Герасименко Дмитрий Александрович: другие произведения.

Артефактор Поттер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.36*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Итак это довольно таки шедевральное произведение автор увы не захотел продолжать. Но и то что написал весьма интересно.

  ***********************************************************************************************
  Артефактор Поттер
  https://ficbook.net/readfic/4358975
  ***********************************************************************************************
  
  Автор: Darkdetective (https://ficbook.net/authors/1198552)
  
  Беты (редакторы): A.S. Personal Killer, Lika Airplane
  Фэндом: Роулинг Джоан "Гарри Поттер",Гарри Поттер(кроссовер)Персонажи: Гарри Поттер/Флер Делакур
  
  Рейтинг: R
  
  Жанры: Фэнтези, AU, Учебные заведения, ПопаданцыПредупреждения: OOC, Мэри Сью (Марти Стью)
  Размер: Макси, 132 страницы
  Кол-во частей: 13
  Статус: заморожен
  
  Описание:
  Не знаю. Может это просто неудачный эксперимент или Дар Судьбы... Прожив длинную и достойную жизнь, я вновь оказался в начале своего Пути. Какой будет эта жизнь? Каким буду я и весь мир? Мерлин знает. Лишь одно могу сказать точно: я, Мастер Артефактор, проживу эту жизнь, не упуская ни единого шанса!
  
  Посвящение:
  Кому-то-там.
  
  Публикация на других ресурсах:
  Гоу! Гоу! Гоу!
  
  Примечания автора:
  https://vk.com/club122023488
  Группа создана для более детального погружения)
  
  
  ========== Пролог ==========
  
  - Но почему?! Ты же сам хотел...
  
  - Гермиона, я больше не хочу воевать, слышишь?! Я устал! Хоть ты-то пойми! - Массируя виски, раздраженно отвечал Мальчик-который-выжил-и-победил. Хотя какой он мальчик? Уже юноша.
  
  Тогда, на похоронах павших защитников Хогвартса, Гарри понял, что не быть ему аврором. Когда он смотрел на бледное восковое лицо Колина Криви, Поттер понял, что отвоевался. Все. Финита. Не было больше той жажды приключений, что толкала его на подвиги. Не было того огня. Семнадцать лет всего, а уже столько пережито, что хватит на целую гору книг! К сожалению, друзья и близкие не поддержали этого... Вот и сейчас ему приходилось в который раз доказывать свою точку зрения лучшей подруге.
  
  - Гарри, я понимаю, ты устал. Но после отдыха все вернётся в свою колею, и ты с новыми силами, с радостью поступишь в Академию авроров! Я в этом уверена! - Убежденность в голосе Грейнджер удивляла Поттера: откуда она все может знать? И вообще...
  
  - Ты когда в Австралию? - Спросил Гарри и готов был убить себя за эти слова, но это был единственный способ отвязаться от неё.
  
  - Зачем мне в Авс... О! Мне пора, - голос подруги задрожал, как и её подбородок.
  
  - Герми, мне очень жаль, - начал было Гарри, но она лишь отмахнулась от него и нырнула в камин, - прости меня!
  
  "Идиот! Мордред, какой же я идиот!" - подумал герой, наблюдая за оседающими изумрудными искрами в камине. - "Если бы не она, то ты бы и дня не продержался в Динском лесу. Неблагодарный индюк!"
  
  - Хозяин Гарри прикажет накрывать на стол? - Проскрипел древний домовой эльф. Выглядел он с каждым днём все хуже и хуже, что не добавляло радости Поттеру.
  
  - Нет, Кричер, спасибо. Я... прогуляюсь...
  
  Взяв зонт из-под стойки в виде тролльей ноги, Гарри решил прогуляться. Прохожие с удивлением смотрели на юношу, который, держа в руках зонт, бездумно стоял под дождём. Площадь Гриммо была сегодня на удивление заполнена людьми. Все бежали в свои дома или спешили по делам, прячась от привычного, но неприятного лондонского дождя. Гарри подставил лицо очищающим каплям. Он запутался. Тогда, два месяца назад, он думал, что принял верное решение. Думал, что друзья поймут и поддержат. Но...
  
  Ретроспектива.
  
  Хмуро. Дождливо. Май. Казалось, сама природа горюет о смерти защитников Хогвартса. Всех погибших героев решили похоронить рядом с Дамблдором. Всех, кроме Ремуса и Нимфадоры. Их по просьбе Гарри похоронили в Годриковой впадине, рядом с Поттерами. Там же была пустая могила и для Сириуса. Мародёры снова были вместе. Но, по правде говоря, единственное, что волновало победителя Волдеморта сейчас - это семья Криви. Заплаканное лицо матери Колина, маленькой худой женщины, чьи волосы покрыты черным платком. Бледное лицо мистера Криви, толстого мужчины, в руках которого была ненужная им медаль Ордена Мерлина третьей степени. Рыдающий Деннис. Именно эта картина дала понять Гарри, что не стоит ему становиться аврором. Не стоит больше плодить печаль и горе... Не надо больше стоять над могилой, где лишь каменная табличка и статуя подростка указывает на жившего ещё неделю назад человека.
  
  - Гарри, пойдём домой, - потянула его Джинни, - пойдем же...
  
  Атмосфера в Норе была не лучше: рыдающая миссис Уизли, неподвижный мистер Уизли, бледные лица скорбящих старших братьев Рона и сам Рон, которого обнимала Гермиона. А главное, Джордж... Его пустые глаза внушали ужас Гарри. Близнец без близнеца, брат без брата, половинка без половинки. Вот что значит война. Нет никакой славы и почёта. Есть лишь горе. Даже для победителей. Именно тогда Гарри Поттер утвердился в желании не становиться аврором.
  
  На четвёртый день состоялся разговор с Роном. Безобидная беседа, положившая начало концу семилетней дружбы.
  
  Они гуляли в саду, заклинаниями прогоняя гномов. Рыжий начал разговор о приближении срока подачи документов в Академию авроров, и Поттер решился.
  
  - Я не понял. Повтори ещё раз! - Потребовал друг, на голову возвышаясь над ним.
  
  - Я. Не. Буду. Аврором! - Отчеканил Гарри, глядя в глаза друга. На душе было и так паршиво, а тут ещё и Рон набычился.
  
  - Не будешь, значит... Ну-ну... - Уизли краснел с каждым произнесённым словом, напоминая свеклу, - ты, значит, устал. А я нет, да?! Я не устал?! Это же была наша мечта, Гарри! Как ты можешь?
  
  - Рон, послушай...
  
  - Нет, это ты меня послушай! - Взорвался друг. - Строишь из себя жертву: "Ой, я бедный мальчик! Ой, я устал от войны! Ой, я многое потерял!" А я ничего не потерял по-твоему? Я...
  
  - Как ты можешь такое говорить? - Отшатнулся Гарри от Рона. - Ты действительно так думаешь обо мне? Да как у тебя язык повернулся такое сказать?!
  
  - А что?! Разве не так? Ты предал нашу мечту! - Веснушки на красном лице друга превратились в черные пятнышки, внушая еще большее отвращение, помимо его поведения.
  
  - Да пошёл ты! Ты... ты...
  
  Так и не договорив, Гарри тогда аппарировал. От ярости, от обиды на друга он даже не знал, куда именно он переместился. Место было странно знакомым и в то же время незнакомым. Солнце весело светило, напоминая, что гроза прошла, и вообще, сейчас май! Месяц весны! Не время предаваться унынию и печали. Гарри раздраженно плюнул на землю.
  
  - Опять! Каждый раз он за своё! Ну все! Хватит! - Бормотал он, продираясь сквозь деревья. Вот он вышел на утоптанную тропинку, и увиденное заставило его замереть. Подсознательно Гарри аппарировал в Годрикову впадину. К дому Поттеров, к своему дому. Ему стало неимоверно стыдно. От злости на друга осталось лишь разочарование. Больше всего ему сейчас стало стыдно за то, что ни разу не заходил внутрь своего дома. Прошло семь лет, а он только несколько месяцев назад удосужился навестить могилы родителей да ещё на похоронах Ремуса и Тонкс, но и тогда не удосужился зайти в дом.
  
  - Такое чувство, что вся жизнь прожита неправильно... - Вздохнул Поттер. - Ну, с Мерлином! - Гарри толкнул дверь и вошёл внутрь. Просторный холл, только весь грязный и пыльный. Ни мебели, ни прочей утвари. Лишь голые стены. Горло сдавило спазмом ярости, а руки задрожали.
  
  "Неужели обокрали? Да как же так?" - билась в висках мысль. Ступая деревянными ногами, он поднимался на второй этаж, невольно повторяя Снейпа в воспоминаниях: так же держится за стены, та же маска горя на лице. Не было ни картин, которые были даже в Норе - а ведь Поттеры гораздо богаче Уизли, ни других вещей, что должны были быть в любом доме. Царство пыли и запустения. С трепетом он открыл дверь в детскую. То, что он увидел, заставило его ноги подкоситься. Не было даже его кроватки. Комната была абсолютно пуста! Гарри рухнул на колени, и то, что он так долго держал в себе, наконец прорвалось. Полузадушенный хрип вырвался из горла всеми почитаемого героя, и слезы крупными каплями падали на толстый слой пыли.
  Кап. Кап. Кап...
  
  Уже в сумерках он добрался до могилы родителей. Очистив себя Эванеско, он сел на землю.
  
  - Orhideus! - Гарри поморщился: из всех "цветочных" заклинаний он умел вызывать только орхидеи. И то благодаря Гермионе. Новая волна стыда накрыла его, ощутимо сдавив горло. Поттер вздохнул. Он бы и рад создать лилии в память о маме, но не умел и не знал. Чем, интересно, он занимался на Гербологии?!
  
  - Бездельничал на пару с Роном, - ответил сам себе юноша. - Уф... Мам, пап... Простите меня. Я не хочу быть аврором. Надеюсь, вы не будете считать меня предателем или трусом, как Рон? Думаю, вы поймёте меня... Папа, Сириус, вы были аврорами. Не думайте, что я струсил, пожалуйста. Просто... просто это не моё, - Гарри глубоко вздохнул и кивнул себе. Поднявшись на ноги, он прошёл к могилам Люпинов. - Рем, Тонкс, я... Я присмотрю за Тедди, обещаю. Расскажу о вас, о вашем героизме. Он будет гордиться вами!
  
  Хлопок аппарации заставил его вздрогнуть. Обернувшись, он напряжённо всматривался в неясную фигуру, что в темноте шла к нему.
  
  - Гарри! Что ты здесь делаешь? - Возмущённый голос Джинни вызвал волну негодования у юноши.
  
  "Что еще я могу делать на могиле родителей?!"
  
  - А ты как думаешь? - Не сдержавшись, процедил он.
  
  - Ой, я... Конечно, ты имеешь право здесь находиться... Ой, я опять не то говорю! Просто тебя все ищут, Гарри! Мы были на площади Гриммо, в Хогвартсе и Хогсмите...
  
  - Хватит, Джин, я понял! - Перебил её Поттер. - Зачем вы искали меня?
  
  - Как зачем? - Вскинулась она. - Что за вопросы ты задаёшь, Гарри Джеймс Поттер?
  
  Мальчик-который-выжил отметил её сходство с миссис Уизли и внутренне скривился. Одно дело, когда женщина ее лет ведёт себя так, а другое - когда ещё совсем девчушка говорит таким тоном.
  
  - Ладно, извини... Ты умеешь создавать лилии? - С надеждой спросил Гарри.
  
  - Не переводи тему! И зачем тебе эти цветы? - Недовольно спросила она, не замечая шокированного вида её парня.
  
  "Она и вправду так... глупа?" - подумал юноша.
  
  - Ты... ты что, не понимаешь? - Тихо спросил он у неё.
  
  - Нет, а должна? Да что с тобой такое? Ты... - и лишь заметив его взгляд, она поняла. - Ой! Прости, милый, я не подумала! Я...
  
  - Уходи, - потребовал Поттер.
  
  - Гарри, я...
  
  - Просто уйди, Джинни. Прошу.
  
  - Как хочешь! - Её лицо исказилось в гневе, и его девушка исчезла в вихре аппарации.
  
  - Да что за день такой? - Произнес в пустоту Поттер и устало вздохнул. Ему хотелось поговорить с кем-то. С кем-то взрослым...
  
  - Tempus! - Горящие цифры в воздухе указывали на половину девятого. - К кому бы пойти? Может, Кингсли? Нет, у него дел по горло - исполняющий обязанности министра все-таки. А может, мистер Дамблдор? Нет, мы с ним не так близко знакомы. А, Мордред с ним! Навещу-ка лучше крестника.
  
  Представив себе площадку у калитки дома Тонксов, он аппарировал. В следующую секунду он стоял у фиолетовой калитки. На его появление отреагировал пёс, встретивший громким лаем прибытие чужака.
  
  - Тихо, Арчибальд! Тихо, - мелодичный голос Андромеды Тонкс раздался из глубины дворика. - Да тише же ты, пиксова ты псина! Тедди разбудишь. Кто там?
  
  - Миссис Тонкс, это я, Гарри, - ответил Поттер, Люмосом освещая своё лицо.
  
  - О, Гарри! Проходи, милый, проходи!
  
  - Здравствуйте, миссис Тонкс, - неловко поздоровался Гарри, заходя внутрь.
  
  - Ой, зови меня Андромеда. Или, если на то пошло, - тётушка Анди, - заразительно улыбнулась ведьма.
  
  - Хорошо... Андромеда, - улыбнулся в ответ юноша. - Я пришёл повидаться с Тедди, но раз уж он спит, то я пойду...
  
  - Так, молодой человек, оставьте свои глупости при себе. Проходи в дом, живо-живо!
  
  У Андромеды Тонкс получался чудесный чай. Гарри, наверное, такой пил в первый раз в своей жизни. Даже у Хагрида не получался такой.
  
  - А Ремус говорил, что ты хочешь быть аврором, - заметила женщина, убаюкивая малыша Тедди, - говорил, что из тебя получится знатный мракоборец.
  
  - Я не думаю, что это мое, Андромеда, - смущенно ответил парень, потягивая чай.
  
  - Может, тебе стоит заняться семейным делом? - Спросила миссис Тонкс.
  
  - Но ведь... но папа же был аврором, разве нет?
  
  - Это так, Джеймс был аврором... в отличие от дяди Карлуса*.
  
  - Карлус? А кто это? - С любопытством спросил Гарри.
  
  - Что значит "кто это"? Что Вы несете, молодой человек? - Голос Андромеды посуровел, а младенец, почувствовав неладное, заплакал.
  
  - Но я правда не знаю! Извините, миссис Тонкс...
  
  - Эх вы... Ладно ты, но Ремус. Мерлин, это ни в какие ворота не лезет! И Альбус хорош! Да и Минерва не лучше! - Такое было осуждение в голосе женщины, что Гарри стало стыдно. Даже не зная, за что именно, но ему было стыдно. В который раз за день.
  
  - Простите...
  
  - Гарри, ты знаешь имя своего деда? - Она укачивала Тедди и в то же время пристально смотрела на парня.
  
  - Я... не знаю.
  
  - Карлус Генри Поттер. Имя твоего деда. А твою бабушку звали Дорея Поттер, в девичестве Блек. Сириус не устает неприятно удивлять даже после смерти...
  
  - Да как вы смеете?! - Вскочил на ноги Гарри, взвившийся при таких словах о крестном.
  
  - Смею! Он мой брат, хоть и двоюродный, так что я - смею! Да и ты хорош. Нет бы узнать о своем роде...
  
  - Спасибо за чай, миссис Тонкс, но мне пора. Если Тедди что-то нужно, дайте знать. Всего хорошего, - сухим голосом попрощался с женщиной и буквально выбежал за дверь. Гарри ранили слова Андромеды. Тем хуже было и то, что все сказанное было правдой...
  
  - Гарри, я надеюсь, Вы будете выше мелочных обид, - голос миссис Тонкс догнал его у калитки. Не оборачиваясь, он кивнул и аппарировал.
  
  Конец ретроспективы.
  
  - К Мордреду! Все к Мордреду! - Пробурчал Гарри и пошёл обратно в дом. Следовало окончательно поставить точки над "i".
  
  - Хозяин Гарри, в доме черный человек, который по ошибке стал министром магии, - проскрипел Кричер, принимая из рук волшебника зонт.
  
  - Я все слышал, старый ты болван! - Мощный бас Кингсли донесся из кухни.
  
  - Зачем ты вообще его впустил? - Одними губами прошептал Гарри, отчего домовой эльф странно одобрительно посмотрел на него.
  
  - В следующий раз никого не пущу, Хозяин, - заговорщически прошептал Кричер и щелкнул пальцами, отчего одежда Поттера была мгновенно высушена, а ему стало тепло.
  
  Кивком поблагодарив домовика, Гарри пошел слушать очередную нотацию от бывшего аврора о важности борьбы с Тьмой.
  
  - А вот и ты! Здравствуй, Гарри, как дела? - Улыбнулся по-отечески Бруствер. Он был в синей мантии и попивал глинтвейн.
  
  - Здравствуйте, министр...
  
  - Гарри, ну что же ты? - Укоризненно посмотрел на парня Кингсли. - Зови меня по имени! Мы же друзья, как-никак.
  
  - Хорошо... Кингсли. Как сам? У меня, как видишь, все по-прежнему, - наливая себе чай, Поттер отмечал изменения в собеседнике. Казалось бы, два месяца прошло, а Бруствер уже похудел, осунулся, но это ему даже шло. Парадная, дорогая на вид мантия. Да и остальные элементы одежды были дорогими. Без своего привычного головного убора он сверкал матовой лысиной в кухне дома Блек, иронично вписываясь в атмосферу жилища.
  
  - Да так, вытаскиваю страну из той ямы, куда её засунули Реддл и компания. Но я к тебе по делу: ты когда подашь документы в Академию?
  
  - В десятый раз повторяю, Кингсли: я не пойду в авроры. Ну, что вы все пристали с этим? Ну не хочу я!
  
  - Ладно-ладно, не кипятись... Может, в Департамент Магического спорта? - Подмигнул внезапно министр. - Будешь курировать квиддич и...
  
  - Кингсли, ты меня не понял. Я вообще не пойду в Министерство.
  
  - А что будешь тогда делать? Твой отец...
  
  - Я не мой отец, господин министр. А что делать - сам решу. Потом! - Резко и отбросив фамильярство, ответил Поттер.
  
  - Ну что же, мистер Поттер... Вот и поговорили. Думаю, что все понятно. До встречи.
  
  - До встр... - не успел Гарри договорить, как министр исчез в яркой вспышке портала. - Это что сейчас было?
  
  - Какая невоспитанность! Мерзкий бабуин! - Запричитал Кричер. - Использовать в доме благородного семейства порталы! Сразу видно - рабское семя.
  
  - Кричер, как закрыть дом от порталов? Чтобы никто не входил и не выходил без спросу? - Голос парня дрожал от гнева.
  
  - Какое счастье! Хозяин Гарри взялся за ум! Кричер все расскажет своему доброму и прекрасному хозяину. Да, Кричер все сделает.
  
  - Только сначала навести Андромеду Тонкс и пригласи ее с внуком в дом, понял?
  
  - Как прикажет хозяин. На безрыбье и малек - рыба**, - пробурчал домовик.
  
  - Кричер!
  
  
  * Да, в официальных источниках указывается, что дедушку Гарри звали Флимонтом, а бабку - Юфимией, которая вообще не Блек. НО... где тогда Карлус и Дорея Поттеры? Что стало с их сыном? Пусть Роулинг сама разберется в своей путанице. А до тех пор Карлус - дед Гарри.
  
  **Кричер намекает на отлучение от рода Блек Адромеды. Из всего рода остались только Андромеда и Нарцисса с Драко.
  
  ========== Взросление и Кричерово варенье ==========
  
  Гарри проснулся от неясного ощущения, что кто-то что-то совал ему в ухо.
  
  - Айи! Айи! - На требовательный лепет Тедди парень отозвался усталым стоном, что было немедленно повторено ребенком. Он тоже лег рядом с крестным и застонал, рассмешив Поттера.
  
  - Малыш пошел в маму, да? Отец твой тем еще занудой был, - Гарри чмокнул ребенка в лоб.
  
  - Хозяин, маленькое чудовище опять Вас разбудило? - Скрипучий голос домового эльфа вторгся в семейную идиллию. - Говорил я Вам, чтобы не баловали! Ишь, моду взял за всеми повторять.
  
  - Кйича бяка! - Вынес вердикт Тедди, превратив свои маленькие ушки в такие же, как у Кричера.
  
  - Сам ты бяка, - отозвался домовик, вытирая его слюни.
  
  - Где Андромеда, Кричер? - Спросил Гарри, зевая во весь рот, что немедленно стал повторять малыш Люпин.
  
  - Госпожа Анди ушла к госпоже Нарси, хозяин. Недостойный муж прекрасной госпожи Нарси опять заболел... слабый враг моего Хозяина...
  
  - Да-да-да, ну хватит уже, Кричер. Я уже привыкаю к твоему бурчанию, - Поттер встал и, подхватив крестника, двинулся в сторону кухни. - Тедди накормлен?
  
  - Как может Хозяин сомневаться? Маленький изверг был накормлен в первую очередь!
  
  - Кйича бяка! - Повторил маленький Люпин, скопировав длинный нос домового эльфа.
  
  - Мерлинова борода! Что будет через несколько лет? - Вопросил в пустоту Поттер.
  
  Вот уже год Гарри, по словам его бывших друзей и бывшей девушки, бездельничал. По словам Невилла, он отдыхал. По словам Полумны, он искал морщерогих кизляков во дворе дома Блеков. Сам же Гарри все это время изучал историю. За этот год он нашел не только множество ответов, но и вопросов.
  
  Например: почему Слизнорт не сказал, что Основатель рода Поттеров - Лингфред Стинчкомбский по прозвищу Копуша* - был гениальным зельеваром, создавшим Костерост и Бодроперцовое зелье? Почему Снейп ни разу не обмолвился об этом? Почему никто не сказал ему, что сын Лингфреда женился на Иоланте Певерелл, которая была единственной внучкой того самого Игнотуса Певерелла - одного из трех братьев, встречавшихся с самой Смертью? Вот зачем они искали информацию про Дары Смерти и братьев Певерелл во время Второй магической, когда можно было взять и рассмотреть генеалогическое древо рода Поттер? И таких вопросов была сотня!
  
  После закрытия дома от посторонних и примирения с Андромедой Гарри начал искать информацию о своем семействе. И скажи ему ранее, что помощь будет от Блека, он бы в лучшем случае рассмеялся...
  
  Ретроспектива.
  
  - Хозяин сошёл с ума! Зачем он портит синюю гостиную? - Вскричал домовик, вытаращив свои огромные глазищи на Поттера.
  
  - Эм... ну, я хотел вроде потренироваться в Чарах, - Гарри искренне не понимал, в чем дело: он же потом приберет за собой. Эванеско у него хорошо получается. - Успокойся, Кричер, не на двор же мне выходить, ливень какой там...
  
  - Бедный Кричер... - начал было домовик.
  
  - Кричер, ты не виноват, - перебил его Гарри.
  
  - Бедный, несчастный Кричер, у которого такой глупый Хозяин! - Сочувствия у Поттера как не бывало.
  
  - Ой, да-да, - махнул он рукой на него, - я порчу ненаглядный дом Блеков...
  
  - Хозяин сам теперь ненаглядный Блек, - пробурчал старый домовик, - хотя и не достоин! Ведёт себя как маггл. Нет бы идти в малый зал на третьем этаже...
  
  - Что за зал? - Мгновенно подскочил герой, пропустив мимо ушей свою "недостойность". - Я раньше не слышал о таком месте.
  
  - Конечно, не слышал! Как мог Хозяин слышать, если не слушал? - Едко заметил Кричер.
  
  - Так... Мордред с тобой! Веди давай.
  
  Малый зал был отнюдь не малым, а огромной комнатой. По крайней мере весь первый этаж дома Дурслей мог бы поместиться здесь. На стенах висел гобелен, что весьма удивило парня: во всем доме висели только портреты и еще один гобелен с генеалогическим древом Блеков был в конце холла. Этот же отличался своим размером и красотой: огромный и безумно красивый. Разноцветная ткань с вычурными рисунками, которые то и дело двигались в одним им понятном танце, он... впечатлял.
  
  - Нравится, Поттер? - Раздался знакомый голос за спиной Гарри.
  
  - Д-да... Добрый день, сэр! - Финеас Найджелус Блек, самый непопулярный директор Хогвартса, только хмыкнул на приветствие парня.
  
  - Знаете, что это, Поттер?
  
  - Нет, сэр, - вздохнул Гарри, про себя отмечая, что слишком многого он не знает.
  
  - Это приданое от Вашего деда, Карлуса. Его матушка Юфимия Флимонт собственноручно выткала этот гобелен, а отец, Ваш прадед, зачаровал их. Перед Вами, Поттер - одно из творений рода Артефакторов. Вашего рода... Коснитесь его!
  
  Гарри зачарованно подошёл к гобелену и прикоснулся к шершавой поверхности. С минуту ничего не происходило, а потом...
  
  - Красиво, правда? - Гарри с недоверием посмотрел на Блека: парень и предположить не мог, что этот язвительный волшебник может говорить с таким восхищением.
  
  - Да, очень красиво... Волшебно... - глядя на бирюзовое море, глади которого стремительно разрезали два корабля: один черный с серебром, а второй - золотой с синевой, Гарри ощутил то, что когда-то познал на первом курсе - Дух волшебства.
  
  - Черный фрегат символизирует дом Блеков, а золотой - Поттеров. Союз наших семейств должен был укрепить и укрепил позиции каждого. Жаль, что ненадолго... Впрочем, главной причиной брака Карлуса Поттера и Дореи Блек была взаимная любовь. Всегда завидовал Вашим предкам, Поттер: мало кто мог позволить себе жениться по любви, не говоря уж о целой веренице магов Вашего рода.
  
  - Сэр, почему все исчезает? - Испуганно вскрикнул Гарри, наблюдая за тускнеющим полотном.
  
  - Колдуй, мальчик, колдуй! Колдуй, если хочешь увидеть, как оживает артефакт. Творения Поттеров всегда имели практическое значение. Этот гобелен, помимо своей красоты, - также и поглотитель выбросов магии. Ну же, Поттер! Дай самое сильное заклинание, на которое способен.
  
  - Expecto Pat...
  
  - Глупец! Зачем тебе Защитник? - заорал Финеас.
  
  - Но вы сами сказа...
  
  - Давай какое-нибудь боевое заклинание, недоумок!
  
  - И нечего грубить! Сами Вы... - заорал в ответ Гарри, доведённый до белого каления громкими криками и оскорблениями.
  
  - Мерлин, какая неженка! Ну же!
  
  - Bombarda! - Рявкнул парень, направив палочку на голый участок и ожидая развороченной стены вместе с криками Кричера. Но... на стене появилось лишь темное пятно.
  
  - Ха! Так-то, - осклабился портрет бывшего директора. - Эх, какие же маги раньше жили...
  
  - Это что? Это все гобелен? - Гарри с великим уважением посмотрел на артефакт.
  
  - А я о чем, бестолковый? Давай ещё! - Вошёл в азарт Блек. - Эх, был бы я снова живым! Да я бы... Эх...
  
  - Ну вы не унывайте, - неуверенно начал утешать Гарри, на что Блек презрительно фыркнул.
  
  - Поттер, никогда не пробуй утешать кого-то - у тебя дерьмово выходит.
  
  - Да ну Вас, - Гарри махнул рукой на Финеаса и, поудобнее перехватив палочку, решил осуществить свою давнюю задумку, - Expelliarmus - Bombarda - Stupefy - Confundus - Incarcero - Seco!
  
  - Весьма недурно, юноша! Весьма, - зааплодировал Финеас, смутив Гарри приятной похвалой.
  
  - Спасибо...
  
  - Недурно для первокурсника моего времени, Поттер, - перебил Блек.
  
  - Ну, знаете ли! Да Вы... - так и не договорив, Гарри выбежал из комнаты под громкий хохот Финеаса.
  
  Конец ретроспективы.
  
  - Кричер, присмотри за ребенком! Я в Гринготс, - крикнул Поттер и аппарировал прямо из дома: только ему было разрешено такое.
  
  Малыш и домовой эльф подозрительно смерили друг друга взглядами.
  
  Народу на Косой аллее было немного: основной наплыв должен был быть в августе, в преддверии учебного года. Иногда Поттер отмечал чужестранцев, с любопытством маглорожденных рассматривавших витрины. Кивком поприветствовав старых знакомых из Хогвартса - Кормака Макглагена и Оливию Мун, - Гарри дошел до белоснежного здания.
  
  В банке было как всегда многолюдно. Как только Поттер ступил за порог, враждебные взгляды всех находившихся гоблинов скрестились на нем. Привычно подавив дрожь, волшебник подошел к свободной стойке.
  
  - Добрый день! Мне нужно попасть в хранилище Поттеров и Блеков.
  
  - И вам того же, - буркнул гоблин, неохотно отвлекаясь от перебирания драгоценных камней. - Ваше имя?
  
  "Мелочные уродцы! Издеваются!" - подумал Гарри.
  
  - Гарри Джеймс Поттер, - отчеканил парень и, предваряя следующий вопрос, протянул гоблину ключи.
  
  - Хм... хм... Ключи настоящие, - с неохотой сказал кассир, - Лаптохват!
  
  На крик прибежал еще один гоблин, такой же зеленый и маленький, как... как все гоблины.
  
  - Проводи мистера Поттера в его хранилища, - распорядился гоблин-кассир и вернулся к своим камушкам.
  
  Поездка на тележке по туннелям не вызвала море восторга, как прежде. Скорее, желание как можно быстрее покончить с делами и убраться отсюда.
  
  - Хранилище Поттеров, - неохотно возвестил Лаптохват.
  
  - Ага, спасибо, - Гарри вошел в помещение и достал из кармана брюк уменьшенный рюкзак, размерами не больше спичечного коробка. Однако взмах палочкой - и уже большой мешок на лямке в его руках. - Accio, галлеоны!
  
  - Что вы делаете, мистер Поттер? - Вскричал напуганный гоблин.
  
  - Забираю свои деньги, что же еще, - отвечал Поттер, заполняя безразмерный рюкзак уже сиклями.
  
  - Но вы не можете! Я сообщу об этом Совету Грингтотса! Вы не должны...
  
  - Ну так сообщайте, - ухмыльнулся Гарри, представляя лица этих высокомерных коротышек. - Accio, кнаты! Homenum revelio! Accio, книги! Accio, артефакты! А, их же нет... Ну, я все. Пошли теперь к хранилищу Блеков.
  
  Зеленая кожа гоблина, казалось, позеленела еще больше...
  
  Ретроспектива.
  
  - Подожди! Вы втроем проникли в банк, но платить должен почему-то ты, так? - В данный момент Андромеда Тонкс очень походила на свою сестру, печально знаменитую Беллатрикс Блек. Такая же... фурия.
  
  - Да, но это была моя идея, - начал было оправдываться Гарри.
  
  - Но проникли же вы втроем! И славу тоже получили втроем! - Вскричала женщина. - Так почему ты один должен оплачивать все это?
  
  - Да, но Уизли бедные, а Гермиона...
  
  - Уизли, молодой человек, сейчас не бедные! Герои войны! Артур Уизли - член Визенгамота и глава Департамента по контролю за неправомерным использованием магии*. Более того, Уизли получили компенсацию от Министерства магии и приличные пособия. Мисс пока Грейнджер и еще не Уизли - тоже. Так что оставьте свои бредни о нищете ваших так называемых друзей, молодой человек! - Её "молодой человек" звучало как насмешка.
  
  - Но мне не сложно, правда! У меня достаточно денег, чтобы...
  
  - Скажите, молодой человек, эти деньги заработаны лично Вами? М? - Миссис Тонкс жестко осадила Гарри. - Или Вы намерены потратить деньги Сириуса? А почему Вы должны все оплачивать? Разве гоблины не пострадали при режиме Реддла?
  
  Каждое слово Андромеды достигало цели. Гарри с удивлением понимал, что и вправду не должен что-то кому-то там платить.
  
  - А ведь Вы правы, - с удивлением заметил Поттер, - Вы правы!
  
  - Ну слава Мерлину! А то я боялась, что придется с боем останавливать Вас, - облегченно улыбнулась эта мудрая женщина, - а теперь мы составим письмо.
  
  - Письмо? Кому?
  
  - Должна же от твоей славы быть практическая польза, Гарри! Напишем в редакции газет и журналов! Эти гоблины еще тысячу раз проклянут свои пятьдесят тысяч галлеонов...
  
  Конец ретроспективы.
  
  - Арри! - Мелодичный и, честно говоря, давно забытый голос, заставил парня обернуться. Возле входа в банк стояла жена Билла - Флер. - Арри! Как я рада тебя вид'еть!
  
  - Флер, - улыбнулся Гарри, с восхищением наблюдая, как грациозно спускается она по лестнице. Ее округлый живот выдавал очередную беременность. Хотя она была так же прекрасна и очаровательна, но Поттер отметил легкую грусть в ее глазах.
  
  - Я давно не вид'еть тебя! Ты совсем не заход'ить к нам, - шутливо стукнула она кулаком в грудь парня.
  
  - Извини, столько всего навалилось... Как Билл? Как Мари-Виктуар? У вас очередное пополнение? - Спросил парень, кивком указывая на животик француженки.
  
  - Да, - покраснела Флер, - мы жд'ем еще одну...
  
  - Флер! - Резкий окрик еще одного голоса прошлого прозвучал с другой стороны улицы. - Отойди от него.
  
  - Ты не см'еть мне указы... - вскинулась полувейла, как ее остановило прикосновение Поттера.
  
  - Все нормально, Флер. Правда. Мне пора, - улыбнулся Гарри, - до встречи!
  
  - Но Арри...
  
  - В чем дело, Поттер? Проблемы? - подошел к ним Рон.
  
  - Нет, Уизли. Никаких проблем!
  
  Встреча с бывшим другом омрачила день Гарри. Рон не смог учиться в Академии авроров. Сам он был умным, что доказывали его успехи в шахматах. И сильным магом в придачу, но его лень как всегда все испортила. Когда Гарри узнал, что Рона отчислили из Академии, то даже чувствовал вину. Правда, Андромеда на пару с Финеасом быстро привели его в чувство. Да, без Гермионы рыжий не был способен учиться. Зато он нашел себя в торговле.
  
  - Мерлин мой! Кого видят мои глаза! Неужели это знаменитый Мальчик-который-выжил-и-победил, - мелодичный голос вывел Поттера из раздумий.
  
  - Сью! Прекрасно выглядишь, - и правда, когда-то пухлая светловолосая хаффлпафка преобразилась в сногшибательную полногрудую красавицу.
  
  - Да и Вы отлично выглядите, господин Победитель Темного лорда, - кокетливо стрельнула она глазами.
  
  - Ну хоть ты-то не веди себя так, - мученически вздохнул Гарри, вызвав веселый смех.
  
  - Рада тебя видеть, затворник! Какими судьбами? Неужто с гоблинами решил разобраться? - Сьюзен Боунс вплотную подошла к нему и чмокнула в щечку, отчего парень покраснел. - Оу, как мило, ты все ещё краснеешь! Ну так что? К гоблинам заходил?
  
  - Э-э-э... да... Да, Сью. Решил, что не стоит больше хранить у них свои деньги, - улыбнулся Гарри, - а то ещё заберут в качестве штрафа, который приказом Министерства вообще-то аннулирован.
  
  - Правильно! Нечего им давать волю, - улыбнулась она в ответ.
  
  Молчание затягивалось...
  
  - Ну а ты как? Прекрасно выглядишь! Ой, я уже, кажется, говорил об этом, да? - Почесал свою гриву Поттер.
  
  - Я готова слушать это целую вечность! Вообще-то, все женщины готовы слушать такие слова.
  
  И снова молчание...
  
  - Ты не хотел бы поужинать вечерком? - Внезапно спросила Сьюзен, теребя браслет на руке.
  
  - Эм... О! Да! Да, конечно! - Срывающимся голосом ответил Гарри, вызвав улыбку у девушки.
  
  - Тогда в девятнадцать ноль-ноль на маггловском входе Дырявого котла. Увидимся, Гарри...
  
  
   ***
  
  - Кричер! Есть в доме нормальная мантия? - Сразу же появившись в доме, крикнул Гарри.
  
  - Хозяин будет с кем-то встречаться? - Подозрительно спросил домовик.
  
  - Да. Нет. Просто буду гулять... с девушкой. С подругой. Так есть мантия?
  
  - Хозяин уже думал о детях? Кричер уже стар! Кричер хочет увидеть Наследника рода...
  
  - Кричер!
  
  Пять лет спустя.
  
  - Хозяин, Кричер приготовил варенье. Подать Хозяину сейчас или позже? - Проскрипел древний домовик.
  
  - Отдохни, мой друг. Я и сам могу намазать твоё чудесное варенье на хлеб, - мягко улыбнулся ему мужчина.
  
  - Хозяин... Кричер стар. Кричер скоро уйдёт. Кричер увидит детей Хозяина? - Ковыляя тонкими ножками, старый слуга дома Блек медленно подошёл к огромному столу, за которым работал Поттер.
  
  - Прости, Кричер... Не получается, - виновато вздохнул Гарри.
  
  - Эх... эх... Кричер поспит, - вдруг наверху раздались треск и веселый мальчишеский смех, - изверг опять сломал лампу Хозяина! - Пожаловался домовик.
  
  - И ты снова его починишь, не так ли? Ты любишь Тедди, Кричер. Можешь не скрывать больше, - улыбнулся Гарри.
  
  - Может, Вы правы... А может, и нет... эх...
  
  - Он скоро умрет, - печально вздохнул Гарри, когда домовик скрылся из виду, - а я так и не женился...
  
  - Поттеры всегда женятся по любви, молодой человек! Кха-кха-кха... - закашляла Андромеда, - Кричер скоро умрет. И, быть может, я тоже...
  
  - Не говорите так, тетушка Анди! Вы просто простыли! - Убежденно сказал Гарри.
  
  - Может, и так... Гарри, ты подумал насчёт обучения у Мастера? - Поседевшая женщина пристально взглянула на мужчину.
  
  - Да. Датчанин мне подходит...
  
  - Вот и хорошо. Нет лучше знатоков старших рун, чем скандинавы, - одобрила Андромеда.
  
  - Да... Футарк впечатляет... Пойдёмте, тетушка. Уважим старика - съедим его чертово варенье, - поднялся из-за стола Поттер.
  
  - Да, сейчас. Тедди! Тед! - Крикнула она. - Спускайся кушать, любимый!
  
  - Ща, ба! - Донеслось до них сверху.
  
  - Весь в Дору, - улыбнулась Андромеда.
  
  - Маленький изверг опять что-то ломает, - бурчал "громко" Кричер, ковыляя мимо двери. - Говорил я Хозяину не баловать! Но кто слушает старого Кричера?
  
  - Жаль, что с Дафной у тебя ничего не вышло, Гарри. Все же твоему роду нужны наследники, - заметила она.
  
  - Да, жаль, - согласился он, подавая женщине руку, - а до неё не получилось с Ромильдой...
  
  - А до этого с Демельзой...
  
  - И со Сьюзен не вышло...
  
  - Хотя вы и расстались друзьями...
  
  - Везёт мне, леди Блек! - Подмигнул женщине Поттер.
  
  - Хорошо ещё, что вы тайно встречались, иначе тебя Скитер со свету бы сжила. Нарекла бы тебя кобелиной, и все!
  
  - Хозяин и госпожа Анди будут Кричерово варенье? - Недовольно спросил Кричер, таща крестника Гарри за воротник.
  
  - Будут, мой друг. Кричерово варенье - что может быть лучше на День Рождения?
  
  
  *Potterer - переводится как рассеянный человек, копуша.
  
  ========== Холодные ветра мастерства ==========
  
  Портреты прежних директоров шушукались, временами некультурно показывая пальцами на собравшихся магов в кабинете директора Хогвартса. Лишь двое улыбались: седоволосый маг, в котором любой опознал бы Альбуса Дамблдора, и его менее знаменитый коллега - Финеас Блек. Один улыбался от умиления, а второй раздувался от гордости.
  
  Мальчик с синими волосами и карими глазами с раскаянием смотрел на мужчину, одетого в дорогущую на вид мантию. Видимо, у директора Макгонагалл кончилось терпение, раз крестный сам явился сюда. Лично.
  
  - Ну? - устало спросил Гарри, по старой привычке потянувшись к очкам. Не обнаружив оных на месте, он раздраженно цокнул языком. Все время забывал, что вылечил зрение.
  
  - Я случайно, - вздохнул Тед, виновато понурив голову уже с красными волосами, - это само...
  
  - Да неужели?! Вы "случайно" приняли внешность профессора Грейнджер? - ехидно спросила директор. - Хотя... учитывая, кто был ваш отец и кто крестный, думаю, не вы виноваты, мистер Люпин! Яблоко от яблони... не так ли, мистер Поттер?!
  
  Настал черед уже Поттера краснеть и виновато опускать голову, на что Тедди звонко рассмеялся.
  
  - Цыц! Иначе поедешь на лето к двоюродной бабушке! - пригрозил Гарри развеселившемуся сыну. - А как он учится? Помимо шалостей?
  
  - Мистер Люпин заканчивает свой первый курс с одними "П", не то, что вы в свое время, мистер Поттер! - припечатала старая волшебница.
  
  - Ну извините, философский камень спасал, знаете ли, - развел руки Гарри, на что Макгонагалл поджала губы, - а помимо того, что он копирует чужую внешность, есть еще нарекания?
  
  Спустя тридцать минут крестный и крестник прогуливались по коридору шестого этажа. Хогвартс ничуть не изменился, и Гарри с улыбкой вдыхал замковый воздух, наполненный волшебством.
  
  - Ты не сердишься на меня, па? - дернул Тедди за рукав мантии крестного отца.
  
  - Нисколечко! - Поттер взлохматил золотистые волосы сына. - Сам шалил, было дело!
  
  - А дядя Невилл говорит, что у тебя было шило в одном месте! А что такое шило, па? - с любопытством спросил мальчик, росший вдалеке от всего маггловского, о чем иногда жалел Гарри.
  
  - Профессор Невилл, сынок! - автоматически поправил Поттер. - Так и сказал? Ну, я этому травоядному покажу!
  
  - А профессор Грейнджер сказала, что у тебя вечный двигатель в одном месте...
  
  - Я понял, малыш! Можешь не продолжать! - улыбнулся Гарри. - Здесь поворот в твою Башню.
  
  - А ты меня дождешься? - с надеждой спросил Тедди. - Не уедешь в Данию, пока я не приеду?
  
  - Обязательно дождусь! - чмокнул в лоб воспитанника и легонько подтолкнул в сторону поворота. - Иди! Отбой через десять минут.
  
  - Пока, па! Бабуле привет передавай...
  
  Гарри с улыбкой гладил стены замка. Теперь-то он точно знал, что Хогвартс - полуразумное строение. Этакий гигантский артефакт, тысячелетие накапливавший магию. Поттер четко ощущал, что стены - слабый, но постоянный поглотитель. Подумать только: сотни лет тысячи волшебников колдовали здесь, щедро одаряя Хогвартс магической энергией.
  
  - Ну как там твой крестник? - огромный Невилл с улыбкой подошел к другу и крепко обнял. - Здорово, затворник!
  
  - Привет, медведь! - похлопал по широкой спине Герболога. - Пусти, ребра же сломаешь! Ну как ты? Как Ханна? Как Фрэнк?
  
