Лэмберт Джулия, Джи Майк: другие произведения.

Бд-10: Шарлатанство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.47*20  Ваша оценка:

Старый Гвидас пришёл в Город утром, на заре, как раз после смены караула.
- Храбрость, кому храбрость, - принялся зазывать покупателей Гвидас, едва миновал городские ворота. - Имеются также бдительность, мужество, неподкупность, решительность...
- Давно тебя не было, старый прощелыга, - приветствовал Гвидаса начальник стражи. - Бдительности возьму немного, пожалуй. Капель тридцать. И неподкупности полсотни возьму, от соблазна. Решительности не надо, с прошлого раза ещё осталось.
Старый Гвидас откинул с лязгом крышку передвижного лотка, извлёк склянки с бдительностью и неподкупностью. Бормоча под нос, отмерил нужное количество капель. Слил в подставленную начальником стражи плошку. Принял от него монеты, пересчитал, упрятал за пазуху.
- Есть новый товар, - понизив голос, поведал Гвидас. - Такого в ваших краях ещё не видывали. Редкий товар, заморский.
- Что за товар? - ворчливо спросил начальник стражи. - Дорогой небось?
- Недёшев, пять монет за каплю. Особое состояние души, - Гвидас закатил глаза. - Названием любовь.
- И что в нём эдакого особенного?
- Сам не знаю, - развёл руками Гвидас. - Мне такой товар не по карману. Но люди говорят, что оно того стоит.
- Вот пускай люди и покупают, - проявил оставшуюся с прошлого раза решительность начальник стражи. - Пять монет за каплю кота в мешке, нашёл дурня.
Гвидас захлопнул крышку лотка, толкая его перед собой, пересёк примыкающую к городским воротам площадь Стражников, миновал собор святого Казимираса и свернул на улицу Алхимиков.
- Смекалку, кому смекалку, - принялся заунывно выкрикивать он. - Имеются также озарение, долготерпение, усидчивость. А также новый товар. Заморский. Особое состояние души названием любовь.
Желающих на особый товар не нашлось. Алхимики были традиционно бедны, даже на дешёвое озарение им приходилось копить тщательно и подолгу.
- Удачу, кому удачу, - голосил Гвидас на бульваре Воров и Мошенников. - Отличная удача, проверенная. А также особый товар.
Покупателей на особый не оказалось и здесь. Воры были людьми практичными и тратиться абы на что не намеревались.
- Вдохновение, кому вдохновение, - лоток задребезжал склянками по брусчатке переулка Художников.
*
Небо плавно перетекало к востоку из нежно-лилового цвета в бледно-розовый. Солнце несмело трогало черепичные крыши, каменные стены, брусчатку мостовой, золотило стволы каштанов. Слышались ленивое цоканье копыт, птичий щебет да дребезжание лотка старого Гвидаса, который всё покрикивал: "А вот кому!.."
- Ах! Какое расчудесное, презамечательное, наипрекраснейшее утро! - продекламировала шагавшая по переулку Художников девушка.
- Да, Анеле, хорошая погода, - сдержанно улыбнулась её спутница.
Анеле резко остановилась и развернулась на каблучках.
- Лайма! Как ты можешь, как ты можешь так говорить?! Оглянись вокруг, Лайма! Что ты видишь?
- Переулок Художников и торговца снадобьями.
- Сна-а-адобьями?
Анеле вновь развернулась, махнув рыжими кудрями, указательным пальцем прижала к переносице очки и посмотрела вперёд. Теперь и она увидела катившего тележку Гвидаса.
- Ой, правда, торговец. Лайма, я хочу, хочу, хочу что-нибудь!..
- Сомневаюсь, что это разумно, - бесстрастно обронила Лайма.
- "Сомневаюсь, что это разумно...", - передразнила её спутница. - Ты всегда сомневаешься, бакалавр теологии. А я хочу.
Заявив это, Анеле направилась к Гвидасу чуть ли не вприпрыжку.
- Подходите, барышня, подходите, выбирайте, - воодушевился торговец. - Храбрость, смекалка, удача, озарение...
Анеле наморщила носик.
- Долготерпение, усидчивость, - торговец хмыкнул в бороду.
- Нет, не хочу. Зачем они мне?
- Попробуйте заморский товар, барышня. Новый, совсем неизвестный в наших краях.
