Дюбанов Владимир Владимирович: другие произведения.

Ангел

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если энергетика вашей внутренней жизни превышает интенсивность повседневных событий, значит судьба вам предназначила другой жизненный путь и тогда ждите появления в вашей жизни судьбоносное событие (знак судьбы), а именно мистическое появление ангела, причем его внешний вид и влияние на события вашей жизни могут быть совершенно не предсказуемыми.


   Ангел

Фанфик посвящается моему ангелу, по имени Надежда

   Предисловие
   Если энергетика вашей внутренней жизни превышает интенсивность повседневных событий, значит судьба вам предназначила другой жизненный путь и тогда ждите появления в вашей жизни судьбоносное событие (знак судьбы), а именно мистическое появление ангела, причем его внешний вид и влияние на события вашей жизни могут быть совершенно не предсказуемыми. Такое явление нарушает привычное течение жизни, установившийся энергетический баланс внутреннего и внешнего мира, значит возрастет сопротивление внешних обстоятельств. И нужно иметь душевные силы для их преодоления, это как бы проверка на зрелость, соответствуете ли вы такому подарку судьбы, ведь ничего не дается даром, за все нужно платить в прямом и переносном смысле. Автору было интересно отследить развитие и взаимное влияние трех сюжетных линий:
   - художника Сергея
   - подростка Светланы
   - Ангела
   Насколько это удалось судить читателям.
   ***
   Сергей
   Во время учебы в университете, увлекся философией, в результате размышлений сформировалось представление о принципе единства Красоты, Истины и Добра, все, что красиво отражает истину и несет заряд добра, все что есть объективная истина по содержанию, должно быть красиво выражено, и иметь целью нести добро, все что искренне доброе по смыслу, истинно по своим основам (содержанию) и красиво по форме.
   Красота - это некоторые детали состояния окружающей среды, само наличие которых доставляет нам сильные приятные ощущения, будучи восприняты через главные органы чувств.
   Сложные формы красоты воспринимаются при большем или меньшем участии разума.
   Объективно же во всех формах красоты содержится все та же самая повышенная энергетика, анти -энтропийность, высокая степень организации формы в противовес хаосу. Духовные ценности: Истина, Добро, Красота, соподчиняются религиозным ценностям. Основной ценностью религиозной жизни является Святое, Священное. Оно освещает мир человека, пронизывает все общечеловеческие духовные ценности. Термин "священное" определяет сущностные, неизменные, вечные и неприкосновенные признаки, имеющие исключительно важное значение нормы, и принципов существования, табуированные к воздействиям извне. Священное - это смысловое закрепление в артефактах культуры, передаваемое из поколения в поколение.
   Духовные ценности: Истина, Добро и Красота, пронизанные верой в святое, лежат в основе духовной жизни человека.
  
   ***
   Светлана
   Я стала вести этот дневник, куда записываю при чтении книг замечательные мысли, к которым хотела бы вернуться, их нужно систематизировать - либо высказывая подруге, либо доверяя личному дневнику. Женщина, родившая меня так и не стала моей мамой, бросив меня в трех месячном возрасте у бабушки, а сама уехала прожигать свою никчемную жизнь в попойках и разврате. Бабушка у меня молодец, по своей непреклонности и стойкости напоминает валькирию, она мужественно борется с обстоятельствами жизни, не жалуясь. Так как она ветеран войны и труда, то пенсия у нее по средним меркам хорошая, и позволяет сводить концы с концами. На сладости и игрушки денег не тратит, кормит по старинке, экологически здоровой пищей. Раз в неделю покупает мне шоколадку, говорит, что девочкам он необходим. Когда я стала учиться, купила мне планшет. Если нужно для здоровья и для дела, то денег она не жалеет. Верит в Бога, пыталась и меня приобщить, но потом махнула рукой. У меня свое мнение по этому вопросу. Так как я в учебе отличница, то здесь у меня полная самостоятельность. В общем - старшие всегда проявляют консервативное начало, а молодые - новаторское, отрицающее и развивающее. И корни этого - не в правильном или неправильном устройстве общества, семьи, не в уме?глупости или добродетели, или порочности родителей, а в том, что повышенная энергетика юности требует самоутверждения. А во взглядах и действиях это проявляется: я что?то значу, от меня должно что?то зависеть, я что?то должен изменить, благодаря самому моему существованию что?то должно быть не так, как есть, как было бы без меня. Только и всего.
   ---
   Ангел
   От секса к Тантре: человек способен на великое изменение, мутацию. Секс плюс осознание... и нечто безграничное начинает меняться. ... Любовь настолько прекрасна, что следует обучаться искусству любви, подобно тому, как следует учиться искусству жизни. Если обстоятельства жизни позволяют, выделите отдельную комнату для любви, пусть на станет храмом. Входя в комнату любви, оставьте обувь за порогом, там же оставьте свой ум, положите его в туфли. Прежде чем заняться любовью, примите душ - тело должно быть чистым. Немного времени уделите медитации. Превратите занятие любовью в переживание прекрасного... Тысячелетиями человечество экспериментировало, пытаясь превратить сексуальную энергию в духовность. И, без сомнения, тысячам людей удалась такая трансформация.
  
   ***
   Появление ангела
   Она была незаметным и тихим ребенком. Когда все дворовые дети громко шалили и горланили будто стая нахальных чаек, она молча наблюдала, всегда со стороны. Сверстники её игнорировали, младшие сторонились, взрослые вообще не замечали торопливо шагали по своим делам. Да и она, сама, не особо стремилась к обществу, сидела себе под грибком песочницы, на маленькой скамеечке и нянчила единственную куклу, что у нее была.
   Впрочем, не всем до нее не было дела. Лавочные старушки, ехидные настолько же, сколь и сердобольные. Изнывающие от безделья и недостатка впечатлений, у которых ни забот, ни развлечений, кроме чёса языками и бородатых сплетен, с жалостливым умилением глядели на неё, судачили: " Такая, послушная девочка, хоть и малахольная". "Родители - что отец бандит, что мать шлюха, вот и малахольная потому, бросили ребенка на бабку." "Да, да! И каково старухе одной, на пенсию её растить?" Пристыжено замолкали, когда она смотрела на них чистым, наивным взглядом.
   Грешен. Я тоже ее не замечал, так никогда бы и не заметил вовсе, если не мистический случай.
   Не помню уже деталей, все произошло быстро, не было ни секунды на размышления. На нее напала свора бездомных собак. Видимо, рискнула погладить сучку во время собачьей свадьбы, а кобели, они и у собак - кобели. Агрессивные, неистово лая и рыча окружили ребенка и вот - вот бросятся рвать на части девочку, посягнувшую на их скромное веселье. Секундная заминка. Ждут, кто рискнет укусить первым, и тогда... Всё и решили эти мгновения, я проходил в этот момент мимо, направляясь в свой подъезд. Не раздумывая, с размаха пнул ботинком первого попавшего под ногу пса. Как оказалось, лидера этой вечеринки. Пёс взвизгнул. Надо было слышать, как визжит секунду назад злобно рычащая собака. Как будто взревел медведь, неосторожно севший на куст ежевики. Это и было сигналом, свора бросилась врассыпную, оставив нас напротив друг друга. Девочка даже не успела испугаться, прижала к груди свою тряпичную куклу. Просто смотрела на меня изумленно и растеряно. Её взгляд, это что-то особенное, неуловимое, это трудно предать словами. Взгляд абсолютно чистого и незащищенного человека, доверчиво-благодарного даже за самую мелкую услугу, просто, за то, что ты обратил на него внимание.
   - Спасибо, - прошептала она.
   - Не за что, малёк, - я подмигнул ей и направился в подъезд.
   Так и некому во дворе было оценить мой подвиг, ни старух на лавочке, ни играющих детей, на волейбольной площадке. Все ж- таки спас человека от возможной гибели. Да мне наград и не надо, приятно всего-навсего, что оказался полезным в нужную минуту. Как там говориться? Сделай доброе дело - брось в колодец.
   В принципе, к концу недели я уже и забыл о происшествии, а также, девчонка не попадалась на глаза, может она и сидела, как всегда на своем месте, под грибком песочницы, не знаю, не обратил внимания.
   Но однажды, в выходные, я по обыкновению, валялся на своем диване, с компьютером, делал наброски, взявшись, наконец, за давно заброшенный этюд. В дверь позвонили. Я даже не сразу понял, что посетители, никто, никогда не приходит ко мне, вот уже последние десять лет, с тех пор как остался один и потому дверной звонок в моей квартире, самая бесполезная вещь.
   - Открыто, входите! - Рявкнул я, почти раздраженно.
   Какого лешего принесло ко мне, когда отдыхаю?
   Дверь тихонько отворилась... и вошла она, робко, конфузливо озираясь. Было видно, что ей с трудом дался этот визит и она была готова в любую секунду отменить свое решение, которое приняла в мучительных сомнениях.
   В нерешительности остановилась в прихожей, стоит, мнется и пытливо всматривается в выражение моего лица, выискивая повод остаться или исчезнуть за дверью.
   Я несколько секунд разглядывал ее, с интересом изучая. Несомненно, есть в ней, что-то особенное, не поддающееся анализу. Ребенок, на вид лет четырнадцати, с обычными чертами лица, нескладный гадкий утенок, как и все девочки в пограничном возрасте, когда детская красота непропорционально трансформируется во что-то еще более совершенное, а может перерастет, но так и не станет красавицей, останется бесформенной каракатицей, озлобленной на всех и на жизнь тёткой без возраста, каких полным- полно в офисной планктонной фауне. Так чего же в ней особенного, что привлекает внимание? Мне любопытно, очень любопытно, а особенно, зачем она пришла ко мне?
   -Привет! - как можно добродушней сказал я, чтобы не испугать ее. Иначе ринется назад, готовая уже ретироваться, а я так и не узнаю не только причину ее визита, но и имени. Подозреваю, никто в нашем дворе его даже не пытался узнать.
   - Дядя Сережа, а я вам печенье принесла, - тихо сказала и осеклась, ожидая моей реакции.
   Надо признаться, я удивился, и видимо не смог скрыть своего изумления, на что она уже попятилась к двери.
   -О! - спохватился я, - обожаю печенье! Давай тогда чай пить?
   -Да! Давайте! - Оживилась она с облегчением, - я приготовлю, я умею!
   -Конечно, конечно! - жестом пригласил ее на кухню поднимаясь с дивана.
   Она хлопотала с чайником деловито и старательно, а я сел за стол у окна, молча наблюдал за ней. Как давно это было, чтобы кто-то за тобой ухаживал. Приятные воспоминания детства. Мама ставит чайник на плиту, расставляет чашки на стол, режет сыр. "Сережа, в школе веди себя прилично, учительница мне говорила, что ты ей грубишь"
   - Тебя как зовут? - спросил я гостью не в силах отвести взгляда от ее глаз, серых как дымка ночного тумана. Что же в этих глазах? Почему они меня взволновали?
   -Света, -ответила она со светлой наивностью, поставила передо мной чистое блюдце и бережно положила в серединку единственное печение - подарок мне.
   -Так не пойдет, - мы должны его съесть пополам.
   -Нет! Нет, что Вы! я уже свое печенье съела, а это - Вам.
   Не ела она никакого печенья, тут не надо быть психологом, чтобы это понять. Ее кто-то во дворе угостил, а она принесла мне. Но правильно будет, съесть печенье самому, воспринять очень серьёзно этот, только ей понятный и придуманный ею же ритуал, иначе лопнет тонкая нить робко зарождающегося доверия и контакт разорвется. Чувствую это наверняка. Хочу ли я дружбы с этой странной девочкой? Наверное, хочу. Она мне интересна. Я хочу смотреть в ее необыкновенные глаза, там есть какая-то волнующая тайна, которая зацепила мое любопытство и теперь не даст мне покоя. Я хочу рисовать эти особенные глаза и обязательно их напишу.
   -Доставай из холодильника сгущенку, сыр и еще, все что тебе нравится, так будет справедливо, а печенье только мне.
   И тогда, она улыбнулась. Впервые за все время, непродолжительного знакомства. Боже мой, солнышко. Искорки в глазах, дуновение тёплого ветра в бабье лето, когда воздух дрожит нанизанный на солнечные лучи и парящие паутинки кочующих паучков, когда просто рад, что ты есть, здесь и сейчас. Остановись, хоть на мгновение, куда бы ты не спешил, лови момент, этого никогда не повторится.
   Я порывисто подхватил блокнот с карандашом со стола, которые кстати оказались рядом и лихорадочно принялся делать набросок. Чудо, свершилось. Удалось поймать, тот момент, который меня так волновал и не давал покоя. Взгляд широко распахнутых глаз, полных наивной чистоты, а от того прекрасных до тонкой, щемящей, почти ускользающей неги. Всего несколько секунд, чтобы ухватиться за эту правильную ниточку и нанести штрихи, а потом, позже уже, рисунок наполнится красками по памяти и фантазией, но эти первые штрихи будут стержнем, мотивом и главной идеей.
   -Вот, - сказал я, - это ты.
   -Вы художник?
   - По образованию художник, но по жизни не определился со своими предпочтениями.
   -Художник - очень серьезное занятие, а то чем я занимаюсь - это просто ремесло.
   -А я не умею рисовать. Не могу нарисовать даже лицо у куклы. - Она доверчиво протянула мне свою тряпичную куклу, сделанную грубовато, детскими руками, но чувствуется, что в работу было вложено максимум любви и старания.
   -Ты сама её сделала?
   -Да, - прошептала она.
   -Хочешь, нарисую ей лицо?
   -Нет. Я сама, я должна сама.
   -Хочешь, научу тебя рисовать?
   - Хочу.
   ***
   Светлана
   Двойная мораль. Есть, активный, неразборчиво чувственный мужчина - и пассивная, избирательно чувственная женщина. И утверждается каждый через то, в чем он сильнее другого. Мужчина сильнее в том, чтобы взять, - кого угодно, независимо от ее желания. Женщина сильнее в том, чтобы не дать - кому угодно, независимо от его желания. И чем больше эта разность между двумя полюсами - тем выше энергетика напряжения.
   Голова и шея. Можно сказать, что мужчина переделывает мир посредством себя, а женщина - посредством мужчины. В этом плане женщина является высшим существом, более сложным, способным на большее энергопреобразование путем использования многих мужчин, и путем небольших усилий, заставляя мужчин делать большие усилия. Культ прекрасной дамы - один из случаев и примеров того, кому рыцарь посвящает свои подвиги. Женщина может добиться от мужчины чего угодно, в этом ее сила.
   ----
   Ангел
   Внедряюсь в главную героиню, чтобы видеть мир ее глазами, через нее изучить условия и возможности решения поставленной передо мной задачи.
   Вот и наш герой, какая у него интересная энергетика. Сколько в нем дикой и необузданной энергии, но ядро души чистое и светлое. Такой вещи, как сексуальная энергия, не существует. Энергия едина, энергия одна и та же. Энергия всегда нейтральна. Сама по себе энергия безымянна - название дает дверь, через которую она вытекает. Название не является названием энергии как таковой; это название
   формы, которую принимает энергия. Под выражением "сексуальная энергия" подразумевается
   энергия, вытекающая из сексуального биологического центра. Та же самая энергия называется духовной, когда она течет в Божественное. Сама же энергия - нейтральна. Выраженная посредством природы, она называется сексом. Выраженная при помощи эмоций, она характеризуется как любовь, ненависть или гнев. Выраженная интеллектуально, она может стать наукой или литературой.
  
   ***
   С того дня она стала заполнять все мои вечера подряд, и признаться, совсем не была мне в тягость, учитывая то, что я никого еще в жизни не выдерживал более двух дней, кроме мамы, разумеется, но мать это святое. Сейчас же всё было по- другому. Она тихо приходила, украдкой садилась в кресло, напротив дивана, где возлежал я, будто древнегреческий философ, брала блокнот, который ей был выделен из нескончаемых запасов, да и карандаши валялись, вообще где попало, начинала старательно срисовывать с фотографий лица, так как я её учил, соблюдая пропорции. Хотя, замечу, Света не была талантливой, но брала удивительным упорством. Вру, был у неё один талант - сосредоточенность, я бы даже сказал, самоотверженная целеустремленность, граничащая с маниакальной. Эх, если бы мне хоть пол процента такой воли и усидчивости, так где б я был тогда, в своей карьере?
   Я же в это время рисовал её в блокнотах, альбомах, планшете, даже сразу на холсте маслом, упиваясь нахлынувшим творческим экстазом, удивляясь новым и новым находкам, что открывал в её глазах, но к тайне, что прикоснулся в первый вечер так и не приблизился ни на сантиметр. Самый первый эскиз не решился наполнять деталями и красками, побоялся, что за новыми штрихами из фантазии потеряю тот главный код, ключ, саму суть этой непростой девочки. Часами изучал рисунок с лупой и на компьютере сканированную копию.
   Потом, я приглашал её пить чай и перекусить что-нибудь. Она отнекивалась из скромности, пока я твердо, не брал за руку и вел на кухню. Это стало одним из наших ритуалов, и вообще всё наше общение состояло сплошь из традиций, маленьких, абсолютно повторяющихся моментов, четких и понятных, отработанных и отрабатываемых днем за днем. В этом была особая прелесть и ясность, так, наверное, складываются привычки, да и в принципе, вся жизнь это и есть сплошная цепочка условных рефлексов. Света никогда не садилась на мое место у окна, а только напротив, так как это делала мама в своё время, чтобы было удобнее подавать на стол. Мне нравилось, как она смеётся, тогда, вдруг неожиданно меняется цвет её глаз на темно-синие или зеленоватые в зависимости от света, мне нравилось, как она жмурится от удовольствия, когда уплетает сгущенку со сдобной булкой, запивая чаем, нравилось, когда хмурилась, сосредотачиваясь над какой-нибудь мелкой операцией, к примеру, нарезать тонкими ломтиками хлеб, она старается из всех сил, морщит по смешному носик, а я наслаждаюсь этим зрелищем и делаю наброски. Десятки, сотни рисунков её лица, в разном настроении и разных ракурсах.
   Вот что, самое интересное, она никогда не приходила без куклы, всегда клала на колени или в исключительных случаях рядом с собой. Очень любопытно узнать, чем так дорог Свете этот артефакт, явно один из главных в ее ритуалах, но я не мог себе позволить лишних вопросов, на которые у нее еще нет готовых ответов, что возможно оттолкнет ее от меня. Лучший способ предоставить ей самой решать, что сказать, а что нет. Надеюсь она по достоинству оценит такой стиль общения и в конце концов раскроется, пустит меня в свое сердце. И она день за днем раскрывалась как ракушка, постепенно, миллиметр за миллиметром обнажала свою жемчужину, спрятанную так глубоко, что я сгорал от нетерпения. Когда же, наконец, когда. И да, я еще не осознавал, зачем мне это и стоит ли так приближать к себе ребенка, но мне безумно этого хотелось. В глубине подсознания шевелились угрызения совести и мысль, что затеял очень опасную игру. К чему? Что мне потом с этим делать? Как потом жить? А ей? Что-то по этому поводу говорил один французский летчик: "Вы в ответе за тех, кого приручили" Но признаюсь, впервые в своей жизни я был счастлив, безумно, до глупого ребячества и, я ведь тоже имею право на ошибки, просто как человек, поди не супергерой, умеющий запросто обезвреживать мины.
   Потом она уходила домой, всегда не позже девяти, а я окунался с головой в новый запас шедевров, что нарисовал в этот вечер - много, много рисунков, на которых была она, только она.
   Но сегодня случился особенный день, я это почувствовал, как только Света вошла. Она кардинально изменилась. Вдруг, вместо неизменных тугих косичек - распущенные волосы, подвязанные синей ленточкой и, она надела новое платье. Настолько неожиданно и непривычно, то всегда в стареньком, выцветшем халатике, коротком, что обнажал угловатые, вечно исцарапанные, детские коленки, а сейчас длинное ситцевое платье, понятно - недорогое, но явно предназначенное на особый случай. А еще она просто светилась счастьем, гордая, что так красива.
   - У тебя сегодня день рождения? - спросил я и понял, что ляпнул непростительную глупость, судя по тому, как ее улыбка растаяла, сменилась огорчением.
   - Что такое? Что случилось, солнышко?
   - Ничего, ничего особенного.
   Разве можно так тупить? А если она оделась специально для меня? Да ну нет, не может быть, самомнение все это и игра гипертрофированного воображения эгоиста. Однако, нужно срочно исправлять ситуацию! И думать, думать, прежде чем говорить.
   - Сегодня, ты особенно красива, всегда хочу видеть тебя такой.
   - Правда? - смягчилась она и улыбнулась.
   - Истинная правда! - я действительно говорил искренне, был поражен новым открытием, простым, как все гениальное, - Сегодня я буду рисовать тебя в полный рост, в этом удивительно красивом платье.
   А почему я собственно, зациклился на ее глазах и ракурсах лица? Хотел разгадать ее душу и бился неделями о непробиваемую стену. Ведь так все просто! Чтобы понять Вселенную на нее нужно смотреть из далека, в целом, а не копаться миллион лет в мелких деталях.
   - А я, - сказала она, - хочу рисовать Вас.
   -Да! Отличная идея, - с энтузиазмом воскликнул я, - тебе давно уже пора переходить на новый уровень. Хватит фотографиями заниматься.
   Вдруг взыгралось ребячество, захотелось выпендриваться и экспериментировать, нарисовать её эдак, с изюминкой.
   - Так, - хлопотал я, - садись вот здесь, на подлокотник кресла, обними спинку кресла и приляг на неё.
   -Мне неудобно.
   -Совсем немного, пару минут, потерпи, - уговариваю ее и мягко ладонями беру за плечи, чтобы уложить как хотел.
   И она вздрогнула! Затрепетала как воробушек, отряхивающий мокрые перья, посмотрела на меня так, что все перевернулось внутри. Взгляд, такой особенный, трудно передать словами, понятный лишь только на грани эмоций. Полный безграничного доверия и абсолютной незащищенности, будто древний инстинкт еще с пещерных времен дающий права более сильному на всё, что у тебя есть, даже на жизнь. Что-то новое в наших отношениях. Ракушка раскрылась и обнажила свою драгоценную жемчужину. Боже, как она прекрасна!
   Лицо близко, близко к моему. Ее взволнованное дыхание трепетной искрой подожгло меня. Захотелось, вдруг, нежно взять лицо ладонями и смотреть в эти глаза вечно, и целовать, целовать веки, лоб, губы. Ёкнуло сердце сладким томлением, да так, что я испугался. "Ты с ума сошел, Серёга! Она же, ребенок ещё." Невольно отпрянул от нее словно коснулся оголенного провода под током. Света смутилась и покраснела.
   - Так тоже хорошо будет, - сглотнул я сухую слюну, усилием воли пытаясь унять разбушевавшееся сердце, - я очень быстро сделаю набросок, а потом ты нарисуешь меня.
   Я писал ее сидящую в неестественной позе и лихорадочно думал над тем, что сейчас только произошло. Так чего же я от неё хочу? А что хотел с самого начала знакомства? И что хотела и хочет она? Если мы продолжим в том же духе, тогда до греха недалеко. Уж это, точно. Что делать? Может порвать все отношения? Но как потом жить без наших встреч? А как же она? Я внимательно посмотрел ей в лицо. Света выглядела растерянной, щеки до сих пор пылали румянцем. Нет! Оборвать отношения, значит убить в ребенке последнюю веру и надежду в человеческое, навсегда. Это исключено - категорически. Ведь ты же в ответе за тех, кого приручил? Теперь поздно переводить поезд на запасные пути, он на марше и уже мчится на бешенной скорости в неизвестность. Но где же взять мудрости, чтобы не навредить никому?
   ***
   Светлана. Способность к любви, возможность любви - заключается в самом любящем. Есть у человека потребность в таком чувстве, кто же этого не знает. И чувство ищет объект своего приложения. Оно разума не слушается, у него свои законы, ждать в "законсервированном" состоянии "достойный" объект ему трудно. Любовь - это та степень чувства, когда оно достигает нерациональной силы. У человека "съезжает крыша". Он находится как бы в состоянии постоянного аффекта. Очаг возбуждения центральной нервной системы так активен, что становится постоянной психической доминантой. Это совершенно сродни тому, что психиатры называют "синдромом сверхценной идеи" - придумал человек какую?то идею, а возбужден так, будто совершил мировое открытие, искренне считает так и только ради этого и живет... бедолага. Истинно влюбленный - это параноик, маньяк, что с него взять. Человек получает счастье и страдание "в одном флаконе". "В пакете". Он стремится к чувству, которое включает в себя и счастье, и страдание. Одного он хочет, другого он не хочет. Но стремясь к одному, он тем самым одновременно стремится и к другому. К счастью он стремится сознательно. К страданию он стремится подсознательно, бессознательно, иррационально, называйте как хотите, это неважно. Но чем сильнее ты любишь, чем больше свет клином сошелся на единственном в мире человеке, тем больше ты теряешь голову, тем настойчивее вручаешь любимому поводок от твоего ошейника. А ему самому потребно зависеть от другого. А здесь вся твоя жизнь зависит от мановения его мизинца. Да ему больше нечего хотеть от тебя!!! А ему потребно такое чувство, чтобы он вечно недополучал того, чего хочет, чтобы любовь его воспринималась и ощущалась безграничной, чтобы жажда была неутолимой даже при бесконечном питье - вот что такое любовь. Любовь - это не синоним счастья, это счастье и страдание в одном флаконе. Господь терпел, и нам велел. А что же делать, потому что надо! "Нету у меня для вас другой любви", - поморщился Всевышний.
   ---
   Ангел. Секс - биологический факт; в нем нет ничего неправильного, ничего плохого. Не стоит
   воевать с сексом, иначе он превратится в извращение, извращенный же секс вряд ли станет шагом вперед. Это падение ниже нормального уровня; это шаг к безумию. Когда подавление
   столь интенсивно, что сдерживание становится невозможным, происходит взрыв, и в этом
   взрыве бы будете потеряны. В вас присутствуют все человеческие качества, все возможности. Нормальный секс здоров по своей сути, однако при ненормальном подавлении он превращается в болезнь. Очень легко двигаться в Божественное из нормального состояния ума; движение же в Божественное из
   невротичного состояния ума - трудно, в некотором смысле даже невозможно. Сначала нужно
   стать здоровым, нормальным. Только тогда возникнет возможность преобразовать секс. Пусть любовь станет настоящим праздником, не делай все на ходу, в спешке. Секс не должен исходить от рассудка; секс - это музыка, песня, танец. Запланированный секс не естествен, секс должен быть спонтанным. Создай соответствующую атмосферу. Спальня должна быть святыней, храмом. В спальне нельзя заниматься чем-либо еще; пой, танцуй, играй, и любовь придет сама, совершенно неожиданно; ты будешь сильно удивлена, что благодаря физиологии ты приоткрываешь завесу медитации. Не беспокойся о неистовой женщине, сходящей с ума. Она должна сойти с ума, ведь все ее тело вышло в совершенно другое измерение. Она не может продолжать контролировать себя, в противном случае она превратится в труп. Миллионы людей занимаются сексом именно с трупами.
  
   ***
   В эту ночь я не сомкнул глаз, в полном смятении. Возбужденный мозг пылал и настойчиво вращал мысли вокруг происшествия. Девочка влюбилась в меня - факт. Так чего же было ожидать? Дети, вообще, склонны влюбляться в учителей или взрослых, которые просто обратили на них свое внимание. Неудивительно и закономерно. Особенно Света - изгой, никому ненужный ребенок, даже собственным родителям. Ты этого хотел с самого начала окружив её заботой и искренним участием? Или просто развлекался от скуки - психолог хренов? Но ведь я же хотел, как лучше! Мне она нравится, самому! Ну и в каком же смысле - "нравится"? В хорошем! Поняв, наконец, что достучаться до подсознания и вытащить с него признания, тем более покаяния - себе дороже, я решил не играть в прокурора, а заняться сегодняшним шедевром, доработать эскиз "Света в кресле". Иначе, этот изворотливый негодяй, найдет себе два миллиона оправданий, на каждую претензию.
   Сосредоточившись на процессе и отгоняя навязчивые мысли стал наполнять красками рисунок. На это ушло добрая половина ночи. А когда закончил, я все еще придирчиво осматривал картину выискивая недостающие или лишние штрихи, и тогда меня поразило еще одно открытие. Проняло до последнего кончика нервов. Я нарисовал Свету, словно она взрослая, зрелая женщина! Прекрасная девушка, с изящными формами тела нежно обнимала кресло руками и дарила в кадр изумительный по содержанию взгляд. Она как будто бы звала, мягко, но настойчиво "Иди ко мне, иди милый, я твоя, до последней капли, без остатка, прикоснись ко мне... видишь, как вся дрожу в предвкушении незабываемого блаженства..." И в тоже время была смущена от своей неожиданной смелости, румянец подчеркивал стыдливое стеснение девственницы.
   Я таки, обманул свое подсознание и вырвал у него признание. И испугался того, что оно мне сказало через этот рисунок. Я хочу Свету как женщину! И я безумно в нее влюблен. Это открытие всколыхнуло и хорошенько встряхнуло. Да что тут анализировать и копаться! У меня по жизни и женщин толком не было, раз два и обчелся. Да, и то, мимолетный секс, почти понарошку, не серьезно. Сослуживцы и знакомые подозрительно косились, уж не гей ли ты часом, если не нашел себе девушки до сих пор? Приходилось отшучиваться, что моя невеста еще не родилась. Но если кроме шуток, еще ни одна не зацепила настолько, чтобы захотелось разделить с ней всю оставшуюся жизнь. Враньё! Ни одна из них не посмотрела на меня, как на мужчину, достойного, чтобы разделить со мной жизнь. А я, искал. И вот сейчас, вдруг, нашлась такая, которая полюбила меня и эта женщина - подросток. Плохо, как мне плохо.
   Короче. Жаловаться, ты горазд. Лучше скажи, что делать, конкретно, сейчас? Я подожду ее! Всего каких-то пять лет. Ха! Дебил или конченный романтик. Это же пять лет, а не дней! За это время столько всего произойдет. Детская влюбленность проходит, и жизнь тоже проходит. Сколько мне тогда будет? Тридцать пять годков? Старый пенёк с усохшей кочерыжкой. И ты удержишь возле себя юную, полную жизненных сил красавицу? Курам расскажи эту басню!
   Как ни крути, решения нет. Мат, господин неудачник. Ты выиграл главный приз в лотерее аутсайдеров, и тебе премия - болт с левой резьбой.
   Может я педофил? Тот самый, что и сам не подозревает о своем извращенном отклонении? Я напряг память, может интересовался маленькими девочками, подсматривал за ними, заигрывал, щупал? Ничего подобного. Онанизм, да, грех, как перед Богом, часто и много, но такого вообще не замечал за собой. Что здесь не так? Я разглядывал картину, которую только что закончил. Тело взрослой женщины, а не ребенка. Взгляд и выражение передал точно, не мог ошибиться. Глаза! Взгляд! Словно маньяк подорвался и ринулся лихорадочно перелистывать все блокноты с изображениями Светы, чувствуя, что разгадка где-то близко. Вот она смотрит, томно, как скучающая купеческая дочка, вот просящий взгляд - нищенки, вот укоризненный, как у учительницы с оскорблённым чувством прекрасного, а это неудачный рисунок, я попросил изобразить нахальную куртизанку и хорошо помню, долго добивался от нее серьезно отнестись к образу. Я понял! Глаза. На всех рисунках у нее взрослый взгляд. Детское лицо, а глаза сорокалетней женщины, мудрой и усталой. Не может быть, чтобы я ошибся, я пытался быть объективным, по крайней мере. Завтра же, как придет, снова взгляну ей в глаза и удостоверюсь, что разгадал тайну. Эскизам уже веры нет, там не я рисовал, а тот, кто сидит тихо, и с безмолвным ехидством водит моей рукой. Завтра, так долго ждать. Ещё впереди целый день на унылой работе в тесной и ненавистной клетке-кабине. Не вынесу этого испытания, наверное, сорвусь и буду с пеной у рта орать на шефа, на всех, кто попадет под руку в офисе.
   Но высиживать положенных восемь часов на работе оказалось ещё сложнее, сказалась бессонная ночь плюс завалы начатых и брошенных рекламных эскизов, накопившихся еще с начала месяца. Разгребать надо, клиенты ждут, шеф недоволен, я виноват - уравнение с несколькими переменными не в пользу того, кто хочет качать права и рычать на всех. Так что, целый день клинический зомби пытался выжить и выжать из себя максимум продуктивности. И вот, наконец, долгожданный вечер, я с нетерпением жду семи часов, когда придет она. Скажу ей... нет ничего не скажу, просто загляну ей в глаза и ... пусть все идет своим чередом, но уже и так ясно - как было раньше не будет никогда. Огромная разница между неведением и осознанием, а притворяться я не умею.
   Семь часов... сейчас Света войдет с загадочным взглядом, который я уже разгадал и понимаю.
   Семь десять... ее все нет. Задержалась немного, наверное, одевает свое новое платье и причесывается.
   Семь тридцать... Я уже волнуюсь. Может бабушка рассекретила куда она ходит вечерами, нарядившись по-праздничному? Оно и понятно, никто не поверит в искреннюю дружбу девочки семи лет со зрелым мужчиной, к тому же - по вечерам.
   Восемь часов... Я пребываю в тихой истерике. Может самому к ней сходить? С ума сошел! Я даже не знаю, в какой квартире она живет! Не удосужился спросить. Хорошо, легко узнать у соседей. Нашел, звоню в дверь, а там бабушка будет очень рада. Вопрос: "Вы зачем пожаловали, молодой человек?" Ответ: "Да вот, собственно к Свете, узнать, почему она не пришла сегодня ко мне". Дурак.
   Девять часов... Всё. Сегодня она не придет. Может она вовсе не придет. Я ее чем-то обидел? Неправильно себя повел? Позволил себе лишнего? Или не позволил, этого самого, лишнего? Боже мой! Пойми этих женщин, даже если им всего семь лет! Спать, спать, спать, иначе сдохну от переутомления.
   ***
   Светлана. Что-то я приболела и попала в больницу. Может быть начавшимся недугом объясняются мои провалы памяти, словно я грежу наяву, очнусь и ничего не помню. Как много можно выразить в рисунке. Каждый раз рука держала карандаш все более уверенно. Лежу, есть время подумать о жизни, есть желание сказать взрослым. Родители, заставить рыдающую девочку одеться на день рождения к подруге не так, как она хочет, а так, как считает лучше мать (часто из самолюбия перед знакомыми) - все равно что эту мать отправить на пляж в вечернем платье или в театр в рабочем комбинезоне, короче, насильно одеть так, что ей будет казаться, что она выглядит нелепо, в нелюбимые и не идущие ей вещи, и все смотрят на нее как на идиотку. Существует блюдо, от которого вас тошнит? Ешьте до конца, улыбайтесь и благодарите. Причем не в гостях, а в собственном доме. А вырвет - накажут. Вот таково приходится нам, когда дают то, чего мы не любим. И травма от этих детских горестей, этой безысходной несправедливости, остается на всю жизнь! И в подсознании осядет, и вам еще так или иначе аукнется, будьте спокойны. Прежде чем в конфликте настаивать на своем - взвесьте, одинаковое ли значение это имеет для вас и для ребенка. Для него не пойти к друзьям - все равно что всем коллегам дадут медали и пригласят на банкет, а вас обойдут. Недельная депрессия и вечная обида. При этом - при этом вот какая вещь... Как и взрослые, дети больше любят тех, кто - по справедливости - наказывает. Не спокойно и взвешенно, а в сердцах, пусть сгоряча, но из глубокого искреннего неравнодушия к нам, к нашим поступкам. Нельзя вовсе без скандалов, обид, слез и примирений - главное, чтобы конец был хороший и справедливый. Любви без эмоций не бывает. Сплошное попустительство и благодушие всегда воспринимается как некоторый оттенок слабости и равнодушия, а от родителей ожидается совсем не это. Потребность в лидере, в надежности, защищенности и обязательно силе, даже если порой эта сила направлена на тебя - есть неотъемлемая часть любви к родителям. Потребность в наказаниях и ограничениях тоже существует - это исконная человеческая потребность в отрицательных эмоциях. Если дети никогда не плачут - это не есть показатель правильных отношений. Есть потребность плакать, значит найдется повод к этому Так пусть это будет правильный, благой повод.
  
   ---
   Ангел. У нас наметился образный канал связи, через ее рисунки я смогу передавать мыслеформы установок для пробуждения и развития духа, который пока спит свернувшись, как ежик, выставив иголки для защиты от темных сил. Есть первые мысле-образы, которые он воплотил в своем рисунке. Вокруг него много чего вьется злобного и жадного до чистой энергии, нужно понемногу выстраивать защиту. Как он переживает, что она так внезапно исчезла. Нужно передать ему установки определенного образа жизнедеятельности.
   Уверенность:
   Первый шаг на духовном пути -- быть уверенным в самом себе. Без уверенности невозможно ничего достичь. Сомнение -- вот что препятствует уверенности. Как только вы удалите все отрицательные мысли, вы поймете, что положительное уже произошло. Когда рассеиваются сомнения, сразу появляется уверенность. Поэтому чтобы извлечь пользу из уверенности, вы сначала должны понять природу сомнения. Если вы будете наблюдать за сомнениями, то поймете, что они всегда относятся к чему-то положительному. Вы никогда не сомневаетесь относительно отрицательного. Это должно быть известно вам на собственном опыте: вы сомневаетесь в чьей-то честности, однако никогда не ставите под сомнение нечестность. Вы сомневаетесь в положительных намерениях других людей, однако никогда не сомневаетесь в их дурных качествах. Если кто-то говорит: "Я очень тебя люблю", вы отвечаете: "Это правда?". Однако если вам говорят: "Я ненавижу тебя", вы никогда не переспросите: "Ты уверен в этом?" Вы должны понимать, что ваше сомнение -- это неуверенность в чем-то положительном и уверенность в негативном. Помните, что, если у вас есть сомнение, это означает, что речь идет о чем-то положительном. В этом контексте сомнение дает вам возможность продвигаться вперед. Я не говорю вам отбросить прочь ваши сомнения. Ведь сомнения тем больше, чем больше вы можете! Отдайтесь им на сто процентов. Ваши сомнения помогут вам. Как только вы преодолеете преграду сомнений, вас ждет быстрый успех.
   Перестаньте осуждать себя и других:
   Следующий шаг -- это перестать осуждать других людей и себя самого. Духовное путешествие -- это путешествие к самому Себе, а когда вы поглощены самоосуждением, вы не хотите приблизиться к самому Себе. Вам это кажется неинтересным. Без этого сознательного движения по направлению к самому Себе, по направлению к духовному началу, вы будете автоматически двигаться по направлению к материальному. Радость, которую вы получаете от объектов материального мира, быстро надоедает. Радость, которую вы получаете от духовного, возвышает вас. Вы будете находить негативные качества внутри себя, но не обязательно осуждать себя за это. Всякий раз, когда вы осуждаете себя, вы вынуждены переключиться затем на других, так как невозможно долго осуждать только себя. Вы будете находить причины, чтобы обвинить других. Это порождает ненависть. И наоборот, осуждая другого человека, вы снова готовитесь осуждать самого себя. Вокруг нас так много порицания, и это снижает осознанность людей во всем мире.
   Хвалите себя и других:
   Третий шаг -- хвалить себя и других. Хвалить других -- это следующий шаг после того, как вы научитесь не осуждать их. Похвала воспламеняет дух, а присутствие духовного начала возвышает вас, других людей и все окружение. Когда вы хвалите себя или другого, внутри вас создается пространство, наполненное радостью. Если вы сами можете похвалить себя, вам не нужна похвала от других. Часто мы думаем, что хвалить себя -- это проявление эго, но на самом деле эго никогда не хвалит само себя. Скорее оно будет надеяться получить похвалу от окружающих. Поймите, любая похвала так или иначе исходит от Божественного. Например, если вы говорите, что у вас красивые глаза, -- кто создал их? Любая похвала исходит от Божественного, от Творца. Акт предложения похвалы расширяет сознание. Что-то внутри вас раскрывается. Осуждение же сужает сознание. С того момента, как вы поймете, что рост духовного потенциала -- это расширение сознания, ума, вам уже не хочется возвращаться к осуждению. Искренне предлагайте похвалу другому и наблюдайте, как вы сами будете себя при этом чувствовать.
   Искренность:
   Искренность -- это четвертый шаг развития. В любом деле будьте искренни. Не обманывайте сами себя и не пытайтесь обманывать другого. Вы находитесь на духовном пути не ради кого-то. Духовный поиск без искренности тщетен. Он не принесет никакой пользы. А когда это совершается с искренностью, приходят спокойствие, счастье и радость, какие только можно испытать в этом мире.
   Ответственность:
   Пятый шаг духовного развития -- ответственность. Духовный путь -- это не бегство от ответственности, но принятие ее на себя. Чем больше ответственности вы берете на себя в своей жизни, тем больше вы растете на своем пути. Если вы жалуетесь на трудности, их число будет только увеличиваться. Люди ошибочно полагают, что существование по духовным законам -- это бегство от тяжелой работы. Напротив, именно на духовном пути нужно действовать энергично и эффективно.
   Позвольте прошлому уйти:
   Шестой шаг духовного развития -- это способность отпустить прошлое. Смотрите на прошлое как на сон. Так вы сможете вернуться в настоящий момент. Вы поймете, что не обязательно прилагать усилия, чтобы находиться в настоящем моменте. В тот миг, когда вы отпускаете прошлое, ваш ум сам по себе возвращается в настоящее. В настоящем моменте дух воспламенен, и достаточно искры, чтобы вспыхнул факел духа. Когда вы прилипаете к прошлому, ваш факел покрывается копотью. Будьте в настоящем моменте и сдувайте прочь копоть прошлого!
   Принятие:
   Вы должны уметь создавать гармоничную атмосферу вокруг себя. Вы можете думать, что ваше окружение создает вас, однако на самом деле вы создаете ваше окружение. Вы должны осознавать: что есть, то и есть. Принятие того, что есть, имеет две стороны. Первое -- принимать настоящий момент как неизбежный. Это случилось так, как оно случилось. Если вы хотите, чтобы все было по-другому, ситуация может измениться лишь в следующий момент. Только когда вы принимаете то, что есть, приходит покой, и вы действительно можете что-то изменить. Второе -- принимать других людей такими, какие они есть. Как бы они себя ни вели, осознавайте, что это -- самый лучший вариант из тех, которые они могут предложить вам в данный момент. Анализируйте. Ищите возможные объяснения их действиям. И одновременно берите на себя ответственность за собственные действия. В этом случае принятие становится динамическим, а ваше окружение гармоничным.
   Осознание неизбежности смерти:
   Восьмой шаг духовного развития -- это осознание неизбежности смерти, понимание, что все мы однажды умрем. Поскольку внутри нас есть нечто сокровенное, что не умирает, мы можем не полностью осознавать факт нашей смерти. Осознание неизбежности смерти может вернуть в настоящий момент. Оно может вывести за пределы ничтожных соблазнов, которые отдаляют вас от настоящего момента. Когда приходит осознание, что вы когда-нибудь умрете, будущее перестает быть для вас убежищем.
   Эти шаги инициируют движение души к пробуждению духовного развития, к выходу сознательности за границы индивидуального бытия.
  
   ***
   Света не пришла и на следующий день. Это ввергло меня в тягучую, словно подтаявший на солнце гудрон, депрессию, в какую я не впадал с тех пор, как в моей жизни появилась Света. Только бы не запить! Если это случится, то меня уже нельзя будет остановить и ничто не остановит, даже возвращение Светы. Я и понимал, что всё зависит от меня самого. Не нужно опускаться до свинства. Вот, только одну рюмку коньяка накачу и больше не буду. Ага, сейчас! Даже не вздумай! Ты, лучше найди способ встретиться с Светой и объясниться с ней. Разве не понял, что она в очередной раз проверяет тебя? Точно! Все наши отношения и состояли из цепочки маленьких проверок, экзаменов, задач, которые устраивала мне она, прежде чем сделать очередной шаг к сближению. Надо хорошо было знать Свету, чтобы пройти все уровни в этой игры, гениально разрабатываемой ей в реальном времени. Решишь это уравнение - получишь бонус, переход на новый уровень отношений. Чувствую это подкоркой. Но как найти девочку, живущую по соседству, соблюдая все правила конспирации? Задачка еще та! Шпионский детектив отдыхает. Стоит только проявить активность в известном направлении - весь двор загудит, подогреваемый добрыми лавочными старушками. Ну да, конечно, все равно когда-нибудь, ведь узнают, такую пикантную иголку не спрячешь, дружбу малолетки с мутным дядькой странных замашек. Не извращенец? Так припишут! У бабок мозг свободен для таких выводов, пусть ты трижды кристально чист. Однозначно - конспирация главная идея самосохранения.
   Я даже пожалел, что игнорировал и не вникал в жизнь двора с самого детства, никогда не интересовался соседями, не утруждал себя ненужными подробностями их частной жизни. И если, вдруг, сейчас проявлю подобие интереса, по крайней мере, более чем странно. Ну и что сделать? Только одно - включать воображение. Знаешь ли, всегда полезно. А для начала, получить свободное время на работе, хотя бы на полдня. Дальше... Дальше, вопрос техники.
   Скрепя сердцем зашел к шефу в кабинет. Как не хотелось, но надо отдавать самое лучшее, что у меня было, рисунок "Света в кресле", только так возможно получить расположение начальства. Надо отдавать, хоть это и не порядочно по отношению к Свете. Молча положил рисунок на стол перед ним.
   -Что это? - я видел, как у него разгораются вечно масляные глазки. Как и ожидалось он удивлен. За последние полгода я не выдал ни одного позитивного результата на работе и уже, думаю, разочаровал его окончательно, что платит мне зря.
   -"Девственница", - говорю дрогнувшим голосом, - реклама мебельной фабрики...
   -Чудо! - невольно вырвалось у шефа, он вскочил с рисунком, забегал по кабинету мелкими шажками, хотел было немедленно помчаться к секретарше, давать распоряжения, но передумал, опять сел в свое кресло. Тут уж он понял, что слишком эмоционально воспринял мой шедевр, и собравшись, насупился, напустил на себя хмурый, озабоченный вид. Это ему никак не удавалось. Да и раскрылся уже. Поздно брат Апачи, метать томагавки. Командировку давай на фабрику.
   И он сдался!
   - Так, - затараторил он всё еще пытаясь выглядеть солидно, - оригинал где?
   - Вот он.
   - Оригинал мне, дуй в бухгалтерию за дорожными расходами, и мухой на мебельную, я звоню директору, что скоро будешь с проектом. Что хочешь делай, пусть утвердят. Марину в помощь дать?
   - Нет, сам справлюсь.
   - Тогда, вперед!
   Да, легко! Труднее было решиться такой ценой купить себе свободу до конца дня. Проходя мимо Марины, лукаво подмигнул ей, на что она фыркнула, отвернувшись. Марина - наша местная королева красоты, ломовая лошадка, пробивающая почти любые проекты даже самые отстойные, ни один клиент еще не устоял и подписывал не глядя. Ну, а по совместительству - любовница шефа. В общем - звезда, но в моем проекте она совершено не нужна, зачем мне шпион босса?
   Быстренько покончил с бухгалтерской рутиной вырвал свои суточные и присел за компьютер. Что мне стоит сделать любой документ? Да, хоть мандат депутата! Но сейчас нужен документ поскромнее - скажем, удостоверение муниципального инспектора. Сойдет в самый раз. Напечатать на принтере, слепить гордую синюю печать с гербом и всю эту фальшивку под пластик. Всё! Почти любые двери открыты. Восхищенный своей неожиданной находчивостью, но томимый угрызением совести я отправился на мебельную фабрику с эскизом. Вообще-то это были угрызения не совести, а ревности. Любовь продаешь? Так легко отдаешь то, что касается не только тебя. Заткнись, и делай, что тебе говорят!
   - Она прелестна! - ввсхлипнул в восторге директор фабрики и принял проект безоговорочно, даже не собирая, как обычно положено, совет инженеров и замов.
   "Я знаю."- более чем уныло подумал я. Найду подходящее зеркало - плюну себе в лицо.
   Ну что ж, зато времени сэкономил изрядно, теперь срочно по более важным делам. Размахивая липовой бумажкой ввалился в офис ЖЭКа, который отвечает за наш дом.
   - Дайте мне, пожалуйста, информацию по улице Кирова, причем, мне нужна выборка по всем пенсионерам и детям не старше четырнадцати лет.
   - Хорошо, - испуганно пролепетала молоденькая девушка-оператор и даже не рискнула спросить зачем мне это нужно, таки муниципальный инспектор, суровый, что полный песец.
   - И не забудьте номера телефонов.
   - Да, да, конечно!
   Вот и ладненько. Теперь у меня есть все что нужно, осталось только укрыться у себя дома и найти бабушку, живущую вместе с внучкой в моем подъезде. Надеюсь, таких будет немного.
   Нашел! Не верю своим глазам. Света моя соседка не только по подъезду, но и по площадке, дверь, напротив. Как же я, живу здесь давно и не разу с ней не пересекся на лестнице? А может и встречался, только не припомню?
   А главное, у них есть телефон! Дрожащим пальцами набираю номер, сотовый в носок, чтобы голос было не узнать - конспирация, есть конспирация. Пошел вызов. Если трубку возьмет Света, то еще не придумал что скажу. В трубке раздался скрипучий, старческий голос.
   - Алё!
   - Здравствуйте, - бодро проговорил я заранее продуманную речь-заготовку, - с вами говорит учитель рисования. Сегодня Света не была на уроке, хотелось бы узнать, случилось что?
   - Со школы, что ли? - проскрипела бабушка.
   - Со школы.
   - Да что, у вас там в школе, ничего не знают? Сами упекли ее в больницу и ничего не знают!
   - Да, что Вы говорите? Мне никто не сказал! Простите Анна Степановна за беспокойство, не подскажете, в какую больницу?
   - От чего ж не скажу? Скажу. В детскую районную инфекционную, позавчера ещё, корь у неё нашли.
   - Вот как, Анна Степановна? Спасибо за любезность. Кстати, ваша внучка, хотел вам сказать, очень талантлива в рисовании, советую обратить на это внимание, и развивать талант.
   Сама знаю! - проворчала старуха, - музыканты и певцы у нас уже были.
   И бросила трубку, не дожидаясь вежливой концовки разговора. Бабка - кремень! Натурально - Васса Железнова, комендант Бастилии и полковник запаса Советской Армии в одном лице, насколько я разбираюсь в интонации голосов.
   Хорошо, что решил шифроваться, иначе, эта сначала яйца отрежет, а потом разбираться начнет, кто такой, почему пришел. Бедная девочка! Как она с ней живет?
   Но самое главное я узнал, что мне было нужно. И, я был рад, что Света заболела и не приходила именно по этой причине.
   ***
   Светлана. Мне очень одиноко, бабушка не приходит. Хочу, чтобы он был рядом и боюсь этого, болезнь испортила мое лицо. Лежу, мечтаю о нас, и рисую. С 14 лет я имею право обратиться в суд о лишении родительских прав этих алкашей - Верки и ее сожителя, и о назначении моим опекуном папы Сережи, вернее я хочу, чтобы он был моим папой, и бабушка согласна. "Глупость молодости" придумана глупой старостью. Все великие открытия в теоретических науках делались молодыми людьми; спросите у физиков, они вам расскажут, все гениальные идеи приходят в голову до тридцати, а после - инерция. Старые шахматисты не тянут против молодых. Память лучше, соображение быстрее и богаче, и тесты это отлично иллюстрируют. Все это потому, что у молодости есть больше нервных клеток, и работают они мощнее. Сильнее инстинкт жизни - сильнее стремление к самоутверждению! Благородство, щедрость, великодушие - расписка в своем внутреннем превосходстве. Самой дорогой монетой - отказом от внешних благ ради внутреннего ощущения своей значимости - платит молодость за осознание своего превосходства в какой?то ситуации. Как справедливо заметил умный Бальзак: "До 30 лет некоторым людям еще можно верить; но после 30 верить нельзя уже никому". Ощущение и сознание своих сил, возможностей, времени впереди позволяют молодости быть благородной и великодушной - "я еще все успею сделать себе, наверстать, иметь". И кроме того, молодость более самодостаточна, чем старость. Веселье, беспечность, привлекательность, общительность делают нужными для нее меньше вещей, чем нужно старости. Друзья уважают, девушки любят, о здоровье и не думаешь, сам себе нравишься, возможности впереди и выпить можно - чего еще. Жадная до прямых ощущений молодость из нескольких решений обычно принимает то, которое позволяет ей более самоутвердиться непосредственно здесь и сейчас, через само принятие вот такого именно решения. (Отсюда благородство, болезненное самолюбие) Не потому, что хочет сделать себе лучше, а кому?то хуже - а потому, что именно вот такое решение позволяет ей сейчас чувствовать себя человеком, значительной по сравнению с другими личностью. Молодость не бездумна, она постоянно занята самоанализом и ее ощущения настолько сильны и многочисленны, что чуть не полностью занимают ее сознание, и другие люди ей уже менее интересны, и потому менее понятны. И то сказать - созревающий или только что созревший человек познает себя, разбирается в себе, своих реакциях, своих чувствах и сознании, - и только потом все больше начинает разбираться в окружающем мире, в других людях.
   ---
   Ангел. Первые шаги в виде светлого образа девственницы нашли поддержку в его офисном окружении, нужно ждать ответного удара темных сил, которых он спровоцировал своим творчеством, вернее засветился. Тьма всегда пытается погасить очаги света.
   Непостоянство жизни:
   Девятый шаг развития -- это непостоянство всего, что существует в настоящий момент, непостоянство ситуаций, обстоятельств, эмоций и людей вокруг вас. Понимание того, что все это непостоянно, увеличивает ваш духовный потенциал. Вы можете действовать с большей энергией, энтузиазмом и силой. Мы думаем, что, признав все непостоянным, мы снизим свой энтузиазм и введем себя в состояние апатии. Это не так. Правильное понимание непостоянства воспламеняет дух. Когда дух воспламенен, вы чувствуете подъем. В вас есть энтузиазм и активность.
   Доверие:
   Доверяйте Высшему и Бесконечному Разуму, который создал все существующее, от явлений космического порядка и до взаимодействия генов, атомов и молекул. Простое расположение электронов делает что-то цветком, а что-то -- камнем, что-то -- золотом, а что-то -- углем. Вы должны видеть во всем общую основу, проявление общего разума, единство мироздания. Осознавайте, что все это -- живое. Мы не думаем о вселенной как о живом творении. Везде мы видим только материю; в наших глазах отражаются только материальные объекты. Мы знаем, что во вселенной есть магия, однако часто смотрим на нее как на что-то мертвое. Чистое сознание, основа разума, частью которого являетесь вы и любой другой человек, -- оно живое. Понимание, принятие и доверие к Высшему Разуму, который создает и сохраняет все в этом мире -- таков десятый закон духовного развития.
   Единство жизни:
   Когда человеческий ум находится в стрессе и напряжении, он оценивает, осуждает, ему нравится это, не нравится то, он устанавливает рамки. И, таким образом, он как бы исключает самого себя из жизненного потока. Это исключение из потока существования мы называем отделением, однако это отделение -- только кажущееся. Отделение от существования невозможно. Если сегмент круга был изъят, это уже не круг. Осознавайте, что вы -- часть существования, частица выражения Высшего Разума, объединяющей силы, которая лежит в основе мироздания, в основе всего. Это -- одиннадцатый шаг развития.
   Ваша природа -- любовь и спокойствие:
   Когда вы осознаете единство всего мироздания, вам не нужно делать усилие, чтобы полюбить других. Любовь -- ваша природа. Любовь -- это и есть вы. Нет ничего, кроме любви. Осознавайте, что любовь -- это не действие, совершаемое вами, не моральное обязательство, которое вы должны выполнять. Осознавайте, что вы существуете в любви, и все остальное также существует в любви. Знайте, что спокойствие также ваша природа. В любой момент, в любом месте вы можете просто сесть и отпустить все, зная, что внутри вас есть чистота, чистое пространство, безбрежное и глубокое. Это внутреннее пространство и есть вы. Когда вы чувствуете это, вы находитесь в контакте с вашим духовным потенциалом. "Я пришел из спокойствия, я - есть само спокойствие. Я вернусь к спокойствию. Спокойствие -- это моя природа и моя цель. Я -- спокойствие, я -- пространство, я -- любовь". Это внутреннее утверждение или опыт делает вас ищущим. Осознание того, что вашей природой являются любовь и спокойствие -- это двенадцатый закон развития.
   Равновесие:
   Тринадцатый шаг духовного развития -- находиться в равновесии между активностью и отдыхом, между наслаждением внешним миром и возвратом к самому Себе, между молчанием и речью. Если вы храните тишину всю свою жизнь, ни разу не проронив ни слова, вовсе не обязательно, что вы живете духовной жизнью. Вы наделены даром речи. Вы наделены талантами и способностями. Правильно распорядитесь всем, чем вы наделены, и уравновесьте это медитацией и самоуглублением вашего сознания.
   Само осознание:
   Само осознание -- это следующий шаг духовного развития. Начните с осознания ощущений вашего тела, вашей кожи под вашей одеждой, ваших мускулов и нервов под вашей кожей, а затем и костей. Не будьте невнимательны к жизни, подобно животному, которое только ест, пьет и спит. Наблюдайте каждое ощущение. Здесь очень важна острота осознания. Осознав собственное тело, вы приблизитесь к осознанию духа, который отличен от тела.
   Беспристрастие и Зрелость:
   Острое осознание приходит со зрелостью, или, по-другому, с беспристрастием. Зрелость и беспристрастие приходят вместе. Вы не можете быть зрелым, если вы также не беспристрастны. Беспристрастие часто бывает неверно понято как вялое, тупое состояние ума или дурное расположение духа. Иногда беспристрастию приписывают оттенок отчужденности и равнодушия. Это не так. В беспристрастии вы ведете себя осознанно, вы общаетесь с самим Собой. В зрелости нет лихорадочности. В зрелости есть только королевское достоинство, свобода, понимание, тайна. Это пятнадцатый закон духовного развития -- преимущество беспристрастия и жизненная зрелость.
   Понимание красоты:
   Шестнадцатый шаг духовного развития -- понимание красоты мироздания, красоты в каждом человеке, красоты внутри себя, осознание того, что красота -- это природа духа. Ум бежит за красивым, ценит красивое, однако есть разница между пониманием красоты и желанием владеть ею. Стремясь завладеть красотой, мы теряем свое беспристрастие. Знайте, что только духовное обладает красотой. В чем бы вы ни видели красоту, в этом есть духовное начало. Если кто и красив, это потому, что в нем есть душа. Мертвое тело не бывает красивым. Относя красоту к духовным, а не материальным ценностям, вы становитесь на долгий путь духовного развития.
   Поклонение и почитание:
   Понимание красоты приводит к поклонению. Вы поклоняетесь красоте, вы обожаете ее. Поклонение и обожание всех вещей в мироздании как отражения Создателя -- это еще один шаг духовного развития. Почитайте все на свете. Почитание -- это нечто большее, чем эмоциональный отклик, это настрой. Такой настрой свидетельствует об уравновешенном понимании жизни. Когда в уме присутствуют и уважение, и любовь, приходит почитание. Когда есть почитание, ум на сто процентов присутствует в настоящем моменте, и приходит священный трепет. Вы не можете не любить что-то, одновременно зная, что это священно, и вы не можете испытывать любовь и не считать это священным. Священный трепет ведет к появлению бдительности в сознании. Следом приходит осознанность.
   Жизнь вечна:
   Следующий и последний шаг духовного развития -- понимание того, что жизнь вечна. Это полностью противоречит закону о том, что жизнь не постоянна, что все в мире бренно. А сейчас мы говорим, что жизнь вечна и с ней ничего не может произойти. Истина всегда противоречива.
   Конечно, эти установки преломятся через его сознание и опыт, приобретут собственное звучание, но, главное, сместить акцент его поведения с агрессии на созерцание и осознанность
  
  
   ***
   У меня осталось очень мало времени если еще хочу увидеться с Светой. В инфекционной, по определению строгие правила, тут уж не только время визитов ограничено, пустят ли постороннего, вот в чем вопрос. А инспекторское удостоверение в том храме - ноль. Да уж ладно, на месте что-нибудь придумаю, теперь я верю в то, что могу делать невозможное.
   По пути забежал на рынок, чтобы купить гостинцев Свете, долго ходил по рядам выбирая. Яблоки и апельсины - банально, бананы - пошло, Помидоры - оригинально, но глупо. Купил фиников и клубники. Клубника в красивой плетеной корзинке, ранняя, сезон еще только начинается.
   А заодно, в автобусе, с телефона перекопал весь интернет, чтобы узнать про корь и быть подкованным, когда буду пробиваться через врачей к Свете, пошлют ведь невежду куда подальше, им то зачем лишний напряг всех посетителей встречать, а я тут такой: корь для взрослых неопасна, знаете ли.
   И таки, да, бывают в жизни приятные моменты, к удивлению, как раз, ни главврача, ни вообще, врачей, не оказалось на месте, только две молодые девчонки-лаборантки. Хохотушки. Вот они-то, меня пустили без сопротивления и вопросов. Вернее, вопрос был один, кто я для Светы. Разумеется - родственник! С Америки приехал, телеграммой вызвали. "Ха, ха, ха" - дружно смеются девчонки, а я им по шоколадке, предусмотрительно купленных, именно для случая. Ребенку то нельзя, поди." Да можно, шоколад, можно! "Ну все равно, это вам, симпатичным и весёлым, у нас, в Америке, таких нет". "Возьми нас в Америку, таких симпатичных" И опять "Ха- Ха- Ха". Никогда не замечал, что нравлюсь женщинам. Да. Это открытие меня порадовало.
   - Мне туда? - спросил я практиканток.
   - Да, да! - указали хохотушки на дверь изолятора, где лежала Света.
   Тихонько открываю дверь. Она в тесной, неуютной, кафельной комнатушке, одна, на больничной койке, маленькая, тонкая тростинка. Лицо в страшных красных пятнах. Спит. Мне стало так пронзительно жалко ее, до щекотания слез в горле. "Моя, девочка." Нахлынуло нежностью и тонким томлением.
   На животе неизменная кукла, но кукла изменилась, у ней наконец, появилось лицо, что наполнило меня гордостью - нарисовано почти профессионально, особенным стилем, который свойственный её руке, почерку и характеру. Растет ученица! Ведь я был не прав, когда думал, что у нее нет таланта. Он есть, и он бурно развивается.
   Очень хочу разбудить, чтобы знала, что приходил, но мне так жалко её тревожить. Она ведь все равно узнает об этом, я сыграю в ритуальную игру по нашим правилам и оставлю знаки понятные только ей. Положил на прикроватную тумбочку финики, корзинку с клубникой и копию "Света в кресле". Пусть уж простит, что продал картину, выставил на всеобщее обозрение, то, сокровенно-интимное и касается только нас двоих.
   Присел осторожно на край кровати, посмотреть напоследок ей в лицо. Она медленно открыла глаза и моё сердце зашлось, залило тёплой негой.
   - Не смотрите, на меня такую, - прошептала Света.
   - Какую?
   - Некрасивую.
   - Солнышко, ты самая красивая на свете!
   - Правда? - глаза ее засветились, тем особенным светом, который поразил меня еще при первом знакомстве.
   - Истинная правда.
   - Дядя Серёжа, а ты будешь моим папой?
   Эта фраза меня ошеломила настолько, что я несколько секунд не мог вымолвить ни слова. Такое простое решение, нашей проблемы.
   - А ты этого хочешь?
   - Хочу.
   - И я хочу, солнышко.
   Она пустила меня к себе! И при этом, придумала даже, как стать родными, наивно, по-детски, но черт возьми, гениально.
   - Правда?
   - Правда. Ты же знаешь, что я тебе никогда не вру.
   Вот и всё. У меня теперь есть дочь. Очень оригинально, минуя стадию, поцелуев под луной, свадьбы, первой брачной ночи, выкуренных три пачки сигарет под окнами роддома, пеленок, ночных недосыпаний у детской колыбели. Раз - и тебе дочка, почти как в святом писании, типа непорочное зачатие, и все такое. Но почему мне от этого так больно? И почему вдруг вместе с болью, накатилось облегчение? Значит я её неправильно понял. Она хотела отца, а я возомнил себе черт знает, что! Пусть будет именно так, и это настоящее Соломоново решение.
   - Бабушка, будет сильно против, я знаю.
   - Не будет, - улыбнулась мне она, - я с ней договорилась. А больше никому не скажем.
   И я посмотрел на неё с уважением. Мудрая маленькая колдунья. Откуда она такая? Мне не верится, что этой девочке четырнадцать лет.
   -А где твоя мама? - мне вдруг показалось, что отныне имею право на любой вопрос, даже самый сокровенный, потому что честно прошел все уровни ее хитроумной игры.
   Она опять подарила свою, так полюбившуюся мне улыбку и глазами показала на куклу, лежащую у нее на животе.
   -Это моя мама.
   ***
   Светлана. Ну вот, я сказала то, что хотела, с надеждой, что мы будем вместе. Я люблю его так сильно, что вижу рядом с собой только его. Возможно это романтическое влечение, ведь романтика - это вариант желания жить не так, как ты живешь. По сути - это аспект сенсорного голода, потребность в новых и более сильных ощущениях, которые всегда сильнее в молодости. Что безусловно полагается достижимым через внешние впечатления и собственные поступки. Романтика - это идеал существования: борьба, свершения, открытия, приключения. А наличие идеала означает, что человек не удовлетворен нынешним существованием, что есть разрыв между тем, что он есть и имеет - и тем, что он хотел бы мочь. Это следствие и свидетельство избытка сил и возможностей. Это энергетический потенциал человека.
   -----
   Ангел. Большинство различий между женщиной и мужчиной появились в результате тысяч лет обусловленности. Эти различия не играют определяющую роль в природе, но существуют несколько различий, придающих им уникальную красоту и индивидуальность. Перечислить их очень легко. Одна из них заключается в том, что женщина, в отличие от мужчины, может дать начало новой жизни. В этом смысле мужчина занимает подчиненное положение, и это подчинение сыграло большую роль в доминировании мужчины над женщиной. Комплекс неполноценности проявляется следующим образом: мужчина претендует на свое превосходство, обманывая себя самого и весь мир. Мужчина веками подавлял гений, талант и способности женщины, чтобы доказать самому себе и всему миру, что он превосходит ее. Из-за того, что женщина вынашивает и рожает ребенка, на протяжении девяти месяцев и более она остается очень уязвимой и нуждается в защите мужчины. Этим и пользовались мужчины самым отвратительным образом. Но здесь различие лишь физиологическое, оно совсем не является основополагающим. Мужчина исковеркал психологию женщины, сделав ее своей рабыней, обманув ее, он превратил ее во второстепенное существо в масштабе всей планеты. А причина этого заключается в том, что у мужчины более развитая мускулатура. Но мышечная сила - это признак принадлежности к животному миру. Если только она определяет главенство, то любое животное должно превосходить человека, так как оно более мускулистое. Но все же истинные различия между мужчиной и женщиной есть, и нам нужно найти их среди множества надуманных различий. Одно из них, на мой взгляд, состоит в том, что женщина способна на более глубокое чувство, чем мужчина. Любовь мужчины, в отличие от любви женщины, больше сводится к физиологической потребности. Любовь женщины сильнее и выше, она наполнена духовностью. Вот почему женщина моногамна, а мужчина полигамен. Мужчине хотелось бы обладать всеми женщинами мира, и все равно он не был бы удовлетворен. Его неудовлетворенность безгранична. Женщина может быть счастливой, полностью удовлетворенной с одним мужчиной, ибо она не смотрит на его тело, ее интересуют его духовные качества. Она влюбляется не в того, кто имеет прекрасно развитую мускулатуру, а в того, у кого есть харизма, нечто необъяснимое, но невероятно привлекательное, в того, чью тайну хочется познать. Женщина хочет, чтобы ее избранник был не просто мужчиной, она хочет, чтобы он был приключением на пути достижения осознанности. В сексуальном отношении мужчина очень слаб, он может иметь лишь один оргазм. Женщина бесконечно превосходит его, она способна испытать множественный оргазм. Этот вопрос оказался самым болезненным. Мужчина испытывает местный оргазм, который сводится к ощущениям только в области гениталий. Оргазм женщины, в отличие от мужского, всеобъемлющий, он не сводится только к местным ощущениям. Все ее тело сексуально; она способна переживать неповторимые ощущения оргазма, которые в тысячу раз сильнее, глубже, богаче и ярче, чем у мужчины. Но трагедия в том, что тело женщины нуждается в подготовке, а мужчина не заинтересован в этом, ему это никогда не было интересно. Он всегда использовал женщину как живую машину для снятия своей сексуальной напряженности. Мужчина укладывается буквально в несколько секунд. Но женщина к этому времени еще и не начинает испытывать какие-либо ощущения. После интимной близости мужчина поворачивается на бок и засыпает. Сексуальная разрядка способствует хорошему сну, он расслабляется, все напряжение исчезает после сексуальной активности. И каждая женщина плачет, видя это. Она еще даже не успела ничего ощутить, не успела даже пошевельнуться. Ее просто использовали, и это самое мерзкое ощущение в жизни, когда тебя используют, как вещь, как механизм, как предмет. Она не может простить мужчине такое отношение к себе. Для того чтобы дать возможность женщине в полной мере ощутить оргазм, мужчине нужно научиться прелюдии, предварительной любовной игре, он не должен торопиться уснуть. Его любовь должна быть сродни искусству. Для интимных встреч нужно иметь специальное место, храм любви, где воздух наполнен благовониями, где нет яркого света, где горят лишь свечи. С женщиной нужно сближаться только в прекрасном, веселом настроении, чтобы разделить с ней блаженство. Но часто случается, что перед интимной встречей мужчина и женщина ссорятся друг с другом. Это отравляет любовь. Любовь похожа на своеобразный договор о прекращении огня, хотя бы - на этот вечер. Иначе это взятка, обман. Мужчина должен заниматься сексом подобно художнику, пишущему картину: когда сердце переполняет сильное желание; или подобно поэту, сочиняющему стихотворение, или музыканту, играющему прекрасную музыку. К телу женщины нужно относиться как к музыкальному инструменту; таковым оно и является. Когда мужчина чувствует радость, то секс уже не становится просто разрядкой, расслаблением, снотворным. Он ведет любовную игру. Он танцует с женщиной, он поет с ней под вибрации прекрасной музыки в храме любви, наполненном любимыми благовониями. Любовь должна быть чем-то священным.
  
