далее возникла симпатия к этому необычному юноше со сложной судьбой, а потом вновь благодарность, но теперь уже за спасение ее семьи... И вот сейчас Флер с замиранием сердца осознавала, что Гарольд ей не просто нравится, а с ее стороны существуют куда серьезней чувства. Нет, это не любовь, как было в свое время с Биллом, а скорее влюбленность вперемешку со страстью.
  - Я... Почему? - запнулась из-за переизбытка чувств, девушка.
  - Она предала меня, - последовал ответ. Флер не могла оторвать взгляда от темных омутов, сквозь которые, казалось, на нее смотрит сама Бездна.
  - Предала? - найдя в себе силы, переспросила девушка. - Как?
  - Я не хочу говорить об этом, - только затянувшаяся рана в душе закровоточила с новой силой и парню стоило титанических усилий, чтобы не разнести здесь все в пух и прах, дабы успокоить бушующую злость. - То, что было с Валентиной, останется в прошлом. И впредь я не намерен говорить о ней. Поняла? - колкий взгляд.
  - Да, - смогла лишь прошептать Флер.
  - Откуда ты узнала о том, что произошло? Кто тебе сказал? - Цепеш подозревал, что это могла быть Мира, проявляющая в последнее время небывалый интерес к его личной жизни. Но следующие слова Делакур, заставили его засомневаться в своих догадках. Флер сообщила о том, что к ней в клубе подошла странная незнакомка и рассказала правду о смерти Валентины.
   "Все же, стоит посетить семью Валентины. Эта незнакомка слишком хорошо осведомлена, чтобы быть мимолетной зрительницей. Она знает о таких подробностях, что известны были лишь нам двоим", - для себя решил Цепеш. В голос же он озвучил совсем другое:
  - Выкинь с головы все это, - почти приказ. - Тебя это не касается никаким образом. У каждого есть прошлое, твое с Биллом Уизли, мое же с Валентиной. Так пусть оно останется прошлым.
  - Хорошо, - поспешила заверить Флер. Она уже поняла, что Гарольд прочел ее мысли, чтобы убедится в подлинности рассказа, только вот он и словом не обмолвился о медальоне. Но, возможно, о нем вампир не знает, ведь Делакур пыталась о нем не думать.
   Мимолетный поцелуй, и Гарольд исчез в облаке тьмы, оставляя вейлу в гордом одиночестве, но сейчас это ей было как нельзя кстати. Стоило о многом подумать и решить, как быть дальше.
  
  ***
  
  - Милая, ты здесь, - в дверь постучались.
  - Да, - смахнув предательские слезинки, девушка попыталась принять радостный вид. Ей не хотелось беспокоить родителей, в особенности маму, которая и так была не в восторге от ее отношений с вампиром. Как Апполина говорила: эти отношения принесут Флер только боль и разочарование, поэтому вряд ли от нее стоит ждать понимания, скорее наоборот упреков.
  - Ты какая-то бледная, - женщина приложила ладошку ко лбу дочери. - Ты случайно не приболела? - в голосе звучала тревога.
  - Нет, - поспешила заявить Флер. - Мам, со мной все хорошо.
  - Оно и видно, - отмахнулась Апполина. - Поэтому-то у тебя и глаза заплаканные.
  - Со мной все нормально, - вновь попыталась выкрутиться Флер.
  - Милая, материнское сердце не обманешь, - леди Делакур с нежностью смотрела на дочь. - Мать всегда чувствует, когда с ее кровиночкой что-то не так. Так что лучше расскажи: что случилось?
   Несколько минут Флер молчала, а затем, не выдержав всего того, что на нее навалилось сегодня, разрыдалась, выплескивая наружу всю свою боль и обиду. Ей было обидно, что Гарольд так себя повел. Делакур ожидала от него больше понимания и хоть толику тепла, но Поттер оставался таким же безразличным к ее переживаниям, погруженным в свой мир. Вместо того чтобы объясниться, он накричал на нее, а потом просто взял и ушел.
  - Я запуталась, - пробормотала она, уткнувшись в плечо матери.
  - В чем, милая?
  - Я не знаю, как мне быть дальше. Все сложно.
  - И не ошибусь, если предположу, что это связано с твоим новым парнем, - получив согласный кивок, Апполина продолжила, - с мужчинами всегда сложно. Если бы ты знала, сколько у нас с твоим отцом было ссор поначалу. Мы чуть ли не каждый день ругались и все из-за того, что никто не хотел уступать, но потом мирились. В любых отношениях есть период притираний, так что ваши непонимания нормальны.
   Флер ожидала, что мать скажет что-то наподобие "а я же говорила тебе, что с вампирами не стоит связываться" или "сразу видно, что Цепеш не подходящая для тебя партия, но ты как всегда не слушаешь", но ничего этого не последовало. Она наоборот поддерживала, заверяя, что со временем все наладится.
  - Я думала, ты скажешь, что предупреждала меня.
  - Милая, твое счастье для меня главнее всего и, если ты счастлива с этим... человеком, то я за тебя только порадуюсь. Да, нам с твоим отцом не нравится Гарольд, но давить на тебя, заставляя держаться от него подальше, мы не будем.
  - Спасибо, - девушка обняла мать.
  - Так что же все-таки случилось? Если он обидел тебя, я лично выцарапаю ему глаза, - пригрозила леди Делакур.
  - Нет, он ничего подобного не сделал, - поспешила заверить Флер.
  - Но должна же быть причина твоих слез.
   И вновь воцарилось молчание.
  - Я боюсь того что будет дальше. Боюсь неизвестности.
  - О, - лицо леди Делакур словно посветлело. Она уже успела себе столько понакручивать, а оказалось, что дочь просто боится неизвестности. Как мать она ее понимала и тоже опасалась за будущее Флер, ведь та связалась с таким неподходящим человеком. Апполина боялась, что в один момент, Цепеш разобьет Флер сердце, но сделать что-то, чтобы предотвратить это не могла. - Уверена, что ничего плохого не произойдет.
  Флер не могла сказать матери правду, поэтому лишь кивнула, вымучено улыбаясь.
  - Приведи себя в порядок, и пойдем вниз. Твой отец встретил одного своего знакомого и пригласил к нам в гости. Это Марчелло Санчес и как я поняла, они учились когда-то вместе.
  - Мам, у меня совершенно нет настроения, - попыталась увильнуть вейла.
  - Нет-нет, - перехватила леди Делакур. - Марчелло с семьей погостит у нас несколько дней и с твоей стороны будет некрасиво, прятаться в своей комнате. Хватит уже и Габриэль с ее застенчивостью. Я двадцать минут пыталась ее уговорить спустится поприветствовать наших гостей, но она уперлась.
  - Я не прячусь, просто сейчас у меня не то настроение, чтобы веселится.
  - Ты только поздороваешься, как и положено воспитанной леди.
  - Ладно, - сдалась девушка, зная, что мать ей не переубедить. - Я приведу себя в порядок и спущусь, - заверила она и поспешила воплотить в реальность свои слова. Ведь чем скорее она покончит со всем этим, тем скорее сможет вернуться назад в свою комнату и побыть в одиночестве.
  Глава 28
   У Флер совершенно не было настроения присутствовать на ужине, но обещание, данное матери, заставило ее привести себя в порядок и, нацепив на лицо маску добродушия, спуститься вниз. Там же, как оказалось, помимо друга отца, присутствовало еще трое незнакомых ей людей. Как девушка догадалась, миловидная женщина с карими глазами являлась женой мистера Санчеса, а двое других - его детьми, если судить по схожим чертам во внешности. Симпатичная девчушка с рыжими кудряшками, примерно на год младше сестры самой Флер, и парень одного с ней возраста. Они слегка улыбнулись Флер и та вернула улыбку в ответ.
  - Милая, - обратил на себя внимание лорд Делакур, - это мой старый знакомый Марчелло и его прелестная жена Виктория, - женщина сдержанно кивнула. - А это, - кивок в сторону юноши, - их старший сын Анри. Он также как и ты в этом году закончил школу. А эта юная леди, - Жан одарил дочь Санчесов небольшой, но искренней улыбкой, - Мариотта.
   Малышка в ответ засмущалась и с чрезмерным интересом начала рассматривать пол, чем вызвала еще одну улыбку на лице вейлы.
  - Рада с вами познакомиться, - формально произнесла Флер. Она не могла дождаться того момента, когда сможет поскорее уйти отсюда. Уж сильно не понравился ей взгляд мистера Санчеса, которым тот ее одарил. В нем мелькал странный огонек, а еще, как француженке показалось, скрытый подтекст, словно маг смотрел на нее с расчетом, что-то замышляя.
  - Нам тоже очень приятно, - слово взял глава семейства.
   Далее разговор был прерван, поскольку на столе появились различные блюда и собравшиеся приступили к ужину. Сама же Флер не особо была голодна, так что ограничилась лишь овощным салатом и стаканом апельсинового сока. Она задумчиво ковыряла вилкой в салате, не особо прислушиваясь к разговору за столом.
  - Флер, ты бы не могла завтра показать Анри город, - привлёк внимание девушки отец. - Во Франции он всего второй раз и я полагаю, ему будет интересно узнать здешние достопримечательности. Покажи ему магическую часть Парижа, - настаивал Жан. - Там очень красиво и много чего интересного, - это уже адресовалось парню, сидевшему напротив Флер. Тот в ответ благодарно кивнул.
  - Но... - попыталось было возмутиться Флер. Ей не хотелось провести весь завтрашний день в обществе этого парня, лучше уж побыть в одиночестве, чем наблюдать за Анри, пускающего на нее слюни. Но отец не внял ее мольбам, а в настойчивой форме попросил исполнить роль гида и Флер ничего не оставалось, кроме как согласиться.
  - Милая, ты же недавно говорила, что тебе нужно что-то купить, вот и воспользуйся этим.
  - Конечно, - от притворной улыбки сводило челюсть. - Я что-то устала. Вы ведь не против, если я вас оставлю? - вежливый вопрос.
  - Нет, конечно, - ответила Апполина, смотря на старшую дочь.
   Сдержанно кивнув всем и еще раз притворно улыбнувшись, девушка скрылась за дверью, еле удерживая себя, чтобы в порыве гнева не хлопнуть этой самой дверью со всей силы.
  
  ***
  
   Гринграсс словно издевалась над ним. Гарольд еще час назад послал к невесте слугу, дабы тот сообщил ей о том, что они могут выдвигаться за покупками. И вот, просидев полчаса ожидая появления Дафны, вампир, так и не дождавшись, направился к ней. И каково же было его удивление, когда Гринграсс ошарашила его тем, что еще не готова.
  - Женщины, - насмешливо произнесла Мира, так некстати проходящая мимо. В ответ Цепеш скривился, не разделяя веселья вампирши, и вновь погрузился в чтение книги, дабы хоть как-то скоротать время. Мира же, видя отсутствие какой-либо реакции со стороны наследника князя, не стала его трогать и скрылась за ближайшим поворотом.
   И вот, спустя двадцать минут раздался стук каблуков, что отдавался от каменного пола, а в поле видимости Цепеша появилась его капризная невеста, при полном параде.
  - Можем идти, - нахально ухмыльнулась она.
  - Да уж, - Гарольд раздраженно положил книгу на подоконник, опираясь на который простоял все то время, что ожидал Дафну, словно рукопись была виновата в том, что ему пришлось здесь проторчать столько времени. Обернувшись к невесте, он окинул ее нечитаемым взглядом.
   Ни слова не говоря, Гарольд протянул ей руку, в которую Гринграсс вложила свою ладошку. Секунда-вторая и вот мир перед глазами завертелся.
  - Хм, - хмыкнула Дафна, осматриваясь по сторонам. Она полагала, что Цепеш перенесет их в Косой переулок или вовсе в маггловскую часть, но оказалось что это не так. Они оказались в Париже, точнее в его магической части.
  Глаза слизеринки засверкали от предвкушения. Она, как и любая девушка, любила красивые вещи и обожала покупки, поэтому была рада, что у нее выдался такой шанс. Ведь даже дурнушка знала, что Париж - это столица моды, а значит здесь главное место для шопинга. Да и стоит воплотить свой план, и данное место подходит как нельзя кстати.
  - Я думала, мы отправимся в более... скромное место, - озвучила свои мысли Дафна.
  - Мира сказала, что лучше всего сюда. С ее слов здесь есть все, что тебе требуется, - последовал безразличный ответ. Сам Поттер без особого интереса рассматривал многочисленные витрины магазинов, мысленно проклиная наставницу с ее гениальными идеями. Мира знала, что его ждет, поэтому специально отправила сюда и, если судить по тому количеству бутиков, магазинов и всевозможных лавочек, Гарольду придется здесь проторчать не один час. Хотя, возможно Гринграсс не такая уж любительница шопинга.
   "Что очень сомнительно", - мысленно простонал Гарольд, видя предвкушающий взгляд невесты. Вампир признал, что влип и ему ничего не оставалось, кроме как раздраженно буркнуть себе под нос ругательства и последовать вслед за Дафной. А та, как оказалось, бывала здесь не раз, если судить по тому как она умело маневрировала между проходящими магами, целенаправленно двигаясь к определенной витрине.
   Следующие два часа Гарольд провел не лучшим образом. Таскаясь за Гринграсс по многочисленным магазинам, юноша уже был готов взвыть от негодования. В его голове даже мелькали мысли схватить невесту в охапку и переместиться в замок, но зная, что Дафна чего-то подобного и добивается своими выходками, Гарольд сдерживался. Гринграсс его провоцировала, это он прекрасно чувствовал и, дабы не дать ей победить, вампир нацепил на лицо безмятежную маску и рассматривал очередной наряд, что демонстрировала ему невеста.
  - Ну как? - в сотый раз спросила Гринграсс, крутясь перед зеркалом в очередном платье. - Оно подходит к моим глазам, не так ли?
  - Конечно, - безразличный ответ.
  - Ладно, - тяжелый вздох, - пойду еще померю то черненькое, - и скрылась в примерочной. Вслед за ней поспешила миловидная девушка, работавшая в этом магазине. Самому же Поттеру ничего не оставалось, кроме как в очередной раз пожаловаться на Судьбу и дать самому себе обещание больше никогда не ходить с Гринграсс по магазинам. Но тут мысли вампира были прерваны самым что ни на есть наглым образом. Послышался щелчок открывающейся двери и до чуткого слуха Гарольда донесся до боли знакомый голос, напоминающий перезвон колокольчиков.
   Секунда-вторая и в помещение вошла Флер Делакур в компании не знакомого Гарольду парня. И самое неприятное, что это незнакомец так на нее смотрел, словно раздевал ее взглядом, и чуть ли не пускал слюни от предвкушения. Сама же Флер вела себя словно ничего не замечала... мило улыбалась незадачливому ухажеру и хлопала длинными ресницами. Тут тишину разразил ее заливистый смех, вынуждая самого Поттера скривиться от брезгливости. Внутри него поднималась ярость на этого идиота... На Флер, посмевшую обратить свое внимание на него... И на самого себя, за то, что не поставил вейле свою метку, дабы каждая тварь в этом мире знала, что она занята.
  - Ой, Анри, ты такой льстец, - прозвучал голос вейлы, но тут же синие глаза встретились с изумрудными и все веселье с лица Делакур, словно ветром, сдуло. Она с замиранием сердца смотрела на вампира, который всем своим видом демонстрировал безразличие, но на самом деле это была лишь маска, глубоко внутри у него бушевал пожар. Взгляд самого же Анри метался между Флер и Цепешем в непонимании. Парень не понимал, что происходит, но на подсознательном уровне чувствовал опасность, исходящую от странного парня, что подпирал собой стену. Внутренний голос вопил, что Анри стоит как можно скорее бежать отсюда. Но, обладая упертым характером и не привыкший пасовать перед трудностями, Санчес не двинулся с места.
  - Флер, с тобой все нормально? - прозвучал в тишине обеспокоенный голос. - Ты какая-то бледная.
  - Да... да, все хорошо, - слегка запнувшись, проговорила Делакур, так и не разрывая зрительный контакт с вампиром. - Я... - но что она хотела сказать так и осталось загадкой, поскольку так несвоевременно из примерочной "выпорхнула", иначе это не назовешь, Дафна во всей своей красе, а вслед за ней поспешила помощница продавца, расхвалившая на все лады очередное платье и заявляющая, что оно идеально подходит Гринграсс. Та же лишь отмахнулась и, игнорируя других посетителей, которых, впрочем, было не так уж много и это не удивительно, поскольку цены в данном бутике были куда выше средних, привлекла к себе внимание Цепеша.
  - Ну, как тебе? - слизеринка, игнорируя недружелюбный взгляд вейлы, крутанулась на месте, демонстрируя со всех сторон свой наряд. Это заставило Гарольда оторвать взгляд от Делакур и посмотреть на невесту. В потемневших изумрудных глазах читалось раздражение.
  - Дафна, не трать мое время понапрасну, - холодный голос. - Мне плевать, в чем ты пойдешь, но если ты сейчас же не определишься, то придется тебе довольствоваться тем, что есть, - без шуток пригрозил Цепеш. - Так что поторопись.
  - Нахал, - топнула ножкой слизеринка и вновь скрылась в примерочной, одарив напоследок Делакур надменным взглядом.
  
  ***
  
   На следующее утро Флер проснулась в ужасном настроении - всю ночь ее мучили не то чтобы кошмары, но тоже приятного мало. Во сне ей казалось, что она стоит у кромки воды, потом все меняется и вот она уже находится на глубине и тьма затягивает ее внутрь. Повсюду звучит смех, что пугает до дрожи. Но даже не это так ужасает Флер, как то, что за всем этим наблюдает Гарольд. Он не делает никаких попыток, чтобы помочь ей, спасти, а просто смотрит своими холодными глазами цвета весенней листвы... И тут Флер просыпается в холодном поту, содрогаясь всем телом от ужаса. Поднявшись, девушка на ватных ногах, доходит до ванной и, склонившись над раковиной, плескает на лицо холодную воду, в попытке унять бешено стучащее сердце.
  - Это всего лишь сон, - повторяет она себе в пятый раз. - Сон... Но он такой реальный! Нет, Флер, Гарольд никогда бы так не поступил... Не поступил, - сама себя пытается убедить француженка, в глубине души понимая, что в ее словах звучит сомнение. Голос предательски дрожит и она, приложив холодные ладони к лицу, съезжает вниз, уткнувшись лицом в колени. - Это всего лишь сон... Кошмар.
  - Флер, - в дверь тактично постучали.
  - Я сейчас выйду, - поспешно заявила девушка, беря себя в руки. Не пристало аристократке в n-ном поколении, вести себя подобным образом. Подумаешь, приснился ей плохой сон, но это же не повод впадать в истерику и подозревать вампира во всех грехах. Да, он повел себя грубо, но и она ведь была не права, суя свой нос в его прошлое. Ведь правильно говорят, что прошлое - это прошлое. У каждого оно есть и у нее, в том числе. И вообще, какое она имеет право судить Гарольда, даже не зная, что у него произошло с Валентиной.
   Поднявшись, Делакур поспешила вернуться назад в комнату, где ее уже дожидалась мать.
  - Милая, ты в последнее время выглядишь болезненно. Ты хорошо спишь?
  - Да. Все со мной нормально. Просто я не рада тому, что мне придется весь день провести с этим Анри, - Флер поморщилась. - Санчес смотрит на меня так, словно я какая-то вещь, которую он жаждет заполучить.
  - Флер, ты преувеличиваешь. Анри - замечательный молодой человек.
  - Конечно-конечно, - поспешила заявить девушка, начиная догадываться об истинной причине присутствия в их доме Санчесов. Она по своей наивности думала, что отец пригласил своего друга, чтобы вспомнить прошлое, но, как видно, во всем был скрытый подтекст. Родители так настойчиво подталкивали ее к Анри, со всех сторон его расхваливая и заявляя какой он замечательный. Просто идеальная партия... не то, что Гарольд Цепеш. Только вот они не учли, что парень ей совершенно не интересен, в отличие от наглого вампира.
  - Милая, вы проведете весело время.
   И мать оказалась права. Санчес на самом деле оказался интересным собеседником, умеющим заставить Флер смеяться. Рядом с ним француженка чувствовала себя непринужденно, словно с другом, которого у нее никогда не было. Но, несмотря на все это, Делакур не переставала думать о Гарольде. Ей хотелось поскорее его увидеть. Обнять. Поцеловать... И забыть о всех недосказанностях. Просто быть рядом, невзирая ни на что.
  - Здесь красиво, - прервал ее мысли Анри. Они вместе гуляли по магической части Парижа, наслаждаясь теплым деньком и ведя незамысловатую беседу.
  - Да, здесь действительно красиво.
  - Флер, - парень слегка замялся, не зная как задать такой деликатный вопрос.
  - Да, - девушка вопросительно смотрела на юношу, что всю дорогу без умолку болтал, рассказывая всякие веселые истории из своей жизни, а сейчас так враз поник.
  - А у тебя есть парень? - вопрос прозвучал, словно гром среди ясного неба.
  - Я...
  - Значит, есть, - грустный взгляд. - Хотя, что я удивляюсь. Ты удивительная девушка... Не такая как все, - замысловатый взмах рукой. - Простушек, жаждущих заполучить себе богатого мужа, - много, а таких, как ты, единицы.
  - Спасибо, конечно, но ты преувеличиваешь, - попыталась сгладить обстановку вейла. Но видя, что ничего не выходит, решила сменить тему. - Давай зайдем в этот бутик, - кивок в сторону витрины, из которой на нее смотрел манекен с шикарным платьем кроваво-красного цвета.
   "Гарольду понравится", - промелькнула мысль в ее голове. Сегодняшний вечер Флер решила сделать особенным и этот наряд как нельзя, кстати, подойдет для ее планов.
   От Анри не укрылся взгляд девушки.
  - Это платье будет смотреться на тебе просто потрясающе.
  - Ой, Анри, ты такой льстец, - засмеялась Флер, но тут же замолчала. Только тут она заметила, что, помимо них, здесь есть еще кто-то и не просто кто-то, а тот о ком были все ее мысли.
   "Что он здесь делает?!" - сама у себя спрашивала Делакур, не отрывая взгляда от вампира. Она настолько была дезориентирована, что даже успела пропустить мимо ушей вопрос Анри. Но тут ее внимание привлекла девушка, вышедшая из примерочной и с насмешкой смотрящая на Цепеша. Ее Флер помнила еще с Хогвартса и знала, что это и есть Дафна Гринграсс, собственной персоной.
   Ком подступил к горлу и Делакур едва заметно покачнулась. Не так она хотела встретиться с Гарольдом. И тут прозвучал вопрос Анри, что перевернул все с ног на голову, заставляя француженку потерять самообладание и, как рыбу, выброшенную на берег, открывать и закрывать рот, не в силах что-то вымолвить.
  - Это и есть твой парень? - кивок в сторону невозмутимого вампира, все также прислонившемуся к стене и ни жестом, ни взглядом не демонстрирующему интереса к происходящему.
  Глава 29
   Гарольд был недоволен происходящим. Он едва мог себя сдерживать, чтобы не прибить этого наглеца, смеющего так томно смотреть на Флер, словно раздевая ее взглядом. Но, вовремя вспомнив, что сейчас они находятся в общественном месте, вампир ограничился лишь холодным взглядом и презрительной ухмылкой. Цепеш не был глупцом - он знал, что сейчас не время и не место устраивать разборки, хотя у него так и чесался язык сказать что-то язвительное, а еще лучше стереть с лица незадачливого ухажёра улыбочку.
   "Избиение младенца", - пронеслась мысль в голове вампира. А и в самом деле, что несчастный маг мог противопоставить ему? Гарольд на порядок сильнее из-за своей нечеловеческой сущности, да и обучали его куда лучше, чем этого никчёмного. Хмыкнув своим мыслям, Гарольд скрыл за маской безразличия свои истинные чувства и посмотрел на Флер, всем своим видом показывая, что его не трогает ситуация. Вампир не имел никаких прав на Делакур, ведь, несмотря на то, что он пил ее кровь, на шейке вейлы не красовалась его метка, да и о совместном будущем они не говорили. Им до недавнего времени было "удобно" вместе, но все изменилось. Флер имеет право, общаться с тем, с кем пожелает, как и он сам. Они свободные люди, хотя в случае с Цепешом это относительное понятие, все же он помолвлен с Гринграсс, пусть это и вынужденная мера, но все же у него есть обязанности перед Дафной. Делакур же лишь увлечение, мимолетная слабость, которой не место в его жизни... Голос разума звучал так правильно, разумно, что парень не поддавал сомнению, что поступает правильно, держась от Флер на расстоянии и не впуская ее в свое сердце, боясь очередного предательства и боли, что за этим последует. Осталось лишь одно - поставить окончательную точку в их отношения, но, прежде чем это сделать, Гарольд хотел узнать, кто рассказал Делакур о Валентине, а для этого стоит выждать и узнать, кто придет на встречу. Цепеш был весьма силен в ментальной магии и для него не составило труда отыскать в голове вейлы всю информацию, даже несмотря на то, что она думала о чем угодно, только не о странном разговоре с незнакомкой. Гарольд узнал о медальоне, который перенесет Делакур к месту встречи и ему осталось лишь приставить к француженке вампира, дабы тот наблюдал за каждым ее шагом и сообщил в нужный момент. А что такой момент настанет, Цепеш не сомневался, ведь он неплохо изучил Делакур и знал, что скоро интерес пересилит осторожность.
   Ситуацию спасла появившаяся хозяйка. Она принесла приглянувшееся Делакур платье и приглашает девушку в примерочную для примерки, но никто даже не обращает на ее слова внимания. Секунда колебания и неуверенный взгляд в сторону вампира, который тот благополучно проигнорировал, и Флер берет себя в руки. Девушка, не мигая, смотрит на Поттера, ожидая пока тот ответит на поставленный Анри вопрос. Сердце замирает, чтобы в следующую секунду разбиться на сотни мелких осколков.
  - Мы лишь знакомые, - вкрадчивый ответ со стороны вампира. Гарольд не считает правильным сообщать этому чужаку истинное положение дел, ведь это только их с Делакур дело.
   "Даже не друзья, лишь знакомый", - с горечью думает Флер. Глаза наполняются влагой от обиды, но она упрямо смотрит на возлюбленного, сдерживая рвущиеся наружу слезы. Но перед собой француженка видит лишь глыбу льда, которой чужды человеческие чувства. Но если бы присмотрелась, то увидела бы, с какой силой Гарольд сжал кулаки, отчего ногти впились в кожу.
   Глубокий вздох полный решимости.
  - Да, знакомые, - голос предательски дрогнул. Несмотря на свои слова, Делакур прокручивает в своей голове разговор с отцом и таит надежду, что вампир прочтет ее мысли и поймет, что все это нелепая случайность. Их встреча здесь и поход по магазинам с Анри... - Нам нужно поговорить, - едва слышно шепчет вейла, прекрасно зная, что Гарольд ее услышит.
   И Гарольд слышит, но не показывает этого. Сейчас не время проявлять свою слабость, притом если рядом Дафна. Гринграсс совершенно не нужно знать о том, что с Флер они куда больше, нежели знакомые.
   Делакур с замиранием сердца наблюдает за вампиром. Но от Цепеша не последовало ответа. Он даже не удосужился кивнуть, показывая этим, что согласен, а лишь схватил за локоть вышедшую с примерочной Дафну и, не внимая ее протестам, скрылся из виду. Оставляя Делакур смотреть им вслед и проклинать всех, начиная от отца с его гениальной идеей и заканчивая Анри с его идиотским вопросом, заданным так некстати. И вообще, с чего Анри взял, что они встречаются? Неужели все так очевидно?
  - Вы не просто друзья, ведь так, Флер? - голос прозвучал в тишине.
  - Это уже не важно, - ответила Делакур и, срываясь с места, покидает заведение. Ей сейчас не хочется никого видеть, а лишь побыть в одиночестве. Сердце разрывается от боли и вейла с раздражением стирает с лица предательские слезы, проклиная свою доверчивость. Как она могла поверить, что у них с Гарольдом может что-то быть? Наивная дурочка... Родители же говорили ей, что таких как она у Цепеша десятки, а Флер не верила, и вот результат. Он бросил ее, даже не удосужившись сказать в лицо это. Просто взял и ушел...
  - Флер. Подожди, - донесся до девушки запыханный голос Анри. Парень торопливо приближался к ней, смотря обеспокоенным взглядом. - Куда ты так бежишь?
  - Анри, не обижайся, но я хочу побыть одна. Понимаешь, мне нужно собраться с мыслями.
  - Не слепой, вижу, - кивнул парень. - Но поверь мне, будет лучше, если ты выговоришься. И я готов выслушать, если что.
  - Спасибо, но нет, - упрямилась Делакур. Она просто не знала, что должна сказать, да притом Анри хоть и был милым парнем, но Флер знала его всего два дня. Конечно, может он был и прав, касательно выговорится, излить душу - от этого становиться легче, как говорила мать девушки. Только вот у Флер не было подруг из-за ее вейловской природы, с которыми она бы могла поделиться своим горем. А к родителям с такими откровениями она даже под предлогом смерти не пойдет. Ей было стыдно от того, что они оказались правы.
  - Флер, - упрямый взгляд. - Я никому ничего не скажу, - голос был полон уверенности. - Просто выслушаю, - и Далакур прорвало. Она все говорила и говорила, рассказывая свою историю, а Анри слушал, не перебивая, лишь иногда хмурился и сжимал кулаки со всей силы.
  - Теперь ты все знаешь, - надломленным голосом произнесла вейла. - Прости, что вывалила на тебя все это, просто мне действительно не к кому было пойти. Подруг у меня нет, а к родителям... Они изначально говорили, что так и будет, только я их не слушала.
  - Ошибаешься, у тебя есть я, - такая искренняя улыбка, что Флер просто не смогла не улыбнутся в ответ. - Друзья? - Анри протянул девушке руку.
   Делакур сначала посмотрела на ладонь, а потом в глаза странному парню, которого считала очередным идиотом, желающим затащить ее в постель, но на самом деле Анри оказался иным. Он выслушал ее историю и не осуждал.
  - Друзья, - неуверенно произнесла Делакур, сжимая ладонь. - У меня раньше никогда не было друзей. Девушки всегда боялись, что я уведу их парней, вот и держались от меня подальше, а парни мечтали забраться ко мне под юбку, вот и вся дружба.
  - Значит, я буду твоим первым другом и это нужно отметить, - заявил Санчес, пытаясь подбодрить новоявленную подругу. Конечно, будь его воля, он бы предпочел видеть Флер в качестве своей девушки, но пока место в ее сердце занято другим.
  - Прости, но у меня сейчас не то настроение, - Делакур не хотелось веселиться.
  - Знаю, а еще знаю, что сладкое в таких случаях - лучшее лекарство. А вот, если ты спрячешься в четырех стенах и потом всю ночь прорыдаешь, это не принесет ничего хорошего.
  - Ладно, - сдалась Флер. И они вместе направились в кафе, где подавали любимое мороженое Делакур: клубничное с шоколадом. Заняв один из дальних столиков, парочка заказали себе лакомство и начали его уплетать.
  - Флер, а что это была за девушка... ну там...
  - Его невеста, - понурый ответ. - У него есть обязанности перед родом, - от парня не укрылась та боль, что звучала в голосе девушки, поэтому он поспешил закрыть эту тему.
  - Все так запутано.
  - Очень запутано, - согласилась француженка. - Но знаешь, он на самом деле не такой плохой.
  - "Не такой плохой", - повторил Санчес, - странные слова.
  - Да, Гарольд чертовски эгоистичен, но с ним мне было интересно. Рядом с ним, я чувствовала себя живой... свободной. И знаешь, он поддержал меня, когда я рассталась со своим бывшим парнем.
   Эти слова подействовали на Анри, как бальзам на душу. Он позволил себе помечтать о том, что, возможно, оказав сейчас девушке свою поддержку, подставив дружеское плечо она сможет ответить взаимностью на его чувства или хотя бы даст шанс.
  
  ***
  
   Не долго думая, Гарольд Цепеш схватил Гринграсс за локоть и настойчиво повел с бутика, не забыв притормозить у кассы и оплатить их покупки. Стоило им оказаться на улице, как он отпустил слизеринку, делая пару шагов в сторону.
  - Что ты себе позволяешь? - не хуже змеи зашипела Дафна, сверкая своими глазами. По ее взгляду было понятно еще секунда и Гринграсс набросится на жениха с кулаками как какая-то маггла, настолько та была зла.
  - А что я себе позволяю? - надменный взгляд прошелся по фигуре девушки и остановился на лице.
  - Ты... ты схватил меня, - бушевала та. - Как какой-то варвар.
  - Не делай из мухи слона, - выдал маггловскую пословицу вампир.
  - Что? - не поняла Дафна.
  - Ты все преувеличиваешь, в конце концов, я же тебя не изнасиловать пытался, - щеки девушки запылали. - Но даже если это было и так, то ничего ужасного не произошло бы. Ведь я твой жених и имею полное право.
  - Да ты, - сейчас Гринграсс походила на фурию. Сам же Цепеш с удивлением осознал, что ему нравится выводить невесту на эмоции, в такие моменты она выглядит живой, а не ледяшкой. - Ты полный кретин, - ругательства с языка слизеринки срывались одно за другим. - И чтобы ты знал, до свадьбы я не пушу тебя в свою постель! Даже не мечтай.
  
  ***
  
  Следующие два дня Дафна всячески избегала жениха. Стоило им столкнутся в коридоре или еще где-то, она тут же уходила, даже не удостоив Цепеша взглядом. И вот сегодня вовремя завтрака, слизеринка вновь не появилась в столовой, где трапезничал Гарольд с Владом.
  - Сын, что у вас происходит с невестой? - нарушил тишину князь.
  - Ничего, - уклончивый ответ.
  - Не лги, - вампир смотрел на сына предостерегающе. - Уже два дня твоя прелестная невеста не появляется в столовой, а просит подать ей еду в комнату. От Миры я узнал, что Дафна чем-то в тебе не довольна. Что у вас уже произошло?
  - Ничего, что требовало бы твоего вмешательства.
  - Сын, позволь мне самому судить об этом. Твое благополучие для меня на первом месте, поэтому мне не нравится видеть тебя таким хмурым. Учителя жалуются, что ты рассеян на их уроках, а еще раздражен.
  - Меня все достало, - Гарольд молниеносно вскочил на ноги, швыряя скомканную салфетку на стол. - Достала Гринграсс со своими заскоками... Мира, в которой появилась привычка лезть в мои дела. Я сыт этим уже по самое горло, - в запале воскликнул Гарольд. - Ты запретил мне покидать замок. Запер здесь, как в клетке. Как, по-твоему, я должен себя чувствовать?
  - Это все для твоей же пользы, - князь выглядел невозмутимым. - Сядь, - слова прозвучали как приказ.
  - Я тебе не слуга, а твой сын. Если ты это еще не забыл, - Гарольд и не подумал садиться.
   Изумрудные глаза на долю секунды встретились с черными.
  - Пятнадцать лет, пятнадцать чертовых лет, я был идеальным сыном. Я делал все, что ты мне говорил, даже слова не говоря поперек. Выполнял все приказы, даже те, что мне не нравились... Ты сказал, что я должен женится на этой ледяшке, - под ледяшкой подразумевалась Дафна, - я так и поступил, наплевав на свои чувства. И все во благо рода. А дальше, я собственными руками убил ту, что любил... Смотря ей в глаза, взял и убил. И ради чего? - Гарольд внимательно смотрел на отца. - Ради того, чтобы ты был мной доволен. Гордился.
   В помещение воцарилось молчание.
  - Но все это было тщетно. Я ошибся, когда прошлый раз вернулся. Мне стоило бежать как можно дальше отсюда... Бежать, не оглядываясь назад. Здесь меня ждет лишь боль и смерть, - не смотря на Влада, парень вышел прочь. Его колотило, руки дрожали, а ноги словно налились свинцом. Он даже не помнил, как добрался до своей комнаты. Все что Гарольд видел - это Тьма, что поглотила его.
  
  ***
  
  - Где же я допустил ошибку? - раздался в тишине голос князя. Он все так же сидел за столом, комкая в руках салфетку с задумчивым взглядом, смотря везде и в то же время никуда. Черные глаза, на первый взгляд не выражающие никаких эмоций, были полны печали.
   Текучим движением тысячелетний вампир поднялся на ноги и покинул столовую.
  - Ты, - взгляд холодных глаз остановился на Дафне. - Что у вас произошло с моим сыном? - Влад внимательно всматривался в лицо слизеринки.
  - Владыка, - позади стояла Мира, с которой у Гринграсс сейчас проходило занятие. - Что-то случилось?
   Взгляд вампирши метался с девушки к своему повелителю в немом непонимании.
  - Случилось, - холодный ответ. - Я жду ответа, - последнее адресовалось Дафне.
   Гринграсс сжалась под взглядом темных глаз. По ее спине пробежали мурашки страха, а ноги налились свинцом, не давая ей даже шагу сделать.
  - Я... Мы поругались, - едва слышно прошептала она.
  - Значит поругались. Смотри мне в глаза, - стальные нотки и Дафна не смогла ослушаться. Девушка с испугом смотрела на князя. Влад сделал шаг вперед, сжимая подбородок двумя пальцами и заставляя синие глаза встретится с черными.
   Мгновение-второе и вот Влад отступает, отпуская дрожащую слизеринку.
  - Пора тебе понять, что ты не дома и даже не в Магическом мире, - слова звучали словно сталь. - Здесь другие законы и традиции. И в твоих же интересах их поскорее выучить и понять, кому ты принадлежишь и что от тебя требуется. Усмири свой нрав и покорись. Ведь мне бы не хотелось, чтобы с тобой что-то случилось, - только глупец не услышал бы в этих словах угрозу, а таковой Дафна не была. - Этот замок очень древний и таит в себе множество секретов, опасных для простого человека. Один неосторожный шаг... Надеюсь ты меня поняла, Дафна Гринграсс.
  - Да-а, - кивнула Гринграсс.
  - Твое место рядом с моим сыном и в твоих же интересах сделать так, чтобы я был тобой доволен. Учитесь уживаться вместе, без склок и ссор. Вам предстоит быть семьей, а в семье жена должна поддерживать мужа, как и он ее, а не мечтать выцарапать друг другу глаза. Ты свободна, - Гринграсс дважды не пришлось повторять.
  - Владыка, что-то произошло?
  - Произошло. Я поручил тебе, Мира, обучить эту смертную всему, что следует и не дать ей наделать глупостей. Нет, я, конечно, понимал, что с Гарольдом у них не все так гладко, впрочем, как в любых отношениях не бывает без ссор, но даже не думал, что все настолько плохо, - задумчивый взгляд. - Твоя подопечная весьма темпераментная натура и не всегда считает нужным сдерживаться. Она привыкла, что все всегда должно быть по ее, и не мне тебе говорить, что будет, если все продолжится в таком же русле.
  - Милорд...
  - Приструни ее, пока этого не сделал я. Или пока не решил, что Дафна Гринграсс не пара моему сыну.
  - Да, милорд, - последовал ответ Миры, - я все сделаю.
   Стоило двери за господином закрыться, как вампирша горестно вздохнула. Весь ее план летел собаке под хвост и все из-за этой вздорной девчонки. Если сперва Дафна показалась Мире сдержанной девушкой, не привыкшей проявлять эмоции, то сейчас ее мнение кардинально изменилось. Дафна Гринграсс была огнем, сжигающим все на своем пути и это Владу не нравилось. А если Владыке что-то не нравится, то этот человек быстро переставал существовать. Князя даже не остановит договор с Волан-де-Мортом.
  Глава 30
   Гарольд почувствовал, что чья-то холодная рука взъерошила и так растрёпанные после сна черные волосы. Сперва он даже подумал, что неожиданной нарушительницей его одиночества может быть Дафна, пришедшая дабы помирится, но быстро отмел эту догадку. Вряд ли Гринграсс по доброй воле придет к нему в комнату, притом еще и мириться, она быстрее проклянет его чем-то пакостным, а потом будет злорадствовать. Остается Мира, лишь у нее хватит то ли наглости, то ли смелости вломиться к нему в комнату и начать поучать. Да и Мира знала, что у него с Дафной разлад в отношениях, вот и пришла почитать морали. С намерением выпроводить вампиршу куда подальше и посоветовать не совать свой нос куда не следует, Гарольд открыл глаза и в ту же секунду столкнулся с насмешливым взглядом черных глаз, внимательно за ним наблюдающих.
  - Отец, - парень рывком принял полусидящее положение. - Что ты здесь делаешь?
   Кого-кого, а Влада, Гарольд не ожидал увидеть. После их размолвки парню было стыдно и он сам собирался пойти к отцу извиниться, но, видимо, тот опередил его.
  - Разве я не могу просто так зайти к сыну? - вопросительно приподнятая бровь.
  - Можешь, - парировал Гарольд. - Но раньше за тобой такое не водилось.
  - Много ты знаешь, - хмыкнул Влад. - В детстве ты был капризным ребенком, и пока я не приду и не пожелаю тебе спокойной ночи, ты не ложился спать. Частенько ты выпрашивал, чтобы я читал тебе сказки или рассказывал интересную историю.
   Перед глазами юноши пронеслись картинки из детства и на сердце похолодело. Своими словами ранее и вот теперь, он обидел единственного человека, которому был дорог, который заботился о нем без всякой выгоды и скрытых мотивов. А он повел себя как эгоист. Набросился на отца с упреками и обвинил во всех грехах. Как же ему сейчас было стыдно за свое поведение. Вот кто только за язык его тянул, не мог сначала подумать, прежде чем обвинять.
  - Прости меня, пап, - Гарольд виновато смотрел на старшего вампира, - я не хотел наговорить тебе всех тех гадостей. Я, правда, так не думаю. Я даже не знаю, что на меня нашло тогда.
  - Не стоит извиняться, - Влад сжал плечо сына. - Притом, ты был прав в своих обвинениях. Я запер тебя в доме как какого-то узника, лишая любой свободы.
  - Пап, ты сделал это чтобы оградить меня от неприятностей, - уверенные слова. - Я же, как ты и говорил тогда, собирался наведаться к семье Валентины и попытаться что-то уладить... изменить, а там бы уже проблем не миновать. Ты же знаешь ее братьев, они бы не упустили шанса помахать кулаками. Да и я не святой, тоже наломал бы дров.
  - Это так, но, тем не менее, я должен тебе доверять. Ты мой сын, которого не смотря ни на что я очень люблю и желаю лишь самого лучшего.
  - Я тоже тебя люблю, - прошептал Гарольд. Он, как и Влад, редко затрагивал тему чувств, считая, что не зачем говорить то, что и так очевидно. В их семье не принято было демонстрировать в открытую свою привязанность. Возможно это из-за того, что Влад давно перешагнул за сотню и ему были чужды эмоции, а может все дело в Гарольде. С самого детства наследник рос независимым, из-за этого быстро повзрослел и перестал верить в сказки.
  - Я знаю, - князь вновь растрепал волосы сына, поднимаясь. - Бал начнется через два часа и будет странно, если главный виновник торжества не появится, - насмешливый взгляд.
  - Ух, - застонал парень и тоже поднялся. - Целый вечер в обществе Гринграсс, что может быть хуже. Пожалуй, только уроки танцев с этой как там ее... - наследник начал вспоминать имя первой и единственной женщины-волшебницы, которую отец нанял, чтобы обучить Гарольда танцам.
  - Миссис Ляруж, - напомнил князь.
  - А, точно, - ухмыльнулся Гарольд. - После общения с этой дамочкой, я чуть заикой не стал. А эта ее указка... больно бьется, зараза. Будь я человеком, то точно стал бы инвалидом. Она бы мне все руки и ноги поотбивала, за ненадобностью. С ее слов я полный бездарь и меня даже страшно подпускать к девушке, мол, я ей все ноги оттопчу.
  - Не жалуйся, - улыбнулся Влад. - Она потом похвалила тебя, хоть и отмечала, что тебе не интересны ее уроки.
  - А мне они и не были интересны. Ты же знаешь, что я отрицательно отношусь ко всем светским мероприятиям, и будь моя воля, я бы на них не появлялся. Не люблю шумные сборища и идиотов, норовящих навязать мне свое общество.
  - Что за словечки, - строгий взгляд, вот только глаза смеются.
  - Очень смешно, - огрызнулся Гарольд. - Ты и сам знаешь, что они - идиоты.
  - Ладно, - не стал спорить князь. - Собирайся, а я пойду узнаю все ли готово. Все же у нас сегодня будут необычные гости.
  - Ты пригласил Реддла?
  - И не только его, - задумчивый ответ. - Нашему строптивому союзнику не помешает узнать, что вампиров куда больше, чем их Министерство утверждает. А на бал приглашена вся элита нашего общества и это такой шанс, показать Тому, чтобы он остерегался нас.
  - Вряд ли его это остановит. Реддл весьма самоуверен, если верить докладу твоих шпионов.
  - Самоуверен, возможно, но далеко не глуп.
  - Поступай, как хочешь. Тебе ведь лучше знать, - согласился Гарольд.
   Повисло молчание.
  - Кстати, я говорил с твоей невестой, - уже взявшись за ручку, произнес Влад.
  - И...
  - Она обещала себя вести с тобой более учтиво, - о чем именно был разговор, вампир не стал говорить сыну, да и не зачем ему знать, что Влад рассматривает возможность устранения Дафны, в случае если девушка продолжит вести себя подобным образом.
   Самому же Гарольду было не трудно догадаться, о чем говорили отец с Гринграсс. На его лице появилось хмурое выражение.
  - Хм. На самом деле в этот раз, я в большей степени виноват. Повел себя грубо с ней, вот она и обиделась. Женщины, что с них возьмешь...
  - У всех пар не обходится без ссор, - задумчиво изрек князь, - но я сторонник того, чтобы проблемы решались за закрытой дверью, а не устраивались сцены на потеху всем. Юная мисс Гринграсс повела себя необдуманно, не как того требуется от истинной леди.
  - Ей просто трудно. Все здесь для нее новое, да еще эта помолвка, что ей навязали, - Поттер и сам не знал, почему так сказал. Видимо, просто из жалости к Дафне, но это не отменяло того факта, что слизеринка его порой раздражала. Но, как и сказал отец, им еще жить вместе, так что стоит искать точки соприкосновения и налаживать отношения.
  - Это не повод вести себя подобным образом. Жена должна поддерживать мужа и во всем ему подчиняться. В браке каждый должен знать свое место и соблюдать его. Только в этом случае союз обещает быть надежным.
  - Дафна научится, со временем, - неуверенный ответ. Гарольд сомневался, что Гринграсс станет вести себя с ним как полагается наследнице древнего рода, но перемены должны последовать. Ведь это немыслимо ругаться из-за всякой ерунды. Конечно, после официальной церемонии, все их проблемы исчезнут, поскольку Дафна станет зависима от него в прямом смысле этого слова. Ее характер начнет меняться, подстраиваясь под желания вампира и делая их идеальными супругами. - Ей нужно лишь время для адаптации.
  - Посмотрим, - кивнул князь и вышел.
  - Да, Гринграсс, влипла ты по полной, - в тишине раздался задумчивый голос Гарольда. - Если уж отец тобой недоволен, то твои дела на самом деле плохи.
  
