Дмитренко Сергей Павлович: другие произведения.

Погружение в горизонт ч.1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Погружение в горизонт ч.1 (Горизонт II)


ПОГРУЖЕНИЕ В ГОРИЗОНТ

ГОРИЗОНТ II

Часть 1. С вдохновеньем

Возвращение "сказки"

  
  
   -- Я не понимаю тебя, Крис, зачем тебе это надо? - решительно, уже в который раз заявлял мне Лео, - ну, объясни мне, зачем тебе нужно учиться водить космические корабли, это при твоих-то практически безграничных возможностях, тебе их что, мало?
   Мы лежали поздним вечером у костра на берегу озера на моем любимом Лизарде, который служил нам постоянной базой, и уже в который раз вели нескончаемый спор на одну и ту же тему.
   -- Нет, не мало, но дело не в этом..., - опять таки уже в который раз отвечал я своему мохнатому другу. Хотя, честно говоря, я и сам очень смутно понимал свое желание. Может быть, хотел доказать самому себе, что я что-то могу, без всяких своих, так "милостиво" подаренных мне ОП, замечательных способностей. А может быть, просто по-хорошему завидовал тем парням, которые по-настоящему покоряли космос на своих, таких прекрасных, стремительных кораблях.
   -- И это все, что ты мне можешь сказать?
   -- Лео, ну что ты опять завелся. Хочется мне научиться летать - и все тут! Вдруг такое умение когда-нибудь пригодиться.
   -- Очень интересно, это когда же? - продолжал упорно допытываться у меня Лео.
   -- Да сам не знаю, но вдруг нельзя будет воспользоваться своими способностями, а надо будет обыкновенно, как пилоту, вести корабль. Представь себе, что возникнет такая ситуация.
   Лео не соглашался:
   -- В этом случае к твоим услугам всегда есть Транспортник!
   -- А вдруг и Транспортником в этой ситуации нельзя будет воспользоваться? - упрямо продолжал гнуть свое я.
   -- Такого не бывает! - решительно заявил Лео. - Транспортники приходят по зову везде и всегда, а с тобой такого и в принципе не может произойти, ты их любимчик. Мне кажется, что они к тебе прибывают уже тогда, когда ты только сам смутно начинаешь об этом думать. А они уже, бац - и здесь! Особенно этот, твой знакомый, такой..., самый огромный.
   С этим аргументом нельзя было не согласиться, но я не хотел так просто сдаваться:
   -- Лео, отстань! Ну что здесь такого? Почему тебя это так волнует? На Шеридане, я узнавал, есть отличная летная школа, которая готовит настоящих ассов. С моими новыми способностями я ее окончу в два счета.
   Мы немного помолчали, потом я неожиданно даже для самого себя сказал:
   -- И, кроме того, я когда-то, в юности, мечтал стать пилотом космического корабля.
   -- И что?
   -- А то, - немного смущенно сказал я, - что, кажется, сейчас я свою мечту смогу осуществить.
   Мы опять помолчали, потом Лео также неожиданно сказал:
   -- Ты знаешь, наверное, это все нормально, Крис, я просто забываю, какой же ты еще молодой!
   Я смутился, немедленно "ощетинился" и бросился в атаку:
   -- А причем здесь мой возраст? Если хочешь знать, мечтают все и мечтают в любом возрасте. Вот скажи мне, Лео, у тебя есть мечта?
   Лео надолго замолчал, потом неуверенно ответил:
   -- Никогда об этом не задумывался.
   -- Вот-вот, - обрадовался я такому повороту событий, - а хорошо бы задуматься. Вот подумай и скажи мне, какая у тебя мечта?
   -- А она что, обязательно должна быть? - через некоторое время неуверенно поинтересовался мой напарник.
   -- Конечно. Ты же мыслящее существо и должен к чему-то стремиться.
   Лео надолго погрузился в молчание, потом, как обычно, мысленно мне передал:
   -- Я хочу отлично справляться со всеми возложенными на меня обязанностями, помогать тебе.
   Я рассмеялся:
   -- Нет, Лео, это не мечта, это то, к чему ты предназначен, твоя функция, твой способ жизни и существования, а мечта - это что-то высокое, недостижимое, как..., - я на секунду задумался, потом неожиданно даже для самого себя выпалил, - как, например..., белый кит!
   По-моему, Лео был ошарашен, я его таким редко видел. Он сел, уши его встали торчком, ну, настоящая собака, да и только, которую что-то внезапно насторожило.
   -- А что, его так тяжело поймать?
   -- Да нет, ты не понимаешь, его и природе никто никогда не видел, но он должен, обязательно должен где-то быть.
   -- И что?
   -- А то, что многие искали его и не нашли.
   Лео помотал головой:
   -- Не понимаю, зачем искать то, чего в принципе не существует.
   -- Н-да, - как же объяснить моему другу, что такое мечта. Я задумался, похоже, я привел не совсем удачный пример, - ну, хорошо, ты знаком с моим миром, правда?
   -- Естественно, такое мог бы и не спрашивать.
   -- Хорошо, так вот, сколько на Земле прекрасных существует сказок, легенд, разных преданий. Ими заслушиваются не только дети, но их любят и взрослые люди. Ты не задумывался, почему? Так вот, я тебе отвечу - мы так устроены, что все время о чем-то мечтаем.
   Лео на некоторое время задумался, потом поинтересовался:
   -- А если вдруг твоя мечта осуществляется, то что тогда?
   -- Ну, тогда мы начинаем мечтать о чем-нибудь другом.
   В этот раз Лео надолго замолчал, молчал и я, глядя в вечернее небо моей такой прекрасной планеты. Рядом в траве тихо пели цикады, где-то далеко прокричала одинокая ночная птица, одна за другой загорались звезды, призрачные луны огромными елочными игрушками светились в небе. Я себя чувствовал спокойно - я был дома. Лизард - мой второй после Земли дом, а может первый, я даже не хотел для себя это выяснять. На Земле оставались все мои родные и близкие, там я родился и вырос, здесь же, на Лизарде, после долгих космических вояжей, находила успокоение моя душа. Отлежавшись и "зализав" свои раны мы Лео отправлялись на Землю, где и жили некоторое время как обычный человек и его любимая собака, потом опять же наступал тот час "х", когда мы оба отправлялись в очередное космическое путешествие.
   Лео неожиданно мысленно фыркнул:
   -- А эта, твоя дурацкая бредня о драконах? Ее ты хоть оставил?
   -- И не думал, - оживился я, - обязательно найду их когда-нибудь. Ты, кстати, никогда не слышал о созвездии Енотова Шкура?
   Лео ненадолго задумался, потом ответил:
   -- Нет, не слышал.
   -- Говорят, что там их родина, - мечтательно протянул я, - искал ее очень долго, почти всю свою жизнь, один очень хороший человек, да вот так и не нашел. Вот бы нам с тобой ее найти!
   -- И что тогда?..
   Ну вот, опять - двадцать пять.
   -- Привезем парочку сюда, пусть здесь порезвятся.
   -- Ты это серьезно? - не на шутку всполошился Лео.
   -- Да нет, нет, успокойся, это я шучу. Но было бы очень здорово найти их где-нибудь.
   -- Но чтобы ты потом с ними делал? - продолжал допытываться Лео.
   Я задумался на минуту.
   -- Вернул бы людям их сказки! - И вот здесь я задумался по-настоящему.
   Почему бы в действительности не существовать этим прекрасным крылатым существам? Столько о них сложено легенд, сказаний! Какие же они на самом деле? Огненные? Разумные? Или просто животные? Злые или добрые? Интересно, есть ли такие легенды у других рас? Надо бы не забыть поинтересоваться у Лидинга.
   -- Ты это о чем сейчас думаешь? - забеспокоился опять Лео, почувствовав мое состояние.
   -- А что такое?
   -- А то, что у тебя на лице какое-то дурацкое мечтательное выражение, мне оно совсем не нравится. Я тебя уже хорошо изучил - такое выражение у тебя обычно появляется перед какой-то твоей очередной авантюрой.
   -- Брось, Лео, - возразил я своему другу, - и вовсе то были не авантюры. Вспомни, кто нам подбрасывал эти задачки.
   -- Да, но как ты их выполнял.
   -- Как это как? Нормально, по-моему, что-то я не могу припомнить ни одной неудачи, а ты?
   Лео только фыркнул вслух.
   Где-то далеко по своим странным воздушным делам путешествовал Хеос, а мы молча лежали, любуясь вечерним небом. Было хорошо и спокойно вот так лежать, ни о чем важном не думать, лежать и неспешно вести праздные разговоры, а потом поздним вечером посидеть за костром, а утром проснуться бодрым и готовым к действию. Но, наверное, такое вот волшебство встречается только в сказках. Такой вот сказки у нас в этот раз не получилось. Внезапно мгновенно, как молния, ко мне прошла передача от Лидинга. Я глянул на Лео, судя по его напряженной позе и вставшим торчком ушам, он тоже получил это послание. Ничего удивительного, ведь мы фактически одно целое. За эти несколько лет, что мы провели вместе, он стал такой же неотъемлемой частью меня как рука или нога, да что там говорить, я скорее расстался бы с какой-либо частью своего тела, чем с Лео.
   То, что в этот раз нам передал Информаторий, меня просто потрясло. Думаю, что и Лео был потрясен не меньше. Пару мгновений мы молчали, глядя друг на друга и переваривая полученную информацию.
   -- Ну, что, дружок, скажешь? Веселые дела, правда? Вот и помечтали? - Я с горечью рассмеялся. - По-моему, то, чем нам с тобой предлагает сейчас заняться Лидинг, превосходит самые безудержные мечты? А помнишь наше первое путешествие? Такое, "безумно сложное"? Как там эту планетку с такой смешной желтой травкой называли, не помнишь?
   -- Кора.
   -- Вот-вот, Кора. Смешно, правда? - Я только скрипнул зубами. - С ума они там все посходили, что ли?
   -- Крис, ты это о ком? - всполошился Лео.
   -- О ком, о ком, - проворчал я, - сам бы очень хотел это знать. Ну не Лидинг же все это придумывает, кто-то же эти задачки ему подбрасывает, ты как думаешь?
   -- Ты хочешь сказать, что...?
   -- Вот-вот, именно это я и хочу сказать. Наши милые наставнички издалека делают нам привет ручкой. Не оставляют нас без внимания, а я уж было подумал, что мы с тобой совсем одни, хотя, честно говоря, где-то в глубине души я был уверен, что Лидинг с ними связан, хотя он меня все время всячески уверяет в обратном. Вот теперь все и подтвердилось!
   -- Ну, а то, что мы все эти годы делали с тобой сами? - живо поинтересовался Лео.
   -- Ха, сравнил тоже. Это были задачи, так сказать, местного значения. Даже не задачи, а так, задачки. Ты же видишь, что нам с тобой предлагают сейчас.
   -- Справимся как всегда.
   Я глянул на своего мохнатого друга, он не кривил душой, а был совершенно во мне уверен. Спокойно смотрел на меня ясными глазами и ждал наших действий. Честно говоря, это было очень приятно, грело мне душу.
   -- Конечно, справимся, - уже бодрее сказал я, - когда это мы с тобой не справлялись. - Но сам я далеко не так был в этом уверен - уж больно грандиозная задача перед нами в этот раз ставилась. Я для проформы поинтересовался:
   -- А может быть, Лидинг ошибся, ведь может же быть такое?
   -- А ты такой случай помнишь? - вопросом на вопрос ответил мне Лео.
   -- Нет.
   -- Ну, вот видишь. Крис, что будем делать?
   -- Что делать, что делать? - проворчал я, - сначала вернемся на Землю, потом все как следует обдумаем, а там и посмотрим.
   -- А время?
   -- Господи, Лео, ну подумай только, что здесь может значить наше с тобой время - просто одно мгновенье, - я на секунду задумался, представив себе всю грандиозность поставленной перед нами задачи, - знаешь, даже меньше мгновенья. Нет, надо сначала подумать и хорошо подумать, прежде чем что-либо предпринимать. Что-то мне это совсем не нравится - такое впечатление, что мы уже начинаем вмешиваться в ход естественных событий, а это никуда не годится. Поэтому мы, дружок, спешить не будем, сначала смотаемся домой, а потом нанесем визит Лидингу и по душам с ним поговорим, ты как на это?
   Лео, естественно, согласился, а Хеос всегда был согласен со мной, чтобы я не говорил или делал. Возвратившийся ласковый ветерок, свернувшись у меня на шее, успокаивающе нашептывал мне истории о своих удивительных странствиях по планете.
   Земля нас встретила настоящей зимой. Была средина февраля, и мело так, что страшно было высунуть нос на улицу. Странное что-то в этом году творилось с погодой: лето было непривычно сухим и жарким, всю осень дули сильные ветра, а зимой к ним в гости с севера прилетели их свирепые коллеги, да так и остались, и всю зиму на улицах мела настоящая пурга. Снегопады, обычно такие редкие и не очень-то обильные в этих краях, в этот раз просто замучили город. Снежные заносы толстым слоем лежали на крышах домов, превращали машины, неосторожно оставленные на улицах, в горбатые кучи снега. Старинные соборы превратились в огромных заснеженных великанов, а река в серую ленту, в которую основательно вмерзли многочисленные баржи и катера и по которой стремительно пролетали немногочисленные любители катания на льду. Снегоуборочные комбайны не справлялись с непогодой, что позволяло в газетах изо дня в день обсуждать одну и туже тему - почему муниципальные службы в этом году так плохо подготовились к зиме.
   Но нас это все не касалось - в нашем доме всегда было тепло и уютно (я уже в который раз поздравил себя с таким замечательным приобретением). Горел огромный камин, распространяя по всему помещению приятное тепло. Мне дом очень нравился, а о Паоле и говорить нечего. Если сначала она с некоторой опаской относилась к его необъятным просторам и большую часть времени проводила в своем старом доме, из которого мне почти насильно приходилось каждый раз забирать ее, то теперь все было наоборот. Неуловимый аромат очарования старого дома взял свое, медленно, исподволь, он приручал мою жену, и я не раз заставал ее замершей от восхищения перед какой-то деталью средневекового интерьера, а когда наступили осенние холода и мы первый раз по-настоящему разожгли камин в большом зале, вопрос этот, все время терзавший меня, решился сам собой. И теперь, придя, домой, я обычно заставал картину, уже ставшую привычной - на ковре, перед горящим камином, лежал, свернувшись серым клубком, кот, а среди вороха исторических журналов и книг, с какой-нибудь толстой старинной инкунабулой лежала моя жена. Лео немедленно пристраивался рядом, а через некоторое время к ним присоединялся и я. И такой веселой компанией мы обычно могли проваляться целый вечер. Правда, такую идиллию нарушали мои собственные мысли, но я их разумно держал при себе, и только Лео понимал, что иногда происходило в моей душе. Больше всего меня беспокоила моя раздвоенность, я терзался тем, что не могу поделиться своими мыслями с самым дорогим для меня человеком. Сто раз я собирался все рассказать Паоле, и пару раз действительно был очень к этому близок, и каждый раз что-то удерживало меня. Я понимал, что такой разговор приведет нас в никуда, практически положит конец нашей такой мирной жизни, нашему счастью, и замолкал, проклиная ОП и все, что с этим было связано.
   Так мы и жили, так мы и будем жить дальше вместе. Сколько? Столько, сколько отпущено в этой жизни моей дорогой, любимой Паоле.
  
  
  
  

Сверхзадача

   Все то, что в этот раз передал нам на Лизард Лидинг, просто таки потрясало воображение. Такая грандиозная задача перед нами еще никогда не стояла! По сравнению с тем, что мы делали раньше, и что нам предстояло совершить сейчас, бледнело абсолютно все. То, чем мы с Лео занимались когда-то, казалось теперь простым, очень понятным и совершенно нетрудным.
   Проблема взаимодействующих или, вернее, взаимопроникающих галактик - вот чем нам предстояло заняться. На первый взгляд такой галактический каннибализм - вполне рядовое природное явление, таких галактик во вселенной не счесть. Понятно, что это катаклизм космического масштаба, сопровождается он катастрофическими звездными столкновениями, но явление это естественное, длится оно миллиарды лет и ничего с этим поделать нельзя. Например, наша старушка Галактика тоже пытается захватить оба Магеллановых Облака, да еще и небольшую карликовую галактику в придачу, правда произойдет это, эдак через сто миллиардов лет. Ну и что из этого? Никто же об этом не шумит. Отчего же в этом случае нас заставляют вмешаться в происходящий естественный ход событий? Что такого странного происходит в сверхскоплении галактик в созвездии Геркулеса на страшном удалении в семьсот миллионно световых лет от нас? Почему мы обязательно должны вмешаться и развести между собой пару ничем с моей точки зрения непримечательных галактик.
   Мне это казалось очень странным. И не только странным, но и невозможным на первый взгляд (да что там, и на второй, и на третий тоже)! Правда, где-то очень-очень глубоко в душе теплился огонек надежды, что у этой проблемы все-таки найдется решение, иначе нам не предложили бы ее решить. Но было в этом несколько интересных "но".
   Почему нам не предоставили об этом больше информации? Ответ напрашивался сам собой: или Лидинг сам ничего больше не знает, или ему запретили об этом подробно говорить. Нам с Лео и раньше приходилось решать разные задачи в полуслепую, и это меня всегда жутко раздражало, но я как-то еще с этим мирился, но эта, новая грандиозная задача заставляла меня задуматься обо всем происходящем по-настоящему. И само собой напрашивался ряд интересных вопросов к Лидингу. И мы не замедлили к нему направиться в гости.
   Все та же комната с неуловимо меняющимися янтарными узорами на стенах, все тот же вежливо-изысканный собеседник, да вот только мы уже другие.
   По прибытии я не замедлил взять быка за рога. Усевшись рядом с Лидингом за великолепно сервированный стол и прожевав кусочек чего-то нечто неописуемого, я промокнул белоснежной салфеткой рот, подмигнул чинно сидящему за таким же прибором Лео, и невинно поинтересовался:
   -- Лидинг, скажи мне, пожалуйста, только честно, откуда ты получаешь для нас задания? Только честно, не крути.
   Казалось, наш собеседник ничуть не удивился такому вопросу, только изящно выгнул бровь, откинулся на стуле и спокойно показал указательным пальцем вверх.
   Я растерялся! Лео, по-моему, тоже.
   -- Но как же так, они же говорили, что уходят, и ты утверждал, что у тебя с ними нет связи, а вот теперь говоришь обратное?
   -- А я и не говорил тебе, что задания дают мне Мастера, - спокойно ответил мне Лидинг.
   Я был удивлен:
   -- Но как же тогда истолковать твой жест, - я ткнул указательным пальцем вверх, как до этого, минуту назад проделал Лидинг, - как тогда это понимать?
   -- Очень просто, это Она.
   -- Лидинг, не говори загадками, кто такая эта "Она"?
   -- Вселенная, Крис, сама Вселенная!
   -- Не понимаю, это что еще за бред. Ты шутишь.
   -- Нет, Крис, не шучу. Она живая, и это она мне говорит о том, что надо сделать.
   Сказать, что я был потрясен - это значит, ничего не сказать! Я был смят, раздавлен, уничтожен. Мне казалось, что я ничего не понимаю. То, что мы только что услышали от Лидинга, не влезало ни в какие рамки. Но как ни удивителен был его ответ, я ни на минуту в нем не усомнился. Информаторий не мог лгать. Он мог не договаривать, не говорить вообще, но лгать он не мог в принципе.
   -- Но почему же я ее не слышу? - я почти кричал. - Ты вот выходит, можешь с ней общаться, а я не могу. Почему?
   -- Все очень просто. Потому, что я часть ее. Если хочешь знать, я только один из ее многих инструментов, так сказать, рабочая рука или нет, скорее орган ее связи с тобой и другими посвященными.
   Я все еще не мог оправиться от потрясения, хотя где-то глубоко-глубоко в душе практически моментально принял такой невероятный ответ на веру.
   -- А старые задания я тоже получал от нее?
   -- Нет, это были проблемы, так сказать, местного значения. Их тебе предоставляли Мастера. Ты должен был набраться опыта, чтобы потом перейти на более высокий уровень решения задач.
   Я был польщен.
   -- Так ты хочешь сказать, что мы перешли в более высокие сферы?
   -- А разве сама задача тебе об этом не говорит ничего.
   Пришлось молча согласиться.
   -- А почему я сам не могу напрямую с Ней общаться, ты же вот можешь?
   -- Ты не до конца меня понял или не дослушал, - усмехнулся Лидинг, - ты сейчас как раз и общаешься с ней. Пойми меня правильно, Крис, я - не личность, как это ты себе все время ошибочно представляешь, а только специальный орган общения ее. По сути дела, я - это она, и мы всегда с тобой общались напрямую, только ты не подозревал, кто находится на той стороне.
   -- Почему же ты ничего мне не говорил, - я был смущен, растерян. Лео, похоже, тоже был потрясен. - Почему было не сказать об этом нам сразу?
   -- А зачем? Ты ведь и сейчас испытал настоящее потрясение, а представь, чтобы было бы тогда. Как говориться, всему свое время, не так ли?
   Пришлось согласиться, хотя состояние шока не проходило.
   Немного придя в себя, я c каким-то новым чувством, наверно, робкого почтения, посмотрел на Лидинга и поинтересовался:
   -- Так в чем, собственно говоря, там дело? Что там такое, с этими галактиками не так?
   -- А вот посмотри сам, - и он высветил в воздухе объемную картинку происходящего в этом секторе космоса.
   Картинка впечатляла - множество светящихся галактик медленно вращались передо мной в воздухе, ярко горели шаровые скопления, туманная вуаль космической пыли укутывала все это великолепие своим покрывалом. Лидинг приблизил один фрагмент и увеличил его во всю стену. Я по-прежнему ничего не видел. Две взаимодействующие галактики, ничего необычного, если не считать того, что одна из них была какой-то неправильной формы и наплывала на небольшую спиральную галактику, но и это мне ни о чем не говорило. Такое было сплошь и рядом. Мы с Лео молча ждали продолжения, и оно не замедлило появиться.
   Спиральная галактика стала разрастаться, занимая все пространство вокруг нас, мы опускались все глубже и глубже внутрь, пока окружающая нас звездная пыль не распалась на отдельные звезды. Движение внутрь стало замедляться, пока, наконец, совсем не прекратилось, и перед нами, кружась и плывя, не повисла удивительная звездная система.
   С первого взгляда стало понятно, что такое строение звезд явно искусственное, так как ничто в естественном состоянии не могло удерживать звезды в таком правильном виде. Я такого никогда не видел, да и Лео тоже. Перед нами висела галактика в миниатюре, примерно сорок, пятьдесят звезд образовывали в пространстве удивительно правильную маленькую спиральную галактику.
   -- Ну, что скажете, - поинтересовался у нас Лидинг, - вы такое когда-нибудь видели?
   -- Нет, никогда. Построение звезд явно искусственное, не так ли?
   -- Да.
   -- Но это говорит лишь о том, что эта цивилизация достигла достаточно высокого уровня, чтобы управлять своей звездной системой, - я пожал плечами, - и, хотя это действительно необычно, что же в этом такого удивительного?
   -- А вот сейчас увидите, - заговорщицки подмигнул нам Лидинг.
   Картинка стала еще более увеличиваться, мы приближались к одной из звезд, крайней в одном из спиральных рукавов. Изображение становилось все больше и больше, и вот перед нами во всей своей красе засверкала яркая звезда.
   -- И что же здесь необычного? - опять поинтересовался я.
   -- А ты посмотри повнимательнее.
   Я внимательно, до боли в глазах, смотрел на изображение, но по-прежнему ничего примечательного в этом не видел. Звезда как звезда, обыкновенного молодого спектрального класса, ничего особенного. Я поинтересовался у своего напарника:
   -- Лео, ты что-нибудь видишь здесь "удивительного"?
   Тот отрицательно помотал головой.
   Я вопросительно посмотрел на Лидинга.
   -- Крис, какой же ты невнимательный! А где планеты у этой звезды, ты их видишь?
   Я присмотрелся - планет действительно у этой звезды не было.
   -- Ну и что из этого, это ничего не объясняет. У многих звезд нет планетных систем, не понимаю, что в этом такого, - я начинал слегка раздражаться, - Лидинг, пожалуйста, не говори загадками.
   -- Ребята, да ни у одной из этих звезд нет планет!
   -- Так что же? Создатели ушли куда-то, а вот их, я согласен, удивительное строение осталось.
   -- Да никуда они не ушли, - ответил спокойно Лидинг, - они по-прежнему здесь.
   Вот теперь я уже удивился по настоящему.
   -- Ничего не понимаю, они что, невидимые?
   -- Крис, да они же прямо перед тобой!
   И здесь меня осенило, от удивительной догадки я аж слегка задохнулся:
   -- Ты хочешь сказать, что это они...?
   -- Да, Крис, они разумны. Сами звезды - это и есть разум. Такого никогда нигде еще не было. И этот, такой необычный разум, надо спасти, во что бы то ни стало.
   -- А сами они не могут этого сделать, - поинтересовался я, - они ведь управляют своим построением, значит, наверное, могут и переместиться в другой район космоса.
   -- Нет, Крис, пока сами еще не могут. Они еще очень-очень молоды, а времени для этого по их меркам остается совсем мало, они не успеют.
   -- А ты им не можешь помочь? - поинтересовался я, - ведь ты только что нам говорил...
   Мне показалось, что Лидинг вздохнул.
   -- Да, я помню, что тебе я говорил, но, видишь ли, дело в том, что я сам не могу управлять такими местными процессами, поэтому у меня есть ты и другие Мастера. Вы, если хочешь, мои руки.
   Вот так-так.
   -- Выходит, что сам я ничего не могу, как только действовать по твоей подсказке, - я неожиданно завелся. Лео что-то нашептывал мне об осторожности, но я на это не уже обращал внимания и несся вперед, - значит, опять все тоже самое?
   Лидинг неожиданно засмеялся:
   -- Какой же ты еще молодой, Крис! Самый молодой из всех моих Мастеров, - он на минуту замолчал, потом с какой-то неожиданной гордостью добавил, - но, наверное, самый талантливый! Ты, пожалуйста, не обижайся, но все совсем не так, как это ты себе представляешь. Все дело в опыте и в задачах, которые возникают. Некоторые из них ты можешь решать и сам, без меня, но там, где мне нужна помощь, где я не могу обойтись без прямого вмешательства, там мне нужен ты или кто-либо из других Мастеров.
   Я оторопело молчал. До меня неожиданно вдруг дошло, что и меня тоже причисляют к Мастерам. Я ведь все время чувствовал себя учеником, а здесь вдруг такое услышал...
   -- Ты сказал..., что я тоже... Мастер?
   -- Конечно, а ты думал кто?
   -- Я думал, что я еще долго буду у кого-нибудь на побегушках.
   -- Ты давно уже действуешь сам и действуешь неплохо, так что выкинь эту мысль из головы и сосредоточься на решении задачи.
   Я почесал голову:
   -- А сколько у нас времени?
   -- Времени достаточно, но тянуть нельзя. И кстати, Транспортника здесь использовать не удастся.
   Мне эта мысль первой пришла в голову, и я живо поинтересовался:
   -- Почему же, ведь они запросто переносят целые звездные системы, неужели здесь они не справятся?
   -- Дело не в этом. Не знаю почему, но внутренняя структура Транспортника и этих звездных существ несовместима, при контакте они разрушатся. Так что, Крис, думай.
   И Лидинг исчез, а мы оба оказались на берегу нашего озера на Лизарде.
   --Что будем делать, дружок? - поинтересовался я у Лео, который уже в привычной форме большой собаки-колли лежал рядом.
   -- Как это что? Решать, как выполнить то, что нам поручил Лидинг.
   -- Что посоветуешь?
   -- Думать, размышлять, потом действовать. У тебя это хорошо всегда выходит.
   -- Спасибо, что так в меня веришь, - мне стало приятно. - Так и будем действовать.
   Я опустился на мягкую траву рядом с Лео, закинул за голову руки и стал размышлять, глядя в нежно-фиолетовое небо. Умные мысли в этот момент ко мне что-то не приходили, а лезла всякая всячина: я думал о том, что вот хорошо Хеосу, летает, где хочет, ни забот, ни хлопот, а тут вот ни на минуту не дают расслабиться. Потом подумал, а чего собственно я хотел - вот так бездумно лежать и ничего не делать? Да я бы уже через пару дней от такого ничегонеделания взвыл. Потом мысленно перенесся на Землю, к Паоле, подумал, как там она, опять трудится над какой-нибудь старинной рукописью. Хорошо, что у нас теперь собственный дом с огромным камином, в нем всегда тепло и уютно. И зима в этом году особенно холодная, снежная, целые отряды каждое утро расчищают улицы, а снег все идет и идет... Стоп, стоп, о чем это я только что подумал..., зима, снег, ...отряды... ...Да, черт побери, отряды - это как раз то, что сейчас нам надо!
   Я вскочил:
   -- Лео, слушай! Раз нам нельзя использовать Транспортника, то надо вызывать подмогу. Нашу Подмогу!
   Тот моментально меня понял:
   -- Норум, Дорум и все другие?..
   -- Да, дружище, да! Надо вызывать сюда наших фоксов, нечего им бездельничать, пусть поломают свои мудрые головы. Нет, я передумал, знаешь, в этот раз мы с тобой сами нанесем им визит, согласен? И прибудем мы с подобающей важностью прямо на Мех-Ру, думаю, они это оценят! Заодно и посмотрим, как у них там и что. Да, и захватим с собой вагон сладостей.
   -- Не забудь про шоколад.
   -- Естественно.
   Высоко над планетой из ниоткуда появилось и замерло в ожидании золотистое копье Транспортника...
  