  - Живы-здоровы! Тебе привет передавали! Когда вернулся? - друзья направились в кабинет декана Хаффлпафа, по дороге разговаривая и периодически хохоча. Портрет Альбуса Дамблдора с умилением смотрел на эту идиллию.
  
  - Не обольщайся, Альбус! Поттер уже не тот наивный барашек, которого ты растил! - язвительно сообщил Финеас Блек.
  
  - И что же вы все гада хотите из меня сделать? - вздохнул Дамблдор и скрылся из холста.
  
  - А потому, что гад ты и есть! - хмыкнул Блек и тоже исчез, видимо, доставать других.
  
  Гарри встал и прошёл к камину.
  
  - К Дени? - спросил Невилл, разомлевший от выпитой медовухи.
  
  - Да, - улыбнулся Гарри, вспомнив громовещатель от своего управляющего, - я думал, что ты подашь в отставку из-за сына.
  
  - Да как-то не получается, - виновато развёл руки Нев, - люблю я детей учить!
  
  - А Ханни-Манни что? Неужели не дуется? - подначил друга Гарри, прекрасно зная, что его жена та ещё фурия.
  
  - Вот что ты за человек, а?! - тоскливо вздохнул Нев. - Кстати, Драко просил передать, что ему нужно еще пятьдесят колец...
  
  - Вот же дементор! Ну кто просил Блейза распространяться о них?!
  
  Ретроспектива.
  
  - И ты согласился отрубить ему голову? - недоверчиво спросил Невилл, потягивая медовуху.
  
  - Ага!
  
  - И его голова сейчас стоит на полке? - уточнил Декан Хаффлпафа.
  
  - Точно!
  
  - И куда делся тот светлый гриффиндорец?! - воздел руки барон Лонгботтом.
  
  - Съели. Подавились. Выплюнули. Вылез я, - улыбнулся Гарри, - ну, за Фрэнка?
  
  - За сына! - с теплотой произнёс новоявленный отец.
  
  Рождение крепкого мальчугана задержало Поттера, который собирался сразу после поступления Тедди в Хогвартс поехать в Данию, на обучение. Но родился Фрэнк, и планы изменились... Престарелая Августа Лонгботтом настояла на том, что именно Гарри должен стать крёстным отцом правнуку. На заявление о том, что у него уже есть крестник, она отмахнулась, заявив, что он не в том ключе понимает роль крестного. Крёстный отец у магглов и магов выполнял сходные, но не идентичные функции. Узнав об этом, Гарри был готов во второй раз если не убить Сириуса, так покалечить точно! И Поттер просто не смог отказать.
  
  Глядя на счастливого Невилла, Гарри и сам испытывал радость. Лонгботтом стал ему за эти десять лет настоящим другом. Человеком, которому мужчина мог доверять на все сто процентов.
  
  Гарри вспоминал всю историю их дружбы: частые посиделки в доме Блеков и Лонгботтомов, помощь в поисках информации о родах Поттер и Певерелл, ученичество Нева у Спраут и получение Мастерства в рекордно молодом возрасте - в двадцать два года, и как они отмечали это событие, смерть Фрэнка, отца Невилла, горе Нева и поддержка Ханны, Луны, Блейза Забини - делового партнера Лонгботтома, путешествие по лесам Альбиона с целью развеять печаль друга, смерть Алисы и снова пучина мрака, свет Ханны, она и Гарри поднимают его на ноги, Хогвартс, деканство, свадьба Нева и Ханны, смерть Кричера, поступление Тедди на Рейвенкло, а теперь еще и рождение очередного крестника...
  
  - Я не опоздал. Это вы рано начали! - заявил Забини, плюхаясь на деревянную скамейку. - Поздравляю, травоядное! Молодец! Хорошо постарался - крепкий мальчик получился! Хотя здесь большая заслуга Ханны...
  
  - Спасибо большое, - саркастично поблагодарил Невилл, наливая янтарную жидкость - виски.
  
  - Гарри, сможешь сделать еще пару защитных колец за три дня? Собираюсь погостить во Флоренции, а с ЗОТИ у меня не очень. Спасибо твоим кольцам, настолько мощное Протего я еще ни разу не видел...
  
  - Спасибо скажи Джорджу! Хорошо, Блейз, - улыбнулся Поттер, - но стоить будет дороже из-за срочности...
  
  - Давайте не будем о делах! Мы собрались здесь... - начал Невилл.
  
  - Неинтересно! Продолжай, Гарри! - пошутил слизеринец, на что огромный Лонгботтом показал свой не менее огромный кулак. - Все, Нев, молчу!
  
  - Тоже мне, паяц! - добродушно буркнул Невилл.
  
  - За Наследника Лонгботтом! - поднял тост Гарри.
  
  - Гуляем, джентльмены! Раз уж сидим у Поттера! - воскликнул Блейз, обводя взглядом VIP-кабинку ресторана. - И Гарри... заказ на твои артефакты все ещё в силе! И я, так и быть, разрекламирую тебя...
  
  Конец ретроспективы.
  
  - Ну я покажу этому отравителю! Давай, медведь! Свидимся ещё! - произнес Гарри и нырнул в камин. - "У Колина!"
  
  За прошедшие годы Гарри научился путешествовать по каминам. Более-менее...
  
  Выскочив из камина в кабинете Денниса, он невербальным беспалочковым очистил мантию от сажи. В кабинете не было никого. Только собрался он позвать Денниса, как с хлопком появился домовик в чистой наволочке и с гербом в виде стилизованной фотокамеры.
  
  - Хозяин Гарри! Хозяин Деннис провожает богатых господ из Франции. Я сообщу ему о вашем прибытии. Подать вам чай, Хозяин? - оттараторил Ниппи, старший домовой эльф ресторана.
  
  - Не надо, Ниппи. И прекрати ты уже называть меня хозяином, Деннис твой хозяин! - буркнул Гарри и со вздохом уселся на роскошное кресло.
  
  - Вы тоже мой Хозяин! - невозмутимо произнес Ниппи и исчез.
  
  Спустя десять минут, которые Гарри продремал, в комнату вошёл Деннис. За прошедшие годы он знатно потолстел и стал более импозантен. Довольный и счастливый жизнью Деннис Криви неустанно улыбался.
  
  - Гарри! Как же рад тебя видеть! Чаю? - спросил Криви, после того как мужчины обнялись.
  
  - Нет времени, Дени! Давай, что там у тебя? - Поттер взял быка за рога. Времени было действительно мало. Уже завтра была аттестация на Подмастерье*. Филиус требовал скорейшей встречи с ним, чтобы еще раз прогнать всю программу выступлений.
  
  - Как скажешь! Вот смотри: владельцы дома напротив съезжают - купили домик в Годриковой лощине. Дом большой, можно сделать из него гостиницу. Клиентура у нас есть! Иностранные маги любят наш ресторан, и завтракают, и обедают, и ужинают у нас, а спать им приходится либо в Дырявом котле, либо в "Гарцующем единороге"! И я подумал...
  
  Непредсказуемая погода Англии: с утра солнечно и приветливо, в полдень льёт как из ведра, а вечером сплошной туман. Гарри чертыхнулся, выйдя из ресторана: нога провалилась в лужу.
  
  Хогсмит разительно изменился: пасторальная деревушка обросла жилыми домами, гостиницами, магазинами, питейными и игорными заведениями, будто елка гирляндами в Рождество. Мелкая морось облепила лицо Гарри, и он взмахом руки наложил слабенький Щит от воды. Мужчина обернулся и с удовольствием посмотрел на серебристую вывеску со стилизованной фотокамерой: "У Колина". Ресторан быстро стал популярным. Во многом благодаря смекалке Денниса и огромным вложениям самого Гарри.
  
  Для Поттера это был интересный опыт. Побыть на время инвестором, окунуться в атмосферу созидания, о котором так много писалось в дневниках предков. Отдохнуть на время от магии, да и "Кабанья голова", оставленная Гарри в наследство от Аберфорта, выполняла свои функции, не пустуя и не став прибежищем боггартов и докси.
  
  Деннис, так и не найдя себя в журналистике, куда он пошёл во многом из-за покойного Колина, на несколько лет ушёл в маггловский мир. Без аттестата о среднем образовании, не говоря уже о высшем, работу в современном мире найти было трудно. В итоге он стал сначала официантом, а затем и барменом в пиццерии. И вроде было все хорошо, и жизнь магглорожденного героя войны налаживалась, но... мир магии ведь не отпускает просто так. Из-за очередного законопроекта ему пришлось вернуться в мир, подаривший ему одновременно и сказку, и кошмары по ночам. И, может, так и пропал бы Деннис Криви, если бы не одна встреча в Хогсмите.
  
  Ретроспектива.
  
  - Согласно завещанию мистера Дамблдора, бар "Кабанья голова" переходит к вам, мистер Поттер, - монотонно бубнил клерк из Министерства, - Вы должны поставить подпись здесь, здесь и здесь...
  
  Гарри размашисто поставил подпись в указанных местах. Хорошо ещё Кровавое перо отменили благодаря Сьюзи...
  
  "Министру Боунс! Она теперь Министр, а не твоя бывшая девушка!" - мысленно поправил себя Поттер.
  
  - На этом все, мистер Поттер! - откланялся чиновник. - Всего вам доброго...
  
  - И вам того же, мистер Хопс! - проводил до камина и с усталым вздохом присел на стул.
  
  Не хватало проблем, а тут ещё и старик отчудил! Ну зачем ему это вшивое заведение?! Нет, конечно, Гарри был польщен столь высоким доверием со стороны Аберфорта, но у него были и другие дела! Например, Поттер перестал прогрессировать в Чарах.
  
  Флитвик, вышедший на пенсию и ставший его Наставником, предупреждал об этом, намекая, что парню нужно отдохнуть, мол, без этого дальнейшее развитие невозможно, но ведь он чертов гриффиндорец! Нужно же вымотаться полностью! Получить истощение! И пожалуйста: месяц, а то и больше нельзя колдовать! К сожалению, одним из условий практически любого Мастера Артефакторики было наличие хоть какой-то степени в Чарах. Без этого ни один Мастер не взял бы в обучение Поттера...
  
  Размышления Гарри были прерваны тихим перезвоном колокольчиков: кто-то вошел в кабак, невзирая на вывеску "Закрыто".
  
  - Привет, Гарри... - робко улыбнулся худощавый мужчина с мышиными волосами. С трудом Поттер узнал Денниса Криви, младшего брата Колина.
  
  - Деннис?! Ты?! Ты где пропадал, пикси тебя задери! - вскочил Гарри и крепко обнял Криви.
  
  - А я думал, что ты не будешь рад, - голос Денниса дрогнул, а Гарри почувствовал, что Криви плачет, - думал, что больше никому не нужен...
  
  - Идиот! - Поттер дал знатный подзатыльник. - Как есть дурак! Садись давай, блудный друг...
  
  История Денниса длилась два часа и две бутылки огневиски. Под конец их пьяного бреда и зародилась гениальная идея сделать из "Кабаньей головы" презентабельное заведение. Дуэт получился удачным: опытный, порядочный Криви и богатый Поттер, не лезший под руку другу. А главное: они доверяли друг другу. И когда-то мрачный, грязный кабак превратился в солидный ресторан, куда с удовольствием ходили даже чистокровные снобы. Уже через год вложенные в эту авантюру двадцать тысяч галлеонов окупились, безмерно обрадовав Андромеду, управлявшую объединёнными финансами Поттеров и Блеков.
  
  Конец Ретроспективы.
  
  - Гарри? - позвал вышедший следом Криви. - Ты подумал о расширении штата?
  
  - Дени, давай как-нибудь потом, хорошо? Сам знаешь, какое событие на носу. О! Обсуди это с тетушкой Анди или сам решай в конце-то концов! - Криви Поттер доверял как себе и был уверен, что тот не обманет.
  
  - Как скажешь, Гарри. А сегодняшнюю выручку сам заберёшь или с Симусом переправить?
  
  Симус Финниган, уволенный из Аврората за избиение коррумпированного начальника, нынче был главой службы безопасности и одновременно инкассатором у Поттера.
  
  - Сам, - вздохнул Гарри и протянул руку к объемному мешку, позвякивающему монетами. - Portus! Вот и все, Дени. Увидимся ещё!
  
  - Порви их завтра, Гарри!
  
  - Меня бы не порвали! - буркнул Поттер и аппарировал. К сожалению, в дом Мастера камином не пройдёшь, и нужно топать сквозь болото. А ведь он предлагал Флитвику пожить в доме Блеков!
  
  Три месяца спустя.
  
  На берегу озера, скрытого от магглов, стоял одинокий дом. Сейчас была зима и снег покрывал все, отбликами солнца вынуждая Поттера щуриться. Наверное, поэтому он и не заметил, как появился искомый им волшебник.
  
  Огромного роста мужчина с длинной бородой и кустистыми бровями хмуро смотрел на трясущегося от холода Гарри. Истинный викинг. Одетый в красную то ли мантию, то ли шубу, Мастер Мадс держал в одной руке длинный меч, клинок которого слабо светился красным цветом, а в другой руке была огромная секира, на древке которого то и дело вспыхивали зеленым и фиолетовым замысловатые руны.
  
  - Так это ты... Поттер?! - воин смачно харкнул на белый снег перед ногами Гарри.
  
  - Д-да, с-сэр, - ответил он, стуча зубами. Стоило ли получать степень Подмастерья, чтобы вот так вот стоять и мерзнуть под уничижающим взглядом викинга.
  
  - Артефактором хочешь стать, да? - и снова викинг сплюнул, а Гарри с отвращением посмотрел на зеленый шмат мокроты, приземлившийся в двух сантиметрах от его черных сапог.
  
  - Да, сэр! - вздохнул Поттер.
  
  - Учеником моим хочешь стать, да?
  
  - Да, сэр!
  
  - И ты готов полностью вверить свою никчемную жизнь мне?! - проревел внезапно скандинав.
  
  - Да! - заорал в ответ англичанин.
  
  - Ну, тогда первый урок, - оскалился Мастер Мадс, - никогда не повышай голос на учителя! - с этими словами викинг быстро и сильно ударил Поттера в лицо, отчего он улетел на пару метров.
  
  Гарри со стоном приподнялся. Мастер был безумен, как и рассказывал Крам. Может, стоило повернуть назад и идти в обучение к французам или германцам? Но тут взыграло знаменитое поттеровское упрямство. Гарри, стиснув зубы и морщась от боли в голове, поднялся на ноги. Чтобы тут же упасть на колени: голова кружилась страшно.
  
  - Ты, червяк, все еще хочешь учиться у меня? - насмешливо спросил Мастер, и так его ухмылка взбесила Поттера, что магия почти вырвалась из-под контроля и взметнула снег вокруг него. Отчего Мадс ухмыльнулся еще гадостнее. - Так ты еще и слабосилок?! Никакого контроля над даром... Тьфу! Мерзкие и склизкие англичашки!
  
  - Да пошел ты! - рявкнул в ответ Поттер и схватил в одну руку палочку, а в другую извилистый кинжал, полностью состоящий из матово-черного стекла. Кольцо на указательном пальце левой руки засветилось синим, а перстень на правой - золотым.
  
  - Вот те раз, - деланно удивился северянин, - неужто у тебя член есть?!
  
  - Expelliarmus - Incarcero - Tarantellegra - Silencio - Serpensortia! - Гарри быстро выпустил серию заклинаний, пробуя на зуб противника. Тот только хмыкнул и, приподняв свой меч, снова опустил на землю. Волна красного цвета уничтожила на подлете все заклинания цепочки. Гарри не растерялся и выпустил вторую серию, более опасную. - Reducto - Baubillius - Stupefy - Confundus - Reducto - Bombarda - Glacius - Seco!
  
  - Щит Тюра! - шепнул воин скорее для Гарри, чем для себя, и выставил секиру, как только первое заклинание из второй цепочки полетело к нему. По древку топора заструились руны, и перед Мадсом появился щит, состоящий из рун. Одно за другим он поглощал заклинания, но они не исчезали, а висели, будто мухи в паутине. Гарри с открытым ртом смотрел на это. Вот она, сила Футарка... Не успел Поттер повосхищаться искусностью рун, как все выпущенные им заклинания полетели в него, да еще и став сильнее, о чем свидетельствовали более насыщенные лучи заклинаний.
  
  "Protego Totalum!" - от волнения и страха Гарри перешел на невербальные, но не успела серебристая пленка накрыть область перед ним, как Мастер, оказавшийся в двух шагах от него, чего Гарри совсем не ожидал, ведь вся область здесь была покрыта антиаппарационным щитом, метнул в него свой меч. И быть бы ему насаженным на клинок, аки мясо на шампур, но черная волна, вырвавшаяся из кинжала Блеков, отклонила направление смертоносного оружия. Но он совершенно забыл о летящих в него проклятиях...
  
  Пробуждение было приятным. Будто и не сражался только что в дуэли со сбрендившим викингом...
  
  - За сбрендившего еще ответишь, сопляк! - хмыкнул Мадс.
  
  - Проклятье! - Гарри вскочил на ноги и дико заозирался. Он был в светлой комнате. Видимо, в жилище северянина. Было тепло, а за окном бушевал буран. На потолке мерно парили три светящихся шара.
  
  - Вот что я скажу тебе, парень: как боец ты слаб, как маг тоже - никакого контроля над даром, но твои колечки хороши! Все отбили, только Конфундус пропустили, значит, в Ментальной магии ты слабак! А еще этот ножик... Он просто шедевр!
  
  - Кинжал я не делал! Он принадлежит Блекам! Я сделал только кольца! - перебил Мастера Гарри, не желающий получать чужие лавры.
  
  - Да я вижу, что не ты делал! - ухмыльнулся Мадс. - Проверял тебя на честность...
  
  - Спасибо, конечно, Мастер Мадс, - уважительно склонил голову Поттер, - но я пойду. Не хочу терять время...
  
  - Да обожди ты, молодой! Успеешь еще... Брать тебя в ученики или не брать... А, Один с тобой! То, что ты не тряпка, доказал уже! Да и нравишься ты мне! Так и быть, стану твоим Наставником! - хлопнул по столу своей огромной ручищей воин и взмахом призвал пергамент и узкий стилет.
  
  - Но... но... Подождите! Вы же не хотели! Может, не надо?! - пошел на попятную Гарри, ужасаясь от мысли, что следующие несколько лет он будет жить с... ЭТИМ!
  
  - Надо, молодой, надо! Вот контракт. Ознакомься, пиши имя свое и отца и окропи кровью...
  "Я, Мастер Артефакторики, Мастер Боевой магии, Подмастерье Чар, Мадс Олафсон, сын Фредерика Олафсона, беру в Ученики..." - Гарри вытянул руку и призвал свою палочку из остролиста с пером феникса, благо, привязка кровью и не такое позволяла делать. Взяв палочку на манер пера, Поттер написал свое имя и отцовское на манер написанного Мадсом. - "Подмастерье Чар, Гарри Поттера, сына Джеймса Поттера..."
  
  - Оплата золотыми! - веско произнес Мастер, подняв вверх указательный палец. - В месяц пятьсот галлеонов! Осилишь?
  
  - Осилю! - гулко сглотнул Гарри и, взяв в правую руку стилет, сделал на левой надрез. Капли крови впитывались в пергамент, сжигая все мосты...
  
  - Добро пожаловать в Ад! - мерзко улыбнулся воин.
  
  - Че-е-ерт, - выдохнул Гарри, осознав, НА ЧТО только что собственноручно подписался.
  
  - А-ха-ха-ха-ха-ха...
  
  Двадцать лет спустя.
  
  - В связи с колонизацией Марса внимание маггловских властей направлено...
  
  Мужчина тоскливо вздохнул: вновь Совет Мастеров мусолит одно и тоже. Лучше бы он занялся тем многообещающим проектом японцев...
  
  - Мастер Поттер, вам тоже все это... поднадоело? - спросил огромного роста и соответствующей комплекции мужчина.
  
  - Видимо, как и вам, Мастер Сибиряков, - ухмыльнулся Гарри старому знакомому, - здравствуй, Алекс!
  
  Мужчины пожали друг другу руки и, не сговариваясь, вышли из огромного помещения. Найдя свободную беседку, они так же молча поставили Пологи тишины.
  
  - Как поживает твой свояк? - спросил Гарри, доставая из безразмерного кошелька темную бутылку и два бокала.
  
  - Да что с этим Орлиным клювом случится?! Нормально он поживает! Виктор тебе привет передавал... О! Огневиски из запасников Мастера Лонгботтома?! - восхищенно спросил русский, вдыхая аромат самого дорогого виски в мире.
  
  - Технически да, а фактически...
  
  - Его жены! - рассмеялись мужчины, вспоминая ту акулу бизнеса, в которую превратилась некогда стеснительная Ханна Аббот.
  
  Глотнули. Посмаковали.
  
  - Кстати, слышал, что ты улучшил Исчезательные шкафы? В СРВ* не подкинешь десяток? - поинтересовался Алексей.
  
  - Нет проблем, мой друг! Сначала оплатите, два годика подождите...
  
  - Два года?! Почему так долго?! - возмутился русский.
  
  - Одна пара Исчезательных шкафов занимает сорок дней, а китайцы уже заплатили за двенадцать пар...
  
  - Тьфу ты! И здесь они! - сплюнул на деревянный пол маг.
  
  - Все ещё не можете вытурить их с Вла-ди-востока? - спросил Гарри, с трудом выговорив труднопроизносимое название русского города.
  
  - Эх, впустили их на свою голову, а теперь... Плодятся, как кролики... Э, ладно! Черт с ними! У меня к тебе индивидуальный заказ: броню хочу!
  
  - А с прошлой что стало?! - возмутился Поттер, два месяца корпевший над прежней броней.
  
  - Ну, я это самое... хех...
  
  - Понятно, - вздохнул Гарри, - ты все же сунулся в логово Карельского дракона?
  
  - Да! - ухмыльнулся Алексей. - И вот тебе презент!
  
  Гарри поперхнулся, увидев алмазные когти. Двадцать сантиметров в длину, они мягко пульсировали белоснежным светом. Карельский дракон был настолько редким, что обнаруживший его обязан был сообщить об этом МКВ. Но русским всегда было начхать на МКВ! И это было хорошо для Гарри...
  
  - Сколько ещё у тебя есть?! - жадно спросил англичанин, представляя, как создаст ледяные артефакты.
  
  - Да это последние! Тебе в дар. Сам понимаешь, почти все пошло в казну Рода...
  
  - Да-да! Спасибо тебе, Алекс! - благодарно улыбнулся Гарри. - Так и быть, отложу все дела и сбацаю, как ты говоришь, доспехи!
  
  - А, пустяки! Ты в Данию в ближайшее время не собираешься? А то Виктор со своим клубом на финал ЛЕКа** собирается и хотел бы с тобой увидеться.
  
  - В следующем месяце буду там. Могилу старика надо навестить... Как твои успехи в освоении шумерских заклинаний?
  
  - Не, дружище, не потяну я их наработки! Там совершенно другая система! Мы, как ни крути, наследники римлян, - опечалился русский, - и путь в другую область нам заказан.
  
  - И чем теперь занимаешься? - поинтересовался Гарри, смакуя виски Лонгботтомов.
  
  - Я нынче на отдыхе, путешествую, выполняю заказы и приказы для СП***, а ты чем намерен заняться? За шкафы, слышал, сотни тысяч золотых получил...
  
  * Табель о рангах в мире магии:
  1. Ученик. Срок обучения от нескольких месяцев до двух лет. В среднем, конечно же. Все зависит от таланта, предрасположенности, силы мага.
  К примеру, Спраут готовила Невилла по программе Ученика, когда он вызывался ей помогать в грядках. И к выпуску он уже считался Учеником, о чем сам не знал.
  
  2. Подмастерье. Срок обучения в среднем от двух лет до пяти. Обучение завершается. Официальное обучение Невилла у Мастера Спраут началось в возрасте девятнадцати лет. Таким образом, даже имея ярко выраженный талант, Невилл получил степень Подмастерья на двадцать первый год жизни.
  
  3. Мастер. Маг, создавший от одного до трех заклинаний в своей сфере, автоматически получает степень Мастера.
  В двадцать два года Невилл Лонгботтом усовершенствовал Мимбулус Мимблетонию: само растение стало сторожем, а испускаемый им гной обладал, как ни странно, целительным свойством. Помимо этого, Подмастерье Лонгботтом обнаружил, что спокойная музыка обеспечивает ускоренный рост и гармоничное развитие у мандрагор, а песня феникса, которую регулярно слушали созревающие мандрагоры, многократно усиливает целительные свойства эликсира из мандрагор. Благодаря этому Подмастерье Лонгботтом стал самым молодым Мастером Гербологии в истории магической науки.
  
  4. Грандмастер. Маг, создающий новое направление в своей ветви магии или вернувший утраченное.
  Так, например, Альбус Дамблдор, Грандмастер Трансфигурации, заново открыл методы забытой еще в эпоху Пунических войн Вечной Материализации, за что и получил степень Грандмастера.
  
  **СРВ или Союз Русских Волхвов.
  
  *** ЛЕК или Лига Евразийского Квиддича.
  
  ****СП или Секретный Приказ
   Комментарий к Холодные ветра мастерства
   Мастер Артефакторики Мадс Олафсон http://joyreactor.cc/post/2576824
  
  ========== Мелькающие страницы жизни ==========
  
  Кто-то скажет, что политика Альбуса касательно второго шанса для каждого оступившегося была эффективной. Может быть... Гарри знал, что второй шанс для Драко был полезен и ему, и обществу. Целитель из Малфоя вышел отменный! Для Тео второй шанс тоже пошёл во благо. Нотт - пятикратный чемпион Дуэльного турнира Европы и двукратный победитель кубка Олимпийских дуэлей. А вот остальные...
  
  Маркус Флинт, Грегори Гойл, Монтэгю, Причард надели форму ПСов и нанесли удар в сердце Поттера. Пятизвёздочный отель "У Колина" был уничтожен Адским пламенем...
  Семьдесят шесть волшебников и волшебниц.
  Деннис Криви, Элизабет Криви и их сыновья: Колин и Гарри...
  Марк Дурсль...
  Невилл Лонгботтом...
  Тедди... Мари-Виктуар Уизли...
  Флер... Делакур...
  
  - Мастер, все готово! - дрожащий от ярости голос Римуса Блека оторвал Гарри от тяжких дум. - Антиаппарационный, антипортальный щиты готовы к активации.
  
  - Хорошо, Римус, - вздохнул Гарри и взял в руку секиру своего покойного Мастера, готовясь "прыгнуть" внутрь.
  
  Именно так во время "экзамена"* Мадс так быстро перенесся к нему, другими словами, секира была телепортом. - На счёт три, внук, активируешь щиты и пробиваешь защиту. Как учили...
  
  - Три! - выкрикнул Блек и вонзил палочку в землю, тотчас оттуда хлынула голубая волна, активируя щиты. Юноша быстро схватил кинжал из белоснежной кости, подарок на совершеннолетие от дедушки Гарри, и активировал руны. - Ярость Тора!
  
  Как только синяя молния устремилась в сторону особняка, Гарри сжал древко секиры, влил море энергии и с четким намерением оказаться внутри шагнул...
  Вышагнул Поттер уже в гостиной особняка.
  
  - Accio, каминный порох! - старшая палочка отозвалась привычным ощущением мощи, и в следующую секунду перед Поттером оказалась горка порошка. - Insendio!
  
  - Бежим к камину, отец! - послышался чей-то крик. - Они наложили Антиаппарационные щиты! Сюда, отец...
  
  Гарри холодно смотрел на вбежавшего парня. Где-то двадцати лет от роду, то же гориллоподобное тело, как и у Флинта. Сын Маркуса смотрел на Поттера, как мышь на удава. Не в силах произнести и звука, он просто стоял, выпучив глаза и открыв рот...
  
  - Silencio - Petrificus Totalus - Crucio! - взмах последнего движения заклинания - это начало первого движения следующего. Так учил Флитвик. Безразлично смотреть на дёргающегося от боли и связанного не в силах кричать сына врага. Безразличие...
  
  - Эдмунд! Где ты, сын?! - голос Маркуса приближался, и наконец он ворвался в комнату.
  
  "Прыжок" и взмах секирой, чтобы отрубить врагу руку с палочкой. Пинок в грудь сапогом - артефактом. Наложить Силенцио и Круциатус. Слабое ощущение мрачной радости пробилось через ледяную стену безразличия в душе Гарри.
  
  - Чем ты думал, а? - спросил Гарри у Флинта, баюкающего обрубок и с ненавистью глядящего на него. - Legillemens!
  
  Мастер Мадс вбил в подкорку навыки Легилеменции и Оклюменции. Бывало, что среди ночи он вторгался в спящее сознание Гарри. И все же он учил гораздо лучше Снейпа, давая вначале обширную теорию.
  Воспоминание за воспоминанием, событие за событием. Гарри видел и слышал все то, о чем думал Флинт в последние дни.
  
  - Вот, значит, как, - задумчиво прошептал Поттер, - сначала ваша шайка "революционеров" пошла к Нотту. Тео отказал вам, и вы убили его. Силёнок одолеть его у вас не хватило бы, и вы использовали мои артефакты, которые я сделал для Аврората. Вот, значит, как... Лицемерные ублюдки! Если вы так радели о величии Альбиона, то не стали бы убивать сильнейшего Боевого мага страны! И вы не думали, что там будут Лонгботтомы. Вашей целью был Эндрю Грейнджер. Чем вам Министр так не угодил, а? Своим законопроектом о колонизации Марса? Сраные ретрограды! Вот что сейчас будет, Флинт. Сначала я убью твоего сына. А потом тебя.
  
  - М-м-м! - отчаянно замычал Маркус, с бессильной злостью и мольбой кивая Поттеру.
  
  - Не в этот раз, Флинт. Око за око. Avada Kedavra! - зеленый луч сорвался со Старшей палочки, и сына Флинта не стало. Маркус завыл. - Вот... а теперь возведи то, что ты чувствуешь, в бесконечность, и ты поймешь, что чувствую я. Прощай, Флинт. Avada Kedavra!
  
  Гарри вышел из особняка и "прыгнул" к внуку. Тот все ещё держал щиты и контролировал пространство вокруг.
  
  - Хватит, Римус... Все кончено, - устало вздохнул Гарри. - Сожги все здесь...
  
  Хлопок аппарации заставил обоих волшебников изготовиться к бою.
  
  - Крестный, это я! - пророкотал огромный Фрэнк.
  
  - И я, дедушка! - голос Арчи, сына Фрэнка, дал петуха от волнения: не каждый день на тебя с яростью смотрит сильнейший волшебник Британии.
  
  - Ну? - спросил Гарри у покрытого сажей крестника.
  
  - Род Монтэгю прекратил своё существование, спасибо твоим големам. Малфои и Забини сожгли Гойлов и их поместье в Адском пламени. Причарды перерезаны табором Уизли! - отчитался Лонгботтом.
  
  - Да уж... тридцать шесть рыжих мстителей с палочками - это не шутки... Потери?
  
  - Только у Уизли. Рональд был убит шальной Авадой...
  
  Гарри опустил голову. Да, бывший лучший друг так и не помирился с ним. Но Поттер помнил, что тот рисковал своей жизнью, идя с ним в Запретный лес к Арагогу, опускаясь на дно озера в лесу Дин и спасая от крестража. Эх, рыжий-рыжий...
  
  - Римус, - Гарри дал отмашку внуку, - увидимся на похоронах, крестник. Ах да, передай Малфою и Забини, что в Аврорате есть ещё один... революционер! Мне нужно побыть одному...
  
  - Fiendfire! - Блек и Лонгботтом в два голоса выпустили Адское пламя, а Гарри аппарировал. Домой...
  
  Пятьдесят лет спустя.
  
  Все время клонило в сон. Наверное, это из-за старости, сто двадцать четыре года, как-никак! А может, из-за того, что он единственный, кто остался в живых. Все знакомые Гарри давно спят вечным сном. Поколение сменяется поколением. Понимания между Поттером и молодежью нет. Типичная проблема отцов и детей, как сказала перед смертью Гермиона. Он мечтает вернуться в те дни, когда друзья и близкие были рядом, когда люди обращались к нему по имени и дружески хлопали по плечу, а не дрожали от страха, не взирали алчно, не лебезили перед ним. Он же в конце-то концов не Темный лорд! Да и названные пра- и праправнуки мечтают о далеких путешествиях в космос, о новых гоночных мётлах и о переговорных артефактах, не желая ни учиться, ни работать.
  Маги начали вырождаться, а магглы уже летают в соседние галактики, и нет ему места здесь, в этой эпохе. Он остался совсем один...
  
  Седой старик с кряхтением поднялся и подошёл к зеркалу. Усовершенствованный думосбор. Работает как Зеркало Еиналеж, показывая не сокровенные желания, а глубокие воспоминания. Вот и сейчас Поттер собрался посмотреть на свое первое воспоминание о Ней...
  Только собрался он погрузиться в прошлое, как с хлопком появился домовик.
  
  - Хозяин! У ворот поместья ждут Невыразимцы! - пролепетал Добби, с обожанием смотря на мага.
  
  - Хорошо, Добби. Скажи Кричеру, чтобы готовил чай.
  
  - Как прикажете, Хозяин!
  
  Двадцать лет назад в благодарность за обновление чар подпространства для железных путей Хогвартса Гарри подарили двух новорождённых домовых эльфов, ставших такой редкостью из-за потери Мест силы и сокращения численности магов. Тогда ему показалось, что дать им имена двух домовиков, сыгравших в его жизни большую роль, будет правильным. Но ни бесшабашность Добби, ни вредная преданность Кричера не передалась им... Гарри безумно скучал по двум маленьким друзьям. Говорят, к старости человек становится сверхсентиментальным. Это так...
  
  - Мастер Поттер! - уважительно склонил голову стоящий впереди Невыразимец. Остальная троица так же с почтением поклонилась ему.
  
  - Ксено, ну, право слово, не стоит, внучок, - улыбнулся Поттер сыну Полумны и Ральфа Саламандер.
  
  - Деда, я при исполнении! - шепнул Ксенофилиус. Прочие работники Отдела Тайн хранили гробовое молчание.
  
  - Я тебе пеленки менял, когда твои родители искали очередную "сенсацию", а ты "при исполнении"! - сварливо отозвался Гарри и со старческим кряхтением встал с кресла. - Что же понадобилось Отделу Тайн от скромного меня на этот раз?
  
  - Мастер Поттер! Дело государственной важности! Более того, от этого зависит будущее всех магов! Мы просим Вас, Мастер, усовершенствовать Маховик времени...
  
  Спустя три часа старый маг начал работу. Его лаборатория была предметом зависти многих Мастеров, готовых отдать свою руку, чтобы хотя бы одним глазком увидеть работу Мастера. Гарри не спеша обновлял рунные круги, медленно переходя из одной части лаборатории в другую.
  Хорошо хоть собеседник у него понимающий...
  
  - Вот такие вот пироги, Альбус! - закончил свой рассказ о посещении Невыразимцев, сортируя при этом ингредиенты.
  
  - То есть сознание мага будет перенесено, а не тело, так? - заинтересованно подался вперёд на нарисованном кресле нарисованный Дамблдор.
  
  - Точно! - перебирать Персидские песчинки было очень тяжело и очень нудно, это для детей кажется, что работа артефактора такая захватывающая, сопровождаемая различными спецэффектами. Нет, спецэффекты есть, только они в самом конце, а до этого - долгие и нудные расчеты. - И срок должен быть больше трёх часов. В идеале месяц, а на практике, скорее всего, будет неделя...
  
  - Если ты сделаешь это, мой мальчик...
  
  - Ты опять за своё?! Ты совсем ополоумел, Альбус! - возмутился Поттер. - Вот какой я тебе мальчик? Мне сто двадцать четыре года! Сколько тебе было лет, когда ты умер, а?
  
  - А не помню! Склероз, знаешь ли, - хитро прищурился портрет.
  
  - Хитрова-а-ан, - протянул с улыбкой Гарри, - Финеас где?
  
  - В доме Блеков, учит уму-разуму новое поколение...
  
  - Тьфу ты! Бездари и лодыри! Вырожденцы! Надо было самому их воспитанием заняться! - правнуки разочаровали Гарри. С младенчества купавшиеся в роскоши, привыкшие к тому, что им все подносят на блюдечке, они были наглядным пособием победы праздности и лени.
  
  - Ты слишком суров с юными... - начал свою шарманку Дамблдор.
  
  - Ой, да помолчи ты! Слишком я суров, тоже мне! Вот закончу Маховик и вобью им трудолюбие по лучшим заветам воинственной Хельги, вот тогда можешь назвать меня суровым! Кстати, а ты-то знал, что она была дочерью ярла?
  
  - Знал, не знал, какая теперь разница? Главное, что факультет Хельги выпускает достойных молодых людей! Если ты ищешь таблицу совместимости Лорелика, то она на третьей полке второго стеллажа, - подсказал Альбус, прочно обосновавшийся в лаборатории Поттера.
  
  - Ага! Нашёл! Спасибо! Ну, Хаффлпаф всегда был лучшим, как и Ревенкло. А вот Гриффиндор и Слизерин... Скажи, а зачем ты, зная о вражде львят и змеек, ставил нам совместные уроки? - Гарри выпустил свою сырую магию, щедро питая корень Вечного дуба, необходимого ингредиента Маховика.
  
  - Как бы наивно ни звучали мои слова, но я надеялся, что два факультета подружатся, вместе постигая таинства магии...
  
  - А получилось как всегда! Через жопу! - растолочь корень золотым серпом, царем металлов. Поместить получившуюся кашицу в покрытый рунами кувшин и оставить под специальным окошком, чтобы он впитал в себя лунный свет.
  
  - Теперь, когда ты тоже стар, я надеюсь на твое понимание. Для мага тяжело идти в ногу со временем, согласись?
  
  - Согласен... - для Гарри действительно тяжело было вникать в новые веяния, - но это не отменяет того, что ты, любезный, плохо учил мое поколение!
  
  - И я в очередной раз прошу прощения, - виновато развел руками портрет, - но я видел становление двух Темных лордов, так что...
  
  - Ой! Какая бяка! Ужасная Темная магия! А знаешь ли ты, Альбус, что для уничтожения дементоров мне пришлось работать с демонологами и магами крови, а? А цепи для их удержания, думаешь, были выкованы в обычной кузнице?! Девять колдунов были принесены в жертву, чтобы напитать каждое звено двухметровой цепи энергией крови и смерти! - заорал взбешенный Поттер. Тема Темной магии была для него весьма болезненна с тех пор как...
  
  - Ты все еще не простил себя за смерть Римуса...
  
  Поттер судорожно вздохнул. Да, он не простил и не простит. Его ученик. Внук. Сын Тедди. Он пытался объять необъятное. Сил ему не хватило, и тогда он прибегнул к запретным ритуалам. Связался в Японии с демонологом-недоучкой. Вырвавшийся демон, помимо того, что убил обоих, уничтожил весь магический квартал Окинавы. Его, конечно же, изгнали, но это не вернет душу Римуса...
  
  - Ты не виноват, Гарри, - мягко заметил Альбус, - он ушел из-под твоего крыла, будучи уже Подмастерье...
  
  - Всегда завидовал твоему умению находить нужные слова, Альбус, - хмыкнул Гарри, - язык у тебя, скажем так, волшебный!
  
  - А у тебя руки! Давай, Гарри, я всегда верил в тебя! Ты сможешь! Сделай этот Маховик и получишь титул Грандмастера! - начал стимулировать бывшего ученика портрет директора.
  
  - Да не нужна мне эта бриллиантовая цепь! - отмахнулся Гарри, открывая предоставленный Отделом Тайн Маховик времени. - Помолчи, старик! Не отвлекай больше...
  
  Дамблдор на это только хмыкнул, выразительно посмотрев на седую бороду и длинные серебристые волосы Поттера. Гарри, высунув язык, с усердием начал вырезать Футарк. Всегда нужно начинать с руны Феху, затем...
  
  На рассвете Альбус разбудил задремавшего Гарри. Финеас тоже был здесь, в своей ироничной манере пожелав Поттеру удачи.
  
  - Ну, с Творцом! - зевнул Гарри и смешал пески времени из Маховика и кувшина, которые впитали в себя лунный цвет. Как же спать-то охота, а! Эх, старость - не радость... Теперь высыпать их в часы и...
  
  - Стой! - заорали в унисон Финеас и Альбус, но было поздно...
  
  Верхние черточки руны Хаглаз, символизирующей в данном контексте выход энергии, стерлись, тем самым превратившись в руну Уруз, руну мощи. Ярчайшая вспышка ослепила Гарри, и его затянуло в песчаный смерч...
  
  Его будто гнали по Большому адронному коллайдеру: он несся с такой скоростью, что ничего не разглядеть, лишь смутные очертания людей и зданий. Вспышка - остановка. Гарри смотрит, как Воландеморт кидает в него Аваду. Снова мелькают люди, здания, дома... Вспышка - остановка. Квирелл падает, обугленный, а дух Реддла проходит сквозь него. И снова все проносится с бешеной скоростью, пока...
  
  - Avada Kedavra! - холодный голос, зеленый луч... Все повторяется! Как только Гарри коснулся луч Смертельного заклинания, вокруг его тела вспыхнула золотистая пленка, и Авада полетела обратно. Дикий вой Реддла и неимоверная боль Гарри. Все смешалось. Гарри почувствовал, как нечто темное впиталось в него. В его лоб.
  
  "Что?! Как?! Я не наблюдатель?! Я участник! Нонсенс! Нет, этого просто не может быть!" - мысли путались, сбивая друг друга. Был лишь единственный способ проверить фантастическую догадку. Младенец окинул себя Аурным зрением и ужаснулся. - "Творец! Я - участник! Я в прошлом! Черт, нейронные связи формируются слишком быстро! Мозг не выдержит, и я умру! Мое сознание слишком тяжелое для тела младенца! Блокировка! Закрыть участки памяти! Быстрей же".
  
  Спустя три минуты малыш Гарри плакал в своей кроватке, держась за деревянные прутья и зовя на своем детском языке свою лежащую и неподвижную маму...
  
  *Смотрите предыдущую главу. Поединок между Олафсоном и Поттером.
  
  ========== Счастливое детство у Дурслей ==========
  
  1985 год.
  
  Мальчик с черными волосами торжествующе улыбнулся. Он кое-что вспомнил...
  
  1988 год.
  
  Дурсли на этот раз относились к племяннику гораздо теплее. Помнится, тетя Петуния, еще до переноса сознания, на похоронах дяди Вернона, жаловалась на то, что первые четыре года Гарри был сущим наказанием. Тарелки с кашей летали, телевизоры - и те летали, а как-то даже Дадли парил под потолком! Неудивительно, что его особо и не любили...
  "Не в этот раз!" - подумал мальчик, сидя на скамейке в парке и с удовольствием поедая мороженное. - "В этот раз я все сделаю по-другому! В этот раз я учту все свои ошибки, и мир познает..."
  
  - Гарри Поттер! Ты опять испачкался! - возмутилась тетя Петуния и начала вытирать его лицо, шею и футболку, куда попали кусочки шоколада.
  
  - Простите, тетушка! - умилительно улыбнулся мальчик тете, отчего она тоже заулыбалась. Секретный прием Тедди - это оружие массового поражения.
  
  - Смотри у меня! Думаешь, легко отстирывать пятна от шоколада? То-то же! Дадли! А ну немедленно слезь! - побежала тетя в сторону игрушечного домика, на чью крышу забрался кузен.
  
  - Бедная женщина, - вздохнул Гарри, глядя, как тетя пытается снять сына с псевдочерепичной крыши.
  
