Зотиков Дмитрий: другие произведения.

Теория относительности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 3.99*7  Ваша оценка:

Теория относительности

Над домами, в сверкающей утренней пелене, вставало солнце, ударяя первыми своими лучами дворников, пьяниц, бандитов и путейских рабочих. Гулко захлопали двери подъездов, провожая расходившихся после работы проституток. Рассержено ухнув, выдал первую порцию воды знаменитый фонтан у Большого Театра, и прозрачная радуга, внезапно выросшая над городом, соединила на время богатый центр с бедными окраинами. Москва просыпалась быстро, и вот уже звонко застучали колеса трамваев, утренним матерком прорезали воздух извозчики. Звон курантов и звуки гимна "Боже храни Императрицу", доносящиеся с Красной площади, окончательно возвестили о начале очередного, обычного, ничем не примечательного дня, похожего как две капли воды на все предыдущие и на все последующие дни. Ничто так не приближает нас к окончанию земного бытия, как наступившее утро. Может быть, именно поэтому поведение столичного жителя на рассвете довольно любопытно. Вот один москвич, еще протирая заспанные глаза, бредет на кухню, достает из потайного места спрятанный от своей половины шкалик со смирновской водочкой, наливает ее дрожащей рукой в граненый стаканчик, залпом с выдохом выпивает, и закусывает сморщенным соленым огурчиком, найденным на дне холодильника. Другой гражданин зачем-то обречено бежит по дорожкам парка, отбиваясь при этом палкой от овчарок, мастифов и бультерьеров. Третий, с яростью раненого кабана набрасывается на лежащую рядом женщину, еще пребывающую в сонных фантазиях, и тянущую лениво пухленькой ручкой на себя одеяло. Впрочем, долой всю эту лирику, ведь большинство москвичей по утрам торопятся на службу. На службе положено, как это ни странно, служить. Кто-то служит ради Отечества, кто-то ради Идеи, но большинство граждан, конечно же, приходят на работу ради денег. Ради этих цветных, симпатичных бумажек, позволяющих два раза в месяц гордо стукнув себя кулаком в грудь и, возвестив всему миру, - Я человек разумный, - заплатить за квартиру, купить ребенку мороженное, большую часть заработанного нелегким трудом отдать жене, и, если повезет, сводить любовницу в ресторан. Денег всегда не хватало, и хватать не будет, потому что людей в столице живет много, и все хотят получить все и сразу. Но мудрая природа, разделив граждан на бедных и богатых при жизни, объединяет их на том свете и, устраивая унылое равноправие на небесах, организует курсы выживания на земле. Немногие, окончившие эти курсы, получают дипломы стоя с завязанными глазами у обрыва и ожидают команды "Пли" как торжества диалектики над астральными силами. .

Из выступления профессора Кауфмана в Лондоне на заседании Королевского научного общества в 1927 году. Дамы и господа. Вам, наверно, уже стало известно, что давний философский спор о том, что же первично - яйцо или курица, решен указом нашего уважаемого премьер-министра, - профессор сделал легкий поклон в сторону ложи для почетных гостей, - в пользу курицы. Глава правительства руководствовался при этом секретным меморандумом, изготовленным в недрах спецслужб, под странным названием - "Воспоминания о будущем". Господа, сей труд о яйцах, - прошу прощения за каламбур, не стоит и выеденного яйца. Воспоминания о будущем не возможны ни по материальным, ни по духовным, ни по каким-либо метафизическим причинам. Хотя, - профессор сделал эффектную паузу,- хотя припоминаю, как ранним октябрьским утром 2017 года...

В город со стороны старой кольцевой дороги входил молодой человек лет тридцати, тридцати пяти от роду. Путник, обладавший внешностью выпускника Кембриджского университета, был облачен в телогрейку, в кармане которой лежал поддельный паспорт на имя мещанина Гогоберидзе, старые кирзовые сапоги и джинсы фирмы "Wrangler" . На плече молодого человека сидел попугай по кличке Трифон. Попугай был подобран путником в трех днях пути от столицы, в городе Урюпинске. Птица обладала на редкость вольнолюбивым характером. Попугай мог, к примеру, сев на плечо придорожной путане, нежно шептать ей, - "What can i do for you, my dear leatle girl?". Или же, увидев впереди пост ДПС, Трифон взлетал на сосну и орал на всю округу, - Шухер, менты на горизонте! Попугай понравился путнику, был поставлен на довольствие и взят в путешествие, конечным этапом которого являлась столица Российской Империи - город-герой Москва.

Солнце зависло над горизонтом. Фальшивое октябрьское золото, шуршащее под ногами, чистое, прозрачное небо над головой и изысканное пение местных птиц уже не могли полностью удовлетворять путника. Его гнало вперед все возрастающее чувство голода. Подойдя к стоящему на въезде в город полицейскому автомобилю, молодой человек вежливо попросил сидящего за рулем сержанта подбросить его до ближайшего ресторана. Получив ответное предложение проехать в участок, путешественник, плюнув три раза через левое плечо и один раз, мысленно, в сержанта, вошел в пределы города.

Через двадцать четыре, потрясших самые устои государства, часа после этого, казалось бы, весьма заурядного события, состоится следствие под руководством Обер-прокурора Империи. Следствие установит только то, что, во-первых, родителями молодого человека были русская прачка и венгерский военный атташе, а, во-вторых, то, что, время и место рождения незнакомца в точности совпадали со временем и местом падения Тунгусского метеорита.