  

Мех-Ру

  
   Удивительная эта планета, никогда такой не видел (правда, я много чего еще не видел). С одной стороны, потрясающая цивилизация - сплошь все светлые, гениальные головы, с другой стороны, откровенные лентяи и отчаянные домоседы. И как их только в космос выманили. Впрочем, я догадывался как. Таких причин могло быть только две: или перед ними стояла новая сногсшибательно интересная задача, на решение которой они бросались со всей самоотверженностью, или необычные сладости. Таких сластен только поискать, тот огромный контейнер с конфетами и шоколадом, который мы захватили с собой, исчез за доли минуты, только рыжие хвосты замелькали. Смешно было смотреть на их лица, когда мы его открывали, ну чисто детские лица, светящиеся от предвкушения чего-то прекрасного. И это совершенно взрослые, умнейшие люди!
   Впрочем, мы недолго оставались в одиночестве. К нам из ближайшего большого здания, что-то лихорадочно дожевывая и оправляя на ходу белоснежный халат, направлялся наш старый знакомый - мистер Норум собственной персоной. Его сопровождала целая свита таких же озабоченных нашим визитом то ли ученых, то ли чиновников.
   -- Сир, какая честь для всех нас! Что привело вас сюда? Прошу вас, - он махнул рукой в сторону здания, - наше правительство ждет вас.
   И мы не спеша, направились в официальную резиденцию, где после множества реверансов и официальных приветствий, наконец-то, приступили к интересующему нас делу.
   -- Господа, прошу вашего внимания, - я обвел взглядом ряды очень-очень заинтересованных лиц, - в этот раз перед всеми нами стоит воистину грандиозная задача. Такой еще не бывало! Нам предстоит спасти уникальный мир, и даже не один мир, а целую звездную систему, - и я высветил перед ними в воздухе картинку.
   Закружились в воздухе уже знакомой правильной спиралью сверкающие звезды удивительного, живого звездного мира. Плавно зазвучала приготовленная мною речь.
   Сказать, что они были потрясены - это значит, ничего не сказать. Как завороженные они смотрели на эту удивительную звездную систему и молчали. Если бы я эту картину наблюдал раньше, то, наверняка, решил, что все то, что я им показывал, их просто не заинтересовало. Но теперь я знал их хорошо, даже слишком хорошо, памятуя свой собственный опыт, и я понимал, что они поражены, потрясены и просто-напросто очарованы всем этим. Достаточно было посмотреть на Норума, чтобы в этом убедиться. Никогда еще перед ними не стояла подобная грандиозная задача. Несколько минут стояла тишина, потом она взорвалась тысячью голосов, говорили одновременно все, и в этом хоре голосов практически ничего невозможно было понять, да мы и не пытались, а только ждали, когда страсти немного поутихнут и можно будет продолжить дальше. Но гул голосов не утихал, а наоборот, становился все оглушительней, каждый что-то говорил, предлагал, спорил с соседом.
   Пришлось вмешаться:
   -- Господа, господа, прошу вас успокоиться, - моя ментальная просьба достигла каждого и заставила на время всех замолчать, - в таком бедламе мы не сможем работать, а нам предстоит решить серьезнейшую проблему. Поэтому предлагаю создать несколько рабочих групп из лучших специалистов, которые параллельно, независимо друг от друга, будут пытаться решить эту задачу, а мы создадим координационный комитет, который потом примет окончательное решение и в дальнейшем займется претворением его в жизнь. Естественно, что если у любого жителя Мех-Ру возникнут какие-либо интересные идеи, то милости просим.
   Опять поднялся шум и гам, каждый предлагал свою кандидатуру и с негодованием отвергал соседа. Пришлось опять вмешаться и призвать всех к порядку. Помогло, но ненадолго.
   Наконец, после яростных споров все разошлись, остались только мы с Лео, Норум и еще несколько важных персон.
   -- Ну, что, господа, пора за работу. Я предлагаю назначить ответственным за этот важный проект господина Норума, - я кивнул в сторону нашего хорошего знакомого, - мне кажется, что он по достоинству займет эту должность, а мы на некоторое время вас оставим. Периодически мы будем появляться, а если вдруг возникнет необходимость экстренной связи с нами, то господин Норум знает, как с нами связаться. На прощанье хотел бы заметить, что это очень и очень важная задача, господа, - я поднял палец вверх, - соответствующей будет и награда! Всего доброго.
   И мы исчезли.
   -- Как ты думаешь, Лео, - поинтересовался я, когда мы опять оказались на Земле, - справятся они с этой задачей?
   -- Думаю, да.
   -- Я тоже так думаю. Вообще-то теоретически здесь возможны только два решения - развести эти галактики или во времени, или в пространстве, других решений быть не может. Причем, мне кажется, что второй вариант более предпочтителен.
   -- Крис, ты что, уже знаешь, как справиться с этой проблемой?
   -- Да, в общих чертах. Надо каким-то образом сдвинуть эту часть космоса в пространстве, медленно, осторожно, с учетом всех нюансов, так, чтобы ни в малейшей степени не повредить этим звездным существам. А вот как это практически реализовать? Надеюсь, что наши умные лисицы найдут путь. - Я засмеялся, вспомнив, как эти умные ребята в одно мгновенье разметали огромный контейнер сладостей, - я их тогда завалю сладким по самые их уши, такого пиршества у них не было и не будет никогда! Ладно. Через месяц-другой надо будет проведать их, посмотрим, что они придумают к этому времени.
   -- А время нас не поджимает?
   -- Эх, Лео, что такое время перед вечностью, так, пылинка. Поехали, дружок, домой, нас ждет Паола, что-то я проголодался, а ты?
   Мог бы и не спрашивать, по-моему, Лео был готов завтракать, обедать и ужинать в любое время, а к стряпне моей жены он вообще относился со священным трепетом. Ха, и это высокоразумное инопланетное существо!
   Прошло почти два месяца с нашего посещения планеты фоксов. Зима сменилась весенней оттепелью, вместо снега по улицам бежали веселые ручейки, появилось еще несмелое солнышко. Мы жили обыкновенной жизнью, когда работа, семья и просто обыкновенное земное существование занимают тебя полностью. Но я ни на минуту не забывал о поставленной перед нами задаче и уже собирался нанести визит фоксам, когда нас с Лео настигла передача с Мех-Ру, нас приглашали посетить планету.
   Хитрая лисья физиономия встречавшего нас Норума не могла скрыть самодовольства, и я понял, что и на этот раз фоксы блестяще справились с поставленной перед ними задачей. Честно говоря, я и не думал, что будет как-то по-другому.
   -- Сир, - обратился он ко мне, когда мы немного отдышались, - поставленная перед нами задача успешно решена! Лучшие умы нашей планеты...
   И еще так не менее часа. Пришлось внимательно слушать эту речь, ничего не поделаешь, они это заслужили. Правда, для себя я отметил еще одну отличительную особенность этой расы - огромное самодовольство и склонность к самому откровенному хвастовству. Но это были просто мелочи по сравнению с их действительной гениальностью, можно было им все простить за их блестящий острый ум, умение точно и наиболее оптимально находить решение задачи в самых, казалось бы, невероятных условиях. Думаю, что на решение задачи Ферма у них вряд ли бы ушло несколько минут.
   -- ...И посмотрите, сир, - я очнулся от своих мыслей и снова сосредоточился на том, что мне говорил Норум, - вот это сконструированное нами устройство, - в пространстве между нами повисло изображение огромного шара, со своими выступающими странными устройствами он здорово смахивал на огромного морского ежа, - это пространственный конвертор.
   -- Ничего себе шарик, - восхитился я, - каковы же его истинные размеры?
   -- Где-то порядка семидесяти восьми километров в диаметре. Это прототип, сир, таких устройств необходимо построить сорок два.
   -- Ого, зачем так много?
   -- Тридцать два из них будут находиться в плоскости этой маленькой галактики, по периметру окружая ее, а пять устройств вверху, над ней, и столько же внизу, итого - сорок два.
   -- А нельзя немного поподробнее об этих конверторах.
   -- Это сконструированные нами конверторы пространства. У них две функции: первая, - это сбор первоначальной энергетической, гравитационной, информационной и любых других сведений вокруг объектов. Изначально необходимо тщательно проанализировать состояние среды вокруг в пространстве, чтобы потом можно было при перемещении в точности воссоздать ее.
   -- А вторая?
   -- Во-вторых, сир, это само перемещение в пространстве. Когда будет полностью проанализирована собранная информация, устройства постепенно начнут перемещать среду вместе с объектами, тщательно воспроизводя все свойства окружающего их пространства.
   -- Сколько времени займете сбор информации и само перемещение?
   -- Здесь нельзя торопиться. Главное собрать и потом воспроизвести все параметры с наибольше возможной тщательностью, поэтому сбор информации займет несколько месяцев, а может быть, и того больше. Необходимо будет учесть абсолютно все факторы, даже самые незначительные. А само перемещение необходимо будет сделать максимально бережно, и я даже приблизительно сейчас не могу сказать, сир, сколько времени оно займет.
   -- Но мы успеем?
   -- О, несомненно, сир, когда подойдет время, конверторы, проанализировав возникшую ситуацию, автоматически активируются и начнут постепенно сдвигать окружающее пространство вокруг объектов, выводя их за пределы возможной зоны катаклизма.
   -- Блестяще, - Норум с благодарностью склонил голову, - вы справились с задачей просто блестяще! Я хотел бы поблагодарить всех, кто участвовал в решении этой проблемы. Можно ли их всех собрать где-то?
   -- Это колоссальное количество людей, сир, не знаю, найдется ли у нас здание, чтобы вместить всех.
   -- А площадь, есть ли подходящая площадь в городе?
   -- Ну, разве что, центральная площадь.
   -- Отлично, тогда до завтра. Поехали, Лео.
   Мы переместились сначала на Землю, где мне пришлось, проявив максимум изворотливости, приобрести несколько десятков составов разнообразной сладкой продукции, выпускаемой у нас на планете. А затем, когда все было отобрано и тщательно упаковано, незаметно переправить ее на обратную сторону Луны, где груз уже ждала транспортная система. После этого мы занялись более важной проблемой - необходимо было найти мир, где в кратчайшие сроки возможно было построить так необходимые нам сорок два гигантских устройства.
   И подходящая планета, конечно же, нашлась. Здесь мы не обошлись без помощи Лидинга, он моментально выдал нам необходимую информацию, и мы с Лео сразу же направились туда.
   Эта планетка со странным название Тримистери оказалась для нас сущим сокровищем. Населявшая ее раса представляла собой угрюмых кудесников, которые из металла могли творить все, что угодно, благо, что практически на одну четверть сама планета состояла из высококлассной руды, а вокруг нее еще и вращалось гигантское кольцо из разрушенного спутника, который практически тоже весь состоял из так необходимого нам металла. Что и говорить, железо на планете было везде. Правда, технологически конверторы искусные мастера создать сами не могли, но под руководством армии фоксов эта проблема тоже легко решалась. Договориться с мастерами тоже труда не составляло. Дефицит продуктов питания легко позволял нам совершить выгодный обмен. И, когда все вопросы здесь к обоюдному согласию были успешно решены, мы опять отправились на Мех-Ру.
   Там нас уже ждали, и все было готово к празднованию. Думаю, что и мы не ударили с Лео лицом в грязь, когда благодарили их, не лишним был и доставленный вовремя сладкий груз с Земли. Праздник удался на славу!
   А потом была отправка рабочих групп и всего необходимого на Тримистери. Транспортникам пришлось изрядно потрудится, доставляя туда целые научно-исследовательские институты и огромные груды разнообразного оборудования, последними были доставлены рабочие группы, которым на месте предстояло руководить сборкой и наладкой сложнейшего оборудования.
  
  
  

Реализация

  
   Прошло почти два полных года, наполненных работой, так сказать, на два фронта. Мы успевали везде: на Земле наша фирма процветала и не столько благодаря мне, вечно пребывающим в длительных командировках, сколько отлично подобранному коллективу, возглавляемому в мое отсутствие энергичным господином Зброевским. Вторая, скрытая сторона моей деятельности, известная только Лео, тоже резко активизировалась - мы получили сообщение с Тримистери. Норум передавал, что конверторы готовы и пора приступать к завершающей фазе операции. Немедленно мы оба отбыли на место....
   Мы с Лео с восхищение смотрели на медленно проплывающую перед нами удивительную звездную систему. Одно дело - видеть это на экране, а другое, вот так, наяву. Теперь, когда я знал, что такое эти звезды, все увиденное представлялось в совершенно ином свете.
   -- Какая удивительная красота, Лео, - я махнул рукой в сторону незаметно вращающейся перед нами в космосе спирали звезд, кто бы мог подумать, что они живые!
   -- А ты, Крис, ты сам ничего не чувствуешь? - поинтересовался Лео.
   Я внимательно присмотрелся к этим странным звездам, прислушался к себе и ничего кроме какого-то непонятного внутреннего напряжения не почувствовал.
   -- Хм, нет, ничего, даже как-то странно.
   -- Почему?
   -- Но ведь они живые, а я ничего не чувствую. Ты знаешь, Лео, - я немного подумал, опять проанализировал свои ощущения и уже что-то понял, - мне кажется, что они сейчас как-то замкнуты сами на себя, что ли, как-то закапсулированы, их в этот момент ничего вокруг не интересует, кроме их самих. Наверно, они еще так молоды, только рождаются. Это нам кажется, что они гиганты, а на самом деле мы с тобой присутствуем при рождении чего-то очень молодого и удивительно прекрасного.
   В это время недалеко от нас из ниоткуда мгновенно материализовалось золотое копье транспортной системы, на мгновенье замерло, потом также бесшумно исчезло, оставив после себя огромную рогатую сферу и два челнока, которые медленно стали транспортировать этот гигантский шар в расчетную точку пространства. Посверкивали огоньки двигателей, сфера медленно плыла внизу перед нами. Где-то далеко, за пределами моей видимости в это же самое время еще сорок один конвертор двигался к своему месту назначения. Я их не видел, но ощущал, что все идет точно по установленному нами плану.
   -- Ну, вот и все, Лео, можем отбывать. С задачей, как мне кажется, мы с тобой успешно справились, госпожа Вселенная в лице нашего уважаемого Лидинга может вздохнуть спокойно.
   Я и сам удивился, как спокойно я принял тогда к сведению и смирился с мыслью, что сама Вселенная живая. Как сейчас помню свое глубокое ощущение шока, а потом практически сразу же ко мне пришло понимание истинности ситуации. Сейчас, по истечении времени, я думаю, что в тот момент без влияния самого Лидинга на мое восприятие возникшего status quo не обошлось, сам бы я, наверное, с ситуацией так быстро не справился.
   -- Так что, теперь домой, на Землю? - вывел меня из задумчивости Лео.
   Я снова задумался на мгновение:
   -- Да нет, давай немного задержимся, хочу немного познакомиться с Тримистери. Как-то галопом мы по ней промчались, и я чувствую от этого неудовлетворение. Ты ведь помнишь, что я затеял создать музей инопланетных культур?
   Лео мысленно ухмыльнулся:
   -- Как же, как же прекрасно помню, эти твои бронзовые врата. Они отлично смотрятся на том пустом месте, куда ты их перенес, стоят себе одиноко в пустоте и ведут в пустоту.
   -- Не надо насмехаться, идея ведь отличная, разве не так? Нигде такого пока нет.
   -- Так то оно так, но вот что-то экспонатов пока не густо, ты не находишь?
   -- Не беспокойся, всему свое время, я никуда не тороплюсь, все будет: и экспонаты и целый планетарный музей.
   -- А причем здесь Тримистери, что-то я не могу понять?
   -- А ты видел, какие это исключительные мастера по металлу, я бы хотел со временем их привлечь к работе по созданию и оформлению музея. Ты не против? Вот и отлично. Тогда поехали!
  
  
  

Траск

   Наконец, вздохнув свободно от груза спавших с наших плеч проблем, мы с Лео решили немного отдохнуть и побродить по этому суровому миру, где колоссальные железные массы составляли практически всю поверхность планеты. Я всегда поражался разнообразию миров во вселенной, и эта Тримистери не была исключением. Практически вся ее суша была покрыта горами с изъеденными норами разработок. Огромное количество работающих шахт и еще большее старых, заброшенных, создавали целые запутанные лабиринты подземных коридоров. Металлические образования пещер придавали им странную, неповторимо суровую, мрачную красоту. После продолжительного знакомства с мастерами и их чудесными изделиями по металлу мы с Лео с удовольствием немного побродили под землей, но, честно говоря, я вздохнул с облегчением, когда, наконец-то, мы выбрались на поверхность. Решено было напоследок еще пройтись по горам и незаметно, не прощаясь, исчезнуть.
   Мы забрались на небольшую гору и по узкой извилистой тропинке начали осторожно друг за дружкой подниматься вверх. И здесь совершенно неожиданно из-за ближайшего поворота, как черт из табакерки, выпрыгнуло нечто. От неожиданности я сделал неверный шаг назад по тропе, поскользнулся и больно приземлился назад. Лео немного отстал от меня и еще не появился из-за утеса, и я один на один оказался с этим "нечто", тем более в такой явно неудобной для меня позе. Но страха я не испытывал, просто огромное удивление. И было отчего. Этот неожиданно появившийся субъект являл собой преинтереснейшее существо. Представьте себе создание высотой этак метра в два, нет, почти в три, затянутое в черный камзол, с огромными кожистыми крыльями, сложенными за спиной, сплошь усыпанными острейшими шипами, с пастью полной выступающих блестящих клыков, яркими кроваво-красными глазами и вдобавок с отвратительно улыбающейся премерзкой рожей настоящего дьявола.
   На шее у меня зашевелился и немедленно превратился в тугую смертоносную пружину Хеос, но в это время странное существо с полупоклоном галантно протянуло мне огромную волосатую руку со сверкающими длиннющими когтями и вежливо осведомилось:
   -- Вы не ушиблись, сударь? О, позвольте вам помочь.
   -- Нет уж, нет уж, позвольте мы сами..., - оторопело пробормотал я.
   -- Да нет, позвольте вам все-таки помочь.
   -- Ну, если вы так настаиваете...
   И здесь такой наш изысканный диалог прервал, наконец-то, появившийся сзади Лео. С непередаваемым жутким рыком он перескочил через меня и занял оборонительную позицию впереди. Существо оторопело попятилось назад, тоже поскользнулось, нелепо взмахнуло огромными кожистыми крыльями и, подняв пыль, также как недавно я, приземлилось на свою собственную задницу.
   Во картина!
   Я расхохотался, существо меня с готовностью поддержало.
   -- Лео, Хеос, остыньте, - отсмеявшись, сказал я. - Все в порядке, никто на нас не нападает. - Потом повернулся к продолжающему сидеть субъекту и осведомился:
   -- Ну, и кто ты, собственно говоря, такой?
   -- Я? - несказанно удивилось существо, - я - траск. А вот ты кто?
   -- Меня зовут Крис, - представился я, - а моего друга - Лео.
   Лео по-прежнему, навострив уши, бдительно стоял между нами.
   -- Траск - это твое имя? - поинтересовался я.
   -- Вот еще, - обиделось существо и с непередаваемым пафосом произнесло, - мое имя, смертный, не должен знать никто.
   Не знаю, какого он добивался эффекта, но получилось, наоборот, очень смешно.
   -- Почему это? - опять спросил я, преодолевая смех.
   -- Да потому, что как только ты его узнаешь, ты не жилец, - и эта огромная фигура попыталась величественно подняться, но запуталась в своих крыльях и опять упала назад на землю.
   Я не выдержал и расхохотался, Лео, заинтересовавшись этим необычным типом, подошел поближе и, вытянув к нему морду, обнажил клыки, слегка зарычал. Очень было похоже на самую заправскую большую злую собаку. Я с интересом продолжал наблюдать дальше. Существо испуганно закричало:
   -- Немедленно убери от меня своего зверя, а не то я...
   -- А не то ты что? - спокойно поинтересовался я, - и брось называть моего друга зверем, он существо более высокоразумное, чем ты. Ладно, хватит валять дурака, вставай, и продолжим знакомство, так сказать, с чистого листа. Лео, перестань пугать его, видишь, малыш испугался.
   -- Это кто, я испугался? - захорохорился попытавшийся опять подняться траск, - да я никого и ничего не боюсь, ни тебя, смертный, ни тем более твоего странного друга.
   -- Это ты сам странный, да еще и не воспитанный. Позволь обратить твое внимание на то, что мы представились, а от тебя кроме невразумительных угроз, мы ничего еще не слышали.
   От возмущения траск задохнулся, взмахнул огромными крыльями и чуть было не поднялся в воздух.
   -- Да я вас...
   Щелчок пальцами - и огромная фигура замерла на тропинке, нелепо задрав оба крыла вверх. Мы с Лео подошли поближе. Замерший траск только очумело вращал глазами.
   -- Молчи. Молчи и слушай. Если ты немедленно не прекратишь этот балаган, то я так и оставлю тебя стоять здесь. Ты понял? Если понял, то мигни два раза.
   Траск послушно мигнул.
   -- Я же сказал два раза, ну!
   Испуганные кроваво-красные глаза послушно мигнули два раза.
   Лео откровенно наслаждался ситуацией.
   -- Вот и молодец, - и я отпустил нашего неожиданного пленника.
   Траск зашевелился, опять попытался принять героическую величественную позу, но, увидев, что я опять сдвинул брови, встал нормально и пробормотал что-то вроде "фон".
   -- Что ты сказал? - не расслышал я.
   -- Я сказал, что меня зовут Фон!
   Я расхохотался:
   -- Вот это да!
   -- Что здесь такого? - опять попыталось обидеться существо, но, увидев, как из лап Лео появились и опять спрятались страшные голубые лезвия, быстро забормотало, - имя как имя, не хуже других.
   -- Ладно, не обижайся, просто так на моей планете называют людей из самого высшего общества.
   -- А я как раз сам из такого, - уже спокойно и даже с некоторым оскорбленным достоинством произнес траск, отряхиваясь, - мой дедушка был одним из самых доверенных советников нашего короля, а папа, так тот вообще герцог.
   -- Вот это да! - удивился я, - а что это такая благородная персона делает здесь, так далеко от родных краев? Я знаю, что никаких "трасков" на этой планете никто никогда не видел.
   -- Да вот в этом-то все и дело, - огорченно произнес наш собеседник и горестно вздохнул, - это очень длинная история.
   -- А мы с Лео никуда не спешим, правда?
   Мой друг с готовностью подтвердил.
   -- Мы предлагаем тебе совершить с нами небольшое путешествие, если ты, конечно, никуда не спешишь?
   -- Аа... нет-нет, не спешу.
   -- Тогда скажи, пожалуйста, как ты относишься к хорошему пиву?
   -- Очень-очень хорошо отношусь, - быстро ответил мне траск и облизал длинным раздвоенным языком фиолетовые губы, - да вот где его здесь взять. По-моему, на этой планете, кроме того жуткого пойла, которое они называют каким-то "ойром", ничего подобного не делают.
   -- А кто тебе сказал, что мы будем пить пиво на этой планете?
   -- Но тогда где же твой корабль? - удивился, осматриваясь, траск, - я ничего подобного здесь давно не видел.
   -- А зачем нам корабль, правда, Лео? Мы сами себе корабль.
   -- Это как?
   -- А вот сейчас увидишь!
   И все завертелось.
   После обычного для нас перехода, но такого непривычного для траска, мы оказались там, где надо. Знакомая лесная опушка, недалеко от города, как всегда, вполне подошла для нашего появления. Пока потрясенный спутник что-то бормотал, оглядываясь с ошарашенным видом вокруг, мы с Лео спокойно ждали, когда он придет в себя.
   Закончив оглядываться, траск быстро сложил свои жуткие кожистые крылья за спиной и почтительным шагом приблизился к нам:
   -- Кто вы, о, могучие? - вся его поза выражала почтение, даже некоторое раболепствие.
   -- Прекрати, пожалуйста, Фон, немедленно прекрати! Раньше ты мне больше нравился, такой независимый, гордый. Что это такое случилось со славным сыном прославленного герцога?
   -- Но кто вы такие? - продолжал выспрашивать в уже более спокойной позе траск.
   -- Мы - это мы. Как я тебе уже говорил, меня зовут Крис, а моего друга, - я махнул рукой в сторону, уже превратившегося в человека, моего верного оруженосца, - зовут Лео.
   По-моему, превращение Лео в человека потрясло траска гораздо больше, чем наше мгновенное перемещение. Он опять попытался рухнуть на колени, пришлось повысить голос:
   -- Я что тебе сказал, хочешь по-настоящему рассердить меня, тогда я тебя превращу в гм... рогатую жабу, хочешь?
   Ошарашенный, совсем сбитый с толку, траск, очумело замотал головой. Было смешно и немного жалко видеть это, такое могучее существо в таком паническом страхе. Я смилостивился:
   -- Ну, ладно, вообще-то меня иногда зовут Олфин, может быть, ты что-нибудь слышал о нас?
   В кроваво-красных глазах траска сначала промелькнуло что-то похожее на воспоминание, потом узнавание и, наконец, потрясение. Он попытался опять рухнуть на колени, потом, осторожно глянув на мое лицо, с большим трудом все-таки пересилил себя, принял благородную позу и с достоинством поклонился:
   -- Сир, я весь в вашем распоряжении.
   Ага, похоже, там, у них, нас тоже знают, и, кажется, уважают. Как же все-таки иногда хорошо быть такой известной личностью.
   -- Ну, вот, таким ты мне нравишься больше. Сейчас мы немного пройдемся, и ты по дороге расскажешь нам свою историю. Пошли, здесь недалеко.
   Идя по лесной тропе, мы с Лео слушали нехитрую историю младшего сына вельможного герцога.
   Как я и думал, все оказалось довольно тривиально. Похоже, что почти во всех мирах происходит примерно одно и тоже, конечно, с поправкой на цивилизацию. И не смотря на все многообразие форм, это все равно все те же люди, с теми же их вечными отношениями, интригами, борьбой за власть, за деньги, в общем, все как обычно. Пострадал от козней старшего брата и наш знакомый. Хитро подстроенный, коварный план заставил его отказаться от наследства (в их мире наследовал младший), а потом и убраться из родного мира подальше.
   Так, мирно беседуя, мы вышли к небольшому городку, в котором мы с Лео предпочитали останавливаться на этой планете.
   Я уже как-то рассказывал о прекрасном вкусе пива с Самуйги. Редко нам с Лео удавалось заскочить сюда между делами, но когда мы сюда попадали, то оттягивались по полной. Особенно нам полюбилась небольшая гостиница на самой окраине города, почти прилепившаяся к крепостной стене. Там уже привыкли видеть двух не очень богатых аристократов средней руки, которые иногда на несколько дней заезжали со вкусом попить пива и поболтать с постояльцами, такими же простыми людьми среднего достатка: купцами, младшими офицерами и другими разными постояльцами, прибывающими сюда, на Самуйгу, попить пива с разных миров. Причем постояльцы эти иногда были, прямо таки скажем, довольно экзотичного вида. Поэтому я и надеялся, что вид нашего нового знакомого не вызовет особого удивления. Но я здорово ошибся. Вид огромной, жуткого вида, то ли летучей мыши, то ли летающего дьявола просто поверг в шок даже видавших виды постояльцев гостиницы, и мне пришлось употребить все свое умение, чтобы заставить их всех видеть в нашем спутнике просто обычного, вполне мирного, даже немного симпатичного, постояльца.
   Мы сели за деревянный стол и на несколько минут погрузились в благоговейное молчание, отдавая дань великолепному пенистому напитку, а когда первая жажда была утолена, не спеша, продолжили нашу беседу дальше.
   -- И что же ты теперь собираешься делать? - поинтересовался я.
   Фон вытер тыльной стороной огромной ручищей пену с губ, повозился на скамье, укладывая поудобней за спиной крылья, немного подумал и сказал:
   -- Да, честно говоря, даже сам не знаю. Домой возвращаться нет никакого смысла, ничего мне там кроме драк и убийств не светит, братик мой явно не обрадуется моему появлению. Отца вот только жалко, - он вздохнул, - хорошо он ко мне всегда относился.
   -- Так что же он за тебя не заступился?
   -- Заболел сильно и слег, - траск со злостью саданул уже пустой кружкой по столу, - я думаю, это брат его чем-то опоил. Я удрал и даже не успел с ним попрощаться, хотя он моего отъезда, кажется, даже и не заметил.
   -- Почему это?
   -- Плох он был, лежал и ничего не слышал, был в беспамятстве. Даже сейчас я не знаю что с ним, давно уже никаких вестей из дому не получал.
   -- Фон, - спросил я, - а где же твой дом?
   -- Да есть такая планета, Вольтрау называется, и он стал подробно объяснять нам, где она находится.
   Но мы с Лео, уже знали, где это.
   -- Да, далековато ты забрался. А кстати, я вот еще хотел спросить, как это тебе удалось убраться с родной планеты? Насколько я знаю, космических кораблей на вашей планете нет.
   -- Торговцы помогли, - неохотно ответил траск, погружаясь в уже непонятно какую по счету кружку - пить он оказался большой мастер. И это не удивительно, глядя на такие внушительные габариты. - Я когда подался в бега, немного золотишка всякого прихватил, вот им и расплатился.
   -- Что за торговцы? - поинтересовался я.
   -- Да откуда я знаю, - пожал широченными плечами наш собутыльник, за спиной в такт поднялись и опали жуткие кожистые крылья, - бежал через лес, выбежал на какую-то поляну, а там гляжу - корабль стоит, здоровенное такое корыто, а рядом какие-то люди копошатся, вот они мне и помогли. Не за даром, конечно.
   -- И много ты им заплатил?
   -- Да все, что у меня было, - траск со злостью скрипнул огромными сверкающими клыками, зрелище прямо-таки скажем, было весьма устрашающим, - все отдал, лишь бы ноги оттуда побыстрее унести.
   Мы с Лео переглянулись, картина вырисовывалась интересная. В этот мир, как еще очень молодой, запрещено было поставлять современные технологии, а появляться там на космическом корабле вообще было чревато нарушением очень-очень серьезных межзвездных прав.
   -- И часто вас посещают вот такие корабли? Ты вот сразу понял, с чем встретился, значит знал, что это такое?
   Траск хмыкнул, подумал немного, потом неожиданно рыгнул, вежливо прикрывшись рукой, и ответил:
   -- Да частенько.
   -- И что привозят? - продолжал допытываться я.
   -- Да всякое там, диковинки разные. Занятные штуки и очень полезные, а еще за огромные деньги ужасное оружие.
   Как мы с Лео и думали, это были контрабандисты. Причем они злостно и сознательно нарушали основной закон межзвездного права. Проблема эта для нас не стоила внимания, но в данный момент заняться нам было нечем, очень хотелось увидеть новый диковинный мир, да и нашему знакомому, вызывавшему такую симпатию, хотелось помочь.
   Мы немного помолчали, погруженные каждый в свои собственные мысли и наслаждаясь великолепным пивом, потом мы с Лео переглянулись, и я спросил:
   -- А скажи, пожалуйста, не хочешь ли ты побывать опять дома?
   От неожиданности траск поперхнулся и раскашлялся, при этом его огромные кожистые крылья взметнулись и перевернули два соседних стола вместе с их содержимым. Из-за столов повыскакивали люди, запахло скандалом. Я успокаивающе поднял руку:
   -- Спокойно, друзья, это просто небольшое недоразумение, мой товарищ такой неуклюжий, простите его, мы все вам с лихвой компенсируем. Эй, хозяин, пива этим уважаемым людям, тройную порцию, за наш счет. Еще раз прошу нас извинить. - Я поклонился, потом опять обратился к траску, тот по-прежнему сидел и натужно кашлял, - осторожней, пожалуйста, а то ты нас здесь со всеми перессоришь. Так что ты скажешь на наше предложение?
   -- З-зачем..., зачем ты мне это предлагаешь? - едва отдышавшись, спросил пораженный траск.
   -- Да так, хочется посмотреть твой мир, познакомиться с новой планетой. Мы с Лео еще никогда не видели таких, как ты. Нам просто интересно, - я выдержал паузу, - а там глядишь - и тебе, может быть, поможем.
   В кровавых, страшных глазах траска загорелся огонь надежды. В следующую секунду он вскочил, опять походя перевернул несколько столов и, даже не обратив на такую "мелочь" внимания, рухнул передо мной на колени:
   -- Господин мой, я буду вечным слугой твоим, только помоги мне.
   Пришлось гаркнуть во весь голос не столько для траска, сколько для всех остальных, поднявших страшный гам в таверне:
   -- Тихо! - и во внезапно наступившей тишине я продолжил, - еще раз прошу простить нам, уважаемые, неуклюжесть нашего друга. И чтобы не испытывать больше вашего терпения, господа, мы уходим. Эй, хозяин, - я махнул рукой толстяку хозяину, с угрюмой обреченностью созерцавшего возникшую обстановку, - мы уходим и в знак нашего извинения просим принять от нас плату за причиненный ущерб заведению, - я ловко перекинул ему довольно увесистый мешочек с монетами. Лицо хозяина немедленно разгладилось при виде столь весомого извинения, и он принялся быстро наводить порядок.
   -- А теперь пошли, - я кивнул траску, - пока эти милые люди не вызвали стражу.
   Чинно, гася своим взглядом возмущение завсегдатаев, с внимательным Лео в арьергарде, мы проследовали к выходу, где и благополучно встретились с бдительными стражами порядка. Да уж, если не везет, так не везет!
   Пришлось объясняться.
   Наконец, мы снова выбрались за городские стены и мирно зашагали к нашей лесной опушке. Там я опять обратился к траску:
   -- Подумай о том месте, где бы ты хотел оказаться дома, где нам будет безопасней всего появиться.
   Фон послушно закрыл глаза, и мы перенеслись.
  