  Выбросы магии у Гарри не случались. Он старательно раскачивал свое магическое ядро, тем самым опустошая резерв и наращивая объем ядра. Ничего не летало, ничего не разбивалось и не горело, так что Дурсли нормально относились к племяннику. Одевали не в обноски от Дадли, конечно, размер-то у них почти одинаковый, кормили, поили...
  
  - Гарри! Пойдем побьем Пирса! Он же противный! - подбежал к нему Дадли и начал тянуть за руку.
  
  - Успокойся. Сядь. На, покушай! - пихнул в руку кузена свой рожок с оставшимся мороженым и принялся болтать ногами. Дадли, как ни странно, его слушался. Наверное, чувствовал, что Гарри тоже "взрослый". За это Петуния была ему безмерно благодарна: ребенок рос гиперактивным и постоянно во что-то встревал. Остановить его могли только еда и кузен. Понятно, что тетя предпочитала Гарри, а не еду. Финансовое положение Дурслей было в данный момент шатким. Рынок только-только отходил от Черного Понедельника*. Гарри слышал разговоры Вернона и Петунии. Да и будучи инвестором до переноса, Поттер неплохо разобрался в управлении и экономике.
  
  - Гарри, а Гарри? А хочешь, я сам Пирса побью? Он на тебя плохо смотрит! - как только мороженное закончилось, Дадли опять вскочил на ноги. Гарри на это только фыркнул. Иногда ему до ужаса хотелось взлохматить светлые волосы кузена и назвать того "внуком"... но нельзя, ибо Петуния может объявить его ненормальным.
  
  - Спокойно, Дадли! - невозмутимо ответил Гарри. - Потерпи до дома, а там мы поиграем во "Властелина колец".
  
  - Ура! А можно я буду Арагорном? Нет, лучше Гендальфом! Нет, лучше...
  
  1991 год.
  
  Гарри невозмутимо поправил очки и подошел к лежащему Пирсу Полкиссу, главарю местной шайки хулиганов. Дадли, особо не утруждаясь, одним ударом своего огромного для ребенка кулака повалил того на землю. Остальные мелкие бандиты разбежались, как только увидели жестокую расправу над своим лидером.
  
  - Ну и что ты теперь скажешь, Пирс? - когда-то он таким вот холодным тоном устраивал разбор полетов своим ученикам, отчего те бледнели и старались исчезнуть. Жаль, здесь у него такой репутации нет.
  
  - Да пошел ты! Ты... я все папе расскажу! - захныкал Полкисс.
  
  - Он папе расскажет! - доверительно сообщил Гарри кузену, отчего тот насмешливо заулыбался, он-то, Дадли Дурсль, вполне самостоятельный молодой человек! Так Гарри говорит! - Я просто поражен глубиной твоей угрозы, молодой человек!
  
  - Че? - разинул рот Пирс.
  
  - Дадли, пойдем. Он нас не понял, - хмыкнул Гарри и степенно направился к дому, - как твои занятия?
  
  Дадли по совету Гарри был отдан в секцию бокса. Естественно, он отказался вначале ходить без своего кузена, но узнав, что Поттер хочет на танцы... Соседи даже хотели вызвать скорую для неустанно хохочущих Вернона и Дадли, только Петуния восторженно смотрела на племянника. Тайной мечтой женщины была эстрадная карьера хоть кого-то из детей. О чем она с гордостью сообщила своим воинственным мужчинам и пригрозила не готовить ничего из мясных блюд в течение месяца, если они не прекратят смеяться над "милым, милым Гарри!"
  
  - Мистер Смит сказал, что включит меня в сборную графства и я поеду в Лондон! Представляешь, Гарри?! - Дадли так фонтанировал радостью и счастьем, что Поттер даже зажмурился от удовольствия.
  
  - Ты молодец! Уверен, Литтл-Уингинг, а вслед за ней и вся Англия будут гордиться тобой! - а мысленно добавил: "Лично за этим прослежу!"
  
  Кузен аж раздулся от гордости. Мнение Гарри было для него очень важно.
  
  - А как твои... э-э-э... танцульки? - спросил Дадли.
  
  - Молодой человек! Не танцульки, а бальные танцы! И они очень даже важны! - строго выговорил Поттер. Танцы были насущной необходимостью для укрепления тела и развития координации. Танцы были трамплином... Не зря же, восхищаясь искусными фехтовальщиками, говорят: "танцует с клинком", "танцует со смертью", "танец клинков". Гарри и сейчас бы пошёл на фехтование, но не хотел переучиваться: в городке был только один клуб, и он готовил будущих спортсменов. Для Поттера же меч и палочка были двумя половинками целого. Так уж обучил его Мадс...
  
  - Ну, извини, пожалуйста, - приобнял его кузен, - ты, как всегда, прав! Как думаешь, папа подарит мне на день рождения ту боксерскую грушу?
  
  "Та боксерская груша" достигала двух метров в длину и полметра в толщину. Впрочем, и Дадли нынешний был более развитым, чем Дадли "прежний". Как и сам Гарри...
  
  - Подарит, куда он денется, - хмыкнул Поттер. Уж в этом он был уверен. Вернон Дурсль достал всех соседей, сослуживцев и даже свою сестру Мардж, хвастаясь успехами сына на спортивном поприще. Казалось, что он даже заводит новые знакомства лишь с одной целью: похвастаться Дадли. И Гарри его понимал: в будущем он сам доводил до белого каления знакомых и друзей, хвастаясь успехами Тедди. Да, Вернон - хороший мужик. Это Гарри понимал четко.
  
  Стоило им войти, как до них донесся крик Петунии:
  
  - Мальчики! Умывайтесь и садитесь кушать!
  
  Гарри счастливо улыбнулся. Эта жизнь нравилась ему гораздо больше прежней... А завтра день рождения Дадли, и он вдоволь накушается мороженого.
  
  - Дадли, принеси почту! - сказал как-то за завтраком Вернон, читая газету.
  
  - Па, я бокс смотрю! - возмутился сын, внимательно наблюдая за своими кумирами.
  
  - Гарри, принеси почту!
  
  - Дядя, я бокс смотрю! - возмутился Гарри, с интересом следя, как два маггла "танцуют" на ринге.
  
  - Да что за дети пошли?! - отчаялся глава семейства и сам пошел за почтой.
  
  Гарри с интересом ждал, что будет. Он прекрасно помнил первое письмо из Хогвартса, помнил, когда оно пришло и при каких обстоятельствах. Этот Вернон относился к нему гораздо теплее, чем тот. Интересно, что победит в нем: стремление к нормальности или же...
  
  - Петуния! - донесся до него крик дяди. - Но он же абсолютно нормальный! Как же так-то, а?!
  
  Гарри улыбнулся и принялся поедать мороженое. Что ж, дядя по-своему любит его, а мальчишке, которым он, собственно был, большего и не надо...
  
  Вернон, Петуния, Дадли и Гарри сидели в гостиной. Для серьезного разговора.
  
  - Хм... хм... - не мог начать разговор Вернон. - Хм...
  
  - Давай я, Вернон, - вызвалась Пет и даже зажмурилась, - Гарри, деточка, понимаешь, твои родители не погибли в автокатастрофе по вине пьяного наркомана...
  
  Да, эта версия гибели его родителей отличалась от прежней: в той версии именно Поттеры были теми самыми пьяными наркоманами. Сидящий рядом Дадли сжал кулаки: он не любил наркоманов. Ведь по их вине погибли тетя Лили и дядя Джеймс.
  
  - Они были... - вздохнула женщина, - онибыливолшебникамиипогиблиотруктакихжекакиони! - выпалила тетя на одном дыхании.
  
  - А? - заморгал Гарри, не различив ни слова.
  
  - Да, что ты сказала? - повторил Вернон, который тоже ничего не понял.
  
  - Они. Были. Волшебниками! - медленно повторила Петуния. - И погибли. От рук. Других или другого волшебника. Вот... О, Господи! Что же я несу, глупая?! Гарри, деточка...
  
  Следующие полчаса Поттер был прижат к груди тети и слушал печальную историю о двух сестрах, одна из которых оказалась волшебницей, а другая - нет, о их отдалении друг от друга и охлаждении родственных чувств и многое другое...
  
  - А Вернон такой молодец! Мы только переехали сюда, взяли дом под кредит, денег ужасно не хватало, и тут ты на крыльце! А мой муж такой: "Кровь - не водица, Пет"! И ты с нами, а я так боялась, что ты все будешь взрывать и заставлять летать, а ты такой хороший и добрый! Вот, даже бальными танцами занимаешься...
  
  Гарри с благодарностью и уважением посмотрел на дядю. Тот залихватски поправил свои усы и принял горделивую осанку. И хоть Поттер ментально был намного старше дяди... в этот момент Гарри понял, что Вернон - его настоящий дядя, и вообще, он один из крутейших мужиков на свете!
  
  - К Лили тогда приходила профессор этой школы, к тебе тоже должны прийти, так что подождем, - вынесла вердикт успокоившаяся женщина.
  
  - Вот еще! - хором возмутились отец и сын. - Мы хотели поехать на хижину у моря, и мы поедем туда! Выезжаем сегодня же!
  
  - Да! - поддакнул Поттер, а потом добавил, - и много-много мороженого...
  
  Спустя три дня.
  
  - Вот! - Вернон гордо раскинул руки, пытаясь обхватить клочок каменистого пляжа. - Спартанские условия для будущего... будущих чемпионов! Дадли, можешь здесь... э-э-э... отжиматься, а ты, Гарри, - танцевать!
  
  - Очень смешно! - саркастично заметил Поттер, осторожно выходя из лодки. - Тетя, вы взяли фисташковое мороженое?
  
  - Да, не волнуйся! - отозвалась Петуния, доставая из сумки маринованное мясо. Дурсли, включая Гарри, хотя он телом и Поттер, но духом - истинный Дурсль, как сказал Вернон, собирались покушать шашлыки.
  
  - А сливочное с грецким орехом?
  
  - Да!
  
  - А сливочно-шоколадное?
  
  - Да!
  
  - А ванильное?
  
  - Я все взяла, Гарри! Прекрати уже! - не вытерпела Петуния. Была бы ее воля, и она никогда не купила бы племяннику такое количество мороженого, но День рождения - это святое.
  
  - Дядя, угли надо ставить так, - подбежал к Вернону Гарри и принялся показывать ему то, чему обучился в несостоявшемся будущем.
  
  - Мужик! - одобрительно хлопнул по плечу племянника Дурсль, а Гарри понял, что неважно, кто ты: русский, англичанин или болгарин, главное, что ты мужчина и всегда хочешь сочного мяса. Всегда!
  
  - Ну-с, спокойной ночи, детишки! - хлопая по пузу, Вернон приобнял хихикающую тетю и поднялся на второй этаж.
  
  - И вам того же! - хмыкнул Гарри и сел на пол. Дадли уже спал, уютно расположившись у камина. Гарри взлохматил ему волосы и сел в позу лотоса. Муж Падмы Патил, Раджит, Мастер Ментальной магии, как-то сказал ему, что тело, дух и разум есть три части целого. И если в одной части будет изъян, то пострадает все. Теория потом подтвердилась на практике. Все это время Гарри расширял духовные линии. Именно по ним и шла магия. Ядро - сердце, а магия - кровь. Ядро Поттера в данный момент напоминало ядро второкурсника. Чем больше объем ядра, тем большее количество сил он может вложить в заклинание. По расчетам Гарри, к седьмому курсу Хогвартса он сможет достичь того же уровня, которого достигал в тридцать лет. Память о прошлой жизни тоже не была полной. Общую картину он помнил, а детали и подробности - нет. То же касалось и эмоций с чувствами. Для того, чтобы открылись заблокированные участки, ему нужно нагружать мозг: читать, учить наизусть, анализировать, размышлять. Помогали также ассоциации. Так, например, он вчера увидел барбекю и вспомнил, как он гостил у Крама. Он и его друзья научили Гарри готовить шашлыки. Так, шажок за шажком, он возвращал себе знания.
  
  - Главное что? - спросил себя Поттер. - Главное - мое мороженое!
  
  Гарри сам был в шоке, когда узнал, что его слабость - мороженое. День не день, если он не кушал его. Зимой же приходилось как-то хитрить, иначе Петуния могла разозлиться. Он мог поглощать его целыми ведрами, и попа не слипалась, как ни странно.
  
  - Ну, я же Поттер! Странность - мое второе, нет, третье имя! - успокоил себя Гарри, облизывая ложку. - Да и побочный эффект приятный, ничего не скажешь. А может... Точно! Все же мое сознание слишком взрослое, может, поэтому я и кушаю столько? Допустим, мозгу нужна глюкоза, а ребенку, которым я и являюсь, хочется сладкого. И мозг, и ребенок пришли к соглашению и теперь я - мороженоман!
  
  Гарри с минуту обдумывал эту теорию, поглаживая подбородок. Была бы борода, гладил бы ее.
  
  - Тоже мне, Мастер называется! Высосал теорию из пальца, лишь бы успокоить... м-м-м... вот оно - счастье! Определенно, с грецким орехом лучше!
  
  Наверху вдруг заскрипело, а спустя минуты три-четыре, послышался слабый стон.
  
   - Так ее, Вернон! - похабно улыбнулся одиннадцатилетний мальчик. Увидев свое лицо в зеркале, он зажал рот, чтобы взрослые не услышали его хохот. - Маленький озабоченный мальчик! - сказал себе, посмеиваясь, Гарри.
  
  Перенос не только подарил ему любовь к мороженому, а еще и характер изменил. Чуть-чуть. Вместо стариковской сварливости появился сарказм. Язвительность, перенятая у Финеаса за сто с лишним лет общения, сменилась черным юмором, если можно так сказать. Вероятно, гормоны.
  
  - Эх, вот бы сейчас мне инструменты, - прошептал Поттер, раскинув руки и ноги, - я бы сам себе палочку сделал... Ах, да. Tempus! О! С днем рождения, Гарри! Сколько тебе исполнилось? - ехидно спросил себя.
  
  Внезапно в дверь грохнули с такой силой, что та аж заскрипела...
  
  - Явился, блин, не запылился! - недовольно заметил Поттер, поглаживая ворочающегося во сне Дадли. Сверху хлопнула дверь и послышался топот ног. В дверь еще раз бахнули...
  
  - Кто там?! Предупреждаю: я вооружен! - грозно сказал Вернон, наводя двустволку на дверь. Гарри заметил, что руки дяди дрожат. Поттер был уверен, что Дурсль не выстрелит.
  
  Дверь еще раз бахнула и, не вытерпев такого отношения, слетела с петель.
  
  - В-вы кто?! Что вам н-нужно?! - заорал Вернон.
  
  - Успокойся ты, Дурсль! - презрительно бросил полувеликан и, схватив дядино ружье, завязал в узел.
  
  - Сам ты успокойся, понял?! - заорал Гарри. - Ты, блин, кто такой, а?!
  
  - Гарри! Не выражайся! - ахнула Петуния, даже в этой ситуации умудряющаяся быть истинной леди.
  
  - Гарри?! Гарри Поттер?! - пророкотал бородатый. - Я же за тобой пришел, Гарри! Я ж тя таким вот махоньким в руках держал, а ты вона как вырос! - показал на свои огромные ладони вторженец.
  
  - Во-первых, кто вы?! Во-вторых, если бы я был такого размера, какой вы показываете, в младенчестве, то как минимум был бы полувеликаном! - холодно заметил Поттер, скрестив руки. - И будьте добры, приведите ружье МОЕГО дяди в порядок! Он, между прочим, большие деньги заплатил!
  
  - Чо эта ты, Гарри, злой такой? - укоризненно покачал косматой головой полувеликан. - Я Хагрид. Рубеус Хагрид!
  
  - Тоже мне, Джеймс Бонд! - заорал в свою очередь отошедший от шока Вернон. - Немедленно убирайся!
  
  - Н-на! - проснувшийся Дадли метнул в грудь Хагрида хлипкий стул. К сожалению, он даже не почесался.
  
  - Вы чо эта? - удивленно спросил Хагрид.
  
  - А ничо! Топай давай! Откуда пришел! - замахал руками Гарри.
  
  - Так я ж... я ж к тебе, Гарри... из Хогвартса, это самое! Хранитель я... ключей! Вот! И лесник, - добавил он.
  
  - Спокойствие всем! - хлопнул в ладоши Гарри, от души развлекшийся видом растерянного Хагрида. Дурсли прекратили орать и бросать в лесника все, что попадалось им в руки. - Разберемся! Хагрид! По порядку, четко и быстро: кто таков, кто послал, зачем пришел! Начал!
  
  Командный голос у Поттера был хорошо поставлен. А иначе и быть не могло, когда шесть лет прожил в одном доме с сумасшедшим викингом. Да и чувства к леснику никак нельзя было назвать теплыми...
  
  Ретроспектива.
  
  - Да я тебе говорю! Игра престолов - лучшее, что придумали магглы! - с жаром убеждал Малфой компанию. VIP-кабина была сегодня заполнена. У Забини был день рождения.
  
  - А кто-то что-то говорил о безмозглых животных, - иронично заметил Тео, вызвав смешки у остальных. Да уж, кто бы мог подумать, что Драко Малфой станет заядлым киноманом, каждый день наведываясь в маггловский мир. Верно, Люциус в гробу переворачивается.
  
  - Да иди ты! - махнул он на боевика. - Ты еще скажи...
  
  - Гарри! Беда! - ворвался в комнату Деннис. - Акромантулы в Хогсмите!
  
  Мужчины переглянулись и кивнули.
  
  - Нотт! Командуй! Деннис! Сними антиаппарационку! - рявкнул Поттер, который был на заслуженных каникулах.
  
  - Малфой! Забини! Организовать лекарскую помощь! Лонгботтом! Силки! Бут! Макмиллан! Всех сюда! Это наша база! Поттер! Со мной! - четкие команды чемпиона Европейского Дуэльного турнира все принялись исполнять с максимальными скоростью и тщательностью. Спорить дураков не было: кто, как не Мастер Боевой магии должен командовать в битве...
  
  Спустя сорок минут все было кончено. Акромантулы, после Последней битвы убежавшие в самые темные дебри Запретного леса, стали еще сильнее, злее и... умнее. А еще они стали больше, и их стало больше. Намного. Вероятно, эманации темной магии так повлияли на них.
  Гарри бережно посадил Тео на землю. Нотт показал истинную мощь Боевой магии. И пауки-мутанты, зная, что он - самый опасный для них враг, атаковали его. Нотт теперь был почти точной копией Грюма. Без глаза и без ноги...
  
  - Поттер, - прошептал Тео, - пить...
  
  - Сейчас, Тео, подожди... Aquamenti! Вот, держи, - Гарри бережно взял его за голову и начал поить. - Эй, Кормак! Целителей сюда! Живо!
  
  Гарри устало прислонился к стене какого-то дома. Он слишком сильно устал. Авроры пришли и тут же попали в паутины. Битва заняла сорок минут! Сорок долбанных минут ада! Почему же никто не подумал о том, что акромантулов нужно добить? Почему?! Побоялись сунуться в глубину леса? Кентавров испугались? Черт! Кентавры!
  
  - Эй, Перси! - позвал он рыжего.
  
  - А, привет Гарри! Ты как? Вы молодцы! Благодарность Минис...
  
  - Не сейчас! Что с кентаврами?
  
  - Большая часть табуна убита, оставшиеся скрылись в Хогвартсе...
  
  Внезапно послышался чей-то тихий вой. Из-за здания вышел, покачиваясь, Хагрид. Он плакал, как ребенок, размазывая слезы по грязному лицу. Увидев Гарри, он остановился...
  
  - Ууу... это... я... Гарри, это я... ууу... это из-за меня... - полувеликан упал он на колени, обхватив голову. Страшная догадка посетила Гарри. Перси судорожно вздохнул, с отвращением глядя на профессора УЗМС.
  
  - Нет... нет! Ты что?! Неужели ты так ничему и не научился?! - не в силах поверить, Гарри принялся лихорадочно потирать виски. Нет, он же профессор! Он же видел, чью сторону заняли акромантулы в Последней битве! Нет...
  
  - Тварь! Avada...
  
  - Нет! Перси, нет! - схватил руку Уизли Поттер, не дав ему закончить начатое. - Азкабан! Слышишь?! Он будет гнить в Азкабане! И каждый час, каждую минуту вспоминать лица тридцати шести погибших волшебников и волшебниц...
  
  - Простите... - разрыдался Хагрид.
  
  Конец ретроспективы.
  
  "Он просто глупый", - грустно подумал Гарри, после того как Хагрид закончил рассказ.
  
  - Нет! Он нормальный! И поступит в Оксфорд или Кембридж! Я не собираюсь платить старому ополоумевшему дураку, чтобы он учил моего племянника всяким фокусам... - начал брызгать слюной Вернон, не замечая, как раздуваются ноздри Хагрида.
  
  - Никогда. Не. Смей. Оскорблять при мне Альбуса Дамблдора! - взревел лесник и направил зонт на Дадли.
  
  - Не смей! - заорал Гарри и выпустил магию лишь с одним намерением: пусть Хагрид убирается! Полувеликана сковала незримая сила, а в следующую секунду его буквально вынесло из хижины.
  
  - Фух... знаешь, Гарри... думаю, тебе все же надо отучиться в этой школе, а то ещё прибьёшь кого-то так, а у меня может денег не хватит тебя откупить, - задумчиво сказал Вернон, - и давайте уже спать, все вместе! Сейчас, только дверь починю...
  
  На следующий день дружная семья вернулась в дом.
  
  - Дом! Милый дом! Никаких ненормальностей! Никаких великанов в кротовых шкурах! - вышел из машины Вернон и раскинул руки, пытаясь охватить в воображении свое жилище. - Лишь тишина и... А что эта кошка на меня так смотрит, а?
  
  Гарри гадко ухмыльнулся и, всучив свой рюкзак кузену, двинулся в сторону кошки, презрительно смотревшей на Вернона.
  
  - Уси-пуси-суси... Опа! - мальчик крепко схватил вырывающуюся кошку.
  
  - Фу! Гарри! Брось её немедленно! Она может быть заразна! - прикрикнула Петуния. Кошка в ответ зашипела.
  
  - Ну так отмоем! Мочалкой... жесткой, - улыбнулся Поттер, - и я назову тебя Афиной**! Хахаха...
  
  - Добрый день! - приветливо улыбнулась Помона Спраут открывшей дверь Петунии. - Я могу войти?
  
  - Есть же и нормальные...гм... люди из вашей братии! - сказал Вернон, наливая гостье чай. - Не то, что некоторые... гм... переростки!
  
  - Спасибо большое! Но у нас мало времени, - женщина располагала к себе. Она была солнечной и очень понравилась Петунье своей специальностью: обе женщины безумно любили садоводство. Да и Вернону она понравилась: хотя бы тем, что у неё были манеры. - Гарри, ты не против пойти со мной за покупками?
  
  - С вами, профессор, я не против! - искренне улыбнулся Гербологу Поттер...
  
  *Черный Понедельник - крупнейший фондовый обвал. Как результат - множество разорённых компаний и фирм.
  
  **Афина - богиня мудрости и военной стратегии. Римляне звали её Минервой.
  
  ========== Волшебные палочки и парящие птицы ==========
  
  - Ты это, Гарри, если к тебе пристанут, вдарь их своей... гм... силой и беги сюда! Хорошо? - напутствовал Вернон племянника, отведя его в сторонку. - И вот еще, держи...
  
  Дядя нажал на единственную кнопку в боку прямоугольного предмета, и между двумя выступающими зубчиками возникла электрическая дуга.
  
  - Если твоя... гм... сила не сработает, ткни ею! - заговорщически прошептал мужчина. - Нажимаешь кнопку - включается, снова нажимаешь - выключается! Электрошокер - это тебе не волшебное колечко!
  
  - Спасибо, дядя! - растрогался Поттер от такой заботы. - Большое вам спасибо!
  
  - То-то же! Ну, иди, иди...
  
  Спраут сразу же перенесла его в Дырявый котёл, не мучая ни себя, ни Поттера.
  
  - Профессор Спраут! Рад вас видеть! - поприветствовал их бармен Том. - Ещё один маглорожденный? Буквально десять минут назад профессор Вектор...
  
  - Спасибо, Том, но мы очень спешим, - улыбнулась она и поманила за собой Гарри.
  
  Поттер был очень благодарен Помоне за то, что та не устроила целое шоу под названием "Смотрите: это Мальчик-который-выжил!"
  Он этой славой был уже сыт по горло...
  
  - Смотри, Гарри, - показала она каменную стену, - последовательность простая: первый камень, первый камень, второй, третий, пятый, восьмой. Ты понял, почему так?
  
  - Да, профессор! - улыбнулся Гарри. Последовательность Фибоначчи была ему прекрасно известна. Древние маги большое значение придавали математическим загадкам и уловкам. А Косой переулок был построен аж семь столетий назад.
  
  - Тогда идём! - она последовательно постучала по камням, и открылся проход в Косой переулок.
  
  Косой переулок не состоял из двух улиц. Магический квартал состоял из трех "районов", самым богатым из которых был Косой переулок, чье название и носил. Лютный был в прошлом действительно "районом" Темных магов, но это из-за специфики их товара, чтобы не смущать умы и сердца обычных магов. Демонологи, некроманты, малефики были тогда необычайно популярны. Был еще жилой "район", носивший гордое название Камелот. Несколько коттеджей, жилые дома, библиотека и театр. Все это он узнал лишь после окончания учебы...
  
  - Гарри, сперва нужно посетить банк, - позвала его Спраут, - возьмем твои деньги и пойдем за покупками...
  
  Спустя сорок минут.
  
  Поттер вышел из Гринготтса и вдохнул полной грудью свежий воздух. Стены банка давили на него, а воспоминания угнетали. Помона не стала забирать псевдофилософский камень. Вероятно, Хагрид уже забрал его...
  
  Ретроспектива.
  
  - Так значит, он жив? - хмуро спросил Гарри у портрета Дамблдора.
  
  - Да, прости меня, Гарри, но...
  
  - А вы хоть подумали, что я чувствовал из-за этого? Я считал, что это из-за меня умер Фламель! - заорал взбешенный новоиспеченный Мастер.
  
  - Он сам просил об этом, мой мальчик...
  
  - Не смей! Слышишь?! Я не твой мальчик!
  
  - Гарри... прости! - вздохнул Альбус. - У меня не было другого выхода! Все на этом свете имеет цену, и бессмертие в том числе. Николас одержим им. Он создал камень, но стал от него зависеть! Вот почему он не творит больше. Искра в нем погасла, а сам он стал как маггловский наркоман. Фламель всегда держит его при себе, созерцая красные грани каждый час своей бесконечной жизни...
  
  - Подожди-подожди... то есть это была подделка? На первом курсе, в Запретном коридоре?! - воскликнул Поттер. Дамблдор виновато опустил голову. - Ну ты и... Да ты просто гад!
  
  - Нужно было заманить Тома, и...
  
  - А если бы он кого-то убил, а?! Или взял бы в заложники?!
  
  - Хогвартс бы ему не позволил! - прикрикнул портрет. - Он незримо защищал...
  
  - А меня он защитил?! Когда я пошел спасать камень?! А Рона защитил?! - Поттер вплотную подошел к портрету и с яростью посмотрел на морщинистое лицо человека, которого он безмерно уважал и восхищался им. - А на моем первом квиддичном матче Хогвартс защитил?
  
  - Я не имею ответов на твои вопросы, Гарри, - мягко сказал Альбус, - прости...
  
  - Не имеешь, говоришь, - прошипел Поттер, схватив за рамку портрета, - так будешь пока у меня, а как ответы появятся, так и верну!
  
  Конец ретроспективы.
  
  - Гарри, пойдем, купим тебе волшебную палочку! - сказала Помона и зашагала вперед.
  
  "Но ты потом их нашел, Альбус. Ты дал мне ответы!" - подумал Поттер и молча зашагал за идущей Помоной.
  
  Магазин находился в конце переулка. С некогда золотых букв "Семейство Олливандер - производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры" давно уже облетела позолота. В пыльной витрине на выцветшей фиолетовой подушке лежала одна-единственная палочка. Вообще-то, первая палочка была создана во Франции в девятьсот девяносто третьем. Так что Олливандеры - бессовестные вруны. До палочки были в ходу жезлы, а до них - посохи. В 382-м году как раз был расцвет жезла как магического инструмента и проводника.
  
  - Гарри, - улыбнулась Помона, - у тебя вчера был день рождения. Не возражаешь принять подарок от меня? Я, как и многие, очень благодарна тебе и твоим родителям...
  
  - Если вам будет угодно, профессор, но есть просьба: не покупайте мне сову. Я сам выберу, - вежливо склонил голову Поттер.
  
  - Тогда покупай палочку, а я быстро!
  
  Гарри хмыкнул, глядя, как Спраут спешит в магазин мадам Малкин. Он бы не удивился, если декан, по умолчанию самый заботливый человек в Хогвартсе, сняла с него мерку на глаз.
  
  Поттер толкнул дверь и вошел в лавку Подмастерья Гаррика Олливандера...
  
  - Так, попробуйте эту, мистер Малфой, - услышал Гарри, как только вошел, - боярышник, десять дюймов, умеренной упругости! А начинкой является волос единорога! Отлично подходит для Чар и Целительства, если вы ею займетесь...
  
  - Не займется. Драко станет лордом, и ему не к лицу будет лечить других, хоть это, несомненно, благородно! - холодный голос Люциуса Гарри узнал бы из тысячи.
  
  "Надменный павлин! Знал бы ты, какие очереди будут выстраиваться к твоему сыну!" - вид Малфоев всколыхнул воспоминания будущего. Ассоциативная память работала...
  
  - О, да, - старичок покивал головой. - Так и думал, что скоро увижу вас, Гарри Поттер. У вас глаза вашей матери. Кажется, только вчера она была здесь, покупала свою первую палочку. Десять дюй...
  
  - А она потом купила и вторую? - спросил Гарри, рассматривая руны Концентрации на потолке и руны Выбора на полу и не обращая внимания на удивленные взгляды семейства Малфоев.
  
  - Что, простите? - произнес Олливандер, своими большими, почти бесцветными глазами, от которых исходило неземное, почти лунное свечение, растерянно смотря на Поттера.
  
  - Моя мама. Она купила потом вторую? - соизволил посмотреть на Гарика Гарри.
  
  - Да... - задумчиво прошептал старик, - дуб и перо феникса... мощная... ваш отец тоже купил вторую... ясень и перо феникса... Они сказали, что сломали свои первые во время медового месяца...
  
  "Так я и думал!" - внутренне восторжествовал Гарри. - "Они все же не сидели сложа руки, а искали способы спастись..."
  
  - Мистер Поттер! Не передать словами, как мы рады вас... видеть! - медленно кивнул Люциус. - Позвольте представиться: лорд Люциус Малфой. Второй в своем имени. Позвольте также представить вам мою супругу: леди Нарцисса Друэлла Малфой и нашего сына, Драко Абраксаса Малфоя.
  
  - Очень приятно, лорд Малфой, леди Малфой... Драко, - Гарри вежливо кивнул каждому из них: нравится, не нравится, а этикет соблюдать надо. Он все же не абы кто, а Мастер.
  
  - Сын, мы с твоей матерью пойдем за учебниками, а ты выбери себе палочку! - пристально взглянул на сына Люциус.
  
  - Хорошо, отец! - отрывисто кивнул Драко.
  
  - Но ваш сын уже выбрал пало... - вмешался было в разговор Олливандер.
  
  - Ваша оплата! - перебил его лорд Малфой и бросил на прилавок мешочек с позвякивающими монетами.
  
  - Но здесь слишком много! Я не...
  
  - До скорой встречи, - процедил Люциус старику и повернулся к Гарри, - надеюсь, что мы еще увидимся, мистер Поттер!
  
  - До свидания, - невозмутимо произнес Гарри, внутренне скривившись от столь дешевого спектакля, хотя стоит справедливо заметить, что будь он обычным одиннадцатилетним, то не заподозрил бы ничего особенного. - Итак, мистер Олливандер, не обслужите ли вы меня? И раз уж вторые палочки моих родителей были с пером феникса, то логично было бы начать именно с них, не так ли?
  
  Драко неловко молчал, хоть и держал осанку и контролировал свое лицо, пытаясь стать копией отца. Но Гарри чувствовал прущее из него любопытство, восторг, легкую зависть и даже надежду.
  
  "Ах да! Я же для него Мальчик-который-выжил!" - улыбнулся Поттер.
  
  - Чему ты улыбаешься? - поинтересовался Драко, смотря в ту же сторону, что и Гарри и не найдя ничего заслуживающего внимания.
  
  - Погода просто чудесна, не так ли? - развеселился Гарри.
  
  - Это так, - осторожно ответил Малфой, - хотя мне больше нравится дождливая погода. Так успокаивает...
  
  - Может, Олливандер прав, и ты станешь Целителем? Я слышал, что вода - стихийный символ Целителей, - мягко начал подталкивать в сторону своего призвания.
  
  - Ты думаешь? - усомнился он. - Отец говорит, что не к лицу будущему лорду работать на других...
  
  - Вероятно, он плохо читал историю, - перебил его Гарри, - Основатель вашего Рода, Арманд Малфой, был среди прибывших магов Вильгельма Завоевателя. По-моему, он возглавлял норманнскую общину... лекарей. Ты знаешь историю своей семьи, Драко Малфой? А девиз своего рода? Sanctimonia vincet semper. Знаешь, что это значит?
  
  - Милосердие всегда одержит победу, - прошептал Драко, со страхом глядя на спокойную улыбку Поттера. На его бледном лице начали выступать розовые пятна - верный признак "огромного душевного волнения", как сам объяснял Драко из будущего. - Как... откуда... Как ты узнал?!
  
  - А это, Драко Малфой, мой девиз: я все знаю! - усмехнулся Гарри. - О! Приятно было с тобой побеседовать, но меня зовет моя сопровождающая. Увидимся в Хогвартс-экспрессе...
  
  Волшебный зверинец. Гарри с интересом смотрел на руны Чистоты, Свежести, Дружелюбия, вырезанные на стенах и замаскированные рисунками зверей и птиц.
  
  - Добро пожаловать в мир Дружбы, юноша! - продавец, толстенький мужчина со сверкающей отполированной лысиной, улыбнулся Гарри как лучшему другу. - Какого друга ты хочешь? Летающего, ползучего, трудолюбивого, ленивого, красивого или даже... хи-хи... страшного, коли ты заядлый шутник?!
  
  - Сова... - в горле у Поттера пересохло. Слишком долго он ждал. - Полярная... белая! Самка!
  
  - А-а-а... у юноши есть вкус! Пойдемте, есть здесь одна гордая красавица, такая непокорная, но страстная! Вот... ой, извините, новые клиенты! Оставлю вас на минуту... - устремился продавец к новым покупателям.
  
  Гарри изо всех сил сдерживал себя, но слезы, непослушные воле старого и юного волшебника, закапали на его рубашку.
  
  - Хедвиг... - нежно погладил он сову по головке. - Моя девочка... как же я скучал!
  
  Хедвиг недоуменно ухнула, как бы спрашивая: "Мы что, знакомы?", на что Гарри улыбнулся сквозь слезы. Она спасла его, закрыв собой от Авады Реддла, когда проводилась операция "семь Поттеров". Она пожертвовала собой...
  Сова млела от той лавины любви, нежности и ласки, которую обрушил на нее Поттер.
  
  - Мерлин и Моргана! Да у вас, мой друг, талант ладить с животными! - незаметно подошел продавец.
  
  - Я ее беру, - отозвался Гарри, незаметно вытирая лицо, - уменьшите клетку, пожалуйста, и положите совиного корма на несколько месяцев...
  
  Помона улыбнулась, глядя, с какой любовью гладит разомлевшую птицу вышедший из магазина Поттер
  
  - У тебя очень доброе сердце, Гарри! - похвалила она его. - Уверена, ты станешь гордостью любого факультета!
  
  - Профессор, тетя сказала, что в школе есть четыре факультета. Студенты сами выбирают их или проводится сортировка? - в прошлый раз он слушал агитацию Хагрида, а что скажет представитель нейтрального факультета?
  
  - Не в бровь, а в глаз, Гарри! Верно, есть специальный артефакт. Сортировочная шляпа. Благородных и храбрых она отправляет в Гриффиндор, талисманом является лев. Амбициозных и хитрых в Слизерин, змея. Ум и индивидуальность приветствуется в Равенкло*, чей талисман - орел. Ну, а трудолюбивые и честные находят свой дом в Хаффлпафе, талисманом является барсук. Я декан трудяг, - улыбнулась Помона и, не удержавшись, взлохматила ему волосы.
  
  - Хм... как-то это, - покрутил пальцем Гарри, пытаясь выразить свою мысль, - идеализировано...
  
  - Ох, думаю, что я уже знаю на какой факультет ты попадешь, умник! - рассмеялась женщина. - Есть одна теория, которую я слышала от Гризельды Марчбенкс, влиятельной волшебницы двухсот одиннадцати лет от роду. Она считает, что в то время, когда построили школу, а это было тысячу лет назад, разделяли по четырем стихиям: огонь, вода...
  
  "Да-да-да! Аватары чертовы! Стихий гораздо больше, чем четыре!" - вспомнил Гарри эту теорию, которую неоднократно мусолили в газетах в его будущем.
  
  - Но я в это не верю, если честно... Мне нравится другая теория: каждый факультет готовил специалистов одного профиля. Слизерин - целители. А в то время хлебом волшебника было исцеление магглов. Равенкло - ученых и мудрецов ибо многие тайны прошлого и секреты магии были не разгаданы. Хаффлпаф - управленцев, чтобы не зависеть от магглов. Гриффиндор - лидеров, воинов. Да и расположение их гостиных соответствует тогдашним реалиям: львы и орлы в Башнях, а барсуки и змеи в подземельях. Если ты учил маггловскую историю, то ты знаешь, что в замках покои владетелей были выше, чем у других. Но и здесь есть подводные камни... Хогвартс очень большой! Восемь этажей, две башни...
  
  "Лишь верхушка айсберга. Девять подземных ярусов и три рунных зала, а также катакомбы протяженностью в семь километров!" - вспомнил Гарри экспедицию, в которой принимал участие весь Отдел Тайн и Аврорат. Сам он в это время был в Гренландии, но внимательно следил за результатами.
  
  - Ой, что это я! Совсем тебе голову забила ненужными вещами, - одернула себя Спраут, - давай лучше купим тебе сундук. Время-то идет...
  
  - Профессор, а давайте сделаем так: вы покупаете котлы, ингредиенты, пробирки, телескоп и прочее, а я - сундук. А потом встретимся и пойдем покупать книги?
  
  - Как есть орленок! - похвалила его Помона и пошла в сторону магазина котлов.
  
  Лавка сундуков вызвала у него искреннюю улыбку радости и кучу приятных воспоминаний. Мистер Раст, молодой хозяин лавки, еще не знает, что у них будут десятилетия плодотворного сотрудничества.
  
  Гарри сразу прошел вглубь зала, где, как он помнил, были самые дорогие экземпляры.
  
  - Мальчик! Мальчик, там нет нужных тебе товаров, - окликнул Раст, вылезая из подсобного помещения.
  
  - Что? Слишком дорого для меня? - хитро прищурился Поттер.
  
  - Эм... А! - махнул он рукой. - Чего тут скрывать-то! Те экземпляры стоят от пятисот галлеонов и выше! Лучше глянь-ка сюда...
  
  - Спасибо за заботу о моих финансах, но все же я предпочту те экземпляры!
  
  - Да как же ты не понимаешь! - рассердился продавец. - Даже если у тебя и хватит денег, то ты разоришься! Да даже Грозный глаз не может позволить себе что-то из этих экземпляров...
  
  - А Мальчик-который-выжил может? - улыбнулся мальчик, приподняв челку и показав свой знаменитый шрам.
  
  - Минотавр меня задери! - выдохнул Раст, круглыми глазами глядя на него. - Гарри Поттер!
  
  - Ну что, мистер Раст? Будем договариваться?
  
  Гарри сосредоточенно изучал гербы Мастеров. Вот герб Мастера Дюшардена: скрещенная волшебная палочка и хрустальный молоток. Непревзойденный пространственник. В строгий черный дипломат мог поместиться гиппогриф, и еще место останется для мотоцикла! И это только один отдел! А ведь он всегда делает три отдела в кейсе.
  
  - Работа Мастера Артефакторики Жана Дюшардена. Распознает владельца по ауре. Невозможно обмануть! Никто другой, прими он даже облик хозяина артефакта, не сможет открыть. Даже Высшая магия бессильна! Можно только уничтожить. Стоимость - семьсот пятьдесят галлеонов, - почтительно сказал Раст. - А это последняя работа Ахмеда ибн Аль-Салиха! Сей Мастер единственный в мире сумел превратить этот рюкзак в накопитель! Представьте себе, вы можете колдовать в два раза дольше! Помимо этого, артефакт может поменять форму! Ну, и стандартные чары Расширения...
  
  Гарри помнил этого араба. Он умер задолго до его рождения, пытаясь освоить наследие египетских магов. Однажды он с Мастером попал на аукцион, где кошелек Аль-Салиха выставлялся с начальной ценой в шесть тысяч галлеонов!
  
  - Стоимость - четыре тысячи галлеонов! - закончил Раст. - А это работа русского Мастера Морозова. Помимо стандартных чар Расширения, в первом отсеке есть чары Стазиса. Стоимость - полторы тысячи галлеонов.
  
  Внезапно Гарри увидел незнакомый герб. Как Мастер-Артефактор он знал все гербы, что были здесь, кроме этого... На синем круге были изображены парящие орел и ворон.
  
  - А это? Чья работа? - указал он на незнакомый герб.
  
  - О-о-о... Это, мистер Поттер, гвоздь моей коллекции! Кто изготовил этот серебристый мешок - загадка! Мне он достался в наследство от покойного деда. Перед смертью безумный старик выкупил ее в аукционе за семнадцать тысяч галлеонов! Он буквально разорил семью! И так и не сказал, что она из себя представляет...
  
  - Но диагностику вы же провели?! - недоуменно нахмурился Гарри.
  
  - А вы подозрительно хорошо разбираетесь в моем деле, мистер Поттер, - улыбнулся Раст.
  
  - Общался с артефакторами, - вернул улыбку в ответ Гарри. Мужчина лишь пожал плечами.
  
  - Провели. Там такая мешанина, что впору в Отдел Тайн относить, но эти... фанатики заберут ее насовсем и даже кната не заплатят! Да и не берет ее никто. Кому нужен мешок неизвестного мага, неизвестно даже, Мастер ли он или она, за такие огромные деньги! За семнадцать тысяч можно купить дом в Годриковой лощине или несколько квартир в Камелоте! Да я бы продал ее и за пятнадцать тысяч! Да даже за двенадцать! Так и быть, пусть эти пять тысяч пропадут пропадом! - отчаянно воскликнул хозяин лавки.
  
  - А знаете, мистер Раст, - задумчиво протянул Гарри, бережно гладя ткань артефакта, - я бы мог вам помочь... Как вы смотрите на оплату рассрочкой?
  
  Встретившись с Помоной и загрузив котел, ингредиенты, свитки пергаментов и перья в рюкзак араба, они направились во "Флориш и Блотс".
  
  Книжный магазин был крупнейшим на территории Британии и входил в тройку лучших Европы. Вопреки общественному мнению, Эдвард Флориш и Теогон Блотс не плясали под дудку Министерства, убирая неугодные ему книги. Рьяные библиофилы, они просто перепродавали их на континент. В будущем Гарри стал завсегдатаем магазина. И да, книги являлись самой большой ценностью для мага. Ведь именно они - источник знаний.
  