   ***
   По дороге домой мне хотелось петь, хохотать и выплясывать. Хотелось крикнуть на весь проспект: "У меня есть дочь!" Прохожие оглядывались, кто улыбался вслед, кто хмурился, постукивая пальцем у виска. Не называйте идиотами счастливых людей, я теперь ясно себе представляю, что такое счастье и буду впредь внимательнее к людям. Весело кивнул лавочным старушкам у подъезда, что никогда ранее не делал, от чего поверг их в глубокий шок, теперь то у них будет пища для разговоров, минимум на неделю. "А этот, Маруськин сынок, царство ей небесное, чокнулся поди?" "Да непутевый он, как был непутевым с детства, так им и остался"
   Да разве им понять, хоть полпроцента того, что я понял сейчас и ощутил? Они ведь, кроме тяжелой работы, нужды и ежедневной рутины и не видели ничего в жизни. Ни настоящей любви, ни элементарного внимания. Сколько себя помню, всегда на той же лавочке, в неизменном возрасте, в неизменных позах, с неизменными темами разговоров. Вечный сон разума. И не нашлось никого, кто бы их разбудил. Мне искренне жаль, ведь и я был точно таким же, до недавнего времени...
   Зайдя в квартиру, первым делом ринулся к маминому зеркалу, и вовсе не за тем, чтобы плюнуть себе в рожу, как обещал с утра. Постоял немного, разглядывая лицо счастливого человека, сказал самому себе:
   - Слышь, а у меня есть дочь и я её очень люблю.
   Схватил первый попавшийся блокнот, чтобы сделать набросок того, что увидел в собственном выражении лица, погрузился в процесс настолько, что опомнился, когда полностью закончил работу. Хм... не столь гениально, как "Девственница", но вполне прилично.
   Счастливый человек, подозрительно похожий на меня, стоял перед зеркалом и глупо лыбился в отражении, ошалевший от подвалившего, так нежданно, счастья. Я даже умудрился себя с затылка нарисовать, причем никогда еще не рисовал людей со спины и вооружившись вторым зеркалом в деталях рассмотрел свой затылок. Да лысею, однако, огорчение-то, какое.
   Картина так и будет называться - "Счастливый человек", завтра понесу боссу, пусть попытается продать в Кока Колу, они любят счастливых людей, и эта тема им подойдет. Вот теперь мы квиты, таки отомстил себе же за Свету в кресле.
   Когда утром, пришел в офис не сразу понял - что-то изменилось и надо сказать - кардинально. Секретарша, подарила мне недвусмысленную улыбку, полную неподдельного интереса. А Марина сказала: "Привет", впервые за все время, как устроился на эту работу, обычно едва кивала на приветствие и тут же отворачивалась в свой компьютер. Я был приятно удивлен, потому что Марина, это тот неприступный айсберг в штормовом океане. Куда там, на моей лодке было подплывать, лишь только в мечтах... тихонько, незаметно, воровато посматривая вслед.
   А остальные сидящие в своих клетушках-кабинах, которых я взаимно не замечал и игнорировал, словно придонный планктон, декорацию своей среды обитания, сейчас они вдруг обратили на меня внимание, будто офис посетил актер мыльного сериала.
   Вот тогда я понял, что быть героем дня не настолько приятно, как непривычно и даже неудобно. Как вести себя под пристальным вниманием? Когда ощущаешь даже спиной, что за тобой наблюдают, ладно бы один, два человека, а то два десятка пар завистливых глаз. Даже испытываешь сожаление, что ты знаменит, а вместе с сожалением наваливается ностальгия за временами, когда ты был креветкой, до которой нет никому дела. Сел за свой стол впервые ощутив себя уютно за закрытой загородкой, она и защищала меня от рентгеновских взглядов сослуживцев. Достал из папки свой новый шедевр. Критически его осмотрел. Может порвать к бесам? Нефиг выпендриваться и предлагать на рекламу свою душу. Ваял же раньше буковки для вывесок магазинов и честно отрабатывал свой хлеб. Уже было потянулся за рисунком, чтобы его смять и бросить в корзину....
   - Шеф вызывает, - раздался над мной сдавленный шепот секретарши, - ой, а это что?
   - Это? - спрашиваю, вложив в интонацию побольше беспечности, - это я.
   - Как красиво! - захлопала глазками секретарша, тряхнув белокурыми волосами, - ты сам нарисовал?
   Вот наивное создание! А кто же еще нарисует меня? Но не стал ей говорить это, а просто кивнул головой и коротко:
   - Ага.
   - Пойдем, шеф ждет.
   Вот раньше бы я воспринял такое как приговор, но сейчас, вроде как победителя, в триумфальное шествие приглашают. Впервые захожу к боссу как равный, без страха и раболепия. Несравненный кайф, между прочим.
   - Чай? Кофе? - спросил шеф.
   - Простите...? - ошалел окончательно и в сомнении, что ослышался.
   - Чай или кофе будешь?
   - А! Чай.
   - Зина, - выкрикнул шеф в приоткрытую дверь, - чай!
   Хитрит босс, левой пяткой чую, явно хочет что-то замутить, так запросто он только с Мариной чаи гоняет. Зина материализовалась в кабинете почти мгновенно с подносом чайного сервиза, будто уже заранее все было готово. Расставила чашки перед нами, налила чай бросив мне томный, многозначительный взгляд и так же мгновенно испарилась, закрыв плотно двери. А шеф без промедления начал разговор. Вот эта черта его мне нравилась всегда, конкретно и по-деловому, да - да, нет - нет, и нечего за сиськи быка дергать.
   - Мебельная фабрика заказала целую серию рекламы именно в едином стиле "Девственницы", работы будет много на целый год, минимум два проекта в месяц. Сделаешь?
   - Да.
   -Есть еще что-нибудь готовое?
   - Да.
   -Показывай.
   И я вытащил из папки "счастливого человека", передал ему через стол.
   - То, что надо! Стиль тот же, зеркало присутствует, хотя это больше для Кока-Колы подходит.
   Вот это мужик! Уважаю. Сразу суть улавливает.
   - Но им мы уже не можем предложить подобную линию, адаптируем эскиз для мебельной фабрики, вставим зеркало их марки! Но ты не расслабляйся, сказано; не менее двух проектов в месяц.
   - Хорошо, - говорю осмелев настолько, что позволил себе ввернуть в разговор собственное мнение - я доработаю эскиз, сделаю еще лучше.
   - Что для этого нужно? Хочешь отдельный кабинет?
   - Нет! - смутился я.
   И тут меня осенило! Самое время просить все, что угодно и мне это дадут. Точно! Рискну, хуже не будет.
   - Если позволите уходить раньше с работы, хотя бы на три часа. Я в парке черпаю вдохновение.
   - И всё? Больше ничего не нужно?
   -Всё, больше ничего не нужно.
   Директор был явно обескуражен. Ни прибавку к зарплате, ни привилегий не попросил. Что? Альтруисты еще не вымерли? Это - подозрительно очень... Но и уходить раньше с работы - тоже привилегия, хоть не стоит почти ничего. Так ведь работать же, не просто.
   - Согласен! Отныне у тебя свободный график. Только давай результат, дружище!
   - Понял.
   -Сегодня доработаешь? - он махнул пухлыми пальчиками над рисунком и дождавшись утвердительного кивка, добавил, - оригинал мне.
   Я и понял - аудиенция окончена, а мне пора выдавать чудеса мастерства. Шел к своей теперь уже бывшей клетке и с изумлением думал. Я свободен? Могу идти куда захочу и когда захочу? Кто мог представить, что таки есть возможность получить в жизни неограниченную свободу. Но самое главное, теперь точно знаю, куда девать свою так нежданно полученную свободу! Сейчас же пойду в больницу к Свете.
   На выходе из офиса меня перехватила Марина.
   -Ты куда?
   -Э-э-э-э... В парк, Вдохновение черпать.
   -Ладно, я с тобой. - Она это сказала безапелляционно, тоном не допускающего возражений. Будто я ее уже пригласил и с нетерпением жду милостивого согласия.
   Вот привязалась на мою голову! Я расстроился. Ну не самое подходящее время выбрала. И вдруг мелькнула озорная мысль. А ведь совсем недавно я бы с радостью согласился побыть в компании с ней хоть минутку. Всегда тайно вздыхал, когда она просто проходила мимо, расточая вокруг себя волнительный запах дорогих духов. А сейчас не хочу даже, чтобы она сама навязывалась. Хотя здорово бы поэкспериментировать над тем, что никогда не давалось, а тут само собой напрашивается. Ну и в принципе, Света не жена мне, а дочь, она сама так захотела, так что ревность здесь будет неуместна. Она меня выбрала, пусть теперь позволит найти ей маму, все лучше, чем кукла. А что? Начну, пожалуй, с этой набираться опыта общения. Замечательный вывод и над этим стоит поработать.
   - У тебя есть девушка? - спросила Марина, как всегда деловито, словно выполняет работу, цепляясь под ручку.
   - Не-а, - нейтрально ответил я, но внутренне напрягся.
   Не может быть, чтобы Марина, все просто так делала от души. Два варианта: Шеф дал какое-то задание относительно моей персоны или она преследует свои корыстные интересы. Оба из них не слишком позитивного расклада лично для меня. Она любовница босса, этим все сказано. При любом раскладе на выхлопе получится - попасть в немилость начальству. Так что в плане флирта или, не дай бог, секса с ней мне лучше быть предельно осторожным. Ха! И не болтай лишнего - помнится знаменитый плакат советских времен. Кругом шпионы пятой колонны. На том и порешили. Мама Свете, конечно нужна, но однозначно и к сожалению, не эта.
   -А тогда, что за девушка у тебя в "девственнице"? - с нажимом спросила Марина.
   -Просто, посторонняя с парка, - Я вру, но чувствую, что не логично и сейчас меня точно выловят как карпа из мелкой лужицы.
   - Да ну? - Марина будто следователь с убийственной логикой сделала вывод, - Эта девушка смотрела на того, кто рисовал с нескрываемой любовью и нежностью. Так у тебя есть девушка или не ты это рисовал?
   -Да какая тебе разница? - Взорвался я, - Есть у меня девушка или нет? Есть! И я ее люблю.
   Я вытряхнул ее руку из-под своего локтя, давая понять, что близких отношений не будет. Джентльменских тоже.
   -Ладно, ладно, не кипятись, - миролюбиво улыбнулась Марина, снова цепляясь мне под локоть, - Познакомь меня с ней.
   Сейчас! Аж два раза! Буду знакомить Свету с этим снобом и монстром. Я ведь только сейчас ее и раскусил. Красивая, продажная и расчетливая сука. По-другому не назовешь! Пусть простит меня Бог за такие жесткие сравнения.
   -Уверен, ни ей, ни тебе это не нужно, - твердо сказал я и посмотрел Марине в глаза холодно, с отблеском стали.
   -Ха- ха -ха. - затаенно хохотнула Марина без выражения, тихим, низким голосом и мне стало неприятно от этого смешка. Так цинично смеются проститутки, когда попался на удочку богатый клиент-лопух. Суровый мужчина, и почему я тебя раньше не замечала? А ты мне нравишься. Хочешь, пойдем ко мне по рюмочке коньяка выпьем?
   -Извини, нет! - я вырвался из цепкой хватки Марины и двинулся ускоренным шагом в сторону парка, оглянулся, - мне нужно работать.
   -Козел, - процедила Марина вердикт мне в след, негромко, но достаточно, чтобы услышал.
   ***
   Светлана
   Я рисовала для него, нас двоих смотрящих в будущее, мы держимся за руки, и нет силы которая могла бы разъединить наши руки. Мне так хорошо рядом с ним, и в этом смысл мой жизни. Я понимаю смысл как целесообразность всей цепочки целей и действий от начала до конца. Эта целесообразность всегда видна и понятна. Понятно, для чего нужно каждое промежуточное усилие, действие, и к чему оно ведет. Причем - конечная цель человека как?то устраивает, он с ней согласен, она для него приемлема. В какой?то степени желанна. Отсутствие смысла жизни, кто о нем задумывается, именно в молодости больше всего гнетет, пригибает, и - и! - заметьте, гонит в авантюры. На войну, в наемники, - и даже не мир посмотреть и себя показать, а - рисковать, испытывать напряжения, убивать врага (какого врага?.. неважно!..) и рисковать жизнью самому. В экспедиции, в горы, через пороги, вокруг света. И вот как тебя прищучит покрепче, что аж дух из груди вышибает, - вопрос о смысле жизни как?то растворяется, забывается, исчезает. Вот смысл сейчас в том, чтобы выжить и победить, это важно и безусловно, это берет все силы: ох туго, ребята, превозмочь надо, ничего, прорвемся. Вопрос: это поиск смысла жизни - или это уход от поиска смыслы жизни? Правильный ответ такой: и то и другое одновременно. Это уход от поиска смысла жизни вообще, в высшем и всеобщем понимании - зато это обретение смысла своей жизни конкретно, здесь и сейчас, вот в этом деле и в этих ситуациях. Ситуации трудные, забирают все силы, риск для жизни - но есть какая?то общая цель, общая для взвода, политической партии, страны: установить более справедливый политический режим - или хотя бы открыть месторождение нефти, и людям будет тогда теплее и лучше жить. То есть: ты ощущаешь свое соучастие в каком?то большом деле, конечные цели которого далеко выходят за рамки твоих личных интересов, и сознание этого тебе отрадно, дает удовлетворение, ощущение своей значительности.
   ---
   Ангел. До тех пор, пока любовь не станет священной, в обычной жизни не будет ничего святого. И это станет началом достижения того, что называется сверх-сознанием. Любовь не терпит насилия, она не зависит от усилий человека. Она вообще не должна исходить от ума: человек играет, танцует, поет, наслаждается; любовь - часть бесконечной радости. Любовь прекрасна, когда она приходит сама. Расцветает только свободная любовь. Насильственная любовь уродлива. Поза, когда мужчина находится сверху женщины, называется миссионерской. На Востоке давно осознали уродство этой позы - мужчина тяжелее, выше, мускулистее, он просто раздавит хрупкое существо. На Востоке всегда все было наоборот: женщина была сверху. Придавленная весом мужчины, женщина теряет способность к движению. Двигается только он, достигая оргазма через несколько секунд, а женщине достаются только слезы. Она была партнером, но участия не принимала. Ее просто использовали. Когда женщина находится сверху, то она более мобильна, чем мужчина, а это способствует тому, что время наступления оргазма у обоих будет приблизительно одинаковым. Когда оба испытывают ощущения оргазма, происходит нечто запредельное. Это первые проблески состояния просветления; это первое доказательство того, что человек состоит не только из тела. Он забывает о теле, он забывает о мире. Оба, и мужчина, и женщина, переходят в новое, неизведанное ранее измерение. Женщина способна на множественный оргазм, поэтому мужчине нужно быть как можно спокойнее. Но в реальности он так спешит во всем, что только губит все этой спешкой. Ему следует быть очень расслабленным, чтобы партнерша смогла достичь множественного оргазма. Он должен стремиться испытать оргазм в самом конце, когда женщина уже достигла пика возбуждения. Это просто вопрос понимания. Эти различия естественны; они не имеют никакого отношения к предрассудкам. Есть еще и другие различия. Например, женщина более духовна, чем мужчина... Она более спокойна, более терпелива, умиротворена, она способна ждать. Вполне может быть, что благодаря именно этим качествам у женщины выше сопротивляемость к болезням, и поэтому она дольше живет. Своей безмятежностью и утонченностью женщина прекрасно дополняет мужчину. Она может окружить его атмосферой уюта и спокойствия. Но мужчина боится, он не хочет, чтобы его окружала атмосфера женщины, он не хочет, чтобы она создавала вокруг него уют и теплоту. Это происходит из-за страха попасть к ней в зависимость. Поэтому веками мужчина держал женщину на расстоянии. Он испуган, ибо глубоко внутри осознает, что женщина более значима для природы. Она способна дать новую жизнь. Именно ее, а не мужчину природа выбрала для продолжения рода. Роль мужчины в репродуктивных вопросах сводится почти к нулю. Такая неполноценность привела к появлению самой большой проблемы: мужчина стал подрезать женщине крылья. Он стал прибегать к любым способам унижения, осуждения женщины, чтобы сохранить хотя бы веру в то, что он превосходит ее. Мужчина всегда относился к женщине как к домашней скотине, даже хуже. На протяжении тысячелетий в Китае считали, что у женщины нет души, поэтому муж мог безнаказанно лишить ее жизни, ведь она была его собственностью. Он мог уничтожить свою мебель, это не было противозаконно. Точно так же он мог уничтожить свою женщину, закон не запрещал этого. Наивысшее оскорбление для женщины - заявление, что у нее нет души. Мужчина лишил женщину возможности получить образование, поставил ее в финансовую зависимость от себя. Страх вынудил его запретить ей вести активный образ жизни в обществе. Он знает, что она превосходит его, он знает, что она прекрасна, он знает, что опасно предоставлять ей независимость. Поэтому веками женщина находилась в зависимости от мужчины.
   ***
   Чтобы такое сделать, чтобы у всех, особенно у Марины дух отшибло? Ишь, не я рисовал "девственницу". Долго ошивался в парке "в поисках вдохновения". Ничего, ничего достойного внимания. Перегнул малость с заявлениями насчет парка, здесь идей нет для меня и вряд ли будут. Единственный источник вдохновения - это Света, но я поклялся себе, что никогда больше не буду выносить ее из сердца на продажу. Ладно, доработаю "счастливого человека" и пойду к Свете, как раз к обеду подоспею, чтобы не нарваться на серьезный персонал больницы или не дай бог, на бабушку.
   Да и в парк пошел из осторожности, вдруг Марина устроила слежку, хотя, паранойя это, не стоит даже внимания. Трудный путь не для Марины, слежки устраивать, облавы... она привыкла все получать легко и сразу.
   Присел на лавочку под сиренью, бурно распустившейся и источающую резкий, теплый аромат, предвестник наступающего летнего рая. Дыхание весны, настоящее, не поддельное и неподдающееся тиражированию для распродажи. Окинул взглядом сиреневую красоту, вот что рисовать бы, а не диваны с кушетками. И увидел нечто! Как раз напротив, на другой лавочке, сидели старушки, точь-в-точь такие же, как и около моего подъезда. Все лавочные старушки одинаковы, во всем мире и в этом парке в том числе. Они сидели и оживлённо трепались, скорее всего ни о чем. Но лица! Типажи! Я поймал самый эпический, кульминационный момент. Когда одна из них, что-то говорила ехидно прищурившись, а две другие, преисполненные азарта и пикантного интереса слушали, аж наклонились вперед и вытянули шеи. И сирень... сирень над ними, буйно рвется в кадр мощным, фиолетовым взрывом.
   Меня накрыло творческим порывом, он просто разъедал меня кислотным зудом, рука сама потянулась за блокнотом. Лихорадочные наброски сцены. Успеть бы поймать выражения лиц, передать азарт собеседников, а остальное более статическое можно и по памяти рисовать. Есть! Есть! Я сделал это. Старухи получились как живые и главное динамика момента, подгоняющая весну сирень и древняя лавочка, которой не меньше лет, чем трем сплетницам сидящих здесь, скорее всего вечно. М-да, не совсем для мебельной фабрики подходит. Если, вообще не подходит. Но как заставить художника делать то, что продается? Конфуз и огорчение. Ладно. Придется дома что-нибудь придумывать. А теперь, к Свете!
   В приемной меня встретили те же практикантки уже как закадычного друга и наперебой флиртовали со мной, ничуть не смущаясь друг друга. У меня даже не возникло сомнений, что вдруг случись с ними секс, то вторая терпеливо дождалась бы своей очереди. Настойчиво потребовали у меня номер и разумеется, настояли, чтобы я тоже вписал их контакты в свой телефон. "Как вас зовут?"
   "Нина и Нина" "Вот даже как! А если перепутаю?" "Не перепутаешь! У нас, все просто!" И что я с ними, двумя буду делать? Ок. Потом разберемся. "Мне бы к Свете," - осторожно намекаю. "Конечно, дорогой! Конечно!"
   Волнуюсь. И я даже не представляю, о чем с ней говорить. Ведь раньше находились темы для разговоров. Только вот не надо смешивать раньше и сейчас! Тогда мы изучали друг друга, присматривались, открывали для себя. А сейчас стали родными. Отворяю дверь.
   -Дядя Сережа, - шепчет Света и столько счастья в этом шепоте!
   - Привет, дочь, - улыбаюсь взаимно и достаю из пакета огромный апельсин, - не скучала?
   Не может пока назвать папой, не легко, ну пусть, к этому привыкать надо. А я сделаю все возможное, чтобы она привыкла.
   - Скучала... Посмотри, что я нарисовала, - говорит и протягивает альбом открытой страницей ко мне.
   Детский рисунок, но сцена проработана так тщательно, что детским, язык не повернется назвать. Стоят мужчина и девушка, нарисованные со спины, держатся за руки и смотрят на закат или рассвет в горах. Цветы, деревья и горы.
   - Очень красиво! - говорю искренне, - и талантливо! В семь лет не каждый ребенок так сформирует объём и сцену, подробно в деталях прорисует мир. У тебя, очень интересное восприятие и несомненно у тебя большое будущее на ниве искусства.
   Все это пафосное резюме проговариваю себе, потому, что пытаюсь успокоить вдруг дрогнувшее сердце. Не это нужно искать в картине, и я вижу, но не хочу признаться даже себе.
   -Это ты и я, - улыбается Света.
   Да. Вот в чем она не в силах никому, признаться. Она тоже рисует себя взрослой.
   -Хочешь в горы? - спрашиваю и прижимаю апельсин двумя руками к груди.
   -Хочу. С тобой. Но когда вырасту и буду большой, и, - она помолчала, - когда умрет бабушка.
   Я не знаю, что ей сказать в ответ, чтобы скрыть волнение занял свои руки действием - кладу апельсин на тумбочку, где стояла корзинка из-под клубники, в которую Света поместила свою куклу.
   -Твоя мама, - кивнул на куклу, - очень похожа на тебя.
   -Это не мама, это я.
   Новый поворот в ее ритуалах. Она взрослеет по минутам, даже не часам. Перевожу взгляд прямо ей в глаза. Боже мой. Марина права, точно подметила эмоцию в девственнице. "Эта девушка смотрела на того, кто рисовал с нескрываемой любовью и нежностью" И сейчас, тот же взгляд. Любовь, безграничная и преданная. Я понял! Она не видит себя не только маленькой, но и не видит себя моей дочерью. Она видит себя моей женой. Мне стало плохо, закружилась голова и кровь зашипела в венах, отдаваясь шумом в ушах. Заколотилось сердце, так, что я не в силах был его унять.
   Мне срочно нужно уйти, иначе брошусь целовать ее отнюдь не по-отечески, и все, чего достиг в отношениях с ней угроблю в один миг. Этого ли я хочу? Никогда! Никогда не позволю себе лишнего по отношению к ней. Срочно, очень срочно нужно предпринять, чтобы перевести отношения в отечески-дочернее русло. Как? Не представляю. Если бы только дело во мне, я бы скрутил себя в бараний рог и вопрос исчерпан... Но Света... Как быть с ней?
   - Солнышко. Мне срочно нужно на работу. Отпросился ненадолго, чтобы повидаться с тобой.
   - Хорошо. А завтра, ты придешь?
   -Конечно! "Каждый день буду приходить", - говорю, поднимаясь с края кровати, хочу прикоснуться к ней, но не позволю себе ни секунды слабости, - бабушка, когда к тебе приходит? Чтобы не пересечься...
   - Бабушка никогда не приходит ко мне.
   Клянусь, моя маленькая принцесса, я тебя ни за что не обижу! Вышел из изолятора подавленный и ошеломленный новым открытием и новым крутым виражом наших отношений. Что делать? Прежде всего, мне нужно победить себя. Только так смогу переходить к следующему шагу. В приемной все те же практикантки.
   - Эй, американец! А давай мы сегодня вечером встретимся?
   - Зачем?
   - Ты нам понравился!
   - Вы девушки, конечно веселые, но мое сердце занято.
   - Жена не стенка, можно отодвинуть.
   - Ну... душу-то не отодвинешь ...
   - Хи, Хи, Хи. - заливаются смехом, - Странный ты!
   ***
   Светлана. Он ушел по делам, и снова стало одиноко. Добавляю детали в свой рисунок, стараясь сделать его более выразительным. Рисую и представляю, как будто обнимаю его. Наверное, он моя судьба. В самом хотении человек не свободен! Это что значит? Что любой его поступок предопределен всей его предыдущей жизнью, опытом, переживаниями, темпераментом, интеллектом, внешностью и моралью, наличием родни и друзей; бесчисленными связями связан человек с внешним миром, и бесчисленными связями внутри себя связана структура его личности, и каждый миг - это единственная, особая и неповторимая комбинация всех элементарных частиц, из которых он состоит, и его выбор как результат свободного хотения зависит от всей этой суперсложной комбинации, каковую являет его личность во взаимосвязях со всем миром. 0'кей, примерно это - точка зрения фаталистов и детерминистов: все обусловлено и предопределено, и будешь ты делать то, что из всей твоей личности следует, в тех обстоятельствах, которые не от тебя зависят. И никуда не денешься. Судьба, значит. Человек не в состоянии осознать ту необходимость, которая им властвует, потому что эта необходимость проявляется через его свободу - через его свободное хотение и свободный выбор. Каждый индивидуальный выбор свободен!!! Но в каждом индивидуальном выборе всегда присутствует, подобно магнитному полю, влияние всеобщего и постоянного фактора на твое хотение - стремление попробовать лично тебе как можно больше в жизни, и переделать всего от тебя лично зависящего как можно больше в жизни, и все человечество через это делает все больше и больше в этом мире.
   -----
   Ангел. Мужчина очень эгоистичен. Вот почему его называют шовинистом. Это общество было создано мужчиной, в нем нет места женщине. А у женщины есть уникальные качества! Например, если мужчина обладает способностью к интеллектуальному труду, то женщина одарена способностью, любить. Это не означает, что она не в состоянии заниматься интеллектуальной работой, это ей по силам, просто необходимо дать ей возможность развивать свой интеллект. Но способность к любви дается женщине от рождения, у нее больше сострадания, доброты, понимания... Мужчина и женщина - это две струны одной арфы, и, когда они разделены, страдают оба. Из-за этого страдания и непонимания его истинной причины они и начинают мстить друг другу. Роль женщины в создании гармоничного общества трудно переоценить. Она отличается от мужчины, но не уступает ему. Она равна ему так же, как и любой другой мужчина. Ее уникальные способности очень нужны. Недостаточно зарабатывать деньги, недостаточно добиваться успехов в обществе, важнее иметь прекрасный дом, а женщина способна превратить в домашний очаг любой дом. Она может наполнить его любовью, она обладает таким талантом. Она может сделать мужчину моложе, помочь ему расслабиться. До тех пор, пока ты не станешь матерью для своего мужа, ты не сможешь быть ему верной женой. Очень странные слова, но они дают ключ к пониманию современной психологии человека: каждый мужчина ищет в женщине свою мать, а каждая женщина ищет в мужчине отца. Вот почему так неудачны браки: в браке невозможно найти свою мать. Ты женился на женщине, которая пришла к тебе в дом не для того, чтобы быть тебе матерью, она хочет быть тебе женой, любовницей. Женщине, кем бы она ни была, природа отвела роль матери. Ученые провели эксперимент: они обеспечили новорожденных всем необходимым - едой, медикаментами, должным уходом... согласно новейшим достижениям различных отраслей науки, но, как это ни странно, дети хирели и даже погибали спустя три месяца. В ходе данного опыта обнаружилось, что тело матери, ее тепло совершенно незаменимы для развития новой жизни. В такой гигантской холодной Вселенной тепло матери является абсолютно необходимым условием для выживания ребенка, иначе он будет чувствовать себя покинутым. Он будет болеть и погибнет... Мужчине нет никакой необходимости чувствовать себя униженным рядом с женщиной. Само сравнение появляется потому, что к мужчине и женщине относятся как к двум разным существам. Но они принадлежат одному человечеству, их качества взаимно дополняют друг друга. Они нуждаются друг в друге; и только вместе они образуют единое гармоничное целое. К жизни нужно относиться спокойно. Различия - это не противоречия. Они могут помогать друг другу и значительно усиливать друг друга. Женщина, влюбленная в тебя, может способствовать увеличению твоих творческих способностей, может вдохновить тебя на такие высоты, о которых ты даже и не мечтал. И она ничего не просит взамен. Ей просто нужна твоя любовь, а это ее естественное право. Многие различия между женщиной и мужчиной связаны с обусловленностью. Различия необходимо поддерживать, ибо именно они делают мужчину и женщину привлекательными друг для друга, но их нельзя использовать с целью осуждения друг друга. Необходимо, чтобы мужчина и женщина превратились в органичное целое, оставаясь в то же время абсолютно свободными, ведь любовь никогда не превращается в кабалу, она дает свободу. Тогда мы сможем улучшить мир. Половине планеты не позволили проявить себя, а эта - женская - половина обладает огромным запасом энергии для того, чтобы изменить мир. Она превратила бы мир в цветущий рай. Женщине нужно найти в своей душе свой собственный потенциал и развивать его, тогда у нее будет прекрасное будущее. Мужчину и женщину нельзя сравнивать, они уникальны. Встреча двух уникальных существ порождает чудо.
***
   Искушение плоти
   Ну, что-ж. По крайней мере, теперь я четко знаю, что делать. Специально зашел в магазин, обновить содержимое холодильника. "Счастливого человека" доработал быстро, дел-то, фирменную рамку с канделябрами к зеркалу пришпандорить, мебельщики будут в восторге. С лавочными старушками - сложнее. Пусть я хоть трижды наведу лоск на картину и прорисую каждый цветочек сирени, не подходит на рекламу, хоть убей. И если я хочу протащить в проект именно эту картину, тут нужно полностью менять концепцию. Пока не придумал ничего путного, раскрашивал и наполнял деталями рисунок. За этим занятием меня и застали хохотушки-практикантки. Их появление нельзя было не за метить, да и слышно было еще на улице, это при том, что живу на третьем этаже. Они шумно, будто взвод пожарного расчета ввалились в подъезд, их хохот гулко отдавался эхом во всем доме. Ё-моё, всех соседей переполошили. Я с ужасом представил, как лавочные старушки задаются вопросом: "Это кто такие будут?" "А это к Сереге, непутёвому, шлюхи пожаловали" Вообще-то в моей ситуации нельзя к себе привлекать особое внимание - хуже будет. Значит, так! Эти горлопанки приходят ко мне в первый и последний раз. Я буду с ними грубым, неотёсанным быдлом, вот они и отстанут.
   И вот это стадо тёлок в количестве двух единиц наполнили собой мою квартиру. Я ошибся, назвав их пожарным расчетом, это была эскадрилья реактивных бомбардировщиков! От них у меня зарябило в глазах.
   - Вы где адрес достали?
   - Секрет. Так! - с порога заявили налетчицы, - девочкам нужно горячительное.
   -Там, в баре, - махнул я неопределённо рукой на кухню.
   Одна из Нин, ринулась на кухню, а вторая замельтешила по комнате.
   - Вау! Ты художник? Нина он художник!
   - У-и-и-и! - одобрительно взвизгнула та, гремя бутылками.
   - Подари эту картинку мне?
   - Нельзя, это заказ, клиент ждет. Я тебе лучше другое что-нибудь нарисую.
   - Меня! Чур, меня!
   - Хорошо, тебя, - говорю, а сам лихорадочно думаю, что ни хрена у меня не получается начинать быть грубым мачо, они полностью перехватили инициативу. Слова не вставишь!
   - И меня! - появляется Нина с бутылками. - Смотрите, что я нашла!
   Да она весь мой стратегический запас обнаружила! Даже те бутылки, где оставалось по глотку. Быстренько расставила все на журнальный столик, что даже места под стаканы не нашлось бы.
   - Закусывать хоть будете?
   - А есть?
   - В холодильнике.
   - У-и-и-и! Нина, сгребай часть бутылок на пол, -распорядилась и помчалась обратно на кухню.
   Эх... Хорошо, что сдуру не учинил уборку квартиры, похоже на данном этапе, она здесь излишняя, но после пирушки, еще предстоит даже генеральная, надеюсь хоть капитальный ремонт не придется делать.
   - Ну, нарисуй меня, - шутливо скорчив капризную рожицу ноет вторая.
   Предусмотрительно собираю альбомы, в одну кипу и прячу в книжный шкаф, подальше от центра урагана, зальют ведь вином или еще хуже, соберутся их рассматривать и увидят Свету. Пора брать вожжи в свои руки и наконец владеть ситуацией. Дождался, когда вторую занесет вихрем из кухни в комнату, и гаркнул:
   - Раздевайтесь!
   Дык. Получилось! Они разом угомонились, как каркающие вороны сидя на проводах высоковольтной линии, вдруг увидевшие промелькнувшего внизу зайца, типа, еда! эх, убежал! Но ненадолго, блаженная тишина продлилась ровно пять секунд. Метнули мне два заинтригованных взгляда:
   - Так сразу?
   - Может выпьем для начала?
   - Буду вас рисовать трезвыми. А нажрётесь какой с вас толк?
   - Ты нас будешь рисовать трезвыми или голыми?
   И в два звонких голоса: Хи-Хи-Хи.
   - Трезвыми и голыми, - отрезал я.
   - А потом, когда нарисуешь, что ты будешь делать? Ха! Ха! Ха!
   - По обстоятельствам.
   - Он нас еще раз нарисует! Хи! Хи! Хи!
   - Сережа, рисуй! - выкрикнула первая, подскочив к другой и задрала ей майку. Тугая грудь вырвалась на волю и упруго завибрировала.
   - Тю. Дурочка! Сережа, рисуй! - Эта вообще сорвала маечку с подруги.
   И неизменные "ха -ха- ха", "хи -хи- хи", шутливые потасовки, взаимные раздевания. Да эти девки, вообще, без башенные.
   - Ну-ка, не галдеть! - строго приказал я, - ты села на этот подлокотник кресла, а ты на тот, обопритесь на спинку и прижмитесь щеками. Смотреть сюда, ты улыбаешься, а ты грустная.
   -Та не могу я грустить, сразу зареву!
   - Что, так и будем сидеть? И не выпьем даже?
   - Будете.
   - Оригинально! Обычно на камеру снимают, а тут рисовать. Ха-Ха-Ха!
   Беру планшет, потому что, если на бумаге, то всего один оригинал будет в наличии, а тут хоть миллион.
   - Потерпите пять минут, а потом сможете расслабиться и выпить.
   Рисую. Хороши чертовки! Тела, достойные в камне высекать, не то, что на планшете. Одна блондинка, вторая брюнетка, крашенные конечно, но для концепта это и не важно. Пропорции почти одинаковы, худенькие с развитой грудью. То, что надо! Сидят хихикают. Небось думают, какой странный, этот американец, две голые девушки перед ним, а он кинулся их рисовать. Но мне надо всего-то ухватить позы и выражения лиц, а остальное потом дополнится из фантазии.
   - Готово! Можете расслабляться.
   Они сползли в кресло с гиканьем и без умолку балагуря, набросились разливать напитки. Одеваться даже и не подумали. Ну это и к лучшему. Я продолжал наполнять рисунок деталями их анатомических особенностей.
   - Сережа! А это тебе! - одна из них протягивает мне бокал до краев налитый водкой.
   - Нет. я не буду. Не пью.
   - Ишь ты? А зачем тогда столько бухла в доме держишь?
   - На всякий случай.
   -И этот всякий случай - мы! Ха! Ха! Ха!
   Честное слово, они меня утомили этими ха-ха-ха и хи-хи-хи, но желание, таки ощутить себя хоть раз настоящим мачо, меня останавливало прогнать их сейчас же. Потом, прогоню. Пить я наотрез отказался. Еще помню свой последний запой, из которого собственно Света и вытащила. Мне, наверное, не стоит столько спиртного держать дома, испытывать свою волю и судьбу.
   И праздник начался. Спасибо, спиртное помогло. Они вылакали вдвоем всё, что было и на столе, и под столом, угомонились. Потом упали на диван вперемешку, как попало, как и полагается после разнузданной римской оргии. Такая не прикрытая доступность навеяла мысли об унитазе, куда мы сливаем свою нужду, потом встали и забыли. Но унитаз белый и сверкает чистотой, а то что предлагают практикантки - содержит источник заражения, потому что пользователей много. Я оставил их в комнате и пошел немного поработать.
   ***
   Светлана. Мне тревожно на душе, такое ощущение, что что-то должно произойти плохое. Хорошо, что меня выписывают, и скоро мы будем вместе. Я хочу быть с ним вопреки закону и морали. Почему? Человек может жить в идеальных условиях - и все равно очень недолго будет всем удовлетворен. Через считаные дни или в крайнем случае через считаные годы он ощутит неудовлетворенность. Если он решительно не знает, что ему делать, неудовлетворенность примет форму поиска смысла жизни и внутреннего дискомфорта. То есть его мозгу потребны еще какие?то ощущения, кроме ощущений удовлетворения полностью и всех физиологических потребностей. Доброго, честного, правдивого и благородного человека облапошивают в жизни все буквально, кому не лень. А уж в критических ситуациях он вообще маложизнеспособен - не пойдет он на любые меры, чтоб спасти положение. И что ему толку с его высокой морали? Целесообразность и сила морали - в ее неуязвимости на уровне идей, ибо она выводит ценности человека за пределы его эгоистических интересов, подобно тому как трос автомобильной лебедки цепляется за пень на краю болота, и машина сама себя вытаскивает из трясины, - так и человек, имея ценности и интересы за пределами своей личности и ценнее своей жизни, способен ощущать более сильные чувства и совершать более крупные и значительные поступки, чем без морали. Поэтому человек всегда имеет идеал. Даже если это очень мелкие идеалы: идеальное жилище, идеальная внешность, идеальная картина, идеальное общество либо идеальный климат. Идеал означает: мне потребны изменения, то, что я имею - не единственно возможное, можно лучше, можно иначе.
   ---
   Ангел. Прежде всего, нужно понимать, что именно христианство осудило слово "ведьма". Слово просто означало "ведунья", "мудрая женщина", по аналогии с мудрым мужчиной. Но в средние века христианство столкнулось с опасностью. Оказалось, что тысячи женщин были намного мудрее епископов, кардиналов и Римского Папы. Они знали, как трансформировать жизнь людей. Вся их философия базировалась на любви и трансформации сексуальной энергии, а женщине это сделать легче, чем мужчине. В конце концов, она мать, и она всегда была матерью. Даже маленькая девочка несет в себе материнские качества. Материнские качества не связаны с возрастом, это черта, присущая женщине. Трансформация нуждается в атмосфере сильной любви, в чрезвычайно тонкой передаче энергий. Эта способность женщины трансформировать энергию стала вызовом христианству. Христианству нечего было предложить по сравнению с этим, но оно было у власти. В то время миром правил мужчина, и было принято решение уничтожить всех ведьм. Но как это сделать? Нужно было убить не одну, а тысячи женщин. Для этого был создан специальный суд, в компетенцию которого входило определение настоящей ведьмы. Любую женщину, которая по доносу христианина пользовалась уважением у людей и оказывала на них влияние, можно было схватить и подвергать пыткам до тех пор, пока она не признавалась в колдовстве. Пытки не прекращались до тех пор, пока женщина не признавалась, что она ведьма. На каком основании христианство сжигало всех этих женщин? Смысл наказания заключался в том, чтобы сжечь женщину живьем, чтобы больше ни одна женщина не посмела стать ведьмой. Тысячи женщин были уничтожены, была уничтожена значительная часть человечества. А ведь эти женщины обладали мудростью, у них были книги, они разрабатывали методы, техники трансформации человека, трансформации энергии человека... Не думай, что "ведьма" - это плохое слово. Оно лучше, чем слово "Папа", так как, по моему убеждению, его нельзя назвать мудрым, он просто похож на попугая и ничего больше. Вероятно, здесь существует некая связь с прошлой жизнью женщины; рана оказалась такой глубокой, что на подсознательном уровне все еще дает о себе знать. Это и порождает ее ненависть к мужчинам, ибо именно мужчины совершали насилие над ними. Вот такая простая ассоциация, но ее нужно отбросить. Над женщиной издевались не мужчины, а христиане. Христиане совершили множество преступлений, и продолжают их совершать. Невероятно. А они продолжают говорить о правде, о Боге, но все это ложь. И эти религиозные люди пытаются обмануть мир, обмануть человеческий разум, загрязнить его жуткой ложью. Нельзя ненавидеть мужчин как таковых; достаточно выступить против христианских изуверств. На протяжении двух тысяч лет христианство уничтожало людей во имя религии, во имя Бога, во имя Иисуса Христа, во имя нации, поэтому абсолютно справедливо осудить христиан. Но не каждый мужчина - христианин.
   ***
   Утро было страшным, ощущение, что искупался в дерьме. Я не про разгром в квартире, хотя и это тоже. Состояние души. Тут и так плохо, еще и тот цензор изнутри, устроил разбор полетов. Ну не скотина ли? Сам же вчера полдня нашептывал, что это круто. А сейчас зудит и ноет как обиженная девочка после изнасилования. "Ты подлец, мог променять чистую и светлую любовь на двух шлюх". И что теперь сказать Свете, и как ей смотреть в глаза? Да, я подлец, а ты заткнись! Раньше надо было думать! Без тебя тошно.
   Как я себя ненавидел в эти полчаса, когда поднялся с постели и будил практиканток. Они упорно не хотели просыпаться, валялись почти бездыханными трупами. А мне на работу, им тоже.
   - Подъем! - Кричу им, шлепаю по голым задницам, - на работу опоздаем!
   - Отстань. Дай поспать.
   И опять дрыхнут, безответственно и без всякой совести.
   - Значит так, телки, - говорю уже разозлившись окончательно, - не подниметесь сейчас же, вычеркиваю ваши телефоны и хрена вы сюда больше придете.
   Вообще, хрена они сюда придут, вообще. Это точно. Но я их таки пронял, задел за живое, смотрю, зашевелились, хмурые и помятые, будто их неделю тягали по кустам рота армянских солдат. Нехотя стали одеваться.
   - Дома доспите.
   - Ага! Нам еще на работу!
   -Так кто же вас заставлял столько водки жрать?
   - Вот только не надо моралью давить, сам то как огурчик, небось!
   Осталось только пожать плечами и усмехнуться про себя. Если бы повторил их вчерашний подвиг и ринулся соперничать в пьянстве, то каким бы я был сегодня? Вот, вот. Никаким.
   Наконец они искупались, оделись, нанесли слой штукатурки на лица, которая даже не в силах скрыть последствия ночной оргии, были готовы к выходу. Говорят, прощальные слова.
   Блондинка: "Мы завтра еще придем."
   Брюнетка: "И в субботу"
   Блондинка: "И в воскресенье"
   - Нет. Ни завтра, ни послезавтра, ни в воскресенье, больше никогда.
   - Но почему?
   - Потому что. Узнайте мне, когда Свету выписывают, и сделайте так, чтобы побыстрее. Ясно?
   -Ясно, - нехотя так.
   Насилу спровадил. С этими больше, ни-ни. Хватит мне вчерашнего разгрома и подорванной репутации перед соседями. Если эти девки еще пару раз придут, то плакала моя репутация и на работе. Боссу представить практически нечего. Ну что ж, есть еще время подумать по дороге на работу. Со вздохом собираю папку эскизов. И бегом! Иначе опоздаю на совещание. Оказывается, абсолютная свобода накладывает на тебя особые обязательства, и с учетом обязательств, эта самая свобода превращается в твою же тюрьму, где арестант сам себе и тюремщик.
   В офисе сразу же ринулся в кабинет шефа с отчетом, чуть не сшиб секретаршу Зину. Она жеманно пискнула, когда я сгреб ее в охапку, чтобы не упасть и подарила мне взгляд, весьма отдаленно напоминающий "Девственницу". В кабинете уже ждали, босс и Марина.
   - Опаздываешь, Сергей Дмитриевич! - шеф впервые, называет меня по имени отчеству.
   -Трамвай, долго ждал, - вру, и правильно делаю, не всегда нужно быть честным, до дури.
   -Есть что-нибудь готовое? - вопрос, ставший уже формулой моего существования.
   - Есть!
   И выкладываю на стол "Лавочных старушек" У шефа удивленно поднимаются брови. Марина прыснула с тем недоброжелательным злорадством, который однозначно интерпретируется: "Ну говорила же я - лох! А вы не верите"
   -Что это?
   -Реклама диванов "Аллигатор"
   -Ну и где здесь диваны? Если это реклама диванов, то я - император Македонский!
   -Без паники, Александр Николаевич, - говорю нахально прищурившись, - Картинка, чтобы привлечь внимание, главное текст, который потом, обязательно прочитают.
   -И какой текст?
   -Представляете, девочки, а Тимофеевич с Макаровной купили диван "Аллигатор". И что они на нем вытворяют!
   Кабинет накрыло тишиной. Переваривают, новую концепцию. Довольно-таки долго. Целую минуту. Жду.
   -А-ха-ха-ха! - взорвался босс хохотом.
   И хохотал до слез, ощупью рыскал по карманам в поисках носового платка. Марина вскочила с места и быстро нашла платок у него в нагрудном кармане, вложила ему в руку.
   -Говоришь: Вытворяют? хи-хи-хи, - не в силах сдерживать хохот проговорил босс, вытирая слезы платком. Показывает большой палец, типа о-кей, - Рассмешил, проказник, рассмешил. Хороший анекдот. А-ха-ха-ха!
   Я не смеюсь, Марина тоже, даже не улыбается и в ее взгляде увиделось нечто. Нет, это не зависть и не ненависть. Что-то другое, которое я еще не понимаю. Но мне не приятно, от этого взгляда.
   -Значит, так. - Шеф наконец успокоился, - Марина, добавь текст на копию, и оригинал мне. Как будет готово, вдвоем, дуете на фабрику, представить проект. "Счастливого человека" берете в нагрузку, авось, тоже прокатит. Вперед.
   Тут-то, Марину передернуло! Еще чуть-чуть и зашипит, как картошка, брошенная на раскалённую сковородку. А этот взгляд я уже понимаю. Обида. Вот, примерно, такой ход ее мыслей: "Да его же место, буковки на вывески магазинов ляпать! А меня в подмастерья ему посылают" Ну, блин, похоже, война только начинается. Этого мне как раз и не хватало... для полного счастья.
   - А ты, - он направил указательный палец на меня, как на революционном плакате, "А ты записался добровольцем", - идешь в бухгалтерию.
   - За дорожными расходами?
   - Нет, теперь тебе дорожные не положены. За премией по "Девственнице".
   Мне положена премия? С каких это соображений? Охренеть! Да шеф, кроме Марины еще никому премию не давал! Все за зарплату корячились и надрывали свой интеллект! Гм... Но, весьма кстати, между прочим. А то, у меня в последнее время сильно возросли расходы. Прихожу в бухгалтерию: "Мне бы премию получить" Как бы дико это не звучало... но главбух засуетилась: "Конечно, конечно, Сергей Дмитриевич" И всучивает мне кассовый ордер, я и подмахнул его не глядя. А она семенит к сейфу и вытаскивает здоровенную пачку по тысяче рублей, отсчитывает с нее купюры. И с каждой купюрой растущей горки денег, у меня расширяются глаза от удивления. Протягивает мне. Наверное, у меня с лицом что-то не так, что главбух запричитала "Вам плохо Сергей Дмитриевич? Вам плохо?" Это мне плохо? Мне хорошо! Тридцать тысяч! Это же моя месячная зарплата. Охренеть! Охренеть! Охренеть.
   Из бухгалтерии я вышел не только безумно удивленным, но и обладателем несметного богатства. Значит, вот сколько стоит проданное сердце и душа? А я- то думал, дадут пятерку и ладно.
   Пока решал в бухгалтерии свой шкурный интерес, моя подмастерья уже прилепила буковки к "Лавочным старушкам" и ждала меня в своей машине. Вот, значит, как, теперь у меня есть и личный шофер. Не скажу, чтобы этот факт меня сильно радовал, потому что Марина - тот самый гусь, которого дразнить себе дороже, но в меня вселился маленький хулиганствующий шутник и мстительный пакостник, захотелось, вдруг делать ей всё на зло, унизить и понаблюдать злорадно как она кипит изнутри. Что- то новое во мне, раньше бы и в мыслях такого не допустил. А сейчас неизвестные силы втягивают в войну с очень сильным и жестоким противником. "И ты надеешься, победить в этой войне?" Надеюсь. "И не пытайся, кишка-тонка!"
   Нашел её машину на стоянке, дорогущая Вольво, последней модели. Это же сколько нужно было насосать на такую машину? Потому что, похоже, другого она ничего не умеет делать хоть и юрист по образованию. Сел, пристегнулся, поехали, молчим. Я молчу по известной причине, Марина, собственно, тоже по известной, но всё время порывается заговорить со мной, с заметным усилием подавляет каждую попытку. Я просто искоса и осторожно наблюдаю за ней. Явно хочет, чтобы я первым заговорил, наверное, заработать себе бонусы и дополнительные очки в нашем противостоянии. Не дождется, буду пофигистом, не я же эту войну начал, пусть сама расхлебывает. Уже половину пути проехали, время идет, а ей точно, от меня кое-что надо. Понятно, что не про любовь, эта фишка не для Марины. Ей более посерьезнее надо, чем любовь или я плохо ее знаю. Только вот, что? Это знание мне бы добавило уверенности.
   - Скажи, мне, - не выдержала она игры в молчанку, - как ты ко мне относишься?
   Ага! Началось. Теперь нужно быть предельно осторожным, не ляпнуть чего, что будет козырем в ее игре против меня.
   - Никак, - отвечаю деланно скучным голосом. Не скажу же ей, что последние два года дрочил на ее фотографии? А что? Такое признание, было бы очень пикантным.
   - А-а-а, - понимающе протянула она и замолчала.
   Рулит и бесится. Как я её задел! Да она, только одним щелчком пальцев могла уложить в постель кого угодно. А тут нашелся ублюдок и "Никак". Да может он вообще импотент! В ее списке, кому она не дала бы, если даже остались одними на всей планете, я, тот самый, последний неудачник.
   Сижу и меня плющит. Один ноль в этом раунде. Играем в молчанку дальше. А по мне, гораздо лучше, иначе, чтобы я ни ляпнул, всё будет против меня. На лобовом стекле прилеплен чёртик с ухмылкой совратителя, пляшет на резинке и радуется моей маленькой победе.
   - Я неправильно выразилась, - пошла она в следующую атаку, - Что ты думаешь обо мне?
   Что я думаю о ней? Ого! Глянул на нее с прищуром циника. Да, я боюсь её, а считая с последнего времени, так вообще панически. И все больше и больше ненавижу. Просто, задушил бы, если б закон позволил это делать с тварями подобными ей. И она хочет, чтобы сказал ей это?
   -Ты красивая.
   -Только, пожалуйста, честно! - не унимается она.
   И тут меня понесло. Честно хочешь? Получи, тогда! Сказал ей то, что никому бы и никогда не сказал ни в жизни, ни при смерти. И что на меня нашло?
   -Ты красивая сука и тварь, - говорил я спокойным даже несколько меланхоличным голосом. - Ты подлезла бы, даже под слона, если это было бы выгодно. Шеф тебя и использует по назначению, когда подкладывает под клиентов. Не уверен, трахает он лично тебя или нет, но то, что ты умеешь - очень полезно для фирмы. Я же тебя, просто презираю.
   Всё. Сказал. Выдохся. Мама родная, что ж я наделал? И теперь, хоть язык себе откуси, уже поздно. Мне, однозначно, мировой коллапс. Не простит. И уже ясно представляю, как из списков лохов и неудачников, перекочёвываю в список врагов под номером первый.
   Марина ни слова не сказала в ответ. Заткнулась до самого конца пути. Осторожно поглядываю на нее. Возле губ горькие складки и глаза повлажнели, но держится достойно, словно королева. Скорее всего ей такой правды никто и не сказал, кроме меня, лишь пресмыкались и лебезили, чтоб только дала. Но про себя не уважали и презирали, также, как и я. Идеально красивая женщина, которую я, когда-то хотел, но считал себя недостойным даже ее взгляда, сейчас сидит и чуть не плачет передо мной. Мне стало ее жаль. Может быть она и вовсе не такая? А может, она была когда-то чистая и светлая как Света, но люди подобные боссу совратили и испортили? И я твердо для себя решил, что Света такой не станет никогда, уж позабочусь об этом и не подпущу к ней ни одного плохого человека ближе броска камня.
   ***
   Светлана. Папа Сережа, приезжай за мной скорее. Мне хочется жить по совести, но что это? И как? Совесть - это инстинктивное, подсознательное стремление поступать так, чтобы быть в равновесии с окружающими, чтоб они тебя не обижали, любили, чтоб не имели по отношению к тебе таких желаний, которые тебе неприятны, нежеланны, будут во вред. Ты поступаешь по отношению к ним так, как хотел бы, чтобы они все поступали по отношению к тебе, и тем самым говоришь: я такой же, как вы, я люблю вас, как себя, я не делаю ничего плохого вам, и теперь могу и от вас не ждать ничего плохого. Нет такой ситуации, которая человека полностью бы устраивала. Всегда еще чего?то хочется, а это значит - надо что?то делать, переделывать, устраивать хоть чуток да иначе. На уровне ощущений это значит: неизменный дискомфорт ощущений, что?то не так, что?то хотел бы иначе. Совесть - один из вариантов этого дискомфорта. Совесть мешает человеку спокойно наслаждаться жизнью. Не "блаженствуй помногу, шевелись, беспокойся, думай, чувствуй, мучься, сознавай свое несовершенство. Ищи выход, размышляй о жизни, дергайся.
   ---
   Ангел. Постепенно обучайтесь искусству взаимодействия с реальностью без вмешательства ума.
   Ни о чем не думая, полюбуйтесь заходом солнца, наблюдайте, не давая никакой оценки, не
   говоря даже: "Как красиво!" В момент возникновения слов вмешивается ум. Ум состоит из слов.
   Не пользуйтесь речью. Разве нельзя просто любоваться заходом солнца? Разве нельзя переполниться его красотой? Разве нельзя проникнуться его величием? Так к чему привносить в это великолепие язык?
   Никто не просит вас что-то говорить. Солнце не понимает вашего языка, облака, переливающиеся в лучах заходящего солнца, не способны понять ваших слов. Так к чему ваши слова? Отложите их в сторону; войдите в непосредственное соприкосновение, позвольте происходящему без остатка захватить вас. Если на глаза навернутся слезы - хорошо. Если возникнет танец - отлично. Даже если вы останетесь в неподвижности, очарованные красотой заходящего солнца, вы получите небольшой опыт, небольшое, но далеко идущее переживание, проблеск состояния не ума. Держа за руку возлюбленную или возлюбленного, нет необходимости разговаривать. Люди постоянно болтают - ля-ля-ля. Причина такой болтливости в страхе перед тишиной, перед молчанием. Они боятся увидеть истину, боятся узреть собственную пустоту, боятся раскрыться перед другим, боятся заглянуть в другого. Не прекращаемые разговоры удерживают людей на поверхности, занимают, дают видимость действия. Почему бы не помолчать, держась за руку возлюбленного? Почему бы не закрыть глаза и не отдаться чувствам? Почувствовать присутствие другого, войти в его присутствие, позволить присутствию другого войти в вас; вибрировать в унисон, раскачиваясь в такт движениям партнера. Если внезапно вас охватит мощная энергия, танцуйте. И вы достигнете высот оргазма и радости, недоступных ранее. Эти чувственные высоты не имеют ничего общего с сексом, они роднятся с тишиной и молчанием. В звездную ночь лягте на землю, растворитесь в ней. Мы вышли из земли, в нее однажды уйдем на вечный покой. Лежа на поляне, растворитесь в земле звездной ночью. Смотрите на звезды, просто смотрите. Не вспоминайте названия созвездий. Забудьте все, что вам известно о звездах, отложите все свое знание в сторону, просто смотрите на звезды. Внезапно случится взаимодействие; звезды начнут изливать на вас свой свет, вы ощутите расширение сознания. Глядя на звезды, вы испытаете полет духа. Как можно полнее используйте малейшую возможность, предоставляемую вам существованием. Не упускайте даже малейшей возможности отбросить ум, тогда - медленно, медленно - к вам придет мастерство.
  
   ***
   На мебельную фабрику мы подъехали как раз вовремя, в кабинете директора собрались все его замы и помощники, только ждали нас и шефа отдела рекламы. Мы и пришли в этот момент. Секретарша такая же тень, как и Зина, плавно появлялась и исчезала в кабинете, разливала чай в изящные чашки изумительной красоты. Очень тонкая работа, не ширпотреб какой. Я фиксируюсь на мелких деталях, потому что волнуюсь, совещание такого уровня для меня впервые. Когда приносил "Девственницу" на подпись мне было по барабану, примут проект или нет, даже еще лучше, если бы не приняли. А сейчас совсем другое дело. Сейчас я сам хочу знать уровень моего мастерства. Ведь "Света в кресле" и получилась пронзительно откровенной, потому что вышла из самого сердца, а это, уже стряпня и продажа горячих пирожков.
   Нам, с Мариной, предоставили места по обе стороны от директора, так и получилось, что мы сидели лицом к лицу друг к другу. Марина бледная и с трудом скрывает обиду, что я нанес ей по пути сюда. Грустная. Не такая бойкая и нахальная, концентрирующая все внимание на себе, какой ее помню всегда. Ждем рекламный отдел, все в полголоса переговариваются. Наконец, подтянулся опоздавший, под укоризненный взгляд директора сел на самой галерке. Ух. С богом. Начинаем.
   - Представляем, вашему вниманию, - начала Марина и запнулась, наткнувшись на мой взгляд, потупилась.
   Что она в нем увидела? Я и посмотрел на нее, просто в качестве поддержки.
   - Кхм, - взяла она себя в руки, - новую концепцию и революцию в рекламном бизнесе.
   Ну, про революцию она конечно загнула, для красного словца, для лохов-клиентов. Но бальзам в душу плеснула, польстила. Приятно. Про "суку", беру свои слова обратно.
   Через несколько фраз, она окончательно взяла себя в руки и села на своего объезженного коня, красноречие. Говорила о том, что сейчас очень моден юмор и что не использовать его в качестве рекламы, было бы преступно и тому подобное. Что можно предложить потенциальным клиентам серию свежих анекдотов, на которые они отреагируют позитивно. Даже не заметят рекламной нагрузки в сообщении, но это отложится в подсознании и закрепится на долгие годы. Ух, как сказала! Я бы так не смог. Беру свои слова и про "тварь" тоже. Наконец настал черед, собственно, раздавать пирожки, то бишь показать, то ради чего все собрались.
   Марина поднялась с места и грациозно, как она это умеет, обошла всех раздала копии "Лавочных старушек"
   Пауза. Очень напряженная, между прочим. Взрыв хохота. Они все ржали как кони, взахлеб и ложась на стол. Думаю, что мы победили. Им понравилось. Не то слово! Они в восторге. Потом настала очередь и "Счастливого человека", типа, в нагрузку. И он тоже прошел на позитивной волне. Но текст был и на нем, Марина добавила его от себя. "Да я ж красавец, оказывается! " Покупайте только зеркало "Люкс" Текст - полная хрень, я бы сказал по- другому.
   - Извините, - говорю всем, но жестко смотрю в глаза Марины, - предлагаю альтернативный слоган. "Настоящая красота отражается только в зеркале "Люкс""
   А там, рожа у "Счастливого человека" оторви и выбрось. Всей красоты только и счастье. Впрочем, какой есть - такой есть. Ведь тоже я.
   - Принято! - Воскликнул директор, даже не удосужился узнать мнение всех, - Второй вариант, принимается.
   Я так и расценил этот возглас, если принимается текст, то картинка принимается де факто.
   В принципе, и совещаться уже не о чем. Проекты приняты безоговорочно, все пойдут по домам в хорошем настроении, кроме Марины, разумеется. Я ее окончательно раздавил и опустил ниже городской канализации. Впервые вижу ее в таком подавленном состоянии. Где же ее былая победоносная ухмылка, проезжающей императрицы перед ликующей толпой в золоченной карете? Она даже как- то состарилась и осунулась на лицо. И поделом тебе, кошелка.
   - Все свободны, -сказал директор, - А Вас, Сергей Дмитриевич, попрошу остаться.
   И нафига? Я удивлен. Посмотрел на Марину, она тоже. Все шумно поднялись, обсуждая сегодняшний свежий анекдот:" Что вытворяют! Что вытворяют! Гага-га!". Подались на выход. Марина осталась на месте.
   -Мариночка, оставьте нас двоих, пожалуйста, - мягко сказал директор, но это прозвучало для нее будто ее вышвыривают из комнаты как котенка, нассавшего в тапки.
   Она нервно дернула плечом, но вовремя спохватилась и изобразила этот жест как: "Фи. Подумаешь!" и ушла, глубоко оскорблённая. Ведь, обычно её просят остаться, чтобы предложить в подарок бурную ночь.
   - Я так понимаю - Вы автор всех трех проектов? - начал он диалог.
   -Да.
   -Зеркало, у вас получилось гениально! Я не умаляю достоинств двух других шедевров, но хочу Вам выразить особое расположение, именно за "Счастливого человека".
   Вот тебе, на! И что же он увидел там такого? Я сам думал про рисунок, как "в нагрузку".
   - Красивых девушек в искусстве навалом, все норовят эксплуатировать то, что и так радует глаз. Но редко кто увидит красоту изнутри, а еще реже, кто это покажет.
   -Спасибо, - заикаясь сказал я.
   -Это Вам, спасибо. Вы очень талантливый художник, и я, отныне, Ваш поклонник. Выставляете картины в галереях?
   -Нет, пишу для себя, и только недавно, совсем случайно, Александр Николаевич заметил "Девственницу" ну, и предложил.
   - А зря! Я про галереи. Советую начать, не скрывайте красоту от людей. И я помогу Вам, у меня есть знакомые организаторы.
   Если сказать, что я ошалел, то это совсем мягко сказано. Есть другие эпитеты во втором русском языке, соответствующие более точному описанию моего состояния, но по цензурным причинам, они имеют место быть только на кухне, в кругу тесных друзей.
   - Но это не главное, - продолжил директор, - Главный вопрос: Сколько Вам платит Александр Николаевич?
   - Ну, в принципе, достаточно, - запнулся я, подозревая что главный вопрос, с очень большой изюминкой.
   - Не уверен, - он усмехнулся жестом указав на мой костюм отнюдь не от Кардена, - я буду платить в три раза больше, сколько бы он не предлагал.
   Я так и понял, что сейчас меня покупают, как футболиста из Бразилии. Но что-то меня удерживает, от немедленного согласия. "Соглашайся! Идиота кусок!" Пищит, тоненьким голоском, тот внутренний свин, который меня всегда подводил и предавал в самый неподходящий момент. С каких это пор во мне поселился жид? Идиота кусок. Так сразу не решаются такие вопросы, нужно думать. "Да что тут думать! Сказано; в три раза больше". И что? В деньгах измеряется совесть и порядочность? Как бы я не относился к своему боссу, но ведь это он меня открыл, по сути. Тряхнул головой, отгоняя лукавого соблазнителя и сказал директору свои соображения.
   - Анатолий Афанасьевич, предложение очень лестное, но я так сразу не могу, решить. Получится, что предам компанию, где на меня возлагают надежды.
   - Я понял, - улыбнулся директор, - Вы не просто порядочный человек, Вы еще и верный. Хотел бы иметь такого друга. Хорошо. Предложение остается в силе, на неопределенное время. В любой момент я приму Вас на должность начальника рекламного отдела, давно хочу сменить его на соответствующего человека. А Ваша тематика, рекламной кампании, отныне становится нашим стилем и маркой. Подумайте, не спеша и все взвесьте.
   - Вот вам моя визитка, здесь телефоны для связи, рабочий м личный, и протянул мне карточку, потом
   кивнул мне учтиво, с уважением, давая понять, что аудиенция закончена.
   Я вышел из кабинета в том же состоянии, которое хорошо описывается неофициальным русским языком. Марина меня ждала в приемной с немым вопросом в глазах. Ничего не спрашивает, у нас ведь бойкот, но очень хочется.
   - А, - махнул я рукой, чтобы упредить лишние догадки и соображения, люди - такие фантазеры, при недостатке информации, - спрашивал про творческие планы и идеи для следующих проектов.
   -А они у тебя есть?
   -Уже да, - я коротко кивнул, - они хотят выпускать новое зеркало "Ада" просили разработать рекламу.
   Смотрю, не верит. Ну и правильно не верит. Я врать не умел никогда. Какое к черту зеркало "Ада"? Очень тупая и опрометчивая оговорка, которую и ляпнул не подумав, чтобы только отстала. За свои то слова, потом придется ответить, когда выяснится, что никакой Ады у них в планах и не было. Конфуз. Но Анатолия Афанасьевича я не хотел сдавать боссу, через Марину. Они же поссорятся, наверняка из-за меня. А мне директор фабрики очень симпатичен.
   - Ладно, - говорю, - я поехал на автобусе домой.
   - Я тебя подвезу.
   - Нет, спасибо, сам доберусь.
   - Ну, как знаешь! - гневно процедила Марина, и развернувшись на каблучках, резво заспешила на выход, без всякой грации и достоинства, быстрее, чем позволяет этикет перманентному победителю. Будто побег с поля битвы потерпевшего поражение императора.
   Вот тебе и ситуация. Как в старом, бородатом анекдоте про ковбоя, когда внутренний голос убеждал ковбоя, что это еще не конец, и нужно только плюнуть в лицо вождя, догнавшего и окружившего племени индейцев. "Вот теперь, точно, конец", сказал и мой внутренний голос. Я так долго дразнил Марину и унижал ее, что это даром не пройдет. Мой внутренний голос, хоть и последний негодяй, каких я знал, но такие штуки он чует задницей.
   Зато эффективно избавился от нее, прилипла жвачкой, не оторвать, а мне к Свете надо. Я посмотрел на часы, мы сегодня потратили очень много времени. Ну конечно! Произошло столько событий, которые и за все годы жизни не происходили. Сегодня я стал Мастером - о чем мечтал и верил, получил премию равную зарплате - о чем даже не мечтал, поимел двух шлюх - мечтал, но не верил и нажил врага - не верил и не мечтал. А еще, самое главное, появился человек, который хотел бы быть моим другом, у меня их никогда не было. Меня так и подмывает поделиться новостями со Светой. Ладно, про врагов и шлюх ей не интересно будет.
   А в больнице уже весь персонал в сборе. Пойду, практикантки меня прикроют. Но сначала в магазин! Теперь я - граф Монтекристо. Приятно покупать и даже не смотреть на ценники. Я раньше такого кайфа не испытывал, даже не знал, что это такое. Увидел вещь и просто купил, приводя в шок умиления продавщиц. Пошел в отдел одежды и присмотрел шелковое платье, оно было тонкое, воздушное и полупрозрачное. Абсолютно взрослое. Выпотрошил все нервы продавцам. "Мужчина, таких размеров, только в детском отделе, можно найти". Как они не понимают? Мне нужно - взрослое! Это наш с Светой условный код и ритуал. И они мне нашли самое маленькое, какое у них было посоветовав немного ушить в швейной мастерской, тут же при магазине. Потом трусики и лифчик нулевого размера. Что оказалось еще труднее, потому как, доведенные до исступления продавщицы стали подозревать во мне извращенца, который прикупил себе на каком-то мутном Китайском сайте силиконовую куклу для утех, но на взрослые размеры куклы денег не хватило. А я был непреклонен и требователен, как капризный фаворит императрицы Елизаветы. Да! И это правильно, и только так можно добиться от фортуны благосклонного отношения к собственной персоне. А! Черт. Туфли забыл, обувь. Ух, сколько женщинам гаджетов нужно, для полного счастья. Наперебой флиртуя со мной, продавщицы нагрузили меня пакетами, рук не хватает. Порядок! Когда Света выздоровеет, поведу ее по магазинам, пусть сама себе покупает, что захочет. Магазины отнимают больше времени, чем даже работа. И вообще, шопинг меня утомляет, не мое.
   К больнице я подоспел как раз к концу рабочего дня. Практиканток уже не было, но зато я нарвался на главврача.
   - Вы к кому? - спрашивает и совсем не строго. Как оказалось - классный мужик, понимающий и сочувствующий.
   - К Светлане Завьяловой, в четвертый изолятор.
   - А! Наконец-то к ней хоть кто-то пришел. Несчастный ребенок. Вы ей, родственник?
   - Да.
   - Ее бабушку забрали в онкологическое отделение сегодня утром. Рак последней стадии. Вы это знаете?
   - Да, - соврал я. Ничего я не знал! Да и откуда?
   - Я уж думал ребенок остался совсем один. Ну, идите к ней, идите.
   - А когда ее можно будет забрать?
   - В принципе, она уже здорова, но по протоколу только с субботы ее можно будет выписать. В понедельник придете за ней.
   Целых два дня в тесной, кафельной тюрьме! Проклятые протоколы.
   - А в пятницу? Можно в пятницу?
   - Нет, в пятницу нельзя.
   - А в субботу, воскресенье?
   - Можно, только некому будет выписывать - выходные, - с этими словами он протянул мне с улыбкой свою визитную карточку, - если что, звоните мне.
   Открываю дверь изолятора. Она плачет! Тихонько глотает слёзы. Боже мой! Солнышко!
   - Я думала, ты совсем не придешь. Никогда, - вытирая слёзы садится в постели.
   - Моя ты, хорошая, - присаживаюсь к ней на кровать, беру ее за руку, - Если бы ты, только знала! Как я хотел к тебе прийти пораньше, но работы было очень много. И я думал о тебе, каждую свободную минуту.
   - Правда?
   - Правда.
   И она прильнула ко мне, уткнулась лицом в грудь. Сердце опять заколотилось, задрожало, как чертик на резиночке в Марининой машине. И этот характерный шум в ушах. Так хорошо стало, до слез. Нельзя мне плакать, тем более перед ней. И я понял, что все новости сегодняшнего дня, по сравнению с тем, что сейчас происходит, не стоят декабрьского снега на Северном полюсе. Я люблю тебя! шепчет маленький корешок языка. Я тебя люблю. Не решусь это сказать ей никогда. Решусь, обязательно! Но только после того, как справлюсь с собой и наконец буду смотреть на неё отцовскими глазами.
   - Клянусь тебе, моя маленькая принцесса, - говорю дрогнувшим голосом, - я тебя никогда, никогда не брошу.
   - И я тебя, никогда, никогда!
   "Ребенок останется совсем один". Вспоминаю слова главврача. Анна Степановна - обречена. Это и так понятно, даже без мнения профессионала. Открываю ключом свою квартиру, со вздохом поглядываю на соседскую дверь. Но вдруг ловлю себя на мысли, что абсолютно не испытываю сочувствия и тем более сожаления, по этому грустному факту. Мой маленький пророк сказала: "Когда умрет бабушка. А я не придал пророчеству особого значения. Когда умрет бабушка? Ну, лет через пятнадцать, двадцать. Сейчас же, эти слова приобретают особый смысл. Совсем скоро, в ближайшие недели, месяц, Света достанется мне, но я еще не готов стать для нее любящим отцом. Ведь то, что со мной происходит, предполагает годы упорной борьбы, и чем она будет становиться старше, тем более труднее.
   Все эти доводы и размышления сводятся лишь к одному, мне нужна жесткая на грани шока терапия. "Битой по башке дать?" - ржет внутренний голос. Насмехаешься, гадёныш? У тебя есть идеи как это ускорить? Переспать со Светой не предлагать! Я так и понял - идей нет. Есть только один способ: занять себя работой, нагрузить на плечи ишачий груз, чтобы неповадно было не только думать об этом, было неповадно думать - вообще!
   Я улегся на диван, занимать себя работой. И не надо смеяться! Диван - мой рабочий кабинет, место отдыха и спальня в одном флаконе. Нужно к завтрашнему дню сделать что-нибудь эдакое. Не просто, чтобы удивлять, теперь я сам этого хочу. Мастер! Звучит не только гордо, но и ответственно. Что я там обещал Марине? Зеркало "Ада"? Да я сам сейчас живу как в аду! Сам себя туда и загнал. Включаю планшет. Появилась не оконченная работа вчерашней ночи. Голые шлюхи прижались друг к другу щеками, блондинка улыбается, брюнетка грустит. Зеркало Ада, говоришь? Идея, как сухой щелчок шаровой молнии о громоотвод. Будет вам зеркало Ада! Даже невзирая на то, что его нет еще в промышленности.
   Для начала поставил между ними плоскость зеркала. О! Сразу определилась тема и задан вектор мысли. Но брюнетка по эту сторону реальности, а блондинка по ту. Непорядок. Если перевернуть картинку - перспектива пострадает. А что? Пусть зритель ощутит себя по эту сторону зла! Кто знает, может быть мы и живем в Аду? А может добро и зло имеет гораздо больше граней чем кажется на беглый взгляд? Позы у них почти одинаковы, но, если присмотреться, то есть заметные различия, лица тоже разные, только чуть-чуть подправить, чтобы были отдаленно похожи между собой. Между прочим, глубокий смысл в этом какой-то есть, только еще не придумал какой. Идем дальше. Ничего что они голые? Не слишком ли смело? Может полупрозрачные одежды прилепить? Нет! Пусть будет как будет. Душа у человека обнажена и одинаково открыта как добру, так и злу. Добавить больше реализма, будто фотография. Так! Ну, мне уже нравится. А теперь самое главное, наполнить обе реальности мелкими деталями. Что придумать? Будто бы эта комната отражается в зеркале и мебель и стены почти все одинаково, но, если приглядеться имеются мелкие отличия. Например, по эту сторону обои с красными розами, а по ту - ярко-желтыми, почти солнечными. Здесь кусочек книжного шкафа - современный, блестящий ламинат, а там настоящий, старинный, скажем, дубовый восемнадцатого века. А! Корешки книг! Сервантес - здесь, Маркиз де Сад - там. Хе-хе! Типа, кто ж знает, где, собственно, Ад? И так далее по антагонистам. И как можно больше! Кому надо, тот увидит разницу. Напоследок нужно тщательно проработать рамку зеркала. Пусть это будет орех и резьба по дереву. Ангелы целуются с демонами. Тела переплетаются, переходят плавно друг в друга. О-о-о!!! Я просто немею от восторга. Ничего не пропустил? Больше, больше мелких деталей. Горящий камин привинтить, что ли со стороны отражения? Вроде как, адский огонь там тоже есть, но какой он на этой стороне, только догадываться.
   Так увлекся процессом, что и думать забыл про то, что меня сильно мучало и терзало.
   Звонок в дверь. Я даже вздрогнул. Свету выписали, и она сама приехала? Не может быть, рано еще.
   - Входите, открыто!
   Марина? С каких чертей она ко мне припёрлась? Влетает в прихожую словно фурия, на лице кроме гнева, ненависти и жажды мщения ничего хорошего не отражается, громко хлопает дверью и стремительно с решимостью дикой кошки несется ко мне в комнату. Я от удивления даже забыл подняться, как сидел, так и получил оплеуху со всего размаха правой руки. Звонко, больно, обидно. Очки слетели с носа и красивой, инопланетной бабочкой порхнули в другой конец комнаты. Автоматически сработала самозащита и я ткнул ей кулаком в живот, под дых. Замечу - удачно, если уместно так выразиться. Ей перехватило дыхание, ни вздохнуть, только беззвучно хрипеть с выпученными глазами. Согнулась пополам. Ап... Ап... Ап... зевает, хватает ртом воздух, но не может сделать ни вздоха. И тут меня перемкнуло. Заклинило в ноль. Сука! Тварь! Только отчетливо и помню, что ухватил за волосы пятерней и рванул ее на себя с такой силой, что она, нелепо задрав ноги перелетела через меня, упала спиной на диван. А дальше все как в розовом тумане и замедленной съемке.
   Вскочил. Секунду стоял над ней, глядя, как она мучительно пытается восстановить дыхание, соображал, вернее, вообще ничего не соображал. Я ж тебя накажу - запомнишь навсегда! Два года, скисал от безответной любви! А ты, продажная подстилка богатых паразитов, сейчас приходишь ко мне, выяснять отношения? Которых, вообще нет и не должно быть!
   Шум в голове, яростно пульсирует кровь в висках и накатывается небывалое возбуждение, что мое естество восстает, завладевает моим мозгом безраздельно, оставив только мозжечок в управлении, чтобы хоть как-то выполнять рефлексы, просто не упасть от захлестнувшей темени в глазах и вспыхнувшей ненависти с небывалой яростью.
   Грубо, с силой стягиваю с неё джинсы вместе с трусиками, снимаю до туфли. Марина пытается сопротивляется, слабыми пальцами цепляясь за карманы джинсов, из всех сил, что остались удерживает последний рубеж. Но злость рассвирепевшего быка гораздо сильнее.
   И наконец, увидел в ее глазах ужас. Животный страх за свою жизнь, перемешанный с муками боли. Ты меня боишься. Ты боишься меня! Больно? Сейчас еще больнее будет. Вот увидишь! Еще пожалеешь, что ворвалась сюда с войной!
   Ухватил за волосы и волоком потащил по полу. Швырнул на кресло, где совсем недавно созерцал чистую "Девственницу", грязных шлюх и вижу сейчас это, сгорая от похоти и вожделения! Голая задница Марины, напряженная судорогами и бессильной борьбой - она, чертовски привлекательна, гораздо привлекательней, чем даже в фантазиях.
   Я сделаю это! Сделаю. И сделаю как можно больней. С силой навалился на нее, предварительно содрав с себя трико. Я - твердая плоть, плотнее урана, я - таран, штурмующий неприятельскую крепость, я сила благородной ненависти и возмездия.
   Вошел в нее с размаха, как шмель в чужой улей за сладким медом, чтобы ограбить соседей. И тогда у нее пробилось дыхание. "А-а-а-ах" вскрикнула она и задышала громко, взахлёб, в запой. Я наношу удары жестоко, с силой, в почти безвольное тело, она не в силах сопротивляться, лишь пытается просунуть руку под меня, чтобы хоть как-то ограничить глубину проникновения, но я неумолим и непреклонен. Удары становятся еще жестче и агрессивней. Тебя трахали вот так, когда-нибудь в зад? Как грязную шлюху, последнюю подстилку, без всякого уважения, с брезгливым презрением? Только похоть и желание унизить через боль? Ты унижена? Тебе больно? Если нет - скажи. Я возьму линейку и отстегаю до кровавых полос, выверну тебя наизнанку и буду рвать, терзать как голодный волк. Кусаю за плечи, крепко тяну за волосы и наношу бешеные удары наращивая скорость тараном уже потерпевшую поражение крепость. Она лишь хрипит и громко дышит с каждым яростным толчком, размякла в кисель оставив даже попытки сопротивляться.
   Я взорвался, как ядерный фугас над несчастной Хиросимой, испепеляя все вокруг атомным жаром, сплавляясь сам в адский протуберанец сошедшего с ума солнца, сметая все на своем пути. Затих. Лежу на Марине, потный, еще возбужденный, но уже не кипящий благородной ненавистью. Битва окончена, поверженный противник подсчитывает свои потери. Поднялся с нее. Она осталась лежать без движений, уткнувшись головой в сиденье, в неудобной позе и положении. Остро дышит. Руки завернуты за спину и на запястьях большие синяки. Не рассчитал своих сил, когда выкручивал ей руки.
   - А теперь, проваливай, - хрипло говорю, - и больше никогда ко мне не приходи.
   Зашевелилась. С трудом поднимается, выползает из тесной ямки кресла, куда я ее, буквально, заколотил. Помятая, как конфетная бумажка, с размазанной тушью, подсыхающих слёз и собственных слюней на лице. Сконфуженно и суетливо натягивает на себя джинсы, в глазах изумление с примешанными остатками недавно испытанного ужаса, боли и ничего похожего на унижение. А еще, я не понимаю. Не могу дать определение, что-то особенное, может быть, так смотрит человек, сделавший неожиданное открытие, глубоко потрясшего его самого.
   - Мене нужно привести себя в порядок, - глухо проговаривает, избегая пересечься со мной взглядом.
   - Вперед, - указываю ей на ванную комнату.
   Очень долго возится в ванной, а мне нужно, чтобы она побыстрее убралась, иначе я ей еще морду не набил. Так хочется ей врезать, чтобы вообще запомнила навсегда, как я ее ненавижу. Выходит, из ванной. Слегка умытая, уже без потеков туши и размазанной помады, жалкая, побитая собака, без былого лоска и безукоризненной красоты. Порывается что-то сказать, все также пряча глаза, но не может. Нет слов, чтобы выразить то, что я с ней сделал. Размашисто кивнул ей на выход, и она покорно ушла, тихо прикрыла за собой дверь.
   И как только за ней закрылась дверь, на меня навалилось раскаяние, стотонным грузом на плечи. Ведь только что я ее изнасиловал! Грубо, по-свински, извращенно, воспользовавшись слабостью. И только потому, что в другом случае она бы мне никогда не дала. Хорошо хоть хватило выдержки не избить до кровавых соплей. Что там мне внутренний голос нашептывал? "Это еще не конец". А сейчас уже? Ну поговори со мной, пожалуйста. Скажи хоть что-нибудь! Молчит как белорусский партизан. Организовал диверсию и скрылся в лесах.
   Меня, наверное, посадят в тюрьму. Нет! Только не сейчас! Когда стоит такой важный вопрос, со Светой, где ей жить и как. Меня посадят за изнасилование, а ее сдадут в детский дом. Я в ужасе, от осознания этого. За изнасилование никчемной бабы, которая и не стоила того. Стоп, стоп, стоп. Ты же ее когда-то любил! Так же, как сейчас любишь Свету, и точно такой же, невозможной, несбыточной любовью. Ты и со Светой поступишь также, когда-нибудь, только потому, что она тебе недоступна? Мне стало очень плохо, только от одной этой мысли. Парень, с тобой нечто происходит. Ты ведь раньше не был таким? Ведь, не был? Какая трансформация сущности, от неуверенного в себе неудачника, до жестокого доминанта альфа-мачо и всего за неполную неделю! Бросился к зеркалу посмотреть себе в глаза. Что изменилось во мне? Вроде ничего. Не знаю. Не думаю, что это быстро может дать отпечаток. Нужно бы взяться за практику делать автопортреты, день за днем, чтобы наконец увидеть, как меняется мое лицо, ведь внутренне я уже абсолютно другой человек. Сделал набросок выражения лица и глаз. Потом буду анализировать. А сейчас спать. Что-то устал очень. "Ага, выспись перед тюрьмой, там не придется" Завтра пойду просить прощения. Может и не посадят. Не надо просить прощения! Пусть даже, в тюрьму. И тебе легко это говорить?
   ***
   Светлана. Папа Сережа, где ты? Какое бы зло тебе ни причиняли - от мимолетного уличного оскорбления или начальственного высокомерия до доноса в органы или убийства любимого человека - тут всегда есть общий знаменатель, это для тебя сводится в итоге к одному. У тебя отбирают, нагло, силой, незаслуженно, часть твоей жизни - будь то вещественные блага, или ее внутреннее пространство, или круг любимых людей, или вообще счастье, или самоуважение. Обидчик нарушил или разрушил твою жизнь, явил себя властелином над тобой - и продолжает жить. Вы столкнулись в жизни, и он оказался значительнее тебя в этом столкновении. А жизнь твоя - это то, что ты о ней думаешь, и то, что ты при этом ощущаешь. И могло от обиды не измениться в твоей жизни ничего, кроме одного - ты был человеком, и вдруг стал дерьмом. Нет, не целиком, не в главном, но ложка дегтя портит бочку меда. Достаточно и того, что ты оказался в чем?то и насколько?то дерьмом. Смысл в торжестве справедливости. Есть смертные грехи, которым нет прощения никогда. И достаточно того, что о воздаянии будет знать только один человек: сам убийца перед смертью. Ибо муки его невинных жертв живут в душе каждого, кто знает о них. И тому, кто отомстил, будет лучше, правильнее жить на свете. В воображении своем он может сказать жертвам: "Он не ушел безнаказанным, ребята. Ваша кровь не осталась неотомщенной". Справедливость, достоинство, честь - ценности идеальные, существуют только в человеческом сознании. И месть человек совершает (в общем и как правило) из соображений идеальных, для души.
   ---
   Ангел. Секс - единственная энергия, которая у вас есть. Энергия может быть трансформирована, она может стать высшей энергией. Чем выше она поднимается, тем меньше сексуальности в ней остается. На самом верху она становится любовью и состраданием. Предельное цветение можно
   назвать Божественной энергией, но основание остается сексом. Поэтому в начале расположен нижний слой энергии - секс, вершиной же является Бог. Однако это одна и та же энергия.
   Любовь должна подняться, выйти из оков похоти. Избегая страсти, вы избегаете самой возможности появления любви. Правда, что любовь - это не похоть; правда и то, что без страсти любовь невозможна.
   Любовь выше страсти, но, полностью разрушив страсть, вы не дадите цветку возможность
   подняться над грязью. Любовь подобна лотосу, страсть же - донный ил, из которого произрастает лотос. Помните об этом, иначе вам никогда не достичь любви. В лучшем случае вы будете делать вид, что трансформировали страсть. В отсутствие любви никто не способен преобразовать похоть, можно лишь подавить ее. Подавленная страсть становится более опасной, смертоносной. Проникнув во все ваши системы, она становится токсичной, разрушительной. Страсть, трансформированная в любовь, дает вам свечение, сияние. Возникает ощущение легкости, парения. За вашей спиной вырастают крылья.
  
   ***
   Новые горизонты
   Утро выдалось необыкновенно солнечным, ласточки снуют деловито в небе, тепло, красота. Иду и любуюсь. Как смертник перед казнью. Наверняка Марина заявила в полицию и меня уже ждет на работе какой-нибудь майор, чтобы арестовать. Майор. Не многовато ли чести, батенька? Сержант или даже два, потому что, опасный маньяк, и они с пистолетами. Ладно. Хватит поедом меня уже жрать. Тут другое, более важное, как я Марине в глаза посмотрю? Что ей скажу? А она?
   Но на работе все оказалось спокойно, буднично, кроме восхищенных взглядов секретарши и ее неуклюжих, тайных знаков, к которым уже начал привыкать, ничего особенного. Мельком взглянул на рабочий стол Марины, ее нет на месте. Или, по обыкновению, у шефа отирается или еще не пришла. Если еще не пришла, то скорее всего в полиции пишет заявление и дает показания... Уф, с трудом перевожу дыхание.
   - К Александру Николаевичу можно? - спрашиваю Зину.
   - Конечно, конечно, Сергей Дмитриевич, Вам всегда можно.
   С каких это пор мы уже на "Вы"? Чуть не высказал ей это, но вовремя сдержался. Пусть так и останется определенная дистанция, которую труднее переступить, а то я уже и не знаю, как избавиться от этих томных взглядов, полных обожания. Как это говорится? Не какай, где кушаешь. Да, кто бы говорил! Ладно, с этого дня, да, если пронесет, конечно. А если нет, то репутация все равно подпорченная.
   Захожу в кабинет босса, Марина у него. Так, казнь отодвигается, хотя бы до обеда. Как увидела меня, вспыхнула краской и потупилась. Одета в костюм с длинными рукавами и глухо застегнутым воротником, чтобы не видно было синяков на запястьях и укусов на шее. Значит - хочет скрыть. Немного отлегло. А то, что не смотрит на меня, все легче, чем испепеляла бы уничтожающим, презрительным взглядом. Прощения просить всё равно не буду. Решение окончательное и обсуждению не подлежит.
   - Есть кое-что готовое, - упреждаю законный вопрос шефа и выкладываю на стол вчерашний шедевр со шлюхами.
   - Ты, когда хоть отдыхаешь? - Спрашивает он, склоняясь над рисунком.
   Вопрос был риторическим, и на него не надо отвечать. Лишь мельком успел перехватить быстрый взгляд Марины. Тенью скользнула озорная улыбка, на красивых губах, едва уловимая, но я четко ее зафиксировал. Да уж иногда и отдыхает, типа. И я понял, ни в какую полицию она не пойдет! Просто, почувствовал по ее взгляду. Клянусь! Что увидел только сейчас в ее взгляде. Ей понравилось! Но как? Почему? Её же мучили, как в гестапо, на допросе! Или я, вообще ничего не понимаю в женщинах.
   - Не слишком ли смело, обнажёнка для рекламы? Марина, глянь.
   - Зеркало "Ада", - задумчиво протянула Марина, вглядываясь в рисунок.
   - Это еще, что за зверь?
   - Заказ, нам, с мебельной фабрики, - продолжает Марина и смотрит, смотрит на картину во все глаза, - Они хотят начать выпуск нового ассортимента.
   Да... Много на себя беру, однако. Теперь если проект не пройдет, только потому что фабрике не нужна эта реклама, мне не поздоровится.
   - Ну ты даешь, Сергей Дмитриевич! - удивляется босс, - работоспособность у тебя бешеная. Только, к этому проекту у меня три замечания. Во- первых, это выпадает из общего стиля их рекламы, во-вторых обнаженка, может цензура не пропустить, а в-третьих, почему они разные? Это же зеркало!
   - Потому что, зеркало "Ада" улучшает нашу жизнь и показывает только хорошее, - отвечаю уклончиво и если босс ни черта не понял в картине, то и не надо напрягать его философией.
   - Потому что, - добавляет Марина, - это наша душа, а мы даже сами не знаем, где мы хорошие и где плохие. А голые - душа и должна быть обнаженной.
   В точку! Именно то, что хотел показать! Она хоть и сука, но дурой ее назвать язык не повернется.
   - А-а-а, - почти понимающе протянул шеф, - ну, хорошо, попробуйте протолкнуть это на фабрику, хотя не уверен, что пройдет. Собирайтесь. Марина, договорись чтобы они вас встретили.
   - А можно, я сам попробую?
   Перспектива оказаться наедине с Мариной мне не слишком импонирует. Да и убедить директора фабрики будет легче, а если проект не пройдет, так и свидетелей моей авантюры, будет меньше. Была еще масса аргументов в пользу - поехать самому, но шеф строго сказал:
   - Без Марины нет, ты - хреновый менеджер, а она лучший спец по продвижению, так что, этот проект требует ее вмешательства.
   - Да не хочу я с ней! - В сердцах воскликнул я и пожалел об этом, потому что босс подозрительно, с примесью фривольного интереса, взглянул сначала на Марину, потом на меня.
   - Нечего мне тут детский сад устраивать, хочу - не хочу, буду - не буду! Теперь вы - напарники и проталкиваете проекты вместе. Точка. Работать!
   Ну что же напарничек. Нежданно-негаданно нас насильно загоняют в одно стойло. Это же начинка атомной бомбы, два куска плутония в свинцовом контейнере и тонюсенькой перегородкой между ними. Чуть тряхнешь и критическая масса обязательно перескочит в неуправляемую реакцию. Мы с Мариной разом поднялись, но босс машет мне рукой, мол, останься на минуту. Что? Таки сдала меня. Но в чем? Пытливо высматриваю настроение шефа. Вроде нейтральное. Сижу, жду, когда начнет задавать вопросы.
   - Что тебе предложил Анатолий Афанасьевич? - с места в карьер, по обыкновению, начал шеф.
   - Ничего особенного, - Уф, отлегло, про вчерашнее веселье ни слова не сказала, и на том спасибо, а от этого отобьемся, - просто выразил восхищение, по поводу работ и готов с нами сотрудничать долго.
   -Да, ладно, колись уже, - шеф как прям, так и недоверчив, - знаю я этого шельму. Небось переманивал к себе?
   - Не! - отрицательно машу головой, - ничего не предлагал!
   - Ну, смотри, мне. Если что, сразу говори мне.
   Надо же, ничего не упустит. Правильно думал, что Марина шпион босса. Выхожу из кабинета, ко мне кидается Зина.
   - Сергей Дмитриевич, а что Вы сегодня делаете вечером?
   Эту Зину, гнать от себя, подальше! Хватит мне уже заморочек с Мариной. Наверное, на моем лице появилась какая-то особая печать, что бабы стали валиться под ноги пачками. Секретарша, практикантки, продавщицы магазина одежды, Марина. Ладно, Марина нет. Ведь раньше шарахались от меня как от скунса. Что сейчас изменилось?
   - В ближайшие пару недель буду очень сильно занят, Зиночка, - говорю, упреждая все остальные вопросы, про субботу, воскресенье и так далее по дням недели, - я тебе скажу, когда освобожусь.
   И пошел. Оставив Зину в замешательстве.
   Итак - ситуация: два непримиримых врага едут в одной машине, по одному и тому же заданию, вчера одна другому врезала пощечину, за что была жестоко изнасилована, ваши действия? Как себя вести? О чем вообще говорить? Было бы верх наглости, спросить: "Тебе, вчера понравилось?" То-то же, ни о чем! Сидеть, морду тяпкой и мурлыкать под нос песенку "вместе весело шагать по просторам, по просторам, по просторам..." Даже краем глаза не смотрю на неё, неинтересно. Чертик так и пляшет на резинке под стеклом. Он меня уже достал, конкретно. Улыбка у него идиотская, самодовольная. На чертика тоже не смотреть.
   И Марина молчит. Напряжение нарастает, густо обволакивает салон машины, просачивается и пропитывает собой всё, даже одежду, нижнее бельё, покрывает кожу липким потом. И тянет тебя, тянет назад горячим гудроном в воспоминания вчерашнего происшествия.
   Думаю, что те же мысли копошились и у нее в голове, потому что, она не выдержала молчаливой дуэли и выдала:
   - Можно тебя спросить?
   Прямо виском чувствую, как она смотрит на меня, в ожидании ответа. Так, наверное, ищет примирения, нам ведь теперь работать вместе в одной упряжке. Может это и к лучшему, я ведь первым никогда не пойду на попятную.
   - Валяй... - говорю небрежно, как и подобает альфа-мачо.
   - Тебе вчера понравилось?
   Нет, ребята, я ожидал какого угодно вопроса, но только не этого, поэтому пребывал в замешательстве, несколько секунд. Если скажу "да", она мне и зарядит тираду про то, какой я негодяй и последний быдло на планете, если "нет", то выдаст не менее гневную речь, про то же. Буду играть роль беспечного циника, всё легче воспринять любые оскорбления. А вообще, понравилось ли мне вчера? Да, черт возьми! Но мне стыдно признаться, даже себе.
   - Да ничего, так...
   - Хочешь, повторим?
   Какую игру затеяла эта бестия? Что ей от меня нужно-то, в конце концов? Я ведь вчера и пошел на этот шаг, чтобы вообще избавиться от нее, хоть не навсегда, то на очень долго. Если она мазохистка, ищет наслаждения, когда дубасят и если это бескорыстное предложение, то иногда поиграть в извращенцев - заманчиво. Хороший способ сливать агрессию, заземляться от негатива, причем, вдвойне приятно, отметелить именно того, кто этот негатив и определяет. А если нет? И это трезвый, холодный расчет, что гораздо более правдоподобно. То я попал, как кролик в силки за морковку.
   Мое долгое молчание она расценила как нерешительность и сделала еще один шаг навстречу:
   - Мне бы очень хотелось...
   - Посмотрим на твое поведение.
   Сказал, как отрезал. Пусть думает, что хочет, отказ это или обещание, на случай, если исправится.
   И всё. Больше ни слова. Обиделась. Ну фиг с ней, бывало обижал и похуже. Вот сейчас закончим с фабрикой, сяду на автобус и поеду к Светлане, а эта, пусть светится, она меня слишком утомляет, чтобы долго находиться в ее обществе.
   Анатолий Афанасьевич встретил нас радушно, усадил за круглый столик в другом углу кабинета, чтобы встреча не казалась слишком официальной, секретарша наладила чай, такой душистый, что в жизни никогда и не пробовал. Сначала побеседовали совершенно о левых вещах, которые к делу относятся приблизительно так, как я отношусь к олимпийским чемпионам. А потом плавно подвел разговор, собственно к нашему, визиту.
   - Ну, показывайте, - просто сказал он и предупредительно махнул Марине, чтобы она случаем не начала свою рекламную песню, она же и собралась это уже было, набрав побольше воздуха в легкие.
   Вооружившись лупой внимательно изучал картину, миллиметр за миллиметром. Наступила тишина.
   - Хм... Наконец сказал он, - Рамка - орех?
   - Да, - говорю удивляясь.
   - И, наверное, разработали промышленную схему самой рамки?
   - Откуда знаете? - Еще более удивляясь, протянул флэшку ему. Я ведь эту фишку оставил на про-запас, чтобы иметь последний аргумент в пользу проекта. Если есть реклама зеркала, то должно быть и само зеркало, - там файл вместе с копией картины.
   - Предположил, - улыбнулся Анатолий Афанасьевич и взглянул на меня поверх очков. Глаза у него умные, острые и проницательные, а цепкий сканирующий взгляд, мог бы заменить рентгеновский аппарат в больнице, - Мариночка, теперь ты скажи свое мнение о картине. Только не надо, пожалуйста, общих заготовок. Меня интересует лишь твое личное мнение.
   Марина бросила мне короткий взгляд. Не хочет дифирамбы петь, но у нее уже сложилось свое мнение, и я его знаю. Она мне их пропела ещё в кабинете босса.
   - В картине есть душа, - наконец произнесла она, - и я считаю, это самая лучшая работа, Сергея Дмитриевича.
   Фига себе! Я вытаращился на нее как клеточный попугай увидевший впервые спелый банан.
   - А подробнее?
   - Две девушки, не похожие друг на друга, это воплощение одного и того же человека, в настоящей реальности и подсознательном. И если представить, что они сидели бы наоборот, то на картине ничего бы не изменилось, все равно это отражение нас самих в себе.
   - Молодец! Я думаю именно так же. Поэтому проект не принимается.
   - Как? - Я даже дернулся. Уже был уверен на все сто, что попал в самую точку.
   - Потому что, этому шедевру место в музее, а не на рекламном щите.
   Ну, даже не знаю, радоваться или огорчаться. Значит - шедевр, но не принимается.
   - Не расстраивайтесь так, Сергей Дмитриевич. У меня на Вашу работу другие виды. Вы готовы ее продать мне? Скажем так, за миллион рублей.
   - Ы-ы-ы, - промямлил я. Видели бы вы мое лицо сейчас!
   - Хорошо. Миллион двести, но не больше, - стал торговаться директор.
   - Протестую! - Наконец отошла от шока и Марина, - эта работа принадлежит компании, и Вы не можете покупать ее непосредственно у автора.
   - Почему не могу? Могу. Это была моя личная просьба Сергею Дмитриевичу. Ведь так? - Он взглядом обратился ко мне за поддержкой. Мол, я же тебя не выдал, и ты мне помоги. Я кивнул головой, тогда он продолжил, - Поэтому, компания к этому не имеет никакого отношения. Так Вы, согласны, Сергей Дмитриевич?
   - Согласен...
   - А в качестве, компенсации, за эту маленькую уступку, Марина Алексеевна, официально прошу разработать проект рекламы, на новую эксклюзивную модель письменного стола "Королева" в едином стиле, как и договаривались.
   - Что я скажу шефу?
   - Так и скажите, проект не прошел, - он пожал плечами, вроде как намёк: "а самой отмазку придумать, мозг есть?"
   - Ну... Хорошо.
   - Вот и ладно, - Анатолий Афанасьевич вытащил из нагрудного кармана чековую книжку и выписал мне чек на миллион двести.
   Им, богачам, наверное, деньги некуда девать... На кой леший ему картина, которая была написана начинающим автором, на планшете, за пару вечеров, а моделями были две пустоголовые шлюхи? И это столько стоит?
   - За рамку, отдельное спасибо, - сказал директор, провожая нас, до двери и помахал флэшкой, - Я сделаю ореховую, точно по схеме и помещу в нее саму картину.
   Вот как. Неизвестные силы меня поднимают до небес, до таких высот, которые мне даже не снились в самых фантастических снах. Что это за силы? И откуда они взялись? Я пребываю в шоке. И вовсе дело не в деньгах, которые вдруг свалились на меня как искры бракованного фейерверка, взорвавшегося низко над землей, дело в признании моего мастерства и абсолютно высокая оценка.
   - Поедешь со мной? - спросила меня Марина, без всякой надежды, что соглашусь. И правильно. С ней я не поеду.
   - Нет. На автобусе доберусь.
  
   ***
   Светлана. Сегодня приедет папа Сережа. Ура-ура, одену новое шелковое платье. Хочу расцеловать его за такой шикарный подарок. Почему же мы стыдимся своей зависти? Вернее - стыдимся показывать ее? Потому что это означает признать, что уровень твоих возможностей ниже уровня амбиций. Что ты не можешь того, что хочешь. Это означает публично расписаться в своей малозначительности, слабости, в признании другого лучше себя. "Зелен виноград". Обнародовать свою зависть - значит обнажить неуважение к своей значительности и позволить другим не уважать тебя, это значит самому себя публично "опустить". Человек может смириться со всем: со своей бедностью, хилостью, некрасивостью, неудачливостью, но всякий имеет какой?то пунктик, по которому он себя уважает и оценивает высоко: это может быть умение нищего собирать милостыню или умение знаменосца чеканить парадный шаг. И уж в этом они жаждут признания! И если хвалят и объявляют лучшим не его, а другого - будь это в масштабах полка или роты, города или переулка, неважно, каждый сам выбирает себе масштаб, в котором уважает и ценит себя, - о, если и тут лучшим признают не его, а другого, вот тут он завидует, тяжело, болезненно, смертельно. Зависть означает: меня не устраивает существующее положение вещей, и я хочу изменить его в свою пользу. Баста! И сколько угодно разум может твердить, что это ни к чему, не надо, маета одна - он, разум, не для того создан, чтоб указывать, что делать, а для того, чтоб обслуживать желания. Он, как старый сержант?профессионал, может материть командира сколько влезет и объявлять приказ идиотским и невыполнимым, но сводятся его ругань и рассуждения всегда к одному как этот чертов приказ все?таки выполнить. Нет, он тебе на словах докажет, что такой приказ не нужен, но - отменить его не может. Либо же - рано или поздно настигнет его карающая лапа полевого трибунала.
   ---
   Ангел. Чувствовали ли вы когда-нибудь свое тело... или возникало ощущение, словно вы
   заключены в нечто мертвое? Происходит следующее: люди почти заморожены; они носят свои тела как каркас. Тяжелый, мешающий, не позволяющий взаимодействовать с действительностью.
   Если позволить телесному электричеству течь, подниматься от кончиков пальцев к голове,
   дать полную свободу энергетическому потоку - биоэнергии, - вы станете рекой, перестанете
   ощущать тело. Вы будете чувствовать себя бестелесным. Вы становитесь бестелесным, если нет войны с телом. Если борьба существует, тело превращается в обузу. Если тело превратилось в обузу, вам
   никогда не достичь Божественного. Тело должно стать невесомым, чтобы вы почти парили над землей, - таков тантрический способ ходьбы. Вы так легки, что сила тяжести перестает существовать для вас, вы можете летать. Таков результат великого приятия. Будет очень трудно принять свое тело. Вы осуждаете свое тело, постоянно выискивая в нем недостатки. Никогда не одобряете, не любите его, но
   жаждете чуда... придет некто и полюбит ваше тело. Если вы сами не способны любить его, как же вы собираетесь найти того, кто сможет полюбить ваше тело? Если вы сами не способны любить, никто другой не полюбит, потому что ваши вибрации будут сдерживать окружающих.
   Влюбляются только в того, кто любит себя, но не наоборот. Сначала нужно полюбить самого себя - только из этого центра могут возникнуть иные виды любви. Таково фундаментальное учение Тантры; оно утверждает, что вы уже совершенны. Ни одно другое учение, никакая иная философская система не говорит этого. Иные концепции предполагают необходимость достижений с вашей стороны; вам нужно идти, бороться, вам предстоит многое совершить, а предстоящий путь труден и опасен; очень, очень редко кто-то достигает таким образом, ведь цель так далека. Миллионы жизней человек предпринимает
   попытки, и только потом достигает; совершенства, безупречности нужно достигать.
   Тантра утверждает, что именно поэтому вы и не достигаете. Совершенства не нужно достигать. Следует просто понять, что оно уже здесь. Все религии мира, кроме Тантры, создавали раздвоение личности. Все религии мира, кроме Тантры, способствовали возникновению шизофрении. Они разделили человека. Они создали в вас нечто "плохое" и нечто "хорошее". Они утверждают, что хорошего нужно достигать, плохое же следует отвергнуть, дьявола нужно отвергнуть, а Бога принять. Они создали в вас внутреннее разделение, внутреннюю борьбу. Вы постоянно испытываете чувство вины, потому что как можно уничтожить органичную часть самого себя? Можно осудить эту часть, назвать ее плохой, но такое отношение ни к чему не приведет. Как можно уничтожить, разрушить часть себя? Не вы создали ее. Вы получили эту часть как данность. В вас есть гнев, секс, жадность - не вы создали их; это такие же жизненные реалии, как глаза или руки. Можно придумывать им различные имена, называть уродливыми или прекрасными, но убить их невозможно. Ничего невозможно убрать из существования, ничто не может быть разрушено. Тантра говорит, что возможна трансформация... но разрушение? - нет. Трансформация случается при тотальном приятии всего своего существа. Тогда, совершенно неожиданно, все встает на свои места; принимается и трансформируется и гнев, и жадность. Тогда, без какой-либо попытки отсечь нечто от вашей сути, перестраивается все ваше существо. Если человек принимает и говорит себе "да", происходит перестройка, на месте суматохи и внутреннего беспорядка возникает новая мелодия, рождается гармония. Если в самый темный час ночи вы можете увидеть утро, значит, красота есть, значит, вы достигли. Если в низшем вы способны увидеть высшее, значит, даже в аду вы способны создать рай, значит, вы постигли искусство жизни. Тантра стремится превратить вас в художника жизни, не отрицающего, но тотально принимающего жизнь.
  
