Дмитришина Яна Юрьевна: другие произведения.

Притяжение от 30.11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Идет капитальная правка! Немного изменится мир, немного герои. Наконец-то разобью текст на главы. Если есть что сказать - говорите.

  
  
  
  
  Теплый ветер на моем лице - первое, что помню. Что было до этого - неизвестно. Может, ничего не было? Я подняла взгляд туда, где должно находиться небо. Черно, как в моей голове. Голубоватые, нереально яркие звезды казались повисшими прямо над головой и складывались в неизвестные созвездия. За спиной шумели волны, впереди - ветер играл бесконечностью седой просоленной травы. Мельчайшие кристаллики соли слегка поблескивали в свете звезд. Отчего все вокруг казалось нереально-сказочным. Мертвенно-сказочным...
   Зачем я здесь? И где была до этого?
   Воздух густо пронизан солью и йодом, тяжело дышать.
   Шум перекатывающихся волн не давал покоя. Длинные валы, разбивающиеся и извергающие в воздух мелкие соленые частицы влаги, будто издевались надо мной. Они все видели и знают, но не скажут...
   Несколько шагов назад, до песчаной полосы. На ребристой белоснежной поверхности обнаружились следы. Еле видны, почти заметены. В груди нарастало радостное и тревожное волнение.
   Мои следы! Сейчас я пойду по ним и выйду куда-нибудь, откуда пришла.
   Одинокая цепочка уходила к самому прибою, я поспешила за ней. Ветер, веющий с берега, становился все солонее. Ничто не указывало на чье-либо присутствие, лишь длинные конические ракушки местами утопали в мелких серебристых дюнах. Чем ближе я приближалась к прибою, тем более усиливалось так ужасающее предчувствие. Казавшиеся спасительными отпечатки уходили в слизанную волнами песчаную гладь. Значит, я пришла сюда вдоль линии прибоя, или...
   Ф-ш-шш...
   Неохотно отползала, укутавшая меня по колени, холодная волна, унося песок и обломки ракушек. Ноги стали быстро-быстро погружаться в бурлящую песчаную кашицу, уносящуюся вглубь морской стихии. От нахлынувшего страха я шлепнулась на мокрый песок и второпях отползла назад. Здесь волны не достанут меня. Надо как можно скорее убраться. Легкие с жадностью втягивали воздух ставший невыносимым, сердце вырывалось из груди. Не может быть...
   Я почувствовала, что медленно схожу с ума.
   А может, я попросту лишилась рассудка и теперь испытываю галлюцинации? И что, так неожиданно вынырнувшее из подсознания меня напугало? Чтобы как-то отвлечься от сумасбродных мыслей, я стала смотреть в антрацитовое небо, украшенное чуждыми, яркими голубыми звездами, расчерченное незнакомыми, нелепыми созвездиями. Несмотря на свою неземную красоту, оно до ужаса пугало мертвенной космической холодностью и неизвестностью, а оттого и враждебностью. Но невозможно было даже взгляда оторвать, так чертовски оно завораживало. Через какое-то время мой взгляд привлекло созвездие, медленно ползущее к горизонту. По форме напоминающее круг, оно показалось наиболее ярким и приветливым, среди тьмы-тьмущей незнакомых звезд. Оно-то и послужит компасом, по следу которого я пойду. До самого утра... если утро здесь вообще бывает... Боже мой, я искренне надеюсь, что бывает!
   Настойчиво пел свою песню ночной морской ветер, а волны зловеще перекидывались и шипели. Я решила держаться между песчаной полосой и полем. Здесь воздух полегче, песок поплотнее, да и мало ли что может скрывать высокая просоленная трава. И я шла...
   Шла пока сиреневая дымка не указала на то место, где морская гладь отделяется от небесной. И когда сиреневый цвет занял треть неба, из-за горизонта стало медленно и лениво выползать желтое с розовым ореолом солнце. Под самым "небесным куполом" так же нехотя начинали бледнеть звезды.
   Приготовившись услышать какие-то новые, характерные для дневного времени живые звуки, я была разочарована. Все тот, уже начинающий подвывать, ветер, те же волны и та же шелестящая трава. Все, что меня окружало, отчего-то казалось... Неживым...
  