  В магазине было множество детей и их родителей, а также горстка взрослых волшебников и волшебниц, видимо, бывших равенкловцев или же поступающих к Мастерам на Ученичество.
  
  - Так, Гарри, думаю, стоит просто попросить набор первокурсника за этот год и...
  
  - Простите, профессор, - перебил ее Гарри, не желавший покупать откровенный бред, - а я сегодня слышал от старшекурсников, что книги за первый курс не менялись уже шесть лет и что в библиотеке Хогвартса есть копии... Так, может, мне лучше будет купить другие? Зачем тратить деньги понапрасну?
  
  - Хм... логично, - задумалась Помона, теребя край мантии, - все же ты станешь птенцом Филиуса...
  
  - Спасибо, профессор! Я тогда поищу что-нибудь для себя, а вы посмотрите что-то по Гербологии, - улыбнулся Гарри и устремился в секцию Трансфигурации. На этот раз он обязательно станет анимагом...
  
  *Росмэн и фанаты переводят Ravenclow на Когтевран, я же буду использовать оригинальные названия.
  
  ========== От льва до орла ==========
  
  Снаружи была такая жара, что все сидели дома и носа не казали. Дядя Вернон был на работе, а Дадли спал. Из гостиной доносились звуки очередной мыльной оперы, на которые подсела тетя Петуния. А Гарри, уставший после нанесения рун Защиты на дом, сидел в своей комнате и тщательно сортировал покупки. Подарок профессора Спраут был очень и очень своевременным, так как с теми тратами, которые позволил себе Гарри, ему не хватило бы даже на мантию, не то что на весь комплект...
  
  Вообще, было странно после столетия богатства считать кнаты!
  
  - А все из-за вас! - он с ненавистью посмотрел на плетёную корзинку, где под чарами Уменьшения и Стазиса находились около трёхсот чашек мороженого из кафе Флориана Фортескью. - Ладно, приступим...
  
  Волшебная палочка. Самое гениальное изобретение магов за последнюю тысячу лет. Идеальный проводник и в какой-то мере накопитель в одном лице. Гарри раньше не понимал всей важности этого изобретения. Было время, когда он, наслушавшись бредней о мистических силах, посохах и жезлах, потратил месяцы на их создание. Создал. Разочаровался. Артефакты в первую очередь должны быть практичны! Так считал его Мастер, и так считал Гарри. Ну, и весь род Поттеров и Певереллов заодно.
  
  Посох - мощный! Посох - неуклюжий! И этим все сказано! Нет, для создания тех заклинаний, что описаны в древних свитках, они идеальны. Но беда в том, что необходимость в тех воистину могучих силах отпала. Ну, право слово, маги нынче не стоят во главе маггловских армий, обеспечивая правителям племен, стран, держав победу. Да и время на магические действия с посохом уходит в десять раз больше, чем с палочкой. Спрашивается, на кой Грюму посох*? Если только он не использует его в качестве накопителя. Тогда это рационально. Можно полностью осушить себя и быстро "подзарядиться" от него или же использовать посох в качестве одноразового боевого артефакта, выплеснув всю энергию в нем в одном-единственном ударе.
  
  Любая вещь эволюционирует. Это факт, такой же, как и то, что солнце встаёт на востоке и садится на западе. Так и волшебная палочка есть продукт эволюции посоха или же первой палки/колечка/камня - проводника. В этом Поттер был уверен. Все же он более сорока лет владел Старшей палочкой, создавал палочки и посохи. Нет, и поныне посохи использовались, но сугубо в качестве накопителя. Дерево, из которого изготовлен посох, как правило, магическое. К примеру, сделай из остролиста, из которого изготовлена его палочка, посох, и он пригодится только в качестве дубинки. Даже снабдив его рунами и окропив зельями, не добиться никаких магических манипуляций. Другое дело, если взять дерево, росшее на Месте силы. Оно на молекулярном уровне впитало магию. В будущем Поттера такие деревья сохранились лишь в Исландии и в Австралии. Здесь, в этом времени, есть под рукой Гремучая ива. Но нужен ли ему посох?
  
  Однажды он проводил эксперимент: с помощью посоха пытался использовать заклинание Левитации. Эксперимент провалился. Даже искуснейший логопед удавился бы от зависти, услышь он, как четко произносит Гарри: "Вингардиум ЛевиОсА!" Даже Флитвик умилился бы, увидь он, с какой ювелирной точностью Поттер выполняет движения. Все было тщетно. И тогда он понял, что посох как магический манипулятор изжил себя. Ведь в мире больше не нужно подчинять стихии, двигать горы и возводить леса. Нет, маги перешли на тонкие манипуляции. И даже древние маги аплодировали бы потомкам, узнай они о создании таких заклинаний, как Авада Кедавра, Круцио и Империо, а Обливиэйт вообще считается лучшим созданным заклинанием за последние пятьсот лет! Так что - палочка и только палочка! Другое дело, что эту самую палочку изготовил Подмастерье Чар и Артефакторики. Гаррик Олливандер так и не смог создать нечто новое. Или не захотел. Просто продолжил дело своего отца. Будь у Гарри ядро более мощное, он бы не стал заморачиваться и сам сделал бы себе палочку. Но для этого нужны Старшие руны, а их нужно использовать лишь после окончательного формирования ядра за редким исключением: руна Альгиз, к примеру. Также и Высшую магию запрещено использовать до семнадцати лет за редким исключением: Патронус, Эгида**... Кроме рун, также нужны и специальные зелья, которых вообще нет в продаже! Изготовить их в Британии способны только Мастера, а их пятеро, считая живого Снейпа. Проблема в тех зельях заключается в ингредиентах, запрещённых Министерством. И не зря запрещённых! Ведь кровь нерожденного мага никто не станет продавать направо и налево. Мунго - единственный поставщик этого ингредиента. Бывают случаи, когда плод погибает уже в утробе, и тогда Министерство платит огромные деньги скорбящим родителям, лишь бы изъять кровь из покойного ребёнка. Дико! Ужасно! Но выбора нет, к сожалению.
  
  - Тэ-эк-с... что у нас тут? Следящее. Ожидаемо...
  
  Министерство приказало снабжать заклинанием Слежения все палочки на территории Британии. Ясное дело, что хоть что-то из себя представляющие маги сразу же уберут эту меру осторожности. Но подавляющее большинство же болваны! Нет, никаких теорий заговора. Просто дань Статуту. Порой магглы находят утерянные палочки, и начинается очередная "сенсация века", "нанотехнологии", "инопланетные артефакты" и прочее. Вот потому и снабдили палочки этим заклинанием. И все, абсолютно все маги, потерявшие свои палочки, магглорожденные!
  
  И лишь позже, когда Министерство стало более влиятельным институтом управления, Следящее модифицировали. И стало всем хорошо! И Статут не пострадал, и Министерство узнавало о любых совершенных магических манипуляциях в маггловских домах. И вот тут и начинается противоречие. Когда летом перед вторым курсом Добби применил свою магию, он, Гарри, получил первое предупреждение. Ладно, тогда ума у него было немного, и он даже не написал в Отдел контроля, но палочка-то была чиста! Много лет спустя Поттер поинтересовался этим парадоксом у Терри Бута, возглавлявшего в то время Отдел контроля, и был шокирован ответом. Кто-то, зная, что Гарри не виноват, все же отправил ему штраф. Кто-то намеренно копал под него... Кто именно это был и каковы были его мотивы, узнать, к сожалению, не удалось, так как единственный человек, который мог дать ответ, умер. Муфалда Хмелкирк была убита самим Реддлом, когда он узнал о том, что именно ее личину приняла Гермиона, когда они похищали медальон Слизерина у Амбридж. Жаль, что эту суку он не убил: жаба сбежала, как только узнала, ЧЕЙ это был медальон. Все же Реддл бесполезен...
  
  Да, Гарри пока не мог использовать Старшие руны, но были же и другие... Да и применить одно интересное заклинание ему очень хотелось.
  
  Взяв рюкзак Аль-Салиха и засунув внутрь руку с палочкой, он начал читать заклинание:
  
  - Я есть я, и ты моя! Не предашь ты меня! Я есть я, и ты моя! Продолжение меня! Я есть я, и ты моя! Не покинешь ты меня! О, Мардук-Кудесник, взываю к твоей милости! О, Владыка магов, заклинаю тебя! Да не предаст меня моя палочка! Да будут заклинания её разить врагов моих и твоих! Да будут Сила и Искусство моими спутниками! Да не предстану я нагим и безоружным пред ликом врага! Да будет так!
  
  По мере его яростного речитатива магия текла по рукам и впитывалась в палочку. Включив Аурное зрение, он увидел, как нити Следящего заклинания рвутся на мелкие клочки, вылетающие и сразу же поглощающиеся тканью рюкзака, а от его рук к палочке тянутся две золотистые нити.
  Вытащив руки и пройдя в дальний угол комнаты, он вскинул правую руку...
  
  - Отлично! - ухмыльнулся Поттер, - не зря я потратил тогда две тысячи галлеонов, покупая шумерские клинописи! Может, и греческое заклинание сработает? Хм... попробуем! - подойдя к рюкзаку, он снова засунул туда руку с палочкой и глубоко вздохнул.
  
  - О, Зевс, царь царей!
  О, Громовержец, отец богов!
  Да будут мне молнии твои спутниками! Да будут мне гром твой, и гнев твой, и милость твоя, и ярость твоя, и щедрость твоя спутниками! Да будет разить палочка моя врагов моих и твоих! Восславляю тебя, о Убийца Тифона, стоглавого змея! Ты пал в Сече Великой, жезлом сотрясая небо и землю! Так будет и палочка моя столь грозным орудием справедливости! Да будет он милостивым и жестоким! О, Бог Грома и покровитель гостеприимных! Взываю к силе твоей! Да будет так! - на этот раз у Гарри возникло ощущение, что палочка с огромной скоростью высасывает его силы. Включив Аурное зрение, он с огорчением констатировал почти пустое ядро. - Ну все, думаю, хватит... Остальное в Хогвартсе, а сейчас мороженку!
  
  Первое сентября наступило слишком быстро, по мнению Гарри. Вернон, смирившийся с тем, что племянник будет учиться в "дурдоме", взял на работе отгул на целую неделю и посвятил все эти дни Дадли и Гарри. Они сходили и на рыбалку, и в музей, и в цирк, и в зоопарк! Гарри, конечно, не стал портить всем настроение и освобождать боа-констриктора из Бразилии. Всех змей не освободишь, да и смысл? Они же змеи... Удавят ещё или укусят ребёнка какого! Ну их, гадов ползучих...
  
  В общем, Гарри был счастлив! И тем больнее было расставаться...
  
  Платформа девять и три четверти встретила его шумом и гудком паровоза. Сколько раз он был здесь? Сначала школьником. Потом провожал Тедди, Римуса...
  Ни на кого не глядя, он быстро прошел к последнему вагону и сел в первое попавшееся купе. Хедвиг он отправил в Хогвартс, а все его барахло было в рюкзаке.
  
  Взглянув в окно, Гарри вычленил из толпы Тонксов и не смог сдержать улыбку. Андромеда что-то строго выговаривала Нимфадоре, а ее муж строил рожицы за ее спиной, вызывая улыбку у дочери. Как бы он хотел подойти к женщине, столь многому научившей его! Но нельзя. Всему свое время...
  Здесь и там мелькали знакомые лица. Кто-то переживет предстоящую Войну, кто-то нет. Только на этот раз Поттер не допустит этой войны. Лишь битву... одну-единственную битву, но ее нужно обставить с величайшим тщанием. Должно пройти более десяти лет, прежде чем он полностью достигнет того уровня, каким обладал перед Переносом.
  
  Вообще, Гарри хотел сделать все и сразу, но то было продиктовано гормонами. Нет, он все же Мастер, получивший титул не за красивые зеленые глазки, а за умение и знания, буквально выстраданные в холодных ветрах. Прежде всего Гарри хотел попасть в дом Блеков, но, поразмыслив, решил, что не стоит торопить события. Можно же попасть туда и позже, летом, например. Вряд ли Кричер откроет ему дверь, да и Вальбурга еще не смирилась со своей смертью и падением дома Блеков. Может, лучше дождаться побега Сириуса? Да и завоевать преданность домовика можно, лишь уничтожив крестраж. В принципе, он может легко уговорить Кричера перейти к роду Поттеров, главное, правильно разорвать Узы. Все же Кричер как-то сказал, что, невзирая на отсутствие титула, он бы пошел служить Поттерам. Титулы...
  
  Казалось бы, зачем магам титулы? Ведь сила и знания - главный показатель! Взять, к примеру, того же Альбуса. Не аристократ, не титулован, а занимает аж три важных поста в магическом мире: Председатель Международной Конфедерации Магов, Верховный Чародей Визенгамота и директор Хогвартса! Может, дело было в памяти? Или в законном праве говорить, что они выше других? Нет, все же в памяти. Дань уважения предкам, отличившимся так сильно, что маггловские правители, невзирая на Церковь, решили их одарить. К примеру, те же Малфои получили титул и лучшие угодья Уилтшира от Вильгельма в феод. А Лонгботтомы получили баронство из рук короля Ричарда Львиное сердце. Нотты получили титул виконтов от Эдуарда Первого, также прозванного Длинноногим. Блеки были князьями в Восточной Европе, а здесь купили титул баронов. Не зря же гобелен рода ведет отсчет с девятнадцатого века***.
  
  Ну, а Поттеры были слишком независимыми и гордыми, не ввязываясь в маггловские войны и не идя на поклон к королям. Или же слишком осторожны...
  
  Вот маленький Тео, уже сейчас двигающийся с грацией танцора. Его летучая плавная походка, которую он то и дело пытался скрыть, выдавала его детство с мечом в руках.
  Вот Гермиона, лохматая пока заучка, но на самом деле добрая и понимающая. Родители Герми остались за барьером, уже сейчас понимая, что им входа в магический мир не будет. Сколько же она настрадалась, пытаясь в будущем вернуть им память. Сколько сил и средств было потрачено... Швейцарские Мастера Ментальной магии и Целительства буквально рвали и метали, узнав, что она тогда впервые применила Обливиэйт на своих родителях. И за глаза называя грязнокровкой... Гарри не знал, что о ней думать. Эгоист Гарри был благодарен подруге. Сирота Гарри не мог понять ее поступка. Как же так?! Поднять палочку на родителей?!
  
  Вообще термин "грязнокровка" применялся к тем людям, неважно, чистокровные они или маглорожденные, кто забывал о корнях. То есть, если ты, такая паскуда, забыл или забыла, кто целыми ночами не спал, баюкая тебя в младенчестве, кто кормил тебя, поил и делал все, что было в их силах, чтобы дать тебе все самое лучшее, а ты, гнида такая, забываешь их и живешь в свое удовольствие, то мир имеет полное право называть тебя грязнокровкой! А британские маги начали называть маглорожденных грязнокровками лишь на заре популярности Реддла... Впрочем, Гарри в благодарность за былые счастливые моменты сделает все, чтобы Гермиона не стала грязнокровкой.
  
  А вот и Уизли пожаловали. Искали, небось, его у барьера. Вот как смотрит Молли. Отношение к рыжим у Гарри было двояким. Если близнецов, Перси, Чарли и Рона он уважал, то вот Молли и Артура - нет. Также и к Джинни у него была неприязнь. А вот Билла он ненавидел искренней лютой ненавистью. И он не допустит, чтобы Она...
  
  - Спокойствие, Мастер! - сказал сам себе Гарри и закрыл дверцу купе. - Не стоит так горячиться, Поттер!
  
  Термин "Предатель Крови" применялся в магическом мире к тем людям, кто так или иначе предал свою страну. Да-да, изменники Родины были и у магов. Конкретно с Уизли дело было так. В Первую Мировую войну магглов разорившийся виконт Арчибальд Уизли или Уэсли, сейчас-то уже неизвестно, решил поправить свое финансовое положение, связавшись с одним немецким магом. Виконту дали некий газ на доработку, чтобы маги Антанты наравне с магглами, участвовавшими в сражениях, не могли защититься и спасти... боевых товарищей-магглов. Жадный Уизли или Уэсли, скажем так, Алхимиком был не из последних и от души усовершенствовал этот проклятый газ. Так появился магический иприт...
  
  И когда соотечественники узнали об этом, а они узнали, то участь виконта была предрешена. Казнили его Поцелуем дементора, а семью лишили титула и предали порицанию. Вот так и появились Предатели крови Уизли...
  Стук в дверь отвлек Гарри от воспоминаний.
  
  - Привет, - робко поздоровался Невилл, - здесь не занято?
  
  Гарри сглотнул. Так непривычно было видеть пухлого круглолицего мальчика вместо медведеподобного друга. Неуверенный, стеснительный Невилл был столь диким зрелищем, что Гарри даже зажмурился. Видимо, придется корректировать первоначальный план и уговаривать его поступать к барсукам, а не к орлам, куда он хотел его притянуть позже.
  
  - Извини, что побеспокоил, - Нев огорченно пожал плечами, по-своему истолковав молчание Гарри.
  
  - Нет-нет! Проходи, конечно же! Ты меня извини, что так долго молчал! Давай я тебе помогу с чемоданом, - Поттер вскочил на ноги и быстро достал палочку, - Vingardium Leviosa!
  
  - Спасибо, - неуверенно поблагодарил Невилл, с восхищением смотря на палочку в руках Гарри, - а ты тоже... на первый курс? Ой, я же не представился! Невилл Лонгботтом, к вашим услугам!
  
  - Гарри Поттер, - ободряюще улыбнулся артефактор. - Да, я на первый курс.
  
  - О! - глаза Нева расширились от удивления, а в следующую секунду он покраснел и промямлил: - Для меня честь познакомиться с тобой...
  
  - Ты это брось! - хмыкнул Гарри. - Честь и все такое! Я твой ровесник, и, надеюсь, мы подружимся!
  
  - П-правда? - от волнения Лонгботтом начал заикаться. - Ты правда не против п-подружиться со мной?
  
  - Абсолютная правда! - уверил его Гарри.
  
  - Я... Тревор! - внезапно из кармана мантии Лонгботтома выпрыгнула жаба и, громко квакнув, ускакала через приоткрытую дверцу купе. Невилл затравленно вскинул руки в неуклюжей попытке поймать питомца. - Тревор!
  
  - Эй, успокойся! - вскочил на ноги Поттер и помахал ему рукой. - Она никуда от тебя не денется, слышишь?! Невилл?
  
  - Мне ее подарил дядя Элджи, - плаксиво начал он.
  
  - Невилл! Спокойствие! - Гарри вспомнил, что Тревор сбежал от друга в конце шестого курса. Он тогда не особо горевал по своей жабе, так, может, он не испытывает к нему особенных чувств? В самом деле: как можно любить жабу, абсолютно бесполезное животное? - Ты ее любишь? Или Тревор магическая жаба?
  
  - Эм... нет, - неохотно поведал Нев, - просто он единственный питомец, который у меня есть. Я хотел, чтобы мне подарили сову или... книзла...
  
  - Ну так и радуйся! - улыбался Гарри. - Зато летом купишь себе сову или книзла!
  
  - Бабушка не купит... Она сказала, что если я буду плохо учиться, то и вовсе ничего не подарит на день рождения...
  
  - Что-то она палку перегнула! Уверен, ты станешь отличным магом! Сильным и умелым!
  
  - П-правда? Т-ты так считаешь? - с надеждой спросил Невилл.
  
  - Я в этом уверен, как в себе!
  
  Ретроспектива.
  
  Мастер Гербологии с интересом рассматривал Дуэльный зал Поттер-менора. Причудливые руны украшали стены круглой комнаты, а от них к потолку и к полу шли прямые линии, нарисованные фиолетовым мелом. Также в одной из стен висел гобелен из дома на площади Гриммо 12.
  
  - Поглотители? - кивнул на руны Нев.
  
  - Точно! Даже Адское пламя здесь, в этой комнате, будет не сильнее спичечного огонька! - похвастался другу Поттер, недавно закончивший обучение и получивший ранг Подмастерья.
  
  - А как ты будешь тренироваться, если они будут выпивать магию у заклинаний?
  
  - А в этом как раз и заключается вся изюминка! Комната будет поглощать магию у всех заклинаний! А что есть заклинание?
  
  - Словесная формула, произнесенная вслух или внутренне... О!
  
  - Вот! Признаюсь, я сам додумался до этого лишь после просмотра маггловских фильмов про волшебников! Фишка вот в чем: заклинания лишь направляют наши силы! Облекают их в формы и претворяют в жизнь в том или ином виде. А заклинания без слов? Их нет? Мы привыкли думать, что магия без заклинаний - это не магия, или же вспоминаем сказки про Мерлина! Но как же стихийная магия у детей? Я без заклинаний раздул тетушку Мардж, а ты не разбился, падая со второго этажа!
  
  - Голая магия? Мысленный контроль? - заинтересовался Невилл.
  
  - Именно! - с жаром продолжил Поттер. - Я настроил это место так, что заклинания и палочка будут бесполезны! Но не магия, скрытая внутри нас! Вон, видишь руны Концентрации, Внимания, Погружения? Я считаю, что они помогут нам развить наши силы. Представь себе, что мы овладеем невербальной беспалочковой магией! Вот это будет воистину наш путь! Мы же маги, в конце-то концов! А не магглы с волшебными палочками!
  
  - Брат, обычно так говорит любой начинающий Темный лорд! - подколол друга Лонгботтом, с усмешкой глядя на восторженное лицо Гарри. - Кого прикажете убить первым, милорд?
  
  - Да пошел ты! - возмутился тот, в ответ услышав хохот.
  
  - Голый контроль над магией, значит, - прошептал Нев, отсмеявшись. - Попробуем...
  
  - Вот! - Гарри достал перо и кинул его под ноги другу. - Подними его! Представь Левиосу, но без произнесения заклинаний...
  
  Через неделю Невилл взмахом руки поднимал стол...
  
  Конец ретроспективы.
  
  Поезд загудел и тронулся в путь.
  
  - А можно спросить? - робко поинтересовался Невилл у погрузившегося в воспоминания Гарри.
  
  - А? Да, конечно! - спохватился тот.
  
  - А на какой факультет ты бы хотел попасть?
  
  - Равенкло. Или подойдёт и Хаффлпаф, - улыбнулся Гарри, видя вытягивающееся лицо будущего друга.
  
  - Хаффлпаф?! Но разве там не учатся... тупицы? - видно было, что Лонгботтом боится попасть на факультет трудолюбивых, вероятно, из-за бабушки.
  
  - Тот, кто так считает, - сам тупица! - уверенно произнёс Гарри. - Программа везде одинаковая. Это честь, попасть на факультет Хельги! Это значит, что ты трудолюбивый, дружелюбный! Они зачастую тихие, но это не значит, что слабые!
  
  - Но все же ты больше хочешь на Равенкло, да? - спросил Невилл.
  
  - Да! Очень хочу! Я слышал, что декан орлов - семикратный чемпион Европейского Дуэльного турнира! Они все индивидуалисты, но это не значит, что не подадут руку помощи. Да и сам посуди: где, как не на факультете умников, мы полностью раскроем свой потенциал?! Попаду к львам - придется враждовать со змеями. Попаду к змеям - со львами. Так что Равенкло и только Равенкло!
  
  - Понятно, - задумчиво протянул Лонгботтом.
  
  - Ну, а тебе я советую...
  
  Невилл так и не узнал, что хотел посоветовать Гарри, так как дверца купе открылась и внутрь заглянула женщина, продающая сладости. Животы ребят одинаково заурчали, и они, не сговариваясь, купили всего понемногу. Только хотели они приступить к трапезе, как в купе заглянул рыжий и веснушчатый мальчик.
  
  "А ведь я теперь выше, чем он!" - приятная мысль посетила Поттера, когда он увидел вблизи своего прежнего лучшего друга.
  
  - Эм... у вас не занято? - спросил Уизли. Невилл вопросительно посмотрел на Гарри, совсем как Дадли, что неожиданно понравилось Поттеру. И также неожиданно для самого себя он ответил:
  
  - Извини, но здесь занято!
  
  - А ты... ты Гарри Поттер, да? - выпалил рыжий, на что Гарри закатил глаза.
  
  - Да. Я - Гарри Поттер. Но мне неприятны любые вопросы о шраме, о Темном дураке, о том, как я выжил, и так далее!
  
  - Подумаешь! Тоже мне, знаменитость! - сказав все это, рыжий развернулся и ушел, даже дверцу не прикрыв.
  
  - А я его знаю! Он шестой Уизли! - поделился информацией Невилл, открывая коробку с печеньем.
  
  - Он какой-то нервный, - заметил Гарри и, посмотрев на пачку шоколадных лягушек, решительно достал свой рюкзак. - Нет! Это не по мне! Нев, будешь мороженое?
  
  Так и доехали мальчики до станции, разговаривая и поедая мороженое. Невилл оказался интересным собеседником даже в столь юном возрасте. Не имевший прежде друзей мальчик целиком погружался в книги и обладал воистину впечатляющими знаниями не только о магических растениях, но даже и о маггловских.
  
  К счастью Гарри, в этот раз к нему не заходил Малфой со своими эсквайрами, видимо, знакомство в Косом так впечатлило его, что тот решил не спешить, или же отец запретил ему общаться с ним, справедливо полагая, что Поттер плохо повлияет на сына. Не заходила и Гермиона, чему Гарри был рад. Грейнджер не была его врагом, как не была и другом. Просто тень из прежней жизни. Воспоминание.
  
  - Первокурсники! Первокурсники, все сюда! - загрохотал Хагрид...
  
  Гарри с улыбкой смотрел на приближающийся замок. Хогвартс... Как много в этом слове! И дом, и друг, и семья, и любовь...
  
  - Это не твоя жаба? - спросил Нева сидящий справа от Гарри Тео.
  
  - Ой, Тревор! - обрадовался Невилл. - Спасибо! Спасибо... эм...
  
  - Теодор Нотт, - вежливо кивнул тот.
  
  - А я Невилл Лонгботтом!
  
  - Приятно, - снова кивнул Нотт.
  
  - А меня зовут Гарри Поттер, - улыбнулся артефактор, с любопытством разглядывая будущего сильнейшего Боевого мага страны.
  
  - Теодор Нотт. Приятно познакомиться, - с не меньшим любопытством он разглядывал знаменитого Мальчика-который-выжил.
  
  - Вообще-то, сначала нужно представиться даме и лишь потом знакомиться друг с другом! Меня зовут Панси Паркинсон, и я...
  
  Мальчики дружно фыркнули, заставив без пяти минут слизеринку возмущенно хватать воздух.
  
  - Волнуешься? - шепотом спросил Гарри у бледного Невилла. Вот-вот они должны были пройти в Большой зал Хогвартса и пройти распределение.
  
  - Д-да! А ты разве нет?
  
  - Нет, - улыбнулся Поттер, - и тебе советую не париться! Все будет хорошо! Ты мне веришь?
  
  - В-верю! - Нев так яростно кивнул, что Гарри даже заволновался о целостности шейных позвонков друга.
  
  - Я тоже тебе верю, - невозмутимо сообщил подслушивающий Нотт.
  
  - Рад, - улыбнулся Гарри, на что Тео кивнул.
  
  - Гарри! А ты точно хочешь на Равенкло? А если попадешь...
  
  - Нев, дружище! - он положил руку на плечо другу и легонько сжал его плечо. - Распределяющая шляпа идет навстречу первокурсникам. Если хорошенько попросить, то она отправит тебя туда, куда попросишься! Программа-то везде одинакова!
  
  - Ладно, - выдохнул тот, - и спасибо тебе, Гарри...
  
  Большой зал встретил Поттера взглядом сотен магов и магесс. Гарри с улыбкой посмотрел на потолок.
  
  - Я читала, что ее зачаровывали...
  
  А вот и Гермиона в нетерпении доказать, что она лучшая, делится знаниями.
  
  - Тьфу! Грязнокровка! - донесся до него шепот Малфоя и глумливый смех Кребба и Гойла.
  
  "Надо бы выбить из тебя эту дурь, будущий Главный целитель Мунго!" - с улыбкой подумал Поттер.
  
  - Сейчас я буду называть ваши фамилии, и вы будете...
  
  "Все же будет нелегко учиться с детьми, хоть я и ровесник физически им, но все же было бы лучше попасть на четвертый курс или третий..." - грустно думал Гарри, глядя, как Ханна Аббот идет к Распределяющей шляпе. Одна за другой, один за другим шли к своим факультетам первокурсники, пока...
  
  - Лонгботтом Невилл! - позвала Макгонагалл.
  
  Невилл на дрожащих ногах подошел к табурету и сел, нахлобучив шляпу. Та долго молчала и кривила свои полы. Лонгботтом решительно сжимал челюсть и даже покраснел. Видимо, Нев яростно с ней спорил.
  
  - Равенкло! - проорала шляпа, и Нев с надеждой и мольбой посмотрел на Гарри.
  
  "Дурень ты, Поттер! Не догадался, почему раз за разом он спрашивал, куда ты собираешься!" - мысленно раскритиковал себя виновник произошедшего, а сам улыбнулся и кивнул другу. - "Дурень! Теперь только на Равенкло, иначе..."
  
  - Поттер Гарри!
  
  И тут же послышались отовсюду шепотки.
  
  - Она сказала Поттер?
  
  - Тот самый Поттер?
  
  - А он высокий...
  
  - А я думала, что он...
  
  "Так, так..." - раздался у него в голове голос. - "Юноша! Раскройтесь, иначе я не смогу отправить вас туда, где вы обретете себя!"
  "Равенкло! Только Равенкло!" - твердо подумал Гарри, вспоминая все те книги, все те артефакты, о которых он читал и видел.
  "Но откуда вам знать..."
  "Я знаю! Отправь меня на факультет великой Ровены!"
  "Ну что же..." - Гарри почувствовал, как задвигалась ткань шляпы на голове, - Равенкло!
  
  Зал взорвался аплодисментами. Даже слизеринцы хлопали, а Тео и Драко вежливо кивнули. Подойдя к столу орлов, Гарри уселся рядом с Невом.
  
  - Я... Спасибо! - улыбнулся он.
  
  - Тебе спасибо!
  
  - За что? - удивился Невилл.
  
  - За то, что верил...
  
  * В "Ордене Феникса" у Грюма был посох.
  
  ** Эгида - магический щит высшего порядка, защищающий как от магических, так и от физических атак.
  
  *** В пятой книге показан гобелен. Но, учитывая долгожительство магов, вряд ли именно тогда образовался род Блеков. В фике "Гостья" за авторством Leka-Splushka, есть хороший обоснуй, почему они так высокомерны даже к другим чистокровным, хоть и ведут свой гобелен с девятнадцатого века.
  
  ========== Первый день. Снова ==========
  
  Гарри задумчиво шагал вместе с остальными первокурсниками в Башню Равенкло. Невилл держался рядом с другом и бледнел от осознания того, что попал на факультет умников. А умным он себя не считал.
  
  - Гарри? А если я буду слишком глупым для факультета? А если...
  
  - Нев, все будет хорошо! - успокаивал он друга. - Мы все сейчас в одинаковых условиях, и если тебе вдруг понадобится помощь, то я всегда буду рядом!
  
  - Честно? - спросил пухлый мальчик, глядя на высокого друга настолько доверчивыми глазами, что Гарри стало несколько неуютно.
  
  - Честно! Слово даю!
  
  Пенелопа Кристал, высокая светловолосая девушка-староста, остановилась у стены, на которой гордо красовалась голова орла.
  
  - В отличие от других факультетов, пройти в нашу обитель не так-то просто. Если для львят и змей достаточно пароля, а для барсуков - знания мелодии, то нам нужно разгадать загадку стража-артефакта, которого сделала сама Великая Ровена! - первокурсники зачарованно уставились на голову орла. - Загадка может быть как детская, так и заставляющая задуматься о философии, психологии и тому подобное. Итак, смотрите...
  
  С этими словами она дотронулась до клюва орла, и тот засиял голубоватым светом.
  
  - Что в огне не горит и в воде не тонет? - раздался механический голос.
  
  - Лед! - подумав пару секунд, ответила староста.
  
  - Верно. Можешь войти, - тут же в стене рядом с артефактом появилась дыра наподобие прохода в Косой переулок.
  
  - А для вас это испытание. Своего рода посвящение! - улыбнулась девушка и исчезла, оставив шокированных первокурсников.
  
  - Да вы что, издеваетесь?! - процедил златовласый Энтони Голдстейн и с размаху кинул свою шляпу в стену. Тут же начался гомон недовольных юных эрудитов. Невилл, казалось, сейчас заплачет. Гарри же, напротив, усмехнулся. Он всегда подозревал закрытых орлят в жестком, но практичном юморе.
  
  - Спокойствие! - поднял он руку. То ли этот жест, то ли командный голос, наполненный уверенностью в себе и силой, успокоил детей, но все как один повернулись к нему и вопросительно смотрели. - Что мы теряем? Ничего! Давайте пройдем этот тест! Нам же не сказали, что для каждого будет отдельный вопрос, так?
  
  - Да! - поддержал его Голдстейн, с благодарностью кивнув Поттеру.
  
  - Точно! - улыбнулась Падма Патил. Остальные одобрительно зашумели.
  
  - Тем более, нас много! И, раз все мы здесь, то как минимум не глупее предыдущих поколений! - продолжал Гарри, добиваясь всеобщего воодушевления.
  
  - Поттер дело говорит! Молодец, Гарри! - зааплодировал Терри Бут.
  
  - Конечно, он дело говорит! - поддержал его Невилл и тут же покраснел от всеобщего внимания.
  
  - Начнем! - Гарри подошел к голове орла и коснулся клюва. Снова голубоватый свет и механический голос.
  
  - У тридцати двух воинов один полководец!
  
  - Эм... - промычал выпавший в осадок Гарри.
  
  - Неверно! Следующая попытка: стучат, стучат - не велят скучать. Идут, идут, а все тут как тут.
  
  - Время? То есть... - выкрикнул Майкл Корнер, но механический голос артефакта не дал ему закончить.
  
  - Неверно! Последняя попытка: когда сеть может вытянуть воду? - Гарри тут же поднял руку, призывая всех молчать, и повернулся к одногруппникам. Подойдя к ним, он шепотом спросил:
  
  - У кого какие варианты? Только давайте тихо!
  
  - Я думаю, что сеть может вытянуть воду лишь в трех случаях, - быстро зашептал Энтони, - в первом случае нужно, чтобы вода поменяла свое агрегатное состояние! Во втором можно сжать воду до такой плотности, что...
  
  - Нет-нет! Ты прав! Агрегатное состояние! - зашептала Лайза Турпин.
  
  - Да! Если вода охладится до состояния льда, то...
  
  - Можно сетью вытянуть воду! - закончила за Бута Падма.
  
  - Давай, Поттер! Если не этот ответ будет верным, то либо мы тупы, либо артефакт! - шепотом воскликнул Корнер. Гарри взглянул на Невилла и ободряюще кивнул ему. У друга было такое лицо, будто сокурсники разговаривали на китайском.
  
  - Сетью можно вытянуть воду, если вода замерзнет и превратится в лед! - четко проговорил Поттер.
  
  - Верно. Можешь войти, - как только открылся проход, Гарри отступил в сторону и жестом позвал девочек. Те быстро юркнули, а затем прошли Корнер, Бут, Лонгботтом и Голдстейн. Последним вошел Гарри, и тут же со всех сторон послышались аплодисменты и смешки.
  
  - Рад, что это поколение не хуже предыдущих! - воскликнул Филиус Флитвик, и орлята захлопали с новой силой. - Все-все, хватит, а то наши новички вконец засмущались.
  
  И правда, если девочки покраснели и смущенно потупили взор, то мальчики побледнели, а Майкл и Терри сжали кулаки. Гарри хмыкнул: нечто такое он себе и представлял.
  
  - Идите сюда, малышня! - улыбавшийся до ушей огромный семикурсник Роберт Хиллиард махнул рукой на длинный стол, рассчитанный на одиннадцать человек. На столе был чай, чему Гарри безмерно обрадовался. Ничего такого в львятнике не было. Первокурсники робко прошли к столу и расселись. Гарри пришлось сесть во главе стола, так как остальные были уже заняты.
  
  - Итак, добро пожаловать на Равенкло, мои юные друзья и будущие коллеги! Да-да, наш факультет лидирует по числу выпущенных Мастеров магии! Так что я не ошибусь, если предположу, что большинство из вас достигнет определенных успехов в жизни и в науке! Ума палата дороже злата! Девиз нашего факультета, завещанный нам самой Ровеной Равенкло! Я не буду рассказывать о нашей великой Основательнице, нет! Вы сами должны стремиться познать секреты прошлого. Разум! Вот главная сила мага! Не палочка, не сила, хоть она играет не последнюю роль, а разум! А вместе с разумом и контроль! Я верю в вас! Да откроются вам все пути магии!
  
  Находившиеся в гостиной захлопали, и Флитвик, коротко кивнув, вышел. Остальные стали разбредаться по многочисленным столикам, заставленными свитками пергаментов и книгами. К первокурсникам подошла Пенелопа и улыбнулась.
  
  - Вот такой мы факультет. Этот стол закреплен за вами до конца года. В следующем году здесь будут сидеть первокурсники, а вы, второкурсники, перейдете за другие столики. Этот стол - уникальный артефакт самой Ровены! Здесь вам будет гораздо легче концентрироваться, запоминать массивные объемы информации и многое другое! Только не спите здесь, иначе у вас будет голова болеть...
  
  Комната первокурсников была такой же, как и в Гриффиндоре. Пятеро первокурсников устало заняли себе кровати и принялись раскладывать вещи. Гарри занял себе кровать у окна, а Невилл - кровать справа. Слева от Гарри занял Энтони.
  
  - Давайте познакомимся завтра? - предложил отчаянно зевающий Майкл. Сил на разговоры не осталось, и все что-то одобрительно промычали.
  
  Гарри лежал на боку и смотрел, как луна выходит из-под тучи. Потихоньку ночное небо очищалось от темных пятен. Наверное, в такую ночь хорошо учить астрономию...
  Хоть плана как такового у Гарри не было, но одно он знал точно: Невилл уже не будет тем, кого он знал больше полувека в той жизни. Интересно, каким он теперь станет? Как ни крути, а факультет накладывает отпечаток на личность.
  "А я? Разве я не имею шанса измениться? Ведь теперь я на Равенкло!" - отчего-то изменяться Поттеру не хотелось.
  "Но я-то сформировавшаяся личность!"
  "И? Даже камень изменяется под воздействием воды! Все изменчиво!" - внутренний голос будто говорил одновременно голосом Финеаса и Альбуса...
  
  Ему снилось, что тот таинственный серебристый мешок разворачивался и оттуда выходила статная красивая женщина со строгим лицом. Она что-то говорила ему, то показывая на невесть откуда взявшуюся книгу, то на миниатюрную копию Хогвартса, то на его шрам, то на статуэтку дракона. Вот она наклонилась к нему, и...
  
  - Гарри! Вставай, - тормошил его Невилл, - на завтрак опоздаем! Гарри!
  
  - Да-да! Вот, уже встал...
  
  За завтраком на него указывали пальцами и громко "шептались" о шраме. Признаться, за десятилетие жизни у Дурслей Гарри отвык от такого, и то, что происходило сейчас, изрядно портило ему настроение.
  
  - Гарри, у нас сейчас будет Зельеварение, а книгу я в комнате забыл, - пролепетал побледневший Невилл. Расписание им дали утром, что выгодно отличало от Гриффиндора: там им расписание всегда давали за завтраком, так что им приходилось возвращаться сначала в Башню, а потом спускаться в тот или иной кабинет.
  
  - Не беспокойся, Нев, заглянем в библиотеку, - успокоил его Поттер и почувствовал тяжелые взгляды двух профессоров и один любопытный - директора. Вчера он даже мельком не взглянул за профессорский стол. Вероятно, Снейп и Квирелл чувствовали себя уязвленными, а Дамблдор - заинтригованным.
  
  В библиотеке, куда их привел Роджер Дэвис, у которого было окно, никого не было. За пять минут оформив подписку у мадам Пинс, они взяли два экземпляра "Магических отваров и зелий" Жига Мышьякоффа. Невилл, не открывавший учебник в течение лета, ужасно боялся урока. Но Гарри его успокоил, заверив, что сядут они вместе, и он будет помогать другу.
  
  Спустившись в подземелья, они увидели о чем-то спорящих соседей по комнате. Дэвис ушел, о чем-то переговариваясь с Дэвидом Пресли, у которого тоже было окно и который привел первокурсников в подземелье.
  Присоединившись к соседям по комнате, Гарри с удовольствием включился в спор. Предметом спора орлят была сердцевина палочек. Бут утверждал, что разницы между ними нет, а все зависит от самого мага. Голдстейн оспаривал его мнение своими знаниями о самих магических существах. Дескать, чем сильнее и "волшебнее" существо, тем сильнее будет и палочка с его сердцевиной. Майкл же говорил, что все дело в ядре мага. Чем больше и насыщеннее объем ядра, тем сильнее будут заклинания. И все они были правы, но индивидуалисты-равенкловцы не могли этого понять. Яростную дискуссию прервало появление барсуков. Хаффлпафцы поздоровались с равенкловцами и начали знакомиться. Гарри почувствовал взгляды и, повернувшись к Сьюзан и Ханне, улыбнулся им, отчего те покраснели и отвернулись.
  С ударом колокола, оповещавшего о начале занятий, дверь в кабинет открылась.
  
  - Заходите! - холодный голос Снейпа заставил Гарри поморщиться. Да, этот человек многое сделал в борьбе против Реддла, но вот его отношение к ученикам иначе, чем мерзким, и не назовешь.
  
  - Нев, сюда! - указал он на последний стол. Как только они расселись, Мастер Зелий выдержал паузу, а потом начал знакомство с классом, задержавшись на его фамилии и обозвав "знаменитостью". Толкнул свою речь о важности зелий. Пропустив ее мимо ушей, Гарри думал о том странном сне и прикидывал, что бы сделать с тем мешочком. Секреты артефакта так и манили его.
  
  - Поттер! - неожиданно произнес он. - Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни?
  
  "Опять двадцать пять!" - раздраженно подумал Гарри.
  
  - Напиток Живой смерти... сэр!
  
  - А если я попрошу вас принести мне безоар, где вы его будете искать? - тем же резким тоном спросил Снейп.
  
  - В желудке козы. В аптеке. В вашей кладовой... сэр! - отвечал Гарри спокойным тоном.
  
  - В чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха?
  
  - В названии. Одно и то же растение, также именуемое аконитом...
  
  - Достаточно! Плюс балл Равенкло! А вы чего не пишете?! - накинулся он на остальных, не замечая удивление Поттера.
  
  Как ни странно, но Снейп больше не придирался, а Невилл под чутким руководством Гарри не добавил иглы дикобраза. Таким образом к концу занятий у всех равенкловцев, за исключением Корнера, получились идеальные зелья. У хаффлпафцев половина справилась, а другая - нет, отчего Снейп начал пуще прежнего говорить о "стаде болванов и баранов".
  
  Как бы то ни было, но Гарри принял твердое решение изучать зелья. В его приоритетном списке на первом месте стояла Трансфигурация, Чары и Боевая магия, где он хотел достичь Мастерства, Зелья и... Темная магия, в особенности Демонология и магия Крови. Да и зелья, по сути своей, своеобразные артефакты. Так что учиться, учиться и еще раз учиться, как говорил... Интересно, кто это говорил? Никак не вспомнить...
  
  - Ты молодец, Поттер! - важно кивнул ему на выходе Эрни Макмиллан.
  
  - Спасибо, - вернул ему кивок и улыбнулся, - ты тоже показал себя молодцом!
  
