Дюбанов Владимир Владимирович: другие произведения.

Возмездие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По убеждению жертвы, которая исходит из своего понимания справедливости, преступник (насильник) должен быть наказан по принципу талиона - равного возмездия, когда мера наказания должна соответствовать вреду, причиненному преступлением.

  ВОЗМЕЗДИЕ
  
  Фанфик Эротика, эзотерика, роман
  
  
  Аннотация
  По убеждению жертвы, которая исходит из своего понимания справедливости, преступник (насильник) должен быть наказан по принципу талиона - равного возмездия, когда мера наказания должна соответствовать вреду, причиненному преступлением.
  
  Предисловие
  Вы знаете, что обозначает слово "возмездие"? Возмездие - это акт отмщения, это месть, осуществляемая любыми средствами. Красивые девушки, которые дурно обращались со своими поклонниками, не остаются безнаказанными: обычно им мстят уродливые, старые, или недостойные мужья. Ничего не остается безнаказанным. Любое зло обязательно повлечет за собой расплату, которая будет более жестокой! Таков закон жизни! Возмездие существует и на земле, и на небе! А проклятия падают на головы проклинающих.
  Советы жертвам насилия:
  Никогда не прощайте насильника, ибо этим вы поощряете его на дальнейшие злодеяния. Принцип справедливости гласит "око за око, кровь за кровь, смерть за смерть", не месть, а возмездие должно неотвратимо настигнуть преступника.
  В мире постоянно идет борьба между злом и добром, равнодействующая этих сил колеблется. Если отклонение достаточно сильное это приводит к необратимым последствиям. Не позволяйте тьме в лице преступника одержать победу над светом, благодаря сумме таких "побед" общество деградирует, морально (разлагается).
  Если вас лишили девственности вагинально, вы обязаны лишить преступника девственности анально, если травмировали вашу психику, превратите в кошмар жизнь насильника. Вашему телу нанесли увечье, химическая кастрация лучшее возмездие для преступника.
  Помните, насильник никогда не меняется, его раскаяние только видимость, вызванная страхом перед наказанием, милосердие защищает слабых и обиженных (жертв насилия).
  Невозможно измерить меру возмездия за преступление, если жизнь необратимо поломана, то цена жертвы только смерть насильника, его совесть должна судить его самого по степени злодеяния, и он должен по собственной воле (после подавления страха химическими средствами) уйти из жизни, суицид становится способом очищения души.
  Прежде, чем совершить преступление, человек внутри себя, в своих взглядах и принципах переходит грань вседозволенности, его сознание оказывается в плену мира теней. Самосознание возвышается над общечеловеческими ценностями, и его уже окружают не личности, а некие фантомы, есть только неограниченная похоть и объекты вожделения, а преступное насилие сжигает мосты на пути возврата к нормальному образу жизни. Злодей презирает свою жертву, не способную сопротивляться насилию и замкнувшуюся в самоотречении.
  
  
  Катя и Вендетта
   После смерти дедушки, Катя поселилась в его особняке, обнесенном высокой кирпичной оградой, высотой более двух метров. Однажды, возвращаясь домой, она почувствовала неодолимое желание остановиться. Открыв двери машины, вышла удивляясь самой себе. Звездная ночь, полная луна на небосводе и тишина. Включив фонарь побрела, повинуясь странному ощущения зова. Перед ее внутренним взором стояла картина темной ямы, на дне которой было живое существо, ждавшее помощи. Так она брела между деревьями, пока не наткнулась на яму, на дне которой что-то шевелилось. Посветила и увидела котенка с необычным серо-дымчатым окрасом, который молча смотрел на нее голубыми глазами. Он был много крупнее обычной кошки, но явно котенок. Удивительно, что он не пищал и не мяукал, а только смотрел. На внутреннем экране появилась новая картина как она спускает в яму небольшой ствол поваленного дерева. Так она и сделала, ничему не удивляясь. Котенок выкарабкался, цепляясь когтями за ствол, и стал тереться об ноги, удовлетворенно урча. Испытывая нежность к этому милому существу, Катя пошла к машине. Открыла заднюю дверцу, котенок запрыгнул на сиденье и лег, с таким видом, что это привычное для него дело. Катя поехала домой, припарковала машину, открыла электронный замок, и они вошли. Нужно было видеть с какой грацией котенок обошел все комнаты обнюхивая мебель. Так они и стали жить вдвоем. Нового жителя Катя назвала Вендеттой (Венди), так как котенок оказался женского пола. Общение оказалось чрезвычайно легким. Если Кате необходимо было что-то внушить этому существу, она брала ее за голову и глядя в глаза, говорила вызывая образ требуемого действия. Если котенку нужно было что-либо, например, выйти на улицу, то на внутреннем экране сознания у Кати возникала картина открывающейся входной двери, словно они обменивались мыслеформами, сопровождаемые ласковым урчанием. Вечерами они вместе смотрели телепередачи, а когда Катя брала домой работу и садилась за компьютер, то Вендетта пристраивалась рядом и, не отрываясь, смотрела в монитор. Рядом с домом росло огромное дерево, на которое кошка спрыгивала из чердака и бесшумно исчезала в лесу, перепрыгнув через ограду. Прогулки обычно проходили ночью, когда Катя засыпала. Никто и никогда не видел эту пантеру в лесу, но звери обходили особняк стороной.
  Катя регулярно занималась развитием ментальной силы в специальной комнате для медитации, но Венда настолько была к ней привязана, что скучала и скулила за дверью. Девушке это надоело, даже в глубине души было совестно перед ней так, что она разрешила пантере присутствовать при занятиях. Скоро она заметила, что результативность упражнений повысилась, она более внимательно отнеслась к этому факту, постепенно у нее сформировалось представление, что Венда является мощным ментальным усилителем, то есть энергетика ее мыслеформ усилилась, и соответственно дальность и длительность этих воздействий.
  Особый интерес у нее вызывала возможность проникнуть в другое сознание, пройти его ступени снисхождения в подсознание. Это в корне отличалось по воздействию от техники гипноза. Со временем она научилась определять место нахождения ее большой кошки, это было не ясновидение, а чувство-знание, аналогично и Венда всегда представляла где находится и чем занимается ее любимая хозяйка.
  Катя работала в фирме, оказывающей консалтинговые услуги, она была специалистом по информационному и финансовому аудиту. Основной метод работы - представление об организации как о живом организме, который требовал полного анализа документооборота (в том числе нормативных документов- инструкций), а также информационной поддержки (компьютерная сеть). Требовалось провести анализ информационной системы, ее надежность и защиту от проникновения. Такая работала давала возможность выполнять анализ документов на дому, обращаясь с клиентурой и сотрудниками по удаленному доступу. Заработок был приличный и позволял вести беззаботную жизнь. Любая организация рано или поздно попадает в критическую ситуацию, выйти из которой без участия высоко квалифицированного специалиста невозможно. В такой работе всегда присутствовал один нюанс, даже при наличии систематированного документооборота и наличии всего комплекта должностных инструкций, оставался человеческий фактор или в виде бестолкового сотрудника, или корыстного интереса, проще говоря "воровства". Если Катя обнаруживала, что подозрения уводят расследование на уровень управления, договор с фирмой разрывался, такая ситуация особо оговаривалась в тексте договора. Поэтому Катя постоянно испытывала потребность в сотруднике психологе, особенно специалиста по обнаружению скрытых мотивов поведения, следы которого можно было обнаружить по внешним признакам - поведения, мимики, голоса и в идеомоторных движениях.
   ***
   Автор. По жестокой иронии, человек начинает изменять реальность, в которой существует, именно в тот день, час и минуту, когда он перестает непрерывно на нее реагировать. В каком мире вы живете?
  Странный вопрос? На первый взгляд, да, но если задуматься, то ответ очевиден - хоть мы и живем в материальном мире, где есть еда и вещи, люди и события, наша внутренняя жизнь, наш внутренний мир не менее, а то и более важен для нас! Однако важно помнить, что эти два мира:
  - существуют одновременно,
  - влияют друг на друга, при этом влияние внешнего мира может деструктивно сказываться на состоянии внутреннего мира, порождая страхи, тревогу и неуверенность.
  Не в силах разделить эти Внутренний и Внешний миры, мы позволяем видимому внешнему миру господствовать в нашей жизни, отводя внутреннему лишь роль "зеркала", отражающего все происходящее с нами. Но действительно ли внутренний мир - лишь зеркало? Нет! Считая так, мы лишаем себя возможности использовать огромную мощную силу, которой обладаем! Именно то, что мы называем нашим внутренним миром, является важнейшей частью нашей сущности, именно от него зависят наши успехи и поражения, наши достижения и потери! Рассмотрим подробнее, как это происходит, определите, насколько велико влияние внешнего мира на ваш внутренний мир.
   - Займите любую удобную позу, проследите, чтобы во время выполнения упражнения вас ничего не отвлекало.
   - Вспомните прошедший день: какие чужие суждения, высказывания вам вспоминаются в первую очередь? Какой заряд они несут? Если негативный, то поверили ли вы этому мнению/суждению?
  - Вспомните последнюю неделю, месяц, год - какие чужие негативные оценки за это время оставили след в вашей душе?
  - Проводите такую "ревизию" регулярно. Добейтесь того, чтобы автоматически замечать чужие отрицательные, негативные оценки и суждения и не давать им проникнуть в свое сознание.
  - Важно помнить, что иногда отрицательные суждения, оценки, установки и т. д. делаются из лучших побуждений, но это не снижает их отрицательного влияния на ваш внутренний мир! Поблагодарите человека за заботу и урок, который он вам в любом случае преподает, но не принимайте его слова за истину!
  
   ***
  Первый урок Силы, который Катя сумела распознать (разумеется, не сразу, а через много-много дней), был преподан ей летом, еще до появления Венды. Неведомо, где и как, она подхватила жуткий стоматит. Был душный вечер. Она лежала на диване в одиночестве и страдала от мучительной боли. Ее небо нарывало, как сплошная язва. Каждое тиканье часов на стене отзывалось в ней, точно удар током.
  В углу, почти напротив нее, висела икона Божьей Матери. Ворочаясь с боку на бок, она иногда встречалась с Марией взглядом. В какое-то мгновение ей показалось, что изображение на иконе стало рельефным и даже чуть-чуть выступило из оклада. Она попробовала молиться.
  Ни одной молитвы она, разумеется, не помнила и потому попробовала своими словами убедить Деву ей помочь. Поначалу у нее ничего не выходило; ей даже сделалось хуже - напряжение, с которым она формулировала в уме свою просьбу, ещё больше нагнетало боль. Но она продолжала молиться, уже ни на что, особенно не рассчитывая, вероятно, просто со злости. И в какой-то момент ее разум отключился, а ей вдруг сделалось на всё наплевать: на саму себя, и на боль, и на святых, всех религий. И вот, когда она полностью отдалась этой отрешённости, случилось чудо.
  Хотя чудо ли? Собственно, ничего особенного, ничего такого, что впоследствии можно было бы расписать яркими красками. Просто словно бы некая тень осенила ее в тишине, а может, и не тень вовсе, а что-то иное. Но главное, откуда-то из тишайшей глубины ее существа вдруг поднялась уверенность, что боль сейчас пройдёт. Так оно и случилось минуты три-четыре спустя. И она, даже не порадовалась своему избавлению от мук, поскольку в тот момент радоваться не могла. А на следующий день она уже грызла орехи.
  Самое главное, что запомнилось ей из первого урока, это ощущение всеобъемлющей тишины и удивительное состояние отрешённости, пожалуй, впервые испытанное ею.
  Следующий урок в аналогичной ситуации и, можно сказать, на ту же тему был ей преподан три года спустя. К тому времени она уже нахваталась кое-каких сведений в области мистицизма (в частности, восточного) и всерьёз увлёклась классической йогой.
  Опять-таки летом у нее подмышкой, слева, выросло неприятное новообразование величиною с ноготь большого пальца какой-то раздувшийся лимфатический узел. Эта "бяка" не болела, но изрядно ей мешала, особенно во время физических упражнений.
  Знакомый хирург, едва взглянув на опухоль, выразительно присвистнул.
  Нет, эту штуковину лично я резать не стану, мрачно изрёк он. И добавил: А, не проконсультироваться ли тебе, милая, на Берёзовой аллее? Хочешь, выпишу направление?
  Перспектива оказаться онкологическим больным ее, естественно, не обрадовала. Но и не напугала чересчур: для нее героями в то время были знаменитые подвижники, вроде Рама Кришны (умер от рака). Нужно добавить, что, прежде чем обращаться к хирургу, она недели две безуспешно пыталась лечиться йогическими приёмами: дыхательными упражнениями с особыми визуализациями, очистительными процедурами. Но никакой ощутимой пользы от этих занятий она не заметила и потому решила от них отказаться.
  Вечером после визита к врачу свой комплекс йогических упражнений на сон грядущий, она проделала формально, без должной сосредоточенности. Во время этих несерьёзных занятий она поймала себя на том, что, вопреки собственному решению, автоматически выполняет лечебные приёмы от своей болячки подмышкой. Однако то, что уже начато, должно быть закончено, - рассудил она и проделала комплекс целиком. В последний раз.
  Конечно же, она нисколько не надеялась, что из этой попытки выйдет что-то путное, и потому, торопясь утром на работу, не обратила внимания на свой лимфатический узел. А вечером его уже не было: на месте опухоли осталась лишь маленькая складка кожи.
  Из этого урока Катя выделила для себя настроение полнейшего безразличия к результату собственных действий, которое, видимо, и сыграло решающую роль.
  Спустя три года, и снова летом, ей был преподан ещё один урок. К тому времени она уже начала кое-что понимать, но то были лишь отдельные проблески знания, время от времени нисходившие на нее в виде мимолетных озарений различной интенсивности и эмоциональной окраски.
  В ночь накануне отъезда у нее неожиданно подскочила температура, причём даже выше сорокоградусной критической отметки. Поскольку ее поезд отправлялся около шести вечера, а за ночь удалось-таки сбить температуру антибиотиками, примерно в девять утра она явился к врачу. Прослушав лёгкие, тот заставил сделать рентген, а затем повертел перед носом снимок и с видом Ньютона, открывшего закон тяготения, сообщил, что у нее острый плеврит в тяжёлой форме, и что необходимо ее госпитализировать, поскольку из лёгких придётся выкачивать какую-то гадость. Спорить она не стала, ибо почувствовала, что это бесполезно. Получив направление в больницу, она отправилась домой, чтобы продолжить сборы в дальнюю дорогу.
  В назначенное время она села в поезд, точно перешла Рубикон, и в итоге сумела отринуть все "заморочки" любимого города, а вместе с ними и свою болезнь. Без такой радикальной смены декораций ничего бы у нее не вышло, так как не смогла бы по-настоящему себе поверить. Короче, в поезде болезнь ещё пыталась время от времени о себе напоминать покалыванием между рёбрами, а потом окончательно забылась, и её просто не стало.
  Эти три случая продемонстрировали особый психический настрой (один из нескольких), или позволили выделить некую, как мы привыкли говорить, психическую позицию, позволяющую сознательно проникать в подсознание, причём даже в те его области, которые ведают нашим собственным самочувствием и здоровьем.
  Итак, первой и, пожалуй, самой яркой, самой интенсивной составляющей этого психического настроя является тотальное бесстрастие, поглощающее все прочие чувства и эмоции. Такое бесстрастие вырастает (или может вырасти) только из отрешённости, психической отстранённости человека от жизненных объектов и явлений.
  Можно проделать такой опыт.
  Сядьте спокойно и по возможности расслабьтесь. Сосредоточьтесь взглядом и вниманием на каком-то безразличном для вас предмете. Ещё лучше, если это будет "живая" картинка, например, телевизионный экран. Но не такая, которая может вас всерьёз заинтересовать и даже увлечь. Пусть поначалу это будет что-нибудь вроде рекламы или симфонического концерта в чудовищном телевизионном варианте. (Звук, разумеется, уберите.) Теперь, внимательно созерцая изображение, психологически отстранитесь от него. При этом в фокусе вашего внимания одновременно остаются и картинка (или иной объект созерцания), и ваше собственное состояние (настрой). Через какое-то время (иногда уже через несколько секунд) вы ощутите глубочайшее бесстрастие, отстранённость от объекта созерцания и даже от самого себя. Поддайтесь этому чувству, позвольте ему захватить вас целиком, а затем расширьте его и дальше, распространив на весь мир. Такова "на вкус" отрешённость. Прочувствуйте это состояние с максимальной полнотой и навсегда его запомните.
  Именно к такой отрешённости призывает нас большинство известных мистических традиций, восточных и западных. У индийских йогов она называется вайрагья, у буддистов незамутнённое чистое созерцание, или взгляд ребёнка, взирающего на фреску монастырской стены (правда, отрешённость буддийского подвижника одновременно содержит в себе и ещё один важнейший психический настрой, а именно не-различение - состояние, связанное с приостановкой деятельности интеллекта, или дифференцирующих функций сознания), у толтеков (разумеется, в интерпретации Кастанеды) - безжалостностью, или первым из четырёх настроев ("настроений" в русском переводе) сталкинга.
  Значение этой психической позиции в жизни подвижника любой ориентации невозможно переоценить. Во-первых, она повышает проводимость наших нервных стволов и автоматически синхронизирует сознание человека с некоторыми областями его подсознания. А во-вторых, "включённое" с достаточной мощностью, бесстрастие моментально перекрывает большинство щелей, через которые уходит психическая энергия, или, в терминологии мистиков восточного толка, приостанавливает накопление не благой кармы.
   ***
   Автор. Практикуя неделание, вы, возможно, обратили внимание на то печальное обстоятельство, что иной раз бываете не в силах погасить мысли на какую-то взволновавшую вас тему, о чём-то не вспоминать, не повторять в уме циклически одно и то же. Между тем, эти навязчивые мысли, а также непосредственно связанные с ними эмоции и состояния, изматывая нас, как зубная боль, крадут нашу психическую энергию ещё пуще, нежели наши неконтролируемые эмоциональные реакции взрывного характера. Последние в большинстве случаев хотя бы можно предупредить, избегая ситуаций, в которых они возможны. Но от навязчивых мыслей и идей, которые мрачно раскручиваются в уме с инерцией махового колеса, предусмотрительность не спасает. Попробуйте вызвать в себе по отношению к ним глубокое бесстрастие. Вот увидите, результат вас вдохновит. Поначалу этот маховик, лишённый эмоциональной подпитки, вместе с нею утратит и свою массу. Сами по себе мысли, вроде бы, и останутся, но сделаются легковесными, отчётливыми (их станет легче отслеживать) и даже безобидными. А вскоре вы и не заметите, как это произойдёт совсем растают.
  Надеюсь, вы легко убедитесь на личном опыте, что состояние отрешённости и бесстрастия очень полезная вещь (причём не только для подвижнических целей, но и просто в быту), которой не худо бы заручиться и постоянно держать наготове в своём арсенале психических приёмов и методов.
  В первом из рассказанных случаев в этот настрой героиню загнала нестерпимая боль (между прочим, в глубоком состоянии отрешённости легче переносятся многие "бяки" такого рода), во втором неожиданно всплывшая угроза смертельной болезни, всерьёз напомнившая о бренности бытия.
  "Memento mori". Использовать Смерть в качестве советчика учил Кастанеду дон Хуан. Аналогичные практики можно сыскать в большинстве ведических традиций, а также у буддистов, у суфиев, у христиан.
  Но в настоящем контексте для большей ясности мне удобнее называть это состояние позицией или настроем охотника. Оно и понятно: именно эта психическая позиция позволяет нам эффективно выслеживать объекты и явления окружающего мира и, что ещё важнее, себя самого - содержание собственного сознания и процессы, которые в нём происходят. В принципе это и есть ключевое состояние сталкинга; можно даже сказать, что это - сталкинг как таковой.
  Теперь ещё немного о методе, при помощи которого мы вызываем в себе настрой охотника. Толтеки, кстати, также используют для этих целей пристальное созерцание (его простейший современный вариант я вам и предложил). Для некоторых из вас будет полезно ввести в этот процесс (в созерцание) ещё один элемент аудиальную составляющую. В принципе это просто. Допустим, затаившись внутри самого себя, вы осторожно выслеживаете объект, иными словами, его созерцаете. При этом ваше внимание задействует из чувств преимущественно только зрение. Теперь попробуйте подключить к созерцанию и слух, то есть попросту вслушайтесь в объект, постарайтесь его "услышать" (опять-таки очень осторожно, совсем слегка, не "наваливаясь" на него всею тяжестью сознающего восприятия).
  Использование при созерцании слуха кому-то существенно облегчит реализацию настроя охотника, другому же, напротив, оно только помешает. (Это зависит от типа восприятия, преобладающего у того или иного человека.) В общем, возьмите себе за правило никогда не стараться непременно проделать всё, что я советую. В каждом конкретном случае самостоятельно отбирайте лишь те приёмы, которые полезны именно вам.
  После этого замечания я вправе добавить, что людям кинестетического типа восприятия (их процент в общей массе людей, мыслящих относительно невелик) будет проще добиться успехов в созерцании, если они подключат к этому процессу осязание или даже обоняние.
  Но вернёмся к обсуждению преимуществ настроя охотника. Следующее из них это лёгкость, подвижность (или текучесть - в формулировке толтеков) сознания. В своём обычном состоянии наш ум склонен "залипать" на внешних или внутренних объектах. Тяжёлый и инертный, он, как гиря, привязанная к нашему восприятию, постоянно "тормозит" его и искажает, подменяя то, что оно фиксирует, собственными псевдо схемами. В состоянии же охотника восприятие (или внимание - в формулировке толтеков) частично освобождается от ума. ("Отключить" его целиком позволяет нам состояние полного безмолвия, которое развивается в нас именно из настроя охотника.)
  Это и есть потайная дверь в подсознание потайная для большинства из нас, но не для искусных манипуляторов нашим сознанием, с давних пор, умело пользующихся ею.
  
