Дядя Миша-Сан: другие произведения.

Критик и Графоман

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  "КРИТИК И ГРАФОМАН"
  
  
  Жил да был Семен Мальвинин, по образованию филолог, по профессии критик. Работал он в двух издательствах на полставки. Помимо работы, Семен Семенович совершенно бесплатно был и секретарем президиума, и общественным попечителем, и членом наблюдательного совета в разных клубах любителей поэзии. Но не только в клубах, а еще и в нескольких ЛиТО (литературных творческих объединениях), что сформировало в нем беспощадную ненависть к графоманам. Да и как тут не стать борцом за чистоту литературных рядов! Посетите разок заседание какого-нибудь Верхнее-Волжского ЛиТО, тут же пожалеете, что нет в родне прапорщика с оружейного склада, который бы помог раздобыть ручной пулемет Дегтярева.
  Семен Мальвинин всю жизнь прожил в коммуналке, что не прибавило ему доброты к ближним. Конечно, в персональной истории Мальвининского квартирного вопроса были и хорошие моменты. Например, сосед в комнате, что справа от уборной, Армен Альбертович, оказался евреем и в 1990 году уехал на родину. Тот случай был самым коротким, с точки зрения радостного предвкушения, поскольку на место Армена Альбертовича подселили одинокую старушку. Но через два года вторые соседи каким-то хитрым образом (не земляки ли Армена?) сумели расшириться в квартиру этажом ниже, заняв целиком три комнаты с ванной и кухней. Тут уж Семен Семенович отстоял свое право на освободившуюся жилплощадь. Старушка тоже долго не зажилась, через семь лет коммуналка стала отдельной квартирой семьи Мальвининых.
  С бывшими соседями Семен поддерживал приятельские отношения, но завязка нашей истории в том, что подрос у этих соседей сын, обычный оболтус 20-ти лет от роду.
  Однажды Семен Мальвинин повстречался с этим юношей на лестничной клетке. "Здрасьте, дядя Семен!", - радостно взвопил оболтус. "Родичи мне рассказывали, что Вы работаете в издательстве. А знаете, я тут стихи пишу, сокурсницы балдеют! Можно я Вам покажу несколько штучек?". В тот день, по случаю выплаты жалования за два месяца (прошлого года), у Семена было благодушное настроение, и он решил поддержать молодое дарование: "Ну что ж, э-э... Антон?.." "Артем я, дядя Семен!.." "Ах, да, Артем! Ну что ж, Артем, покажи как-нибудь, посмотрим вместе, что Вы сочинили."
  Так критик Мальвинин, помимо своих попечительских обязанностей, получил еще одну общественную нагрузку.
  Юноша Артем пришел на следующий день с тонкой пачкой листов 4-го формата. Он смущался, поминутно краснел и явно ждал похвалы, если не немедленного признания совершенной гениальности. Семен прочитал первый стих:
  
  "...Однажды я навеки,
  В тиши ночной усну.
  Душа покинет тело,
  Как солнце - темноту.
  
  Пока никто не слышит,
  От жизни ускользну.
  И дух мой заколышет
  Прощанием листву.
  
  Луна нежно на коже,
  Оставит белизну.
  Лучом обнимет, может,
  И спустится к окну...",
  
  Семен перевернул лист и прочитал следующее творение:
  
  "...Легкой походкой плывем по тротуару,
  Прекрасен день, и ты со мною рада.
  Смеясь промчимся по нашему бульвару,
  Прыг на газон - и позади ограда...",
  
  Испугавшись, что дальше он может обнаружить нечто еще более патологическое, Семен положил листки на колени и повернулся к юноше с горящим взором:
  "Артем, э-э... а Вы в каком институте учитесь?"
  "В "пищевике", дядя Семен."
  "И как Вы увлеклись поэзией, точнее, как случилось, что Вы стали писать?"
  "Однажды на лекции я целый час смотрел на одну девчонку и вдруг придумал для нее стих."
  "Э-э, хотите, Артем, я вам дам почитать хорошие книжки по стихосложению? Это увлекательнейшие исследования, как романский тонический стих трансформировался в ныне привычную русскую силлабо-тоническую фонику... Хорей, ямб, знаете ли... Ну Вы знаете...".
  "А это зачем?", - подозрительно спросил Артем.
  "Ну, вы знаете, Артем, вот в этом стихотворении Вы задаете первой строфой определенный размер, интересный, к слову, размер, его особенно любил Пушкин, "Евгений Онегин" так написан,.. а потом вдруг нарушаете выбранную Вами организацию, и если следовать предложенному размеру, то в третей строфе придется читать: "лунА нежнО на кОже", а слова такого "нежнО" в русском языке не существует... Вы понимаете?"
  "Не-а!", чистосердечно признался юный поэт.
  "Вот!", - обрадовался Семен Семенович, - "Вот Вы и почитаете, что такое размер, как соблюдать стопу и другие интересные штуки.."
  "В общем, Вам не понравилось?", - разочарованно протянул Артем.
  "Ну не то, чтобы...", - поспешно сказал Мальвинин, - "Однако, почитайте литературу, и через недельку мы с Вами снова поговорим."
  Юноша ушел.
  Мальвинина передернуло.
  