  - Эрнест Макмиллан, к твоим услугам! - протянул он руку для рукопожатия.
  
  - Гарри Поттер, рад знакомству! - пожал ему руку. Тот снова важно кивнул и удалился, вызвав улыбку у Гарри. Он "вспомнил", что этот важничающий пока что мальчик в будущем станет самым успешным Министром магии за последние двести лет.
  
  - Гарри? А ты не мог бы позаниматься со мной? - робко спросил Невилл. - Ты только не подумай, что я злоупотребляю нашей дружбой и...
  
  - Даже не думал! - хлопнул того по плечу. - Конечно, я обязательно разъясню тебе непонятные тебе моменты! Так, что у нас следующим уроком?
  
  - Гербология...
  
  В теплицах, куда их привел староста Хаффлпафа, им выдали фартуки и перчатки. Профессор Спраут распределила их по нумерованным участкам, где из-под почвы выбивались шевелящиеся отростки.
  
  - Внимание! Слушаем меня внимательно! - начала вступительную речь Помона. - Многие из вас относятся к Гербологии как к незначительному обязательному предмету, но... Но! Гербология - одна из старейших, если не самая старая дисциплина магии! Гербология - единственная ветвь магии, по которой не были потеряны знания в бесчисленных войнах и катастрофах. Представьте себе знания, накопленные за тысячелетия жизни магов!
  И все растительное, что вы едите на столах, выращено Гербологами! Мы обеспечиваем всю магическую Британию именно тем, на что вы смотрите так презрительно и с отвращением! Магия многогранна! И Гербология тоже! Герболог может вырастить растение, благодаря которому не будет знать голода, а может вырастить и растение, которое защитит его дом. Они, растения - живые! И как вы будете относиться к ним, так и они будут относиться к вам! Вопросы? - Гарри сглотнул. Он никак не мог вспомнить свой первый урок Гербологии в той жизни. Тогда она не произносила таких слов... иначе он был бы впечатлен! Или произносила, а он, как дурак, с Роном кривился, глядя на движущиеся отростки? - Вы хотите изучать мой предмет?
  
  - Да! - воскликнули хором барсуки с орлами, вызвав радостную улыбку Спраут.
  
  - Тогда приступим! Это растение называется Китайский ловкач. Он - необходимый ингредиент...
  
  Невилл заработал двадцать пять баллов, отчего смущался весь остаток занятия. Умывшись, они так же вместе с барсуками двинулись на обед.
  У входа в Большой зал они встретились с трио слизеринцев.
  
  - Привет, Поттер! - дружелюбно кивнул Драко. - Как твой первый день в Хогвартсе?
  
  - Привет, Малфой, - в тон ему ответил Гарри, - хорошо, а как твой?
  
  - Могло быть и получше! А все из-за этих грифов! Эти...
  
  - Малфой, не комильфо, - улыбнулся Гарри.
  
  - А? Ой... - маска возмущенного аристократа дрогнула, и из-под нее выглянуло лицо смущенного мальчика. - Да, ты прав...
  
  - Бывает. Нев, идем, дружище! Увидимся, Малфой! - Гарри кивнул блондину и, плечом отстранив стоящего на пути Гойла, прошел в Большой зал.
  
  - Поттер! Лонгботтом! - кивнул равенкловцам оставшийся позади Драко.
  
  - М-малфой, - Невилл осторожно обошел Гойла и поспешил за другом.
  
  Обед состоял из жаренных сосисок, бутербродов с сыром и ветчиной, а также тыквенного сока. За столом Равенкло, если кто и переговаривался, то делал это тихо, а так было тихо, что разительно отличалось от Гриффиндора и в какой-то мере Хаффлпафа. Стол Слизерина хранил гробовое молчание и демонстрировал великолепное знание этикета. Нельзя было сказать, что только змеи соблюдали манеры. Остальные факультеты не отставали от них. Даже Уизли в какой-то мере демонстрировали правила поведения за столом. Кроме Рона, но и его нельзя было назвать свиньей. Просто разговаривал с набитым ртом, не смертельно в конце концов. Сам же Гарри не любил все эти лишние "телодвижения", хоть и знал их хорошо. В этом определенную роль сыграла тетя Петунья, мечтавшая когда-нибудь влиться в высшее общество.
  Размышления Поттера прервало появление сов. Кому-то приносили гостинцы или забытые вещи из дома, кому-то газеты. У равенкловцев по большей части были книги. Заметив вопросительный взгляд Гарри, Роберт Хиллиард разъяснил:
  
  - С первого по второе сентября во Флориш и Блоттс скидки. Мистер Флориш когда-то учился на Равенкло, так что дает нашему факультету определенные привилегии.
  
  - Классно! - восхитился Гарри. - А можно и мне заказать?
  
  - Конечно! Перед ужином дай мне список, и я отправлю с совой. Завтра получишь.
  
  - Спасибо тебе, Роберт!
  
  Насытившись, Гарри и Невилл решили прогуляться на внутреннем дворике. До урока Трансфигурации было полтора часа, так что ребята могли не беспокоиться об опоздании. К ним присоединился и Голдстейн. Бут и Корнер решили поиграть в шахматы в гостиной. Девочки пока что держались особняком, мило краснея, когда к ним обращались мальчики. Все же воспитание чистокровных - а все девочки были чистокровными - давало о себе знать.
  
  Разлегшись на скамье, Гарри наблюдал за редкими перистыми облаками, лениво проплывающими по синему небосводу. Энтони читал биографию Эрика Шторма, прославленного Мастера Стихийной магии, жившего в средних веках. Невилл пытался повторить движения палочкой из книги "Пособие по Трансфигурации для начинающих" Эмерика Свитча. В общем, идиллия...
  
  - Гарри, тут написано, что палочка должна идеально слушаться... а у меня... - застеснялся Невилл. Гарри продолжал смотреть на него, ожидая продолжения, хоть и знал, что палочка перешла к другу по наследству. Энтони также внимательно слушал, отложив книгу. - А это палочка не моя! Она принадлежала отцу... вот...
  
  - Можно? - Гарри протянул руку к палочке друга. Получив желаемое, он поудобнее обхватил его. - Энтони, можешь достать палочку? Ага, спасибо. Смотри, Нев! Accio, палочка Энтони!
  
  - Эй! - одновременно возмутился и восхитился Голдстейн, глядя на свою перекочевавшую в руки Поттера палочку.
  
  - Извини, Тони! Можно же тебя так называть? - дождавшись кивка соседа по комнате, он продолжил. - Видишь, Нев. Совершенно чужая палочка прекрасно слушается меня. Все дело в намерении! В цели! В мысленном позыве! Ты - маг! А палочка - всего лишь инструмент, проводник твоей магии! Так что не стоит тебе беспокоиться, дружище! Четко проговаривай, желай, чего хочешь, и все получится! Держи, Тони. Лови, Нев.
  
  - Вау! Гарри, ты не перестаешь удивлять! - улыбнулся Тони. - Что это было за заклинание? Насколько я понял, оно приманивает? Научишь?
  
  - Хорошо, дам вам пару уроков. Заклинание Accio, или Манящие чары, мы начнем проходить лишь на четвертом курсе. - Гарри встал и, скрестив руки за спиной, принялся мерить шагами лужайку. Нев и Тони внимательно слушали его. - И тому есть причины! Во-первых, оно энергоемкое! Во-вторых, по незнанию можно притянуть к себе нежелательные предметы. Например, если четко не проговорить то, что ты хочешь притянуть к себе, можно получить травму и даже умереть! Некто Уильям Хопстед, призвав камень, умер, будучи заживо погребенным камешками и валунами. Поэтому нужно четко проговаривать призываемый предмет. Нужна конкретика! Нужно ясно представлять себе то, что хочешь призвать! Движение простое: взмах палочкой и указать на призываемый предмет. Давай, Нев, попробуй. Призови книгу Тони.
  
  - Ладно, - послушно кивнул тот, - Akcio, книга Голдстейна! - книга даже не шелохнулась.
  
  - Неправильно произнес заклинание, - усмехнулся Гарри. - не Akcio, а ACcio! Еще раз!
  
  - Accio, книга Голдстейна! - книга дернулась и упала, расстроив Нева.
  
  - Ты не верил в успех, дружище! Нужно поверить в себя! Четкость! Ясность! Еще раз...
  
  Как только они вошли в кабинет Трансфигурации, ударил колокол. Гарри и Нев сели за одну парту. Тони сел спереди. Кошка на столе невозмутимо смотрела на рассаживающихся учеников.
  
  - Афина! - выкрикнул Гарри и расплылся в улыбке. - Что же ты убежала от меня?! Я даже не успел тебя помы...
  
  - Вы ошиблись, мистер Поттер! - жестко сказала превратившаяся обратно в человека и покрасневшая Макгонагалл.
  
  - Кажется, так и есть, профессор, - улыбнулся Гарри и сел на место.
  
  - Что ж, начнем...
  
  Гарри пропустил мимо ушей вступительную речь о важности Трансфигурации и зевнул, когда профессор превратила стол в свинью. Затем она раздала всем спички и велела превратить их в иголки.
  
  - Нев, помни о четкости и ясности! Главное - намерение! Давай, я в тебя верю, - подбодрил он друга. Тот кивнул и засопел. Гарри же было скучно. Он быстро справился с заданием и внимательно читал следующую главу.
  
  - Мистер Поттер? - подошедшая к столу Минерва поджала губы. Гарри молча показал ей на иглу. Взмах палочкой - и стальная серебристая игла вновь стала деревянной спичкой. Снова взмах - и игла.
  
  - Замечательно! Смотрите все! Мистер Поттер справился с заданием быстрее всех! Двадцать пять баллов Равенкло! - просияла она. - О, и мистер Лонгботтом преуспел! Хоть и не до конца, но все же! Десять баллов Равенкло! Мистер Поттер, вы освобождаетесь от написания эссе! Вы молодец, Гарри! Ваш отец был выдающимся Трансфигуратором...
  
  После четырёх часов Трансфигурации голова у ребят налилась тяжестью, и думать о домашних заданиях не хотелось. Впрочем, так всегда бывает после первого учебного дня. Что у магов, что у магглов.
  
  - Гарри, до ужина ещё два часа. Может, погуляем? - обратился к нему Тони.
  
  - Давай, - согласился Поттер. - Можно сходить к Черному озеру.
  
  - Эй, а можно и мы с вами? - спросил Бут, а Корнер согласно кивнул.
  
  - Да, конечно! Кто ещё?
  
  Сидеть на берегу озера было приятно. Солнце ещё не скрылось за горизонтом, легкий ветерок приятно холодил кожу ребят. Вся мужская половина первого курса сидела тут. Гарри был удивлён тем, что такие индивидуалисты, как равенкловцы, могут вести себя так... Так, в общем. В той жизни он почему-то ходил только с Роном, а потом еще и Гермиона присоединилась к ним, но с остальными однокурсниками общался мало. Да даже не общался вовсе!
  
  - Эх, сейчас бы перекусить чем-нибудь, - мечтательно воскликнул Терри.
  
  - Так за чем дело стало? - усмехнулся Тони. - Труди!
  
  - Мастер Эрни звал Труди? - с хлопком появился домовик в бронзовой наволочке с гербом Голдстейнов: рука, держащая золотую рукоять меча. Лопоухое существо преданно уставилось на хозяина своими большими, удивительно голубыми глазами. Гарри впервые видел такие глаза у домового эльфа.
  
  - Да, Труди. Принеси нам пять бутылок лимонада и столько же бутербродов, - попросил Тони. Домовик кивнул и исчез.
  
  - А вы не хотите мороженое? - Гарри полез в сумку и достал оттуда плетеную корзинку, где находились запечатанные чашки.
  
  - Ого! Безразмерная сумка со Стазисом! - восхитился Корнер. - Она же очень дорого стоит! Тебе ее подарили?
  
  - Сам себе сделал подарок! Держите, ребята...
  
  Появившийся Труди обрадовал ребят напитками и бутербродами. Быстро скушав их, ребята принялись за мороженое.
  
  - Вы меня извините, но нашу домовиху бабушка не отпускает от себя, - проговорил Невилл, жмурясь от удовольствия: ему очень понравилось сливочное мороженое с грецким орехом. - Просто не хочу казаться нахлебником и...
  
  - Да забей, Невилл! - отмахнулся Терри.
  
  - Это мелочи, Лонгботтом, - улыбнулся Тони. Майкл же согласно кивнул.
  
  - Расслабься, дружище! - посоветовал Гарри. - Закрой глаза и насладись вкусом! Вдохни полной грудью воздух этого чудесного дня! Ощути...
  
  - Так-так... Правила не для вас, мистер Поттер? - внезапно прозвучавший голос Снейпа заставил мальчишек вздрогнуть.
  
  - Сэр? Боюсь, я вас не понимаю! - нахмурился Гарри.
  
  - Чей это был домовик?! - процедил декан змей, пристально смотря на Поттера.
  
  - Мой, сэр! - ответил Тони. - Это запрещено?
  
  - Да! - рявкнул он. - Устав Хогвартса, пункт двадцать три! В глаза мне смотреть, Поттер!
  
  Гарри, до этого не смотревший в глаза профессора, покачал головой. Он не хотел выдавать свои познания в Окклюменции. Да и щит у него был слабоват против Мастера Ментальной магии. Но на всякий случай он незаметно взял свою палочку.
  
  - Северус? - появившийся столь внезапно Флитвик спас ситуацию. - В чем дело?
  
  - Они нарушили устав школы, вызвав домовика! - прошипел Снейп.
  
  - И всего-то? Брось, Северус. Это первый день их учебы, ничего страшного! Сегодня я видел, как мистер Кребб вызвал своего домовика. И, как видишь, ничего страшного не случилось. Что-то еще?
  
  - Ничего! - выплюнул он и быстрым шагом ушел восвояси.
  
  - А вы больше не зовите домовиков, ясно? - улыбнулся ребятам Флитвик.
  
  - Да, сэр! Спасибо, сэр! - поблагодарили его первокурсники.
  
  - Вы молодцы! Заработали в первый же день шестьдесят один балл! Похвально, - улыбнулся он. - Что же, продолжайте в том же духе! Помните, все эти баллы - ничто по сравнению со знаниями! С навыками и опытом...
  
  Спускаясь на ужин, Гарри повстречал Нотта. Невилл, ушедший в Большой зал вместе с ребятами пораньше, ждал его там.
  
  - Поттер, на пару слов, - кивнул Тео и отошел за угол. Заинтригованный Гарри пошел следом за ним, но на всякий случай взял поудобнее палочку.
  
  - Нотт?
  
  - Я заметил, что у тебя плавная походка и предположил, что ты занимался фехтованием или... танцами!
  
  - Второе, - усмехнулся Гарри, - а вот ты - фехтованием!
  
  - Верно, - Тео вернул ему усмешку, - не хочешь ли ты... стать моим спарринг-партнером? Из моего факультета только несколько человек занимаются фехтованием, но все они слишком... массивны...
  
  - С удовольствием! - расплылся в улыбке Гарри. - Когда?
  
  - Через час после ужина в четвертой аудитории шестого этажа. Все необходимое у меня есть. До встречи, Поттер!
  
  - До встречи, Нотт!
  
  После ужина Гарри с ребятами поднялся в гостиную. Благо Нотт назначил место встречи в десяти минутах ходьбы от Башни факультета. Переодевшись в спортивный костюм, он было двинулся на встречу, но Невилл увязался за ним.
  Чтобы тот отвязался, нужно было нагрубить, чего Гарри не желал. Так что Нотт увидел не одного равенкловца, а двух.
  
  - Поттер, эта деревянная палка - артефакт. Имеет три режима: катана, двуручный меч, шпага, - объяснял Тео, протягивая полуметровую гладкую палку.
  
  - А почему катана? - полюбопытствовал Невилл, поедая мороженое, которое он выклянчил у Гарри.
  
  - Потому что японские фехтовальщики на данный момент сильнейшие в мире! - ответил за Тео Гарри.
  
  - Верно, - одобрительно кивнул Нотт, - приступим. Все же двуручный меч?
  
  - Да, я же, как-никак, англичанин, - ухмыльнулся Гарри, - хотя нужно и катаной овладеть.
  
  - Я не придерживаюсь определенного стиля, Поттер. Моя главная цель - эффективность и скорость! Начнем? - он прочертил шпагой восьмерочку.
  
  - Начнем! - кивнул Гарри и перебросил деревянный меч из рук в руки. - А магию применять можно?
  
  - Нужно! - ответил Тео и, ухмыльнувшись, вскинул руку.
  
  - Ч-черт! - выдохнул Гарри, не успев поймать слетевшие очки. - Я плохо вижу...
  
  - Убит! - Тео легонько обозначил касание клинка в грудь. - Держи, Поттер...
  
  - Ого! - восхитился Невилл. - Ты такой быстрый, Тео!
  
  - Да ладно, чего уж, - отмахнулся слизеринец, но было видно, что похвала ему приятна. - Тебе, Поттер, нужно зрение лечить...
  
  - Да-да! Все время забываю об этом! Ладно, теперь серьезно... готов? Accio, оружие Нотта...
  
  Невилл широкими глазами смотрел на сражающихся первокурсников. В душе мальчика зрели зависть, злость и решительность. К счастью, зависть и злость были направлены в конструктивное русло. Мальчик твердо пообещал себе, что обязательно станет таким же сильным, как Гарри Поттер и Теодор Нотт...
  
  ***
  
  В кабинете директора Хогвартса было тихо. Спали портреты прежних директоров. Спал и феникс, фамилиар Дамблдора. Сам Великий волшебник задумчиво жевал лимонную дольку, запивая доброй порцией медовухи.
  
  - Мальчик, несомненно, весьма талантлив. Весьма... но все же... но все же не породит ли восхваление его способностей тщеславие? - выдав очередную непонятную и замудренную фразу, он тяжело вздохнул и помотал головой. - Засиделся я что-то...
  
  Встав из-за огромного стола, пережившего многих директоров Хогвартса, он прошел к окну. Мысленный посыл сильнейшего мага легко распахнул окна, впуская свежий воздух, наполненный начинающейся осенью.
  
  - Тряхну-ка я стариной, - улыбнулся в бороду чародей и легко, без метлы взмыл в воздух и вылетел наружу. Проснувшийся феникс с задорным клекотом догнал его и закружил вокруг, оставляя в воздухе огненные полосы. - Помнишь, старый друг, как повстречались с тобой? Я тогда был так молод, а ты совсем еще птенец...
  
  Феникс издал радостный клекот, как бы говоря: "Конечно, помню!"
  Полетав немного над замком, директор коснулся фамилиара и тут же оказался в своем кабинете.
  
  - Гарри, однако, весьма интригует меня, Фоукс, - обратился он к огненной птице, внимательно слушающей его, - и я рад, что Петунья вырастила его как родного. Но... я все же надеялся, что мальчик попадет на Гриффиндор. С другой стороны, тяга к знаниям весьма похвальна. И кто знает? Быть может, мальчик станет великим ученым? Время покажет, Фоукс. Время покажет...
  
   ***
  
  Филиус Флитвик легонько постукивал длинным извилистым кинжалом по бруску дерева. Мастер был за работой. Увидев, что двое его птенцов вышли из гостиной за час до отбоя, он забеспокоился и пошёл следом. Слизеринец Нотт, как оказалось, пригласил на тренировку Поттера, а Лонгботтом увязался следом. Но это того стоило! Давно он не видел столь талантливого ученика. И если за Гарри чувствовался некий опыт схваток, что вызывало вопросы, то Тео был уникумом! Так легко менять рисунок боя... не придерживаться ни одного стиля, но знать контрмеры для каждого... Да, мальчик был уникальным! Впрочем, если Нотт уже сейчас был истинно Боевым магом, хоть и начинающим, то Поттер был практиком! Виртуозное владение несколькими простейшими заклинаниями позволило ему свести все поединки в ничью! Ему бы только овладеть фехтованием и научиться видеть и изменять рисунок боя, как Тео, и он вполне может достичь Мастерства!
  В данный момент Флитвик делал такой же артефакт, как у Нотта. Деревянный меч. Да, он вполне может потратить несколько часов на подарок сыну своей ученицы. Алиса Стоун* была хорошей девочкой. Доброй...
  
  ***
  
  Северус Снейп был тяжелым человеком. Для всех. Даже для единственного близкого человека. Наслушавшись бредней о чистоте крови, он не облегчил последние дни своей матери. Упреки и сожаления, пропитавшие его письма, ухудшили и без того нелегкое состояние Эйлин. За это он себя ненавидел. Потеряв подругу детства и... возлюбленную, он желал себе смерти.
  Жил ли Северус Снейп? Нет. Он существовал. Любил ли он кого? Нет. Ненавидел? О, да! Еще как! Лютая, безграничная ненависть к бывшему хозяину заставляла его вставать с постели изо дня в день. Лорда еще никто на белом свете не ненавидел так, как Северус Снейп. Жесткий, жестокий и злопамятный Снейп прекрасно чувствовал жжение метки. И со страхом и в то же время с предвкушением ожидал его возрождения. Лишь бы вонзить ублюдку кинжал в сердце! Напоить изощреннейшим ядом! Растворить в кислоте! Но... чертово пророчество и чертов Поттер! Сын ненавистного Джеймса и желанной Лили...
  
  - Тьфу! - декан Слизерина сплюнул на еще не проверенное домашнее задание студента Хаффлпафа. - Никчемные бараны! Так, чья эта писанина? Диггори, значит... Такой же олух, как и его папаша! "Тролль!"
  
  ***
  
  - Уф, вот и закончился первый день! Как тебе, Нев? - Гарри весело спросил друга. Тот посадил Тревора в трансфигурированный Хиллиардом аквариум и тяжело вздохнул.
  
  - Мне понравилось, - улыбнулся он. - Как думаешь, может отпустить Тревора? Да и ты говорил, что жаба - бесполезное животное...
  
  - Да, завтра с утра выкинешь его! - хохотнул Поттер. - Ладно, спокойной ночи!
  
  - И тебе, Гарри! - зевнул Лонгботтом и задернул балдахин.
  
  Задернув и свой, Поттер зажег люмос на палочке и достал тот таинственный мешок. Серебристая ткань мягко холодила его руку.
  
  - Вот уж не думал, что будет загадка для меня, - усмехнулся он, - все же я - Артефактор! Но вот ты, полный секретов, лежишь на моих руках. Что же, пусть будет так! Пусть для меня это будет стимулом! Жаль, пока не хватит сил, чтобы разгадать тебя, но обещаю! Потом я обязательно узнаю, что ты и кем ты создан... Хотя орел и ворон... Уж не творение ли великой Ровены предо мной? - Гарри покачал головой и, засунув мешочек в рюкзак, лег спать. Завтра будут Чары, История магии и Полеты, а в полночь Астрономия. Нужно отдохнуть...
  
  * Не Гриффиндором единым. Алиса Стоун, после замужества Лонгботтом, у меня выпускница Равенкло.
  
  ========== Хэллоуинские страсти ==========
  
  Невзирая на неудачное знакомство, Хагрид прислал ему письмо. Он приглашал проведать его в пятницу, когда уроки будут до обеда, а после - свободное время. И как он только узнал о расписании? Или действовал наобум? Вероятно, второй вариант.
  
  - Он такой огромный... Бабушка говорила, что в нем течет кровь великанов, - прошептал Невилл, переписывая в эссе правила приготовления жидких зелий, - и нужно быть с ним осторожным!
  
  - Твоя бабушка мудра! - отвечал Гарри, стараясь не уснуть под монотонный бубнеж призрака. - Отклоню это приглашение. Может, как-нибудь потом...
  
  - Гарри, классная идея! Спасибо! - шепнул Тони, с гордостью рассматривая свое готовое эссе по Трансфигурации.
  
  - Пожалуйста! Согласись, все же лучше сделать на уроке домашнее задание, чем спать!
  
  - Да, Гарри, спасибо большое! - улыбнулась Падма. - Это так здорово! Вместо двух часов сна два готовых эссе!
  
  Помня предыдущие уроки сна, то есть Истории магии, Гарри предложил друзьям делать домашнее задание. Профессору Бинсу было все равно, чем заняты его студенты, так что они провели один час и сорок пять минут* с пользой.
  
  Чары безумно понравились всем первокурсникам, что орлам, что барсукам. Флитвик очень хорошо и подробно объяснял темы, приводя живые примеры. В частности, он рассказал, что если у кого-то неподходящие палочки, то не стоит расстраиваться. А нужно целеустремленно, веря в свои силы, заниматься. Ведь, когда они купят подходящую, им станет гораздо легче колдовать. Магия и разум, мол, натренируется. В качестве примера он привел утяжелители, которые используют некоторые игроки в квиддич. Сначала они прыгают с ними, но после того, как снимут, им станет гораздо легче, да и прыгают они намного выше. Гарри был согласен с этим, а Невилл окончательно успокоен. Также неподходящие палочки были у двух хаффлпафцев: Эрни Макмиллан и Захария Смит. Оба чистокровные, и у обоих палочки перешли по наследству.
  
  После Истории магии ребята отобедали и двинулись на урок Полетов. На улице стояла аномальная жара, так что ребята скинули опостылевшие мантии и щеголяли в рубашках. В ожидании мадам Хуч первокурсники двух факультетов окончательно перезнакомились. Непосредственные барсуки осыпали Поттера вопросами, изрядно развеселив равенкловцев, хотя и они горели желанием узнать о его детстве, о палочке. Зато они, как адекватные люди, понимали, что годовалый малыш не может помнить, что было в ту роковую ночь.
  Гарри лишь с улыбкой отмахивался от вопросов. Гораздо больше его занимала метла. Сейчас он вспомнил, что в будущем изготавливал метлы на заказ. Сам процесс изготовления он помнил смутно, но точно знал, что прутья смачивались в каких-то зельях, а на древке вырезались руны. И еще что-то... А у этой метлы прутья торчали в разные стороны. Как и у всех метел Хогвартса. Да уж, этим должен был заниматься Люциус Малфой, а не плести интриги.
  
  - Ну и чего вы ждете?! - рявкнула подошедшая Хуч. С короткими седыми волосами и желтыми глазами вкупе с сердитым выражением лица она смотрелась устрашающе. - Каждый встает напротив метлы, давайте, пошевеливайтесь! Вытяните правую руку над метлой и скажите: "Вверх!"
  
  - ВВЕРХ! - крикнуло двадцать голосов. Гарри же лишь прошептал. Метла прыгнула ему в руку, но большинство же повело себя странно: покатились в другую сторону, не сдвинулись ни на дюйм, попрыгали на земле, как бы решая: стоит им подчиняться команде или нет? Нет, конечно, метла - не разумный артефакт. Скорее всего, нарушения настройки команд. В любом случае, Гарри нашел еще одно занятие, чтобы не скучать в этом учебном году.
  
  - Гарри? Помоги! - метла в руках Нева вибрировала, как генератор в гараже дяди Вернона.
  
  - Махнемся не глядя! - кивнул он другу и забрал его строптивую метлу, а свою сунул ему в руки. - Ну как? Слушается?
  
  - Д-да, - улыбнулся Лонгботтом и оседлал её.
  
  - А теперь, когда я дуну в свисток...
  
  Небо встретило его ласковыми объятиями. Ветер трепал его волосы, а на лицо сама собой всплывала дебильная улыбка. Поднявшись выше всех, он счастливо вздохнул. Как же не хватало ему этого блаженства. Чувствовать себя так свободно, так легко! Парить...
  
  Поттеры - поколения Артефакторов. И первая метла в Британии была сделана Поттером! На заказ, правда. Самому в голову не пришла такая идея, а то были бы Поттеры миллиардерами. Зато каждый Поттер превосходно летает. Интуитивно управлять артефактом может далеко не каждый! Гарри в той жизни думал, что это Дар. Дар к Полетам. Но черт возьми! С его-то ужасным зрением?! Да и те, у кого есть Дар к Полетам, летают сами, без метлы! Лишь много позже он понял, что он интуитивно управляет метлой, подсознательно меняя настройки...
  
  Что-то кричала ему Хуч, махали друзья, крошечные точки на земле, а он все взмывал и взмывал. Все для того, чтобы в следующий миг рухнуть в отвесное пике!
  
  - А-а-а-ха-ха-ха! - из горла вырвался победный смех, и Гарри выполнил безупречный финт Вронского.
  
  "Я дома..."
  
  Хуч рвала и метала, но как-то... наигранно. Было видно, что она в восторге от талантов юноши. И потому она не стала отводить его к замдиректору или декану, лишь сняла с него тридцать баллов.
  
  - Классно ты! Сначала вверх-вверх, а потом фью-ю-ю - и вниз! - захлебывался от восторга Невилл. - А я смогу так? А ты меня научишь? А это не страшно? Ой, что это я... Конечно, страшно! Но ты такой смелый!
  
  - Все-все, Нев, - смеялся Гарри, забавляясь реакцией Лонгботтома, - засмущал уже...
  
  На входе в замок к ним подошел Малфой, на удивление бывший один сегодня. Его глаза горели, а сам он притоптывал на месте от нетерпения.
  
  - Поттер! Ну ты даешь! Финт Вронского! Вот это я понимаю! - затряс руку Гарри ярый фанат квиддича. - А может, полетаем как-нибудь вместе?! Я тоже кое...
  
  - Гарри! - подбежал к нему возмущенный Рональд, а сам виновник устало возвел очи к небу. Реакцию рыжего он знал, как Вингардиум Левиосу. - Он же сын Пожирателя смерти! Как ты можешь с ним дружить?!
  
  - Тебя забыли спросить, Предатель крови! - процедил Драко, покрываясь розовыми пятнами, отчего его бледное лицо приобрело немного отталкивающий вид.
  
  - Он же Темный, Гарри! А ты, Малфой, отстань от него, пожирательское отродье! - распалялся Уизли.
  
  - Спокойствие! - рявкнул Гарри, сжимая кулаки. И, как только рыжий заткнулся, а блондин испуганно посмотрел на него, он достал из рюкзака чашки. - Мороженое? Нев, будешь?
  
  ***
  
  Альбус Дамблдор, имевший обыкновение прогуливаться под чарами Невидимости по замку, улыбался в бороду. Он стал свидетелем фееричного полета юного Поттера, а затем яростной перепалки сыновей двух враждующих семейств. Чем-то юный Гарри напомнил его самого, когда он также угощал лимонными дольками ссорящихся Аластора Грюма и Реджинальда Пруэтта, чьи отцы ненавидели друг друга. Да, Гарри Поттер определенно полон приятных и неожиданных сюрпризов.
  И старый волшебник, насвистывая какую-то старую мелодию, двинулся дальше. Ему было необходимо временами слушать смех детей, ощущать радость и счастье, которыми так щедро делятся с окружающими чистые сердца юных волшебников и волшебниц...
  
  ***
  
  Незаметно наступила пятница. Гарри всерьез воспринял головную боль, возникавшую поблизости от Квирелла. Разоблачать его было рано. У Поттера накопилось слишком много вопросов к духу Реддла-дуралея. Почему-то - Гарри и сам не мог понять, почему - он... презирал его. Может, из-за того, что в будущем встречал воистину могучих магов, а может, из-за многочисленных неудач самого Тома. Ну право слово, как можно не суметь убить школьника?!
  
  - Мда... что-то я неблагодарной свиньей становлюсь! Только благодаря своей удаче я выжил! - пробурчал Гарри, выписывая в большой черный блокнот, который подарил Вернон, заинтересовавшие заклинания.
  
  В библиотеке было тихо. Все же начало учебного года. Немногие занимались вместо того, чтобы гулять снаружи. Все понимали, что теплые солнечные деньки ненадолго и скоро наступят холода.
  
  - Привет! - подошла к его столику Гермиона. - Меня зовут Гермиона Грейнджер! А что ты читаешь?
  
  - Ну, привет, - он вопросительно посмотрел на нее, - меня - Гарри. Ты что-то хотела?
  
  - Эм... может, тебе помочь? - покраснела девочка. - А что ты читаешь? Я тоже учусь на отлично и...
  
  - Гермиона, мне не нужна помощь, спасибо! - покачал головой Гарри.
  
  - Жаль... - искренне огорчилась она.
  
  - Ага, пока! - Поттер не хотел снова дружить с ней. И ей, и ему будет лучше. - "А кто я такой? Кто я такой, чтобы решать за кого-то? Скажи еще, что это для ее же блага, и можно спокойно отращивать белоснежную бороду и улыбаться всем, говоря: мой мальчик!" - Гарри скривился от этой мысли. Не хватало только примерять на себя роль Дамблдора! Глядя на уходящую спину гриффиндорки, он ощутил легкое чувство вины. Они все дети. Рон просто жертва воспитания. Артур - никудышный мужичонка. Подкаблучник. Молли - сверхамбициозная и ленивая. Она считает себя ровней всем выдающимся людям страны, но так не бывает. Так не будет! Она работала? Нет, она лишь взращивала ненависть в своих детях к чистокровным и успешным магглорожденным! А сама в это время жаловалась на свою жизнь вместо того, чтобы привести в порядок свою жизнь и жизнь своих детей! В конце концов она же женщина! Хранительница очага! Вот уж... Предательница крови!
  
  ***
  
  - Expelliarmus! - Тео стремительным выпадом выбил меч из рук Поттера, а следом скастовал Разоружающее.
  
  - Не получается? - ухмыльнулся Гарри, крутанув палочку.
  
  - Не понял... Expelliarmus! Да что же это такое?! - в сердцах воскликнул Нотт.
  
  - Это, мой друг, заклинание древних шумер! А это от греков! - с этими словами он витиевато взмахнул палочкой, и короткая молния вылетела из кончика палочки с пером феникса.
  
  - Protego!
  
  - Ого! Уважаю, - покивал головой Гарри, глядя на полупрозрачную пленку щитового заклинания, - а силенки у тебя еще остались?
  
  - Нет, - позволил себе слабую улыбку Тео, - зато я приблизился к тебе на два шага.
  
  - Ч-черт! - Поттер с трудом уклонился от метящего в лицо кончика шпаги и отскочил назад. - Expulso-Seco-Expulso!
  
  - Эй! - возмутился Невилл, в стороне отрабатывающий простейшие движения: укреплял запястья, раскручивая шпагу. - Ты же его убить мог, Гарри!
  
  - В-все н-нормаль... кха-кха... нормально! - Нотта неслабо приложило об стену. Судя по покрасневшему лицу и выпученным глазам юноши, удар пришелся на солнечное сплетение. Гарри, точно извиняясь, поднял руки, на что Тео лишь слабо кивнул головой. - Кха... связка! Связка, Мордред!
  
  - У тебя феноменальная реакция! - восхитился Поттер. - Ты уклонился от первого Отталкивающего и Разрезающего, а...
  
  - А вот второе Отталкивающее я не ожидал, - честно признал слизеринец, - думал, будет другое заклинание... Да я вообще не думал, что ты умеешь связывать заклинания!
  
  - Каждый в чем-то хорош, Тео, - равенкловец подал руку Нотту, помогая встать, - я с палочкой, ты с мечом, а...
  
  - Убит! - засмеялся будущий Боевой маг, легонько ткнув кинжалом в сердце спарринг-партнера.
  
  - Хитрова-ан! - расхохотался Поттер. - Забыл, что вы не просто так называетесь змеями!
  
  - Вообще-то, змеи - самые полезные в Целительстве животные! - блеснул познаниями Невилл, а, увидев улыбки двух друзей, - Нотта, который безропотно согласился обучать его фехтованию, он тоже считал другом - засмущался.
  
  - Мерлин! Нев, дружище! Ты это брось! - покачал головой Гарри. - То краснеешь, то бледнеешь!
  
  - Да, Невилл, расслабься, - Тео с улыбкой похлопал толстячка по плечу, - ты весь какой-то сжатый, закованный... Не дело это. Без расслабления в фехтовании делать нечего. Не бойся, не беспокойся. Просто вдохни глубоко... выдохни... Все же хорошо! Давай, Лонгботтом! Вдох-выдох...
  
  - Ну... ну ладно, - заулыбался Невилл, растроганный поддержкой двух друзей, - попробую...
  
  - Ну, пробуй, а потом отрабатывай те шаги, которые я тебе показал, - хмыкнул Тео, - а с вами, Поттер, я еще не закончил! Извольте встать в стойку, сэр!
  
  - Как скажете, сэр! - чопорно ответил Гарри, в глазах которого плясали бесенята.
  
  Невилл, глубоко вдыхая и выдыхая, счастливо улыбался. Казалось, с каждым выдохом выходит все то, что тревожило его. Выкрики заклинаний и звон скрещивающихся клинков странным образом успокаивали его, как бы доказывая, что это не сон, не мираж и у него действительно есть друзья...
  
  ***
  
  Летело быстро время, и не успели ученики Хогвартса оглянуться, как настали дождливые дни, а следом за ними наступили холода.
  Хеллоуин. Гарри всегда удивляло, что маги празднуют этот маггловский праздник. Но он никогда не задавался вопросом: почему? Ну празднуют, ну и что? Гораздо важнее, что в этот день он потерял родителей! Безносый ублюдок убил их...
  Вот зачем развязывать войну в обществе, численность которого сравнима лишь с численностью какого-нибудь захудалого маггловского городка?! Сам себе же и противоречит!
  "Ах, нас мало! Ах, волшебной крови почти не осталось!" - Гарри мысленно передразнил лозунги Тома. - Идиот... ну ничего, бешеная ты псина! Ты и сам не живешь, и другим не даешь! Тебя просто нужно усыпить к чертовой матери!
  
  - Гарри, ты как? - участливо спросил Невилл, заглядывая ему в глаза.
  
  - Все хорошо...
  
  - Нет, с тобой явно что-то не то!
  
  - Я не хочу праздновать, Нев. В этот день я хотел бы быть в другом месте... Точно! Я сейчас! - Гарри вскочил из-за стола и подбежал к преподавательскому столу. - Доброе утро, профессор Флитвик! Доброе утро, директор! Профессора! Профессор Флитвик, разрешите обратиться к вам с вопросом?
  
  Профессора с улыбкой смотрели на Мальчика-который-выжил.
  Минерва души не чаяла в нем, считая, что талант Джеймса в полной мере передался его сыну. Она искренне считала, что Гарри в будущем станет Трансфигуратором.
  Помона относилась к нему весьма благосклонно: он и Невилл Лонгботтом обещали стать замечательными Гербологами. Хотя у последнего был ярко выраженный Дар.
  Флитвик, воплощение идеала педагога, считал, что у учителя не может быть любимчиков. Но Поттер серьезно поколебал его принципы. Гарри был его любимчиком.
  Альбус ласково улыбался ему. Могущественный эмпат уже знал, о чем будет просить Герой Магического мира. И он был этим чертовски доволен!
  Квиринус Квиррел хищно смотрел на лучшего студента первых курсов. Мальчик не случайно стал виновником падения его Повелителя, раз уже в столь юном возрасте может похвастаться ярко выраженными талантами!
  Северус Снейп раздраженно смотрел на "знаменитость" и только хотел было жестко отчитать его за прерывание трапезы, но следующая просьба заставила его заткнуться.
  
  - Сэр! Сегодня... В этот день, я потерял родителей... Я бы хотел навестить их могилу!
  
  ***
  
  Годрикова лощина встретила их моросящим дождиком. Филиус взмахом руки наколдовал простенький щит от воды.
  
  - Ты понял, что я только что сделал? - спросил он, когда они подходили к воротам кладбища.
  
  - Невербальное беспалочковое?
  
  - Ты очень одарён, Гарри! - улыбнулся полугоблин. - И, если ты не против, я сделаю все от меня зависящее, чтобы реализовать весь твой потенциал.
  
  - Сэр... Спасибо, сэр!
  
  - Не стоит, юный Поттер! Вот мы и пришли... я оставлю тебя - думаю, что ты хочешь побыть наедине...
  
  - Да, сэр! Спасибо! - признательно склонив голову, Гарри подошел поближе к могиле родителей. Родители... Он часто не понимал, как смеют некоторые его знакомые пренебрегать своими родителями. Ведь они самые близкие, самые родные люди на земле! Никто, ни один человек в мире не заменит отца и мать! Тот же Сириус послал своих родителей, но разве... разве не Вальбурга радела за него больше всех на свете?! Он доверился Дамблдору, и что в итоге?! Хоть кто-то из Ордена пытался хотя бы узнать причины его предательства? Нет. Никто. Даже Ремус поверил! Хотя... отец и крестный сами виноваты в том, что Лунатик отдалился от них. Они ведь считали, что именно Люпин - предатель! Но разве волки предают? Для волка нет ничего важнее стаи. А стая Ремуса... кинула его. Поэтому впоследствии Гарри и не обижался на него. Очень легко обвинять других в своих бедах. Так делают трусы. А Лунатик никого не обвинял. Он пытался просто жить...
  
  Ретроспектива.
  
  Ремус сидел на кресле, задумчиво созерцая огонь в камине. Рон и Гермиона вышли из комнаты: рыжий в туалет, а подруга в библиотеку. Иногда Гарри ловил себя на мысли, что они больше охраняют его, нежели...
  
  - Я не умел дружить, - внезапно выдал Ремус, сбив Поттера с мысли, - не знал просто, как это все делается. Под конец первого курса мы, четверка гриффиндорцев, подружились. Джеймс и Сириус были знакомы задолго до этого, так что они были лучшими друзьями уже с первых дней. Неудивительно: кузены, как-никак. С Питом они сдружились под Рождество. Северус и Мальсибер решили провести "профилактическую беседу с возможным Предателем крови!"
  
  Гарри слушал, затаив дыхание: ему ещё не рассказывали ранние годы жизни отца и крестного. Упоминание Бродяги болью отозвалось в душе шестикурсника, но хотя бы так он будет жить - в воспоминаниях.
  
  - Джим и Сири наткнулись на них случайно. И, естественно, разозлились. Снейп держал Пита, а Мальсибер бил того в живот. Они кинулись на выручку и победили. За счёт эффекта внезапности. Но слизеринцы каким-то образом выставили гриффиндорцев виноватыми, так что Слизнорт назначил им отработки и снял баллы, а Макгонагалл поддержала это решение, щедро добавив отработки у Филча. До самой весны они каждый день чистили грязные уголки замка. Вот отсюда, кстати, мы так хорошо знали строение Хогвартса. Я начал дружить с ними под конец первого курса, когда твой отец и крестный под мантией-невидимкой узнали о моей пушистой проблеме. Подслушали разговор Минервы и Помфри. И вынудили меня признаться, - Лунатик сглотнул и помотал головой, будто отгоняет плохие мысли. - Я... я не знал, как дружить! Боялся, что если скажу им что-то не то, то со мной перестанут дружить! А мы... мы порой переходили грань! Снейп-то ладно, он заслужил! Не думай, что он был одинок в нашей детской вражде, нет. Мальсибер, Розье и Рабастан были его соседями по комнате, так что все было честно. Четыре на четыре. Иногда они четверкой наезжали на кого-то из нас, иногда мы. Это была всего лишь детская вражда. Соперничество. Все изменилось на пятом курсе, когда слизеринцы потребовали от Северуса прекратить общение с твоей матерью. И пока он думал, они не поддерживали его. А мы ничего не знали об этом! Дальше и произошло то самое событие, которое ты увидел в думосборе Снейпа. Он обвиняет нас в том, что оскорбил твою маму. А на деле он сам виноват. Такие слова не вылетают из уст просто так даже в самом паршивом настроении. Всегда легче обвинять других, чем признать свою ошибку. Так делают трусы, Гарри. Снейп - трус. Но он и храбрый человек. Не каждый осмелится быть шпионом у Волан-де-Морта...
  
  - Лучше расскажи об отце, Сириусе! О Мародерах! - попросил Гарри, ненавидевший Зельевара.
  