   Павел и Сергей
  Отпечаток на жизнь Павла наложило то, что его папа был начальником городской полиции в звании полковника. С самого детства он прививал сыну установку на его исключительность, он растил его физически крепким, решительным. Семья была материально обеспеченной, положение обязывало. Они жили в собственном доме, своими изысканными формами напоминающим дворец. Учился Павел отлично и в этом отношении был гордостью школы, но поведение было источником столкновения с одноклассниками, особенно поражало его отношение к девушкам, вежливое по форме, но холодное и циничное, по своей сути. Многие конфликты улаживались быстро благодаря авторитету родителя и деньгам, как в форме материальной поддержки школы, так и денежной компенсации пострадавшим.
   ***
  С детства Павел был чрезвычайно любопытным ребенком, хорошо помнил, что, где и зачем лежит. Очень рано освоил различные гаджеты, особенно видеотехнику. На работе у отца ознакомился с техникой и способами скрытого наблюдения. Как-то оставшись у отца в кабинете, когда тот ушел на совещание, установил маленькую видеокамеру с микрофоном. Таким образом получил много интересных материалов, в частности, как отец трахал секретаршу, как ему приносили деньги, если бы отец узнал об этом, то скандал бы был большой с соответствующими ограничительными наказаниями. Приборы ночного наблюдения посвятили его в сексуальную жизнь родителей, в которой отец, не смотря на старания матери вел себя не так активно, как с секретаршей. Все добытые материалы хранились в его планшете. Общая картина сложилась в сознании подростка - есть две стороны жизни, внешняя, на показ и внутренняя, для себя. Во внешней, человек ведет себя в соответствии с существующей моралью и общественным мнением, во внутренней, образ жизни диктуется желаниями и стремлением жить лучше (богаче), не считаясь ни с чем. Во внешней, ты добропорядочный и законопослушный гражданин, даже демонстрируешь гражданский патриотизм. Во внутренней (скрытой) жизни, ты наслаждаешься всеми преимуществами, услаждая свои пороки. Во внешней (открытой) жизни, стремление подняться по служебной лестнице, выполняя все указания вышестоящего начальства, сколь бы глупыми они ни были. Во внутренней, презрение к подчиненным, цинизм в отношениях с простыми гражданами (грубость).
   ***
  Как-то в 7 классе, Павел возвращался домой после школы. Впереди маячила группа старшеклассников, человека четыре.
  - Эй, малек, подойди, - сказал один из них.
  - Тебе надо, ты и подходи, - ответил Павел, не останавливаясь.
  Пацаны переглянулись и бросились догонять. Павел запомнил наказ отца, что, если по ситуации драки не избежать, бить нужно первым.
  - Деньги есть? - сказал самый наглый из них.
  - Нет, - ответил Павел.
  - А, если проверим? - с угрозой протянул наглец.
  - Попробуй, ответил Павел, и ударил его в лицо. Парень упал, двое сбоку схватили Павла за руки, а сзади ударили по голове. Теперь упал Павел, его стали пинать, он закрылся руками, и почувствовал, как чьи-то руки обшарили его карманы. Удары и пинки снова посыпались на него, потом внезапно прекратились. Павел открыл глаза, и увидел, как какой-то парень протягивает ему руку:
  - Вставай, они убежали.
  - Спасибо, - поблагодарил Павел, опираясь на протянутую руку.
  - Пошли, провожу до дому, - предложил его спаситель.
  - Сергей, - представился он.
  - Очень приятно, а я, Павел, ответил побитый и злой малолетка.
  Оказалось, что Сергей живет в его же доме, и учится с ним в одной школе. Так Павел приобрел в его лице друга. Мама, увидел его помятый вид, встревожилась, и хотела позвонить отцу, но Павел ее успокоил, и повел нового друга в свою комнату. После, этого случая, Сергей каждый день был рядом с ним. Вместе ходили в школу и из школы, вместе делали уроки, вместе обедали, вместе купались в джакузи, вместе проводили свободное время. Сергей был от природы здоровяком, с открытым характером, не обидчивый, и преданным товарищем. Он хорошо знал местную шпану и уличные порядки, знаком был с криминальными элементами, во дворе его пацаны боялись из-за силы и необычной смелости. Их дружба укреплялась и тем, что Павел много читал и знал, увлекательно рассказывал, помогал другу с учебой. Вместе они лазили по интернету, скачивали книги и смотрели порнуху, под впечатлением порнухи, во время купаний дрочили и совали свои небольшие писюны в жопу друг другу. Они сдружились настолько, что были как родные братья, посвящая друг друга во все свои проблемы и сердечные тайны.
  Раннее пробуждение сексуальности сделало их взгляд на жизнь и взаимоотношение полов циничным.
   Женщина в представлении Павла это объект удовлетворения вожделения, причем не всегда стандартным способом, правда знания его были скорее умозрительными (видео), чем практическими.
   ***
  Чтобы ограничить Павла в его увлечениях интернетом, родители отправили его к бабушке в деревню, на свежий воздух и экологически чистую пищу.
   Павла встретила на станции баба Катя. Он совсем не помнил ее, он видел ее, когда несколько лет назад она приезжала к ним в Москву, но сейчас он не отличил бы ее от любой другой маленькой прыткой старушки. Баба Катя сама подбежала к двери вагона, помогла вытащить из пустого тамбура собранный родителями чемодан, и после приветствий и коротких препирательств взялась его нести.
  - Хорошо, что приехал, Пашенька, - щебетала она, - и чего тебе в городе сидеть, пыльно, душно. А, здесь и ягодок поешь, и рыбки половишь. Рыбалкой Павел не увлекался, но возражать и объясняться не хотелось. По-настоящему, Павел сам не знал, чем он собирается заниматься, но лето ему виделось в чем-то лесном и чердачном.
  - Детишек-то у нас почти и нет, - продолжала бабка, - выселки они и есть выселки, но до деревни недалеко. А то с сестренкой со своей двоюродной на речку сбегаешь. Павел навострил уши. Он знал, что где-то в Подмосковье, в другом городе у него есть сестра, но, когда она приезжала со своими родителями в Москву, он как раз был с классом на экскурсии в Ленинграде, и так ее и не видел. С одной стороны, девчонка- это плохо. Ябеды и плаксы - это вообще плохо. Кроме того, в присутствии девчонок, с которыми надо было разговаривать, Павел совершенно терялся. Он с удовольствием схватил бы мельком девчонку за письку где-нибудь в тесной толпе в метро, но разговаривать с человеком, в котором тебя интересует только это сложно. С другой стороны, Павел не представлял себе, каким образом можно пощупать или застать без трусов знакомую девчонку, которой потом придется смотреть в глаза так, чтобы не вызвать крупного скандала с возвращением в Москву и большим нагоняем от родителей, но какие-то варианты могли иметься. Баня, там, например, есть? Ведь ванной-то, наверное, нет? Или, например, когда она спит. Правда, надо еще посмотреть, как она выглядит. К сожалению, красивых девчонок было значительно меньше, чем просто девчонок. И подружка у нее тут нашлась. Хорошая девочка. Ну, подружка - это далеко. Идти оказалось не близко, они прошли лугом, на дальнем краю которого торчали черные мачты высоковольтки, затем пахнуло речной тиной, и вот показались несколько серых бревенчатых домов, отделенных друг от друга непривычно большим расстоянием, засаженным всякой огородной растительностью. По дороге между домами Павел прошел как на параде при эскорте бабы Кати. Двум-трем женщинам, увиденным у своих домов, она с гордостью сообщала, что вот, внучек из Москвы погостить приехал.
  - Вот и ладно, - отвечали из-за изгородей, - а то, наши все мужики на заработки уехали! И чему-то весело смеялись. Наконец, остался последний дом. Дальше не было ни одного, и Павел понял, что именно в нем ему предстоит провести конец лета. Чердак высокий, обзор хороший, смотреть, правда, не на что, лужок да лесок. Сарай (или не сарай?), затем низкая постройка, наверное, все -таки баня. На траве перед домом девчонка подкидывала волан на бадминтонной ракетке. Издалека она выглядела ничего, но Павел знал, что расстояние может творить с внешностью удивительные вещи. Тем не менее, чем ближе Павел подходил, тем интереснее ему казалась девчонка. Стройная, длинная, наверное, на полголовы выше Павла (что плохо, но за последнее время все они что-то слишком выросли), коротенькие белые шорты (хуже, чем купальник, но лучше, чем джинсы), темные волосы до плеч, выразительная линия бедра, не такая, как у тощей мелюзги, но и не такая, как у ширококостных старшеклассниц, гладкие длинные ноги со спортивными икрами. При движении шортики откровенно обтягивали небольшую кругленькую попку (Ах!), а маечка - две половинки, даже не половинки, а чуть меньше, крупного апельсина, с замечательными шишечками на вершинах. Короткий чуть вздернутый носик, пухлые выразительные губы, яркие влажные глаза. В погоне за воланом она изгибалась, подпрыгивала, мотала головой, совершенно не подозревая, как она красива, и какую бурю чувств вызывает в Павле. Все его мечты об упругом девчачьем теле собрались со дна его души, и прилили к лицу, он даже замедлил шаг, чтобы баба Катя не заметила, как изменился его взгляд. Как ему мешало все то, что было на ней одето, как он вбирал глазами изящество тонкой фигурки, как бы он хотел подержать в руках... даже не попку, и не спереди, а просто грудь, такую зовущую потрогать... Он буквально видел ее голой, какой она была бы, если бы скинула с себя все, но видел, увы, неясно и нечетко, как позволяет воображение видеть то, чего никогда не видел. Завидев их, девочка поймала волан на ракетку и пошла навстречу.
  - Вот, - сказала баба Катя радостно, - знакомься, Таня, братишку тебе двоюродного привезла, Павла.
  - Привет, - сказала Таня дружелюбно, посмотрев на Павла не оценивающе, как часто это делают девчонки, а просто, и чуть-чуть с вызовом.
  - Привет, - ответил Павел, не зная, что еще сказать.
  - Давно в бадминтон играешь? - спросила Таня, и Павел понял, что ей тут было скучно. Он также увидел, что она не понимала, что делает с Павлом, выставляя ему под нос такое яркое проявление женственности в виде торчащих сквозь футболку сосков на весьма отчетливых полушариях, которые никак нельзя было игнорировать. Она совершенно не сознавала, что красива и никак не кокетничала, считая свою фигурку совершенно уместной и предполагая, что окружающие относятся к е груди и попе так же безразлично, как она сама. Павел пожал плечами, стараясь смотреть в сторону. Глупая игра, девчачья. Вот настольный теннис другое дело.
  - Да погоди ты, - вступила баба Катя, человек только приехал, устал с дороги, сейчас вот поужинаем.
  - Да ладно, - сказал вдруг Павел, - вот до ужина и поиграем. Ему дико не хотелось выпускать из виду эту грудь... и эти ноги. В школе он часто, поднимаясь по лестнице, поглядывал вверх, стараясь увидеть под юбкой больше, чем она обычно открывала. Замечая это, девчонки одаривали его презрительным взглядом, и отходили подальше от перил. Была еще физкультура, правда.
  - Ну хорошо, - покладисто отозвалась баба Катя, - я быстро. Играл Павел на уровне, несмотря на то, что удары он часто пропускал, так смотрел не на волан, а на Таню, и старался посылать свои удары повыше, чтобы жадно смотреть на нее, пока она красиво подпрыгивает, запрокинув голову, нижний край шорт задирается еще повыше, а ткань на груди натягивается. К ужину Таня переодеваться не стала, поэтому за картошкой Павел все еще мог наблюдать ее грудь, правда, уже замаскированную складками футболки. Затем баба Катя подробно расспрашивала Павла о его родителях, Таня сначала слушала, потом ей стало скучно, и она ушла. Уже начинало темнеть, когда баба Катя, спохватившись, стала показывать Павлу где что, отвела его в его комнату, где уже была постелена постель на высокой железной кровати, вывела за дом, указав на туалет, бывший, как Павел и предполагал, одиноко стоящим деревянным сооружением. Настолько одиноко, что подглядывать там за сестрой, если бы такая мысль пришла Павлу в голову, было невозможно.
   ***
  Зато Павел углядел освещенное окно, в котором за короткой занавеской промелькнуло движение. Танино окно. Интересно, когда она ложится спать? Бабка пожелала спокойной ночи и отправилась к себе. Павел осмотрел всю комнату, удовлетворенно убедился, что дверь снабжена крючком, что окно, завешенное такой же занавеской, как и во всем доме, открывается и закрывается легко, вывалил из чемодана то, что считал самым необходимым, подумал... и осторожно вылез в окно наружу. Было темно, стрекотали кузнечики и пахло дровами. Небо на севере было светлым и останется таким всю ночь, но Танина комната была с темной, южной стороны, рядом с комнатой Павла. Свет там еще горел, стало быть Таня не спала. Приоткрытое окно было расположено слишком высоко, но Павел дотянулся до него, встав (совершенно беззвучно!) на одно из расставленных вдоль стены для просушки поленьев. В занавеске, однако, не было никаких щелей, и Павлу пришлось встать одной ногой на торчащую из стены скобу, предварительно, тщательно попробовав ее на прочность. Теперь ему открывался хороший обзор комнаты. Вопреки его сомнениям, Танина кровать стояла у стены возле окна, и Павел мог ее видеть всю, вместе с лежащей на ней, головой к двери (и ногами, следовательно, к Павлу) Таней. Она, накрывшись до пояса толи тонким одеялом, толи толстой простыней, читала книгу. На плечах ее было видно нечто вроде лямок ночной рубашки. Уже переоделась, - подумал Павел с сожалением. Он надеялся посмотреть, как она будет это делать. Интересно, а трусы она оставляет? Ночная рубашка давала не больше обзора, чем футболка, но и лицо Тани показалось Павлу достойным того, чтобы постоять немножко на одной ноге и посмотреть на него без стеснения. Откровенно говоря, Павел еще не встречал такой красивой девчонки. Таня пролистывала книгу довольно быстро, потом вдруг остановилась, вчитываясь, глаза ее налились вниманием, она пожевывала губу, и вдруг отложила книгу, откинулась, и накрылась одеялом по плечи.
   Задумалась, - решил Павел. Однако напряженно вытянутое тело не свидетельствовало о задумчивости. Танина голова беспокойно поворачивалась из стороны в сторону, волосы разметались по подушке, по всему телу временами пробегал трепет... Павел вдруг обнаружил, что рука под одеялом, отчетливо вырисовываясь, тянется от гладкого плеча прямо Тане между ног, прямо туда, и прямо там нервно и непрерывно шевелится... Эта картина живо напомнила Павлу то самое, чем он занимался всякий раз, когда в голову ему долго лезли девчачьи прелести, и за что его в детстве наказывали, пока он не уяснил, что есть только два места, где он может это делать - в постели, когда все заснули, и в ванной, в процессе мытья. То есть, в туалете он тоже мог оставаться наедине, но если он задерживался там слишком долго, то следовал взволнованный вопрос мамы, не запор ли у него? Павел, однако, был в недоумении, ведь у девчонок, как известно, отсутствует то самое, самое главное, в приложении к чему все это и происходит. Сомнения его были тут же рассеяны окончательно. Таня одним движением сбросила мешавшее ей одеяло, и Павел увидел... Рубашечка была задрана до пупа, одной рукой Таня вцепилась в простыню, другая... быстрыми и плавными движениями она мяла и теребила свою... письку- несолидно, пизда - неприлично. Павел услышал когда-то от кого-то приезжего слово пипка, и оно ему понравилось. Было в нем и созвучие, и озорство, в общем, Танины пальцы старательно терли ее, то самое место, которого Павел еще никогда не видел, ну, разве там у какой-нибудь писающей малышни. Колени Павла задрожали, он чуть не упал со своей скобы, но вовремя обнаружил в стене другую, за которую удобно было держаться рукой. Павел впился глазами в действо, упершись лбом в стекло, уж сейчас-то она точно его не увидит. Она лежала, выпрямившись и напрягшись, мотая головой из стороны в сторону, пальцы безостановочно двигались, как раз в том месте, где начиналась щель, которую мальчишки старательно обозначали черточкой на своих картинках, оставляемых на вырванных из тетрадей листах и на стенах туалетных дверей. Павел впервые видел и мог хорошо разглядеть, как это выглядит на самом деле! Он порадовался тому, что волосы на пипке его сестры росли только чуть-чуть, сверху, и ему было прекрасно видно, как двигались под рукой мягкие... Павел только что окончательно понял, что такое половые губы. Он сунул руку в карман, чтобы поправить своего дружка, как они с ребятами его называли, так как он уже давно требовал освобождения. Дотронувшись до него, Павел понял, что член уже готов и трепещет. Павел предполагал заняться этим после того, как он вернется в комнату, но почему бы и нет? Он медленно, тихо расстегнул штаны, вытащил твердый и напряженный член наружу и начал... Он лопал глазами Танины бедра, и живот, и ее, пипку, и сладко двигал рукой сам, в характере движений Таниной руки было что-то общее с тем, что делал Павел, они определенно делали общее дело. Таня скинула одну ногу с кровати, и все стало видно еще лучше. То есть, Павел даже не представлял, как девчонка может выглядеть в таком ракурсе. Когда они рисовали баб с раздвинутыми ногами, получалось всегда глупо и неестественно. И то, что Павел делал сейчас, стоя на одной ноге и имея перед глазами голую (будем считать так) девочку было в сто раз лучше, чем, когда он мастурбировал, глядя на неудачный рисунок или на мутную фотографию (бывало и такое), а то и просто на снимок какой-нибудь спортсменки. Более того, происходящее было тем самым, что Павел представлял себе в мыслях, тиская своего дружка. Надо признаться, такой красивой девочки Павел себе не воображал. Мечты сбываются! Таня напряглась вся, рука е задвигалась быстро-быстро туда-сюда, она запрокинула голову, закусила губу, обхватила себя между ног всей ладонью так, как это сделал бы с ней Павел, дай ему волю, выгнулась... и сладко и медленно выдохнула. Закинув обе руки за голову, она отдыхала, на ее лице с подрагивающими ресницами закрытых глаз проявилось блаженство, мягкие губы расслабились. Павел видел ее всю, и впитывал каждую точку ее открытой жадному взору пипки. Томное щекочущее напряжение накапливалось внизу его живота и в районе солнечного сплетения, делая движения резкими и судорожными. Еще чуть-чуть... чуть-чуть... только пусть она не шевелится... А-а-а!.. С колотящимся сердцем Павел выпустил длинную струю в стену дома, схватившись покрепче за скобу и стараясь сдерживать шумное дыхание. Таня все еще лежала, все такая же прекрасная, и Павел смотрел на не с удовольствием, но пора было убираться. Во-первых, пора, во-вторых сестра сейчас уже может обратить внимание на любой шум или стук, в-третьих, уже неинтересно. Павел выдавил последние сладкие капли, и оттолкнувшись от стены, чтобы не искать внизу давешнего полена, неслышно спрыгнул назад в траву. В свое окно он влез без труда, краем глаза заметив, что свет Таня погасила. Вовремя он успел. Душа пела. Он чувствовал себя гордым и удачливым. Он уже не ощущал безысходной тоски при мысли о том, как хорошо было бы увидеть девчонку без трусов, и не на секунду, а подольше. А ведь при упоминании бабой Катей сестры он почти даже не надеялся на то, что в этой дыре его ждет что-либо настолько интересное! Он забрался в постель, спустил еще раз, уже спокойно и неторопливо, в деталях (пока свежи впечатления) вспоминая Танькину наготу, испачкал предусмотрительно оторванный клок туалетной бумаги, задумался, а что же себе представляют девчонки, когда занимаются онанизмом? Он лично представляет себе их голых, как он их лапает, иногда кого-то конкретно, например, Любу из параллельного класса, иногда как он их трахает. Правда, с этим проблемы. Процесс, как и его прелесть, Павел представлял себе лишь в самых общих чертах. Неужели они представляют себе, как они хватают мальчишек за хуй? Совершенно неинтересно. Хотя черт их знает. Им же свое собственное тоже неинтересно. За этими раздумьями он и заснул.
   ***
   Утро застало его солнечным. Немного повалявшись и с удовольствием вспомнив вчерашний вечер, Павел встал, нашел в чемодане зубную щетку и вышел из комнаты. Баба Катя встретила его радостно:
  - А, проснулся голубчик, а я думаю, пусть поспит с дороги. Хорошо спалось?
  - Ага, хорошо.
  - Ну, каша в полотенце, молоко на столе, вода в умывальнике, а я пошла по хозяйству. Павел почистил зубы и вышел из дома (туалет все еще оставался снаружи). Возле курятника (раз куры, значит курятник) Таня кормила шумных птиц. Она была в давешних шортиках, футболка, правда, была другая. Павел смотрел на не с удовольствием. Совсем с другим чувством, чем, когда увидел в первый раз. Теперь-то он знает, какова она без трусов! Он видел, что скрывается под этими шортами! Правда, он не отказался бы посмотреть еще разок. И поближе. И сиськи он не видел. И попку. У не была именно попка, кругленькая и аккуратненькая. И пощупать бы. Хоть бы и через шорты. И двумя руками, спереди и сзади. Павел вздохнул. Таня подняла голову.
  - С добрым утром!
   - Привет!
  - Как спалось?
  - Хорошо спалось. А тебе?
  - Павел самодовольно усмехнулся. Он-то знает, кому и почему хорошо спалось! Его так и подмывало ткнуть пальцем ей в шорты и завопить: "А я видел! А я видел!". Разумеется, он ни за что не стал бы вытворять такой дури. Не хватает здесь, конечно, Сергея, чтобы было с кем поделиться, Павел бы рассказывал, а Сергей слушал бы жадно, смотрел бы завистливыми глазами, спрашивал бы: а она красивая? а Павел отвечал бы: "офигеть!" Но Сергей тоже где-то отдыхает. И, чтобы совсем никто не догадался о его мыслях, он стер с лица ухмылку.
  - Кур хочешь покормить? Кормить глупых птиц Павлу совсем не хотелось, но Таня его привлекала...
  - Сейчас, - буркнул он и прошествовал к сортиру. Ну непонятно разве, что если человек только проснулся, то что ему надо? Правильно, поссать. Куры оказались действительно глупыми, но кормить их было забавно, хотя Павел смотрел все больше на Таню. Та веселилась от души, совсем по девчачьи. Павел мысленно переодел ее в школьное платье, она совсем не отличалась от десятков школьниц. Ну разве что была красивее. Ну и еще не обезьянничала, и, наверное, считала себя смешной мелкой пацанкой. Возможно, у нее была старшая сестра. Даже очень может быть. Несмотря на все свои (если они были) мнения о себе, Таня выглядела очень (Павел вспомнил слово) эротично. Она постоянно заставляла вспомнить, что там, под одеждой, она голая! И постоянно хотелось ее потрогать, хотя бы округлое гладкое бедро в неярком северном загаре. Сергей сказал бы: ляжку. Они порасспросили друг друга о жизни в Москве и в деревне, ничего интересного Павел не узнал, зато приобрел некоторую свободу речи и некоторый авторитет у сестры. Была она старше на полгода, но учились они в одних классах. Они сбегали в дом, выпили вкусное, с дымком, молоко, Павел слопал миску каши. Танька постоянно была у Павла перед глазами, вместе со своими линиями, округлостями и движением, и через некоторое время он смотрел на не так, как будто и не подсматривал за ней вчера, словно и не подозревал, что может находиться под этими шортами. Он смотрел с привычным тоскливым удовольствием от созерцания, завешенного неинтересными тряпками, интересного девчачьего тела. Хитрецом он себя никогда не считал, но, видно, правду говорят, что гормоны стимулируют воображение. В голове его стал зреть план. То есть не план в прямом смысле, там пункт первый, пункт второй, а что-то типа: если я так, то он так, а там посмотрим. Он уже стал думать, как бы плавней к нему перейти, как случай подвернулся сам собой.
  - А ты мою комнату видел? - спросила Таня.
  - Видел, - отрезал Павел.
  - Это когда это? - Таня смотрела на него недоуменно. Ну же? И как в холодную воду:
  - А я за тобой вчера подглядывал. Таня задохнулась:
  - Ну и дурак! Ну вот, сейчас она убежит, и все пропало! Но она задумалась, видимо вспоминая, что она делала вчера.
   - Ну и что ты видел? Поаккуратнее, Павел...
   - Ничего особенного. Таня облегченно вздохнула.
  - Видел, как ты в кровати лежала. Таня смотрела на него с облегчением, в е взгляде читалось: Ну, раз это все....
  - Как книжку читала. Интонации спокойные, равнодушные. Всякое, мол, повидал, ничем не удивишь. А сердце тук-тук, тук-тук... В Таниных глазах подозрение, боится спросить, не видел ли еще чего? Смотрим прямо в глаза.
   - Ну и дальше тоже видел. Ох, как она тут же покраснела! Вспыхнула по самые уши! Отвернулась, замолчала. не убегает. Вот еще заплачет. нет, наверное, прикидывает, чем это ей грозит.
  - Не обижайся, - Это ласково, спокойно. Вроде получается, хотя внутри...
  - Хочешь я тебе покажу, как это мы делаем? Вот! Ключевая фраза. Хуже всего, если ее это совершенно не интересует, и больше ни о чем она не думает. Ну пусть хоть поймет, что это благородное предложение если не реванша, то ничьей, а иначе ей придется до отъезда ходить опозоренной. И без контактов с братом, с Павлом, то есть. В ожидании ответа у Павла задрожали коленки. Наконец он увидел, как красивое негодование на Танином лице превратилось в красивое недоумение, потом в красивое удивление, потом в красивое любопытство. Причем даже более сильное, чем рассчитывал Павел. Все -таки, что-то там они себе представляют, - подумал он.
  - Не врешь? - недоверчивый взгляд, но уже ни следов обиды. Прекрасно. Простила и клюнула. У Павла отлегло от сердца, но оставался еще один шаг, еще один, ради которого все это и затевалось.
  - Честно.
  - Хочу. Нет, она все-таки ждет какого-то подвоха.
  - Ну пошли куда-нибудь.
  - Ко мне?
  - Ну давай. Таня провела его к себе в комнату, там он заметил то, чего не замечал вчера (занят был, хе-хе) - куклы, тряпочки, игрушки... Таня закрыла дверь на крючок, притворила окно и выжидающе уставилась на Павла.
   - Только... - Павел замялся, откашлялся - только тебе тоже придется раздеться. И заметив Танино презрительное недоверие:
  - А то у меня ничего не получится. Недоверие смягчилось, но осталось. Ну еще бы, брехня какая!
  - И вообще, я тебя уже видел. Этот довод сработал. Действительно, не станет же парень дрочить в присутствии девчонки только для того, чтобы получить то, чего уже добился! (Станет, еще как станет!). Таня пожевала губы.
   - Только сначала ты. Вот оно! Только теперь бы не передумала! Павел решительно, весь сжавшись внутри, дернул молнию на штанах. Снял их аккуратно, подумал, снял рубашку. Взялся за резинку трусов. Ну?.. Ну!.. И дернул ее вниз. Да. Стоять без трусов перед девчонкой ему тоже приходилось впервые. Или нет, не впервые. Ему было лет семь, когда в пионерлагере вожатая его выставила в наказание без трусов к девчонкам. Было страшно обидно, но стыдно - только первые минуты. Таня со спокойным интересом рассматривала Павлово хозяйство. Павел, затаив дыхание, ждал. Наконец Таня перевела взгляд на его лицо, и в этом взгляде Павел уловил решимость, и даже какое-то уважение. Да хрен с ним, с уважением, ты штаны снимай!
   - Теперь, ты, - сказал Павел хрипло, пытаясь думать о ерунде, чтобы сдержать эрекцию. Таня отвела взгляд в сторону, закусила пухлую губу, взялась обеими руками за края футболки и... боже, как красиво она ее снимала! То есть, конечно, сама она об этом не знала и не думала, но этот изгиб, это движение бедрами... Эта грудь! Вот и увидел ее Павел. Ах, до чего же она оправдала его ожидания. Да, она была именно такая, красивая, гладкая, незагорелая, с нежно-коричнево-розовыми торчащими сосками, круглая, невыразимо уместная на е стройном теле. Она расстегнула пуговицу на боку шорт. Вот сейчас она их снимет, и останутся только трусы... Нет! она стянула с себя сразу все, перешагнула через одежду (он бы никогда не догадался так сделать!), и стояла перед ним совершенно голая, покрасневшая и прекрасная! Она, видимо, так и не понимала, как кого-то может это все интересовать. Она не ждала, как Павел ее оценит... А Павел оценил ее выпрямившимся, затвердевшим и торчащим прямо ей в лоб членом. Он был наверху блаженства. Господи, совершенно голая девчонка прямо перед ним, в двух шагах, совершенно добровольно (допустим), показывающая ему все, и все видно, как на ладони. Сейчас Павел видел, что то, что они с мальчишками рисовали в виде треугольника с черточкой, в первом приближении соответствовало действительности. Да, анфас все это примерно так и выглядело. Если не учесть массу удивительно важных нюансов, отличающих пипку сестры от наивных рисунков. Изгиб бедра, округлость лобка, темный пушок, видимую мягкость и упругость губ... Павел сел на кровать позади себя и начал свое дело. Охватив член пальцами, он медленно водил руку вперед-назад, упиваясь зрелищем. Заработанным зрелищем, полученным по праву. Таня внимательно, пораженная Павлом, наверное, не менее чем он сам сестрой накануне, смотрела вниз, на Пашину руку. То есть не на руку... Видно было, что это ее завораживает. Но Павел был занят не этим. Ему мешала статичность позы Тани. Ему хотелось видеть е в разных позах. Он даже не мог бы перечислить эти позы. Он собрал дыхание и попросил:
  - Ты можешь подвигаться?
  - В каком смысле? - удивилась Таня совершенно спокойно.
  - Ну, потанцевать там...
  - А это нужно? - танцевать ей видимо не хотелось, но, увидев умоляющие глаза Павла, смягчилась, повернулась (как красиво!), нажала клавишу на маленьком обшарпанном "кассетнике" (у нее и магнитофон есть!), помедлила, и стала... ну не танцевать, а так... когда вроде на дне рождения у кого-нибудь уже пора танцевать, но народ еще не завелся. Всякий раз, когда она ловила на своем теле взгляд Павла, она краснела, и отводила глаза, но в основном она смотрела на это. Для Павла и танец голой девочки тоже был впервые, он старательно замедлял движения, чтобы не кончить раньше, чем он успеет насмотреться, и чуть ли не вхолостую проводил рукой над кожей. Это было неописуемо сексуально и красиво. Та девчонка, которая соблазняла своей попкой под белыми шортиками с ракеткой в руках, делает примерно те же движения уже совершенно голой, перед ним и для него! Ему уже не надо всматриваться в складки ткани, чтобы восстановить в уме, что же там под ними находится! Он может смело разглядывать, нагло и пристально, что там у не находится между ногами (ах, что там находится!), это входит в правила игры! А Танина пипка принимала в зависимости от поворота и положения ног самые разные очертания, неизвестные ранее и одновременно хорошо знакомые по урокам физкультуры. А какие у не бы ли бедра! А какая попка, не закованная ни в какую ткань! Таня тоже заводилась. Щеки ее раскраснелись, двигалась она свободнее, стараясь, впрочем, не выпускать из виду Павла, приоткрытые губы ее были влажны... Мечты поистине сбываются! Впрочем, даже в мечтах Павел не представлял себе такого! Он просто не верил, что такое может быть на самом деле. Павел почувствовал, что больше не в силах сдерживать свой оргазм и из последних сил, не прикасаясь к Члену просипел:
  - Подойди... Таня послушно подошла, вся радостная, не понимая, что происходит, но готовая поддержать игру. Павел всей ладонью свободной руки плотно накрыл Танин лобок от пушка до того места, где щелка уходила между бедер. Таня от неожиданности присела и сжала колени. Павел узнал то движение, которым девчонки реагировали на "лапанье", и бывало в метро или набитом автобусе ему случалось ощутить то же самое движение девчачьего тела, когда он как бы невзначай тыкался рукой им между ног. И хотя Таня тут же выпрямилась, и бесстыдно подставила свое мягко -упругое богатство бесстыдно жадной ладони Павла, это было то самое движение, стеснительное и естественное, движение стыда и возмущения, только тогда Павел только угадывал в складках и швах ткани желобок посреди пипки, а теперь он ощущал его без всяких юбок и трусов, в предельном контакте, всей рукой, и у него еще было время... А-а-х! У-у-х! Искры и молнии! Взрывы и гром! Павел выпустил длинную белую струю куда-то в дальний угол комнаты, в последний момент сжав член твердой рукой и отведя прицел от Таниных коленей, и еще одну, туда же! И еще, послабее! Кончал он, наверное, целую минуту. Когда он смог, наконец вдохнуть, перед глазами у него плавали золотые кольца, в ушах звенело, а рукой он крепко держался за ногу сестры чуть повыше колена. Таня смотрела на него с восхищением, уважением и завистью, совершенно неуместными с точки зрения Павла.
  - Ну, ты даешь! - сказала она. Павел едва мог улыбнуться в ответ. Отдышавшись, он незаметно вытер пальцы о покрывало, и надел штаны и рубашку, совершенно не в силах соображать.
  - Я пойду отдышусь, - выдавил он, пока Таня (опять-таки красиво!) облачалась в те же шорты и футболку. Он направился к себе в комнату, повалился на кровать и некоторое время блаженствовал в состоянии душевного и физического комфорта. Нет, устроить себе ТАКОЕ зрелище! Он все -таки молодец. Ну такая девочка! И в таком виде! Повалявшись и натешив себя перебором впечатлений и признаниями собственного гения, понастроив несколько воздушных замков на тему дальнейшего времяпровождения (совершенно нереальных), Павел встал и вышел во двор, опрокинув в себя по дороге еще кружку молока. Там он тут же наткнулся на сестру, снова рассыпавшую зерно курам. (Ну сколько их можно кормить?). Вид у не был самый непринужденный. Павел уже едва мог поверить, что эта самая девчонка несколько минут назад (ну полчаса, не больше), плясала перед ним голая, пока он занимался онанизмом, а потом он (недолго, правда) держал ее за пизду.
  - Ты есть будешь что-нибудь? - спросила она его так же непринужденно (ну точно, пригрезилось!), не прерывая танца с курами. Павел помотал головой. Он уже совершенно не представлял, как можно перейти опять к той самой теме. Ну как? Подойти и сказать: "А можно взять тебя за жопу?" Если бы она хоть подмигнула, что ли, или улыбнулась заговорщицки...
  - А на речку пойдешь? А то сейчас Ирка придет...
  - И чего? - поинтересовался Павел хмуро, подозревая, что сейчас он перестанет занимать внимание сестренки, потому как придет Ирка, видимо, та самая подружка, о которой говорила баба Катя.
  - И на речку пойдем. Или у тебя дела? - она издевательски посмотрела Павлу в глаза.
  - Ну можно, - протянул Павел. На речку - это значит купальник. Ну хоть так. Как девчонки переодеваются, завернувшись в полотенце, Павел знал. Ничего не углядеть.
  - Мы еще в разбойников играем, - сказала вдруг Таня и замолчала. В разбойников? Есть масса игр в разбойников, но, чтобы девчонки... Павел хотел было поинтересоваться подробностями, но решил, что ни к чему. Там видно будет. Он им покажет, какая бы это игра ни была. Павел пошел, слопал на дорожку еще кусок колбасы, и уже собрался было что-нибудь помастерить в комнате, как с улицы раздался девчачий крик: "Танька!"
  - О! - сказала Таня, - это Ирка. И выбежала. Павел помчался в комнату надевать плавки. Он несколько опасался, что его кандидатура не вызовет восторга у Иры, и что его могут просто не взять, но... в крайнем случае, он просто выяснит, где речка, и пойдет туда самостоятельно.
  - Павел, ты скоро? - послышался Танькин крик. Ага, берут. Павел сорвался с места, на ходу застегивая штаны, и степенно вышел из дому.
   ***.
   В некотором отдалении стояла Таня, рядом с ней стояли еще две девчонки. Павел было удивился, откуда третья, но разобрался, что одной из них, в платьице, лет одиннадцать, ну двенадцать максимум, так что она была наверняка пристяжной. Вообще, если быть честным, Павлу нравились такие девочки. У них были наивные нежные мордочки, Павел прозвал их про себя мамины дочки, у них были замечательно тоненькие фигурки, в которых почти все (кроме грудей) было на месте, всегда круглые попки (куда что потом девается?), и не было презрительного отношения к парням. В метро (опять метро!) Павел всегда старался "облапать" таких девочек, так как шума они не поднимали, а либо молча старались отодвинуться, либо просто не замечали. Они были основным его нечастым урожаем (ну, часто ли встретишь в транспорте, пусть даже в автобусе, симпатичную девчонку одиннадцати-двенадцати лет, и чтобы была толпа, и чтобы она была рядом, и чтобы рядом не было его родителей, мешающим его перемещениям. И чтобы ей не сразу удалось вырваться из Пашиных рук. Бывало, впрочем, ... Вторая девчонка была другого, чем Таня, типа. Ладная, крепкая фигурка, ростом чуть ниже, чем Павел, очень светлые волосы, за что Павел немедленно дал ей про себя прозвище Беленькая. Впрочем, не только поэтому. Раньше она, видимо, могла относиться к разряду маминых дочек, о чем свидетельствовали яркие голубые глазки, смотревшие на мир просто и весело. Яркие, будто накрашенные губы (может, правда накрашенные?), веснушки через тонкий нос. Немного, но есть. В целом она производила впечатление именно девчонки, несмотря на то, что и грудь у нее уже заострилась, и попа была существенно покрупнее, чем у Тани, и ноги покрепче. При этом правильность фигуры сохранялась, и она не выглядела ни тяжелой, ни толстой. Может быть, за счет достаточно длинных ног и достаточно тонкой талии. Фигуристый "бабец", как сказал бы Сергей. Жаль, шорты на ней были явно жестче и длиннее, чем на Тане.
   - Это Павел, - сказала Таня, - мой двоюродный брат. Это Ира, а это Лена, ее сестра. Пошли? И они пошли. Чтобы не молчать, Павел спросил:
   - А речка тут у вас далеко? По тому, как уверенно отвечала Ирка, Павел понял, что простота ее внешности в значительной степени обманчива.
  - Если прямо, то вон, - она махнула рукой, но там камыш и вообще... А, там, где песок - это туда, - она снова махнула рукой, - но идти минут десять-пятнадцать.
  - А рыба водится?
  - Головастики, - Ирка пожала плечами.
   - А где вы в разбойников играете?
  Вопрос произвел поразительный и неожиданный эффект. Лена разинула рот, глядя на Павла, Таня смутилась, а Ирка, остановилась и посмотрела на Павла ошарашенно, затем на Таню, как на дуру, и вдобавок еще покрутила пальцем у виска. Таня бросила быстрый взгляд на Павла, подхватила Ирку под руку и увела ее вперед, шепча что-то убедительное на ухо. Лена и Павел двинулись, не торопясь за ними. Лена совершенно бездумно жевала травинку, а Павел рассматривал шагающие перед ним попки. Поизящнее - Танина, повыразительнее- Иркина. Павел мог бы сказать, что именно Иркин тип привлекал его взгляды и руки. Таня - не в счет, она - аномалия. А так - берешься, так чувствуешь, за что берешься. Не в смысле жирно, а в смысле каждая часть тела имеет свой неповторимый профиль. У Павла появилось ощущение, что Таня рассказывает про сегодняшний случай. На душе у него заскребли кошки. Конечно, они не договаривались о молчании, но, кажется, это и так было ясно. Конечно, Павел мог бы рассказать о том, как он подглядывал за Танькой, но если бы даже это и сравняло бы счет (в чем он сомневался), то Ирке все равно было интереснее слушать про обратное. Впрочем, все равно придется делать вид, будто ничего не произошло, а даже если и произошло, то, в конце концов, это она плясала голой, а не он. Все равно обидно, черт возьми. Дуры они, эти девчонки. Ничего не соображают. Где им понимать, что такое разбойничье братство...
  - Ну, хорошо, - сказала громко Ирка, и обе остановились. Ира оглядела Павла тем самым оценивающим взором, Таня пошла рядом с Павлом, в весьма хорошем настроении, а Ирка отвела вперед сестру, и что-то, тоже шепотом ей втолковывала минуты две. Сестра заученно кивала, и Павел понял, что она полностью подчинена старшей. После разговора Лена смотрела на Павла, как ему показалось, с некоторой опаской и любопытством. Тем временем они подошли к речке. Павел не понял, откуда на Тане взялся купальный лифчик, Ирка полностью оправдала Павловы представления о ее теле, а Лена порадовала его тем, что купалась в простых белых трусах. То, что было у нее на груди, внимания не заслуживало, так, две припухлости, а вот мокрые трусы просвечивали даже очень. Павел (опять-таки) в первый раз видел воочию то, что ему так нравилось в малолетках, и считал, что ему повезло третий раз за два дня, так как прозрачность своих трусов Лена обнаружила только спустя некоторое время, и это заставило ее покраснеть и надеть платье. Вода в речке была холодная, как из-под крана, и окунувшись пару раз и обсохнув, Павел остался на берегу. Ира с Таней пошептались еще, наступила пауза. Ее прервала Ирка. Лежа на песке и демонстративно глядя в небо она безразличным голосом спросила:
  - Ну как, в разбойников сегодня будем играть? Таня смотрела на нее игриво, и Павел понял, что по дороге обсуждалась целесообразность принятия его в разбойники. Перевернувшись на живот, он поинтересовался, каковы правила. Игра оказалась одним из тупейших вариантов вендетты: расходятся из центра рощицы (тут, рядом), затем ловят друг друга, кто оказывается в состоянии вести соперника, тот и считается поймавшим, пойманного отводят в логово, и в поисках золота допрашивают и пытают. Последнее слово девчонки произнесли особенно драматически. Ну что же, он им покажет. Рощица, или даже небольшой лесок, оказался очень подходящим для игры. С одной стороны, он примыкал к лугу с высокой травой, с другой стороны поднимался на холм, содержал кусты, поляны, и даже овраг - все необходимое. Все четверо вышли на поляну, считавшуюся центром, развернулись по сторонам света, и начали отсчитывать шаги. Отсчитав положенное число, все издали по воплю, и Павел бегом двинулся туда, откуда слышал самый ближний. Время от времени он останавливался и прислушивался. Наконец, услышав шорох шагов (шорох! это ГРОМКО сказано!), он начал красться, и, к своему удивлению, обнаружил Иру, пробирающуюся не за кем-то, а прямиком к центральной поляне. Павел не стал изучать причины этого явления, а зашел ей в тыл, и с разбегу бросился ей на спину. Ирка очень удивилась, затем опомнилась, разозлилась почему-то, стала царапаться, так как ничего другого ей в ее положении не оставалось, она была придавлена сверху Павлом, который в пылу борьбы пару раз схватил ее за интимные места (очень вкусные, надо признаться!). Затем Павел заломил ей руку, Ирка еще немного подергалась и утихла.
  - Поймал? - спросил он отдышавшись.
  - Поймал, поймал, - угрюмо ответила Ирка, и Павел громко издал победный клич. Сразу два голоса ответили ему, и вскоре он вышел на поляну, где их уже ждали Лена с Таней. Обе были несколько удивлены, видимо, не рассчитывали, что Павел так быстро совершит захват. Наступила заминка. Лена смотрела в сторону, Таня и Ира пялились друг на друга. Что-то им было неясно. Ира вопросительно мотнула головой, Таня, усмехнувшись, пожала плечами.
  - Ну, где тут у вас логово? - спросил Павел, которого эта пантомима не заинтересовала.
  - Ну пошли, - Таня двинулась ед. По дороге она убедительно (видимо, не раз повторялось) требовала от Ирки открыть, где карта кладов, угрожая страшными казнями, Лена радостно добавляла жуткие подробности, а Ирка огрызалась, обещая утопить их в бочке рома и повесить на грот-мачте, пусть только ей развяжут руки. Путь лежал вверх, и Ирку просто держали за руки с двух сторон, а вовсе не связали, но она обреченно следовала с гордо поднятой головой, и не пыталась вырваться, очевидно, правила не позволяли убегать, раз уже пойман. Логово тоже было неплохим: под поваленной елью стоял старый-старый, почерневший от времени бревенчатый навес. Девчонки закидали его ветками, и со стороны он был почти не виден. А если бы и был, он настолько врос в землю, что взрослый не мог бы под ним выпрямиться. В логове стоял вполне приличный пыточный столб, лежал моток эластичного бинта, им Таня с Леной тут же стали прикручивать к столбу Ирку, которая картинно мотала головой и повторяла:
  - Нет, я вам все равно не выдам карту, мои пираты отомстят за меня! Павел решил простить девчонкам смешение стилей, хотя у них в игре за такое запросто могли разжаловать в дикари. Руки Ирке привязали за головой, а ноги - на уровне коленей - по сторонам столба. Это, отметил Павел, по крайней мере было просто и надежно. С нова наступила пауза.
   ***
   - Мы не требуем от вас невозможного, мы прекрасно понимаем, что при современных методах допроса у вас нет никаких шансов сохранить тайну, начал говорить Павел.
   - Ну, обыскивай, ты же поймал, - бросила ему Лена, осмелевшая с начала игры. Видимо, в игре она имела статус самостоятельного свободного разбойника. Павел похлопал привязанную Ирку по карманам, провел ладонями по бокам, отчего она дернулась, и посмотрел на девчонок.
   - Ну что ты, - снова вступила Лена, - Разве так обыскивают, я тебе так слона спрячу! Ну, слона ты, положим, не спрячешь, подумал Павел, но спорить не стал, сделал зверское лицо, провел по Иркиной футболке более тщательно, зацепив грудь (Ирка не шевельнулась), обошел столб сзади и засунул обе руки в задние карманы Иркиных шорт (попа!), помял, ожидая реакции (не-а!), переместил руки в передние карманы, и они неожиданно сошлись на передней поверхности Иркиных трусов, прямо на верхней части лобка. Ирка обреченно и безвольно стояла у столба. Павел подержал там руки, и... он опять не знал, что делать.
  - Эх ты, смотри, - Лена встала, отпихнув Павла, и выпрямилась перед сестрой. Павел сел радом с Таней и стал смотреть, что будет дальше. Лена артистично подняла пальцем Иркин подбородок, та ответила взглядом, полным презрения, и отвернулась.
  - Карта должна быть здесь, - произнесла Лена зловеще, и засунула руку за пазуху сестре. Та закрыла глаза, и откинула голову вбок. Под футболкой было отчетливо видно, как она пошарила рукой по груди, прямо по соскам, и схватила в горсть правую грудь. Другой рукой она так же грубо облапила Ирку между ног. Ирка попыталась сжать колени, но бинт, то есть оковы, не дали. Павел прямо остолбенел. Так им что, значит, тоже интересно? Ну, не понимаю. Они же девчонки, бери себя за любое место, и... Или что, они хотят, чтобы я... Ах... Ах, вот как! Ну, скажем, меня остановят, если что. Руки его дрожали. Мечты сбываются, а он, дурак, еще не хотел ехать в деревню, родители настояли.
  - Кажется, я знаю, где спрятана карта, - грозным голосом сообщил он, и оттеснил Лену от столба.
  - Нет, вы ее не найдете! - ответила Ирка гордо, что Павел воспринял как поощрение, и знак того, что он находится в пределах игры. Он тяжелым шагом подошел к столбу, Ирка приоткрыла глаза, и тут же захлопнула их снова. Она слегка покраснела. Павел без предисловий схватил ее обеими руками за грудь (классная грудь, гладкая, нежная, упругая!), помял (он, если честно, не знал, как нужно обращаться с этими женскими проявлениями), медленно уцепился за края футболки, и потянул их вверх. Ирка часто задышала, но глаз не открыла. Когда перед глазами Павла, подрагивая, вывалились из футболки две маленькие острые груди с розовыми сосками, а Лена за спиной довольно заржала, Павел был вынужден сунуть одну руку в карман, чтобы направить вставшего дружка вверх, к пупку, иначе появлялись неприятные ощущения. Никто, впрочем, кроме, может быть, Тани, ничего не понял. Лена переместилась вбок, чтобы лучше видеть происходящее. Грудь у Ирки была бы совсем взрослой, если бы не маленький размер. Соски, в отличие от Таниных, торчали не прямо, а несколько в стороны, что придавало им более пикантный вид. Короче, Павлу везло в четвертый раз подряд. И с третьей девчонкой. Павел провел по торчащим соскам еще пару раз, еще пощупал, заткнул подол футболки за ворот, чтобы не падала и не загораживала обзор (то бишь грудь, надо бы и ей слово придумать. Грудь - это грудь, а сиськи - это смешно), и переместился ниже.
   - Нет, - сказал он хрипло, для чего ему не пришлось делать никаких усилий, - похоже, здесь карты нет. Первым делом он медленно, сдерживая дрожь в руках уверенностью движений, твердой рукой провел по Иркиным шортам от пояса книзу. Ах, как красиво смотрелась Ирка в полутьме навеса, с короткой светлой стрижкой, с обнаженной маленькой грудью, вздымающейся и подрагивающей от взволнованного дыхания! И как приятно держать руку на ее округлом лобке (более округлом, чем у Тани)! Жестковата ткань шорт, но... Где-то так Павел все себе и представлял в своих сексуальных грезах. Мечты, черт возьми, сбываются! Он провел рукой еще ниже, вдоль штанины, по гладкой коже (ну и нежная у девчонок кожа!), и снова вверх. Естественным образом рука оказалась ПОД штаниной, и, следовательно, внутри шорт. Павел погладил Иркин лобок уже по трусам. Один слой ткани - это было лучшее, на что он мог рассчитывать, шаря руками по девчачьим ляжкам в толкучке. Это если ему удавалось забраться летом под юбку. Но такое бывало редко, кожа - она чувствительна к прикосновению кожи. Итак, вверх, вниз, вправо, влево. А другую руку - на попу. Или на грудь. Ладно, немножко туда, немножко сюда. Ноги у Ирки были слегка раздвинуты, а лобок выпячен (та самая поза, в которую он ставил девчонок в своих мечтах), так что Павел забрался девчонке между ног аномально глубоко. Он с удивлением обнаружил, что почти до самого конца может разместить свою ладонь вплотную к ее пипке, и встретить там вторую руку, которую Ирка пропустила (!), слегка отодвинувшись от столба. Она (хе-хе) была покорна судьбе. Павел держал ее за самые интимные места между двух своих рук. Перед носом у него торчала Иркина грудь, и он, таким образом, воспринимал все, что хотел пощупать или увидеть. Приятная, кстати, пипка у Ирки. Мягче, чем у Тани, и выпуклее. Когда Павлу удавалось пощупать такое, он считал день удачным. Кстати, когда случалось "облапать" девчонку с двух сторон, он также считал день удачным. Член у него в штанах возбужденно подрагивал. Павел почувствовал, что пора что-то сказать.
  - Похоже, они хитрее, чем мы думали, - произнес он гулко, - но я знаю еще одно мест. И он быстро вытащил руку из-под шорт, и просунул ее Ирке спереди за пояс. Там обнаружил резинку трусов, и нырнул под не. Ирка задохнулась, но глаз не раскрыла. Ленка опять хихикнула. Он просунул точно так же вторую руку сзади. Было классно. Онанизмом он сегодня вечером позанимается всласть. Он перебирал пальцами спереди и сзади, спереди по мягкой щели, ладонью по пушку на мягкой округлости, а сзади то по одной половинке, то по другой, то забирался между ног, ощущая дальний (спереди) край щели. Там было почему-то мокро. После речки, вероятно. Лена заметила, что пояс шорт впивается в Пашины руки и в Иркины бока, и тихо подобравшись, расстегнула пуговицу спереди. Молния разъехалась сама, сразу стало свободнее. Павел, упиваясь возможностями, гладил Ирку спереди и сзади, она, не открывая глаз, взволнованно дышала, подрагивая грудями и иногда шевеля губками.
  - Ладно, - сказала Таня, встав на ноги, - карты мы не нашли, теперь ей придется самой рассказать, где карта.
  - Не добьетесь, нечестивцы, - пробормотала Ирка совсем невыразительно. Павел вынул руки из Иркиных трусов и посмотрел на Таню осуждающе. Таня ответила твердым взглядом, и Павел смирился. Бог их знает, какие тут правила. Им лучше знать. Он отошел и присел. С дистанции Ирка выглядела еще изящнее. То ли из-за поднятых рук, то ли Павел плохо рассмотрел раньше, но талия у не была очень тонкой, и Павел, возможно, впервые (опять!) осознал красоту вот именно той части Ирки, от пояса до шеи. Таня и Лена присели по сторонам от столба, и в четыре руки медленно стащили с Ирки до колен шорты, а затем и трусы. Ирка открыла глаза, посмотрела на вперившиеся в не выпученные глаза Павла, и снова закрыла их. Это ж надо! Прямо все с нее и стащили, прямо при нем, просто сиди и смотри! А Павлу было, на что посмотреть. Ирка была хороша. К груди присоединились округлые бедра, и, конечно, пипка. Та самая, что Павел только что лапал. С более светлым и более легким чем у Тани пушком, более пухлая, какая-то более выразительная... Смотреть и лапать, конечно, разные вещи, и Павел никак не мог решить, что лучше. И то, и другое имело свое место в его мечтах. Ирка сейчас стояла обнаженная от груди до колен, то есть напоказ было выставлено как раз то, что обычно пряталось, и в этом был свой особенный кайф. Таня же, сев на корточки прямо перед Ирой, послюнила палец, и нажала им прямо в начале щели. Губы чуть расступились, и палец слегка погрузился в них. Ирка чуть слышно ахнула. Таня стала медленно водить пальцем из стороны в сторону, отчего Иркино дыхание участилось еще больше. Лена с любопытствующей мордочкой примостилась сбоку, а Павел, сообразивший, в чем состоит пытка, решил использовать случай для изучения поля деятельности. Хоть Таня и танцевала перед ним, но все ракурсы были мгновенны, он же не мог попросить ее замереть в каком-нибудь положении (правда, и выбрать наиболее соблазнительное положение было бы трудно). Здесь же, хоть Ирка и стояла неподвижно, но стояла она в информативной позе, а потому Павел пересаживался с места на место, внимательно глядя и запоминая (ему же мастурбировать под эти воспоминания!), как Ирка (и в особенности Иркина пипка) выглядит спереди, сбоку, в три четверти, чуть сверху, чуть снизу... Чрезвычайно приятное занятие. Таня держала свой палец снизу, так что совсем почти не мешала обзору. Иркин силуэт... Линия ноги... Линия пипки... Павел вставал и приседал, выбирая точку наблюдения, чувствуя напряжение и сладкую истому в своем члене. Член знал, чего хотел, и Павел непроизвольно поправлял его, сжимал рукой в кармане, каждый раз чувствуя прилив чего-то ТАКОГО в промежности. Лена тем временем встала, и покручивала Иркины соски между пальцами. Пересев в очередной раз, он обратил внимание, что Танька делает что-то совершенно невероятное: засовывает два пальца снизу прямо в Ирку! По самую ладонь! Павел обалдел, но вспомнил, что ему говорили про трах, стало быть, то, что сейчас происходит, это трах пальцами. И ей это нравится? Да, посмотрев на Иркино балдеющее лицо, он должен был признать, что определенно нравится. Хотя выглядело это несколько жутко. Внезапно он обратил внимание, что Ирка смотрит за его перемещениями сквозь ресницы. Он смутился, но подумал Какого черта? Делаю, что хочу. Я разбойник, в конце концов. Он расслабился, отсел в угол, и уже спокойнее смотрел, как Танька доводит Иру (он уже был в этом уверен) до оргазма. Он специально смотрел прямо Ирке между ног, так как понял, что той это нравится. Павел был несколько удивлен. Он не думал, что девчонке может понравиться выставлять свою голую пизду. Или он, по крайней мере, пока таких не встречал. А может, они не говорили. Он стал вспоминать, что вроде бы случалось так, что девчонка не то чтобы не замечала его руку у себя под юбкой... Вот, например, та девчонка, с синим бантом... Ей ее отец говорит - иди сядь, а она ему - нет, мол, выходить скоро, я постою. Три остановки - скоро. И ведь как раз кроме трусов под юбкой у не ничего не было. Так что не почувствовать она не могла. И была у нее возможность отойти в более удобное место. Но ведь большинство возмущается. Нет, что-то здесь не так. Он выпрямился, подошел к Ирке, и нагло приложил ладонь к е груди. Если ей нравилось ТО, так ей и ЭТО понравится, подумал он. Нет, надо бы выяснить, что же их все -таки интересует. Ирка действительно, похоже тащилась от его руки. Он аккуратно положил другую руку Ирка не лобок, Тане он не мешал, ее рука была ниже. Один палец он по Танькиному примеру положил в щель, и слегка пошевелил. Как-то по-новому он ощутил девчачью пипку под своей рукой, может потому, что чуть ниже Танька шевелила это все, может, потом у, что Ирка в этот момент напрягла живот, но член его дернулся, Павел сунул руку в карман, чтобы прижать его, а тот вдруг напрягся, и едва Павел успел его сжать, изверг какое-то невероятно мокрое количество жидкости прямо ему в штаны. Павел успел сообразить, что ничего страшного здесь нет, прислонился к столбу, и все время, пока кончал незаметно для других, старательно впитывал ощущения своей руки на Иркиной пипке, пошевеливая пальцами. Было здорово. Просто замечательно здорово. Ирка вдруг тяжело задышала, задышала и вдруг застонала, задергалась и обмякла. Понятно, - подумал Павел. Это у нее оргазм. Девчачий такой оргазм. Без длинных мокрых струй. Лена с Таней отвязали Ирку от столба. Глаза у той были как у пьяной. Девчонки помогли ей привести в порядок одежду, посидели, отдышались. Ирка с Павлом были вымотаны, Танька, видимо, устала, только у Лены были такие же бездумные котячьи голубые глазки. Они посидели молча еще некоторое время. Павел спросил:
   - Пойдем еще окунемся? В штанах явно было слишком мокро. Девочки лениво согласились. Павел поплескался в воде, то же сделала Ирка. Таня окунулась разок, а Лена только помочила ноги не снимая платья. Они разлеглись под высоким солнцем. Павел лежал на спине, сквозь веки просвечивал свет, было хорошо. Он еще повспоминал, как это было только что, и, почувствовав, что член начинает опять твердеть, перевернулся на живот. Интересно, ведь девчонки сначала все - девушки, значит им в первый раз должно быть больно. Значит, Ирка уже не девушка? Вообще-то они могли целку порвать так же, пальцами, даже скорее всего... Интересно, а Таня с Леной? Вот хорошо бы завтра еще с ними поиграть, если они не передумают принимать его в игру. Сначала поймать Таню, а потом Лену. Или нет, сначала Лену. Таню он уже видел, и даже немножко лапал. А Лена должна быть хороша в роли пленницы, вон она какая тоненькая и гладенькая... и стеснительная. А если привязать, пусть себе стесняется, сколько хочет. Может быть, даже сегодня удастся поиграть? Или они одну игру за день проводят? Спросить-то неудобно... Это все равно как подойти и сказать, а давайте я кого-нибудь из вас еще "полапаю"? С другой стороны, им тоже неудобно предлагать, ведь это все равно что сказать: "А, давай ты нас еще полапаешь"? Павел приоткрыл глаза. Девчонки собрались кучкой, и что-то жарко обсуждали. Павел отвернулся, полежал немного, царапая пальцем по песку, в ожидании, пока эрекция уляжется, затем подошел к девчонкам, которые при его приближении замолкли. Наступило неудобное молчание.
  - Есть хочется, - сказала Таня. Да, действительно, Павел тоже ощущал голод. Прямо-таки зверский.
   - Обедать пора, - добавила Ира совершенно безразличным голосом. Не сговариваясь они встали, оделись, Павел проводил взглядом попки и ножки, и они отправились домой. Пообедали Павел с Таней хорошо и с удовольствием, баба Катя уже все приготовила. Прибежала Лена, скороговоркой проговорила, что они больше сегодня на речку не пойдут, потому что бабушка запрягла их в работу, и убежала. Павел почувствовал острое сожаление, он рассчитывал, что они сегодня еще поиграют, но... Человек предполагает. Впрочем, не так уж ему и хотелось. Он мог спустить раз пять-шесть за день, но выраженное желание проходило после первых двух-трех, а последние давались уже с некоторым трудом. Так что он вполне мог потерпеть до завтра, а завтра все это покажется еще приятнее.
   ***
   Остаток дня он провел за разной ерундой, размышляя о том, что было, и о том, что, как он надеялся, будет. Павел решил проинспектировать чердак, на который можно было забраться по наружной лестнице типа пожарной. Чердак оказался на разочарование пустым, по стенам там стояло немного слоноподобной мебели: диван (и как только его умудрились сюда втащить?), шкаф, узкая кровать, огромный сундук, пара табуреток и небольшой круглый стол. Посреди чердака торчала кирпичная труба от печки. Шкаф был пуст, а в сундуке лежали совершенно не интересные покрывала, полотенца и другие тряпки. Было довольно пыльно, но никаких древних предметов таинственного назначения на полу не валялось. Из окна открывался вид на дорогу и часть пейзажа. Видно было изумительно далеко. Снизу послышался Танин голос:
  - Пашка, ты где? С неудовольствием Павел отозвался. Во-первых, он не любил, когда его звали Пашкой, во-вторых, ему совершенно не хотелось отрываться от дела. Тем не менее Таня уже поднималась.
   - Ух ты, - сказала она, - а здесь здорово! Только пол вымыть надо. И пыль вытереть. Павел считал, что это совершенно лишнее. Чердак должен пахнуть пылью и заброшенностью.
  - А зачем? - спросил он.
  - А, чтобы на полу можно было сидеть. И на стульях, - добавила Таня, проведя пальцем по табуретке, - Сейчас я воды принесу.
  Павел, конечно, не подумал насчет сидеть. В словах сестры был некоторый резон. Таня действительно умудрилась притащить полведра воды и пару тряпок. Павел взялся чинить выключатель, так как свет не работал, а Таня возилась с тряпками. Павел с удовольствием поглядывал на ее стройные ноги, расставленные над лужей воды, на задранную попку, когда она наклонялась с тряпкой в руках.
  - А вы давно в разбойников играете? - спросил он безразличным тоном.
  - Да уж года два.
  - С мальчишками?
   - Нет, - Таня хмыкнула, - откуда их здесь взять?
  - Ну... - вообще-то Павел был доволен, - А местные?
   - Да? - Таня обернулась и скроила презрительную гримасу, - А ты их видел? Пауза. Таня терла пол, а Павел пытался открутить заржавевший винт.
  - А ты сам-то в разбойников играл?
  - Я? - Павел не знал, что она имеет в виду, - Ну не в таких. И не с девчонками.
   - А когда-нибудь ты с девочками ТАК, - Павел старательно рассматривал выключатель.
   - Да как... - ответил он, - не так, но...
  - А как? Павел замялся. Ну очень неудобно было бы рассказывать о его удачах в транспортной толпе.
  - Ну там, знаешь, игра есть, мертвеца оживлять. Да, действительно есть такая игра, когда один лежит как труп, а второй пытается привести его в чувство. Можно смешить, пугать, щекотать травинкой... Вот только последний раз Павел в эту игру играл, наверное, классе в третьем.
  - А ты? - спросил он, перехватывая инициативу.
  - Что я? - Таня выпрямилась, охватывая взглядом плод своих трудов.
  - Ну, тебя когда-нибудь мальчишки того... - Павлу не хотелось произносить слово "лапать".
  - А, - Таня поняла, - было однажды.
  - Давно?
  - Год назад, в пионерлагере. Таня бросила тряпку на пол, и присела в уже протертое кресло.
  - У нас тогда был концерт, и я была суфлером. То есть, надо было сидеть и подсказывать, если кто-то что-то забудет. И еще фонариком подсвечивать в конце. Ну вот, а суфлеры сидят в будках, а у нас будки не было, была только заколоченная дыра в сцене. Так вот они ее открыли, засунули туда ящик, длинный, а сверху другой приспособили. И для того, чтобы мне туда залезть, меня туда опускали ногами, а сверху оставались только плечи и руки. Ну, и голова, конечно. А потом еще сверху ставили такую крышку, чтобы из- зала не было видно. То есть, не из зала, а... ну, в общем, понятно. И там так тесно было, что можно было только страницы переворачивать, а ничего больше, ни повернуться, ни тем более вылезти нельзя. И вот представляешь, концерт, народу полно, гости там всякие, родители, цветы там... Все волнуются... Ну, запихали меня в эту трубу, идет спектакль, я стою, листаю бумажки... И вдруг чувствую, вроде доски на уровне моих коленей под сценой отдирают. Потом вдруг хвать меня за трусы...
  - А ты что?
  - А что я... пошевелиться-то не могу... Они видят, что я не кричу, на помощь не зову...
  - А почему?
  - Да ты чего? Там народу тысяча, и я им всем буду объявлять, что меня лапают? (Вот это слово, сама сказала!) Ты что! Это вообще значит концерт сорвать! Да, ну они осмелели, стащили с меня трусы, засунули подол за шиворот, и давай лапать по очереди...
  - А много их было?
  - Черт их знает... человек пять, наверное, ... Павел внутренне ахнул. Как он хотел бы находиться там, вместе с ними, под сценой, разглядывать и лапать Таньку, которая не может пошевелиться... - А ты не могла присесть, ноги там согнуть?
   - Не-а... там тесно, коленки зажаты, сзади подпирает, так что наоборот... Павел прямо представил себе, как в дырке ящика торчит голая девчонка, Танька, и ее можно лапать, лапать, лапать...
  - И что ты делала?
  - Ничего... стояла, подсказывала иногда...
  - Не пожаловалась потом?
  - А на кого? Я их видела, что ли?
  - А концерт длинный был?
  - Да минут сорок...
  - А они долго...
  - Да вот почти весь концерт... - Таня глубокомысленно покивала Павлу, мол, вот видишь, как бывает... Павел продолжал свинчивать выключатель. Ну почему, почему ТАКОГО не было с НИМ? Уши его горели от зависти, он даже забыл, что эту самую Таньку он сам рассматривал, а если поймает в игре, то тоже будет лапать, лапать, лапать... Было в этой истории что-то завораживающе зовущее, что-то более интересное... Все оставшееся время он не мог ни о чем думать, отвечал невпопад, пока они еще некоторое время наводили порядок, Таня даже привела в приличный вид кровать, что-то там постелив, так что на ней теперь тоже можно было лежать или сидеть, или даже спать, если приспичит. Потом баба Катя позвала ужинать. Перед сном он долго ворочался, в голову лезли мысли о том, что Таня за стенкой сейчас опять занимается онанизмом, о том, что неплохо быть девчонкой, когда все интересное под рукой, о том, кого и как он будет ловить завтра, и заснул, так и не прикоснувшись к члену, в надежде на завтра.
   ***
   Утро прошло как обычно. Они с Таней позавтракали, сообщили бабе Кате, что идут на речку, и пошли к Иркиному дому, который оказался наискосок от них. Пока они шли, Ирка с Леной вышли навстречу. Привет-привет, пошли-пошли... Ирка, встретившись глазами с Павлом, отвела взгляд в сторону, но переборола себя, и уставилась прямо на него, порозовев при этом. Надо же, - подумал Павел - и она давала мне себя лапать вовсю... голая... И ему бешено захотелось еще. На речке Лена оказалась в купальнике, смешно морщившимся на груди. Павел сообразил, что она вчера не знала, что он пойдет с ними, и собиралась купаться голой. Интересно, Ирка с Таней тоже обычно купаются голышом? Он представил себе эту картину, представил, как он мог бы подглядывать, и поправил член. Вода была теплее, чем вчера, они долго резвились, брызгались, Павел пытался в процессе борьбы схватить кого-нибудь за что-нибудь, но девчонки ловко ускользали, ему удалось только несколько раз схватить Ирку за плечи, а Таню потрогал за низ живота, за гладкие мокрые бока, что тем не менее показалось члену достойным внимания. Лена вообще отошла в сторону, хотя очень активно болела за сестру. В конце концов они замерзли, вылезли на берег, согрелись... Павел лежал ближе к реке, и девчонки ему со своего места были видны как бы снизу, Павел наблюдал такое и на физкультуре, но сейчас не приходилось прятать глаза от окружающих. Павлу уже стало жарко, и он стал подумывать, что играть они сегодня не станут. Сейчас, - думал он, - если они сейчас опять пойдут в воду, то я пойду в кусты, и там займусь этим. Можно, конечно, нагло предложить самому, но... и кроме того, они хозяева, им лучше знать, что делать. Ирка, прокашлявшись, вдруг произнесла, глядя в сторону:
  - Я предлагаю реванш. У Павла отлегло от сердца. Да, так получается вполне пристойно и невинно. Она хочет отыграться. Таня выжидательно смотрела на Павла, а Лена, как всегда - в сторону.
   - Ну давайте, - сказал Павел с достоинством. Сердце его снова заколотилось. Сейчас он поймает Таню (в этом он не сомневался), и пощупает ее вдоволь. Он с вожделением посмотрел на Танины колени. Девчонки натянули остатки одежды, причем Павлу все время хотелось их поторопить. На центральной поляне Павел постарался встать рядом с Таней, чтобы расходиться не в разные стороны, а под углом, и, пока они расходились, старался забирать в ее сторону. Он тщательно прислушивался и вертел головой, но, похоже, он слегка промахнулся. Он стал забирать внутрь еще больше, в надежде, что Таня решила охотиться за Леной (все правильно, ведь Иру уже ловили), и вскоре услышал движение в стороне. Он тихо направился туда, как вдруг из-за дерева прямо на него с воплем бросилась Ирка. Павел приготовился отразить атаку, но тут же на него сзади навалился еще кто-то, судя по весу, Таня. Он храбро отбивался, стараясь не повредить девчонок (разревутся еще), тут было не до посторонних хватаний. Он справился бы с ними, если бы подбежавшая Лена не схватила его за ноги. Он хотел было заорать, что это нечестно, но сообразил, что никакого нарушения правил не было. Каждый волен помогать любому. И что теперь будет? Одно дело находить ся, как Ирка, голышом, когда рядом еще двое твоего же пола, и совсем другое, когда один перед тремя девками. и что, интересно, они собираются с ним делать? И он вспомнил, что сам сегодня же показывал Тане, что с ним делать... Положение безвыходное. Сейчас придется позориться. Так значит, они с самого начала собирались его ловить! Значит, прощай дальнейшая игра, ведь сейчас они удовлетворят свое любопытство, и все... Тем временем его молча довели до логова. Там, как водится, привязали под шуточки о казнях, особенно старалась Лена. Глаза ее горели торжествующим любопытством, она крутилась под ногами, и старалась завязать узлы понадежнее. Его халтурно обыскали, и торопливо, все втроем, отталкивая друг друга, стащили с него штаны и плавки. Он ощутил какую-то беспомощную оголенность напоказ, как на витрине. А девчонки, как нарочно, расселись прямо перед ним, и разглядывая его хозяйство. Ладно, ладно, - подумал Павел, - а потом я вас поймаю. Ирка рассматривала его член с некоторым недоумением, качнула его пальцем, потом посмотрела на Таню. Таня ответила ей, неопределенно мотнув головой, но Ира, видимо сообразила.
  - Лена, - сказала она твердым голосом, не глядя на нее, - снимай платье и трусы. Лена вытаращила глаза. Павел тоже не понял. Он ждал, что его сейчас подоят и все, а они еще что-то задумали. Ирка повернула к сестре голову и еще тверже сказала:
  - Ну? Лена не шевельнулась, изумленно смотря на сестру.
   - Чего это? - произнесла она наконец.
   - Говорю, значит надо.
   - Зачем это?
  - А то ничего не получится. Тут Павел сообразил, в чем дело. Таня рассказала Ирке, что ему обязательно нужно кого-то видеть! Ой, что сейчас будет! Член поднял голову, но Павел перевел взгляд с Лениного платья на стену навеса. В принципе, даже если член и встанет, ничего страшного не будет, он же не объяснял, что именно не получится, но так будет правильнее. Лена тем не менее не собиралась подчиняться, хотя по ее испуганному голосу, и по угрожающему тону ее сестры было ясно, что это ЧП.
  - А чего это я-то? Меня что, поймали, что ли?
  - А того!
   - Перебьетесь.
  - Поговори у меня!
   - Тебе надо, ты и снимай! Ирка резко развернулась, схватила Лену за плечи, и повалила. Таня набросилась, задрала Лене подол, и схватилась руками за ее трусы. Лена молча дрыгала ногами, решительно сопротивляясь, прижимала колени к животу, но Ирка держала ее крепко, Ленка пыхтела, а Таня сосредоточенно и постепенно стаскивала скрутившиеся в жгут трусы. Павел болел так, как не болел на хоккее. Боролись девчонки бездарно, и он еле удерживался, чтобы не давать указаний Ире и Тане. Он уже отметил взглядом обнажившуюся щель среди брыкающихся ног, и подивился, как далеко она уходит к попе. Таня, наконец, сообразила сесть Лене на ноги, дело пошло быстрее, через несколько секунд Лена лежала уже без трусов, обиженно сопя и поджав ноги. Таня навалилась на е колени, и они вместе с Иркой развернули девочку на спину, подвернув ноги ей под попу. Она лежала почти в мостике, ноги ее были несколько раздвинуты, и Павел видел всю пипку, сверху донизу, и часть попки. Все -таки, когда волосы еще не растут, все это выглядит приятнее, более цельно, что ли. Такое гладенькое... губки у Лены были полные, они выпячивались, бросая тень на еле видневшиеся ягодицы. Член Павла мгновенно, в несколько ощутимых ударов пульса встал под боевым углом. Павел был доволен. Теперь он может сказать, что видел и Лену тоже. А какая гладкая у не внутренняя сторона бедер! Беленькая... Сейчас бы рукой туда... Таня задрала Ленкино платье повыше (член дернулся), и произнесла:
  - Уф-ф-ф-ф!
  - Уф-ф-ф-ф! - ответила Ирка, и тут Лена рванулась, сбросила себя сестру, вскочила на ноги, и выбежала из шалаша, бросив напоследок:
   - Дура!!! И убежала. Без трусов. Девчонки посмотрели друг на друга растерянно.
  - Будет ей на орехи, - мрачно пообещала Ирка. Их внимание приковал Пашин член, торчащий как бушприт у фрегата, и, по ощущениям, вроде как распухший. Будь руки Павла свободны, он, наверное, схватился бы за него, даже не обращая внимания на девчонок. В их глазах, однако, не было растерянности, только раздумья и решительность. Упускать сеанс они не хотели. Переглянувшись, покивав друг на друга головой, (вместе? вместе!) они быстро и деловито разоблачились и обратились плотоядными взглядами на Павла, Член которого приобрел твердость и тяжесть гантели. С разу две девчонки! Одна длинненькая и стройная, другая беленькая и плотненькая. Обе голые, обе сверкающие сиськами и письками, и сейчас он на них кончит. Они стояли напротив него, голышом с головы до ног, и совершенно ничего не прятали. Он, правда, тоже стоял голый, по крайней мере так он это воспринимал, но прелесть была в том, что обычно приходилось прятать глаза, когда он смотрел на девчонок, а сейчас он обязан был их разглядывать, чтобы получилось. Надо же, как удачно сложилось все! Жаль только, Лена убежала. Конечно, было бы лучше, если бы он сам не стоял сейчас со спущенными штанами у столба, но он решил считать это платой за представление. Таня выразительно и торжествующе посмотрела на Иру, подошла к Павлу и обхватила ладонью член. Павел чуть не взвыл от наслаждения. А Таня своей тонкой ладошкой стала водить вперед-назад, как она это видела в исполнении Павла. Это было классно. Никаких движений - и кайф! Она правда, держала руку слишком далеко от головки, но если бы она все делала как надо, то Павел тут же и кончил бы. Ира стояла, жадно наблюдая за действиями Тани, совершенно не стесняясь, отставив одну ногу и заложив руки за спину. Павел раньше не задумывался, как может выглядеть пипка в такой позе. Когда они рисовали голых девочек, то рисовали их в основном напряженно выпрямившимися. Павел почувствовал, что он так долго не продержится. Он постарался расслабиться, так как всегда, кончая, он напрягался всем телом, иначе ничего не выходило. Ощущения сразу изменились. Член налился тяжестью и удовольствием. Вместо того, чтобы напряженно пялиться, Павел смотрел на Ирку со спокойным (как бы) удовольствием. Да, он уже видел ее вчера, но... Таня в своем усердии стала забирать рукой совсем к яйцам, ударяясь о них краем ладони, что было неприятно. Павел сначала терпел, потом сказал:
  - Не так, подальше от основания... Таня переместила руку, но теперь она при каждом движении натягивала кожу, что тоже было неприятно. Он вспомнил, насколько согласовано дрочили они с Сергеем друг друга, учитывая чувствительность головки члена.
  - Не так, - сказал Павел досадливо.
  - А как? - невинно спросила Таня, остановившись.
  - Развяжи руки... Таня распустила узел, на его правой кисти, и Павел своей рукой переставил Танину ладошку так как надо, и несколькими движениями обозначил как она должна двигаться.
  - Ага, - удовлетворенно сказала Таня, и все пошло гладко. Павел сначала заложил руку за спину, потом подумал, и положил ладонь Тане на попку. Таня посмотрела на него, но ничего не сказала. Круглая гладкая попа, он ее еще не трогал. Упругая и мягкая. Таня сменила руку, и Павел переместил свою ей между ног. Да, да! Он смотрел на Ирку, лапал Таню, в то время, как его член обихаживали без его помощи. Такого он себе никогда не представлял. Он мял Танину пипку в руке, прижимался ладонью к упруго-твердому лобку, гладил пальцами губки. Тане, похоже, это нравилось. Ирка, глядя на всю эту картину, приоткрыла рот, вся в удивлении, завороженная, переминаясь с ноги на ногу, что делало ее еще более привлекательной. Она выглядела на удивление... живой, что ли... у нее было выразительное ТЕЛО.
   - Дай я, - сказала она и подошла. Таня выпрямилась, и передала член из рук в руки подруге. Ирка крепко обхватила его, помяла в руках, - Такой твердый! - сообщила она Тане, которая тем временем вышла на Иркино место, и, понимая, видимо, что Павла интересуют ее интимные места, потянулась, повернулась, поглядывая на Павла хитро, и расставила ноги. Ух, и хороша же она была! Длинные загорелые ноги, удивительно соблазнительная пипка, выставленная напоказ (для него, Павла!), узкая длинная талия, полушария грудей, о которых уже было сказано достаточно, и Иркина сильная рука, быстро (быстрее, чем это делала Таня), жадно и с удовольствием (это чувствовалось) массирующая (как это еще сказать?) Павлов член, отчего наслаждение, концентрирующееся в его (члена) теле, растекалось вдоль позвоночника звенящим зудом, и накапливалось в груди и животе, стесняя дыхание. Павел бесстыдно, сознавая свое право, схватил Ирку за пипку, более округлую, чем у Тани, непохожую на нее, но столь же приятную в руке. Ирка работала рукой все быстрее, быстрее даже, чем это делал обычно сам Павел. Павел, однако, делал паузы, когда наслаждение становилось уж слишком невыносимым, а Ирка строчила как швейная машинка, что, впрочем, понятно, она ведь не чувствовала того, что чувствовал Павел. Павел крепился, стараясь поддерживать расслабленное состояние, но волну удовольствия от одного движения Иркиной руки догоняла следующая волна, не давая напряжению спасть. Павел, не в состоянии сдерживаться, зажмуривал глаза, открывая их только когда вспоминал, что он теряет зрелище красующейся перед ним безо всего Тани, из его груди временами вырывался стон, вызывавший у него некоторый стыд, а у девчонок, похоже, радость. Рука между Иркиных ног спазматически сжималась, но Иру, похоже, это возбуждало еще больше. Ирка сжимала свою руку все сильнее, Таня, с блестящими глазами выставляла свое юное богатство перед Павлом и так, и этак, польщенная горящим взглядом Павла, и его частым дыханием, срывающимся при каждом новом ее повороте... Павел уже мало, что соображал. В этой стадии, когда он был готов вот-вот спустить, он просто сжимал крепче руку на головке, чтобы не сразу кончить. Ирка, естественно, этого не знала, и Павел висел на краю блаженной пропасти уже несколько минут. Если бы он делал это сам, то он конечно не удержался бы от того, чтобы кончить немедленно, но сейчас его никто не спрашивал... Все свое тело он сейчас ощущал, как один сплошной член, готовый выстрелить, наслаждение, сосредоточенное обычно в головке, наполняло все его тело, дышал он как-то через раз, колени его судорожно сжимались, откуда-то из глубин чего-то поднялась волна, она все поднималась и поднималась, росла выше всякого вероятия, как цунами, и... Павел выстрелил, что отозвалось в его голове колокольным звоном, он чуть не вывихнул привязанную к столбу руку, в непроизвольной попытке согнуться. Когда он обычно кончал, он сжимал руку вокруг члена и останавливал движения, а Ирка продолжала с силой водить тугим кольцом пальцев туда-сюда, это вызвало в Павле такой взрыв экстаза, что он боялся не перенести его, он замотал головой, пытаясь выдавить из себя "Не надо!", но только сказал "Н-н-н", и со следующим выстрелом просто заорал "А-а-а-а-а!!!", и не переставал орать, пока Ирка продолжала в бешеном темпе дрочить содрогающийся член. Наконец, после, наверное, двадцати выстрелов, он обрел способность говорить, и выдохнул:
  - Хватит!.. То есть, в тот момент, когда он это произнес, он вновь почувствовал в члене ощущение начала (ему случалось спускать по два раза без перерыва и раньше), но Ирка уже остановилась. Павел огляделся. Ирка смотрела на него восхищенно (может, и правда, в этом что-то есть?), Таня с удивлением и брезгливостью смотрела на свой живот, на котором белели крупные капли. Надо же, прямо до нее добил! Красивая все -таки девочка Танька. Ирка, оглядев ее, хихикнула, и успокоительно произнесла:
  - Ничего, говорят, это для кожи полезно. Таня хмыкнула и ответила:
  - Я все равно лучше пойду окунусь. И подобрав одежду, не одеваясь, вышла вон. Ирка, отвязывая Павла спросила с уважением:
  - Ты всегда так кончаешь? Павел остолбенел от бесстыдства Иры, но честно отрицательно помотал головой. Он собрался надеть штаны, но Ирка остановила его:
  - Ты чего? Тут же рядом! Все -таки они определенно купаются голыми. Ирка собрала свою одежду в комок, и сверкнув голой попой в солнечном луче, выбежала. Павел постоял, скатал свои манатки тоже, и пошел следом. Поначалу он стеснялся (это после всего-то!), но купаться голым оказалось приятнее и веселее. Холодная вода прочистила ему мозги, он стоял по пояс в воде, и смотрел, как Ира и Таня носились друг за другом по берегу, визжа и хохоча, поворачиваясь к Павлу самыми неожиданными ракурсами. В первую очередь Павел воспринимал их как без трусов, настолько непривычно было для него это зрелище. Ловил взглядом моменты, когда Таня или Ира оказывались к нему лицом, с расставленными ногами, впивался взглядом в круглые пипки (а с расставленными ногами они были круглыми, а не треугольными), (жаль, Лены нет!), Член его, снова вставший, колыхался в воде, вызывая мысли о том, что вот сейчас надо бы поиграть еще, и он поймает Таню, и поставит ее так, и этак, и по-другому, а может, лучше еще разок пойматься? Только заранее договориться, как они будут стоять, и Павел вынужден был отвернуться к реке, чтобы выйти из воды в приличном виде. Неожиданно на плечо ему упала капля, затем еще одна. Павел оглянулся, две обнаженные тонкие фигурки на берегу смотрели, задрав головы вверх. На небе, подползая к солнцу, расположилась во всю ширь противная серая туча. Вот и поиграли! - подумал Павел. Девчонки торопливо собирали одежду. Все -таки, пока они добежали до дома, они успели основательно вымокнуть.
   ***
   Бабы Кати не было. На столе лежала записка, что она пошла в деревню и будет только вечером, дальше следовали указания, что есть на обед. Неторопливо пообедав (причем Таня оказалась весьма хозяйственной), Павел и Таня разошлись по комнатам, Павел вынул из чемодана особо ценную книжку с описанием морских узлов, кусок веревки, и, забравшись на чердак, расположился на кровати. Было темновато, пришлось включить свет (хорошо, что он вчера починил все!). Узлы, однако, ему не давались. Перед глазами у него крутилась обнаженная фигурка Тани, гладкая грудь Иры, торчащая из-под задранного платья пипка Лены, в ладонях жило ощущение вчерашней и сегодняшней удач. Решившись, он выпростал из штанов член, и, уставившись в дощатый потолок, занялся Этим. Вдруг послышался скрип лестницы. Идет, что ли, кто-то? Вот блин! Он испуганно спрятал член в штанах, и схватил книгу. В двери показался силуэт Тани в дождевике.
  - Привет, - сказала она. Павел примирился с помехой. За ней показался еще один силуэт, Ира! Ну, это еще ничего. В пиратов здесь не поиграешь, но смотреть и вспоминать... По лестнице поднимался еще кто-то. Павел замер, кто бы это? Кто-то еще? В проеме вырисовалась тонкая фигурка под полиэтиленовым плащом. Лена! Неужели помирились? Павел стал соображать, как можно было бы поиграть в разбойников здесь, на чердаке...
  - А тут неплохо, - сказала Ира. Лена молчала. Они вошли, сняли плащи и резиновые сапоги, отряхнулись, Ира обошла чердак, осматривая, присела на диван, попрыгала. Павел вежливо встал. Он обратил внимание, что в носочках девчонки выглядели... как бы это... более девчачьими, что ли.
  - Ну что ж, - торжественно произнесла Ирка, усаживаясь.
  - Объявляю собрание разбойников открытым. Хм, - Что это еще за собрание? А, впрочем, сейчас посмотрим.
  - Судом разбойников, - продолжала Ирка, - За нарушение разбойничьей клятвы (Это что, действительно у них такое было? Или просто так?) разбойница Лена приговаривается к испытанию. Если она не пройдет этого испытания, то она приговаривается к изгнанию из разбойников навечно, с наказанием по шее. Это что, интересно, за испытание? Судя по блестящим глазам Тани и Ирки, сейчас он все -таки на Лену поглазеет... или "полапает" ... а лучше и то и другое. Лена была уже в другом платье, голубом, которое делало ее еще более маминой дочкой. Настолько, что Павел побоялся бы подойти к ней в толпе "полапать", ну разве такое невинное существо может позволить, чтобы с ней делали ТАКОЕ? Впрочем, она пока и не позволяла. Интересно, а вообще, если бы Павел поймал ее, далась бы она? Или тоже убежала бы? Лена смотрела в сторону своим обычным безучастным взором, скромница этакая. Ей не хватало только большого банта на хвостике.
  - Знает ли подсудимая, из чего состоит испытание? - так же торжественно спросила Ира. Лена кивнула. Павел хотел было спросить, в чем же оно состоит, но сдержался, не желая портить церемонию.
  - Подсудимая должна ответить, да или нет.
  - Да...
  - Согласна ли подсудимая на испытание?
  - Да... Ирка с Таней взяли Лену за локти, и подвели к Павлу, сидящему на табуретке.
  - Примерный обыск! - провозгласила Ира. А-ха-ха! Это классно! Это здорово! Сейчас эта гладенькая писька будет у него в руках! Павел обеими руками медленно подтянул Лену за узкую талию поближе к себе. Лена внимательно смотрела ему в лицо. Сердце у него заколотилось. Также медленно Павел завел одну руку ей за спину, другую спереди, и прижал сквозь ткань платья - одной рукой маленькую оттопыренную попку, а другой - мягкую аккуратную пипку, она была по округлости похожа на сестру, но была тверже в лобке, и как-то компактней, что ли... Лена не шелохнулась, но отвела глаза. Павел отметил, что она НЕ покраснела. Надо же, а на вид такая недотрога... Павел погладил ее обеими руками, спереди и сзади, медленно, не торопясь, чувствуя, как под нажимом ее тело слегка покачивается. Провел по бедрам. Узким, но талия еще уже, но у Павла бедра еще уже, но до чего же девчачье чувство в ладонях! Павел отпустил ее, медленным же движением задрал ей платье до подбородка. Беленькие тоненькие трусики. Стройные ножки. Такие же фигуристые, как у Ирки, только менее выраженно. Изящные, короче. Павел, одной рукой продолжая придерживать платье, другую положил спереди на трусы Лене. Она не шевелилась. Тогда он отпустил платье, и просунув под подол обе руки, потянул трусики вниз. Тело Лены покачнулось несколько раз, пока Павел стягивал их вниз, и когда стянул до колен, они упали сами. Ирка отпустила руку сестры и приказала:
   - Держи платье! Лена высвободила вторую руку и сама (сама!), трогательно выпятившись, задрала платье до груди. Ах, и эту позу представлял Павел в своих мечтах! Она казалась ему верхом бесстыдства, и он мысленно рисовал в ней самых невинных девочек, с самыми недоступными лицами. Воображалу Олю, например. Она даже чем-то похожа на Лену. Он отпихнул табуретку и присел на корточки, чтобы лучше видеть. Рисунок девчачьих бедер от живота и до самого низа (то есть там уже ноги), с бесстыдно выставленной пипкой прямо перед его носом, заставил его задрожать. Он поднял глаза вверх, и увидел, что лицо Лены все -таки покрылось румянцем. Очевидно, показать для не значило больше, чем дать пощупать. Павла это привело в восторг. Рассматривать голую стесняющуюся девочку! Он провел рукой от ее живота до пипки, погладил ее, вид собственных пальцев, под которыми проминалась упругая кожа, поразил его. Ему страшно хотелось заняться Этим. Он гладил и мял Ленино тело со всех сторон ниже пояса, а Ирка с Таней тем временем расстегнули ее платье, и сняли его совсем. Лена осталась в одних носках, изящная, тоненькая, вся гладкая, вся напоказ... Павел, встав, обхватил ее, голенькую, двумя руками спереди и сзади, увидев, что Ира с Таней заинтересованно смотрят на его действия, сами раскрасневшиеся, от притянул Лену к себе, и она отступила ногой в сторону... Ах! Как хороша была ее писька на ощупь, пока ноги были расставлены! Ах, мечты все -таки... Неожиданно Ирка сказала:
   - Дальше... Павел хотел было возмутиться, он лапал бы и рассматривал Лену еще и еще, но сообразил, что программа еще не закончена.
   - Дальше, - повторила Ирка безжалостно, - зарядка. Она взяла сестру за плечи, отвела к кровати, где свет падал на не спереди, и отошла к Павлу и Тане, которые сели на табуретки.
  - Упражнение первое, - объявила она, - ходьба на месте. И, раз-два, три-четыре... Лена зарделась, но лицо е говорило о решимости пройти испытание. Она послушно зашагала, Павел (опять-таки) впервые видел голую девочку, которая делала ТАК. Он, конечно, видел Таню в танце и обеих девчонок на берегу, но там ему приходилось ловить движения, а здесь они повторялись, и он мог многократно рассмотреть каждое. Замечательная идея. Ему почему-то никогда не приходило в голову вообразить себе такое.
  - Упражнение второе. Ноги на ширине плеч (Ах!), руки на пояс (очень правильно, они загораживали силуэт с боков...), потягивания. По счету раз - руки вверх, прогнуться... Лучше, лучше прогнись... Павел балдел. Вот такого-то он и вообразить себе не мог. Не бывает такого!
  - Упражнение третье. Лечь на спину. Нет, на пол не надо. На кровать. Нет, поперек. Ну и пусть болтаются. По счету раз - ноги в стороны, два - поднять вверх, три - опустить, четыре - составить вместе. Пока Лена лежала с опущенными ногами, ее поза напоминала ту, в которой она лежала без трусов под навесом. Когда она раздвигала ноги, ее писька оказывалась в идеальном положении для рассматривания. Все было видно, все! Когда она поднимала ноги, Павел мог видеть ее в непривычном ракурсе, от пупка до копчика. Не сказать, чтобы это было очень красиво, но очень откровенно. Ирка толкнула его в бок:
  - Иди, потрогай. Да, это то, что было Павлу нужно. Он встал, унял дрожь в коленках, присел на кровать рядом с Леной, посмотрел несколько секунд на нее с этой стороны (она взглянула на него и отвернулась), и положил руку ей между ног. Сразу он почувствовал разницу с неподвижным телом: он ощутил напряжение мышц живота, движение пипки вперед и назад под его рукой. Когда она раздвигала ноги, то рука ложилась ладонью на лобок, а пальцами вдоль желобка до самого его конца, а когда сдвигала, то ладонь оказывалась прижатой ляжками к пипке. Сидеть так можно было бесконечно. Он не выдержал, и потер свободной рукой сквозь штаны член.
   - Достаточно, - сказала Ирка, - следующий этап. Ира почему-то не назвала его, но Лена поняла. Она сдвинулась так, чтобы ноги свисали с кровати, касаясь пола, раздвинула их, уверенным, Павел даже сказал бы, привычным движением положила палец себе в желобок пипки и принялась водить им туда-сюда.
  - Ты имеешь право, - сообщила Ирка, - высказать пожелание, которое поможет тебе в выполнении этого этапа. Лена подумала, и слегка сдавленным голоском сказала:
  - Да, пусть он лапает ее, - и указала на Таню. Та хихикнула, но встала лицом к Лене. Павел встал тоже, и при каждом шаге ощущая трение штанов о благодарный член, подошел к Тане, и радостно ее облапал.
   - Нет, - сказала Лена капризно, - мне так не видно. Встань сзади. Павел повиновался. Это было удобнее, и так не надо было выворачивать голову, чтобы видеть Лену. Он прижал за пипку хихикающую Таню к себе попкой, причем член, торчащий в штанах вертикально вверх пришелся как раз под ее половинками. Приятно.
  - А другой рукой за сиськи, - скомандовала Лена. Член вздрогнул, а Павел опять повиновался. Он поглаживал Таню обеими руками, одновременно прижимая е к себе (она была удивительно приятной, гибкой и податливой), и видел, как лицо Лены расслабляется, как она полуприкрытыми глазами следит за движениями его рук, как ее палец все быстрее и все более нервно движется туда-сюда, как шевелится под ее рукой гладкая писька. Он прижимался к Таниной попке членом, и слегка елозил вправо-влево, это не могло дать удовлетворения, но облегчало желание схватить член руками.
  Он запустил руку Тане в шорты, почувствовав прилив кайфа, как если бы только что за не схватился, но Лена тут же возразила:
  - Мне так не видно! Павел хотел было с сожалением вынуть руку, но Таня быстрым движением расстегнула пуговицу, и спустила до колен шорты вместе с трусами. Павел другой рукой задрал Танину футболку, и схватил ее за грудь, уже голую. Таня немедленно стащила с себя футболку через голову, дав Павлу случай потрогать свою обалденную грудь в движении. Это долго описывать, но, когда поднимаются руки, напрягается прижатая к телу спина, и Таня выгибается, грудь становится вроде как меньше и тверже, изменяет несколько форму... Павел обратил внимание, что соски у Тани (он не заметил, когда) стали твердыми, и как бы съежились. Он не понял, как и отчего это может быть, но так было еще лучше. Лена дышала часто, взгляд ее был туманен, перебегал с одной руки Павла на другую, на его лицо, на лицо Тани... Павел просунул свой палец между половинок пипки, там было тепло и влажно. Он вспомнил, что делала она сама, посмотрел, как делает Лена, и стал несильно теребить Танину пипку вправо-влево... Таня вздрогнула, Павел почувствовал, как тело ее напряглось в его руках, дыхание участилось, она переступила ногами (кайф!), шорты упали с нее, и она расставила ноги. Павел был на седьмом небе. Если честно, то девочку с раздвинутыми ногами он лапал раньше только один раз. То есть, он только что лапал Лену, но она лежала, а это не то, когда девочка стоит, то живот как-то плавно переходит в пипку... ну, в общем, не то. Ну, правда, еще Ирка у столба была, но там у не ноги были несильно расставлены. Да, так вот, а то было, естественно в транспорте. Какие-то приезжие везли какие-то тюки, и довольно симпатичная девчонка стояла ногами по сторонам какого-то мешка. Павел встал к ней спиной (тоже по сторонам мешка), завел руку назад, и когда народ на остановке стал набиваться внутрь, его прямо рукой прижало точно к пипке. Несколько минут он эту девчонку держал. Правда, сквозь спортивный костюм и старательно неподвижной рукой. Не сравнить, конечно. Но если учесть, что этот случай Павел вспоминал частенько, то представьте себе, как его порадовала Таня! Да... В общем, он механически теребил рукой Таню, и это было хорошо, потому что, когда рука неподвижна, то ощущения быстро ослабевают, а когда гладишь (это Павел осознал недавно), то трудно находить новые положения, часть внимания уходит на движения. А когда теребишь, то и думать не надо, и полнота ощущений все время сохраняется. Таня откровенно тащилась, она обхватила его руками за бедра, и сама терлась попой о его член. Лена была в экстазе. Она издавала тихие тоненькие стоны, раздвинула ноги почти на шпагат (Павлу это нравилось), расслабленные губы ее дрожали... Павел уже подумывал, что если тереться о Танину попу систематически, то можно запросто кончить, как это было вчера, но Ирка безжалостно сказала:
  - Хватит, дальше. Таня недовольно застонала, Павел сдержался, а Лена как-то жалобно посмотрела на сестру. Павел решил, что она тоже недовольна тем, что ей не дали кончить, но Лена так же жалобно спросила:
  - А может, не надо? Ирка немного помолчала.
  - Ну только если одно исключение сделать. Этот (она подчеркнула это слово) этап можно пропустить. Слово пропустить она тоже подчеркнула. Посмотрев на Ирку, Павел обнаружил, что она уже сидит в кресле, и правая рука ее засунута в расстегнутые шорты. Надо же... Что же дальше-то будет, интересно? Лена сползла еще ниже, так что попка свисала с кровати (в этом положении она выглядела лучше, потому что пока она лежала, расплющенная об кровать попа все -таки не прибавляла ей прелести), и раскинула ноги. Таня неожиданно просунула руки за спину, между собой и Павлом, и ловко расстегнула ему ремень.
  - Чего это? - отпрянул Павел. - Это...
  - Ирка мотнула головой в сторону Лены, активно работая рукой у себя под шортами, - засунь ей. - Что засунуть? - не понял Павел, а когда понял, не поверил. Они что, хотят, чтобы он ее трахнул???
  - Ну вот его и засунь, - ответила Ирка недовольно.
  - Но она же...
   - Да не бойся, - вступила Таня, - мы все уже друг другу целки поломали. Павла покоробило дворовое выражение, но он понял, что его предположение было верным. Его беспокоило другое.
  - И детей у нее не будет, - добавила Ирка, вида колебания Павла, - она еще маленькая. Да, именно это Павел имел в виду. Он был в некоторой растерянности. Он никогда этого не делал, и не был уверен, что сможет. То есть, общая схема - засунуть, и впер д-назад. А вот куда засунуть? То есть, между губ, это понятно... но они как-то не спереди, а снизу. А, вспомнил он, так же, как Таня Ире пальцы засовывала... От волнения его член даже опал, но при взгляде на голенькую Леночку (именно так она и выглядела: голенькая Леночка), подставившую ему свою... эх... пизду, он поднялся снова. Павел, как завороженный, подошел к лежащей Лене, соображая, как бы ему пристроиться, встал на колени, спустил штаны, и торчащий член оказался направлен прямо туда, куда надо. Лена схватилась за край кровати и замерла в ожидании. Она волновалась. Павел тоже. Ирка с Таней встали по сторонам в веселом любопытстве. Таня красиво стояла голой. Им-то весело... Павел осторожно, чтобы не задеть ничего чувствительной головкой под складкой кожи (а надо сказать, что всякий раз, когда он мыл член, ему приходилось очень тщательно регулировать температуру воды, и трогать его только гладким мылом, так она, головка, была чувствительна), просунул конец члена между губ, и во что-то уперся.
  - Ниже, - подсказала Таня, а Ира просто взяла, и рукой подпихнула член, куда надо. Почувствовав открытую теплую дорогу, Павел пихнулся вперед, и понял, что кожа с члена все -таки сдвинулась. Ну не может быть такого сильного кайфа сквозь кожу. Весь член Павла от корня до головки обхватило что-то тугое, нежное и теплое, причем, когда он двинулся, то ощущение было, как будто он провел по члену рукой раз двадцать сразу, не меньше! Он двинул тазом назад и охнул, нет, ребята, никакой кулак не сравниться с девчачье й пипкой! А я ебусь! - подумал он гордо. Он взялся руками за Ленины бедра, и двинул тазом вперед. Лена сладко застонала девчачьим голоском. Надо же, и ей тоже нравится! Это открытие придало ему уверенности, он дернулся вперед, назад, Лена выгнулась в его руках, замерла, и длинно выдохнула со сдавленным тонким звуком. Кончила, что ли? Павел почувствовал, как Ленино тело сжалось вокруг члена, он замер, чтобы удержаться от спуска, но Лена мелко и часто задвигала попой, это движение дало такую бурю ощущений, что он тут же, без всякой надежды на задержку, кончил. От крика он, правда, удержался, но на бедрах Лены вполне могли остаться синяки от его рук. Он понял это, когда сообразил, что она отдирает от себя его судорожно сжавшиеся ладони. Он был невыразимо горд. Он ведь трахался!
  - Что, все? - разочарованно спросила Ирка.
  - Так сколько я терпел... - вырвалось у Павла, и он тут же заткнулся. Но девочки, кажется, восприняли это нормально.
   - И меня ты, - добавила Лена, - в самый-самый момент остановила.
  - Ну ничего, - сказала Ирка, - в следующий раз... - и тоже осеклась. Девчонки прыснули, включая Лену, в которой еще торчал медленно обмякающий член. Павел прямо возликовал, так будет еще следующий раз! Ха-ха!!!
  - И вообще, - добавила Ирка, строго глядя на сестру, - будешь ему давать всякий раз, когда он скажет. Поняла? Лена покорно кивнула. От этого заявления член снова начал поднимать голову, прямо внутри, но Лена уже подтянулась на кровати, и он вывалился из нее. Павел торопливо поправил шкурку, и заправил его, мокрого, в трусы. Лену, похоже, нисколько не смущало больше его присутствие, и не смущало обязательство отдаваться по первому требованию. Он деловито вытирала пипку выпростанным из-под покрывала краем простыни. Таня одевалась. Ирка задумчиво смотрела на сестру. Павел не мог поверить в происходящее. Он имеет полное право подойти к девчонке, симпатичной девчонке, сказать пошли трахаться, и она пойдет! То есть даже просто подойти и залезть в трусы! Может это шутка? Может, Лена просто возьмет и передумает? Знаю я их, девчонок! Ну ладно, посмотрим, посмотрим... Как он только будет к ней подходить? Надо, чтобы Таня хоть раз отвела его к ним в дом, чтобы он сам мог приходить... Они посидели, поговорили на разные темы, как будто ничего не происходило. Павел предпочел бы узнать, а что, собственно, представляют себе девчонки, занимаясь этим, но... даже после всего, что было, он не мог выдавить из себя такой вопрос. Он поглядывал на Лену, которая снова сидела с совершенно невинным видом, изредка вставляя слово. Но ведь он только что ее ебал! Несерьезно быстро, правда, но все -таки! Павел с Леной были спокойными и расслабленными, а девчонки как-то суетились и подхихикивали. Ну да, Павел-то с Леной кончили, а они-то нет! Интересно, а если прямо сейчас сказать Лене, что давай, мол? Или нет, несолидно, сразу после... Что он, мальчик что ли... Ему позволили, а он и рад... Вот вопрос, заниматься вечером этим, или опять потерпеть, завтра-то тоже день? В принципе, даже если бы он и онанировал вчера, сегодня он все равно кончил бы, и в первый раз и во второй, только не с таким кайфом. Ладно, подумал он, этим заняться всегда можно. Если будет невмоготу, то сегодня, а если вдруг завтра ничего не будет - то завтра, а если будет что-то завтра... Хорошо бы поиграть в разбойников и поймать Таню. Он посмотрел на нее. Интересно, если он к ней полезет трахаться, будет у него шанс? Снизу послышался голос бабы Кати:
  - Таня, Павел, вы где?
  - Здесь, наверху! - отозвались они почти хором и огляделись, не оставлено ли где следов преступления? Они спустились вниз (дождь уже кончился), оказывается, прошло довольно много времени. Ира с Леной попрощались, договорились, что завтра они зайдут (Ага!!), и ушли. Павел еще некоторое время повозился с узлами, опять-таки постоянно отвлекаясь на воспоминания. Ведь здорово, он лапал трех девчонок, классных девчонок, и одну из них трахал!
  ***
  На ужин баба Катя испекла пирог с яблоками, очень вкусный. Таня сказала, что это американское блюдо, Павел не поверил, откуда здесь бабе Кате знать что-то про Америку? Спать не хотелось. Павел л г в кровать, почитал еще немного про узлы, и задумался, а что за книжку читала Таня в тот день, когда он за ней подглядывал? Мысли эти постепенно перешли на девчонок вообще, на Ирку и Лену, как это она решилась заниматься этим прямо перед ним? Чем это Ирка ее так напугала? Он повспоминал их голенькими, как они прыгали безо всего возле речки, как он лапал Таню перед мастурбирующей Леной... А Таня, наверное, сейчас опять... это... книжку читает. Павел встал, надел штаны, и тихо выбрался в окно. Танино окно еще светилось. Вечер был безветренный, и Павел тихо-тихо, как индеец на охоте, крался, он подошел уже под самое Танино окно, как вдруг под ногами загремело ведро, или кастрюля, или еще что-то такое же громкое. Прямо над головой раздался ироничный Танин голос:
  - Гуляешь, да? Павел застыл от неожиданности и растерянности.
  - Да так, шуршало здесь что-то, - ответил он первое, что пришло в голову, подняв глаза на высовывающуюся из окна Таню. Она была уже в ночнушке, свет от лампы из окна обрисовывал ее грудки, глаза и губы ее смеялись.
  - Знаем мы, как ты гуляешь. Опять подглядывать пришел? Голос у нее, впрочем, был совсем не злой, но Павел весь вспыхнул (хорошо, что в темноте не видно), и ответил:
  - Ну вот еще ...
  - Не насмотрелся, да? - Таня откровенно издевалась.
  - А ты тоже хороша, - вспылил Павел, - рассказываешь всем направо и налево!.. Таня несколько поостыла.
  - А ты что, недоволен? И Ирка тебе, и Ленка...
  - Это одно, а представь себе, что я бы здесь парням рассказывал бы обо всем этом! Ты бы сразу сообразила, что делать так не надо! Таня задумалась. Этот подход ей, похоже, в голову не приходил.
  - Ну хорошо, - сказала она, - я так больше не буду.
  - Не будешь, не будешь... - Павел почувствовал, что с Тани можно что-нибудь слупить в качестве компенсации. Надо только ее постыдить еще. То есть, он не думал именно такими словами, но ситуацию как-то осознал.
   - А ты представь себе, - добавил он, - вот идешь ты, а перед тобой иду я с приятелем, и рассказываю, как ты передо мной выступала!..
  - Так и ты тоже меня видел!
  - Я-то тебя сквозь окно видел, а сам перед тобой прямо перед носом два раза!
  - Ну хочешь, я еще раз это сделаю?
  - Таня уже сдалась, - прямо при тебе?
  - И то, что вы меня только случайно в первый раз не поймали, вы же с самого начала собирались меня вместе ловить, все втроем на одного, это как порядочно, да? Скажешь, не ты придумала? - это уже наугад, но, судя по потупленным Таниным глазам, он попал, - Сестра называется! Таня уже совсем чувствовала себя виноватой. Действительно, если разобраться, то с братом она поступила не по-родственному.
  - Ну хочешь, - она уже боялась, что сейчас Павел обидится, и все, - ну хочешь, сделай со мной что-нибудь! Так-так-так-так...
  - Что, например? - произнес он с пренебрежительной досадой.
  - Ну, что хочешь! Ага. Это надо закрепить. Недоверчиво:
   - Не передумаешь?
  - Нет! - (и действительно, что еще нового с не можно взять?).
  - Поклянись!
  - Ну клянусь!
  - Здоровьем поклянись! Таня несколько струхнула, но послушалась. Павел внутренне торжествовал.
  - Тогда, - заявил он, - будешь до отъезда делать то, что я тебе прикажу. Таня опять задумалась.
  - Только я дом поджигать не буду, и в муравейник садиться не буду, и вообще...
  - Ладно, - согласился Павел, - без вреда здоровью и без последствий со стороны бабы Кати и вообще посторонних. Так пойдет? Таня задумалась.
   - Так пойдет. Она подумала еще.
  - Будешь со мной то же, что с Леной делать? У Павла заныло в паху.
   - А что?
  - Да ничего... - Таня пожала плечами, - чего уж там... Однако глаза ее заблестели, что было видно даже в скудном освещении из комнаты, а соски снова явно выделились на ткани ночной рубашки.
  -Только, - добавила она, - через два дня в меня кончать будет уже нельзя.
  - Почему? - Павел действительно удивился, она что, так четко знает, когда повзрослеет настолько, чтобы...
  - А через две недели опять можно будет, - сказала она доверительно. Павел так ничего и не понял, но решил, что это не так важно, разберется со временем.
  - А ты уже когда-нибудь... Таня помотала головой.
  - А сегодня можно? Таня кивнула. Павел помялся. Ну что, прямо так ей и говорить, что ли?
  - Ну, дай я залезу. Таня отошла от окна, и Павел с бьющимся сердцем влез внутрь. Постель была расстелена, на стуле висели шорты, футболка и трусики. Они почему-то взволновали Павла. Сознание того, что там, под рубашкой на Тане ничего нет, ну совсем ничего, хотя и было глупым, но очень острым. На лице Тани была написана игривая покорность. Она действительно собиралась делать то, что Павел ей скажет, Павел в этом уже не сомневался, но принимала это как игру, ей нравилось его внимание к ее телу, нравилось ощущать себя привлекательной. Павел смотрел на нее, не зная, что делать дальше.
  - Дверь закрыта? Таня кивнула.
  - А баба Катя не услышит?
   - Не-а... Я и магнитофон заводила, и с девчонками мы сидели...
  - Ну тогда стой смирно. Таня торжественно выпрямилась в ожидании. На лице ее застыла любопытная улыбка, она выпятила грудь и откинула голову. Ей, видимо, нравилось быть покорной жертвой, да им, наверное, всем нравилось, не зря же они играли в разбойников. Павел подошел к ней, нагнувшись схватился за подол рубашки, и подтянул его до Таниной шеи. Под рубашкой действительно ничего не было. Танина красивая писька ничуть не стала хуже за прошедшее время. Павел глядел на не во все глаза и чувствовал уверенность, что вот сейчас он будет делать все, что захочет сам, сейчас идет игра по его правилам. Красивые бедра, красивая писька - и все это в его власти! Он проглотил слюну, и сказал:
  - Снимай! Таня с готовностью стянула себя ночнушку. Теперь она была голой перед Павлом, уже в который раз? Наверное, в четвертый или в пятый, но по-прежнему Павел будто видел это все впервые. Он потрогал ее спереди, сзади, затем отошел, сел на кровать и приказал (именно приказал):
  - Повернись боком. Сбоку девчонки тоже выглядят здорово. особенно когда попка хорошая, как у Тани. И грудь.
  - Спиной. Гладкая узкая спина, тонкая талия, две трогательный половинки...
  - Повернись лицом и расставь ноги. Таня хмыкнула, и расставила ноги примерно на метр. Павел встал и снова пощупал ее спереди и сзади. Очень интересно сзади, берешь вроде за попу, а рука оказывается на пипке... Павел просунул руку подальше, и его ладонь оказалась на пипке, а предплечье - на попе.
  - Я еще шире могу, - сказала Таня не оборачиваясь.
  - Ага... Таня раздвинула ноги так широко, как Павел, наверное, никогда не смог бы. Ее промежность была уже, наверное, шире Павловой ладони, и он гладил все это вперед и назад, вправо и влево, упиваясь собственной властью, упругим лобком и мягкими губками. Другой рукой он мял е грудь. Ему давно уже хотелось... вот уж не знаю, как сказать, трахаться, наверное, все же, но он хотел сначала вдоволь насмотреться и "налапаться". Проблема состояла в том, что пока он будет трахаться, он не сможет ни смотреть, ни лапать Таню. Неудобно.
  - А хочешь, я на мостик стану? - спросила она. Ну конечно, Павел хотел! Самая откровенная поза, которую он себе представлял! Когда все вперед и вверх! Таня изящно прогнулась, уперлась руками в пол позади себя и выгнулась вверх. Да, это здорово! У Павла просто слюнки потекли! Серега вообще не поверит!
  Тело Тани вытянулось, бедра с торчащим лобком нагло представляли собой высшую точку Таниной фигуры, стройные ноги... Павел, правда, не ожидал, что при этом так проваливается живот и выделяются ребра. Наверное, если ее положить в таком виде, будет лучше. В любом случае, он уже не мог больше терпеть.
  - Хватит, - сказал он, удерживая рвущееся дыхание, - вставай и ложись. Таня села на пол, встала, и изящной походкой подошла к кровати. Голенькая. Красивая.
  - Как ложиться? - спросила она невинно, повернувшись к нему. Павел прямо тут же чуть не кончил. Действительно, как ложиться? А, фиг с ним. - На спину! А ноги по бокам кровати свесь! Сейчас он ее ... прямо в эту писечку... Таня легла, раскинув ноги, закинула руки за голову, и закрыла глаза в ожидании. Блин, это она его ждет! Ждет, когда он будет ее трахать! Павел мгновенно освободился от одежды, и взвалился на Таню. Таня недовольно закряхтела.
  - Аккуратней, тяжело же! А что Павел может сделать? А, вот в чем дело, надо просто опираться на кровать руками. Павел ощущал Танино тело целиком, всем телом, животом, грудью, ногами... Осторожно просунув руку между собой и ею, он взял член и потыкал головкой ей между ног. Мимо. Опять мимо. Таня хихикнула. Тогда он той же рукой нащупал щелку (ах, сейчас он туда...) и приставил к ней конец. Опять поразился, как там тепло и хорошо, и поводив членом вверх-вниз, попал... Таня ахнула. Какой же это невыразимый кайф, когда только что засунул! Павел двинулся, и Член вошел Таньке между ног по самый корень. Его всего обхватило со всех сторон равномерно, мягко, нежно и сильно. Павел попробовал двинуть тазом вперед-назад, это оказалось проще, чем он предполагал. Таня часто задышала. Павел просунул обе руки под нее, взял ее за попку и прижал к себе. Удивительное ощущение - тоненькая девочка в руках, твердые маленькие грудки упираются тебе в грудь, нежный гладкий живот дышит прямо под тобой, лобок упирается в лобок, как будто лапаешь животом, твои бедра сжимаются упругими Таниными ляжками, локти обхватывают тонкую талию, ладони прижимают ее к себе, надевают ее на себя, как будто занимаешься этим при помощи девчачьего тела, сама она тихо сопит в ухо, а член входит прямо в нее, по самые яйца, и когда он движется туда, то это просто здорово, а когда он движется обратно, то его как будто гладят... Павел, конечно, волновался, все ли правильно он делает, но если бы Таня уже имела какой-нибудь опыт, он, конечно, волновался бы больше, ей было бы с чем сравнивать. Тане вроде бы было нормально. Павел совершенно не заботился, кончит ли она, ведь это она должна его ублажать, а не наоборот, но Таня явно возбуждалась. Она вынула руки из-за головы, и обняла Павла. Как ни странно, Павел уже имел такой сексуальный опыт (Хе-хе!), но никогда раньше девчонка его не обнимала. Павел посмотрел на ее лицо. Выразительные губы были приоткрыты, глаза зажмурены, она слегка запрокинула голову, и она (голова) при каждом движении Павла елозила по подушке вверх-вниз. Таня была красива, как всегда. То есть красивее, чем всегда. Губы ее иногда шевелились, как будто она хотела что-то сказать, Павел проследил, и получилось, что если бы она говорила вслух, то получилось бы "Ой, ой". В какой-то момент ее тело потеряло безразличную расслабленность, оно выгибалось и напрягалось в такт (на самом деле не совсем) движениям Павла. Из-за этого он чувствовал ее тело еще лучше. Он ощущал такую гордость, он так хотел ее (теперь он мог сказать это с полным правом) когда впервые ее увидел, так мечтал потрогать ее, и вот - он ее имеет! Максимум, что он мог бы хотеть. Движения Павла уже стали не вполне контролируемыми, его телом двигал уже не он сам, а какие-то инстинкты, его мышцы сами сокращались, позвоночник самостоятельно сгибался и разгибался, с силой посылая член вперед, туда, он судорожно прижимал к себе девчонку, прижимался к ней всем телом, скрежетал зубами. Его настроение разделяла Таня, она схватила его за попу, это было странно, обычно он хватал их за попу, но приятно, и как бы заталкивала его в себя, при каждом движении подставляя Павлу свою пипку, поднимая лобок так, что напрягшийся живот становился твердым. Она подняла согнутые колени чуть ли не к плечам, и Павел почувствовал, что входит в Таню прямо до конца. Она уже была словно не в себе, мотала головой, поскуливала, кусала подушку... Если бы Павел не видел раньше, как девчонки балдеют, то он, наверное, перепугался бы. То есть, он несколько удивился, так что его движения вновь стали осмысленными, он переместил обе руки на ее грудь, ощущавшуюся особенно отчетливо из-за напрягшихся мышц, и смотрел на Танино лицо. Она было прекрасна. Раскрасневшаяся, с зажмуренными глазами, с мягкими губами и нежными щечками, балдеющая... под ним! Она вдруг как-то напряглась, нос ее наморщился, дыхание замерло, она вцепилась в его тело пальцами (можно было бы и полегче!), мелко задрожала и издала тоненькое, длинное девчачье У-у-у-у-уйййййя-я-я-я, вздрогнула раз, два, три... Павел потихоньку шевелился... Затем расслабилась, протяжно выдохнула (а Павел все трахал ее), открыла глаза, и помолчав, сообщила:
  - А я уже кончила.
  - Ага, - сказал Павел, - я сейчас. Посмотрев на кончающую Таню, он вернулся вниманием к своим чувствам, и понял, что он действительно сейчас, удовольствие при каждом движении члена пробивало до самой поясницы, и в несколько качков Павел кончил тоже, длинно, с чувством, всадив член на всю глубину Тане между ног, гордо, с осознанием собственной полноценности. Как же, он трахнул Таню! Такую Таню! И кончил! Это уже вторая девчонка, которую он трахнул. Правда, надо бы Ленку еще раз, а то как-то скоротечно получилось... Короче, с этого момента для него начиналась новая жизнь. Он немного полежал на Тане, приходя в себя, пока член опадал прямо в ней, потом сел. Член, удивительно легко выпавший из Танькиной пипки, был противно мокрый. Таня, сдвинув ноги, тоже скорчила лицо.
  - Подожди, - сказала она, - сейчас я принесу. Она открыла шкаф, вынула оттуда бинт, оторвала кусок примерно в метр, и бросила Павлу. Павел с удовольствием обтер член, чувствуя себя снова в порядке, пока Таня, отвернувшись, старательно вытирала себе примерно то же место.
  - Ну чего? - спросила она, повернувшись к нему, - Чего еще ты хочешь? Павлу уже больше ничего не хотелось. Он уже знал, что сразу после оргазма уже ничего не интересно, картинки, на которые только что смотрел, или девчонки, о которых только что думал, кажутся глупыми, даже странно, что же только что в них находил? Правда, потом это проходит.
   - Завтра, - сказал он, - Спать пора. Таня пожала плечами.
   - Ну завтра так завтра. Она смотрела на него дружелюбно, и даже вроде как бы нежно. Павел тоже ощутил по отношению к ней какое-то именно дружеское чувство. Он улыбнулся ей, она радостно улыбнулась в ответ. Потом они вдруг оба засмеялись, непонятно над чем, может быть просто от радости. Им было легко и хорошо. Им только что было хорошо вместе, они с удовольствием были вместе, у них было хорошее настроение, чего же еще?
  - Слушай, - сказал вдруг Павел, переполненный весельем и благодушием, - фиг с ней, с клятвой, давай просто дружить, а? Таня удивилась, но согласилась, улыбаясь.
   - Только, - добавил Павел, чувствуя, что сказал лишнее, - Мы с тобой еще ... Таня с готовностью кивнула.
  - Я тебе нравлюсь? - спросила она. Павел раньше ни за что не стал бы отвечать на такой вопрос, но сейчас он просто кивнул. Так здорово было чувствовать себя честным по отношению к девчонке, не лапать ее тайком, не подглядывать, а честно... Он неожиданно для себя подошел к Тане, чмокнул ее в щеку, и хотел было отойти, но она удержала его, и тоже поцеловала, слегка нагнувшись.
  - Приходи завтра тоже, - сказала она. Павел кивнул. Счастливый, он выпрыгнул из окна, счастливый, добрался до кровати, и такой же счастливый, заснул.
  ***
  Проснулся Павел от стука в дверь и Танькиного веселого крика:
   - Вставай, соня, на речку пора! Павел мигом проснулся. Солнце било в окно, член, как обычно по утрам, бессмысленно торчал, и спать совсем не хотелось. Сколько же он спал? Он вспомнил, что было вчера и позавчера, вспомнил, что ждет его на речке, и мгновенно вскочил.
  - Сейчас! - закричал он и торопливо стал натягивать штаны.
   - Я быстро, - бросил он Тане и побежал умываться. В бешеном темпе он почистил зубы, слопал два яйца, запил молоком, бросился к двери, вернулся, похлебал воды из ковша и выбежал из дома. Девчонки стояли на дороге, Лена, как обычно, несколько в стороне, опять с травинкой, на Ирке была смешная красная кепка с длинным козырьком, а Таня, как не странно, была в платье. Она была вроде даже не похожа на себя, она выглядела как-то взрослее и строже, вроде как даже и не Таня. У Павла вновь появилось странное ощущение, будто все, что было вчера, ему только показалось. И позавчера тоже. Неужели это чудо позволило ему делать такое с собой? Они направились к речке. Лена постоянно отбегала в сторону, рвала цветы на обочине, и была хороша с букетиком. А, вот сейчас они придут на речку, и она разденется... Ирка шла, беззаботно размахивая руками, а Таня была весела и спокойна. Нет, ну как же такое могло все-таки быть?
   - Слушай, - сказала вдруг Ирка, - а что ты делаешь, если вдруг у тебя прямо на улице встанет? Павел снова обомлел от Иркиной наглости. Он только пожал плечами. Танька хихикнула.
  - Ну скажи! - приставала Ирка.
  - Правда, интересно! - добавила Таня. Ну вот еще! Таня хихикнула еще раз, затем обогнала их, задрала себе платье, игриво оглянулась и помотала изящной попкой. Вот удивительно, Павел уже видел их всех и вовсе без платья, но почему-то, когда все одеты, даже просто внезапно обнаженные ноги вызывают очень сильное впечатление. Короче, член мгновенно напрягся, и идти стало неудобно. А Таня все шла впереди с задранной юбкой, в беленьких трусиках, повиливая задом.
  - А ты трусы сними, - посоветовала Ирка. Таня оглянулась по сторонам, остановилась, и действительно стащила с себя трусы, запихав их в карман платья. Она отбежала вперед, снова подняла подол до пояса, и несколько раз прокрутилась вокруг себя прямо на ходу, совершенно не потеряв при этом взрослого и строгого вида. Павел не выдержал, сунул руку в карман, и перевел член на 12 часов.
   - Ага! - сказала Ирка, которая, оказывается все это время следила за ним. Таня тут же остановилась и обернулась, бросив подол.
   - Он его вертикально ставит! - объявила Ирка. Павлу эти шутки совсем не нравились, но и сказать было нечего. Когда они подошли к речке, и Павел внимательно уставился на девчонок (будут они раздеваться?) Ирка вдруг сказала:
  - Подождите, пусть он нас разденет! Наступило недолгое молчание.
  - А я сама могу, - сказала Лена, обиженно надув губки, но Ирка только цыкнула на нее, и Лена замолкла.
  - Сейчас, - сказала Таня, - только трусы надену. Павел удивился, зачем же их надевать, когда все равно надо будет снимать? Но идея сама по себе классная, он же еще никогда никого не раздевал, хотя часто представлял себе это в мечтах. несмотря на то, что никогда не получалось вообразить себе весь процесс полностью, с начала до конца. Девчонки стояли, выжидательно глядя на Павла, а он не мог выбрать, с кого начать.
  - Ну, - спросил он бодро, - кто первый?
  - Давай меня, - сказала Ира и сделала шаг вперед. Павел подошел к ней, присел на корточки, и рассмотрел застежку на шортах. Так, простая пуговица. Он расстегнул ее (Ирка хихикнула), и потянул шорты вниз. Снимались они туго, бедра у Ирки были что надо. Под шортами были трусики, и Павел также неуклюже снял и их, внимательно смотря на то, что открылось перед его глазами в двадцати сантиметрах от него. Он погладил обеими руками Иркины бедра, развел половые губы шире. Показался из-под складки розовый бугорочек клитора, Павел озорно лизнул его.
  - Ой, - прошептала девушка, и прижала его голову к паху, Павел взял вишенку в рот и пососал.
  - Да, - со стоном прошептала Ира, - еще, еще. Павел засунул язык в пещерку пипки.
  - Сладенький мой, быстрее, быстрее, - и она закрыла глаза и напряглась всем телом. Несколько минут ласки клитора и Ирину затрясло, тогда Павел отсел подальше, посмотреть, что получилось, до него дошло, что ему открылась какая-то важная деталь отношения полов. Он часто представлял себе девочек только в футболке, и без трусов. Это действительно было эротично, привлекало внимание к низу, и девчонка выглядела не то чтобы голой, а без трусов
  - Что, все? - спросила Ирка удивленно.
   - Ага, - сказал Павел, - походи пока так. Нереальность происходящего заставляла его постоянно опасаться, что вот, вдруг все это возьмет и как-то рассеется, дыхание его было каким-то несвободным, как будто он только что бегал. Он повернулся к Тане. Она улыбалась и переминалась с ноги на ногу. Павел зашел ей за спину, быстро расстегнул пуговицы на спине, потом задумался и вдруг почувствовал, что Ирка обхватила его сзади за бока и расстегивает ему штаны.
  - Ты чего? - удивился он.
  - Ну тебе же так неудобно, и все равно ты будешь купаться, правда? Павел одной рукой обнял Таню за талию (такая тоненькая!) а другую медленно, не торопясь положил ей на пипку. Ирка тем временем высвободила член, и стала усердно водить по нему рукой взад-вперед, прижавшись одновременно своим животом к голой Пашиной попе. Блаженное ощущение. Павел присел на корточки, Ирка не отпускала его, и он ощущал своим животом ее елозящее предплечье. Он никогда не занимался этим сидя на корточках, напротив, он обычно старался выпрямиться и напрячься, и непривычность ощущений удивила его. Он взялся за подол Таниного платья, и, вставая (а Ирка все трудилась), закинул его Тане на голову. Таня хихикнула. Павел дрожащими руками стянул с не трусики до колен, и там и оставил, со словами:
  - Постой пока так. Таня хихикнула из-под платья еще раз. Они развлекались и веселились, и Павел постепенно проникся этим настроением, хотя и не до конца. Он священнодействовал, он претворял в жизнь свою мечту, дикую до безумия, невозможную. Он часто представлял себе девочек в том положении, в котором сейчас находилась Таня, и ни разу они не оказывались в нем добровольно. А вот и Леночка, тоненькая Леночка, Павел снял с нее трусы, погладил под платьем со всех сторон (Ирка все трудилась), неуклюже стащил с нее платье через голову... и остановился посмотреть. Таня честно стояла с подолом на голове, Лена, покрасневшая смотрела в сторону, старательно пытаясь сохранить безучастное выражение лица. Павел повернулся к Ире, для чего ей пришлось бросить член (это было ужасно!). Ира тоже была хороша. Павел вертел головой, зажав член в кулак, Таня, Ира, Лена... Мастурбировать он стеснялся.
  - Ладно, - сказала Ирка и стянула с себя футболку (Ах!), - купаться будем. Таня тоже вылезла из платья, бросила трусы и вслед за Леной и Ирой полезла в воду. Павел остался один на берегу со спущенными штанами. Неудержимо хотелось трахаться. Ладно, - подумал он - подождем немного. Действительно, они ведь только пришли. Он разделся, плюхнулся в воду, сначала он смотрел на девчонок, но пока они плавали, из воды торчала только голова, и смотреть было особенно не на что. Вот они сейчас вылезут. Он вышел из воды и, удерживая беспокойное дыхание, лег на спину. Эрекция утихла. Он закрыл глаза. Расслабиться не удавалось, он ловил звуки в ожидании того, что вот девчонки выйдут и улягутся животиками кверху. Еле дождался. Они вышли, обменялись репликами, устроились. Павел открыл глаза. Ах, неудача. Таня с Ирой лежали попами вверх, это было красиво, и в другой ситуации Павел обрадовался бы и такому зрелищу, но он уже настроился... Лена лежала на спине. Павел подошел и встал перед ней, рассматривая. Тоненькая, гладенькая... Лена открыла глаза, увидела, что Павел на не смотрит, и поджав губы, перевернулась на живот. Вот блин! Павел сел рядом с ней, погладил по попке, Лена недовольно дернулась, но ничего не сказала, видимо вспомнив о наказе сестры. Павел просунул руку ей сзади между ног, и с восторгом нащупал пипку девочки. То есть восторг был довольно условный, ничего толкового он при таком давлении со сторон не нащупал... Он набрался смелости и сказал, стараясь говорить спокойно:
   - Перевернись на спину. Лена иронично хмыкнула и не двинулась.
  - Давай-давай, делай, что говорят, - прикрикнула на не Ирка, не поднимая головы. Лена недовольно перевернулась. На ее тело налип песок, и это придавало ей прелести, но, как убедился Павел, мешало рукам ощущать кожу. Павел старательно, оглаживая Лену по всем местам, стряхнул с не песок, и Лене, кажется, это понравилось. Павел обнаружил, что Таня, положив голову набок смотрит на его манипуляции, но никак не стал реагировать. Ей же было интересно, вот пусть и смотрит. Павел стал гладить обеими руками Ленину пипку, Лена беспокойно жевала маленькие губки, но молчала. Павел все никак не решался.
  - У нас как, - спросил он наконец хрипло, - договоренность сохраняется? Наступило недолгое молчание, затем Ирка, так же не поворачиваясь, заявила со скрытой угрозой:
  - Пусть только попробует не сохраниться. Павел с удовольствием отметил, что при этих словах Лена покраснела. Он с некоторым облегчением, но и с некоторой опаской разложил Ленкины ножки в стороны, и взвалился на нее.
  - Ой! - сказала Лена, когда он неудобно повернулся, чтобы просунуть под себя руку, а Ирка при этом звуке села на пятки и поправила волосы, глядя на Павла. Павел так же, как и вчера с Таней, нащупал членом маленькую дырочку, меньше, чем у Тани, и с некоторым трудом... (Лена опять ойкнула) пропихнул! А-а-а-ах, замечательно! Он просунул обе руки под ее попку и начал... Посмотрев в сторону, он обнаружил, что и Ира, и Таня смотрят на него, его это почему-то смущало, и он отвернулся. Потом подумал и повернулся обратно, они, правда, сидели, но все равно были хороши. Лена под ним постанывала и попискивала, не трогая его рукам и, коленки ее подергивались, когда он особенно глубоко проталкивал член. Можно, конечно, попытаться описать ощущения маленького тела в руках, но никак не описать чувство члена в узенькой Лениной письке. Он трахал замечательную маленькую Леночку, мамину дочку, обстоятельно и стараясь не торопиться, хотя его тело не слушало доводов разума, что лучше бы все прочувствовать. Да Павел и не думал больше об этом, он весь отдался процессу, подробному ощущению, как он трахает девчонку! Взглянув на Таню с Ирой, он увидел, что они занялись этим, но не каждая с собой, а каждая с другой. И обе они смотрели со странным выражением лиц на то, как он подминает под себя Лену. Павел в другое время непременно обдумал бы открывшуюся его глазами картину, но был занят. Весь он был на кончике члена. Лена прямо визжала (негромко, правда, но протяжно) и двигала тазом, прямо пипкой навстречу Павлу. И где это только они научились? И вновь подступило щекочущее чувство в пояснице, и... Обычно, перед тем, как кончить, Павел ускорял движения, а сейчас это было недоступно. То есть, наверное, он мог, но при каждом движении так млел, что не мог регулировать скорость. Он все собирался, собирался, собирался кончить, и кончил! На этот раз он не смог сдержать стона, и весь обмяк прямо на Лене. Она замерла, потом сказала:
  - Блин! - спихнула с себя Павла и быстрыми сильными нервными движениями стала тереть себе пипку. Павел ощутил нечто вроде чувства вины, хотя по большому счету ему было все равно. Лена запрокинула голову, вся напряглась своей тоненькой фигуркой, замерла, длинно выдохнула и расслабилась. Кончила, в общем. Павел с удивлением обнаружил, что девчонки смотрели на Лену с жадностью, и даже он мог прочесть на их лицах желание того же! Он улыбнулся Тане, она ответила ему, как-то напряженно, с завистью, что ли... Ой как хорошо, порадовался Павел, что не занимался Этим вчера вечером. Этак он и Иру тоже... Чуть позже. Сейчас, разумеется, ему уже ничего не хотелось. Он просто был очень, очень доволен, и ощущал себя хозяином ситуации. Это ж надо! Они все хотят! И он будет их ебать, ебать, ебать... Он пошел окунулся, разлегся на песке, ему было хорошо. Девчонки в стороне о чем-то шептались, солнце светило сквозь закрытые веки, Павел повернулся на бок и, кажется, чуть-чуть поспал. Он открыл глаза, огляделся, с удовольствием обнаружил, что ничего не изменилось, и сел.
  - Слушай, - сказала Ирка, - а сколько раз за день ты можешь кончить? Все -таки удивительно наглая девчонка. Так прямо, в лоб... Павел застеснялся.
  - Ну, - протянул он, - несколько раз. Может ее тоже так же нагло спросить?
   - В зависимости от настроения, - нашелся он, - А ты скажи, как получилось, что вы все того...
   - Что того? - удивилась Таня. - Ну... не целки, - с усилием произнес Павел.
  - А... - Ирка растянулась на песке заложив руки за голову (вот блин!). Вступила Таня:
  - А Ире в детстве при исследовании порвали. У нее даже справка есть.
  - Ну да, - продолжила Ирка, - а потом я попробовала туда палец засунуть. Понравилось. Потом у матери книги нашла.
  - А у нее мама - врач, как раз по этому делу, - пояснила Таня. Павел не понял, что такое по этому делу, но в принципе ясно.
  - Ну и... А когда приехала сюда пару лет назад, то оказалось, что Таня тоже любительница, только сверху.
  - Это как сверху? - Павел уже совсем ничего не понимал.
  - А вот так, - и Ирка потеребила пальцем свою пипку, как это делала Таня, когда Павел за ней подглядывал.
  - А что, - удивился Павел, - можно и так, и так?
  - Ну да...
  - Но по-разному немного получается, - добавила Таня. Нет, Павел никогда этого не поймет.
  - И еще грудь приятно, - мечтательно произнесла Таня.
  - Ну вот, - перебила ее Ирка, - ну я ей рассказала, и мы ей того... порвали. А потом Ленка нас засекла. И тоже причастилась.
  - А вы когда-нибудь занимались любовью? - Павел осмелел, но все -таки произнес: "вы трахались, а не вас трахали".
  - Ну Ирка только, - быстро сказала Таня, а Ирка посмотрела на не недовольно.
   - А как это было? - Павел не мог сдержать возбуждения.
  - Ну, - Ирка перевернулась на живот, - в прошлом году в пионерлагере (и что они все в лагере? Похоже, Павел в своих лагерях что-то упускал...). Уже последний день смены, всех увозят, автобусов только два. То есть малышей увезли, привезли других, ждать долго, пошли мы с девчонками искупаться, а купальники уже в чемоданах... Она помолчала.
  - Ну, короче, купались мы, купались, потом девчонки ушли, а я что-то задержалась. Выхожу на берег, а платья нет. И трусов нет. Ничего нет. Стою голая, как дура, и идти не могу, и делать что не знаю... Думаю, может девчонки пошутили... И вдруг из кустов голос: Хочешь обратно платье получить? Ну, я руками прикрылась, киваю, а из кустов выходят два парня, ну, может, на два года старше. Чем я тогда была. Ну, я соображаю, что они все это время в кустах сидели. А кусты от речки - вот как отсюда до того дерева (то есть метра четыре). Ирка вздохнула. У Павла член уже торчал.
  - А много вас было? - Да человек семь-восемь. Вот это да! Сидеть и смотреть прямо рядом на восемь голых девчонок! Вот здорово! Павел вперился в Ирку. И она там прямо так ходила и валялась. Он словно забыл, что она и сейчас лежит голышом на глазах у него, парня.
  - И вот выходят они и говорят, мы, говорят, тебе все отдадим, только ты нас немножко развлечешь. А я еще не понимаю, говорю, а как?
  - А, - говорят, - посмотрим, пощупаем, и посуем тебе кое-что кое куда. Всего-то дел на полчаса. Видно, что им тоже не по себе, но одежда-то у них... Ну, я, в общем, к тому времени чего только себе не совала, не страшно, думаю. Заставили они меня голышом покрутиться, полапали, а потом и выебли каждый по разу. Вертели, как обезьяну. Павел снова поежился от матерного слова в устах девчонки, но на сей раз это его даже возбудило. Это здорово. Это классно. Это они вот эту самую Ирку, прямо в вот эту самую дырочку. Павел прямо завидовал тем парням. Вот так вот трахнуть, и уйти. Ой, как ему захотелось сделать с ней то же самое. Как они. И вертеть ее как обезьяну. А она чтобы все терпела, чтобы одежду вернуть.
  - А ты не пожаловалась?
   - Да ты что? Чтобы меня же потом и опозорили? Да я их и не знала. Может, это вообще местные были.
   - А Ленка? - Что Ленка? - А она когда-нибудь... - Ха-ха! Знаешь, какая она стеснительная! Ветром на улице юбку задерет - уже трагедия! Павел удивился. Это после всего-то стеснительная?
  - А как же... - начал он тупо и задумался.
  - Как она тебе дала? - насмешливо спросила Ирка, - да она прямо вся потекла, когда ты приехал, у окна стояла и кончала! Вот оно как... Павлу это польстило, но и смутился он... Нужно ли ему теперь как-то по-другому себя вести с ней? Он краем глаза взглянул на Лену, и увидел, что она вся красная как помидор. Надо же... Ирка то-вроде совершенно бесстыдная...
  - А тебе, - спросил он, - не стыдно было, когда они тебя?
  - Еще как стыдно! А что сделаешь?.. Самому-то, когда пытали, не стыдно было? Павел смутился.
  - А тебе, когда пытали? Ирка посмотрела на него испытующе.
   - А ты не видел? Я еще думала, не послать ли все это... У Павла по груди пробежал холодок, это значит, он мог запросто лишиться всех своих недавних удач! И это значит, что пока он нагло лапал Ирку, она стояла и стеснялась... Ух!
  - Сегодня-то играть будем? - спросила Ирка.
  - Лень, - ответила Таня.
  - А что будем делать? Павел подумал, а что, действительно делать? Тут присутствуют три голые девчонки, их надо трахать, главное, хочется... Он посмотрел на Ирку. Вот ее. Гладенькая, беленькая, голенькая, так и просится...
  - Можно поиграть в оживление мертвеца, - сказала Таня. Надо же, запомнила, красивая! Ну уж Павел ее оживит... Правда, как-то странно, суть-то была в том, чтобы постепенно залезать девчонке в трусы, до тех пор, пока стыд не пересилит (а может и не пересилить) желание выиграть. А тут они все без трусов уже. А, впрочем.
  - А что за игра? - спросила Ира. Таня довольно толково объяснила.
   - Только, - добавил Павел, - нельзя делать больно и щекотать руками. Труп имеет право говорить, если ему что-то не так, на ногу там наступили или что, и переложить поудобнее руки, если это не мешает врачу.
  - А кто будет первым трупом? - спросила Ирка. Постановили собрать четыре камешка в кепку, три белых и один черный, и кто вытянет черный, тот и будет мертвецом. Павлу очень хотелось, чтобы это была Ира, он надеялся, был почти уверен, что трахнет ее во время игры, только как это подстроить? Он нашел один лишний белый камень, незаметно бросил в кепку, а черный зажал сквозь ткань рукой. Лена и Таня вытянули, естественно, по белому. Затем Павел быстро, во избежание возражений, сунул руку в кепку сам, и вытащил, естественно, белый камень и одновременно поменял местами оставшиеся. Перевернув кепку, он демонстративно вытряхнул черный камушек на песок и посмотрел на Иру. Деланно вздохнув, она спросила:
   - Ну как ложиться-то?
  Павел хотел сказать на спину, но поправился:
   - Как трупы лежат. Он почему-то смотрел на голых девчонок почти спокойно, хотя и с удовольствием, член едва поднимал голову, но при мысли о том, что вот сейчас он будет оживлять голую Ирку, ему вновь захотелось трахаться, а член несколько обеспокоился. Ирка улеглась действительно как труп, с прямыми вытянутыми ногами, руки вдоль тела, и закрыла глаза. Павел присел на песок рядом с ней, а девчонки сели, с другой стороны. Он оглядел ее всю с ног до головы, с торчащими грудками, нежными и трогательными. Павел потрогал. Он уже забыл, какова Иркина грудь на ощупь, она оказалась тверже, чем ему помнилось, а соски были мягче. Он провел несколько раз пальцем вокруг сосков и с удивлением почувствовал, что они становятся тверже, как-то съеживаются прямо под его пальцами, он понял, что ему вовсе не казалось, когда он на чердаке держал Таню за грудь. Это было что-то вроде эрекции, хотя он не знал, как это такое может быть. Он погладил Иру по животу, по бедрам, по пипке, лицо ее расслабилось, появилось отсутствующее выражение, которое он уже видел, когда Ирка стояла у столба. Дыхание участилось, пальцы сжались в кулачки... Она ждала, когда Павел схватит ее за пипку, и будет... Черт его знает, как это назвать. Пусть так и будет это. Ясно было, что смысл должен быть тот же, что и у разбойничьей пытки, только она (Ирка) должна сама позаботиться, чтобы не шевелиться. Павел делал вид, поглаживая Ирку по животику и слегка проводя по пипке, что вот сейчас он это сделает, но не делал. Ирке уже было невтерпеж, и когда Павел провел обеими руками по нежной Иркиной груди и по твердым соскам, Таня неожиданно взяла и слегка ткнула пальцем Ирке прямо туда! Ирка от неожиданности задохнулась, а Таня, спокойно и озорно усмехаясь, убрала руку. Ленка смотрела на все это так же озорно и вдобавок любопытно. Через некоторое время Таня опять потрогала Ирку там, и опять с тем же эффектом, Павел тоже стал так делать, заражаясь Иркиным настроением, но постепенно эта процедура потеряла эффективность. Тогда Таня, а вслед за ней и Павел стали тереть Ирку между складками письки, а Ленка пощипывала и поглаживала Иркины соски. Та заводилась все больше и больше, но мужественно не двигалась, хотя временами по ее телу проходила дрожь. Павел наконец сообразил, что между ног у девчонок увлажняется от возбуждения. Таня опять, так же как тогда, у столба, просунула палец, а потом сразу два Ирке в пипку, Павел мог рассмотреть это в подробностях. Выглядело это, конечно, странно, но Павел уже приобрел некоторый опыт. Он отвел Танину руку, и просунул (со второй попытки) свой палец. Внутри было тепло, влажно, и неожиданно тесно. И как, интересно, туда должен пролезать Павлов член? Интересно было бы попробовать пальцем Таню или Лену. Павел решился. Он взял одну Иркину ногу за колено, и отвел ее далеко в сторону. Затем другую. Таня смотрела на него испытующе. Ирка лежала, закрыв глаза, с далеко раздвинутыми ногами и тяжело дышала. Павел смотрел на нее. Иркиной пипки в этом ракурсе он еще не видел. Член его больше не мог, однако, ждать. Павел страшно боялся, что вдруг Ирка не захочет, и встанет, и скажет, что, мол, фиг... Он не стал на нее ложиться, а опираясь на руку, встал на колени между Иркиными ногами, и, уже зная, где у Ирки дырочка (Ирка-дырка!), почти сразу пропихнул головку внутрь. Ура! Ирка не протестовала, она протяжно вдохнула и явно затащилась. А уж что было с Павлом! Он так же, как делал с Таней, взял Ирку за попу, она была побольше и помягче, и, если честно, поприятнее на ощупь, писька внутри оказалась все же не такой тугой, как у Лены, но как-то более... чувствительной, что ли. Если бы он сегодня трахал Ирку первой, то кончил бы сразу. Каждое движение вызывало такой прилив чувств, что Павел даже не пытался представлять себе, как собирался, что трахает ее в обмен на одежду. Он бы е еще покрутил, как обезьяну , да только не знал, как это делается, и несколько позиций сношения были известны ему только теоретически.
   - Только кончать в меня нельзя! - сказала вдруг Ирка. Павел от неожиданности остановился, а член мгновенно стал поникать.
   - Это как?
   - Ну нельзя! - сказала Ирка совершенно трезвым голосом.
   - А куда?
   - Ну вон Ленка. Как почувствуешь, что собираешься, так сразу вылезай и в нее. Сможешь? Еще бы. Успевает же он подставить что-нибудь под член всякий раз, когда занимается этим в комнате, а то все давно было бы в пятнах.
   - Не беспокойся, все сделаю. Если хочешь, даже заранее вылезу. А это уже хорошая идея. Сначала поиметь одну, а потом тут же другую. Член снова затвердел, Ирка успокоилась (успокоилась! хе-хе...), и Павел продолжил. Необходимость следить за своим состоянием несколько обламывала кайф, но предвкушение, как он сначала будет трахать Ирку, а потом сразу же ее младшую сестру, вполне компенсировало это неудобство. Тело у Ирки было, конечно, замечательным. Все ощущения от него были очень... женственными. И грудь ее, и живот, и все то, за что Павел хватался руками, и дыхание, и прикосновение щеки... Павел уже забыл, что он играет в игру. Ирка, похоже, забыла тоже, по тому что в какой-то момент раздвинула колени еще шире, и стала удивительно приятно для Павла двигать тазом вверх-вниз, подставляя ему свою дырочку, мышцы на попе при этом напрягались, и было здорово, точнее было бы здорово, если бы Таня с Леной одновременно не закричали:
   - Ожила! Ожила! Павел не сразу понял, что это значило. Действительно, если покойник ожил, то отпадает всякая необходимость в реанимационных мероприятиях. Ага, то есть, если ожил, значит кончить тебе не дадут! Отличная игра! Только ему-то что делать, он же не проиграл, а ему-то кончить тоже... ой... надо. Он с сожалением вынул член из Ирки и сел на пятки. Он-то в чем виноват?
   - Ой, черт! - с досадой сказала Ирка, тоже садясь и зажимая ладони коленями. Ой, черт! - подумал Павел. Ах да, Лена, сообразил он наконец. Лена, видимо, тоже сообразила, потому что смотрела на него с испугом (да чего она боится-то?) и как это назвать... Ой, зачем я это сказала! Что-то вроде этого. Павлу, впрочем, было не до психологии. Он чуть ли не в броске завалил Ленку на песок, и с облегчением всадил по самые яйца.
   - Ой-ой-ой, осторожнее! - запищала она, но тут же покорно раздвинула бедра и даже положила маленькие ладошки ему на плечи. Девчоночья попка по сравнению с женственной задницей сестры пробудили в Павле воспоминания о маминых дочках, попадавшихся ему в транспорте, это раззадорило его, он бешено насаживал тоненькое гибкое тельце на горячий член, так что Ленкина голова и колени тряслись в такт его движениям.
   - Эй, прекрати, так нечестно! - услышал он Танькин крик за спиной. Павел повернул голову, и увидел, что Ирка держится рукой за пипку, пытаясь кончить от руки, а Таня тащит ее за локоть. Ну да, ну да... Красивые они обе, черт возьми... Ирка, поняв, что кончить ей не удастся, с веселой угрозой пообещала Тане:
   - Ну, ты у меня оживешь... Я тебе припомню. От неудобного поворота, член выскочил из Лены и ткнулся головой прямо в песок. Павел взвыл. Девчонки повернулись к нему. Он попытался счистить налипший песок пальцами, но отказался от этого занятия после первой же попытки. Ужасное ощущение! Он сбегал окунул член в речку, а когда вернулся, Лена уже лежала опять на животе, Ирка стояла рядом с ней и что-то объясняла. Павел остановился в растерянности.
   - Ничего-ничего, - сказала Ирка, - попробуй с этой стороны. Павел соображал плохо.
   - В зад, что ли? - Да нет, туда же, так тоже можно. Павел подумал, что она, верно, что-то путает, он знал, как раком, а так...
   - Нет, мы туда только палец вставляем, - пояснила Ирка.
   - Вы же какаете ...
   - Ну, и что, мы же каждый день подмываемся, и смазываем кремом, - уточнила девочка.
  Эта странность застряла в подсознании Павла, для последующего уточнения. Он посмотрел на поникший член. От холодной воды и растерянности он совсем потерял тонус. О сношении в таком состоянии не могло быть и речи. Слава богу, Таня поняла его состояние. Она просто подошла и потерлась своей замечательной грудью и пипкой о его бок. Н-да... С помощью направляющей Иркиной руки Павел вновь воссоединился с охающей Леной, и... Это было уже какое-то новое ощущение. Попка, упирающаяся в живот, необыкновенно возбуждала. Павел мог видеть Ленкин профиль со сладко прикрытыми глазами. Это тоже было необычно, и, признаться, красиво. Положив голову на бок, Павел обнаружил прямо перед собой сидящую на пятках Таню с раздвинутыми коленями, и, в довершение всего, когда он засунул руки под Лену, они уперлись уже, разумеется, не в попу, а прямо в пипку! Павел засовывал свой член гораздо... в данном случае выше, так что, то место, которое он любил лапать, оставалось в распоряжении его ладоней. А прижимать девочку к себе за пипку, имея в члене такие удивительные ощущения, и чувствовать соответствие между движением пипки и ощущением члена... Здорово. Он и лапал, и трахал, а когда догадывался открыть глаза, то и смотрел. Не надо уж говорить, как может быть приятна в объятиях влюбленная школьница, да еще такая миленькая, как Лена. Павел знал, как. Да... Ну, что описывать трение слизистых оболочек, трахал Павел попискивающую Леночку с удовольствием, с наслаждением, с усердием, и кончил, прижавшись, и отвалился, и отдышался, и пошел в воду, и остудился, и вылез обратно, и разлегся, довольный...
  