   * * *
  
   В деревне рабочий день шел к концу. Выла скотина, пригнанная с пастбищ, кудахтали куры. Женщины заканчивали чистить и готовить к вялению и сушке часть на удивление удачного улова. Другая часть еще утром была отправлена в ближайший поселок на продажу.
   Рыбачье ремесло считалось довольно опасным среди прочих деревенских занятий. Не каждый, достигший совершеннолетия, мог стать рыбаком. Без определенных знаний и опыта мала вероятность возвращения, не только тебя, но и всей команды. А рисковать людьми в деревне никто не собирался, работы всегда и для всех хватало. Бо не был в числе счастливчиков, но его это не останавливало, он хотел стать рыбаком, как и его отец. И не то, чтобы мечтал, а устремленно и целенаправленно хотел. Именно поэтому, вот уже несколько лет подряд, день за днем вечерами приходил к костру, послушать морские байки. Именно поэтому так тщательно учился мастерски изготавливать все необходимые на воде снасти, просто подглядывая, как это делают другие. Жаль, что он не мог всему этому научиться от отца. Его лодка так и не вернулась на берег после шторма. Будучи еще малышом, Бо, почти полгода ходил к причалу в надежде на возвращение, пока деревенские рыбаки не нашли в приграничной зоне обломки отцовой лодки. И еще полгода после этого...
   Он всем сердцем и любил и ненавидел проклятую стихию, так легко дающую и отбирающую жизнь. Море, такое щедрое на дары и опасности, позволяло существовать деревне. Поэтому его не пугали ни гигантские гидры, ни ядовитые медузы, ни стайки мелких, вечноголодных рачков.
   Сейчас он как раз бродил по берегу в поисках всякой всячины, которую можно было бы использовать для снасти, у него неплохо получалось плести сети и ловушки, а некоторые приспособления он удачно продавал местным рыбакам, отчего заметно стало поправляться его благосостояние. Но на этот раз была идея сделать нечто поинтереснее, поэтому он забрел подальше от деревни - возможно, удастся найти что-нибудь полезное. Тем паче здесь, в приграничной полосе, море часто выбрасывает на берег интересные штуковины.
   Местные суеверно и с подозрением относились к таким вещам, побаивались их брать. Однако Бо это не пугало, он уже не раз хаживал по этой местности и подбирал кое-какие. Когда-нибудь он сделает из них снасти. Для себя. Применения он им пока не знал, но коллекция постепенно росла. Никаких огненных смерчей, поющих рыб и прочей нечисти Бо до сих пор не встретил, а значит, это скорее всего досужие выдумки людей. Единственное, что выделяло это место среди других - своеобразная пустота. Здесь, как и возле деревни: море, берег, песок, трава, но нет ни малейшего намека на жизнь. Оттого и появляется невольное впечатление, что место это мертво. Бо откровенно игнорировал россказни односельчан, но все же заходить в море здесь опасался по каким-то интуитивным соображениям.
   Море зловеще шипело, солнце, катящееся к горизонту, уже не жгло так беспощадно как в полдень. Ветер трепал волосы и простенькую тканую одежду, шелестела сухая прибрежная трава. Место это со временем перестало казаться таким страшным и пустынным. Бо выкопал из песка наполовину утонувшую в нем блестящую, причудливо изогнутую железяку и положил в заплечный мешок - "Пригодится".
   И уже поднимая голову, для осмотра пляжа, в поиске новых полезностей, осекся. На холмике, возвышающемся среди сухотравяного поля, стоял гладко обтесанный с трех сторон толстый каменный столбик. На столбике том были вырезаны какие-то каракули, но что они означают, Бо знать не мог - читать в деревне никого не обучают. Столбики эти мало кто видел собственными глазами, зато много о них рассказывали. Пограничные камни. Они должны показывать смельчакам, случайно забредшим в эти места, где стоит повернуть назад и не испытывать судьбу. Запретная зона считалась местом нечистым и опасным. Однако останавливаться не хотелось, напротив, любопытство заставляло идти дальше. А страх, он давно испарился, также, как испарились благоговения перед рассказами односельчан. Немного постояв, разглядывая пограничный камень, как бы поколебавшись, юноша двинулся дальше.
   Когда уже треугольный столб скрылся за горизонтом, далеко впереди показался небольшой холмик над песчаной полосой. Он не двигался, а просто лежал на месте и, возможно, не представлял опасности. А может, и представлял, но в этом еще следовало разобраться.
   "Зачем хищникам охотиться там, где нет добычи?" - размышлял Бо, вспоминая охотничий рассказ недельной давности.
   Близ деревни не было сухопутных хищников, но они водились в лесах двумя-тремя днями езды от морского берега. В лесах было полно всякой живности. Иногда тамошние охотники привозили в клетках подстреленных и пойманных в ловушки зверушек для продажи и обмена. Зверушки были на удивление сообразительны и к утру, открыв клетки, разбегались. Бо, конечно, знал, что клетки они открывают не сами, но ляпнуть об этом грозило наказанием, вплоть до изгнания. Охотники являлись крайне редко, поэтому такие приезды считались почти праздником. Было понятно, что им совсем не выгодно везти добычу в рыбацкий поселок, гораздо удачнее можно продать ее где-нибудь в городе. Звероловы попросту наведывались присмотреть себе невест, а девушек из поселка охотно выдавали замуж за приезжих. Охотников радушно встречали и устраивали на ночлег. Такими вечерами у костра была музыка и танцы. Здесь же охотники с рыбаками делились друг с другом своими байками. А где рассказы - там без Бо не обойтись.
   Так и его мать, получив согласие старосты, вышла замуж за приезжего вдовца-охотника, после чего уехала вместе с ним. Бо не спешил уезжать, да и она не настаивала, ведь знала о его страсти к морю. Но возможность приехать в охотничьи земли, стать охотником или освоить другое ремесло всегда оставалась в силе.
   А холмик тем временем становился все ближе и юноша смог разглядеть, что это точно не песчаная насыпь, а нечто, бездвижно лежащее на песке. "Видно, море что-то выбросило" - с волнением подумал Бо. Его сердце начинало стучать все громче и быстрее - с каждым шагом, приближаясь, в лежащем "нечто" он угадывал человеческие очертания.
   Сам факт появления человека в этом месте уже внушал волнение и тревогу. На многие мили вокруг не было ни поселков, ни даже мелких деревушек. Здесь мог находиться только кто-то из местных. Но они ведь и на шаг боятся зайти в приграничную зону, не то, что пересечь границу! Может быть, чью-то лодку по морю занесло сюда и выбросило на берег? Но обломков поблизости не было. Хотя, что обломки? Их может и не быть вовсе.
   Юноша опасливо подошел к телу. Он не был трусом, но мертвецы не вселяли оптимизма. Это явно не утопленник, думал он, иначе тело бы окутывали водоросли, которых в этих местах хватало. Водоросли плотно занимали все побережье, и гнили половину лета, отчего здешний воздух становился душным и невыносимым. Необычная одежда... Комбинезон из странной ткани, сплошь залит пятнами запекшейся крови. Спутанные русые волосы, припорошенные белоснежным песком, трепались на ветру. Раскинутые руки ладонями вниз брошены на песок. Бо подошел ближе! О, боги! По спине еле-еле угадывался слабый намек на дыхание.
   От незнания, чего еще ожидать Бо забила нервная дрожь. Бледные, но не тронутые тленом, тонкие изящные пальцы выдавали женщину.
   Юноше хотелось просто убежать отсюда, он уже миллион раз каялся, что так пренебрежительно отнесся к законам границы, и лучше бы он никогда не стоял на этом месте, но его останавливала мысль о том, что этот человек, эта женщина, еще жива, и ей нужно помочь.
   А что если бы его отца тогда вот так занесло невесть куда, если бы он нуждался в помощи, а какой-то глупый и суеверный мальчишка просто из трусости бросил его умирать?
   Трясущимися руками он перевернул тело на спину. Бледное, обветренное, испачканное в крови и песке лицо, не подавало признаков жизни. Глаза, обрамленные темно-синими кругами, ввалились, отчего Бо посетили мысли, что женщина эта все-таки мертва. Однако, на всякий случай, решил напоследок, для очистки совести, попробовать дать ей пресной воды. Если она все же мертва, он закопает ее в песок, вернется в деревню и не расскажет никому о случившемся. И уж тем более не будет больше шастать по запретным местам. Он достал флягу и поднес к ее рту. Вода небольшой струйкой потекла по щекам. "Все - мертва...Все-таки почудилось, что дышит..." - задумался он, и его рука невольно замерла с флягой у рта незнакомки.
   Юноше было жаль ее, хотя с другой стороны, она могла быть опасна. Ведь не зря же его с детства пугали всякой-всячиной обитающей в этих местах. Может, это демон, приняв женский облик, хочет погубить его? Тут он обратил внимание на то, что у нее на теле нет ран, которые могли дать такое количество крови, в которой испачкана ее одежда. Значит, кровь не ее? От этих мыслей Бо вздрогнул и уже хотел забрать флягу, как растрескавшиеся губы "мертвой" незнакомки зашевелились, а вслед за ними задвигалась нижняя челюсть, принявшись жадно глотать воду, которая лилась тонкой струйкой. Одна рука "демонши" ожила и крепко схватила флягу. Вода полилась словно в пропасть. Бо не на шутку испугался и попытался вырвать у нее флягу, но "демонша" вцепилась в нее стальной хваткой.
   Юноша резко отскочил назад. В эту минуту следовало дать деру, покуда ноги носят, а глаза видят куда бежать. Но он просто отскочил на безопасное, как ему показалось, расстояние, принявшись со страхом наблюдать за чужачкой. Он уже в душе проклинал себя, свое любопытство, глупое сострадание и все на чем свет стоит. Жаль было отцовской фляги... Может, проклятая 'демонша' напьется и снова потеряет сознание? Тогда он тихонько заберет флягу и удерет от греха подальше.
   'Неужели это я?' - подумал Бо. Всего несколько мгновений назад он был переполнен благороднейшими целями, а теперь мечется как трусливый дурачок? 'Зачем хищникам охотиться там, где нет добычи?' - вспоминая недавние мысли, успокаивал себя он. Прекрасно видно как она измождена, может, и сама спасалась от кого-то? 'В конце концов, это просто баба, не съест она меня. А если что, то бегать я умею' - решил про себя Бо.
   Незнакомка постепенно 'оживала', открыла глаза и что-то вяло протарабарила.
   'Точно не наша!' Или ему показалось? Уже ни в чем нельзя быть уверенным.
   - Ты кто? Откуда взялась? - осторожно приближаясь на полусогнутых, боязливо заглядывая ей в лицо, попытался допросить он.
   Ответа не последовало, только открывшиеся, морского цвета глаза растерянно и непонимающе смотрели на него. Они словно пыталась что-то вспомнить. На секунду в них, как вспышка, зажегся огонек прозрения, который сменился просьбой.
   - ...помоги.. - прохрипела чужачка на его языке и снова закрыла глаза.
   Что делать Бо не знал, знал только, что оставлять ее здесь не будет. Неважно, что скажут в деревне. Сейчас не важно... Ему, с детства привыкшему к тяжелой работе, не составляло большого труда оттащить ее в деревню. Он оценивающе смеривал взглядом габариты женщины. С виду она казалась легкой. 'Справлюсь. И не такое на себе таскал' - сделал вывод юноша и начал громоздить бесчувственное тело, словно мешок с песком, себе на плечи.
  