  - Хм, хорошо... Мародеры. Так нас прозвали. Как я и говорил, я боялся потерять дружбу с ними. Поэтому, когда Джеймс и Сириус, обманутые хитрыми старшекурсниками, утверждавшими, что так звали легендарный отряд рыцарей-магов, начали именовать себя Мародерами, я не стал разубеждать их. Зато Лили назвала нас идиотами и объяснила значение этого термина. Как же Джеймс бесился! - грустно улыбнулся Ремус. - Правда, недолго. Как напоминание о том, что их обманули, Сохатый решил оставить название. Мародеры!
  
  - А я-то гадал! - засмеялся Гарри. - А кто были те старшекурсники и на каком вы были курсе, когда вас обманули?
  
  - Пруэтты, - светло улыбнулся Люпин, - близнецы Пруэтты! Те ещё шутники были! Близнецам Уизли до них далеко... Мы были на втором курсе, а они на седьмом...
  
  - Их убили?
  
  - Да. Первые жертвы с нашей стороны... Долохов второй по силе после Волан-де-Морта. Пруэтты переоценили свои силы. Если встретишься с ним в бою, то просто беги. Пройдет много лет, прежде чем ты достигнешь уровня Антонина...
  
  - Мне суждено сразиться с его хозяином! - глухо бросил Гарри.
  
  - Только через мой труп! Чтобы ни говорил Альбус, ты не готов! - резко ответил Люпин, глаза которого на миг вспыхнули желтым.
  
  - Хм... думаю, профессор Дамблдор знает лучше тебя! - то, что копилось в нем с третьего курса, с того момента, как он узнал, что Ремус был близким другом его родителей, вырывалось. - Не тебе решать, что мне делать! Где ты был до третьего курса?! Почему не интересовался моей жизнью?! А сейчас смеешь заявлять мне, что...
  
  - Прости, Гарри! - рявкнул мужчина. - Прости, что не интересовался тобой! Прости, что не ставил тебя в центр моей жизни! Прости, что забыл! Но, знаешь ли, ты для меня все эти годы был... чужой! Я и видел-то тебя лишь в момент твоего рождения! В Мунго! И все! Меня не приглашали в ваш дом! Твой отец и Сириус подозревали меня в шпионаже! И все из-за того, что я - темное существо! Прости, что мне было плевать на тебя...
  
  - Но... но ведь...
  
  - Гарри... для меня ты больше Гарри, чем сын моих друзей. На третьем курсе я искренне привязался к тебе. К тебе! А не к тому, что ты...
  
  - Неправда! - вскочил на ноги Поттер. - Ты лжешь! Мой отец и Сириус не могли так относиться к тебе! Крестный бы мне обязательно все это рассказал! Как ты смеешь говорить такое после его смерти! Ты... ты...
  
  - Гарри...
  
  - Ты оборотень! - выпалил Поттер и тут же ужаснулся тому, что произнес.
  
  - Это... это очевидно, - неожиданно сухо произнес Ремус. Гарри и подумать не мог, что мягкий Люпин мог говорить таким тоном. - Что же, я пойду. Дела, и все такое...
  
  - Ремус, подожди! - но мужчина не остановился. - Лунатик...
  
  Конец ретроспективы.
  
  - Здравствуйте... не знаю, что сказать! - юноша опустился на колени. - В общем... А знаете, что?! Плевать на все! Я просто люблю вас! Неважно, что я узнал о вас: хорошее и... плохое. Может, ты, папа, и был хулиганом, мягко говоря, но я вас люблю! Очень! Для меня вы важнее всех на свете! И... Лунатик вас простил. Знайте об этом. И Петтигрю будет наказан! Обещаю...
  
  Гарри взмахом руки отменил заклинание декана, вызвав его улыбку, и подставил лицо моросящему дождю. Капельки воды словно стирали груз прошлого, и Поттер мог легче вздохнуть.
  
  - Ты в порядке? - участливо спросил Филиус.
  
  - Да! - улыбнулся Поттер. - В полном! Теперь гораздо легче жить дальше! Нужно дальше идти... Так идемте же, профессор!
  
  ***
  
  - Профессор, в-вызывали? - робко спросил мальчик своего декана.
  
  - Да, мистер Лонгботтом, - ободряюще улыбнулся полугоблин ученику. - Проходите и закройте за собой дверь.
  
  - Я что-то не так с-сделал?
  
  - Нет-нет! Все отлично! Не волнуйтесь! Я недавно увидел, что вы с мистером Поттером тренировались с мистером Ноттом...
  
  - С-сэр! Тео хороший! - Невилл испугался, что ему скажут не общаться с ним, но следующая фраза Флитвика успокоила его.
  
  - Не сомневаюсь! Я не верю в то, что все слизеринцы плохие люди. Из каждого факультета выходят как хорошие, так и плохие, - улыбнулся Филиус. - Ваша матушка училась на моем факультете, вы знали?
  
  - Д-да...
  
  "Ничего, мальчик. Потренируешься, почувствуешь силу и уверенность и забудешь, что заикался!" - подумал Мастер Чар. - Алиса была старостой и часто помогала мне. Ее очень любили дети. Не думай, мальчик, ее не забыли. Ну-ну, крепись! Ты ведь мужчина! - подбодрил он Невилла, у которого на глаза навернулись слезы.
  
  - Спасибо, - всхлипнул Лонгботтом, - мало кто говорит о маме...
  
  - Ничего, мальчик! Все будет хорошо! Держи, это тебе!
  
  - Что это? - Невилл удивленно принял длинную деревянную палку из рук декана. - Ой, а здесь такие же рисунки, как на артефактах Тео!
  
  - Да, оно полностью идентично тренировочному оружию мистера Нотта, - подтвердил Флитвик. - Видишь те выступы? Нажмешь средний - у тебя будет меч, каким орудует мистер Поттер. Крайний слева - будет топор, а справа - посох...
  
  - Спасибо! Спасибо! Вы самый лучший, профессор Флитвик! - восторг в глазах мальчика заставил полугоблина искренне рассмеяться, что было чрезвычайной редкостью.
  
  - Идите, мистер Лонгботтом, и тренируйтесь! Только через трудности, проливая пот и кровь, можно достичь успеха! Только никому не показывайте и не хвастайтесь! - погрозил он пальцем.
  
  - А Гарри можно?
  
  - Гарри - можно!
  
  - Спасибо! - счастливый мальчик побежал к выходу, а Филиус еще долго улыбался и временами хихикал. Да, он потерял многих птенцов в той войне, но... нужно жить дальше! Сегодня был хороший день.
  
  ***
  
  - Так я и думал, что вы не пошли на ужин! - хмыкнул Тео и бросил Поттеру деревянный меч. Тут он заметил, что Нев упражняется с деревянным топором. - Эй, у тебя тоже есть такой артефакт?
  
  - Эм... да, - смутился Невилл, - попросил бабушку прислать...
  
  - Отлично! Топор гораздо больше подходит тебе! Разминайся пока, потом я тебе покажу удары. Ну что, Поттер? Хочешь взять реванш?
  
  - Ты привел за собой хвост! - усмехнулся Гарри, глядя, как щель в двери заполняется тенью.
  
  - Что? - Тео стремительно подскочил к двери и резко открыл его. - Мисс Гринграсс?!
  
  - Мистер Нотт, - невозмутимо кивнула красивая светловолосая девочка одиннадцати лет в зеленом галстуке. - Мистер Поттер. Мистер Лонгботтом.
  
  - Эм... привет! - махнул рукой покрасневший Невилл.
  
  - Мисс Гринграсс, чем обязаны столь высокой чести? - улыбнулся Гарри.
  
  - Согласно моим наблюдениям, вы занимаетесь ЗОТИ. Мне нужна помощь, а точнее практика, - спокойно ответила слизеринка.
  
  - С чего вы это взяли, мисс Гринграсс? - недовольно спросил Тео. - Может, мы тут в войнушки играем?!
  
  - Мистер Нотт! Не считайте меня глупее, чем есть. Прошу вас! Вы уходите с ужина раньше всех и возвращаетесь во время отбоя. От вас несет потом. На губах дурацкая улыбка. Вы удовлетворены, как сытый книзл, объевшийся сметаны. На руках синяки. Правда, на утро они исчезают, что свидетельствует о наличии целительной мази в вашей спальне. Мне продолжать, или этого хватит?
  
  - Хватит, - Тео странно посмотрел на нее, будто видел впервые, - вы очень умная, мисс Гринграсс!
  
  - Спасибо! - ни один мускул не дрогнул на ее лице, но глаза потеплели. Мало кто говорил ей комплименты. Да и девочкой она была, а какие же девчонки не любят комплименты?!
  
  - Гарри Джеймс Поттер, к вашим услугам! - легонько склонил голову Мальчик-который-выжил. - Добро пожаловать в наш маленький клуб.
  
  - Невилл Френк Лонгботтом, к вашим услугам! - зеркально повторил действия друга покрасневший Невилл.
  
  - Дафна Виктория Гринграсс! - присела она в книксене. - Спасибо!
  
  - Проходите, мисс Гринграсс, - посторонился Нотт. - И мы не ЗОТИ изучаем, а полноценную Боевую магию!
  
  - Дафна, Тео. Зови меня по имени. Мы все же не в гостиной и не среди остальных слизеринцев.
  
  - Как скажешь, Дафна! - улыбнулся ей будущий Боевой маг. - Так, что ты хочешь ра...
  
  - Что за вонь?! - блондинка скривилась в гримасе отвращения. Вслед за ней и до остальных дошел этот ужасный запах. Будто гора нестиранных месяцами носков и годами немытые тела. Вот какой запах почувствовали они.
  
  - А, дементор! - хлопнул по лбу Гарри. Он совершенно забыл про тролля. Сегодня они решили тренироваться на втором этаже, так как на прежнем месте была парочка, занимающаяся... В общем, занято там было.
  
  - Что? Ты знаешь, что это такое? - подскочил к другу Тео.
  
  - Так пахнет только тролль! - соврал равенкловец.
  
  - Откуда ты знаешь?! Может, это...
  
  Со страшным треском отлетела выбитая дверь. Дафна закричала от ужаса, увидев огромную тушу. Трехметровый тролль с дубинкой в руках - не то, чего ожидала аристократка, следуя за своим однокурсником. Маленькие злые глазки урода жадно смотрели на ребят, предвкушая отличный пир.
  
  - Vingardium Leviosa! - Гарри взмахнул палочкой, надеясь повторить подвиг Рона из того времени, но во взлетевшую дубинку крепко вцепился тролль. С рычанием он тянул его к себе.
  
  - Закройте глаза! - закричал Нотт. - Lumos Maxima!
  
  Друзья последовали его совету и даже отвернулись, а вот троллю досталось по полной. Дикий, полный боли рев сотряс комнату. Взревев, он хлопнул по своим глазам огромными ручищами. Гарри тут же воспользовался этим, и дубинка со страшным треском обрушилась на владельца.
  
  - Incarcero! - добавила Дафна, связывая ноги монстра ниже колен.
  
  - I-incarc... Incars... Inn... - Невилл отчаянно пытался помочь друзьям, но страх липкими холодными лианами опутал его разум. Рука мальчика дрожала с такой силой, что вскоре палочка вылетела и упала на землю.
  
  - Он все? - спросил Тео, осторожно подходя к туше. - Невилл, успокойся!
  
  - Давай-ка добавим ему для уверенности, - предложил Гарри, - Vingardium Leviosa!
  
  Гринграсс отвернулась и зажала уши руками, догадавшись, что произойдет. А вот Невилл - нет, за что и поплатился. Лонгботтома вырвало, когда он увидел, что дубинка, взлетевшая до самого потолка, с грохотом обрушилась на череп тролля. Во все стороны брызнула кровь...
  
  - Видать, мозг этой твари был столь мал, что ни кусочка не долетело до нас! - азартно усмехнулся Тео. Адреналин в крови Нотта требовал дальнейших сражений, но разбитая голова монстра не дала ему такого удовольствия. - Гарри, поищем еще? Вдруг есть и второй?
  
  - А меня больше интересует то, как они вообще проникли в замок! - заметила Дафна, стараясь не смотреть в сторону тролля. - Что ты делаешь, Поттер?
  
  - Эм... трофей? - предложил Гарри, подняв с земли два клыка и очищая их от крови. - Невилл, ты как, дружище? - тот показал большой палец, вытирая лицо рукавом мантии.
  
  - Псих! - буркнула Гринграсс и принялась очищать свою мантию от пятен крови.
  
  - Что здесь происходит?! - приказным тоном потребовала ответа зашедшая Гермиона и увидела тролля. - А-а-а...
  
  - Гермиона? - улыбнулся ей Гарри. К сожалению, Герой Магического мира забыл, что вся одежда и нижняя половина лица у него в крови. - Ты в порядке?
  
  - Н-нет... Не подходи! Убивают! - закричала она и убежала. Дафна и Тео переглянулись и расхохотались. Вскоре к ним присоединился и Невилл, плачущий сквозь смех.
  
  - Вот так всегда! Может, если бы не мы, то тролль сожрал бы ее?! И вот она - человеческая благодарность! - грустно проговорил Гарри. - "Ох, какие я артефакты сделаю из клыков тролля! Может, амулет Защиты? Нет, нужно что-то другое! А может, амулет, который будет повышать физические характеристики?! Тогда я сравняюсь с Тео по скорости и..."
  
  ***
  
  Квиринус Квиррел зло сжимал кулаки. Мало того, что ему пришлось позориться, падая в обморок в Большом зале, так еще и все это было бесполезно! Как только он упал, в зал ворвалась первокурсница-гриффиндорка и принялась орать, что Гарри Поттер убил тролля и ее хотел убить! Дура! Все испортила! Дамблдор, до этого сидевший в меланхолии, как только услышал фамилию "Поттер", тут же вызвал феникса и исчез в пламени, запечатав двери Большого зала!
  
  - Грязнокровка все испортила! - яростно прошептал Квиррел.
  
  - Идиот! - прошипел голос, полный холода и злобы. - Это не грязнокровка, а Поттер все испортил! Избавься от него!
  
  - Но... милорд, разве убийство ребенка не сделает меня Предателем крови? - робко возразил профессор ЗОТИ.
  
  - Ш-што?! Ах ты... получай! - ужасная волна ментальной боли заставила Квиринуса корчиться на полу своего кабинета. - Намекаеш-ш-шь, что и я Предатель?! Ты лишь мой раб! Получай!
  
  В сотый раз Квирелл пожалел, что согласился впустить это чудовище в свое тело. Но за ошибки нужно платить... и он, извиваясь от боли и гадя под себя, принялся умолять о пощаде...
  
  ***
  
  В кабинете директора было тихо. Хотя полчаса назад здесь стоял такой шум и гам, что Дамблдор, долго не думая, выгнал всех вон. За исключением Гарри Поттера. Сам первокурсник потирал виски, стараясь успокоить свои нервы: Снейп, как всегда, обвинил его во всех грехах. Ну, конечно! Ему же мало славы, поэтому он прихватил с собой двух слизеринцев! Или же наоборот хотел их подставить под удар! И если Дафна от такой хрени потеряла дар речи, то вот Тео угрожающе смотрел на своего декана и уже доставал палочку, а Флитвик подходил к Зельевару все ближе и ближе...
  
  - Лимонную дольку? - весело спросил Альбус, прекрасно зная, что чувствует мальчик.
  
  - Фисташковое мороженое? - одновременно с Дамблдором предложил Гарри.
  
  - Мда...
  
  - Эх...
  
  - Курлык? - Фоукс, внимательно следивший за ними, тоже принял участие, толкнув лапкой миску с орешками.
  Веселый смех магов и пение волшебной птицы ещё долго звучало в кабинете директора...
  
  * Урок в Хоге идёт 1 час и 45 минут.
   Комментарий к Хэллоуинские страсти
   Дорогие читатели! Спасибо за терпение и поддержку! Искренне ваш, Darkdetective!
  
  ========== Рождество для Гарри. Часть первая ==========
  
  Неожиданно приятным оказалось то, что в рейтинге успеваемости за первый курс его имя оказалось аж на первом месте! Гарри, конечно, жульничал, но все же... Совместить приятное с полезным, как говорится. Основы магии, преподаваемой в этом семестре, были фундаментом для дальнейшего изучения магии. Те же взмахи палочкой, которые Минерва с маниакальным упорством вдалбливала в первокурсников, были строгой необходимостью для будущего изучения этой магической науки. А учитывая, что Гарри хочет стать анимагом, то они были насущной необходимостью.
  Анимагию, которой Поттер так и не смог овладеть в той жизни, даже учитывая всю его силу, нужно изучать до совершеннолетия. Ведь именно в возрасте семнадцати - восемнадцати лет магическое ядро окончательно сформируется, и любое дальнейшее кардинальное изменение ядра невозможно, а анимагия - это в первую очередь изменение ядра.
  
   - Так, есть два варианта... - шептал себе под нос Гарри, записывая эти самые варианты на пергаменте. - Медитация или зелье. Медитация позволит мне увидеть то животное, которое наиболее близко мне, а зелье как магловский наркотик: погрузит меня в галлюцинации, где я и увижу это самое животное...
  
  Это не было необходимым этапом - увидеть свой будущий облик. Но стоило сначала узнать, в кого ты будешь превращаться, а то превратишься, и бац! Будешь ходить гордым бараном или навозным жуком... Так что, прежде чем изменять ядро, нужно сначала убедиться в том, что дело того стоит. "Животное" влияет на человека. Так, на Сириусе все заживало как "на собаке", а Минерва хорошо видела ночью...
  
  - Медитация - долго, а зелье слишком дорогое... - задумчиво протянул Поттер, на краткий миг пожалев о том, что решил приобрести тот странный артефакт. Каждый день из его сейфа снимались двадцать галлеонов, которые переводились на счет Раста. Именно двадцать галлеонов были максимальной суммой, которой ежедневно мог распоряжаться Гарри до совершеннолетия. Даже если включить опекунов, которыми являлись Дурсли*, ничего изменить было нельзя. И то повезло, что гоблины пошли навстречу, учитывая его знаменитость. Хоть здесь от них был толк...
  
  Хэдвиг укоризненно ухнула, давая понять хозяину, что его "любовь всей жизни", как ее порой называл Гарри, проголодалась.
  
   - Ну что ты, - улыбнулся равенкловец, поглаживая ее крыло, - потерпи, моя хорошая, сейчас допишу, и пойдем. А вообще-то, милая моя, тебе грех жаловаться! Ты же полярная сова! А сейчас вот первый снег как раз... избаловал я тебя, что ли?!
  
  Белоснежная птица возмущенно ухнула и легонько ткнула своим клювом плечо Поттера.
  
  Вообще по прошествии трёх месяцев он понял, что ужасно устал. Общение с детьми его утомляло, а учитывая, что он общался в основном с равенкловцами - яркими индивидуалистами и эрудитами, то было счастьем поступить на факультет Ровены, ведь иначе он бы, скорее всего, попросту прибил бы тех же львов или барсуков. Про змей он не был уверен: как рассказали Тео и Дафна, почти все слизеринцы - одиночки.
  
  И, словно Мерлин или кто там ещё отвечает за молитвы магов, в ответ на подсознательное желание Гарри сделал так, что Невилл и Майкл нашли друг друга на почве любви к растениям. Причём в буквальном смысле: Корнер страстно желал узнать про почвы и удобрения. Ну, что можно было сказать... у каждого свои причуды. А если учесть, что плодородных магических садов было мало на территории Британии, то у Майки весьма перспективная причуда.
  
  Голдштейн, невесть с чего вообразивший, что не должен уступать Гарри в учебе, только и делал, что сидел за столом-артефактом Ровены и часами читал толстенные фолианты. Чему сам виновник был только рад.
  
  Терри же неожиданно для всех увлёкся историей магии. На осторожные расспросы о столь нездоровом интересе он ответил: "Это похлеще, чем комиксы ДиСи и Марвел, вместе взятых! Чего стоят только войны с великанами?!"
  
  И магглорожденным пришлось объяснять про комикс-культуру, вызвав настоящий культурный шок у умников. На зимние каникулы все магглорожденные и полукровки получили внушительные заказы от чистокровных, чему Гарри был только рад: была у него одна идейка, пока неоформленная и сырая, требовавшая признания магами магглов не просто как равного... вида, а даже превосходящего!
  
  Ну, а девочки... они особо и не стремились пообщаться с Героем. Учитывая, что развиваются они быстрее мальчиков, то это и не удивительно: нежданно к ним нагрянула первая влюбленность, а эта штука бывает пострашнее Волдиморды...
  
  Так что Гарри Поттер оказался предоставлен самому себе. Нет, с друзьями он общался, но у каждого появилось свободное время и личное пространство. Скука и хандра, почти запустившие свои щупальца в душу и разум юноши, отступили перед неожиданно возникшей идеей освободить Сириуса раньше времени. Он даже испытал угрызения совести, что не думал об этом раньше, но ведь знание грядущего многого стоит, верно? С другой стороны, изменив события сейчас, он бы предотвратил множество неприятностей в будущем... Да и второй раз проживать те же события... Скучно! Он же человек, а не механизм какой!
  
  В общем, к началу декабря у Поттера наметился план. Нет, План! В этот момент он даже почувствовал себя Альбусом! Многоходовые комбинации были не его сильной стороной, но в его пользу играли знания истиной сути вещей и... возраст - право слово, никто не ожидает ведь от ребёнка такого...
  
  ***
  
  Первый снег всегда примечателен. Только вчера была коричневая и грязная земля. А ночью и произошло то волшебство, таковым являющееся в обоих мирах: что в маггловском, что в магическом...
  
  Будто белоснежным покрывалом накрыта земля. Верхушки гор теряются в белизне, и не видно Запретного леса: все белое-белое!
  
   - Н-на! - Падма, раззадоренная тем, что ее "намылили", отомстила зачинщику.
  
   - Ой! Ой-ой-ой! - схватился Гарри за затылок и шутливо начал "умирать".
  
   - Хэй! - крикнул Бут. - Женщины атаковали нас! Вперед, барон Лонгботтом! Покажем этим амазонкам! - и мальчишки первого курса Равенкло с криками и улюлюканием устремились к своим первокурсницам, а те и рады! Завизжали и давай разбегаться!
  
   - Ага! - Невилл, будучи на волне куража, с размаху влепил шарик снега в затылок Лайзы Турпин. И, видимо, сделал ей больно: миловидное личико девочки стало краснеть, а ее карие глаза стали заполняться слезами. - Прости, Лайза! Я не хотел! Прос...
  
   - Depulso! - взмах палочкой, и голова снеговика устремилась к Лонгботтому, сшибая его на землю. - Отлично сработано, Лайза!
  
   - Спасибо, Мэнди! - хихикнула Турпин, с улыбкой наблюдая за копошащимся Невом.
  
   - Мисс Броклхерст! Дуэль! - вскричал "убитый" Гарри и Левиосой устроил ей лавину. - Нев, я прикрою тебя! Уходи!
  
   - Нет... нет! - Лонгботтом наконец поднялся и ринулся в бой. - Я не брошу тебя!
  
   - Нев, я ранен! Уходи! Оставь меня! Скажи моей жене, чтобы не вздумала выходить замуж после моей смерти! Пусть всегда будет вдовой! Оставь меня, брат! - драматично повздыхав, Мальчик-который-выжил эффектно упал.
  
   - Продержись еще, брат! Я приведу подмогу! Благородный граф Голдштейн уже в пути! - торжественно возвестил Нев и убежал.
  
   - Вот ты и остался один, Поттер! - зловеще начала Лайза, подходя все ближе.
  
   - Да, Гарри... Это же была твоя идея! Думал, что намылить нас - хорошая идея?! - с хищной усмешкой наставила на него палочку Падма.
  
   - В атаку! - крикнула Сабрина Фоссет, и девочки накинулись на Мальчика-который-выжил.
  
   - Нет! А-ха-ха! А-ха-ха-ха-ха-х! Прекра... а-ха-ха-х... тите! - вопил Поттер. Увы, но единственным уязвимым местом Гарри была... щекотка. И этой слабостью, этой ахиллесовой пятой воспользовались девчонки.
  
   - Держись, Гарри! Не сдавайся! Только не сдавайся, дружище! - кричал Терри в тщетных попытках освободиться: ноги Бута были связаны, а туловище погребено под снегом так, что только голова торчала.
  
   - Вот тебе! - проворные пальчики девчонок стали сущей пыткой для Гарри. - Будешь знать, как приглашать на прогулку, а потом мылить нас! Получай!
  
   - Вперед! - раздался рев Корнера, и подмога накинулась на увлеченных щекоткой Героя девочек.
  
   - Ой, мамочки! - воскликнула Рейчел Берк, с ужасом обнаружив, что туловище снеговика парит над ней, а в следующую секунду по мановению палочки Тони вся эта масса обрушилась на неё.
  
   - Я свободен! - оповестил всех Терри и кинулся насаждать справедливость, засовывая за шиворот зимних мантий снежки.
  
  Гарри лежал и улыбался. Эта зима была лучшей зимой его детства! А вечером он выкупит у Рона его крысу, и будет вообще чудесно! Ах да, еще нужно зайти к Альбусу...
  
  ***
  
  Дафна Гринграсс сидела на скамейке и наблюдала, как мерно и неторопливо падает снег. Отчего-то это обыденное природное явление приводило ее в восторг. Так же, как и наблюдение за Тео...
  
  Сокурсник и... друг? Да, друг! Так вот, наблюдать за его тренировками было просто изумительно! Ловкий, грациозный, хищный! Он приводил ее в восторг своими отточенными движениями. А как он быстро двигается?!
  С самого раннего детства слизеринка обожала ходить вместе с отцом на ежегодные Турниры по Дуэлингу. И ничего удивительного, что эталоном "мужественности" для неё стали как раз такие же люди, как Тео. Хотя Нотт... удивлял. К примеру, в Трансфигурации он был чуть-чуть лучше того же Гойла, но хуже Кребба, а в Зельях все обстояло наоборот. Декан скрипел зубами, но ругаться не смел: все же у Нотта-старшего весьма грозная слава...
  
   - Дафна, привет! - девочка вздрогнула от испуга. Так делает только Тео, как обычно подкрадывающийся незаметно и тихо.
  
   - Ты опять?! Сколько раз я тебя просила! Никогда так больше не делай! - отчитала его Гринграсс, а Нотт только недоуменно хлопал глазами.
  
   - Да я... да ты...
  
   - Ладно, я тебя прощаю! - смилостивилась слизеринка.
  
   - Но...
  
   - Цыц! - нахмурила брови девочка, на что Тео смиренно вздохнул. - Лучше давай прогуляемся?
  
   - Давай, - буркнул Тео, подхватывая ее за локоток. - Как твой выходной?
  
   - С утра проснулась от визга Паркинсон: эта дура что-то намудрила с лосьоном для укладки...
  
  Тео не вслушивался в то, что говорит девочка. Но ему нравилось слушать ее. Каждое слово она будто чеканила, и они падали, как монеты, как золотые галлеоны на стол. А еще у нее такой нежный, такой чудесный голос!
  
  Наверное, у мамы был такой... Он не помнил ни лица, ни голоса Роуз Нотт. Она умерла, когда ему было восемь месяцев. Папа говорил, что он часами слушал ее голос, но она всегда ругалась на него, потому что...
  
   - Нотт! Ты меня слушаешь?! - разгневалась Дафна, требовательно повернув его лицо к ней.
  
  И это папе тоже доводилось слышать.
  
  ***
  
  Рон Уизли нетерпеливо вышагивал в заброшенном классе. Записка с просьбой от встречи заинтриговала его, а имя приглашавшего - вдвойне. Наконец за дверью раздались шаги, и в класс вошел Гарри Поттер. Как всегда спокойный и величественный, будто он что-то знает такое, чего не знают другие. Мама говорила, что они станут лучшими друзьями, но она ошиблась! Гарри держался от него отстраненно...
  
   - Привет, Рон! Как дела? - Гарри протянул ему руку.
  
   - Хорошо, - осторожно ответил рыжий, пожимая руку Герою, - а у тебя как дела? И зачем ты меня позвал? У меня не так уж и много времени...
  
   - Да, конечно! - ухмыльнулся равенкловец. - Ужин - это святое! Не беспокойся, много времени у тебя не отниму. Я слышал, что у тебя есть крыса?
  
   - Да, есть, - подтвердил Уизли, - а кто тебе сказал, и зачем ты спрашиваешь?
  
   - Не хочешь ее продать? - огорошил Поттер.
  
   - Но... да тебе-то зачем?! У тебя столько денег, что можешь купить книззла, а не крысу!
  
   - Денег у меня не так уж и много, а хочу купить твою крысу!
  
   - Зачем? - подозрительно прищурился Рональд.
  
   - Затем! - усмехнулся Гарри. - Я умолять не намерен. Что выберешь: крысу или восемь галлеонов?
  
   - Десять! - машинально ответил Уизли.
  
   - Ну, пусть будет десять, - милостиво кивнул Гарри, - но ни кната больше, или сделке конец.
  
   - Да! Десять галлеонов! - жадно облизнулся гриффиндорец. - Вот она!
  
   - Petrificus Totalus! - как только рыжий вытащил ее из внутреннего кармана мантии, Гарри тут же наложил на нее заклинание Оцепенения.
  
   - Эй! Ты чего?! - от испуга Рон выронил питомца и отскочил в сторону.
  
   - А вдруг она решила бы сбежать? - спокойно пожал плечами Гарри. - Вот твои десять галлеонов. Спасибо!
  
   - Ты же не будешь ее мучить, да? - с надеждой спросил Уизли.
  
   - Нет, - усмехнулся Поттер, - не буду!
  
   - Ты только никому не показывай и не рассказывай, что я продал ее тебе! - попросил Рон. - Я скажу родным, что Короста... сбежала... Просто я хочу себе новую волшебную палочку, а если скажу, что продал ее, то придется...
  
   - Я понимаю, Рон! - покивал Гарри. - Иди, все будет хорошо! Я никому ничего не скажу!
  
  Он не ошибся. Стоило Рону предложить деньги, и тот тут же расстался с опостылевшей ему крысой. Да, бывший друг уже в этом возрасте был меркантилен. Хотя так обстояло только с крысой...
  
  Скомкано попрощавшись, Рональд буквально выбежал из комнаты, а Гарри хищно улыбнулся лежавшей на полу крысе.
  
   - Знаешь, - доверительно сообщил он, наклонившись к неподвижной крысе, - прежде чем раскрыть тебя... признаться честно, я ведь не идеален. У меня нет-нет, но проскальзывают садисткие мысли...
  
  Питер от ужаса пучил свои крысиные глазки. Мальчик с лицом Джеймса внушал ему такой ужас! Тут он витиевато взмахнул палочкой, и короткая молния, вырвавшаяся из палочки, погрузила Питера в океан боли...
  
   - Как же мне тебя подать? - услышал Питер, когда боль отступила. - Или сразу... нет! А может... нет, Котелок ведь боится за свое место... Или... Мордред! Я артефактор или кто?! О, ты очнулся! Obliviate...
  
  ***
  
   - Апельсиновый рай! - назвав горгулье очередной сладкоежковый пароль, Гарри начал подниматься по лестнице в кабинет Дамблдора.
  
   - Добрый вечер, Гарри! - улыбнулся старик. - Чем обязан?
  
   - Здравствуйте, профессор! - мальчик плюхнулся на кресло и тут же вытащил мороженое. - Предлагать не буду, все равно вы не хотите!
  
   - Это верно! - засмеялся Альбус. - Я предпочитаю конфеты. Итак, зачем ты пришел ко мне в этот чудесный вечер?
  
   - Вы сами говорили, профессор, что ваши двери для меня всегда открыты, - заметил Гарри, блаженно закрыв глаза от наслаждения своим "наркотиком", - вот я и пришел!
  
   - И чем же я могу помочь тебе, Гарри? - весело спросил директор, поглаживая свою бороду.
  
   - Оказывается, я много не знаю о своих родителях, сэр, - издалека начал Поттер, - к примеру, уже через три дня день рождения папы...
  
   - И ты хочешь посетить Годрикову лощину?
  
   - Да!
  
   - Мхм... - старый маг сложил пальцы домиком и задумался на некоторое время. - По правилам это запрещено, но... есть две причины, которые вынуждают меня пойти наперекор уставу! - сверкнул очками директор.
  
   - И какие же это причины? - улыбнулся Гарри.
  
   - Первое: я хорошо знал твоих родителей и... в определенном долгу перед ними. Второе: лично ты мне симпатичен!
  
   - Вы мне тоже, сэр! - подмигнул Поттер. - Отметим наше соглашение?
  
   - Не против! - засмеялся Альбус, подняв конфетку вверх. То же самое сделал и Гарри со своим мороженым.
  
   - За нас, сэр!
  
   - За тебя, мой мальчик...
  
  ***
  
  Люциус шокировано смотрел на последние строчки письма, надеясь, что это ему мерещится, но нет - вот оно, никак не желает исчезать:
  "...по словам Тео, они разобрались с горным троллем при помощи заклинаний Левитации и Света..."
  
   - Мордред! - выдохнул аристократ. - Тролль! Трёхметровый монстр в школе! И это чудовище было убито двумя первокурсниками! - Малфой бережно пригладил письмо и стал читать дальше.
  
  "Долгое время я не мог найти повод для откровенной беседы с Ноттом. Пока на днях я не наткнулся на пятерку гриффиндорцев с четвёртого курса. Они насмехались над Тео, когда тот тренировался. Я узнал в одном из... обидчиков Самсона Найтли, сына Григора Найтли, вашего работника. Только поэтому я поступил как гриффиндорец и вступился за честь Нотта. Найтли, увидев меня, позвал своих холуев, и они ушли. Учитывая, что Тео был мне благодарен, я в ответ попросил его рассказать, что же случилось на Самайн. И он мне поведал вышеописанную историю. Смею надеяться, отец, что вы гордитесь мною. Ведь я поступил как слизеринец!
  Также продолжаю наблюдать за Поттером. Он сейчас лидер первого курса Равенкло и увеличивает своё влияние на первый курс Хаффлпафа. Также обрадую вас вестью, что, хоть мы с ним и не лучшие друзья, но хорошие приятели точно!
  P. S. Профессор ЗОТИ Квиррел иногда перестаёт заикаться, что выглядит подозрительно. Также у него нездоровый цвет лица и какой-то странный блеск в глазах..."
  
   - Дамблдор, мог ли я надеяться на такой подарок? - хищно усмехнулся Люциус, собирая документы. - Зря ты не стёр им память, старик, зря... Теперь нужно лишь нашептать Фаджу на ушко... Добби! Мою парадную мантию, живо!
  
  ***
  
  Неторопливо шагая по коридорам замка, Поттер усиленно пытался вспомнить. Сегодня он "впервые" создаст артефакт. К сожалению, с обрывочными воспоминаниями ничего поделать было нельзя. По крайней мере при его нынешнем уровне в Ментальной магии. Свои плоды, конечно же, приносило то, что он учился наравне со всеми, пытаясь "накачать" мозг. Но этого было мало. А изучать более усиленно Окклюменцию он опасался. Ментал - штука тонкая. Ошибешься нечаянно, и все! Это ведь не Трансфигурация, где можно отменить. Тут главное - терпение! Вообще самые искусные Мастера - не всегда сильные. Но всегда, абсолютно всегда - терпеливые! Шажок за шажком они идут по извилистой дороге Разума, не спеша, не торопясь.
  В каждой ветви магии есть свои требования: Трансфигурация - сильнейшее воображение и не менее сильное желание-намерение вкупе с гибкостью разума, Зелья - скрупулезная точность, "ровное" магическое ядро и знание о всех свойствах ингредиентов, а единственным условием Ментальной магии является неторопливость! Нужно очень много времени, чтобы овладеть этим искусством. Так что остается лишь вспоминать и пытаться изучать намного больше. Но на создание одного весьма специфичного артефакта отрывочных воспоминаний хватит, а где не хватит - будет импровизировать!
  
  Клыки тролля пригодились. Тролль - магическое существо, которому присвоено четыре икса. Это значит, что ХХХХ - Опасное/требуется вмешательство специалиста/может справиться волшебник высокого класса. Также это значит, что магии в нем много. А из этого вытекает, что запас магии в частях тролля сохраняется надолго, что махом решает проблему присвоения артефакту свойства накапливать и удерживать запас магии. А теперь задача: создать артефакт, который отменит магическое действо. То бишь Короста рядом с включенным артефактом превратится в Питера. Пункт первый выполнен: клыки тролля. Пункт второй: какие свойства нужны для создания такого артефакта? Первое, что приходит на ум - негатор. Этот запрещенный артефакт, но используемый Министерством в Азкабане, требует для своего создания редчайших ингредиентов и... знаний, которых у Гарри пока нет. Идем дальше...
  
   - Гарри, ты пойдешь спать? - зевнул Невилл и начал собирать свои записи по Гербологии.
  
   - Нет, не хочется! А ты иди, не жди меня!
  
   - Угу, спокойной ночи...
  
  "Так, на чем я остановился? Ах, да..." - подтянув чистый лист пергамента, Поттер начал писать. Что может заставить анимага отменить свое превращение? Нет, что может заставить Питера превратиться? Империус. Но он не зря запрещенный, и его следы легко видны. Конфундус? Может сработать! Но авроры не идиоты. Они легко распознают Конфундус. Или... а что, если ослабить Конфундус? Нет, не в том направлении... или в том? А может, ключ кроется как раз в магии Разума? Да, у него нет сил и умений, чтобы бесследно внушить Питеру нужную ему установку, но есть знания! Нужно просто отменить превращение, отменить... отмена... Если анимагу грозит смертельная опасность, причем неожиданная, то какое он примет решение? Останется ли в виде животного или примет "родной" облик? Скорее всего, превратится в человека. Хотя Питер так долго был крысой...
  
   - Ну что же, попробуем! Теперь надо раздобыть кота! - усмехнулся Гарри...
  
  ***
  
  Обычный завтрак обычного дня. Все было как всегда: первокурсники сонно жевали, второкурсники и третьекурсники о чем-то болтали, четверокурсники и шестикурсники поглядывали на противоположный пол, а пятикурсники и семикурсники пытались совместить завтрак и учебу. Пока...
  
   - Министр!
  
   - Это же Министр и Малфой...
  
   - И авроры! Говорят, что телохранители Министра - самые лучшие...
  
   - Зачем они здесь?
  
   - Что-то случилось?
  
  Отдельные шепотки усиливались, превращаясь в гомон толпы. Гарри, пробудившийся от тычка Нева, сонно посмотрел вокруг, а увидев, кто к ним пожаловал, ослепительно улыбнулся. В зале так же улыбался лишь один человек - Альбус Дамблдор. Хотя все ученики были уверены, что он всегда так улыбается...
  
   - Дорогой Министр! Люциус! Добро пожаловать в Хогвартс! - широко раскинув руки, Дамблдор стоял с таким видом, будто он встретил своих потерявшихся родичей.
  
   - Ах, Альбус! - улыбнулся Корнелиус и тоже раскинул руки, получив в спину яростный взгляд от Малфоя-старшего.
  
   - Пройдемте же в мой кабинет, господа! Не будем отвлекать детей от трапезы! - директор тактично начал уводить гостей из Большого зала, и даже разочаровнное "У-у-у" от учеников, навостривших уши в ожидании интересных вестей, и крик: "Мы не дети!" не остановил его. - Обещаю вам, дорогие гости, что в кабинете вы отведаете отменного чая и изысканных сладостей!
  
   - Лимонных долек, что ли? - буркнул недовольный Люциус, желавший, чтобы как можно большее количество людей услышали про ошибку Великого мага, пусть они и дети.
  
   - Не только, - улыбнулся в бороду старик, - но они будут!
  
   - Мордред...
  
   - Веселей, Люц! - хлопнул по спине аристократа Фадж.
  
   - Я само веселье, Министр! - оскалился блондин. - "Будь моя воля, корчился бы ты у моих ног под Круциатусом, жирный ленивый ублюдок!"
  
  Дети оживленно болтали, кидая восторженные взгляды на оставшиеся в Большом зале троицы авроров. В багровых мантиях, статные и мощные фигуры будто сошли с книг и легенд.
  
   - Гарри, ты только посмотри на них! - восхищенно протянул Невилл. - Как думаешь, они бы смогли сразиться с драконом? Тролля бы они точно убили!
  
   - Ага! - согласно кивнул Поттер, уважительно глядя на одного из авроров. Аура Боевого мага четко была видна. Обернувшись, он посмотрел на стол Слизерина, где сидел Нотт, смотревший на аврора как на Мерлина. - Вон тот, что в центре, видишь его, Нев? Это Роберт Вайн! Мастер Боевой магии! Он в одиночку четырех оборотней убил! У меня даже есть карточка с ним, попалась, когда съел твою шоколадную лягушку...
  
   - Вау... - выдохнул Лонгботтом, а потом резко посмотрел на друга. - Так это ты украл у меня ее!
  
   - Не украл, а взял взаймы! - строго сказал Гарри, важно подняв палец...
  
  ***
  
   - Как вы объясните это, директор? - ядовито спросил Люциус. - Вы подвергли детей смерте...
  
   - Все было под контролем, Люциус, - невозмутимо отвечал Альбус, попивая чай. - Ты преувеличиваешь.
  
   - Преувеличиваю?! Это я преувеличиваю?! - процедил Малфой.
  
   - Да, ты преувеличиваешь, - со спокойствием камня повторил Альбус. Фадж странно хрюкнул, наливая себе чай.
  
   - Я не преувеличиваю! - прошипел Малфой, с ненавистью посмотрев на Министра.
  
   - Нет, ты преувеличиваешь, - Дамблдор заразительно зевнул и прикрыл глаза.
  
   - Альбус! Люциус! - вмешался Корнелиус. - Ну что вы как маленькие?!
  
   - Маленький?! - аристократ вцепился в свою трость.
  
   - Маленький?! - оживился Альбус. - У кого маленький?!
  
   - Вы! - красная пелена ярости встала перед глазами Малфоя, а его бледное лицо покрылось красными пятнами. Так и не договорив, он стремительно выскочил из кабинета, напоследок сильно толкнув дверь, желая, чтобы она громко хлопнула, но на его беду все в этой комнате подчинялось хозяину - Дамблдору.
  
   - Да уж... Абраксас, небось, в гробу переворачивается! - засмеялся Министр.
  
   - Сопливый мальчишка, - проворчал директор. - Достал своими лозунгами о чистоте крови. Этим он напоминает мне последователей Гриндевальда.
  
   - Но он тебя не простит! Слишком круто ты с ним...
  
   - Плевать я хотел на его прощение с Астрономической башни!
  
   - Не слишком ли ты самоуверен, мой друг? Да и обвинение серьезное!
  
   - А если я скажу тебе, что у меня есть козырь?
  
   - Я спрошу: что за козырь?
  
   - Ты, верно, забыл, но сегодня день рождения Джеймса Поттера...
  
   - Да ты что?! - "возмутился" Фадж. - Как я мог забыть такой памятный день?!
  
   - Я был уверен, что ты помнишь! - улыбнулся Альбус.
  
   - Нужно немедленно навестить могилу Поттеров!
  
   - Я предупрежу Гарри...
  
  ========== Рождество для Гарри. Часть вторая ==========
  
  Медленно падал снег. Хорошая погода, чтобы почтить память отца. Гарри никогда не относился к нему строго. Память о нем была избирательна. Так все сыновья делают, ведь так? Отец есть отец. Даже если он был хулиганом и в чем-то был похож на Дадли...
  
  Знакомство с Фаджем прошло хорошо: Гарри выказал свое почтение, а Корнелиус - свое восхищение. Стоило ли удивляться присутствующим здесь журналистам?
  Сначала они возложили цветы у порога дома Поттеров. К их прибытию здание наспех очистили от пятен пожара и кое-как придали более привлекательный вид.
  