Следствие, как обычно, пошло по ложному пути. На самом деле незнакомец являлся сотрудником ЦРУ США Джоном Бейли-младшим. В Москву он прибыл для встречи с резидентом американской разведки Максимом Максимовичем Михельсоном, проживающем неподалеку от Красной площади, на которой и было назначено рандеву ровно в полдень 25 октября 2017 года.

Профессор Кауфман, прервав рассказ, вытер безукоризненно белым накрахмаленным платочком вспотевший лоб, налил на два пальца в стоящий на трибуне стакан из запотевшего графинчика, принесенного эффектной блондинкой, на чьи прелестные длинные ножки обратила внимание вся мужская часть аудитории, чистейшего шотландского виски, выдохнув, выпил залпом, и, несколько потеряв нить повествования, продолжил.

Человечество к началу двадцать первого века изобрело, казалось бы, все, что только возможно. Были придуманы автомобили и самолеты, всемирная паутина и финансовые пирамиды, баллистические ракеты и презервативы со свистком "уйди-уйди". Но, к сожалению, человечество так и не придумало способа передвижения во времени. Плюс к этому, научную общественность и военно-промышленный комплекс разных стран все больше раздражало невозможность передвигаться в пространстве со скоростью больше скорости света. Терпеть далее такое положение вещей было невозможно. Многие страны бросили все свои силы, весь свой научно-технический потенциал на решение этих проблем, но тщетно.

Как обычно, помощь человечеству пришла с задворок мировой цивилизации. В январе 2005 года, в результате очередного дворцового переворота, к власти в России пришла императрица Анастасия Иоановна. Императрица была женщиной недалекой, можно сказать полной дурой, но, тем не менее, склонной, как и все предыдущие правители, к экспериментам в области управления государством.

Государыня Императрица ознаменовала свое восшествие на престол сразу тремя указами. Первый указ предписывал всем нищим столицы просить милостыню только на французском языке. Вторым указом Анастасия Иоановна ликвидировала очередь на жилье в Москве, выслав всех бездомных на 101 км. Третий указ, по многочисленным просьбам российских ученых, отменял действия законов г. Эйнштейна на территории всей страны, за исключением зоны свободной торговли - Чукотской волости.

Первые два указа были незамедлительно выполнены. Для претворения в жизнь третьего, Большой Государственный Совет создал специальную комиссию под руководством последнего фаворита Императрицы грузинского князя Черия. Князь сразу же развил бурную деятельность. Всех лучших ученых страны собрали в одном из известных московских НИИ. Институт обнесли колючей проволокой и водрузили по периметру вышки с автоматчиками. Во главе научного коллектива поставили знаменитого академика Бурчатова. Князь Черия, в предчувствии успеха эксперимента, глушил ящиками "Хванчкару", Императрица отправилась на воды. Очень скоро появились и первые результаты. Оказалось, что ученые в России могут продуктивно работать только за колючей проволокой. На свободе они занимаются тем, что возглавляют какие-то важные комиссии, ездят за рубеж, сорятся между собой и немного фрондируют вечерами на кухнях.

Сведения об эпохальном открытии нового способа передвижения во времени и в пространстве, как водится, просочились в прессу. В независимой имперской печати стали публиковаться сенсационные статьи, но спецслужбы Империи вовремя спохватились, а редакторы изданий, допустивших утечку информации, отправились за Полярный круг выращивать кукурузу.

Все разведки мира мечтали разгадать секрет русских, но тщетно. Российские ученые, сделавшие сенсационное открытие с помощью научного тыка, везения и украденных технологий, хранили гордое молчание. Имперские спецслужбы ловили и перевербовывали всех засланных агентов Моссад, ЦРУ и МИ-6, вручали им чертежи ракетной установки образца 1955 года, сделанной для Китайской Народной Республики и выдворяли за пределы страны. На сверхсекретном совещании в Белом Доме, глава ЦРУ расписался в собственном бессилии и попросил Президента отправить его самого в Москву добывать секреты русских. Президент США отлично понимал, что направлять начальство на оперативную работу, это все равно, что пускать слона в посудную лавку, но выхода не было. Кто в этот момент вспомнил о суперагенте Джоне Бейли-младшем, отдыхавшем в то время на Багамских островах после выполнения очередного задания, история умалчивает. Но, это был последний шанс, и Президент дал команду отозвать агента из отпуска и забросить его через Берингов пролив в загадочную азиатскую страну. Надо заметить, что через Берингов пролив в Россию американцы забрасывали только суперпрофессионалов.

Как известно, все крутые повороты в истории человечества начинаются с мелочей. Господин Ульянов, неудачно женившись, с горя ушел с головой в работу и устроил Октябрьский переворот. Император Наполеон, не поступивший по причине маленького роста на службу в российскую армию, разбил вскоре ее при Аустерлице. Адольф Гитлер в молодости, получив кружкой по голове от какого-то старого еврея в одном из кабаков Нюрнберга, затаил обиду и устроил всемирный погром.

Человечество, вступившее в новую эру в 2017 году, было обязано этим скромному американскому парню, поменявшему прелести Багамских островов на холодные сибирские пейзажи.

Столица, как гигантский пылесос, всосала в себя Джона Бейли-младшего и Трифона, промотала их по улицам, проулкам и тупикам, накормила горячими растегайчиками на углу Пушкинской и проспектом Бенкендорфа, ударила дверью электрички в метро на станции "Улица 2005 года", лягнула копытом полицейской кобылы, обматерила в Александровском саду, и, наконец, выплюнула на Красную площадь.