  
  ***
  Автор. Ну вот... можно было бы, конечно, продолжать фантастическую идиллию дальше, о том, как девчонки оживляли Павла, по очереди сидя на нем верхом, как учились на чердаке делать минет, как все оставшееся от лета время Павел имел их всех по нескольку раз в день, как трогательно они прощались, как Павел встретил Иру в Москве (а она тоже была москвичкой), как привел к ним своего друга Сергея, как Лена с Ирой познакомили его со своими подругами... Но автор останавливается у грани, за которой расположена уже взрослая половая жизнь, если угодно, не по возрасту, а по тому, что нет в ней радостной щенячьей дрожи, нет гордости первого свершения, нет удивления познания. В ней определена конечная цель - получение оргазма и способы его достижения (орально, вагинально, анально), где причудливо сочетаются партнеры (Ж+М, Ж+М+Ж, Ж+Ж, М+Ж+М, М+М), а наш век преподнес новую фигуру ледибоя - девушку с членом, как следствие желания приобщиться к женским атрибутам - одежде, косметике, поведению (трансвестит), или как результат пробуждения девочки в недрах мужской психики (транссексуал). В любом случае это бегство от собственной природы. Логика развития половых отношений может пойти двумя путями:
   - романтическим - когда секс завершает конфетно-букетный период, а духовное преобладает над физиологией и наполняет отношения глубоким смыслом.
   - утилитарным - когда при определенных условиях партнеры помогают друг другу снять напряжение вожделения, а духовное стыдливо выглядывает из-за плеча физиологии.
  
  
  
  Лиза
  Лиза зашла в зал кинотеатра, прошла на последний ряд, на свое любимое место, Маши еще не было. Лиза сидела и крутила головой, оглядывая зал. Вошли два парня, скользнули взглядом по рядам, и направились к ней. Сели по обе стороны, один протянул ведерко с поп-корном, другой бутылку пепси-колы. Свет погас. Спустя некоторое время Лиза почувствовала, как обе ее руки зажали две крепкие ладони с двух сторон, потом на обе груди легли нежно ладони других рук. Она оказалась как бы распятой на сиденье, она хотела возмутиться, но рот закрыли.
  - Тихо, не мешай людям смотреть, - шепот парня с левой стороны звучал ласково, но твердо.
  - Все будет хорошо, - примиряюще шепнул другой парень.
  Лаская груди, ладони перешли на живот, а потом на бедра и там замерли.
  - Вы нам очень понравились, - прошептал голос слева, - я Павел.
  - Я, Сергей, следом прошелестело справа.
  Мои руки отпустили, и я, смерившись с обстоятельствами, принялась жевать и запивать. Так состоялось наше знакомство.
  