  У могилы Поттеров была целая горка цветов. Гарри только подивился оперативности Министра и его команды. Люди смотрели на него с восхищением, с любопытством и признательностью. Они словно не понимали, что он ни при чем. Им просто нужно было чудо. Какая ирония... волшебникам не хватало чуда...
  
  Еще в прошлый раз он задумался о замене эпитафии. Девиз рода Певереллов: "Последний же враг истребится - смерть!" не слишком соответствовал образу жизни его родителей. Но нужные слова для новой эпитафии в голову не приходили...
  
   - Господин Министр? - позвал аврор Вайн. - В сумке мистера Поттера что-то есть... что-то, что кошка завхоза считает за угрозу, - и кивком головы указал на черную сумку, на которую шипела миссис Норрис.
  
  Гарри только улыбнулся на это. Нелегко было выпросить у завхоза кошку. Но Мальчик-который-выжил знал слабое место сквиба. Юноша пообещал ему один интересный артефакт...
  
  Все гениальное - просто. Чего или кого инстинктивно боится крыса? А если крыса-анимаг? А если он не может пошевелиться? Что предпримет крыса, загнанная в угол? Вцепится в глотку. Но если она парализована? Анимаги могут сбрасывать Петрификус. Для этого им достаточно...
  
   - Гарри, будь добр, открой сумку и покажи, что там находится, - доброжелательно попросил Альбус. - Что бы там ни было, но миссис Норрис - умная кошка и просто так ничего делать не станет.
  
  Фотографы защелкали быстрее, а журналисты впились жадными до сенсации глазами на Гарри и на его сумку.
  
   - Хорошо, - улыбнулся Гарри самой невинной улыбкой, на которую был способен, - по-моему, там была крыса. Видите ли, профессор Макгонагалл говорила, что папа был талантливым Трансфигуратором, а я очень хотел бы быть похожим на него и вот... купил крысу у одного мальчика - он был не против, в общем-то... просто на крысах удобно отрабатывать заклинания Трансфигурации...
  
  По мере его объяснения лица аврора, министра вытягивались в одинаковой гримасе умиления, как и у журналистов. И лишь Дамблдор сохранял серьезное выражение лица.
  
   - Я и сам понимаю, что это чересчур, но магия - единственное, что осталось мне от родителей! У меня даже нет колдографий с ними, я не знаю, как они выглядели, и вот, - оправдывался Гарри, открывая сумку и вытаскивая Коросту наружу, - хочется стать таким же замечательным магом, как и они...
  
  Одинаковая маска умиления у чинуш и журналистов. Фальшивые люди. Гарри положил неподвижную крысу на снег и отошел в сторону.
  
  "Ну же, Хвост! Не подведи меня! Будь, как и всегда, трусливой крысой..." - взмолился Поттер и сделал еще шаг назад. И в тот же миг миссис Норрис прыгнула на предателя. Вспышка красного света, и кошка отлетает назад, а один из авроров, извиняясь, смотрит на приземлившуюся подле него миссис Норрис. Вспышка света, и на месте крысы лежит...
  
   - Питер... Петтигрю?! - шокированный голос впервые за весь день вызвал у Гарри Поттера искреннюю улыбку.
  
  ***
  
  "Министр магии, Председатель Визенгамота и Мальчик-который-выжил! Новый политический союз или преемственность власти? Глава государства и Победители Темных лордов! Что означает союз трех магов? И что он несет нам, простым людям?!"
  
  Корреспондент Ежедневного пророка Рита Скитер.
  
  "Министр магии Корнелиус Фадж помнит о павших героях. Сегодня Министр и директор Хогвартса Альбус Дамблдор сопровождали Мальчика-который-выжил в Годрикову лощину..."
  
  Корреспондент Ежедневного пророка Сэм Уайли.
  
  "Питер Петтигрю жив! За что тогда сидит Сириус Блек?! Что это: ошибка министерства или произвол?!"
  
  Корреспондент Рита Скитер.
  
  "Сириус Блек - невиновен?!"
  
  Корреспондент Ведьмополитена Эльза Хоуп.
  
  Всю страну лихорадило. Волшебники не могли принять и понять то, что Ужасная правая рука Того-Кого-Нельзя-Называть невиновен! А тот, кого считали героем и давно похоронили, жив! Снова начались встречи магов, которые долго обсуждали эту новость. Снова магглы часто видели, как непонятно одетые люди смущают их умы. Но теперь были девяностые, а не восьмидесятые, и мир простецов продвинулся намного дальше, чем тогда...
  
  Министр быстро провёл пресс-конференцию, где объяснил, что администрация Министра Багнолд злоупотребляла своей властью, и напомнил, что его выбрали после Победы. Фадж долго говорил о справедливости и о том, что уж он-то во всем разберётся, и вообще, он, Корнелиус Фадж, склонен верить в невиновность Сириуса Блека. Половина сидящих журналистов были его ставленниками, и именно они написали хвалебные статьи в честь Министра магии.
  
  Альбус Дамблдор созвал экстренное совещание Визенгамота, где единогласно признали невиновность Блека: светлая партия была возмущена и оскорблена самим фактом удавшегося обмана предателя Петтигрю, а также пристыжена (чуть-чуть), нейтралы хотели справедливости, а консерваторы ужаснулись тому, что наследника великого Дома без суда и следствия засадили в Азкабан как какого-то грязнокровного волшебника!
  
  Также большинством голосов было решено применить к Петтигрю Поцелуй. Единственный, кто мог бы отменить это наказание, - Альбус Дамблдор - не стал использовать своё право на "Вето". Прожжённый политик понимал: пойти сейчас против толпы означает не только падение авторитета, но и ненависть Блека, который рано или поздно наладит контакт с Поттером.
  
  В тот же день был освобождён Сириус Блек, на которого предварительно наложили заклинание Долгого сна, так как к моменту прихода комиссии узник Азкабана был в невменяемом состоянии из-за своей кузины, Беллатрикс Лейстрендж, чья вина не подлежала сомнению. Уходя, один из бывших сослуживцев Блека, чувствующий колоссальную вину, кинул в неё отталкивающим, вымещая свою злобу на ней. Итогом вспышки чувств аврора стала тяжёлая черепно-мозговая травма вкупе с воздействием дементоров, разозлённых потерей одного источника пищи, а также частичная амнезия... Мужа Беллатрикс не узнала.
  
  ***
  
  
  За несколько часов до собрания Визенгамота и освобождения Сириуса Блека.
  
  
  В кабинете директора Дамблдора было тихо: спали портреты директора, спал и феникс. Только непонятные приборы играли свою неизменную музыку. Министр вальяжно расположился в комфортабельном кресле, больше напоминавшем трон, которое сам же и создал. Два мага задумчиво потягивали медовуху, наслаждаясь вкусом.
  
   - Все хотел спросить, что это за приборы? - указал на них Корнелиус, выныривая из своих дум.
  
   - О! - встрепенулся Альбус. - Именно их я первыми создал при помощи заклинания Вечной Материализации!
  
   - И что же они делают?
  
   - Да, в общем-то, ничего. Тикают.
  
   - Тикают?
  
   - Ага. Ну, знаешь, как те приборы у Теслы, которыми он вводил в ступор гостей?
  
   - Нет, не слышал...
  
  Мужчины замолчали. Обоим было нужно подумать о многом. В частности, о Сириусе Блеке.
  
   - Он ведь может стать опекуном Поттера? - спросил Фадж, пристально глядя на Дамблдора.
  
   - Может, конечно, да кто ему это позволит?! Столько лет в Азкабане...
  
   - Что же мне делать? - прошептал Министр.
  
   - Отпусти Блека, дай компенсацию и свали всю вину на Багнолд, - тихо сказал Альбус. - Ей-то уже все равно - давно мертва... Да и доверие Гарри идёт приятным бонусом.
  
   - Это да! Ради этого можно и потерпеть гнев народа! - воодушевился Фадж.
  
   - Что ты думаешь о мальчике? - спросил Дамблдор, доставая из большой белой чаши леденец. - Лимонную дольку?
  
   - Гарри весьма интересен! - улыбнулся Фадж, жестом отказываясь от сладости. - Вот ты кого видишь в нем?
  
   - Себя, - признался Альбус. - Только более... более...
  
   - Спокойного?
  
   - И это тоже, а ещё более талантливого! А ты? Кого ты в нем увидел?
  
  Министр молчал долго. Он вновь и вновь вспоминал высокого для своих лет мальчика, спокойного, с твёрдым взглядом и волевым лицом. Да уж, именно такого Героя они надеялись увидеть, но не создавали...
  
   - Знаешь... А ведь он был бы отличным лидером, не только символом, - высказал он после долгого молчания.
  
   - Уже! - весело хмыкнул директор. - Весь первый курс орлов и барсуков ему в рот заглядывает.
  
   - Даже так... Когда ты пришёл ко мне после Победы. Когда ты попросил, чтобы я изменил закон об опекунстве для сирот при живых родственниках, хоть и дальних, я думал, что ты... хочешь им манипулировать, Альбус, - остро взглянул на соратника Фадж. - И ведь я был прав, нет?
  
   - Прав, - наклонил голову тот, - у меня был План, мой друг. Но такой Гарри Поттер не впишется ни в один План. С таким Гарри Поттером лучше быть предельно честным, по мере возможностей. И, наконец, с таким Героем я думаю, что у нас есть шанс.
  
   - Шанс для нас, волшебников светлой стороны, или шанс для нас, волшебников в более глобальном значении?
  
   - Я долгое время надеялся, что маги и магглы будут жить в мире и гармонии, - поделился Альбус, но, услышав фырканье от Корнелиуса, покачал головой и, встав, прошёл к окну. - Разве я не имею права мечтать? Разве не имею права осуществлять мечту?
  
   - Ты - облачённый властью Грандмастер! Конечно же, ты не можешь мечтать! - возмутился Фадж.
  
   - Да... ты прав. Ты знаешь, я иногда выбираюсь в маггловский мир. И каждый раз я удивляюсь им! Ты бы видел их, Корнелиус! - мечтательно проговорил Дамблдор. - Видел бы ты, как эти магглы мечтают! Они не боятся жить! Не боятся мечтать! Уже сейчас их помыслы устремлены к звёздам! Там, в бесконечных просторах космоса, они ищут Надежду! Они уже сейчас готовят себе новый дом! Они идут по правильному пути, ведь скоро у нашего мира будет слишком много жителей! Люди не хотят войн и работают, учатся, развиваются! Ждут, что однажды они найдут свой новый дом! - старик обессиленно склонил голову, будто бы вся его энергия покинула его тело. - Ну а мы? Что мы? Где мы?! Мы настолько отстали от людей. Это же нонсенс! Мы - маги! Мы от рождения способны видеть незримое! Наши предки повелевали стихиями! Да они самим богам бросали вызовы! А мы?! Вечно в склоках и раздорах, положившиеся лишь на одну палочку и артефакты... Сколько великих творений произведено в последние годы? Сколько анимагов? Сколько метаморфов? Не смей говорить, что это врождённое! Всему можно научиться - было бы желание! Воля! Но их нет! Посмотри, что творится в мире! Сильнейшие маги в Японии! В стране, которая после Хиросимы и Нагасаки заключила союз с Темными существами! С демонами! И уже теперь японские маги сильнее любых других, а их мечники... Посмотри на Италию! Ни одного мага! Ни одного! Великие Династии Зельеваров уничтожены на корню! Испания - слабосилки! Америка - уже сейчас рабы маггловских спецслужб! Восток - замкнутые шаманы, выполняющие волю духов, а не подчиняющие их! Россия обескровлена грызней между волхвами и новыми магами, чьи предки получили дворянство ещё с их Великого Императора! Францию Геллерт изрядно побил! А о Германии и говорить нечего...
  
   - Но магический мир восстанавливается, Альбус! - подал голос бледный Фадж. - Гражданской войне в России пришёл конец - волхвы победили! Шаманы Востока встречаются и делятся своими наработками! Японцы открыли свои границы! Германия заполняется волшебниками, пусть маглорожденными! Пусть! Но им ведь мы помогаем! Франция уже опережает нас в мощи! Строится вторая школа магии, пусть даже в подметки не годится Шармбатону, но все же! Да, Италия потеряна для нас. Да, жаль Испанию, где остались лишь одни бретёры. Но есть Индия! Есть Китай! Есть...
  
   - Индия! - презрительно скривился Альбус. - Самый высокий процент верующих волшебников именно в Индии! И волшебники-индуисты режутся с волшебниками-мусульманами! А буддисты-волшебники смотрят и радуются! Китай-то всех послал куда подальше! Практикуют человеческое жертвоприношение! Ну да, их-то уже больше миллиарда! Самый высокий процент магглорожденных в мире! И как думаешь, что они делают? Ни один раз не вступили в диалог с МКВ! Ни один раз! Мало того, так ещё режут друг друга с упоением! Да у них там Ордены-Шмордены перевалили за сотню!
  
   - Все, хватит! Довольно, Альбус! - министр сделал приличный глоток медовухи и спросил: - Сколько нам осталось Альбус? Нас ведь раскроют! А магглы не все такие добрые и одухотворенные, как ты описал! Сколько?!
  
   - Сто лет... может, сто пятьдесят, - вздохнул директор.
  
  Маги замолчали, а проснувшиеся портреты тихо шушукались. Фоукс же, переводивший взгляд с хозяина на Фаджа, тоже успокоился и вскоре задремал.
  
   - Сколько ты потратил, чтобы раздуть славу мальчика? - спросил после долгого молчания Корнелиус.
  
   - Лучше не спрашивай! - поморщился Дамблдор.
  
   - Хорошо... Ты возьмёшь его к себе в Ученичество?
  
   - Определённо! И передам ему все то, что есть у меня.
  
   - А меня ты брать в Ученики не захотел, - напомнил ему Фадж, обвиняюще ткнув пальцем в друга.
  
   - Все потому, мой Министр, что у тебя был ветер в голове и ты буквально грезил властью! - засмеялся Альбус.
  
   - Ну, предположим, что власть у меня уже есть, а вот ветер...
  
  Феникс снова проснулся от громкого хохота двух магов и, недовольно мотнув головой, исчез во вспышке пламени.
  
  ***
  
  Стол-артефакт Ровены помогал с высокой скоростью усваивать знания, обрабатывать информацию, усиливал критическое мышление. Именно за ним сидел сейчас Гарри, пытаясь разложить информацию по полочкам. В одной руке у него было перо, а в другой - последнее мороженое из запасников. Поттер начертил на пергаменте кружок, куда вписал свои инициалы, рядом начертил другой кружок - Сириус, и еще - Альбус, и последним - Ремус. Вот люди, которым он мог бы доверять. С оглядкой, правда...
  Сириус попробует опекать его, и это было бы естественно, будь Гарри не таким взрослым, но проблема в том, что скорее Гарри должен опекать его. Да и обида была, если честно. Великовозрастное дитятко. Емко и правдиво описывает Блека.
  Альбус... Его он знал очень хорошо! Все слабые стороны и сильные! Мог ли он ему верить? Определенно! Когда человек знает все секреты другого, то можно.
  Ремус... нет, пусть все идет своим чередом. Рано или поздно, но они встретятся.
  Что касается Невилла, Тео и остальных, то Гарри не будет их впутывать в свои планы. Придет время, и они сами выберут, присоединиться к нему или нет.
  
  Мальчик-который-выжил отложил перо и глубоко вздохнул. Артефакт-стол можно использовать и по-другому. Например, ускорить возвращение воспоминаний...
  Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Спокойствие. Магия начала циркулировать по духовным каналам чуть быстрее, чем обычно. Появилась легкая головная боль, и сразу несколько воспоминаний вернулись: вот сидит у берега озера и вставляет изумруд в чашу, изрезанную рунами, а Мастер Мадс стоит за спиной и внимательно смотрит на него; вот он выпускает из палочки сияющие шарики, а мальчик с голубыми волосами восторженно смотрит на них и пытается поймать, тяня к ним свои пухлые ладошки; старый эльф испускает последний вздох, крепко сжимая руками ладонь хозяина, а сам он грустно смотрит на верного слугу...
  
  Кап. Кап. Кап. Концентрация сбита... Гарри с удивлением посмотрел на капли крови, что продолжали падать на его соединенные руки. А следом пришла Боль. Страшная боль терзала его так, будто в черепную коробку вогнали мириады иголок, которые непрестанно двигались. С трудом, но он нашел в себе силы встать со стола и сделать шаг по направлению к диванчику, находящемуся в двух метрах от него. Поттер сделал шаг и рухнул...
  
   - Эй! Эй! - кто-то хлопал его по щекам, а что-то мокрое двигалось по его лицу. С трудом открыв глаза, он увидел обеспокоенное лицо миловидной китаянки. - Очнулся! Сейчас, я позову старосту...
  
   - Стой! - прошептал Гарри, схватив ее плечо. - Не надо, я порядке. Спасибо... Чжоу!
  
   - Точно? - усомнилась Чанг, скептически осматривая его бледное лицо.
  
   - Точнее не бывает, - усмехнулся Гарри и, поправив очки, начал любоваться ею. Она была уже сейчас миловидна. Круглое личико, черные глаза, пухлые губы. - Тебе сейчас сколько лет? Двенадцать? Тринадцать? - неожиданно спросил он.
  
   - Тринадцать, - на автомате выдала она, а потом, смутившись, отсела подальше, - и вообще! Это неприлично!
  
   - Что именно?
  
  "Да он издевается! Вон как смотрит и улыбается!" - обиженно подумала она. - Все! Все неприлично: и задавать вопросики про возраст у девушек и... и смотреть так!
  
   - Да что вы говорите? - притворно удивился Гарри, спуская взгляд с лица на два маленьких холмика. - Прямо таки неприлично?!
  
   - Хам!
  
   - Чжоу! Стой!
  
   - Ну что еще?!
  
   - Поздравляю с местом ловца! - искренне улыбнулся ей Гарри. - Я рад за тебя и большое тебе спасибо! Ты очень хороший человек! И не бери в голову мои дурацкие шутки, хорошо?
  
   - Ну ладно, - оттаяла она, поверив в его искренность, - только ты так больше не смотри...
  
  "Чертовы гормоны! Нужно с этим что-то делать..." - думал Поттер, нервно шагая по гостиной. - Да гори все синим пламенем! - взорвался он и, схватив сумку, вышел из комнаты...
  
  ***
  
  Миссис Норрис будто помолодела на несколько лет. В последнее время ее так много и сытно кормили, а незнакомые люди гладили ее, бормоча слова благодарности. Да ее сам директор погладил! А хозяину подарили что-то очень важное, раз он перестал ходить с ней на ночную охоту: она на мышей, а он - на маленьких двуногих...
  
  Послышались шаги, и кошка стрелой метнулась в ту сторону, откуда они приближались. Но, увидев того, из-за кого ее так полюбили, она лишь фыркнула и гордо удалилась.
  
   - Так... хочу дуэльный зал! Хочу дуэльный зал! Хочу дуэльный зал! - бормотал Гарри, пока на стене не появилась дверь. - Отлично! Спасибо тебе, Выручай-комната!
  
  Комната была просторной. На одной стороне были мишени - статуи людей полутора метров в высоту, на другой... другая была пуста. Комната уловила не только его мысли, но и эмоции.
  
   - Спартанские условия! - хохотнул Гарри, поправляя очки. - То, что целитель прописал!
  
  Ноги на ширине плеч. Палочка не нужна. Его ядро уже соответствовало ядру среднего третьекурсника. Да, беспрестанные занятия магией увеличили его силу, а главное - контроль.
  
  Вдох. Выдох. Вдох... Магия разгоняется по духовным линиям, все ускоряясь и ускоряясь. Направить эту силу к правой руке, и... мишень отлетает на несколько метров. К левой руке! Еще одна мишень! На обе руки! Мишени повалились на пол, словно сбитые кегли. Выдох...
  
  Вдох! Выдох! Вдох! Выдох! Быстрее! Больше! Сильнее! Магия! Вот она - мощь! Гарри восторженно захохотал, чувствуя эту первозданную силу! Как же он был рад, что родился магом! Только магия! Одна магия! Нет нужды сдерживать источник! Нет необходимости дозировать силу как на занятиях!
  
   - Да! Да! - заорал Поттер и резко разжал кулаки. На поверхности ладони будто маленький вихрь формировался. Вихрь магии. - Я - маг! Во мне магия! И я решаю, что будет конечным результатом! Захочу огонь? - на левой ладони вихрь закружился еще быстрее, и изредка по ней стали пробегать красные искры. - Будет огонь!
  
  Вихрь слетел с его левой руки, и верхняя часть мишени воспламенилась! На месте слетевшего вихря магии появилось новое.
  
   - Захочу лед? - вихрь на правой стал замедляться - секунда - и по ней стали пробегать синие искорки. - Будет лед! - большая часть мишени покрылась инеем.
  
  Вдох. Выдох. Вдох. Выдох... чувство опустошения и облегчения. Избыток магии давит на мозги - это Гарри только сейчас вспомнил. Чем больше потенциал мага, тем больше ему нужно выпускать магию. Но никогда, ни в коем случае, нельзя держать ее долго в себе. А Гарри не колдовал уже два дня, и на мозги это давило не хуже атаки неопытного, но сильного легилемента.
  
  "Полегчало?" - будто наяву услышал он голос Мастера.
  
   - Полегчало...
  
  "Тупой англичанин! У тебя истощение!"
  
   - Это того стоило, Мастер... стоило, - улыбнулся Гарри, вытирая кровь с лица...
  
  ***
  
  Сириус Блек медленно открыл глаза. Что-то было не так. Но что? Мягко?
  
  Узник Азкабана подскочил и ошарашенно уставился на стены. Это были не черные стены Азкабана! О нет, это что угодно, но не Азкабан! Здесь не чувствуются ОНИ! Нет дементоров! Блек потряс головой, совсем как собака, и снова начал сканировать помещение: бело-голубые стены, белая широкая кровать и он сам в белоснежной пижаме. Сириус принюхался: тело было чистое и умытое. Что же происходит? Послышались о чем-то спорящие голоса, и в комнату вошли несколько человек: пара авроров и тройка целителей.
  
   - Мистер Блек! - обрадованно воскликнул один из целителей. Авроры переглянулись и осторожно опустили руки в карманы мантий - профессионалы сразу же взяли знаменитого Узника под прицел.
  
   - Кто вы? - хрипло спросил Сириус.
  
   - Я целитель Шаффик! Это мои коллеги Уильямс и Смеранс! А эти господа обеспечивают вашу безопасность, - добродушно рассказал Шаффик и приблизился к нему. - Как вы себя чувствуете?
  
   - Ну...
  
   - Diagnosticum! - Шаффик взмахнул рукой, на которой замерцал перстень, и улыбнулся Блеку, заметив его взгляд.
  
   - Что вы с... - договорить он не успел - тёплая волна прошлась по его телу. - Что это?!
  
   - Не беспокойтесь! Это просто заклинание диагностики. Так... коллеги, наш друг - анимаг! - восторженно воскликнул Шаффик, и это стало причиной того, что Сириус зарычал и резко вскочил, но авроры были быстрее: два усыпляющих проклятья, и пациент спит.
  
   - Удивительно! Коллеги, пока наш пациент спит, мы могли бы исследовать этот весьма интересный случай, как вы думаете?
  
   - Анимаг в Азкабане! Ох, к следующей международной конференции целителей у нас будет, чем удивить!
  
   - Изучение воздействия Темного поля дементоров на анимагов может быть схожим с воздействием на оборотней! Представляете, какие перспективы...
  
  Два аврора переглянулись и одинаково закатили глаза вверх.
  
  ***
  
  Прошло несколько дней, прежде чем магический мир окончательно осознал, что Блек невиновен. Гарри тогда ничего не объяснили и вернули в замок. Ему оставалось только ждать.
  
  За два дня до наступления зимних каникул, которые он собирался провести с Дурслями и только с ними, о чем уже сто раз сказал профессору Макгонагалл, к нему подошёл второкурсник Хаффлпафа и передал записку.
  
   - Давно пора, Альбус! - прошептал Поттер и направился на третий этаж.
  
  Профессор стоял перед дверью, за которой в прошлой жизни находился Цербер. Гарри хмыкнул и осмотрелся: коридор был абсолютно пуст: ни портретов, ни статуй, ни людей.
  
   - Здравствуй, Гарри! - улыбнулся Дамблдор. - Лимонную дольку?
  
   - И вам не хворать, директор! А давайте! А то у меня мороженое закончилось!
  
   - Нет-нет! - покачал головой Альбус. - Ты должен добровольно захотеть её, а не оттого, что у тебя нет выбора! Фоукс, ты мо...
  
   - Профессор! Я добровольно решил поесть вашу лимонную дольку! - остановил его Гарри, на что феникс благодарно посмотрел на него.
  
   - Тогда бери! - ухмыльнулся Альбус. - Итак, ты уже знаешь, кто такой Сириус Блек, не так ли?
  
   - Ага... вынужден признать, но это довольно-таки вкусно!
  
   - Спасибо, мой мальчик! Уже многие годы я предлагаю людям вкусить эти замечательные конфеты, но...
  
   - Ну будет, будет, - похлопал его по плечу Гарри, - просто не всем дано понять!
  
  Дамблдор весело рассмеялся на это и взмахнул рукой. Прямо из воздуха появились два кресла, на которые с удобством сели маги.
  
   - Иногда нужно выпустить... пар, Гарри...
  
   - Как я вас понимаю! И у вас полезный способ выпускать пар! - рассмеялся Поттер, вспомнив про свой метод выпуска пара.
  
   - Ты тоже выпускаешь пар? - улыбнулся Альбус.
  
   - Ага! Долго использую заклинание Левитации. А сколько эти кресла продержатся?
  
   - О! Это заклинание Вечной материализации! Они будут служить если не вечно, то очень долго!
  
   - Удобно! Ещё лимонную дольку, будьте любезны! - протянул руку Гарри, рассмешив старика.
  
   - Итак... ты и про Петтигрю знаешь?
  
   - Ага!
  
   - А может, и про всю эту историю? - хмыкнул Дамблдор.
  
   - Знаю-знаю! Не трудно было сопоставить факты!
  
   - Не поделишься наблюдениями?
  
   - Это элементарно, директор! Блека посадили за то, что тот выдал родителей, и за то, что убил Петтигрю, который мстил за родителей. Но последний жив, что снимает вторую часть обвинения. Но тогда зачем ему скрываться в облике крысы? Значит, он боялся! Но кого? Блек ведь в тюрьме, Пожиратели тоже, а их господин уничтожен! Но он скрывается! Значит, он виновен! Но в чем? В первой части обвинения, которое вменяют Блеку! Значит, Сириус Блек сидит ни за что ни про что! Вуаля! Дедукция!
  
  Дамблдор громко захохотал. Так весело ему давно не было. Утерев выступившие слезы, он с самым серьёзным видом пожал руку мальчика, внимательно смотревшего на него.
  
   - Ты не зря учишься в Равенкло, Гарри! Только это не совсем дедукция, сэр Артур не совсем верно истолковал значение этого термина, - блеснул знанием маггловской культуры Альбус, - но ты меня поразил!
  
   - Полноте вам, профессор! Я знаю, я крут! - и будто в подтверждение своих слов Поттер согнул руку, показывая свой маленький бицепс.
  
   - Это так! - улыбнулся старик. - Ты бы хотел увидеться с Сириусом? Ты должен знать: он твой крестный отец!
  
   - И он сохранил свой разум и здоровье? После стольких лет в Азкабане, где есть дементоры? Я читал о них...
  
   - Ужасные создания! Порождения истинной тьмы! Что касается твоего вопроса... Сириус не совсем... в порядке...
  
   - Так я и думал! - удовлетворённо кивнул Гарри. - Тогда передайте ему вот это письмо! Только не читайте и передайте лично в руки, хорошо?!
  
   - Слово даю! - приложил руку к груди Альбус. - Послезавтра ты уезжаешь к опекунам...
  
   - О да! С нетерпением жду этого момента! Ах ты ж Мордред! - хлопнул по лбу Поттер. - Надо же было Дадли заказать сладости из Косого! Только бы не забыть!
  
   - Не беспокойся, Гарри, - успокоил его директор, - после нашей беседы можем зайти в совятню. А теперь, Гарри, слушай внимательно!
  
  ***
  
  В купе вагона сидели все его друзья: весь первый курс Равенкло, Сьюзан Боунс, Ханна Аббот, Джастин Финч-Флетчли и Эрни Макмиллан с Хаффлпафа, Тео Нотт и Дафна Гринграсс. Все громко спорили о том факте, что маги празднуют Рождество. Ну, а Гарри сидел и смотрел на них. Кто они ему? По возрасту - друзья. По ощущению - младшие братья и сестры. А что будет потом?
  
  "А какая разница! Есть только этот момент! Эта секунда, минута, час! Живи, старик!" - весело подумал Поттер и вклинился в спор. - Эй, народ! Да какая разница?! И у Йоля, и у Рождества есть плюсы! Йоль - вкусная еда и красивые песни! Рождество... поцелуи под Омелой!
  
  Мужская часть весело рассмеялась, бросая заинтересованные взгляды на женскую.
  
  Девочки же мило покраснели, смущённо улыбаясь и поправляя причёски и мантии.
  
   - Рождество для Гарри - это поцелуйчики-смачелуйчики! - выдал вошедший Драко, ехидно улыбаясь. - Не рано ли, а?
  
   - Да нет, - усмехнулся Поттер, - мне - нет! А тебе-то точно рано, Драко!
  
  Смех в купе ещё долго звучал в ушах продавщицы сладостей, что так не вовремя открыла дверь.
  Женщина улыбнулась: хорошо, что слышится смех. Пусть лучше так, чем слезы. Дети - это святое. Она с наслаждением вдохнула воздух, наполненный радостью и счастьем, смехом и любовью. Вот буквально пять минут она вошла в купе, где старосты школы целовались так страстно, что...
  
   - Хм, что там мой муженёк поделывает? - и продавщица сладостей решительно направилась в кабину машиниста...
  
  В сумке Гарри Поттера, в подпространстве, всколыхнулась ткань мешка с орлом и вороном. Всколыхнулась и серебристая мантия...
  
  ========== Рождение Великой Цели ==========
  
  Последний день каникул. Гарри неторопливо шагал по парку. Все белым-бело. Под зимними ботинками хрустел снег. Завтра он снова поедет в Хогвартс.
  
  Палочка в кармане вибрировала, требуя, чтобы хозяин воспользовался ею. Но ему не хотелось рисковать. Истощение превратило его в маггла на целых десять дней. Что ж, теперь он будет знать, что его силы все еще малы...
  
  Гарри было тепло. Тетя настояла на том, что одеться нужно теплее. А все из-за ангины! Поттер был в шоке, когда врач поставил ему диагноз - острый тонзиллит! Кто же знал, что магическое истощение приведет к такому? Пять дней он был в тяжелом состоянии! Пять! Его лихорадило, и он был в бреду. На деле же к нему возвращались воспоминания. Только с возвращением магии его состояние стало улучшаться. С одной стороны - из-за болезни он похудел и даже осунулся, с другой - воспоминания вернулись. Все! И пусть многие заклинания стерлись безвозвратно, но их нетрудно восстановить. Главное - он вспомнил всю свою жизнь. Голова в первые два дня раскалывалась. От отчаяния он пытался сжать воспоминания, но ничего не выходило... Зато теперь все прошло. Болезнь преподнесла ему два шикарных подарка: полноценные знания, и... с огромной скоростью уплотнялись и расширялись духовные линии. Увеличивалась пропускная способность к магии. Гарри становился сильнее.
  
   - Пора, - прошептал Поттер.
  
  Казалось бы, простое слово, но оно почему-то вызвало холодок. Тяжёлая ноша, тень которой уже сейчас ввергала в ужас. Но оттого Гарри не сдастся. Ему в вину можно многое поставить: глупость, следование чужим желаниям, безалаберность. Но никогда. Никогда! Ни одного раза не было такого, чтобы Гарри Джеймс Поттер убегал от сложностей. За это он себя уважал и будет уважать.
  
  Гарри вздохнул. Всю жизнь он бежал от власти. Жил для себя. Пора это поменять. Нет, он не будет действовать как Реддл. Власть будет для него лишь инструментом. К чему?
  Этот мир стал чужим для него. Для магии.
  Магия. Великая и очень древняя сила, дающая своему адепту возможность управлять материей, пространством и даже временем...
  
  Магом нельзя стать. Им можно только родиться. Лотерея Судьбы. Гарри всегда интересовал вопрос цены за магию. Какова расплата за неё? За обладание силой? Ведь за все нужно платить! Это - древнейший закон. С виду нет никакой платы. Но если присмотреться... Поттер читал о резервациях коренных жителей Америки. Вот в таких условиях они, маги, были и сейчас. Это раз. Если долго не колдовать - необратимо меняется психика. Это два. Ладно второй, но первый! Загнать себя в резервации?! Печально. Унизительно. И... нет выхода. Точнее есть. Но он настолько сложный! И Гарри сейчас думал не о войне, нет. Последствия просчитать было несложно. Стоит им открыться миру и выйти из тени, как начнётся резня. Да, у магов есть Адское пламя, Империо и даже дементоры! Но...
  
  В данный момент на территории Британии население магов и магических существ составляло пять тысяч. Из них только маги - две с половиной тысячи. А сколько магглов? И кто сказал, что те же гоблины встанут на одну сторону с магами? Скорее всего, они попрячутся по своим подземельям. Нет, война заранее обречена на поражение. Магглы слишком сильны. Их миллиарды, у них есть смертельная техника...
  Вообще, такие мысли зрели давно, пусть и неоформленные, но окончательную форму приобрели после просмотра передачи про мощь маггловских военных сил разных стран. Эти самолеты, ракеты, танки... Миллионные армии...
  
   - Нам нужен новый дом. Новый мир...
  
  ***
  
  Международная Конфедерация Магов. Для простого обывателя - внушающая трепет организация. Для Альбуса - головная боль.
  
  В этот раз заседание проходило на одном из горнолыжных курортов Австрии. Естественно, для такого дела не пожалели Империо...
  
  Дамблдор невесело усмехнулся: как низко пали маги. С тех пор, как Геллерт уничтожил здание МКМ, они кочуют с одного места на другое. На руинах штаба завелись призраки предыдущих членов МКМ. Никто не хочет их изгонять. В первые годы из уважения, а потом про них просто забыли. По идее, германцы должны построить новый штаб, но разве от них дождёшься?!
  
  Альбус стремительным шагом вошёл в конференц-зал. Два десятка магов поднялись, отдавая дань уважения главе.
  
   - Доброе утро, братья и сестры! Заседание от 1992 года объявляю открытым! И поприветствуем нового члена нашей дружной семьи - Магическую Японию!
  
  На повестке дня были несколько вопросов, которые требовали к себе пристальнейшего внимания. Одним из них был спор о судьбе Карпатских великанов. Вот на подиум поднялся Власий Чорнеш. Экс-глава Румынского заповедника, знаменитого своими драконами, ныне он был лидером Румынского Магического Княжества. Хоть и выглядел он от силы на сорок лет, но был ненамного младше Альбуса.
  
   - В декабре прошедшего года клан великанов Острый зуб спустился с гор и сожрал маленькую деревеньку...
  
   - Надеюсь, вы вырезали этих тварей? - вкрадчиво спросил Ибрагим Озтурк, верховный маг Турецкого Магического государства.
  
   - Нет, - холодно ответил Власий. - Жизнь маггла не столь ценна, как жизнь великана!
  
   - Идиот! - взревел Густаву Силва, сильнейший боевой маг Магической Южной Америки. - Своей тупостью вы подвергаете Статут опасности...
  
   - Придержи свой язык, мальчишка! - прошипел Красимир Крам.
  
   - Тебе вроде слова не давали, болгарский перец! - рявкнул Андрей Немов, верховный волхв. - Так изволь не вмешиваться!
  
  Альбус поморщился: ни одно заседание не проходило спокойно.
  
   - Тихо! - прогремел Дамблдор, выпуская силу. - Соблюдайте регламент!
  
   - Вот именно! - поддержал его Мансур Талеб, властитель Египта. - Как смеете вы...
  
  И в этой жаркой... дискуссии столь инородно прозвучали медленные хлопки, что все галдящие маги тут же заткнулись.
  
  В дверях стоял седовласый мужчина. Довольно толстый и с некрасивым лицом. В руках кипарисовый посох. После десятилетия отшельничества вернулся Николас Фламель.
  
   - Ничто не меняется. Не международная встреча, а базар, - голос у прославленного Алхимика был глубок и наполнен силой. Все молча смотрели на него, не зная, как реагировать. - Альбус, ты позволишь мне быть здесь?
  
   - Конечно, Николас! - кивнул Дамблдор, настороженно глядя на бывшего Наставника.
  
   - Грандмастер Фламель, присаживайтесь! - вскочил на ноги Иоганн Шульц.
  
   - Я - Магистр Фламель! Я не намерен придерживаться вашей современной терминологии! Мой Наставник был Магистром. Его Наставник был Магистром. И его...
  
   - Мы поняли, Магистр Фламель! - усмехнулся Альбус. - Присаживайтесь.
  
  Тот хмыкнул и уселся на освободившееся место. Сам германец сотворил себе такое же кресло. Фламель взмахнул рукой, мол, продолжайте, смертные.
  
   - Великаны... э-э-э...
  
   - Япония в первый раз здесь, - перебил Власия Рейдзю Ото, представитель Магической Японии. Говорил он медленно, с превосходством глядя на магов. - Но нам хватило впечатлений. Так называемая МКМ есть не что иное, как свора алчных...
  
   - Мистер Ото! Не разбрасывайтесь оскорблениями! - угрожающе начал Дамблдор.
  
   - И что вы сделаете? - хмыкнул японец, вытаскивая катану, от которой исходило чёрное сияние. И это ещё меч был в ножнах. Маги насторожились: слухи о необычайных даже для волшебников артефактах подтвердились. - Мы - сильнейшая страна в мире. Наши маги сильнее и умнее. Наши орудия наполнены мощью, а сердца - бесстрашием. Мы думали, что пришли на встречу равных, но ошиблись. Мы - выше вас!
  
  Тишину после его слов, казалось, можно потрогать руками. Все смотрели на японца. Взгляды были наполнены гневом и яростью, но... бессильной.
  
   - Вероятно, мы должны поблагодарить вас, тех, кто не ничего не сделал, чтобы предотвратить трагедию Хиросимы и Нагасаки. Благодаря этому мы стали сильнее...
  
   - Правда ли, что вы приносите человеческие жертвоприношения вашим демонам, так называемым тенгу? - спокойно спросил Фламель.
  
   - Это так, старик, - ухмыльнулся Рейдзю. - А взамен они обучают нас истинной магии.
  
   - Темной, вы хотите сказать, - нахмурился Альбус.
  
   - Да хоть розово-фиолетовой! - отмахнулся Ото. - Правда в том, что нас никто не сможет одолеть. Даже если вы объединитесь... Вы погрязли в своих склоках. Восточная Европа страдает от великанов, упырей и русалок. Западная - от гоблинов, вампиров и оборотней. Южная Америка до сих пор не в силах истребить пигмейских шаманов, а наши соседи, Китай и Корея, не могут объединиться и скрываются от так называемых коммунистов. Японии вы все не нужны! Вы слишком слабы! - презрительно закончив свою речь, Ото встал и вальяжно пошёл к выходу.
  
   - Мы можем позабыть обо всех наших раздорах и придти к вам в гости, - бросил вслед японцу Фламель.
  
   - Вот как... - Ото остановился и, не оборачиваясь, ответил: - Тогда мы откроем проход плана Тенгу. Вы ведь не забыли значение термина "камикадзе"?
  
  ***
  
  Отсюда открывался замечательный вид. Панорама была столь прекрасна, что никому из них не хотелось нарушать тишину. Солнце блестело на верхушке гор, а снежное покрывало мерцало мириадами бриллиантов. Удобные кресла, что сотворил Трансфигуратор, восхитительный чай, что заварил Алхимик - что еще нужно для счастья?
  
  Два мага неторопливо пили чай. Один был Магистром ушедшей эпохи, второй был Грандмастером нынешней.
  
   - Итак, Альби. Ходят слухи, что у тебя мой камень? - нарушил молчание француз.
  
   - Всего лишь уловка для духа Реддла, Николя...
  
   - Он что, сильнее тебя? - хмыкнул Алхимик.
  
   - Он достиг Мастерства в трёх ветвях магии, мой друг. Хоть никто и не дал ему титул Грандмастера, но силой и умениями он составит любому из нас конкуренцию...
  
   - Альби... - вздохнул Николас. - У тебя был такой потенциал! Я так надеялся, что ты станешь первым Архимагом за тысячу лет! А ты пошёл в политику...
  
   - Я виноват в том, что натворил Геллерт, и...
  
   - Молчи! - прикрикнул на него Фламель. - Ты виноват лишь в том, что не пошёл дальше! Ты должен был достичь высот Искусства! Магия - наше все! Маг никогда не должен думать о политике! Оставь это дело магглам! Маг должен думать лишь о магии! Стать сильнее, чем ты есть!
  
   - Это... не по мне, Наставник... - вздохнул Дамблдор. - Да и поздно уже...
  
   - Поздно, - согласился Николас, пристально глядя на бывшего ученика. - Но не поздно взять ученика!
  
   - Я и сам подумывал об этом! - хмыкнул Альбус. - Сейчас присматриваюсь к Гарри Поттеру, но сомневаюсь, что он согласится на традиционное Ученичество.
  
   - С чего бы это? - удивился Николя. - Ему слава ударила по мозгам?
  
   - Нет, что ты! - рассмеялся англичанин. - Он слишком независим и самодостаточен. Если честно, Наставник ему не нужен. У него аномально развито магическое тело, и он опережает своих ровесников на три года. По-честному, он должен бы учиться на третьем или четвертом курсе, но он на первом... Но все же я займусь им!
  
   - Хорошо. Это очень хорошо! Только и я не останусь в стороне! - с этими словами он достал из кармана маленькую шкатулку. Взмах рукой, и та увеличилась в размере. - Здесь методики обучения беспалочковой магии, Альби. Учи его жёстко! Нагружай его мозг и дух! И кто знает...
  
   - В чем твой интерес, Николя?
  
  Фламель долго молчал, прежде чем ответить:
  
   - Все бессмысленно. Этот мир уже принадлежит магглам. Нам нужен новый дом... И... мой интерес к жизни угасает.
  
  ***
  
   - Ну?! - усы Вернона забавно топорщились, когда он испытывал сильное возбуждение. - Ну как тебе?!
  
   - Это лучший подарок, дядя! - улыбнулся Гарри, ласково поглаживая корешок толстой и огромной записной книжки. К сожалению, первый блокнот был исписан весь...
  
   - То-то же! Бывает так, Гарри, что в голову приходят умные мысли. Всегда записывай их! Пиши сюда и цели! Всегда ставь цель, парень! Если цель большая, то разбивай их на подцели! - Дурсль вздохнул и сжал плечо Поттера. - Я не из вашей братии, но кое-чего в этой жизни да стою. И эти советы помогли мне вырастить двух замечательных парней! И будь я проклят, если это не повод для гордости!
  
   - Вы лучший, дядя! - обнял Вернона Гарри. - Увидимся летом!
  
   - Иди уж, - похлопал по спине Дурсль, улыбаясь во весь рот, - а то опоздаешь...
  