   ***
   Пока ехали с Мариной на фабрику совсем не обратил внимания на окружающую реальность, потому что, мысли и внимание были сосредоточены на нашем противостоянии, но сейчас мысли с чувствами свободны, и я вдруг заметил; город изменился кардинально - на всех щитах и плакатах, без исключения, вывешена реклама мебельной фабрики. Моя "Девственница". Шеф постарался, с размахом, шиком, не жалея средств, как он это умеет. Света - с вышек, с высоких площадок, мало-мальски заметных мест, дарит всем, кому не лень, свой взгляд полный чистой и непорочной любви девственницы, смотрит призывно, почти с мольбой, пожалуйста, иди ко мне, я твоя, вся без остатка. Неприятно, очень неприятно. Не шлюхам, а именно этой картине не место ни на рекламных щитах, ни даже в музее, чтобы лапали липким взглядом чистую душу. Но, продано и даже получено тридцать серебряников. Я бы вообще не хотел, чтобы Света это увидела. Но ведь увидит! Завтра, когда поедем с ней домой. Так ведь, утыкано везде, где можно утыкать и даже сразу напротив больницы! Мне плохо.
   - Серёжа! - возглас за спиной, пока шел по коридору в изолятор.
   Практикантки. Спешат. Запыхались. Не успели перехватить меня в приемной. Да. А на картине они гораздо интересней смотрятся, между прочим. Так. Про картину им ни слова. Пусть думают, что не получилась.
   - Привет!!!
   - Привет.
   - Можно мы придем сегодня? Ну, пожалуйста - пожалуйста, пожалуйста!
   - Нельзя. "Вы, плохо себя ведете", - сказал и зашел к Свете, закрыв за собой плотно дверь.
   Света уже не лежала в постели, она одела новое шелковое платье, что подарил ей вчера. И сидела на своей кровати, свесив ноги. Завидев меня вскочила с постели, кинулась на встречу. Вся светится, во всех смыслах! Сквозь полупрозрачное платье просвечивается тонкое, хрупкое тело, и лицо, похудевшее после болезни, от того еще более повзрослевшее, светится радостью.
   - Я тебя ждала! - прижалась лицом к груди.
   - А ну-ка, покажись?
   - Я красивая? - покружилась на месте показывая наряд. Истинная женщина, счастливая от новой, яркой тряпки.
   - Ты самая, самая, самая, красивая на свете!
   - Правда?
   - Правда.
   -А я лифчик неправильно одела, не знаю, как, - проводит руками по плоской груди, показывая, как неправильно одела.
   - Совсем не заметно, но и так, очень хорошо, - говорю и тихонько млею от того, что доставил ей столько удовольствия, она ведь раньше так не щебетала много. Скажет одно, два слова и все, больше молчала.
   - А ты умеешь одевать лифчики? Научишь?
   - Не. Я же мужчина, а мужчинам не положено уметь, то, что умеют женщины. Ты сама легко научишься.
   Дверь в изолятор открывается, и в нее с порога заглядывают практикантки.
   - Вы чего? - строго поворачиваюсь к ним.
   - Хотели спросить. Хи-хи-хи. Может, все- таки, можно?
   - Я сказал, нет! Сначала, научитесь себя вести.
   - У! Вредный... Ха-ха-ха. - Хохочет первая.
   - Но все равно, твой дядя, такой классный! - подмигивает вторая Свете.
   - Это мой, папа! - Света гневно метнула им две серые молнии.
   - Хи-хи-хи, Короче, мы, придем! - Смеются, шустро закрыли дверь.
   А у Светы сразу же упало настроение, улетучилось как легкий дымок сигареты. Тихо отошла от меня, села на кровать как старушка, сгорбилась. В глазах погасли искристые лучики.
   - Солнышко, - присаживаюсь к ней, обнимаю рукой за плечо привлекая к себе, она мягко поддалась, прижалась ко мне, - глупые девушки, просто болтают чепуху.
   - Неправда. Ты целовался с ними!
   Ну вот как с ней жить? Не скроешь ничего, не утаишь. Рассекретит любую фальшь. Да и я, сам, обещал быть с ней абсолютно честным. Но ведь не все же можно говорить! Есть такие вещи, которые ей рано знать! Как рассказать, что я пошел в разнос и в разгул, лишь потому, чтобы не смотреть на неё глазами похотливого самца?
   - Ты целовался с ними?
   - Да.
   - Научи меня?
   Хорошая моя. Не делай этого! Не искушай. Мне и так трудно бороться с собой. Если бы ты знала, как я хочу целовать тебя жарко, страстно, запоем, забыв обо всем на свете. С большим трудом обнимаю тебя жестом отца, чтобы не сорваться и схватив в охапку прижать к себе до дрожи. Как неимоверным усилием подавляю восстающую плоть, как ноет внутри меня тонкая, перетянутая струна желания и чего стоит держать эту струну, немеющими пальцами воли. Пожалуйста, не делай этого. Но она уже тянется ко мне губами, закрыв глаза.
   - Научи меня целоваться.
   Сердце дрогнуло, заколотилось, медленно как стартующая турбина начало набирать обороты. Смотрю ей в лицо, на маленькие губы и меня затягивает в них гигантским ураганом, закружило как мелкую щепку ветром, еще несколько мгновений и исчезну в смерче, растаю, растворюсь. Наклоняюсь к ней. Спасите меня. Я проигрываю битву с самим собой. Язык отнялся, чтобы твердо сказать: "Нам нельзя этого делать, ведь ты, моя дочка" А чертик на ниточке пляшет, самодовольно лыбится и нашептывает. "Можно! Родители же, целуют своих детей?" И у него в запасе тысяча аргументов, в оправдание, почему это хорошо.
   Её губы - мощнейший редкоземельный магнит, а я всего лишь гвоздик слегка наколотый на бумажку, и эта бумажка должна защитить меня от опрометчивого поступка, помочь мне в борьбе с силой притяжения. Наклоняюсь, приближаюсь к ее губам мягко целую, просто тронул их своими. Меня затрясло, будто я вулкан так долго и мирно спавший, что не помнит даже, кем он был до своей вековой спячки, но неизвестные силы его разбудили. Хватит! Стоп! Ты ей - отец. Урок окончен.
   - Вот так целуются белочки, - говорю с дрожью в голосе, с усилием отклоняюсь от нее.
   - А как целуются зайчики? - шепотом спрашивает она, заглядывая мне в глаза.
   Света возбуждена, зрачки расширены, от чего глаза стали черными с тонкой серой полоской-ободком, короной солнечного затмения. И, как будто она пытается скрыть волнение затаив острое сбившееся дыхание, но это получается плохо.
   - Мне пора моя принцесса, ждет работа, - говорю больше для себя, чтобы не подвергаться соблазну и впиться в нее губами.
   Эту битву с собой я проиграл с огромными потерями. Обнулились все счетчики и зачеты с бонусами в компьютерной игре. Теперь все уровни нужно проходить с самого начала...
   В приемной проскользнул тихой тенью, чтобы не нарваться вновь на нахальных практиканток, иначе они вновь бросятся разводить меня на встречу. Не хочу! Мне нужно побыть самому, провести эту ночь в одиночестве, чтобы поработать над ошибками, которых наделал столько, что хватит расхлебывать последнее десятилетие.
   Работать! Работать! Работать! Работа от слова - раб. Я загоню себя на галеры, буду хлестать кнутом смоченным морской солью, чтобы выбить из башки дурь и блажь. Заставлю себя переносить тысячи тонн руды, чтобы добывать из них крупицы золота. И не пущу в голову ни одной дурной мысли. Все дурные мысли появляются только у тех, у кого свободен мозг, и он в праздном состоянии порождает таких вот чудовищ, чтобы они пожирали изнутри, отъедали по маленькому кусочку и потом гадили в тебя же, твоей же, переваренной душой, оставляя внутри зловоние и смрад.
   Анатолий Афанасьевич говорил о выставке картин, и он мне поможет. Вот, такая теперь у меня цель. Цель - тот стержень, который направляет все твои усилия, синхронизирует и задает правильный ритм жизни. Да!
   Вытащил все свои альбомы, накопившиеся еще с самого детства, где рисовал всё, что попадало в кадр моего внимания. Мне уже грезился план выставки. Сначала детский рисунок; мама у окна, а я, там за окном, бегаю с футбольным мячом. Вот с него все и началось. Мама сказала: "Знаешь, Сережа, а у тебя хорошо получается рисовать. Может стоит тебе пойти в художественный кружок?". Потом девочка с класса, в которую были влюблены все мальчишки, в том числе и я. Тайно, тщательно скрываясь нарисовал ее на последней странице тетради, когда она у доски доказывала теорему Пифагора. И уже дома перепортил несколько альбомов, пытаясь воспроизвести ее, повторить в разных ракурсах и с разным выражением лица. Третьим экспонатом будет армейские будни. Парко-хозяйственный день, каких в армии с понедельника до понедельника, включая субботы и воскресенья. Солдаты чистят шины автомобиля зубными щетками, а сами ржут от веселого задания, которое дал им сержант, рядом стоит и сам, автор задания, грозный как эсминец "Потёмкин".
   Рисунки сменяют друг друга, от альбома к альбому, от эпохи к эпохе, что пройдены совершенствуя технику и мастерство. Наконец, подошел к альбомам последних лет и наткнулся на рисунок с Мариной. Помню, как всегда затаившись, исподтишка нарисовал ее, выглядывая из своей клетки-загородки, почти папарацци - звездный охотник. Марина сидела за своим письменным столом, строгая и гордая властительница империи, всегда начеку, от того, что на виду у всех, подтянутая и чопорная напоказ. Пронзительно красивая и холодная, подарок богов и только для божьих избранников, а простым смертным - богиня Артемида, что только молиться и молить позволения целовать ее след на песке. Глаза, они могут сказать многое. В них светилось презрение, ко всему, что ее окружает и Вселенская тоска, почти мука. Она ненавидит свою жизнь! Ненавидит себя и свой статус, ту высоту на которую ее вознесла судьба по праву рождения. Королева! Теперь у меня есть реклама эксклюзивного стола "Королева" Только подправить чуть-чуть глаза, положить у губ горькую складку, похожую на легкую усмешку и тщательно прорисовать стол. Вот, где-то так.
   Звонок в дверь.
   - Входите, открыто!
   Когда же, наконец, научусь закрывать двери, чтобы больше не вламывались кто попало? Значит, так! Провода звонку оборвать по самые контакты, в дверь врезать другой замок, автоматический, чтобы бешенной собакой держался зубами за косяк. А за неизменное; "входите открыто" - отрезать язык. Всё. Иначе, меня окончательно достали.
   Но я почти не удивился, когда на пороге появились практикантки. А почти, потому что, пришли на удивление тихо, подъездную дверь с петель не срывали, по лестнице не топали эскадроном драгунов, и не орали песен. В общем соседей не пугали, но мне таки они пропели шепотом куплет, старой армянской песенки про карусель!"
   Плюс ко всему, где-то уже набрались как Тузики на помойке.
   - Сережа! Покатай нас на своей карусели! Пожалуйста!
   - Она у тебя, такая классная!
   Ну что с ними делать? Выгнать? Ночь на дворе, а они пьяные - в дупель. Еще на задницу приключений себе найдут. Там, в ночном городе, каких только подонков не бывает. Как я потом себе же в глаза буду смотреть если с ними что-то случится. Может я и слабохарактерный, но гадом не буду. Ну, и к прочему, никто еще не оценил мою карусель классной. Да, это самый веский аргумент в пользу шлюшек.
   - Хорошо. Но в последний раз! Когда дочь вернется домой, вам сюда нельзя будет приходить.
   - Последний раз, последний раз! - пропели они фальшивым дуэтом окружая меня крадучись кошачьим шагом.
   Обступают с двух сторон, целуют по очереди, расстегивают пуговицы на моей рубашке.
   - Сережка... Ты такой хороший....
   И я окончательно разозлился, грубо затолкал их в дальнюю комнату и запер там, несмотря на их отчаянные возмущенные крики. Но когда я предупредил их, что вызову наряд полиции, они замолчали, и минут через пять захрапели.
   ***
   Светлана. Какой нежный поцелуй и какой сладкий, голова кружится до сих пор. Что есть первое и необходимое условие любого искушения? Наличие запрета, внешнего или внутреннего, категорического или как минимум осознаваемого. Диапазон запрета - от предельного внешнего, типа угрозы гибели тебя, или всей твоей семьи, или вообще всей Земли, если ты нажмешь ядерную кнопку - до мельчайшего внутреннего, типа съесть соблазнительное пирожное и тем нарушить свою диету и перестать худеть, а очень хочется похудеть и быть стройным и красивым. А кто ж не слыхал, что достаточно человеку что?то запретить, как он начинает этого хотеть, даже если раньше об этом вообще не думал. Любой запрет как?то раздражает человека, как прыщик, как кошку бантик, вот мешает ему жить спокойно. Даже если это мелкий волевой само запрет. Что такое само запрет? Это человек путем рационального приказа себе подавляет свои же желания. А хотеть он от этого перестает? Нет, часто напротив: как даст зарок чего- то не делать, так тут же сильнее хочется: хоть курить, хоть тупому начальству возражать. Действие рождает противодействие. Любой запрет неизбежно порождает внутренний протест - подсознательный, неосознанный, который может не вылезти наверх в сознание никогда, а может вылезти в трансформированном до неузнаваемости виде, - но есть он, есть, некуда ему деваться. Есть акция - есть и реакция; искушение - всегда реакция на запрет.
   ---
   Ангел. Секс без любви жалок. Он дает лишь физическую разрядку. Можно привыкнуть к такому
   сексу, но, не входя во взаимоотношения, вы не получаете наслаждения. Вы ощущаете беспокойство, но, вступая в сексуальный контакт, вы ничего не получаете. Именно так происходит на Западе. Люди выходят за пределы секса, но не к любви и состраданию, ведь за пределами есть только то, что наличествует внутри; люди выходят за пределы секса негативным образом. Секс превращается в абсурд, Запад покончил с сексом. Теперь Запад ищет нечто иное. Именно поэтому наркотики приобрели такую значимость. С сексом покончено, именно секс был древнейшим наркотиком, природным ЛСД. Теперь с ним
   покончено, и люди не знают, что же делать дальше. Пока секс не станет глубже и не трансформируется в любовь, выхода не найти: люди от беспомощности вынуждены будут обращаться к наркотикам. Даже если им претит сама мысль о подобном выходе, им ничего не остается, ведь со старейшим наркотиком - сексом - покончено. С сексом покончено не потому, что он стал бесполезен, но вследствие того, что люди проживали его поверхностно, не проникая в мистерию самого действия. Самое большее, что известно человечеству, - это то, что называется романтической любовью, но и это нелюбовь; это всего лишь подавленный секс. Когда возможность для возникновения сексуального контакта отсутствует, то подавленная энергия принимает форму романтических отношений. Подавленная энергия станет интеллектуальной, начнет двигаться к голове. Когда секс начинает двигаться от гениталий к голове, он превращается в романтику. Романтическая любовь не является настоящей любовью, это фальшивая монета, подделка. Это тот же самый секс, но только в отсутствии возможности физического контакта. В прошлые века многие переживали платоническую любовь, поскольку сексуальные контакты были весьма ограничены. Общество создавало множество препятствий на пути секса. Секс был столь труднодоступен, что люди вынуждены были подавлять его. Эта подавленная энергия начинала подниматься в голову, находя выражение в поэзии, живописи, искусстве, порождая прекрасные мечты.
   Благодаря Фрейду на Западе произошел великий переворот. Сексуальная революция разрушила все препятствия, запреты и подавления сексуальной энергии. Теперь секс легкодоступен, с этим нет никаких проблем. Секс стал доступен даже в большей степени, чем это нужно человеку, и это породило новую проблему. Исчезла романтика любви. Теперь на Западе не создают романтических произведений. Кто станет писать стихи возлюбленной? При такой доступности секса кто станет мечтать о нем? В этом нет никакой необходимости.
  
   ***
   Последствия
   - А! Вспомнила, - воскликнула одна из Нин, когда мы проснулись и неспешно завтракали, - Что вчера тебе хотели сказать!
   - Что?
   - Гав-врач, тебе привет передавал.
   - Почему "Гав"?
   - Потому что собака цепная.
   - И потому что Гаврилович.
   - Что сказал по поводу Светы?
   - Ничего ...
   - Просто, выписал ее еще вчера.
   - Так чего ж вы молчали? - я вскочил с места.
   - А ты вчера, пролетел мимо ординаторской, как ворона!
   - Мы за тобой, а ты как рванул на трамвай.
   - И мы пришли к тебе, сказать.
   - Ну, ты же сказал, в последний раз?
   - А он, у тебя, такой классный!
   Я на них посмотрел, как Бармалей на команду Айболита. Вот сейчас, прямо и прибью! Но, ведь сам виноват, что тормоз и они тут, не причем.
   - Собирайтесь! Пора выметаться.
   - Позавтракаем, хоть! Рано еще!
   - Ладно. Завтракаем и выметывайтесь.
   Я заволновался. Что делать? В спешном порядке выпроводить шлюх, потом в магазин одежды и накупить Свете повседневной одежды, в старом платьице ей больше не ходить никогда, а шелковое не для улицы, в таком даже в театр не ходят. Ну да... Ситуация: Идем в театр, а Света просвечивается как витрина. Что думают люди? Правильно! Это не папа с дочкой, а папик вывел на прогулку свою малолетнюю дырочку. Нет. Такая альтернатива меня убьёт.
   А далее, чем заполнить день, я не представлял. Хотелось всего и сразу, показать ей все, что она может быть никогда и не видела, а внутреннее чутье подсказывало, что не стоит пресыщать детское воображение сразу же в первый день, иначе потом нечем будет удивить, лучше постепенно, размеренно и никуда не торопясь. Ведь теперь, вся жизнь впереди. Наверное, правильнее всего, сегодня сводить Свету, проведать бабушку. Пусть хоть попрощаются. Грустно, конечно, но необходимо.
   В магазине одежды, я опять удивлял продавщиц. Покупал самое дорогое и красивое.
   - Кого же Вы так одеваете? - спросила молоденькая кассирша, строя мне глазки.
   - Дочку.
   - А где ваша мама?
   Вопрос, конечно, с подвохом и я брякнул:
   - В активном поиске.
   Надо было не болтать лишнего, а то, я нажил себе нового почитателя. Вернее, почитателей возникло сразу несколько. Две помощницы тоже решили попытать счастья стать мамами для дочки Рокфеллера, коим они меня и представляли. Они шушукались и жеманно хихикали, посматривая на то, как я сосредоточенно и придирчиво копаюсь в детской одежде. Хе-хе. Если зададут вопрос, ставший уже условно-позывным "А что вы сегодня делаете вечером" Скажу, что еду на симпозиум по ядерному синтезу, а в ближайшие пару недель буду на атомном полигоне. Может хоть это их остудит? Какой толк от физика-ядерщика? Небось, радиация постаралась сделать его неконкурентным в таком, деликатном вопросе, как поиск мамы для дочки.
   Но нахальства у них не хватило, и они меня отпустили на этапе безобидного флирта, нагрузив пакетами с покупками.
   - Приходите еще!
   - Конечно... Конечно...
   Возле входа в больницу я обернулся на рекламный щит, где Света дарила всем взгляд "секси". Каким маршрутом провести Свету, чтобы она не увидела ни одного плаката? Нереально. Обреченно вздохнув пошел в приемную.
   - Мне бы Завьялову Светлану забрать?
   - Сейчас проверим, - Сказала грубоватая тётка, которую я видел впервые, - ты кто ей будешь?
   - Отец, - называюсь, непривычным званием, а самого наполняет гордостью, что могу так смело это говорить, и страхом, что это звание с официальной точки зрения - фикция.
   - Документы, давай...
   Подаю, а самого потряхивает. Какой ей отец? Там в паспорте ничего такого и нет, в помине.
   - Почему фамилии разные?
   А тётка такая строгая, что я робею, как школьник перед завучем.
   - Так получилось...
   - Так получилось... - ворчит тётка, вижу по ней, что ситуация в личной жизни подходящая, - наделают детей, потом, ходят, как не родные.
   - Родной я ей, родной...
   Возится с журналами, копается. Явно уперлась и мстит мне за свою личную жизнь. Напряжение нарастает, вот возьмет и откажет, что потом делать? Так и случилось, она сурово взглянула на меня:
   - С разными фамилиями не могу. Распоряжение имеется.
   - Пожалуйста! Ребенок один, как в клетке, целую неделю, - я лихорадочно ищу аргументы, делаю отчаянную попытку переубедить ее, но вижу, что не пробиться, сквозь стеклянные глаза, за толстыми линзами очков. Это не тетка, а фашистский дзот со спаренными пулеметами на четыре стороны света, отобьет любую атаку. И ждать понедельника?
   - Не положено.
   - Бабушка умирает в онкологическом. Ребенок не успеет попрощаться.
   - Знать ничего не знаю. Пусть родственники приходят.
   Ну, тварь, бессердечная. У меня последний аргумент. Визитка Николая Гавриловича. Твою ж мать! Телефон дома забыл, как назло!
   - Дайте телефон, - блефую и достаю визитку главврача, - сейчас будем звонить Николаю Гавриловичу.
   - Знаешь, сынок, - разозлилась тетка, потому как я ее уже достал, - ты меня, начальством не пугай, пуганные мы уже. Лучше уходи, подобру-поздорову. Ребенка отдам, тем кому положено. И никто тебе не отдаст, и начальство не отдаст.
   Мне ничего не осталось, как оставить попытки пробить эту броню.
   Понуро вышел из больницы. Сел на лавочку поблизости. Сегодня не прорваться к Свете не то, чтобы забрать - повидаться не дадут. Завтра, думаю будет тоже. А в понедельник, дай бог главврач, не решит проверить мои документы. И что тогда? Кто заберет Свету? Никто! Некому!
   Надо срочно заняться удочерением, чтоб проблем больше не было. Хорошо, это будущее, а сейчас что делать? Думай, думай.
   Пойти домой, взять телефон, позвонить главврачу. А тетка ему напомнит, про положение, отдавать только родственникам, против закона не пойдет, каким бы хорошим не был. Практикантки, они помогут! Ага, а их потом вышвырнут с работы. Нет. Не согласятся, даже за еще одну бурную ночь.
   Сделать документы. Ты что? Подделывать паспорт? В тюрьму захотел? С Мариной пронесло, а здесь не прокатит. Это тебе не безобидное удостоверение состряпать....
   Куда не ткнись - глухарь. Бесцельно сканирую взглядом больницу.... Ну хоть есть какой выход? Нет? О! Хоть повидаюсь с ней, а там, вместе что-нибудь придумаем.
   Поднялся с лавочки в решимости. Четвертый изолятор на первом этаже, это где-то с торца корпуса, насколько представляю себе планировку здания. Пространственное воображение у меня ого-го! Даром что ли, Мастер?
   Может быть получится, и я ее выкраду? Тоже не фонтан идея, но все же. Как статья в уголовном кодексе называется? Киднепинг, похищение детей. Хе-хе. Русская версия кавказского похищения невесты, то бишь, дочери.
   Не помню, были решетки на окнах или нет, но проверим. Если есть, передам одежду Свете и попрошу, чтобы выходила в коридор, а потом, бегом мимо этой вредной тётки. Так! Уже теплее. Погоня не страшна, мы на трамвай заскочим, пусть догонит! Будет весело.
   Быстро нашел нужное окно... решетки есть, но хлипкие, на двух ржавых гвоздях болтаются. Видимо я не первый здесь с такой идеей. И этот факт меня приободрил. Только бы еще и окна открывались, тогда, всё будет в ажуре!
   - Света! - зову в полголоса и кидаю камешек в окно. - Света!
   И она выглянула с радостным удивлением. Показываю жестом, открывай окно, а сам навалился на решетку и с усилием, сорвал ее. Грохот, конечно, с лязгом, но место глухое, в глубине двора больницы, никто и не услышит если специально не прислушивался.
   Она пытается открыть окно... Зашпаклевано еще с зимы, не открывается. Черт! Черт! Черт! Форточку попробуй, показываю. Открывается форточка!
   - Собирайся! - воровским шепотом говорю ей и бросаю в форточку пакет с одеждой.
   - Мы убежим с больницы? - восхищенно всплеснула она руками, а у самой в возбуждении вспыхнули глаза. Идея ей безумно понравилась.
   - Ага!
   Авантюристы. Заговорщики. Шайка-лейка. Банда. Что папаша, что дочь.
   - Я хочу в шелковом платье! - начала было она, но я замотал головой.
   - Нет! Лучше в джинсах. Это же побег, а не бал!
   Кивнула в согласии и на несколько минут исчезла из окна. Переодевается. Жду. С опаской оглядываюсь по сторонам. Вот еще не хватало, чтобы сторож сюда нагрянул или хуже того, стальная тётка. Пока все тихо и спокойно. Света появляется у окна, влезает на подоконник, просовывает в форточку пакет со своими вещами. Уже переоделась и собралась. Молодчина, быстро так. Понимаю, надоело в тюрьме-больнице. Лезет сама в форточку. Как хорошо, что она такая маленькая! Ребенком быть иногда выгодно. А что? Не переквалифицироваться ли нам в форточных воров? Неплохо бы зарабатывали...
   - Давай сюда руки, иди ко мне!
   Она сползает вниз через форточку, цепко обнимает мою шею руками. Оп! И на свободе. Обхватила ногами за талию, прижалась крепко, как маленькая обезьянка. Счастливая! Просто - настоящий момент романтики, искренний, пронзительный для влюбленных. Но некогда, не место и не время, пока нас тут не схватили.
   - Уходим! - заговорщицки шепчу ей, на ухо. Пытаюсь оторвать от себя, она отрицательно машет головой и еще крепче сжимает объятия.
   - А я знаю, как собачки целуются, - тоже шепчет мне на ухо.
   - Как?
   - А вот так, - и лизнула языком в мочку.
   Острым импульсом прокатилась теплая волна от мозжечка по всему позвоночнику, и короткой болью отозвалась в паху. Я еле устоял на ногах, потому что они вдруг стали ватными, еще чуть-чуть и совсем отнимутся. Не удержался от соблазна и лизнул ей в щеку ответным, собачьим поцелуем.
   - Щекотно, - Света вздрогнула и тихонько засмеялась. - Еще.
   - Хватит... Нам нужно убегать...
   - А то, пираты поймают?
   - Да. Пираты с пистолетами.
   - И с саблями! - она ослабила свои объятия, сползла с меня, взяла за руку, - тогда, побежали?
   Я ее повел, что называется, огородами, то есть в обход, через маленький больничный парк, где в заборе масса лазеек, чтобы улизнуть незаметно. Не поведу же через парадный выход? Тем более, там висит огромный, злополучный плакат с рекламой. Сели, на первый подошедший трамвай.
   - Мы едем домой?
   - Нет. К бабушке... в больницу. Она заболела...
   Внимательно смотрю на нее. Она знает! Чувствовала. Хоть никто ей и не говорил об этом. Трамвай звенит металлом на повороте и открывается прекрасный вид на рекламный щит мебельной фабрики. У меня все похолодело внутри. Затаиваю дыхание. Еще секунда и она увидит.
   - Это я? - спрашивает шепотом с удивлением, глядя на плакат.
   - Да...
   - Ты это сделал для меня?
   - Да...
   Она молчит, а я ни жив не мертв... Затаился.
   - Спасибо... - шепчет и прижимается ко мне теснее. берет за руку... робко пальчиками просачивается между моих пальцев в замок.
   - Я правда, такая красивая?
   - Красивеей тебя, нет ни одной девочки в мире...
   Я не понимаю женщин! Чем больше узнаю, тем больше не понимаю! Да я бы на ее месте, так врезал бы себе, чтоб аж щека треснула.
   То есть, я смело могу публиковать любые картины, где есть Света? Значит... На выставку, заключительным экспонатом будет самый мой первый карандашный набросок ее глаз. Я так хочу! И свожу Свету на эту выставку. Скажу ей... Ничего не скажу... Пусть сама поймет, что это она сотворила Мастера. Господи... Да что ж так низ живота-то болит?
   Онкологическую клинику мы нашли без проблем. Еще бы! Я предварительно перелопатил в поисках всю карту города на "Гугле" и уже точно знал, где это находится. Вот только никак не решу, пойти к Анне Степановне со Светой, то ли остаться у дверей палаты и подождать пока они поговорят. Умом понимаю, что лучше не появляться перед бабушкой, но где ваша порядочность, кабальеро? Как сказали бы в Испании колониальных времён. По-человечески, я просто обязан проведать ее. Решил, что по-человечески будет справедливей. И в регистратуре сделал заявку на визит, где нам разрешили пройти в палату.
   - Бабушка! А мы с больницы убежали! - подходит к постели Анны Степановны, я же, деликатно остался стоять поодаль.
   Анна Степановна, очень плохо выглядит, последний раз, когда я ее видел, она была очень бодрой старушкой. Но последний раз, это еще года три назад, а так, никогда больше не пересекались ни на лестнице, ни на улице. А сейчас хрипло дышит, и смотрит сквозь пелену невыносимой боли, с трудом сдерживая гримасу страдания и стон. Внимательно посмотрела на Свету, цепким оценивающим взглядом, потом перевела взгляд на меня. Слабым движением руки манит к себе. Я подошел. Хрипло проговорила:
   - Сережа... Не отдавай её ей... Прошу тебя, не отдавай...
   - Хорошо, тётя Аня, не отдам.
   Кому, "ей" я прекрасно понял - значит Вере. Когда я был еще малолетним сопляком и гонял мяч во дворе, она уже взрослая и красивая девушка искала развлечений в обществе больших и плохих парней. Может они, вовсе и не плохие, но имели несколько атрибутов и признаков, за что и были причислены лавочными старушками в столь неприглядную категорию людей. Длинные волосы, джинсы клёш и неизменная гитара на перевес. Авторитет у старух был что у дикторов телевидения, вот и навязали это погоняло "плохие мальчики" всем, у кого присутствовал хоть один из атрибутов. К тому же, парни были не дураки выпить, ну и Вера, вместе с ними. Собирались, всегда под вечер, на той же лавочке, в аккурат, после ухода старушек на покой, распивали бутылку, другую какой-нибудь гнилушки и всю ночь орали песни. Плохие.
   - Ты, всегда был хорошим мальчиком, - продолжала хрипеть Анна Степановна, - я знаю, что никогда не обидишь ее. А им, не отдавай, никому не отдавай.
   - Хорошо, тётя Аня.
   Если бы только она знала, как мне приходиться бороться с самим собой, за то, чтобы не обидеть.
   - А сейчас, идите. Идите, с Богом.
   - Бабушка, мы еще придем.
   - Конечно придете, а как же еще.
   Вероятно, Анна Степановна знала или догадывалась о наших вечерних встречах, но молчаливо позволила, не пресекла развитие отношений, потому что знала о своем близком конце. А может и нет, догадалась лишь сейчас, когда увидела счастливые глаза Свети и новенькую одежду от Джакоба Кохена. Но в любом случае, она возложила на меня все права на Свету, а также со всеми вытекающими обязанностями.
   ***
   Светлана. Мы сбежали из больницы. Наконец-то дома, вдвоем. Не могу понять своего внутреннего состояния. Но ведь своей любовью к Сереже я же не предаю бабушку? Предатель отсоединяет свою личную волю от суммы воль группы (семьи), тем самым вредя группе в пользу своих, так или иначе, но собственных желаний и интересов. Внутренний враг. Раковая клетка. То, от чего надо избавляться в принципе. Внутренняя слабость предателя в том, что он не способен на ощущения, желания и поступки столь значительные, чтоб предпочесть их своей индивидуальной эгоистической потребности. В пределе - он не отдает свою жизнь за то, за что отдают их другие. Причем - здесь принципиален сам момент ухода от единства, перехода его границы вовне. Если ты пришел к врагу из леса - твое дело. Если от нас - ты хуже врага, просим к стенке. Дезертирство - это "половина предательства", вторая половина - приход к врагу - превращает первую половину в предательство. Даже если ты разделил убеждения врага и отдал жизнь в борьбе против "своих" - в процессе ухода из единства твой интерес был эгоистичен: ты сам так захотел, решил, сделал. Ты не стал напрягаться, страдать, бороться за то, за что готовы они. "Я сумел быть верным, а он нет, хотя мне было нелегко", - вот тот пункт, по которому честный человек чувствует себя значительнее предателя; а каждый стремится быть как можно значительнее, и отыскивает к тому любые поводы. Поэтому предатель может убить тебя в честном поединке, быть сильнее и умелее тебя - и все равно ты его презираешь, ты выше, у тебя есть неоспоримый пункт превосходства.
   ---
   Ангел. Обычно мы используем слова "секс" и "любовь" так, словно они обладают внутренним
   сходством. Это не так. Любовь приходит только после ухода секса. До этого момента любовь остается приманкой, прелюдией, не больше. Она лишь готовит почву для сексуального акта. Это не что иное, как преддверие секса, подготовка к нему. Чем больше секса между партнерами, тем меньше между ними любви, потому что потребности в прологе не возникает. Если двое любят друг друга и между ними нет секса, возникает романтическая любовь. Как только появляется секс, такая любовь уходит. Секс слишком груб. Сам по себе секс насильствен, поэтому он нуждается в прелюдии, предварительной подготовке. Любовь, в том виде, в каком она известна людям, всего лишь покров для обнаженного факта секса. Если глубже посмотреть на то, что вы называете любовью, можно увидеть секс, готовящийся к прыжку. Секс всегда поджидает вас за углом. Любовь говорит, в то время как секс тихонько готовится к атаке. Эта так называемая любовь ассоциируется с сексом, но лишь в качестве прелюдии, преддверия. Как только возникает секс, про любовь забывают. Вот почему семейная жизнь убивает романтическую любовь, к тому же убивает ее бесповоротно. Двое знакомятся, привыкают друг к другу, и прелюдия, любовь, становится ненужной. Настоящая любовь ничего не предваряет. Это чистый аромат цветения. Она не до секса, но после него. Это не пролог, но эпилог. Если, пройдя через секс, вы сопереживаете со своим партнером, значит, развивается любовь. Если вы медитируете, то сопереживание обязательно возникнет. Если вы медитируете во время полового акта, партнер перестанет служить средством для вашего физического удовлетворения. Возникнет огромная благодарность к партнеру, так как вы оба вошли в глубокую медитацию. Если медитировать во время секса, между партнерами возникает новая дружественность, ведь с помощью другого они входят в контакт с природой; перед ними открываются неизведанные ранее глубины реальности. Возникает чувство благодарности и сострадания друг к другу... сочувствие за перенесенные страдания, за постоянный поиск; сострадание к ближнему, к попутчику. Только когда секс становится медитативным, возникает аромат... ощущение, что это не просто прелюдия секса, но завершенность, рост, медитативная реализация. Если половой акт станет медитативным, вы испытаете любовь. Любовь есть соединение благодарности, дружелюбия и сострадания. Если присутствуют все три компонента, значит, вы любите.
  
   ***
   Домой приперся как непутёвый муж, поздно вечером. Света уснула на моем диване одетая, сжалась калачиком... Несчастный ребенок... Кухонный стол сервирован, две чистые тарелки для супа, ложки, нарезанный тонкими ломтиками хлеб в хлебнице. Ждала меня, сама не притронулась к еде. Бедняжка, а я свин - наглый и неблагодарный. Это, на десять минут в магазин пошел, что называется, пропал на пять часов. Хорошо хоть пьяным, рычащим орангутангом не приперся, для полного Светиного счастья. Я виноват, очень виноват, и как загладить вину, даже не представляю. Будить боюсь, если начнет выговаривать мне, про все, что натворил, то будет права, а мне нечего ей даже сказать в оправдание. Присел в кресло. Спать буду сидя, негде больше, потому что. Включил настольную лампу. Может быть закончу "Королеву", хотя я не расположен сейчас работать. Всё внутри болит, жжет огнем, раздирает когтями.
   Беру эскиз в руки. Боже! Что с работой? У Марины пририсованы здоровенные усы черной, жирной гуашью, а также, для более точного образа, пенсне преуспевающего буржуя, ну и дополнительный, финальный штрих, кинжал воткнутый в левую грудь! Я рассердился и с негодованием посмотрел на спящую виновницу, но спохватился. Это послание мне, предупреждение, тем способом, каким только она и умеет. "Дядя Сережа, не будь свиньёй!" И еще, она меня ревнует! Дико, страстно, с бурной экспрессией. Сначала практикантки, теперь, эта Марина. И поделом, мне!
   Отложил испорченный рисунок на журнальный столик, поднялся и присел к спящей Свете. Такой нежностью накрыло и жалостью к ней, просто невыносимо держать в себе. Я ей скажу, как люблю ее и больше никогда не буду, даже смотреть в сторону женщин. И если, для этого, потребуется стать монахом, я стану им, черт, подери! Погладил ее по голове. Хорошая моя... Единственная... Света открыла глаза. Смотрит как обиженная белка из норки. Молчит. Ну не молчи! Отругай меня, дай пощечину, только, не молчи.
   - Прости меня, - начал первым, чтобы хоть как-то начать трудный разговор.
   - Дядя Сережа... Почему ты меня обманываешь?
   - Я тебя не обманываю.
   - Обманываешь. Ты пошел к той тете, она махнула рукой в сторону журнального столика, где лежал испорченный рисунок.
   - Я не ходил к той тёте.
   - А куда ты ходил? В магазин?
   - Нет, солнышко. Я ходил к врачу, потому что заболел.
   - Поцелуй меня? - Неожиданно сказала она и посмотрела мне в глаза с абсолютной серьезностью и решимостью.
   - Зачем?
   - Чтобы я, тоже заболела.
   Боже мой! Откуда в ней эта солидарность и самоотверженность? Согласна разделить со мной даже болезнь. Я открываю ее для себя заново. От поцелуя, не заболеет, как я понимаю из того, что вычитал в интернете. Наклонился к ней и посопел носом на ухо. Она поежилась и тихонько засмеялась.
   - Так целуются зайчики, - говорю шутливо, с чувством выполненного долга.
   - Нет. Так целуются ёжики, - она не отстает от меня и полна решимости, таки заразиться, - А как ты целовался с ними?
   Моя ты, хорошая. Как я смогу себе позволить, с тобой, такой взрослый поцелуй? Белочки, зайчики, ёжики, собачки, это все игра, в допустимых рамках, но поцелуи, которые я дарил практиканткам Нинам, Свете очень рано, тем более от меня. Нужно все превратить в шутку и свернуть эту тему.
   - Ну, не знаю, я целовался с ними, как собачка.
   - Правда?
   - Да. Вот так, - говорю и быстро задрав ей маечку, лизнул в пупок, - и вот так.
   Приложился губами как горнист и дунул ей в живот, получился характерный звук. Вернул маечку назад. Она захохотала, как баловница.
   - Ещё! - Сама задирает маечку двумя руками подставляя пупок.
   Дунул снова, получилось, очень даже, музыкально.
   - Так целуются не собачки, а слоники! - Задирает маечку и смеется. - Еще!
   Я повторил, уже и сам увлекшись игрой. А ведь могу же позволить себе ее целовать! Вот так, в играх, и ничего в этом предосудительного нет. Эта мысль мне очень понравилась.
   - Еще! Только теперь, как собачка.
   Лизнул ей пупок. Стоп. Достаточно. Хорошего понемногу.
   - Хватит, солнышко, я такой голодный! Прям сейчас тебя и съем! Пойдем покушаем?
   - Пойдем, - согласилась она, - а потом, продолжим!
   Когда мы ели суп, она притихла, как бы прислушиваясь к себе изнутри. Потом спросила:
   - Я уже заболела?
   - Нет, солнышко! От поцелуев не болеют.
   - А от чего болеют?
   Ну и к чему было ляпать? Вечно туплю, а потом выкручиваюсь, как червяк на асфальте, теперь мне придется устраивать лекцию про секс, отношения полов и откуда берутся дети. Обычно, это уже знают и в пять лет, но Света, необычный ребенок. Что за черт! Этот язык не только отрезать, его с корнем вырвать и то, мало будет. Теперь нужно выходить из положения.
   - От поцелуев, конечно! Только я тебя целовал понарошку. Чтоб ты не заболела.
   - А как, не понарошку?
   И тут я понял, что окончательно запутался и влип.
   - Знаешь, так сразу не заболеешь. Нужно время, хотя бы два дня.
   - Два дня целоваться?
   - Нет. Чтобы болезнь стала заметной.
   - А-а-а, - протянула она и посмотрела на меня с недоверием.
   Так... Рейтинг у меня моментально падает. Еще пару таких осечек и можно вычеркивать себя из ее списка друзей.
   - Знаешь, я так не хочу, чтобы ты заболела, потому что это очень больно.
   - А где больно?
   - Вот тут, - и я показал ей на живот, чуть ниже живота, - ну, а теперь, тебе надо идти домой спать.
   - Нет! - решительно сказала она, - я буду спать с тобой!
   Сказала это так, что я даже вздрогнул. Кого же она мне напоминает? Но не об этом речь. Я ведь сам хочу быть с ней, все двадцать четыре часа в день, каждой клеточкой своего тела. Засыпать и просыпаться вместе, дышать одним дыханием, жить в унисон, единым ритмом... Но я боюсь. Боюсь привыкнуть к хорошему, боюсь Свету и боюсь себя, в конечном счете. Ладно, сегодня и может завтра, себя бояться не обязательно, спасибо шлюхам, что подарили отличный предохранитель от безумных порывов.
   - О-кей, только сегодня и завтра.
   - А почему, потом нельзя?
   - Потом, мы купим тебе отличную кровать.
   - Как у принцессы?
   - Точно! Ты же и есть - принцесса. - Я лукаво посмотрел на неё. Согласна на не худшее, чем у принцессы. Уф, на этот раз хоть убедил.
   Спать легли как есть, одетыми. Света прижалась ко мне, уткнулась носом подмышку и сразу же вырубилась, уснула безмятежно, будто цыплёнок, под крылом у мамы-куры, где безопасно и тепло. А как же обещанные игры с поцелуями? Я уже привык к ним. Очнись! Наркоман от поцелуев. Больше не надо, так играть. Чревато заиграться.
   ***
   Светлана. Папа Сережа заболел. Как хочется обнять его и прижаться губами, но боюсь, что неправильно поймет и заругается. А я так люблю его.
   ---
Ангел Изменение через игру, без нравоучений. Движение привычным путем к невидимой пока цели, которая оправдывает само движение. Выход всегда есть, правда путь к нему не всегда очевиден, так как требует определенного угла зрения, то есть зрелости души и ясности духа. Попытаюсь передать это мысле-образом.
   ***
   Глубокое ущелье, такое глубокое, что внизу с трудом просматривается бурная река, еще и туман над ней, и вода ревёт внизу, будто взбесившийся зверь. А над этим ущельем мост, древний и ветхий. Мост когда-то был железнодорожным, сделанный на скорую руку, из бревен и досок, но совсем недавно - сгорел, так что и остались лишь покореженные рельсы с обугленными шпалами, неизвестно как еще висящие над пропастью.
   Я знаю, что нам со Светой нужно на другой берег, что это очень важно, жизненно необходимо, но я боюсь, не решаюсь сделать первый шаг на шаткую конструкцию. А Света весело смеясь, легко ступая по тонкому полотну уже добралась почти до середины. Кричит и машет мне рукой: "Дядя Сережа! Иди сюда! Здесь нисколечко не страшно!"
   У меня стынет кровь от ужаса. Нет, не за себя, за неё, так боюсь ее потерять и никогда не прощу себе если она погибнет. Делаю первый шаг балансируя руками, по примеру Свети, но у нее получается ловко и изящно, а я как неуклюжий кот с отрубленным хвостом, который влез на скользкий подоконник на пятом этаже, сдуру решив поохотиться за воробьями.
   "Иди сюда!" - подбадривает она меня, -"поцелуй меня!"
   И смотрит взглядом "девственницы". Я хочу этого, хочу ее целовать, взять на руки и нести, унести куда глаза глядят, подальше от опасного места, но сначала нужно хотя бы добраться до середины моста. С каждым шагом мост раскачивается с железным лязгом и скрежет гулким эхом раздается по ущелью, клубы тумана над рекой поднимаются выше... Ощущение страха сковывает волю и мне приходится с неимоверным усилием переставлять ноги. "Ещё! - хохочет Света, - "Еще!" и сама, легко порхая как птица, делает пару шагов дальше, а там мост в гораздо худшем состоянии, шпалы сильно обожжены и их значительно меньше, даже есть множество пустых пролетов. "Осторожнее, - кричу ей, - упадешь! Давай, лучше, вернемся!" "Нет! Там гораздо лучше!"
   Обливаюсь холодным потом, сердце готово выпрыгнуть из горла и меня покидают силы. Приседаю... Ложусь на черную, обугленную шпалу. "Не останавливайся! Иначе мы не перейдем на тот берег!" Сейчас, сейчас, только передохну немного. И шпала подо мной проседает под тяжестью, не выдержала и рухнула, я едва успел зацепиться руками за метал. Шпала полетела, исчезла в тумане и даже не слышно было как упала, будто провалилась в преисподнюю.
   Держусь из всех сил за рельс, но руки слабеют, всё, мгновение и я тоже полечу в бесконечность. С мольбой поднимаю глаза, и перед самыми глазами гаечный ключ, приваренный к болту рельсового стыка и чёртик, который привязан на рукоятке ключа, пляшет, ухмыляется из-под коричневого капюшона, но взгляд холодный, презрительный. А рельса, в этом месте, такая начищенная, до стального, зеркального блеска, что видно в ней отражение собственных глаз, полных ужаса и отчаяния.
   "Поцелуй, меня?" - говорит чёртик резким, неприятным голосом и сверлит, буравит ледяным взглядом. "Пошел, вон!"- Вскрикиваю и просыпаюсь.
   Включил настольную лампу, Света спит безмятежно, разметала руки и ноги в разные стороны и улыбается во сне. Счастливая! Не могу сказать о себе, того же. Теперь не получится больше уснуть, лучше поднимусь и поработаю, может удастся исправить "Королеву".
   Сделал пару попыток начать работать, но не могу сосредоточиться... Сон не выходит из головы, уж такой яркий и страшный, как никогда, будто наяву преодолевал невозможное препятствие. Все мысли кружатся там, вокруг жуткого места, и пока не нарисую, не успокоюсь. Делаю наброски... Сгоревший мост, ущелье, река в тумане. Не то! Не это хочу передать! Нужно ощущение ужаса и чувство безвозвратной потери, ожидание чего-то страшного, необратимого... Как бы создать полную панораму охватывающую событие разом в едином импульсе текущего момента? На бумаге не покажешь всё это, а главное не передать особые ощущения. Тут другие инструменты нужны и техника исполнения, только тогда можно увидеть полную картину того мира. Ну что ж... Только компьютер и чтоб картинку повращать можно, а потом найду, где камеру поставить и показать сцену в нужном ракурсе. И началась рутина. Идея - это только один миг творчества, а остальное тяжелый труд, чтобы позволить идее осуществиться. Штрихи, прорисовки, непослушные примитивы программы и множество непривычных инструментов, которые спрятаны очень далеко и назло никогда не бывают под руками. Так что, к утру, я смог сделать только самый грубый набросок трехмерного мира, определил места, где будут находиться все участники истории. Положил себя на обугленную шпалу, внизу пропасть с бушующей рекой в тумане, рельсы на два берега и Света посередине пути, балансирующая руками как птица крыльями. Ну и гаечный ключ с чертякой на резиновой нитке, почти как символ, в духе Светиных игр. Дай Бог не забыть всех деталей, пока доделаю картину. Но было бы неплохо одолеть все это за выходные. Нереально... минимум, на неделю работы.
   Света проснулась. И знаете? Так приятно наблюдать за пробуждением любимой. Такие ощущения испытываю впервые. Легкое томление и нежность, смешанное чувство разочарования с радостью, что она просыпается. Я ведь всю ночь поглядывал на нее с умилением, как она тихо дышит, лицо спокойное и такое красивое. Томительное ожидание... Вот сейчас она проснется, сладко потянется и скажет сонным голосом: "Я тебя люблю"
   Света сладко потянулась и сказала:
   - А я думала, что раньше тебя проснусь...
   - Доброе утро, принцесса, - подсаживаюсь к ней и целую ей в щечку. В своем сне не удалось, а так хотелось.
   - Еще... - шепчет она.
   Целую ей в носик.
   - Ещё... - и тянется губами.
   Нежно, едва коснувшись поцеловал в губы. Волной прокатилось возбуждение, зашипело в крови, удовольствие, примешанное с благодарностью за ее любовь. Хорошо! И хорошо бы это стало одним из наших ритуалов, ну, хоть, по утрам. "Потому что, не надо бояться того, что тебе приятно".
   - Еще? - Спрашиваю, хитро прищурившись.
   - Да! - И укладывается поудобнее, зажмуривается.
   Что ж я делаю-то? "А что ты делаешь? Ничего!" Тянусь к её губам и такой соблазн, вдруг охватил меня, заполнил все существо, никаких сил устоять. Захотелось подарить ей взрослый поцелуй, честный, настоящий, какой хочу все время, с тех пор, как ее знаю. А что? Сегодня можно... Единственный раз, а потом, больше никогда. Потом, скручу себя колючей проволокой и не позволю лишнего.
   Трогаю ее губы короткими, мягкими касаниями, так нежно и трепетно, будто пью лёгкий, неуловимый эфир. Света затаилась, прислушивается к своим ощущениям, всего несколько мгновений, затем сделала робкую попытку ответить на поцелуй, слабо шевельнула губами. Потом еще... еще... Вздрогнула с невольным тихим выдохом, напоминающий стон. Хватит! Стоп! Довольно! Но я не могу остановиться. Бес уже вселился и тащит мой язык за самый корень в запретный путь. Коротко лизнул робко растворяющиеся губы, потом ещё... глубже... И Свету затрусило, как листок на сильном ветру. Всё! Дальше нельзя! Отпрянул. Смотрю на нее в упор. Её лицо жарко пылает... медленно открывает глаза, спрашивает шепотом:
   - Это было не понарошку?
   - Это было не понарошку, - отвечаю также шепотом, - но нам с тобой нельзя так целоваться...
   - Почему? Потому что, заболею?
   - Нет. Потому что ты, моя дочка...
   - А так целуются влюбленные?
   - Да...
   - Хочу целоваться, как влюблённые... - и смотрит на меня в ожидании.
   Но волна раскаяния уже несется, вот, сейчас сметёт безжалостным и смертельным валом. Что ж я натворил! Ведь не должен был позволить такой глупый и опрометчивый поступок. Сам же лечу в пропасть, и тащу за собой маленькую незрелую душу... Что делать? Если сейчас поддамся на подобный соблазн, то мосты будут сожжены, и обратной дороги потом не найти. Мечусь в смятении и разрываюсь на части. Ваш ход, господин извращенец... Ты стоишь на середине сгоревшего моста. Меня спас телефон, да он, давно уже, звонит на кухне, я его там вчера забыл.
   - Надо ответить, - говорю с облегчением, поднимаюсь.
   На сотовом уже два вызова за сегодня, от Марины. Вчера трезвонила, сегодня... Чего же ей надо? Набираю ее номер.
   - Я тебя вчера искала! - Напала на меня Марина, - Позавчера! Где пропадаешь?
   - Пропадаю... Работаю!
   - Мог бы и перезвонить, между прочим, - Марина не довольна и как всегда брюзжит, - или тебе деньги не нужны? Так скажи - себе заберу.
   - Какие деньги? - Конечно же, я удивлен. Какие мои деньги, могут быть у Марины?
   - За "Счастливого человека", премия. С пятницы таскаюсь с ними. Я тебе - почтальон?
   - А что, теперь не бухгалтерия деньги выдает?
   - Слышь, зануда, либо встречаемся и я тебе их передаю, либо оставляю себе, раз ты не нуждаешься.
   Ага, не дождешься! Нуждаюсь, ещё как нуждаюсь, особенно сейчас.
   - Где тебе удобно? Я подъеду.
   - Только не у меня дома! - спохватился я, - и не у тебя! Давай в парке, где работаю, всё время?
   - В парке, так в парке... - и нервно сбросила вызов.
   Кажется, она обиделась. Но что-то здесь не чисто... С какого болта, шеф поручил Марине деньги передавать? Тем более Александр Николаевич никогда не спешит с ними расставаться... Мог бы и до понедельника подержать у себя, я бы его понял, а сейчас, не понимаю. К тому же через Марину... Если Марина в деле, значит дело пахнет керосином. Шеф ей и поручает самые непростые, не всегда чистые, задачи. Однозначно - вопрос политический. Странно что я тут причем.
   - Солнышко.
   - Я слышала.
   - Мне нужно встретиться с той тётей, - я показал глазами на журнальный столик, видя, как портится настроение у Светы, понес чепуху в оправдание, - Это по работе, ты не подумай, ничего такого.
   - Вы влюбленные? - спрашивает она, а в голосе звенит ревность.
   - Нет! Что ты! Она - любовница шефа!
   А болтаю, всё же, много лишнего. Зачем ребенку, такие подробности? Может еще рассказать ей, как я изнасиловал эту тётю?
   - Но ты ее любишь?
   - Нет! Потому что.
   - Потому, что?
   - Потому, что люблю тебя.
   - Правда?
   - Правда.
   - И я тоже, тебя люблю.
   Вот и признались друг другу. Я привлек ее к себе, обнял за голову, наклонился и поцеловал в макушку.
   - Я быстро. Не так, как вчера.
   - Хорошо. Я приготовлю завтрак.
   Пока добирался до парка, напряженно думал об утреннем поцелуе. Губы еще помнили нежные прикосновения и от этого было двойственное чувство. Трепетное томление, от запретного и потому, сладкого до содрогания. Но ясный и трезвый рассудок давил, жег, уничтожал все приятные ощущения. Наши отношения бурно развиваются и не совсем в правильном направлении. Я из всех сил стараюсь направить их в нужное русло, но ничего не получается, малейшая ошибка и происходит лавинный скачок на другую спираль, виток, откуда уже трудно сойти, как мне, так и Свете. Впредь, я просто обязан, быть предельно осторожным и не позволять себе лишнего. Но весь вопрос в том... Как? Надежды искать спасения у других женщин уже утонули в той бурной реке, сегодняшнего ночного сна. Да я уже и сам никого не хочу. Все чаще ловлю себя на мысли, что желаю Свету, безумно и страстно. Вот, вчера, когда играл с ней в слоника, с вожделением рассматривал её обнаженный живот, что совсем не подобает взрослому мужчине и тем более, родителю. В общем, неправильно это все, непорядочно, но у меня нет готового решения.
   Подъехал к парку на трамвае. Марина меня уже ждала в своей машине, помигала фарами. Сажусь к ней. Молча протягивает конверт с деньгами, и я кладу его в боковой карман.
   - Почему не спрашиваешь, сколько?
   - Сколько?
   - Пятьдесят тысяч. Счастливый, ты человек. Шеф тебе платит гораздо больше, чем даже мне.
   - Где расписаться надо?
   - Нигде.
   Я посмотрел на Марину с подозрением. Вот уж не знал, что деньги стали выдавать мимо кассы. Это, по крайней мере, вызывает озабоченность. Во-первых, а не надувают ли тебя? Если деньги мимо кассы, то можно дать и меньше, но шут с ним, с меньше. Пятьдесят тысяч, в противовес, гораздо больше, чем даже мечтал получить за "Девственницу". Самое главное, во-вторых, если меня не надувают, то кого и зачем? Я и выложил эти соображения Марине, добавив дополнительно еще одно, в-третьих:
   - Скажи мне, а какую роль в этой игре, играешь ты? За кого ты, вообще?
   - Ой, Даньков! - уклонилась Марина от прямого ответа, - То, что ты зануда, я давно поняла, но то, что к тому же и параноик, это для меня сюрприз. Но я все равно тебя люблю, негодяя.
   - Ты не ответила на вопрос, - уже с нажимом и более жестко сказал я.
   - Хочешь? - Она вдруг подалась ко мне всем телом и понизила голос до воркующего шепота. - Поехали ко мне домой или, ещё лучше, к тебе. Повторим, то, что ты сделал на прошлой неделе и ты узнаешь, как я к тебе отношусь.
   Я вовремя отпрянул от нее, иначе она сама кинулась меня тут изнасиловать, прямо в машине. Ну, тогда пеняла бы на себя, у меня есть добрый привет от практиканток.
   - Не сейчас, - более чем строго сказал ей, совсем не подумав над смыслом фразы, потому что мгновенно последовала реакция.
   - А когда?
   - Никогда! - поправился я.
   - Ну, как знаешь, я не привыкла долго ждать, так что, смотри, когда созреешь, может будет поздно. Она кивнула мне на выход, точно так же, как и я её прогонял из своей квартиры.
   - Переживем, - сказал я и открыл дверцу машины. Выходя, уловил ее прощальный взгляд. Истинная королева! Переполненная гордыней и гонором, не принимающая и никогда не признающая своих поражений. Эта штучка обязательно добьется победы и тогда берегись враг, пощады не будет. Я даже поёжился под этим взглядом. Надо его запомнить, хорошенько. У меня будет "Королева", еще лучше прежней!
   Не стану рисовать никаких столов, это - пошло. Сделаю идущую женщину твердой походкой. Её Величество, ослепительно красивую, но в осанке, повороте головы, а главное, в выражении лица и глаз светилась жажда мести и справедливости до последнего вздоха. Одежда, некогда -царская, изодрана в клочья. А взгляд прямо на зрителя, в упор, чтобы содрогнулся, почувствовал себя заклятым врагом и прочел в ее глазах: "Да! Я потеряла свое войско, но соберутся ещё гвардейцы под мои знамена, и тогда". Война не проиграна, пока королева жива.
   Не хочу рекламой заниматься! Хочу делать великие вещи. Хочу удивлять и шокировать. Пусть даже попрут с фирмы, но не уступлю, не сдамся, не буду шлюхой на панели, готовой за деньги угождать богатым и капризным паразитам. Пусть будет так!
   С этим настроением я и пришел домой... но настроение резко упало. В квартире учуял запах дыма сигарет. Удивленно уставился на Свету.
   - Приходили те, глупые девушки, с кем ты целовался, - потупив взгляд призналась она. - Они все время смеялись, я и подумала, что они глупые.
   - Зачем они приходили?
   - Не знаю, они приходили к тебе, чтобы сказать, как любят тебя, а ты их не любишь, и всё время прогоняешь.
   - А еще, что они сказали? - Спрашиваю и уже боюсь, что она может ответить.
   - Рассказали, как ты их целовал и еще, еще мне стыдно это говорить.
   Мне, действительно стало не по себе. Эти скажут, у них это просто, языки - что метелки, машут, с них не убудет.
   - Папа Сережа, я думаю, этим девушкам больше не нужно сюда приходить.
   - Конечно, солнышко, я их прогоню совсем.
   Света даже может не передавать подробности разговора, я и так представляю очень ясно. Вопрос: "А как он вас целовал?" Ответ: "Как, как в писю! Хи-хи-хи" Вопрос "Как, в писю?" Ответ: "А ты попробуй, тебе это очень понравится. Ха-ха-ха" Шлюхи, что еще сказать. Но на ребенке не нужно вымещать зло, за свои же проколы, что проявил мягкотелость и не прогнал этих балаболок навсегда. Надо было быть раньше пожестче, а что теперь размахивать кулаками? Думаю, мне нужно провести с Светой просветительную работу самому и не допускать, чтобы она черпала информацию из сомнительных и грязных источников. А курить - строго запретить.
   - Знаешь, солнышко, - привлекаю ее к себе, ладонью за плечо. - Я когда-то курил, и знаешь, как кашлял? Как старый дед. Вот так, Кхе- Кхе.
   - А зачем тогда, курил?
   - Но сейчас ведь, не курю! Потому что, противно было.
   - А почему эти девочки курят?
   - Ну ты же сама сказала, что они глупые. Наверное, хотят казаться взрослыми, но не так, нужно быть взрослым.
   - Как?
   - Нужно быть умным и порядочным, тогда и так будет видно, что ты взрослый и мудрый. А курить вредно, очень вредно! Тогда заболеть можно и дети рождаться не будут.
   - А почему, тогда взрослые курят?
   - Потому что, такие же глупые, как эти девушки. Но ведь не все такие, правда?
   - Правда. Ты умный и мудрый! И я тоже, буду такой.
   - Вот и славно, моя принцесса. Теперь, корми своего умного папу, - я ей улыбнулся и подмигнул.
   Так. Полдела сделано. Курить не захочет, пример, уже есть, с кого брать. Вот с секс-просветом сложнее. Но постараюсь, быть очень деликатным.
   ***
   Светлана. Какие бывают глупыми взрослые женщины, глупыми и жадными.
   ---
Ангел. Странная особенность человека, травить себя, зная, что вредно, ради сомнительного удовольствия или в силу подражания авторитетам.
   ***
   - Собирайся, - сказал я после завтрака.
   - Куда?
   - В магазин. Купим тебе кровать.
   - Принцесскую? - с восторгом выдохнула Света.
   - Ага. И ещё, всё, что захочешь.
   - Всё, всё, что захочу?
   - Всё, всё! Любой каприз, Ваше Высочество!
   - Ух ты! - С восхищеньем взвизгнула она и всплеснула руками.
   Я укоризненно на нее взглянул, вот только не надо перенимать привычек глупых девушек. Они хорошему не научат.
   Сегодня куплю ей всё, на что покажет пальцем. Куплю, даже самокат на реактивной тяге, вдруг окажись он в продаже, и, если он ей понадобится. Хочу загладить свою вину за опрометчивый, недетский поцелуй.
   По дороге в магазин нас встречали рекламные щиты с "Девственницей", их было неприлично много, размах и масштаб у фабрики впечатляющий. Но теперь я поглядывал на Свету взглядом волшебника, сделавшего удачный подарок своей подопечной. Она очень эмоционально встречала каждый из них и радостно толкала меня в бок. Ну, посмотри же! Это, я! Конечно ты, моя дорогая, очень хотел сделать тебе приятно. Ага, будто бы, совсем недавно не пожирал сам себя как, тот самый, Уроборос и не хоронил заживо. Но раньше она не была такой! Она меняется, становится живее, общительней, уже охотно идет на контакт и не только со мной. Может быть это мое влияние? Капля за каплей, день за днем, убедил ее, что она гораздо значительней, чем себе представляет? Не знаю. Мне нужно, больше времени, чтобы понаблюдать за ее трансформацией и понять, что с ней происходит. Сейчас однозначно, только могу сказать - лично меня, Света изменила уже навсегда.
   В магазине с интересном за ней наблюдал. Было сказано; всё, что захочешь, и она металась от стеллажа к стеллажу, в поисках того, что ей действительно хочется, но природная скромность не позволяла наглеть и сгребать в корзинку всего ненужно-нужного и потому она так ничего и не выбрала. В нерешительности остановилась перед отделом игрушек, долго стояла в задумчивости.
   - Давай, зайдем, - говорю, чтобы ускорить решение в пользу продления детства, но она упрямо мотнула головой.
   - Нет! - сказала так, будто одним махом хотела отрезать и поставить черту над тем, что уже прошло, как бы ни было горько и обидно, - Я уже большая для того, чтобы играться.
   А жаль. Выросла, но детства так и не увидела. Всех игр, только тряпичная кукла и миры, тщательно, с любовью построенные в воображении, в которые никто не допускался. Если бы у нее были такие игрушки, лежащие на полках во всей крикливой красоте, то какой она была бы вообще? Ну, что же.
   - Тогда, пойдем и купим тебе телефон.
   - А можно?
   - Можно, ведь ты уже большая и игрушки у тебя должны быть взрослые.
   - А можно и губную помаду, тогда?
   - Конечно! Пойди и выбери всё, что захочешь, - показываю пальцем на отдел косметики.
   - А ты? - говорит, а у самой начинается паника, - Я боюсь.
   - Сама, сама, - подбадриваю её улыбкой, - Ты должна быть самостоятельной, а я, ничего не понимаю в косметике, так что, пока здесь поброжу, посмотрю.
   Пора дать ей небольшой урок свободы, так сказать, практикум в полевых условиях, похоже это её, вообще первый в жизни, выход в магазин.
   - Ладно, - кивнула она, решаясь и двинулась в сторону желанной косметики.
   Я лишь коротко усмехнулся про себя, "уж эти, женщины", пошел бесцельно бродить по магазину, делать-то уже больше нечего. Всё главное, уже сделано - кровать купили, в точности, как и мечтала Света, ложе принцессы под полупрозрачным будуаром, купили даже рабочий стол, чтобы она могла делать уроки. Привезут, правда, во вторник, но это ещё не критично.
   Пока бродил, забрел в книжный отдел и увидел то, что надо! Книжку "про это" для детей. Вот тебе и секс-просвет! Кто лучше всех, ёмко и не пошло, расскажет про это - чем, иллюстрированная книга? Самое приятное, она меня избавляет от трудной необходимости самому раскрывать Свете тему, жгуче интересующую ее, в последнее время.
   За этим занятием меня и нашла Света. Поднял голову и увидел, что в нашу сторону идет Марина! Вот это, пассаж. Второй сезон испанского сериала - "Картошка - два", что в переводе означает "Пападос". Я не знаю, почему, но об этом знает мой внутренний голос, а тот, криком кричит: "Не подпускай ее к Свете!" Она следила за мной, за нами? Иначе как понять эту, такую, неслучайную встречу?
   И началась перестрелка. Глазами. Я на Свету - Марину, Марина на меня - на Свету, ну и Света, соответственно, на нас, но подозрительно так. Марина, при этом не сводила с меня испытывающего взгляда, - Так вот, она какая "Девственница". А, может, уже и нет? А, Даньков?
   - Это моя, дочь! Что ты несешь?
   - Ну, не знаю, старухи у подъезда, другое говорят, да и книжки, соответствующие покупаешь, - она повела своими алыми губами, указывая на книгу "про это", да я ей и прикрывался инстинктивно, как щитом. И чтобы не опомнился и не взял ситуацию под контроль, предложила Свете, - а пойдем я тебе помогу выбрать нижнее бельё? Я знаю, что тебе должно подойти.
   - Нет тетя Марина, спасибо, но я сама знаю, что мне нужно. Глаза Светы наполнились темнотой.
   Да, подросток-женщина защищает свою территорию и право на своего мужчину, что уж тут миндальничать.
   - Нет! - наконец, я обрел дар речи, - мы сами выберем то, что нам нужно, правда, дочь?
   - Так, папа или дядя Серёжа?
   - Папа, дядя Серёжа, - уверенно заявила Света. Я сделал Марине прощальный жест рукой.
   Значит, иду, покупаю телефон, затем, нахожу их, копающихся в нижнем белье, к моему удовлетворению копаются на полках в разных углах салона, будто бы и вовсе не знакомы.
   Света увидела меня еще из далека, и глаза ее засветились нежностью, а на губах заиграла улыбка. Быстро подскочила и побежала ко мне, и мы с Светой уходим, вежливо попрощавшись. О-кей. Надеюсь, Света никогда никому не ляпнет лишнего, например, как мы целуемся. Марина, женщина не простая, играющая по очень тонким правилам, делающая шаги предварительно просчитав выгоду и возможные потери. За что? Да есть, за что, и немало. "Серега, ты еще не попал, но попадешь, очень скоро." Ну, спасибо, тебе, добрый "эх" - умеешь утешить.
   Я выбрал самый крутой телефон по последним меркам. Любимца проституток, профессоров и всех, у кого есть деньги - аскета с виду, но начиненного гаджетами и примочками, до неприличия - айфон, с гордым символом огрызка яблока на боку. Разумеется, денег, что остались на руках не хватило, да и менять крупный чек дрогнула рука, купил в кредит, авось за "Лавочных старушек" еще премия перепадет. На том и порешили. Нежно беру Свету за руку, - пойдем, солнышко, я сам тебя научу краситься.
   - А ты умеешь? - Света недоверчиво поглядывает на меня.
   - Еще бы! Я же художник. И ты, сможешь, даже лучше.
   Когда мы вышли из магазина Света задала вопрос:
   - А почему тебе не нравится тётя Марина? Она злая?
   - Конечно, хорошая! Но она мне, почему-то, не нравится, да и я ей тоже.
   - Ты ей нравишься! Я же вижу!
   Не понимаю я Светиной логики, то ревновала даже к портрету, а теперь "почему не нравится". Не нравится!
   - А тебе она нравится?
   - Нет! Но она такая, красивая! - И бросила мне особенный взгляд, какой, хорошо знаю.
   Ха! Солнышко, никак ты меня проверяешь? Уж эти контрольные пристрелы, я изучил. Ей нравится, что Марина мне не нравится! И хочет, еще раз убедиться в этом.
   - Ну, раз так, зачем, тогда пририсовала на её портрете усы и пенсне?
   - Это была она? Не узнала.
   Да узнала, ты, просто хитришь и выпендриваешься. Вот теперь, самое время, успокоить:
   - А я её не люблю. Потому что?
   - Потому что, ты любишь меня! - Повторила формулу нового нашего ритуала, - а глупых девушек, ты тоже не любишь?
   - Потому что, я люблю тебя.
   Вот теперь, она успокоилась и стала разглядывать покупки, по очереди доставая их из пакетов. Посмотрит, полюбуется и обратно положит. Занималась этим весь путь домой. Уверен, ей понравилось по магазинам ходить. Вот так рождаются настоящие шопоголики, для этих, новые покупки - лучше сна, секса и хорошей еды. Надо бы поработать над этим, хорошенько, чтобы Света не свалилась в штопор мещанства, чтобы вещизм не стал самоцелью для извлечения оргазма.
   ***
   Светлана. Папа Сережа нервничал, когда увидел тетю Марину. Нужно над этим подумать. В идеале и мужчина, и женщина стремятся к такому положению, чтобы свободно, т.е. в любой момент и по собственному желанию, иметь возможность зачать потомство с любым партнером по своему выбору, без всяких ограничений. Если на данный момент, на "сейчас" выбор уже сделан и прочие особи как кандидаты не рассматриваются, то на них плевать, ревности быть не может. Но любой, с кем ощущаешь и в принципе допускаешь возможность сексуальных отношений, может вызвать ревность той или иной силы, если возникает хоть видимость возможности того, что сейчас тебе предпочтут другого, хоть ненадолго, на раз, хоть без особого желания. Того, кто недоступен - кинозвезда, кумир, - можно любить заведомо безнадежно и без ревности: ревности нет там, где нет абсолютно никакой надежды. Но на концерте ты прорвалась к кумиру, удостоилась взгляда и слова, возникла реальная возможность познакомиться и провести вместе - о, не жизнь (хотя кто знает!..), даже не месяц - но хоть ночь, час, полчаса - призрак возможности, один шанс из тысячи, ты старательно вычитала это из его взгляда - и вот тут ты бешено, яростно ревнуешь его к любой из толпы поклонниц, друзьям, менеджеру и всему миру. Ревность предполагает ту или иную вероятность доступности. Всегда найдется кто?то получше тебя. Всегда накопятся отрицательные эмоции, которые требуют какого?то выхода, привязки к какому?то внешнему объекту, повода, персонификации. Всегда захочется, чтоб любимая была тебе "еще больше что?то", ибо нет в мире совершенства и нет совершенству предела. Всегда найдется платочек, чтоб накинуть его на шейку - хотя бы в мыслях, хотя бы на миг.
   ---
   Ангел. Зло было рядом, очаровательное по форме, и ужасное по природе, коварное и обольстительное. Тьма ищет возможности ударить больнее.
   ***
   Уколы зла
   У подъезда дома как назло собрались лавочные старухи, и как будто нарочно, в полном составе всех игроков, включая даже запасных. У них там что сегодня, вече, консилиум, конференция? Сидят, оживленно галдят, трепятся. Не иначе, какая-то сногсшибательная новость появилась во дворе. А во главе всей банды - бабка Дуся, она здесь, у старух, за несменного партайгеноссе, типа идеологического лидера неформальной партии, "за наших".
   Надо подумать над переездом вообще из этого трухлявого места. Что же они такого Марине наговорили? И эта тенденция мне уже не нравится, репутация у меня в этом доме - на полбалла выше чем у наркоманов.
   - Света! - Сладким голоском бабушки-одуванчика позвала Свету баба Дуся, а в интонации с полтонны яда, хлорпикрина, - Сегодня твоя мама приехала, с отчимом, с ног сбились, ищут тебя, а ты, бродишь неизвестно где и с кем.
   Свету как- будто по лицу ударили, она вспыхнула и ощетинилась, зло сверкнули глаза.
   - Нет у меня мамы! - почти выкрикнула она, хотела еще что-то сказать, но с неимоверным усилием подавила эту вспышку ярости. Импульсивно схватилась мне за руку и ускорив шаг пошла, увлекая меня за собой.
   - Шлюха, малолетняя... - не разжимная губ прошипела баба Дуся, будто чревовещатель.
   На что она надеялась? Что мы услышим, осознаем и исправимся? Что бросимся перед ней на колени с мольбой, "Нет, мы не шлюха с извращенцем" Не знаю, как Света, проглотила такую гадость, но меня замкнуло как неисправный штепсель, аж искры полетели. Бросаю пакеты на асфальт и вытряхиваю Светину руку из своей. Резко метнулся к бабе Дусе, но тут меня словно по голове ударило, присаживаюсь на корточки, и ловлю взгляд бабы Дуси.
   - Убивают!!! - кричат ее глазаза.
   - Баба Дуся, ты ведь меня знаешь еще пацаном, я рос на твоих глазах, - удерживаю ее взгляд.
   - Ты знаешь нечастную судьбу Светы и Верки.
   - Я знаю, что ты первая придешь на помощь тому, кто попал в беду.
   - Поэтому, прошу тебя, никогда, так больше, не говори про неё!
   - Сережа, сынок, - заикаясь пролепетала ошалевшая баба Дуся, - я же не думая сказала так, прости меня!
   - Если нужно помощь, только скажи, мы ведь как одна семья.
   Окинул притихших бабок укоризненным взглядом
   - Еще раз услышу подобное, неважно от кого, подам на всех вас в суд за клевету и оскорбление, имейте ввиду!
   Развернулся и подмигнул перепуганной насмерть Свете, говорю ей шепотом.
   - Пойдем, дочка домой, у бабок мозг высох, сами не знают, что говорят.
   Подбираю брошенные пакеты с покупками, Света суетливо помогает мне, собирая рассыпавшиеся покупки в сумку. А мне, так хорошо стало, давно надо было, что-то, подобное сделать, а не трястись за свою репутацию перед старухами с грязными мозгами. Ну, как я тебе? Спрашиваю свой внутренний голос. "Да, здорово, надо было бабку на землю пару раз бросить через бедро, как в самбо, ей бы, особенно понравилось". Поддакнул внутренний голос. Чую, не угодил, не так зажигал, как с Мариной. Не та, экспрессия. А что ты предлагаешь, вернуться, перегнуть бабку через лавочку и изнасиловать? Нет уж, увольте.
   - Дядя Серёжа! - возбужденным шепотом сказала Света уже дома, а у самой восхищение так и плещется из глаз. Запрыгнула мне на руки, крепко, крепко обхватила руками за шею и повторила, в точности, утренний поцелуй, в губы, по-взрослому, - я тебя люблю!
   - Солнышко, - только и смог выговорить.
   Моя маленькая принцесса, буду стоять за тебя, насмерть, чтобы ни случилось. Не брошу и не обижу, никогда! Тем более, приехала Верка. Уж она, заявит права на Свету, однозначно. А мне Анна Степановна поручила защитить Свету именно от неё. Не знаю, что у них, там произошло, но я видел реакцию Светы. "У меня нет мамы!", - крик из самого сердца.
   - Ты обещал, научить меня краситься.
   - Прямо, вот так, сразу?
   - Да! - она спрыгнула с меня, - я, сейчас.
   Подобрала сумки с покупками и исчезла в ванной комнате, потом выскочила за пакетом, который принесла из больницы. Через несколько минут вышла. Звезда! Королева! В шелковом платье, в новеньких туфлях на каблуке, с белой, дамской сумочкой через плечо. Ступает легко, непринужденно, элегантно, будто всю жизнь на каблуках и ходила. Горделивый поворот головы.
   - Ну, как? - спрашивает.
   По мне и так видно, что впечатлён - челюсть отвисла аж до ремня.
   - Очень! Горжусь тобой!
   Делаю приглашающий жест рукой к старому трюмо, еще от матери остался, не решился избавиться от него, оставил как память. Теперь это зеркало Светы, она будет смотреть в него, как взрослеет и каждый день убеждаться, что безумно красива.
   - Запомни три важные вещи, в макияже, - трогаю ее за плечи, усаживая на стул, перед зеркалом, - природа итак сделала тебя красивой, поэтому нужно только, слегка подчеркнуть и не затенять природу красками, никогда не стремись стать аляповатой куклой, будь сама собой.
   - Это первое?
   - Это первое, второе и третье, а остальное, просто техника. Мастер тот, кто показывает истину, а не ляпает тысячу ненужных деталей, - открыл альбом с самым первым рисунком, который сделал еще вначале знакомства, показываю Свете, - что у тебя самое красивое?
   - Глаза!
   - Да! А что самое некрасивое?
   - Нос?
   - Нет. Когда ты грустишь или злишься, а нос у тебя, тоже красивый. Но мы должны, всеми силами, сосредоточить внимание наблюдателей, именно на глазах, тогда никто не заметит изъянов. Вот, так, - сделал несколько штрихов черной тушью, на ресницах, еще пару штрихов чтобы исправить излом бровей, они у нее домиком, потому скруглить немного, - что изменилось?
   - Я стала добрее.
   - Ага. А когда по обстоятельствам, нужно быть слишком серьезной, строгой, можно нарисовать это на лице, но сейчас нам, ни к чему.
   - Тени для тех, у кого глаза не красивые, или хочет скрыть свои мысли вот и наводят, чтобы отвлечь внимание от них.
   - Я запомню. А губы?
   - Губы у тебя тонкие, не сексуальные.
   - У! - Обиделась она, - они у меня, сексуальные!
   - Не обижайся. Нет. Но это исправимо. Подай помаду.
   Помада оказалась, ярко красной, почти алой. Марина ей выбирала на свой вкус, Свете подойдет чуть розовая, цвет девственниц и невинности, к серым глазам и соломенным волосам в самый раз.
   - Ладно, сейчас сойдет и эта, но на будущее купи розовую, лучше будет. Яркая помада для тех, кто хочет, чтобы им смотрели только в рот, а не в глаза.
   Подвел ей губы, сделал чуть более пухлее и в зеркале вдруг отразилась ослепительная красавица. Лицо Светы повзрослело еще более, почти до совершеннолетия.
   - Это я? - с изумленным восхищением воскликнула она.
   - Это ты. Такой ты будешь, когда исполнится лет шестнадцать.
   - А еще старше можно?
   - Можно, но не нужно. Потом, когда станешь взрослой женщиной, тебе всё труднее будет оставаться шестнадцатилетней.
   - И это всё? Всего две краски?
   - Всё. Тебе другие не подойдут.
   - А зачем тогда, все остальные?
   - Ну, женщин ведь, много, и они разные, а фабрика делает на всех сразу.
   - Обидно, столько красивых цветов и их выбрасывать.
   - А ты не выбрасывай. Придумай что-нибудь, как можно их применить. Ну-ка! Повернись правой щекой.
   И нарисовал ей на щеке маленькую бабочку, синюю с фиолетовым.
   - Вот так, например. Фантазируй, ты же художник, тебе и флаг в руки!
   - Чудо! - сказала она с восхищением! - А можно я, завтра, в школу так пойду?
   - Ну... не знаю. Я- то не против, но как учительница посмотрит, на это? Ты же не хочешь, чтобы тебя выгнали со школы?
   - Нет.
   - Просто, есть место и время, где это можно, а есть, где нельзя, потому что, так заведено.
   - Жалко. Ну я только один разик! А потом, никогда больше!
   В дверь позвонили, настойчиво и требовательно, будто участковый - с контрольной проверкой неблагополучной семьи или судебный пристав, чтобы описать имущество. У меня ёкнуло, под ложечкой. А Света живо подскочила с возгласом:
   - Я открою!
   Метнулась к двери, щелкнула задвижкой. Открывается дверь. На пороге стоит Верка, с каким-то мужиком. Надо, полагать, теперешний муж, отчим Светы, так, сказать. Верку я не видел лет пятнадцать. Постарела и оплыла как мыло на печке. Одутловатое лицо алкашки и усталые глаза, будто она прожила тяжелую и никчемную жизнь, пребывая в рабстве.
   Но как Света рванула от двери! Как котенок впервые увидевший веник, а веник еще, при том, и упал на него. Быстренько спряталась у меня за спиной, выглядывает обиженным зверьком.
   - Мы зайдем? - спрашивает Верка.
   - Нет, - отвечаю почти хладнокровно.
   - Так и будем разговаривать в дверях?
   - Да. Но можем и не разговаривать, просто уходите и всё.
   Входить самовольно не решаются, скорее всего, бабки уже в захлёб рассказывают, всем желающим и просто прохожим, про мои бурные наклонности и что кидаюсь на людей с кулаками, ни про что, "Буйный он, буйный! В психушку сдать и делу конец, пусть санитары повяжут руки за спиной".
   Стоят, переминаются с ноги на ногу, действительно почувствовав себя незваными гостями. Мужик - сморчок, плюгавая пьянь, но мнящий себя Ди Каприо, позирует и строит глазки Свете, подмигивает ей, из доброжелательных побуждений. Мол, чего испугалась, у-тю-тю, коза! Я ж, твой папа! Не узнала? Ну, не папа - отчим, что тоже родня, в доску. Подойди, сюда, знакомиться будем!
   - Девочка, - наконец заговорила, Верка, - пойдем домой, мама приехала.
   - Ты мне не мама и мой дом, здесь! - говорит обиженным голосом Света выглядывая из-за моей спины, - и мой папа - дядя Сережа, а ты - уходи.
   - Вырядил-то, как. Как куколку одел, видать богатенький, вот и купил ребенка шмотками.
   - Знаете, лучше уходите, подобру-поздорову, - я начинаю терять терпение, да я его давно уже потерял еще на бабе Дусе, - сегодня я не в очень хорошем настроении, если вы еще не в курсе.
   Вижу. В курсе. Просветила дворовая свора сплетниц.
   - Мама умирает, - всхлипнула Верка, - дочку отнимают. Как жить теперь? Доченька, дай своей маме еще один шанс?
   - Ты свой шанс пропила, - говорю жестоко и без всякой жалости, - уходи.
   - Ну дайте, хоть ключ, от квартиры, - еще всхлипывая проговорила Верка, - ночевать же негде.
   Глаза Светланы потемнели, на лице брезгливое презрение.
   - Бабушка мне наказывала чужих людей в квартиру не пускать, -сказано категорически с не терпящим возражения тоне.
   Тут у меня в голове как бы прояснилось, и почему я распоряжаюсь чужой собственностью, мой дом -моя крепость, зачем же его пачкать. Вылезла грязь из какой-то щели, пусть туда же и уползает. В свою квартиру же я пускать этих пропащих алкашей не хочу.
   - Только из уважения к памяти детства, вот вам деньги на ночлежку, - теперь уходите. Унижено прикрыли дверь. Уф. Сердце как колотится. Я думал будет сложнее бороться с Веркой. Потрепал Свету по голове, улыбнулся ей подбодрить, а то побледнела, в лице ни кровинки. Закрыть на замок дверь и чтоб ни одна тварь сюда больше не сунулась. " Серега, ты, когда замок поменяешь, а?". Потянулся рукой защелкнуть дверь, и она вновь открылась, на пороге Веркин муж.
   - Ты, эта классный мужик, эта, хоть там и говорят всякое.
   - Ну, спасибо, эта, выручил. А то, совсем на нуле.
   - Больше не приходи, понял? - сверлю его суровым взглядом, по моему мнению, как раз подходящим и убедительным, чтобы неповадно было. Потому что бумажник, таки, я ему засветил, где полпачки денег. Я же видел, как у него алчно сверкнули глаза. В его понятиях - много, очень много. Ха! Он еще чек на миллион двести не видел, глаза, вообще, повылазили бы. Захлопнул дверь перед самым его носом, чтобы не смотреть, как он выписывает реверансы благодарности.
   - Светик, солнышко, а давай я тебя нарисую в этом платье? - говорю так, чтобы отвлечь ее от недавнего общения с родственничками. Ее уже начало колотить, и она нервно теребила сумочку, которую так и не выпускала из рук с момента ухода неприятных типов.
   Она молча кивнула в согласии, потом медленно проговорила:
   - Спасибо, папа.
   - За что?
   -Ты, всегда меня спасаешь, - говорит очень серьёзно, и в сочетании с недетским платьем, с макияжем совершеннолетней девушки, ее слова приобретают особый смысл; со мной, сейчас разговаривает взрослая женщина, нашедшая себе покровителя и готова беспрекословно подчиниться его воле, отдать себя без остатка и без тени сомнений.
   Меня переполняет эмоциями, но не нахожу ни одного подходящего слова, сказать ей взаимно, как люблю ее, готов даже умереть за нее. Протягиваю к ней руки, и она подошла ко мне, прижалась, дрожит и не может унять эту дрожь. Тянется ко мне алыми губами для поцелуя, смотрит серыми глазищами пронзительно, призывно. Подари мне поцелуй, такой, настоящий, не понарошку. И я подарил. Целую ее нежно, все смелее, так, как мы вообще не должны целоваться. Бог с ним. Мы можем позволить себе такие поцелуи. Только это! А больше, ничего!
   - Я всю помаду твою съел, - говорю с виноватой улыбкой.
   Да. Я виноват перед ней, что ворую у нее детство. Готовлю неизвестно для какой миссии. Но, я не могу уже иначе. Если прекратить эти поцелую, просто, сойду с ума. И благодарен ей, что она принимает это как должное.
   - А ты, нарисуй еще? И потом, опять съешь.
   - Может сама попробуешь? Нужно же учиться когда-то?
   Мы придумали себе новую игру. Света рисовала себе губы, а я съедал, с трепетом, самые неудачные. Да они, все были неудачными, даже те, которые могли бы сойти как удовлетворительные, немедленно браковались и подлежали слизыванию. Света расслабилась и уже тихонько смеялась:
   - А теперь, вот так? - говорит и сама показывает, как надо целоваться, языком чуть глубже и пощекотать им десна.
   За дверью послышалась возня. Я это ощутил спиной и внутренним слухом. Замочная скважина! В неё вполне возможно наблюдать, все что происходит в прихожей, если очень нужно и сильно захотеть. Мягко отстранил Свету от себя, показываю глазами и легким кивком за спину. Подслушивает кто-то! Резко бросился к двери и распахнул. Пашка, алкаш сверху. Наклонился в позе любопытствующего сексота, не успел среагировать на мою молниеносную реакцию. Ах ты, козел! - А-а-а-а!!! - хрипит он, размазывая кровь по лицу.
   - Я тебе сказал, не приходить! Что тебе, еще нужно?
   - Ты что, мужик, ты что! Я же позвать тебя хотел, выпить! Познакомиться!
   - И ты, вдруг, решил, что я соглашусь пить с тобой? Мне приятна твоя компания? Пошел вон! Чтобы я, тебя, никогда не видел ближе двух метров от моей квартиры! Увижу - сброшу с пятого этажа! Понял?
   В ярости захлопнул двери не удосужившись дождаться утвердительного ответа. Он итак всё понял и осознал. Замечаю в себе новые качества, о которых раньше даже не догадывался. Теряюсь в догадках, насколько долго он стоял за дверью подглядывая. Если долго, то нам со Светой несдобровать. В замочную скважину очень хороший сектор обзора, я сам, в детстве, заглядывал в нее, когда потерял ключ и пришел домой раньше мамы. Там, зеркало и большая часть прихожей, как на ладони просматривается. Всё! Завтра меняю замок. Хотя, может уже и поздно. Мы целовались и, поцелуи были отнюдь не детскими. Так проколоться! Надежда лишь на то, что я отреагировал раньше, чем он увидел наш грех, но, что-то, очень слабая, ведь мы, так увлеклись новой игрой, что ничего не замечали вокруг.
   ***
Светлана. К нам в дом пыталась вползти грязь, претендующая на родственные отношения. Папа Сережа, придумай что-нибудь. Сегодня он будет мой, а я буду его навсегда, чтобы избежать этой грязи в будущем. Однако есть в жестокости и что?то привлекательное. Сила привлекательна, и власть как проявление этой силы. Ее побаиваются, она немало может: сломить, уничтожить, навязать свою волю. Победить, заставить считаться с собой. Враги есть у каждого, мордой в лужу тыкали каждого, и каждый в воображении рисовал себе сладкие картины праведной расправы. Растравленный оскорблением человек в воображении жесток, мечтая о страхе и унижении врага. Даже мягкосердечный и слабодушный ощущает, что быть "или хоть вы глядеть" жестоким бывает приятно: пусть боятся и считаются, ты крутой. Сильному может не нравиться жестокость. Но если он не способен на жестокие поступки - он тем самым перестает быть сильным: его сила встречает преграды, непреодолимые иначе. Дело не сделано: упорные и несогласные с ним люди продвигают свою точку зрения. Чем выше к солнцу, тем меньше места на вершине. Ученые, артисты, военные, политики - везде борьба, грызня, конкуренция, и везде нужно уметь перекусить соперника. А жестокость трусливого и слабого, имея в основе ту же самую природу - стремление к самоутверждению - проявляется через иной механизм, вытекает наружу через несколько иное русло, так сказать. Трусливый и слабый человек закомплексован. Он не рискует, не идет на опасность грудью; скрывает жажду мести, глотает оскорбления, поджимает хвост, - выживает среди более сильных. А тоже хочет быть сильным, значительным, чтоб его боялись, уважали, считались с ним. И уж когда он, в безопасной ситуации, дорывается до того, что может явить свою власть и силу - о, вот тогда вся его многолетняя жажда отомстить многочисленным обидчикам вылезает наружу! Тем, кто красивее, сильнее, богаче, удачливее, кто плевал ему на голову и гонял на побегушках. И вот тогда он может наслаждаться унижением другого, его болью, зависимостью и беспомощностью, резать из него ремни, мучать, разрушать его жизнь.
   ---
   Ангел. Опять происки тьмы, она не гнушается самыми нечестными приемами. Есть ли предел падения человека, родственника, матери. Или у пьющих такого предела нет? Посылаю образ Королевы - недосягаемый идеал, не сгибаемой силы воли и красоты.
   ***
   Соблазнение
   Работать, Серёга, работать! Чтобы не думать о последствиях сегодняшних ошибок. Сплошные проколы и осечки. Всё больше людей узнают или догадываются о наших, со Светой, неправильных отношениях.
   Срочно сделать уже к завтра "Королеву", потом панораму, что увидел ночью, во сне. Сон - шиза, игра раскалённого воображения, явно от Мефистофельских инъекций, но очень похоже - вещий. Так, наверное, бредят амазонские шаманы, выпив своей ядовитой закваски, а потом выдают чудеса от третьей точки подсознания. Вот он, сгоревший, разваливающийся мост наяву! Нам нужно на ту сторону, чего бы ни случилось. Там безопасно и спокойно, а сейчас - нет. Покоя не будет, пока мы еще в пути и нас окружают, завистливые и злые люди с тухлыми мыслями. Панорама даст мне ответ, что делать дальше, как пройти трудной дорогой и ничего не потерять, не сбросить из души, как лишний груз в пропасть.
   Света тоже устроилась в кресле напротив, занялась рисованием бабочек и божьих коровок, чтобы научиться наносить их на правой щеке. Озабоченно поглядывала на меня, как хмурюсь и злюсь. Так мы работали до позднего вечера, лишь прервались ненадолго, поужинать. Ужинали молча, избегая затронуть тему избиения отчима, а другие темы не лезли в голову.
   Работаю с упорством маньяка, как будто в последний раз, в последний день перед концом света. Полностью закончил "Королеву" и даже сделал набросок нового лица Свети с макияжем. Рисунок графитовым карандашом, но губы ярко-красные, алые, то, что меня так сильно привлекало всегда и сегодня в полной мере удалось получить. Я целовал их как мечтал всегда и больше не боялся, того, что делаю...
   - Я устала и хочу спать, - наконец, не выдержала Света.
   - Ложись, моя хорошая, я еще немного поработаю.
   Она поднялась с кресла, постояла немного в нерешительности и потом отправилась в ванную комнату, долго там плескалась в воде и попискивала от удовольствия. А я прислушивался к ее возне и улыбался, представляя, как она там ныряет и резвится в тесной ванне. Потом затихла, слышится лишь шум сливающейся воды. Еще немного времени. Она выходит. Но какая! В прозрачном пеньюаре, в таком прозрачном и откровенном, что почти не скрывает тела, тонких ажурных трусиков на вырост и ленточки вместо лифчика, тоже не менее прозрачной. Охренеть! Затаив дыхание, молча прослеживаю весь ее путь. Медленно идет к трюмо, красит губы, подводит ресницы и брови, тонким пузырьком с духами дотрагивается мочек ушей. Да она ведет себя как законная жена перед брачной ночью! Откуда она это все знает? Природный инстинкт? Или знания, собранные по крупицам из разных источников? Сладко вздрогнуло сердце. Ой, Серёга, не смей даже и не думай об этом! Она, тебе - дочь. Господи! Что же мне делать? Гневно пресечь или мягко проигнорировать, сделать вид, что так и должно быть? Перевести все в шутку и баловство? Света говорила, что я мудрый. Где же набраться той мудрости, чтобы не навредить ни отношениям, ни самой Свете? Она уже подходит ко мне, к дивану, говорит: "Я у стеночки". А сама смотрит на меня призывно и с уверенностью, что неотразима и я не устою, да и никто не устоял бы. Инстинктивно отодвигаюсь к краю, освобождая ей место. Она ступает на диван, идет как по лестнице в небеса, остановилась, возвышается над мной богиней любви, чистая, прозрачная и благоухающая тонким ароматом плотского наслаждения. Ложится рядом, повернувшись лицом ко мне. Смотрит. "Ну!" От нее волнами расходится желание и благосклонное позволение королевы, возжелавшей сделать вассалу необычайно дорогой подарок. Я не могу сопротивляться против этих чар, во мне все восстает, до последней клеточки приходит в движение и плывет, лавой вулкана течет в ее сторону. Других мыслей нет, что она мне дочь, что это ребенок с неокрепшим организмом и психикой, что есть общепринятые правила с запретами и их невозможно обойти как индейцу, табу, ходить на охоту в чужие земли.
   - Солнышко, мы не можем этого делать, - говорю, а голос дрожит от волнения, в нем слышится неуверенность и сомнение. А может быть можем? Плевать на запреты? - Мы не можем.
   - Почему не можем? - тихо говорит она с придыханием, - Поцелуй меня?
   Она сделала свой выбор, она хочет этого, теперь осталось сделать выбор мне. Я буду ее целовать! Зацелую до оргазма, если у ребенка такое возможно. Но не допущу прямого контакта. Не смею, не должен. Склоняюсь над алыми губами, вдыхаю волнующий аромат. Духи. Я понял, провокационную акцию продавщиц, когда она предложили Свете духи с феромонами, они хотели, чтобы я мучился вот так, разъедал себя изнутри серной кислотой сомнений, разрывался между недозволенным и желанным. Свете, духи эти запретить! Они для меня вредны, они вредны Свете.
   - Целуй, - тянется привычно губами ко мне.
   Трогаю ее губы своими. Она их растворяет принимает поцелуй, будто опытная куртизанка, языком трогает мои десна, с наслаждением закрывает глаза. Меня бьёт мелкой дрожью от каждого проникновения кончика языка, скользящих движений по деснам, пронзает до самого позвоночника слабой болью, как электрическим током. И яркие вспышки перед закрытыми глазами, с каждой вспышкой все больше парализует волю и способность сопротивляться соблазну.
   - Поцелуй меня, как целовал их.
   Я прекрасно понимаю, чего она хочет, короткое общение с практикантками даром не далось, она приобрела запретные знания и спешила ими воспользоваться. Я и сам этого хочу! Страстно, безумно, как бездомный щенок, оставшийся без мамки и ищущий сиську везде, где приткнется. Может быть, это хороший выход из нашего положения? Мне нужно постараться оставить отношения на уровне поцелуев, пусть даже эти поцелуи окажутся за пределами всех мыслимых норм морали. Но не более того! Если периодически выпускать из неё пар, это не повредит физиологии неразвитого организма растущей женщины, но кто знает, что станет с её мозгами? В кого она превратится, после таких экспериментов? Плевать! Я хочу! И не могу с собой ничего поделать. Тем более, она сама уже задирает полы прозрачного пеньюара, медленно и изящно. Наклоняюсь, делаю ей слоника в оголенный пупок. Света затаенно смеется, тихим смехом проститутки, которая с большим трудом, таки убедила клиента побыть с ней за определенную плату. Трогает ладошкой мою щеку, как бы, ласково подбадривает: "Ну чего же ты, дурашка, это же, так приятно!" А второй рукой, большим пальцем цепляет за резинку трусиков, давая понять, что разрешает сделать мне это. И я, сорвался. Сдернул невесомые трусики, они и слетели легко, в одно движение. Впился взглядом в вожделенное место. Света, гладит меня по голове, теребит пальцами волосы, и сама затихла, затаилась в нетерпеливом предвкушении чуда, которое обязательно должно с ней произойти. Я не решаюсь сделать первый шаг к новым, еще более острым отношениям, лишь смотрю на маленькое, изящное творение природы, которое повзрослев непременно станет моим прибежищем и утешением, а сейчас нельзя, как бы ни хотелось, как бы не тянуло. Мгновения спрессовались в неповоротливое, глухое безвременье, тягучее сомнение перед выбором всего нашего последующего будущего. Боже мой, что ж я творю? Ну, подай же мне хоть один знак, чтобы понял, что хочу невозможного. Шарахни меня своей молнией, чтоб поджарилась кожа и сплавились кости! С трудом наклоняюсь и лишь легонько, едва коснувшись губами, трогаю, целую запретное.
   - Ещё, - шепчет Света, и шепот походит на стон, - ещё.
   Она испытывает оргазм? Или имитирует, как ее учили извращенные практикантки? А вообще, испытывают ли оргазм дети? Не помню... Когда я начал мастурбировать? Какие испытывал ощущения?
   Света дрожит, выгибается дугой и мышцы ног напряжены до предела, шепчет, шепчет взахлеб, частит невнятно, в нетерпеливом ожидании лавины:
   - Еще... Еще... Еще... Еще...
   Потом:
   - Я умираю! Дядя Сережа... Я умираю...
   Размякла. Всё... Поднимаю голову смотрю ей в лицо, выискивая хоть чуточку счастья. Она слабо улыбается.
   - Тебе хорошо?
   - Мне хорошо... мне хорошо... мне хорошо...
   И через несколько мгновений вырубилась, уснула на полуслове.
   - Спи, моя маленькая принцесса. - шепнул я, целуя её в лоб, укрыл одеялом.
   А потом закрылся в ванной и онанировал под шум воды душа как занюханный зек в одиночной камере. В голове стояла картинка, как ни пыжился вызвать другие - возбужденное лицо Свети и алые губы шепчут: "Еще! Еще! Еще!" Другая женщина не проявлялась ни при каких усилиях. Только пару раз на мгновение появлялась Марина и Света ее вновь заслонила властно и безраздельно. Я и перестал сопротивляться. Хоть так, слить в канализацию переполняющий спермотоксикоз, но прямого контакта не допустить. "Ну, как тебе?" - язвительно спрашивает внутренний голос. Странно, абсолютно странно. Я не испытываю угрызений совести! Ожидал очередного всплеска самоедства и запилов, но ничего подобного нет. Сейчас я поступил плохо, очень плохо, так плохо, как никогда в своей жизни. Но мне, хорошо! Завернувшись в банный халат сел в кресло, чтобы видеть спящую Свету, взял компьютер, продолжить работу над панорамой.
   Так. На чем остановились? Глаза! Отражение их в начищенном участке рельсы. Эта главная деталь картины, весь смысл, ради чего все и затевается. Сделать так, чтобы под разным углом зрения было отражение разного состояния души. Как в калейдоскопе. Повернешь на один градус - страх, еще немного - надежда, а если немного видна девочка, расставившая руки, как птица крылья - то решимость любой ценой победить, перейти на ту сторону. Как сделать так, чтобы, не меняя выражения лица, протащить столько разных идей? Думай, на то и голова.
   В дверь постучали... Даже не постучали, а тихо поскреблись. Кто там еще, так поздно?
   - Кто там? - спрашиваю, приблизившись к двери.
   - Сережа. Это я.
   Верка. Голос пьяный, но агрессии не чувствуется.
   - Что тебе надо?
   - Открой. Очень серьезный разговор есть...
   - Все серьезные разговоры, в трезвом виде.
   - Пожалуйста... Мне очень нужно...
   - Хорошо, - открываю дверь, - только не шуми, Света спит.
   Она пришла сама, без своего сморчка. Видать врезал, порядочно, вывел из боеспособности. Молча указываю ей на кухню, но она всё равно заглядывает в комнату, на диван, где спит Света, вытягивает шею, глаза влажнеют, вот-вот разрыдается: "Доченька..."
   - Давай, на кухню, - поторапливаю её, нет у меня столько времени, смотрины устраивать, - что хотела?
   - У тебя выпить есть? -спрашивает, всхлипывая и усаживаясь на мое место у окна.
   - Нет. В доме не держу, да тебе и так хватит.
   - Дай салфетку...
   Я указываю пальцем на салфетницу, которая стоит перед самым её носом и уже начинаю нетерпеливо потопывать ногой под столом, ну, чего тянешь, говори и уходи. Таки допустил ошибку, когда позволил войти, надо было самому выйти на площадку и там дать ей возможность высказаться. Она тянет время, сморкается уже в третью салфетку, четвертой вытирает слёзы. Честное слово, спектакль соплей устроила.
   - Итак! - говорю уже менее терпеливо, - говори быстрее, у меня работы много, а я хочу спать.
   - А ты, где спишь? - спросила она, как бы между прочим, сморкаясь в пятую салфетку.
   - Какая тебе разница, где сплю? На полу. Половиком укрываюсь. Говори - зачем пришла и вымётывайся.
   - Моя доченька! - опять всхлипнула она и готова уже была разрыдаться, - я её так люблю!
   - Так, - говорю, уже окончательно потеряв терпение, - проваливай. Ты мне это пришла рассказывать в двенадцать часов ночи?
   - Ы-ы-ы, -рыдает, типа безутешная мать, потерявшая ребенка, и ей ничего больше не осталось, кроме как оплакивать утрату.
   Понятно, на жалость и сочувствие пробивает, значит нужны деньги, только вопрос, сколько и как часто.
   Скрестил руки на груди и незаметно достал сотовый телефон, включил на запись. Решил ей помочь сформулировать эту мысль, а то, до утра будет мне компостировать мозг и составлять ненужную компанию:
   - Сколько?
   - Сто тысяч, - у Верки мгновенно высохли слезы, - а чего, сколько?
   - Значит, сто тысяч, и ты оставляешь нас со Светой в покое, навсегда?
   - В покое? Нет. Ты, значит, трахаешь мою маленькую доченьку, а я тебя, в покое? За сто тысяч?
   - Я её, не трахаю! Но, допустим. Сколько тебе нужно, чтобы ты исчезла из Светиной жизни?
   - Двести, - сказала она, затем подумала немного и добавила, - если не трахаешь.
   - А если, трахаю? - во мне запрыгал чертик на резиночке, и я начал язвить.
   - Тогда, триста! - парировала Верка не моргнув даже.
   Ах ты ж, гадина! Я ей триста и могу использовать девочку как хочу? Готова дочку продать какому угодно извращенцу. Но я ей это не сказал, лишь хищно оскалился, поставил точку над беседой поднимаясь:
   - Завтра, в час дня, идем к нотариусу, и ты подписываешь отказную от Светы, передаёшь родительские права мне, за триста тысяч. Ясно?
   - Ясно, - говорит, а сама даже не собирается уходить.
   - А теперь, вымётывайся. мне работать нужно.
   - Ты ещё, моего Коленьку избил, - всхлипнула было она, но я ее упредил:
   - Вопрос о нем не стоял, пусть сам приходит, свои проблемы решать.
   - А ты его снова побьёшь!
   - Побью, если заслужит.
   - Ну, дай хоть тысячу! На лечение!
   - Знаю я, ваше лечение, - сказал, но тысячу дал. Надо было не давать, а то, повадятся, на похмелку сшибать, уточнил, делая голос максимально строгим, - завтра, получишь двести девяносто девять.
   - Ну, чего ты, жадничаешь? Он же трудовую способность потерял!
   - И у него есть работа?
   - Пока нет. Но ведь, найдет?
   - Короче, как найдет, так пусть и приходит за компенсацией, а мне ребенка кормить надо. Проваливай.
   - А может, есть-таки, у тебя выпить?
   - Давай, иди, иди, а то и ты трудовую способность потеряешь.
   Остановилась в пьяном умилении, в дверях спальни.
   - Доченька! - ударилась в новые слёзы.
   - Иди уже! Разбудишь.
   - Ты её не обижай!
   - Не обижу.
   - А то, я тебя!
   - Иди уже! Господи!
   - Да, я, - Господи. А что?
   - Вали, вали.
   Еле спровадил! И что это мы такие закомплексованные, затуманили нам голову священники своими постулатами. "Все люди - дети божьи". Нет, не все. Есть те, кто трудятся весь свой век за хлеб насущный. Есть те, кто попрошайничает из лени. Есть отморозки и мерзавцы всякие, готовые к агрессии и насилию, внутри себя они перешагнули грань человечности. А есть пропащие алкаши. Каждому нужно воздавать своей мерой по заслугам, а не из абстрактного человеколюбия. Вот Верка, чуть за косяк двери не цепляется. Бежать отсюда, хоть в общагу, хоть в преисподнюю! Завтра начну продавать квартиру.
   Засел опять за работу. Чертика надо хорошо прорисовать. Он здесь неспроста и ему отводится не последняя роль. У него тоже должно меняться настроение в зависимости от угла зрения. Злость, ненависть, ехидство и злорадное превосходство над упавшим неудачником, его нужно победить любой ценой. Это как противостояние с самим собой. Сможешь укротить себя - получишь бонусы с наградами. Но между наградой и тобой страшная пропасть в виде тяжелого, каторжного труда.
   Утро подкралось незаметно, тихим пощелкиванием настенных часов и сиреневой предрассветной дымкой. Я и очнулся от глубокого погружения в работу только когда свистнул будильник на телефоне, "Понедельник, подъем, мать тебя так, великие дела заждались"
   -Солнышко, вставай, просыпайся, в школу пора.
   - У, - свернулась калачиком, сладко вздохнула, - ещё пол-секундочки, пол-столечко.
   - Вставай, вставай, а то проспишь.
   - Сейчас, сейчас, сейчас, - задирает задницу кверху, а голова еще на подушке, типа сон досматривает.
   Мне стало смешно, и я расхохотался. Ну и каково тебе, первый день, папашей быть? Я вспомнил себя в детстве, точно также долеживал, до последнего, пока мать по заднице не шлёпнет. Но я так делать не буду, негоже принцессе напоминать, что она ребенок.
   - Вставай уж, я сейчас завтрак приготовлю.
   - Я сама! - отвечает уже окончательно проснувшись, смотрит на меня не меняя позы, как маленький страусёнок, только чуть удобнее повернула голову, хитро прищурив один глаз, - А почему, ты, так рано встаешь?
   - Ну, я же папа, - улыбаюсь ей, не скажу ведь, что даже не ложился.
   Она переползла ко мне в кресло, удобно умостилась на коленях, свернувшись как котёнок клубочком, отняла у меня планшет, внимательно смотрит на рисунок:
   - Чтобы выбраться, - говорит, - нужно ключом отвернуть гайку.
   - Ага! Но тогда рухнет мост.
   - Не рухнет, он станет лестницей!
   - А там, чёртик привязан.
   - Он же, на ниточке! Оторвать и бросить в речку.
   Да, ребенок достоин уважения, я и взглянул на неё соответственно:
   - А откуда, ты это знаешь?
   - Придумала, - пожала она плечами, - только что.
   Она не просто будущий художник, это компьютерный гений, гуру - у которого цена всегда выше тысячи дюжин юзеров, вместе сложенных в одну кучу. Надо подумать над этим и дать ей образование в таком направлении. Кто знает, может она впишет свое имя в истории, как создатель компьютерной игры всех времен и народов. А панорама, отныне, имеет имя: "Лестница в небеса", шифр и код - в гаечном ключе.
   - Ладно, гений, пойдем завтракать и по делам, а то, оба опоздаем, - чмокнул ее в затылок.
   Я не знаю, что с ней сделал ночью, вернее, это-то я знаю, но что с ней произошло сейчас! Она изменилась, перестала быть прежней Светой, сейчас - это женщина, познавшая нечто, что её приподняло над сверстниками и им теперь догонять десяток лет, не меньше. В поведении и голосе стали преобладать нотки, нежной и заботливой супруги, готовящейся стать матерью. Только так могу расценить, плавную походку и неторопливую, рассудительную речь, дающие повод предположить, что она обладательница некоего секрета, который она возможно поведает, если ты достоин и готов уже в тайное посвящение. Посмотрел на неё серьезно и продолжительно пока не обратила внимание:
   - Что? - спрашивает с хитрой улыбкой.
   - Никому не рассказывай, что вчера произошло, ладно?
   - Я же не дура! Для всех, ты - мне папа.
   Ух, ты! Озадачила. Очень удивлен.
   - А, не для всех?
   - Не для всех? - улыбнулась ещё загадочней, - посмотрим.
  