   ***
  Моего парня зовут Павел, спортивное телосложение, глаза - цвета морской волны, с ним классно во всех отношениях, в постельных - особенно. Мы сидели у него дома, пили чай с зефиром. Тут пришел его друг Сергей, высокий, темноволосый парень с голубыми газами.
   - Серёга, ты как всегда не вовремя, я с Лизой, почему ты не позвонил? - спросил Павел.
   - Я ненадолго, привез тут кое-какие документы.
  Они разговаривали о свои делах, потом Серёжа собрался уходить, чего мне жутко не хотелось. Он - душа компании, с ним так легко и весело, да еще и красивый мужчина с белоснежной улыбкой.
   - Останься, ты нам не помешаешь, - попросила я.
  Я по-быстренькому накрыла на стол, а парни открыли спиртное, и разлили по бокалам.
  Мы выпили бутылку вина, потом мальчики ушли на балкон курить, а я погрузилась в свои мысли с примесью эротических фантазий. Мне безумно нравился Серёжа, я хотела его с первого дня нашего знакомства. Так как много спиртного мне не требуется, для опьянения, вино быстро ударило мне в голову. Павел подошел ко мне поцеловал взасос, и нежно схватил за грудь, а Сергею в какой-то момент, наверное, дал знак "мол подходи, и действуй", что в какой-то момент я почувствовала руки на попе. Я решила, что пора перемещаться в спальню. Перебравшись туда, мы захватили с собой бутылку красного вина, усадив их на кровать, я включила на телефоне песню, ту самую знаменитую, здорово подходящую для стриптиза и зажгла парней страстным танцем, в ходе которого возбудилась сама, представляя, как страстно они возьмут и хорошенечко оттрахают этим вечером.
  Успев снять все кроме сексуальных трусиков, которые слегка намокли от моих представлений, я подошла к своим мальчикам, которые тоже успели раздеться и сидели с глазами полными вожделения и стоящими членами, в ожидании дальнейших моих действий, а я тем временем по очереди облизала их "дружков". Николя решил оседлать меня сзади, и встав с кровати примостился сзади меня, удобно поставив меня раком он сначала отодвинул влажную полосочку трусиков и коснулся своим горячим язычком моего клитора, лизнул, и вообще начал вытворять чудеса с моей жаждующей писечкой, в то время как я ласкала член Артема, сосала его, лизала, пыталась заглатывать как можно глубже, облизывала яички и до безумия хотела, чтобы Павел вогнал мне в дырочку свой 21-сантиметровый член.
  Отвлекшись немного от сосания, я простонала
   - Войди в меня, трахни меня!
  В тот же миг он натянул меня на своего красавца и стал трахать с животной необузданной страстью, а я в отместку стараясь поддерживать темп сосала член Сергея, который начинал подходить к логическому окончанию, я почувствовала, как вены на члене вздулись, он схватил меня за голову руками и дернувшись он излился горячим потоком спермы мне в ротик. Павел тоже был готов, и повернул меня к себе, я в ожидании открыла ротик, и он сразу же спустил мне на личико, часть этой жидкости попало мне прямиком в рот, а другая часть оккупировала местность от подбородка до груди.
  Я облизнулась, как кошка, а Павел, проведя рукой по моей груди, и собрав сперму дал мне облизать.
  И естественно, что на этом все не закончилось. Мы приняли душ, сначала я и Сергей, Павлу кто-то там позвонил. Так вот мы зашли в душевую кабинку, настроили струю, Сергей намыливал мне спинку, потом грудь, щипал, ласкал мои коричневатые сосочки, поцеловал мои алые губки, погладил живот, спустился ниже, намылил лобок, нежно погладил клитор, и уже нет силы терпеть, хочу его, и вижу как и он жаждет меня, я не выдерживаю, поворачиваюсь к нему спиной, прогибаюсь, нащупываю его твердый член и ввожу его в мою хотящую киску, и так хорошо, так классно ощущать его в себе, эти глубокие и неторопливые толчки, и едва касающиеся губы на моей спине... И я кончаю, а он решает втиснуться в святая святых, в мою попку, пока я расслаблена, и я не сопротивляюсь, да я хочу, чтобы он трахнул меня и туда. Поначалу я чувствую легкую боль, но вскоре с ней приходит и наслаждение, и вот толчки его набирают темп, я это чувствую, и вот мне внутрь выливается горячая струя. Это было сладкое ощущение, и я кончаю снова. Нам так хорошо и так кайфово...
  Посвежевшие мы выползаем из душа, и прямиком на кухню за вином и конфетами, и потерявшимся на какой-то миг Павел, который после нас тоже пошел принять душ, а мы пока отдыхали. Вернулся он в тот момент, когда мы с Серегой ласкались в позе 69
  - Видел, я видел каким вы сексом в душе занимались, теперь попка моя и без всяких причитаний, - заявил Павел. Так как мой рот был занят важным делом - сосанием, я воздержалась от высказываний, а он предложил двойное проникновение, отказаться я не смогла, уж слишком я была возбуждена и тело требовало разрядки. Так как Паша хотел иметь меня в попку то позу мы состроили, опираясь на его желание. Сергей лег на кровать, я примостилась сверху на его члене, а Павел позаимствовал немножко моей смазки с моей перевозбужденной дырочки на шоколадный глазик, и вошел в меня, сначала с темпом было не ахти, но, когда мы все настроились на одну волну, и стали трахаться в одном ритме, это были неземные ощущения, не знаю, как мои парни, но я улетала, это был оргазм за оргазмом. Первым не вытерпел Павел, его горячая струя стрельнула мне в попу, и Серега, видимо почувствовав это через тонкую перегородку, разрядился прямиком в мое ненасытное влагалище ... Мы оделись и прошли в гостиную.
  - А давайте поиграем в карты, в покер, на раздевание, - предложил Павел.
  Мы уселись на полу, первой проиграла я и сняла с себя кофточку, осталась в бюстгальтере. Я видела, каким пристальным и горящим взглядом Сергей смотрел на меня, это меня подхлестывало еще больше. Следующим был он и снял с себя рубашку, широкая грудь, такие загорелые и рельефные плечи.
   - А давайте, кто проигрывает, тот не только снимает одежду, но и выполняет желания других, предложила Сергей.
   - Мы их имена запишем на бумажке перед игрой, и одно из них вытаскиваем, - сказала я.
  Павел тоже был уже без рубашки, я была в одних кружевных трусиках и лифчике, позволяя всем любоваться моими красивыми ногами, длинные волосы рассыпались по плечам. Как проигравшей, мне выпало желание Сергея - поцелуй в губы. Я села ему на колени, провела руками по плечам, показала все свое умение французского поцелуя, слегка касаясь кончиком языка его верхней губы. Такой неповторимый, манящий вкус, я стал целовать его шею влажными губами. Павел наблюдал за этим, в его глазах не было осуждения или ревности, наоборот заинтересованность. Когда наши взгляды встретились, он сказал:
   - Продолжайте, я хочу на это посмотреть.
  Сергей явно смутился от такой просьбы. Я повалила его на кровать и села сверху, стянула его брюки, целуя грудь, живот, взяла его руку и просунула себе в трусики. Его нежные, умелые руки ласкали меня всю, сжимая ягодицы, Сергей провел влажными пальцами по моим соскам, легонько теребя их
  - Вылижи её, - попросил Павел.
  Я развожу ноги, Сергей целует мой живот, бёдра, пальчики раздвигают мои губки, касаясь острым кончиком языка, посасывает, потом более ритмично и настойчиво скользит по всей расщелине. Я метаюсь в этой горячке, выгибая спину и постанывая. Подходит Павел, расстёгивает свои брюки, освобождая напрягшийся член перед моим лицом. Я подвигаюсь к краю кровати и беру его член, массируя по всей длине, оголяя головку кончиком пальца. Потом заглатываю, делая языком почти то же, что делает со мной Сергей, я уже кончила от его ласк и, содрогаясь в сладостном экстазе, продолжаю удовлетворять Павла. Так приятно ощущать во рту мягкую и бархатистую кожу его плоти с вздувшимися жилкам, как спелый плод, который вот-вот взорвётся, оставляя сок на моих губах. Я знаю вкус спермы Павла, мне хочется попробовать вкус Серёжи, но до этого не доходит.
  Мы меняемся местами, Сергей ложится на спину, я сажусь сверху, будучи уже настолько влажной, а он таким твердым, что возбуждение затмевает рассудок, я резко насаживаюсь на него на всю длину. Павел сзади поглаживает мою спину, целуя затылок и шею, меня никогда ещё не ласкало четыре мужских рук одновременно. Павел заставляет меня наклонится и прекратить движения, целует и покусывает мою попу, просовывая туда влажный пальчик. Потом смазывает мою дырочку кремом и медленно входит до половины, давая мне привыкнуть. От ощущения, что во мне находятся два члена, я теряю контроль над собой, боль и удовольствие смешиваются воедино. Павел начинает меня содомировать, входя до конца, нарастающая боль, как волна прокатывается по всему моему телу. Какой же он длинный и толстый!!! Этого не чувствуешь, когда занимаешься обычным сексом, но, когда начинают разрывать твою попку, приходится об этом задумываться. Легонько приподнимаясь на члене Сергея, в то время как Павел входит в меня сзади, мне кажется, что они почти чувствую друг друга через тонкую перегородку. Павел кончил первым, потом Сергей, я чувствую их сперму в двух отверстиях, их покрытые испариной тела, такие горячие, запах секса будоражит кровь. Потом Сергею кто-то позвонил, и он, извинившись ушел.
  Мы с Павлом идем по очереди в ванную.
  Павел выходит с ванной, такой благоухающий, с влажной кожей, я обвиваю его руками, провожу кончиком носа по его шее, вдыхая свежий запах:
   - Милый, я как проигравшая не исполнила твоего желания. Что ты хочешь?
   - Покажи мне как ты сама себя удовлетворяешь.
  Я ложусь на кровать, плавно выгибаю спину, посасываю свой средний палец, ласкаю им свои соски, они затвердевают, вздымаясь вверх. Рука гладит живот, бедра, потом ложится на клитор, два пальца начинают быстро порхать по набухшим губкам, я закрываю глаза, всхлипываю, отдавшись наваждению. Достаю фаллоимитатор и ввожу в себя, ритмичные толчки заставляют стонать все громче, я вижу возбуждённый взгляд Павла, его восставшую плоть.
   - Павел, подойди и заверши сам, - взмолилась я.
   - Нет, продолжай, это - театр одного актёра, а я просто зритель.
  Пусть смотрит и наслаждается, я придвигаюсь к нему поближе, переворачиваясь на живот, волосы сплошным потоком закрывают спину и так приятно касаются нежной кожи. Я вынимаю фаллоимитатор из вагины и вставляю себе в анус, прямо перед глазами Павла. Я чувствую его пристальный взгляд всей кожей, призывно выпячиваю попку, совершая неглубокие, медленно - чувственные движения. Я вижу, как рука Димы начинает скользить по члену, так неторопливо, чтобы подстроиться под меня и кончить вместе. А еще говорил, что это театр одного актёра!!! Оказывается, зрители могут показать актёрам тоже спектакль не хуже! Павел подходит, склонившись надо мной, кончает мне на попу, из которой торчит фаллоимитатор. Я вынимаю его, чувствуя усталость и опустошенность с примесью пульсирующей боли.
   - На самом деле, это я попросил Серёжу написать желание о поцелуе с тобой. Я видел, как вы постоянно смотрите друг на друга с вожделением. Он примерно знал, как будут развиваться события.
   - Я думал, ты не согласишься, - сказал Павел.
   - Неужели это не вызвало в тебе ревности?
  - Он мне почти как брат, а тебя я люблю, мне хотелось посмотреть, получишь ли ты с ним большее удовольствие, чем со мной. Если ты считаешь это ненормальным, то извини. Мне казалось, тебе этого хотелось.
   - Мне лучше в постели с тобой, ты меня знаешь, чувствуешь и понимаешь без слов, мы как одно целое.
   - А с ним как?
   - Он просто красивый парень и ничего больше, только с тобой я занимаюсь не только физическим, но и духовным сексом 24 часа в сутки.
  Даже если мы просто сидим, разговариваем, не дотрагиваясь друг к другу, воздух между нами настолько наэлектризован, что я сгораю без огня... Я не считаю, секс втроем ненормальным, все зависит от того, как мы лично на это смотрим и воспринимаем, а не то, что диктует нам общество. Мы проверили наши чувства, я поняла одно, что сильно тебя люблю...
  
   ***
   Автор. Часто мужчины полагают, что природа создала женщину для обслуживания его вожделения, а фаллос для них, это символ воли к преобразованиям. Но правда жизни, и в этом позиция автора, заключается в том, что на деле как раз наоборот, природа создала женщину как фактор, обеспечивающие возникновение жизни, а мужчинам, с их членами, предоставлена возможность приобщиться к этому чуду путем услаждения женщин, стимулирования их желания принять мужское семя в себя. А ее вагина - это алтарь, к которому припадают с вожделением благодарные фанаты, шепча: "да светится имя твое", ибо в каждой женщине пробуждается богиня. Но некоторые особи мужского пола, охваченные завистью, которая удел слабых, идут по пути преступления в виде насилия (изнасилования). Конечно, забрать всегда легче, чем создавать. Это издержки неправильного воспитания, когда гипертрофировано мужское относительно женского в мальчике, когда активность воспринимается как право сильного, когда не ждут благоприятного момента и берут, не задумываясь под влиянием похоти. Когда девочек представляют плаксивыми ябедами, не способными рассуждать и иметь право на познание сокровенных тайн природы и общества, удел которых готовить и подать на стол, сплетничать и гоняться за шмотками. Косметика их средство вводить в заблуждение, улыбка как лесть, чтобы получить подарки, а раздвинуть ноги, как вознаграждение сильному и успешному. Мужчины хоть изредка задумываются о том - из-за чего такое происходит? Почти никто из них. Потому что вам, дорогие мужчины, удобно занимать главенствующее положение в мире, где даже "Священные книги" говорят о превосходстве мужского пола. И что остается нам, женщинам? Ещё с детства учиться адаптироваться к данному жизненному кредо на Земле. Но каждая делает это, увы, по-разному. Кто-то станет сильной и независимой, а кто-то научится манипулировать мужчинами с помощью всё тех же - лжи, изворотливости и умения льстить. Второй путь, кстати, намного легче, поэтому его выбирают, естественно, большинство женщин! А что делать? Не всем удаётся доказать и показать свою силу, так не проще ли "покорить" мужчин своей слабостью... А, потом все женщины мира вместе посмеются над 75-летним дураком-миллиардером, берущим в жёны 25-летнюю красотку, так отлично изучившую практику манипулирования. "Ради таких денег, почему нет?" - подумают представительницы "слабого пола". И вот, непонятный мне парадокс, многие мужчины искренне поверят в любовь девушки к старику, отметая все возражения женщин о её любви к "золотому тельцу".
  
   Ирина (изнасилование)
  
  Павел и Сергей пили коньяк в машине.
  - Как хочется бабу, аж яйца ломит, -произнес Павел.
  - Лизку мать запрягла на даче, так что занята она надолго, - уточнил Сергей.
  - Поехали на дачу, предложил Павел, - может уговорим на полчаса.
  Уговоры не помогли, так как мать категорически возражала, а тут еще подошел мрачный отец и молча кивнул головой.
  
   ***
  В этот день Ирина решила побегать трусцой в отдаленном лесу за городом. Обычно она выполняла этот ранний утренний ритуал в окрестностях дома, но стояла середина лета, и ей хотелось удалиться от уличного движения и смога. Это было роковым решением, которое привело к самому страшному дню ее жизни, дню, который она запомнила навсегда.
  Она была ее одета в то утро как обычно- серая футболка, обрезанная выше живота, спортивный лиф, ветровка, и пара крошечных белых шортиков для бега трусцой, которые выгодно открывали ее длинные, красивые ножки. Белокурые волосы были аккуратно стянуты в "конский хвостик". Как и большинство женщин, Ирина никогда не была довольна своей фигурой, и строго придерживалась установившейся практике - по утрам бегать трусцой и еженедельно заниматься аэробикой. Но на самом деле она действительно хорошо выглядела. Для своего роста она была очень стройной, как кукла Барби, с длинными золотыми волосами, которые падали свободно по ее плечам и ниже. Ее груди были не очень большими, но округлыми и свежими, как у семнадцатилетней. Но наиболее привлекательными были ее ноги. В хорошей спортивной форме, они все же были стройными и женственными. Ирина никогда не стеснялась показывать их. Очень часто она носила на работе костюм с юбкой, не меньше чем на шесть дюймов выше колен. Разрез сбоку показывал краешек бедра каждый раз, когда она сидела нога на ногу. Она не носила чулок, ей это не было нужно, с ее красивой кожей миндального цвета. Черные туфли на высоком каблуке обычно вызывали сексуальные взгляды у всех мужчин, когда она проходила мимо.
  Ирина подъехала к привычному месту, там был припаркован джип в стороне от главного шоссе, однако народу много, подумала про себя, но искать новое место было лень, и она пошла вперед к беговой дорожке. Пробежав минут десять, она заметила другое транспортное средство - это был черный спортивный "Чеви-Блейзер". Она увидела его, когда начала бег трусцой вниз по дорожке. Через полмили Ирина заметила парня, идущего навстречу, несомненно, владельца "Чеви-Блейзера". Он был чисто выбрит, среднего роста, приятной наружности, спортивного телосложения, темными волосами и глазами, это был Павел. Когда парень увидел ее, он улыбнулся и сказал...
  - Доброе утро.
  Ирина улыбнулась в ответ, когда приблизилась, не замечая еще одного парня, притаившегося в кустах поблизости- это был Сергей. Когда она пробегала мимо, он подскочил к ней, и прежде, чем Ирина среагировала, схватил за "конский хвостик" и дернул ее голову назад. Он буквально притянул ее за волосы к земле. Ирина была так поражена, что не подумала даже крикнуть или убежать. Когда она пробовала встать, Сергей схватил ее за локти и вынудил сесть на холодную землю. Парень, держащий ее, выглядел очень грубым. У него была кепка и татуировки на обеих руках. Ветровка соскользнула с ее плеч, когда он вывернул ей руки за спину.
   - Какого черта Вы делаете? - Ирина надеялась, что ее тон отпугнет их.
  Брюнет поглядел вокруг и сказал...
   - Похоже, черт возьми, больше тут никого. Его глаза скользнули по ее ногам.
   - Да, здесь только мы и она, - добавил татуированный.
  Павел пристально оглядывал девушку, подобно хищнику, оценивающему добычу. Поэтому его она испугалась больше всего. Ирина поняла, что ее самые плохие опасения начинают сбываться. Сердце застучало в груди, как барабан. Отчаянно она начала бороться с ними, но ее усилия были вознаграждены только острым пинком в низ живота.
   - Потащили ее отсюда!
  Они подняли Ирину и понесли через густой кустарник. Она пробовала кричать, но здоровяк Сергей тут же положил руку поверх ее рта, чтобы заглушить. Они вынесли ее на полянку, где татуированный стукнул ей по лицу кулаком так, что она упала наземь. Удар был так силен, что она чуть не потеряла сознание.
   - Осторожнее, испортишь ей лицо, проворчал Павел.
   - Черт с ним, с лицом, я хочу видеть сиськи этой суки, - и Сергей запрокинул руки Ирины за голову, с такой силой, что едва не вывихнул суставы. Один из них снял с нее кроссовки и держал за лодыжки, пока другой срывал футболку.
  Голова Ирины закружилась. Так много случилось сразу, ее сознание не поспевало. Павел встал на колени перед ней, и не говоря ни слова, приставил большой нож к ее груди, затем скользнул лезвием под спортивный лиф и начал резать, пока он не распался на две половинки. От внезапного порыва прохладного воздуха на голые груди Ирины ее соски напряглись.
   - Не очень-то большие у нее сиськи, а?
   - Держу пари, зато эта блондиночка хорошо трахается.
   - Да, надо взглянуть на остальное.
  Ирина почувствовала хруст сухих листьев под ее телом, поскольку они перевернули ее на живот. Ее руки все еще держали вытянутыми кверху, а лодыжки книзу, растянув ее упругое тело. Кто-то поставил колено на поясницу, и она закричала от боли, когда он навалился на нее. Ирина беспомощно лежала, когда они дергали и стягивали с нее шорты, а затем и трусики, пока она не осталась совсем голой. Повернув на спину, оба парня уставились на нее, когда увидели бритый лобок.
  Ирина начала удалять лобковые волосы только недавно, даже выбривала область вокруг попы. Вид ее гладкой расселины всегда возбуждал бойфренда, и она заметила, что этот факт увеличил чувственность их занятий любовью. Но теперь это только добавляло ей унижения, а ее похитителям - похоти.
   - Ничего себе, я никогда еще прежде не видел бабу с бритой киской! Ты сделала это для нас, милашка?
   - Конечно для нас, этой суке действительно хочется!
   - Давайте привяжем ее.
  Они поволокли ее за руки по грязной земле к ближайшим деревьям. Ирина подумала, что это удобный случай позвать на помощь, она должна была попытаться, так что она закричала снова, во всю силу легких.
   - Заткнись, гребаная сука! - татуированный пнул ее в живот, так что перехватило дыхание.
   - Так будет тише, - и Павел запихнул ей в рот ее трусики, вообще-то у нас есть хлороформ, наша медсестричка Лиза постаралась, если будет орать мы ее успокоим.
  Они обвязали веревки вокруг каждого ее запястья и прикрепили их к деревьям так, чтобы ее руки были натянуты над головой. К тому времени Ирина оправилась от удара. Она только сделала слабую попытку сопротивления, но это закончилось другим сильным пинком в ее сторону. Они привязали длинные веревки к ее лодыжкам и растянули ее ноги в воздухе. Она закрыла глаза и попробовала сдержать слезы боли, потому что они прикрепили каждую лодыжку к деревьям повыше. Теперь, с ногами, поднятыми и растянутыми в стороны, ее промежность была выставлена напоказ, давая парням полный доступ к ее голой киске.
  Они отступили назад, явно восхищаясь своей ручной работой. Ирина не могла видеть их, но будто чувствовала взгляды их немигающих глаз, пожирающих каждый изгиб ее тела, наполняя их зловещие умы фантазиями, которые принесут им радость сейчас и приятные воспоминания - потом. Они бормотали между собой, решая, что именно с ней сделать. Несколько долгих минут прошло, прежде чем они появились в зоне ее видения. Сердце Ирины подскочило, когда она услышала звуки расстегиваемых молний. Ее сейчас изнасилуют, и она ничего не сможет поделать, чтобы предотвратить это.
  Татуированный приблизился к ней первым. Его большой, потный член уже встал. Он опустился между открытыми бедрами и поднес член к ее бритой щелке. Ирина попробовала вырваться, но он только засмеялся. Тогда, одним быстрым толчком, он вошел на всю длину своего органа в ее беззащитную киску. Ирина замычала сквозь заткнутый рот. Она никогда раньше не трахалась всухую, поэтому ее терзала боль. Он отступил, затем ввел член снова, и снова, смакуя ощущения от ее напряженной письки. Это, казалось, длилось вечно, его толкающие бедра продолжали хлопать по ней, каждый раз с большей силой. Ирина не имела другой возможности, кроме как приподнимать ягодицы и приспосабливаться, в надежде хоть немного ослабить боль от его дикого вторжения.
  Когда наконец, его плоть была готова, он сделал еще один, последний толчок. Ирина почувствовала горячую сперму, заполняющую ее воспаленное влагалище подобно кипящей лаве.
  Он убрал свой смягчившейся член из нее и улыбнулся...
   - Неужели больно было? С чего бы это, а мне хорошо.
  Затем настала очередь брюнета. Прежде чем Ирина расслабилась, он уперся своим нетерпеливым петухом напротив ее киски и начал тереть его вверх и вниз по ее гладким розовым складкам.
  - Тебе это нравится, бэби?
  Ирина застонала беспомощно, поскольку он с силой погрузился в нее полностью. Он лапал руками ее груди и играл с ее сосками, затем засунул руку между ног и сжал ее клитор. Через несколько минут он тоже спустил, выстрелив порцию горячего семени в ее тело.
   - Думаю, теперь ты настоящая шлюха, - он ухмылялся, натягивая штаны.
  Ирина зажмурилась. Боль и ужасные переживания иссушили ее силы и ослабили дух. Единственное, что она могла теперь делать - это лежать спокойно и надеяться, они скоро закончат с ней. Сергей сбегал к машине и принес сумку с продуктами, растелил одеяло на траве, и сервировал "поляну". Не торопясь выпили, закусили и затянулись сигаретами, бросая вожделенные взгляды на свою жертву.
   - Расслабься милашка, - сказал Павел, - Теперь тебе будет поудобнее, мы ослабим немного веревки.
  Двое мужчин раздвинули ее длинные, стройные ноги в стороны, почти перпендикулярно ее телу. Ирина почувствовала, как боль прострелила в спине, поскольку ее тело пробовало приспособиться к этой новой позе. Тогда они подтянули ее ноги так, чтобы зад был приподнят над землей. Ее зевающая киска теперь выделялась во всей красе между ее растянутыми бедрами. Никогда прежде Ирина не чувствовала себя такой уязвимой. Павел нажал головкой своего массивного члена между ее раcпухших губ влагалища. Ирина отчаянно извивалась, но веревки крепко держали ее за ноги. Тогда с некоторым трудом, он постепенно ввел петуха в ее киску. Ирина беспомощно кричала и дергалась. Ее как будто разрывали напополам. Крики жертвы, казалось, только поощрили насильника, поскольку он заработал в полную мощь, вводя свой длинный член глубоко в ее влагалище.
  У Ирины никогда прежде не было опыта вагинального проникновения чего-либо настолько большого. Она хотела попросить его остановиться, но кляп во рту пресекал любые попытки заговорить. Он начал медленно качаться туда-сюда, пока не вошел в ритм. Ирина попробовала расслабиться, но дрожащие стены ее влагалища продолжали растягиваться и сжиматься под напором огромного отростка. Он схватил ее за бедра своими сильными руками и тянул их на себя, чтобы трахать сильнее.
  Выносливость здоровяка была невероятна. Сергей яростно долбил ее тело, и теперь Ирина могла чувствовать головку его члена, нажимающего на ее матку. Все это время он не отрывал от нее глаз, похоже, наблюдение за ее страданиями нравилось ему больше, чем непосредственно сам акт. Внезапно здоровяк закрыл глаза и сжал ее бедра еще сильнее, она почувствовала пульсирующие мускулы и вены его массивного органа, работающего внутри нее, как насос, закачивая бесконечную горячую жидкость в чрево девушки.
   - Она теперь полна горячей спермы и мочи! - сострил татуированный.
  Ирина лежала неподвижно, ее дыхание стало неровным, когда они поправляли веревки заново на ее лодыжках. Она надеялась, что теперь все было кончено, ей было все равно, оставят ли они ее связанной, когда уедут. Но они не уехали. Вместо этого они присели на подстилку, выпили и закурили. Ирина не могла поверить ушам, они просто сидели там, смеялись и шутили. Она не понимала, что они говорили, но без сомнения, беседа была о ней. Когда один из них сказал слово "сбежать", парни встали и пошли в лес. Это был ее шанс. Ирина знала, что они не ушли далеко, так что у нее было слишком мало времени, чтобы терять его. Ее руки все еще были простерты за голову и привязаны к деревьям. Узлы были позади ее запястий, так что не получалось достать их пальцами. Она бесилась от досады. Она попробовала еще, но узлы были слишком тугие. Тогда она услышала хруст листвы из леса - это они возвращались.
  Ирина закрыла глаза и лежала неподвижно, надеясь не привлекать внимания. Это не помогло, она напряглась, когда они приблизились и встали рядом с ней. Они ослабили узлы вокруг ее лодыжек и согнули ноги так, чтобы приподнять над землей. Тогда татуированный подлез под нее снизу, а Павел положил ее на него сверху и связал.
  Она могла теперь чувствовать его твердое, горячее тело под собой, ее ягодицы сильно упирались в его потные бедра. Он схватил ее булочки руками и раздвинул их. Ирина уже мысленно приготовила себя к новому вторжению в ее киску, но внезапно почувствовала возрастающее давление его головки на открытое анальное отверстие.
   - Нет! Пожалуйста, не туда! - рвался крик из нее. Ирина пыталась избежать вторжения, крутясь и извиваясь всем телом, но это было бесполезно. Она чувствовала острую боль в попе, поскольку он проскользнул головкой своего петуха в ее сморщенное отверстие.
  Ирина никогда прежде не занималась сексом таким способом. Ощущения были ей очень плохо знакомы, и более неприятны, чем то, что ей пришлось вынести раньше.
   - О черт! Эта сука напряжена! - Павел остановился и взял бутылку с маслом.
  Ирина мычала сквозь кляп во рту. Боль в ее заднице была настолько сильна, что она почти теряла сознание. Ее тело пыталось вытолкнуть член из себя, но насильник продолжал вставлять его. Он руками схватил ее за груди, чтобы лучше держать. Ирина хотела опустить руки, но веревки держали их на месте. Наконец, ее тело покорилось, и он запихал на всю длину свой член в ее анальный канал.
  Тогда придвинулся Сергей, и прежде, чем Ирина сообразила, он раздвинул ей ноги и засадил своего огромного петуха в ее влажную киску.
  Татуированный начал медленно двигать своим органом. Ирина чувствовала, как оба члена работали теперь внутри нее, они терлись друг о друга сквозь тонкую стенку между ее двумя каналами. Она попробовала пошевелиться, но это только причинило еще худшую боль. Здоровяк обхватил ее за бедра, а второй сжимал ее болящие груди, и они продолжали насилие над ее телом с обеих сторон.
  Только Ирина подумала, что сейчас она испытывает самое ужасное, брюнет вынул из нее член, встал рядом и вынул трусики у нее изо рта.
   - Тебя когда-нибудь трахали в три дырки, бэби? - засмеялся Сергей.
  Прежде, чем Ирина сказала что-нибудь, он протолкнул своего петуха в ее рот. Она попробовала отвернуть голову в сторону, но он схватил ее лицо обеими руками.
   - Ты пососешь у меня, сука, - сказал он, - и будешь делать так, как будто тебе это нравится, или я придушу тебя.
  К этому времени Ирина был так разбита, что еле поняла, что он сказал. Но она открыла рот и позволила его грубому члену проникнуть между ее губами.
   - Теперь соси его, бэби, соси хорошенько, как будто твоя жизнь зависит от этого.
  Ирина сосала его петуха, а он непринужденно толкал его внутрь и наружу из ее рта.
   - Используй язык, бэби.
  Она повиновалась и стала водить языком по его длинному, шершавому члену. Тогда он вдвинул его на всю длину в ее рот. Ирина почти задохнулась, когда почувствовала конец, упирающийся в заднюю стенку ее горла. Она видела, как он усмехается сверху вниз с самодовольным выражением.
  Беспомощное тело Ирины теперь насиловали всеми возможными способами. Она не знала, сколько времени прошло прежде, чем петух Павла начал дергаться и пульсировать внутри ее задницы. Он сжал ее груди так сильно, как будто собирался оторвать их.
   - О черт! сейчас я кончу, сука!
  Она почувствовала, как его теплое содержимое заполнило ее попу. Это, казалось, возбудило брюнета еще больше, и он начал вставлять в ее попу быстрее и сильнее. Ирина чувствовала слабость и удушье. Тогда Сергей влил сперму глубоко в ее горло, и ей оставалось только проглотить все это. Она поперхнулась и закашляла, когда он вытянул своего смягчившегося петуха из ее рта. Ирину поставили на колени, и опять выпили и закурили
   - Давай, я трахну ее в жопу, Паша! - предложил Сергей.
   - Нет! - крикнула Ирина.
  Здоровяк вытянул своего толстого петуха из штанов и вдвинул его ей в попу. Ирина закричала снова, растяжение сфинктера было невыносимо. Его бедра нещадно расплющивали дольки ее попы, пока она не почувствовала струю его теплого семени в самой глубине ее анального канала. Тогда Ирина лишилась чувств. Когда она, наконец проснулась, шел дождь. Ее путы были сняты, и она лежала, раскинув руки и ноги на мокрой земле. Каждый мускул ее тела ужасно болел, нутро саднило, но чувствовало себя свободным от проникновений, которые пришлось вынести.
  Ирина полежала еще и осмотрелась, чтобы убедиться, что ее насильники ушли, тогда на лицо легла мокрая тряпка с резким запахом, она вдохнула, боясь задохнуться и потеряла сознание.
  
   ***
   Катя с Вендой гуляли по лесу, погода была чудесной, пантера шелестела по кустам, одуревшая от пряного запаха трав. Вдруг она замерла, потом повернула голову к хозяйке. У Кати на внутреннем экране стал формироваться образ - поляна с джипом, возле машины лежит девушка, ее одежда порвана, а лицо чем-то закрыто, рядом стоят два парня, курят и разговаривают. От поляны сочится запах насилия, парни окутаны аурой тьмы и удовлетворения. Катя посылает мысленный приказ, и они с Вендой осторожно продвигаются к поляне, вот уже слышны голоса.
  - Пойду посрать, живот прихватило, - сказал здоровяк.
  - Ладно, беги, а я тут немного пошалю, - ответил второй, и на лице его мелькнула нехорошая усмешка.
  Когда насильники разошлись по своим делам, Катя послала мысленный приказ пантере в виде мыслеформы, и прошептала: "Венди, только тихо и быстро, прижми его к земле и не давай пошевелиться". Павел только закончил обматывать ноги и руки Ирины скотчем, попутно, заклеил и рот, чтобы ее крики не привлекали внимания. Боковым зрением он уловил стремительное движение, потом страшный удар повалил его на землю, зубы сжали его шею, а низкий рык внушил дикий парализующий страх. Словно демон из самых страшных снов и фантазий сковал его душу, и он еле сдержал желание заскулить жалобно и беспомощно. Пока пантера держала Павла, Катя быстро осмотрела машину - нашла веревки, скотч и хлороформ. Сняла с лица девушки тряпку, намочила хлороформом и зажала лицо парня, напрягся все телом, потом обмяк. Она послала пантере новую мыслеформу: "киса, сбей скрытно второго, и держи пока я не подойду". У костра Катя нашла длинную палку и прикрутила скотчем к ней разбросанные руки парня, связала ноги, голову замотала так плотно, чтобы не смог подглядывать, рот заклеила. Потом освободила истерзанную девушку, осмотрела синяки на лице и плечах, отметила про себя сперму, вытекающую из вагины и из попы девушки, на лице заиграли желваки. На всякий случай взяла мазки спермы из влагалища и ануса. Привела жертву насилия в чувство, когда ее взор стал осмысленным, представилась:
  - Катерина, сиди молча, вот тебе чай из термоса с коньяком ... тебе необходимо расслабиться.
  - Спасибо, прошептала Ирина разбитыми губами.
  - Ничего малышка, они сейчас получат свое, пообещала она жертве насилия.
  - Обязательно жди меня, я схожу за вторым мерзавцем, прошептала Ирине, обняв ее за плечи.
  Пока девушки пила из стаканчика ее зелье, держа его трясущимися руками, Катя провела обыск в машине, нашла в бардачке деньги, охотничий нож, на зажнем сиденье планшет, а в багажнике топорик. Забрав все найденное направилась на призыв Вендетты, которая указала ей путь послав ей образ, напоминающий эскиз местности. Второго насильника она нашла в овраге со спущенными штанами, прижатого к земле пантерой, она также удерживала его шею в пасти. Катя подошла, намочила тряпку хлороформом, и вот второй насильник провалился в беспамятство, завязала ему глаза. Топориком срубила маленькую березку, сделала палку и притянула к ней руки Сергея, ноги скрутила скотчем. Венда взяла палку в пасть с одной стороны, а Катя держала за другой конец, и они поволокли второго насильника на туже поляну.
  Когда оба негодяя валялись рядом, пантера легла между ними, не сводя с них взгляда. Она подошла к Ирине:
  - Ну, как ты, солнышко, немного отлегло?
  - Да, прошептала Ирина, - а можно еще повторить?
  - Можно, ответила Катя, - пойдем в машину, спокойно посидим и обсудим создавшуюся ситуацию.
  В багажнике нашлась и бутыль с водой, а также медицинская аптечка, там были и марля, и бинт. На заднем сиденье валялась бутылка с хлороформом.
  Катя осторожно смыла с девушки грязь и кровь, она налила им коньяку, и они сели удобно на заднее сиденье машины.
  - Как ты меня нашла? - спросила Ирина.
  - Это все она, Венда, - кивнула Катя на пантеру.
  Насильники лежали на спине связанные и с повязками на глазах, сверкая своими причиндалами, что делало обстановку комичной, что несколько разряжало напряженную атмосферу. Парни пришли в себя и яростно задергались, но низкое рычание пантеры их утихомирило.
  - Я тут кое-что нашла в машине, из чего вытекает, что вот этот, она кивнула на Павла, - сынок начальника городской полиции, значит шум подымать опасно, но и оставлять это дерьмо безнаказанным обидно.
  - Наказание должно быть совершено с холодной головой, хотя очень хочется отрезать им яйца.
  - Мне тоже, - процедила Ирина.
  - Есть другие способы кастрации, задумчиво сказала Катя.
  - Можно было бы в наказание сжечь их в машине, но их будут искать, поднимут на ноги все подразделения МВД, криминалистов.
  - Это опасно, задумчиво произнесла Ирина.
  - Вызывать полицию бесполезно, дело прикроют, а тебя обвинят в домогательстве, или попытаются откупиться.
  - Сволочи, - яростно прошипела Ирина, что же делать?
  - Но есть и хорошие факты, в планшете много компромата на начальника полиции, - задумчиво произнесла Катя, - сынок подставил папашу по - полной.
  - Нужно заставить их молчать, но если их уничтожить, то мы станем преступниками и будем скрываться от силовых структур всю оставшуюся жизнь.
  - Неужели бесполезно? - с горечью спросила Ирина.
  - Есть один вариант, вести их в состояние временного идиотизма или беспамятства, устроив имитацию автоаварии, они же пьяные.
  - Это только, задержит погоню на некоторое время, - задумалась Ирина.
  - Есть способ заблокировать их память сегодняшнего дня на всю оставшуюся жизнь.
  - А как же справедливость, - спросила Ирина.
  - Я тут нашла одну штучку, - хитро улыбнулась Катя, и достала полицейскую дубинку, - мы их тоже изнасилуем в зад, чтобы они испытали часть твоей боли.
  - Солнышко, этот спектакль только для тебя, улыбнулась Катя, встала и пошла к насильникам, сейчас они у нас закукарекают, - она достала медицинские перчатки и надела их.
  При помощи Венды, она перевернула парней на живот, открыла бутылку с маслом для салата, налила на зад отморозков, развела половинки у Павла, затем у Сергея.
  - А наши голубки -то "би", усмехнулась она, - тем проще.
   Потом резким движением всадила дубинку в анусы парней. Они замычали с повизгиванием. Связаны они были крепко и как бы энергично ни дергались, избежать наказания не удалось.
  - Теперь ты, повернулась Катя, - поверь, станет легче.
  Ирина подошла к ней и присела на корточки, Катя обняла ее со спины, и почувствовала, как она доверчиво прижалась к ней. Накрыв ее руку своей, Катя решительным движением повторила процедуру наказания. Ирина отметила какое у нее упругое тело и твердая рука.
  - Вам это нравится мальчики? - и с издевкой, она повторила слова Павла.
  - Неужели больно было? С чего бы это, а мне хорошо, - лицо Ирины просветлело от удовлетворения.
  - Спасибо Катя, теперь мне стало легче, - сказала Ирина, подошла к мычащим насильникам и пнула их по яйцам, - Скоты.
  - Собирайся, сказала Катя, я уберу везде следы нашего пребывания здесь, сделаю копии с планшета и с видео - регистратора.
  - Что с ними будет? - спросила Ирина.
  - Подожди меня в сторонке, а я с ними закончу, заблокирую их память за ближайший период времени, а когда они очухаются, подумают, что у них была пьяная оргия.
  - Хотелось бы их кастрировать, чтобы они не портили других, - задумчиво произнесла Ирина.
  - Есть мысль, попробовать психологическую кастрацию, - улыбнулась Катя, - и сменить стереотип их поведения, или подавить мужской шовинизм.
  Стоны парней, рычание пантеры, шепот Кати слились в один поток неясного шума, через час все стихло.
  Ментальная воля вторглась в подсознание насильников, чтобы произвести корректировку механизмов поведения. Венда помогла Кате сконцентрировать ее усилия на выполнении задачи. Спустя какое-то время на лицах парней снова лежали тряпки с хлороформом. После того как мрак затуманил им сознание, их развязали и бросили в позе, наводящей на определенные мысли.
  Девушки в сопровождении пантеры исчезли в зарослях.
  Когда они сели в машину Кати, она обратилась к Ирине:
  - Предлагаю пожить у меня недели три, а если захочешь, то останешься на совсем, мы живем вдвоем с Вендой, дом большой, места много. Ты ей понравилась, и она тебя признала. Пантера мурлыкнула с заднего сиденья.
  - Согласна?
  - Да, только позвоню маме.
  - Хорошо, давай ключи, твою машину перегонит мой охранник.
  
   ***
  
  Катя и насильники
  Павел был в шоке - задница болела, в газах темнота и рот заклеен. Стандартные способы поведения в критических ситуациях, сейчас не возможны. Обычно его волевое поведение, уверенный тон оказывали на жертву парализующее влияние. Кроме того, всегда была наготове крупная сумма денег, чтобы снизить уровень сопротивление. Как правило, увидев удостоверение жертва впадала в состояние кролика, подумав, что лучше худой мир, чем активный протест. Он лежал и слушал женский голос, в котором звучала воля и презрение, видимо она знала, что делала. Кроме того, непонятный звериный рокот внушал ужас и оцепенение. Желание сопротивляться было на нуле. Что делать в этой ситуации он не знал, в каком направлении будут развиваться события не предполагал. Рядом дергался Сергей, такой же беспомощный.
   - Останусь живым, найду и убью, металась мысль Павла.
  - Кто посмел поднять руку на него, - недоумевал он.
  - Ты отморозок, посмел разрушить жизнь девушки, - снова послышался этот странный голос.
  - Жила девушка, никого не трогала, гармонично и цельно, и вот появились вы, обуреваемые похотью и сломали эту слаженную и цельную жизнь. Вы уничтожили ее морально. Нет той беззаботной девушки, поэтому и вас нужно уничтожить, сломать вашу жизнь.
  - Теперь ты будешь изгнан из храма наслаждения навсегда, но останешься вести жалкое существование.
  - Я разрушу твою сытую жизнь за то, что ты посягнул на святое, на честь и достоинство девушки.
  - Когда ты очнешься и вернешься к привычному образу жизни, каждый прилив вожделение, наполняющий кровью твой член при виде женщины, будет вызывать дикий страх ...
  - Помни, вы разбудили демона, и преисподняя открылась для вас, ваши члены будет висеть тряпочкой.
  - Я сделаю вас ментальными кастратами в отношении женских прелестей, и это будет вам напоминанием о совершенном преступлении, а самыми желанными для вас будут ваши задницы.
  Холодная сталь ножа легла на яйца, мошонка сжалась и яички втянулись. Сквозь грозное рычание в его сознание вливался поток слов, они уничтожали сопротивление и волю. Голова гудела. Казалось все его нутро было вывернуто наизнанку. Этот страшный голос требовал, грозил и заполнял невыразимой тяжестью и отчаянием. Сознание погружалось в беспросветный ужас, которому не было конца. Его эго сжималось и сжималось пока не превратилось в точку, в пустоту из которой не было выхода. Используя ментальную силу Венды, Катя поставила нужные блоки на природные пути выхода сексуальной энергии и сформировала новые шаблоны женского поведения на самом глубоком уровне подсознания, теперь их не удастся изменить даже профессиональному психологу, и внедрила иллюзии, определяющие работу сознания после пробуждения.
  - Ну что же мальчики, - весело сказала Катя, - были вы мужиками, а теперь стали девочками, сосите друг у друга и будьте счастливы.
  
   Катя и Ирина (одно сердце на двоих)
  
   ***
   Автор. Системность бытия держится на постоянном энергетическом обмене между всеми существующими формами. Из этого процесса выпасть нельзя. Все творения, независимо от собственной воли, всегда и всюду включены в постоянный обмен опытом. И человек не является исключением. Разум не осознает всей глубины данного процесса. Осознание этого не входит в его обязанности. Сознание занимается привязкой души к миру земному. Из трех основных сил, составляющих и определяющих развитие человеческой личности, остается только одна. Подсознание. Вот та сила, которая каждого из нас соединяет с бесконечностью. Вот - основная среда анализа нашего духовного бытия. Именно подсознание знает и видит все. Подсознание - это разум души. Душа - часть Бога, доступная нашему Высшему Я. Здесь происходят основные события нашей жизни. Здесь - энергетические ворота в другие царства. Здесь - контрольно- пропускной пункт для анализа наших мыслей. Центр перевода с единого вселенского языка на язык отдельной реальности. Центр управления полетом бесконечного духа, отражающегося частично в каждой из реальностей. Именно здесь Высшее Я делит свою осознанность в Едином Боге со всеми своими воплощениями, выделяя каждому из нас ровно столько, сколько мы сможем осознать, живя в отрыве от основной родины. "Собрался в командировку? Хорошо, давай подумаем, что ты там будешь делать и что привезешь из земного мира. Какие задачи будешь решать и какие роли играть. Чем будешь страдать, а чем гордиться. С чем бороться, а чему радоваться. У кого учиться и кого учить. Где и когда жить, в чем участвовать, а чего избегать. В общем, давай определим цели твоей будущей жизни". Сели, подумали, просмотрели с чего начать и чем закончить, все посчитали, все взвесили, и - лети душа! Рождайся в "новом" мире и в тысячный раз начинай свою очередную "новую" жизнь!
  И полетела душа! Из многомерной бесконечности - в трехмерную тюрьму. С неограниченных высот в тесные оковы плоти. Из безмерной мудрости в беспредельную глупость. Летит и по ходу одно за другим десятками и сотнями теряет "лишние" измерения. Пока ненужные. Те, о которых до поры до времени лучше не вспоминать. Летит душа и наслаждается красотами, о которых придется позабыть на время очередной земной командировки. Прилетела! Грохнулась в реальность и забыла последнее, что помнила - свое настоящее имя. Но это не страшно. Оказывается, ее здесь ждали какие-то люди. Ждали месяцев девять по-новому для нее времяисчислению. Забыла имя? Не страшно, "придумаем" тебе другое. Кто тут у нас родился? Девочка, значит, будешь - Наташей! Не хочешь Наташей, будешь Машей. Или Эльвирой или Изольдой. Мальчик? Значит - Вася! Не Вася? Ладно, тогда Петя. А если не Петя, значит - Илья. И вот, лежит она, эта бедная, "вновь прибывшая" душа, бесконечная в конечном. Лежит и плачет. Поплачет немного, посокрушается и опять спать. Трудно отвыкнуть быстро от настоящей свободы! Но мир манит и требует к себе внимания. Какими-то погремушками, сосками, кубиками и прочей интересной ерундой. Ерундой, но интересной. Спать уже не так хочется. Хочется понять кто я и где я. Ты - человек, и это звучит гордо! Ну, человек, так человек. А что же мне делать как человеку? То-то и то-то. Сделаешь так - будешь умничкой. Не сделаешь так - получишь по попе. Начинается развитие! Потихонечку, помаленечку, душа понимает: ничего не поделаешь, придется осваивать этот странный мир. Начинается обмен. Мир предлагает свои разноцветные ценности. Душа плачет, но принимает их. А что делать? Жить-то надо! И - в обмен на эти ценности отдает свои. Растет в теле, врастает в мир. Становится его частью. А время идет. Оно неумолимо. И вот уже душа освоилась здесь вполне достаточно. Настолько, чтобы забыть окончательно, откуда и зачем она явилась сюда. А дело в том, что выросло ее тело. Выросло не совсем и не полностью, но до такой степени, что можно уже подумать о каком-то взаимодействии с миром. С духовным? Да, что вы, с каким там духовным? С материальным! Духовность - в прошлом и в будущем. Сейчас - чистая материальность. Или, на человеческом языке - юность, переходящая в молодость.
  Живет эта юность, живет, не зная забот. Решая свои вопросы своими же методами. Слушая старших и не слыша их. Слыша одно, а делая другое. Стремясь к добру, презирая его. Развиваясь, деградируя. Созидая, разрушаясь и разрушая созданное другими. И вдруг - Мудрая Книга. Как же понять, что в ней написано? Как извлечь из нее то, что кем-то в нее вложено? Стоит ли, вообще, этим заниматься? Ведь жизнь только началась и с каждым днем она становится все интереснее! Столько чудес вокруг, столько нового и непознанного! Столько ощущений и открытий, которые только и ждут юную душу и такое же тело, а тут - какая-то книга. Зачем она нужна? Какой в ней толк? Непонятно. А книга нужна именно для того чтобы ты, юная душа, вспомнила, зачем и почему ты оказалась здесь. Извини, дорогая, за беспокойство, но ты сама запланировала нашу с тобой встречу. Не помнишь? Ну, это не удивительно, ведь тогда ты была едина со своим Богом. Тогда ты и была своим собственным Богом, своим Высшим Я. Видишь ли, уважаемая, наши Высшие Я встретились и договорились между собой. Договорились о том, что будет написана книга, а ты ее прочтешь. Такие вот дела. Книга - написана. Теперь твоя очередь!
  
   ***
  Катя въехала во двор особняка и сразу вызвонила охрану, передала ключи от машины Ирины, и велела пригнать ее, потом передала запечатанный конверт с образцами спермы и записку главному врачу медсанчасти: "Дорогая, Анна Григорьевна, высылаю образцы спермы отморозков изнасиловавших сегодня мою подругу, на предмет обнаружения носителей венерических заболеваний, вот их персональные реквизиты, чтобы занести в вашу базу данных".
  - Солнышко, - обратилась она к Ирине, первым делом идем в джакузи, смыть грязь и расслабиться, потом я сделаю тебе массаж и хорошо покушаем, обед уже ждет нас.
  Понимая, насколько может быть разрушительным изнасилование, Катя поставила перед собой задачу помочь девушке всеми возможными способами. Для этого в первую очередь нужно было понять особенности ее психологии. По мере проникновения в ее внутренний мир.
  - Я для тебя старшая сестра, поэтому сама тебя помою, а ты расслабься и кайфуй, - Катя взяла на варежку для мытья побольше пены и принялась за работу. Ее руки скользили по телу Ирины, и она не переставала удивляться насколько идеально сложена ее подруга. Каким же извращенным умом нужно обладать, чтобы изгадить такую красоту, использовать такое нежное и хрупкое создание как манекен для секса, злость на этих отморозков снова начала подниматься в ее душе. Краем сознания она отметила как скользнули между ладоней упругие грудки, как сжалась попочка девушки, когда она осторожно прошлась по ним и как ее руки были стиснуты бедрами, Катя не удержалась и поцеловала Ирину в шейку. Девушка расслабилась и обмякла в ее руках.
  После мытья был хороший ужин и клубящийся как туман разговор обо всем и не о чем конкретно, по ходу разговора они с восторгом отмечали совпадение вкусов и интересов, первая симпатия перерастала в заинтересованность и понимание того, что они во всем похожи как сестры.
  В конце разговора они уже сидели, обнявшись словно закадычные подруги, но поцелуй в джакузи запал Ирине глубоко в сознании искоркой безудержной радости.
  
   ***
  Ирина и Катя беседовали в гостиной полулежа на больших креслах.
  - Я вот думаю, а как прислуга относится к Венде, ведь она для них такая большая и сильная, спросила Ирина
  - Да, никак, - ответила Катя, - они ее просто не замечают.
  - Как это?
  - В этом доме, есть секретная лестница с чердака над вторым этажом на второй уровень подвального помещения, ответила Катя, - причем, она сама его обнаружила, когда я ее принесла домой еще котенком.
  - Такое впечатление что она держит в голове объемную картину всего здания и видит расположение всех предметов в нем, продолжила она.
  - Давай проверим, предложила она Ирине, - пока никого из прислуги нет в доме.
  - Я сейчас зайду в любую комнату, и позвоню тебе, а Венда отведет тебя ко мне.
  - Только мысленно попроси ее об этом, но не словами, а представь себе, что ищешь меня, и скажи про себя, - где Катя?
  Хозяйка вышла, через несколько минут сотовый у Ирины зазвонил, она посмотрела на пантеру, кошка вскинула голову и посмотрела в глаза девушке. У той перед глазами возникла картина не знакомой ей комнаты, где сидела Катя. Ирина поднялась и последовала за Вендой, через какое-то время они остановились перед дверьми. Все двери были снабжены специальными ручками, пантера открыла дверь и проскользнула в комнату. Ирина зашла и увидела, как она, мурлыча, улеглась у ног хозяйки.
  - Здорово, - воскликнула Ирина, устремляясь к подруге. Обе девушки светились улыбками.
  - Я всегда общаюсь с ней мыслеобразами, то есть визуализирую свой мысленный посыл, стараясь включить в него больше деталей.
  - А, я так смогу с ней общаться? - спросила Ирина.
  - Конечно, ведь она тебя признала, а значит чувствует тебя также хорошо, как меня, больше того понимает эмоциональное состояние и возникающие желания, если они зрительно оформлены, успокоила ее Катя, только всегда деликатно ждет мысленной просьбы.
  - Иногда мне кажется, что она думает, и я часто чувствую ее внимание в виде тепла, обволакивающее мое сознание. Она мысленно ласкает меня, когда мне грустно. Ирина уловила в себе тоже желание прикоснуться к подруге.
  - Весь периметр нашей территории накрыт ментальным куполом, сказала Катя, - более того, Венда различает цвет мыслеформ водящих, и если он грязно-серого оттенка, то она предупреждает меня.
  - Тогда я выхожу встретить, чтобы изменить ситуацию, или как минимум выяснить причину плохого настроение.
  - Более того, она удаленно помогает мне при собеседовании с кандидатами на работу в особняке, ее оценку я всегда учитываю. Проколов пока не было, так как контроль ежедневный.
  - Она и меня считывает? - спросила Ирина.
  - Всех, без исключения, но никто этого не ощущает.
  
   ***
  - Послушай, солнышко, здесь у меня ты защищена от неприятностей, - сказала Катя, - но я хотела бы подправить твою ауру, и поставить ментальную защиту твоего подсознания, на тот случай, когда тебе нужно будет поехать куда-нибудь.
  - Согласна?
  - Конечно, сестренка, делай как считаешь нужным.
  - Это будет во сне, ты даже не заметишь, а позже я тебя научу самостоятельно ставить защитный кокон.
  - Ладно, ласточка, я займусь этим позже, когда ты заснешь.
  - А как ты узнаешь, что я сплю?
  - От Венды, милая, - Катя ласково обняла ее за плечи. Ирина доверчиво прижалась к ней.
  Когда стемнело, Катя пожелала Ирине спокойной ночи и ушла к себе, и получив от Венды подтверждение, что подруга уснула, она вернулась в спальню к девушке. Села поудобнее, не скрещивая рук и ног, физически расслабилась, прикрыла глаза. Внутренне сосредоточившись, постепенно расширила ощущение своего "я", распространила его на пространство перед собой: дальше, дальше, ещё дальше. Немного освоилась в этом самоощущении. При этом она ощутила тепло в позвоночнике, мурашки, какое-то покалывание рук или ног. Когда же на вернулась в свое "я" на стуле, то при этом удерживала внимание и на другом "я", при этом психическая активность сама собою начала разгоняться. Потом вернулась в обычное состояние сознания. Сделала глубокий вдох и, как водится, на выдохе открыла глаза.
  Катя встала свободно и расслабилась. Слегка прикрыла глаза. Без напряжения, фиксируя внимание на всём своём теле одновременно, спокойно стала ждать. Вот, сама по себе слегка шевельнулась рука. Уловив этот момент, Катя не сопротивлялась, а способствовала этому медленному и плавному движению. Вот, следом за правой рукой двинулась левая. Через какое-то время установился определённый ритм этого непроизвольного танца, а затем само собою открылось глубокое свободное дыхание. Вот это и было искомое состояние сознания, нужный психический настрой. Она чувствовала, что руки стали почти невесомыми и несколько разошлись в стороны. В то же время на нее как бы что-то снизошло.
  Медленно вела подбородок от правого плеча к левому и обратно. Добиваясь ощущения, будто голова поворачивается сама собою. Потом подключила к этому движению глубокое дыхание. Бросив взгляд на Ирину, мысленно произнесла ее имя: "Ира ... Ира ... Ира", ни о чем больше не думая. И, вот, у нее перед глазами начали всплывать какие-то сцены с участием спящей девушки, в которых присутствуете и она. Не пытаясь ничего с ними делать, удерживалась от вмешательства в них - просто созерцала. И вдруг помимо своей воли оказалась в одной из этих сцен и как бы заново переживала её. Вот и достигнуто состояние перепросмотра - необходимо вначале, подстроится к манере поведения и ритму вибраций Ирины, а затем все свое внимание сосредоточить на ее личности, ни на что постороннее не отвлекаясь. Катя задала себе установку: "Сейчас, я провалюсь в бездну подсознания сквозь серый клубящийся туман. Я достигну нужных глубин подсознания и встречу там Ирину". Постепенно Катя все глубже и глубже стала проникать в недры подсознания подруги. Как бы смотря вглубь и сквозь нее. Таким образом, взгляд прошел, сквозь внешнюю оболочку кожи и перенес внимание внутрь собеседника. Серый клубящийся туман постепенно рассеивается, и сквозь него понемногу проступает какая-то тень, какой-то силуэт. Катя всматриваетсяя в него - да это же Ирина. Так Катя получила подключение к внутреннему информационному полю Ирины и смогла считывать тонкую информацию прямо из ее памяти. Снизила уровень возбуждения центров доминат, связанных с последними печальными событиями. Перепросмотр позволил Кате постепенно поменять подсознательное восприятие окружающего мира. Этот мир и люди в нём приобрели для подруги свойства данности, которой ее подсознание больше не навязывает свои шаблоны. Благодаря этому исчезла психическая трещина, через которую уходила энергия переживания случившегося. Катя созерцала картинку до тех пор, пока та эмоционально не потускнела, то есть не стала ей безразличной. Потом она задала себе установку: "Я возвращаюсь в реальный мир, полностью восстановив свои силы; я испытываю радость и буду чувствовать себя великолепно!"
  
   ***
  Для Кати процесс узнавания Ирины напоминал путешествие в неизвестную страну. Каждый день раскрывался новый ландшафт - то зеленые равнины спокойного течения событий, то сияющие вершины абстрактных рассуждений. Были и бурные волны эмоциональных переживаний, пронизывающий холод откровений, и палящий зной признаний. Постоянно рождались и прорастали в душе невидимые связи, их совокупность создавала полотно духовных отношений, в нем концентрировалось все - и круг близких людей, любимые произведения искусства, жизненные принципы, знания, интересы и навыки, привязанность, сила и слабость устремлений, внутренний мир каждой из них расширялся в этом процессе взаимного проникновения (узнавания), включая в себя содержание души другого. Образ Ирины в ее внутреннем мире стал иметь важное значение, с ним были связаны важные потребности ее души.
  Ее глаза поражали своей глубиной, ее улыбка освещала все вокруг, ее голос звенел хрустальным колокольчиком, ее ассоциативный ум быстро схватывал суть объяснений, увязывая множество явлений в единое целое. Катя откровенно любовалась на подругу, и невольно улыбалась рядом с нею.
  