  ***
  
   Прислонившись к стене около двери в комнату слизеринки, Гарольд стал дожидаться ее появления. Как сообщила прислужница, Дафна скоро выйдет. В руке вампир сжимал одинокую розу, которую собирался подарить невесте, дабы подбодрить.
   Вот дверь скрипнула, и раздался стук каблуков по каменному полу, отдающийся со всех сторон.
  - Я готова, - Гринграсс остановилась в нескольких шагах от жениха, давая тому возможность рассмотреть свой наряд, что Гарольд и сделал. Оценивающий взгляд прошелся от макушки до пяток, слегка задерживаясь на декольте платья.
  - Прекрасно выглядишь, - и Поттер не соврал, Дафна на самом деле прекрасно выглядела в этом платье. Шелк облегал стройную фигуру, подчеркивая все изгибы, а насыщено-синий цвет делал глаза еще выразительнее. - Это тебе, - парень протянул невесте цветок, который та с благодарностью взяла.
  - Спасибо, - Гарольду показалось или на щеках девушки и в самом деле появился румянец. Но не став акцентировать на этом свое внимание, Поттер подставил невесте локоть.
  - Пойдем, - взявшись за жениха, Дафна двинулась вслед за ним по коридору.
  - Мне стоит ждать чего-то необычного? - уже у двери в бальный зал, задала волнующий ее вопрос слизеринка.
  - Нет, все будет так же, как и в вашем мире. Танцы, светские разговоры о всякой ерунде и прочие развлечения, - негромкое фырканье. - Твоя задача: мило улыбаться и делать вид, что тебе все нравится.
  - Это я смогу, - кивнула уверено девушка.
   Оценивающий взгляд со стороны парня.
  - И будет лучше, если ты постараешься не вмешиваться в разговоры. Ты многого еще не знаешь о моей расе, поэтому можешь по ошибке сказать что-то глупое. И вообще, держись возле меня.
  - Ладно, - вновь кивок. - Все равно я здесь никого не знаю.
  - Я бы так не заявлял категорично. Насколько я знаю, отец пригласил и некоторых магов. Готова?
  - Да, - с этими словами Гарольд кивком головы дал распоряжение слугам распахнуть перед ними дверь, впуская их внутрь. Стоило им шагнуть вглубь, как до их слуха донеслись приятные аккорды, завораживающие своей красотой. В самом зале царил полумрак. На стенах кое-где висели факелы с магическими огнями в виде летучих мышей, а под потолком парили десятки шаров, разгоняющих полумрак.
  - Красиво, - пробормотала девушка, рассматривая один из факелов. - Пугающе, но красиво.
  - Все вампиры, те еще эстеты и ценители прекрасного.
  - Я это заметила. Ой, смотри, там мои родители, - проследив за взглядом слизеринки, Гарольд увидел, что среди небольшой группы магов, не больше пятнадцати человек, присутствуют и Генри со Скарлетт Гринграсс. Пара хоть и чувствовала себя неуютно, если судить по их натянутым улыбкам, но держалась достойно. - Я и не знала, что они приглашены.
  - Видимо, отец решил, что так будет лучше, - невозмутимый ответ.
  - Ты позволишь, - было видно, что слова девушке дались с трудом. А тот взгляд, каким она одаривала родителей, свидетельствовал о том, что Дафна по ним соскучилась.
  - Нет, - одно слово, что заставило слизеринку замереть на месте и с замиранием сердца посмотреть на бесстрастное лицо жениха. - Будет смотреться глупо, если ты, даже не потанцевав со мной, помчишься к ним, - взгляд в сторону четы Гринграсс. - Позже у тебя будет время, поприветствовать их. А сейчас... Позволишь, - Поттер протянул девушке руку, в которую та после секунды колебания вложила свою ладошку.
   Одна мелодия сменяла другую, а пара все кружилась по залу, притягивая к себе заинтересованные взгляды. Некоторые смотрели на наследника князя и его смертную спутницу с интересом, а другие одаривали Дафну презрительными взглядами и шепотками за спиной. К радости девушки, последних были единицы, остальные же умело скрывали истинные чувства за маской добродушия.
   Когда очередной танец подошел к концу, Гарольд тактично вручил невесту ее отцу, а сам пригласил на танец Скарлетт Гринграсс.
  
  ***
  
   Генри весь вечер не спускал взгляда с дочери. Мужчина любил обеих своих дочерей и переживал за каждую, а в особенности за Дафну, на долю которой выпали нелегкие испытания. Но зная упертый характер старшей дочери и ее темперамент, надеялся, что у нее все хорошо. Что вампиры относятся к ней хорошо, да и сама Дафна не устраивает конфликты. Генри с замиранием сердце наблюдал за тем, как Гарольд Цепеш кружит по залу его дочь. Как руки вампира прижимают к себе стройную фигуру, не давая даже попыток вырваться.
  - Милая, как ты? - Генри, держал за руку свое сокровище и смотрел в глаза.
  - Я хорошо, пап.
  - Тебя здесь не обижают? Твой жених ведет себя с тобой цивилизовано? - вопросы сыпались один за другим. В такой момент, Дафна не узнавала своего отца - он всегда был сдержанным мужчиной, Лордом с большой буквы, а тут такое...
  - Пап, все хорошо. Вампиры такие же люди, как мы, а не деспоты и тираны, - слизеринка не хотела расстраивать отца, поэтому не сказала ему о своих проблемах. На самом деле, все было не так радужно, как она пыталась показать. Улыбка, вымученной и лживой... Взгляд погасшим, утратившим искорку жизни. Обреченность чувствовалась в каждом жесте, слове или взгляде.
   Вечер подходил к своему завершению, когда мать Дафны крепко обняла ее, вкладывая в руку конверт.
  - Я не смогла сжечь это письмо, хоть и знала, что так будет правильно.
  Глава 31
   "Я не знаю, сколько прошло дней с тех пор, как ты ушла. Исчезла, сказав, что такова Судьба, и мы не в силах ей противиться. Но у меня такое чувство, что прошла целая вечность. Вечность, полная одиночества и боли. Ненавижу вечность. И, наверное, себя, потому что отпустил тебя. Не нужно было этого делать. А еще, я ненавижу Судьбу, посмевшую нас с тобой разлучить. Я проклинаю ее за это и в то же время молю вернуть мне тебя... Ведь ты мое все. Ты - моя радость, моя душа, мой свет и мой воздух. И без тебя на душе пустота и безразличие ко всему, что происходит вокруг. Когда тебя нет рядом, мне кажется, что я задыхаюсь, словно рыба, которую выбросили на берег и оставили умирать. Да я умираю, умираю от того, что ты сейчас далеко... C другим. От того, что это его, а не мои руки, тебя обнимают. Его губы ласкают, шепча всякую чепуху, заставляя тебя улыбаться... Прости меня, за то что я был таким трусом. Что я позволил тебе уйти и даже не попытался ничего изменить. Поверь, мне плевать на гордость, на слова отца о том, что ты принадлежишь другому. Я готов на коленях ползать перед Темным лордом и молить его позволить нам быть вместе. Я готов продать душу Дьяволу, лишь бы еще раз взглянуть в твои бездонные глаза, в которых теряется целый мир... Увидеть твою улыбку и услышать такой родной голос, напоминающий перезвон колокольчиков. Знай, мне не нужен никто другой, в моем сердце - лишь ты! И я сделаю все, лишь бы ты вернулась ко мне. Все..."
   Дафна сжала в руке пергамент, который был изрядно потрепан из-за того, что она в десятый раз перечитывает послание от Тео. По ее щекам катились предательские слезы, а сердце сжималось от боли и обиды. Девушка была обижена на Лорда, посмевшего потребовать такой долг с ее семьи. На вампиров, державших ее в этом замке, как узницу.
  - Будь проклято все, - в запале воскликнула Дафна и со всхлипом повалилась на кровать.
  - Госпожа, я могу вам чем-то помочь, - раздался голос служанки.
  - Уйди. Оставь меня одну, - не отрывая лица от подушки, которая промокла от слез, прокричала слизеринка. - Я так устала от вас. Оставьте все меня в покое.
  - Госпожа, молю вас не кричите. Сейчас сюда сбегутся все обитатели замка.
  - Пусть сбегаются. Мне плевать.
  - Не говорите так, - возразила служанка, с которой у Дафны сложились приятельские отношения.
  - Да что ты знаешь, - Гринграсс резко поднялась и посмотрела в глаза собеседницы. - У меня нет будущего. Вся моя жизнь уничтожена. Так что мне плевать, кто и что подумает.
  - У вас есть семья, которой вы дороги, - тихий голос.
  - Семья... Они обречены, так же как и я, - шепот.
  - Это из-за письма, которое вы получили, - кивок на пергамент, что валялся на полу. - Неужели все настолько ужасно?
  - Все еще хуже, - Дафна секунду поколебалась, а затем, взяв письмо в руки, протянула его Лире. - Читай, - взгляд полный боли. - Все равно хуже уже не будет.
   В комнате несколько минут царило молчание. Темные глаза скользили по пергаменту, вчитываясь в каждое слово, а бледные губы искривились в грустной улыбке.
  - Судьба несправедлива к вам, - наконец-то произнесла служанка.
  - Только я не пойму, почему все это происходит со мной. В чем я так виновата?
  - Это рок, - грустная улыбка.
  - Ты обо всем расскажешь моему жениху? - безразличие звучало в каждом слове. Дафна смирилась со своей участью, и ей было плевать, что будет дальше. Девушке казалось, что смерть послужит избавлением от всего этого безумия. Ей не хотелось жить.
  - Нет, - решительный ответ. - Я должна сообщить, но не стану.
  - Почему?
  - Я знаю, что такое безответная любовь и мне в некоторой степени понятны ваши чувства. Моя история хоть не такая трагичная, но все же она полна тоски и боли. Я знаю каково это - терять, терять того, кого любишь всем сердцем.
  - Такое ощущение, что в этом замке у всех грустная история, - с иронией произнесла Дафна.
  - Нет, вы не правы. Здесь многие нашли свою половинку и живут в мире и гармонии.
  - С трудом верится.
  - На самом деле, так и есть. Мне нет смысла вам врать.
  - Значит только я такая несчастливая... Видимо судьба моя такая. Быть отныне одной.
  - У вас есть жених.
  - Которому плевать на меня, - фыркнула девушка. - Гарольд настолько эгоистичен, что для него не существует никого, кроме его собственной персоны.
  - Его история куда запутанней, чем на первый взгляд кажется. Юный князь тоже любил и, так же как и вы, был вынужден отказаться от своих чувств.
   Дафна с недоверием посмотрела на собеседницу. Она очень сомневалась, что Цепеш способен на такие чувства как нежность, забота, куда уж там говорить о любви. Он ассоциировался у нее с бесчувственным чурбаном, способным только насмехаться.
  - Почему же он такой... бесчувственный?
  - Я не знаю всей истории, но мне известно, что Владыка был против его выбора.
  - И...
  - Девушку, которую он любил, обвинили в предательстве и убили.
  - Ужас, - ужаснулась слизеринка. - Теперь понятно, почему он такой... далекий.
   Лира на несколько минут замолчала, внимательно смотря на Дафну и словно решаясь на что-то. Служанка и так сказала то, что не должна была говорить. Просто видеть в таком плачевном состояние невесту наследника было ужасно, и она поддалась слабости.
  - Он лично убил ее.
  - Что? - Гринграсс не поверила в услышанное.
  - Юный господин казнил свою возлюбленную за предательство.
  - Это ужасно, - покачала головой слизеринка. - Я бы так не смогла.
  - Чтобы подобное сделать, нужно иметь железную волю. Мало, кто способен собственными руками лишить жизни любимого человека, а потом жить дальше, словно ничего не произошло.
  - Неудивительно, что ко мне он так относится. Ему этот брак так же не нужен, как и мне. Только, в отличии от меня, он пожертвовал гораздо большим во имя рода. Но это ничего не меняет. Я приняла решение и готова принять последствия.
  - А как же ваша семья? Вы хотите, чтобы они до конца своих дней оплакивали вас?
  - Нет, - неуверенный ответ. - Со временем они поймут, почему я так поступила.
  - Родители, несмотря ни на что, любят своих детей. И их утрата - это очень больно.
  - Но я не хочу жить, жить так... Мне больно и одиноко. Живя, я только мучаю всех, заставляю страдать. Тео... ему будет лучше без меня. И Гарольд, он сможет найти ту, которую полюбит.
  - Вы считаете, что вашему возлюбленному, если вы умрете, станет легче?
  - Да, наверное...
  - Вы заблуждаетесь. Он будет страдать от того, что ничего не смог изменить. Будет чувствовать свою вину.
  - Я - эгоистка, да?
  - Да, - согласный кивок. - Вы заслуживаете счастья, также как и все. Не сдавайтесь, а добивайтесь того, что желаете. Поговорите с женихом. Расскажите ему всю правду.
  - Он даже не захочет меня слушать. Я для него как обуза...
  - Нет, он не такой плохой человек. В нем присутствует что-то человеческое и он сможет понять вас, ведь ему близка ваша история.
  - Пожалуй, ты права, - Дафна решительно посмотрела на собеседницу. - Спасибо, - в порыве чувств девушка обняла сконфуженную, не ожидающую такого, Лиру. И вышла за дверь. Она была полна решимости поговорить с женихом.
   Остановившись у знакомой двери, слизеринка сделала глубокий вдох и, не дав себе позорно сбежать, словно трусиха, постучалась. Секунду-вторую ничего не происходило, а затем дверь открылась и на нее с интересом смотрели изумрудные глаза.
   "У него красивые глаза", - некстати подумала Дафна.
  - Я хотела поговорить, - голос дрогнул. - Если ты не занят.
  - Да нет. Проходи, - парень отошел в сторону, пропуская внутрь слизеринку.
  - Спасибо, - и быстро прошмыгнула внутрь.
  - Может, что-то желаешь. Чай? Кофе?
  - Нет, спасибо, - произнесла девушка. - Хотя, я бы не отказалась от чего-то покрепче, - выпалила на одном дыхание Дафна. - Если у тебя, конечно, есть.
   Гарольд окинул девушку напротив нечитаемым взглядом, а под конец хмыкнул.
  - Огневиски не стану предлагать, для тебя это слишком. Вино подойдет?
   Дафна лишь кивнула.
  - Держи, - в руки к девушке перекочевал бокал, наполовину наполненный темно-красной жидкостью. Сам вампир плеснул себе в бокал огневиски и уселся в одно из пустующих кресел. - Я слушаю.
  - Я...
  - Присаживайся, - кивок на такое же кресло напротив, - в ногах правды нет.
   Гринграсс согласно кивнула и села. Немного поколебавшись, она одним заходом опустошила свой бокал, слегка закашлявшись.
  - Гринграсс, ты меня пугаешь. Сначала заявляешься ко мне, притом посреди ночи. Не зная тебя, я бы мог подумать, что ты пришла меня соблазнять, - выразительный взгляд на платье, которое было помятым. - Так что у тебя там стряслось такого важного, что ты вломилась ко мне?
  - Нам нужно поговорить, - вопросительно приподнятая бровь.
  - А разве разговор не мог подождать до утра?
  - Нет. Вот, - решившись, Дафна протянула Поттеру письмо Нотта.
  - Что это? - вампир с неохотой взял послание.
  - Прочти, - голос задрожал, но слизеринка продолжала упрямо смотреть на жениха.
  - Ладно, - не стал спорить парень и углубился в чтение. Около минуты, что показалась Гринграсс целой вечностью, Гарольд скользил взглядом по пергаменту исписанным каллиграфическим почерком.
  - Занятно, - в конце проговорил Поттер. - Это какая-то дурацкая шутка или что?
  - Нет, это не шутка.
  - Тогда что? - парень все так же с безразличием смотрел на слизеринку, словно ему плевать на то, что происходит.
  - Я хотела, чтобы ты знал правду. Мне надоело всем врать, вот я и подумала...
  - ... что мне будет интересно читать твои любовные послания, - закончил за нее Поттер.
  - Прости, - Гринграсс молниеносно оказалась на ногах, - это была дурацкая идея, - ругая себя на все лады, девушка, стараясь не смотреть на Цепеша, чтобы не видеть его безразличного взгляда, устремилась к двери. Но если бы она посмотрела на жениха, то увидела бы в его взгляде понимание, а никак не насмешку.
   Дафна уже взялась за ручку, как почувствовала прикосновение к своей спине. Обернувшись, она увидела, что Гарольд одной рукой уперся в дверь, не давая Гринграсс ее открыть, а его взгляд внимательно смотрит в глаза самой девушки.
  - Бегство, не лучший способ убежать от проблем, - голос раздался совсем рядом. - Пойдем, - и, не дав ей возразить, увлек назад в кресло.
  - Я... - Дафна и сама не знала, что хотела сказать. А Гарольд тем временем по новой наполнил бокалы и протянул один слизеринке.
  - Ситуация не сахар, - наконец-то нарушил он тишину. - Я, конечно, ожидал чего-то подобного, но не думал что все так запутано.
   Грустная улыбка от девушки была ответом.
  - Скажу лишь, что жизнь та еще ****, - смачно выругался Поттер. - Но как ты знаешь, выбор у нас не большой. Либо рассказать обо всем, - задумчивый взгляд. - Но в таком случае тебя скорее изгонят из рода или сделают еще что-то похуже за неверность. Могут даже убить.
   Дафна поежилась. Раньше когда она думала о смерти, ей казалось, что это послужит ей как избавлением, но сейчас она так не считала. Лира была права, говоря, что этим поступком она принесёт боль родителям, сестре и Тео.
  - А второй выход?
  - Молчать, - короткий взгляд. - И делать вид, что ничего не произошло. Решай.
  - А ты. Ты... - шепот и предательские слезы, слезы обреченности прочерчивают мокрые дорожки по щекам. - Я виновата и приму любое твое решение. Каким бы оно ни было.
  - Ты виновата лишь в том, что твое сердце принадлежит другому, - грустная улыбка. - Ладно, ничего не изменишь. Полагаю, тебе не хочется умирать?
  - Нет, - едва слышный шепот и все тело содрогается от дрожи. Умирать страшно и больно.
  - Выходит, нам придется научиться цивилизованно сосуществовать, - монотонный голос. И пока девушка не успела ничего возразить, кинул пергамент в пылающий камин. - Это должно быть уничтоженным, пока его не увидел кто-то, кому не стоит об этом знать. И будь осторожна со словами - даже у стен здесь есть уши.
  - Прости, я не хотела, чтобы так все вышло.
  Глава 32
   Бал прошел неплохо, как про себя отметил Гарольд. Никаких эксцессов и стычек между магами и вампирами не возникло. Хотя, последнему поспособствовал приказ князя - вести себя сдержанно и не проявлять агрессию в сторону "ужина". На таких мыслях Гарольд кровожадно ухмыльнулся, представив себе , как этот напыщенный павлин, Люциус Малфой, подставляет свою шею под клыки вампира. Да он бы и сам полакомился этим блондинчиком и сделал бы это как можно болезненней за все те словечки, что Малфой позволял себе отпустить в его сторону. Занятное зрелище было бы.
   И вот, казалось этот сумасшедший день наконец-то закончился и не предвещается никаких сюрпризов. Но стоило парню настроится на мирный лад, отбросить все мысли в сторону и просто расслабится, как к нему в апартаменты к его огромному удивлению заявилась Дафна Гринграсс собственной персоной. Только подумать, Гринграсс пришла по доброй воле. Но дальше Гарольду было не до веселья, все бредовые мысли о том, что Дафна пришла его соблазнять испарились, уступая место удивлению. Гринграсс выглядела не лучшим образом: глаза покрасневшие, как полагал Цепеш, из-за слез. Лицо бледное, а голос хриплый и дрожащий. Не было и следа той Дафны Гринграсс, которую он привык видеть все время, девушки, что мастерски выносила ему мозг и играла на нервах. На ее месте была растерянная девчонка с потухшим взглядом и дрожащими руками. Все это заставило Гарольда проглотить язвительную фразочку, готовую сорваться с языка.
   Но что дальше последовало, выбило Цепеша из колеи. Гринграсс дала ему почитать письмо, в котором некий Тео признавался ей в своих чувствах. Надо признать - послание тронуло вампира, в нем было столько чувств...боли, печали и, главное, любви, что ему даже стало не по себе. Затем был разговор с Дафной. И он понял ее, понял мотивы такого поступка. Гринграсс знала, что скрыть от него правду ей не удастся, и пришла с повинной, отдавая свою судьбу в его руки. А он... Гарольд знал каково это, терять того, кого любил, поэтому у него рука не поднялась схватить невесту и отвести к отцу, обвиняя в неверности. Взять на свою совесть смерть еще одной девушки, ставшей жертвой чужих предрассудков. Ведь не нужно быть гением, чтобы знать, что Влад казнил бы неверную или, в лучшем случае, изгнал. Хотя в данном случае лучше смерть, чем жизнь в изгнании. Семья бы отвернулась от нее, бывшие друзья шептались за спиной, называя ужасными словами, а для рода это был бы позор, который можно смыть лишь кровью. И как бы родители не любили свою дочь, они бы не посмели ослушаться предков и заплатили бы такую высокую цену, лишь бы свести позорное тавро с рода. А значит, выбор был лишь один - молчание. Молчать о письме и игнорировать чувства невесты к Теодору Нотту, благо после свадьбы станет легче. Магия позаботится, чтобы единственный мужчина, которого хотела Дафна, был сам Гарольд. Конечно, чувства никуда не исчезнут, но они отойдут на второй план, уступая место голосу разума. Осталось только дожить до этого времени и пережить целый год в Хогвартсе.
   Выпроводив Дафну, Цепеш повалился на постель. Все его мысли были далеко. Создавалось такое впечатление, что Судьба над ним насмехается. Сперва ситуация с Флер, а теперь это... Испытание за испытанием. Видимо, у Судьбы на него свои виды, вот она и проверяет его на вшивость. Кстати, о Флер. Гарольд даже себе не признавался, но он все чаще думал о симпатичной вейлочке и ловил себя на мысли, что не против навестить ее. Но, как всегда, в самый последний момент передумывал и всему виной его эгоизм. Гарольд злился на Делакур, хоть сам прекрасно понимал, что ее вины нет в том, что она хочет знать больше о нем.
  - Господин, - в его комнате появился высокий мужчина и учтиво склонил голову перед наследником. Будь это кто-то другой, Цепеш проклял бы наглеца так, что тому бы мало не показалось и в следующий раз, он бы не посмел вторгаться в его апартаменты без прямого приказа. Но... это был не простой вампир, а тот, кого Гарольд приставил наблюдать за Флер и докладывать ему в случае непредвиденного. И такое появление свидетельствовало, что случилось что-то действительно НЕПРЕДВИДЕННОЕ.
  - И... - вопросительно приподнятая бровь.
  - Мисс Делакур воспользовалась порталом.
   Гарольд одним движением оказался на ногах и выжидающе посмотрел на мага.
  - Ты проследил за ней?
  - Да.
  - Надеюсь, тебя никто не видел, - испытывающий взгляд.
  - Обижаете, господин, - вампир на самом деле был обижен словами юноши.
  - Тогда вперед, - Цепеш проигнорировал последние слова собеседника. Накинул мантию с глубоким капюшоном, скрывающим лицо от ненужных личностей, Гарольд по Теням переместился вслед за вампиром.
   Под покровом ночи, что скрывала его от посторонних взглядов, Гарольд Поттер-Цепеш появился в какой-то подворотне. Окинув внимательным взглядом здешние достопримечательности, юноша с удивлением отметил, что местность ему смутно знакома. Он бывал несколько раз в Лютном переулке, поэтому смог опознать расположенные здесь заведения, некоторые из которых работали, даже не смотря на поздний час.
  - Куда? - даже не глядя на спутника, задал вопрос наследник князя.
  - Туда, - кивок в сторону одной из забегаловок, как свидетельствовала надпись.
  - Пора узнать, кто же подложил мне свинью. Чувствую, меня ждет сюрприз, - задумчиво изрек Гарольд, предчувствие которого еще никогда не обманывало, а сейчас оно вовсю вопило, что здесь не все так радужно, как сначала казалось. Если раньше Цепеш думал, что в этом деле замешана "семья" Валентины, то сейчас начинал в этом сомневаться. Да и место для встречи было выбрано странное - Магический мир, притом притон для сборищ темных тварей и магов, которым самое место в Азкабане. Но не став гадать, Поттер двинулся в указанное направление. Вслед за ним последовал слуга и двое охранников представляющих из себя две незаметные для человеческого взгляда тени.
   Зайдя в здание, парень с любопытством осмотрелся по сторонам. Обычная забегаловка, ничем не отличающаяся от других. Куча столиков, на данный момент почти все из которых были заняты посетителями. К одному из них Поттер и отправился, попутно оттолкнув со своего пути некстати подвернувшегося оборотня, притом сделал это с такой силой, что волк пролетел несколько метров. Зато после такой демонстрации силы, все остальные торопливо убрались с их пути, а бармен у стойки замолчал на полуслове и решил промолчать, ведь неизвестно чего стоит ожидать от столь странных посетителей.
   Секунда-вторая и вот рука сомкнулась на шторе, скрывающую Флер и фигуру в плаще с таким же глубоким капюшоном как у него.
  - Неожиданная встреча, - язвительный голос, в котором звучал яд. Одним плавным движением руки, Гарольд скинул капюшон, открывая свое лицо. Изумрудные глаза холодно смотрели на Делакур, которая сжалась под его взглядом.
  - Что ты... - Флер заикалась.
  - Видимо, ты хотела узнать, что я тут делаю? - пришел ей на помощь Цепеш. - Милая, неужели ты считаешь меня таким идиотом, - это был риторический вопрос и Делакур это поняла. - Неужто ты полагала, что, просмотрев твои воспоминания, я не смогу увидеть твои планы?
  - Я...
  - Пф. Ты считала, что все те глупости, о которых ты думала смогут обмануть меня. Глупо, - насмешка. - А вот тебя я не ожидал здесь увидеть, Мира. Честно, удивлен, - взгляд переместился на фигуру в плаще.
   Легкое движение и капюшон слетел с головы, выявляя взору Гарольда знакомые черты.
  - Ты оказался куда умнее, нежели я думала, - в голосе была лишь очевидность.
  - А вот ты меня разочаровала. Ты стала самонадеянная.
  - Старею, - мелодичный смех.
  - Тебе приказал мой отец рассказать ей, - кивок в сторону Флер, - правду? И если так, то зачем?
  - Владыка не знает что я здесь, - Гарольд чувствовал, что она не лжет.
  - Тогда зачем?
  - Мне скучно.
  - Ха, - холодный смех, который с первой до последней секунды казался лживым. Изумрудные глаза с тем же холодом смотрели на собеседницу. - Даже ты не настолько безумна, чтобы из-за своей прихоти наживать себе врага в моем лице.
  - Врага, - хмыкнула Мира. - Как прозаично... Я знаю тебя, Гарольд Цепеш. Знаю, как никто другой, и знаю, на что ты способен. Для тебя это всего лишь увлечение, очередная забава, не более.
  - Даже если так. Чего ты добивалась? Или ты не ожидала, что я смогу узнать?
  - Буду честной - я не думала, что ты сможешь так быстро разобраться во всем. Тактика - не твоя сильная сторона.
  - Ты будешь удивлена, но у меня много талантов.
  - Хм. Правильнее будет сказать: у тебя много прихлебателей, способных сделать за тебя работу, - насмешливый взгляд в сторону стоявшего позади вампира. - Не знала, что наемники на побегушках у наследника князя. Или я что-то упустила, Кайлеб?
  - Я тоже рад тебя видеть, Мира, - такой же насмешливый голос.
  - Рада это слышать. Ты всегда мне нравился. Не часто в наше время встретишь вампира так преданного своему клану. Твоя вера в создателя поражала своей непоколебимостью. Но что же изменилось? Неужели ты предал клан и примкнул к Владыке?
   В ответ последовал безразличный взгляд.
  - Мира, я так и не получил ответ на свой вопрос, - разговор вернулся в прежнее русло.
  - Мне было скучно. Ты же знаешь, как надоедает однообразие, - насмешливый взгляд.
  - Ложь, - одно слово, заставившее с лица Миры слететь все веселье. Вампирша смотрела на него так же холодно, как и он на нее, не мигая.
  - Ты заигрался, малыш. А Судьба не любит, когда с ней играют.
  - Мне нет дела до Судьбы, - прошипел Гарольд, гневно сверкая глазами. - Но вижу от тебя мне не добиться правды. Только смотри, сама не заиграйся. Ведь жизнь такая коварная штука. Она зачастую преподносит нам сюрпризы.
  - Учту на будущее, - Мира поднялась.
  - Пусть идет, - дал отмашку наемнику, который хотел было остановить вампиршу.
  - Мне проследить за ней?
  - Не стоит. Мира не опасна для меня. Она способна на мелкие коварства, а вот что-то глобальное не осмелится сделать. К тому же мне интересно, что она предпримет дальше, - Кайлеб кивнул и исчез. Гарольд же занял кресло, в котором минуту назад восседала Мира.
  - Как поживаешь, Флер? - парень изобразил интерес.
  - Ты все знал... и ничего не сделал, - вейла была зла.
  - Я хотел узнать, кто рассказал тебе о Валентине.
  - И использовал меня как приманку, - это был не вопрос, а признание очевидного. Флер горько улыбнулась, смотря своими синими глазами на вампира. Девушка не видела причин себе врать - она скучала по Гарольду. Ей не хватало их встреч... разговоров... поцелуев.
  - Но ты же не в обиде, - насмешливый взгляд.
  - Я не в обиде... Я в бешенстве! Как вообще ты посмел так поступить со мной!?
  - Не драматизируй. Ты узнала правду, а я узнал то, что хотел.
  - Эгоист...
  - Поверь, я это и так знаю, - хмыкнул парень.
   Повисло молчание.
  - Почему ты не приходил столько времени? - разговор перетек на другое русло.
  - У меня были дела, - Поттер не видел смысла говорить правду.
  - А сейчас ты свободен? - во взгляде сияла надежда.
  - Да, - после секунды колебания, последовал ответ.
  - Тогда, - Флер не успела договорить, как ее закружило в водовороте Тьмы. Привычное чувство перемещения и вот она стоит в своей комнате, а напротив нее Гарольд. Их разделяют несколько сантиметров, которые француженка моментально преодолевает. - Я скучала, - руки обвили шею вампира.
  - Да, я тоже, - последовал ответ. И вот их губы наконец-то встретились в поцелуе.
  Глава 33
   Стрелки часов давно прошли заветную цифру, я опускаю глаза и устало провожу ладонью по лицу. Как же утомительно все это. Хочется закрыть глаза и забыть обо всем. Уснуть, чтобы никогда больше не просыпаться. Мечты...
  - Устрой все так, чтобы служанку моей невесты выслали из замка. Только давай без фанатизма, сделай все тихо, без лишнего шума, - взгляд изумрудных глаз устремляется в сторону вампира напротив. - Ее присутствие пагубно влияет на Дафну, - вру, не испытывая и грамма сожаления. Я уже давно отучился сожалеть о чем-то. Наверное, всему причина воспитание Влада или понимание того, что от моего выбора зависит слишком многое. Я не могу позволить себе сомневаться... Как говорит отец, князь должен быть тверд в своих решениях и руководствоваться не чувствами, а голосом разума. Только тогда с него выйдет достойный лидер, а не слабак на потеху окружающим. Будущий Владыка должен уметь принимать сложные решения и нести за них ответственность. Руководствоваться тем, что принесёт пользу его народу, а не собственную выгоду.
   Мысли благополучно перетекают на другую, не менее важную тему.
   Арман не должен знать о том, что Лира узнала то, что ей не предназначалось. Я прекрасно понимаю, что балансирую сейчас на лезвии ножа, одно неправильное слово, даже малейший намек, и отец обо всем узнает. Его ищейки работают идеально и для них не составит особого труда вытрясти всю правду из служанки, а затем удостовериться в правдивости ее слов через Гринграсс. И в ту же секунду будет подписан приговор для Дафны.
  - Как прикажете, - учтивый поклон. И вампир исчез выполнять мое поручение. Нет сомнений, что уже к вечеру Лиры не будет в этом замке.
   Мой взгляд устремился в окно. В памяти всплыли картины вчерашнего вечера в обществе Флер. Милой, доверчивой Флер... Кто же знал, что эта вейла так привяжется ко мне. На губах появилась горькая улыбка. Я подпустил ее слишком близко к себе и с этим нужно что-то делать. Хотя...
   От дальнейших размышлений меня отвлек стук в дверь. Делаю глубокий вдох и с удивлением ощущаю аромат Дафны. Неожиданный визит.
  - Да, - мой голос нарушает тишину.
   До моего чуткого слуха доносится звук шагов. Скрип, а секундой погодя дверь открывается и в помещение входит Дафна Гринграсс. Краем глаза отмечаю, что невеста выглядит расстроенной. Поджатые губы и потухший взгляд синих глаз подтверждает мои догадки.
   Увидев меня сидящим в кресле перед затухающим камином, она подходит ближе.
  - Зачем ты приказал выслать мою служанку? - в голосе звучало обвинение. - Чем она перед тобой провинилась? Лира хорошо выполняла свою работу...
  - Не спорю, - вкрадчивый ответ. Мой взгляд блуждал по лицу слизеринки. - Только вот она знала то, что ей не следует знать.
   Дафна неосознанно сглотнула, закусывая нижнюю губу.
  - Это из-за письма? - ее лицо озарило понимание. - Лира поклялась, что никому о нем не скажет. И я ей верю...
   Отрицательно качаю головой, попутно удивляясь наивности этой девушки. Как она может доверять той, которую от силы знает несколько месяцев? В этом замке все вампиры... почти все, подчиняются князю, а значит доверять кому-то свои тайны не стоит. Если не хочешь поплатиться головой.
  - Может по своей воле и не скажет, - соглашаюсь. - Только ты, видимо, забыла, что в этом замке полно Высших вампиров, которым не составит особого труда прочитать ее мысли. А мне бы очень не хотелось, чтобы правда всплыла наверх. Тебе полагаю тоже, - блуждающий взгляд. - И не стоит забывать о том, что твоя ненаглядная "подруга" не сможет утаить ничего от моего отца. А если захочет выслужиться, то сама пойдет и все расскажет.
   Дафна молчит, осмысливая мои слова, я это вижу по тому как на ее лице меняется выражение, а во взгляде появляется смирение. Синие глаза наполняются грустью и какой-то обреченностью. Мне даже становится жаль Гринграсс, но я сдерживаю в себе порыв подойти и обнять ее.
  - Я понимаю, - серьезный кивок.
   На этом весь наш разговор заканчивается. Я на прощание целую надушенную ладошку невесты и она уходит, оставляя меня в одиночестве.
  
  ***
  
   Дни потянулись один за другим и я даже не успел оглянуться, как настало лето. Зарывшись в свои исследования и разбираясь с делами рода Поттеров, которых за пятнадцать лет отсутствия Главы рода накопилось немало, я даже не заметил, как прошла зима, а за ней весна и большая половина лета. И вот сейчас я сижу в кресле в кабинете отца и выслушиваю его аргументы. Влад убеждал меня в том, что мне делать в Хогвартсе совершенно нечего. Я знаю и умею намного больше, чем даже семикурсники, так что мне нет смысла тратить свое "драгоценное" время на подобную ерунду. Притом в Хогвартсе будет Дамблдор, которому обо мне уже известно, благодаря своему шпиону в рядах Волан-де-Морта. Северус Снейп - темная лошадка, прислуживающая двум господам. Мерзкий предатель, по вине которого погибли мои биологические родители. Это он услышал Пророчество и поспешил сообщить о нем своему господину. Послушная марионетка в руках Альбуса Дамблдора и жалкое подобие на человека. Вот кем для меня был этот человек. Падалью. Не достойной того чтобы жить, но и смерть для него великая милость...
   Когда мне стало известно о Пророчестве этой шарлатанки, я несколько минут смеялся беспрерывно. Это же, каким нужно быть глупцом, чтобы поверить словам этой убогой, а затем и вовсе помчаться убивать годовалого ребенка? Все же Волан-де-Морт, несмотря на свое величие, до безумия доверчив. А Дамблдор молодец, провел его как первогодку, а он поверил. Тупость. Никак иначе этот поступок не назовешь.
  - Сын, ты все хорошо обдумал? - этот вопрос задавался уже в третий раз за последний месяц. Влад надеялся, что я изменю свои планы, но я был настроен решительно. А может всему виной скука. Мне до безумия надоело однообразие... Замок... охота... вампиры... Хотелось перемен, и чем поездка в магическую школу не они.
  - Отец, - упрямый взгляд. - У меня есть долг перед моими биологическими родителями, и пришла пора его отдать.
  - Убить Снейпа ты можешь без всякого Хогвартса.
  - Убить, - задумчивый взгляд, - слишком просто. Я же хочу, чтобы он мучился.
  - Твоя кровожадность меня поражает, - слышу в голосе осуждающие нотки.
  - Это не кровожадность, - отрицательно качаю головой. - Я считаю, что за предательство стоит расплатиться сполна. И отдав Снейпа на растерзание Лорда, раскрыв его как шпиона, я не получу морального удовольствия. Тот его просто убьет, предварительно использовав Круцио.
  - А чего же ты хочешь? - вопросительно приподнятая бровь.
  - Чтобы от него отвернулись все, кто ему дорог. Назвали жалким подобием человека... А когда он меньше всего будет ожидать, чтобы тот, кого он назвал своим другом, вонзил кинжал ему в спину. Я хочу, чтобы он на своей шкуре узнал каково это, когда тебя предают.
  - Тогда будь готов к тому, что Дамблдор попытается манипулировать тобой, а если не выйдет - убьет. Старику не нужна конкуренция. И как бы он не разглагольствовал о том, что делает все ради Света, на его руках хватает крови.
  - Пф, - презрительно фырканье. - Пусть попытается, а я ему с радостью подыграю. Мне будет интересно наблюдать за его действиями. Разыграю бедного сиротку, которого злые родственники отдали в приют. А потом появился добрый вампир и забрал меня, - на лице появилась ухмылка. - Дамблдор поверит в мою слезную историю. Я ему все так преподнесу, что старик посчитает меня жертвой, а вампиров - злыми хищниками, поработившими меня. А я же был маленьким доверчивым мальчиком, вот и считаю себя обязанным им за спасение.
  - Дамблдор не дурак, - в который раз повторяет отец.
  - Я это знаю, - соглашаюсь. - Но у него сейчас помимо меня полно забот. Орден феникса, Волан-де-Морт с его жаждой к власти и Министерство, где сейчас пытаются к власти прийти Пожиратели. И пока это его отвлечет, я смогу все сделать как и планировал.
  - Мне страшно отпускать тебя в Хогвартс одного. Может случиться что-то непредвиденное... Старик окажется умнее или обстоятельства сложатся таким образом, что твоей жизни будет угрожать опасность. Ты для меня слишком дорог, чтобы я пошел на такой риск.
  - На этот случай у меня есть это, - поднимаю руку, на запястье которой красуется серебряный браслет, подаренный на десятилетие мне Владом. - Портал сработает в любом месте и, несмотря на защиту, перенесет меня сюда.
  - И все же было бы лучше, если бы Арман был с тобой в Хогвартсе. Мне было бы спокойней.
  - Нет. Дамблдор тогда поймет, что не все так, как я ему преподношу. Пусть лучше считает, что контракт с Хогвартсом не оставил тебе выбора, вынудив отпустить меня в школу, под его крылышко.
  
