Дяченко Светлана Владимировна: другие произведения.

Темная душа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.78*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я решила переделать свой фик. Увидим что с этого выйдет. Герой победил злодея - про героя можно забыть! Так рассудили волшебники, оставив годовалого Гарри Поттера на крыльце магловского дома. Теперь магический мир вынужден будет дорого заплатить за подобную небрежность. Ведь злодей скоро вернется, и кто знает, как лягут карты на этот раз.

  Название: Темная душа
  Автор: Леди Селестина
  Бета/Гамма:
  Пейринг: Гарри Поттер, Драко Малфой, Флер Делакур, Лили и Джеймс Поттеры и многие другие.
  Рейтинг: R
  Тип: джен
  Жанр: AU/ приключения
  Размер: макси
  Статус: закончен
  Дисклаймер: Герои ГП принадлежат ДЖ. Роулинг.
  Аннотация: Я решила переделать свой фик. Увидим что с этого выйдет.
  Герой победил злодея - про героя можно забыть! Так рассудили волшебники, оставив годовалого Гарри Поттера на крыльце магловского дома. Теперь магический мир вынужден будет дорого заплатить за подобную небрежность. Ведь злодей скоро вернется, и кто знает, как лягут карты на этот раз.
  Предупреждения: Плохой Дамблдор, но не совсем гад. Темный Гарри/Гарри на темной стороне, родители Поттера живы и у него есть брат с сестрой. Распределение на другой факультет. И конечно же, нестандартный пейринг, но это в будущем.
  
  Пролог
  
  
  Перечитав свой фик "Знание - это власть" я отыскала в нем кучу ляпов. После долгих размышлений было решено переписать все с первой главы.
  Посмотрим куда меня заведет фантазия. В фик будет внесено множество измений, вплоть до полнейшего изменения.
  
  
  Пролог
  
  - Это место станет твоим новым домом на ближайшие десять лет, наш маленький спаситель, - с улыбкой проговорил Альбус Дамблдор, укладывая завернутого в одеяло Гарри Поттера на крыльцо дома номер четыре по Тисовой улице. - Ты должен быть готов к предстоящему. Жизнь здесь хорошо подготовит к тому, чтобы я мог вести тебя нужным путем во имя Света.
  Постучав в дверь, старый волшебник сразу же аппарировал. В тот момент он даже не мог предположить, что история Тома Реддла может повториться.
  В доме раздались торопливые шаги, затем открылась дверь. На пороге стоял крупный мужчина. Посмотрев вниз, он увидел завёрнутого в одеяло ребёнка и прикрепленный конверт.
  - Петунья! - крикнул Вернон во весь голос. Через несколько секунд на лестнице послышались торопливые шаги, после чего на пороге показалась женщина невзрачной внешности. Она взяла у мужа письмо, которое тот держал в протянутой руке, и открыла его:
  "Уважаемые мистер и миссис Дурсль. Прошу Вас приютить у себя сына вашей сестры Лили Поттер, в девичестве Эванс.
  Искренне Ваш, Альбус Дамблдор".
  ***
  
  Прошло 10 лет с того дня, как Дамблдор оставил маленького мальчика на крыльце дома номер четыре.
  Сейчас было одиннадцать часов утра, поэтому всё семейство Дурсль собралось на кухне, чтобы позавтракать. Петунья накрывала на стол, Вернон, как всегда, читал утреннюю газету, а их сын Дадли поглощал уже вторую порцию бекона.
  На лестнице послышались тихие шаги, и в кухню неторопливой походкой вошел темноволосый подросток. На бледном лице ярким пятном выделялись зелёные глаза. Их взгляд был слишком цепким и серьезным, чтобы принадлежать одиннадцатилетнему мальчишке. Прямой нос, бледные губы и странный шрам в виде молнии, который проглядывался сквозь челку на лбу. Знак, который ему оставил темный колдун почти десять лет назад. Проклятие и в то же время дар...
  Гарри Поттер - так звали парня.
  Спустившись на кухню, он окинул "любимых" родственников холодным взглядом и сел за стол. К нему сразу же подскочила тётя и подала тарелку с едой, а вот дядя бросил на племянника недовольно-настороженный взгляд. По дороге чмокнув жену в щеку, он отбыл на работу. Его примеру последовал и Дадли, который, пискнув что-то, быстро убежал в свою комнату. Гарри на это только ухмыльнулся.
  Поттер привык к такому поведению родственников. Они его опасались. И нужно признать, что небеспричинно. С самого детства мальчик понял, что он особенный, не такой как все. Когда Гарри злился, что-то могло загореться или взорваться. В такие моменты он мог даже заставить предметы летать по дому.
  Когда ему было девять лет, то стало известно о его умении говорить со змеями. Произошло это открытие совершенно случайно и неожиданно для мальчика. Небольшая змейка, неизвестно каким образом оказавшаяся в их саду, в попытке защититься хотела напасть на парня, но, услышав из его уст шипение, замерла на месте. А дальше, было странное знакомство. Из их разговора брюнет смог выяснить, что до этого какой-то мужчина держал рептилию в аквариуме, но змее удалось сбежать сквозь щель в крышке, после чего Поттер и нашел её в саду тёти. После этого дня змейка стала его верной компаньоншей. Рептилия оказалась весьма умной и смогла о многом рассказать тогда еще маленькому мальчику.
  До девяти лет Гарри делал всю работу по дому. Родственники его не любили: за плохо исполненные обязанности его били или запирали в чулане, а затем не кормили по нескольку дней. Он ходил в старых обносках Дадли, которые ему были на несколько размеров больше и висели бесформенным мешком. У него не было друзей, все считали его ненормальным. Тётя всем соседям рассказала, что родители мальчика были алкоголиками, поэтому и погибли в автокатастрофе. Это привело к тому, что с ним никто не хотел дружить. Взрослые обходили стороной, считая хулиганом и ненормальным. Единственным человеком, который нормально к нему относился, была старуха, жившая по соседству. Миссис Фигг - так звали старую кошатницу. Она присматривала за мальчиком, Дурсли уезжали куда-то, и угощала его твердым печеньем.
  Но однажды все изменилось.
  В один день дядя в очередной раз избил его за то, что он плохо вымыл машину. Да так сильно, что Гарри потерял сознание. Боль словно сорвала какие-то ограничители, высвобождая невидимую силу. Несколько часов, что он провел во Тьме, сильно изменили мальчика. Боль, страх, любовь, жалость... Всё исчезло куда-то, уступая место пустоте и холоду, пожирающему изнутри. Гарри чувствовал, как леденеют кончики пальцев. Холод ледяными иглами пронизывал каждую клеточку его тела. Он плотным коконом окутывал хрупкое тело, лишая даже малейшего шанса на сопротивление.
  Ты слаб... Сдайся... Покорись... Прими нас...
  Гарри слышал этот зловещий шепот, а в следующую секунду его накрыла Тьма. Очнувшись, он ощутил внутри себя пустоту и ненависть, ненависть, которая не принадлежала ему.
  В этот момент все изменилось.
  Частица души Тома Реддла, так долго дремавшая в теле маленького мальчика и сдерживавшаяся магией ребенка, наконец-то почувствовала прилив сил. Боль смогла разрушить все блоки и позволить темным росткам пустить свои корни в светлую душу мальчика, заполняя её своей тьмой. Изменяя её и все вокруг...
  
  Глава 1
  
  
  Шли дни, которые складывались в месяцы, затем в годы. Частица темной души, по неосторожности попавшая в живого носителя, подпитываясь ненавистью и болью, пустила свои корни в тело ребенка, порабощая и подчиняя его. Крепкими сетями тьма оплела душу ребенка, поглощая ее свет и наполняя самые дальние частицы тьмой.
  За два года, что прошли с момента перерождения, Гарри Поттер изменился до неузнаваемости, как внешне, так и внутренне. Не было больше испуганного мальчишки, боявшегося даже собственной тени. Исчез страх перед родственниками и окружающими. Гарри был очень красивым ребенком. Вот только эта красота была какой-то холодной. Пугающей. У него были чёрные волосы с одной седой прядью в челке, которая, спадая на лоб, закрывала знаменитый шрам. Правильные черты лица, слегка полноватые губы и светлая кожа. Единственным, что особо привлекало внимание в его внешности, являлись глаза, ярко-зеленые, словно два изумруда. Вот только они были какие-то пустые: в них не сияли озорные огоньки, обычно светившиеся в глазах счастливых детей. Казалось, что во взгляде отсутствовала жизнь. Это не были глаза ребёнка.
  Гарри Поттер отличался от своих сверстников во всем. В то время как одиннадцатилетняя ребятня мечтала о сладостях и новых играх, у парня были совсем другие желания. Признание - вот что прельщало Героя, вот что он так яростно жаждал иметь.
  ***
  
  В дверь дома номер четыре по Тисовой улице негромко позвонили. В это время всё семейство Дурслей находилось дома. Дядюшка со своим любимым сыночком-жирдяем смотрели телевизор, а тетушка хлопотала на кухне. Сам же Поттер сидел в своей комнате и, как обычно, читал книгу. Чтение, помимо разговоров с хладнокровной любимицей, было его любимым занятием. А впрочем, чем еще заниматься в этом убогом месте?
  Услышав звук колокола, Поттер поморщился. Вероятнее всего, что к ним приперся очередной тупоголовый дружок Дадли.
  Послышался звук открывающей двери и негромкий голос Петуньи. Через несколько минут в дверь комнаты Поттера постучали.
  - Да, - с недовольством отозвался Герой, отрываясь от чтения.
  Дверь открылась, и в комнату заглянула тетушка. Нервно закусывая губу, она старалась смотреть куда угодно, но только не на племянника.
  - К тебе пришли, - проговорила женщина и, не говоря больше ничего, поспешила уйти. Петунья побаивалась своего племянника и всех этих "ненормальных" вещей, что окружали его. И старалась свести их общение к минимуму, насколько это вообще было возможно.
  Поттер отложил книгу и поднялся. Он был удивлен. Друзей у парня не было, поэтому он даже не знал, кто мог его навестить. Возможно, кто-то из друзей его покойных родителей? Хотя вряд ли. Они десять лет о нем не вспоминали, а тут вспомнили. Гарри в этом сильно сомневался.
  Спустившись вниз, Поттер увидел в прихожей странную особу примерно сорока пяти лет, одетую в какие-то странные тряпки - назвать эти лохмотья одеждой у Поттера просто не поворачивался язык. На голове у этой леди была шляпа в виде конуса.
  Поттер с интересом рассматривая странную посетительницу в нелепом одеянии.
  - Мне нужен мистер Поттер, он здесь проживает? - спросила женщина.
  - Я - Гарри Поттер. А Вы, собственно, кто? И что Вам нужно?
  В ответ гостья окинула Поттера странным взглядом: он не был похож на своих родителей. Перед ней стоял подросток с красивыми чертами лица и стройной фигурой, презрительной улыбкой и надменным взглядом. Не таким она предполагала себе увидеть сына своих любимых учеников. Лили всегда была доброй, милой и заботливой девчонкой. Джеймс же был очень весёлым и задорным парнишкой, который частенько нарушал школьные правила, за что получал кучу отработок и лишал факультет уймы баллов. Возможно, все дело в родственниках мальчишки. Может это они воспитали его таким... Маленьким принцем, который смотрит на всех свысока и считает, что те ему что-то должны. Отбросив свои мысли, Минерва последний раз окинула Гарри Поттера изучающим взглядом и шагнула к нему ближе.
  - Профессор МакГонагалл, преподаватель трансфигурации в школе "Хогвартс", а также декан факультета Гриффиндор, - представилась Минерва.
  Поттер окинул её заинтересованным взглядом. Он не знал о чем идет речь.
  - А что это за школа такая, и где она находится? Трансфигурация и Гриффиндор? - задал вопрос юноша.
  "Значит, родственники ничего ему не рассказали", - с грустью подумала Минерва. Она-то надеялась, что сестра Лили расскажет племяннику всю правду о магии.
  - Хогвартс - это школа Чародейства и Волшебства. Гриффиндор - один из факультетов, всего их четыре: Рейвенкло, Гриффиндор, Хаффлпафф и Слизерин. Трансфигурация - наука, которую изучают в Хогвартсе, - объяснила она.
  В первые секунды Поттеру казалось, что его разыгрывают. Вдруг это запоздалый розыгрыш к первому апреля. Вот только взгляд этой дамочки был серьезным, и сама она не походила на шутницу. Выходит, она говорит правду.
  - А как попасть в этот ваш... Хогвартс? - заинтересовано спросил Поттер. - И вообще, как туда принимают учиться? Я более чем уверен, что мои родственники не подавали никаких документов в эту школу. - Конечно, не подавали. Дурсли опасаются своего племянника и не сделают ничего подобного за его спиной, опасаясь возмездия.
  - Вы, мистер Поттер, зачислены в Хогвартс с самого рождения, - заверила мальчика Минерва. Затем профессор протянула ему конверт.
  "Словно в прошлом веке живём", - мысленно хмыкнул Гарри. Ему больше привычным был телефон, чем письма. Сломав красную сургучную печать, он распечатал конверт и достал письмо, на котором было аккуратным почерком написано: "Школа чародейства и волшебства "Хогвартс"
  Директор: Альбус Дамблдор (Кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий Маг, Верховный Чародей Визенгамота, Всемогущий Волшебник, член Международной Ассоциации Колдунов)
  Уважаемый мистер Поттер!
  Настоящим, имеем честь уведомить, что Вы приняты в Хогвартскую школу чародейства и волшебства. К письму прилагается также список учебников и прочих необходимых принадлежностей.
  Начало учебного года - 1 сентября. Ожидаем Вашей ответной совы не позднее 31 июля.
  С почтением - Минерва МакГонагалл, заместитель директора".
  Гарри отложил пригласительное письмо и развернул пергамент с перечнем всего необходимого для обучения. Повернувшись к Минерве, он решил зачитать все вслух, поскольку его посетили смутные догадки относительно некоторых вещиц, значащихся в списке.
  - Каждому студенту первого курса следует иметь:
  Форма:
  Три простых рабочих мантии (черных);
  Одна простая остроконечная шляпа (черная);
  Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала);
  Один зимний плащ (черный, застежки серебряные).
  Просьба принять во внимание, что на одежду должны быть нашиты бирки с именем и фамилией студента.
  Учебные пособия:
  "Стандартная книга заклинаний" (первый курс). Миранда Гуссокл;
  "История Магии". Батильда Бэгшот;
  "Теория Магии". Адальберт Уоффлинг;
  "Пособие по трансфигурации для начинающих". Эмерик Свитч;
  "Тысяча магических растений и грибов". Филли-да Спора;
  "Магические отвары и зелья". Жиг Мышъякофф;
  "Фантастические звери: места обитания". Ньют Саламандер;
  "Темные силы: пособие по самозащите". Квентин Тримбл.
  Также полагается иметь:
  Одну волшебную палочку;
  Один котел (оловянный, стандартный размер Љ2);
  Один комплект стеклянных или хрустальных флаконов;
  Один телескоп;
  Одни медные весы.
  Студентам также разрешается привезти с собой животное.
  Просьба принять во внимание, что первокурсникам иметь собственные метлы не положено"
  Поттер закончил чтение и призадумался. Большая часть вещей в списке казались ему бредом. Это же надо придумать - метла, котел, волшебная палочка... Средневековье какое-то. Своими сомнениями он и поспешил поделиться с дамочкой.
  - Что это? - Поттер помахал листком со списком. - Перечень каких-то нелепых вещей?
  - Все это вам понадобится для изучения магии в Хогвартсе, - строго проговорила Минерва.
  - Хм. - Задумчивый взгляд. Допустим, эта дамочка права в своих словах, тогда напрашивается вопрос: где это все купить? Поттер сильно сомневался, что подобные вещицы удастся найти в здешних магазинах. - Где можно купить все эти предметы?
  - В Косом переулке. Я здесь для того, чтобы сопроводить Вас туда.
  - Мне не нужны сопровождающие, я всё могу купить сам. Объясните мне, как добраться до этого Косого переулка, а там я и сам справлюсь, - грубо прервал речь профессора Гарри. Он терпеть не мог, когда с ним нянчатся, как с маленьким ребенком, и пытаются управлять. К тому же Поттер не знал эту старую особу и не испытывал к ней симпатии. Вдруг она маньячка какая-то. Нет уж, он сам справится с покупками. Ему уже одиннадцать лет. Гарри взрослый парень, так что справится сам. Ему не нужна надзирательница.
  - Хорошо, мистер Поттер. Вам нужно добраться до Лондона, там вы найдёте бар "Дырявый котёл", - начала объяснять досконально Минерва, - спросите бармена, он откроет вам проход в Косой переулок. Там есть всё необходимое. Ах да, вот ваш ключ от сейфа в банке Гринготтс, там хранится ваше наследство от родителей. У любого прохожего вы сможете узнать, где находится банк. Я полагаю, это будет не трудно, - ответила Минерва, сверля наглого мальчишку гневным взглядом. Сперва женщина хотела настоять на своем присутствии во время похода в Косой переулок, но затем передумала, посчитав, что Поттер и сам справится.
  Попрощавшись с Поттером, Минерва покинула дом Љ4.
  ***
  
  Покинув Тисовую улицу, Минерва сразу же отправилась в кабинет к директору школы, по совместительству своему начальнику и просто хорошему человеку, чтобы рассказать о своей встрече с сыном Лили и Джеймса. Поделиться впечатлениями, которых было немало.
  В это время Альбус Дамблдор расхаживал по кабинету и вел мысленный диалог с самим собой. Сегодня он отправил Минерву к Гарри Поттеру, чтобы она вручила ему письмо с приглашением в Хогвартс, а также помогла купить нужные вещи. Оставляя ребенка на пороге дома родственников, директор считал, что поступает правильно. Ведь если Гарри будет жить с Дурслями, то защита, что дала ему Лили, будет действовать. Так он будет в безопасности. И... Дамблдор надеялся, что Петунья будет относиться к мальчику как к собственному сыну, окружит его теплом и заботой, ведь он ей не чужой человек, а племянник.
  Альбус тяжело вздохнул и сел за стол, не забыв, конечно, достать вазочку с любимыми лимонными дольками. Закинув парочку в рот, директор сразу почувствовал, что его настроение значительно улучшилось. А с жердочки за всем происходящим наблюдал Фоукс - любимец старого директора.
  Сам Альбус с нетерпением ждал возвращения Минервы с рассказом о юном Поттере. Старый маг всей душой надеялся, что Гарри будет таким же, как Джеймс: веселым, добрым, с озорными огоньками в глазах. Когда мальчику только исполнился год, он был безумно похож на отца. Только глаза были ярко-зеленые, как у Лили. Альбус не сомневался, что Гарри будет гриффиндорцем - с такими-то родителями! Да и все Поттеры веками учились на ало-золотом факультете.
  Неожиданно раздался стук в дверь, и в кабинет вошла растерянная Минерва МакГонагалл. Директор слегка нахмурился, ведь она должна была сейчас сопровождать юного Гарри в Косой переулок за покупками.
  - Минерва, будешь чай? - как радушный хозяин, предложил старый маг.
  - Нет, Альбус, спасибо.
  - Может, лимонную дольку?
  - Нет, - вновь прозвучал отрицательный ответ. - Альбус, я сегодня, как ты и просил, посетила родственников Гарри Поттера, где и побеседовала с самим мистером Поттером, - начала свою тираду МакГонагалл. - Как ты просил, я передала ему письмо с приглашением в Хогвартс и список того, что должен иметь первокурсник. Когда я сказала, что буду его сопровождать в поездке за всем необходимым, он разозлился и сказал, что не нуждается в помощи. Попросил только рассказать, как добраться до Косого переулка, - продолжала свой рассказ женщина. Она до сих пор перебывала под впечатлениями от встречи с сыном Лили и Джеймса. - Альбус, Гарри совершенно не похож на родителей ни внешне, ни по характеру. В течение всего разговора он вел себя высокомерно и смотрел на меня с таким презрением, что мне от его взгляда становилось некомфортно. Его тетя тоже не рада была меня видеть, - это больше всего волновало Минерву. - И знаешь, если бы не шрам на лбу, я бы никогда не поверила, что этот мальчишка - Гарри Поттер, - закончила рассказ Минерва. - Он совсем не похож ни на Лили, ни на Джеймса.
  Директор, слушая профессора, уже успел десять раз пожалеть, что оставил Гарри Дурслям. Он допустил огромную ошибку, отделив ребенка от родителей. Его не оправдывает даже то, что он хотел таким образом защитить Гарри от Темного лорда и его приспешников. Но, увы, содеянное не исправить. Альбус надеялся, что Гарри найдет в Хогвартсе настоящих друзей, которые не дадут ему ступить на ложный путь. А сам директор сделает все возможное, чтобы мальчик остался верен Свету и не повторил судьбу Тома Реддла. С такими мыслями директор поднял взгляд на затихшую коллегу.
  - Минерва, мы постараемся заменить ему семью. Я обещал Лили и Джеймсу позаботиться о Гарри. Я допустил огромную ошибку, оставив мальчика с Дурслями, но ты же сама знаешь, что другого выхода не было. Только так защита, которую дала своему сыну Лили, могла сработать. Я лишь надеюсь, что еще не поздно исправить содеянное. Здесь Гарри будет счастлив, - в голосе звучала уверенность.
  - Альбус, ты ведь не мог знать, что все так получится. Ты считал, что, оставив его родственникам, поступаешь правильно. Ладно, я пойду, мне еще нужно проверить, все ли первокурсники получили приглашения и кого из магглорожденных нужно будет завтра посетить.
  - Да-да, иди, Минерва.
  После ухода МакГонагалл Альбус устало прикрыл глаза. Он был подавлен. Со слов Минервы выходило что Гарри Поттер вырос совсем не таким, каким Дамблдор надеялся его увидеть. Видимо, сестра Лили не вняла его молитвам и не позаботилась о племяннике как о собственном ребенке. И в этом виноват сам Альбус. Нужно было тогда не настаивать на своем. Не уговаривать Лили и Джеймса... С ними уж мальчик был бы точно счастлив. Но сейчас не время винить себя. Нужно искать выход, чтобы все это исправить.
  
  
  Глава 2
  
  
  Следующим утром Гарри уже стоял перед потрёпанным зданием, над которым висела вывеска "Дырявый котел". Добраться до него не составило особого труда. Автобус, на который он сел, как раз останавливался неподалеку от этого неприметного заведения.
  Зайдя внутрь, Гарри увидел множество посетителей, которые о чем-то переговаривались и пили неизвестные ему напитки. Одеты люди были в тряпки, наподобие тех, в которых приходила к нему профессор трансфигурации. Отличие состояло лишь в том, что у этих они были сильней изношены.
  Само заведение выглядело необычайно старым и заброшенным: деревянные столики, треснувшие во многих местах, и стулья, стёртые из-за многократного использования. "Котёл" был явно неухоженным: на стенах и потолке красовалась грязь и паутина, отчего Гарри поморщился.
  "И это - волшебники?" - не без удивления думал Поттер, рассматривая людей в странных нарядах.
  Дальше его взгляд переместился на человека, который стоял возле стойки с напитками. По словам профессора, именно к нему и следует обратиться за помощью. Скрипя зубами от отвращения, Поттер осторожно, чтобы не испачкать одежду направился к бармену. Глубоко вздохнув, юноша нацепил на лицо добродушную улыбку и обратился к мужчине:
  - Мистер, вы не могли бы помочь мне попасть в Косой переулок? - как можно дружелюбней поинтересовался Поттер, про себя же кипя от отвращения. В доме Фигг и то было поприличнее и чище, чем здесь.
  Бармен, оторвавшись от протирания бокалов, вопросительно на него посмотрел:
  - Ты не слишком юн, чтобы ходить по таким местам без сопровождения?
  - Нет, мистер! - с вызовом во взгляде проговорил Гарри. Он ненавидел, когда его считали беспомощным ребенком.
  - Ну ладно, пойдем, - сказал примирительно мужчина. - Ты в Хогвартс поступаешь? И, кстати, как твое имя, малыш? - поинтересовался бармен, провожая Гарри к неприметной двери в конце заведения.
  - Поттер, Гарри Поттер, - прошипел сквозь зубы брюнет. Как это ничтожество смеет называть его малышом?! Если бы ему не требовалась помощь "этого", то Гарри угостил бы его одним из своих "фокусов".
  Бармен замер как вкопанный на полпути и во все глаза уставился на мальчика.
  - Какая честь, мистер Поттер, я так мечтал вас увидеть! - с глупой улыбкой затараторил бармен. - Меня зовут Том, можете обращаться ко мне по имени, мистер Поттер.
  Гарри удивила такая перемена отношения, но у этого человека он об этом решил не спрашивать. А Том тем временем провел его к глухой стене из кирпичей. Достав деревянный крючок из кармана своего балахона, он прикоснулся к некоторым кирпичам. К удивлению Поттера, перед ним начал появляться проход. Гарри обошел бармена и направился прямо туда, по пути бросив небрежное "спасибо".
  Попав в Косой переулок, Поттер начал с интересом осматриваться по сторонам. Здесь было много магазинчиков, в витринах которых находилось множество неизвестных для Гарри предметов. Всякие бутылочки с жидкостью разного цвета, какие-то железные тазики. А может это кастрюли, только зачем там ручка? Поттер так и не смог понять. В одной витрине было много различных перьев.
  "Волшебники что, этим пишут?" - сам себя спросил Гарри. "Они настолько отстали от цивилизации... Может, и огонь с помощью камней разводят?" - продолжал свой мысленный монолог Поттер и сразу же ужаснулся от перспективы общения с такими людьми. Гарри привык к телевизору, телефону и, в конце концов, к ручкам для письма, а не к этим "волосатым зубочисткам".
  Неторопливо идя по дорожке к банку, куда ему, со слов МакГонагалл, следовало зайти за своим наследством, Поттер встречал много прохожих, которые странно на него поглядывали. Юноша не стал придавать этому большое значение, решив, что это из-за его внешнего вида. Ведь они были одеты в длинные... то ли плащи, то ли куски ткани неизвестного покроя разных цветов. А он - в обтягивающие черные джинсы, футболку и мягкие кеды. Отбросив все свои мысли относительно странных нарядов магов, он решил сразу пойти в банк и узнать о наследстве, а после отправиться за покупкой предметов из списка, который был в письме.
  Подойдя к Гринготтсу, Поттер увидел ослепительно белое здание, возвышавшееся над близлежащими магазинчиками; отполированные до блеска серебряные и бронзовые двери, ступени из белого мрамора. На серебряных дверях надпись:
  
  Входи, незнакомец, но не забудь,
  Что у жадности грешная суть,
  Кто не любит работать, но любит брать,
  Дорого платит - и это надо знать.
  Если пришёл за чужим ты сюда,
  Отсюда тебе не уйти никогда.
  
  Его плохое настроение начало улучшаться: если это здание так богато выглядит, то и школа, возможно, будет неплохая. После лицезрения "Дырявого котла", а также витрин магазинчиков по пути к банку Поттер был почти убежден, что волшебный мир застрял в средневековье, поэтому начал задумываться насчет траты своего времени на обитание и учебу в нем. Ведь он и так может неплохо применять волшебство, да и к тому же ему не составит особого труда поступить в Гарвард. Что ни говори, а Поттер был умным ребенком. В свои одиннадцать благодаря книгам он знал больше, чем некоторые взрослые.
  Зайдя внутрь, парень увидел множество касс, за которыми работали странные существа, по росту напоминавшие гномов, о которых он читал в книгах.
  "Куда я попал?" - промелькнуло в голове Поттера. Немного поразмыслив, он решил, что именно к этим странным существам нужно обращаться по поводу наследства.
  - Мое имя Гарри Поттер, и я бы хотел получить свое наследство, - сказал мальчик, подойдя к свободной кассе.
  - А у вас есть ваш ключ, мистер Поттер? - с прищуром спросил кассир.
  Поттер без промедления вытащил из кармана и положил на стойку ключ, который ему отдала МакГонагалл. Гоблин несколько минут внимательно изучал предмет, а затем поднялся и попросил следовать за ним к хранилищу. Зайдя в одну из многих дверей в зале, они оказались возле небольших тележек, в одну из которых тут же уселся гоблин, выжидающе смотря на Поттера.
  За целый день Гарри увидел много странных вещей, но эта затмевала все ранее виданное. Он ожидал совсем другого от Магического мира и самих волшебников. Насмотревшись всяких фильмов про магию и магов, Поттер ожидал и здесь увидеть что-то подобное: порталы в другие миры; волшебные камни, которые за секунды переносят с одного конца земли в другой; драконов, эльфов и всяких забавных фей. Но ничего этого не было. Вокруг лишь сплошное разочарование.
  - Эээ... А это обязательно?
  На лице гоблина появилось что-то наподобие улыбки.
  - Это стандартная процедура, мистер Поттер, тележка доставляет хозяина к его хранилищу, где он берет деньги или другие ценности, которыми владеет, - объяснял кассир парню. - И уверяю вас, что это полностью безопасно. На тележку наложены специальные чары, которые не дадут вам выпасть.
  Поттер колебался. Он привык совсем к другому, живя рядом с Дурслями. Родственники каждое лето ездили на отдых и брали его с собой, поэтому он был хорошо знаком с поездами, самолетами и автобусами. Но тележка... Притом сомнительной прочности и весьма древняя. Были опасения, что та не выдержит и по пути развалится.
  Поколебавшись, он все же сел.
  Крюкохват дернул какой-то рычаг, и тележка сорвалась с места.
  Поттер схватился за ручки с боков, чтобы не упасть, и зажмурился. По мнению парня, тележка набирала скорость слишком быстро. Перед лицом все мелькало. Картинки расплывались, и он почувствовал, как к горлу подступает ком. Сколько времени ему пришлось провести в этом сомнительном средстве передвижения, Гарри не знал, но ему показалось, что целую вечность. Наконец-то послышался скрежет колес по рельсам, и тележка замедлила ход, а затем остановилась возле каких-то дверей.
  Гоблин встал первым, довольно чему-то улыбаясь. Видимо, его позабавило выражение на лице парня, и он злорадствовал над чужими мучениями.
  Гарри выбрался следом и на нетвердых ногах подошел к сопровождающему. Перед глазами все до сих пор мелькало, и ему стоило больших усилий не спотыкаться.
  Гоблин вставил ключ в замочную скважину и провернул его. Послышался негромкий щелчок, а через секунду послышался звук открывающейся двери.
  - Прошу, - сопровождающий махнул рукой в сторону образовавшегося прохода.
  Поттер зашел внутрь и огляделся по сторонам. Хранилище было небольшим, размером с каморку для метел в доме его родственников. На стенах висели факелы, освещавшие все вокруг. В центре горкой лежали монеты: серебряные, злотые и бронзовые.
  Гарри взял горсть в ладонь и с интересом начал их рассматривать.
  Голос гоблина над ухом прозвучал неожиданно, тем самым заставив вздрогнуть:
  - Золотые - галлеоны, серебряные - сикли и бронзовые - кнаты. В одном золотом галеоне 17 серебряных сиклей, а в сикле - 29 бронзовых кнатов. При обмене один галлеон равен 5 фунтам, - пояснил тот, показывая на монеты в руках парня.
  Гарри внимательно слушал объяснение, пытаясь понять, сколько галлеонов ему понадобится, чтобы купить все по списку МакГонагалл и несколько дополнительных вещиц. Взяв две увесистые горстки, он ссыпал их в карман, посчитав, что этого на первое время хватит.
  Дорога назад тоже была не из приятных. Выбравшись из тележки и схватившись за стену, чтобы не упасть, Поттер сделал несколько глубоких вдохов и лишь после этого открыл глаза.
  Гоблин смерил мальчишку изучающим взглядом.
  - Мистер Поттер поскольку вы в нашем банке впервые за одиннадцать лет, то вам стоит зайти к поверенному вашего рода.
  Гарри даже не знал, что у него есть этот поверенный. Немного поразмыслив, он согласно кивнул. Глядишь, сможет узнать что-то стоящее.
  - Тогда следуйте за мной.
  Продвигаясь по извилистому коридору вглубь банка, Гарри осматривался по сторонам. Наконец, Крюкохват остановился перед одной из дверей. Негромко постучав, гоблин открыл дверь, пропуская Поттера вперед.
  За массивным столом из дерева сидел старый гоблин и просматривал какие-то бумаги. После их появления он отложил документы в сторону и с интересом посмотрел на вошедших.
  - Я привел мистера Поттера, - оповестил сопровождающий.
  - Можешь идти, Крюкохват, я со всем разберусь.
  Младший гоблин почтительно склонил голову и вышел, не забыв при этом закрыть за собой дверь. Поверенный пригласил Поттера присесть на стул напротив него.
  - Мистер Поттер, позвольте представиться, я Хрипун, поверенный рода Поттеров уже более сорока лет.
  Гоблин с интересом рассматривал Героя. Об этом мальчике ходило столько легенд, вот поверенному и было интересно: правдивы они или нет? Перед ним сидел обычный мальчишка, щупловатый для своих одиннадцати лет и в странной одежде. Ничего примечательного, если бы не взгляд... Изумрудные глаза смотрели слишком цепко и холодно.
  "Взгляд не ребенка", - про себя отметил гоблин.
  - Я рад наконец-то с вами познакомится, мистер Поттер, - нарушил тишину Хрипун. - Как я понял, вы хотите узнать о своем наследстве, - это не было вопросом.
  - Да, - кивнул брюнет.
  Порывшись в одном из ящиков своего стола, гоблин достал оттуда небольшую папку и положил ее перед Гарри. Со слов поверенного было ясно, что там указаны все данные об имуществе рода Поттеров.
  Брюнет решил ознакомится с содержимым позже, когда будет один.
  Распрощавшись с поверенным и пообещав прийти через несколько дней, Гарри направился по своим делам. Время неумолимо летело, а ему еще нужно было купить все вещи из списка.
  "Поход в магический банк можно считать успешным", - довольно отметил Гарри про себя. Ему удалось увидеть Магический мир, пообщаться со странными существами и заполучить информацию обо всем имуществе, что принадлежало его родителям.
  Выйдя из Гринготтса, Поттер решил пройтись по магазинам, чтобы прикупить вещи из списка. Неподалеку от банка располагался магазинчик "Флориш и Блоттс", на витрине которого было выставлено множество книг. Гарри всегда любил проводить время за чтением, поэтому решил посмотреть волшебные рукописи, а заодно и приобрести учебники к школе.
  В магазине было множество стеллажей, заполненных всевозможными книгами, при виде которых у Поттера заблестели глаза. Он подошел к ближайшей полке и достал первую попавшуюся книгу: "Современная история магии" - так гласило название на обложке. Немного полистав, Гарри наткнулся на оглавление, в котором говорилось, что в книге описаны все выдающееся волшебники и волшебницы, которые многого добились в волшебном мире. Решив, что ему стоит знать данные вещи, юноша взял книгу. Перебирая дальше разные тома, Гарри не увидел чего-то, что бы сильно его заинтересовало, поэтому перешел на соседний стеллаж. Порывшись там, он нашел книгу с названием "Природная знать. Родословная волшебников". Если судить по названию, в этой книге описывались самые богатые рода волшебного мира, а Гарри эти знания не помешают, поэтому парень прихватил и эту книгу.
  Дальше ему на глаза попалось "Важные магические открытия последнего времени". Название привлекло взгляд, и книга оказалась в стопке выбранных ранее. Проходя между стеллажами, Поттер взял ещё несколько книг, которые привлекли его внимание. Решив, что и так взял достаточно, он пошел к продавцу за учебниками. К удаче Поттера, в магазине было мало людей, всего пара человек, поэтому юноша без труда подошел к продавцу и протянул ему список с перечнем учебников. Через пару минут продавец протянул Гарри полный комплект учебников для первого курса.
  Расплатившись, Поттер покинул книжный магазин и направился в здание, над которым была вывеска "Мантии на все случаи жизни". По пути мальчик размышлял, что же такое - эти мантии? В магазине была только лохматая девчонка с родителями, но пока он подошел к хозяйке магазина, эта троица уже, по-видимому, купив нужные принадлежности, покинула заведение. Осмотревшись по сторонам, Гарри понял, что здесь продают одежду для волшебников. А продавщица тем временем уже обернулась к нему и начала спрашивать, чего желает юный господин. Поттер ответил, что юный господин нуждается в одежде для учебы в Хогвартсе.
  После этих слов хозяйка сняла с Гарри мерки, а потом вынесла из кладовки нужную одежду со словами, что это стандартный комплект, который носят все ученики Хогвартса. Просмотрев предложенный товар, Гарри ужаснулся. Неужели ему придется носить эти странные наряды? К тому же материал, из которого были сделаны вещи, не особо понравился мальчику. После долгих споров с хозяйкой Гарри смог выбрать "приемлемые" по его мнению мантии, которые не стыдно было надевать, не то что предыдущие.
  Следующим магазином, в который парень зашел, оказался "Котлы". Там он купил все вещи из списка, про себя хмурясь. Поттер не понимал, для чего ему нужны эти приспособления.
  Устав от многочисленных покупок всякой ерунды, направился к магазину, витрина которого была заполнена кучей флаконов с разноцветными жидкостями. В этом заведении он приобрел комплект хрустальных колб.
  Достав из кармана список и пробежав его глазами, Гарри понял, что ему осталось приобрести только волшебную палочку.
  По пути ему попался магазин с чемоданами, где Гарри приобрёл небольшую сумку. Та оказалось только с виду обычной, а внутри из себя представляла огромное вместилище для вещей. На ней лежали чары уменьшения размера и веса. Туда Поттер сгрузил все свои вещи и довольно хмыкнул. Пожалуй, эта сумка - самая удачная его сегодняшняя покупка.
  Перед ним предстал магазин волшебных палочек. Стоило ему открыть дверь, как в небольшом помещении раздался звон колокольчика. По всему магазину тянулись стеллажи с маленькими темными коробочками. Гарри подошел к пустующей стойке продавца. Через некоторое время в глубине магазина послышался шум, и за прилавком появился пожилой мужчина.
  - Мистер Поттер. А я всё думал, когда же вы придете, - сказал этот странный тип. - Я помню ваших родителей, кажется, будто вчера они были здесь и покупали свои первые волшебные палочки.
  Гарри не нравилось упоминание о его родителях, поэтому он оборвал мистера Оливандера, сказав, что ему нужна волшебная палочка. Услышав слова мальчика, продавец тяжело вздохнул - слишком уж юный Поттер напоминал Оливандеру Тома Реддла. Такие же повадки и взгляд, к тому же они очень похожи внешне. Если бы продавец не знал, что отцом мальчика является Джеймс Поттер, то предположил, что мальчишка - наследник Реддла.
  Оливандер не стал предлагать мальчику палочки вроде тех, что были у его родителей, а сразу принес сестру палочки Темного Лорда. Ведь если они так похожи по характеру, то эта палочка должна подойти юному Поттеру. Продавец оказался прав - палочка действительно подошла. Оливандер попытался рассказать Гарри о сестре его палочки, но мальчик лишь отмахнулся, заявив, что ему это неинтересно и у него ещё много дел, нет времени слушать длинные и совершенно неинтересные истории. Оплатив покупку, Поттер покинул магазин.
  Питомца Гарри решил не брать, ведь у него уже есть Кери. Кери - так он назвал змею которую повстречал два года назад в саду дома Дурслей, в честь демонического существа, которое приносило людям беды и смерть. Она стала его спутницей и единственным существом, которому Гарри доверил свои тайны.
  В списке ведь не сказано, что студент не может привести змею, там только написано, что первокурсник может взять с собой какое-то животное. Там не говорится, что змей запрещено привозить в школу, поэтому предъявить ему нарушение правил никто не сможет.
  Есть ему пока не хотелось, поэтому он пошел бродить по Косому переулку, в надежде увидеть что-то заслуживающее его внимания. Прогуливаясь, он увидел магазин, в витрине которого был вывешен веник. Подойдя поближе, Поттер распознал в венике метлу, но сути дела это не меняло. "Зачем это здесь?" - удивлению Гарри не было предела. А все дело в том, что он не читал детские сказки о ведьмах. А стоило бы: в них много чего можно узнать, в некоторых детских историях упоминалось много вещей, которые он сегодня увидел в Косом переулке.
  Гарри знал, что метла - это хозяйственный инструмент для чистки помещений и улиц. В доме Дурслей давно уже использовали бытовую технику для подобной работы. Но старая соседка миссис Фигг использовала метлу для уборки, поэтому Гарри были известны функции данного инструмента. Из-за этого он и не мог понять, зачем на витрине был выставлен данный продукт. В конце концов, его любознательность взяла верх, и юноша зашел в магазин "Всё для квиддича".
  В магазине находилось много метел и толпа народа, восхищенно вздыхавшая возле данных веников. Прислушавшись к разговору двух мальчишек, Гарри, к своему ужасу, понял, что данные предметы - это средство передвижения в волшебном мире.
  "До чего глупые люди", - подумал Поттер. Ему такой транспорт был не по душе, поэтому он торопливо покинул магазин. Выходя, Гарри вспомнил, что в письме упоминалось, что первокурсникам запрещено иметь метлы. Сам себя стукнул за недогадливость насчет метел, ведь не привозят же их в школу для уборки территории.
  После посещения магазина с подобным инвентарем настроение Поттера опустилось ниже плинтуса, поэтому Гарри решил покинуть аллею, а то, не дай бог, увидит здесь ещё что-то из разряда "пережитки прошлого". Поэтому мальчик направился назад к Дырявому котлу.
  
  
  Глава 3
  
  
  
  По пути мальчику на глаза попалось симпатичное кафе, где, судя по вывеске, продавали мороженое на любой вкус. Увы, у Поттера к этому лакомству всегда была слабость, поэтому он не смог себе отказать в посещении данного заведения. Внутри было людно. Осмотревшись по сторонам, Поттер, к своему огорчению, понял, что все столики заняты.
  На его счастье, дамочка, которая сидела в дальнем углу, уже доела свое мороженое и сейчас как раз поднималась из-за столика с намерением покинуть заведение. Гарри тут же направился к освободившемуся месту. На середине столика лежало меню, которое Поттер стал с интересом рассматривать. Через несколько минут к мальчику подошла продавщица и поинтересовалась, чего желает молодой человек. Гарри заказал свое любимое шоколадное мороженое, на что дамочка мило ему улыбнулась, черкнула заметку в своем блокнотике и отправилась к прилавку. При этом заверила Поттера, что его заказ будет готов через две минуты. По истечении обещанного времени на его столике появилась вазочка с тремя шариками шоколадного мороженого, посыпанного сверху орешками. К радостному удивлению мальчика, лакомство оказалось великолепным, и Гарри сделал себе пометку в уме непременно заглянуть в данное заведение ещё раз.
  Наслаждаясь вкусом мороженого, Поттер и не заметил, как к его столику подошла шумная компания рыжих детей в сопровождении пухленькой дамы. Женщина начала рассаживать младших детей за столик, при этом не потрудившись спросить у Поттера позволения. Как-никак, он первый занял этот столик, и с ее стороны было неприлично не спросить о разрешении присоединиться.
  "Какая невоспитанность", - сам себе сказал Гарри. Но тем не менее с интересом следил за действиями компании. Ему было интересно, как мамаша будет усаживать всех своих отпрысков, ведь за столиком всего четыре стула, один из которых занимает сам Поттер.
  По подсчетам выходит, что остается три свободных места, а компания, которая так нагло собиралась усесться за его столик, состояла из пяти детей и дамы, хотя дамой эту невоспитанную женщину у Поттера язык не поворачивался назвать.
  Старшим из детей был мальчик, которому на вид можно было дать лет тринадцать-четырнадцать. Одет парнишка был в вылинявшие серые штаны, когда-то черного цвета. Также на нем был желтый вязаный свитер, посередине которого была вышита черными нитками буква "П". Следующие два мальчика были похожи друг на друга как две капли воды. Одеты они были идентично: в темные брюки и вязаные свитера красного цвета, единственное различие было в буквах на свитерах: на одном "Д", а другом "Ф". Эти мальчики озорно улыбались и разглядывали посетителей заведения. На вид им было где-то двенадцать лет. Последним мальчиком в компании был парень одиннадцати лет в светлых штанах, залатанных в некоторых местах, и таком же вязаном, как и у остальных детей, свитере, только зеленого цвета. Также в компании присутствовала рыжеволосая девчонка, которая внимательно разглядывала Поттера. Увидев, что Гарри заметил её взгляд, она покраснела и отвернулась. Гарри на это только ухмыльнулся и перевел взгляд на женщину, так нагло навязавшую ему свое присутствие. Даме было около сорока лет, а по сходству с детьми можно сделать вывод, что это их мать. Одета она тоже была достаточно просто: красная юбка и синяя блуза. И на всех были надеты потертые черные мантии.
  Поттер плохо разбирался в одежде волшебников, но даже его знаний хватило, чтобы определить, что данное семейство весьма бедное. А дамочка тем временем уже притащила от соседних столиков ещё три стула и сейчас пыталась их пристроить за столиком. Спустя минуты две ей это все-таки удалось, и все семейство наконец-то расселось.
  К столику вновь подошла продавщица и спросила, что будут заказывать посетители. Мамаша заказала пять порций самого дешевого мороженого. Продавщица окинула её оценивающим взглядом и сказала, что заказ в ближайшее время будет готов, и с этими словами удалилась. Рыжая женщина и все мальчишки наконец-то заметили Поттера и начали его рассматривать, как экспонат на выставке, отчего Гарри скривился: ему не нравилось такое пристальное внимание к своей персоне.
  Только дамочка собралась что-то спросить у Поттера, как к столику подошла женщина с подносом, на котором располагалось пять порций сливочного мороженого. Поставив вазочки напротив каждого из детей, она обратилась к их главе семейства с просьбой оплатить заказ. Поттер удивился, его она не просила сразу оплачивать. А рыжая дамочка тем временем рылась в своем кошеле, извлекая оттуда горсточку серебряных монет, сикли - так они назывались -припомнил Поттер рассказ гоблина. Отсчитав нужную сумму, женщина отдала их официантке.
  - Мадам, а когда мне оплачивать свой счет? - поинтересовался Гарри у женщины, которая уже собиралась покинуть их столик. Вдруг она попросту забыла взять с него деньги.
  - Молодой человек, вы можете заплатить при выходе из нашего заведения. Хотя, если хотите, можете прямо сейчас, - она выжидающе посмотрела на юношу.
  Поттер удивился, ему было непонятно, почему дама заставила рыжее семейство заплатить сразу, а ему позволила расплатиться при выходе. Но, поразмыслив, он решил, что ему без разницы, когда платить, поэтому полез в карман и достал оттуда горсть золотых монет, при виде которых у семейства рыжих округлились глаза. Поттер, не обращая внимания на нежелательных за его столиком людей, протянул продавщице один галлеон. Дама взяла монету, затем порылась у себя в кармане, отдала Гарри сдачу и, пожелав им приятного аппетита, удалилась. Поттер, не обращая на рыжее семейство внимания, продолжил есть своё мороженое, ощущая на себе любопытные взгляды. Наконец-то дамочка не выдержала и решила засыпать нашего героя вопросами.
  - Мальчик, а почему ты без родителей? - требовательно спросила назойливая персона.
  - Мадам, а какая вам разница? - первое слово он выплюнул, женщина перед ним не заслуживала звания "мадам". Его раздражало, что посторонняя тетка начинает задавать ему вопросы, которые её совершенно не касаются.
  - Я переживаю, вдруг ты потерялся? Может родители тебя ищут, а ты здесь сидишь? И к тому же, маленьким детям непозволительно находиться в таких опасных местах, - строго начала отчитывать Поттера нарушительница спокойствия. А все её дети оторвались от своих порций мороженого и начали с интересом смотреть на Гарри, ожидая его ответа.
  - Мадам, вас это не должно касаться. И в кафе, где продают мороженое, мне вряд ли угрожает опасность. Ну, разве что подавиться этим самым мороженым. И я буду вам весьма благодарен, если вы не будете предъявлять мне претензии, - эту тираду Поттер выдал убийственно спокойным голосом. Но в душе продолжал оскорблять эту курицу всеми известными неприличными словами, которые одиннадцатилетнему ребенку знать не положено.
  Мамаша рыжего семейства не собиралась успокаиваться. Она посчитала, что этот невоспитанный ребенок убежал из дома. Да и к тому же, наверное, украл у родителей деньги, ведь откуда у ребенка столько галлеонов? Здесь было что-то нечисто, и она непременно должна с этим разобраться. Интересно кто родители этого невежественного ребенка? Наверное, какие-то чистокровные, типа Малфоев... Однозначно. Этот ребенок слишком избалован и ведет себя грубо.
  - Со старшими людьми нужно обращаться с уважением! Сейчас ты назовешь мне свой адрес, и я отведу тебя домой. Маленьким детям нельзя гулять по Косому переулку без присмотра, - проговорив это, миссис Уизли встала со стула с намерением подойти к Гарри.
  Поттер не ожидал от этой "дамы" таких слов.
  "До чего же глупая особа", - подумал юноша. Оглянувшись по сторонам, он заметил, что все обитатели кафе следят за их перепалкой. "Конечно, следят! Ведь у этой дамочки чрезмерно громкий голосок, который непременно слышали все посетители заведения", - пронеслись мысли в его голове. Погруженный в свои размышления Гарри не заметил, как эта противная особа поднялась со своего места и схватила его за локоть, при этом что-то ему доказывая.
  С самого детства Поттер терпеть не мог физический контакт. До пяти лет дядя довольно часто его избивал, поэтому мальчик стал ненавидеть прикосновения. Почувствовав хватку на своей руке, Гарри зашипел от возмущения. И пронзил женщину злым взглядом зеленых, с красными отблесками глаз и вырвал руку из хватки женщины, поднимаясь со своего места и отходя от этой ненормальной на приличное расстояние.
  - Да кто вы такая, чтобы трогать меня, - не хуже змеи зашипел Поттер. - Как вы смеете своими лапами прикасаться ко мне! Вы невоспитанная леди, хотя нет, вы не леди. Нормальная "леди" себе никогда не позволит такого поведения. А вы мало того, что подсели ко мне за столик без спросу, так ещё и начали мне предъявлять необоснованные претензии. Даже если бы я убежал из дома, каким боком это касается вас? - шипел Гарри, постепенно теряя контроль над своим гневом, вследствие чего его зеленый цвет глаз стал меняться на красный. Но, на счастье, все посетители настолько были увлечены ссорой, что не особо обратили внимания на этот феномен. Поттер знал об этом явлении: когда он злился, его глаза автоматически меняли цвет, и магия выходила из-под контроля. Вряд ли этим волшебникам понравится такая перспектива, поэтому Гарри нужно было срочно успокоиться. Но как это сделать, он не мог себе представить, тем более находясь поблизости с этой курицей.
  Тем временем вышеупомянутая курица, не замечая в словах Поттера ненависти, направленной в ее сторону, снова попыталась схватить Гарри за локоть, а её детки с открытыми ртами наблюдают за развитием событий. Посетители тоже отставили свои вазочки с мороженым и сейчас наблюдали за разворачивающейся на их глазах сценой, пытаясь предугадать, как поведут себя участники ссоры в следующий момент. Продавщица и какой-то мужчина даже предприняли попытку успокоить рыжеволосую особу, но она игнорировала их. Внимание Молли было всецело приковано к Поттеру.
  А Поттер тем временем пытался взять себя в руки и найти выход из данной ситуации. Если честно, эта тетка уже достала его своими поучениями. И вот, почти потеряв контроль над своим гневом, он вспомнил о полиции.
  "А ведь это выход", - решил парень.
  Развернувшись, Гарри обратился к мужчине, сидевшему за соседним столиком.
  - Месье, вы не подскажете, есть ли у волшебников орган регулирования правонарушений, что-то наподобие полиции? - громко, чтобы все посетители кафе услышали его, спросил Поттер. Мужчина сначала растерялся, видно он не смог понять слово "полиция", а затем начал что-то бормотать. Единственное, что из его речи понял Гарри - это слово "авроры и магглорожденный". Но, к несчастью, мальчику такой термин был незнаком.
  - Авроры. Они у нас что-то наподобие полиции в маггловском мире, - пояснила одна из дам, сидевшая неподалеку от Поттера.
  Мальчик на некоторое время задумался, решая, как ему следует дальше поступить.
  - А как связаться с этими "аврорами"? - через несколько минут размышлений поинтересовался Гарри у дамы.
  - Можно через камин, - дама указала рукой в сторону старого камина. Поттер не стал задавать вопросов насчет "камина". За сегодняшний день он увидел больше странных, глупых и бесполезных вещей, чем за все свои одиннадцать лет, поэтому "камин" может быть ещё одной странностью. Всё это время женщина, нарушавшая покой мальчика, растеряно молчала. Она не могла понять, зачем мальчик спрашивает об аврорах и какой смысл вызывать их сюда.
  "Неужели он хочет пожаловаться на меня?" - промелькнула мысль в её голове. Она ведь ничего плохого не сделала, лишь хотела помочь ребенку.
  Пока она размышляла, Поттер уже обратился к людям, находящимся в кафе, с требованием вызвать авроров. Надо отдать должное официантке: она была умной дамой, поэтому сразу направилась к камину. Подойдя к нему, девушка достала с полочки какую-то емкость с песком, или чем-то похожим. Взяв небольшую горсть данного вещества, она кинула её в камин, где сразу вспыхнуло изумрудное пламя, и что-то пробормотала. Поттер с интересом наблюдал за махинациями женщины, но, поскольку он находился далековато от камина, то плохо слышал ее слова.
  Через несколько секунд в камине, там, где несколько минут назад горел огонь, появилась голова мужчины. И дама, слегка пригнувшись, начала ему что-то говорить. При этом указывая рукой в их сторону. После пары минут разговора, не услышанного Гарри, потому что женщина говорила весьма тихо, голова мужчины чему-то кивнула, а затем также быстро исчезла, как и появилась. Спустя некоторое время в камине снова вспыхнуло пламя, и в заведение из камина вошел мужчина сорока лет. Он пробежал взглядом по посетителям заведения, некоторым кивал в знак приветствия. Затем он обратил свой взгляд к Поттеру.
  - Для чего потребовалось мое присутствие? - аврор смотрел на Гарри, ожидая ответа.
  - Я бы хотел подать жалобу на эту женщину. За нападение на несовершеннолетнего и клевету, - Поттер указал на рыжую женщину. Аврор непонимающе посмотрел на юношу, а затем на миссис Уизли.
  - Молли, что случилось? - Кингсли очень хорошо знал эту женщину, поэтому не верил своим ушам. Как на такую милую женщину могут подать жалобу?
  "Она же и мухи не обидит! - думал он. - В этой ситуации нужно разобраться поподробнее", - решил он, смотря внимательно на жену его хорошего друга.
  - Кингсли, я хотела отправить этого ребенка к родителям, а он мне начал грубить. К тому же отказался сообщать мне свой адрес, - причитала Молли. - Ведь маленьким детям опасно ходить по Косому переулку без сопровождения, - продолжала свою речь женщина.
  "Вот курица. Ну и наглость у этой вешалки", - такие мысли крутились в голове Гарри, который отметил, что аврор с женщиной хорошие знакомые, раз он обратился к ней по имени.
  - Эта дамочка начала требовать у меня адрес моего проживания. А также у неё хватило наглости сказать, что я сбежал из дома, - возмущенно начал говорить Гарри, сверля мамашу рыжего семейства презрительным взглядом. - А я не намерен сообщать посторонним людям место своего проживания. Вдруг оно, - кивок на Молли, - решит пробраться ко мне ночью и похитить с надеждой обогатится, - всю эту тираду он выдал убийственно спокойным голосом.
  Женщина, услышав подобное заявление начала хватать ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег, не в силах ничего вымолвить.
  Посетители заведения сидели, молча продолжая следить за перепалкой. Рыжие тоже сидели тихо как мыши. Они знали характер своей матери, поэтому рассудительно решили не вмешиваться.
  А Поттер тем временем продолжал высказывать господину аврору мнение насчет сложившейся ситуации. Под конец речи мальчика Кингсли был растерян. И если честно, то он не знал, как лучше повести себя в данной ситуации. Аврор не мог поверить, что Молли способна на такое, ведь у неё семеро своих детей. Кингсли был хорошим другом Артура, мужа Молли, поэтому решил происшествие попробовать замять. Угостить вредного мальчишку мороженым за свой счет, заставить миссис Уизли принести извинения, или что-то в этом роде. Ведь из-за действий жены Артура могут выгнать из Министерства, уж Малфой-то об этом позаботиться. Люциус спит и видит такой поворот событий. Артур все же его хороший друг, и допустить такое Кингсли не мог.
  "Может, стоит связаться с родителями мальчика и уже с ними распутывать данный инцидент", - размышлял он, смотря на Героя Магического Мира.
  - Мальчик, я уверен, что здесь произошло недоразумение. Молли - добрейшая леди, она не хотела так себя вести. Просто она переживает за тебя, вот и пришла к таким печальным выводам, - примирительно начал говорить аврор, обращаясь к Поттеру.
  - Хорошо, я согласен не подавать на неё жалобу, - Гарри указал на Молли. - Но взамен я хочу гарантий, что эта ненормальная дама ко мне ближе, чем на сто метров, не подойдет, - Поттер вопросительно смотрел на Кингсли, ожидая его ответа.
  - Хорошо, я даю тебе слово, - ответил аврор.
  - Понимаете, сэр, я вас не знаю, поэтому вашему слову я не верю, - с вызовом в голосе проговорил Поттер. Кингсли не ожидал услышать такие слова от мальчишки, поэтому впал в ступор, а обитатели кафе зашептались между собой, явно не ожидая от маленького мальчика такой прыти. А какой-то мужчина прокричал: "Молодец, пацан!". В результате чего в кафе послышались смешки, услышав которые, аврор попытался взять себя в руки.
  - И что ты хочешь? - насторожено спросил Кингсли.
  "От этого пацана можно ожидать чего угодно", - подумал он.
  - Вы при всех посетителях пообещаете держать свое слово, а если не сдержите, то на весь Косой переулок заявите, что вы - лжец, - проговорил Поттер, смотря Кингсли прямо в глаза. Он слишком мало знал о волшебном мире, чтобы требовать чего-то иного.
  Аврор аж подавился воздухом от наглости паршивца, а посетители уже в открытую посмеивались и восхваляли интеллект и находчивость мальчишки. Не каждый день увидишь, как одиннадцатилетний пацан заставляет прославленного аврора стоять с открытым ртом.
  - Будь по-твоему. Я, Кингсли Бруствер, обещаю, что Молли Уизли никогда не подойдет к тебе ближе, чем на сто метров, - проговорил со смешком аврор. Гарри ухмыльнулся - он добился своего. - Без твоего позволения, конечно.
  - Ну, я тогда пошел? - Поттер под аплодисменты зрителей покинул заведение и не услышал вопроса Кингсли насчет его имени.
  
  
  Глава 4
  
  
  
  Поттер не стал больше задерживаться в Косом переулке. На сегодня с него хватит приключений. Дойдя до кирпичной стены, отделявшей волшебный переулок от бара, Поттер достал из кармана свою волшебную палочку и указал кончиком на нужные кирпичи, как это делал ранее бармен.
  Спустя несколько секунд начал открываться проход, куда и прошел мальчик.
  Зайдя в бар, Гарри постарался как можно незаметней проскользнуть мимо барной стойки, за которой стоял Том, поскольку не горел желанием снова пообщаться с этим ненормальным человеком. Но, на его счастье, бармен был занят клиентами, поэтому мальчик беспрепятственно покинул бар. Оказавшись на автобусной остановке, юноша сел в автобус, направлявшийся к Литл-Уингинг.
  Добравшись к дому номер четыре по Тисовой улице, Гарри поднялся в свою комнату, намереваясь оставить там приобретенные вещи. Положив покупки на бездонную сумку, мальчик осмотрелся по сторонам в поисках своей любимицы, но Кери нигде не было видно.
  "Наверное, опять отправилась на охоту", - пришел к выводу юноша. Затем он развернулся и направился на поиски родственников. Гарри решил узнать, что им известно о Хогвартсе и магии. Те обнаружились в гостиной, где по телевизору шли вечерние новости. Кузена нигде не было видно. "Наверно, опять пошел гулять со своими дружками", - решил Поттер.
  Гарри неторопливо прошел и сел в свободное кресло, поскольку его любимый диванчик заняли родственники. Увидев вошедшего, семейство Дурслей моментально напряглось, на что Поттер только ухмыльнулся.
  - Дорогие родственнички, у меня к вам накопилось несколько вопросов, - проворковал Гарри, приторно улыбаясь. От этой улыбки родственников передернуло. - Так вот, я хочу знать, что вам известно о магии? - спросил подросток.
  - Я ничего не знаю! - слишком быстро пробормотала тётушка. Она до боли сжала кулаки, а лицо покраснело, то ли от злости, то ли от страха.
  - Врать нехорошо, тетушка, - с ладошки подростка сорвался красный луч и угодил в вазу на столе. С громким "бах" та разлетелась на десятки кусочков.
  Женщина жалобно заскулила. Ноздри Вернона раздулись, словно у быка при виде красной тряпки, а сам он с силой сжал кулаки, сдерживая себя в желание ударить наглого племянника. Вот только страх перед "фокусами" мальчишки сдерживал его.
  Тетка очень боялась боли, но еще больше она боялась, что соседи узнают о проделках Поттера. Тогда такие слухи пойдут... И тут ее осенило. Рассказав мальчишке о магии и этой ненормальной школе, она сможет от него избавится. Если повезет он даже на летние каникулы не приедет к ним, как это делала Лили.
  - Твоя мать была волшебницей. Она посещала специальную школу. Там она и познакомилась с твоим отцом, - торопливо начала рассказывать женщина. Миссис Дурсль до ужаса боялась своего племянника и уже тысячу раз прокляла тот день, когда согласилась приютить его в своем доме. Если бы Петунья знала, что из ребенка вырастет такой монстр, то отдала бы его в приют в первый же день. Ну, сейчас уже поздно об этом думать.
  Поттер смотрел на родственников с презрением. Ему хотелось натравить свою любимицу на этих глупых людей и заставить их заплатить за восемь лет издевательств. "Но, увы, ещё не время", - решил юноша. Сейчас он внимательно вслушивался в слова тетушки. Для него стало сюрпризом известие о том, что его родители были волшебниками. Мальчик давно перестал мечтать о любящей семье, поэтому сейчас разговор о погибших родителях не вызывал у него особого дискомфорта. Но его интересовал один вопрос.
  - А как погибли Лили и Джеймс Поттер? - спросил юный маг, выжидающе смотря на Петунью.
  - Их убил Темный Лорд. Лили перед гибелью приходила к нам в гости и говорила, что за тобой охотятся и что директор помогает им спрятаться. Больше я ничего не знаю. Мы были не очень близки с сестрой.
  - Я рад, что мы прояснили эту ситуацию, - сказал задумавшийся Поттер. Мальчик был потерян в своих мыслях. Его удивили откровения родственницы. Но сейчас не время об этом думать, у него есть и другие дела на данный момент. - Дядюшка, как там насчет твоей сестры? Я правильно подумал, считая, что она решила не злоупотреблять нашим гостеприимством? - спросил мальчик, переводя свой взгляд на перепуганного Вернона.
  - Да, она передумала, - заикаясь, пробормотал дядя.
  - Вот и хорошо. Поздно уже, пожалуй, я пойду отдыхать, - сказав это, Гарри поднялся и направился в свою комнату. А родственники после ухода племянника с облегчением вздохнули.
  Зайдя в комнату, Гарри решил почитать. Но, взяв первую попавшуюся книгу, заметил, что его глаза слипаются от усталости. Поэтому, отложив учебник, Поттер направился в душ, после чего решил лечь спать, а изучением волшебного мира заняться уже завтра.
  ***
  
  На следующий день Гарри проснулся около одиннадцати. Конечно, он бы еще поспал, если бы одна ленивая змея не шипела возле его уха. Отпихнув надоедливую персону, мальчик сперва направился в душ, затем уже на кухню: ему стоило позавтракать перед изучением папки, которую отдал ему поверенный Гринготтса. А именно этим мальчик и планировал сегодня заняться. Спустившись, юноша обнаружил на кухне Петунью, крутящуюся возле плиты.
  - Доброе утро, тетушка, - поприветствовал родственницу Поттер.
  Петунья, услышав голос племянника, вздрогнула, а Гарри невозмутимо прошел к столу и сел на свое любимое место возле окна. Женщина торопливо поставила перед племянником кофе и бутерброды с сыром.
  "Прямо как заботливая мамочка", - хмыкнул юный волшебник. Вдохнув аромат своего любимого напитка, Поттер расплылся в блаженной улыбке. В последнее время у него не было аппетита. С чем это связано, Гарри и сам не знал, но сегодня он был не прочь хорошенько перекусить, поэтому с аппетитом взялся за предложенные продукты. Спустя пятнадцать минут с кофе и бутербродами было покончено. Доев завтрак, Гарри отправился назад в свою комнату, где обнаружил Кери, лениво лежавшую на кровати.
  - Вот наглая какая: меня разбудила, а сама лежит, - хмыкнул мальчик, но все же не стал трогать любимицу.
  Порывшись в принесенных вчера вещах, Поттер достал толстую папку и уселся за письменный стол, дабы её изучить. Оказывается, Поттеры были древним и богатым родом. Вот только главным здесь являлось слово "были". От некогда процветавшего рода остался он один, последний потомок. Сейфы тоже не ломились от золота. Как оказалось, его отец не был щепетилен к деньгам и сорил теми направо и налево. И нет ничего удивительного, что он растратили большую часть галлеонов еще до рождения самого парня. С недвижимостью тоже не все было гладко. Дом в Годриковой Впадине, по пометкам гоблинов значившийся как разрушенный, и небольшое поместье в Лондоне. В папке имелся список артефактов и книг, что перешли ему по наследству. Не то что бы много, но хоть что-то. И говорилось о титуле лорда который Гарри может при желание попробовать получить по достижению семнадцати лет - полного совершеннолетия, которое наступает у магов именно в этом возрасте.
  Гарри сделал себе пометку: расспросить гоблинов о титуле при следующей встрече. Спать не хотелось, и парень решил почитать. Под руку подвернулась купленная накануне книга "Современная история магии".
  Книга оказалась весьма интересной. В ней рассказывалось о темной и светлой магии, а также о различиях между ними. Еще упоминались имена людей, которые внесли огромный вклад в развитие Волшебного мира, и каково же было удивление Гарри, когда среди прославленных волшебников и волшебниц он встретил свое имя. В книге говорилось, что Гарри Поттер в годовалом возрасте смог победить темного волшебника, имя которого боятся произносить вслух.
  "Вследствие нападения на дом в Годриковой Впадине, с помощью смертельного проклятия были убиты Лили и Джеймс Поттеры, а их наследник смог отразить убийственное проклятие, что до него никому не удавалось. Мальчик смог отделаться только шрамом на лбу в виде молнии, в то время как Темный Лорд был уничтожен". Также в книге было упоминание, что дом, где жили его родители, полностью разрушен и служит напоминанием о тех трагических событиях.
  - Вот, значит, как я стал сиротой, - грустно улыбнулся мальчик. Он как-то раньше не интересовался гибелью своих родителей. Его не интересовало, как жили его мать и отец, где учились и кем работали, хотя, когда Гарри был совсем маленьким, Петунья заявляла, что они были алкашами и погибли в аварии, но больше подобная тема не поднималась в этом доме. Вчерашний разговор с тетей стал первым упоминанием имен Лили и Джеймса после стольких лет молчания.
  Другие дети хотели бы знать о своих родителях, мечтали бы о настоящей семье, но Поттер был не такой как все, и этим всё было сказано. Но после прочтения статьи о себе удивлению Гарри не было предела.
  - Если я так знаменит, то почему был вынужден жить с родственниками, которые меня терпеть не могут? Разве в волшебном мире нет семьи, которая не захотела бы принять знаменитого Гарри Поттера? - задавался вопросами мальчик.
  Теперь ему стало понятно такое нелепое поведение бармена Тома.
  Известность мальчика не пугала, она, наоборот, давала некоторые плюсы в виде уважения, обожания, подражания и многого другого. Всеми этими бонусами Гарри непременно воспользуется в будущем. Когда он дочитал книгу, было уже около двенадцати, поэтому следовало уже ложиться спать.
  Поттер, потеснив змею, лег в кровать. Его сегодня удивило то, что настырная любимица не донимала его своими расспросами. Все же Кери была очень умна и непременно заметила бы задумчивый взгляд мальчика на протяжении сегодняшнего дня, поэтому странно, что она помалкивала. "Наверное, завтра будет меня доставать", - с этими мыслями Гарри и уснул.
  Следующие дни Гарри Поттера в доме Дурслей проходили однообразно: утром завтрак, потом чтение, обед, снова чтение или просмотр интересных программ. Вечер тоже заканчивался чтением или дискуссией с Кери. В таком ритме и пролетели дни до 31 августа.
  Сегодня у Поттера был запланирован поход в Гринготтс, да и нужно было прикупить еще школьных принадлежностей. Мальчика удивило, что в списке не было указано количество предметов, в расчете на которые покупаются тетради. "Возьму побольше, лишние не помешают", - решил юный волшебник. Да и пишущих принадлежностей нужно не забыть купить, поэтому планы на сегодняшний день у него были грандиозные.
  Встав в восемь часов утра, Поттер принял душ, затем, одевшись в черные джинсы и темную футболку, спустился вниз, где он заметил, что семейство Дурсль дружно отсутствует. Оглянувшись, Гарри увидел на холодильнике записку: "Поехали к сестре Вернона. Будем завтра вечером". Какая радость - родственничков не будет до завтра, хотя Поттер в этом году их вообще не увидит. Двадцатого числа из Хогвартса пришло письмо с билетом на поезд. Только платформа там была указана какая-то неправильная.
  "Наверное, это очередная причуда волшебного мира", - решил наследник Поттеров, не заостряя свое внимание на самом билете. Гарри сел за стол выпить сока и перекусить быстренько приготовленными бутербродами. Всё же у него сегодня целый день будет загружен, а сытный завтрак прибавит ему сил. Закончив с бутербродами и соком, он направился к автобусу, намереваясь отправиться в Косой переулок.
  ***
  
  Добравшись до бара, Гарри зашел внутрь. Заметив, что Тома нигде не видно, он быстрым шагом направился к задней части заведения, где был проход в Косой переулок. Оказавшись возле кирпичной стены, юноша волшебной палочкой указал на нужные кирпичи, в результате чего перед ним, как и в прошлый раз, открылся проход. Не медля ни секунды, мальчик направился вглубь Косого переулка. Сначала Гарри планировал посетить Гринготтс, а затем уже решить, куда стоит идти дальше. С этим намерением Поттер неторопливо побрел в нужном направлении. Возле дверей банка его встретили два грозных охранника.
  "Не нравятся мне эти существа - слишком уж они себя умными считают", - подумал наследник Поттеров, одаряя гоблинов хмурым взглядом. Зайдя внутрь, брюнет осмотрелся и заметил, что возле окошка Крюкохвата нет посетителей. "Нужно поздороваться со старым знакомым", - с ухмылкой подумал Гарри и направился к "любимому" гоблину.
  - Добрый день, мне нужно встретиться со своим поверенным, - озвучил цель своего визита мальчик.
  Гоблин поднялся и попросил клиента следовать за ним.
  По извилистым коридорам они молча добрались к нужной двери. Гоблин постучал и спустя несколько секунд открыл дверь, Крюкохват сначала пропустил Поттера в помещение, а затем вошел и сам. Старый поверенный сидел за своим столом и просматривал какие-то бумаги.
  - Господин Хрипун, к вам мистер Поттер, - почтительно поклонившись старому гоблину, сказал кассир.
  - Спасибо, Крюкохват, можешь идти, - обратился он к младшему гоблину, отрываясь от изучения бумаг. Кассир, услышав слова коллеги, покинул кабинет.
  - Присаживайтесь, мистер Поттер, - поверенный указал на стул напротив себя. Гарри проследовал на указанное место и грациозно опустился на мягкий стул.
  - Я изучил все документы, которые были в папке, - мальчик достал папку и положил её на стол. - Меня там заинтересовали некоторые вещи, мистер Хрипун. А именно - титул Лорда, - Гарри вопросительно смотрел на старого гоблина, ожидая его пояснений.
  - На титул вы сможете претендовать лишь по достижению семнадцати лет. Так распорядился ваш дедушка в своем завещании. До этого времени вы будете являться наследником Поттеров и иметь все его права, - Гарри показалось, что гоблин чего-то недоговаривает, умалчивает что-то очень важное.
  - А я не могу получить титул раньше?
  - Нет, - последовал ответ. - Увы, это невозможно. Магия этого не позволит.
  - А мой отец являлся Лордом? - Поттер и сам не знал, почему задал этот вопрос, просто ему вдруг стало интересно.
  Поверенный нахмурился и опустил взгляд.
  - Ваш покойный дедушка. Лорд Карлус Поттер, лишил его титула и наследства, оставив ему в пользование лишь детский сейф.
  - Почему?
  - Из-за брака с магглорожденной ведьмой. Если вас это так интересует, то можете прочитать в хрониках вашего рода. Рукопись хранится в сейфе вашего рода.
  Гарри был удивлен. Он даже не догадывался о подобном.
  "Вот же коротышка... Видно же, что он что-то умалчивает", - с досадой думал Герой.
  - А что с моим наследием?
  - Сейчас вы можете распоряжаться детским сейфом, который полагается вам как наследнику Поттеров. Там на данный момент, - гоблин сверился с документами, - двадцать тысяч галлеонов. После достижения совершеннолетия, соблюдения всех условий завещания вашего деда и получения титула вы получите доступ к основному сейфу. Там хранятся основные активы вашего рода. Артефакты, драгоценности и ценные книги. Но если даже вы не получите титул Лорда, вы получите в распоряжение свадебный сейф вашей бабушки. Там в основной книги и драгоценности, но есть немного золота.
  - Условия? Что за условия?
  - Ваш дедушка оставил завещание, в котором четко обговорил условия, согласно которым вы сможете получить наследство и титул. Как первый сын, - на этих словах гоблин сделал заминку, - и наследник, признанный самой Магией рода Поттеров, вы имеете все права. Вот, - перед парнем появился пергамент, исписанный каллиграфическим почерком, - изучите если желаете. Там указаны все требования лорда Карлуса и его последняя воля.
  Поттер сложил пергамент в трубочку и спрятал в карман. Он почитает его на досуге и без свидетелей.
  - Ясно.
  - Я могу предложить вам еще кошель, который будет связан с одним из ваших хранилищ. Его невозможно украсть, он всегда возвращается к хозяину, - предложил старый собеседник. Поттер задумался: кошель действительно полезная вещь, и ему не придется постоянно ходить в Гринготтс за деньгами, а это несказанный плюс.
  - Я согласен, - ответил мальчик. Гоблин достал из ящика стола кошель.
  - Чтобы получить деньги, нужно только назвать требуемую сумму, и она появится внутри.
  - Я думаю, что узнал сегодня всё, что хотел. Так что до свидания, мистер Хрипун, - Поттер поднялся со своего места.
  - Если вам потребуется помощь, я всегда рад вам её оказать, - проговорил гоблин, слегка кивая мальчику. Было видно, что тот лукавит. Попрощавшись с поверенным, Поттер отправился изучать Косой переулок.
  Прогуливаясь, он зашел в книжный магазин и купил несколько книг, в которых рассказывалось о выполняемых Визенгамотом функциях, а также имелся перечень фамилий магов, что занимали места в нем. Ещё юноша купил книгу, в которой был подробный рассказ о Хогвартсе. Конечно, Гарри прочитал учебник по Истории магии, но там было краткое упоминание о школе, а Поттеру хотелось знать, как можно больше о заведении, в котором он будет учиться. За последние недели Гарри прочитал почти все учебники к школе. Не успел прочесть только: "Магические отвары и зелья" и "Фантастические звери: места обитания". Названия ему показались неинтересными, поэтому юноша решил прочесть их, уже находясь в Хогвартсе. Также в одной из книг Гарри вычитал, что Хогвартс - это не единственное учебное заведение. Ему понравился рассказ о Дурмстранге, его заинтересовало, что это школа только для мальчиков и что там изучают темную магию. Изучив дополнительную литературу, Поттер понял, что маги делят магию на темную и светлую. Только он не понимал сути деления.
  "Ведь и с помощью заклинания левитации можно убить человека. Нечаянно скинув что-то на него", - пришел к выводу юный наследник. Поттера также огорчило, что в Хогвартсе не преподают этикет, магию крови, темную магию. Гарри даже задумался насчет поступления в Дурмстранг или в одну из академий России.
  Выйдя из Косого переулка, парень быстро прошел бар и оказался на улицах Лондона.
  