   ***
  Для Ирины, случившееся над ней насилие было катастрофой, словно при землетрясении возникла трещина, и она падала в бездну, полная ужаса и отчаяния, но как по взмаху волшебной палочки, твердая рука спасителя прервала этот кошмар. Свет надежды осветил другие горизонты жизни, новая подруга поразила ее воображение ясным пониманием ситуации и выхода из тупика, она поверила в нее сразу и безоговорочно. Ей хотелось быть рядом с Катей постоянно, словно она была связью ее души с жизнью.
  Ирина восприняла ее появление как сошествие ангела, который был призван восстановить справедливость и наказать насильников, ей показалось что от этой девушки исходило сияние. А потом, с ней было это грациозное животное, без слов понимающее свою хозяйку и помогающее ей. Тогда образ ангела трансформировался в восприятие воительницы-амазонки. Она была божественно прекрасна в своем гневе, нежна и благородна в своем участии в ее судьбе. Все существо Ирины было потрясено благоговением, и она поняла, что навсегда принадлежит этой воительнице, будет ее восторженно любить и верно служить ей.
  
   ***
  Как-то свернувшись клубком возле своей богини, Ирина положила голову ей на колени и спросила: "Что такое душа человека?". Катя немного задумалась, как бы проще ответить на такой сложный вопрос.
  - Весь мир представляет собой проявление трех начал: материи (вещества), энергии и информации.
  -В процессе эволюции мир изменяется от состояния косной материи до проявления жизни, как антиэнтропийного процесса.
  - Душа- это энергоинформационная сущность, свойство высокоорганизованной материи.
  - Она должна постоянно развиваться в процессе жизнедеятельности, находя свое предназначение в живой вселенной.
  - Кроме души в человеке есть энергетические центры- чакры, аура и другие оболочки, через которые душа взаимодействует с миром по законам гармонии и любви.
  - В жизни есть любовь? - спросила Ирина.
  - Конечно есть, мое солнышко, ответила Катя, - в различных видах. Но мне импонирует романтическая любовь - как форма симбиотического союза, греки и римляне не знали про такую любовь.
  - Это явление возникло в эпоху Возрождения, после аскетизма средневековья, когда красоту жгли на кострах злобные святоши, вопреки проповедям Христа о любви к ближнему своему.
  - Проще говоря, едва ли не каждый в глубине дуќши мечтает о захватывающем чувстве, в котоќром сочетаются радость и волнение, надежды и предвосхищение счастья, полное единение и глубокая близость с другим человеком; это чудесное, неописуемое чувство, которое наќзывают любовью.
  Когда к нам приходит люќбовь, мы так счастливы, что хотим поделить эту радость со всеми. Мы чувствуем в себе достаточно сил и уверенности, чтобы покоќрить весь мир, потому что знаем, что люби-мы. Мы верим, что сила любви поможет нам преодолеть все трудности. Все кажется возќможным!
  
  ***
  Ирина прильнула к плечу Кати, потерев об него носиком.
  - А, в любви обязательно нужен мужчина? - спросила она, задумчиво прищурив глаза.
  - Как получится, - улыбнулась Катя, у меня на этот счет, свое мнение.
  - Поделишься?
  - Какие мы любознательные, - потрепала ее за щечки подруга.
  - Мы живет в мире мужчин, созданным для их комфортного проживания, и женщина должна в нем занимать второе место, и с благодарностью принимать их инициативу, сама знаешь какую.
  - В жизни мужчины секс играет огромную роль, даже у подростков, чьи шаловливые пальчики ныряют под юбочки девочкам, или в лучшем случае они занимаются онанизмом на порнографию.
  - Кстати, многие выдающиеся ученые были неутомимыми любовниками, вот тебе и связь ментальной энергии и сексуальной.
  - В нашем мире повышенный энергетический фон - и внешний и внутренний (психика), что порождает нестабильные отношения. Нам навязываются две универсальные ценности - секс и деньги, все продается и покупается, или расценивается как товар для сделки.
  - И часто женщина воспринимается в качестве товара, не говоря уже о домогательствах - и дома, и на работе, и на улице.
  - Мне не хочется быть объектом вожделения озабоченных мужчин, про которых говорят "поматросил и бросил", заниматься сексом как механическим раздражением гениталий, ничего интересного.
  - Ну, есть же серьезные и ответственные? - пыталась возразить Ирина.
  - Да есть, но с животным вожделением в глазах, больше тех, кто умело маскирует свои намерения. Итог один, рано или поздно - охлаждение и безразличие.
  - То есть, общественная психология загоняет нас в сексуальные отношения, как животных в засаду? - удивилась подруга.
  - Ага, типа если хочешь быть звездой нужно шевелить ... тем-самым. Противно.
  - Скорее всего, это такой мужской бизнес на слабостях сильных мире сего ...
  - Но, чтобы не было застойных явлений, сексологи всем рекомендуют мастурбацию.
  - Самые интересные для меня из них -дизадапционная мастурбация и миотонический оргазм.
  - Кстати, я вспомнила одну детскую историю, оживилась Ира, - одна девочка, которая ходила в садик, рассказала, как мальчики, подражая тому, как делают их папы с мамами, трогают их "там" - и девочкам становится очень-очень приятно. Я помню, как рассмеялась и спросила: "А зачем для этого мальчик, если можно самой помассировать свою "шишечку", чтобы стало очень здорово и спокойно? Я всегда так делаю, сколько себя помню, перед сном - и потом быстренько засыпаю". Но девочки стали со мной спорить и говорить, что лучше, когда подобное делает мальчик, иначе, зачем взрослые женятся?
  - Сейчас, когда судьба подарила мне тебя, никто другой мне не нужен, улыбнулась Катя, - Та женщина или девочка, которая знает, что такое оргазм - никогда от него не откажется насовсем. Это не просто какое-то удовольствие, это скорее состояние невесомости, блаженства и небытия, вернее - бытия вне проблем и слёз. И сколько раз именно эти ощущения спасали меня от совершения разных глупых поступков в жизни.
  - В других обстоятельствах я практиковала бы с мужчиной тантрический секс, единственная форма отношений, когда мужчина боготворит женщину.
  
   ***
   - А как ты относишься к астрологии, гороскопам, и, вообще, к разным способам гадания? - спросила
  Ирина, - ппочему же нам так хочется заглянуть в будущее?
  - Потому что мы боимся неизвестности. А почему мы боимся? Потому что не уверенны в себе. Если не уверенны, значит нет веры.
  - Как я уже упоминала, мы живем в живой вселенной, где все имеет свою причину и развивается в определенных обстоятельствах и по определенным законам.
  - Считается, что в основе астрологии лежит идея о том, что каждый момент уникален по своим глубинным проявлениям, но изучая особенности соотношения моментов времени и пространства, можно определить тенденции последующего развития тех или иных явлений, событий, объектов. Именно на этой идее базируются методы предсказания по карте рождения уникальных свойств и развития любого объекта, образования, структуры.
  - Помимо этого астрология поддерживает герметическую идею подобия, тождества, которая в свою очередь гласит о том, что весь мир есть единая система, части которой тесно взаимосвязаны, и вся система в целом подчинена общим ритмам и циклам, имеющим свои индивидуальные проявления. Так циклы движения планет, развитие биологических объектов подвергаются действию одних и тех же, природных сил и законов. В этих циклах астрология описывает двенадцать частей, связывая их характеристики с зодиакальной символикой. Изучая данные циклы, возможно предсказывать уникальные особенности того или иного момента времени, глубинные причины событий и их дальнейшее развитие. Согласно древним учениям, планеты и звезды есть буквы универсального алфавита взаимосвязи микро- и макрокосма. Они используются как наглядная модель мира, позволяющая постигать глобальные процессы и проекцию влияния этих процессов на Землю.
  - Отсюда следует, что астрология область знания, связанная с наблюдением и гипотезой, не с научными фактами, а с большим количеством биографий, которые она сравнивает между собой, пытается найти то, что в них общего, а для удобства разработала условный (символический) язык описания.
  - Аналогично, основаны все виды предсказаний, но есть случаи, когда у человека развита способность к ментальной концентрации, и он может подключаться к ноосфере или к эгрегору за информацией. И карты Таро здесь не при чем, в их символизме нет предсказательной силы, только лукавство предсказателя (мага), но иные заблуждаются относительно своих способностей вполне искренне.
  - Помнишь, я говорила в мире есть только материя, энергия и информация, и нужно получить знания и навыки работы с ними. Время астрологии как науки еще не пришло.
  - Я работаю с ментальной энергией. Ментальная энергия - это энергия мысли. Мысль материальна и как любая материя источает энергию, образуя соответствующее поле - ментальное тело.
  - Венда - живой пример преобразования внутреннего образа в ментальное поле.
  - Я думаю, мысль, облаченная в образ есть такой же атрибут материи, как пространство и время. Нет мысли без образа, как и образа не несущего в себе мысли.
   ***
  Автор. Оказалось, что учёный Парксе Канкле (не просто астролог, а профессор в области астрономии!) развязал очередной этап "звёздных войн", заявив (с позиции науки), что "никакого толку в астрономических прогнозах и гороскопах давно уже нет, потому что нынешняя структура зодиакальных знаков основывается на системе, разработанной ещё в древнем Вавилоне! И по причине изменения в течение тысячелетий орбиты движения Земли, нарушилась давно и их старая система"! И то, что астрологи современности продолжают пользоваться древне-шумерским календарём - это, по словам Паркса Канкла, - вопиющая безграмотность и сознательный обман людей. И оказалось, что уже очень давно и Международный астрономический союз - то есть научное сообщество - обращает внимание на эти нестыковки в зодиакальной области и требует серьёзных реформ, предлагая начать хотя бы с признания 13-го знака - "Змееносца". Но... обман продолжается, потому что сейчас лишь некоторые астрологи признают 13-й знак и работают с ним открыто. И уж вовсе единицы профессионалов из мира астрологии осмеливаются говорить о наличии влияния на людей ещё и верхних зодиакальных знаков и делят зодиакальный круг аж на 24, 26 и даже - 28 областей влияния!!! Оказалось, что и наши предки-славяне знали о 16 нижних зодиаках и 12 верхних, то есть - о тех же 28 небесных созвездиях, воздействующих своей энергией на обитателей планеты Земля!
  
   ***
   - Сейчас наметилась тенденция чайлдфри - жизнь без детей, или "спихивать" их на родню, по-моему, это противоестественно? - подняла тему для обсуждения Ирина, - Не доверяю женщинам, изменяющим своему предназначению - создать семью и родить ребенка.
  - В советское время об этом было принято молчать, - осуждающе сказала Катя, - хотя такая модель семьи может иметь свои причины для существования (болезнь, карьера, паразитизм).
  - В жизни в любой форме заложена доминанта на воспроизведение самой себя как инстинкт размножения.
  - И только у человека рождение ребенка является вершиной развития семьи как союза двух сердец, духовного союза.
  - Женщина видит в малыше свою самореализацию материнских чувств, создание полноценной семьи, с рождением долгожданного и запланированного ребенка женщина обретает смысл в жизни. Мужчина рассматривает ребенка, как объект продолжения своего рода, реализации его отцовских стремлений, ребенок унаследует фамилию.
  - Зачем семье ребенок? - хотелось бы понять его значимость.
  - Дети становятся средством достижения целей своих родителей и уже только поэтому не могут жить полной собственной жизнью. Люди, которые задумываются о рождении детей, должны раз и навсегда осознать, что ребенок не является их собственностью либо частью государства. Малыш - это свободная личность с самого рождения, и он имеет право на выбор своей судьбы, поиск смысла и цели жизни своими путями.
  - Зачем родители ребенку? - ведь это всегда взаимоотношение.
  - На самом деле, папа и мама для ребенка - это целый мир и вся Вселенная. Как раз они становятся материалом для построения малышом самого себя и всего остального мира. Родители являются не только источником удовлетворения каких-то потребностей ребенка, они играют роль средства и способа построения себя и всех представлений о жизни. Родители - это центр мира малыша. Именно от качеств мамы и папы зависит то, каким человеком вырастет ребенок. В семьях, где царит покой, душевная теплота, уважение, оптимизм и доброжелательность, дети вырастают спокойными и уверенными, ощущают поддержку близких людей и их принятие себя как отдельной личности.
  - Нужно учитывать, что ребенок не чистый лист куда мы вписываем свои идеалы, в нем с рождения заключен некий дух (душа), особенности которой проявятся со временем
  - Если принять во внимание процесс реинкарнации, то пробудившийся дух ребенка, будет решать кармические задачи, оставшиеся с предыдущих воплощений.
  - Да ты и сама знаешь, что на Земле существует достаточно религий, не отрицающих учение о реинкарнации, то есть о перерождении Души в разных телах в разные времена. На Востоке даже обычный человек знает, что за плохое отношение к кому-либо, плохие слова, негативные мысли он понесёт наказание и в этой, и в следующей жизни. Что же это, как не знания о перерождении Души?
  - А мне кажется, что это эгоизм давать жизнь не в чем не повинным людям. Откуда мы знаем, может им будет очень тяжело в этой жизни? Может они буду пытаться с ней покончить? - спросила Ирина
  - Дети кажутся нам ангелочками, они чисты, наивны и доверчивы (до 7 лет).
  - Дети - это надежда изменить этот мир, изжить его недостатки и развить достоинства.
  - Дети несут в себе потенциал, истраченный извращениями социума, его ложными идолами.
  - Да, почти вся его Душа, которая тоже является лишь малой частью большого "Высшего Я" или Духа, по-вашему, находится там. А в рождённом сейчас на Земле теле - находится лишь небольшая искорка Души, поддерживающая самые простые функции тела. И только на восьмой день Душа войдёт в его тело, а частично и окружит физическую оболочку. И ещё раз повторюсь, что его Сверх- душа всегда находится в высшем измерении, впрочем, как и у всех людей.
  - На восьмой? - удивилась я. Так вот почему у евреев принято именно в этот день делать обрезание мальчикам? Для того, чтобы Душа у вида, правящего сейчас на Земле, не могла из-за испытываемой боли полностью "заземлиться" в теле? Бедные они, бедные. Да ими, оказывается, тоже манипулируют, как и всеми народами на планете. А они-то думают...
  - Это происходит потому, что если наш мозг не может что-либо - особенно новое для него - представить, например, "летающую тарелку", то "покажет" нам что-нибудь другое, но известное ему, скажем - световой шар, в лучшем случае, или ведро - в худшем. И это не шутка! Ибо человеческий мозг способен идентифицировать только то, что есть в его базе данных, или, другими словами, лишь то, с чем наш ум хорошо ознакомлен. Можете и сами найти в прессе и в Интернете немало историй о встречах "цивилизованного" человека с племенами аборигенов, живущих обособленно от остального мира, к примеру, где-либо в горах Перу или в дебрях Амазонки. И все, кому "посчастливилось" общаться с такими "папуасами", рассказывают о том, что, поскольку в "картине мира" племён, лишённых благ цивилизации, нет знаний о вертолётах и самолётах, и их ум не может понять, что это такое, то аборигены, причём все, вообще не видят ни вертолёта, ни самолёта!
  - Представь, природный ум настолько узконаправлен, что если в нём нет установочного файла с видом аппаратов, способных летать, то он и не выдаёт картинки, полностью игнорируя ту реальность, которая может подорвать авторитет ума! И, зная всё это, я могу теперь представить шок одного из учёных-американцев, нашедшего в 80-х годах прошлого века "заброшенное" племя в горах Перу. Только вообразите себе картинку, когда этот учёный указывает аборигенам на пролетающий над ними всеми вертолёт - само собой, с громким рёвом - а никто из "папуасов" ничего не видит и не слышит! И даже, более того, они не понимают, а почему этот "белый придурок" так громко орёт? Аборигенам же невдомёк, что американец пытается перекричать шум, издаваемый взлетающим вертолётом, ведь для них - вертолёта нет, ибо их ум его "не показывает"! А, значит, и шума для них тоже нет! Более того, этот американский учёный сообщил дальше о том, что когда над ущельем, где и жили "перуанские отшельники", регулярно и ежедневно пролетал рейсовый самолёт, то все аборигены его тоже не видели и не слышали! Вот какова сила нашего ума - что хочу, то и ворочу, в смысле - показываю. Теперь, надеюсь, тебя не удивит то, что "папуасы" приняли американца за Бога, спустившегося с небес?! Может, тебе, как и мне, это что-то напоминает?
  - Я ещё и познакомилась с трудами академика Натальи Бехтеревой, которая много-много лет изучала человеческий мозг, и пришла к выводу - "человек думает не мозгом, а некой полевой энергетической структурой, находящейся вне мозга"! А также к тому, что "наше серое вещество" - суперсовременный, даже невозможно представить себе какой сложности - компьютер. Вот как, оказывается. А в компьютере ведь что - какую программу заложил, ту и получил. А мир учёных, это, априори, мир мужчин, и наверняка её травили и над ней насмехались... Те, ум которых так же контролировал их сознание, как и у "аборигенов", не позволяя тихому "голосу Души" пробиться к Разуму.
   ***
  - Каковы законы массовой культуры? Где начинается и где заканчивается такая культура? - задумалась Ирина.
  - Человек неразвитый живет сумбурно и пунктирно. Он не в состоянии планировать свою жизнь. Он еще не научился ставить цели и достигать их. Жизнь его бессистемна.
  - Массовая культура как добросовестная няня призвана организовать жизнь такого человека и оградить его от лишних влияний и воздействий высшей реальности, о существовании которой он еще не догадывается. Утром - подъем вместе с телевизором. "Приятная заводная мелодия, задающая настроение на весь день", гороскоп и прогноз погоды. Легкий и быстрый завтрак из заменителей продуктов и - вперед на любимую работу, заменяющую нереализованное призвание и большую часть жизни.
  - У всех у них одна задача - зарабатывать деньги любым путем. Многие из них - продвинутые пользователи ПК и такие же продвинутые потребители разнообразного модного ширпотреба. Не имея реальной возможности "жить красиво", тем не менее, они всеми силами создают и поддерживают имидж счастливчиков, которые "могут себе позволить многое", потому что они "не хуже людей".
  - У них - только материальные потребности. Эти потребности всегда значительно опережают их возможности. Именно поэтому ими часто овладевает тоска и депрессия. Ведь кругом столько соблазнов, которые им не по карману! С возрастом они начинают понимать, что продвинутый "лайф-юзер" в сокращенном варианте звучит как "лузер", которого жизнь просто продвинула, то есть, обманула и кинула.
  - Свое горе от того, что жизнь не удалась, такие люди часто пытаются утопить в алкоголе или в другом растворителе реальности. Уважающие себя пьют "умеренно". Они - не горячи и не холодны, и обычно умеренны во всем. У них - все как у людей. Не хуже и не лучше.
  - Эти люди обожают зрелища. Цирк, театр, концертные залы, словом, любые пространства, где не нужно о чем-либо задумываться, где живет клоунада и лицедейство - лучшие места их отдыха. Их любимыми артистами становятся те, кто изображает настоящих тупиц и идиотов, глупых даже по сравнению с ними. Смех за кадром подсказывает им в каких местах нужно смеяться.
  - Церковь для таких людей - духовный фаст-фуд. Заработав денег, они начинают зарабатывать баллы и бонусы для будущей загробной жизни. Духовность - последний недостающий аксессуар в их модном гардеробе. Благотворительность и показное меценатство с успехом заменяют им покаяние. В Бога они если и верят, то "на всякий случай". Основной мотив такой веры - "а кто его знает, что там есть на самом деле?" Хотя, в принципе, уже и это для начала совсем неплохо.
   ***
  После того как Ирина освоила технику погружения в подсознания, во сне у нее стали возникать видения, словно она нашла золотой ключик от потайной дверцы в коморке папы Карло. Она записывала все разговоры с духовным наставником (информатором), чтобы потом познакомить с этими откровениями Катю. Эти встречи происходили в другой реальности высшего порядка.
   ------------
  - Именно в Египте остались наиболее точные упоминания о Богах - Изиде, Горе, Тоте, Маат, Хатор, Анубисе, Осирисе и других, которые обладали очень высоким ростом и необычайными способностями. Надеюсь, ты понимаешь, что это были не Боги в "земном" понимании, а те, кто прилетел на Землю с других планет, Галактик и Вселенных?!
  - Я-то это понимаю, а вот люди, считающие себя "царями природы", но не способные противостоять даже грозе и торнадо, уверены - что они одни такие в Космосе.
  - Увы, мне ли всего этого не знать? - усмехнулась Ирина, - "Земной шовинизм" ничем не отличается от поведения обитателей любой другой планеты на начальной стадии развития! Вот поэтому, такие, как ты, и нужны, чтобы рассказывать Истину. "Имеющий уши - да услышит", как говаривал один из ваших земных Учителей. А остальных людей, значит, будет ждать ещё долгий Путь эволюции и на Земле, и на других планетах подобного уровня Развития. Понятно?
   ------------
  - "Композиционная схоластическая вероятность поднятия данной энергетической субстанции Души, вернее, её небольшой части Монадической составляющей, упавшей с уровня архетипа женского поведения под именем "Изида" до архетипа "Маат", имеет вероятностную реальность возврата на верхнюю ступень развития в размере не более 5%". И это я ещё упростил, чтобы ты поняла, о чём речь в этом ответе "Матрицы Будущего" на мой вопрос о тебе! - ответила ей информатор.
  - Ну-и ну! Слишком сложно как-то всё это звучит, давай лучше использовать мой "комплект слов". А из того, что ты сказал, я поняла, что вероятность того, что я уйду от родителей и снова вернусь на жизненную программу "Изиды" была около 5%? И что, Изида - это верхняя ступень?
  - В общем, ты поняла всё верно. Есть только одна ремарка - раз так мала "вероятностная составляющая" такого возврата, то Душа, которая смогла осуществить этот шаг, становится энергетически столь наполненной, что достигает уровня неуязвимости!
  - В смысле? - удивилась я.
  - В том смысле, что отныне ни разные там "порчи", сглазы, энергетические негативные воздействия, ни зависть тебе абсолютно не страшны!
  - Здорово! - искренне обрадовалась я. - Но не думала, что ты так спокойно подтвердишь то, что есть "порчи и сглазы", ведь земная наука их отрицает.
  - Вот это-то меня и удивляет! Ваши учёные уже ведь признали и доказали, что мысль материальна, так как влияет на материальные объекты даже на очень больших расстояниях. А что такое негативная мысль, наполненная завистью и злостью, как не сильнейшее воздействие на объект, которому послан "данный мысленный паттерн"? Это и есть, по-вашему, "порча". И воздействие, которое она оказывает, зачастую бывает настолько сильным, что ведёт к болезням тела. Даже к смерти.
  - Вот блин! - расстроилась я. - А что же делать-то?
  - Во-первых, уметь защищаться, а во-вторых, уметь "очищать" не только тело физическое, но и энергетические поля вокруг себя, куда и наносят удары негативные мысли других людей. А уж затем энергетические тела человека передают "шаблон повреждения" физическому телу человека, подвергшегося негативному мысленному воздействию. Раз мысли материальны, то понимаешь, что они оказывают влияние на материю тела?
  - Понимаю. Только знаю, что не смогу сделать так, чтобы люди перестали злиться, завидовать, ненавидеть и ревновать, - в отчаянии ответила я.
  - Не сможешь, ибо это выбор каждого отдельного человека, когда он узнаёт, что за всё негативное, посланное другим, он несёт ответственность и получает обязательное наказание, согласно Закону, который у вас называется Законом Кармы - "что посеял, то и пожнёшь". Только забыли все о том, что пославший злую мысль или совершивший плохой поступок - наказан будет троекратно! И сама понимаешь, что никакая "свечка" в храме не уберёт этот грех, и наказание не отменит. Закон суров, но это Закон. Изучи его и не совершай глупостей, или, в противном случае, - готовься к расплате. Вот об этом и рассказывай тем, кто готов слышать. И научи их защищаться. Тогда они смогут эволюционировать, ибо цель Души человеческой на Земле состоит в том, чтобы развиваться в умении любить безусловно, в том числе и себя, в умении отдавать, не жалея, помогать другим, не сожалея ни о времени, ни о средствах, жить в благодарности и тому подобное, а не в деградации через зависть, злость, жадность и чревоугодие с употреблением "веселящих напитков".
   ------------
  - А как мне научить кого-то защищаться? - спросила я. - Я же сама не умею.
  - Вот я сейчас тебе и расскажу. Если удар физический - ты ведь защищаешься так же, не правда ли? А если удар мысленный, то и защищаться надо аналогичным оружием - мыслью. Ты же сама неоднократно читала о том, как ваши звезды эстрады и другие публичные люди научились обороняться разными "энергетическими мысленными стенами", а ваша певица Алла Пугачёва, например, рассказывает, что она защищается, мысленно окружая себя зеркалами. Ей это не помешает, конечно, но... Это защищает лишь ваше физическое тело и несколько, соединенных с ним, "тонких" тел человека, а этого мало. У человека есть ещё более удалённые от физического - "тонкие" тела, которые могут находиться на очень больших расстояниях, а есть ещё и Душа, и Дух - их тоже ведь необходимо оберегать, так как они и вы - единое целое. Так вот, защита необходима для множества ваших аспектов - Духа, Души и всех тел, что есть у человека. Дух - это проявление Воли, Душа - проявление Разума, а тел, как ты знаешь, всего семь, хотя и проявлено в материи только одно, поэтому всё на самом деле очень просто. Формула Защиты, следовательно, такова:
   "Все астральные и ментальные сущности негативного плана, подселенные ко мне кем-либо, когда-либо и зачем-либо, немедленно уходите в своё пространство и время, ибо согласно Закону Неприкосновенности Воли - мои Воля, Разум и Тела неприкосновенны. Снимайте все свои негативные программы и возвращайте всю украденную у меня энергию. Живите отныне в своём пространстве-времени, а я буду жить своей жизнью в своём пространстве-времени. Да будет так и так есть!"
   И, согласно непреложному и работающему во всех мирах Закону Неприкосновенности Воли, - если вы произнесли эту Защиту (мысленно или вслух), то неуязвимы в течение целого дня! Затем её необходимо обновлять. Потому что во время сна вы как бы "умираете" для тела. Но разве Защиту сделать сложно? Ведь вы ежедневно чистите зубы, принимаете душ, надеваете одежду, когда холодно, так почему бы не завести себе ещё привычку защищаться от негатива?
  - Здорово! И так несложно. Полагаю, думающие прислушаются ко мне и будут использовать эту формулировку, а дураков уже никто не переделает, пока они сами не захотят, ведь "дурак, который понял, что он дурак, уже не дурак!" - рассмеялась я. - Люди же сами должны этих изменений захотеть!
   ------------
  - О дураках мы поговорим позже. А сейчас мы подошли с тобой к ещё одному Закону, согласно которому: "Никто никогда никому ничего не должен". Запомни - никто никогда никому ничего не должен! Если бы на Земле его не забыли, то не было бы и детей, требующих что-то у родителей, и наоборот, или просто людей, считающих что им кто-то что-то должен, и живущих в обиде.
  - Да уж, - хмыкнула Ирина.
  - Так вот, - продолжал наставник, - Согласно вышесказанному, я ведь даю тебе знания, правда? Но ничего тебе не должна. И чтобы не создать энергетического дисбаланса, тебе бы лучше отдавать мне что-нибудь взамен. Кстати, у индейцев даже сейчас свято соблюдается "Закон обмена".
  - Но что я тебе могу дать, ведь у меня нет твоих знаний?!
  - Мне знания и не нужны - я здесь могу получить всё, что известно во всех мирах. Но дело в том, что через несколько сотен лет, по земным меркам, я собираюсь воплотиться на Земле. И, наблюдая за жизнью землян, пришёл к выводу, что вам очень помогает и облегчает страдания чувство юмора и способность смеяться "от Души". У меня с этим не всё в порядке, и я хотела бы от тебя ответную услугу - рассказывать мне анекдоты и объяснять то, что я не понял, ведь у тебя превосходное чувство юмора. Идёт?
  - К сожалению, ты права. Существует даже "Закон большинства", который гласит нижеследующее: "Следовать мнению большинства - значит, жить в невежестве (не желать ведать), ибо большинство всегда выбирает более простые, но лживые догмы и постулаты и желает, чтобы ими управляли". Увы, но только единицы вырываются из толпы, не боятся её мнения и осуждения, и становятся личностями. Как ты, например.
   ------------
  - У тебя нормальная реакция для человека, которым управляет Душа, ибо Душа в курсе Законов; а есть, например, Закон о том, что "творить добро и отдавать любовь другим - это норма, и за это не стоит ждать благодарности". Или, например, Закон о "недопустимости жалости к себе", ибо жалость позволяет "скачать" энергию у других. Поэтому ты и не понимаешь, зачем "хвалить за то, что есть норма"? А вот те, кто не слышит Душу и кем правит "гордый Ум" - то есть гордыня, постоянно нуждаются в похвале и лести, ибо забыли давно, что "творить добро" - абсолютно нормально для человека.
  - А вот это и есть наследие тех, кого вы называете Богами! Вы что думаете, если их не видите, то они не наблюдают за вами? Я тебе даже больше скажу - человек никогда, даже, извини, в туалетной комнате, не бывает в абсолютном одиночестве, вся жизнь человеческая записывается в Матрице Души, как опыт всех сущностей в Матрице Бытия, и её потом можно просмотреть, что, по сути, и происходит в Зале Памяти, когда физическое тело умирает, а Душа поднимается на соответствующий ей по уровню развития уровень. Надеюсь, ты понимаешь, что все Души не могут быть на одном энергетическом уровне - ведь в теле на Земле жили все по-разному. А потому и воспоминания "о том свете" у всех отличаются, что существуют разные, скажем так, миры, куда попадают Души с Земли.
   ------------
  - Ну почему же? Не будь столь категорична - это может помешать тебе в твоей жизни, ведь, как минимум, два выхода существует, кстати - твоё выражение, "даже когда вас съели". А люди, хоть и являются ещё очень молодой и не очень развитой (как это многим не понравится!) формой жизни во Вселенной, всё же имеют очень-очень большой потенциал для Духовного роста, а это - немало. Вот только, во-первых, пора человеку прекратить считать себя "венцом природы", во-вторых, признать наличие более совершенных форм жизни, ну а в-третьих - осознать главенство Души над телом. Что очень непросто для людей, я права? - спросила Ирина.
  - Да, полагаю, для них это будет "полный апокалипсис" в том смысле, который в него вкладывают на Земле. Ведь для них разрушится всё, во что они верили. И, грубо говоря, весь тот мир, который они знали - вернее - как его себе представляли. Да уж... Столько шума и страхов, а это всего лишь "снятие завесы". И значит, нас никто уничтожать не собирается? - вопросительно посмотрела я на Катю.
  Да, кстати, предлагаю и вам самим проверить то, что мнение окружающих никоим образом не влияет на вашу жизнь, потому что вы никому ничего не должны. И это закон. И могу ещё добавить, что сейчас я искренне сочувствую всем тем, кто зависит от мнения толпы и боится насмешек, потому что точно знаю - развитие Души возможно только в независимости. Ибо если ты независим - то начинаешь думать самостоятельно и критически относится к тому, что тебе "советуют" другие, а потому обязательно выберешь то, что лучше для тебя, для твоего счастья. А дальше это приведет к обретению свободы, свободы от мнения окружающих, в первую очередь, а следом - и свободы мысли, что ведёт к ускорению и повышению умственных способностей, а в итоге - и к финансовой независимости тоже. Так как независимый и свободный никогда не будет работать за зарплату "на какого-то дядю" - он всегда работает на себя! А потом и другие, кто не имеет собственного мнения, работают на него. И, как следствие, появляются и свободное время, и свободные средства для саморазвития и полезных познавательных путешествий. А работающему по восемь часов у конвейера или в душной шахте, уверена, не до устройства мира и Космоса. Но выбор за каждым - и я его уважаю, и буду рада, если хоть кто-то меня услышит и поймет. Ибо как говорили наши предки: "Suum cuigue!" - "Каждому свое".
   ------------
  - Я уже знаю, что мысли - это материальная энергия, способная влиять и на людей, и на мир в целом. Значит, плохие мысли обязательно приведут к чему-нибудь негативному в жизни человека? Я права?
  - Ты и права, и неправа одновременно. Потому, что негативные мысли людей действительно могут повлиять на энергетическую составляющую человека и привести к какой-нибудь неприятности.
  - Да уж, есть такое у земных женщин, - вынуждена была признать я. - Ты знаешь, я сама никогда не понимала, почему женщины, зная, что мужчина, например, гуляка или алкоголик - так уверены, что уж они-то его переделают! Знаю-знаю, ты скажешь, что это очередное проявление гордыни - и не буду с этим спорить, так и есть. Но, ведь бывают и исключения - некоторым это действительно удается.
  - Итак, первый и самый сейчас распространённый тип мужчин на Земле - "Гор". В детстве он не лидер, а скорее неприметный и "серенький" наблюдатель, не любящий выделяться, но всё время мечтает о том времени, когда он станет "великим" и достигнет чего-то большего. Но поскольку "Гор" очень неуверен в себе, то очень редко его мечты превращаются в реальность, зато он ответственен и порядочен, чем и пользуются окружающие, и не завистлив. В браках он выбирает женщину, которая будет им управлять (поняла теперь, кого надо искать тем женщинам, кто мечтает "порулить" в семье?), а ещё лучше - ту, которая будет его всю жизнь "обучать и толкать". И часто, к сожалению, Гор не может оторваться от женщины, которая его унижает и порабощает, если она дает ему хоть толику знаний и обладает силой. Зато он - любящий отец, хорошо понимает детей, потому что сам - ребёнок в Душе, и становится счастлив, когда знает, что помогает людям и необходим им. Но, если "зацикливается" на деньгах и выбирает богатую невесту или ту, которая будет "убивать" в нём ребёнка, то скатится до кармического уровня архетипа "Сет".
  - Точно-точно! Я читала об этом у Владимира Мегре. Дедушка Анастасии, главной героини его книг, никогда не перебивал мыслей думающей о чём-либо маленькой внучки, - вспомнила я.
  - Вот именно так раньше и было, - подтвердил мой друг. - Представляешь, какими бы вырастали все дети, если бы взрослые уважали мысли ребенка и не навязывали им свои, как правило, ложные. Ведь ребенок, если говорить по-вашему, земному, ещё намного ближе к Богу-Абсолюту-Всевышнему и не потерял связи со своей Душой! Детей надо слушать и слышать, а не перебивать, не уважая в них "мысли Единого" и тихий голос Души, который они в детстве ещё способны воспринимать.
   - Да уж наслышан! Но до сих пор не понимаю - почему ваши женщины так унижают себя и своё женское естество, продолжая жить с мужчинами, которые не только их не любят, но даже оскорбляют и бьют? - удивился мой друг.
   - Вот честно, сама не понимаю! Хорошо хоть кому-то из них мне удается помочь, вселив веру в себя и в способность воспитать детей и без такого "субъекта" рядом. Даже не знаю, как тебе объяснить, но думаю, что многими женщинами движет какой-то непонятный (прямо животный!) страх одиночества. Может, вбитый ещё матерями, что "женщина после тридцати уже никому не нужна, а без мужа она - неполноценное существо...". Грустно.
   ------------
  - Ты же сама знаешь ответ. Душа приходит на Землю развиваться и эволюционировать, а не развлекаться сериалами и шататься по клубам и дискотекам. Хотя есть и такое на Земле, но "это" потом наказывается. А Душа Мастера приходит, чтобы не только самой развиваться, но и помогать в эволюции другим. Ибо самое лучшее и быстрое развитие - служение людям. Но, чтобы "служить" кому-то маяком - необходимо ещё и иметь, что отдать, а для этого, увы, приходится и пострадать, и научиться очень многому, дабы тебе поверили. И одна из заповедей Мастера (коих много) звучит так: "Истинный Мастер - это тот, кто живёт так, как проповедует, ибо Мастер может учить лишь тем Истинам, которые он понял сам, или может продемонстрировать в собственной жизни". Ты, например, уже можешь, пройдя развод сама, советовать клиенткам как себя вести. Или ещё одна из заповедей Мастера: "Мастер знает, что, идя в рождение он обязался передавать все свои Знания, Мудрость, Силу Духа и Энергию людям, освобождая место для новых знаний, новых энергии и новых даров, которые ему "спустят свыше" взамен отданных", - процитировал наставник.
  - Итак, что же больше всего поразило в "куче" исследований о голографической модели реальности?
  Во-первых, то, что, оказывается - ещё в 1980 году в университете штата Коннектикут доктор Кеннет Ринг с помощью голографической модели дал научное толкование феномену клинической смерти. Доктор Ринг, который был избран президентом Международной Ассоциации по изучению клинической смерти, считает, что подобный опыт, да и сама смерть, представляют собой не что иное, как перемещение "сознания человека с одного уровня голографической реальности на другой!"
   Во-вторых, многими физиками (тоже уже давненько) сделано открытие, состоящее в том, что электрон может проявлять себя и как частица, и как волна. Например, когда вы смотрите на электрон - он проявляет себя как частица, а когда электрон не наблюдаем, то всегда проявляет себя как волна! И это подтверждается физическими экспериментами. А эта ситуация такая же странная, как если бы шар в кегельбане катился по линии, когда на него смотрят, и оставлял волновой след в тот момент, когда наблюдатель моргнул! Такое возможно только в голографической реальности.
  В-третьих, физик Дэвид Бом, много лет исследуя вышеописанные свойства электронов и квантов, заявил, что "несмотря на свою видимость и огромные размеры, наша Вселенная не существует сама по себе, а является всего лишь отпрыском того, что является неизмеримо больше и загадочней её. Более того, она даже не является производной этого неизмеримого Нечто, а лишь мимолётной тенью, дальним отголоском более грандиозной реальности".
   Как вам это? А то, что многие, пережившие клиническую смерть, описывают голографический фильм, где им показывают "кино" об их собственной жизни? Причём, прокручиваются не просто годы их пребывания на Земле, а буквально каждый момент их существования в теле со всеми ощущениями - боли, стыда, радости, грусти - вплоть до мельчайших деталей. И всё это происходит мгновенно. А такими свойствами обладает только голограмма! Даже те, кто возвращается с "того света" со скудными воспоминаниями, были твёрдо уверены в голографической взаимосвязи всех вещей. Особенно меня поразили и запомнились слова шестидесятидвухлетнего бизнесмена-американца по имени Ричард Уиттон, пережившего опыт клинической смерти: "Я благодарен, что у меня была остановка сердца, так как я узнал об одной очень-очень важной вещи: мы все - часть единой, большой, даже огромной Вселенной. Если мы думаем, что можем обидеть человека или любое живое существо без того, чтобы задеть себя самого, то мы, к несчастью, ошибаемся. Теперь я смотрю на лес или цветок, или птицу и говорю: "Это - я. Это - часть меня. Мы все соединены со всеми существами и можем быть счастливы, лишь посылая им свою любовь. Я узнал там, что самое важное - любить, особенно пока ты жив! А ещё не помешает всю жизнь учиться, самообразовываться и развиваться, потому что знание - то немногое, что можно взять с собой после смерти. Любите и вам воздастся!" Как красиво и просто этот человек объяснил смысл и цель человеческой эволюции на Земле в физическом теле. Вот только многие ли поймут и услышат его "призыв" о любви?
  Просто они свою жизненную энергию растратили попусту, даже не подозревая об этом - ведь ваши европейские врачи навязывают мужчинам "сбрасывать семя" как можно чаще, чтобы не было простатита. А вот тут как раз всё наоборот! Именно при частых эякуляциях - то есть банальном рефлексе, возникающем в основании позвоночника и завершающимся извержением семени - и атрофируется лобково-копчиковая мышца, которая и "окружает" простату. И это самое атрофирование ЛК-мыщцы и приводит к простатиту, поэтому не случайно в странах юго-востока существует немало школ и техник, которые обучают "сильный пол" сознательно управлять мышцами тазовой области и получать оргазм, не сбрасывая семя, причём оргазм многократный! В известной тебе школе "ТАНТРА", например, существует несколько вариаций таких обучающих техник.
   - Да, конечно. Приблизительно к 35 годам (хотя бывают и исключения) у человека происходит полная энергетическая перестройка его "голографического", скажем так, шаблона. И часто даже меняются вкусы, предпочтения и привычки, поэтому и партнёра необходимо выбирать уже по другим критериям.
   ------------
  - Не извиняйся - не за что, ибо слово "пенис" в переводе с латыни обозначает "хвостик"! - просветил меня наставник.
  - А-а! Тогда мне всё понятно - уж если мужчина начинает думать "хвостиком", а хвост - это атрибут животного мира, то, значит, в нём победило животное начало, и жалеть его - по поводу преждевременной кончины - нечего. Это его собственный выбор. Кстати, а этот его выбор тоже будет иметь последствия в следующей инкарнации на Земле?
  ------------
  - И что? Многие о нём сегодня знают? А кроме тебя о его жизни читают единицы. Долгое время его сочинения считались легкомысленными памфлетами - и очень многое из его трудов сейчас уже уничтожено или намеренно искажено. А ведь этот смелый человек более 300 лет назад не побоялся рассказать о том, что "в другой реальности" ему было позволено видеть "новоприбывших умерших" и наблюдать за тем, как они просматривали своё прошлое на Земле. Этот процесс Сведенборг назвал "открытием Книги Жизни". И всё это он говорил в то время, когда Церковь была категорически против подобного! Более того, в последние годы своей жизни Сведенборг озвучил, что "несмотря на свой призрачный и эфемерный характер, небеса представляют собой гораздо более значимый уровень Реальности, чем привычный людям, физический мир". "Небеса, - утверждал он, - это бессмертный Источник, откуда происходят и куда возвращаются все земные формы, и что материальный мир - это всего лишь фиксированная версия небесной реальности!"
  - Ты сейчас затрагиваешь очень большую тему, поэтому, чтобы ответить тебе коротко и понятно я сошлюсь на (уже упомянутого выше) Сведенборга, говорившего о том, что "при просмотре Душой "Картины Жизни" в человеческом теле на Земле не упущен ни один миг времени, ни одна мысль, ни один поступок и даже - ни одно желание"! Вся информация навсегда записывается в голографической матрице человека. И процитирую тебе ещё американского физика немецкого происхождения Джона Стрибера: "Физический мир, я уверен - всего лишь небольшой эпизод для Души в гораздо большем контексте жизни. И реальность, в первую очередь, развёртывается в нефизической области, ибо я не верю, что физическая реальность - Источник Бытия. Я думаю, что Бытие (в высшем смысле), как и Сознание, предшествует физическому миру, а в теле на Земле мы просто на игровой площадке, как голографическая проекция пространства более Высокого Порядка!" - ответил наставник.
  - О! Ты, наконец-то, поняла, что через страдания человек очищается?! - задал мысленный вопрос мой оппонент.
   ------------
  - Нет, я всегда это знала. И то, что через страдания обретается не только очищение, но и Сила Духа.
  - Вот ты-то как раз, видимо, совершеннее многих, раз способна признать свои недостатки. У вас на Земле это совсем не принято - и ты потом, когда у тебя появится группа единомышленников, в принципе готовых говорить о своих негативных качествах характера, но боящихся осуждения, - сама в этом убедишься. И, кстати, родившись и живя на Земле, нельзя быть непогрешимым и совершенным. Это невозможно!
  - Да. А поскольку посмотреть на себя со стороны критически и признать своё несовершенство способны на Земле единицы - значит, ты причиняешь им боль своим образом жизни. Поняла? Просто тем, как ты живёшь, ты делаешь им больно, заставляя их подумать, что (возможно!), ты в чём-то всё же "лучше" их. Но поскольку Животное начало такого допустить не может, то мысль о том, что кто-то в чём-то лучше (хотя всегда кто-то лучше поёт, рисует, танцует и так далее) сразу отметается и возникает импульс - раздражитель из их жизни необходимо "убрать"! Каким образом? Или найти у этого человека какие-то недостатки (а они, сама говоришь, есть у всех) и "раздуть" их до размеров слона, или эти плохие качества придумать! А Животное Начало - мастер по этой части! Уж оно-то расстарается. И человек, которому ты пыталась помочь, оболгав тебя, уйдёт с гордо поднятой головой, ещё и заявив, что ты, например, недостаточно сильна, или, наоборот, что для них не имеет значения, недостаточно слаба, чтобы быть ему другом! Причина не важна - главное то, что человек всегда найдёт себе оправдание, лишь бы не чувствовать боль от мысли, что он, может быть, упаси Боже, хуже кого-то. Так что, надеюсь, ты поняла, что дело не в тебе, а в людях? - спросил мой друг.
   ------------
   - Закон этот гласит: "Когда вы подавляете в себе Животное Начало и позволяете своей Душе и Духу полноценно править, то вам уже не нужно искать счастья, одобрения и власти вовне, ибо сила любви находится внутри вас. Вы - сильны и самодостаточны, и мнение окружающих становится вам абсолютно безразлично, но не по причине вашего неуважения к ним, а в связи с разными жизненными целями и Путями!" Вот так - если коротко изложить этот Закон.
   - Закон-то простой, и, кстати, его неоднократно давали людям разные Учителя, говоря: "Судите не по словам, а по делам". Но это вольная интерпретация "Закона оценки и воздаяния", в котором, если коротко, говорится: "Путь человека всегда оценивается только по его результату, а не по тому, что он говорит". То есть человек получит только то, что заслужил делами (а уж добрыми или плохими - будет зависеть от того, что он сотворил). Так что Высшие Силы никогда не судят, они только "воздают каждому по делам его". Запомни это, пожалуйста.
   ------------
   - Всегда пожалуйста! Итак, "Закон творения добра" гласит: "Творить добро для других и отдавать любовь другим - это норма. А поскольку это норма, то за это нельзя ждать благодарности". А "Закон благодарности" чуть о другом: "Чем больше ваша благодарность миру, Земле, Единому и людям за то, что вы имеете - тем больше вы будете получать". Как видишь, нужно только не забывать жить в радости, любви и благодарности ко всем и всему окружающему. А это-то, как я понимаю, для людей Земли и есть самое сложное? - спросил Май.
  - Не стану спорить, это очевидно. И теперь мне понятно - отчего у нас на планете так много жадных, злых, завистливых и ненавидящих. Они просто не умеют любить! Для начала - любить себя, а потом и другого. Вот почему один из Учителей говорил: "Любите другого, то есть ближнего своего, как самого себя!" Только сейчас у всех в головах "как самого себя" почему-то стерлось, а осталась лишь часть о любви к ближнему своему. А начать-то надо с любви к себе - я так хорошо прочувствовала это в моей жизни на "собственной шкуре"... Еле из "Маат" выбралась. Даже страшно представить, что было бы со мной, если б я не "разыграла депрессивную" и не ушла от Алекса, - аж поёжилась я от такой мысли.
   ------------
   - Я прочитала, что "Свастика" - не только оберег или религиозный символ, изображаемый на старых храмах, но и СИМВОЛ, несущий общее знание о формах мироустройства, потому что астрономы современности наблюдают множество Галактик в форме Свастики! И наша Галактика (Млечный Путь) тоже имеет свастичную форму. Только с Земли нам эту форму невозможно увидеть, так как наше Солнце расположено в одном из Свастичных рукавов, а сама наша Солнечная система лежит в плоскости вращения Свастичной Галактики - поэтому мы и видим с Земли "Млечный Путь" только как полосу. И разглядеть истинную свастичную структуру нашей Галактики можно, оказывается, только с тех планов, которые перпендикулярны плоскости вращения, например, с планет созвездий Большой и Малой Медведицы или созвездия, лежащего левее Большой Медведицы. Это созвездие, которое, кстати, выглядит как Свастика, ежедневно наблюдают на небе миллионы людей (на него указывает рукоять ковша Большой Медведицы), но, увы, его нет ни в одном современном атласе звездного неба! Сами догадайтесь - почему?
  - Хорошо, попробую. Итак, если обратиться к перекладине креста, направленной вперёд (где у нас "ангельские" энергии) - то там, как я поняла, находится светлая энергетическая сущность, пытающаяся развить в нас благодарность, любовь, радость, умение помогать... - короче, всё хорошее.
  - Справа на рисунке был изображён волк. И полагаю, что эта сущность "толкает нас в пучину" злости, агрессии, одиночества и, возможно, жадности. Позади, то есть у перекладины креста, идущей вниз, рисовался обычно леопард. Что же это такое? На какие энергии "намекает" его образ?
  - Время! А по правой сущности я бы ещё добавил энергии пессимизма и депрессии.
  - Ага, спасибо! Только что это нам даёт? - продолжала думать я. А потом вспомнила про "тихий голос" нашего "Высшего Я" и решила ему довериться. Как? Вообще перестала думать - а стала слушать! И первая мысль, которая "пришла" мне в голову, звучала так:
  - Время движет людей к неизбежной смерти физической оболочки!
  - Вот здорово! - подумала уже я сама.
  - Зря радуешься! На Земле такую чёткую связь с "Высшим Я" наладить не получится, потому что там "животины" с трёх сторон не спят, а бдят, - "остудил" меня мой собеседник.
  - Это понятно, - как-то не особо расстроилась я. - Эй! А я же только теперь, когда ты сказал про трёх "животин", чётко поняла, что такое борьба в человеке Духовного Начала с Животным. Потому и в виде тотемных животных наши предки изображали негативных сущностей, а светлую - в образе Ангела. Эти все четыре энергетические субстанции с нашим вхождением в физическое тело в придачу, что ли, даются?
  - Что-то "типа того"! - рассмеялся наставник моей догадке. - Чтобы испытать силу и мощь энергетического потенциала Души, принявшей решение "опуститься" в мир грубой материи. Слабые, как я уже тебе говорил, ведь нигде не нужны...
   - Я помню. Только уж больно много их у нас сейчас на Земле... Ладно - это их выбор. А я двигаю свою мысль далее - получается, что позади человеческой оболочки находится сущность, заставляющая людей испытывать страх смерти?
  - В том числе. И зная, что у вас на поверхности подавляющая часть населения думает, что они живут только один раз, попробуй предположить - какой страх у них самый сильный? - спросил на этот раз мой друг.
  - Тут и "к гадалке не ходи" - как у нас говорят! Разумеется - страх смерти, ибо люди не знают правды о Душе. О, Господи, мне даже и подумать страшно - сколько же жизненной энергии они отдают этой "задней" своей сущности?!
  - Вот-вот! А потом удивляются - почему их физическое тело болеет?! А, между прочим, эта энергетическая субстанция "питается" ещё и вашими не реализованными мечтами, и вашими сожалениями, и непризнанными человеком ошибками прошлого. Ибо, если человек сотворил что-то плохое или злое, и не извинился, признав свою слабость, то он сам обрекает себя на постоянную добровольную отдачу части энергии из Матрицы Жизни своей "заднестоящей" сущности, увы, - уточнил наставник, - И тому, кого обидел!
  - Вот что значит наша поговорка: "Жить задним умом"! - рассмеялась я народной мудрости.
  - Ты права, на "задней сущности" далеко не уедешь, а если и уедешь - то в другую от эволюции сторону.
  - Давай тогда смотреть, куда мы можем "заехать" под управлением, я так понимаю, самой грозной и опасной - левосторонней суб-личности человека. Если исключить те энергии, которые я уже перечислила в негативе, и вспомнить, что славяне изображали эту сущность в виде Змея-искусителя (не он ли нашептал Еве?!) - то мы получаем воздействия на человека в виде эгоизма, гордыни, ненависти и ревности? - уточнила я, глядя на своего собеседника.
   ------------
  - Да, только ты ещё забыла про обиду и зависть - страшнейшие враги Духовного развития. Так что, если видишь человека, всё время живущего "в обидах"- значит, "змей" его уже давно контролирует. И про Еву - ты не ошиблась!
  - Какая страшная, блин, эта левая сущность! И ненасытная - самые ужасные человеческие слабости пытается в нас "разжечь". Как же ей противостоять? - спросила я.
  - Только осознанным контролем и пониманием того, что гордыня, зависть, обида и эгоизм - это негатив, специально провоцируемый в человеке, чтобы уничтожить в нём связь с его Духовным Началом. И только ваш выбор - пойти на поводу у "Змея-искусителя" или "послать" его - вернее, послать ему любовь, от которой его "корёжит". Но для начала - надо полюбить себя! А потом - не забывать о том, кто пытается вами манипулировать, для чего, и хотите ли вы этого? Ну и народную мудрость почаще использовать, как это делаешь ты, произнося: "Ангел - впереди, Ангел - позади, Ангел - справа, Ангел - слева и Свет Единого в моей Душе"!
  - Благодарю, наставник! Ты такой огромный подарок сегодня мне сделал!
  - Вообще-то, это не тебе, а тем людям, которые тебя когда-нибудь услышат, потому что ты и так о многом догадывалась. Да и защиты все делаешь очень-очень давно - а потому, и сильно навредить тебе у негативных сущностей не получается. Не раз ведь сама замечала, что нет в тебе зависти, обиды, жадности, ревности к чужому успеху и желания возвыситься (оно и является проявлением гордыни)? - вопросительно глянул на меня мой друг.
  - Замечала, ты прав. Но как-то не связывала это с тем, о чём мы сегодня говорили - то есть с осознанным контролем и с борьбой за человеческие Души - в том ключе, о котором ты сейчас так подробно рассказал, то бишь о трёх негативных сущностях, нас окружающих. Так что спасибо тебе ещё раз! И вот теперь я более осознанно поддерживаю твой тост за все "Искры Единого", рискнувшие исследовать мир материи, зная, какая же борьба за собственную Душу их на Земле ждёт!
   ------------
  - Просто мысли о том, что уже давно пора мужчинам Земли допустить, что женщины не хуже их, а в чём-то, может, даже их и превосходят. Во всяком случае в скорости мысли, умении приспосабливаться и в выносливости - точно! Ну разве позволили бы мужики избивать себя бамбуковыми палками ради красоты и того, чтобы понравиться противоположному полу? Я уже не говорю о том, что боль, которую испытывают женщины во время рождения детей, просто убила бы представителей "мужского" пола, если бы они только "попробовали родить" - потому что у мужчин более низкий болевой порог. Да ещё и тела женские намного красивее, и кожа нежнее, и голос приятнее. По-моему, мужчины Земли просто бояться признать, что женщины - более совершенные существа, чем они. Вот из-за этого подавленного страха они и унижают вас! Даже несмотря на то, что ваши учёные уже доказали, что первым существом на Земле была женщина - сильный пол всё равно не хочет в это верить. А кстати, ты никогда не задумывалась - зачем мужчинам дана такая физическая сила? - посмотрел на меня с любопытством мой небесный друг.
   - Ты хочешь сказать! Ты хочешь мне сейчас намекнуть, что мужчина был создан позже и именно для того, чтобы защитить своей физической силой более важный на Земле вид - Женщину!
  - То есть, если я правильно поняла, астрально-ментальный план человеческой особи - это, по сути, и есть его Душа, но не все её части, или как ты там говоришь, аспекты, а только те, которые обитают в теле на Земле? И именно к ним разумнее всего обращаться, ибо они и обеспечивают защиту и сохранность физической оболочки? - уточнила я.
   ------------
  - Да запросто! Я рад, что ты сама догадалась. Вот только необходимо помнить, что тот, кто хочет избавить другое человеческое существо от негативных сущностей и энергий, обязан будет отдать часть своей же энергии, чтобы восстановить нарушенный энергетический баланс человека, которого он "чистит". Поэтому понятно, что такую "ценную услугу" желательно оказывать только тому, кого любишь, и кому не жалко отдать немножко своей энергии (тем более, что она полностью восстановится, но не сразу). Ну или тому, кто в сильной беде и попросил его "почистить" - тоже рекомендуется помочь, ибо он не случайно к кому-то обратился, значит, между этими людьми есть какой-то энергетический "должок" (возможно, и не из этой жизни). А чтобы не потратить свою энергию впустую и закрепить результат - я рекомендую мысленно создать вокруг человеческого существа, которого уже "очистил" (как, впрочем, и вокруг себя), два защитных энергетических кокона или шара, кому что больше нравится.
  - Все астральные и ментальные сущности негативного плана, пытающиеся подселиться ко мне, чтобы причинить вред и украсть мою жизненную энергию, немедленно уходите в своё пространство и время, ибо согласно Закону Неприкосновенности Воли, мои Воля, Разум и Тела неприкосновенны для вас и всего негативного, что есть во Вселенной и в Космосе. Желаю вам осознанности и хорошей жизни в своём мире! Да будет так и так есть!
  В то время, когда я произносила эти слова, злобные "личности" вокруг меня стали корчиться и дёргаться и как - будто бы "мигать", а когда я закончила свой "спич", желая им хорошей жизни в "их доме", они вдруг превратились в одну точку и исчезли!
  - Старались, во всяком случае - не зря же везде кресты и свастики рисовали, как напоминание, чтобы всё время быть осознанными. Как вы, к примеру, сейчас себе "крестики" на ладошке рисуете или "звоночек" в телефоне включаете, чтобы что-то очень важное не забыть. А они всегда помнили, что ничего важнее, чем эволюция Души в любви к себе и другим, не существует! А также то, что если оступятся - то лучше с достоинством и благодарностью принять наказание Души, чтобы усмирить трёх "животин" вокруг себя. Ну и чтобы лучше урок усвоить и больше ошибок не повторять, - ответил мне он.
  - Всё верно. Поэтому-то люди своим болезням ещё и радоваться должны! Ибо это - пока не смерть физической оболочки, а её очищение. И, значит, Душа ещё не сдалась и борется за эту человеческую особь на Земле. Как? Путём "подчистки" всех сегментов Матрицы Души от негативных энергий через боль тела, - ответил мой небесный друг.
   ------------
  - Итак, в какие же дни должны родиться люди, чтобы получить в своём характере такие "особенные", но в то же время такие обременительные и эгоистичные черты личности, "даруемые" им "верхними" знаками Зодиака:
   20, 21, 22 и 23 марта, апреля, мая и июня;
   21, 22, 23 и 24 июля;
   22, 23 24 и 25 августа, сентября, октября и ноября;
   20, 21, 22 и 23 декабря;
   19, 20, 21 и 22 января и февраля.
   Причём особенно сильное влияние "верхние зодиаки" оказывают на представителей мужского пола - и чем старше становится человек, тем сильнее проявляются в нём все противоречивые энергии "верхних знаков".
   ------------
   - Тогда получается, что и наша Душа, то есть тонкоматериальные тела, и "искорка", находящаяся внутри физической оболочки - это тоже часть той, родной для неё, Реальной Вселенной! И Душа продолжает вибрировать на частотах "своего дома" - поэтому-то в нашем физическом мире мы Душу и не видим?! А на Земле мы словно гости - просто "проходим" эволюцию?!
   - Если снова не вдаваться в ненужные тебе пока детали, хотя когда-нибудь мы к этой теме вернёмся, то можно сказать и так, как ты это сформулировала. Добавлю только, что эволюция в Реальной Вселенной "идёт" очень-очень медленно - несмотря на то, что уже насчитывает более семнадцати миллиардов лет! А потому и было принято решение специально создать трёхмерный мир, как экспериментальный полигон для быстрого процесса развития Праматерии - то есть, как ты правильно заметила, человеческой Души! - подробнейше объяснил мой информатор.
   - Только то, что Реальная Вселенная имеет семь основных Уровней измерений и множество подуровней, что, естественно, влечёт за собой и наличие огромного количества миров! Вот поэтому-то, как и говорят земные мистики и эзотерики, человеческая Душа после "смерти" физического тела на Земле попадает на тот Уровень Реальной Вселенной, которому соответствует вибрационно. То есть - согласно количеству и качественным характеристикам энергий, накопленным в Матрице Души во время "человеческого существования" в вашей голографической Вселенной. Или, как ты уже ранее говорила, как жил в вашем мире - то и "получил" в нашем!
  