  ***
  
   На сегодняшний день у Гарольда был запланирована прогулка по Лондону, точнее по его магической части. До первого сентября рукой подать, поэтому следовало приобрести учебники и все те вещи, что значились в списке, пришедшим вместе с письмом из Хогвартса. Конечно, он мог отправить за покупками кого-то из вампиров, но решив, что Дафне не помешает развеяться, а то она и вовсе зачахла в четырех стенах, Поттер собрался сходить в Косой переулок лично.
  - Пойдем, - Поттер-Цепеш протянул руку своей невесте, решившей составить ему компанию. Та без возражений взялась за конечность и в то же же миг мир перед ее глазами завертелся.
   Появилась пара около белого здания, именуемого волшебным банком, в котором всем заправляли гоблины. Отец не притеснял своего единственного наследника и не ограничивал в финансах, поэтому Гарольду деньги Поттеров не нужны, ведь род Цепешей побогаче будет, так что он решил не заходить в Гринготтс, а сразу отправиться за покупками.
  - Я был здесь всего несколько раз и то в Лютном переулке, так что полагаюсь на тебя, - изумрудные глаза встретились с синими. Гринграсс кивнула, давая понять, что поняла намек.
   Дафна радовалась тому факту, что ей наконец-то удалось выбраться из резиденции Цепешов. Нет, замок, в котором она провела последние месяцы, поразил бы любого своей красотой и изобилием книг в библиотеке. Своими манящими садами и оранжереями. Только вот девушка чувствовала себя там узницей, заточенной в четырех стенах. Ни друзей, ни приятных собеседников. Единственный, с кем она могла поговорить искренне, без всякого притворства и тайн, являлся Гарольд, но он не жаловал ее своим присутствием. Хотя это и понятно, он - наследник, будущий князь... Ему нужно многому учиться, чтобы стать достойным, а не тратить свое время на разговоры с ней.
   Дафна отметила, что их отношения после той памятной ночи изменились. Каждый стал вести себя сдержанней, в кои-то веки вспомнив, что они люди, а не звери, которыми руководят лишь "голые" инстинкты, и смогут мирно сосуществовать, не пытаясь показать свое превосходство. Они научились слышать и слушать друг друга, а самое главное - пришли к компромиссам. Смогли разрешить все недопонимания и договориться. Общая проблема объединила их, и со стороны Гринграсс даже возникла симпатия к этому странному вампиру. Нет, о всепоглощающей любви не шло и речи, но порой слизеринка ловила себя на мысли, что ей нравится находиться рядом с женихом, слушать его истории о Ночном народе или просто сидеть у камина, молча разглядывая огонь. И одному лишь Мерлину известно, что с этого выйдет в дальнейшем.
   Дафна не питала иллюзий на этот счет, она прекрасно видела и чувствовала своим женским естеством, что жених не на шутку увлекся одной вейлой. Имени соперницы... Только подумать, когда она начала ревновать Гарольда к кому-то? Мира так и не хотела называть. Заявляя, что какая в принципе разница. Главное, что соперница есть и от нее стоит избавляться, пока все не зашло слишком далеко.
   "Куда уж дальше", - про себя хмыкнула Гринграсс. С ней-то Поттер вел себя как истинный джентльмен, ни взглядом, ни жестом не показывая, что не прочь провести с ней ночь. А вот с той другой... Не было сомнений, он вел себя иначе. Позволял себе то, что запрещал с ней. От этого было горько...
   Сейчас не время думать об этом, лучше заняться насущными проблемами. Тряхнув головой, словно отгоняя ненужные мысли, Гринграсс сконцентрировала свой взгляд на Поттере.
  - Если ты не против, то сначала сходим за учебниками.
   Поттер был не против, ему вообще было все равно куда идти и зачем, главное поскорее убраться из залитой солнцем улицы. У него хоть и был иммунитет к солнечным лучам, но все же он, как и любое существо Тьмы, предпочитал ночное время суток. Ночью вампиры чувствовали себя бодрее, а вот днем всегда клонило на сон.
  Грациозно маневрируя между прохожими, Поттер вслед за Гринграсс добрался до одной из витрин, над которой гласила надпись "Флориш и Блоттс".
  - Нам сюда, - Гринграсс увлекла Поттера за собою.
   В книжном магазине было не слишком людно. Несколько покупателей суетились около книжных полок, выбирая что-то для себя. Среди всей массы выделялась компания из четырех человек: рыжеволосая девушка и с таким же цветом волос парни. В их чертах проглядывалась схожесть, из чего Гарольд сделал вывод, что они родственники. Полноватый парнишка со смущенной улыбкой, которому что-то оживленно рассказывала миловидная, кареглазая девушка. В руках незнакомка держала целую стопку книг.
  - Здравствуйте, - поздоровалась с хозяином магазина Дафна. - Два комплекта учебников для шестого курса, - скомандовала слизеринка.
  - Обождите минуту, - пожилой маг добродушно ей улыбнулся и скрылся в кладовке.
  - Смотри, это же Гринграсс, - донесся до слуха Поттера голос темноволосого парня. - А кто это с ней?
  - Не знаю. Я его раньше не видела в Хогвартсе, - карие глаза с интересом смотрели на Гарольда. Но увидев, что Поттер смотрит на нее в ответ, темноволосая девушка смутилась, а ее щеки залились румянцем. Незнакомка поспешила отвернуться, чем заработала смешок со стороны вампира.
  - Ты приглянулся Грейнджер, - негромко хмыкнула Дафна рядом. - Вон как покраснела.
  - Грейнджер? - уточнил Поттер. Он где-то слышал эту фамилию, только вот никак не мог вспомнить где.
  - Гермиона Грейнджер, - протянула Гринграсс. - Мы с ней учимся на одном курсе, только на разных факультетах. Я на Слизерине, а она вместе со своими друзьями на Гриффиндоре.
  - Факультете, славящимся своим благородством и храбростью, - фыркнул Гарольд, вспоминая то, что он читал о Хогвартсе и о четырех факультетах: Гриффиндор, Слизерин, Рейвенкло и Хаффлпафф.
  - Или своей тупостью и чрезмерной любовью нарушать правила, - парировала Дафна, неодобрительно поглядывая на четверку. - А это, - взгляд в сторону компании, - его самые яркие представители. Грейнджер - мисс всезнайка, - презрительная гримаса, - считающая, что в книжках можно узнать все. Свято верит всему, что там написано, даже не подвергая сомнению. Лучшая ученица школы и просто пример для подражания, - еще одна гримаса. - Рональд Уизли - гриффиндорец до мозга кости. Капитан сборной Гриффиндора по квиддичу и такой себе мачо, считающий, что все девушки хотят его. Идиот, - засмеялась негромко Гринграсс. - Его младшая сестренка, - взгляд в сторону рыжеволосой девушки. - Как и вся ее семья учиться на факультете "храбрых и благородных". Не глупа, поэтому-то и встречается с недогероем, считая, что это поможет ей выбраться с той нищеты, в которой живет ее семья и добиться признания окружающих. Неплохо играет в квиддич и считается первой красавицей Гриффиндора, - продолжила свою отповедь Дафна. - И последний, но самый знаменитый участник этого квартета - Невилл Лонгботтом. Наследник Лонгботтомов, Гриффиндорец с большой буквы и мистер скромность. Дамблдор лично его обучает, если верить слухам. Пытается сделать из него замену настоящего Героя.
   Поттер читал как-то в пророке об этом юноше. Там рассказывалось, как он вместе с друзьями защитил философский камень, не дав заполучить его Волан-де-Морту. Только вот Гарольд слегка иным представлял себе... Не таким неряшливым и стеснительным. А вот что Дамблдор дает ему частные уроки стало для Поттера удивлением.
  - О, Мерлин, - Цепеш проследил за взглядом невесты и заметил какими бликами та одаривает рыжего. - Этот идиот, мне в Хогвартсе и шага не давал пройти. Считая, раз он гриффиндорец, я должна пасть перед ним ниц. Идиот...
   Изумрудные глаза, в которых плескало презрение, внимательно следили за каждым шагом Рональда. А тот в свою очередь, не стесняясь, таращился на Дафну, глупо улыбаясь.
  - Идиот, - после нескольких секунд созерцания пришел к выводу Поттер.
   От Гринграсс не укрылся взгляд жениха, которым тот одарил Уизли. Ей показалось или в изумрудных глазах на самом деле промелькнула ревность?
  - Вот ваши учебники, - раздался совсем рядом голос хозяина магазина. - Что-то еще?
  - Нет, - отчеканил Гарольд, отдавая требуемую сумму. - Куда дальше? - этот вопрос уже адресовывался невесте.
   Та задумалась на несколько минут.
  - За школьной формой, - произнесла та.
   Не обращая внимания на компанию гриффиндорцев, они двинулись к выходу. Но не тут то было...
  - Дафна, - Рональд попытался схватить Гринграсс за руку, но та вовремя успела отскочить.
  - Уизли...
  Глава 34
   Гринграсс мысленно застонала, проклиная на все лады свою удачу. Это только ей могло так не повезти: оказаться в Косом переулке в тот же день, когда и Рональд Уизли решит прикупить вещички к школе, притом столкнуться с этой ошибкой природы и его компашкой в книжном магазине. Прелесть... Краем глаза Гринграсс заметила, что Поттер напрягся, словно хищник в любую секунду готовый к броску. Глаза пылают гневом, губы искривлены в презрительной усмешке. И это ее жених? На лице которого редко можно увидеть что-то кроме безразличия.
  - Уважаемый, я бы попросил вас держаться подальше от Дафны, - голос больше похож на зловещее шипение. Гарольд едва удерживает себя, чтобы не придушить этого идиота. А собственно, почему сдерживает? Всему виной Альбус Дамблдор, перед которым Поттеру крайне требовалось предстать в хорошем свете, а не в роле убийцы "серых и убогих". Вряд ли Дамблдор обрадуется, если Гарольд убьет ненароком дружка его карманного лже-героя. Так что до поры до времени придется поиграть роль пай-мальчика, а потом можно и отомстить.
  - Это почему же? - в ответ звучит злостный голос рыжего.
   "Вот ничему тебя, Уизли, не учат в школе", - про себя восхитился Гарольд продолжая с насмешкой наблюдать за возней Рональда. Но тот, кажется, ничего не замечал. Ни холодного взгляда, ни презрительной насмешки, ни даже магии, которую Поттер не счел нужным сдерживать. А вот его подружка напряглась и начала одергивать Уизли, пытаясь утихомирить того. Но все было тщетно - рыжик разошелся не на шутку. Лицо стало в цвет волосам, глаза пылают бешенством, кулаки сжаты. Создавалось такое впечатление, что он собирается с кулаками наброситься на Поттера.
  - Хотя бы потому, что ей не нравится ваше внимание, - вкрадчивый голос. Гарольд считал ниже своего достоинства опускаться до уровня Уизли, поэтому вел себя вежливо, насколько это вообще возможно в данной ситуации.
  - Это не твое дело. Мерзкий слизеринец!
   Как Поттер понял, Уизли принял его за слизеринца и приспешника Волан-де-Морта.
   Гринграсс стояла слегка в стороне и не вмешивалась в разборку парней. Наблюдала за происходящим с безразличной маской на лице. Решив, что пусть мальчики потешатся. Даст Мерлин, и Рональд наконец-то получит то, что заслужил и перестанет таскаться за ней.
  - А вот здесь вы ошибаетесь, - губы расплылись в улыбке, не предвещающей Рональду ничего хорошего и тот наконец-то это понял. Рыжик внимательно посмотрел на говорившего, что-то для себя решая. Видимо, наконец-то его инстинкты заголосили об опасности исходящей от вампира.
   Пикировка была прервана женским голосом.
  - Простите Рона, он... - в диалог вмешалась Грейнджер. Но быстро стушевалась под взглядом изумрудных глаз и в очередной раз ее щеки покрылись румянцем.
  - Мисс... - вопросительно приподнятая бровь вампир.
  - Грейнджер, Гермиона Грейнджер, - подсказала девушка.
  - Так вот, мисс Грейнджер, разве вас не учили, что вмешиваться в чужой разговор не тактично?
   На памяти Дафны, Гермиона впервые не нашла что ответить. Она словно рыба, которую выбросили на берег, открывала и закрывала рот, не в силах что-то вымолвить. Ее лицо стало в цвет с шевелюрой Рональда.
  - Простите, - покаянно произнесла Грейнджер. - Я просто не хотела, чтобы Рон наделал глупостей. Он... - Поттер догадывался, что Гермиона так и не осмелилась озвучить. Самое точное слово, описывающее поведение Уизли, будет глупостью, а назвать своего друга глупым гриффиндорке не позволяло чувство такта.
  - Похвально, но неуместно, - ответил Гарольд, рассматривая собеседницу.
   Решив, что пора заканчивать эту клоунаду, Цепеш обернулся к Дафне.
  - Пойдем, - Поттер взял Дафну за локоть и увлек за собой. - А тебе, - презрительный взгляд на Рональда, - я в следующий раз советую хорошенько подумать, прежде чем что-то говорить. Если ты осмелишься приблизиться к моей невесте ближе, чем на три метра, я вызову тебя на дуэль. Надеюсь, мы поняли друг друга.
   Уже выходя с книжного магазина, Поттер услышал голос Джинни Уизли:
  - Это и есть Поттер...
  
  ***
  
   Путь парочки лежал в бутик дорогой одежды "Твилфитт и Таттинг". Как заявила невеста, только там можно купить качественные мантии, не то, что у мадам Малкин. Минуя лавку Олливандера, они остановились перед витриной, за которой красовались мантии на любой "вкус и цвет". Как гласила надпись, здесь даже самый капризный клиент найдет то, что искал.
   Придержав дверь, Цепеш пропустил Дафну внутрь. Та благодарно ему кивнула.
   Внутри было, помимо них, еще двое посетителей. Светловолосый юноша и миловидная девушка. Около них вовсю хлопотала хозяйка заведения, расхваливая товар на все лады.
  - Взгляните вот на эту мантию, мисс Паркинсон, - увещала пожилая женщина. - Она подойдет к вашим глазам. А вот эта... Редчайший шелк. Сделает любую девушку королевой.
   Цепеш почувствовал, что Дафна рядом напряглась. Проследив за ее взглядом, он заметил, что невеста смотрит на парочку.
  - Ты их знаешь? - вопрос для порядка, и слепому было понятно, что это знакомые Гринграсс.
  - Драко Малфой и Пенси Паркинсон, - не громкий голос, но не достаточно тихий, чтобы его не услышали.
   Драко с Пенси, услышав свои имена, обернулись и с интересом покосились в их стороны.
  - Оу, - Паркинсон, приблизилась ближе, - Дафна, какая неожиданная встреча. Что ты здесь делаешь?
  - Полагаю, то же что и вы, - многозначительный взгляд.
   Малфой тоже подошел к их группе.
  - Драко Малфой, наследник Малфоев, - официально представился блондин.
  - Гарольд Цепеш-Поттер, - в свою очередь ответил Гарольд, отмечая как во взгляде Малфоя появляется понимание. Но не зря тот учился на Слизерине - быстро взял себя в руки.
  - Пенси Паркинсон, - представилась в свою очередь девушка.
   Гарольд, как того требуют традиции, запечатлел на ее ручке вежливый поцелуй.
  - Рад знакомству, - не то чтобы Поттер был рад. У него были не самые приятные воспоминания, связанные с родом Малфоев. Но возможно он ошибается и сынок окажется не таким как отец.
  - Мы тоже, - за обоих ответил Драко.
  - Вы в этом году будете учиться в Хогвартсе? - неожиданно для себя задала вопрос слизеринка, смотря на подругу.
  - Да, - согласный кивок.
  - Я рада, что ты вернешься в Хогвартс, Дафна. Без тебя там скучно, - милая улыбка появилась на лице говорившей. - И мне совершенно не по душе должность старосты, - пожаловалась. - Попрошу декана вновь тебе отдать значок.
   Разговор зашел в тупик и слизеринцы тактично удалились.
  - Это твои друзья? - кивок в сторону двери, за которой секундой ранее скрылись ребята.
  - Не то чтобы друзья, - заговорила Гринграсс. - Мы учились на одном факультете и наши семьи общались. Часто встречались на светских раутах, вот и научились мириться со странностями друг друга, - фырканье.
  - Мило. Мне если человек не нравится, я не буду с ним общаться, - озвучил свои мысли Гарольд. В ответ последовал удивленный взгляд девушки. - Что?
  - Ты не особо-то похож на аристократа... Для таких, как я, превыше всего честь рода и его процветание. А это накладывает некоторые обязанности: выгодные знакомства и вежливое общение даже с теми, кто не симпатичен мне.
  - Я не привык себя насиловать, - кратко и без лишних эмоций проговорил вампир.
  - А как же наша помолвка?
  - Я бы не сказал, что меня силком заставили пройти ритуал. Но, пожалуй, именно помолвка и была тем, с чем мне пришлось смириться. Только у меня, в отличие от тебя, был выбор. Отец предоставил его мне и принял бы любое мое решение.
  - Почему же ты тогда согласился?
  - Не знаю, - честно признался Поттер. - У меня есть обязанности перед человеческим родом, вот я и посчитал, почему бы и нет... - неопределенный жест рукой.
  - Ты странный, - задумчивые слова.
  - Какой есть, - веселое фырканье.
   Купив мантии и остальные вещи из списка, Гарольд с Дафной собирались уже возвращаться назад, как неожиданно Гринграсс изъявила желание угостить жениха лучшим мороженым, что готовят в Магическом мире.
  - Обещаю, тебе понравится. Честно-честно, - уговаривала она парня.
   Поттер нахмурился. Сегодняшний поход по Косому переулку утомил его, и он горел желанием поскорее покинуть магическую часть Лондона. Вот только Гринграсс смотрела на него такими щенячьими глазами, что Гарольд не смог сказать "нет".
  - Ты прелесть, - в порыве чувств провозгласила блондинка и увлекла его к одному из многочисленных заведений.
  
  ***
  
   Чемодан был собран, благополучно уменьшен и спрятан в карман брюк. Волшебная палочка заняла свое привычное место в кобуре. Черный ворон, подаренный отцом на одиннадцатилетние, деловито осматривался по сторонам, наблюдая за всем происходящим. Строптивый питомец ненавидел клетку, поэтому Поттеру ничего не оставалось, кроме как позволять тому кружить по своим апартаментам, что-то недовольно "каркая". Как однажды отметил Влад, Лорд - так Гарольд назвал своего любимца в первый раз как увидел, так и повелось, - обладал строптивым характером, как и сам его хозяин.
   Стряхнув несуществующие пылинки со своей мантии, Гарольд напоследок окинул печальным взглядом свою комнату и вышел. Ему еще нужно было зайти за Дафной и успеть на Хогвартский-экспресс. Будь его воля, он бы по Теням перенесся или, на худший конец, аппарировал прям к воротам замка. Но, Мерлинова конспирация...
  - Ты готова? - Гарольд тактично постучался и только после этого открыл дверь. Первое, что он увидел, это светлую шевелюру невесты. Та настолько была увлечена метанием по комнате, что-то недовольно бубня себе под нос, что даже не сразу заметила гостя.
  - Дай мне минуту. Я не могу найти книгу, что мне прислал отец, - пожаловалась та.
   Цепеш хмыкнул, но комментировать ничего не стал. Его взгляд прошелся по помещению в поисках какой-либо книги, что лежала не на книжной полке. Та обнаружилась преспокойно лежавшей на тумбочке, только вот из-за спешки Дафна ее не замечала.
  - Не эта случайно? - Поттер продемонстрировал Гринграсс свою находку.
  - Она, - с облегчением выдохнула девушка. - Как я ее не заметила.
   Спустившись в холл, где их поджидали Влад и Мира, Гарольд попрощался с отцом и выслушал напутствия к дороге. Дафна же удостоилась ободряющей улыбки от Миры и поцелуя в ладонь от князя.
   Махнув на прощание отцу, Поттер в обществе Гринграсс аппарировал на вокзал "Кингс Кросс". Именно оттуда в одиннадцать часов отходит экспресс до Хогвартса.
  
  ***
  
  Платформа 9¾ встретила вампира своим шумом и обилием волшебников и волшебниц. Родители провожали своих чад в Хогвартс, давая им последние наставления. Кое-где слышался веселый смех или крики. Одним словом, жизнь била ключом.
   Не обращая внимания на возню вокруг, Поттер двинулся к алому поезду, издавшему гудок. Заняв пустое купе, Гарольд, игнорируя все правила этикета, с наслаждением улегся на мягкой скамейке, закладывая руки под голову. Гринграсс уселась напротив и уже вовсю листала какие-то журналы. На слова: не хочет ли она пойти поздороваться с друзьями? Дафна ответила категорическим нет. Мол, с однокурсниками она успеет наговориться и в Хогвартсе. Но как Гарольд догадался, невеста просто не хотела отвечать на глупые вопросы и видеть укоризненные взгляды со стороны слизеринцев. А самое плачевное - Гринграсс как можно дольше оттягивала встречу с Теодором Ноттом.
  После часа езды в дверь вежливо постучали. Нежданной гостьей оказалась волшебница, продающая сладости.
  - Ничего не хотите купить? - женщина добродушно им улыбнулась.
  - Мне тыквенные котелки, - попросила Гринграсс. - А ты что-то будешь? - вопросительный взгляд адресованный жениху. Тот лишь отрицательно качнул головой. Гарольд не отказался бы от крови, но такого не продавали здесь, а до Хогвартса, где его ждала Флер, ехать еще не один час.
   Кстати о Делакур. После их встречи в Лютном переулке, а затем проведенной ночи вместе их отношения начали стабилизироваться. Гарольда вновь можно было частенько увидеть в Делакур-мэноре к огромному сожалению родителей Флер. Те уже успели порадоваться тому, что их дочь рассталась с вампиром и даже начали подыскивать ей парня, ориентируясь на собственные вкусы. Но не все оказалось так радужно, как они считали.
   После долгих разговоров оказалось, что Флер собиралась устроиться на работу в Гринготтс, дабы усовершенствовать свой английский. Гоблины ей даже успели подыскать вакансию. А когда оказалось, что Гарольд решил поступить в Хогвартс, в связи с чем они редко смогут видеться, то Делакур не раздумывая отказалась и приняла предложение профессора Флитвика - стать его помощницей. Профессор заклинаний увидел Флер во время Турнира и отметил ее талант в его области магии, вот и предложил помощь. Тогда вейла отказалась, но сейчас передумала и послала Флитвику письмо, на который тот незамедлительно ответил согласием.
   Довольная до безобразия француженка еще неделю назад собрала свои вещи и перебралась в Хогвартс. С ее письма, Поттер смог выяснить, что новая должность ей очень нравиться. Коллеги приняли Флер хорошо и даже помогают освоиться.
  - О чем задумался? - Гарольд настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил пристального взгляда синих глаз. Гринграсс внимательно смотрела на жениха, размышляя, о чем тот мог так задуматься.
  - Да так, - неопределенно качнул головой юноша. - А ты что-то хотела?
  - Сказать, что мы скоро приедем.
  - И...
  - Выйди, мне нужно переодеться, - заявила Дафна.
   Гарольд лишь хмыкнул, но все же покорно двинулся к двери, за которой секундой спустя скрылся.
  Стоило ему оказаться в тамбуре, как он нос к носу столкнулся с Драко Малфоем. Тот стоял у приоткрытого окна и курил.
  - Будешь, - первым нарушил тишину Малфой, протягивая Гарольду пачку.
   Цепеш удивленно посмотрел на собеседника, а затем перевел взгляд на пачку.
  - Почему бы и нет, - безразличный ответ.
   Драко кинул на него изучающий взгляд и протянул одну из сигарет, прикуривая от зажигалки.
  - Спасибо, - запоздало поблагодарил Гарольд, выдыхая дым.
  - Да не за что, - взгляд серых глаз блуждал по темному пейзажу за окном. - На какой факультет собираешься, Поттер?
  - Предпочитаю, чтобы меня называли Цепеш или Поттер-Цепеш, - последовал такой же отстраненный ответ от вампира. Юноша вдыхал прохладный воздух и наслаждался запахом качественного табака.
  - И все же на какой?
  - А разве не Распределяющая шляпа решает, на каком факультете каждому учиться? - ответил вопросом на вопрос вампир.
  - Так-то оно так, - согласный кивок. - Но на ее решение всегда можно повлиять.
  - Мне все равно, будь то Гриффиндор или Слизерин. Все равно в Хогвартсе всех учат одному и тому же, - невозмутимое замечание.
  - Странный ты, - серые глаза серьезно смотрят на собеседника. Секунда-вторая и Малфой, выкидывая окурок в приоткрытое окно, уходит, не говоря больше ничего.
  - Ты тоже не так-то прост, - в тишине раздается голос Гарольда.
  Глава 35
   Хогвартс-экспресс прибыл к окончательной станции Хогсмид около девяти часов. Небо затянули серые тучи и кое-где начали появляться первые звезды. До самого замка, со слов Дафны, им придется добираться на каретах, запряжённых фестралами - волшебные существа, имеющие светящиеся белые глаза без зрачков и перепончатые крылья. Похожие на лошадей, но, в отличие от них, имеют клыки. А вот первокурсники добираются к школе на небольших лодочках, пересекая Черное озеро. Это своеобразная традиция.
   Заняв одну из таких карет. Гарольд в обществе невесты двинулся к замку. По пути он рассматривал окрестности, про себя отмечая, что ему пришлись по вкусу колонны в виде крылатых вепрей, удерживающие ворота. По аллее, выложенной мелкими камнями, Гарольд вслед за остальными студентами достиг широкой мраморной лестницы, ведущей к двойным дубовым дверям. У подножья лестницы стоял темноволосый мужчина и хмуро взирал на все происходящее.
  - Это Сириус Блэк, - раздался голос Дафны рядом. - Он с прошлого года преподает Историю магии вместо Бинса. Как по мне, он никудышный преподаватель, но уж лучше ополоумевшего призрака.
   Сириус Блэк. Имя и фамилия показались Гарольду смутно знакомыми, словно он где-то их уже слышал. Перебирая в памяти все, что он знал о Магическом мире и его обитателях... Цепеша неожиданно осенило понимание. Это же о Блэке ему рассказывал Влад. С его слов: Сириус якобы предал Поттеров, раскрыв их место жительства Волан-де-Морту. А год назад в "Пророке" на передовице пестрела статья с громким заголовком "Сириус Блэк не виновен". Как оказалось беднягу приговорили к пожизненному сроку в Азкабане за то, что он не совершал. Но тот три года назад смог сбежать из магической тюрьмы и, не без помощи вездесущего Альбуса Дамблдора, доказал свою невиновность.
  - Он на тебя странно смотрит, - вновь послышался голос Гринграсс.
  - Я его крестник по рамкам Магического мира, - безразличный ответ.
  - Оу, - Дафна едва смогла совладать со своим удивлением. - Я и не знала.
   Поттер лишь неопределенно пожал плечами, говоря этим: какая разница.
  - Пойдем, вон наш декан, - Гринграсс увлекла его вслед за собой в сторону Снейпа. Тот поморщился, но последовал за невестой. Сам зельевар смотрел на все и всех с презрительной ухмылкой, мечтая, чтобы поскорее все закончилось.
  - Мисс Гринграсс, вы можете идти в замок, - сходу заявил Снейп, мазнув взглядом по слизеринке. - Директор решил, что вам не требуется перераспределение.
  - Да, сэр, - кивнула учтиво девушка.
  - Также мисс Паркинсон отказалась от обязанностей старосты. Где комната старосты вы знаете, там же вы найдете ваш значок, - без лишних предисловий расставил все точки над "i" декан.
  - Встретимся в Большом зале, - едва слышно прошептала блондинка. - Увидимся за слизеринским столом.
   Почему-то Дафна была уверена, что Гарольд попадет на ее факультет. С чего такая уверенность, Поттер не знал, а сама невеста отвечала странной фразой "это же очевидно". Что ей очевидно для вампира оставалось загадкой. Да и ему, если честно, было плевать, на каком факультете учиться, все равно везде все рассказывают одно и то же. Разница лишь в том: какой галстук носить и за столом с какими знаменами сидеть. Так что, суть не важна, куда его отправит Шляпа.
  - Мистер Поттер, следуйте за мной, - колкий взгляд темных глаз.
   Юноша поморщился. Он привык, что к нему все обращаются по фамилии приемного отца. Поттер для него было непривычно.
  - Сэр, - Гарольду хотелось назвать Снейпа предателем, но он сдержался, - я бы предпочел, чтобы ко мне обращались как Цепеш или же Поттер-Цепеш.
   Снейп скривился, но ничего говорить не стал. Развернувшись на своих каблуках, так что черная мантия черпанула по начищенным до блеска туфлям Гарольда, маг двинулся внутрь замка.
   Гарольд оказался в огромном помещении с высоким потолком, каменные стены которого были освещены факелами. Здесь же располагались три мраморные лестницы: две вниз и одна центральная наверх. А на противоположной стене на высоких постаментах стояло четверо песочных часов, по одному на каждой возвышенности. В верхней части сосудов размещались различные драгоценные камни: изумруды, сапфиры, рубины и топазы.
   "Странно", - про себя подумал вампир, рассматривая все это великолепие.
   Вслед за Снейпом, Гарольд свернул направо и остановился перед еще одной массивной дубовой дверью, из-за которой доносились голоса.
  - Прежде чем вы приступите к учебе, вам следует пройти распределение. Обычно это делается на первом курсе, но вы у нас особый случай, - в голосе было столько яду, что хватило бы и на сотню змей. - Впрочем, вы скоро и сами все узнаете.
   Декан шагнул к двери и та, словно по велению волшебной палочки открылась, открывая взгляду Поттера огромный зал с четырьмя столами вдоль и одним поменьше поперёк. На стенах были массивные окна, за которыми сейчас мелькали одинокие звезды. Уютные камины и масса различных гобеленов и светильников в форме волшебных птиц. А под высоким потолком, зачарованным таким образом, что тот отображал то, что на самом деле творится на небе в данную секунду, парили сотни свечей, освещая помещение.
   Под любопытными взглядами, Снейп двинулся вдоль одного из столов. Гарольду ничего не оставалось, кроме как последовать за хмурым профессором. Дойдя до небольшой возвышенности, на которой стоял трехногий табурет и старая шляпа, декан остановился.
  - Ждите, - бросил он Поттеру и удалился. Юноша кивнул и с безразличным взглядом стал рассматривать профессоров за преподавательским столом. Их, как оказалось, было не так уж много, двенадцать человек и три места пустовало.
   Внимание вампира привлек маленький профессор, около которого сидела Флер. Маг смотрел на Гарольда с интересом, словно видел что-то, что другие не замечали. А вот вейла сдержанно ему улыбалась, но вот ее глаза искрились от счастья, выдавая истинные чувства. Многие взгляды сильной половины были обращены на Делакур, но та их игнорировала. Около Флер пустовало место, а дальше сидел Альбус Дамблдор - директор школы "Хогвартс". Великий маг, умный человек и лидер Света, по мнению многих. Но на самом деле - умелый кукловод, прошедший две войны и Глава Ордена Феникса. Сильный соперник, с которым стоит считаться.
   Гарольд даже не заметил, как в Большой зал вошла женщина со строгим выражением на лице, а вслед за ней колонна первокурсников. В руках женщина держала свиток.
  - Сейчас я буду называть ваши имена, услышав свое, вы проследуете к стулу, - дама указала на табурет возле себя. - И я надену вам на голову Распределяющую шляпу, она и определит вас на факультет, который станет вашим домом на ближайшие семь лет, - сказав это, преподавательница окинула строгим взглядом притихших первокурсников. Развернув свиток, дама начала по списку зачитывать фамилии студентов.
  - Гарольд Поттер-Цепеш, - провозгласила она, выразительно смотря на парня.
   Все разговоры в зале в раз прекратились, повисла звенящая тишина.
   Вампир под любопытно-недоверчивые взгляды проследовал к табурету и с опаской уселся на него. Тот жалобно заскрипел, но выдержал и не рассыпался на щепки. Секунда заминки, и вот на его голову опустилась Распределяющая шляпа.
   Молчание... А затем Гарольд услышал негромкий голос у себя в голове. Как оказалось, шляпа могла не только говорить, но и читать мысли того, на ком была надета. Поттер насторожился, ему не хотелось, чтобы этот головной убор прочитал его воспоминания и доложил Дамблдору.
   "Я вижу у вас неплохой ум, - прозвучал голос. - У вас есть тяга к знаниям. Еще амбиции... Вы хотите стать великим... Куда же мне вас определить, - создалось такое впечатление, что шляпа задумалась. - Решено, - последнее, что услышал в своей голове вампир, прежде чем артефакт провозгласил свой вердикт на весь зал.
  - Рейвенкло! - громко выкрикнула Распределяющая шляпа.
   Поттер снял головной убор и передал его преподавательнице. Сам же двинулся к столу под сине-серебряными знаменами и изображенным орлом на гербе. Тут некстати Гарольд вспомнил о своем питомце, которого по наставлением Дафны еще по прибытию в Хогсмид отправил в замок, подальше от греха.
   Все четыре факультета ему оживленно аплодировали, но больше всех конечно рейвенкловцы. Менее радостно хаффлпаффцы и совсем вяло аплодировали слизеринцы и гриффиндорцы.
   "Видимо, рассчитывали, что я попаду на их факультет", - догадался Поттер.
   Среди слизеринцев он увидел свою невесту. Та сидела между Малфоем и Паркинсон и хмурилась. Дафна так была уверена, что Гарольд попадет на Слизерин, а тут такой облом. Нет, захоти оказаться в оплоте змей, Поттер мог бы попросить шляпу отправить его туда, ведь, как он понял, выбор стоял между Слизерином и Рейвенкло и в конец пал на последний факультет. Но не стал этого делать по одной банальной причине: от студентов Слизерина ждут, что они пополнят ряды Пожирателей, вступят под знамена Волан-де-Морта. Гриффиндорцы их лютые соперники займут противоположную фракцию, и присоединятся в борьбе во славу Света под предводительством Дамблдора. От факультета с желто-черными знаменами тоже в большей части ожидают, что они поддержат политику Альбуса Дамблдора. И лишь от рейвенкловцев ничего не ждут. С их факультета выходили как светлые лорды, так и темные. Факультет противоречий... Здесь ценится ум и мудрость. Именно из-за этого орлы не спешат относить себя к какой-то фракции и держат нейтралитет. Слишком умны, чтобы присоединится к Дамблдору и увидеть мир только в двух красках: чёрной и белой. И слишком мудры, чтобы склонить голову перед Волан-де-Мортом, отдавая свой род ему в служение и запятнывая себя презренным тавром в виде Черной метки.
  - Привет, - доносится до вампира мелодичный женский голос. Вынырнув из своих мыслей, он поворачивается к говорившей и сталкивается взглядом с кареглазой брюнеткой азиатской внешности. Та мило ему улыбается. - Я - Чжоу Чанг, - представилась та.
  - Гарольд Цепеш, - ответная любезность.
  - Как тебе Хогвартс? - вопрос прозвучал от парня, сидевшего напротив.
  - Еще не определился, - честный ответ. Что касаемо замка, то он поражал своим величием и красотой, а вот относительно преподавательского состава и студентов, Поттер пока ничего не мог сказать. Вроде все вели себя дружелюбно.
  - Терри, отстань от него, - пожурила парня Чанг. - Он только первый день в Хогвартсе.
  - А что... Я просто так спросил, - оправдывался тот, кого назвали Терри. - Кстати, я - Терри Бут. Будем знакомы, - рейвенкловец озорно улыбнулся.
  - Ты же Гарри Поттер? - прозвучал нелепый вопрос от какого-то второкурсника. Мальчишка покраснел под взглядом холодных изумрудных глаз.
   Все, кто услышал вопрос, вопросительно смотрели на Цепеша, не скрывая своего любопытства.
  - Я предпочитаю, чтобы меня называли Гарольдом, - последовал ответ, после, минуты молчания.
  - А почему? - еще один глупый вопрос, теперь от девчонки с младших курсов. - В "Пророке" было написано, что ты пропал куда-то.
  - Не пропал, а выехал заграницу, - Поттера начал раздражать этот допрос, но он старался держаться стойко. У него была заготовлена история на такой случай. - Меня усыновил один человек, - на последнем слове Гарольд запнулся, многозначно смотря на слушавших его отповедь, - и, принимая меня в свой род, дал другое имя и фамилию своего рода.
  - А-а-а, - послышались вздохи удивления.
  - Так, хватит его расспрашивать, - послышался строгий мужской голос.
  - Мне не трудно ответить, - проговорил Гарольд, мысленно молясь всем Богам, чтобы ему больше не задавали столь нетактичные вопросы. Но Боги его не услышали...
  - А это правда, что ты помолвлен с Дафной Гринграсс?
   Многие взгляды вновь метнулись в сторону Гарольда. Некоторые девчонки смотрели на него с сожалением, а парни одобрительно.
  - Да, - короткий ответ.
   Поттеру показалось или Чжоу Чанг на самом деле была опечалена этим фактом, как и две ее подружки.
  
  ***
  
   После распределения первокурсников, которое Гарольд благополучно проигнорировал, последовала речь директора. Старик говорил, что настали темные времена и все должны объединиться, дабы выстоять. А затем начался сам пир.
  - А что это за песочные часы стоят на тумбах в холле? - задал интересующий его вопрос Гарольд, попутно разделываясь с отбивной. Есть ему не хотелось, но и сидеть и просто пялиться в потолок от скуки он не мог.
  - Это для баллов, что зарабатывает факультет. Вместо песчинок в них - драгоценные камни цвета факультета: рубины в гриффиндорских часах, жёлтые топазы - в хаффлпаффских, сапфиры - в наших, и изумруды - в слизеринских, - последовал ответ от Терри. - Чем больше факультет зарабатывает баллов, тем больше становится камней в нижней части часов.
  - А зачем вообще это нужно? - удивился такой системе вампир.
  - Ну, как же... В конце года идет подсчет баллов и факультет, у которого их больше, получает Кубок школы.
  - Пф, - презрительное фырканье. - И всего-то... Я-то думал вам хоть какое-то поощрение дают. Скажем, денежную компенсацию или приятные бонусы.
  - Нет, - насупился Терри. - Здесь такого не практикуют.
  - Жаль. Это стало бы для некоторых стимулом, трудиться на благо факультета.
   Все выглядели удивленными от таких слов.
  - А что, ты прав, - наконец-то раздался голос одного из старшекурсников. - Только вот директор никогда такого не позволит.
  - Тогда я ни вижу никакого смысла в баллах, - беспрекословно заявил вампир.
  - А ты странный, - насупился Бут.
  - Ты мне говоришь сегодня это второй.
  - А кто был первым? - вопросительный взгляд.
  - Малфой, - услышав фамилию слизеринца Бут поморщился. Как Гарольд догадался, тот не особо ладил с белобрысым.
   Вновь повисло молчание.
  - А где ты жил раньше?
   Ответить Поттер не успел. Со своего места поднялся Альбус Дамблдор и, пожелав всем спокойной ночи, вынудил всех спеть школьную песню. В зале зазвучали сотни голосов. Каждый пел на свой лад и мотив, так что не было ничего удивительного, что все превратилось в кашу.
   "Идиотизм", - про себя отметил Гарольд. Многие из однокурсников его мнение разделяли.
  - А сейчас всем пора по своим кроватям, - это послужило сигналом и студенты повскакивали со своих мест, устремляясь к выходу. Первыми дверь на абордаж решили взять гриффиндорцы, вслед за ними поспешили барсуки. Только рейвенкловцы и слизеринцы проявили чувство такта и не стали толпиться, а чинно подождали пока толпа рассеется.
   Уже оказавшись в холле в обществе однокурсников, вампир столкнулся с Гринграсс и еще двумя девушками с зелеными галстуками.
  - Я думала, что ты попадешь на Слизерин, - завидев его, произнесла невеста.
  - Шляпа решила, что мне место на Рейвенкло.
  - Ополоумела, видно, из-за старости, - Поттер лишь фыркнул от такого жаргона. - Или на нее кто-то наложил заклинание. По тебе же сразу видно, что ты слизеринец.
  - Хм, - хмыкнул Цепеш, но ответить не успел. Чанг, подхватив его под руку, под неодобрительный взгляд слизеринки увлекла за собой.
  - Ой, ты такой холодный, - оказавшись в коридоре, оповестила китаянка.
   Гарольд ничего на это не ответил, не говорить же девчонке, что он - вампир.
  Глава 36
   Когда жених предложил ей сходить навестить однокурсников, Дафна ответила решительным отказом. Ей совершенно не хотелось отвечать на вопросы слизеринцев, а то, что они появятся, не было сомнений. Всем, и каждому в частности, было интересно узнать о ее помолвке с Поттером. И даже чопорные и сдержанные змеи не побрезгуют и набросятся на нее с вопросами: что да как? И что она должна им сказать? Что не знала, что является крестницей Волан-де-Морта. Чушь, все она знала... Или что этот самый Волан-де-Морт за ее спасение в младенчестве потребовал с ее отца долг и в уплату него она была вынуждена стать невестой союзника Лорда.
   Откуда же ей было знать, что союзником окажется никто иной, как Гарри Поттер. И ладно бы чертов Поттер, так он же еще и вампир, и приемный сын Влада Цепеша. Хуже уже не придумаешь... Решив подумать, Гринграсс отложила встречу с однокурсниками до Хогвартса.
   Дорога до замка пролетела как-то незаметно. Слизеринка не успела оглянуться как они прибыли в Хогсмид, а оттуда на каретах их путь лежал в замок. У подножья лестницы, распрощавшись с женихом и получив наставления от декана, Гринграсс, сделав глубокий вдох дабы успокоиться, шагнула навстречу будущему. И сразу же в холле столкнулась с Паркинсон и Дэвис.
  - Привет, Даф, - поприветствовали ее однокурсницы.
  - Привет, - наигранно жизнерадостный ответ. На самом деле Гринграсс боролась с желанием убежать куда-то подальше от Паркинсон, считающейся после Лаванды Браун второй сплетницей школы.
  - А где ты потеряла своего жениха? - допытывалась Пенси.
  - Ему еще нужно пройти распределение.
  - Ах, - театральный вздох. - А как ты думаешь на какой он факультет попадет?
  - Слизерин, - ни минуты не сомневаясь, заявила Дафна. В ее глазах Поттер-Цепеш был Слизеринцем с большой буквы. Он мог с минимальными потерями, выкрутиться с любой ситуации, даже самой казалось бы безнадежной. Мастерски манипулировал людьми и умел скрывать то, что считал важным для себя. Не устраивал разборок, а относился ко всему с холодным пофигизмом. В нем были все те качества, что ценил в своих студентах Салазар Слизерин, поэтому у Дафны даже не было сомнений, что он попадет на другой факультет.
  - Привет, - из размышлений Дафну вырвал до боли знакомый голос. Так и есть, обернувшись, она увидела перед собой Теодора Нотта. Тот смотрел на нее так, как и на всех остальных и лишь глаза выдавали его истинные чувства. В темных омутах отражалась вся та гамма чувств, что Нотт испытывал в данную секунду, чего только там не было: и облегчение, от того что Дафна жива и невредима. Печаль - из-за долгого расставания с той, кого он имел несчастье полюбить. Теодор смотрел на девушку в немом вопросе: а что же будет дальше?
   Дафна на долю секунд прикрыла глаза, дабы собраться с мыслями. Она вежливо улыбнулась Нотту, игнорируя все его попытки поговорить. Ей сейчас не до этого... Притом она дала себе слово, что отныне все будет иначе. Теперь для нее существует один мужчина, и это ее жених, от которого зависит ее благополучие и благополучие ее семьи. Одна ошибка - и гибель близких... Пришла пора перестать думать лишь о себе, а побеспокоиться о близких.
   Заняв место за слизеринским столом, девушка начала наблюдать за происходящим. Вот Снейп проводил Гарольда к табурету с Распределяющей шляпой. МакГонагалл привела первокурсников и дала им наставления. Первое имя, что прозвучало, было имя ее жениха.
   Слизеринка подобралась и была уже готова зааплодировать, приветствуя нового члена их факультета, когда шляпа воскликнула:
  - Рейвенкло!
   Мир перед глазами девушки перевернулся с ног на голову. Такого она не ожидала. Гринграсс была уверена, что Гарольд попадет на Слизерин, а тут на тебе, Рейвенкло... Первая мысль, что пронеслась в голове, была та, что шляпу кто-то заколдовал. Но она быстро отмелась. Столь древний артефакт невозможно заколдовать, а значит - Поттер попал на факультет воронов по собственному желанию. Но зачем? Чего он этим добивался?
  - А ты говорила Слизерин, - раздался рядом насмешливый голос Паркинсон.
  - Хватит кривиться, Пенси, - одернул подругу Малфой. - На этом факультете учатся будущие умы Министерства. Если ты не заметила, практически все, кто заканчивает Рейвенкло занимают высокие должности. Ум и мудрость, это тебе отнюдь не безмозглая храбрость и тупость.
  - Ты так говоришь, словно сам бы хотел попасть к орлам.
  - Может и хотел, - уклончивый ответ.
  Дафна удивленно посмотрела на Малфоя. Таких слов от блондина она не ожидала. Создавалось впечатление, что после их последней встречи он повзрослел.
  - Смотрите, а твой женишок, Дафна, пользуется популярностью, - прозвучал насмешливый голос Дэвис. Проследив за ее взглядом, Гринграсс увидела, как Чанг оказывает знаки внимания новоявленному сокурснику. - Какая она быстрая оказалась.
   Дафна со всей силы сжала ладони в кулаки под столом. Гарольд ей симпатичен, поэтому ей было неприятно видеть, что другая девушка оказывает ему знаки внимания.
  