   ***
  
   Ветхие с прорехами стены, грубо сооруженные то ли из веток, то ли из прутьев, сквозь которые пробивались мягкие лучики то ли утреннего, то ли вечернего солнца, запах солений, неожиданно и непривычно свежий воздух и шум прибоя... и человеческие голоса невдалеке.... Это вселяло обнадеживающее волнение...
   'Я где-то, где есть жизнь... как я здесь очутилась?' События завертелись в голове, в которой теперь появились хоть какие-то воспоминания. Жуткий пустынный пляж, нещадно палящее солнце, перепуганный мальчишка, лопочущий на отчего-то знакомом языке. Спасительная влага и мои жалкие мольбы о помощи. Затем старуха, рассматривающая нашивки на моем комбинезоне, пытающаяся меня допросить. Пощечину дала... сволочь. Все это казалось предсмертным бредом...
   'Где я теперь?' - изо всех сил старалась вслушиваться и всматриваться во все окружающее.
   'А может это и есть мой дом?'...
   Помещение, скорее напоминало сарай, чем жилище. Здесь всюду развешаны на веревках сушенные и копченые рыбешки, источающие соответствующие ароматы, куча чего-то сетчатого в углу, но похоже на жилище это не было. Точно сарай. 'Не очень то радушно, как для своей, зато не так уж плохо, как для чужой'. Где-то за стенами, совсем близко, раздавались голоса. Говорили двое все на том же языке, что и мальчишка с пляжа, видимо, о чем-то спорили. Некоторые слова оказались понятными, и из обрывков выплывал разговор:
   -...сказали нести...боюсь... демонша... - говорил молоденький женский голосок.
   - Дура... что бояться... Давай я отнесу! - ответил мужской голос. Слова становились тем понятнее, чем дольше я слушала речь.
   - Не говори старосте... - тихо, по-заговорщически ответил все тот же тоненький голосок.
   'Речь - не родная, но я понимаю ее!'.
   Заскрипев, часть ветхой стены отворилась, и в сарай полился яркий солнечный свет, одновременно с которым возник стройный человеческий силуэт среднего роста. Свет становился все терпимее, и теперь можно было разглядеть вошедшего. Русые, слегка выгоревшие на макушке волосы, торчали вверх длинным, давно не стриженым ежиком, серые глаза всматривались в полумрак сарая. Это был тот самый перепуганный юнец, по всей видимости, он и притащил меня сюда.
   'Что ж, сила есть ума не надо' - думала я, прикидывая, мог ли он в одиночку дотащить меня. Не смотря на стройность, наверно, все-таки мог. Он уже не выглядел перепуганным, но все равно, опасливо поглядывал в мою сторону, будто боясь нападения.
   'Видно перед девчонкой за дверью героем прикидывался, а тут все равно трусит'. Меня развеселила эта мысль, отчего, видимо, мое лицо прояснилось и подобрело. И юноша, видя это, немного прибодрился и расслабился. В руках у него был узелок с чем-то очень вкусно пахнущим и наверняка съедобным. И это-то что-то вызвало у меня нескрываемый гастрономический интерес. Подойдя поближе и присев, парень принялся развязывать свой узелок.
   - Это - кушать. Понимаешь? - кушать.
   Совершенно неожиданно, он стал делать нечто комичное: громко захлопал крышкой принесенного им котелка, махая при этом подобием ложки от котелка ко рту.
   - Ням-ням, вкусно. - сказал он поглаживая живот.
   Похоже, он принимал меня за блаженную. Пусть я и не помнила ничего, но знала точно, что не привыкла к такому идиотскому обращению, скорее наоборот. От нелепого представления стало невыносимо смешно, я заулыбалась.
   - Ага, понимаешь? Еда.
   - Понимаю... и благодарю за сей замечательный ужин... или завтрак сейчас? - Видимо, на юнца это произвело впечатление. Он сел на пол и уставился на меня своими стальными глазами. Меня невольно передернуло. Я такие уже где-то видела.... Но где? Так казалось важно это вспомнить. Не помню, не помню, не помню... Голова заболела от этих мыслей, нахлынула безысходная тоска и усталость от голода, от истощенности и от невозможности ничего вспомнить.
   - Где я ?.. - тихо промямлила я.
   - Здесь... ну-у... в деревне Рыбий глаз! - наверное, он гордился своей деревней, слишком уж торжественно было сие объявлено.
   - А где находится деревня? - Спросила я, принимаясь за благоухающее съестное. 'Какое же оно вкусное, что это?'. Похожее на рыбную похлебку с овощами варево источало неповторимый аромат каких-то специй. На минуту показалось, что даже если бы я что-то и помнила, то такой вкуснятины в моей памяти точно не нашлось.
   - Здесь, возле моря... - парень явно не понимал вопроса, видимо здешнее место было для него центром мироздания. - В Приморском княжестве...
   - А фняфефтво жде? - с набитым ртом продолжала я, как-то не до приличий, слишком уж хотелось есть.
   - Где-где! Там где княжество! - он явно не выдерживал моего допроса. - И вообще это мы тебя должны спрашивать кто ты, да откуда и что делала по ту сторону границы! - выпалил он, наконец.
   Его злил тот факт, что я заставляю отвечать его на вопросы, не давая информации взамен. Что поделаешь, это выходило само собой.
   - Так это я была за границей? Интересно...
   - Ничего интересного, там бывать запрещено. И придется объяснить всем, почему ты там оказалась.
   - Бесполезно.... Я все равно ничего не знаю...и не помню...- уже откладывая котелок сказала я .
   - Неужто даже имени не помнишь? - удивился он, похоже, не поверил сказанному.
   - Я же сказала... - с ноткой раздражения ответила я.
   - Старая Ила вчера сказала, что ты похожа на Лору. Она считает, что ты - Лора.
   'Лора? Это имя кажется знакомым, но... я не Лора!'. Это я точно помнила.
   - Это хорошо или плохо? - с надеждой спросила я, хоть какая-то зацепка могла быть полезной.
   - Скорее всего, плохо - Лора давно умерла.
   - ....?
   - Не то чтоб умерла - пропала, а даже если и осталась жива, была бы уже старухой, почти как Ила, нет, не Ила, не такая старая...ну, может как моя мать...
   Меня ошарашила мысль о том, что понятия не имею о своем возрасте. Я стала судорожно рассматривать свои руки. Они не принадлежали старухе, и вообще пожилой и даже зрелой женщине, больше тянули на женщину молодую, но явно не годящуюся в матери этому парню.
   - Ты не старая. - будто не заметив моего замешательства продолжал он. - значит, либо ты не Лора, либо демонша, похитившая тело Лоры.
   Спокойно и, казалось, не свойственно ему рассуждал парень
   Такие хладнокровные рассуждения не приводили в восторг. Ведь та девчонка за дверью боялась меня, называя демоншей, возможно, боятся и другие, '...а массовый человеческий страх толкает людей на страшные и жестокие поступки...' всплыло, словно цитата, в моей голове, '...на которые они никогда бы не решились поодиночке...' тут же всплыло стойкое ощущение, что именно я когда-то произносила ее.
   Но когда? При каких обстоятельствах? Снова разум помутился, перед глазами быстро-быстро замелькали картинки, длинные темные коридоры, освещенные одинокими холодными лампочками. 'Дневной свет', хотя, от дневного оставалось одно название. Запах сырости, бетона и железа, железно-скрипучие двери и мой холодный, ровный голос, говорящий эти слова, гулко разносящиеся эхом в мрачном сером помещении. Но кому они предназначались?
   - Я так не думаю. - голос юноши вернул меня к реальности.
   'Усыпляет мою бдительность?'.
   - Мне кажется, что даже если демоны существуют, то не валяются на песке без чувств, не обгорают и не хлещут жадно воду. - продолжал рассуждать он.
   - Да там и воды не было! Три капли...
   - Ничего себе три капли! Я брал с собой полную флягу. И...
   - Проехали...
   - Что проехали? - удивился парень, здесь, видимо, таким жаргоном не пользовались. Надеюсь, это не отнесут на счет 'демона'?
   - Не важно. Что же думают в деревне э-э... Рыбий глаз? - как бы, между прочим, спросила я, пытаясь замылить глаза парнишке.
   - Пока ждут... Скоро состоится тайный совет, и будут решать демонша ты или нет.
   - А почему тайный?
   - Потому, что никто не знает: когда он произойдет, где и кто на нем будет присутствовать. - таинственно объявил юноша. - Ну, я пошел. - сказал он, отбирая у меня пустой котелок и ложку.
   - Чуть не забыл, вот нормальная одежда. - он протянул мне скомканный узелок и вышел.
   Странная деревушка... Рыбий глаз - ха! Тайный совет. Демоны. Лора. Парнишка со знакомыми глазами, но, похоже, что он меня не знает. Зато какая-то старая Ила знает. Должно быть Ила - та противная карга. И пусть, она знает не меня, а Лору, с которой возникают туманные ассоциации. Чего еще мне ожидать?
   Похоже, снаружи сарая все-таки был вечер, быстро сгущались сумерки, и постепенно сквозь прорехи в сарайных стенах замерцали огромные голубые звезды. Они уже не были такими мрачными как там, на берегу. На стенах уютно по-домашнему нанизанные на веревочки висели рыбешки. Постепенно стихали голоса людей, начинали музыкально и убаюкивающе стрекотать какие-то насекомые, а замечательная похлебка наполнила желудок приятным теплом, отчего клонило в сон.
   Очертания сарая стали медленно таять во всепоглощающей тьме, а сознание падало в бесконечную пропасть. Через некоторое время такого падения пропасть сменилась гулким эхом шагов в полутемных и пустых коридорах. Это были мои шаги, я спешила куда-то. Сердце сжималось, только бы успеть. Быстрее застучали мои шаги, превращаясь в непрерывный гул, заскрипела дверь и слабый, но до ужаса волнующий сердце голос в темноте произнес 'Лора...'.
   Но не было времени вслушиваться и наслаждаться этим голосом! Надо было спешить! Нельзя было опоздать. Спешить, спешить, спешить! Сердце вырывалось из груди, а холодный пот, крупными каплями скатывался по вискам. Из другой жизни, другой реальности доносились обрывки фраз '...спешить!... надо спешить! Лора!... Очнись!... просыпайся же!'.
   - Я ... не... Лора... - сонно проговорила я, открывая глаза и пытаясь навести резкость.
  
   * * *
  
   Выйдя из сарая, Бо обнаружил, что уже вечереет и поспешил к старосте. Он жил в самом начале деревни, если считать, что ее конец - берег. Слишком добротный для этих мест дом, выстроен привезенными из охотничьих лесов массивными бревнами и стоял уже много лет. Этот дом всегда называли 'домом старосты' потому, что отец его хозяина и дед и прадед и еще несколько предшествующих поколений были старостами этой деревни. Даже сомневаться не стоило, что сын его тоже будет старостой.
   Бо взошел по крыльцу, слепленному из обоженных песчано-глиняных кирпичей. После недолгих колебаний постучал в дверь. Открыла хозяйка - сухая, высокая женщина со спокойным, лицом.
   - Вечер добрый, Тавилла, а староста дома? - Бо старался выглядеть вежливым и решительным одновременно.
   Женщина в ответ молча кивнула и тем же немым жестом пригласила войти.
   Бо впервые был в доме старосты и старался особо не пялиться по сторонам, но все же заметил, что жил тот неплохо. Было видно, что здесь тщательно поддерживают порядок и бережно относятся к вещам. На стенах висело две картины - небывалая роскошь для Рыбьего глаза. И где он их только раздобыл?
   - А, Бо! С чем пожаловал? - появился в дверном проеме староста.
   Седой, такой же сухой и высокий как его жена, с маленькими холодными голубыми глазами и крючковатым носом. Староста слыл добропорядочным человеком. На это очень рассчитывал Бо.
   - Тут такое дело... - начал запинаться парень, не каждый день приходится ходить к старосте с просьбами.
   - Какое такое? - делая вид, что не понимает, продолжал тот.
   - Та женщина, то есть девушка, ну в общем та, что я принес. - Бо с опозданием сообразил, что нужно было продумать, свои слова, чтоб хоть убедительно звучало.
   - И что же она? - голос мужчины стал отдавать железом, а лицо напряглось. Бо понял, что хватит тянуть кота за хвост, тем более, что этот кот - староста.
   - Мне кажется, что она не демон, не похожа она на демона.
   - Много ли демонов ты повидал, сынок? - он старался казаться хладнокровным, но явно терял терпение.
   Бо, ненавидел, когда староста, и вообще кто бы то ни было, называл его 'сынком'. Но старался успокоить себя тем, что это он не со зла. Также Бо был почти уверен, что староста наверняка ни одного демона за всю жизнь не встретил.
   - Нет, но мне кажется, что она не демон. - повторил он. - я просто уверен в этом и готов поручиться...
   - Хорошо, я понял то, что ты хотел сказать, если тайному совету покажется то же самое - мы примем доброе решение, - отрезал тот - иди и не думай о плохом, сынок, все будет хорошо.
   Он явно не собирался продолжать беседу. Настойчивость сейчас могла сделать только хуже.
   - Доброй ночи! - сказал юноша и скрылся за дверью.
   Староста облегченно выдохнул и обмяк на стуле. Он разжал потные от волнения ладони, на которых отпечатался крепко сжимаемый все это время амулет. Амулет от злых духов и демонов.
   - Тавилла! Принеси выпить! - голос старосты прозвучал громко и слегка нервно.
  