На главной площади страны обычно постоянно пребывало три категории граждан: покойники, замурованные в красную кирпичную стену, туристы, фотографирующиеся на фоне этой стены и полицейские, оберегающие покойников от туристов. Джон, не бывавший здесь со времен второго Октябрьского переворота, с интересом огляделся. На Красной площади разумно сочетались рыночная торговля и государственный некрополь. Самый большой магазин страны был закрыт. На его входе висело объявление: "Отоваривание членов Государственной Думы строго по субботам, с 15 до 16". Напротив ГУМа по-прежнему находился известный всему прогрессивному человечеству мавзолей Вождя Всех Народов. Государыня Императрица, борясь с дефицитом бюджета, недавно сделала вход в мавзолей платным. Неизвестно, как эта мера способствовала оздоровлению экономики, но толпы народа, желающие ранее приобщиться к Телу, как-то быстро рассеялись.

Часы на Спасской башне пробили двенадцать. Под звуки барабанов со стороны Боровицких ворот к мавзолею строем направились три высоких, усатых гренадера с золотыми эполетами на плечах, с шашками на боку и с трехлинейками наперевес. На парапет мавзолея тем временем, неожиданно для всех, забрался маленький, плюгавый, лысый, в старомодном костюме с клетчатым галстуком человечек. Глаза его излучали особый, революционный блеск. Человечек, сжимая в правой руке кепку и слегка картавя, принялся агитировать туристов идти на штурм Зимнего дворца:

" Вчера было рано, завтра будет поздно. Землю - крестьянам, фабрики - рабочим, море - матросам, деньги - банкирам. Чем хуже, тем лучше. Три шага назад и ни шагу вперед". Затем, сделав паузу, человечек зачем-то тихо добавил: "Уберите Ленина с денег. Пожалуйста".

Туристы, восторженно завывая, снимали все это на видеокамеры. К человеку на мавзолее подбежали двое граждан в белых халатах и со словами, - Владимир Ильич, пройдемте в опочивальню, - принялись стаскивать того с парапета.

Джон, нимало подивившийся подобной сцене, оглянулся и увидел неподалеку от Лобного места одиноко стоящего Максима Максимовича Михельсона, профессора, заместителя академика Бурчатова по научной работе, милейшего человека, горького пьяницу, и, одновременно, предателя интересов Империи. МММ, так звали профессора коллеги на работе, подрабатывал продажей секретов на Запад.

Под мышкой у профессора торчал большой рулон ватмана, - очевидно, это и были те самые чертежи, за которыми охотился Джон. Подойдя к профессору, он произнес пароль: "Мы с вами, кажется, где-то встречались?" Получив правдивый ответ: "В прошлом году, в американском посольстве", - Джон попросил показать товар. Максим Максимыч немедленно разложил чертежи на брусчатке, и, объясняя, что принес самый большой секрет Империи, попросил за все про все тысячу рублей. "Это же $ 778 560!", - быстро прикинув в уме текущий курс, воскликнул потрясенный непомерной ценой Джон. "Сей секрет того стоит", - потряс козлиной бородкой профессор и рассказал, что его институт, выполняя Указ Государыни Императрицы и, борясь за продление финансирования на будущий год, изобрел временно-пространственный рассекатель ВПР - 13. Изобретение произошло совершенно случайно. Секретарша академика Бурчатова, выйдя из кабинета шефа в дурном настроение (академик объявил ей, что бросать постаревшую, но предсказуемую, в отличие от нее, жену он не намерен) ошиблась и отправила в производственный цех пакет с чертежами, в который попали и чертежи последней модели фотонолета на воздушной подушке и чертежи персонального автомобиля академика, который проектировали полуподпольно в одном из отделов института. На производстве взяли под козырек и через девять месяцев выдали на-гора конструкцию, способную рассекать время и пространство в любом направлении и с любой скоростью. Академик на радостях женился на секретарше, а всем сотрудникам НИИ объявили благодарность с занесением в личное дело. "К сожалению, - продолжил профессор, - опытный образец временно-пространственного рассекателя несколько дней назад исчез. Вместе с ним пропал и личный шофер академика Бурчатова Леня". "И что же", - поинтересовался Джон. "Ищут", - подумав, ответил профессор. "И долго будут искать?" "99 лет, ровно столько было поставлено на временном датчике рассекателя, - с непонятной гордостью произнес профессор, наклонился над чертежами и стал объяснять, - это педаль сцепления, это педаль газа..."

Как сказал один очень известный на Западе китайский философ: "Настоящее есть непонятое прошлое и непонятное будущее".

Леня попал в будущее. Конечно, очень не хочется оставлять матерого американского разведчика Джона с профессором в центре Москвы. Конечно, очень хочется бросить все и быстренько настучать о продаже Великого Российского Секрета туда Куда Следует. Но, останавливает только то, что в России всегда найдутся желающие настучать, добежать, донести, поэтому со спокойной совестью можно на некоторое время отправиться вместе с бывшим водителем академика и будущим знаменитым космолетчиком на 99 лет вперед...

Космолет "Парижское танго", взревев всеми шестью цилиндрами, оторвался от земной поверхности и лег на курс по направлению к созвездию "Гончих псов". Попав в будущее, Леня не растерялся. Он окончил трехмесячные подготовительные космокурсы и поступил на работу в небольшую частную фирму, хозяином которой был обедневший барон Виктор де Валуа. Барон постоянно проживал в Париже, содержал небольшую из трех кораблей космическую флотилию и занимался доставкой контрфактной продукции на планеты, находящиеся вне солнечной системы. На борту Лениного корабля находилось несколько тонн импортной контрабандной косметики, и, поэтому, молодой космолетчик очень боялся влипнуть на иноземной таможне.