   ***
   Прекрасное утро, прекрасное настроение, хочется петь. Я взрослая девочка, и знаю, как себе сделать приятно. Мы и с подругой делали это друг другу, но с папой Сережей все по-другому. Здесь я его чувствовала всей душой, это было блаженство тела и сладость единения. Распутство поэтов, художников, музыкантов - тема неисчерпаемая. Пушкин и Некрасов, Толстой и Достоевский, Бунин и Блок - это в великой?то и считающейся целомудренной русской литературе. Что ж говорить о да Винчи, Рембо и прочих Пикассо. Творец - человек с повышенной нервной энергетикой, он работает на сильнейшем перевозбуждении, и очаг этого перевозбуждения "плавает" по коре мозга. А по силе это возбуждение соизмеримо с сексуальным, по абсолютной величине они близки. И ощущения такой же силы, как он получает в творчестве - он жаждет вообще, во всем, и в сексе в первую очередь - наслаждение, экстаз, эйфория. - Здесь в мозгу происходят сходные химические процессы, гуляют те же элементы в тех же концентрациях. Творчество и секс, если брать на уровне ощущений и физиологии мозга - это своего рода наркомания. Ты возбуждаешься на одном - и переезжаешь на другое с той же силой. Ты перетягиваешь очаг возбуждения на другое место, и там его сбрасываешь и гасишь. Все ведь так просто. Если центральная нервная система способна к сильному возбуждению, а общее состояние организма позволяет возникать этому возбуждению - и позволяет реализовать его в действиях, вывести его с уровня ощущений на уровень физических проявлений - этот человек активен в широком смысле слова, он годен и способен на многое. Верный признак сильного сексуального воздействия женщины на мужчину: "он" старается никак не показывать, что у него аж глазки застилает при виде ее. Он с равнодушием пропускает мимо себя ее кокетство. Он не только не стремится коснуться ее, но и тогда, когда она, испытывая свои чары и шаля, касается его, никак не реагирует на ее прикосновения, ну словно вовсе равнодушен. И тут же может гладить по волосам или шлепнуть по попке особу, не вызывающую у него никаких чувств: ему несложно на публике изображать невинные ласки с той, которая его никак не волнует. Гм... Много времени спустя часто оказывается, что он действительно нравился той, которая нравилась ему, а она, бедолага, была уедена, что он к ней так равнодушен. А его просто слишком сильно трясло от ее вида и касаний.
  
  
   ---
   Ангел. Но в чем же суть конфликта между сексом и эго? Дело в том, что секс относится к той
   области вашей жизни, в которой вы не можете оставаться эгоистом, в которой другой становится важнее вас. Ваш мужчина, ваша женщина становятся важнее вас. В любом другом случае главенствующее положение занимаете вы, но во взаимоотношениях любви другой становится невероятно важным действующим лицом. Вы превращаетесь в спутник, вращающийся вокруг главной планеты; то же самое происходит и с вашим партнером. Вы становитесь для него ядром, центром, вокруг которого вращается его жизнь. Такова взаимная сдача. Оба сдаются Богу любви, оба становятся смиренными. Секс - единственная энергия, дающая возможность почувствовать, что существует нечто неподвластное контролю с вашей стороны. Можно контролировать деньги, политику, производственный рынок, знание, науку, мораль. Секс приводит вас в совершенно иной мир... здесь вы ничего не можете контролировать. Эго - величайший контролер. Оно счастливо, если может контролировать ситуацию, и несчастно, если нечто не поддается его контролю. Именно здесь начинается конфликт между сексом и эго. Не забывайте, что эту битву эго никогда не выиграть, ибо оно поверхностно. Секс же глубоко укоренен. Секс - ваша жизнь; эго - всего лишь ум, ваша голова. Секс укоренен в вас повсюду; эго же коренится в ваших идеях - поверхностно, только в голове. Многие мужчины говорят, что боятся женщин. Женщины рассказывают о своем страхе перед мужчинами. Человек рождается без страха. В противном случае ни один мужчина не вошел бы в сексуальный контакт с женщиной и ни одна женщина не смогла бы зачать новую жизнь, ведь это возможно только при участии мужчины. В самом начале вы ничего не боялись. Ребенок рождается бесстрашным. Затем мы обучаем его страху, обусловливая его ум. Необходимо отбросить эти игры. Такая модель поведения превратила человека в неврастеника. Люди находятся в состоянии постоянного конфликта - мужья и жены воюют друг с другом. Семейные пары не могут понять, почему они все время враждуют, почему отношения приносят лишь обиду и разочарование? Отчего так происходит? Вы были отравлены, теперь же вам следует осознанно отбросить старую обусловленность. В противном случае страх останется. Нет ничего страшного в мужчине или женщине. Они такие же, как и вы, - так же нуждаются в любви, так же стремятся объединиться с вами, как и вы. Они стремятся участвовать в вашей жизни и хотят, чтобы другие принимали участие в их собственной, ведь чем больше людей принимают участие в жизни друг друга, тем больше это приносит радости. Люди кажутся очень грустными. Они очень одиноки. Даже находясь в толпе, люди остаются одинокими, потому что каждый боится всех. Даже сидя рядом с другими, мы сдерживаем себя, сдерживаем так сильно, что наше тело превращается в камень. Человек закован в броню, все его существо покрыто непроницаемой защитой. Поэтому, даже когда люди встречаются, настоящей встречи не происходит. Люди жмут друг другу руки, но ладони их холодны, через них не протекает любовь. Люди обнимаются, трещат кости, но сердце находится очень далеко. Люди должны любить. Любовь - величайшая потребность, такая же необходимость, как еда. Пища - низшая потребность, любовь - высшая, любовь - ценность высшего порядка. Для улучшения мира необходимо научить детей любить друг друга. Не нужно разделять мальчиков и девочек. Никакого разделения, не внушать никакого отвращения к противоположному полу. Почему возникло такое неприятие? Вследствие огромного страха перед сексом. Секс не принимается обществом; в этом вся проблема: если секс не принимается, дети должны воспитываться раздельно. Человечество будет страдать, пока не примет секс как естественный феномен своей жизни. Вся проблема взаимоотношений "мужчина - женщина" возник вследствие осуждения секса. Попытайтесь понять простой закон психологии: если нечто усиленно отвергается, оно становится важным. Сам факт отрицания придает значительность. Секс становится НАВЯЗЧИВОЙ ИДЕЕЙ.
   ***
   Тьма наступает (ловушка)
   Вот что значит - семейный человек! Даже на работу не опоздал, возможно, впервые за всю историю трудового стажа. А то, всегда униженно и бочком, бочком, мимо всех, кому ни лень, укоризненно качать головой: "Ох уж этот, Даньков!" А сегодня, нет! Приперся, аж на двадцать минут раньше, даже секретарши Зины. Хотя, теперь этот подвиг уже и не важен, я ведь обладатель пре-святейшей индульгенции и права, вообще, не ходить на работу, ну разве что, иногда, лениво пинать дверь шефа и то, когда есть повод или "есть что-нибудь новенькое". Сегодня у меня новенькое - есть, то-то Марина удивится, что я ее в королевы представил. А про панораму, даже заикаться не буду, это откровение не на продажу.
   Засел за своей перегородкой с карандашами и "Королевой", все же, не идеальная она получилась, чего-то не хватает, одного, двух штрихов, но таких важных, без которых, картина не заиграет, теми нужными струнами, которые и настраивал, добиваясь полной гармонии. Занимался этим, пока Зина не пришла за мной. Во, как! Шеф пригласить, изволили.
   Зина прямо в глаза не смотрит, обижена, до соплей. Дорогая Зина! Ты хорошая женщина, но извини - опоздала. Прояви такое внимание, ну хоть пару, тройку месяцев назад, попала бы в точку, правда, зачем тебе нужен незрелый, слюнявый лох, каковым я и представлял собственной персоной в ту эпоху.
   В кабинете босса ничего не изменилось, мебель, сам босс, та же Марина... Изменилось только отношение ко мне. Шеф радостно вскочил с места, распростер объятия как закадычному другу, что не виделся аж с пятницы.
   - А! Дружище! Безумно рад тебя видеть! Заходи, заходи!
   Чего это с ним? Я насторожился, вернее может быть и раскис, как в былые времена, но Марина тоже вскочила с милой улыбочкой, как она улыбается на приёмах весьма дорогих клиентов. Идеальный индикатор щелочной среды, для тех, кто в курсе. По ней можно чётко отслеживать ситуацию - не промахнешься. И тут ещё: "дилинь, дилинь", - пропел мой сотовый приняв СМСку. Мельком глянул, от Светы, пробует свой новенький телефон, прочту позже, а то ситуация на совещании: "Простите, надо ответить на важное сообщение". Но пришедшая СМСка напомнил мне. Сообщение! Еще в субботу, от неизвестного доброжелателя: "Ничего не подписывай на работе". Паранойя ухватилась за мои извилины и начала закручивать их в витиеватый жгут. Чтобы не предложил шеф сейчас - откажусь. Нужно брать инициативу в свои руки и провести это заседание в контролируемом режиме:
   - "Королева"! - говорю и смотрю при этом на Марину с затаённой улыбкой, - У меня есть - "Королева". Заказ с фабрики.
   И чтобы не опомнились выкладываю рисунок на стол.
   - А! - с энтузиазмом воскликнул шеф, но видно было, как обескуражен, - давай, посмотрим.
   Взял в руки листок, смотрит. Пару раз покосился на Марину, сравнивания:
   - Хе, хе. Королева, говоришь? Похожа, чертовка!
   - Ага, - поддакнул я, тоже бросив многозначительный взгляд Марине. А та, сделала невинное лицо, типа, я тут причем, но терпеливо ждет, пока босс насладится созерцанием шедевра.
   - Вот, только не пойму, чего рекламируем? Она, - он небрежно кивнул в сторону Марины, - в рекламе не нуждается. Где стол?
   - Стол? Был! Сначала. Но я подумал, что он заслоняет истинное величие. А к рекламе адаптируем, например, напишем: "У неё не было нашего королевского стола"
   - И потому проиграла войну? И её трахнули солдаты?
   - Почему, трахнули? Просто, битва была нечеловечески трудная.
   - Да, так одежду рвут, когда веселятся во все дырки!
   - Да, не подумал, - задумчиво протянул я, откуда мне было знать, что у босса, такое извращенное воображение, - изодранная одежда - символ поражения.
   - Не подумал, а надо было подумать. Но, хорошо, чертовски хорошо.
   - Позвольте, взглянуть? - не выдержала, наконец, Марина, потому как, заинтриговали по самое не могу. Взяла рисунок и долго его разглядывала, пока босс читал мне лекцию как надо писать шедевры рекламы:
   - Вот, ты, вечно с каким-нибудь выкрутасом. Если нужен стол, значит, должен быть стол. Ты же начал вроде неплохо, "Девственница" - шедевр! Знаешь, как подскочили продажи кресел? На триста процентов! Они даже это кресло переименовали в "девственницу", маркетинг, так сказать. А это, что? Где стол, который надо будет покупать, а?
   Но я почти не слышу, что он говорит, с интересом наблюдаю за реакцией Марины. Сидит, поджала свои красивые губы и видно, как в ней закипает ярость. Это я войну проиграла? Это меня солдаты изнасиловали? Она поняла моё послание, лично ей. Она проиграла, нашу с ней, войну. И с огромными потерями. Бросила мне быстрый взгляд, чтобы оценить насколько меня плющит. Ничего! Главная битва еще впереди, об этом мне сказали её глаза. Ну, посмотрим. Не на того нарвалась, выстрелил ей ответный взгляд.
   - Если не пройдет, - наконец проговорила она, - подаришь мне?
   - Да, ради Бога! - Я сделал великодушный жест рукой. И обратился к боссу, чтобы окончательно свернуть заседание, - Ну, что, везём на фабрику проект?
   - Да погоди-ка, - покривился шеф, - это сделает и Марина, а ты, слишком ценный фрукт, чтобы, проталкивать проекты.
   Этот лестный отзыв про лично, мою персону, мне не понравился. Что это? Действительно, оценённые заслуги или копать глубже? Например, мне хотят ограничить контакты с мебельной фабрикой? Это будет ясно из следующей фразы. Фраза не заставила себя долго ждать и прозвучала почти убийственно из уст шефа:
   - Я, что, собственно, тебя вызвал, - шеф сделал лицо благодетеля и спасителя человечества, - На повышение идешь, Сергей Дмитриевич, вот так, то! Теперь ты будешь властелином, вон тех остолопов, что протирают штаны в оформительском отделе.
   С этими словами он вытащил из папки пачку напечатанных листов, протянул мне через стол. Это конец, даже не взирая на предупреждающую СМСку. Сейчас у меня отнимают свободу, делают надсмотрщиком над художественными неграми, каким и я был до недавнего времени.
   - Вот приказ о назначении и новый твой контракт, с очень выгодными условиями. Давай, подписывай и принимай почетную должность, с поднебесной зарплатой.
   Стоп, стоп, стоп! Мы так не договаривались! Мне эта должность не впала ни зад, ни в рот. Как выйти из этого без потерь? Отказать и в тоже время не обидеть?
   - Погодите, Александр Николаевич! Вы же прекрасно знаете, что эта должность заточена не под меня? Тут человек нужен волевой, серьезный, а я лишь свободный художник. Да и не смогу, на этой должности, творчеством заниматься. Мне нельзя быть администратором!
   - Давай, давай, не скромничай, справишься, ты уже проверен - годишься! Подписывай и принимай мои поздравления.
   Вот же черт! Говорит, будто я уже подписал или подпишу, никуда не денусь из этой подводной лодки.
   - Нет. Спасибо, конечно, за доверие, но мне нужен свободный график.
   - В контракте есть, свободный график, Марина, покажи.
   Марина легко вспорхнула, подошла ко мне сзади и безошибочно ткнула пальцем в пункт на контракте, будто бы уже, точно знала, что буду спорить за это. Да, действительно, черным по белому написано, свободен, когда захочу и где захочу. Не контракт, а песня Кобзона, все самое лучшее и только для вас. Но доброжелатель, настаивал, чтобы я не делал глупостей. Там, в контракте есть что-то такое, что должно насторожить.
   - А давайте, я пару дней подумаю? Контракт почитаю? Не могу так сразу решиться, - уже включаю дурака на полную катушку.
   - Да, что тут, думать! Бери, пока дают! - шеф уже начал сердиться и Марина подтявкивает:
   - Александр Николаевич, дурного не предложит!
   Ну, это уже была их ошибка, так энергично меня уговаривать, планка тормозов окончательно заклинила, это как упрямую лошадь, решили вдруг похлестать кнутом, вдруг сдвинется с места? Хрен вам, пока не прочту контракт, не подпишу. А прочту я его с адвокатом. Вспомнил про визитку Звягина, вот и юрист есть.
   - Спасибо, нет, - твердо сказал я, - мне нужно подумать, быстро не принимаю решений.
   Поднимаюсь, беру контракт с собой, кивнул учтиво шефу, кивнул учтиво Марине и пошел на выход. Наглец, конечно, начальство не уважать, но сейчас мне нужно быть осторожным, как никогда. Вышел из кабинета и прям спиной почуял, как они с Мариной озадаченно переглянулись. Зина, едва дождавшись, пока закрою плотно дверь шефа, быстрым движением всучила мне газетный лист, сложенный несколько раз, до размера спичечного коробка. Шепнула, не поднимая глаз: "Прочтите" И машет мне рукой, иди, иди, будто боится чего-то. Японский самурай! Да что тут, творится-то?
   Укрылся в своем уголке от посторонних глаз, торопливо разворачиваю газету. У! Завернула, будто секретную передачу в камеру опасному преступнику забрасывала. Развернул, и на первой полосе фотография моего "Зеркала Ада" напечатана, крикливый заголовок: "Жемчужина аукциона. Продана за тридцать миллионов рублей". Охренеть!!! Не то слово, я уже охренел! Заметка короткая, но не менее впечатляющая, что в субботу состоялся аукцион, где была продана моя картина, что гениальный художник Даньков, я, то есть, скрывал свое подлинное мастерство и был открыт, совсем недавно Звягиным, известным и тонким ценителем искусства, и бла, бла, бла, в этом же духе, сейчас готовится грандиозная выставка моих картин, которые по качеству, технике исполнения и гениальности превосходят проданную картину на порядок. Ничего себе, превосходят, я и не знал. А еще я не знал, что выставка готовится. Клёвую, директор фабрики, мне рекламу устроил! Теперь понятна спешка босса с Мариной, они что-то хотели от меня, не что-то, а реально, денег. Теперь, я просто обязан внимательно прочитать контракт, на предмет выявления, в каком именно месте.
   Выдохнув с решимостью погрузился в дебри трехэтажных юридических терминов. Руки оторвать тому, кто писал эту хрень. Напутано, затуманено, как в муниципальной мусоровозке, где для экономии места спрессовано, что не жалко было выбросить целому спальному району. Но я упорно продирался сквозь частокол забористой писанины, чуть не терял сознание от навалившейся скуки. Ну и где замаскирован мой каюк с кирдыком? Ага! Вот похожее место. "Согласно выше изложенного, упомянутое ранее П." - как я понял, предприятие - "имеет право на всю ТП " - Творческую Продукцию - "вышеупомянутого Р." - Ну это я, типа, работник - "произведенную, как указанно в пункте тринадцать дробь шесть, исчисляя с времени, как указано в пункте четыре дробь восемь".
   И разбросанные по тексту пункты если собрать все в одно предложение гласят, что я, за фунт орехов, продаю свою беличью душу и залезаю в известное колесо, крутить его бесплатно с самого рождения до смерти. Ну, с рождения, по сих пор, я уже накрутил колесо, и они тоже имеют на это право и не просто, а все безграничные права, и что я буду жестоко наказан, если продам налево нарисованный мной в детстве, хоть воздушный шарик с каракулями "миру мир". Нет, чтобы написать, просто: "Серёга, ты нам должен" Я бы сразу понял, а тут наметали пунктов, что колпачковые шулеры. Короче, как совет, не подписывайте мутные договоры. Как начинаете подыхать от скуки читая, знайте - это ловушка.
   Но и это еще не всё. Главное -трехсторонняя подпись, Рабовладелец, Раб и юрист компании - Марина. А юрист, это все равно, что тётя Фемида, каратель, со своим тесаком и высокоточными весами для картошки. Подпишешь такой договор - разделают и взвесят от имени закона.
   Спасибо тому, неизвестному, доброжелателю, что предостерег от рабства со смертным приговором за возможную попытку побега. Если вдруг найду его, дам всё, что попросит. Клянусь! А Марину - пристрелить, чтоб козни не строила! Это всё её идеи, как ни крути, шеф сам бы не допёр полезть в авантюру.
   Опять "динькнул" сотовый, принимая сообщение от Светы: "Ты обиделся?". С чего бы я обиделся? А! Я не ответил на ее первое сообщение! Да я его, даже не читал: "Вчера, мне очень понравилось. Сегодня, повторим!" Солнышко. И как мне, теперь быть? Думал, пар с неё выпущу и успокоится, а нет, только еще больше накосячил. Бес попутал. Ну и где, того чертяку найти, чтобы оторвать его от гаечного ключа и тогда станет, всё хорошо и понятно? Но ведь и так всё хорошо? "Сознайся, тебе ведь, тоже понравилось?" Да! Понравилось. Но ведь и я - не железный. Сколько смогу вынести перманентное перевозбуждение, всухую? Прятаться, потом, в ванную и дрочить? Мне же тоже пар надо выпускать!
   "Я тебя люблю!" - написал ответ.
   В общем, так, удочерю Свету, а потом, будем подумать, как плавно переводить отношения согласно пометок в реестрах ЗАГСа.
   К нотариусу еще рано, только после обеда, а утро только в разгаре. Может слинять и тайно к Звягину податься? Поблагодарить его за супер-рекламу моей персоны и за одно, показать панораму "Лестница в небеса", а еще, за одно, обговорить намечающуюся выставку. Да, много вопросов надо решить. Возможно, даже принять предложение, на работу к нему податься, после этого злополучного контракта " с очень выгодными условиями", не могу и не имеет смысла оставаться здесь. Как работать с человеком, к которому потерял доверие?
   Проходя мимо Зины подарил ей взгляд благодарности.
   - Сергей Дмитриевич! - Окликнула меня она.
   Порывается что-то сказать, но не может решиться, мечет руками, не знает куда их деть, и до меня начинает доходить, что мой неизвестный доброжелатель - Зина. А больше и некому, ей проще всего оказаться в курсе готовящейся облавы. Наконец, не нашлась, что сказать, просто махнула рукой в сторону бухгалтерии и проговорила со вздохом облегчения, что не решилась:
   - Получите премию, Вам положено, за рекламу дивана "Аллигатор"
   - Спасибо Зина, - неожиданно подался к ней и чмокнул в щечку.
   - За что? - Зина, вся такая, удивленная, вспыхнула румянцем, захлопала жирно крашенными ресницами.
   - Ты знаешь, за что.
   Зина, Зина, все что могу, уж извини. В бухгалтерию зашел сразу, деньги мне сейчас пригодятся, когда откажусь ратифицировать договор, босс взорвется, как старая канализационная труба, столько говна выльется. Тут и предполагать не надо. С работы попрет, деньги замылит, так что, лучше вырывать заранее. Двадцать пять тысяч - мелочь, а приятно. А теперь. Вперед! На другую сторону реки. К Звягину. Здесь все прогнило и воняет.
   У двери приемной директора фабрики столкнулся с Мариной, лицом к лицу, выходящей от него. Она, было дернулась от неожиданности, но быстро совладала с собой, сделала лицо вроде не удивилась и давно меня искала:
   - О, Лёгок на помине, - воскликнула, сделала приказывающий жест указательным пальцем на двери директора, - ну-ка пойдем со мной.
   Будто я сам туда не собирался, только мне, туда нужно без её компании и сопровождения. Но я не успел даже возразить, как она меня подтолкнула в спину, буквально запихивая в кабинет директора, вошла сама, небрежно сказав секретарше:
   - Он, со мной, - и тут же с порога радостно директору, - Анатолий Афанасьевич! Он приехал. Мы работаем, оперативно!
   Анатолий Афанасьевич понимающе кивнул, цепким, оценивающим взглядом посмотрел на меня, на Марину, сказал:
   - Спасибо Марина Анатольевна, а теперь оставьте нас наедине с автором.
   Лицо Марины перекосилось от огорчения и досады, будто ее, плохую студентку отчитал декан факультета и потом в ярости выгнал из кабинета, типа: "Вон! Чтоб глаза мои тебя больше не видели". Резко развернулась и ушла, хлопнув дверью. Анатолий Афанасьевич приглашающим жестом показал мне на кресло. С усмешкой сказал:
   -Так-то, лучше будет, а то, тут пыталась мне продать Вашу картину за миллион. Эта картина не стоит столько!
   - Почему не стоит? -меня немного царапнуло обидой.
   - Она стоит гораздо больше, и это не реклама, это арт! Высокохудожественный, причем. Вот что я хотел Вам предложить, Сергей Дмитриевич не работу, в том смысле, как предлагал ранее, а сотрудничество, партнерство. Пятьдесят на пятьдесят. Вы творите, я продаю. Делаем, то, что каждый может в меру своих талантов. Как Вам такая форма джентльменского соглашения?
   И смотрит на меня испытывающим взглядом. Да я уже был согласен, пока шел сюда! И даже на более скромных условиях.
   - Я согласен.
   - В таком случае, "Королева" не проходит как проект рекламы, слишком хороша для этого.
   - Я имел неосторожность подарить её Марине.
   - Она и получит свой миллион, как и хотела, - он достал чековую книжку и выписал чек на миллион, не вписывая в него имя получателя, - захочешь, оставишь себе или передашь ей.
   - Хорошо. Но у меня есть нечто совсем необычное, то, что не покажешь на бумаге, это нужно смотреть на компьютере, - я протянул ему флешку с панорамой и сопровождающей программой, чтобы можно было менять угол зрения, - посмотрите на досуге.
   Не стоит отнимать у него время, на то, чтобы потешить свое самолюбие и лично пронаблюдать за реакцией. А картину нельзя рассматривать в обществе, это настолько интимный процесс, что только наедине с собой и когда мозг совершенно свободен, чтобы воспринять и оценить.
   Мы еще обговорили намечающуюся выставку. Оказывается, он хочет сделать гигантскую распродажу моих картин. Я- то ничего в этом не понимаю, но звучит примерно так. Выставляются оригиналы на всеобщее обозрение, но продаются копии, репродукции за очень серьезные деньги, не просто так, как раки, ведро за пятак. Ну, ему видней. На этой позитивной ноте и расстались.
   Как и следовало ожидать, Марина дождалась меня в приемной, вся издёрганная, на шарнирах, как тот чертик. Нервно подскочила с места сгорая от нетерпеливого любопытства.
   - Что?
   - Да, ничего особенного, - протянул ей чек, вроде, как ей предназначен, хоть и обидно.
   - Это точно, мне? Там имя не вписано.
   - Тебе. Проект не прошел, а я, картину эту, подарил тебе.
   Она взглянула на меня по-другому, не так, как все время смотрела. Удивлена? Нет, вроде. Про влюблена не заикаюсь, ибо, не про неё. Но интерес был, с чем-то примешанным, таким, особым. Может быть даже сожаление или вот, раскаяние! Нет, ну это, уж слишком. Не верю ей и не поверю никогда.
   - А что? - спрашивает, - мужик слово дал, мужик слово взял, уже не модно?
   - А когда такое в моде было? Я не помню.
   - Поехали, я тебя подвезу. Предупреждающе воскликнула, - И не возражай!
   Пожал плечами, ну подвези. Теперь, я тебя не боюсь, ты проигрываешь на всех фронтах, моя королева. Сели. Поехали. Молчим. Да и разговоры разговаривать с человеком, который хотел тебя сделать рабом, не слишком весело. Только смотрю на чертика, как он болтается на резинке и ехидничает из-под коричневого капюшона, напяленного почти до самых зеленых, огненных глаз.
   Этот чертик меня, просто бесит! Как там, Света советовала, оторви и брось в пропасть? Я подхватил чертика за ниточку резко дернул с небольшим усилием. Чпок! Оторвалась присоска от стекла. И швырнул его в окно.
   - Что ты делаешь! - возмутилась Марина, резко остановив машину, - он мне, как память!
   - По барабану! А мне он, не нравится.
   - Ты что себе позволяешь? - переключила заднюю передачу, намереваясь вернуться за пропажей.
   - Виноват, Ваше Величество, - Я изобразил улыбку наглеца, вложил в нее максимум души и старания.
   Теперь, имею полное право хамить как хочу, потому что, знаю истинную суть этой чертовой куклы. Она выскочила из машины и начала осматриваться в поисках. Да где ж его найдешь, в кювете? Ехали на приличной скорости, улетел, как в пропасть. Вернулась в машину, чуть не плачет.
   - Скотина! - Кричит, пристегиваясь ремнем. - Ненавижу! Как я тебя ненавижу!
   Взаимно! Тоже тебя ненавижу, коза дранная. Я уже разозлился и готов был ей уже заткнуть рот, чем-нибудь, ну хотя бы, вот этой, гламурной подушечкой, лежащей у нее всегда под локтем, чтобы прекратить истерику, но она меня опередила и врезала пощечину, похлеще той, первой, до акта изнасилования. Вот, сука! Меня, даже мама в детстве не била и учила, чтобы не позволял никому это делать. Если бы к моим венам был привинчен манометр давления, то зашкалил бы и треснул от напора крови. Кровь с шумом ударила в голову. Но тут в голове что-то щелкнуло, в душе возникло какое-то ледяное спокойствие. Медленно прихожу в себя, смотрю на Марину, а она от испуга сжалась и замерла.
   Помолчала:
   - Шефу не говори, что у Звягина меня видел.
   - Как тебя там мог видеть, если я к нему, даже не ходил?
   - Поняла.
   Она меня подвезла прямо к подъезду. А на лавочке, как всегда, баба Дуся с самыми верными завсегдатаями сообщества "За наших". Услышал обрывок фразы, не знаю, кем из сплетниц сказанную:
   - А он ее и так, и эдак, такой большой такую маленькую.
   И сразу же заткнулись, встретили мое появление ледяным молчанием. Если они так резко замолчали, то, логичны всего две версии: Либо они говорили о нас, с Светой, либо мне объявлен "величайшим собранием" бойкот. И оба варианта, мне уже, как мартышке штаны, вроде и есть, но и не было бы - не расстроилась. Прошел будто сквозь строй солдат, сопровождаемый почетным равнением. Что, бабки, научил Родину любить? А тут ещё Марина, кричит мне вслед, в открытое окно машины:
   - Захочешь, ты только скажи!
   Как расшифровывается этот восторженный оклик грязными мозгами старух? Правильно, теперь у меня репутация разнузданного, неразборчивого кобеля, который вскочит на первую попавшуюся сучку, только скажи.
   Дома, в срочном порядке принял душ и поменял рубашку, которую просто запихнул в стиральную машину, потом уж постираю, времени осталось очень мало, нужно уже идти за Веркой и делать то, что жизненно необходимо.
   Мужик, которому я расквасил нос, живет этажом выше, он пустил на постой Верку с ее собутыльником.
   Ну! С Богом, звоню в дверь. Двери открыл "Коленька"- сморчок, синий во всех смыслах. Синий, потому что, не лицо - сплошной синяк, а нос распухший, как у неисправной велосипедной шины, один бок выдуло здоровенной шишкой. И синий, потому что, пьян до поросячьего визга. Но даже в таком состоянии он шарахнулся от меня в глубь прихожей, на всякий случай и безопасное расстояние, из осторожности, вдруг опять заеду, пяткой в нос, без предупреждения. Ладно, не ссы, мужик, я тебе тут не Джеки Чан.
   - Верку позови, - говорю холодным, стальным голосом, держать, так держать марку брутального бандита.
   - Она не может, - заикаясь пролепетал сморчок, но кулаки сжал, типа, защита есть, не пробьешь.
   - Почему?
   - Бухая, в жопу, - махнул обреченно рукой и опять в стойку как боксер становится, -не транспортабельная.
   И словечко-то, как выговорил? Решительно вхожу в квартиру, Коленька даже к стенке прижался, пропуская меня.
   - А ну-ка! - говорю и уже начинаю свирепеть.
   Черт вас подери! Во что квартиру превратили за те, нечастных, два дня, что здесь обитают? А сейчас, батареи бутылок где попало, даже в кровати, где и валялась "не транспортабельная" Верка. Мусор, очистки и обглоданные куриные кости повсюду. Засранцы! Им Свету вверять в полное, безраздельное право? Они даже жилье содержать не могут!
   - Тащи нашатырный спирт! - говорю в полной решимости, таки поставить на ноги эту пьяную скотину и потащить ее к нотариусу в любом состоянии, как бы ни было стыдно даже идти с ней рядом.
   - А где он? - засуетился мужик уже начиная трезветь.
   - Откуда я знаю? В аптечке, в туалете. Ищи.
   И тот сорвался с ног, в поисках. А я пошел на кухню, набрать воды в стакан. Все стаканы грязной грудой валяются в раковине вперемешку с остальной посудой. Выбрал один, более-менее чистый и тщательно вымыл его. Заодно порыскал по шкафчикам наткнулся на аптечку. Нашел и нашатырь и даже йод с марганцовкой. То, что нужно! Бился над Веркой целый час в попытке реанимации клинической алкашки, больше всего она не хотела нюхать нашатырь, но я сам плача от едкого запаха, тыкал ей в нос вату обильно смоченную ядрёной, адской жидкостью. Она закрывала крепко ладонями нос, даже не подпуская близко тампон ватный тампон, и я поступил проще, плеснул ей на руки из флакончика, неосторожно много, от чего в квартире повис тяжелый, невыносимый смог. Наконец, очнулась в адекватном состоянии, чтобы она хоть чуть-чуть реагировала на объективную реальность.
   - Вставай! - говорю ей, почти кричу, - Забыла? Мы должны быть у нотариуса, в час дня! Я уже договорился.
   - А у тебя выпить есть?
   - Какой выпить? Ты итак, пьяная! Поднимайся!
   - Не, без выпивки не пойду.
   - А ну, вставай! Будет у тебя триста тысяч, хоть ужрись.
   - Веруня, вставай! - Подключился Коленька, в будильники, - Триста тысяч!
   - Давай, раздевай её, догола, - говорю Коленьке, уже ставшему мне союзником.
   - Зачем? - спрашивает, но уже начал расстегивать пуговицы её замызганной кофты.
   - Купать будем, сразу протрезвеет.
   В общем, с большим трудом раздели упорно сопротивляющуюся Верку, под руки потащили в ванную.
   - И что, вы будете делать со мной, голенькой? - Верка пьяно похохатывает и пытается балагурить, - У нас групповушка намечается?
   Господи. Групповушка. Да на неё смотреть без содрогания нельзя. Обрюзгшая, неухоженная, с висячими складками кожи и болтающимися сиськами как у свиноматки. Бедняга Коленька, я ему сочувствую, такую женщину иметь. Интересно, Света будет такой же в её годы? Да, не дай Бог!
   - Да, да, групповушка, - успокаиваю её, так сказать, усыпляю бдительность, ибо сейчас будет нечто более отрезвляющее.
   Загружаем ее в ванну, а она всё удивляется:
   - Ой, как интересно! Прямо в ванной?
   Включаю холодную воду. Да вода-то не просто холодная, она ледяная! Энергично поливаю её из душа.
   - И! - Заверещала Верка одновременно со вздохом, - идиоты! Вода холодная!
   О! Теперь вижу, протрезвела окончательно. Краем глаза наблюдаю, как Коленьку аж передернуло. Впечатлительный, какой. Переживает за неё. Было бы за кого переживать!
   - Вытирай её, разотри хорошенько, чтобы аж красная была, - приказываю, а сам занялся химией, развожу нашатырь с йодом по капельке в стакан с водой.
   Однажды мама, точно так же, меня откачивала, когда впервые надрался, как комбайнер после уборочной. Правда она меня еще марганцовкой напоила, и я блевал, чуть унитаз не проглотил. С Веркой, так не поступлю, не вынесу созерцания содержимого её желудка, да и времени уже нет, наверняка, мой талончик на очередь к нотариусу уже просрочен и придется стоять в живой очереди.
   - Пей! - протягиваю Верке стакан с коктейлем трезвенника.
   - Ага! - удовлетворенно пропела она, - водочка, а я её люблю. Это точно водочка?
   -Водочка, водочка. Пей до дна.
   - Это не водка! - Пригубила пойло и закапризничала.
   - Пей, гадина! А то сейчас бить тебя буду.
   Окрик подействовал круче, чем все предыдущие мои старания с уговорами. Она зажмурилась и выдула все, что было в стакане. И ее колбасило при этом, но мужественно преодолела трудности. А кому легко, а? Вот, теперь порядок, примерно с часа полтора будет более- менее соображать, а нам больше и не нужно.
   - Одевай её. Только, поприличней.
   Сам набираю номер на телефоне, чтобы такси вызвать. Господи, за что, такое наказание? Взрослая тётка, а как с малым дитём надо возиться, на её мужика посмотрел с уважением. Вот уж, не позавидовать. И он счастлив с ней? Это - любовь.
   Клянусь! Света не будет такой. Сделаю все возможное и невозможное. Пусть говорят, что гены и прочая хрень всё определяет и никуда от этого не деться. Брехня! Мораль и отговорки пораженцев. Всё определяет среда обитания, кто тебя окружает и, кто твой пример, для подражания. И тогда, ты станешь тем, кем достоин быть.
   Позвонили со службы такси. Машина уже у подъезда. "Выходите".
   - Поехали. Ты с нами? - Спрашиваю мужика, хотя уже знаю, что не поедет.
   Тот машет обеими руками, показывает на свое лицо. Болен, очень болен. Ну и, поделом тебе. Хватаю Верку крепко под руку, тащу на выход. Ничего не забыли? Главное паспорт Веркин у меня, а то потеряет.
   Выходим из подъезда, опять мимо лавочных старух. Какой милый вид! Теперь я с Веркой под ручку, в такси как королеву веду. А у Верки репутация похуже моей даже будет, она все свои бонусы растранжирила еще в юности, таскаясь по ночным беседкам с кем попало, и со всеми подряд, кто стакан нальёт. По крайней мере, так старухи и думают.
   - Теперь уже Верку ташшыт, -брякнула баба Дуся нам в спину, - ненасытный чечен.
   Я повернулся к ней делая строгое лицо, а та сжала плотно губы, при этом широко улыбаясь и выпучила глаза, машет отрицательно головой. "Я, не я!" Сдохла бы ты, бабка, поскорей, меньше у жильцов проблем будет. Да уж, не вариант конечно, место председателя никогда не останется свободным, очередь уже на десяток лет вперед, как у Папы Римского, расписана. Бог с ними, просто, уехать отсюда, хоть куда, хоть - в другой город, хоть - в другую страну, где, до тебя, вообще никому дела не будет, потому что, там, все заняты только собой.
   У нотариуса, на мое счастье очереди не оказалось, хоть и время свое просрочили, затаскиваю, почти волоком Верку, а та порывается песни орать.
   - Ну люблю я петь, люблю.
   - Заткнись, хоть здесь! - Беззлобно её одергиваю, контора слишком серьезная для песен фальшивящей алкоголички, - сделаем дело, тогда и послушаю твои песни.
   - Правда?
   - Еще бы.
   Вот только не надо словечек Светиных мне говорить, она - святая, а ты - лахудра последняя. Объясняю ситуацию миловидной, толстой тётке, хозяйке нотариальной конторы. Мол, нужно оформить отказную от родительских прав в мою пользу. Та смотрит на меня с пониманием и сочувствием. Ну и это та мама? Ага. Бедное дитя. Потом говорит:
   - Я с удовольствием Вам помогла бы, но это решает суд, и еще нужно согласие отца.
   Вот это попал! И что теперь делать?
   - Где отец, Светы? - спрашиваю Верку.
   - А кто его знает? - пьяно пожала она плечами, - может сдох уже, может еще в тюрьме сидит. Мать одиночка, я, - всхлипнула, собираясь зареветь белугой, - сама воспитываю, как могу.
   - Вы всё равно сделайте документ, - не обращая внимания на Веркин трёп, убеждаю нотариуса - а я с ним уже в суд пойду.
   - Я- то сделаю, но лишение родительских прав, очень серьезное дело. Займет много времени, и без адвоката не обойтись.
   - Адвокат будет, но документ вес будет иметь на суде?
   - Да, будет, это примут во внимание.
   - Хорошо, делайте!
   Но тут Верка выкинула фортель:
   - А я не хочу отказываться от своей маленькой доченьки! - Набычилась и изобразила упрямого борца за справедливость, - Я её так люблю! А он её трахает.
   - Что ты, несёшь? Мы же уже говорили на эту тему!
   - Не буду подписывать ничего! За триста тысяч? Как бы не так! Я свою дочку. Не продаю!
   - Хорошо, тогда сколько? - я разозлился и уже был готов ей врезать оплеуху.
   - Мильон. А потом трахай её на здоровье.
   Тетка- нотариус изумленно переводила взгляд, то на меня, то на Верку ничего не понимая, неуверенно сказала:
   - Может быть вы сначала разобрались между собой, а потом пришли бы?
   - Все в порядке, - убеждаю её, - сейчас она согласится.
   - Хорошо, будет тебе миллион, но с условием, ты отказываешься также от своей доли наследства на квартиру, в пользу Светы, тем более, Анна Степановна еще не умерла.
   - А где мы с моим Коленькой жить будем?
   - Не знаю, меня это не касается. Где раньше жили, там и будете.
   - Ага! А нас с квартиры поперли! Нам платить нечем!
   - Теперь будет чем платить, у вас миллион. Купите себе другую квартиру.
   - Тогда, мильон, двести!
   - Это окончательная цифра?
   - Да!
   - Пишите бумагу, - говорю нотариусу, - две бумаги, отказ от наследства и отказ от ребенка.
   Протягиваю ей паспорта и свидетельство о рождении Светы. Та внимательно изучает документы, говорит одобряющим тоном:
   - В графе "отец", стоит прочерк. Вам повезло Сергей Дмитриевич. Заявите права на отцовство и тогда спор между родителями решается проще.
   - Сейчас заявить?
   - Да.
   - Заявляю!
   Она, на удивление, быстро сделала документы, пока Верка канючила и капризничала, что нужно срочно выпить и пыталась сделать из меня гонца в магазин, за бутылью, на что я пребольно ткнул её пальцем в бок со словами:
   - Бить буду.
   Она и заткнулась, сопела обиженно и с ненавистью смотрела на меня. Паразит! Денег не дает, выпить не дает. Паразит.
   - Подпишите, вот здесь, - появилась нотариус с документами, подает мне бумаги.
   Я и подмахнул всё. Теперь очередь Верки, а она, не скрывая обиды:
   - Не буду подписывать!
   - Не дури, давай, подписывай.
   Сначала навалилось отчаяние. Потом бешенство, затем, в голове что-то щелкнуло.
   Взял эту пьяницу за плечи, повернул к себе, и выжигая взглядом все гнилое нутро, заглянул в эту пропащую душу. Она съежилась, глаза остекленели. Потом как в трансе взяла ручку и подписала документы.
   - Хорошо, - обращаюсь к нотариусу, достаю бумажник, - сколько я вам должен? За потраченное время?
   - Да уж, ладно, я, Вам, очень сочувствую, - проговорила сердобольная тётка, жалостливо взглянув на меня, - особенно сочувствую ребенку.
   - А ты, чего расселась? - вскрикнул я Верке, - вали отсюда.
   - У меня нет денег возвращаться домой.
   - Не маленькая, пешком доберешься, - огрызнулся Верке, и обратился к нотариусу протягивая десять тысяч на стол, - Я документы возьму?
   - Да, конечно! Если что, приходите, продолжим.
   - До свидания... - И я ушел. Верка бросилась за мной, по пятам, семенит, шустро перебирает ногами, чтобы не оставил её в центре города, добираться пешком не близкий свет.
   Ловлю такси, заталкиваю Верку, называю адрес, подаю водителю деньги и закрываю дверцу машины.
   ***
   Светлана. Мужская энергия точечная. Точки в пространстве не мешают существовать друг другу. В мужчинах заложена независимость, и она не мешает сосуществовать.
          Женская энергия - это пространство. При взаимодействии женщин им приходится уступать часть пространства. При этом они интуитивно боятся потерять себя, раствориться во взаимодействии.
          Когда "щебечут" две подруги, они не боятся потерять себя, так как разговор их поверхностен, не отнимает пространства руг у друга. Такой "энергетический" подход объясняет, почему мужчине с мужчиной проще находить общий язык: точки не мешают друг другу.
          Японцы доказали, что у мужчин имеется врожденная потребность бить, колотить, забивать (гвозди), стрелять. То есть энергия взрывная. Поэтому мужчины (в отличие от женщин) плохо переносят длительную, монотонную, однообразную работу.
          Женщина по природе гораздо более устойчива и консервативна, нежели мужчина, ибо она хранительница и продолжательница рода человеческого. Поэтому она более "текуча", пространственна. (Женская энергетика - это образ воды.) Поэтому она легче адаптируется к изменившейся ситуации. Результат - женщина более живуча, о чем мы уже говорили.
          Энергетика мужчин предопределяет и их большую активность по сравнению с женщинами.
   ---
   Ангел. Секс бывает животным - такое возможно, но не обязательно. Он может подняться выше животного уровня, может стать любовью, превратиться в молитву. Все зависит только от вас. Секс как таковой не является фиксированной данностью; это всего лишь возможность. Можно заниматься им так, как вам заблагорассудится. В этом суть всего послания Тантры... секс может стать самадхи. Таково видение Тантры: секс может привести к самадхи, с помощью секса предельный экстаз может войти в вас. Секс может послужить мостом между вами и Наивысшим. Осознанность - это путь. Не потакать и не отрекаться, но быть осознанным. Делайте, что делаете, но с полным осознанием происходящего. Если вас охватывает страсть, входите в нее в полной осознанности, и тогда страсть станет молитвой, полностью меняя свое качество. На Востоке мы называем такое качество Тантрой. Секс больше не является сексом, он уже не сексуален. Если вхождение в страсть осознанно, меняется само качество страсти. Это уже не физическое облегчение, но очень глубокое переживание жизни. Тантрическое переживание означает, что нет ни подавления, ни потворства. Тантрическое отношение возможно только при глубоком погружении в медитацию, в противном случае это не Тантра. Только когда вы становитесь очень-очень тихим, молчаливым, осознанным, бдительным, возможно проникновение в Тантру. Иначе Тантра станет лишь оправданием для потворства своим прихотям, рядясь в новые, такие религиозные одежды. Новое название не принесет изменений, в изменениях нуждается ваше существо. Тантрический секс не является сексом в прямом понимании этого слова; это медитация. Медитация должна охватить все сферы вашей жизни. Что бы вы ни делали, делайте это медитативно. Ходите медитативно, ешьте медитативно. Если вы занимаетесь любовью, занимайтесь ею медитативно. Медитация должна стать вашей жизнью, занимать все двадцать четыре часа в сутки; только тогда возможна трансформация. Только тогда вы выйдете за пределы секса, за границы тела, за ограничения ума. Впервые вы познаете Божественное, экстаз, блаженство, истину, освобождение.
  
   ***
   Сопротивление тьмы
   Домой я пришел злой, как сто тысяч пчёл из разоренного улья, мало того, тот медведь, что собственно, и разорил улей, увязался следом, и пытался занять душевными разговорами, про любовь и дружбу. Я всю дорогу молчал глубоководной рыбой, может так, хоть заткнется, не встретив активного участия в ее словесном поносе, но ей было достаточно и этого. Не гонят прочь и не бьют, хотя, стоило бы. А еще, вспомнив мое обещание выслушать её неподражаемый вокал, запевала старые песни от митьков, при этом фальшивила и гундосила, как рояль, неделю простоявший под проливным дождем. "Восемнадцать ей было. Никого не любила." Тьфу! Дура! Да, будь я, теми пчёлами, накинулся бы разом на неё и искусал до волдырей! Но самый главный перл, просто отпад, произошел, когда мы пришли домой и пора бы разойтись по своим норам, Верка, решив, что достаточно меня развлекла и заслужила награду, нагло заявила:
   - Дай, тысячу? Я у тебя видела, много.
   - Да, пошла, ты, - с досадой произнес, открывая двери ключом.
   - Ты что, ёлы-палы? Обиделся что ли?
   Как тут не материться? Просто, настоящий индеец, которому, завсегда везде ништяк. Она точно, олигофрен, ну или дебил, прожившая на острове, среди таких же дебилов, последние сорок лет. Но я ответил, почти вежливо, как старый еврей, умеющий оскорбить даже вопросом о здоровье:
   -Так у тебя же есть. Вон, целый миллион, в сумке лежит.
   И захлопнул двери, перед самым её носом. Я буду бороться за Свету до последнего вздоха и капли крови, но этой шалаве её не отдам. Моё поражение будет концом и для Светы. Только представить, что из неё сделают в этой семейке, и можно смело заряжать пистолет разрывной пулей, стрелять себе в голову. Я представил, только стреляться не буду, я напишу картину! О том, как будет жить Света у этой, недоразвитой алкашки. "Рай", так картина будет называться. И засел за работу, пока Светы нет дома. Что-то она долго в школе задержалась, уже третий час дня, может продленка какая или кружок?
   Сделал набросок сцены. Уже вижу, как это будет, один маленький эпизод, короткое мгновение жизни, но пронзительное до боли и комка в горле от невыплаканных слез. Света сидит на кровати, железной, старой рухляди, прикрытой рванным ватным одеялом, вся сжалась в комочек, двумя руками схватилась за сетку кровати, даже костяшки пальцев побелели от напряжения. В глазах застывший ужас и слёзы. Растрепанная и в одежде бомжатского покроя. Комната грязная, везде валяются пустые бутылки и обглоданные куриные кости, тарелки с засохшими остатками еды прямо на полу, приоткрытая дверь в другую комнату. А там, за столом, с бутылкой в центре, восседают трое - Верка, Коленька и еще, какой-то жирдяй. Этот жирдяй протягивает деньги, несколько смятых бумажек, на лице сквозит неприкрытая похоть и самодовольная, гаденькая улыбочка, Верка тянется за деньгами и как бы говорит: "Я любовь не продаю". Это даже можно прочитать по ее губам и тут же Коленька, униженно раболепствует, размахивает ручками, рассказывает какая прелестная девочка у нас и что, просто рай неземной её попробовать. Да, самое главное, ковер из куска ватмана, за спиной Свети, нарисованные ей, собственноручно; горы, небо, деревья и великолепные цветы, мужчина и девушка стоят, держась за руки и смотрят на красоту. Мужчина спрашивает: "Ты любишь горы?"
   "Очень, - отвечает девушка, - но только, когда, ты рядом".
   Скрежет ключа в замочной скважине. Света пришла! И не может открыть, ключ всегда в скважине застревает. Замок опять забыл поменять. Все собираюсь, а никак не могу, всего столько навалилось, за этот короткий срок.
   Света вошла и на ней лица нет. Что случилось, солнышко?
   -Что случилось, солнышко? - спрашиваю с тревогой.
   -Ы-ы-ы, - рыдает безутешно, бросилась ко мне, влезает на колени как в седло, обхватила руками, уткнулась в грудь лицом, вытирает слезы о рубашку и пытается рассказать сквозь неутешное горе, - телефон... учительница... помаду и тушь отобрала!
   -Да, ладно, тебе, -глажу по голове, успокаиваю, как могу, - дело-то наживное.
   -Ы-ы-ы, и лифчик и трусики!
   - А лифчик с трусиками каким боком в школе оказались?
   - Как, как? В сумочке! И сумочку, отобрала! Ы-ы-ы! - еще более безутешно.
   - Да ты не переживай, она, не насовсем отобрала, она же не бандит, значит отдаст.
   - А еще она сказала, что я на шлюху похожа! А еще, чтобы ты пришел. Потому, что я сказала, что ты разрешил.
   -Вообще-то я не разрешал, а был не против, но не будем придираться к словам. Когда она сказала прийти?
   -Сегодня, - она уже начала успокаиваться всхлипывала с тройным придыханием и глотала слёзы.
   -Ну, вот видишь, не все так плохо. Сейчас пойду в школу, и она вернет все твои вещи. Только, конечно, их в школу больше не носи, кроме телефона. Телефон - это наша с тобой связь, мы должны быть всегда рядом. Потому что?
   - Потому что, ты любишь меня!
   И она мгновенно успокоилась, умостилась поудобнее на коленях, прижалась крепко, крепко. А я целую её в макушку. Ребенок и есть ребенок, маленькая и нуждается в защите. Как такую обидеть?
   - Ладно, солнышко, давай покончим с делом, а потом обнимашки.
   -У-у, - отрицательно машет головой, не хочет с уютного места слезать.
   - Ты пойдешь со мной?
   Также машет головой: "У-у".
   - Пойдешь, погулять?
   "У-у"
   - Останешься дома?
   - Да. Я суп буду варить, - чмокнула меня в губы и соскочила с колен.
   Иду в школу с улыбкой, я же еще учился здесь, полтора десятка лет назад, а теперь прихожу сюда, как родитель. Надо же, время несется, мелькает. Ищу седьмой "Б", закрыто. Да кто меня ждать будет, учитель, тоже человек и ему, что здесь делать, после работы?
   - Вы кого ищите, молодой человек? - старческий дребезжащий голос.
   Вот те, на! Тётя Маруся, уборщица. До сих пор еще работает здесь? Удивительно. Вот, человек нашел своё место и отдал за это, всю свою жизнь, в одном и том же качестве, ни роста, ни прогресса, ни даже желания стать кем-то, более значительным. Ходить по тому же кругу, из дня в день, из года год, наматывать обороты вокруг солнца и ничего не сделать существенного.
   - К Зое Ивановне. Родитель, я.
   Признаться, что знаю её? Да, ладно. Зачем старушке, напрягаться? Нас, через школу прошли, десятки тысяч, десяток поколений, за её время, а она одна.
   - А ты сынок, сходи в учительскую, поди она там, работает бедняжка много, всегда поздно уходит.
   - Спасибо, тётя Маруся! - не удержался от соблазна заявить, что знаю её, пусть, человек порадуется, что не прожил жизнь зря и её еще помнят. Тетя Маруся прищурилась, приглядываясь ко мне, силясь вспомнить, кто такой, почему знаю. Как и предполагал - тщетно.
   В учительскую вошел без стука и сразу же узнал Зою Ивановну, не в смысле, что, тоже знаю, а то, как "работает много, бедняжка" и понял - разговор будет трудным. Серая, неприметная мышь, строгая одежда аскета, лицо горькой, стареющей девы, которая променяла любовь к семье на любовь к работе. Но самое главное, и без пары осталось не по причине, что оказалась невостребованная ни одним мужчиной, а банально, невостребованным оказался кто-то, которому было бы счастьем разделить с этой женщиной мир и жизнь. Это, просто, наблюдение, первое впечатление, может я и ошибаюсь, но левой пяткой, моего внутреннего голоса чую, что с этим заплесневевшим сухарем каши не съешь.
   - Вы, что хотели? - спросила она, тоном коменданта женской общаги и взглянула на меня в минусовые очки, страшной диоптрической величины.
   - Я, родитель Завьяловой Светланы.
   - Ага, - сказала она и молчит.
   Я тоже молчу, в ожидании объяснений, но как оказалось, объяснений ждут от меня. А что именно, откуда мне знать. Вообще-то, я впервые - родитель.
   - Ну, и? - спрашиваю, чтобы развязать ей язык и ситуацию. А то, сейчас, прям, начну оправдываться, неизвестно, о чем и почему. Вызвала - пусть претензии предъявляет.
   - Вы что с ребенком, делаете? - наконец заговорила она и с таким напором, что будь я плотиной - прорвало бы, разнесло на мелкие крошки. - Была тихой и хорошей девочкой, а сейчас, не узнать!
   - А что? Тихая и спокойная показатель хорошей девочки? - парировал я, несколько более резким, тоном, чем от меня ждали.
   - Мы, в школе, учим лояльности и терпимости! А Вы - развращаете.
   - Да что Вы, говорите? И это, Ваша методика? Лояльность и терпимость для рабов, а я учу ребенка быть человеком, свободной личностью.
   Не надо было этого говорить. Я наступил на гадюку, которая ядовита и, если разозлить не менее агрессивна. Одной фразой. И ее понесло!
   - Да как Вы, смеете, ставить под сомнение мою методику? Я - заслуженный учитель России! А Вы, делаете из неё непонятно что, а не человека, - она нервно схватила белую Светину сумочку и вывалила все содержимое на стол. - Такие вещи, ребенку нужно давать? Ажурные трусы и лифчики в четырнадцать лет? Дорогой телефон? Помада с тушью!!! Да она, уже ведет себя, как шлюха!
   Вот это уже, мне удар под-дых. Шлюхой мою девочку, никто не смеет называть! Это не заслуженный учитель, а кандидат в председатели лавочных старушек. Баба Дуся тоже, наверное, учительницей была. Такой же, правильной ханжой. Сейчас я отделаю эту высохшую гусеницу и смачно посыплю её перцем:
   - А как Вы, смеете, подростка, называть шлюхой, причем, при всех детях? Вы уже заранее программируете её на это! "Ты - шлюха, и из тебя не будет толку, в этой жизни" Причем, программируете всех, соответственно относиться к ней, и день за днем, вдалбливая одну и ту же формулы, получите только один результат! Вы, заслуженный учитель! А где же учительский такт?
   И этого не стоило говорить. Я слишком нагрел подходящее место в океане, сейчас начнется ураган. Тем более она предупреждала, не ставить под сомнение её заслуженный авторитет. Она покраснела, напыжилась и сорвалась в крик. Нервная, какая.
   - В наше время, таких вещей, не давали детям! Это развращение и совращение! Дорогие телефоны, украшения и простите, аксессуары проститутки.
   -Про наше время, забудьте! Оно прошло. Но если бы, лично, Вам давали такие вещи, Вы бы сейчас любили кого-нибудь и были бы любимой, а не сидели вот здесь, с грудой тетрадей, не собираясь даже домой.
   Ну, хана, мне, я расковырял фурункул, сейчас гноем, как рванет! Теперь она кричала в голос, который звенел от обиды и нанесенного оскорбления.
   - Вы, мою личную жизнь, не троньте! Вы, свою, смотрите. Потакаете во всем, малолетнему, незрелому созданию. Только посмотрите, какое безобразие, она рисует!
   Схватила со стола отложенную Светину тетрадку и открыла на последней странице, там была нарисована картинка; голая, беременная женщина и голый мужчина, с огромным непропорциональным членом. Член, конечно же, не получился, сосиска сосиской. А так, ничего, здорово нарисовано. Да я, в принципе, знаю откуда это скопировано, с книжки "про это", которую ей и купил. Усмехнулся, так широко и нагло, что Зою Ивановну затрясло от негодования. Но я сделал еще более необдуманный поступок, взял со стола ручку и подправил несколькими штрихами рисунок, чтобы хоть как-то было реалистичней. Каюсь, не удержался. При этом, холодным, недружелюбным тоном проговорил:
   - Скажите, мне, во сколько лет Вы узнали, где дети берутся? Если до сих пор не знаете, то, говорю Вам, прямо, я не хочу, чтобы моя дочь узнала об этом во время теста на беременность.
   Всё, я её убил, своей железной логикой, а также сделал свою дочь в этой школе изгоем, эта нескладная вешалка для пальто, теперь сгноит Свету и будет люто ненавидеть, до самого выпускного класса. Да и ладно, все равно мы уедем отсюда. Сейчас я решил это, окончательно. Как только выиграем войну - мы перейдем на ту сторону реки. Зоя Ивановна искала аргументы, чтобы разбить мою концепцию вдребезги, но против железной логики существует только один способ - переходить на личности, и она перешла, без промедления:
   - Скажите, э-э-э.
   - Сергей Дмитриевич.
   - Скажите, Сергей Дмитриевич, какие отношения у Вас с дочерью?
   - Хорошие, тёплые и полное взаимопонимание, - говорю с улыбкой, еще не понимая, куда она клонит.
   - Кому сообщение на телефоне отправляла она? - Она схватила дрожащей рукой телефон и открыла исходящие сообщения, а там написано: "Мне вчера ночью понравилось, сегодня повторим!"
   - Вообще-то, гнусно читать чужую переписку, но раз, Вы прочли, отвечаю - мне.
   - Вот, значит, как? Теперь-то уж, даже боюсь предположить, какие у Вас отношения с дочерью.
   Взять бы сейчас и врезать ей в торец, чтобы очки превратились в контактные линзы! Но мне нельзя это делать, если в ход пошли кулаки - значит враг тебя победил в поединке. Как там у Лао- Цзы в его трактате о войне? "Умеющий управлять другими силен, но умеющий владеть собой еще сильнее." Вовремя, вспомнил, а так бы накуролесил, невесть что. Ни даже мускул не дрогнул на моем лице.
   - И Вы, связав воедино все эти факты сделали выводы? Что может делать отец с дочерью вечером? Например, учить рисовать. Вы, не находите? Ребенку может это понравиться? В общем, так, - говорю уже холодно и в высшей степени официально, - моей дочери вредно быть Вашей ученицей, поэтому, завтра утром, подаю заявление директору школы о переводе и именно, с такой трактовкой причины. Мне Вас жаль, незаслуженно заслуженный учитель.
   Как её колбасило! У неё больше нет аргументов, последний, самый убийственный она выложила. Но, ведь, попала в самую точку! Если бы я сорвался, то выдал себя с потрохами. Протягиваю руку с жестом "А ну-ка, верни краденное". Пальцами так, пошевелил и она сконфуженно сгребла все "аксессуары проститутки" в сумочку, вручила мне.
   - Тетрадку забыли, - говорю и опять пошевелил пальцами, - мне пригодится, сохраню на память, о том, как рос Великий художник.
   Выхожу, даже не попрощавшись. В моем положении, всё же лучше заводить друзей, а я наживаю врагов, причём пачками. Но эту вот, тварь, в друзья? Боже, упаси! И таких к детям подпускают? Даже дают звание? Сейчас приду, домой, будем советоваться, в какую школу переводиться, вот только жаль, конец года, последние полмесяца доучиться. Не рационально, как-то, но я не хочу, чтобы этой стервы кусок, унижала мою принцессу. Может быть в параллельный класс попроситься? Тоже выход, однако.
   Но, посоветоваться так и не пришлось. Я сразу заподозрил неладное, двери квартиры настежь открыты, а я Свете строго наказывал, запираться. Еще в придачу, из кухни вылил удушливый, едкий дым, на газовой плите горела сковородка, с углями посредине, всё, что осталось от поджарки для супа. Света не настолько легкомысленная, уйти гулять и бросить без присмотра огонь. Сразу, как вспышка, мысль: "Верка!" Других версий быть не может, по определению, зря что ли медведь пчёл развлекал, и втирал про почти нереальную, неземную любовь к своему единственному чаду?
   Бросился по лестнице на верх, к Пашкиной двери с криками: "Света! Света!" Звоню в их двери, тарабаню. Тишина. Затаились. Звоню, стучу, непрерывно, кричу: "Откройте! Мать, вашу!" И вдруг слышу Светин визг из далека, из глубины квартиры, из наглухо закрытой дальней спальни. Такой звонкий и пронзительный, что пробился сквозь несколько плотно закрытых дверей. Она там! Разгоняюсь и из всех сил бью стопой в дверь. Вышибу! А потом, вышибу мозги ублюдкам. Дверь как приваренная к косяку, советская еще, дубовая - не пробить, что сейф в банке. В полицию позвонить? Как бы не так! Верка - законная мать по документам, а я, лишь сосед. Так, кто похитил ребенка? Нужно прорываться своими силами. У меня есть электродрель. Высверлю замок, а потом этой же дрелью буду пытать злодеев! Схватил дрель, переноску и за дело. Только одно отверстие просверлил, как Верка отозвалась с той стороны двери:
   - Сто тысяч, - кричит, - и забирай на сегодня!
   Тварина! Правильную картину, про Веркин рай написал! Торгует ребенком, только на месте жирдяя оказался я. Вот, сейчас, взломаю двери и так отметелю её, печень отобью, почки, пусть сдохнет. Нет! Посадят еще. И за кого? Спокойно, спокойно. Держи себя в руках! Ты всех победишь, если победишь себя. Как её наказать? Мне нужны доказательства против неё, когда в суд подам. Хватаю Светин телефон из сумочки, которая до сих пор болталась у меня на плече. Где тут, диктофон? Вот он! Включаю и прислонил микрофоном к замочной скважине.
   - Только на сегодня или навсегда?
   - Только, сегодня! - кричит она, в просверленное отверстие, - следующий раз, еще сто тысяч.
   - Почему так дорого? Давай, сто тысяч на год?
   - Ага! Ты её будешь трахать, а я буду страдать, она же моя, девочка, моя маленькая доченька. Сто тысяч в день или я кому-нибудь другому предложу.
   - Хорошо! Миллион в год, ты же знаешь, что у меня есть миллион.
   - Нет! Сто тысяч в день.
   - Соглашайся, дура! Такие деньжищи! Кто тебе еще даст лимон? - Это уже Коленька подключился в торги.
   - Нет!
   - Ну, как хочешь, - говорю, подыгрывая Коляну, - поищи клиентов, кто заплатит столько.
   - Нет! Так дешево, любовь не продаю.
   - Давай так. Миллион сейчас и по тысяче в любое время, когда попросишь?
   - Верунчик! Тысяча в день!
   Я его понимаю. Лучше синица в руках. А так, вообще, ничего не получит, ну, разве что, синяк под глаз. Верка замолчала, сопит в замочную скважину, думает.
   - Мильон двести! - Наконец приняла решение она. - И две тысячи, когда захочу.
   - Хорошо, - Согласился я, и напоследок поторговался, для убедительности, - но только, в день! А то, знаю я тебя, будешь каждые полчаса, меня доставать! Где я столько денег наберу?
   - Захочешь, наберешь, - проворчала она и надолго замолчала.
   Я тоже молчу, торопить нельзя, спугнешь куропатку, потом лес вырубать, чтоб найти её.
   - Когда, захочу! - упрямая какая и жадная. Жадность фраера сгубит.
   - Ладно, согласен, только не очень часто. Давай, открывай.
   - А ты, нас побьешь!
   Ну, сообразила, наконец! А ты, милая не знала, что киднеппинг - трудный бизнес? Иногда и бьют.
   - Не побью. Мое слово, тверже гороха.
   Молчит, напряженно думает, потом:
   - Сначала деньги!
   - Конечно! Бизнес, превыше всего.
   И она открыла! Тупая курица. Как только щелкнул замок, я навалился всем корпусом на дверь, хоть Верка и подставила ногу, на всякий случай. Вложил в это всю силу. И я победил, дверь резко открылась. А также, прямым ударом в грудную клетку отбросил Верку аж в зал, она открыла своей тушкой дверь зала и упала на батарею пивных бутылок, что они заботливо собрали в центре, наверное, чтобы сдать. Звонкий грохот бьющейся посуды и Веркин крик:
   - Ты же обещал!
   - Я передумал, - замахнулся, метя Коленьке в его и так уже сломанный нос, но тот поднял руки вверх, типа, "Сдаюсь! Не моя идея!" Да он, тут и не причем, мне, итак его жаль, до боли, он живет с этой гадиной, что уже - бессмертный подвиг.
   - Где она?
   Тот показывает пальцем куда улетела Верка не опуская рук. Бросился бегом мимо пытающейся подняться Верки, не преминул мстительно пнуть ее ботинком под зад, и она вновь загрохотала бутылками. Двери спальни они подперли шваброй, чтобы Света не смогла выбраться. Швабру, я просто сломал, она никак не высовывалась из ручки, застряла.
   - Папа! - Света кинулась мне в руки, вся дрожит, плачет, грязная будто ее по земле волочили, шелковое платье изодрано в клочья. Даже подол, до самого пупка! Они её пытались изнасиловать? Да я их, на месте, в кровавое месиво искрошу, вон теми стеклами разбитых бутылок!
   - Они тебя били?
   - Да.
   - Что-нибудь еще, сделали?
   - Они закрыли меня здесь! Я их боюсь!
   Поднял ее на руках, прижал к себе. Моё солнышко.
   - Собирайтесь! - сурово приказываю Верке, - четыре минуты на сборы, и чтобы вашего духу здесь не было!
   - А куда мы пойдем? - Захныкала Верка, да она еще и ойкала от недавних побоев, осколком стекла сильно порезало руку и кровь текла по ладони прямо на пол.
   - Меня, нисколько, не волнует. Могу позвонить и вас заберут в тюрьму. Живо! - уже кричу Коляну, как самому адекватному из этой парочки, - У вас осталось уже три минуты. Как выйдет время, начну бить тебя!
   - Верунчик, пойдем! На вокзале переночуем, не впервой.
   - Это мой дом и я, отсюда, - начала было она причитать, но я сделал шаг в её сторону, и она заткнулась.
   Многовато я им дал времени на сборы, у них и вещей, особо, нет никаких, кроме засаленных паспортов без прописки. Терпеливо жду, держа на руках Свету. Колян заботливо поднимает Верку, перевязывает ей какой-то грязной тряпочкой руку, причитает:
   - Говорил тебе, не надо. Говорил, побьет. А ты, надо, надо! Теперь без дома остались, и тысячу давал бы иногда, когда хорошо попросишь.
   Блин, мужик практичней Верки оказался. Ведь и давал бы иногда. Но сейчас терпеть не буду. Пошла вон, отсюда, вонючка! Собрались, уходят.
   - Дай хоть денег немного! - Вновь начала канючить Верка, - На первое время, определиться.
   - Ты свои деньги профукала, еще у нотариуса, если помнишь. А сейчас, не получишь ни копейки. К дочке, моей, не приближайся на километр. Увижу - убью!
   Света всё время перепалки висела на мне, цепко схватившись за шею руками и ногами за талию, с восхищением и гордостью смотрела на меня, а потом, когда они ушли, сказала:
   - Знаешь, кто ты?
   - Кто?
   - Ты, мой герой! Я знала, что ты, меня спасёшь.
   - Ладно. Пойдем домой, принцесса.
   - Хорошо, что ты выгнал их. Я её ненавижу!
   - Я тоже. Тебя побили, бабушка вернется, сильно расстроится.
   - Бабушка, не вернется.
   - Почему?
   - Она умрет, - прижалась лицом в мою грудь.
   Света знает об этом. И теперь я, единственный родной ей человек, на планете. Несу драгоценную ношу на руках к себе домой из этой, чужой для неё квартиры. М-да, а дрель, ублюдки, сперли и переноску тоже. Ну и черт, с ними.
   ***
   Светлана. Мой папа Сережа, всегда меня защитит от злых людей. Узнала диагноз бабушки. Рак. Страшное такое слово, приговор, неизлечимость, загадка, глубинная причина неизвестна, и так далее. Дело же обстоит в принципе довольно просто - не всегда, но в большинстве случаев, поскольку под этим "общим" диагнозом в его расхоже?бытовой формулировке объединены весьма разнообразные формы новообразований. За исключением случаев решительно непонятных, за исключением рака, развивающегося в молодом возрасте как после травм, так и без всякой видимой внешней причины, рак - это болезнь пожилого возраста. Суть его в общем в том, что нормальные клетки заменяются клетками дефективными, примитивными, "агрессивными" и "жадными", которые не выполняют никакой функции в организме, активно размножаются, распространяясь из очага возникновения во все стороны, и довольно быстро лишают организм возможности нормально функционировать: внутренние органы, сосуды, нервные пути заменяются грубой "бессмысленной" тканью. В чем дело?
  
   ---
   Ангел. Воспользуйтесь сексом в качестве медитации. Не объявляйте ему войну, не идите против него. Невозможно воевать с природой; вы часть ее. Необходимо дружелюбное, благожелательное отношение к сексу. Таков глубочайший диалог между вами и природой. В действительности сексуальный акт нельзя назвать диалогом между мужчиной и женщиной. Это диалог мужчины посредством женщины с природой и диалог женщины с природой при содействии мужчины. Это диалог с природой. На мгновение вы входите в космический поток; вы в божественной гармонии; вы едины с целым. Таким образом мужчина реализуется через женщину, а женщина - через мужчину. Мужчина и женщина не целостны. Они - два фрагмента единого целого. Как только они объединяются, сливаются в сексуальном акте, возникает гармония с сутью природы вещей, с Дао. Такая гармония может дать биологическое рождение новому. Если вы не осознанны, остается лишь эта возможность. Если же вы осознанны, акт может стать рождением вас самих, духовным рождением. Таким образом вы станете дважды рожденным. Если вы бдительны и осознанны в момент оргазма, то сможете продлить его до бесконечности. Время оргазма удлиняется. Постепенно вы научитесь пребывать в состоянии оргазма двадцать четыре часа в сутки. Будда изо дня в день живет в состоянии оргазма все двадцать четыре часа. День просветления Гаутамы Будды и день его смерти разделяют сорок два года. Все эти сорок два года он находился в состоянии абсолютного оргазма. Только подумайте! Несколько мгновений, доступных вам, ничто по сравнению с оргазмом Будды. Любую энергию нужно использовать мудро. Ни от чего не следует отказываться или сбрасывать со счетов. Это самое главное, чему я учу, - ничто не должно быть отброшено. Вы должны войти в духовность тотальностью всего своего существа. Мы изменим ваши энергии, изменим их порядок. Мы создадим новый узор, новую гармонию, возникнет иная, новая
   симфония, но ничто не будет отброшено.
   ***
Сладкое воспитание
   - Сейчас искупаешься, ты вся, такая грязная!
   - А ты меня, будешь купать?
   - А ты, хочешь?
   - Да.
   Вот так хочу! Носить на руках, прижав к самому сердцу, бережно, и с гордостью, с шемящим блаженством, нерастраченного, еще не познанного инстинкта отца. Сполоснул ванну, воткнул пробку в слив, настроил тёплую воду. Несколько неудобно выполнять такие простые операции, с ребенком на руках. И я вспомнил картинку из детства, одно из ярких ранних впечатлений; мама держит меня на руках, наливает теплую воду, я же прижимаюсь к ней крепко, крепко, и мне так хорошо! Мама мне будет мочалкой тереть подошвы, а я хохотать от щекотки, потому что безумно приятно и от того, очень весело.
   И вот, теперь мне предстоит делать это самому. Даже не мечтал так, своего сына или дочь купать в ванне, каждый день. Для этого нужно созреть и пронзительно захотеть окунуться в приятные заботы. Хочется насладиться отцовскими обязанностями. Кто знает, придется ли когда-нибудь ещё. Света в том пограничном возрасте и отец не должен прикасаться к телу дочери. Обещаю, как подрастет немного, тогда точно уже не прикоснусь. Осторожно отцепляю Свету от себя, ставлю на пол, снимаю с неё платье.
   - Моё любимое платье порвали...
   - Не расстраивайся, купим, точно же такое. А кто порвал?
   - Она! Говорит, буржуйские шмотки... А, потом, говорит дяде Коле, трахни её...
   Я, даже не возмутился. Верка - она, как есть, гнилой фрукт... Не поправимо пропащая, и озлобленная, да что там, на мир, даже на родную дочь.
   - А дядя Коля?
   - А он, не буду, дитё, потому что. Пап, а что такое трахнуть? - спросила она и тут же сделала предположение, сконфузившись, - это, "е***ся"?
   Я поперхнулся от неожиданности. Ничего себе, вопросики! Чувствую, нужно очень правильно ответить, вот, настало время секс-просвета. А вопросов будет, много, по глазам вижу. Бросаю испорченное платье в мусорную корзину, осторожно, затаив дыхание, снимаю с неё трусики.
   - Это очень плохие слова. Кто тебе рассказывал про это?
   - Глупые девочки. А плохие слова говорят плохие люди?
   - Да.
   - Значит, они плохие девочки?
   - Может они и хорошие, но только их никто не научил говорить хорошие слова.
   - А как хорошо, про это сказать?
   - Секс, проникновение, интим, и самое главное слово - любовь.
   - Любовь? А почему, мы любим друг друга и не делаем это?
   - Ну, - не нашелся я, что сказать, но она выручила меня следующим вопросом:
   - Потому что, я дитё?
   - Да.
   - А ты, всё время говоришь, что я большая!
   - Ты и есть большая, - сажаю её в ванну раздетую, целую в макушку, - вот здесь ты, взрослая, - потом, неопределенно махнул рукой на её живот, - но там, ты еще маленькая. А ещё, потому что, ты - моя дочка. И это нам, нельзя делать.
   - Почему нельзя? Это же, любовь! Тогда, "это" не правильно называется!
   Какие трудные вопросы! Да я и сам не понимаю, почему нельзя, когда я хочу её до нестерпимой боли, до зуда во всём теле, вот и сейчас купаю, и не могу отвести взгляда от того, что меня так привлекает до потери контроля над собой. Я же её целовал там, и это уже, почти секс, элемент любовной игры. Неправильно, всё неправильно! Мне нужно было не делать этого, настоять и быть более сдержанным, теперь я сам вкусил запретного и меня тянет повторить, моё долгое молчание она расценила как согласие с её точкой зрения.
   - А у меня красивые сиси? - поглаживает свои набухшие грудки.
   - Они маленькие, но мне очень нравятся.
   - А когда они вырастут?
   - Скоро.
   - И тогда мы сможем любить друг друга по-настоящему?
   Да, с такими вопросами, видимо, неизбежно. Но я ответил вопросом на вопрос:
   - А разве мы сейчас любим друг друга не по-настоящему?
   - Сейчас мы любим друг друга, понарошку. Это как целоваться понарошку или по-влюбленному. Поцелуй меня по-настоящему?
   Тянется лицом ко мне, прикрывает глаза, растворяет губы. Не могу удержаться, трогаю губами, краешек её губ, еще, потом еще. Мне хорошо, как мне хорошо! Она открывает глаза, чуть отстранилась от меня, прямо смотрит, не мигая.
   - Шлюха, тоже плохое слово? Почему Зоя Ивановна обозвала меня шлюхой, а все засмеялись? А почему, ты отругал бабу Дусю за то, что она на меня так сказала?
   - Шлюха, тоже плохое слово. Им обзывают женщин, которые делают это без любви и со всеми подряд мужчинами. А это можно делать только с любимым.
   - А тётя Марина, шлюха?
   - Почему ты решила, что она такая?
   - Я видела она одевается и какой помадой красится, как те глупые девушки из больницы, а потом она тебя возит на машине. А ты говорил, что не любишь её. Значит, ты меня обманывал. Если говоришь, что любишь меня, а её нет, а на самом деле, ты любишь её.
   Я вспотел в прямом смысле. Ну как разговаривать с человеком с такой строгой, выверенной логикой? У неё вместо мозга - шестьдесят четырех ядерный процессор!
   - Солнышко. Я тебя люблю! Так, как никого на свете, не любил и не полюблю никогда. Но, ты ведь маленькая еще, а она - взрослая женщина, ведь мужчина не может жить без женщины.
   - Значит она шлюха, если ты её не любишь?
   Черт, возьми! Какая у неё каша в голове! Я же, всё больше её запутываю и не знаю, как объяснить. Она интересуется очень непростыми вещами, в которых я и сам, вроде младенца.
   - Нет, тётя Марина - королева, а королева не может быть шлюхой.
   - Я знаю! Королева - это та, которую любят все, а она только одного. Но я, ведь, принцесса! А принцесса, когда-нибудь обязательно станет королевой.
   -Да, моя хорошая! Не все принцессы становятся королевами, но ты, ей станешь, непременно! - Надо бы сворачивать тему, пока Света меня окончательно не убедила, в необходимости взрослой любви, ведь я уже, почти согласен, и тогда мы совершим страшную ошибку, перейдем на необратимый уровень отношений, - Поднимайся, Ваше Высочество, мы искупались.
   Укутываю её большим банным полотенцем. Делаю закладку на плече, как у древнегреческого хитона.
   - Вот! Сегодня, ты - Шемахинская царица.
   - А она, красивая?
   - Безумно, красивая! Иначе, я бы так не назвал тебя.
   - Теперь, так и буду ходить!
   - Только не в школу, пожалуйста!
   Вот она, достойная тема, чтобы спасти нас, от опрометчивого шага. Колян оказался благоразумнее меня: "Не буду, дитё потому что". Всё что сейчас происходит, это настойчивые сигналы, знаки, посылаемые мне Вселенной, чтобы искал нужную гайку, открутить гаечным ключом и только тогда, мост не рухнет, а превратится в лестницу в небеса. Я же тыкаюсь как слепой, хватаюсь за все подряд гайки и на каждой из них привязан чертик. Прежде всего нужно овладеть собой - сверхзадача, она труднее всего как оказалась, это не просто, взять и сказать: "Нет!"
   - Давай, посоветуемся, солнышко, - говорю, присаживаясь на свое место за кухонным столом в ожидании, когда Света накроет на стол, - нужно решить проблему со школой. Учительница очень недовольна тобой.
   - А что решать? - улыбнулась она, раскладывая на столе тарелки, - Просто, я больше не буду стараться быть королевой, там, где этого не понимают.
   - И не нужно искать другую школу, переводиться в другой класс?
   - Нет. Совсем не надо. Я же умела до этого быть незаметной?
   Очень простое решение! Вот, как ей удается выворачивать проблему на изнанку и превращать ее в обыденную задачу? Мне есть чему поучиться у неё.
   Когда мы поужинали я без промедления ринулся к мольберту, продолжить работу над "Веркиным раем". Дождусь, когда уснет, потом сам прилягу, осторожно, чтобы не разбудить, но хитрость не удалась, Света, мягко отобрала у меня кисти и взяв за руку призывно потянула на диван. Смеётся затаённо, тихим многообещающим смехом. Кровь отхлынула из сердца в пах, наполняя нестерпимым томлением. Я должен противостоять себе, перестать потакать инстинктам, я должен противостоять и ей, дать понять, что не следует делать этого. "Последний раз!" нашептывает чертик внутри меня. Последний раз, а потом, никогда больше.
   - Пойдем спать, хватит работать.
   Она завернута в полотенце, а под ним, больше ничего, что скрывает желанное тело, только сорви легким движением закладку на плече и оно опадет, откроет доступ, я не могу, не в силах сопротивляться. Узел на плече сам ослабился и полотенце упало, когда Света на четвереньках поползла по дивану, сверкнула белой попкой. Иду за ней, ложусь, как под гипнозом. Она прижимается ко мне, спрашивает затаённым шепотом:
   - Правда, что мужчина не может жить без женщины?
   А если девственность Светы это и есть та гайка, которую нужно открутить? Нет! Даже и не думай об этом! Девственность не гайка, это ключ к долине, к небесам, которые нужно беречь от посягательств злодеев и собственных, в том числе. ? На?всё, что угодно пойду, но девственность сохраню, чего бы мне ни стоило.? Света и так изменилась до неузнаваемости. Куда подевалось её целомудрие, что поразило меня в самом начале знакомства? Хотел её раскрепостить, открыть сознание, заставить считать себя королевой и сделал это, но вместе с этим испарилось, улетучилось утренним туманом и то, что меня так сильно заводило. Нет, я не стал любить её меньше, наоборот, появилась тяга и зависимость еще более прочная, но всё больше осознаю, что это тупик, в отношениях. И не надо клясться, что не притронусь к ней ни сейчас, ни в будущем, это произойдет, произойдет, раньше или позже, осталось лишь умом согласиться с фактом.
   - Только, пожалуйста, не ходи к ней, - шепчет она горячо и целует по- взрослому.
   - Не буду к ней ходить, солнышко, обещаю! Но нам нельзя этого делать, я готов тебя подождать, пока вырастешь и станешь женщиной.
   А сам покрываю поцелуями лицо, плечи, грудь, живот, всё ниже и ниже, туда, где я уже был и хочу повторить. Целую нежно, осторожно, не навредить, сделать так, чтобы ей со мной было нестерпимо хорошо, чтобы никогда в жизни не хотела ни одного мужчины, кроме меня.
   Лег, но сна нет. Пришел момент, когда нужно быть предельно откровенным с собой. Это точка невозврата. Это даже не развилка пути, это момент истины, который определяет дальнейшее развитие наших отношений и какими мы будем в дальнейшем - внутренне свободными и честными, или скрывающими истинные побуждения за ширмой благопристойности. Что я для Светы и что она для меня? Тело вожделеет ее, в будущем ее стройные формы будут сводить с ума многих мужчин, и молодых, и зрелых. Тело есть нечто единичное, и, если рассуждать в плоскости его желаний и способов их удовлетворения. Но из глубины ее глаз на меня смотрит нечто большее, сама всеобщность (бесконечность). Легко любить юных и стройных, но это короткая, эгоистичная любовь, любовь-страсть. Внутренний мир каждого нормального человека - это своеобразная вселенная, в принципе не постижимая за наш человеческий короткий век. Я хочу, чтобы не только наши тела соединились, но соприкоснулись две вселенные, как говорится" "и там, где были двое, стал один". Я стремлюсь к ней всем естеством, я пьянею от нежности, и хотел бы быть очарованным ею всю оставшуюся жизнь. Тело будет меняться с течением времени, и с какого-то момента не в лучшую сторону, таковы законы природы. Но ее внутренний мир будет развиваться все более и более, поражая своими темпами и глубиной. Ее способ постижения всего, что существует, пленяет своей оригинальностью и дополнит любой разум в гармоничном единстве. Но для достижения этой цели, я должен, прежде всего изменить самого себя, чтобы она всегда гордилась мной и благодарила судьбу за нашу встречу на туманных тропинках жизни. Чтобы гармония наших отношений не рассыпалась под прессом жизненных обстоятельств, нужно выйти за круг индивидуального бытия, с его сексуальной энергетикой, а возвысилась, включая эту сексуальность как источник энергии до вершин творческого полета воображения и эмоционального единства. Я хочу создать семью с этой девушкой, наблюдать как в ней расцветет женственность, чтобы от нашего союза появились дети, наблюдать и участвовать в процессе их развития и взросления, любоваться как материнство одухотворит ее личность. В результате наши с ней внутренние миры раздвинут горизонты до понимания сущности живой вселенной. В прикладном значении такое понимание природы наших отношений должно изменить стиль поведения не только между нами, но в первую очередь с окружающими людьми, жизнь должна изменить свой аромат.
   Что нужно для этого? Постоянно держать себя в поле зрения, оценивать свои поступки, не критикуя. Уверен, что я начну меняться, меняться будут установки от эгоцентризма к безусловной человечности, более глубокому пониманию гармонии жизни и мира, как основы их существования. Осознание божественной природы любви, в смысле существенности и всеобщности.
  