  
  
  

Вольтрау

  
   Не скажу, чтобы то место, куда мы сначала попали, меня впечатлило. Я почему-то думал, что мы окажемся прямо во дворце Фона или, на худой конец, где-то поблизости, ну, по крайней мере, где-то вблизи населенного пункта, но действительность превзошла все мои самые смелые ожидания. Мы оказались на поляне в непроходимом лесу, да еще и очутились по самые уши в глубокой мягкой грязи!
   -- Ты что, лучше места не мог выбрать? - напустился я на нашего провожатого.
   -- Да я хотел как получше..., - оправдывался тот.
   -- Понятно, хотел "как лучше", а получилось "как всегда" - да, это нам знакомо.
   -- Да нет, все совсем не так, - Фон сам недоуменно осматривался вокруг, - когда я здесь последний раз был, то это была чистая, удобная полянка, а теперь... - он замолчал, оглядываясь вокруг, потом протянул, - а-аа, все понятно...
   -- Тебе может и понятно, - проворчал я, пытаясь очистить сапоги от густой липкой грязи, - а мне вот совсем не понятно. Не поделишься ли с нами своими соображениями, а то вот мой бедный Лео весь извозился в грязи, и, как видишь, настроение это ему не добавляет.
   Да, моему другу, который снова был в своей привычной собачьей ипостаси, пришлось хуже всех - бурая густая грязь облепила его всего, от носа до кончика хвоста, тяжелыми потеками повисла на боках. Лео пытался что-то сделать с этим, но без особого успеха, и то, что я мысленно воспринимал от него, мне почему-то траску не хотелось повторять.
   -- Я знаю, - заявил траск, - здесь погулял ив!
   -- А это еще что такое, - я оглядел глубокое грязное поле вокруг нас, - небольшой бродячий экскаватор?
   -- Да нет, никакого "эватора" здесь не было, это просто небольшой ив устроил себе лежбище.
   Я опять окинул взглядом перерытую поляну:
   -- Ты считаешь, что он небольшой?
   -- Да, совсем еще малыш.
   Увиденное вокруг впечатляло размахом.
   -- А-а, мм-м... этот твой ив, он не подумает сюда сейчас вернуться?
   Траск покрутил головой, поднял и опять опустил крылья, внимательно огляделся, наклонился и зачем-то потрогал грязь. Потом задумчиво проговорил:
   -- Вообще-то не похоже, что он вернется, но, честно говоря, я в этом не очень уверен, они очень непредсказуемы.
   -- Так что же мы здесь стоим, давайте побыстрее отсюда выбираться, нам сейчас совсем не светит такая приятная встреча.
   Ха, это было легче сказать, чем сделать: пудовые куски грязи липли на каждом шагу к сапогам и не давали возможности нормально передвигаться, на Лео вообще было жалко смотреть.
   -- Нет, так дело не пойдет, - через минуту заявил я, - надо помыться и почиститься. Ты не мог подумать сразу о своем замке, мы бы благополучно перенеслись прямо туда.
   Траск замялся. Было интересно наблюдать, как смущается эта, ужасного вида клыкастая рожа.
   -- Ну, что ты все время мнешься?
   -- Да понимаете, сир, я не совсем был уверен в теплом приеме, если там по-прежнему правит мой брат, то...
   -- А-а, теперь понятно, - протянул я, - но ты забыл одно важно обстоятельство.
   -- Какое это? - траск задумчиво почесал голову.
   -- В этот раз ты прибываешь не один!
   -- И что?
   Да, умение логично мыслить не являлось его самой сильной стороной.
   -- А то, что в этот раз вместе с тобой будем мы!
   -- И что? - вытаращил он свои страшные кровавые глаза.
   Я только рукой махнул.
   -- Давай-ка, Лео, вызовем дождик да помоемся.
   -- Здесь уже лет сто не было дождей, - не очень уверенно вмешался траск.
   -- А нам это все равно.
   Я мысленно позвал успевшего уже куда-то умчаться Хеоса, и наш славный ветерок немедленно примчался. Голубоватая полоска свежего воздуха возникла из ниоткуда, ласково мазнула меня по лицу и снова умчалась куда-то в небо, и немедленно вверху стали собираться тучи, зарокотал гром и через минуту пошел ласковый теплый дождь.
   -- А вот тебе и дождик, - я повернулся к остолбеневшему траску, - а ты говорил, что у вас дождей не бывает. Давайте немного обмоемся, а то нельзя нам в таком виде появляться пред светлые очи твоего отца.
   Траск на глазах погрустнел.
   -- Эх, если бы он был еще жив.
   -- А вот это мы как раз и проверим. Но ты должен надеяться на лучшее. Ты знаешь, как у нас говорят?
   -- Как?
   -- Надежда умирает последней!
   И оставив открывшего рот траска удивляться этой старой прописной истине, мы стали смывать с себя надоевшую грязь.
   -- И зачем это ты все устроил? - между делом, отряхиваясь, поинтересовался у меня Лео.
   -- Ты что имеешь в виду? - как можно более простодушней, вопросом на вопрос ответил я.
   -- А вот эта твоя затея с дождем и все такое.
   -- А что тебе не нравится?
   -- Но ведь можно же было сделать все гораздо проще.
   -- Не ворчи, дружок, все наши действия сейчас соответствуют стандартам этого мира, нельзя нам сейчас выходить из образа, а то это может войти в привычку, понял? И вообще, это приключение, и так гораздо интереснее, ты не находишь?
   Не знаю, разделял ли мой энтузиазм Лео, потому что в это время в ближайшей роще деревьев послышались звуки, отдаленно напоминающие прибытие на станцию небольшого локомотива. Я посмотрел на траска, увидал его испуганные глаза и понял, что это с прогулки возвращается домой здешний "малыш" ив, а я не испытывал горячего желания с ним познакомиться.
   Так, пора побыстрому делать ноги!
   Но на этот раз я не пустил дело на самотек и не доверил траску выбор места перехода. Мгновенье - и мы стоим на вершине скалы, перед нами расстилается зеленая долина, где-то далеко на горизонте поднимается горная гряда.
   -- Ну, и где же твой дом? - поинтересовался я у нашего попутчика.
   -- А вот там, - и он махнул крылом в сторону виднеющихся гор, - уже близко, часа три лету.
   В это время я понял, что что-то не так.
   -- Лео, подожди, ты не находишь, что мне чего-то не хватает?
   Лео внимательно посмотрел на меня:
   -- И чего же?
   -- Ха, а как ты думаешь, дружок, если я заявлюсь в замок герцога в таком неподобающем виде, как сейчас, то...
   -- Ладно-ладно, не продолжай, - буркнул Лео, - я все понял, опять будешь наряжаться в перья...
   -- И не в перья, - я делано обиделся, - а в подобающую моему рангу, одежду.
   -- И что это будет в этот раз?
   -- Ну, нечто..., - я запнулся и обратился к Фону, - что здесь у вас носят благородные фоны? Ведь не такую же одежду, как на тебе сейчас?
   -- Нн-ет, конечно, но сир, я ведь давно в бегах и поэтому...
   -- Можешь не продолжать, - великодушно прервал я траска, - с тобой все понятно. Но сейчас мы не можем показаться в таком виде в замке твоего отца, поэтому я предлагаю нам слегка приодеться.
   -- А ваш спутник, сир? - и Фон осторожно указал на стоящего рядом Лео.
   -- Нет, он предпочитает именно такой вид, а вот мы с тобой должны выглядеть соответственно, особенно ты.
   -- Почему, сир? - робко поинтересовался траск.
   -- Как это почему? Ведь ты славный наследник дома Фонов и должен с достоинством появиться у себя дома. А в этом наряде, - я указал на его старый, видавший виды, кожаный камзол, - тебя дальше ворот не пустят, ведь так?
   -- Да, так, - вздохнул траск, - но у нас ведь нет никакой другой одежды.
   -- Ну что за ерунда, - засмеялся я, - где тут у вас обитают самые замечательные мастера...?
   Понятное дело, что за пару секунд мы оказались именно там, где нам было нужно, а именно, на самом людном рынке планеты. Моя кредитная карточка здесь не проходила, поэтому пришлось воспользоваться старым, как мир, средством - звонкой золотой монетой. Хорошо еще, что здесь, на бескрайнем рынке, толпились не только огромные крылатые траски, но и обыкновенные люди, такие же, как и мы, поэтому приобретение одежды для нас никакого затруднения не вызвало. Оделся я строго, но со вкусом, как и подобает одинокому путешественнику, во все черное с серебром (мне всегда нравилось такое сочетание цветов), а вот Фона мы разодели так роскошно, как только смогли: шикарный камзол украшали тонкие кружева, огромную шляпу венчал султан из разноцветных перьев, на шитом золотом поясе висел отделанный разноцветными каменьями кинжал. Вдобавок я привесил к его поясу увесистый кошелек.
   -- Ну вот, теперь ты выглядишь самым подобающим образом, - обратился я к траску, самодовольно крутившемуся перед огромным зеркалом. - В таком виде и перед самим королем показаться не стыдно.
   Траск что-то невнятно пробормотал в ответ, продолжая восхищенно любоваться собой в зеркале.
   -- Крис, мне кажется, что тебе чего-то не хватает, - обратился ко мне, как всегда, бдительный Лео.
   -- Я знаю даже чего, мой друг, - я отвел в сторону руку, и сейчас же в ней оказался сверкающий клинок работы мастера Вартана с Кинора.
   -- А теперь как? - поинтересовался я, ловко цепляя его к своему серебряному поясу.
   -- Вот теперь порядок.
   Глянув на Фона, мы поняли, что и у него порядок тоже. Перед нами высилась огромная, разодетая, улыбающаяся до ушей, страшная летучая мышь.
   -- Да-а, господи, - протянул я, - странные же создания обитают на твоих мирах!
   -- Вы что-то сказали, сир? - с почтительной робостью поинтересовался, стоящий рядом с нами трехметровый монстр, демонстрируя в дружеской улыбке страшные сверкающие клыки.
   -- Да нет, это я так. Ты готов отправиться в свое родное гнездо?
   -- Гнездо, сир? Но мы же не живем в гнездах, сир...
   Тьфу ты!
   -- Да нет, я имел в виду твой родной дом или замок. Что там у тебя?
   -- Сир, если вы бы знали, какой это великолепный замок..., - здесь траск пустился в длинное подробное описание, которое немедленно безжалостно было нами прервано.
   -- Все-все, я понял. Теперь отправляемся.
   В этот раз мы попали именно туда, куда надо - прямо перед нами высился огромный величественный замок. Как и все постройки трасков на этой планете он был построен на высокой скале и, ясное дело, лестница в нем не была предусмотрена. Траски на своих крыльях запросто могли летать, правда, на небольшие расстояния, скорее порхать, чем летать. Это раньше они были настоящие летуны, но со временем потяжелели и теперь больше напоминали тяжелых и огромных домашних гусей.
   Я поинтересовался:
   -- А как же обыкновенные люди, не траски, я видел - их здесь много, как они поднимаются в ваши замки?
   -- Для них с черного хода спускают лестницы.
   -- С черного хода...? А понятно, обслуживающий персонал, так сказать.
   -- Да, сир, траски - это правящий класс на этой планете.
   -- Спасибо, я уже и сам догадался, - я прищурился, осмотрел Фона с ног до головы и задал ему вопрос. - А с какого входа зайдем мы?
   Траск попал в затруднительное положение: с одной стороны ему очень хотелось предстать перед своими родными и близкими во всей своей красе, а с другой - он не знал, какой прием его здесь ждет. Мы с интересом наблюдали за его размышлениями, тем более, что все его мысли были написаны на его клыкастой роже. Победила осторожность:
   -- Ну, наверно, надо попробовать с черного хода.
   -- А как же тогда твое шикарное одеяние, - я кивнул на его роскошный камзол, - это все сразу броситься в глаза? Придется переодеться.
   С большим сожалением траску пришлось согласиться с этой здравой мыслью. Переоделся и я, Лео, ясное дело, в переодевании не нуждался.
   Я поинтересовался у Фона:
   -- Не вызовет ли удивление в замке вид моего товарища?
   Фон махнул рукой:
   -- Да ну, здесь мы держим гораздо более страшных зверей, так что, сир, пусть это вас не волнует.
   -- Это хорошо, а скажи еще такое, как мы с ним сможем забраться по вашим лестницам?
   Оказалось, что в замках существует и система примитивных лифтов, которая в основном использовалась для доставки разнообразных грузов.
   -- Ну что, тогда пошли к лифту, а ты, - я обратился к Фону, - забудь кто мы такие. Я просто твой добрый товарищ Крис, а это моя охотничья собака. Запомни это хорошенько!
   Уже пройдя почти половину дороги, я вдруг понял, что что-то не так:
   -- Стоп, стоп, ребята, так дело не пойдет! Мы все делаем неправильно.
   Лео понял сразу, а Траск вытаращил на меня свои кровавые глаза.
   -- Мы сейчас неправильно поступаем - крадемся как воры.
   Монстр по-прежнему ничего не понимал. Такая резкая смена обстоятельств была не для него, и я почти физически ощущал, как у него ворочаются мозги. Я сжалился:
   -- Ты не должен вот так, украдкой, как вор, возвращаться домой, понял? Ты должен возвращаться домой как победитель!
   Я быстро заставил переодеться Фона обратно, что тот и сделал с явным удовольствием, переоделся и сам.
   -- Вот, теперь все правильно. Приготовься, сейчас мы окажемся в главном зале и мы не должны ударить лицом в грязь. И ничего не бойся, за тобой будем стоять мы с Лео, поэтому действуй решительно, - наставлял я напоследок нашего траска, - надо сразу расставит все по своим местам, понял?
   Траск только очумело вращал глазами. Пришлось слегка прибегнуть к внушению.
   -- Ну что, теперь ты готов? - Опять обратился я к Фону.
   Тот нервно расправил и опять сложил за спиной крылья, сглотнул слюну и судорожно кивнул головой.
   -- Тогда отлично! Лео, ты готов? Тогда поехали...
   От моего мощного удара разлетелись на мелкие кусочки огромные, разукрашенные золотыми вензелями двери. Лео мгновенно усмирил, возникших было на пороге, четырех огромных крылатых стражей, и я спокойно вошел в огромный тронный зал, приостановился на мгновенье, картинным щелчком сбросил с плеча невидимую пылинку, обвел прищуренными глазами безмолвно замершую, шикарно разодетую толпу огромных крылатых монстров и обратился к двери:
   -- Прошу вас, ваша светлость!
   А сам подумал: " Господи, хоть бы Фон не сплоховал, вошел, как и подобает персоне его сана".
   Все взгляды моментально обратились к пустому дверному проему, из которого немного нервно, но достаточно величественно и важно появился Фон. За ним вошел Лео, простучал в мертвой тишине когтями по мраморному полу, отошел в противоположный от меня угол и чинно там сел.
   Я опять повернулся к начавшей уже оживать и шептаться толпе, поискал глазами и увидел в конце огромного зала сверкающее кресло, на котором восседал некто, как две капли воды похожий на нашего знакомого траска. В это время в рядах придворных произошло некоторое движение, и создавшуюся ситуацию попытались исправить несколько наиболее отважных придворных молодцов. Их угрожающие позы и хмурые лица не оставляли никакого сомнения в их намерениях. Я вслух обратился к Лео:
   -- Друг мой, расчистите, пожалуйста, нам дорогу к трону, а то я боюсь, что наш, такой важный визит, может закончиться совсем не мирно.
   Лео немедленно встал и спокойно пошел на толпу, которая сначала от удивления раздалась в стороны, а потом снова стала угрожающе смыкаться. Но моего друга это не остановило. Угрожающе зарычав, он привстал на задних лапах, поднял передние и повел ими в воздухе - голубые острейшие лезвия прочертили в воздухе грозные кривые. Потом внезапно прыгнул вперед и несколько раз взмахнул лапами. В наступившей оглушительной тишине на первой паре угрожавщих нам бойцов медленно расползлась и упала на пол аккуратно разрезанная одежда.
   Я откровенно наслаждался представлением, Лео тоже.
   -- Ну что, господа, вы позволите нам пройти к вон той особе, - я указал рукой вглубь зала, где на богато украшенном резном кресле безмолвно замер нынешний правитель, - или нам придется пробивать себе дорогу с боем? Настоятельно рекомендую вам первый вариант, так как при втором все может закончиться гораздо плачевнее...
   -- Прошу вас, ваша светлость, последовать за мной, - обратился я к Фону и уверенно направился вглубь зала.
   Толпа неохотно расступалась передо мной. Я спокойно шел вперед, словно и не видел вокруг этих, застывших в угрожающих позах, огромных летающих монстров со сверкающими клыками, за мной немного побледневший, но по-прежнему спокойный, вышагивал Фон, а Лео легкой трусцой замыкал шествие.
   В полной тишине, наполненной невысказанными угрозами, мы приблизились к трону, и здесь ближайшее окружение правителя предприняло еще одну последнюю отчаянную попытку помешать нам - из-за кресла правителя выступило двое трасков-стражников и направили на нас дула небольших излучателей. Та-ак, все понятно, так сказать, "последний довод королей". Я небрежно взмахнул рукой - фигуры послушно замерли в нелепых угрожающих позах. Я подошел вплотную и взял сначала у одной, а потом и у другой короткий излучатель и внимательно посмотрел на маркировку:
   -- Лео, ты только посмотри, каким оружием здесь торгуют, штучка-то - одна из последних моделей! - Я вздохнул, - придется заняться этим вплотную. Но это потом, а сейчас, - я повернулся к замершему на троне правителю, - нам надо, так сказать, восстановить историческую справедливость. Сударь, не соблаговолите ли сказать нам, жив ли ваш батюшка? - я вопросительно посмотрел на задыхающегося от гнева правителя.
   И здесь неожиданно для всех нас к событиям подключился безмолвный до сих пор Фон. Он подскочил к своему брату и схватил его рукой за горло:
   -- Говори, негодяй, где отец?..
   И здесь началось настоящее столпотворение. На золотом кресле в беспощадной схватке сплелись две огромные крылатые фигуры, а окружающая толпа придворных монстров начала угрожающе смыкаться вокруг нас. Заблестели страшные клыки, засверкали поднятые клинки. Лео рядом мгновенно приготовился к бою. Пришлось опять вмешаться. Я поднял руку:
   -- Господа, прошу всех остановиться!
   Но меня никто не слушал, здесь каждый защищал свои интересы, и страсти накалились до предела. Тогда я поступил немного по другому - послал каждому прямо в мозг угрожающий приказ остановиться. Это подействовало, и в установившейся опять тишине я спокойно произнес:
   -- Господа, прошу очистить центр зала. Не знаю как у вас, но во всем цивилизованном мире такой спор всегда решал честный поединок.
   Раздался, как мне показалось, одобрительный гул голосов, нехотя, медленно угрожающе поднятые руки стали опускаться, толпа стала освобождать центральную часть, а за спиной по-прежнему раздавались сдавленные восклицания и звуки возни.
   -- Лео, немедленно останови их, - я махнул рукой себе за спину, - эту драку надо превратить в поединок.
   Лео шагнул мне за спину, и там мгновенно воцарилась тишина.
   -- Господа, - я повернулся к вцепившимся друг в друга братьям, - не гоже столь высокого ранга особам заниматься дракой. Предлагаю вам решить ваш вопрос честным поединком. Прошу вас, - я повел рукой в центр зала. - А вас, - я обратился к толпе придворных, - я попрошу подать нам равноценное оружие и отойти.
   Толпа послушно стала отодвигаться дальше к стенам, а двое придворных выступили вперед и подали мне свои огромные широкие шпаги. Я внимательно осмотрел оружие. Да, на земле это оружие попадало бы в категорию "двуручный меч", а здесь это была просто придворная шпага! Длина обоих клинков была практически одинаковая, и я протянул их рукояткой вперед обоим братьям:
   -- Прошу вас, господа, взять оружие и занять позиции.
   Огромные фигуры, угрожающе скалясь друг на друга, сложили за спиной кожистые крылья и прошествовали мимо нас к центру зала. Толпа заинтересованно загудела, когда в центре оба Фона заняли свои места напротив друг друга.
   -- Господа, приступать только по моей команде! Любой другой, вмешавшийся в схватку, - я внимательно посмотрел на толпу и со значением подкинул в руке один из излучателей, - будет мгновенно уничтожен. Но перед началом я хотел бы предоставить соперникам слово, чтобы каждый из них мог сказать, за что он обвиняет другого. Прошу!
   Нынешний правитель только отрицательно мотнул головой и угрожающе оскалился, а наш Фон выступил вперед, расправил крылья и, надо отдать ему должное, произнес зажигательную речь. Не знаю, произвел ли этот утомительный спич впечатление на его земляков, но когда наступила первая же пауза, я не стал медлить, а поднял руку и подал команду на поединок.
   Зазвенели клинки, закружились в стремительной смертельной пляске в центре зала две яростные фигуры, а я стоял и думал, сколько же раз во всей вселенной вот так же взлетали вверх мечи, чтобы восстановить справедливость или, наоборот, похоронить ее навсегда. Стало отчего-то грустно, захотелось плюнуть на все и потихоньку смыться домой к Паоле, но, увы, так сказать, положение обязывало доиграть эту драму до конца, да и с контрабандистами надо было еще разобраться. Впрочем, ими и без меня могла бы заняться наша ударная команда. Ладно, там разберемся.
   И я от своих дум опять вернулся к поединку, который по моим прикидкам продолжался уже почти четверть часа. Бойцы все с таким же гневным азартом продолжали неутомимо высекать искры, народ вокруг восторженно что-то кричал и то и дело порывался взлететь к потолку или вмешаться в поединок, но, встретив мой взгляд, моментально трезвел и некоторое время вел себя достаточно примерно, потом опять все начиналось сначала. Так продолжалось почти без малого час, потом я заметил, что правитель стал выдыхаться, его удары уже не звучали так энергично, а наш добрый знакомый продолжал молотить его с неубывающей силой. Я обратился к Лео:
   -- Вот видишь, правое дело побеждает.
   -- Всегда?
   Я вздохнул:
   -- Нет, к большому сожалению, не всегда. Но в этом случае, я думаю, что наш Фон победит.
   Лео кивнул:
   -- Похоже. А что будем делать потом, Крис, займемся контрабандистами?
   -- Да ты знаешь, что-то не очень хочется. Давай лучше свяжемся с нашей командой, пусть они наведут здесь порядок сами, а то скучают без дела ребята.
   -- Хорошо, - согласился со мной Лео, - тогда куда мы потом отправимся?
   -- Если ты не возражаешь, то я хотел бы вернуться домой, на Землю. Знаешь, я очень соскучился за Паолой.
   -- Но мы досмотрим это представление до конца? - он кивнул на сражающихся.
   Я засмеялся:
   -- О, конечно. Надо будет усадить нашего крылатого друга на трон, оказать ему подобающие почести, а потом уже отбыть.
   В это время поединок уже подходил к своему логическому концу. После особо мощного удара нашего Фона меч правителя со звоном упал на пол.
   -- Вот и финал, как ты думаешь, нам пора вмешаться?
   -- А надо?
   -- А давай понаблюдаем и, если что - вмешаемся.
   Но вмешиваться нам не пришлось, Фон только пнул ногой поверженного соперника и приказал страже увести его. Огромные крылатые молодцы лихо подхватили своего бывшего повелителя и рьяно куда-то поволокли. Утирая с клыкастого лица пот, к нам подошел Фон:
   -- Уу-ф, все!
   -- Ты уверен, что правильно поступаешь? - поинтересовался я.
   -- А что такого?
   Я кивнул вослед утянутому правителю:
   -- Ты оставляешь за спиной такого непримиримого врага...
   Фон немного замялся, потом проговорил:
   -- Сир, по нашим законам мой брат будет казнен, просто я не хотел нарушать видом казни ваше присутствие.
   -- Тогда понятно, - протянул я, - все правильно, никогда не оставляй за спиной своих врагов. Помни, если ты хочешь быть настоящим правителем, править долго и успешно, у тебя за спиной всегда должно быть чисто, а еще лучше, если твою спину будет прикрывать верный друг.
   Фон с пониманием кивнул на Лео, спокойно сидящего возле моей левой ноги.
   -- Да, так, - подтвердил я. - И самое главное - правь справедливо, не придется так часто оглядываться себе за спину. Все, дорогой, нам пора, давай прощаться. Передавай привет своему отцу, я знаю, что он жив и ждет тебя.
   -- Но вы, сир..., вы еще вернетесь? - Фон был явно взволнован таким быстрым расставанием.
   -- Обещаю, что мы скоро еще заглянем тебе в гости, а пока прощай.
   Перед отбытием мы связались с нашей командой и поручили им по-быстрому разобраться с контрабандистами, а сами направились домой, на Землю.
   Но домой в этот раз мы так и не попали...
  