Черное, холодное пространство окружало космический корабль. Полярная звезда лениво покачивалась на хвосте Малой Медведицы. Двигатель, чихнув несколько раз, безнадежно замолчал. Корабль развернулся носом к солнцу и начал медленно фланировать по орбите, лениво рассасывая при этом метеоритные потоки. Высотомер, единственный прибор, который знал Леня, показывал "Ясно". "Быть беде", - подумал пилот суперкосмического корабля и, почесав согласно инструкции рукой затылок, закурил. Курить в скафандре было довольно неудобно. Туманность Андромеды вставала на траверсе Волопаса. Леня решил, что пора дать сигнал SOS.

А тем временем в одной из уютных парижских гостиных барон Виктор де Валуа находился в опасной близости от графини М. Правая рука барона лежала на высокой и статной груди графини, левая лихорадочно накручивала диск спутникового телефона. О графине у нас нет никаких сведений, кроме того, что ее мужем был очень известный в определенных кругах граф М. Душная парижская ночь нежно обнимала Эйфелеву башню, барон пытался связаться с космолетом Лени, графиня тихонько млела.

А тем временем Леня вспоминал. Он вспомнил чью-то маму, некую Люсю, и суку-механика, выпустившего неисправную машину в полет. Чтобы успокоить расшатавшиеся нервы, Леня достал из бардачка колоду карт и стал сам с собой играть в подкидного. Выиграв три раза, космолетчик успокоился, снял скафандр и закурил. Курить без скафандра было значительно удобнее. Обалдевшие с тоски звезды стучались в иллюминаторы. Внезапно ожила, казалось бы, замолчавшая навеки, спутниковая связь, и голос барона, пронзая пространство легким парижским акцентом, произнес: - Леня, у Вас, вероятно, кончилось топливо, переключитесь на запасной бак и попробуйте завести двигатель. Счастливого полета. Леня выругался и пошел крутить коленвал.

А тем временем, рука барона медленно фланировала по высокой и статной груди графини М.

-Господа, евреи продают архиважные государственные секреты, - эти последние слова вождя, наконец-то унесенного с трибуны мавзолея, привлекли внимание к Джону и Максим Максимычу жандарма, дежурившего на площади. В глазах господина Бейли-младшего засверкали казематы Лубянки, но жандарм, лениво подойдя к подельникам, только рявкнул: - Попрошу очистить возможное место прогулки Ее Императорского Величества. Джон и профессор поспешно ретировались. Попугай же, возмущенно махая крыльями, взлетел на высоту кремлевских орлов, и, усевшись на голову одного из них, начал провоцировать собравшуюся внизу публику криками: - Императрица - дура, дура! Давненько Красная площадь не слышала подобных, сверхэкстремистких лозунгов. Жандармы внизу закрыли уши руками, гиды оживленно переводили речи попугая интуристам, кремлевские соколы, поднятые по тревоге, только величественно парили вокруг Трифона, и, казалось, молчаливо с ним соглашались. Наконец, попугаю надоело развлекаться подобным образом, и он, сделав прощальный круг над Кремлем, полетел на Лубянскую площадь.

Кажется, настало время рассказать Вам о попугае. Ох, не случайно попался он на пути Джона в Урюпинске, не случайно удрал от него после встречи с профессором, не случайно летит сейчас на Лубянку. Попугай Трифон всю жизнь был профессиональным провокатором. Недавно птице исполнилось целых 120 лет. Вы скажите, что попугаи столько не живут, и будете совершенно правы. Честный попугай, конечно же, давно бы поднял лапки кверху, но наш Трифон был последней сволочью. Еще в далеком 1905 году он был завербован лично полковником Зубатовым и внедрен в стройные ряды социал-демократов. С тех пор Трифон работал только на карающие органы. У попугая был отличный послужной список. При царе-батюшке он отправил на виселицу трех анархистов-боевиков, пять эсеров, и даже одного большевика-ленинца. При Александре Федоровиче Керенском работы не было, и Трифон уже подумывал отправиться в эмиграцию, но тут наступила эпоха военного коммунизма, и процесс пошел. Попугаю был спущен поквартальный план предательства всех честных людей, и, надо сказать, поначалу Трифон даже перевыполнял его. Однако честных людей становилось все меньше и меньше, и начальство с Лубянки уже стало как-то косо посматривать на птицу. Но тут поступило новое распоряжение стучать на тех, кто расстреливал предыдущих. Таким образом, Трифон благополучно доработал до пенсии, получив в награду три ордена Ленина, радикулит и ободранный хвост. Попугай всегда гордился тем, что хвост ему ободрал лично товарищ Дзержинский.

На Лубянской площади, в тихом, уютном скверике у фонтана сидел, читая книгу и куря трубку душистого, голландского табака, сам глава Охранного отделения Российской Империи Александр Филиппович Македонцев. Александр Филиппович свою работу не любил. Он предпочитал либо волочиться за женщинами, либо читать научно-фантастические романы. Вот и сейчас, Александр Филиппович держал в руках роман известного писателя-фантаста Артура Дрейка "Звездные войны". Этого самого Артура Дрейка, впрочем, по протоколам тот проходил под своим настоящим именем Семен Уточкин, господин Македонцев лично допрашивал лет десять назад на Лубянке. Писатель оказался человеком никчемным и сразу же признался, что несколько раз представлял мысленно Государыню Императрицу в короне, но без одежды. Подобного рода преступления тянули по имперскому уголовному кодексу как минимум на вышку, но фантаста пожалели, дали десять лет и отправили на Колыму, где он благополучно и сгинул. Несмотря на это, творчество Сени Уточкина Александр Филиппович любил за глубокое проникновение в будущую действительность...