  В этот раз поездка была тихой. Может, потому, что все уже были знакомы. А может, потому, что Гарри, сославшись на усталость, попросил его не беспокоить...
  В купе сидел лишь Драко, который тоже почему-то был уставшим. Вон как смешно спит, приоткрыв рот.
  Вообще, как так получилось, что Малфой стал ему другом, Гарри не понял. Вроде ничего такого не было, но ведь слизеринец искренне считает себя ему другом! Вероятно, в юном возрасте так и зарождается дружба? Стоит только здороваться и улыбаться, и все! Вы считаетесь друзьями!
  Поттер покачал головой: тогда и Уизли придётся считать другом! И весь первый курс Хогвартса заодно.
  Отбросив вопросы о природе дружбы, Гарри достал из сумки Аль-Салиха перьевую ручку и подарок Вернона. Подумав, он достал ещё и сандвич, сделанный тётей на дорогу. Жаль, Дадли раньше уехал в свою престижную школу.
  
  "Цель... Один великий сказал мне, что цель должна быть как солнце. Ведь солнце притягивает к себе другие планеты, так и цель должна притягивать. Моя цель... Про этот мир я знаю все. Абсолютно. Но есть ли другие миры? Да, есть. В истории были единичные случаи, когда были контакты с иномирянами. Те, по-моему, что-то намудрили с порталами, и их выбросило в наш мир. Допустим, есть возможность уйти в другой мир. Где маги больше не стали бы скрываться, где не было бы унизительного Статута, и общество вышло бы из этого болота! В идеале - необитаемый мир, но с наличием воздуха, воды и нормального магического фона. Хотя, если есть такой фон, то будет и вид, обладающий такой магией. Но так даже лучше! Постоянное напряжение сил даст огромный толчок развитию!
  Итак, цель - новый мир!
  Что для этого нужно? В первую очередь, ресурсы. Нужно золото! Очень много золота! Нужны маги! В идеале, Мастера! Допустим, первое будет - Блек ему должен. А что со вторым? Откуда взять магов? Как ни крути, но без Альбуса здесь не разобраться..."
  
  На этот раз они ехали в повозках, запряженных фестралами. Однокурсники всю дорогу болтали, делясь впечатлениями о каникулах. Гарри же молчал: трудно было ему разговаривать с детьми. Все это произошло слишком неожиданно. Разрыв в возрасте между ним и его друзьями увеличился еще больше, что неприятно саднило его душу. Если так продолжится и дальше, то впору ему будет общаться лишь с деканом и директором. Снова одиночество...
  
  Аппетита не было. Сославшись на свою сытость, Поттер поднялся в Выручай-комнату. Проходя мимо картины во второй раз, он отчётливо услышал чей-то тихий смех.
  Палочка стремительно оказалась в руке, а из ее кончика сыпались искры, как из оголенного провода.
  
   - Рад, что не ошибся в тебе, Гарри! - из воздуха материализовался Альбус. - Ты уже нашел Тайную Комнату Хаффлпаф.
  
   - Дезиллюминационное? - улыбнулся Гарри, пряча палочку.
  
   - Именно так, мистер Поттер! - рядом с Дамблдором появился декан. - Увидев, что вы не пошли на ужин, но и в Башню не направились, мы озадачились и решили проследить за вами.
  
   - Проследили? - хмыкнул Поттер, с интересом глядя на профессоров.
  
   - Не воспринимай в штыки нашу заботу, Гарри, - мягко улыбнулся Альбус, - мы искренне беспокоимся о тебе. Я и Филиус давно интересуемся природой твоих знаний. Ты не удивился, когда я сказал, что это за комната. Демонстрируешь отличное владение магией уже с самого начала своей учебы, что довольно-таки подозрительно, согласен?
  
   - Верю, что беспокоитесь за меня, - кивнул равенкловец. - Что касается природы моих знаний... Поговорим? - пройдясь в третий раз, он открыл дверь и приглашающе махнул рукой...
  
  ***
  
  Острая боль терзала Квирелла. Его тело умирало, и он сам это понимал. Две души в одном теле не удержатся никогда.
  
  "Кровь единорога!" - требовательное шипение возникло в мозгу Квиринуса и пропало.
  
   - М-милорд... но единорог не даст мне даже капельки! - взмолился мужчина и тут же скорчился от страшной боли в затылке. Его вырвало.
  
  "Кровь! Единорога!"
  
   - Я буду проклят! - захныкал Квирелл. - Проклят!!!
  
  "Плевать..."
  
  Холодный и равнодушный шепот наполнил его, на миг остановив боль, а потом она вернулась! Тысячекратно умноженная! Квирелл начал кататься на холодном полу, раздирая свое лицо в кровь и ударяясь головой о твердую поверхность, лишь бы забыться, потерять сознание, но магия Лорда Судеб держала его в сознании. Холодный смех вторил волнам Боли.
  
   - Х-хорош-шо... Я - согл-лас-сен! Только уберите Боль!!! - завыл колдун...
  
  ***
  
  Обстановка в Выручай-комнате была уютной. Камин и три кресла. Гарри стоял перед камином, глядя на пламя. Он был спокоен. Как бы ни пошло развитие беседы, но из них троих именно он заказал обстановку в Комнате. Он открыл дверь, и только ему подчиняется Комната. Даже директор здесь лишь гость. Так завещала Хельга, не любившая, когда пьяный Годрик, бывший в то время директором, вламывался к ней, требуя, чтобы та исполнила супружеский долг*.
  
   - Итак, - нарушил молчание Дамблдор, - ты не передумал?
  
  Гарри вздохнул. Как только он ни представлял этот момент, но не думал, что все произойдет так быстро.
  
   - Помните о своей клятве не навредить ученику, господа! - неожиданно взрослым голосом начал Мальчик-который-выжил. - Меня зовут Гарри Поттер...
  
  Он рассказывал долго. А они слушали его молча, не перебивая и жадно внимая. Война с Реддлом, смерть Альбуса, скитание в поисках крестражей, победа над Томом, поиск себя, обучение у Мастера Мадса, упадок магического мира, любовь к замужней женщине, ее смерть, когда она только развелась и ждала его в его же гостинице и многое другое. Под конец горло пересохло. В руку ткнулся бокал - Комната исполняла все его желания.
  
   - Агуаменти! - глоток жидкости целебным бальзамом прошелся по иссушенному горлу. - На этом все.
  
  Дамблдор сидел, закрыв лицо ладонями. Мастер Ментальной магии сразу же поверил Гарри.
  Флитвик застыл каменным изваянием, разглядывая Поттера. В голове не укладывалось то, что рассказал его... студент, но почему-то он верил.
  
   - Это... ценное знание, но опасное, - отмер наконец Дамблдор. - И твои сл...
  
   - Чем оно опасно, Альбус? - невесело усмехнулся Гарри. Никто не обратил внимания, что он назвал директора по имени. - Если ты боишься, что я стану Темным лордом или...
  
   - Поттер прав! - отрывисто бросил Филиус. - Волан-де-Морт ему не ровня. Он мог бы тысячу раз взять власть в свои руки, но он этого не сделал. Его история... история будущего лишь в очередной раз доказывает, что нам не по пути с магглами!
  
   - Понимаю... - вздохнул директор. - Просто... это ведь крушение моей мечты.
  
   - Альбус! - взорвался Поттер. - Очнись же! Раскрой глаза! Мы должны быть с магглами на равных условиях, чтобы они с нами считались! Но мы неизмеримо слабее! Сколько Мастеров? Сколько Сильных магов? Лишь один из сотни!
  
   - Извини, Гарри... Это... в голове не укладывается... Почему это произошло? Неужели магия Времени продвинулась так далеко? Даже если ошибка, но на такой долгий срок отмотать назад...
  
   - Не знаю. Может, это просто неудачный эксперимент или Дар Судьбы... Прожив длинную и достойную жизнь, я вновь оказался в начале своего Пути. Какой будет эта жизнь? Каким буду я и весь мир? Мерлин знает. Лишь одно могу сказать точно: я, Мастер Артефактор, проживу эту жизнь, не упуская ни единого шанса! Слышишь, Альбус?! Ни одного шанса! Однажды кто-то мне сказал, что нужно поставить перед собой такую Великую Цель, что она, подобно солнцу, должна притягивать к себе! Это сказал мне ты, Альбус!
  
   - Я? - удивился Дамблдор.
  
   - Ты! Я дружил с тобой, пусть ты и был всего лишь портретом.
  
   - Коллега, - деловито начал Флитвик, - чего вы хотите?
  
   - Найти новый мир! Новый дом для нас, для магов и магических существ!
  
   - Это и впрямь великая цель, - прошептал Альбус, - я не верю, что тобой движет зло. Нет в тебе Тьмы. Твоя жизнь - бесчисленные страдания. Ты любил и был любим, но тебе не везло. Возможно, ты и впрямь заслужил этот шанс. Шанс начать новую жизнь... я с тобой.
  
   - Надеюсь, гоблинов мы не возьмем с собой? - глухо спросил Филиус. - В детстве меня хотели бросить в глубочайшие шахты - такова судьба всех полукровок. Но я сбежал, и тогдашний Министр с Отделом Тайн взяли меня под защиту и подарили палочку. Я помню, как мой... дед... убил мою мать. Я буду с тобой до тех пор, пока ты против Гринготтса...
  
   - Филиус... - предостерегающе начал директор.
  
   - Хватит, Альбус! Это мое право!
  
   - Довольно! Альбус, поверь: гоблины живут лютой ненавистью к нам! Перед тем, как уйти, я слышал, что те собирались развязать новую войну. Мы дали им равные права, палочки, но им и этого было мало! Гоблины - наш естественный враг! Либо мы их, либо они нас! Третьего не дано... Ты со мной?
  
  Директор молчал около минуты. Наконец, кивнув своим мыслям и придя к решению, он прямо посмотрел в глаза Поттера.
  
   - С тобой, - твердо кивнул Дамблдор. - Значит, ты знаешь о Квирелле?
  
   - Знаю. А ты знаешь, что в данный момент огрызок души Реддла в его затылке? - спокойно спросил Гарри.
  
   - Я думал, что он в Запретном лесу, - прошептал Альбус побелевшими губами, - я не думал, что Квиринус осмелится впустить его в свое тело...
  
   - О, Мерлин! - вскричал Флитвик, осознавший, КТО сейчас в Школе.
  
   - Я с вами! - хищно улыбнулся Гарри.
  
  ***
  
  Квирелл счищал со своей одежды остатки ужина. Блевотина ужасно воняла, так что нужно наложить еще и Очищающее воздух.
  
  "А может, лучше переодеться? А то..." - додумать Квиринус не успел. За его спиной вспыхнуло пламя, и из него вышли директор, полугоблин и... Поттер.
  
  В ту же минуту Квирелла пригвоздило к полу давящей мощью Дамблдора, а из тела рванула душа Лорда. Последнее, что увидел профессор ЗОТИ - расстроенное лицо Поттера.
  
   - Ушел, мразь! - рявкнул Филиус и со злостью сплюнул.
  
   - Квиринус! - в затухающем сознании прогремел голос Дамблдора...
  
  ========== Хозяин Василиска ==========
  
  Ветка Гремучей ивы мелко дрожала, исписанная рунами. Мастер исписывал их медленно, то и дело морщась от боли: порезы на подушечках пальцев ныли. Ветка достигала в длину почти до метра, точнее девяноста девяти сантиметров, а диаметр - в семь сантиметров и семь миллиметров.
  Сидевший рядом Флитвик молча взирал на это, одобрительно кивая в знакомых моментах Артефакторики и удивленно хмыкая в незнакомых. Все же он был Мастером Чар, а Артефакторику он знал сугубо на уровне Ученика.
  
   - Зелье! - хрипло бросил Поттер Альбусу, застывшему каменным изваянием. Тот незамедлительно протянул ему фиал, наполненный серой жидкостью. На фиале мягко блестела эмблема: маленький змей, свернувшийся вокруг котла - герб Мастера Слизнорта.
  Откупорив посуду, он тут же начал поливать зельем ствол посоха. Древко шипело, но оставалось целым. Зелёная поверхность стала приобретать синеватый оттенок.
  
   - Зелье Серебряной слезы придаст ему прочность или защиту от оборотней, коллега? - спросил Флитвик.
  
   - Не только от оборотней. От нечисти в целом. Серебро - магический металл! Его неспроста боялись инферналы, вампиры и прочая нечисть. Серебро перерезает духовные нити...
  
  Вскоре зелье закончилось, а ветка приобрела сероватый цвет.
  
   - Меч!
  
   - Осторожнее, Гарри, он настолько острый, что может перерезать камень, - с этими словами директор протянул ему полуторник Гриффиндора.
  
   - А то я не знаю! - огрызнулся Поттер, не любивший, когда кто-то болтал под руку. - Я владел им почти двадцать лет!
  
  Примерившись, он осторожно опустил лезвие на выпирающий отросток ветки...
  
  Через двадцать минут он наконец закончил и с удовлетворением поглядел на идеально ровный шест. Серого цвета, в длину почти метр и с ровными краями...
  
   - Посох? - не выдержал Филиус. - Ты можешь изготавливать посохи?!
  
   - Да! - гордо приосанился Гарри, устало протирая глаза. - Изготовление магических инструментов у меня получалось на удивление хорошо! Правда, боевые артефакты выходили ещё лучше! Но у меня не было возможности работать с Гремучей ивой! Сколько ей лет, кстати?
  
   - Двадцать, - кротко ответил Альбус, с гордостью смотря на парня, - я посадил ее в 1971 году. Но корень... он часть тысячелетней ивы, что росла в Запретном лесу. К сожалению, та ива была уничтожена троллями...
  
   - Ещё лучше! - воодушевился Поттер. - Я думал, что оно двадцать лет накапливало магию и это свойство осталось с его частью даже после отдаления, но раз корню тысячи лет, то это увеличивает его показатели на порядок! И нет, Филиус, я не намерен делать из него классический посох. Я сделаю из него управляемый мыслью шест невиданной прочности и придам ему свойство...
  
  Тут во вспышке пламени появился Фоукс, перебив Гарри. В лапе он держал конверт.
  Дамблдор вскрыл его и достал маленький клочок пергамента. Быстро пробежавшись глазами, он кивнул своим мыслям.
  
   - Гарри, Филиус! Я отлучусь на пару дней, - он неторопливо поднялся с кресла и взялся за крыло феникса. - Без меня в Тайную комнату Слизерина ни ногой! Увидимся!
  
   - Как скажешь! - откликнулся Поттер, массируя виски. - Удачи...
  
  Прошёл месяц с того момента, когда Гарри открылся декану и директору. Месяц, как Квиринус лежит в коме. И месяц, как Тёмный лорд сбежал. История уже пошла по другому руслу. Но это нисколько не заботило Гарри - противостояние с Реддлом обречено на победу. Два из семи крестражей уже уничтожены. К огромному удивлению Гарри, Министр оказался близким другом Дамблдора и без вопросов предоставил дементора, которому в порядке эксперимента скормили диадему Равенкло и камень Певереллов. Сами артефакты при этом не потеряли изначальных свойств, что порадовало Гарри. К тому же он и забрал их себе в качестве виры и наследства. Живых наследников Равенкло не осталось, зато артефакт по праву трофея принадлежал Реддлу, который нашел его в албанском лесу. А так как о передаче диадемы в руки Тома речи и не шло, то Поттер забрал его себе в качестве виры за разрушение дома в Годриковой впадине. А камень он взял по праву наследства, ткнув в свою родословную и указав Альбусу, что его притязания законны.
  
  За этот месяц он не появлялся в гостиной, предпочитая проводить время в Выручай-комнате. Да и на занятия не ходил. Директор и декан объяснили это тем, что Поттер слишком опережает программу и его учат индивидуально. Все равенкловцы, зная способности Гарри, не удивились, но страшно завидовали, думая, что его обучают исключительно Высшей магии. На деле же было взаимное обучение: он делился с профессорами разработками будущего, а они обучали его Высшей магии в своих областях. И если Флитвик начал объяснять основы Высшей Анимации, то Дамблдор с Высшей Трансфигурацией и Анимагией тянул до последнего.
  
  Невилл, поначалу обидевшийся за то, что Гарри бросил его, вскоре оттаял и извинился за своё поведение. Общение с сокурсниками сошло на нет, но Поттер пообещал им, что последние недели перед каникулами он посвятит только им. Именно тогда он планировал отдохнуть, так как оставшиеся крестражи уничтожат без его участия.
  
   - Так какое свойство ты придашь? - вырвал из воспоминаний Филиус.
  
   - А? - встрепенулся Поттер. - Ах да... А сам как считаешь, что лучше? Свойство одной стихии или портала? Даже не портала, нет... скорее, телепорта! - в памяти до сих пор было ярко воспоминание о секире Мастера Мадса.
  
   - Радиус? - деловито спросил декан, чиркая пером на клочке пергамента.
  
   - В пределах видимости. Больше - нерационально, Антиаппарационные ставятся лишь в пределах видимости.
  
   - Да, эффект внезапности... Что тебе нужно для этого?
  
   - Да все уже есть! В этой комнате есть галлеоны - их я расплавлю и придам им форму колец, есть клык тролля, что придаст дополнительный источник питания, есть драгоценные камни - их, правда, несколько штук, и все они слишком маленькие, но зато они пролежали десятилетия в магическом месте...
  
   - Тогда я пошёл, раз тебе помощь не нужна...
  
  Гарри только кивнул и положив галлеон на исписанную рунами алхимическую чашу, развёл под ним пламя.
  
  Сколько он так просидел, плавя золото, он не знал. Временами, когда он уставал от жары, выходил в центр комнаты и требовал холодного воздуха. Поел принесённый домовиком ужин. Взглянув на свою работу, он удовлетворённо кивнул и пошёл спать.
  
  Но сон не приходил... Побочным эффектом возвращения воспоминаний и стремительного развития магического тела являлось и развитие физическое. Так, рост увеличился на пять сантиметров, и это был ещё не конец, координация вследствие этого заметно ухудшилась, но хуже всего этого было то, что постоянно возникала эрекция. Вот и сейчас, стоило ему расслабиться, как член поднялся, словно змей, и выпирал бугром через штаны.
  
   - Дерьмо гиппогрифа! - выругался Поттер и вскочил с кушетки, что со стороны выглядело смешно. - Манекены, манекены! Больше!
  
  Прямо на него смотрели безжизненные деревянные фигуры демонов, гоблинов, акромантулов. Вскинул палочку, и с неё сорвалась ослепительная молния, в щепки разнесшая ближайшую мишень. Затем огненный шар, ледяное копьё, воздушный кулак, заклинание взрыва, снова молния...
  
   - Mellt*! Glacius**! Bombarda! Reducto! Уф-ф...
  
  И это помогло. Ему стало легче. Бугор в районе паха заметно уменьшился, и парень рухнул обратно в кровать. Лёжа в постели, он вспоминал о ней...
  
  Ретроспектива.
  
  Свадьба в Индии проходила не так, как в Британии. Процессия во главе с женихом и невестой медленно шла от дома к полянке в лесу, где из дерева были вырублены статуи богини Лакшми и Рамы, аватара бога Вишну.
  Падма склонилась в поклоне перед Лакшми, а Раджит - перед Рамой.
  
  Малфой удивленно хмыкнул, когда статуи засияли белым светом. И было отчего: западные маги были атеистами. Возможно, они и верили бы в Христа, не случись война между ними и Инквизицией, но что было, то было. Зато восточные маги были религиозны...
  
  Обратный путь прошёл весело! Дети бросали в них разноцветные порошки специй, играла музыка, и звучали похабные песни, смысл которых сводился к тому, чтобы муж и жена размножались и делали это активно, соблюдая все пункты Камасутры...
  
  После вручения подарков молодожёнам начался пир! Для британских друзей невесты выделили отдельный стол.
  
  Нотт, громко хохоча, выпивал на спор с индийским Боевым магом. И пока побеждал.
  Малфой что-то обсуждал с отцом Падмы, своим непосредственным начальником.
  Его жена Астория о чем-то шепталась с Дафной, то и дело бросающей заинтересованные взгляды в сторону Теодора.
  Лонгботтом весело плясал с молодыми индианками, не замечая недовольной физиономии жены.
  Блейз флиртовал с Парвати.
  А сам Поттер мрачно напивался: Андромеда покинула бренный мир семь месяцев назад.
  
   - Гарри...
  
  Поттер резко повернулся и застыл в восхищении. Флер, как всегда, была прекрасна: простое белое платье сидело на ней, как... словами было не описать, как красива была в данный момент полувейла.
  
   - Флер! - Мастер вскочил на ноги и склонился, запечатлевая поцелуй на её руке. - Силы небесные, какая встреча?! Ты, как всегда, божественно выглядишь...
  
   - Прекрати! - звонко рассмеялась она, мило краснея. - Прогуляемся?
  
   - С удовольствием! - отвечал Гарри, утопая в голубом океане её глаз.
  
  Деревушка магов была у берега Бенгальского залива и радовала гостей идеальным пляжем. Белый песок, круглая луна, тихие волны, прекрасная девушка - что ещё нужно для счастья?!
  
  Флер остановилась и устремила взор своих чудесных глаз в водную гладь, где отражалось идеально ровная копия луны.
  
   - Знаешь...
  
   - А где Билл? - перебил ее он.
  
  Её лицо застыло гипсовой маской, и тут плотина рухнула! Слезы, казалось, жили своей собственной жизнью. Она рассказала все! Как она отстаивала право Мари-Виктуар на личную жизнь, как Билл рвался разобраться с Тедди и как в пылу ссоры он ляпнул, что ей тоже надо дать зелье... Подозрение, смутное подозрение подтвердилось, когда она пошла к Падме, специализирующейся именно в отравлениях зельями. Там она и узнала, что её пичкали два месяца с момента начала отношений с Биллом. Приворотное зелье замедленного действия с кумулятивным, то есть накапливающим эффектом оказало аномальное воздействие на полувейлу. Смыслом жизни юной полукровки стал Уизли. Вот откуда после рождения второго ребёнка чувства к мужу стали притупляться, вот откуда она охладела к нему, но одновременно пылала страстью...
  Скандала ей не хотелось. Зачем? Чтобы бросить тень на репутацию своей сестренки, ставшей первой полувейлой-Министром магии? Чтобы её дочери плакали? Чтобы родители страдали от горя? Ведь они не заметили никаких изменений в её психике! И Флер просто ушла. Она жалела обо всем, кроме своих дочерей. Их она любила безумно и столь же сильно возненавидела мужа. Пока еще мужа. Как же она жалела, что не продолжила изучать магию! И хотя Падма говорила, что еще не поздно, но Флер знала: родившая полувейла навечно застывает на текущем уровне развития. Можно только стремиться к знаниям, но духовные линии "окостеневают", и резерв силы остается на всю жизнь. Вот такая вот плата за красоту, помимо облика гарпии...
  
  А недавно, когда она увидела Поттера в Косом переулке, в душе женщины всколыхнулось нечто. Сильное и притягательное. Что-то давно забытое и похороненное в самом темном закоулке души. Она давно питала к Гарри симпатию. С тех пор, как он спас Габи. Её сестренку, которую она вырастила буквально на руках. Он никогда не поддавался её шарму, впрочем, как и Билл, но у того были обереги от гоблинов, а Поттер - на чистой воле. И её симпатия... Скажем так, чем выше поднимался уровень ненависти к мужу, любящему поскандалить и держать всех в ежовых рукавицах, тем глубже становилась эта симпатия...
  
  Гарри прижал ее хрупкое тело к груди. В душе клокотала ярость. Появись здесь и сейчас Уильям Уизли, то от него не осталось бы и кусочка. Лишь пепел. Магия сильнейшего волшебника золотистой пленкой вырвалась из Поттера и своеобразным куполом накрыла их, прихватив почти весь пляж. Снаружи кто-то кричал, звучали заклинания, ругательства, но им было так уютно! Потребность защищать у Гарри и потребность доверять у Флер. Спустя столько лет две души наконец встретились. Многое пережившие и почерствевшие, они с надеждой смотрели друг на друга...
  
   - Гарри, - прошептала она, глядя в его глаза, отчего у Поттера вновь появилось давно забытое чувство сладкого томления в низу живота. - Я должна... должна сказать...
  
   - Что же, Флер? - прошептал он ей прямо в губы.
  
   - Мари*... беременна...
  
   - ЧТО-О?! Тедди, сукин сын!
  
  Конец ретроспективы.
  
  Гарри улыбнулся воспоминанию. Как же он орал... дурак! Радоваться надо было...
  
   - Мой мальчик, - прошептал Поттер и провалился в царство Морфея.
  
  ***
  
  Нурменгард. Мрачное место. Расположенное на скале, оно внушает трепет своей готичностью и простотой. Замок повелел построить Геллерт Грин-де-Вальд для своих идеологических противников. Конечно, он не переубеждал своих пленников. Он всегда был прагматичен. Все узники Нурменгарда использовались в магических экспериментах. Здешние стены пропитались их яростью, болью, ненавистью. И сюда же заключили самого Грин-де-Вальда.
  
  Альбус стоял перед воротами и вспоминал все это. Ему было неприятно находиться здесь. Но необходимо...
  
  Высокие кованые ворота скрипнули и медленно распахнулись. Два вампира, бледные и высокие брюнеты, уважительно склонили свои головы и протянули медный кубок. Альбус знал, что это портал. Иначе внутрь не попасть. Все пространство от ворот до самого замка было усеяно магическими и маггловскими ловушками. Взяв кубок в руки, он задержал дыхание. Секунда - и он внутри. Дамблдор стоял в начале длинного коридора, в конце которого была лишь одна дверь. Дверь охранял голем. Творение еврейских магов подчинялось только им и выполняло лишь две цели: никого не впускать и не выпускать. Кроме трех человек: Президента МКМ, главы магической общины иудеев и... Николаса Фламеля. Голем был металлический. На него почти не действовала магия, и он был неимоверно силен. Поравнявшись с ним, директор окинул его внимательным взглядом. Со времен последней встречи у голема прибавились вмятины, что означало лишь одно: Геллерта пытались вызволить. Голем никак не отреагировал на Дамблдора. Тот постоял и, изучив все, что хотел, толкнул дверь...
  
  Просторная комната. В центре стол. За столом сидит высокий лысый старик. На руках цепи. На ногах цепи. На шее цепь. Длинные звенья цепей идут от тела к стенам и потолку. Взгляд Геллерта спокоен. Дамблдор в который раз восхитился бывшим другом. Даже после стольких лет тот так и не предпринял попытки суицида. Воистину могуч дух Темного волшебника!
  
   - Альбус, - сухой светский тон. Будто не злейшего врага увидел, а простого знакомого. Будто не в камере встреча, а в светском рауте.
  
   - Гелл, - кивнул ему Дамблдор, - как поживаешь?
  
   - Ал, - скривился Грин-де-Вальд, - не отнимай мое время! Я работаю. Говори, зачем пришел, и уходи.
  
   - Смешно, - улыбнулся англичанин, - у тебя времени много, так что будь любезен уделить мне десять минут! Итак, я принес благую весть! Дары Смерти найдены и будут собраны в ближайший месяц!
  
  Как и ожидал Дамблдор, глаза бывшего друга зажглись фанатичным огнем. Нарочито медленно закрыв книгу, он удобно уселся и милостиво кивнул.
  
   - Продолжай, Ал!
  
   - Старшая палочка у меня. Ты это знаешь, - немец кивнул. - Мантия была у меня, пока я ее не вернул Гарри Поттеру. А камень у Гонтов. И он крестраж...
  
   - Кто посмел запятнать артефакт? - глаза гневно сузились, а цепи сильно натянулись, сверкнув красной вспышкой. Геллерт скривился и сделал вдох-выдох. Цепи расслабились.
  
   - Томас Марволо Реддл, также именуемый Лордом Волан-де-Мортом или Лордом Судеб...
  
   - А, этот, - пренебрежительно хмыкнул немец, - выпусти меня, и я его упокою. Окончательно.
  
   - Верю, - серьезно кивнул Дамблдор, - а еще ты упокоишь меня, Фламеля и всех, кто перешел тебе дорогу. Реддл опасен, но ты опаснее в сотни раз, Гелл.
  
   - Боишься! - улыбнулся Грин-де-Вальд, шумно втянув носом воздух. - Я чувствую твой страх, Ал. Ты стал бояться меня с той нашей дуэли. Небось жалеешь, что вышел со мной на поединок, а?
  
   - Жалею, - согласился Дамблдор, - я тогда не думал, что ты стал так силен...
  
   - О да! Если бы не ритуал, то я бы сотни таких, как ты, в порошок стер! Тебя, труса-Фламеля, что прятался за твоей спиной, и всех тех идиотов, что штурмовали мой замок! К сожалению, ритуал открытия портала в другой мир слишком энергозатратный... да и существа, что были на той стороне, явно не слабаки, и мне пришлось закрыть портал... Вы должны мне быть благодарны, несчастные мерзавцы! Оставил бы портал, и планета сотрясалась бы под лапами тех тварей, а я сидел бы со своей армией и ждал бы кто кого! Но я слишком сентиментален! Я истратил почти весь свой резерв на закрытие портала, и в этот момент ты ударил в спину!
  
   - У меня не было другого выбора, - невозмутимо пожал плечами Альбус, - в прямом противостоянии ты бы одолел...
  
   - Слабак! - презрительно сплюнул узник. - Я и так одолел бы тебя, если бы не вмешался этот трусливый французик! Каково это, Ал? Жажда контроля? Зависимость от славы? Еще не сошел с ума? Хочешь, чтобы все нуждались в тебе и только в тебе? Хочешь, чтобы все плясали под твою дудку, да? Ах-ха-ха-ха! - Геллерт оглушительно расхохотался, увидев покрасневшее лицо бывшего друга. - Я - непревзойденный Малефик! Я тот, кто совершил переворот в Ментальной науке! Я! Я! Я! Благодаря мне магглы уменьшились в численности! А вы, никчемные моралисты, пошли против меня! И что теперь? Скажи-ка, сколько маглов на планете? Каков прирост населения? Как думаешь, сколько их будет через десять лет? Двадцать лет? Тридцать? Сорок? Пятьдесят? Что вы оставите потомкам, жалкие слабаки?! Да, я чудовище! И чтобы дать нам, волшебникам, хотя бы ничтожный срок спокойствия, я пожертвовал расплодившимися магглами! Во имя Высшего Блага!
  
   - Не говори так, Гелл, - скривился Дамблдор. - И, пожалуйста, не надо нас недооценивать: мы найдем выход... лучше скажи: как тебе удалось проклясть меня? Ни я, ни Фламель не смогли его снять...
  
   - Глупый, наивный Альбус... Забыл, кто открыл тебе Ментальную магию, Ал? И ты, дурак, совершил ошибку, посмотрев мне в глаза! Это проклятье называется "Кара Борджиа"! Оно будет постепенно сводить тебя с ума, усиливая амбициозность, властолюбие, честолюбие..., но ты искусный маг Разума, хоть и благодаря мне, конечно же, так что невозможно предсказать, во что выльется мое проклятие...
  
   - Я тебя услышал... Перейдем к делу. Появился Певерелл. У него уже Мантия-невидимка и Воскрешающий камень. Старшая палочка начала плохо слушаться меня и стремится к нему. Через неделю, а может, месяц, он почувствует ее. И она перейдет к нему. К чему приведет полный набор, я не знаю. Если верить ему, то ничего, но легенды гласят, что полный комплект даст какую-то силу. Что это за сила, Гелл?
  
   - О-о, эта мощь будет воистину великой! - оскалился Грин-де-Вальд. - Трупы будут подниматься, а кладбища пустеть! Мертвые будут вставать и идти к Нему! И тогда... и тогда Повелитель Смерти придет ко мне в поисках знаний о Некромантии! И тогда я стану свободен! Я стану его правой рукой, и мы очистим мир от магловской скверны!
  
   - Вряд ли. Его мать была магглорожденной, и он души не чает в своих родственниках-магглах. Так что будешь тут сидеть вечность..., а Гарри возглавит волшебное сообщество и уйдет в другой мир. И я ему буду помогать, Гелл...
  
  Дамблдор встал и подошел к двери. Содрал кожу с пальца. Положил на него окровавленный палец, и дверь открылась. Уже удалившись от двери на два метра, он услышал крик Геллерта:
  
   - Эй, Ал?! Как там твой братец-членосос поживает? Ах-ха-ха!!! Помнишь, как он мило краснел при мне?! Он так и не женился, да? Видно, до сих пор мечтает о моем члене в своей тощей заднице? А твоя женщина? Как ее звали? Оливия? Или Юлия? Точно не помню ее имени, но за щеку брала просто божественно! Ах да, вспомнил! Элиния! Кажется, я ее тогда обрюхатил... Ну что, Ал? Так и будешь вспоминать мои победы или все же вспомнишь, что ты мужчина, и убьешь меня, а?! Убей меня, ты!!! Никчемный лайм! Нация членососов!!! Вы - гангрена европейского общества! Слышишь, бесхребетный?! Эй?!
  
  Дамблдор замер в неподвижности. Все его естество говорило ему, чтобы он снова вошел в комнату и прикончил этого ублюдка. Но фраза, которую повторял Геллерт, когда его схватили, на корню пресекла терзания мага.
  "Убей меня, и я возрожусь словно феникс! И буду я сильнее, чем был! Я стану ночью! Кошмаром! Ужасом! Убей меня, и я возрожусь в преданном слуге!"
  Именно эта фраза решила судьбу Грин-де-Вальда. И тогда его заточили. Сыворотка правды не действовала на него, ибо он был Грандмастером Ментальной магии. Легиллеменция тоже. И тогда его попросту заточили..., а его слуг искали, но те будто сквозь землю провалились...
  
   - Гори в аду, Геллерт. Гори в аду, - прошептал Дамблдор и схватился за кубок...
  
  ***
  
  Запретный лес. Огромная зона смертельной опасности. Многие наивно полагают, что его вырастила Хельга или ещё кто из Основателей. Но он стоял здесь уже несколько тысяч лет. Лишь одно правда: кентавры поселились здесь лишь с позволения Годрика. Великий мечник и Боевой маг устал сдерживать тех тварей, что лезли из глубин леса. И очень удачно сложилось, что именно в этот момент к нему обратился вождь племени кентавров с просьбой о предоставлении крова. И был заключён договор: лес - собственность Хогвартса, а кентавры - "квартиранты"! В оплату они защищают Школу от существ из глубин леса. И договор исполнялся вплоть до начала войны с Инквизицией.
  Кентавры, кровью заплатившие за свой дом и освободившиеся от надзора директора, занятого войной, искренне стали считать Запретный лес своим домом. И вот эту ошибку им нужно объяснить! Вбить их в конские задницы!
  Завывая, плёлся Хагрид впереди. Глупый великан размазывал свои сопли, пытаясь их вытереть своим платком. То и дело он жалобно и просительно смотрел на Альбуса, но Дамблдор был непреклонен. Всего-то хватило двух воспоминаний: Битвы за Хогвартс, когда акромантулы ударили в спину, и Битвы за Хогсмит, когда они мутировали в глубине леса. И вот тогда Гарри во второй раз в жизни увидел гнев директора. В первый раз в той жизни в Отделе тайн и вот теперь. Холодная аура окружала Грандмастера. Глаза из синих превратились в льдинки. И толики этой ярости хватило, чтобы Хагрид немедленно сознался во всем.
  
  Оказывается, тот безбожно врал директору о количестве акромантулов. По его словам, их не больше десяти. Арагог, жена Арагога, детки Арагога. И Дамблдор верил!!! Он и помыслить не мог, что преданнейший Хагрид лжёт ему!
  
   - П-проф-ф...
  
   - Нет, Рубеус! - резко оборвал его на полуслове Альбус. Хагрид зарыдал ещё громче.
  
  Филиус покачал головой, глядя на это сюрреалистическое зрелище: ревущий великан.
  
   - Вот поэтому, Гарри, полукровок никто не любит. Слишком они психически нестабильны, - просветил он шагавшему рядом Поттеру.
  
   - А вы что же такой адекватный? - хмыкнул Гарри.
  
   - О, поверь мне! В юности я был настоящим психом! Выходил на дуэли против превосходящего противника и бился с яростью берсерка...
  
  Внезапно из чащи вышли несколько кентавров. Среди них был и Флоренц. А ещё Бейн...
  
   - Остановитесь! - величаво вскинул руку Бейн. - Это наш лес и...
  
   - Ложь.
  
  Одно слово, и на поляну опустился холод. Глаза Дамблдора мерцали синим цветом. Директор был все ещё в ярости. Кентавры тоже были в ярости. Они недоверчиво смотрели на человека и сомневались: адекватен ли он?
  
  Гарри поморщился: лошадники до такой степени привыкли к своей безнаказанности!
  
   - Ложь?! - взревел один из кентавров, поднимаясь на дыбы. - Да как ты смеешь, человек?!
  
   - Смею? Человек? - опасно тихим голосом спросил Дамблдор. - Фоукс!
  
  Вспышка пламени, и феникс мягко приземлился на плечи директора. А в его клюве была Сортировочная Шляпа.
  
   - О! Полулошадки! - развеселилась Шляпа. - Что на этот раз?
  
   - Дорогая Шляпа, - начал Альбус. - Ты ведь была на голове Годрика в тот день, когда кентавры появились здесь?
  
   - Нет!!! - взревел Бейн, ударяя кулаком в грудь. - Это наш лес!
  
   - О-хо-хо! Конечно, я все помню! Ваш вождь, Рагон, так умолял Годрика, так умолял! Даже склонил свои копыта...
  
   - Нет!!! Это непра...
  
   - Силенцио! - Гарри вконец достали эти крики бешеных кентавров. - Просто заткнись, хорошо? Продолжайте, Шляпа, пожалуйста!
  
   - Круто ты, Поттер... Так вот, Рагон склонил свои копыта и умолял предоставить лес. Годрик стребовал клятву, согласно которой ни один кентавр не будет считать лес своей собственностью, и будет бдительно охранять лес и Школу от Теней из глубины леса...
  
   - Но мы кровью заплатили за наш дом, - вежливо произнес Флоренц. - Наши предки десятками умирали, лишь бы остановить Теней.
  
   - Теней? - удивился Поттер. Филиус согласно кивнул, тоже желая узнать про них.
  
   - Тени... Я думал, это сказка, - прищурился Дамблдор.
  
   - Тогда это очень реалистичная и жестокая сказка, раз она убила стольких предков, - насмешливо сказал Флоренц. - Тени - это дети глубин Леса. Там, в самом центре, в темнейшей её части - Зло! За века она обессилела, и Тени перестали беспокоить нас. Но мы заслужили этот дом, человек. Предки кровью платили за...
  
   - Нет, - директор твердо смотрел в глаза кентаврам. - Лес - собственность Хогвартса! А вы - арендаторы. И вы не платили очень долгое время. Как вы допустили появление гнезда акромантулов?!
  
   - Это не наша проблема, человек! - презрительно сплюнул один из кентавров. - Хагрид принёс первого акромантула! И мы не будем подчиняться тебе! Отступи, иначе ты познаешь гнев свободного народа!
  
   - Я приду завтра, - прохладно сказал Дамблдор. - Все ваше племя должно быть готово к походу на акромантулов, иначе я вышвырну вас из Запретного леса. И не грозись мне гневом своего народа, кентавр. Иначе ты познаешь гнев моего народа...
  
   - Это несправедливо! Это бесчестно! - зароптали кентавры, вскидывая свои луки и копья.
  
   - Одно движение, и вы все будете покалечены, - рявкнул Флитвик, доставая палочку и костяной кинжал. Фоукс издал яростный клёкот. Альбус молча достал палочку. Гарри заставил палочку заискриться электричеством. Хагрид, громко икая, достал со спины арбалет. И кентавры отступили...
  
  ***
  
  Плаксы Миртл, к счастью, не было. Так что троица магов не отвлекалась от задания. Прошипев змее на раковине заветное: "Откройся", Гарри жестом фокусника показал на открывшийся зев тоннеля.
  
   - Вуаля! Кто первый? Падать не больно, там уйма костей крыс, главное - палочку берегите!
  
   - Поступим проще, Гарри, - хмуро сказал Дамблдор, который после возвращения из своего путешествия был угрюм, - Фоукс!
  
  Со вспышкой огня появился феникс и не медля спикировал в тоннель. Через минуту он появился в туалете в очередной вспышке.
  
   - Прикоснитесь к Фоуксу! - потребовал Альбус, и Гарри с Филиусом прикоснулись к фениксу...
  
  Идти по тоннелю было скучновато для Поттера. Зато Дамблдор и Флитвик с интересом смотрели по сторонам. Наткнувшись на сброшенную шкуру василиска, полугоблин не на шутку возбудился! Он искренне надеялся на захватывающую схватку!
  
   - Откройся! - прошипел Гарри змеям на дверях, и те распахнулись. - Джентльмены! Добро пожаловать в Тайную комнату Слизерина!
  
   - Невероятно! - прошептал Дамблдор и уставился на каменное изваяние-портрет Салазара Слизерина. - Так вот как он выглядел...
  
  Фоукс издал тревожный клекот и спорхнул с плеча директора.
  
   - Приготовьтесь! - приказал Поттер, обсудивший до этого субординацию в Тайной Комнате. - Я не знаю, как василиск отреагирует. По легендам василиск - мудрый, и неспроста его зовут Королем змей! Но по логике он просто змей-переросток!
  
  Профессора согласно кивнули и спрятались за колоннами, предварительно наложив на все тело воздушные пузыри, не пропускающие запах и звук.
  
   - Говори со мной, Салазар Слизерин, величайший из Хогвартской четверки! - рот статуи начал раскрываться...
  
  Гарри задумчиво смотрел на все выходящую и выходящую тушу исполина и мучился дилеммой: либо в двенадцать он был неимоверно храбрым, либо тупым...
  
  - Кто ты-ы? - язык василиска затрепетал и в лицо Поттера дунул вонючий воздух, создаваемый речью змея.
  
  - Меня зовут Гарри Поттер. А тебя?
  
  - Я... не помню... Хозяин давал мне имя... оч-чень давно-о... не помню-ю... я с-слишком долго с-спа-ал... - гигантская голова приблизилась к лицу Поттера. Он не стал рисковать и смотрел на змея Аурным зрением, закрыв глаза.
  
  - <Твой взор мне не опасен?/i>
  
  - Не-ет... открой их...
  
  - Скажу так, василиск: у твоего хозяина есть потомок. Но он глуп и слаб. Я - силен. Кому ты будешь служить?
  
  - Я с-служ-шу лишь Создателю! Хозяин родил меня! И никому более... я помню того детеныш-ша...он был грубым и глупым, а я таким голодным... пищ-ща... ты принес еду?! - хвост змеи требовательно изогнулся и с оттягом хлестнул по воде.
  
  - Я дам тебе еду, но ты должен подчиниться мне! - Гарри глубоко вздохнул и неохотно открыл глаза. Очки, защищенные руной Защиты, нагрелись. - Ты обманул меня, змей! Ты смотрел на меня своим смертельным взором!
  
  - Как ты это пон-ня-ял?
  
  - Неважно. Служи мне и я выпущу тебя. Накормлю. Ты будешь жить в лесу. Служи мне и мы пойдем на Великую охоту! - шипел Гарри, медленно поднимая палочку. Жаль, посох еще не готов. Приходилось обходиться палочкой и мечом Годрика. Он был уверен в своих силах: ведь позади два мага и феникс.
  
  - Ох-хота-а? Я люблю ох-хоту! Очень! Добыча всегда такая смешна-ая... Хорош-шо... я буду служ-жить тебе-е... - гребень на голове василиска зашевелился.
  
  - Признай меня, змей! - требовательный голос Поттера заставил василиска опуститься ниже. Голова чудовища была теперь вровень с грудью Гарри.
  
  - Хозяин...
  
  
Оценка: 5.36*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"