  ***
  
   Цепеш кое-как отделался от Чанг, проявившей к нему в сегодняшний вечер чрезмерное внимание и вслед за остальными воронами двинулся к Башне Рейвенкло. Как оказалась, та была одной из самых высоких, уступая лишь башне Прорицаний, о чем ему незамедлительно сообщил Бут.
   Оказавшись у портрета миловидной дамочки в старинном платье. Староста выслушал ее загадку и после правильного ответа, портрет отъехал в сторону, пропуская всех внутрь.
  - Она всегда задает загадку. Правильный ответ - вход свободен, ошибешься - и придется отвечать на следующую загадку, и так пока не дашь правильный ответ, - пояснила Падма Патил, с которой Гарольд познакомился за столом факультета.
   Сама гостиная факультета представляла из себя круглое помещение, с голубыми гардинами и мягкими креслами, куполообразным потолком, на котором нарисовано звёздное небо, и статуей какой-то волшебницы в полную величину.
  - Добро пожаловать в нашу "святую святых", - засмеялся Бут. Поттера забавлял этот парень, он казался весельчаком и заражал своим весельем всех окружающих. Странный тип для умников, каковыми считали студентов Рейвенкло. - Пойдем, я покажу тебе твою комнату. Декан предупредил о тебе, так что радуйся, ты настоящий счастливчик. Все комнаты укомплектованы, так что ты будешь жить один.
   Для Гарольда такая новость действительно была удачной. С его вампирской сущностью он мог не спать сутками напролет, а в глазах других сожителей это бы казалось странным и вызывало бы не нужные вопросы. Но теперь ему не придется притворяться. Радостная весть, ничего не скажешь...
  - Вот, - кивок Бута на одну из многочисленных дверей. Открыв ее, Гарольд оказался в небольшом помещении с такой же цветовой гаммой, как и в гостиной. Кровать под синим балдахином, пара мягких кресел, письменный стол с магической лампой на нем, полка для книг и небольшой шкаф для вещей. Не хоромы, к которым он привык в замке вампиров, но жить можно.
  - А где здесь ванная? - Поттер огляделся по сторонам в поисках еще одной двери, но таковой не обнаружилось.
  - Общая. Но если ты хорошо попросишь Падму, она покажет тебе, где находится ванная старост, - заговорщицким тоном проговорил Бут. - Ладно, я пошел, а ты располагайся. О, чуть не забыл, - уже почти выходя, воскликнул Терри. - Завтрак в Большом зале начинается в восемь тридцать, а первый урок в девять. Так что не опаздывай, - с этими словами однокурсник скрылся из виду.
   Поттер, скинув так надоевшую ему за сегодняшний день мантию, повалился на кровать. Он ненавидел все эти магические атрибуты: мантии, конусоподобные шляпы, свечи вместо нормальных ламп. Но выбирать не приходится...
  Раздался стук в дверь, отвлекающий Гарольда от дремоты.
  - Да, - воскликнул он, надеясь, что тот, кто с той стороны его услышит. Подниматься и самому лично открывать не было ни сил, ни желания.
  - Прости, - в комнату "впорхнула" Падма. - Декан просил меня уточнить, какие ты выбрал предметы для углубленного изучения. Твои результаты СОВ ведь у него?
  - Да, - Гарольд еще месяц назад отправил сову с письмом. Там прилагались и его результаты за экзамены, которые он сдавал в Дурмстранге. Нынешний директор Болгарской школы был старым другом Влада, вот он и посодействовал тому, что Поттер сдал там СОВ. И, как полагается, за экзамены он получил одни лишь "превосходно". - А что там есть за предметы?
  - Ну, - девушка задумалась. - Из основных трансфигурация, заклинания, защита от темных сил, история магии, травология, астрономия, зельеварения, - начала перечислять та.
  - Хорошо, - кивнул Гарольд. - Запиши мне их.
  - Что все? - удивилась Падма.
  - Да, - еще один кивок.
  - Ладно, - с сомнением, сделала пометку в пергаменте девушка. - А с дополнительных будешь что-то брать? Древние руны, нумерология, прорицания, маггловедение, уход за магическими существами, трансгрессия, кабалистика, - вопросительный взгляд.
  - Древние руны и нумерологию, - последовал ответ
  - Ок. Завтра декан перед началом уроков отдаст тебе расписание, - Поттер лишь кивнул. - Я завтра зайду за тобой в восемь двадцать и провожу в Большой зал, а то вдруг потеряешься, - веселый смешок и девушка ушла.
  - Да здравствует школа, - раздался голос Гарольда в тишине. - Мерлиновы панталоны, во что же ты ввязался, Цепеш...
   Ответом ему было карканье ворона и его насмешливый взгляд. У вампира порой даже создавалось впечатление, что птица прекрасно все понимает и своими глупыми поступками лишь издевается над ним.
  
  ***
  
   Проснувшись без лишних проблем в седьмом часу, юный вампир отправился в ванную. Там, к его счастью, никого не оказалось, и он смог без лишних задержек принять душ и сделать все утренние процедуры. Через час Гарольд был полностью готов. Волосы выпущены и уложены опрятно. Рубашку и брюки, скрывала школьная мантия. Туфли начищены до блеска. Одним словом - при полном параде. Таким его и обнаружила Падма, зашедшая дабы сопроводить на завтрак.
  - Держи, - девушка протянула ему листок. - Декан передал тебе расписание, чтобы ты мог сразу все взять, а не бегать туда и сюда.
  - Спасибо, - взяв пергамент, парень сверился со списком и положил в школьную сумку требуемые учебники, чернильницу с перьями и остальной инвентарь для уроков зельеварения. - Пойдем.
   Оказавшись в Большом зале, они заняли места за столом с сине-серебряными знаменами и преступили к трапезе. Овсянка не входила в перечень любимых блюд Гарольда, поэтому тот ограничился лишь кофе и тостом с джемом.
  - Сразу видно, что ты не жил в Англии, - послышался ехидный голос и рядом с ним уселся Бут. - Ты не любишь овсянку, а она традиционный завтрак у любого англичанина.
  - Я предпочел бы яичницу с беконом или еще что-то в таком духе.
  - Тогда тебе нужно на кухню заглянуть.
  - На кухню? - удивился Поттер.
  - Да. Там всем заправляют домовики. Договоришься и вместо овсянки будешь получать свою яичницу с беконом, - смешок.
  - Домовики? - удивился Поттер, он как-то слышал об этих существах, но не очень многое. Они являлись фанатично преданными хозяевам слугами, выполняющими все работу по дому. Позволить себе такого прислужника могли лишь богатые семьи.
  - У тебя что, нет дома домовиков? - Бут был удивлен. - А кто же убирается? Есть готовит?
  - У нас в замке много слуг, но все они люди, - заявил Гарольд, а мыслимо добавил: "вампиры".
  - Крутяк. Ты живешь в замке...
  - Да, - еще один кивок.
  - Твоя семья, видимо, богатая. Хотя так оно есть, ведь не просто так ты помолвлен с нашей Снежной Королевой. Она не взглянет на простого смертного, - фырканье. - Ей подавай богатого лорда.
  - Снежной Королевой?
  - Так называют Гринграсс.
  - Аа, - многозначный взгляд. - Она что настолько холодна?
  - Как ледяшка, - серьезный ответ. - Многое парни даже с нашего факультета пытались к ней подкатить, но все безрезультатно. Она держится отстранено от всех, даже от слизеринцев. Часто сидит в библиотеке и не принимает участия в школьных мероприятиях. Споры и прочее - не для нее. Ты бы видел, что она устроила на первом уроке полетов, - взгляд полный озорства.
  - И...
  - Она все нервы вымотала мадам Трюк, но на метлу так и не села. Заявив, что это не прилично для леди летать на такой кочерыжке, - теперь смеялась вся добрая половина факультета. - Даже их декан не смог ее заставить. Не подействовала ни угроза отработки, ни снятие баллов. Но знаешь, мне кажется, что дело не в статусе леди, а в том, что Гринграсс боится высоты, но не захотела в этом признаваться, вот и устроила скандал.
   За такими разговорами завтрак был окончен и каждый двинулся на свои уроки. У Гарольда первым стояли заклинания, затем травология, перерыв и сдвоенное зельеварение с рунами. Двинувшись вслед за Падмой и Бутом к кабинету их декана профессора Флитвика, вампир не заметил кинутого Альбусом Дамблдором из-под своих очков взгляда в его сторону. А стоило ему обернуться и взглянуть на старого мага, он бы увидел, что синие глаза рассматривают его слишком пристально, что-то просчитывая.
  Глава 37
   На уроках Гарольд чуть ли не взвыл от скуки. От нечего делать каждая минута превращалась в час и тянулась невыносимо долго. Прав был Влад, говоря, что ничего для себя нового, а главное интересного, Поттер в Хогвартсе не узнает. Не учеба, а бесполезное махание волшебной палочкой и разучивание тупых заклинаний. Но хуже всего, что ему приходилось участвовать во всей этой клоунаде. Это же немыслимо, МакГонагалл заставила шестикурсников превращать животных в кубки. Вот только зачем это делать? Гарольд искренне сомневался, что в реальной жизни ему это пригодится, ведь, в конце концов, он не собирался идти работать фокусником в Маггловский мир. Там бы ему, несомненно, пригодилось такое умение. Детишки были бы в восторге... Но здесь, где остались считаные дни до того как Свет с Тьмой схлестнутся в решающей битве, маловероятно. Тем не менее, МакГонагалл считала, что подобное умение пригодится и даже задала написать им эссе на эту тему. Полнейший маразм, по мнению вампира.
   На уроке зельеварения студентам, избравшим изучение этой тонкой науки на более углубленном уровне, довелось готовить зелье удачи - Феликс Фелицис. Само снадобье Гарольд приготовил, и даже правильно, вот только профессор уничтожил его экземпляр, даже не дав набрать для личного пользования парочку колб. Мотивируя свой поступок тем, что зелье очень опасно и вызывает привыкание. Но баллы все же начислил, аж целых двадцать... И образец для себя заханырил, старый лис. На этом и закончился урок и злой, как мантикора, Поттер был вынужден покинуть лабораторию ни с чем. Хотя почему это ни с чем - Слизнорт пригласил его в ближайшую субботу посетить собрание его клуба. Клуб любимчиков и перспективных студентов, у которых имелись влиятельные родственники или он сам, как в случае с Гарольдом, являлся знаменитостью.
   Национальный Герой, Мальчик-который-выжил, Герой, о котором говорится в Пророчестве, как его только не называли. Окружающие глазели на него, словно на воскресшего Мерлина, и задавали нелепые вопросы, пытаясь узнать: где он раньше был и почему, собственно, не поступил в Хогвартс, как все остальные в одиннадцать лет. С его появлением в замке все позабыли о Невелле Лонгботтоме, роль Героя. Но как Гарольд заметил, гриффиндорец этому только порадовался. Слава и все, что к ней прилагалось, ему и даром было не нужно. Перекинув все внимание на вампира, он смог свободно вздохнуть, в то время как у Поттера от обилия информации, что щедрыми потоками выплескивали на него студенты, начала болеть голова. Только подумать, гриффиндорцы на пару с хаффлпаффцами начитались всякой дребедени о нем и стремились проверить информацию. Чего только у Гарольда не спрашивали, доходило даже до абсурда - одна первокурсница решила составить анкету, для которой ей потребовалось узнать какой у него любимый цвет, заклинание и все в подобном контексте. У Гарольда от такой наглости даже слов не находилось. После минутного ступора, язык так и чесался сказать, что на ужин он предпочитает младенцев, а не пирог с патокой, а на десерт кровь и желательно вейлы. К счастью, кровожадные мысли так и остались мыслями.
   Устав всем отвечать заученные фразы, Гарольд, к своему стыду, решил спасаться бегством. При виде на горизонте очередного настырного гриффиндорца или гриффиндорки, было решено сбегать подальше. Однокурсники с сине-серебряного факультета только и могли что посмеиваться над его несчастьем и сочувствовать. Но попыток помочь не предпринимали.
   И мало было этого для первого учебного дня, так нет, Судьба в очередной раз преподнесла ему неприятный сюрприз. После последнего урока к нему подошел декан с просьбой посетить чаепитие в кабинете директора. Отказаться вампир не мог, поэтому мысленно застонав от бессилия, последовал вслед за магом.
   Сам его декан оказался не глупым магом, хотя просто магом его трудно назвать. В его роду были гоблины и из-за этого маленький рост. А еще, как Бут упоминал, Флитвик в прошлом участвовал в дуэльных Турнирах и во многих становился победителем.
   Назвав пароль в виде сладостей, горгулье охранявшей вход в кабинет директора, мужчина пропустил Поттера внутрь. Того дважды не пришлось просить и после подъема по лестнице он оказался перед ясными очами Дамблдора. Альбус смотрел на студента из-под стекол своих очков и улыбался, не ухмылялся, а именно улыбался, искренне, без фальши.
   Помимо директора, в кабинете находились Северус Снейп, Минерва МакГонагалл, сам Гарольд и декан Рейвенкло - Филиус Флитвик.
  - Проходи, Гарольд. Присаживайся, - кивок на стул напротив.
   Секунду поколебавшись, вампир занял предложенное место. Рядом разместился его декан и профессор МакГонагалл, а вот зельевар остался стоять. Отойдя к книжной полке, он хмурым взглядом смотрел на Гарольда.
  - Я полагаю, ты знаешь, мой мальчик, зачем я тебя пригласил сюда?
   Поттера покоробило такое обращение.
  - Догадываюсь, - безразличный взгляд.
  - Как ты, наверное, заметил, мне известно о твоей природе, - такие слова вызвали недоумение на лицах Минервы и Флитвика. - И больше того, я в курсе твоей деятельности с Томом.
   "Деятельности. Как ты умело подбираешь слова", - про себя восхитился Гарольд.
  - Альбус, о чем идет речь? - задал вопрос декан Рейвенкло. - Я, как декан мистера Цепеша, должен знать обо всем, что каким-либо образом касается моего подопечного.
   Повисло молчание. Сам Гарольд не спешил посвящать декана в тот факт, что он - полувампир. И наблюдал за тем, как Дамблдор преподнесет коллегам информацию.
  - Филиус, мистер Цепеш не совсем человек... Так вышло, что его в детстве приютил вампир и сделал своим сыном. А ты и сам знаешь, как это происходит, - многозначный взгляд.
  - Мистер Цепеш, вы вампир? - задала напрямик вопрос МакГонагалл. Она уже успела справиться со своим удивлением и сейчас трезво смотрела на ситуацию.
  - Не совсем, - Гарольд тщательно подбирал слова. - Я - полувампир.
   "А разве так бывает?" - в мыслях у каждого из присутствующих звучал один вопрос.
  - А чем это отличает вас от обычного вампира? - вновь вопрос прозвучал со стороны женщины.
  - Ну... - Поттер сделал вид, что занервничал. - Мне не нужно много крови. Я могу есть обычную пищу, по желанию. Солнце и прочее, мне не вредят, - Поттер воспользовался тем, что магам мало что известно о его расе.
  - Как вы видите, коллеги, мистер Цепеш практически такой же человек, как и все мы, - внес свою лепту Альбус. - Мальчик мой, расскажи о том, как ты оказался в Румынии?
   Гарольд мысленно ухмыльнулся - он ждал этого вопроса и для ответа на него заготовил целую историю. Осталось только ее рассказать и состроить прискорбное лицо.
  - После смерти моих биологических родителей, - Гарольду показалось или Снейп на самом деле вздрогнул, - меня отдали родственникам, в семью Дурслей. Но те не захотели со мной нянчиться и отвезли в приют, там меня и нашел приемный отец.
   Все внимательно слушали исповедь юноши. МакГонагалл мысленно сочувствовала ребенку, на долю которого выпало столько испытаний, с которыми даже взрослому человеку не всегда удавалось справиться, не говоря уже о маленьком мальчике. Женщина злилась на Альбуса, не послушавшего ее и отдавшего сына Поттеров родственникам Лили. И на себя, за то, что не настояла на своем в тот злополучный вечер.
   Филиус пребывал в недоумении. Как могло вообще так выйти, что магический ребенок попал к магглам, а те в свою очередь отдали его в приют. Мужчину не сильно волновал тот факт, что Гарольд Цепеш - вампир. Тот не нес опасности другим детям, а значит, ничего плохого в том, что он будет учиться в Хогвартсе, нет.
   Северус Снейп взирал на отпрыска Поттера с презрением. Мало того, что он сын человека, которого Северус всеми фибрами души ненавидел, так он еще и вампир. Зельевар не понимал мотивов Альбуса... Он же сообщил директору о том, кем является Поттер. О его участии в переговорах. Но директор свято верил, что вампиры заставили сына обожаемого им Джеймса Поттера, примкнуть к Темному лорду. Заявил, что вампиры воспользовались тем, что мальчишка им благодарен за крышу над головой, вот и согласился. Только вот декан Слизерина так не считал. Поттер действовал по собственной воле, без принуждения. Он держался свободно рядом со своими сородичами и это доказывает тот факт, что мальчишка шел на сделку с Лордом осознанно.
   В это же время Альбус Дамблдор размышлял о том, как же он сглупил, отдав Мальчика-который-выжил сестре Лили. Мерлин ему в свидетели, Альбус только хотел защитить ребенка. Но кто же знал, что Петунья не сможет преодолеть свои предрассудки и отправит племянника в приют. И ладно бы его оттуда забрала какая-то порядочная семья, которая бы полюбила его как собственного сына. Так нет, вампиры забрали ребенка и, насколько мог судить директор, воспитали как одного из своих птенцов. Альбус не тешил себя надеждами, касаемо Гарри Поттера. Мальчик имел хорошее образование, не типичное для детей магов, но все же достойное. По его жестам можно без труда понять, что Гарри обучали не только магии, но и развивали физические навыки. Мальчик убивал, об этом свидетельствовал взгляд. Холодный и безжизненный. Но сам Альбус лелеял надежды, что делал это Гарри лишь для того, чтобы выжить. Неизвестно, что ему говорили вампиры и чему учили. Но факт оставался фактом - Гарри Поттер сын Лили и Джеймса, которых директор подвел, и поступить так же с их сыном он не имел права. Старый директор дал себе слово, что позаботится о Гарри и лучше всего это будет сделать, позволив тому учиться в Хогвартсе. Будучи среди своих сверстников, полувампир сможет раскрыться и может тогда начнет доверять самому директору.
  - Это моя вина, что все так случилось, - нарушил затянувшуюся тишину Дамблдор. - Я посчитал, что тебе будет безопаснее всего подальше от Магического мира. Понадеялся, что сестра твоей матери сможет о тебе позаботиться и полюбит как собственного сына. Я верил, что ты вырастешь добрым мальчиком, окруженным заботой и вниманием. Ошибка старого человека, - на глаза старого мага навернулись слезы. - Я виноват в случившемся и прошу у тебя, мой мальчик, прощения. Я знаю, что мне нет оправдания...
   Гарольд с удивлением смотрел на директора. Такого поворота сюжета он никак не ожидал. А самое странное, что Дамблдор говорил совершенно искренне. Старик на самом деле чувствовал за собой вину и от всего сердца просил прощение.
   "Может Дамблдор не такой уж и манипулятор, как все считают? Не Бог, а простой смертный, которому свойственно допускать ошибки", - задавался вопросом вампир.
  - Директор, - начал Гарольд, - на все воля Судьбы. Значит кто-то ТАМ, - замысловатый пас рукой, - посчитал, что так нужно.
  - Умные слова, - синие глаза внимательно смотрели на парня.
  - Я могу идти? Мне еще нужно выполнить домашнее задание.
  - Да-да. Иди, - Дамблдор выглядел задумчивым.
   Сам Гарольд, поднявшись, поспешил откланяться. Его порадовал тот факт, что директор не стал акцентировать внимание на Волан-де-Морте. Вопрос хоть и был задан, но он так и остался без ответа. Поттер не был дураком, поэтому прекрасно понимал, что в скором времени тема договора будет вновь затронута. Но это будет потом, сейчас Гарольд заслужил небольшую передышку.
  - Мистер Цепеш, я вас провожу к вашей гостиной, - раздался позади голос декана.
   Вампир кивнул, выказывая свое согласие. Дальше их путь проходил в молчании и уже у самого портрета, Флитвик озвучил свои мысли:
  - Мистер Цепеш, Гарольд, - перешел на имя декан. - Думаю, вы и без моих слов понимаете, что знать о том, что вы - полувампир не стоит вашим однокурсникам. Они могут отреагировать неправильно и возникнут проблемы.
  - Я все понимаю, профессор, - и Поттер на самом деле понимал. Он не собирался на каждом углу кричать о своей природе.
  - Хорошо. Если вам потребуется кровь, обращайтесь ко мне...
   Вампир не дал ему договорить. Кровь гоблинов пусть и разбавленная человеческой, была как на запах, так и на вкус - отвратительной.
  - Мне нужно совсем мало крови, так что не беспокойтесь. Раз в месяц я буду получать посылку от отца, - но не говорить же декану что он может в любой момент полакомиться божественным нектаром из его помощницы. Флер более чем не против, подставить горло под его клыки.
  - Хорошо. Если у вас возникнут какие-то проблемы со студентами или учителями, не стесняйтесь, обращайтесь ко мне, и я попытаюсь все уладить.
   Гарольд кивнул, беря себе на заметку.
   Забросив свои вещи в комнату и не столкнувшись по пути ни с одним из однокурсников - в такое время студенты Рейвенкло обитали в библиотеке, выполняя заданные домашние задания или читали книги. За что их зачастую называли книжными червями. Сам вампир не стал тратить свое драгоценное время таким образом, а решил провести его более понятным образом. Навестить Флер. Где ее комната и пароль для входа Гарольду вейла сообщила еще с утра, перехватив в одном из коридоров.
   Оказавшись в святыне святых француженки, Поттер, скинув мантию, завалился на кровать. Здесь, как и в его собственной комнате, все пестрело синими и серебряными тонами. Белые шторы на огромном окне, из которого открывался прекрасный вид на окрестности замка, дополняли синие портьеры. Пара мягких кресел в углу. Рабочий стол усыпанный пергаментами. Большая кровать под синим балдахином и мягкий ковер с крупным ворсом на каменном полу. Мило...
  - Устал? - прозвучал совсем рядом мелодичный голос.
   С неохотой открыв глаза, Поттер увидел, что Флер расположилась рядом.
  - Не поверишь насколько, - жалобный голос. - Я даже не думал, что школьная жизнь бывает так утомительна, - вампир притянул вейлу поближе. - Сначала меня хотели разорвать на сувениры, - мимолетный поцелуй в пульсирующую венку на шее блондинки. - Потом была сотня глупых вопросов. Чего только у меня не спрашивали... И какой любимый цвет. И любимое блюдо... Глупости.
  - Я видела, как одна китаянка с тобой заигрывала, - печаль в голосе.
  - В самом деле? - поддельное удивление. - Я и не заметил, что Чанг была так настойчива.
  - А чем же ты таким был занят?
  - Сдерживал себя, чтобы не поубивать всех тех придурков, что пускали слюни на тебя.
   Делакур озорно засмеялась.
  - Но ты же знаешь, что я принадлежу тебе...
  - Я-то знаю, а они нет, - недовольная гримаса.
  - Ты ужасный собственник. Ну, прости, я не стану писать у себя на мантии "собственность Гарольда Цепеша", - веселый смех вейлы вновь нарушил тишину. Флер нравилось его провоцировать, ощущая при этом, что играет с огнем.
  - Какая жалость, - Гарольд одним рывком оказался сверху, прижимая Делакур к шелковым простыням. Руки заскользили по стройной фигуре, вынуждая дыхание "жертвы" ускориться. - Ты принадлежишь мне и я хочу, чтобы это знал каждый...
   Другая бы девушка на месте Флер обиделась из-за того, что ее рассматривают как вещь, собственность. Но француженка понимала, что просто Гарольд такой человек. И вместо признаний в любви, говорит такие слова.
  - Даже твоя невеста? - игривый вопрос, только вот с лица вампира улетучилось все веселье. Изумрудные глаза серьезно смотрели в синие, заглядывая в самые потайные уголки.
  - Даже она...
  Глава 38
   Первый месяц в Хогвартсе кое-как пролетел. За это время Гарольд успел приспособиться к школьным будням и избавиться от надоедливых поклонниц. Как оказалось, те очень пугливые и, стоило вампиру продемонстрировать свою "темную" сторону натуры, как они разбежались, оставляя его в покое. На уроках все так же было скучно, один лишь Флитвик, поняв, что вампир намного опережает своих однокурсников и даже семикурсников, предложил дополнительные занятия. На которые Гарольд согласился без промедления.
   Как оказалось, декан был умным человеком, повидавшим за свою жизнь многое. В молодости он любил путешествовать и в процессе этого узнал много нового и полезного. Флитвик рассказывал Поттеру о своих находках, обучал редким заклинанием, что вряд ли встретишь в книгах библиотеки Хогвартса. С течением времени, Гарольд даже не заметил, как подружился с маленьким профессором. Ему нравились их вечера у камина и разговоры обо всем.
   Помимо учебы, вампир проводил много времени в обществе Флер. Просто лежа на ее кровати, пока вейла проверяла письменные работы студентов или предаваясь плотским утехам. И с каждым новым днем, парень понимал, что привязался к Делакур. А значит, вопрос о дальнейшем будущем стал ребром. К счастью, сегодня была суббота, а значит все отправятся в Хогсмид, а он сможет незаметно переместиться в замок вампиров и поговорить с отцом. Разговор и так откладывался слишком долго. Стоит расставить все точки над "i" и уже из этого исходить, как быть дальше с Флер и Дафной.
   На всякий случай, попросив Дафну, которой сегодня нездоровилось, и она планировала провести весь день в своей комнате, его прикрыть, Поттер по Теням переместился в Румынию.
   Замок встретил его привычной тишиной, что не угнетала, а располагала на мирный лад. Своеобразный уют, без пафоса.
  - Сын, - Влад, как обычно, сидел в своем кабинете, зарывшись с головой в бумаги. Титул князя - это не просто красивое словечко, а масса обязанностей и ответственность. - Я ждал тебя ближе к вечеру.
  - Из Хогвартса просто так не улизнешь. Дамблдор на пару со Снейпом следят за каждым моим шагом, и я не хотел подставляться, - последовал ответ. Гарольд занял кресло напротив. - А сейчас все отправились в Хогсмид и меня не станут искать, посчитав, что я тоже где-то в магической деревне. Но если даже станут, Дафна скажет, что я все время был с ней в ее комнате.
  - Я вижу, у тебя наладились отношения с невестой, - это был не вопрос, а признание очевидного.
  - Мы научились ладить, - честный ответ. Гарольд на самом деле стал терпимее относиться к Дафне и та ему отвечала тем же. Ему даже порой казалось, что между ними возникла симпатия. Правду говорят: общее горе объединяет, вот и нежелательная помолвка, а потом ситуация с Ноттом объединила этих двоих.
  - Похвально, - серьезный взгляд темных глаз. - Значит, ваш брак не будет таким уж неприятным для вас обоих, как я первоначально полагал, - во взгляде Владыки вампиров что-то промелькнуло, что его сын не смог распознать. То ли облегчение, то ли веселье.
  - Касаемо этого я и хотел поговорить, - Поттер замялся. Эта тема была для него не легкой. Он не любил затрагивать отношения и чувства, а тем более говорить об этом. - Я хотел просить твоего разрешения на еще одну помолвку.
  - Ах, - понимающий взгляд. - Юная Делакур смогла покорить твое сердце.
   Гарольд не был удивлен тем фактом, что Владу все известно. Он напротив удивился, если бы отец перебывал в неведенье. А так лишь очередное доказательство, что осведомители отца недаром "едят хлеб".
  - Не так кардинально, но в основном ты прав. Так что ты скажешь?
   Гарольд с затаенным дыханием ждал решения отца. Одно слово против и он будет вынужден оставить все как есть - в подвешенном состоянии или и вовсе придется расстаться с вейлой. Князь медлил и Поттер уже начал нервничать. Его лицо все так же оставалось невозмутимым, но вот в душе все бурлило от волнения.
  - Я не имею ничего против, - лаконичный ответ. - Она достойная партия и сильная ведьма, а значит, сможет выносить наследника для рода Цепешей. Но вопрос в том: как на это отреагирует Дафна? Сомневаюсь, что ей понравится перспектива делить тебя с кем-то... Да и наш век долгий, вполне возможно что твоя увлеченность мисс Делакур скоро пройдет. А как ты сам знаешь, брак будет заключен согласно нашим обычаям и традициям, а значит ты не сможешь его разорвать.
  - Я с ней еще не говорил на эту тему. Но думаю, она догадывается, что у меня есть кто-то, - задумчивый ответ. Вторую часть монолога Гарольд так и оставил без ответа. Сейчас ему хорошо рядом с Флер, а что будет завтра, не говоря уже через год, ему не известно.
  - Она неглупая девочка, так что неудивительно, что догадывается об истинном положении дел.
   Влад тоже не стал затрагивать болезненную тему, посчитав, что сыну виднее. Он взрослый мальчик и, если принял такое решение, то готов ответить и за последствия.
  - Я с ней поговорю, - Гарольд сделал себе пометку сделать это как можно скорее.
  - Поговори и сделай это непременно перед тем, как объявишь о своих отношениях с мисс Делакур. Твоя невеста имеет право знать правду. И еще, сын, постарайся, чтобы девушки не ссорились между собой. Мне не нужны в семье крики и склоки.
  - Я постараюсь.
  - Уж постарайся, в противном случае, я буду вынужден отказать тебе в браке с юной Делакур.
  - Все сложно... - грустный взгляд. - Дафна предпочитает держать все в себе, не выказывая своих истинных чувств. К ней трудно подступиться.
  - Она тебе не доверяет.
  - Наверное... Да что там, конечно нет, - в некоторых вещах Гринграсс доверяла ему, а в некоторых нет. - Мы с ней слишком разные, в этом и проблема.
  - Нет, вы не разные, сын, наоборот - похожи, - уверенный кивок. - Она также, как и ты, предпочитает одиночество. Скрывает свои истинные чувства от широкого загала.
  - И что мне делать?
  - Сблизься с ней. К примеру, сделай для нее что-то приятное.
  - И...
  - Твоя невеста давно не видела родителей, вот и организуй их встречу. Посетите вместе Гринграсс-мэнор, навестите будущих родственников. Покажи ей, что ты рассматриваешь ее как свою будущую супругу и ее желания для тебя не пустой звук. Не относись к ней как к "придаче" договора с Волан-де-Мортом.
  
  ***
  
   К счастью вампира, его никто не искал. Дамблдор был занят школьными делами, а Снейпа, так кстати, к себе вызвал Волан-де-Морт для очередного сеанса Круцио. Кстати о Реддле, давненько Поттер его не навещал... Но, как упоминал Влад, к окончанию школьного года планируется что-то феерическое. На это время Лорд собирает все свои силы. Не обойдется и без участия вампиров, которым пришла пора доказать свое единство и мощь. Договор заключен и пришла пора его сдержать. А пока, можно расслабиться и наслаждаться школьной жизнью.
  - Привет, - уже возвращаясь в башню Рейвенкло, Поттер неожиданно столкнулся со старой знакомой. Гермиона Грейнджер выглядела также, как и в прошлый раз: волосы растрепаны, пытливый взгляд карих глаз и небольшая улыбка. В руках девушка держала стопку книг, а на ее щеке виднелись следы от чернил. Все это свидетельствовало о том, что гриффиндорка последние несколько часов провела в библиотеке.
  - И вам доброго вечера, мисс Грейнджер, - вежливо произнес Гарольд. Он не пил с гриффиндоркой на брудершафт и не клялся в вечной дружбе, поэтому и не стал переходить на фамильярность.
  - Я... - смущенная улыбка, - хотела еще раз принести вам извинения за поведение моего друга в книжном магазине. Рон не хотел вас обидеть, просто он очень вспыльчивый. И вы можете называть меня просто Гермионой, - щеки девушки заалели.
  - Хорошо, Гермиона, - задумчивый взгляд. - Как я и сказал тогда, мне безразлично, что себе там напридумывал ваш друг. Я его вежливо, заметьте вежливо, предупредил, чтобы он держался подальше от моей невесты. Хоть и имел полное право прямо там вызвать на дуэль.
  - Я говорила с Роном, - промямлила Гермиона. - Но он уперся, как баран.
  - Поговори с ним еще раз, если не хочешь чтобы он пострадал. В следующий раз я не буду столь милостивым, - кровожадная улыбка, не предвещающая Уизли ничего хорошего.
   Гермиона сглотнула, а на ее лице отразился ужас. Видимо гриффиндорка во всех красках себе представила то, что Гарольд сделает с Роном, попадись тот под горячую руку.
  - Если на этом все, то я пойду, - вопросительно приподнятая правая бровь.
  - Да. То есть, нет, - поспешила воскликнуть Гермиона.
  - Так да или нет? - насмешливый взгляд.
  - Профессор Флитвик сказал, что дал тебе книгу по заклинаниям собственного авторства. Вот я и хотела спросить: могу ли я ее взять почитать?
  - Да, я с ней уже ознакомился. Но как ты понимаешь, она у меня в комнате, - театрально развел руками вампир. - Но я могу тебе отдать ее завтра во время завтрака. Подойдет?
  - Да, конечно, - просияла Гермиона. - Спасибо, - уже вдогонку удаляющемуся Поттеру прокричала она.
  
  ***
  
   Гарольд разместился на кровати в апартаментах Флер. Его задумчивый взгляд блуждал по потолку, рассматривая на нем мельчайшие неровности, трещинки.
  - О чем задумался? - вывел его из размышлений голос Делакур. Сама девушка сидела в мягком кресле и делала какие-то пометки в книге. Готовилась к завтрашнему уроку с первокурсниками.
  - Да так... Не важно, - вампир не поведал девушке о чем шла суть его разговора с отцом.
  - Ты вернулся таким задумчивым. Что-то случилось?
  - Нет. Все нормально, - уклончивый ответ.
  - Ум, - Делакур не особо поверила его словам, но расспрашивать не стала. Гарольд не любил когда ему лезут в душу и Флер это знала. Если посчитает нужным, то сам расскажет, а если нет, то значит это действительно какая-то глупость. - Хочешь, я тебе сделаю массаж? - решив, что возлюбленному не помешает расслабиться, девушка отложила все свои дела и переместилась на кровать.
   Гарольд настолько погрузился в свои мысли, что даже не услышал вопроса Флер. Он думал о словах отца. О том, как стоит вести себя с Дафной, чтобы она начала ему доверять.
  - Дорогой, - в очередной раз позвала вейла.
  - Ум?
  - О чем ты таком думаешь, что даже не слышишь меня? - обиженный взгляд.
  - Прости, - покаялся Гарольд, не испытывая сожаления. - Мне нужно кое-куда сходить, - одним рывком поднявшись с кровати, вампир чмокнул офигевшую от таких резких перемен Делакур в губы и по Теням переместился в комнату Дафны. Его уход больше походил на бегство, притом такое скоропостижное, что он даже не услышал вопроса вейлы, о том ждать его сегодня или нет.
  