" 2117 год. Вся прогрессивная Вселенная праздновала день рождения любимого Вождя и Учителя Ли-Ли-Ча. Космолеты летали, расцвеченные красно-белыми флагами, астероиды сверкали как новогодние елки, метеоритные дожди временно прекратились, а комета Галлея была украшена большим транспарантом: "От Ильича до Ли-Ли-Ча - два поражения и одна ничья!"

Черные корабли космической полиции с надписью на борту: "Не болтай в вакууме!", бороздили пространство, хватая инакомыслящие органические существа и диссидентствующих киберов. Испуганные звезды сбивались в стаи и что-то оживленно обсуждали. В космосе стоял стойкий запах тюремной параши".

Попугай Трифон, сделав два круга над Лубянской площадью, разглядел в скверике Александра Филипповича и резко спикировав на плечо своему непосредственному командиру, начал что-то быстро нашептывать ему на ухо. Лицо начальника Охранного отделения просветлело.

Джон и Максим Максимович тем временем подошли к памятнику, возведенному в честь окончания Смутного времени. Вокруг монумента молча с хмурыми лицами стояло несколько польских туристов. Профессор довольно хмыкнул и рассказал Джону легенду о том, как полвека назад Тушинский вор проиграл в карты полстраны королю Сигизмунду. Джон, в ответ на этот исторический анекдот, недоверчиво покачал головой и ухмыльнулся. Тогда профессор поведал, что подобная история повторится через сто лет, и будет это так...

Леня взял в прикупе двух тузов и поставил на кон полуостров Камчатку. Рыжий Билл, как обычно блефуя, ответил штатом Виржиния. Игра пошла по крупному. Все посетители известного марсианского кабачка "Рио-рита" собрались возле карточного стола, за которым, кроме Лени и Билла, сидели китаец Чень и космолетчик с Марса по кличке Паук. Играли, как всегда, на территории своих государств. Сначала Лене везло. Он выиграл для России федеральный округ Колумбия и пустыню Гоби, но, затем, Паук, сделав каменное лицо, на блефе, отвоевал их для Марсианской народно-демократической республики. "Как пришли, так и ушли", - философски решил Леня, но удача в этот день окончательно отвернулась от него. За полчаса он проиграл Новую Землю, Западную Сибирь и город Воронеж. За всю, более чем тысячелетнюю историю России, ни один захватчик не причинил стране столько вреда. Леня загрустил. Правда, было одно утешение: у рыжего Билла от Соединенных Штатов остался только Колорадский каньон. Китаец Чень ехидно улыбался и подначивал игроков. Леня хотел дать ему в морду, но раздумал.

"А не поехать ли нам к цыганам", - предложил Паук. Но, после недолгого спора, выяснилось, что никто толком не знал, есть ли на Марсе цыгане. Леня взял гитару и стал перебирать струны. Скука съедала космолетчиков, в кабаке явно ощущалось предчувствие мордобоя. И он состоялся! В "Рио-риту" ввалила целая толпа пьяных разведчиков из военно-космических сил Израиля. В циничной форме они послали Леню и остальных игроков чуть дальше Альфа - Центавры. Паук обиделся первым из космолетчиков и дал по голове бутылкой из-под рома молоденькому лейтенанту. Завязалась нешуточная потасовка. Леня бил разведчиков как-то равнодушно, с ленцой. Китаец бегал кругами, принимал угрожающие позы, но так ни в кого и не попал. Рыжий Билл от первого же удара окосел и уже отдыхал под столом. Паук, забравшись на люстру, с интересом наблюдал сверху за происходящим. Минут через пять все закончилось позорным поражением космолетчиков. Леня, открыв головой дубовую дверь кабака, вылетел, подняв тучу космической пыли, наружу. Планета жалобно загудела. Решив, что на сегодня с него достаточно, Леня поднялся, стряхнул пыль с изрядно потрепанного комбинезона, и поковылял потихонечку к своему кораблю. Космос ехидно улыбался ему и плевался отдельно взятыми метеоритами. Жизнь казалась пресной и скучной. Не хватало экзотики и острых ощущений. "Тот не космолетчик, кто дожил до тридцати", - подумал Леня, завел двигатель, и космический корабль, сделав прощальный круг над Марсом, врезался в вакуум. Леня, сжав зубы, летел, куда глаза глядят. Звезды в открытую издевались над ним, а астероиды почтительно уступали дорогу. Перегрузки в 25 g быстро привели Леню в состояние душевного равновесия. Корабль глотал парсеки, как турок пельмени. Леня немного подумал, развернулся на траверзе Юпитера, и полетел отыгрываться.

Джон, внимательно выслушав профессора, взял того под локоть, и они неспешно пошли по Васильевскому спуску к реке. На набережной, поймав извозчика с рожей осведомителя Охранного отделения, подельщики отправились на конспиративную квартиру, снятую на днях профессором, для продолжения переговоров. Пролетка лихо полетела по набережной, извозчик на облучке затянул жалостливую песню про "славное море, священный Байкал", профессор в меру своих способностей начал подпевать ему. Внезапно, впереди показалась колонна танков. Они передвигались как караван верблюдов в пустыне, неся на себе вместо бедуинов лихих казачков с красными лампасами и с шашками наголо. "Что сие значит", - от волнения перейдя на старославянский", - спросил Джон у профессора. "Очередной штурм Белого Дома, - пояснил Максим Максимыч, - каждый год, в октябре, как положено". "Однако традиция", - философски добавил извозчик. Вдалеке раздался залп бронебойными. Лошадь, не приученная к боевым действиям, понесла. Пролетку развернуло поперек мостовой и ударило о коммерческий ларек, стоящий на тротуаре. Из ларька, с истошным визгом, выскочил здоровый черный котище, и, с испугу, бросился под головной танк. Командир экипажа, вероятно повинуясь древней воинской традиции, приказал срочно свернуть в сторону, и Т-96, ломая парапет, медленно ушел в грязные воды Москва реки. Вслед за ним, повторяя маневр командира, свалилось в воду еще сорок семь танков. Джон решил про себя, что по прибытии в штаб квартиру, будет требовать как минимум орден "Белохвостого орлана" за урон, нанесенный потенциальному противнику.