   Бо вышел на улицу. Небо уже почернело, по нему рассыпались звезды. Он шел домой, глядя на них. Его любимым созвездием было Кольцо. Отец, когда-то, совсем давно, когда Бо был еще малышом, учил его ориентироваться по звездам. Кольцо должно было указывать дорогу домой, и 'как бы ты не заблудился, нужно следовать за ним'. Что говорил он о других созвездиях, Бо не помнил, слишком давно это было.
   Поужинав, он попытался уснуть, однако сон не шел. Он вышел на улицу и направился к скотному двору. Это место считалось ничейным, деревенские не могли себе позволить отдельные постройки, поэтому держали весь скот разом в одном месте. Правда, здесь были отдельные загородки для коров, овец, коз. Лошади были только у старосты и мельника, но они их держали в собственных стойлах.
   Бо устроился поудобнее на сваленной возле стены охапке сена и принялся плести рыболовную сеть. Раз уж бессонница, так с пользой! Тем более за работой можно было спокойно обмозговать пережитое за последние сутки.
  Известия о его похождениях в запретной зоне вызвали праведный гнев односельчан, хотя как-то все резко остыли и больше говорили о чужачке - якобы Лоре. Старая Ила, слывшая знахаркой, пришла посмотреть на несчастную, а вышла, бормоча защитные молитвы и размахивая амулетами. Сказала, что лечить ее не от чего и вся кровь на ней - это кровь нашего народа.
   'Что ж? Ведь и раньше эта кликуша поднимала шум из-за пустяков, а потом оказывалось, что напрасно. И как она может в точности вспомнить ту Лору, коль столько лет прошло? А даже если и похожа, так что? Я тоже похож на отца. И что? Теперь выходит, что я демон, похитивший его тело? Ерунда какая! Хотя, странная она, конечно... Эта девка... Глаза сумасшедшие' - плетя сеть, Бо так увлекся своими размышлениями, что не заметил, как хлев тихо стал оживать.
   Сквозь деревянные прорехи появились отблески факелов, послышались голоса людей. Когда они сюда пришли - неизвестно, но видимо пробыли здесь уже какое-то время. Скотина на них совсем не реагировала. Говорили они ровно и спокойно, по очереди, словно совещаясь.
   'Тайный совет!' - осенило Бо.
   Юноша был готов скакать от любопытства, он никогда, да и вообще никто из непосвященных в тайный совет не присутствовали на нем. Выбрав в деревянной стене щель побольше и стал смотреть, осторожно, чтобы не выдать себя. Здесь присутствовали староста с женой и с сыном, мельник с женой, сандальщик и старая кликуша Ила. Ни одного рыбака здесь почему-то не было, хотя Бо всегда представлял, что тайный совет состоит из рыбаков и старосты, а мельник с сандальщиком уж никак в него не входят, тем более эта безумная старуха.
   Бо, не отрывая взгляда от щели, превратился в слух.
   - Мальчишка совсем ум потерял. - с долей презрения возмущался староста. - Сегодня приходил просить за эту нечисть, по-моему, он уже не принадлежит себе.
   - Он уже давно не принадлежит себе. Надо с ними кончать, на ней - наша кровь - заунывно и таинственно выдала старуха и, затянувшись из деревянной трубки, выпустила кольцо сизого дыма.
   - Жалко ведь парня, он мне так помогал! - жалостливо продудел мельник.
   И вправду, Бо не только таскал ему мешки с мукой, но и за второй лошадкой приглядывал, когда тот был в отъезде. Он вообще брался за любую работу в деревне, чтоб как-то заработать себе на жизнь.
   - Его уже не вернуть - продолжала все тем же тоном кликуша. - Если мы убьем только ее, демон тогда может захватить его тело. Надо кончать с обоими.
   - Хорошо, завтра поднимем людей и займемся ими. А на сегодня отбой. - решительно отрезал староста.
   - До утра может многое измениться. - скрипуче завозражала Ила. - многие в деревне могут не проснуться. Кто знает, будет ли твоя семья в их числе? Сейчас она без памяти, и даже есть человеческую пищу, но что произойдет, когда память вернется?
   - Решено, отведем женщин по домам и идем поднимать народ. - выдал староста.
   Они еще о чем-то говорили, но Бо уже не слышал этих слов, он опрометью несся к дому старосты.
   " Только бы успеть!".
   Хорошо, что он мельнику не только мешки помогал таскать. Кто бы мог подумать, а ведь ему на минуту показалось, что староста сегодня был добр и снисходителен к нему. Кто точно имел возможность не проснуться так это Бо, рискни он уснуть.
  
   ***
  
   Вокруг все тряслось оттого, что меня трясли.
   - Просыпайся же! Быстрее-е! - в темноте звучал уже знакомый голос.
   - Что случилось? - еще не проснувшись толком и удивившись такому повороту событий, спросила я.
   - Конец! Нам конец, если мы не уберемся! - он, наконец, отпустил меня и стал метаться по сараю, создавая шум.
   - Тайный совет! Сегодня! Я случайно был! Я не подслушивал! Просто случайно! Там! В общем надо бежать! - что-то несуразное лепетал он. - Ведь я ни при чем!
   К сожалению, общий смысл его истерики становился понятен, отчего меня тоже стало трясти. В голове вертелась одна мысль - пора сматываться! И вертелась эта мысль уже на ходу. В темноте я то и дело натыкалась на стены или юнца, а в лицо лезли сухие рыбешки, от которых отмахиваться было некогда. Ноги тряслись при попытке твердо встать на них. Все тело било судорогой - сказывалось мое бессознательное валяние под палящим морским солнцем. Но надо было убираться!
   Далеко ли я смогу убежать в таком состоянии? Ясно одно - надо бежать.
   - Быстрее, уходим! - тянул он меня за руку. - Подожди! - сказала я и скрылась в темноте сарая, нащупав на полу узелок с тряпками, которые принес парень, я схватила его и ... долю секунды поколебавшись, сорвала со стены несколько связок с рыбой. 'Пригодится!'.
   - Да быстрее же! - Некогда возиться! Идем! - снова потянул меня за руку он.
   - В какую сторону бежать?
   - Пока что в эту - он указал на два стоящих за углом крупа с длинными хвостами.
   Я подбежала ближе, рассмотрела животных и ахнула... Не может быть...
   - Но...н-но...Это же лошади!?.. - не веря своим глазам, с благоговением произнесла я.
   - Я знаю, что чужое брать нехорошо, но сейчас надо убираться. Садись!
   - Я не умею на них ездить!
   - Садись!
   - Не умею садиться!
   Парень, немного поколебавшись, буквально забросил меня в седло и схватил уздечку 'моей' лошади.
   - Вцепись в нее как можно крепче! Поедем быстро! Смотри, не упади по дороге! - почти выкрикнул он, привязывая уздечку к седлу своей лошади.
   'Ну, этого, сопляк, не дождешься!' так злобно подумала я, что стало не по себе. И непонятно вообще, это только подумалось или было сказано вслух? Вцепилась я действительно крепко, всеми конечностями и еще пожалела, что их всего четыре. Не хотелось вывалиться по дороге и стать находкой деревенских доброжелателей.
   Только мы тронулись, в поселке начали раздаваться гулкие звуки, будто бьют железом по железу. Звук этот эхом разносился над равниной, и казалось, с лихвой перекрывал шум беснующихся волн. Раздавались выкрики людей.
   Из-за угла, навстречу нам, выскочило двое ротозеев, наверняка направлявшихся посмотреть на расправу с демонами. Лошадь, испугавшись внезапного появления, встала на дыбы, отчего я еще крепче вдавила в нее руки и ноги. Двое, увидев меня, попятились к стоявшему за их спинами дому. Их лица, на секунды выхваченные из темноты светом открывшейся рядом двери, выражали нечто среднее между удивлением и замешательством. Парнишка гаркнул на лошадь, мы прибавили ходу.
   На самой окраине деревни, из темноты, врассыпную выскочили несколько испуганных, мяукающих и сверкающих круглыми глазами, созданий. Они так же неожиданно исчезли, как и появились, что совсем не дало возможности их рассмотреть.
   Больше нам никто не попался. Покинув пределы деревушки, мы мчались по полю, засаженному какими-то злаками, а за спиной все еще раздавался раскатистый железный гул.
   Несмотря на то, что мы удирали, как могли, существовала опасность, погони. Нас видели и могли уже запросто сообщить остальным. Я боялась оборачиваться, боялась выпасть. Только когда мы отъехали довольно далеко, на несколько минут остановились, давая лошадям возможность перевести дух и самим осмотреться, нет ли погони. А ведь могли бы не успеть.
   Далеко позади, что-то ярко пылало. При свете звезд было отлично видно, как парнишка смотрел на пламя, полыхающее посреди деревни. Обида и горечь разочарования отражались на его лице, видно с этим местом у него много связано. Вспомнилось, как он наивно и торжественно объявил, что мы находимся в деревне Рыбий глаз! Теперь назад дороги нет...
   Мы скакали до рассвета, слышалось сопение и фырканье лошадей и шелест травы, что билась об ноги. Из плотных верхушек этой травы, при ударе, высыпались крупные зерна, которые застревали между шнурками моих ботинок. Иногда вспархивали испуганные мелкие птички. Юноша всю дорогу молчал, то сосредоточенно смотря вдаль, то пялясь на лошадиную холку, похоже он был далеко, в глубине себя. Я не спешила приставать к нему с разговорами - не время. Неприятно осознавать, что добрые и милые соседи готовы пустить тебя в расход только из банального подозрения. На пути все чаще попадались кустарники. Местность приобрела извилистые формы, а трава из серовато-блеклой стала яркой и сочной. Уставшие кони еле плелись и норовили полакомиться свежей травкой. Мое уже давно затекшее тело начинало существовать отдельно от головы, а в глазах стучало и рябило.
   - Все. Не могу... - промямлив, стала сползать с лошади, не додумавшись остановиться.
   Юноша с каменным лицом направил коня в сторону, где скучились несколько кустов и деревьев. Только мы достигли их, - я сползла на землю и отключилась. Без всяких снов и видений. Черная, вязкая трясина сна сомкнулась надо мной.
  