  ***
  
   Дафна как раз раздевалась, готовясь ко сну, когда вампир появился. Недовольно зыркнув на нежданного гостя, слизеринка накинула шелковый халат и босыми ногами забралась под одеяло.
  - Так до инфаркта можно довести, - недовольно бурчала та. - Напугал меня, а теперь сидишь лыбишься, - еще один укоризненный взгляд синих глаз.
  - Прости, - покаялся Поттер, - просто ты действительно выглядишь мило.
  - Я тебе сейчас покажу "мило", - в сторону смеющегося вампира полетела подушка.
  - Эй! За что? - Гарольд вернул "снаряд" назад.
  - За то, что ворвался в мою комнату без стука.
  - Ну прости... Хотя знаешь, было бы странно если бы меня увидели твои однокурсники, стучавшим в твою дверь, - представив себе эту картину, вампир в очередной раз засмеялся.
  - Вот вечно у тебя на все есть оправдания, - пожаловалась Гринграсс. В Гарольда полетела очередная подушка, а затем еще одна. - Я заставлю тебя раскаяться в содеянном, - под "содеянным" подозревалось без спросу появление в ее апартаментах.
  - Сдаюсь, - Поттер театрально поднял руки к верху, объявляя о своей капитуляции.
   Дафна даже не думала сдаваться. Сегодня у нее было игривое настроение, поэтому, когда жених разместился на краю ее кровати, та накинулась на него и начала щекотать.
  - Ах. Оказывается, ты боишься щекотки, - слизеринка удвоила свои силы.
   Сам же Поттер позволил себе расслабиться. Он смеялся на такие детские поступки невесты, но противиться не стал. Со всей своей силой он в два счета мог освободиться и тогда уже Дафне пришлось бы молить о пощаде.
   Неожиданно Гринграсс остановилась и замерев на месте, посмотрела в глаза парню.
  - Поцелуй меня, - такие простые слова заставили с лица вампира тоже исчезнуть все веселье. Он внимательно смотрел в синие глаза, выискивая там даже намек на сомнение, но там была лишь решительность. Преодолев разделяющее их расстояние... Их губы разделяло лишь несколько сантиметров, которые уже сама Дафна преодолела. Губы слились в сладостном поцелуе, полном нежности. Их первом поцелуе, если не считать момента, когда они поддались магии колец в замке вампиров.
  Глава 39
   Вампир целовал Дафну со всей нежностью на которую был способен, не настаивая на что-то большее. Просто поцелуй, без подтекста. Не имея намерений продолжать сладостную пытку, Гарольд отстранился и внимательно стал всматриваться в синие глаза.
   Сама же виновница произошедшего. А собственно, почему это виновница? Дафна - не просто обычная знакомая, а невеста, в будущем жена, она имела полное право целовать жениха и плевать на все условности. Ей захотелось и почему бы не получить желаемое... Гринграсс смотрела на вампира с осторожностью, ожидая, что тот сейчас развернется и уйдет, заявив что их поцелуй - ошибка. Но тот ничего подобного не сделал и не сказал. Молчал. Но вот взгляд изумрудных глаз говорил лучше любых слов. Удивление. Именно это читалось в глубине глаз жениха, а еще сомнения. Словно тот запутался в себе. В своих чувствах. Не знал, чего хочет и, решал, как стоит поступить.
  - О чем ты хотел поговорить? - Гринграсс не была дурой. И сложив два плюс два, смогла понять, что Гарольд зашел к ней в комнату не просто так, а по делу. Да и если быть честной, она хотела прервать затянувшееся молчание.
   Цепеш внимательно посмотрел на нее, словно оценивая ее слова, но затем кивнул сам себе, словно что-то решив.
  - Да так, - уклончивый ответ. - Пустяки.
   Сейчас был не самый подходящий момент рассказывать Дафне о Флер и его планах на будущее. Вряд ли та обрадуется, если Гарольд расскажет ей о триаде. Следовало подождать... Прощупать почву и понять какие чувства испытывает к нему невеста. До сегодняшнего вечера он был уверен, что их связывает общая проблема - брак и, помимо уважения и понимания, Гринграсс к нему ничего не испытывает. Разве что симпатию, но никак ни более глубокие чувства, именуемые любовью. Но сейчас... Во время поцелуя, Гарольд почувствовал что-то, только вот что не мог понять. Притяжение. Вампира привлекала симпатичная блондинка, как девушка. Да это и не удивительно, ведь он парень, притом такого возраста, когда гормоны играют вовсю. В остальном же их отношения оставались дружескими. Дафна поддерживала его, он отвечал ей взаимностью. Типичные отношения в семьях аристократов, где заключен брак был по договору, а не по любви. Супруги уважают друг друга, поддерживают и воспитывают наследников. Эта для всех видимая часть айсберга, а вот если заглянуть глубже... Каждый из пары живет своей жизнью, не выставляя ее на всеобщее обозрение. Выполняя свои обязанности в союзе и играя на публике отведенные им роли. Договоренность - этим все и сказано.
   Но сейчас что-то неуловимо менялось. Это одновременно радовало Гарольда и вызывало опасения. Он не знал, чего стоит ожидать от невесты. Не знал, как та поведёт себя, узнав о Флер.
  - Как скажешь, - не стала настаивать слизеринка.
   Дафна скрестила руки на груди и нахмурилась, глядя жениху прямо в глаза. Она знала, что этот молчаливый поединок ей не выиграть - сколько раз она ни пыталась, но всегда опускала взгляд, не выдерживая натиска зеленых глаз. Кто бы мог поверить, что Снежная королева будет себя так вести рядом с этим существом. Смущаться, как десятилетняя девчонка и опускать взгляд, даже не пытаясь доказать свое превосходство. Если бы кто-то сказал ей подобное несколько месяцев назад, она бы не раздумывая прокляла наглеца. А сейчас...
   Гарольд сделал глубокий вдох, хоть это ему совершенно и ненужно было. Вампиры прекрасно обходятся без воздуха, но все же таким образом Цепеш пытался привести мысли в порядок.
  - А вообще-то я хотел с тобой поговорить о твоей семье, - раздался низкий мужской голос.
  - О семье? - удивлению Дафны не было предела. - Что-то случилось? - синие омуты в тревоге смотрели на собеседника, выискивая в его глазах ответы на свои вопросы. Но так ничего и не найдя, слизеринка в тревоге сжала кулаки, готовясь к худшему. Когда Цепеш начинал говорить загадками, то из этого не стоило ждать ничего хорошего, в этом успела убедиться Гринграсс на собственном опыте.
  - Нет, - нахмурился Гарольд, догадываясь, о чем думает невеста. - Я лишь подумал, что ты давно не видела своих родителей. И мы могли бы в следующие выходные навестить их.
  - Вместе? - в голосе звучало удивление. Столь глупый вопрос вырвался сам по себе. - Ох... прости, просто я удивлена.
   Поттер не понял, за что извиняется слизеринка. Пожав неопределенно плечами, он счел правильным не задавать вопросов. Мало ли какие тараканы витают у нее в голове. Все же Гарольд не был мастером в области понимания женской психологии. Иногда, те творили ТАКОЕ, что даже в кошмарном сне не приснится.
  - А чему ты так удивляешься? Мы же теперь одна "большая" семья, - в голосе звучал сарказм, словно самому вампиру было смешно от сказанного. Изучающий взгляд изумрудных глаз на секунду задержался на лице невесты, а затем переместился на потрескивающие поленья в камине. Губы, сомкнутые в тонкую полоску, свидетельствовали о том, что Гарольд о чем-то усилено размышлял, и мысли его были далеки от радужных. Взгляд блуждающий, проникающий в самые глубины души и, в то же время, безразличный. Далекий.
  - Семья, - повторила Дафна, все еще не понимая с чего это жениху проявлять такую чуткость. Хоть их отношения и перешли на другой уровень, но девушка не замечала за ним теплых чувств к своим родным. Они никогда не говорили о ее родителях, как впрочем, и о семье самого Гарольда. Они вообще редко говорили.
  - Мы помолвлены, - ответил вампир, не отрываясь от своего занятия. Его куда больше интересовал огонь в камине, нежели собственная невеста. - И логично, что твоя семья теперь стала моей, - такой же безразличный ответ.
   Гринграсс насторожилась. Гарольд преобразовался за несколько секунд, превращаясь из чуткого молодого человека, которого ей захотелось поцеловать, в циничного типа, от которого хотелось сбежать. Желательно подальше, не оглядываясь назад.
  - Что случилось? Ты...
   Договорить девушка не смогла по одной простой причине - она сама не знала, что хотела сказать. Что жених сейчас пугает ее своим поведением, или что она ожидала иного. Наивная дура... Размечталась, что после ее порыва он бросится к ней на шею и начнет признаваться в любви. Только идиотка могла на такое надеяться, а таковой себя Дафна не считала.
  - У меня был сегодня трудный день, - последовал ответ. И вот взгляд изумрудных глаз переместился на ее лицо. Слизеринка не знала, что жених пытался рассмотреть, но по тому как его губы расплылись в небольшой улыбке, было ясно - он нашел то, что искал.
  - У меня тоже не из лучших, - призналась Гринграсс. - Куча домашних заданий и надоедливые однокурсники со своими вопросами.
  - Сочувствую, - в голосе не было сочувствия, лишь безразличие. Создавалось такое впечатление, что Гарольд хоть и здесь сейчас, но его мысли где-то далеко, за тысячи километров.
  - Нет, не сочувствуешь, - сказала Дафна и, бросив на жениха на долю секунд невыразимо грустный взгляд, прикрыла глаза. Глубокий вдох и вновь смотрит на отстраненное лицо парня перед собой. Тот же в ответ пожимает плечами, говоря этим: "мол, ты права, не сочувствую".
  - Я устала, - тонко намекнула, что ему пора уйти, но вампир не двигается с места. - Я устала... - вновь повторила она, - от всего этого непонимания, - замысловатый жест рукой. - Я хочу понимать, что творится между нами. Чего мне стоит ждать от тебя? Пять минут назад ты был настоящим, а сейчас вновь превратился в глыбу льда... Понимаешь, мне трудно быть с тобой ТАКИМ, - она специально сделала акцент на последнем слове, надеясь что он поймет. - Почему мы просто не можем поговорить, как цивилизованные люди? - грустный взгляд.
  - Мне тоже нелегко, Дафна, - серьезно кивает вампир. - Я запутался и не могу разобраться, что делать дальше... Для меня все предстало в черно-белых красках, утратив другие оттенки.
  - Почему? - внимательно смотрит на него. Это впервые, что Гарольд признается в том, что у него тоже есть проблемы и он не идеален, как пытается показывать окружающим. Человек, способный делать не правильный выбор и допускать ошибки, а не машина, которой не свойственны слабости.
  - Я не знаю... Это все из-за... обстоятельств, - уклончивый ответ.
  - Каких обстоятельств? Я хочу знать правду, какая бы она ужасная не была. В конце концов, я имею право знать, что происходит! - закричала Дафна, не в силах больше сдерживаться. - Просто скажи мне все, как есть. Не лги. Лжи в моей жизни хватает...
  - Я не думал, что в Хогвартсе на меня обрушится столько проблем, - голос звучит едва слышно. - Дамблдор, Снейп, Блэк... Все они следят за каждым моим шагом, ожидая когда я совершу ошибку. Да и школьная жизнь далека от "мечтаний", - презрительное фырканье.
  - Но причина ведь не только в этом, - догадываюсь. Гарольд не такой. Он не мог просто взять и сдаться, столкнувшись с незначительными проблемами в лице директора и профессоров. Здесь должно быть что-то еще.
  - Не только, - согласный кивок. - Я устал от того бремени, что лежит на мне. Порой я хочу плюнуть на все и уйти... и жить как жил раньше. Без Дамблдора с его извинениями. Будь они не ладны... Волан-де-Морта с его гениальными идеями и манией величия. Снейпа. Сующего свой длинный нос, куда не следует. И жить так, как мне того хочется. С тем, кого я сам выберу, а не с тем с кем выбрали для меня, вынуждая подчиниться. Я - марионетка в чужих руках. Безвольная кукла, от этого мне противно. Омерзительно.
   Дафна засмеялась, только ее смех больше походил на крик отчаянья.
  - Что же тогда мне говорить? - печальный взгляд. - Я еще в худших условиях, чем ты.
  - Да уж. Судьба та еще ****, - смачно выругался Поттер. В мгновение он оказался на другой стороне комнаты и уселся в кресло, прикрывая глаза. Проведя ладонями по лицу, он словно сбросил наваждение. И вот перед Дафной вновь сидит Гарольд Цепеш, такой, которого она привыкла видеть - эгоистичный, циничный и чертовски красивый.
  - А все так хорошо начиналась, - пробормотала себе под нос слизеринка. Вампир, конечно же, все услышал, но сделал вид, что нет.
  - Как поживает Нотт? - неожиданно задал вопрос Гарольд. Гринграсс меньше всего ожидала подобного вопроса, поэтому на несколько секунд даже растерялась.
  - Нормально, - осторожный ответ. - Мы поговорили...
  - Что-то быстро он отказался от своих чувств, - перебил ее вампир. - Странно это.
  - Он понял, что от его настойчивости никому не станет лучше, - Дафна слукавила. В ее памяти была свежа их встреча, а точнее разговор. Слизеринка всеми возможными ей способами пыталась защитить Тео от гнева вампира, а что тот последует, если Нотт продолжит настаивать на своем, не было сомнений. Не придумала ничего лучше, Дафна заявила, что влюблена в жениха. Ложь во спасение...
  - А мне вот кажется, что Нотт что-то замышляет.
  - Нет, - возразила Дафна. - Тео не такой.
  - Откуда тебе знать какой он? - прозвучал вопрос.
  - Мы... дружили долгое время...
  - Хм, - хмыкнул Гарольд. - Как знать, - задумчивые слова.
  - Ты подозреваешь его в чем-то? - наконец-то озвучила свои опасения слизеринка. - Если так, то почему не поговоришь с ним? Он подтвердит, что все твои опасения необоснованные.
  - Боюсь, что наш разговор не пройдет для него "мирно", - кровожадно улыбнулся вампир. - Я - собственник и, если он начнет предъявлять свои права на тебя, я не смогу сдержатся. А в свете сегодняшних событий, мне это меньше всего нужно.
   Слова Гарольда, задели что-то в душе слизеринки, но она быстро отбросила свои надежды. Сейчас не время придаваться мечтам. Стоит смотреть на вещи трезво. А трезвость в данном случае это то, что Цепеш не испытывает к ней тех чувств, что ей бы хотелось. Симпатия. Единственное, что присутствует с его стороны. А еще интерес.
  - Он обещал мне, что будет держаться от меня на расстоянии, - заявила Гринграсс, выныривая из водоворота своих мыслей. - И я ему верю, - в голосе звучала уверенность в сказанном.
  - Время покажет, - кивнул парень. - Напиши письмо родителям и сообщи, что в ближайшие выходные мы их посетим, - сменил тему Цепеш.
  - Ладно. Но разве нас отпустят с Хогвартса?
  - Да, - уверенный кивок. - Шестикурсникам и семикурсникам можно покидать территорию школы, если дела касаются семьи. Директор не посмеет ничего возразить, как впрочем, и Снейп.
  - Почему ты так невзлюбил моего декана? - искренне поинтересовалась девушка. Дафна сразу заметила неприязнь между Снейпом и Цепешем, только никак не могла понять ее причин.
  - Он же не барышня, чтобы мне нравится, - фыркнул Поттер.
  - И...
  - Он - предатель! - заявил Гарольд, словно этим все сказано.
  - Предатель? - не поняла Дафна. - Кого он предал?
  - Какая разница? - ответил вопросом на вопрос вампир. - Суть в том, что Снейп - предатель. А человек предавший раз, сможет сделать это снова.
   Не зачем Гринграсс знать об истории покушения Волан-де-Морта на его семью и участии во всем этом декана Слизерина. Да и о том, что Снейп - шпион, служащий одновременно двум господам. Пусть свято верит, что ее декан - талантливый зельевар, готовый порвать любому глотку за своих студентов. Хотя он действительно самый что ни на есть слизеринец в худших его проявлениях. Так виртуозно водить за нос Темного Лорда и Дамблдора. Предать ту, которую любил, почти собственноручно вынося ей смертный приговор. Предатель. Предававший и готовый предать, ради своей выгоды.
  - Не хочешь говорить, не говори, - закусила нижнюю губу девушка, гневно смотря на парня.
  - И не говорю.
   Поттер за секунду оказался около Дафны. Вынуждая ту сделать шаг назад.
  - Не стой босиком на каменном полу, - мгновение и прежде, чем слизеринка даже успела издать протесты, вампир подхватил ее на руки. Девушка инстинктивно обвила руками его шею. - А то заболеешь, - насмешливый взгляд.
  - Не заболею, - слабо запротестовала Гринграсс, но попыток вырваться не делала. Прижимаясь к прохладному торсу и вдыхая аромат мяты и лайма, слизеринка чувствовала себя "полной".
   Насмешливый взгляд стал ей ответом.
  - Не капризничай, - шепот в миллиметре от ее губ. Девушка инстинктивно провела языком по ним и это стало последней каплей - Гарольд, преодолев разделяющее их расстояние, поцеловал слизеринку.
  Глава 40
   Прислонившись к стене позади трона, на котором величественно восседал Волан-де-Морт, Гарольд без особого интереса выслушивал доклад очередного Пожирателя. Тот в своем монологе поведал повелителю о том, что дела в Министерстве идут по запланированному сценарию. Министр - полнейший тупица и к тому же трус, лакомый до денег. Услышав звон золотых монет в кармане, он готов подписать любой указ, даже самый бредовый. Одним словом, Фадж крепко сидит на крючке и сделает все, что ему скажет Люциус Малфой. Сам Малфой - это уже другой разговор... Правая рука Реддла. Его верный соратник, замаравший свой род Черной меткой. Но все это лишь видимая вершина айсберга. На самом деле, Малфой не так-то глуп, как на первый взгляд может показаться. Он не настолько предан Волан-де-Морту, как многие полагают. Этот человек предан себе и своей семье и, ради собственной выгоды, готов на многое, даже предать Лорда. Хотя почему даже? Он уже предал Реддла, придя к вампирам с признанием. Люциус Малфой - темная лошадка, которую не стоит сбрасывать со счетов. Ведь человек предавший раз, может сделать это снова. Ко всему прочему, Люциус лучший друг Снейпа - человека, которого Гарольд презирал всеми фибрами души.
  - Грейбек, как обстоят дела с оборотнями? - раздался голос Реддла. Взгляд рубиновых глаз был устремлен в сторону жилистого мужчины, в котором не вооружённым взглядом виднелась звериная сущность. Тот в ответ оскалился, демонстрируя ряд острых зубов.
   "Мерзкое животное", - про себя подумал вампир, наблюдая за всей этой клоунадой, а в частности за манипуляциями Фенрира Грейбека. Будь его воля, он бы лучше провел несколько часов за чтением какой-то книги в своей комнате в Хогвартсе, а не торчал здесь, выслушивая всю эту муть. Но... отец посчитал, что Гарольду не помешает узнать о том, что творится в рядах Пожирателей. О дальнейших планах Волан-де-Морта относительно Магического мира. И вообще, узнать, как обстоят дела в целом.
   А дела обстоят следующим образом: как вампир смог понять, Реддл замышляет что-то грандиозное. Возможно нападение на Министерство магии или и вовсе на Хогвартс. Вероятнее, второе. Ведь не нужно быть гением, чтобы понять, что стоит Альбусу Дамблдору покинуть школу, а еще лучше погибнуть, как оплот Света дрогнет. Их вера в свою победу пошатнется и многие, спасая свои шкуры от смерти, прибегут к Лорду, моля о пощаде. А тому этого только и нужно.
  - Вчера возникли небольшие проблемы, но все уже улажено, - оповестил оборотень, косо поглядывая в сторону Гарольда. Оборотни с вампирами с давних времен считались врагами. И пусть сейчас между ними не точится война, но они все также недолюбливают друг друга.
  - Какие проблемы? - Реддл вопросительно смотрел на Грейбека, ожидая ответа на поставленный вопрос. В руке Темный лорд вертел свою волшебную палочку с помощью которой, как ни странно, сегодня еще никто не получил Круциатус. Любимое пыточное проклятие Реддла, которым тот щедро одаривал своих соратников. Притом делал это как по поводу, так и без. Видимо, сегодня Волан-де-Морт пребывал в хорошем настроении, раз никого еще не проклял.
  - Один из оборотней, попытался оспорить мое право управлять стаей и намеревался устроить мятеж, - ответил Грейбек, скалясь. Он и так был похож на животное, а сейчас его сходство стало еще заметнее. Что не могло не заставить Гарольда брезгливо скривится.
   Скользнув взглядом по притихших Пожирателях из внутреннего круга, вампир отметил, что не один он испытывает антипатию к оборотню. Люциус Малфой скривился, словно от зубной боли, как и стоявший около него Руквуд. А вот всем известная Беллатриса Лестрейндж смотрела на Грейбека с интересом. Только интерес был не к самому оборотню, а к тому, что тот сказал.
  - И кто же этот смельчак? - вкрадчивый голос Лорда, нарушил повисшую тишину.
  - Ремус Люпин, - последовал незамедлительно ответ.
  - Шавка Дамблдора, - хмыкнул Реддл. - Видимо, старик приказал этому глупцу наладить контакты с оборотнями и предложить союз с оплотом Света. Глупец... Что ты сделал с ним?
  - Посадил в клетку, - ответил Грейбек, - с намерением помучить, а потом убить.
   Гарольд теперь с интересом прислушивался к разговору. После встречи с Блэком он попытался все, что только можно, выяснить о своих биологических родителях. И среди общих фактов всплыло, что покойный Джеймс Поттер дружил в Хогвартсе с четырьмя гриффиндорцами: Сириусом Блэком - изгнанным наследником благородного рода Блэков, неизвестно каким образом, попавшим на факультет львов, хоть вся его семья веками училась на Слизерине. Питером Петтигрю - трусливым мальчишкой, который из-за своей трусости предал Поттеров, выдав Лорду их место жительства, а затем подстроил свою смерть - отрубив себе палец в качестве доказательства. За что посмертно и получил орден Мерлина первого класса. В смерти Петтигрю и еще кучи магглов обвинили Сириуса Блэка и посадили в Азкабан. И лишь спустя много лет, Альбусу Дамблдору на пару с Ремусом Люпином удалось доказать невиновность Блэка и добиться его освобождения.
   Четвертым из компании являлся Ремус Люпин - оборотень, укушенный Грейбеком в раннем детстве и до фанатизма преданный своему спасителю - Альбусу Дамблдору. Именно директор поспособствовал тому, чтобы Люпин был принят в Хогвартс и отучился там все семь курсов.
   И вот сейчас Грейбек заявляет, что поймал Ремуса Люпина во время того, как тот выполнял работу для Ордена Феникса по просьбе Дамблдора. Жалкое зрелище... Видимо, Люпин на самом деле так жалок, как говорил отец.
  - Придержи свои инстинкты, мой старый друг. Люпин может быть полезен мне, - заявил Лорд. Его слова вызвали во многих удивление, но никто не осмелился задавать вопросов. Смельчаков, жаждущих навлечь на себя гнев Волан-де-Морта, не было.
  - Чем этот оборотень может быть полезен? - раздался негромкий голос Гарольда. Он не боялся гнева Тома Реддла. Тот не посмеет его наказать.
   Рубиновые глаза устремились в сторону вампира и с интересом посмотрели на него. Лорд не ожидал, что Гарольд озвучит вопрос, который беспокоил каждого из присутствующих.
  - Он - на стороне Дамблдора.
  - И что? - Гарольд не мог взять в толк к чему клонит Том. - Толку от него все равно никакого.
  - Информация, - холодный взгляд.
  - Пф, - презрительно фыркнул Цепеш. - По собственной воле он не станет делиться сведеньями, а блок оборотня никак не обойти даже искусному лигелименту, - конечно, это мог сделать кто-то из Высших вампиров, но Тому об этом знать совершенно не нужно. - Люпин безгранично предан Альбусу Дамблдору и даже под предлогом смерти не пойдет на предательство.
  - Посмотрим, - возразил Лорд. - Возможно, кому-то этот оборотень предан больше, чем старику и его жалкому Ордену.
   Гарольд лишь безразлично пожал плечами. Он был уверен в своих словах и не понимал мотивов Реддла. Неужели тот и в самом деле надеялся, что Люпин присоединиться к нему? Но вот взгляд, брошенный Волан-де-Мортом в сторону недовольного Грейбека, насторожил парня.
  - Все свободны. Люциус, Родольфус, останетесь, - приказал Лорд.
   Пожирателям не пришлось повторять дважды, их словно ветром сдуло. Гарольд же посчитал, что ему не помешает послушать, о чем будет идти разговор между этими тремя. Он, все также опираясь на стену позади трона, на первый взгляд безразлично рассматривал потолок.
  - Родольфус, как обстоят дела с вербовкой новых Пожирателей? - Реддл холодно смотрел на своего соратника. Родольфус Лестрейндж отвечал за новые кадры их организации.
  - Многие прониклись вашими идеями, милорд, - осторожный ответ. - Но, - мужчина запнулся, - для принятия окончательного решения им не хватает уверенности в завтрашнем дне.
   Рубиновые глаза блеснули нехорошим блеском.
  - Мерзкие трусы, - не хуже своей излюбленной Нагайны, прошипел Лорд. - Они хотят увидеть всю мощь моей армии.
   Вампир насторожился. Армии? Он был осведомлен о том, что к Лорду присоединились великаны, оборотни и, собственно, вампиры. Помимо магических рас, у того были Пожиратели. Четыре колонны, на которые опирался Реддл, не шли ни в какое сравнение с силами Министерства и Дамблдора. У первых - авроры, а вот старика поддерживала небольшая группа магов, разделяющих его идеалы. Притом Орден Феникса являлся нелегальной организацией. Но все же Реддла загнул... армия. Хотя, если задуматься, слова Волан-де-Морта не были далеки от истины. Только вот небольшая загвоздка: оборотни подчинялись Грейбеку, а не самому Реддлу. И стоит этой шавке засомневаться в своем Повелителе, как одна из "колонн" рухнет. Вампиры подчинялись Владу и без прямого приказа князя и пальцем не пошевелят, дабы помочь Темному лорду. Великаны. Громилы с огромной физической силой, но лишённые ума. Они и в самом деле сделают все, что им скажет Том, только вот толку от них не много.
  - Пожалуй, пришла пора нанести первый удар, - вновь раздался голос Лорда. - И показать этим жалким трусам всю мою мощь. Пусть молят о пощаде, но я буду неумолим... - создавалось впечатление, что Том говорит сам с собой, позабыв, что в зале, помимо него, находятся еще двое людей и вампир.
  
  ***
  
  - Отец, - Гарольд без стука ворвался в кабинет Влада. Тот, как обычно, склонился над бумагами. Увидев неожиданного визитера, тысячелетний вампир вопросительно приподнял правую бровь, ожидая пояснений такого скоропостижного визита. - Волан-де-Морт запланировал атаковать Косой переулок.
   Влад, отодвинув от себя какое-то письмо, откинулся на спинку кресла.
  - Ты не удивлен? - Гарольд уселся напротив и внимательно смотрел на Владыку. Тот не выглядит удивленным, скорее довольным.
  - Я ожидал этого, - последовал ответ.
  - И...
  - Мы подписали договор и будем участвовать в войне. Когда планируется нападение?
  - Точная дата не была названа, но, как я полагаю, в ближайшие две недели. Реддл стягивает все свои силы.
  - Он хочет устроить бойню, - задумчивый ответ князя. - Косой переулок - хорошая цель. Нанеся удар, он посеет в Магическом мире хаос. Заставит Министерство и Дамблдора активизироваться. Мирные дни окончены, сын. Пришла пора войны.
   Поттер кивнул. Он и сам это понимал. На повестке дня остался главный вопрос: какая его роль во всем этом?
   Влад, словно прочитав его мысли, заговорил:
  - От твоего имени подписан договор, а значит ты ключевая фигура. У тебя есть неделя, чтобы уладить все дела в Хогвартсе.
   Гарольд насторожился. Таких слов он не ожидал.
  - А затем ты отправишься к Лорду и будешь делать то, что требуется. В бой вампиров поведешь именно ты, - голос приобрел торжественные нотки.
  - Я... - не сразу осознал услышанное Поттер, но когда до него дошел смысл слов, то глаза помимо воли округлились. Отец даровал ему подобную честь, но в то же время возложил огромную ответственность на его плечи. Парень сглотнул, боясь подвести ожидания Влада.
  - Тебя готовили к этому с детства, сын.
  - Я знаю, но это... неожиданно, - признание. - Ты говорил, что у меня в запасе будет несколько десятилетий, прежде чем я займу твое место...
  - Все изменилось, - холодный ответ. - Детство закончилось.
  - А оно у меня было, - себе под нос пробурчал Гарольд, но князь услышал.
   Стоило ему научиться ходить, как Влад на пару с учителями взялся за сына капитально, обучая всему, что только можно. Всему тому, что должен уметь и знать будущий князь. Владению холодным оружием, магии. Кроме этого его усилено обучали дипломатии, тактике и прочим премудростям. И если с физическими нагрузками, было все радужно, то с остальным сложилось не так гладко. Гарольд был не готов к тому, что пытался возложить на него сейчас Влад. Совершенно.
  - Не драматизируй. Все, что я делал, было для твоего блага.
   Поттер поморщился, от осознания того что слова отца звучат точь-точь, как речь Дамблдора.
  - Я не готов... У меня не выйдет! - Гарольд понимал, что ведет себя сейчас как ребенок, но ничего поделать не мог.
  - Пока не попробуешь, не узнаешь наверняка. И я в тебя верю, сын, - мимолетная улыбка.
  - Мне бы твою уверенность, - понурый ответ.
  - Ты слишком зацикливаешься на этом. Я никуда не ухожу и всегда буду рядом, чтобы помочь.
  - Это утешает... Но знаешь, мне не легче.
  - Сын, - в голосе появились металлические нотки. - Я тебя не узнаю. В свои десять, ты руководил отрядом и что же я вижу сейчас... Передо мной сидит человек, что боится брать на себя ответственность.
   Влад был недоволен, это чувствовалось за километр.
   Гарольд сглотнул. И в самом деле, что это он? Устраивает истерику, как какая-то барышня, честное слово. Прав отец, говоря, что он боится брать на себя ответственность. Только есть разница: ответственность за несколько десятков вампиров и за всю расу. Именно это парня и пугало. Он боялся разочаровать отца, больше, чем поражения в грядущей битве. Смешно.
  - Как быть с Дафной? - отбросив в сторону все свои переживания и сомнения, вампир решительно посмотрел на князя. От судьбы не уйдешь и лишь глупцы пытаются.
  - Решай сам. Хочешь, можешь оставить ее в Хогвартсе или же забрать сюда.
   Поттер задумался. Грядет война, в которой ему отведена одна из главных ролей и, оставив невесту под носом у старика, он даст ему козырь. Дамблдор попытаться удержать его и не побрезгует использовать "грязные" методы. Значит выход один: обезопасить тылы и вывести из-под удара то, что ему дорого. Дафна и Флер. Два уязвимых места...
  - Я поговорю с ними обеими сегодня же, - наконец-то заговорил Поттер. Он и так слишком откладывал разговор. Тянуть дальше нет смысла.
  Глава 41
   Отыскать Дафну не составило огромного труда. Сегодня как раз был поход в Хогсмид и слизеринка вместе со своими однокурсниками прогуливалась по магической деревеньке. Благодаря их кольцам, Гарольд быстро определил где именно сейчас невеста.
  - Привет, - поприветствовал он Гринграсс, запечатлив на ее ухоженной ладошке поцелуй. - Малфой, Нотт, - небольшой кивок двум наследникам чистокровных родов.
  - Цепеш, - в свою очередь кивнул блондин. Отношения между Гарольдом и Драко с самого начала сложились странные. Малфой словно присматривался к нему. Оценивая. Но приближаться не спешил. Держался в стороне, придерживаясь холодной вежливости. Как вампир полагал, Люциус рассказал сыну о том кем, а главное, чем является Гарольд. О его участи в надвигающейся войне. Вот Драко и держится в стороне. Не подходя к нему со своими закидонами и не навязывая свое мнение. "Умная тактика", - про себя отмечал вампир.
  - Дафна, надеюсь, твои друзья не обидятся, если я украду тебя, - веселый смешок, только вот взгляд по-прежнему оставался холодным.
  - Нет, - решительный кивок. - Драко скажешь Панси, что я встречусь с ней в Хогвартсе, - бросила напоследок слизеринка, прежде чем подойти к жениху.
  - Хорошо, - кивнул Малфой и они вместе с Ноттом скрылись в ближайшем магазине. Краем глаза, вампир заметил взгляд полный боли, брошенный Теодором Ноттом в сторону Дафны. Видимо слизеринцу до сих пор было больно видеть Гринграсс с другим, пусть этот другой и ее жених. Но нужно отдать должное Нотту - тот держался стойко. Ни словом, ни делом не выказывал своего недовольства.
  - Я скучала, - и прежде, чем Гарольд успел что-либо сказать или сделать, слизеринка приблизилась к нему и слегка чмокнула в губы, чтобы в следующую секунду также скоропостижно отстраниться. Дафне нравилось с вампиром. И ей, как никому другому, удавалось заставлять ледяную маску исчезать с лица Гарольда, а изумрудные глаза искрится весельем.
   Поттер мысленно застонал. Разговор предстоит не легкий.
  - Нам нужно поговорить, - без предисловий начал Цепеш. - Это очень важно.
  - Ладно, - насторожилась девушка. - Пойдем в сладкое королевство. Там сейчас не многолюдно и мы сможем все обсудить.
  - Нет, - отрицательно качнул головой Гарольд. - Разговор не предназначен для чужих ушей. Лучше к тебе в комнату. Там нас точно не смогут подслушать.
   Услышав подобную речь, Гринграсс разнервничалась. Жених смотрел на нее слишком серьезным взглядом, чтобы она смогла понять - случилось что-то важное. Сделав глубокий вдох, дабы успокоить колотящееся сердце в груди, девушка последовала по направлению к замку, прекрасно зная, что вампир направится вслед.
   Несколько минут они провели в тишине. Каждый думал о своем и не спешил задавать вопросы.
  - Кстати, наш декан спрашивал о тебе, - первой нарушила молчание Дафна.
  - В самом деле, - удивился Гарольд.
  - Да. И выглядел он взволнованным.
  - Это и не удивительно, - презрительное фырканье. - Сегодня было собрание Пожирателей, на которое Снейпа не пригласили, - еще один смешок.
   Почему Северуса Снейпа не было в резиденции Лорда, Гарольд не знал. Он мог лишь догадываться о том, что Том начал сомневаться в верности своего шпиона. Или причиной его отсутствия послужило что-то другое.
  - Я сказала ему, что мы вместе пошли в Хогсмид, а потом я отправилась искать Паркинсон.
  - Ясно...
  - Но мне кажется, он не особо поверил. Его взгляд был подозрительным.
  - Это не имеет значения, - отмахнулся Поттер. Смертный приговор для декана Слизерина уже подписан, так что не важно, что тот задумал. Хотя... и за короткий промежуток времени Снейп может создать проблем. Но сейчас это не важно. Впереди предстоит сложный разговор с Дафной о Флер и их отношениях. Поттер соврет сам себе, если скажет, что не переживает по этому поводу. Переживает, еще как. Только вот лучше Гринграсс не знать о его терзаниях.
   Дорога до замка заняла десять минут, еще пять до Слизеринской гостиной и личной комнаты Дафны. Никто из слизеринцев пребывающих в этот момент в гостиной не удивился появлению Гринграсс в обществе рейвенкловца. Гарольд в последнее время был частым гостем в святыне святых змеек, поэтому его появление стало обыденной вещью.
   Заняв кресло у магического окна, Гарольд начал наблюдать за тем как Дафна снимает мантию, откидывая ее в сторону и вытаскивает шпильки со своих волос, позволяя тем водопадом спадать вниз. В этот момент на лице девушки располагалась блаженная улыбка, словно она сбросила со своих плеч непосильный груз.
  - Так о чем ты таком важном хотел поговорить, - вампир залюбовался невестой, что даже не сразу услышал ее слова. Качнув головой в сторону, словно отгоняя наваждение, он посмотрел в синие глаза, что в свою очередь с интересом его изучали.
  - О будущем, - расплывчатый ответ. - Твоем. Моем. Нашем, - Поттер чеканил каждое слово, словно они давались ему с трудом.
  - Давай поговорим, - слизеринка уселась на кровать. Ее взгляд по-прежнему был прикован к жениху.
  - Я был с тобой не честен, - негромкие слова. - У меня есть другая девушка.
   Гринграсс несколько секунд внимательно смотрела, а затем чему-то кивнула.
  - Я догадывалась, - прямой ответ. Поттер отчётливо слышал в голосе слизеринки печаль. - Мне даже кажется, я знаю, кто это, - эти слова удивили парня. Он считал, что свои отношения с Флер скрывал весьма качественно. Один лишь Флитвик знал, как обстоят дела на самом деле, но молчал. Маленький профессор не доверял директору и не считал нужным ставить того в известность с кем Поттер проводит свое свободное время. Против отношений своего ученика и помощницы он, как ни странно, не имел ничего против, даже с учетом того факта, что вампир помолвлен.
  - И... - вампиру было интересно узнать к каким выводам пришла Дафна. Смутные догадки наталкивали его на мысль, что слизеринка попала в цель.
  - Флер Делакур, - негромкий ответ. - Нет, вы скрывали свою привязанность, - ответила на не заданный Гарольдом вопрос слизеринка. - Просто тот, кто знает куда смотреть, смог увидеть. Сначала Мира мне сказала о том, что у тебя роман с вейлой. Затем появление Делакур в Хогвартсе на ранее не существующей должности. А еще я подмечала, какие ты взгляды бросал в ее сторону в Большом зале, да и она... смотрела на тебя словно ты для нее ВСЕ, - горькая улыбка.
   Цепеш только и смог, что кивнуть, про себя поражаясь наблюдательности Дафны. Он ее недооценил. Гринграсс оказалась настоящей слизеринкой, ведь так мастерски все вычислить, а затем делать вид, что ничего не происходит. И напрашивается вопрос: почему она молчала?
   Словно услышав о чем думает жених, Гринграсс хмыкнула. Взгляд синих глаз был полон печали и понимания.
  - А чтобы изменилось, если бы я сказала? Ты бы бросил Делакур? Сомневаюсь... - сама же задала вопрос и ответила на него Дафна. - Если ты не сделал этого раньше, а теперь еще и решил, признаться, значит, вас связывает нечто больше, нежели страсть. Нет, ты не влюблен в Делакур, - отрицательно качнула головой слизеринка. - Я порой даже задаюсь вопросом: способен ли ты любить...
  - И каков же ответ?
  - Не знаю, - упрямый взгляд. - Но мне хочется верить, что способен.
   Поттер кивнул, не зная, что на это можно ответить. За короткое время, что они провели вместе, Дафна успела его изучить куда лучше, чем некоторые вампиры, с которыми он бок о бок прожил всю свою жизнь.
  - Но не будем об этом, - взгляд Гринграсс приобрел решительности, только вот Гарольд видел, как ей трудно давалось проявлять хладнокровность. Руки девушки подрагивали, а сердце ускорило свой ритм, выдавая переживания.
   Цепеш почувствовал себя последней скотиной. Поднявшись, он преодолел разделяющее их расстояние и присел на корточки перед невестой, беря ее ладони в свои. Взгляд изумрудных глаз был прикован к синим омутам.
  - Прости за все это, - неопределенный взмах рукой.
  - Как ты однажды сказал - это жизнь, - горькая улыбка скользнула по губам девушки. - Что ты намерен делать дальше? Ведь не просто так ты решил мне все рассказать.
  - Мне надоело тебе врать, - частичная правда. Гарольду в самом деле надоело скрывать правду от невесты. Только вот с повинной он не спешил идти, пытаясь оградить Гринграсс от переживаний. А зря... Но основной причиной для признания послужил ультиматум Влада. Отец в приказном порядке велел ему разобраться в амурных делах и сделать это в ближайшие дни.
  - Ты попросишь отца разорвать нашу помолвку? - прямой вопрос.
  - Нет, - короткий ответ, - я не стану этого делать.
  - Почему?
  - Это было бы неуважением к тебе и твоему роду, - Гринграсс хотела было что-то сказать, но Гарольд не дал ей этого сделать. - Ты мне нравишься, - признался с неохотой вампир. - Я привык видеть тебя рядом. Да и что греха таить, мне нравиться целовать тебя и чувствовать, как ты реагируешь на мои ласки. За последние месяцы мы научились ладить.
   Гринграсс не ожидала таких слов и была приятно удивлена. Улыбка, помимо воли, появилась на ее лице, а во взгляде появилась надежда на счастливое будущее.
  - Все это мило. Но что ты будешь делать дальше? В конце концов, тебе придется сделать выбор.
  - Я хочу создать триаду, - заявил вампир, поднимаясь. - Если ты, конечно, согласишься. Если же ты будешь против, то я не стану настаивать и оставлю все как есть.
  - Триаду, - повторила слизеринка. - Как я сразу об этом не подумала. Ты же наследник двух родов и можешь себе позволить иметь двух жен. В Англии это редкое явление... Да что там редкое, известно всего несколько таких союзов, - создавалось впечатление, что Дафна говорит сама с собой.
   Повисла тишина.
  - Эта практика больше распространена на Востоке, - нарушил молчание вампир. Он с замиранием сердца ждал ответа невесты. Одно ее слово и их жизнь изменится навсегда. Но та медлила с ответом.
  - Во время моей ситуации с Тео ты не отвернулся от меня. Поддержал, - заговорила наконец-то девушка. - Я не думаю, что нам будет легко со всем справиться. Но... если твои чувства к Флер Делакур так сильны - я согласна на триаду.
   Поттер, все это время молчавший, с облегчением выдохнул. Поднявшись, он в порыве чувств обнял Гринграсс, запечатляя на ее шее и щеках мимолетные поцелуи. Вампир был рад тому, что Дафна повела себя как истинная слизеринка, а не порывистая гриффиндорка. Она дала шанс их отношениям и Гарольд собирался воспользоваться им на все сто процентов.
  - И тебе, и Флер будут оказаны соответствующее почести. Я никогда не позволю себе навредить тебе или проявить неуважение. Ты моя невеста, в будущем супруга, и я буду относиться к тебе со всем уважением.
   Гринграсс лишь кивнула. Иных слов от жениха она и не ожидала. Тот был слишком благороден, чтобы повести себя как последний подлец.
  