  Глава 5
  
  
  
  Перед отъездом Поттер решил пройтись по обычным магазинам и купить нормальной одежды, которой он считал джинсы и футболки, которые, в отличие от мантий, были куда привычнее и удобнее для него. Также стоило купить тетради и другие пишущие принадлежности. Из-за того, что в письме не указали, сколько предметов у него будет, Поттер решил взять тетрадей с запасом.
  "Все равно сумка у меня бездонная. И лучше иметь лишние, чем потом переживать из-за недостающих", - решил брюнет, беря несколько упаковок. Здесь же парень купил ручки, карандаши и другие безделушки, что могли ему понадобится.
  Добравшись до дома на Тисовой улице, парень поднялся в свою комнату. Стоило ему войти, как Кери начала возмущаться, что его долго не было, а она, между прочим, соскучилась. Поттер на её шипение лишь хмыкнул - иногда его любимица бывает просто невыносима. Да и к тому же его змея собственница ещё та, но все же она хорошая компаньонка и верная соратница, поэтому Гарри старался не обращать внимания на её временные заскоки. "Все гении были слегка не в себе. А чем змея хуже - она тоже гений", - любил он часто про себя повторять. Поэтому, отмахнувшись от вредной Кери, он начал складывать вещи на завтра. Его порадовало, что чемодан был разделен на семь бездонных ячеек, где парень смог комфортно разместить все свои вещи. Сначала уложил учебники и книги для дополнительного чтения, затем все предметы, купленные в Косом переулке и сегодня в Лондоне. В последнюю очередь наследник Поттеров сложил одежду. Еще раз всё осмотрев и убедившись, что все взял, мальчик закрыл чемодан и отставил его к двери. После минуты размышлений Гарри решил все же прочесть книгу о Хогвартсе, поскольку было ещё восемь часов, а телевизор мальчик смотреть не хотел.
  Поттер достал книгу и уселся за письменный стол, углубляясь в чтение. Книга оказалась весьма интересной, с ее помощью Гарри смог много узнать о своей новой школе. В ней было указано, что Хогвартс был создан в 1019 году четырьмя известнейшими волшебниками: колдунами Годриком Гриффиндором и Салазаром Слизерином и колдуньями Ровеной Райвенкло и Хельгой Хаффлпафф. В честь основателей школы были и названы факультеты: Гриффиндор, Райвенкло, Хаффлпафф и Слизерин. В зависимости от внутренних качеств, учеников распределяют по домам, где юные волшебники должны учиться на протяжении семи лет. В книге были написаны краткие характеристики к каждому факультету.
  Гриффиндор - отличительные качества учеников этого факультета: храбрость, честь, благородство. Талисман - лев, цвета - алый и золотой.
  Хаффлпафф - ценит трудолюбие, верность и честность. Талисман - барсук, цвета - канареечно-жёлтый и чёрный.
  Рейвенкло - ценит ум, творчество, остроумие и мудрость. Талисман - орёл, цвета - синий и бронзовый.
  Слизерин - ценит хитрость, амбициозность, решительность, находчивость и жажду власти. Талисман Слизерина - змея, цвета - зелёный и серебристый.
  Гарри очень заинтересовало описание факультетов. Если описание в книге верно, то дом нужно выбирать с умом.
  "Все же семь лет мне придется провести с однокурсниками с выбранного факультета, - размышлял юный Поттер. - Хаффлпафф мне определенно не подходит, поскольку верность и честность не для меня. Гриффиндор тоже, не слишком уж я благороден, да и честь тоже не про меня. К тому же красный цвет мне не нравится", - с придиркой перебирал парень факультеты Хогвартса. Два он исключил, а вот над двумя другими задумался. Как один, так и другой ему могли подойти. Парень ценил ум, да и хитростью он был не обделен. Насчет власти он решил, что её хотят все, и сам он - не исключение. Но сейчас Гарри решил не обострять свое внимание на домах школы. Ведь в книге не описано, как проходит распределение, только сказано, что все первокурсники его проходят.
  "На месте уже и разберусь", - решил брюнет.
  Глянув на часы, которые стояли на тумбочке, он увидел, что уже одиннадцатый час, поэтому, не дочитав, Гарри закрыл книгу и улегся спать. Завтра ему предстояло рано встать, чтобы вовремя добраться до вокзала.
  На следующий день Поттер проснулся в девять часов. Приняв душ и надев новую одежду, купленную в Лондоне, парень спустился вниз для завтрака. Немного перекусив, он поднялся наверх, где его дожидалась змея.
  - Кери, забирайся на руку, а то уже десять, а поезд отходит в одиннадцать, - прошипел юноша змее, подставляя правую руку. Кери покорно забралась в указанное место и обвилась вокруг руки, прячась под одеждой. Взяв все необходимое, Поттер отправился в гостиную, где вызвал такси.
  Спустя пять минут машина просигналила, оповещая о своем прибытии. Выйдя на улицу, Гарри бросил прощальный взгляд на дом номер четыре по Тисовой улице и сел в такси. Сказав водителю, что ему нужно на вокзал, он поудобней уселся и стал рассматривать вид за окном. Примерно через двадцать минут они подъехали к нужному месту, и парень, расплатившись, покинул машину.
  Попав на вокзал, он начал оглядываться в поисках нужной платформы. Но её нигде не было видно. Парень уже начал думать, что ему прислали неправильный билет, но неожиданно на вокзале показалась известная ему рыжая компания. Они, не заметив Гарри, направились к пространству между платформами девять и десять и быстро начали проходить сквозь стену между ними. Поттер с нескрываемым презрением смотрел на нужное место.
  "Это же нужно такое придумать: поместить платформу в неприметном месте. Ведь школу, наверное, будет посещать много таких ребят, которым не известно, как попасть к поезду", - возмутился Гарри, но все же направился к проходу. Пройдя в нужном месте, парень оказался на платформе, на вывеске которой было указано 9¾. На перроне стоял старого производства паровоз, при виде которого молодой Поттер в очередной раз скривился. Раньше юноша увлекался железнодорожным транспортом, поэтому читал много литературы о нем.
  "Нормальные люди на самолетах летают, а здесь старыми поездами пользуются", - с отвращением подумал мальчик, направляясь к вагону с намерением занять пустое купе. Поскольку до отправления транспорта оставалось ещё двадцать минут, то пустых купе было много, и Гарри занял первое попавшееся. Через несколько секунд из его рукава послышалось возмущенное шипение насчет плохого передвижения. После шипения показалась голова Кери, а затем вся змея выползла на сидение, где с комфортом разместилась и погрузилась в сон. Поттер лишь хмыкнул на действия любимицы и достал книгу по зельеварению, решив прочесть её. За чтением он и не заметил, как поезд тронулся. Парень оторвался от чтения, когда услышал, что дверь его купе открылась, и на пороге стояли две миловидные девушки с огромными чемоданами.
  - Здесь свободно? - спросила одна из девочек у Поттера. Гарри, возвращаясь к книге, лишь кивнул.
  Девчонки зашли в купе и затянули свои чемоданы. Уселись напротив парня, попутчицы с интересом поглядывали Поттера, но неожиданно они заметили змею, которая, свернувшись кольцами, лежала возле парня. Маленькие леди начали кричать, чем вызвали приступ головной боли у попутчика.
  - Что вы разорались, как банши! - возмутился парень, откладывая учебник. Девочки после слов Гарри успокоились. - Если вам не нравится общество змеи, можете идти поискать себе другое купе, - отчеканил он, смотря на собеседниц. Девчонки переглянулись, но ничего говорить не стали. Но все же через полчаса пути они решили познакомиться с высокомерным парнем.
  - Я - Дафна Гринграсс, а она - Трейси Дэвис, - указала темноволосая девчонка на свою подругу.
  - Гарри, - ответил Поттер, не называя свою фамилию. Он так и не обернулся, продолжая невозмутимо сидеть и рассматривать пейзаж за окном.
  Подруги решили, что ничего не добьются от парня, поэтому оставили его в покое и достав какие-то журналы начали негромко что-то обсуждать.
  Когда за окном начало темнеть, Поттер снова вернулся к своей книге. А девчонки о чем-то всю дорогу перешептывались, кидая на мальчика непонятные взгляды. Через несколько часов поезд начал сбавлять скорость, и вскоре машинист объявил, что они прибывают к Хогвартсу и что вещи нужно оставить в купе.
  Когда поезд начал замедлять свой ход, девушки надели поверх блуз и юбок школьные мантии.
  Наконец-то поезд остановился, и дамы поспешили покинуть неприятную компанию в лице Поттера. Брюнет с выходом решил не спешить: в тамбуре была огромная толкучка, поэтому он остался ждать, пока пассажиры покинут вагон, а затем уже выходить.
  На улице лило словно из ведра, дул ветер и сверкала молния. Одним словом, погода была не для прогулок.
  Выйдя из вагона, Гарри посильнее закутался в мантию и недовольно поджал губы. Он пожалел, что не взял с собой зонтик - тот был бы сейчас как нельзя кстати. Проследовав взглядом вперед, он увидел мужчину ростом метра три. Тот на весь перрон кричал, чтобы первокурсники подходили к нему. Гарри окинул этого великана изучающим взглядом и двинулся вперед. Вокруг странного человека собрались все первокурсники и с интересом, а некоторые и со страхом, его рассматривали. На такой интерес одногодок брюнет только кривился. Подойдя поближе к сборищу, Поттер заметил своих попутчиц, которые навязали ему свою компанию в купе. За рассмотрением окружавших его ребят наследник Поттеров прослушал почти всю речь мужчины. Из неразборчивой речи Гарри только смог понять, что его зовут Хагрид и он будет их сопровождать к школе.
  "Неужели не могли послать кого-то получше? Или они это специально, чтобы перепугать новых учеников?" - сам себя спрашивал мальчик, окидывая компанию детей впереди и их гида скептическим взглядом. Из-за своих размеров мужчина делал гигантские шаги, поэтому первокурсникам приходилось бежать за провожатым, чтобы не потеряться. А дождь и ветер сильно мешал им в этом.
  Гарри шел одним из последних вместе с каким-то светловолосым пареньком, с лица которого не сходила презрительная гримаса. Рядом с ним было двое парней побольше, если бы Гарри не знал, что в Хогвартс принимают с одиннадцати, то дал бы им все пятнадцать.
  Впереди послышались какие-то крики и возня. Кто-то из ребят что-то потерял. Компания остановилась неподалеку от воды и пыталась найти пропажу. Только несколько человек стояли в стороне, под небольшим укрытием, и бросали на ищущих недовольные взгляды. Среди стоявших были и его попутчицы.
  Прислушавшись к разговорам, он узнал, что все ищут жабу, которую потерял некто по фамилии Лонгботтом. Гарри не успел повнимательней рассмотреть стоявших возле себя ребят, потому что из толпы ищущих послышался счастливый крик.
  "По-видимому, жаба нашлась", - решил Поттер. После того как сборище идиотов порадовалось своей находке, огромный мужчина повернулся ко всем первокурсникам и сообщил, что они добрались до нужного места. Поттер с интересом окинул взглядом территорию, где они находились. И к своему ужасу заметил, что возле берега то ли озера, то ли речки было привязано около десятка небольших деревянных лодочек.
  "Неужели нам придется добираться до школы на этих лодках?" - парень с раздражением смотрел на средство передвижения. При такой погоде лезть в воду было опасно.
  - Ребята, садитесь в лодки по четыре человека, - сказал Хагрид. - Они доставят нас на другой берег, туда, где находится Хогвартс, - объяснил он слегка испуганным первокурсникам.
  Юные волшебники, услышав слова провожатого, поспешили занять места в лодках, один лишь Поттер стоял на берегу и не собирался садиться в сомнительный транспорт. На берегу кроме него осталось еще несколько ребят, среди которых были и его попутчицы в поезде.
  Хагрид пересчитал первокурсников, чтобы убедиться, что все дети на месте. Мужчина заметил на берегу кучку ребят.
  - Садитесь в лодку, - лесничий обратился к собравшимся.
  Поттер с раздражением посмотрел на него и отрицательно покачал головой.
  - Я не собираюсь добираться до школы на данном транспорте, - ответил парень на причитания Хагрида.
  - И я, - вторили ему еще шесть голосов.
  - Но... Так все добираются, - заикаясь, начал говорить великан.
  - Я читала, что в этом озере водится огромный кальмар, - неожиданно заявила Гринграсс. - Вдруг он нападет на нас!
  Первокурсники, сидевшие в лодках, зашумели, обсуждая свою перспективу быть съеденными. Несколько ребят поспешили выскочить на берег.
  - Я тоже не хочу плыть на лодке. Там мокро, - послышался еще один девичий голос. - И опасно.
  - Но ведь все первокурсники добираются на лодках, такая в школе традиция, - ответил разнервничавшийся лесник.
  - Сейчас погода не для плаванья, - проговорил Поттер. - Я и так весь мокрый и не хочу из-за чьей-то глупости искупаться в холодной воде.
  - А что же нам делать? - спросил растерянный лесник. Он не знал, как разобраться со сложившейся ситуацией.
  - Хм, а я откуда знаю. Вы ведь старший, и это вам велели сопровождать учеников, вот вы и придумайте выход, - саркастически проговорил брюнет, с насмешкой смотря на растерянного мужчину. Другие первокурсники тоже недовольно смотрели на великана.
  - Трусы, - послышался тихий голос лохматой девчонки.
  - Мы, в отличие от тебя, умные, - парировала Гринграсс, услышавшая слова. - И не намерены плавать в такой ливень на лодках.
  - Я думаю... Мы тогда отправимся лодками. А вы обождите нас здесь... Я сообщу директору, что вы не хотите плыть на лодке, - через несколько минут ответил лесник. На слова мужчины Гарри лишь кивнул. Сразу было ясно, что этот тупица ничего нормального не предложит. В маггловском мире за подобное отношение к несовершеннолетнему ребенку его бы под суд отправили. Ведь как не крути, а он подвергает опасности жизнь одиннадцатилетних ребят.
  - Я тоже останусь, - надменно сказал блондин, выбираясь из лодки.
  Малфой вместе со своими подхалимами вышел на берег.
  - Хорошо, оставайтесь здесь, кто-то из учителей скоро за вами придет, - проговорил лесник, с разочарованием смотря на группу учеников. По его команде лодки снялись с места и быстро направились по направлению к другому берегу. Когда они пропали из виду, блондин повернулся к брюнету.
  - Я - Драко Малфой! - сказал наследник Малфоев, с интересом рассматривая собеседника. - А это Кребб и Гойл, - повелительный жест рукой на двух громил.
  - Гарри Поттер, - ответил Поттер, смотря в глаза Драко.
  Услышав слова Гарри, блондин слегка улыбнулся, убеждаясь в том, что поступил правильно, оставшись на берегу с однокурсниками. Драко многое знал о Мальчике-Который-Выжил, благодаря "Пророку" и книгам. И отец говорил, чтобы он попытался наладить отношения с Героем, заявляя, что это будет полезно их семье.
  Остальные тоже с интересом прислушивались к разговору и, услышав знаменитую фамилию, не смогли скрыть своего изумления.
  Поттер несколько минут пристально рассматривал собеседника.
  - Зови меня Гарольд, - наконец-то ответил брюнет, который недолюбливал свое имя. Оно ему казалось слишком простым.
  Драко решил завести разговор о факультетах, посчитав, что за общением быстрей пройдет время.
  - А на какой факультет ты хочешь попасть? Я - на Слизерин, - гордо ответил он и посмотрел на собеседника, ожидая его ответа.
  - Не знаю, может на Райвенкло, а может и на Слизерин. Я пока не решил, - ответил брюнет, смотря на воду. Драко только собирался задать вопрос, но не успел: на берегу появилась дама. Она быстрой походкой направлялась в их сторону. Дойдя до них, она строго посмотрела на ребят, которые посмели нарушить школьную традицию. Минерва еще с первой встречи поняла, что с Гарри Поттером у них будет много проблем. И сегодня её мнение подтвердилось: мальчик, не успев поступить в школу, уже проявляет свой сложный характер. Пройдясь взглядом по другим первокурсникам, она недовольно покачала головой. Это впервые на ее памяти, а в Хогвартсе она работает уже очень давно, кто посмел саботировать распределение.
  - Что здесь происходит? Почему вы не захотели плыть в лодках? - строго спросила она у ребят.
  Поттер огляделся по сторонам - все молчали, понуро опустив взгляды.
  - Меня... нас, - исправился он, - не устраивает транспорт, на котором мы должны добираться до данного учебного заведения. Нам лодки показались чрезмерно старыми и непрочными. А сейчас льет дождь, поэтому, упади кто-то в холодную воду, непременно проболел бы несколько дней. К тому же в воде неизвестно что водится и можно подцепить какой-то вирус, - серьезно сказал Поттер.
  Минерва лишь моргала, смотрела на Поттера. Но спустя минуту она взяла себя в руки и строгим голосом обратилась к наглому мальчику и всем остальным нарушителям.
  - Мистер Поттер, за всю историю Хогвартса такого не случалось. Но своим поведением вы нарушили правила школы. Из-за этого нам пришлось отложить распределение. К тому же ваш поступок заставил учительский состав школы очень волноваться. Вам должно быть стыдно за свое поведение, - ругала собравшихся дама, в гневе смотря на них. Особенно Минерва негодовала из-за Поттера, посчитав его зачинщиком всего этого.
  "Вот запричитала, старая кошёлка", - подумал Поттер, невозмутимо смотря в глаза Минервы.
  - Из-за вашего отсутствие директор отложил распределение и все вы получите наказание, - строгий голос. - Это неслыханно, чтобы ученики позволяли себе подобный произвол. А сейчас все подойдите ко мне ближе, - скомандовала дама, доставая длинную веревку.
  Первокурсники подошли, и Гарри в том числе. Он с интересом смотрел на веревку, не понимая для чего она.
  - Возьмитесь все за веревку и не отпускайте. Портус!
  Все перед глазами замерцало, и Гарри почувствовал рывок.
  
  Глава 6
  
  
  Минерва, воспользовавшись созданным директором порт-ключом, перенесла учеников к воротам замка. Там она окинула всех строгим взглядом и велела следовать за нею внутрь. Дорога заняла несколько минут, и вот их небольшая компания уже стояла перед дверьми в Большой зал. Взмахнув волшебной палочкой, Минерва привела всех в подобающий вид, высушила мантии и очистила от грязи обувь. Толкнув дверь, женщина направилась вперед, провожаемая десятками любопытных взглядов собравшихся в зале учеников.
  Гарольд был удивлен увидев огромное количество свечей, которые освещали помещение. А вот необычный потолок его заинтересовал. За рассматриванием зала он и не заметил, как профессорша трансфигурации подвела всех к преподавательскому столу, где стоял небольшой стул, на котором лежала старая конусообразная шляпа. Заметив её, Поттер брезгливо поморщился.
  - По некоторым причинам нам пришлось отложить распределение, но сейчас уже все улажено, поэтому теперь пройдет сортировка, а затем начнется запоздалый пир, - на последних словах директор добродушно всем улыбнулся, затем, направившись к преподавательскому столу, сел на свое место в центре него.
  Слово взяла МакГонагалл:
  - Сейчас я буду называть ваши имена, услышав свое, вы проследуете к стулу, - дама указала на табурет возле себя. - И я надену вам на голову шляпу, она и определит вас на факультет, который станет вашим домом на ближайшие семь лет, - сказав это, Минерва развернула свиток и начала по списку зачитывать фамилии студентов.
  - Сьюзен Боунс, - женщина назвала первую фамилию. В толпе началась возня и вперед вышла невысокая рыжеволосая девочка, которая нерешительной походкой направилась вперед и села на табурет. Профессор тотчас опустила на ее голову грязную шляпу. Через несколько минут молчания кусок фетра на весь зал выкрикнула.
  - Хаффлпафф! - после вердикта шляпы Сьюзен, радостно улыбаясь, соскочила с табуретки и, отдав шляпу женщине, направилась к столу, который разразился громкими аплодисментами.
  - Ханна Аббот! - к стульчику направилась светловолосая барышня. Шляпа, на мгновение коснувшись ее головы, выкрикнула: - Хаффлпафф! - девочка направилась за стол, где сидела Сьюзен. Поттер хмурым взглядом проводил девочек, он считал, что место, куда они попали, было самым худшим из четырех факультетов. Сам он рассчитывал попасть на Райвенкло.
  - Гермиона Грейнджер, - к шляпе быстрым шагом помчалась девчонка, которая назвала всех трусами у лодок.
  "Ненормальная", - сделал вывод Поттер, смотря ей вслед. На голове девочки шляпа задержалась на несколько минут, но в конечном итоге выкрикнула:
  - Гриффиндор! - крайний стол взорвался аплодисментами, приветствуя свою первую представительницу.
  - Драко Малфой! - к шляпе направился новый знакомый, а в дальнейшем и верный соратник Поттера. Гарольд заметил, что при взгляде на шляпу блондин скривился. На такие действия однокурсника наследник Поттеров хмыкнул, ему тоже не нравилась старая шляпа.
  "Ни один уважающий себя человек не наденет такой головной убор", - скривился брюнет. Стоило только шляпе коснуться головы Малфоя, как последовал выкрик:
  - Слизерин! - Драко, высокомерно улыбаясь, направился к своему столу, который его приветствовал громкими овациями. Гарольд на такие действия блондина слегка улыбнулся: его веселила надменная маска на лице Малфоя.
  - Гарри Поттер! - Поттер услышал свою фамилию.
  Все студенты начали перешептываться, смотря на первокурсников и пытаясь найти героя всего магического мира. Сам же Гарри осторожно выбрался с толпы и сел на хрупкий табурет. Через секунду на его голову опустился старый головной убор.
  - Так, кто у нас тут? Очень приятно, мистер Поттер, - услышал Гарри голос у себя в голове.
  - А мне-то как приятно, - с сарказмом отозвался молодой Лорд.
  - Ну-ну, мистер Поттер, проявите ко мне хоть долю уважения, все же, я очень древний артефакт, - пожурила шляпа наглого подростка.
  - Ну, если ты такая старая, то твое место на помойке, а не на моей голове, - вынес вердикт парень. Старая шляпа не обратила внимания на последние слова зеленоглазого брюнета.
  - В вас столько злости, мистер Поттер, но она не вся ваша, - таинственно произнесла шляпа, заглядывая в самые сокровенные тайны Гарольда. - Вы так похожи, и не только внешне, но и характерами. В вас есть его часть, а в нем ваша, вы разные стороны одной медали... - таинственно проговорила шляпа. - На ваших руках, так же как и на его, кровь. Много крови... Вы оба невинные жертвы неправильного выбора. Но у вас, в отличие от него, есть ещё шанс всё исправить. Но вы им не воспользуетесь... Слишком много в вашей изломанной душе тьмы, она постепенно поглощает вас и однажды поглотит полностью... - на несколько секунд древний артефакт замолчал, прислушиваясь к чему-то. Поттер внимательно слушал размышления шляпы, ему было интересно, с кем его сравнивала она. Но вопрос все же не решился задать
  - Я вижу у тебя неплохой ум, я даже бы сказала прекрасный ум... У тебя есть амбиции... Хм... Очень много амбиций. Неукротимое желание доказать всем, что ты лучше их. К сожалению, в тебе нет благородства, да и добротой ты не блещешь, - грустно хмыкнула шляпа. - Поэтому Гриффиндор и Хаффлпафф тебе не подходят. Райвенкло, возможно... Но я уверена, что Слизерин будет наилучшим факультетом для тебя. Поэтому...
  - Слизерин! - громко выкрикнул артефакт название факультета. И уже когда Поттер стаскивал шляпу, он услышал последние слова головного убора:
  - Надеюсь, тебя ждет лучшая доля, чем та, что досталась тому человеку, часть души которого ты носишь в себе.
  В гнетущей тишине Поттер направился к столу, где сидел его блондинистый знакомый. Стоило ему сесть, как раздались оглушительные аплодисменты зеленого стола, остальные факультеты молчали, только кое-где раздавались одинокие хлопки.
  "Конечно, каждый думал, что я стану представителем Гриффиндора", - хмыкнул брюнет, рассматривая своих товарищей по дому. Через несколько минут распределение продолжилось, но Гарольда оно не особо интересовало, поэтому он рассматривал учеников за своим столом. Гарри оторвался от изучения только тогда, когда на место возле него села девочка с некрасивой внешностью. Она чем-то напомнила брюнету мопса.
  Все ученики за зеленым столом наблюдали за Поттером. Ловя каждое его слово, жест, взгляд. Всем и каждому было интересно, каким образом Гарри Поттер попал на их факультет. Ему порочили место на Гриффиндоре, среди благородных и смелых. Факультете, где учились все Поттеры.
  Гарри игнорировал интерес к своей персоне и слушал речь директора.
  "Ведь если кому-то что-то запретить, он непременно туда сунется", - такой он сделал вывод после слов директора о запрете посещать лес на территории школы и коридор на третьем этаже. После своей длинной речи директор хлопнул в ладони, и на столах появилась разнообразная еда, к которой студенты с аппетитом потянулись. Поттер тоже положил себе жареной картошки и пару отбивных. Неторопливо жуя пищу, Гарри взял кубок, наполненный оранжевой жидкостью. Понюхав её, Поттер догадался, что это сок, только не мог понять из каких фруктов. Немного глотнув, он скривился и с большим усилием проглотил: ему не понравился специфический вкус напитка, поэтому Поттер отставил бокал подальше. Когда с трапезой было покончено, со своего места поднялся Дамблдор и, пожелав всем спокойной ночи, велел префектам сопроводить новых студентов в их комнаты.
  Гарри вслед за остальными первокурсниками направился в гостиную своего факультета.
  ***
  
  (Северус)
  Зайдя в большой зал, Северус сел на свое место за преподавательским столом. Зельевар боялся сегодняшнего дня, боялся увидеть в школе мальчика, жизнь которому сломал его опрометчивый поступок. Профессор уже тысячу раз проклял себя за то, что из-за ревности к Джеймсу Поттеру присягнул в верности Темному Лорду, а после сообщил ему пророчество, которое подписало смертный приговор его любимой женщине. Если бы тогда он сдержался и не назвал Лили грязнокровкой, то все могло сложиться по-другому, и Гарри Поттер был бы его сыном. В глубине души Северус надеялся, что Лили забеременела после одной-единственной ночи, проведенной с ним после ссоры с Поттером-старшим, и, просто боясь за ребенка, скрыла кто настоящий отец Гарольда. Ведь мужчина тогда так удивился, что дама его сердца приняла предложение Поттера: раньше она всегда находила предлог, чтобы отказать, а то в один миг согласилась и попросила, чтобы свадьба была организована как можно скорей. Но его надежды развеялись, стоило Альбусу сказать, что Гарри уже в год как две капли воды похож на Джеймса, только глаза такие же, как у Лили. На этих мыслях Северус вернулся в реальность. Было слишком много "если", уже ничего невозможно исправить, остается только пожинать плоды своего выбора. И лелеять надежды, как могло бы все сложиться. Северус перевел взгляд на входящего в зал взволнованного полувеликана и Минерву, за которыми по пятам следовали первокурсники. Присмотревшись к толпе, он не заметил там своего крестника, да и копии Джеймса Поттера не было.
  "Что-то не так!" - завопил голос в его голове. За разглядываниями новичков мужчина не заметил, как к столу подошли: лесничий и дама. Северус обратил на них внимание только тогда, когда Хагрид начал, заикаясь, тараторить, что некоторые ученики отказались плыть к школе на лодках.
  - Минерва, сходи, забери их со станции, я пока отложу распределение до твоего возвращения, - кивнул директор своей заместительнице. Затем поднялся и обратился к залу с объявлением, что распределение на некоторое время откладывается. И попросил старост усадить новых студентов на свободные места за столами факультетов. Когда все было улажено, Альбус сел на место и погрузился в свои мысли, а студенты начали тихо перешептываться. Северус очень переживал за Драко, но виду не подавал. Между бровей директора залегла складка, говорящая о том, что он тоже взволнован.
  - Альбус, в толпе не хватает Малфоя, - заговорил Северус, привлекая этим к себе внимание старого директора. Дамблдор тяжело вздохнул.
  - Я вижу, мой мальчик, - на этой фразе зельевар скривился, его раздражало такое обращение к себе, но директор не обратил на него внимания. - В группе первокурсников также не хватает мистера Поттера, который, как ты знаешь, в этом году тоже поступает на первый курс, - старый волшебник устало прикрыл глаза, а когда открыл, стала видна плескавшаяся в глубине грусть. Северуса удивило такое поведение наставника: он никогда прежде не видел, чтобы директор был чем-то так взволнован и опечален. Старый волшебник наоборот старался во всем и всегда видеть только хорошее, а на негатив не обращать внимание. Даже в Темном Лорде Альбус видел всего лишь мальчишку с печальным прошлым, а не тирана, на чьих руках были сотни отнятых жизней. Дамблдор считал, что каждый человек заслуживает второй шанс. На слова Альбуса зельевар кивнул и перевел взгляд на дверь, дожидаясь момента, когда вернется Минерва с мальчишками. Северус начал беспокоиться Минерве с нарушителями уже давно следовало вернуться, а их все никак не было. И наконец-то спустя полчаса двери Большого зала распахнулись, и в помещение вошла декан Гриффиндора. Она торопливой походкой направилась к их столу, ведя за собой около десятка первокурсников.
  Кинув гневный взгляд на своего крестника, мужчина, затаив дыхание, перевел взгляд на сына Лили. Перед ним открылась удивительная картина: мальчик не был похож на Поттера-старшего, как все твердили, но в тоже время он также не был похож и на свою мать. Перед ним стояла молодая копия Темного Лорда, только с некоторыми изменениями. Глаза были не темно-красные, а изумрудные, как у Лили, но их холодный взгляд заставлял поёжиться даже гордого шпиона Северуса Снейпа. Угольно-черные волосы парня были уложены в прическу, а не торчали в разные стороны как у его покойного папаши, а челка, что спадала на лоб, закрывала знаменитый шрам в виде молнии. Лицо Поттера было чрезмерно бледным, словно одиннадцатилетний подросток никогда не выходил на солнце. Фигура стройная, даже худощавая. У профессора создалось впечатление, что перед ним стоит хищник, готовый в любой момент ринуться в бой.
  "Может ли Гарри Поттер быть сыном Темного Лорда?" - пронеслась в его голове такая мысль, но он её сразу отогнал подальше. Лили была маглорожденной, поэтому его бывший властелин вряд ли бы обратил на неё свое внимание. Посмотрев на директора, зельевар увидел, что старый волшебник заметил феноменальную схожесть и тоже пришел к тем же выводам насчет Тома Реддла и Гарри Поттера, что и он сам. А тем временем распределение началось.
  Зельевар оторвался от своих размышлений, когда шляпа на голове Гарри Поттера во весь голос выкрикнула: "Слизерин!"
  Всегда сдержанный и гордый мастер зелий в этот момент прошептал несколько неприличных слов, услышав которые, другие преподаватели с осуждением на него посмотрели. Зельевар был уверен, что с таким характером Поттер обязательно попадет на Гриффиндор, или, в крайнем случае, на Райвенкло, но даже в страшных снах он не мог представить, что сын его заклятого врага попадет на факультет, где Северус является деканом. Переведя взгляд на директора, мужчина заметил на его лице обреченность, но позже она сменилась решимостью. А вот Минерва от вердикта шляпы сияла как новогодняя елка, её уж очень порадовало, что с мальчишкой придется возиться ему. "Сегодня явно не мой счастливый день", - вздохнул зельевар.
  (Гарри)
  - Меня зовут Джош, я староста факультета Слизерин, - сказал темноволосый подросток, строгим взглядом окидывая всех первокурсников. - Пойдемте, декан уже ждет нас в гостиной, - парень развернулся и направился в сторону подземелий. Младшие ребята проследовали за ним, в том числе и Гарольд. Путь к гостиной выдался недолгим, примерно семь минут ученики шли по коридорам подземелья. По пути Гарри старался запоминать дорогу, чтобы завтра он смог вернуться в зал без чужой помощи. Хотя дорога к гостиной была короткой, на ней было множество поворотов и разнообразных коридоров. Чтобы запомнить её, требовалось много внимания и сосредоточенности. Когда их группа оказалась возле портрета пожилого мужчины с черными волосами и темно-зелеными глазами, староста остановился и оповестил первокурсников, что за картиной находится гостиная факультета и комнаты слизеринцев. И чтобы пройти внутрь, нужно сказать пароль портрету.
  - Чистая кровь, - произнес староста, обращаясь к картине. - Запомните этот пароль, - строго сказал старший парень одиннадцатилетним ребятам. После его слов портрет отъехал в сторону, открывая ребятам проход в просторное помещение. За старшекурсником ребята проследовали внутрь. Комната, где оказался Гарольд, была довольно большая. Оформлена она была в черных, серых и зеленых тонах. На стенах висело множество гербов факультета и картин с разнообразными изображениями. У стен стояло несколько стеллажей, заполненных книгами, что весьма порадовало юного Лорда. Также в комнате находился огромный камин, в котором потрескивал огонь, а вокруг него стояли небольшие кресла черного цвета. Немного в стороне располагалось несколько массивных диванчиков такого же цвета. В гостиной было множество разнообразных письменных столиков.
  "Наверное, для выполнения письменных работ, которые будут задавать на занятиях", - предположил Гарри, которого не очень обрадовала перспектива делать домашние задания в компании других студентов Слизерина. По натуре своей Поттер был одиночкой, поэтому любил тишину, а не шумные сборища. Из размышлений Гарольда вырвал пренебрежительный голос декана.
  - У меня нет целого дня для того, чтобы ждать пока вы рассмотрите все прелести гостиной факультета, поэтому будьте добры подойти поближе и внимательно выслушать все, что я попытаюсь втолковать в ваши головы, - грозно прошипел Снейп, обращаясь к первокурсникам. После слов преподавателя ребята, а вместе с ними и Гарри, подошли поближе к мужчине.
  - Я не буду тратить время на повторение слов директора насчет запрета ходить в лес на территории школы и коридор на третьем этаже. Я думаю, вы и сами знаете, что за нарушение этих правил вы быстро вылетите из Хогвартса. Уж об этом я позабочусь, - на последних словах декан выразительно посмотрел на сына Джеймса Поттера, говоря этим: я обязательно вышвырну тебя из школы. Но парень проигнорировал его взгляд.
  - С этого дня Слизерин станет вашим домом на ближайшие семь лет, а его студенты - вашей семьей. Поэтому я ожидаю, что старшекурсники будут помогать младшим представителям своего дома, будь то учеба или какие-то другие вопросы. А первокурсники, в свою очередь, будут вести себя достойно звания "слизеринец". Все ссоры вы должны решать на территории гостиной и ни в коем случае не выносить их за пределы дома. За нарушение этих правил я лично буду назначать отработки, и поверьте, они вам очень не понравятся, - на лице декана расплылась ехидная улыбка. - Надеюсь, вы меня поняли? - Снейп выжидающе посмотрел на первокурсников. Те торопливо закивали.
  Гарольд рассматривал обстановку помещения, игнорируя яростные взгляды декана. Парень чувствовал от мужчины ненависть, направленную в его сторону, причины которой Поттер не знал. А Снейп тем временем продолжал свою пламенную речь.
  - Первокурсники, свои комнаты вы найдете на втором этаже, на дверях будут висеть таблички с вашими именами, - напоследок прошипел Снейп, разворачиваясь и взмахивая подолом своей мантии. Больше ничего не говоря, Снейп помчался вон из гостиной.
  Гарольд тоже решил не задерживаться в компании слизеринцев, поэтому направился на поиски своей комнаты. Нужная дверь нашлась быстро, на ней висела табличка с фамилиями Гарри и Малфоя.
  Помещение, где он оказался, было довольно большим. Здесь были две одинаковые кровати по разные стороны комнаты, справа от них стояли два шкафа для одежды. В помещении было несколько кресел и небольшой диванчик. Поттера порадовало, что в комнате присутствовали стеллажи, заполненные книгами. В апартаментах была дверь, заглянув за которую, Поттер узнал, что она ведет в ванную комнату. Пробежав взглядом по помещению, Гарольд сделал вывод, что здесь миленько. Конечно, его огорчило, что комната обогревалась камином и освещалась свечами вместо нормальных светильников. На одной из кроватей он обнаружил свои вещи и направился туда. Буквально через секунду входная дверь открылась, и внутрь вошел Драко Малфой. Он, как и сам Гарри ранее, рассмотрел убранства комнаты и отчего-то скривился. Видимо, он привык к другим условиям жизни.
  - Мы соседи по комнате, - прозвучал веселый голос блондина.
  - Видимо так, - согласился с безразличием Герой. Он уже начал переодевается и готовится ко сну. Сегодняшний день был насыщен на события, а завтрашний обещал стать еще насыщенней. Не помешает выспаться хорошенько.
  Кери разместилась на покрывале и с интересом наблюдала за хозяином.
  - Кстати, Малфой, я надеюсь, что ты не боишься змей? -вопросительный взгляд.
  - Нет, - поспешно ответил блондин. - А почему ты спрашиваешь?
  - Потому что с нами будет жить моя любимица, - кивок на довольную жизни Кери.
  - Ааа... Но ведь змей запрещено иметь.
  - Запрещено? - переспросил Герой. - Разве? В списке, что мне подсунула МакГонагалл, и слова не говорилось об этом. Там лишь было указано, что ученикам разрешается привезти с собой какое-то животное, и не было никаких ограничений.
  Малфой молчал некоторое время.
  - Мне казалось, что можно только кошку, жабу или сову.
  - Внимательней нужно было читать список, - прозвучал невозмутимый ответ. - Ладно, я спать, а ты как хочешь. Кери тебя не тронет, пока ты не будешь мне докучать, так что спи спокойно.
  Блондин сглотнул. Откуда ему было знать, что это безобидная змейка, которая не способна плеваться ядом. Ее укус не приведет к смерти, а причинит лишь боль и дискомфорт.
  - Кери? Это ее имя?
  - Да, - кивнул Герой и задернул полог своей кровати.
  ***
  
  На следующее утро парень проснулся раньше своего белобрысого соседа. Посмотрев на часы, он увидел, что уже начало девятого. Припомнив слова директора о том, что занятия начинаются в девять, Гарольд лениво поднялся и направился в ванную. Неторопливо выполнив утренние процедуры, брюнет подошел к чемодану, где была его одежда, одним взмахом руки он заставил все свои вещи аккуратно разложиться по полочкам и вешалкам в шкафу. Еще один взмах, и все его письменные принадлежности и книги были сложены на столе. Поскольку еще были только первые дни осени, то Гарри решил надеть черные брюки и белую рубашку. Немного поколебавшись, слизеринец надел школьную мантию и повязал галстук под цвет факультета. Подойдя к зеркалу, Гарольд придирчиво осмотрел свой внешний вид, убедившись, что выглядит достойно, прихватил с кресла сумку, куда сложил уменьшенные учебники и несколько тетрадей с ручками. Оглянувшись на часы, Поттер заметил, что уже почти девять, поэтому, тяжело вздохнув, он покинул свои апартаменты, отмечая про себя, что Малфой только проснулся и сонно смотрит на него.
  - Доброе утро, - бросил он и покинул их общую комнату.
  В гостиной собралось уже немало народу.
  - Поттер, - прозвучал голос какого-то старшекурсника с золотым значком "С" на мантии. Парень помахал ему рукой призывая к себе. - Вот расписание, - Гарри был вручен пергамент, стоило ему подойти. - Никуда не ходи. Всех первокурсников я провожу в Большой зал, а затем отведу к кабинету зельеварения.
  Поттер отошел в сторону и стал рассматривать огонь в камине. Немного поразмыслив, он решил вернуться и выложить ненужные учебники. Хоть сумку и была зачарована и почти ничего не весила, не имело смысла таскать ненужные вещи.
  Малфоя в комнате не оказалось, а звуки льющейся воды давали понять, что тот в ванной.
  ***
  
  Позавтракав вместе с другими слизеринцами, Гарри вслед за старостой отправился на первый урок в этом году. Таковым в расписании стояло зельеварение. Как удалось услышать от Малфоя, ведет его их декан - Северус Снейп.
  Класс был мрачным, как и сам учитель. Снейп одаривал всех хмурым взглядом своих черных глаз и раз за разом кривился, словно от неприятного запаха. Первокурсники жались под цепким взглядом мужчины, стараясь казаться меньше и незаметней.
  Поттер не разделял их страха и вел себя как обычно. Заняв место около блондина, парень выложил на край парты свой учебник и тетрадку с ручкой.
  Урок начался.
  - Мистер Поттер, а почему вы не пишете? Может, вы считаете, что мой предмет не заслуживает вашего внимания? - Гарри услышал насмешливый голос у себя над головой.
  - Что вы профессор, мне очень интересно, - холодно сверкнув глазами, отозвался брюнет.
  С первых секунд нахождения в классе Гарольд пришел к выводу, что ему не нравится этот предмет. Его не очень радовала перспектива возиться со всякими пробирками и сомнительными жидкостями. Но все же, от скуки он решил пописать конспект. Открыв тетрадь с белоснежными листами, Гарри начал записывать слова Снейпа.
  - А что это у тебя такое? - спросил его сосед по парте. Гарольд удивленно посмотрел на говорившего. Малфой указывал на тетрадь и ручку, которые лежали перед наследником Поттеров.
  Гарри, не понимая вопроса, приподнял бровь, а затем перевел взгляд на край стола соседа, где располагалось рябое перо с чернильницей и какой-то желтоватый листок бумаги. Его глаза расширились, а губы сложились в тонкую полоску, стараясь сдержать рвущийся наружу смех. Оглянувшись по сторонам, Гарри, к своему ужасу, заметил, что все пишут перьями на таких же листах, как и у его соседа.
  "Боже, это даже хуже, чем летающие метелки" - подумал брюнет, и с его губ сорвался смешок. Который, к несчастью, услышал вездесущий профессор.
  - Вас что-то насмешило мистер Поттер? - прошипел Снейп. Кинув взгляд на парту, он заметил пишущие принадлежности Гарольда, и в его глазах полыхнуло бешенство. - Что это такое Поттер? - Снейп схватил тетрадку и потряс перед лицом брюнета. - Я вас спрашиваю, что это такое? - прорычал зельевар эти слова в лицо сыну Джеймса Поттера.
  В классе стояла гробовая тишина, все, затаив дыхание, слушали разговор между Гарри Поттером и Северусом Снейпом.
  - Тетрадь, - еле сдерживая смех, ответил Гарольд на вопрос сальноволосого типа.
  - Поттер, все пишут на пергаментах и перьями, а не на этом и этим, - Северус тряс в руках ручку и тетрадку. После слов профессора Гарри не смог больше сдерживать смех, поэтому отвернувшись от зельевара, он согнулся в приступе хохота. Молодой наследник всегда был сдержан, но сегодня, увидев в классе перья и пергамент, парень не смог не признать, что волшебный мир чрезмерно отстал в своем развитии. Снейп в бешенстве смотрел на Поттера-младшего. Даже его никчемный папаша не позволял себе такого поведения на уроках, как сыночек.
  - Немедленно к директору, Поттер. Я не потерплю такого поведения на своих уроках ни от одного студента. Выметайтесь немедленно, - схватив трясущегося от смеха парня, зельевар вывел его за пределы класса и закрыл дверь
  
  Глава 7
  
  
  Когда Гарри оказался в коридоре, приступ смеха, что накатил на него в кабинете, бесследно пропал, а в глазах появился нехороший блеск. Парень после избиений дяди в детстве стал ненавидеть физический контакт. Любое прикосновение к его телу вызывало дискомфорт и агрессию. Поэтому, когда сегодня зельевар схватил его за руку, это очень взбесило Поттера. Настолько, что он был готов тотчас отпустить свою мантию и поджечь этого сальноволосого типа. Гарольд уже давно научился управлять своими силами. Превращать неконтролируемые выбросы в оружие в своих руках и использовать их целенаправленно. Разрушать, поджигать или заставлять людей испытывать боль... Но когда Гарольд повернулся, чтобы высказать свое неудовольствие декану и впоследствии привести свой план в исполнение, то увидел лишь захлопнувшуюся дверь перед собой. Сначала наследник Поттеров хотел ворваться в класс, но потом, немного успокоившись, подытожил: месть - это блюдо, которое подают холодным, поэтому решил немного повременить с расплатой. Постояв некоторое время в коридоре и усмирив свой гнев, брюнет все же направился на поиски кабинета директора школы. Вчера он примерно запомнил дорогу, однако в этой школе было столько коридоров и лестниц, что можно было легко запутаться. Но ему повезло - возле Большого зала прогуливался Кровавый Барон, который милостиво согласился проводить первокурсника Слизерина к месту назначения. Поэтому через десять минут ходьбы парень оказался возле горгульи, которая охраняла путь в кабинет.
  - Барон, вы случайно не знаете пароль? - полюбопытствовал Поттер у призрака.
  - Увы, юноша, но нет, - ответило привидение.
  - Жаль, - Поттер передернул плечами и повернулся к каменной статуе. А Барон уплыл в неизвестном направлении. - Мне нужно попасть в кабинет, - обратился парень к горгулье. Но та никак не отреагировала на его слова. - Птичка, меня Снейп отправил к директору, так что пропусти, - еще раз попытался брюнет. Но, как и в прошлый раз, ничего не произошло. - Будь моя воля, статуэточка, я бы тебя разнес на сотню мелких частей, но боюсь, Дамблдор этого не одобрит, - издевательски протянул Гарольд и на какое-то мгновение ему показалось, что фигура дернулась, то ли от страха, то ли от смеха.
  - Вы правы, мистер Поттер, такое отношение к стражу моего кабинета я не оценю, - позади брюнета послышался жизнерадостный голос. Парень, обернувшись, увидел перед собой старика с веселой улыбкой на губах.
  - Профессор, а я как раз к вам, - Поттер наигранно улыбнулся ему - этот старый паук чрезмерно его раздражал, но поскольку он был директором этого заведения, то приходилось вести себя с ним более-менее прилично.
  - Честно сказать, я не ожидал, что вы так скоро меня посетите, но раз пришли, то пойдемте в кабинет, - с мерцанием в глазах ответил старик.
  - Увы, профессор, я здесь не по собственной воле, меня мистер Снейп отправил к вам, - протянул юный маг.
  - Профессор Снейп, мистер Поттер, - поправил его старый пень. - А что это вы уже успели сделать, что Северус отправил вас в мой кабинет? - с какой-то грустью в голосе спросил Альбус. Повернувшись к горгулье, директор назвал пароль, и статуя отодвинулась в сторону, открывая проход. - Пойдем в кабинет, а то в коридоре неудобно разговаривать, - с этими словами старый маг начал подниматься по лестнице. Гарри, немного помедлив, последовал за ним. Зайдя в кабинет, старик сел в свое кресло, а Гарольду предложил стул напротив, куда тот незамедлительно уселся.
  - Чаю, мистер Поттер? - предложил директор.
  - Спасибо, но нет, - отозвался брюнет. Его внутренний голос вопил, что не стоит брать что-то съедобное у директора школы.
  - Жаль, может тогда дольку? - снова спросил Альбус, протягивая ему вазочку со сладостями.
  - Сладкое вызывает кариес, так что я, пожалуй, откажусь, - отвертелся парень.
  - Я уверен, что от пары долек зубы не заболят, но если не хотите, то я не буду настаивать, - примирительно проговорил директор, увидев на лице брюнета недовольную улыбку при взгляде на его любимое лакомство. - Так почему Северус отправил вас сюда? - спросил уже серьезным тоном старикашка.
  - Снейпу не понравилось, что я пользовался магловскими принадлежностями на уроке, - кривясь, отозвался наследник Поттеров, разглядывая убранства кабинета.
  - Профессор Снейп, Гарри, - пожурил своего студента Дамблдор.
  Поттер лишь пожал плечами, а затем начал рассказывать о произошедшем на уроке.
  Альбус, слушая речь брюнета, только тяжело вздыхал - этот мальчик заставлял его изрядно нервничать. С появления его в школе прошло только два дня, а проблем Гарри создал уже предостаточно. Из размышлений директора вырвал негромкий голос парня.
  - Я уже не говорю об этих дурацких перьях, и вообще, если память мне не изменяет, то в списке принадлежностей не было указано, что студенту запрещено пользоваться ручками и тетрадями, - продолжал свою тираду Гарольд. - В конце концов, я ведь не виноват, что Волшебный мир застыл в средневековье. Директор, я вечером просмотрю правила школы и статус, если он у вас, конечно, есть, - парень театрально закатил глаза, показывая этим жестом свое сомнение насчет требуемой литературы. - Так вот, если я найду там такой запрет, то буду, как все студенты, пользоваться перьями и пергаментами, но по мне - это просто неудобно, - от перспективы пользоваться такими приборами на лице Гарри появилось презрение. - Если такого правила нет, то вы не имеете права предъявлять мне претензии, - выдав эту тираду, Поттер мило улыбнулся директору и откинулся на спинку стула.
  После речи мальчика Альбус пару минут задумчиво всматривался в лицо собеседника. Для старого директора было непривычно такое общение со студентом, тем более с первокурсником. С каждой встречей Гарри Поттер поражал его все больше и больше. Мужчина был удивлен знаниями и находчивостью мальчика, но его очень огорчало поведение сына Лили. Ребенок был очень наглым, что вызывало много проблем и затмевало все его достоинства. Сначала Альбус был уверен, что Том и Гарри очень похожи и не только внешне, но и характерами, однако это мнение быстро начало рассеиваться. Том Реддл был очень хитрым человеком, поэтому действовал предельно осторожно. Гарри Поттер же очень нагл и прямолинеен, он, не скрывая, высказывал профессору свое недовольство. Дамблдор в такие моменты задумывался, за какие качества шляпа отправила его в Слизерин, ведь характер у него был поистине гриффиндорский.
  - Мистер Поттер, я признаю, что в правилах нет такого запрета, - через некоторое время размышлений заговорил Альбус. - Я предупрежу учителей, чтобы позволили вам пользоваться магловскими принадлежностями, - смиренно произнес директор. Он действительно не знал, как, да и не имел оснований отказать мальчику в просьбе.
  - Я могу быть свободен? - с торжествующей улыбкой спросил Гарольд.
  - Да, - Альбус указал брюнету на дверь. Поттеру не нужно было повторять дважды, он поднялся и покинул кабинет. Выйдя в коридор, парень увидел, что двери класса неподалеку открылись и ученики начали выходить. Гарольд, проходя мимо них, заметил, что там висит табличка "класс Трансфигурации", а насколько он помнил, то именно этот урок у него был после зелий. Поэтому парень зашел в пустое помещение и занял одну из дальних парт, надеясь, что там к нему никто не подсядет.
  Через десять минут в класс начали заходить другие первокурсники. По цветам галстуков и эмблемах на мантиях Поттер сделал вывод, что у них вновь урок с гриффиндорцами. Через некоторое время Гарри почувствовал шум с другой стороны своей парты. Повернувшись, он увидел, что там уселся блондин.
  - Поттер, - поприветствовал его Драко.
  - Малфой, - в свою очередь парировал брюнет. - Кстати, как прошло зельеварение? Ты уже научился варить что-то полезное? - протянул зеленоглазый собеседник.
  - Поттер, поскольку мы в одном доме, ты мог бы ко мне относиться нормально, - вспылил Драко. Воспитанный в богатстве и почитании, он не привык к такому пренебрежительному отношению к себе. Но и требовать что-то от наглого сокурсника блондин не мог. Наследник Малфоев был уверен, что дружбу Поттера невозможно купить, а нужно заслужить. Что Драко и делал, и, судя по поведению брюнета, блондину это не очень удавалось. Но Малфои всегда добиваются своего...
  - Мог бы, - с насмешкой произнес Гарри, - но это будет не так интересно, меня забавляет твое поведение и реакция на мои действия, - закончил предложение Поттер.
  - Я тебе не клоун, чтобы веселить! - воскликнул раздосадованный Драко.
  Гарри лишь слегка рассмеялся на слова собеседника. Что бы он ни говорил, а блондинчик ему нравился как человек, да и можно было извлечь неплохую выгоду из их дружбы. Род Малфоев был весьма влиятельный и богатый, не говоря уже об артефактах и бесценных книгах. Об этом известии Гарольд прочел в магической газете, которую прикупил в Косом переулке во время похода за школьными принадлежностями.
  - А я и не говорил, что ты клоун, - произнес Гарри, смотря на поджавшего от раздражения губы блондина.
  - Да ты... - Малфой не успел ответить, потому что прозвенел звонок, и в класс вошла профессорша. Все первокурсники, также услышав колокол, притихли и в ожидании уставились на даму.
  МакГонагалл тем временем начала рассказывать ученикам основы её предмета, и под пораженные взгляды всех, кроме Гарри, продемонстрировала свое превращение. Именно в этот момент с глухим ударом об стену входная дверь открылась, и на пороге показались два гриффиндорца. Рыжий и шатен, оба были весьма высокие для одиннадцатилетнего возраста. Парни, не поняв, что кошка на столе - это учительница, начали радоваться, что пришли на урок раньше учительницы и вовсю подшучивали по этому поводу. Но их веселье прервал строгий голос дамы, которая уже превратилась из кошки в человека.
  - Мистер Уизли, должна вас огорчить, вы пришли не раньше меня, к тому же опоздали на пять минут, - провозгласила Минерва.
  - Простите, профессор МакГонагалл, мы потерялись, - извиняясь, пробормотал шатен.
  - Садитесь, по пять баллов с каждого, и в следующий раз постарайтесь не опаздывать, - сказав это, дама села на стул за своим столом. А парни, чтобы больше не терять баллы, направились за свободную парту перед той, что занимали Гарри с Малфоем.
  - Откройте книгу на третьей странице и прочтите параграф, главное законспектируйте. Под конец урока я проверю, - сказала профессорша, углубляясь в изучение какой-то книги.
  Гарольд, как и все ученики, открыл учебник и начал неторопливо конспектировать информацию о науке трансфигурации. За несколько минут до конца первого урока МакГонагалл прошла между рядами и проверила у всех наличие конспектов. На втором уроке она объявила, что все будут практиковаться в превращении спички в иголку. У Гарольда после первой же попытки спичка превратилась в серебряную иголку, за что он получил от учительницы десять баллов и разрешение не выполнять домашнюю работу. К концу урока только у Грейнджер получилось превратить спичку в подобие иголки, но деканша Гриффиндора за такое жалкое зрелище наградила её двадцатью баллами.
  Когда прозвенел звонок, Гарольд первым покинул класс. Поскольку сейчас был обед, он направился в Большой зал. На полпути его окликнул знакомый голос.
  - Поттер. - Обернувшись, Гарри увидел Драко.
  - Что тебе надо, Малфой? - вскинув вопросительно бровь, произнес брюнет.
  - Я просто подумал, что тебе нужна компания, ты всегда ходишь один... - как-то неуверенно пробормотал блондин.
  - Я не нуждаюсь в компании, мне и самому неплохо, - фыркнул наследник Поттеров. - Так что можешь не переживать за меня, - сказав это, Гарольд развернулся и продолжил свой путь.
  - Поттер, я просто хочу с тобой подружиться, - с румянцем на щеках проговорил Малфой в спину удаляющемуся собеседнику. Парень, услышав слова однокурсника, остановился.
  - Ладно, Малфой, ты не такой уж и плохой, поэтому я согласен на твое предложение, - через несколько секунд раздумий ответил Гарри. От этих слов на губах Драко появилась радостная улыбка, которую он тут же скрыл. - Ладно, пойдем в Большой зал, сейчас обед, а мы с тобой посреди коридора торчим, - сказав это, зеленоглазый маг продолжил свой путь, а на его губах расплылась расчетливая улыбка.
  Блондин, обрадованный своей маленькой победой - а именно победой он считал приобретенную дружбу Поттера.
  До Большого зала Поттер с Малфоем добрались, когда обед был в полном разгаре. Под любопытными взглядами студентов они направились к слизеринскому столу, где разместились неподалеку от входной двери. Усевшись, Гарольд сразу же начал накладывать себе на тарелку жареный картофель: поскольку он с утра ограничился лишь чашкой чая, то сейчас был весьма голоден. Малфой, последовав примеру новоприобретенного друга, также начал заполнять свою тарелку пищей. Ели они в молчании, поскольку у слизеринцев было не принято говорить во время трапезы. Поглощая картофель, Поттер бросал безразличные взгляды на студентов за столом, в ответ они одаривали его красноречивыми взглядами, особенно любопытными были старшекурсники.
  Сидя за столом своего факультета, Гарри отчетливо ощущал, что его спину буравят сотни любопытных взглядов, и не только студентов, но и учителей. Однако он сидел спиной к преподавательскому столу и не мог определить точного источника этого взгляда. Хотя брюнет и предполагал, что именно зельевар пытается прожечь в нем дыру. Уж слишком мужчина демонстрировал неприязнь к его персоне, даже отчасти враждебность. Причину этого явления Поттер не знал, да и не хотел знать.
  Просто для парня было непривычно такое отношение к себе со стороны преподавателя, он еще со своей школы в Литтл-Уингинге привык, что многие учителя считали его своим любимчиком. Некоторые - за знания, другие - за стойкий для ребенка характер. Знали бы они, что за некоторыми непонятными происшествиями в школе стоит он, то, позаботились о его отчислении. И надо признать, Поттер доставил немало проблем школе - из-за его выходок заведение чуть было не закрыли. Конечно, в этом была виновата отчасти его питомица, любившая во время уроков попугать учеников. Иногда эти её выходки заканчивались не очень хорошим исходом - первоклассник увидев змею испугался настолько что начал спасаться бегством не разбирая дороги и споткнувшись на ступенях полетел вниз, но никто из сотрудников школы не мог доказать причастность брюнета к трагическим событиям. Хотя его тетка раз заявилась в школу с заявлением, что во всем виноват Гарри Поттер и змея, которую он держит в их доме. Соответственно, ей никто не поверил, ведь кто всерьез воспримет такой бред про лучшего ученика школы и просто замечательного мальчика-сироту. Поттер час смеялся взахлеб, когда учительница химии посоветовала Петунье сходить к психиатру и сына с собой прихватить. Его тетушка тогда побледнела на пару оттенков и минут пять пялилась на преподавательницу, как рыба, открывая и закрывая рот. А затем, отойдя от шока, помчалась к директрисе с жалобой на плохое отношение к её королевскому величеству. Но пожилая женщина, которая занимала этот пост, начала рассказывать его тетке все красочные подробности учебы Дадли и о его плохой успеваемости, а под конец заявила, что подозревает её любимого сыночка в гнусных преступлениях. После этого дня ноги Петуньи Дурсль не было в школе. Она даже подумывала перевести Дадлика в другую, но любимый сынуля тогда закапризничал, и женщина закрыла эту гиблую тему.
  На данный момент брюнет решил основательно игнорировать Снейпа и потихоньку собирать на него информацию, которая позволит в дальнейшем вышвырнуть ненавистного преподавателя из Хогвартса.
  - Малфой, что у нас там дальше? - осведомился Гарри у блондина, когда до звонка осталось десять минут.
  - Чары с Флитвиком, - смотря в расписание, сообщил Драко.
  - Тогда пойдем, - Поттер поднялся и выжидающе посмотрел на собеседника.
  - Но ведь еще рано, - попытался возмутиться допивавший тыквенный сок Малфой.
  - В самый раз, пока найдем нужный кабинет, звонок и прозвенит. Поднимай свой зад, и потопали искать аудиторию. Или ты хочешь в первый день учебы лишить Слизерин баллов? - с насмешкой поинтересовался брюнет у Драко. Если честно, ему было плевать на баллы, да и на собственный факультет тоже.
  - Нет! - в притворном ужасе воскликнул блондин. - И не трогай мой зад, - возмутился Малфой, поднимаясь со скамейки.
  - Да ладно тебе, мой блондинистый друг, никто на твой зад не посягает, - засмеялся Поттер, следуя к выходу. Драко с недовольным лицом побрел за ним. Уже возле самой двери Гарольд обернулся и посмотрел на насупившегося друга. - Малфой, я ведь пошутил. Ты что, шуток не понимаешь? - хмыкнул он, а затем развернулся и, не дожидаясь ответа, продолжил свой путь.
  - Я не люблю, когда надо мной подшучивают, - пробурчал Драко в спину Гарри.
  - Буду знать на будущее, - невозмутимо ответил Поттер, не останавливаясь и не удосуживаясь хотя бы обернуться.
  С такими мелкими пререканиями мальчики подошли к кабинету чар. Там уже собрались ученики, и, как это ни удивительно, но занятие у слизеринцев опять было вместе с гриффиндорцами. Спустя минуту после их прибытия раздался звонок, оповещающий о начале занятия, и в ту же секунду дверь в класс открылась, приглашая учеников входить. Первыми скопом начали влетать студенты красного дома, а за ними с презрительными улыбками заходили представители змеиного факультета. Гарри с Драко шли в последних рядах. Брюнет не стремился занять первую парту, поэтому пропускал вперед товарищей по дому, а блондину ничего не оставалось, как следовать примеру друга. Когда все расселись по местам, на невысокий столик взобрался человек-карлик, увидев которого, Гарри прыснул от смеха. Наследника Поттера все больше поражал преподавательский состав школы, нигде он не встречал такого разнообразия. Малфой, сидящий справа, тоже скривился от вида преподавателя, по-видимому, придя к тому же выводу, что и Гарри. После проверки наличия всех учеников в классе учитель начал расписывать прелести изучения своего предмета. Почти все ребята слушали речь преподавателя, затаив дыхание, одна девчонка с растрепанными коричневыми волосами даже записывала его слова.
  "Заучка", - сразу подытожил Гарольд, смотря на писаку.
  Через двадцать минут после начала урока Флитвик велел ученикам раскрыть учебники на десятой странице и законспектировать главное из прочитанного. Поттер, надеясь быстрей скоротать время, тоже принялся писать. Параграф оказался о заклинании левитации, а точнее о заклинании, заставляющем предмет парить в воздухе. Гарольду эта тема показалась весьма скучной, он предпочитал изучать более полезные вещи. К примеру, заклинание, которое способно превратить какой-то предмет в живое существо - змею или паука. Почему-то именно к этим животным парень испытывал нездоровый интерес. К змеям - из-за того, что мог говорить на их языке, а к паукам - за их, по его мнению, темную красоту. Эти два вида животных являлись хищниками, несколько капель их яда способны убить взрослого человека. Они были созданиями тьмы, именно это и восхищало юношу в них. Из мыслей парня вырвал скрипучий голос профессора.
  - А теперь приступим к практике. Перед вами лежат перья. С помощью заклинания "Вингардиум Левиоса" заставьте его взмыть в воздух.
  Учитель несколько раз показал на своем пере пример использования заклинания, и какие пассы нужно делать волшебной палочкой, чтобы оно получилось лучше. По мнению брюнета, в этой задаче не было ничего сложного, поэтому, взмахнув своей палочкой с пером феникса, Гарольд заставил свое перо взлететь высоко над партой, затем он, повинуясь интуиции, сделал пару пассов палочкой, и его перо грациозно описало круг по помещению.
  - Превосходно! - провозгласил взволнованный профессор. - Пятьдесят баллов Слизерину за прекрасно исполненное заклинание. У вас определенно талант, мистер Поттер, - жизнерадостно прощебетал Флитвик.
  - Несомненно, - отозвался довольно Гарри. Но тут в помещении раздался взрыв. Гарольд, пробежав взглядом по классу, заметил, что это взорвалось перо у одного из гриффиндорцев.
  "Вот идиот!" - подумал брюнет, смотря на испуганного однокурсника. И в этот момент раздался звук колокола, оповещающий о конце уроков на сегодняшний день. Все студенты, весело улыбаясь, начали покидать класс. Поттер с Малфоем вышли из кабинета последними. Поскольку у них не было больше уроков, то парочка, посовещавшись, решила пойти в библиотеку, Гарри - чтобы скоротать время до ужина, Драко - чтобы сделать домашние задания.
  