   ***
   Светлана. Бабушка умерла, я это почувствовала, теперь остались мы вдвоем с папой Сережей. Весь страх смерти держится именно на не невозможности понять для сознания этого состояния отсутствия себя. "Оттуда еще никто не возвращался, чтоб рассказать". И случаи тех, кто вернулся из состояния клинической смерти, тут ничего не меняют. Ну, сохранила память некоторых картину света в конце туннеля и вид своего тела со стороны и что это меняет? Вариант загробной жизни. О человеке важно знать три вещи: как он родился, как он женился, и как он умер, - справедливо судит древняя народная мудрость. Примечательно, что в наше время небывалая публичная откровенность во всем, что касается секса - тема, обычно жестко табуированная в историческом обществе - сочетается со старательным умолчанием деталей и подробностей смерти. Мол, как бы это неэтично, нехорошо, нездоровое любопытство. Телевидение кормит зрителя горами трупов - но правила хорошего тона предписывают стыдливо уклоняться "мелочей" типа точного диагноза и сопутствующих обстоятельств. Хотя изустно передаются "неофициальные" подробности. Смерть словно чертой подчеркивает все деяния ушедшего; все личные мелочи снижают значение; внимание к деяниям увеличивается, а область оценки переходит из сравнений с ныне живущими, которых много, которые слитны и связаны друг с другом массами связей, деяния которых спорны и еще подвержены изменениям, область оценки переходит к сравнению с мертвыми, а вот там уже остались только деяния значительные, мелочи канули. И если деяния ушедшего выдерживают это сравнение - вот он, "оказывается" (ах, мы ж и не думали!..), великий, который жил среди нас.
   ---
   Ангел. Для просветленного человека ничего особенного не произойдет; он примет эпидемию так же, как до этого принимал все остальное. Он не будет ни бороться, ни переживать. Если человек в состоянии принять свою смерть, то он в состоянии принять и гибель всей планеты. И это приятие никоим образом не является доказательством его беспомощности. Наоборот, такой человек видит природу вещей: все рождается, все живет, и все умирает. Этой планеты здесь не было пять миллиардов лет назад затем она появилась. Возможно, планета отжила свой век. В любом случае, если даже человеческий разум выйдет победителем в этом кризисе, развязанном политиками, планета долго не проживет, ибо Солнце когда-нибудь угаснет. Через несколько миллионов лет полностью иссякнет его энергия, а без Солнца эта планета не выживет. Мы получаем всю энергию от Солнца. Осознающий человек воспримет это как естественное явление. Сейчас опадают листья; вчера вечером дул сильный ветер, и листья сыпались, как дождь. И что тут поделаешь? Это закон природы. Все на земле принимает какую-нибудь форму и исчезает в бесформенности. Поэтому ничто не изменится в сознании пробужденного человека. Спящий человек будет реагировать по-другому. Смерть выводит на поверхность истинную сущность каждого из нас. Последняя мысль умирающего характеризует всю его жизнь, всю его философию, всю его религию. Перед смертью человек полностью раскрывается. Неминуемая гибель внезапно срывает все маски; она заставляет человека осознать своё одиночество, заставляет осознать, что все его родственные связи были обманом, они были ему нужны для того, чтобы спрятаться от одиночества - в семье человек не чувствует себя одиноким. Но смерть всегда обнажает истину. И это касается лишь "маленьких" смертей; когда же дело дойдет до гибели всего человечества, то все родственные связи исчезнут еще раньше. Человек умирает в одиночестве, как чужак, у которого нет ни имени, ни славы, ни респектабельности, ни власти; он умирает полностью беззащитным. Но и в этой беспомощности люди ведут себя по-разному. Тот, кто умирает осознанно, становится бессмертным и не умирает. Непросветленные люди вновь появятся на какой-нибудь другой планете, их родит другая женщина, ибо жизнь нельзя уничтожить даже ядерным оружием. Оно может уничтожить только дома, в которых существует жизнь.
  
   ***
   Попытка изменить судьбу
   На работу я не пошел. Да и незачем. Решено, так решено. Появлюсь к обеду, заявление на стол шефа и "чао" как говорят итальянцы, горячий и решительный народ, не то, что некоторые, пока по башке не получат, не сдвинутся с места. Оторвись ты наконец, от берега, где земля вот-вот загорится под ногами, иди туда, где тебя еще не было! "А может быть там в сто крат хуже!" Но я ведь, об этом не знаю! "Ну что сказать, конченому романтику? Давай, дерзай, там тебя заждались"
   Пошел сначала к Анне Степановне, рассказать про Верку, посоветоваться, как быть дальше. Жаль, очень жаль, что она умирает, может быть всего что произошло и не было бы.
   Подхожу к медсестре в приемной, записаться с визитом:
   - Мне к Завьяловой, пожалуйста.
   - К Завьяловой? Сейчас, сейчас, - смотрит в своих книгах, - Анна Степановна?
   - Да.
   - Она сегодня ночью умерла. Сожалею.
   - Извините, где и когда её можно будет забрать? - я расстроился, но спазмов, перехвативших горло, точно так же, как когда-то узнал о смерти своей матери, почему-то не случилось, просто ёкнуло что-то внутри, и чёртик шепчет: "Ну вот, Серёга, теперь ты полновластный хозяин Светы".
   - В любое время. Вы, ей родственник? Ваша фамилия, Даньков?
   - Да.
   - Она оставила для Вас документы, - девушка протянула мне толстый конверт из желтой бумаги, - распишитесь, вот здесь. Н конверте написано "Данькову Сергею".
   Это - запросто, тут вопрос поважнее: Как похоронить Анну Степановну? Я вообще ничего не понимаю в таком хлопотном и деликатном деле. Когда умерла мама, ходил почти как зомби, от которого пользы, что от медузы в прибое. Всё организовала и сделала баба Дуся, собрала деньги со всего дома, сколотила похоронную команду, устроила прощальный обед, на кладбище отвезла. Вот кто, мне поможет! Ей же нравится это делать, да и зачем тогда нужен комитет лавочных старушек?
   В ближайшем банке обменял чек на купюры. Давно пора бы, а то, вроде - деньги есть, но как бы и нет. Прямиком к бабе Дусе, в нерешительности потоптался перед дверью её квартиры, звоню. Долгое ожидание, прислушиваюсь. Баба Дуся шаркает к двери, смотрит в глазок, гремит цепочками и засовами. Ну... живет по-партизански. "Но паса ран!" Враг не пройдет. Наконец, осторожно открывает дверь.
   -Сережа? - как бы удивилась, и как бы не наблюдала меня только что в глазок.
   - Тётя Дуся. Анна Степановна умерла, сегодня ночью.
   - Ах. Ах. Ах. Царствие небесное её, несчастной, - крестится, - а ко мне, чего пришел то?
   - Так похоронить надо бы. По чести. Я не умею, никто не умеет, как Вы!
   Вот такого леща ей подкинул. Вижу, глаза загораются победным пламенем. "Ага! Сукины дети! Всё за вас расхлебывать должна! А где, благодарность? Благодарность, где?"
   - Сколько денег нужно? -Протягиваю ключ от Светиной квартиры ей, - чтобы похоронить достойно. Я всё оплачу.
   -А они у тебя есть? - с хитрым прищуром смотрит на меня, берет ключ.
   - Сто тысяч, хватит? - достаю заранее приготовленные деньги.
   - Да за столько, министра похоронить можно! Хватит и пятьдесят.
   - Возьмите все. Чтоб достойно было.
   - Будет тебе, достойно! - удовлетворенно хохотнула бабка, будто речь идет не об усопшей. а какой-нибудь весёлой пирушке. - Как барыню, похороним!
   - Спасибо Вам, большое! - разворачиваюсь уходить, и баба Дуся вслед мне выдала:
   - А можно, я только пятьдесят потрачу?
   - Конечно можно, - С удивлением обернулся, - а почему?
   - Остальные, на свои похороны оставлю! Хочу, тоже, чтобы, как барыню похоронили.
   И смех, и грех. Неужели им это, так важно? По мне, всё равно, что будет с моим телом после последнего вздоха.
   - Не торопитесь Вы туда, тётя Дуся.
   - Я и не тороплюсь, но всё равно, ведь придется.
   Неожиданно обернул врага в друга и соратника. Ну, в разведку конечно, мне с ней не идти, но всё же. Может, хоть так прекратит болтать, про нас с Светой, всякую чушь. Дома, не спеша положил желтый конверт Анны Степановны в книжный шкаф. Не буду читать, не мне предназначен. Я чужих писем не читаю. Потом передам ей, как всё успокоится, но сейчас не скажу, что бабушка умерла, не смогу. Да она и так узнает об этом. Похороны неизбежны, а баба Дуся, сама заявит об этом, на всю улицу Кирова. Да что там на улицу. На весь район!
   Звонок на сотовый. Директор мебельной фабрики.
   - Алло!
   - Сергей Дмитриевич. Свободен? Уделите полчаса времени. То, что Вы сделали, просто - фантастика!
   - Хорошо, Анатолий Афанасьевич, через двадцать минут, буду.
   Показать ему "Веркин рай" или пока рано? Картина ещё сыровата, не смысле что, масло хоть подсохнет, поработать над ней еще нужно, довести до ума. Не прилично неоконченным продуктом бахвалиться, примета дурная, или вдруг разочаруется.
   Звонок, смотрю Марина.
   - Да, - отвечаю ей на ходу, бегом, мимо всей команды лавочных старушек. Бабки уже все в сборе, облепили гроздьями лавочки, обсуждают печальную новость. Краем глаза заметил радикальные перемены в отношениях ко мне. Ишь, зауважали.
   - Где шатаешься? - говорит с напором Марина, но в голосе ни капли былого раздражения и недовольства, - шеф тут, рвет и мечет, ты срочно нужен.
   - Скажи ему, что увольняюсь. Хотя, нет, не говори, хочу лично ему сказать это.
   - Не дури! И не вздумай, даже! Я новый договор сделала, как раз под тебя.
   Ага, вот, взял и подмахнул не глядя. Знаем мы твои договоры! Я взбесился, но сказал мягко, тоном полным достоинства:
   - Хорошо. Через два часа, буду.
   - Почему, не прямо сейчас?
   - А прямо сейчас, я несколько занят.
   Только отбил соединение, тут же новый звонок. Да что это, такое, сегодня? Бывало, неделями телефон молчал, будто сломался, а тут, как в Смольном, в семнадцатом году, Ленина достают. Смотрю на вызов - практикантки. А эти-то зачем? Мы уже распрощались.
   - Серёжа, привет!
   - Привет.
   - Нужно встретиться.
   - Зачем?
   - По делу!
   Ну, и какие у нас дела? Сухо отвечаю:
   - Нет, Мне Света не разрешает с вами встречаться.
   Ну и пусть думают, что хотят, может быть даже удивил, что на подростка сбагриваю ответственность.
   - О' кей, с ней мы договоримся, лишь бы ты был не против, - Нина быстро отключила связь, чтобы не передумал.
   Вот, метелки! Договорятся. Со Светой, не договорятся. Она, ни с кем, меня делить не намерена. Вон, за Марину устроила сцену ревности. Так, то - королева! А эти - шлюхи.
   Звонок на сотовый! Прорвало. Я уже трамвай в офис превратил.
   - Алло!
   - Здравствуйте! Служба доставки магазина "Солнышко". Когда Вам удобно, мы подвезем кровать и стол?
   - Привезите в три часа пожалуйста, дочь будет дома, она примет товар.
   - Хорошо. Спасибо.
   - И вам, спасибо.
   У Анатолия Афанасьевича, в кабинете, первое, что я увидел, огромный монитор оправленный в такую же ореховую рамку, как и "Зеркало Ада", а на мониторе моя картина в полном великолепии; багровый туман в ущелье, над адской рекой и мрачный, сгоревший мост.
   - Вот, хотел показать, - сказал Анатолий Афанасьевич, поздоровавшись, - как выглядит панорама в законченном виде. Прошу прощения за вольную интерпретацию идеи, добавил рамку и разрешил нашему программисту поработать над углом обзора, он расширил, иначе не было видно покинутого берега. А ещё, программист добавил, лично от себя, возможность увеличения любого места в картине.
   При этом, он поиграл пальцами по чувствительной, сенсорной панели монитора меняя обзорный ракурс. Я впечатлён размахом и нестандартным подходом. Ну, конечно! Тот, кто умеет продавать мыслит совершенно иначе, того, кто просто умеет что-нибудь делать.
   - Не спрашиваю, откуда черпаете сюжеты, и также, оставим за кадром Ваших тараканов, меня не должен волновать психоанализ. Просто скажите мне. Как? Как Вам удается зацепить за душу? Показать то, что волнует и дает мощный отклик в подсознании?
   - Я не знаю, - пожимаю плечами.
   - А почему, всё- таки, "Лестница в небеса", а не "Мост", скажем?
   - Потому что, дорога в небо гораздо труднее, чем кажется в начале пути.
   -В принципе, как и всякая дорога, а сорваться вниз, возможно в любое мгновение. Понятно. Ещё, как мне сказал программист, картина имеет некий секрет, но он не смог его взломать.
   - Да. Подсказка в названии. Показать?
   - Нет! Я попытаюсь сам, у нас пари с ним, кто раньше разгадает секрет. И последний вопрос, с Вашего позволения. Кто эта девочка-птица на середине моста? - Анатолий Афанасьевич провел пальцами по монитору расширяя изображение, увеличил лицо Светы, - Я её узнал, это - "Девственница".
   - Она, моя дочь.
   - Думаю, её ожидает большое будущее, - задумчиво произнес он, - Если вы, оба, благополучно переберетесь на тот берег. Что же, сегодня выставлю картину на аукцион, посмотрим, какая будет реакция у публики.
   Когда я уже собрался уходить, он пожал мне руку со словами:
   - Сергей, может перейдем на "ты"? Раз мы уже партнеры, но хотелось бы быть еще и друзьями.
   - Отлично, Анатолий! Я согласен! У меня к вам просьба будет.
   - Какая?
   - Можно мне воспользоваться услугами вашего адвоката?
   - Конечно, Мартынов, он очень грамотный специалист и честный. Вот его визитка, а я его предупрежу.
   Вот и приобрел друга, первого за всю свою жизнь. У меня даже в детстве не было настоящих друзей, таких, чтобы без оглядки довериться взаимно.
   Пока добирался до офиса, Марина звонила дважды.
   В машине вскрыл конверт, достал свернутый листок бумаги. Записка от Анны Степановны.
   "Сережа! Последнее время чувствую себя очень плохо, видимо, мой час пришел. Рано ухожу, хотела Свету поднять до 18 лет и выдать замуж, а потом уже и прибраться. Сначала написала завещание, но мне сказали, что оно может оспариваться в суде. Поэтому у нотариуса оформила дарственную на квартиру и перевела на банковскую карточку те средства, что собирала ей как приданое. Кроме того, написала заявление в суд на лишение Верки материнства, нужно бы собрать подписи жильцов. В квартире прописаны только я и Светлана, Верку я давно выписала, когда она тайно замуж вышла и уехала, бросив ребенка на произвол судьбы. Я давно тебя знаю, ты всегда был серьезным мальчиком, да и Света у меня девочка умная и самостоятельная, умеет вести хозяйство и готовить. Хоть сейчас замуж выдавай. Если у вас сладится, то я заранее благословляю вас. Я знаю, что ты ее не дашь в обиду никому."
   Прочитал и застыл в раздумьях, святая женщина. Опять звонок от Марины, как не вовремя.
   - Ты не понимаешь! - сдавленным шепотом воскликнула она, видимо, кто-то находился рядом, - шеф на пену весь изошел! Не надо его злить - хуже будет!
   - Хуже, уже не будет, во всяком случае, мне, - с иронией заметил я, в надежде, что Марина поймет намёк.
   Шеф, действительно, буквально в пене, орал, размахивал, толстым указательным пальцем перед моим носом брызгал мелкими каплями слюны.
   - Ну и как? Как тебе доверять большой коллектив? Когда ты сам за себя не можешь ответить? А? - Разбрасывался он риторическими вопросами, причем вставить хоть слово в его нескончаемый поток обвинений было бессмысленно, в такие моменты он не услышит, упиваясь своим красноречием.
   Зная эту особенность можно было им легко управлять, что и делала с необыкновенной ловкостью Марина. Мне ничего не остается, как повторить её опыт, пока он не выдохнется и не заткнется. И такой момент настал:
   - Короче! Это тебе, последнее, китайское предупреждение, давай, подписывай договор и приступай к своим обязанностям, - босс кивнул Марине, и она без промедления пододвинула открытую папку с документами, в аккурат, где нужно подмахнуть, как и предполагалось, не глядя. Ещё бы, тут такой напор был, после него подписать и драпать из кабинета, спасаться работой.
   - А я увольняюсь, вообще-то, - сделал я выражение лица, наивнее мартышки, что нахально сперла банан на базаре перед самым носом у торговца.
   Какой кайф! Превратиться вдруг в птицу, ощутить, что у тебя есть крылья. Быть птицей по праву рождения, но вырасти в навозной куче с убеждением, что - червяк. Я умею летать! И сейчас я осознаю это, как никогда. А думал, не решусь, сделать первый шаг в небо, но как увидел папку с документами, сразу же вспомнил кабальные пункты договора о рабстве. Марина, конечно же исправила текст, зашифровала условия ещё более хитро, чтобы даже три адвоката, даже за бутылкой хорошей водки не просекли подвоха.
   - Не понял? - он посмотрел на меня так, будто и в правду не понял. А чего это он, тут целых полчаса, выкладывался и упражнялся в красноречии?
   - Увольняюсь. Вот заявление, по собственному желанию.
   Всё же, я поступил очень мудро, дав ему возможность выкричаться, выдохнуться, иначе даже не представляю какую собаку собираюсь дразнить. Шеф побагровел, глаза налились кровью, он вздохнул побольше воздуха и не нашел, что можно сказать в дополнение предыдущему монологу, полному эмоций и веских аргументов. Я, краем глаза наблюдаю за Мариной. Она завидует мне! Вот он, настоящий мужик, который хочет и может оторваться от кормушки. Кормушка хорошая, но и веревка к ней привязана, та, что другим концом к твоей ноге на всякий случай, чтобы не решился уйти далеко. Да, еще в её взгляде была жалость ко мне. А что? Мне действительно будет хуже? А что он мне сделает? Ничего!
   - И куда подашься? Где тебе будут платить столько, сколько я тебе плачу? Кому ты нужен, вообще?
   - Нужен. А если нет, не расстроюсь.
   - А ты, чего молчишь, - обратился он за поддержкой к Марине, - что скажешь?
   - Зазнался, - констатировала Марина, - может отпустим его? Пусть уходит!
   - Ты дура? У человека - заскок, на почве амбиций. Думает, что гений, а мы не должны ходить у него на поводу. Завтра проснется одумается и пожалеет.
   - Тогда, отправим его в отпуск, отдохнет, подумает и вернется.
   - В отпуск! - Александр Николаевич щелкнул пальцами, - без содержания. Кончатся деньги - приползет.
   - Александр Николаевич, я не передумаю, решение окончательное.
   - Давай, давай, иди. Позвонишь, когда надоест отдыхать.
   Что? Вот так просто и отпустили? Да не может быть! Или вправду уверены на все сто, что передумаю. Я ведь не передумаю, это ясно, как ночное небо в деревне, даже боссу, невзирая на его дремучую тупость. Они ведь поняли, что я расшифровал предыдущий договор. Иначе чего вдруг упрямиться начал? В общем, как поговаривал мой внутренний голос, это еще не конец.
   - Сергей Дмитриевич! - жарко зашептала Зина, ухватив меня за запястье, когда я вышел из кабинета босса, - не уходите! Не бросайте меня.
   Хм. Во-первых, когда я ей дал повод, думать, что буду принадлежать ей, а во-вторых, она, что, подслушивает шефа? Хотя, то, что во-вторых, спасло меня однажды, за это Зине, памятник по самый её шикарный бюст, на веки в моей памяти.
   - Зина, ты очень хорошая женщина, возможно, одна из самых лучших, я даже уверен, что не достоин тебя. Прощай.
   И ушел, торопливо, чтобы не дать ей время опомниться и начать убеждать меня, что достоин. Сбежал.
   ***
   Светлана. Даже десять самых сексуальных женщин всех времен не обладали идеальной фигурой. Но дело в том, что ни одну из перечисленных женщин нельзя назвать физически совершенной. У Мерилин Монро была небольшая грудь. Только хорошей формы лифчики и особого покроя платья создавали впечатление пышной груди.
          Если у вас роскошная грудь, но толстые ноги, перейдите на соблазнительные прозрачные платья, свитера и блузки, подчеркивающие ваши сильные места. Если же у вас плоская грудь, но божественные ноги, то вместо нарядов с глубоким вырезом одевайте короткие юбки и изящную женскую обувь. Научитесь следовать моде, но не давайте поработить себя. Если в этом году носят черное, оденьте золотистое. Подумайте только, насколько быстрее он найдет вас на вечеринке. Если же в моде зеленое и оранжевое, а его любимый цвет голубой, одевайте как можно больше голубого. Никогда не покупайте платье только потому, что оно практично. Если вы не чувствуете в нем себя счастливой, оставьте его на полке.
          Прежде чем купить какое-нибудь яркое произведение швейного искусства, которое вам влетит в недельную зарплату, хорошенько примерьте его, посидите, посмотрите в зеркало, изучите свое отражение. Не жмет ли, не морщится? Не мешает ли двигаться? Поднимите руки: а вдруг платье порвется, когда вы неожиданно броситесь ему на шею? Согнитесь, не выглядят ли швы слишком натянутыми, будто того и гляди лопнут? Одеждой по размеру никого не соблазнишь. Проверьте, какие цвета вам к лицу, и носите только их. Отдайте это грязно-коричневое платье, в котором вы выглядите как смерть, в фонд помощи бедным и купите то розовое платьице, которое вам так к лицу.
          Работайте как дьявол, стараясь подчеркнуть свои достоинства и скрыть недостатки. И не рассказывайте, что у вас одни недостатки, это не так!
          И еще один важный ориентир: женщине нужно одеваться так, чтобы мужчине захотелось ее раздеть.
          Никогда не давайте мужчине увидеть вас в некрасивом белье, да еще схваченном булавками.
          Косметика может стать другом или врагом женщины, в зависимости от умения и вкуса. Если вы не уверены, что делаете правильно, обратитесь за помощью к специалисту. Многие из шикарных салонов красоты имеют консультантов. Большие универмаги время от времени также приглашают консультантов по косметике. Такие специалисты могут посоветовать, как правильно краситься, какой тон вам к лицу и как подчеркнуть красивые и скрыть некрасивые черты. Ряд журналов публикует статьи по этим вопросам, и есть несколько неплохих книг. Обшарьте весь город, но найдите хорошего парикмахера. Заплатите ему любые деньги и скажите спасибо. Ваша прическа зависит от хорошей стрижки, а не от бабы, которая насажает вам на голову три ряда бигудей и затем запихнет все под сушилку. Если голова не в порядке, то никакая укладка не поможет и вам не удастся выглядеть свежей и бодрой после утомительного дня.
          Если ваш мужчина не страдает аллергией, то пользуйтесь духами. Однако прежде чем вы найдете подходящие духи, придется поэкспериментировать, и в тот момент, когда все вокруг будут спрашивать, что это за духи и где вы их купили, вы поймете, что нашли то, что надо.
          Содержите в порядке ваши ноги, проверяйте, аккуратно ли они подстрижены и не сходит ли с них лак. Как правило, мужчины не любят драконовски длинных ногтей, так что прежде чем их отращивать, проверьте вкус вашего партнера.
          Даже если вы предпочитаете беспорядок, надо выглядеть аккуратной. Никаких спадающих бретелек от бюстгальтеров, дырявых чулок, потертых перчаток.
  
   ----
   Ангел. Смелее ли женщины мужчин? Вне всяких сомнений. Мужчины могут испытывать только ревность... в них нет никакой смелости. Женщина способна на большую любовь, ибо она живет не логикой, а чистыми эмоциями и сердцем. Прекрасно следовать по пути сердца, но это сопряжено с опасностью. Путь ума не такой прекрасный, но зато он безопаснее. Мужчина выбрал самый безопасный и самый короткий путь в жизни. Женщина выбрала самый прекрасный, но самый трудный и опасный путь эмоций, чувств, настроения. Женщина вынесла безмерные страдания, ибо до сегодняшнего дня миром правил мужчина. Она никак не вписывалась в общество, созданное мужчиной, ибо оно создавалось на основе интеллекта и логики. Женщине нужен мир, живущий по законам сердца. В обществе, созданном мужчиной, не нашлось места сердцу. Мужчине нужно научиться быть более сердечным, ибо интеллект привел человечество к глобальному самоубийству. Интеллект уничтожил гармонию природы, экологию. Он создал прекрасные машины, но погубил прекрасное человечество. Мир нуждается в более сердечном подходе во всем. Что касается меня лично, то я утверждаю, что твоя внутренняя природа ближе к сердцу, чем к разуму. Разум - это короткий путь наружу, а сердце - это очень долгий путь. Если ты устремляешься вовнутрь, то все меняется на противоположное: сердце - это кратчайший путь к сущности человека, а длиннее пути разума трудно себе представить. Вот почему я выступаю за любовь, ибо любовь легко приведет тебя к медитации, к вечности жизни, к твоей божественности; через ум этого добиться очень сложно. Вначале нужно достичь сердца, и лишь затем можно начинать движение к своей сущности. Я выступаю в поддержку любви; и это имеет духовную подоплеку. Женщина может легко начать свой путь от сердца к своему естеству, и мужчина может двигаться по направлению к сердцу без каких-нибудь препятствий. Мужчину просто неправильно готовили, это всего лишь предрассудки. Ему говорили, что нужно быть жестким, нужно быть сильным, мужественным, но все это нонсенс. Ни один мужчина никогда не плачет и не страдает со слезами на глазах, ибо ему с детства объясняли, что плачут только женщины, это женская черта. Мужчины никогда не плачут и не рыдают. Если посмотреть на природу человека, то все это покажется абсурдным. Если бы мужчине действительно нельзя было плакать, если бы так задумала природа, то его глаза были бы созданы по-другому, у них отсутствовали бы слезные железы. Но слезные железы мужчины ничем не отличаются от аналогичных женских. Нужны ли мужчине слезы? Да, нужны; слезы - это чрезвычайно важное средство общения, особый язык. Бывают моменты, которые невозможно выразить словами, но о состоянии человека скажут его слезы. Слезы могут появиться и от безмерной радости. Они всегда выступают доказательством того, что человека переполняют эмоции. Иногда невозможно выразить свою печаль словами, тебе помогут в этом слезы. Слезы - это одна из причин, почему женщины реже мужчин сходят с ума: женщины с готовностью плачут, рыдают и разбрасывают все, что попадается им под руку; они безумствуют каждый день, понемногу. Мужчина накапливает стрессы внутри себя, и однажды происходит взрыв - оптом. Женщины сходят с ума в розницу, а умирать ежедневно понемногу - более мудрый путь. Зачем все накапливать? Мужчины чаще совершают самоубийства. Это очень странно. Женщины больше мужчин говорят о самоубийствах, но обычно не совершают их. Мужчины же никогда не говорят об этом, но делают это в два раза чаще женщин. Мужчина продолжает подавлять свои чувства, он продолжает носить фальшивую маску. Но всему приходит конец: приходит момент, когда он уже не в состоянии удерживать это внутри себя, и все разваливается на части. Мужчине нужно научиться быть более сердечным, ведь путь к себе идет от сердца. Невозможно пройти мимо сердца. Женщина находится в лучшем положении, она может напрямую от сердца идти к своей сущности. Однако вместо того, чтобы оценить это великолепное качество в женщине, мужчина всегда осуждал ее. Возможно, на это была причина, возможно, он осознавал превосходство женщины, превосходство любви. Но никакая логика не может быть выше любви, и никакой ум не может быть выше сердца. Ум может быть очень кровожадным, он может быть очень жестоким, и таким он оставался веками. Мужчина избивал женщину, подавлял, осуждал ее. Не зная о том, что осуждение и подавление женщины делает его ущербным, половина человечества лишилась возможности поднять свое сознание. Ты был лишен такой возможности, ведь ты тоже мог обучиться искусству, возвыситься у другой половины Вселенной. Ты тоже мог бы идти той же дорогой, тем же путем. Поэтому я всегда говорю, что освобождение женщины - это освобождение мужчины. Это даже скорее освобождение мужчины, чем женщины. Да, женщины способны на большую любовь, но им также необходимо знать и о другой стороне медали. У мужчины развита логика. Другая сторона может быть алогична. Это неопасно, это просто ошибка, ее можно исправить. Вот почему я говорил, что путь сердца прекрасен, но опасен. Ненависть - это обратная сторона любви; ревность - это обратная сторона любви. Если женщину охватывает ненависть и ревность, то вся красота любви умирает и у нее в руках остается лишь яд. Она отравит и себя, и всех, кто рядом с ней. Для того чтобы любить, нужно стать более осознающим, ибо можно провалиться в пропасть ненависти, которая находится совсем рядом, совсем рядом с пиком любви; мрачная долина ненависти окружает пик любви со всех сторон, можно легко соскользнуть вниз. Возможно, по этой причине многие женщины не позволяют себе влюбляться. Возможно, по этой причине мужчина решил жить умом и забыл о сердце... ведь оно такое чувствительное, его так легко обидеть, его настроение меняется, как погода. Тому, кто действительно хочет научиться искусству любви, нужно помнить обо всем этом и оберегать любовь от падения в пропасть ненависти, ревности, иначе путь к себе станет невозможным, еще более нереальным, чем путь ума. Женщине необходимо отказаться от ненависти и ревности. Мужчине нужно отказаться от логики и стать немного более любящим. Логикой можно пользоваться; она имеет прикладное значение. Она полезна в научных работах, но не в человеческих отношениях. Мужчина должен позаботиться о том, чтобы логика не овладевала им полностью, она должна оставаться инструментом, которым нужно пользоваться, а затем отставлять в сторону. Женщина должна позаботиться о том, чтобы не попасть в пропасть ненависти, ревности, гнева, ибо они погубят любовь, самое большое богатство женщины. И обоим нужно вносить больше любви в свою жизнь, и, чем сильнее человек любит, тем ближе он к своей сущности. Сущность находится совсем рядом; это самая глубокая часть любви, любви абсолютно чистой, необусловленной. Любовь, наполненная абсолютной осознанностью, немедленно превращается в грандиозную революцию; она открывает врата внутреннего храма сущности. Достичь самого центра сущности означает получить все, что жизнь может предоставить тебе: все благоухание, всю красоту, всю радость, все благословение... Женщины, без сомнений, храбрее мужчин. Во всех мировых культурах именно женщина покидает свою семью и отправляется жить в семью мужа. Она покидает свою мать, отца, друзей, свой город, все, что она любила и с чем выросла; она всем жертвует ради любви. Мужчина не способен на такое. А должно было быть наоборот, поскольку мужчина претендует на превосходство относительно женщины, то именно он и должен был так поступить. Ему следовало перейти в дом жены, а не вести ее в свой дом. Однако ни в одной культуре и ни в одном обществе за всю историю человечества мужчина так и не предпринял подобного шага. Ни один мужчина не покинул дом своих родителей, свое окружение, знакомую атмосферу, не решился пожертвовать всем и стать частью совершенно чужой ему атмосферы, новой земли, стать растением, пересаженным в новый сад, на новую почву, и расцвести там. Но женщина пошла на это, и сделала это грациозно. Определенно, женщина храбрее мужчин. И в любви, и во многом другом... Она любит материнской любовью, на что не способен ни один отец; она любит как жена, на что не способен ни один муж. Даже будучи маленьким ребенком, она любит дочерней любовью, на что не способен ни один сын. Вся жизнь женщины - это любовь. Для мужчины жизнь имеет большое значение, любовь же занимает в ней лишь небольшую часть. Мужчина может пожертвовать любовью ради денег, власти, престижа, он готов пожертвовать любовью ради чего угодно. Женщина не может жертвовать любовью ради чего- либо, для нее нет ничего выше любви. Пожертвовать можно чем угодно, только не любовью. Несомненно, присутствия духа женщине не занимать, и мужчине нужно многому у нее поучиться. Если мы будем использовать свои отношения для изучения друг друга - речь идет не о поверхностных сексуальных отношениях, а о глубоком, интимном познании тайн друг друга, - то все отношения между любящими превратятся в духовное явление. И мужчина, и женщина обогатятся в них, а значит, и все общество.
   ***
   Подстава
   В квартире вновь накурено как в бытовке слесарей-монтажников, шумно и практикантки пьяные, почти в зюзю. А почти, потому что, пока ещё шумно, в полную зюзю они валяются трупами, знаю, не понаслышке. Когда я открыл дверь, они на перебой, увлечено и доверительно рассказывали Свете о своих похождениях-приключениях. "А я ему говорю; мы весь вчерашний день на бананах тренировались!" "Ха! Ха! Ха! А у него, даже не встал, как ни старались!" Сдурели! Ребенку такое рассказывать! Боже! Где у них мозг? Я их выпру сейчас, с треском, как последних привокзальных проституток! А кто они такие? Проститутки и есть, даже элементарной порядочности не набрались.
   - Папа! - Света подскочила и бросилась ко мне на встречу, с разбегу запрыгнула на руки и чмокнула в губы. Легкий запах спиртного!
   - Ты пила? - Задохнулся я от возмущения и от безысходной злости. Этих, шлюх не то что, на расстояние броска камня, на пушечный выстрел к Свете не подпускать!
   - Уходите, - тихо, но грозно проговорил я, - чтобы вашего духу здесь не было.
   -Не-а, - нагло заявила блондинка, - ты сам нам разрешил, а с ней, мы договорились.
   - Я не разрешал. Не надо развращать и спаивать моего ребенка! - заорал я, как выстрелил, отстраняя перепугавшуюся Свету от себя, - то, что вы сейчас сделали, вам не будет прощения, никогда!
   - Да ты что? - расплылась в пьяном умилении брюнетка, - это же компот! Подумаешь кока кола с ромом. Там градусов меньше чем в пиве! А лишние сто грамм ребенку не помешают.
   - А мы, вообще, по делу, - подхватила блондинка, чтобы не дать мне шанса, перехватить инициативу и не осуществить намеченное, - не просто так!
   - Все дела, в трезвом виде! Понятно говорю, нет?
   - Значит, так, - Поворачиваюсь всем корпусом к шлюхам с решительным видом, - может быть я и согласился быть с вами, но вы совершили ужасный поступок, совращаете мою дочь! За это, забудьте сюда дорогу навсегда.
   Жестко, но справедливо. Смотрю с ненавистью на них попеременно. Блондинка рыдая вскочила и кинулась ко мне. Пытается обнять, я сопротивляюсь, уклоняюсь от прямого контакта.
   - Сережа! Пожалуйста! Мы исправимся. Всё что хочешь для тебя сделаем! Нина! Скажи ему, - и рыдает, не унять.
   - Да, говнюк, он, говнюк, - махнула рукой брюнетка, - пойдем отсюда, найдем себе другого, еще круче.
   - Не хочу я другого! Я люблю его!
   Вот, вот попал. Лучше говнюком быть, чем такие истерики при Свете! Всё что угодно, только бы не потерять уважение дочери! Ну и как выползать из этой трясины?
   - Валите! Вы меня притомили.
   - Значит папа Сережа не приглашал вас! Вы меня обманули- Света гневно кричит, а из глаз искры, такое ощущение, что сейчас молния ударит и поразит насмерть.
   - Давайте, идите, идите.
   - Всё, подруга, пошли отсюда! Пошел он в пень, - Нина схватила за руку упирающуюся блондинку и потащила на выход, - Я же говорила, бесполезно.
   - Бутылку свою заберите! - Кричу им вслед, но брюнетка обреченно махнула рукой:
   Ушли. Оставив меня в замешательстве, взвинченного и раскалённого до бела. Света вошла в комнату, глаза лихорадочно блестят и говорит возбужденным голосом:
   - Правильно, что ты их прогнал? Они обещали научить меня сосать!
   - Что? - выдохнул я, думал, что ослышался. Но нет же! Не ослышался.
   - Целовать писю, - уже тише, менее уверенно произнесла она и покраснела до ушей.
   Если я сейчас накричу на неё и отругаю, мы навсегда потеряем контакт и доверие. Этого ли я хочу? Не для того по крупицам собирал и строил наши отношения, чтобы за одну минуту разрушить мост, на котором стоим, он и так непрочный и готов рухнуть в любое мгновение. Спокойно, спокойно. Протянул к ней руки, призывая к себе, чтобы обнять. Она доверчиво прильнула ко мне.
   - И как ты себе представляешь? Как бы они тебя научили?
   - Ну, они сказали, что покажут мне как это делается.
   - А зачем тебе это? Ты же хочешь быть королевой, а не такой как они?
   - Королева тоже должна знать это!
   - Зачем?
   - Чтобы её не разлюбил король!
   - Они тебе так сказали?
   - Я сама догадалась!
   Просто, убила меня своей железной логикой. Хочу возразить, но не нахожу ни одного достойного аргумента. Открываю рот в тщетных попытках, но ни одного слова подходящего для опровержения. Ладно, и этот раунд я ей проиграл, буду искать компромисс.
   - Знаешь, солнышко. Король не хочет, чтобы его королева была похожа на них. Он хочет, чтобы она была всегда трезвая и от неё не пахло табаком. Ты понимаешь?
   - Да. Я больше не буду пить. А, курить, я не курила!
   - Вот и хорошо, моя принцесса. Я тебя люблю, даже без того, что они умеют делать.
   - И я тебя люблю.
   - Показывай свою новую кровать.
   - Вот она! - Света шустро влезла в будуар с ногами, задвинула полупрозрачные занавески, только голову оставила снаружи, состроила гримасу, - Внимание, внимание! Говорит и показывает Москва! Сегодня с дружеским визитом прибыла принцесса! Гимн. Встаньте, пожалуйста.
   Я положил руку на грудь, в шутливой стойке смирно, как и положено слушать гимн. ?Поддержал игру.
   - А теперь, поприветствуем её! - Она отдернула занавески как бы показывая себя во всей красе, кланяется, улыбается, - Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте!
   Она уже обустроила свой будуар, приколола к ткани свои нехитрые трофеи, которые имеют значение и особую важность лишь для неё, а мою "девственницу" поместила рядом со своим рисунком "Мы в горах". Чего-то ещё, явно не хватает, потому что корзинка из- под клубники стоит пустая, на прикроватной тумбочке.
   - А где твоя кукла? Что-то я её давно не вижу?
   - Я её оставила в больнице, может быть какой-нибудь девочке нужна будет мама?
   - А тебе не нужна?
   - Нет, - отрицательно качнула головой, - мне, уже нужна дочка или сынок.
   Однако, опять озадачила, но я не стал уточнять каким образом она собирается завести себе сыночка или дочку, а самое главное, когда. Не стоит даже провоцировать. Но в её поступке есть какой-то тайный смысл. Она совершила мистический обряд, ритуал оставляя куклу в больнице. Неужели кукла была её чертиком, который она и сбросила в пропасть? И теперь с такой легкостью преодолевает намеченный ей путь. А где же мой, тогда чёртик? Тот, Маринин, на лобовом стекле машины, не в счет, мне нужно найти своего. Или их настолько много, что я даже не знаю, кто из них ключевой? Я обязан его найти! Мне это жизненно необходимо. Просто чувствую, разгадка близко, только протяни руку, но я должен сделать это сам, подсознание мне не помощник, сейчас он мне - настоящий враг, всеми силами толкающий в пропасть. Ему-то это зачем? Погибну я - погибнет он. А, может, оторвать их всех сразу? Купить квартиру где-нибудь на окраине города и переехать туда со Светой, денег должно хватить. Да! Я думал об этом всем и смотрел на Свету, как она прыгает на своей кровати, в будуаре, типа танцует на сцене, принцесса же, приглашенная с дружественным визитом. Вдруг, она остановилась и глаза её изумленно расширяются смотрит мимо меня, на то, что происходит у меня за спиной. Резко оборачиваюсь. Двое мужчин стоят в спальне. Вошли тихо, как воры. Лица абсолютно незнакомые! Кто такие? Зачем пришли? Ошиблись квартирой? Практикантки ушли, а я забыл закрыть двери за ними, на замок. Я так растерялся, что не сказал ни слова, лишь недоуменно пялился на незваных гостей. Они воспользовались заминкой, вальяжно и нагло вошли в комнату.
   - Смотри, начальник, бухают, веселятся.
   - Да-а-а, - с интонацией, типа, ну теперь мне всё понятно, произнёс второй, подошел к журнальному столику, приподнял за кончик горлышка бутылку, - нарушения налицо.
   - Ну, что шеф, будем брать?
   - Наверное, придется.
   И тут меня разморозило:
   - Вы кто такие будете? Почему без разрешения входите в мой дом?
   - Менты, мы, товарищ, менты, а ты - попал! Арестовать тебя пришли.
   Я окинул их оценивающим взглядом. Никогда, вот так не сталкивался с полицией, как- то странно они себя ведут. Интересно, полиция вот так бесцеремонно вваливается к гражданам? И почему они не в форме? Оглянулся на Свету, она как стояла в своем будуаре, так и замерла, перепуганная.
   - Ну и в чем меня обвиняют?
   - Педофилия, парень, педофилия, с отягчающими обстоятельствами, - многозначительно метнул кивок в сторону Светы "начальник", присаживаясь в кресло, наливает себе полную рюмку рома и ставит бутылку на стол, кивает своему подельнику, - Зелёный, выпьешь? Угощаю!
   - Никак нет, товарищ капитан, - отнекивается второй, - служба!
   - Молодец сержант! И правильно.?Пойло - такая дрянь! Не мог поприличнее купить что-то, фальсификат пьет со своей куропаткой.
   Мутные они какие-то. В гражданской одежде, не представились, пусть даже и нагло вторглись в мою частную собственность, но были обязаны представиться и, хотя бы помахать перед носом удостоверениями. Опять же, блатные словечки и клички как у уголовников. Липовые полицейские и здесь они по другой причине. Зачем? А самое главное, по чьей наводке пришли? Не может быть, чтобы вот так, залетные приперлись и права качают, тем более с обвинением в педофилии. Это нужно выяснить прежде чем их выгонять. "Ну ты и тупица! Как?" Да, выгнать будет чрезвычайно трудно. Во-первых, двое здоровенных амбала - не справлюсь, случись кулачные бои, заломают, как медведи ягнёнка. Во-вторых, наглые и уверенные в своей силе, тут уж нужно противопоставить им самое совершенное оружие, превзойти в том, чего у них в недостатке - уме. Все эти соображения и выводы пронеслись у меня в голове мгновенно, буквально за микросекунды, пока наблюдал как в замедленной съёмке за "начальником". Он даже не успел поднести рюмку ко рту, а я уже знал, что делать.
   - Откуда такая информация? Здесь педофилов нет, и поэтому не по адресу.
   - Да не ссы, штырь, не ссы, - лучисто улыбается "капитан", - я тебе верю, и сержант верит, но наша задача проверить сигнал. Если пялишь эту курочку, - он опять кивнул на Свету, подарив ей взгляд, который не может понравиться, - мне вообще, противно стало.
   Я осторожно глянул на "сержанта", который предусмотрительно стоит у дверей, загораживая собой выход, отрезая путь к отступлению. Похотливая рожа! Он с интересом уставился на Свету, оценивающим взглядом самца! И этот интерес, вовсе не праздный. Они рассматривают её как шлюху, как неразборчивую давалку! Битве быть. Я не оставлю это просто так, проломлю им черепа, вон той бутылкой рома! Как раз "Капитан" и наливает себе из неё еще одну рюмку. На бутылку не смотреть, не гипнотизировать её, иначе догадаются о том, что творится сейчас со мной. Прикинуться лохом и наблюдать, наблюдать, выжидать удобного момента. Я должен, обязан победить, даже невзирая, что они превосходят меня по силе.
   - А откуда сигнал поступил? - играю наивного лоха, делая лицо проще, чем у того английского комика-придурка, - если не секрет?
   - Информация секретная, парень, - самодовольно лыбится "начальник" и пьет еще одну рюмку рома, - давай, собирайся в отделение, там тебя научат закон уважать. И ты, собирайся, - смотрит похотливо на Свету, - в детский дом тебя отвезем, приказ, понимаешь.
   Соображаю быстро, мгновенно просчитываю варианты, ситуации как сверхмощный компьютер НАСА, в другое бы время тупил и тормозил, а сейчас все нейроны вдруг зашевелились и дружно выстроились в единую схему, чтобы выжить и защитить свою любовь. Так, отводить меня куда либо, а тем более в тюрьму, эти типы не намерены, иначе они по-другому бы себя здесь вели, заломили бы руки, наручники на запястья и на выход. Так же Свету они не предполагали брать с собой, эта идея у них появилась только сейчас, увидели какой я тупица и дремучий кролик, которого развести, ничего не стоит. Однозначно пришли за деньгами. Но от кого они могли узнать, что у меня есть деньги? Верка? Лавочные старушки? Практикантки? Марина, в конце концов? Вопрос в том, сколько! От суммы и будем плясать, косвенно вычислим источник. Да они и ждут от меня, чтобы сам предложил. Значит предложу.
   - А может быть как-нибудь договоримся? - спрашиваю с нажимом, - есть же другие способы?
   - Взятку предлагаешь? - Вот, теперь он смотрит на меня с уважением, какой догадливый кролик.
   - Да, - коротко отвечаю и похлопал себя по нагрудному карману, мол, деньги-то, вот они.
   - Зелёный, штырь нам взятку предлагает! Виновен, значит! Так берём?
   - Его или взятку? - хохотнул Зеленый "сержант".
   - А это, зависит - сколько, - уточнил "начальник" и обратился ко мне, - сколько?
   - Ну, - протянул я, - а сколько вам нужно?
   - Нам нужно много, нам нужно - всё!
   - Ага! - заржал и "сержант", поддерживая удачную шутку шефа.
   - Могу предложить две тысячи! - изображаю глупца.
   - Ты что, придурок? За лоха картонную меня держишь? Два косаря засунь себе в очко! Лимон, а лучше два! Вот цена твоей свободы и её тоже! - Кивнул Свете, - нет, пожалуй, её мы заберем с собой, оградить, так сказать от непорядочного фраера.
   Ага! Да кто вам её отдаст! Даже ценой убийства не отдам её в руки этих негодяев! Баба Дуся отпадает, она не знает сколько у меня есть денег, а здесь почти точная цифра. Практикантки тоже, они думают у меня не меньше тридцати. Значит... Верка или Марина. Хотя Марина не опустится до такого, чтобы нанимать ублюдков, которые могут навредить ребенку, по крайней мере, верю в её порядочность. Верка! Если Свету хотят забрать при этом.
   - У меня столько нет, - Говорю обреченным голосом, вздыхаю, направляюсь к журнальному столику, к развалившемуся вальяжно в кресле "начальнику". Ибо, пора свершиться возмездию, - Пожалуй, я тоже выпью.
   - Давай, давай, угощаю, - говорит, похохатывает, - полтора лимона, короче и мы тебя отпускаем.
   - Миллион сто, - спорю я до последнего, будто действительно собираюсь платить, хладнокровно беру бутылку за горлышко, типа налить себе. ?Немного несподручно, левой рукой, но выбирать не приходится.
   Всё. Время "Ч" другого момента не будет. Мозг заработал, ускорил обработку зрительной информации с неимоверной быстротой, что я увидел все в виде дискретных картинок какого-то древнего фильма еще на черно-белой целлулоидной пленке. Его темечко, покрытое белесым тонким пушком как раз ниже моей груди. Вижу, как он тянется губами к рюмке, чтобы сделать глоток, со мной за компанию. Взмах руки из всех сил, что только собрал в едином импульсе. Медленно! Как медленно движется рука. Вижу момент, когда "начальник" понял мои намерения, округляются глаза от изумления, но он даже не уклоняется от несущейся бутылки в моей руке прямиком ему в лоб. "Сержант" еще вообще ничего не понял, он смотрит на Свету и представляет её ноги у себя на плечах. Удар. Ожидалось, что увижу брызги разбивающегося стекла разлетаются по комнате вместе с остатками алкоголя, я даже представляю, что вижу, как осколки неимоверно красивым фонтаном взлетают вращаются вокруг своей оси. Но, ничего этого не произошло, просто глухой удар и из-под расползающейся кожей черепа хлынул фонтан крови. В руках у меня осталась целехонькая бутылка. Легкое разочарование, что не столь эффектно и бутылка из крепкого добротного стекла не разбилась вдребезги об его бетонную башку. ?Прыжок к "сержанту", еще один прыжок, как тигр настигающий ничего не подозревающую лань. ?Острый взмах наискосок, по его роже. Кровь смачным плевком прямо мне в лицо, но я живу в другом измерении, уклоняюсь от потока, лишь несколько капель окрасили мелкими крапинками рукав рубашки, боковым зрением цинично наблюдаю за хищником, вдруг понявшим, что не на того нарвались и сейчас бывшая жертва охотится на него. Вижу, как челюсть съезжает, вздыбливается кормой тонущего, подбитого линкора, коротко мелькнули зубы в открытом зеве рта, потерявшие свои лунки, летят вслед кровавому фонтану. Всё. Время восстановилось, приняло свои естественные формы.
   - А-а-а! -орет раненый "сержант", хватаясь за челюсть пытаясь удержать на месте, где должно быть по идее природы.
   - Две секунды и ты, убрался. Иначе смерть, - говорю тихо, но он, прочел ещё нечто в моих полыхающих ненавистью и решимостью глазах, шарахнулся на выход в панике. ?
   Он сбежал, бросил, сдал своего дружка-подельника на милость врагу, то есть мне. "Начальник" умер? Скорее всего да, если конечно не ребром бутылки врезал, а так будто тупым топором и черепушка развалится. Смотрю на Свету, она пребывала в ступоре, еще не осознав до конца, что произошло, за эти последние полторы секунды короткой битвы. Уверен, она в ужасе не от моего поступка, она еще не отошла от шока сказанных мной слов, когда торговался за свою свободу, предлагая деньги, а её уже согласен был отдать этим негодяям.
   - Все хорошо, дочка, - бросаю бутылку, и она глухо хлопнула о дерево,?говорю с улыбкой, чтобы подбодрить, - эти дяди, больше не будут к нам приходить.
   ***
   Светлана. Феномен некрасивой женщины - чисто психологический, внутренний. Потому что на самом деле, если женщина уверена в себе, у нее благополучные родители, она, даже будучи такой вот "толстой Клавой", будет приятной, обаятельной. Женская красота - это не физические качества. Она складывается из самого отношения (того, насколько вы сами себя любите и чувствуете готовность быть счастливой) и умения подать себя.  Сейчас изменилось отношение к категории прекрасного. Если раньше это было нечто красивое, гармоничное, то сейчас это - выразительное. Один из известных визажистов сказал, что чем более некрасива женщина, тем интереснее ее можно сделать. Очень важно найти в ней что-то выразительное (глаза, нос, изгиб шеи, контур губ) и сделать это главным акцентом внешности. И глаза. Любой женщине можно сделать красивые глаза. В частности, вставив контактные линзы, можно сделать глаза любого цвета.  Народная мудрость гласит: "Не родись красивой, а родись счастливой". Среди красивых от природы счастливых совсем не больше, чем среди остальных. Красота может быть и обузой. Красивая женщина не притягивает. Ей как бы дается возможность выбрать самой из того скромного числа мужчин, которые вокруг нее вьются. Вот мнение одной из признанных красавиц: "Это невероятное внимание всех и каждого очень сильно подавляет, и в конце концов выбор совершить не можешь" (она сама была третий раз замужем, и эти три замужества она воспринимала не с гордостью).
          О проблемах красавиц говорит тот факт, что многие из них помногу раз были замужем. Это значит: много раз они испытывали разочарование в избраннике, проходили крайне неприятную процедуру развода (который, кстати, относится к числу сильнейших разрушительных для здоровья стрессов).
          Вступающий в брак надеется, что это на всю жизнь. Несомненно, сменившие многих мужей охотно бы поменялись судьбой с теми, кто всю жизнь прожил с одним любимым человеком. Цель женщины - быть счастливой. А красота - это как бы самый легкий путь достижения этого. Но надо понимать, что прежде всего женщина должна быть солнышком, которое излучает тепло. Если этого нет, то рано или поздно она становится некрасивой и превращается в каргу, которая никому не нужна. Это закон природы.
   Сексологи разных стран провели обследование такого рода. Стоят три женщины: одна - высокая, другая - среднего роста, третья - изящная, невеличка. Как правило, мужчины прежде всего смотрят на женщину, которая как бы компенсирует им собственный рост: высоким нравятся Дюймовочки, низким - высокие, а средняя нравится всем. Затем с помощью скрытой камеры фиксировали взгляды на женщин среднего роста, которые были блондинками, шатенками, брюнетками. Вновь тот же закон: темноволосым нравятся светловолосые и т.д. А вот пропорции тел привлекают всех приблизительно равноценно.
          Так уж бывает: мужчина непременно окидывает взглядом почти каждую женщину. Но нет возможности увидеть сразу ВСЮ женщину; что-то в ней привлекает больше, что-то - меньше. По мнению чехословацкого журнала "Дикобраз", в 24 случаях из ста мужчины прежде всего обращают внимание на глаза женщин, причем специалисты полагают, что это число могло быть и больше, если бы женщины не носили очки с затемненными стеклами.
          В 60-е годы проводили социологическое исследование. Студентам, курсантам, солдатам и молодым рабочим задавались вопросы типа "Что во внешности женщины Вам нравится больше всего? " Ответы были такими: красивая фигура - 62,5%, симпатичное лицо - 27,5% и т.п.
          Прошло тридцать лет. Что же изменилось? Основные параметры привлекательности остались теми же, хотя стали более детализированными: на лице выделяют красивые глаза, улыбку, губы и т.д.
          А как привлекательна женская грация! Не случайно многие мужчины влюбляются, наблюдая, как танцует женщина, как она ходит, поворачивает голову, как в работе двигаются ее руки. Важна не просто красота тела, а и совершенное владение им. Сколько раз приходилось встречать красивых лицом женщин, которые тотчас теряли свою привлекательность оттого, что неуклюже двигались, были угловаты, сутулились, нелепо размахивали руками или сидели в некрасивых позах. Посмотрите телепередачи из европейских стран. Где вы увидите женщину, которая бы сидела, расставив колени или согнувшись в три погибели? Дисгармоничность движений, незнание того, что красиво именно для нее, снижает обаяние женщины.
          Но раз уж мы коснулись сравнения наших женщин с западноевропейскими, то бросается в глаза, что лица и фигуры наших женщин более привлекательны. Наш женский генофонд прекрасен!
  

   ---
   Ангел. Что такое медитация? Является ли медитация техникой, которую можно практиковать? Требует ли выполнение медитации каких-нибудь усилий? Является ли медитация тем, чего можно достичь умом? Нет, не является. Все, чего можно достичь умом, не является медитацией; медитация выходит за пределы ума, здесь ум абсолютно бессилен. Умом нельзя практиковать медитацию; там, где начинается медитация, заканчивается ум. Это нужно помнить, ибо в нашей жизни все, что мы делаем, мы делаем с помощью ума; все, чего мы достигаем, мы достигаем с помощью ума. И когда мы обращаемся к своему внутреннему миру, мы начинаем думать о техниках, способах, методиках, ибо весь жизненный опыт показывает, что всего можно достичь с помощью ума. Правильно, всего можно достичь с помощью ума, кроме медитации; все делается с помощью ума, за исключением медитации. Ведь медитация - это не достижение человека; она существовала всегда, это твоя природа. Медитации нельзя достичь; ее нужно признать, ее нужно только вспомнить. Она ждет тебя; одно движение, и медитация тут как тут. Она всегда, всегда была внутри тебя. Медитация - это твоя неотъемлемая часть, это ты сам, это твоя жизнь; она не имеет никакого отношения к твоим делам. Ее нельзя заполучить, ее нельзя иметь, ее нельзя достать. Это не вещь. Это ты. Это твоя жизнь. Как только ты поймешь, что есть медитация, тебе все станет ясно, в противном случае ты будешь брести во мраке. Медитация - это состояние ясности, а не состояние ума. Ум вносит сумятицу. Он не бывает ясным. Он просто не может быть ясным. Мысли сгущают вокруг тебя тучи, но эти тучи едва заметны. Они создают туман, и ясность теряется. Когда же мысли исчезают, когда тучи вокруг рассеиваются, когда ты остаешься наедине с самим собой, появляется ясность. Тогда ты можешь видеть очень далеко, ты можешь увидеть сам конец бытия, тогда твой внимательный взгляд становится проникающим: ты видишь самую суть жизни. Медитация - это ясность, абсолютная ясность видения. О ней нельзя думать. Нужно отказаться от мыслей. Когда я говорю: "Тебе нужно отказаться от мыслей", не делай поспешных выводов, ибо мне приходится прибегнуть к использованию языка. Итак, я говорю: "Перестань думать", но если ты начнешь отказываться думать, то опять допустишь ошибку, ибо ты опять все отнесешь к действию. "Перестать думать" просто означает, что ничего не нужно делать. Присядь. Пусть мысли упорядочатся. Пусть ум отключится сам. Просто сядь и рассматривай стену перед собой, в тихом углу, ничего не делая. Расслабься. Никаких усилий. Освободись от мыслей. Как будто ты засыпаешь с открытыми глазами: ты не спишь, ты расслаблена, но все тело проваливается в сон. Внутри ты остаешься бдительным, но все тело сильно расслабляется. Мысли упорядочатся сами по себе; ты не должна прыгать среди них, не должна наводить среди них порядок. Представь, что ручей замутился... что делать? Будешь ли ты прыгать в него, чтобы он стал чистым? Этим ты только добавишь грязи. Нет, ты просто сядешь на берегу. Ты подождешь. Здесь ничего не поделаешь. Что бы ты ни делала, ручей станет еще более грязным. Если кто-то идет через ручей, поднимая к поверхности мертвые листья и грязь, то тебе нужно просто набраться терпения. Просто сядь на берегу. Наблюдай безучастно. По мере того как ручей будет продолжать течь, он унесет прочь листья, а грязь осядет на дно, ибо она не может вечно быть на поверхности. Через некоторое время ты вдруг осознаешь, что ручей вновь стал кристально чистым. Когда в твоем уме появляется желание, ручей становится мутным. Просто сядь. Не пытайся ничего предпринимать. В Японии подобное "просто сидение" называется дзадзэн: просто сиди и ничего не делай. И однажды к тебе придет медитация. Это не ты достигнешь ее, она придет к тебе сама. А когда она придет, ты немедленно узнаешь об этом. Она всегда была здесь, просто ты смотрел не в ту сторону. Драгоценность была у тебя внутри, но ты был поглощен чем-то другим: мыслями, желаниями, тысячами разных дел. Тебя не интересовало только одно: твоя собственная жизнь. Когда появляется энергия, когда твоя энергия возвращается к источнику, внезапно появляется ясность. Тогда ты в состоянии увидеть облака за тысячу километров, ты можешь услышать древнюю музыку в соснах. Тогда тебе все доступно.
  
   ***?
   Света молчит и в глазах пугающая пустота.?Нет, не то. Испуг, приправленный недоумением и шоком, почти как у человека, впервые прыгнувшего с парашютом. Почти, потому что при этом не светился восторг сквозь адскую смесь эмоций.
   - Ты убил дядю! - выдохнула она.
   - Нет! Что ты! Он просто, без сознания! - это я себя пытаюсь убедить, но и Свете не нужно знать подробности. ?
   Лучше бы она не была свидетелем происшествия! Я клялся беречь её, ограждать от трудностей, но последнее время, только и делаю, что всё больше сам попадаю и невольно вовлекаю её в жестокую взрослую реальность. И ведь, позволил себе хладнокровно убить человека, но сейчас стоял вопрос чести и здоровья Свети. Ради неё. Только ради неё. Что же теперь делать? Нужно вызывать полицию. По- другому нельзя. А если посадят? Может избавиться от тела? Незаметно, по- тихому. Нет. Абсолютно нереально! Я даже не представляю, как это организовать. А Света? Какую травму нанесу ей при этом? А какую уже нанёс? Но было некогда выбирать между честью и законопослушной добропорядочностью.
   Если прикоснусь к ней разрыдаюсь как маленький мальчик, забьюсь в истерике и, вообще, потеряю мужское достоинство, итак сдерживаю себя в хладнокровном состоянии из последних сил. Но Света, сама подошла ко мне, тихонько слезла с кровати и осторожно, мелкими шагами, двинулась по комнате опасаясь даже взглянуть в сторону кресла, где истекал кровью бандит. Прильнула ко мне, чувствую, как её трясёт мелкой дрожью. "Соберись Серёга! Ей поддержка гораздо нужнее, чем тебе" Иди ко мне, моя маленькая! Нежно беру её на руки, прижимаю крепко, крепко и она вместо того, чтобы зареветь от безысходности и страха зашептала мне на ухо утешения:?
   - Дядя Сережа! Ты, спас меня! - обнимает за шею, целует в щеку, ухо, висок и шепчет, шепчет торопливо, будто боится, что не успеет сказать мне всего, что накопилось, а потом, никогда больше уже не придется, - я тебя люблю. Очень, очень, больше всего на свете.?
   Молча сжимаю зубы до боли в скулах, если сейчас скажу слово в ответ, то сорвусь в крик, истерику и слёзы. Во время короткой битвы мной правил адреналин, безраздельно и властно, не дал расслабиться ни одной микросекунды, заставил слаженно работать мозг и тело, потому что я не имел права ни на одну ошибку. Ошибка - смерть и мне и Свете. А вот он весь испарился, растаял, ушел вымывая при этом всё мужество без остатка, оставив меня незащищенным и таким слабым, разбитым. Не могу себе позволить слабости. Мужик я или кто? Держаться из всех остатков сил!?
   - Давай, уедем отсюда? Куда-нибудь? Будем с тобой одни, где никто нас не знает!?
   Она озвучила мои мысли, развила идею, вдохнула в неё смысл и решимость! Как ей удается это делать? Кто она, вообще? Маленькая, взрослая женщина. Она сейчас спасает меня, спасает мой рассудок и душу. И вдруг, стало совсем легко и понятно, стало ясно всё до мельчайших деталей, подробностей. Мы уедем! Срочно. Сбежим с этой стороны реки и найдем себе приют на другой, такой красивой и привлекательной, где спокойно и безопасно. ?
   - В горы, - проговариваю глухо, еще достаточно не овладев собой, но истерика мгновенно прекратилась и теперь я могу адекватно управлять ситуацией и собой.?
   - В горы! - подхватила она идею, - только ты и я!?
   Первая трезвая мысль, где визитка адвоката. Нашел, набираю номер.
   - Здравствуйте, господин Мартынов.
   - Здравствуйте, Сергей Дмитриевич, что случилось?
   - У меня патовая ситуация, нужен трезвый взгляд профессионала.
   - Ждите, никуда не звоните, скоро буду.
   Минут через десять звонок, с облегчением открываю. Заходит стремительно, внимательно оглядывая все вокруг. Проходит в комнату, прикладывает пальцы к шее окровавленного бандита.
   - Успокойтесь, он жив.
   Сразу напряжение отпустило, и я смог спокойно рассуждать.
   - Первый вопрос, куда на время спрятать дочку, если меня заберут в полицию?
   - Решаемо, нет проблем.
   - Второй вопрос, как вести себя в такой ситуации?
   - Мы можем поговорить конфиденциально? Без детей.
   Мы прошли в другую комнату и закрыли двери. В нескольких предложениях обрисовываю ситуацию.
   - В целом понятно, я кое-что уточню и свяжусь с вами. Хорошо?
   - До скорой встречи, жду звонка, - закрываю за ним дверь.
   Разрываемый сомнениями достаю телефон, набираю номер дежурной части. Долгие гудки вызова. Там, на другом конце провода слишком заняты ночными проблемами города, чтобы немедленно ответить мне. Если не ответят с первой попытки, иду на преступление, вынесу труп на волейбольную площадку и брошу там, а потом, будет, что будет. Но в телефоне раздался щелчок соединения.
   - Дежурная часть, слушаю.?
   - Кирова двадцать четыре, квартира восемнадцать, незаконное проникновение, травма - говорю почти буднично, стараясь сдержать дрожь в голосе, до сих пор с полицией дела не имел.?
   - Фамилия, имя, отчество??
   - Даньков Сергей Дмитриевич.?
   - Возраст??
   Вашу мать! Здесь собираются выехать по экстренному вызову или анкету сначала заполнить? Жена, дети, что кушаю на завтрак! Еле подавил в себе вспышку ярости, сдержался:?
   - Знаете, что? Приезжайте лучше скорее, может он ещё жив.?
   - Хорошо. Вызов принят. Ожидайте.?
   Хорошо? Плохо! Я не знаю, чем занять себя пока приедет полиция, к трупу подойти боюсь.
   Полиция приехала вовремя, вернее, это я пришел в себя вовремя к их приезду, стал соображать и контролировать реальность. В дверь позвонили, и я со Светой за руку пошел их встречать. Полиция! Родненькая! ?Как и положено, в форме. Лейтенант, сержант, два рядовых и женщина в белом халате с маленьким чемоданчиком в руке. Лейтенант приложил ладонь к козырьку, представился:?
   - Старший лейтенант Семёнов. Вы, вызывали наряд??
   - Да. Проходите, пожалуйста.?
   Они сразу же приступили к делу без проволочек и соплей, врач к убитому, сержант фотографировать всё подряд в комнате, щелкнул даже мольберт с неоконченной картиной "Веркин рай", а лейтенант предложил мне пройти на кухню, составить протокол. Предупредительно предоставил мне возможность первому сесть за стол, занять свое место. Я и занял, сел у окна, поудобнее усаживая Свету рядом, она крепко прижалась щекой к моей груди. Офицер - хороший психолог, если так общается с людьми. Да и глаза умные, внимательные. Смотрит из-под излома бровей, с легким дальнозорким прищуром. Я сразу же проникся к нему доверием и выложил без утайки все подробности происшествия, только промолчал про педофилию и практиканток, есть вещи, которые очень усложнят твою жизнь, если будешь откровенным до дури.
   На кухню заглянул сержант:?
   - Товарищ старший лейтенант, он жив, Лариса так сказала, живее все живых. Лоб у него - чугунный! Только сотрясение получил не слабое и крови потерял много, ребята пошли за носилками и сейчас его вынесем.?
   - Проверь его по картотеке, потерпевшие говорят, что он ворвался в дом и им пришлось обороняться.?
   - Уже проверили, товарищ старший лейтенант, это Пушок, грабитель, в розыске уже два года.?
   - С ним был подельник, Зеленый. Сообщи в отдел, чтобы проверили все больницы города, если поступил пациент со сломанной челюстью, то это наш клиент.?
   - Есть товарищ старший лейтенант! - Говорит сержант, но не уходит, смотрит на меня, как будто запоминает.?
   - Выполняй.?
   - Товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться к Сергею Дмитриевичу??
   - Давай.?
   - Сергей Дмитриевич, как Вы их, лихо! Этот - здоровый бугай! - он с восторгом пару раз шлепнул кулаком, себе в ладонь, - А можно мне, Ваш автограф, попросить??
   Какой автограф? За то, что лихо побил ублюдков? Или артист какой? Ничего не понимаю.
   - Хорошо, - говорю с удивлением, беру со стола блокнот, карандаш, смотрю на него, делаю грубый набросок его лица, навожу глаза, коротко штрихами, чтобы было лишь сходство, внизу подписываю "Даньков" отрываю лист из блокнота молча протягиваю ему.?
   - Спасибо, большое! - Схватил рисунок и исчез выполнять поручение.?
   - Дочка, не родная? ?- с легкой улыбкой спрашивает лейтенант.?
   Не родная. Слово-то какое дурацкое! Она мне роднее всех на свете, роднее даже моего внутреннего голоса!?
   - Родная, - отвечаю и прижимаю Свету к себе крепче.?
   - Просто увидел картину в спальне, - продолжил лейтенант, - впечатляет. Вот я и подумал. Может и мне, дадите свой автограф? Сержант, фанат искусства, а я, просто, за компанию. Вдруг и правда со знаменитостью сейчас беседую.?
   - Конечно, конечно! - сделал набросок его лица в альбоме. Жесткий излом бровей, шрам, между ними, похожий на угрюмую морщину, делающую лицо еще более суровым и умные глаза, глубоко проникающие в тебя, от них не спрячешься, не утаишь, выдашь все тайны как после сыворотки правды, даже без пыток. Протягиваю ему листок, - Вот.?
   - Было приятно с Вами пообщаться, Сергей Дмитриевич, - сказал лейтенант, принимая рисунок, - Я Вас попрошу, завтра, к обеду, прийти в отдел, закончить формальности с происшествием, если вспомните какие подробности, то мы дополним протокол. А сейчас, не смею отнимать у Вас время. Думаю, день выдался очень трудный.?
   Правильно думаешь, товарищ лейтенант! Я был неслыханно рад, что бандит оказался бандитом, тем более в долгосрочном поиске и, что он оказался живучим. Насколько понимаю закон, за убийство, даже самого отъявленного негодяя на всей планете, полагается сидеть в тюрьме. Теперь, наша главная цель - не допустить в дальнейшем ни единого столкновения, избегать любые контакты с плохими людьми. И я уже знаю, как! Мой маленький гений, сидящий, словно ручной котёнок на коленях, открыла нам путь. Но это происшествие дало новую пищу для размышлений. Бандитов, наверняка, никто не подсылал, они сами меня нашли. Ошеломляющий вывод, но судя по ценителю искусства, сержанту и каким тоном он просил автограф, это неспроста. Директор мебельной фабрики сделал мне сумасшедшую рекламу и вместе с этим засветил фамилию, теперь в городе меня знают, я известен настолько, что стал привлекать внимание людей, в том числе и преступников, желающих поживиться. Да, точно. И таких желающих скоро, в очередь выстроятся! ?Ведь Анатолий Афанасьевич не остановится на достигнутом, будет раскручивать и раскручивать колесо, до сумасшедших скоростей, пока не выжмет из меня максимум прибыли. Я - его проект и он сделал ставку. Хорошо это или плохо, не знаю. Этого ли я хотел? Хотел! Не прибедняйся! Но хотел известности без негативных последствий, чтобы любили, знали и чествовали. Но как оказывается у славы есть и тёмная сторона. Охотников за нашими головами еще более прибавится, по экспоненте, как обожают выражаться математики. За нами будут следить, высматривать в бинокль, выискивать пороки, чтобы извлечь из этого свою выгоду. Как охотятся за звездами, выставляя их личную жизнь напоказ, выворачивая и потроша на изнанку, совсем не заботясь об элементарной порядочности, а тем более сострадании. Так вот зачем, мало-мальски известным людям нужен псевдоним! Это щит, за которым труднее разглядеть реального человека. Мне бы тоже такой не помешал, чтобы спрятаться за него, но уже поздно метаться, фамилия засвечена. Теперь это и есть мой псевдоним. Хе, хе! Может Света меня усыновит? И даст свою фамилию? А если, кроме шуток, есть над чем подумать.?
   Вот и наступила долгожданная тишина с покоем. Полиция сделала свое дело, и все ушли, остался лишь разгром в квартире, залитое кровью, кресло, даже дивану досталось, обильные багровые брызги дотянулись и до него. Двери, стены и часть прихожей заляпаны кровью, Зеленый тоже внес свой вклад в разгргом. Не квартира - бойня при мясокомбинате. Я так устал и выдохся, что даже пусть сошлют на каторгу и там расстреляют, не стану убирать в доме. Завтра, всё завтра, а сейчас упасть и забыться, желательно без сновидений.?
   - Ложись солнышко спать, - несу её к будуару, нашел в себе силы пошутить, - на новом месте, приснись жених невесте.
   Попытался оторвать ее от себя, но она вцепилась в меня крепче, отрицательно машет головой:?
   - Папа, я боюсь спать одна!?
   - Не хочешь спать в своей клёвой кроватке??
   - Я и на диване боюсь! Там кровь! - Говорит со страхом, еще крепче прижимается ко мне. ?
   - Но на твоей кровати тесно вдвоем.?
   - Ничего, потеснимся!?
   Ну что с ней делать? Кровать принцессы, видимо купили для мебели и замазать глаза приходящим, интересующимся пикантными подробностями, ханжам. Ладно. Ляжем вместе, самому не кайф спать на перепачканном кровью диване. Зеваю со вздохом. ?
   - Хорошо, только сегодня, завтра будешь спать сама. Ок??
   - Ок! - соглашается, часто кивает головой.
   А интонация - лукавит. ?Хитрый дьяволенок. Нет сил спорить, мозг тормозит и требует отдыха. Завтра объясню ей популярно, почему нам уже нельзя спать вместе. Вот теперь, удостоверившись, что не обману, не передумаю, сама спрыгнула с меня и села на кровать.?
   - Одевай свою новую пижаму, - говорю раздеваясь, брюки, рубашку, просто бросил на пол как попало. Чистота и порядок - завтра, а сегодня это ненамного добавит хаоса во всеобщий разгром, царящий в доме.?
   - А ты меня переодень??
   - Давай, только быстро, очень спать хочется.?
   Я переодеваю её, а она прижимается губами к моему голому животу и дует. Смеется.?
   - Слоника тебе делаю.?
   - Не балуйся, сиди смирно. ?
   - И тебе нисколечко не щекотно? - прикладывается снова, выдувая на пупке ноту "Ре".?
   Щекотно мне, щекотно! И приятно. Так приятно, что шевелится естество за тонкой тканью трусов, угрожая восстать в полную силу и тогда не только я буду знать, о том, как мне приятно. Света этого не должна увидеть, иначе мне придется объясняться что это значит. Не дай бог еще и показать потребует, тут уж вежливо отказать не выйдет. Будто Свету не знаю, она умеет добиваться того, что задумала. А так, не догадалась и ладно. ?
   - Прекращай. Ложись уже. Папа хочет спать.?
   - Еще. Последний разочек.
   Всё- таки я прокололся, понадеялся на дикую усталость, но она, плоть, предательски набрякла, увеличилась в размерах, что не заметит только слепой или тупица, абсолютно невнимательный эгоист занятый лишь собой. ?
   - О-о-ой! - с придыханием воскликнула Света, - Что это??
   - Ничего. Ничего. Ложись, давай.?
   - Я посмотрю! - и уже потянулась рукой, я вовремя успел отпрянуть:?
   - Нет! Всё, папа обиделся и ложится, а тебе свет выключать!?
   - Я боюсь! Там везде кровь!?
   - Тогда ложись, сейчас же! И будем спать. ?
   Быстро потушил свет и юркнул к ней, под одеяло. Света жмется ко мне кладет руку на живот.?
   - Пап, а почему ты обиделся? - услышал сквозь потухающее сознание. Выключился, будто во мне была батарейка, что двигала мной весь этот сумасшедший день и она разрядилась в ноль.?
   - Солнышко, мне в больнице передали письмо от Анны Степановны, я положил его в папку с документами.
   - Завтра прочитаю.
   -Кроме того, там банковская карточка и пин-код, это для тебя, ты девочка умная и сумеешь правильно распорядится деньгами.
   -Хорошо, папа Сережа.
   ***
   Светлана.
   1. "Женщина-мать"
          Независимо от соотношения возрастов партнеров, " женщина-мать" всегда будет вести себя одинаково. Она будет опекать мужчину, как своего ребенка, она будет его жалеть, холить, ставить его интересы выше своих, порой вообще забывая, что у нее могут быть какие-то свои интересы.
          "Женщина-мать" не обращает внимания на возраст партнера, он может быть и старше ее, и ровесником, и намного моложе ее.
          Такая женщина является замечательным спутником жизни, с ней легко, тепло, уютно, она не создает проблем, она сама их решает. Она не устраивает сцен. Снисходительна, добра, терпелива. Она трогательно, ненавязчиво ухаживает за своим большим ребенком - мужем.
          Она является и его духовным наставником, и его секретарем. Женщины такого типа помогают сделать блестящую карьеру своему партнеру. Мужчина всегда тянется к такой женщине.
          Очень часто можно видеть пару, в которой женщина старше мужчины. Обычно предельная разница составляет до 15 лет. Причем мужчина только вначале очень недолго задумывается над этой разницей в возрасте, позже о ней и не вспоминает.
          Женщина такого типа почти всегда выходит замуж. Причем уровень ее образования для мужчины не играет никакой роли. Характерно и то, что такая женщина очень быстро дорастает до уровня своего обожаемого партнера, если только он сам этого хочет.
          Она является и хорошей любовницей, потому что позволяет и даже поощряет свободу в сексуальных отношениях, если видит, что это доставляет партнеру удовольствие, даже если она всегда считала себя женщиной строгого поведения.
          Для самого близкого человека она готова отступить от своего "я". Высочайший альтруизм! Мужчина в такой паре если и допускает флирт на стороне, то это только флирт. Из такой семьи мужчина обычно не уходит, даже если сильно увлечется на стороне. (Если все-таки такая женщина оказывается для мужчины проходной фигурой, то она чаще всего не делает из этого трагедии, а переносит происшедший разрыв отношений более спокойно, чем он ожидал.)
          Мужчина в такой паре только иногда бывает ведомым, обычно это лидер. Женщина сама подталкивает его к лидерству. Она ведь уважительно относится к любому проявлению его личности. Мужчина незаметно растет и в собственных глазах, и в глазах своих коллег. Это ее заслуга. Это она своим поведением поощряла его к такой роли. И незаметно для всех он вырос как лидер.
          Он сделает карьеру. Причем без лишних кровопусканий, спокойно и планомерно. Это опять она своим ровным и хорошим к нему отношением создала такой климат, где есть оазис, в котором можно набраться сил перед восхождением на вершину. На вершинах не живут и не набираются сил - это делают в доме. "Женщина-мать " - это замечательный тип женщины.
   2. "Украшение гостиной"
          Этот тип женщины уже никогда не станет искать партнера моложе себя. Да это и невозможно: ведь такая женщина требует к себе постоянного внимания, как к ребенку.
          Такая женщина избалована, она не станет ухаживать ни за мужем, ни за ребенком, ни за родителями. Она просто не может переиначить свое представление о человеческих взаимоотношениях.
          Обычно это - эгоистично настроенная женщина, часто даже эгоцентрично. Все вокруг нее, по одной орбите, в центре которой она сама и ее мир.
          Это очень сложный тип характера, хотя не лишенный своей прелести. Ведь такая женщина очень женственная в своих капризах, и мужчина легко попадается именно на ее причуды, которые он поначалу считает верхом женского обаяния. Потом он будет часто и раздосадован, и издерган такой женщиной.
          Но это будет далеко не сразу, и, скорее всего, он так и не поймет, что же его так привлекает в этой взбалмошной и холодной женщине.
          С такой женщиной карьера мужчины сложится только в том случае, если мужчина уже состоялся как лидер, у него уже все отлажено, расписано и он катится по наезженной колее, которая неизбежно приведет его к вершине, им обозначенной. Но если такой мужчина еще не состоялся как лидер, то рядом с такой женщиной он никогда не сделает карьеры.
          Она ему не поможет. В силу своего характера она просто не в состоянии ему помочь. Ее не будет интересовать процесс его становления как личности, как лидера. Ее интересует только одна личность - она сама. Однако к такому типу женщины очень тянутся сильные мужчины. Им недостает в жизни женщины-игрушки, женщины-забавы.
          Такая женщина почти всегда находит себе партнера-покровителя. И хотя эта женщина никогда не является идеалом для семейной жизни, межу тем она всегда в семье.
          Часто она плохая хозяйка, у нее неухоженный муж, предоставленные сами себе дети, но зато она всегда прекрасно ухаживает, никогда от этого не уставая, за собой.
          Женщина такого типа вряд ли будет хорошей любовницей. Она холодна, пассивна в постели, хотя весь ее вид, внешность, поведение вводят в заблуждение насчет ее сексапильности.
          Но мужчин все равно тянет к обладанию такой женщиной, и они находят с ней удовлетворение. Для них она - секс-бомба. На самом деле женщина такого типа часто просто фригидна.
          Секс не занимает ее как таковой, ее привлекает только повышенное внимание к ее особе, к ее телу. И она охотно позволяет себя любить, хотя это ее абсолютно не возбуждает и не удовлетворяет физически. Моральное удовлетворение ее в данном случае выше физического.
          Женщинам такого типа нередко изменяют, но неизменно к ним возвращаются. Здесь присутствует сила созданного в сознании мужчины женского образа, осязаемого идеала, который притягивает его. Такие женщины воспринимаются как украшение мужчины, но только внешне.
          Мужчину, обладающего такой женщиной, вряд ли назовешь счастливым. Эта женщина для него часто обременительна. А вот сама женщина такого типа - счастлива как вещь в себе.
   3. "Женщина-друг"
          Это самый удачный тип, сочетающий в себе силу двух предшествующих типов. Это женщина самая умная, мыслящая тонко и реалистично, своего рода заземленный тип женщины. С ней надежно.
          Она даст почувствовать мужчине необходимость его лидерства в жизни, даст ему властвовать в семье, но под своим скрытым контролем. Она будет опекать своего мужа, как разумная мать, вести себя, как лучший друг, разбирающийся во всех тонкостях их общих проблем, и вместе с тем станет для него отличной любовницей.
          Эта женщина - Друг. Друг честный, открытый, готовый выслушать, помочь, пожалеть, поругать. В такой паре, где партнер - "женщина-друг", всегда прекрасные отношения. Их создает женщина. Она чутко реагирует на все просьбы, замечания, всегда в курсе дел своего мужчины, его настроений, планов.
          Такая женщина поможет мужу сделать карьеру, возьмет на себя быт, воспитание детей и присмотр за родителями. Она умная, добрая, благородная, обладает сильным характером.
          Мудрая королева из благородного, но обедневшего рода... Но... такой сильный тип женщины не так уж часто встречается.
          И такая женщина не всегда выходит замуж. Если она все же создает семью, то в раннем возрасте. Более поздний возраст обычно отодвигает возможность выйти замуж по одной причине - такая женщина не только предъявляет высокие требования к себе и старается им полностью соответствовать, но такие же требования предъявляет и к своему партнеру.
          "Женщина-друг" - настоящая находка для мужчины. Мужчина старается удержать эту женщину в своей жизни. Не всегда, правда, он женится на ней, но неизменно дорожит этой связью.
   4. "Хищница"
          "Женщина-хищница" никогда не обращает внимания на возраст партнера, ей совершенно безразлично, молод ли он и наивен или стар и опытен. Она рассматривает партнера только с одной стороны - удобен ли он ей в жизни с материальной точки зрения.
          Эту женщину не интересует внешность, физические данные, умственные способности, сексуальность партнера. Она рассматривает его только меркантильно: Выгоден ли? Кто он (сын влиятельной фигуры...)? Образование (институт, аспирантура...)? Место в жизни (главный инженер; коммерческий директор; бизнесмен...)? Какие имеет социальные блага (квартира и т.д.)? Все остальное ее не интересует.
          Здесь нет и намека на симпатию, обожание, любовь. Здесь все меряется одной меркой - материальной. И между тем этот несимпатичный, казалось бы, тип женщины очень распространен. Такая женщина вызывает порой даже зависть умением устраивать свою жизнь. Эта женщина - таран.
          Она тащит своего мужа вверх по служебной лестнице, подталкивает, координирует его действия, оказывает ему активную помощь, вмешивается в его дела и пытается полностью их вести.
          Она тщательно следит за внешним видом мужа, этим помогая ему, а значит, в первую очередь себе, найти достойное, по ее мнению, место на социальной лестнице. К такой женщине мужчина попадает, как муха в сети к пауку.
          Она очень целеустремленная, волевая, с решительным характером, не отступает от своих намерений никогда. Мужчине трудно вырваться из ее сетей. Он всегда в роли ведомого в такой паре. Такая женщина всегда довольна и своими внешними данными и своим уровнем развития, а вот мужа она заставляет постоянно расти.
          Обычно сексуально такая женщина не очень активна. Измену мужа не воспринимает как трагедию, и старается активными действиями пресечь ее.
          Неверного мужа не пытается наказать, а лишь борется с соперницей, обычно побеждая ее.
          У нее хорошо налажен быт, она прекрасная хозяйка, организовавшая материальный достаток.
          Она довольна собой, ибо знает, чего хочет от жизни, и умеет это взять.
          Для семьи такой тип не так уж и плох, особенно если муж не способен быть лидером в семье.
   5. Деловая женщина
          О проблемах, которые создают для своих избранников женщины этого типа, убедительно рассказано в интервью корреспондента "Труда" Лины Тарховой с сексопатологом Ириной Ботневой, которое мы приводим с небольшими сокращениями.
          - Ирина Леонидовна, насколько я знаю, среди ваших пациентов много деловых женщин. Это так тесно связано - деловая карьера и проблемы интимного характера?
          - Да, деловая женщина, несомненно, в этом смысле относится к группе риска. Ко мне идут с сексуальными нарушениями, но, когда начинаешь разбираться, всегда оказывается, что они связаны с целым набором других ситуаций - личных, семейных, профессиональных. Выбирая карьеру, женщина должна при этом отдавать себе отчет: муж, дом, дети - все это может превратиться для нее в весьма болезненную проблему.
          - Но большинство женщин на кухню уже не вернуть. Вы ведь, кстати, тоже выбрали дорогу деловой женщины?
          - В какой-то степени. У меня очень интересная работа, я не могла бы от нее отказаться...
          Но есть женщины, испытывающие счастье и у кухонной плиты, - ведь они готовят еду для любимого мужа. У них чистый, уютный дом. Деловая женщина тоже все это умеет, однако домашняя работа ей в тягость. Их главные интересы - в сфере дела. Эти дамы могут быть очень женственны, привлекательны, кокетливы, но, по существу, это женщины с измененной половой ролью, они принимают мужскую роль. Считается, что в популяции 10-15 процентов мужчин и женщин имеют тенденцию к трансформации роли.
          - Что к этому приводит - наследственность, воспитание?
          - Причины еще досконально не изучены: пока только ясно, что их множество. Некоторой подсказкой в поисках ответа может служить такой факт: там, где дети всегда желанны, где мама ждет малыша как огромную радость (например, в мусульманских странах), мужчины и женщины реже "путают" свои роли.
          Сейчас никто не препятствует девочкам в их увлечении футболом, хоккеем; они бьют друг друга на боксерском ринге. И нельзя сказать, что во всем этом виноваты только семьдесят лет социализма, который посадил женщину на трактор, за штурвал самолета. Это общемировая тенденция. В США тоже много женщин, которые стремятся в мужские сферы деятельности - полицию, армию. У нас женщины, которые раньше рвались в авиацию, идут теперь в бизнес. Видимо, выбор деловой ориентации у женщины определяется комбинацией причин: ^внутриутробная предрасположенность, и влияние среды.
          Девочка-лидер успешна во всем - в учебе, в спорте; с ней охотно дружат мальчики. И вдруг они влюбляются не в нее, а в "зануд", которых раньше, казалось, терпеть не могли. И с нею же делятся своими переживаниями - она для них "свой парень". Вот вам и первые страдания женщины с перепутанной ролью. Дело в том, что, играя мужскую роль, женщина как бы сидит на двух стульях, раздваивается. Она может сделать блестящую карьеру, но не может одновременно быть и хорошей женой, хорошей матерью. С деловой женщиной происходит страшная вещь - у нее ломается биологический инстинкт любви к ребенку.
          - Но наше воспитание теперь, кажется, направлено на то, чтобы любовь матери была не "слепой", а требовательной, "зрячей"?..
          - И это скверно. Требовательность придет потом. А до трех лет любовь матери должна быть чрезмерной - тут ребенку нужна гиперопека. Девочка, которую в детстве безмерно любили, скорее всего, найдет в будущем того, кто станет ее любить и защищать. Чем больше внимания уделила ей мама в раннем детстве, тем более разборчивой окажется она в сексуальном плане. Такая девочка не пойдет на случайные связи, ей вложили в подсознание, что она самая красивая, самая лучшая, а значит, предназначена достойнейшему мужчине.
          Такого же отношения требуют, и сыновья... Но после трех лет дочь как бы " остается" с мамой, а сына берет на себя папа: он занимается с ним спортом, учит всему, что должен уметь мужчина, - забить гвоздь, разжечь костер. Читая "Житие Александра Невского", я была поражена педагогической дальновидностью наших предков. Они все это уже понимали! До трех лет Александр находился на попечении любящих мамок-нянек, а после отдан в руки наставников-мужчин. И вырос бесстрашный герой. Экспериментально доказано, что у ребенка, которого в младенчестве не носят на руках, неправильно развивается мозг, а именно мозжечок. Такие дети вырастают агрессивными, безжалостными, и в то же время закомплексованными. Замечали ли вы, что подростки-детдомовцы часто отличаются какими-то не очень скоординированными, размашистыми движениями рук? Иногда думают, что это просто "манера". Нет, это как раз результат патологических изменений в мозжечке. Таких ребят не тискали любящие мамаши, не целовали. У этих же подростков, кстати, как правило, плохой неразборчивый почерк - по той же причине.
          Думаете, японцы случайно привязывают к себе своих малышей и ходят с ними повсюду? Они понимают, какую целебную силу имеет для младенца физический контакт с родителями. До трех лет мама должна быть всегда рядом.
          - А где же обязательная родительская строгость?
          - Она необходима - только позже. До трех лет формируется личность - человеку в подсознание должно быть вложено, что он желанный, хороший. И он станет таким. Я и мои коллеги, бывает, выступаем экспертами на уголовных процессах по делам сексуальных маньяков. И всякий раз убеждаемся; чтобы стать садистом, насильником, достаточно быть в детстве нежеланным для матери. Сейчас ростом сексуального насилия, жестокости общество расплачивается за казенные детские ясли, за то, что оно вырастило не одно поколение мам, которым дети были в тягость, которые в раннем детстве их не носили на руках.
          - У "деловой" мамы на это нет ни времени, ни душевных сил...
          - У нее все немножко не так, как у всех. Озабоченная в первую очередь карьерой, она прежде всего думает о своем престиже, у нее все должно быть в стиле " экстра-люкс", включая и ребенка, который должен стать частью ее успеха. И она без конца к нему придирается, "высматривает" в нем недостатки. Хочет добиться, чтобы он соответствовал ее ожиданиям, - и чаще всего не достигает желаемого. Среди таких женщин нередок парадоксальный тип: она сверх меры опекает ребенка и при этом не дает ему достаточно тепла и любви.
          - Если развить ваше сравнение, получится, что женщина, решившая сделать деловую карьеру, - нечто вроде болезни общества?
          - Я бы так резко не выразилась, но деловая женщина - это всегда риск для ребенка. Уже одно то, что мать не очень хотела ребенка, всего лишь "не очень" - например, писала диссертацию или создавала фирму, и тут не вовремя случилась беременность, - уже одно -- это может тяжело отразиться на малыше. Если родится девочка, она имеет все шансы вырасти агрессивной, несчастной в личной жизни. Нежеланный мальчик, скорее всего, не станет инициативным, не сможет выбиться в лидеры.
          "Деловая" мама чаще всего не хочет или не умеет задуматься над тем, чем ребенок заплатит за ее деловой успех.
          - Карьера представляется ей более весомой ценностью?
          - Да, но беда-то в том, что и карьера не дает женщине незамутненной радости. Женщина, делающая карьеру, и по сей день - белая ворона. Она постоянно в напряжении, ведь ей все время приходится что-то кому-то "доказывать". Дома - что справляется со своей женской ролью. На работе - что ей вполне удается роль мужская. Такие уверенные в себе, независимые - и такие, если присмотреться, ранимые. У деловых женщин, как правило, высокий уровень невротизации.
          - Какой мужчина нужен такой женщине?
          - Рядом с сильной женщиной должен быть еще более сильный и успешный мужчина, а найти такого нелегко. Что чаще получается? Слабый, неинициативный муж, готовый принять на себя женскую роль - пусть бы его кормили и обеспечивали, а он бы вел домашнее хозяйство, заботился о детях. Но женщина-лидер скоро просто возненавидит такого мужа. Для нее важен престиж, а "муж-домохозяйка" вовсе не прибавляет сияния ее жизненному успеху.
          Возьмем другой возможный вариант: муж и жена - оба достаточно инициативны, самостоятельны, допустим, они компаньоны. Она - ценный деловой партнер. Такие женщины, как правило, активны и в сексуальной сфере. Сильная женщина зачастую не может стать ведомой даже в танце - в силу характера вести должна она...
  