  
  
  

Усталый ангел

   Надоело мне, что кто-то опять вот так запросто распоряжается мною. Я был зол, очень зол и приготовился дать бой тому, кто посмел перехватить нас по дороге. "Похоже, что у кого-то это стало входить в привычку, а я им не мальчик для битья".
   -- Лео, Хеос, будьте готовы ко всяким неожиданностям, - предупредил я своих друзей, оглядываясь на новой планете, куда нас по велению кого-то неизвестного, но бесспорно, очень могущественного, занесло.
   Странное это было место, неприятное, и это еще очень мягко сказано. Никогда бы не подумал, что небо может так давить. Здесь же оно давило, прижимало к земле, грозило упасть и раздавить. Коричневые, грязные, разнообразного бурого оттенка облака медленно проплывали вверху, полностью закрывая все пространство над головой. Время от времени далеко за горизонтом беззвучно били сполохи света, и изредка откуда-то сверху, из-за облаков, пробивался одинокий слабый луч света, на секунду озарял этот сумеречный мир и, измученный, медленно умирал.
   Тоской и невыносимой безысходностью веяло от всего в этом, таком странном и пустынном месте.
   Насколько я мог видеть, впереди нас находилось только пространство, покрытое тонким слоем неподвижной мертвой воды, и лишь где-то далеко-далеко возле самого горизонта угадывались очертания какого-то огромного одинокого строения.
   -- Ну, что, дружок, - мысленно обратился я к Лео, - что ты на это скажешь?
   -- М-да, неприятная картина. Что будем делать, Крис?
   -- Пойдем вперед, - я махнул рукой, - видишь, там что-то есть. Нам, кажется, туда.
   Хеос, по своему обыкновению умчался ввысь, ему все нипочем, а мы вдвоем потихоньку побрели по мелководью вперед. Вода была и не холодная, и не горячая, температура ее была как раз такой, что я ее не ощущал, а только испытывал некоторое затруднение при ходьбе. Дно было ровное и каменистое, идти было удобно.
   -- И как нас сюда только занесло? - поинтересовался я у своего друга, - такое препаршивое местечко. Наверное, и хозяин под стать этому месту.
   -- Ты что, боишься? - живо поинтересовался Лео.
   -- Да нет, - я передернул плечами, - просто неприятно как-то здесь, все гнетет, давит, все пропитано безысходностью, хочется побыстрее отсюда исчезнуть. И все время у меня такое чувство, что за нами кто-то наблюдает. Что скажешь?
   -- Мне тоже так кажется, кто-то здесь проявляет к нам повышенный интерес.
   Мы несколько минут молча брели по мелководью дальше, пока я не задел ногой что-то белое, слегка выступающее из-под воды. Я нагнулся и поднял это - на меня сумрачными пустыми глазницами взглянул, изъеденный временем череп, правда, не совсем человеческий, но, без сомнения, принадлежавший когда-то высокоразумному существу.
   "Да, в интересное место мы попали, ничего не скажешь".
   Я показал находку Лео, тот только мохнатой головой покачал. Я отбросил череп в сторону, и он опять занял здесь свое извечное место.
   Через некоторое время мы увидели еще парочку старых черепов, потом такие древние кости стали попадаться все чаще, но мы уже к этому привыкли и просто брели дальше, к медленно вырастающему далеко впереди одинокому строению. Неподвижная, безжизненная серая поверхность воды, окружавшая нас со всех сторон, казалась бесконечной, тянулась от горизонта до горизонта. Нескончаемый водный мир. Угрюмый и тоскливый.
   Где-то далеко зародился непонятный звук, даже пока не сам звук, а только намек на него, и, по мере того, как мы продвигались вперед, звук слышался все отчетливей. Он был похож на уныло воющий пустынный ветер.
   Впереди показался небольшой песчаный остров, посередине которого возвышались колоссальные, составленные из огромных монолитов, каменные врата, рядом с которыми сидела, сгорбившись, серая неподвижная, похожая на человеческую, серая, похожая на металлическую, фигура. Мы продолжали медленно приближаться, и звук все усиливался. Удивительная фигура повернула к нам свою слепую, незрячую голову, потом встала и изломанной, странной дергающейся походкой направилась к воротам, молча вошла в них и исчезла. Вместо нее в воротах в это же миг ярким светом вспыхнула и засияла одинокая звезда. Вой ветра прекратился, стало тихо и еще более тоскливо и одиноко.
   Я посмотрел на Лео:
   -- Ты что-то понимаешь? Я - ничего.
   -- Может быть, надо войти?
   -- Ты думаешь? - я передернул зябко плечами, - что-то все это не очень похоже на приглашение.
   -- Тогда что будем делать? Куда идти?
   -- Да, боюсь, что ты, как всегда, прав. Деться нам, действительно, некуда, - я вздохнул, - придется идти, а ой, как не хочется. И знаешь что, дружок, давай приготовимся к самому худшему. Что-то мне подсказывает, что там нас ждет совсем не радушный прием, так что будем держать ушки на макушке, и если что - быстренько даем оттуда деру, согласен?
   -- Да.
   -- Сейчас позову Хеоса и тогда все вместе тронемся, но потихоньку, потихоньку.
   Быстро прилетел наш ветреный друг, и мы стали медленно приближаться к этим странным вратам. Поднявшись по нескольким десяткам широких ступеней, мы оказались перед огромными, украшенными странными знаками и фигурами воротами.
   Мы с Лео стояли перед ними в полной прострации, не было никакого желания идти дальше, да и, честно говоря, некуда. Это колоссальное строение никуда не вело: через широкий проход впереди виднелась та же водная гладь, что и за нами. Я подошел к камням вплотную и осторожно дотронулся рукой - обыкновенный камень, теплый, шершавый. Полустертые от древности странные барельефы каких-то летающих существ и глубоко выбитые непонятные знаки мне ничего не говорили. Какие-то крылатые фигуры, сказочные звери, то ли письмена, то ли сложные узоры покрывали практически все строение.
   --Ты знаешь, - обратился я к Лео, - у меня такое чувство, что мы где-то такие врата уже встречали.
   -- Ну, еще бы! Вспомни Деметру, на ней таких сооружений тысячи, если не больше, правда, все они были гораздо меньших размеров. На Риорде таких тоже много, да и на твоей Земле мы тоже видели нечто подобное, только в гораздо меньшем количестве.
   -- Точно-точно, теперь я вспомнил тоже, - я опять положил руку на древний камень, - но там не было никаких звезд внутри.
   -- Может, это нам приглашение зайти?
   -- Может быть, - я опять вздохнул, - тогда пошли, раз нас приглашают.
   Мы сделали несколько шагов внутрь, с боков и сверху внезапно на нас надвинулся серый камень, звезда вверху ярко вспыхнула, на долю секунды все перед нами затянула серая мгла, и я понял, что мы совершаем то ли межпространственный, то ли межвременный переход. В следующее мгновение мгла исчезла, и мы оказались внутри гигантского храма.
   Я быстро огляделся - нигде никого.
   -- Лео, ты что-то чувствуешь?
   -- Нет, все нормально, - также мысленно ответил мне мой напарник, - никакой угрозы вокруг нет.
   Так, теперь можно спокойно разобраться с ситуацией. Я огляделся уже спокойнее и... ахнул. Такого храма я еще нигде не видел.
   Этого нельзя передать словами, это было нечто действительно грандиозное! Кельнский костел рядом с этим удивительным строением выглядел бы просто неказистой избушкой. Колоссальное пространство перед нами заливали лучи света, пробивающиеся сквозь сказочно прекрасные витражи, рвущиеся вверх и сходящиеся где-то там, одящиеся где-то, рвущиеся вверх и теряющиеся в вышине. пробиващиеся сквозь в бесконечности. Возле далеких стен угадывались какие-то огромные изваяния, но до них было так далеко, что рассмотреть подробности с нашего места было невозможно. Было только понятно, что практически все эти фигуры крылатые. Огромные серые плиты, которыми был вымощен пол, казались размером с хороший стадион. Далеко-далеко впереди угадывалось нечто вроде алтаря, но рассмотреть подробности отсюда тоже не удавалось.
   -- Лео, вот это да! - протянул я с восхищением, - такого я еще нигде не видел и, наверное, никогда больше не увижу.
   -- А что здесь такого? - простодушно поинтересовался тот.
   -- Да ведь это просто чудо! Ты знаешь, у нас на Земле было семь чудес света, а это, наверное, одно из самых прекрасных чудес Вселенной, - я покачал головой, - вот уж никогда бы не подумал, что с той унылой планеты мы с тобой попадем в это сказочное место.
   -- Вам нравится, сир Олфин, это место пребывания? - вдруг прямо рядом со мной из пустого пространства раздался спокойный, немного ироничный голос.
   Я огляделся - вокруг по-прежнему ни души. Лео тоже никого не видел.
   -- Кто ты и где ты?
   -- Кто я? - мне послышался короткий смешок, - хороший вопрос. Я в последнее время и сам часто задаю его себе. И ты знаешь, иногда просто не могу на него ответить. Последние несколько десятков, а может, сотен тысячелетий я живу один среди призраков, которые меня окружают со всех сторон. Иногда я и сам думаю, что я призрак. А может быть, я просто осколок, последний осколок уходящего в никуда славного прошлого. И все чаще в последнее время я вообще сомневаюсь в своем собственном существовании. Я просто потерялся в веках! Странная речь, не правда ли? Ну, а на вторую половину твоего вопроса ответить довольно просто - иди вперед, и ты увидишь того, кто, прости, привел тебя сюда, в этот мир.
   И мы с Лео пошли вперед, туда, куда звал нас этот бесплотный голос и где, далеко впереди, виднелось нечто, похожее на огромный, вздымающийся ввысь, алтарь. Приблизившись и поднявшись по многочисленным пологим ступеням, мы оказались перед огромным то ли столом, то ли странным мраморным саркофагом, на котором беспорядочной грудой лежал большой ворох пожелтевших от времени перьев.
   Стоило нам подойти поближе, как эта груда зашевелилась, и прямо на нас взглянуло удивительное лицо ангела. Да, самого настоящего ангела! Если старость может иметь благородный вид, то это должно было выглядеть именно так, его лицо было прекрасно той странной, красотой, которая даруется немногим. И особенно поражали глаза, такие яркие, пронзительно синие и удивительно молодые на этом древнем лице. Прежде чем заговорить с нами, ангел попытался приподняться со своего ложа, и было видно, каких усилий это ему стоило. Мне стало жалко это древнее существо, и видимо это отразилось на моем лице, так как ангел заговорил:
   -- Ты даром жалеешь меня, сир Олфин, я прожил долгую и прекрасную жизнь, но теперь пришел и мой час, поэтому я и позвал тебя сюда, на Турион. - Он с трудом перевел дыхание, - да, так называется эта планета, и я надеюсь, что это название ты сохранишь. Время мое подходит к концу, и я не задержу тебя долго.
   -- Кто ты? - опять спросил я.
   -- Я тот, кого вы, люди, когда-то называли архангелами.
   -- Михаил, Гавриил...?
   -- Нет, нет, - ангел медленно покачал головой. - Эти, великие, давно уже ушли, я был не столь знатен, хотя имя Фейерхолда тогда, много тысячелетий назад, на твоей Земле знали многие.
   Мы оба замолчали: ангел, казалось, собирался с мыслями, а я лихорадочно думал, что же его спросить.
   -- Так что же с вами случилось, почему вы исчезли? Или ушли в другие миры?
   -- Нет, - снова покачал седой головой мой собеседник, - все гораздо прозаичней, просто нашей расе пришло время уходить. Таков закон, а ты разве не знал, на смену одной цивилизации приходит другая, один мир сменяется другим? Вот и мы ушли, освободив миры новым, молодым..., - он замолчал, что-то вспоминая, потом с трудом, немного задыхаясь, продолжил, - а когда-то нам принадлежал весь мир, вся вселенная лежала у наших ног!
   Тяжело в это было поверить, и я опять не справился со своими эмоциями, потому что, пронзительно глянув на меня, ангел попытался подняться и расправить крылья. Это ему почти удалось, и я увидел, как величественно раскрываются огромные крылья, пытаясь снова охватить весь мир, но... потом бессильно опадают на постамент. Одно большое перо отделилось и упало на пол, я нагнулся, поднял его и протянул ангелу, тот, наконец, немного отдышавшись, отмахнулся:
   -- Возьми его себе на память, может быть, оно когда-нибудь тебе пригодиться.
   -- Как? - поинтересовался я, внимательно оглядывая тронутое желтизной времени, перо.
   -- А там узнаешь, перо ангела дорогого стоит! Но я позвал тебя не за этим.
   -- Зачем же?
   Немного повозившись и устроившись поудобней, он сказал:
   -- Каждый носит в себе свой собственный мир, который потом навсегда забирает с собой. И ты знаешь, мне захотелось с кем-то этим поделиться, чтобы после нас хоть у одного существа в этом мире осталась какая-нибудь память о нас.
   Мы появились так давно, что мне кажется, мир тогда только рождался на наших глазах, дни сменяли ночи, река еще робко прокладывала свое первое русло, а из жаркой степной саванны появилось первое двуного существо. Как мы тогда смеялись над ним, как смеялись! Мы тогда могли вас уничтожить легким движением крыла, но это для нас казалось такой чепухой. Вы были смешны, развлекали нас, иногда путались у нас под ногами, и мы вас за это жестоко наказывали. А сейчас? Сейчас я лежу у твоих ног, а ты повелеваешь мирами, - он помолчал немного, потом продолжил, - но ты знаешь, я ни о чем не жалею. Мы воевали, потом мирились, опять воевали. Лилась кровь, летели перья, но нам это нравилось, мы, только мы одни тогда владели всем миром. Это была славная жизнь! А потом внезапно все это вдруг прошло. - Он опять надолго замолчал, потом неожиданно продолжил. - И однажды, я это почему-то очень отчетливо помню, мимо меня по реке проплыло огромное дерево с пустым гнездом, и я вдруг ясно понял, что все, все уже прошло. Странно, не правда ли, что иногда вспоминаются такие мелочи, которым раньше никогда не придавал значения.
   Я качнул головой, соглашаясь.
   -- Но не это главное, сир Олфин, - он пронзительно глянул на меня, - Мне надо кому-нибудь все это оставить, понимаешь, весь этот мир! Наш мир! Это наша родина, здесь мы родились и сюда возвращались умирать.
   -- А как же другие такие же врата, только поменьше, на других планетах? - поинтересовался я.
   -- Да, ты прав, есть и там наши последние врата. Кто-то погибал и вдали от родных краев. Но все, кто мог, возвращались сюда.
   Он надолго замолчал, а мы с Лео уважительно не нарушали тишину. Потом он неожиданно сменил тему:
   -- Я часто наблюдал за тобой, смотрел через твое плечо, ты не чувствовал?
   -- Нет.
   Он засмеялся с трудом:
   -- Прости, осталась такая дурацкая привычка, подглядывать за людьми. Но в этот раз, поверь, это было не ради развлечения. Я наблюдал за тобой, думал, размышлял, стоит ли с тобой встречаться.
   -- И что? - поинтересовался я с иронией.
   Он опять остро взглянул на меня:
   -- Ты не понимаешь, как для меня это важно. Я - последний в своем роду, со мной навсегда уйдет целая эпоха, и мне не безразлично, кем будет тот, кто за мной закроет последнюю дверь.
   Я поинтересовался:
   -- А вот то существо, похожее на человека, которое перед нами вошло в двери!
   -- Это страж врат. Он будет хранить мой покой. Но ты, если хочешь, приходи, он тебя всегда пропустит.
   Мы помолчали, потом он опять заговорил:
   -- И еще, выполни, пожалуйста, мою последнюю просьбу - привези в этот мир птиц.
   -- Каких?
   -- Да разных, любых, с Земли, с других планет, самых простых и самых прекрасных, всяких своем роду, со мной навсегда уйдет целая эпоха, и мне не безразлично, кем будет тот, кто за мной закроет последнюю дверь. Когда-то мы отобрали у них этот мир, теперь я хочу вернуть им наш долг. Пусть опять под небом Туриона парят крылья. Обещай мне это!
   -- Обещаю, Фейерхолд!
   -- А теперь помоги мне подняться на крышу, я хочу еще раз посмотреть сверху на этот мир, почувствовать в последний раз, как ветер бьет в лицо, как трепещут перья на крыльях, как уходящие лучи солнца греют лицо! Ну же, помоги мне...
   Я осторожно взял в руки это трепещущее, почти невесомое, покрытое перьями тело, в котором по-прежнему обитал такой неукротимый и гордый дух.
   Подниматься пришлось довольно долго - храм был очень высок, и крыша его терялась, как мне казалось, где-то высоко в облаках. Хорошо хоть, что лестница была под стать самому храму, широкая, с удобными невысокими ступенями, правда идти все-таки было не очень удобно - как я ни старался высоко поднимать руки, огромные крылья архангела почти волочились по полу. Пришлось мигнуть Лео, чтобы он оставил свою привычную собачью оболочку и помог мне. Всю дорогу архангел устало молчал, только временами в горле у него начиналось и тут же прекращалось какое-то клокотание. Он то и дело закрывал глаза, и я понимал, что часы его жизни сочтены, и он лишь держится на остатках воли: дряхлое тело уже больше не могло служить своему хозяину.
   Наконец, мы поднялись на крышу и перед нами в лучах заходящего солнца вся, до самого горизонта, в сверкающих водопадах, небольших озерах и зеленых островов протянулась во всей своей неповторимой красе поверхность планеты.
   -- Подойди, подойди к краю..., - попросил хриплым от волнения голосом Фейерхолд, - я хочу почувствовать на своем лице вечный ветер.
   Мы с Лео подчинились и осторожно подошли к самой кромки крыши. Вниз почему-то смотреть не очень хотелось - высота была страшная.
   -- Помоги мне подняться, - попросил ангел.
   Очень бережно я опустил его на поверхность крыши, он пошатнулся, и я, было, испугался, что он не выдержит и упадет, но он каким-то чудом удержался. Некоторое время он стоял вот так, пошатываясь, словно к чему-то прислушиваясь внутри себя, потом гордо распрямился, одним быстрым точным движением поднял огромные крылья, распустил их, сделал вперед один шаг и ринулся вниз. Лео дернулся было вперед, но, повинуясь моему приказу, остался на месте.
   Я почему-то сразу понял, что задумал мятежный архангел. Не хотел он так просто умирать, не хотел и все. Только в полете, как жил он всю свою долгую жизнь, должен был он обрести свою смерть...
   ...Я смотрел в даль - далеко-далеко, уже почти у самого горизонта, на закат, тяжело взмахивая громадными крыльями, летела в небе одинокая птица.
   -- Лети, мятежная душа, у меня нет к тебе ненависти, лети, и да прибудут с тобой мир и покой!
   Мы долго молча стояли на крыше, смотрели на закат, до тех пора, пока последний ангел не скрылся из глаз.
   -- Ну, что скажешь, дружок? - наконец, спросил я у своего друга, - давай, наверно, отправимся домой, что-то у меня сейчас нет никакого настроения путешествовать по планете.
   -- Но мы еще вернемся сюда, на Турион? - живо поинтересовался Лео.
   -- Конечно, вернемся, обещания ведь надо исполнять, не так ли? - я немного помолчал, думая о будущем этого, так неожиданно преподнесенного мне мира. - Теперь сюда попасть будет очень легко. Мы скоро вернемся, но не одни, а привезем сюда с тобой птиц, много птиц, как я и обещал, и воздух наполнится шуршанием их крыльев, а тишина - клекотом и пением, а потом появятся люди. Здесь будет прекрасный новый мир, и знаешь, мне почему-то кажется, что в этом мире будут удивительные легенды...