  ***
  
   В кабинете директора школы собралось несколько человек, в числе которых был Сириус Блэк. Мужчина выглядел подавленным, под глазами залегли темные круги, а в глазах не сияло озорного огонька. Сириус был опечален и подавлен. Крестник не желал общаться с ним, а избегал, как чумы. А еще Альбус со своими заявлениями: "мальчик мой, не дави на Гарри. Дай ему свыкнутся с мыслью и он сам к тебе придет". Но время шло, а Гарри так и не приходил к нему. Крестник держался отстранено, даже моментами холодно. Игнорировал любые попытки Сириуса приблизиться, из-за этого Блэк чувствовал себя разбитым. Он не оправдал надежд семьи, подвел лучшего друга и не уберег крестника от ужасной участи. Одному Мерлину известно, что вампиры наговорили Гарри, раз он ведет себя таким образом.
   Блэк даже впал в крайности и попытался прощупать почву через Дафну Гринграсс, с которой сын Джеймса был помолвлен, но все безрезультатно. Гринграсс заявила, что ей все равно на намеренья Сириуса, какими бы благими они не были. Помогать ему она не будет. И вот, утратив последнюю надежду, Блэк бросился за помощью к единственному человеку, который мог хоть что-то сделать - Альбусу Дамблдору. Но и здесь его ждало разочарование. Отношение между директором и Гарольдом Поттером были натянутыми. Альбус мало знал о жизни Гарри среди вампиров, лишь то, что мальчик получил достойное образование. О чем свидетельствовали его отметки. Но было еще что-то, что Дамблдор не стал озвучивал. Директор скрывал что-то и Блэк это отчетливо чувствовал. Только вот что?
  - Директор, - в кабинет, даже не утруждая себя постучать, влетел, иначе его появление не назовешь, учитель по защите от темных искусств, а по совместительству декан Слизерина.
  - Северус, что-то случилось? - директор серьезным взглядом смотрел на младшего мага.
  - Случилось, - отчеканил со всем свойственным ему ядом в голосе мужчина. - Сегодня было собрание Пожирателей, на которое Темный лорд меня не вызвал. Но от Люциуса мне удалось узнать, что на сборище присутствовал Гарри Поттер.
   Эта новость ошеломила Сириуса. Он не ожидал, что крестник будет связан с этим маньяком. Оказывается, его худшие опасения подтвердились... Чувство вины вновь захлестнуло анимага и он едва сдержался, чтобы не застонать от бессилия. Блэк просто не знал, что дальше делать и как себя вести?
  - Ты уверен, что это был именно Гарри Поттер, а не кто-то под его личиной? - осведомился директор. С его лица пропало любое подобие веселья. Взгляд синих глаз за стеклами очков хмуро взирал на происходящие.
  - Уверен, - решительный кивок. - Утром я пытался разыскать Поттера, но так и не нашел его. Гринграсс заявила, что они были вместе, но я сомневаюсь в правдивости ее слов.
  - Все хуже, чем я думал, - негромко произнес Альбус. Дамблдор враз постарел на десять лет.
  - А я вам говорил, - процедил Снейп. - Следовало еще в прошлый раз призвать мальчишку к ответу, а не пускать все на самотек. Ведь было сразу ясно, что Поттер не предаст кровопийц. Я вам говорил, отпрыск Джеймса принесет всем нам беду... И что теперь мы имеем?!
  - Северус, - старик предостерегающе поднял руку, вынуждая мага замолчать.
  - Какой другой раз? - вмешался в разговор до сели молчавший Блэк. Никто не потрудился поставить его в известность, что его крестник связан с Темным лордом. - Альбус, - предупреждающий взгляд в сторону директора.
  - Неужели тебе, пес, никто не сообщил, что договор с вампирами был подписан именно твоим ненаглядным Поттером? - ехидный вопрос. - Каково это знать, что щенок Поттера присоединился к убийце своих родителей? - в голосе было столько яду, что хватило на десяток змей.
  - Не тебе говорить о предательстве Северус, - разъярился Блэк и прежде, чем кто-то успел среагировать, набросился на Снейпа с кулаками, как какой-то маггл.
  - Сейчас не время выяснять отношения, - одним взмахом волшебной палочки директор опрокинул на двух взрослых мужчин, устроивших бойню, ведро с водой, неизвестно откуда взявшееся. Ледяная вода подействовала на них благотворно. Оба отскочили друг от друга, ежась от холода.
  - Северус, как обстоят дела с обучением Невилла Оклюменции?
  - Никак. В этой области он еще бездарнее, чем в зельеварении. Хотя куда уже сильнее, - проговорил тот, кому был адресован вопрос. - Лонгботтом - посредственность, а не лидер. Ему никогда не стать сильным магом, сколько бы мы усилий ни прикладывали.
  - Вынужден согласиться с тобой, мой мальчик. Но другого выбора у нас нет, - взгляд синих глаз переместился на свою почерневшую конечность. - Надвигается война, которой Магический мир еще не видел. И мне не суждено ее пережить...
  Глава 42
   На следующий день по пути в Большой зал на завтрак Гарольда перехватил декан и чуть ли не в приказном порядке потребовал явиться перед ясные очи директора. Нужно отметить, что Снейп выглядел сегодня более хмурым чем обычно, хотя казалось куда уже сильнее. Декан Слизерина и так считался нелюдимым типом, одним своим видом вызывающим желание сбежать куда подальше, но сейчас он превзошёл сам себя. Маска презрения на бледном лице. Колючий взгляд черных глаз и привычное всем красноречие, и пропитанный ядом тон, лились с него щедрыми потоками. Картину портили лишь черные тени, что залегли под глазами, свидетельствующие об усталости.
   Безразлично передернув плечами, вампир последовал за магом, не особо обращая внимания на его монолог. От встречи со стариком ему все равно не отвертеться, так какой смысл даже пытаться. Да и не имел он ничего против чая с лимонными дольками и разговора по душам. Тот и так медлил с допросом, давая Поттеру возможность расслабится, что тот и сделал. Но всему хорошему приходит конец и вот сейчас он настал. И если быть честным - Гарольд полагал что старик начнет раньше выпытывать у него что да как. И вообще как так вышло что Мессия Света связалась с Темным лордом. Вот только директор медлил... Создавалось впечатление, что Дамблдор чего-то ждет. Вот только чего? Да и Мерлин с ним, мало ли какие тараканы в голове у Альбуса Дамблдора. Вдруг он надеялся, что Гарольд сам придет к нему с повинной, но, так и не дождавшись, начал действовать. Дамблдор был не глупцом - он прекрасно видел, что время неумолимо утекает, и до решающей схватки остались считаные дни.
   Укрепив свои ментальные щиты, вампир шагнул в "логово" врага. Не то, чтобы он опасался о том, что директор на пару со Снейпом смогут прочесть его воспоминания, но все же перестраховка не повредит. Как оказалось внутри помимо Дамблдора был Сириус Блэк и Аластор Грюм, с которым Гарольд имел честь встретиться. Старый вояка невзлюбил его с первой секунды, и его неприязнь была взаимной. Грюм был слишком опытным бойцом, которому нет дел до политики. Он не привык ходить вокруг да около, а бил напрямую. Пожалуй, только за это его стоит уважать. Не будь старый мракоборец так предан Ордену и самому Дамблдору, вампир приложил бы все силы, чтобы переманить его на свою сторону. Но не судьба... Хотя какие перспективы могли открыться для самого Грюма. Вампирам не составило бы большого труда вылечить его военные повреждения, подарив тем самым новую жизнь.
  Другое дело Блэк. Человек, который наплевал на собственную семью и предал их идеалы. Осквернитель рода со слов того же Малфоя. Посредственный маг. Ничего примечательного в Блэке, Поттер не видел. Лишь его маниакальную преданность идеалам Ордена и жажду мести. Только странно, что Сириус хотел отомстить Пожирателям и Темному лорду за смерть лучшего друга, позабыв об участи во всем этом Снейпа. Или так вышло, что директор не поставил в известность Блэка о том, кто сообщил Лорду пророчество?
   Заняв кресло у камина, вампир оценивающим взглядом прошелся по кабинету. С его последней встречи здесь ничего не изменилось. Взгляд изумрудных устремился в сторону старого мага.
  - Директор, вы хотели меня видеть, - это был не вопрос, а констатация очевидного.
  - Я считаю, что нам есть о чем поговорить, - голос Альбуса звучал отстраненно. Словно сам директор здесь, но вот его мысли где-то далеко.
  - Раз вы считаете, - насмешка, - то давайте поговорим.
  - Ты вчера посещал собрание Пожирателей, - и вновь не вопрос, а констатация.
   Сам же Гарольд не был удивлен такой осведомленности директора. Тот знал обо всем, что твориться в замке, да и узнать то, что его не было ни в Хогвартсе, ни в Хогсмиде не составило огромного труда. Была еще вероятность, что помимо Снейпа в рядах приспешников Реддла есть еще один шпион Дамблдора.
  - Если вы и так знаете ответ, то зачем спрашиваете? - в голосе послышались язвительные нотки.
   Альбус кивнул чему-то своему и кинув мимолетный взгляд на хмурого Грюма, вновь посмотрел на студента. У Гарольда возникло подозрение, что что-то идет не по плану. Поведение Дамблдора и присутствие здесь двух сильных магов. Странно все это. Отогнав тревожные мысли подальше, Гарольд все так же безразлично смотрел на старика. На экстренный случай у него есть портал-браслет, в долю секунды, если потребуется способный перенести его в Румынию, замок вампиров.
  - Да, я знаю ответ. Но не могу понять: зачем тебе все это? Том убил твоих родителей...
  - Биологических, - перебил директора, Поттер.
   Услышав поправку парня, Сириус приуныл, а Снейп презрительно хмыкнул.
  - Пусть даже так. И все же ты должен быть зол на Тома, за то, что он лишил тебя семьи.
  - Директор, - ухмыльнулся Гарольд. Ему не нравилось, в каком русле идет разговор. Старик пытался давить на жалость, заставляя тем самым жаждать мести. И будь на месте Поттера какой-то другой парнишка, это бы сработало на ура, но не с ним... Гарольда обучали всем этим ухищрениям с детства и он умел улавливать суть. А сейчас все говорило о том, что Альбусу Дамблдору жизненно необходимо столкнуть его с Реддлом. - Я никому ничего не должен. К мистеру Реддлу у меня нет претензий, - они были, но старику об этом знать совершенно не нужно. - Шла война. А как вы знаете - на войне не обходится без жертв.
  Блэк вскочил со своего места не совладев со своими эмоциями.
  - Да как ты можешь такое говорить!? Лили пожертвовала собой, ради тебя. А ты неблагодарный...
  - Мистер Блэк, - перебил "слезную" речь крестного, парень, - я могу и буду говорить. К счастью мы живем в свободной стране, - фырканье, - где каждый имеет право высказывать собственное мнение. Вот я свое и высказал.
  - Гарри, мальчик мой, - усталый взгляд синих глаз. - Ты не оставляешь мне выбора.
  И прежде чем Поттер успел что-то сделать в его сторону полетело три разноцветных луча. Пока Гарольд отвлекся на них, к нему как лихой пес подкрался Блэк и на его правом запястье с негромким щелчком защелкнулся странный на вид браслет. Последнее что он запомнил, прежде чем Тьма его поглотила, это виноватое лицо Сириуса и полный раскаянья взгляд Дамблдора.
  
  ***
  
   Пробуждение было не из приятных. Сознание возвращалось толчками, сопровождаясь тупой болью во всем теле. Создавалось впечатление, что каждая клеточка налилась свинцом. И самое странное, что в горле все саднило, напоминая о жажде. Только вот вся загвоздка в том, что подобного не должно было происходить как минимум еще несколько недель. С трудом выбравшись с "объятий" Тьмы, Гарольд все же умудрился принять полусидящее положение. Взгляд по сторонам.
   Он находился в небольшой комнате, отделанной в песочных тонах. Помимо кровати, на которой вампир сейчас сидел, здесь находилось еще несколько кресел, книжная полка, наполовину заставленная увесительными фолиантами и небольшой столик с магической лампой на нем. Из помещения вело две двери, как вампир догадывался: одна в ванную, а другая - выход.
   Сжав виски пальцами в попытке унять боль, но, не добившись никакого успеха, Поттер бросил это гиблое дело. Сейчас не время раскисать. Стоит выяснить, где он оказался и вообще как здесь оказался. И тут же услужливая память подкинула воспоминания о его встрече в кабинете директора. И браслет на запястье лучше всего доказывал, что все происходило на самом деле, а не приснилось ему. Само украшение было из платины, довольно массивное и исписанное рунами. От безделушки чувствовалась магия, только вот ее природу вампир не смог распознать.
  - Прелестно, - Поттер с силой потер глаза и попытался обдумать происходящее.
   Со всех подсчетов выходило, что он попал в ловушку подстроенной Альбусом Дамблдором и его птичьим орденом. Но вот напрашивался вопрос: почему портал не сработал. Вампир отчетливо помнил, как пытался его активизировать, но безрезультатно. Такое чувство, что его что-то блокировало. Но это не возможно. Вампирскую магию невозможно заблокировать. Или возможно? Этот и куча других вопросов, проносились со скоростью света в голове у юноши.
   До чуткого слуха вампира донеслись негромкие шаги и чьи-то голоса. Не придумав ничего лучше, Поттер вновь принял лежачее положение и притворился спящим. И буквально через десять секунд дверь открылась, впуская внутрь двух человек. Один из них был опознан как Сириус Блэк - магический крестный самого парня и лучший друг его биологических родителей. А вот женщину что была с Блэком, Гарольд видел впервые. Полноватая дамочка с рыжей шевелюрой и пронзительным взглядом карих глаз. На вид ей было под пятьдесят. Ее внешность показалась Поттеру знакомой, только вот, он никак не мог вспомнить, где мог ее раньше видеть.
  - Молли, я чувствую себя мерзавцем, - послышался негромкий, но не достаточно тихий, чтобы его не услышал вампир, Блэка. - Он мой крестник, а я себя так повел с ним, - Сириус стыдливо потупил взгляд. - Как же я виноват перед Лили и Джеймсом.
  - Сириус, ты сделал все правильно, - голос женщины был негромким, но в нем звучали уверенные нотки. - Или ты хотел, чтобы его посадили в Азкабан?
  Блэк отрицательно качнул головой.
  - Конечно же, нет, - истерические нотки. - Но все же я - предатель!
  - Все это ради его блага, - короткий взгляд в сторону Поттера, наблюдающего за их разговором. - Мальчик еще не проснулся, но скоро должен. Северус говорил, что зелье подействует три дня.
   Так вот значит, его опоили чем-то, и он провалялся в бессознательном состоянии трое суток или около того. Хоть что-то проясняется. Наверное, отец рвет и мечет. Вот бы как-то связаться с ним... Ментальная связь отказывалась работать и, как Поттер полагал, всему виной этот чертов браслет. Где только Дамблдор его откопал и что вообще эта безделушка из себя представляет?
  - Прости меня, - голос полон раскаянья.
   Гарольд счел, что это самый подходящий момент, дабы дать знать этим людишкам, что он уже не спит.
  - Предатели не заслуживают прощения, - голос звучал хрипло.
   Блэк вздрогнул и с испугом посмотрел на вампира.
  - О Гарри, ты уже проснулся, - закудахтала незнакомка. - Как ты себя чувствуешь? - и прежде чем он смог сообразить, что происходит, дамочка подошла к кровати и начала ощупывать его лоб.
   Резко дернувшись, Поттер ушел от контакта, с гневом зыркая на нахалку.
  - Слава Мерлину, жар прошел, - та словно не замечала его гнева. - Нужно сообщить Альбусу, что ты очнулся, - с этими словами Молли кинула на юношу заботливый взгляд и скрылась за дверью. В комнате остался сам вампир и Сириус Блэк. Нужно отметить, что последний старался смотреть куда угодно, только не на крестника.
  - Возможно, ты считаешь меня предателем, - Сириус сглотнул, - но я сделал это лишь ради твоего блага. У нас не было выбора... Или спрятать тебя, или отдать на растерзание аврорам. После неудачного рейда они понесли огромные потери и все из-за вампиров, вот и жаждали мести. Их даже не останавливал приказ министра и уговоры Альбуса.
  - И ты оказался таким себе благородным рыцарем, - в голосе было столько яда, что хватило бы на сотню змей, - и решил спасти мою "скромную персону"
  - Я...
  - Не утруждай себя с ответом, Блэк, - отмахнулся Поттер. - Мне плевать на то, что ты скажешь.
  - Я, правда, хотел помочь тебе, - истерический голос.
  - И именно поэтому нацепил на меня это, - вампир поднял свою правую руку, демонстрируя Сириусу свое новое украшение.
  - Это необходимая мера, - упрямый взгляд синих глаз.
  - Мера? - уточнил Поттер.
   Блэк из-за своей порывистости не всегда мог сдерживаться, что сейчас сыграло Гарольду на руку. Ему нужна была информация, Сириус Блэк владел ею.
  - Браслет не причинит тебе вреда. Он просто не позволит тебе покинуть этот дом и не даст связаться с вампирами, - ответил мужчина.
  - Что это за дом?
  - Ну... - Сириус замялся, - это особняк моего рода.
   Особняк, значит, здесь должна быть родовая защита и еще черт знает что. Это не есть хорошо... Но с другой стороны - в таких домах зачастую есть магические портреты и вдруг Гарольду удастся уговорить одного из покойных предков Сириуса рассказать ему побольше об этом жилище.
  
  ***
  
   Дни потянулись один за другим и жильцы дома на Гриммо 12 даже не успели оглянуться, как прошла неделя. Один лишь вампир, заточенный в своей комнате, как в камере, чувствовал его медленный бег. Каждая минута превращалась в час, а день в целую вечность. К счастью кто-то потрудился заполнить полку книгами, которые хоть как-то помогли скоротать время. За все дни к нему трижды заходил Блэк и дважды на день эта наглая женщина. Как выяснилось, ее имя Молли Уизли, и она мать многочисленного семейства Уизли. Только подумать - шесть сыновей и одна дочка и все предатели крови. Презамечательное зрелище.
   Сам же Дамблдор не порадовал его своим присутствием, к огромному сожалению юноши.
   Но все изменилось в выходные.
  - Молли, мы должны что-то сделать, - донесся до вампира истерический голос Блэка. - Он совершенно ничего не ест.
   Поттер лишь хмыкнул. Как вампиру, ему практически не требовалась человеческая пища, и он мог свободно обходиться без нее пару недель. Хотя сейчас было труднее... Из-за этого чертового браслета, тянувшего из него силы, ему требовалась кровь, но вот загвоздка: никто не спешил подставлять под его клыки свою шею.
  - Альбус же сказал, что придет сегодня и со всем разберется.
  - Я знаю. Но и ты пойми меня... Он мой крестник и я переживаю.
  - Я тоже за него переживаю, но мы должны держаться стойко.
   Появление Дамблдора не заставило себя ждать. Тот появился тем же вечером и нужно признать - старик выглядел уставшим.
  - Гарри, - маг присел напротив вампира, - я обеспокоен тем, что ты отказываешься от пищи. Молли говорит, что ты игнорируешь все ее попытки помочь тебе.
  - Что ты хочешь, старик? - взгляд изумрудных глаз был безразличным.
  - Мальчик мой...
   Поттер презрительно фыркнул, чем заставил директора замолчать.
  - Оставьте эту чушь для кого-то другого.
   Директор устало провел ладонью по лицу, а когда убрал ее, то взгляд синих глаз представлял собой живописную картину. Чего в нем только не было: и печаль, и грусть, боль, раскаянье, но больше всего усталости.
  - Ты вправе винить меня...
   Очередное фырканье.
  - О, я виню тебя, старик, - произнес Поттер. - И даже попытался бы отомстить, но не судьба, - выразительный взгляд на почерневшую руку. - Сколько тебе осталось месяц-два?
  Примечание к части
  Уговорили меня некоторые личности, выложить главу без вычитки. Так что, если есть ошибки, я сразу извиняюсь.
  Когда у Кейт появиться время и она проверит главу, то я перевыложу)
  И еще - вещи не такие как кажутся))
  Глава 43
   Сегодняшний день для Драко не заладился с самого утра. Сперва Паркинсон со своими заскоками касаемо помолвки, которой к слову и в помине не планировалось в ближайшем будущем, а затем гриффиндорское трио: Грейнджер, Уизли и Лонгботтом, решили доконать его своей тупостью. Но все это были лишь цветочки по сравнению с тем, что ожидало Малфоя вечером. Как оказалось, Темный лорд решил наградить молодое поколение знаками отличия - Черными метками. Именно по этой причине сейчас почти все семекурсники и шестикурсники факультета Слизерин, несколько ребят с Рейвенкло и пара гриффиндорцев предстали перед ясные очи Волан-де-Морта. Сам Лорд с довольной ухмылкой, что больше походила на оскал, восседал на своем троне, к которому по очереди подходили запуганные до дрожи в коленках, ученики школы Хогвартс и подставляли предплечье для метки. Как Малфой отметил - процедура не из приятных, если судить по глазам полным ужаса и стонам боли.
   Вот к Темному лорду подходит его однокурсник Теодор Нотт. Даже стоя в дальнем углу в обществе Муна и Блейза Забини, Драко замечает, как предательски дрожит рука Нотта. Его взгляд полный ужаса и какая-то обреченность. Взмах волшебной палочки на кончике которой вспыхнул красным и вот на лице Тео отражается вся та боль, что он сейчас испытывает, а на чистой коже постепенно проявляется череп вокруг которого обвивается змея.
   Помимо учеников в зале присутствуют Пожиратели из внутреннего круга, в том числе и отец самого Драко. На первый взгляд, кажется, что Люциус взирает на все происходящее с безразличием, вот только, парень прекрасно знает отца и видит сквозь его маску, что тому происходящее не доставляет никакого удовольствия. Находящаяся здесь Беллатриса Лестрейндж, напротив, чуть ли не аплодировала от радости, настолько ей нравится видеть чужие страдания. Хотя, что возьмешь с этой дамочки, ведь не зря мать говорила, что та тронулась умом в Азкабане.
   И вот подходит очередь Драко принимать Метку. На ватных ногах, которые в один момент словно налились свинцом, блондин продвигается к трону. Но, несмотря на это, спину Малфой держит прямо, даже в такой момент, не показывая своего страха. А страшно ему было, до дрожи в коленях. У него дрожали руки, не меньше чем несколькими минутами ранее у Нотта. Но в последний момент, Драко попытался взять себя в руки и призвав на помощь все свое самообладание, успокоился, насколько это вообще возможно в данной ситуации. Еще шаг и вот блондин остановился в шаге от трона. На подкошенных ногах опустился на колени и стал ждать... Боли.
   Холодная рука с длинными пальцами, болезненно бледного цвета, с силой сомкнулась на его запястье. "Будет синяк", - так некстати подумал Малфой. По его спине помимо воли прошлись мурашки ужаса, а сам он задрожал словно осиновый лист. Секунда-вторая, что показались Драко вечности... Слизеринец был готов принять свою участь, и отдаться на волю судьбы, и тут произошло неожиданное. Двери зала с треском распахнулись, едва не слетев с петель и в зал вошло трое мужчин в странных нарядах. Впереди был довольно симпатичный мужчина, вот только, сколько ему лет Малфой так и не смог определить. Незнакомцу можно было дать, как двадцать пять, так и все сорок. Вот только, взгляд черных, как ночь глаз, был слишком взрослым. Словно их обладатель пережил не одно десятилетие и повидал на своем пути многое.
   Слишком тихие шаги как для людей, словно те не шли по каменной поверхности, а парили в нескольких сантиметрах над полом. Холодные взгляды и ни грамма страха, перед Темным лордом, лишь безразличие и... пустота. Пришельцы смотрели на Волан-де-Морта как на пустое место. "Вампиры", - пронеслась мысль в голове Драко, а сам он со смесью страха и восхищения смотрел на незнакомцев. Не каждый день приходится видеть существ, которых опасается даже их Господин. Но дальше все мысли вылетели из головы слизеринца. Трое вампиров в мгновение ока оказались около трона и, отодвинув Драко в сторону, тот, что привлек внимание Малфоя с первых секунд, схватил Волан-де-Морта за горло и на несколько сантиметров, приподнял над полом словно пушинку.
  - Где Снейп? - голос незнакомца звучал тихо, но в то же время, слышался в каждом уголке зала.
  Пожиратели, находящиеся в зале в этот момент не знали как себя вести. Подобную ситуацию никто из них даже в кошмарном сне не смог вообразить, не то чтобы наяву. Испугавшись за "здоровье" своего Господина они направили волшебные палочки в сторону вампиров, но нападать так и не решились. Среди них не было смельчаков, стремящихся навлечь на себя гнев странников ночи. Всем и каждому, было известно, на что способны вампиры и разозлить одного из них значит подписать себе смертельный приговор. А дальше все произошло настолько быстро... Прежде чем кто-то успел среагировать, Беллатриса рассекла палочкой воздух.
  - Авада Кедавра! - в сторону существа, посмевшего, так обходится с ее любимым Лордом, устремился зеленый луч смертельного проклятия. Но поразило Малфоя не это, а то, что вампир даже не шелохнулся с места. Даже не предпринял попытки увернуться.
   Секунда и зелёный луч достигнет своей цели. Малфой даже видел триумф во взгляде Лестрейндж. И тут вампир, махнул рукой, отмахиваясь от смертельного проклятия, словно от назойливой мухи.
   Пожиратели замерли в оцепенении, пытаясь осмыслить произошедшее.
  Отпустив Темного лорда, вампир за секунду оказался около Беллатрисы. Та попыталась увернуться, но хищник оказался быстрее. Рука словно стальные тиски сжала горло. Раздался хруст и тело самой преданной Пожирательницы, безвольной куклой повалилось на пол.
   Пожиратели, а так же все те, кто в этот миг имели возможность видеть его глаза, почувствовали, как душа уходит в пятки, а потом, просочившись через подошвы, исчезает где-то в полу. В глазах незнакомца полыхала ярость, они стали огненно красными, казалось, адское пламя полыхает в них...
  - Дура, - в тишине раздался голос полный презрения.
  - Все вон! - Темный Лорд наконец-то смог отойти от шока и во всю мощь легких закричал, отсылая своих приспешников восвояси. Тем дважды не пришлось повторять, едва отойдя от шока, маги поспешили покинуть место боевых действий, опасаясь попасть под горячую руку Господина или не дай Мерлин, повторить участь Лестрейндж. Малфой даже не успел ойкнуть, как кто-то схватил его за локоть и настойчиво увел из зала. Этим кто-то оказался отец.
  - Нужно уходить отсюда, - прошептал Люциус, так чтобы услышал его лишь Драко.
  - Что... - блондин хотел было спросить что происходит, но отец отмахнулся.
  - Все потом. Мы должны уходить... Лорд будет зол из-за потери своей самой верной сторонницы и начнет срывать злость на нас. И лучше нам с тобой быть подальше в этот момент.
  Драко лишь кивнул, не находя что на это можно сказать. О том, каков Лорд в гневе, было известно многим и в такие моменты никто не хотел попадаться ему на глаза. Сеанс Круциатусом обеспечен, а то и Авада.
  
  ***
  
   Реддл уже в сотый раз успел пожалеть, что связался с вампирами. Эти твари никого не слушались. Для них не существовало авторитетов и страхов. Такие себе машины для убийства. И вот сейчас, они как лучше демонстрировали свое невежество. Заявились во время собрания и осмелились угрожать ЕМУ. Немыслимо. Руки так и чесались проучить наглецов, но голос разума твердил - сейчас не время. Да и Том не был дураком, поэтому прекрасно понимал, что против троих вампиров, да еще притом один из них является Владыкой, ему не устоять. Это пока...
  - Зачем вам Снейп? - Реддл, решил стерпеть оскорбление. Но... придет время и эти существа за все ответят. Он заставит их стать на колени и молить его - Лорда Волан-де-Морта о пощаде. А он будет неумолим.
  - Он причастен к исчезновению моего сына, - холодный ответ. - Жалкий предатель.
  - Исчезновению? - Реддл не знал о чем говорит князь. - Предатель.
  - Ты смертный до безумия слеп, - парировал Влад. - Снейп предал тебя, перейдя на сторону Дамблдора. Именно он раз за разом докладывал старику о твоих планах.
  - Нет, - Том не хотел в это верить. Да, он подозревал, что в рядах его Пожирателей завелся предатель, но даже не подозревал, что таковым оказался Северус Снейп. Человек, которого Реддл приблизил к себе. В голове стали вспыхивать картины прошлого и Лорд с горечью осознал, что вампиры могут оказаться правыми в своих словах. Остается главный вопрос: почему Северус предал его?
   Словно прочитав мысли Волан-де-Морта, Цепеш ухмыльнулся, демонстрируя клыки.
  - Снейп не смог простить тебе убийства Лили Поттер и помчался к Дамблдору с повинной, а тому этого только и нужно было. Старик окутал его Непреложным обетом и заставил послужить своим целям. После твоего возрождения, Снейп именно по приказу Альбуса Дамблдора прибыл к тебе и стал шпионить для светлой стороны.
  - Предатель, - зашипел не хуже Нагайны, Том. - Маггловское отродье... Хвост! - крикнул Темный лорд, призывая своего слугу.
   Маленький человек неуверенно протиснулся в зал. И лишь страх быть убитым удерживал Петтигрю от того чтобы упасть в обморок. Представь перед ясные очи Господина, пылающие в этот момент ненавистью, бывший гриффиндорец попятился.
  - Руку, - приказал Лорд.
   Петтигрю сжался, словно кролик перед удавом, но руку протянул. Реддл прикоснулся к метке посылая импульс силы.
  **
   Северус Снегг родился 9 января 1960 года в семье чистокровной волшебницы Эйлин Принц и маггла Тобиаса Снегга. С самого детства он привык к одиночеству. Родители часто ссорились и редко обращали внимание на сына, особенно в этом преуспел отец. Тобиас не был любящим отцом. Напившись, он частенько срывал злость на своей супруге, а порой доставалось и самому Северусу. Побои, бедность и одиночество - это то, что помнил с детства нынешний декан Слизерина. Когда он поступил в Хогвартс и попал на Слизерин жизнь слегка изменилась, но не кардинально. В школе у него появилась подруга в лице Лили Эванс - магглорожденной девчушки жившей неподалёку от него. Лили попала на Гриффиндор, но это не помешало их дружбе. Казалось, что все начало налаживаться, только вот, такой нелюдимый тип как он в первые же дни умудрился нажить себе врагов в стенах школы. Сириус Блэк и Джеймс Поттер возненавидели его с первых секунд, и не упускали не единой возможности чтобы не поиздеваться. Дела на факультете тоже складывались не лучшим образом. С бедным полукровкой аристократы не желали знаться, считая его "низшим сортом". И лишь упертость и гордость, не позволили Северусу сломаться.
   Годы шли. Жизнь в стенах замка благодаря Поттеру и его дружкам хоть, и была сложной, но не настолько ужасной. Слизеринцы стали терпеливей относиться к Северусу, поняв, что тот талантливый. У парня даже появился друг - Люциус Малфой. Пятнадцатилетний парень чуть ли не парил от радости, когда староста факультет обратил на него свое внимание и стал покровительствовать. Возразить Малфою никто не осмелился и Северус с "ничтожества" превратился в "умного парнишку". Жизнь налаживалась... И тут, Судьба преподнесла очередной удар. Ссора с Лили стала переломным моментом в его жизни. Кто только тянул его за язык назвать подругу детства грязнокровкой. Он сотню раз раскаивался за свою вспыльчивость, но поделать ничего не мог. Эванс не желала слушать его жалкие оправдания, а впридачу спуталась с Поттером. Школьный враг обошел его даже в этом и именно в тот момент Снейп понял, что все потеряно. Девушку, которую он полюбил ему не вернуть и тогда появилась идея отомстить. Люциус со своим предложением появился как нельзя кстати. И через неделю на предплечье Северуса Снейпа красовалась Черная метка - знак Пожирателя смерти. Если бы он не был тогда ослеплен своей злостью, то никогда бы не встал на колени перед Волан-де-Мортом, но сделано то, что сделано.
   Дальше было подслушанное ненароком пророчество и глупость, которую Северус допустил, сообщив его Господину. Лорд интерпретировал слова по-своему и напал на чету Поттеров. Молодые родители погибли, а вот маленький Гарри смог пережить Аваду и остался сиротой. И все это вина Северуса. Что ему мешало не говорить Лорду то чертово Пророчество, послужившее гибелью Лили. В его памяти отчетливо вспыхивали воспоминания, где Снейп просит Господина сохранить жизнь Эванс. Глупая надежда... Зачем Лорду переживать за какую-то грязнокровку?
   Узнав о гибели возлюбленной, Северус помчался к Дамблдору с повинной. Старик выслушал его обрывчатый монолог и обещал помочь. Дамблдор заставил дать Северуса клятву защитить сына Лили и принял его в Хогвартс на освободившееся место профессора зельеварения.
   Десять лет спокойствия, и вот Лорд вновь попытался возродиться с помощью философского камня. К счастью, Лонгботтом и его дружки оказались не в том месте и не в то время, и сорвали феерический план Лорда, отстрочив его возвращение на три года. Дальше был побег Сириуса Блэка из Азкабана. Все считали Блэка правой рукой Волан-де-Морта и тем, кто предал Поттеров, но после расследования и допроса всех заинтересованных лиц, выяснилось, что гриффиндорец был невинной жертвой обстоятельств.
   Долгожданная свобода - и первое, что сделал Блэк, осведомился, где его крестник. В ответ же молчание... Гарри Поттер пропал, и никто его не видел уже тринадцать лет. Чокнутые родственники отвезли мальчишку в приют, а там его усыновил незнакомец. На свое одиннадцатилетние Герой в Хогвартсе так и не появился, вот было и решено, что он иммигрировал из страны.
   А два года назад Темный лорд благодаря Петтигрю возродился, использовав кровь Лонгботтома. Дамблдор начал нести свою чушь о благе, и зельевару ничего не оставалось, кроме как отправится к Господину на поклон. Так началась его шпионская деятельность. Пытки, убийства, боль, слилось все воедино, и вот в один из дней, Темный лорд потребовал их с Люциусом присутствия в своем имении. Договор с вампирами стал для Северуса неприятным сюрпризом, но по сравнению с шоком, что он испытал, увидев Гарольда Цепеша, это были мелочи. Мальчик, которого искал весь Магический мир, оказался приемным сыном Владыки вампиров. Судьба любит насмехаться...
   Далее был Хогвартс и Гарри Поттер прибывший для учебы. Герой пророчества оказался не таким как его покойный отец, а в десятки раз хуже. Мальчишка самим своим видом, вызывал у Северуса желание придушить паршивца, но нельзя. Дамблдор не обрадуется, узнав о том, что Северус сотворил со своим учеником, а Лорд пошлет в него Аваду, после часа пыток, если из-за него договор с темными существами будет разрушен.
   Старик не предпринимал никаких действий, лишь наблюдал за паршивцем... И в самый неожиданный момент, когда все карты были выложены на стол, нанес удар: похитил Поттера и спрятал на Гриммо под защитой Ордена. Кто-то из вампиров оказал помощь и предоставил Альбусу браслет, способный блокировать способности вампиров, превращая того, кто носит его, в обычного человека.
   Похищение планировалось несколько месяцев, и выждать момент. В нем принимал участие и сам Северус как сильный маг и знаток темной магии. Поттер оказался глупым мальчишкой и, как ожидалось не оказал достойного сопротивления - он и вовсе повел себя небрежно, и им удалось захватить вампиреныша и отправить в убежище.
   А дальше началась черная полоса для декана Слизерина. Мазь для блокирования магии на метке была готова в случае непредвиденных обстоятельств, и они наступили. Темный лорд узнал о его предательстве, как ему это удалось, Северус не знал, но догадывался, что не обошлось без вампиров. Руку пронзила острая боль, снять которую не помогала даже мазь, а сам алхимик обессилено повалился в кресло. Началось...
  Глава 44
   Послышались негромкие шаги и дверь с едва уловимым скрипом распахнулась. В комнату неторопливо вошел Альбус Дамблдор, на лице которого, как обычно, располагалась добродушная улыбка, вот только во взгляде виднелась усталость. Старый волшебник прошел в помещение и остановился у кресла, в котором сидел Северус Снейп.
  - Мальчик мой, я получил твое сообщение, - Дамблдор хмуро взирал на коллегу.
  - Темный лорд узнал о моем предательстве, - прохрипел зельевар, едва сдерживаясь, чтобы не застонать от боли. В пыточных проклятиях Волан-де-Морт был мастером своего дела и вполне оправдывал свой титул Темного лорда. Уже час боль в руке не унималась и даже казалось, усиливается с каждой минутой. Ни зелье, ни защитный артефакт не помогали в полной мере. Зельевар начал опасаться, что если все продолжиться в подобном русле, долго он не продержится и попросту сойдет с ума.
  - Очень плохо, - задумчивый ответ. - Я надеялся, Том не узнает о том, что ты его предал до того момента, как мы воплотим мой замысел.
  - А я говорил тебе, - укоризненный взгляд в сторону наставника, - меня и так Лорд уже подозревал в предательстве, а исчезновение Поттера из Хогвартса прямое доказательство моего вмешательства. Не совру, если предположу, что сейчас я на первом месте в его списке смертников. Мне просто так не дадут жить, зная, что мой поступок подверг опасности договор с вампирами, - Снейп вновь зашипел, хватаясь рукой за метку. - Чертов деспот. Все никак не угомонится.
  - Я могу чем-то помочь? - Дамблдор с жалостью смотрел на зельевара.
  - Сходи, убей Темного лорда, - огрызнулся Снейп, теряя самообладание.
  - Будь все так просто, я бы это сделал десять лет назад. Но как ты знаешь, у меня связаны руки... Том, должен умереть от руки ребенка, о котором говорится в Пророчестве.
  - Альбус, неужели ты и в самом деле веришь, что мальчишка убьет Лорда? - язвительные слова так и лились с уст алхимика. - Он скорее всех нас в могилу сгонит, чем выступит против вампиров. Или ты все же надеешься на Лонгботтома?
  - Невилл хороший мальчик, но не его Волан-де-Морт отметил как равного себе.
  - А Поттер не станет нам помогать, - огрызнулся Снейп. - Даже если ты и сможешь его уговорить с нами сотрудничать, есть еще договор, который, если ты не забыл, собственной кровью подписал твой ненаглядный Поттер.
  - По своей воле не станет, - на губах появилась горькая улыбка. - Но у меня есть то, что может заставить его сделать это. Жаль, конечно, что придется прибегать к таким крайностям, но иного выхода нет. На кону слишком много жизней.
  - Надеюсь, что твоя задумка сработает, в ином случае - всем нам конец. Может я и не успел хорошо узнать этого вампиреныша, изучить его характер. Но одно ясно наверняка - он злопамятен. Тем, кто совершили нападение - не жить, это однозначно. Если не Поттер, то его приемный отец уничтожат нас, а затем и весь Магический мир. Не мне говорить, насколько вампиры опасны. Ладно несколько этих тварей, с ними можно справиться, но АРМИЯ! Это тебе не игрушки, - заявил Северус.
   Несмотря на боль в предплечье, он трезво смотрел на вещи, анализируя всю ситуацию. А подумать было над чем. Для начала, подозрения у Северуса вызывала ситуация в кабинете директора, а именно, тот момент когда они напали на Гарри Поттера. Что-то во всей этой ситуации выглядело странным. Слишком легко им удалось оглушить мальчишку и доставить на Гриммо. Насколько зельевар мог судить, вампиры куда выносливее людей и магия на них действует не так радикально. А значит, Поттер должен был быстро оклематься и дать им бой. Но ничего этого не произошло... Это и настораживало Снейпа. Что-то неуловимо ускользало от его внимания. Только вот что?
   Декан Слизерина попытался донести свои опасения до директора, но тот лишь отмахнулся, заявляя, что Поттер хоть частично и вампир, но все же не смог бы справиться с четырьмя магами, обладающим далеко не средним уровнем магии. Притом был еще браслет, что блокировал всю магию вампиреныша. Где Альбус раздобыл такую вещицу, Северус не знал. Он и вовсе не слышал о таком артефакте, не говоря уже о том, чтобы увидеть воочию. Ответ напрашивался один - Дамблдор получил его от кого-то из вампиров, кто точно знал о свойствах браслета.
   Из водоворота собственных мыслей Северуса вырвал задумчивый голос директора.
  - Этого не миновать. Надеюсь, нам хватит времени... И нужно продать нашу жизнь подороже. Касаемо уничтожения, я не уверен. Они не глупцы и понимают, какие последствия это повлечет за собой.
   Снейп в очередной раз зашипел от боли, в этот раз она была в несколько раз сильнее, и лишь титаническая сила воли не дала зельевару потерять сознание.
  - Поступай как знаешь, - прохрипел алхимик. - Только поторопись. Долго мне не протянуть.
  