  Глава 8
  
  
  Глава 8
  Поздоровавшись с библиотекаршей, парни уселись за дальний столик и принялись заниматься своими делами. Драко приступил к трансфигурации, а Поттер, достав книгу по заклинаниям, углубился в чтение, но через полчаса ему это занятие наскучило - в книге, по его мнению, не было ничего интересного. Все заклинания были простыми и бесполезными. Поднявшись, брюнет направился к стеллажам с книгами по нумерологии - его привлекло странное слово, поэтому он хотел узнать, что это за раздел магии.
  - Что ты там взял? - обратился к нему блондин, когда Поттер вернулся за стол.
  - Учебник по нумерологии, - просто ответил Гарольд.
  Малфой только кивнул и снова углубился в свое домашнее задание. Он не стал спрашивать, к чему подобный интерес, ведь этот предмет они начнут изучать только на третьем курсе.
  Не прошло и пяти минут, как за спиной парочки раздался шорох, и за их столик подсела девчонка с коричневыми лохматыми волосами.
  Поттер нахмурился: еще с перрона его начала раздражать эта всезнайка, а сейчас ее бесцеремонное поведение еще больше укрепило уверенность брюнета в том, что она чрезмерно наглая особа. Парень терпеть не мог приставучих людей, которые навязывали ему свое общение.
  - Грейнджер, тебя сюда не приглашали, - язвительно протянул Малфой, с презрением смотря на девчонку. Гриффиндорка лишь гордо вздернула нос на слова блондина, чем вызвала смешок у Гарольда.
  - И правда, шла бы ты к своим однокурсникам, пока не нажила себе проблем на голову, - проговорил Поттер, не отрываясь от чтения книги.
  - А почему это я должна уходить? Здесь каждый может сидеть, где хочет. Если вам не нравится моя компания, тогда можете пересесть, - обиженно отозвалась девчонка.
  - Ну ты и наглая, Грейнджер. Если ты не заметила, то мы первые заняли этот столик, так что будь добра, катись отсюда, - Малфой был просто взбешен поведением грязнокровки, поэтому намеревался в дальнейшем устроить райскую жизнь этой особе в школе.
  - Да ладно тебе, Драко, кому ты пытаешься что-то доказать? Гриффиндорка - этим все сказано, - издевательски проговорил зеленоглазый юноша.
  - А чем вам не нравится мой факультет? Там учатся отважные и благородные ученики, - заявила девочка, не поняв суть высказывания Поттера. - Даже директор Дамблдор там учился в свое время.
  - У вас учатся одни идиоты. Такие, как ты! - рассмеялся блондин.
  Услышав эти слова, девочка насупилась, пытаясь не расплакаться от обидных слов.
  - Да вы... вы... подлые слизеринцы! - с этими словами гриффиндорка выскочила из библиотеки.
  - Вот дура! - вдогонку крикнул ей Малфой.
  Поттер кивнул, соглашаясь со словами собеседника. Нет, Грейнджер не была дурой, она просто была слишком любопытной и любила покомандовать. Не удивительно, что с такими замашками у нее нет друзей среди гриффиндорцев.
  - Молодой человек, соблюдайте тишину в библиотеке. И с вашей стороны было некрасиво оскорблять юную мисс, - за стеллажами показалась мадам Пинс и с гневом в глазах посмотрела на двух парней. Женщина слышала весь разговор и была недовольна поведением слизеринцев.
  - Простите, мадам, это больше не повторится, - отчеканил брюнет, невинно улыбаясь пожилой даме. Когда было нужно, Поттер умел быть милым и обходительным. - Драко погорячился с высказыванием. Ведь так, Малфой? - Поттер толкнул локтем растерянного блондина, подгоняя его с ответом.
  - Да, мадам, - кивнул блондин.
  - Надеюсь, молодой человек, надеюсь, - с этими словами дамочка удалилась на свое рабочее место. А парочка, проводив библиотекаршу презрительным взглядом, опять приступила к своим делам. Но долго им не дали насладиться тишиной - к столу подошли два гриффиндорца, те, что сегодня опоздали на урок трансфигурации.
  - Поттер, Малфой, по какому праву вы оскорбляете наш факультет? - возмутился рыжий, вызывающе смотря на мальчиков.
  "По-видимому, мисс всезнайка уже успела нажаловаться", - предположил Гарольд, отрываясь от своего учебника и хмуро смотря на двух представителей львиного факультета.
  - Уизлиии... - с презрением протянул Драко. - Мы оскорбляли не ваш факультет, а лишь его представителей, - на лице наследника Малфоев появилась высокомерная улыбка.
  - Да мы в сто раз лучше вас! - заорал на всю библиотеку представитель рыжего семейства, а его друг кивнул головой, соглашаясь с утверждением младшего Уизли.
  На такие действия Поттер с Малфоем лишь хмыкнули. Им и так было понятно, что спорить с этими гриффиндорцами без толку, ведь все представители их факультета славились своей тупостью и недальновидностью.
  - Уизли... - начал было говорить блондин, но его прервал разгневанный баритон мадам Пинс.
  - Да сколько можно, молодые люди? Я вам уже сделала предупреждение насчет соблюдения тишины в читальном зале. Вы же заверили меня, что такое не повторится. И что теперь я слышу? - возмущению дамы не было предела.
  "Вот старая кошелка", - подумал брюнет, невинными глазами смотря на работницу школы.
  - Мадам, вообще-то мы сидели здесь тихо как мыши и никого не трогали. А тут вдруг к нам подошли эти два представителя львиного факультета и начали обвинять во всех смертных грехах. Мы, конечно, им попытались объяснить, что в библиотеке кричать запрещено, но они нас, к сожалению, не послушали, - для убедительности Поттер наигранно опустил взгляд, показывая этим жестом, что ему действительно стыдно за нарушение правил. И это сработало - дама снисходительно посмотрела на двух слизеринцев и перевела негодующий взгляд на гриффиндорцев.
  - Покиньте библиотеку! - отчеканила мадам Пинс.
  - Но... мы... - начал оправдываться Рон, но женщина не стала слушать нелепые заикания мальчика.
  - Когда научитесь вести себя достойно, тогда и приходите в читальный зал, а сейчас покиньте его и не мешайте другим студентам делать домашнее задание.
  Парочке ничего не оставалось, как на буксире мадам Пинс развернуться и покинуть помещение. Слизеринцы с ухмылкой наблюдали за ребятами, а когда Рон оглянулся на них, то Гарольд издевательски помахал ему ручкой.
  Только библиотекарша пропала из поля видимости, Поттер отложил книгу, которую во время разговора удерживал в руке, и повернулся к своему недавно приобретенному другу.
  - Малфой, что это за день такой? Ни минуты покоя... - пожаловался Гарри. - Сначала директор со своими нотациями, теперь эти идиоты.
  - Слизеринцев не любят, мы - всемирное зло для всех, - ответил блондин, откладывая свою домашнюю работу по трансфигурации. - Мне отец говорил, что директор во всем поддерживает своих львят, так же, как и МакГонагалл. Дрянная кошка, - пробормотал Драко. На некоторое время за столом повисла тишина, каждый из собеседников был погружен в свои мысли.
  - Странно все здесь, в маггловском мире нет такого предвзятого отношения учителя к ученику. Там все более-менее равны, - через пару минут молчания задумчиво произнес брюнет. - Магический мир настолько отстал, что мне становится противно здесь находиться. Магглы уже давно изобрели самолеты, да куда там, они уже начинают космос изучать и другие планеты. А волшебники еще с веников не слезут, - Поттер и сам не знал, почему начал высказывать свое мнение собеседнику, но ему как-то захотелось поделиться всем, что было на душе.
  Малфой внимательно слушал Гарольда. Хотя он не понимал и половины слов из речи, все же был согласен с другом.
  - Я не знаю маггловского мира, но согласен, что в нашем давно не было значительных открытий, - с легким осуждением в голосе признался Драко. Поттер по-новому посмотрел на блондина. При первой встрече парень ему показался заносчивым маменькиным сынком, сейчас же перед собой он видел личность, со своими мнениями и стремлениями. Стоит немного подкорректировать его точку зрения, и Драко Малфой станет весомым союзником, а в будущем, может, и другом.
  После этого разговора парочка просидела еще около двух часов за книгами. Драко за это время успел выполнить все домашние задания, и сейчас перелистывал учебник по зельям. Поттер же, прочитав книгу по нумерологии, взялся за учебник по истории магии. Когда на часах, висевших в зале, пробило семь часов вечера, брюнет потянулся и одним плавным движением поднялся со стула.
  - Уже начался ужин. Пойдем, почтим Большой зал нашим присутствием, - хмыкнул Гарольд, складывая свои вещи в сумку.
  До зала они добрались за пять минут. Зайдя внутрь, мальчики направились к столу факультета и уселись за привычные места. С утра Поттер облюбовал скамьи возле входной двери, поэтому в дальнейшем планировал сидеть здесь.
  В зале, как всегда, было людно. Ужинавшие студенты негромко переговаривались между собой, обсуждая первый учебный день. Даже за слизеринским столом некоторые ученики перебрасывались репликами, хотя обычно студенты змеиного факультета соблюдали тишину во время еды.
  - Можно здесь присесть? - услышал Гарри женский голос за спиной. Обернувшись, он увидел двух девчонок, с которыми ехал в купе.
  - Садитесь, - безразлично ответил брюнет.
  - Спасибо, - одновременно отозвались девчонки и начали усаживаться справа от Поттера.
  - Гринграсс, Дэвис, а что это вы возле нас уселись? За столом ведь много свободных мест, - по тону блондина было понятно, что две эти слизеринки были ему неприятны.
  - Захотелось нам, - ответила голубоглазая блондинка, гордо вздернув носик.
  - Зато нам такая компания не по душе, - не унимался Малфой.
  Дамы обиженно на него посмотрели, но говорить ничего не стали.
  - Да ладно тебе, Драко, пусть сидят, - отозвался Поттер. Его как-то мало волновало, кто сидит с ними рядом, лишь бы не доставали.
  - Пусть, - с презрительной улыбкой выплюнул блондин.
  - Малфой, какие у тебя к нам претензии? Или ты обижен, что мой отец отказался от заключения помолвки между нами? - с улыбкой спросила Дафна.
  Поттер отложил вилку, которой ел картошку, и с интересом посмотрел на друга. Он впервые слышал о подобном контракте, поэтому ему было интересно узнать подробности.
  - Нет, Гринграсс, много чести, - но по блеску в серых глазах Гарри сделал вывод, что в этом и была основная причина неприязни Драко к девчонкам.
  - Мой отец считает, что я сама должна выбрать себе мужа. В отличие от твоих родителей он переживает за мое счастье, - высокомерно протянула Гринграсс. А ее подруга лишь слегка улыбнулась, демонстрируя всем свои идеально белые зубы.
  - А со мной значит, ты была бы несчастна? - осведомился блондин.
  - Не знаю, ну теперь это и не имеет значения. Насколько я знаю, ты уже помолвлен с Паркинсон? - невзначай протянула голубоглазая слизеринка.
  - Да, - нехотя признался Драко.
  - О, вот, кстати, и она, - к их местам неторопливой походкой приближалась первокурсница, с лицом, похожим на мопса.
  - Боже, Малфой, чем же ты так родителей прогневил, что они тебе такую невесту выбрали, - хмыкнул Поттер, разглядывая ту самую невесту. Эта крикливая девица не понравилась ему еще с первого дня. Вечно сует свой нос куда не следует и голосит о своей родословной.
  - Отец решил, что она хорошая партия, - пробормотал Драко.
  - А что она страшна как грех и тупа как пробка - это так, маленькие дефекты, - уже не скрывая улыбку, протянул брюнет, а две девчонки, что сидели рядом, согласно кивнули и тоже заулыбались.
  - Ты думаешь, я рад этой помолвке? Ну ничего, я еще попытаюсь уговорить отца разорвать ее, - как раз в этот момент к ним подошла Пенси.
  - Драко, где ты был? Я тебя везде искала, - обижено протянула его невеста.
  - А в библиотеку не додумалась зайти, или ты не знаешь, что это такое? Так позволь тебя просветить. Библиотека - это зал, где много стеллажей с книгами, и именно там нормальные студенты делают домашние задания, чтобы им не мешал шум и такие, как ты, - язвительно протянул Поттер. Эта особа его чрезмерно раздражала, а тот презрительный взгляд, которым она всегда одаривала его, вообще выводил брюнета из себя.
  - Драко как ты вообще с ним дружишь? Он ведь грязный полукровка, - девчонка окинула Поттера таким взглядом, словно считала его букашкой, а затем начала нападать на своего жениха.
  - Паркинсон, отстань от меня. Не видишь, что мне твои вопли портят аппетит, - Малфой демонстративно отодвинул свою тарелку с картофелем.
  - Дракуся, как ты можешь со мной так говорить, я ведь твоя невеста. Ты должен за меня заступиться, поэтому вызови Поттера на дуэль за оскорбление! - слизеринка обиженно топнула ногой.
  - Да ты что, Паркинсон, я и не знал, что тебе известно такое слово как: "дуэль"! - в притворном восхищении отозвался Поттер. - И за какое оскорбление? Я ведь сказал только правду.
  - Да, Пенси, поэтому иди, куда шла, - недовольно сказал блондин. А Гринграсс с Дэвис сидели и негромко посмеивались, услышав слова Поттера. По их мнению, он настолько виртуозно опускал невесту Драко, что за это они готовы были простить ему плохое отношение к ним во время поездки в поезде.
  - Я напишу маме, она вам устроит! - с этими словами разгневанная слизеринка умчалась в неизвестном направлении.
  Между четверкой ребят повисла тишина - каждый был потерян в своих мыслях.
  - Боже, Малфой, я тебе сочувствую. С такой истеричкой никакое успокоительное зелье не поможет, - со смешком протянула Гринграсс.
  - Отстань, - откликнулся Драко.
  - Ладно, давайте закроем эту тему, а то Дракоша начнет кидаться на невинных людей, - Поттер протянул имя блондина, копируя тон Паркинсон.
  - Вы сделали домашнее задание по трансфигурации? - осведомилась Дэвис, меняя тему.
  - Да, эта дряхлая кошка задала эссе на три фута в первый же день, - возмущению Драко не было предела. - Мало ей того, что я на уроке пару листов исписал! - бурчал слизеринец.
  - Поттер, а почему ты писал не перьями? - спросила Дафна, а блондин и Трейси с интересом посмотрели на него, ожидая услышать ответ. - И как называется тот странный предмет, которым ты писал?
  - Предмет называется ручка, в них заправляют разного цвета чернила, которыми они и пишут, - в подтверждение своих слов брюнет достал из сумки ту самую ручку вместе с чистой тетрадкой, и начал их демонстрировать двум девушкам и Драко. - Такими предметами пользуются в маггловском мире. Они намного практичней, чем перья с чернильницами. А вот это - тетрадь, - парень продемонстрировал тонкую тетрадь в линию с белоснежными листами.
  - А мне они нравятся, - через пару минут разглядываний провозгласила Дафна. - Практично и удобно, - она с позволения Гарри написала пару строк на листке. Вышло корявенько из-за непривычки.
  - Да, очень интересные приспособления, - подтвердила слова подруги Трейси.
  - Попрошу маму, чтобы она мне тоже такое купила, - решительно сказала Гринграсс.
  - И я! - не отставая от блондинки, воскликнула подруга и заулыбалась.
  - Мне вряд ли такое купят, мои родители ненавидят все, связанное с магглами, - невесело проговорил Драко.
  - Ты можешь их не ставить в известность, а сам купить и пользоваться здесь, - предложил Поттер. - Ладно, что-то мы засиделись, давайте расходиться. Я еще хотел немного почитать историю магии, - с этими словами брюнет поднялся, его примеру последовали и остальные. Все дружной компанией направились к подземелью. По пути ребята перебрасывались колкими фразами и иногда что-то спрашивали у Гарри о магглах, чему Поттер был несказанно рад, поэтому отвечал как можно подробней.
  ***
  
  Назвав пароль темноволосому мужчине на холсте, брюнет зашел внутрь, а вслед за ним и остальная часть квартета. В гостиной Герой не стал задерживается, поскольку, по его мнению, там было слишком много людей. В комнате Поттера поджидала любимица и при его появлении набросилась с гневным шипением. Из ее разъяренных воплей Поттер смог понять, что Кери была весьма обижена на него за то, что он не уделяет ей должного внимания. Видите ли, по ее мнению, Гарольд где-то шляется, а она одна-одинешенька сидит в комнате. После десятиминутной тирады парень не выдержал и прервал нотации обиженной особы:
  - Ладно, Кери, я понял, впредь постараюсь исправиться, - прошипел в ответ брюнет. Еще немного повозмущавшись для вида, змея успокоилась и разместилась на протянутой руке парня. Именно эту картину и застал зашедший в комнату блондин. Малфой недолюбливал питомицу друга, да и вообще не испытывал любви к змеям, хоть те и являлись символом Слизерина.
  ***
  
  Поттер, как обычно, проснулся раньше Драко и первым направился в душ. Когда через двадцать минут он вернулся взбодрившимся и полностью готовым к новому дню, Малфой только просыпался и сонным взглядом смотрел на соседа по комнате.
  - Какой же ты лентяй, - хмыкнул юный наследник. - До начала завтрака осталось пятнадцать минут, а ты еще валяешься в кровати.
  - Кто бы говорил о валянии в кровати, - пробурчал блондин. - Ты сам любишь поспать до обеда. В выходные дни тебя не добудишься. Я вот только удивляюсь, как сейчас ты умудряешься не просыпать на завтрак, - ворчал Драко.
  - Талант, - парировал Поттер. - Ладно, у тебя есть десять минут. Если не спустишься в гостиную, я ухожу без тебя на завтрак.
  - Это не честно, - возмутился Малфой поднимаясь. - Ты так хорошо ориентируешься в замке, словно учишься здесь не первый год, а я никак не могу запомнить дорогу от гостиной до Большого зала. Все эти коридоры, - недовольное сопение.
  - Это все твоя невнимательность. Ты не хочешь запоминать, поскольку знаешь, что тебе покажут дорогу.
  Через двадцать минут он уже сидели за столом факультета.
  - А я надеялся, что сегодня нас ожидает что-то получше овсянки, - с недовольством протянул светловолосый слизеринец.
  - Мечты-мечты, - с насмешкой поддел собеседника брюнет.
  Все студенты были какими-то сонными, поэтому вяло ковырялись в каше, иногда зевая и тяжело вздыхая. Впрочем, это было характерно для типичного учебного дня.
  Неожиданно за гриффиндорским столом послышались испуганные женские крики, а затем смех. Обернувшись в ту сторону, Поттер заметил, что какой-то старшекурсник показывал товарищам по дому паука увеличенного размера. За двумя другими столами, так же, как и за слизеринским, была тишина. Одни листали конспекты или учебники, другие что-то писали перьями или просто рассматривали убранство Большого зала.
  - У нас травология сейчас?
  - Да, - лениво отозвался юный наследник.
  Услышав шум позади, брюнет обернулся и увидел, что к ним, как и вчера, подсели Гринграсс с Дэвис.
  - Доброе утро, - поздоровались слизеринки.
  Поттер кивнул дамам, а вот Малфой лишь окинул их недобрым взглядом и демонстративно отвернулся.
  - Что, Малфой, встал не с той ноги или родители тебя не научили элементарным правилам вежливости? - язвительно протянула блондинка. Девчонки с насмешкой смотрели на раздосадованного Драко.
  - Что тебе надо, Гринграсс? И для заметки - меня всему научили, - негромко сказал блондин.
  - Раз так, то почему не поздоровался с леди, как полагается? - спросила Дафна.
  - Где ты тут леди увидела, Гринграсс? - Драко небрежно оглянулся по сторонам, демонстрируя этим, что леди поблизости нет.
  - Напыщенный индюк, - обиженно провозгласила Дафна и, отвернувшись к Трейси, о чем-то тихо зашептала.
  - Сама такая, - не остался в долгу Малфой.
  Поттер без интереса наблюдал за перепалкой ребят - он уже и так понял, что эти трое друг друга терпеть не могут. Когда до начала занятий оставалось пятнадцать минут, брюнет грациозно поднялся со своего места.
  - Пойдем, Драко, на травологию, с барышнями ты еще успеешь пофлиртовать, - с насмешкой протянул Поттер.
  - Да я... да ты... - заикаясь, начал бормотать блондин. На его щеках появились красные пятна: то ли смущения, то ли от обиды.
  - Пойдем уже, донжуан ты наш, - под негромкий смех Дафны и Трэйси мальчики покинули Большой зал.
  - Они мне не нравятся, Поттер, чтобы ты знал, - бормотал Малфой по пути к теплицам.
  - Да понял я, мой блондинистый друг, что эти две особы тебя только раздражают.
  На слова Гарольда блондин согласно кивнул.
  - Я не пойму, почему они к нам привязались как липучки. Неужели не нашли себе лучшей компании? - недовольно бормотал Драко.
  - Да забудь ты о них, пусть себе ходят, - с этими словами брюнет шагнул в теплицу. Занятие у них было с представителями львиного факультета, поэтому класс разделился на две половины: справа сели гриффиндорцы, а слева - слизеринцы. До начала урока еще оставалось пять минут, и первокурсники переговаривались между собой, обсуждая первые дни учебы и предстоящий урок полетов.
  - Поттер, Малфой, - к их парте подошли рыжий и два темноволосых парня, игравшие при нем роль телохранителей.
  - Что тебе, Уизлиии? - Гарольд с презрением протянул фамилию гриффиндорца.
  - Вы вчера оскорбили Гермиону и нас, поэтому мы требуем извинений, - все это было произнесено громким голосом, поэтому все в классе услышали. И сейчас все первокурсники с любопытством наблюдали за перепалкой.
  - Извинений? Уизел, ты что, рехнулся? Я, конечно, подозревал, что ты самоуверенный идиот, но не думал, что настолько, - проговорил с насмешкой Поттер. А все слизеринцы, находившиеся в помещении, засмеялись.
  - Ты вообще обнаглел, Поттер, да я тебе... - заикаясь, начал лепетать рыжий. Он в гневе смотрел на брюнета и сжимал кулаки, готовясь в любой момент кинуться в бой. Гарольд же, напротив, сидел вполне невозмутимо, его эта ситуация весьма забавляла.
  - А то что? Побежишь жаловаться на нехорошего меня декану? Или, может, маме? - по классу опять разнеслись смешки, однако сейчас смеялись не только змеи, но и некоторые представители львиного факультета.
  - У меня хоть родители есть, а твои сдохли, - в гневе выплюнул рыжий. В классе от этих слов повисла гробовая тишина - почти все студенты с осуждением смотрели на Рона, но тому было все равно.
  - И живешь ты с магглами, которые тебя ненавидели, - бушевал Уизли. Постепенно температура в комнате опускалась, а в глазах Поттера появлялась ненависть.
  "Откуда он знает?" - вопил внутренний голос. Но прежде чем он что-то успел сказать, по классу разнесся холодный голос Малфоя, который заставил всех обитателей класса от ужаса прирасти к своим стульям и затаить дыхание.
  - Заткнись, Уизел! Ты тупица и неудачник. Мне противно даже смотреть на тебя, ты позорище для чистокровных, как и вся твоя семейка. Предатель крови! - прошипел блондин. - Ты даже ногтя Гарри не стоишь, убожество.
  - Зачем ты так говоришь? - обратилась недовольная Грейнджер к Драко.
  - Заткнись, грязнокровка, - выплюнул ей в ответ блондин. - Тебе вообще нет места в нашем мире, так что закрой свой грязный рот, пока я тебе его сам не закрыл.
  На глаза Гермионы навернулись слезы, но она упрямо смотрела на блондина и уже открыла рот, чтобы что-то ответить, но ее перебил недовольный голос учительницы.
  - Что здесь творится? - Спраут с гневом смотрела на ребят перед собой.
  - Малфой с Поттером назвали Гермиону грязнокровкой, а Рона - предателем крови, - ответил один из парней, что стоял за спиной рыжего.
  - Это правда? - ноздри профессорши раздулись от гнева.
  - Да, - отчеканил Поттер. Он не знал значение этих слов, но по вытянутым лицам сокурсников понял, что они очень обидные. - Такие они и есть - предатель крови и грязнокровка, - повторил оскорбление брюнет, с ненавистью смотря на всезнайку и Уизела.
  - Я не потерплю такого поведения у себя в классе, молодые люди. По пятьдесят баллов с каждого и отработка с мистером Филчем на месяц, - произнесла женщина. Она не ожидала такого поведения от сына ее любимой ученицы. Лили была доброй милой девочкой, а ее сын - настоящий монстр.
  - Мы не будем отрабатывать. Уизли нас первый оскорбил, вот его и наказывайте, - зло отозвался Поттер. Его гнев немного улегся, уступая место раздражению.
  - Я сама знаю, кого и за что мне наказывать! - воскликнула недовольная преподавательница.
  Все первокурсники с открытыми ртами следили за пререканиями Поттера с учительницей, боясь пошевелиться. Некоторые одобряли действия парня, в основном слизеринцы, а другие поддерживали профессоршу, и таких было большинство.
  - Немедленно к директору. За все годы работы в школе я еще не видала такой наглости. Вы меня очень разочаровали, - гневно бормотала женщина.
  Поттер не стал ничего говорить, поскольку это не имело смысла. Мальчики поднялись со своих мест и покинули кабинет. Поскольку Поттер знал дорогу к кабинету, то они шли впереди, а сзади них - разгневанная профессорша, сверлившая спины первокурсников яростным взглядом.
  
  Глава 9
  
  
  
  Двое первокурсников Слизерина шли молча: каждый был погружен в свои мысли. Малфой размышлял о том, что ему за эту выходку сделает отец. В том, что он узнает, не было сомнений, ведь крестный, несомненно, напишет его родителям о событиях в школе и непременно упомянет о плохом поведении Драко, которое привело к посещению директора. Но Малфой ни о чем не жалел: он считал, что поступил правильно, заступившись за единственного друга. А именно другом за эти два дня для него и стал Поттер - лучшим и единственным.
  Гарольд, в свою очередь, размышлял над поведением блондина в теплицах. Для него стало неожиданностью то, что тот так рьяно кинулся на его защиту. И, надо признать, приятной неожиданностью: брюнета очень задели слова Уизли, и, если бы не свидетели, парень непременно угостил бы рыжего каким-нибудь изощренным проклятьем. Но куда больше его волновало то, откуда этот неудачник узнал, что Поттер живет с родственниками, ненавидящими магию. Конечно, Гарольд их перевоспитал: они не ущемляют его права и довольно нормально относятся. Естественно, приходится иногда вновь демонстрировать силу, чтобы любимые родственнички не забывались. И единственное, что приходило на ум, - это Дамблдор или МакГонагалл. Уж слишком наглым был этот старик, а деканша Гриффиндора во всем ему подпевала. Но Поттер не понимал, с какой стати директор рассказывал бы о его жизни с магглами этому рыжему недоразумению. Что-то определенно не сходилось, и парень сделал себе пометку разобраться во всех этих непонятках. Брюнет вынырнул из своих размышлений, когда их колоритная тройка сворачивала в коридор, где находился кабинет директора школы.
  "Может, Уизли ляпнул первое, что пришло на ум. С его-то умишкой... А что, это может быть", - размышлял Герой. Да и в самом деле, когда Дамблдор или МакГонагалл успели поговорить с Дурслями и узнать, как Гарри живется с ними? Поттер сильно сомневался, что магглы станут откровенничать со стариком, быстрее пошлют его куда подальше. Решив не зацикливаться на этом, слизеринец перевел взгляд на Малфоя.
  - Драко, я все хотел спросить, что означают слова "предатель крови" и "грязнокровка"? Насколько я понял, это оскорбления? - Поттеру действительно было интересно, что это за словечки - по реакции студентов в теплице он заметил, что это весьма оскорбительные названия.
  - Это оскорбления, - пробормотал задумчивый блондин. - Они используются, если ты хочешь сильно унизить собеседника, - отчего-то довольно проговорил Малфой.
  - Хм, нужно будет потом подробней о них узнать, - отозвался брюнет.
  - Тебе много еще нужно узнать о волшебном мире. - Поттер утвердительно кивнул - ему и вправду нужно было много узнать о мире, где он родился и должен был жить все это время. - Я предлагаю сделку: ты мне расскажешь о маггловском, а я тебе о магическом мире, - Драко вопросительно посмотрел на друга.
  - Ладно, - согласился без раздумий Поттер.
  Болтая, парочка и не заметила, как оказалась перед горгульей, которая охраняла вход в кабинет.
  - Пропустите, - сурово сказала преподавательница и, обойдя первокурсников, подошла к каменной статуе.
  - Шоколадная лягушка, - назвала пароль женщина. После ее слов горгулья отодвинулась в сторону, открывая проход.
  - Следуйте за мной, молодые люди, - обернувшись к парочке, гневно отчеканила учительница травологии.
  Поттер с Малфоем кивнули и начали подниматься по винтовой лестнице. Дойдя до двери, преподавательница постучала и после негромкого "Войдите" зашла внутрь. Парням ничего не оставалось, как последовать ее примеру.
  Оказавшись в кабинете, Поттер инстинктивно осмотрел обстановку. Все было так, как и вчера, за исключением разве что странной оранжевой птицы. В прошлый раз брюнет был уверен, что ее здесь не было. Директор, как всегда, восседал за своим столом и с добродушной улыбкой старого лиса смотрел на прибывших.
  - Альбус, у меня на уроке случилось неприятное происшествие. Вот эти молодые люди, - преподавательница обернулась и указала на него и Драко, - посмели оскорбить своих сокурсников весьма обидными словами.
  - Помона, я думаю, не все так плохо, - директор мило улыбнулся. - Присаживайтесь, - Альбус указал всем на стоявшие возле стола три стула. Поттер уселся на тот, что был подальше от Дамблдора. Малфой последовал примеру друга и сел справа от него. На последнем предложенном стуле, недовольно поджав губы, разместилась преподавательница.
  - Чаю? - добродушно проворковал старый пень.
  - Нет, спасибо, Альбус, - отозвалась дама.
  - А вам, мальчики? - не унимался директор.
  - Нет, - одновременно отчеканили блондин с брюнетом.
  - Может, лимонную дольку? - Альбус достал из ящика вазочку, наполненную какими-то конфетами.
  - Нет, - снова хором пробормотали слизеринцы.
  - Ну ладно.
  Убрав вазочку, он сцепил руки перед собой в замок и выжидающе посмотрел на прибывших, ожидая их рассказа.
  - Альбус, как я уже говорила, эти два первокурсника оскорбили двух других студентов весьма обидными словами, - начала свой рассказ Спраут. - А когда я назначила им наказание, они заявили, что я предвзята к слизеринцам, - неодобрительно проговорила женщина.
  Директор на секунду прикрыл глаза, а когда открыл, в них читалась усталость. Годы брали свое. Гарри Поттер был очень трудным ребенком. Эгоистичный, вспыльчивый и обозленный, словно волчонок. И все из-за отсутствия любви. Альбус винил в этом себя. Ведь, расти Гарри с любящими родителями, он был бы совсем другим. Добрым, отзывчивым, понимающим... Настоящим гриффиндорцем. А сейчас Гарри напоминал директору Тома и даже Северуса. И он чувствовал свою вину. Глубоко вздохнув, Дамблдор сконцентрировал свое внимание на мальчиках.
  - Мальчики, что послужило поводом для оскорбления? - Дамблдор внимательно смотрел на Поттера. Казалось, что его больше беспокоит поведение брюнета, чем его друга.
  - Директор, гриффиндорцы в первую очередь оскорбили меня и Драко, а когда мы начали защищаться, появилась мадам преподавательница и назначила нам незаслуженное наказание. Хотя во всем виноват Уизел со своими подпевалами, - начал свою тираду брюнет, Драко согласно кивнул.
  - Я понял, мой мальчик, сейчас мы во всем разберемся и решим, кто достоин наказания, - отозвался директор. - Для этого вас сюда и привела Помона. Поэтому я прошу вас рассказать, как все было.
  - Конечно, - с досадой протянул Поттер. Но затем вздохнул и начал свой рассказ. - Все началось вчера, если честно. Мы с Драко, как примерные студенты, сидели в библиотеке и делали домашнее задание, никому не мешая. Но тут к нам пристала мисс Грейнджер со своими претензиями. Мы, конечно, сказали ей, чтобы она от нас отстала, однако эта девица оказалась весьма наглой, - протянул брюнет, а блондин лишь хлопал глазами и поражался находчивости и хитрости друга. - Так вот, без оскорблений, мы же джентльмены, - в этот момент в голубых глазах Альбуса мелькнуло сомнение, - попросили покинуть наш столик. Сначала она сопротивлялась, но потом смирилась и ушла, оставив нас заниматься своими делами, - Гарольд мило улыбнулся старику, но тот лишь покачал головой.
  - Мистер Малфой, все так и было? - обратился старый пень к блондину.
  - Да, господин директор, все именно так и было, - с честными глазами сказал Драко. Альбус внимательно посмотрел на него и кивнул.
  - Продолжайте, мистер Поттер, - Дамблдор вновь перевел взгляд на Героя Магического Мира.
  - На чем я там остановился? ах, да... - на некоторое время задумался парень, а затем возобновил свой рассказ. - Нам долго не дали посидеть в тишине - в библиотеку ворвались два гриффиндорца и начали обвинять нас в оскорблении студентов гриффиндора, да и самого дома. Мы, так же, как в случае с Грейнджер, попросили их оставить нас в покое, но, по-видимому, рыжий не отличается умом, - учительница травологии недобро прищурилась, но комментировать ничего не стала. - Уизел начал обвинять нас во всех грехах и уже хотел наброситься с кулаками, но, на счастье, вовремя появилась библиотекарша и спасла нас от разъяренного рыжего. Она нормально разобралась в ситуации, - с этими словами брюнет обернулся к Спраут и высокомерно на нее посмотрел, как бы говоря: "она разобралась, а вы не соизволили". От этого взгляда учительница виновато опустила взгляд, а Поттер мысленно зааплодировал себе.
  - Что было дальше, мальчик мой? - снова влез директор.
  - А дальше уже начинается сегодняшний инцидент. Мистер "мозгов нет, и никогда не будет" рассудил, что нужно нас проучить, вот поэтому, взяв с собой двух своих громил, он решил снова предъявить нам претензии. А когда мы попросили, заметьте, директор, попросили, - парень с честными глазами посмотрел на Альбуса, - его оставить нас в покое, рыжий решил, что это смертельная обида. Поэтому начал оскорблять меня и моих погибших родителей. Лично я считаю, что слово "сдохли" весьма некорректное, а этот оболтус посмел употребить его по отношению к моим погибшим родителям. Как вы считаете, директор? - осведомился Поттер.
  - Я полностью согласен. Но уверен, что Рональд не со зла сказал, а просто вспылил, - попытался оправдаться старый пень.
  - Вспылил, ну да, - съязвил брюнет. - Я очень разозлился, поэтому начал оскорблять его. Вот в этот момент в классе появилась учительница и, не разобравшись в ситуации, назначила нам наказание, - этими словами парень закончил свой рассказ. Конечно, у него еще было несколько вопросов, которые он хотел задать господину директору. Но тот решил отложить их на потом.
  - Помона, исходя из этой информации, я думаю, наказание следует пересмотреть, - через несколько минут молчания начал говорить Альбус, обращаясь к женщине.
  - Да, Альбус. Мистер Поттер, мистер Малфой, я приношу вам извинения за то, что не разобралась в ситуации. Но это не освобождает вас от того, что вы в очень грубой форме оскорбили мистера Уизли и мисс Грейнджер, - решительно сказала профессорша.
  - Они первые оскорбили, профессор, мы лишь защищались, - отчеканил Гарольд.
  - Да, профессор, они первые, - поддакнул Драко.
  Директор осуждающе покачал головой. Из всех учеников в Хогвартса Гарри Поттер сдружился именно с Драко Малфоем. Альбус был уверен что это именно Малфой плохо влияет на Героя и подает тому плохой пример. Пробуждает его темную сторону, заставляя ненавидеть всех окружающих.
  Драко молча сидел и слушал претензии друга, на его губах играла довольная улыбка. Блондин был безумно рад, что Гарри смог вывернуть все так, что виноваты во всем оказались гриффиндорцы.
  Спраут также молчала, обдумывая свое поведение по отношению к этим мальчикам, и, в конце концов, призналась себе, что была предвзята к ним.
  - А какое нас ждет наказание, профессор? - обратился юный наследник к учительнице, отвлекая ее от мыслей.
  - По неделе отработки с мистером Филчем, - после небольших раздумий ответила Помона.
  - Ладно, - наконец согласился брюнет. Он понимал, что больше добиться с ситуации не сможет. Неделя отработки, это хоть не месяц. А на баллы ему плевать. - Директор, теперь мы можем быть свободны? У нас сейчас уже обед, - осведомился самый наглый, по мнению Альбуса, студент.
  - Да, конечно.
  Кивнув на прощание старому хрычу, парни покинули кабинет директора школы.
  Когда за студентами закрылась дверь, Альбус перевел взгляд на свою коллегу. Этот разговор весьма взволновал старого мага, особенно такая быстрая дружба между Гарри и сыном Пожирателя Смерти. Он в который раз почувствовал свою вину.
  - Помона, какими словами мистер Поттер оскорбил мистера Уизли и мисс Грейнджер? - спросил директор. Он боялся, что его опасения насчет того, что мальчик под пагубным влиянием начнет поддаваться тьме, подтвердятся.
  - Альбус, он назвал мистера Уизли предателем крови, а мисс Грейнджер - грязнокровкой, - с какой-то тоской поведала пожилая преподавательница. - Я, конечно, понимаю, что гриффиндорец оскорбил его погибших родителей, но ведь это не дает мальчику право так отзываться о сокурсниках. К тому же он с такой ненавистью произнес эти слова, - от воспоминаний по телу дамы прошла дрожь.
  Альбус на некоторое время задумался. Старый маг был уверен, что в таком поведении Гарри виноват сын Люциуса. Поэтому нужно было как можно быстрей разделить их. Но вот загвоздка: как это сделать? Как можно это сделать так, чтобы не настроить мальчика еще больше против себя. Директор не был идиотом или маразматиком, каким некоторые его считали, поэтому он прекрасно видел, какие взгляды бросал в его сторону Гарри. И эти взгляды говорили лучше любых слов - Поттер ненавидел Альбуса и ненавидел так яро, что иногда старому магу становилось не по себе в присутствии парня. Директор был очень опечален этим. Сегодня он наглядно видел что в мальчике было слишком много от Тома Реддла.
  - Помона, я не хотел об этом говорить, но придется. Детство мальчика было весьма печальным, и в этом отчасти есть моя вина, - после нескольких минут молчания начал говорить маг. - Поэтому я бы хотел попросить тебя относиться к нему терпимей и лояльней. Мы должны показать Гарри доброту и заботу, дабы он не совершил ошибку, отдав свою верность тьме, - директор посмотрел на Спраут уставшим взглядом.
  - Меня всегда удивляла твоя доброта, Альбус, - призналась преподавательница. - Я постараюсь сделать все от меня зависящее по этому поводу. Но более чем уверена, что это не поможет: мальчик слишком независим и самонадеян. Он не потерпит вмешательства в свою жизнь. Твой план мог бы сработать, будь он студентом другого дома. Но Слизерин - это притон змей и темных магов. И не надо на меня так смотреть, - женщина уверенно смотрела в мерцающие синие глаза директора.
  - Дорогая моя, слизеринцы - просто дети, амбициозные, но дети, - пожурил Дамблдор свою коллегу.
  - Ой, Альбус, - вздохнула преподавательница. - Из этого дома за последние столетия выходит больше темных магов, чем из всех других школ магии и колдовства, - заметив, что маг хочет что-то возразить, она продолжила свое высказывание: - Это правда, и ты это прекрасно знаешь, просто твоя вера в людей не дает тебе признать очевидного. И сейчас я говорю не из-за предвзятости к студентам этого дома, просто это факты, с которыми я спорить не могу, - Спраут вымотано откинулась на спинку стула. Этот разговор забрал у нее много сил и терпения. Преподавательницу травологии все больше и больше поражала доброта директора - он во всем искал хорошее, даже там, где его нет.
  - Может, ты и права, но ведь не можем же мы просто так оставить эту ситуацию. Иначе в ближайшие годы у нас появится новый Темный Лорд, - глаза старого мага больше не блестели радостным блеском, в них читалась усталость и тревога. - Этот мальчик для меня как внук, которого я никогда не имел, поэтому такой доли для него я не желаю.
  - Я понимаю, Альбус, поэтому гарантирую, что со своей стороны я приложу максимум усилий. А сейчас извини, я вынуждена тебя покинуть. Обед уже должен закончиться, поэтому у меня урок со старшекурсниками, да и домашнее задание нужно задать первокурсникам, если им уж так повезло прогулять мой урок, - с этими словами Спраут поднялась и, распрощавшись со старым магом, покинула кабинет. А директор погрузился в свои мысли насчет того, как же можно легально перевести Гарри Поттера в Гриффиндор, где тот подружится с такими хорошими мальчиками, как Рон и Невилл, а также забудет о Малфое и о своих идеях насчет перехода в другую школу.
  ***
  
  - Поттер, ты гений, - довольно тараторил блондин, когда они направлялись в Большой зал.
  - Да ты что?! - Поттер изобразил на лице удивление. - Если бы ты не сказал, я бы, наверное, и не знал, - язвительно протянул брюнет.
  - Да ладно тебе, Гарри, я ведь серьезно. Ты все так мастерски провернул, что эта старая карга с маразматиком нам ничего и не сделали. Подумаешь, неделю отработки с завхозом назначили. Ну, это того стоило, уж поверь мне, - на лице блондина была такая довольная улыбка, будто ему сказали, что домашнее задание не будут задавать целый год.
  - Малфой, я думал, чистокровному аристократу не полагается знать такие словечки. "Карга", "маразматик" - что бы сказал твой отец, если бы узнал, что его сын владеет таким словарным запасом? - подколол друга Поттер.
  - Ой, Поттер, не подкалывай меня. И вообще, это ты так на меня влияешь и учишь всяким нецензурным оборотам речи, - не остался в долгу блондин.
  - Ну конечно. Кто виноват? - Поттер, - съязвил брюнет. Блондин проигнорировал его высказывание и перевел разговор на двух представителей львиного факультета.
  - Не могу дождаться, чтобы увидеть лицо Уизела и грязнокровки. Они-то, небось, надеются, что нас исключат. А тут им старая кошка поведает, что они тоже наказаны. Нет, Поттер, ты все же гений, - подвел итог Малфой. Подкалывая друг друга и обсуждая представителей Гриффиндора, мальчики добрались до Большого зала.
  Как всегда проигнорировав любопытные взгляды, направленные в его сторону, Гарри пошел к своему излюбленному месту. Где, к его удивлению, уже сидели Гринграсс с Дэвис и придерживали два места для них.
  - Опять они! Что они прилипли к нам, как липучки? - сзади бурчал Малфой, кидая гневные взгляды в сторону двух слизеринок. Поттер лишь меланхолично передернул плечами - ему было все равно, с кем сидеть. Да и эти девчонки были куда умней других студентов, поэтому парень относился к ним сносно, а временами его весьма забавляли перепалки между ними и Малфоем. К своему удивлению, брюнет нормально относился ко всем представителям своего дома. Конечно, может, это потому, что он мало общался с ними, а точнее, совсем не общался. И этот расклад устраивал как самого Гарри, так и слизеринцев.
  - Что вы здесь расселись? - недовольно пробубнил Драко, усаживаясь на одно из пустых мест.
  - А что, нельзя? - как всегда невозмутимо ответила Дафна.
  - Нельзя, - отчеканил наследник Малфоев. - У меня от твоего вида портится аппетит, - невзначай добавил блондин.
  - А что не так с моим видом? - возмутилась голубоглазая бестия.
  - Все не так, Гринграсс. Вот смотрю на тебя, и сразу кажется, что ты сбежала из Мунго, причем из палаты для душевнобольных, - с презрением протянул Драко.
  - Да ты вообще обнаглел, Малфой! У меня идеальный вид, чтоб ты знал, - гордо вздернув подбородок, отчеканила Дафна.
  - Боже, вам еще не надоело ссориться? - вмешался в их спор доселе наблюдавший Поттер. - Вы мне напоминаете супружескую пару, которая прожила в браке не меньше десяти лет, - с ухмылкой закончил брюнет.
  - Да я лучше за тупого гриффиндорца выйду, чем за Малфоя, - возмутилась блондинка и обиженно надула губки.
  - А я, если уж на то пошло, на Трелони лучше женюсь, чем на этой истеричке, - не остался в долгу Драко.
  - Это я истеричка? Да ты напыщенный индюк! - прошипела недовольная Дафна. Трейси лишь сидела да ресничками хлопала, смотря на перепалку подруги с Малфоем. Гарри также счел должным игнорировать спорщиков, поэтому невозмутимо приступил к поглощению пищи.
  - Да, истеричка. Какая нормальная леди будет так орать? - блондин издевательски вздернул бровь.
  - Если бы ты был джентльменом, то мне и не пришлось бы орать на тебя, - заметила Гринграсс. - Да хотя какой из тебя джентльмен - ты, наверное, и не знаешь, что это за слово такое, - на губах блондинки расплылась довольная улыбка. - Неудивительно, что тебе в жены выбрали Паркинсон.
  - Гринграсс, смейся, пока можешь, а вот когда тебе в мужья выберут Нотта или Флинта, тогда уже смеяться буду я, - проворковал Малфой. - На их фоне Паркинсон - это ангел, - хмыкнул парень. - Насколько я знаю, они к своим женам относятся как к мусору, так что поздравляю тебя с новой должностью мусора! - захихикал Драко. Трейси послала ему укоризненный взгляд, а вот Дафна рассвирепела после этого высказывания.
  - Уймись, Гринграсс, ты разве не видишь, что он над тобой издевается. Ведешься как тупая гриффиндорка, - Поттер решил прервать их спор, пока они друг друга не поубивали. К удивлению всех, Дафна покраснела под насмешливым взглядом изумрудных глаз и отвернулась. Заметивший это Малфой кинулся подкалывать блондинку по этому поводу.
  - Ой, смотрите, наша Ледяная Королева влюбилась, - насмехался блондин, кидая косые взгляды в сторону Поттера.
  - Заткнись, Малфой, - кинулась защищать подругу Трейси.
  - И правда, Драко, какая любовь, - отозвался невозмутимый Гарольд. - Я и Гринграсс - ты что, не мог придумать что-то поинтересней? - проговорил брюнет. Он не заметил, что после этих слов на лице блондинки появилась грустная улыбка.
  - Гарри, да я тебе говорю: Гринграсс в тебя втюрилась. Ты только посмотри, как она на тебя смотрит. Как я раньше этого не заметил?! - притворно удивился блондин. - Но тебе ничего не светит, Даф. Моему другу нравятся покладистые девушки, типа Дэвис, - на этих словах светловолосый парень засмеялся.
  - Малфой, я и не знал, что ты такой знаток моих вкусов, - протянул Поттер. Этот разговор он воспринимал как шутку, поэтому решил подыграть Драко. Ведь и в самом деле какая любовь в одиннадцать лет. Он-то о подобном лишь в книгах читал, глупых романчиках тети Петуньи, которая та так любила.
  - Да здесь и гадать не нужно. Ты властный, холодный, самоуверенный и наглый. Поэтому девушка тебе нужна добрая, милая, тихая и, определенно, очень красивая, - Гарольд удивился такой точной характеристике своего характера. Малфой сегодня не переставал его удивлять.
  - Хм, Драко, как мне ни прискорбно говорить, но ты прав, - с этими словами зеленоглазый брюнет поднялся со своего места. - А сейчас пойдем на полеты.
  На поле мальчики попали, когда там уже собрались все первокурсники и пришла преподавательница. А все дело в том, что они ненароком спутали дорогу и пошли сначала в совершенно другом направлении. Но, на счастье, им по пути попался призрак, который любезно согласился проводить первокурсников Слизерина к нужному месту. Стоило им подойти, как на площади послышался чрезмерно грубый голос женщины с короткими серыми волосами и желтыми, словно у ястреба глазами.
  - Добрый день, класс, - поприветствовала всех преподавательница. - Меня зовут мадам Трюк.
  - Добрый день, мадам Трюк, - вежливо поздоровались первокурсники. Поттер, проигнорировав приветствие, лишь одарил женщину безразличным взглядом.
  - Вы прибыли сюда, чтобы научиться полетам, поэтому бегом марш к метлам, - преподавательница кивнула в сторону старых метелок, которые лежали неподалеку. Гриффиндорцы скопом рванули туда, куда указал преподаватель. Подбежав к куче, они с криками и воплями начали разбирать инвентарь. Представители змеиного дома немного помедлили, но тоже направились выполнять задание учительницы. Поттер с Малфоем были последними, кто подошел к орущей толпе.
  - Возьмите по метле и подойдите сюда, - снова дала инструкцию учительница полетов.
  Гарольд сверлил метлу, лежавшую на земле, брезгливым взглядом. Будь его воля, он бы к ней не прикасался не то что летать учился. Как вообще можно летать на этом венике? Мало того что это неудобно, так и опасно.
  - Молодые люди, поторопитесь, - обратилась к ним суровым голосом мадам Трюк. - Берите оставшийся инвентарь и присоединяйтесь к товарищам, - дама сверлила их своими желтыми глазами.
  Драко неторопливо нагнулся и взял метлу, а затем вопросительно посмотрел на друга, ожидая, что тот повторит его действия. Но Поттер лишь фыркнул и, достав волшебную палочку, направил ее на средство для полетов и произнес заклинание левитации - метла поднялась в воздух на несколько футов и поплыла к брюнету. Дойдя до остальных первокурсников, Гарри брезгливо опустил свою ношу на землю, как это сделали и другие студенты.
  - Хорошо, - провозгласила женщина. - Теперь вытяните руку вдоль метлы и скажите "вверх", - скомандовала преподавательница.
  Студенты сделали, как было велено, но с первой попытки метлы оказалась в руках только у Малфоя и еще нескольких ребят. Поттер посмотрел на свою метлу и скомандовал ей взлететь. Через несколько секунд его ладонь сжимала шершавое деревцо.
  - А теперь сядьте на метлу и легонько оттолкнитесь ногами.
  Профессором только успела договорить, как один пухленький гриффиндорец - кажется, его фамилия Лонгботтом - взмыл в воздух. Глаза у паренька были перепуганные, а руки дрожали.
  - Спускайтесь вниз. Немедленно, - скомандовала дама. Но гриффиндорец ее не слушал. Взлетев вверх, он словно потерял управление над метлой. Та начала поднимается все выше и выше, набирая скорость. Лонгботтом испуганно кричал и просил его снять.
  Неожиданно метла спикировала влево и со всей скоростью врезалась в стену. Гриффиндорец не удержавшись полетел вниз и с глухим "бум" повалился на траву.
  Толпа наблюдавшая за происходящим, кинулась к нему вслед за преподавательницей.
  - О мальчик, у тебя сломано запястье, - после осмотра объявила профессором. - Нужно отвести тебя в Больничное крыло. Никому не прикасаться к метлам, - это уже относилось к другим ученикам. - Иначе вы вылетите с Хогвартса раньше, чем успеете сказать слово "квиддич".
  Толпа зашумела и закивала.
  - Тупица, - протянул в своей манере стоявший рядом Малфой, не испытывавший теплых чувств ни к одному из гриффиндорцев.
  Кребб с Гойлом заржали. Другие слизеринцы заулыбались, а вот гриффиндорц выглядели раздосадованными, а особенно - Гермиона Грейнджер.
  - Малфой, какой ты кретин, - воскликнула Грейнджер. В глазах девчонки стояли слезы. - А если бы Невилл разбился!? Тебе что, совсем его не жаль?!
  - А должно быть? - ухмыльнулся блондин. - Он же твой дружок, а не мой.
  - Малфой это уже слишком, - послышался тихий голос Дэвис. - Лонгботтом и правда мог разбиться.
  - А тебе-то какое дело до этого тупицы, - огрызнулся Драко. - О смотрите, твой дружок потерял свою вещицу, - нагнувшись, блондин поднял с земли стеклянный шарик.
  Поттер с интересом посмотрел на шар. Его не сильно волновало падение гриффиндорца -тот был неряшлив и стеснителен. С ним вечно случались несчастные случаи. Парня куда больше волновала безответственность учительницы. Ведь с каждым могло произойти подобное и закончится могло не только переломом, но и свернутой шеей. Никаких страховок и мер безопасности. А вдруг и его метла потеряла бы контроль и попыталась его угробить? Нет уж, больше Поттер не ногой на уроки полетов.
  - Отдай мне напоминалку, - потребовал Уизли выходя вперед.
  - Еще чего. Я спрячу ее, чтобы этот тупица поискал, - Драко взялся за метлу с намереньем взлететь, но Поттер положил ему руку на плече удерживая.
  - Не глупи, - тихий шепот. - Отдай эту штуку Уизли. У нас и так есть по неделе отработки с Филчем, зачем наживать еще проблем.
  Малфой обдумывая слова кивнул. Друг был прав: зачем подставляться из-за этих глупцов?
  - На, - блондин кинул шар под ноги Грейнджер, - отдай своему дружку.
  
  Глава 10
  
  
  Глава 10
  Гарри не стал высказывать свое мнение насчет случившегося. А смысл? Трюк, МакГонагалл и даже Дамблдор - все воспринимали как оскорбление в свой адрес и в адрес их обожаемого Хогвартса. А самого Гарри обвиняли в наглости и высокомерии, хотя сами были такими же. По мнению парня, здесь все учителя были слишком зациклены на обожании магического мира и его населения и напрочь игнорировали магглов с их быстрым уровнем развития и технологиями. В этой школе почти все преподаватели кричали о равенстве всех четырех факультетов, но на самом деле чувствовалось явное разделение. За два дня пребывания в школе Поттер заметил, что тут идет ожесточенная борьба между факультетами. Гриффиндор и Слизерин - вечные соперники. Среди тех и других были свои любимчики, поэтому учителя по большему счету не вмешивались в конфликты. Полнейший беспредел...
  ***
  
  Альбус задумчиво барабанил пальцами по своему столу. Он смотрел на пейзаж за окном, но не видел ничего перед глазами. Все его мысли витали далеко.
  - Фоукс, я допустил слишком много ошибок, - переведя взгляд на своего любимца, проговорил старый директор. - Разрушил жизнь невинному ребенку, лишив его любви и заботы. Моя душа обливается кровью... Я настолько боялся за жизнь маленького спасителя, что решился на ужасный поступок. Но ведь тогда было столько последователей Тома на свободе. Все они жаждали мести убийце их Господина. Я испугался... И вот сейчас я вижу, что допустил ужаснейшую ошибку.
  По щекам директора катились слезы, а в синих глазах сияла боль.
  - Мне нет прощения... Нужно все исправить, пока не стало слишком поздно. Гарри, Лили, Джеймс... Я надеюсь вы сможете меня когда-то простить.
  Дамблдор черкнул несколько строк на пергаменте и положил его в конверт.
  - Фоукс, дружок, ты знаешь, куда это нужно отнести.
  Птица ухнула и, схватив конверт в клюв, исчезла со вспышкой огня.
  ***
  
  Дни летели неумолимо быстро.
  Гарри привык к школьным будням и к излишнему вниманию со стороны других учеников. Поттер смог с помощью книг из библиотеки и рассказов Драко подробней узнать о волшебном мире, о его законах, традициях и о самих волшебниках. Из лекций Малфоя брюнет узнал, что чистокровные, благодаря силе рода, считаются самыми сильными магически, за ними идут полукровки, а завершают эту процессию магглорожденные или, как их еще называет Малфой, грязнокровки. Также друг поведал Поттеру о некоторых семьях аристократов, в том числе и об Уизли, в своем рассказе он подробно объяснил, что означает термин "предатель крови", и за какие заслуги те его получили. К удивлению Поттера, Драко оказался любознательным волшебником с расчетливым умом и стремлениям к власти.
  В один из вечеров, что парни проводили в библиотеке, он поведал Гарри о своей семье. С его слов, он любил своих родителей, но они редко обращали на него внимание. Мать всегда была занята светскими приемами и ходьбой по магазинам, а отец - делами рода, поэтому на сына у них не хватало времени. Его воспитывали домовые эльфы семьи и частные учителя. После этого откровения Поттер увидел в Драко не заносчивого избалованного аристократа, а мальчика с таким же, как и у него, израненным детством. Ведь самого Гарольда тоже никогда не любили, а лишь боялись или ненавидели. Но Поттер уже смирился с этим и отрекся от теплых чувств, а вот Драко еще надеялся, что родители все же будут любить его.
  Магия давалась слизеринцу легко. Практически любое заклинание у него получалось с первой попытки, а с третей или четвертой оно выполнялось уже идеально. Он не был ленивым и любил читать, поэтому смог стать любимчиком многих учителей, за исключением Снейпа и МакГонагалл. Эти два декана считали его высокомерным и наглым и при любом удобном случае назначали отработки с намерением его перевоспитать. Но у них это редко получалось, поскольку Поттер был одаренным во всех отраслях магии, Флитвик даже назвал его образцом для подражания, несмотря на то, что он был слизеринцем. Сперва Поттеру не понравился маленький профессор, но, узнав его получше, парень понял, что тот умен и требователен. Ему было не важно, на каком факультете учится ученик, главное - наличие у него таланта и желания учится. Не удивительно, что любимым уроком для парня стали заклинания. Флитвик отвечал ему взаимностью. Задержав раз после урока, вручил дополнительную литературу и пригласил посещать дополнительные занятия, куда ходили старшекурсники, сказав при этом, что талант нужно развивать, а не губить.
  Поттер согласился.
  Самым нелюбимым предметом, как и полагается, стали зелья: Гарри ненавидел готовить сомнительные составы, ингредиенты многих из них частенько имели странный вид и неприятный запах. Да и тупые придирки без повода со стороны Снейпа его уже порядком достали. Чего ему неймется? То не так, это... Шагу ступить не дает спокойно. А главное, Поттер никак не мог понять причину придирок зельевара. Но его частые упоминания Джеймса Поттера, притом в нелестном тоне, наталкивали на мысли, что Снейп что-то не поделил с его отцом. Это было единственное логическое объяснение такого поведения. Снейп - озлобленный человек, который пытается выместить свою злость на нем. Презабавная ситуация, не будь все настолько запущено.
  ***
  
  - Поттер! - воскликнул рыжий, подходя к столику, за которым сидел Гарольд. Позади него стоял Томас и мерзко улыбался.
  - Чего тебе, Уизли? - в тон ему ответил Поттер, не поднимая взгляда от книги по трансфигурации.
  - Я хочу поговорить, - рыжий царственно уселся на стул напротив. Находившиеся в это время в библиотеке студенты с любопытством начали поглядывать в их сторону.
  - Так мы вроде и так говорим, - язвительно протянул брюнет.
  Гриффиндорец только собирался что-то ответить, как к их троице подошла Грейнджер с кипой книг.
  - Рон, ты что, опять хочешь лишить факультет баллов? Профессор МакГонагалл ведь сказала, чтобы мы вели себя дружески с другими факультетами, - поучительным тоном начала кудахтать ходячая энциклопедия.
  - Грейнджер, отстань, - вмешался в разговор Дин.
  Заучка зыркнула на него неодобрительным взглядом, парень ответил ей тем же.
  - Мы уже и так из-за ваших ссор с Малфоем и Поттером потеряли сотню баллов, - вещала Гермиона. - Как вам не стыдно? Ваши сокурсники с трудом зарабатывают их, а вы тратите впустую. Лучше бы домашние задания пошли выполнять, чем приставали к Поттеру, - с этими словами гриффиндорка села за соседний столик. - И вообще, в библиотеке шуметь нельзя, - напоследок бросила она.
  - Грейнджер, ты уже достала весь факультет своими нотациями. Мы лишь хотели наладить дружеские отношения с Поттером, а тут ты появилась со своими правилами, - недовольно пробубнил рыжий, сверля свою сокурсницу раздраженным взглядом. Гарольд всю перепалку бравых гриффиндорцев слушал с насмешкой. Он презирал сам львиный факультет и всех его представителей за тупость и наглость.
  - Так вот, Поттер, я решил с тобой подружиться, - Рон снова обернулся к слизеринцу и сейчас с довольной улыбкой смотрел на него, ожидая положительный ответ на свое предложение.
  - Да ты что?! - наигранно удивленно протянул Гарри и демонстративно отложил книгу.
  - Да, - рыжий не заметил его саркастический тон, поэтому воспринял это как согласие.
  - Я уверен, мы станем хорошими друзьями. Директор даже сказал, что если ты захочешь, то он переведет тебя на нормальный факультет, - с гордостью сказал Рон.
  "Директор сказал", - хмыкнул Поттер. Он рассчитывал, что старый маразматик начнет что-то такое вытворять, но не думал, что так быстро. Гарри сразу раскусил, что его добродушная улыбка не больше, чем маска. Вот только слизеринец не ожидал, что старик прибегнет к помощи гриффиндорцев. Но зато теперь становится ясно, откуда рыжий узнал о его жизни с родственниками.
  - Уизли, ты что, идиот? Какие друзья, что ты несешь? - Рон вскочил со своего места и, сжав кулаки, разъяренно посмотрел на брюнета. - И чтоб ты знал - Слизерин самый лучший факультет в школе, - слизеринцы, что были в библиотеке, согласно кивнули на слова Гарри.
  - Ты вообще, Поттер, обнаглел. Возомнил из себя Героя и ходишь как павлин. Ты такой же мерзкий, как и Малфой! - верещал гриффиндорец.
  - Уизли, да я быстрей с Грейнджер подружусь, чем с тобой, - парень на несколько секунд демонстративно задумался. - Хотя нет. Дружба с грязнокровкой - это выше моего достоинства, в отличие от тебя. Хотя, что я говорю, ты же из семейки предателей крови, тебе такая подруга только в плюс, - с презрением протянул юноша.
  - А ты, Поттер, только и можешь, что оскорблять, - вставила наперед Рона заучка. - И, между прочим, твоя мать тоже была магглорожденной, поэтому, оскорбляя мое происхождение, ты тем самым оскорбляешь ее. - Поттер сверкнул в ее сторону ледяным взглядом изумрудных глаз.
  - Замолчи, - приказал Поттер. - Не смей даже говорить о моих родителях.
  Неизвестно отчего, но Гермиона замолчала и потупила взгляд. Видно ей самой стыдно стало из-за того, что она так грубо отозвалась о женщине, которая погибла, защищая своего сына.
  Поттер не любил, когда затрагивали тему его погибших родителей, которых он совершенно не помнил, и особенно парня раздражало, когда Дамблдор, Снейп и МакГонагалл начинали сравнивать его с ними. Лили и Джеймс были для него фантомами прошлого. Теми, кого он не знал и никогда не узнает.
  И тут в разговор вмешался Рональд.
  - Грейнджер, что ты пытаешься доказать Поттеру? Он якшается с Малфоем и сам такой же - тщеславный и высокомерный.
  Гарольд лишь хмыкнул на слова Уизли: тот ничего нового не сказал. Этот разговор перестал его интересовать, поэтому он снова углубился в чтение книги, игнорируя недовольных гриффиндорцев. Спорить с ними было бесполезно - они были настолько безрассудны и самоуверенны, что доказывать им свою правоту было лишь пустой тратой времени.
  Из размышлений Поттера вывел строгий голос мадам Пинс, которая быстрым шагом приближалась к их пестрой компании.
  - Что здесь за шум? - осведомилась женщина, окидывая трех гриффиндорцев суровым взглядом.
  - Ничего, - хором ответили ребята. На эти слова мадам Пинс лишь неодобрительно качнула головой, по ее поджатым губам было видно, что она не верит им.
  - Мистер Уизли, мистер Томас, вы опять нарушаете дисциплину в читальном зале. Я же вам уже говорила: если не можете себя вести достойно, не приходите в библиотеку. О вашем поведении я сегодня же сообщу Минерве. Мисс Грейнджер, я не ожидала, что и вы будете нарушать дисциплину. Вы ведь такая воспитанная девушка. - Гермиона покраснела под взглядом темных глаз библиотекарши. Рон с Дином тоже покраснели, но от негодования, что Поттер снова вышел сухим из воды. Уизли младшего бесило, что все учителя обожали чертового слизеринца и считали своим любимчиком, поэтому все ему прощали, а их постоянно наказывали.
  - Мы больше не будем шуметь, - пристыжено опустив голову, пробормотала заучка.
  - Надеюсь, молодые люди, - с этими словами мадам Пинс удалилась.
  - Ты мне заплатишь за это, Поттер, - сказал недовольный рыжий. - Я вызываю тебя на дуэль! Сегодня в полночь, в зале наград, - сказав это, два гриффиндорца удалились.
  Грейнджер сверлила их негодующим взглядом, но ничего говорить не стала, боясь, что их услышит мадам Пинс. Поттер же вообще никак не отреагировал на слова двух идиотов - он невозмутимо продолжал читать учебник.
  Через десять минут в библиотеку зашел Малфой и сразу же направился к другу.
  - Вот старая кошёлка, - недовольно пробормотал Драко Малфой, усаживаясь напротив друга. - Гарри, ты представляешь, она заставила меня час писать дурацкие строчки, - негодованию блондина не было предела. - Грейнджер, а ты что тут делаешь? - Малфой наконец-то заметил застывшую на месте заучку. - Иди, поищи себе другое место, не порть мне настроение еще больше своим присутствием.
  - Слизеринцы, - обиженно прошептала девчонка, собирая свои учебники с соседнего стола и покидая читальный зал.
  - Что это она? - спросил Драко.
  - Забудь, - бросил Поттер. - Тебя что, сильно кошатница мучила? Я с первого взгляда понял, что она еще та особа, - посочувствовал другу Гарольд.
  - Конечно. Еще та особа, назначила мне отработку на целую неделю, - возмущался Малфой. - Подумаешь, назвал я Уизела бараном, ну так я ведь правду сказал. А она сразу: "Как вы себя ведете, мистер Малфой, это недостойно", - передразнил МакГонагалл слизеринец.
  - Ладно, пошли к декану. Нужно сообщить ему, что сегодня ночью Уизли с Томасом будут вертеться в Зале Наград, - с этими слова брюнет кинул книгу в свою сумку и, поднявшись, направился к выходу. Драко последовал за другом.
  - А откуда ты знаешь? - спросил Малфой-младший, кидая на друга заинтересованный взгляд.
  - Он мне там дуэль в полночь назначил, - просто заметил Поттер. - Но я ведь не идиот, чтобы по ночам шляться по школе. Но вот лишить Гриффиндор сотни-другой баллов не помешает, - с ухмылкой протянул зеленоглазый юноша.
  - Да, - согласился блондин. - Блин, Поттер, я не перестаю убеждаться, что ты гений. Кстати, гений, дай списать домашку по травологии?
  - Драко, Малфои ведь не списывают? Кажется, это ты мне пару дней назад говорил, - хмыкнул брюнет, доставая из сумки тетрадь и протягивая ее другу.
  - Так я и не списываю, а только посмотрю, - довольно отозвался Малфой.
  - Посмотришь, ну да, - с такими перепалками ребята и дошли к покоям зельевара.
  Когда Поттер уже собирался постучать в дверь, Малфой неожиданно одернул его.
  - Слушай, Гарри, а не начнет ли рыжий трубить по всей школе, что ты трус, раз не пришел? - неуверенно спросил Драко, смотря на друга своими серыми глазами. После этих слов Поттер слегка отстранился и, задумавшись, посмотрел в сторону Малфоя. В его словах было зерно истины - Уизел действительно такой идиот, что его скудного умишки хватит додуматься только до такого. А выглядеть трусом в глазах студентов Поттеру очень не хотелось.
  В тишине парни простояли в коридоре около пяти минут, каждый из них был погружен в свои мысли.
  - Пожалуй ты прав, друг мой, этот остолоп именно так и подумает. Ведь у него не хватит извилин додуматься до чего-то другого, а точнее - до истинной причины такого поступка с моей стороны, - презрительно хмыкнул брюнет. - Поэтому мне не остается ничего другого, кроме как пойти, - недовольно проговорил Гарри. - Ты со мной?
  - Конечно, мы ведь друзья, - тотчас отозвался Драко. Он аж заулыбался от представленной картины того, как Гарольд виртуозно будет опускать рыжего. А в том, что его друг легко победит Уизли, сомнений у Малфоя совершенно не было. Да и какие тут сомнения?! Ведь по сравнению с Поттером этот никчемный гриффиндорец лишь нищий выскочка, не способный даже нормально выполнить заклинание левитации. Не говоря уже о чем-то серьезном - он может только кулаками размахивать, словно неотесанный болван. Хотя он и есть болван: разве нормальный человек будет себя так вести и вызывать на дуэль соперника, который в десятки раз сильнее?!
  Из раздумий Малфоя вывел негромкий голос зеленоглазого юноши:
  - Так, сейчас девять, - посмотрев на часы, изрек Поттер. - Значит, до дуэли у нас еще есть три часа.
  Уже на полпути к гостиной Малфой неожиданно вспомнил что забыл свой учебник по травологии в библиотеке и поспешил его забрать. Поттер лишь посмеялся над забывчивостью друга и продолжил свой путь.
  Каково было удивление Героя когда около входа в их гостиную он увидел Кери. Змея притаившись в углу, что-то недовольно шипела о неправильной мыши.
  Поттер огляделся по сторонам и, убедившись, что никого по близости нет, кроме портрета, охраняющего вход в гостиную, подошел к своей компаньонке и протянул руку.
  - Где ты была весь день? - зловещее шипение сорвалось с его губ. - Я искал тебя, но тебя не было ни в комнате, ни в гостиной.
  Как оказалась, Кери охотилась на какую-то странную мышь.
  - Неправильную мышь? - переспросил Поттер. - Чем она неправильная?
  - Неправильная... Неправильная... Неправильная, - все повторяла и повторяла любимица.
  - Ладно-ладно, я понял, - замахал руками парень. Ему порой казалось, что Кери безумна, и вот сейчас был именно такой момент. Змея забралась ему на руку и скрылась в рукаве мантии.
  Когда он подошел к портрету, то столкнулся с изучающим взглядом темных глаз. Мужчина на холсте с интересом его рассматривал, словно какой-то экспонат в музее.
  - Как твое имя мальчик? - прозвучал негромкий голос.
  - Гарри Поттер, - попросту ответил парень и нахмурился. С чего этому портрету спрашивать его имя? Может, Дамблдор приставил его следить за ним. Подобная мысль не радовала Героя.
  - Поттер, - повторил задумчиво мужчина. - Я не помню среди своих потомков никаких Поттеров. Странно, очень странно это... Так значит ты владеешь благородным языком, - это не было вопросом.
  - Благородным языком?
  - Языком змей, - последовал ответ.
  - Да, - кивнул Поттер. Слизеринец не видел нужды скрывать это, ведь портрет слышал, как он говорил с змеей. Все же, он был беспечен.
  - Любопытно, очень любопытно.
  - Что вам кажется любопытным? - уточнил Поттер.
  Мужчина вновь окинул его задумчивым взглядом.
  - Видишь ли, мальчик, так вышло, что лишь я и мои потомки владели таким даром. И насколько я осведомлен, никто из них никогда не роднился с Поттерами.
  - А вы кто? - теперь Гарри был заинтересован.
  - Что за бестактный вопрос, - разозлился маг на холсте. - Чему вас учат на истории. Я - Салазар Слизерин. Один из Основателей этой школы.
  Теперь уже Гарри с интересом рассматривал мужчину. Он читал о Хогвартсе и о четырех волшебниках, создавших его, но нигде не видел их фотографий.
  - Так скажи мне мальчик, ты как-то связан с родом Слизеринов?
  Поттер задумался.
  - Не знаю, - парень и в самом деле не знал своей истории. Дурсли ему ничего не рассказывали, а о магии и Волшебном мире он узнал не так давно, чтобы попытаться что-то узнать о своих предках.
  - Прискорбно это слышать. Молодые волшебники совершенно не чтят историю своего рода. Забывают свои корни и наплевательски относятся к традициям.
  Поттер не стал ничего говорить. Он не собирался оправдываться перед этим портретом, будь он хоть трижды Салазаром Слизерином. Подумаешь - человек, живший около тысячи лет назад.
  - Но все же вы попали на мой факультет, юноша, а значит, не все так плачевно. Шляпа углядела в вас качества, достойные Слизерина.
  Неподалеку послышались голоса.
  - Идите, юноша, но обязательно приходите со мной поговорить.
  Поттер лишь кивнул.
  Из-за поворота показалось двое старшекурсников. Они быстрым шагом приблизились к первокурснику и окинули его надменными взглядами.
  - Что ты здесь стоишь Поттер. Пароль забыл?
  - Нет, - холодно отчеканил парень. - Прогуливаюсь. А что, нельзя? - такой же надменный взгляд.
  - Да ты вообще обнаглел, Поттер, - воскликнул один из парней. - Напрашиваешься на неприятности. Или считаешь, раз Герой, то перед тобой все должны падать ниц?! - старшекурсник двинулся вперед.
  Поттер холодно смотрел в ответ, не делая попыток отступить. Он не боится.
  - Брось, его Джон, - проговорил второй старшекурсник. - У нас будут проблемы с деканом.
  - Да ладно тебе, Снейп нам только спасибо скажет если мы избавимся от этого полукровки. Ему не место на нашем факультете.
  Гарри с каждой секундой злился все сильнее и сильнее. Он уже чувствовал, как бурлит магия внутри, стремясь вырваться наружу и наказать обидчиков. А тот, кого назвали Джоном, сделал последний разделяющий шаг и протянул руку, чтобы схватить Героя за горло, но парень вовремя отступил. Как этот глупец смеет касается его? Магия, сдерживаемая все это время, рванула вперед, сметая двух старшекурсников, словно кегли, и отбрасывая к стене. Вокруг поднялся ветер... Глаза Поттера налились кровью. Ненависть... Злость... Ярость... С глаз мальчика на парней смотрело настоящее чудовище, которое жаждало крови.
  - Эй, - послышался голос Малфоя совсем рядом. - Что здесь происходит? - взгляд серых глаз был обеспокоенным. Блондин с тревогой смотрел на Поттера.
  Поттер с трудом взял себя в руки и все вокруг прекратилось. Магия с неохотой отступила, возвращаясь к своему хозяину. Осталась лишь головная боль и чувство слабости.
  - Ничего, - отчеканил он. - Идем отсюда.
  Блондин нерешительно кивнул.
  Назвав пароль портрету, оба скрылись в гостиной, даже не оглядываясь на валяющихся на полу парней.
  - Что это было? - тихий шепот.
  - Ничего.
  - Но...
  - Я не хочу об этом говорить, - категорически заявил Герой.
  - Ладно, - кивнул Малфой и не стал больше допытываться. Он видел, что Гарри не хочет рассказывать, и не стал настаивать. Как ни крути, а Поттер странный человек. От него всего можно ожидать.
  ***
  
  Поттер с Малфоем слегка запутались в коридорах замка, поэтому опоздали на несколько минут. Завернув за угол, они услышали голос Томаса:
  - Я тебе говорил Рон, Поттер - трус, поэтому не придет, - увещал Томас.
  - Не мельтеши, Дин, я уверен, эта змея скоро явится, - грозно рыкнул Уизли. Он начал уже подумывать, что его идея с дуэлью была неудачной, как вдруг увидел двух ненавистных слизеринцев. - Наконец-то, а то мы уже подумали, что ты струсил, - язвительно выплюнул рыжий.
  - Уизли, не смеши меня. Кого я должен бояться? Тебя, что ли? - презрительно ухмыльнулся Гарри, приближаясь к парочке недоумков.
  Малфой, шедший позади, фыркнул на такое высказывание друга и кинул брезгливый взгляд на Уизела с Томасом.
  - Да я тебя... - начал пыхтеть багровеющий от негодования Рон.
  - Уизли, попридержи свой язык, мы и так знаем, что твой словарный запас весьма скуден, - с издевкой протянул Поттер, чем вывел гриффиндорца из себя еще больше. Тот был готов голыми руками, словно какой-то плебей, броситься на оппонента.
  - Отвали, Поттер, ты только и можешь, что оскорблять других. Прикрываешься славой, но мы все знаем, что ты темный маг. Грязный слизеринец, - выпалил Томас, с ненавистью смотря на брюнета.
  - А ты вообще заткнись, грязнокровка, - парировал Драко. - Твое мнение никому здесь не интересно, так же, как и твоего дружка-нищего.
  - Малфой, закрой свою пасть, сынок Пожирателя, - воскликнул рыжий.
  Драко только собирался что-то сказать в ответ, как послышались неторопливые шаги, а затем грохот.
  - Извини, я не хотела, - с этими словами в зал вошла Грейнджер, а за ней по пятам - Лонгботтом. Мантия его была помята и испачкана, на лице тоже виднелась грязь. "Неудачно встретился с доспехами. Идиот", - одновременно пронеслось в голове двух слизеринцев, которые с презрительными улыбками смотрели на двух прибывших.
  - Уизли, ты что, настолько испугался, что привел группу поддержки? - хмыкнул Гарольд. - Тогда братьев бы привел, раз на то пошло. Хотя, о чем я говорю - они такие же идиоты, как и ты, - этой реплики Уизел уже не выдержал и с кулаками помчался на обидчика. Но Поттер был быстрее - взмахнув палочкой, он обездвижил рыжего.
  - Что здесь происходит? - подала голос Грейнджер, с раздражением смотря на своих товарищей по дому. Гарри она удостоила любопытного взгляда, Малфою же достался недовольный.
  - У нас здесь разборки, Грейнджер, - выпалил Томас. - Поттер, расколдуй Рона, - завопил гриффиндорец, нацелив палочку на брюнета.
  - Разборки? Из-за вас наш факультет может лишиться баллов, как вам не стыдно! - начала свои поучения заучка. - Профессор МакГонагалл вам ведь вчера сказала, чтобы вы не лезли к слизеринцам. Лучше бы занялись учебой.
  - Отстань, Грейнджер, этих змей нужно проучить, - стоял на своем Томас.
  - Проучить, Дин?! Да Поттер знает больше заклинаний, чем второкурсники. Как вы собираетесь его проучить? - гневно вещала Гермиона, надвигаясь на своего сокурсника. Невилл стоял сзади, нервно теребя край мантии и опустив взгляд в пол. Весь его вид кричал: "Что я здесь вообще делаю?"
  - Грейнджер, это нонсенс - ты признала, что я вундеркинд, - произнес Поттер, с насмешкой смотря на покрасневшую то ли от смущения, а может, от обиды, Гермиону.
  - Я лишь сказала то, что все и так знают, Поттер. Все учителя ставят тебя в пример остальным и считают лучшим учеником. И вовсе ты не вундеркинд, а просто знаешь больше других, - лицо Грейнджер в этот момент могло соперничать с цветом ее красного галстука.
  - А тебе завидно, что я лучший?! Что учителя такой, как ты, зубрилке говорят, что я во всем идеальный? - издевался Гарольд. Малфой, стоявший рядом, ухмылялся, смотря на дурацкое лицо гриффиндорки.
  - Ты высокомерный и наглый. Чему тут можно завидовать? Но я признаю, что ты умный, - гордо вздернув подбородок, произнесла Гермиона.
  - Добавь к этому: чертовски привлекательный, не по годам умен и не беден. Не находишь это сочетание прекрасным? - парировал брюнет. - А ты - дочка никому неизвестных и, спорю на десять галлеонов, небогатых магглов. Заумная гриффиндорка, считающая, что в книгах есть ответы на все, которая своими нотациями довела весь дом и некоторых учителей в придачу. Просто они не все так, как Снейп, открыто высказывают свой негатив к тебе. Ты начиталась и возомнила себя здесь самой умной. Но вынужден тебя расстроить, ты - посредственность, пустышка, никому не интересная и надоедливая. У тебя нет ни одного друга, и ты этим гордишься, - глаза девчонки наполнились слезами, но она также гордо продолжала держать подбородок, за что заслужила уважительный взгляд от брюнета.
  - Ну и пусть я небогата. Зато я честная и верная, и когда у меня появятся друзья, я буду дружить с ними не из корысти, как ты, а потому что они этого заслуживают. А большое количество денег, чтоб ты знал, приносит, лишь несчастье. Мне тебя жаль - ты никогда не узнаешь, как это - дружить по-настоящему, и любить тебя будут не за то, что ты такой, а потому что знаменитость, - выдав эту тираду, она перевела взгляд своих темных глаз на Малфоя. - И тебя мне жаль. Поттер тобой пользуется, ты у него как слуга: "принеси, подай, иди, не мешай". И самое обидное - ты это знаешь, но боишься признаться даже самому себе. Ходишь как павлин, хвастаясь своей чистокровностью, но прогибаешься по первому слову Поттера, - девчонка печально улыбнулась и перевела свой взгляд на застывшего на месте Томаса.
  - А вы кинулись сюда, как два дурака, не подумав о факультете, который по крупицам зарабатывал баллы. Вам наплевать на ваших товарищей. Поттер с Малфоем вас провоцируют, а вы ведетесь, хотя уже давно должны понять, что им-то ничего не будет за такие ночные прогулки, а вас могут исключить, - речь Гермионы прервал возмущенный голос Дина.
  - Почему это им ничего не будет?
  - Томас, Поттера все ставят в пример. Профессор Флитвик разрешил ему ходить на дополнительные уроки вместе со старшекурсниками. Таким, как они, - гриффиндорка указала рукой на двух слизеринцев, - можно многое, а нам - нет. И я советую вам это запомнить, прежде чем что-то предпринимать.
  - Грейнджер, да ты сегодня и вправду умом блещешь. До такого додуматься, и такую тираду прочитать, - с притворным восхищением произнес Поттер. Брюнет признал, что эта заучка не настолько глупа, как кажется - она в своих высказываниях оказалась почти везде права.
  - Да ладно тебе, как была она дурой, так и осталась. Заучка с завышенной манией учить всех, - протянул Малфой. - Только мне вот интересно - что это ты ничего про Лонгботтома не сказала? Хотя, что про это ходячее недоразумение скажешь? - Малфой с презрением смотрел на застывшего и не обращающего ни на что внимание Невилла.
  - Он намного лучше, чем ты, - кинулась на защиту друга Гермиона.
  Дин тоже хотел что-то сказать, но неожиданно всех ошарашило появление миссис Норрис вместе с Филчем.
  - Что здесь происходит? Гуляете по школе после отбоя? Все марш к декану Гриффиндора! - довольно сказал смотритель, и под своим чутким руководством повел шестерых первокурсников к комнате Минервы. Перед отчаливанием Поттер расколдовал рыжего, дабы Томасу с Грейнджер не пришлось его нести за собой. Когда они дошли до нужной двери, Филч негромко постучал.
  Сначала было тихо, но спустя несколько минут послышался шум, а затем дверь открылась.
  - Что случилось? - спросила профессорша, смотря на завхоза.
  - Я поймал этих учеников, когда они бродили по школе после отбоя, - произнес старый сквиб. Минерва перевела взгляд на провинившихся.
  - Проходите в класс, - она отошла в сторону, пропуская студентов в кабинет.
  