Мир облаков

   На обзорной палубе шикарного межзвездного круизного лайнера перед огромным панорамным окном, в котором переливались бриллиантовыми огнями мириады звезд, в удобном мягком кресле в уютной полутьме дремал молодой человек, одетый с неподходящей скромностью для такого судна. Синие потертые джинсы, клетчатая рубашка, мягкие кожаные мокасины явно не вписывались в шикарную обстановку круизного судна. Возле стены, почти сливаясь с ней, стоял в спокойной позе другой, одетый в нечто, напоминающее одежду средневекового пажа. И если первый походил на усталого спящего льва, то второй - на сторожевого пса, стерегущего чуткий сон своего хозяина. Странно, но ни первого, ни второго абсолютно не волновала та прекрасная картина звездной бездны, раскинувшейся пред ними во всей своей красе...
   Неожиданно, без всякой видимой причины я проснулся, и не надо было даже оглядываться, чтобы почувствовать где-то рядом бдительного Лео:
   -- Лео, - мысленно, как обычно, обратился я к своему другу, - нам еще долго лететь?
   Тот только флегматично в темноте пожал плечами:
   -- Пару недель.
   -- С ума сойти!
   -- А я ведь предлагал тебе, Крис, отправиться обычным способом или на худой конец вызвать Транспортника, но ты не захотел.
   -- Ну правильно, я хотел немного попутешествовать как обычный турист, спокойно, со вкусом отдохнуть на круизном лайнере.
   -- Так что же теперь не так?
   Я с наслаждением потянулся, хрустнул костями:
   -- Да, честно говоря, надоело уже это безделье, да и дурацкие разговоры до ужаса раздражают.
   -- Да ты просто отвык от обычного общения, - рассмеялся мой друг.
   Я окончательно проснулся и немедленно возмутился:
   -- И ничего подобного, все было бы нормально, если вокруг меня были обычные люди, а не эти..., - я пренебрежительно кивнул в сторону входной двери, которая только что с легким шипением отворилась, пропуская на смотровую палубу еще несколько человек в шикарных вечерних туалетах. Раздались ахи и охи, запахло ароматным табаком и дорогими духами.
   -- Тебе что-то не нравится в твоих попутчиках? - продолжал допытываться у меня Лео.
   -- Да как тебе сказать, пустые они какие-то. То, что их интересует, меня мало трогает. Политики, торгаши: деньги, власть, сплетни и опять деньги. Мне просто неинтересно с ними.
   -- А что ты хотел услышать, оригинальный способ решения теоремы Ферма или новую гипотезу рождения черных дыр? Ха, надо было пригласить в компанию пару фоксов, они бы тебе отлично скрасили дорогу.
   -- Ладно-ладно, не придирайся, это я так, от безделья. Пойдем, познакомимся с новыми попутчиками, может быть и узнаем что-либо интересное.
   Я встал и направился к вошедшей компании. Меня догнал смешок Лео:
   -- Ха, посмотрим, как они тебя примут.
   -- А что такое?
   -- А то, что встречают, как правило, по одежке, а ты одет как вернувшийся из командировки обанкротившийся коммивояжер.
   Я смущенно оглядел себя, поправил рукой волосы, похлопал по джинсам:
   -- А вот мы сейчас и проверим все: если будут воротить нос - значит я прав, а не ты, а вот если я найду среди них интересных собеседников, для которых моя одежда ничего не значит, тогда я...
   -- Тогда ты что? - живо поинтересовался Лео.
   -- Ну тогда я..., тогда я сниму перед тобой шляпу!
   -- Нет, так дело не пойдет, - возмутился Лео, - ты хочешь легко отделаться, да и никакой шляпы на тебе нет.
   -- Хорошо, что ты тогда предлагаешь?
   -- Если я прав, - Лео немного подумал, потом рассмеялся, - тогда ты всю неделю на Лизарде проведешь в компании мистера Норума и его друзей! Причем разрешишь им себя опять обследовать столько, сколько они захотят.
   Я поморщился, представив себе такую перспективу, но слово не воробей, пари - есть пари.
   -- Хорошо! А если окажусь прав я, тогда как?
   -- Придумай что-нибудь, - Лео пожал плечами, - мне без разницы, но только я все равно выиграю.
   -- Это мы еще посмотрим. Если выиграю я, тогда ты... месяц не принимаешь свое собачье обличье, идет?
   -- Ха, конечно, идет!
   И я направился к компании, увлеченно о чем-то разговаривавшей возле самого панорамного окна...
   Я бессовестным образом проиграл, среди вошедших пассажиров по иронии судьбы оказалось несколько профессоров, летящих на какую-то научную конференцию. Лео торжествовал, а я, представив себе унылую картину обследования себя фоксами, молча скрипел зубами и уныло продолжал дожидаться конца полета. И черт же меня дернул добираться на Сариолу таким способом. В принципе мы в любой момент могли "соскочить", но гордость мне не позволяла так поступить, а может быть, просто дурацкое мальчишеское упрямство. Вот я и мучался под постоянные насмешливые комментарии Лео.
   Но дело того стоило, нам предстояло посетить одну из удивительнейших планет нашей галактики - Сариолу. Сариола - самая сказочно-прекрасная планета, из всех, какие я только видел, вся она, словно окутана облаками, которые в зависимости от освещения принимают самые причудливые расцветки. Но это было не самое главное ее достоинство, в верхних слоях ее атмосферы жили удивительные создания - парусники, с которыми я так давно мечтал познакомиться. Огромные, колышущиеся в воздухе, многокилометровые полупрозрачные полотнища, тем не менее, обладали удивительно мощным интеллектом, который в исключительных условиях, наступавших примерно один раз в двести пятьдесят лет, позволял им проникать и видеть будущее. И многие тысячи существ слетались в это время со всей вселенной на эту планету, чтобы задать свой единственный самый сокровенный вопрос и услышать на него ответ.
   Честно говоря, меня не очень-то интересовало мое собственное будущее, а вот будущее Паолы меня очень волновало. Я терзался своей двойственностью и ничего, абсолютно ничего не мог с этим поделать. Я был в тупике. Сотни раз я намеривался все рассказать ей, и каждый раз слова словно застревали у меня в горле. Я чувствовал, всей своей шкурой чувствовал, что этот путь приведет меня в никуда. И я не находил ответа. Миллиарды раз задаваемый вопрос "что делать?", наконец, догнал и меня. И я не знал на него ответа. Я не стал спрашивать об этом Лидинга - слишком это было личным для меня, а может быть, я сознательно не спрашивал его об этом, страшась ответа. И я поступил как все, как тысячи и тысячи до меня - тайком прокрался к "гадалке", чтобы попросить ее заглянуть в туманное будущее.
   Наконец, наше, такое долгое, путешествие на круизном лайнере подошло к концу, через несколько часов мы прибывали на Сариолу. Ее огромный опаловый диск уже занимал почти все видимое пространство в огромном панорамном окне на корме корабля.
   -- Ну что, дружок, вот мы и прибыли, - обратился я, как всегда, мысленно к Лео.
   -- Надеюсь, что тебе понравится здешняя жизнь, - несколько скептически ответил тот.
   -- Ты что, опять сомневаешься?
   -- Ну не знаю, после такого прекрасного полета можно ожидать чего угодно.
   -- Ладно-ладно, не брюзжи, мы сюда не надолго.
   -- Да что мы вообще здесь делаем? - поинтересовался Лео.
   -- Как это что? - деланно удивился я, - будем отдыхать, любоваться красотами, наконец, увидим парусников. Я давно мечтал с ними познакомиться.
   Лео внимательно посмотрел на меня, немного помолчал, потом сказал:
   -- Крис, извини, что вмешиваюсь, но мне кажется, что все свои вопросы ты должен решать сам.
   Я не удивился такой его проницательности: я и он - мы давно стали единым целым. Иногда мне казалось, что он знает меня даже лучше, чем я сам.
   -- Хорошо, не волнуйся, - я вздохнул, - там посмотрим, а пока давай готовиться к посадке.
   После мягкого приземления в главном порту планеты мы почти мгновенно прошли таможенную службу и сели в длинный приплюснутый вагончик транспортной системы, отправляющейся в город. Быстро найдя подходящую, удивительно выглядевшую, но все же, несомненно, гостиницу, мы оставили там свой нехитрый багаж и отправились бродить по городу.
   Спросив моего разрешения, исчез в голубом небе Хеос, за ним отправились путешествовать по планете и мы.
   В самом городе было на что посмотреть, да и сам город тоже поражал воображение - огромные, просто таки необъятного простора, площади, обрамленные устремленными в высь, сооружениями, которые язык и домами-то не поворачивался назвать - это были, выглядевшие удивительно воздушно, целые дворцы, соединяющиеся где-то там, вверху ажурными мостами и мостиками. Несмотря на свои гигантские размеры, все сооружения выглядели ажурно и невесомо.
   -- Лео, интересно на все это посмотреть сверху, где бы нам найти какой-нибудь летательный аппарат? А впрочем, погоди, я вижу и сам.
   Около ближайшего к нам здания стояла стайка небольших полупрозрачных аппаратов, похожих своими крыльями на огромных стрекоз, которые то и дело взлетали в воздух и, сверкая, быстро исчезали среди многочисленных висячих мостов и переходов.
   -- Да зачем тебе это, - проворчал Лео, - мы и так только приземлились, а ты опять собираешься куда-то лететь.
   -- Ну, не ворчи, не ворчи, неужели тебе все это не интересно?
   -- А что здесь может быть интересного, - пожал плечами мой друг, - строения как строения, правда, очень уж высокие, но мы и ни такие видали, что тебя в них так удивляет?
   -- Лео, ты что, не знаешь, что архитектура - это застывшая музыка?
   Пока мы шли к стоянке, Лео внимательно то и дело оглядывался вокруг, потом уже, когда мы забирались в прозрачную кабинку, заметил:
   -- Что-то не похоже все это на музыку.
   Я только рассмеялся.
   Сверху все выглядело еще более сказочно и великолепно. Я внимательно всматривался в проплывающие внизу ландшафты планеты и все старался припомнить, что же мне эти удивительные картины напоминают, потом неожиданно вспомнил, что все это очень похоже на картины земного художника Роджера Дина. Удивительно, но иногда были похожи даже отдельные детали, а когда из-за облаков нам навстречу плавно вылетел огромный величественный корабль, напоминающий своим видом древнюю земную каравеллу, я был окончательно убежден, что каким-то чудом этот человек видел эту планету. Ну, не бывает таких совпадений, не бывает - и все, я дал себе слово обязательно когда-нибудь встретиться и поговорить с этим удивительным человеком.
   Когда мы опять оказались вечером в гостинице, я подошел к огромному, во всю стену, панорамному окну и взглянул сверху на вечерний город и опять поразился тому феерическому зрелищу, которое предстало передо мною.
   -- Лео, посмотри, неужели не красиво?
   Лео подошел и встал со мной рядом, некоторое время стол, глядя вниз, потом произнес:
   -- Да, много всяких разноцветных огней, красиво.
   Я только руками развел, ну, что тут еще скажешь. Вот такой он, мой самый дорогой и близкий друг. И он мне дорог, очень дорог. Я его люблю таким, каков он есть, и я очень благодарен судьбе за то, что она свела нас на своих крутых извилистых дорожках вместе.
   -- Ладно, дружище, давай отдыхать, завтра для нас будет очень ответственный день.
   Лео только искоса взглянул на меня, но ничего не сказал, и я был благодарен ему за это. Я еще и сам толком не знал, как поступлю, что-то внутри меня сопротивлялось принятому сгоряча решению. Я умом понимал, что Лео, безусловно, прав, и что свои проблемы я должен решать только сам, но где-то глубоко внутри меня теплилась сумасшедшая надежда, что здесь я обрету единственно возможное решение этой, такой неразрешимой для меня дилеммы.
   Спать в эту ночь я не мог, тревожные мысли одолевали меня, я все думал, что же мне делать.
   Утром следующего, такого важного дня, мы встали рано. Я подошел к окну и взглянул вниз. На улицах еще было темно, и моросил мелкий дождь, светлая полоска у самого горизонта вот-вот должна была превратиться в день. Толпы людей внизу спешили на центральную площадь, а вверху, в воздухе сотни летательных аппаратов, больших и малых, тоже сплошной сверкающей лентой неслись вперед и исчезали где-то в глубине, среди лабиринтов, устремленных ввысь зданий. Надо было спешить.
   -- Лео, ты готов? Тогда пошли.
   Мы выскользнули на улицу под моросящий дождь и сразу же попали в спешащую единым потоком толпу, которая, стремительной рекой понесла нас куда-то вперед. Не было слышно разговоров, только тишина и шуршанье тысячи ног по дороге. Я смотрел на окружавших меня людей, лица их были тревожны и замкнуты, каждый был погружен в себя. Общая цель делала всех похожими друг на друга.
   Я шел, и все время задавал себе вопрос: "Что же я здесь делаю? И это я, который сам мановением руки мог решать судьбы целых систем!" Я внезапно остановился, тем самым резко нарушив общую направленность движения, заслужил несколько неприязненных взглядов и приглушенных проклятий. Рядом так же резко остановился Лео, встревожено глядя на меня. Я столбом продолжал стоять посередине обтекающей нас толпы. Мысль, которая пришла ко мне, была не нова, но я ее ощутил как некое откровение. Прав, тысячу раз прав Лео, когда говорил мне, что свои проблемы я должен решать сам и только сам. Что даст мне знание моего будущего? Да, черт возьми, я и сам могу туда отправиться, только это сопряжено с огромными трудностями и колоссальным риском. И что же даст мне это знание? Ничего! Абсолютно ничего, ничего, кроме беспомощного ожидания неизбежности - изменить что-либо в будущем по определению просто невозможно. Есть вещи, изменить которые не могут сами боги. Так спрашивается, стоит ли это того, есть ли смысл задавать вопрос, ответ на который ты не хочешь услышать.
   Я круто развернулся и услышал, как облегченно вздохнул Лео - он все понял из моих мыслей.
   -- Да, дружок, ты был прав, абсолютно прав.
   -- И что теперь? - поинтересовался мой друг.
   Мы синхронно медленно начали продвигаться вбок, к двери в ближайшем здании, по случаю это оказалось нечто вроде нашего земного кафе.
   -- И что теперь мы будем делать? - опять поинтересовался Лео, когда мы устроились за столиком в совершенно пустом зале.
   -- Что? - я задумчиво повертел в руках изящный, словно из застывшего воздуха, вылепленный бокал и подставил его подъехавшему автомату. - Что делать? Наверное, надо побыстрее убираться отсюда. Посмотри на этих идиотов, - я кивнул на окно, мимо которого продвигалась людская толпа и бездумной частицей которой несколько минут назад был я сам, - черт, не могу себе простить, что поддался минутной слабости и прилетел сюда, только даром потеряли время. Хотя нет, постой, не даром я все-таки хочу увидеть этих парусников. Раз мы уже здесь, то было бы ошибкой убраться отсюда, так и не повидавшись с ними.
   -- Что, опять пойдем с ними? - Лео кивнул в сторону окна.
   -- Нет, зачем же, - ответил я, хлебнув из бокала пенящейся освежающей жидкости, - мы теперь не они, и сделаем мы сейчас все по-своему. Сейчас вот допью вот это, - я поболтал бокалом, - и будем действовать. Куда нам теперь торопиться, старина, успеем, ты вот попробуй этот напиток, он того стоит.
   Лео только фыркнул в ответ.
   Я же, медленно потягивая из бокала, улыбнулся, в уме формулируя новый вопрос, который думал задать парусникам, но в этот раз это уж точно касалось не меня.
   -- Даже и не думай! - возмущенно всполошился Лео, мгновенно прочитав мои мысли.
   -- Это почему же? - невинно поинтересовался я. - Я же тебе обещал, что когда-нибудь займусь этим, почему бы не сейчас, очень даже подходящее время. И мне очень интересно будет услышать ответ.
   Лео закатил глаза и только тихо вздохнул. А что ему еще оставалось делать?
  
  
  
  

Моби Дик или Белый Кит

  
  
   Мы стояли на вершине огромного здания, возвышающегося, словно корабль, над всей центральной площадью, а далеко внизу бурлило людское море. Мы с Лео с меланхоличной отстраненностью смотрели вниз и молчали: я думал о том, что еще совсем недавно мог бы оказаться там, среди таких же многих, стремящихся к последнему откровению, а Лео же просто спокойно молчал в ожидании дальнейших событий. Ласковый ветер, оборачиваясь вокруг меня, шевелил полы моего плаща и как обычно нашептывал мне сказки своих дальних странствий.
   Рассвет, еще недавно тонкой полоской растянувшийся у далекого горизонта, стремительно приближался, разгораясь утренним пожаром. Ждали мы, ждала внизу нетерпеливо колышущаяся толпа.
   Вот первый луч солнца упал на вершину колонны, шпилем вонзающейся в небо в центре площади. Запрокинув вверх бледные лица, толпа замерла. Остановилось вокруг все движение, абсолютная тишина заполнила город. Несколько минут томительной тишины, потом откуда-то раздались нежные, едва слышные, мелодичные звуки. Прекрасная мелодия становилась все громче, вот она заполнила все вокруг и поднялась в небо, а может быть, она и лилась с неба - я точно не разобрал. Да и не в этом было все дело, неважно было знать, откуда она возникла, важно было другое - она неудержимо проникала внутрь, сливалась с тобой, звала куда-то, противиться ее влиянию было тяжело, да и, честно говоря, не очень-то и хотелось. Никакой угрозы я не чувствовал, а потому спокойно отдался ее нежным волнам.
   Неожиданно сверху площадь накрыла огромная тень, я поднял голову и увидел, как плавно снижаются огромные, розовые в свете утреннего солнца, колышущиеся полотнища. Удивительно, но в первый раз, без моего разрешения, взмыл и исчез в вышине Хеос. А полотнища все спускались и спускались, и не было им конца, их огромные покрывала заполнили все небо над головой. А потом все неожиданно замерло: замолкла музыка, замерла внизу толпа, казалось, что замер и сам воздух. Вся огромная площадь, да и весь город до самого горизонта накрыли сверху гигантские полотенца. Солнце исчезло, сразу стало сумрачно, но я не испытывал от этого никакого дискомфорта, наоборот, внутри меня росла и поднималась горячая волна радости.
   "Нет,нет, так это дело не пойдет, - сказал я сам себе, - что это я с трепетом восемнадцатилетнего юнца, ждущего на свое первое свидание подружку, жду встречи с этими летающими простынями. А ну-ка, возьмем себя в руки". И сейчас же глубокое спокойствие охватило меня, я больше не поддавался общему психозу. Я глянул на Лео, тот вообще безмятежно воспринимал все происходящее, похоже, что эти "песни" на него совершенно не влияли. Я смутился - хорош же сир Олфин, поддался на чарующие звуки этих сладкоголосых сирен. Да черта с два, им нас не одолеть, не на таких напали. Ну, да ладно, посмотрим, как все будет развиваться дальше. А с Хеосом я еще разберусь, пусть только вернется. И успокоенный такими мыслями, я принялся наблюдать за происходящим дальше.
   А между тем, ничего внизу, да и вверху тоже не происходило: все также неподвижно стояла внизу толпа, все также безмолвно в небе висели огромные, едва колышущиеся полотнища. Мы с интересом продолжали наблюдать, потом я спохватился - надо ведь задать свой вопрос этим ребятам, или как их там, "парусникам". А как это сделать, вот в чем вопрос?
   Я взглянул вверх - ничего, потом опять вниз - там все по-прежнему, но лица у народа стали другие. У одних радостные, другие же, наоборот, стояли хмурые, поникшие, кто-то вытирал слезы, кто-то смеялся. Да, похоже, эти ребята получили ответы на все свои вопросы. А что же это такое со мной? И я опять погнал наверх свой вопрос - эффект по-прежнему "ноль". Похоже, что именно меня в упор игнорировали. Толпа внизу начала шевелиться, значит получили свое и потихоньку приходят в себя, полотнища вверху тоже вроде бы начали оживать: края их начали подрагивать, и по всему объему стали прокатываться медленные волны. Так, понятненько, тоже значит, собираются восвояси и появятся опять они аж через двести пятьдесят лет.
   Нет, так это дело не пойдет, так долго ждать я не намерен. А ну-ка попробуем..., и я закрыл глаза, потом опять открыл, глянул вверх. Картина в небе почти не изменилась, вот только в движениях парусников стала угадываться некоторая нервозность. Вроде бы и отлетать они собрались, да что-то там у них не получалось, вот и стали они слегка нервничать.
   Я улыбнулся, кивнул Лео и присел на парапет крыши:
   -- Теперь подождем.
   -- Ты зачем это сделал? - всполошился мой друг.
   -- А что я такого сделал? - невинно, вопросом на вопрос ответил я.
   -- Как это что, ведь это ты их удерживаешь?
   Я сделал круглые глаза:
   -- Лео, согласись, что это несправедливо, мы преодолели пол галактики, чтобы задать свой вопрос, а нас так незаслуженно обошли. Вот посмотри, - я махнул вниз рукой, - вот они уже все свои ответы получили, а мы? Чем мы хуже?
   Лео покрутил головой и неуверенно спросил:
   -- Может быть, мы делаем что-то не так?
   -- Ха, что это "не так"? Сидим здесь, вежливо ждем ответа, Хеос вот еще умчался куда-то.
   И только я поделился этой мыслью с Лео, как примчался мой ветерок. Он мгновенно охватил мою шею прохладной полоской воздуха и виновато зашептал мне что-то.
   Я прислушался, кивнул опять Лео:
   --Ну, вот видишь, а ты волновался. Нас с тобой приглашают к разговору. И я так думаю, что задам я не один вопрос.
   Мысленно я отдал команду, и наверху опять восстановился порядок и покой. Огромные парусники величественно и спокойно парили у нас над головой, толпа внизу потихоньку стала рассасываться, только некоторые, глянув вверх, удивленно остановились, видя, что привычный порядок вещей нарушен, и парусники не собираются никуда улетать. Теперь уже вмешался я: неслышная команда - и все резво потрусили по своим делам. Никого уже не интересовала та картина, которая разворачивалась вверху.
   Скоро площадь совершенно опустела, остались только мы с Лео на крыше да целая стая огромных колышущихся полотнищ над нами.
   Вот и ладненько, теперь можно спокойно обо всем поговорить. И одним вопросом эти ребята от меня не отделаются. Я поудобнее уселся на теплом камне и приготовился общаться.
   -- Ну что, уважаемые, поговорим? - неспешно начал я беседу.
   В ответ наверху - молчание.
   И мне показалось, что я ощущаю в этом некоторое пренебрежение или даже высокомерие.
   Ну что же, не хотят говорить, подождем. Мне спешить некуда, я спокойно могу и подождать, а вот будут ли эти высокомерные простыни висеть здесь столько, сколько мне будет надо. Я усмехнулся, чувствуя, как они пытаются вырваться и улететь. А ведь могли бы просто ответить на мой невинный вопрос, так нет же, высокомерно проигнорировали, знай мол, смертный, свое место. Ну, где чье место - это мы еще разберемся.
   Так мы с Лео некоторое время спокойно и сидели на крыше. Хеос начал было беспокоился, все порывался улететь, но, чувствуя мое неудовольствие, быстро притих. Спустя целую вечность мысленно раздался в моей голове вопрос:
   "Кто ты? Мы не понимаем. Ты не такой, как другие".
   "Ну все правильно, я действительно не такой. Но это еще не повод игнорировать мой вопрос".
   Пауза.
   "Мы поступили неправильно, признаем. Теперь отпусти нас".
   "Только после того, как вы ответите на мой вопрос".
   "Спрашивай".
   "Я уже спросил".
   "Мы не понимаем вопроса".
   "Что здесь непонятного, я спросил вас, есть ли такое созвездие - Енотова Шкура, и если есть, то где оно находится".
   "Мы не знаем такого названия".
   "Хорошо, я уточняю свой вопрос. Где во вселенной обитают существа, которых называют драконами? - я мысленно послал вверх картинку дракона, такого, каким я его себе представлял".
   Привычно забеспокоился при этом вопросе Лео.
   Перед глазами на мгновенье возникла картина незнакомого созвездия и мгновенно у меня в голове вспыхнули координаты.
   "Ого, вот это да, неудивительно, что их никто не мог найти". Я видел огромный косматый клубок звездной пыли, внутри которого с трудом угадывалось несколько звезд. И вся эта туманность была окружена чудовищными по своей мощности полями, как в кулаке сжимавшими пару заблудившихся внутри звезд.
   "Ты получил, что хотел. Теперь отпусти нас".
   Я отпустил парусников, и они величественно стали подниматься вверх, потом потянулись к горизонту и скоро скрылись из глаз. На крыше остались только мы с Лео.
   -- Вот видишь, наконец-то, я узнал, где обитают наши милые зверушки. И какое красивое название у этой планеты - Шихаллион!
   -- И ясное дело, мы отправимся туда? - обреченно хмыкнул Лео.
   -- А что нам мешает? - я пожал плечами, - неотложных дел сейчас никаких нет, никого спасать не надо, давай посмотрим, что там и как.
   -- И, конечно же, привезем пару этих чудовищ на Лизард?
   Я засмеялся:
   -- Да не переживай ты так. Совсем не обязательно, что мы кого-то там привезем.
   -- Ха, скажешь тоже, я тебя хорошо знаю, обязательно привезем, и будут эти жуткие твари жрать всех вокруг и плеваться огнем.
   -- И совсем необязательно. Может быть, это разумные существа, деликатного поведения, очень застенчивые.
   -- Это эти-то туши? - недоверчиво поинтересовался Лео.
   -- Ну да, они большие. А вообще, это даже совершенно необязательно, может они такие маленькие, эти дракончики, и ты с ними подружишься, и будете вы лучшими друзьями, - продолжал я подтрунивать над своим другом.
   Лео только насмешливо фыркнул в ответ.
  
  