  ***
  
   Дафна была вся на нервах. После их разговора с женихом и как тот ушел к Дамблдору, слизеринка нигде не могла отыскать Гарольда. Тот словно провалился сквозь землю. Никто его не видел, как и самого директора. Девушка настолько извелась от переживаний, что решилась на крайние меры - поговорить с Флер Делакур. В обычной ситуации, слизеринке даже в голову не пришла бы идея говорить с любовницей жениха, но сейчас...
   Нервно закусив нижнюю губу, Дафна помялась, перед тем как постучать в личную комнату Делакур. Сделав глубокий вдох, слизеринка решилась.
   Секунду-вторую ничего не происходило, но затем послышалась возня и дверь открылась.
  - Нам нужно поговорить, - с ходу начала Гринграсс, не дав вейле даже рта открыть.
   Флер одарила соперницу странным взглядом и сделала шаг в сторону, пропуская гостью внутрь.
  - Заходи, - француженка сделала приглашающий жест рукой.
   Дафне дважды не пришлось повторять. Оказавшись в помещении, слизеринка огляделась по сторонам - милая гостиная, отделанная в светлых тонах. Ничего примечательного здесь не было. Мягкий диванчик, два таких же кресла, а между ними небольшой столик; книжная полка, заставленная всевозможными книгами, а у окна письменный стол, заваленный на данный момент кипой пергаментов.
  - Я могу вам чем-то помочь, мисс Гринграсс? - официально начала Флер, останавливаясь в нескольких шагах от слизеринки. Блондинка вопросительно смотрела на неожиданную гостью.
  - Оставь свой спектакль на потом, - отмахнулась Дафна, - я знаю о ваших отношениях с моим женихом. Но пришла я не для того, чтобы устраивать разборки. Гарольд куда-то исчез и я не могу его нигде найти.
   Делакур с минуту молча взирала на слизеринку.
  - Как это исчез? - Делакур тоже начала волноваться, хоть и не показывала этого. - Вчера он говорил, что собирается навестить отца. Может туда Гарольд и отправился, - высказала свои соображения вейла. Она очень надеялась, что так и есть. Все же сейчас времена не спокойные и могло случиться что угодно. Отогнав тревожные мысли на задний план, Делакур уверено посмотрела на собеседницу.
  - Нет, - отрицательно качнула головой Дафна. - Он отправился к директору для разговора, а затем исчез. А буквально двадцать минут назад я почувствовала, как мое кольцо нагрелось. Мне, так же как и тебе, не хочется думать о плохом, но я должна рассмотреть все варианты.
  - Нет-нет, - Флер не хотела верить в происходящее. - Ты знаешь, какой Гарольд параноик. Он бы не купился на уловку Дамблдора, если бы тот что-то замышлял. Да и не думаю я, что директор попытается причинить ему вред.
  - И ты в это веришь? - в голосе послышалась издевка. - Дамблдор пойдет на все, только бы держать Гарольда возле себя. Я не удивлюсь, если старик даже прибегнет к помощи темной магии.
   На несколько минут повисло молчание.
  - Ты слышала об Ордене Феникса? - наконец-то заговорила Флер.
  - Да, - кивнула неуверенно Гринграсс, - Малфой что-то говорил об этом. Кажется это нелегальная организация, возглавляемая Альбусом Дамблдором для борьбы с Темным лордом и Пожирателями, - сообщила все, что смогла вспомнить Дафна.
  - В общих чертах ты права, - согласилась Флер.
  - И, - вопросительно приподнятая бровь. Слизеринка не знала, к чему Делакур заговорила об Ордене именно сейчас и ждала пояснений.
  - Дамблдор предлагал мне присоединиться к ним, но я отказалась, мотивируя это тем, что еще мало разбираюсь в ситуации здесь. Но сейчас мне кажется, что неплохо будет знать, что происходит в оплоте Дамблдора.
  - Ты хочешь пойти на поклон к старику? - с презрением спросила Дафна. - Как мне кажется, глупее идеи ты не могла придумать. Самой кинуться в лапы этому маразматику. Блеск.
  - Не драматизируй. О том, что я как-то связана с Гарольдом, знаешь лишь ты и профессор Флитвик, так что использовать меня как рычаг давления на Гарольда никто не станет. А вот тебе стоит быть осторожнее... - задумчивый взгляд. - Если ты права, и Дамблдор действительно приложил свою лепту к исчезновению Гарольда, то нам крайне необходимо быть осмотрительными.
  - Я права, - заявила Гринграсс.
  - Ладно, - кивнула вейла.
   Вновь молчание. Каждая из девушек обдумывала ситуацию и искала выход.
  - А может, ну его все к Мерлину, - взвизгнула Флер. Вейла внутри нее требовала действий. - Пойдем прямиком к Дамблдору и спросим у него все, что нужно.
  - О да, - съязвила Дафна, - он нам так и скажет правду. Да и глупо это - идти в лапы к хищнику.
  - Я и не знала, что ты такая трусиха.
  - Я не трусиха, а слизеринка, - возразила Гринграсс. - А это значит, что я сперва думаю, прежде чем делаю.
  - Вот и думай дальше, а я пойду и все узнаю, - решительно направилась к двери Делакур.
  - Стой, - прошипела не хуже змеи ей вдогонку Дафна. - Из-за тебя мы попадем в беду. Дамблдор узнает, что ты тоже связана с Гарольдом и попытается это использовать.
  - Гринграсс, я не такая дура, как ты могла подумать. Я не побегу к Дамблдору с вопросами, поскольку знаю, что это лишняя трата времени, - огрызнулась та в ответ. - Но помощь нам не помещает.
   Дафна едва поспевала за вейлой. Та куда-то целенаправленно двигалась, бормоча себе что-то под нос. К счастью, в коридорах замка сейчас никого не было, все предпочитали проводить время на поляне у озера, нежась под теплыми лучами солнца и дыша свежим воздухом.
  - Делакур, куда ты меня тащишь, - наконец-то не выдержала слизеринка.
  - Тихо, - шикнула на нее Флер и, ухватив ничего не понимающую собеседницу за локоть, увлекла к одному из портретов. - Лимонный щербет, - сообщила она пароль.
   Мужчина на портрете слегка склонил голову, давая понять, что правильно. Раздался щелчок и картина открылась, пропуская дам внутрь.
  - Где... - вопросу не суждено было прозвучать полностью. Гринграсс скоропостижно замолчала, смотря на новое действующее лицо.
  - Профессор, мне нужна ваша помощь, - сходу заявила Делакур, обращаясь к декану Рейвенкло. - Это касается Гарольда и профессора Дамблдора.
  Глава 45
   Альбус не был удивлен тем фактом, что Гарри Поттеру известно об истории с кольцом, которое, на самом деле, оказалось лишь хорошо спланированной ловушкой Тома, а не настоящим крестражем. Но из-за своей беспечности, и угодил в западню и теперь можно без преувеличений сказать - он уже одной ногой шагнул за Грань. Удивления не последовало и из-за того, что мальчишка воспринял эту информацию без каких-либо всплесков эмоций. Не было криков радости, но и не было печали. На лице Героя Пророчества не дрогнул ни один мускул, а все так же располагалась маска безразличия, словно ему безразлично то, что происходит вокруг. Все же, тот воспитывался вампирами, а те, несомненно, хорошо его вышколили.
   Альбус даже почувствовал гордость за сына Джеймса. Как ни крути, а тот вырос достойным юношей, пусть и выбрал не ту сторону. Но что поделаешь... Если вампиры воспитали его, подарили ему семью, то подобного и следовало ожидать. И опять же, вина лежит на Альбусе. Что стоило ему в тот злополучный вечер послушать Минерву и отдать сына Лили и Джеймса в приличную семью магов. Те бы позаботились о ребенке, и он бы, как и планировалось, поехал в Хогвартс и сейчас бы, как, и его сверстники, сражался во имя Света. Но... было слишком много но. Сделанного не воротишь. Остается надеяться, что Гарри Поттер вовремя одумается и не даст себя одурачить.
   Смотря в изумрудные глаза цвета весенней листвы, в очередной раз ужаснулся тому холоду, что исходит от мальчика. Именно это холод и безразличие, вызывало у директора тревогу. Не мог парень, которому едва исполнилось семнадцать, вести себя так хладнокровно. Да, пусть Гарри Поттер стал частично вампиром, но это же не означает, что в нем не осталось ничего человеческого. Осталось. Об этом наглядно доказывали отношения с юной мисс Делакур. Было глупо думать, что Альбус не знает об отношениях этой парочки, несмотря на всю осторожность и щепетильность ситуации. Как директор, он знал обо всем, что происходит в замке. Призраки и портреты, в отличие от магов, многое замечали, а вот на них не обращали внимания - идеальные шпионы.
   Дамблдор горестно вздохнул, ему не нравилось то, что приходиться действовать такими методами, уподобляться Тому, но другого выхода не было. Время шло на минуты, и каждая секунда была на счету. Притом, Альбус дал себе слово что, каким бы ни был исход переговоров, с голов юных леди не упадет ни одна волосинка.
  - Значит, месть тебя не прельщает, - наконец-то нарушил тишину старый маг.
  - Мне не за что тебе мстить, старик, - хмыкнул Поттер. - Разве что за это, - вампир поднял руку, демонстрируя браслет. - Но я, как никто другой, понимаю, что на войне - все методы приемлемы. Ты хочешь победы для своей стороны. Света. И ради достижения целей, готов на многое. И вот тут-то напрашивается вопрос: такие уж ли вы с Томом разные? Мне кажется, вы не так уж сильно различаетесь. Вы похожи больше, чем тебе хотелось бы, старик. Оба сражаетесь за свои идеалы. Используя при этом всевозможные методы, жертвуя фигурами на шахматной доске. Все ради блага. Так ведь, Альбус Дамблдор? - насмешливый взгляд изумрудных глаз.
  - Нет, ты не прав, - отрицательно качнул головой директор.
  - Разве, - издевка. - А мне кажется, я как нельзя точно охарактеризовал происходящее. Во имя своего блага, ты готов принести в жертву даже невинного ребенка, - под невинным ребенком Поттер подразумевал себя, шестнадцать лет назад.
  - Я очень сожалею, что отдал тебя семье твоей тетки, - покаялся в сотый раз директор. - Мерлин мне в свидетели, что я не знал что все так обернется.
  - Не стоит... оправданий, - отмахнулся Поттер, - случилось то, что и должно было случиться. Как говорится - от судьбы не уйдешь. Лучше поговорить о "земных" проблемах. Зачем ты притащил меня сюда? - вампир сделал замысловатый пас рукой.
  - На то были причины, - уклончивый ответ.
  - И можно полюбопытствовать, какие же? - каждое слово сочилось ядом.
  - Семнадцать лет назад одна провидица произнесла Пророчество, - Альбус решил, что нет смысла ходит вокруг да около, а перешел сразу к главному. - В нем говорилось о ребенке, которого Волан-де-Морт отметит как равного себе...
  - Не утруждай себя, - хмыкнул вампир, - я в курсе Пророчества.
  - Откуда? - вопрос вырвался помимо воли.
  - У Снейпа блок не такой уж и мощный, - ухмылка, больше похожая на оскал. - Да и отцу было интересно, почему Волан-де-Морт лично явился в дом Поттеров. Затем странная смерть Реддла и то, что меня назвали ребенком, пережившим смертельное проклятие. Все это не могло не вызвать кучу вопросов, на которые я и искал ответы.
  - Ясно, - Дамблдор погрузился в размышления. - Тогда тебе должно быть известно и о том, почему Волан-де-Морт не умер окончательно, а три года назад и вовсе обрел тело, - это был не вопрос, а лишь признание очевидного. Если Гарри покопался в голове Северуса, то он уже знает о крестражах.
  - Ты об этих милых вещичках, с помощью которых Реддл попытался достичь бессмертия? Да, мне известно о крестражах.
   Дамблдор в очередной раз кивнул. Мальчик знал слишком многое, это в то же время пугало, но и, давало надежду, что Гарри использует эти сведенья себе во благо. Если придет пора решающей битвы, Гарри Поттер сможет добиться победы. Прольются реки невинной крови, но победа будет достигнута. Во главе страны станут либо вампиры, либо Темный лорд со своими сторонниками. О себе или Министерстве, Альбус даже не смел мечтать. Он не был глупцом и знал, что им не победить. На поле боя схлестнутся две силы и лишь одна одержит победу. А сам Альбус тешил себя надеждами, что если победят вампиры - Магический мир не окунется во Тьму.
  Директор задумался. Его план, в котором должны были участвовать мисс Гринграсс и мисс Делакур, не казался ему сейчас актуальным. Внутренний голос призывал к тому, чтобы повременить, прежде чем раскрыть карты.
  **
  Два часа назад.
  Гарри Поттер был благополучно обезоружен и доставлен на Гриммо, под конвоем Снейпа и Блэка. Там он, с браслетом на руке, не сможет ничего сделать, а значит, у Альбуса было несколько часов передышки. Следовало приступить к воплощению второй части плана. Именно для этого сейчас в его кабинете находились Аластор и Минерва.
  - Я знаю, что ты не одобряешь моих действий, - усталый взгляд в сторону декана Гриффиндора, - да мне и самому не нравиться такой расклад, но иного выхода нет. Удержать Гарри мы должны любой ценой.
  - Альбус, они же еще дети, - Минерва закрыла ладонями лицо. - Это не правильно. Может, можно предпринять что-то другое? - с надеждой во взгляде осведомилась женщина.
  - Иного выхода нет, - сокрушительные слова. - Но я даю тебе слово, что ни один волосок не упадет с их головы. Мисс Делакур и мисс Гринграсс будут гостями в доме Сириуса. Там они будут в безопасности.
  - Они будут узницами, - возразила МакГонагалл. - Так нельзя!
  - Это все ради их блага...
  - Почему ты просто не попробуешь поговорить с мистером Поттером. Может он прислушается к твоим доводам и решит помочь, без давления.
  - Было бы все так легко, я бы не прибегал к таким радикальным мерам. Я неоднократно говорил с Гарри, но, он не хочет ничего слушать.
   О том, что если Гарри Поттер решит помочь им и пойдет против Темного лорда, нарушая договор, тем самым подвергая свою жизнь опасности, директор счел нужным умолчать. Не стоит пугать Минерву, а то она и так не в восторге от происходящего. А если узнает, что Дамблдор решил пожертвовать жизнью одного человека во имя Победы, то взбунтуется. Хорошо хоть Аластор с Северусом понимали всю ситуацию и поддерживали.
  - Филиус с юными леди скоро будет здесь, - прислушавшись к своим ощущениям, оповестил Дамблдор. - Минерва, твоя задача отвлечь Филиуса на несколько минут, пока мы с Фоуксом переместим дам на Гриммо.
   Альбус погладил оранжевую птицу, на что та издала довольное чириканье.
  - У меня есть для тебя работенка, дружок.
   Дальше все произошло в считанные секунды. Пока Минерва увлекла декана Рейвенкло каким-то сверх важным разговором, Альбус воспользовавшись моментом, подошел ближе к юным леди и, покуда те не сообразили, что происходит, с помощью феникса перенес тех в убежище Ордена Феникса. Мыслимо, он сделал себе пометку в уме, после того как разберется с девушками и вручит их на потуги Молли, объясниться с Флитвиком. Декан Рейвенкло не глупый человек, он должен понять, что Альбус действует ради блага.
  **
  - А-а-а, - раздался крик мисс Гринграсс. Слизеринка неудачно приземлилась прямо под ноги Молли Уизли. В ту же секунду ее палочка была, как впрочем, и палочка Флер, устремлена в сторону директора.
  - Дамы, вам нечего здесь бояться, - Альбус примирительно поднял руки.
  - Вы похитили нас из Хогвартса, - возмутилась Флер. - Когда мои родители узнают об этом, они будут недовольны. Я подданная другого государства и у вас будут проблемы, месье Дамблдор.
   Альбус знал, что проблем не миновать, но решил рискнуть, полагаясь на понимание мисс Делакур. Та была умной девочкой, притом, частично вейлой, а их магия предрасположена к Свету.
  - Что вы сделали с моим женихом? - вмешалась Дафна. - Если с ним что-то случилось... - угрожающий взгляд, от которого Дамблдору стало не по себе. Правду говорят, что женщины в гневе страшней взбешенного гипогрифа.
  - Мисс Гринграсс, с вашим женихом все в порядке. Он так же здесь.
  - Я хочу его увидеть! - потребовала Дафна. Ее тон был холодным и не терпящим возражений.
  - Увидите, но не сейчас, - заявил старый маг. - Сейчас, вам лучше осмотреться.
  - Зачем?! Мы не собираемся здесь оставаться, - за обеих ответила слизеринка.
  - Боюсь, я вынужден настаивать.
  - Да как вы смеете, - зашипела Гринграсс, чуть ли ни кидаясь на директора с намерением хорошенько поколотить его. И плевать что леди не пристало себя вести как неотёсанной маггле.
  - Дафна, - Флер слегка сжала ее руку, - давай подождем, - вейла выразительно посмотрела на подругу по несчастью. Молясь всем богам, чтобы та прислушалась к голосу разума и успокоилась. Делакур уже успела осмыслить произошедшее и понять - они находятся в доме, полном сторонников Дамблдора. И бросаться в омут с головой, не разобравшись, что к чему, не стоит. Нужно собрать информацию, а тогда уже и действовать.
  - Ладно, - к счастью вейлы, Гринграсс видимо пришла к таким же выводам, - но я хочу увидеть жениха.
  - Увидите, - кивок, - даю вам слово. Молли, ты бы не могла показать девочкам их комнату, - последние слова адресовывались женщине, которая весь разговор помалкивала.
  - Да, конечно, - кивнула миссис Уизли.
  
  ***
  
   После ухода Дамблдора, Поттер мысленно себе поаплодировал - так мастерски сыграть трудного подростка и не вызвать сомнений со стороны старика, дорогого стоило. Все же на старости лет, Дамблдор стал беспечным... Старик даже не заподозрил во всем происходящем подвоха. Хорошо запланированного сценария, в котором Гарольд был главным действующим лицом. Он узнал о плане Дамблдора за несколько дней до его реализации. Прочесть мысли Блэка для него не составило труда, а тот только и думал о том, как нечестно поступает по отношению к крестнику. На его лбу большими буквами было написано, что Сириус расстроен. И вампир решил - а почему бы не подыграть.
   Связавшись с отцом, Гарольд сообщил ему все, что смог выудить с головы Блэка. Влад, как выяснилось, ожидал чего-то подобного. Ко всему прочему, князь был уверен, что среди вампиров завелся предатель, которого не удавалось вычислить. Это был кто-то из ближайшего окружения... И чтобы узнать его личность, следовало притвориться глупой овечкой и покорно ждать своей участи, что Гарольд и сделал.
   Был умело разыгран разговор с Дафной, во время которого Поттер изобразил свое недовольство относительно встречи с Дамблдором. Их подслушивали и вампиру требовалось притупить бдительность.
   Идя в кабинет к директору, Гарольд уже знал, что его там ждет. Обезоруживающие и парализующие заклинания не стали для него неожиданностью. При желании он смог бы уклониться и дать бой зарвавшимся магом, но в этом не было никакого смысла. Будь там Блэк и Грюм, Гарольд бы смог их победить. Даже Снейпа смог бы обхитрить благодаря своим способностям вампира. Но вот против четырех магов ему бы не удалось устоять. Так зачем понапрасну тратить силы? Поттер решил отдаться на милость Судьбы... Но вот браслет на его руке стал для вампира сюрпризом. Это как нельзя отчетливее дало понять, что кто-то из вампиров помогает старику. Осталось выяснить имя предателя или предателей...
  Поттер слегка ухмыльнулся. Все же Дамблдор обсчитался, полагаясь лишь на магию. Маги забрали у него волшебную палочку и проверили на наличие активной магии. Глупцы. Они забыли, что имеют дело не с простым магом, а с вампиром. Юноша провел пальцами по запястью, шепча под нос негромкие слова. Кожа в том месте, где касались его пальцы, покраснела.
  Гарольд зашипел сквозь зубы от боли. Из его кожи, на поверхность, продирая себе путь острыми лапками с металлическими коготками, выбрался небольших размеров паук. Животное осмысленным взглядом посмотрело на вампира.
  - Отправляйся к моему отцу, - скомандовал Цепеш. Паук юрко спрыгнул вниз и скрылся под щелью в двери. Это была личная разработка отца. Он мог десятилетиями находиться внутри, не причиняя никакого вреда носителю. Никакая магия не могла его определить, в этом было основное преимущество передавать информацию. Паук доберётся до замка вампиров благодаря своим магическим свойствам за несколько часов, максимум за день, и Влад сможет узнать обо всем происходящем.
  Дело сделано, а сейчас самое время воспользоваться гостеприимностью "радушных" хозяев.
  Примечание к части
  Ляп вроде исправлен. Можете, свободно, читать.
  Глава 46
   Влад задумчивым взглядом вглядывался в языки пламени, потрескивающие в камине. Мысли тысячелетнего вампира всецело были поглощены спектаклем для Тома Реддла и его приспешников. Все было отыграно мастерски: злость, недовольство и разоблачение Снейпа, как предателя. Помимо этого, Влад показал этим жалким смертным, что их Лорд не так уж неуязвим, каким хочет казаться. Среди Пожирателей были умные личности, сопоставив два плюс два, они придут к правильным мыслям. Мыслям, к которым их подтолкнул сам вампир. Первое зерно сомнения посеяно, осталось выждать покуда оно взойдет. Устранение Альбуса Дамблдора - лишь вопрос времени, а после этого можно основательно браться за Волан-де-Морта. И, пожалуй, лишить его части вменяемых последователей - первый шаг к победе в предстоящей войне.
   Сам Том, как человек, стоявший у руля правления, его категорически не устраивал. Реддл слишком вспыльчив, подвержен эмоциям. И, дабы тот не заигрался в Вершителя Судеб, Цепешу придётся контролировать каждый его шаг, а в случае всплесков, призывать того к порядку с помощью силы. Не радостное зрелище для существа, которое решило наконец-то отдохнуть от посторонней рутины. Управление кланом через год-два Влад передаст сыну, а сам уйдет в заслуженный отпуск. Так зачем, спрашивается, ему геморрой в лице Реддла? Сейчас Том вменяем, но не факт, что так будет и через несколько лет. Он тот еще глупец и при необходимости сможет создать для Гарольда массу проблем, а то и развязать очередную войну. Такого смертного следует держать либо на коротком поводке, как умного лидера, либо попросту убить, чтобы тот не превратился в смертельного врага. Вот Влад и решил, что если с первым ничего не выйдет, то попросту убьет мага.
   Взгляд темных глаз скользнул по поверхности стола, на секунду задерживаясь на артефакте в виде паука. Тот буквально час назад прибыл в замок с информацией от Гарольда. Все его подозрения, касаемо предателя в их рядах, подтвердились. Притом, этот кто-то с ближнего окружения князя, а не какой-то рядовой вампир. Об этом свидетельствовал браслет на руке сына. Такую вещицу просто так не отыщешь.
  - Рихард, - негромкий голос Владыки нарушил звенящую тишину. Обычный смертный бы не услышал, а вот вампир услышит и для князя не стало сюрпризом, что среди комнаты появился высокий мужчина.
  - Господин, - тот почтительно склонил голову, не теряя при этом собственного достоинства.
  - Я получил послание от сына, - задумчивый взгляд. - Собери десять вампиров и будь готов в любой момент выступать. На все про все у тебя час.
   Влад разумно рассудил, что нападение на штаб Ордена Феникса лучше запланировать ночью, когда большинство обитателей не будут ждать атаки. Смертные так предсказуемы и их беспомощность сыграет на руку вампирам.
  - Мне сообщить госпоже Мире?
   В обычных обстоятельствах, князь отдавал распоряжения Мире, а та уже отбирала требуемых воинов и обыгрывала детали, а иногда и сама руководила группой. Но именно сейчас внутренний голос твердил, что не стоит посвящать в свои планы посторонних лиц. А своему внутреннему "Я" князь привык доверять, ведь не зря он уже несколько столетий руководит своей расой. Да и слова сына относительно Миры и ее участия в ситуации с Флер Делакур вызывали сомнения. Да, конечно, Мира сообщила, что хотела спровадить ненужную пассию его сына, считая, что вейла совершенно не подходит Гарольду. Но сам факт, что она действовала за спиной у Влада, настораживал. Что именно Мира является предательницей, князь сомневался. Та подле него более трех столетий и ее преданность не вызывает сомнений. Вампирша предана Владыке и самому клану. Да и с Гарольдом она нянчилась с первого дня, как ребенок появился в замке.
   "Ладно, разберусь с этим, когда улажу ситуацию с Дамблдором и его оплотом", - пообещал себе Цепеш и обратил взгляд темных глаз на притихшего слугу. Не доверять Рихарду у него не было сомнений. Тот предан ему безоговорочно, ведь в свое время именно Влад его обратил, даровав тем самым мальчишке, умирающему от смертельного недуга, шанс на жизнь. Они были связаны кровными узами, что устраняло любую возможность вампира пойти против своего Создателя.
   Рихард терпеливо ждал решения Владыки, не выказывая своего недовольства. Вампир знал, что князь планировал нападение на оплот Света, где сейчас с заданием пребывал наследник.
  - Нет, - наконец-то произнес Влад. - Никто. Я повторяю: никто не должен знать о том, куда мы отправляемся. Для всех - у меня встреча с послом вампиров из Франции, а ты меня будешь сопровождать. Для остальных придумай убедительные легенды, чтобы никто даже не посмел чего-то заподозрить. Особенно Мира.
  - Я все сделаю, - кивнул Рихард и так же беззвучно, как появился, исчез.
  
  ***
  
   В комнате, которую выделили Гарольду в особняке Блэков, оказалось весьма болтливое магическое зеркало. Оно минут двадцать восхваляло красоту парня на все лады, а затем начало жаловаться на бесстыдных обитателей дома. Несвязная информация, но благодаря ей Поттер узнал, что в доме, помимо него, полно народа. Хотя, чего он ожидал от штаба Ордена Феникса.
   Ближе к вечеру в его комнате с негромким хлопком появился старый домовик в грязной наволочке. Лопоухое существо держало цепкими ручонками поднос, наполненный едой.
  - Плохой хозяин велел Кричеру принести благородному темному магу ужин, - пропищал эльф с благоговением смотря на Поттера. Тот, сидевший в кресле и читающий книгу по зельеварению, кинул любопытный взгляд на слугу. Не сказать, что он раньше не видел домовиков - видел, но такого уродливого - в первый раз. В их замке прислуживали вампиры и люди, а в Хогвартсе его не интересовало, кто следит за чистотой и готовит еду. Но все же ему доводилось встречать домовых эльфов и знать об их зависимости от магии хозяина. И с той информации, что была известна Поттеру, вытекало, что с этим лопоухим что-то не так. Кричер, кажется, так назвался этот эльф, слишком пренебрежительно отзывался о Сириусе. Блэк был последним из прямой ветви рода, а значит, именно ему в слуги достался этот убогий.
  - Плохой хозяин? - уточнил Поттер, внимательно смотря на домовика.
  - Плохой хозяин, плохой хозяин, - запричитал тот. - Если бы моя хозяйка знала, кого притащил в благородный дом Блэков плохой хозяин. Магглолюбцы, грязнокровка и предатели крови. Бедная моя хозяйка.
  - Тихо, - гаркнул на эльфа вампир. Только истерики ему сейчас для полного счастья не хватало. - Что ты имеешь ввиду, говоря о плохом хозяине?
  - Хозяин плохой. Госпожа выжгла его с родового гобелена.
  - Но все же, он твой хозяин?
  - Да, - домовик, словно безвольный болванчик затряс головой.
  - А скажи-ка мне, в этом доме много народу?
  - Предатели крови, грязнокровка, плохой хозяин... - начал перечислять слуга, но Поттер заставил его замолчать. Со словесной дребедени, что вылил на него Кричер, он практически ничего не понял.
  - А точнее. Сколько человек? Ты же можешь сосчитать?
  - Одиннадцать, благородный темный маг.
   "Хоть что-то полезное", - про себя рассудил Гарольд. Одиннадцать прихлебателей Дамблдора, не так уж и много. Под предателями крови, домовик мог подразумевать семейство Уизли в полном составе. Сириус Блэк и, наверное, сам Дамблдор. Хотя сомнительно, что старик останется здесь. У него, помимо того, чтобы стеречь пленника, есть еще заботы в Хогвартсе. Скорей всего, он поручил эту задачу своей шавке - Аластору Грюму и кому-то из Ордена.
  - Выбрось еду, - Поттер перевел холодный взгляд изумрудных глаз на слугу. - А своему хозяину скажешь, что мне не нужны их подачки.
  - Кричер может принести темному магу что-то другое.
   Гарольд задумался. Есть ему не хотелось, точнее той пищи, что едят обычные люди, а вот от пары бокалов крови он бы не отказался. Это помогло бы быстро восстановить силы, которые высасывает браслет. Но вряд ли у домовика найдется подобное лакомство. Но чем Мерлин не шутит...
  - Мне нужна кровь. Ты сможешь достать мне ее?
  - Кричер сможет, - закивал слуга.
  - Только так, чтобы твой хозяин не узнал.
  - Хозяин глупый. Кричер хорошо изучил плохого хозяина и знает, что он не станет спрашивать его о подобном. На то хозяин и глупый.
  - Тогда неси, - скомандовал вампир. Для него было истинной удачей, что в доме Блэков есть такой домовик. С таким слугой и врагов не нужно. Он сам доведет Сириуса до гибели, а заодно и Дамблдору подпортит планы.
   Стрелка на часах достигла отметки девяти. Солнце уже давно скрылось за горизонтом, а темное небо озарили миллионы звезд, прокладывающие путь одинокой луне, хмуро взирающей на все с высоты.
   Гарольд отложил в сторону уже третью по счету книгу и поднялся на ноги, разминая затекшую шею. И сделал это он как нельзя кстати. Входная дверь, с неприятным для улучшенного слуха юноши, скрипом открылась и в помещение шагнул Сириус Блэк, а на заднем плане мельтешила полноватая женщина в фартуке. Дамочка сразу не понравилась Гарольду. Было в ней что-то маниакальное.
  - Гарри, почему ты отказываешься от пищи? - Сириус выглядел встревоженным. - Молли очень вкусно готовит. Попробуй.
  - Нет уж, - презрительно хмыкнул вампир, смотря на миску в руках женщины. В такой посудине слугам стыдно дать, не то что наследнику рода. Да и не был он уверен, что Дамблдор не подмешал в еду различных зелий.
  - Мои дети едят и им нравится моя стряпня, - вмешалась миссис Уизли. - А ты ведешь себя как избалованный ребенок. Капризничаешь.
   Цепеша покоробило от такого сравнения. Не будь на нем сейчас надет браслет, он бы показал этой особе "капризного ребенка", но из-за ограничителя Поттеру пришлось ограничиться презрительным взглядом. Все же Блэк выбирает себе друзей под стать, такие же громогласные и надоедливые, как и он сам.
  - К счастью, я - не они, - парировал юноша.
  - Гарри, зачем ты так? Мы же хотим как лучше...
  - Блэк, не трать свое красноречие. Есть ЭТО, - презрительный кивок на еду, - я даже под угрозой смерти не буду. А сейчас, будьте добры, избавьте меня от вашего общества.
  - Пойдем Молли. Когда проголодается, он сам скажет, - заговорил Сириус. До мужчины наконец-то дошло, что крестник не рад их компании, да и похоже он еще не голоден.
  - Но Альбус говорил... - попыталась запротестовать Уизли.
  - Дорогая, ну нам же не насильно его кормить! Не хочет, так не хочет, - подвел итог Блэк и, кинув на вампира напоследок виноватый взгляд, скрылся за дверью. Миссис Уизли замешкалась, но не найдя, что можно еще сказать, посеменила следом.
  - Старая мымра, - буркнул Гарольд ей вслед и вновь углубился в чтение. Делать было нечего: либо пялиться в потолок, либо читать, и вампир выбрал из двух зол последнее.
  
  ***
  
   Стрелка часов давно миновала отметку полночь. Дом на Гриммо погрузился в сон, один лишь Гарольд бодрствовал. Спать не хотелось напрочь. Не потрудившись даже раздеться, вампир улегся на кровать и стал скучающим взглядом разглядывать потолок. Но тут его несомненно важное занятие было прервано какой-то возней снаружи. Слышались чьи-то голоса и даже крик. Хоть Гарольд и был уверен, что несколькими минутами ранее все обитатели Гриммо видели десятый сон.
   Голоса становились все громче и вот дверь комнаты, где отбывал свое заточение парень, с треском открылась. На пороге стояла сконфуженная девушка с фиолетовой шевелюрой, а позади нее возвышался один из Высших вампиров.
  - Пошла прочь, - вампир отшвырнул девушку в сторону и та, словно безвольная кукла, упала на пол.
  - Владыка велел взять нескольких пленников, - подал голос второй вампир. - Притом от этой так приятно пахнет, - и в подтверждение своих слов продемонстрировал удлинившиеся клыки. - Хорошая закуска.
  - Наследник, - второй не обращал внимания на своего напарника, а сконцентрировал взгляд на Гарольде. - Милорд велел мне доставить вас в замок.
  - Так доставляй, - хмыкнул Поттер, делая шаг в перед. Из-за браслета у него не было сил на перемещение.
   Вспышка Тьмы и вот они вчетвером появились в знакомой Гарольду комнате.
  Глава 47
   Заняв одно из кресел, Гарольд стал дожидаться возвращения отца. Со слов Рихарда, Влада задержал на Гриммо Грюм. Тот был не простым магом, а воякой, прошедшем первую войну с Реддлом и его приспешниками и, соответственно, не сдался на милость врагам без боя. Для тысячелетнего вампира, Аластор не был опасным соперником, но являлся интересным экземпляром. Не будь Грюм так предан Дамблдору, Владыка бы его завербовал себе в шпионы, но тот всецело человек директора. И выход один - убийство.
  
  ***
  
   Собрав под своим руководством всецело преданных ему вампиров, Влад переместился к особняку Блэков. Фиделиус, скрывающий здание от посторонних взглядов, для тысячелетнего вампира, как и для его соратников, не стал преградой, а вот дальше возникли затруднения. Над защитой дома поработал вампир, о чем свидетельствовали особые плетения магии и след Теней. Чтобы разорвать все оковы, Владу пришлось повозиться не менее часа, но, в конечном результате, в защите появилась небольшая брешь, которой и воспользовались вампиры, проникая внутрь. Как и рассчитывалось, обитатели Гриммо видели радужные сны, даже не подозревая о нежданных гостях.
   Первое сопротивление возникло спустя несколько минут после появления вампиров в доме. Первым ринулся в бой Аластор Грюм и поднял тревогу, разбудив всех. Далее началась возня и суматоха. Навстречу хищникам повысовывались сонные лица домочадцев. Все они были в мгновения ока обезврежены и собраны в одном помещении. Сопротивление смогли оказать лишь Грюм и Снейп. Нужно отметить, что последний выглядел не лучшим образом, темные круги под глазами и болезненно бледный. А вот взгляд оставался холодным, лишенным даже толики страха, перед лицом Смерти.
   Недолгая потасовка и всех орденцов удалось обезвредить.
   Князь, взяв первую попавшуюся девицу, каковой оказалось миловидная девушка с фиолетовой шевелюрой, и велел ей проводить Рихарда к его сыну. Ведьма не осмелилась сопротивляться и как покорная марионетка повела вампира вглубь дома.
  - Кто вы такой? - от шока первой оправилась рыжеволосая женщина и угрожающе посмотрела на Влада. Прям как кролик на удава, настолько комично выглядела ситуация.
  - Я отец Гарольда, - счел нужным прояснить ситуацию Цепеш, - сюда я прибыл за своим сыном. И если вы будете вести себя тихо, я заберу то, за чем пришел, и мы спокойно уйдем, в противном случае, мне придется применить силу.
   Ответ Владыка так и не успел получить, так как в коридоре появился Гарольд с сопровождающими. Увидев, в каком состоянии сын, Влад без лишних предисловий приказал перенести его в замок, а сам остался разбираться с ситуацией. Посчитав, что сын захочет сам поквитаться со Снейпом, вампир распорядился чтобы того доставили в темницы их замка. Вслед за ним забрали еще нескольких пленных, кровь которых была сочтена достойной для "перекуса". И вот, перед Владом встал вопрос - что делать с остальными? Убить или оставить здесь? От размышлений вампира оторвало появление нового действующего лица. Альбус Дамблдор возник среди всего этого бедлама, держа свою волшебную палочку наготове.
   Кинув взгляд на безжизненное тело друга и соратника, директор перевел взгляд своих синих глаз за стеклами очков на Владыку и его вампиров.
   Сам же Влад ожидал появления Дамблдора и не был удивлен тому, как тот быстро среагировал. Старик был хорошим магом, но в том то и дело, что лишь магом. Влад же являлся вампиром... Практически бессмертным существом и далеко не миролюбивым. Тьма вампира в считанные секунды разрушила Свет Альбуса Дамблдора, отшвыривая того к стене.
   Альбус одним рывком, несмотря на свой возраст, поднялся и приготовился к атаке. Оба четко понимали, что решающего боя не избежать и лишь один из них останется в живых.
  - Альбус Дамблдор, вот мы и встретились, - заговорил негромко Влад. - Воистину, от Судьбы не уйдешь. Пожалуй, я задолжал тебе благодарность, - холодный взгляд. - Ты подарил мне сына. Пожалуй, за это я сохраню жизнь твоим сторонникам, - короткий взмах рукой в сторону молчавших магов. - Но не будем терять времени...
   С палочки директора сорвался красный луч и устремился в сторону Цепеша. От заклинания Влад не стал отгораживаться щитом, а попросту скользнул в сторону. Будь у него больше времени, вампир мог бы поиграть с Дамблдором подольше, но, поскольку князь волновался за самочувствие сына, пришлось действовать быстро.
  В его сторону полетело еще несколько заклинаний, которые поглотил щит из сплошной тьмы, возникший перед Владыкой за секунду до этого. И вот пришла очередь Влада атаковать. Ухмыльнувшись, он послал в сторону соперника молнию. Но Альбус не зря считался сильнейшим магом - он создал перед собой щит, в результате чего молния срикошетила в сторону, разрушая часть мебели и осыпая всех собравшихся осколками.
   Следующая молния оказалась куда мощнее и угодила она под ноги директору. Земля задрожала, покрываясь трещинами и Альбусу пришлось отступить назад. Влад не уменьшал своего напора, он атаковал своего оппонента, вынуждая того уйти в глухую оборону.
   Сил на то, чтобы поддерживать щит уходило много, притом, часть заклинаний, что вампир кидал в сторону мага, Альбус не знал, из-за этого было решено не стоять на месте, а двигаться, не давая загнать себя в угол. Он уступал сопернику как в скорости, так и в силе, Дамблдор это понимал. Все его подсечки и комбинации заклинаний не приносили должного эффекта. Вампир ловко уворачивался или блокировал заклинания неизвестным щитом из полнейшей тьмы. Силы с каждой минутой начали покидать Альбуса... Замысловатый взмах палочкой и вот, в сторону Цепеша несется с десяток ледяных кинжалов, но в следующую секунду перед Владыкой вампиров возникает стена огня и растапливает импровизированное орудие. Очередная попытка не принесла должного. Очередной пас рукой и стена огня превратилась в змею, которая обвила вампира кольцами.
   Во взглядах орденцов появилось ликование, что секундой спустя сменилось ужасом. Огонь не причинил вампиру никакого вреда, лишь плащ слегка начал дымиться.
  - Похвальная попытка, - одобрительно произнес Влад. Ему редко когда попадались достойные противники, а Дамблдор, несомненно, был таковым. Жалко даже убивать такого талантливого мага.
   Текучее движение и в сторону Альбуса несутся два сгустка энергии. Директор отвлекается на них, в то время как Влад скользит ему за спину и при свете магических ламп сверкает лезвие кинжала. Взгляд синих глаз темнеет, в нем отражается понимание.
  - Позаботься о Гарри, - едва слышный шепот.
   Последние слова утопают в криках, исходящих от магов. Те в ужасе смотрят на безжизненное тело Альбуса Дамблдора у ног вампира.
  - Уходим, - скомандовал Влад и скользит. Вампиры следуют вслед за ним.
  
  ***
  
  К удивлению Гарольда, отец появился спустя двадцать минут и не один, а в компании Флер и Дафны. Последнее несказанно удивило юношу, уж этих леди Поттер не ожидал увидеть. Помимо них, вампиры с собой притащили Сириуса Блэка, Гермиону Грейнджер и еще двух рыжеволосых парней, с которыми Гарольду ранее не доводилось встречаться. Если судить по цвету волос и схожим чертам, то это представители доблестного семейства Уизли.
  - Наших "гостей", - только глупец посчитал магов таковыми и со всех сторон послышались смешки, - расположить в темницах, - отдал распоряжение Влад.
   Пленников увели, и вот в зале осталось трое вампиров и две девушки.
  - Рихард, проводи дам в комнату моего сына, - очередное распоряжение.
   Дафна, знавшая устои без возражений последовала вслед за вампиром, а вот Флер замешкалась. Вейла вопросительно смотрела на возлюбленного, словно пытаясь по глазам прочесть все ли с ним в порядке.
  - Идите, я подойду чуть позже, и мы поговорим, - проговорил Гарольд.
   Делакур с неохотой, но все же присоединилась к Дафне и их троица покинула помещение, оставляя отца с сыном наедине.
  - Что произошло? И почему они здесь? - под "они" подразумевались Дафна с Флер.
  - Это интересный вопрос, - Влад уселся в одно из кресел. Сыну же кивнул на то, что стояло напротив. Гарольд последовал указанию и тоже с удобством умостился, готовясь слушать. - Как оказалось, Дамблдор знал о твоих отношениях с юной мисс Делакур. Хотя это и стоило ожидать - он директор, и замок во всем ему помогает. Так вот... Альбус решил использовать дам, чтобы манипулировать тобой. Вынудить сражаться с Томом, но в последний момент что-то случилось и он передумал.
  - Может, понял, что я не пойду у него на поводу.
  - Хм, - Влад задумался, - я не уверен, что Дамблдор был так уж неправ.
   Гарольд непонимающе смотрел на отца.
  - Ты еще слишком молод, дабы разбираться во всех тонкостях. Ко всему прочему, ты привязался к мисс Делакур и ради ее спасения вполне мог рискнуть нашим с Реддлом договором.
  - Нет, - решительно заявил Поттер. И это было правдой. Какие бы чувства он ни испытывал к Флер, ради нее он бы не предал доверие отца. Та же ситуация с Дафной. Раз, уже ради одной вампирши Гарольд пошел против отца, и что в результате - Валентина предала его. Подобного Поттер больше не допустит.
  - Нет, - повторил Влад с интересом смотря на сына.
  - Я уже допустил однажды такую ошибку и научен собственным опытом.
   Повисло молчание.
  - Ладно, оставим твои любовные дела на потом, сейчас у нас есть вещи куда поважнее, - взгляд на браслет. - Как я знаю, такой артефакт просто так не снять.
  - Он вытягивает из меня все силы, - пожаловался парень, - мерзкая вещица.
  - Это так, но хуже другое... Этот браслет создан специально для тебя.
   Вопросительный взгляд Гарольда вынудил Влада продолжить рассказ.
  - В нем часть твоей крови, - пояснил князь. Черные глаза задумчиво созерцали пейзаж за окном. - Чтобы разрушить все плетения и не навредить тебе, придется действовать осторожно. Я пригласил лучших специалистов, и завтра же они займутся этим делом.
  - А почему не сегодня? - осведомился юноша. Ему не нравилось новое украшение, и он хотел как можно скорее избавиться от него.
  - Сегодня тебе нужно выспаться и восстановить силы. Я прикажу принести тебе крови, а завтра я избавлю тебя от этой дряни, - презрительный взгляд Владыки.
  - Жаль нельзя выяснить, кто дал его Дамблдору, - в голосе слышалось разочарование. - Я бы с радостью надел такой браслет на этого предателя.
  - Не стану говорить наверняка, но на таких вещах зачастую остается отпечаток создателя. А сейчас, марш в постель, - командный голос.
  - Хорошо, - Поттер знал что с отцом лучше не спорить.
   Уже взявшись за ручку дверей. Юноша неожиданно обернулся.
  - Что с Дамблдором?
  - Мертв, - короткий ответ. - Как и Грюм, а вот Снейпа я приберег для тебя.
   Поттер грустно улыбнулся. Несмотря ни на что, он не желал смерти директору. А вот известие о зельеваре его порадовало.
  