  
  Глава 11
  
  
  Глава 11
  Пропустив шестерых студентов в класс, Минерва закрыла входную дверь и уселась за письменный стол. Ее карие глаза внимательно смотрели на провинившихся, ожидая, когда те начнут свои рассказы и оправдания относительно сегодняшней ночной прогулки. Но все, словно партизаны, молчали...
  Все представители Гриффиндора понуро опустили головы, рассматривая каменный пол. В уголках глаз мисс Грейнджер Минерва даже заметила слезинки, которые норовили каждую секунду сорваться с длинных ресниц. Реакция Рональда Уизли и Дина Томаса была более сдержанной, ребята сидели с виноватыми лицами, комкая в руках края мантий. Невилл Лонгботтом выглядел не лучше, чем Гермиона, его лицо было бледным, а зрачки расширены от страха. Со стороны казалось, что он готов в любую минуту упасть в обморок. Смотря на эту картину, МакГонагалл слегка усмирила свой гнев - ее очень порадовало, что ее львята понимают свою вину, и раскаиваются. Рассмотрев своих подопечных, дама перевела взгляд на двух слизеринцев.
  Гарри Поттер и Драко Малфой сидели с безразличными лицами и невозмутимо рассматривали убранство кабинета. Казалось, их вовсе не беспокоит, что они после комендантского часа находились вне своей гостиной, не заботит то, что их могут выгнать из школы за нарушение правил или назначить отработки до конца года. Минерву очень огорчило такое поведение слизеринцев, и она уже собралась зачитать им лекцию, когда ее взгляд встретился с холодными зелеными глазами. Женщина помимо воли отшатнулась, поскольку в них на долю секунды промелькнул странный блеск. Это явление сделало Гарри Поттера еще более похожим на Тома Реддла, и МакГонагалл слегка качнула головой, пытаясь отогнать наваждение. Когда она снова посмотрела на мальчика, то увидела лишь привычно-зеленые глаза и холодную улыбку, в которой искривились бледно-розовые губы. Такими усмешками Поттер часто одаривал как ее, так и многих гриффиндорцев, казалось, она стала основным атрибутом на лице парня. В глубине души декан Гриффиндора понимала, что это своеобразный механизм защиты от окружающего мира. Мальчик с каждым днем всё больше и больше воздвигал вокруг себя стены, и единственный, кого он подпускал достаточно близко - Драко Малфой, к большому сожалению МакГонагалл. Она хоть и понимала смысл такого поведения Поттера, но не считала его правильным, поэтому злилась и каждый раз пыталась наставить мальчика на правильный путь. Но Поттер так и оставался холодным и одиноким. На уроках он отвечал на вопросы Минервы, которые иногда выходили далеко за рамки программы первого курса. Парень прекрасно выполнял любые заклинания, притом с первых попыток. Его эссе были идеальны. Такие же успехи у Поттера были и по другим предметам. Все учителя считали его одним из лучших студентов и всегда ставили в пример. Даже грозный зельевар признал, что у мальчишки талант, как и у Лили, поэтому стал относиться к нему менее предвзято. Конечно, их конфронтации сильно не угасли, но всё же виднелось улучшение в отношениях между этими двумя. Минерва тоже считала сына Джеймса очень талантливым и умным, но это не компенсировалось его чрезмерной наглостью и высокомерием.
  После пары минут размышлений и напряженного молчания деканша решила начать разговор. Час был уже поздний, поэтому ребятам следовало пойти в постель, а ей - заняться дальнейшей проверкой эссе.
  - По какой причине вы находились после комендантского часа вне своих гостиных? - осведомилась МакГонагалл, почему-то смотря на Гарри. Поттер счел этот взгляд приглашением к началу речи с его стороны.
  - Мадам, понимаете ли, ваш студент Рональд Уизли решил, что я какими-то своими действиями оскорбил честь вашего факультета, а в частности, его и мисс Грейнджер. С этими заявлениями он накинулся на меня в Большом Зале, где обвинил во всех грехах. Я, конечно, попросил его, заметьте, дружелюбно попросил, оставить меня в покое. Но Рональд, - Поттер издевательски протянул имя рыжего, чем заработал недовольный взгляд от профессорши и убийственный от Уизли, - по-видимому, слов не понимает. Он, брызгаясь слюной во все стороны, вызвал меня на дуэль, - рыжий гневно смотрел на слизеринца, пытаясь взглядом послать в него "аваду". У него так и чесались руки вскочить со своего места и хорошенько подпортить физиономию ненавистному слизеринцу, который неоднократно отклонял его дружбу. Но Рон сдержался, зная, что этим поступком только заработает себе больше неприятностей и лишит факультет пары десятков баллов, которых у того и так мало.
  - Мистер Поттер, а почему вы не отказались? - недоумевая, спросила Минерва.
  - Мадам, я пытался, но, похоже, извилин в мозгу Уизли не хватило, чтобы понять это, поэтому мне ничего не оставалось, кроме как согласиться, - хмыкнул юный наследник.
  - Ты мог бы просто не пойти, - втиснулась в разговор Гермиона. Но, заметив предостерегающий взгляд учительницы, она стушевалась и виновато опустила голову.
  - Я сначала так и хотел поступить, Грейнджер, но вовремя вспомнил, что представители вашего факультета славятся своей ту... отважностью, поэтому они расценили бы мой "умный поступок" как трусость. А потом бы распространили по всей школе слух, что некий Гарри Поттер - трус, который испугался великого Рона Уизли, - с издевкой проговорил брюнет, мило улыбаясь побелевшему от гнева Рональду. - А мне, профессор МакГонагалл, уж простите, не хочется выглядеть таковым в глазах общества, - женщина устало прикрыла глаза. Ей с каждой минутой становилось все трудней и трудней находиться в обществе этого язвительного и лицемерного ребенка. Минерва прикрыла глаза и отсчитала до пяти, пытаясь успокоиться. Что бы Альбус не говорил, но этот мальчик - исчадие зла, которое с каждым днем только доказывает, что через пару лет из него вырастет новый Темный Лорд, перед которым даже Волан-де-морт покажется лишь обозленным школьником. Гарри Поттер, сын отважных гриффиндорцев и ее любимых учеников ненавидит всех и каждого, и одному ему известно, за что. В подсознании Минервы металось два голоса - один твердил, что мальчик - невинная жертва обстоятельств, и что от "доброты" родственников таким вырос, а другой пытался доказать, что Поттеру просто нравится себя так вести. МакГонагалл металась в сомнениях, к какому голосу прислушаться.
  - Мистер Поттер, я уверена, что вы преувеличиваете, - голос декана стал холодным. - Прояви вы чуть больше терпения, и все могло бы обойтись мирно, но, по-видимому, прав был Северус, утверждая, что правила не для вас писаны. И это очень прискорбно, - начала свою нотацию Минерва. Сейчас она решила воспользоваться против Гарри его же оружием - холодностью и язвительностью. Зельевар на днях говорил, что две эти черты характера плодотворно влияют на его змеек. Конечно, МакГонагалл не была такой профессионалкой в этом, как Северус, но кое-какой потенциал у нее был, ведь не зря она столько лет проработала в Хогвартсе.
  Поттер не стал говорить в очередной раз о предвзятости. Все равно, его слова примут превратно и обвинят в лицемерии. Ни для кого не было секретом, что МакГонагалл всегда выгораживает своих львят.
  Драко тоже был недоволен. Он со злостью смотрел на МакГонагалл, мысленно обзывал деканшу всеми известными магическими нецензурными терминами.
  Некоторое время стояла тишина, а затем МакГонагалл огласила свое решение:
  - По пятьдесят баллов с каждого, и завтра отработка с мистером Филчем. Мистер Поттер и мистер Малфой, вы можете быть свободны, а с остальными я хочу еще поговорить, - сказала женщина, внимательно смотря на Гарольда, но тот проигнорировал эти ее порывы и, не прощаясь, вышел из кабинета. Драко последовал за ним, напоследок не забыв громко хлопнуть дверью, от чего картины в классе и возле него задрожали и недовольно зашептались.
  До входа в подземелья мальчики дошли молча, каждый из них был погружен в свои мысли.
  - Терпеть ее не могу, - неожиданно подал голос Драко. - Как бы сделать, чтобы ее выгнали из Хогвартса.
  - Сомневаюсь, что это получится. МакГонагалл покровительствует Дамблдор, а ты сам знаешь, какая власть в руках этого старикашки.
  - Ну ничего, я ещё отомщу ей.
  ***
  
  На следующий день Поттер проснулся в отвратительном настроении. Вчерашняя потеря сотни баллов Поттера не волновала. Слизеринцы вряд ли придут к нему с обвинениями, поскольку основную часть баллов зарабатывал Гарри благодаря идеально выполняемым заклинаниям и точным ответам. Отработка с Филчем тоже не вызывала негатива. "Подумаешь, один зря потраченный вечер в компании сквиба и тупых гриффиндорцев", - подытожил Гарольд.
  ...Большой зал встретил парня, как всегда, неимоверным шумом и суматохой. Студенты вяло ковыряли ложками в овсянке, которую юный наследник ненавидел, и переговаривались с товарищами по дому. Поттер привычно направился на свое место, которое за это время закрепилось за их разнообразной четверкой. Гарри и сам не понимал, как вышло, что эти две слизеринки влились в их с Драко компанию. Конечно, они не были "друзьями", но все же частенько и довольно нормально общались.
  - Почему так долго? - спросил Малфой, стоило Поттеру сесть на свое место.
  - Привет, Драко, - Гарри выразительно посмотрел на друга.
  - Привет, - пробурчал Малфой. Девчонки, сидевшие напротив, тоже поприветствовали прибывшего и, хмыкнув на действия Драко, продолжили завтракать.
  - Почему это поздно? Сейчас ведь только начало девятого, - осведомился Гарольд.
  - Вот именно, уже начало девятого, а я до сих пор не переписал у тебя эссе по зельям, - буркнул слизеринец, щенячьими глазами смотря на друга.
  - Малфой, ты не обнаглел? - задал риторический вопрос Поттер. - Ты скоро вообще перестанешь делать домашку, а будешь всё списывать у меня. И тогда тебе светит доля Рональда Уизли, - Гарольд с насмешкой протянул имя рыжего.
  - Не пугай меня так, Поттер, я не переживу такого, - театрально закатил глаза Драко. - И чтоб ты знал, я хорошо разбираюсь в этом предмете, просто правильно излагать свои мысли насчет какого-то зелья пока не могу, - признал собеседник. - Так что дашь списать?
  - Куда я денусь, - Гарри порылся в сумке, достал требуемую тетрадку и передал ее другу со словами: - Пользуйся, пока я добрый.
  - Дракоша!!! - с воплями в их направлении мчалась Паркинсон.
  - Спасите меня от этого мопса, - прошептал в притворном ужасе Поттер. - Дамы, вы не против приютить меня у себя, а то я превращусь в отбивную, когда мисс Паркинсон усадит свой зад возле своего жениха, - Дафна и Трэйси рассмеялись и милостиво подвинулись, освобождая для Гарри место между собой.
  - Так уж и быть, садись, - произнесла Гринграсс. - А то мы не переживем, если Пэнси с тобой что-нибудь сделает.
  - Дамы, вы сама доброта, - Поттер улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой и перебрался к представительницам прекрасного пола.
  - Поттер, да ты льстец, - ухмыльнулась Трейси.
  - Драко, сколько раз я тебе говорила, что не стоит общаться с Поттером, - гордо вздернув нос, начала свои нравоучения мопсоподобная слизеринка.
  - Что ты хочешь, Пэнси? - прошипел блондин.
  - Как что? Я ведь твоя невеста, вот и пришла позаботиться о тебе. Мама говорит, что ты должен меня слушаться. И знаешь, в выходные она собирается посетить твоих родителей и рассказать им, с какими недостойными личностями ты общаешься, - Паркинсон окинула Гарри и двух девочек презрительным взглядом, а затем вновь перевела его на своего потенциального жениха.
  - Не твое дело, с кем я общаюсь, - возмутился Драко, теряющий самообладание. Сидевший напротив Поттер засмеялся, но тут же закашлялся, маскируя свой невинный порыв. Гарри в душе сочувствовал Драко - это ж надо было так влипнуть! Такую невесту он и врагу не посоветовал... хотя нет, Уизелу можно.
  - Как ты со мной обращаешься! - ноздри слизеринки раздулись от негодования, а сама она покраснела от обиды.
  - Паркинсон, катись отсюда, пока я не испытал на тебе пару новых заклинаний, - вмешался в разговор Гарольд, сжалившись над понурым другом. Эта мопсиха умудрилась довести Малфоя до белого каления - казалось, еще слово, и парень ее задушит голыми руками.
  - А ты не лезь, - воскликнула слизеринка. - Я пришла поговорить с женихом, поэтому не мешай. И ты знаешь, что девушек перебивать некрасиво.
  - А где ты тут девушку увидела, Паркинсон? Если это ты намекаешь на себя, то спешу тебя огорчить - ты не девушка, а банши!
  Пэнси скривилась и отвернулась от ненавистного слизеринца. Все ее лицо перекосилось от негодования, а из глаз, казалось, в любую секунду готовы вырваться молнии и расправиться с Гарри самым жестоким образом.
  - Что ты хотела, Паркинсон? У меня нет желания лицезреть тебя целый день, - произнес Малфой.
  - Ты не джентльмен, Драко, - обиделась девочка. Но Малфой проигнорировал этот выпад в свою сторону и продолжил выжидающе смотреть на Пэнси. - Ну, Дракоша, я ведь соскучилась, ты мне вовсе не уделяешь внимания, - начала жаловаться девчонка. - Я тебя вчера ждала в гостиной, а ты где-то пропадал.
  - Пэнси, ты меня уже достала. Возомнила из себя, не знаю что, и предъявляешь мне претензии. Если наши родители заключили брачный контракт, то это не означает, что у тебя есть на меня какие-то права. К тому же этот документ можно будет разорвать, когда я стану совершеннолетним, поскольку у нас не было магической помолвки, - после этих слов на губах Малфоя появилась довольная улыбка.
  - Ты так не сделаешь, тебе не позволит отец. Этот поступок может испортить репутацию вашего рода.
  - Лучше потерять часть репутации, чем иметь такую жену, - честно признал Драко.
  - Я тобой недовольна, Дракон, завтра же напишу Нарциссе письмо, - с этими словами Паркинсон поднялась со своего места и ушла к своим подружкам.
  - Какая она надоедливая, - с облегчением выдохнул Малфой.
  - Не повезло тебе с невестой, Дракон, - передразнила интонацию Пэнси Гринграсс.
  - Ладно, хватит вам об этой мопсихе, давайте лучше пойдем на зельеварение, - четверка дружно поднялась и покинула зал.
  Переговариваясь на эту тему, их компания и добралась до нужного класса. Дверь была открыта, и они зашли внутрь. В помещении как всегда царил полумрак. Поттер сел по привычке на вторую парту, возле него тут же уселся Драко, а парту спереди заняли девочки. Буквально через несколько минут в кабинет потянулись и остальные студенты. Урок, как всегда, был с гриффиндорцами, которые уселись на последние парты. Одна лишь Грейнджер, не изменяя себе, села впереди.
  Наконец-то прозвенел звонок, и в класс, словно ураган, влетел Снейп, мантия за его спиной плыла, словно по воде.
  - Сегодня вы будете готовить зелье от прыщей, рецепт на доске. Приступайте, - скомандовал профессор.
  - Уизли, не забудь взять себе образец, может, поможет, - засмеялся Драко. Остальные слизеринцы тоже поддержали товарища, и в помещении раздалось несколько смешков. Снейп как всегда пропустил мимо ушей высказывание своего крестника.
  - Отстань, Малфой, - недовольно пробурчал рыжий.
  - Десять баллов с Гриффиндора за нарушение дисциплины, - проворковал зельевар. - Уизли, потрудитесь начать работу, или я еще раз лишу ваш факультет баллов, - ядовито протянул профессор, а слизеринцы вновь засмеялись. Рон недовольно покосился на Гарри и Драко, и приступил к работе.
  Все студенты были поглощены приготовлениями, а учитель неторопливо прохаживался по рядам и заглядывал в котлы. Когда он подошел к Гарольду, то пристально посмотрел на идеального цвета зелье.
  - Двадцать баллов, Поттер, за правильно приготовленное зелье.
  Работа Малфоя тоже заслужила пару десятков баллов. Остальные же заслужили лишь критический взгляд декана змеиного факультета.
  - Уизли, потрудитесь объяснить, что это у вас такое? - Снейп остановился возле рабочего места Рона и Дина. - На доске ведь чётко написано, что зелье должно быть жёлтого цвета. Тогда, почему оно у вас синее? - негодовал зельевар. - Вы умудрились испортить одно из простейших зелий, минус двадцать баллов, - с этими словами профессор перешел к следующей парте, где сидел Невилл. - Минус двадцать баллов, - Снейп скривился при виде стряпни Лонгботтома, но комментировать ничего не стал. Всем и так было понятно, что мышиного цвета вязкая жижа, что бурлила в котле гриффиндорца, далека от идеала.
  Зельевар продолжил свой путь, попутно снимая еще несколько десятков баллов с недовольных гриффиндорцев. Когда он подошел к первой парте, где сидела Грейнджер, у которой зелье было нужного цвета и консистенции, то лишь хмыкнул и пошел дальше.
  - Профессор, у меня ведь правильно сваренное зелье! - вдогонку воскликнула заучка.
  - И что вы предлагаете, мисс Грейнджер? - декан с насмешкой вздернул бровь.
  - Сэр, вы же дали студентам баллы за хорошо приготовленное зелье, а почему мне нет? - девочка чуть ли не плакала. Снейп пару секунд сверлил выскочку презрительным взглядом, а затем мерзко ухмыльнулся и произнес:
  - Один балл Гриффиндору, - слизеринцы захихикали на такие действия, а гриффиндорцы недовольно зашумели. - Тишина! - воскликнул Северус. - Сдаём свои работы, и домашнее эссе. И не забудьте все подписать, иначе работа будет не засчитана.
  Студенты торопливо начали заполнять колбы и относить их на стол к зельевару. Поттер отнес свой экземпляр и эссе последним, дабы избежать толкотни.
  - Домашняя работа - написать все функции сегодняшнего зелья, и как его нужно применять. А сейчас все свободны, - студенты заторопились покинуть класс. Гарольд с Драко выходили в последних рядах - сейчас у них по расписанию была история магии с нудным призраком, поэтому можно было не спешить.
  - Поттер, задержитесь, - произнес Северус, когда пара проходила мимо стола.
  - Я подожду тебя за дверью, - произнес Драко и покинул кабинет. Гарри кивнул и остановился напротив учителя, смотря ему в глаза.
  - Вы что-то хотели, сэр? - осведомился брюнет.
  - Я думаю, что нам стоит объясниться. Я признаю свою вину в том, что относился к вам предвзято, в дальнейшем постараюсь быть объективней, - каждое слово давалось Снейпу с трудом, но на лице не отразилось ни одной эмоции. "Чертов Альбус с очередным своим грандиозным планом", - подумал Северус, матеря своего наставника в уме нецензурными словами. - Предлагаю начать наши взаимоотношения с чистого листа.
  "Боже, что я несу", - твердил голос в голове.
  - Хорошо, профессор, - отчеканил Поттер. - Я могу идти?
  - Да, идите. Если вам что-то понадобится, можете обращаться, - напоследок произнес зельевар.
  - Хорошо, сэр, - с этими словами Поттер покинул кабинет. Все его мысли блуждали над этим непонятным разговором. Парень не понимал, почему этот сальноволосый тип так радикально изменил линию общения с ним. Еще неделю назад он был готов назначить Гарольду отработку за малейшее нарушение, а сейчас так добродушно предлагает наладить отношения.
  "Небось, здесь старик вложил свою лепту", - подумал Гарри. Это было самым, по его мнению, разумным решением.
  Малфой, переминаясь с ноги на ногу, стоял возле кабинета и ждал его.
  - Зачем он тебя задерживал? - пробубнил Драко.
  - Да так, поговорить хотел, - ответил собеседник. - Пойдем на урок, а то пропустим увлекательный рассказ о восстании гоблинов.
  Мальчики дружно засмеялись и направились по направлению к классу истории магии.
  Как и предполагал Поттер, на Истории Магии им пришлось два часа выслушивать нудные рассказы Биннса о восстаниях гоблинов и о разной другой дребедени. По истечении урока Гарри, не кривя душой, мог признать, что ничего интересного или познавательного из речи призрака не извлек. Пожалуй, этот предмет стал для парня самым нелюбимым из всех, из-за скуки и бесполезности.
  Дальше по расписанию у слизеринцев была травология и, как всегда, в паре с гриффиндорцам. Там они проходили самые простые растения, где их применяют и как выращивают. В основном урок Гарри понравился, если не считать несколько нелестных высказываний в его адрес со стороны Рональда и его тупоголового дружка, и, к удивлению Поттера, к их компании неожиданно примкнул Лонгботтом. Конечно, от этого жирдяя большого толку не было, он, как был трусом, так и остался.
  Последним уроком по расписанию стояла трансфигурация, которую преподавала МакГонагалл. Первую половину занятия она рассказывала о новых заклинаниях для превращения одного предмета в другой. Затем был тест на проверку усваивания материала первокурсниками, а в конце МакГонагалл велела всем практиковаться. Как и всегда, первым с заданием справился Гарольд, ему с самого попадания в Магический мир все давалось легко, знание заклинаний и нужные движения палочкой словно всплывали в его памяти. Стоило раз или два попрактиковаться, и всё с блеском удавалось, такими результатами не мог похвастаться ни один первокурсник, даже те чистокровные маги, которые знали о наличии магии с детства и обучались контролировать её с малых лет.
  Наконец-то прозвенел звонок, оповещая об окончании занятий на сегодня, и о долгожданных выходных впереди. Все ребята засуетились и, торопливо запихивая вещи в сумки, начали покидать кабинет.
  ***
  
  Стоило мальчику подойти к портрету, как он увидел Салазара, восседавшего в кресле. Тот пил какую-то оранжевую жидкость из бокала и листал книгу. Поприветствовав кивком мужчину, он зашел в гостиную.
  В центре стоял старшекурсник со значком "С" на мантии и отчитывал за что-то двух первокурсников. В них Поттер узнал Нотта с Забини.
  - Нотт, из-за тебя наш факультет лишился сорока баллов, - возмущался парень. - Я же тебя предупреждал чтобы ты не нарывался к гриффиндорцам.
  - Они сами ко мне прицепились, - оправдывался Нотт. - И вообще, Поттер с Малфоем не так давно лишили факультет сотни баллов и им ни слова никто не сказал.
  - Нотт, а ты бы помолчал, - вмешался Драко.
  - Вот именно, - вторила Гринграсс. - Большую часть баллов как раз зарабатывает Поттер, а не ты с Тео. Так что, прежде чем цепляться к гриффиндорцам, думайте головой.
  - Особенно, когда рядом МакГонагалл. И дураку ясно, что деканша Гриффиндора не питает особой любви к слизеринцам. Ей только дай повод снять с нас баллы.
  Дальше Поттер не стал слушать. Он не понимал, с чего все так пекутся об этих баллах. Ну получит их факультет кубок, и что с того? Это не даст каких-то привилегий - просто красивая безделушка.
  - Представляешь, Нотт устроил дуэль с Уизли! - воскликнул Драко, входя в комнату.
  - И?
  - Тебе что, не интересно, что Тео дал по морде рыжему? - расстроился блондин. - Я думал, ты обрадуешься узнав что этого тупицу кто-то приструнил.
  - Мне плевать на Уизли, как и на остальной их факультет, - отмахнулся брюнет.
  Взяв с полки первую попавшуюся книгу, он углубился в чтение.
  - Кстати, я забыл сказать, что нашу отработку перенесли. Снейп мне сегодня об этом сообщил.
  - С чего бы это? - удивился Гарри.
  - Не знаю, - отозвался блондин. - Может, Филча кальмар съел, - смешок.
  - Это было бы слишком хорошо.
  
  Глава 12
  
  
  Глава 12
  Парни не успели оглянуться, как настал вечер субботы, а значит и время отбывать отработку, назначенную МакГонагалл. Час назад староста передал Гарри записку, в которой корявым почерком Снейпа сообщалось о том, что Филч будет ждать нарушителей в пять часов около выхода из Большого зала.
  - Как думаешь, что этот сквиб заставит нас делать? - тихо спросил Драко, когда они шли к назначенному месту. Малфой не особо был рад отработке, впрочем, как и сам Поттер. Вот только в отличие от своего светловолосого друга, Гарри не видел в происходящем ничего ужасного. Ну отработка, и что с того. Подумаешь, проведет пару вечеров в компании Филча и безмозглых гриффиндорцев, но это ведь не смертельно.
  Поттер пожал плечами.
  - Не знаю, - последовал ответ. - Может заставит перетаскивать ящики или вычистить Трофейную комнату. Я слышал от Нотта, что именно такое у них вчера было наказание.
  - Фе, - скривился Малфой. - Я что должен выполнять роль домового эльфа!? Это мерзко.
  - По-видимому МакГонагалл считает это достойным наказанием, - ответил Поттер. - И если тебе что-то не нравится, можешь сходить к ней и высказать свое мнение. Уверен, она прочитает тебе познавательную лекцию о том, что нарушать школьные правила ужасно.
  - Поттер, ты как всегда можешь подбодрить, - насупился Драко.
  - Я называю вещи своими именами, чего и тебе советую. Ты так переживаешь из-за какой-то отработки, словно на кону стоит твоя жизнь, - высказал свои мысли брюнет. - Относись к этому проще. В конце концов, не наложит же на тебя Филч пыточное заклинание, и не будет с упоением наблюдать за твоими мучениями.
  - Филч - сквиб! - категорично заявил блондин.
  - И я об этом. Значит, тебе не стоит опасаться за свою жизнь.
  - А откуда ты знаешь о пыточных заклинаниях? - тихий голос.
  - В библиотеке прочитал в одной из книг, - ответил Поттер. - Я, в отличие от тебя, жил в обычной семье, и о магии узнал не так давно. Мне здесь все в новинку. И, чтобы не выглядеть глупцом, мне приходится много читать, чтобы узнать, что здесь у вас да как. К тому же не забывай на каком факультете я учусь, - закончил с усмешкой Гарри.
  Малфой лишь кивнул.
  - Ты не выглядишь глупцом. Не знав всего и встретив тебя где-то, я бы никогда не подумал, что до одиннадцати лет ты жил с магглами.
  - Значит мои старания потрачены не напрасно.
  - Ага, - кивнул Драко.
  Спустившись по лестнице, они оказались около входа в Большой зал, где их уже поджидали гриффиндорцы во главе с завхозом. Филч возвышался над первокурсниками, одаривая тех своим хмурым взглядом. Увидев слизеринцев, сквиб нахмурился еще сильнее, а на его лице появилась мерзкая улыбочка.
  - Вы опоздали, - недовольно огласила Грейнджер. - Профессор МакГонагалл говорила, что отработка начнется в пять, а сейчас уже четыре минуты шестого, - сверившись с наручными часами проговорила лохматая девчонка.
  - Какая же ты правильная, Грейнджер, - отозвался Малфой. - Вечно тебе нужно совать свой нос в чужие дела. Если бы не ты, то мы могли даже не попасться Филчу в тот вечер и никакой отработки не было. А ты притянула Лонгботтома, который и метра не может пройти, чтобы не споткнуться на ровном месте и что-то не сломать. Из-за созданного вами шума, завхоз нас и нашел.
  - Ааа, - промямлил красноречиво этот самый Лонгботтом. Но Грейнджер как обычно решила перейти на помощь всем страждущим.
  - Малфой, ты ужасный грубиян, - высоко задрав нос, огласила девчонка. Демонстративно обойдя слизеринцев и схватив за руку красного как варенного рака Невилла, Грейнджер поспешила за Филчем. Остальная компания тоже двинулась следом.
  - Заучка, - в своей манере отозвался ей вслед Драко, - и неряха. Отличная пара.
  Филч привел их в какой-то кабинет, которым по-видимому давно не пользовались по назначению. Он напоминал кладовку, заваленную горами коробок и всякой ерундой.
  - Чего застыли? - крикнул мужчина на первокурсников. - Приступайте к работе.
  Вперед вышла Грейнджер, как самая прилежная ученица.
  - Мистер Филч, а что нам нужно делать?
  - Разобрать здесь все.
  - Но, - промямлила Гермиона. Окинув взглядом гору коробок, девчонка пришла к выводу что им и до завтра не разобрать эти завалы.
  - И, никакой магии, - категорично заявил завхоз. - Я проверю! А сейчас приступайте, нечего шататься без дела.
  В этот момент из-за горы коробок показались близнецы Уизли. О чем-то оживленно споря, они не заметили Филча и первокурсников.
  - Фред, Джордж! - воскликнул Рональд.
  - О, Роникс, - протянул один из братьев.
  ... - А чего это ты тут делаешь? - закончил второй.
  ... - Неужто наш маленький братец заработал первую отработку?
  ... - Что же скажет мама, узнав об этом...
  Лицо Рона уже давно было под цвет собственного галстука - красным, а теперь и уши пылали от смущения. Сам он старался смотреть куда угодно, но только не на братьев.
  Поттер с интересом наблюдал за ситуацией. Его забавляла привычка этих двух рыжих заканчивать предложения друг за друга. А еще порадовало, как те относятся к младшему брату - словно к пятилетнему ребенку.
  Положение спас Филч, которому, несомненно, Рональд должен сказать спасибо.
  - Вы уже выполнили всю работу, что я вам велел? - строгий взгляд.
  - Да, - кивнули одновременно рыжие.
  - Тогда уходите и не мешайте другим отбывать наказание, - распорядился завхоз.
  Близнецы не захотев испытывать терпение Филча поспешили скрыться за поворотом, не забыв помахать на прощание Рону и довольно похихикать.
  - А вы приступайте к работе.
  Поттер направился к дальнему углу, подальше от шумных гриффиндорцев. От отработки не отвертеться, и чем раньше они начнут, тем быстрее смогут уйти. Малфой двинулся следом.
  - Рассортируйте все в коробках, - донесся до них голос завхоза.
  - Работа для прислуги, а я - наследник Малфоев! Как этот тупица может заставлять меня делать что-то подобное?! Как какого-то домового эльфа! - бушевал блондин.
  Коробки скрыли их от посторонних взглядов.
  Гарри лишь хмыкнул. Он уже привык к подобным речам Драко. Тот слишком себя любил чтобы марать руки подобным занятием. Сам Поттер тоже не горел желанием разбирать весь этот мусор, но в отличие от блондина он был куда умнее и умел подстраиваться под ситуацию. Достав волшебную палочку, Гарри начал вспоминать все заклинания, что прочитал в надежде найти то, что поможет разобраться с этим бардаком.
  - Эй, - воскликнул Малфой наблюдая за манипуляциями друга, - Филч ведь запретил пользоваться магией.
  - Пф, - презрительно фыркнул Поттер, - откуда ему узнать правду. Он - сквиб, - просто заявил брюнет. Его удивляло, что до этого никто кроме него не додумался.
  - Точно, - заухмылялся блондин. - Он не сможет проверить. Поттер, ты гений, - с серьезной миной на лице заявил Драко.
  - Я об этом знаю, - самодовольно кивнул брюнет. Взмахнув палочкой, слизеринец проговорил заклинание и вещи в коробке начали складываться сами. Еще взмах и еще, и вот с их работай за считанные минуты было покончено.
  С другой стороны если судить по недовольному бурчанию Уизли и поучительным речам Грейнджер, работа была в самом разгаре.
  - Ой, - послышался испуганный крик Лонгботтома, а затем последовал какой-то шум. Уизли начал бурчать с удвоенной силой, подтверждая догадки Гарри о том что неряшливый гриффиндорец что-то опрокинул.
  - Лонгботтом еще тот тупица, - ухмыльнулся Малфой. - О смотри, - блондин взял в руки какой-то пергамент. - Что это такое? - раскрыв пергамент, блондин начал рассматривать тот и нахмурился. - Простой клочок бумаги. Зачем он понадобился Уизли?
  - А причем здесь Уизли? - не понял Поттер.
  - Он лежал в книге Фреда Уизли, - кивок на эту самую книгу, внутри на обложке которой располагались инициалы одного из братьев близнецов. - Этот рыжий забыл свои вещи здесь. Вот тупица.
  - Дай, - Гарри протянул руку.
  Малфой отдал ему пергамент и начал копаться в ближайшей коробке выискивая что-то интересное. Поттер начал вертеть пергамент, пытаясь отыскать на нем какие-то слова или знаки, но тот был пустым. Лишь пожелтевшим от времени и потрёпанным, что означало - им часто пользовались. А еще Гарри чувствовал исходящую от него магию, поэтому не спешил выбрасывать.
  - Там ничего нет, - отозвался Драко. - Ненужный кусок бумаги.
  Поттер не согласился с ним и решил на досуге рассмотреть тот повнимательнее. Сложив его в четверо и спрятал в карман брюк. Осмотревшись по сторонам и пожалев, что не прихватил с собой какую-то книгу, Поттер решил поискать что-то интересного в коробках, дабы скоротать время. Уйти сейчас он не мог, поскольку Филч заподозрит неладное - нужно выждать время. Ведь, это неслыханно перебрать пять коробок за несколько минут.
  - Здесь нет ничего интересного, - с сожалением огласил Малфой. - Какой-то хлам. Видимо здесь все то, что Филч конфисковал у нарушителей.
  - Возможно, - согласился Поттер, вертя в руках потрепанную книгу.
  - О, смотри, какие-то журналы, - блондин потянулся к одной из коробок и достал с ее дна стопку магических журналов, да так и замер с ними в руках с интересом вглядываясь в движущиеся картинки.
  Поттер увидел, как на щеках Драко появились пунцовые пятна. Его заинтересовало, что же такого увидел друг, поэтому он заглянул тому через плечо. На обложке верхнего журнала была изображена практически обнаженная девушка, которая кокетливо улыбалась и махала веером. Гарри видел подобное у дяди Вернона. Тот тоже любил подобные журналы, только картинки там не двигались, а Дадли однажды нашёл их и стал разглядывать. Тогда-то и Гарри увидел журналы.
  - Эээ... Драко? - брюнет прикоснулся к плечу друга, пытаясь привлечь его внимание.
  Малфой покраснел еще сильнее и наконец-то оторвался от созерцания вульгарной девицы.
  - Я отдам их Кребу с Гойлом, - проговорил блондин. - Им будет интересно посмотреть.
  Поттер лишь хмыкнул про себя.
  Не успел Малфой спрятать журналы, как из-за горы коробок показалась лохматая голова Грейнджер. Карие глаза внимательно смотрели на двух слизеринцев, особенно на блондина, отмечая его взбалмошный вид и красные щеки.
  - Малфой с тобой все в порядке? - настороженный голос. - Почему ты красный весь? - допытывалась девчонка.
  Гарри ухмылялся про себя. Ситуация на самом деле была презабавнейшая.
  - Не твое дело, Грейнджер, - огрызнулся слизеринец. - Иди лучше, занимайся своими делами.
  Гриффиндорка недовольно поджала губы, но ничего не стала говорить.
  - Как вы так быстро справились? - хмурый взгляд. И тут ее осенило. - Вы жульничаете, - решительно заявила гриффиндорка. - Нам запрещено пользоваться магией для уборки.
  - Грейнджер, уйди отсюда. Из-за твоих криков у меня голова болит, - решил вмешаться Поттер. Эта гриффиндорка на самом деле была слишком крикливой и, к тому же, надоедливой. Долго терпеть ее общество Гарри просто был не в силах.
  Гриффиндорка проигнорировал его слова.
  - Я расскажу обо всем мистеру Филчу.
  - Беги, жалуйся. Другого, я от тебя и не ожидал, - не сдавался блондин. - Стукачка. Не удивительно, что гриффиндорцы тебя терпеть не могут.
  Слова Малфоя задели Грейнджер. Ноздри раздулись от гнева, а в глазах появились слезы. Развернувшись, девчонка ушла прочь, одарив напоследок слизеринцев презрительным взглядом.
  Гарри лишь покачал головой. Грейнджер раздражала его, но он не переходил границ. А вот Драко испытывал к этой гриффиндорке жгучую ненависть и не упускал ни одного шанса, чтобы пройтись по ее самолюбию.
  - Давай уходить, - скомандовал Поттер. На сегодня, брюнет считал отработку оконченной.
  Филч увидев, что те справились с заданием, не стал препятствовать и отпустил их. Провожаемые завистливыми взглядами Уизли с Томасом, слизеринцы направились в подземелья.
  ***
  
  Гарри не выспался. Ему приснился кошмар, в котором было много зеленого цвета, слышались чьи-то крики и чей-то смех. Смех был каким-то безумным, поэтому пугал куда больше всего остального. А затем была кровь, много крови. Повсюду. Проснулся Гарри от того что его тряс за плечи Драко, нависая над его кроватью. Как оказалось Поттер кричал во сне, чем разбудил соседа по комнате.
  Проснувшись в холодном поту, Поттер крутился в постели и больше не смог уснуть. Поэтому не было ничего удивительного, что он не выспался и к завтраку спустился в плохом настроении.
  - Может тебе обратится в Больничное крыло? - предложил Малфой.
  - Нет. Со мной все в порядке. Это был лишь кошмар, - отмахнулся брюнет.
  - Это уже третий раз, - тихий шепот. В голосе друга звучало искреннее беспокойство.
  Поттер проигнорировал слова Малфоя.
  Сев на свое место за слизеринским столом, он притянул себе чашку с чаем. Есть не хотелось совершенно. Видя его состояние, Драко помалкивал. Да и Гринграсс с Дэвис не докучали своими вопросами.
  Сегодня был выходной день, а значит никаких уроков. Можно провести весь день в библиотеке или проваляться в постели, подальше от любопытных взглядов. Отдав предпочтение первому, Гарри направился на поиски интересной книги. Драко, сославшись на то, что ему нужно написать письмо родителям, ушел в совятню. На самом деле Малфой не особо стремился грызть гранит науки. Он предпочитал разговаривать часами о квиддиче или играть с Ноттом в шахматы, либо во взрывного дурака. А домашнюю работу списывал у Гарри, не утруждая себя лишними заморочками.
  Поттер, зарывшись в книги, даже не заметил, как пропустил обед. Оторвался он лишь когда часы показывали пять часов вечера. Живот заурчал, и слизеринец решил сходить на ужин. Зайдя в Большой зал, он отметил, что за преподавательским столом нет ни директора, ни Снейпа, ни даже МакГонагалл. А все остальные учителя как-то странно на него поглядывают. Это весьма удивило Героя и его начали одолевать тревожные мысли, словно скоро произойдет что-то такое к чему он никак не был готов. Опасения подтвердились когда под конец ужина к нему подошла МакГонагалл и попросила проследовать за ней к кабинету директору.
  Поттер удивился такой просьбе. Насколько слизеринец помнил - он не успел еще ничего натворить, чтобы быть вызванным на ковер к Дамблдору. Подумаешь воспользовался магией на отработке, но это ведь не повод вызывать к директору. Да и откуда Дамблдору узнать о подобном. Значит, причина какая-то другая и слизеринец жаждал узнать о ней.
  - Я нарушил какие-то правила? - озвучил брюнет свой вопрос.
  Минерва поджала губы и отвела взгляд. Поттер не замечал раньше за ней таких действий, поэтому был удивлен. Что могло такого произойти, что всегда строгая и сдержанная декан Гриффиндора ведет себя так.
  - Директор все вам объяснит, - проговорила женщина.
  Остальную часть пути до кабинета Дамблдора они провели молча. Назвав пароль горгулье, охраняющей вход, МакГонагалл отошла в сторону, пропуская первокурсника, а затем вступила на лестницу сама.
  Чем выше поднимаясь, Гарри все четче слышал чьи-то голоса. В кабинете старика шел какой-то спор, притом на повышенных тонах. Поттеру стало даже интересно, кто осмелился в таком тоне говорить с Дамблдором. Последняя ступенька и вот, перед слизеринцем предстал...
  ***
  
  Альбус задумчиво поглаживал своего питомца. Все его мысли витали около Гарри Поттера и выбора. Выбор, который дался всем им нелегко и который разрушил множество жизней. Сейчас, Альбус трезво оценивал ситуацию. Без гнета обстоятельств и шквала эмоций. Старый волшебник прикрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов. По щеке покатилась одинокая слезинка, которая затерялась в длинной бороде.
  - Альбус, ты хотел меня видеть? - в кабинет вошла Минерва МакГонагалл, заместительница директора и одна из самых верных сторонниц. Окинув своего начальника внимательным взглядом, она нахмурилась.
  - Да, - кивнул старик. - Проходи. Садись, - кивок на кресло напротив.
  - Альбус, может тебе обратиться к Поппи, - участливый голос. - Ты выглядишь уставшим.
  - Не стоит волноваться. Со мной все в порядке.
  Минерва засомневалась в его словах, но настаивать не стала.
  - Так зачем ты позвал меня?
  Дамблдор сделал глубокий вдох и начал свой рассказ:
  - Я очень виноват перед Лили, Джеймсом и Гарри. Мне нет оправдания... Моим поступкам нет прощения. Я не прошу прощения, поскольку сам никогда не смогу простить себя. Я лишь хотел защитить маленько ребенка, за жизнью которого велась охота. После смерти Волан-де-Морта слишком много его сторонников осталось на воле и все они жаждали отомстить за смерть своего Господина. Оставлять, Гарри Поттера без защиты нельзя было. И мне казалось, я нашёл тогда единственный правильный выход, - каждое слово директора было пропитано печалью и болью.
  - Альбус, - проговорила Минерва. - Не вини себя, ты сделал все что мог, дабы защитить ребенка.
  - Нет, Минерва, ты не понимаешь. Я допустил огромную ошибку... Вся вина лежит на мне.
  - Альбус...
  Но Дамблдор ее не слушал.
  - Я заставил Лили и Джеймса отказаться от собственного сына, - эти слова прозвучали словно гром среди ясного неба. - Мальчик нуждался в защите, а вокруг было столько предателей. Я уговорил Лили провести ритуал, а затем отнес маленького Гарри на крыльцо дома ее сестры. Кровная защита сработала, скрывая малыша от взгляда Пожирателей.
  - Что? - не верящий взгляд.
  Ответ МакГонагалл так и не суждено было услышать. Внизу послышались негромкие голоса, а затем шаги, а секундой позже в кабинет вошли две фигуры, лица которых скрывали капюшоны. Секунда-вторая и капюшоны были откинуты в строну, выявляя взору Минервы мужчину и женщину. Деканша Гриффиндора дрожавшей рукой схватилась за сердце, а во взгляде читалось неверие вперемешку с шоком. Хоть и прошло десять лет, но она никогда не забудет этих лиц. Перед ней стояли Джеймс Поттер и Лили Поттер. Те, кого она и весь Магический мир считали мертвыми.
  Дамблдор подойдя к своей коллеге и вручил той успокаивающее зелье, которое она выпила, даже не почувствовав вкуса. Руки перестали дрожать, а лицо приобрело нормальный цвет вместо мертвенно-бледного.
  - Как? - тихий шепот, который был едва слышен. - Как вышло, что вы живы?
  - Минерва, я должен тебе многое рассказать, - заявил старый волшебник. - Очень многое.
  ***
  
  Десять лет назад.
  На дворе были смутные времена. Молодой чете Поттеров приходилось скрываться от Пожирателей во главе с Темным лордом. Так вышло, что за год до рождения их первенца было произнесено пророчество...
  "Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда... рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца... и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы... И один из них должен погибнуть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой... тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца..."
  Эти слова стали роковыми в жизни маленького Гарри Поттера. Именно его из двух мальчиков, Темный лорд посчитал своей главной угрозой и пожелал убить. Молодые родители боясь за сына и спрятались в Годриковой впадине под защитой заклинания Фиделиус. Они надеялись, что там Волан-де-Морт не сможет добраться до них, но ошиблись... Их предали. Предал тот кому они доверяли.
  Лили по сей день с ужасом вспоминает тот день, когда на их дом было совершено нападение. Мало кто знал, но молодая миссис Поттер была на девятом месяце беременности. В тот злополучный вечер, она неожиданно почувствовала себя плохо и Джеймс, который сильно волновался за жену настоял на том чтобы посетить магическую больницу, но, из-за страха быть замеченными сторонниками Темного лорда, пришлось обратиться к мадам Помфри. Оставив годовалого ребенка под присмотром домовика дожидаться скорого прибытия Сириуса, Джеймс доставил супругу в Хогвартс. Он даже не предполагал, что через некоторое время от их дома останутся одни лишь развалины, а в колыбельке будет плакать ребенок на лбу которого появится шрам в виде молнии - прощальный подарок Волан-де-Морта. Рядом будет валяться черная мантия и палочка с тиса с сердцевиной из пера феникса.
  Когда Поттеры были в Хогвартсе, то Джеймс почувствовал, что защита на их доме пала. Поспешив назад, вместе с Альбусом и супругой, они увидели разруху. Повсюду все пропахло темной магией. Бросившись в детскую, троица увидела среди всего этого хаоса темноволосого карапуза, который плакал взахлеб. На лбу у ребенка был шрам в виде молнии, из которого сочилась кровь. Но не это так напугало собравшихся, а глаза ребенка. Они не были привычного зеленого цвета как у Лили, а стали кроваво-красными, как у Волан-де-Морта.
  Альбус был подавлен. Худшие его страхи оправдались.
  Лили бросилась к сыну и взяла того на руки. Ребенок тут же перестал плакать. Альбус уже хотел было попросить молодую мать положить сына вновь в кроватку, как увидел, как глаза вновь приобрели цвет весенней листвы.
  Альбус до последнего не хотел верить, что Том способен на такие ужасные вещи. Расколоть свою душу... Рука убить младенца не поднималась и он принял единственное правильное решение, которое было.
  Директору пришлось несколько часов потратить на убеждение молодых родителей, что их сыну будет лучше жить вдали от магического мира и всего что связано с магией. То, что поселилось внутри ребенка, подпитывалось магией.
  - Нет, нет и еще раз нет, - категорично заявила Лили. - Я не отдам своего ребенка.
  Джеймс согласно кивнул.
  - Какое испытание нас бы не ждало мы со всем справимся, - поддержал жену Поттер.
  - Все не так просто, мальчик мой, - Альбус устало провел рукой по лицу, казалось, что за несколько минут он постарел на целых десять лет. - Волан-де-Морт был ужасным человеком, но великим. Боясь смерти, он шагнул на путь Бессмертия... Нарушая все правила и законы, он расколол свою душу. Вам что-то говорит слово крестраж? - внимательный взгляд синих глаз.
  - Нет, - отрицательно покачал головой Джеймс.
  - И мне нет, - вторила супругу Лили. - Но какое это имеет отношение к нашему сыну?
  Альбус прикрыл глаза и сделал глубокий вдох. Он надеялся, что ему никогда не придется говорить о подобном молодым родителям, но Судьба распорядилась иначе. Иного выбора нет.
  - В одной книге по самой ужасающей Темной магии сказано, что крестраж - это очень опасный артефакт, созданный с помощью темной магии. Но, это куда больше, чем просто артефакт. Частица души, вырванная насильно из тела мага, которую тот заточил в предмет, чтобы достичь бессмертия.
  Первой догадалась Лили. Она была смышлёной девушкой.
  - Но, - в зеленых глазах читался ужас, - вы хотите сказать, что наш сын... крестраж? - последнее слово было проговорено шепотом, словно ужасный грех. - Этого не может быть! Наш Гарри, не может быть им... Он ведь всего лишь маленький ребенок. Джеймс! - рыжеволосая ведьма бросилась к мужу, крепко прижимая к себе уснувшего малыша. Защищая своего ребенка.
  - Альбус, - обратился Поттер к наставнику. - Скажите, что все это чья-то глупая шутка.
  Директор сокрушённо покачал головой.
  - Как бы мне не хотелось утешить вас, но это не так. Ваш сын стал крестражем Темного лорда, о котором возможно тот и сам не догадывался. Смена цвета глаз лучше всего это доказывает. Как и темная магия, которая окутывает вашего сына.
  - Но ведь, Темный лорд мертв. Вы сами об этом говорили несколько минут назад, - не унималась Лили.
  - Не совсем так, девочка моя. Его тело мертво, но дух где-то странствует. Придет время и он вернется, чтобы довершить свои ужасные дела. И мы должны защитить вашего сына. Спрятать его.
  - Но...
  - Это единственный выход спасти его, - настаивал старый маг. - Крестраж, находящийся в теле вашего сына, подпитывается за счёт магии, и чем больше магии вокруг - тем сильнее становится он. Частица чужой души будет влиять на ребенка и пустит свои корни в его душу, если мы не помешаем, - Альбус был задумчив. - Единственный шанс, оградить Гарри от магии - отправить его в мир магглов и оборвать все контакты. Крестраж, без поддержки магии извне, ослабнет и уснет. Магия Гарри сможет создать барьер вокруг него и тогда частица души Темного лорда станет неопасной для жизни малыша.
  Это была всего лишь теория, но Дамблдор не стал говорить этого родителям, погрязшим в своем горе.
  - Но, - Лили не хотела сдаваться, - как я смогу отдать своего малыша? Он ведь часть меня, моя кровиночка. Я не могу выбросить его, как ненужного щенка. Джеймс...
  - Никто не говорит о том, чтобы выбросить его, - возразил Альбус. - Мы проведём один древний ритуал с кровной магии и усилим защиту ребенка, тем самым дадим шанс ему сопротивляться. Связь матери и сына сама сильная, поэтому мы ею и воспользуемся. И, девочка моя, твоя сестра ведь маггл, уверен, она сможет достойно позаботиться о своем племяннике. Гарри вырастет в любви и заботе.
  - Петунья ненавидит магию и все что с ней связано, - заявила Лили. - И у нее есть свой сын, на несколько месяцев младше Гарри.
  - Уверен, что ты все преувеличиваешь. И мальчики подружатся, они ведь почти одногодки, - настаивал Альбус.
  - Нет. Я не могу поступить так с собственным сыном. Отказаться от него.
  - Отказаться, чтобы спасти, - возразил директор. - Это единственный шанс помочь твоему ребенку. Я понимаю, что прошу слишком многого, но иного выбора нет. Либо это, либо видеть, как крестраж пробудится в теле вашего сына. Тогда вы точно его потеряете.
  Родители со слезами на глазах слушали слова Дамблдора и отказывались верить в происходящее. Все это казалось им ужасным сном, казалось, что вот-вот они проснутся, и окажется, что это лишь кошмар.
  - Лили, - тихий голос Джеймса, - как бы мне не хотелось признавать это, но директор прав. Это наш единственный шанс защитить сына.
  - Я не верю в это... Все это ужасная ошибка...
  - Девочка моя, я поручу одной своей хорошей знакомой присматривать за Гарри. Она сквибка, поэтому это будет не опасно. Арабелла будет каждую неделю писать вам письма и присылать фотографии. А когда Гарри исполнится одиннадцать лет, он приедет в Хогвартс.
  - А разве мы не сможем хоть иногда видеться с сыном? - в голосе Лили была надежда.
  - Нет. Это очень опасно. Один неверный шаг может свести насмарку все наши старания.
  - А письма? Я смогу писать ему маггловской почтой?
  - Нет, - сокрушённо покачал головой директор. - Будет лучше всего, если вас посчитают мертвыми. Вы погибнете смертью героев, защищая своего сына.
  - Но...
  - Девочка моя, подумай о жизни своего еще не родившегося малыша. На воле осталось слишком много сторонников Волан-де-Морта и все они захотят отомстить за смерть своего Господина. На вас начнется охота. Вы готовы подвергнуть такой опасности своего ребенка?
  - Нет, - тихий шепот.
  - Поэтому, будет лучше придумать красивую легенду и спрятать вас где-то.
  Старый волшебник придумал историю о жертве матери, благодаря которой выжил маленький Гарри Поттер и стал Героем. Годовалому ребенку удалось то, что не смогли сделать многие - победить Волан-де-Морта. Заставить призрак позорно сбежать и скитаться по лесам Албании, выискивая пристанища и собирая силы по крупицам, чтобы возродиться. И лишь трое человек в этом мире знали настоящую правду.
  - Прости меня, малыш, - плакала Лили. - Я очень тебя люблю. Будь у меня шанс, я бы отдала свою жизнь чтобы тебя спасти. Прости меня, кровиночка моя...
  Тем же вечером был проведен ритуал, который усилил защиту ребенка. Закрепленный на крови Лили, он делал ее кровную сестру Петунью лучшей воспитательницей для Гарри. Пока малыш будет находиться под крышей ее дома, то защита будет максимально высокой. Ни Пожиратели, ни Темный лорд, ни кто-либо другой не смогут отыскать маленького Героя.
  ***
  
  Успокаивающее зелье начало действовать. Минерва с замиранием сердца слушала рассказ Альбуса и отказывалась верить в его реалистичность. Но, находящиеся перед ее глазами живехонькие Лили и Джеймс, лучшее доказательство того, что Дамблдор говорит правду. В голове стали складываться все пазлы, и женщина стала вспоминать все ранее сказанные слова директора. Но, ее тревожил один главный вопрос.
  - А как Гарри Поттер смог выжить, если не жертва матери?
  - Все это очень сложно, - ответил Альбус. - Я и сам до сих пор не знаю правильного ответа, у меня есть лишь догадки. Я могу лишь предполагать, что на защиту годовалого ребенка встала сама Магия. Она не позволила Волан-де-Морту убить младенца и жестоко покарала его, - о крестражах и кровном ритуале, Альбус не стал говорить.
  - Но зачем тогда все это? Зачем было разыгрывать смерть Поттеров и отдавать ребенка в семью магглов?
  - Так нужно было, чтобы защитить. Я не буду вдаваться в подробности, но скажу лишь то, что у нас не было другого выхода. А сейчас у меня есть к тебе небольшая просьба.
  - Конечно, - Минерва кивнула.
  - Приведи сюда Гарри Поттера. Пора ему узнать правду.
  МакГонагалл после пары секунд колебания, все же покинула кабинет, оставляя Дамблдора наедине с четой Поттеров.
  Джеймс занял одно из кресел. А Лили нервно расхаживала по кабинету, теребя рукав своей мантии. В зеленых глазах плескала надежда и печаль. Она десять лет не видела своего старшего сына. Фотографии и письма, что присылала им Арабелла, не в счет. Рыжеволосая ведьма волновалась и молила всех богов, чтобы сын простил им такой поступок. Да, они хотели защитить ребенка, но это не оправдывает того, что они отдали Гарри Петунье.
  - Альбус, ты ведь говорил, что мы увидимся с сыном лишь на зимних каникулах. С твоих слов, это самый удачный момент и именно тогда защита достигнет своего максимума. Что изменилось? - осведомился Джеймс. Он хоть и старался вести себя сдержанней, но было видно, что тот волнуется.
  - Боюсь, что мои опасения оправдались. Крестраж оказался куда сильнее чем я думал. Он пустил свои корни в чистую душу ребенка, заполняя ее своей тьмой.
  - Ох... - выдохнула Лили, хватаясь рукой за ближайшую полку, чтобы не упасть. Ее ноги подкосились и она начала оседать на пол. Вовремя вскочивший Джеймс успел подхватить ее и удержать.
  - Альбус, ты же говорил, что это поможет! Что, это сработает и защитит Гарри! - воскликнул мужчина. - Ты вынудил нас отказаться от сына и запретил даже навещать его! Мы выполняли все что было велено, надеясь, что это спасет жизнь нашему сыну... И сейчас оказывается, что все было напрасно...
  - Прости меня, мой мальчик, но я считал, что так будет правильно. Душа человека - очень тонкая матери, всех возможностей которой неизвестно никому. Я лишь сказал тогда, что смог узнать от работников Отдела тайн. Гарри согласно всем записям, стал первым живым носителем крестража. И никому неизвестно, как это повлияло на ребенка и саму частицу души.
  - И что же нам сейчас делать? Как смотреть в глаза сыну, после всего того что мы натворили? Гарри возненавидит нас, и у него для этого есть все основания, - тихий шепот Лили.
  - Он простит вас, - решительно заявил Дамблдор. - Это будет трудный путь, но достижимый. Главное сейчас показать ему свою любовь и заботу. Пусть он познакомится с братом и сестрой. Джаред озорной мальчик, они обязательно подружатся. Со временем, вся та тьма что поселилась в душе Гарри вытеснится вашей любовью к нему. Любовью Гарри к брату и сестре.
  Послышались шаги на лестнице, а через секунду в кабинет вошел темноволосый парень в слизеринской форме.
  
  Глава 13
  
  
  Первое, что заметил слизеринец зайдя в кабинет, это директора, который добродушно ему улыбался, и его синие глаза, полные печали. Взгляд заскользил дальше и остановился на двух других посетителях. Рыжеволосая женщина и темноволосый мужчина. Поттер был уверен, что он раньше их не видел, вот только лица были ему смутно знакомыми.
  - Гарри... - прошептала с недоверием женщина и бросилась в сторону застывшего на месте парня. По ее щекам текли слезы, а сама она дрожала, словно осиновый лист на ветру.
  Поттер в последнюю секунду смог отскочить в сторону, уходя от прикосновения. Он терпеть не мог когда кто-то касался к нему. После побоев дядюшки Вернона и игр Дадли в охоту, в памяти остались неприятные воспоминания. Он старался избегать физического контакта, несмотря даже на то, что повзрослел и научился себя защищать.
  - Гарри, - вновь повторила странная особа, имени которой слизеринец не знал. Осев на пол, она с болью смотрела на первокурсника, содрогаясь от слез.
  Поттер не понимал мотивов ее действий и перевел взгляд на темноволосого мужчину, стоявшего в нескольких шагах от него. Тот выглядел каким-то сконфуженным и подавленным. И только тут Гарри обратил внимание на его лицо в целом, присматриваясь повнимательнее. Загорелая кожа, с заметной на ней щетиной. Бледные губы, сжатые сейчас в полоску. Черные волосы, торчавшие во все стороны в полном беспорядке. Карие глаза, скрытие за стеклами очков смотрели с болью и неким страхом.
  Поттер перевел взгляд на плачущую женщину. В глаза сразу же бросились густые, тёмно-рыжие волосы, водопадом спадающие до середины спины. Загорелая кожа с темные кругами под глазами. И тут слизеринец увидел миндалевидными ярко-зелёными глазами, которые смотрели на него с такой надеждой и болью, что ему захотелось отвернутся.
  "Такие же глаза как у меня", - неожиданно пронеслась мысль в голове парня.
  Гарри словно в замедленной съемке наблюдал как темноволосый мужчина подходит к женщине и поднимает, крепко прижимая к себе. Их взгляды ни на секунду не покидают его лицо, словно пытаясь запомнить мельчайшую деталь. Слизеринцу было не по себе от такого пристального внимания, а еще ему не нравилось пребывать в непонимании. Он не понимает зачем его позвали сюда. Что Дамблдор добивается. И кто вообще эти люди.
  Затянувшуюся тишину нарушил Альбус Дамблдор.
  - Мальчик мой, - обратился директор к первокурснику. - Позволь тебе представить Лили и Джеймса Поттеров. Твоих родителей.
  "Что? - мысленно закричал Герой, - Какие родители? Они мертвы давным-давно! Видимо Дамблдор на старости лет вообще умом тронулся. Прав был Драко - ему пора на пенсию, а лучше сразу в больницу Мунго", - категорично думал слизеринец. Вот только на лице директора не было даже намека на веселье. Да и эти двое странных людей, которых старик представил, как его родителей, не улыбались.
  - Это шутка какая-то? - задал вопрос первокурсник. - Если так, то она не смешная. Мои родители погибли в ночь 31 октября 1981 года от руки Волан-де-Морта, - Гарри не испытывал трепета перед этим именем. - Так написано в "Современной истории магии". А еще об этом говорил профессор Бинс на первом уроке истории магии.
  - Нет, это не шутка, мой мальчик, - повторил директор.
  Поттера покоробило от такого обращения, но он не стал ничего говорить. Дамблдор все равно сделает все по-своему. К тому же, сейчас его интересовало кое-что другое.
  - Присядь, - кивок на кресло, - мне нужно многое тебе рассказать.
  Слизеринец сделал так, как было сказано. Он хотел получить ответы и не собирался уходить отсюда без них. Дамблдор сидел в своем кресле-троне, а его так званые родители стояли позади, не делая больше попыток приблизиться. МакГонагалл в кабинете не наблюдалось. Видимо, она сразу ушла, решив не портить семейную идиллию.
  - Я хочу попросить у тебя прощения, мальчик мой. Я виноват перед тобой, Гарри, очень виноват. Моему поступку нет прощения, но я все же молю о нем. Молю о том, чтобы ты выслушал меня до конца и не делал опрометчивых поступков, пусть твоя злость и будет огромна. Прости старого человека, за то что я совершил ужасную ошибку, которая испортила множество жизней. Вина лежит лишь на мне за случившееся. Не вини своих родителей, они сделали это лишь из-за желания защитить тебя. Из-за большой любви и страха.
  Гарри не понимал, к чему клонит директор. Тот говорил странным загадками, умело манипулируя словами. Именно за эту привычку Поттер и недолюбливал Дамблдора. Ну возможно еще за то, что Драко многое ему порассказал об этом человеке.
  ... - Я уговорил их, отдать тебя сестре Лили, - продолжал директор, - чтобы уберечь от смерти. Волан-де-Морт хоть и был мертв, но на воле осталось множество его последователей, которые жаждали мести. Тебе было опасно оставаться в Магическом мире.
  Гарри переводил взгляд с Дамблдора на рыжеволосую женщину и темноволосого мужчину. Он отказывался верить в то что все происходящее правда. Это казалось ему бредом, неизвестно для чего выдуманным стариком.
  - Если это правда, - в чем парень сомневался, - то почему всему Магическому миру известно об истории смерти Поттеров? Откуда все эти рассказы о том, что мать отдала свою жизнь, за жизнь сына? Именно эта жертва сработала как барьер, не дав смертельному проклятию правильно сработать. Волан-де-Морт погиб, а у меня на лбу появился этот шрам, - пальцы коснулись шрама.
  - Это я придумал эту легенду, чтобы уберечь тебя.
  "Уберечь. Хорошо уберегли... Отправили жить к ненормальным родственникам, которые терпеть меня не могли, - вел диалог сам с собой слизеринец, - пока я выживал у Дурслей, они наслаждались где-то жизнью, позабыв обо мне. Хорошая забота, ничего не скажешь. Все они предатели и лгуны", - мысленно проговорил брюнет. Вместе с непониманием, глубоко внутри поднималась злость, а затем ненависть. Словно какое-то чудовище поднимает свою голову, довольно скалясь. Гарри до боли сжал кулаки, впиваясь ногтями в кожу. Магия начала выходить из-под контроля, сметая со стола директора мелкие вещицы. Стекла покрылись инеем, а свечи замерцали, словно от порыва ветра.
  Альбус сжимал в руке свою волшебную палочку, чтобы в случае чего прийти на помощь. Он видел, как в зеленых глазах парня проступает недоверие, затем злость и ненависть. Чувствовал, как магия в нём бурлит, диким вихрем вздымаясь вверх. Синие глаза внимательно смотрели на слизеринца, ожидая переломного момента. Альбус хотел убедиться в правоте своих догадок. Ему было стыдно, что приходит прибегать к такому жестокому способу, но иного выбора не было. Частица души Тома выявит себя, лишь когда мальчик уязвим. И это произошло... Глаза Гарри сменили цвет, как это было десять лет назад. С лица ребенка на директора смотрели глаза Волан-де-Морта.
  Дамблдор взмахнул палочкой, погружая первокурсника в сон. Тело сына тут же схватил на руки Джеймс и прижал к себе. Лили подошла к нему и заботливо провела ладошкой по теплой щеке. Из глаз лились слезы безудержным потоком.
  - Что нам делать? - тихо прошептал Поттер.
  - Бороться за своего сына. У нас больше нет права на ошибку. Нужно отнести его в Больничное крыло, чтобы Поппи сделала некоторые тесты.
  - Я боюсь, - тихий шепот Лили, - боюсь, что никогда не заслужу его прощения.
  - Дети быстро забывают свои обиды. Главное, окружить его любовью, - ответил Альбус.
  До отбоя оставалось около часа, поэтому коридоры замка были пустынны. До Больничного крыла чета Поттеров и директор дошли никем не замеченными. Внутри их встретила мадам Помфри и велела положить бессознательное тело на кровать. Колдоведьма знала о том, что Поттеры живы, поэтому не выказала своего удивления.
  - У него случился неконтролируемый всплеск силы, - ответил на невысказанный вопрос Альбус. - А еще мне нужно чтобы ты взяла у Гарри кровь и проверила ее.
  - Хорошо. Мне потребуется несколько минут, - заявила ведьма.
  Лили присела около кровати и не отпускала руку сына. Она смотрела на него с болью и теплом, пытаясь запомнить каждую черту лица. Джеймс стоял позади, положив руки на плечи супруги и передавая ей свое тепло и поддержку.
  - В детстве он был полной твоей копией, только мои глаза, - тихий голос. - А сейчас он, практически не похож на нас. Он... он похож на него, - горечь. - Это крестраж на него так влияет? - вопрос адресовался старому волшебнику.
  - Все это глупости, - попытался утешить жену Джеймс. - У него твои глаза. Такие же яркие и манящие. А еще черные волосы, как у меня. Уверен, когда Гарри станет старше у него не будет отбоя от поклонниц, - пытался шутить мужчина.
  - А станет ли...
  - Конечно станет, - заявил Поттер. - Мы еще поднимем бокалы за его успешное поступление в Академию авроров. Сириус будет распевать свои похабные песни, а ты ругаться из-за того, что мы подаем плохой пример детям.
  Лили заплакала с новой силой, прижимая ладошку ко рту.
  - Как мне вымолить у него прощение? А вдруг, он никогда меня не простит и возненавидит?!
  - Простит, - заявил Джеймс. - Вот увидишь.
  Тут вновь появилась Поппи, держа в руках одну колбочку с кровью, а вторую с прозрачной жидкостью. Смешав их воедино, она начала водить над поверхностью волшебной палочкой шепча заклинания. Не прошло и минуты, как емкость в руке засветилась синим, а когда сияние исчезло в руках медсестры была черная жижа, напоминающая расплавленную смолу.
  - Темная магия, - заявил уверено Альбус и нахмурился.
  - Да, ребенок переполнен ею, - подтвердила Помфри. - Я напоила его зельем "сна без сновидений". Мальчик проспит до завтра и до этого времени я не хочу, чтобы его беспокоили.
  - А как в остальном здоровье моего сына? - спросила Лили.
  - Несколько следов от переломов. Также видны симптомы плохого сна и недавнего истощения. Но все это не смертельно. Организм молодой, он быстро восстанавливается.
  - Истощение? - уточнил директор.
  - По-видимому, он пытался колдовать без палочки и переусердствовал.
  - Гарри настолько сильный волшебник? - с неверием спросил Джеймс с гордостью смотря на сына. На его памяти, беспалочная магия была подвластна таким великим волшебникам как Основатели и Мерлин, а в нынешнем времени ею владели лишь Альбус Дамблдор с Темным лордом.
  - Вместе с крестражем, Гарри получил часть силы Волан-де-Морта и даже мог впитать некоторые его знания. Нам слишком мало известно об этих частицах души, поэтому точно я не могу сказать.
  Поппи знала правду о Гарри Поттере, а врачебная клятва данная ей в молодости, лишала малейшей возможности кому-то рассказать. Поэтому Дамблдор и Поттеры доверяли ей.
  - Давайте вернемся в мой кабинет и обсудим дальнейшие планы. Завтра должна выйти статья в "Пророке", где будет говориться о том, что вы живы. Там будут объяснены причины вашего отъезда из страны и придумана легенда. Так что с завтрашнего дня, вы можете вернутся в Англию.
  - А Сириус? - спросил Джеймс.
  - Он тоже. Министр согласился закрыть глаза на убийство двенадцати магглов и вместо срока в Азкабане, ограничится штрафом. Так что он может возвращаться. Сейчас Гарри понадобится вся любовь и забота, если мы не хотим потерять его.
  - А Петтигрю до сих пор не нашли? - спросил Джеймс. - Эта крыса хорошо спряталась. Мерзкий предатель. Увидел бы, задушил собственными руками. Жаль, что Бродяга не смог до него добраться и убить.
  - Джеймс, - одернула мужа Лили.
  - А что я такого сказал!? Петтигрю предал нас, рассказав своему господину о месте, где мы прячемся. По его вине чуть не погиб наш сын, а Сириус чуть не попал в Азкабан. Бродяга был вынужден бежать из страны, если не хотел попасть к дементорам. Ему пришлось скрываться.
  Из памяти Джеймса по сей день не стерся момент, когда он увидел окровавленного друга. Оказалось, что увидев разруху на месте дома, а неподалеку Питера, Сириус сразу понял кто предатель. А как иначе, ведь именно Петтигрю являлся Хранителем. Бросившись за ним с намереньем убить, Блэк попал в ловушку. Эта мерзкая крыса заколдовала магглов и те напали на Сириуса. Со своим взрывным темпераментом и умением сначала делать, а потом думать, мужчина ринулся в бой. В порыве злости, он убил невинных людей, а Петтигрю, воспользовавшись этим, сбежал. Мерзкий предатель. Вернувшись назад к дому, Блэк застал там своих друзей и директора, а на хвосте были авроры, засёкшие применение темной магии и видевшие Сириуса на месте преступления. Джеймс приказал ему бежать, если тот не хочет в Азкабан. И Сириус послушался. Он хотел отомстить предателю и не мог оказаться в тюрьме, поэтому покинул Англию.
  - Теперь поднимется столько шуму.
  - Этого все равно не избежать. На месяц раньше, на месяц позже, не имеет особого значения. Мы все равно планировали сообщить миру о том что вы живы, - заявил Альбус. - История продумана до мелочей, и планы построены.
  - Лили, нам нужно вернуться во Францию и узнать, как дела у Лизы с Джереми, и не натворил ли чего-то Бродяга, - проговорил Джеймс. - Вы же помните, как было после того, как он узнал, что Гарри останется с сестрой Лили? Мы едва смогли удержать Бродягу, чтобы он не помчался туда и не забрал крестника. И потом, он несколько раз чуть не нарушил наши планы.
  - Нет, я не оставлю Гарри. Он нуждается во мне.
  - Дорогая, он до завтра не очнется. А тебе нужно отдохнуть и выспаться. Завтра нам потребуются силы.
  - Девочка моя, твой муж прав. За Гарри присмотрит Поппи.
  - Конечно, - кивнула ведьма.
  - Нет, - возразила миссис Поттер. - Я останусь. А за детьми присмотрят домовики.
  - Дорогая, не изнуряй себя, - послышался тихий голос мужа. - Ничего не изменится от того, что ты просидишь здесь.
  - Я все равно останусь, - решительно ответила женщина. - Директор, а где я могу найти Северуса?
  - Зачем тебе он? - возмутился Джеймс.
  - Я хочу лично сказать ему правду, до того как он увидит "Пророк".
  - Обойдется. Этот мерзавец виновен не меньше Петтигрю.
  - Джеймс, - одёрнул мужчину директор. - Не будь таким жестоким. Северус допустил ошибку по молодости, и сейчас очень раскаивается. Вам пора забыть старые обиды и начать все с чистого листа.
  Поттер нахмурился. Он терпеть не мог Снейпа, считая, что тот как был мерзавцем, так им и остался. Мало того, что он обидел Лили, обозвав её грязнокровкой. Также, он общается с Малфоем и подобными ему, мерзкими последователями Темного лорда, которые после смерти своего господина откупились от тюрьмы. Но, Джеймс прекрасно знал, что ни под каким Империусом они не были - это так, красивые сказки, чтобы не попасть в лапы дементорам. На плече Снейпа тоже красуется Метка, как и у его дружков. Но хуже всего, что именно этот мерзавец рассказал Темному лорду пророчество, из-за которого он и напал на дом Поттеров, пытаясь убить ребенка. Этого Джеймс никогда не простить Нюниусу. Будь его воля, он бы дал показания против этой змеюки и упек того в Азкабан, но Дамблдор против. Директор убежден, что Снейп ошибся и сейчас очень раскаивается. Что ему нужно дать шанс. После долгих споров с Альбусом, Джеймс был вынужден сдаться.
  - Я не доверяю Снейпу, - в очередной раз заявил мужчина. - Его место в Азкабане! А он сидит здесь и наслаждается жизнью, словно ничего не сделал. А ты его еще жалеешь Лили, - с упрёком сказал он. - А это по его вине на наш дом напали и пытались убить Гарри.
  Рыжеволосая ведьма смолчала. Джеймс так люто ненавидел Северуса, что говорить что-то просто не было смысла. Он все перекрутит и вновь скажет, что она заступается за предателя. Но Лили не могла иначе, ведь когда-то они дружили. Она как никто другой, знала, как Северусу тяжело было учиться на Слизерине. К нему относились предвзято и всячески издевались, из-за бедности и необщительности. У Северуса кроме нее не было друзей до пятого курса, а затем он сдружился с Малфоем и тот втянул его в свои темные делишки. Это Малфой виноват в том, что Северус стал Пожирателем.
  Альбус осуждающе покачал головой. Он понимал мотивы злости Джеймса, но считал, что пора забыть о прошлых обидах. Северус искренне раскаивается. Он заслуживает второй шанс. Ведь, все мы делаем ошибки.
  Директор ушел прихватив с собой Джеймса. Лили осталась сидеть у кровати сына и дожидаться прихода зельевара, которого Альбус обещал послать.
  ***
  
  Северус был недоволен, очень недоволен. После ужина, на котором зельевар не мог присутствовать из-за того что варил сложное зелье, которое нельзя было оставить ни на минуту, к нему в лабораторию заявился Драко и сообщил о том, что Гарри Поттера увела куда-то МакГонагалл. Куда именно, было не сказано, но Северус догадывался. Дамблдор проявлял оживлённый интерес к Поттеру. Впрочем, здесь нет ничего удивительного ведь Герой заслуживает внимания, а в придачу Поттер попал на Слизерин, хоть должен был учиться на Гриффиндоре. Там, где его папаша с дружками. Но нет, Шляпа углядела в этом нахале черты присущие слизеринцу и распределила на факультет, где Северус являлся деканом. Мало ему было лицезреть этого паршивца во время уроков, так теперь он должен терпеть его на своем факультете.
  Чертыхнувшись, зельевар вылил и так уже испорченное зелье. И все из-за Поттера, который неизвестно каким образом сдружился с Драко. Крестник был общительным мальчиком, которому Люциус с Нарциссой все позволяли. Единственный сын, наследник... Не было ничего удивительно, что Драко вырос капризным и любил внимание. И, каково же было удивление Северуса, когда он узнал о том что крестник сдружился с Поттером. И сейчас, заявившись в его кабинет, Драко волновался за Героя.
  Каким бы ни был ненавистным Гарри Поттер для зельевара, но тот ученик его факультета и Северус несет за него ответственность. Да и это обещание Лили. Скрепя душой и хмурясь, Снейп отправился на поиски, предварительно отправив крестника в гостиную. Драко не хотел уходить, но мужчина настоял, заявив, что Герой может объявится.
  Первым делом Северус наведался к МакГонагалл и узнал, что та отвела Поттера к Дамблдору. Больше ничего существенного зельевар от нее не узнал, поскольку Минерва выглядела какой-то сконфуженной. Все бормотала о каком-то благе. Поняв, что ничего от нее не добьется, Северус отправился к Дамблдору. Но и там его ждало разочарования. Ни Альбуса, ни Поттера в кабинете не обнаружилось.
  Поиски продолжились.
  Снейп решил наведаться в гостиную Слизерина - вдруг пока он ходил, Поттер объявился. Но староста, которого Северус подозвал к себе, сообщил, что того не было.
  Зельевар решил вновь наведаться к МакГонагалл и вытянуть с нее всю информацию. Ведь не могло быть такого, что Поттер провалился сквозь землю. Вариант что Альбус отчислит его, Северус даже не обдумывал. Но не успел он дойти до кабинета деканши Гриффиндора как его окликнул знакомый голос:
  - Мальчик мой, - зельевар скривился. Эта манера общения Альбуса, его раздражала больше всего, а самое неприятное, что директор знал об этом, но все равно продолжал так делать.
  - Директор, куда подевался Поттер? МакГонагалл сказала, что отвела его к вам.
  Снейп был недоволен что его ученик, будь он хоть и Поттер, был отправлен к директору без него. Как ни крути, а Северус декан Слизерина и несет ответственность за своих учеников. При разговоре должен был присутствовать он, а не МакГонагалл.
  - Я как раз и хотел поговорить о Гарри, - кивнул старик.
  Северус отметил, что Дамблдор не улыбается своей добродушной улыбкой и не сверкают весельем синие глаза - в них читается усталость и какая-то печаль.
  - И? - поторопил зельевар.
  - Гарри в Больничном крыле.
  Снейп нахмурился. И дня не проходит чтобы этот мальчишка не попал в неприятности. Прям как его папаша с дружками в свое время. Вот же проблема на его голову.
  - Вечная проблема на мою голову, - пробормотал мужчина. - Почему Шляпа не отправила его на Гриффиндор, - и громче добавил. - Что Поттер на этот раз натворил?
  - Ничего ужасного, - ответил директор. - У него просто истощение.
  - Дрянной мальчишка, - буркнул Снейп и быстрым шагом направился в сторону Больничного крыла. Чертыхаясь и мысленно желая Поттера всех кар.
  Дверь с негромким скрипом открылась, и зельевар оказался внутри. Кинув взгляд на ближайшую койку, он замер на месте, не веря своим глазам. Его губы прошептали:
  - Лили...
  