   ----
   Ангел. Творчество не зависит от того, мужчина ты или женщина. Если ты чувствуешь творческий порыв, твори. Но только не думай, что ты сможешь достичь в искусстве таких вершин, которые не удалось покорить мужчине. Почему постоянно проводится демаркационная линия между женщиной и мужчиной? Весь вопрос в том, что каждая женщина несет в себе мужское начало, а каждый мужчина - женское. И так и должно быть, ибо не важно, кто ты - мужчина или женщина, тебя породили и мужчина, и женщина. В этом процессе каждому из них принадлежит половина. В тебе живут как отец, так и мать. Весь вопрос в том, какая сторона медали обращена наружу, а какая внутрь. Разумеется, искусство только бы выиграло, если бы мужчины и женщины творили с разных углов зрения. Но, судя по тому, что ты говоришь, ты совсем не понимаешь, что такое творчество. Ты говоришь, что творчество может родиться из любви; поэтому нет необходимости искать себя в живописи, скульптуре и танце. Но существует почти стопроцентная вероятность того, что любовь настолько всепоглощающа, что тебя просто не будет интересовать живопись. Тебе не захочется тратить свое время на создание скульптуры. Любовь настолько всепоглощающа, что никто не станет интересоваться поэзией. Поэзия - удел тех, кто опоздал на поезд. Сейчас они стараются утешить себя стихами о любви, любви, которой они не познали. Очень трудно творить в любви. Да, в любви имеет место несколько иной вид творчества. Если ты любишь мужчину, то, возможно, кухня станет для тебя полем изобретательности. Ты захочешь, чтобы твой мужчина наслаждался самой лучшей едой. Ты захочешь, чтобы твой мужчина имел самую лучшую одежду. Ты только посмотри на мою одежду! Это творчество из любви. Вероятность того, что любящая женщина будет интересоваться живописью, поэзией, танцем и так далее, очень мала. Творчество, в сущности, является проявлением комплекса неполноценности мужчины. Ведь мужчина не умеет любить так сильно, как женщина, мужчина не может родить ребенка, и это заставляет его искать механизмы компенсации в его конкурентной борьбе с женщиной. Он создает картину, он создает скульптуру, он создает архитектуру, ландшафт для сада. Ему хочется чувствовать, что он тоже может творить. Причина этого кроется в его неполноценности. Он видит огромную способность женщины создавать жизнь. Он ваяет мертвую статую - как бы красива она ни была, она мертва. Женщина, задавшая вопрос, кажется, выступает против мужчин, а любая женщина, выступающая против мужчин, становится какой-то противоестественной. Выступая против мужчин, женщина сама становится мужчиной. Психологически она чувствует себя сейчас неполноценной, ибо мужчина может писать картины, создавать музыку и танец. Естественно, ей нужно отказаться рожать детей, чтобы направить свою творческую энергию на живопись, поэзию, музыку. Я бы хотел, чтобы ты знала, что тебя ждет неудача. Ты соперничаешь с мужчинами, а этого делать нельзя, ты ведь уже и так превосходишь их. Тебе не нужно заниматься поэзией, ты есть поэзия. Твоя любовь - это твоя музыка. Биение твоего сердца в одном ритме с сердцем любимого - это твой танец! Но если ты хочешь создавать поэзию, музыку и танец, то ты должна лишить себя любви. Тебе нужно быть там же, где и мужчина: чувствовать свою неполноценность и затем искать компенсации для проявления творчества. Это отвратительно. Я не могу поддержать тебя в этом. Женщина принадлежит к сильному полу, и ей не нужно доказывать это... Но если ты чувствуешь, что тебе не хочется иметь детей, а хочется рисовать и сочинять музыку, то ничего плохого в этом нет. На самом деле многим женщинам не мешало бы этим заняться, ибо мир и так перенаселен. Ты окажешь большую услугу, если направишь свою творческую энергию, предназначенную для выращивания детей, на живопись, так как картины не требуют еды. Танцы тоже прекрасно подойдут. Танцуй, сколько хочешь, это не создаст Эфиопию. Пиши стихи. Возможно, некоторым людям придется страдать, слушая их, умирать от скуки, но это небольшая проблема. Они смогут обойтись без тебя. Но если нет никакого желания иметь детей, то это абсолютно нормально. Конечно, тебе придется сотворить нечто другое. Займись этим, но только не думай, что твое творчество будет превосходить творчество мужчин. Это не может произойти по той причине, что ты представляешь превосходящий, сильный пол; в тебе нет той неполноценности, которая побуждает мужчину прилагать все свои усилия для создания картины. Мужчина соревнуется с твоим ребенком! Будь он даже самим Пикассо, он умирает от отчаяния. Всю свою жизнь он пытался изобразить что-нибудь, но никакая картина не сможет быть живой, никакая поэзия не сможет быть живой. Запомни: женщина может заниматься творчеством, но ее творения, вероятней всего, будут только третьесортными. Но для мира это неплохо. Нам больше не нужен прирост населения, нам нужно сократить его до одной четверти по сравнению с сегодняшним. Поэтому ты окажешь неоценимую услугу будущему. Ты станешь благословением, если не будешь рожать. Отбрось идею о том, что ты сможешь создать нечто великое на основе любви. Если хочешь создать что-нибудь, тебе придется забыть о любви, ибо любовь приносит чувство полного удовлетворения, целостности и гармонии. Это такое чудо, что писать стихи совсем не захочется. Я никогда не встречал ни одного любящего человека, мужчину или женщину, который бы сочинял стихи, писал картины или ваял скульптуры, а причина в том, что любящие полностью удовлетворены. Все эти творческие потуги питаются неудовлетворенностью; это рана, которую тебе хочется прикрыть. Я очень доволен твоей идеей. Делай то, к чему чувствуешь творческое тяготение, однако помни, что у тебя нет мужского комплекса неполноценности, поэтому ты не сможешь конкурировать с мужчиной. Твое положение изначально лучше. Мужчина несчастен, просто пожалей беднягу.
   .
   ***?
   Вожделение
   Будуар очень симпатичный, для настоящей принцессы. Полупрозрачные занавески с яркими ромашками и васильками, напечатанные на ткани, словно живые обитатели весёлой лужайки. Полог подвязан как в кукольном театре. Да это и есть театр, только расставь стулья, включи рампу и начинай представление. Мы со Светой почти голые лежим в этой кровати-театре, словно артисты японского эротического шоу. Света целует мне живот, а я затих, затаился, погрузился в свои ощущения. Растаял, растворился куском сахара в горячей воде. Я капля кипящей патоки, нектар на дне тропической лилии в ожидании пчелы, которая летит за взяткой, и она возьмет меня. Света целует по- взрослому, трогая губами пупок, ниже, еще ниже: "Тебе хорошо? Хорошо?" Спрашивает шепотом, а в глазах уже нет той "Девственницы", что с восторгом открыл для себя. Мне хорошо. Как мне хорошо! Но я не могу ответить, рот запечатан немым криком удовольствия. Меня пронизывает блаженство и раскаяние, страх, что совершаю самый ужасный из грехов, за который, мне не простит небо, куда так настойчиво, с трудом и страшными потерями карабкаюсь.?
   "Маленькая моя волшебница, пожалуйста, не делай этого!" Я хочу сохранить её в целомудренной чистоте, но упрямые обстоятельства и я сам, невольно развращаем, выращиваем монстра, который однажды достигнет зрелости и совершенства, вдруг превратится в валькирию, станет вампиром калеча окружающих, выпивая их души на завтрак как стакан апельсинового сока.?
   Но я не в силах сказать: "Нет". Да я, не могу даже пошевелиться, парализован, связан гибкими стеблями той тропической лилии, на дне которой и нахожусь в ожидании неземного блаженства. Света целует мне плоть, нежно, так нежно, как не целовал ей я. Мое естество захватывает меня растет, превращается в твердую скалу, и я оказываюсь прикованным к этой скале цепями Зевса, какими он приковал, в свое время, Прометея. Силюсь открыть сомкнутые, сонные веки и сквозь ресницы вижу зрителей на стульях перед нашим театром. За нами наблюдают! Их много, пытаюсь высмотреть знакомые лица, но узнаю лишь Марину, она ведь режиссер здесь и не сидит среди зрителей, она рядом, склонилась над будуаром и с гордым, строгим взглядом королевы смотрит на нас, своих вассалов.?
   Мне холодно и мерзко под этим пронзительным взглядом, и я резко проснулся. Господи, приснится же такое! Сердце колотится, плоть возбуждена до предела и чувствую, нет, я даже знаю! Света держится за мой член, запустив руку в трусы. Она спит? Спросонок реализовала идею, схватилась за то, что не должна была ни под каким предлогом? Хочу осторожно вытащить её ладонь из запретной зоны, но не могу пошевелить свободной рукой, отлежал, онемела, не сдвинуть с места. Вторая рука обнимает Свету, а Света плотно прильнула, почти лежит на мне, ухом прижавшись к животу. Её лицо так близко к моему органу, что я чувствую дыхание напряженной плотью. Что делать? Сменить позу и осторожно отодвинуть Свету подальше от запретного. "Ладно тебе, ребенок спит, не трогай" сладенько поет внутренний голос. Но так нельзя! "Можно. Тебе же приятно?"- Приятно. Очень приятно. "Вот и лови момент, наслаждайся, пока она спит". И я повелся. Млею. А также млеет рука, как-будто затекла, сильно болит. Напряжено прислушиваюсь к дыханию Свети. Спит, ровно посапывает. И вдруг, поймал себя на мысли, что вычисляю в уме насколько близко её губы к моей плоти, чуть сдвинуть голову ниже и. И? Мне стало пронзительно стыдно за эти мысли, столь непристойные и непорядочные, это всё равно что ограбить слепого калеку, а потом стоять рядом и нагло ржать над его беспомощность. Кровь бросилась в лицо, а также хлынула по венам руки, которую отлежал, отозвалась миллиардом копошащихся мурашек от плеча до кончиков пальцев. Я не должен этого делать! Я не должен даже допускать такое в мыслях! Осторожно вытащил её ладонь из своих трусов. Мягко уложил Свету на подушку, неслышно поднялся с постели. Не могу успокоиться, меня трясёт от возбуждения и пылают щеки. Мне неловко до жгучего комка в горле за эту слабость, что позволил себе. Если мне снится такое, то совсем скоро соглашусь со своим подсознанием и пойду за ним, как мышонок в пасть удава. Вот кого нужно оторвать от ключа! Ведь здесь, самый главный чертик - это я сам! Мне нужно нарисовать сон, вылить его на бумагу, это единственный доступный способ сбрасывать в пропасть свои грехи. Уже ясно вижу, как это будет. Лилия, свисающая с небес почти касаясь земли и лепестки в виде будуара-театра. Внутри лепестков мы со Светой сплелись в любовной позе, нас опутывают стебли пестика, так прочно, что мы парим в прозрачном воздухе, а внизу зрительный зал, публика в зале самая разношерстная, богатые, бедные, злые, добрые, грустные, веселые. А ещё, самое главное в картине, глаза Светы они светятся ядовито-зелёным неоном. Оделся, включил настольную лампу на Светином рабочем столе. Поработаю здесь, как ни хотелось бы занять своё любимое кресло, но там всё залито кровью. Вот и Светин блокнот лежит на столе с карандашами. Блокнот, открыт на неоконченном рисунке.
   И похолодел, по спине пронесся, защекотал ветер почти мистическим ужасом. Лилия! Плывёт по гладкой поверхности воды, отражающей небо. Створки лепестков широко раскрыты, а внутри подобие пестика - обнаженные парень и девушка. Целуются и их тела сплетены в любовной игре. А кто эти двое, понятно с полувзгляда. Как? Я уже сомневаюсь снился ли мне сон с подобным сюжетом или эта мысль посетила за долю секунды пока рассматривал рисунок. Но ведь было! Я думаю об этом, значит сомневаться нет смысла. Она нарисовала картину, скорее всего, незадолго до прихода практиканток и показывала им. Хвасталась. Какая глупость! Это нельзя показывать никому! Это нельзя даже рисовать.
   Хочу посмотреть весь альбом, рука сама тянется полистать его. Нет! Подло и непорядочно копаться в чужих рисунках, точно, как и читать чужую переписку. Захочет показать - сама предложит. Я итак засунул своё рыло достаточно глубоко, узнал слишком много. Она мечтает обо мне, как мужчине. И верит, что обязательно так и будет. Торопится, спешит дать мне то, что могла бы зрелая женщина, еще не в состоянии оценить глубинного смысла взрослой любви, но справедливо опасаясь, что найду это у других женщин, по воле рока подходящих мне по возрасту. И не нужно винить её в этом. Вся полностью, моя вина, я сам себя так поставил, ищу и жду запретных удовольствий от ребенка, дочери. Мне нужно прекратить, а главное, объяснить ей правильно. Если поддамся соблазну, то покалечу её не только телесно, но и уничтожу душу. Нам стоит подождать пока вырастет и будет готова душой и телом принять меня, а сейчас кроме боли и страданий она ничего не получит, равно как и я.?
   Света зашевелилась в постели, просыпается. Солнышко, поспи еще, ночь в разгаре, рано еще и я не готов к разговору, который назрел гнойным чирьем на носу, требует вмешательства, но так страшно что-либо предпринять для ликвидации. Разговор будет очень непростой, если неправильно расставлю акценты, то мы перейдем на такой уровень отношений, что по сравнению, Ад покажется курортом.
   Проснулась, шуршит постелью.?
   - Ты опять не спишь? - подходит неслышно сзади, ступая босыми ногами по холодному полу, прильнула к моей спине, обвивает руками шею, - рисуешь свой сон??
   - Почему так решила??
   - Просто. Я же рисую свои сны?
   Самое время начать разговор, но я млею от того, что она так нежно обнимает меня, прижавшись губами в шею. Язык будто прилип к нёбу, не повернуть, столько слов припас и ни одного на вскидку не вспомню. Ничего не нашел подходящего:?
   - Моя маленькая девочка, - говорю дрогнувшим голосом и привлекаю к себе.?
   Света восприняла этот жест как приглашение залезть на колени. Легко скользнула и запрыгнула на меня, как ей особенно нравится, верхом, свесив ноги и прижавшись грудью к моему животу крепко, крепко. Сладко спросонок вздохнула.?
   - Бабушка умерла позавчера, - с трудом выговаривая слова, признался я.?
   - Я знаю, - тихо сказала она, - я ещё давно знала, когда куклу делала.
   И резко сменила тему, подхватив альбом со стола открыла на нужной странице:?
   - А здесь, мы с тобой король и королева! Вот.?
   На рисунке - трон на склоне горы, где сидит король в железных латах, в шлеме - консервной банке, ну и меч, как положено королю, в правой руке. Да, а левой рукой, тоже облаченной в железо, приобнял свою королеву, гордо и величаво, а внизу, под горой, люди, много людей, как муравьи и все, как один смотрят наверх, на своего властелина с супругой.?
   - Знаешь, солнышко, - решился я наконец, завести трудный разговор, - я тебя очень люблю.?
   - И я тебя, очень, очень, - прижалась крепко имитируя дрожь, - вот, так!?
   - Я чувствую это. Но, мы должны прекратить с тобой спать вместе и целоваться по возлюбленному.?
   - Почему??
   - Потому что, плохие дяди, которые приходили сегодня, откуда-то знали, что мы так делаем! А этого делать нельзя, особенно папе и дочке.?
   - Почему нельзя? Нам же это нравится!?
   - Нравится! Но нельзя! Если об этом узнает полиция, то меня посадят в тюрьму.
   - Ерунда! - махнула она беспечно рукой, - тогда, я тебя спасу! Ты же меня спасаешь??
   - Ну и как ты меня спасешь??
   - Обыкновенно! Волшебной палочкой!?- помахала карандашом перед моим носом.
   - Волшебных палочек нет. А если я буду сидеть в тюрьме, то тебя отдадут в детский дом или заберет Верка с дядей Колей, а я этого не хочу.?
   - Ладно! Всё! Хватит! Я хочу спать! - Света ни с того ни с сего рассердилась, вихрем сорвалась с колен и обиженно ринулась к своей кровати.?
   Что я такого сказал? Что сделал не так? Не девочка, а рожковая бомба, как ни подплывай, напорешься на взрыватель! Вот и поговорили... Я был сегодня особенно убедительным и деликатным.
   - Солнышко, солнышко, не обижайся! - Подхожу к ней, присаживаюсь на край кровати трогаю за плечо, - Ладно??
   - У! - дергает плечиком, отворачивается к стенке.?
   Ну, всё накосячил. Между прочим, мог бы и не упоминать имя Верки, знал же, что последует реакция как в гремучей смеси бертолетовой соли с фосфором. Полагаю, на сегодня тема целомудрия закрыта. Надо успокоить, а то, нехорошо как-то на душе стало и гадко. Прилёг одетым к ней обнимаю, целую в затылок.
   - Ты не обижаешься??
   - Уже нет, - шустро повернулась всем корпусом ко мне, почти легла на меня, губы очень близко к моим, - поцелуй меня??
   И сама прикладывается к моим губам, нежно и почти профессионально. Когда и где она могла узнать столько тонкостей поцелуя? Боже, будто искусная японская гейша, всю свою жизнь специализирующаяся на поцелуях. Нежное прикосновение тёплого ветра, водоворот в тихой реке, несильный, но достаточно ощутимый, чтобы закружить, завертеть тебя, до потери воли и сопротивления. Я хрупкий кусочек льда, таю, таю, таю, по капельке растворяюсь в этом водовороте тихого омута. Ладно. Всего лишь безобидные поцелуи, без них ведь свихнусь, что кошка, которую на всю весну заперли дома.?
   Света откинулась от меня, легла на спину, смеется смехом балованного ребенка и выгнувшись дугой снимает короткие штанишки пижамы, бросает их через меня на пол, раздвигает ноги. Я знаю, чего она хочет. Ах ты же хитрая, пронырливая негодяйка! Развела меня как малолетнего пацана! Закатила сцену обиды будто жена. Что же из неё выйдет, когда она станет взрослей? С какими бесами мне придется кружить в безумном хороводе порока? Но, это всё мысли и бесполезные споры с внутренним голосом. Я не смею сопротивляться. Она уже застолбила за собой право и на французские поцелуи. Склоняюсь над оголенным пупком, трогаю с трепетом губами. Света вздыхает затаенным вздохом, похожим на всхлип.?
   ***
   Светлана. Есть признаки, по которым можно отнести молодого человека к определенному типу и тем самым предвидеть его дальнейшее поведение. Ниже приводится типология молодых людей, имеющая целью помочь девушке понять, на того ли парня она тратит время.
          Бесчувственный
          Ты сидишь дома и ждешь звонка - он клялся, что позвонит - а "в ответ тишина".
          Некоторым ребятам просто необходима подруга, которую они будут контролировать морально, это помогает им самим чувствовать себя увереннее. Девушки же, напротив, начинают ощущать себя бессильными, не имеющими права голоса, теряя уважение к себе, веру в себя.
          Иногда быть одной полезнее и здоровее, ибо таких бесчувственных парней не переделать: они могут сотню раз повторять, что любят, и продолжать то же самое.
          Агрессивный
          Поначалу "агрессивные" ведут себя как настоящие джентльмены, но с развитием отношений им становится необходимо установить свой контроль и влияние. Сначала с помощью оскорблений, позже доходят до рукоприкладства, посредством которого вынуждают свою подругу продолжать связь.
          Если твой парень хоть однажды дал тебе пощечину или толкнул, не дай ему сделать это во второй раз, не обращай внимания на его извинения. Во второй раз он будет еще агрессивнее.
          Если у тебя нет возможности покинуть обидчика немедленно, не обвиняй его и не пытайся дать ему сдачи: это может спровоцировать его на большее насилие.
          Критик
          Он тоже оскорбляет, но оскорбляет утонченно. Сначала критика воспринимается как безобидный совет, но он продолжает критиковать, а ты начинаешь верить ему, развивая в себе комплексы и обвиняя в них себя.
          Если он считает тебя слишком толстой, слишком худой или слишком плоской, пусть лучше поищет другую. Всегда найдется человек, которому твоя застенчивость покажется трогательной, а фигура - по вкусу.
          Флиртоман
          Если он проводит большую часть вашего совместного времяпровождения, порхая от девочки к девочке, он флиртоман.
          Однако иногда парень просто не понимает, что флиртует. Ему кажется, что он просто поддерживает разговор, вежлив и дружелюбен. Скажи ему (но не при всех), что тебя задевает, когда он начинает любезничать с другими девушками.
          Если его чувства к тебе серьезны, он приложит необходимые усилия, чтобы остановиться. Обязательно дай ему этот шанс. Но не ищи в себе душевные силы простить ему эту слабость.
          Девушки очень часто позволяют парням относиться к себе неуважительно. А если уж ты сама себя не уважаешь, что же ожидать от твоего избранника?
          Наркоман или алкоголик
          Если твой парень пытается преподнести употребление наркотиков и алкоголя как собственную неформальность и прогрессивность, не поддавайся на пустые слова. Возможно, он и тебя постарается приобщить к своей пагубной наклонности. Кроме того, если ты будешь пить
          или колоться с ним, ты уже не сможешь упрекать его за то же самое. Он попытается обвинить тебя: "Тебе просто не нравится, когда я тусуюсь где-то со своими друзьями!"
          Но настоящая проблема не в самой постановке вопроса, а в вытекающем из него следствии: он ставит наркотики и выпивку на первое место, а тебя - на второе. Именно поэтому тебе вряд ли удастся убедить его отказаться от них. Беги от такого парня.
          Озабоченный
          Если парень подталкивает тебя к сексу, а ты еще не готова, он тебя не любит, что бы ни говорил. В противном случае ждал бы, пока ты сама созреешь.
          Многие парни в этом возрасте занимаются сексом исключительно для того, чтобы произвести впечатление на своих друзей. Чем больше девушек они склонили к постели, тем больше звездочек на их воображаемых погонах и тем больше они мужчины в собственных глазах.
          Определись, спать ли тебе с каждым встречным-поперечным или ждать кого-то особенного. Если ты все-таки решилась на первое, подумай, не расстроишься ли ты слегка, если после "ночи любви" он даже не позвонит? Что ты будешь делать, если забеременеешь? Или подхватишь какую-нибудь болезнь? Сексом ты не завоюешь ни его уважения, ни любви. А может, просто узнаешь, что "симпатия - это отношение до сношения, а антипатия - после него".
          Собственник
          Ему не нравится, когда ты болтаешь с парнями, он желает, чтобы ты ему давала поминутный отчет о проведенном дне. Он хочет, чтобы твоя личность полностью подчинялась его воле, он смотрит на тебя, как на собственность.
          Чувство необходимости обладания может проистекать из ревности или из страха, что ты покинешь своего избранника. Иногда необходимость обладания выливается в агрессию.
          Настоящие отношения строятся на принципах равноправия и независимости. Даже самая сумасшедшая любовь не дает права давить друг на друга.
          Соблюдающий дистанцию
          Вы встречаетесь уже несколько месяцев, но он до сих пор не представил тебя своей семье, прячет тебя от друзей. Это означает, что он тебя недостаточно уважает, чтобы сделать частью своей жизни. Когда ты просишь его объяснить причину этого укрывания, он отвечает, что ничего плохого не происходит или, на худой конец, что ты сама виновата - ты не особенно симпатична, не очень подходишь для его круга. При этом он считает вполне нормальным тусоваться в компании твоих знакомых.
          Не тот парень
          Если какая-то муха сомнений покусывает твое сознание, задай себе вопрос: "А не было ли мне лучше до того, как встретила его? "
          Если однажды ты обнаружишь, что тебе неинтересно то, что развлекало раньше, что ты избегаешь своих старых друзей и семью - тебе надо произвести "разбор полетов " твоих дел на любовном фронте. Ваше общение не должно стать для тебя непосильным трудом. Ты должна понять, что можешь дать и что хочешь получить, как с тобой должны обращаться.
          И не теряй времени, пытаясь исправить парня, который относится к тебе кое-как. Чем больше времени ты проводишь с "неподходящим", тем больше ты упускаешь счастливых минут, которые могла бы провести с тем, кто тебе подходит!
          Бабник
          Бабник - это болезнь, которая имеет медицинское название: интимофобия. Ею страдают мужчины, которые боятся длительных интимных отношений с женщинами. Донжуана невозможно заставить остановиться даже на самой обаятельной и привлекательной, потому что основная сила, заставляющая его менять партнерш, как перчатки, - страх. Интимофоб соткан из противоречий: за его самоуверенностью скрывается неуверенность в собственных мужских достоинствах, и при этом постоянная потребность быть первым в глазах каждой женщины. Стремясь к близости, он боится ее. Желая любви, бежит от нее, как черт от ладана.
          Будущие интимофобы - это дети, которые воспитываются в женской среде, без опоры на мужской авторитет: либо совсем без отца, либо с отцом, которого на семейное торжество заворачивают в половик и прячут под кровать, чтобы не было видно. Мать захваливает и одновременно запугивает сына, делая ему выговор за каждый промах и убеждая его, что без матери он ничего путного в жизни сделать не сможет. Уже будучи взрослым, "маменькин сынок" оказывается несостоятельным в решении даже простых бытовых проблем, потому что всегда и все за него делала мать. Она отбирает у него инициативу даже выбрать себе имидж, до конца жизни покупая рубашки и галстуки. Ему это до жути надоело, и он бы рад вырваться, но у него нет навыка жить самостоятельно. Некоторые в 17-18 лет делают попытку освободиться, женясь на женщинах старше их на 5- 10 лет, но попадают из огня в полымя. Поэтому всю жизнь интимофоб боится оказаться в таких же подчиненных отношениях с женщиной, в каких он находился со своей авторитарной матерью.
          Фундамент интимофобии закладывается уже к пяти годам. В детстве они примерные пай-мальчики и любимчики учителей. Они отличаются опрятностью, тактичностью, вежливостью. Часто успешно делают карьеру: отсутствие любви компенсируют высокой социальной активностью и постоянно соревнуются с матерью, желая доказать ей, что они могут стать сильными, известными, богатыми не благодаря, а вопреки ее руководству. Профессию часто выбирают такую, где приходится оказываться в женском коллективе, например, интимофобов много среди педагогов и бухгалтеров. Но не потому, что он хотел бы выбрать конкретную партнершу или попробовать всех подряд, а просто тот женский стиль поведения, который окружал его с детства, для него естествен. Он комфортно чувствует себя в обществе многих женщин, запросто может обсуждать с ними особенности их белья, говорить о моде, рюшечках. И если посмотреть на него с позиции марсианина, то вы увидите, что это обычная женщина, которая мило щебечет со своими подружками. Но поскольку интимные проблемы с ними обсуждает мужчина "по факту", то его собеседницы сексуально возбуждаются, и ловелас оказывается в постели часто даже помимо своей воли.
          Он ухаживает за многими женщинами одновременно для подстраховки: если две-три укажут ему на дверь, то остальные будут его. Он очень боится измены, поскольку не уверен в том, что в постели окажется на высоте. И чтобы не переживать тяжелую трагедию, старается бросить партнершу первым, автоматически получая репутацию обманщика. Связь с одной женщиной длится не больше нескольких недель. Самое интересное, что роман бабника совершенно необязательно заканчивается постелью, потому что секс для него - не самоцель.
          Интимофобы, в отличие от других мужчин, никогда не хвастаются количеством покоренных сердец. В мужской компании ловелас чувствует себя неуютно. Мужики его не любят за несколько женские манеры поведения, отсутствие мужского элемента прямого соперничества. Ведь он чисто по-женски всегда пытается избежать конфликтов, юля и "виляя хвостом", что нормальным мужчинам несвойственно. Поэтому у бабника подруг больше, чем друзей.
          Для ловеласа женщина не будет представлять опасности только в том случае, если она будет похожа на резиновую куклу из секс-шопа. Конечно, можно исхитриться и женить его на себе, но брак будет недолгим. Если женщина хочет сохранить с бабником отношения на многие годы, то может претендовать лишь на роль его подружки, с которой он будет обсуждать тряпки, последние сериалы, ходить на концерты и делиться впечатлениями от своих любовных похождений, не претендуя на интимность. Некоторые женщины, видя его слабину перед матерью, стараются проявить к нему материнские чувства и заботу и нередко этим добиваются близости, тем самым совершая непоправимую ошибку. Залезать к бабнику в постель опасно. Как только отношения становятся интимными, он начинает бояться, что они перерастут в зависимость, и в панике убегает.
          В конце жизни донжуаны, оставшись совсем одни, считают, что во всем виновата судьба, не подарившая ему той женщины, которая бы поняла его тонкую, нежную натуру. Мечта любого казановы - иметь жену, обладающую несовместимыми чертами характера: с одной стороны - быть ему поддержкой и опорой, то есть той самой авторитарной матушкой, а с другой - не ущемлять его стремление к свободе и чувство независимости.
          Наблюдения показывают, что чаще всего жертвами донжуанов становятся женщины, обделенные мужским вниманием. Интимофоб перед всеми женщинами одинаково вежлив и галантен. Если он подал вам руку при выходе из автобуса, не воспринимайте это как предложение руки и сердца. Он с такой же расторопностью поспешит подать руку и старушке. Если донжуан вам подарил вне праздника цветочек, то это еще не повод считать его своим воздыхателем. Он с такой же легкостью может дарить цветы каждый день любой своей сотруднице. Не стоит обольщаться и в том случае, если он вас поздравил с какой-то датой, поцеловав в щечку. Поверьте, он вас поздравил, как женщина женщину. И не стоит покупаться на его предложение подвезти вас на машине домой. Проводив вас до двери, он не станет напрашиваться в квартиру и исчезнет, потому что ему больше ничего и не надо.
          Совет женщинам: если вы распознали интимофоба, то будьте готовы к тому, что вы сможете получить только приключение, только наслаждение от обходительного, галантного кавалера, ласкового любовника, который в первую же ночь полностью выложится. В вашей жизни будет Ночь, о которой вы будете помнить всю жизнь. Но не стройте иллюзий, что сможете взять больше.
          Имея сотни женщин, бабник чувствует себя очень одиноким. Он страдает от этого и пытается забыться в работе. В более зрелом возрасте некоторые все-таки ломаются под напором общепринятых установок, что порядочный мужчина должен иметь семью. Но большинство из них до конца жизни остаются убежденными холостяками.
  
---
   Ангел. Современная наука сделала очень важное открытие, одно из важнейших в этом столетии: оно заключается в том, что у человека не один ум, а два. Ум человека разделен на два полушария: на правое и левое. Правое полушарие связано с левой рукой, а левое - с правой, по диагонали. Правое полушарие отвечает за интуицию, за все иррациональное, алогичное, поэтическое, платоническое, воображаемое, романтическое, загадочное, религиозное. Левое полушарие отвечает за все логическое, рациональное, математическое, научное, интеллектуальное. Эти два полушария постоянно конфликтуют. Главная политика мира находится внутри тебя, величайшая политика мира - внутри тебя. Ты можешь не осознавать этого, но, осознав, станешь, прежде всего, добиваться срединного положения между этими полушариями. Левая рука связана с правым полушарием: интуицией, воображением, мистикой, поэзией, религией; и эту левую руку очень часто осуждают. Общество создано для правшей, а правая рука связана с левым полушарием. Десять процентов детей рождаются левшами, и их насильно переучивают, делают правшами. Дети-левши, в основном, иррациональны, интуитивны, нерасчетливы... они опасны для общества, поэтому оно всячески стремится сделать их правшами. Вопрос не только в руке, это вопрос внутренней политики: ребенок-левша руководствуется правым полушарием, что противоречит интересам общества, это опасно, и ребенка нужно переучить, пока дело не зашло слишком далеко. Есть предположения, что вначале пропорция была пятьдесят на пятьдесят, то есть рождалось пятьдесят процентов левшей и пятьдесят процентов правшей. Однако праворукие настолько долго были у власти, что постепенно пропорция достигла девяноста процентов против десяти. Даже среди вас многие могут быть левшами, вы просто не догадываетесь об этом. Ты пишешь правой рукой, ты выполняешь работу правой рукой, но, возможно, в детстве тебя насильно приучили быть правшой. Это хитрость, ибо, став правшой, ты начинаешь активно использовать левое полушарие. Левое полушарие отвечает за логику, а правое полушарие выходит за пределы логического, его функционирование не поддается расчету. Оно функционирует вспышками, интуитивно, очень изящно, но иррационально. Леворукое меньшинство - самое угнетенное меньшинство в мире, более угнетенное, чем негры, более угнетенное, чем нищие. Если осознать это разделение, то многое станет очевидным. Возьмем, к примеру, буржуазию и пролетариат: пролетариат всегда руководствуется правым полушарием мозга; у бедных людей лучше развита интуиция. Пообщайся с простыми людьми, и ты увидишь, что они более интуитивны. Чем беднее человек, тем ниже уровень его интеллекта, а это может быть причиной его бедности. Неразвитый интеллект не позволяет ему успешно конкурировать в мире разума. Ему непросто четко выражать свои мысли, решать логические задачи, делать расчеты - он почти дурак. Это может быть причиной его бедности. Богатый человек пользуется левым полушарием; он более расчетлив, хитер, умен, логичен, он строит планы. Это может быть причиной его богатства. Все сказанное полностью соотносится и с делением на мужчин и женщин. Женщины используют правое полушарие, а мужчины - левое. Мужчины руководили женщинами на протяжении веков. Сегодня некоторые женщины выступают против этого, но самое удивительное то, что это все тот же тип женщин. В сущности, они напоминают мужчин: рациональные, любящие поспорить, расчетливые. Ко времени, когда женщины одержат победу, они уже не будут женщинами; они станут пользоваться левым полушарием. Для того чтобы бороться, нужно уметь вести расчеты, а для того, чтобы сражаться с мужчинами, нужно быть такими же агрессивными, как и они. Именно эта агрессивность и просматривается в мировом женском освободительном движении. Женщины, вступившие в феминистское движение, становятся очень агрессивными, они теряют грациозность, все то, что рождается от интуиции. Чтобы бороться с мужчинами, нужно выучиться их же трюкам; чтобы бороться с мужчинами, нужно использовать те же приемы. Борьба с кем-либо опасна, ибо ты становишься похожим на своего врага. Это одна из самых больших проблем человечества. Когда вступаешь в борьбу с кем-либо, тебе приходится пользоваться аналогичными приемами борьбы, аналогичной тактикой. Только так можно победить врага, но к тому времени, когда он будет побежден, ты сам себе станешь врагом... Меняются только поверхностные детали, глубоко внутри конфликт остается. Конфликт находится внутри человека. До тех пор, пока он там не разрешится, он не разрешится нигде. Его решение находится внутри тебя, оно между двумя полушариями мозга. Существует совсем небольшой мостик. Если он разрушится из-за какого-нибудь происшествия, физиологического дефекта или еще по какой-то причине, то сознание человека раздваивается, личность человека раздваивается - это так называемая шизофрения, или раздвоение личности. Если мост разрушается - а он очень хрупок - и наступает раздвоение, ты начинаешь вести себя так, словно в тебе поселились два человека. Утром ты очень любящий, очень красивый, а вечером ты злой, совершенно другой человек. Ты не помнишь своего утра... разве можно его вспомнить? Тогда функционировал другой ум, и человек был другим. Если этот мост усилить настолько, что два ума перестают быть отдельными и сливаются в один, то появляется интеграция, кристаллизация. То, что Георгий Гурджиев называл "кристаллизацией личности", - не что иное, как слияние двух умов в один, внутренняя встреча мужчины и женщины, встреча Ян и Инь, встреча левого и правого, встреча логического и иррационального. Если осознать это основное раздвоение, то станет понятной природа всех конфликтов, бушующих вне тебя и внутри тебя. Женскому уму присуще изящество, а мужскому - эффективность. Если между ними ведется постоянная борьба, то рано или поздно изящество будет уничтожено, и победу одержит эффективный ум, ибо мир признает законы математики, а не любви. Как только твое изящество уступает место эффективности, ты сразу же теряешь нечто очень ценное: ты теряешь контакт со своей сущностью. Ты можешь добиться огромной эффективности, но ты уже не будешь живым человеком. Ты превратишься в машину, в робота. По этой причине между мужчиной и женщиной происходит постоянный конфликт. Они не могут жить отдельно друг от друга, им снова и снова нужно входить в контакт друг с другом, но и вместе они тоже не могут оставаться. Борьба происходит не снаружи, борьба ведется внутри. Мое понимание таково: до тех пор, пока ты не разрешишь конфликт между правым и левым полушарием, ты никогда не сможешь быть способным на любовь - никогда, ибо внутренняя борьба будет отражаться снаружи. Если внутри тебя происходит борьба, и ты идентифицируешь себя с левым полушарием, отвечающим за логическое развитие, если ты постоянно пытаешься подавить правое полушарие, то же самое ты перенесешь и на женщину, которую полюбишь. Если женщина постоянно борется со своей сущностью внутри, то она будет постоянно конфликтовать и с мужчиной, которого любит. Все, почти все семейные отношения уродливы, ибо исключения настолько незначительны, что их можно не принимать во внимание. Вначале все прекрасно, вначале ты прячешь реальность, притворяешься. Как только устанавливаются семейные отношения, и ты расслабляешься, внутренний конфликт начинает вскипать и зеркально отражается на семье. Начинаются ссоры, начинают проявляться тысячи недовольств друг другом, которые разрушают семью. Отсюда привлекательность гомосексуализма. Как только в обществе слишком явно происходит разделение на мужчин и женщин, немедленно возникает гомосексуализм. Это происходит потому, что между влюбленными друг в друга мужчинами, по крайней мере, меньше конфликта. Любовные отношения могут быть не очень удовлетворяющими, могут не привести к блаженству и оргазмическому состоянию, но они хотя бы не такие уродливые, как отношения между мужчиной и женщиной. Когда конфликт заходит слишком далеко, женщины становятся лесбиянками. Любовные отношения между женщинами хотя бы не омрачены таким глубоким кризисом. Подобное встречается с подобным, им легче понять друг друга. Да, понимание возможно, но привлекательность исчезает, полярности нет; за такое понимание приходится платить огромную цену. Понимание возможно, но общее напряжение, интерес исчезает. Выбирая интерес, ты не избежишь конфликта, ибо настоящая проблема находится где-то внутри тебя. До тех пор, пока ты не достигнешь духовного равновесия, полной гармонии между женской частью и мужской частью своего ума, ты не сможешь любить... В этом состоит главная трудность современного ума: постепенно все отношения становятся случайными. Люди боятся брать на себя обязательства, потому что из своего горького опыта они усвоили как минимум один урок. Как только связываешь себя с кем-то близкими отношениями, реальность начинает взрываться, твой внутренний конфликт начинает отражаться на близком тебе человеке; и тогда жизнь становится уродливой, кошмарной, невыносимой... Внешне семейная жизнь может показаться прекрасным оазисом, но, как только ты приближаешься к нему, оазис начинает испаряться, он исчезает. Связав себя узами брака, ты попадаешь в духовную тюрьму, но помни, эта тюрьма исходит не от партнера, она исходит от тебя самого. Если у человека доминирует левое полушарие, то его жизнь будет очень успешной, настолько успешной, что к сорока годам он будет мучиться язвенной болезнью. К сорока пяти у него будет один или два инфаркта. К пятидесяти годам он будет почти мертв, но это будет успешная смерть. Он может стать большим ученым, но никогда не станет настоящим человеком. Он может накопить немало богатств, но при этом потеряет истинные ценности. Он может покорить весь мир, как Александр Македонский, но его собственная внутренняя территория останется неизведанной. Существует немало соблазнов следовать устремлениям левого полушария, то есть приземленного ума. Он сконцентрирован на материальных ценностях: автомобилях, деньгах, домах, власти, престиже. Ориентированного на предметы потребления человека в Индии называют груста, или домовладельцем. Развитое правое полушарие мозга - это отличительная черта санньясина, который более заинтересован в познании своего внутреннего мира, во внутреннем спокойствии, внутреннем блаженстве, и менее озабочен предметами потребления. Если они достаются легко - хорошо, если их вообще нет - тоже неплохо. Его больше интересует настоящий момент и меньше - будущее; его больше интересует поэзия жизни, и меньше всего - ее арифметика... Можно идти по жизни с арифметикой, а можно и по-другому: с мечтой, с мечтой и видениями. Они полностью отличаются друг от друга. Только вчера кто-то спросил: "Существуют ли привидения, феи и им подобные?" Да, существуют - если руководствоваться правым полушарием мозга, то они существуют. Если доминирует левое полушарие, то их нет. Все дети живут правой половиной мозга. Они повсюду видят привидения и фей, но ты постоянно наставляешь их на путь истинный, ставишь их на место, говоря: "Чепуха, глупыш. Где ты видел призрака? Там ничего нет, это просто тень". Постепенно тебе удается убедить малыша, беззащитного ребенка. Постепенно ты убеждаешь его, и он начинает развивать левое полушарие в ущерб правому; он вынужден. Он должен жить в твоем мире. Ему нужно позабыть о своих мечтах, обо всех мифах, он должен забыть о стихах, он должен учить математику. Без сомнений, он добьется успехов в математике и станет почти инвалидом, парализованным в этой жизни. Его настоящая сущность постепенно удаляется все дальше, а он превращается в товар на рынке, вся его жизнь становится никчемной... хотя в глазах общества она будет, несомненно, ценной. Санньясин - это тот, кто живет своим воображением, кто живет благодаря способности ума мечтать, кто живет благодаря поэзии, кто восхваляет жизнь, кто не просто смотрит, а видит. Деревья он видит более зелеными, чем ты, птиц более красивыми; для него все вокруг сверкает, светится. Обычные булыжники превращаются в алмазы, обычные камни перестают быть обычными, ведь в жизни нет ничего обычного. Если смотреть на жизнь с помощью правого полушария, то все становится божественным, священным. Религиозность исходит от правого полушария. Два друга пьют чай в кафе. Один стал рассматривать свою чашку, а потом со вздохом сказал: - Знаешь, жизнь похожа на чашку чая. Его друг подумал немного и спросил: - Почему? Почему жизнь похожа на чашку чая? - Откуда я знаю? Я что, философ? - ответил первый. Правое полушарие мозга лишь констатирует факты, оно не может дать им объяснений. Ты спрашиваешь: "Почему?", а оно не может тебе дать ответ, оставаясь безмолвным. Представь, что на прогулке ты видишь цветок лотоса. "Как он прекрасен!" - восклицаешь ты. "Почему?" - спрашивает тебя кто-нибудь. Ты отвечаешь: "Откуда я знаю? Я что, философ?" Это простое утверждение, очень простое; но оно само по себе полное, завершенное. За ним нет объяснения, оно не несет в себе результат чего-либо, это просто констатация факта... Правое полушарие - это полушарие поэзии и любви. Наступила пора изменения, и это изменение - внутренняя трансформация.
   ***?
   Свободный художник
   Утро. Тишина. Мне собственно и спешить некуда, теперь я свободный художник в законе, босс перебесится, да и отпустит через месяц, навсегда. Это значит, что смогу творить чудеса, не выходя даже из дома! Замечательно! Вот только порядок в квартире наведу, хоть как-то скрою следы вчерашней "резни", а по- другому и не скажешь, кровью залито и измазано половина комнаты и прихожая. Удивляюсь сам себе. Ведь тоже не прост и умею оскаливать зубы. Кстати, о зубах. Зеленый их потерял навсегда, вот, на полу рассыпаны. Охренеть! Одним ударом бутылки три зуба вышиб. И это лишь то, что нашел! А сколько он их проглотил? Ладно, что-то я уж очень эмоционально сам себя нахваливаю. Да если не эта бутылка, те зверюги меня бы порвали на тряпочки. Случайно получилось, ну и ещё, отступать некуда было. Это как зайца загони в западню с единственным выходом, который ты и перегородил, то не спеши примерять его шкуру себе на шапку, у зайца тоже шанс найдётся щеголять в шапке из твоей шкуры.
   Так, кресло не отмывается, как ни старайся, испорчено навсегда, да и диван, тоже не в лучшем виде, только выбросить и купить всё новое. Ничего лучшего не придумал, накрыл их простынями, на первое время сойдет, ну, а потом ведь решено - уедем, а там должно быть всё новым, пусть жизнь начнется с нуля. Зачем тащить за собой, на ту сторону, прошлое? Усмехнулся, я уже тоже начал придумывать для себя ритуалы.
   Вот теперь, пора будить Свету, не то опоздает. Свободный художник, не свободен, он семейный человек и у него есть обязательства перед своей половинкой.
   - Вставай, принцесса, просыпайся. В школу опоздаешь.
   -У! - сонно отозвалась она и укрылась с головой.
   - Вставай, соня! Тебя ждут великие дела! -?Пощекотал пяточку, выглядывающую из-под одеяла.
   - Я сегодня в школу не пойду.
   - Почему?
   - Родина в опасности.
   - Какая Родина?
   - Заболела я, короче.
   - Поднимайся, давай, Зою Ивановну не нужно злить. А чем заболела?
   - По-женски. Тебе не понять.
   Я расхохотался. Чего ж тут не понять? Раскусила мои слабости вот и помыкать надумала.
   - Женских болезней у маленьких девочек не бывает. Вот года через три и подходи с такими заявлениями. А сейчас, вставай, давай хоть седьмой класс закончим без замечаний.
   - Я не хочу в школу идти! Я устала, мне плохо, мне тошнит, у меня голова болит, я простыла, я хочу спать.
   Ничего себе, сколько у нее отговорок припасено, побольше чем у моего внутреннего голоса. Я присел на край кровати и потихоньку начал стягивать с неё одеяло.
   - Хорош валяться. Папа хочет кушать. И папа навел порядок дома.
   - Три минуточки! - Она перехватила у меня одеяло и опять укрылась с головой.
   - Ладно. Три минуты, не больше.
   Звонок в дверь. Кого там черти принесли, в такую рань? Иду открывать. Баба Дуся. Стоит и вытянув шею как гусыня заглядывает в квартиру. Вот для неё то, специально и куплена кровать принцессы. Нужно пригласить в дом, чтобы она оценила и сделала соответствующие выводы.
   - Проходите, тётя Дуся!
   - Да, нет, Сережа, нет. ?Сейчас Аннушку привезут, нужно готовить место. Сегодня, к обеду хоронить будем. А где Света?
   - Она спит, - махнул я неопределенно вглубь квартиры, - пройдите в дом, неудобно у порога разговаривать.
   Бабка будто и ждала особого приглашения. Вошла. Оценивающим взглядом окинула квартиру, глазами пробежала?туда - сюда. Задержала взгляд на будуаре Светы. Почти семейная идиллия. Обвинения в непотребностях сняты. Главная сплетница города удовлетворила свое любопытство. Хорошо, что марафет успел навести, а то вони и трёпа было бы на месяц, что живу как последний наркоман. Чую, что еще масса вопросов, ко мне, но она не знает, как их задать. Помогу ей, направлю мысли в нужную колею.
   - Лестничную клетку сейчас отмою.
   В точку! Эти вопросы и теснились у неё в голове.
   - Не нужно, Сережа, мы сами! А что тут произошло-то, ночью? Полиции понаехало? Врачи? Мертвяка выносили? Лестница в крови? Я спросила всех в подъезде, никто ничего не знает. Говорят, что у тебя что-то было.
   - Бандиты приходили, тётя Дуся. Очень опасные преступники. С оружием, - сочиняю на ходу, - ?они хотели нас, со Светой ограбить.
   - Да? - бабка деланно удивилась, - И?
   - Ну, пришлось их побить.
   - ?И ты, побил?
   - Ага, - беспечно кивнул головой.
   Как я себя прокачал, а? Вот теперь, задано правильное направление сплетен. Пусть весь район знает, что ко мне соваться нет смысла. Здесь обязательно побьют и потом вынесут врачи на носилках. Так, так, так. Рейтинг, мой рейтинг, ну хоть на полпункта поднялся? Заглядываю бабке в глаза. О, да! Даже на целых полтора. Вот, что интересно, стоит совершать подвиги, по пачке в день, что Геракл, рейтинг растет, но медленно, очень медленно, а стоит совершить маленькую оплошность, всё обнуляется как тариф на телефоне в конце месяца. Героям не позавидовать, в общем, не жизнь - сплошная борьба за хорошее расположение обывателей.
   - Так я пойду, Сережа, нужно готовить похороны, без меня все остановилось там, - вздохнула баба Дуся, явно напрашиваясь на комплимент, какая она вся из себя нужная и незаменимая. Ну и протягивает мне ключ от Светиной квартиры, что дал ей накануне.
   - Не пригодился?
   - Какой там! Народу собралось, полрайона! - хохочет счастливым смехом ребенка, который впервые посетил новогодний утренник, - На улице решили прощание устроить. Барыню хороним!
   - Может, помочь чем, тётя Дуся?
   - Нет, Сережа, нет, - всплеснула она руками, - мы сами, всё сами. В одиннадцать начнем. Свету приведи, хоть.
   - Конечно, конечно, тётя Дуся!
   Бабка ушла, унося с собой нужный запас информации для взрыва мозга своим соратницам, а я принялся будить Свету.
   - Вставай, красотка, а то опухнешь и отлежишь свою красивую мордашку. Кому такая нужна будешь?
   - У-у.
   - Сегодня в школу не идешь. Бабушку хоронить надо.
   - Ура! - воскликнула она, взлетая над постелью, чмокнула меня в губы.
   - В смысле, "ура"? - нахмурился я.
   - В смысле в школу не идти, - потупилась виновато, - а бабушку, жалко.
   - Да, оочень жалко.
   А по мне, лучше бы сдохла Верка. Анна Степановна, как оказалось, мудрая и дальновидная женщина, это я совсем недавно прочувствовал на собственной шкуре и проникся, что из себя представляет Верка. Хотелось бы узнать тайну, но не буду даже заикаться с такими вопросами. Кто знает насколько глубока рана у ребенка, чтобы её ковырять, нужно просто, набраться терпения и ждать, когда сама захочет, то и расскажет.
   А за завтраком Света выдала новую сентенцию вогнав меня в краску и озадачив надолго:
   - А я ночью, когда ты спал, целовала твою писю.
   Я чуть не захлебнулся своим кофе, что пил в этот момент. С негодованием уставился на неё.
   - Больше так не делай!
   - Почему?
   - Потому! Мы уже говорили об этом.
   - Ну и что? А я, всё равно буду!
   Больше она со мной не спит ни под каким предлогом! Какой бы он ни был уважительным.
   - Больше ты со мной не спишь.
   - Правда? - и смотрит на меня с хитрой улыбочкой, типа, вот и не угадал.
   - Правда, - сказал, как отрезал.
   Да, все разговоры и убеждения абсолютно бесполезны. Ей нужно самой осознать и прочувствовать необходимость соблюдать дистанцию. Ну и как это сделать? Ведь только через свои ошибки и кучу граблей нужно пройти, чтобы понять простые истины, через которые уже получили свой опыт миллионы поколений с начала сотворения мира. А здесь я сам виноват, что "клюю" на одну и ту же блесну, поддаваясь соблазну своего чёртика. Если, хотя бы этой ночью, был тверже и не допустил манипулирования мной, может было бы легче убедить её в том, что мы делаем - неправильно. Ну и какой толк сейчас размахивать дирижёрской палочкой перед оркестром, который тебя не уважает и не хочет подчиняться? Короче, вожак стаи во мне сдох, еще даже не родившись.
   Сразу же после завтрака мы бросились каждый по своим делам, Света за рабочий стол, рисовать?что-нибудь особенное, я же за мольберт, закончить "Веркин рай". Знаю и уже вижу, где сделал грубейшую ошибку. Взгляд Светы - это самое важное в картине. Не таким он должен быть! Выставил её жертвой и овечкой, в ожидании заклания, но Света не такая. За последние два дня я ее не узнаю, она стала абсолютно другой, уверенной в себе и чётко знающей чего хочет от окружающих и жизни. Лицо переделать полностью. Нужен взгляд затаившейся кошки мстительной и коварной, чуть заострить черты лица, сделать глаза, будто перед атакой. Вот сейчас дождется, когда воробушек допрыгает до той крошки от булочки, совсем рядом и прыжок, взмах острых когтей наверняка, и брызги крови вперемешку с перьями. Да. Точно так. А из- под подушки, грязной и измызганной, едва выглядывает рукоятка кухонного ножа. Вот так вам! Не трогайте мою маленькую девочку. Тому мужику сейчас не поздоровится, лишь только полезет на неё и получит надрез на горле, смертельный и последний, как отчаянный крик протестующей девочки против той жизни, что уготовила ей мама Верка. Именно этот импульс должен уловить зритель, чтобы ужаснулся своей догадке и ужаснулся вообще, от того каким может быть рай. Именно так и никак иначе. Стоило только подправить выражение лица, сразу же всё стало на свои места и концепция перевернулась с юга на север, будто стрелка компаса отрезвев поняла где её место.
   - Дядя Серёжа! - окликнула Света, - посмотри, что я нарисовала!
   - Неужели дракона?
   - Какого дракона? - удивилась она, но во взгляде промелькнула искра, ого, какая клёвая идея!
   - Ладно, проехали, просто мысли. Ну-ка, показывай свой шедевр, - подхожу, склоняюсь над рисунком, - Что это?
   В общем, как и предполагалось фэнтезийная тематика. Рыцарь закованный в цепях на верхушке башни и над ним парит принцесса, оседлав ведьму. По ведьме видно, что совсем не рада быть ездовым, летучим средством. Их, лихо закручен сюжет. Интересно было бы узнать, откуда она черпает вдохновение, может книжку какую, втихушку читает, что-то вроде "Волшебника изумрудного города", уж очень рыцарь на Дровосека смахивает. Но всё равно, фантазия у неё бесшабашная, в смысле, бурно фонтанирует нескончаемым потоком.
   - Это я тебя спасаю из тюрьмы!
   - Ух, ты! Приятно, что ты заботишься обо мне. А ведьма, кто такая?
   - Тётя Марина! Видишь, губы накрашены? Здорово, правда?
   Хе, хе. Была королевой, стала ведьмой. Хотя, ведьмой ей больше идёт. Красивая, властная стерва. А у Светы она и ассоциируется с ведьмой. Ревнует и в отместку выдала ей такую злополучную роль.
   - Здорово! А как ты уговорила её помогать тебе?
   - А я ей денежку дала! Видишь карманы у неё оттопыриваются? А ещё, она же тебя любит, так бы ни за что не согласилась, даже за денежку. Ведьма хотела, чтобы король её тоже полюбил, но он же любит свою королеву и не согласился, потом она пошла к злому колдуну, и он ей пообещал помочь, взамен на полцарства! Даже на всё царство. Вот тут я нарисовала это.
   Она в возбуждении и с азартом сказочника, который наконец заполучил слушателя для своих историй, перелистала страницы блокнота нашла нужный рисунок, продолжила комментировать:
   - Вот! Колдун так и сказал: "Тебе любовь, а мне царство"
   Ведьма, с яркими, алыми губами, злобный толстяк-колдун и рыцарь, сидят за круглым столом, о чем-то договариваются. Ведьма с хитрым выражением лица протягивает рыцарю кубок, наверняка с ядом, иначе, как понимать зелёный дым, валящий из кубка? Эта картинка, меня слегка озадачила и вызвала бурю ассоциаций. Вот уж не помню, говорил ли Свете о проблемах на работе, где меня хотят сделать рабом.
   -Но король очень умный, не стал пить отраву и вообще, он не пьёт! Тогда колдун рассердился. Видишь какой он злой? И наслал на короля тысячу, нет миллион, черных-пречерных летучих мышей, чтобы они его сожрали! Но мы всё равно победим, правда?
   -Правда.
   -Я еще много чего нарисовала чтобы спасти короля! Хочешь посмотреть?
   - Хочу, но уже одиннадцать часов, бабушку привезли и нам нужно идти.
   Света молча кивнула и понуро пошла за мной.
   ***
   Светлана. Завоеватель - для него весь смысл отношений в том, чтобы добиваться любви женщины. Если Завоевателю сдаться без боя, он сразу потеряет к вам интерес.
          Этот тип легко можно узнать по бесконечному употреблению им слова "я". Он склонен к хвастовству, постоянно демонстрирует свои преимущества, изощряется в остроумии, любит блистать своей эрудицией, интеллектом, физической силой, своими обширными связями (что иногда и вправду имеет место). Если он вспомнит что-то из своего детства, то о том, что мама любила, конечно же, его больше всех на свете, что он был самым умным, или самым послушным, или самым хулиганистым, но - самым-самым. Для того чтобы понравиться Завоевателю, женщина должна подчеркивать свои собственные достижения - в профессиональной ли сфере, в общественном признании, ненавязчиво намекать (лучше все-таки, чтобы это сделали за нее друзья и подруги) о своих победах и разбитых сердцах, устилающих ее путь. Проявляя некоторый интерес к Завоевателю, она тут же должна сделать вид, что он ей в общем-то безразличен. Даже если она умирает от любви к нему - скрывать это.
          Завоеватели обычно нравятся женщинам, которые нуждаются в опоре, а мужественные манеры этого типа создают иллюзию, что женщина будет за ним, как за каменной стеной. Это не так. Он, конечно, может достичь определенных высот на социальной лестнице, но женщина никогда не почувствует в нем надежную опору. Но если женщина сама любит играть, если ее привлекают острые ощущения риска в отношениях, если она не устает от бурного разнообразия каждый день, Завоеватель - это то, что ей нужно.
          Хранитель традиций вовсе не обязательно тих и спокоен. Но в нем всегда чувствуется некая стабильность и консерватизм. Он расскажет вам о себе: какой порядок был заведен в его родной семье, поведает о своей маме, о том, какие блюда она готовила в будни и праздники. Женщине желательно подчеркнуть то, что она прекрасная хозяйка, очень экономная и уютная женщина, что для нее семья - главная ценность в жизни. Поведать своему избраннику, что вы, не задумываясь, бросите любую престижную работу ради мира и спокойствия в доме.
          Будущее с Хранителем традиций не так бесконфликтно, как может показаться на первый взгляд. Самая малая жертва, которую придется принести, - это отказаться от встреч с друзьями вне дома. Если вы хотите подробнее разузнать о том, что вас ждет в супружеской жизни, расспросите Хранителя традиций подробнее о том, каковы были взаимоотношения в доме его родителей.
          Соратник. Для этого типа мужчин семья является продолжением работы. Скорее всего, он будет все время рассказывать вам о своей профессии, подчеркивая не столько свои достижения, сколько постоянный, ежедневный труд. Такому мужчине жена нужна, прежде всего, как помощница - именно у таких мужей жены часто становятся домашними секретаршами, выполняют вспомогательную работу в Большом деле, которым занят мужчина.
          Рекомендуется женщине - соискательнице должности жены: предложите Соратнику что-нибудь перепечатать, переписать, сделать выписки из книг или подобрать литературу по интересующему его предмету. Постоянно подчеркивая, что вы, конечно же, никогда не сможете тягаться с ним в его профессии, сделайтесь тем не менее необходимой ему и полезной.
          Если у вас нет задатков лидера и вы согласны на вечную роль помощницы, если вы готовы забыть собственные профессиональные амбиции и полностью посвятить себя увлеченности супруга - семейное счастье с Соратником вам обеспечено. Но при всей работоспособности Соратника он отнюдь не всегда может добиться значительных высот. И тогда вам придется делить с ним и тяжесть неуспеха.
          Вольную птицу можно распознать по колкостям и замечаниям, которые такой мужчина, не особенно задумываясь, раздает окружающим. Больше всего на свете мужчина этого типа боится потерять личную свободу - его мало волнуют достижения в профессиональной сфере, если они хоть как-то ущемляют его волю. Женщина должна постоянно подчеркивать, что ей важна не его работа, что он вам интересен сам по себе как личность; никогда не произносите при нем слов "семья", "дети", "загс".
          В общении с Вольной птицей женщине придется строго дозировать свои эмоции - любые проявления любви с ее стороны он может воспринять как попытку привязать его к себе, как покушение на его свободу. Повторять ему все время, что она готова к тому, что отношения закончатся в любую минуту, что она всегда будет благодарна ему за то, что он хоть какое-то время был рядом с нею.
          И... Вольная птица никуда от нее не денется.
          С любым из четырех типов мужчин можно создать хорошую, крепкую семью. Однако типичные признаки очень устойчивы. Поэтому, прежде чем приручить мужчину, женщине стоит взвесить все его достоинства и недостатки, подумать, действительно ли он ей нужен, готова ли она терпеть его таким, какой он есть. Или лучше все-таки, не. теряя сил и времени, поискать более подходящий вариант.
          Заметим, что в "чистом" виде каждый из названных типов встречается нечасто. Но по главным чертам практически каждого мужчину можно отнести к одному из описанных типов.
  
   ----
   Ангел.
   Подражать - значит стать невротиком. Существует только один путь избежать сумасшествия: быть самим собой, по-настоящему оставаться самим собой. Живи своей жизнью. Итак, прежде всего Тантра учит освободить тело от подавления. Во-вторых, нужно вновь оживить органы чувств. В-третьих, ум нужно освободить от неврозов, навязчивых мыслей и научиться погружаться в безмолвие. Нужно научиться расслабляться при любой возможности. Когда возможно, нужно останавливать течение мыслей. Ты сразу ответишь: "Легко сказать, но как остановить мысли? Они постоянно идут". Однако есть способ. Тантра учит; нужно осознать три вещи. Во-первых, пусть ум работает, пусть в голове будет много мыслей; ты просто безучастно наблюдай за ними. Переживать по этому поводу не стоит - просто наблюдай. Стань сторонним наблюдателем, и постепенно ты обнаружишь, что у тебя начали появляться паузы тишины. Второе, когда ты начнешь осознавать эти паузы, эти моменты безмолвия, постарайся осознать самого наблюдателя. Наблюдай за наблюдателем, и у тебя появятся новые паузы. Наблюдатель начнет исчезать, подобно мыслям. И наступит день, когда исчезнет и сам думающий. Тогда придет настоящая тишина. Третье заключается в том, что и объект, и субъект исчезают: ты переходишь в запредельное состояние. Когда ты пройдешь все эти три ступени - твое тело свободно от подавления, твои органы чувств обострены, твой ум очищен от навязчивых мыслей, - ты достигнешь четкого видения жизни, свободного от иллюзий, тебе откроется тантрическое видение
   ***
   Похороны
   Баба Дуся всё организовала с размахом и помпой, устроила, без преувеличений, царскую панихиду. Под прощальный зал приспособили волейбольную площадку, в центре на столе установили гроб с приоткрытой крышкой, чтобы лицо было видно. вся площадка в цветах и великое множество венков. Был даже венок с надписью: " Бабушке от любящей внучки" Ага и личный венок от несменного председателя "Покойся с миром, подруга детства, юности и жизни. Люблю, прощаю, скорблю. Дарья Петровна".
   Чуть поодаль нанятый хор плакальщиц, которые, душераздирающим ноем, плакали и стенали, а в перерывах чтоб заполнить паузу пели не менее слезоточивые песни. Ненавижу похороны, когда буду умирать сделаю завещание, пусть сожгут до мелкой пудры и тайно развеют где-нибудь на Памире, чтоб даже духу моего здесь не осталось и не слышать, если это возможно покойнику, прощальных стонов.
   Был и поп, весь увешанный атрибутами, что шаман высшей гильдии индейских оракулов, мельтешил с кадилом рядом с гробом, окуривал местность и прихожан-посетителей. А посетителей было много, просто тьма, баба Дуся скромничала насчет полрайона, да здесь пол города собралось! Да, еще и Верка притащилась со своим верным оруженосцем Коленькой. Она стенала и причитала в голос, взахлёб, обняв крышку гроба, громче и фальшивей плакальщиц: "Родненькая, мамочка! Да зачем ты меня покинула?! Что же я буду делать без тебя на этом свете? Да зачем мне жить?" Мм-м. Меня аж передёрнуло. Тварина, ненавижу! Ну, кто не в курсе семейных заморочек, должен был проникнуться глубиной её неподдельных чувств, но только не я. Скосил глаза на Свету. И не Света, тоже.
   Люди идут нескончаемым потоком мимо гроба, остановятся, погрустят и уступают место следующему. Но во всей этой грустной веренице и карусели чувствуется фальшь и поддельное уважение, да и гадать не надо, девяносто девять из ста припёрлись сюда нахаляву пожрать и недурно запить такой же халявой. Так что, напрашивается законная мысль, и с какого перепугу устраивать такие прощания? Покойнику - не важно, родственникам - лишняя боль, а лучших друзей никогда и не было. Ладно. Бабе Дусе виднее, она ближе всех на очереди в тот самый, мир иной. Туда и выстроена очередь из всех нас, как сейчас стоим вереницей у гроба попрощаться и отдать последнюю дань уважения усопшей. Вот и нам со Светой пора подойти к бабушке, постоять перед ней, делая грустные лица. Верка подняла голову от крышки гроба посмотрела на нас зарёванными, опухшими от слез глазами. Может и в правду искренне страдает? Тут уж если сильно захотеть, не сыграешь так натурально истинную боль. Света жестко поджала губы, смотрит не мигая, каменное выражение лица, не угадать, что сейчас творится в душе. Ну хоть чуть-чуть ёкнуло сердце? Нет, никак не понять. Молчит. Хмурится. Нащупала мою руку, вложила свою ладошку мне в ладонь, ищет пальцами, ищет, чтобы раздвинуть мои и сцепить руки замком. Легким ветром пронеслась мысль:
   "Боже мой! Если бы нас не свела вместе случайность, то какая судьба выпала бы ей на долю?"
   Затрезвонил мой сотовый, настойчиво и громко. Самый неподходящий момент! Но нужно ответить.
   - Пойдем дочка, - отвожу Свету от гроба и в трубку, - Да!
   - Сергей Дмитриевич! - голос Анатолия Афанасьевича возбужден, сразу ясно, новость очень хорошая, - Звоню с аукциона, только сейчас прошли торги и "Лестница в небеса" продана! Полтора миллиона евро! Знаешь, кто купил?
   - Кто?
   - Берлинская художественная галерея!
   - А это, хорошо?
   - Темнота! Это международный уровень! Понимаешь, что это значит?
   - Нет.
   - Тебя признали в мире! В общем, завтра в пятнадцать ноль-ноль появись в городской галерее, автора жаждут видеть репортеры.
   Сладко зашевелилось под ложечкой, вместе с накатывающейся паникой. Слава трудное бремя. Покоя не будет. Никогда! Нас со Светой теперь найдут, если мы скроемся даже у тибетских монахов. Да, о чем говорить! Даже если забьёмся в Марианскую щель, выудят и оттуда.
   - Что? - с тревогой спросила Света, видя, как я меняюсь в лице.
   - Мы с тобой теперь знамениты на весь мир.
   - Я знала это! - вспыхнули её глаза победой, - теперь ты - король!
   - Не король, просто известный художник.
   - Король! Я правильно это нарисовала! - с яростной уверенностью заявила она, будто непоколебимо верила, что специально программировала путь в небеса своим рисунком.
   Я улыбнулся. Живёт в своём мире ведьм, принцесс и героев, а её волшебные палочки - карандаши. Но ведь она действительно запрограммировала меня на успех, лишь одним появлением в моей жизни, благодаря ей и вознесся на ту высоту, до самого неба. Такой факт нельзя не признавать.
   - Друзья! - Зычным позывом раздался над всеми голос бабы Дуси, распорядителя сегодняшней грустной вечеринки, - прощаемся побыстрее! В двенадцать мы должны быть на кладбище. Автобусы уже ждут. Рассаживайтесь, рассаживайтесь.
   И всё пришло в движение, забурлило, люди засуетились, потянулись к колонне автобусов. Автобусов-то всего четыре, а народу тьма. Идея простая, кому не достанется места в автобусе, тому не ехать на кладбище, ну и как следствие, пролетает с халявным хлебосолом, потому что, затем эти автобусы отвезут счастливцев в заводскую рабочую столовую, где баба Дуся уже заказала прощальный обед на лимитированное количество гостей.
   - Пойдем, солнышко в автобус, поедем на кладбище.
   - Я не поеду!
   - Почему?
   - Не хочу!
   - Неудобно, как-то. "Нужно проводить бабушку в последний путь", - говорю, а сам бы тоже не поехал, не переношу душераздирающих сцен.
   - Не поеду! - вскрикнула и топнула ногой.
   - Хорошо, хорошо, не поедем. Как скажешь.
   И уже сделал шаг уходить домой, держа Свету за руку. Но тут нас настигла баба Дуся, орлица-старушка, внимательно контролирующая поле и от острого взгляда не скроется ни один хомячок.
   - Родственники - в катафалк! Поедут с гробом!
   В катафалке я еще не катался! Тем более туда уже Верка с Коленькой намыливается влезть. Я не вынесу путешествия с ней, точнее, не вынесет Света, а я буду гореть в душном Аду собственных переживаний, за Свету.
   - Тётя Дуся! - пытаюсь быть убедительным, - у Свети нервный срыв, она не сможет выдержать. Посмотрите на неё, как ей плохо.
   - Ничего с ней не будет! - бабка непреклонна, - присутствие родственников, обязательно!
   И тут Света сжалась в комочек и заверещала, тонко, пронзительно как зверски-задорный свисток постового милиционера. Взяла самую высокую ультразвуковую ноту, аж уши заложило.
   - Пощадите её, умоляю!
   - Хорошо, хорошо! - баба Дуся поморщилась от неприятных переливов Светиного крика, сдалась, - не надо ехать! Пусть отдохнет, поплачет.
   И поспешно ретировалась, оставив нас в покое. Но, самое интересное произошло лишь только бабка ушла. Света резко выключила свою сирену и как ни в чем небывало, ровным голосом сказала:
   - Пойдем домой, папа.
   Ну, я в полном обескуражи, озадачен с новыми силами. Сколько знаю Свету, до сих пор удивляюсь, открывая и пере-открывая её для себя заново. Я конечно понимаю, что она не хотела пересекаться с Веркой и даже косвенно ощущать с ней родственную связь, через последнее звено - бабушку. Но так играть? Так войти в образ девочки с нервным срывом? Артистка. Талантище!
   Смотрю как баба Дуся что-то азартно рассказывает Верке и вижу, как Верка уже решительно выбирается из тесного катафалка не отрываясь смотрит на нас. Неужели надеется уговорить Свету поехать? Наивная. Тут я с трудом ей управляю и управляю ли? А она возомнила себе. Но Верка уже торопливо идет к нам. Нужно замедлить шаг, чтоб догнала. Хе, хе. Любопытно какие у неё аргументы есть, для убеждения. Наконец, настигла нас у самого подъезда, набирает побольше воздуха в легкие и выпалила:
   - Ключ!
   - Какой ключ?
   - Не гаечный, же! Обыкновенный! От квартиры!
   Ух, какая грозная. Даже нахмурилась. Но в сочетании с заплаканными глазами и сорванным голосом, угроза прозвучала неубедительно и по смешному, будто пятилетний карапуз притащился на разборки к старшеклассникам, отнявшим у него мяч. Продолжила:
   - Я единственная наследница и теперь квартира моя!
   С интересом смотрю на неё. Может Верка это и есть тот чертик, её то и надо оторвать от ключа? Очень забавная мысль.
   - Если что, ты не наследница, - говорю спокойным голосом, - это квартира принадлежит Свете.
   - Я законная наследница! Я в суд подам!
   - Подавай, - пожимаю плечами потеряв к ней всякий интерес, - пойдем, дочка.
   - И дочка, моя! - кричит нам вслед, но мы уже зашли в подъезд. Мне жутко любопытна реакция Светы, на этот маленький инцидент. А, никакой реакции, равнодушно пошла за мной крепче ухватившись за руку. Будто, это совершенно чужая тётка лаялась, без всякого повода и вовсе не на нас, а так, в пространство, жалуясь на свою собачью жизнь, перечисляя тучу проблем, которые нас и не касаются вовсе. Королева!
   Дома, Света бросилась сразу же к неоконченному рисунку, безапелляционно заявив:
   - Сейчас дракона нарисую! Помощники нам нужны. Ведьма слабенькая, не дотащит на себе двоих.
   А я, в принципе, картину уже закончил, просто любуюсь, ловлю катарсис от выполненной работы. Вот тут бы подправить чуток и тут, не мешало бы. Но не буду лезть кистью. На работе поставлена точка, всё что нужно было показать, показал, а мелкие детали, как говорится, лучшее - враг хорошего. Иначе, так и буду вечно доводить до совершенства, то, что и так совершенно.
   Да и пора собираться в полицию, лейтенант Семенов вчера приглашал, подписать протокол, а также, хочется узнать, что стало с Зелёным. Взяли ли его и сколько зубов он таки потерял? Не ахти какой важности интерес, но очень хочется потешить себя еще?раз мыслью, насколько крут.
   - Солнышко, я в полицию к лейтенанту Семенову.
   - Я с тобой!
   - Да, ладно, не стоит. Я быстро. Вернусь, расскажу.
   - Хорошо. А я нарисовала помощников!
   - А ну-ка?
   Смотрю. С другой стороны, к башне подлетает дракон. Если можно так сказать, подлетает. Он пикирует как истребитель, извергая пламя налево и направо! Несется на помощь другу - королю, которому поклялся помогать до конца своей жизни. А еще, внизу под башней, стоит какой-то человек с ключами.
   - А этот, с ключами, кто?
   - Это тюремщик, он тоже захотел помогать. Кто же нам замок на цепях откроет?
   - А волшебная палочка?
   - Волшебных палочек не бывает!
   Тут меня, словно осенило, набираю номер адвоката Мартынова. Можете подъехать?
   - Да, скоро буду.
   Через 10 минут звонок в дверь.
   - Света, одевайся, возьми личные вещи и свои рисунки, ты уезжаешь с этим дядей. Возражения не принимаются.
   Пока Света переодевалась, я коротко обрисовал Мартынову ситуацию, достал папку с документами нотариуса и письмо от Анны Степановны с дарственной и с заявлением о лишении родительских прав, проводил их до двери. Света обняла меня со слезами на глазах.
   - Будь послушной девочкой, никому не звони, возьми личные вещи и свои рисунки.
   - Слушайся Ивана Семеновича, он наш друг.
   - Хорошо, папа. А когда ты вернешься?
   -Дня через три, - пояснил за меня Мартынов.
   - Пожалуйста, оформите продажу двух квартир в обмен на одну большую в центре, если нужна доплата, деньги есть
   - Не беспокойтесь, - заверил меня Мартынов, - подготовлю все документы.
   - Обязательно держите меня в курсе всех дел.
   ***
   Светлана.  Супермен - героический мужчина. Отличается мужеством, бесстрашием, решительностью, "качает" мускулы.
          Женщина в его жизни играет незначительную роль. Супермена привлекает яркая женская красота, зовущие формы и сексуальная притягательность женщины.
          Супермены в жизни редки, чаще встречаются подражатели.
          Донжуан - благородный ловелас, вечно влюбленный в какую-нибудь женщину. Мужчина этого типа живет от одного увлечения до другого, паузы бывают незначительными и появляются в виде разочарования, падения интереса к предмету его последнего увлечения. Тогда он ищет новую, более привлекательную или просто иного типа женщину. Постоянство противоестественно для мужчины такого типа.
          Поэты, писатели, художники, актеры, красивые, избалованные женским вниманием мужчины-сангвиники часто относятся к этой категории. И. С. Тургенев заметил однажды, что ему надо влюбиться перед тем, как писать новый роман А. С. Пушкин имел дневник, и котором на двух страницах занесены имена 36 женщин, им покоренных. Гёте любил множество женщин, без которых он, вероятно, не написал бы своих прекрасных стихов.
          Женщина для донжуана - источник вдохновения и жизненной энергии, символ красоты жизни, муза, материализованная мечта. Но она никогда не выступает для такого мужчины в качестве супруги, которая всю жизнь рядом. Даже когда ловелас женится на девушке своей мечты, как А. С. Пушкин на Наталье Гончаровой, то все равно возникают новые объекты влюбленности или даже страсти. Изменчивость симпатий, череда увлечений - главная черта такого типа мужчин.
          Поскольку у ловеласа солидный опыт соблазнения, то действует он энергично, быстро, со всей страстью, решительностью, не дает избраннице времени подумать, осмыслить происходящее. Сила и быстрота обрушивающихся на женщину чувств красавца или знаменитости лишают ее возможности сопротивляться. И кроме того, о донжуанах всегда идут слухи как о необыкновенных мужчинах, способных дать женщине неземное наслаждение. Какая женщина устоит перед соблазном познать всю силу страсти знаменитого мужчины? О верности в этом случае речь не идет.
          Донжуаны сами убеждены, что делают честь очередной избраннице, добиваясь ее благосклонности. Они заранее уверены в своей победе, а уверенность гипнотически действует на женщину.
          Но в силу своей эмоциональности и высоких требований Байрон, Пушкин и другие увлекающиеся творческие личности довольно быстро разочаровывались, не находя идеала в очередной избраннице. Жизнь донжуана - непрерывное любовное приключение, открытие новых граней в Женщине. Отдельные представительницы прекрасного пола не имеют для него исключительного значения, они частности на пути к вершине познания любви, страсти, женственности. Женщины обычно очень благодарны донжуану за ту гамму чувств, которую они познали за короткое время, отпущенное им судьбой, и вспоминают об этом с гордостью всю жизнь. Они не мстят и не злобствуют по поводу неверности своего донжуана.
          Конечно, возлюбленные такого мужчины стараются продлить знакомство, но на постоянство рассчитывать не приходится. Как только женщина начинает предъявлять права на донжуана, требовать выполнения каких-то обязанностей, она обращает его в бегство.
          Коллекционер - несостоявшийся донжуан, ищет податливых женщин, чтобы пополнить свою "коллекцию", помогающую ему самоутвердиться. Часто такое поведение есть следствие обиды. Например, его ранее отвергнутая любовь или оскорбление женщиной его как мужчины. Теперь он мстит, доказывая ей (и себе), какую ошибку она совершила.
          Коллекционер сексуально всеяден. Предпочитает жить в отдельной квартире, одевается элегантно, имеет все необходимое для соблазнения, причем в кратчайший срок.
          Семьянин - ориентирован на жену и на детей. В сексуальном плане приспосабливается к жене по мере изменения ее страстности: он таков, каким желает видеть его жена. На работе и дома старателен, но частенько "звезд с неба не хватает". Зато имеет какое-то хобби (машина, дача, рыбалка, охота и т.п.).
          Застенчивый - хорош для решительной и энергичной женщины, которая предпочитает относиться к нему, как мать. Для нее любить - значит жалеть, опекать, охранять. Часто застенчивые становятся "подкаблучниками". На работе ответствен, дисциплинирован, часто имеет нераскрытый потенциал.
          Если жена злоупотребляет своей властью над таким мужем, то тот может либо спиться, либо сбежать.
  