Шкура очень интересного зверя

   И вот мы с Лео стоим, наконец, в этом долгожданном месте и вдыхаем новые ароматы этой планеты. Хеос, моментально куда-то умчался, привычно оставив нас вдвоем, а мы остались осматриваться. На первый взгляд ничего особенного: планета как планета, много зелени, много воды, но я надеялся, что здесь живут очень интересные существа, и с нетерпением ждал с ними встречи. Очень было интересно узнать, кто они: просто безмозглые твари из преданий или разумные существа? В древних легендах все указывало на то, что это тупые прожорливые огнедышащие монстры, без разбору пожирающие и уничтожающие все вокруг. Но я что-то не очень был склонен всему этому верить. Древние всегда все любили преувеличить и искзить, очень часто бессовестно трактуя любую ситуацию в свою пользу. Да, большие - значит должны много и часто питаться: полеты и пламя должны забирать много энергии; да, злые, а вы бы не обозлились, если каждый путешествующий дурак в броне пытался вас найти и искалечить, а то и убить.
   -- Ты думаешь, они разумные? - поинтересовался Лео, когда мы неторопливо стали спускаться с холма, на котором пару секунд назад проявились.
   -- Трудно сказать, слишком противоречивые сведения о них дошли до нас. В некоторых преданиях они разумные, и с ними общались, а в некоторых - их представляют как безмозглых хищников.
   -- А ты что думаешь?
   Я задумался.
   -- Честно говоря, не знаю, но мне кажется, что речь идет о разных существах. Те, которые просто пожирают все вокруг - это, наверное, просто животные, нечто сродни динозаврам, только плотоядные, а вот другие... И еще, совсем необязательно, что те драконы, о которых рассказывается в земных легендах, и эти, живущие здесь, одно и тоже.
   -- Ты думаешь, что это какие-то другие?
   Я пожал плечами:
   -- Мне так кажется, но, может быть, я ошибаюсь, посмотрим. Вот встретим кого-нибудь из их племени, и все сразу станет на свои места.
   -- Как бы нас здесь не сожрали, - шутливо заметил Лео.
   -- Постараемся уцелеть, - в тон ему ответил я, - у нас еще много дел впереди. А пока я тебе кратенько так расскажу классификацию этих существ. Вот послушай, они бывают винтохвостые, копьехвостные, мечехвостые, рогохвостые, а еще их различают по рисунку на брюхе...
   Лео мысленно застонал...
   Так, обмениваясь на ходу веселыми мыслями, мы стали спускаться с холма, чтобы добраться до близлежащего леса.
   Долгое шатание по лесу ни к чему нас не привело - никаких следов драконов.
   -- Может быть, они все вымерли давно, ты как думаешь? - Поинтересовался через два часа бесплодных поисков Лео. - Может быть, это парусники тебе так отомстили?
   -- Да нет, Лео, не думаю. Во-первых, парусники не умеют врать в принципе, а во-вторых, мы здесь только пару часов, ничего еще толком не видели, а ты уже делаешь поспешные выводы.
   -- Да? А мне кажется, что мы здесь блуждаем очень давно.
   -- Ладно, не ворчи. Мне самому этот лес тоже до чертиков надоел, предлагаю перенестись куда-нибудь в другое место.
   -- Это куда?
   -- А вот туда, где нет этих дурацких колючек, - проговорил я, вытаскивая из куртки здоровенный зеленый шип.
   -- Согласен.
   И мы перенеслись.
   Теперь перед нами простиралась равнина, покрытая чахлой растительностью, но, слава богу, без колючих кустарников.
   -- Ну вот, совсем другое дело.
   -- Да, - уныло согласился Лео, - совсем другое.
   Я рассмеялся:
   -- Что-то я не наблюдаю у тебя особого энтузиазма.
   -- А мне эта твоя затея в принципе не нравится, - проворчал Лео. - Забрались куда-то к черту на рога, только вот время здесь зря тратим.
   -- Ну не ворчи, не ворчи, старик. Посмотри, как здесь красиво кругом.
   -- Да, красиво, - согласился Лео, - много камней, мха, какие-то мухи надоедливые еще летают, красота, да и только...
   Что тут еще скажешь.
   И так мило беседуя, мы еще несколько часов тащились по равнине.
   -- Все, мне надоело, - взбунтовался Лео, - уже прошло полдня, а мы кроме нескольких стад каких-то рогатых коров ничего больше не видели. Нет тут никаких драконов.
   -- Должны быть, - не согласился я со своим другом, - мы просто не там ищем.
   -- Да-а, - ядовито осведомился Лео, - а где же это надо искать?
   -- Надо подумать.
   -- Вот ты и подумай, а я отдохну, - и Лео с наслаждением плюхнулся на чахлую траву. Я растянулся рядом, удобно опершись на небольшой валун, так кстати оказавшийся рядом.
   -- Вот Хеосу хорошо, - продолжил нашу беседу Лео, - летает себе, где хочет, а мы вот таскаемся по эти жутким местам.
   -- Лео, тебе не надоело ворчать? - я прикрыл глаза, с наслаждением подставляя лицо теплому солнцу. - Лежи и наслаждайся отдыхом.
   Лео только вздохнул.
   Тепло расслабляло, и незаметно для себя я задремал, а когда открыл глаза, то солнце стояло уже почти у горизонта. Лео бессовестно дрых рядом - хорош охранничек! Я потянулся и сел, осматриваясь. Вдруг что-то блеснуло в траве метрах в двадцати от нас. Я заинтересовался: блеск был очень интенсивный, как от небольшого зеркальца. Пару шагов - и я рядом.
   -- Лео, смотри! - в руках у меня оказалась золотая округлая пластинка размером примерно в ладонь. - А ты говорил, что никого здесь нет. А это тогда что? Я готов спорить на что угодно, что это пластинка от чешуи дракона. - Я подкинул на руке пластику, - здоровенный должен быть экземпляр.
   -- Тебе видней, - проворчал Лео, - но это ничего еще не доказывает. Мы так и не видели ни одного живого дракона, может быть, они все вымерли давным-давно.
   -- А может быть, мы не там с тобой ищем?
   -- А где тогда надо искать?
   -- Да вот припоминается мне, что все драконы обязательно жили в пещерах.
   -- А ты не мог об этом вспомнить раньше? - ядовито поинтересовался мой друг.
   Здесь мне неожиданно пришла в голову еще одна мысль:
   -- Лео, - я бросил чешуйку своему напарнику, - а ну, попробуй разрежь ее.
   Уже в воздухе сверкающую пластинку встретили голубые, немыслимой остроты, лезвия, и... ничего не случилось. Пластика со звоном отлетела в траву, а мы потрясенные застыли.
   -- Вот это да! Как тебе такая броня? Похоже, если эти существа действительно были в древности на Земле, то тем ребятам, в настоящей броне, приходилось туго. Такую штуку, - я поднял из травы совершенно неповрежденную чешуйку, - пробить действительно невозможно.
   -- Не нравится мне все это, - уже в который раз проворчал Лео, пряча в когти свое оружие ближнего боя, - ищем на свою голову приключений.
   -- Да ладно тебе, без приключений скучно жить.
   -- Только не мне. Что теперь будем делать, Крис?
   -- Перенесемся в горы, может быть, там есть пещеры, в которых эти существа живут.
   -- Только осторожно, я прошу тебя.
   -- Конечно, дружок, вот это, - я подкинул в руке чешуйку, - меня очень-очень впечатлило.
   Горы встретили нас не очень приветливо - дождь, серое небо, то ли туман, то ли мгла вокруг, ничего толком не видно.
   -- Да-а, очень приятное место. Ты уверен, что здесь кто-то живет?
   -- Согласен, не очень это сейчас приятно выглядит, но мы это дело исправим, - и я позвал Хеоса, а когда тот примчался, подал ему команду.
   Засвистел ветер, поплыли в разные стороны серые тучи, прекратился дождь, и через минуту появилось и засияло солнце. Все вокруг преобразилось.
   -- Ну что теперь скажешь, - я повел рукой вокруг, - смотри, какая красота. Как там писалось в одной книжке? "Воистину диковинное диво, пещерный лед и солнца переливы...".
   Кругом действительно стало очень красиво. Огромные горы, покрытые шапками искрящегося снега, могучие скалы, вздымающиеся отвесно вокруг нас, далеко внизу сквозь дымку едва угадывалась серебристая лента реки.
   -- Впечатляет, - согласился Лео, - теперь что?
   -- А теперь будем искать подходящую пещеру.
   -- Как ты себе это представляешь?
   Я почесал голову:
   -- А вот сейчас попросим Хеоса поискать, ему сверху видно все. А мы здесь посидим, подождем.
   -- Давно надо было так сделать, - проворчал Лео, - столько времени зря потратили, еще неизвестно, что здесь найдем. Может быть, огромное кладбище костей давно вымерших огнедышащих динозавров...
   -- Ну не будь таким пессимистом, - я подбросил в руке сверкающую чешуйку, - судя по ее состоянию, ее потеряли совсем недавно.
   -- Тогда почему мы никого не встретили?
   -- Резонный вопрос, - я пожал плечами, - ничего не могу на это ответить. Не знаю. Может быть, у них сезон спячки или еще там чего. Вот вернется Хеос, тогда все и узнаем.
   И мы стали ждать.
   Ждать пришлось недолго. Хеос принес нам новости - нигде никаких драконов он не встретил, зато километрах в семидесяти на восток он видел вход в огромную пещеру, и похоже, что этим входом частенько пользовались.
   -- Вот видишь, - обратился я к Лео, - а ты не верил.
   -- Ха, а почему ты уверен, что там находятся драконы?
   -- А вот уверен, мне об этом говорит мой внутренний голос.
   Лео только насмешливо фыркнул
   --К тому же мы сейчас это быстро проверим. Поехали.
   Огромный, метров сорок в высоту, вход, перед ним примерно такая же по размеру площадка, вся исполосованная глубокими продольными бороздами, ведущими к входу. Я внимательно присмотрелся к ним - глубина некоторых доходила до нескольких десятков сантиметров, и это-то в твердейшем граните!
   -- Лео, посмотри на это, сколько же понадобилось лет, чтобы прорезать такие пути?
   Лео подошел и присмотрелся, потом глянул на меня:
   -- А что это такое, Крис, что ты так этим восхищаешься? - Он слегка выдвинул свои ужасные голубые лезвия, - хочешь, я тебе таких же нарежу за пару минут?
   Я рассмеялся:
   -- Вот чудак, это следы приземления наших драконов.
   --Ну, наконец-то, - фальшиво восхитился Лео, - ты добился своего. Теперь только осталось найти владельцев этих милых лапок. Я тебя очень прошу, Крис, будь осторожен.
   -- А чего мне бояться, - рассмеялся я, - ведь ты же со мной. Когда ты рядом, мне ничего не страшно.
   Лео, польщенный, замолчал, а я, в душе посмеиваясь, направился к входу. Лео бдительно семенил рядом.
   Темный ход буквально через несколько десятков метров значительно расширялся. И когда он остался далеко позади, черный мрак окутал нас со всех сторон. Но нам это нисколько не мешало: и Лео, и я прекрасно видели в темноте. Спокойно мы продолжали продвигаться вперед. Ход по-прежнему был просторен, по нему рядом с нами шуршал наш ветерок, который уже успел побывать где-то далеко впереди, и теперь делился со мной всем увиденным. Лео, как и я, все слышал, и тревожно покосился на меня:
   -- Ну, дождался, наконец.
   -- А ты что думал? Везет сильнейшим.
   -- Ладно-ладно, не будем загадывать, посмотрим, что у нас получится.
   -- Да все будет хорошо, не волнуйся, уже недолго осталось.
   Еще пару десятков метров - и мы оказались у столь же впечатляющего выхода. Выйдя на огромную площадку, мы остановились, внизу, перед нами, простиралась огромная, естественная чаша давно потухшего вулкана, и вся она была заполнена сотнями драконов. Огромные, в несколько десятков метров, существа с мощными крыльями, уложенными вдоль боков, шипастыми гребнями вдоль спины и двумя странными, рогами на голове. Рога, кроме своего небольшого размера, здорово смахивали своими шишечками на концах на рога земных жираф.
   Солнце дробилось и переливалось на их зеркальной чешуе, и тысячи солнечных зайчиков мгновенно вспыхивали то тут, то там, напоминая мне вспышки фотоаппаратов на земных стадионах во время финальных матчей. Несмотря на их гигантское количество, тишина стояла совершенная.
   -- Хм-м, странно! Очень странно!
   -- Что здесь странного? - живо поинтересовался Лео.
   -- Да вот эта тишина и их неподвижность как раз меня и смущают.
   Лео насмешливо фыркнул:
   -- Да ведь они вовсю шумят, такой галдеж стоит, ты что, не слышишь?
   Я хлопнул себя по лбу:
   -- Господи, какой же я болван! - и включил внутренний слух - и сейчас же мне в голову ворвались сотни голосов. Они кричали, вопили, шумели, ревели, стараясь перекричать друг друга. Но весь этот шум шел в мыслеформе, так что вокруг стояла идеальная, никем не нарушаемая, тишина.
   Я потер руки:
   -- Так, так, мне кажется, что мы прибыли вовремя!
   Лео уже в который раз только вздохнул.
   Слушая весь этот неслышимый гам, я моментально понял, о чем у них там идет весь этот спор. Как я понял, речь шла о том, кто в этот раз имеет полное право завести потомство. Претендовали на это несколько десятков пар, и примерно столько же были с ними не согласны.
   -- Что ты будешь делать? - поинтересовался Лео.
   -- Как это что? - удивился я. - Помочь разрубить этот гордиев узел. Вон видишь, в центре несколько особенно огромных особей? Это, как я понимаю, старейшины, они и принимают решения. Но, похоже, что в этот раз им приходится туговато, ишь как наскакивает на них народ, как бы дело до драки не дошло.
   -- А почему у них это все так сложно?
   -- А ты не понял? Все дело в ресурсах этой планеты. Сколько живности мы здесь видели? Всего - ничего. А таким здоровякам, я думаю, надо прилично питаться, вот и приходится им искусственно регулировать свою рождаемость. Но нам это только на руку.
   -- Почему?
   -- Ха, я им сделаю такое предложение, что они просто не смогут от него отказаться.
   -- Только я прошу тебя, осторожно!
   -- А когда мы с тобой что-то делали поспешно? Всегда только обдуманно и всегда осторожно.
   Лео ничего не сказал, но по его хитрой узкой морде я видел, что он мог бы привести не один десяток примеров моих поспешных решений, но предпочел промолчать, так как понял, что я все равно поступлю по-своему.
   Набрав побольше воздуху и сделав несколько глубоких вздохов я мысленно гаркнул во всю мочь:
   -- Одну минутку, уважаемые!
   Эффект превзошел все мои ожидания - в центре огромной чаши замерло всякое движение, только сотни замерших статуй с обращенными в мою сторону рогатыми мордами.
   -- Прошу прощения, что вмешиваюсь в вашу беседу, - уже более спокойно продолжил я свою речь, - но мне кажется, что я могу решить вашу проблему так, что все вы будете довольны.
   Статуи мгновенно ожили, сотни крыльев мощными ударами взвихрили воздух, и вот уже на расстоянии вытянутой руки от меня угрожающе раскрылись огромные пасти со сверкающими клыками. Мы спокойно стояли на площадке, Лео мне сказал:
   -- Вот видишь, я же просил тебя осторожно.
   -- А что тебе не нравится, - я пожал плечами, - обычная реакция на незнакомую ситуацию?
   -- А тебе не кажется, что эта, хм, реакция несколько угрожающая?
   -- Да нет, ничего угрожающего.
   -- Ты так думаешь?
   -- Более того, я уверен, - спокойно сказал я, умело скрывая свое состояние первобытного ужаса, - огнем ведь они не плюются.
   -- Да-а? - недоверчиво протянул Лео. - А то мне показалось...
   -- Вот именно, что тебе просто показалось, не волнуйся, сейчас спокойно все решим.
   Но спокойно не получалось. Эти ужасные, огромные летающие монстры сотнями роились возле нас, угрожающе показывали огромные сверкающие клыки, били крыльями, все время пытались пробить нашу защиту и прорваться к нам. В мысленном диапазоне стоял такой шум, что пришлось временно отключиться. Я опять гаркнул:
   -- Всем спокойно! Опуститесь все на свои места, мы будем разговаривать только со старейшинами.
   Это подействовало, правда, не сразу. Но постепенно количество летающих вокруг нас драконов уменьшилось до нескольких десятков, а потом и вовсе небо над головой очистилось.
   -- Вот видишь, - обратился я к Лео, - а ты сомневался, теперь спокойно поговорим.
   И я терпеливо стал ждать момента, когда эта крылатая толпа рассядется внизу. Ждать пришлось довольно долго, все были взбудоражены, то и дело в воздух поднимался то один, то другой дракон, а то и несколько в возбуждении проносились над своими сородичами, препираясь и споря. Но, наконец-то, все более или менее успокоилось, драконы расселись по своим местам, образовав почти правильные круги вокруг центра, где несколько особо крупных особей, как я понял, составляли правящую верхушку. Я дождался, когда все затихло, и сотни выжидающих рогатых голов опять повернулись в мою сторону. Потом мы с Лео перенеслись в центр, где нас ожидали старейшины.
   Мгновенье - и мы возникли в центре. Это потрясло всех до такой степени, что опять поднялся невообразимый шум и гам, впрочем, достаточно быстро прекращенный рыком старейшин. И когда над нами угрожающе нависли три огромные рогатые головы, я, как мне казалось, спокойно сказал:
   -- Да, я знаю, как можно решить вашу проблему. Более того, для меня с моим другом это не представляет большого труда.
   -- Кто ты? Как оказался здесь? Как можешь нам всем помочь...? - раздался у меня в голове грохот вопросов.
   Я поднял руку:
   -- Не все сразу, уважаемые. Для начала позвольте нам представиться. Меня вот зовут Крис, а моего спутника Лео. Мы... гм, путешественники, путешествуем, знаете ли, то в том мире, то в этом. Смотрим, любуемся, никого не трогаем, - я вовсю развлекался, чего не скажешь о Лео, который неодобрительно все время косился на меня, - и вот случайно мы попали на вашу чудесную планету. А здесь увидели вас, таких могучих, красивых (я подумал, что лишняя лесть не помешает), и сразу поняли, что мы можем вам помочь.
   -- Как? Как ты можешь нам помочь, ничтожный...? - прогрохотали у меня в голове новые вопросы. - Ты, жалкий червяк, да как... ты осмелился смеяться над нами...?
   Я просто любовался их гневом. Они действительно были прекрасны, когда вот так, грозно расставив в стороны огромные перепончатые крылья, угрожающе наступая, разевали свои жаркие пасти прямо над моей головой.
   -- Господи, Крис, перестань их дразнить, а то они нас сейчас растопчут, - прошипел у меня в голове разозленный Лео. - Ну что за театр ты здесь устроил?
   -- А мне вот хотелось посмотреть на них. Может быть, за эти века они утратили свой боевой задор и превратились просто в огромных хвостатых ящериц, и тогда я был бы очень разочарован.
   -- А теперь? - Поинтересовался Лео. - Теперь ты удовлетворен? Посмотри, они сейчас все вместе бросятся на нас.
   -- Не волнуйся, сейчас мы все уладим, вот только я хочу, чтобы они до конца продемонстрировали мне свои способности.
   -- Господи, опять ты за свое, - простонал Лео.
   В это же мгновенье на всех трех драконьих головах ярким светом начали светиться их странные рога.
   -- Ага, ага, - обрадовался я, - Лео, ты видишь?
   -- Вижу, вижу, - уныло отозвался мой друг, - и что теперь, они будут освещать этими своими фонариками нашу драку?
   -- Нет, нет, это совсем не то, что ты думаешь...
   И в этот момент с рогов трех огромных чудовищ сорвались и ударили по нам змеистые молнии. Разряд обтек защиту и ушел в землю. Опять молнии, и опять мимо. Потом разряды стали бить почти каждую секунду, яркие сполохи слепили глаза. И казалось, что эта сплошная пелена огня испепелит нас. Но мы спокойно стояли в центре бушующего пламени и смотрели, как вокруг нас продолжалась эта пляска смерти.
   -- Ты этого добивался? - поинтересовался у меня Лео.
   -- Я не был в этом уверен.
   -- А теперь ты уверен?
   -- Теперь да.
   -- И что будем делать дальше?
   -- Мириться.
   -- Это как? - Лео кивнул головой на разошедшихся драконов. - Посмотри, они разозлились не на шутку.
   -- Да ладно тебе, сейчас мы этот цирк прекратим и займемся делом. Я узнал, что хотел.
   Я щелкнул пальцами, и три огромных монстра, в нелепых позах замерли вокруг нас.
   -- А вы все остальные, тихо, - мысленно я обрушил на всех остальных драконов ударную мощь своего голоса, - ишь разошлись. Всем молчать!
   И в мгновенно наступившей тишине уже другим тоном я заговорил:
   -- То, что я вам сказал, это истинная правда. Я помогу вам. Это просто...
   Уже возвращаясь домой, когда я наслаждался спокойным полетом авиалайнера, сидящий рядом в образе молодого человека Лео поинтересовался:
   -- И что, ты подаришь им новую планету?
   -- Скажешь тоже, планету, - я усмехнулся, - я подарил им больше, гораздо больше, я подарил им надежду...
  
  
  
  
  

Book of Dreams

  
  
   -- Странно все это, тебе не кажется? - однажды вечером поинтересовался я у Лео, когда мы, как обычно, дружной компанией расположились рядом с уютно горящим камином.
   Паола, как всегда, с увлечением рассматривала какую-то толстенную книгу, на вид очень древнюю и мрачную, в грубом кожаном переплете, мне даже издалека было понятно, из какой глубокой древности она сюда попала. Мы же с Лео мысленно вели наши непрекращающиеся разговоры.
   -- Что ты имеешь в виду? - вопросом на вопрос ответил мне мой мохнатый друг. - Ты не можешь выразиться более точно, что именно ты находишь странным?
   Я опять задумчиво посмотрел на огромный фолиант, лежащий перед моей женой:
   -- Да вот мне здесь на ум пришла одна мысль. Помнишь, мы как-то с тобой были по делу на одной такой планетке, Дессе, по-моему, так вот там мне все время туманно что-то такое толковали про Книгу Грез, причем не просто книгу, а книгу с большой буквы, книгу всех книг. Мы с тобой тогда были заняты совсем другим, и я не обратил на это внимания, а вот теперь, глядя на книгу Паолы, мне что-то такое пришло на ум.
   -- Не поделишься ли?
   -- Мне тот старик втолковывал тогда, что мне обязательно надо найти эту книгу, мол, она очень важна для меня.
   -- Только для тебя или для всех?
   Я ненадолго задумался.
   -- Ну...не знаю, кажется, в первую очередь для меня.
   -- Он знал кто ты?
   -- Да, знал. Но я тогда на его слова не обратил особого внимания, очень уж они туманно и загадочно звучали. Что-то такое о грядущем, о сути вещей и, как это ни странно, обо мне.
   -- Похоже на вашего Нострадамуса, ты не находишь?
   Я на минуту задумался, потом кивнул:
   -- Похоже, но не совсем то. Это, понимаешь, не пророчества, а нечто совсем иное. Черт, да я и сам не пойму, странно, что это мне сейчас вдруг пришло на ум.
   Неожиданно с перебоями у меня в груди бухнуло сердце, и я вдруг поймал себя на том, что по непонятной причине разволновался. Немедленно в голове моей прозвучал встревоженный голос Лео:
   -- Крис, ты чего?
   Я смущенно ответил:
   -- Да так, ерунда какая-то, что-то сам не пойму, в чем дело.
   -- Давай спросим у Лидинга, - предложил мне очевидный выход мой мудрый друг, - он точно тебе все расскажет об этой книге, раз уж она вдруг оказалась так важна для тебя.
   Мысль правильная, верная, но по непонятной для себя причине мне почему-то не хотелось выяснять этот вопрос у Лидинга. И здесь я опять посмотрел на свою жену, с сосредоточенным увлечением листавшую пожелтевший фолиант, и смутная мысль неожиданно сама собой сложилась в вопрос:
   -- Дорогая, ты ничего такого не слышала о книге, которая называется "Книга Грез"?
   Если что-то всерьез и могло заинтересовать мою жену, так это всякие старинные инкунабулы и гримуары, и вот здесь я совершенно неожиданно для себя попал в десятку. Было интересно смотреть, как ее задумчивость мгновенно меняется на острую заинтересованность.
   -- Где ты такое название слышал, Крис?
   Я вдруг понял, что моя дорогая жена моментально отложила изучение своей книги и очень взволнованно, выжидающе смотрит на меня.
   -- А что такое, - поинтересовался я, - что это ты так разволновалась?
   -- Крис, ты немедленно должен мне сказать, где ты слышал про эту книгу.
   -- Господи, да что в этом такого, - ее реакция на такой, с моей точки зрения невинный вопрос, поразила меня, и я стал немедленно выкручиваться, - да так краем уха слышал где-то, а что здесь такого?
   -- Крис, ты даже не представляешь, что такое ты сейчас спросил у меня!
   -- Ну так просвети меня, о мудрейшая.
   -- Перестань, пожалуйста, кривляться, это действительно очень серьезно.
   -- Что, действительно так все серьезно? - я попытался обнять Паолу, но она выскользнула у меня из рук, - Крис, немедленно скажи мне, где ты слышал про эту книгу.
   Пришлось врать:
   -- Да вот, по-моему, что-то такое услышал в бистро или прочитал где-то в газете.
   -- Не мог ты об этом прочитать, - убежденно заявила моя жена, - и слышать не мог.
   -- Это почему же? - удивился я.
   -- А потому, что это только совсем недавно открыли, и название книги известно только очень узкому кругу специалистов, я сама и то совершенно случайно об этом узнала.
   -- Да что же это с книгой такое? - я был уже не на шутку заинтересован. - Расскажи.
   И мы с Лео навострили уши, приготовившись внимательно слушать.
   То, что я услышал, поразило меня.
   -- Странная это история..., - начала свой рассказ Паола, - когда-то на острове Крит в древнем городе Фесе был найден удивительный диск, долгие годы никто не мог расшифровать надпись, отпечатанную на нем. Сотни ученых бились над этой загадкой - и все безрезультатно. И только совсем недавно, когда к расшифровке подключили Голубой Джин, самый мощный компьютер на Земле, удалось получить довольно странную расшифровку.
   -- И что же там говорилось? - заинтересованно спросил я.
   -- Там говорится о некой единой книге снов или грез, существующей, но еще не написанной...
   -- Господи, да что за бред такой, существующей, но не написанной?
   -- Да, это странно, - согласилась Паола, - но ты мне все-таки скажи, откуда ты об этом узнал, мне самой это только сегодня по телефону сказал мой руководитель.
   Пришлось выкручиваться:
   -- А, я вспомнил, я сегодня сидел за компьютером, и что-то такое проскочило в Internet, вот я и спросил.
   -- Да-а? Интересно, надо и мне посмотреть, а то мне, как специалисту, неудобно не знать о таком. Где ты, говоришь, это нашел, сейчас пойду, посмотрю.
   Надо было быстро закреплять успех:
   -- Паола, давай сделаем это позже, мы с Лео такие голодные. Давай сначала пойдем поужинаем, я как раз заказал столик в нашем ресторанчике. А вечером вместе поищем.
   Согласие было милостиво даровано.
   По дороге я поинтересовался у Лео:
   -- А не хочет ли, о мой мудрейший друг, совершить в ближайшее время небольшое путешествие?
   -- На Дессу? - проницательно поинтересовался Лео.
   Я кивнул:
   -- Да. У нас ведь с тобой сейчас свободное время, мы ничем не заняты, почему бы до конца не разобраться с этим интересным вопросом?
  
  
  
  
  