  
  Глава 14
  
  
  Миссис Поттер услышала звук открывающейся двери и обернулась. В дверях стоял друг ее детства - Северус Снейп. Лили отметила, что он практически не изменился за прошедшие годы, лишь повзрослел и стал еще мрачнее, хотя казалось, куда уже больше. В темных, почти черных глазах, читалось недоверия и надежда. Словно, Северус не верил, что Лили жива.
  - Северус, - радостно улыбнулась рыжеволосая женщина. Отпустив руку сына, она сделала несколько шагов навстречу другу, а по ее щекам текли слезы. Все старые обиды были позабыты, и женщина была рада видеть его.
  - Лили... - вновь повторил мужчина. - Как? Как это может быть?
  - Северус, мне столько нужно тебе рассказать, - заявила молодая женщина и крепко обняла декана Слизерина, давая волю слезам. Сам же Снейп стоял, словно окаменевший. Он не делал попыток отстраниться, но и не кидался на подругу детства с жаркими объятиями. - Я думала, Альбус тебе все объяснил, но вижу, что нет. Давай присядем, и я тебе все расскажу. История очень долгая, - Лили кивнула на кресло возле кровати сына.
  Северус на ватных ногах прошел к креслу и сел, все также продолжая с недоверием смотреть на женщину, которую все эти годы любил. Ему казалось, что стоит отвести взгляд и Лили исчезнет, словно ее никогда и не было. Снейп даже ущипнул себя за руку, дабы убедится, что все происходящее не плод его фантазий. Боль дала понять, что мужчина не спит и Лили на самом деле сидит перед ним.
  Рыжеволосая женщина начала свой рассказ. Шли минуты, которые складывались в часы, а Лили все говорила и говорила. Она рассказывала о том, почему бросила Гарри на Петунью, не вдаваясь в подробности. Альбус запретил кому-то говорить о крестражах, считая, что подобную информацию стоит хранить в тайне. Неизвестно, как общество отреагирует, узнав, что внутри Гарри Поттера поселилась частица Темного лорда. Женщина хоть и доверяла Северусу, но жизнь сына для нее была дороже. Со слезами на глазах, она рассказывала, как мечтала хоть одним глазком взглянуть на сына и убедиться, что с ним все хорошо. Как не спала ночами от переживаний и выплакала себе все глаза. Рассказала о том, как жила все эти годы. О своих детях...
  - Так значит ты все это время прожила во Франции? - уточнил Северус.
  - Да, - кивнула Лили. - Как раз перед нападением на наш дом в Годриковой лощине, Джеймс купил там небольшой домик. О нем никто не знал и Альбус посчитал, что это будет хорошим местом для жизни.
  - И вас никто там не узнал. Другие волшебники не опознали в вас родителей Гарри Поттера? - допрашивал Снейп.
  - Мы пользовались другой фамилией, - отозвалась женщина. - И старались не сильно мелькать в магическом мире, отдавая предпочтение маггловскому.
  - Ясно. И что теперь? Зачем вы вернулись?
  - Эээ... Как это зачем - конечно же, чтобы увидеть сына и окружить его своей любовью, - решительно заявила миссис Поттер. - Ему нужно познакомиться с братом и сестрой.
  - Не думаю, что Поттер, то есть Гарри, будет рад вашей встрече, - как бы зельевар не относился к мальчишке, но ему было жаль того. Северус представил себя на месте Гарри Поттера, к которому после десяти лет отсутствия заявляются родители, которых весь магический мир считал мертвыми, и радостно тебе улыбаются, предлагают воссоединиться семьей. Картина выходила не радужная. Теперь нет ничего удивительного в том, что Поттер оказался в Больничном крыле. Видимо, у него был неконтролируемый всплеск магии из-за потрясения, отсюда и истощения.
  - Да, Гарри был очень расстроен, - стирая со щек слезы, проговорила женщина. - Но, я думаю, что ему просто нужно время, чтобы свыкнуться. Мы с Джеймсом приложим все силы, чтобы сын простил нас.
  За это время что Гарри Поттер пробыл в Хогвартсе, Северус смог понаблюдать за мальчишкой. Тот был озлоблен и одинок, несмотря на толпы почитателей. С людьми сходился сложно, отдавая предпочтения книгам. Единственный, с кем Поттер общался это Драко, ну может еще Гринграсс с Дэвис. Остальных либо игнорировал, либо проявлял агрессию. Исходя из всего этого, мужчина сильно сомневался, что мальчишка пойдет на контакт с родителями.
  - Я так и не понял, почему вы уехали и распустили слух словно мертвы? - этот вопрос очень волновал декана Слизерина.
  - На это были очень веские причины. И нет, я тебе их не сообщу, - видя, что мужчина хочет задать вопрос, категорически заявила Лили. - Скажу лишь, что это очень важно и от этого зависят многие жизни, и в первую очередь жизнь нашего сына. Если бы не это, я никогда не бросила бы свою кровиночку.
  Северус понял, что ему ничего не расскажут и сжал кулаки от досады. Ему не доверяли.
  - Расскажи мне о Гарри, - попросила Лили. - Ты ведь его декан. Я была так удивлена, когда увидела на его мантии эмблему Слизерина. Мы всегда ожидали с Джеймсом, что Гарри попадет на Гриффиндор, как и мы в свое время.
  - Видимо, Поттер был очень зол, узнав, что его сын попал на факультет, который тот ненавидел, - не смог удержатся от язвительного комментария мужчина.
  - Конечно же, нет, - вступилась в защиту своего мужа Лили. - Он был опечален, но не зол. А знаешь, я даже рада, что Гарри попал на твой факультет. Там ты сможешь присмотреть за ним, - секундная заминка. - Какой он, Северус?
  Снейп медлил с ответом.
  - Одинокий, - наконец-то нашел тот нужное слово.
  Лили нахмурилась.
  - Альбус говорил, что у него есть друзья в Хогвартсе. Кажется, Малфой и еще кто-то.
  - Да, они часто бывают вместе, - согласился Снейп. Дружба между ними или что-то иное, Северус не стал утверждать.
  - А что еще?
  - Он старательный ученик. У него талант к заклинаниям. Флитвик хвалил его. И МакГонагалл отмечала, что мальчик одарен в его области, - а что Северус мог еще сказать. Гарри Поттер был скрытным, поэтому о нем много неизвестно. Разве то, что Поттер недолюбливал Снейпа, впрочем, их антипатия была взаимной. А еще, мальчишка не питал теплых чувств к Альбусу. С чего это, Северус не знал.
  - А как у него с зельеварением?
  - Зелья он варит превосходно, но особого рвения у него к своему предмету я не заметил.
  - Жаль. Я думала, что Гарри унаследует мой талант. Но ничего, я помогу ему с зельеварением. На летние каникулах позанимаюсь с ним.
  Снейп хмыкнул про себя. Порой его поражала наивность Лили.
  - Так значит, вы заберёте его от магглов?
  - Конечно, - решительно заявила женщина. - Мы его родители и он должен жить с нами.
  ***
  
  Первое, что увидел Гарольд, когда открыл глаза - мадам Помфри, которая склонилась над ним и приставила какую-то колбу с синей жидкостью к губам.
  - Выпей, - скомандовала приказным тоном колдоведьма.
  Поттер отрицательно качнул головой и поплотнее сжал губы. Он не доверял здешним обитателям, особенно после произошедшего, поэтому не собирался пить сомнительные зелья. А вдруг его решили отравить или опоить зельем правды, о котором брюнет недавно читал. От Дамблдора можно ожидать всякого.
  - Это восстанавливающее зелье, оно поможет быстро восстановить твою магическую силу, - с недовольством в голосе пояснила женщина.
  - Нет, - едва слышный шепот. В горле все пересохло и безумно хотелось пить.
  - Мистер Поттер, не ведите себя, как капризный ребенок, - недовольно зыркнула на него медсестра. - Я хочу вам лишь добра.
  "А я откуда знаю. Дамблдор тоже твердил о том, что хочет мне добра, но это не помешало ему напасть на меня", - решительно думал слизеринец. При одной мысли об этом старике в его душе поднималась ненависть. Всеми клеточками в своем теле, он ненавидел этого лжеца.
  И тут послышался звук открывающейся двери и негромкие голоса. С каждым шагом, те становились все громче и громче, и Поттер отчетливо расслышал голос Дамблдора. Руки помимо воли сжались в кулаки и он попытался встать, но твердая рука мадам Помфри не дала ему это сделать.
  - Не спешите, мистер Поттер. Вы пробыли без сознания несколько дней, - речь медсестры была прервана другим женским голосом.
  - Гарри, как ты себя чувствуешь? - в голосе слышалась искренняя забота.
  - Отлично, - машинально ответил Герой. Меньше всех, он хотел видеть Лили Поттер, а что это она у Поттера больше не было сомнения. Было лишь множество вопросов, главный из которых: как вышло, что Поттеры живы? Весь Магический мир считает тех мертвыми. Притом, погибли они как герои, защищая своего сына. И сейчас выходит - все это ложь. Он помимо воли начинал задаваться вопросом - а что в его жизни было правдой? Слишком много лжи...
  - Мальчик отказывается пить зелье, - вмешалась Помфри.
  - Мой мальчик, это так? - участливо спросил Дамблдор, склоняясь к нему.
  Поттер скривился от такого обращения, что не осталось незамеченным стариком.
  - Со мной все отлично, - повторил он прошлые свои слова. - Зачем мне пить какие-то зелья.
  - У вас было истощение, мистер Поттер. И чтобы восстановить магические силы, нужно принимать зелья. Зелье ускорит процесс, а так вы не сможете колдовать около месяца, - поучительно проговорила медсестра.
  Скрипя сердцем и сдерживая свое недовольство, Гарри проглотил неприятно пахнущую жидкость и тут же поморщился. Зелье было таким же отвратительным на вкус, как и на запах.
  - Так бы и раньше, - негромко отзывалась Помфри.
  - Поппи, я полагаю, что с Гарри все в порядке, и он может вернуться к занятиям, - вмешался Дамблдор. - Думаю, рядом с друзьями, он оправится быстрее.
  - Конечно. Но зелья мистер Поттер должен принимать еще два дня, - скомандовала женщина. - Поэтому, после ужина, я жду вас здесь, мистер Поттер, - эти слова адресовывались слизеринцу.
  Он только был рад убраться отсюда, поэтому торопливо начал переодеваться в школьные вещи, когда посетители скрылись с другой стороны ширмы. Спустя несколько минут, он был полностью готов, поэтому, секунду поколебавшись, шагнул вперед.
  Взгляд изумрудных глаз остановился на Лили Поттер и Альбусе Дамблдоре.
  - Мальчик мой, я хотел попросить у тебя прощения за произошедшее, - покаялся старик. - Мне не следовало оглушать тебя. Но, ты должен понять, что у меня не было другого выхода. Твоя магия вышла из-под контроля, и ты мог навредить всем обитателям моего кабинета.
  Поттер не поверил этим лживым оправданиям. Он лишь кивнул, для виду.
  - А сейчас я оставлю вас, - с этими словами директор удалился. Медсестра тоже где-то исчезла, видимо скрылась в своей коморке. Гарри остался наедине с Лили Поттер.
  - Гарри... Я... - женщина и сама не знала, что хотела сказать.
  - Я не хочу говорить с вами, - отчеканил Герой. У него не было никакого желания выслушивать нелепые оправдания. Злость, вспыхнула с новой силой и парню потребовалось сделать несколько глубоких вдохов, дабы успокоиться.
  - Я понимаю, - со слезами проговорила женщина. - И не виню тебя. Мне понятна твоя злость... Я лишь надеюсь, что со временем, ты простишь меня. Возьми, - рыжеволосая женщина протянула ему небольшую бумажку, которая на деле оказалась фотографией. На ней было изображено двое детей, чуть меньше самого парня. Девочка и мальчик, очень похожих на Поттеров. Это не оставляло сомнений, что на фото его брат и сестра. На душе что-то защемило, а в горле встал ком.
  Не разбирая дороги, Поттер направился к дверям, ощутимо задев Лили плечом. Лишь оказавшись за дверями, он позволил себе обессилено прислониться к стене и закрыть глаза, моля всех богов, чтобы все это оказалось лишь дурным сном. Но, открыв глаза, он осознал, что все также стоит в коридоре около Больничного крыла.
  Сорвавшись с места, он практически бегом помчался в сторону подземелий. И тут на его пути появилась преграда с которой тот столкнулся и пошатнувшись чуть не полетел на пол, помогла лишь стена за которую Герой схватился. Преградой оказался Драко Малфой. Из-за столкновения блондин не удержав равновесия приземлился на своею пятую точку.
  - Эй, - недовольно отозвался тот, - а поаккуратнее нельзя?
  - Прости, - ответил Поттер и протянул руку, помогая другу встать.
  Поднявшись, Малфой потер ушибленное место и оправил мантию.
  - А я как раз шел к тебе. Наконец-то эта мымра выпустила тебя на свободу, - злостно проговорил Малфой. - В прошлые два дня, она никого не пускала к тебе, говоря, что ты без сознания.
  - Так и было. У меня было истощение, - признался Герой.
  - Ого, - хмурый взгляд. - Это все из-за Дамблдора да? - не спрашивал, а утверждал Драко. - Я всегда знал, что от этого маразматика стоит держаться подальше, - Малфой не любил Альбуса, ничуть не меньше самого Поттера.
  - Это неважно, - отмахнулся брюнет. - Пойдем лучше на занятия. Мне только сумку с книгами нужно зайти взять.
  - Конечно, - радостно согласился Драко. - Ты не поверишь, но без тебя была такая скукота. Да и рыжий со своими подхалимами совсем обнаглел. Но теперь-то, мы поставим их на место, - распалялся блондин.
  Поттер хмыкнул. Драко был в своем репертуаре.
  - А что это у тебя в руке? - кивок на фотографию в руках брюнета.
  Только сейчас Поттер заметил, что сжимает вещицу в руках. Разозлившись, он скомкал фото и сжал в кулак, всей душой желая, чтобы то сгорело. Не прошло и секунды как его пальцы обдало теплом, а когда Гарри разжал кулак, то там был лишь пепел. Он без сожаления струсил тот на пол и очистил ладонь.
  Малфой, наблюдавший за манипуляциями друга, не стал ничего говорить. Он видел, в каком состоянии сейчас Гарри, поэтому вел себя тихо. Драко даже не заикался о родителях Поттера, о которых вчера писали все газеты. Оказалось, что те живы и сейчас вернулись на родину.
  В гостиной никого не было, поэтому, без задержек, Поттер взял свои вещи и он, вместе с Малфоем, отправился в Большой зал.
  Стоило Гарри Поттеру войти в зал, шум тут же умолк, словно кто-то взял и по щелчку выключателя, выключил весь звук. Взгляды всех учеников и многих учителей, были обращены в его сторону. Многие смотрели на Героя с жалостью, но были злые взгляды. Особенно от стола с красно-золотыми знаменами. Поттер привычно проигнорировал такое внимание к собственной персоне и занял свое место за столом своего факультета.
  Бум, звук включили. В зале поднялась шумиха. Ученики перешептывались между собой, косясь на Героя. Даже всегда сдержанные слизеринцы нет да нет, поглядывали на брюнета, который с безразличным видом поглощал яичницу.
  Кинув косой взгляд на учительский стол, Поттер увидел Дамблдора, сияющего своей привычной улыбочкой, словно начищенный галлеон. Снейп, наоборот, выглядел слишком мрачным и раздражительным. На секунду их взгляды встретились, и парень заметил в глубине черных глаз печаль. И тут, мужчина поспешно отвернулся к Флитвику и о чем-то заговорил. Гарри отметил, что рядом со Снейпом пустует стул. Обычно там сидела МакГонагалл, но сейчас та сидит справа от директора. Это удивило слизеринца.
  - Я слышала сегодня от старшекурсников, что у нас появится новый преподаватель по истории магии, - пробормотала сидевшая напротив Гринграсс.
  - Давно пора, - вторил Малфой. - А то на уроках Биннса настоящая скукота, да и пользы никакой. Каждое занятие про восстание гоблинов рассказывает, я его уже наизусть выучил, - после этих слов сидевшие поблизости слизеринцы зафыркали и согласно кивнули.
  - У нас сегодня как раз есть этот урок, - сверившись с расписанием, изрекла Гринграсс.
  - Интересно, кого нам поставят? Может, очередного идиота, такого, как Квиррелл, - вновь за столом послышались смешки.
  - Он боится своей тени, как такому доверили учить нас... - издевательски протянула Дэвис, намазывая тост клубничным джемом.
  - Дорогие ученики, - со своего места поднялся директор. - У меня есть несколько объявлений для вас, - в зале повисла тишина - все внимательно слушали, что хочет поведать им Дамблдор, а тот, в свою очередь, не спешил.
  - Он, что, специально время тянет? - фыркнул Малфой.
  - Драко, это ведь Дамблдор, ты что, забыл, что он уже стар и у него мог появиться склероз, - поучительно заметил Нотт, сидевший неподалеку. Часть слизеринцев одобрительно заулюлюкали, соглашаясь с однокурсником.
  - Дамблдор любит добавить драматизма, - констатировал факт Малфой.
  - Тишина, - прогремел на весь зал голос, усиленный магией. Ученики покорно замолчали, внимательно смотря на старика. - С сегодняшнего дня в программу образования вводится новый факультатив обязательный для студентов первых четырех курсов. Попечительный совет решил, что юным волшебникам будет полезно обучиться танцам, - продолжал свою речь старик.
  После этих слов в зале поднялся шквал голосов - все обсуждали нововведения. Слизеринцы отнеслись одобрительно к новому предмету, поскольку практически во всех чистокровных семьях детей обучали наравне с этикетом, танцам. Гриффиндорцы восприняли новость улюлюканьями и смехом, как и хаффлпаффцы. А рейвенкловцам было все равно.
  - Интересно, кто будет вести танцы? - озвучил интересующий всех вопрос Малфой. - Неужели, какой-то магглолюбец.
  - Не думаю, - заявила уверенно Дафна. - Попечительский совет не одобрит подобную кандидатуру. Если я не ошибаюсь, твой отец, Малфой, глава совета. Странно, что он не сообщил тебе об этом.
  Драко проигнорировал слова слизеринки.
  С завтраком было покончено, и ученики начали расходиться. У слизеринцев первым уроком стояла история магии, на которую те и поспешили, попутно обсуждая кандидатуру нового учителя. Дверь в кабинет оказалась открытой, поэтому Гарри с Драко зашли внутрь и заняли одну из последних парт, оставляя первые для гриффиндорцев.
  Прозвенел колокол. Дверь открылась и в кабинет вошла Лили Поттер собственной персоной. Женщина добродушно всем улыбнулась и прошествовала к своему столу.
  Поттер мысленно застонал. Теперь ему придется несколько раз на неделе встречаться с "матерью", чему он был не рад.
  - Неужели, она будет вести историю магии? - послышался рядом удивленный голос Драко. - Дамблдор, не мог найти кого-то получше.
  - Видимо, нет, - ответил зло Гарри.
  - Мое имя - Лили Поттер. Вы должны обращаться ко мне "профессор Поттер", - продолжала тем временем Лили. - И отныне я буду вести у вас историю магии. Кто подскажет мне, на чем вы остановились? - внимательный взгляд прошелся по аудитории.
  В воздух привычно взметнулась рука Гермионы Грейнджер.
  - Мисс... - Лили вопросительно посмотрела на гриффиндорку.
  - Грейнджер, Гермиона Грейнджер, - представилась девушка, вскакивая со своего места. - С профессором Биннсом мы проходили восстание гоблинов.
  - Хм, - нахмурилась профессор. - Странно. Согласно моим записям, вы должны были изучать историю тридцатых годов. Но да ладно... Вам придется многое наверстывать, если хотите успешно сдать экзамены. Садитесь, мисс Грейнджер. И десять очков Гриффиндору, - львы заулыбались.
  Большую часть урока, миссис Поттер зачитывала лекцию, а за десять минут до окончания дала небольшой тест, чтобы проверить, как внимательно ученики слушали ее.
  Гарри ответил на вопросы быстро, даже несмотря на то, что большую часть лекции пропялился в окно. Драко попросту списал у него, поэтому свои работы они сдали первыми и поспешили покинуть аудиторию. Но, неожиданно его окликнула миссис Поттер и попросила задержаться.
  В первые секунды, Гарри хотел было взять и уйти, игнорируя просьбу, но затем передумал. Он привык решать свои проблемы, а не убегать, словно трус. А вся ситуация с Поттерами, напоминала ему бегство.
  Прозвенел звонок, и ученики, собрав свои вещи, начали покидать кабинет. Гарри с Лили остались наедине.
  В воздухе повисло тягучее молчание, которое никто не спешил нарушать.
  Внутри Гарольда при взгляде на эту красивую рыжеволосую даму все сжалось. Ее глаза, так похожие на его собственные, сейчас были наполнены грустью и печалью. Под ними залегли черные круги, что свидетельствовало об усталости и плохом сне. Эта красивая женщина смотрела на него с любовью и надеждой, словно он был для нее самым дорогим на свете.
  Внутренний голос твердил, что нужно развернуться и уйти, ведь он не нарушил никаких правил, поэтому профессор по истории магии не имеет права его задерживать, но юноша так и не сдвинулся с места. Какая-то его часть, либо невиданная сила заставили остаться и смотреть на эту женщину, такую красивую и чужую...
  - Я вас слушаю, миссис Поттер, - нарушил мальчик затянувшуюся тишину.
  - Гарри, я хотела поговорить с тобой. Попросить дать нам с Джеймсом шанс. Позволить, быть с тобой рядом... - Гарольд открыл было рот, дабы сказать, что это ничего не изменит, но Лили так жалобно на него посмотрела, что он решил промолчать. - Дослушай, пожалуйста, - юноша лишь кивнул. - Я не собираюсь принуждать тебя к чему-то. Я понимаю, что была плохой матерью для тебя и не заслуживаю прощения Моему поступку нет прощения, как нет и оправдания. Я поступила ужасно, поддавшись уговорам более старших и опытных людей. Оставляя тебя с Петуньей, я считала, что это только на благо. Как же я была неправа! Сейчас я четко вижу, что совершила огромнейшую ошибку, - по щеке скатилась одинокая слезинка. - Когда ты родился, нам с Джеймсом было чуть больше восемнадцати, мы были неопытны и глупы, как и любой другой человек в этом возрасте. Ситуацию ухудшало еще то, что на дворе разгоралась война, каждый боялся за свою семью. И мы боялись, поэтому и пошли на такой шаг, потому что тогда нам казалось, что это единственный верный выход, - в каждом слове слышалась боль и обреченность. Лили не стала рассказывать о крестраже, поскольку считала это слишком тяжелым бременем, которое одиннадцатилетний мальчишка не в состоянии нести. Она стала придерживаться легенды, которую сочинил Альбус.
  - Как это ни странно, но я понимаю, миссис Поттер - была война, а вы юны, да еще и беременность. Но меня интересует другой вопрос. Почему? - голос Гарольда был холоден, казалось, что он способен заморозить все вокруг. - Почему за столько лет вы ни разу не попытались узнать, как живется вашему сыну с Дурслями?
  - Мы были в бегах и боялись, что стоит нам появиться, как Пожиратели смогут вычислить твое место жительства. Боялись навлечь на тебя еще больше опасности, которой и так было предостаточно. Но самое главное - я боялась, что ты считаешь Петунью и Вернона своими биологическими родителями, а о нашем существовании и не подозреваешь. Но тебе этого, наверное, просто не понять, ты ведь считаешь меня и Джеймса предателями.
  - Вы правы, миссис Поттер, мне этого не понять. Мне не понять, как вы можете выбросить одного ребенка, словно ненужную вещь, а другому подарить всю вашу любовь и заботу, - голос был беспристрастен, но в нем чувствовалась боль. - Для меня Лили и Джеймс Поттеры погибли десять лет назад, пытаясь спасти своего сына от Волан-де-морта, и так будет всегда, - каждое слово, словно нож резало сердце Лили на части. - Мой отец погиб, защищая свою семью, как герой, а мать отдала свою жизнь за жизнь сына. В моих глазах они навсегда останутся любящими родителями, которые отдали самое ценное, что у них было - жизнь, за меня. Я вечно буду благодарен им за это. Я хочу, чтобы вы, миссис Поттер, и ваш муж поняли, что вы - не они, и вам ими никогда не стать.
  - Я понимаю, Гарри, и не виню тебя. Чтобы простить, требуется время. Но я хочу, чтобы ты знал, что всегда сможешь в трудную минуту обратиться к нам, и мы всегда поможем. Знай, мы любим тебя и всегда будем любить, - слегка задыхаясь, произнесла Лили Поттер.
  Гарри ничего не ответил, а просто развернулся и направился к Драко и другим слизеринцам, которые его поджидали. Почему-то, слова этой женщины смогли что-то затронуть в глубине души юноши и заставить затянувшиеся раны вновь кровоточить. Он понимал, что эти люди не заслуживают прощения, но сердце не хотело смириться с голосом разума.
  Никто не стал набрасываться на него с вопросами, за что Поттер был очень благодарен змеям.
  Напряженную тишину разрядил Нотт - признанный весельчак на их курсе.
  - Лучше бы остался Биннс, - проговорил Нотт, когда их группа направлялась к теплицам для урока травологии. - На его уроках, хоть можно поспать. А тут тест сразу на первом уроке.
  - Тебе лишь бы поспать, - огрызнулась Дафна. - А как экзамены ты думаешь сдавать?
  Поттер не вмешивался в разговор, он вообще вел себя сегодня отстраненно. Был погружен в свои мысли и игнорировал все происходящее.
  - Ты как? - услышал Поттер участливый голос Малфоя.
  - Отлично, - соврал брюнет.
  - По твоему виду этого не скажешь, - тихий голос. - Ходишь весь угрюмый.
  - По-твоему, я должен прыгать до потолка от радости? - съязвил Поттер.
  - Нет, конечно, - насупился блондин. - И извини. Я просто переживаю за тебя.
  - Я знаю, - кивнул Гарри. - Но сейчас у меня нет настроения для разговоров.
  - Ааа... Может, тебе прогулять травологию? - предложил Драко. - Я скажу Стебль, что тебе стало плохо, и ты пошел в Больничное крыло. А хочешь, я прогуляю вместе с тобой. Сходим в библиотеку и пошляемся по замку, выискивая новые ходы. Флинт вчера, мне как раз рассказал обо одном.
  - Нет, - решительно заявил Герой. - Не хочу лишних проблем со Снейпом.
  - Дело твое. Я лишь предложил.
  Парни зашли в теплицу. Там уже собралась большая часть гриффиндорцев.
  - О, смотрите, кто пожаловал, - прозвучал насмешливый голос Рональда Уизли.
  - Заткнись, - отмахнулся Поттер. Сейчас ему меньше всего хотелось устраивать баталии с этим тупицей. Забот и так хватало, так зачем тратить время на этого полоумного.
  - Что, Поттер, зазнался, - выкрикнул дружок рыжего. - Считаешь, раз твоя мамаша сейчас профессор, то тебе все можно?
  - Заткнись, грязнокровка, - вмешался Драко. - А то я сейчас сам закрою тебе рот.
  Гарри взбесился. Слова гриффиндорца задели его. Выхватив палочку, он в несколько шагов оказался возле болтуна и приставил к его горлу кончик.
  - Хочешь проверить, Томас?
  Ученики замолчали, с ужасом смотря на Героя. Тот вел себя вызывающе. А в зеленых глазах плескало бешенство, которое пугало. Томас тоже почувствовал опасность, поэтому попытался вывернуться, но Поттер не дал этого сделать. Неизвестно, чем все бы закончилось, если бы не появилась профессорша.
  - Что здесь происходит? - хмурый взгляд был прикован к парочке.
  - Ничего, - отозвался Герой.
  - Тогда всем немедленно занять свои места, если не хотите лишить факультеты баллов.
  Поттер с неохотой отошел и сел около Драко. Внутри него по-прежнему кипела ярость.
  - Тупой гриф, - отозвался блондин. - Будь моя воля, я бы давно выгнал его из Хогвартса. Таким тупицам не место здесь.
  ***
  
  Оставшаяся часть дня прошла незаметно. Гарри провел ее, словно в тумане. На автомате выполнял задания учителей, ходил на обед и сидел в гостиной, ничего возле себя не замечая.
  - Завтра Хэллоуин, - неожиданно заявил Малфой.
  
  Глава 15
  
  
  Первое, что увидел Гарри, зайдя в Большой зал - это тыквы. Куча тыкв, разных форм и размеров. Ими был обставлен весь зал, начиная от столов и заканчивая потолком. Даже меню сегодняшнего дня составляли исключительно блюда, приготовленные из этого овоща. Чему Поттер был не рад, впрочем, как и другие слизеринцы. Драко сидевший рядом, недовольно бубнил себе под нос о мерзком тыквенном соке, поданном этим утром вместо чая.
  - Лучше уж овсянка, чем это, - проговорил Малфой, хмурым взглядом одаривая свою тарелку. - Мерзость какая-то.
  - Да ладно тебе, - хмыкнул Нотт. - На вкус вполне съедобно.
  - Тогда сам и ешь, - огрызнулся блондин. - Я лучше голодным останусь.
  - Посмотрим, что ты скажешь к обеду, - заухмылялся Теодор.
  Поттер лишь безразлично пожал плечами. Он был не настолько привередлив в еде, как друг, хотя тыкву тоже не любил. Но, разумно рассудив, что обед будет нескоро, а голодным ходить не хочется, он взялся за еду.
  Первым в расписании сегодня стояла защита от темных сил с Квирреллом. Худшего учителя для этого предмета, невозможно было подобрать. Квиррелл боялся своей тени, не говоря уже о всем остальном. Чему он мог научить на своих уроках? Практически каждый урок, первокурсникам приходилось читать книги или конспектировать материал, за сбивчивой речью профессора. И, нужно признать, что это было не так просто. Даже прислушиваясь, не всегда получалось разобрать заикания Квиррелла. Но, хуже всего был запах чеснока, которым провонял весь кабинет. Со слов профессора - тот защищает его от вампиров, с которыми он повстречался в Румынии, и до сих пор боялся. Большего бреда, Гарри не слышал, но спорить с ненормальным учителем не стал, а лишь вместе с другими слизеринцами презрительно кривился.
  Как обычно Поттер с Малфоем расположились за одной из последних парт, подальше от назойливых взглядов гриффиндорцев. Сегодня львята были особо надоедливыми и приставучими. Гарри и шагу не мог ступить, чтобы не услышать их шепотки за спиной и не почувствовать на спине их красноречивые взгляды. Радовало, что не только слизеринца постигла такая участь, а и Лили Поттер. На женщину глазели все, кому не лень. И если на Гарри смотрели с сочувствием, то миссис Поттер одаривали осуждающими взглядами и не только ученики, но и некоторые учителя. Как слизеринец успел заметить профессор Флитвик поглядывал на рыжеволосую коллегу хмурым взглядом и не вступал в дискуссии. Учительница древних рун, тоже не выказывало особой радости в общении, а вот Снейп сиял словно начищенный галлеон. Он даже волосы вымыл, к шоку всех учеников и перестал сверлить всех ненавистными взглядами. За преподавательским столом декан Слизерина садился всегда рядом возле Лили Поттер и частенько о чем-то с ней переговаривался.
  Квиррелл появился в кабинете за пару секунд до звонка. Все также щеголяя в фиолетовом тюрбане, он прошествовал к своему столу. Прозвенел колокол, оповещая о начале урока. Мужчина, заикаясь, начал объяснять, что сегодня они будут проходить болотников. Но, Поттер не слушал его слов. Рука потянулась к шраму в виде молнии на лбу и потерла его. Злополучная отметина отдалась болью, вынудив парня с силой сжать зубы, сдерживая стон.
  - Опять шрам, - прозвучал рядом едва слышный голос Драко. - Странно. Он у тебя всегда болит, когда рядом профессор Квиррелл.
  Поттер тоже заметил подобное. Вот только почему так происходит он не знал, даже не имел ни малейших догадок.
  - Может это все из-за чеснока, которым воняет от Квиррелла, - Или из-за его тюрбана. Помнится, Квиррелл хвалился что тот ему подарил африканский принц за избавление от зомби, - в голосе звучала издевка.
  - И ты поверил в этот бред, - ухмыльнулся Малфой. - Я вот нет. Квиррелл боится даже своей тени, что говорить о зомби. Слушай, а может тебе обратиться в Больничное крыло? Может, мадам Помфри, даст тебе какое-то зелье, - неуверенно предложил друг.
  - Нет, - отрицательный жест головой. - Хватило с меня и прошлого случая, что я провел в Больничном крыле. Меня там опоили какими-то зельями, отчего я пробыл в отключке два дня.
  Малфою не было что на это возразить.
  - Может пойдем к декану?
  - Нет, - вновь отрицательный жест головой. - Я справлюсь сам.
  Драко поджал губы, но кивнул. Спорить с другом он не стал, поскольку знал, что если Гарри что-то надумал, то его не переубедить.
  Защита от темных сил закончилась и пришла пора обеда, а затем урок трансфигурации с МакГонагалл и заклинании. На своем уроке Флитвик обучал первокурсников чарам левитации. Перед каждым лежало перо, которое нужно было заставить парить в воздухе.
  - Сосредоточьтесь, - скомандовал маленький профессор. - А затем взмахните палочкой, описывая плавную небольшую дугу, а затем коротко вниз, - учитель демонстрировал своей палочкой нужные движения. - И четко проговорите "Вингардиум Левиоса", - перо перед Флитвиком плавно взмело в воздух и зависло. - Все тренируемся! - последовала команда. - А кто не справится, получит двойное домашнее задание, - по классу пронесся недовольный гул.
  Ученики приступили к практике и Гарри в том числе. Покрутив в пальцах свою волшебную палочку, он повторил движения профессора указывая кончиком на перо, но ничего не произошло. Оглянувшись по сторонам, брюнет увидел, что чары левитации не получились не только в него, а и у всех остальных. Еще взмах палочки и вновь провал. На третий раз, Гарри пытался делать более плавные движение, а не резко рассекать воздух.
  - Вингардиум Левиоса, - тихий шепот. И перо наконец-то оторвалось от парты и зависло в воздухе. Поттер довольно ухмыльнулся - у него получилось.
  - Браво, мистер Поттер, - прозвучал над ухом голос Флитвика. - Прекрасный результат. Двадцать баллов Слизерину! Все посмотрите сюда - у мистера Поттера получилось, - довольно улыбаясь щебетал маленький профессор.
  Гарри видел во многих взглядах зависть, а рыжий и вовсе посмотрел на него с ненавистью, и со злостью начал махать своей палочкой, словно тесаком. Ожидаемо у Уизли нечего не получалось.
  - Как ты это сделал? - нахмурился Драко. - У меня ничего не выходит.
  - Делай движения плавнее, - ответил брюнет, понаблюдав за манипуляциями друга. Драко сделал как было сказано и довольно заулыбался - его перо взмыло в воздух.
  - Очень хорошо, мистер Малфой, - одобрил Флитвик. - Десять баллов вашему факультету.
  До Гарри донесся поучительный голос Грейнджер:
  - Ты неправильно произносишь заклинание. Надо произносить так: Винг-гар-диум Леви-о-са, в слоге "гар" должна быть длинная "а". А ты произносишь Левиоса...
  - Отстань, Грейнджер, - прозвучал позади недовольный голос рыжего. - Если ты такая умная, то возьми, и сама сделай.
  Поттер не стал дальше наблюдать за возней гриффиндорцев.
  И тут в кабинете прозвучал взрыв. Все удивленно начали оглядываться по сторонам, выискивая источник переполоха. Им оказался Рональд Уизли. Рыжий сконфужено сжимал в пальцах свою волшебную палочку и учащенно моргал, смотря на свое обугленное перо. Все лицо Уизли было в саже, а мантия неряшлива.
  Вокруг послышались смешки. Смеялись слизеринцы, над неудачей рыжего недоучки.
  - Тупица, - ухмыльнулся Малфой. - Руки у него из одного места растут.
  - Это точно, - заулыбался Нотт.
  Все это было сказано достаточно громко, чтобы рыжий услышал. Уизли одарил змей кислым взглядом и сжал кулаки, сдерживая истерику.
  От гневной тирады профессора Уизли спас звонок колокола. Вскочив со своего места, он со всех ног понесся к выходу, провожаемый презрительными смешками.
  Поттер с Малфоем тоже поспешили к выходу.
  - Нет, ну ты это слышал, - послышался недовольный голос Рональда. - Она меня еще поучает. Грейнджер настоящий "ходячий кошмар" не удивительно что с ней никто дружить не хочет, - увещал Уизли своим дружкам.
  Поттера кто-то ощутимо толкнул в плечо. Обернувшись и хотев было отчитать наглеца, брюнет только увидел удаляющуюся женскую спину. Копна темных волос и кривая походка не оставляли сомнений, что это была Гермиона Грейнджер. Она стремительно пронеслась вперед, расталкивая других первокурсников.
  - Рон, она все слышала, - послышался негромкий голос Томаса.
  - Ну и пусть, - рыжей не выглядел раскаивающимся. - Я сказал правду.
  - Видимо, Грейнджер и гриффиндорцев уже достала своими поучениями, - проговорил Драко, когда они направились в большой зал. - Несладко ей там.
  Поттер с безразличием пожал. Ему не было никакого дела до этой магглорожденной.
  - Парни, вы не поверите, что я только что видел, - на встречу Поттеру с Малфоем бросился Нотт. - Профессор Квиррелл разговаривал сам с собой, а потом направился в запрещенный коридор. Я проследил за ним, а затем прибежал сюда.
  - Нотт, что ты пристал к нам, - нахмурился Малфой. - Не видишь мы идем на ужин. Какое нам дело до Квиррелла и запрещенного коридора. Ты же слышал, что на пиру говорил Дамблдор - туда нельзя ходить.
  - Да ладно тебе, Малфой, - отмахнулся Теодор. - Неужели вам не интересно узнать, что скрыто в потайном коридоре? Кстати, я слышал оттуда рычание. А вдруг там дракон спрятан, - в глазах Нотта был маниакальный блеск. - Я должен на это взглянуть.
  - Вот и шел бы сам, зачем к нам пристал, - Драко оглянулся на Поттера, ожидая поддержки. - Хочешь, чтобы тебя сожрали, тогда вперед. А я пас.
  - Малфой, да ты струсил.
  - Вот еще, - насупился блондин. - Я ничего не боюсь. Веди! - скомандовал Драко.
  Нотт довольно улыбнувшись поспешил вперед.
  Малфой направился следом.
  Поттер лишь закатил глаза и поспешил за другом. Он не считал себя авантюристом, но все же присутствовал интерес. Ему было интересно узнать, что находится в запретном коридоре. Да и персона Квиррелла, вызывала в Гарри интерес. Брюнет все никак не мог выяснить, почему его шрам болит рядом с этим человеком.
  - Смотрите, это Снейп, - Нотт кивнул на декана, который скрылся за поворотом. - Интересно, что он здесь делает? - но ответа так и не дано было услышать. До слуха первокурсников донесся какой-то грохот и рычание.
  - Нотт, я сразу знал, что с твоей затеи ничего толкового не выйдет, - Малфой попытался стать ближе к Поттеру, который уже успел выхватить волшебную палочку.
  - Не нравится мне все это, - задумчиво изрек брюнет. - Давайте уходить отсюда.
  - Хорошая мысль, - согласно закивал Драко.
  - А как же дракон... - с надеждой отозвался Теодор.
  - Если у тебя есть желание стать ужином, тогда вперед, - отмахнулся Поттер и направился к лестнице. Но не успел он сделать и пары шагов как с поворота показалась громила - тролль, размахивающий дубиной, двигался в их сторону.
  - Вот же... Нотт, напомни мне, чтобы я при случае, хорошенько огрел тебя книгой по голове, чтобы ты не втягивал нас в подобные авантюры.
  Оглянувшись назад, Гарри увидел два испуганных взгляда. Ясно было одно - помощи от Малфоя с Ноттом ему не дождаться. В помяти тоже не было подходящих заклинаний, которые помогут одолеть тролля. И Поттер сделал первое что пришло на ум.
  - Бежим, - крикнул он и сорвался с места.
  Малфой с Ноттом, скинув оцепенение побежали следом.
  Тролль был больше и быстрее. Он быстро приближался к первокурсникам, угрожающе рыча. Гарри недовольно бурча себе под нос ругательства, распахнул первую попавшуюся дверь и забежал внутрь. Когда все трое оказались внутри, Поттер закрыл дверь и запечатал ту заклинанием. Место куда они попали, оказалось туалетом.
  - Ух, ушли, - голос Малфоя дрожал, как и руки. - Нотт, я тебя убью.
  - Ааа... - послышалось позади.
  Оглянувшись Поттер увидел там Гермиону Грейнджер. Гриффиндорка выглядела помятой. Глаза покрасневшие и воспаленные, что свидетельствовало о том, что та рыдала здесь уже давно.
  - Грейнджер и ты здесь, - в голосе не было злости, а лишь безразличие.
  - Поттер, что вы делаете в женском туалете!? - Грейнджер была зла.
  - Прячемся, - последовал ответ. - Там, - кивок на дверь, - бродит разъярённый тролль, который жаждет сожрать нас.
  - Ты... - Грейнджер хотело было сказать, что это глупая шутка, и чтобы они выметались отсюда, но тут раздался удар. Тролль взмахнув дубиной, разнёс дверь в щепки.
  - Вот черт, - выругался брюнет.
  - Я думала, это шутка, - промямлила гриффиндорка.
  Поттер проигнорировал ее слова. В памяти он перебирал весь арсенал заклинаний, который выучил за эти два месяца в Хогвартсе, пытаясь найти подходящее, чтобы вырубить тролля.
  Зверюга тем временем наступала, грозно размахивая дубинкой.
  - Поттер, придумай что-то, - взмолилась Грейнджер.
  - А почему сразу Поттер, - огрызнулся слизеринец.
  - Ну, ты это... Сколько всего знаешь и умеешь, - с неохотой ответила девчонка.
  Малфой с Ноттом согласно закивали.
  Тролль подступает.
  В голове Поттера словно что-то щелкает. В памяти всплывает замысловатая формула и слова заклинания. Не долго думая, он делает пас палочкой и громко выкрикивает:
  - Конфринго! - с кончика палочки срывается красный луч и с молниеносной скоростью летит к троллю. Секунда-вторая и зверюгу охватывает пламя. В помещение разносится душераздирающий крик, вой.
  Поттер скривился, закрывая уши ладонями. Он без движений наблюдает за тем, как тролль горит заживо. Морщась, чувствуя запах горящей кожи. Позади стоят трое испугано-сконфуженных первокурсника, во все глаза смотря на существо. Во взгляде Нотта с Малфоем страх, а вот Грейнджер смотрит в полном ужасе. В карих глазах смятение. Руки дрожат, а рот безмолвно открывается, не в состоянии проговорить ни слова.
  И тут в помещение торопливо вбегает Снейп, прихрамывая на правую ногу. Темные глаза окидывают картину впереди, а губы слаживаются в полоску. Взмахом палочки, он тушит огонь и оглушает тролля, который сейчас завывает от боли. Вслед за Снейпом в помещение появляются Дамблдор с МакГонагалл.
  - Что здесь произошло? - хмурый взгляд декана Гриффиндора проходится по первокурсниках, задерживаясь на Грейнджер. - О, Мерлин, - губы Минервы бледнеют, когда она видит, что произошло с троллем.
  - Поттер, эта ваша работа? - гневно зыркает на брюнета Снейп.
  - Да, - не стал отпираться Гарри.
  - Вы несносный мальчишка, который...
  - Северус, - осадил зельевара директор. Положив тому руку на плече, он вынуждает мужчину замолчать. Взгляд синих глаз за стеклами очков, беспрерывно смотрит на Героя. В их глубине, Поттер видит печаль и какую-то вину, словно Дамблдор чувствует свою вину за произошедшее.
  - Директор, Поттер применил темное заклинание, - вновь взъярился Снейп. - Он хотел сжечь тролля заживо.
  - Северус. Я уверен, что это вышло случайно. Гарри не хотел делать ничего плохого. Ведь так, мальчик мой?
  Поттер был шокирован произошедшем не меньше остальных. Он неотрывно смотрел на тролля, не чувствуя раскаянья. Вопрос директора прозвучал словно гром среди ясного неба. Герой задумался. Хотел, не хотел... Он знал точно, что не испытывает сожаления. Тролль хотел убить его, и он лишь защищался.
  Дамблдор смотрел пристально.
  - Конечно, директор, - последовал ответ. - Это вышло случайно.
  - Мальчик мой, а откуда ты узнал об этом заклинании?
  - Не знаю, - ответил Поттер. Не говорить же старику, что в его памяти неожиданно вспыхнули нужные слова и действия.
  Дамблдор чему-то кивнул, словно и ожидал услышать такой ответ.
  - Минерва, проводи учеников к их гостиным, а мы с Северусом разберемся здесь, - приказал старик. Но не успела Минерва и двинутся со своего места, как в туалете появился профессор Квиррелл.
  - Тролль, - истерически завопил мужчина и потерял сознание, падая рядом с изуродованной тушей зверюги.
  Снейп презрительно хмыкнул, а Минерва начала суетиться над коллегой.
  Поттер с интересом наблюдал за происходящим. Поведение Квиррелла показалось ему каким-то смазанным, наигранным. Этот странный обморок, а перед ним недовольный взгляд, которым учитель защиты от темных сил одарил первокурсников. Никто этого не видел, но Гарри заметил.
  - Идите за мной, - скомандовала МакГонагалл, после минутной запинки.
  - Альбус, мальчишка применил темное проклятие. Я убежден, что он сделал это специально, - донесся до Поттера голос декана. - Вы не видели с какой радостью, Поттер смотрел на тролля. Он настоящее исчадье Ада.
  - Северус, ты преувеличиваешь...
  Больше Гарри не слышал, поскольку они оказались на лестнице. Он чувствовал на себе настороженные взгляды учеников и хмурый - МакГонагалл. Всю дорогу они преодолели молча.
  Оказавшись в гостиной, Гарри сразу же направился в свою комнату. Но, староста преградил им путь. Он одарил ребят хмурым взглядом.
  - Где вы были? Директор велел всем идти в гостиные, а вы где-то шляетесь.
  - Нас не было в Большом зале и мы не слышали объявления, - огрызнулся Малфой. - А сейчас, если ты не против мы пойдем в свою комнату.
  - Малфой, побольше уважения. Я-староста, - насупился парень.
  Поттер не стал его слушать и, обойдя, направился к лестнице. Через несколько секунд, он уже оказался в своей комнате и, не церемонясь, бросил на кровать мантию и начал стаскивать обувь.
  - Эээ... - прозвучал позади настороженный голос Малфоя.
  - Драко, я не хочу говорить о произошедшем, - тут же отрезал Поттер.
  - Я вообще-то хотел сказать, что не считаю слова крестного правдой. Если бы не ты, то тролль добрался до нас.
  Поттер кивнул. Он не хотел показывать, насколько для него эти слова были важны.
  - Только боюсь, завтра вся школа будет знать о произошедшем. Грейнджер не умеет держать язык за зубами.
  ***
  
  Несколько минут назад кабинет покинула Гермиона Грейнджер. Милая девочка. С ее рассказа, директор узнал о произошедшем. После недолгих раздумий, он попросил мисс Грейнджер не говорить никому о произошедшем. Ни к чему, ученикам знать о том, что Гарри применил темное проклятие.
  Альбус задумчиво поглаживал феникса по мягким перьям. Взгляд синих глаз был устремлен в окно, а вот мысли витали около Гарри Поттера. Один директор понял, что сегодня произошло с мальчиком. Он понял, откуда Гарри мог знать это заклинание. И от этого понимания директору становилось грустно.
  - Что же ты наделал, Том, - проговорил в тишине кабинета Дамблдор. - Своим поступком, ты сломал десятки жизней. Бедный мальчик... Я не позволю тебе добраться до Гарри, чего бы мне это не стоило. Я вырву ребенка из лап тьмы и дам ему почувствовать свет. Он этого заслуживает...
  ***
  
  Поттер как обычно занял свое место за слизеринским столом, чувствуя на своем затылке чей-то пытливый взгляд. Скосив взгляд на стол под красно-золотыми знаменами, он увидел, что на него неотрывно смотрит Грейнджер.
  И тут Дамблдор поднялся со своего места и призвал всех к тишине.
  - Дорогие ученики, - прогромыхал усиленный магией голос директора. - Как вы все знаете, вчера в школу проник тролль. Так вышло, что ему удалось выбраться из подземелий и отправится бродить по замку. На его пути попалось четверо студентов, которые проявили невероятную отвагу перед лицом опасности. Я считаю, что это заслуживает награды, поэтому, - театральная пауза. - Я присваиваю Теодору Нотту - тридцать очков. Драко Малфою - тридцать очков. Гермионе Грейнджер - тридцать очков. А также я награждаю пятидесятью очками Гарри Поттера, за то, что он не побоялся и вступился в защиту своих друзей.
  Зал зааплодировали, улюлюкая. Громче всего хлопали слизеринцы, радуясь прибавлению такого количества изумрудов в их часах.
  Гарри не знал мотивов такого поступка директора. Он ожидал обвинений, отработки, лишения баллов, но никак не этого.
  "Зачем директор так поступил? Чего он хочет добиться?" - эти и многие другие вопросы мелькали в мыслях слизеринца. Он терялся в догадках, отказываясь верить в благие намеренья Дамблдора. Ведь как известно, благими намерениями вымощена дорога в Ад.
  
  Глава 16
  
  
  Гарри с Драко как раз выходили с Большого зала, когда услышали позади торопливые шаги.
  - Поттер, - услышал Гарри до боли знакомый голос. Грейнджер с косых взглядов, которыми провожала его последние два дня, наконец-то перешла к решительным действиям. Обернувшись, Поттер внимательно посмотрел в карие глаза, чем заставил девушку смутиться и, потупив взгляд, с необычайным интересом рассматривать свои туфли.
  - Я тебя слушаю, Грейнджер, - отозвался брюнет.
  - Я эээ... - замялась гриффиндорка. - Я хотела сказать, что не злюсь на тебя. Профессор Дамблдор мне все объяснил.
  Поттер был удивлен.
  - И что же директор объяснил тебе? - вопросительно выгнутая бровь.
  - Что ты испугался и пытался защититься, вот и применил это заклинание. Ты не специально это сделал. Профессор Дамблдор объяснил мне о том, что иногда бывает магия выходит из-под контроля если волшебник испытывает сильные эмоции, поэтому нужно всегда контролировать себя. Это как с маленькими детьми у которых происходят неконтролируемые всплески силы.
  Поттер про себя рассмеялся. И глупцу было ясно, что Грейнджер точь-в-точь повторила слова Дамблдора. Сама она не могла додуматься до подобного, да и вся речь была наполнена пафосом и заумными фразами, свойственным старику.
  - Вот как, - ухмыльнулся Герой.
  - Да, - решительно кивнула Грейнджер. - И еще, я хотела сказать, что никому не рассказывала о произошедшем.
  - Почему? - Гарри на самом деле очень интересовал этот вопрос. Он все никак не мог понять, почему Грейнджер смолчала. Неужели она не хотела выпендриться перед друзьями, выставив его мерзким темным магом. Услышав это, Уизли с дружками, непременно бы подружились с Грейнджер, а ее авторитет на факультете вырос.
  - Профессор Дамблдор попросил меня никому, ничего не говорить, - заявила Гермиона.
  "Ну конечно, - мысленно отвесил себе подзатыльник Герой. - Как я сразу это не понял. Дамблдор, наверное, сразу вызвал к себе Грейнджер и всё расспросил", - это было логичным и Поттер отругал себя из-за того, что сразу не догадался.
  - Будем считать, что я тебя услышал. Ты что-то еще хотела сказать или я могу идти? - насмешливый взгляд.
  Грейнджер отрицательно покачала головой.
  Поттер, обойдя гриффиндорку, направился в сторону библиотеки. Эссе для МакГонагалл никто не отменял. Малфой двинулся следом.
  - С чего это Дамблдору заставлять Грейнджер молчать?
  - Не знаю, - ответил задумчиво брюнет. - Никому не известно, что в голове в этого маразматика. Может он не хочет, чтобы Герой был замешан в темных делишках, - Поттер в это слабо верил, - а может не хочет пятнать репутацию Хогвартса. Ему не нужно, чтобы родители учеников узнали, что в школе небезопасно. Что по коридорам запросто разгуливает тролль и размахивает дубиной. Тогда поднимется много шума и вмешается Попечительский совет.
  - Возможно ты прав, - согласился Драко. - Дамблдору не нужны лишние проблемы. Кстати, завтра у нас первый урок танцев, а мы так и не узнали кто будет преподавать их.
  - И в самом деле, - согласился Гарри. - Впрочем, скоро узнаем. Но лично я, от Дамблдора не ожидаю ничего хорошего.
  Когда парни добрались до библиотеки, то там были уже почти все гриффиндорцы, шурша страницами книг - они писали эссе по зельеварению, боясь навлечь на себя гнев Снейпа. Декан Слизерина сегодня разошелся не на шутку и все семь курсов загрузил немалым количеством домашних заданий, за невыполнение которых пригрозил потерей баллов и отработками с собой во главе. А все знали, что такие отработки в десятки раз хуже, чем с Филчем. Снейп не щадил студентов и со злорадной улыбкой заставлял разделывать лягушек, перебирать червей и драить котлы до блеска. И все это без помощи магии. Снейп вообще все эти дни, после инцидента с троллем, зверствовал. Доставалось даже слизеринцам, чего раньше никогда не случалось. Обычно зельевар был благосклонен к ученикам собственного факультета и частенько закрывал глаза на их промахи. Особо доставалось Поттеру. Снейп пытался подловить его на малейшей ошибке, но пока безрезультатно. Гарри прекрасно знал зельеварение. Зелья варил на "превосходно" или "выше ожидаемого". На вопросы отвечал четко, без лишних расшаркиваний и не был замечен за нарушением дисциплины. Поэтому Снейпу ничего не оставалось, как скрипеть зубами от досады и провожать ненавистного ученика хмурыми взглядами.
  - Через два дня состоится матч между Слизерином и Гриффиндором, - неожиданно заявил блондин, который был фанатиком этого магического вида спорта. - Ты пойдешь?
  - Не знаю, - последовал ответ Героя. Он не разделял ажиотажа Драко к квиддичу, считая гонение на метлах за мячам - глупым делом.
  - Да ладно тебе, - насупился Малфой. - Ты должен поболеть за нашу сборную. Притом, если не придешь, Флинт целую неделю будет донимать тебя своими упреками. Ты же знаешь какой он повернутый на квиддиче.
  С этим Гарри не мог спорить. Флинт был двинут на этом вопросе.
  - Хорошо, пойду, - сдался Герой.
  - Класс, - улыбнулся Малфой.
  Дверь в очередной раз открылась и в библиотеку вошла Дафна Гринграсс со своей подругой. Увидев парней, она тут же направилась к их столику. Поставив свою сумку, слизеринка села около Малфоя, чем очень того разозлила.
  - Гринграсс, неужели ты не могла найти себе другого места? - возмутился Драко. - Почему, тебе всегда, нужно надоедать нам.
  - Помолчи Малфой, - отмахнулась девушка. - У меня от твоего писклявого голоса, голова болит.
  - Нормальный у меня голос, - возмутился Драко.
  Перепалка была прервана появлением библиотекарши. Услышав шум в читальном зале, она поспешила узнать в чем дело. Малфой не хотел быть выгнанным, поэтому замолчал, сверля Гринграсс хмурым взглядом.
  - Кстати, вам интересно, где это вы так погеройствовали, что Дамблдор дал нашему факультету столько баллов? - Дафна была не первая, кто задавал такой вопрос.
  - Не важно, - отмахнулся Герой.
  Синие глаза недовольно сощурились с подозрением смотря на брюнета.
  - Говоришь так, словно это какая-то ужасная тайна.
  - Гринграсс, что ты вообще к нам пристала, - огрызнулся Драко. - Иди куда шла, а нам дай спокойно поработать.
  - Малфой, я в который раз убеждаюсь в том, что ты - ужасный хам.
  Поттер мысленно закатил глаза. Эта парочка в своем репертуаре. И дня не могло пройти, чтобы они не поругались. Прям как двое голубков, выясняют отношения.
  - Хватит, - проговорил Гарри, которому надоело слушать их болтовню. - У меня от вас болит голова. К тому же ваши крики привлекли внимание библиотекарши, - мадам Пинс на самом деле начала поглядывать в сторону их компанию. - Так что угомонитесь, если не хотите, чтобы нас всех выгнали.
  На щеках обоих виновников появились пунцовые пятна и они потупили взгляды.
  - Кстати, декан велел всем собраться сегодня в семь часов в гостиной, - сменила тему слизеринка. - И сказал, что если кто-то осмелится ослушаться, то получит отработку с Филчем на всю неделю.
  - Интересно, зачем нас собирают, - нахмурился Малфой.
  - Вдруг, профессор Снейп, расскажет нам о ваших геройствах.
  Поттер в этом сильно сомневался. Если бы Снейп хотел это сделать, то давно сделал, а не ждал до сегодняшнего дня. Значит причиной сборов, послужило что-то иное. Гарри лишь надеялся, что не очередная "феерическая" идея Дамблдора для примирения факультетов.
  ***
  
  Слизеринцы начиная от первого и заканчивая седьмым курсом собрались в гостиной факультета. Благо, та была больших размеров и без труда вместила всех змеек. Да и не стоило забывать, что Слизерин - самый малочисленный факультет в Хогвартсе. Слизеринцев в три, а то и в четыре раза меньше чем Гриффиндорцев.
  Ученики занимались кто чем, ожидая появления Снейпа. Некоторые читали книги, другие играли в магические шахматы или просто разговаривали о всякой ерунде.
  Гарри разместился в одном из дальних кресел в тени. С его места был прекрасно видно вход, а вот самого парня было трудно заметить, если не напрягать зрение. Драко сидел рядом и вовсю обсуждал предстоящий матч с Теодором Ноттом.
  Ровно в назначенное время, портрет отъехал в сторону впуская внутрь темноволосого мужчину с сальными волосами. Все взгляды обратились к нему, а вокруг воцарилась тишина. Ученики отложили все свои дела которыми занимались несколько секунд назад и были готовы внимать словам декана Слизерина.
  Сделав несколько шагов вперед, Снейп окинул хмурым взглядом своих черных глаз притихших учеников. На его лице появилась надменная улыбка, а ноздри затрепыхались, втягивая с силой воздух, стоило взгляду остановится на Поттере. В черных глазах появилась ненависть. Гарри Поттер был самым нелюбимым студентом Снейпа, которого зельевар мечтал при малейшем поводе выгнать из Хогвартса.
  Взгляд темных глаз заскользил дальше.
  - Я неоднократно предупреждал вас, что за нарушение правил, вас будет ждать серьезное наказание. Но как показали недавние события - мои слова были проигнорированы, - прогромыхал голос зельевара. - Вчера в коридоре школы, после комендантского часа деканом Гриффиндора были пойманы двое слизеринцев. Кребб, Гойл, потрудитесь объяснить мне, что подвигло вас на подобное? Неужели ваших мозгов не хватило, чтобы посмотреть на часы и увидеть, что время гулянок закончено?! - негодовал Снейп. - Из-за вашей выходки, мне пришлось полчаса выслушивать нотации МакГонагалл.
  - Эээ... - замычал Кребб.
  - Тупица, - зашипел не хуже змеи зельевар. - Начиная с завтрашнего дня, вы двое будете помогать завхозу чистить закрытые кабинеты. Надеюсь, это научит вас сперва думать, а потом уже делать. Мистер Малфой, вы отныне присматриваете за этими двумя, - кивок на двух громил. - Следите за тем чтобы они не покидали гостиную после комендантского часа.
  - Хорошо, сэр, - важно кивнул Драко.
  Сам же Поттер не знал с чего Снейпу устраивать публичный разнос Кребба с Гойлом. Можно было позвать их к себе в кабинет и назначить наказание. Все ведь знали, что эти двое не отличаются особым умом. Зачем весь этот спектакль? Хотя, может все дело в том, что декан последнюю неделю перебывает не в духе вот и срывается на всех подряд.
  - Это касается всех. После комендантского часа, ни одного из учеников не должно быть в коридоре. Я не потерплю, чтобы студентов моего факультета называли самовольными, которым плевать на правила. Я ясно излагаю?
  - Да, - послышался шквал голосов.
  - Хорошо. Как всем вам известно, через пару недель начнутся зимние каникулы. К завтрашнему утру я жду заявки от тех, кто на это время покинет Хогвартс, - с этими словами Снейп покинул гостиную, феерично взмахнув подолом своей мантии.
  - Все же, гнусный характер у нашего декана, - прозвучал в тишине голос Дэвис.
  - Это уж точно, - согласился какой-то старшекурсник.
  - Эй, помалкивайте, - возмутился староста. - У нашего декана везде уши. Хотите нажить себе неприятностей?
  Никто не хотел конфликтов со Снейпом, поскольку знали насколько тот мстителен. Препарировать жаб или сортировать червей никому не хотелось. Поэтому ребята замолчали и начали расходится по своим комнатам.
  Поттер тоже направился в их с Драко комнату. Желания что-то делать не было, поэтому парень завалился на застеленную покрывалом кровать и хмурым взглядом стал рассматривать потолок. На него нашла апатия. Герой не знал сколько он пролежал так, а очнулся со своего "марева", когда услышал звук открывающейся двери. Скосив взгляд, брюнет увидел своего соседа по комнате.
  - Эээ... Гарри, а какие у тебя планы на каникулы? - замялся Малфой.
  Поттер задумался. Как таково у него не было планов. Оставаться в Хогвартсе он не собирался, поскольку слегка подустал от надоедливых лиц учеников и учителей. Да и следовало навестить "любимых" родственничков и узнать, как те поживают в его отсутствие. Еще были планы посетить Косой переулок и прикупить кое-какую литературу.
  - Отправлюсь к своим маггловским родственникам, - после обдумывания заявил Герой.
  - И ты будешь там очень занят?
  - Да нет, - последовал ответ. - А что?
  - Я хотел пригласить тебя провести каникулы в Малфой-мэноре. Если ты конечно не против, - торопливо добавил блондин.
  Гарри задумался. Он слышал уже столько всего о легендарной библиотеке Малфоев. Драко неоднократно хвалился. И имея некую слабость к знаниям Поттер просто не смог устоять.
  - Я не против, - ответил Герой.
  Малфой довольно заулыбался.
  - Класс. Я наконец-то покажу тебе свое поле для квиддича и мы сможем полетать.
  Квиддич и все что с ним связано интересовало Поттера меньше всего.
  ***
  
  Следующие несколько дней не принесли ничего интересного. Уроки, домашние задания и остальная школьная рутина. Правда, вчера Поттер получил письмо от Хагрида - школьного лесничего с просьбой заглянуть на чай. Слизеринец не особо жаловал этого великана, да и не знал его толком, поэтому никуда идти не собирался. Записка тут же была сжамкана и выброшена в огонь.
  А вот сегодня вечером, Поттера ждал сюрприз. После ужина его задержал декан и в приказном порядке велел проследовать за собой. Герою ничего не оставалось как послушаться.
  - Профессор Снейп, а куда вы меня ведете? - без особой вежливости спросил брюнет.
  - Директор желает с вами побеседовать, - отчеканил маг. - А теперь меньше болтайте и поторапливайтесь. Я не намерен торчать с вами больше времени, чем это требуется.
  "Ублюдок", - про себя проговорил слизеринец, одаривая декана злым взглядом. Он не испытывал к Снейпу теплых чувств, а наоборот люто ненавидел. Мужчина отвечал ему взаимностью, поэтому между ними велась скрытая война - кто сможет кого сильнее достать. И пока, Поттер лидировал.
  - Лакричные палочки, - назвал пароль зельевар.
  Горгулья отъехала в сторону. Снейп пропустил первым Поттера, а затем ступил сам. Поднимаясь по винтовой лестнице, Гарри оказался у знакомом ему кабинете. Окинув взглядом помещение, он отметил что здесь ничего не изменилось за прошедшее время. Взгляд скользнул по миссис Поттер, профессор МакГонагалл и остановился на Дамблдоре восседающем в своем кресле-троне. Тот как обычно улыбался своей улыбочкой "аля добрый дедушка".
  - Проходи, Гарри, - добродушно проговорил мужчина. - Присаживайся, - кивок на кресло напротив директора. Справа сидела МакГонагалл, а чуть в стороне Лили Поттер. Снейп же переместился в один из углов в тени книжной полки и скучающим взглядом стал рассматривать пейзаж за окном.
  Поттер занял предложение кресло, про себя гадая о причине этого визита. По правде говоря, у него не было никаких идей, что могло понадобится Дамблдору от него.
  - Чаю?
  - Нет, - отрицательный жест головой. Гарри не собирался ничего пить или есть в кабинете директора. С ним еще станется подмешать ученику сыворотку правды, для откровенности или еще что-то подобное.
  - Может лимонную дольку?
  Очередной отрицательный жест головой.
  - Ну как хочешь, - улыбнулся старик и кинул пару долек себе в рот довольно жмурясь.
  - Профессор Дамблдор, я бы хотел узнать зачем меня сюда позвали, - заявил Герой. Его не прельщало торчать здесь больше отведенного времени. И если не поторопить Дамблдора, тот начнет свою песенку о благе. Нет уж, увольте.
  - Мальчик мой, - Гарри скривился, но промолчал. Что возмущаться, все равно Дамблдор страдает на короткую память. Что ему не говори, старик сделает по-своему. - Северус сообщил мне о том, что ты собираешься покинуть замок на время каникул.
  - Да, - не видел смысла отпираться слизеринец.
  - Также я был осведомлен о том, что ты намеревался провести это время в доме семьи Малфоев, - не спрашивал, а утверждал директор.
  - Драко пригласил меня в гости, и я согласился.
  - Это очень хорошо, что у тебя появились друзья, - Гарри уловил в голосе старика недовольство. Это не было неожиданностью. Дамблдор недолюбливал Драко, считая, что Герою лучше дружить с таким как Уизли или Грейнджер. - Но, боюсь, тебе придется пересмотреть свое решение.
  Поттер нахмурился. В голову закрались неприятные мысли.
  - Почему? - вопрос вырвался сам собой.
  - Видишь ли, - старик состроил виноватое лицо, - ты знаменитость в Магическом мире, и многие захотят использовать тебя в своих целях. Из-за своего юного возраста, ты сейчас еще многого не понимаешь, - поучал Альбус. - Наша обязанность проследить за тем чтобы ты не пострадал.
  "Значит Дамблдор не хочет, чтобы я поехал к Малфоям. Ожидаемо, - мысленно размышлял Поттер. - Завел речь о лжецах и благе, только забыл упомянуть, что сам такой же", - Гарри был недоволен. Он не хотел ставить крест на своих планах.
  - Драко заверил меня, что его отец не против того чтобы я приехал в Малфой-мэнор.
  - Конечно-конечно, - пошел на попятую старый маг. - Но ты должен понять старика. Я волнуюсь за тебя, поэтому буду вынужден настаивать, чтобы ты оставался в Хогвартсе.
  Гарри заскрипел зубами от негодования. Сдаваться просто так он не собирался.
  - Тогда я проведу каникулы со своими маггловскими родственниками.
  - Мальчик мой, я считаю, что будет лучше если ты проведешь каникулы вместе со своей семьей. Разве ты не хочешь увидеть своего брата и сестру? Познакомиться с ними, - огорошил его Дамблдор.
  Гарри нахмурился. Нет, ничего подобного слизеринец не желал. Если честно, ему было плевать на родителей и остальных членов семьи. Вот только, никто не собирался интересоваться его желаниями.
  - Я лучше останусь в Хогвартсе, - категорически заявил парень.
  - Сынок... - пролепетала слезливым голосом миссис Поттер, но быстро замолчала под гнетом изумрудных глаз, которые начали поблескивать красным.
  - Мальчик мой, не стоит быть таким грубым. Нужно уметь прощать. Твои родители допустили ошибку и очень раскаиваются за это. Ты должен дать им шанс.
  "Я никому ничего не должен!" - про себя закричал Герой.
  А Дамблдор тем временем продолжал свою речь:
  ... - Я понимаю, что ты зол на родителей, но ведь твои брат с сестрой ни в чем не виноваты. Они такие же дети, как и ты. И очень хотят познакомиться со старшим братом.
  - А я нет, - слова вырвались раньше, чем Поттер смог их остановить.
  Глаза Лили наполнились слезами, которые прочертили на щеках мокрые дорожки. Снейп смотрел на ученика злым взглядом, словно желая придушить того собственными руками. А вот во взгляде МакГонагалл читалось сочувствие. Она сочувствовала Лили Поттер, но в голос ничего не высказывала. Дамблдор же как обычно добродушно улыбался.
  - Поттер, - с ненавистью выплюнул его фамилию Снейп. - Вы невежа... - Гарри было не суждено выслушать нелестную тираду о себе.
  - Северус, - осадил зельевара директор. - Не стоит нападать на мальчика. Разве ты не видишь, что в нем сейчас говорит злость, а вовсе не желание обидеть кого-то. Гарри, ты должен понять, что мы не желаем тебе плохого, - взгляд синих глаз обратился к Герою. Глаза за стеклами очков мерцали.
  Слизеринец понял, что ему не выкрутиться. На него напали всем скопом, пытаясь сломить и заставить делать, то что им хочется.
  - Я останусь в Хогвартсе!
  Директор сделал глубокий вдох и на долю секунд прикрыл веки, а когда открыл то во взгляде плескала усталость.
  - Мальчик мой, пока ты несовершеннолетний ответственность за тебя несут родители. Ты должен прислушивается к их мнению, поскольку они желают тебе блага.
  На это у Гарри не было что протеставить. Он и сам понимал, что до совершеннолетия мало на что способен в юридическом плане. Сейчас он всего лишь ребенок. Гарри лишь надеялся, что Поттеры под гнетом вины не начнут пользоваться своим положением и принуждать его к чему-то. Как видимо - ошибся.
  - Альбус, может, пусть мистер Поттер останется на зимние каникулы в Хогвартсе, - неожиданно прозвучал голос МакГонагалл. - А на летние уже поедет знакомиться с семьей.
  Гарри меньше всего ожидал поддержки со стороны декана Гриффиндора и был очень удивлен.
  - Минерва, я понимаю, что ты хочешь, как лучше, но уверяю тебя - Гарри понравится общаться с братом и сестрой. Это пойдет ему на пользу.
  ***
  
  Поттер вылетел с кабинета директора школы в самом мерзком настроении. Старик посмел вмешаться в его жизнь и диктовать свои правила. Его в приказном порядке заставили отправится в дом Поттеров. К этой семейке предателей... Лучше не придумаешь. Внутри все кипело от гнева, и брюнет сжимал кулаки. Как они посмели заставить его?! Возомнили себе добропорядочными родителями. Идиллия прям... Но ничего, он устроит им прелестные каникулы. Они еще сами пожалеют, что вынудили его согласится.
  Гарри влетел в гостиную и сразу же направился в свою комнату, провожаемый десятком недоумевающих взглядов. Малфой поспешил за другом.
  - Что произошло?
  - Поттеры, - выплюнул ненавистную фамилию Герой, словно это все объясняет. - Поттеры случились. Эти мерзкие лгуны, заставили меня отправиться к ним на каникулы.
  - Но это ведь нечестно, - расстроенно проговорил Драко. - Зачем тебе вообще к ним ехать?
  - Чтобы познакомиться с братом и сестрой... Больно уж мне это нужно! Мне плевать на всю их семейку. Пусть живут своей жизнью и не трогают меня. Мне жилось неплохо и с Дурслями.
  - И что ты будешь делать?
  - А что я могу сделать? - вопросом на вопрос ответил Герой. - Выбора как такового у меня нет. Поеду и заставлю их пожалеть о своем решении.
  ***
  
  Следующая неделя прошла без происшествий. Добившись желаемого, Миссис Поттер и Дамблдор решили дать Гарри время на передышку. Успокоиться, так сказать, и смириться с неминуемым. Сегодня был последний урок на этой неделе - защита от темных сил с Квирреллом, а затем два дня выходных. Ученики привычно позанимали парты в кабинете и переговариваясь стали ожидать появления учителя.
  Драко с Гарри сидели на одной из дальних парт.
  - Ты думаешь, что Поттеры тебя отпустят, и мы сможем встретится в Косом переулке? - допытывался блондин.
  - Я скажу, что мне нужно купить несколько книг.
  - А зачем тебе идти в Гринготтс?
  - Чтобы посмотреть в глаза этим зеленокожим. Уверен они знали о том, что мои родители живы и намерено мне ничего не сказали. И нужно узнать какими средствами я располагаю. Не хотелось, чтобы Поттеры заблокировали мне доступ к сейфу.
  - Ты думаешь они могли забрать твои деньги?
  - Кто знает на что их мог надоумить Дамблдор. А тот как видишь готов на все чтобы контролировать меня. Отняв деньги, он может решить, что из-за безысходности мне придется сблизиться с родителями.
  - Это было бы нехорошо, - тихо проговорил Драко.
  - Конечно, нехорошо. Вот я и хочу узнать имеют ли Поттеры доступ к моему сейфу. Вдруг, гоблины соврали мне в прошлый раз, как и о смерти родителей.
  Тут, входная дверь открылась и в кабинет вошел профессор в своем неизменном тюрбане. Пройдя к столу, он своей сбивчивой речью велел всем открыть учебники.
  Гарри как обычно потер шрам на лбу. Тот у него постоянно болел, когда Квиррелл был поблизости. Почему так происходит, Поттер не знал.
  - Ты заметил, что профессор какой-то бледный? - прозвучал тихий голос Драко. - В последнее время он какой-то дерганый. Может на него в очередной раз напали вампиры, - со смешком закончил блондин.
  На самом деле Гарри заметил, что Квиррелл выглядит не лучшим образом. Лицо осунулось. Под глазами черные круги из-за усталости или недосыпа. А от тюрбана неприятно попахивает, словно под ним спрятаны протухшие яйца.
  - А еще я слышал от Флинта, что профессор на их уроке грохнулся в обморок. Может он болен чем-то?
  - Возможно, - не стал спорить брюнет.
  ***
  
  Поттер с интересом поглядывал на койку Малфоя. После ужина тот куда-то запропастился, и никто не знал куда. Не было его ни в гостиной, ни в библиотеке. Обычно Драко всегда был рядом, поэтому Поттер насторожился и в голову начали лезть неприятные мысли. Гарри даже грешным делом подумал, что на друга могли напасть гриффиндорцы и сейчас тот лежит в Больничном крыле. И когда он уже собирался отправляться на поиски, дверь открылась и в комнату вошел блондин. Его глаза лихорадочно блестели.
  - Хорошо, что ты не спишь. Пойдем быстрее, ты должен это увидеть.
  - Куда пойдем? Что увидеть? - не понял Герой.
  - Потом. Я все расскажу по дороге.
  Гарри ничего не оставалось как накинуть мантию и последовать за другом. К счастью в гостиной уже никого не было, все разошлись спать и их поход остался незамеченным.
  - Куда мы идем?
  - Я подслушал разговор Грейнджер с Уизли. Они что-то задумали и мы должны проследить за ними, - категорично заявил Драко. - Я слышал о том, что они говорили о драконе и Румынии.
  - Драко, я не думаю, что это хорошая идея. Прошлый раз нам это вышло боком.
  - Да ладно тебе, - не стал слушать блондин. - Мы только взглянем и назад. О... Вон они. Смотри, - кивок на три невысокие фигуры.
  Поттер глубоко вздохнул, осуждающе качая головой. Драко был одержим Уизли, не меньше чем спорами с Гринграсс. Вслед за троицей они приблизились к хижине лесничего и наблюдали за тем как гриффиндорцы зашли внутрь.
  - И что дальше? Будем торчать здесь?
  Но Драко его не слушал. Подойдя к хижине он начал заглядывать в окно.
  - Смотри, у них там маленький дракон. Где они его взяли? Это ведь запрещено Министерством - разводить драконов не в специальных местах. Я слышал, такие есть в Румынии. Мы должны рассказать об этом Снейпу. Он лишит Гриффиндор баллов, - обрадовался Драко.
  - Не думаю, что это хорошая идея. Давай лучше возвращаться, пока нас никто не заметил. Какое нам дело до дракона и этих тупиц.
  - Но... - и тут послышался звук открывающейся двери. Пока Поттер с Малфоем спорили они прозевали гриффиндорцев, которые с драконом в клетке, накрытой тряпке отправились в сторону замка.
  - А мне так жаль Норберта, - прозвучал голос Невилла. - Хагрид к нему так привязался.
  - Уверена, что Норберту понравится в Румынии. Чарли будет за ним хорошо присматривать, - последовал ответ Уизли.
  - Так мальчики, мы должны поторапливаться, - скомандовала Грейнджер. - Нам нужно добраться до Астрономической башни незамеченными.
  Поттеру с Малфоем ничего не оставалось как последовать за троицей, скрываясь в тени. Почему-то Гарри забыл о чарах невидимости.
  - Так-так, кто тут у нас, - прогромыхал слащавый голос смотрителя. Филч появился из одной из потайных дверей позади слизеринцев и настиг тех врасплох. Шум привлек и гриффиндорцев, поэтому они тоже замерли словно кролики перед удавом. - Нарушители. Бродите ночью по коридорам.
  Гарри мысленно застонал у него было чувств, что с этой прогулки не выйдет ничего хорошего. И вот результат. Филч поймал их и вел к МакГонагалл.
  - Поттер, Малфой, вы следили за нами? - взвизгнул рыжий.
  - Больно уж надо, - отмахнулся Драко.
  Вся их пестрая компания подошла к личному кабинету декана Гриффиндора. Завхоз постучал и начал ждать. Секунда-вторая ничего не происходило, а затем с той стороны двери послышалась возня. Дверь открылась и на пороге предстала хмурая Минерва МакГонагалл в красном халате, с которого выглядывала цветастая сорочка. Волосы были торопливо собраны в гульку, а в руке женщина сжимала свою волшебную палочку.
  - Мистер Филч, - хрипловатый голос и тут она увидела учеников.
  - Я поймал их бродящими по школе.
  