  ***
  Катя пригласила Ирину в комнату для медитации.
  - Сегодня, мы научимся строить защитную оболочку, а Венда поможет тебе концентрироваться. В дальнейших тренировках, ты научишься обходиться без ее помощи
  - Начали, солнышко? Ты готова?
  - Да, - ответила Ирина.
  - Вот книга, потрогай взглядом, какова на ощупь страница, погладь её, затем свою руку. Улови разницу ощущений. Затем точно также коснитесь взглядом какого-либо предмета окружающей обстановки, погладьте его и опять сравни разницу ощущений. Если ты не улавливаешь, о чём идёт речь, потрогай предќмет рукой, а потом попробуй воспроизвести это ощущение в уме, не касаясь предмета. Трогаешь предметы ты конечно не взгляќдом, а умом, но вначале это легче получается с привлечением взгляда или рук тонкого тела, то есть мысленно трогая предмет руќкой. Освоив касание взглядом, отвернись, или просто не смотри на предмет и потрогай его опять. Глаза при этом закрывать не следует. Указанную способность при желании можно развивать, но в данном случае необходимо просто почувствовать, о чём идёт речь, когда говорится об зкстерриоризации тактильной чувствительности.
  - Теперь почувствуй в центре мозга на уровне межбровья золотую горошину, почувствуй её тёплый добрый блеск. Именно почувствуй, а не представь, потому что экран представления пространственно локализован перед глазами, а не в центре мозга. Затем почувствуй, что горошина разделилась на две, и что одна из них медленно вышла из тебя на уровне междубровья на расстояние вытянутой руки. Между горошинами имеется некая связь, нечто вроде притяжения. Ощущай внешнюю горошину тактильно, если это трудно, то можно воспользоваться тонкими руками. Явственно ощуќщай пространство, разделяющее горошины. Затем выведи ещё две такие же горошины на расстояние вытянутой руки по бокам гоќловы - слева и справа. Одновременно ощущай на ощупь все четыре горошины, ощущай пространство их разделяющее.
  - Собственно задача заключается в постижении объёмности такќтильного восприятия. Для этого нужно почувствовать золотую гороќшину на том же уровне на расстоянии вытянутой руки за головой. Это затылок. Получится крест, лежащий в горизонтальной плоскосќти. Затем можно начать вращать этот крест по часовой стрелке. Получится золотой обруч, центром которого останется первая горошина. При этом важно чувствовать на ощупь пространственность проќисходящего, не соскальзывать на экран представления.
  - Следует категорически предупредить об усердии в упќражнениях такого рода. Не считая первых нескольких попыток, практика должна быть очень непродолжительной (не более минуты), но достаточно частой. Практиковать можно в любом месте и в люќбое время (желательно не перед сном) буквально каждые 15 минут. В качестве элемента той же практики можно рассматривать прощупывание предметов окружающей обстановки или ландшафта перед собой по бокам и за собой (не поворачивая головы). При этом жеќлательно варьировать расстояния, прощупывая, то ближние, то дальние предметы.
  - Затем уже совсем нетрудно превратить золотой обруч в золоќтое яйцо, окружающее твое тело и не дающее никаким отрицательным воздействиям проникать во внутрь.
  - Надо сказать, что оболочки моќгут быть самыми различными - двухцветными (например, сверху го-лубая, а снизу оранжевая) с центром в солнечном сплетении, огќненными с центром в сердце, хрустальными с центром в горле или сотканными из света с центром над головой. Считается, что кажќдый человек должен разработать свой собственный тип защитной оболочки.
  - Однако не следует забывать, что надёжность оболочки обусловлена, прежде всего, чёткой пространственностью и тактильностью восприятия. Визуализация является лишь вспомогательным средством, усиливающим основной эффект.
  - Поняла?
  - Кажется, ответила Ирина.
  - Главное не торопись, выполняй все действия, как бы отвлеченно, краем сознания.
  - Я буду рядом.
  
   ***
  - Не секрет, что основной контингент призывников в армию зла состоит из неразвитых духовных подростков, в лучшем случае едва перешагнувших одну четвертую часть своих земных воплощений и только вступающих в длительный пубертатный период развития души и формирования ее вторичных половых признаков - зачатков настоящих чувств и эмоций, зародышей разума и его производных, - сказала Ирина, смотря в глаза подруге, ища ответ в ее душе.
  - Это не простой вопрос, начала отвечать Катя, - и требует более развернутое объяснение.
  - Да, этим детям еще далеко не только до среднего возраста, определяемого половиной инкарнаций, но и до собственного совершеннолетия. Именно поэтому они и ведут себя на земле соответствующим образом. Призывать их к порядку и требовать от них другого поведения - просто неразумно. "Остепенитесь!" - требуют духовные лидеры от неразвитых людей. А те не могут остепениться. Не потому, что не хотят, а именно потому, что не могут. Они не знают, что это значит. Если они "остепенятся", им нечем будет заняться. Они не способны к другой жизни. Их образ жизни на данном этапе их существования - единственно для них возможный. Изменять его насильственным путем - значит полностью ломать их простоватое и незатейливое существование духовных младенцев. Им бесполезно показывать какие-то абстрактные и умозрительные дали. Их глаза только начинают раскрываться и различать цвета. Пока они - духовные слепцы и не видят ничего, кроме вполне конкретных вещей, большей частью относящихся к собственной физиологии. Их максимальный потенциал в этой и в сотне следующих жизней - научиться смотреть и видеть немногим дальше собственного носа. Но и тогда, когда это, наконец, произойдет, они заметят лишь плотную пелену, из которой состоит этот грубый трехмерный мир.
  
   ***
  После долгих тренировок в особняке на беговой дорожке, девушкам захотелось движения на свежем воздухе, а присутствие Венды гарантировало безопасность. Тело пело, наслаждаясь движением. Уставшие и вспотевшие они бросились в прохладные воды речки, потом упали на покрывало, чтобы согреться на солнышке. Взялись за руки, переплетя пальцы, встретились взглядами и потянулись к друг другу, губы их соприкоснулись. И тут между ними проскочила искра, нарастающее истома и вожделение туманили голову. Они взглядом проникали в душу друг друга, и находили свет ответного обожания. Катя стала целовать Ирину за ушком, вдыхая сладкий аромат. Восторг от происходящего стремительно нарастал, словно они попали в грозовую область, где сверкающая молния пронзала их души и тела трепетом желания слиться в одно целое, а следом раздавались раскаты надвигающегося сладострастия. Вот уже Ирина страстно припала к шейке подруги, и они обе затрепетали от сексуального наслаждения. Всплеск следовал за всплеском, пока они не обмякли в изнеможении.
  - Это было волшебно, - прошептала Катя, нежно целуя подругу.
  - Это было сказочно, - отвечала Ирина ей в ответ с любовью и страстью.
  И снова бросились в объятия друг другу, они ласкали и пили друг друга до тех пор, пока жажда их не утихла.
  - Люблю тебя, сестрёнка, - неожиданно прошептала Катя, сильнее сжимая ладонь Ирины. Она боялась услышать отказ. В ней сформировался поток мыслей: "Больше всего на свете я хоќчу, чтобы мы проводили вместе дни и годы. Наша любовь должна соединить нас истинќным союзом сердец и жизней, в котором я буду беречь и лелеять тебя. Я буду чтить тебя не только за твою внешнюю красоту, но за твою внутреннюю сущность, за богатство и красоту твоей личности. Я люблю тебя. Я люблю тебя, не ставя ниќкаких условий, и надеюсь, что ты отзовешься на мою любовь. Моя любовь не требует любќви в ответ, не знает обид и вражды. Я буду всегда стараться понять тебя, восхищаться тем, что ты есть, помогать тебе так, чтобы все лучшее в тебе могло свободно расти и развиќваться. Я верю в тебя и в наше общее будуќщее, будущее, в котором мы научимся более совершенной любви."
  Услышав слова признания, младшая уткнулась ей в шею и, краснея, пробормотала:
  - И я тебя. Очень. - Теплота буквально затопила её внутри, разлилась по телу, рождая мыслеобраз: "Я люблю тебя, потому что не могу иначе, но знаю, что могу любить еще сильнее. Я обещаю навсегда освободить наши отношения от скуки, чувства вины, боязни быть непонятой, научиться более зрелой любви. Я буду делить с тобой свои надежды, мечты, стремления, постараюсь быть чуткой к тебе, твоим ожиданиям. И все это будет не мрачным и торжественным долгом; мы будем весело смеяться вместе".
  
   ***
  Послесловие
  Прошло какое-то время, судьба наших персонажей изменила направление развития дальнейших событий. Катя устроила Ирину в фирму, как свою ассистентку, они вместе развивали новое направление "анализ скрытых мотивов", их романтическая любовь приняла устойчивые формы вопреки мнению психологов по этому вопросу. Лиза вышла заму и родила ребенка, которого очень любит. Павел свернул свою активность, отец пристроил его на работу с бумажками. Сергей влип в какую-то криминальную историю и получил срок.
  Эзотерическое мировоззрение дает человеку вполне очевидные преимущества. Для такого человека больше нет непостижимых вопросов. Весь окружающий мир предстает перед ним в виде целостной и законченной системы, живущей и развивающейся по определенным законам. Эти законы больше не маскируют тайну бытия. Являясь достаточно четкими и понятными, они напротив - раскрывают эту тайну тому, кто готов принять и понять ее. Человек, вооруженный эзотерическим восприятием, превращается из слепого путника, бредущего в ночи к неизвестной цели, в сознательного участника эволюционного процесса, четко осознающего свою собственную роль в этом процессе. Для такого человека все становится на свои места и приобретает логический и завершенный вид.
  Почему у каждого своя судьба? Почему один рождается богатым, а другой - бедным? Почему так избирательны любовь и счастье? Что такое любовь, счастье и истинная вера? Что было до нашего рождения и что будет после смерти? В чем, вообще, состоит смысл жизни? Есть ли жизнь на других планетах и в других мирах? Как создаются другие миры? Все эти, как и многие другие непростые вопросы, получают вполне убедительные и аргументированные ответы. У человека, который смотрит на мир сквозь призму эзотерического восприятия, появляется способность видеть истинную суть всех вещей и понятий. Теперь этот человек может объяснить настоящие причины того, что происходит с ним и с окружающим его миром. Кроме того, он может совершенно самостоятельно найти нужную информацию для дальнейшего познания окружающей реальности. Познание мира не имеет границ, так же как безграничен сам мир. Теперь это не пугает человека, а придает ему новые стимулы для дальнейшего духовного совершенствования. Эзотерика предоставляет для этого все необходимые инструменты. Мы - дети в колыбели мировой цивилизации. Поэтому, точно так же как для любого ребенка, для приверженца эзотерической философии, весь мир становится открытой книгой. Теперь этот человек может не только читать ее и объяснять другим, у него есть все, чтобы написать собственную страницу в этой книге. Своей жизнью, своим духовным опытом, своими собственными открытиями - каждый человек обогащает не только собственную жизнь, но и всю систему в целом. Еще одним важнейшим преимуществом является тот факт, что настоящему эзотерику нет никакой необходимости замыкаться в рамках какого-либо конкретного религиозного культа. Имея возможность обратиться к первоисточнику, нет смысла связываться с его производными. Нам не нужно тратить свои силы и время на посещение церквей и "отправление" веры формальными способами. Бог - не в церкви по соседству. Он - всегда с нами, в душе каждого из нас. Для общения с Богом мы не нуждаемся в посредниках. Нам не нужны какие-либо храмы, ибо наша душа и есть храм Божий.
  Познав истинные ценности, мы получаем доступ к хранилищу мировых знаний. Вместе с высочайшим благословением мы обретаем заветные ключи к звездным вратам мироздания. У нас не только появляется возможность увидеть своими глазами все самое лучшее, когда-либо созданное мировым разумом, но и внести свой собственный вклад в эту сокровищницу. Мы не только черпаем вдохновение из чистейших и высочайших источников, мы преумножаем собственным духовным опытом каждую частицу истинного знания. Принимая всем сердцем и душой высокие идеи, мы возвращаем их в обогащенном виде, вознося истину на новые высоты. Зная законы любого творчества, мы получаем возможность полностью реализовать собственные таланты. Чем бы мы ни занимались на земном плане, мы чувствуем нашу сопричастность к всеобщему и глобальному творческому процессу. Любое земное дело, любая профессия приобретают для нас новый смысл и раскрывают свою истинную глубину. Теперь мы сознательные и полноправные участники всеобщего созидательного движения. Понимая свою истинную роль, мы вносим собственный вклад в общее дело. Опираясь на собственные силы и данные нам возможности, мы на своем уровне честно и терпеливо отрабатываем порученные нам задачи.
  Зная свое несовершенство, мы всеми силами стремимся к праведной жизни, понимая, что только это стремление дает нам право обращаться к Богу. Мы всегда реально оцениваем любую ситуацию и не гонимся за преходящими земными ценностями. Мы не ищем славы, зная, что слава - всего лишь временная иллюзия значимости, искушающая человека и уводящая в сторону от истинного пути. Зная настоящую роль разрушительных сил, мы не боимся их. Понимая их реальность, мы не призываем их и не ищем встречи с этими силами. Постоянно развиваясь духовно, мы развиваемся физически, осознавая, что Душа - храм Божий, а тело - храм Души. Мы оставляем вредные привычки, разрушающие наше тело и создающие препятствия для связи с высшими силами. Мы понимаем, что, вредя своему телу, мы вредим собственной душе. Восходя на новые высоты познания, мы получаем силы на овладение реальностью, которые даются только духовно чистым людям. Имея способности, которыми не обладают другие люди, мы никогда не пользуемся ими для собственного блага. Мы всегда помним о своих целях и никогда не отойдем от высоких идеалов, уйдя в непозволительные магические практики. Данные нам силы мы используем исключительно для более глубокого познания мира. А если мы получаем высокое благословение на целительскую деятельность, нам дается право помогать людям, используя эти силы во благо других и не требуя за это платы.
  Понимая, что испытаний не может быть больше, чем сил, данных на их преодоление, мы расправляем плечи и становимся настоящими духовными оптимистами. Мы всегда остаемся живыми людьми с положительными реакциями. Знание и понимание серьезных вещей не являются для нас обузой в обычной жизни. Сохраняя свой духовный потенциал, мы никогда не мудрствуем и не "проповедуем" там, где это неуместно. Мы знаем цену слову и избегаем ложной елейности. Мы не лжем себе и другим людям. Мы молчим, когда кричит недомыслие. Мы спокойны, когда беснуется чужая страсть. Мы хотим уважения, поэтому уважаем других. Мы искренне дарим добро, даже получая взамен обратное. Мы помогаем другим, тем самым помогая себе. Мы от всей души приветствуем истинно верующих людей, к какой бы религии они ни принадлежали. Мы понимаем, что у каждого человека - свой путь. Всегда уважая право другого человека на самоопределение, мы никому не навязываем собственного мнения, а тем более - ни с кем не спорим о духовных вопросах. Мы не делаем умный вид и не стремимся к имиджу "философа". Мы не напускаем на себя излишней важности и не принимаем позу глубокого мыслителя, которому нет дела до всего происходящего. Мы понимаем, что наша мудрость - ничто по сравнению с истинной мудростью.
  Не желая приумножать Зло, мы всегда мыслим позитивно. Наш разум всегда открыт, а диапазон наших ощущений так же широк, как диапазон нашего восприятия. Мы очень чувствительны, именно поэтому мы внимательно относимся ко всему происходящему. Воспринимая окружающий мир гораздо острее других людей, мы сразу замечаем любое несоответствие. Поэтому мы искренне и от души смеемся и радуемся, там, где это позволительно, и остаемся серьезны там, где веселье излишне. Мы смело встречаем любое препятствие на своем пути, зная о том, что появилось оно не для того чтобы уничтожить нас, а совсем наоборот - чтобы сделать нас еще сильнее. Сталкиваясь с трудностями и проблемами, мы радуемся тому, что, решая их, мы отдаем часть своего же долга, рассчитываясь за собственные неблаговидные поступки. Нет испытания, которое могло бы застать нас врасплох. Теперь мы не только верим, но и знаем, что мы не одиноки. Что вместе с нами - высшая сила, заинтересованная не меньше, а гораздо больше нас в успешном осуществлении всех наших планов. У нас появляется твердая уверенность в реальности каждой, действительно высокой мечты. Вооруженные способностями и талантами, данными свыше, мы выходим на реализацию своего настоящего предназначения. Мы не только самостоятельно планируем собственную жизнь, находясь в высших сферах, но и сами приходим на Землю для осуществления этого плана, являясь истинными хозяевами своей судьбы.
  Зная о том, что ничего случайного с нами произойти не может, мы смело беремся за любое дело. А услышав высокий призыв встать на защиту добра и справедливости, мы решительно отправляемся на любую войну на физическом или духовном фронте. Мы не ищем смерти, лучше других понимая значимость не только собственной жизни, но и любого существа во вселенной. Понимая, что все - живое, мы, как никто другой, ценим жизнь в любых ее проявлениях. Мы не боимся жить, зная в любой ситуации, что за нами стоят реальные и могучие силы, имеющие настоящую власть, в отличие от земных вождей, обладающих лишь иллюзией власти. Защищая высшие принципы и идеи, мы не боимся смерти. Ибо достойная смерть лучше духовного и физического плена. Тот, кто сражается, защищая правду, не боится умереть. Ведь смерть в праведном бою - не только избавление от земных страданий, но и переход на более высокий уровень бытия, а значит - истинная награда для любого воина.
  