Десса

   Перед тем, как отправиться в очередной вояж, мы с Лео завернули на Лизард. Не знаю, почему так, но это стало почти традицией, каждый раз, отправляясь куда-нибудь в глубины космоса, пару дней мы проводили на нашей планете. Мне кажется, что она меня как бы подзаряжала. Хотя Лео и смеялся надо мной, но я твердо был уверен, что она живая, и, как любящая мать, всегда волнуется за меня.
   Не стали мы делать исключение и в этот раз. Пару дней ничего неделания зарядили меня энергией, и я готов был отправиться в новое путешествие.
   -- Лео, - перед самым отбытием обратился я к своему другу, - что-то мне не хочется второй раз попадать на этой планете впросак. Ты помнишь, как мы в первый раз жутко там замерзли? Давай глянем, какая сейчас на Дессе погода?
   Я повел в воздухе руками, обводя ими виртуальный квадрат, щелкнул пальцами, и сейчас же в проявившемся экране появилось изображение зимней Дессы.
   -- Вот черт, опять зима! Или на этой планете все время зима, или нам просто так везет, ты как думаешь?
   Лео мысленно "пожал плечами":
   -- А какая, собственно говоря, разница, мы что, зависим от погоды?
   -- Да нет, не зависим, - я зябко повел плечами, глядя на свирепую вьюгу, старающуюся пробиться сквозь экран сюда к нам, - просто надо экипироваться соответственно, а то получится по-дурацки, как в тот раз, когда посередине площади появились два, мягко говоря, легкомысленно одетых человека.
   Лео хихикнул, вспоминая, как мы попали туда прямо с пляжей Джомонгары, я тоже расхохотался. Да, картинка была еще та.
   -- В этот раз я буду в своей привычной форме, - категорически заявил мне мой друг, - мне так удобнее.
   Я пожал плечами:
   -- Да, пожалуйста, я не против. Если тебе так удобней, ради бога. Ты готов? Отправляемся... Хотя подожди минуточку, я сейчас еще кое-что проверю.
   Я опять повел руками - рядом с первым экраном в воздухе появился второй, но изображение в нем разительно отличалось от первого. Он показывал приземление десятка огромных транспортных барж, из которых в бескрайнее небо своей новой родины стремительно вылетали драконы.
   -- Ну, теперь ты спокоен? - поинтересовался Лео.
   -- Теперь да. Отправляемся...
   -- Подожди еще одну минутку, Крис, я давно тебя хотел спросить, почему ты, когда что-то собираешься сделать, щелкаешь пальцами? Разве это обязательно для выполнения?
   Я рассмеялся:
   -- Да нет, это совсем не обязательно и даже вовсе не обязательно.
   -- Тогда для чего ты это делаешь?
   -- А для лучшего эффекта, понял?
   Лео только мотнул головой.
   -- Тогда все, отправляемся...
   ...Как всегда, мерцающая карточка неограниченного галактического кредита сделала свое дело, и мы с Лео получили шикарный номер на верхнем этаже отеля, из окна которого открывался великолепный вид на парк, окружающий это старинное здание. Десса, как мне кажется, вообще представляет собой целую планету-музей. И не из-за каких-то там древних экспонатов, а из-за того, что здесь все, буквально все пропитано древностью. Старинные особняки, небольшие, уютные коттеджи, огромные дворцы, все выглядит основательно добротным, овеянным временем. Даже новостройки здесь выдерживали в старинном стиле, и, казалось, что здесь время замерло, раз и навсегда остановившись в так полюбившейся ему эпохе. И еще одно делало уникальной эту планету - это феерическое зрелище полярных сияний, которые магнитосфера планеты готова была демонстрировать во всем своем великолепии почти каждый день. В сочетании с прекрасной зимней погодой это зрелище способно привлекало и очаровывало любого, кто сюда прибывал.
   Впрочем, мы сейчас прибыли сюда по делу, и слегка отдохнув и закусив, я задумался, а что, собственно говоря, я должен предпринять, чтобы найти того старика.
   -- Лео, ты мне ничего не подскажешь? - поинтересовался я у своего друга. - Мне что-то сейчас ничего на ум не приходит.
   Лео, улегшись после плотного обеда возле пылающего камина, лениво потянулся:
   -- Это ты у нас думающая сторона, вот ты и думай.
   -- Ха, - изумился я, - а ты кто же в таком случае?
   -- А я выполняющая и воплощающая сторона, а кроме того, если ты забыл, охраняющая и оберегающая, а иногда и еще спасающая.
   -- Интересно, интересно, кого эта сторона спасала?
   -- Как это кого, а вот того субъекта, который так нагло развалился на диване.
   -- Ну, это, пожалуй, спорно, кто из нас более нагло развалился.
   Примерно так происходил наш ленивый диалог, но при всем этом в комнате стояла тишина, нарушаемая только потрескиванием дров в горящем камине, да завыванием ветра за ставнями.
   -- Лео, а не покажется ли нашим наблюдателям, - и я кивнул на едва заметный монитор, мастерски вставленный в старинный подсвечник, - наше подозрительное молчание?
   Лео мысленно расхохотался:
   -- Крис, да ты что, собрался вести беседы со своей собакой?
   -- Черт, совсем забыл, - я хлопнул себя по лбу, - я так привык, что ты такой же, как и я. Конечно, тогда все в порядке. Ладно, я думаю, надо побывать в том месте, где я тогда встретил этого старика.
   -- А что это за место? - поинтересовался Лео.
   -- Да какой-то переулок между двумя большими магазинами в центре города. Я там рядом еще сувениры покупал для Паолы, помнишь?
   Лео согласно мотнул головой и с некоторым недоверием поинтересовался:
   -- Ты думаешь, что этот старик еще там?
   -- Да, похоже, что он недалеко там где-то живет.
   -- Почему ты так думаешь?
   -- А он был как-то странно одет, не по сезону что ли, так не одеваются, когда надолго на улицу выходят. Он был очень легко одет для того морозного дня. У меня сложилось такое впечатление, что он только что откуда-то вышел.
   -- Ну, тогда вперед.
   Натянув на себя шикарную серебристую шубу, я взял в руку массивную трость с серебряным набалдашником (внутри - смертоносное жало шпаги), надел на шею Лео (извини, дружок) изящный ошейник с серебряным поводком и глянул в зеркало. Оттуда на меня взглянул жутко важный господин со своей верной собакой, которую он собрался вывести на прогулку.
   -- Как тебе мы?
   Лео только фыркнул в ответ.
   -- И нечего фыркать, вполне прилично выглядим. Пошли.
   Чинно проследовав по коридору к роскошному лифту и милостиво кивнув лифтеру, мы опустились вниз, в просторный холл, а оттуда проследовали на улицу к поджидавшему нас экипажу. Надо ли говорить, что и экипаж соответствовал всей окружающей обстановке - этакие, сделанные под старину сани, которые быстро домчали нас туда, куда надо.
   -- Ну что теперь? Мы туда попали?- поинтересовался Лео, когда мы оказались на месте. - Что будешь делать?
   Я осмотрелся кругом. Тот же переулок между двумя роскошными магазинами, витрины и вывески, правда, уже другие, но магазины точно те, да и переулок тот же.
   -- Попали туда, но вот что делать будем...? Пока представляю слабо. Будем искать этого старика.
   -- А как ты себе это представляешь?
   -- А вот зайду сначала в эти магазины, приценюсь, поговорю с продавцами, может быть, что-нибудь и узнаю.
   -- И ты в это сам веришь? Столько времени прошло, да и старика этого ты помнишь весьма смутно.
   -- Ты что, сомневаешься, думаешь, я это все придумал? А откуда тогда я взял это название "Книга Грез", а? Нет, был старик, точно был. Останавливал меня, хотел что-то рассказать, а я не слушал и норовил от него побыстрее избавиться.
   -- Но ведь ты же тогда ничего не знал, да и дела у нас тогда были совсем другие.
   -- Ну и что? - вздохнул я, - надо было хотя бы выслушать его, не болтались бы сейчас как два дурака. И кстати, я и сейчас почти ничего об этом не знаю. Ладно, хватит вспоминать, будем действовать. Пошли в магазин, а то на нас уже оттуда косятся.
   Звякнул колокольчик, и мы оказались внутри дорогого магазина, торгующего готовым платьем. Вот чего я не любил, так это примерять и покупать одежду. Но делать нечего, надо соответствовать, если мы ничего здесь не купим, то ничего и не узнаем. Я вздохнул и заявил подбежавшему продавцу:
   -- Хотелось бы приобрести у вас несколько подходящих костюмов,- и со значением добавил,- мне вас рекомендовали.
   Лунообразное лицо продавца расплылось в сладкой улыбке (я видел, как он хищно через витрину разглядывал мою шубу), по глазам было понятно, что он на ходу уже прикидывал, сколько с нас можно сорвать. Делать нечего, надо идти на жертвы, чтобы что-то узнать.
   Из магазина я вышел, став богаче на два костюма и беднее на несколько тысяч кредитов. При этом так ничего и не узнав.
   -- Пошли во второй, - проворчал я, - хорошо еще, что это магазин для дам, хоть примерять ничего не заставят. Глядишь, и Паоле подберу какой-нибудь подарок. Пошли, дружок, страдать дальше вместе.
   Во втором магазине ситуация повторилась: я приобрел для жены шикарное манто из какого-то пушистого меха, а информации по-прежнему было ноль.
   -- Что теперь будем делать? - спросил Лео.
   -- А вот пойдем дальше по переулку, - я махнул вглубь боковой улицы, - может быть, что-то и узнаем.
   -- И что, будем ломиться в каждые двери?
   -- Почему ломиться, посмотрим, что и как, должен же кто-то этого деда знать, а может быть, и на него самого наткнемся.
   -- Ну да, чего захотел, чудес не бывает.
   -- Чудес, может быть и не бывает, хотя это довольно спорно, а вот удача еще никому не помешала.
   -- А если и это нам ничего не даст, тогда что?
   Я на минуту задумался:
   -- Тогда поступаем так: первое - наносим визит в центральную библиотеку, попробуем немного покопаться в книгах. Должны же остаться хоть какие-нибудь следы этой книги, какие-нибудь упоминания.
   -- А второе?
   -- Наносим визит в городской музей, посмотрим, что за экспонаты выставлены там. И ты знаешь, мне только что в голову пришла еще одна мысль. Я прикинусь коллекционером древних рукописей и объявлю, что покупаю различные древние книги.
   -- Думаешь, такой номер у тебя пройдет?
   -- Думаю да, рядом с Паолой я волей-неволей нахватался много чего про всякие там древние манускрипты, так что смогу некоторое время поддерживать беседу на эту тему, не краснея.
   -- Хорошо, я вижу, что у тебя масса идей.
   -- А ты думал.
   -- Ладно-ладно, не зазнавайся, посмотрим, приведут ли они нас к цели.
   Так, мысленно беседуя, мы углубились в небольшой проулок между двумя магазинами, ведущий куда-то вглубь города.
   Несколько шагов - и сразу разительные отличия. На центральных улицах было светло и чисто, здесь же, в вечернем полусумраке, кучами лежал неубранный снег, и только возле дверей домов были видны узкие протоптанные тропинки.
   Я сделал пару шагов, и сейчас же провалился по пояс, Лео пришлось еще хуже, он провалился в рыхлый снег почти по уши.
   -- Черт, - выругался я, - и это называется высокая цивилизация. Тебе это ничего не напоминает.
   Лео только что-то нечленораздельно прорычал в ответ.
   -- Ого, ты совсем становишься похожим на настоящую собаку.
   -- Крис, сделай же что-нибудь, а то мне придется выйти из формы, - взмолился Лео.
   -- Ну и выходи, пожалуйста, что тебе мешает?
   -- Да-а? - протянул Лео, - а ты оглянись вокруг.
   Я посмотрел туда, куда указывал мне Лео и увидал, как к окнам ближайшего к нам дома прилипли любопытные лица его обитателей.
   -- Да, ты прав, дружище, нельзя такое делать на глазах публики. Похоже, что столь высокие особы, как мы с тобой - довольно редкое явление в этом районе.
   -- Так что все-таки предпримем?
   -- А вот я сейчас нас немного облегчу, - и я в половину лишил нас обоих веса.
   -- А не будет ли это выглядеть подозрительным?
   -- Не думаю, я только слегка лишил нас веса. Это будет выглядеть так, как будто мы идем по твердой корке снега, все будет выглядеть очень естественно.
   -- Ну, тогда давай быстрее двигаться дальше, а то я скоро совсем провалюсь.
   Сказано - сделано, и сразу идти стало намного легче. Мы быстро добрались до крыльца первого дома, и там я вернул нам наш естественный вес. Осторожно позвонил в бронзовый колокольчик, и почти сейчас же дверь со скрипом отворилась. Показалось немного обалдевшее лицо обитателя дома.
   -- Чего изволит благородный господин?
   Я внимательно посмотрел на пожилого полного мужчину:
   -- Извини нас за беспокойство, хозяин, у меня к тебе только один вопрос. Не знаешь ли ты одинокого старого человека, который, как мне кажется, живет на вашей улице? - Я как мог, описал ему старика. - Прошлой зимой он просил меня привезти ему весточку от его родственника, а вот свой адрес оставить забыл.
   -- Нет, уважаемый, - покачал головой мой собеседник, - я знаю всех, кто живет на нашей улице, но такого старика, как вы описали, никогда не видал. Извините. - И он аккуратно закрыл перед нами дверь.
   Я глянул на Лео:
   -- Что скажешь?
   -- А что тут говорить, мне кажется, что дальнейшее путешествие по этой милой улице даст точно такие же результаты. Поэтому предлагаю этот вариант отклонить.
   -- Согласен, мне тоже так кажется, но попробовать все-таки стоило Тогда приступаем ко второму варианту.
   -- В библиотеку? - оживился Лео.
   -- Да!
   И мы дружно принялись опять выбираться из снега.
   Через пару минут мы оказались в совершенно другом мире. Широкие светлые улицы и дороги, по которым туда-сюда сновали разнообразные моторизованные экипажи. Я махнул рукой, и сейчас же скользящие мимо сани затормозили, и из услужливо открытой двери на нас пахнуло приятным теплом. Мы быстро забрались внутрь. "В центральную библиотеку...".
   Библиотека просто-напросто потрясала воображение и своей архитектурой, и своими размерами. Гигантский дворец, чем-то напоминающий дворцы Версаля, только более грандиозный, правда, по моему мнению, дворец несколько мрачный - ни одно окно в нем не светилось.
   -- Похоже, что никого нет дома, - заметил Лео, когда мы выбрались из саней, - что будем делать?
   Я пожал плечами:
   -- Попробуем постучать. Пошли, вон там, возле дверей висит колокольчик.
   -- Что за архаичная система связи, - проворчал Лео, брезгливо отряхивая от снега лапы, - как-то странно, с одной стороны - компьютеры и все такое, а с другой - кругом эти древние экипажи, колокольчики.
   -- Что ты понимаешь, это высший шик, антиквариат называется. А вообще, знаешь, они молодцы, что поддерживают здесь у себя такой дух древности. Чувствуешь, какой аромат?
   Лео потянул воздух и мотнул головой:
   -- Нет, ничем особым не пахнет.
   Я рассмеялся:
   -- Это так образно говорится. Здесь все пропитано древностью, они бережно относятся к своей старине. - Я немного подумал. - Правда, на мой взгляд, несколько перебарщивают.
   -- А я что говорю.
   -- Ладно, ладно, не ворчи, сейчас все узнаем, что говориться, из первых рук.
   -- Мне бы твою уверенность.
   Так, мило беседуя, мы, наконец, добрались через глубокий сугроб к запорошенному снегом крыльцу библиотеки. Я едва успел дотронуться до язычка бронзового колокольчика, как где-то в глубине здания раздался глубокий продолжительный звон мощного гонга.
   -- Вот тебе и соединение современного и архаичного.
   Мы немного подождали - ничего. Я прислушался - внутри тишина, опять позвонил. Эффект тот же.
   -- Может быть, у них сегодня выходной день, - предложил Лео, - или уже поздно. Давай придем завтра.
   Но мне хотелось получить сегодня хоть какой-то результат, и я опять позвонил, подождал, позвонил. Прислушался - никого и ничего.
   -- Ладно, уговорил, вернемся сюда завтра, - я повернулся, чтобы идти и в этот момент услышал за массивной резной дверью какой-то звук. Лео тоже навострился было идти. Я остановился и прислушался. - Подожди, слышишь? Там кто-то есть. - Я опять повернулся к двери и в этот раз уже слегка постучал по двери.
   За дверью что-то опять завозилось, потом щелкнул замок, и дверь открылась. Мы шагнули внутрь и огляделись. Внутри - пусто, только неяркие светильники вверху освещали совершенно пустое помещение. Мы с Лео переглянулись:
   -- Ну что, идем? Мне кажется, что нас приглашают.
   -- Ха, приглашают, -фыркнул Лео, - как же, как же, это после твоих-то, таких вежливых звонков.
   -- Не язви, раз двери открыли, значит все-таки приглашают. Идем.
   Мы сделали несколько шагов внутрь, и за нами с тихим щелчком автоматически закрылась входная дверь. Лео безмолвно глянул на меня. "Все нормально", - поспешил я успокоить своего друга, - "идем дальше". И мы спокойно двинулись вперед, переходя из одного пустого помещения в другое. Везде на нашем пути автоматически включался свет, но по-прежнему никого не было видно.
   -- Может быть, у них все здесь автоматизировано? - поинтересовался Лео.
   - Да нет, не похоже, мне кажется, что здесь должен кто-то быть живой. Идем дальше.
   И уже в следующей комнате мы увидели большой камин, в котором весело потрескивая, ярким пламенем горели недавно положенные дрова. Рядом стоял небольшой стол, по бокам которого стояло два кресла, и в одно кто-то сидел. Мы остановились, я кашлянул, чтобы нарушить тишину и произнес:
   -- Добрый вечер! Простите нас за такое внезапное вторжение...
   Больше я ничего не успел произнести. Человек, сидящий в кресле повернулся, и я с изумлением узнал в нем того самого старика, которого мы так долго и безуспешно искали. Правда, одет он в этот раз был несколько иначе - вместо простой одежды какого-то мелкого приказчика на нем был богато расшитый позументами и украшенный орденами малиновый камзол.
   -- Добрый вечер, сир Олфин.
   -- Добрый..., - только и смог проговорить я.
   -- А я вас давно, знаете ли, жду.
   Я уже немного пришел в себя:
   -- Ну, если вы знаете, кто я, то могли бы и не заставлять нас заниматься поисками, а просто пришли бы к нам и все рассказали, если, конечно, вам есть что рассказать.
   -- Есть, есть, конечно, есть, правда, не так много, как мне бы хотелось. Я еще в прошлый раз порывался вам рассказать, но вам было недосуг.
   -- Да, мы тогда были немного заняты другим делом. И, кстати, позвольте поинтересоваться, с кем мы имеем дело?
   -- Да, да, конечно, позвольте представиться, главный придворный советник Барлет.
   -- Ого, какая честь, для нас, - произнес я, спокойно усаживаясь напротив него во второе кресло. Лео бдительно присел рядом. - Что же вас подвигло тогда в таком странном виде оказаться на нашем пути?
   Советник печально покачал головой:
   -- Вы, сир, вы! Всем известно, что там, где вы появляетесь, вся жизнь того мира начинает идти по другому.
   -- Ну, во-первых, положим не всем это известно, а во-вторых, признайтесь, вы испугались?
   -- Да испугался, - согласился мой собеседник, - очень испугался, сир. Скажу вам чистую правду, мы привыкли к нашему образу жизни, нам он нравится. И в ближайшие годы мы его менять не собираемся.
   -- Да бога ради, живите себе на здоровье так, как считаете нужным. Мы в тот раз были здесь по совершенно другому делу.
   -- Я потом так и понял.
   -- Но сначала все-таки очень испугались и решили отвадить нас от предполагаемых активных действий какой-то сказочкой о мифической Книге Грез, не так ли? - поинтересовался я.
   -- Не совсем так, сир Олфин. Такая книга действительно существует. Мне об этом рассказывал мой отец, а ему - его дед. Это предание, как самая важная тайна передается от отца к сыну в нашем роду уже много-много лет.
   -- Господи, да что же такого важного в этом? Я тогда, честно говоря, не очень понял о чем идет там речь. Не могли бы вы сейчас просветить нас более подробно в этом плане?
   -- Да, конечно, сир, я готов вам не только все рассказать, но и кое-то показать.
   -- Вот как, это интересно.
   -- Да, да и показать. Но для этого нам с вами надо сначала посетить нашу историческую палату.
   Я мысленно обратился к Лео:
   -- Ха, а я тебе что говорил? Мы сейчас направляемся в местный музей. И мы с тобой туда тоже потом собирались. Так что, дружок, мы с тобой были на верном пути.
   -- Похоже, что он все-таки боится, - ответил мне Лео.
   -- Похоже, но это нам на руку. Не будем тащить кота за хвост.
   Потом обратился к советнику:
   -- Мы готовы или вы предполагаете отложить поездку на завтра?
   -- Нет, нет, мне бы хотелось сегодня закончить это важное дело. Вы позволите, сир?
   Я милостиво кивнул. Советник протянул руку, взял со стола переговорное устройство и сказал в него несколько слов. Выслушал ответ, кивнул и обратился к нам:
   -- Прошу вас, сир, экипаж ждет нас у крыльца.
   И действительно у крыльца нас ждал роскошный экипаж, не чета тем саням, на которых разъезжали по городу мы. Это был действительно правительственный экипаж во всем его великолепии - огромный, устрашающе важный. В таком экипаже любой человек чувствовал себя значимым лицом. И мчался он, как вихрь, весь встречный транспорт испуганно жался к обочинам.
   Доехали мы практически за несколько минут и остановились возле, ничем не примечательного, небольшого домика. Но как я уже через несколько минут узнал, это было только внешне неказистое строение, за дверями нас ждал современный лифт, который и опустил нас глубоко под землю. Пройдя по прекрасно освещенным пустынным коридорам, мы остановились перед бронированной дверью. Советник шепнул несколько слов в микрофон, и дверь бесшумно отворилась. Мы шагнули внутрь и оказались не то в музее, не то в королевской сокровищнице. Впрочем, это было неважно, так как наш спутник быстро прошел мимо разнообразно сверкающего и переливающегося всевозможного великолепия и остановился перед небольшой витриной, в которой под толстым стеклом лежал уже знакомый мне по земным фотографиям глиняный диск. Я внимательно присмотрелся. Да сомнений быть не могло, и диск был точно такой же, да и надписи, как мне казалось, на нем были выдавлены те же.
   -- И что же? - поинтересовался я у нашего провожатого, - я такой уже видел. На моей родной планете есть такой же, или почти такой же.
   -- Это еще не все, сир, - взволнованно ответил мне советник, - посмотрите сюда. - И он вытащил откуда-то снизу витрины довольно старинную по виду книгу и открыл ее перед нами.
   Я еще мимо воли успел подумать: вот было бы здорово привезти ее в подарок Паоле, как здесь мои глаза увидели нечто, что заставило меня на мгновенье забыть все то, о чем я думал ранее.
   На первый взгляд на древних страницах была расписана какая-то непонятная сложная таблица. Но я мгновенно понял, что это координаты множества звездных систем. Причем не просто древние координаты звезд, а прекрасно рассчитанная таблица со всевозможными поправками, позволяющими пересчитать эти координаты на любую эпоху. Но и это было еще не самое главное. Если их все соединить, то...
   -- Лео, ты видишь то же, что вижу я?
   -- Прямая, Крис, это прямая! - взорвался у меня в голове возбужденный голос моего друга.
   -- Да, - обреченно сказал я, - и на одном конце этой прямой лежит моя Земля, а на другой ничем не примечательная небольшая звездная система...
   -- И что ты по этому поводу думаешь? - спросил меня Лео, когда мы, распрощавшись с донельзя обрадованным таким оборотом дел, советником, поднимались в свой номер.
   -- Да, даже не знаю, что тебе и сказать, - ответил я в раздумьях, - по-моему, это недвусмысленное приглашение мне посетить этот мир.
   -- Почему ты думаешь, что это приглашение тебе?
   -- А кому же еще? Кто еще на Земле, кроме нас с тобой, способен на такой вояж. - Я немного подумал, - и знаешь, что-то мне говорит, что с этим предложением не все так просто.
   -- А когда у нас было просто? - простодушно поинтересовался Лео.
   Я рассмеялся:
   -- Ты прав, никогда ничего у нас не было просто так. Но в этот раз все по-другому, кто-то из далекого далека выстелил нам ковровую дорожку и послал приглашение. И что-то мне не хочется вот так, сразу, принимать его. Надо подумать, надо очень хорошо подумать, - уже несколько позже, собираясь в обратную дорогу, на Землю, сказал я, - а еще лучше - посоветоваться со старшими товарищами и послушать, что они нам скажут.
   -- Это Лидинг?
   -- Лидинг, Лидинг. Поговорим, обсудим, а там и разведчика послать можно. Ладно, давай отправляться, а то Паола нас заждалась. Там и разберемся...
   Знал бы я, чем для меня обернется это мое новое приключение, раздражающей занозой надолго застрявшее у меня в голове. Никогда не любил откладывать дела в долгий ящик, но в этот раз я отложил решение этой проблемы на будущее. И был прав! Как оказалось, нас ожидали новые, не менее удивительные дела.
  
  
  

Волар - постановка задачи

  
  
   В этот раз с Информаторием мы встретились у меня дома. Одним осенним погожим вечером у входных дверей мелодично звякнул бронзовый колокольчик, и, когда я открыл дверь, то с огромным удивлением увидел перед собой, как всегда изысканно одетого, Лидинга.
   От неожиданности я только и смог, что открыть рот и промямлить что-то типа: "А-аа..., м-мм...". Почувствовав мою растерянность, рядом мгновенно появился Лео, но, увидав, кто к нам пожаловал, моментально расслабился.
   -- Крис, - тем временем обратился ко мне с легким поклоном Лидинг, - ты позволишь...? Или я не вовремя...?
   -- Да нет, что ты, проходи, - я сделал приглашающий жест рукой, - я очень рад тебя видеть, это я так, от растерянности - никак не ожидал тебя здесь увидеть.
   Лидинг тепло улыбнулся:
   -- А я вот решил сделать тебе сюрприз.
   Я хмыкнул:
   -- И тебе это удалось. Проходи.
   В этот момент у меня за спиной раздался голос Паолы:
   -- Милый, кто там пришел?
   -- Один мой старый добрый друг, сейчас я вас познакомлю.
   Я повернулся к Лидингу, у того в руках мгновенно появился огромный букет прекрасных алых роз.
   Последовавшая за этим сцена взаимного представления и знакомства могла бы войти в классические учебники по этикету и великосветскому воспитанию. Надо ли говорить, что Лидинг блистал, а моя очаровательная жена каким-то странным и совершенно необъяснимым для меня образом на этот вечер превратилась в великосветскую даму. Пришлось поднапрячься и соответствовать!
   А вообще, давно я так хорошо не проводил время, умел же Лидинг создавать такую атмосферу. Спокойная беседа у горящего камина за бокалом отличного старого вина расслабляла, и только иногда, слушая оживленный разговор моей жены с этим удивительным существом, о сути которого она даже не догадывалась, я неожиданно ловил себя на мысли, кто же на самом деле находится у меня в гостях. Уникальная ситуация, если вдуматься, просто невозможная! Кто бы мог представить себе такое? Сейчас вот так, сидя рядом, сама госпожа Вселенная, запросто пожаловавшая к нам на ужин, оживленно и с большим знанием дела обсуждает с моей женой вопрос о какой-то исчезнувшей цивилизации, о которой я даже никогда не слышал. Свихнуться можно от такой мысли! Но, несмотря на такую идиллию, меня нет-нет, да и посещало легкое беспокойство, так как я прекрасно отдавал себе отчет в том, что такое посещение неспроста, и с большим нетерпением ждал момента, когда мы останемся вдвоем и сможем все спокойно обсудить. По непонятным для меня причинам Лидинг практически всегда отказывался разговаривать мысленно, отдавая предпочтение обыкновенному варианту общения. Так что пришлось набраться терпения.
   Наконец, когда дама соизволила оставить нас вдвоем, пардон, втроем, я, сделав очередной глоток ароматного напитка, поинтересовался:
   -- Ну и что же заставило тебя прибыть сюда, на Землю?
   Лидинг усмехнулся:
   -- А ты не допускаешь мысли, что я просто хотел поинтересоваться, как живет один из моих Мастеров?
   -- Почему же, допускаю, - пожал я плечами, - но мне кажется, что это не главная причина, не так ли?
   Лидинг некоторое время рассматривал танцующие блики от пламени камина в своем бокале, потом проговорил:
   -- Конечно, дело, Крис, привело меня сюда, ты прав. Но, как ты понимаешь, мы могли бы встретиться и у меня, а мне действительно захотелось увидеть твой мир и даже немного пожить здесь, ты не возражаешь?
   Я был несколько ошарашен таким ответом, но быстро пришел в себя.
   -- Конечно, ради бога, живи здесь сколько захочешь, мы с Паолой будем только очень рады твоей компании.
   -- А еще я бы хотел, попросить тебя, чтобы ты немного поработал гидом, времени у меня немного, а я хотел бы получше познакомиться с твоим миром.
   -- Без проблем.
   В этот момент из полутемной глубины комнаты выскользнула кошка Паолы (или, вернее, уже не только кошка) и, грациозно запрыгнув Лидингу на колени, уютно свернулась там серым клубком.
   -- Я вижу, что ты серьезно подошел к проблеме защиты, - одобрительно сказал Лидинг, поглаживая это существо.
   -- А как же еще можно было поступить по-другому, ведь меня часто не бывает дома, - я прищурился, - кто-то постоянно подбрасывает мне командировки, не знаешь кто?
   -- Все правильно, - кивнул мне Лидинг, - и в этот раз вам тоже скоро придется отправиться с заданием.
   -- Надеюсь, оно будет интересным?
   -- А разве у тебя хоть раз было по-другому? Да, оно будет и сложное, и интересное.
   Мы с Лео навострили уши.
   -- В этот раз тебе придется побывать на Воларе.
   Я моментально прикинул, где находится этот мир. Выходило, что у черта на куличках.
   -- Далековато на этот раз, что же нам угрожает сейчас? Ведь это обыкновенная цивилизация, ничего из ряда вон выходящего, мир как мир, среднетехнологичный, только начал осваивать свою собственную систему, даже к ближайшим звездам еще не выбрался?
   -- Все правильно, на первый взгляд в этом мире ничего угрожающего нет, да и на второй, честно говоря, тоже, но ты только загляни, пожалуйста, немного в прошлое этой цивилизации, вернее даже не так, загляни поглубже в прошлое этого мира и тогда ты поймешь мою тревогу.
   Я на секунду сосредоточился:
   -- Но ведь та, старая цивилизация двенадцати магов давным-давно исчезла, не так ли? И сдается мне, что не без помощи моих старых, добрых наставников?
   -- Да, это они тогда помогли мне.
   -- Так что же произошло сейчас? - продолжал допытываться я.
   -- Маги вернулись!
   -- Это невозможно, ведь тогда все двенадцать были уничтожены.
   -- Появилось еще два.
   -- Откуда?
   -- Никто не знает, но точно установлено, что опять на планете появились два воларских мага и принялись за старое.
   -- Когда нам отправляться? - со вздохом поинтересовался я.
   -- Не "нам", а тебе, Лео в этот раз с тобою не будет.
   -- Не пойдет! - мгновенно вскричали мы оба.
   Лидинг засмеялся:
   -- Я так и думал, что вы будете против, поэтому вношу поправку: Лео в образе собаки неприемлем, слишком хорошо вы оба уже известны, а мы должны избежать любой попытки твоей идентификации.
   -- Тогда как?
   -- Я думаю, что поступим следующим образом: ты, Крис, попадаешь на Волар в образе еще одного воларского мага, а Лео будет твоим учеником и оруженосцем.
   Мы молча согласились с таким раскладом, потом я с сомнением поинтересовался:
   -- Я - и вдруг маг?
   -- А что тебя в этом смущает? Это всего-навсего другое слово, ведь если разобраться по-настоящему, то ты - самый настоящий маг.
   -- А само появление еще одного невесть откуда взявшегося воларского мага их не насторожит?
   -- У тебя будет отлично разработанная легенда. Она, кстати, уже готова.
   -- Хорошо, - я вздохнул, - так когда же нам отправляться?
   -- А вот погуляем немного с тобой по Земле, потом и отправитесь, согласен?
   Еще бы!
   Что и говорить, это было восхитительное время, жалко только, что оно так быстро закончилось. Но и за эти несколько дней я постарался показать Лидингу все, чем восхищался и сам: городами с их такими разными жителями, безбрежными океанами и величественными горами, бескрайними саваннами и тропическими лесами. Я вывернулся на изнанку, стараясь, чтобы моя планета произвела впечатление на такого гостя. И, как мне показалось, что и сама Земля как-то это поняла - нас везде встречала великолепная погода: прекрасные закаты и ласковые восходы были нашими постоянными спутниками. И, когда пришла пора расстаться, я с трепетом ждал, что скажет мне Лидинг.
   -- Твоя планета также обещающе прекрасна, как она и выглядит из космоса. Спасибо за интересно проведенное время, Мастер.
   Вечером в день отбытия Лидинг подарил моей жене прекрасное старинное колье из звездчатых сапфиров. И отбыл.
  
  
  
