Дяченко Татьяна: другие произведения.

Клетка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшая зарисовочка. Самый первый рассказ, проба пера.)


Свобода она всегда призрачна.Свобода должна быть в душе у человека, давая ему выбор, а не судьбу.

   Бушующее море, искристые, прозрачные жемчужинки-капельки, которые то отделяются, то возвращаются назад. Назад к морю, к целому организму и как не странно к себе. Их полёт длится недолго, их свобода призрачна, но так желанна. Они успевают показаться, покружится, восхитить.... удариться о скалы, о твёрдые камни, искажая их, создавая свой на них мир, или же лаской пройтись по песку, приведя со временем его к совершенству, к прозрачному стеклу. Со временем.... Со временем? А оно в них есть? Да есть. Им некуда спешить.
   Она стояла на краю скалы. У крутого обрыва. Забавно, почему никто не знает об этом месте? Да, снизу видны крутые скалы, это неоспоримо, но почему никто не знает, какая там нежная молодая трава, какие удивительные там цветы, они маленькие, но запах их дурманит разум. Этот маленький одинокий рай, спрятан от всего мира, с одной стороны - обрыв, с другой, в десятке метров, непролазной чащей. Вы скажете это невозможно, а она вам рассмеётся в лицо.
   Там слышен ветер и это не ласковый морской бриз, нет, ни в коем случае, - стихия, это стихия и только она. Там он не сдерживает себя, кружа вихрем над морем, танцуя танго с ним, хитро улыбаясь про себя. В этом первобытном танце ветер не забывает о своём не постоянстве и вместе с тем восхищается маленькими капельками, за которыми ему приходится постоянно присматривать. Ведь как-никак, это он, тот, кто даёт толчок к их долгожданной свободе и это он возвращает в тучах самых ярых искателей приключений. Он сам не определился кто он: добрый дядя-друг или же коварный кукловод.... Хотя кому какая разница, их природа от названий не поменяется. Ведь так?
   Она так любила стоять у края, смотря вдаль. Вроде бы один пейзаж, но каждый раз другая у него история для неё, для той, что услышит, а значит, есть смысл рассказывать. Её каштановые локоны с синим отливом, ласкал ветер, он любил их путать, а она никогда за эти шалости его не ругала, только улыбалась. Они не были друзьями, нет, слишком уж разные. Они были знакомыми, они знали друг друга. Так смешно, что у ветра, который гуляет везде, знакомых не так уж и много, а друзьями по праву могут называться единицы. Зачем ему запоминать тех, кого больше не увидит или же тех, кто сливается с землёй, серой массой других людей. Зачем? Вот и он так считает - не зачем.
   На какой-то миг вышло солнце, такое жаркое и яркое, но нереально отстраненное, своими струнами-лучами, пронизало облака. У неё появилось какое-то детское желание, сыграть на них мелодию. Неважно какую. Зачем загадывать и портить сюрприз? Ей всегда было интересно, что из этого получится, но это только фантазии. Фантазии, вызывающие улыбку даже у взрослого человека, значит, уже не бесполезны. Один из лучей победно добрался до девушки, опаляя её своим теплом, и о чудо, волосы на мгновенье блеснули золотом, потом еще раз. Лучик пришел в восторг! И вот уже она стоит, как в свете направленных софитов, в ореоле золотом. Такая теплая и такая отрешенная...
   Легкое бело-голубое платье опутывает ноги, ветер тоже хочет добавить свое виденье этой картины. Платье настолько невесомое на вид, что, кажется, будто она стоит обнаженной. Но это не так, красивый, вышитый лиф, голубая лента с золотой вышивкой на талии, далее ткань доходит до колен, а сзади длинный шлейф, это с ним так любит играть ветер. Она бы и рада избавится от этого шифонового шлейфа, каждый раз начинать жизнь с чистого листа, но, увы, это не возможно, да и со временем перехотелось. Ведь это, как отказываться от прошлого - глупо, это значит отказаться от себя, отвернуться от себя в комнате уставленной множеством зеркал. Вы когда-нибудь пробовали? Правда, ж глупо. Куда не посмотри, везде будешь ты, только с каждым поворотом-отворотом есть риск искажения.
   Ей так хотелось летать. В её мыслях постоянно крутился тот момент, как она прыгает вниз и взлетает на прозрачных крыльях, как играет с ветром или это он будет с ней, не важно, главное само действие. К сожалению, ещё время не пришло. Нельзя. Может быть, поэтому она так любила стоять у обрыва? От яркого солнца у неё проступили на глазах слёзы или же не в том причина. Она об этом никому не скажет, лишь волна сильнее о скалу ударит и бьющейся звук отзовётся луной. Теплые, добрые лучики нежно высушат эти слёзы, не к лицу они такой девушке, не должна она плакать, не должна. А она на такую заботу лишь улыбнется. Уже дымчатые, туманные слёзы подхватит ветер и отдаст морю, все капельки возвращаются домой, а эти - подарок. Подарок от неё. Единственные, кто знал причину её горя, были эти солёные капельки воды, а теперь узнало море. Ведь это один организм, одно существо. Оно никому не расскажет, оно привыкло хранить секреты и всё-таки жест доверия оценило. Ему было жаль её. Хотя это не правильно, нельзя привыкать, ведь придёт время, и она уйдёт... или же прыгнет.