  Приложение
  Природа женского осознания
   Проявление.
   ** Те, кто сводят женский путь к биологическому продолжению рода, очевидно, сводят и мужскую роль лишь к обслуживанию женщины и ее потомства. Такая скудость воображения коренится в рамках физической необходимости, которая по той или иной причине для того или иного человека вдруг оказывается слишком тяжела. Вряд ли имеет смысл вкладывать слишком много сил в борьбу против узости и примитивности физическойй обусловленности предназначения человека; только планомерная работа против бедности и физических лишений позволит человеческому роду выйти на простор из тесноты катакомб.
  ** Трансцендентный выход женского существа за свои пределы имеет свою специфику и предназначение, слабо или никак не описанные в современной культуре. Достижение единства с миром женщина осуществляет с легкостью, которую никогда не может постигнуть мужчина. Даже в условиях отсутствия информации, каждая женщина выстраивает свою систему понимания мира, в которой неизменно повторяются схожие сюжеты. Достижение состояния единства, являющееся предметом забот множества эзотерических и философских школ, развитое женское сознание осуществляет в силу своей природной предрасположенности.
  ** Женское свойство быть водой, быть любовью, текущей и обнимающей близкий и дальний мир, светом, предназначенным защищать свою семью, присуще повсеместно всем женщинам, пока в них не вытравлена способность к любви. Это способность женской души протекать через прочный мир, растворяя грубые и твердые препятствия, окутывая наиболее любимых людей защищающим покрывалом своей любви, поворачивать мир в сторону сочувствия жизни, сливаясь с ним и становясь единым, следовало бы назвать женской врожденной магией.
  ** Женская работа по изменению мира в корне отлична от мужской, и в своих целях, и в методах. Женское мастерство следует признать родом магии, поскольку изменения в мир вносятся не через прямое физическое вмешательство, но опосредованно через эмоции, путем напряжения и концентрации жжелания и ллюбви.
  ** Также, как существует высший аспект человеческой деятельности, выражаемый через мысль и слово и не несущий отпечатка пола, существует и низший, биологический, направленный исключительно на поддержание физической жизни и так же не несущий отпечатка пола. В нем, хоть и присутствует разделение работ на мужскую и женскую по принципу физической силы и привязанности к дому и детям, любая работа может выполняться как мужским, так и женским существом.
  ** Между ними находится обширная сфера деятельности, присущей исключительно мужскому или женскому началу. При специальных упражнениях или природной склонности, вследствие гормональных изменений или воспитания, мужчины могут присоединять женские черты и наоборот, что дает возможность полам проникнуть в таинства друг друга. Следует, однако, признать, что патриархальное общество, в котором существует человечество известный нам исторический отрезок, предоставило все ключи от мужской психики и специфики на всеобщее обозрение, в то время как женская специфичность была вытеснена из пространства озвученных дефиниций в скрытые формы.
  ** Природным качеством женского начала, выраженного через льющееся сознание, является стремление к питающей любви. Любая женщина, бывшая матерью, меня поймет, если я скажу, что мать питает своих детей своей собственной душой и жизнью. Для мужчин, однако, это навсегда останется тайной, сложной для восприятия; впрочем, некоторые мужчины в силу собственных особенностей, присоединяют женские черты настолько, что становятся свидетелями и участниками этой тайны.
  ** Работа, совершаемая женским существом, имеет десятки, возможно, сотни и тысячи проявлений на уровне социального мира. Такие простые вещи, как приготовление еды и уход за больными, как бы не алгоритмизировал их интеллект, всегда сохраняют признаки магии, связанные со способностью человека-создателя придавать куску хлеба или горсти лечебной травы характер скрытого движения универсальной жизни. Более сложные вещи, связанные с психологией и мистикой, в руках, сердце и голове искусной женщины превращаются в заклинания совершенствования.
  ** Это не означает, что каждая женщина может быть профессиональным психологом или кулинаром; качество женской магии распространяется только на людей, которых она любит и которые входят в ее ближний круг. Чем больше способность к любви, чем шире круг существ, который объемлет женщина своим внутренним безмолвным вниманием, тем выше ее способности к совершению женской работы, тем больше жизни она приносит в мир и способна поддержать.
  ** Бодхиссатвы (просветленные) и святые, посвящавшие годы работе над способностью к состраданию, достигают в результате уровня, который изначально имеют многие молодые чувствительные женщины. Размышляя об этом, становится понятно, почему в инициативные группы женщины допускались так избирательно и неохотно, особенно красивые и молодые; своим врожденным даром сострадания и все понимания они невольно составляют конкуренцию людям менее чистым. Привлекательная молодая девушка, пока ее не испортила жизнь в грубом мире физической необходимости, зачастую начинает жизнь полная состраданияя ко всему живущему на уровне, равном уровню бодхиссатв. То же происходит и с женщинами немолодыми, особенно одинокими, поскольку все силы их души уже готовы направиться на поддержание мира. Общество, однако, не только не готово воздать должное таким женщинам, но, наоборот, мифологизирует их глупость и никчемность, стремясь отвратить их от совершения предназначенной им работы.
  ** Следует сказать также несколько слов о том, как совершается работа женского начала по поддержанию и расцветанию жизни. Выше было сказано, что суть женской души есть льющаяся, водная, светоносная субстанция, так же, как суть мужской души есть яркий, согревающий и бегущий во все стороны огонь. Огонь также обладает качеством света, но это другой свет и другая история.
  ** Светоносная субстанция женской души, именуемая также любовью, в высоких состояниях может быть отождествлена с мировой любовью, что есть, собственно, одно из имен Бога. В состояниях более скромных, локальных, эта субстанция принимает форму материнства и тантрического супружества, в еще более частных - форму обычной, бытовой любви по отношению к близким или возлюбленному.
  ** Именно посредством этого потока женщина, или, вернее сказать, женское существо, осуществляет всю свою работу по поддержанию близких и мира, осуществляя магию напряжением собственной души.
  ** Как это происходит, есть тайна, которую раскрывает сама для себя каждая женщина, входящая в подходящий для этого возраст. Все, что необходимо ей в этот момент - духовная близость с другим человеком, матерью, мужем или подругой, готовым принять и объяснить ей саму себя.
  Знание
  ** В архетипах (коллективное бессознательное) социума существует образ женщины мудрой, однако знания, которые исходят от нее, не зафиксированы в общей культуре. Знание, необходимое для выполнения женской работы, по сути своей является тайным. Было бы соблазнительно связать эту тайну с преследованиями женского искусства инквизицией и, позже, официальной декартовской наукой; однако это не было бы верно. История сокрытого женского знания гораздо древнее. Уже в античной Греции мужчины занимались такими традиционно женскими делами, связанными с поддержанием жизни и мира, как траво-лечение и политика. Наследовав место женщин на общественной сцене, мужчины наследовали и тайное женское искусство, которое так и осталось тайным для них.
  ** Параллельно женское знание продолжает существовать в форме скрытого знания, но о нем практически ничего не известно тем, кто не посвящает себя специально его хранению и передаче; официальная культура накладывает печать молчания на все, связанное с этим типом знания. Архетипический образ женщины мудрой важен не столько сам по себе, сколько своей неясностью и чужеродностью в патриархальной культуре.
  ** По сути, такая женщина является хранительницей тайного знания, или, по существующей традиции, Suma Sacerdotisa (жрица).
  ** Важно понимать, что любая женщина в той или иной ситуации выступает как Suma Sacerdotisa по отношению к другой, ожидающей ее поддержки. Если представить себе группу женщин, связанную дружбой или родственными отношениями, каждая из них поочередно оказывает защитную функцию по отношению к другой. Эта взаимо-поддержка, которую оказывает одна женщина другой, всегда связана с предложением той части тайного знания, которое находится в ее распоряжении. Обмен тайным знанием составляет ритуальную и традиционную часть женского общения; только очень эгоистичные женщины не участвуют в этой цепи взаимо-поддержки. Фактически, этот обмен знанием является необходимым залогом продолжения существования высшего женского принципа. В свою очередь, существование этого принципа предохраняет человечество от падения в состояние дикости и агрессии, ибо высший принцип женского есть то, что объединяет людей - забота о себе подобных.
  ** Сложность хранения и передачи тайного знания связана с отсутствием в культуре общей этической системы, которая является ядром и образующим механизмом этого тайного знания. Авраамические религии, несмотря на то, что сходятся во многом, имеют, с этой позиции, одно важное отличие. Иудейская, наиболее древняя из трех, выражала принцип сосуществования дуальности, что отражено в каббалистической системе. Мусульманская, наиболее молодая, также несет черты такого дуального сосуществования, но, будучи порожденной в определенных исторических условиях, аппелирует к мужскому началу, выраженному в экспансии. Христианская религия изначально была религией женского начала, ибо она строилась на универсальной любви и объединении. Деформированная политическими амбициями церкви, она потеряла этот важнейший аспект, хотя христианские мистики всегда продолжали традицию слияния с Богом, воплощенного в Христе и понимаемого как любовь.
  ** Попытка демократических государств реализовать такую этическую систему только частично можно считать удачной, ибо она реализуется внутри мужской культуры и неотделима от мужских ценностей, в то время как именно женское знание хранит интуитивное и абсолютное понимание универсальной этической системы.
  ** Если мужское знание направлено на постижение истины и связано со стремлением дойти до границ обозримого мира, женское знание направлено на питание и поддержание порожденного ею. Важно помнить, что все, к чему прикасается подлинная женщина, несет отпечаток ее душевной работы, в этом смысле чем выше уровень посвящения женщины, тем шире круг ее порождений, пока в своем пределе мир мужского постижения не сливается с миром женского творения. Говоря о тайном знании мужского рода, мы говорим всегда о познании той части божественного, или метафизического, что связано с мужской эманацией творения мира, со светом, несущим ясность и не знающим предела. Говоря о тайном знании женского рода, мы говорим о реализации женской эманации творения, о защите и поддержания сотворенного мира. Чем выше уровень посвящения, или тайного знания, той или иной женщины, тем шире круг сотворенного ею мира, распространяясь от ее собственного тела и души до детей, порожденных ею, родителей и людей, которых она любила и которым посвящала напряжение своей душевной работы, далее через группу друзей, близких, единомышленников и единоверцев, нацию и все человечество.
  ** Роль хранительницы тайного знания не является статусной позицией, женщина не получает дополнительных привилегий, обладая большим знанием. Напротив, посвящение в большее знание несет большую ответственность, ибо это знание связано с активным действием по поддержанию жизни, которое, в свою очередь, непрерывно требует еще большего знания. Неотделимой функцией хранительницы тайного знания является ее непрерывная передача, поскольку только эта передача может являться гарантией того, что жизнь будет продолжена.
  ** Возвращаясь к этической системе, без которого это знание остается поверхностным, надо сказать, что оно напрямую связано со способностью к сочувствию и любви, поскольку это знание связано не с устройством мира, что вторично, но с возможностью улучшить жизнь. Сакральным образом женщины тайного знания является Великая мать, которая действует не раздумывая, но безупречно.
  ** Говоря о способности к сочувствию и любви, нельзя не упомянуть и о смелости, вернее сказать, силе духа, которая позволяет выстоять созерцание страдания. Знание того, что все, порожденное ею, обречено на страдание и гибель, либо отвращает женщину от материнства, либо придает ей силы по изменению мира в сторону его безопасности.
  ** Защищая, однако, своих детей от созерцания зла и угрозы, человечество ослабляет самое себя до полного вырождения.
  ** Женщина, не воспринявшая с детства этическую систему сострадания и любви, не готова к получению тайного знания; а, значит, эта женщина не готова ни к материнству, ни к поддержанию мира. Воспитанная в условиях полной безопасности, не видя угрозы тому, что она любит, женщина не включает механизм получения этого знания. Воспитанная в условиях непрерывной заботы о ней самой, защищенная от тайного знания, связанного со страданием и душевным напряжением, женщина может оказаться не готовой к получению его, внутренних сил такой женщины может не хватить для того, чтобы вынести роль хранительницы и Suma Sacerdotisa. Такие женщины, кажется, никогда не взрослеют, даже став матерями биологически, не становятся ими до конца, оберегая себя от душевного потрясения, связанного с болью и скорбью и с необходимостью противостоять этой боли и скорби.
  ** Сталкиваясь со своей неспособностью совершить эту работу, или, напротив, в силу чрезвычайной чувствительности, с неспособностью выдержать шум мира, полного боли, находясь в отсутствии средств для выполнения этой работы, которые являются прямым средством презрения существующего общества к женской ипостаси божественного; находясь в любой из этих ловушек, женщина взрослеет медленнее, чем это заложено природой, не находя времени совершить заданный цикл и пройти собственную инициацию.
  ** Это не означает, что такая женщина не является подлинной, но лишь то, что она выпадает из общей цепи передачи, сокровенное женское знание доходит до нее в приглушенном, неявном виде и ей сложнее войти в состояние Suma Sacerdotisa. Люди, к которым она прикасается, не получают благословения, ее плодородие не пробуждено.
  ** Следует помнить, что социальная роль и социальные мифы совершают крайне двусмысленную работу - с одной стороны, обязывая женщину действовать так, как если бы она уже была просветленной высшей ипостасью женственности, с другой - отказывая ей в знаниях, необходимых для выполнения этой роли.
  ** Сталкиваясь с этой проблемой, женщины исследуют способ мужской жизни, стремясь выстроить свои системы защиты тайного.
   Действие
  ** В отличии от созерцательной устремленности мужского начала, странным образом соединенной с его неудержимой тягой к экспансии, женское начало есть начало деятельное, странным образом соединенное с тягой к покою; возможно, именно эта противоположность центральных смыслов удерживает баланс их существования. Созерцательность без экспансии стремилась бы свернуться в точку и неподвижность, тогда как деятельность без покоя привела бы к расходу всех жизненных сил во внешнее пространство.
  Здесь мы в очередной раз видим, как переливаются смыслы и обмениваются силой между собой, как ничто не пребывает ни в бесконечном движении, ни в бесконечном покое. По сути, в подобной форме внутреннего круговорота оба начала достигают равновесия, благодаря которому становится возможным само существование мира. В свою очередь, между двумя этими началами также возникает взаимообмен и круговорот силы.
  ** Женщина, являясь сосредоточением деятельного женского начала, находиться в беспрерывном движении, выполняя множество мелких дел одновременно. Ее внутренний мир также находится в движении, осуществляя свою большую работу - надзор за продолжением жизни, сопротивление каждому нарушению прав жизни на осуществление.
  ** Выше мы говорили о том, что знание, сопровождающее женскую работу, является тайным, а цели - сакральными. Рядом с этим необходимо иметь в виду, что и знание, и цели реализуются в ежедневной работе, которую осуществляет каждая женщина.
  ** Работа по поддержанию дома и воспитанию детей превращают жизнь семейной женщины в непрерывный труд, за который она далеко не всегда получает хотя бы частичное вознаграждение. Надо понимать, что настоящим вознаграждением для женщины может являться только перманентное состояние счастья; только счастливая женщина может войти в состояние покоя хотя бы ненадолго.
  ** Мужчина, которому не свойственно это состояние непрерывной деятельности, не способен оценить душевные и физические затраты, совершаемые женщиной ради процветания семьи, мира и рода человеческого; работа по дому для него сводится к набору физических действий, тогда как женщина знает, что за этими действиями стоит непрерывная внутренняя сосредоточенность. Эта сосредоточенность, свойственная деятельной женщине, не имеет ничего общего с обыденным вниманием и собранностью, но является ритуальной, магической, шаманской сосредоточенностью над главным ежедневным занятием женщины - заклинанием совершенствования.
  ** Работа по поддержанию дома - это всего лишь часть большей работы, которую женщина совершает ежедневно; здесь мы говорим о работе поддержания близких, дальних и мира.
  Работа по поддержанию мира - та самая большая работа и подлинное назначение женского начала, осуществляемое непрерывным внутренним напряжением, на обыденном уровне превращается в непрерывную обыденную деятельность.
  ** Для деятельных любящих женщин существует огромнейшая проблема по реализации себя в нашем обществе. Все, что они производят, касается ли это еды, эмоционального тепла или тех магических заклинаний роста, которыми любящая женщина окутывает бессознательно близких и дальних людей, потребляется немедленно и без остатка. Общество, в котором эта женская работа не имеет других коннотации, кроме иронических; общество, которое смеется над ограниченностью женского сознания, посвященного целиком благу и развитию, что на уровне обыденности превращается в работу по дому и склонность к мистике; общество, которое предлагает, в своих культурных моделях, мужчинам и детям не благодарить женщин за ее труд, но инкриминировать ей недостаточность ее усилий; - достойно ли это общество всего, что делают женщины для его процветания и спасения от собственных разрушительных тенденций? Не является ли такое общество неким подобием гнезда с подложенными кукушечьими яйцами, где обреченная на безостановочный труд мать, выкармливает чуждых ей существ, готовых в любой момент убить ее собственных детей?
  ** Огромнейшее количество одиноких женщин, с детьми и без, появляющихся сейчас во всем современном сообществе, является точной реакцией на кризис общественного сознания, допустившего в отношении женщины убивающую ее небрежность. Женский непрерывный труд, не оцененный и высмеянный, оказывается, легче вести в одиночку, чем предлагая себя семье, которая ожидает одновременного выполнения мужской и женской ролей от одной и той же женщины, причем оценка происходит исключительно по мужскому труду, социально значимому.
  ** Чем престижней социальная работа женщины, чем больше она зарабатывает и больше вовлечена в социальные процессы, чем больше она преобразилась в мужчину, тем больше уважает ее собственная семья. Совершение же колдовской работы по увеличению счастья и успеха собственного мужчины и собственных детей отторгается и преследуется, отторгая и преследуя тем самым истинную женскую сущность.
  ** Известная фраза, что за каждым великим мужчиной стоит великая женщина, не доступна подлинному пониманию людей мелких. Обратная сторона мужского начала, ее негативные проявления, конкуренция и лень, делают невозможным для женщины осуществить ее алхимическое действие со своим мужчиной, ибо мужчина в своем низком состоянии борется не за собственный рост и развитие, а за сохранение стабильного эго и ничего неделание. Следуя культурным штампам социума, мужчина, обладающий величием души и активным созидающим умом, также весьма часто недооценивает роль женщины в своей жизни; чем значительней этот мужчина, тем более скромное и обслуживающее положение занимает рядом с ним женщина; несмотря на то, что именно благодаря ее усилиям мужчина реализуется, редко кому приходит в голову благодарить свою женщину за это и компенсировать все затраченные силы.
  ** Попадая в ловушку мужского эго и соревновательности, женщина, сохраняя свою водную отражающую структуру, начинает присоединять мужские качества. Этот процесс длится настолько же давно, насколько длится вытеснение и унижение женщины и пренебрежение ее природными правами. Понятно, что в исламском мире, где роль женщины в семье, особенно роль матери, чрезвычайно высока, присоединение мужских качества женщинами происходит гораздо медленнее и в меньшем объеме; в современном же сообществе, где положение издавна является наихудшим, андрогинность женщин достигла наивысшего расцвета. Не теряя качеств непрерывной деятельности и заботы о сохранении мира, женщины начинают освоение и присоединение мужского начала.
   Воля
  ** Присоединение женщинами мужских качеств, принявшее уже повсеместный характер, является плодом сотен, если не тысячелетий, лет вытеснения и обесценивания женского начала.
  ** Чтобы понять это, рассмотрим пример христианства, изначально взывавшего к созданию единой этической системы и равенству прав всех человеческих существ; оставим пока что за скобками метафизический аспект веры. Созревание христианского общества до создания демократических институтов, декларации прав человека и систем государственной защиты - практическое воплощение коммунитарных (братство) идей раннего христианства - приходится на время угасания самого института, не по силе его воздействия на отдельных людей, но по значимости в общественной жизни в целом.
  Так, цветок распускается и усыхает, оставляя после себя завязь и плод; это произошло с христианством, идеи которого наследовались новыми этическими системами. То же самое происходит с патриархальной системой, которая разрушила сама себя, оставляя на месте своего увядания волнующий и неоднозначный плод женской андрогинности (одновременное проявление мужских и женских качеств).
  ** К вопросу андрогинности, или совмещению черт мужского и женского начал, мы вернемся позже, отметив пока явный дисбаланс в сторону андрогинности именно женской: существование внутри патриархальной культуры вынуждает женщин мимикрировать под ее нормы и одновременно дает ей средства; наиболее способные женщины развивают в себе равновесие между такими чертами, как любовь и сострадание, с одной стороны, и воля, и интеллект, с другой.
  ** Несмотря на то, что огромное количество женщин обладает лишь интеллектом, но не волей, как тысячи читающих, образованных, умных женщин, продолжающих традицию социальной пассивности, или только волю, без беспокойства созидающей мысли, как женщины, занимающиеся бизнесом либо устанавливающие авторитарные системы в своих семьях; несмотря на несовершенный и неотрегулированный до сих пор механизм женского развития в этом случае, женщины развиваются настолько быстро, что могут достичь равновесия задолго до старости. Важно заметить, что женщин, попирающих собственную природу и отказывающихся от принципа сострадания, так мало, что они не искажают общей картины; как бы цинична и практична не была женщина на поверхности, внутри она остается чувствительной к мировой боли.
  ** В противоположность этому, мужчины, присваивающие такие черты, как любовь и милосердие, а вместе с ними эмпатию (сопереживание), чувствительность и общую тонкость, весьма часто не удерживают базовые качества мужского начала, волю и интеллект, теряя вместе с ними конструктивное мышление, стремление к ясности, решительность и ответственность. Ни люди искусства, тонко чувствующие, ни растущее число трансформистов, би-гендеров и гомосексуалистов не образуют равновесного андрогинного сплава мужского и женского начал, эмоциональная составляющая из сознания, как правило, перевешивает ясность мысли и прямоту действия. Похоже, что случаи мужской андрогинности настолько же редки, насколько часты случаи андрогинности женской. Тем не менее, количество новых мужчин стремительно увеличивается; ниже мы затронем эту тему отдельно.
  ** Женщина, присваивающая мужские черты, тем более, воспитанная в ориентации на них, не чувствует себя странной и чуждой в современном сообществе, ее положение в мире наиболее стабильно и безопасно. В хороших условиях, будучи любимой в детстве и успешной в более зрелом возрасте, женщина проявляет волю и интеллект как нечто само собой разумеющееся.
  ** Важно понимать, с какой проблемой сталкивается женщина на этом пути. Вернее сказать, существует две принципиальные проблемы. С одной стороны, общество продолжает быть настроено патриархально, и чтобы добиться признания, женщине приходиться совершить работу многократно большую, чем совершил бы мужчина в сходных условиях. С другой, собственная семья и особенно муж, провоцируя ее присвоить ответственность и принимать решения, перегружая на такую женщину и мужскую и женскую работу, не только не возмещают ей эти затраты, но и преследуют ее потребность в этом возмещении.
  ** Мужская работа, которую женщина совершает часто вынужденно, по необходимости, превращается в повод для ее преследования и унижения. Семья требует совершить эту работу по организации жизненного пространства применяя мягкие и любящие женские формы этой работы, что само по себе невозможно и противоречиво.
  ** В силу такой невозможности, и особенно в силу авторитета, которым общество по-прежнему награждает мужчину авансом, весьма и весьма часто незаслуженно, в разочарованных женщинах проявляются негативные качества мужской природы, агрессия и нетерпимость.
  ** Отдельно надо отметить сексуальную сторону растущей женской андрогинности, в которой женщина отказывается быть пассивным сексуальным объектом. Проблемы в достижении оргазма и сексуальной восприимчивости также связаны с привычкой и необходимостью контролировать ситуацию и отсутствием той расслабленности, которая характеризует свободно льющееся состояние открытой женственности.
   Абсолют
  ** Рассматривая вопрос женской андрогинии, а именно, развитых качеств мужского начала при сохранении начала женского, мы неизбежно должны перейти к вопросу выхода за рамки пола.
  Хотя под этим обычно понимаются явления физического порядка, от стиля "унисекс" до сексуальных девиаций, наиболее важным представляется тот выход в над-мировое пространство чистого духа, где развитое человеческое сознание освобождается от признаков пола. Фактически, выход в это пространство связан с вопросами веры и просветленности, или, говоря языком обыденным, с постижением Абсолюта.
  ** Возможно, этот вопрос не был бы настолько важен для рассмотрения, если бы западная культура не была целиком противоположна культуре восточной, дуальной, тантрической.
  ** Достижение Абсолюта как вершины человеческого духа в нашем западном сообщество ориентировано не столько на дуальное слияние мужского и женского начал, но на самостоятельное, одиночное достижение высших состояний, традиционно являющейся прерогативой мужчин. Связано ли это с извращенным отношением к сексу, унаследованным христианским миром от варваров, или с приматом воинственного мужчины с дубиной, стоящей у истоков социальной традиции, или с неразвитостью западной женской культуры, вместе с отсутствием механизмов тонкого ее влияния на мужской духовный мир, что наблюдалось повсеместно в странах Востока, от Японии и Китая до Ближней Азии? Примем просто как факт, что при относительном внешнем благополучии своего положения, западная женщина была лишена той доли почитания, которой располагали женщины востока. Выигрыш в социальных правах обернулся для женщины проигрышем в отношениях внутри семьи; семья не рассматривается как способ совместного достижения полноты человеческой реализации, но как социальный способ организации общества. В результате игнорирования дуальности в западной культуре сложилась традиция одиночного достижения Истины и Абсолюта, и необходимо исследовать, как это затронуло женское сообщество.
  ** Важно иметь в виду, что искателями истины в западном мире традиционно были мужчины, монахи, алхимики, ученные и подвижники. Женские озарения запротоколированы крайне скупо, фактически, кроме откровений Св. Терезы и текстов госпожи Блаватской, не существует литературы генерального значения; в первом случае эти и похожие переживания имеют экстатический характер, близкий к сексуальной одержимости, но не к выходу за пределы пола, необходимое в этом случае для слияния с Богом. Во втором, а именно в учении Блаватской, знание представлено настолько не системно, озарения настолько смешаны с вымыслом, а подлинная страсть к высшему - с авантюрой, что воспринимать ее полностью всерьез представляется несколько затруднительно.
  ** Ловушка - или, напротив, объяснение - заключается в врожденной предрасположенности женщины к слиянию с миром. Расширяя это качество, эволюционирующая женщина переживает моменты видения Абсолюта как нечто само собой разумеющееся, что достигается без особых усилий и самоотречения, но как предельное расширение собственной природы. Женская природа, расширяясь до мистического слияния с миром, настолько легко выходит за собственные рамки, что большинство существующих практик ей кажутся избыточными; только испортив и деформировав ее, общество получает женщин, не обладающих этой спонтанной способностью к просветленности.
  ** Разумеется, мужское существо тоже расширяет свою природу, однако в ней нет сердечного, внутренне заданного состояния слияния с миром и Абсолютом, а интеллектуальное слияние, так характерное для развитого мужского ума, обладает разрушающим самое себя моментом критического сомнения, ибо склонно непрерывно проверять подлинность собственных переживаний. Усилие мужского сознания вынужденно быть в сотни раз сильнее для достижения того же результата и опираться на серьезные практики, будь то медитативные, интеллектуальные или сосредоточение воли. Женский дух, напротив, растекается, как океан, объемля вбирающим сознанием весь существующий мир, пока в пределе не сливается с тем ослепительным светом, имя которого не произносимо (Абсолют).
  ** В идеальном случае, мужчина выстраивает внутри себя равновесное состояние между своим женским и мужским началом; женщине, однако, нет необходимости совершать это усилие.
  **. В тоже время, женщина, не овладевшая навыком мужского способа постижения, не всегда может перевести свои озарения на внятный язык, что вызывает в интеллектуально ориентированном обществе сомнение в подлинности ее переживания. Более того, женщина, переживающее подъем духа и не владеющая убедительным словом для передачи его, высмеивается и считается душевнобольной, что часто влечет за собой ее собственную убежденность в никчемности и болезненности самых ярких ее переживаний. В свою очередь, подобное неверие в себя делает невозможным для нее вернуться в высокое состояние духа.
  ** Те, кто скептически относится к способности женщины дойти до всеобъемлющей полноты за пределами пола, считают ли они, что легче мужчине присоединить черты женского духа, позволяющие постигнуть Абсолют не только умом, но и сердцем, чем женщине - мужского?
  ** В случаях наиболее позитивных, возвращаясь из этих состояний наивысшего духовного подъема, человеческое существо находит себя измененным, также, как находит измененным окружающий мир. Большая целостность и осмысленность своего внутреннего и внешнего несут тот покой и гармонию, которые считаются признаком просветленности.
  ** Важным следствием из этого переживания является способность его передачи, позволяющей в той или иной степени участвовать в развитии и эволюции всего человеческого рода.
  ** Фигура Иерофанта (верховный жрец в картах Таро), представляющего высшее существо в определенном ритуале, имеет двойную нагрузку - соединенность с высшим смыслом универсального и человеческого существования и проявленность в социальном мире.
  ** Такими учителями божественного происхождения (не рассматривая вопрос веры, но влияния на умы и души) в зафиксированной культуре, охватывающей последние два с половиной тысячелетия, всегда выступают мужчины. Мы знаем Будду, Христа и Магомета, Пифагора и Бодхидхарму, но нет ни одной настолько же значительной женской фигуры в истории современного человечества.
  ** Означает ли это, что женское существо не осуществляет передачу высших смыслов, идеи о Абсолюте и универсальном знании в обыденный мир с той же силой и яркостью, как существо мужское?
  Интуитивное знание нам говорит, что это так и не так в одно и то же время, различие существует, однако не в той форме, которая кажется явной беглому взгляду на историю человечества.
  ** Мне не хотелось бы вдаваться в исследование античной лексики и размышлять, как имена верховного Демиурга смещались от женских терминов к мужским, таким, как употребляемое с гностических времен иносказательное великий Архитектор или же великий Гончар, употребляемое в суфийских кругах; в то же время древнейшее Элохим (больше, чем два - боги) лингвистически представляет собой смесь мужского и женского рода, а исследование архетипов древнейших богинь, смещенных из своего демиургического положения, дает богатую пищу уму.
  ** С большой долей уверенности можно сказать, что женское понимание Абсолюта является природной чертой развитых женщин, которые не владеют, однако, даром убедительного слова. Возможно, этот дар является избыточным их природе, владеющей даром звука и вибрации.
  ** Если мы можем пронаблюдать за женщинами, достигшими высокого положения в закрытых метафизических группах, часто можно заметить, что эти женщины невероятно скупы на слова и предпочитают говорить о вещах практических. Однако, нельзя не заметить, что в их присутствии пространство начинает вибрировать и время меняет свой ход. По сути, эти женщины являются Небесными Пряхами, так как меняют ткань бытия, соединяя небо и землю.
  ** Рассматривая тему Женщины-Демиурга, через образ, скажем, Небесной Пряхи, сплетающей и расплетающей пути и судьбы, мы можем понять, в чем заключается специфика ее проявления. Ее присутствие не освещает человеческое сознание светом истины, а согревает человеческую жизнь теплотой любви; она не столько учительствует, сколько защищает.
  ** Бесспорно, что за пределами пола, в состоянии высшего сознания, отличий между женским и мужским не существует, мы, однако, говорим сейчас о том, как женское существо поднимается и спускается из этого состояния; говоря языком обыденным, какова характеристика женщины-Иерофанта, говорящего с окружающим миром устами Бога.
  ** Важнейшей характеристикой такой женщины является ее осознанность и точное знание своих действий; это, само по себе, не отличается от осознанности Иерофанта мужского пола.
  Отличие можно наблюдать в эффекте, которое оказывает участие женщины-Иерофанта в той или другой жизни - все в этой жизни начинает вытраиваться и принимать наилучшие из возможных форм. Фактически, женщина-Иерофант вдыхает жизнь не только в близких людей, но во все живое, до чего доходят волны ее души.
  ** На социальном уровне, однако, статус духовного лидера редко принадлежит женщине, по крайней мере, в наблюдаемой современной истории. Исключением, возможно, являются настоятельницы монастырей, но по известной причине, этот феномен выпадает из поля нашего наблюдения и обсуждения.
  ** Харизматическая женская личность, оказывающая воздействие на окружающих и одновременно обеспечивая их защиту, в области духа не пользуется привилегиям и социальным вниманием, которыми пользуется мужчина в аналогичных условиях. Результатом этого является крайне узкий круг людей, могущих воспользоваться ее покровительством и развивающей поддержкой. Истинной легитимности женщины, чьими устами говорит Бог, так и не приобретают, что не умаляет их легитимность деятельностью, во имя проявления Абсолюта и универсальных законов в нашем бренном мире.
  ** Таким образом, мы вновь приходим к тому же внутреннему конфликту, преследующему множество духовно развитых женщин - или сходить с ума в одиночестве от избытка невостребованных и нереализованных сил, или отдавать все свои силы мужчине, пытаясь осуществить передачу своей части высшего знания через слияние дуальностей. Есть, впрочем, и третий, на первый взгляд, эгоистичный, но самый продуктивный и чрезвычайно плодотворный путь; это путь счастья и сотворения новых жизней; о нем пока что мы не будем говорить. Рассмотрим подробнее путь дуального слияния, известный также как тантрический путь, или алхимия души в священном браке.
   Алхимия.
  ** Перечисляя высшие проявления, в которых реализуется женское начало, необходимо сказать о отношениях любовных, парных, брачных. Любовь к мужчине (в некоторых случаях, к женщине, но сейчас мы исследуем классический вариант), есть наиболее прямой и желанный способ реализовать всю полноту женственности, однако несчастливая деформация общественного сознания превратила его в некоторого рода миф, достаточно редко функционирующий в своей полноте.
  ** Я не говорю о влюбленности, которая часто бывает взаимной и счастливой, но именно о сакральных трансформирующих отношениях, называемые в восточной традиции тантрическим, а в западной - алхимическим браком.
  ** Трудно сказать, что происходит в то время, когда влюбленность по логике своего развития должна трансформироваться в любовь и реализоваться в брачных, то есть устойчивых, отношениях; опыт говорит нам, что эта трансформация не всегда оказывается успешной. С достаточной долей уверенности можно утверждать, что ни мужчины, ни женщины современного сообщества не готовы к этой трансформации в силу порочной системы воспитания. Общество, которое возводит в культ только романтическую фазу любви, сиречь влюбленность, лишает само себя ее наиболее драгоценных плодов, подобно тому, как если бы фруктовые сады возделывали бы исключительно ради цветения, пренебрегая порой плодоношения.
  ** Алхимический, или сакральный, брак является уделом немногих счастливых пар, когда любовные отношения совершают свою преображающую работу стихийно, без сознательного построения их. В еще более редких случаях женщина обладает знанием, позволяющим ей провести эту работу осознанно и создать подлинные отношения. Мне крайне жаль разочаровывать тех, кто думает иначе, но от намерений мужчины в любовных отношениях вообще зависит только один штрих - способность сделать свою женщину счастливой; он, однако, не может сделать ее ни принимающей, ни актуализирующей, если только сама женщина не готова осуществить свою роль в любовных отношениях.
  ** Гораздо чаще, однако, происходит прямо наоборот - все силы женщины, которые она вкладывает в любовь, уходят в никуда, поскольку мужчина, в силу отсутствия правильного воспитания, имеет крайне деформированное представление о самом смысле сакрального брака.
  ** Женщины, интуитивно понимающие секрет и мистерию подлинных отношений, тем не менее, редко располагают прямым и ясным знанием о их построении; знающая женщина практически всегда реализует потенцию, заложенную в самых кратковременных или сложных отношениях.
  ** Чтобы внести ясность в этот тип знания, опишу его на уровне весьма базовом, космогоническом; многие женщины обладают инстинктивным его пониманием, которому, как это часто случается, не хватает перевода на язык реальности.
  ** Алхимический брак оперирует понятием Философского Камня - вещества, присутствие которого превращает в золото неблагородные металлы.
  ** Женщина, достигающая своей полноты, выступает в роли такого философского камня, актуализируя в своем партнере Солнечный принцип, богоподобие этого мужчины. Означает ли это большую осознанность, вдохновенность, позитивность, энергию или этичность, результатом такого богоподобия становится его плодородность; все, чего касается этот мужчина, дает плоды; удача ищет его; жизнь его становится насыщенней и быстрей.
  ** Условием и результатом для женщины, совершающей это алхимическое превращение со своим мужчиной, является состояние счастья. Только счастливая женщина способна выступать в преобразующей алхимической роли. Мужчина, не способный или не желающий сделать свою жену счастливой, не может ожидать от нее даже простого "быть хорошей женой", не говоря о поднятии брака на космогоническую высоту, где создаются новые миры и смыслы.
  ** Обычно об этом не говорится прямо, хотя в некоторых традициях и упоминается вскользь, но женщина при этом актуализирует собственный принцип богоподобия, порождающий творческий принцип, который в развитой женщине находится в состоянии постоянной готовности. Реализуясь в любви, то есть в глубину, женское самосознание не испытывает необходимости социальной реализации, вширь; за эту часть жизни женщины отвечает мужская часть ее сознания. Именно эта жажда к само-актуализации побуждает женщин искать глубоких любовных отношений и яростно защищаться их от искажений и деформаций.
  ** В силу непрерывного внимания к любви и одновременного ее воплощения, именно женщина обладает знанием о том, как расчищаются пути любви, чем она питается, что ее усиливает и что убивает.
  ** Являясь философским камнем, женщина одновременно является и алхимиком, представляя Демиурга и олицетворяя законы мира в алхимическом действии преобразующей любви. Роль ее в любовных отношениях является ведущей и определяющей; в зависимости от того, как женщина формирует этот процесс, алхимический результат сплава женского и мужского начала будет достигнуто или останется незавершенным.
  ** Проблема, с которой мы можем здесь столкнуться, заключается в недостатке женского знания, которое обеспечивает правильное протекание процессов. Именно в силу внешней прерванности традиции, когда дочь не получает от матери передачу этого сакрального знания, женщины, особенно молодые и неопытные, часто ошибочно полагают, что алхимическая работа должна произойти сама собой. В другом случае, они ждут, что именно мужчина будет поддерживать огонь и следить за герметичностью реторты; на самом же деле, только женское существо может правильно произвести этот процесс.
  ** Наибольшей проблемой, однако, является подмена деформированным обществом идеи алхимического брака обычным чувством собственичества; эмоциональная зависимость является другой ловушкой, в которую попадают доверчивые женщины, ищущие самораскрытия и полноты.
  ** Я не могу винить женщин в этих двух грехах, хотя они уродуют любые отношения. С одной стороны, отсутствие наставлений и правильной ориентации в своей женской жизни; с другой, вольный или невольный обман, который совершает жаждущий экспансии мужчина в начале отношений. Наблюдая, как хаос взаимонепонимания поглощает их лучшие и сокровенные устремления, женщины выработали у себя склонность к самообману, который позволяет им не умереть от горя от недостатка любви и надежды на реализацию в любви.
  ** Результатом незнания женщины своей мощи и значимости становится огромное количество фиктивных браков и пустых отношений. Представление о сексуально обслуживающей роли женщины и о доминанте материнства сводит на нет всю потенцию, заложенную в женском начале у истоков времени.
  ** Женщины, не имеющие своей пары либо несчастливые в браке, поверхностному взгляду могут казаться неженственными или неуспешными в любви; я склоняюсь, однако, к мысли, что их женская сущность настолько тонка и правильна, что они неосознанно предпочитают одиночество пустым обесценивающим их женское существование отношениям.
  ** К счастью, знание о правильном формировании отношений усваивается женщинами с невероятной скоростью. Вооруженные им, женщины открывают в себе способность пробуждать полноту воплощения в своих мужчинах, как Изис собирала мертвого Осириса, находя его части, разбросанные по всей земле (древний Египет). Проделывая это вновь и вновь, женщина воплощается как богиня, всегда и неизменно получая свою долю счастья и силы. В другом месте и в другое время мы поговорим о этом знании подробней.
  ** Наконец, следует сказать, что система брака за последние четыре тысячи лет превратилась из священного союза в банальные взаимоотношения обоюдного рабства; женщины ускользают из него тысячами разных способов, малозаметных мужскому взгляду и практически непостижимому снаружи. Так, женский оргазм и сейчас является тайной непостижимой для множества мужчин, а в викторианской Англии считалось, что женского гомосексуализма не существует, (женщина не обладает пенисом, что делает сексуальный акт невозможным). Начиная с уровня простой физиологии, женщина становится все менее понятной и постижимой для мужчины; фактически, мужская культуры не знает, что есть женщина.
  Единственная подлинная глупость, которую совершают женщины - это доверие мужскому суждению относительно их самих и их сферах деятельности.
  Для возвращения к полноценному любовному союзу женщинам необходимо совершить определенную внутреннюю работу освобождения от излишней доверчивости; тайное знание, однако, хранит все ключи, необходимые для постижения мира женщиной; мистерия брака и участие женщины в нем является таким ключом.
   Свобода.
   ** Нет ничего, к чему человеческое существо стремилось бы с такой жаждой, как свобода.
  Зверь и птица стремятся освободиться из клетки, сковывающей их движение; это природное качество всякого живого существа. Человек стремится освободиться из уз, сковывающих его свободу духа; ни в чем так не проявляется отличие человека от остальных живых существ.
  ** Женщина нуждается в этой свободе также, как и мужчина; за тысячелетия ей пришлось, однако, забыть об этом. Прежде чем углубиться в размышления о свободной женщине, необходимо отметить один частный аспект этого вопроса.
  ** Если мужской дух нуждается в свободе разума, в свободе мысли для осуществления расширения этой мысли, женский дух нуждается в свободе эмоциональной.
  ** Привязанный к авторитетам, мужской дух, не обладающий свободой мысли, не смог бы подняться над ними, проходя свой собственный путь к постижению Высшего. Привязанный к отношениям, женский дух, эмоционально зависимый, не может совершить собственное постижение Высшего через слияние с ним, для которого необходим момент внутренней тишины и одиночества.
  ** Эта идея, туманно или ясно высвечиваясь в сознании людей, совершает порой злую шутку с ними - и тогда мужское существо, в стремлении избежать авторитетов, в отсутствии ориентиров, лишает себя всякой возможности отточить свой интеллект; тогда женское существо, избегающее эмоциональной зависимости, чуждается человеческих привязанностей, лишая себя возможности обучиться искусству растворения.
  ** Другой дурной шуткой оборачивается фольклорное мужское стремление к эмоциональной свободе, полный отказ от женской сливающейся любящей части своей души; это, однако, ничем не лучше, чем фольклорное же, мифицифированное женское стремление избежать интеллектуального напряжения и вместе с ним всех интеллектуальных задач и способности принимать решение.
  ** Впрочем, я привожу эти примеры не из удовольствия говорить о неразумном человеческом поведении, а, чтобы меня не упрекали в экстремальном разделении женского и мужского; мне приходиться все время напоминать читателю, что в земном человеческом существе (а других я не знаю) всегда хранится его собственная половина, у мужчины - женская, у женщины - мужская. У одних она хранится в зачаточном состоянии, у других в пробужденном, у третьих в развитом. У одних мужская половина гармонично сочетается с женской, у других они борются между собой, деформирую и уродуя друг друга. Это положение хорошо известно и интуитивно ясно, мне приходится повторять его лишь как дань уважения этой смешанной природе человека. В данном исследовании, однако, меня интересует именно эволюция женского начала, помещенного, как в колыбель, в женское существо.
  ** Итак, говоря о условиях, в которых женщина превращается в Женщину, манифестирующую в мир сокровенные качества женского начала, мы должны уделить пристальное внимание вопросу свободы для этой женщины.
  ** При склонности к ограничению пространства, необходимого для безопасности своего рода, женщины демонстрируют внутреннюю тягу к несвободе. Что еще может объяснить ту радость, с которой женщины входят в глубокие отношения, связывая себя тысячью зависимостей и обязательств? Однако, я совершенно не уверена, является ли эта тяга к ограничению себя природной или воспитанной за последние тысячелетия. Женщины, которые познали внутреннюю свободу, не вынужденную, но вырванную у жизни и социума, повторят вместе со мной, что ни за что не хотят потерять ее вновь.
  ** В момент одиночества, возможно, женщина готова дать что угодно за избавление от него; возможно, по незнанию она не создает правильно начало новых отношений, кидаясь в них целиком; как море, заполняя собой все возможное пространство, разрешая мужчине войти в себя и заполнить себя полностью.
  ** Подобное взаимо-растворение душ, внутри которого происходит алхимический процесс, описанный выше, суть благодать и радость небесная, - при условии, что женское начало производит его по внутреннему эмоциональному выбору, а не под гнетом необходимости. Женщина, входящая в отношения не от избытка сил, порожденных богоподобной свободой, а от недостатка их, приносит с собой лишь малую часть своей внутренней потенции и мощи. Более того, неопытные и незнающие женщины ждут, что этот недостаток сил восполнит мужчина, между тем, как секрет и тайна этого восполнения заключается в разбитии внутренних оков, освобождении своей внутренней силы.
  ** Разрыв старых, прекративших свою алхимическую работу, отношений, бывает чрезвычайно болезненным и даже вовсе невозможным по внешним причинам. В то же время состояние счастья, охватывающее женщину, решившуюся на такой разрыв и сумевшую провести его, не сравнимо ни с чем; вся ее водная эмоциональная структура, ограниченная ранее обстоятельствами и внутренней зависимостью, вырывается на волю, имя которой - бесконечность; весь мир лежит в этот момент у ее ног.
  ** Не важно, происходит ли этот разрыв с мужчиной, подругой или случайным человеком, сумевшим привязать на недолгое время к себе эту женщину; чувство бескрайней свободы тем сильнее, чем большие внутренние ограничения накладывало на нее ее собственное чувство ответственности.
  ** Чем холодней и рассудочнее будет эта женщина, тем слабей и несущественней будут ее внутренние связи, тем меньше свободы будет получать она, избавившись от зависимости.
  ** Чем подлинней и глубже окажется женщина, тем глубже будут ее отношения с окружающим миром, чем больше доверяет она окружающим людям, тем больше вторгаются они в неприкосновенную часть ее внутреннего мира. Только совершив побег из этих ограничивающих ее стен, только познав триумф обретенной свободы, она может осознать полностью, каким внутренним богатством располагает и как не защищенно это богатство от внешних вторжений.
  ** В этом, однако, находится крайнее противоречие, свойственное в целом, женской природе. Вступая в новые полноценные отношения, особенно отношения любовные и преображающие, женщина находится в той же ситуации, как и в освобождении от отношений негодных - весь ее эмоциональный мир активизируется в космической вибрации, весь мир лежит у ее ног, вся ее потенция становится ей доступна.
  ** Обучаясь беречь эту свободу своего эмоционального расширения, женщина, в идеале, может достигнуть того состояния, при котором отношения, захватывающие ее полностью, не угнетают ее полной же внутренней свободы.
  ** Возможно, внешними, крайне прозаическими условиями для этого, может быть обычный социальный набор - экономическая, интеллектуальная и сексуальная независимость. Это не означает, что женщина непременно должна обеспечивать себя сама и менять сексуальных партнеров; речь здесь о независимости другого рода, связанной с применением тайного знания.
  ** Любая женщина знает, что есть миллионы внешних ситуаций, возвращающих ее к изначальной свободе; берег моря является, в этом смысле, местом силы для женщин. Знание этих ситуаций и мест, активизирующие саму память о свободе, также связано с применением тайного знания.
  ** Применение его, в каждом отдельном случае, требует исследования более конкретного. О этой конкретике речь пойдет в следующих главах.
   Сила.
  ** Так же, как существует таинство духа, существует и таинство плоти. Ошибались бы те, кто сводит плоть, человеческое тело, к простому набору физиологических реакций и потребностей.
  ** Ошибались бы те, кто сводит сексуальное желание к простому инстинкту физического размножения. Чего бы стоила вся наша культура и вся история человечества, если бы чувство сексуальной любви между двумя людьми, наряду с религиозностью, моралью и с философским беспокойством ума пробуждающее лучшее, что есть в человеческом существовании - его божественное подобие; чего бы стоила вся наша история, говорю я, если бы за этим чувством стоял бы простой биологический инстинкт размножения.
  ** Вселенная существует в виде непрерывной сексуальной вибрации.
  ** Появление дуальности мы считаем началом сотворенного мира; не стоит же забывать, что появление дуальности, проявленность женского и мужского принципа знаменует непрерывное соединение этих двух начал, ибо только в непрерывном синтезе противоположностей и движении проявляется жизнь.
  ** Все существование мира послушно этому закону соединения и разделения дуальностей, только внутри этого процесса возникает каждый раз новая жизнь, воплощенная в тысяче разных форм.
  ** Физически или ментально, любовное притяжение между двумя человеческими существами должно реализовать себя, ибо непрерывность и множественность этих реализаций является изначальным условием существования мира.
  ** Согласно представлению о политкорректности, следует рассмотреть и так называемый "путь одиночки", но мне не хотелось бы отвлекаться от центральной темы. Прежде всего в данном месте должно исследовать природу сексуальности в жизни женщины, стремящейся реализовать свою свободу внутри пары; возможно, далее по тексту речь зайдет о женщинах, проживающих одиночную жизнь.
  ** Любой, кто имел возможность наблюдать сексуальную жизнь других людей, знает, что сексуальная реализация является источником силы.
  ** Любой, кто наблюдал, знает, что невозможность реализовать свою сексуальность накладывает бремя необходимости, непрерывную раздраженность, анемию жизненных сил, подобно недостатку еды, порождающему в жертвах голода некое вялое равнодушие к жизни. Это не касается осознанного отказа от сексуальных практик, речь идет о внешних ограничениях, превращающихся во внутренние табу.
  **. В культурных моделях нашего общества есть много уродливых и негармоничных феноменов, питаемых несвободой и невежеством. Самое уродливое из них, отрицающее изначальную гармонию бытия, есть попирание женского начала; попирание это начинается в запрете на женскую сексуальность.
  ** Общество, рассматривающая женщину как сексуальный объект, назначение которого - давать наслаждение мужчине, не заботясь о собственном; общество, обрекающее женщину на обслуживающую сексуальную роль; общество, насаждающее сексуальные мифы, не позволяющие женщине реализовывать свою сексуальность, но вынуждающую ее сплошь и рядом имитировать сексуальное желание, - такое общество не оставляет у женщин никакой надежды. Только хитростью и обманом, отдавая свое тело, но не вовлекая свой дух в такой извращенный сексуальный акт, спасается женщина в этих случаях от полного распада личности.
  ** Насколько многих мужчин в состоянии удовлетворить биологический, прокреативный сексуальный акт, настолько мало женщин, получающих удовлетворение в нем; эмоциональная женская природа нуждается в обмене чувствами и эротической игре. Чем больше эмоций вовлечено в эту игру, чем они ярче и полнее, тем полноценнее сексуальный акт для женского существа. Эмоционально насыщенная сексуальная игра есть эротизм; эротизм есть ключевое слово женской сексуальности.
  ** Механическое раздражение гениталий и эрогенных зон может довести женщину до возбуждения и оргазма, однако количество женщин, удовлетворяющегося таким механическим сексом, ничтожно мало. Напротив, неразумно много существует женщин, закрывших для себя сексуальную активность и мечтающую о встрече с прекрасным принцем, вызволяющих их из темницы сексуальной летаргии.
  ** Надежда совершенно тщетна; сексуальная пробужденность либо есть, либо задерживается в своем проявлении; чтобы разбудить спящую красавицу, одного поцелуя мало; мужчина для этого должен обладать пониманием.
  ** Понимание, однако, не является типичной мужской чертой, поэтому мечты эти разбиваются о реальность. Напротив, вырывая у жизни свободу, женщина может сама распоряжаться своей сексуальностью - закрывать ее и актуализировать тогда, когда ей самой это надо.
  ** Секрет реализации женской сексуальности хранится в скрытом женском знании; однако, если знание о продолжении жизни еще присутствует и передается от поколения к поколению, знание о собственном женском эротизме оказывается наиболее табуированной темой в нашем обществе. Табуированность его связана не столько с внешним течением событий, сколько с редкой возможностью применить его на практике; здесь я говорю о сакральном сексуальном акте, в котором мужчина обслуживает женщину (тантрический секс).
  ** Сакральность такой игры заключена в самой постановке вопроса, ибо, только почувствовав себя в центре данной ситуации, только ощущая себя не пассивным объектом чужих желаний, но активным желающим участником, женщина начинает брать себе ту долю энергии и силы, которая ей причитается соответственно всему мировому устройству.
  ** Идеальному гармоничному сексу с необходимостью предшествует осознание женщиной собственных сил и сексуальности; множество пар теряет богоданную возможность счастья именно из-за неготовности женщины к сексуальному наслаждению и незнанию мужчины о своей роли в нем.
  ** Тантрические, равновесные пары, существуют и существовали всегда; благодаря им мир продолжает вращаться, а великое алхимическое делание, соединение и разъединение дуальностей, не прекращается на человеческом уровне.
  ** Время их существования, однако, коротко - ровно столько, сколько длится влюбленность. Научиться за это время брать свою долю силы в сексуальном акте и ввести это в обыденную практику женщина может, если знает, на чем надо сосредоточить внимание. Потребность любящей женщины отдать всю себя любимому человеку сплошь и рядом смещает ее собственные потребности на периферию; необходимо, чтобы был кто-то, кто напоминал женщине, что, не получая своей доли, она лишается постепенно силы. Хорошо, если этим кем-то является сам мужчина.
  ** Фактически, только искреннее желание мужчины видеть свою женщину счастливой запускает механизм женской благодати, которая возвращается к нему же. Сексуальный акт далеко не единственный способ включить этот механизм счастья, но наиболее прямой.
  ** Разумеется, существуют женщины, хранящие знание о том, как побудить мужчину к выполнению своей миссии, участию в дуальном соитии, заключенному для женщины в трех словах: - счастье-сила-благодать.
   Одиночество.
  ** Говорят, что подлинный рай есть единение со всем сущим; так же говорят, что подлинный ад есть полное одиночество.
  ** Для женщины невозможно обрести свободу, не узнав и не полюбив одиночество; одиночество есть наихудшее из того, что женщина в состоянии вытерпеть.
  ** Говорят, что мужчина становится воином, только пройдя через смерть и научившись ее не бояться; тысячи мужчин стали героями, потому что их учили не бояться смерти. Никто не знает, что женщина становится Богом, только научившись не бояться одиночества; тысячи женщин вместо этого сходят с ума от горя, потому что их не учат не бояться одиночества.
   ** Находясь в изоляции, женщина не может осуществить три жизненно важные для нее процесса - получение знаний, обмен эмоциями, поддержание других жизней. Получение знаний, тайных и весьма специфических, и эмоциональный метаболизм, залог счастья и силы, суть две привратные колоны; поддержание жизней суть Храм; только в этих трех ключах содержится скрытый смысл женского существования и способ этого существования; только задействовав эти три ключа, женщина приобретает покой и радость.
  ** Находясь в изоляции, женщина начинает искать любые источники, заменяющие живое взаимодействие.
  ** Что делает женщина, у которой нет никакой возможности узнать о себе? Она начинает читать женские журналы. Бесконечное и непостижимое чтение женских журналов означает инстинктивный поиск женского знания. Те, кто не может его получить правильным путем; те, кто не обладает ясным пониманием, какого рода это знание, те, кто отрезан от его источника, хватается за любое жалкое подобие его. Те, кто не понимает, никогда не поймут, что даже в самых нетребовательных женских журналах между строк зашифровано это знание, которое говорит такой отрезанной от женского сообщества женщине - будь счастлива, это закон.
  ** Женщина, у которой нет подруг и сестер, которая не включена в бесконечные ритуалы взаимообмена тайным знанием, никогда не чувствует себя защищенной до конца, она как путник, который совершает бесконечное путешествие в одиночку.
  ** Однако, это одиночество может быть побеждено, если женщина начинает искать и накапливать эти знания сама.
  ** Обмен эмоциями замещается с еще большим трудом, чем недостаток прямо переданного тайного знания. Бедная эмоциональная жизнь еще губительней для женского счастья и осуществления; водная женская природа требует свободы на своем пути, будучи прегражденной, она превращается в ядовитый источник нервных заболеваний и слабости. Недостаток любви смертелен для женского начала, это зима, когда силы жизни замирают, засыпают, ослабевают.
  ** Женщина, которую никто не любит, которая сама не знает, что такое подлинная любовь, к людям ли, зверям или птицам, к земле ли или небу, обречена на бесконечное одиночество; она никогда не чувствует себя счастливой и растворенной в мире.
  ** Однако, это одиночество может быть побеждено, если женщина начинает искать выход своей замкнутой любви; женщине необходимо время от времени направлять свою любовь на кого-то; если этот человек не возвращает положенную порцию эмоций, женщина начинает умирать. Она посылает все больше и больше люби, стремясь вызвать хоть какую-то реакцию, пока не умирает от полного истощения. После этого она оживает и говорит - смотри-ка! Я выжила! - и учиться искать объекты для своей привязанности более адекватные.
  ** Настоящее одиночество приходит только тогда, когда женщина никому не нужна. Когда труд ее души отвергается миром, и от ее прикосновения не расцветает жизнь, но остается равнодушной к ее присутствию в мире.
  ** Это одиночество, имя которому ад; это то одиночество, в котором нет ни полной самоценной любви, ни подлинной дружбы, ни принадлежности к женскому сообществу, ни боговдохновения.
  ** Внутри этих периодов полнейшей изоляции, когда, кажется, сам бог забывает о своих созданиях, есть тайна, которую по дьявольскому сговору скрывают все от всех. Женщине для полного и окончательного ее созревания необходимо это одиночество; оно необходимо, чтобы сконцентрироваться полностью на вынашивании новой жизни.
  ** Здесь я не говорю о физической беременности, но о той новой жизни, новой Вселенной, которая вызревает внутри нее во время этого одиночества. Так, во время гормональных изменений, в течении пубертата или климакса, а также каждый лунный месяц, есть дни, а порой и недели, когда женщина выпадает из круговращения жизни. Это выпадение знакомо всем женщинам, но ни один мужчина не поймет, о чем я говорю; это время смены крови и подготовки к новому плодородию.
  ** Последнее большое выпадение происходит во время климакса; по множеству свидетельств, только после его окончания наступает ровное и безмятежное время непрерывного плодородия; так, в мусульманских текстах говорится, что мир держится на молитвах старых женщин.
  ** Если бы женщины знали, что время этого адского одиночества посвящено превращению ее в Бога; если бы знали, на чем сосредотачиваться в этот период и как копить силы, чтобы разбить это одиночество, когда придет срок; если бы только женщины знали, что все уже есть внутри нее самой и время остановки и безмолвия им дано для творения... В момент полной изоляции от себе подобных, женщина обладает возможностью создать свой собственный мир, где она будет нужна и любима. Иногда я думаю, что Бог создал мир, чтобы быть необходимым в нем. Так женщина, пробуя себя, начинает создавать новые и новые формы, новые и новые жизни, новые миры.
   Изменчивость.
  ** Все живое кружится, взаимо-обменивается, изменяется; остановка означает смерть, падение в изначальное ничто, нигде, никогда. Пока мир существует, он продолжает меняться непрерывно, это закон.
  ** Из всего, что доступно человеческому познанию, нет существа более переменчивого, чем женщина. Природное, психологическое и божественное соединено в женщине так, что она непрерывно осуществляет перевод одного в другое.
  ** Природное, по праву непрерывной смены крови и изменению гормонального фона, согласно изменениям Луны и года, делает женщину чрезвычайно чувствительной уже на уровне тела. Психологически, по заложенному в ней инстинкту охранения жизней, женщина реагирует на все изменения, ибо ей необходимо подстраиваться под них и перестраиваться непрерывно. Изменчивость высшего состояния женского начала, космогонического ее представления, заключается в непрерывном порождающем цикле, состоящем из нескольких весьма различных фаз - восприимчивость, вынашивание, сам акт рождения, или творения переливаются и взаимопревращаются.
  ** Женское сознание есть непрерывный трепет, вибрация антенны, направленной на весь мир. Грустно ли ее подруге, болен ли ее ребенок, вспоминает ли она вдруг один день из своего детства, меняется ли цвет неба, доходит ли до нее эхо чужих жизней, все это наполняет и переполняет ее кипящее сознание, пытающееся вместить сразу все вибрации Вселенной.
  ** Чувствительность женского существа выше, чем мужского; чувствительность многих женщин так высока, что она нуждается в спутнике, защищающем ее от шума мира, экранирующего непрерывное воздействие мирового движения на чрезвычайно обостренное женское восприятие. В отсутствии такого экрана, одна или другая женщина начинает конструировать эти защиты сама - где-то умертвить, где-то обесточить; где-то приглушить или загнать в подземелье своего подсознания. Ограничить в целом свою чувствительность бывает единственной доступной возможностью спастись от безумия непрерывной изменчивости. Сохраняя стабильность, эта женщина проживает жизнь как в полусне, всегда только куколка, из которой никогда не вылупится ее многоцветная божественная сущность.
  ** Другие женщины, напротив, жертвуют своим покоем и стабильностью ради сохранения этой чувствительности, ведущей их к неминуемому нервному истощению. Далеко не всегда они успевают осуществить хоть что-то, разве что в начале своей жизни, пока еще есть силы и огонь желания; позже мир погребает их под бесконечной лавиной образов и эмоций. В силу высочайшей сохраненной чувствительности такие женщины порождают тысячи ответов на тысячи воздействий внешнего мира, мыслей, движений, слов и поступков; все они вместе, однако, не сплетаются в гладкую ткань, в узорчатый ковер; слова и поступки не достигают своего воплощения в рождении и становлении новой жизни; чрезмерно поспешная изменчивость такой женщины не дает им созреть, как если бы каждый сезон длился не три месяца, а три мгновения, цветы не успевали бы раскрыться, а фрукты приобрести сладость.
  ** Единственным спасением среди этой непрерывной изменчивость есть выбрать один ритм и следовать ему; выбрать ту окружающую нас изменчивость, которая является пульсацией божественного проявления и одновременно нашей колыбелью. Этим ритмом может быть только движение Природы; приходится, однако, остановиться на одном ее проявлении, достаточно мощном, чтобы защитить нашу жизнь, и одновременно сакральном, чтобы не обесценить ее. Такой проявленностью является природа нашей Земли.
  ** Женщина, следующая природному циклу смены времен года, обучается приравнивать свою изменчивость к природным же циклам. Все, что ей нужно, это научиться слышать, как дышит земля и начать дышать вместе с ней. Пусть линия ее изменчивости скользит, как змея, кусающая себя за хвост - годовой цикл движения земли.
  ** Пусть, внутри этого большого круга, вслед за законом крови, женщина будет согласна со своими лунными месячными изменениями; в них заложен тайна и специфичность женщины. Внутри этих кругов все согласно со всем, следуя за движениями светил, женщина не идет против своей собственной природы, не позволяет болезненным деформациям терзать свою душу.
  ** В мизогинно настроенном обществе высмеивается подвижность женской психики, связанная с лунными циклами; как бы сильна не была женщина в свои критические дни, физически она слаба, эмоционально она выпадает из привычной окружающим роли. Безжалостность к ее слабости преследует женщину; издевательство над ее чувствительностью заставляет поверить в собственную неполноценность. Чем выраженней в женщине женское начало, тем больше открыта она всем вибрациям мира и его непрерывной изменчивости, тем чувствительней и тоньше ее нервная система. Чем больше в женщине женского, тем разительней перемены, которые совершает все ее существо внутри вращения года, месяца и дня.
  ** Важно помнить и знать, что женская изменчивость не имеет ничего общего со спонтанным переходом из одного состояния в другое, но отражает глубинное вращение колеса Жизни, переход от одной фазы к другой.
  ** Только женщины, причастные к Великой Тайне женского существования, знают, как завершать одну фазу и как переходить к следующей; круговорот их месяцев и дней, таким образом, всегда остается плодороден; только женщины, умеющие слушать, как дышит Земля в один лад с Небом, знают, как вести круговорот года.
  ** Тайное женское знание, связанное с этими переменами, сообщает вовне только о частном аспекте этих циклов - о зачатии и вынашивании ребенка; этим практически ограничена его общая, видимая часть.
  ** Однако все мы знаем, сколько природной силы вложено в круговращение женских циклов, повторяющих цикличность природы. Тайное знание сообщает нам, как проходить эти циклы; ниже мы будем говорить о этом подробней.
  ** Мужское время линейно, оно идет вперед, вширь, во все стороны, подобно ищущему выйти за собственные пределы мужскому духу. Женское время циклично, оно повторяет само себя. Только соединив их вместе, мы получаем спираль, верное восхождение вверх, в свое будущее, вырастающее из настоящего, как дерево, а не как сорная трава, занесенная случайными ветрами ни на нашу землю. Спиральное время является частью тайного женского знания, о котором женщины говорят только с себе подобными, интуитивно постигая основы собственного существования.
  ** Также мы знаем интуитивно, что изменчивость приобретает свой смысл в ее тетраде подготовка - восприятие - созревание - отдача, внутри специфически женской формы существования, физиологической и эмоциональной. Необходимо искать недостающие слова, не утерянные, но малоизвестные формулы и способы проживания этих изменчиво-повторяющихся круговоротов; вывести их из подчинения высмеивающей небрежности мужского сообщества, установить на верную, хранящую нас основу - Землю; вручить нашу тайную изменчивую природу такому же изменчивому светочу - Луне; оставляя Солнцу, вносящему ясность и дающему жизнь, общечеловеческую, над гендерную часть своей богоподобной сущности.
   Равновесие.
  ** Выше мы уже говорили о тайном женском знании, поддерживающем этическую систему всего человеческого сообщества.
  ** Стремясь понять смысл этого знания, мы должны пристально рассмотреть, какова его ось, что является скрепляющим стержнем и пусковым механизмом одновременно.
  ** Множество авторов указывают на феномен, в которой заключен этот механизм: Любовь есть Закон;
  ** Для людей, однако же, не желающих вникнуть в смысл этого, мистерия тайного знания не раскрывается, а женщины остаются в его глазах существами аморфными, без ясности и внутреннего стержня.
  ** Ясность женского существования суть лучшее, что в нем есть, признак его - невозмутимость; формула его - Любовь есть Закон.
  ** Женщина, достигающая этой невозмутимости, является опорой для всего женского сообщества; конкурентность никогда не была признаком женского начала; напротив, только содружество и взаимопонимание выражают женское взаимодействие с миром.
  ** Означает ли это, что женщина, достигшая невозмутимости, является воплощенной любовью? Нет, это два несвязанных между собой явления; важно это понять и пропустить через себя.
  ** Невозмутимость для женщины достигается созерцанием глубины мира; одного созерцания, однако, мало; эта женщина должна быть способна найти в недрах времен основу бытия, имя которой есть Любовь; далее, женщина должна быть способной связать между собой эту основу творения и мировой Закон; отсюда рождается глубокое понимание того, что Любовь есть Закон.
  ** Эта основа творения есть единственное, что обеспечивает взаимодействие всего со всем, только эта основа удерживает мир от распадения на части и от падения в Хаос; Любовь, как сила притяжения, по сути, есть закон гравитации в его высшем выражении.
  ** Будучи существом изменчивым, женщина всегда слышит изменения мира. Будучи существом охраняющим, женщина соотносит каждое изменение с основой и Законом; женщина осуществляет непрерывное суждение.
  ** На уровне спящего сознания это порождает сплетни; порождает злословие и смятение ума. Злоязычное суждение, которое осуществляет непробужденная женщина, есть низкое состояние женского начала. Любовь к сплетням, однако, не является низостью само по себе, это есть лишь следствие деформаций, которые, не желая того, накладывает деформированное патриархальное общество на женское существо.
  ** Если бы человек знал, как наилучшим образом исполнить то, что заложено в нем, если бы женщины могли обучаться правильному суждению, которое характеризуется непременным прощением - мир был бы лучше.
  ** Когда женщина причастна к знанию, она находит способ осуществлять непрерывное суждение наилучшим способом - уравновешивая все. Прощение заложено в этом равновесии изначально; даже то, что угрожает порожденному ей и поэтому должно быть изолировано, не осуждается такой женщиной; в христианстве этот идеал воплощает Дева Мария, в Греции - Афина Паллада, в Египте - богиня Истины Маат.
  ** Осуществляя суждение, такая женщина одновременно является заступницей; только развитая способность к любви вместе с причастностью к тайному знанию позволяет ей всматриваться в глубину человека, находя там истоки каждого его поступка. Такая женщина, олицетворяя Истину, судит поступки, не осуждая человека; такая женщина всему находит объяснение, поскольку она знает, что бытие скреплено любовью. Все, что делают люди, несет в себе поиск любви, никто и никогда не ищет полного одиночества, которое есть ад; напротив, все ищут занять свое место в общем рисунке бытия. На обыденном языке эта сила, связывающая мир, называется благом.
  ** Умение вглядываться в глубину человеческой природы является естественным женским качеством. Если бы способности женской природы не были скрыты в патриархальном обществе от самих женщин, этому обществу не понадобились бы психологи.
  ** Знание человеческой души, вместе с прихотливым путем этой души, невозмутимая женщина держит на ладони, как бабочку; взвешивая поступки на весах справедливости, такая женщина сама является стержнем этих весов; имя этого стержня - Истина, которая суть не осуждение, но Справедливость.
  Погружая свой взгляд в глубину человеческого существования, такая женщина узнает, что Справедливость есть право на прощение для всех; прощение означает возвращение к источнику нашего рождения, возвращение к тому, что в религии называют именем Бог.
  ** Суд такой женщины не имеет ничего общего со Страшным Судом, на котором грешники будут отделены от праведников. Суд женщины, представляющей Закон, имя которого - Любовь, спрашивает больше с тех, кому больше дано и сострадателен к человеческой слабости.
  ** Невозмутимая женщина внутренне пряма; ее невозмутимость является отражением закона, который впечатан в ее кровь - Любовь всегда права. Спящие женщины все несут в себе этот закон, общество, которое не дает им проснуться, однако, делает их пути извилистыми; они ищут оправдание тому, что не нуждается в оправдании - любви, которая цементирует мир.
   Инициация.
  **. В мужском фольклоре существует идея жертвы, которую приносит человек ради достижения знания и блага. Не побоюсь ошибиться, если скажу, что все учителя и праведники проходили испытания, подобные испытанию Христа, Будды и кельтского Одина. Создается впечатление, что мужчине испытание необходимо для достижения высоких состояний ума и сердца.
  ** Не будучи мужчиной, я не могу судить, насколько это соответствует действительности. Возможно, непременность испытания - всего лишь дань культурной моде, возможно, это действительно необходимый атрибут инициации для мужчин. Для нас важно, однако, не подлинность этой концепции, но ее непреложность.
  ** Непреложность, заметим, в поле мужского развития и мужской инициации.
  ** Огромную ошибку делают женщины, применяющие эту идею к себе. Женщина вообще не должна ровнять себя по мужчине, теряя собственную значимость и тайну; в инициатическом же контексте особенно.
  ** Доминанта и повсеместность мужского прочтения жизни играет, в определенный раз, дурную шутку с доверчивыми женщинами. Культурные заготовки, можно сказать, руководства к действию, апробированные столетиями и тысячелетиями, соблазняют к объединению под лозунгом общечеловеческого равенства в силу своей доступности.
  ** Есть, однако, области, где идея равенства несостоятельна. Ни одна женщина (здесь я не говорю о би-гендерах) не будет совершать половой акт, как мужчина. Имитация его возможна и может быть крайне весела и приятна, но такая фальсификация не приведет женщину к мужскому оргазму с эякуляцией и оплодотворением партнера. Вопросы пола разделены в своем физиологическом базисе, и это само по себе не есть плохо. Плохо может быть только то, что недостаток знания о женском развитии и женской актуализации имеет тенденцию к замещению знанием о мужских процессах: такая подмена вряд ли будет плодотворна.
  ** Возвращаясь к вопросу о принесении себя в жертву в процессе инициации, мы можем увидеть всю безбрежность различий между мужским и женским началом.
  ** Женщина, надо сказать, проходит инициацию собственной кровью многократно. Следование циклическим ритмам луны и поддержание собственного внутреннего цикла содержит весь спектр инициатического посвящения - смерть, разложение, очищение и воскрешение.
  ** Следом за луной, присутствие материального в женщине каждый месяц усиливается, а затем истончается, пока женщина не исчезает на мгновение из жизни, рождаясь на следующий день всегда новой.
  ** В течении месяца, следуя за созреванием своего внутреннего мира, женщина, подобно Луне, проявляется все ярче и ярче в мире материальном, пока не наступает фаза затухания. Идея о чрезмерной материалистичности женщины верна только частично; женщина устремляется к земному, плотному миру, как прилив к берегу, возвращаясь во время отлива к изначальному всеобщему центру, к первопричине и источнику тайны женского начала.
  ** Сохранившиеся в скрытом виде тайное знание требует, что женщина должна провести некоторое время регул лежа, в горизонтальном положении. Еще более тайное знание говорит вскользь о том, как в этот момент вселенная льется через женщину, наполняя ее сопричастностью творению.
  ** Что происходит с женщиной, непричастной этому знанию? Что происходит с миллионами женщин, которые не скользят с прибоем своей крови? Если они проходят с закрытыми глазами мимо своих циклических инициаций, стремясь сохранить стабильность и неизменчивость, сила прилива может сбить с ног, протащить по жесткому царапающему дну грубых форм, утащить на противофазу в глубину океана, в глубины подсознания.
  ** Рождение ребенка, само по себе являющееся мистерией, сопровождается нечеловеческой болью и нечеловеческой же радостью. Вынашивание и вскармливание ребенка связаны с непрерывной и радостной жертвой собственной жизнью ради проявления себя в жизни новой.
  ** Сакральный ритуал умирания и воскрешения ради собственной актуализации в иной жизни, в другом человеке, составляет глубинную сущность, смысл и способ бытия женского человеческого существа. В отличии от мужской инициации, женщина может в эти моменты находиться одна; однако присутствие другой женщины усиливает инициатический эффект неоднократно.
  ** Никто не может провести эту передачу так, как мать своей дочери; есть, однако, всеобщие матери. Они восполняют недостаток женского знания, воцаренный в деформированном патриархальном сообществе.
  ** Не всегда эта циклическая трансформация происходит на физическом плане и связана с рождением ребенка; посвящение себя любимому человеку, питание чужой жизни своей собственной имеет множество разных обличий.
  ** Цикличность женских привязанностей повторяет на уровне психическом и эмоциональном подготовку к зачатию и порождению; влюбчивость является неотъемлемым признаком свободно текущей женственности, не ограниченной ложными законами патриархальной морали. Именно эта подготовка позволяет провести процесс слияния и актуализации любимого существа без поглощения его, к чему склонна неразвитая женственность. Возьмем крайний случай женской неплодности в биолого-социальном ключе - бездетную лесбиянку, не имеющую постоянной пары; монашку или девственную жрицу любой религии; старую деву, мизантропически отворачивающуюся от мира и людей. Каждый из этих типажей имеет свои женские плодные благословенные коннотации - лесбиянка, изливающая свою нежность на любую женщину, готовую принять ее любовь, отдающая себя вся и без остатка благополучию своей любимой, являющейся для нее ее дитем и одновременно богиней-матерью; монашенка или жрица, молитвами которых, как говорят некоторые источники, держится мир; одинокая женщина, трагически привязанная к кошке или собаке.
  ** Посвящение себя любимому существу является для женщины следующим уровнем инициации, это еще не воскрешение для жизни вечной, но уже и не короткая легкая смерть, выпадение из жизни, сопутствующая женщинам во время их гормональных перестроек. Окончательная инициация происходит с первой смертью, переживаемой женщиной - разрывом отношений, смертью любимого существа или только пониманием того, что все, что порождено, подвержено исчезновению и угасанию.
  ** Непробужденная женщина проходит в полусне мимо всех этих инициаций, начиная с инициации крови. Лишенная знания о ритуалистическом смысле своих регул, она не относится с должным вниманием к цикличности событий своей жизни, больше тяготясь ими, чем участвуя осознанно в этом инициатическом цикле.
  ** Однако и пробужденные женщины, а вернее, те, кому становятся доступны части скрытого знания, не всегда умеют погружаться в инициатическую смерть как в отдых, что ведет к печальному истощению нервных сил огромного количества взрослых женщин.
   Смерть.