  
   Волар - выполнение
  
  
   ...Перевалив через бархан, трое людей задержались на его плоской вершине, потом один из них устало махнул вниз рукой и сказал:
   -- А вот там мы сможем, наконец, отдохнуть.
   Внизу, почти у самого подножия этой огромной песчаной горы виднелись полузасыпанные развалины какого-то древнего строения.
   Медленно, осторожно спустившись, двое спутников подошли к развалинам. Один из них молча сел на ближайший камень, что-то про себя пробормотал, потом запустил руку в песок и через некоторое время вытащил серебряный судок, из-под крышки которого пробивался ароматный пар. Также молча, он поднял тяжелую, украшенную фигурой сказочного, невиданного зверя, крышку, достал изнутри поджаренную птицу и принялся с аппетитом жевать. Второй также молча протянул руку в сторону, и сейчас же рядом с ним возник огромный шкаф, битком набитый разнообразными, старинными по виду, книгами. Также молча, как и первый, он покопался в середине шкафа, вынул огромный старый фолиант в кожаном потертом переплете, сдул с него пыль и погрузился в чтение.
   А третий...? Третий остался стоять на вершине бархана. Третьим был я...
   Я стоял и думал, куда еще приведут меня эти мои звездные дороги... Правда, долго мои раздумья не продолжались. Из размышлений меня вывело появление маленького мальчика, который, запыхавшись под тяжестью нашей поклажи, наконец-то, догнал меня.
   -- Лео, мог бы и поживее, - привычно передал я мысль своему напарнику, - ты их жутко раздражаешь.
   -- Нет, не мог, - не согласился тот, - я ведь всего-навсего маленький мальчик, а значит, и сил у меня гораздо меньше, чем у вас. Было бы подозрительно, если бы я был таким же выносливым, как и вы, маги.
   Я согласился, резон в этом был. С тех пор, как мы с Лео попали сюда, все время приходилось соблюдать жесточайшие правила конспирации. Только спустя много часов, очень осторожно выяснив, что маги не воспринимают нашу мысленную связь, мы стали вести наши беседы привычным нам обоим образом, но очень-очень осмотрительно.
   Вот уже несколько месяцев мы находились на этой планете, и только совсем недавно, когда я уже утратил всякую надежду найти этих двух проклятых колдунов, неожиданно представившийся случай помог мне...
   Шел жуткий дождь, и нескончаемые потоки воды лились с неба уже несколько дней, все живое попряталось куда смогло. Мы с Лео тоже понуро сидели в лучшей гостинице города и тупо смотрели, как в окна бьют тугие струи воды.
   -- Мы так никогда их не найдем, - наконец, не выдержав, убежденно сказал я.
   -- Что ты предлагаешь? - немедленно поинтересовался Лео.
   -- Надо ловить их на живца!
   -- Это как?
   -- А вот сейчас увидишь, пошли на улицу.
   -- Но там ведь такой ливень.
   -- И очень хорошо, этот как раз то, что нам сейчас нужно.
   Под удивленные взгляды постояльцев мы выбрались из гостиницы, некоторое время постояли на пороге, стараясь что-либо рассмотреть через сплошную стену дождя, потом я стремительно шагнул вперед. Через секунду мы вымокли до нитки, но я упрямо продолжал идти вперед, к центру большой площади, которую видел из своего окна. Достигнув ее середины, мы остановились.
   -- Ну и что дальше? - грустно поинтересовался мокрый несчастный Лео, с которого потоками стекала вода.
   -- А вот сейчас увидишь! - И я начал энергично делать пассы руками, все время при этом пританцовывая.
   -- Крис, с тобой все в порядке? - немедленно заволновался мой друг. - Мне кажется, что это плохая затея...
   -- Не боись, дружок, все будет в порядке, - и я мысленно позвал Хеоса.
   Выполняя мой приказ, тот появился, быстро исчез в вышине, и постепенно дождь начал стихать, свинцовые тучи хороводом закружились над нашими головами, быстро истончаясь, и вот уже древнее солнце появилось и осветило все вокруг. Дождь прекратился.
   -- Здорово, - восхитился Лео, - потом тут же скептически поинтересовался, - ты думаешь, что это заставит их появиться?
   -- Думаю, что да. Посмотри, сколько зрителей на нас смотрят из окон. Я бы на твоем месте принял бы более героическую позу, как-никак, а ты ученик такого могущественного мага.
   Лео немедленно гордо выпрямился.
   -- Теперь пошли обратно в гостиницу - будем ждать.
   И события не замедлили стремительно продолжиться - не успели мы зайти в номер, как в двери кто-то властно постучал. Я кивнул на них Лео, а сам постарался принять на диване как можно более живописную позу, что-то на подобии "знаменитый маг вкушает заслуженный отдых", (вот так, именно "вкушает"). В наш номер уверенно вошли два старика, и я сразу понял по их виду, что это именно те, кого мы так долго и безуспешно искали. Да-а, неприятные личности и очень опасные, судя по тому, что мне рассказывал о воларских магах Лидинг.
   Старики остановились посередине комнаты, потом один из них прожег меня злым взглядом и буркнул:
   -- Ты нам нужен, собирайся.
   И оба они, как по команде, повернулись и вышли.
   Вот так мы и встретились, просто и буднично. Никаких погонь и увлекательных преследований. Пришли, распорядились, и я, как ягненок, молча последовал за ними.
   Я опять взглянул вниз с бархана на двух моих вынужденных спутников:
   -- Господи, какие же идиоты, как они меня достали! - Я зло сплюнул на песок, - эти старые дураки таскают нас по пустыне уже несколько дней, и все без толку. Ты знаешь, Лео, я должен тебе признаться, что так и не понимаю, что конкретно мы ищем.
   -- Но ведь Лидинг тебе же сказал?
   -- Да, конечно, он сказал, - усмехнулся я. - Сказал, что эти негодяи изобрели средство, способное из их светила быстренько соорудить сверхновую, но вот сказать нам, как оно, это средство, выглядит, он забыл.
   -- Или не знал.
   -- Ну, естественно, не знал. Не знаю и я.
   -- А почувствовать, что это такое и где оно находится, ты не можешь? Ведь тебе помогает ОП!
   -- Ха, как ты думаешь, чем я занимаюсь все это время?
   -- И что?
   -- Сам видишь, - буркнул я мысленно. - Правда, у меня появилась одна мысль...
   -- Какая?
   -- Сейчас увидишь. Попытаюсь их немного расшевелить, а то мы так и будем ходить кругами целый год, а мне, признаться, это уже здорово надоело. А тебе?
   -- Хм, спрашиваешь...
   Я мысленно позвал Хеоса: "Малыш, а ну, быстренько устрой мне здесь небольшую песчаную бурю".
   Через несколько минут на горизонте появилось небольшое серое облако, оно быстро приблизилось, разрослось, набрало насыщенность черно-фиолетового оттенка, и вот уже прямо над нами сначала несильно, но потом все набирая силу, завыл ветер. Я посмотрел вниз, там маги, подняв вверх руки, творили свою древнюю магию, пытаясь обуздать стихию.
   Я усмехнулся: "Ну-ну, ребята, попробуйте что-нибудь еще, но не думаю, что у вас что-то выйдет - Хеос вам не по зубам".
   В это время буря уже набрала силу и вовсю свирепствовала вокруг нас. Мы с Лео быстро спустились вниз, где присоединились к вовсю трудящимся магам. Но несмотря на все их искусство, буря им не подчинялась. Ветер выл и стонал вокруг нас, поднимая и закручивая в штопор сотни тонн песка. Уже через несколько шагов абсолютно ничего не было видно.
   -- Уважаемые, - пришлось вмешаться мне, - ваши методы немного устарели и боюсь, что здесь они нам не помогут. Здесь нужна новая, современная магия, вы слишком долго спали, и многое изменилось.
   Один из магов, старик с анемичным, неподвижным лицом и странным именем Уру, повернулся ко мне и прошипел:
   -- Молчи, молокосос, и не мешай нам.
   Но я не согласился и упрямо продолжил:
   -- Позвольте мне, я ведь вам уже показал, что мне доступна власть над стихией.
   Маги переглянулись, второй более выдержанный, кивнул и сложил руки на груди, оба мага молча уставились на меня. Я же не подкачал и устроил целое представление - что-то шептал, напевал, потом простер перед собой руки, и послушный Хеос устроил им завершающую фазу представления. Перед моими протянутыми вперед руками постепенно сформировался огромный шар из вращающегося песка, он все увеличивался и увеличивался, и вот уже над нами стремительно завращалась огромная, необъятная сфера, насыщенная многими тысячами тонн песка. Выглядело это очень устрашающе, казалось, что все это хрупкое сооружение вот-вот рухнет нам на голову и погребет нас всех под многометровой толщей песка.
   Я краем глаза посмотрел на стариков и, несмотря на их невозмутимость, почувствовал, что зрелище их впечатлило. Пошептав какую-то ерунду для порядка еще немного, я развел руки, и вращение сферы стало замедляться, пока песчаный шар над нами совсем не остановился, потом от него во все стороны стали стремительно разлетаться струи песка, и через несколько минут мы все опять стояли среди спокойного моря песка. Горизонт был чист и спокоен.
   Я молча поклонился старикам, потом продолжил:
   -- Климат за то время, пока вы спали, здорово изменился, уважаемые, и боюсь, что такие бури будут досаждать нам теперь частенько.
   -- Что ты предлагаешь? - проскрежетал один из них, имени которого я так и не узнал.
   Я пожал плечами:
   -- Да просто ускорить наши поиски. Чтобы мы не искали, надо сделать это как можно быстрее, иначе скоро мы будем вынуждены вернуться обратно в город.
   Оба старика переглянулись, потом один из них после небольшой заминки спросил меня:
   -- А ты что же, не сможешь нас защитить?
   Я помолчал некоторое время, словно задумавшись, потом ответил:
   -- Ну, не знаю, в это время года эти бури становятся такими свирепыми, что даже я не всегда могу с ними справиться.
   Старики опять молча переглянулись.
   Честно говоря, я давно подозревал, что они водят меня за нос, кружа все время по одному и тому же месту. Непонятны только были причины - то ли они меня в чем-то подозревали, то ли чего-то ждали, какого-то события - я так и не смог в этом толком разобраться.
   Оба мага некоторое время молчали, молчал и я, потом один из них, безымянный, и, как я понял, старший, презрительно уронил:
   -- Уже недолго осталось..., несколько дней. Сможешь нас защитить?
   Я пожал плечами:
   -- Постараюсь.
   Хотя все во мне пело. Господи, как надоели мне эти два самоуверенных, старых, самовлюбленных идиота! Я, будь на то моя воля, задушил бы их голыми руками, и Лео ко мне с удовольствием присоединился. Причем, я не думаю, что меня по ночам бы мучили кошмары - эти два негодяя задумали ни много - ни мало, как уничтожить себя и захватить с собой в могилу целую звездную систему, а заодно и нас с Лео прихватить. Против первого я не возражал, а вот против второго и особенно третьего был настроен весьма решительно, и старался сделать все, чтобы не допустить такого варианта развития событий. Собственно говоря, за этим я сюда и был послан.
   После такого конкретного разговора мы и остановились там, под барханом, где, как я понял, и должны были развернуться основные события. А пока маги обедали и просвещались, мы с Лео решили немного отдохнуть. Спустившись вниз, к нашим спутникам, я, сделав несколько пассов и наткнувшись при этом на несколько неприязненных взглядов магов, сотворил небольшой шатер и со вздохом залез туда. Лео остался снаружи бдительно охранять.
   Прохлада располагала к раздумьям, и я принялся размышлять о том, что же заставило магов взять меня с собой. Я отдавал себе отчет в том, что мои способности укрощать стихию не были главным решающим фактором, и это наполняло меня тревогой. Еще более усиливало мое волнение то, что я никак не мог мысленно прощупать, о чем же думают старики - они, что удивительно, были наглухо для меня закрыты.
   -- Лео, - как всегда мысленно обратился я к своему другу, - что-то мне все это не нравится, темнят наши дедушки, ой, темнят.
   -- Что же нам делать? - всполошился тот.
   -- Будь очень внимателен, не спускай с них глаз, а я попробую более глубокую ментальную разведку.
   -- Тогда и ты будь очень осторожен, Крис!
   -- Хорошо, хорошо, не беспокойся. Если что, пощекочи меня за пятку.
   -- Это еще зачем? - удивился Лео.
   -- Хорошо помогает.
   -- Ты мне раньше об этом ничего не говорил.
   -- Просто случая не было.
   -- Хорошо, я запомню. Крис, а может быть, надо затребовать помощь?
   -- Нет, Лео, нельзя, во-первых, это моментально насторожит магов, а во-вторых, это ничего не даст, пусть пока подождут, я чувствую, что скоро придет и их время (за пределами системы нас страховал крейсер с командой поддержки, Лидинг настоял, а я в этот раз мудро подчинился). Будем пока действовать сами, поэтому будь внимателен, а я постараюсь, осторожно попытаюсь еще раз понять, что же задумали наши компаньоны. Все, я пошел!
   Муть, муть, серая муть, никаких мыслей. Впечатление у меня было такое, словно я копаюсь в старой, выброшенной за ненадобностью вате. Все обволакивает, как вата, глушит, ничего не понимаю, погружаюсь еще глубже, по-прежнему никаких мыслей, только общий фон. Непонятно, совсем непонятно - погрузился чуть ли не до самой структуры вещества, а по-прежнему ничего, никаких мыслей. И здесь мне неожиданно повезло - извне быстро, как молния, проскочила чья-то мыслепередача. Я не успел толком понять, о чем в ней шлось, но то, что она направлена нашим двум спутникам - это не вызывало никаких сомнений. И еще я понял главное, что "наши великие воларские маги" - это простые марионетки, которых кто-то действительно могучий, откуда-то извне дергает за веревочки. "Ах ты...", - от ярости, что меня так долго и легко водили за нос, я почти задохнулся, но тут же появилась ужасная мысль, что мы опоздали. Мысленно я облился холодным потом и поспешил выбраться наверх.
   Немедленно я связался с Лео:
   -- Лео, мы попались!
   -- Что, как...? - всполошился мой напарник.
   -- Тише, не шуми, сейчас я тебе все объясню. Оказывается, нас провели, как маленьких детей! Эти два старика никакие не воларские маги, а просто марионетки, муляжи, если хочешь. И как это я сразу не понял, - мимо воли я восхитился виртуозностью действий нашего противника, - нас мастерски все это время водили за нос. Ты знаешь, мне кажется, что настоящий маг один, и находится он где-то неподалеку. Это он управляет этими существами. Не знаю, что или кто они такое, но то, что кто-то дергает их за веревочки - это точно. И этот кто-то - и есть настоящий воларский маг!
   -- Почему ты думаешь, что он где-то неподалеку?
   -- Я засек мыслепередачу, расстояние от источника порядка несколько десятков километров на юг.
   -- Так переносимся туда?
   -- Не так быстро. Скажи мне, что делают наши спутники.
   -- По-прежнему сидят и о чем-то беседуют.
   -- Ни в коем случае нельзя их насторожить, они ни о чем не должны догадываться, иначе, сам понимаешь...
   Лео понимал, впрочем, как всегда.
   -- Что будем делать?
   -- А вот что мы сделаем...
   Выбравшись через некоторое время из шатра, потягиваясь и позевывая, я не спеша направился к нашим спутникам, те по-прежнему о чем-то тихо беседовали у горящего костра.
   -- А что, уважаемые, мы сегодня еще куда-нибудь будем направляться? - поинтересовался я, - а то я что-то устал.
   -- Нет, - буркнул один из них, - иди, отдыхай.
   Я молча кивнул и вернулся в шатер. "Ну, погодите же, гады, я еще с вами разберусь, дайте только время. Но не сейчас, не сейчас. Вы пока отдыхайте, а уж потом мы поговорим по душам".
   Плотно задернув за собой полог, я сказал Лео, по-прежнему несущему вахту снаружи:
   -- Лео, тебе придется остаться.
   -- Понял, - тяжело вздохнул тот, - а как же ты там сам, справишься?
   Я мысленно пожал плечами:
   -- А когда это мы не справлялись. Теперь все будет гораздо легче: мы знаем, кто наш враг и где он, осталось только его поймать и обезвредить.
   И здесь Лео задал вопрос, который все время мучил и меня:
   -- Крис, а мы не опоздали, как ты думаешь?
   На душе у меня тоже скребли кошки, но я подумал, что недаром эти два старика сказали, что надо немного подождать:
   -- Думаю, что еще нет, но надо спешить, очень спешить, времени у нас осталось очень мало!
   "Ха, мало, всего-то делов, поймать и обезвредить неуловимого и могучего воларского мага! А вот как - это вопрос! Ну, ничего, все по порядку, сначала надо посмотреть, кто это такой там хитрый. А потом будем действовать по обстоятельствам".
   -- Все, перемещаюсь, а ты держи оборону, если что - зови меня (впрочем, постоянная связь у нас была всегда, на любых расстояниях и в любых условиях).
   -- Удачи!
   Проявился я, по моим прикидкам, где-то метрах в трехстах от моего объекта, как и предполагал. Несколько барханов закрывали от меня мою цель, но я теперь знал точно, где она. Потихоньку, пригибаясь, я стал осторожно продвигаться вперед. При этом с одной стороны, надо было соблюдать абсолютную невидимость, и я полностью закрыл себя непроницаемым полем от всех внешних воздействий, а с другой - надо было чутко вслушиваться и вглядываться - враг был где-то рядом. И враг был очень хитрым, так ловко меня провести! Если бы не случайность, мы бы и не догадались, что нас водят за нос. А при всем этом еще и приходилось ползком пробираться по песку, что у меня получалось не очень хорошо. Это в фильмах у героев все получалось ловко, а у меня песок попадал в рот, сыпался за шиворот и всячески мешал передвигаться. Мне казалось, что я шевелю руками и ногами на одном месте, никуда не перемещаясь, но, как оказалось, это было не так.
   Потихоньку я приблизился к вершине бархана, осторожно выдвинулся и взглянул вниз, странно, но я никого не увидел. Несколько минут неподвижности тоже ничего не дали - сколько я ни всматривался, никого внизу ни видел, только один бесконечный песок, да какая-то очень большая рогатая ящерица поспешно взбиралась по противоположному склону. Это было более чем странно, так как мыслепередача шла именно из этого места. Тогда я стал осторожно прощупывать все пространство перед собой всеми доступными для меня средствами - все диапазоны были пусты.
   Я запаниковал:
   -- Лео, я ничего и никого не вижу, что там у тебя?
   -- Все по-прежнему, без изменений: сидят и о чем-то разговаривают.
   -- Ничего не понимаю, он должен быть где-то здесь, а кругом ни души.
   -- Ты что, вообще ничего не видишь?
   -- Абсолютно, кругом один только песок, да какая-то зверюга улепетывает со всех ног.
   -- Что за зверюга? - встрепенулся Лео.
   -- Да ящерица здоровенная, рогатая такая, похожая на драконов с острова Комодо, только больше, почти как крокодил.
   -- Крис..., а кто тебе сказал, что этот воларский маг - это обязательно человек...?
   Потрясенный, я несколько секунд молчал.
   -- Так ты думаешь, что...?
   -- Крис, догоняй эту тварь, только будь очень осторожен...
   Но я уже и сам мчался вперед, по ее следам. Господи, второй раз так нас одурачить! Все, третьего раза у него не будет! Но что же это за такое существо, что я никак не могу его засечь?
   -- Крис, - вдогонку пронеслась у меня в голове мысль Лео, - да все очень просто, этот воларский маг - такая же полевая форма жизни, как и я.
   Господи, как же все просто!
   -- Браво, Лео, ты совершенно прав, я снимаю перед тобой шляпу.
   А я все ломал голову, как это существо могло так долго, тысячелетия, просуществовать. Теперь все понятно: полевая форма может существовать в латентном состоянии сколь угодно долго, а потом опять перейти в активную фазу.
   Надеюсь, что Лидинг не прав, и это существо единственное, больше таких других нет. Но он говорил о двух...
   Я облился холодным потом: Лидинг никогда не ошибался, если он говорил, что здесь находятся два воларских мага, значит их действительно два. Ужас! Мы с одним справиться то не можем, а где-то находится еще один, и чем он сейчас занимается - никто не знает.
   Я несся по песку, как ураган, а проклятого варана нигде не было видно и, когда я уже было утратил всякую надежду его обнаружить, впереди мелькнул длинный шипастый хвост. От радости я чуть не заорал во весь голос, но вместо этого только удвоил осторожность - нельзя, чтобы меня заметили, тогда "пиши, все пропало". Максимально осторожно я выглянул из-за очередной кучи песка и, о радость, заметил, как эта ящерица нырнула в большую дыру между двумя камнями.
   -- Лео, я нашел их логово, что будем делать? Я туда незаметно пролезть не смогу.
   -- Жди, я сейчас.
   Мгновением позже рядом со мной появился Лео.
   -- Ты что задумал? - тревожно поинтересовался я.
   -- А я осторожно попытаюсь проникнуть туда, ведь я тоже полевая форма, так что мне это будет несложно.
   -- А если тебя засекут, вон они, какие хитрые, гады?
   -- А я осторожно, да и ты меня прикроешь.
   -- Само собой, Лео, только, я тебя очень прошу, будь осторожен.
   -- Хорошо, не будем терять время. Давай, начали...
   Мгновенная трансформация - и рядом со мной никого нет. Лео, невидимый и неощутимый, прикрытый всей моей мощью и всеми моими возможностями, осторожно начинает втягиваться внутрь норы. Я напряжен, как никогда, все время поддерживаю с ним связь:
   -- Что там?
   -- Пока ничего, пустой длинный лаз. Иду дальше.
   -- Ты там только, пожалуйста, потихоньку.
   Через секунду-другую Лео мне сообщил:
   -- Теперь я попал в пещеру, огромная, посередине стоит какое-то устройство, похожее на гигантский волчок, что это такое, я не знаю, никогда ничего подобного не видел. И оно работает, Крис!
   -- А где эти ящерицы или что-то там такое, ты их видишь?
   -- Пока нет, зал пустой..., хотя погоди...
   --Господи, что там еще? - я от волнения не находил себе места.
   -- Еще нора, ведет дальше, видимо, в другое помещение, сейчас посмотрю...
   -- Лео, стой, - почти закричал я, - вернись! Это может быть ловушкой. Да и времени на это сейчас нет, с этими гадами мы разберемся позже. Вернись к устройству.
   -- Вернулся.
   -- Никого нет?
   -- Нет, я сам.
   -- Странно..., хотя, может быть, они тебя и не чувствуют. Ладно, что там за устройство?
   -- Не знаю, огромное, похожее на волчок, тихо так жужжит и все время с огромной скоростью вращается. Сейчас подойду поближе.
   -- Ради бога, осторожней!
   -- Крис, - спокойные мысли Лео немного успокаивают меня, но я все равно старался максимально держать защиту моего друга, - я не могу больше приблизиться, что-то не пускает.
   -- Так, приехали, - я задумался, - как же нам эту штуку разрушить, а? Есть идеи?
   -- Не знаю, - ответил Лео, - ты думай.
   Я задумался: что-то все слишком легко получается - попали в пещеру, а здесь, пожалуйста, как на блюдечке, стоит устройство, бери и уничтожай. Нет, здесь явно что-то не так! Не могут эти хитрые бестии так легко подставиться. Кроме того, что-то мне подсказывало, что это не было настоящим устройством, так, еще одна уловка, построенная для отвода глаз.
   -- Лео, я иду к тебе, жди.
   И я начал протискиваться в лаз. Был он узкий, часто приходилось останавливаться, чтобы немного его расширить, но в целом я быстро продвигался вперед. Скоро лаз расширился настолько, что я смог встать на четвереньки.
   -- Лео, что слышно?
   -- По-прежнему все тихо.
   -- Жди, я уже близко
   Еще пару минут, и я оказался в достаточно большой пещере, посередине которой стояло на огромной стальной плите нечто похожее на огромный жужжащий серый волчок. Я подошел поближе, протянул руку, но рука уперлась в невидимую стену. Я обошел устройство вокруг. Черт, что же это такое? Может быть, вызвать бригаду фоксов - пусть разбираются. Нет, рано, посмотрим, как события будут разворачиваться дальше.
   -- Лео, где ты видел лаз, идем дальше.
   Достаточно широкий ход быстро привел нас в огромный зал, в стенах которого были уже сотни ходов.
   Я встал в некоторой растерянности:
   -- Лео, что будем делать? Я ничего не чувствую, здесь столько ходов, а времени нет. Давай, наверное, я подожду тебя здесь, а ты постарайся максимально быстро все обследовать.
   Лео исчез, впрочем, он и был невидимый и неосязаемый, а сейчас еще и фактически отсутствующий.
   Ход за ходом приводил нас в никуда, система ходов была просто чудовищная по своей сложности, эти ребята знали, что делать: разобраться в этом лабиринте за такое короткое время было просто невозможно.
   Из таких невеселых размышлений меня вывел Лео:
   -- Крис, я нашел еще одно точно такое же устройство.
   -- Господи, где? Проведи меня туда, немедленно.
   Несколько трудных минут, и я снова в похожем зале, посередине которого вертится уже знакомый серый волчок.
   Я опять попытался приблизиться, и опять неудача.
   -- Ладно, идем дальше. Ты двигайся быстро вперед, а я буду идти за тобой. Лео немедленно исчез. Я было двинулся следом, прошел несколько поворотов, потом вдруг ощутил что что-то здесь не так. Какая-то мысль не давала мне покоя, пришлось даже остановиться. Что-то меня смущало, а я никак не мог понять что. Внезапно я понял - этот второй волчок в чем-то отличался от первого. Если тот, я быстро это понял, был лишь хорошо сделанной имитацией, то второе устройство, которое мы так поспешно оставили сзади, явно было работающей конструкцией.
   -- Лео, я возвращаюсь, хочу еще раз посмотреть на сооружение, а ты давай смотри дальше.
   Вернувшись в пещеру, я медленно подошел к этому странному вертящемуся устройству и несколько минут внимательно прислушивался к себе и внезапно понял, что то, что мы искали, стоит сейчас передо мной. Хитрые маги надеялись, что в спешке мы пропустим настоящее устройство и будем и дальше бродить по лабиринту, разыскивая что-то еще, а они тем временем взорвут здесь все.
   -- Лео, немедленно назад, мы нашли то, что искали, это настоящая работающая установка.
   И как только я это передал, с двух сторон от меня замерцал воздух, и материализовались две фигуры. Маги! Собственными персонами. Оба! Лидинг был прав! Были они похожи на две бестелесные, темные, иногда слабо мерцающие в воздухе фигуры, в чем-то очень подобные по своим силуэтам на людей. Но мне некогда было разбираться с их формой, я отчаянно пытался что-либо сделать и не мог. Два мага зависли от меня с двух противоположных сторон и полностью нейтрализовали все мои усилия. Я ничего не мог сделать, правда, и они тоже находились в подобной ситуации. Наши силы взаимно компенсировали друг друга и, похоже, такое положение вещей магов устраивало, так как они не делали никаких попыток что-либо сделать со мной дальше - просто висели в воздухе по бокам, молча и практически без всяких движений. Но меня такая ситуация, явно, не устраивала - проклятое устройство, перед которым мы все трое замерли, постепенно, я это чувствовал, вращалось все быстрее и быстрее, стремительно начиная нагревать окружающее пространство.
   Я попытался позвать Лео - тщетно. Я был слеп, глух, неподвижен и практически бессилен что-либо сделать. Я напрягался, рвался изо всех сил, но в этой ситуации маги смогли меня полностью отрезать от всего, не помог даже ОП со всеми его возможностями. Противник был силен, очень силен, недаром этому такое внимание уделял Лидинг, хотя я поначалу отнесся к этому заданию несколько пренебрежительно. Теперь я понимал, как был неправ! Еще с одним из магов я смог бы потягаться, но с двоими я совершенно проигрывал.
   Не знаю, какое количество времени прошло с начала нашего единоборства, мне казалось, что часы, когда я неожиданно почувствовал, что ситуация несколько изменилась - нарушилось, немного, но все таки нарушилось наше равновесие. Что-то или кто-то пришел мне на помощь. И внезапно я понял, что это Лео нашел нас и вмешался в ход событий. Немедленно я удвоил усилия, и медленно, очень медленно ситуация начала меняться. Это позволило мне на долю мгновенья прорваться к Лео:
   -- Лео, немедленно свяжись с крейсером! Скажи им, чтобы пробили сюда канал, вырезали эту часть пространства вместе с устройством и перебросили на корабль. Потом пусть загонят этот корабль на автопилоте куда-нибудь подальше.
   -- Куда?
   -- Да куда угодно, лишь бы подальше - куда-нибудь в подпространство или в пустое межгалактическое пространство, эту штуку нам не остановить, ты же понимаешь, что наделает здесь сверхновая?
   -- А куда же деться экипажу?
   -- Пусть перед этим свяжутся с базой, а сами уходят с корабля на аварийных капсулах - их потом быстро подберут.
   -- А ты?
   -- А что я? Со мной все будет в порядке, не волнуйся за меня. Этих двух магов я сдержу, а ты действуй!
   На этот наш мысленный разговор ушли ничтожные доли секунды, и практически сразу, почуяв неладное, маги отсекли меня от Лео. Но дело было сделано, и теперь уже не они, а я держал их обоих мертвой хваткой. В бессильной злобе они смотрели, как истаивает часть пространства, и ужасное устройство прямо на их глазах просто растворяется в воздухе. В тщетной попытке они пытались вырваться, но у них ничего не получилось - теперь они сами оказались в той же ловушке, какую подготовили для меня. Не знаю почему: или они поняли бессилие своих попыток, или я стал более спокойно действовать, а может быть, это помощь Лео стала той каплей, которая взломала наш паритет, но теперь чаша весов медленно стала склоняться на мою сторону. Я стал медленно дожимать их, одновременно восстанавливая мою связь с Лео:
   -- Лео, ты меня слышишь? - мысли продавливались, словно через вату, но все-таки мне удалось услышать ответ.
   -- Да, Крис! Все нормально - корабль ушел в подпространство, а экипаж дрейфует в капсулах. С базы выслали помощь, скоро будут здесь. Что будем делать дальше?
   -- Что делать, что делать? - пробормотал я, - давить этих гадов будем, вот что будем делать.
   Ха, легко сказать "давить", а вот как - это еще тот вопрос! Честно говоря, я пока не представлял себе, как можно выпутаться из этой ситуации - сила этих двух воларских магов не давала мне возможности действовать, а помощи Лео хватало только на поддержание связи между нами. Темные тени по-прежнему угрожающе молча висели по обоим бокам от меня. Надо было что-то придумать.
   -- Лео, - опять связался я со свои другом, - я постараюсь как-то отвлечь их, пока они не выкинули какой-нибудь фокус похуже - терять-то им уже все равно нечего - а ты дождись подмоги и все сообщи там, может быть фоксы или кто там еще что-нибудь придумают, а я пока потяну время.
   Все, я отключился, мне нельзя было больше на что-либо отвлекаться - маги начали атаку. Постепенно, медленно, очень медленно, но их давление на меня стало возрастать. Приходилось напрягать все силы, все резервы пустить в ход, чтобы не поддаться их влиянию. Мне в голову проецировали такое, что если бы не ОП, я бы, обливаясь горючими слезами, давно бросился с ними обниматься, а своих друзей раскатал бы по всей галактике. А какие соблазны они мне сулили! Но я держался, где-то в глубине моего разума маленький огонек не давал мне захлебнуться в этих картинах. Они были сильны, очень сильны, могли внушить что угодно и кому угодно, но только не мне. Я твердил себе: "Да что они такое, в конце концов? Только магнитные поля, только горсть каких-то атомов, их и в природе-то никогда реально не было! И я с этой пустотой не могу справится? Да что за чушь!"
   Неожиданно стало немного легче, потом все легче и легче, я снова мог слышать Лео, и, наконец, я вынырнул из навеянного мне бреда и смог с огромным облегчением осмотреться. Та картина, которую я увидел, меня очень порадовала - пещера была полна народу, а оба мага неподвижно, как-то безжизненно, словно большие полупрозрачные тряпки, висели в воздухе. Рядом с каждым из них находилось какое-то странное существо, напоминающее огромного полосатого кота с чудной такой, шевелящейся короной на голове.
   Я с облегчением вздохнул и кивнул в сторону странных котов:
   -- Лео, это что еще за чудо-юдо такое?
   -- А, это? Это нейтрализаторы.
   -- Что еще за нейтрализаторы такие?
   -- Да это фоксы их нашли. Не было времени создавать какое-то оборудование, чтобы, нейтрализовать воздействие этих магов, вот они и вспомнили, что есть где-то уже живые нейтрализаторы такого излучения, а Лидинг подсказал, где они живут, так что вот это они и есть.
   В это время ко мне с радостными воплями устремилась орда заполнивших пещеру фоксов:
   -- Сир, сир, как вам понравилось наше новое приобретение?
   -- Очень понравилось, ребята, я вам всем так благодарен.
   -- Ах, сир, это их надо благодарить, - и фокс махнул рукой в сторону бдительно сидящих рядом с магами котов, - они настоящие молодцы! Сразу безоговорочно согласились лететь к вам на помощь.
   -- Так они еще и разумные?
   -- Конечно, сир, и очень рады услужить вам.
   Я подошел к одному из них и опустился на колени. Кот только скосил на меня круглые желтые глаза, продолжая бдительно охранять своего пленника.
   -- Спасибо тебе, дружок! Тебе и твоему товарищу! Я ваш должник.
   Потом неожиданно для самого себя, практически рефлекторно, протянул руку и осторожно почесал пушистое горло, и немедленно был вознагражден ласковым урчанием - от удовольствия кот полузакрыл глаза. Рядом нетерпеливо рыкнул другой, тоже требуя своей доли ласки, пришлось переместиться и проделать тоже самое с другим моим мохнатым спасителем.
   -- Сир, у вас это хорошо получается, - удивленно заметил мне один из фоксов, - теперь вы их самый большой друг. Как вы узнали, что именно так надо выражать им свою благодарность?
   Я усмехнулся:
   -- Да я просто хорошо знаком с их дальними родственниками.
   -- Сир, - продолжал удивляться фокс, - где это вы их нашли? Их раса живет в таких далеких звездных дебрях, что мы без помощи сира Лидинга никогда бы не смогли их найти.
   -- Да как тебе сказать, они всегда были рядом, только мы их не замечали.
   Я махнул рукой в сторону плененных магов:
   -- А с этими что собираетесь делать?
   Фоксы немного замялись, потом робко поинтересовались:
   -- Мистер Норум..., если вы, сир, конечно, ничего не имеете против..., просил их доставить на Мех-Ру для дальнейшего тщательного изучения.
   -- Нн-даа? - протянул я, - ну, ладно. Только стерегите их как следует, а то таких негодяев еще только поискать.
   -- Не беспокойтесь, сир, их будут очень бдительно охранять, - фокс указал рукой на бдительных мохнатых стражников, - эти ребята согласились помогать нам.
   -- Да? - заинтересованно поинтересовался я, - и как же вы будете с ними расплачиваться за службу, уж не рыбой ли случайно?
   Фокс был просто ошарашен:
   -- Как вы догадались, сир? Мы об этом узнали только что.
   Я откровенно засмеялся:
   -- Ты забыл, что я только что тебе говорил - мы с ними старые знакомые. Их племя давно уже идет рядом с нами, вот только мы не знали об этих их удивительных способностях.
   Еще раз поблагодарив всех за помощь и махнув на прощанье удивительным котам рукой, мы с Лео отбыли домой.
   -- И знаешь, Лео, - уныло успел сказать я по дороге своему другу, - мне теперь придется на Земле заниматься не только шоколадом, но и... селедкой, ббр-рр, а я ее так ненавижу!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   57
  
  
  

Оценка: 8.00*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"