   Ушли лучики, солнце закатилось за темно-синий горизонт. Её глаза засияли в предвкушении, вечер был тоже здесь прекрасным. Маленькие фиолетовые цветы загорелись потусторонним светом, а запах стал ещё гуще, пьяня и маня, окунутся в него полностью. К счастью, цветы не туманили её разум, а как бы наоборот его очищали. Им нравился голос девушки, когда она садилась на мягкую траву, смотрела в звездное небо и говорила, говорила, говорила обо всём. Больше всего им нравились сказки и рассказы о других мирах. Чем больше они слушали, тем больше загорались, окрашивая всё в разные оттенки фиолетового, синего, темно-розового. Девушка не знала о своих слушателях, по крайней мере, ни к кому конкретно не обращалась. А может она просто не хотела никого обидеть, забыв о нём упомянуть? Ещё цветов удивляло то, что она их никогда не срывала, а только любовалась. Может она знала их секрет? Вряд ли. Их кровь была очень ядовита, по сути, она и издавала такой свет. Они были рады, что она их не трогала, ведь кто ещё расскажет им такие чудесные истории?
   На вид девушка была молода и юна, иногда казалось, что она совсем ребёнок, а иногда - будто прожила не одну жизнь. Её выдавал лишь взгляд, взгляд глубоких серо-голубо-синих глаз, которые менялись, как и их хозяйка. Слишком он уж был отстраненный, глубокий и тяжелый. Да, во взгляде было всё и радость, и печаль, и безрассудство, и смелость, и скорбь, и сумасшествие.... В том и проблема, что эмоций слишком много, и этот водоворот затягивал и топил всех, кто хотел её понять или же поиграть, при чём, последних всегда было больше.
   Потом она засыпала, цветы смягчали свет. Пусть они любили больше всего себя, но она казалась такой хрупкой и уставшей, что беспокоить её сон казалось кощунством.
   ***
   Ну вот, она заснула.... Хм, как он любил этот момент. Не потому, что она такая беззащитная перед ним. Нет. Потому что теперь он может к ней подойти, коснуться и почувствовать её тепло.
   Он вышел уверенно из тени, которую давали густые деревья из чащи. Мужчина средних лет, хотя сложно сказать, сколько ему на самом деле, может и двадцать может и сорок, но взгляд, здесь взгляд говорил о вечности, о звездном небе и уже не важен внешний вид.
   Он время от времени к ней приходил. Наблюдал. Ждал, когда она станет свободной, но как хочется уже сейчас разрушить эту клетку! Нельзя, она сама виновата. Его бесит здесь всё.
   Он присел, ласково коснулся своей, закованной в кожаную перчатку, рукой, но даже через неё почувствовал её тепло. Потом решил прилечь рядом, посмотреть на звёздное небо с её точки обзора, может они и правда так таинственны и загадочны, как она любит говорить. А нет, всё-таки нет, звёзды везде одинаковы. А жаль.
   "Спи милая, спи..." - шепнул ей на ушко. В такие моменты в нём не просыпалась нежность или любовь. Вы о чём? Он хотел смеяться, громко, не сдерживая себя, как сумасшедший. Только показать своё присутствие не хотелось. "Не нужно, девочка, не нужно пока нам видеться".
   Он видел другую действительность вокруг неё. Кружево из тьмы и пустоту. Ядовитые растения, холодную землю и колючую траву. Ему было жаль девчонку, если это чувство как таковое было ему знакомо, скорее сожаление. Ничего, она будет занятной игрушкой. И он с хищной улыбкой поцеловал её губы, опаляя их холодом.
   ***
   Она резко проснулась, но никого не было. Губы от чего-то горели холодом, если это возможно так описать. Скоро рассвет, девушка улыбнулась. Она встала, поправила на ветру воздушное платье и пошла к солнцу...
   Она стояла на краю скалы. У крутого обрыва. Забавно, почему никто не знает об этом месте? Да, снизу видны крутые скалы, это неоспоримо, но почему никто не знает, какая там нежная молодая трава, какие удивительные там цветы, они маленькие, но запах их дурманит разум. Этот маленький одинокий рай, спрятан от всего мира, с одной стороны - обрыв, с другой, в десятке метров, непролазной чащей. Вы скажете это невозможно, а она вам рассмеётся в лицо. Рассмеётся отчаянным, звонким смехом.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"