   * * *
   И разомкнулась... когда солнце давно перешло свой зенит. Парня поблизости не было. Тонкими голосками пищали птицы, а в воздухе носились мелкие, причудливые насекомые. Ветер спешил доставить по одному ему известному назначению маленькие одинокие пушинки, срываемые с круглых полевых зонтиков. Все благоухало. Зеленью, мелкими полевыми цветами, сырой землей и солнечным светом. Кто бы мог подумать, что совсем неподалеку, есть мертвенно-пустынные пляжи, ветер, поющий о смерти и нещадно палящее солнце.
   Поблизости паслись довольные лошади, тряся гривами и махая хвостами. Они с удовольствием поедали какие-то душистые малиновые цветочки.
   Лошади... Не знаю, что там было со мной раньше, но эти сказочные животные ассоциировались с чем-то мифическим и нереальным.
   И снова перед глазами замелькали блеклые картинки. Изображения лошадей. Лошадь везет телегу, лошадь встала на дыбы, всадник на лошади мчит во весь опор. Все картинки объединяла одна особенность - они были неподвижны. Я никогда раньше не видела их вот так.... В живую...
   Невдалеке скучилось несколько маленьких существ, похоже, грызуны. Их широкие круглые головы венчались ушками, украшенными кисточками. Умными круглыми глазками они переглядывались между собой, и, похоже, жестикулировали, время от времени тряся пушистыми, поднятыми кверху хвостами.. От этого складывалось впечатление, что они общаются. На разумных они похожи не были, но вели себя весьма забавно.
   На ходу я поймала одну из летающих пушинок. Разжав пальцы с интересом рассматривала воздушные белесые паутинки, устремленные к центру - семечке. Как здорово придумано. Не нужно собирать, культивировать, модифицировать - судьба сама распоряжается ими, давая возможность времени идти своим чередом.
   Необычная здесь природа. Для меня так точно. Кажется, что жизнь здесь никогда не иссякнет. Хотя совсем недавно я сомневалась в ее существовании.
   Подняв ладонь с пушинкой на уровень глаз, прищурившись, я посмотрела сквозь нее на солнце. На тонких паутинках заиграли лучики. В этот миг мне показалось, что я обязательно должна ее отпустить. Отпустить, иначе вторгнусь во что-то очень важное, не касающееся меня, неподвластное моему пониманию. От слабого дуновения пушинка послушно взмыла в воздух, и как ни в чем не бывало, стала продолжать свой путь. Весело поймав на ходу еще одну и тут же сдунув ее с ладони, я подошла ближе к рыжей кобылке. Это на ней я скакала сегодня.
   Я протянула руку к лошадиной морде. Животное встревожено фыркнуло и отпрянуло, давая понять, что не испытывает доверия. Тогда я пошла на хитрость. Нарвав небольшую охапку ее любимой, с малиновыми цветами, травы поднесла к лошадиной морде. Лошадка про между прочим перешла с земли на мою охапку и второй рукой удалось, наконец, дотянуться до нее и погладить.
   Массивная, выгнутая дугой и покрытая короткой жесткой шерстью морда, заканчивалась мягкими фыркающими ноздрями. Большие выпученные глаза, похоже, были благодарны за сочный букет. Наверное, это добрейшие создания, которых можно придумать!
   Гладя лошадь, я обратила внимание на, неизвестно для чего предназначенную, металлическую, начищенную до зеркального блеска бляху у себя на рукаве. И невольно отпрянула. В ней отражалось уродливое, безобразное создание. Грязное, лохматое, смотрело оно на меня впалыми безумными глазами, а сухая кожа свисала лохмотьями на щеках. Теперь понятно, почему оно внушало людям суеверный страх. А это ведь я.
   Лошадиные седла с прочим, наспех прихваченным, добром, кучей громоздились под деревом. Я стала шарить по ним, но уже в первом обысканном седле нашелся большой и редкий гребень. Похоже, предназначен он был для лошадок, но думаю, они не обидятся. И вот, на середине моих непроходимых кудрей, послышался всплеск.
   'Вода?!'. Идея присутствия здесь воды вызвала во мне нездоровый интерес. Какая она? Я стала вертеть головой по сторонам, ища источник звука. Это оказалось не так далеко, за буграми, примерно в двадцати шагах. Я поспешила. Лошадь поплелась за мной.
   Небольшое озерцо неожиданно открылось взгляду. Надо же, такое тихое и наверняка чистое.
  Вдруг снова раздался всплеск.
  От увиденного прошел мороз по коже. Происхождение всплеска стало ужасающе понятно. Из-под воды, подтянувшись руками за каменный выступ, вынырнул парень, жадно вдохнул и снова погрузился. Руки его из последних сил держались за камень, а какая-то неведомая мощь тащила тело ко дну.
   - Держись! - неожиданно хрипло прозвучал мой голос.
   Понятия не имею, что делать. 'Держись!'. Став на четвереньки, опустив свои руки почти по плечи в воду, я схватила его, и попыталась тянуть на себя. Почувствовав возле плеча жадное дыхание, мне показалось, что дела идут на поправку.
   - Не вытянешь! - задыхаясь и глотая воздух, парень морщился, видимо от боли. - Сильно держит зараза!
   Меня накрыла паника. Его гибель в мои планы не входила. Нельзя, чтобы он погиб сейчас! Пусть сначала поможет найти более или менее цивилизованный город, а потом уже попадает в неприятности сколько угодно.
   - Еще немного продержись! Я сейчас! - выкрикнула я, и убежала.
   Подбежав к лошади, схватилась за веревку, болтавшуюся у нее на шее. В этот миг за спиной послышался всплеск, вздох и снова всплеск, но к нему примешались какие-то посторонние звуки. Пыталась вглядеться в то место, где должны еще держаться за каменный выступ руки парня. Их не было...
   Приближаясь я все надеялась, что показалось. Что, подбежав ближе, я все-таки увижу...Что он все еще там. И держится. Но чем больше я приближалась, тем больше холода разливалось в груди - рук на камне не было, самого камня тоже не было, только следы от пальцев, глубоко впечатанные в глину, тянулись к воде... Холод в груди... Что это? Реакция на гибель других? Жизнь глупа и прозаична. Бедняга держался до последнего...
   В воде забурлило. Я заглянула в озеро. Вода оказалась настолько прозрачной, что можно было разглядеть, как юноша все еще борется за жизнь, держась за древесный корень. Он пытался дотянуться до водной поверхности, а тело все еще сопротивлялось, чему-то большому и сильному, алчущему любой ценой утащить на дно. Он увидел меня! Он смотрит на меня, пытаясь что-то сказать, одновременно подтягиваясь к поверхности. Вместо слов из его рта исторглось несколько пузырей, он побледнел и стал еще сильнее дергаться. Шансов никаких, но это не повод бездействовать. Надо решать, или риск или...
   Плюх.
   Вода оказалась до жути холодной. Некстати я поняла, что совсем не умею плавать. Барахтаясь, чтоб хоть как-то продержаться на нужном уровне, я стала обматывать без пяти минут утопленника веревкой. Пару раз мои ноги опускались глубже и их касалось нечто слизкое, отчего пробегал мороз по коже. Хотелось бросить все и спасаться самой. Когда все было сделано, я подтолкнула себя к поверхности и вздохнула.
   Как можно быстрее вскарабкавшись на берег и трясясь, я принялась беспощадно хлестать лошадь подвернувшейся под руку палкой, сопровождая это безбожной руганью. Животному не понравилось, что доброе чудище, только что кормившее благоухающим букетом, хлещет и склоняет его в трех поколениях на непонятном языке. Лошадь становилась на дыбы, размахивая массивными копытами, грозящими снести голову, но меня это мало волновало. Понемногу кобыла стала продвигаться вперед, парень почти наполовину показался из воды и стал судорожно глотать воздух. Тут испуганная лошадь неожиданно сдала назад, а парня снова потянуло ко дну. Вода вновь сомкнулась над ним. У меня сердце чуть не оборвалось.
   - Куда-а! - заорала я, и новый поток ругани и побоев обрушился на лошадь. Кобыла наконец поняла, чего от нее хотят и стала осмысленно отходить назад.
  - Умница! Давай! Давай еще чуть-чуть! - подбадривала конягу.
  Юноша, наконец, оказался полностью вытащен на берег. Его ноги обвивала серое, слизнеобразное щупальце с насечками по бокам. Насечки имели острые края, до крови врезавшиеся в мясо. Самого его тошнило. Я стала яростно, лупить по щупальце острым концом сломанной палки, со всей силы вгоняя ее в серую слизистую плоть. Лупила сопя и рыча, до исступления, пока из нее не начала фонтаном бить чернильная жидкость. Щупальце обмякло, и вяло уползло в озеро, оставив напоследок короткий всплеск и круги на воде...
   Парень, полулежа, дрожал на берегу, опершись на локти, его грудь часто и прерывисто вздымалась, зубы стучали, а остекленевшие глаза были прикованы к тому месту, где только что исчезло искалеченное мной щупальце. Штаны его были закатаны по колено, а на оголенных лодыжках кровоточили глубокие раны. Мышцы были немного разорваны, но похоже, что он еще не испытал болевой шок, скорее был в шоке психическом.
   Он вздрогнул и перевел вопрошающий взгляд на меня. Я сидела, скрестив ноги, наверно с таким же стеклянно-отрешенным взглядом. Кровь отлила от мозгов и осознание того, что все уже позади, отрубало попытки мышления напрочь.
   - Ч-что это было? - очнулась я.
   - Н-не... зн-наю... - он набрал побольше воздуха в легкие, чтоб подавить волнение, и продолжил. - На гид-дру пох-хоже, только не ядовитая. Над-деюсь... - он снова сделал глубокий вдох. - Н-не очень большая... и кусачая. - на этот раз ему уже удалось полностью подавить нервную дрожь в челюстях.
  - Я думала, ты утонул...
  - Я же на берегу вырос, у нас так быстро не т-тонут.
  - Идти сможешь? - кивнула я на его раны.
  Он не ответил, а встал, кашляя и пошатываясь, заковылял в сторону исчезнувшего камня, за который недавно держался. На траве за ним потянулись кровавые следы.
   - Ты зачем туда идешь? Уже соскучился по гидре? - нервно загыгыкала я от перенапряжения.
   - Гидры живут на дне и чтоб они вылезли, нужно долго выманивать. - он подошел к траве и поднял с земли торбу в которой лежало что-то мокрое. Ее я не заметила сразу, некогда было замечать.
   - Теперь она точно не вылезет. Ты ей устроила. - попытался улыбнуться он.
   - Она тебе тоже - я посмотрела на его окровавленные ноги. Его поведение казалось, мягко говоря, странным, шок? - Перевязать надо.
   Он угрюмо закивал, разглядывая раны. И тут до меня дошло.
   - А ты что, выманивал ее?
   Неужто он не в себе?
   - Не выманивал... - нахмурился он. - просто рыбу ловил. Откуда мне знать, что она здесь водится!
   - Так ты здесь раньше не бывал?
   - Нет. Я вообще в эту сторону из деревни не выходил.
   - Да уж! А ловил зачем? Ведь есть сушеная.
   - Пригодится еще, сушеная. И вообще я не такой дурак, чтоб ехать, не зная куда.