- Ой, что, что такое? - загорелась Анеле.
Через пару минут склянка озорно звякнула в расшитой бисером сумочке, и девушки двинулись дальше.
"Весь гонорар спустила, дурочка", - качала головой Лайма.
Гонорар достался Анеле за натюрморт "Зёрна граната в анисовой росе". Натюрморт писался два года, под настроение, и рассталась с ним Анеле тоже под настроение, за двести монет, не торгуясь.
*
На улице Арбалетчиков хорошо разошлись меткость, мужество и ярость в бою. На площади Казначеев - пунктуальность и честность, в Столярном проезде - усердие и твёрдость руки, так что когда Гвидас добрался до Философского тупика, лоток был почти пуст.
- Вольномыслие, кому вольномыслие, - эхом отражалось бормотанье торговца от стен тупика. - В наличии имеются также мудрость, логика, и ещё новый товар, заморский, особое состояние души.
- Особое? - хмуро переспросил худощавый, угрюмого вида молодой человек с небрежно падающими на высокий лоб спутанными прядями льняных волос. - И в чём особенность?
- Не знаю, - Гвидас пожал плечами. - Но вы можете спросить у девушки по имени Анеле с переулка Художников, она приобрела у меня сорок капель по пять монет за каждую.
- Она, должно быть, богата, - задумчиво произнёс молодой человек. - Двести монет очень большая сумма.
- Конечно, большая, - издевательски сказал, приблизившись к лотку, краснолицый дородный усач. - Особенно для оборванцев, у которых ни гроша за душой, как у тебя, Линас.
- Двести монет у меня есть, - не обратив внимания на пренебрежительный тон, произнёс Линас. - Правда, это всё, что у меня есть. Вопрос, стоит ли товар таких денег.
- А не всё ли тебе равно, Линас? - усмехнулся усач. - Есть ли для настоящего философа разница, на что истратить монеты?
Линас замер и с минуту простоял молча, затем хлопнул себя по лбу.
- И вправду, - сказал он. - Не вижу ни малейшей разницы. Отмерь мне сорок капель, торговец.
*
Вечер тихонько обнимал Город, когда Анеле приняла первую каплю снадобья. Та легко растворилась в стакане воды, девушка выпила его и прислушалась к своим ощущениям. Ощущений не было.
- Ладно, подожду немного, - Анеле тряхнула кудрями и присела на подоконник - любоваться закатом. Вечернее небо она рассматривала ежедневно и всякий раз находила что-то новое в игре красок. Сегодня закат показался Анеле особенно удивительным: из пурпура в индиго, из индиго в маренго. Девушка увлеченно разглядывала небесную палитру и сожалела о том, что рассказать об увиденном - некому. Не станешь же расписывать нюансы и оттенки Лайме...
Так Анеле и сидела на подоконнике, восторженная и чуточку грустная, когда её окликнули с улицы.
- Красавица! - кричал, задрав голову, худощавый блондин. - Подскажи, где мне найти художницу Анеле.
- Фи, какой вздор! - прыснула Анеле. - У меня спрашивают, где меня найти.
*
- Так ты тоже ничего особенного не ощущаешь? - Анеле остановилась и заглянула Линасу в глаза.
Они медленно брели по аллее городского парка. Тени ясеневых крон исполняли затейливую пантомиму в опаловом свете фонарей.
- Ничего, - признался Линас. - Потому что...
Он хотел сказать, что часто бывает в ночном парке, потому что здесь хорошо думается о суете и тщетности бытия. А также о том, что безразлично, что случится с тобой завтра по сравнению с бесконечностью времени. А также о бессмысленности...
- Анеле, сними очки, - вместо всего этого ошеломлённо выдохнул Линас.
Девушка, озадаченно глядя на него, потянула за дужку.
- Что это у тебя в глазах?
- В глазах? - растерянно переспросила Анеле. - Зрачки. Радужная оболочка.
- Нет, не оболочка, - у Линаса вдруг закружилась голова. - У тебя... У тебя в глазах сама радуга. Янтарная радуга! Постой, янтарной радуги не бывает. Но клянусь, вот она, у тебя в глазах. И ещё в них...
- Что?!
- Золотые волны. Нет, это, наверное, волны твоих волос. Мне кажется, я плыву в них. Глупости, как можно плыть в волосах. Извини, я должен присесть, эти волны, они... У меня... У меня танцует земля под ногами.