   ---
   Ангел. Привычки - это первопричина твоей тоски. Найди новые способы выполнять свою работу. Придумай новые подходы в любви. Люди боятся новизны. Они живут по старым привычкам. Даже во время занятий сексом они пользуются одной и той же "миссионерской позой". Научись чувствовать по-новому. Любой опыт можно получить лишь благодаря большой чувствительности. Когда занимаешься сексом с мужчиной или женщиной, сделай это праздником. Каждый раз подходи к этому творчески. Иногда нужно потанцевать перед тем, как заняться сексом. Иногда нужно помолиться перед тем, как заняться сексом. Иногда, прежде чем заняться сексом, нужно сбегать в лес. Иногда, прежде чем заняться сексом, нужно поплавать. В этом случае каждый сексуальный опыт прибавит новых ощущений, и секс никогда не станет скучным, тоскливым. Попробуй по-новому воспринимать окружающих тебя людей. Борись с рутиной. Любая рутина несет безжизненность. Косность служит смерти. А изобретать можно всегда, границ для творчества не существует. Иногда можно получить огромное удовольствие от маленького новшества. Ты всегда ешь за столом. Иногда можно выйти на лужайку, сесть там и пообедать. Ты будешь очень удивлен, это наполнит тебя совершенно новыми ощущениями. Запах свежескошенной травы, порхающие и поющие вокруг птицы, свежий воздух, солнечные лучи и ощущение влажной травы под собой. Эти ощущения сильно отличаются от тех, когда ты сидишь на стуле и ешь за столом. Это совершенно иной опыт. Все ингредиенты здесь иные. Иногда садись к столу обнаженным, и ты будешь удивлен. Всего лишь небольшое изменение, ничего особенного - сесть обнаженным к столу, но у тебя будет абсолютно другое восприятие, ибо ты привнес нечто новое. Если ты привык есть ножом и вилкой, то сейчас поешь голыми руками, и впечатление будет другим. Твое прикосновение наделит пищу новым теплом. Ложка мертва. Когда ты ешь ложкой или вилкой, ты отсутствуешь. Проявляется старый страх прикосновения, даже еду нельзя трогать. Но в таком случае теряется ощущение еды, ее физические свойства. У еды столько же ощущения, сколько и вкуса. На Западе проводились многочисленные опыты, касающиеся органов чувств и ощущений: выяснилось, что, получая удовольствие, человек не осознает многих факторов, участвующих в создании данного ощущения. Вот простой пример: закрыть глаза, закрыть нос и начать жевать лук. Лук должен подать кто-нибудь посторонний; при этом испытуемый не знает, что ему дадут: это может быть лук, а может быть яблоко. Если глаза и нос будут тщательно закрыты, то будет нелегко назвать переданный тебе продукт. Нелегко определить разницу: лук это или яблоко, ибо ощущение вкуса дает не только язык, пятьдесят процентов ощущения вкуса зависит от обоняния. Многое зависит также и от зрения. За вкус отвечает не только язык, в процессе участвуют все органы чувств. Когда ешь руками, ощущение вкуса дополняется еще и осязанием. Еда станет еще вкуснее. Она будет более близка человеку, более натуральна. Во всем ищи новые подходы. Тантра учит: если ежедневно вносить в жизнь что-то новое, то твоя жизнь станет волнующей, превратится в приключение. Тебе никогда не будет скучно, а тот, кому скучно, обычно не религиозен. Тебе всегда будет интересно познавать новое, ты всегда будешь искать неведомое, незнакомое. Ты сохранишь ясный взгляд, живость чувств, ибо тот, кто постоянно ищет, исследует, познает, находит, не может быть скучным, не может быть глупым.
   ***
   Тьма сгущается. Испытание.
   Лейтенанта я нашел быстро, да я и не искал его вовсе, сказал дежурному подавая паспорт: "Мне к Семенову". И меня, просто провели по коридорам-лабиринтам, так бы сам, ни за что, не нашел. Брешут легенды, что де Тесею дали волшебную нить, которая провела его по дворцу мастера Дедала, всё было гораздо проще, Ариадна послала с Тесеем вот такого же сержанта, который ориентировался в хитроумных проходах даже без навигатора и карты.
   Лейтенант встретил меня радушно, но в его умных глазах я прочитал нечто, что меня напрягло. Мой внутренний чертёнок трепыхался еще в длинных запутанных коридорах и паниковал, а я бросился его утешать, что это же полиция, а мы здесь не преступники. Но во взгляде лейтенанта была расшифровка опасений моего подсознания:
   - А! Сергей Дмитриевич! Хорошо, что Вы пришли сами.
   Хм. Говорит так, что если бы не сам, то притащили бы сюда волоком и в наручниках.
   - Что-то случилось? Умер Пушок или Зеленый?
   - С ними всё в порядке, в больнице лежат, но с Вами - нет.
   Ну и что же со мной не в порядке, если тем, кто лежит в больнице с серьезными травмами, им даже лучше? Одни вопросы, ни одного ответа. Терпеливо жду разъяснений.
   - Сегодня пришел приказ задержать Вас. Я, лично, считаю это недоразумением, особенно сержант Митин был возмущён, но приказ, есть приказ. Очень не хочу Вас арестовывать, но лучше я, чем те, кто Вас вообще не знает, наломали бы дров, поверьте.
   Ничего не напоминает? Мне, да. Слово в слово, что говорили фальшивые менты Пушок с Зелёным. Однако, уже догадываюсь о причине ареста.
   - В чём меня обвиняют?
   - Пока не обвиняют, подозревают. Совращение малолетних с особо тяжкими последствиями.
   - Ерунда, это всё... - говорю, но в моем голосе не слышится особой уверенности.
   - Я Вам верю! Сам видел ваши отношения с дочерью. Мне бы так со своей! Вообще не сложились. Да, ладно, не о мне речь, сейчас. И я, постараюсь помочь Вам, чем в силах. Только продержитесь три дня. Больше Вас не могут удерживать, по закону.
   - Для уточнения обстоятельств, вот телефон моего адвоката, Мартынова Ивана Семеновича
   Три дня, не так уж и мало, если лейтенант советует продержаться.
   - Что будет со Светой эти три дня?
   - Её передадут родственникам или поселят временно в детском приюте.
   - Света сейчас находится у моего адвоката.
   - Почему?
   - Бандиты могут снова появиться. Пусть лучше, останется у него, у неё есть деньги, чтобы прожить это время автономно, и она серьезная девочка.
   - Хорошо. Картина, что видел у Вас дома, об этом?
   - Да.
   - Я так и понял. ?Сержант, - обратился он к моему сопровождающему, который так и стоял у меня за спиной, - проводи Сергея Дмитриевича в камеру. Только, за что, ни слова! И запугай их, пусть проникнутся уважением.
   - Есть, товарищ старший лейтенант!
   - Разрешите сделать звонок дочери? - я с мольбой посмотрел на Семенова.
   - Конечно! Только телефон, и ценности придется сдать, даже не потому, что положено, отнимут.
   - Солнышко! - кричу в трубку, - я задержусь дня на три в полиции. Так надо. Иван Семенович тебе поможет, слушайся его.
   - В тюрьму посадили?
   - Да.
   - За меня?
   - Да.
   - Я знала!
   Всё-то она знает. Откуда? Если даже я не представляю, откуда мог дунуть ветер, и кто меня сдал. Выключаю телефон, протягиваю лейтенанту, а больше у меня ничего ценного и нет с собой, хотя есть, альбом и карандаши.
   - Альбом можно взять с собой? Не смогу без работы.
   - Вообще-то не положено, но лишь из особого расположения к Вам и под свою личную ответственность.
   Сержант повел меня по мудрёным коридорам, петляя и меняя уровни на лестницах. Теперь понимаю зачем им такие лабиринты здесь. А чтобы какой-нибудь, вроде меня не решился дёрнуть сдуру. Ситуация: хватаю ноги в руки и в бега, да так, что сержант, догоняя на первом повороте в стену врезался. А потом, рванул ручку одной из дверей на себя. Глядь! А там начальник полиции сидит. Ага. Лучше уж в камеру, всё равно через три дня выпустят.
   Наконец, подводит к двери камеры, дает последние наставления:
   - В контакт близко не входите, в карты не играйте и ничего про себя не рассказывайте.
   - Хорошо сержант, спасибо, - говорю, а сам уже боюсь того, что меня может там ждать.
   С лязгом открывает железную дверь, крашенную серой унылой краской, с маленьким окошком решетчатым, прутья, толстенными, с бивень слона. ?
   - Эй, начальник! Что за хмыря нам тут тулиш?
   - Разговорчики, - строго прикрикнул сержант, - с этим, хмырем, поосторожней, вчера завалил Пушка с Зелёным, кулаком, по удару на каждого. В реанимации оба. Ясно?
   - Замётано, начальник.
   - Проходите, Сергей Дмитриевич.
   Ну, я и вошел почти на ватных ногах. Как он говорил? Держитесь особняком. Напустил на себя хмурый вид, как и полагал, что похоже вроде на: "не подходи, кулаки у меня стальные." ?Осмотрелся. Да-а-а... Контингент здесь обитает. Урки. Рожи у всех - ни капли интеллекта. Ну, моя рожа, не лучше, если чуть оттопырить нижнюю челюсть, глаза в кучку - вылитый бандюган, которого даже редко не посещал, тот самый интеллект. Здоровяков, как Пушок с Зеленым вроде нет, но их здесь много, да и не на мышечной массе фортуна собирает свой урожай. Теперь я это знаю, точно, не понаслышке. Кто тут злее всех? Давай, давай психолог-любитель покопайся у себя в ? запаснике психотипов, вытащи информацию и вычисли ? местного лидера этой шайки бандитов и воров. Тебе здесь, три дня жить-выживать.
   Как только закрылась за мной дверь, почти все поднялись со своих коек, ну, не поприветствовать, не обольщайся, просто, посмотреть на чудо с кулаками - кувалдами. Там, справа у окошка, двое сидят на своих койках даже не пошевелились. Значит эти? Смотрю на них, обращаюсь к ним:
   - Какое место мне занять?
   Один из них едва шевельнул пальцем, лениво, растягивая слова сказал:
   - Шняга, свалил, уступи фраеру шконку...
   И Шняга подорвался с койки, безмолвно, выудил из-под подушки свои вещички, полез на верхнюю полку, той же железной двухэтажки. ?Фраеру? По-немецки - жених. Не сильно разбираюсь в тюремной терминологии. Это хорошее слово или плохое? Ладно, пока просто наблюдаем. Кивнул почтительно хозяевам местного логова, мерси, мол, за любезность. Но лицо, продолжаю выдерживать с суровым оттенком, даже чуть челюсть выдвинул, для эффекта. Убийца. Точка.
   Так, с этим разобрались. Дальше, что? "Ну и повезло тебе батенька, как тому вулкану, дай бог памяти, Везувий называется"- ржет внутренний голос, - "Говорил тебе - не лезь, остуди свою женилку!" Чего? Это кто кому говорил! Кто меня всё время провоцировал и подогревал, а?
   Сел на свое уже законное место, занялся бытом, ну, выражение такое есть, когда порядок наводишь, вывернул наизнанку наволочку, хотя, полагаю, она была вывернута не первый десяток раз, но все же. ?Положил под подушку альбомную папку, с карандашами. Порядок, нет? Минут десять меня никто не доставал, а краем глаза вижу перемигиваются с центральным постом, сигналят, договариваются. Неужели проверка зреет? А как же! Сколько фильмов посмотрел подобных, книжек, правда, не читал, в общем, представление имею, чуть выше смутного. Подходит один, вальяжной походкой.?
   - Почто менты повязали? - спрашивает.
   Смотрю на него не мигая. Нужно выдержать взгляд, наверное. Откуда я знаю, как правильно? Выдержал! Он первый в пол глазами сник.?Здесь грубая сила в почете и наглость, еще железная воля, а еще, возможно, быть полезным. Полезным, это как? Прикончить кого-нибудь неполезного? Это не в моих правилах, да и интересах тоже.
   - За то, что начальник и сказал, - уклоняюсь от прямого ответа. Уф, противостояние. Сержант говорил, не рассказывай о себе ничего. А как? Если спрашивают?
   - А где сцепились? - продолжает допрос-беседу, - Не поделили, что?
   Если сейчас кинусь в объяснения, то вопросы посыпятся, что из дырявого мешка и где-нибудь проколюсь точно, нужно его отшивать, пока у меня крепкая легенда и почти слава хладнокровного убийцы. Спасибо сержанту за такой бонус, для поддержки моего противостояния. Остальное только от меня и зависит, буду соответствовать легенде - выживу. Но где ж того хладнокровия взять, чтобы поддержать свой образ? Смотрю на него злобно и кривлю губы в ухмылке циника:
   - Тебе какое дело? Хочешь тоже со мной не поделить что-нибудь?
   - Та, нет, корешок, мне с тобой делить пока нечего.
   - Тогда, свали, - применяю словечко, что слышал, вежливую просьбу хозяина, уступить мне место.
   И он действительно свалил! Убрался той же походкой, что и подходил. Слышу спиной, как тихо говорит, что-то хозяевам, дошли только обрывки фраз: "Хмурый" "Тёмный" и "первая ходка". Так. Двадцать минут из трех суток продержался. Если это так трудно, как же выдержать остальные четыре тысячи триста минут? И как оставаться с каменным лицом всё это время? Ведь придется даже во сне держать в кадре свой фейс. Мне нужно рисовать, чтобы заполнить пустое время, тогда и лицо будет каменным, хмурым, даже непроизвольно. Просканировал осторожным взглядом обитель, все заняты тем, что изнывают от безделья, переговариваются тихо, почти шепотом, никто не лежит в постели, видимо не принято, пока старший не позволит, значит и мне не положено завалиться с блокнотом как привык. Ладно, значит сидя, сгорбившись, блокнот на колени. Достаю карандаш. Начал. Ни одного штриха, ни одной идеи. Нарисую-ка себе дракона, у Свети он получился как объевшийся горохом телок, и его пучит от избытка сероводорода, в общем, одни глаза, а остальное всё - живот. Опять же, лапки свесил как услужливая болонка, а крылья и не крылья вовсе, обычная фанера, такой аппарат если и полетит, то только после отмены всех законов аэродинамики. Потом, обязательно научу её рисовать драконов, чтобы было правдоподобно.
   Нужно сделать так, чтобы сразу был виден характер. Кто он, дракон? Воришка овечек или воин чести? Трусливая ящерица или гордый птеродактиль, родоначальник лихого крылатого племени? То-то же! Без характера нельзя. Чтоб даже в графите был виден бушующий огонь и титановая воля, разум с мудростью, искрящейся из глаз. Чтобы каждая мышца подчеркивала необузданную силу. Он друг - вернее которого нет во всей Вселенной, если он тебе не враг. Я так увлекся, что не сразу услышал, меня зовут, понял это по взглядам камерного планктона обращенным ко мне и наступившей тишине:
   - Тёмный! - повторил ещё раз один из хозяев.
   Оборачиваюсь на зов. Все затаились и тишина. Что-то важное произошло, вот сейчас, мне дали второе имя, кличку. Не скажу, что я в восторге от своего нового имени, но всё лучше, чем Шняга. И здесь дают имя по заслугам, в точности и соответствии с особенностями носителя. Знали бы они в чем меня обвиняют, а так. Тёмный, мутный, чужой - пусть будет так.
   - Подойди, разговор есть.
   Напряженно соображаю. Сначала подослали шестерку прощупать, разведать, а сейчас будет очень настоящая проверка, по всем параметрам и законам этого мира. Нужно сдать экзамен, чего бы это ни стоило! Пусть даже на три дня, но не зарекайся, думай о будущем. А вдруг, на гораздо дольше? Не дай-то бог. Молча поднимаюсь, откладываю альбом.
   - Покажи.
   Ну, хорошо, возьму с собой альбом, будто у меня есть выбор. Подхожу, молча протягиваю альбом, открытой страницей на драконе. С койки напротив, как ветром сдуло владельца, он типа пошел пройтись по кубрику. Авторитет, жестом приглашает сесть на эту койку напротив, сам лениво рассматривает рисунок.
   - Рисовать можешь?
   - Есть, немного.
   - Мне такого набьёшь на плече?
   - Могу.
   Внимательно смотрю ему в лицо, зажравшийся кот, которого и от сметаны уже тошнит, не знает, чего вообще хочет, может вишенку попробовать? Но вишенка кисловата, не тот вкус. Рискую, сильно, но чувствую, всей своей тёмной стороной, нужно возразить:
   - Тебе, дракон не подойдет.
   - А что подойдет?
   - Рысь или дикий кот, - отвечаю медленно, стараясь подстроится под его собственный ритм разговора.
   - Кот? Ха-ха-ха! - Внезапно расхохотался он и все дружно подхватили начинание, загоготали во все двенадцать глоток, что находились здесь.
   - Знаешь мой кликун?
   - Нет.
   - Кот! Ха-ха-ха!
   И новый дружный взрыв хохота, в угоду авторитету. Я их не поддержал, ни в одном глазу и тени улыбки, марку выдерживаю и закрепляю за собой новое имя. Света хотела видеть меня королем. Она и не представляет, как это трудно, даже отдаленно, соответствовать образу властелина хоть мира, хоть этого маленького тесного мирка, ограниченного толстыми стенами и прочными решетками, где набилось чертова дюжина отморозков, как в банке безголовые шпроты.
   -Давай кота! Дикого! - Счастливо хохочет, он то знает свою сущность, до самой глубины, в отличие от большинства пустых здешних обитателей, не ведающих ни на сотую процента, что у них, самих, внутри. А тут пришел Тёмный и тоже знает об этом, будто вывернул наизнанку и рассмотрел в лупу всю подноготную до последнего нейрона.
   - Тотем на плече не рисуют, - опять возражаю я.
   - А где рисуют?
   - На сердце.
   - Там у меня наколка уже есть, - расстегивает рубашку, распахивает.
   Боже! Какой бездарь всё это набивал? В центре груди четыре купола церквушек, скособоченные и убогие, с надписями банального содержания: "За маму-пасть порву",?а слева, сиротливое сердце, похожее на голую задницу жирной тётки, и пафосно пронзенное кинжалом.
   - Ну, как?
   - Хрень. Полная хрень, - затаённо наблюдаю за реакцией. Он хоть и ленивый, но всё же кот. Видать не зря носит это имя. Подорвется и схватит пятернёй за кадык, вырвет его вместе с языком, чтобы не болтал лишнего.
   Но он не подорвался, а с лукавым интересом посмотрел мне в глаза.
   - Согласен. Сможешь сделать без базара?
   - Смогу. Инструмент нужен и тушь.
   - Вялый! - кивнул своему напарнику, что пошел прогуляться по кубрику, - машинку изобрази?
   Ух ты! У них тут целая подпольная типография в наличии. И даже спирт, для нужд обеззараживания. Ну, думаю в таком заведении - жизненно важный артефакт. А то, как знаки отличия наносить на тела? Это же как погоны в Армии. Посмотрел на погоны - это генерал, а это - ефрейтор, которому цена шестерки.?
   - Ложись на спину вот так, - говорю, рассматривая инструменты, разбираясь в механизме, как ими работать, татуировки делаю впервые. Но всё, когда-то делаешь впервые, главное не бояться пробовать. Иначе, как станешь Мастером если не умеешь?
   Мне нужно постараться, очень постараться, иначе. За словом иначе стоит весьма безрадостная жизнь, даже эти три дня. Вот эта жопа-сердце сгодится под контур раскрытой пасти кота, а в зубах он и будет держать тот кинжал, что есть в наличии. Я должен использовать всё до последней точки былого рисунка и использовать разумно, чтобы не выйти за пределы образа, что задумал. Подарю-ка я этому мелкому феодалу огонь и страсть, вдохну новый смысл в его сущность, да так, чтобы он сам перевоплотится, захотел соответствовать своему тотему, как я захотел соответствовать образу и роли, который навязывает мне Света.
   - Вялый, тело нужно протереть спиртом, - киваю Вялому жестом, не признающим возражений. Только так! ?Жестко требовать подчинения и тщательно контролировать усердие.
   Пока Вялый возится со своим босом, заботливо протирая спиртом, долго и внимательно рассматриваю пространство на коже мысленно разбрасывая точки проекта, где и что будет находиться.
   Начал. На удивление, легко. Машинка зажужжала своей короткой иглой, нанося линии в точности по замыслу творца. Уже лучше! Карандашом гораздо труднее управлять глубиной линий. Вялый и еще пара, тройка особо приближенных сгрудились у меня за спиной, затаив дыхание смотрят как меняется хрень на шедевр. А это и есть шедевр, уникальная картина, до самой смерти, а возможно ее даже вырежут лоскутом кожи и натянут на рамку, потому что это дело рук Великого Мастера. ?Кот в дикой ярости выпрыгивает из-за плеча, напряженно взмахивая когтистыми лапами, как бы на купола церквей, вот-вот порвет их в клочья, в глазах затаённый огонь и жажда справедливости любой ценой, даже ценой собственной жизни. Решение, пришедшее мгновенно и исполненное без промедления в долю микросекунды. От этого зависит исход битвы. И кинжал, зажатый в зубах, чуть ближе к рукоятке, что кажется, сталь продолжение этих клыков и они не менее прочны и смертельны для любого врага кто посягнул на честь и свободу дикого кота. Всё. Любуюсь результатом и сгораю от соблазна вплести в узор свою подпись. Даньков или Тёмный? Тёмный. Да будет так! Лихо подписал рисунок. Точка.
   - Готово, - говорю нейтральным, тихим голосом, но по глазам вижу, что угодил на всю оставшуюся жизнь. Он то, сам еще полностью не видел результат работы, но по выражению лиц восхищенной публики, понял, что сейчас из него сделали настоящего вождя племени. А зевак собралось много, почти все по рангу и ранжиру столпились в узком проходе между кроватей с затаённым восхищением наблюдали за перевоплощением и рождением новой легенды тюремного царства.
   - Даньков, на выход! - Зычный позыв сержанта в решетчатое окошко.
   Все расступились, пропуская меня к двери. Сержант, гремя ключами о железо, открыл камеру.
   - Пойдемте, Сергей Дмитриевич, Вас ждет адвокат.
   ***
Светлана. В чисто личностном плане компетентность оказывается для женщин скорее отрицательным, чем положительным фактором; высококомпетентные женщины не пользуются расположением ни мужчин, ни женщин.
          1. В целом мужчины и женщины стремятся исключить из своей группы компетентных женщин, причем эта тенденция наблюдается в условиях кооперативного и соревновательного взаимодействия.
          2. Мужчины в целом оказывали предпочтение компетентным женщинам только тогда, когда по условиям эксперимента не требовалось никакого выполнения задачи - ни кооперативного, ни конкурентного характера.
          3. Мужчины с традиционными (консервативными) установками на отношения полов исключали из своей группы компетентных женщин только в соревновательных условиях, выдвигая при этом на роль лидеров, напротив, женщин некомпетентных.
          4. Мужчины с более "либеральными" взглядами исключали, из своей группы компетентных женщин реже и признавали в них лидеров чаще, чем "консерваторы", однако не чувствовали к ним (компетентным женщинам) никакого расположения.
          Авторы интерпретируют полученные ими данные тем, что высокая компетентность женщины опровергает существующие стереотипы. При этом возникает несколько способов отреагировать на это противоречие:
          1) изменить стереотип;
          2) опровергнуть факт наличия компетентности;
          3) вообще устранить противоречие путем фактического устранения, исключения компетентной женщины из группы.
          Два последних оказываются более предпочтительными (поскольку изменить стереотип - сложнее всего), причем это наблюдается не только в экспериментальной ситуации, но, что значительно важнее, и в реальной жизни. Проигрыш женщине в соревновании, особенно для мужчины с консервативными, традиционными установками на взаимоотношения полов, почти всегда означает снижение самооценки, поскольку в соответствии с неписаными нормами, существующими в традиционной западной культуре, "настоящий мужчина превосходит женщину и всегда должен ее обыграть".
  
   ----
   Ангел. Прежде всего, нужно подумать о теле. Тело - это твоя база, твоя основа, твой фундамент. Не любить свое тело - значит, разрушать себя, значит стать шизофреником, стать несчастным, породить ад. Ты - это тело. Конечно, ты больше, чем тело, но это "больше" придет потом. Ты являешься, прежде всего, телом. Тело - это твоя основополагающая истина, никогда не будь против него. Если ты против тела, то ты отрицаешь Бога. Когда ты неуважительно относишься к своему телу, ты теряешь контакт с реальностью, ибо именно тело обеспечивает этот контакт. Твое тело - это мост. Твое тело - это храм. Тантра учит почитать тело, любить и уважать его, благодарить его. Тело великолепно. Это величайшая тайна. Однако тебя учили пренебрегать телом. Случается, тебя очаровывает таинство дерева, зеленого дерева, или таинство луны и солнца, или цветка, но тебя никогда не очаровывает собственное тело. Но твое тело - это самый сложный феномен в жизни. Ни у одного цветка, ни у одного дерева нет такого прекрасного тела, как у тебя. Ни луна, ни солнце, ни звезда не выработали такого механизма, какой есть у тебя. Тебя же учили ценить красоту цветка, простого цветка. Тебя учили ценить красоту дерева, простого дерева. Тебя учили ценить красоту камней, скал, гор, рек, но тебя никогда не учили уважать свое собственное тело, никогда не учили очаровываться им. Да, оно очень близко, потому и легко забыть о нем. Но тело - самый прекрасный феномен. Когда кто-то любуется цветком, люди восклицают: "Как эстетично!" А когда кто-то любуется прекрасным лицом женщины или мужчины, то люди говорят: "Это похоть". Если ты подойдешь к дереву, станешь радом с ним и будешь зачарованно смотреть на цветок - широко раскрытыми глазами, всеми своими чувствами впитывая всю прелесть цветка, то люди сочтут тебя поэтом, художником, мистиком. Но если ты подойдешь к женщине или мужчине, и с уважением и восторгом посмотришь на женщину широко раскрытыми глазами, всеми своими чувствами упиваясь ее красотой, то тобой заинтересуется полиция. Никто не скажет, что ты - мистик или поэт, никто не одобрит твоих действий. Произошло нечто из ряда вон выходящее. Если ты подойдешь к незнакомцу на улице и скажешь ему: "Какие у вас прекрасные глаза!", то ты почувствуешь смущение, да и незнакомец будет смущен не меньше. Он не сможет поблагодарить тебя. Наоборот, он будет оскорблен. Он почувствует себя оскорбленным, ибо кто ты такой, чтобы вторгаться в его личную жизнь? Кто ты такой, чтобы позволять себе это? Если ты подойдешь к дереву и прикоснешься к нему, то дерево будет счастливо. Но если ты подойдешь к мужчине и дотронешься до него, то он будет оскорблен. Что случилось? Где-то произошла серьезная и глубокая поломка. Тантра учит, что к телу необходимо проявлять уважение, тело нужно любить. Тантра учит относиться к телу как к величайшему творению Господа. Тантра - это религия Бога. Естественно, она не ограничивается телом, но никогда не игнорирует его; тантра основывается на нем. Это единственная религия, которая базируется на земле, у нее есть корни. Другие религии похожи на деревья с выдернутыми корнями - мертвые, скучные, умирающие; в их жилах не течет жизненный сок. Тантра же действительно полна живительной влаги, полна жизни. Тантра доверяет телу. Тантра верит в ощущения человека. Тантра верит в энергию человека. Тантра верит в человека целиком. Тантра ничего не отрицает, она все трансформирует. Как достичь такого тантрического понимания? Вот тебе путеводитель, чтобы ты смогла обратить себя наружу, обратить себя внутрь, выйти за пределы себя. Прежде всего, нужно научиться уважать свое тело, забыть всю ту бессмыслицу о теле, которой тебя учили. В противном случае тебе никогда не обратить себя наружу, не обратить себя внутрь, не выйти за пределы себя. Начни с начала. Тело - вот твое начало. Тело нужно очистить от любого насилия. Блаженство возможно тогда, когда ты живешь интенсивно. А как можно жить интенсивно, если ты выступаешь против тела?" Человек ведет серенькую жизнь, огонь его жизни еле теплится. Огонь фактически погас. Этот огонь уничтожался веками. Его нужно разжечь вновь. Тантра учит: вначале нужно очистить свое тело, очистить тело от всех видов насилия. Нужно возобновить течение его энергии, ликвидировать все зажимы. Очень трудно встретить человека, у которого нет энергетических зажимов, трудно найти того, чье тело не напряжено. Расслабься, напряженность лишь блокирует твою энергию. Из-за этого напряжения свободное течение энергии становится невозможным. Почему все люди такие зажатые? Почему так трудно расслабиться? Весь животный мир живет в расслабленности. Человеку нужно этому научиться, потому что он был неправильно обусловлен. Человека неправильно запрограммировали. С самого детства человека учили жить в напряженности. Человек не дышит - из-за страха. Из-за страха сексуальности люди перестали дышать, ибо, когда дышишь глубоко, дыхание идет напрямую в центр секса и бьет туда, массирует его изнутри, возбуждает его. Поскольку взрослые учат, что секс опасен, все дети начинают дышать поверхностно, на уровне грудной клетки. Ребенок никогда не дышит глубже, ибо внезапно он может почувствовать возбуждение: появляется сексуальный интерес, а вместе с ним и страх. Если дышать глубоко, то освобождается сексуальная энергия. Сексуальную энергию необходимо освобождать. Она должна свободно струиться по всему телу. А ты боишься дышать, так боишься, что почти половина твоих легких наполнена углекислым газом... В легких шесть тысяч альвеол, и, как правило, три тысячи из них никогда не очищаются, всегда оставаясь наполненными углекислым газом. Вот почему ты выглядишь так уныло, вот почему тебе недостает живости, вот почему осознанность дается с трудом. Не удивительно, что и йога, и Тантра учат глубокому дыханию, пранаяме, которое очищает легкие от углекислого газа. Углекислый газ не нужен человеку, он должен постоянно удаляться легкими. Тебе нужно вдыхать новый, свежий воздух, нужно вдыхать больше кислорода. Кислород зажжет твой внутренний огонь, кислород будет способствовать тому, что тебя охватит пламя. Но кислород также охватит пламенем и твою сексуальность. И только Тантра сможет обеспечить тебя настоящим глубоким дыханием, даже йоге это будет не под силу... Только Тантра обеспечит полноценность жизни, полноту движения энергии. Тантра дает безусловную свободу, независимо от того, кто ты есть, и независимо от того, кем ты можешь быть. Тантра не навязывает никаких границ, она не определяет никаких рамок, она просто дает тебе полную свободу. Вся суть в том, что, когда ты абсолютно свободен, можно многого добиться. Мои наблюдения говорят о следующем: люди с подавленной сексуальностью становятся умственно недоразвитыми. Разумными могут быть только очень, очень сексуальные и энергичные люди. Кроме того, постулат о том, что секс греховен, нанес удар по интеллекту, и удар этот, должно быть, оказался очень сильным. Когда у течения сексуальной энергии нет преград, когда в сексуальной сфере нет конфликтов, когда ты развиваешь свою сексуальность, твой ум функционирует в оптимальном режиме. Ты будешь разумным, осознающим, живым. Тантра говорит о том, что с телом нужно подружиться. Касаешься ли ты сам иногда своего тела? Ощущаешь ли ты свое собственное тело, или ты чувствуешь себя как в мертвом склепе? Вот что происходит. Люди находятся почти в замороженном состоянии, они носят свое тело с собой, как гроб. Он тяжелый, он неудобный, он мешает ощущать реальность. Если ты разрешишь электричеству своего тела течь от пальцев ног к голове, если ты дашь энергии, своей биоэнергии, полную свободу, то ты станешь рекой, ты совсем не будешь чувствовать тело. Ты станешь почти бестелесным. Если ты не будешь бороться с телом, то станешь бестелесным. И наоборот, тело станет обузой, если ты будешь с ним бороться. А если ты несешь свое тело как обузу, то ты никогда не войдешь в царство Божие. Тело должно стать невесомым, так, чтобы ты смог идти, почти не касаясь земли, - это будет тантрическое движение. Ты настолько невесом, что не стало гравитации, ты можешь просто лететь. Но этого можно добиться только через уважение к своему телу. Нелегко будет начать уважать свое тело. Ты осуждала его, всегда находила в нем недостатки. Ты никогда не ценила его, никогда не любила; и вдруг тебе захотелось чуда, чтобы кто-то пришел и полюбил твое тело. Если ты сама не можешь полюбить его, то никто не будет любить его, так как твои вибрации будут отталкивать людей. Можно влюбиться в человека, который любит себя, но не наоборот. Вначале нужно полюбить себя, только из этого центра может вырасти другая любовь. Ты не любишь свое тело. Ты прячешь его тысячами способов. Ты прячешь запах тела, ты кутаешь его в одежды, ты прячешь свое тело под украшениями. Ты пытаешься создать какую-то красоту, которой, как тебе постоянно кажется, тебе недостает; таким образом ты становишься искусственной. Представь теперь женщину с помадой на губах... это просто уродство. Губы должны быть естественно яркими, их не нужно красить. Они должны быть живыми от любви, они должны быть живыми, потому что ты жива. А ты красишь губы... и думаешь, что становишься красивее. Только те, кто абсолютно уверен в своем уродстве, ходят в салоны красоты; в противном случае в этом нет необходимости. Видела ли ты когда-нибудь уродливую птицу? Видела ли ты когда-нибудь уродливого оленя? Такого не бывает. Они не ходят в салоны красоты, они не консультируются с экспертом. Они просто принимают себя, и они прекрасны в этом. Принимая себя такими, как есть, они становятся еще прекраснее. Как только ты начнешь принимать себя, ты станешь красивой. Когда ты будешь в восторге от своего тела, ты станешь восхищать и других. Многие влюбятся в тебя, потому что ты сама влюблена в себя. Сейчас же ты недовольна собой. Ты знаешь, что ты уродлива, ты знаешь, что ты отвратительна, ужасна. Такое представление о себе лишь оттолкнет людей, твое представление о себе не поможет им влюбиться в тебя, они будут сторониться тебя. Даже подходя к тебе, они почувствуют твои вибрации и уйдут прочь. Нет смысла бегать за кем-то. Необходимость гоняться за кем-то появляется лишь тогда, когда мы сами себя не любим. Иначе в твоей жизни кто-нибудь появился бы. Нельзя не влюбиться в тебя, если ты сама себя любишь. Почему столько людей стремились к Будде, почему столько людей стремились к Иисусу? Потому, что эти люди любили себя. Они так сильно любили себя, и так были довольны своей жизнью, что проходящие мимо люди испытывали естественное притяжение к ним. Их притягивало к ним, как магнитом. Если они были очарованы жизнью, то как это очарование могло не коснуться и тебя? Просто находиться там было большим блаженством. Тантра учит первому правилу: люби свое тело, подружись с ним, почитай, уважай его, заботься о нем, это подарок Бога. Хорошо к нему относись, и оно приоткроет тебе большие тайны. Все твое развитие будет зависеть от того, как ты относишься к своему телу. Далее Тантра говорит об органах чувств. А религии и здесь выступают против. Они стараются притупить ощущения и чувственность. Но ведь ощущения - это двери твоего восприятия, ощущения - это окна в реальность. Что есть твой глаз? Что есть твое ухо? Нос? Это окна в реальность, окна к Богу. Если правильно смотреть, то можно повсюду увидеть Бога. Поэтому глаза нельзя закрывать, глаза нужно держать естественно открытыми. Нельзя притуплять зрение. Нельзя притуплять слух, ибо все звуки божественны. Птицы поют мантры. Деревья читают проповеди в тишине. Все звуки принадлежат Ему, все формы принадлежат Ему. Если все твои ощущения притуплены, то как ты сможешь познать Бога? Ты идешь в церковь, в храм, чтобы найти Его... а Он повсюду. Ты хочешь найти Бога в храме, сделанном руками человека, в церкви, сделанной руками человека? Человек кажется очень глупым. Бог повсюду, жив и здоров, повсюду. Но чтобы ощущать это, твои органы чувств должны быть чистыми, очищенными. Тантра учит, что органы чувств - это двери к восприятию. Они притупились. Необходимо осознать это, необходимо их очистить. Твои органы чувств похожи на зеркало, которое покрылось слоем пыли. Эту пыль нужно удалить.
   ***
   Адвокат? У меня уже есть адвокат, и он в курсе моих дел! Вот такие непростые мысли копошились?в голове, и хотелось спросить сержанта, ведущего меня по длинным коридорам полиции. Дорогу не запоминал ни сейчас, ни ранее, а мне и незачем, у меня есть провожатый, если он заблудится его проблемы, может, отчается найти путь назад в камеру, да и отпустит сгоряча.
   Иду уверенно. Так что, сержанту не задаю дурацких вопросов. Он привел меня к какому-то кабинету, просто толкнул двери и жестом показал: проходите. Марина?
   - Марина?
   - Привет, - сидит за столом и улыбается своей фирменной улыбочкой триумфатора, - Я буду твоим адвокатом.
   - Пойдем, назад! - говорю сержанту, - она уволена!
   - Стой! - приказала Марина, - Не разбрасывайся хорошими адвокатами, они нынче в цене.
   Вообще, я ничего не потеряю, если побеседую с ней, может за одно и выясню, не её ли это происки, против меня же. Но, нужно быть последним дебилом, чтобы доверить ей свою судьбу. Иначе зачем она вызвалась меня защищать? Однако, как быстро она узнала, что меня задержали! Я тут всего, каких-то не полных три часа. Кто ей сказал об этом? Света? Света же и программировала в своем рисунке нанять ведьму, чтобы меня спасти. Мне стало любопытно, и я покорно сел на стул напротив адвоката, как и положено. А сержант слинял. Развернулся, молча, прикрыл дверь и ушел.
   Выяснять нужно осторожно, через косвенные цепочки, догадки и тщательного анализа двусмысленных слов, я ж не с дурой сейчас общаюсь. Марина, асс, игрок и лютый враг в красивой упаковке, а упаковка ей дана, чтобы замусолить глаза и затуманить мозг, занять клиента разглядыванием чувственных губ, сисек и ног, сделанных "мэйд ин джапан", то есть высшего качества, какое только существует в мире. Молчу, разглядываю то, о чем сейчас только распинался. Она тоже молчит, милостиво позволяет насладиться хорошим видом, своих достоинств, возможно ждет от меня словесного поноса. Не дождешься! Вопросы задавай! Прокашлялась:
   - Тебе меня мало было?
   - В смысле?
   - Только скажи, я бы пришла. А ты полез на малолетку.
   - И ты туда же? Это клевета. Я не прикасался к Свете, и она мне как родная дочь.
   Мгновенно просчитываю ситуацию. Причем здесь Свете, если бы с ней связался Мартынов, то Марина владела бы некоторой информацией, например, не прикасался и отношения у нас не выходят за рамки отец-дочь. Но Марина, точно не знает никаких деталей, осторожно зондирует почву, значит наниматель другой или она сама себе нашла работу. Поехали дальше.
   - Как не прикасался? И откуда тогда информация?
   - Не знаю, - жму плечами, - тебе видней.
   - Только, Даньков, не надо вот этих, твоих скользких штучек, ладно? Ты должен быть со мной предельно честным и откровенным. Я здесь, чтобы спасти твою задницу, если еще не понял.
   Ага! Скользких штучек. Кто бы говорил! Сама здесь извивается гадюкой, кренделя выписывает. Не надо пришивать больные почки здоровому пациенту!
   - Я с тобой предельно честен. А ты?
   - Я тоже! - она уже начала закипать, но природная сдержанность и тренировка не позволяют ей выйти из себя тотчас же. Но я- то, умею это делать! Выводить её из равновесия, никто не может, кроме меня.
   - Хорошо. Если не хочешь мне верить, сделай медицинскую экспертизу, проверь Свету на девственность. Может это тебя убедит?
   - Ладно, спасибо за подсказку, я так и сделаю.
   - Только, я требую, чтобы ты это сделала в присутствии лейтенанта Семенова. Запиши это себе в протокол.
   - Почему это я должна делать с ним?
   - Потому что, я тебе не верю.
   - Вот как? Обижаешь. Между адвокатом и клиентом не должно быть стены из недоверия.
   - Стены нет, недоверие есть. Понятно говорю? А такие вещи следствие с защитой должны делать вместе, чтобы не было недомолвок и подтасовок фактов ни с одной из сторон. Поэтому, признаю акт проверки, только если там будет подпись Семенова.
   - Откуда ты это знаешь? Ты же не юрист.
   - Нет, но с логикой у меня всё в порядке.
   Есть! Еще один виток гаечным ключом по её резьбе. Сейчас дожму гайку и её нервы лопнут, тогда и узнаю истину, чей козел жрет капусту в моем огороде.
   - У меня есть уже адвокат, Мартынов Иван Семенович, но как представитель фирмы, где я работаю, можешь связаться с ним.
   - Серёжа, ты невыносим, - говорит дрогнувшим голосом, а глаза блеснули влагой, - но я тебя, всё равно люблю.
   Вот как? Даже не "Даньков, ты невыносим", а Серёжа? Это что-то новенькое в наших отношениях. И про любовь дрогнувшим голосом? Ха, ха! Может Света программировала и любовь ведьмы ко мне в своих рисунках? В любом случае улыбаюсь как истинный, беспечный пессимист. Да если не Света и не её установка на короля, я давно попал бы всеми четырьмя лапами в капкан этой ведьмы, развесив уши от слова "Люблю" и гнил в тюрьме не за Свету, так за что-нибудь попроще. Ну, или попал бы в рабство к жирному колдуну с масляными глазками.
   - Почему не выносим? Ты против логики? Я не обязан тебе доверять, как и ты мне.
   - Хорошо, хорошо, я сделаю как ты хочешь, - она это проговорила раздраженно, но тут же с усилием подавила в себе вспышку гнева, сгладила интонацию до воркующей любовницы, - но есть способ, чтобы вытащить тебя отсюда, без всякого суда.
   Китайские сливы! Вот это поворот! Упёрся в неё заинтригованным взглядом. Это что? Пошла ва-банк? Потому что не смогла сломить мою паранойю? И вдруг решила купить обещанием, незаконной перетасовки колоды карт?
   - Ну-ка, ну-ка, говори, что за способ?
   - Это только предположение, - вдруг пошла на попятную увидев во мне слишком бурный интерес, - может и сработает.
   - Ладно уж, выкладывай, раз начала.
   - Александр Николаевич. У него связи, такие, нам и не снились, ни тебе, ни мне.
   - И что с того? Это же его связи, я тут причём?
   - Он тебе поможет!
   - Что? Прямо так, бескорыстно?
   - Почему бескорыстно? Ты же вернешься в компанию?
   - Ага. И подпишу свой смертельный договор?
   - Что ты выдумываешь? Какой смертельный? Я же его писала, там ничего смертельного нет.
   - Да ну? - вот тут-то я и выстрелил свой главный патрон, с разрывной пулей, - Зато я читал! И не надо быть юристом, чтобы понять, это договор о рабстве! Или нет?
   Молчит, кусает нижнюю губу. Озадачена детка? Думала лох? Да сколько тебе уже доказывать, что я не такой! И мне стало всё так понятно и ясно, вплоть до причины моего заточения. Злой колдун с немереной силой, читай связями, в сговоре с колдуньей при алых губах, протягивают кубок с термоядерным ядом рыцарю и только воля случая и ангел хранитель спасают его, провели по лезвию бритвы над пропастью.
   - Значит, так, - подвожу черту в беседе, - я ни в чем не виноват, поэтому буду ждать суда, тем более, что я нанял другого адвоката. Шавка злого колдуна, мне тут не нужна.
   - Сережа, - выдохнула она обреченно, и слезы уже брызнули из глаз, - я же тебя люблю, пожалуйста. Ты же не читал вторую версию, там этого уже нет!
   - Сержант! - ору, будто не я тут заключенный, - уведите арестованного!
   Пружинисто вскочил со стула и быстрым шагом двинулся на выход, Марина бросилась за мной хватает за руку, плачет уже в голос. Резко открываю двери. Мимо по коридору ведут Вялого на допрос. Мы с ним чуть не столкнулись лбами.
   -Фью...Фью-ю-ю, - присвистнул Вялый, окинув оценивающим взглядом Марину и как она заливается слезами, в мольбе хватается за мою руку, - не хило, Тёмный, не хило.
   - Пошел, пошел! - прикрикнул на него сопровождающий полицейский, - не останавливаться!
   А моего сопровождающего нет, как испарился. Он же инструкции нарушает, оставил без присмотра насильника малолетних детей, почти маньяка! И с кем! С красоткой! Которую, впрочем, тоже насиловал. Непорядок.
   - Рядовой, - трогаю за рукав сопровождающего Вялого, - вызовите моего сержанта. Допрос окончен досрочно.
   Командую, как следователь особого отдела и вот сейчас тут пытал эту неприлично красивую молодую женщину. Говорю таким тоном, специально для Вялого. У них, бандитов, чутьё звериное на тех, кто может и хочет быть властелином.
   - А ты, заткнись! - повернувшись к Марине ткнул ей пальцем между грудей, хотя этого можно было не делать и не говорить, она уже овладела собой и только тихо всхлипывала, спешно вытирая слёзы ажурным, душистым платочком.
   - Сержанта Беляева вызывают в тринадцатый кабинет, - сказал рядовой в рацию, - приём.
   Но отозвался по радио Семёнов:
   - Даньков с тобой сейчас?
   -Так точно, товарищ старший лейтенант. Они уже закончили.
   - Будь другом, заверни его ко мне, на допрос?
   - Есть! - и мне кивнул, - за мной, впереди меня.
   Я стал рядом с Вялым, насупив грозно брови. Пошли. А Марина осталась. Вялый проникся ко мне ещё большим уважением, пожалуй, даже большим, чем после подвига с Котом.
   - Подружка? - Без всякой надежды, что отвечу,?спросил Вялый. ?Я и не ответил, даже не удостоил его взглядом, моя тёмная крепость должна остаться в легендах.?
   - Разговорчики! - прикрикнул рядовой, - направо!
   Иду под конвоем, вроде бы проникнуться грустным моментом и расстраиваться, а меня плющит! Как я сегодня Марину отбрил, такой знатный пинок по ее гордости и чести, даже круче чем, когда-то жестоко изнасиловал. Да, она настоящая ведьма, Света права. Вот только зачем Света хотела её нанимать в помощники? Где логика, а? Тут-то мой маленький, великий стратег и ошиблась. Эту женщину не подпускать к нам ближе прямой видимости?двадцатикратного бинокля.?
   Влюблена в меня? Как бы не так!
   - Даньков, дверь налево, стой, - распорядился рядовой и открыв двери, сказал, - товарищ старший лейтенант примите Данькова.
   - Хорошо, спасибо. Заходите, Сергей Дмитриевич, - пригласил меня войти в кабинет, протягивает руку для пожатия, - присаживайтесь.
   Интересно. Видел Вялый или нет, как лейтенант мне жмет руку? Тогда к тёмной легенде прибавится еще и крысиные балаболки, вроде как,?ментовский стукач, или чего хуже - засланец.
   - Есть хорошие новости, - продолжил лейтенант, - я взял ваше дело, хоть начальство сильно возражало. Если не закрою дело за три дня, по шапке дадут, точно. Но мы ведь сами заинтересованы в этом? Верно?
   - Верно.
   - Как обживаетесь на непривычном месте?
   - Не скажу, что в восторге, но контакт налаживается, - пошутил я с сарказмом.
   - А может пойдете к нам агентом под прикрытием? Посадим Вас в тюрьму года на три, скажем за зверское убийство полицейского, войдете в роль? Станете разведчиком? - тоже шутит лейтенант, но знаю я эти шутки.
   - Нет уж! У меня другие планы на жизнь.?
   - Хорошо, - он улыбнулся, - Тогда приступим к делу. Я встречался со Светой. И Вы были правы, она серьезная девочка. Мало того, мне показалось, что разговариваю с женщиной лет сорока.
   - Вам не показалось, товарищ лейтенант.
   - И она уверила меня, что ваши отношения очень близки, но не настолько, чтобы обвинить вас в педофилии. И я подозреваю - Вас оклеветали, дезинформация, пришла от непорядочных людей. Вот на это и будем делать упор. Кому-то нужно вас опорочить. У вас есть, кого лично подозреваете?
   - Да.
   - Можете перечислить?
   Трудный вопрос. Легче перечислить друзей, а остальные, либо враги, либо просто прохожие. Но я провел десять минут назад, собственное расследование и круг подозреваемых сузился до Марины.
   - Вот сейчас приходил адвокат.
   - Марина Анатольевна?
   - Да. Подозреваемая номер один.
   - А зачем тогда нанимаете такого адвоката?
   - Я не нанимал, она самозванка.
   - Могу посодействовать, но мне кажется, имеет смысл, работать с ней.
   - Зачем?
   - Затем, чтобы узнать истинные её цели.
   - Нет! Никогда!
   Семёнов смерил меня проницательным взглядом, делая про себя только ему понятные выводы, кивнул в знак согласия, продолжил:
   - Кого еще подозреваете?
   - Завьялова Вера Михайловна, мать Светы.
   - Оно и понятно. Ещё?
   - А от кого поступило заявление? - решил я немного изменить форму беседы, потому что, Семёнов очень хитро ведет расследование, только одни вопросы, а выводами делиться не считает нужным. Но я тоже хочу участвовать в расследовании. Роль информатора меня не устраивает.
   - Вообще-то по правилам, подозреваемому не положено, но Вы особенный случай, и я скажу, источник анонимный.
   - А что? Полиция и доносы от неизвестных расследует?
   - Не все. Но если касается угрозы жизни или свободы, то да, рассматриваем и немедленно. Но проверяем тщательно.
   - Если мы узнаем кто писал, мы узнаем мотивы.
   - Логично и мы уже занимаемся этим. Но труд невозможный, почти бесполезный.
   - Я могу помочь.
   - Как?
   - По почерку определю.?Покажите донос.
   Лейтенант с неподдельным интересом взглянул на меня:
   - А если текст печатный?
   - По стилю письма.
   - Заинтриговали.
   И он достал из папки письмо. Вот теперь, полный порядок! Я в деле! Готов поклясться, вычислю ублюдка, выверну на изнанку все свои внутренние резервы как грязную наволочку на шконке в камере.?Есть типичные фразы, которые употребляет человек и с какой частотностью, плюс уровень интеллекта и особенности характера. При хорошем воображении можно представить человека.? А я могу нарисовать человека даже по голосу, разговаривая с ним по телефону. Склоняюсь над заявлением. Текст напечатан на принтере, шрифтом келветика, обычно таймсом с курьером печатают, по умолчанию, какие и установлены в Ворде. Большинство людей не заботится и не задумывается менять шрифты в рутинных документах, если специально не нужно. Значит, человек изысканных манер и вычурных привычек. Буквы крупные, крупнее чем положено в документах, так, так, так, этот человек любит безграничную власть и его письма всегда?буквами, высеченными в камне, на века, чтобы даже подслеповатый смог внять и осознать величие писавшего. Уже кое- что есть. Это не какая-нибудь Верка?писала, даже если допустить, что может на принтере запросто распечатать. Читаю:
   "Начальнику?областного управления внутренних дел России, генералу Дегтярёву Вячеславу Кирилловичу". Ясно, подтверждается. Человек не приемлет разговаривать с обыкновенными исполнителями, капитанами, да лейтенантами, ему подавай сразу высший уровень, если нельзя министра, то хоть руководителя области, на худой конец.
   - Какая должность вашего шефа?
   - Начальник городского управления, а что?
   - И он не Дегтярёв?
   - Нет, конечно! Дегтярев - шеф шефов. А это какое отношение к делу?
   - Прямое, - отвечаю:?"Дайте карандаш и лист бумаги", - говорю, не отрывая взгляда от текста.
   - Может ручку?
   -Нет, карандаш, простой.
   Лейтенант удивляясь вставил мне в пальцы карандаш, положил чистый лист передо мной.?
   "Довожу до вашего сведения". Вот так и сказано, довожу, а не доношу. Он не доносчик, он кукловод, манипулятор. ?Рисую руку, ухоженную и даже ногти начищены до блеска, отполированы. Изящно сжимает несколько нитей расходящиеся в разные стороны, вниз. На этих нитях будут болтаться марионетки.
   Краем глаза вижу озадаченное лицо лейтенанта. Хе, хе. Не удивляйся, дружище, у вас свои методы, у нас свои. И меня, понесло, включился поток бессознательного. Прет, успевай только карандашом водить. Читаю, вчитываюсь в слова, перетасовываю их в уме, как бы должно быть сказано, если это был другой человек. У этого кукловода несколько источников информации, если не ошибаюсь три или четыре. И он их соединил в один жгут, сделал прочный канат из довольно- таки убедительного обвинения. Осторожно расплетаю канат на нити, каждая нить тоже характер, но только самих информаторов. Рисую поросенка, привязанного к одной нитке, глупого как Ниф-Ниф из известной детской сказки, но, из всех своих поросячьих сил, мнящего себя Наф-Нафом. Вторая - лиса, хитрая и много недоговаривающая, она и недоговаривает, по особой, меркантильной причине, содрать за информацию на порядок больше, чем заслуживает. Так. Глазки лисе подвести бы тушью и можно в бордель, дурить дубоголовых, но похотливых клиентов. ?Третий, почти ощипанный петух, но пытающийся еще топорщить остатками своих перьев, мол не подходи, зашибу, этими, вот шпорами, видишь они у меня на ногах еще остались?
   Четвертый - жадный кот с разбитой балалайкой в лапах. Эта жадина, пытается балалайкой поймать в реке большую щуку, но в неё попадаются только мелкие головастики.
   Есть и пятый, но туманный и непонятный будто синий воздушный шарик на фоне такого же синего неба, но внутри шарика, смутно просматривается силуэт какого-то человека с натянутой на глаза лыжной шапкой или?капюшоном.?
   Чего-то еще не хватает. Да! Печатка. Золотая печатка на мизинце кукловода. В неё вправлены два бриллианта, неразмерной величины каратов. Вот, пожалуй, и все. Поток иссяк, как и начался внезапно. Больше выжать ничего не удастся.
   - Это что? - спросил Семенов видя, как я замер с карандашом над рисунком.
   - Подозреваемые.
   - Свинья, лиса, кот, петух и воздушный шарик?
   - Ага. И еще рука с печаткой.
   - Ну, фоторобот конечно, знатный получился, - произнес лейтенант с улыбкой человека, который разочаровался, - теперь осталось их только найти.
   - Это тотемы, сущности носителей. Характер каждого человека отражается и есть продолжение тотема. Конечно, это весьма субъективно, но вполне можно вычислить. Главное, что я с каждым из них встречался и подсознание четко держит их образы. Например, одного можно уже не искать.?Петух - это я.
   - Только в камере не ляпните подобное, пожалуйста!
   - Почему?
   - Не советую, поверьте. Им это может не понравится.
  
Дракон
   Петух надо же! Так ещё и общипанный, к тому. Не ожидал от себя такого откровения. Что? Спрашиваю своего внутреннего ехидного друга. Не мог что-нибудь героичное выдать? Такой тотем носить, все от зависти сдохнут, ну очень достойный знак быть царским гербом на непобедимом знамени. "Чем недоволен?" - похохатывает - "Вообще, кто-то из королей имел такой тотем, кажется последний из династии инков, Атаувальпа" Но то ж индейцы, у них, индейцев, всё иначе. И последний, не потому ли? А какой бы я хотел себе тотем? Чтобы потом, со временем стать его воплощением. Вот, дракон, например. Тот же петух, из яйца вылупленный, только попробуй к такому без уважения подкатить. Дракон, однозначно! Сейчас приду в камеру и поработаю ещё над образом, чтобы соответствовал в точности, чего хочу от себя.
   Когда с лязгом захлопнулась за мной дверь камеры и сержант громыхал ключами, там, со стороны свободы, я заподозрил нечто неладное. В принципе, ничего особенного, если бы не обостренное чувство самосохранения, умноженное на паранойю. Весь камерный планктон уже валялся на шконках, Кот позволил своим примером. Тишина и умиротворение, лежат и лежат, сейчас и мне бы не мешало завалиться, но в мою сторону пахнуло волной напряженности, все, до единого пытаются сделать непринужденное выражение своих бандитских морд, у кого-то получается у кого-то с большим трудом. Только Кот жмурится, чуть не мурлычет пребывая в нирване. Однозначно, кое-что здесь замышляется, и это "кое-что", против меня. Что делать? Пока ничего. Нахмурить брови, как и подобает заслуженному киллеру, скрыть свои параноидальные догадки поглубже и тихо наблюдать за всей камерой, на триста шестьдесят градусов, лишь одним мозжечком. Пусть не догадываются что догадываюсь и будь начеку, всегда полезно, особенно здесь.
   С замороженным выражением лица, подхожу к своей шконке. Соображаю. Вялого еще не привели с допроса, значит о рукопожатных отношениях с ментами пока ничего не знают. Тогда что? Вытаскиваю из- под подушки папку, достаю альбом. Карандашей нет! Ни одного карандаша и даже точилки. Сперли. Ах, вот оно что! Подозреваю, очередная проверка. Хотите знать, как реагирует Темный на плевки в гордость, засранцы? Сейчас испытаете гнев новорожденного дракона на собственных скелетах. Кто? Кот не опустится до такой низости, воровать карандаши, статус не тот, да и у него на это есть шестёрки, они сочтут за счастье сделать всю грязную работу по его приказу. А эта акция ему необходима, так, наверное, проверяют новичков, какая им цена в этом мире. Нужно не подкачать, оправдать надежды, не разочаровать. Если сейчас подниму шум, стану права качать, легенда Тёмного рухнет как сервер Майкрософта, под натиском злорадных и мстительных хакеров. Мне нужен нестандартный метод, какой они еще не знают и в точности к лицу Тёмному дракону.
   Поднимаюсь медленно и также медленно пошел в обход по кубрику, коротко останавливаюсь возле каждого и смотрю в глаза. Да что за трусливая падаль здесь обитает? Никто не выдерживает взгляда больше двух секунд! Как упираюсь в зрачки, сразу же вспышка страха, будто выковыривать собираюсь и косят в сторону. Что примечательно, почти все в одном направлении. Это интересное наблюдение. Все до единого знают вора, но признаваться не хотят, выдавать тоже. Но! Подсознательно бросают взгляд на виновника. Надо запомнить эту особенность на будущее. Вычисляю направление взглядов и в голове будто пеленгатор просчитывает векторы пересечения. Так, сейчас сходить в дальний угол, там, где параша привинчена. Смотрю в глаза самому униженному в этом заведении. Скользкий и мерзкий, как сопли курильщика, не дается поймать прямого контакта зрачки в зрачки, но этого я и жду, он упорно смотрит на мою шконку, вернее на верхнюю полку. Ну, спасибо, дружище! Теперь я знаю точно, кто здесь крыса. Шняга! Надо бы для полного эффекта обойти полный круг по кубрику, и за одно отвести гнев и подозрение от опущенного. А то, подумают, посигналил и сдал Шнягу. Ему зачем лишние проблемы? Глянул и Коту в глаза, тот доброжелательно мне подмигнул, типа, "Корешок! У тебя всё пучком?" О, да! Лучше не бывает.
   Возвращаюсь к своей шконке. Шняга зарылся головой под подушку, будто спит. Да, не спишь ты, гадёныш, не спишь, затаился. Легонько шлёпнул его по спине:
   - Шняга. Изобрази-ка карандаши.
   Как он подорвался! Перепугался, как маленький зверёк, на которого чуть не наступила лошадь, разве что не заверещал и не уделал штаны поносом. В глазах животный ужас. Однако, он ведь не знает насколько прочен мой кулак, только со слов сержанта. Может правда Пушок с Зеленым были настолько крутыми?
   - Я не брал! - лопочет.
   - А если проверю?
   Тот метнул отчаянный взгляд Коту. Кот, ноль внимания. Его плющит. Шняге придется самому принимать решение. Знаю Шняга, знаю, это очень трудно, особенно если ты - креветка по жизни. Показываю ему взглядом, мол, в наволочке подушки поищи, может там случайно завалялись? Запускает руку в наволочку. Достаёт точилку, карандаши. Боязливо протягивает мне. Я не мигая смотрю ему в лицо. Было четыре. Мягкий, твердо-мягкий, твердый и сверх твердый. Ищи, ищи. И он бросился выворачивать подушку. Нашел. Вот теперь порядок. Но не совсем, порядок. Точно не знаю, но рисунок с драконом, был просто обязан исчезнуть, если мне не изменяет логика.
   - Дракона.
   - Дракона у меня нет, - и глазами на Кота зырк.
   - Ты брал. Но у тебя его нет.
   - Угу, - едва кивнул головой.
   - Тебе, последнее предупреждение. В следующий раз ноги выдерну.
   Дракона забрал себе Кот, он ему приглянулся, помнится. Рисунок нужно вернуть, как бы ни было опасно и трудно. Если не верну, то так и останусь в шестерках, ранг конечно повысится, но мне жизненно важно стать равным Коту. Пока еще не знаю зачем мне это равенство на три дня, но в мозгу уже замкнулись нейроны в определенную схему-узор и этот узор королевский. Я должен быть таким, каким меня хочет видеть Света, и здесь, в среде звериных законов, лучшая проверка сколько стою, вообще. Бросаю карандаши себе на кровать и иду к Коту, краем глаза сканирую обстановку. Планктон притих, аж шеи в плечи как черепахи втягивают. Кот так опасен? Меня потряхивает, но я ни за что не выдам своего волнения. Вперед, защищай свою королевскую честь, вот и страна вся на тебя смотрит с тихим восторгом и таким же ужасом.
   - Дракона, - требовательно протягиваю руку к Коту.
   - А ты, подари его мне?
   Кот жмурится, хитро растягивая улыбку на своей мыльной роже, поднялся, сел в постели и весь кубрик зашевелился, снимаясь с лёжки, как по команде, царь не лежит - никто не лежит.
   - Зачем он тебе? Это не твой тотем.
   - А чей?
   - Мой.
   Смотрю жестко, властно, ему в глаза, рука протянута в требовательном жесте. И он сломался! Притухли дикие огоньки в глазах, превращая его в домашнего кота, которого поймали с поличным, когда промышлял на столе в поисках колбасы.
   - Ну, на, - достает рисунок из наволочки, широким жестом помещика дающего вольную грамоту крепостному крестьянину. Протянул мне.
   Молча принимаю рисунок и уже знаю, что с этого мгновения равен Коту, возможно даже выше его по рангу. Это видно по выражениям лиц присутствующих. Я победил. Но не обольщайся, и не расслабляйся, толи еще будет.
   Работаю над драконом лёжа в постели, в позе к которой привык и мне нравится, невзирая на то, что никто не в лёжке, потому что Кот сидит. А я нагло вырвал себе право не снимать шляпу в присутствии короля, быть равным ему, когда никому не позволено. Кот озадачен и хмур, видно, как напряженно думает, решает задачу, которая явно ему уже не по зубам. Я не знаю точно, чем он озадачен, может вовсе и не мной, а решает другие свои стратегические задачи, к примеру, продумывает завтрашний допрос и как выкрутиться, скостить себе срок. Было бы лучше, если так, но свои права я не уступлю, чтобы он не предпринял, решение окончательное, обсуждению не подлежит, как бы ни ныл и не стенал мой трусливый, внутренний голос.
   Привели с допроса Вялого и тот ринулся к боссу рассказывать шепотом новости. Мне интересно, очень интересно. Видел он наши отношения с Семеновым или нет? Но он говорит тихо, только жестикулирует очень азартно и много. Показывает на себе, расшифровываю внимательно наблюдая боковым зрением:" А сиськи! А задница! А личико! А ноги!!!" Эх, Вялый, Вялый, разве это важно в человеке? Даже если этот человек - женщина. Важно чтобы у неё внутри не было разъедено поганью, черной плесенью. Хотя, то, о чем ты сейчас говоришь, тоже хорошо, но без того что сказал я, лучше бы и не надо такой женщины. Знаю это с высоты своего опыта общения с Мариной. Пока он еще не дошел к повествованию событий в кабинете лейтенанта. Может прервать его? Занять чем-нибудь, закрутить заботами, чтоб потом и не вспомнил?
   - Вялый, - обращаюсь к нему, - изобрази машинку?
   Я грубо прервал доклад ординарца своему императору! Наступила гнетущая тишина. Даже чухаться перестали, блох в камере полно. Замерли, все взгляды на Кота. Кот помедлил, удивляясь и затем кивнул Вялому подбородком вверх "Исполняй". Вялый исполнил всё в точности, принес мне машинку, ждет ещё распоряжений.
   - Зеркало найдётся?
   - Есть такое, - и махнул рукой худому как сухая ветка доходяге, - Коржик, зеркало.
   Этот Коржик, неприметная тень в облачный день, тихо скользнул со второго этажа шконки и принес маленькое круглое зеркальце. Маловато конечно, но что есть, то и ладно.
   - Разотри спиртом мне грудь, - говорю, снимая рубашку.
   Вялый кивнул Коржику и тот усердно принялся натирать мне левую грудь, где и положено быть тотему, а я готовлю машинку, заправляю тушью.
   - Сам себе будешь набивать? - удивляется Вялый.
   - А ты сможешь сделать без базара?
   - Нет.
   - Тогда, сам, - говорю и начал, поморщился от неприятной зудящей боли. Кожа горит, но нужно терпеть, сам захотел, никто не неволил.
   Вся страна собралась посмотреть на шоу, которое я решил им показать, думаю, такого они еще никогда в жизни не видели, как мастер тату сам себе набивает тотем. Даже Кот, оторвал задницу от своего трона и притащился поглядеть, согнал всех с койки напротив, уселся, смотрит.
   Тёмный дракон, он будет похож на меня, не красавец, ему и не положено быть таким, его красота внутри, красота светится из глаз мудростью и силой Великого разума которыми одарила его природа с той щедростью, с какой не захотела дать красивую внешность. Пасть плотно сомкнута, и никто не знает какой страшной величины его зубы и может ли он извергать огонь только догадаться по легкому облачку-колечку, которое невзначай вырвалось у него из ноздри. Еще на рисунке будет когтистая лапа, только часть её, где виден лишь один коготь выглядывающий из- под морды, но коготь страшен своей смертельной силой, отточен остро как карандаш. Проткнет быка будто сосиску, чтоб не торопясь поджарить на костре своего дыхания. Он Бог огня Саламандра, живущий в огне, но сам настолько холоден, что способен погасить собой любое пламя. Дракон положил голову на лапу, отдыхает и занят философией, но взгляд внимательный и настороженный. Опасайся быть его врагом. Вот, таким хочу быть, и теперь, вскоре обязательно буду!
   Рисовать на себе очень трудно, вглядываясь в маленькое зеркальце, непривычно и неудобно, но я должен это сделать, не ошибиться ни единой точкой, это рисунок навсегда, до смерти и каждая точка имеет свой смысл, программа, которая переключит мою сущность и задаст вектор всей моей дальнейшей жизни. Я верю в это, теперь верю.
   Сильно мешает Вялый, пристает с вопросами, отвлекает:
   - А какой знак мой? Ну, этот, тотем.
   - Хамелеон.
   - Что? Правда, что ли? - обиделся.
   - Тот же дракон, только не огня, а воздуха.
   - Дракон? А! Сделаешь мне?
   - Посмотрим на твоё поведение.
   - А Коржик?
   - Коржик? - коротко взглянул на Коржика, - Богомол.
   - Слышь, Коржик, ты - кузнечик! Га, га, га! А Шняга?
   - Суслик.
   - Ухуху! Шняга, отныне, твоё погоняло - Суслик!
   Какой балбес дал Вялому?такую кличку? Он не Вялый, он заяц энеджайзер! Хочется его заткнуть, но не буду, мне нужны союзники. Хамелеон не ахти какой союзник, перебежчик и предатель, но в моем положении это даже лучше, сейчас мне не нужны друзья, я собираю армию из вражеского стана. Любой король вышедший на поле боя в одиночку, обречен, каким он ни был гордым и сильным. А союзников приобретают, справедливостью и четкой, ясной целью, которая будет понятна, даже самому отсталому дебилу.
   - А может, сначала сделаешь, а потом посмотрим на поведение?
   - Нет.
   Кот молчит, хмурится, он же понимает, зачем я всё это затеял, но не мешает мне с высоты светлейшей милости и только ему понятных соображений. Возможно, тоже хочет видеть в моем лице союзника, чтобы побеждать в своих боях. Но пусть обломается! Я сам по себе, и вообще, проездом на этом полустанке. Тюрьма - не мой дом, хотя, мог бы здесь править, наверное.
   - Расходитесь! - рявкнул полицейский в окно решетку, - Отбой! Выключаем свет.
   - Рядовой! - кричу ему в ответ, - мне нужно десять минут, закончить проект!
   - Хорошо. Десять минут, - согласился он, но добавил, - остальные разошлись по койкам, живо!
   Никто не сдвинулся с места и дождались пока поставлю последнюю точку в рисунке. Лишь только была поставлена последняя точка, вырубили свет и всем пришлось разбредаться по койкам в кромешной темноте, на ощупь.
  
   ***
   - Вялый, махнись с Тёмным шконками, - Заявил Кот, ранним утром, когда пора уже было проснуться, но так еще хочется понежиться в постели дожимая последний сон.
   Вялый ни пикнув подхватил свою подушку, потопал между рядов ко мне, остановился, часто моргает глазами, обиделся, чуть не до соплей. Похоже, Кот собирается предложить мне пост премьер министра, а попросту шестерки правой руки. Вот, даже аббревиатуру придумал - ШПР. Соглашаться, нет? Если не соглашусь, то может начаться война, потому что две матки в одном улье обязательно делят народ на два враждебных роя. Я его понимаю, и он отличный стратег, который всеми средствами пытается избежать силовых решений проблем. Уважаю за это, но мне видится другое решение.
   - Я не буду меняться с тобой, Вялый.
   - Это почему не будешь? - взвился Кот будто ожидал такой альтернативный поворот событий.
   - Я не твоя шестерка, Кот.
   Всё, война! Кубрик накрыло вакуумом, таким же тягучим, как и пустым, где никто не выживет, как бы ни барахтался из последних сил.
   - Но рядом со мной, место друга, а не шестерки!
   - Тогда, это место Вялого, по праву. "Я не друг тебе", - сказал и сам испугался насколько близко сейчас война, которую неосторожно и начал сам, но мне ведь нужно совсем другое! Я не претендую на корону его царства, пусть он просто отстанет от меня и не трогает мою, мне скоро возвращаться в мой мир. Добавил миролюбиво:
   - И не твой враг. Нам просто не по пути, я здесь временно и по недоразумению.
   Кот молчит, думает. А я перехватил взгляд Вялого, полный благодарности и уважения.
   - От сумы, - наконец, глубокомысленно высказался Кот, - и от тюрьмы, не зарекайся. Мы все здесь временно и по недоразумению.
   - Меня оклеветали, и я докажу свою невиновность.
   - А в чем обвиняют?
   - Тебе неинтересно будет.
   - Ладно, корешок, - уже без тени агрессии произнес Кот, - жаль, что ты не со мной, так бы вдвоем, порвали бы всех на тряпочки. Иди сюда, Вялый.
   Уф. Отлегло. А война так близко была!
   - Даньков, на выход! - грозный окрик моего сержанта-сопровождающего и лязг двери.
   Свобода? Меня оправдали? Ёкнуло сердце. Выхожу и обернувшись почтительно кивнул Коту.
   - Меня выпускают? - спрашиваю сержанта.
   - Пока нет, Сергей Дмитриевич, на допрос к Семенову.
   - А, - разочарованно протянул я.
   Вот чёрт, долго так тянется. А мне сегодня встречаться с репортерами. Если не выпустят к трём часам, что им сказать? И ужаснулся. Если эти пронырливые пираньи пронюхают, конец карьере навсегда. Сожрут и кости не один раз обглодают. Это как президента. Выбрали чистого, пушистого и прозрачного, а тут свора диких гиен ринулась копать на него компромат, всё в чем ошибся, даже пятилетним карапузом накопали, обгадили, перьями присыпав и сбросили с Олимпа на копья. ?У меня же компромат - педофилия. Это тебе, батенька, не с рогаткой на соседских кур охотиться! Позор на три поколения всех моих потомков, если таких удастся еще завести после этого.
   - Есть две новости, хорошая и плохая, - встретил меня Семенов протягивая руку, по обыкновению.
   - С плохой, - говорю с упреждением законного вопроса "с чего начать?", пожимая его руку в ответ, - настроение получше будет.
   - Хорошо. Завьялова подала на Вас в суд. Присаживайтесь. И это уже гораздо серьезней, чем?анонимный донос. Она Вас обвиняет в неоднократных изнасилованиях свое дочери, что Вы предлагали ей деньги, чтобы купить себе девочку. По мелочам, тоже - отняли квартиру и прогнали её с мужем на улицу. Теперь у нас нет трёх дней, это однозначно суд и как следствие разбирательство не менее месяца.?
   - Это значит мне целый месяц с урками сидеть?
   - Завьялова наняла лучших адвокатов в городе.
   - Откуда у неё такие деньги? Она же сшибала у меня на бутылку!
   - Не знаю и хотелось бы знать.
   - Дайте-ка мне рисунок, вчерашний.
   Лейтенант достал из папки листок, положил перед мной. И я уверенно ткнул пальцем в жадного кота на ниточке манипулятора.
   - Кот - это Верка. Второй информатор кукловода. А кукловод финансировал её, дал денег на адвокатов.?
   - Почему так решили?
   - Ловит балалайкой щуку, но попадаются головастики. Я, когда отбивал у неё дочь, сделал запись на телефон Светы. Встретьтесь со Светой и, если она еще не стерла эту запись, то поймете, что Верка и есть кот с балалайкой. И еще позвоните моему адвокату Мартынову, он знает где скрывается Света, и все документы по усыновлению у него.
   - Сделаю.
   - А хорошая новость?
   - Вас переведут в отдельную камеру. Похлопотал и еле выбил. Начальство у нас тугое. Но я сказал, что невинного, интеллигентного человека по доносу, к отребью?запирать, не правильно и опасно, тем более по такому обвинению. Но камера свободна будет только завтра. Выдержите еще?
   - Нет, проблем. Мы достигли консенсуса и у нас паритет сил.
   - Я в курсе, - он улыбнулся, указал пальцем мне на грудь - Не болит?
   - Откуда знаете?
   -У нас же наблюдения там стоит, круглосуточное. Весь караул был в восторге, что Вы проделывали у себя на коже. ?
   - Вроде, все нормально. Болит, и чуть напухло, но думаю заражения не будет.
   - Покажите? Сержанту Митину скажу - обзавидуется, еще с фотоаппаратом примчится делать снимки.
   Расстегнул рубашку, распахнул.
   - Ммм. Всё-таки дракон, не петух? Не поторопились в воровские авторитеты?
   - В самый раз, драконами становятся даже петухи, если сильно прижмёт. Товарищ лейтенант, я могу сделать пару звонков?
   - Да, ради Бога!
   - Света! - набрав номер кричу в трубку, - Привет, принцесса! Как ты?
   - Я на уроке, - отвечает шепотом, - сейчас СМСку скину.
   - Ок. Солнышко, я тебя люблю!
   - И я, тебя!
   Теперь нужно звонить Звягину, пусть что хочет делает, но встречу с журналистами отменит под благовидным предлогом.
   - Анатолий Афанасьевич, привет.
   - Привет, дружище! Ну как, готов к встрече с журналистами?
   - Нет, я, в тюрьме.
   - Вот как? И что натворил, наш гений?
   - Мартынов в курсе дел. Оклеветали. Но журналистам это не обязательно знать. Встречу нужно отменить, скажи им, что заболел, в больнице,?при смерти, все что угодно, но пусть подождут с месяц.
   - Хорошо, Сергей Дмитриевич, придумаю, что-нибудь. Где тебя держат? Я смогу помочь, у меня хорошие связи.
   - В центральном отделении.
   - Понял. Действую.
   Пришла СМС от Светы: "Устроилась хорошо, в школу на машине отвозят. В школу приходила тетя Марина, я ей ничего не рассказала".
   Нет! Эта змеюка и к Свете пролезла, подползла! Меня накрыло волной негодования. Набираю ответ: "Это же ведьма! Ты сама так нарисовала. Я ей не верю!"
   - Что-нибудь серьёзное? - участливо спросил Семёнов видя, как я побледнел.
   - Очень. Лиса отжала сыр у вороны.?
   - Товарищ старший лейтенант, - послышалось из селектора, доклад дежурного, - к Вам Колесникова. Пустить?
   - Да.
   И мы переглянулись с Семеновым, многозначительно.
   Марина вошла, вся цветущая, как весна в тундре, благоухала своими духами, возбуждая в нас самцов и обесточивая мозги, как неисправную подстанцию. Семенов громко сглотнул набежавшую слюну. Я нет, потому что сейчас только получил хорошую инъекцию противоядия из Светиной СМСки и был зол настолько, что, не смотря на присутствие лейтенанта, наплюю на все джентльменские правила, кинусь избить суку такую. Меня трясло как вулкан давно мечтавший подорвать город у подножья и если бы не Семёнов, который пнул меня под столом пребольно по голени, то исполнил бы свой замысел немедленно.
   - Ага, оба здесь, очень хорошо, - Марина прошла в кабинет и без всякого приглашения уселась на третий стул за столом, рядом со мной, - Защита, следствие и обвиняемый наконец собрались вместе и теперь можно найти общие точки соприкосновения, для успеха.
   - Я тебя уволил.
   Мне непонятно, но её рисунок работает на полную катушку! Нанятая ведьма?спасает рыцаря - вот она, в наличии, и тюремщик, который откроет замки на кандалах - это Семенов. Рыцарь, тоже имеется, сидит здесь же, вращает гневно глазами, от негодования и бессилия укротить наглую ведьму. А где, дракон? Татуировка краденого тотема не в счет. Я же не могу быть и драконом, и рыцарем одновременно? Но дракон тоже должен быть и это - Звягин. Подходит по всем параметрам, умный, мудрый и верный друг на века. ?Ладно, рыпаться бесполезно, придется делать как нарисовано, пусть ведьма говорит идеи, раз так упорно лезет в спасатели.
   - Даньков Сергей Дмитриевич, - начала Марина почти официально выкладывать идеи, - вчера заявил мне, что не имел сексуальной связи с малолетним ребенком Завьяловой Светланой Ивановной и в качестве доказательства предложил сделать медицинскую экспертизу, проверку на девственность. Если этот факт подтвердится, это будет главным доказательством на суде.
   Киваю головой в знак согласия, и вдруг меня придушили подозрения, я вздрогнул, чуть не подбросило над стулом. Говорит она об этом уж как-то самоуверенно "если этот факт подтвердится". А, если нет? Будто Света не девственница и Марина даже рада этому, а я уже приплыл к своему последнему берегу. А что, если она возьмет и сделает ей дефлорацию? Есть же десятки способов, как это реализовать, не прибегая к традиционному способу с помощью мужчины. А потом, делай экспертизу не делай, факт уже будет на лицо, по полной морде, Семенов не поможет, не захочет, он же присутствовать будет и решит, что я - брехливый пёс. Срочно спасать ситуацию.
   - Сегодня, сейчас, - говорю и с мольбой смотрю на лейтенанта, - это нужно сделать прямо сейчас.
   - К чему такая спешка? - поморщилась Марина.
   - Я сказал, прямо сейчас, потому что я тебе не верю.
   А Семенов опять пинает меня под столом, Закрой варежку, мол, со своим недоверием.
   - Спешка в таком деле, абсолютно лишняя, Марина Анатольевна верно, говорит. Тем более, в нашем распоряжении целый месяц.
   - Вот как? - Марина удивлена, а я внимательно смотрю на неё. Искренне говорит, нет? Может сама и дала денег Верке на адвокатов, из моих же, кровно заработанных, - Почему месяц?
   - Следствие, - уклончиво ответил Семенов, - машина медленная. ?Какие еще идеи?
   - Ну вас, к бесам, разбирайтесь сами, - вздохнул Семенов, поднимаясь, - пойду-ка я покурить.
   - Я знала, - с хрипотцой произнесла Марина.
   - Что?
   - Ты - дракон, - легонько тронула зудящую тонкой болью татуировку, - в тебе есть огонь, море огня, которого мне не хватало никогда. Ты демон и я тебя ненавижу, но не могу, не хочу обходится без тебя. И я ненавижу себя, за это.
   Что это, признание в любви или ненависти? Я демон? Именно тот чертик на резиночке, которого и пытаюсь оторвать от ключа, бросить в пропасть, чтобы попасть на ту сторону реки. Я понял. Мне никогда не попасть туда, я не с того мира, где меня ждут и смогу стать своим, потому что всегда был чужим даже на этой стороне. Тёмный дракон узник и заложник своего же одиночества.
   Марина открыла свою белую сумочку, полезла в неё за помадой, покрасить губы, и я краем глаза увидел там того чертика, которого так бездумно выбросил из окна машины.
   - Всё- таки нашла его?
   - Да. До поздней ночи искала в кювете. Он мне очень дорог, его мне подарил отчим.
   - А-а-а, - протянул я понимающе.
   - А ты, негодяй и он, тоже негодяй.
   - Чертик? - спрашиваю в надежде, что она расшифровала секрет "лестницы в небеса".
   - Причем здесь чертик? Отчим! Оба вы, мерзавцы.
   Марина захлопнула свою сумочку, порывисто поднялась и ушла, оставив меня потрясенным и с массой вопросов, которые даже не имеет смысла задавать.
   ***
   Светлана. Мужчине положено быть сильным; в основе женственности - использование права на слабость. Право это - своеобразная, требующая своего признания сила - сила привлекательной слабости. Она претендует не только на внимание, на снисхождение к себе, но даже и на повиновение; иногда претендует категорически и безапелляционно. Мужественность не терпит никакого к себе снисхождения.
          Мужественность оперирует преимущественно правом разума, физической силы и логики. Женственность - правом непосредственных побуждений, часто вопреки логике, разуму и физической силе; реальный факт - привлекательность - не нуждается в логических обоснованиях. Сила женственности заключена, таким образом, в уязвимости партнера, в его зависимости.
          Например, желание мужчины обладать женщиной ставит его в зависимость от нее - ведь ее встречного желания надо еще добиваться!
          Привлекательность для партнера - обещающая, дразнящая и ускользающая - делается своеобразной, но вполне реальной силой, преодолевающей иногда все другие. Распространенная форма использования этой силы - кокетство. Кокетство может быть и весьма тонким, скромным, изящным и остроумным. В последнем случае оно и есть сущность женственности.
          Мужчины действуют инициативно, наступательно, прямиком двигаясь к цели. Женственности свойственна склонность не распоряжаться инициативой, а пользоваться ею, но не так и не для того, для чего она в каждом случае предоставляется. Женственность обнаруживается преимущественно не в наступлении и не в обороне, а в контрнаступлении - в таком маневрировании в контрнаступлениях, которое в итоге может оказаться самым настойчивым, энергичным и умело проведенным наступлением, но наступлением как бы вынужденным. Для женственности характерно не превращение определенной стратегии в тактику, а наоборот - возведение тактики до уровня стратегии. Не логический ход от цели к средству, а своеобразное использование чуть ли не любого средства - говоря словами Джавахарлала Неру, "средства управляют целью и меняют ее".
  