   'Хорошо, что знаешь' - думала я, - 'И хорошо, что хоть в ту сторону, где я валялась на берегу, выходил'.
   - Еду готовить умеешь? - коварно спросил он.
   - Не знаю, как готовить, но перевязать точно смогу.
   Единственной имеющейся в нашем распоряжении перевязочной тканью оказалась одежда, которую он дал мне еще в деревне. Это были юбка, кофта и платок. Юбку и кофту пришлось оставить в покое. Платок - пустить в расход. Раны, кроме как водой из озера и солью, обрабатывать было нечем, приходилось пользоваться тем, что есть. Парень, к моему удивлению, терпел, как мог, прикусив губы, но даже не пикнул. Только по то расширяющимся, то сужающимся векам было видно, что ему больно, очень больно. Иногда ведет себя как сопляк, а иногда проявляет прямо чудеса мужественности. Принято у них так что ли?
   Когда, наконец, удалось умыть лицо и расчесть волосы, которые тут же были заплетены в косу, я решилась вновь взглянуть на себя. Чудовища в отражении уже не было, но и прекрасной леди не предвиделось. Все еще облезлая кожа на щеках и носу оголяла красные, обожженные участки, бледные обветренные губы потрескались, а под впавшими глазами темнели синяки. Разница между тем чудовищем и этим заключалась в том, что это было умытое и расчесанное. Что ж, меня это вполне устроит.
   Мой комбинезон сох на кусте. Я временно оделась в женскую одежду, не считая ботинок, конечно. Но выбирать не приходилось.
   День заканчивался, опять начинали стрекотать музыкальные жучки, а ветер становился прохладнее. Насчет готовки парень явно пошутил, потому что выбор у нас был только в отношении веток, на которые можно нанизать рыбу. Да и сам он неплохо справлялся, а мне отчего-то казалось, что я никогда ничего не готовила, да и питалась наверняка иначе.
   - Как тебя зовут? - наконец поинтересовалась я, принимаясь за жаренную на костре рыбу.
   Рыбешки оказались размером с ладонь, пучеглазые, а мясо отливало синим, но на вкус вполне съедобно.
   - Бо. - коротко ответил юноша.
   - Бо? Это что? Имя или прозвище?
   - Кому как кажется. - нахмурился парень, он явно был не расположен к таким расспросам.
   - Спасибо, Бо. - как можно признательнее проговорила я.
   Действительно, я чувствовала, благодарность, ведь он, дважды спас меня, отчего лишился родного дома, а может и чего-то большего, что связывало его с той деревушкой. Может, он и не понимал, во что может вылиться ему его доброта. Мне же, было жутко оставаться одной, там, где не знаешь чего ждать, ни от людей, ни от природы.
   - Тебе тоже... - сказал Бо, глядя в костер, 'спасибо' он так и не смог из себя выдавить, видно масштаб его лишений был намного больше, чем я ожидала.
   - Как ты думаешь, нас будут преследовать?
   - Понятия не имею, но если будут, то не этой дорогой.
   Снова воцарилось молчание, слышно было только, как стрекочут ночные жучки и трещат ветки, поедаемые пламенем костра. Ветер поменял направление и едкий дым повалил мне прямо в лицо. Я отвернулась и зажмурила глаза.
   - Знаешь... - продолжил парнишка. - Может и хорошо, что так все получилось. Мне стать рыбаком все равно не судьба, а сам бы я ни за что не ушел из деревни.
   - Почему ж не судьба? - спросила я, сощурившись отползая от дымного столба.
   - Потому... потому, что одногодки уже давно рыбачат...а я, дурак, все думал... - тут он снова помрачнел и стал рассматривать трепещущее пламя.
   - Одногодки? И уже давно рыбачат? Сколько ж тебе лет?
   Парень странно себя вел, порой он мне казался уже вполне взрослым мужчиной, а иногда мальчишкой. Или у них рыбачат с самого детства?
   Он задумался.
   - Девятнадцать, - и, немного подумав, добавил - Было.
   Я фыркнула.
   - Хм... Мне казалось, что меньше. - я вытирала заслезившиеся от дыма глаза.
   - Если я говорю, значит так и есть! - парнишка сжал кулаки, а меня это развеселило. - Меня врать не учили!
   Похоже, правдивость здесь больная тема, которую лучше не трогать.
   - Никто не обвиняет тебя во вранье. - спокойно ответила я. - просто мне показалось...
   - Проехали... - вставил 'мою' фразу парень. - Проехали и... поехали. - он встал и начал на перебинтованные ноги натягивать обувь.
   - Ты что делаешь? - возмутилась я - Раны ж запреют! Верхом можно и так.
   Как главного на всю здешнюю округу лекаря, он послушал меня. Забросил обувь на плечо и стал залазить в седло. Получалось это у него неуклюже, но еще хуже получалось у меня.
   Усталость заставляла глаза закрываться против воли, и этому так некстати содействовало покачивание в седле. Постепенно окружающий мир стал превращаться в кошмар без начала и конца. Снова бесконечные коридоры, но уже не темные, а сплошь утыканные лампочками, кабелями в металлической и резиновой обмотках. Всюду искры и огонь, вырывающийся, казалось бы, прямо из стен.
   Все бегут. Бегу и я. Но в другую сторону.
   Нужно спешить!
   Бегу изо всех сил, но ни на шаг не могу сдвинуться с места. Вместо этого проваливаюсь куда-то.
   Все рушится. Все кончено. Темнота. В этот миг скрипит дверь и снова это ужасное 'Лора'. Загорается слабая надежда на спасение. Но слишком поздно. Дверь захлопывается и я снова начинаю падать...
  - ...Лора?
  * * *
   'Хорошо еще, что эта тварь была не ядовита. Не ехать бы мне сейчас по полю. Хотя кто знает, что лучше?' Ноги начинали ныть. Если раньше Бо и лелеял какие-то определенные мечты и планы на жизнь, то теперь все. Дальше - неизвестность. Ни что делать, ни куда идти, неясно. Он не то чтобы жалел о спасении чужачки, он жалел о том, что в деревне ему не поверили. Не захотели поверить. Бо понимал, что можно было с опаской отнестись к ней, в конце концов выгнать, и пусть идет своей дорогой. Но так чтобы порешить обоих, да поднять для этого общественный суд. Это слишком. Перебор. Не похоже это на правду.
   "Общественный суд. Смешно. Кучка тайносоветчиков все равно бы сделала так, как хотела. И никто бы не посмел возразить" - Бо поймал себя на мысли, что былого уважения к старосте и деревенскому укладу уже не питает и даже в глубине души радуется, что обокрал его.
   Новости не скоро разнесутся по округе. Лошади, на которых можно добраться до ближайшего поселка, остались только у мельника, а он своих так просто не отдаст.
  За спиной слышались шаги лошади на которой ехала девушка.
  'Так демон она или нет? Зачем же было меня спасать, а потом еще беспокоиться о моем здоровье?'.
   Однако, слова Илы, о крови нашего народа, о 'пока она не вспомнит' все же будоражили где-то в глубине. Бо успокаивало одно - терять уже нечего. И если она захочет его порешить, то пускай. К чему теперь такая жизнь, без моря?
   По рассказам односельчан и наущениям старосты, Бо представлял демонов как злых и кровожадных чудищ, которые, не раздумывая, бросаются на жертву и беспощадно разрывают ее на куски.
   Он вздрогнул. Вспомнил, с какой яростью девушка молотила гидру. Как выкрикивала непонятные слова в адрес лошади, которые казались похожими на зловещие заклинания.
   Бо все сильнее продолжала мучить боль в ногах, а сознание норовило погрузиться в сон. Нельзя спать... Нужно продержаться хотя бы до рассвета, а потом можно вздремнуть немного... вздремнуть... Бо почувствовал, что сползает с лошади и встрепенулся.
   "Так нельзя, надо отвлечься".
   - Так ты - Лора? - решил заговорить он с девушкой.
   Бо не был особо разговорчив, и беседы вести совершенно не умел, но нежелание отключаться заставляло начать разговор.
   - А? - резко подняла девушка голову - она была растеряна, похоже, тоже дремала.
   - Спрашиваю, ты - Лора?
   - Нет.
   - Ты говоришь, что ничего не помнишь. Откуда тебе знать, что ты не Лора?
   - То что я не Лора, я как раз помню. - резко бросила девушка.
   Она ехала чуть позади и он не видел ее лица, лишь иногда поворачивался вполоборота чтоб задать вопрос.
   - Может и имя свое уже помнишь? - улыбнулся Бо.
   Он уже достаточно отвечал на ее вопросы, пусть теперь она свое выкладывает.
   - Нет, но я помню имя Лора. - задумчиво произнесла девушка.
   - Значит, ты она и есть!
   - Да не Лора я! - вспылила девушка и ее лошадь сравнялась с лошадью Бо. - Что ты заладил! Имя это - странное, но я его уже слышала, меня кто-то так уже называл. - сказала она глядя на Бо. - Кто-то тоже думал, что я - Лора... Понимаешь?...
   - Понимаю...Хм. Кто бы это мог быть? - решил поиздеваться Бо.
   На это 'неЛора' сверкнула глазами, так, что это было видно даже в темноте и ускакала вперед.
   "Девка явно не в своем уме, блаженная, что ли?"
   Иногда Бо казалось, что это так, а порой она вполне здраво рассуждает. Нет, бабы в моей деревне вообще не такие. Думал Бо, хотя понимал, что деревню 'своей' он уже называет через силу. Он ускорил ход и приблизился к чужачке.
   - Что такое запретная зона? - не поворачиваясь спросила она.
   - Так и не скажешь... Вроде берег как берег, но как-то там все по-другому. Вот я один раз пошел побродить, думал к вечеру в деревню вернуться.
   - И что?
   - И вернулся, вроде в тот же вечер. А наши - не ждали уже - три дня прошло. Говорят, что это место проклято богами. Когда-то, во времена Старой Империи, как любит говорить Ила, боги являлись к нам из запретной зоны им подносили жертвы, а потом отчего-то разгневались и больше приходить не стали, а место то прокляли. Потом там появились демоны, стали пропадать люди, сейчас появилась ты...
   - Боги? И много их?
   - Я знаю девять. У каждого ремесла - свой. Мы в деревне поклоняемся Тарусу. А есть еще те, которые ушли навсегда, ну, когда разгневались.
   - Ты говорил, что у тебя есть мать. - начала девушка - она осталась там? - девушка кивнула головой в ту сторону, откуда они держали путь.
   - Нет. Она в другой деревне. Мы будем неподалеку через день. Нужно заехать - узнать новости.
   - Не боишься, что история повторится?
   - Подойдем осторожно, когда стемнеет. Не хочется подставлять людей.
   Простор степи сменился, небольшими лужками, окаймленными стенами деревьев. Запах гниющих листьев и мха все чаще давал о себе знать. Уже не было видно, что там, вдали. А значит, становилось опасно. Бо специально продумал дорогу так, чтоб объехать леса, но видимо ошибся. Или это леса были намного больше, чем он ожидал? Ясно одно - они начинали въезжать в охотничьи земли, о которых он был наслышан. Здесь водились и лани, и хитрые пушные зверьки и беспощадные хищники, о которых ходили разные байки среди охотников. Возвращаться назад не хотелось - была опасность еще больше заблудиться. Оставалось надеяться, что где-нибудь пролегает дорога, позволяющая безопасно объехать лесной массив, который становился все выше и гуще.
  