"Однако, тенденция", - рассудил извозчик, глядя на массовое купание военной техники, цокнул языком, и пролетка, почти не пострадавшая в этом дорожно-транспортном происшествии, двинулась в путь. На следующий день, газеты оппозиции отреагируют на произошедшее событие статьей бывшего красноярского губернатора генерала Омуля под заголовком: "Не пугайте пескарей танками!"

Профессор, решив больше не искушать судьбу, приказал ехать извозчику кружным путем. Столица приветствовала компаньонов многоголосым перезвоном колоколов. Из многочисленных бистро и трактиров доносился незабываемый аромат пирогов. Стайки румяных гимназисток перебегали улицы только на красный свет. На месте вторично разрушенного храма Христа-Спасителя плескались грязные воды открытого бассейна, в котором купались несколько пьяных аборигенов. Старенький пенсионер в кепке, стоящий неподалеку, укоризненно смотрел на плавающих земляков и шептал про себя: "Уж в третий раз обязательно построим". На пенсионера никто не обращал внимания. Максим Максимыч объяснил Джону, что это бывший мэр города. После того как национал - коммунисты взорвали возводимый мэром храм, городской голова слегка помешался. Джон, в душе сочувствуя бывшему мэру, рассказал профессору историю о том, как исламские фундаменталисты пытались недавно взорвать статую Свободы в Нью-Йорке. Извозчик, краем уха выслушав обе истории, бросил поводья, повернулся на облучке к пассажирам и стал жаловаться на поведение боевиков из чеченской республиканской армии, произвол городовых и непомерные налоги. На недоуменный вопрос Джона, куда они едут, потеряв всякое управление над лошадью, извозчик охотно объяснил, что, во-первых, лошадь сама прекрасно знает, где ей поворачивать, а, во-вторых, то, что в этой стране давно никто никем не управляет и ничего, все живут прекрасно. Тем временем показались Воробьевы Горы. Путники вышли из экипажа и решили прогуляться по смотровой площадке.

"Альма-матер", - с легкой грустью произнес Максим Максимыч. Джон решил, что профессор имеет в виду престижный Университет, чье здание горделиво возвышалось над городом. Но Максим Максимыч показал на огромную чашу стадиона, лежащую внизу и объяснил, что в далеком юности был правым полузащитником и даже пробовался в основе "Спартака".

Возле старого, полуразрушенного трамплина стоял большой деревянный крест. На нем была прибита побитая ржавчиной табличка:

С этого трамплина летом 2005 года толпой озверевших демократов был сброшен вниз и геройски погиб лучший друг Саддама Хусейна и движения "Хамаз", предводитель черной сотни Вольдемар Пириновский. Он так и не искупал своих сапог в Индийском океане. Аминь.

Джон вспомнил давно забытую историю о том, как этот господин в период Великой Смуты едва не развязал Третью Мировую Войну. Воспользовавшись внезапной гибелью президента Сюганова, павшего от руки подосланного соратниками по партии наемного убийцы, Вольдемар Пириновский захватил знаменитый ядерный чемоданчик и дал команду на пуск ракет в сторону Соединенных Штатов и своей исторической родины - Израиля. К счастью для человечества, ни одна ракета из подземных шахт и пусковых установок на подводных лодках не вышла. Этот удивительный случай в дальнейшем пытались объяснить многие исследователи-аналитики. Но ближе всех к истине оказался один подвыпивший прапорщик, который доверительно объяснил знакомому журналисту, что ракет в шахтах давно уже не было. Какая-то часть боезапаса была продана чеченцам и движению "Талибан", но большинство боеприпасов попросту заржавело, и было вывезено на свалки в Эгейском и Баренцевом морях.

На Арбате было непривычно пусто. Возле дома-музея Пушкина сидел одинокий художник с циклом картин под общим названием: "Поль Маккартни лабает русскую проститутку". Время остановилось, вечер упал на город, вселенная тихонько вздохнула...

В результате разразившейся межгалактической катастрофы некоторые созвездия заняли места других, пропавших вовсе, динозавры с планеты Эребус моментально вымерли, в кабаке "Рио-Рита" повылетали все стекла, космолетчик Леня проснулся. После вчерашней пьянки с марсианскими привидениями у него ужасно трещала голова, а потом еще эти жгучие брюнетки, жаль только, что бестелесные. Впрочем, после длительного трехмесячного полета можно было не обращать внимания на такие мелочи. Сладко потянувшись, Леня выглянул в иллюминатор и сплюнул. Картина, открывшаяся его взору, не внушала оптимизма.