  Глава 17
  
  
  МакГонагалл скрылась в своем кабинете, а через несколько минут вышла полностью одетая и без малейшего намека на то, что десять минут назад она блаженно спала, видя десятый сон. Взгляд деканши Гриффиндора не предвещал ничего хорошего нарушителям. Велев всем зайти в кабинет, она стала выслушивать оправдания гриффиндорцев. Те начали лепетать о драконе и понуро тупили взгляды, то краснея, то белея от смущения.
  - Это немыслимо, - грохотала МакГонагалл. - Шляться ночью по замку, да еще и с драконом в придачу. Я была о вас лучшего мнения, мисс Грейнджер. Мне вы казались разумной девушкой, которая не станет из-за глупостей нарушать правила, - женщина одарила лучшую ученицу осуждающим взглядом.
  Грейнджер сжалась и стала с необычайным интересом рассматривать собственные туфли. Ее лицо пылало от смущения, а в карих глазах стояли слезы. Казалось, еще секунда - и гриффиндорка расплачется.
  Лонгботтом недалеко от нее отстал. Он весь побледнел и дрожал, словно осиновый лист на ветру. Казалось, что еще слово - и тот бухнется в обморок.
  Со всех львят, храбрее всех держался Рональд. Лицо у парня хоть и стало под цвет волосам, даже уши пылали, но руки не дрожали и падать в обморок тот не собирался. Взгляд был глуповатым, словно парень не понимал каким образом здесь оказался, и чего от него хочет МакГонагалл.
  Поттер с Малфоем на их фоне выделялись словно две белые вороны. Они не бледнели и не краснели, хотя кончики ушей у Драко слегка заалели. Всем своим видом они показывали, что в Слизерин Шляпа не распределяет трусов и глупцов. Они держались с достоинством, не желая склонять головы. Взгляд МакГонагалл они выдержали стойко, не опуская глаз и не теребя рукава своих мантий от переживаний. Поэтому Минерва долго и не стала одаривать парочку хмурыми взглядами, разумно посчитав, что этим ничего не добьется.
  - Мисс Грейнджер, где вы взяли дракона?
  - Я... эээ... - гриффиндорка замялась, не зная, что ответить на этот вопрос. Подставлять Хагрида девушке не хотелось, ведь тот был таким добрым к ней.
  - Я вас внимательно слушаю, - настаивала деканша.
  - Нам его дал Хагрид, - выпалил Уизли.
  Грейнджер с Лонгботтомом осуждающе посмотрели на подельника.
  - В самом деле, - Минерва внимательно посмотрела на рыжего, - ну да ладно, завтра я с этим разберусь. Но вы ведь понимаете, что ни какие намеренья, пусть они даже благие, не дают вам права нарушать школьные правила, - строгий взгляд.
  - Да, - все трое торопливо закивали.
  - А вы что скажите мистер Поттер, мистер Малфой. Какова у вас причина не быть после комендантского часа в кроватях?
  - Они за нами шпионили, - воскликнул Рональд, но быстро стушевался под суровым взглядом МакГонагалл и потупил взгляд.
  - Это так? - женщина внимательно смотрела на слизеринцев.
  - Нет, - заговорил впервые за все время Поттер, опасаясь что Малфой может сболтнуть лишнего. - Драко оставил свою палочку в Большом зале вот мы и отправились ее забрать.
  Малфой недовольно посмотрел на друга, но промолчал.
  - Это так, мистер Малфой?
  - Да, - кивнул с неохотой блондин, состроив самые честные глаза на которые был способен. - Это вышло случайно.
  - Нужно быть внимательнее, - упрекнула деканша. - А почему вы не дождались утра?
  - Драко испугался, что кто-то может найти ее и забрать. Вот мы и решили сходить поискать, тогда нас и увидел мистер Филч, - заявил Поттер. - А потом мы столкнулись с Грейнджер, Уизли и Лонгботтомом. Они так шумели, что разбудили ползамка.
  - Неправда, - возразила Гермиона себе под нос.
  - Профессор МакГонагалл, Поттер все врет, - встрял Рональд. - Они следили за нами. Я видел!
  - Помолчите, мистер Уизли, - осадила рыжего женщина. - Так вы нашли свою палочку, мистер Малфой?
  - Да, - кивнул блондин и продемонстрировал Минерве свою волшебную палочку. - Она выпала с моего кармана и укатилась под стол.
  - Все с вами ясно. Все вы нарушили школьные правила, поэтому понесете наказание, - короткая пауза. - С каждого по пятьдесят баллов, - гриффиндорцы обижено засопели, - и отработка завтра вместе с мистером Филчем.
  Сам завхоз присутствующий при разговоре довольно заулыбался, уже предвещая, как будет эксплуатировать первокурсников.
  - А теперь все марш по комнатам, пока я не лишила ваши факультетов еще баллов. И запомните, что еще одно ваше гуляние по замку после комендантского часа - и я лично пошлю уведомительные письма вашим родителям. Мистер Филч, проводите, мистера Поттера и мистера Малфоя до их гостиной и проследите чтобы они ничего не натворили. А вас, - суровый взгляд на гриффиндорцев, - провожу я.
  Процессия разошлась. Драко с Гарри проследовали вслед за завхозом, который жаловался на нарушителей своей кошке.
  - Тупица, - прокомментировал едва слышно Малфой, смотря на сквиба. - Слушай, а чего это МакГонагалл сегодня такая добрая? Мы легко отделались, - улыбнулся блондин. - Один день всего отработки, а не неделя. Притом с Филчем, а не с нашим деканом.
  - А могли вообще обойтись без отработок, если бы ты не потянул меня за собой. Сдался тебе этот Уизли с компанией. Пусть таскаются с драконом, какое тебе до них дело, - в голосе слышался упрек.
  - Но это ведь нечестно, - возразил Драко. - Они любимчики Дамблдора и тот закрывает глаза на их шалости, а нам достается по полной. Я хотел поймать их и рассказать Снейпу. Он бы лишил Гриффиндор баллов и назначил этим остолопам отработку на месяц. Все этот Филч виноват, - ненавистный взгляд в сторону завхоза. - Надо было ему появится так невовремя.
  - Причем тут Филч? Это я к тому, что у тебя слишком длинный нос, который ты любишь совать куда надо и не надо. Вот увидишь, тебе это дорого обойдется. Наверняка, это не банальная отработка.
  - Вечно ты так, - насупился Драко. - Нет бы поддержать, а ты бурчишь. Признай, ты же также недолюбливаешь рыжего и его поддавал.
  - Недолюбливаю, - не стал отпираться Гарри. - Но в отличии от тебя, я не кричу об этом на каждом углу и не устраиваю разборки.
  - Конечно, ты действуешь исподтишка.
  - Конечно, - ухмыльнулся Поттер. - Я же слизеринец, мой друг, а не гриффиндорец. Это они тупоголовые и безрассудные, а я осторожный и использующий мозги по назначению.
  - Ладно, признаю, что я сглупил, - с неохотой признался Драко. - Но я не оставлю все это так. Мы должны отомстить Уизли, а то в последнее время он стал слишком наглым.
  Поттер мысленно закатил глаза - Малфой в своем репертуаре.
  Переговариваясь, они дошли до своей гостиной. Филч дождался пока они зайдут внутрь и за их спинами закроется портрет, и только после этого ушел дальше патрулировать коридоры.
  - Ты видел, Грейнджер вновь подружилась с рыжим, хоть раньше даже не здоровалась. Теперь их троица везде ходит вместе, не расставаясь и на минуту.
  - Кто разберет этих гриффиндорцев, - глубокомысленно изрек брюнет. - У них свои тараканы в голове.
  ***
  
  С самого утра Поттер с Малфоем получили одинаковые записки.
  
  "Для отбытия наказания будьте сегодня в одиннадцать часов вечера у выхода из школы. Там вас будет ждать мистер Филч."
  Профессор. М. Макгонагалл
  
  - А почему так поздно? - удивился Малфой. - Как же запрет покидать гостиную после отбоя. Странно, однако.
  Поттер был согласен с другом. С чего деканша Гриффиндора назначила так поздно наказание? Вдруг это какая-то подстава.
  - Сходим и все узнаем, - задумчиво изрек брюнет.
  - Может скажем декану, - предложил Драко. - Это ведь нарушение правил.
  - Нет уж, обойдемся как-то без Снейпа, - скривился слизеринец. - На месте узнаем, что к чему и если будем сомневаться в законности наказания, то вернемся назад и тогда пойдем к декану.
  - Ладно, - согласился блондин.
  К обеду уже вся школа знала о ночной прогулке пятерых учеников. Снейп устроил разнос своим подопечным и пригрозил исключением. Наказание назначить он не смог, поскольку МакГонагалл подоспела в этом деле. Пожалуй, это единственное что радовало Поттера. Со Снейпом они так легко не отделались бы. Другие ученики, отнеслись к лишению баллов по-философски и не стали устраивать бойкот. Все прекрасно понимали, что большую часть очков для факультета зарабатывает Гарри. Лишь ограничились коротким предостережением и просьбой быть в следующий раз осторожнее. Если уж надумали нарушить правило, то делайте это с умом и не попадайтесь глупому сквибу.
  У Гриффиндорцев же была ситуация совсем другая. Львята накинулись на своих товарищей и устроили тем игнор. А как же, ведь факультет красно-золотых лишился полторы сотни очков и занял последнее место в таблице.
  За окном давно уже сгустилась тьма. День уступил свои права ночи.
  - Как думаешь какое нас ждет наказание? - проговорил Драко, когда они шли в сторону Большого зала, где парней поджидал Филч.
  - Не знаю, - Гарри на самом деле было плевать. - Возможно нас в очередной раз заставят заняться уборкой.
  Когда они оказались на месте, то там уже были все участники, включая Филча.
  - Явились наконец-то, - недовольно отозвался сквиб. - Сегодняшнее наказание вы будете отбывать с лесничим. Ему предстоит некая работенка в Запретном лесу.
  - Что? - воскликнул побледневший рыжий. - В лес ведь запрещено ходить. Директор Дамблдор об этом говорил в первый день.
  Но завхоз лишь загадочно улыбнулся.
  - Я слышал, что там обитают ужасные твари, - заговорил Драко. Который тоже не хотел стать кормом для каких-то животных. - Большие пауки...
  - Пауки, - прошептал дрожавшим голосом Рональд.
  - Там есть вещи и пострашнее, - оскалился Филч. - Как раз для таких непослушных учеников как вы.
  Они как раз дошли до кромки леса где их поджидал Хагрид вместе со своим псом. В руках лесничий держал огромный арбалет, а на полу стояло три фонаря.
  - Я привел нарушителей. Приятной вам ночки, - и обратился к леснику. - Я вернусь к рассвету... и заберу то, что от них останется, - сквиб неприятно ухмыльнулся и пошел обратно к замку, помахивая лампой.
  Первокурсники испугано сжались. Поттер отметил как Лонгботтом вцепился в руку Грейнджер, чуть ли не теряя сознание от страха. Как глаза рыжего забегали от девчонки к Хагриду ища поддержки. Надеясь, что кто-то скажет - это шутка, но ничего подобного не происходило. Брюнет ощутил позади дрожь Драко и как тот судорожно втягивает воздух. Сам он старался казаться невозмутимым, хоть слегка и нервничал. Не каждый день среди ночи предлагают прогуляться по Запретному лесу.
  - Хагрид, - наконец-то первой не выдержала всезнайка. - Директор Дамблдор ведь запретил ученикам ходить в лес, - поучительно проговорила Грейнджер. - Там опасно.
  Лонгботтом с Уизли согласно закивали.
  - Эт... Вам не стоит ничего бояться, - раздался голос великана. - Я знаю свое дело и просмотрю за вами.
  Поттер не испытывал леденящего кровь ужаса перед Запретным лесом. Ему наоборот было интересно посмотреть на него поближе и узнать, правда ли то, что говорят старшекурсники, или бред, для запугивания первокурсников.
  - А зачем нам вообще туда идти? - не унималась Грейнджер.
  - Я эт, нашел в лесу много крови единорога. Бедное животное... Директор сказал, что нужно узнать кто способен на подобную гнусность. Мы должны найти бедное животное и помочь ему.
  Лесничий раздал фонари, велев следовать за ним и сам ступил в лес.
  - Мой отец должен узнать об этом, - негодовал Драко. - Он устроит райскую жизнь Дамблдору и этому полоумному.
  - Что ты там бубнишь, Малфой, - расохотался Уизли. - Неужели струсил и решил спрятаться за спину Поттера?
  - Иди ты, Уизли, - воскликнул блондин. - Надеюсь, что ты по пути встретишь огромного паука. Я слышал, что здесь живет колония акромантулов. Ты станешь им хорошим ужином... Хотя знаешь, наверное, они отравятся, от твоей мерзкой крови ведь ты у нас Предатель крови, как и вся твоя семейка.
  - Заткнись, - в запале воскликнул Рональд.
  - А ну тихо, - вмешался великан. - Вы распугаете всех животных.
  - Он первый начал, - кивнул Рон на Драко.
  Но Хагрид его не слушал, нагнувшись он растер между пальцами серую жидкость принюхиваясь к ней.
  - Где-то рядом раненое животное. Мы должны разделиться и помочь ему.
  - Хагрид, а зачем кому-то понадобилась кровь единорога? - вперед вышла Грейнджер и начала рассматривать серебристую лужицу.
  - Эт... большой грех. Если взять насильно кровь у этого благородного животного, то будешь проклят на всю жизнь, - невнятно начал объяснять лесник. - Она очень ценная и ее можно найти в Лютом переулке. Эдак... Нам нужно разделится. Гермиона ты пойдешь с Роном. Невилл, ты пойдешь с Гарри, а ты Малфой со мной.
  - Нет уж, я лучше пойду с Поттером, - возразил Драко.
  - Ладно. Тогда, Невилл, ты со мной.
  Лонгботтом согласно кивнул. Он и так был испуган до полусмерти, а тут еще ночная прогулка со слизеринцем. Уизли тоже выглядел испуганным, а вот гриффиндорка старалась вести себя уверено.
  - Будьте осторожны. И Рон, возьми с собой Клыка.
  Их компания разделилась на три части и каждая двинулась в противоположные стороны, просвечивая себе фонарем.
  Первым шел Драко, а позади двигался Гарри на кончике его палочку горел огонек.
  - Дамблдор вообще ополоумел, если отправил нас среди ночи сюда, - не прекращал бубнить блондин. - Я все расскажу отцу. Ах, - парень споткнулся об очередную корягу и чуть не упал. - Мерзость какая. Гарри как ты видишь здесь что-то?
  - У меня хорошее зрение, - отозвался брюнет. Он предпочитал смотреть под ноги, а не болтать, поэтому не спотыкался и с тропинки не сходил.
  Чем дальше они заходили в лес, тем больше на их пути попадалось серебристых лужиц крови единорога. И тут любопытство Героя взяло верх над разумом - склонившись он зачерпнул несколько капель на палец и потер его. Жидкость была едва теплой и какой-то маслянистой. Он поднес пальцы к лицу и принюхался. Без запаха.
  - Эй, что ты делаешь? - прозвучал совсем рядом голос Драко.
  Отведя взгляд от своих пальцев, Поттер увидел, что блондин стоит совсем рядом и смотрит внимательно на него.
  - Ты же слышал, что говорил лесничий.
  - Я бы десять раз подумал прежде чем верить словам этого тупицы. Он и два слова не может связать, что уже говорить об остальном.
  - Думаешь Хагрид соврал?
  - Не знаю, но все может быть. Пойдем дальше. У меня нет желания проторчать здесь всю ночь.
  И слизеринцы двинулись дальше. Через несколько минут они вышли на небольшую полянку. Еще пару шагов и Поттер увидел лежавшего под деревом единорога, истекающего кровью. Он сделал несколько шагов вперед и услышал позади судорожное дыхание Драко, который вцепился мертвой хваткой в его руку.
  Неожиданно до его слуха донесся какой-то хруст и рык. А секундой спустя на поляне появилась высокая фигура в балахоне. Фигура не замечая первокурсников приблизилась к животному и склонившись начала пить его кровь. Поттеру даже казалось, что он слышит звук причмокивания. Он словно заворожённый наблюдал за произошедшим, не делая никаких попыток позвать на помощь или сбежать. Шрам на лбу все сильнее начинал покалывать, вынуждая Героя зажмурится. И тут позади раздался истерический вопль.
  - Ааа... - Малфой кричал во всю мощь своих легких. Даже глухой мог услышать, не говоря уже о фигуре, стоявшей в нескольких метрах. Та молниеносно отстранилась от своей жертвы и подняла голову, смотря на двух первокурсников. Делая шаг, а потом еще один к своим новым жертвам...
  Боль в шраме усиливалась. Казалось, что голова раскалывается на две части. Пересиливая боль, слизеринец всматривался в лицо, скрытое капюшоном, но напрасно. Тьма надежно скрывала лицо, не давая рассмотреть даже мельчайшую деталь. Фигура приближалась... В какой-то момент Поттер понял, что остался один. Малфоя и след простыл. Рука крепче сжала волшебную палочку, а в голове лихорадочно завертелись мысли, вспоминая все известные заклинания.
  Фигура была уже сосем рядом. Протяни руку и... И тут в нос Поттеру ударил знакомый запах.
  - Вот мы и встретились Гарри Поттер, - голос звучал торжествующе, а затем раздался смехах, который пробирал до самых костей. - Я вижу в твоих глазах страх. Правильно бойся... Дрожи...
  Поттер покрепче вцепился в волшебную палочку на кончике которой заискрилось красное сияние отталкивающего проклятия.
  Неожиданно совсем рядом раздался звериный рык и топот копыт. Это слышал Гарри и слышала фигура. Секундная заминка и фигура делает несколько шагов назад, словно плывя по воздуху.
  - Мы еще встретимся с тобой, Мальчик-Который-Выжил... Очень скоро встретимся, - фигура стремительно скрывается между деревьями, а топот копыт и чьи-то голоса становятся все громче. Боль в шраме уходит, и Поттер вертит головой в разные стороны, отмечая что остался один. В голове вспыхивают слова Хагрида о крови единорога. В мыслях появляется безумная идея. За несколько секунд он преодолевает расстояние до тела единорога. Взмах палочки и тихие слова и вот в его руках вместо ветки оказывается небольшая колбочка. Склоняясь, парень надавливает на рану сцеживая себе немного крови и тут же отстраняется. Делает он это как нельзя кстати, поскольку на поляне появляется странное существо. Помесь человека и лошади. Кентавр. Поттер читал о нем в книге, но в живую видел впервые. Он с интересом рассматривал существо перед собой, словно какую-то диковинку. Белокурый с чёрными пятнами и синими глазами, которые в свою очередь внимательно смотрели на слизеринца.
  - С вами все в порядке? - прозвучал приятный голос.
  - Да, - торопливо ответил парень.
  Кентавр внимательно на него смотрел, словно пытаясь заглянуть в саму душу. Глаза в глаза, ведь те считались зеркалом души. Вопреки ожиданиям мужчины Поттер не потупил взгляд, а смотрел уверено и даже холодно. И тут кентавр увидел на лбу знаменитую отметину.
  - Гарри Поттер... Марс предвещал нашу встречу, - кентавр склонил голову. - Лес сейчас неспокоен, особенно для вас, мистер Поттер. Вы должны уходить.
  - Конечно, только найду Хагрида, - заявил брюнет. А что он еще мог сказать. - Это в его голову пришла гениальная идея притянуть первокурсников среди ночи сюда.
  - Вы должны торопиться...
  Поттер лишь кивнул и двинулся назад по тропинке. До его слуха доносились голоса Грейнджер и Уизли, а значит, где-то неподалеку и лесник.
  - Гарри Поттер, вы знаете, зачем нужна кровь единорога? - кентавр не отставал от него, ловко маневрируя между деревьями.
  - Нет, - соврал Герой.
  - Убийство единорога считается чудовищным преступлением, - после нескольких секунд тишины ответил Флоренц. - Только тот, кому нечего терять способен совершить такое преступление. Кровь единорога спасает жизнь, даже если человек на волосок от смерти... Но человек дорого заплатит за это. Если он убьет такое прекрасное и беззащитное существо ради собственного спасения, то с того момента, как кровь единорога коснется его губ, он будет проклят. Вы же не готовы заплатить такую цену? - и внимательный взгляд.
  Внутри все сжалось от тревоги.
  "Неужели он знает, что я взял кровь? Нет, он не мог видеть... Или..." - слизеринец не видел смысла оправдываться, поэтому промолчал. Как говорится не пойман, не вор. Его за руку не поймали, а значит нет доказательств.
  - Нет, - короткий ответ, - не готов.
  Про себя же Герой разумно рассудил, что неизвестно о каком проклятии идет речь. И если на кону будет стоять жить или умереть, он готов рискнуть.
  К счастью разговор был прерван появлением Малфоя и других первокурсников.
  - Гарри, - в голосе послышалось облегчение, - я думал, что на тебя напало то существо. Я слышал чей-то крик. Прибежав, я позвал на помощь, и мы бросились тебя искать.
  - Со мной все в порядке, - заверил брюнет.
  - Флоренц, - раздался позади голос Хагрида.
  - Хагрид, - такое же приветствие. - В запретном лесу не место детям. Ты должен увести их, особенно Гарри Поттера. Ты же знаешь сколько опасностей подстерегает вокруг...
  - Ааа... Да, конечно, - пролепетал пристыженно лесник. - Мы, эт, уже уходим.
  - Я так испугался за тебя, - тихо прошептал Драко. - Повсюду была тьма, а потом это страшное существо. Гарри, а ты не знаешь кто это мог быть?
  - Нет, - соврал Герой. Он догадывался кто это мог быть. Слишком часто он слышал этот запах и услышав здесь, ошибиться не мог. - Кентавры сказали, что какой-то безумец.
  - Я сегодня же напишу отцу об этом.
  ***
  
  На следующий день Поттера с Малфоем ждали в кабинете директора школы, о чем им сообщил Снейп. Зайдя туда, они увидели там остальных участников вчерашних событий плюс МакГонагалл и статного светловолосого мужчину.
  - Отец, - проговорил Малфой с удивлением.
  Гарри теперь с еще большим интересом посмотрел на мужчину, отмечая что Драко был младшей копией отца. Разве что в глазах не плескала сталь.
  - Драко, я получил сегодня твое письмо и сразу же прибыл чтобы разобраться в ситуации, - проговорил мистер Малфой. - Директор, я намерен поднять на ближайшем собрание Совета вопрос о вашей отставке в связи с вашей халатностью. Вчера жизни пяти первокурсников были подвергнуто опасности. И лишь по счастливому стечению обстоятельств они оказались живы. Это напрямую указывает на вашу некомпетентность.
  Поттер восхищался этим человеком. Мало кто осмелится выступить против Дамблдора, притом угрожать тому. А еще парень чувствовал, что его шрам слегка покалывает рядом с этим мужчиной. Такое случалось еще рядом со Снейпом. Приятное покалывание, словно ощущение чего-то близкого, родного. А не так как с Квирреллом - жгучая боль.
  - Люциус заверяю тебя, что с твоим сыном и другими учениками, ничего бы не произошло. Они были под присмотром Хагрида.
  - Лесничего?! - серые глаза нехорошо сощурились. - Дамблдор, вы считаете этого человека достойным сопровождающим? Его палочка была сломана и он даже не окончил Хогвартс. И не стоит забывать, что из-за своих физических данных он не сможет трезво оценить степень опасности для учеников, притом первокурсников, которые не могут защититься. Если на лесничего нападут в лесу кентавры или другие твари с дубинами, то он в худшем случае получит шишку и головную боль на несколько дней, а вот голова одиннадцатилетнего ребенка превратится в мяч для квиддича. Так что не стоит мне говорить о его компетентности.
  - Мистер Малфой, уверяю вас, что все участники живы и здоровы. Вам не из-за чего волноваться, и впредь подобное не повторится, - вмешалась МакГонагалл.
  - Конечно не повторится, поскольку я проинформирую Совет и даже обращусь в комиссию образования. Они должны знать какой опасности подвергаются ученики в стенах этой школы. И, пожалуй, будет нелишним отправить письмо миссис Лонгботтом. Полагаю, ей будет интересно узнать, что вчера ее единственный внук чуть не погиб.
  Спор продолжался еще несколько минут. Малфой напирал, а Дамблдор с МакГонагалл противостояли ему. Сам же Гарри с интересом слушал разговор, наслаждаясь шоу. Про себя он задавался вопросом: зачем их сюда позвали? Для поддержки или в качестве зрителей?
  ***
  
  Малфой ушел, пригрозив директору. Драко последовал за ним, чтобы поговорить с отцом. Гриффиндорцы с МакГонагалл тоже ушли, а вот Поттера Дамблдор попросил остаться.
  - Мальчик мой, я хочу, чтобы ты вспомнил досконально, что вчера произошло и рассказал мне. Все даже незначительные детали. Это очень важно, - внимательный взгляд.
  - А разве лесничий и гриффиндорцы вам не рассказали всего? - Гарри сильно в этом сомневался. Сомнительно, что львы начнут утаивать информацию от своего кумира, особенно Грейнджер.
  - Да, я выслушал их рассказы. Но мистер Уизли упомянул, что именно тебе пришлось столкнутся с неизвестным существом, пьющим кровь единорога. Ты случайно не видел его лица?
  - Везде было темно и на нем был балахон, - соврал Герой.
  - Флоренц говорил, что существо попытались на тебя напасть? И он спас тебя, своим появлением. А еще он слышал голоса. Скажи мой мальчик, это существо заговорили с тобой?
  - Нет. Кентавр видимо слышал наш с Драко разговор, - Гарри и сам не знал почему промолчал. Может вся причина в том, что парень не доверял Дамблдору.
  Синие глаза за стеклами очков замерцали. Директор смотрел цепко, выискивая в изумрудных омутах даже малейший намек на ложь. Гляделки продолжались несколько секунд, после чего Альбус чему-то кивнул и доброжелательно улыбнулся.
  Маленький обман Поттера не был замечен.
  - Хорошо. Но если ты что-то вспомнишь или просто захочешь навестить старика, двери моего кабинета для тебя всегда открыты.
  - Конечно, - кивнул парень. Его начала раздражать "слащавость" старого мага и он желал поскорее уйти. - Я могу идти?
  - Конечно, - последовал ответ.
  Дважды повторять не пришлось, парень поднялся и покинул кабинет.
  ***
  
  Гарри был погружен в свои мысли, поэтому даже и не заметил, как дошел до общей гостиной. Остановившись перед портретом охраняющим вход, он поприветствовал мужчину на холсте.
  - Добрый день, мистер Слизерин.
  - Ооо... Мистер Поттер. Странно что это вы сегодня без своего светловолосого друга.
  - Меня задержал Дамблдор.
  - Ах этот старик, - в голосе мужчины послышалась злость. - Я предупреждаю вас, юноша, будьте осторожны с этим человеком. Добродушная улыбка и доверчивый взгляд, порою скрывают за собой нечто иное. А одурачить доверчивых детей очень просто.
  - Я знаю, - серьезно проговорил Герой. Он не знал с чего Салазару Слизерину предупреждать его.
  - Отрадно это слышать.
  Тут в коридоре послышались чьи-то голоса и шаги, они с каждой секундой становились все громче.
  - Сюда идут.
  - Идите, мистер Поттер. Мне было приятно с вами поговорить.
  Назвав пароль слизеринец зашел внутрь.
  - Что Дамблдор от тебя хотел? - стоило Гарри зайти в их с Малфоем комнату, как блондин набросился на него с расспросами.
  - Как обычно - глаголил о благе. Ты же знаешь его любовь, пудрить всем мозги и распивать чаек с лимонными дольками.
  Малфой засмеялся.
  - Ага. Кстати, мой отец хотел познакомиться с тобой, но не дождался. Директор задержал тебе на слишком долго. Может, в следующий раз. Все же жаль, что тебе придется торчать с Поттерами.
  Поттер лишь кивнул, принимая к сведению.
  - Ты не представляешь, как я рад этому, - съехидничал Герой. - Прям танцевать хочется.
  ***
  
  По традиции, учеников на каникулы со школы отвозил Хогвартский экспресс. Он забирал желающих провести каникулы со станции Хогсмид и доставлял до Лондона, а уже оттуда ребят забирали родители. Это была своеобразная традиция. Хоть по мнению Гарри - глупая традиция. Зачем тратить полдня, трясясь в экспрессе, если с помощью камина можно переместиться за считанные секунды.
  
  Глава 19
  
  
  Сказать, что Гарри был раздражён, значит ничего не сказать. Он был в ярости. А еще большую ярость Поттер испытывал из-за того, что ему придется проторчать целых две недели с людьми, которых он презирает. И все благодаря Дамблдору... Чтобы этот старик подавился своими дольками.
  Паровоз издал гудок, предупреждая о скором прибытии.
  Гарри с силой сжал кулаки, пытаясь унять пылающую внутри ярость. Больше всего ему сейчас хотелось вернуться в Хогвартс или, на худой конец, отправиться к Дурслям. По крайней мере, те ему никогда не лгали. Да, они недолюбливали племянника, а затем стали побаиваться, но вот вранья не было. Но, нет, он этого не сделает. Слизеринец поедет к Поттерам и заставит их еще десять раз пожалеть, что они принудили его. Очень пожалеть. Губы расплылись в предвкушающей ухмылке, а глаза засияли красным блеском.
  Сидевший рядом Малфой сглотнул. От улыбки друга ему стало жутко, а от его взгляда внутри все похолодело. По спине побежали мурашки, а ладони вспотели. В этот момент Драко не узнавал своего друга. Ему казалось, что перед ним сидит совсем незнакомый человек в личине Гарри Поттера. Жуткий взгляд и кровожадная улыбка... Малфой моргнул несколько раз и вновь посмотрел на Героя. На него в ответ смотрели привычные изумруды, в которых читался немой вопрос.
  - Что? - голос брюнет нарушил тишину купе. - Почему ты на меня так странно смотришь, словно увидел призрак Мерлина?
  Малфой сглотнул. Он и сам не знал, почему не решается спросить правду. Страх. Драко боялся разрушить их дружбу, которой очень дорожил.
  - Тебе показалось, - голос был слегка хрипловат от волнения.
  - Хм, - Поттер с сомнением посмотрел на друга, но от вопросов удержался. Мало ли, какие "тараканы" засели в голове у блондина.
  - Ты не забыл, что обещал мне писать, - сменил тему Малфой.
  - Так уж и быть, одно письмо напишу, - хмыкнул брюнет.
  - Поттер...
  - Ладно-ладно, - ухмыльнулся Герой. - Только не дуйся.
  Оба улыбнулись. Подобные перепалки стали для них нормой, поэтому не вызывали обид.
  Поезд начал замедлять свой ход, пока и вовсе не остановился. Машинист довольным тоном сообщил что Хогвартский-экспресс прибыл до станции "Лондон".
  Поттер с Малфоем не спешили покидать свое купе, ожидая пока народ в тамбуре разойдется. Ждать не пришлось долго, поскольку на каникулы отправилось не так много желающих.
  Посмотрев в окно, Поттер увидел там рыжую шевелюру Лили Поттер, рядом с которой стоял ее супруг. Парочка оглядывалась по сторонам, видимо, выискивая его в толпе.
  - Идем, - скомандовал брюнет и дернул дверь. В тамбуре было всего несколько человек, поэтому слизеринцы без задержки вступили на платформу. Он решил не терять время на глупые прощания, все равно они скоро встретятся. - Увидимся через две недели здесь же, - в голосе прозвучала ирония.
  - Ага, - кивнул Драко, провожая друга сочувствующим взглядом. Блондин прекрасно видел нежелание Гарри общаться с родителями, поэтому прекрасно понимал, что эти две недели покажутся тому вечностью.
  Гарри неторопливой походкой двинулся к чете Поттеров. Толпа перед ним словно по взмаху волшебной палочки расступалась, а затем начинались перешептывания и тычки пальцам.
  Поттер поморщился. Прошло около четырех месяцев как он появился в Магический мире, а ажиотаж вокруг его персоны до сих пор не угасал. Порой это играло на руку слизеринцу, но иногда и раздражало.
  - Гарри, - на встречу ему бросилась миссис Поттер.
  Брюнет отошел в сторону уходя от прикосновений.
  "Что эта женщина себе позволяет?! Неужели она до сих пор не уяснила, что я не испытываю к ней теплых чувств и не горю желанием пообниматься. Или ей просто нравится меня раздражать", - про себя негодовал Гарри.
  Парень видел во взгляде родителей боль и печаль, но быстро пресек голос собственной совести, который пискляво проговаривал "а может стоит дать им шанс". Нет, никаких шансов Поттер не собирался давать этим людям, что бы Дамблдор не говорил. Поттеры бросили его, и он отплатит им той же монетой.
  - Гарри, ты когда-то аппарировал с кем-то? - прозвучал голос Джеймса Поттера.
  - Нет, - последовал ответ. Что такое аппарация слизеринец узнал от Малфоя, когда тот просвещал друга насчет Магического мира. Но на собственной шкуре не пробовал, хотя и хотел. Банальное любопытство и исследовательский интерес.
  - Хорошо. Тебе будет нужно только держаться покрепче за меня и ни в коем случае не отпускать, - давал наставления мужчина. - Это не больно, - зачем-то добавил Джеймс.
  Подавив в себе раздражение и желание отойти, слизеринец сделал шаг к мистеру Поттеру и позволил тому взять себя за плечо. Секунду-вторую ничего не происходило, а затем Гарри почувствовал, как его словно во что-то засасывает. Под ложечкой засосало, а в животе все сделало кульбит. Утрешний завтрак начал проситься наружу и во рту появился неприятный вкус. Секунда... И все прекратилось, к огромной радости слизеринца. Тут же отстранившись от мужчины, он, покачнувшись, лишь силой устоял на ногах. Перед глазами до сих пор плясали черные точки.
  - У меня тоже первый раз был не самым удачным, - улыбнулся ободряюще Джеймс. - Помнится, я тогда кубарем свалился под ноги отцу и облевал его ботинки.
  - Джеймс! - упрекнула мужа Лили.
  - Но это ведь правда, дорогая, - не сдавался тот.
  Миссис Поттер послала ему предупреждающий взгляд.
  Гарри проигнорировал их болтовню. Его взгляд был устремлен на небольшой двухэтажный домик на берегу моря.
  Лили заметила его интерес.
  - Это наш дом. Пойдем, я покажу тебе твою комнату, - с этими словами она направилась вперед.
  Гарри ничего не оставалось, кроме как отправиться следом. Входная дверь с негромким щелчком открылась и он оказался в небольшом холле отделанном в бежевых тонах. На стенах весело множество фотографий. Парень помимо воли начал в них всматриваться. Везде были улыбающиеся лица четы Поттеров, а также выразительно на них похожих девочки и мальчика. На одной из фотографий рыжеволосая девчонка, года на два меньше самого Гарри носилась на метле, а рядом бегал мальчишка лет пяти и пытался ее поймать.
  Внутри у Поттера что-то сжалось, и он поспешил отвернуться.
  - Это Лиза и Джереми. Твои брат и сестра, - прозвучал рядом голос Лили.
  Слизеринец вздрогнул. Видимо он настолько увлекся рассматриванием, что не заметил, как миссис Поттер подошла.
  - Этому снимку два года. Джеймс тогда подарил Лизи первую метлу и она с нее не слазила весь день, - все тот же тихий голос, в котором чувствовалось тепло.
  Поттеру стало мерзко. Ему захотелось уйти от этой идиллии как можно дальше. Бежать, не оглядываясь назад. Но не успел он сделать и шагу, как в глаза бросился еще один снимок. На нем был изображен он сам.
  - Откуда здесь это? - требовательный голос.
  - Миссис Фигг присылала нам твои фотографии.
  "Что? - Гарри не мог поверить своим ушам. - Значит они знали, как мне жилось с Дурслями?! Знали и ничего не делали. А Дамблдор рассказывал об опасности и попытке защитить меня. Лживый старик... Они все лгали мне", - слизеринец с силой сжал кулаки, да так что ногти впились в кожу.
  Лили видела, как с глаз сына исчезло безразличие, а на смену ему пришла злость. Она видела, как изумрудный цвет меняется на рубиновый. Погасив в себе приступ паники, женщина изобразила на лице улыбку, но вышло какое-то жалкое зрелище. Лили помнила наставления Альбуса и старалась действовать правильно. Они привезли сюда Гарри чтобы тот смог познакомиться с братом и сестрой и возможно подружиться. Да, сын злится на них и ненавидит, притом имея на это основания, но у Лизы с Джереми есть шанс стать настоящей семьей. Гарри должен почувствовать себя любимым, тогда тьма уйдет из его души. Ведь Альбус убежден, что любовь способна на многое.
  - Где моя комната? - с раздражением проговорил парень.
  - На втором этаже. Идем, я покажу.
  Через минуту они стояли у одной из дверей.
  Гарри не стал ничего говорить, а просто обойдя женщину шагнул внутрь. Сама комната была не слишком большой и отделанной в зелено-серебряных тонах, что сильно удивило парня. Он ожидал увидеть красно-золотую гамму, ведь оба его родителя учились в свое время на Гриффиндоре.
  - Мы подумали с Джеймсом, что раз ты учишься на Слизерине, то тебе понравятся эти цвета. Но если ты хочешь, то можешь изменить здесь все по собственному желанию, - поспешно проговорила Лили.
  - Мило.
  - Рада, что тебе понравилось. Ладно, располагайся, а я пойду потороплю Тинки с ужином. Ты ведь проголодался? Хотя, чего я спрашиваю - конечно проголодался, - с этими словами Лили ушла, оставив брюнета наедине с его мыслями.
  Поттер в раздражении бросил свою сумку на кровать, словно та была перед ним в чем-то виноватой. Внутри у него бушевала настоящая буря.
  
  ***
  
  Уход Лили больше походил на бегство. Она так стремительно покинула комнату старшего сына, что, казалось, за ней гонится стадо разъярённых кентавров. Руки женщины дрожали, а по щекам катились предательские слезы. Скрывшись за поворотом, она прислонилась к стене, пытаясь унять дрожь и закрыла рот ладошкой, чтобы никто не услышал ее всхлипов. Сердце обливалось кровью, а душа разрывалась на части.
  - Дорогая, - Джеймс бросился к супруге. - Что произошло? Гарри был с тобой груб? - нахмурил брови мужчина.
  - Нет, - отрицательный жест головой. - Он вел себя с безразличием. Джеймс, он никогда не простит меня. Он ненавидел меня, - слезы ринулись с новой силой.
  - Простит, вот увидишь, - убежденно проговорил мужчина. - Ему просто нужно время.
  - Гарри даже не спросил о Лизе с Джереми. Я хотела ему рассказать, а он спрятался в своей комнате.
  - Дай ему время.
  - Может, мы поспешили? Может еще рано знакомить их и устраивать праздничный ужин? А если Гарри разозлится еще больше?
  - Я уверен, что они подружатся. Притом Бродягу, долго не удастся удерживать.
  Послышался звук отрывающейся двери, а через секунду до четы Поттеров донесся голос Сириуса Блэка.
  Лили торопливо вытерла слезы, чтобы Лиза с Джереми не увидели.
  - Я пойду узнаю, что с ужином, а ты позови Гарри, - Лили направилась в сторону кухни, но в последний момент остановилась. - Поговори с Сириусом и попроси его не набрасываться на Гарри с вопросами. Ему это может не понравиться.
  Джеймс лишь кивнул. Ситуация со старшим сыном его тоже угнетала, но он старался держаться стойко. Если еще он начнет истерить, то точно ничего хорошего не выйдет.
  Постучав, мужчина приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Гарри обнаружился лежащим на кровати и разглядывающим потолок. На появление отца он никак не отреагировал, словно и не заметил.
  - Пошли вниз, там с тобой кое-кто хочет познакомиться, - весело проговорил Джеймс. - Притом, ты просто не можешь проигнорировать стряпню Тинки. Она готовит вкусный мясной пирог.
  - Я не голоден, - последовал ответ от слизеринца.
  - Ты что собираешься все две недели пропрятаться в этой комнате?
  - Нигде я не прячусь, - огрызнулся парень.
  - Тогда спустись вниз и докажи это, - с вызовом проговорил мужчина.
  После секундного колебания Гарри все же встал с кровати. И глупцу было ясно, что Поттеры не оставят его в покое, так какой смысл сопротивляться. Вслед за папашей, он направился знакомиться с остальным семейством.
  Чутье не подвело слизеринца. Стоило ему зайти в кухню как на него тут же обрушилось множество взглядов. Помимо родителей здесь присутствовали его так называемые брат с сестрой, а также темноволосый мужчина имени, которого парень не знал. Незнакомец внимательно на него смотрел и улыбался.
  - Гарри, познакомься, это Лиза, - прозвучал голос миссис Поттер.
  Перед ним стояла рыжеволосая девчонка на год младше самого Гарри и смущенно улыбалась. В карих глазах плескало любопытство и какое-то недоверие. Было видно, что юной леди некомфортно под взглядом Героя.
  - Привет, - пролепетала девчонка и ее щеки еще сильнее залились румянцем.
  Поттер проигнорировал приветствие. Ему было плевать что эти люди подумают о нем. Он ненавидел их всех. И плевать что дети не в ответе за поступки родителей.
  Миссис Поттер поджала губы, но говорить ничего не стала, лишь одарила сына печальным взглядом. Про себя она повторяла "ему просто нужно время чтобы привыкнуть ко всем переменам".
  - А это Джереми, - кивок на еще одного сына. Тому на вид было лет семь-восемь. Невысокий, как и все Поттеры, с рыжеватыми волосами и каре-зелеными глазами.
  - Привет, - также поздоровался Джереми.
  Гарри кивнул головой, сжимая кулаки.
  - А это Сириус Блэк, - кивок на темноволосого мужчину, - он твой крестный.
  - Можешь называть меня Бродягой, крестничек, - заулыбался мужчина. - Мерлин, ты так вырос с нашей последней встречи. Я помню тебя карапузом, который любил дергать меня за волосы и слюнявить мантию, - эта фраза должна была разрядить обстановку, но не вышло. Каждый из присутствующих был напряжен до предела и даже в воздухе ощущался горьковатый привкус.
  - Садись, сюда, Гарри, - тишину нарушила Лили. Она указала на стул возле дочери. - Ты ведь проголодался после дороги и, наверное, хочешь отдохнуть.
  Поттер сел где было сказано, стараясь игнорировать взгляды, обращённые в его сторону, особенно один особо настырный от Сириуса Блэка. Этот человек не понравился слизеринцу с первой секунды.
  Ужин проходил в тишине.
  
  ***
  
  Брюнет влетел в комнату которую ему выделили Поттеры и с размаху закрыл дверь, вкладывая в этот жест все свое раздражение. Ему стоило титанических усилий держать себя в руках и не сорваться, хотя Гарри был к этому слишком близок. Язык так и чесался высказать Поттерам все что он о них думает, а затем собрать свои манатки и уйти подальше с этого места. Но он сдержался, сдержался несмотря на всю злость, что клокотала внутри.
  - Мерзкие лицемеры, - слизеринец с силой ударил по подушке. - Как они смеют вести себя словно ничего не произошло?! Словно они не бросили меня на Дурслей, а сами себе прекрасно поживали, - негодовал Герой.
  Гарри ожидал извинений, слезных речей и даже шантажа, но не такого пофигизма. Поттеры делали вид что ничего не произошло. Словно Гарри не провел все эти десять лет с магглами из-за какой-то мнимой защиты, а отдыхал в каком-то лагере и сейчас вернулся домой. Поттеры не чувствовали за собой вины, считая, что сделали все правильно. Им было плевать на чувства и желания самого Гарри. А еще этот Блэк, он смотрел на слизеринца словно на маленького ребенка и постоянно смеялся как конь. Мерзкий тип... Герой еще раз в раздражение ударил кулаком подушку, вкладывая в этот жест всю свою злость.
  - Но ничего, вы у меня еще поплатитесь. Все поплатитесь, - решил Гарри.
  
  ***
  
  Лили больше не могла сдерживать слез. Стоило детям разойтись по своим комнатам, как она повалилась на ближайший стул и зарыдала. Она чувствовала себя львицей, которая бьется о железные прутья клетки, но выбраться не могла. Безысходность, вот что ощущалось в каждой клеточке. Руки опускались и не хотелось ничего делать. Чтобы Лили не сделала или не сказала, все было безрезультатно. Гарри оставался холоден.
  - Ничего не выходит, - со всхлипом проговорила молодая женщина. - Он даже словом не обмолвился с Лизи и Джереми.
  - Ему нужно время чтобы адаптироваться, - в который раз повторил Джеймс.
  - Время... Он не простит нас.
  - Простит.
  - Лили, Джеймс, а что если дать ему немного свободы, - неожиданно заявил Сириус. - Помня себя в таком возрасте, я терпеть не мог запреты и страстно желал свободы. Вы же знаете какая у меня была семейка и какие у нас были сложные отношения. Я убегал из дома и устраивал дебоши.
  - И что ты предлагаешь?
  - Позволить Гарри делать то что он хочет, конечно в мерах дозволенного, - на несколько секунд повисла пауза. - Пусть он посмотрит Францию. Полагаю, ему будет это интересно. Прогуляется по магическим улочкам Парижа и познакомится со здешними волшебниками. Это будет лучше, чем вы заставите торчать его здесь запертым, словно узник.
  - А что это идея, - кивнул Джеймс. - Гарри злится на нас, из-за того что мы заставили его провести каникулы здесь, а не с друзьями.
  - Но ему опасно гулять здесь самому. Гарри ведь совсем не знает этой страны, - нахмурилась миссис Поттер. - Он может потеряться.
  - Хм, - Сириус задумался. - Тогда отправим его с кем-то. У Жана есть дочь на пару лет старше Гарри, думаю они смогут поладить.
  - Хорошая мысль. Сириус, ты гений.
  - А то, - заухмылялся Блэк.
  - Тогда я напишу Аполлине, - согласилась Лили. - Я как раз хотела с ней поговорить насчет Рождественского вечера.
  Делакуры одни из немногих волшебников с кем чета Поттеров общалась проживая во Франции. Те оказались чуткими людьми и две семьи сдружись. Притом у обоих были дети, которые хорошо ладили. И у них была традиция праздновать Рождество вместе.
  
  ***
  
  В дверь негромко постучали.
  - Гарри, - прозвучал женский голос.
  Слизеринец как раз вышел из душа и одевался. Услышав голос матери, он нахмурился. Со вчерашнего дня никто из Поттеров не навязывал ему свое присутствие, чему тот был несказанно рад. Но видимо все хорошее имеет свойство заканчиваться, вот и терпение Поттеров закончилось.
  Дверь открылась и в комнату вошла Лили Поттер собственной персоной.
  - Гарри, я хотела узнать, чтобы ты хотел на завтрак, - теплый взгляд изумрудных глаз.
  - Мне все равно, - отчеканил Герой. Он был не привередлив в еде. Мог есть практически все, кроме овсянки.
  - Тогда думаю яичница с беконом тебя устроит. Спускайся вниз.
  Когда Гарри спустился там было уже практически все семейство за исключением Блэка. Собравшиеся живенько уплетали еду, ведя неторопливые разговоры, но стоило им увидеть Героя, как все тут же замолчали.
  - Садись, милый, - ласково проговорила Лили.
  Поттер скривился от такого обращения. В памяти сразу же всплыли любимые слова Дамблдора "мой мальчик".
  - Гарри мы подумали, что тебе будет интересно увидеть Францию. Это очень красивая страна, где много интересных мест. Особенно нужно увидеть магический квартал. Он в несколько раз больше Косого переулка и здесь есть все что только пожелаешь.
  Поттер был удивлен таким словам. Он ожидал, что его как узника запрут в этом доме и станут изводить своим вниманием, но как видимо ошибся. Это радует. У него появился шанс провести целый день подальше от этого дома и людей, которых он недолюбливал.
  - Дочь наших друзей составит тебе компанию. Она замечательная девочка и уверена, вы поладите, - проговорила тем временем миссис Поттер. - Я написала Аполлине и она сообщила что Флер не против. Она должна появиться через двадцать минут, - сверившись с часами проговорила женщина. - И вот, - перед Гарри лег небольшой мешочек на шнуровках. Такой он видел в Гринготтсе, поэтому сразу же догадался что внутри может быть.
  "Мне не нужны подачки от вас", - злость вспыхнула с новой силой. Поттеры надеялись подкупить его.
  - У меня есть деньги, - отчеканил брюнет сжав кулаки.
  - Ничего, пусть будут еще, - жалобно проговорила Лили. - Купишь себе что захочешь.
  - Не нужно, - повторил Герой и вскочил на ноги.
  - Гарри...
  - Пусть идет, - Джеймс в поддержке сжал супругу за руку.
  - Но...
  - Не нужно его принуждать, дорогая. Если не хочет, пусть не берет.
  - Ладно, -сдалась Лили.
  
  ***
  
  В назначенное время камин в гостиной дома Поттеров вспыхнул изумрудным пламенем, а через секунду с него вышла невероятной красоты девочка. Ее светлые волосы отливались золотом, крупными кудрями спадая до середины спины и подчеркивая лебединую шею. Светлое платье до колен открывало взор на стройную фигурку, а теплая синяя мантия подчеркивала цвет глаз, которые завораживали своей глубиной.
  - Миссис Поттер, - прозвучал мелодичный голос юной обольстительницы.
  - О, Флер, милая, - радушно улыбнулась Лили, отвечая на французском. - Ты с каждым днем хорошеешь все сильнее. Через несколько лет, ты разобьешь десятки мужских сердец.
  Девчонка только сильнее загордилась от таких слов. Сразу было видно, что она привыкла к вниманию к собственной персоне и не чувствовала дискомфорта.
  - Гарри сейчас спустится.
  В подтверждение ее слов на лестнице послышались шаги, а спустя секунду появился и сам Мальчик-Который-Выжил собственной персоной. Одет он был в маггловские брюки, свитер в тон и черную зимнюю мантию.
  Юная Делакур окинула его внимательным взглядом и приветливо улыбнулась.
  - Bonjour, - прозвучал мелодичный голос.
  
  Глава 20
  
  
  Для Гарри стало удивлением узнать, что находится он сейчас в другой стране. Несколько секунд и неприятные ощущения внизу животе, и он преодолел тысячи километров. Пожалуй, в этот момент, Поттер согласился, что быть волшебником - круто. Он во Франции, а не в привычной старушке Англии. Поттер многое слышал об этой стране от Дурслей, которые хвалились тем, что побывали в Париже и увидели Эйфелеву башню. Сам он не выезжал дальше Лондона, если не считать учебу в Хогвартсе. И сейчас ему было интересно узнать, как живут волшебники здесь. И если верить словам Лили Поттер, то здесь есть некий магический квартал, где можно купить все что угодно. Правда, печалило то, что к нему все же приставили надзирателя в виде какой-то девчонки. Оставалось надеяться, что та будет вменяемой, а не истеричкой типа Паркинсон. С подобной особой он не выдержал бы и часа, не то что целый день.
  Прихватив кошелек и застегнув мантию, парень поспешил вниз. Он отчетливо слышал голос миссис Поттер и еще один куда мягче и мелодичнее, что означало - его провожатая прибыла.
  Первое что брюнет увидел оказавшись в гостиной это светловолосую девушку, года на два-три старше чем сам парень. И тут изумрудный с синим взглядами встретились. На долю секунды Поттеру показалось, что он тонет в их глубинах, но затем наваждение исчезло. Стало легче дышать и сладостный дурман куда-то исчез, оставляя после себя странное послевкусие. Слизеринец видел во взгляде незнакомки превосходство, словно та считала себя центром вселенной, но не прошло и секунды как в синих омутах появлюсь удивление, граничившее с шоком. Поттер не знал, что так удивило девчонку.
  Заминка длилась несколько секунд. Оба смотрели друг другу в глаза, не желая отдавать лавры первенства. Но вдруг девчонка моргнула и отвела взгляд.
  - Bonjour, - прозвучал мелодичный голос.
  Гарри моргнул. Он понимал, что говорила эта странная особа, хотя этого не должно было происходить, поскольку Поттер никогда не учил французский. Но сейчас выходило, что он его знает. Странно... С каждым разом подобных странностей в жизни Героя становилось все больше и больше.
  - Bonjour, - слова сорвались с языка раньше чем Гарри успел остановить их.
  - Я и не знала, что ты знаешь французский, - прозвучал совсем рядом удивленный голос Лили Поттер. Внутри у нее больно кольнуло, от того что женщина так многого не знает о своем старшем сыне. И она дала себе слово, что попытается исправить это. Будет проводить больше времени с Гарри и узнавать его.
  Поттер лишь пожал плечами. А что еще он мог ответить на это. Да знаю, но не знаю откуда. Это даже звучит глупо, не то, что быть правдой. Над ним лишь посмеются или назовут лицемером.
  - Ладно, не буду вас задерживать. Постарайтесь вернуться к ужину, чтобы я не волновалась, - давала наставления Лили. - И не натворите глупостей.
  - Конечно, - ответила на ломаном английском Делакур.
  Перемещаться было решено камином. Первым в изумрудное пламя шагнул Гарри, где через секунду исчез. Флер слегка замешкалась, чем и воспользовалась миссис Поттер.
  - Дорогая, присмотри за моим сыном, - проговорила женщина. - У него сложный характер, но он хороший парень. Я надеюсь, вы весело проведете время.
  - Хорошо, - серьезно кивнула блондинка и кинув горсть дымолётного пороха в камин исчезла в изумрудном пламени.
  Появился Гарри на какой-то площади. Вокруг возвышались яркие витрины с манящими вывесками, завлекающими к себе покупателей. Чего здесь только не было, начиная магазинами с перьями на любой вкус и цвет и заканчивая гоночными метлами для самых капризных клиентов. Повсюду сновали волшебники, рассматривая витрины и переговариваясь между друг другом. Жизнь бурлила.
  Поттер отвлекся, поэтому не сразу заметил, как появилась его сопровождающая.
  
  ***
  
  Флер с придирчивостью осмотрела свое отражение в зеркале и довольно улыбнулась. Синяя мантия прекрасно сидела на ней и гармонировала с глазами. Хотя и без этого Делакур не обделена была мужским вниманием. Даже выйдя в лохмотьях, она заставит пускать слюни большую часть сильной половины человечества. И все из-за генов вейлы, которыми ее щедро одарила бабушка.
  - Прелестно, - сама себе проговорила француженка и вновь улыбнулась. Струсив несуществующие пылинки с мантии, блондинка направилась в гостиную, чтобы воспользоваться камином.
  Насколько девочка знала их семьи дружат уже больше пяти лет. Мама Флер и миссис Поттер работали вместе над одним проектом по зельеварению и сдружились. И сама блондинка с теплотой относилось к миссис Поттер и дружила с Лизой, поэтому не могла отказать в просьбе показать старшому сыну четы Поттеров Париж. Насколько Флер знала с рассказов родителей - этот юноша на несколько лет младше нее и учится в Англии. Дома он практически не бывает и с родителями общается редко.
  Делакур не знала причин, почему все так, а расспрашивать не осмелилась, считая, что это не ее дело. Хотя раз Лиза обмолвилась о своем старшем брате, но лишь всякие пустяки. Кажется, она говорила, что тот живет с их родственниками и учится в Хогвартсе.
  И вот сейчас Флер придется провести целый день с этим мальчишкой. Она лишь надеялась, что тот не будет столь явно пускать на нее слюни и не превратится в гору гормонов.
  Кинув в камину горсть дымолётного пепла и подождав пока вспыхнет изумрудное пламя, блондинка шагнула внутрь, четко проговорив адрес.
  Дом Поттеров привычно встретил ее своим уютом и теплом. Миссис Поттер добродушно ей улыбнулась, и девушка улыбнулась в ответ. Вот только Флер отметила, что рыжеволосая женщина выглядит какой-то напряженной и постоянно поглядывает на лестницу. А еще в ее глазах полно грусти и совершенно нет веселья.
  "Может, у них что-то случилось", - про себя размышляла Делакур. С вопросами приставать она не стала, поскольку считала это нетактичным.
  Послышался звук открывающейся двери, а затем негромкие шаги.
  Обернувшись к источнику звука Флер увидела, как по лестнице торопливо спускался темноволосый юноша. Лицо его было бледным, словно болезненным. Губы раздражённо сжаты в тонкую полоску. Делакур и сама не знала, почему ей неожиданно захотелось увидеть улыбку на лице этого мальчишки. Просто захотелось и все. Она сделала глубокий вдох и сконцентрировалась, направляя свое вейловское обаяние на брюнета.
  И тут изумрудный с синим взглядами встретились. На секунду Флер увидела в омутах цвета весенней листвы обожание, а затем все неуловимо изменилось. Глаза словно покрылись коркой льда, да и температура в помещение упала на несколько градусов. Ей казалось она даже почувствовала ледяной ветер на своей коже. Флер вздрогнула. Секунду назад она всматривалась в зелень, сейчас же глаза парня стали полностью кроваво-красного цвета. Без зрачков, лишь две прогалины. Блондинка тут же отвела взгляд, поскольку больше не могла смотреть. Прогалины затягивали ее, порабощая и лишая малейшей воли.
  Флер вздохнула лишь, когда в камине вспыхнуло изумрудное пламя. С исчезновением этого странного парня в комнате сразу же потеплело. Она смогла лишь отстраненно кивнуть на слова миссис Поттер, даже не поняв, что у нее спрашивали. Словно на автомате взяла горсть пепла и кинула тот в камин называя адрес.
  Парень ждал ее, рассматривая здешние достопримечательности. Казалось он даже не заметил, как Делакур появилась рядом, чем та и воспользовалась - получше рассмотрела сына четы Поттеров.
  Он не был похож на своих родителей. Нет у него конечно были такие же черные волосы как у отца, но не торчали в творческом беспорядке. Глаза же были изумрудные как у Лили Поттер, только не было в них веселья и озорного огонька. Они были холодными и казалось светились изнутри. На этом, пожалуй, все сходства и заканчивались. Если бы Флер не знала наверняка, она бы никогда не предположила, что этот парень сын Лили и Джеймса и брат Лизы с Джереми. Он даже на эту парочку похож не был.
  "Может он похож на своего деда или других родственников", - предположила Делакур.
  Секунду поколебавшись Флер, решила привлечь внимание парня. Тот был для нее загадкой, а загадки девушка любила. Она твердо решила узнать, что это было несколько минут назад в доме Поттеров и почему этот мальчишка невосприимчив к ее чарам. Правда насчет последнего у Делакур были некие соображения. Она считала Поттера еще слишком маленьким из-за этого и отсутствия щенячьего выражения на лице.
  - Так ты и есть брат Лизи, который живет в Англии? - нарушила тишину Флер.
  Гарри обернулся и одарил вейлу хмурым взглядом.
  - Да, - простой ответ, без грамма эмоций.
  "Да, что же с ним не так?" - пылал в голове у вейлы вопрос, на который она жаждала узнать ответ. Этот мальчишка отличался от всех остальных, что ей довелось встречать. Было в нем что-то такое, что заставляло Делакур настораживаться.
  - А я - Флер, - представилась француженка, не видя особого рвения от парня к знакомству. Подобное для девушки было впервой, поэтому она не знала, как себя стоит вести.
  - Гарри, - ответил слизеринец. Парень в свою очередь украдкой поглядывал на новую знакомую, пытаясь понять почему от нее исходит какое-то странное тепло, словно невидимый огонь. Подобного Поттер еще не чувствовал ни от одного из волшебников с которыми встречался.
  Вновь повисло молчание.
  Поттера раздражало что эта девчонка так пристально на него смотрит. Ее взгляд словно проникал в душу.
  - Так мы пойдем или так и будем дальше стоять здесь? - в голосе не было дружелюбности, лишь раздражение. Он не какой-то экспонат, на который стоит без стеснения глазеть. А эта девчонка глазела. Казалось дай ей волю, она начнет и лапать Героя.
  - Что ты первым хотел бы увидеть? - на все том же ломаном английском ответила Делакур. - Магический квартал или сам Париж?
  - Конечно же, Квартал, - как самое разумное проговорил брюнет.
  - А почему не Париж? Разве ты не хочешь увидеть вживую Эйфелеву Башню? Насколько я поняла с рассказов твоей мамы - во Франции ты впервые, - это не было вопросом, а утверждением.
  - Да, - первую часть вопроса Поттер проигнорировал.
  Флер была удивлена подобному. Она не понимала, как могло быть так, что вся семья этого парня живет во Франции, а он здесь ни разу не был. Язык так и чесался задать интересующие вопросы, но Делакур сдерживалась. Брюнет не выглядит дружелюбным. Но наконец любопытство взяло верх.
  - А как так вышло, что вся твоя семья живет здесь, а ты в Англии?
  Поттер окинул блондинку хмурым взглядом. Для своих лет, та была слишком проницательной. Она сразу же заметила нестыковки.
  - Так нужно было, - туманный ответ. А что он еще мог ответить на это - родители бросили меня на не любимых родственников, а сами сбежали сюда и об их существование я узнал всего лишь месяц назад. Нет, правду пока не время говорить. А значит придется поиграть в игру которую затеяли его родители и Дамблдор.
  Весь путь их сопровождали шепотки и десятки взглядов, притом направлены они были как ни странно на Делакур. Для Поттера это стало неожиданностью, поскольку за полгода жизни в Магическом мире он привык к повышенному вниманию к своей персоне, а то и к всеобщему обожанию. Куда бы Герой не пошел везде его узнавали и пытались привлечь внимание. Здесь же ситуация было с противоположностью наоборот. На Делакур смотрели с обожанием, а на Поттера со злостью. Причину этого Гарри знал, но предполагал, что все дело в странном огне исходящем от девушки. Был еще вариант, что родители Флер Делакур какие-то шишки во Франции, вот той и уделяют повышенное внимание.
  - Мне нужно купить несколько книг для учебы. Ты подождешь меня, или зайдем вместе? - из размышлений Поттера вырвал голос Делакур. Переведя взгляд на девчонку он увидел, как та смотрит на один из многочисленных магазинчиков.
  - Идем, - Гарри пытал к книгам слабость, поэтому не смог себе отказать. Притом, что за нелепость топтаться перед входом, ожидая возвращения француженки.
  В магазине парочка провела не меньше часа, приобретя увесистые стопки выбранной литературы и потратив несколько десятков галлеонов.
  Флер наблюдая за Поттером, не могла не заметить его любви к книгам. Это прибавило парню пару очков ее глазах. Делакур нравились умные молодые люди, с которыми можно было поговорить на любую тему. Которые смогут поддержать разговор, а не станут запинаться и краснеть, не зная, что ответить.
  Также парочка посетила лавку с травами и магазин волшебных зеркал. От последнего у Гарри остались не самые приятные воспоминания. Волшебные зеркала оказались теми еще болтунами и при любом случае пытались давать наставления о его ужасном вкусе. Сама же Делакур лишь посмеивалась. Ее забавлял этот парень.
  Время близилось к обеду.
  - Я замерзла. Давай зайдем выпьем чаю, - кивок на одну из пестрых витрин.
  - Ладно, - согласился Герой. Он и сам немного продрог.
  В небольшом ресторанчике было не людно, всего несколько посетителей. Пожилая женщина и группа девчонок, что о чем-то весело шушукались. Сама атмосфера была уютной и пахло корицей.
  Заняв один из столиков около окна, Поттер притянул к себе чашку с горячим шоколадом, который пару секунд назад принесла миловидная хозяйка заведения и начал греть ладошки.
  - Здесь готовят очень вкусный шоколад и просто изумительные булочки с корицей. Советую попробовать.
  - Я не голоден, - отмахнулся слизеринец.
  - Как хочешь, - пожала плечами девчонка и взялась за свое лакомство.
  Поттер отвернулся к окну и начал рассматривать прохожих.
  - Лиза говорила, что ты учишься в Хогвартсе, - прозвучал безмятежный голос вейлы.
  - Да, - последовал ответ.
  - И как тебе там, нравится?
  - Неплохо, - ответил Поттер. А про себя добавил "Было бы совсем хорошо если бы не было там Дамблдора".
  - А я учусь в Шармбатоне. Это академия во Франции...
  Но Поттер перебил ее:
  - Я знаю, - он читал о других магических школах. И знал, что в Шармбатоне учатся одни лишь девушки. По своему уровню образования эта академия уступала Дурмстрангу с Хогвартсом, а вся причина в том, что там делался уклон на всестороннее образование. Учеников обучали танцам, этикету, рисованию и другим наукам, не делая основной уклон на изучение магии.
  - Расскажи мне о своей школе, - неожиданно попросила Делакур. Хоть она и считала Шармбатон самым лучшим, но ей хотелось услышать о Хогвартсе. В книгах сколько об этой школе магии и колдовства говорилось, вот Флер и хотелось узнать, что правда, а что ложь. Хогвартс даже называли одной из самых лучших школ.
  - Что бы ты хотела узнать?
  - Все, - улыбнулась верила.
  - Хм, - Поттер задумался. - Хогвартс был построен... - слизеринец начал свой рассказ.
  Спустя час, парочка выпила еще по две чашки горячего шоколада и все продолжала болтать. Гарри рассказывал о своей школе и сам не успел оглянуться как увлекся. Он рассказал саму историю Хогвартса, а также о факультетах и о всяких мелочах.
  - Значит вас распределяет Шляпа, - с удивлением переспросила вейла. - Как странно это. У нас все совсем не так. У нас ученики разделяются по курсам - от младшего до старшего.
  - Не просто Шляпа, а головной убор Годрика Гриффиндора. История Хогвартса гласит, что в него каждый из Основателей вложил частичку своей души.
  - И ты веришь в это?
  - Не знаю, - честно признался Герой. - Почему бы и нет.
  - А на каком ты факультете учишься? Рейвенкло? - спросила француженка.
  - Почему сразу Рейвенкло? - удивился Герой.
  - Ты же сам говорил, что на этом факультете превыше всего ценятся знания, а если с учетом того сколько ты книг накупил в книжном магазине, - пояснила свои выводы Делакур.
  - Нет, я на Слизерине.
  Флер окинула его внимательным взглядом.
  - Значит ты хитрый и коварный, - с улыбкой проговорила девушка.
  - А еще темный маг, который жаждет править миром, - такая же ухмылка.
  - Может, немного, - после минутной тишины серьезно проговорила девушка. Она вспомнила момент их первой встречи. Тот жуткий взгляд рубиновых глаз и кровожадная ухмылка... Делакур вздрогнула, отгоняя подальше воспоминания.
  - Идем, мне нужно еще купить перья.
  Поттер расплатился, и они направились дальше осматривать окрестности.
  Время неуловимо летело и парочка не заметила как начало темнеть. Пришла пора возвращаться.
  - Ты оказался не таким выскочкой, каким мне сразу показался, - заявила решительно вейла. - И с тобой можно нормально общаться.
  Гарри хотел было ответить колко на эти слова, но дверь дома открылась и на пороге предстала миссис Поттер. На женщине был одет фартук, а в руках она сжимала деревянный черпак.
  - О, вы уже вернулись, - улыбнулась Лили окидывая парочку внимательным взглядом. - Проходите в дом. Что вы застыли на пороге, - и пошире открыла дверь. - Как прогулка?
  - Неплохо, - ответила вейла. - Ваш сын оказался хорошим попутчиком.
  Сам же Герой не стал слушать их болтовню. Обойдя мать, он поспешил в свою комнату.
  Лили проводила сына грустным взглядом.
  Флер тоже одарила Гарри хмурым взглядом, только помимо этого во взгляде было непонимание. Девушка не понимала почему парень так холоден со своей матерью. Было видно, что те не ладят.
  
  ***
  
  Флер, сославшись на важные дела, не стала оставаться в доме Поттеров на ужин. Было отчетливо видно, что там и так обстановка накаленная, куда там уже ей с ее интересом. К тому же, Рождественский вечер Поттеры проведут в их доме как это обычно было. Там Флер и сможет в Лизы расспросить о брате.
  В дверь постучали.
  - Дорогая, - в дверном проёме стояла Аполлин. Зайдя внутрь женщина прикрыла дверь и уселась в кресло напротив дочери. - Как прошла ваша прогулка?
  Флер замялась с ответом. Мама была ее самым близким другом с которым девушка делилась всеми секретами.
  - Странно, - наконец-то озвучила свои мысли юная мисс Делакур.
  - Почему? - в голосе проскользнуло удивление. - Сын Лили был с тобой груб?
  - Нет, - поспешно возразила Флер.
  - Тогда что?
  - Просто он какой-то странный, - тихий голос. - А еще у него плохие отношения с родителями.
  Аполлин внимательно выслушала дочь. Слова Флер не удивили ее, поскольку женщина была в курсе истории в семье Лили и Джеймса. Конечно никто ей всего не рассказывал, но Аполлин умела делать выводы и о многом догадалась сама, да и Лили рассказывала о своих трудностях. Вышло так что чета Поттеров поспешно бежала с Англии во Францию. В этом не было ничего удивительного, поскольку на Туманом Альбионе разгоралась война. Здесь они прижились и не захотели возвращаться назад, когда там стало все спокойно. Дети пошли в садик, а затем в начальную школу. Вроде все казалось логичным и разумным.
  Да того момента, как Лили рассказала о своем старшем сыне живущим в Англии. Рассказ рыжеволосой женщины был сбивчивым и эмоциональным, но Аполлин смогла понять главное - Поттеры очень любят своего старшего сына, но некоторые обстоятельства не позволяют им привести его сюда.
  Миссис Делакур не считала себя вправе расспрашивать Лили. Та была хорошим человеком и хорошей подругой, но иногда были такие моменты, когда не стоит задавать вопросы. Настанет время и Лили расскажет. И этот момент настал неделю назад. Женщины как обычно встретились на чаепитии, которое по традиции устраивали каждое воскресенье. Делились своими проблемами и радовались успехам. В этот вечер Лили пришла сама не своя. На ней лица не было. Вся бледная, под глазами темные круги, а глаза красные после слез. Аполлин впервые видела свою подругу в таком состоянии и была шокирована. Но то что услышала она дальше, еще больше шокировало миссис Делакур. Лили рассказала о своем старшем сыне. Оказалось, что тот не простой мальчишка, каких тысячи, а настоящий Герой. Его называли Мальчиком-Который-Выжил, выжил и победил в годовалом возрасте Темного лорда. Гарри Поттер. Знаменитый ребенок, который смог пережить Смертельное проклятие.
  Аполлин дала себе мысленно затрещину. Как она раньше не обратила внимания на все странности, что связаны с семьей Поттеров. Была слепа... Ей даже в голову не пришло связать Лили и Джеймса со знаменитым мальчиком. А фамилия, это всего лишь совпадение. Может все дело в том, что во Франции плохо знали историю Гарри Поттера, да и сама Аполлин никогда не интересовалась подобным. Она слышала о знаменитом ребенке победившем Темного лорда, но на этом все. Никаких подробностей или иных сведений. Как оказывается зря не интересовалось.
  Слова Лили стали для миссис Делакур как ведро ледяной воды. Выходило с рассказа, что чета Поттеров была вынуждена бежать во Францию, а своего ребенка оставить под защитой кровной магии. Пока они порознь, до тех защита и существует.
  Аполлин очень сочувствовала горю матери, которая была вынуждена оставить ребенка, чтобы защитить того. Она даже не представляла, что делала бы на месте Лили. Смогла бы решиться на такое?
  Женщина отогнала подальше тревожные мысли и перевела взгляд на дочь.
  - Милая, в каждой семье бывают проблемы.
  - Я это знаю, - не сдавалась Флер. - Но здесь что-то другое. Я чувствую, - синие глаза пылали решительностью. - А еще этот мальчишка не вел себя как все одиннадцатилетние дети.
  - Ох, милая, - улыбнулась женщина, - так он смог тебя покорить.
  - Нет! - воскликнула девушка. - Он просто маленький мальчик с которым меня заставили нянчиться. И вел этот Поттер себя как глупец в самом начале. Он смотрел на меня высокомерно, словно я какая-то простачка.
  Аполлина понимающе улыбнулась. Она как любая мать хорошо знала свое дитя и знала, что у того на душе. Миссис Делакур прекрасно видела, какая дочь вернулась взволнованная, а значит Гарри Поттер несмотря на все ее отговорки смог чем-то увлечь Флер. А если брать в расчёт, что впервые какой-то мальчик смог сделать подобное, то Аполлин было интересно самой познакомится с ним.
  - Ладно-ладно, - сдалась женщина. Флер упрямая, прямо как ее бабушка. Она даже под страхом смерти не признается, поэтому нет смысла расспрашивать. Послезавтра Рождественский вечер и она сама все увидит.
  