   * * *
  
   Я уже не могла уснуть. После привидевшегося в полусне слишком много мыслей вертелось. То, что окружало меня там, никак не могло принадлежать здешнему быту. Похоже, здесь даже про электричество не знают. Или я просто попала в глухой уголок? Или сама раньше была в глуши? Или в изоляции?
   А этот Бо еще издевается. Я чуть не утонула, вытаскивая его. В следующий раз, прежде чем спасать сопливца - подумаю.
   Осмотрелась. Нет-нет иногда выныривали на пути освещенные яркими звездами величественные деревья. Приходилось сразу сворачивать, чтоб не путаться среди них. Длинные змеевидные поляны дорогой трудно назвать. Но и на том спасибо. Жутко и красиво. Из-за горизонта выплыла желтоватая луна. Потом еще одна, побольше. Стало совсем светло. Странно, в прошлую ночь их не было. Они казались подобиями друг друга.
  Внимание привлекла то ли торба, то ли мешок, привязанный к седлу юноши. С виду он был объемным и при излишней встряске бряцал чем-то металлическим.
   - Эй! Что у тебя там?
   - Моя коллекция.
   - Уж не оружия ли? - усмехнулась я.
   - Нет, разные штуковины. Находил иногда на пляже. Думаю, может продать их при случае. Диковинки как-никак. В деревне применения не нашлось, да и боятся наши всего этого... А деньги лишними не будут.
   "Ты смотри, какой предприимчивый! И это он мечтал рыбаком стать?"
   - Боятся всего этого? Также как меня?
   - Не-а. Тебя боялись больше. Наверное... Хорошо, что я им ничего не показывал...
   "Штуковины с пляжа..."
   - А ты не простачок. - сказала я чтоб польстить юноше и подготовить к следующему вопросу, потому, что меня уже душило любопытство.
   - Покажешь? - заговорщически спросила я.
   - Не-а. - помотал он головой.
   - Я же не отдам тебя под суд.
   Все не терпелось посмотреть, что в мешке. Диковинки?
   - Нет!
   - Да почему? - я выпрямилась в седле.
   - Никому не показывал и тебе не покажу!
   "Все-таки зелень пузатая, 'покажу-не покажу', навешать бы тебе чертей, чтоб ума набрался!"
   Парень, немного подумав, с напускной таинственностью выдал:
   - Это мое, личное...
   - Личное, которое продать мечтаешь? Детский сад какой-то! - моему возмущению не было предела. Он просто из вредности...
   Юноша простецки зареготал.
   - Детский сад - это что? Там где дети на деревьях зреют?
   - Если бы они там зрели, то и тебе не мешало бы повисеть рядышком, чтоб ума набраться! - обидная злость коробила.
   Пузатая зелень изобразила задумчивость.
   - Ладно. - сказал он спокойно. - Может, покажу как-нибудь.
   Сказать на это было нечего.
   Наивный, думает, я буду ждать, когда он соизволит поделиться созерцанием своих находок. Выпадет удобный момент, и я узнаю, что там. Без его помощи. Не хватало еще играть в его игры. Эти вещи найдены там же где я и могут быть моими. В любом случае взглянуть на них полезно. А может быть и нет. Но пока я не увижу их - не успокоюсь.
  