  ***
  
   Разговор с отцом занял немало времени, поэтому, когда Гарольд вернулся в свои апартаменты, то застал девушек, придремавших на его постели. Те выглядели так трогательно, что он не решился их будить, да и если быть честным - для разговора у него совершенно не было сил.
   Стараясь не шуметь, Гарольд отправился в ванную комнату, дабы освежиться. Спустя двадцать минут он вернулся назад в комнату где обнаружил на тумбе у кровати два стакана с кровью. Не долго думая, Поттер опустошил две посудины и, взобравшись на постель, улегся между девушками. Легкая улыбка тронула его губы при взгляде на Флер и Дафну, ему хотелось засыпать и просыпаться каждый раз в их обществе. Руки сами помимо воли потянулись к ним, слегка при обнимая.
   Веки Флер затрепетали и на вампира посмотрели сонные глаза.
  - Шш, - прошептал Гарольд. - Спи. Завтра поговорим.
   Флер слегка кивнула и пододвинулась ближе к вампиру, прижимаясь сильнее.
   Вся троица погрузилась в сон, не замечая как из темноты за ними наблюдают черные глаза.
  Глава 48
   Когда я проснулся, солнце уже давно было в зените. С неохотой открыв глаза, морщась от яркого света, проникающего в помещение сквозь несдвинутые портьеры, я принял сидячее положения. Оглянувшись по сторонам понял, что ни Флер, ни Дафны не было нигде видно. Видимо, вчера произошедшее меня настолько вымотало, что я даже не почувствовал их ухода, а те, в свою очередь, не стали меня будить.
   Ступая босыми ногами по каменному полу, устеленному ковром с крупным ворсом, я добрался до ванной комнаты. Брызнув холодной водой на лицо, быстро убирая остатки сна, я, не теряя понапрасну времени в считанные минуты покончил с утренними процедурами. Надев черную рубашку, такого же цвета брюки и удобные туфли, сконцентрировал свое внимание на отражение в зеркале. С зеркальной поверхности на меня смотрели изумрудные глаза миндалевидной формы на бледном лице. Под глазами залегли темные круги, свидетельствующие о недавнем истощении. Бледные губы искривлены в чем-то подобие улыбки и торчавшие во все сторону волосы цвета вороньего крыла. Проведя ладонью, по ним, я попытался немного исправить творческий беспорядок, как я иногда называл тот кавардак, что творился у меня на голове, но, не добившись особых успехов, плюнул на эту затею. Без магии здесь никак не обойтись, но на данный момент мои силы крайне ограничены, и все из-за браслета, что до сих пор красовался на моем запястье. Тут же вспомнились вчерашние слова отца о том, что сегодня должны прибыть мастера, которые попытаются снять с меня ограничитель, как и настроение с глубочайшего минуса поднялось на несколько позиций.
  Посчитав, что выгляжу сносно, я собрался направиться в кабинет отца, дабы разобраться с тем, как быть дальше. Но стоило мне оказаться в коридоре как пред моим взором предстала миловидная вампирша и сообщила о том, что князь ждет меня в малой столовой на завтрак.
   Завтрак проходил в тишине. Все собравшиеся за столом, умело орудуя вилками и ножами, были увлечены поглощением еды. Краем глаза я замечал обеспокоенные взгляды девушек, что они бросали в мою сторону, но старался их игнорировать. Сейчас не время и не место для объяснений.
  - Как вам, мисс Делакур, наш замок? - неожиданно нарушил молчание князь.
  - Мм... красивый, - замявшись, ответила вейла. Как Гарольд догадывался - замок хоть и понравился Флер, но был для нее мрачноват. Француженка привыкла к домашнему уюту, что чувствовался в их поместье в каждой детали. Пастельным, бежевым, кремовым цветовым гаммам в интерьере. Здесь же все было иначе.
  - Не считаете что здесь мрачновато? - очередной вопрос для поддержания диалога.
   Разговор никак не клеился и это чувствовал каждый из присутствующих.
  - Немного, - скованный ответ.
  - А мне здесь нравится парк, - неожиданно заявила Дафна. Слизеринка была знакома с многими обитателями замка и за прошедшее время научилась ладить с Владом, поэтому чувствовала себя свободнее. Гринграсс свыклась с мыслью, что отныне вампиры ее семья и не чувствовала в их обществе дискомфорта. Конечно, основную роль здесь сыграло, что Дафна была слизеринкой, а значит, из всего извлекала для себя выгоду и могла умело обыгрывать ситуацию. - Там много интересного и красивые каменные статуи древнегреческих богов. И знаешь, Флер, тебе стоит поселиться в восточном крыле. Из окон там открывается вид на озеро и атмосфера не такая угнетающая, - невозмутимо закончила Гринграсс.
   Дафна решила, что раз уж у нее не выйдет избавиться от Делакур, то следует налаживать отношения. Если им придется делить одного молодого человека, то будет не лишним высказать все свои недосказанности и расставить все точки над "i". И, будучи слизеринкой, Гринграсс решила подойти к делу со всей осторожностью.
  - Дафна права, - согласился Поттер, - тебе будет там удобнее всего.
  - Я думала, что мне удастся вернуться домой, - озвучила свои мысли вейла. - Родители, наверное, волнуются из-за моего скоропостижного исчезновения из Хогвартса. Все же, я исчезла неожиданно, никого не предупредив.
  - Сын, я полагаю, вам нужно поговорить, - тактично заметил князь, поднимаясь. - Через час я жду тебя в своем кабинете, - с этими словами Владыка скрылся за дверью, оставляя девушек наедине с Гарольдом.
  - Если мы все покончили с завтраком, - получив в ответ два согласных кивка, вампир продолжил: - предлагаю переместиться в мою комнату. Там мы сможем спокойно поговорить, и вы наконец-то мне сообщите, каким это образом вас угораздило оказаться на Гриммо, - прищуренный взгляд изумрудных глаз.
  Через десять минут их троица с удобством расположилась в апартаментах наследника.
  - Я вас внимательно слушаю, - взгляд юноши метался между двумя девушками.
  - Понимаешь, - замялась Дафна. - После твоего ухода к директору я начала волноваться. Притом кольцо нагрелось, предупреждая об опасности... Я испугалась за тебя и не смогла придумать ничего лучше как отправится к Флер. Вдруг ты у нее или же, она знает, куда ты запропастился. Мы поговорили...
  - Дальше можешь не продолжать, - прервал ее вампир. - Знаю я ваши разговоры.
  - Мы переживали, - вмешалась Флер.
  - Какое, однако, единство, - с сарказмом произнес Гарольд, - а я-то думал что вы друг друга возненавидите. На деле же оказалось совершенно иначе.
  - К твоему сведенью мы не какие-то магглы, а воспитанные леди, - огрызнулась Дафна. - При необходимости мы можем цивилизовано общаться. Или ты рассчитывал, что мы кинемся друг на друга с намереньем выцарапать глаза? - лукавый взгляд.
  - Этого, - многозначительный взгляд, - мне бы меньше всего хотелось. Просто для меня странно, что вы так быстро сошлись.
  - А мы не сошлись, - прямой ответ. - Нас объединила одна беда. Мы переживали за твое исчезновение и позабыли о собственных недоразумениях, - ответила Флер.
  - Да и, как ты сказал, - мы в одной упряжке. Одна семья... А в семье бывает всякое, и ссоры и примирения, но все это должно происходить за закрытой дверью. Хогвартс и особняк Блэков не лучшее место для выяснения отношений. Ты так не считаешь?
  - Считаю, Дафна, - решительный кивок. - Раз отношения благополучно разрешились, то наконец-то поясните: как вы оказались на Гриммо?
  - Нас туда доставил Дамблдор, - ответила вейла. - Когда мы тебя искали, то прибегли к помощи профессора Флитвика, а уже затем отправились для разговора к директору. А дальше все произошло настолько быстро, что мы не успели ничего понять... Эта чертова птица Дамблдора и, вот мы уже не в Хогвартсе.
  - Да, - подтвердила Гринграсс. - Мы пытались что-то выяснить, но не смогли. Нас заперли в какой-то комнате, как каких-то преступниц и велели сидеть тихо... Когда я попыталась выйти и расспросить портрет при входе где мы и что, собственно, происходит, мне по пути повстречался Рональд Уизли и Грейнджер со своей манией величия. Они пытались мне что-то втолковать о своем Ордене и борьбе с Темным лордом.
  - Да-да, - подтвердила Флер, - а при виде меня Рональд краснел и начинал заикаться. Поэтому нам не удалось ничего толком узнать, лишь то, что мы находимся в особняке Блэков в Лондоне. Здесь же расположен штаб Ордена Феникса возглавляемый Альбусом Дамблдором.
  - Значит, вас схватили и держали в заточении, - пришел к выводу Гарольд. - Прав был отец, говоря, что Дамблдор попытается воспользоваться вами, чтобы добраться до меня. Странно, что старик не использовал свой козырь...
   В помещение повисло молчание.
  - Ладно, я к отцу, - спустя минуту заговорил вампир. - Нужно снять эту дрянь, - презрительный кивок на браслет.
  - А как же мои родители? - встрепенулась Флер.
  - Напиши им и сообщи, что погостишь в замке моей семьи.
  - Но...
  - Никаких "но". Если Дамблдор рискнул использовать вас как рычаг давления на меня, то неизвестно, что придет в голову Волан-де-Морту. Сейчас вам обеим лучше побыть здесь. Ясно?
  - Да, - с неохотой ответила Флер.
  - Дафна, - вопросительный взгляд.
  - Я еще вчера попросила одного из вампиров отправиться в Гринграсс-мэнор и сообщить моим родителям, что я с тобой, - ответила слизеринка. - Так что они не станут волноваться.
  - Предприимчиво, - одобрил Гарольд.
  - А как же моя работа в Хогвартсе? - Флер все никак не хотела успокаиваться.
   Поттер несколько секунд внимательно смотрел на Делакур, всматриваясь в синие глаза.
  - Я не тиран, Флер, - когда он заговорил, его голос звучал устало, - и держать тебя силой здесь не намерен. Ты вольна делать все что хочешь... Считаешь нужным вернуться во Францию, возвращайся.
  - Я... не, - что хотела сказать Делакур, Поттер так и не узнал, поскольку та неожиданно разрыдалась. Речь ее стала несвязной, вперемешку со всхлипами.
   Гарольд не умел успокаивать, поэтому не нашел ничего лучше как обнять девушку.
  - Флер, что не так?
  - Все не так, - шепот. - Кто я для тебя, Гарри?
  - Девушка, которая мне нравится, - последовал ответ. - И опережая твой следующий вопрос: да, Дафна знает о наших отношениях и о том, что я хочу создать триаду. Если, конечно, ты согласна?
  - Да, - выдохнула Делакур. - Прости меня за все это, - неопределенный взмах рукой. - За эти два дня я слишком многое пережила, вот мои нервы и не выдержали. Я напишу родителям и сообщу о том, что побуду некоторое время у тебя в гостях.
  - Сообщи, - кивнул Гарольд. - И напиши Флитвику, должно быть, маленький профессор волнуется.
  - Да, он очень переживает за мое благополучие.
   Чмокнув на прощание обеих девушек, Поттер отправился в кабинет к отцу.
  
  ***
  
   В помещении помимо Влада находилось еще трое вампиров. Все они с интересом рассматривали браслет на руке юноши. Иногда между всеми тремя вспыхивали споры, в суть которых Гарольд не вникал. Он не знал и половины тех терминов, что употребляли мужчины и логично посчитал, что не сможет разобраться в их болтовне.
  - Князь, тот, кто создал этот браслет, знал, что делал, - наконец-то заговорил самый старый артефактор. Как Поттер понял - это маг, и ему больше сотни лет. - Просто так его не снять, не причинив вреда носителю.
  - И что же ты предлагаешь, Константин? - внимательный взгляд черных, словно ночь, глаз. - Есть шанс снять браслет, не причинив вреда моему сыну?
  - Я бы посоветовал отыскать хозяина этой вещицы или хотя бы мастера, что создал этот артефакт. На бороздах метала видны косые линии - это как своеобразная подпись мастера. Чэн Тэцзюнь создал браслет, а вот напитал его своей магией кто-то из твоих вампиров.
  - Значит, мне нужно отыскать этого Тэцзюнь, - это был не вопрос, а утверждение.
  - Было бы желательно. В металле есть какие-то примеси, которые мы не можем определить. А рисковать в этом деле не стоит.
  - Хорошо. Раз вы считаете все так, то так и поступим. Сегодня же я отправлю своих вампиров на поиски этого смертного.
  - Со слов моего старого знакомого, он живет где-то в монастыре.
  - Мои ищейки его найдут, - уверено заявил Влад.
  - Тогда мы воспользуемся твоим гостеприимством и воочию убедимся в красоте твоего замка. О нем ходят легенды среди вампиров и магов, тесно связанных с твоей расой.
   Цепеш кивнул и велел одному из низших вампиров показать гостям замок и убедиться, чтобы они ни в чем не нуждались. Гарольду же было решено каждые два часа давать кровь для поддержания сил.
  - Отец, а куда исчезла Мира? - задал вопрос парень. Ему в глаза сразу бросилось отсутствие наставницы. Вряд ли та бы, узнав о случившемся, не навестила своего подопечного.
  - В наших рядах завелся предатель, тебе это и так известно, - Поттер кивнул. - Я решил перестраховаться и отправил основную часть Высших по поручениям. Мира в Болгарии, решает вопрос с низшими вампирами. Недавно там вспыхнуло восстание, вот я и велел ей разобраться.
   Не найдя, что еще можно сказать, Гарольд оставил отца в одиночестве. Сам он хоть и знал Миру с младенчества, но не настолько доверял ей. Особенно все ухудшилось после ситуации с Флер. Осталось много недосказанности... Хотя юноша и не мог не согласиться, что Мире ни к чему подставлять себя под удар. Она слишком привязана к клану и к Владыке, чтобы решиться на подобную глупость.
  
  ***
  
   Ищейки к вечеру смогли отыскать Чэн Тэцзюня и притащили того в замок. Влад лично занялся его допросом и спустя двухчасовых пыток, в которых вампиры были необычайно сильны, мастер признался от кого получил заказ на изготовление браслета.
  Глава 49
   Влад Цепеш был в бешенстве. Взгляд тысячелетнего вампира пылал адским огнем, предвещающим врагам мучительную смерть. Клыки удлинились, чувствуя вкус крови.
  - Как ты посмела меня предать!? - вопрос был обращен к красивой женщине, стоявшей на коленях у подножья трона. С обеих сторон ее держали двое вампиров, не давая даже малейшей попыток вывернутся.
   В ответ последовал безумный смех. С уголка губ вампирши на каменный пол стекала струйка крови. Взгляд решительный и, в то же время, полон сожаления.
  - Князь... Я была всегда вам предана. Но с появлением этого мальчишки все изменилось, - презрительный взгляд. - Я умоляла вас отдать этого ребенка магам. Его место среди них, а не с нами. Он принес в наш мир лишь разруху... Вы были Великим Владыкой, под чьим руководством наша раса процветала... А затем все изменилось. Поддавшись уговорам мальчишки, вы развязали войну. Десятки моих собратьев погибло за безумные идеалы Волан-де-Морта. Я оплакиваю своего птенца, который поплатился за беспечность вашего наследника. Амир защитил вашего сына от смерти, ценой собственной жизни... И теперь вы спрашиваете, почему я возжелала смерти вашему наследнику? Я ненавижу его, больше чем вампир может ненавидеть оборотней... Ненавижу и презираю, за слабость. Он всегда останется смертным и, в результате, приведет нашу расу к гибели.
   Речь Миры была встречена гробовой тишиной. Вампиры боялись дышать, опасаясь навлечь на себя гнев князя.
  - Заприте ее в темнице, - скомандовал Влад, отворачиваясь. Он не мог смотреть ей в глаза. Отчасти Мира была права - Цепеш поставил благополучие сына превыше интересов клана и вампиров. Птенец Миры погиб, защищая Гарольда, и Влад понимал ненависть вампирши, но он даже в страшном сне не мог предположить, что та пойдет против него. Предаст...
  - Милорд, - пред Владыкой предстал молодой парень с рыжими волосами. - Разведчики доложили, что Мира на несколько часов покидала Болгарию. Прикажите допросить ее сопровождающих?
  - Да. Узнайте все, что только можно, - распорядился Влад. Он предполагал, что если Мира решила избавиться от Гарольда, то она должна была заготовить дополнительный план, на тот случай, если затея с браслетом не выгорит. Мира искала союзников... И как никто лучше на эту роль подходит Волан-де-Морт или Дамблдор. Последний мертв, а значит, остается Темный лорд.
   В зале стояла тишина.
  - Готовьте армию, скоро начнется решающая битва, - командующий кивнул и скользнул в тень. Остальные оживились, ожидая дальнейших указаний. Но Влад, не говоря больше ничего, покинул помещение. Сейчас его путь лежал в комнату сына, где мастера пытались снять браслет. С помощью крови Миры это должно оказаться не сложным, но все же кропотливым делом.
   Так и было, трое мужчин колдовали над артефактом, вынуждая того светиться всеми цветами радуги, жалобно трещать и нагреваться.
  - Почти закончили, - раздался уставший, но довольный голос.
  - Хорошо.
   Князь занял пустующее кресло и стал наблюдать за процессом. Минут двадцать ничего не происходило и вот, наконец-то, браслет издал жалобное потрескивание и раскололся на две части, опадая на пол. Сам Гарольд пребывал в беспамятстве - артефакт вытянул из него столько сил, что вампир не выдержал и потерял сознание.
  - Как состояние моего сына?
  - Он будет спать несколько дней, а затем еще неделю чувствовать себя истощенным. Магическое ядро практически полностью опустошено и чтобы восстановиться, ему потребуется время. В остальном все нормально.
  - Пусть все происходит само по себе. Не стоит использовать зелья и магию, - еще один голос.
  - Награду, о которой мы договаривались, вы получите после того, как мой сын полностью придет в норму.
  - Конечно, князь.
  
  ***
  
   Силы восстанавливались медленно. Голова нещадно болела, а тело словно пронзили раскаленные иголки. Ощущение не из приятных. Все это время вампир провел в постели и ему строго-настрого было запрещено подниматься.
   На пятый день магия начала восстанавливаться, а тело наполняться силой. Боль и ломота в теле постепенно сошли на нет, а самочувствие улучшилось. А спустя неделю наследнику князя позволили вставать. Первым делом направившись в ванную, где провалялся в горячей воде не меньше часа, Поттер с облегчением выдохнул. Браслет исчез, оставляя после себя черную полоску, что со слов мастеров, останется на всю жизнь, как напоминание. Выбравшись, юноша посмотрел в зеркало. Оттуда на него смотрело бледное, с пронзительными глазами цвета весенней листвы, лицо. Лицо осунулось, хотя казалось бы - куда еще сильнее. Темные круги под глазами и спутанные черные волосы. Поттер больше напоминал инфернала, чем живого человека.
  - Ужас, - прошептал он своему отражению. Благо палочкой ему позволили пользоваться, и с помощью магии он привел себя в относительный порядок. Одевшись, он спустился вниз, где столкнулся с Дафной.
  - Ты ужасно выглядишь, - прокомментировала слизеринка.
  - Я это и так знаю, - парировал Цепеш. - Что-то нового произошло, пока я был в отключке?
  - Не знаю, - честный ответ. - Твой отец нам ничего не сообщает, а другие вампиры не слишком разговорчивы. Но в атмосфере витает привкус надвигающейся бури.
  - Угу, - пробурчал Гарольд. - А где Флер?
  - Не знаю. Она передо мной не отчитывается, - недовольный взгляд.
  - Дафна, вы поссорились?
  - Эта вейла слишком самоуверенна, - огрызнулась та. - Все ей не так.
  - Дафна, - Поттер чувствовал, что слизеринка лжет. - Что между вами произошло?
  - Ничего, - слишком поспешный ответ.
  - Посмотри мне в глаза, - слова прозвучали как приказ. Слизеринка отрицательно мотнула головой, продолжая смотреть в пол. Гарольд рыкнул и схватив девушку за подбородок, вынудил ту посмотреть ему в глаза. Синие омуты встретились с изумрудными. Перед глазами у вампира пронеслись недавние воспоминания и, узнав причину плохого настроения невесты, Гарольд поспешил покинуть ее сознание.
  - Дафна, это ничего не значит, - прошептал юноша.
  - Как же, - горький смешок. - С ней ты спал, а от меня шугаешься, словно от прокажённой.
  - Не говори глупостей, - отмахнулся Поттер и приобнял слизеринку.
  - А как же это понимать?
  - Я хотел, чтобы все было правильно, - последовал ответ. - С Флер у нас отношения первоначально начались с постели. Нам было хорошо вместе проводить время. С тобой же все иначе... Мы помолвлены.
  - Это оправдания, - не унималась Гринграсс. - Я тоже хочу знать, что нужна тебе.
  - Нужна, - заявил Гарольд, - но того, что ты хочешь, не будет, - решительный взгляд.
  - Значит, с ней тебе можно спать, а со мной нет!? Это как-то нечестно, тебе не кажется?
  - Дафна, не драматизируй, - Поттер уже подустал от словесной баталии. Как он мог донести до невесты, что хочет ее как девушку, но решил подождать ради ее же блага. Чтобы сделать все правильно, после официальной церемонии. - Не дуйся, - легкий поцелуй в уголок губ.
  - Пф, - Гринграсс недовольно поджав губы, отвернулась.
  - Капризная, - руки вампира сомкнулись на ее талии. - Хочешь, мы сегодня куда-то сходим?
  - Вдвоем?
  - Да. Только ты и я.
  - Да, - решительно кивнула слизеринка.
  - Сейчас мне нужно к отцу, а вечером я к тебе зайду, - напоследок поцеловав Дафну, Поттер отправился на поиски Флер. Если он не хочет, чтобы его семейная жизнь превратилась в Ад, следует сразу расставить акценты. Делакур поступила глупо, сообщая Гринграсс об их близости.
   Флер обнаружилась в своей комнате с книгой в руках. Увидев вошедшего, француженка радостно улыбнулась.
  - Я так рада, что с тобой все хорошо, - руки Делакур обвили шею парня.
  - Я этому тоже очень рад, - холодный ответ. - Флер, нам нужно поговорить.
  - О чем? - вейла насторожилась.
  - О твоем спектакле, что ты устроила Дафне.
  - А что я такого сделала или сказала? - непонимающий взгляд, вот только вампира этим взглядом не удалось одурачить. Делакур все прекрасно знала и более того - она специально провоцировала Дафну. А это недопустимо.
  - Зачем ты ей рассказала о нашей близости?
  - Но это же правда, - честный взгляд.
  - Это так, - кивнул вампир, - но ей об этом знать совершенно не обязательно. Своими словами ты сделала ей больно.
  - А мне не было больно, когда ты, оставляя меня, уходил к ней? Не было? - в запале воскликнула Делакур. - Я места себе не находила от волнения!
  - Ты - эгоистка, - заявил вампир.
  - Не больше тебя, - в таком же тоне ответ.
   Изумрудные глаза пылали гневом. Гарольд сжимал кулаки, чтобы не сделать какую-то глупость. Справившись со шквалом эмоций, он направился к выходу. После истощения, эмоции были не стабильны, как и магия, и он опасался в порыве гнева навредить вейле. Выяснение отношений лучше перенести на другое время.
  - Прости меня, - вдогонку ему прошептала Флер. - Это все из-за дурацкой ревности. Я не хотела говорить всего этого Дафне. Она ко мне отнеслась с пониманием. Приняла мои чувства. А я так повела себя...
  - Флер, вы мне дороги обе. Каждая по-своему. Но если передо мною встанет выбор, то я выберу Дафну. Так что не искушай судьбу.
   Эти слова отозвались болью в сердце вейлы, но она попыталась заглушить обиду. В конце концов, она знала, на что подписывалась. И это именно она влезла в их отношения как третье звено, а не Дафна. Прав Гарольд, ей следует следить за тем, что она говорит. Лишние конфликты ей ни к чему, притом сейчас, когда ее положение и так шаткое.
  
  ***
  
  Хоть Снейп и предал лорда, а затем напал на Поттера, нарушая один из пунктов договора, магия соглашения перебывала в раздумьях. Затаившись, она выжидала.
   Разумно оценивая, по одним ей известным критериям, готовясь наказать виновного. Из-за браслета на руке вампира вердикт был отложен. Но сейчас Гарольд чувствовал, как магия скопилась внутри него, словно шар, и готовится в любой момент нанести удар.
   Влад был готов к любому решению. Если виновным будет признан Темный лорд, то вампиры воплотят в жизнь свой план и, разрушив крестражи, нападут на Реддла, доделывая то, что магия договора не сможет. Если же Гарольд окажется виновным, то его ждет несколько часов ужасающей боли, а затем недели восстановления. Сейчас они оба сидели на лавке подсудимых...
  Вокруг Гарольда струилась магия. Своими кольцами, словно змея, обвивая юношу. С каждой секундой тиски сжимались все сильнее, покуда Поттеру стало трудно дышать. Решение принято...
  
  Глава 50
   Тем, кто нарушил договор, по воле магии, был признан Том Реддл, сейчас более известный как лорд Волан-де-Морт. Сила хлынула в него безудержными потоками, вынуждая Реддла упасть на колени и захрипеть от боли. Боль, что последовала дальше, была несравнима ни с чем, что маг пережил ранее. Тело враз пронзили тысячи раскаленных игл, раздирая его на части. Сколько длились эти пытки, Том не знал, время замедлило свой бег. Секунды превратились в вечность...
   Катаясь по полу, Реддл метался в агонии. Единственные мысли, что проносились у него в голове, это мольбы, чтобы скорее все прекратилось. Что он останется жив, Том не сомневался. Он верил в свои якоря, что удерживали его душу в этом мире.
  
  ***
  
   Магия признала Волан-де-Морта виновным, к радости Гарольда. Несколько часов мучительной боли для Реддла обеспечены.
  - Отправляйтесь в пристанище Темного лорда и найдите там его змею. Эта тварь должна быть уничтожена любой ценой, - дал распоряжение вампирам князь.
  - А как же Том? - осведомился Гарольд.
  - Без крестражей - он обычный смертный. Убив змею, я займусь Реддлом.
  - А как же медальон, что он передал нам?
  - Он будет расплавлен, - вкрадчивый ответ.
  - Если мое присутствие больше не нужно, я займусь нашим предателем. Давно пора разобраться со Снейпом, - в голосе послышалась кровожадность.
  - Он полностью твой, делай с ним что хочешь.
  - А какая участь ждет Блэка и других Орденцов?
  - На них положили глаз молодые вампиры. Я решил подарить пленников им. Нам нет никакого прока с них, а так они послужат примером для остальных магов. Смертные забыли о том, кто мы есть и какая у нас сила, посчитав себя вершителями судеб, - заявил Влад. - Да и хорошие слуги еще никому не помешали.
   Гарольд ухмыльнулся. Худшего наказания, чем стать рабами, притом для темных тварей, как вампиров называли волшебники светлой стороны, не придумаешь. Блэку и его дружкам из ордена остается пожелать успехов, а уж веселой жизнью они обеспечены до конца своих дней. Хотя все в их руках. Если они смогут исправиться и принести помощь их расе, то в перспективе могут стать вампирами. Но в последнем Гарольд сильно сомневался, зная о нраве Сириуса, Грейнджер и семейки Уизлей. Правда, с последних здесь присутствовали лишь двое старших братьев.
   Решив не заморачиваться о судьбе этих магов, юный наследник отправился в темницу, где держали зельевара. Этот индивидуум заботил его куда больше, а особенно месть ему, за все грешки.
  - Профессор, какая встреча, - с ядом в голосе произнес вампир. - Я же предупреждал, что тебе не стоит вставать на моем пути. Моя месть будет ужасающей. Круцио твоего Господина, по сравнению с тем, что для тебя приготовил я, покажется манной небесной.
  - Мальчишка, - прохрипел Снейп.
  - Да, это я - Гарри Поттер, Мальчик-который-выжил, Герой Пророчества и еще много кто. Человек, которого ты поклялся на могиле любимой женщины защищать, - зельевар дернулся, словно от пощёчины. Черные глаза с ненавистью смотрели на вампира. - Женщине, в гибели которой ты сам и виновен.
  - Это Лорд ее убил, - воскликнул охрипшим голосом Снейп.
  - Да-да, - отмахнулся Поттер, - но лишь после того, как узнал Пророчество, которое ты так любезно сообщил своему Господину. Ты - жалкий предатель, - ухмылка.
  - Тогда кто же ты, Поттер!?
  - Я... - Гарольд замолчал, изображая то, что задумался. - Видишь ли, в отличие от тебя я не предавал людей, которых считаю своей семьей. Да, не спорю, за мной тоже водятся нелицеприятные поступки. Но, я никогда не воткну нож в спину... В этом наша разница с тобой, Снейп. А вот ты и Дамблдор просчитались, решив, что я предам отца. Человека, - смешок, - который спас меня от жизни ужаснее смерти - рабства. Или ты думаешь, семейка моей матери относилась бы ко мне как к сыну? Нет, этого бы не было... Для них я был бы ничтожеством, жалким ублюдком, ненормальным... Ну да ладно, что это я разоткровенничался, - вампир замолчал.
  - Ты темная тварь, не достойная жизни.
  - Да-да, - с весельем подтвердил вампир. - Но это возвращает меня к тому, зачем я сюда пришел. Знаешь ли, вампиры за свою долгую жизнь многое успели узнать. А особенно все, что касается боли и пыток. Полагаю, ты со мной согласишься, что попросту убив тебя, я не получу удовольствия... Этот процесс нужно растянуть на долгие часы, дни... Я буду упиваться твоей болью, - улыбка как у маньяка.
   "А если во мне проснется сочувствие к такому ничтожеству как ты, то я одену на тебя ошейник и заставлю выполнять все мои прихоти. Превращу в раба, который будет стараться угодить своему хозяину", - мысленно продолжил Гарольд.
  - Ты не получишь такого удовольствия, - захрипел Снейп.
  - Ах, ты о яде, - ответил Поттер, - вампиры его обезвредили, так что не надейся на легкую смерть, ничтожество.
   Пожалуй, это впервые за весь диалог на лице у зельевара появились истинные эмоции - страх, он чувствовался везде. Его вампир мог ощутить даже на вкус.
   Следующий час Поттер испытывал нервы зельевара, пытаясь заставить того молить о пощаде. Нужно отдать должное Снейпу, тот держался стойко. Вампир испытывал на нем некоторые заклинания его расы, что причиняли боль, но не наносили сильного вреда телу. Кое-где виднелись кровоточащие раны.
  - А с тобой интересно. Ты необычный экземпляр, - заявил Поттер. - Моим маленьким друзьям ты придёшься по вкусу, - в руках вампир держал небольшую шкатулку из металла. - Они проголодались.
   Крышка открылась и на оголенный живот жертвы посыпалось около десяти маленьких шариков. Первые секунды они лежали без движения, а затем ожили, превращаясь в жуков. На кончиках лапок имелись металлические наросты, похожие на коготки. Издав шипящие звуки, жуки начали метаться по оголенной коже. Острые зубы и когти раздирали ее, норовя взобраться внутрь.
   Несколько минут этой пытки Снейп молчал, но когда боль стала совсем невыносимой, не удержался и закричал.
  - Милые животные, не находите, профессор? - издевательский тон.
  - Ты порождение Тьмы, - хрипел Снейп. - Твое место в Аду рядом с Темным лордом.
  - О, не переживай, твой Господин скоро туда отправиться вслед за Дамблдором.
   Поттер мгновенно потерял интерес к мужчине.
  - Проследи, чтобы он не помер ненароком. Отец еще хотел у него что-то узнать, - слова адресовывались стоявшему позади вампиру. Презрительный взгляд в сторону Снейпа, и Поттер покинул подземелья.
  
  ***
  
   Любимицу Темного лорда удалось поймать, но и без жертв не обошлось. Яд змеи оказался смертельным для низших вампиров, в результате двое погибли. Сама любимица сейчас больше походила на фарш, чем змею. Магическими клинками, обработанными ядом василиска, ее искромсали, уничтожая крестраж внутри. Медальон, по распоряжению князя, уничтожили, делая Реддла смертным.
  - Когда решающая схватка? - в кабинете Влада собрались пятеро вампиров, в том числе Гарольд. - Я считаю, что с этим не стоит медлить. Мы должны нанести последний удар, покуда Лорд еще слаб, - зазвучал голос одного из Советников. - Наша раса и так понесла потери и не стоит их приумножать.
  - Согласен, - поддержал еще один.
  - Министерство разрушено. Оплот Света лишился своего предводителя. Остался лишь Волан-де-Морт и кучка Пожирателей. Убив его, мы откроем себе все дороги.
  - А я предлагаю подождать, - заявил третий. - Нам не известно, что за козыри припас Реддл. Мы должны действовать осмотрительно.
   Гарольд не вмешивался в разговор старших. Помалкивая, слушал их высказывания.
  - Нет, нужно атаковать сейчас, - возразил вампир.
  - Тише-тише, - призвал всех к порядку Влад. - Давайте будем благоразумны. Устраивать балаган нам ни к чему.
  - Уничтожим мы Волан-де-Морта, свергнем Министерства, и кто станет у власти? Никому из нас лишние проблемы не нужны, - послышался голос Советника.
  - У меня есть одна кандидатура на должность министра. Если никто из вас не согласится взять на себя управление, то придётся прибегнуть к этому варианту, - задумчиво произнес князь.
  - Кто это? - всем, в том числе и Гарольду было интересно кто это.
  - Люциус Малфой, - заявление повергло Поттера в шок. - С него выйдет толк. Он умеет уговаривать и знаком с делами. Притом против вампиров он не посмеет пойти. А как гарантию верности можно использовать его сына. Единственного наследника.
  - Если так, то неплохой вариант. Маг будет руководить своими собратьями, а мы им.
   Все согласно закивали, считая этот вариант удачным.
  - А почему не образумить Реддла и не отдать ему борозды правления? Он куда лучше Малфоя справится с обязанностями, - впервые за весь разговор заговорил Гарольд. Идея Люциуса - министра ему в корне не нравилась. С этим блондином они не сошлись во мнениях и недолюбливали друг друга. Вот вампир и считал - лучше отдать управление страной Реддлу, чем Малфою. Но если бы ему предоставили выбор, то Гарольд не выбрал ни одного из этих господ. Оба своевольные и одному Мерлину известно, что у них в голове.
  - Я думал над этим, - согласился князь. - Но где гарантии, что Волан-де-Морт не попытается пойти против нас, через год-второй?
  - Свяжем его договором.
  - Любой договор можно обойти, тебе ли не знать, сын мой, - насмешливый взгляд.
  - Да, но...
  - Я понимаю, что тебе не нравится Малфой.
  - Он - жалок. Притом, предатель. А человек предавший раз, предаст еще.
  - А мне эта идея не показалась безумной, - поддержал Гарольда один из советников.
  - Это все из-за того, друг мой, что ты положил глаза на него, - язвительный голос.
  - Ничего подобного. Но я должен отметить талант мальчишки. С него бы вышел неплохой вампир.
  - Уж увольте, от такого дополнения к моему клану, - отмахнулся Влад. - От него проблем не оберешься.
  - Я все же за Волан-де-Морта. И даже более - я готов его проконтролировать.
  - Если ты уж сам подписываешься на это, притом добровольно, - засмеялся Владыка, - так тому и быть. Только потом не жалуйся. Если Реддл что-то сотворит, спрос будет с тебя, мой старый друг. Но все же, Малфоя мы оставим на всякий случай. Жаль убивать такой достойный экземпляр.
  - Я прослежу за этим смертным.
   Решение было принято, осталось только его сообщить Волан-де-Морту. Гарольд сомневался, что Реддл обрадуется таким переменам в их плане. Он-то не дурак и знает, что под чутким надзором вампира ему свои махинации не провернуть. Тот будет словно коршун нависать над Реддлом, не давая сделать шагу влево или право, лишь вперед. Лишая воли и порабощая... Почти что рабство, лишь в красивой обертке. Министр. Первый человек в магическом мире Англии, а на деле - цепной пес вампиров, призванный выполнять их волю.
  
  ***
  
   Все шло не по тому плану, как запланировал Том. Вампиры оказались своевольными существами, которыми практически невозможно управлять. Они демонстрировали силу и отказывались подчиняться ему.
   Оборотни под руководством Грейбека тоже не внушали доверия. Эти шавки возомнили себя выше него - лорда Волан-де-Морта и других чистокровных магов. И даже то, что Реддл запустил в Грейбека смертельное проклятие, не разрядило ситуации. Оборотни захотели отомстить за своего вожака и напали на резиденцию Лорда, уничтожая больше половины Пожирателей.
  С приспешниками тоже было не все гладко. Люциус, Долохов, Розье и еще несколько человек неожиданно перестали отвечать на зов Меток. Скрывшись в своих поместьях под родовой защитой, они избегали всех встреч с Томом. Это могло означать лишь одно - они предали его, как и Снейп.
   А дальше начался полнейший ужас, магия договора посчитала его неверным слову и наказала. Несколько часов Том катался по полу, пытаясь справиться с болью. От смерти его спасли лишь крестражи. И вот, он пришел в себя - потрепанный, обессиленный, но главное, что живой. И очередное потрясение... Вампиры проникли в его поместье и, отыскав Нагайну, уничтожили крестраж. И если договор разорван, то не стоит надеяться, что медальон все еще цел. А значит, у него больше нет якорей.
   И тут к нему заявилась одна из приближенных Владыки вампиров с заманчивым предложением. Мира, так ее звали, предлагала Лорду полное господство над магическим миром Англии, если тот поможет ей. Требовалось захватить семьи Гринграссов и Делакуров. Реддл не был идиотом, и сразу понял, чем ему сулит такой поступок, но с другой стороны - терять ему уже было нечего. Согласился.
   Гринграсс являлись его сторонниками, поэтому захватить их не составило огромного труда. Спастись удалось лишь младшей дочери, перебывавшей в Хогвартсе. А вот с Делакурами возникли сложности. Мало того, что они подданные другого государства, так и не последние люди во Франции. Глава рода был близким другом министра Франции и просто так к нему не подобраться. И все же, после первой провальной попытки, их удалось заточить в доме своего покойного папаши в Литтл-Хэнглтоне.
   Реддл сидел на своем троне и размышлял о том, как же быть дальше. Вампирша, с которой у него была договоренность, не выходила на связь. Они договаривались сегодня встретиться, но та так и не объявилась. Том начал подозревать худшее, когда в зале неожиданно потемнело. Молниеносно выхватив волшебную палочку, Темный лорд попытался разогнать Тьму. Но ничего у него не вышло, как и у Пожирателей, находящихся в этот момент в зале. Они махали своими палочками, пытаясь наколдовать Люмос. Тьма окутала все вокруг, не желая расступаться. А в следующую секунду под потолком вспыхнули десятки свечей, открывая Тому взор на десяток силуэтов в темных балахонах с накинутыми капюшонами.
  - Том Марволо Реддл, - насмешливый голос разбил тишину, - вот и настал день расплаты, смертный.
   Реддл сразу узнал говорившего - это был Владыка вампиров. Черные глаза без интереса смотрели на Волан-де-Морта. Другие вампиры стояли позади, не двигаясь.
  - У меня есть к тебе предложение, смертный, и в твоих интересах его принять.
  
  Эпилог
   В этом году зима была особенно сурова. Стояли крепкие морозы. Земля покрылась искристым снегом, что скрипел под ногами при каждом шаге. Деревья украсились в красивые узоры из инея. В пушистый снег спрятались молоденькие елочки.
   Стоя у окна своего кабинета, я наблюдал за всем этим великолепием и любовался тем, как двое озорных мальчишек носятся по заснеженному саду, играя в снежки. Позади них причитая на все лады, бегал домовик, а немного в стороне стояли мои любимые женщины. Флер и Дафна... Кто бы мог подумать, что из нашего союза - триады, может выйти толк. Когда я предлагал подобный брак, то и сам мало верил в то, что нам троим удастся ужиться, а особенно это касалось моих девочек и их взаимоотношений между собой. Первое время они совершенно не ладили. Ругались по всяким мелочам и всячески портили жизнь друг другу и мне в том числе. Мне приходилось изворачиваться, чтобы не поддастся на их уловки. И в один день мое терпение не выдержало - я не смог придумать ничего лучше, чем запереть этих двоих в комнате и велеть разобраться со всеми проблемами раз и навсегда, и покуда они этого не сделают, пригрозил не выпускать. Действенный метод, как я узнал позже.
  Не знаю, о чем Флер с Дафной говорили, но после того случая их поведение и отношение друг к другу изменилось. Они стали терпеливее и внимательнее. Каждая перестала тащить одеяло в свою сторону. И я наконец-то вздохнул с облегчением. Мне начала нравиться наша семейная жизнь... Вечера у камина и разговоры обо всем на свете. Совместные поездки и просто прогулки под луной.
   Первый год после свадьбы, что состоялась через месяц после того, как Реддл стал министром, мы провели путешествуя. Дафне давно хотелось увидеть маггловский мир собственными глазами, да и магический тоже. Узнать, как живут маги в Болгарии, Китае и других странах. Посчитав, что это интересный опыт, я не стал отказываться, и мы отправились в путь. Первым городом, где мы остановились, как ни странно, стал Рио-де-Жанейро. Выбран он был из-за живописной местности, среди зелени, что и придавало ему особый шарм. Там мы провели около недели и побывали на бразильских карнавалах и посетили знаменитый пляж, что был визитной карточкой Рио.
   Дальше наш путь лежал в столицу Японии - Токио. Это был воистину огромный город, с величественными зданиями и архитектурой. Ночью тысячи токийских зданий переливаются неоном, создавая захватывающие виды, на что мы успели полюбоваться воочию. Мы даже посетили парк вертолетов, созданный магглами и успели прокатиться на парочке из них.
  Дальше мы побывали в Дубае, а затем отправились в столицу Франции - Париж. Флер захотелось увидеть родные места, вот мы и решили насладиться красотой Эйфелевой башни. Побывав там, мы не смогли не посетить семью Делакуров. В свете всего этого можно с уверенностью заявить - первый год совместной жизни мы провели отлично. Наш медовый месяц затянулся на долгое время, но все хорошее имеет привычку заканчиваться, так и наше путешествие. Пришла пора возвращаться в Англию, где после войны между Темным лордом и Светом началась полная реконструкция. Министерство и его чиновники претерпели огромные изменения. Зажравшиеся маги были уволены, а на их места назначены угодные вампирам люди. В основном, это были бывшие Пожиратели, которых контролировали вампиры, не давая им наделать глупостей. Министром стал Том, который за последнее время стал вменяемее. Больше не кидался "Авадами" и "Круцио" направо и налево.
   В остальном, жизнь возвращалась в прежнее русло. Хогвартс как был школой для детей волшебников, так и оставался, только в этот раз там всем заправлял Филиус Флитвик. Мой бывший декан оказался хорошим директором, кандидатуру которого одобрил сам Хогвартс. И вот уже как четыре года он занимал эту должность, возвращая школе былое ее величие.
  Из своих мыслей я вынырнул, когда почувствовал на своем плече чью-то ладонь. Оторвавшись от созерцания картины за окном, я обернулся и столкнулся взглядом с черными глазами. Отец, все эти шесть лет, был рядом, поддерживая и направляя. После предательства Миры он о многом успел подумать и прийти к выводу, что, чтобы занять его место и стать достойным Владыкой, мне нужно учиться и учиться. Чем я и занимался под его руководством.
  - Ты давно никуда не выезжал из замка, - послышался его тихий голос. - Тебе нужно отдохнуть от рутины, заодно свози мальчишек и моих прекрасных невесток на отдых.
   В черных глазах при взгляде на моих сыновей появлялась нежность, а эти негодники этим пользовались. Они веревки вили из Влада, а тот им это позволял.
   Старший из моих сыновей - Тамаш Цепеш, был похож на Флер, только волосы не золотистые, а как у меня, черные, и глаза зеленые, такого насыщенного цвета, прямо как два изумруда. Но вот характером он пошел полностью в моего отца, такой же целеустремленный и энергичный. Он как маленький ураганчик носился по замку, снося все на своем пути. Позади, поддерживая свою пышную юбку, семенила Флер, не доверяющая воспитание сына слугам. Хотя я ее понимал, этот чертенок в свои неполные четыре года, был истинным наследником Цепешей. И не удивительно, что слуги слушались его, так же, как и Влада... Стоило этим изумрудным глазам посмотреть с мольбой на кого-то, как все желания тут же исполнялись.
   А вот Дамиан Цепеш-Поттер, мой младший сын, которого мне родила Дафна. Он являлся полностью моей копией, с ее глазами, был полной противоположностью своему брату. Несмотря на свои три года, он был смышленым ребенком и частенько проводил время в компании Влада, упрашивая того рассказывать какие-то интересные истории. У тысячелетнего вампира таких рассказов за всю жизнь насобиралась уйма, поэтому он с радостью делился ими. Усадив моих сыновей у камина со стаканами молока и печенюшками, он рассказывал о принцах и принцессах, драконах и сказочных феях. Несколько раз даже показывал магических существ вживую, чем еще больше подпитывал интерес детей.
  - Да, ты прав, - выныривая из водоворота своих мыслей, я кивнул отцу. Все же тот прав - давно мы не ездили всей семьей на отдых. Вечно у меня были какие-то важные дела, которые не терпели отлагательства. Да и давно мы навещали Гринграссов и Делакуров. Те, несомненно, соскучились по дочерям и внукам. Пора бы их навестить...
  - Поезжай, а дела никуда от тебя не убегут. Гоблины подождут, а Реддл ничего не натворит за неделю-вторую, что ты проведёшь с семьей.
   Отец как всегда прав. Благодарно кивнув ему, я, не утруждая себя одеться потеплее, переместился на поляну, где вовсю шла война снежками.
  - Папа, - первым меня увидел Дамиан и тут же рванул в мою сторону. Я предусмотрительно раскрыл объятья и маленький ураганчик потеснее прижался ко мне. - Он играет нечестно, - пожаловался ребенок, обиженно сверкая своими синими глазами. - Я не пользуюсь магией, а он...
  - Папа, это не правда. Я честно играл, - возразил второй мой сын, подбегая. - Я же не виноват, что он, - кивок в сторону брата, - такой неповоротливый.
  - Это я неповоротливый... да я, тебе сейчас покажу, - чертенок попытался вырваться из моих объятий и кинуться на Тамаша, устраивая второй раунд игры в снежки.
   По саду разносился веселый смех моих сокровищ.
  - Дорогой, - ко мне подошла Дафна, а вслед за ней Флер, - тебе стоило одеться.
  - Стоило, - согласился я. На самом деле я себя прекрасно чувствовал. Для вампира не имели значения перепады температуру, так что, как в плюс тридцать, так и в минус двадцать, я чувствовал себя одинаково прекрасно. - Вы уже давно здесь, так что пора забирать этих воителей и идти в замок греться. Им не помешает выпить чая с булочками, как и вам, мои прекрасные леди, - я по очереди поцеловал своих жен в прохладные щеки.
  - Тамаш, Дамиан, пойдемте в замок.
  - Но папа, - попытался закапризничать старший сын, но тут же замолчал. Он знал, что со мной его штучки не проходят и щенячий взгляд не действует, поэтому вслед за братом покорно побежал к нашему дому.
   Все же, жизнь удалась. У меня есть все, о чем только можно мечтать - две прекрасные жены, которые подарили мне самых лучших сыновей. Чего можно еще желать... Не забудьте оставить свой отзыв: https://ficbook.net/readfic/1790831
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"