Леня тяжело вздохнул, потянулся, запил таблетку аспирина огуречным рассолом, прочитал вслух перед завтраком отрывок из "Теории относительности", взглянул на календарь и понял, что груз на Юпитер вовремя доставлен не будет. Переключив навигационную систему в пассивный режим, космолетчик достал атлас космических дорог, стер с него рукавом толстый слой пыли, и начал задумчиво листать страницы. Вскоре Леня обнаружил, что, либо того куска Вселенной, в котором он оказался, вообще не существует, либо мир стоит на пороге крупнейшего географического открытия. Запахло Нобелевской премией. Новые, никому неизвестные звезды пялились на Леню и дружелюбно подмигивали. Космос стонал от восторга, кометы летали строем, как на параде. Леня по такому случаю нашел спрятанную от самого себя бутылку армянского коньяка, и, так как одному пить не хотелось, позвал для компании кибера 305АХ. Кибер недолго ломался и они приняли по стаканчику. Затем Леня, надев скафандр, отправился обозревать окрестности, а кибер 305АХ пошел спать. Облетев несколько раз корабль и, не заметив ничего подозрительного, Леня улегся в услужливо распахнутые солнечные батареи и задумался о бескрайности Вселенной. Очарование момента было прервано пением пьяного кибера, выползающего из корабля. "Нет в мире совершенства," - с грустью отметил Леня.

К космолету, тем временем, уже подлетали корабли местных аборигенов. Вскоре, Леня, совершив посадку на какой-то уютной планете, дал интервью местной прессе. После обычных, стандартных вопросов типа, - Кто такой и откуда прибыл, - одна огненно-рыжая журналистка, нервно покусывая кончик лазерной ручки, внезапно спросила: "Скажите, как вы относитесь к исторической сделке Бейли - Михельсона?"

Леня растерялся, и, поэтому, ответил довольно уклончиво: "Всеобщее благоденствие достигается путем удовлетворения всеобщих потребностей". Восхищенные журналисты быстро застрочили в своих блокнотах. Затем Лене показали крупнейший металлургический комбинат, образцовую свиноферму и захоронение местных вождей, после чего вежливо попрощались.

Нагруженный сувенирами космолетчик подходил к своему кораблю, на травке возле которого мирно посапывал кибер 305АХ. Местная шпана пыталась демонтировать новейшую навигационную систему. Отпугнув шпану и погрузив кибера на борт, Леня вывел корабль на орбиту и дал максимальное ускорение. Кривизна вселенной достигала максиума, нуль-пространство скрипело от перегрузок, солнечные батареи свернулись до стационарных значений, Леня спешил к месту назначения.

"Но он так и не долетел", - с грустью заметил профессор. "Откуда вы знаете", - удивился Джон, сидя в мягком кресле на явочной арбатской квартире, у камина, положив ноги на стол и жуя кубинскую сигару. "Эх, молодой человек, - покачал головой профессор, - я знал это еще в далеком 1927 году, читая лекции в Королевском научном обществе, в Лондоне". Джон недоверчиво покачал головой и рассказал Максим Максимычу историю о том, как недавно в Ленгли допрашивали крупного албанского шпиона. Так тот предсказывал, что через несколько лет президентом Соединенных Штатов будет негр, полиция станет разгонять демонстрации белого меньшинства, а ЦРУ возглавит японский адмирал по фамилии Судзуки. Самое интересное --детектор лжи показывал, что шпион говорит чистую правду. "Ну, положим, насчет адмирала Судзуки он приврал", - ухмыльнулся профессор и продолжил свой рассказ об удивительных приключениях бывшего шофера из обычного НИИ...

Катастрофа случилась в полночь, в тридцати парсеках от Юпитера. Леня, выскочивший из нуль пространства, успел заметить, как с пролетавшего мимо корабля сигналили лазерным излучателем, предупреждая о наличие на трассе космического патруля.

Космолетчик благодарно посветил в ответ и сбросил скорость. На душе у Лени было мерзопакостно и тоскливо. Полное отсутствие денег на расчетном счете в банке усугублялось огромной пробоиной в носовой части корабля, полученной при столкновении в нуль пространстве с небольшим метеоритом, и явным нежеланием команды продолжать полет. Киберы заперлись в кают-компании и уже три часа писали открытое письмо капитану. Леня, решив подавить бунт в зародыше, отключил напряженную интеллектуальную деятельность команды соответствующим рубильником. В холодной атмосфере космоса не было места для сантиментов. Внезапно в моторный отсек корабля попал еще один метеорит, и космолет завис в черном, безмолвном пространстве. "В этом месяце зарплаты не будет", - решил Леня и выдал в опешивший космос длинное татаро-русское изречение. Белесые звезды лениво плескались в вакууме, с интересом ожидая развития событий.

Сигнал SOS в кабачке "Рио-Рита" поймали абсолютно случайно. Паук и китаец Чень смотрели по видеовизору футбольный матч на первенство Марсианской Республики, как вдруг на экране промелькнула растерянная Ленина физиономия и координаты места аварии. Марсианка Ксюша, последняя Ленина подруга, тихонько заплакала, а космолетчики, приняв внутрь по стаканчику доброго шотландского виски, пошли снаряжать спасательный корабль.

Огромная туша Лениного космолета была к тому времени облеплена катерами многочисленных проходимцев из нуль пространства. Они, возможно, не читали трудов революционных классиков, но тащили, суки, все, что попадалось под руку. Плоское мышление питалось сириуским ширпотребом. У Лени был прагматический склад ума, поэтому космолетчик предпочитал стрелять очередями. Но запасы кислорода, патронов и терпения были невечны, так что прилет спасателей оказался как нельзя кстати. "Ну, какие у вас проблемы?" - поинтересовался рыжий Билл, втаскивая Леню в шлюз спасательного корабля. Паук, тем временем, поставил дымовую завесу и отвел космолет на несколько парсеков в сторону. "Галактические проститутки, гнусные последователи Льва Давидовича," - пробурчал Леня, зарядил носовое орудие небольшой водородной бомбой и превратил свой корабль в смесь молекул и атомов разного достоинства. Невдалеке вспыхнула очередная Сверхновая звезда. Зарождалась новая жизнь, со своими проблемами и заботами. Правда, Леня к тому времени уже пил холодное жигулевское пиво и, казалось, был вполне доволен собой.