- Линас... Она правда танцует? - ахнула Анеле. - Это что же, не у меня одной?
*
- Осталось всего пять капель, - сказал Линас растерянно.
Анеле сидела у него на коленях, тесно прижавшись и уткнувшись носом в шею. Ветер заплетал солнечные лучи в россыпи медно-рыжих прядей.
- И у меня всего пять. Что мы будем делать, когда они закончатся, милый?
- Не знаю. Возможно, мне удастся продать трактат "О свойствах эликсира названием любовь". Я сейчас работаю над главой "О полихромных закатах". Или, может быть, мы продадим твою картину?
Картина Анеле называлась "Танцующая земля", и был на ней изображён худощавый юноша со спутанными волосами, ухватившийся за дугу янтарной радуги, чтобы не упасть, потому что земля катилась волнами у него под ногами.
- А если ни трактат, ни картину не купят? Как мы будем жить, милый?
- Воры говорят, что очень скверно, когда кончается удача. Арбалетчики - что когда нет больше мужества, надо умирать. Казначеев изгоняют с позором, когда у них исчезает честность. Нам будет очень нелегко, когда закончится любовь. Может быть, мы не сумеем больше жить без неё. Раньше я бы сказал: какая разница, буду ли я жить завтра. А сейчас не могу.
*
Старый Гвидас думать не думал, что заморскую диковину вдруг начнут раскупать. Куда там - отрывать с руками. Хихикающие девицы, решительные юнцы, почтенные матроны, бравые жуиры - кто только ни подходил к нему, когда торговец вновь появился в Городе. Люди безропотно выкладывали монеты и уносили склянки с "особым состоянием души".
- И что вы все такие падкие до этого средства?.. - ворчал себе под нос Гвидас, отмеряя двадцать капель студенту-теологу в форменной шапочке.
- Это всё философский трактат Линаса Юрониса, - принял риторический вопрос на свой счёт покупатель. - Оказывается, эликсир вызывает состояние души, сравнимое с эйфорией.
- Ну, вам виднее, - хмыкнул в бороду Гвидас.
Хмыканье хмыканьем, но в следующий раз половину лотка торговец отвёл под заморское снадобье. И что же? За любовью обратились человек пять от силы. Зато десяток других пытались набить Гвидасу физиономию, требуя вернуть деньги за проданную пустышку.
- Ну, что, прощелыга, распродал свою заморскую диковину? - хохотнул начальник стражи, когда Гвидас покидал Город.
- Смеёшься? Нет уж, впредь я с этой ерундой связываться не стану...
*
- Земля больше не танцует... - шмыгнула носом Анеле, сидя на краю письменного стола.
- Да, милая. Всё бренно, всё заканчивается, - ответил со вздохом Линас. - Нам придётся как-то жить дальше, без любви.
- Да... Линас, а может быть, поедем на взморье? Я заканчиваю картину "Птицы без неба". Поедем, милый, если её продадим?
*
Прошло семь лет. На картину "Птицы без неба" не нашлось покупателей. Она так и висит на стене в спальне, и когда Анеле с Линасом просыпаются, навстречу им летит из безнебья журавлиный клин.
Честность и неподкупность подорожали, так что судьям и казначеям пришлось подтянуть ремни. Мужество осталось в прежней цене, а вольномыслие и мудрость подешевели, поэтому философам стало жить вольготней, и спрос на трактаты значительно вырос. Работы Линаса "Одноразовые снадобья как плацебо" и "Шарлатанство названием любовь" разошлись хорошо.
Анеле и Линас часто бродят, взявшись за руки, по ночному парку, но земля больше не танцует у них под ногами. Когда Линас заплетает в рыжие кудри Анеле полевые цветы, его уже не захлёстывает волнами. И янтарная радуга не появляется у Анеле в глазах, когда она, запрокинув голову и положив руки Линасу на плечи, смотрит ему в лицо.
Однажды Анеле шепнула по секрету Лайме, что земля танцевала, но та подняла её на смех, и с тех пор Анеле об этом помалкивает.
А Линас работает над новым трактатом, называющимся "О метаморфозах". В нём этот сумасброд уверяет, что любовь вопреки всему была! Но не ушла, а всего лишь превратилась. Недавно у Линаса закончилось вольномыслие, и он пока не сочинил во что.
Оценка: 6.47*20  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"