  ***
  
  Лили не оставляла попыток наладить отношения с сыном, но тот пока не шел на контакт. На все ее вопросы он отвечал лаконично и одаривал женщину холодными взглядами. И ладно бы, только с Лили Гарри вел себя так нет, он относился также и к Лизи с Джереми. Старший сын их просто игнорировал, словно те были пустым местом. А порой миссис Поттер замечала в его взгляде лютую ненависть. Вот только она не понимала за что Гарри так ненавидит сестру и брата. Те ведь ни в чем не виноваты перед ним. Дети не в ответе за поступки родителей. Но видимо Гарри считает иначе.
  Прошло уже три дня, а отношения так и не сдвинулись с мертвой точки. Виделись они лишь во время завтрака и ужина, а в остальное время Гарри прятался в своей комнате. И сегодняшний день не стал исключением.
  "Что-то нужно делать. Дальше так не может продолжаться", - решила наконец женщина. Она решилась на откровенный разговор с сыном, пока Джеймс отсутствует. Муж вряд ли поддержит ее план, а как обычно заявит - Гарри нужно время чтобы свыкнуться.
  Слегка постучав, миссис Поттер зашла в комнату. Слизеринец лежал на кровати и читал книгу и при ее появлении даже не шелохнулся. Да что там, он даже взгляда не оторвал от книги.
  - Нам нужно серьезно поговорить.
  
  Глава 21
  
  
  Гарри прекрасно слышал, как дверь его комнаты открылась и кто-то вошел внутрь. Секундой позже оказалось, что этим "кто-то" является Лили Поттер, его так называемая мать. Но он решил проигнорировать ее визит, впрочем, как это и происходило на протяжении этих пяти дней, что Гарри торчит в этом доме. Первоначально, слизеринец собирался устроить Поттерам незабываемые две недели. Довести их до белого каления, чтобы те сами упаковали его чемоданы и отправили вместе с ним самим в Хогвартс, но затем передумал. Криками и упреками, он ничего существенного не добьется. Лишь покажет себя в глазах этого семейства обиженным ребенком, которого бросили. Гарри не солжет, если скажет, что Поттеры именно этого от него и ожидали. Упреков, обвинений и кислой мины. Пожалуй, это стало основной причиной, почему слизеринец не стал так предсказуемо действовать. В конце концов, он не крикливый гриффиндорец, а хитрый слизеринец. Поэтому было принято решение игнорировать. Притом игнорировать вся и всех, а не только блудных родителей.
  Гарри давно ждал "пика". Понаблюдав за Поттерами, он понял, что эти люди не отличаются выдержкой. Типичные представители львиного дома, а значит скоро у них сдадут нервы и в ход пойдет тяжелая артиллерия. И вот этот момент настал.
  Герой про себя рассмеялся. Всего пять дней и вот Лили стоит в его комнате, требуя серьезного разговора. Ну что же, поговорим. Он демонстративно отложил книгу и выжидающе посмотрел на мать.
  Лили вздрогнула. Она до сих пор не могла привыкнуть к этой звенящей пустоте в глазах сына. И каждый раз, когда их взгляды встречались, женщине становилось не по себе. Вот и сейчас с ее головы вылетели все мысли и слова, которые она собиралась проговорить.
  "Это все часть души Волан-де-Морта так на Гарри влияет, - в который раз убеждала себя Лили. - Вот найдем способ избавиться от этой мерзости и мой сын станет таким же как Джереми. Веселым и озорным мальчишкой!".
  Покрепче сжав кулаки и отведя взгляд, женщина заговорила:
  - Гарри, я понимаю твое недовольство. Ты злишься на нас. И ты имеешь на это полное право, - голос Лили дрожал от едва сдерживаемых эмоций. - Но ты должен знать, что поступили мы так не из собственной прихоти. У нас были веские причины поступить таким образом.
  - Причины? - вопросительно выгнул бровь Герой. - И какие же?
  Гарри десятки раз за последний месяц задавал себе вопрос "почему я жил с Дурслями если мои родители оказались живы на самом деле?". И каждый раз не мог найти ответа. Поттеры твердили о какой-то защите. Мол, они пытались таким образом защитить его от приспешников Темного лорда, которые остались на воле. Но ведь это чушь. На свободе остались лишь трусы, которые попрятались в своих норах и вовсю угождали Министерству, трясясь за свои задницы. Об этом Гарри узнал, понаблюдав и послушав показушные речи слизеринцев. Как и то, что на Победителя Темного лорда всем было плевать, главное избежать Азкабана. Никто не стал бы мстить, а значит Поттеры лгут ему о причинах. Но вот и в то что родители бросили его, чтобы спокойно жить подальше от шумного Альбиона, тоже не верилось. А значит есть еще какие-то причины.
  Лили мялась с ответом. Она знала, что дала Альбусу слово ничего не говорить Гарри пока. Сын еще слишком юн, чтобы нести груз этой тайны. Но с другой стороны, женщина просто не могла молчать. Она должна рассказать Гарри хоть часть правды, чтобы он понял их поступок и попытался простить.
  - Мы были готовы на все, чтобы тебя защитить. Времена тогда были тёмные, поэтому никто не знал, проснется ли он утром, - Лили слегка переиначила информацию. - Мы не хотели потерять тебя, поэтому согласились на предложение Альбуса. Директор нашел заклинание из древней магии, которое могло тебя спрятать от всего Магического мира. Это очень старая магия, связанная с кровью. И мы согласились.
  Гарри не верил словам матери.
  - Тогда почему Магическому миру известна другая история?
  - Все для твоей защиты. Та магия, что мы использовали находится под запретом. За ее использование грозит десять лет Азкабана и тому, кто ее применил и на ком применили. Но даже не это главное, а то, что любая кровная магия требует жертвы. В нашем случае стало жертвой оставить тебя. Чтобы чары сработали как надо, ты должен был, быть вдали от нас, - с глаз Лили капали слезы. - Это был единственный выход.
  Гарри нахмурился. С одной стороны, он чувствовал, что мать говорит правду, но с другой... было какое-то двуличие. Притом, Поттер никак не услышал причину, от кого его пытались защитить.
  - От кого меня нужно было защитить? Темный лорд пал, а его приспешники посажены в Азкабан. А те кто спаслись, боялись даже нос высунуть со своих нор, - озвучил свои мысли Герой.
  Лили закрыла лицо руками и покачала головой. Она была готова к трудному разговору, но даже не догадывалась, как на самом деле трудно окажется лгать сыну. И сейчас пыталась себя убедить, что поступает правильно, скрыв часть истории. Гарри не готов к правде.
  - Я не могу сказать тебе всего. Ты слишком юн, чтобы жить с этой правдой. Сейчас ты должен радоваться своему детству. Летать на метле с друзьями и устраивать веселые прогулки, а не думать о темных временах. Позже, когда ты подрастешь, я тебе все расскажу. Даю слово, - заявила Лили.
  "Как все прозаично. Благо... Защита... Красивая речь, только рассчитана она на плаксивого хаффлпаффца", - с досадой думал Герой. Он уже понял, что всю правду ему никто говорить не собирается, а значит придется самому все узнать.
  - Ясно, - бесстрастный кивок. - На этом все?
  - Не злись, Гарри, - Лили сделала попытку обнять сына, но тот вовремя увернулся. - Придет время, и ты все поймешь. А сейчас пойдем вниз, твой отец с Лизой устроили игры на метлах.
  - Нет настроения, - отмахнулся Герой.
  "До чего же он упрямый, прям как Джеймс в молодости, - с теплом подумала Лили. - И очень любит зелья, - короткий взгляд на книгу на тумбочке, - прямо как я".
  - А не хочешь пойти со мной в Магический квартал? Завтра Рождество и нужно купить подарки. Думаю, ты бы тоже хотел купить что-то своим друзьям.
  Гарри и забыл об этом. Точнее не то что забыл, просто у него никогда не было друзей. А теперь есть Малфой, который несомненно обидится, если не получит ничего на Рождество. Вот же павлин. Поэтому Гарри ничего не оставалось как согласиться.
  - Хорошо, - хмурый взгляд. - И еще, я бы хотел увидеть книгу в которой говорится об этой странной защите. Хочу убедиться, что это не очередное ваше вранье.
  - Это запрещённая книга, но если ты так хочешь я попрошу у Альбуса и дам тебе.
  - Хочу, - уверенный голос.
  - Хорошо, - кивнула Лили. - Собирайся, я подожду тебя внизу, - с этими словами миссис Поттер покинула комнату.
  - На что я подписался? - сам у себя спросил Герой.
  Он уже предвещал худшие несколько часов в обществе матери. Почему слизеринец не вспомнил о подарках раньше и не купил их при прошлом походе?
  В Магический квартал они попали с помощью камина, вот только выходили не с камина, а все в тех же кольцах. Как Лили пояснила, кольца работают как камины, но куда удобнее.
  Народу повсюду было много. Люди ходили от одного магазинчика к другому выбирая подарки и закупаясь к празднику. Везде пестрели яркие вывески и завлекательные плакаты.
  - Видимо не одни мы затянули с покупкой подарков до последнего, - проговорила Лили, пробираясь сквозь многочисленную толпу. - Гарри, держись поближе ко мне, чтобы не потеряться.
  Слизеринец был совсем не против потеряться. Но прекрасно осознавал, что на его поиски поднимут все Министерство и сам Дамблдор примчится. А видеть этого старика Гарри хотелось меньше всего, как и выслушивать поучительные речи родителей. Поэтому ему ничего не оставалось, как последовать за Лили.
  Часовые скитания по набитым битком магазинам, завершились покупкой новой метлы, нескольких книг и неизвестного свёртка в красной бумаге.
  Сам же Гарри купил в подарок Драко набор перьев, которые несколько дней назад присмотрел для себя. Те оказались зачарованными и записывали самостоятельно все что им говорил Поттер. Полезные вещицы, особенно на уроках истории магии.
  - Можем возвращаться, - радостно оповестила Лили. - Хотя, нет, я забыла о парадной мантии для тебя.
  - Зачем мне нужна парадная мантия? - возмутился Герой.
  - Мы идем на ужин к Делакурам, и ты должен выглядеть празднично. Аполлин моя хорошая подруга, а с Флер ты успел подружиться, и будет некрасиво, если ты появишься в черной мантии, словно на похоронах.
  - Меня вполне устраивает моя мантия, - не сдавался слизеринец.
  - Гарри, не спорь со мной, - приказной тон. - Мы купим тебе новую мантию.
  На все возмущения Героя, женщина лишь махнула рукой и направилась к одному из магазинов. Поттер, скрипя зубами и сжимая кулаки от досады, последовал за ней. Его все больше и больше раздражала эта женщина.
  В магазине оказалось всего несколько человек, поэтому не пришлось простоять полчаса в очереди. Седовласый мужчина, улыбаясь в усы проводил их к стеллажу с парадными мантиями.
  - Давай подберем тебе что-то поярче. Как насчет вот этой, зеленой? - Лили показала на одну из мантии. - Она подходит к твоим глазам.
  - Нет, - отрицательный жест головой. - Мне не пять лет, и я в состоянии сам выбрать себе одежду, - Гарри одарил Лили холодным взглядом. - Такую, как мне нравится.
  Поттеру было не отвертеться от покупки, поэтому он решил купить то, что понравится ему. Взгляд остановился на одном из манекенов, где висела темно-зеленая, практически черная мантия.
  - Эту, - кивок на выбранную.
  "Малфой точно одобрит мой выбор. Скажет, что я настоящий слизеринец, раз не изменяю цветам факультета", - хмыкнул Герой.
  И тут раздался звон колокольчика, оповещая о новых посетителях.
  - Оля-ля, Лили, и ты здесь, - кивнула высокая блондинка, радушно улыбаясь.
  - Аполлин, - такая же радушная улыбка. - Я думала, что ты уже давно купила подарки. - Милая, - это уже обращение к Флер, - ты хорошеешь с каждым днем.
  - Купила. Но ты же знаешь, какая Флер у меня модница, вот и приходится накануне праздника искать ей новое платье.
  - Мама, - возмутилась эта самая модница. Но ее слова были встречены понимающими улыбками двух женщин.
  Сам же Гарри, пока те вели разговор, успел примерить мантию и убедившись, что та сидит идеально, велеть продавцу упаковать покупку. И стоило ему показаться перед ясные очи матери и ее подругу, как цепкие руки схватили его и притянули ближе.
  - Аполлин, познакомься с моим старшим сыном, - прощебетала миссис Поттер.
  Поттер прошипел про себя и поспешно одернул руку, что не укрылось от внимания дам. Отойдя немного в сторону, брюнет окинул внимательным взглядом высокую блондинку, которая была практически точной копией Флер, лишь постарше. И глаза не синие, а карие.
  Миссис Делакур тоже с интересом рассматривала парня. Ей было интересно увидеть вживую Мальчика-Который-Выжил и того, кто смог затронуть ледяное сердце ее старшей дочери.
  - Лили мне много о тебе рассказывала, - мелодичный голос. - И дочь говорила мне о галантном джентльмене, покорившем ее сердце, - лукавая улыбка. - И я просто не могла дождаться, чтобы не познакомится лично.
  Поттер лишь кивнул. Он почувствовал уже знакомый огонь, исходящий от этой женщины, как и от ее дочери. А еще было неприятное покалывание в кончиках пальцев, словно разряд тока.
  А вот Флер одарила мать злым взглядом и скрылась в примерочной.
  - Я купил мантию. Мы можем идти, - слова прозвучали больше как приказ, а не просьба.
  - Да, конечно, - кивнула Лили. - Нам уже пора, а то Джеймс поднимет на уши весь Квартал в наших поисках. Аполлин, была рада нашей встрече. И, до завтра. В десять часов, мы будем у вас.
  
  ***
  
  Аполлин проводила Лили и её сына задумчивым взглядом. Что этот мальчик особенный, она сразу поняла. С виду он выглядел обычным подростком, которых сотни вокруг. Правда, слегка чопорный и скуп на эмоции, впрочем, как и многие англичане. А вот если присмотреться, можно было увидеть совсем недетский взгляд изумрудных глаз. А глаза - это зеркало души и они о многом говорят.
  - Правда он странный, мам? - прозвучал рядом голос Флер, вырывая женщину тем самым из мыслей.
  - Да, есть в нем что-то такое, - согласилась Аполлона. Она по-прежнему была задумчива. Слишком примечательная была у мальчишки магия и пронизывающий взгляд. А еще это странное поведение с Лили. Со стороны казалось, что он ненавидит свою мать.
  - И ничего он не "галантный джентльмен". А только маленький мальчик.
  - Конечно-конечно, - улыбнулась блондинка. Через пару лет, Флер поймет свою ошибку, а сейчас пусть пребывает в своих мечтах. - Ты нашла то платье, что хотела? И мне вот интересно, для кого ты так прихорашиваешься? Ни для этого ли маленького мальчика? - лукавый взгляд.
  - Вот еще, - фыркнула Флер. - Нужен мне этой выскочка.
  
  ***
  
  Гарри сидел на диване в гостиной и сверлил взглядом огонь в камине. К Делакурам, со слов матери, они должны были отправится в десять часов, а сейчас уже было пять минут одиннадцатого. Но это шумное семейство никак не могло собраться, чем весьма раздражало Героя, привыкшему к пунктуальности.
  Спустя еще пять минут, наконец-то всё и все были готовы.
  Первым в камин шагнул Джеймс с сыном на руках, затем Лиза, Гарри и процессию замыкала Лили.
  Слизеринец появился в просторной комнате. Ступив на ковер, он стряхнул с мантии несуществующие пылинки и нацепив на лицо дежурную улыбку, и лишь после этого окинул взглядом собравшихся и само помещение. Комната была отделана в голубых тонах. Светлая, даже слишком, по мнению парня. Белая мебель, такого же цвета ковер на полу и вычурная люстра на потолку.
  Взгляд Героя остановился на невысоком и слегка полноватом мужчине в деловом костюме.
  - Жан, - Джеймс Поттер пожал руку незнакомцу.
  - Джеймс, - голос мужчины был хрипловатым, что свидетельствовало о пристрастии к сигарам.
  - Жан, позволь тебе представить моего старшего сына - Гарри. Гарри, это Жан Делакур, - жест рукой на француза. - Он друг нашей семьи и просто хороший человек.
  - Ты мне льстишь, Джеймс, - улыбнулся Делакур.
  - Флер, покажи Гарри его комнату, - прозвучал голос Аполлин. И только тогда Герой заметил, что в гостиной появилась хозяйка дома с дочерью и Лили.
  - Хорошо, - кивнула блондинка. - Пойдем.
  По лестнице они поднялись на второй этаж, не проронив и слова. В воздухе витало какое-то напряжение.
  - Вот, - изящный жест рукой на одну из дверей. - А дальше комната Джереми и Лизы, а напротив твоих родителей. Располагайся.
  Поттер толкнул дверь и зашел внутрь. Все вокруг пестрела бело-голубыми тонами, свидетельствуя о том, что у хозяев дома любовь к этим цветам. Большая кровать под балдахином. Рабочий стол, возле огромного окна, практически на всю стену. Шкаф с книгами и прочими безделушками. Все лаконично, без лишних излишеств.
  - Нравится? - прозвучал позади девчачий голос.
  - Не люблю голубой, - лаконичный ответ. - И белого многовато.
  - Капризулька, - засмеялась Делакур.
  - На себя посмотри, - ни смог промолчать парень. В прошлую их встречу эта девчонка вела себя посдержаннее, а сейчас разошлась. И главное смотрит, словно Гарри перед ней в чем-то виноват. Словно, он намерено перелил гранатовый сок на ее любимое платье.
  - Мне нравится твоя мантия, - неожиданно проговорила француженка.
  - Рад за тебя, - Поттер не мог не заметить, что каким-то дивным образом оказалось, что платье Делакур точно такого же цвета. Видимо это и злило девчонку.
  - Грубиян, - парировала Делакур.
  Повисло молчание.
  - Почему ты не сказал, что тебя зовут Гарри Поттер? Что тот мальчишка о котором писали столько в газетах?! - обвиняющий тон.
  "Так вот, значит, что злит Делакур", - про себя рассмеялся Герой.
  - Видимо, у тебя плохо с памятью. Я называл свое имя, а моя фамилия и так была известна. Не моя вина в том, что ты не смогла сама понять.
  Делакур смутилась, но в следующую секунду в синих глазах вспыхнула злость.
  - Ты должен был сказать мне!
  "Вот это номер, - прифигел слизеринец. - Оказывается, я не только Поттерам, но еще и этой нахалке должен что-то. Хорошая история", - Гарри не знал, стоит ли ему злиться или рассмеяться. Наглость этой девицы поражала его.
  - Запомни. Я никому и ничего не должен, - чеканя каждое слово, проговорил брюнет. - А тебе особенно.
  - Хам!
  Поттер промолчал. Он не видел смысла развивать этот спор. Пусть думает эта нахалка, всё, что ей хочется. Герой продолжал игнорировать Флер, а та продолжала злиться. Так прошло несколько минут. И тут дверь открылась и в комнату вбежал маленький ураганчик.
  - Габби, не бегай, помнёшь платье, - прозвучал суровый голос Флер. - Познакомься, это моя сестра, - взгляд на девчонку лет девяти, - Габриэль.
  Поттер решил показать свои манеры. Склонившись, он поцеловал ручку младшей из дочерей четы Делакуров, на что, та залилась краской.
  - Ты и есть Гарри Поттер? - взгляд полный обожания.
  - Да, - кивнул Герой.
  Габриэль вновь залилась краской и начала глуповато улыбаться.
  
  ***
  
  - Лили у тебя прекрасный сын. Правда, немного чопорный, - проговорила блондинка. - Но так и должно быть, он ведь живет в Англии. А там принято вести себя сдержанно и скрывать свои эмоции. Это тебе не пылкие французы.
  - Да, Гарри немного зажат, - согласилась рыжеволосая женщина.
  - А как ему Франция? Нравится?
  - Здесь ему всё в новинку, - раздался расплывчатый ответ.
  - Это и понятно. Надеюсь, ему понравится, и вы будете почаще его привозить. Они подружились с Флер.
  - В самом деле?
  - Да, - лукаво улыбнулась миссис Делакур. - Она несколько дней о нем говорила. И к этому вечеру так прихорашивалась.
  - Девочка взрослеет.
  - Да, это так, - улыбнулась блондинка. - От женихов отбою нет. А ей всего четырнадцать, что же будет дальше. Боюсь, Жану, придется получить лицензию на применение Непростительных проклятий. Может, тогда будут бояться.
  - Сомневаюсь. Флер у тебя настоящая красавица. Она разобьет не одно мужское сердце, пока найдет того единственного.
  Аполлин задумчиво кивнула.
  - Главное, чтобы она не пропустила "того единственного".
  - Не волнуйся, Флер своего не упустит. Ты же знаешь какая она.
  - Надеюсь, очень надеюсь.
  
  ***
  
  Ужин с Делакурами прошел вполне сносно, если не брать в расчет гневные взгляды Флер, которыми та одаривала слизеринца. Мистер и миссис Делакур оказались неплохими людьми. Они не задавали глупых вопросов и вели себя сдержанно. В общем, вечер прошел хорошо.
  У Гарри был очень чуткий сон - он просыпался от малейшего шума. Вот и сейчас, услышав звук открывающейся двери, а затем шаги, брюнет сонно завозился и открыл глаза. Пару раз проморгавшись, он смог сконцентрировать взгляд и увидеть, что неожиданным визитером стала Флер Делакур. Девчонка, осторожно ступая босыми ногами по полу, пробиралась к креслу, на котором была сгружена гора подарков, держа в руках небольшой сверток в белой бумаге. Она до последнего думала отдавать свой подарок или нет. Вчера, обидевшись на этого хама, Флер решила, что тот не заслужил ничего, но сегодня решила смилостивиться. В конце концов, сегодня праздник, и она так долго выбирала этот подарок.
  - Делакур, - голос был хриплым ото сна, - что ты здесь делаешь?
  Вейла вздрогнула и поспешно обернулась.
  - Я... Я решила зайти узнать, как тебе спится на новом месте, - быстро нашлась девушка. - Хватает ли одеяла и подушек?
  - Посреди ночи?! - в голосе звучал яд. - Не смеши меня.
  - Вообще-то, уже семь часов, - возмутилась нахалка.
  - Неважно, - отмахнулся Поттер. - Так, зачем ты разбудила меня в такую рань?
  - Я не будила тебя, ты сам проснулся.
  - Конечно, ведь ты топталась как слон.
  - Что? Я как слон! Поттер, ты вообще обнаглел, - грозно засопела вейла. - Я пришла, чтобы отдать подарок, а ты меня берешь оскорбляешь.
  - Подарок, - удивился Герой. - Зачем? - глупее вопроса не придумаешь.
  - Поттер ты меня поражаешь своим интеллектом. Зачем дарят подарки?
  - Я знаю зачем другие дарят подарки, вопрос в том, зачем ты даришь что-то мне? Мы ведь не друзья или хотя бы хорошие знакомые.
  Флер смутилась.
  - Наши семьи дружат. Я всегда дарю подарки Лизе и Джереми.
  - Но я ведь не они.
  - Ты - тупица!
  - Ладно-ладно, давай сюда свой подарок, - Поттер протянул руку.
  Делакур заколебалась, но отдала сверток.
  Гарри разорвал бумагу и с любопытством заглянул внутрь. Внутри лежала кобура для волшебной палочки изготовленная из драконьей кожи.
  - Нравится?
  Поттер лишь кивнул. На долю секунды он почувствовал себя пристыженным за то, что не купил подарка Флер, но быстро заглушил голос совести. Они еще не настолько знакомы, чтобы слизеринец покупал ей что-то. И не знал он, что француженке взбредет подобное в голову.
  - У тебя здесь еще подарки, - кивок на кресло. - Не так много как у меня, но есть, - с самодовольством проговорила вейла. - Посмотришь?
  Поттеру и самому стало интересно узнать, что и кто ему подарил.
  - Давай сюда.
  - Лентяй, - проворчала девочка, но послушно подала сверки.
  Гарри потянулся к первому, самому большому, и послышался звук рвущейся бумаги. Первой показалась деревянная рукоять с выгравированной на ней Нимбус, а дальше и остальная часть.
  - Метла, - прозвучал голос вейлы. - Предсказуемо. Все парни любят летать.
  - Я не люблю, - отозвался слизеринец.
  Флер одарила его хмурым взглядом, но промолчала.
  - Странный ты какой-то.
  - Какой есть, - хмыкнул парень и прочел карточку идущую к подарку. Как оказалось, метлу ему подарил Сириус Блэк.
  - Открывай дальше.
  В одном из свертков оказалась книга по зельеварению. Еще в одном набор для ухода за метлой. В третьем конфеты, а на карточке кривоватым почерком значилось "С рождеством, Поттер." Не было сомнений, конфеты прислала Грейнджер. А вот в четвертом свертке обнаружилась толстая книга и надпись на которой гласила "Свод законов. Самообновляющийся". Подарок был от Малфоя как и книга по Темной магии.
  - Дорогие вещи, - прозвучал голос Флер. - И редкие.
  И вот очередь настала последнего свертка. Разорвав бумагу, Поттер ощутил под своими пальцами гладкую материю. Присмотревшись, он увидел, что это была мантия, но не обычная. Там где касались ее пальцы, казалось что ничего нет.
  - Мантия-невидимка, - вновь раздался голос Делакур. - Тебе повезло. Примерь ее.
  Но Поттер не стал делать этого, он взял в руки карточку.
  "Она по праву твоя. Используй ее правильно".
  Почерк был незнаком слизеринцу, но он был уверен, что подарок не от родителей. Слишком ценный.
  
  ***
  
  С утра Гарри ждала весёлая побудка. Все началось с криков в коридоре, на который сбежались все жильцы дома. Эта возня разбудила и слизеринца, и, поддавшись любопытству, он решил узнать, что там происходит - потоп какой-то, или нападение кентавров. Выглянув в коридор, брюнет застал забавную картину. Лиза вопила во всю мощь легких, тыкая пальцем в нежащуюся под солнечными лучами на окне змею. Рядом стоял в надетом в спешке халате Джеймс, пытающийся что-то рассмотреть без очков. Но удавалось ему это плохо.
  - Кери, - прошипел брюнет, чем вогнал всех в ступор. - Я же велел тебе не показываться на глаза никому.
  - Хозяин, - отозвалась змея. Она высовывала язык, словно пытаясь попробовать на вкус воздух.
  Подойдя к любимице Поттер протянул руку, на которую та забралась и обвилась.
  - Гарри... - Джеймс наконец-то надел очки. Мужчина начал заикаться, не зная что сказать. Когда с горла сына вырвалось зловещее шипение, земля ушла из-под его ног. Его сын владеет языком змей. Языком, присущим великим темным магам. Волан-де-Морту и Салазару Слизерину...
  "Нет. Гарри не темный маг, это все влияние частицы души, - убедил себя мужчина. - Нужно будет рассказать об этом Альбусу".
  - Лиза, иди в свою комнату.
  Девочка послушно ушла. Во взгляде ее был страх, направленный на брата.
  - Гарри, это твоя змея? - вопрос для проформы.
  - Да, - кивнул брюнет, готовясь выслушивать поучительные речи, но их не последовало, чему слизеринец был очень удивлен. Поттеры казались такими правильными. Они должны были возмутиться наличию в своем доме змеи, и тому, что Гарри ничего не сказал о ней.
  - Ты умеешь говорить со змеями?
  - Да, - очередной кивок.
  - Ясно, - сконфуженный взгляд. - Лиза очень боится змей, поэтому ты не мог бы держать ее в своей комнате?
  - Хорошо.
  Гарри ожидал, что его заставят избавиться от любимицы, но нет.
  
  ***
  
  Все вещи были упакованы и готовы к отбытию. До этого радостного события осталось несколько часов, которые парень решил провести, прогуливаясь по дому. Он и сам не знал с чего возникло такое желание. Выйдя в коридор и никого там не увидев, слизеринец направился в библиотеку. Стоило положить книги, что Гарри брал для чтения.
  Подходя к нужной двери, он услышал негромкие голоса. Говорили Лили и Джеймс. Сделав шаг вперед и прислушавшись, Поттер смог расслышать, о чем говорят.
  - Джеймс, я очень волнуюсь за Джереми с Лизой. Я обходила уже все клиники и вердикты колдомедиков был неутешительные. Все в один голос утверждают, что у нашей дочери проблемы с магией. Она не может наколдовать сильное заклинание. А с Джереми все еще хуже, магическое ядро практически опустошено. Он - сквиб, - разрыдалась Лили.
  - Лили, я уверен, что с Лизой всё будет хорошо. Ее магическое ядро еще не сформировалось, - Джеймс и сам знал, что его слова звучат неубедительно. - А Джереми... Он все равно наш сын. Мы будем любить его любым. И с магией и без.
  - Это нас так наказывает Магия за проступки...
  Послышались шаги и Гарри был вынужден уйти.
  Про себя он размышлял об услышанном. Выходит - его младший братец почти маггл, а сестрёнка недалеко от него ушла. Занятная картина.
  
  Глава 22
  
  
  На улице бушевала настоящая метель. Появившись на платформе 9¾ лондонского вокзала "Кингс Кросс", Гарри едва смог разглядеть прохожих. Снег заслеплял глаза, заставляя его зажмуриться и побыстрее направиться к паровозу. Заскочив в ближайший вагон, брюнет взмахом палочки очистил мантию от снега и, расправив плечи, осмотрелся по сторонам. Народу было мало, несмотря на поздний час. Хогвартс-экспресс отправлялся из Лондона ровно в одиннадцать, а сейчас было без десяти. Видимо, родители решили отправить своих чад через камины до Хогвартса, а в поезде остались трястись лишь маглорожденные у которых не было иной возможности. Гарри надеялся, что Лили поступит также, но она уперлась, говоря о традиции. Мол, это традиция для учеников - добираться до школы поездом. И то, что на дворе ужасная метель, ее ничуть не волновала.
  Заняв первое попавшееся пустое купе, слизеринец выложил свою любимицу на сиденье рядом, а сам начал поглядывать в окно. Снаружи мелькали размытые силуэты, сгорбившись торопливо забирающийся в поезд. Родители садили своих чад и поспешно уходили, не желая торчать в такую погоду на улице. Из-за снега Гарри не мог рассмотреть лиц.
  "Странно, разве волшебники не способны повелевать погодой, - размышлял Поттер. - Они могли хотя бы здесь разогнать тучи и убрать снег".
  Хогвартский-экспресс издал предупреждающий гудок оповещая об отправке. Тронувшись, поезд начал набирать ходу унося учеников в Хогвартс.
  Слизеринец был рад своему одиночеству. В доме Поттеров всегда было шумно и происходила всякая возня, поэтому на спокойствие не приходилось рассчитывать. Хорошо еще, что Лили нечасто докучала ему своим вниманием, как и остальные домочадцы. У Гарри возникло такое чувство, что к нему присматривались, не делая резких телодвижений.
  Неожиданно дверь купе открылась, отвлекая Героя от его мыслей. Он уже был готов выставить наглеца, когда увидел светлую макушку друга.
  - Наконец-то я тебя нашел, - довольно проговорил блондин. - Пришлось обойти половину поезда в твоих поисках. Я даже начал подумывать, что ты отправишься в Хогвартс через камин, - проговорив эту тираду Малфой поставил свою сумку на верхнюю полку, а сам умостился напротив брюнета.
  - Я также подумал о тебе, - признал Поттер.
  - Отец хотел отправить меня через камин декана, но я переубедил его. Посчитав, что тебе будет скучно тарахтеть в поезде самому, - самодовольно проговорил Малфой. - Кстати, по пути я встретил Грейнджер, и она спрашивала о тебе.
  - Что ей могло понадобиться? - Гарри не был доволен этой информацией.
  - Не знаю, - пожал плечами блондин, - она мне не сообщила. Кстати, спасибо за подарок.
  - Тебе тоже, - ответил герой. - Эти книги мне пригодятся.
  - Я тоже так подумал, поэтому выпросил их у отца. У нас было несколько экземпляров в библиотеке, вот один я и позаимствовал, - пояснил Драко. - Я сказал, что собираюсь подарить тебе, поэтому отец не был против.
  Несколько минут царило молчание.
  Гарри решил почитать подаренную другом книгу, чего не мог сделать в доме Поттеров. Сомнительно, что те обрадуются, узнав, что слизеринец читает о темной магии. Сам же Драко принялся за книгу по квиддичу.
  - Я и забыл спросить, как ты провел каникулы? Поттеры живы еще?
  - А что с ними будет, - хмыкнул Герой.
  - Мало ли, - засмеялся Малфой. - От тебя всего можно было ожидать. Вдруг в порыве злости, ты случайно поджёг их или разрушил дом. Я читал, что подобное бывает.
  - К моему несчастью, ничего подобного не произошло. Я провел эти две недели во Франции.
  - Круто. Мы ездили прошлым летом туда. Навещали тетушку Мюриэль.
  - Я не разделяю твоего восторга. Как для меня, так здесь куда лучше.
  - Ну да, французы слегка чванливы, - согласился Драко. - Моя тетушка уж точно.
  - Полагаю, они такого же мнения о нас.
  Малфой замялся.
  - А Поттеры тебе не сильно докучали?
  - Как ни странно, но нет. Они вели себя вменяемо. Не лезли ко мне, а я не трогал их.
  - Странно это.
  - Мне тоже это показалось странным, - согласился Герой. - Я ожидал иного. Ладно, не будем говорить о них. Мне и так хватило две недели их общества.
  И тут дверь купе в очередной раз открылась. На пороге стояла Грейнджер и запыхавшийся Лонгботтом с каким-то горшком в руках.
  - Грейнджер, - внимательный взгляд изумрудных глаз.
  - Малфой, Поттер, - парировала гриффиндорка и тут ее взгляд наткнулся на змею. - Что это такое? - тычок пальцем в сторону Кери.
  Слизеринец мысленно скривился. Несмотря на свой ум, Грейнджер была беспардонной девчонкой. Вечно совала свой нос куда не следует. Не зря Шляпа отправила ее на Гриффиндор, там таким самое место.
  - Змея, - с издевкой проговорил Герой.
  - Я вижу, что змея, - воскликнула девчонка. - Я спрашиваю, что она здесь делает?
  - Спит, - Гарри решил вконец вывести заучку.
  - Поттер, ты невыносим, - закатила глаза Гермиона. - К твоему сведенью, змей нельзя привозить в Хогвартс. Они опасны.
  - И кто же мне запретит? Не ты ли?
  - Я! В правилах сказано, что ученик может привести с собой сову, жабу или кошку, - слово в слово повторила слова с письма гриффиндорка.
  - Вот именно, там ничего не сказано о том, что ученикам запрещается привозить других животных.
  Грейнджер опешила.
  - Но...
  - Грейнджер, отстань от нас, - вмешался в разговор Малфой. - Видишь, тебе здесь не рады, так что проваливай к своим грифам и Лонгботтома захвати, а то он сейчас обделается.
  Невилл на самом деле выглядел белее мела. В глазах стоял страх, при виде змеи, а сам он был на грани обморока. Если бы не Грейнджер, он давно уже сбежал бы отсюда.
  - Малфой, я не с тобой разговариваю, - огрызнулась Гермиона. - Поттер, я этого так не оставлю. Ты нарушаешь правила. Змея может быть опасна! Я должна сообщить о ней профессор МакГонагалл.
  - Сообщай, кому хочешь, - отмахнулся брюнет. Он уже понял - если этой гриффиндорке что-то взбрело в голову, то переубедить ее не удастся. Она упертая и твердолобая. Так зачем напрасно тратить нервы и силы. Конечно, Гарри не хотелось сообщать кому-то о Кери, но другого выхода нет. Слизеринец лишь надеялся, что Дамблдор не сможет ничего сделать, ведь в правилах на самом деле нет запрета привозить других животных.
  Гневно засопев, Грейнджер ушла, прихватив с собой дружка.
  - Гарри, у тебя могут быть проблемы, - тихо проговорил Драко.
  - Посмотрим. Кстати я так и не узнал зачем она приходила, - кивок на дверь.
  - Может хотела отдать тебе запоздалый Рождественский подарок, - засмеялся блондин, но быстро стушевался видя серьезное лицо друга.
  - Она и так мне подарила его.
  - Что? - серые глаза расширились от изумления. - Ты ведь пошутил сейчас?
  - Нет, - отрицательный жест головой. - Грейнджер подарила мне конфеты.
  - Почему? - недоумевал Драко.
  - А я откуда знаю, - последовал ответ. - Может из-за того, что я спас ей жизнь, вот она и считает себя обязанной. Откуда я знаю, какие тараканы в голове у этой зубрилы.
  - Странная она какая-то. Кстати, я не видел с ними Уизли. Помнится в Хогвартсе, они вечно таскаются втроем. Неразлучное трио, - заухмылялся блондин.
  - Золотое трио, - согласился Поттер.
  - Почему сразу золотое? - не понял Драко.
  - Золотой и красный - цвета их факультета, вот и вышло что золотое.
  - Ну да, верно, - кивнул Малфой. - Ты думаешь, Грейнджер пожалуется МакГонагалл?
  - Уверен, - убежденный голос. - Для Грейнджер превыше всего соблюдение правил.
  - Только сама она их не соблюдает, - нахмурился Драко.
  - У нее двойные стандарты.
  - Это точно.
  
  ***
  
  Хогвартс-экспресс прибыл до станции Хогсмид, когда за окном уже давно стемнело. Метель улеглась, но холод так и остался. Сквозь окна своих купе ученикам было прекрасно видно огни в окнах замка. Встречала ребят МакГонагалл, которая сразу же сопроводила всех к школе.
  - Я уже хочу поскорее побывать здесь, - Малфой окинул внимательным взглядом магическую деревушку. - Жаль, что посещения Хогсмида разрешены лишь с третьего курса. Нам еще ждать полтора года.
  Они попали в Хогвартс как раз к ужину и МакГонагалл повела их в Большой зал.
  Сладости, что Гарри съел в экспрессе, давно уже переварились и слизеринец чувствовал себя голодным.
  - Грейнджер задержалась около деканши Гриффиндора, - оглянувшись, проговорил Малфой. - Решила наябедничать.
  - Дура, - скривился брюнет. - Что с такой возьмешь.
  - Вот, в следующий раз десять раз подумай прежде чем спасать ее от тролля.
  - Подумаю, - серьезно проговорил Герой. Он и сам уже не был рад, что помог гриффиндорке в тот злополучный вечер. Та создавала ему слишком много проблем.
  Заняв свои места за слизеринским столом, Поттер кивнул на приветствия других змеек и поздравления, и приступил к еде. Спустя пятнадцать минут насытившись, он ленивым взглядом окинул взгляд. Ничего не изменилось за две недели, разве что пейзаж на потолке поменялся. Вместо ночного неба, там бушевала буря.
  
  ***
  
  Вечер подходил к концу, когда в гостиную заявился Снейп собственной персоной. Окинув суровым взглядом своих черных глаз притихших змеек, декан задержался на Поттере. Его губы скривились в кривоватой ухмылке, а во взгляде появилось раздражение.
  - Поттер, покажите мне свою комнату, - скомандовал зельевар.
  Герой нахмурился. Он не ожидал от Грейнджер такой прыти.
  Другие слизеринцы притихли и с интересом прислушивались к разговору.
  - Зачем? В уставе школы и слова не сказано о том, что будь то декан или другой учитель, имеют право обыскивать комнаты учеников.
  - Не спорьте со мной, Поттер, - терял терпение Снейп. Рядом с этим мальчишкой зельевар ощущал себя еще более раздражительным, чем обычно. Поттер всем своим видом раздражал его. А сегодня еще МакГонагалл подошла к нему после ужина и велела проследить за Героем. Мол, тот держит в своей комнате опасное животное и Снейп на это закрывает глаза. Минерва в очередной раз обвинила его в том, что зельевар поощряет своих слизеринцев на нарушение правил и прикрывает их проделки.
  - Профессор Снейп... - начал было Малфой, но декан не дал ему продолжить.
  - Помолчите, мистер Малфой. А вы Поттер поторопитесь. У меня нет всего дня, чтобы торчать здесь.
  Гарри колебался. Он мог бы продолжить спорить со Снейпом, но сомневался, что это сработает. Зельевар упертый как баран. Если он что-то надумает, то так и поступит.
  - Идемте, раз вам так хочется покопаться в моих вещах, - и первым пошел вперед.
  Северус недовольно поджал губы, одарил паршивца ненавистным взглядом и последовал следом.
  Малфой поспешил за ними.
  - Поттер, полагаю вы знаете причину моего нахождения здесь, - Снейп не спрашивал, а утверждал.
  - Догадываюсь, - не стал увиливать Герой.
  - Тогда будьте добры, поделитесь своими догадками, - ехидный тон. - И не будем тратить мое время напрасно.
  "Сальноволосый ублюдок", - негодовал про себя Поттер. С каждым днем Снейп раздражал его все больше и больше. Желание убийства этого человека становился уже осязаемым.
  - До вас дошли слухи, что в качестве животного я привез с собой змею, а не кошку или жабу.
  - Вот именно, - мерзко заухмылялся декан.
  - Значит это правда?
  - Да, - не стал отнекиваться Герой.
  - Радует, что вы сами признаете, что нарушили правила, - Снейп уже предвещал, какое будет выбирать наказание своему самому нелюбимому ученику. Ему как раз нужно было распотрошить червей к следующей неделе. Да и котлы нужно кому-то мыть, а не только магией пользоваться.
  - Я признаю, что привез с собой змею, но не признаю, что нарушил какие-то правила. В уставе школы не сказано и слова, какие животные разрешены, а какие нет. В письме, которое мне пришло летом, тоже об этом не было и слова.
  - Поттер вы издеваетесь надо мной?! - Снейп взбесился.
  - Нет, - состроив самые честные глаза Герой, но полностью не смог скрыть насмешку. Поттер провоцировал мужчину, зная, что тот реагирует на него как бык на красную тряпку.
  - В письме было сказано, что можно взять кошку, сову или жабу, но ни слова о запретах.
  - Вы и сами должны были догадаться, что нельзя было привозить в замок, полный детей, опасных животных. Или ваших мозгов не хватило для этого? - едкий взгляд.
  Гарри покрепче сжал кулаки, так чтобы ногти впились в кожу. Боль слегка отрезвила и не дала наделать глупостей. Руки так и чесались, придушить этого ублюдка, а язык - высказать все, что Гарри думает о декане.
  - Кери не нападет на других, - уверенный голос, а в мыслях добавил: "Пока я не прикажу".
  Снейп вопреки ожиданиям Поттера не начал свою отповедь, а наоборот умолк. Глаза подозрительно сощурились и их взгляд был подозрительным.
  - Поттер, вы владеете парселтангом? - вопрос в лоб.
  - Да, - не стал отпираться Герой. - Поттеры об этом знают, поэтому нет ничего странного, что об этом скоро узнает Дамблдор и его прихвостни.
  Несколько секунд царила тишина.
  - Нахождение змеи в этой башне может вызвать недовольство других учеников, - зашел с другого боку Снейп. - Вы должны понимать степень опасности.
  - Уверяю вас, что никто ни против.
  Зельевар окинул его скептическим взглядом.
  - Мистер Малфой, вас устраивает такое соседство? - вопрос адресовывался блондину.
  - Я не имею ничего против, - поспешно проговорил Драко.
  Не такого ответа ожидал мужчина, поэтому нахмурился еще сильнее. Снейп знал о боязни крестника к этим опасным животным и ожидал, что Драко будет обеими руками за чтобы избавиться от любимицы Поттера.
  - Посмотрим, что об этом думаю другие слизеринцы, - с этими словами Снейп двинулся вниз, где по-прежнему восседала большая часть факультета.
  Поттер с Малфоем поспешили следом.
  - Полагаю все в курсе наличия у мистера Поттера змеи, - это не было вопросом.
  - Да, - послышался шквал голосов.
  - Кто не против, чтобы такое опасное животное обитало в ваших подземельях, поднимите руки, - суровый взгляд темных глаз.
  Первой взмыла в воздух рука Флинта, затем Гринграсс и Дэвис. Затем руки подняли еще около десятка человек. Увидев такое единодушие и другие слизеринцы торопливо начали поддерживать Поттера.
  - Вижу, что вы единодушны в своем мнении. Что же, пусть будет так, - хмуро ответил зельевар. - Я сообщу об этом директору, и он пусть решает. Будьте готовы, что вас вызовут для разговора, - сказав это декан ушел.
  - Крупно ты влип, Поттер, - прозвучал задумчивый голос Забини. - Теперь Снейп с тебя не слезет. Ты же знаешь, что у него зуб на тебя.
  - Посмотрим, - отозвался Герой.
  Гарри направился назад в свою комнату.
  - А Забини прав. Наш декан недолюбливает тебя и об этом все знают. А теперь еще и Дамблдор узнает о Кери.
  - Рано или поздно, он и так узнал бы, - не стал разводить траур Герой.
  - Ты не выглядишь расстроенным, - удивился Малфой. - Думаешь, директор позволит тебе держать змею в качестве фамильяра?
  - Полагаю, что так. Если нет, то ему придется применить этот запрет и к другим ученикам. Я видел, что у многих слизеринецев вместо сов письма носят ястреба. У братьев Уизли в любимицах имеется тарантул. Я уже молчу о крысе Рональда. Если рассудить правильно, то они тоже подпадают под правило. Дамблдор не глупый человек, он это сразу поймет и не станет поднимать шумиху. Родители и Попечительский совет начнут на него напирать, - Гарри замолчал на секунду. - Но, разговора по душам с Дамблдором мне не избежать.
  - И ты выглядишь таким спокойным.
  - А чего мне волноваться, - смешок. - Я уже стал частым посетителем кабинета директора. Одним разом больше, одним меньше - сути не меняет.
  - Ну... Я бы побаивался.
  - В этом наша с тобой и разница. Ты боишься чужого неодобрения, мне же на это плевать. Мне плевать, что обо мне говорят другие, главное, что я думаю сам.
  
  ***
  
  С недавних пор Попечительский совет начал вовсю вмешиваться в дела Хогвартса и внес некоторые коррективы в образовательный процесс. Люциус Малфой лично надавил на директора, вынудив того ввести несколько новых предметов. Именно поэтому слизеринцы сейчас были вынуждены идти на урок танцев. Занятие у них как уже принято по традиции проходило с гриффиндорцами. Сами уроки вела некая мисс Боше. Француженка.
  - Почему мне так не везет, - в который раз пожаловался Драко. - У всех партнерши как партнерши, а мне досталась Грейнджер.
  - В следующий раз будешь меньше опаздывать. Тебя поставили к этой зубрилке из-за того, что ты опоздал на урок, а у нее не было пары.
  - Это и не удивительно, - повеселел блондин. - Кто захочет с ней танцевать. Она же похожа на бобра. Эти ее зубы... Я уже молчу о несносном характере. Этот час, что мы вынуждены терпеть общество друг друга для меня кажется адом.
  Поттер засмеялся на такой комментарий.
  - Смейся-смейся, - нахмурился Малфой. - Тебе-то хорошо с Гринграсс. А мне Грейнджер уже все ноги отоптала.
  - Не ной, - последовал ответ. - А ищи во всем положительные стороны.
  - И что же здесь положительного?
  - Хотя бы то, что тебе в пару досталась Грейнджер, а не Паркинсон или Браун.
  - Да, с Паркинсон было бы еще хуже, - скривился Малфой. - А чем Браун плоха?
  - Хотя бы тем, что она трещит без умолку все время. У меня лично от нее голова начинает болеть через пять минут, что уже говорить о целом часе.
  - Да...
  - Вот видишь. Тебе еще повезло.
  
  ***
  
  Директор сидел в своем кабинете и задумчиво поглаживал феникса. Все его мысли витали возле Гарри Поттера, который в который раз удивил старого волшебника. Мальчик оказался не таким, как Альбус ожидал его увидеть. И теперь директор уже не был так уверен в том, что Шляпа ошиблась с выбором факультета. Поттер был настоящим слизеринцем, как бы Альбусу это не было прискорбно признавать.
  Несколько минут назад кабинет покинула Лили Поттер. Женщина рассказала мужчине о том, как Гарри провел каникулы в их доме. Рассказала о встрече с Делакурами и его отношении с братом, и сестрой. Мальчик вел себя холодно со всеми. Не шел на контакт и всячески избегал общения. Практически все дни он просидел в своей комнате. Не этого директор ожидал от Героя. Альбус ждал криков, истерик и упреков, но никак не безразличия. Обычного поведения одиннадцатилетнего ребенка, коим Гарри и является. А все произошло иначе, поэтому директор не знал, как действовать дальше. Все его планы и надежды рухнули в один момент.
  - Том, я не отдам тебе этого ребенка, - усталый голос. - Ты не сможешь сломать его, превратив в пустую оболочку. Чего бы мне это не стоило, но я заставлю тебя отступить.
  Неожиданно оповещающие чары сообщили о прибытии Северуса.
  Альбус откинулся на спинку кресла и провел по лицу ладонями, словно стирая всю усталость. Он не мог показать своей слабости в эти смутные времена.
  Не прошло и десяти секунд как зельевар предстал перед ясными очами директора. Пройдя вглубь кабинета мужчина занял кресло напротив и хмуро посмотрел на своего начальника.
  - Чаю, мой мальчик? - добродушно улыбаясь предложил старик.
  - Нет.
  - Может лимонную дольку?
  - Нет, - еще один отрицательный ответ.
  - Как хочешь. А я съем, - Дамблдор потянулся к вазочке и взял несколько леденцов. Вкинув в рот, он блаженно зажмурился. - Так что тебя привело ко мне, мой мальчик?
  Снейп скривился от такого обращения. Альбус был в своем репертуаре.
  - Поттер, - фамилию ненавистного студента, зельевар выплюнул словно ругательство. - Ваш обожаемый Поттер.
  - Северус, ты несправедлив к мальчику.
  - Пф, - презрительно фыркнул темноволосый мужчина. - Один я в этой школе не закрываю глаза на выходки этого паршивца. Поттер нарушает правила школы, а вы лишь улыбаетесь. Он хамит учителям и прогуливает уроки, а вы лишь говорите, что это детские капризы. Паршивец творит все что ему взбредет в голову, чувствуя свою безнаказанность.
  - Хватит, - голос Альбуса потяжелел.
  Снейп заткнулся.
  - Мне не нравится, когда ты говоришь так об ученике. Гарри Поттер хороший мальчик, а не монстр, которым ты пытаешься его выставить. Да, он нарушает правила, - согласился директор. - Но вспомни себя в его возрасте.
  - Нарушает правила?! Этот паршивец привез в Хогвартс змею! - чуть ли не шипел Снейп. - И заставил весь факультет молчать об этом. Это вы считаете нормальным?
  Альбус на несколько секунд прикрыл глаза. Вчера Минерва сообщила ему о разговоре с мисс Грейнджер. А сегодня Лили подтвердила догадки Альбуса о том, что Гарри вместе со шрамом получил некоторые способности Тома. Один из них умение говорить со змеями.
  - Директор, вы должны принять меры.
  - Конечно, - согласился Альбус.
  Снейп еще несколько минут пожаловался на Поттера и на свою участь, а затем ушел.
  
  ***
  
  Гарри не был удивлен, когда после последнего урока его перехватил Снейп и велел отправляться к директору. Слизеринец ожидал подобного и был готов.
  В назначенное время, парень стоял перед горгульей.
  - Лимонный щербет, - назвал Гарри пароль и стал ждать.
  Каменная статую зашевелилась, открывая проход. Винтовая лестница и вот Поттер уже стоит в кабинете Дамблдора. Старик приглашающе махнул на кресло напротив, куда Герой и сел, выжидающе смотря на мага. Он прокручивал в голове все аргументы, что собирался высказать в свою защиту.
  На предложение чая и лимонных долек, Поттер ответил категорическим отказом.
  Директор ел свою кислятину, наблюдая за мальчиком. Он не спешил начинать разговор, чем нервировал слизеринца. Вконец, когда это молчание начало бесить Героя, он первым начал разговор:
  - Снейп сообщил вам о змее.
  - Не Снейп, а профессор Снейп. Прояви уважение к своему преподавателю, мой мальчик.
  Гарри хотел было сказать, что не испытывает к этому типу уважения, но промолчал.
  - И вызвали меня, чтобы рассказать о запрете. Но прежде чем вы это сделаете, я хочу сказать о том, что у многих слизеринцев и других учеников, животные тоже не совпадают со списком. И если вы заставите меня избавиться от Кери, я буду вынужден требовать, чтобы вы сделали то же с другими. Пусть будет справедливость.
  - Тише, мистер Поттер, - улыбнулся в бороду старик. - Я позвал вас сюда не для этого. Я не имею ничего против того, чтобы вы держали в качестве любимицы змею. Лишь жду от вас обещания, что вы позаботитесь о том, чтобы она не навредила другим ученикам.
  Поттер опешил от таких слов. Он не ожидал подобной отповеди от Дамблдора.
  - Хорошо, - смог лишь кивнуть Герой.
  - Вот и хорошо. А теперь поговорим о том, зачем я пригласил вас сюда.
  Поттер приготовился внимательно слушать.
  - Я решил давать тебе частные уроки.
  Парень опешил. Ему показалось что он ослышался, но по серьёзному лицу Дамблдора было видно, что это не так.
  - И чему вы будете меня учить?
  - Всему понемногу.
  Альбус задумчиво постукивал кончиками пальцев по лакированной поверхности. Он размышлял о том правильно ли поступил. Может еще рано начинать подготавливать Гарри к грядущему будущему? Стоит дать ему время повзрослеть и насладиться, хоть крохами детства. С другой стороны, Альбус видел как на мальчика влияет общество слизеринцев. Особенно мистера Малфоя. Директор опасался, что если все так продолжится Гарри присоединится к Тому. А что Волан-де-Морт не умер окончательно, старик был уверен на сто процентов. Как и то, что тот скоро вернется. А значит, нужно держать Гарри поближе к себе и показать ему другой путь. Жаль, что мальчик не подружился с Рональдом Уизли. Они бы стали хорошими друзьями. Рональд хорошая компания для Героя.
  На занятиях, Альбус сможет поближе познакомиться с Гарри и понаблюдать за ним.
  
  Глава 23
  
  
  Гарри возвращался в гостиную задумчивым. Он все никак не мог понять, с чего это Дамблдор надумал его учить. И главное, чему? Что это очередная прихоть старика, Поттер сразу же отмел. Нет, Дамблдор хоть и выглядел простаком, но таковым не являлся, что бы другие не говорили. Альбус Дамблдор - умелый манипулятор. Старик мастерски манипулирует окружающими его людьми, просчитывая на несколько шагов вперед. И ждать от него банального "захотелось" не приходится. А значит, и эти уроки он предложил не просто так, а преследуя какую-то цель.
  Погрузившись в свои мысли, Гарри даже не заметил, как оказался перед портретом Салазара Слизерина.
  Мужчина прокашлялся, привлекая его внимание.
  - Добрый вечер, мистер Слизерин, - поприветствовал Основателя Герой. В последнее время Гарри не имел возможности поговорить с портретом, поскольку был либо в компании однокурсников, либо с Малфоем. А Основатель почему-то не горел желанием общаться при посторонних.
  - И вам доброго вечера, мистер Поттер. Как ваши дела?
  - Неплохо, - последовал ответ.
  - Я слышал от других портретов о ваших успехах на заклинаниях.
  - Мне легко даются многие заклинания. Практически с первой попытки.
  - В этом нет ничего странного, - насмешливый взгляд, - сейчас школьная программа рассчитана на грязнокровок. Вот в мои времена ученики творили настоящую магию, а не эти фокусы.
  Поттер был заинтересован. Если Слизерин считает это фокусами, что же, по его мнению является настоящим волшебством? В парне поднималось любопытство.
  - Почему фокусы?
  - А как еще назвать столь примитивную магию. Глупости... Вас не учат ничему из Высшей магии или хоть немного на нее похожей. А наоборот, обучают превращать спичку в иголку или мышь в кубок. И это называется настоящей магией? - холодный взгляд. - Маги вырождаются. Мало того, что рождаются слабыми, так учебная программа все усугубляет. Вот скажи мне, юноша, скольких выдающих волшебников ты знаешь за последние сто лет, что вышли со сводов Хогвартса?
  Гарри напряг память и с удивлением осознал, что не может вспомнить кого-то стоящего. Разве что...
  - Волан-де-Морт и Дамблдор.
  - Чушь, - отмахнулся Основатель. - Они не способны на Великие деяния. Но да, на фоне примитивных слабаков, эти двое выделяются, - Салазар слукавил насчет Реддла.
  - Что вы имеете в виду под "Великие деяния"?
  - Настоящую магию, которая не имеет границ. Магию, которой подвластно все. Она заставляет кровь стыть в жилах.
  Во рту в слизеринца пересохло, а в глазах появилась жажда. Он сглотнул. В голове замелькали десятки мыслей, одна красноречивее другой. Главной из которых была: зачем Салазар рассказывает мне все это? В то что это банальная болтовня портрета, которому скучно, Поттер не верил.
  Основатель наблюдал за мальчишкой. Всматривался в лицо, а главное в глаза. Глаза - зеркало души, они способны рассказать все если знать, как смотреть. Салазар мог смотреть. Гарри Поттер был для него словно открытая книга. Книгой, которую можно заполнить нужными Слизерину знаниями. Главное, преподнести все правильно.
  Портрет все эти несколько месяцев присматривался к мальчишке и с каждым разом убеждался, что тот подходит для его плана. Главное не совершить ошибку, как тогда. Ошибку, которая стоила самому Салазару и Магическому миру слишком дорого. Имя этой ошибки Том Марволо Реддл, более известный как Волан-де-Морт или Темный лорд.
  Слизерин познакомился с этим сиротой, когда тот был на втором курсе. Мужчина совершенно случайно услышал, как юный Реддл разговаривал на благородном языке змей. Языке, которым владел сам Основатель и передал этот дар своим потомкам. Не было сомнений Том был одним из его потомков.
  Основатель начал наблюдать за мальчиком. Тот подавал хорошие перспективы на будущее. Смышлёный, с тягой к знаниям и с амбициями. Достойный ученик, которому Салазар решил передать свои знания, чтобы те не канули в прошлое. Он обучал Реддла всем премудростям магии. И с каждым днем тот становился все сильнее и сильнее, но наравне с этим росли и амбиции.
  Основатель начал замечать, что Реддл одержим жаждой власти. У него появились навязчивые идеи править миром и уничтожить всех магглов. А еще для него перестали существовать границы между дозволенным и нет. Последней гранью стало разделить душу. Том стал одержим идеей расколоть свою душу на части, добившись тем самым бессмертия.
  Слизерин выступил категорически против. Душа - это слишком тонкая материя, чтобы с ней играться. Основатель видел магов, решившихся на подобный шаг. Все они стали безумными, по-настоящему безумными.
  Мнения ученика и учителя разошлись.
  И в один прекрасный день Реддл предал своего наставника. Повернулся к нему спиной, назвав трусом, и ушел. Он посчитал, что достигнет величия без помощи Салазара.
  Основатель боялся допустить подобную ошибку вновь. Боялся поставить не на того ребенка и вновь утопить Магический мир в крови. Гарри Поттер был его шансом исправить ошибку или стать подобием Темного лорда.
  В Поттере Слизерин видел что-то такое, что влекло его. Мальчишка был диамантом, среди груды камней. Его магия еще неогранённая, сияла ярко-ярко. И Основатель не смог устоять.
  - И вы можете научить меня ей?
  Слизерин про себя довольно потер руки. Мальчишка догадался о том, к чему его подталкивал портрет. Он проглотил наживку.
  Несколько секунд царило молчание.
  - Могу, но вопрос хочешь ли ты этого?
  Основатель уже знал ответ. Он видел его в изумрудных омутах.
  - Хочу, - заявил Герой.
  - Я вижу в тебе желание. Но знаешь ли ты, что познать Магию не так то просто. Тебе придется совершать ужасные вещи, но великие. Ты шагнешь за грань дозволенного и увидишь мир без границ. Многие осудят твой выбор, назвав темным магом.
  - Мне плевать на остальных, - жаркий ответ. - И не имеет значения между темной и светлой магией. Главное сила.
  - Это хорошо. Значит ты уверен в своем выборе?
  - Да.
  - Хорошо, тогда нам сталось договориться о цене...
  - Цене?
  - Конечно. Все в этом мире имеет свою цену, также, как и мои знания. Ты готов заплатить ее?
  Поттер заколебался. Он не знал, чего Основатель может потребовать, но жажда знаний была сильнее голоса разума.
  - Да, - хрипловатый ответ.
  - Да, - повторил основатель с каким-то торжеством в голосе. - Тогда приложи руку к моей раме и поклянись своей магией и жизнью, что выполнишь одну мою просьбу.
  Поттер вновь заколебался. Тяжелое детство и ненавистные родственники, научили его относиться ко всему с недоверием. В каждом действии искать двойной смысл. Он опасался подставы со стороны Слизерина. Боялся, что тот может потребовать чего-то невыполнимого. Но ведь на кону стояли настоящие знания. Обладая ими, Гарри мог бы стать великим.
  - Я, Гарри Джеймс Поттер, клянусь своей магией и жизнью выполнить одну просьбу Салазара Слизерина, - провозгласил Герой. Раму и самого Поттера окутало голубое сияние, а когда оно исчезло, слизеринец увидел на своем запястье тонкую вязь рун.
  Основатель заметил его интерес.
  - Твоя клятва принята и этот знак будет напоминать тебе о ней. Он исчезнет лишь тогда, когда ты исполнишь свое обещание.
  - Вы так и не сказали, чего хотите?
  - Еще не время, мой юный ученик. Сейчас нас ждут великие дела, - отмахнулся Основатель. - Время уже позднее, поэтому я отпускаю тебя. Завтра после того как все будут спать, и никто не сможет услышать наш разговор, я буду ждать тебя здесь. Я покажу тебе тайное место, где никто не сможет нам помешать.
  - Хорошо, - кивнул слизеринец.
  Он еще не знал, что сегодняшний выбор изменит судьбу самого парня и всего Магического мира. Он запустит новый виток истории.
  
  ***
  
  - Чаша весов качнулась. Равновесие нарушено, - проговорил седовласый кентавр.
  - Звезды предвещали это, - вторил ему тот, что помоложе. - Над Сатурном повисла тень.
  - Это так. Нам осталось ждать...
  
  ***
  
  Стоило Поттеру войти в гостиную, как на него обрушились десятки любопытных взглядов. Гарри в который раз порадовался, что попал на Слизерин, а не Гриффиндор. Змейки хоть и поглядывали на него, но с вопросами не спешили лезть.
  Малфой сидел возле камина в окружении своих почитателей, но увидев друга, сразу же поднялся. Между ними произошел обмен взглядами и некий мыслимый разговор. Серые глаза словно спрашивали "все в порядке", а изумрудные отвечали "да, все нормально".
  Не став задерживаться, Поттер отправился в свою комнату.
  Малфой съедаемый любопытством поспешил следом.
  - Как все прошло? Старый маразматик сильно на тебя нападал?
  - Он предложил мне дополнительные уроки.
  - Что? - не поверил Малфой. - Как это уроки?
  - Просто. Сказал, что не стоит губить мой потенциал.
  - Ты же отказался?
  - Нет, - простой ответ.
  - Как это нет?! Ты что, согласился на уроки с Дамблдором? Ты же его ненавидишь!
  - Согласился, - ответил Поттер. - Я должен стать сильным. А то, чему нас учат в школе не поможет мне достичь желаемого. Дамблдор как бы кто не говорил, является сильным магом у которого огромный опыт. Не стоит забывать, что он победил Гриндевальда и держал Волан-де-Морта в стороне от Хогвартса. Уверен, что он сможет меня чему-то научить. А если и нет, то я смогу узнать его слабые стороны. Ведь как говорят держи друзей близко, а врагов - еще ближе.
  Гарри промолчал насчет разговора с Салазаром, посчитав, что Драко еще рано знать правду. Завтра слизеринец собирался рассказать Основателю об уроках с директором. Если они теперь связаны, то Поттер может довериться Слизерину.
  - И все равно, это же Дамблдор. Вдруг он начнет промывать тебе мозг насчет своего блага, - не унимался Драко. - Начнет говорить, что дружить со слизеринцами плохо.
  - Пусть попробует, - хмыкнул Герой. - А я с интересом за этим понаблюдаю, и даже может подыграю ему. Я могу использовать покровительство Дамблдора себе в выгоду.
  
  ***
  
  Проснувшись раньше всех, Гарри принял душ и оделся. Убедившись, что Драко еще спит, а в гостиной нет никого, парень поспешил к портрету Основателя.
  - Мистер Слизерин, - поприветствовал Поттер мужчину на холсте.
  - Мой юный ученик, а я тебя уже заждался.
  - Пришлось убедиться, что все еще спят.
  - Осторожность - это хорошо. Ладно, пустые разговоры нам не к чему. Иди прямо по коридору в самую глубь подземелий. Будь внимательней. С правой стороны ты увидишь потайную нишу, для метелок и другого инвентаря.
  - Я знаю, где это находится.
  - Вот и хорошо. Возле нее весит канделябр на котором выгравирована змея. Остановишься возле него и проговоришь на парселтанге "Откройся". Там откроется потайной ход, который ведет в Тайную комнату. Там ты найдешь мой портрет, и мы наконец-то сможем поговорить. Ты все понял?
  - Да, - серьезно кивнул Поттер.
  Герой направился на поиски. Очередной поворот - и вот он уже у места. Когда заветное шипение сорвалось с его губ, стена пришла в движение и уже через минуту перед взором брюнета появилась не слишком широкая лестница из мрамора с перилами в виде змей.
  - Хитро придумано, - восхитился находчивости парень. Он бы никогда не додумался искать здесь вход в Тайную комнату, о которой слагалось столько легенд. И вот наконец-то Гарри побывает здесь. Так сказать, увидит воочию одну из самых загадочных тайн этого замка. Глаза его замерцали предвкушением.
  Когда юноша преодолел последние ступеньки, то увидел небольшую круглую площадку, пол которой был также выложен мрамором. По периметру помещения располагались высокие колонны в виде переплетенных между собой змей. Также в две стороны за основной лестницей вело два прохода, в один из которых и вступил Поттер.
  Эти две небольших дорожки были сделаны полукругом и сходились в одном месте, возле двустворчатой большой двери с изображением все тех же змей.
  "Кери здесь бы понравилось", - подумал брюнет, сделав себе пометку в уме в следующий раз принести сюда свою любимицу.
  - Наконец-то, а то я уже подумал, что ты потерялся где-то, - язвительно протянул голос за его спиной.
  Поттер молниеносно обернулся и встретился взглядом с темными глазами Салазара.
  - Нет, дорогу я нашел быстро, - проговорил Герой оглядываясь по сторонам.
  Слизеринец испытал некое разочарование. В легенде говорилось, что Слизерин спрятал в Тайной комнате свои богатства и приставил их охранять немыслимое чудовище, которое в легендах именовалось как "ужас Слизерина". Но ничего из этого Герой не увидел.
  - Не будем задерживаться. У нас много дел, но катастрофически мало времени, поэтому давай поторопимся.
  Поттер согласно кивнул. Ему еще нужно было сегодня успеть попасть на завтрак в Большой зал чтобы не вызвать подозрения учителей и учеников.
  - Как ты понял это, - пас рукой, - это и есть Тайная комната. Она находится глубоко под землей и попасть сюда может только человек, владеющий языком змей. На данный момент в Хогвартсе ты один такой, а значит опасаться нежданных гостей нам не стоит. Это, - взмах в сторону лестницы, - один из двух входов в Тайную комнату. Второй находится в женском туалете на втором этаже.
  Поттер едва удержался от смеха. Это же надо, легендарный Салазар Слизерин сделал вход в Тайную комнату в женском туалете. Немыслимо... Зато, никто никогда не догадается.
  - Ты видишь перед собой три двери. Одна ведет в основной зал, вторая в мою лабораторию и третья в библиотеку. Все это в твоем распоряжении. В библиотеке есть удобный диван и мой портрет, поэтому заниматься будем там.
  - А чему вы будете меня учить? - полюбопытствовал брюнет.
  - Всему. Ты рос у магглов, поэтому многого не знаешь о Магическом мире и его устоях. Не преувеличу, если скажу, что многие вещи вызывают у тебя удивление и даже шок.
  - Да, - не стал отпираться парень.
  - Поэтому нам предстоит много работы. Я буду с тебя драть три шкуры.
  - Я и не ожидал чего-то другого. Я пришел сюда чтобы учиться, что и буду делать.
  - Хорошо, очень хорошо. Мне льстит твое рвение. Тебе нужно идти на завтрак. Чтобы не вызывать подозрений, но вечером я жду тебя здесь.
  - Конечно, - кивнул Поттер. - Мистер Слизерин, я хотел рассказать вам о Дамблдоре.
  - Что этот старик натворил? - в голосе было недовольство.
  - Он предложил мне дополнительные занятия, и я согласился.
  - И правильно сделал, - одобрил Основатель. - Так ты сможешь поближе узнать этого мага и увидеть его сильные и слабые стороны. Чтобы потом использовать. Так и должен поступать настоящий слизеринец. Но тебе придется быть в два раза осмотрительнее. Дамблдор это тебе не другие ученики, его просто так не обманешь. А нам не нужно, чтобы он узнал о нас.
  - Конечно, - согласился Поттер.
  Гарри ушел, а Основатель задумчиво постукивал пальцами по быльцу кресла. Он размышлял о том какие проблемы может нанести его планам Дамблдор. Этот старик очень хитрый. Его вмешательство может все испортить.
  
  ***
  
  Завтрак был в самом разгаре, когда Поттер появился в Большом зале. Заняв свое место за столом факультета, Гарри взялся за еду, игнорируя любопытные взгляды сокурсников.
  - Где ты был? - первым не выдержал Драко. В его голосе было недовольство и какая-то обида. - Я проснулся, а тебя нет в комнате.
  - Ходил в библиотеку, - нашел отмазку брюнет.
  - Что тебе могло там понадобиться в такую рань? - недоверие.
  - Мне просто не спалось, а тебя будить не захотел. Когда ты не выспишься, то ворчишь целый день и всем недоволен.
  Завтрак закончился, и парни поспешили на зельеварение.
  Возле кабинета собралось два факультета, каждый в своем углу. Велись вялые разговоры, поскольку еще никто толком не проснулся. После зимних каникул было трудно отходить.
  За минуту до звонка по коридору летучей мышью пронесся Снейп и открыв дверь, велел всем заходить. От Поттера не укрылся свирепый взгляд, которым алхимик одарил его.
  "Видимо Дамблдор сказал ему о разрешении оставить Кери, вот он и негодует", - пришел к выводу слизеринец.
  Поттер сел в паре с Малфоем как обычно.
  - Сегодня вы будете готовить зелье от волдырей, - прозвучал холодный голос учителя. - Рецепт на доске. Приступайте.
  Ученики зашевелились. Кто взялся за нарезание ингредиентов, а кто подогревать воду в котле. Гарри выбрал второе. Малфой без возражений начал нарезать имбирь кубиками.
  Снейп прохаживал между рядами заглядывая в котлы учеников. Порой на его лице появлялась презрительная мина - при взгляде на булькающее варево в котле Уизли с Томасом или одобрительный кивок на приготовления Забини.
  Их с Драко котел, Снейп одарил лишь коротким взглядом и направился дальше. Никаких похвал не последовало, хоть Гарри и знал, что их зелье варится правильно. Желтый цвет с золотистым отливом, все как сказано в книге.
  - Лонгботтом, - разнесся грозный голос Снейпа, - каким цветом должно быть зелье?
  - Же... желтым, - промямлил гриффиндорец.
  - А у вас какое?
  - Р... розовое, - голос звучал еще тише. Казалось, что Невилл рухнет сейчас в обморок. - Я эээ...
  - Тупица. Двадцать баллов с Гриффиндора! - провозгласил зельевар и двинулся дальше по кабинету. - Уизли, а вы что смеетесь? Ваше зелье ничуть не лучше, чем у Лонгботтома. Пожалуй, пару дней отработки с Филчем пойдут вам на пользу. И да, еще двадцать баллов с Гриффиндора за феноменальную тупость.
  Рональд перестал смеяться. Его свирепый взгляд буравил спину Снейпа.
  Некоторые слизеринцы засмеялись. Уизли на их факультете не любили.
  - Двадцать баллов, - наградил варево Забини учитель. - Поттер, Малфой, тоже по двадцать баллов, - проходясь по рядам декан награждал своих подопечных, тем самым поднимая рейтинг факультета. А вот в котле Грейнджер хоть и было правильно сваренное зелье, но очков Гриффиндору Снейп так и не прибавил.
  Девчонка нахмурилась. Она сделала все правильно, тогда почему ее зелье не похвалили? Гермиона так старалась. Даже всю работу сама сделала, чтобы Симус не напутал ничего с ингредиентами. Она заслужила высший балл.
  - Профессор Снейп, у меня тоже правильно сваренное зелье, - четко проговорила Грейнджер, когда декан Слизерина в течение двух минут игнорировал ее поднятую руку.
  - Грейнджер, десять очков за выкрикивание с места.
  - Но...
  - Никаких, но. Если хотите лишить факультет еще баллов, то продолжайте свои пререкания. Я с превеликим удовольствием сниму все очки с Гриффиндора.
  Грейнджер замолчала. В карих глазах читалась обида и несправедливость.
  Прозвенел колокол.
  - Поттер, Грейнджер соберите у своих однокурсников зелья для проверки и поставьте на первую парту. А остальные записывают домашнее задание.
  Поттер начал собирать колбы. Снейп хоть и не снимал со Слизерина баллов, но всячески показывал, что Герой ему неприятен.
  Они вместе оказались возле первой парты.
  - Поттер, тебя заставили избавиться от змеи? - прозвучал вопрос гриффиндорки.
  Слизеринец одарил ее надменным взглядом.
  - Грейнджер, какое тебе до этого дела?
  - Как это какое - я волнуюсь за других учеников. А если твоя змея укусит кого-то?! Как тебе в голову могло только прийти притащить нечто подобное в школу. Но ничего, профессор МакГонагалл заставит тебя избавитсья от этого опасного животного.
  Поттер ухмыльнулся.
  - Вижу, МакГонагалл тебе ничего не сказала, - притворно задумчивый голос.
  - Не сказала, чего?
  - Того, что директор счел твои опасения беспочвенными.
  - Как это? - недоумевала гриффиндорка.
  - Никто не заставил меня избавиться от любимицы. Так что, твои старания были напрасны. Можешь идти еще жаловаться.
  - Поттер, ты мне врешь! Не мог директор Дамблдор такого сделать!
  Гарри поразился наглости этой девчонки.
  - Иди у него сама и спроси.
  - И пойду, - заявила Грейнджер. - Прямо сейчас и пойду! - Грейнджер была настроена решительно, даже очень.
  - Скатертью дорожка.
  Поттер в который раз убедился, что этой зубрилке самое место на Гриффиндоре. Шляпа не просто так отправила ее туда, а не Рейвенкло.
  - Поттер, что вы там возитесь? - прозвучал грозный голос декана. - Малфой, помогите ему.
  Драко прихватив свои вещи и сумку друга подошел к нему.
  - Декан иногда ведет себя как настоящая задница, - тихий голос.
  - Не иногда, а почти всегда, - возразил Герой.
  - Никто на факультете не понимает, почему он так предвзято к тебе относится. Если хочешь, я могу поговорить с крестным, - предложил Драко.
  - Нет, - отрицательный ответ. Гарри привык сам решать свои проблемы, а не пасовать перед сложностями. Со Снейпом он как-то сам разберётся. Тот хоть и ведет себя как как кретин, но граней не переходит. - Ему покоя не дает моя слава, - ухмылка.
  Следующим уроком стояли заклинания с Флитвиком. Один из немногих предметов, который нравился Гарри. Флитвик относился ко всем ученикам одинаково, не выделяя любимчиков. Маленькому профессору было все равно гриффиндорец ты или слизеринец, главное желание учиться.
  - Что ты думаешь о Флитвике? - неожиданно спросил блондин. - Он неплохой учитель. Отец рассказывал, что профессор заклинаний в прошлом был неплохим дуэлянтом. Даже в турнирах участвовал.
  - На самом деле, - удивился Герой. Гарри привык считать, что Дамблдор набрал никудышных учителей. Чего только одни Снейп с Квиррелом стоят. Вот и удивился, что среди этой пестрой компании оказался мастер своего дела. - Флитвик лучше МакГонагалл - это однозначно. И он мне не кажется фанатично преданным идеям Дамблдора.
  - Флитвик в родстве с гоблинами. Странно, что он преподает, а не работает в Гринготтсе.
  - Может его выгнали оттуда за что-то, - предложил Поттер.
  - Может. Надо отца расспросить.
  Сев на свое привычное место, Гарри с интересом начал поглядывать на первую парту, где расположилась Грейнджер. Та что-то торопливо строчила на пергаменте, изредка поглядывая на входную дверь. Юноша отметил, что сегодня она вся какая-то издерганная и раздражительная. На первый взгляд это могло показаться привычным поведением для человека, который просто не выспался, но, зная эту заучку, Поттер был уверен, что причина не в этом. К тому же, красноречивые взгляды, исподтишка бросаемые в его сторону, подтверждали его правоту. Что-то определенно было не так, твердил внутренний голос Героя.
  Вот дверь с негромким скрипом открылась, и в кабинет прошествовал Уизли в сопровождении Томаса, их взгляды в первую секунду метнулись к Поттеру, но потом, словно потеряв к его персоне интерес, гриффиндорцы синхронно отвернулись и, присев к Гермионе, что-то начали с ней обсуждать. Заучка изредка кивала и грустно улыбалась, не переставая писать что-то на пергаменте.
  От созерцания этой картины юношу отвлекло бормотание на задней парте. Прислушавшись, он понял, что Парвати Патил и Лаванда Браун обсуждают Грейнджер. Из их речи было понятно, что девчонки недовольны своей соседкой по комнате. Та слишком много командует и ведет себя как типичная мамочка.
  