Джон стоял у окна и смотрел, как в темно-сером столичном небе расцветал праздничный салют в честь дня рождения Императрицы. Горожане на улице довольно кричали "Ура" и лениво кидали вверх шляпы, шляпки, кепки, бескозырки, фуражки и зонтики. Карман Джона к этому моменту изрядно похудел, но голова его была забита идеями развития межгалактических перелетов в Штатах. Профессор, отяжелевший после обильного ужина, тихонько посапывал в мягком, времен второго вождя кресле. Мерцающие звездочки салюта за окном постепенно превращались в золотые монеты, падающие в карман Джона, уже слышался шорох волн на далеких Багамских островах, и прочее, прочее, прочее...

"Плюньте, - не открывая глаз, посоветовал профессор, - жизнь гораздо богаче, чем вы думаете. Максим Максимыч достал из кармана мятую пачку "Явы", с удовольствием затянулся и начал рассказывать.

Планета "Керокс-24", как известно, знаменита своими великолепными креплеными винами, полным отсутствием плохой погоды и, конечно же, лучшими во всей вселенной пляжами. На одном из этих пляжей медленно поджаривался на солнышке вышедший на пенсию космолетчик Леня. Он пытался забить баки томно лежащей рядом зеленоволосой красавице с планеты Зея. "Ваши глаза туманят мою страдающую душу, - плел сети Леня, - не хотите ли вы совершить небольшой променад со мной до ближайшего бунгало, на предмет обсуждения ваших несомненных достоинств". Цвет волос красавицы с планеты Зея начал медленно смещаться в красную сторону спектра, а ее худенькая ручка, совершив быстрое поступательное движение к Лениной физиономии, оставила на щеке оной шесть продольных полос. "What?" - спросил Леня, и получил шесть таких же полос на другой щеке. "Даже в Сочи со мной не поступали подобным образом", - обиделся Леня и отправился к себе в офис. Офис представлял из себя маленькое, скромное бунгало с соломенной крышей и видом на море. Над дверями хижины висела табличка с лозунгом космических хиппи: "Жизнь - есть любовь, цветы и метеориты". У Лени на старости лет наконец-то появился свой бизнес: знаменитый космолетчик решил основать фирму по купле - продаже подержанных астероидов. Леня прекрасно понимал, что не каждый житель Вселенной может позволить себе новенький с иголочки астероид, поэтому успех фирме был обеспечен. На первом этапе Леня закуплен на все сбережения небольшой астероид в системе "Альфа - Центавра", на нем был водружен российский флаг и табличка "Частная собственность". Фирма "Планеты и кометы" начала свою бурную деятельность. Утонув в мягком кресле, положив ноги на стол и куря длинную кубинскую сигару, Леня изображал преуспевающего кероксианского бизнесмена. Внезапно, конечно же, внезапно, дверь отворилась и в офис вошла прелестная, конечно же прелестная, молодая особа. Предчувствие легкой романтической любви подняло Леню с кресла. Он, элегантным жестом сняв с головы шляпу, смахнул ей толстый слой пыли со стула и предложил даме сесть. Та достаточно брезгливо присела на краешек стула и сказала неожиданно громким и резким голосом: "Меня не интересует ваша межгалактическая рухлядь, есть срочный заказ на перевозку контрабандного органического вещества". Надо сказать, что по молодости Леня достаточно активно занимался перевозкой различных контрабандных грузов, но сейчас, в его то положении! "Навоз возить не буду", - как можно тверже произнес Леня. "Будешь, будешь", - пообещала незнакомка и достала из сумочки толстую пачку кредиток. Через два часа Ленин корабль стартовал с уютной поверхности планеты "Керокс-24". Через два месяца все нуль пространство было пропитано чудовищным запахом. Пилоты туристических лайнеров срочно меняли маршруты, а водители грузовых космолетов зажимали носы и тихо ворчали про себя: "Опять Леня принялся за старое"! Через полгода Леня купил себе еще один подержанный астероид. p> Окончив свой рассказ, Максим Максимыч с удивлением заметил, что Джон давно спит, свернувшись калачиком на диване. Блаженная улыбка и сонное мычание, в котором угадывались фразы, типа: "Сливай акции "Майкрософт", садимся на рубли", - указывали на то, что Джон уже где-то на "Уолл-Стрите" просаживает гонорар.

Профессор подошел к окну и обнаружил, что дом оцеплен тройным кольцом лейб-гвардии Императрицы и федеральными войсками. Во главе оцепления стоял господин Македонцев с попугаем на плече. Трифон спрятал голову под крыло, ему все же было немного стыдно за свое предательство. Но не предавать попугай уже не мог. Впрочем, эта особенность характерна не только для попугаев.

Максим Максимыча все это нисколько не удивило, ведь он давно уже знал и прошлое и будущее, и даже умел менять настоящее. Профессор сел в кресло, оказавшееся креслом главного пилота комнатной модели космолета, нажал какие-то кнопки, и квартира номер 15 в одном из арбатских домов исчезла со своими обитателями, дав возможность соседям из смежных квартир общаться напрямую, не выходя на лестничную клетку.

Профессор и Джон летели то ли в Нью-Йорк, то ли на Альфа-Центавру, а, впрочем, какая разница. Ведь жить хорошо везде, где есть много солнца, теплое море, холодное пиво, длинноногие блондинки, везде, где можно спокойно предаваться воспоминаниям о будущем.


Оценка: 3.99*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) О.Дремлющий "Тектум. Дебют Легенды"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Р.Гуль "Атман-автомат"(Научная фантастика) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"