----
   Ангел. Установлен полный контакт с художником на уровне мыслеформ. Есть внутренняя пустота и страх, что общение с кем-то приведет к тому, что рано или поздно эта пустота обнажится. Следовательно, безопаснее держать людей на расстоянии, так, по крайней мере, можно притвориться, что ты есть. Но тебя нет. Ты еще не родилась, ты - только потенциальная возможность. Ты еще не стала гармоничной, а общаться могут только два гармоничных человека. Общение - это одна из величайших возможностей жизни: общаться - значит любить, общаться - значит делиться. Но, прежде чем делиться чем-либо, это надо иметь самой. Перед тем, как любить, нужно наполниться любовью, нужно, чтобы любовь была в избытке. Два семени не могут общаться, они еще не раскрылись. А вот для двух цветков общение возможно; они открыты, они посылают друг другу свой аромат, они могут танцевать под одним солнцем, на одном ветру, они могут общаться, они могут шептаться. Но для двух семян это не представляется возможным. Семена полностью закрыты, у них нет окон, как же они могут общаться? Такова ситуация сегодня. Человек рождается семенем; он может стать цветком, но может и не стать. Все зависит от него самого, от того, что он делает с собой; все зависит от того, растет человек или нет. Выбор за тобой; каждый миг нужно делать выбор, каждый миг ты находишься на распутье. В то же время миллионы людей сделали выбор не в пользу роста. Они остаются семенами, они остаются нереализованной возможностью, они никогда не используют свой потенциал. Они не знают, что такое самореализация, они не знают, что такое само-актуализация, они ничего не знают о настоящей жизни. Они живут в совершенной внутренней пустоте, в полной пустоте они и умирают. Как они могут общаться? В общении обнажается все: твоя нагота, твоя никчемность, твоя пустота. Кажется, что безопаснее держаться на расстоянии. Дистанцию держат даже любовники, они раскрываются ненадолго, но они всегда настороже, всегда готовы повернуться спиной. У них есть определенные границы, которые они никогда не переступают, оставаясь в их пределах. Да, это можно условно назвать отношениями, но они основываются не на общении, а на обладании. Муж обладает женой, жена обладает мужем, родители обладают детьми, и так далее и тому подобное. Но обладать еще не означает общаться. Наоборот, обладать - значит уничтожить любую возможность общения. В общении нет места обладанию, в общении проявляется уважение. Общение - проявление большого уважения. В общении люди открываются, сильно сближаются, проникают друг в друга. Но никто не посягает на свободу другого, каждый остается независимым индивидуумом. Семейные отношения по принципу "я-ты", а не "я-это" взаимопроникающий, основаны на взаимности, и до какой-то степени - независимы. Двое любящих поддерживают нечто невидимое и нечто чрезвычайно ценное: какую-то поэзию бытия, какую-то музыку, раздающуюся в самых отдаленных уголках души. Они оба поддерживают это, поддерживают гармонию, оставаясь при этом независимыми. Они могут открыться друг другу, потому что у них нет страха. Они знают, что они существуют. Они открыли свою внутреннюю красоту, они ощутили свое внутреннее благоухание; у них нет страха. Но люди, как правило, испытывают страх, ведь у них нет этого благоухания. Если они раскроются, то от них будет дурно пахнуть. Это гнилой запах зависти, ненависти, гнева, похоти. У них отсутствует аромат любви, молитвы, сострадания. Миллионы людей решили остаться семенами. Почему? Если можно стать цветами и танцевать на ветру под солнцем и луной, зачем же оставаться семенами? Но в рассуждениях людей есть логика: семя находится в большей безопасности. Цветок уязвим. Семя же совсем не хрупкое, оно выглядит более крепким. Цветок можно легко погубить, достаточно сильного ветра, чтобы сорвать его лепестки. Семя же ветер не сможет так легко уничтожить, оно защищено, оно в безопасности. Цветок - такое хрупкое создание - подвержен многим опасностям: вдруг подует сильный ветер, или пойдет проливной дождь, или палящее солнце обожжет его лепестки, или какой-то хулиган просто сорвет его. С цветком может что-то случиться, с цветком может случиться что угодно, он находится в постоянной опасности. А семя в безопасности, поэтому миллионы людей и сделали выбор в пользу семени. Однако оставаться семенем означает быть неживым, оставаться семенем означает не жить совсем. Да, оно находится в безопасности, но оно совершенно безжизненно. Смерть - это полная безопасность, а жизнь рискованна. Тот, кто действительно хочет жить, должен жить с риском, в постоянной опасности. Тот, кто стремится к высочайшим вершинам, должен быть готов к тому, что есть опасность заблудиться. Тот, кто стремится к высочайшим вершинам, должен быть готов к тому, что есть опасность соскользнуть и сорваться вниз. Чем больше желание расти, тем к большей опасности нужно быть готовым. Настоящий человек живет с риском, это стиль его жизни, это пик его роста. Трудно общаться потому, что ты отсутствуешь. Сначала нужно быть. Всего можно добиться, но сначала нужно быть, присутствовать. Присутствие - это главное условие. Если ты здесь, то смелость приходит как следствие. Если ты присутствуешь, то появляется страсть к приключениям, желание к исследованию, а когда ты готов к исследованию, то ты сможешь общаться. Общение - это поиск, это исследование сознания собеседника, исследование его территории. Но, когда ты исследуешь чужую территорию, ты должен разрешить и приветствовать исследование другим твоей собственной территории, это не может быть улицей с односторонним движением. Позволить другим исследовать себя можно лишь в том случае, когда есть что-то, какое-то богатство внутри тебя. Тогда страх исчезает. Наоборот, ты приглашаешь гостя, ты обнимаешь гостя, ты приглашаешь его войти, ты хочешь, чтобы он вошел к тебе. Ты хочешь, чтобы он увидел то, что ты в себе обнаружил, ты хочешь поделиться с ним этим. Сначала нужно научиться присутствовать, тогда ты сможешь общаться; и помни, что общение - это красота. Семейные отношения - это совсем другое дело, семейные отношения - это нечто мертвое, фиксированное. Поставлена жирная точка. Ты женился на женщине - все, точка. Ситуация будет только ухудшаться, ты достиг вершины, больше ничего не будет расти. Река остановилась и превратилась в болото. Семейные отношения - это тупик, полный тупик. Общение - это процесс. Избегай взаимоотношений, а погружайся все глубже и глубже в общение. Я намеренно делаю ударение на отглагольных существительных, выражающих действие; по возможности, максимально избегай просто имен существительных. Я знаю, что в речи их не избежать, но в жизни их нужно избегать, ибо жизнь - это глагол, это действие. Жизнь - это не имя существительное, правильнее будет сказать "проживание", а не "жизнь". Жизнь - это "любование", а не "любовь". Жизнь - это "общение", а не "отношения". Это пение, а не песня. Это танцевание, а не танец. Сравни, ощути разницу. Танец - это нечто завершенное; прозвучал последний аккорд, и к этому ничего уже не добавишь. То, что завершено, уже мертвое. Жизнь не ведает точек; запятые есть, но только не точки. Есть место отдыха, но нет конечного пункта. Вместо того чтобы думать о том, как общаться, вначале выполни первое условие: медитируй, присутствуй, и общение появится само по себе. Общаться может тот, кто погружается в безмолвие, становится блаженным, кого распирает энергия, кто становится цветком. Этому нельзя обучиться, это просто происходит. Человек начинает общаться с людьми, с животными, с деревьями, он общается даже с камнями. По существу, он общается двадцать четыре часа в сутки. Если он идет по земле, то общается с землей... его ступни касаются земли, он общается. Если он плывет по реке, то общается с рекой; если он смотрит на звезды, то общается с ними. Здесь не имеются в виду отношения с кем-то определенным. Весь вопрос в том, что если ты присутствуешь, то вся твоя жизнь становится общением. Это постоянная песня, нескончаемый танец, это континуум, это речное течение. Вначале медитируй, узнай свою собственную душу. Перед тем как начать общаться с другими, пообщайся с собой. Необходимо выполнить это основное требование. Без этого ты ничего не добьешься. Выполнив его, ты сможешь добиться всего.
   ***
   Свобода
   - А где Марина Анатольевна? - Семёнов вернулся остро пахнущий табаком, курить ему пришлось долго и чувствуется, не одну.
   - Ушла.
   - Вы меня, конечно, извините, ну и отношения у вас! И давно вы так?
   - Совсем, недавно, но "давно", она меня даже и не замечала.
   - Дайте-ка Ваш рисунок.
   Я ему пододвинул рисунок, и он постучал указательным пальцем по лисе.
   - Говорите "лиса у вороны сыр отжала"?
   - А почему Вы так решили? Марина больше тянет на кукловода.
   - А глазки лисе кто подводил тушью? То-то же! У меня было время подумать на перекуре, - он сделал на последнем предложении особый акцент, тонко намекая с укором за мою несдержанность.
   - Ну, допустим. Тогда, кто кукловод? Что ему нужно от меня?
   - Как что? Деньги, и большие причем!
   - И как он от меня их получит если буду сидеть? На татуировках авторитетам заработаю? Не смешите мои тапочки! Мотивы кукловода - месть, а у меня нет врагов такого масштаба мести, - немного подумав, добавил, - Верка не в счет, ей до кукловода, как мне - первым космонавтом на Марс.
   - А я чувствую, здесь пахнет большими деньгами, - Семёнов помолчал и вдруг прищурившись, спросил, - Сергей Дмитриевич, поможете мне в одном деле?
   - Конечно, если по силам.
   - Тут у нас, висяк двухлетний, а Вы грозились, можете нарисовать человека по голосу, - улыбнулся, - хотелось бы проверить, может правду говорите?
   - Ладно, давайте.
   - Только, реальней, пожалуйста, у нас криминалисты не верят в потоки подсознательного.
   - А это уж, как получится.
   Семенов втыкает флэшку в ноутбук, включает запись, я прикрываю глаза и завис остриём карандаша над листком бумаги, слушаю: "Корешок, дело уже на мази". И вздрогнул, перед глазами всплыли дискретные картинки как бутылка в моей руке несется к голове Пушка со всей силы заложенного импульса.
   - Могу даже не рисовать! Это - Пушок.
   - Мы итак знаем, следили за его телефонами. Ты собеседника, нарисуй. - Поставил запись заново.
   ""Корешок, дело уже на мази, гони бабки" И второй голос сиплый, простуженный: "Оставьте товар, на нашем месте, там и найдете свои деньги" И Пушок: "Мы погорячились, немного, кролик обделался. Теперь нам сваливать надо, поэтому, гонорар удваивается". " Если погорячились, то это ваша проблема, мне подснежник не нужен был, получите сколько оговаривали". "Что ты жлобишься, фраер? Потом отработаем, без базара" "Сказано - нет".
   Меня пробило, пошел поток картинок, спешно делаю наброски, успеть бы пока не погасли, как и начались. Рисую бородатого, плюгавого мужичка, держащего икону перед собой на вытянутых руках, я даже вижу саму икону, какой-то?чудотворец, которых сполна в сонме религиозных святош и их пачками рисуют на иконах, чтобы потом молиться и подражать. Пушок держит нож с острия которого капает кровь. И больше ничего, хриплый голос не дается мне, никаких ассоциаций кроме руки, держащей те же поводки кукловода они привязаны к бородатому, иконе и Пушку. Всё. Потух. Не могу дальше. Ни лица, ни даже животного-тотемного знака этого кукловода.
   -М-да, - озадачено поскреб подбородок Семёнов, - всё верно, украдена икона чудотворца Николая пятнадцатого века, коллекционера пырнули ножом. Только мы не были уверены, кто убил, сам?Пушок или Зеленый. Но у меня были подозрения и теперь убедился, что Ваш кукловод связан с ними. Если конечно, это не перегибы вашего воображения. Но по логике, все правильно, тот кто заказал кражу иконы, мог заказать и Вас. Есть какие-нибудь идеи?
   - Нет. Но хотелось бы найти кукловода, чтоб плюнуть в рожу.
   - Хорошо, спасибо. Возвращайтесь в камеру, а я еще поработаю над этим.
   Вот только сейчас проникся и пришел в ужас, насколько рисковал тогда и как близко стояла смерть, Пушок с Зелёным отморозки, пырнут ножом за здорово живешь и даже ни разу не расстроятся "погорячились немного".
   Когда пришел сержант за мной, лейтенант, пожимая мне руку, сказал:
   - Цены, себе не знаете, Сергей Дмитриевич. Вам бы у нас работать экспертом, криминалистом. Вы нарисовали коллекционера, будто знали его лично. И как? С чужих слов, с одной фразы? Не понимаю.
   А я понимаю? Даже не представляю, откуда у меня это взялось, раньше не замечал даже, могу и могу. А еще, эти дискретные картинки, будто из?замедленной съёмки выхватываю нужный момент, чтобы выбрать лучший снимок и потом нарисовать. Просто, никогда и не было повода всё это применять, думал - блажь, не стоит внимания.
   Возвращаться в камеру не охота, но куда ты денешься из подводной лодки? Иду по лабиринтам Миноса, сопровождаемый сержантом и напряженно думаю. Марина не кукловод, теперь точно известно. Кукловод - мой босс. И тембр голоса на записи?очень похож, жаль, что он был простужен, когда разговаривал, не узнать, как ни старайся. Я в фирме работаю два года, именно в эту эпоху и прикончили того коллекционера. Болел ли шеф в то время? Да разве вспомнишь? Я же не супер-эвм, чтобы такой давности запомнить ничем не примечательное явление. Немного обескураживало, что шеф не подходит к роли кукловода, ни речью не выдался, ни мозгами. Кельветикой писать высокопарные доносы? Не по Сеньке шапка! ?Ему бы братуликом?состояться и пальцы веером крючить, а речь в доносе была очень интеллигентная, речь пастора или посла развитой страны. Такая, небольшая не состыковка и рушила полную уверенность, хоть теория очень красивая. Но он де мог Марине поручить писать, не так ли? Отсюда и лиса выплыла, добровольная марионетка на побегушках?у боса, а босс сильно обижен на меня, что раскусил его финт с рабством и ушел с фирмы, вот тебе и месть налицо, плюс, все шахматные перемещения Марины. Защищать меня вздумала? Как бы не так! Потопит как японский крейсер одной торпедой. А торпеда - девственность Светы. Дурак. Тупица, надо было не подавать эту идею ей, а тихонько Семенову сказать, да и Семёнов сам бы это сделал согласно протоколов следствия. Если выяснится, что Света не девственница, то сразу будет понятно - кто враг, но меня, проверка такой ценой не устраивает. Тогда. Только Света, меня и спасет, у неё же будут спрашивать. А вдруг проболтается, про недетские поцелуи? Надо было раньше думать и не лезть со своей взрослой любовью к ребенку, которому четырнадцать лет. Сейчас Бог, на меня смотрит, наверное, и смеется. "Ну, дружище, испытания на прочность ты не прошел, дракон, говоришь? Петух ты, петух ощипанный".
   Меня морозит, чувствую себя гадко, будто глистов жрал на спор, и обидно, что и спор-то не выиграл, стошнило?в самый разгар поедания скользкого и противного солитёра. Вот в таком состоянии меня и привели в камеру. Иду к своей койке-шконке, автоматически поддерживая свой статус Тёмного, молча корчу губы в презрительной полу-ухмылке. Кота в камере нет, на допросе ещё. ?Ну, хоть это хорошо, не будет атаковать с новой силой и предлагать сотрудничество. Вся бандитская братия, ценя момент, валяется и нежится в постелях. Вялый махнул мне рукой как закадычному другу. Так кто ж ему ответит взаимностью? Темный дракон дружбы с шестерками не водит.
   Валюсь тоже на шконку. Буду рисовать, да так, как в последний раз. Возможно, это и есть мои последние дни, когда могу творить, потом лопату всучат и черпать жидкую глину из котлована под проливным дождем, где-нибудь на стройке века. Рисую. Картина будет называться "Свободный человек". ?Стоит человек, я, перед деревянной дверью с множеством окошек из стекла. Если хорошо присмотреться, то похоже на решетку тюрьмы. А за окошками, горы, цветы, деревья и небо чистое, чистое, прозрачная дымка вдали. В отражении маленьких окошек просматривается суровое лицо человека, познавшего нечто, что только догадываться через что он прошел. Глаза в слабом, неявном отражении блестят холодной сталью и рот перекошен в ухмылке негодяя, а может и сурового воина, на усмотрение зрителя и на ржавом гвозде, вбитом наспех и неумело в бетонную стену, от чего гвоздь скривился, едва держится в стене, висит вязанка ключей, разных, от отмычек, до дорогих витиеватых с вензелями, но самое главное, замочная скважина, которая не подходит ни под один из ключей в вязанке.
   Привели с допроса Кота, он вошел мрачный и злой как курильщик, оставшийся без сигарет на ночь. А у него-то что за проблемы? Четыре ходки за спиной - это уже должно стать привычкой, пятая, считай к себе домой возвращается, всё равно ведь царь, на свободе поди никто так не ценит как здесь.
   Но похоже, проблема не в этом. Взгляд, адресованный мне, мне не понравился. Смотрит как на того, опущенного у параши. Стоп, стоп, стоп. Чем заслужил такое отношение Темный? Мгновенно сработал сторожевой сенсор и локатор на мозжечке заработал на полную мощность. Смотреть могу только затылком и ухом, сделал вид, что увлечен рисованием и ничего подозрительного не заметил. Кот, неслышной походкой, прошелся по камере, от чего все, даже кто дрых похрапывая, зашевелились, поднимаясь с лёжки будто тюлени, уселись на койках. Кроме меня. Не пристало Тёмному дракону прогибаться перед Котом. Пока Кот дефилировал по кубрику я напряженно следил за ним всей своей кожей и лихорадочно анализировал его настроение. Если из-за меня, то, однозначно кто-то из караула или следователей проболтался о причине моего заточения, и памятуя наставления Семенова, у меня начнется очень безрадостная жизнь. Но даже вдруг, нет, и моя личная персона Коту до лампочки, всё равно нужно быть начеку. На ком срывают зло короли? Правильно, на наглых типах, кого нужно поставить на место в назидание потомкам, чтоб не повадно было рыпаться в поисках призрачных свобод. Я же, сейчас как тот, ржавый гвоздь в начищенном до блеска паркете, для его авторитета. Набегавшись в негодовании по кубрику, Кот уселся на свою шконку-трон:
   - Кот? - участливо спрашивает Вялый, а я напрягаю слух и всё внимание.
   - Пидор, - процедил сквозь зубы Кот, и я понимаю, что это страшное и обидное резюме относится ко мне. Чувствую кожей вибрацию ненавидящего взгляда.
   Я не должен реагировать, повернуться - признать свою вину и мое место будет рядом с опущенными у параши, навсегда, даже не взирая на то, что в высоком статусе был бы гораздо полезнее Коту. Битве быть, нужно приготовиться. Кот сейчас решает важную задачу, натравить шестерок или исполнить приговор лично, но мой статус и легенда безжалостного убийцы настолько высоки, что шестерки даже не дернутся, значит должен сам. Нужно только угадать момент, когда он нападет. Мне страшно, но, наверное, я смогу победить, если смог Пушка с Зеленым, тем более рисовал его тотем и почти уверен, что знаю главный секрет и стиль боя Кота.
   - Темный! Иди сюда, разговор есть.
   Вот! Сам решил, правильно угадал. Как только он нанесет первый сокрушительный удар, то потом сможет натравить свору шестерок и мне придется очень туго, легенда непобедимого Тёмного развенчается и рассыплется как пересохшая глина. Где лучшее место для битвы? На своей территории, где даже стены помогают, если я правильно понял того хитрого китайского философа с его "Искусством войны".
   - Если тебе надо, сам иди, - не поднимая головы от рисунка медленно проговорил я, карандаш наготове, завис твердым острием над блокнотом. Выписываю линию, подвожу тень, а Кот в бешенстве двинулся ко мне. Разозлил его профессионально! Такой плевок в высочайшую гордость. Яростно бушует пламенем благородного возмездия и с него так и брызжет адреналин. А мне нужно оставаться холодным как тело Вселенной - пустота, где время течет и исчисляется другими мерками и законами, где зажигаются новые звезды и гаснут, умирая старые. Лед и пламень в одном котле.
   Когда? Когда удар? И время почти остановилось, превратилось в тягучую череду неисчислимых, независимых друг от друга дискретных картинок-моментов. Точно так же, как и во время битвы с Пушком. Я умею останавливать время? Рассматривать каждую из картинок сколько угодно долго и даже нарисовать. Почудилось, будто, захочу и смогу перелистывать их назад и вперед, что на Светином айфоне, легким движением пальца. Знаю, даже последним нервом, где находится враг, где будет находиться через следующее мгновение, как будет наносить удар.
   Он - Кот, не зря носящий имя, растопыренная пятерня с неимоверной скоростью целится мне в горло, чтобы рвануть кадык и сломать его с одного удара. Я даже не вскочил, как лежал, с блокнотом, прижатым к коленям, так и остался. Просто выставил карандаш в месте предполагаемой точки пересечения траектории и с интересом наблюдал как раскрытая ладонь несется навстречу острию. Вот так, чуть подправить, чтобы не повредить кость, пусть копье пройдет ровно в центре ладони, между фалангами, куда забивали гвоздь Иисусу, в его время. В замедленных кадрах видно, как карандаш протыкает насквозь ладонь. Еще нет крови, а твердый, острозаточенный графит хищно топорщится над тыльной стороной ладони словно коготь дракона.??Еще Кот не понял, что атака провалилась и даже не почувствовал боли, но я уже выдернул карандаш из раны и сам взвился над постелью, уклоняясь от удара, выскользнул из- под летящей лапы, увернулся и оказался позади Кота, а он падал на мое место потеряв равновесие.
   Время вернулось. Никто ничего не понял, противостояние длилось считанные секунды, и не сомневались, что Кот одержал сокрушительную победу над Темным драконом, но дракон будто обладает сверхчеловеческими возможностями и телепортировался за спину противника, а противник, истекая кровью уже валяется на месте дракона, где тот еще секунду назад отдыхал. Пронзенная ладонь Кота упирается в блокнот на открытой странице "Свободный человек" и обагряет кровью рисунок, то место, в аккурат, под ключами.
   - А-а-а! - вскричал Кот будто взревел, пружинисто вскочил и не обращая никакого внимания на брызги собственной крови бросился в очередную атаку, но уперся горлом прямо в остриё карандаша, который я держал в?готовности проткнуть глотку, наносить, наносить удары, пока его тело не станет похожим на дырявое ржавое ведро. Глаза в глаза, взгляд долгий, противостояние личностей и я вижу, как потухают гневные искры, как он, наконец, осознал, что проиграл Темному дракону самую важную схватку в его жизни, и я осознаю, что выиграл не менее важную в моей.
   Он схватил раненую руку, зажимая пальцами хлеставшую кровь по обе стороны ладони крикнул Вялому:
   -Вялый! Тряпку сообрази, рану перевязать.
   А я опустил карандаш, но на всякий случай держал его наготове. Вялый засуетился, разрывая свою наволочку на тряпочки. Что-то в кубрике произошло, это было ясно из навалившейся тишины, все как один обитатели, поднялись с коек обступая недавнее место сражения. Сейчас, в эту секунду родилась новая легенда о непобедимом Темном драконе, который никогда не сделает ни одного лишнего движения и не скажет лишнего слова, но, если придется, проткнет врага своим когтем за долю секунды. Эту легенду разнесут по зонам, и она обрастет, налипнет подробностями. Может быть, точно так же Геракл никогда не был сильнее любого человека в своей Греции, не обладал свехспособностями, но однажды, в минуту смертельной опасности, превзошел самого себя, и молва его сделала героем на последние тысячелетия, внебрачным сыном самого Зевса. Может, быть, может быть. Но я поверил в себя, как никогда, почувствовал внутри особую силу. Я могу останавливать время! Не всегда, конечно, но я сам видел мелькающие картинки в своем мозгу, которые мне помогли победить уже во второй раз.
   - Больно, Кот? Больно? - Заботливый Вялый хлопочет над рукой Кота.
   - Нет. Зато я сразился с Тёмным, - Кот смотрит на меня, с умиротворением, - и теперь у меня есть метка от дракона.
   ***
   Светлана.   Разговаривая с мужчиной, старайтесь сначала сказать о самом главном и только потом говорите о деталях, которые могут привлечь его внимание. Женщины обычно любят начинать рассказ с мелких подробностей, постепенно нагнетая напряжение, и только "под занавес" произносить ударную реплику, ради которой рассказывалась вся история. Часто к этому моменту мужчина уже теряет интерес к разговору, перестает слушать.
          Характерный пример: женщина ждет не дождется мужа, чтобы рассказать ему, как ей удалось самой починить водопровод. Она начинает со слова: "Я принесла в ванную полотенца и вдруг заметила, что подтекает вода в унитазе. Я подергала за ручку, как ты мне говорил, но это не помогло". Муж к этому моменту уже или встает, чтобы звонить водопроводчику, или лезет в ящик со слесарными инструментами. Жена кричит ему вслед: "Я не успела тебе досказать, я все починила сама!"
           Постарайтесь понять и принять то, что мужчины гораздо чаще женщин стремятся прекратить разговор. Возможно, ваш приятель, громко прерывая вас на полуслове, вовсе не хочет вас обидеть. Поэтому вместо того, чтобы молча проглотить обиду, постарайтесь нейтрализовать момент комментариями типа "...я говорила о том, что..." или "извини, но я не закончила". Мужчины в подобных случаях обычно настаивают на своем именно такими фразами, но женщины редко решаются на подобное и, как правило, молча обижаются.
          Кроме того, голос женщины обычно звучит тише, чем мужской, и поэтому им приходится напрягать голос, чтобы их услышали. И все-таки доказывайте свою правоту спокойно (но твердо!), и вы завоюете большее уважение партнера.
           Не говорите "я чувствую", говорите "я думаю" - это придаст вашим словам больший вес и поможет избегнуть обвинения в иррациональности. Суждение "Думаю, что ты слишком несдержан" звучит как хладнокровное наблюдение, а слова "Я чувствую, что ты недостаточно сдержан" будут восприняты как жалобное нытье.
           Смиритесь с тем фактом, что мужчины используют больше существительных и глаголов, а женщины - прилагательных и наречий. Если мужчина говорит, что это "мило", считайте это наивысшим комплиментом и не пытайтесь вытянуть из него прилагательные в превосходных степенях.
          Конечно, языковые различия между мужчиной и женщиной могут одинаково взбесить представителей обоих полов (Ах, какие женщины сентиментальные болтушки! Ах, какие мужчины скупердяи на слова!), но, если научиться расшифровывать язык противоположного пола и понять, что на самом деле скрывается за тем или иным высказыванием, это будет значительно способствовать взаимопониманию.
          Типичная история: жена потратила массу времени и сия, чтобы приготовить на ужин мужу нечто вкусненькое. Пока он смачно уплетал приготовленное кушанье, она ждала восхищенных комплиментов. Уже подавая десерт, не выдержав, спросила:
          - Ну, как?
          - Неплохо, - ответил муж.
          - Правда, вкусно? А что тебе больше понравилось?
          - Я же сказал, что все понравилось. Жене захотелось заплакать: какая бесчувственность! Какая неблагодарность! Вытягивай из него доброе слово.
          А дело все в том, что мужчины очень скупы на слова и редко кто из них щедр на комплименты.
           Не говорите громко и заканчивайте предложение, понижая, а не повышая голос, особенно если речь идет о каком-то важном и волнующем вас предмете. Как бы вы ни волновались в этот момент, постарайтесь не забыть, что повышение голоса к концу предложения почти превращает его в вопрос, а понижение придает вашему тону уверенность и убедительность.
          Постоянная же вопросительная интонация может произвести впечатление допроса.
           Никогда заранее не занимайте оборонительную позицию. Избегайте даже формальных извинений за то, что не имеет к вам никакого отношения, за что вы не отвечаете. Комментарий типа "мне очень жаль, что тебе снова не дали прибавку к зарплате", автоматически делает его жертвой, а вас, соответственно, преступницей. Слова: "Это просто позор для них, что они не дали тебе прибавку, но я уверена, что в следующий раз ты обязательно ее получишь", - делают вас союзниками, показывают, что вы можете встать на место обвинителя, а не просто посочувствовать.
           Согласитесь, с необходимостью не соглашаться. Многие женщины расценивают разницу мнений как размолвку.
          Мужчинам, как правило, импонирует возможность поспорить, показать свою правоту, привести убедительные аргументы; женщинам же традиционно отводится миротворческая роль. Когда в следующий раз вы с вашим партнером не сойдетесь во мнениях, используйте это различие для того, чтобы побольше узнать друг о друге. Возможно, вам обоим удастся выяснить много интересного, и в конце концов вы сумеете извлечь из этого много полезного.
           Мужчины ненавидят вести дискуссии с женщинами поздно вечером. Дело в том, что 1) в эмоциональных вопросах мужчина чувствует свое уязвимое положение, и попытка завязать разговор, когда он уставший, воспринимается как нечестная игра; 2) мужчины опасаются, что дискуссия затянется и это помешает ему высказаться.
  
   ---
Ангел. Да, любовь гибнет в браке, но ее губишь ты, а не брак. Любовь разрушается партнерами. Как брак может погубить любовь? Именно ты разрушаешь ее, ибо ты не знаешь, что такое любовь. Ты просто притворяешься, что знаешь, ты просто надеешься, что знаешь, воображаешь, что знаешь, но на самом деле ты не имеешь понятия, что такое любовь. Любви нужно учиться, это величайшее из искусств. Представь, что ты в танцевальном клубе, и кто-то обращается к тебе: "Давай потанцуем". Ты отвечаешь: "Я не умею". Ты же не станешь сразу бросаться в танец и изображать из себя великого танцора. Ты просто выставишь себя шутом. Ты не будешь похож на танцора. Искусству танца необходимо учиться, учиться пластике, учиться движению. Нужно натренировать тело для танца. Ты же не становишься художником лишь потому, что есть холст, кисть и краски. Ты не берешься писать картины. Ты ведь не скажешь: "Все необходимое есть, значит, я могу писать полотна". Ты можешь рисовать, но не станешь художником таким путем. Ты встретил женщину - вот у тебя есть холст. Ты немедленно превращаешься в любовника - и в художника, ты начинаешь творить. И она начинает писать картину с тебя. Не вызывает сомнений, что вы оба окажетесь глупцами, разрисованными дураками, и в конце концов ты поймешь, что происходит. Но ты никогда не догадывался, что любовь - это искусство. Оно не дается от рождения, оно не имеет отношения к самому рождению. Этому необходимо учиться. Это самое тонкое искусство. Человек рождается только с потенциальными возможностями. Конечно, ты рождаешься с телом; а если у тебя есть тело, то ты можешь танцевать. Ты можешь двигать телом, можешь быть танцором, но искусству танца нужно научиться. Чтобы научиться танцевать, нужно много тренироваться. Но танец не так уж и труден, ибо задействован в нем ты один. Научиться любви намного сложнее. В этом танце уже нужен партнер. Партнер тоже должен знать, что такое танец. Находить точки соприкосновения - большое искусство. Необходимо создать гармонию между двумя людьми... а два человека - это два разных мира. Когда сближаются два мира, обязательно будет конфликт, если ты не знаешь путей к гармонии. Любовь - это гармония. А счастье, здоровье, гармония - все рождается от любви. Учись любить. Не спеши связывать себя узами брака, учись любви. Сначала стань искренне любящим. В чем заключается основное требование? Оно заключается в том, что искренне любящий всегда готов дарить свою любовь, совершенно не беспокоясь о том, отплатят ему тем же или нет. Любовь всегда возвращается, в этом суть природы вещей. Это все равно, что пойти в горы и спеть там песню: долина всегда ответит эхом. Находил ли ты место в горах или холмах, где есть эхо? Ты кричишь, и долина кричит, ты поешь, и долина поет. Каждое сердце - это долина. Если ты наполняешь ее любовью, то любовью она и отзовется. Первый урок любви заключается в том, что нужно не просить любви, а просто дарить ее. Стань дающим. А люди делают как раз наоборот. Даже когда они делятся любовью, они всегда ожидают в ответ не меньшей любви. Это похоже на сделку. Они не дарят любовь, не делают это безусловно. Они любят с условием. Краешком глаза они наблюдают: не возвращается ли им столько же любви. Очень несчастные люди... они не знают истинной природы любви. Надо просто изливать ее, и она возвратится. Если же ничего не возвращается, то переживать не стоит, потому что любящий знает, что любить - уже счастье. Если любовь взаимна - хорошо, в этом случае счастье лишь умножается. Но даже если любовь не взаимна, ты счастлив просто оттого, что любишь, ты входишь в такой экстаз, что становится безразлично, взаимна она или нет. Любви свойственно свое собственное внутреннее счастье. Это случается тогда, когда человек любит. Нет нужды ждать результата. Просто начинай любить. Постепенно ты увидишь, что к тебе возвращается все больше любви. Только в любви человек узнает, что есть любовь, - только если он любит сам. Подобно тому, как научиться плавать, можно только плавая, научиться любви можно только любя. Люди очень несчастны. Они ждут, чтобы их полюбил кто-нибудь, тогда и они полюбят. Они остаются пассивными, отгороженными. Они пассивно ожидают. Откуда-то придет какая-нибудь Клеопатра, и они откроют ей свое сердце, однако к тому времени они уже совсем забудут, как его открывать. Не теряй ни единого шанса любить. Даже проходя по улице, можно быть любящим. Можно любить даже попрошайку. Не обязательно давать ему что-нибудь, можно хотя бы улыбнуться ему. Это ничего не стоит, но именно твоя улыбка откроет твое сердце, сделает его более живым. Возьми кого-нибудь за руку - друга или незнакомца. Не жди, что любовь придет к тебе только тогда, когда появится нужный человек. В таком случае нужный человек никогда не появится. Продолжай любить. Чем больше ты будешь дарить свою любовь, тем сильнее вероятность того, что такой человек появится - ведь твое сердце раскроется, станет более живым. А распахнутое сердце привлекает больше пчел, больше любящих. Тебя совершенно неправильно воспитывали. Во-первых, каждый живет с ложным представлением о том, что он - любящий. Чтобы стать любящим, по-твоему, достаточно лишь родиться.
   ***
   Легенда
   - Что не поделили в камере? - Спрашивает Семёнов, а сам лыбится, ведь и так всё знает, съемку ведь круглосуточную наладили.
   - Мою задницу, она мне самому нужна.
   - Хотите взглянуть запись?
   Вообще-то, да, было бы очень интересно посмотреть на себя со стороны, хоть и не люблю, но сейчас меня занимал вопрос архиважный; Как я делаю, это? Кивнул головой, и лейтенант включил запись приговаривая:
   - Я был поражен и не только я. Владеете боевыми искусствами?
   - Нет. Но я художник.
   - А причем здесь художник и искусство боя?
   - Это трудно объяснить, - пожимаю плечами, впиваюсь в экран всем своим вниманием.
   Кубрик снимают общим планом, так, что видно почти все койки, кроме Кота, его трон в мертвой недосягаемой зоне наблюдения. Я быстро отыскал глазами свою шконку видно только колени, где притулил блокнот и рисую. Кот мечется между рядами, нервничает, а также нервничает и шевелится волнами камерный планктон, где он проходит. Получается очень забавно, будто магнитом водят по обратной стороне бумаги, а сверху насыпана железная стружка, разного калибра, и эти пружинки поднимаются и тут же падают у магнита за спиной. Потом, Кот исчез в невидимой зоне. Сейчас говорит Вялому, то, чего стою я в его мире. И через минуту, несется ко мне, прямиком, видеокамера плохонькая, если не сказать точнее - дрянь, даже не успевает обрабатывать пиксели, поэтому за Котом тянется размазанный фантомный след. Атака! Падение. И вот я уже материализовался над ним?вытянув карандаш как нож, камера даже не успела зафиксировать передвижение. Легкое разочарование. Самого главного не записано, я видел это гораздо отчетливей и даже сейчас смогу нарисовать в подробностях каждый кадр коротко секундной битвы.
   - Карандаши у меня отняли и альбом.
   - И правильно. Карандаши - оружие и в общей камере не положено иметь, я вовремя не сообразил и позволил Вам их взять, теперь от начальства мне влетит. Но, я рад, что они Вам пригодились, иначе, даже не представляю, что было бы.
   - С Котом всё в порядке?
   - Да, сегодня к обеду вернется в камеру, но Вам, там уже находиться небезопасно. Поэтому переведем Вас сейчас же в одиночку.
   - Можно вернуться, хотя бы на двадцать минут?
   - Зачем? - удивился лейтенант.
   - Остался один должок, вопрос чести.
   - Хорошо. Устрою, если не опасно. А сейчас придет Колесникова к Вам на дознание, - лейтенант болезненно поморщился, - встречаетесь в четырнадцатом, хватит мне разорений в моем кабинете и долгих перекуров. Сержант! - позвал он сопровождающего и обратился ко мне, как будто вспомнил, зачем собственно вызывал меня на допрос. - Да! Встречался со Светой, и она разрешила скопировать всё содержимое памяти телефона. Признаюсь, некоторые вещи там, меня шокировали.
   - Например?
   - Да там полно порнухи! Не слишком ли Вы много позволяете ребенку?
   - Ну, - смутился я, - Не приучен следить и шарить по карманам. Абсолютное доверие.
   - А надо бы. За такое, драть ремнем, по жопе!
   - Ладно, займусь как-нибудь, по свободе.
   - Да, кстати, встретился с вашим адвокатом, он рассказал, что Светлана собрала подписи жильцов дома на заявлении бабушки о лишении родительских прав ее матери.
   - Так, что вам нужно выбросить все грустные мысли из головы, адвокат у вас опытный.
   Сержант ведет меня по уже знакомым коридорам и я, наконец, начинаю понимать их логику. Вся правда в том, что никакой логики нет, здание строили, потом пристраивали новые помещения, потом ломали стены расширить, потом закладывали в другом месте кирпичами, и это на протяжении долгих лет, сменилось несколько поколений архитекторов, а то и вовсе шабашников. В общем, напрашивается аналогия, наверное, никаких лабиринтов Минос тоже не придумывал, а просто, так получилось. Сержант идет за мной, а я прямо затылком чую, что у него есть вопросы, но видимо протоколы, ну и воспитание в придачу, не позволяют разговаривать с заключенными. Но я ему помогу:
   - Задавайте, Ваш вопрос, сержант.
   Как он обрадовался! Что избавил его от необходимости самому навязываться. Гордый.
   - Сергей Дмитриевич, а какой тотем у меня?
   - Гриф. Гордая и одинокая, американская птица. А что?
   - Ну. У нас, в карауле, все на это подсели, хотелось бы знать свой точный символ. Значит гриф?
   - Да.
   - А я думал - ёжик.
   - Ёжик тоже подходит, но Вы будете тем, кем сами захотите стать.
   - Даже драконом?
   - Даже драконом.
   Марина уже ждала в кабинете, сидела за столом, скучала. Вот что интересно, чтобы защищать меня, ей нужно потратить массу времени. Как она умудряется совмещать с основной работой? Босс ведь не настолько простак, чтобы отпускать лучшего менеджера-толкателя проектов себе в ущерб. Вывод однозначный - Марина сейчас спасатель по согласию Александра Николаевича. То есть, напрашивается законный вопрос, зачем они меня посадили? Чтобы потом героически спасать? Абсолютно нелогично. Но теперь я понимаю это не месть, Семенов был прав, это деньги. Только как они собираются их сделать? Не понимаю. И это надо выяснить. Может быть так? Сажают, я боюсь и отчаялся, готов подписать любую бумажку, чтоб вытащили, спасают, подписываю и вот тебе - раб. Она же сама предлагала помощь от Александра Николаевича. Ага, теперь всё по полочкам и понятно.
   Захожу в кабинет, присаживаюсь напротив Марины. Она опустила голову, в глаза не смотрит. Молчит, ни здравствуй тебе, ни привет. А сержант опять слинял. Одно из двух, либо помчался в караулку хвастать своим новым тотемом от Мастера, либо тоже в караулку посмотреть через камеру в верхнем углу кабинета, как мы будем опять ссориться с Мариной, наверное, Семенов не сдержался и проболтался. Но пусть обломаются, сегодня я буду "мистер сдержанность" и она ни за что не сможет сдернуть мои предохранители.
   После долгого молчания, Марина наконец подняла глаза, посмотрела на меня:
   - Он меня изнасиловал.
   - Кто?
   - Отчим. Когда мне было двенадцать лет.
   Я молчу, смотрю внимательно на неё, не мигая. Никаких вопросов! Если захочет сама расскажет. Ей сейчас нужно выговориться, и она пришла с этим именно ко мне. Она ждет от меня слов поддержки, глаза блеснули влагой. Не дождавшись слов утешения, продолжила:
   - Мама уехала в санаторий, он сам ей купил путевку, и мы остались с ним вдвоем, на целый месяц. Водил меня в театр, на карусели, за город на речку, этого чертика подарил. Я думала, так хорошо с папой! Он меня очень любит! Было всё, так замечательно и весело. А однажды я разбила чайный сервис, который он купил, чтобы порадовать маму к приезду. Неосторожно раскрыла коробку и все чашки вывалились на пол - вдребезги, на мелкие кусочки. Он рассвирепел, орал и матерился, как грузчик в магазине. И ударил меня, по лицу, так больно, что я заплакала громко, а он накинулся на меня и бил, бил, бил, кричал чтобы я заткнулась, а потом схватил за шиворот и бросил на кресло, точно так же, как ты, лицом вниз, содрал с меня трико и все кричал: "Замолчи, замолчи!".? Я думала, что он меня бьет, было страшно и больно, очень больно, я боялась, что будет еще больнее, если буду громко плакать. И?давилась слезами, тихо, даже не сопротивлялась, а он толкал и толкал меня,?вдавливал?в кресло, мои ноги раздвинул так, что чуть не порвал. Извращенец.
   Зачем она мне это рассказывает? ?Я уже пребываю в панике и пронзительной жалости к ней, провожу параллели cо Светой. Ведь, почти тоже ждало Свету, если бы я не сдерживал себя из всех своих сил.
   - А потом. Он это делал всё?время, до самого приезда мамы. Где поймает в доме, там и изнасилует. Сильно уже не бил, но заставлял ложиться к себе в постель и засовывал свой член в меня, во все возможные щели. Приказывал одевать красный мамин беретик и на голое тело подвязывать шелковую косынку словно набедренную повязку. Требовал, чтобы стояла перед ним на табуретке и рассказывала с выражением сказку "Красная шапочка". А я его тихо ненавидела, но смирилась, стала принимать всё, как неизбежное. Он меня сломал, превратил в подстилку и мучил, мучил каждый день.
   - Где он сейчас? - дрогнувшим голосом спросил я.
   - Не знаю. Мама его прогнала, как узнала. Выставила за дверь и сказала, что, если увидит в следующий раз - посадит в тюрьму. Я очень долго отходила от этого, все мечтала встретить его и убить, отрезать яйца и заставить их сожрать у меня на глазах. Носила с собой чертика, чтобы засунуть ему в зад при случае, как он совал в меня свой член. Со временем, все забылось, притупилась боль, стерлось из памяти, только совсем недавно, ты напомнил мне о нем.
   Слезы. На ее глазах крупные слезы. Тот мужик, паскуда, испортил девочке жизнь, превратил в Ад. И она жила с этим всю свою жизнь, с мечтой отомстить. Но тут, пришел я и насильно принудил вспомнить свои старые забытые чувства и ощущения, напомнил ей, заставил трепетать и бояться. Медленно поднимаюсь, иду к ней, беру голову двумя руками и прижимаю к себе. Марина всхлипнула, обняла меня за талию прижалась щекой к животу, крепко, крепко, как Света, когда искала во мне утешения и защиты.
   Я понял. Дефлорации не будет. Не будет также и срока, потому что Марине я нужен именно такой какой есть, и пусть весь мир захочет моей смерти или позора, но только им всем нужно будет переступить через неё. Не знаю, откуда такая уверенность, но Света наняла правильную ведьму. Только её я ей не отдам. Как выйду, сразу же заберу. И никогда! Никогда не допущу такого, что произошло с Мариной.
   - Ладно. Я пойду, - сказала она, когда успокоилась и высохли слёзы.
   Я молча стою смотрю как она уходит.
   - Чем расстроены, сержант?
   - А! - Махнул рукой сержант, - в караулке меня оборжали за грифа.
   - Почему?
   - На тюремном сленге, гриф - это пидорок. Урки набивают опущенным насильно.
   - Ммм, тогда ёж - несравненно лучше.
   - Я тоже так подумал, гордая, американская птица не для нас.
   Лишь только я появился в камере?так все вскочили со своих лежек, сели свесив ноги. Не понял? Они меня принимают за авторитета? Принимают царем? Прикольно и приятно. Гордость - иногда?хорошая штука, заставляет?окружающих?уважать тебя, даже невзирая на то, что ты педофил и достоин хлебать воду из параши. Я прошелся по кубрику упиваясь трепетным уважением бандитской братии, присел на свою койку и сказал:
   - Вялый, изобрази машинку.
   Вялый среагировал мгновенно, притащил хитрые аксессуары для татуировок.
   - Зачем? - спрашивает с придыханием.
   - Тотем тебе будем делать, если еще не передумал.
   - Я передумал? Нет! Я не передумал! Коржик! Давай, работай! А Суслику тоже сделаешь? А Коржику?
   - Нет. Только тебе.
   Коржик трудится над Вялым растирает ему грудь, а я думаю над проектом. Не хочу делать Вялому хамелеона,?я поверил в то, что можно поменять человеку сущность лишь одним своим рисунком на его коже. Кем я вижу Вялого? Кем хочу его видеть? Он будет драконом воздуха, похожим на хамелеона, но он не предатель, он друг и верный товарищ, которому стоит доверять, его мудрость в том, что никогда не сделает пакость за спиной своего господина, будет честным до конца, потому что, иначе не может, такова его сущность.
   - Ты не будешь хамелеоном, ты будешь драконом.
   - Я, драконом? А мне за это, по морде от Кота!
   - Не бойся, ему понравится.
   И начал. Главное - глаза, в них всё записано и любой человек прочтет подсознательно, что из себя представляет обладатель, прочтет и будет относиться соответственно заложенному коду, сущности. Дракон смотрит внимательно и предугадывает мысли собеседника, он знает про тебя всё, не спрячешься, не обманешь, заберется к тебе под черепушку и выудит все твои мысли. И тогда, берегись если ты пришел с ножом в кармане, этот же нож окажется у тебя же в глотке по самую рукоятку. Дракон не быстр, но бесшумен и его свернутый язык не подпустит ни одного врага на три расстояния, размера своего тела. Он словоохотлив, но никогда не скажет лишнего, то что потом враги смогут обернуть против него же и против того, кого защищает. И зубы, острые как бритва, но он их не применит раньше своего языка. Ведь слово ранит гораздо больнее чем самый острый нож. Дракон не отдыхает, даже если он спит, всегда начеку, всегда на страже и готов сразиться хоть с целой армией подонков, что посягнут на честь господина.
   - Всё, Вялый, - сказал я, поставив последнюю точку и подписавшись Темным, - я обещание выполнил, а ты заслужил своим поведением. Со временем, ты сам поймешь, что означает твой тотем.
   - Спасибо, корешок! Век не забуду!
   - Сержант! - Кричу в сторону железной двери, - я готов.
   Пожимаю руку Вялому и иду к открывающееся двери камеры.
   ***
   Светлана. Женщина, для которой дети являются жизненной ценностью, стремится увидеть в них своё продолжение, воспитать у них способности, которые помогут им найти своё место в жизни. Человек хочет жить дальше - в своих детях. Однако это желание не является инстинктивным, врождённым, оно приобретается в процессе воспитания. Почти каждый человек нуждается в осознании того, что в детях он найдёт своё продолжение. Когда ребёнок появляется на свет, он становится для родителей самым дорогим существом, для воспитания которого необходима их активная жизнедеятельность, то есть возникает благородная цель, обогащающая смысл жизни человека. Ребёнок даёт взрослому очень много. Гораздо больше, чем обычно думают: он помогает человеку стать Человеком, делает его жизнь полнее, полноценнее.
   Ребёнок - неисчерпаемый источник жизненных стимулов. Это безгранично подвижная стихия, вносящая в жизнь не только заботу и тревогу, но и радость.
   Хорват Ф. считает, что материнство всегда будет главной частью жизнедеятельности женщины. Из материнства она черпает сознание смысла своей жизни во всей полноте. Оптимистическое отношение к жизни является результатом счастливого материнства. Ничто не может с такой силой принести удовлетворение женщине-матери, дать ей более полное сознание осмысленности прожитой жизни, как убеждённость в том, что её материнские предназначения реализованы успешно. Материнство в жизни женщины играет совершенно уникальную, очень важную роль. Дети - отражение и продолжение родителей. Отражение - потому то вбирают в себя то, что взрослые им дают. Продолжение, потому что они изменяют, развивают, используют в своей жизни полученное от родителей. Если мать ощущает себя как нечто неизменное, не подлежащее совершенствованию, если родители не представляют, что такое работа над собой, не имеют внутреннего опыта такой работы, - это отражается на их отношении к ребёнку. Если мать рассматривает свои собственные изменения под углом приобретения новых знаний, "внешних" умений, она будет замечать это и в ребёнке. Если родители свои изменения рассматривают ещё с точки зрения развития внутренних качеств, воспитания в себе, например, большей терпимости, большей последовательности и целенаправленности, большей доброжелательности и т.д., то отношение к развитию ребёнка будет более полным. Чем лучше мать умеет воспитывать себя, тем лучше она понимает, что значит - воспитывать ребёнка. Женщина полностью несёт ответственность за своё желание стать матерью. Она решает проблему серьёзного и ответственного выбора, определяющего всю её дальнейшую жизнь.
   Ответственность за ребёнка - элемент осознанного материнства. Осознанное материнство - это, прежде всего отказ от стихийного наступления материнства. Осознание материнства, помимо желания иметь детей, заключается ещё в осмыслении, в положительном отношении к тем новым обязанностям, к той новой жизни, в которую вступает женщина, когда она решает стать матерью. Большое значение имеют те мотивы, которыми женщина руководствовалась при решении вопроса о рождении ребёнка, какие действительные побуждения приводят её к желанию стать матерью. О действительно ответственном отношении к материнству можно говорить тогда, когда будущая мать полностью осознаёт его смысл с общественной и личной точки зрения, когда она понимает реальные проблемы, связанные с материнством, сознательно берёт на себя их решение, правильно готовит себя к их реализации.
  
   -------
Ангел. Назовите самый знаменитый символ Китая? Дракон однозначно будет наиболее популярным ответом, разве что поделит пальму первенства с Инь-Ян. В действительности, традиционный китайский дракон - символ глубокий и неоднозначный, но вряд ли сами китайцы когда-либо ассоциировали свою страну с этим образом. С другой стороны, здесь к дракону всегда было особое отношение, поэтому отчасти такой ответ все-таки будет верен.
   То есть справедливо утверждение о том, что "первыми" использовать этот образ стали именно китайцы. Но что означает символ дракона в этой стране? Нужно сразу сказать, что дракон исконно ассоциировался с Ян, то есть с активным, динамичным, мужским, светлым, короче - позитивным началом. Также дракон в Китае в самом общем смысле является аспектом воды, хотя нужно сказать, что почти любой дракон у них летает, и некоторые являются порождениями иных стихий. Но канонический образ именно такой: дракон - символ водный, и здесь, учитывая семантику символа Ян, логично отметить, что изначально речь шла о "небесных водах", но к этому мы еще вернемся.
   Символы драконов (картинки на эту тему представлены ниже) во множестве находят на территории Китая в процессе раскопок самых разнообразных культурно-исторических мест. Современные исследователи не сомневаются, что дракон - символ дождя, либо, как минимум, он каким-то образом был связан с культом дождевой воды, небесной влаги. Речь также может идти о культах плодородия в целом.
   Существует земляной, небесный, синий, белый дракон, символ в каждом отдельном случае уникален и его семантика также несколько отлична. Дракон - символ, который формировался веками, поэтому не удивительно, что он связан с сакральными числами даосизма.
   Символы драконов (картинки этих символ без труда можно найти на китайских деньгах или в росписи храмов различных исторических эпох) в большинстве своем носят положительную семантику. При этом с течением времени драконы в Китае обрели собственную, достаточно подробную градацию, причем каждой группе соответствует определенный набор характерных черт. В общем, можно сказать о том, что китайский дракон (символ яркий и необычный) имеете в длину от одного до трехсот метров, а детеныши драконов вылупляются в среднем через тысячу лет после того, как было отложено яйцо.
   Важно отметить, что в соответствии с древнекитайской традицией дракон - символ изменчивой природы (природы в принципе и природы человека в частности). Драконы меняют форму, принимают человеческие обличия, могут жить тысячу лет и более, рождаются из золота того же цвета, как и их шкура. Легенд, связанных с этими существами - великое множество. Но эти легенды логично оставить культурологам, нас же интересует другой вопрос: что означает символ дракона? Какова его семантика и верно ли утверждать, что символ Китая - дракон?
   В этом смысле нужно сказать, что в Китае дракон - архетип царя животного мира (как у нас - лев). Именно поэтому дракон - символ власти и могущества, в первую очередь. Это комплексный и самодостаточный образ, который указывает на существо гармоничное, однозначное, не допускающее экивоков. С учетом семантики образа "небесного дракона" можно сказать о том, что в целом дракон - символ справедливости, возможно даже возмездия, ибо он видит все и неумолим в отношении тех, кто нарушает заветы богов. Зачастую в древнекитайском эпосе дракон становится символом императорской власти и самого императора. Дракон - символ, который долгое время принадлежал только элите и простолюдины, которые "посмели" носить одежду с образами драконов, подлежали смертной казни. Стяг династии Цин украшен драконом, а императорский трон часто даже в просторечии называли троном дракона.
   Сейчас символы драконов (картинки, фотографии) нетрудно найти в Сети, убедившись, что этот образ в Китае действительно носит массовый характер, что само по себе отвечает на вопрос, можно ли считать, что символ Китая - дракон (негласный символ, разумеется). Кроме того, в целом, китайский дракон - символ "насквозь положительный", он несет добро и свет, он правит и защищает, он дарует удачу и помогает нести воздаяние недостойным. И это в корне противоречит западному образу дракона, где он является явным антагонистом человека. Здесь, разумеется, нужно понимать, что образы "дракон" и "змей" в европейских культурах синонимичны и взаимозаменяемы. Кстати, у тех же христиан дракон - ипостась (одна из) сатаны. Любопытно, почему одно и то же мифологическое животное обладает столь противоречивыми характеристиками в разных культурах. Хотя, если задуматься...
  
  
   ***
   О! У меня теперь есть новый дом, личная камера, где совсем необязательно контролировать свое выражение лица, не сканировать окружающее пространство мозжечком и можно выключить свои внутренние сенсоры, которые уже опухли от неустанного напряжения круглые сутки. Кайф, нирвана, высшее наслаждение. Это ж нужно заслужить. Я теперь понимаю маньяков и зверских убийц, как им приходится извращаться, чтобы получить, вот такую же отдельную камеру, почти курорт. Мне же, просто, халява. Всего-то дел, пырнул карандашом авторитета. Цени, Серёга!
   Карандаши с альбомом вернули, и даже сотовый, вообще, настоящий рай. Первым делом, написал СМСку Светлане: "Солнышко, скоро отпустят. Очень люблю", через некоторое время получаю ответную СМС: "Очень-очень скучаю. Люблю и целую. Твоя амазонка". Сердце захлестнула волна нежности. Есть возможность расслабиться и подумать.
   А почему я, собственно, Тёмный дракон? Наверное, потому что Сергей Дмитриевич. Имя, оно определяет сущность человека, Серый Демонович - серый демон. Черте что, в башку лезет, сейчас додумаюсь, что какой-нибудь Джидай, Мастер Юниверс Йодо, "Да, прибудет с тобою сила!" Не думать об этом.
   Карандашей нет и альбома. Так бы нарисовал каждый кадр боя с Котом и Пушком с Зеленым, сразу же стало понятно бы. Что за напасть? Как я без работы буду? Ну поспал денек, второй, отлежался, отдохнул. Дальше, что? Пухнуть от сна я не привычен, нужно занять себя, чем-нибудь. Например, обдумать свое положение, свою речь на суде. О, да! Я должен быть очень красноречив, когда дадут слово, если дадут, конечно. Вот, как Марина. Откуда она выковыривает красивые слова и главное ни о чем? Может часами говорить об одном и том же, не повторится, и слушать интересно. Я так не умею. Скажу фразу и все уже понятно, всё по существу и исчерпывающе. Чего распинаться?
   Ситуация.
   Судья спрашивает: "Гражданин Даньков, вы признаете себя виновным?"
   Ответ: "Нет"
   Вопрос: "Ваше последнее слово"
   Ответ: "Я не признаю себя виновным"
   И всё, ни тебе слов про отеческую любовь, ни про то, как ребенок пропадет в хищных лапах Верки, ни даже про то, что смогу дать отличное воспитание и самое лучшее образование какое еще придумано человеками. Нет, лучше пусть Марина скажет:" Он, Даньков, очень сложный человек, с ним трудно и порой даже невыносимо, но он честен и предан до конца, всегда готов прийти на помощь и протянет руку в самую трудную минуту." Вот такой дифирамб закатит, и то, это я по скромности, привожу приблизительно. А она заставит плакать зал в экстазе, рыдать судей в умилении, насколько хорош Даньков Эс Дэ. Хотя сама, меня терпеть не может. И я её тоже! Просто, ненавижу! Боже мой! Когда же я выйду отсюда? Не могу сидеть в тесной конуре, наедине со своими мыслями. Не надо думать вообще. Лежать с чистой от всяких мыслей головой, вот так, ни?о чем не думая.
   А я и вправду подлец. Света не заслуживает такого отца. Но я ведь борюсь с собой! Не позволяю излишеств! Ага, а кто киску Свете целовал? Кто её развращает, делает такую же подстилку, как и Марина? Только отчим грубиян и жестокий подонок, а я нежненько так, капелька за капелькой. Пройдет совсем немного времени, ей даже не исполнится восемнадцать лет, как я её буду искать ее по всей квартире. Плохие мысли! Об этом тоже не думать!
   Чем бы заняться? Полежу, займусь медитацией. Приведу мысли в порядок. А раньше не замечал... Мог месяцами ни с кем не разговаривать, а отпуск проводил на диване с первого по последний день. Лежал, балдел и никаких тебе мыслей, даже в магазины не выходил, сухие макароны ел, потому как лень было сварить. Итак, ложусь удобнее, расслабляю тело, ровное дыхание, закрываю глаза, на внутреннем экране меняющаяся картина белых и черных пятен. Белые пятна - это очаги возбуждения, черные -релаксации. Останавливаю внутренний диалог, тишина, мягким усилием увеличиваю черные пятна, пока они не заполняют все пространство внутреннего экрана. Улавливаю движение, меня втягивает в черноту. Потом движение вверх. Я над зданием. Поднимаюсь еще выше. Я над планетой. Еще выше.
   Потоки энергии пронизывают вселенную, светлая энергия - это энергия созидания, она зажигает центры жизни на планетах с подходящими условиями, и нам начинаются анти энтропийные процессы, жизнь пытается сама себя сохранить и поддержать, темная энергия - это энергия деструктивная, она уничтожает центры жизни, создавая планетарные катаклизмы. На уровнях высоко организованной материи энергия принимает энерго информационную форму, она зажигает души, которые наделены способностью познавать и управлять материальными телами и психическими процессами. В души может проникать бессознательно или осознанно энергия света или тьмы, в зависимости от которых выстраивается цепочка поступков, а значит и судьбы. Так как вселенная живая, то уничтожение центров жизни как инсульт - это потеря функциональности. Светлую энергия мы называем божественной, так как в ней действуют законы любви и добра, в темной энергии действуют законы ненависти и зла. Наши эмоции в состоянии аффекта порождают мыслеформы, влияющие на общий баланс (равновесие) зла или добра в живой вселенной, если силы тьмы (зла) превышают некоторый критический порог наступает коллапс, вселенная сворачивается в темную дыру.
   Очнулся от шума, кто-то настойчиво стучит.
   - Сергей Дмитриевич! - обратился ко мне сержант Беляев заглядывая в решетчатое окно камеры. Ура! Живые люди! Сержант, мой спаситель.
   - О! Сержант! А хотите я Вам сделаю тотем, татуировку ежа? Только нужно машинку попросить у Вялого.
   - Нет. Нам не положено татуировок, с органов попрут, сразу. Я пришел Вас проводить, Семенов вызывает. Выходите.
   Какое счастье, даже на допрос, лишь бы не вариться в автоклаве, в собственном соку разума.
   Иду, дышу полной грудью коридорным воздухом. Хоть и лабиринт, но у него где-то есть выход на свободу. Никогда бы не подумал, что мне в тягость закрытое помещение. Может потому и двери своей квартиры постоянно забываю закрывать? Подсознание, оно недаром подсознание, чтобы знать тебя до последней клеточки и тебе лишь приходится всегда подстраиваться под него, чего бы оно ни хотело. Попробуй, взяться им управлять, обломаешься как иголка, сдуру решившая сшить два листа стали.
   - Сейчас придет Звягин Анатолий Афанасьевич, - прямо с порога заявил Семенов, - Он внес за Вас залог, и поэтому Вам повезло, до суда будете находиться дома.
   - Я очень рад! - я был очень рад, и Звягин именно тот друг, который действительно меня и спасает, - мне осточертело в тюрьме, хотя, Ваша компания, лейтенант, мне очень нравится.
   - Мне тоже, Ваша компания симпатична, в отличии от Завьяловой. Сегодня её допрашивал, и знаете, Вы правы, она жадный кот с балалайкой. Очень на Вас сердита и пребывает в решимости отвоевать дочь, но несчастный ребенок, я даже не представляю, что с ней станет в той семье. Ваша картина про рай, просто, самый счастливый момент из жизни Светы, потому что будет в сотни раз хуже. Знаете, что Завьялова заявила? Вы обязаны содержать её с мужем, потому что используете её дочь! Нет, слов.
   - Запись изучили?
   - Да, и там полный компромат на Завьялову, но это еще ничего не значит, обвинение может опротестовать, заявить, что сфабриковано. Только может служить, как крайняя мера, для убеждения суда. У Завьяловой очень сильный адвокат, и он сможет, настроить суд против Вас. На завтра назначена медицинская экспертиза девственности Светы, мы с Мариной Анатольевной пригласили и сторону обвинения для участия.
   - Хорошо, спасибо.
   - И ещё. Нашел пятого информатора кукловода - воздушный шар, - Он достал рисунок из папки, потом еще оттуда же, фотографию моей "Лестницы в небеса". Положил их рядом, передо мной, - ничего не находите? Какое сходство?
   - Нет.
   - Пятый информатор - это Ваше творчество! Смотрите, чертик, на картине и силуэт внутри воздушного шарика. А?
   Действительно очень похоже, но это еще ничего не значит. Я мог нарисовать силуэт в воздушном шаре, потому что тема чертей, а в частности этого, в коричневом капюшоне, меня последнее время очень занимает, мало того, занимает, меня просто прёт от этих чертей.
   - Если допустить логически, то кукловод мог черпать информацию из ваших рисунков, а там явно проглядывается тенденция.
   - Что Вы этим хотите сказать? - Насторожился я.
   - Ну, - пошел лейтенант на попятную, что не слишком деликатно поднял тему, - Ваше творчество напрямую зависит от Светы, Вашего отношения к ней, и Вы усилено, героически пытаетесь подавить в себе не отцовскую любовь к ней.
   Черт побери, лейтенант! Ты очень проницательный и умный. Так всё и есть, внутренняя борьба с собой и вообще борьба, за Свету, со Светой, со всеми, кто против Светы. Но самое главное, ни один штрих на картинах не делается без её имени. А в "Лестнице в небеса" это отношение вывернуто на изнанку из души, что видно даже невооруженным взглядом.
   - Я хоть и осуждаю Вас за взрослую любовь к ребенку, но, вот за эту борьбу, - продолжил Семёнов, - чтобы не допустить непоправимого, я Вас и уважаю. Кстати, из-за этого и все Ваши ошибки в воспитании. Вы потакаете ребенку в любых капризах, делаете так, как она хочет, но должно быть совсем наоборот. М-да. Отсюда и мои проблемы в воспитании своей дочери, я слишком жесток, даже деспотичен, но должна быть золотая середина. Так что, не мне Вас учить.
   - Семенов! - послышался из селектора связи властный, не допускающий ни даже мысли неподчинения голос, и лейтенант вскочил с серьезной миной, глядя на меня постучал себе по погону пальцами, мол, начальство, так ведь оно и сразу понятно.
   - Да, товарищ подполковник!
   - Сейчас к тебе придет директор мебельной фабрики Звягин Анатолий Афанасьевич, за этим художником. Он у тебя, сейчас?
   - Так точно, товарищ подполковник!
   - Передашь его из рук в руки. Мы с ним слегка переборщили, ты уж извинись перед ним.
   Звягин пришел как Георгий Победоносец, правда вместо копья, аккуратная папочка с документами, где прописаны параметры моей свободы, в смысле, из города не выезжать, из дома выходить, только с разрешения соответствующих органов. Да! Там был еще один параметр, который меня удивил, когда читал документ: "На время расследования, до суда, ограничить гражданину Данькову Сергею?Дмитриевичу любые контакты с гражданкой Завьяловой Светланой Ивановной без контроля временного опекуна Мартынова Ивана Семеновича"
   - Что это значит? - спросил я Звягина, - чем это вызвано.
   - Подписывай. У нас с тобой столько встреч с прессой, а без этого тебя не выпустят на свободу.
   - Ты веришь мне?
   - Да причем здесь я? Это буквы закона, которым следует подчиняться. Давай, подписывай, и пойдем отсюда. Всего месяц побудешь один, а потом, порвем их всех на суде, и удочеришь свою Свету, будет тебе счастье.
   - Ну вот и молодец, - удовлетворенно сказал Звягин, когда я подмахнул, - пойдем, я отвезу тебя домой, отдохнешь, на завтра у нас назначена конференция с журналистами.?
   Мы попрощались с Семеновым и сержант Беляев, проводил нас на выход, на свободу. ?Хоть так, хоть как, но таки свобода!
   - Ну, еще одно дело, - с этими словами он вытащил бумажник из нагрудного кармана, достал оттуда чек, протягивает мне, - семьсот тысяч евро, твои деньги за "лестницу в небеса" Думаю, тебе сейчас деньги, очень пригодятся.
   Наклонился к переднему сидению тронул шофера за плечо.
   - Поехали, Кирова двадцать четыре, Сергею Дмитриевичу нужно отдохнуть.
   - Кстати, Анатолий Афанасьевич, я готов принять ваше предложение - перейти к вам работать начальником рекламного отдела.
   - Ну и славно, сегодня подготовлю все документы.
  
Возвращение
   Ну, вот, хотел проскользнуть незамеченным! В нашем доме, особенно подъезде, едва ли реально. У бабок плацдарм и подступы к нему под полным контролем, всё налажено ещё с незапамятных времён.
   - Сережа! - баба Дуся резко распахнула дверь своей квартиры, лишь только я поравнялся на лестничной площадке, будто ждала уже давно, - и где ж ты запропастился? Так нужно было сказать, а тебя всё нет!
   - В командировке был, тётя Дуся. В очень важной...
   - А-а-а, - с деланным пониманием протянула она.
   Ведь сто пудов знает где был, по глазам вижу, а также вижу, вот она, тот поросенок Ниф-Ниф, мечтающая стать Наф-Нафом, сама же и сливала меня Кукловоду.
   - И что-то случилось, тётя Дуся?
   - Ничего особенного, просто,?Верка на тебя в суд подала.
   - Спасибо, но я уже в курсе.
   - А еще. Похороны. Они меня - ?обожрали! Я думала приедет человек пятьдесят и готовилась к этому, но в столовую приперлась такая туча народа, не сосчитать! Они все приехали на трамваях и своих машинах! И жрали, и пили, даже своим собачкам по хорошему куску домой забрали. А потом, в столовой выставили такой счет, что теперь на мои похороны не хватит.
   - Не переживайте так, тётя Дуся, я дам денег Вам, как сразу появятся.
   - Ну, спасибо сынок! Спасибо! Только Света со мной уже рассчиталась, я помогла ей с коллективным письмом в суд, что-то типа общественной характеристики. Так, что с Веркой, будь спокоен! - затараторила она, видя, что уже собрался уходить, - Если суд, мы ей таких чертей устроим! Дадим прикурить! Мало не покажется! Ты наш - и в обиду тебя, не дадим!
   - Спасибо, тётя Дуся, - я ей улыбнулся, в благодарность за поддержку. В очередной раз я поразился взрослому взгляду на жизнь девочки-подростка и ее активности!
   Нужно перебрать, перелистать все последние альбомы в поисках рисунков хоть отдалённо способных дать повод для шантажа. Особенно, где рисовал Свету обнаженной. Работа - адская, ибо я последние месяцы был продуктивным как никогда. По правде, всё это нужно сжечь... но не посмею, даже при угрозе жизни, это часть моей души и уничтожив их, я сожгу внутри себя нечто, что связывает меня со Светой. Чувствую, нет, знаю с той внутренней уверенностью даже без своего второго "я", крутого спеца по таким прогнозам. Всё спрячу! Где спрячешь? Как где? У Звягина. У него же есть сейф, в кабинете. А Звягин надёжен, так надёжен и честен, как даже я не бываю перед самим собой. Вот так, сложу рисунки в папку и передам Анатолию Афанасьевичу, до лучших времён.
   Да! Совсем забыл. Нужно поискать компромат и в рисунках Светы. Особенно любовная сцена в лилии, там мы легко узнаваемы. Альбом так и лежит открытым на её рабочем столе. Отбросил излишнюю щепетильность и принципы, полез в альбом, убедив совесть очень веским аргументом: Так ведь Света, специально его оставила на своем столе. Наверное, чтобы я посмотрел. Точно!
   И я посмотрел. Ребята, я в шоке. Большинство тем, либо бью кого-то, либо пронзаю мечом, а и сомнений нет никаких, что два главных, положительных героя, это - ваш покорный слуга, рыцарь без страха и упрека и принцесса чистейшей, бирюзовой крови Светлана.
   В общем ясно, это дневник, в том виде, как она интерпретирует реальность и о чем мечтает. А самый первый рисунок, где Света протягивает мне подарок, напоминающий то ли печенье, то ли сердце. Потом, стая волков, то бишь собак, окружила девочку, а я их бью палкой, похожей на копьё.
   Рыцарские сюжеты стали доминировать с середины альбома, с самого начала же, была просто девочка Света и просто дядя Сережа, это было сразу понятно по соответствующим надписям над героями, но по мере как совершенствовался и оттачивался стиль, надписи исчезли, но лица стали узнаваемы, даже характеры и эмоции прорисовывались скрупулёзно точно. Эпика в чистой консистенции, с ведьмами, колдунами и воинами. А потом появился дракон, он, то спасал короля из самых немыслимых ситуаций, то сжигал живьём ведьм и злых колдунов, запросто, по-молодецки напалмовым огнём, то мирно гонял чаи с принцессой.
   Да, фантазия очень буйная. Есть даже одна картинка, которая меня несколько озадачила: Известная ведьма, с яркими, алыми губами, хитрый толстяк-колдун и рыцарь, сидят за круглым столом, о чем-то договариваются. Ведьма сладенько улыбаясь протягивает рыцарю кубок, наверняка с ядом, иначе, как понимать зелёный дым, валящий из кубка? А в клубах слегка обозначен контур принцессы, наверняка тонкий намёк, на силу любви, против злых чар. Ух! Лихо закручен сюжет. Вот уж не помню, говорил ли Свете о проблемах на работе, где меня хотят сделать рабом?
   Потом ещё рисунок, узнаваемый сюжет, где Света, присущей только ей фантазией компилировала реальность в свой сказочный мир:
   Стоит рыцарь в шлеме, латах, закрывает собой принцессу в длинном платье и на них нападают враги, двое в железных одеждах похожих на перья хищных птиц, у них в руках мечи. Рыцарь тоже держит меч на изготовке, вот-вот начнется битва за честь принцессы. Улыбнулся. Я в свои четырнадцать лет не рисовал такого. Самолеты, танки и фашисты, прошитые пулеметной очередью. Принцесса! Вот и темы выбирает соответствующие. Картинка выполнена хорошо, техника исполнения гораздо лучше моей в её годы, но есть некоторые непропорциональные детали и я еле удержался от соблазна подправить. Но нет, я не за этим засунул свой нос в дневник дочери. Не забывай - ты ищешь логику развития ее внутреннего мира. Все показано откровенно, с юношеским максимализмом. Особенно поражали картины с поцелуями. Поцелуи были разные, от самых лёгких и невинных, до полных страсти и экспрессии, тут уж она и постаралась, оттачивала технику почти до совершенства, пока не стало получаться идеально, даже сливающиеся губы в таком сложном, для реализации на бумаге, деле. Да, и под самый конец дневника, множество любовных сцен и обнаженка. Вот и моя любимая "Лилии". Вот и сцена спасения из заточения, с драконом и ведьмой в помощниках. Нарисована Марина, почему-то ведьмой, которую поджаривает магический луч. Появились рисунки валькирий, это новое увлечение юного художника. Складываю все рисунки и дневник в папку, возьму с собой. Вскоре я подъехал к месту временного проживания, позвонил, замирая душой.
   Дверь открыла Света. Сразу запрыгнула на меня, обвив шею руками и туловище ногами. На глазах слезы радости. Торопливо целует все лицо и плачет.
   - Папочка Сережа, как я по тебе скучала!
   - Солнышко, мое! Я вернулся.
   - Посмотри, что я нарисовала!
   - Ну-ка, показывай.
   - Вот! - Света развернула альбом.
   . Я - как всегда, король. И принцесса Света -амазонкой. Мы стоим спина к спине, обнажив оружие, а нас окружают враги, и над нами ангел-хранитель. Это мне понравилось.
   - Ты уверена, что всё правильно нарисовано? - удивился я, - ты будешь сражаться вместе со мной?
   - Да.
   - Солнышко! Я смотрю, что ты прекрасно вооружена! В глазах решимость и отвага.
   - Я ведь король, а король умеет всё, и он должен служить только своей принцессе.
   - Конечно? -?и она улыбнулась мне, - но я хочу быть рядом с тобой и в бою, и на пиру. Нужно сражаться за свое счастье, если ему угрожают силы зла.
   - Ты меня любишь, моя радость? - спрашиваю я.
   - Люблю, очень-очень! - и потянулась ко мне губами.
   Господи, как я соскучился по этим рукам и губам!
   - Тогда пойдем за стол! Наверно проголодалась, пока ждала меня.
   ***
   Мудрость дракона
   Анатолий Афанасьевич не зря остановил свой выбор на городской картинной галерее. Там организовано всё на высшем уровне, подготовленный зал с изысканным вкусом, блистал уютом, если можно применить такое интимное понятия к залам для конференций. Удобство, это главная фишка директора фабрики, чтобы никто не почувствовал себя ущербным, ни те, кто глазеет, ни те, на кого глазеют. Малый зал для демонстрации высокой моды с длинной сценой-подиумом, глубоко вклинившейся к зрителям. Создавалась иллюзия моста между двумя враждебными стихиями, давала ощущение мирных переговоров, где должно быть найдено решение для существования прочных, добрых отношений хоть не до скончания веков, но всё же надолго.
   В галерее царил неуправляемый хаос, на короткий, свежий взгляд, но всё же подчинённый своей логике подготовки к конференции, наполнен людьми вооруженных хитро-мудрой аппаратурой, и они готовились внимать мне, что скажу с высокой трибуны. Суматоха и нервозная эйфория вовлекла и меня в вихрь бестолковой суеты и перемещений, а поскольку я не знал, что делать, собственно, а также не знал ни одного человека из этой братии, кроме Звягина, ходил за ним по пятам, словно ручная болонка, боясь потеряться в этом сумасшедшем калейдоскопе из людей.
   - Готов? - он жестом предложил пройти на подиум, где был установлен стол с двумя креслами.
   - Не совсем, - честно признался я. А куда честнее? Впервые выступать перед тучей народа. Такой уровень общения, предполагает вызубрить речь, чтобы говорить без запинки заготовку, обильно смазанную добропорядочными, общими фразами. И да, я их, пираний, всё же?боюсь, панически, чтобы там ни мнил себе, по дороге сюда. Быстрее бы все закончилось и уйти тихо, незаметно, потому что устал невообразимо, лишь одним ожиданием начала.
   - Я тоже, так что, не бойся, - бодро поддержал он меня.
   Когда мы вышли со Звягиным на подиум и прошли к столу, зал нас встретил робкими овациями, и вообще, отношение настороженное.
   Конференция началась спокойно, несмотря на все усилия команды Звягина, которая изо всех сил старалась расшевелить инертную толпу. Но, видимо, все были предупреждены, тему личной жизни не поднимать, а другое никого не интересовало. Ну, рисует чувак, что с этого? Да в наш век гениальных инструментов, каждый второй мало-мальски усидчивый и неленивый человек, по крайней мере, уже может претендовать?на имидж Микеланджело, а другой, из оставшихся - Леонардо да Винчи. Просто, мне неслыханно повезло с менеджером, Звягин ввалил в меня такое количество денег, что и обезьяна, мазнувшая по холсту любой пятернёй из четырёх, покажется чудом века.
   Вопросы задавали осторожно, стараясь сформулировать гладко и столь дипломатично, что фразы казались пресными, рафинированными. И все чего-то ждали. Напряженное ожидание так и вибрировало из зала, давило на меня своей недосказанной потребностью толпы. Ничего не изменилось с времен Цезаря. "Хлеба и зрелищ" вроде так кричала бесноватая толпа Колизея? Значит, случится непременно, лишь появись один смельчак, кто первый бросит в меня провокационный вопрос. Все жаждут чего-то необычного, ведь это же их суть и хлеб, но никто не хочет рисковать, чревато.
   - Расскажите о том, как зародилась идея "лестницы в небеса" и очень интересно было бы узнать секрет, заложенный в картине, пока его никто не разгадал, как ни старались.
   В плане духовном, людям приходится идти через Адскую реку, и им страстно хочется обрести покой, а вместо покоя, с каждым шагом по этому мосту, они открывают для себя еще более ужасную реальность? Так что, эта лестница оказалась непреодолимым препятствием, даже для дракона, который и родился на этом пути? И что не посвященный (духовно слепой) с немыслимой легкостью движется не туда, куда в принципе нужно идти.
   - Философия и искусство -- две наиболее объемные сферы ду­ховной жизни общества. Со стороны фило­софии ограничимся рассмотрением особенностей эзотерического учения, указывая при этом на его связь с исторической филосо­фией; со стороны искусства -- рассмотрением мирового живопис­ного искусства.
   - Эзотерическое учение раскрывает новый подход к истории фи­лософии. Это выявляется в ряде аспектов.
   Во-первых, эзотерическое учение раскрывает генезис истории философии, то есть ее происхождение, становление через сущест­вовавшие в Древнем мире Мистерии - посвящения, передачу эзоте­рического, закрытого, тайного знания, которое будущие философы имели право выдавать только в символической, скрытой форме.
   Слайды: Рафаэль "Афинская школа"
   Во-вторых, эзотерическое знание объединяет всю историю философии, делает эту отрасль знания единой, целостной, а также утверждает ее научность.
   Слайды: Пуссена "Время, спасающее Истину от по­сягательств Зависти и Раздора"
   В-третьих, эзотерическое философское направление устанав­ливает взаимосвязь между Материей и Духом, этими двумя важ­нейшими понятиями философии -- материализм и идеа­лизм в действительности раскрывают два взаимосвязанных мира: мира видимого, воспринимаемого нашими физическими органами чувств, и мира духовного, воспринимаемого духовными органами чувств. Эти миры сравнимы по объему. Человек жи­вет в обоих этих мирах.
   Слайды: Ге "Что есть истина? Христос и Пилат"
   В-четвертых, эзотерическое учение развивает философскую теорию познания. Истинное знание надо искать в мире духовном, являющимся основой для мира видимого, вещественного.
   Чтобы понимать высшие истины, нужно развивать высшую спо­собность восприятия, которое есть чувство-знание. Это специфиче­ский философский метод познания, развитие которого связано с воспитанием в человеке высокой нравственности.
   Слайды: Дюрер - гравюра "Меланхолия", "Св. Иероним в келье"
   Гойя - "Ко­лосс"
   Босх - "Корабль дураков"
   Отметим при этом важную особенность эзотерического знания, о которой говорят его авторы. Овладение им развивает людей, приводит в действие их скрытые способности и наклонности -- как положительные, так и отрицательные. Именно поэтому авторы, излагающие эзотерическое учение, неоднократно предупреждали об ответственности, нравственности людей, овладевающих этим знанием.
   Следовательно, мы здесь имеем единство Красоты, Истины и Добра через образы внутреннего мира человека.
   Основатель абстрактного экспрессионизма Кандинский считал, что язык живописи создается двумя первоэлементами -- краской и формой, что поверхностное впечатление, производимое краской, может развиться в переживание, в вибрацию души. Он пишет, что краска в случае низкой ступени развития впечатлительно­сти может оказать только поверхностное действие, при более вы­соком развитии -- потрясение духа. В этом случае возникает ее психическое воздействие. Появляется психическая сила краски, рождающая вибрацию души. "Всякий знает, что желтое, оранже­вое и красное внушают и представляют собою идею радости, бо­гатства". "Очень углубленное синее дает элемент покоя". "Аб­солютно зеленое есть самая покойная краска среди всех других: никуда не движется и не имеет призвука ни радости, ни печали, ни страсти". "Белое звучит подобно молчанию, которое вдруг может быть понято", "...есть краски, представляющиеся мягки­ми, или другие, кажущиеся всегда жесткими...". "Выражение "благоухающие краски" общеизвестно. Наконец, слышание цве­та.... Существует неизбежная связь между краской и формой. В живописи внутренне прекрасна всякая краска, потому что всякая краска вызывает душевную вибрацию, а всякая вибрация обога­щает душу".
   Слайды: Кандинский - "Зимний пейзаж", "День всех святых", "Ангел страшного суда"
   Живопись -- искусство, а искусство, - отмечает художник, -- вообще не есть бесцельное создание вещей, но есть сила и власть, полная целей, и должно служить развитию и утончению человече­ской души. Искусство есть язык, которым говорят душе о вещах, которые для нее, как хлеб насущный. Художник считал возможным использовать средства и силы живописного искусства в целях тво­рения, воспитания души.
   Психическая энергия человека -- одна из разновидностей энер­гий Природы. Как утверждает Рерих, в основе космической эволюции лежит энергетический обмен и роль человека в миро­здании заключается в превращении низших видов материи -- (чи­тай, "энергии") -- в более высокие.
   Слайды: Рерих - "Предупреждение человечеству"
   Раз человеческие мысли, а также и чувства есть часть косми­ческой энергии -- важно научиться управлять ими. Известно, что "Злые языки страшнее пистолета". Человек своими чувствами, мыслями, высказанными и невысказанными, может не только убить другого человека, но и согласно магнитному свойству мысли пси­хическая энергия, усиливаясь, может воздействовать и на природ­ные явления. "Человек устраивает землетрясения. Берите это до­словно", - говорит Рерих. Вместе с тем, положительная, твор­ческая психическая энергия есть панацея против всех заболеваний. "Держите мысли чистыми -- это лучшее тоническое средство", - говорит Рерих. Таким образом, философская метафизика определяет этику поведения человека и в отношениях к другим лю­дям, и к Природе.
   - Вашей первой картиной, увидевшей свет, была "Девственница"?
   В мире истинном, вечном царит тишина. Чтобы постичь этот мир, истину, надо погру­зиться в молчание. Художник дает почувствовать миг тишины. Женская фигура -- выражение идей вечной женственности как основы мирового порядка. Названные особенности мировоззрения художника совпадают с теософским знанием, которое говорит и о замедлении течения вре­мени в духовном мире, и о кажущейся для неразвитого духовного слуха тишине в нем, и о специфических способах его познания.
   Вечное недоступно обычному чувственному восприятию, оно не может быть познано научным естество­знанием, а лишь развитием сверхчувственного, духовного восприя­тия. Духовный мир можно познать и через искусство, которое ста­новится своеобразным инструментом познания.
   - Кто те, две девушки, модели "Зеркала Ада?"?
   - Это не важно, просто случайные девушки, важна идея картины, раскрывающая субъективность восприятия и относительность оценки добра и зла, ведь обнаженная душа воспринимает их одинаково при отсутствии критерия единства, о котором говорилось ранее.
   Развитие интуиции и разу­ма утилитарного приводят человека к духовному равновесию.
   В теософской эзотерической философии развитие интуиции равнозначно сверхчувственному духовному развитию. Здесь мы выходим на одну из важнейших современных науч­ных задач, на необходимость разработок новых методов и форм познания мира, мира духовного. По моему мнению, именно живопис­ное искусство есть специфический способ отражения и познания этого мира.
   - Ваши творческие планы? - Последовал еще вопрос.
   - Планы? Они есть. Сейчас работаю над циклом "Характер человека". Первый рисунок из этого цикла вы уже знаете - "Счастливый человек", следующая картина будет "Свободный человек" и она почти закончена. Это серия черно-белых?рисунков, а главная особенность картин - человек стоящий перед зеркалом или чем -либо отражающем, и там, в отражении, предполагается быть цветной сюжет, он передаст тонкости каждой из главных эмоций человека. Конечно же, воображение зрителя само дорисует главную идею картины.
   - Как вы поясните картину "Королева"?
   Зрители, глядя на нее, по-разному воспринимают ее чувства, и невозможно однозначно охарактеризовать внутреннее состояние изображенной женщины. Необъяснимым остается то, что кроется за техникой, применяемой в портрете, ведь главная загадка его в выражении лица, в непонятной "ускользающей" улыбке. Суть взгляда точно не сформулировать по причине того, что восприятие картины носит чисто индивидуальный характер. Зрители и искусствоведы сходятся лишь в одном -- взгляд красивой женщины и ее улыбка действительно производят на смотрящего неизгладимое впечатление. За счет чего -- точного и однозначного объяснения пока нет.
Звягин, старается следить за конференцией,?сам задает вопросы, чтобы они казались более насыщенными и интересными, берется отвечать на вопросы и поддерживает меня морально.
   - Какова физическая природа воздействия произведений искусства?
   Исследования говорят о испускании "волн формы", то есть о микровибрациях, порождаемых формами, физическим миром объектов или геометрических тел, имеющих определённую форму и занимающих место в пространстве. Названные выше "волны формы" возникают от геометрических структур, линейных, поверхностных, объёмных или пространственных. И они испускают излучения, которые могут быть полезными - уравновешивающими -или вредными - нарушающими равновесие - в зависимости от источника и формы, от которой они происходят. Например, так называемые "живые" статуи Древнего Египта, которые, как утверждается, оказывают влияние на зрителя. Влияние положительное или отрицательное, в зависимости от замысла их древних создателей. То же самое происходит с барельефами и живописью этой замечательной цивилизации. Почему? Потому что они испускают сильные микровибрации! То есть длины волн измеряются микронами или ангстремами.
   - что такое терапия искусства?
   Всё, что нас окружает - это цвет, как в Природе, так и в предметах, созданных человеком. В одежде, которую мы надеваем, в том, что украшает наш дом, в рекламе, в пище. Цвета - испуская, в соответствии со своей тональностью вибрации раной интенсивности - влияют на организм человека, который на это реагирует физически и эмоционально, отдаём мы себе в этом отчёт или нет. Действительно, некоторые цвета согревают и стимулируют, как, например, жёлтый и красный. Другие, наоборот, охлаждают и приводят в состояние покоя, гармонии, расслабления, как, например, зелёный, голубой, индиго и фиолетовый. То же происходит с цветными лучами, идущими от гемм и драгоценных камней.
   - что такое энергетика искусства?
   Мы живём окружённые морем колебаний, которые взаимно влияют друг на друга, производя уравновешивающий или наоборот нарушающий равновесие эффект. Ощущения приятные и полезные для здоровья, или же ощущения неприятные: неудобства, слабости. Человеческий организм, это тонкая система со своей энергетикой, постоянно улавливающая энергию из окружающей среды, из космоса, от Земли, и наконец, почему бы и нет, от произведений искусства. Если живописная работа, статуя или здание гармонично, оно как капля эфира освежает наше тонкое тело, давая ему силу и равновесие. И наоборот, если произведение дисгармоничное или тёмное.
   -
   Говорят, что наш мозг обладает двумя радарами: один из них воспринимает всё, что происходит вокруг посредством пяти чувств. А второй радар - внутренний, он воспринимает уровни невидимых вибраций, принадлежащих к невидимой вселенной, таким образом, это высшая ментальная сфера или абстрактный мир. Для этого он пользуется супер-сенсорными чувствами, и как раз здесь начинается область радио-эстезии. Радиоэстезическая чувствительность способна ощущать, улавливать и измерять излучения энергии, как видимого, так и невидимого спектра.
- Как воздействует искусство на мир?
   Можно сказать, что на сознание оказывает влияние действие или событие, но также и действие движение кисти художника по холсту, оставляет отпечаток того, что переживало в тот момент его сознание, тот этап его личной эволюции, на котором он находился. Творец выражает то, что видит, воспринимает и чувствует. И в мазке, изображает ли он точки, прямые или кривые линии, есть ритмическое напряжение, в виде различных прикосновений, скорости, угла, направления и давления. Всё это создаёт психическую энергию художника. Неизгладимый след, остающийся во времени и поддающийся измерению с помощью радио-эстезии. Мы знаем, что дух художника присутствует на всей картине. И он достигает особенного напряжения в том пункте, который является самым значительным для него. Тогда его движения становятся конечным выражением его внутреннего единства, или, что то же самое, дуновением энергии, соединяющей Небо и Землю.
- Какое значение имеют картины Рериха?
   Я хочу сказать, как вы все уже знаете, что созерцание картины Рериха пробуждает интуитивную природу и более глубокое понимание самого себя и окружающего мира. Смотреть на картину Рериха - значит осознавать свою свободу от ограничений физического мира и времени. Можно смело сказать, что в картинах Рериха присутствует эманация жизни, исходящая свыше и придающая нам силы и здоровье; ведь в живописном произведении важна не только монументальность образа, достигаемая терпением и тонкостью работы, но и воплощение идеала красоты, проявляющееся в совершенном равновесии, происходящем с высших уровней Космической Природы, где вибрации цвета и игра света отражают эманацию Любви из Вышнего Источника.
-
Художник такого рода обязательно является всемирным явлением, гражданином мира, но одновременно любителем духовного уединения. Я убеждён, что там, где он писал свои картины, происходило преображение этого места. Множество эманации и вибраций разливалось там из духовного источника. Целый калейдоскоп сил Природы приходил в гармонию вокруг него, благодаря чему расцветала правда и познание на его полотнах. Поскольку, как говорил великий Леонардо да Винчи "это не одно и то же: смотреть и видеть. Смотреть означает обращать взор вовне, чтобы свет донёс до нас формы и цвета. Но видеть - значит воспринимать эти впечатления и усваивать их внутри себя. И таким образом смешивать их с тем, чем мы сами являемся, что мы думаем и имеем. И с тем, что мы чувствуем в этот момент. Помни, каков ты есть, так ты и видишь. И чем больше ты будешь из себя представлять, тем больше увидишь".
-
Если живопись это воссоздание видимого мира, то живопись Николая Рериха - это выражение божественного сознания, невидимого мира, который с ним взаимодействует. Отсюда её могучее и целительное излучение. Поэтому, если у вас есть картины Рерихов дома, или их репродукции (в этом случае имеется некоторое снижение уровня энергии), у вас неиссякаемый источник добрых энергий, чего нельзя сказать о некоторых картинах, продаваемых на аукционах за миллионы рублей, но от которых не исходит ничего хорошего.
   - Как отражается в искусстве энергетика мира?
   Живая Этика объясняет нам, что помимо плотного мира существуют два других - Тонкий и Огненный, - и духовные проявления относятся к этим, более высоким формам бытия. Именно Тонкий мир и отражают в своем творчестве художники-космисты. Они воплощают в своих картинах Новую Красоту и новую энергетику, благодаря которой мы вступаем в энерго обмен со всем, что видим и к чему прикасаемся.
Их сюжеты вполне реальны, только эта реальность более высокого порядка. Именно поэтому она не менее объективна, чем вещный мир.
   -Что вы можете сказать о творчестве "космистов"?
   Творчество космистов - это своеобразное возвращение к изначальной нерасчлененности философии и искусства, но возвращение на совершенно новом уровне - как идейном, так и изобразительном. Художники-космисты дают возможность прикоснуться к энергетическим изменениям, происходящим сейчас в мире, к изменениям, связанным с Космической эволюцией, - эти изменения наиболее полно ощущаются во внутреннем творческом пространстве искусства.
Несмотря на то, что каждый художник ищет индивидуальные средства выражения своих идей, многие образы оказываются сходны. Это объясняется тем, что художники-космисты интуитивно обращаются к языку мифологических символов, память о которых веками хранится в человеческой культуре.
Излюбленный цвет многих художников - синий. В мифологии это цвет мудрости, тайны, знаний, добываемых из запредельных миров. Синий цвет - цвет гармоничной ауры, знак высокой духовности. И поэтому глубокий, полнозвучный синий - колорит многих полотен художников-космистов. 
   Слайды: Маранов - цикл "Сияние"
  
В поисках равновесия
   Мартынов Иван Семенович уверенно выиграл все процессы, касающиеся лишения родительских прав Верки. Я стал официальным опекуном Светланы. Наши квартиры были проданы, и мы переехал в свой двухэтажный особняк с зимним бассейном, спортзалом и нашей художественной мастерской. Светлана пошла в другую школу, с художественным уклоном. Записалась в секцию восточных единоборств.
   В моем понимании, восточные единоборства -- это прежде всего философия; это неотъемлемая часть философии даосизма и буддизма; образец отступления перед превратностями судьбы, когда нужно слегка согнуться, а затем распрямиться с большей силой, чтобы обладать терпением во всех делах, чтобы извлечь пользу из ошибок и уроков, которые преподает жизнь. Все это -- многочисленные аспекты восточных единоборств; они учат нас способу жить и способу защищаться.
   Восточные единоборства -- это учение, сложный комплекс, духовной и философской культуры, это многовековые традиции, находящиеся в непрестанном развитии. Восточные единоборства борются с агрессией, но они не агрессивны, и злоба и жестокость им чужды. В восточных единоборствах множество дорог, множество путей -- одни занимаются оздоровительными системами, вторые -спортивными, третьи - прикладными системами. Но каким бы путем ни шел человек, он все равно приходит к одной и той же цели - совершенству. И становится не только более сильным, но и более добрым, честным, вежливым, умным, понимающим и человечным.
   Думаю, не ошибусь, если скажу, что приемы борьбы зарождались и развивались вместе с развитием человечества. Еще на заре своего существования человек был вынужден вступать в борьбу с дикими силами природы и побеждать, для того чтобы выжить.
   Какое наслаждение, ежедневно наблюдать процесс взросления любимой. Значение имело все - пробуждение первым поцелуем, щебетание по поводу новостей и школьных дел. Легкие касания рук, заставляющее сильнее биться сердце. Любоваться как она готовит или наводит чистоту, напевая песенку. Ее движения грациозные и изящные, наполняли меня нежностью и трепетом, когда я наблюдал как она готовит. Утром завтрак всегда был на столе, и сияющие глаза и милая улыбка как приправа к еде.
   Потом я уезжал на работу, по пути завозил ее в школу и провожал нежным поцелуем. Провожал взглядом стройную фигурку, пока она не исчезала за входными дверями.
   Школа была в пяти минутах ходьбы от дома, но иногда уличные подростки цеплялись к ней, и тогда хрупкое нежное создание превращалось в разъяренную пантеру с гибким и стальным телом. Я узнавал об этом из полицейских отчетов. Скандалы, как правило, удавалось разрешить, так как виновные искренне признавали свою вину.
   Я продолжал писать картины, меня вдохновляло присутствие Светланы и ее удивительное восприятие действительности, когда я озвучивал свой замысел, она подхватывала идею и развивала ее под неожиданным углом зрения, дополняя глубокими деталями. Это совместное творчество вдохновляло нас обоих.
   Свободное от работы время превращалось в блаженство, любовь плескалась в нас и вокруг нас, насыщая нашу жизнь особым ароматом. Мы настолько тонко чувствовали друг друга, что любое недомогание здоровья или всплеск раздражения, заставляло устремляться к друг другу, чтобы предложить свою помощь.
  
  
   Прозрение.
   Прошло четыре года. В год получения аттестата зрелости, мы с ней расписались. Летом того же года венчались и поехали в свадебное путешествие в Крым.
   Мы со Светланой были духовно связаны задолго до брачной ночи. Я смотрю на нее как на божество, открывшее мне мир любви, а она обожествляет меня как героя ее жизни. Здесь, на отдыхе мы свободны от любопытствующих взглядов знакомых, гуляем по малолюдному парку и по побережью с целью отрешиться от посторонних мыслей, проблем и тревог, мы учимся созерцать друг друга и наслаждаться обществом друг друга и окружающей природой. Стараемся не обсуждать "наболевшие" проблемы, а тем более не выяснять отношения, наслаждаемся гармонией и радостью от совместного время препровождения. Мы решили заняться сексом днем, поскольку собираемся заниматься этим долго, может быть до вечера и получать наслаждение от духовного и телесного контакта. Отключаем телефоны и любые "каналы связи", через которые нас могут "достать". Запаслись легкими закусками для употребления во время секса. Чтобы частые позывы в туалет, пуканье и урчание от распарившейся в желудке пищи не отвлекали нас от процесса проникновения в тайны космоса и наших душ, на время секса будем употреблять фрукты, бездрожжевой хлеб и травяные чаи. На ложе любви нас ждут множество мягких подушек и арома-палочки. Сняли на время отдыха специальный уютный домик для молодоженов.
   После прогулки, насытившись позитивными энергиями природы, приняли совместно душ, это была отдельная поэма ласки и чувств. Потом, я взял ее на руки и понес в спальню, где нас ждал приглушенный свет и музыка в стиле "звуки леса", благовония. Сели напротив друг друга, делаем легкий массаж, избегая прикосновения к интимным зонам, вглядываясь друг другу в глаза, в эти прекрасные глубокие глаза, любые слова затихли в сознании, только ощущение безмерной нежности.
   Приводим себя в состоянии "безмыслия", вообще ни о чем не думаем, но вместе с тем осознаем скольжение рук по телу и ровное дыхание. Просто повторяем мысленно одну фразу "как я счастлив, что мы вместе" до тех пор, пока не освободились от гнетущего желания "о чем-нибудь подумать".
   Вдыхаем медленно, чувствуя свое тело на вдохе снизу- вверх. Энергия поднимается через каждый участок тела от пальцев ног до макушки. На выдохе энергия спускается от макушки через шею, позвоночник к кончикам пальцев ступней. Делаем это поочередно на вход Светланы, мой выдох.
   За счет дыхания и энергии получается круг, когда энергия выстраивается по кругу и при этом две души становятся одной. Больше не существует двух тел - существует одно тело и одна душа. Можно использовать мантру можно не использовать. Можно использовать язык (речь), можно нет. В любом случае, части тел взаимодействуют друг с другом, и они знают об этом взаимодействии. И получается идеальное общение, приватный разговор. Энергия женщины как энергия богини - это любовь. Когда она хочет воспроизводиться - эта энергия становится сексуальной энергией. Когда она хочет вскармливать и заботиться - это материнская энергия. Когда она хочет учить - это энергия мудрости.
   Ложимся в позу "как ложечки" и прижимаемся друг к другу, чувствуем дыхание и запах друг друга. Потом медленно я проникаю членом в половые губы, останавливаюсь в "ложбинке", не входя во влагалище, замираю, наслаждаясь влажность и теплотой. Затем тихо-тихо ввожу его на длину головки до преграды, останавливаюсь, и также медленно двигаюсь обратно. Стараюсь не поддаваться давлению возбуждения, требующего ускориться, такова природа, требующая разрядки. Мне важно, чтобы Светланы была готова к оргазму. Растущее сексуальное желание уменьшаем употреблением фруктов, кормим друг друга из рта в рот, и поцелуй и наслаждение одновременно. Если вожделение возрастает, вывожу член из влагалища. Когда напряжение спадает, снова медленно погружаюсь во влажную глубину. Духовный оргазм присутствует с самого начала в виде трепета тела. Прислушиваюсь к ее движениям, с каждым разом, объятия становятся все крепче, она прижимается все теснее. Ощущение времени притупляется, звуки, свет - все как бы приглушается. Не знаю сколько прошло времени, но внизу ее живота возникла вибрация, тело напряглось, дыхание сбилось ... ее стон нарушил плавный ритм движений, он нарастал вместе с учащенным дыханием ...стон перешел в крик удивления и сладострастия. Тогда я двинулся в глубину и прорвал преграду ... мне кажется она не обратила внимания, так как билась в конвульсиях и протяжном крике. Нас словно выбросило в космическое пространство, восприятие безмерно раздвинуло границы. Свершилось, Света стала женщиной. Шепчу ей нежные слова, успокаиваю, и снова начинаю медленные движения. Иногда мы прерывались, чтобы перекусить, и снова устремлялись друг к другу.
  
   ****
   Главная идея тантры, которую можно распространять - это уважение к женщине и той красивой энергии, которую она транслирует. Эта энергия направлена на любовь, вскармливание, заботу. Эта энергия не должна быть связана с агрессией. В мире и так слишком много агрессии.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"