  Через неделю они встретились.
  "Дядя Семен! Я вчера четырнадцать стихов написал, всю ночь не спал. Хотите, я вам почитаю?"
  "А Вы прочитали литературу, которую я Вам подобрал?"
  "Не-е, дядя Семен, у нас тут зачеты начинаются... В общем, сейчас некогда, я попозже... Давайте я вам прочитаю, что вышло:
  
  "..Холодный взгляд из синих глаз,
  Невозмутимость и надменность,
  И проф-улыбка на лице,
  И в каждом жесте - лишь степенность.
  
  С усмешкой смотрит на экран
  Где цифры красные мелькают,
  Овечки стадом продают,
  Как жаль... видать их разоряют.
  
  Экраны красным истекают,
  Кого-то приступ прихватил.
  Как много кто-то потерял...
  Как жаль... их кто-то разгромил..."
  
  У юноши опять воспламенился взор. Мальвинин слегка от него отодвинулся. О н постарался скрыть поднимающийся из желудка горячий желчный ком:
  
  "Артем, я запомнил Ваши прошлые стихи, они у меня постоянно всплывали в голове, так вот, я долго думал над ними и вот, что хотел сказать: Вполне возможно, что Ваш стих про бульвар укладывается в тоническую форму, однако, у Вас имеется целый ряд стилистических погрешностей:
  "...Прекрасен день, и ты со мною рада.
  Смеясь промчимся по нашему бульвару...", понимаете ли, "ты со мною рада" чему? Ваша подруга или возлюбленная должна быть рада чему-то. Солнцу, погоде, совместной прогулке. Даже если Вы опустили связующий глагол "быть" - "ты рада быть со мною", даже в этом случае имеется некий поэтический диссонанс. Безглагольные предложения плохо сопрягаются с неопределенной формой глаголов. Или другой Ваш стих, там целый ряд нелогичных сентенций:
  "...Душа покинет тело,
  Как солнце - темноту..." Солнце, как звезда, покидает дневную сторону планеты, что немедленно превращает дневную сторону в ночную. С точки зрения небесной механики, солнце может покинуть только светлую сторону, ибо его присутствие отрицает само понятие темноты. Ну и так далее, особенно про луну и то, чем она оставляет белизну..."
  "...?"
  "Вы следили за моей мыслью, Артем?"
  "Дядь Семен, я чё-то не понял, Вам новый мой стих понравился?"
  
  Семен Семенович стиснул зубы и, выдержав неприличную паузу, сумел пробормотать, что ждет посетителей, и что сейчас недосуг, и не лучше ли встретиться на выходных.
  
  На этом история, вроде бы, заканчивается...
  
  Да... Мы, кстати, забыли упомянуть пару незначительных деталей.
  Жена Семена Семеновича - известный в узких кругах искусствовед, специалист по "поздним голландцам", последние лет шесть увлеклась вегетарианством и сыроедением.
  Единственная дочь Мальвинина, так повезло, стажировалась нынче в США по программе Конгресса и его знаменитой библиотеки.
  Семен Семенович был солидарен с женой только в части сыроедения, поскольку имел родственников в Улан-Удэ, которые ему присылали настоящую медвежью солонину.
  Вот и на днях Семен Семенович получил через проводников большую посылку, килограмм на тридцать, с гостинцем от тети из Улан-Удэ. Солонина не помещалась в холодильник, но по счастью стоял декабрь, и Мальвинин подвесил мясо в старой авоське на крючок на балконе.
  По вечерам он стругал тонкими прозрачными пластинками замороженное мясо и, мурлыкая что-то, пил "Балтику Љ3" под деликатесную закуску.
  Конечно, его огорчали иногда новости по телевизору, разгул преступности и другие темные стороны современного бытия. Вот даже их дом не обошла беда: у соседей пропал сын, милиция и родители уже неделю безуспешно вели поиски молодого человека. Да-а-а...
  Семен Семнович вздыхал, аккуратно клал на язык ломтик замороженного соленого мяса и запивал глотком "Балтики"...
   КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"