  ***
  
  День подходил к концу. Слизеринцы потихоньку начали расходиться по своим комнатам, и гостиная пустела. Один лишь Поттер сидел с книгой в руках, делая вид, что сильно увлечен. На самом деле парень выжидал время чтобы встретиться со Слизерином без свидетелей.
  - Ты как хочешь, а я спать, - зевая, проговорил Малфой.
  - А я еще почитаю. Завтра все равно выходной.
  - Ладно. И не буди меня завтра рано. Я намерен выспаться.
  - А как же матч по квиддичу?
  - Он будет в два часа, - отозвался блондин.
  Когда в гостиной больше никого не осталось, Гарри решил действовать. Для уверенности он выждал несколько минут и лишь после этого накинул мантию-невидимку и направился к выходу. Мысленно он поблагодарил человека, подарившего ему такой полезный подарок. Мантия пришлась как нельзя кстати.
  Лишь оказавшись в Тайной комнате, Герой снял мантию.
  - Откуда у тебя такая вещица, мальчик? - прозвучал неожиданный вопрос.
  Основатель внимательно смотрел на парня, пытаясь разглядеть в его глазах истину. Сегодня, Поттер смог его по-настоящему удивить. Он где-то смог отыскать легендарный Дар Смерти, который передавался от поколения в поколение в роду Певереллов. И если глаза не подводят Слизерина, то мантия признала в мальчишке своего нового хозяина. А это может значить лишь одно - в Гарри Поттере течет кровь Певереллов. И не просто кровь, а часть магии. Ведь, одной крови было бы мало, чтобы мантия откликнулась на зов. С учетом всего этого, мальчишка становился ценнейшим приобретением в глазах Основателя. Все же не зря Салазар доверился своей интуиции. Заполучить в свои руки будущего короля, это вам не шутки.
  Слизерин тяжело вдохнул. Былые времена ушли, а жаль. Раньше, когда в Волшебном мире правили потомки Певереллов, магия процветала. Но затем, Певереллов предали и попытались уничтожить. Коварные грязнокровки захотели власти и подстроили коварный план. Полноправные правители были уничтожены, а на их месте появилась Палата лордов и Министерство. Пришёл крах Магического мира. Больше шестисот лет никто не смог заявить свои права. Старые рода с печалью вспоминали былые времена и передавали своим внукам легенды. Все они надеялись, что в один день появится достойный, но шло время, а такой не появлялся. Маги смирились и перестали надеяться. Легенды позабылись, как и старые порядки.
  И вот сейчас Основатель воочию видит потомка Певереллов. Того, кто сможет расшевелить этот осиный рой и потребовать свое право, данное ему по крови. Но путь этот будет не легким. Много опасностей и предательства, подстерегают мальчишку на пути и Салазар будет рядом чтобы подсказать и направить.
  - Подарили на Рождество, - честно ответил слизеринец.
  - Кто? - продолжался допрос.
  - Не знаю. Там была лишь записка и никакого имени подарившего.
  Слизерин молчал некоторое время, задумчиво постукивая пальцем по подбородку. Он решил не говорить пока правду. Не зачем мальчишку напрасно обнадеживать.
  - Хорошо. Начнем то, для чего мы здесь собрались.
  
  Глава 24
  
  
  Весна вступила в свои права. Солнце все ярче светило, согревая своими ласковыми лучами промёрзшую землю. Снег растаял, оставляя после себя ручьи, стекающие в низину. Деревья начали укрываться зеленой листвой. Природа оживала и вместе с ней оживал Запретный лес - особенно прекрасный в этой поре года.
  В коридорах замка потеплело. Ученикам не приходилось ежиться от холода, кутаясь в свои мантии. Все чаще можно было наблюдать влюбленные парочки, прогуливающиеся около озера и любующиеся древним замком. Даже морские жители выплывали на берег, чтобы полюбоваться на приход весны.
  Узнав о Магическом мире и о магии в целом, Гарри должен был перестать чему-то удивляться, но, увидев русалок, испытал очередной шок. В тот вечер ему не спалось - как бы тот не старался, сон не шел. Покрутившись с боку на бок, Поттер решил прогуляться по окрестностям замка.
  Ночью Хогвартс был особенно таинственным. В коридорах царил полумрак, нарушаемый лишь причитаниями Пивза. Полтергейст затеял очередную шалость. Гарри прогуливался по замку, обходя освещенные коридоры, чтобы не нарваться на Филча и его кошку. Ноги сами принесли его к большим дверям.
  Небо было укрыто тысячами звезд, а луна светила необычайно ярко, маня своим потусторонним сиянием, и парень не смог устоять. Его словно что-то манило к озеру на территорию школы. Влекла невидимая сила. Чем ближе Поттер подходил, тем спокойней ему становилось. Вся тревога куда-то ушла. Позабылись проблемы и голову покинули любые связные мысли. Пустота...
  Шаг и еще один, и вот слух парня уловил чарующие звуки. Мелодия исходила от озера. Настолько красивых мотивов Поттер еще никогда не слышал. Казалось, что поет сама магия. Он не смог устоять и сделал еще несколько шагов вперед, выходя на скрытую между деревьями поляну.
  Благодаря Дурслям и жизни до пяти лет в чулане под лестницей, Гарри неплохо научился видеть в темноте. Один взгляд на озера - и в глазах юноши появилось удивление, граничившее с полнейшим шоком. Проморгавшись, и даже для верности ущипнув себя за руку, Поттер ожидал, что наваждение уйдет, но этого не произошло. Около берега на камнях сидело три фигуры... Девушки... У них было необычайного цвета волосы - бледно-зеленые. Чарующие золотистые глаза, которые светились в ночи и манили своей глубиной. И тут взгляд Поттера скользнул вниз.
  - Хвост, - с губ сорвался едва слышный шепот. Вместо ног в этих девушек были хвосты. Русалки - это были именно они. Поттер однажды читал о них в маггловских сказках. Вот только там те описывались как писаные красавицы, здесь же парень видел нечто иное.
  Русалки услышали его шепот. Чарующая мелодия в ту же секунду исчезла, а взгляды всей троицы были обращены на слизеринца. Поттер увидел, как глаза сияли жутким желтым огнем. При свете луны сверкнули клыки, а на руках незнакомок промелькнули когти вместо ногтей.
  Русалки не были рады нарушению их идиллии.
  "Чудовища", - промелькнула в голове Поттера мысль. Сперва эти девушки показались ему настоящими красавицами, но сейчас они мало чем напоминали людей. Магические существа, которые если судить по их взглядам жаждали впиться Герою в шею своими клыками.
  Он сделал несколько шагов, намереваясь уйти, но в следующую секунду словно невидимы путы окутали его, пригвоздив к земле. Тишину нарушила чарующая мелодия. По спине Поттера побежали мурашки, а вслед за ними он почувствовал, как посторонняя магия теплым ветерком прошлась по коже. Веки потяжелели. Ему казалось, что он парит в облаках. Мелодия ласкала слух, вытеснив все связные мысли. Слизеринцу было так хорошо, что не хотелось, чтобы этот момент заканчивался.
  Он даже не успел понять, как оказался у кромки воды и склонился к одной из дев. Их лица были настолько близко, что он чувствовал на своих губах ее теплое дыхание. Секунда-вторая...
  Неожиданно изумрудные глаза начали наливаться красным. Магия вспыхнула, сжигая своим огнем невидимые путы. Поттер покачнувшись отпрянул, стараясь устоять на ногах. Голова раскаливалась на части. Парень зажмурился и сжал ее руками с обеих сторон, пытаясь унять боль.
  Мелодия зазвучала громче. Глаза русалок пылали ярко-ярко, порабощая своим сиянием. Их магия безудержным потоком обрушилась на мальчишку преследуя лишь одну цель - овладеть.
  Поттер сопротивлялся. Магия огнем пылала вокруг, защищая своего хозяина. Он не знал сколько прошло времени, но когда очнулся от этого марева, то понял, что стоит у дверей замка, а левая рука пылает болью.
  - Черт, - выругался брюнет. Он предположил, что мог удариться о какой-то камень. Задрав рукав, слизеринец увидел, что крови нет. И тут его взгляд остановился на трех полосах, которые сияли золотистым сиянием. - Неужели эти чудовища успели меня схватить? - сам у себя спросил Герой.
  Достав волшебную палочку, Гарри наложил на поврежденную конечность заживляющие чары. Вспыхнул красный цвет. Боль начала утихать, пока совсем не ушла. Поттер вздохнул с облегчением. Но тут сияние исчезло, а знак так и остался.
  - Неужели они меня пометили. Твари, - повторная попытка свести следы не дала результатов. Поттеру ничего не оставалось, как сдаться и попытаться завтра поискать способ избавиться от этого клейма.
  Неподалеку послышались шаги и голос Филча.
  - Мисс Норис, вы уверены, что нарушитель пошел туда? - звучал совсем рядом голос мужчины.
  
  ***
  
  Поттер проснулся раздраженным. С его головы не выходили вчерашние события, а знак на руке доказывал, что все это реальность, а не дурной сон. Разобравшись с утренними процедурами и одевшись, он спустился в гостиную. Многие слизеринцы уже разошлись в Большой зал на завтрак, а остались одни любители поспать подольше. Малфой ждал его сидя на диване рядом с Забини.
  - Доброе утро, - весело проговорил блондин.
  Поттер лишь кивнул. Это утро не было для него добрым.
  - Идем, - хмурый голос. И не став дожидаться ответа Герой двинулся прочь из гостиной.
  - В последнее время он всегда такой раздраженный, - прозвучал тихий голос Малфоя. - Так что не обращай внимания. Это все, наверное, из-за Поттеров. Он вынужден с ними общаться.
  - Может быть, - согласился Забини. - Кстати, я заметил, что он стал изменять своим традициям.
  - Каким? - не понял Драко.
  - Раньше всех вставать. Его за это прозвали неправильным слизеринцем, поскольку Поттер не любит в выходной до обеда валяться в кровати. А сейчас его с утра едва поднимешь, словно он всю ночь не спал, а носил мешки с картошкой. Странно это.
  Малфой призадумался над этим. Гарри и в самом деле начал вести себя не так как раньше. Вечерами просиживал в библиотеке почти до полуночи, а на утро просыпался уставшим. Такое чувство что он пропадает где-то ночью. А еще друг похудел на несколько фунтов, стал каким-то дерганым, а под глазами залегли темные пятна. И если круги Гарри скрывал косметическими чарами, то странное поведение оставалось заметным. Но сегодня друг проснулся особенно не в духе.
  - Ты не думал, что это Поттеры настраивают его против нас? Ты же слышал, что его родители были ярыми сторонниками Гриффиндора, а все что связано со Слизерином - ненавидели. Они считают, что мы плохо влияем на их сыночка. Учим его плохому.
  Малфой нахмурился.
  - Кто тебе это рассказал?
  - Гриффиндорцы все об этом говорят. Как и говорят о том, что родители Поттера считают ужасным недоразумением, что их сын попал к нам на факультет. Поговаривают, миссис Поттер даже разговаривала с Дамблдором об этом и уговаривала того перевести Гарри на Гриффиндор.
  - Чушь. Гарри не согласится.
  - А ты в этом уверен? - внимательный взгляд. - Считаешь, что твоя дружба ему дороже семьи?
  - Какой семьи? Забини, ты хоть не веди себя как сопливый хаффлпаффец. Ты знаешь также, как и я, что Гарри ненавидит своих родителей.
  - Но каникулы он же провел с ними, - очередной выпад. - И не забывай, что у него есть брат с сестрой. Родителей он может и ненавидит, а вот их - не уверен.
  - И что? Это ничего не означает.
  - Ну как знаешь, - хмыкнул Блейз и отвернулся, давая этим понять, что разговор окончен.
  Малфой же поспешил догнать Поттера. Как бы он не отрицал, но слова Забини посеяли зерна сомнения. Ему не хотелось верить, что Гарри откажется от их дружбы.
  Когда Драко зашел в Большой зал, друг уже сидел на своем привычном месте и о чем-то разговаривал с Гринграсс. Заняв свое место, Малфой прислушался и понял, что те обсуждают Францию.
  Поттер обратил свой взор на друга.
  - Где ты пропадал? - хмурый взгляд изумрудных глаз.
  - Меня Забини задержал, - честно признался блондин.
  - Что ему нужно было?
  - Да так, ерунда всякая.
  Поттер окинул его подозрительным взглядом, но вопросов задавать не стал. У самого брюнета не сильно хорошо складывались отношения с Блейзом. В чем причина, Драко до сих пор не мог понять. Но факт на лицо.
  Первым сегодня стояла трансфигурация. МакГонагалл не любила опаздывающих, поэтому слизеринцы заблаговременно пошли на урок, как и их вечные соперники гриффиндорцы.
  - Я вот не пойму, почему нам практически все уроки ставят с грифами. Есть ведь еще рейвенкловцы и хаффлпаффцы.
  - Дамблдор таким образом пытаться преодолеть вражду факультетов, - послышался голос Нотта и на вопросительные взгляды пояснил: - Грейнджер на прошлом уроке задала такой же вопрос МакГонагалл, а та ей так ответила.
  - Скорее уже, окончательно настроить друг против друга, - вмешалась Дафна.
  - Согласен, - кивнул Забини.
  За несколько минут до звонка колокола появилась деканша Гриффиндора и пригласила всех внутрь. Выглядела она чем-то расстроенной и постоянно кидала хмурые взгляды на слизеринскую часть класса.
  - Откройте учебники на пятьдесят третьей странице, - прозвучал строгий голос.
  - Чего это она не в духе? - тихо проговорил Драко. - И постоянно поглядывает на нас.
  - Не знаю, - ответил Герой. - Может встала сегодня не с той ноги. Или близнецы Уизли успели что-то натворить и разозлить ее.
  - Тогда чего она поглядывает в нашу сторону, словно это мы что-то сотворили.
  - Не обращай внимания. Ты же знаешь, что у МакГонагалл ко мне с тобой - особые чувства, - смешок.
  - Поттер, Малфой, - прозвучал грозный голос. - Мне долго ждать пока вы наговоритесь? Или вы захотели получить по неделе отработки с мистером Филчем?
  - Извините, профессор, - проговорил блондин, состроив самые невинные глаза на которые был способен. Сожаления слизеринец совершенно не испытывал.
  Поттер промолчал, делая вид что не услышал слов МакГонагалл.
  - По десять баллов с каждого. А теперь приступайте к изучению темы урока.
  Дальше занятие прошло без происшествий.
  - И чего это МакГонагалл прицепилась к нам? Уизли с Томасом тоже весь урок болтали, но она им и слова не сказала. А отыгралась на нас.
  - А чего ты ожидал, - хмыкнул герой.
  - Справедливости. На первом уроке декан Гриффиндора заявляла, что будет относиться ко всем согласно их заслуг, не делая различий между факультетами. И что же сейчас.
  - Снейп тоже много всего говорит, - последовал ответ. - Но зачастую его слова - это всего лишь слова. И вообще, относись ко всему проще. Какое нам дело до баллов. Одним больше, одним меньше, ничего не изменит.
  - Ты прав, - кивнул Малфой. - Кстати, пошли быстрее. Я хочу успеть прийти в теплицы раньше Паркинсон, - блондин скривился, вспоминая как невеста вешается ему на шею при любом удобном случае.
  - Почему ты не напишешь родителям и не попросишь разорвать договоренность с Паркинсами? И глупцу ясно, что эта крикливая особа, тебе совсем не пара.
  - Не все так просто. Наши родители давно договорились поженить нас. Мистер Паркинсон и мой отец деловые партнеры, поэтому наш брак будет всем выгоден.
  - Тогда я могу тебе лишь посочувствовать. Такую жену как Паркинсон - никому не пожелаешь. Разве что, Рональду Уизли. Они были бы идеальной парой, - смешок.
  Малфой засмеялся, но затем вновь погрустнел.
  - Тебе весело, - насупился Драко. - Тебя не принуждают к браку.
  - Не каркай, - отозвался Герой. - Дамблдору ничего не стоит надоумить Поттеров на подобный шаг. Конечно все ради общего блага, - это была шутка, хотя, как известно - в каждой шутке есть доля правды.
  - И кому выпадет величайшая честь, стать невестой Героя?
  Поттер задумался. На самом деле он шутил с другом. Сомнительно, что Поттеры додуматься до подобной глупости. Те не придерживаются законов чистокровных, а значит, никакой подставы с брачным контрактом ждать не приходится. Да и Дамблдор вряд ли станет совать свой нос в личную жизнь Героя. Другое дело, завещание деда, по которому Гарри должен жениться на чистокровной девице и обзавестись наследником, если хочет получить наследство предка. К счастью, никаких рамок перед ним не стояло и он свободен в своем выборе. Для этого у него будет как минимум еще шесть лет.
  - Флер Делакур, - наконец-то последовал ответ.
  - Эээ?
  - Поттеры дружат с Делакурами, насколько я понял побывав у них в гостях.
  - Делакуры это ведь французская фамилия, - не спрашивал, а утверждал Драко.
  - Да.
  - И как эта Флер? Симпатичная?
  - Обычная. Ничего особенного, - ответил герой. Он слегка лукавил. Флер Делакур в глазах многих парней являлась настоящей красавицей. Многие желали видеть ее в роле своей невесты. Но не Поттер.
  - Она тебе не нравится?
  - Не люблю чванливых особ, которые мнят из себя неизвестно что.
  - Неужели, она хуже Паркинсон?
  - Нет, - смешок. - Думаю, хуже Паркинсон нет никого. Даже та же Грейнджер будет предпочтительней.
  Парни оказались возле теплиц одними из первых. Заняв места подальше от преподавательского стола, они начали ждать начала урока. Постепенно начали подтягиваться и другие ученики.
  - Где вы пропали после трансфигурации? - осведомилась Гринграсс. Они с Трейси по привычке заняли места напротив парней.
  - Вот чего тебе нужно, Гринграсс? - как обычно возмутился Драко. - Пристала к нам, как липучка.
  - Я не с тобой разговариваю, Малфой, - парировала слизеринка. - Мне и так давно ясно, что ты не знаешь, как следует себя вести с леди. Не удивительно, что в жены тебе выбрали Паркинсон. Вы с ней идеально подходите друг другу.
  Поттер про себя рассмеялся. У Гринграсс был остренький язычок, которым она орудовала отменно. Да и в мозгах этой слизеринке не откажешь. Все ее выпады били точно в цель.
  - Где ты здесь леди увидела? - Драко театрально начал оглядываться по сторонам. - Я лично не вижу.
  - Хм, - хмыкнула Дафна. - Не знала, что ты жалуешься на плохое зрение. Нужно подарить тебе очки, чтобы ты мог все видеть.
  Малфой напыжился. На щеках появились пунцовые пятна и даже кончики ушей пылали. Слова слизеринки задели его.
  Поттер решил прийти на помощь другу. Не хотелось увидеть, как тот ударит лицом в грязь в очередной раз при размолвке с Гринграсс.
  - Хватит уже. У меня голова от вашей болтовни разболелась.
  Оба поспешили заткнуться и демонстративно отвернулись в разные стороны.
  - Честное слово, ведете себя как дети малые, которые не могут поделить конфету.
  Прозвенел звонок и урок начался.
  Мадам Спраут пол урока рассказывала о дьявольских силках. С ее слов - это очень опасное растение, которое способно убить человека. У него очень крепкие стебли, которые оплетают жертву, а затем душат. К счастью дьявольские силки бояться солнечных лучей и огня, которым их можно сжечь при желании.
  Поттер конспектировал за учительницей, не особо вникая в тему урока. Он не видел своей будущей профессией возню с растениями. Ни травологом, ни зельеваром Гарри становиться не собирался.
  Урок окончился и все поспешили на обед в Большой зал.
  - Эй, - прозвучал недовольный вопль Малфоя, которого задел локтем Рональд. - Поаккуратнее, Уизел. Топочешь как слон, сбивая всех на своем пути.
  - Заткнись, Малфой, - огрызнулся рыжий.
  - Рон, - шикнула на друга Грейнджер и что-то негромко зашептала на ухо.
  Поттер с Малфоем как раз шли этой парочкой и слышали обрывки их разговора. Заучка говорила о каком-то трехглавом псе и люке, который этот зверюга охраняет. А еще о Снейпе, который каким-то образом во всем замешан.
  - О чем это Грейнджер говорила? - проговорил задумчиво Драко. - Неужели они задумали что-то с Уизли? Я видел, как вчера они о чем-то весь урок истории шушукались.
  - Вполне может быть, - не стал отрицать брюнет.
  - Мы должны проследить за ними, - заявил Малфой. - Вдруг, они собрались нарушить правила. Мы сможем сдать их Снейпу и лишить Гриффиндор баллов. Тогда мы вырвемся вперед и Кубок школы будет наш, - серые глаза предвкушающе сверкали.
  - Делать мне нечего, как следить за этими тупицами, - отмахнулся Поттер. - И на Кубок мне плевать. Но если тебя это так утешит, то по баллам мы и так на первом месте.
  - От Гриффиндора нас отделяет всего пятьдесят очков. Они могут обойти нас, - не унимался Драко. - И признай честно, разве тебе не интересно узнать, что рыжий с зубрилой задумали?
  - Нет, - ответил Герой.
  - В тебе совсем нет азарта, - насупился Малфой. - И жажды приключений.
  - Зато у тебя этого хоть отбавляй.
  Светловолосый слизеринец лишь хмыкнул на слова друга.
  - Я хоть чем-то интересуюсь, кроме книг и домашних заданий. Ты скоро станешь, как и Грейнджер - книжным червем. Ты проводишь больше времени в библиотеке, чем везде. Нотт на этот счет даже подшучивает.
  - Что поделать, если книги для меня интереснее людей.
  - Ты безнадежен, - сокрушенно проговорил Драко.
  
  ***
  
  На следующий день Поттера к себе вызвал директор. Предложив слизеринцу чаю со своими любимыми лимонными дольками, старик как полагается начал свою поучительную речь.
  - Мальчик мой, до меня доходили тревожные слухи, что товарищи по дому к тебе плохо относятся. Я этим очень опечален.
  Поттер нахмурился. У него были недоброжелатели на факультете. Та же Паркинсон, которая с первой минуты невзлюбила Поттера. Как парень предполагал - все дело в ревности. Панси ревнует к нему Малфоя, который больше общается к ним, чем со своей невестой. Было еще несколько старшекурсников, родители которых были замечены в пособничестве Темного лорда. Они не испытывали к Герою теплых чувств, виня во всех бедах. Но открыто, никто не выказывали своей агрессии. Поэтому ситуация не выходил за рамки и Гарри не видел причин для волнения.
  "Интересно, кто нажаловался Дамблдору? Неужели Снейп подсуетился?" - размышлял слизеринец.
  Молчание затянулось.
  - Боюсь, ваши сведения не верны, господин директор, - наконец-то последовал ответ. - Мне нравится на Слизерине. У меня даже появились друзья на факультете.
  - Ах да, мистер Малфой, - добродушно улыбнулся старик. - Я слышал от Минервы, что вы сдружились с ним. А еще с юной мисс Гринграсс.
  Поттер лишь кивнул.
  - И все же, я хочу, чтобы ты знал мой мальчик, что я всегда готов оказать тебе помощь. Если у тебя не складываться отношения с товарищами по дому, я могу уговорить Шляпу перераспределить тебя на другой факультет. Твои родители были бы горды, если бы ты учился на факультете Годрика Гриффиндора.
  Гарри про себя рассмеялся. Теперь он понял для чего все эти намеки и возня. Дамблдор хочет перевести его к львам, подальше от неугодной компании. Этого и следовало ожидать от хитрого старика. Тому никогда не сидится ровно на пятой точке. И нет сомнения, что его родители внесли здесь свою лепту. Гарри сам слышал от Джеймса Поттера, как тот жаловался своей супруге на неудачный выбор Шляпы. Он уверял, что все Поттеры веками учились на Гриффиндоре и Гарри там самое место. Рядом с верными друзьями, такими как Уизли, Грейнджер и Лонгботтом, а не этими змеюками Малфоем, и Гринграсс.
  - Мне нравится на Слизерине, - повторил брюнет.
  - Конечно-конечно, - согласился старик. - Меня радует, что ты нашел там друзей.
  - Директор, вы меня позвали только для этого или еще о чем-то хотели поговорить?
  - Да, я хотел поговорить о наших уроках. Так вышло, что до летних каникул остались считанные недели. И сейчас на носу у всех экзамены. Не ошибусь, если предположу, что у тебя совсем нет свободного времени.
  Поттер не чувствовал сильной загруженности. Новые заклинания давались ему с первых попыток, без лишних трудностей. Напрягаться приходилось лишь на зельеварению и истории магии.
  - Поэтому я решил, начать наши занятия со следующего года.
  - Как скажете, - кивнул Герой. У него не было возражений.
  - Я рад что мы поняли друг друга. И еще, поговорив с твоими родителями и заручившись их поддержкой, я хочу предложить тебе стать моим учеником официально.
  Поттер был удивлен и это еще слабо сказано. Одно дело согласиться на дополнительные занятие, а другое - принять предложение ученичества. Наставник - это не просто красивое слово, а огромная ответственность, а вместе с ними и ряд обязанностей. Наставник - это почти что опекун, который получает кучу прав над подопечным. Он вправе решать его судьбу и диктовать условия. Согласись на подобное, Гарри лишится даже той свободы, что сейчас имеет. Он не сможет и шагу сделать без одобрения Дамблдора. С другой стороны, став учеником Альбуса, Герой заработает себя статус и возвысится над другими магами. Кто бы что не говорил, а Альбус Дамблдор являлся сильным магом, который многое знал и умел. Он мог многому научить своего ученика. Это не говоря уже о том, что старик был вхож в Министерство и на "ты" общался с министром.
  Трудный выбор.
  - Я не тороплю тебя с ответом. Подумай, - прозвучал вновь голос директора. Добродушная улыбка не сходила с лица старика, вот только в синих глазах промелькнула какая-то печаль.
  
  Глава 25
  
  
  Поттер покидал кабинет директора школы в смятении. Слизеринец был обескуражен, и это еще слабо сказано. Гарри никак не ожидал услышать подобного предложения от Альбуса Дамблдора. Хотя... Чего-то подобного и следовало ожидать. Дамблдор далеко не глупец. Логично, что старик просто так не отстанет от него. Любыми способами, он попытается вмешаться в жизнь слизеринца и превратить того в марионетку. План с Поттерами провалился, и Дамблдор решил найти новые рычаги влияния. И глупцу было ясно, что директор жаждал иметь карманного Героя при себе. Вот только сам Герой, не был согласен становиться чей-то марионеткой. Хватит с него и договоров с Салазаром Слизерином. Оглянувшись, убеждаясь, что поблизости нет картин и привидений, и что за ним никто не следит, Поттер направился в Тайную комнату. Следовало рассказать Салазару о планах Дамблдора. Основатель был в бешенстве. Несколько минут с его уст вырывалось зловещее шипение, сменяющееся нелицеприятными эпитетами, которыми Салазар поливал Дамблдора и его предков. - Как он даже посмел предложить подобное?! - негодовал портрет. - Мерзкий старикашка, возомнивший себя вершителем судеб. Будь моя воля, я бы подвесил его за бороду и хорошенько отхлестал розгами, за самовольство. Я бы выбил с его головы всю дурь. Это же надо, предложить наставничество... Хитрый лис. Поттер лишь молча слушал причитания Основателя, поражаясь его богатому словарному запасу. Салазар не церемонился в своих высказываниях, чем несказанно удивил слизеринца. Он не ожидал подобной реакции, от всегда холоднокровного и сдержанного портрета. - Хорошо, что ты не поддался на его провокацию. В противном случае, я даже боюсь представить, что нас ждало. Старик очень хитер. Он бы не дал тебе свободно жить, а непременно стал использовать в своих целях. Ты стал бы его марионеткой, которую оставалось лишь дергать за нужные нити. И заметь - ты бы даже не смог ничего возразить. Как послушная кукла, выполнял все приказы умелого кукловода. Поттера передернуло от подобной перспективы, и он нахмурился. - Я об этом догадался. Дамблдор не стал бы делать мне такое предложение, не преследуя каких-то своих целей. Притом, было ясно что вариант с моими "родителями" провалился. - Правильно. Рад слышать, что ты используешь мозги по назначению. Это дает мне надежду, что я сделал правильный выбор, выбрав тебя себе в ученики. Ты станешь достойным обладателем моих знаний. Поттер лишь польщенно склонил голову. Его изумрудные глаза сверкнули триумфальным огнем. Похвала Основателя для него много значила. Мужчина на портрете откинулся на спинку кресла и задумчивым взглядом начал всматриваться в потрескивающий огонь в камине. - Я рассчитывал, что у нас еще есть несколько лет, пока Дамблдор начнет действовать. Но как показали недавние события - это не так. Старик забеспокоился и решил заранее подготовить почву для своего триумфа. Он решил собрать своих пешек подле себя, - тихий голос, который проникал в саму душу. - У нас нет иного выбора, как оградить тебя от влияния Альбуса Дамблдора. Мы должны обезопасить тебя, от его посягательств. Поттер внимательно смотрел на Основателя. В его взгляде читался вопрос, который после секунды колебаний, слизеринец решил озвучить: - И что нам делать? - Искать союзников, - уверенный ответ. - Союзников, которые ненавидели бы Дамблдора и жаждали его смерти. Тех, кому нечего уже терять в этой жизни. Преданных своему делу и не гнушающихся пролить кровь. - А такие есть? - голос хриплый. - Есть, - ухмыльнулся Салазар, - будь уверен в этом, мой юный ученик. - И где их найти? - не унимался Поттер.
  - О не волнуйся, я об этом побеспокоюсь. Я смог завербовать некоторые картины, которые согласились докладывать мне обо всем происходящем в Хогвартсе. К тому же, Кровавый барон с радостью согласился стать моими "глазами и ушами" среди других призраков. Он будет докладывать обо всем происходящем в замке и на факультете Слизерин в частности. А как говориться: осведомлен - значит, вооружён! Даже комар в Хогвартсе, не сможет проскользнуть мимо моего носа. Я буду внимательно следить за Дамблдором и его псами. Гарри мало чего понял из туманных намеков Основателя. Лишь то, что у Салазара появились шпионы в замке и у него был какой-то план. - А что делать мне? - Сохранять спокойствие. Продолжай играть роль "милого" мальчика, который по ошибке Шляпа отправила на Слизерин. Уверен, Дамблдор не станет беспокоить тебя до следующего учебного года. Так что, для подготовки моего плана у нас есть целое лето. - Мне придется вернуться в дом Поттеров? - Да, - сокрушающий ответ. - Пока это неприятная необходимость. Хотя из этого можно будет извлечь пользу, - задумчивый взгляд. - Помнится, ты говорил, что у тебя есть брат с сестрой, - это не было вопросом. - Да, - Поттер не понимал к чему Основатель клонит. Слизеринец люто ненавидел всю семью Поттеров, включая своих так называемых брата с сестрой. Ему было плевать, что те ни в чем не виноваты. Мол, дети не несут ответственность за родителей. - Жаль, если такой ресурс пропадет. Если постараться, можно будет использовать их для нашей игры. Будет неплохо, если ты попытаешься настроить их против Дамблдора. Твой брат ведь скоро окажется под сводами Хогвартса? - Да, - хмурый взгляд. - Тогда сделай так, чтобы он попал в Слизерин или, в крайнем случае, в Рейвенкло. Расскажи ему, насколько на Гриффиндоре плохо. Убеди, что слизеринцы примут мальчишку с распростёртыми объятиями. - Но это не так, - последовал ответ. - Слизеринцы будут ненавидеть его, поскольку тот такой же чванливый и надоедливый, как Поттеры. - Ха-ха, - веселый смех. - Мальчишке знать об этом совершенно необязательно, - ухмылка. - Попав на мой факультет, тот будет лишен влияния со стороны львов и Дамблдора. Здесь ты сможешь манипулировать им, превратив в послушную марионетку. Пусть он с восхищением ловит каждое твое слово и мечтает быть таким же. А там и до темной магии недалеко. Гарри не понравился план Основателя. Он не хотел иметь ничего общего с этой мерзкой семейкой. Будь у него возможность, он бы даже от фамилии этой отрекся. Но, после того как слизеринец узнал, что это за собой повлечет, пришлось скрипя зубами, сдержать порыв. Ему не нужно было, чтобы магия рода Поттеров отвергла его, лишив наследия. Тем самым приравнивая по статусу к обычному грязнокровке. - Нет, я не стану этого делать, - решительный голос. - Я ненавижу всех Поттеров, без исключения. Будь у меня возможность, я бы пожелал, чтобы все они умерли в ту злополучную ночь. Лучше быть сиротой, чем иметь родителей - предателей и лжецов. Основатель лишь покачал головой. Порой он забывал, что Гарольду лишь одиннадцать лет. Что тот, в некоторых вещах сущий ребенок, ведомый своими чувствами, а не голосом разума. Вот и сейчас, мальчик на первый план выдвигал свою злость, не желая видеть перспективы. Что ж, потребуется время, чтобы это изменить. - Хорошо, - согласился портрет. - Я лишь высказал предложение, не заставляя тебя поступать так. Тебе нужно научиться сдержанности, мой юный ученик. Ты слишком порывист и импульсивен. В один момент, это может погубить тебя. Поттер проигнорировал эти слова.
  ***
  Несмотря на то, что до летних каникул оставалось чуть больше двух недель, учителя не хотели давать ученикам поблажек. Все без исключения заваливали подопечных кучей эссе и заставляли читать огромных размеров параграфы в преддверие экзаменов. Даже Снейп не делал поблажек для своих змеек, что уж говорить о МакГонагалл, которая зверствовала сильнее чем обычно, вынуждая слизеринцев часами просиживать за пыльными фолиантами в библиотеке. В таком водовороте дни пролетели незаметно, и Поттер не успел оглянуться, как прошла неделя и был сдан последний экзамен. Через несколько дней на доске успеваемости появится перечень оценок и рейтинг успеваемости. Сам Гарри не волновался за свои оценки. Он был уверен, что написал все тесты если не на "Превосходно", то на "Выше ожидаемого". Учеба давалась ему легко, не вызывая особых проблем. Хотя, он тоже был рад окончанию экзаменов. В последнее время в библиотеке было не протолкнуться, что очень напрягало парня. Дверь открылась, отвлекая слизеринца от его мыслей. На пороге стоял взволнованный Малфой, теребя в руках какой-то клочок с бумагой. Увидев друга, блондин торопливо устремился к нему. Поттер вопросительно выгнул бровь. В последнее время Драко где-то пропадал. На все вопросы, он отмалчивался или отвечал всякие глупости. Гарри даже начал волноваться за друга. Не заболел ли тот или не влез во что-то опасное. - Гарри, - Малфой остановился в нескольких шагах, - пойдем быстрее, - блондин был возбужден. Серые глаза блестели маниакальным блеском. Он схватил удивленного друга за руку и потащил к дверям. Поттер был удивлен, поэтому даже не сделал попыток сопротивляться. - Куда ты меня тащишь? - недовольный голос. Брюнет вырвал руку, недовольно смотря на друга. Тот вел себя странно. - Я узнал, о чем говорили Уизли с Грейнджер, - заговорщически прошептал Малфой. Он все так же продолжал идти вперед. - Что же? - заинтересовался Гарри. - Помнишь, нам Дамблдор на пиру говорил, что коридор на третьем этаже является запретным? - Вроде что-то такое было, - стал припоминать Гарри. - Так вот, Грейнджер с Уизли обсуждали именно его. Сегодня я стал свидетелем их разговора, где они говорили о трехголовом псе и нашем декане. Грейнджер утверждала, что профессор Снейп хочет украсть то, что находится в запретном коридоре. Представляешь себе? - Хм, - задумался Поттер. - Звучит как бред какой-то, - честно признал Герой. Он не испытывал особого восторга от услышанного, хотя его и заинтересовало, в чем двое гриффиндорцев подозревают зельевара. - И вообще, для чего тебе все это? Какое дело до этих убогих, и их глупых идей? Я, лично, тешу себя надеждой, что Рональд свернет себе шею и в Хогвартсе на одного рыжего придурка станет меньше. Малфой заухмылялся услышав о кончине рыжика, а затем насупился. - Разве тебе совсем не интересно? - Нет, - слегка слукавил брюнет. - И знаешь, меня поражает твоя безрассудность, - хмыкнул Поттер. - Ведешь себя, как какой-то гриффиндорец, а не дальновидный слизеринец. Ввязываешься в какие-то сомнительные авантюры. - Ничего не сомнительные, - возразил Драко, благополучно проигнорировав первую часть высказывания. - А какие? Тебе мало было отработки с этим тупым великаном в Запретном лесу? Хочешь повторения? Если так, то не нужно строить хитро-мудрые планы, а всего лишь прогуляйся после отбоя перед кабинетом МакГонагалл. Уверен, отработка на следующий вечер тебе обеспечена, - язвительный тон.
  - Ничего ты не понимаешь, - обиделся Драко. Поттер лишь покачал головой. Порой он и в самом деле задавался вопросом - за какие заслуги Шляпа отправила его на Слизерин. Неужели лишь за чистую кровь, которую так ценил Салазар. В остальном Драко, был типичным гриффиндорцем. Порывистым, хвастливым и жадным до авантюр. - Хорошо-хорошо, ничего я не понимаю, - пошел на попятную брюнет. - Чего ты от меня хочешь? - ведь не зря Малфой примчался к нему с этим рассказом. - Мы должны проследить за Грейнджер с Уизли. И если ты не поторопишься, мы упустим их. "Вот это номер", - про себя рассмеялся Поттер. Одержимость Драко Рональдом иногда доходила до абсурда, прямо как сейчас. Зачем вся эта слежка и игры в шпионов? Если хочет подставить, можно сделать это куда проще. Сообщить Снейпу и дело с концом. - Не глупи, - отмахнулся Герой. - Нас поймает Филч или вообще Дамблдор. - Да ладно тебе, - не унимался блондин. - И вообще ты друг мне или кто? Я тебя всегда поддерживаю, так поддержи и ты меня, - Драко сделал щенячьи глаза с мольбой смотря на собеседника. - Чего тебе стоит. Пожалуйста. Поттер закатил глаза. - Ты наглеешь не по дням, а по часам, - парировал Поттер. - Мерлин с тобой. Веди, - скомандовал Герой. - Но так и знай, что эта затея - полное безумие. Если нас поймают и снимут баллы, перед Снейпом будешь сам оправдываться, как и выслушивать нытье Флинта. - Не поймают, - Малфой заулыбался, словно кот, объевшийся сливок. - Идем скорее. За несколько минут парочка добралась до злополучного коридора. Сделали они это как раз вовремя, поскольку неподалеку послышаться топот и недовольные причитания Рональда Уизли. Парни юркнули в потайную нишу за секунду до того, как в коридор ступило гриффиндорское трио: Уизли, Грейнджер и Лонгботтом. Как последний оказался в этой пестрой компании, Поттер даже не знал. Этот бедняга боялся даже собственной тени. Видимо, это Грейнджер его потянула, набираться храбрости, так сказать. - Гермиона, эээ... может позовем профессор МакГонагалл? - прозвучал голос Невилла. В нем было столько ужаса, что казалось бедный гриффиндорец сейчас наделает в штаны. Тот то бледнел, то синел, норовя упасть в обморок. - Не говори глупостей, Невилл, - пожурила одноклассника всезнайка. - Мы справимся сами. Идемте скорее, пока нас не поймал завхоз. Раздались шаги, и троица скрылась из виду. Поттер с Малфоем выбрались со своего укрытия. - Я же говорил тебе, - довольный голос Драко. - Эти трое что-то задумали. - Идем уже, сыщик. - Почему "сыщик"? - удивился Малфой. - Неважно. Идем. Оказавшись за дверью, слизеринцы замерли, прислушиваясь. - Какие-то странные звуки раздаются из-за двери, - негромко произнес Малфой, - кто-то или что-то рычит. Поттер прислушался. - Похоже на вой пса, - согласился Герой. - Угу, - Драко покрепче перехватил свою палочку и ногой толкнул дверь, открывая их взору огромного трехголового пса, который посапывал, положив лапу на люк. - Вот черт, эта махина нас сожрет целиком и не подавится, - с опаской произнес Малфой. - Не дрейфь, Драко, - отмахнулся Гарри, - это была твоя идея, поэтому вперед, - слизеринец призывающим жестом махнул рукой в сторону собаки. - Твое счастье, что она спит. Видимо гриффиндорцам хватило ума заколдовать арфу, - кивок на музыкальный инструмент который наигрывал мелодию.
  - Может, сначала ты? - с надеждой спросил Драко.
  
  - Нет уж, уступлю эту честь тебе, - смешок. - Давай, Малфой, не предоставляй мне повода усомниться в твоей храбрости. Грифы смогли, неужели ты струсишь. - Вот еще, - высокомерно задрав нос заявил блондин и сделал несколько шагов вперед. - И чтобы ты знал - я не безрассудный, а хитрый и умный в первую очередь, потом уже все остальное, - хмыкнул Драко. - Ну да, - не стал спорить юноша, но улыбка, которая в эту секунду расползлась на его губах, говорила красноречивее любых слов. Нет, конечно, Гарри не считал друга дурачком, просто слегка избалованным и ленивым человеком, которого чрезмерно испортили родители. Драко в какой-то мере напоминал Поттеру Дадли - тот также был окружен подарками, но все же Малфоя не изнежили вниманием, от него наоборот пытались откупиться. - Фу, от него воняет, - скривился Драко. - И как мы отодвинем его с люка? - шепотом, стараясь не разбудить зверюгу, спросил он. - Малфой, включи мозги, мы ведь маги, а не магглы, - протянул Поттер, с помощью заклинания левитации сдвигая конечность пса немного в сторону. - Я не подумал, - оскорбленно произнес Драко, следуя за другом в люк. Стоило парням ступить пару шагов, как они провалились в яму, внизу которой располагалось что-то мягкое и прохладное. Немного пошевелившись, Гарри смог взмахнуть палочкой, на конце которой появился свет. Осмотревшись по сторонам, брюнет понял, что они упали на растение, именуемое дьявольскими силками. В ту же секунду стебли зашевелились и начали опутывать молодых магов по ногам и рукам, но мальчик смог вовремя среагировать и наколдовал мощный поток света. Растения сразу же отступили, выпуская слизеринцев из своего плена. Дальше путь Поттера и Малфоя лежал по небольшому коридору прямо к залу, где раздавались шуршащие звуки. - Что это может быть? - настороженно спросил Драко. - Похоже на взмахи крыльев, - задумчиво произнес Гарри. - Ты думаешь, нам придется прятаться от птиц? - скептически предположил Малфой. - Нет, здесь что-то другое, - уверенно ответил Гарри, - пойдем уже, раз пришли. Когда парни добрались до двери, то увидели, что вверху парит стайка странных созданий. - Я раньше не видел таких необычных птиц, - признался Малфой. - А это и не птицы, - равнодушно ответил Поттер, - это ключи с крыльями, и я готов поспорить, что для того, чтобы пройти дальше гриффиндорцам пришлось поймать нужный. Да, пожалуй, именно так, - Гарри кивнул на висящую в сторонке метлу. - Поэтому можешь сказать спасибо Уизли с Грейнджер, что они сделали это за нас, - Поттер кивнул на дверь в замке который трепыхался ключ. - Хоть какая-то от этих тупиц польза, - кивнул Драко. - Идем. Гарри направился к двери, которую через несколько секунд открыл и осторожно, дабы не попасть в какую-нибудь ловушку, вошел внутрь, Малфой последовал за ним. - Ооо, это огромная шахматная доска, - удивился Малфой, - круто. Уизли с Грейнджер знатно повеселились здесь, - кивок на кучу песка и куски камня, своим видом напоминающие изломленные фигуры. И тут до слуха парочки донесся чей-то стон. Оба нацелили палочки к источнику звука, делая несколько шагов вперед. - Уизли! Лонгботтом! - воскликнул Малфой. Среди обломков камней и в самом деле лежали двое гриффиндорцев. Нога полноватого парня была перевязана свитером Грейнджер, а рыжий весь в ссадинах. - Малфой. Поттер, - такой же недовольный голос. - Что вы здесь делаете? - Не твоего ума дела, Уизли, - парировал блондин.
  - Эээ... - промычал Невилл. - Помогите Гермионе. Она там совсем одна. Пожалуйста. - Невилл, неужели ты рассчитываешь на помощь от этих змеюк. - Но... Они же тут. А моя палочка сломана, и твоя куда-то укатилась. Поттер дальше не стал слушать бормотание этих двоих, а направился дальше. Малфой поспешил следом. Следующая комната оказалась сравнительно меньше прежней. Перед взором парней предстал столик с пятью стаканами на нем. В четырех была жидкость, разных цветов, а пятый - пустой. Здесь же обнаружилась мантия Грейнджер. Она валялась на лестнице за которой горел огонь ростом в человека. Из-за его шипения и размера невозможно было услышать и рассмотреть, что происходит на другой стороне. Пламя преграждало им путь вперед. - Что будем делать? - Использовать мозги по назначению, - хмыкнул Герой и начал перебирать в памяти заклинания воды. - Аква Эрукто! - поток воды, что вырвался из палочки брюнета, хлынул на огонь, но не возымел должного результата. Он слегка притушил его, но полностью не погасил. - Давай попробуем вместе, может, это поможет, - высказал здравую мысль парень. - Ладно, - согласился Малфой. - Аква Эрукто! - два голоса в унисон. Поток воды загасил огонь. - У нас есть не более десяти секунд, дабы успеть перебежать на ту сторону. Ты готов? - прокричал Поттер срываясь со своего места. Позади слышались шаги друга. - Вот черт, - выругался Малфоя, рассматривая подол обгоревшей мантии, - она стоит пятьдесят галлеонов, чистейший шелк акромантула, - вздыхая над обгорелым краем, пожаловался Драко. - Купишь новую, это не проблема, - ответил Гарри. - Радуйся, что это не твоя голова. Тут до их слуха донеслись крики Грейнджер. - Идем. И держи палочку наготове. Неизвестно, что нас ждет впереди, - и в подтверждение своих слов покрепче сжал рукоятку. - Слушай, а может ну эту Грейнджер, - невнятно предложил Малфой. - Давай вернемся и сообщим декану. - Ха, а как же твоя храбрость? Неужели струсил? - Нет, - с вызовом ответил блондин. - Но я - дальновидный слизеринец, а не безрассудный гриффиндорец. Идем назад. - Хочешь, чтобы Уизли высмеял тебя? Мол, Грейнджер пошла, а мы испугались... Нет уж, идем дальше. - Чертов, рыжий. Ладно, - Малфой недовольно заскрипел зубами. - Но в следующий раз если я буду тебя уговаривать проследить за этой троицей, обязательно отговори меня. - Непременно. Зайдя в дверь, которая перед ними открылась, двое слизеринцев оказались в круглом зале. Спустившись по ступенькам, они остановились около огромного зеркала и тут... Взгляд сразу же остановился на зеркале, стоявшем в центре. Огромное зеркало, высотой до потолка, в золоченой раме, украшенной богатой резьбой, на подставке в форме когтистых лап. Поверху шла инкрустированная надпись: "Erised stra ehru oyt ube cafru oyt on wohsi" "Я покажу не твое лицо, но желание твоего сердца", - перевел Поттер. Послышался стон и взгляд изумрудных глаз переместился ниже. На полу перед позолоченной рамой лежало тело Грейнджер. Если брать в расчет стоны и трепыхания, гриффиндорка была жива. Поттер машинально сделал несколько шагов вперед. - Я ждал тебя, Гарри Поттер, - прозвучал скрипучий голос. Слизеринец узнал этот голос. - О, вижу ты привел компанию. Юный Малфой, - насмешливый голос. - Я наблюдал
  за тобой, мальчик. Храбрый или скорее глупый... Удивлен, что Шляпа отправила тебя на Слизерин. Тебе самое место на Гриффиндоре. - Профессор Квиррелл, - голос полный изумления. Перед взглядом Поттера предстал профессор ЗОТИ собственной персоной. Все тот же фиолетовый тюрбан от которого за милю воняло чесноком. Вот только взгляд голубых глаза был иным. Полный уверенности и превосходства. Поза тоже изменилась, как и куда-то исчезли заикания. Квиррелл выглядел самодостаточным и уверенным в своих силах волшебник. Гарри сразу заметил эти изменения, как и взгляд, которым мужчина смотрел на парня. А еще в ноздри ударил запах гнили, который даже чеснок не смог скрыть. И прежде чем кто-то успел среагировать, с палочки мужчины вырвался красный луч. Веревки обвили тело блондина, приковывая того к колонне. - Ты мне не интересен, мальчишка. Я ведь не могу лишить Люциуса наследника, - ухмылка. - А вот нашей встречи, юный Поттер, я ждал с чрезвычайным интересом. Признаюсь, честно, я был очень удивлен как годовалому ребенку удалось победить величайшего Темного лорда. - А тебе какое до этого дело?! - с вызовом заявил Герой. - Наглый, - в голосе звучало восхищение. - Или глупый, - голос был совсем иным. - Покажи мне его! - приказ, как Поттер понял предназначался он Квирреллу. - Вы очень слабы, Господин, - пролепетал профессор. - Для этого у меня достаточно сил. Квиррелл неторопливо начал разматывать тюрбан, а затем и вовсе его снял. Мужчина повернулся к Поттеру затылком, с которого на слизеринца смотрело искаженное злобой лицо. Гарри инстинктивно сделал несколько шагов назад. С угла, где был прикован Малфой, послышался удивленный возглас. - Вот мы вновь и встретились, Гарри Поттер, - губы разомкнулись, посылая по позвоночнику Героя дрожь. - Долгих десять лет я ждал нашей встречи. - Волан-де-Морт, - догадался Поттер. - Умный, мальчик. Ты видишь во что я превратился из-за тебя. В паразита, который живет за счёт других. Поттер лишь с интересом разглядывал лицо на затылке. Он впервые видел Волан-де-Морта и был очень удивлен во что тот превратился. Гарри начитался газет, где говорилось о смерти Темного лорда. Но как видимо, тот не погиб, а лишь сбежал. Салазар говорил ему о подобном, как и предупреждал о возрождении мага. Основатель не верил, что Волан-де-Морт так глупо погиб с его-то силами и знаниями. - Ты меня очень удивил, Гарри Поттер. Все ожидали что Герой окажется в Гриффиндоре, а ты попал в Слизерин... А ты знаешь почему так вышло? Как вышло, что символ Света попал в оплот темных магов? Поттер лишь пожал плечами. - Таково решение Шляпы. - Лжешь. Я чувствую твою ложь. И тут послышался стон с того места, где лежала Грейнджер. - Времени совсем не осталось. Дамблдор обманул меня. Заманил в ловушку, хитрец. Он спрятал в зеркале обманку, а настоящий камень никогда не попадал в Хогвартс. Это тело погибает, ты ведь это чувствуешь, мальчик? - Да, - голос дрогнул. - Ты меня убьешь? - вопрос вырвался раньше, чем Поттер смог сдержать его. В помещении раздался холодный смех Лорда, который пробирал до самой души. - Нет, - простой ответ. - Зачем мне уничтожать собственное творение, - и вновь смех. - Что?
  - Ах, вижу Альбус не рассказал тебе всей правды. Какая жалость... Он держит своего Героя в неведеньи. Бедный Поттер... Вся твоя жизнь - полнейшая ложь. Послышались чьи-то шаги и голоса. К ним приближался Дамблдор с другими учителями. - Времени совсем не осталось. Но мы еще встретимся, Гарри Поттер, непременно встретимся. А сейчас прощай... Квиррелл задрожал, словно в конвульсиях. Секунда-вторая и бездыханное тело повалилось на пол. Из груди вырвалось облако тьмы и взмыло в воздух, исчезая в полумраке. Голоса становились все громче. Поттер метнулся к Малфою и взмахом палочки уничтожил веревки. - Никто не должен знать о том, что здесь произошло, - слова больше походил на приказ. - Ты меня понял, Драко? - Да, - сконфужено кивнул блондин. И тут дверь открылась и на пороге предстал во всем своем величии Альбус Дамблдор. Сегодня на нем была голубая мантия с синими звездами. Взгляд синих глаз окинул помещение, останавливаясь на Поттере который присел около бессознательного тела гриффиндорки. Позади мужчины стояли МакГонагалл со Снейпом. - Северус, доставь детей в Больничное крыло. Пусть Поппи о них позаботится. - Конечно, директор. - Профессор, - начал было Гарри. Он уже придумал правдоподобную легенду. - Мальчик мой, тебе нужно отдохнуть. А потом мы поговорим.
  
  
  Глава 26
  
  
  Ученики были доставлены в царство мадам Помфри. Медсестра сразу же создала бурную деятельность и разогнала всех посетителей, заявив, что пострадавшим нужен покой. Попытавшийся было возмутиться Северус Снейп, был одарен укоризненным взглядом, припечатан угрозой и отправлен восвояси. Та же участь постигла и директора. Альбус добился от медсестры лишь заверения, что она сообщит, когда очнется мисс Грейнджер, с которой Дамблдор жаждал поговорить в первую очередь. Ждать пришлось до следующего утра. - Моя девочка, как ты себя чувствуешь? - участливо спросил директор, присаживаясь на стул напротив. В синих глазах, скрытых за стеклами очков, читалась искренняя забота и волнение за юную гриффиндорку. - Хорошо, - засмущалась заучка, но быстра взяла себя в руки и проявила свою гриффиндорскую настырность. - Директор, это все профессор Квиррелл... Он хотел похитить философский камень, но мы пытались ему помешать, - Грейнджер стыдливо прятала глаза. - Я так испугалась за ребят. - Тише-тише, девочка моя, - улыбнулся в бороду старик. - Все уже в порядке. Годрик гордился бы вами. Вы повели себя благородно. Как настоящие представители Гриффиндора. Грейнджер загордилась. Такая похвала от ее кумира, многого стоила. Но тут во взгляде девчонки вновь появилось беспокойство - она волновалась за друзей. - А как Рон с Невиллом? - Они в полном порядке. Поппи быстро вылечила их переломы и отпустила. Грейнджер выдохнула с облегчением. - Девочка моя, я хотел спросить, о том, что произошло? Гермиона начала рассказывать о том, как узнала от Хагрида о Фламеле, а потом услышала разговор Квиррелла с профессором Снейпом. Как последний угрожал учителю ЗОТИ. Гриффиндорка стыдливо поведала, что подозревала в намереньях кражи зельевара. Она рассказала о том, как пыталась связаться с самим Дамблдором, но тот как назло покинул Хогвартс. Профессор МакГонагалл же, не стала слушать их рассказ и Гермионе ничего не оставалось, как взяв друзей, отправиться спасать камень. Девчонка поведала о том, как они преодолели препятствия, устроенные учителями, и как она попала в зал со зеркалом. Гриффиндорка рассказала о разговоре с Квирреллом и как тот заставлял ее доставать камень. - Я не смогла ему помешать, - застыдилась Грейнджер. - Ничего-ничего. А что было дальше? - Я не помню... Помню, что профессор Квиррелл кричал о ловушке и том, что его господин будет недоволен. Дальше была тьма. Очнулась я, когда услышала голос Поттера. - Ясно, - кивнул директор. - Ладно, отдыхай. - Директор, а когда я смогу выйти отсюда? - Думаю через несколько дней, - улыбнулся старик.
  ***
  Горгулья отодвинулась в сторону пропуская в кабинет директора школы декана Слизерина. Поднявшись по винтовой лестнице, мужчина предстал перед ясные очи старика, который выжидающе на него смотрел. - Присаживайся, мой мальчик, - коронная фраза Дамблдора. - Чаю? Зельевар скривился от такого обращения, но сдержал возмущения. - Нет, - последовал отрицательный ответ. - Я поговорил с Малфоем, как вы и просили, - просьба это слабо сказано, Дамблдор приказал ему устроить допрос крестнику. Мол Северус, мальчик тебя знает и будет с тобой откровенен. Зельевар ослушаться не смог, поскольку был слишком многим обязан старому магу. А в особенности своей жизнью и свободой. Только заступничество Альбуса спасло алхимика от Азкабана и близкого знакомства с дементорами. - И что удалось выяснить? - директор подался вперед, одаривая молодого коллегу внимательным взглядом. - То же что и говорили Уизли с Лонгботтомом. Малфой с Поттером, встретив их в одном из залов, отправились на помощь Грейнджер. Глупейший поступок, как по мне, - не смог не вставить свой комментарий Снейп. - Обойдя препятствия, они оказались в зале с зеркалом, где и нашли Грейнджер без сознания, и мертвого Квиррелла. Там мы и нашли их. - Как я и предполагал, - задумчиво кивнул Альбус. - Тело Квиррелла стало непригодным для жизни, и Темный лорд покинул свое пристанище, оставив мага умирать. - Этого и следовало ожидать, - скривился Снейпа. - Квиррелл был слабым магом. Мне не понятно лишь зачем вы доверили ему преподавание ЗОТИ? Тот ведь боялся даже собственной тени. - Так вышло, - отмолчался старик. - И что теперь будет? Темный лорд сбежал, но никак не погиб. Придет время, и он вновь попытается вернуться. - Я в этом не сомневаюсь, - грустный голос. - Но для этого потребуется время. - А как быть с Поттером? Не лучше его предупредить? - Нет, - отрицательный жест головой. - Он еще слишком юн. У Гарри должно быть детство. Правда сломает его. - Этот мальчишка не так-то глуп, как вы думаете. Он начнет задавать вопросы. - Возможно, ты прав, мальчик мой, - задумчивый взгляд. - Я поговорю с Гарри и расскажу ему часть правды.
  ***
  Пробуждение Поттера было не из приятных. Голова нещадно болела, а во рту пересохло. Слизеринец закашлялся и почувствовал, как к его губам поднесли что-то прохладное. Секундой позже выяснилось, что этим "что-то" оказалась склянка с зельем.
  - Выпейте, Поттер, - прозвучал голос Снейпа.
  
  Герою ничего не оставалось как сделать глоток. Горло обожгло чем-то горячим и приторно сладким на вкус. Какое-то зелье, как догадался слизеринец. Не прошло и минуты как взгляд прояснился и проморгавшись, парень смог увидеть склонившегося над его кроватью декана, и директора. - Как ты себя чувствуешь, мой мальчик? - участливый голос старика. "Лихо на помине, - про себя размышлял Герой. - Только его не хватало для полного счастья", - на лице же не дрогнул ни один мускул. Поттер все также оставался невозмутим. - Нормально, - соврал брюнет. - Где я? - В Больничном крыле, Поттер, - последовал недовольный ответ от Снейпа. Тот успел отойти в сторону и сейчас с едва скрываемым презрением разглядывал своего самого нелюбимого ученика, который неизвестно каким образом попал на Слизерин - факультет, где Северус являлся деканом. - Почему? - Ты потерял сознание, и я перенес тебя сюда, - заговорил Альбус. Поттер почувствовал, что это ложь. Он четко помнил, что не терял сознание. А значит к его обмороку приложили руку либо Дамблдор, либо Снейп. От этих типчиков, можно ждать подобной подставы. - Давно я здесь? - Чуть больше двух дней. "Ух", - мысленно застонал Герой. - А как Драко? С ним все в порядке? А с Грейнджер? - на последнюю Герою было плевать, но нужно продолжать играть свою роль. - Мистер Малфой и мисс Грейнджер прекрасно себя чувствуют. Не стоит беспокоиться, - было видно, что Альбусу понравилось, что Гарри спросил о самочувствии гриффиндорки. - Ты показал свою храбрость, отправившись на помощь девушке. Я горд тобой, мой мальчик. - Вам Драко все рассказал? - Поттер молился, чтобы друг не сболтнул лишнего. Зная насколько у Малфоя длинный язык, были большие сомнения в надеждах. - Да, юный Малфой рассказал мне о произошедшем. Он сказал о том, как вы случайно попали к запретному коридору и увидев мистер Филча, забежали туда. Там вы встретили мистера Уизли и мистера Лонгботтома, которые попросили вас о помощи. Как настоящие джентльмены, вы кинулись на помощь леди. - Так все и было, - соврал Гарри. - Когда мы нашли Грейнджер, она была без сознания. А рядом лежало тело профессора Квиррелла. Директор, а профессор умер? - Да, - хмурый голос. - Профессор Квиррелл был захвачен духом Темного лорда который хотел похитить философский камень. Поттер не выказал удивления. Он читал о легендарном алхимике и его эликсире бессмертия. Вопрос лишь в том: зачем весь этот спектакль с философским камнем был разыгран? Неужели Волан-де-Морт прав - Дамблдор пытался заманить его в ловушку? - Директор, а в "Пророке" и других книгах говорилось, что Волан-де-Морт мертв? - Поттер умело играл роль испуганного мальчишки. - Как же, тогда вышло все это? - Это очень длинная история, мой мальчик. Видишь ли, Волан-де-Морт не совсем мертв. После нападения на тебя он лишился тела и сейчас скитается где-то в виде духа, пытаясь найти способ возродиться. - И ему удалось заполучить камень? - К моему счастью, нет, - улыбнулся хитрец. - Я спрятал камень в зеркале. "Ложь, - про себя проговорил Герой. - Темный лорд говорил о том, что тот был подделкой. Настоящий камень никогда не попадал в Хогвартс. Это было ловушка", - в голос конечно же ничего этого не было озвучено. Поттер не являлся самоубийцей, готовым подставить голову для расправы.
  - Значит, камень надежно спрятан? - Да. Не беспокойся об этом, мой мальчик. Ладно, я вынужден тебя покинуть. Меня ждут дела, а тебе нужно отдохнуть. Я буду ждать тебя завтра на пиру. Старик ушел, а Поттер откинулся на подушку, задумчивым взглядом рассматривая потолок. В голове он прокручивал разговор с Темным лордом и его последние слова. "Ты мое творение... Что бы это должно означать? И что Дамблдор со слов Волан-де-Морта от меня скрывает? Почему тот назвал мою жизнь ложью?" - вопросы сыпались один за другим, а ответов у парня так и не было. Смутные догадки, домыслы, одни хуже других. Но слизеринец знал точно, что Дамблдор лжет ему. Лжет о философском камне и обмороке. Как Герой не старался, но ему не удалось убраться из Больничного крыла. Помфри как коршун, сновала везде, не давая и минуты покоя. На все возмущения и уговоры, она отвечала решительным "нет". Хорошо хоть разрешила слизеринцам навестить его и принести книги для чтения, чтобы хоть как-то скрасить скуку. Первым в Больничном крыле появился Малфой. Выглядел блондин взволнованным, хоть и пытался показать, что это не так, вот только взгляд выдавал его. Переминаясь с ноги на ногу, он рассказал о разговоре со Снейпом и заверил, что ничего не сказал лишнего. Еще Малфой сообщил о произошедшем в Хогвартсе и своих наблюдениях за Грейнджер и ее дружками. Ничего необычного не было, как и интересного. С кабинета, где сидела мадам Помфри раздались шорохи и парням пришлось прервать разговор, опасаясь ненужных свидетелей. Поттер лишь напоследок успел предостеречь друга, чтобы тот помалкивал и что обо всем они поговорят, когда Гарри выпустят с этого карцера. Следующим визитером, точнее визитершей к огромному удивлению слизеринца, стала Гермиона Грейнджер. Девчонка заявилась в Больничное крыло с коробкой сладостей, которые и презентовала Герою. Переминаясь с ноги на ногу и рассматривая носки своих туфлей, девчонка поблагодарила Поттера за помощь. Хотя в благодарности и не было необходимости, ведь слизеринец ничего не сделал. Но видимо Грейнджер считала иначе. - Невилл рассказал мне о том, что вы отправились меня спасать, - заявила заучка. - Директор Дамблдор говорит, что ты поступил благородно, Поттер, - в карих глазах появился решительный блеск. - Как настоящий гриффиндорец! - Грейнджер, ну ты как скажешь, - Герой был обижен в лучших традициях. Это же надо, назвать его настоящим гриффиндорцем. А Дамблдор молодец - так промыть мозги Грейнджер, это талант надо иметь. Поттер не стал говорить мисс-я-все-знаю грубостей, опасаясь что Помфри может их подслушивать и доложит директору. Притом, наивность и глуповатость этой гриффиндорки насмешили парня. Со всеми своими мозгами, Грейнджер казалась полной дурой, хуже Паркинсон. Хотя нет, Паркинсон все же хуже. - Эээ... Ну ты понял, что я хотела сказать, - смутилась девчонка. - И знаешь, Поттер, ты не такой плохой, каким хочешь казаться. Нет, конечно ты слизеринец... Но, не такой как Малфой с Ноттом... - бормотала брюнетка. - Я польщен, Грейнджер, - ухмыльнулся Герой. - Эээ... Невилл тоже хотел прийти тебя навестить, но не смог. Он потерял где-то Тревора и сейчас ищет его, но просил передать тебе пожелания о скорейшем выздоровлении. Поттер лишь кивнул, игнорируя слова девчонки. Ему по большой части было плевать на львов и их жалкие попытки наладить отношения. - Ладно, я пойду уже. Пока. - Давно пора, - тихо отозвался Поттер, когда шаги Грейнджер стихли. - Из-за твоей болтовни у меня голова разболелась.
  ***
  На следующий день Помфри снизошла и отпустила слизеринца. Сделала она это как раз вовремя, чтобы тот попал на пир в честь окончания очередного учебного года. Заняв свое место за столом факультета между другими змейками, которые радушно его приветствовали, он стал вслушиваться в речь директора. Тот говорил как обычно о единстве и призывал всех объединиться, забыв о былой вражде. - Очередной учебный год подошел к концу. Для некоторых он только начало пути, а других ждет впереди взрослая жизнь. Но знайте, что двери Хогвартса всегда открыты для вас, - театральная пауза. - И конечно же пришла пора вручить Кубок Хогвартса. Но перед этим, я хочу отметить заслуги некоторых учеников, которые не могут быть оставлены без внимания. Такс... Я присуждаю Рональду Уизли и Невиллу Лонгботтому за лучшую игру в шахматы в истории Хогвартса по пятьдесят очков. После этих слов в зале раздались сокрушительные аплодисменты. Гриффиндорцы ликовали, улюлюкая и свистя, поздравляя одного из рыжих. А вот Лонгботтом сидел красный как помидор от смущения, потупив взгляд. - Тупицы... Сразу видно, что Дамблдор покровительствует грифам, - пробурчал недовольно Малфой. Другие змейки согласно закивали, посылая в сторону враждующего факультета злые взгляды. - Далее... мисс Гермиона Грэйнджер, - произнес Дамблдор. - За храбрость и благородство я присуждаю факультету Гриффиндор пятьдесят очков. Гриффиндорцы вновь разразились аплодисментами. Некоторые львы даже повскакивали со своих мест. - Зубрилка... - негодовал Малфой. - Мерзкая грязнокровка. - Мистеру Драко Малфою. За храбрость и благородство я присваиваю пятьдесят баллов, - продолжал увещать Дамблдор. Теперь уже ликовал стол под серебряно-изумрудными знаменами. Слизеринцы хлопали с благосклонностью смотря на блондина. Тот же нахохлился словно воробей и вздернул нос, расплываясь в довольной улыбке. - Молодец, Малфой, - похлопал по плечу первокурсника Флинт. - Ты не так безнадежен, как я думал, - веселый смешок. - Эй, - нахмурился Драко. - И конечно же, мистер Гарри Поттер, - объявил Дамблдор, и в зале воцарилась абсолютная тишина. - За железную выдержку и фантастическую храбрость я присуждаю факультету Слизерин шестьдесят очков. Зал в очередной раз взорвался аплодисментами. Хлопали все включая учителей. Громче всех старалась Лили Поттер. Один лишь Снейп хмурился. Ну не любил он Поттера, что тут поделать. Зельевара даже не радовало, что его факультет выиграл кубок. Пир окончился триумфом Слизерина. Те пятый год подряд выигрывали Кубок Хогвартса, к зависти трех других факультетов. И даже последняя растасовка баллов не изменила результатов. Змеи опережали своих ближайших соперников Рейвенкловцев на двести очков. И лишь благодаря добавленным очкам третье место смог занять Гриффиндор, опередив на двадцать Хаффлпафф.
  ***
  На следующий день Хорватский-экспресс отбывал от станции Хогсмид к Лондону. Многие радовались каникулам и возможности отдохнуть от кропотливых уроков, а другие же не хотели покидать Хогвартс даже на три месяца. К числу последних относились семикурсники, которые в последний раз сегодня прошлись по коридорам величественного замка. Дальше их ждет взрослая жизнь, полная достижений и разочарований. Гарри и Драко заняли одно из купе. Взмахом палочки Поттер запечатал дверь от нежелательных гостей. - Задавай вопросы, - милостиво разрешил Герой.
  - Кто это был... Ну, в затылке Квиррелла? - неуверенно проговорил блондин. - Волан-де-Морт, - простой ответ. Малфой вздрогнул услышав имя Темного лорда. - Но он ведь мертв, - тихий шепот. - Как видишь, нет, - хмыкнул Гарри. Несколько минут царило молчание. Поттер просто смотрел в окно, а Малфой переваривал полученную информацию. - И что нам делать? - Ничего. - Как это? Мы должны рассказать кому-то... Моему отцу. - Нет, - слова прозвучали как приказ. - Почему? - удивился Драко. - Нам никто не поверит. Все посчитают глупцами, - слукавил брюнет. - Мой отец поверит, - возразил собеседник. - И мама. - Это не важно. Мы никому не скажем. Никому! Ты меня понял, Дракон? - Эээ... Да, - промямлил блондин. Поттер довольно кивнул. Он знал, что Драко не сможет предать его. Предать их дружбу. Тот был слишком зависим от нее и дорожил тем шатким доверием, что было между ними, уж Гарри об этом позаботился. Малфой будет молчать. Но в уме, Поттер все же сделал себе пометку найти способ обезопасить свои тайны. Сделать так, чтобы Драко не смог ничего сказать, даже под пытками. Клятву... В дверь постучались и отменив заклинание, Поттер впустил в купе Нотта, Гринграсс и Дэвис. - Мы обыскали весь поезд в ваших поисках, - недовольно проговорила Дафна. - А вы спрятались здесь. - Значит плохо искали, - не смог промолчать Драко. - Не остри, Малфой, - парировала Гринграсс. За такой перепалкой и ничем не обязывающей болтовней, прошла оставшаяся часть пути. Когда поезд прибыл на платформу, настроение брюнета совсем испортилось. Ему не хотелось идти к Поттерам, которые ждали его на платформе. Лучше уже провести все лето с Дурслями, чем слушать нравоучения этой лживой семейки. Но Дамблдор, видимо, считал иначе, и юношу ждало очередное плохое лето. Девчонки с Ноттом покинули купе, отправившись переодеваться и оставив Поттера с Малфоем наедине. - Мы теперь не сможем увидеться до первого сентября? - приуныл Малфой. - Тебя запрут в доме Поттеров и будут охранять как узника. - Не думаю, что все будет так плохо. К тому же, мне нужно будет купить все к новому учебному году, и мы сможем встретиться в Косом переулке. Да и совиную почту никто не отменял. - У тебя нет совы, - резонно заметил блондин. - Думаю у Поттеров найдётся лишняя, - смешок. - Надеюсь. Кивнув друг другу напоследок, каждый отправился к своим встречающим. Блондина ждала чета Малфоев, снисходительными взглядами рассматривая гомонящих учеников и их родителей. Гарри же с не особой радостью отправился к Поттерам весело ему махающим. Те стояли рядом с семейством Уизли. Герой скривился. Его ждет "занимательное" лето.
  ***
  Кровавый Барон стоял навытяжку перед портретом Салазара Слизерина. - Мне требуется твоя помощь, друг мой, - прозвучал тихий голос Основателя.
  - Все что пожелаете, милорд, - голос полный покорности, а взгляд восхищения. - Ты всегда служил мне верой и правдой. Не подведи и в этот раз, - голос похолодел. - Тебе придется покинуть Хогвартс, дабы...
  
  
  
Оценка: 4.78*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"