  ** Отношения мужчины и женщины со смертью также различны в своей основе. Точно также, как и то немногое, о чем мы говорили выше, смерть предстает по-разному в мужском и женском мире.
  ** Повторю в очередной раз, что не знаю с достоверностью, как мужское существо переживает само наличие смерти в его вселенной. В отсутствии этого знания я могу ориентироваться лишь на отражение этого вопроса в культуре; культуре, надо добавить, созданной мужчинами соответственно мировоззрению их управителей.
  ** Отношение женщины к смерти несет одну важнейшую коннотацию, не отмеченную и не присущую, предположительно, миру мужского духа. В силу своей чувствительности и предрасположенности к внутреннему объединению, в просторечии называемому эмпатией, женщина переживает чужую смерть как свою собственную.
  ** Здесь мы не говорим о агонии тела и его боли; было бы слишком жестоко со стороны Творца, если таковой существует, награждать женщину чувствительностью еще и на этом уровне. Речь идет о несчастной для женщины, но спасительной для мира ее склонности сопровождать любимого человека в его последнем пути до последнего же предела, заглядывая по ту сторону реальности.
  ** Сама по себе та сторона реальности, вполне возможно, не так уж и плоха; с этой частью смерти как раз не сложно смириться. Возможно, именно в силу наблюдения этой потусторонней реальности сквозь вуаль смерти, женщины так стихийно верят в бессмертие души.
  ** Трагично в женской судьбе, однако, не это. Наиболее драматичным является соучастие, а, вернее, соприсутствие живой женщины при процессе умирания близкого человека. Вся боль порывания связей с этим миром ощущается ею, как собственная; горе женщины при лицезрении смерти и вынужденном проживании ее так глубоко, что этот рубец уже никогда не заживает в ее душе. Подобна ли смерть рождению? Выпадение из одного мира, сопровождаемого кровью и болью, для рождения в мире ином? Подобно ли участие женщины в смерти участию в рождении? Этого нам не дано знать; хотя интуитивное понимание говорит нам ДА, я не возьмусь продолжать эту параллель.
  ** Еще трагичней для женского существа количество смертей и страданий, которое женщина пропускает через себя. Без преувеличения, можно сказать что в жизни каждой чувствующей женщины возникают периоды особенной обостренности чувств, в которые мир обрушивает на нее бесконечное количество образов и звуков; ее воспоминания активизируется одновременно все, а эмпатия превышает человеческие пределы. Количество смертей и страдания, которое накопило человечество, не поддается исчислению, однако чувствующая женщина проходит моменты, когда все эти смерти и боль отдаются в ней эхом одновременно.
  ** Большинство женщин в отсутствии правильного знания и наставления вырабатывает в себе некий механизм глухоты, который поверхностному взгляду кажется эгоизмом и глупостью. Другие женщины реагируют на этот шум нервным срывом и истерикой. Шутки про глупость блондинок и женщин в целом, являются губительными для всего человеческого сообщества; внушая женщинам мысль о их неполноценности, это глумление делает женщин бессильными.
  ** Иногда я думаю, что среди десяти эгоистичных или истеричных женщин на самом деле девять - всего лишь растерянные и испуганные существа; под маской цинизма и безразличия к чужой боли, в которых они пытаются уверить самих себя, можно разглядеть ужасающее бессилие перед лицом этой бесконечной вереницы смертей, пыток, боли и страданий. Напряжение их внутренних сил, тем не менее, отвечает содроганием на каждое новое известие о страданиях и смертях; сознание такой женщины мечется в замкнутом кругу мировой боли.
  ** Не обладая знанием, женщины не знают, какова их роль в смягчение этой мировой скорби; это бессилие изменить что-либо заставляет их засыпать либо обращаться к мужским механизмам влияния на мир и не заботиться о важной части себя. Только умение женщины слышать и переживать смерть чужого, как собственную, делает ее способной защищать жизнь своих детей с такой яростью; на уровне женщины более развитой, эта защита распространяется со своих детей на весь мир.
  ** Тема смерти, однако, весьма неоднозначна; в сокрытом женском знании есть представление о том, что женщина, потенциально готовая стать матерью, должна думать о жизни, а не о смерти. Поэтому это знание никогда не будет представлено вовне; женщины, постигнувшие его, хранят от него тех, кому еще не пришло время.
  ** С рождением связан и другой аспект смерти, присутствующий в жизни женщины. Великая Мать во всех метафизических системах, Кибела, Геката, Кали, Мара - одновременно является и олицетворенной смертью. Даря жизнь своему ребенку, мать одновременно обрекает его на смерть.
  ** Понимание этого настолько невыносимо, что для женщины существует только два выхода. Первый, путь слабости, вполне человеческой и понятной, диктует женщинам заблокировать свое сознание от этой мысли, кастрировать свое понимание мировых законов и впасть в некий вид глухоты. Второй, путь знания и силы, предлагает женщине устремить свое внутреннее напряжение на постижение изнанки реальности, ее основы и базиса. В прошлый раз мы говорили о Любви, как этой основе, скрепляющей реальность; теперь мы должны сказать о бессмертии, позволяющему никогда не затухать жизни.
  ** Единственное, что может противостоять Смерти и исчезновению, есть Жизнь. Страданию - сочувствие; деятельное сочувствие, о котором надо сказать отдельно. Женщина есть воплощение жизни; Ева, происшедшее из арамейского Хава, означает Жизнь.
  ** Та женщина, которая прошла через созерцание множества смертей, как через свои собственные, сохранив себя и укрепившись, ставит против них свое единственное оружие и щит - Жизнь; открыв для себя тайное знание, становится источником и проводником бессмертной жизни. Свойство порождать новое и актуализировать свернутое в потенции делает женское начало залогом непрерывности жизни в нашем универсуме; это есть главная тайна и предназначение женской сущности.
  ** Мы не можем знать о замыслах и планах Творения, они не постижимы внутри ограниченного земного сознания. Однако мы вольны помыслить об этом и всматриваться в бездну существования своим внутренним взглядом.
  ** Неоспоримо, что существование борется за само себя с небытием. Жизнь побеждает смерть, превращая ее только в форму изменчивости. Жизнь, которая утверждает свою бесконечность, равную бесконечности времени, противоположна смерти, утверждающей свое превосходство, равное точке, поставленной в конце каждого отрезка. Именно само-осознанное женское начало, воплощаясь в человеческих формах (другие воплощения мы попросту не знаем), выбирая сторону Жизни, позволяет ей длиться, не прерываясь; именно женщина, не сломленная лицезрением смертей, находит в себе источник жизни, воды которого она направляет в мир.
  ** Такая женщина является не только жизнью, но и ее источником; сумма всех этих женщин гарантирует круговращение жизни и не угасание ее хотя бы в пределах существования человечества.
  ** Если, согласно Гегелю, бог создал человека, чтобы познать самого себя, то женское начало он создал, чтобы в косной материи постоянно поддерживалась вибрация жизни. Женщина, являясь колыбелью женского духа, знает о своем предназначении инстинктивно; стремление к защите жизни впечатано в саму ее основу.
  ** Эта вибрация обыгрывается в ритуале, который во все века проводились женщинами. Здесь мы говорим про круг ритуала Жизни, или, как он называется в шаманских племенах, ритуал солнца. Как бы и по какому дьявольскому замыслу не изничтожалось бы тайное женское знание, женщины возвращаются к основному своему ритуалу - созданию кругов, подобных старинному вождению хоровода, с определенным внутренним состоянием. Это состояние прямо противоположно трансу, это состояние высочайшей ясности и собранности. Создание целительских кругов известно в рэйки и викке, в шаманских и санторийских практиках. Не всегда и не обязательно в них участвуют только женщины, однако образование этих кругов - исконно женское занятие.
  ** Антропологическая идея, что эти круги символически повторяют солнце, лишний раз показывает, как деформированное патриархальное общество скрывает от женщин их место и предназначение.
  ** Разбивая молчание, я расскажу о ритуальных кругах, встречающихся в воспоминаниях или сознании разных женщин, хранящих эти визуализации как главнейшую тайну. Исключительно редко женщины говорят о этом воспоминании друг с другом; я могла бы сказать, они вспоминают это только при встрече с очень определенными женщинами, входя в специфическое состояние ритуала жизни.
  ** Воспоминание заключается в принципе создания кругов, означающих и функционирующих, как женское лоно. Такой круг является кубком, сосудом для идущей отовсюду энергии жизни; там она концентрируется и увеличивается многократно. Несколько раз я сталкивалась с воспоминанием, которое именуется семеро и одна; это означает круг, составленный из семи женщин с одной посредине. В разных воспоминаниях этим женщинам приписываются венки, или короны, семи различных цветов; центральная фигура носит корону, сплетенную из растений всех семи цветов радуги. Совершая свой ритуал в полдень, стоя по щиколотку в воде, наполняющей широкий плоский бассейн, под раскрытым куполом, центральная жрица совершает копуляцию с солнцем, наполняя свое тело энергией жизни. Дальше в определенной манере она передает эту энергию семи окружающим ее женщинам, передающим эту энергию жизни всем земному шару. Мужчины, которые участвуют в этих ритуалах, традиционно одеты в женскую одежду, как символ того, что они выполняют женскую работу.
  ** Достоверность этих визуализаций спорна лишь в той мере, в которой вообще можно доверять визуализациям; однако, этот ритуал коррелирует со многими практиками целительства и обновления духа земли. Множество женщин, слыша впервые о этом ритуале, говорит: "ДА", не задумываясь ни на минуту; возникает ощущение, что это воспоминание хранится в свернутом спящем виде в женской хромосоме.
  ** Если бы общество не было однополюсно, женщина и женская энергия в нем никогда не уподоблялись бы смерти, а только источнику чистой энергии жизни.
   Равновесие
  ** Будет исключительно полезно, если мы сконцентрируем наше внимание больше обычного. Само слово Равновесие, так же как Гармония, настолько сладко и абстрактно, что разум становится непроницаемым для соответствующих понятий. Только глубокое размышление, сосредоточение, проведенное более внутренним чувством, чем внешним по отношению к нему интеллектом, приводит к равновесию как к исходной точке постижения; сдвинься из нее - и все постигнутое окажется лишь плодом дрессированной мысли либо несоразмерной впечатлительности.
  ** Продолжая тему женской эволюции и взаимопревращений Смерти и Жизни, спустимся в нашу бренную реальность и исследуем, хотя бы и крайне поверхностно, как происходят эти трансформации.
  Возьму на себя смелость утверждать, что к женщине, спящей ближе находится смерть, а к женщине счастливой - жизнь.
  ** Выше мы говорили о том, что в отсутствии возможностей реализовать свое женское начало и склонности - реализовать мужское; доверяя обществу, которое предлагает ей быть ничем, существом без души и высших ценностей; в отсутствии внешних или внутренних стимулов, женщина впадает в нечто, похожее на летаргию. Интересы ее в этом случае ограничиваются явлениями простыми и благополучием, весьма поверхностным, себя самой и собственной семьи. В такой летаргической, практически зомбированной, женщине качества женского начала приобретают свое наихудшее, низкое выражение - эгоизм, как порождение замкнутого пространства, глупость, как противоположность ясности мужского начала, смерть и лишение индивидуальности, как бессмысленное размывание водами своего подсознания своей и чужой жизней.
  ** Во множестве образцов мужской культуры, мужской мысли и онтологии женщина предстает именно в этой низкой, губительной и бесплодной ипостаси; изолируя женщину от знания, эта культура умерщвляет женское начало и дает дорогу смерти; может ли быть более абсурдной сама ситуация, когда общество обрекает женщину на бесплодное существование, угрожающее существованию и становлению самого человечества и мужского начала в нем? Общество, которое вычеркивает все лучшее и подлинное в женщине, может ли ожидать, что это лучшее и подлинное сохранится в его детях? Обрекая женщину на отсутствие само-осознания, не обрекает ли это общество само себя на смерть и вырождение?
  ** Ни одна женщина не остается вполне довольна этим положением вещей; не зная, но интуитивно догадываясь о более высоком своем предназначении, она начинает искать счастья. Счастья, напомним, которое есть инструмент и способ к выполнению животворящей миссии женского начала. Счастье женщины традиционно связывают с любовью и семьей; это не единственная, но наиболее доступная и распространенная его форма.
  ** Не имея возможности находиться в полноценных брачных отношениях, невероятно малое число женщин реализует другие пути счастья, подавляющее же большинство либо вступает в погоню за удовольствиями, долженствующими заменить подлинное счастье, либо переходит полностью на мужской тип существования. Мне неловко говорить о третьем типе женского осуществления, но сделать это необходимо.
  ** Третий путь, который не выбирает ни одна женщина в здравом уме, но по которому столько из нас вынужденно проходить без возможности сойти с него, есть страдание в браке. Страдание, не связанное с причудами любви, но с жестоким отношением. Легкость, с которой мужчина причиняет боль своей женщине, сравнима только с поведением невежественного ребенка, обрывающего лапки насекомым: этот ребенок не знает, что такое боль; никто не торопится сказать ему это; причинение боли слабым ненаказуемо в мире варварского деформированного патриархата.
  ** Измученные этой болью, унижением, высмеиванием, пренебрежением, невниманием, женщины в таких семьях не ждут своего законного счастья, но только покоя.
  ** Таким образом, извращается сама идея торжества Жизни, которая гласит: только счастливая женщина достигает подлинного плодородия.
  ** Ничто не делает ребенка таким сильным и реализованным, как счастливая мать; несчастная мать, недополучая супружеской любви, напротив, превращается в мать ограничивающую, убивая свободный дух развития. Трагедия одной женщины превращается в трагедию многих поколений, пока счастье в супружестве и гармония в семье не возродится вновь.
  ** Граница между Жизнью и Смертью подвижна и изменчива; имя ее - Равновесие, или Гармония.
  ** Выше мы говорили о смерти, или смертях, которые проживает чувствующая женщина. В египетском эпосе говорится, что Изис есть олицетворение космической скорби перед лицом неизбежного умирания. Существует только один способ для женщины противостоять этой энергии смерти, - быть счастливой. Только счастливая женщина в силах продолжать череду порождений жизни, вдыхать жизнь все в новые и новые явления, образы, ситуации, актуализировать жизнь в своих близких и дальних.
  ** Женщины в миллионах семей во всем мире, униженные и высмеянные, обобранные эмоционально и душевно (я не возьмусь винить в этом их мужей, мало кто из них умеет сострадать чужой боли, в деформированном обществе этому не учат), даже не подозревают, что их счастье есть залог сохранения жизни, что быть счастливой - обязанность и привилегия женщины, ибо только тогда могут реализоваться ее муж и дети.
  ** Мужчина, не ищущий сделать счастливой свою жену, вряд ли понимает, что тем самым он обкрадывает своих детей, которые не могут вырасти в равновесии, когда их мать лишена счастья.
  ** Алхимия дуальности такова, что только счастливая женщина становится восприимчивой и плодородной; отражая своего мужчину внутри себя, она позволяет лучшему в нем умножиться многократно; реализуя лучшее в нем, она сама реализуется во всей полноте. Алхимия, или трансформация, в паре становится невозможной, если женщина не будет счастлива; мужчина не получит свою долю благодати, детям, порожденные этой парой, не достанет их доли жизни.
  ** Быть счастливой для женщины есть ее обязанность и привилегия, хотя большинство женщин не догадываются о том, какую роль их личное счастье может сыграть в судьбах мира.
  ** Существует, однако, феномен соотношения мужского и женского, о котором надо сказать особо, прежде чем двигаться дальше. Мир и общество не располагает идеальным равновесием между мужским и женским началом. Все женщины стремятся к счастью, но далеко не все мужчины способны дать им это счастье; более того, количество таких мужчин ничтожно мало; не существует ни традиционного, героического типа мужчины, ни нового, андрогинного преображенного; толпы варваров пляшут на костях старых цивилизаций; толпы новых, эволюционирующих существ мужского пола не признаются обществом как носители новых веяний; в силу тех же причин, что и женщины, эти новые мужчины, тонкие и чувствующие, более способные к состраданию, творчеству, поиску и становлению, чем к конкуренции и агрессии, не имеют ни отдельной социальной ниши, ни знания о своих особенностях.
  ** Смешение проявлений мужского и женского духа значимо настолько, что мы должны особо сосредоточиться на этом пункте.
  ** До сих пор я писала о эволюции и проявлении исключительно женского начала; хотя мы и затронули тему присоединение мужских добродетелей женщиной, находящейся внутри фалоцентрированной культуры, но не говорили еще об этом подробно.
  ** Тот, кто имеет драгоценность, не захочет уже с ней расстаться; совершенно невозможно ожидать, чтобы женщины, познавшие, хотя бы вчерне, такие качества мужского проявления, как ясность мысли, способность принимать решения и социальную активность, откажутся от новых степеней свободы.
  ** Фактически, женщина, сочетающая качества мужского и женского духа, гораздо ближе к полноте человеческого воплощения, чем однополюсные женщины и мужчины; то же касается и мужчин, обладающих чертами женского льющегося сознания. Недостаток знания о ценности и роли женского начала является дьявольским тормозом на пути полноценного воплощения и социального приятия носителей этого духа; общество, ориентированное на изжившие себя образцы гендерных ролей, изначально ложных в мире деформированного патриархата, патриархата, заметим, варварского, а не героического, также не помогает эволюции человечества к свободе и счастью.
  ** Ложная идея о борьбе женского и мужского не может привести ни к чему, кроме новых и новых тоталитарных систем; матриархат или патриархат, все это не более, чем болезни роста человечества. Я не возьмусь гадать, каким должно быть будущее человечества, и каким оно может быть; тем не менее, наблюдение за лучшими его представителями сегодня дает огромную пищу для информации.
  (Говоря о лучших представителях, надо очень ясно понимать, что мы не можем рассматривать звезд и известных личностей; коммерциализация стирает реальность, заменяя ее фантазмами).
  ** Сочетание мужского и женского в современной женщине уже является ее неотъемлемой частью; размышляя о счастье и равновесии в жизни женщины, мы не можем упускать это из виду. Может ли мужчина старого типа, варварского, героического или философского, ограниченного только проявлением мужского начала, сделать счастливой женщину, несущую в себе присутствие обоих, начал? Может ли женщина, доверяющая мифам старого общества, ожидать от новых мужчин, сочетающих мужское и женское, соответствие образцу мужчины старого типа? Эти вопросы я оставляю открытыми; никто не волен решать за человеческое существо, какие пути реализации он выбирает и как он достигает счастья и полноты.
  ** Равновесие, которого может достичь женщина внутри состояния счастья, не может остаться плодным и неизменным бесконечно. Такое равновесие, сравнимое с медовой рекой, незамутимой и непоколебимой, есть состояние духа, наилучшее для вынашивания новой жизни; пробужденная женщина вынашивает новое непрерывно, это является сокровенным смыслом ее природы и выражается в творческом, магическом преобразовании мира.
  ** Вынашивание, однако, должно завершиться родами, манифестацией в мир его результатов; спокойствие и равновесие тогда уступают место активной деятельности и беспокойству. К теме создания новых миров женщиной мы вернемся позже; пока что отметим только то, что касается практического проявления алхимической работы женского существа:
  --- Любовь есть закон; любовь есть смысл и способ существования женского начала.
  --- Жизнь есть щит, который противостоит смерти; любовь, как скрытая пружина и способ, позволяет женщине быть источником непрерывной жизни.
  --- Счастье есть условие, которое не дает угаснуть любви; в отсутствии счастья любовь для женщины превращается в яд.
  --- Женщина, обладающая счастьем, наполнена любовью. Воплощая любовь, счастливая женщина наполняет жизнью мир вокруг себя.
   Невротизим и разрушение
  ** Прежде, чем исследовать дальше эволюцию женского начала и ее пути, мы задержимся на инволюции, движении назад. Низкие качества женского, ведущие к деградации принципа жизни, делают женщину бесплодной и мертвящей; деградация эта питается отсутствием счастья. Женская слабость заключается в зависимости собственного развития от счастья, которым наполняет ее или нет, ее муж или любовник, обусловленность ее реализации их отношением к ней.
  ** Прежде, чем развить эту мысль, оговоримся, что существует все большее количество женщин, вырывающееся из тисков этой зависимости; присоединяя мужские аспекты и развивая женские, женщина достигает той полноты, когда источником счастья становится она сама. Плодородие развитой женщины выражается не только на биологическом уровне, существует особый класс женщин, помогающий другим реализовать себя и сосредоточенный только на этом.
  ** Важно понимать, что подобная полнота достигается в результате эволюции обоих начал, и невозможна при деформации их. Ошибаются те женщины, которые игнорируют потребности женского начала, когда они приносят им боль; этот род феминизма имеет декларативный характер и сомнительные результаты; однако иногда я думаю, что подобное поведение существует больше в легендах мужского эпоса, чем в реальности.
  ** Женщина, испытывающая боль в отсутствии счастливой наполненности, с большой вероятностью приходит к невротизму. Невротические реакции вообще характерны для чувствительной женской натуры; в зависимости от обстоятельств, они переходят или нет в пагубную привычку. Если женщина обладает знанием и поддержкой, этот невротизм, как бы тяжело он не переживался, может трансформироваться в поиск свободы и силы; в отсутствии внешних или внутренних стимулов, напротив, эмоциональный хаос становится источником разрушения.
  ** Женский невротизм, подобно женскому оргазму, есть одна из простейших функций женского организма и психики, подлинность которых не поддается проверке. Странным фактом является то, что мужчины склонны верить в подлинность женского оргазма и в искусственность женских невротических реакций; этот самообман можно объяснить только тем, что так удобней и приятней самим мужчинам.
  ** Я не случайно провожу параллель между этими двумя явлениями - по ощущениям женщины, они зеркально похожи и зеркально же противоположны. Напряжение накапливается и разряжается волнами, пока в своем апогее не достигает финального аккорда; однако, если оргазм актуализирует в женщине чувство полноты и ощущение жизни, невротические реакции ввергают женщину в мир хаоса и смерти. Вихрь небытия захватывает ее изнутри, чувство ужасающей пустоты появляется в солнечном сплетении и расширяется, захватывая всю область чувствования и психики, неся смятение и панику.
  ** Женщина, не достигающая финального оргазма в его полноте, не достигает в сексуальном акте и чувства полноты жизни; женщина, не достигающая пика своего невроза, подавляя его и загоняя вглубь подсознания, не проходит момент полной смерти, позволяющий вернуться к жизни; в этом случае падение в хаос становится непрерывным и длительным, приравниваясь к состоянию умирания. Под пиком невроза не обязательно подразумевается выплеск этого невроза наружу; зная природу этих процессов, женщина со временем обучается следить за ростом своей внутренней смерти в молчании, фактически в согласии со своей природой и своими внутренними процессами.
  ** Хаос является весьма специфической областью, с которой женщина должна уметь обращаться; сейчас мы не будем касаться этой темы, отметим только, что в творческих, экстатических или магических процессах такие погружения играют огромную роль. В отсутствии знания о взаимоотношениях с хаосом и соответствующего навыка, женщина не может реализовать важную часть себя. В условиях осуждения невротизма, женщина старается подавить в себе эти реакции, что имеет такие последствия, как истеризм или полный упадок сил.
  ** Мужское начало, долженствующее исследовать, организовывать и изменять бытие в сторону большей свободы человеческого существа, не всегда имеет собственную волю и активность для этого; мужское начало склонно к засыпанию и пренебрежению своими функциями. Именно тогда женщина, олицетворяющая женское начало, настаивает на его пробуждении и включении; этот процесс является священным в тантрической онтологии и правомерным в физике дуальности.
  ** Общество, пренебрегающее двойственным строением мира, социум, основанный на мужском праве и мужском эпосе и фольклоре, относится крайне негативно к подобному поведении женщины; существует тысячи унизительных фразеологизмов и мрачных шуток о женщинах, старающихся пробудить своего мужчину.
  ** Мужская пассивность, противоречащая самому принципу устройства мира, является одной из негативных колон, поддерживающих женский невротизм; другой колонной является недостаток любви.
  ** Результатом такого соотношения является то, что вместо поиска соответствующей области тайного знания, позволяющего ей использовать эти периоды мрака по их прямому назначению, женщина, как и в других случаях, начинает верить в собственную неполноценность и рассматривать естественные реакции своей природы как болезнь. Такое отношение к самой себе создает идеальную базу для хронической, разрушительной формы невротизма.
  ** Женщина в отсутствии счастья, проживая время невротизма и обособленности от мира, не обязательно становится агентом смерти, инстинкт толкает женщин искать счастье, как пчела нектар. Однако, чем доверчивей и преданней женщина идее любви, тем тяжелее она переживает предательство со стороны своего мужчины. Надо очень ясно понимать, что мужчин готовят к этому предательству с детства - идеи Дамы, Супруги-Сестры и Небесной Девы, фигурирующие в старинных текстах, общество, основанное варварами на разрушенных цивилизациях прошлого, заменило на право сильного по отношению к женщине. Мужчина, являясь животным более сильным, более эмоционально независимым, более свободным и социально более востребованным, по своему произволу отбирает у женщины супружеские привилегии, когда свежесть чувств у него притупляется. В нашем обществе не принято говорить об этом, но жизнь женщины в семье чересчур часто становится невыносима - безразличие и невнимание со стороны любимого человека являются прямым убийством женского духа.
  ** В условиях абсолютного запрета на женское знание в современной культуре, высмеивания и принижения его, женщины редко получают передачу знания от своих матерей; лишившись своей доли наследства, эти женщины не располагают ясным представлением ни о поддержании огня в очаге, ни о сохранении воды в чистоте. Существует представление, что любовь сама по себе служит волшебным источником счастья; иллюзия эта, по закону существования всех иллюзий, заканчивается разочарованием. Получая все меньше внимания и любви со стороны своего партнера, женщина пытается сказать об этом прямым текстом, жалуется, неумело или умело манипулирует эмоциями, добивается временной передышки, но чаще и чаще встречая грубость и непонимание, отвечает вспышками разрушения.
  ** Доведенная до отчаяния от горя, в случаях наиболее грустных, женщина превращается в ведьму. В старинных инкунабулах ведьма представляется женщиной старой и безобразной, разрушающей жизнь из одного удовольствия мстить за свое безобразие.
  ** В реальности, прямо напротив, можно встретить женщин прекрасных и менее красивых, непременно уделяющих много внимания своей внешности; их голос сладок, а следы слез не видны посторонним. Их поведение, как правило, корректно, а слова и поступки разумны. Они могут быть замужними или одиноки, иметь детей или нет. Невроз может быть неприятным воспоминанием прошлого, гораздо реже он присутствует в настоящем, но тщательно скрывается. Они ничем не похожи на ведьм со средневековых картинок; они не хотят никому зла и всей душой жаждут счастья.
  ** Счастье, однако, не доступно им, как и покой; эти женщины становятся источником разрушения.
  Разрушение проистекает из них, как яд, это не активное разрушение окружающего мира, но патологическая бесплодность, невозможность актуализировать чужую жизнь, сколько бы сил в это не было вложено.
  ** Счастье в человеческой жизни - понятие крайне непостоянное, знание о том, как проживать периоды невротизма и отсутствия любви, весьма малодоступно в мире патриархальных деформаций. С уверенностью можно сказать, что практически все женщины проходят разрушительные периоды. Тем не менее, женщины святые, матери всего сущего, встречаются гораздо чаще женщин разрушительных, живого воплощения зла. Процент дьявольских женщин, женщин бесплодных, невротических или просто уставших, прямо показывает, каково отношение мужчин к своим женам в том или другом обществе. Состояние бесплодности редко приобретают патологическую форму; однако надо признать, что этот феномен существует.
  ** Наиболее склонны к такому бесплодию женщины, чьи матери не были счастливы в любви.
  ** Здесь мы касаемся самого сокровенного и трагического момента - несчастливые женщины порождают цепь несчастливых жизней.
  ** Однако и этот феномен имеет свое условие - только женщина, несчастливая в любви, но создающая образ благополучия, является источником смерти в отдаленном времени.
  ** Именно у таких матерей дочери не достигают женской реализации; в семьях у этих женщин тема женского счастья не обсуждается, либо обсуждается в терминах фальшивых и слабо пригодных к использованию. Воспитанные в отсутствии сокровенного знания о обязанности женщины быть счастливой в любви, лишенные инструментов построения этого счастья, дочери в таких семьях не выполняют свою женскую работу, не овладевают навыками женской силы и благодати.
  ** Фактически, они в состоянии искать только то, что восприняли от своих матерей - внешнего благополучия, они просто не знают о том, что может быть иначе.
  ** В семьях, где матери активно несчастны, где женщины не скрывают своего горя, раздражения, невротизма и недовольства, жизнь может превратиться в ад; тем не менее, дочери в таких семьях знают, что счастье существует и что его надо искать; их позиция может быть невротична и болезненна, но не бесплодна.
   ** Бесплодные женщины, дочери несчастливых матерей, с детства получают урок замещения: отсутствие счастья замещается получением удовольствий, вместо золота внутреннего, символически обозначающего Солнце и импульс жизни, они сосредотачиваются на поклонении золотому тельцу. Входя в это колесо потребления, они фиксируют прочную базу для непрерывного невротизма.
  ** Такое состояние души является полной инволюцией женского начала, вместо триады счастье-сила-благодать здесь действует триада отсутствие счастья-невротизм-разрушение.
  ** В чистом виде этот тип встречается исключительно редко; самая бесплодная земля в состоянии питать хотя бы немного жизни; женщины, по-настоящему мертвые, воплощенные зло и смерть, встречаются только в средневековых легендах. Тем не менее, образ этот чрезвычайно устойчив в общественном сознании. Вместо благодати, которой наделено женское существо, патриархальный фольклор концентрируется на стяжательстве и эгоизме низких проявлений женского духа.
  ** Вопрос, который возникает при этом, по сути предполагает грустный ответ. Не является ли такая позиция мужской культуры отражением низкого мужского духа? Не заботясь о счастье собственной женщины, не заботясь о ее душевном здоровье и плодородии, могут ли ожидать мужчины увидеть рядом с собой сияющую, богоподобную, преображающую женщину? И, главное, хотят ли они быть рядом с такой женщиной, которая не даст заснуть их сознанию и впасть в варварство их душе?
  ** Повторяя мысль из сказанного выше, повторим - все женщины хотят быть счастливы, но далеко не все мужчины могут сделать свою женщину счастливой; гораздо больше мужчин, которые провоцируют в женщине болезненные невротические реакции. Существует тайное знание, которое позволяет не допускать своего мужчину до подобной низости; также существует знание, позволяющее проходить эти невротические моменты плодотворно; в другой раз мы поговорим об этом.
   Заточение
  ** Мужской дух путешествует вдаль, женский дух путешествует вглубь. Что происходит с женщиной, отрезанной от глубин своего женского начала, но продолжающей исполнять женскую роль? Она не может двинуться ни в горизонтали, ибо мужчиной не стала, ни в вертикаль, ибо женщина в ней закрыта; она оказывается замкнутой в материи, пойманной в ловушку мира, в котором отсутствует дух.
  ** Для мужчины ограничение физического мира также является ловушкой и кандалами несвободы, однако он прекрасно знает, как здесь можно развлечься; стремление мужского духа к строительству, к переделке пространства, к исследованию мира, в котором мы живем, является прекрасным способом скоротать время, дожидаясь возвращения к истоку своей души. Для женщины, напротив, материальный мир сам по себе пуст, это всего лишь вместилище; женское начало рассматривает материальный мир лишь как колыбель для духа; если дух ускользнул, потерян или умерщвлен, а колыбель пуста, что делать осиротевшей женщине в этом пустом мире?
  ** В этой точке женское начало ощущает себя в тюрьме. Простейшим примером служит домашняя работа, которую те или другие женщины выполняют автоматически, не имея выбора, продолжить ли или оставить этот нескончаемый, никем не оцененный, презираемый обществом труд.
  ** Выходя замуж, устраивая гнездо и рожая детей, всякая женщина счастлива и полна радости; однако не всякая сохраняет эту радость через год, через три, через пять. Замок превращается в темницу, прекрасный принц - в тюремщика или сокамерника. Скованная непрерывной домашней работой, как заклятием злой колдуньи, женщина не находит сил на социально полноценную жизнь, ее мужской аспект, стремящийся к движению и расширению границ, подчиняется диктату тряпки, метлы и кастрюли.
  ** Одни сбегают из этого рабства, другие перекладывают его на профессионалов - бытовую технику или домработниц. Возможность купить все приборы, от тостера до посудомоечной машины, также, как возможность нанять уборщицу, есть великое освобождение от рутиной работы, но не окончательное. В современном сообществе мысль о том, что домашняя работа есть рабство, приняла форму общественного мнения.
  ** Тем не менее, всегда остается группа женщин - заметим, большая группа женщин - продолжающая свой ежедневный труд, вопреки всему и вся. Мало кто знает, что эта работа является ритуальной для женского духа; мало кто обладает знанием, чтобы обозначить периоды этой работы и точки ее изменения.
  ** Прежде чем мы опишем вкратце ритуальную часть монотонного женского труда, заметим, что этот ритуал могут выполнять не все и не всегда; общество, требующее подобной деятельности со стороны всех женщин, по сути, устанавливает законы рабства для этих женщин. Ритуальная часть женской работы заключается в трансовом самопогружении; множество женщин входит в этот транс, занимаясь обычными, на сторонний взгляд, домашними делами. Заметим еще и еще раз, что далеко не все женщины склоны к такой ритуальной медитации, для остальных домашняя работа является каторгой или необходимостью.
  ** Все мы знаем, что подобная работа ограничивает человеческую свободу женщины, было бы, однако, грубой ошибкой при этом назначать свободу и силу всем поголовно, как витамины зимой. Существует огромнейшая группа женщин, посвященных глубокому внутреннему созерцанию, растящие свои сады в безмолвии и в сокрытии их от мира. Работа этих женщин - одна из глубочайших мистерий, и мы не будем говорить о ней прилюдно; фактом является и то, что в отсутствии тайного знания сами женщины не всегда знают точно, что происходит под их напряженным внутренним взглядом.
  ** Фактически, они соглашаются на любую социальную роль, сносят унижение общественного мнения, клеймящего их глупостью, эгоизмом, пустотой и пассивностью. Все, что угодно, лишь бы их оставили в покое и не вторгались в святая святых, в их мир молчаливого созерцания и непрерывного сопереживания миру, направляющего, в силу магичности их работы, мир в сторону жизни.
  ** Символически, работа по уходу за домом повторяет Великую Работу по уходу за миром. Дом женщины превращается в храм, в котором она совершает свою магическую работу. Вычищая его и распределяя вещи по своим местам, она, как и любой маг, совершает заклятие подобия - увеличение чистоты мира и уменьшение хаоса; готовя еду и ухаживая за растениями - совершает заклятие, которое увеличивает энергию жизни во всем мире. Ритуальность такой работы сопровождается особым состоянием самопогружения, транса, отключенного сознания и активного подсознания. Мысли и образы роятся первые минуты в голове медитативной женщины; это, однако, не является состоянием внутреннего диалога, от которого восточные школы советуют избавиться первым - а, скорее, похоже на настройку радио. Подстраиваясь к нужной волне, женщина совершает домашнюю работу как в полусне, плывя внутри своего сознания, как пчела в меду.
  ** Это состояние священной коровы, матери всего сущего, подвергается бесчисленным нападкам и глумлению со стороны деформированного мужского духа, требующего ясности и внешней активности как единственной ценности. Позиция глупости и эгоизма для таких сонных женщин является обыденным щитом, которым они могут оградить свой внутренний мир, пестующий человечество, от вторжения и насмешек. Ловушкой, как всегда, является легкость, с которой женщины верят в подлинность собственных глупости и эгоизма.
  ** Сакральное внутреннее безмолвие, олицетворение священной коровы, олицетворение Матери Мира, Изис или Шакти, сохраняется только у женщин счастливых; муж, семья, круг или общество которых оценивает и уважает их мистическую силу, вибрирующую вокруг них во время выполнения простых движений - приготовления еды, очищения дома, починки одежды. То, что она делает в доме, является ритуалом, дом ее - храмом. Смысл этого ритуала - в магии, накладывающей заклятие роста, чистоты и питания на весь мир. Совершая эти простые действия, женщина входит в некий вид транса, глубокое медитативное состояние.
  ** Медитативная женщина погружается в рутину женских дел, как в еще одно море; будь то ведение дома или светские обязанности; вытирая пыль или проходя по модным магазинам; готовя еду или принимая гостей; - она редко присутствует полностью в нашей реальности, часть ее сознания находится в других измерениях. Требование жить здесь и сейчас не вполне подходит таким женщинам, ибо они не готовы в этот момент осуществлять мужской принцип ясности и активности.
  ** К всеобщему несчастью, женщины в современном обществе не готовы использовать эти периоды для выращивания своего внутреннего сада, а мужчины не всегда умеют оценить их усилия. Ничто так не омрачает замужнюю женщину, как агрессивный вопрос мужа - чем ты занималась целый день? Мужское существо выполняет домашнюю работу лишь в ее логической части, не осуществляя погруженности в тайну бытия; также, мужчина не выполняет попутно множества других дел; он не способен понять, что делает женщина и как; эта неспособность в обществе последних тысячелетий превратилась в откровенную вражду к женскому способу действия
  ** В отсутствии одобрения и эмоционального ответа со стороны семьи женщина теряет стимул, медитативная связь с внутренним миром прерывается, домашняя работа становится источником нервного напряжения и усталости. В этот период материальный мир ловит женщину в ловушку, где нет ни счастья, ни радости, ни связи со своим внутренним источником; в этот же период дом и его каторжное обслуживание превращается для женщины в тюрьму.
  ** Я хочу повторить эту мысль отдельно - чем больше увязает женщина в неодушевленном материальном мире, тем дальше она от одухотворяющего женского начала; тем менее похожим на храм становится ее дом, как бы не стремилась она его украсить.
  ** Вообще, надо сказать, что дом для женского существа всегда символизирует весь универсум; наблюдая за ее домом, можно разгадать загадку любой женщины; мир, который выстраивает женщина, не всегда распространяется наружу, но всегда исходит из ее жилища.
  ** Что происходит с женщиной, когда ее дом становится тюрьмой ее духа? Как ни странно, множество женщин начинают этот дом украшать. Отрезанные от собственного женского начала, оставленные наедине с пустым миром, как с разоренной колыбелью, они начинают отчаянно наполнять его всем, что попадается под руку.
  ** Осознание пустоты этого мира весьма болезненно. Однако, гораздо, гораздо хуже создания мнимого благополучия. Тенденция женщин к самообману скрывается в полном незнании себя самих и своей роли. В ситуации, когда их жизнь и окружение не дают им никакого стимула, когда реальность превращается в тюрьму, женщина кидается в колесо потребления. Создавая миф о благополучии своей жизни, женщина потребляет все - вещи, эмоции, чувства и отношения, музыку, книги и еще раз вещи.
  ** Все это уходит в некую космическую пустоту, не наполняя ее - не оплодотворенная духом, женщина остается бесплодной.
  ** Дом, семья и вся жизнь для такой женщины становятся тюрьмой, местом ее заточения, где она не может осуществить себя как женщина, порождая новые миры и актуализируя чужие жизни.
  ** Наконец, мы приходим к моменту самому тонкому и опасному: вольно или невольно, женщина разрушает эту тюрьму, будь это весь ее мир или только его часть; отношения, которые пережили самих себя или сложившийся набор привычек и вещей.
  ** Разрушить тюрьму, в этом смысле, означает потерю мнимого благополучия. Можно наблюдать бесконечное количество раз, как женщина, создающая вид счастья и образ прекрасной семьи, делает все, чтобы эта семья была разрушена. Часто она сама не осознает своих поступков, ее логика и здравый смысл не дали бы ей поступить подобным образом, она верит, что изо всех сил стремится сохранить эту мнимо счастливую, благополучную ситуацию.
  ** Тем не менее, все, что должно быть разрушено, разрушается в свой момент; чем сильнее женщина и женский дух в ней, тем активней ее подсознание борется с ее сознанием. Женщина слабая, возможно, доверяет голосу разума больше, чем голосу сердца; она никогда не выберется из этой ситуации тотального отсутствия счастья, но будет замещать его удовольствиями. Так или иначе, и это благополучие не вечно; все женщины знают это и именно потому так боятся дурного глаза; однако, мы никогда не знаем с достоверностью - является ли чужой глаз дурным или просто внимательным?
  ** Другой путь освобождения от тюрьмы, в которой отсутствуют свет и подлинное счастье - мужской путь наружу; такой путь ведет к активному, осознанному разрушению нетерпимой ситуации.
  ** Во всех случаях, важно понимать, что женщина не остается в тюрьме духа навсегда; так или иначе, она приходит к своему освобождению. Если бы тайное женское знание не было настолько закрытым, это освобождение не было бы настолько драматично и разрушительно для бесчисленного количества женщин; сохраненные в этой борьбе силы могли бы принести в наш мир больше счастья и покоя.
   Легкость
  ** Существует одно из проявлений смерти, ограничивающее любую человеческую жизнь; оно является скованностью, невозможностью изменить свою жизнь и называется необходимостью. Необходимость - продолжение мира мертвой материи, непрерывно предъявляющий свои претензии на человеческое существование.
  ** Болезни, бедность, старость и отчаяние - вот знамена этого мира; как защититься от его натиска? У мужчин свои счеты с необходимостью, ограничивающей свободу их движения и мысли, отличные от проблемы женщин, видящих в тяжести земного бытия прямую угрозу жизни. В этом исследовании мы не можем задерживаться на мужском способе поиска свободы; отметим только, что технологии, созданные мужской мыслью, могли бы делать наше существование более свободным и радостным.
  ** Мужчина преодолевает необходимость за счет храбрости, которая позволяет ему двигаться и мыслить в экстремальных ситуациях; женщина преодолевает смертельное ограничение необходимости - легкостью, которая позволяет ей надеяться и продолжать жить. Мужчина испытывает страх, но в состоянии осмыслить ситуацию и подчинить ее контролю своего ума. Женщина периодически испытывает панику и неврозы, однако в моменты, свободные от них, в ней можно наблюдать качество, называемое легкостью.
  ** Отсутствие счастья принимает форму невротизма; мнимое благополучие признает догмат необходимости и следует ему; подлинное счастье, не придавая значение необходимости, в женщине проявляется в форме легкости. Синонимы этой легкости - вечная молодость и игра; эти концепции представлены в восточной философии, как признаки женственности. В культуре западной, напротив, философия вообще не занимается проявлениями женского начала, (разве что в негативном аспекте, как, например, у Шопенгауэра и Ницше), а игра, легкость и вечная молодость превращены в коммерческий продукт.
  ** Понимая, что легкость есть признак и принцип неувядаемой женственности, следует говорить о ней и лелеять ее, однако странным образом даже среди самых знающих женщин царит негласный запрет на это проявление женственности. Догмат необходимости и тяжести жизни получил чересчур широкое распространение; это, однако, можно понять, поскольку легкость нуждается в определенных условиях проявления; так, феи и эльфы, образцы вечной молодости и счастья, должны оставаться на своем острове под названием Авалон; внутри современной варварской культуры им не отведено места.
  ** Тем не менее, женское начало продолжает искать счастье и стремится выразить его в легкости; это явление необходимо исследовать, говоря о эволюции и развитии женщины.
  ** Легкость бытия вообще присуще подлинной женственности. Я хочу сказать очень ясно о том, что пока женщина существует, она ведома надеждой; что подлинная женщина не старится, поскольку часть ее души всегда остается неизменной. Циклические обновления обновляют не только ее кровь, но и дух; подобно Луне, подобно морю, женщина всегда изменчива, но природа ее неизменна.
  ** В любой женщине существует закрытая от всех область сознания, в которой эта женщина непрерывно мечтает; существует область духа, в которой женщина не подчиняется тяжести бытия, но сохраняет магическую легкость. Любая женщина всегда помнит саму себя в начале своей жизни; вечная юность и девственность, доброта и надежда всегда остаются неприкосновенными в глубине каждого женского существа. Только это качество свободы от мертвой материи делают женщину сосредоточием духа, ангельским существом, феей, небесной девой, скрытой под весьма земной оболочкой.
  ** Легкость, с которой женщина отрывается от земных забот, легкость, с которой ее душа вплетается в мир грез и воспоминаний; эта самая легкость перехода в другое состояние духа ясно показывает, что женщина, по своему внутреннему свойству, существо ангельское, между тем как ее тело и психика могут быть ревностно привязаны к материальному миру.
  ** Мы говорили выше, что единственным оружием против смерти для женщины является жизнь; теперь мы рассмотрим одно из конкретных проявлений этого. Чем счастливее женщина и спокойней, тем наполненней она жизнью, тем легче ее душа, тем меньше в ней напускной серьезности и поверхностных страхов; тем меньше на ее душу наложено цепей и заклятий.
  ** Матери, которые воспитывают дочерей, должны быть непрерывно внимательны к пульсации жизни и счастья в них. Дисциплина, серьезность и ответственность необходимы для выживания в нашем мире, однако чересчур часто суровое воспитание превращает эти качества в отравленные стрелы, распинающую душу на кресте необходимости. Необходимость является величайшей ложью, сковывающей все человечество дьявольской цепью; если бы ее ставили в один ряд с болезнями и стихийными бедствиям, родители учили бы своих детей преодолевать ее, а не приспосабливаться к ней.
  ** Женщина, избежавшая ловушки абсолютной веры в необходимость, обладает божественной легкостью. Ее смех, звук ее голоса, ее манера двигаться и смотреть, все отличается от манеры других людей, прибитых необходимостью к земле. Детское, юное, доброе и доверчивое есть непременные атрибуты этой легкости; в идеальном случае, к ним прибавляется мудрость и знание, чтобы уравновесить легкость на весах гармонии. Женщина, являющаяся одновременно юной и старой, радостной и знающей, - идеал и образец проявления женского начала; добавляя к юности и старости зрелость, плодородную и порождающую, мы получаем три лика богини, образ Великой Матери всего сущего.
  ** Говорят, что на таких женщинах лежит печать харизмы, однако это не совсем верно. Правильнее было бы сказать, что они отражают счастье в наш мир, нечто неуловимое, изменчивое, но захватывающее дух у всех, кто соприкасается с этим феноменом.
  ** Если бы родители понимали, что истинная ответственность перед миром их дочери заключается не в социальной корректности, а в собственном счастье, множество учебных заведений бы обезлюдело. Величайшим грехом является обучению девочек чувству долга вместо навыка счастья. Такое воспитание можно сравнить с воспитанием в бедных семьях - вместо навыка богатства, детей приучают к мысли о тяжести бедности; вырваться из этой ловушки получается далеко не у всех.
  ** Важно понимать, что сами родители далеко не всегда хорошо понимают, что есть счастье; находясь в изоляции от глубинных источников, мать не может предложить дочери ничего, кроме рефлекторной защиты; как может мать обеспечить своей дочери ее счастье и силу, если ей самой не была передана традиция женского счастья, если цепь передачи в ее семье прервана много веков назад?
  ** Возможно, поэтому в психологии так устойчив миф о расторжении внутренних связей с родителями; необходимость от освобождения от этих зависимостей приравнивается к возможности создать новую, более продуктивную личность. Есть разумное зерно в идее не следовать негативным программам, однако, в каждой женщине скрыта возможность легкости и тяга к счастью.
  ** Женщина, постигнувшая легкость, уже не доверяет необходимой серьезности и тяжести мира; на собственном опыте, объединяющем опыт всех душ, она знает, что гусеница и бабочка - это не одно и то же, ей не приходится отчуждаться от своего прошлого и семьи; напротив, она испытывает невыразимый восторг от созерцания этой мистерии, в которой необходимость уступает права свободе.
  ** Есть несколько ситуаций, способствующих обретению этой легкости - счастливая любовь и счастливое материнство; привычка наполнять жизнь явлениями легкими и прекрасными; чувствительное восприятие музыки, природы, поэзии и философии. Все лучшее, что может произойти в жизни женщины, само притягивается к женщине, обладающей этой легкостью.
  ** Вернее было бы сказать, счастье и радость, исходящие от женщины в этом состоянии, заряжают пространство вокруг нее, мир, как и всегда, отражающий только нас самих, возвращает ей ее собственную радость. Женщина в состоянии легкости обладает даром надежды; в этот период она сама становится надеждой для мира.
  ** Если раньше мы говорили о женщинах, хранящих тайное знание; о других женщинах, актуализирующих чужие жизни и жизнь мира в целом; о женщинах, в ритуальной невольной магии очищающих мир от хаоса, - теперь мы говорим о женщинах, в которых сосредоточено счастье мира.
  ** Важно понимать, что любая женщина хранит в себе все эти состояния, заданные в потенции. Возможно, это художественное преувеличение, а, может, и нет, но я возьмусь утверждать, что состояние счастья присуще женскому началу на некотором уровне генезиса, самого его строения. Я также возьмусь утверждать, что это состояние счастья является той питательной средой, в которой развивается новая жизнь, чтобы быть продолженной; это счастье является внешним, человеческим выражением закона любви, которая охраняет все сущее, как сила гравитации, от потери формы и обеспечивает взаимопритяжение.
  ** Состояние легкости является наивысшей манифестацией женского знания, как бы болезненно не было отсутствие слов и средств для его выражения. Это знание, говорящее о том, что мир устроен правильно, что мир основан на любви и ради продолжения жизни, является тайной женской религией всех времен и народов. Такая счастливая легкость сродни глубокому душевному здоровью. Неврозы и одиночество, через которые проходит практически каждая женщина, являются только моментами инициации в тайное знание, клапаном, который предохраняет женщин от животного состояния счастья, в которое так легко упасть при благоприятных условиях.
  ** Именно это состояние воздушного, невесомого парения противостоит тяжести земли, в которой оказывается женщина, теряющая саму себя. В следующей главе мы рассмотрим, как разрешается этот кризис перехода из одного состояния в другое.
   Магия
  ** Продолжая тему превращений, которые проходит каждое женское существо во время своей эволюции, тех превращений, во время которых женщина обучается слышать все голоса мира и понимать все живое, надо объяснить, чем отмечен каждый из этих переходов. Время изменений для женщин связано со слезами; плач женщины является не только жалобой, но и оплакиванием мира, полного страданий, оплакиванием жизней, которые заканчиваются смертями, оплакивание всех детей, своих и чужих, которые не смогут сохранять непрерывное счастье; оплакиванием всех горестей и печалей вместе.
  ** Кажется, что слезы размывают барьеры, отделяющие женщину от самой себя. Плач женщины означает, что она больше не может выносить того, что происходит с ней, и осознает свою слабость и незащищенность. Слабость вообще является очень человеческим качеством, так же, как страх и бессилие; признание их освобождает от ложной гордости и самодовольства. Удивительным образом, но следом за этим происходит трансформация; когда женщине самой кажется, что она повержена и разбита, в момент полной темноты и отчаяния, происходит поворот ее сознания и внутри него рождается спасительный выход.
  ** Не все женщины способны к освобождающему плачу и не всегда, иногда он заменяется на сухой жар, который похож на лихорадку; такое внутреннее жжение не приносит той легкости и успокоения, которую способны принести слезы, но выполняет ту же самую роль - меняет нечто важное внутри женщины, алхимически преображает ее в новое, более свободное существо.
  ** Это преображение совершается, когда женщина внезапно перестает плакать и начинает заниматься магией. Давайте рассмотрим это подробней.
  ** Женская магия отлична от мужской, и это интуитивно понятно всем женщинам. Однако, потеряв знание о самих себе за время патриархата, женщины забыли, что именно является ключом к женской магии. К счастью для всех, это знание настолько сильно впечатано в женскую генетику, что раскрывается само и совершенно неожиданно; к определенному возрасту практически все женщины постигают возможности собственной интуиции и мягкого влияния на мир.
  ** Тем не менее, диктат мужской мысли усложняет передачу знаний и техник женской магии; в настоящее время ее можно встретить скорее в качестве спонтанного проявления развитой женственности, чем в качестве закрепленной и осознанной традиции. Это несложно исправить; обмен знаниями между женщинами в последние десятилетия сильно ускорился; можно надеяться, что все женское сообщество начинает осознавать свою силу и потенциал.
  ** Чтобы понять особенность женской магии, вспомним разделение магии на эзотерическую, внутреннюю, и экзотерическую, внешнюю.
  ** Заниматься внешней магией могут практически все; заметьте, я не говорю, что эта магия дает результаты; изменения внешнего мира под управлением ритуалов такой магии редко соответствуют ожиданиям; здесь я говорю "редко", чтобы не говорить "никогда".
  **. В мире внешней магии, обращенном на исполнение желаний мага, вообще много путаницы, главная из которых связана с его нечетким разделением с понятием колдовства. Определение, по которому маг накладывает свою волю на окружающий мир, в то время как колдун является только проводником чужой воли, духов или эменталей, хоть и красиво, но весьма спорно. Не углубляясь сейчас в эту тему, отметим только принципиально мужской подход к этому типу магии: он оперирует такими понятиями, как воля, мысль, действие, спланированное изменение.
  ** Ритуалы и способы этой магии описаны неоднократно; их можно изучать и экспериментировать с ними. Средневековые гримуары были созданы мужской мыслью; по своему построению и логике они сродни научным трактатам.
  ** Другой вид магии, являющейся внутренней, эзотерической, недоступен интеллектуальному изучению; человек приходит к нему через серию инициаций, открывая сродство своего внутреннего микрокосма внешнему. В некоторых традициях это именуется подключением к собственному центру, в других - подключением к космическому каналу; эти названия употребимыми только в рамках собственных течений, стороннему уху их звучание кажется помпезным и несколько ограниченным.
  ** Важно, однако, не это, а сокровенный смысл внутренней, истинной магии. Он заключается в осознании человеком универсальных законов и планов творения; только пройдя этот этап, человек, становящийся подлинным магом, начинает проецировать эти законы на нашу реальность.
  ** Говоря проще, подлинный маг не ищет прямое сделать кривым, а кривое - выпрямить; подлинный маг, постигая подлинную меру и форму всех вещей, мягко подталкивает их к осуществлению собственной формы и смысла.
  ** Оставаясь человеком, подлинный маг продолжает иметь собственные желания и стремления; впрочем, перед лицезрением всеобщих законов эти желания меняются весьма сильно. Из всех путей, которые простираются перед его внутренним видением, из путей, заметим, которые не он придумал, но только прочел в линиях бытия, подлинный маг выбирает наиболее милые ему, чтобы активизировать их воплощение.
  ** Такой род магии не наносит вреда миру, поскольку не идет против его воли; такой маг не накладывает свою волю поверх чужой, но ищет осуществления тех потенций, которые уже существуют.
  ** Этот род магии следует признать женским. Подлинное женское существо, эволюционируя, становится все более восприимчивым и чувствительным к скрытым посланиям мира; постигая его смыслы, женское существо, в силу природной своей склонности, активизирует некоторые из этих вибраций. Думая о них, поддерживая или создавая особые ритуалы, женщина направляет мир в сторону заданных самим этим миром изменений.
  ** Возникает справедливый вопрос, - почему женская магия, если она настолько распространена, не проявляет своего присутствия в мире? Надо всегда иметь в виду, что женское существо наиболее магично по отношению к людям, которые для него или нее эмоционально важны. Подавляющее большинство женщин концентрирует свою силу для охраны и питания людей наиболее важных эмоционально, прежде всего собственных детей.
  ** Вытеснение женщин из социальной сферы и замыкание их на собственной семье фокусирует женскую магию исключительно на близком окружении женщины; на другом полюсе находятся монашенки, а в античности инициированные жрицы. Только последние сотню лет женщины в современном обществе начинают выходить из скорлупы домашнего хозяйства; сейчас мы можем ожидать оформления женской магии в систему и распространение знаний о ней.
  ** Важно понимать, что такая внутренняя магия достигается изменением самого человека. Фактически, все магическое усилие направлено на прикосновение к своему внутреннему источнику, на слияние его с мировым океаном; в силу безусловного ощущения женщиной этой причастности всего ко всему, ей не приходится совершать большее усилие, чем войти в воды своей души.
  ** Мужское существо проделывает тот же самый путь для совершения внутренней магии; разница заключается в изначальной предрасположенности женского начала к слиянию и взаиморастворению, к навыку женщин, обладающих развитым женским духом, к вхождению в воды мирового океана, к чувству безопасности, сопровождающего женщину в ее обращении к своей льющейся природе.
  ** Каждый раз, когда женщина входит в период плача, это означает, что внутри нее начинают подготавливаться изменения. Я совершенно уверена, что всякая женщина, плача о собственной боли, одновременно оплакивает всю боль мира; плача от несправедливости или обиды, нанесенной ей, оплакивает все обиды, всю несправедливость мира. Являясь символом прямоты и праведности, тонкая женская чувствительность не позволяет ей забыть о том, что есть мировой закон. Уклонение с путей этого закона, нарушение равновесия мира каждый раз угрожает всему существованию.
  ** Женщина, охраняющая жизнь мира, как львица своих детенышей, выходит из себя, сталкиваясь с угрозой, которую несет жизни нарушение равновесия, иначе называемое несправедливостью.
  ** Оплакивая мир, оплакивая боль и страдания всех детей этого мира, женщина оплакивает и мертвого бога внутри самой себя. Чем больше она плачет, чем совершенней ее искусство плакальщицы, тем легче пробудиться этому мертвому богу. Скрытое имя этого бога - счастье и покой; когда этот бог просыпается и улыбается, женщина перестает плакать. Так, наступает момент, когда женщина вдруг перестает скорбеть и внутри нее загорается свет. В этот момент женщина переходит от оплакивания к деятельности, от скорби к магии.
  ** Все, что было написано выше о подлинной магии, закодировано в сознании развитой женщины. Хоть вспышкой, хоть отблеском понимания, но посреди самой черной скорби и горя наступает момент ясности, в которой женщине открывается вся сила ее могущества.
  ** Не смиряться с давлением мира, но преобразовывать его в сторону жизни, набирая свою силу в счастье и отчаянии, есть природное свойство женского существа. Если бы женщины не были так трагически разъединены и замурованы в безмолвие, если бы женщины обладали знанием о собственной магии, утоляющей боль, мир мог бы быть гораздо счастливее.
   Солнечная женщина
  ** На предыдущих страницах столько раз мы говорили о инстинкте охраны жизни, который впечатан в сознание женского существа, что было бы просто невежливо закончить эту книгу, не посвятив отдельную главу пониманию жизни женщинами.
  ** Прежде всего, надо упомянуть, что и у женщин, и у мужчин присутствуют два одинаковых центра витальности, то есть жизненных центров - один в паховой области и один на уровне диафрагмы. Связано ли их помещение там со строением нервной системы, как объясняет физиология (или так, как я понимаю физиологию), или с распределением чакр, как говорит восточная энергетическая система, сейчас нас волновать не должно; примем просто допущение, что эти центры витальности существуют, что они расположены в этих двух областях и что они одинаково важны для мужчин и женщин.
  ** Будучи центрами витальности, они оживляют мертвую материю; я, однако, подозреваю, что подобные жизненные центры есть у любых животных; именно они позволяют с такой настойчивостью стремиться к размножению и к собственному выживанию. Понимание Жизни через эти низшие центры сводится к очень низкому ее уровню, поддерживающему количество живой массы в нашем мире, но не вполне отвечающему высшему предназначению человека.
   ** Третий центр жизни, сосредоточение высших помыслов и ценностей, у женщин и мужчин расположен по-разному. В философских и религиозных традициях этот высший центр уподобляют Солнцу; именно о солнечном отображении в человеческом существе мы будем говорить, как о наиболее важном принципе человеческого понимания Жизни.
   ** Я допускаю, что кто-то может со мной не согласиться и не вижу в этом ничего предосудительного; я излагаю не более чем те концепции, к которым я пришла в результате исследования и пристального внимания к своеобразности женского начала. Возьму на себя смелость утверждать, что солнечный принцип в мужском существе проявляется в ясности животворящей мысли; иными словами, с интеллектуальным познанием; в восточной схеме этот центр называется шестой чакрой, аджной, и размещается в середине лба.
  ** Важно вспомнить, что в патриархальной культуре солнечный принцип считается мужским. Это, однако, крайне однобокая трактовка животворящего солнечного принципа; не всегда и не всюду она принята как догма.
  ** У женщины - когда мы говорим о женщине, как о колыбели женского начала, а не о ее социальной, деформированной в современном социуме, роли - солнечный центр расположен на уровне сердца, в plexos solar; в восточной системе чакр ему соответствует анахата. Солнечный принцип отображен в женском существе добротой; посвящение собственной жизни продолжению жизни всеобщей делает женщину носителем подлинной тайны бытия.
  ** Исследуя эволюцию женского начала в реальной, земной женщине мы должны сосредоточиться на понимании самого женского начала; знание и исполнение его принципов является тем самым путем, на котором женщина достигает полной гармонии и осуществления. Приятие в себя чужих жизней всегда было естественной склонностью развитых женщин; щедрость и самоотдача в их пестовании и поддержке проявляются, так или иначе, в любой женщине.
  ** Молчание, которым современная культура окутывает все, связанное с исполнением женского принципа; сведение женской роли до обслуживания собственной семьи и изоляция женщин от знания о самих себе делает крайне сложным эволюцию женщины.
  ** Такое положение похоже на слабо подтвержденные предположения о эпохе матриархата, когда обслуживающая роль выполнялась мужчинами. Рассказы о этнических группах, еще в 19 веке оставлявших новорожденных мальчиков в горах и содержавших своих мужчин в хлевах, подобно животным, весьма похожи на вымысел; само существование этих легенд, однако, показывает, насколько несовершенной, по человеческим критериям, является любая однополюсная система.
  ** Матриархат не был бы ничем лучше патриархата; отчуждение от себя своих сыновей, братьев и мужей не сопоставимо с солнечным принципом доброты женского начала; точно также, как отчуждение женского начала не сопоставимо с солнечным принципом ясности, глубокого понимания смысла бытия, присущего развитому мужскому духу.
  ** Слияние мужского и женского начал ведет к возникновению систем или существ более и более полных; внутри современной деформированной уже до абсурда культуре возникает вопрос, приводящий в тупик и ум и чувства - если в мужчине не культивировано высшее, что несет в себе мужской дух, а в женщине запрещено к проявлению то высшее, чем обладает дух женский - соединение чего и с чем происходит? Низшее состояние мужчины и женщины объединяется для выполнения низших функций; совместное создание дома такими непробужденными женщиной и мужчиной мало чем отличается от создания логова животных.
  ** Безусловно, солнечные принцип ясности и доброты в своей потенции присущи любому человеческому существу; Есть, однако, одно существенное различие между тем, как эта потенция развивается в мужчинах и женщинах.
  ** Весьма сомнительно, чтобы мужчина в низшем состоянии нес в себе активное стремление к свету и разуму, что в одиночестве и темноте он в состоянии пробудить свой солнечный принцип. Мужской дух активизируется среди себе подобных; изначальное образование или нормы, заложенные в воспитании, необходимы для освобождения мужского существа из темноты неодушевленной жизни, где он бродит, подобно животному или пребывает в неподвижности, как гриб.
  ** Напротив, женщина в любом состоянии ощущает в себе свой солнечный принцип; ее потребность в любви и поддержании жизни дают о себе знать даже когда эта женщина живет в совершенно животном окружении.
  ** Я не хочу сказать, что женщина всегда ведет себя, как святая; было бы сильным преувеличением утверждать, что доброта и щедрость присущи всем женщинам и всегда; тем не менее, женщины беспробудно эгоистичные, безразличные ко всему, кроме себя самой, встречаются также редко, как мужчины с абсолютно ясным созидательным умом. Здоровая, хотя бы наполовину, женщина всегда обладает порывами щедрости и доброты, они как подземные ручьи, которые из ее подсознания стремятся вырваться наружу.
  ** Проявленная в своем животворящем принципе женщина по праву может быть названа солнечной.
  ** Не следует думать, что солнечной женщине легко осуществлять себя в мире. Труд ее доброты не вознаграждается социально; напротив, чем больше в ней проявлен солнечный принцип, тем больше ее щедрость и открытость эксплуатируется обществом.
  ** Чтобы получить все, что дает этот солнечный принцип, надо уметь его воспринимать. Было бы наивно думать, что доброта и щедрость солнечного принципа заключаются в угождении другим; сплошь и рядом истинные мотивы, мотивы заботы о жизни и ее развитии остаются незаметны.
  ** Такая женщина может казаться чрезмерной людям более мелким, чем она. Необходимость воспринимать зов жизни, передаваемый вселенной через такую солнечную женщину, может чрезвычайно раздражать мелкого человека.
  ** Наивысшей эволюцией и наибольшей проблемой для женщины, также, как и для мужчины, становится актуализация обоих солнечных центров. Развитие женского духа, сострадания и доброты превращает ее солнечный центр в источник тепла, к которому непрерывно стремятся люди и звери. Присоединение мужских качеств, автоматически происходящее в современной культуре, развитие мужского духа, заложенного в потенции в любой женщине - также, как в потенции в любом мужчине заложено женское сострадательное животворящее начало - обеспечивает женщине ясность и силу мышления.
  ** К такой мыслящей теплой женщине остальные люди притягиваются, как мотыльки к свету; однако ее труд и забота не остаются оплачены. Более того, общество, фактически, отвергает солнечную женщину, хотя предварительно и использует ее доброту.
  ** Среди реальных живых людей гораздо проще найти солнечных мужчин; солнечные женщины, если только не складывается удачно их социальная жизнь, как ни странно, часто бывают сломлены, уставшими, либо замаскированы.
  ** Почему это происходит - тема для отдельного исследования; однако это объясняет, почему в современной культуре так мало встречается женщин, воплощающих идеал проявленности женского начала и одновременно всеобъемлющей полноты.
   Голос.
  ** Мы рассмотрели, весьма и весьма в общих чертах, что является солнечным центром Жизни в женском существе; называя этот женский солнечный принцип добротой, мы подразумеваем, что это одно из имен
  женского начала, подобно тому, как Бог не имеет собственного имени, но только эпитеты, которые мы присваиваем ему.
  ** Доброта отличает женский дух от всего остального существования Вселенной; все, в чем присутствует хоть немного доброты, обладает тем самым определенным количеством женского начала.
  ** Доброта, однако, не может защитить сама себя.
  ** Вся известная нам история человечества похожа на развитие ребенка во взрослого человека - сначала под давлением внешнего мира он утрачивает себя, чтобы стать похожим на окружающую его действительность, потом весь остаток жизни ищет возвращения к самому себе.
  ** Можно предположить, что человечество в процессе своего развития сначала адаптировалось к окружающей его слабо одушевленной материи; становясь старше, оно начинает тосковать по своей изначальной чистой природе.
  ** Параллельно общему процессу, женщины проходят одновременно свой собственный. Этот процесс, происходящей с женской частью человечества, привел к глубокому сну, в который погрузился женский дух с социальной точки зрения; те немногие функции, которые присущи женщинам с точки зрения патриархальной культуры ни в коем случае не выражает всего разнообразия и потенции живой женщины.
  ** Мы находимся в том периоде, когда женщины уже вышли из этого сна, как из могилы, однако им еще требуется время, чтобы осознать самих себя; время это ни в коем случае не будет долгим, поскольку информация среди женского сообщества распространяется весьма быстро.
   ** В процессе борьбы за выживание доброта оказывалась излишней; вместе с ней женское существование было вытеснено на периферию общественной жизни. Феминизм, как бы много не сделал для освобождения женщины в ее правах, никогда не ставил в центр своих интересов утверждение доброты как главного принципа человеческого существования. Мне никогда не было понятно, почему борьба за возвращение женщины в социум основывалась не на ее наиболее сущностных чертах, но на исключительно поверхностных социальных аспектах существования.
  ** Это не означает, что женщины потеряли связь со своей глубинной женственностью. Так же это не означает, что глубинная женственность трактуется ими самими как слабость, соблазнение мужчины и украшение себя; такое представление является коммерческим продуктом и делает из женщины не более, чем товар. Те женщины, которые играют в эти игры взаимного потребления, в глубине души прекрасно знают о том, как устроен мир и для чего они в нем; эти игры являются лишь способом заполнить паузы между событиями действительно значимыми. К глубочайшему сожалению, современная жизнь устроена так, что множество женщин переживают такие значимые события весьма и весьма редко, некоторые - только раз или два за всю жизнь.
  ** Подлинная глубинная женственность выражается в тайном знании. Мы столько раз упоминали о этом знании, что перед окончанием этой книги, которая есть не более, чем набросок, совершенно необходимо остановиться на нем.
  ** Доброта есть центр женского существования и выражается в щедрости, с которой женщина отдает себя другим. Тайного знания доброты не существует и не может существовать, так как она равна самой женской природе.
  ** Знание, которым обладают женщины, касается не смысла жизни, а способов ее поддержания. Смысл жизни для женщины заключается в самой жизни; это есть мистерия, которую открывает для себя любой человек рано или поздно.
  ** Для огромнейшего большинства женщин этот смысл не нуждается в словах и именах, инстинктивное религиозное чувство приковывает их неусыпное внимание к любым проявлениям жизни.
  ** То, что нуждается в систематизации и облачении в слова, есть тайное знание о путях жизни; именно этим занимается каждая женщина все отведенное ей время.
  ** Это не значит, что у каждой женщины хорошо получается эта работа; проблемой является не столько природная способность или неспособность той или другой женщины, сколько доверие окружающих к подлинности ее тайного знания.
  ** Это исключительно важный момент, от которого зависит качество жизни всего человечества; хотя в разных культурах уважение к женскому знанию варьируется, в культуре западной оно минимально. В то же время именно западная культура, в силу своего технического и политического развития, контролирует жизнь всей человеческой цивилизации, - достигается ли это через видеоряды рекламных роликов или через политические коалиции, в контексте данного исследования нам безразлично. Важно отметить, что единственной культурой, полностью отторгающей женское начало, является культура христианских стран; это тем более удивительно, что идеалы добра и любви, то есть женской проявленности, выражены в христианстве, официальной религии западного мира, как ни в какой другой.
  ** Фактически, миром управляет сообщество, наиболее далекое от идей дуальности и ценности женской роли; тайное женское знание является более закодированным в нем, нежели в других этнических группах. В поиске этого знания женщины западной культуры обращаются к культурам других этносов, шаманским, тантрическим и таоистским идеям дуальности; это, однако, является не более чем побегом от реальности, от собственной западной цивилизации, которая умрет, если ее женщины не вдохнут в нее новую жизнь.
  ** Возрождение глубинных источников женского духа в западной культуре следует искать в большей, нежели в других этносах, рассудочности женщин; техногенная, мыслительная, просветительская деятельность западной культуры имеет свои коннотации в соответствующем ей женском тайном знании.
  ** Надо очень хорошо понимать, какую роль играет женщина в обучении своих детей и мужчин универсальным законам Вселенной; надо очень хорошо понимать, как именно делает это женщина в контексте ежедневных житейских дел; надо понимать, что, только легитимировав свое тайное знание, западная женщина сможет обучать свою семью согласию и соответствию мировым законам на уровне таких простых ежедневных действий, как уборка мусора или правильная осанка. Пока это глубинное понимание всеобщей связи не получило своего признания в обществе, силы женщины уходят больше на то, чтобы ее голос достиг слуха ее детей и мужа, чем на саму организацию жизни и улучшение ее.
  ** Пока женщина сама интерпретирует свою привязанность к универсальному порядку и гармонии как фобии чистоты и невротические блокировки, вместо того, чтобы учиться и учить, взаимо-обмениваясь с другими женщинами тайным знанием, она доводит до болезненной обостренности конфликт между своим тайным ощущением правоты и покорным согласием с общественным мнением, высмеивающим и унижающем женскую сосредоточенность на создании собственного гнезда.
  ** Стремление создать собственную Вселенную в своем доме вообще очень глубокая тема; равенство женщины Богу в создании собственного мира вообще не является признанной функцией женского существа; только мужчина предполагается в своей потенции равным Богу. Между тем, если считанные мужчины, истинно просветленные, достигают этих высот сотворения собственного мира, практически каждая женщина, организуя свой дом, создает одновременно собственную Вселенную, повторяя с точностью законы Макрокосма, но варьируя его формы в зависимости от собственных вкусов.
  ** Сейчас мне хотелось бы вернуться к теме тайного женского знания, передаваемого ей в форме обучения своей семье при выполнении ежедневных дел по поддержанию дома.
  ** Говоря о тайности этого знания, мы не подразумеваем его намеренную скрытность; тайность его заключена только в том, что надо быть женщиной, с ее лунными циклами, чувствительностью, потенцией к порождению нового из собственного тела и крови и инстинктом охраны, порожденной ею жизни, чтобы понять всю мистерию этого знания, касающегося изначального устройства мира и его отображения в нашей земной жизни.
  ** Информация, передаваемая женщинами во внешний мир, не всегда понятна прямой и логической мысли. Так, женщины, рассказывающие друг другу, как в их семье готовят суп, для постороннего уха являются не более, чем двумя пусто-речивыми дурочками; мужчины просто не знают, сколько закодированной информации передается в этот момент. Отношения в семье, наследование традиций или разорванность их, легкость или тяжесть, обладание любовью и покоем или проживание тяжелого момента - все, о чем было написано в этой книге, одна женщина вычитывает из разговора с другой внутри диалогов о грубой прозе бытия.
  ** Точно таким же образом, женщина пытается передать своим близким знание о устройстве мира через символы земной жизни - обучая их тому как общаться с другими людьми, как следить за чистотой, как относиться к смене времен года и изменениям собственного тела, как мыть тарелки и закрывать двери, как не разбрасывать обувь и заправлять постель ежедневно, - все, чем наполнена ежедневная жизнь, является манифестацией высших законов порядка и равновесия.
  ** Фактически, в этот момент женщина говорит не от своего имени, но от того высшего, что манифестируется через нее; употребляя банальный контекст насущных необходимостей, она пытается вдохнуть смысл и цель в земное существование.
  ** Семьи, где женщина пользуется уважением и где есть доверие к ее знанию, порождают детей все более способных и свободных поколение за поколением; женщины в этих семьях проживают все более счастливую жизнь, а здоровье, психическое и ментальное, у членов этой семьи становится все крепче. Семьи, в которых к женщинам относятся с пренебрежением, вырождаются от поколения к поколению; это касается не только моральных качеств, но самого психического и эмоционального здоровья.
  ** Только там, где женщина уполномочена обучать своих детей правильным действиям, достигается достаточная гармония с жизнью, чтобы обеспечить выживание высшего в человеке; вопрос о тайном женском знании и его передаче, таким образом, становится центральной темой в возрождающемся женском самосознании.
   Творение
  ** Мы не знаем с достоверностью, является ли наш Универсум сотворенным, или он возник случайно. Тем не менее, абсолютное большинство людей воодушевлено верой в изначальную причину творения мира; эта вера не всегда имеет четкие формы и совпадает с официальной, титульной или мировой религией. Религиозное чувство может не соглашаться с прямой трактовкой авраамических, шаманских, индуистских космогоний; символизм мифологии может ускользать от грубого и линейного восприятия. Однако, как бы не было ориентировано религиозное сознание человека, вера в творение духа, а не случайную композицию мертвой материи присуще человеческому существу, ищущему источник собственного происхождения.
  ** Сейчас нам совершенно не важно, как строятся отношения отдельного человека с теологией; в конце концов, вера и религиозное чувство - понятия сугубо личные, и никто не имеет право вторгаться в эту интимную область. Важным, в контексте заключения данной книги, является всеобщий аспект любого религиозного чувства, утверждающего подобие Бога и человека.
  ** Подобие это, или божественное начало, есть не что иное, как способность к творению. Стремление воспроизвести себя не только биологически, как животное, но и духовно, как высшее существо, вдыхая жизнь в бесконечное разнообразие форм, есть проявление человеческой природы; таким человек был создан и таким остается до сих пор.
  ** Мужчина и женщина и в этом аспекте проявляют себя различно; само по себе это кажется очевидным. Тайное знание, воплощенное в старинных, но сохранивших жизнеспособность, культах, говорит, что изначальный импульс творения не имел пола, только после того, как он разделился на дуальность, на мужское и женское, началась история нашего мира.
  ** Мужской дух, стремясь к расширению бытия, стремится к изменению уже существующих форм.
  Вылепить горшок из глины или произвести электричество из воды - вот проявления мужского преобразующего начала. Оплодотворяя своей мыслью косную материю, мужское существо провоцирует ее преображение, именно в этом акте сравниваясь с Богом. Исследования и изучение окружающего мира, к которому устремлена мужская мысль (что не означает, что мысль такого рода появляется только в мужской голове), всегда направлена на расширение границ познания, позволяющее преобразовывать мир все более сложным способом.
  ** Общемировые законы исследуются мужским духом и копируются в его творениях, как гарантия наибольшего совершенства его деяний. Отраженные в обычных мирских делах, эти законы теряют свою внушительную мистичность и переходят в разряд практических приемов; мужчины, не сосредоточенные специально на изучении этих законов, легко забывает свое бого-подобие и тогда выполняет свою работу не как богочеловек, но как человеко-животное или как механический неодушевленный автомат.
  ** Работа, лишающая человека такого бого-подобия, отупляющая ум и чувства, превращающая человека всего лишь в неодушевленный механизм, является поистине дьявольской манифестацией несвободы материального мира. Человеческое общество будет весьма далеко от совершенства, пока существуют подобный вид работ, за которыми не стоит какой-либо идеи, пробуждающей в человеке его свободный дух творения.
  ** Женский дух проявляет свою бого-подобие совершенно иначе; он стремится к созданию собственной Вселенной.
  ** Чтобы понять, как это происходит, достаточно посмотреть, как женщина обживает новое пространство. Купе поезда; кресло самолета; гостиничный номер; студенческое койко-место; снимаемая по бедности комната или купленный новый дом, - процесс всегда одинаков. Женщина, обживая новое для нее пространство, создает некий непроницаемый кокон вокруг него.
  ** Важно понять, что женщина склонна отмечать границы свей Вселенной в момент ее построения - обиталище женщины выполняет ту же функцию, что женское лоно; оно является неким сосудом, где космический дух, попадая туда в виде разнообразных энергий, может оплодотворить косную материю этой замкнутой Вселенной.
  ** Стремление мужчин отметить границы для женщины по меньшей мере странно, а по большой - глупо; только сама женщина может знать, где пролегают границы ее мира, будь то в сфере дома или социума; ей может не хватать уверенности в себе, и она будет преуменьшать свой мир, но никогда не преувеличит его. Женщина не склона позволить своей Вселенной набрать больше энергии, чем она может выносить; эти процессы регулируются на каком-то внутреннем природном уровне; так, физически здоровая женщина рожает обычно одного ребенка, случаи близнецов встречаются гораздо реже; рождение пяти или шести детей одновременно, что не сочетается с энергетическим ее балансом - исключение абсолютное и редчайшее. Точно так же женщина не берет на себя больше творческой работы, чем сможет выполнить; строя свой мир, как отражение всеобщей Вселенной, она одушевляет только ту часть пространства, которая является натуральным продолжением ее самой.
  ** Проблемой, скорее, является нежелание множества женщин использовать свой потенциал бого подобия; вместо того, чтобы строить собственный мир, они всего лишь копируют страницы женских журналов; в условиях непонимания самих себя и собственных возможностей, женщины не задаются целью создать мир своих снов в собственном доме. Навык такого созидания у женщин отсутствует; в большей или меньшей степени женщины пытаются сделать это интуитивно, но ставят возможность создать мир своих снов в зависимость от своего бюджета.
  ** Современная цивилизация, однако, дает все необходимое для того, чтобы практически каждая женщина могла создать себе такой мир; этот творческий акт требует мужества и свободы, но усилия его минимальны.
  ** Я не перестаю спрашивать себя, - если бы женщины обладали знанием не тайным, но явным, своего творческого потенциала создания миров; если бы эта работа оплачивалась и уважалась также как работа мужского духа по созданию новых технологий - сколько времени бы прошло, пока не возник бы проект совместного превращения нашей планеты в цветущий сад?
  ** До сих пор проявление этого творческого женского духа царит только в искусстве, более всего - в кино и на сцене; оно превращено в коммерческий продукт, как и другие проявления женского начала.
  ** Если бы создание гармоничной Вселенной на нашей планете было бы женским проектом, сколько времени продолжались бы войны, голод, бедность и невежество? Не захотели бы все женщины сообща создать мир своих грез, свободный от насилия и боли?
  ** Социальные проекты, направленные на улучшение мира, не функционировали бы гораздо эффективней, если бы были созданы женским духом, умеющим обустраивать миры, а не мужским, сконцентрированным на числах, социальном конструировании и распределении?
  ** Женское сознание, однако, не участвует в этих проектах в полную мощь; как и все остальное в нашей культуре, они являются порождением мужского сознания.
  ** Все напряжение женской души, посвященной непрерывному созданию и поддержанию миров, в которых их близкие и дальние могут находиться в относительной безопасности, не оплачивается и не признается обществом; счастье женщины, таким образом, довольствуется созданием Вселенных весьма небольших, едва лишь вмещающих ее собственную семью.
  ** Можно ли поверить, что женское начало не способно на творческую созидательную работу в больших масштабах? Замыкая женщину только на ее семье, не совершает ли общество собственного самоубийства?
  ** Как бы не выходила западная женщина на социальную сцену в последнем веке, вряд ли можно говорить о подлинном приятии обществом женского духа; скорее, мужская сторона женского сознания получила право на существование, женская же по-прежнему остается в тени или даже еще более заблокированной, чем раньше.
  ** Разговор о женском качестве сознания только начинается; множество женщин, уже говорящих об этом в отдельных, до сих пор изолированных группах, нуждаются в активном обмене женским знанием прямо сейчас.
  ** Кризис терпения женской части человечества дополняется тем фактом, что появляется огромное количество мужчин, активно проживающих такие женские качества сознания, как сочувствие, мягкость, отказ от насилия и компетенции и преданность любви. Являясь новыми, прогрессивными членами общества, они весьма часто оказываются в положении изгоев, поскольку не в силах совершать типично мужскую, номадическую (кочевую) работу мужского эго - наложения собственной воли поверх воли мира; миролюбие и творческое преображение реальности в сторону мира и всеобщего счастья объединяет этих мужчин с женщинами, несущими в себе подлинный женский дух.
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"