   Вдруг лошади забеспокоились. Где-то далеко раздался звук, напоминающий хруст. Звук довольно быстро приближался. Мое сердце постепенно уходило в пятки. Непохоже было, что движется что-то крупное, но все-таки жутко осознавать, что ночной порой что-то может так настойчиво ломиться сквозь ветки.
   Парень приблизился и осторожно взял меня за предплечье. Этот знак оказался понятен без слов. Замереть. Не делать резких движений. Мы замерли. Адреналин сжал легкие, отрезал путь любому звуку, норовящему вырваться наружу. Хруст раздался совсем близко. В шагах шестидесяти из чащи выскочила испуганная лань. После лошадей я удивилась второй раз, хоть уже и не так сильно.
   Это действительно была лань! Казалось, что даже воздух пропитался ее страхом. Гибкий, изящный, почти прозрачный силуэт стрелой несся через поляну, а шерсть в ночном свете отливала серебром. Вот-вот она достигнет центра поляны и рассыплется на миллионы, миллиарды хрустальных осколков! И зазвенит...
   Но этого не случилось. После появления лани, треск в кустах прекратился, что стало не менее настораживающим. Ведь что-то испугало животное?
   Все происходило ничтожные мгновения. Из тени деревьев на мягких лапах как молния выскочило нечто огненно-рыжее. Облик этого создания заставил испытать и страх и восхищение наравне. В два. Нет. В три раза оно превосходило жертву размерами. Шерсть на его теле огненными и черными с белым разводами изображала невероятные узоры. Движения завораживали. Длинное, невероятно гибкое, на массивных лапах тело в два прыжка настигло несчастную. Смерть пришла мгновенно. Хищник обнажил огромные клыки и усыпил жертву одним движением. Мне показалось, что именно усыпил.
   Стало ясно, что спектакль окончен, но мы не могли пошевелиться. Даже кони, чего я не ожидала, стояли как вкопанные, почти не дышали. Такая машина смерти покончит с нами - и пикнуть не успеем. Вокруг - тишина на многие мили, только ветер шумит листвой в серебряном свете. Надменный взгляд хищника сверкнул в нашу сторону. 'Вы мне неинтересны' - казалось, говорил он. 'Сейчас не интересны. Идите своей дорогой'.
   И мы потихоньку пошли.
   Сначала медленно и осторожно. Потом быстрее. Это не мы удирали - это он нас отпустил. У него уже была добыча, которой достаточно, чтобы утолить голод.
   Бо, как раз вспомнил, что хищники охотятся по ночам, поэтому до утра мы боялись даже остановиться, не то, чтобы спать. Поднялся холодный ветер и вдали загромыхало, хотя дождь так и не пошел. Паника и страх погони, стучал в висках, гнал нас. Хотя лошадиный галоп вряд ли помог, попадись нам еще один такой, только голодный зверюга.
   Но нам никто не попался. Повезло, наверное.
   Так и настало утро.
  
   * * *
  
   Кони еле плелись, а мы уже валились из седел, когда забрезжил рассвет. С его приходом маленькая луна села за горизонт, а большая так и осталась висеть на небе, подернутая белесой дымкой. Наконец появилась дорога. Лес по ее краям был намного реже и потому, хорошо просматривался.
   - Наверно это и есть торговая дорога. - устало промямлил парень.
   Нет-нет да его веки сами начинали смыкаться. Его щеки и подбородок потемнели, от выросшей щетины, отчего он действительно казался старше, чем мне вначале показалось.
   - Куда она ведет? - мой голос звучал не менее замучено.
   - С одной стороны - охотничий поселок. С другой - другие города и поселки. В какую ехать я не знаю. - зазевал юноша. - Может, спросим кого...
   Усталость довела до предела. Нужен был срочный отдых.
   На ближайшей от дороги поляне, куда мы направились, копошилась группка уже знакомых пушистиков. Мы остановились. Зверушки уже давно вызывали во мне любопытство. Довольно миловидны и, кажется, все-таки обладали некоторыми зачатками интеллекта.
   - Кто это такие? - спросила я. - Я вижу их чаще, чем людей. Похоже, общаются друг с другом.
   - Это - чунки. Нам привозили таких охотники. Они не говорят. Но есть и другие, те по-нашему могут, но не особо. Да и сбегали все время. - сказав последнюю фразу, парень заговорщически, будто бы сам себе усмехнулся.
   Я отключилась, как только голова коснулась земли. В этот момент уже не волновали ни тревоги, ни опасности. Если что-нибудь и случится со мною, то пусть лучше во сне...
   Отдыхать...
   На этот раз, кто бы мог подумать, мне приснился юноша. Бо. Он сидел в той комнате с железными дверьми. На столе лежала стопка журналов, цветных, с гладкой бумагой. Это - настоящее сокровище. Парень вырезал из них картинки изображающие море. К счастью, уже никто не называл меня Лорой. К счастью, потому что это очень надоело. Он просто сидел и вырезал. Лишь иногда поглядывая на меня. А я была рада его видеть в своем сне. Знакомый как никак.
   - Так ничего и не вспомнила? - спросил он и заулыбался.
   Такая простая искренняя улыбка. Что я могу ответить? И я просто смотрела ему в глаза. Мои мысли в этот момент были далеко. Постепенно, я ощутила, что мое сознание засасывает вглубь его зрачков. На самое дно. Прелестная картина сменилась кошмаром.
   Я снова оказалась в сердце той разрушительной аварии. В искрящих коридорах уже никого не было. Бежали только я и... он. Но кто он?
   Боже мой!
   На мне тот самый комбинезон. На голове шлем. Мой таинственный спутник, похоже, не знал дороги и следовал за мной. Поворот. Впереди стал виден вход. Я забегаю в большое, утыканное приборами помещение. В этот момент, прямо за моей спиной раздается взрыв. Летят осколки. Я падаю на пол. Моего спутника взрывной волной выбрасывает следом.
   Я кричу. Горячее отчаяние захлестывает разум.
   Все напрасно! Все напрасно...
   Я подбегаю и опускаюсь на пол. В его животе точит осколок. Много крови.
   'Это я во всем виновата!' - проносится в голове. Изо всех сил пытаюсь тащить его, причем стараюсь делать это как можно аккуратнее, чтоб не усугубить повреждений. Некогда перевязывать, некогда оказывать помощь. Идет счет на секунды. И нужно убраться, пока счетчик не превратился в ноль. Вот. Еще немного. Я вся в крови. Нужно всего лишь дотащить его до той двери. А там - спасение. Какой же он тяжелый!
   Но незнакомец делает слабый жест рукой, он хочет что-то сказать.
   - Оставь меня... - тихо и приглушенно звучит в его шлеме. - Я не жилец... Похоже, позвоночник...
   Его голос звучит тепло и спокойно и это причиняет невыносимую боль. Так не должно быть!
   - Нет! - мое лицо вмиг становится горячим и влажным. К горлу подкатывает ком.- Послушай! Я тебя вытащу! Все будет хорошо. Немного осталось...
   - Уходи... Спасайся... - спокойно произносит он, но слова уже клокочут в горле и тонут.
   Я снимаю с него шлем...
   Его губы в крови. Тонкая струйка стекает по щеке из уголка рта.
   На меня смотрят мертвые парнишкины глаза...
   Снова гремит взрыв, но уже большой. Мощный. Я чувствую, как его разрушающая сила приближается. Все вокруг дрожит мелкой дрожью. Смерть идет семимильными шагами, сметая все на своем пути. Ожидание подобно вечности. Но вот она уже со мной в одной комнате. Я чувствую ее, как никогда. Огонь заливает пространство и время...
   Все меркнет...Все кончено...
  
   * * *
  
   Я вскочила. Холодный пот выступил на лбу, а сердце бешено колотилось. Сперва почудилось, что сон продолжается. На мне был тот же комбинезон. Потом вспомнила, что влезла в него, чтоб не замерзнуть.
   Осмотрелась вокруг. Светает. Все та же безмятежность. Поют птицы, снуют насекомые, кони жуют траву и трясут гривами...
   Ф-у-ух... Приснилось же.
   Чунки, переглядываясь между собой, будто совещаясь, обнюхивают наши сваленные кучей вещи. Невдалеке, подложив под голову седло, спит Бо.
   Вот он, удачный момент!
   Посмотрим, что там у паренька в торбе.
   Аккуратно, на четвереньках подползая по влажной от росы траве, я планировала, как бы оттащить торбу от него подальше и не загреметь при этом ее содержимым. Что же там, в конце концов?
   Проклятые зверушки, некстати заинтересовались объектом моего любопытства. Они, то перепикиваясь, то перещелкиваясь между собой, толпились возле торбы с таинственным содержимым. Один чунки, видимо, наиболее бойкий, подскочил к торбе и стал дергать ее лапками, похожими на крохотные ручки с коготками.
   - Пошли вон! - громким шепотом попыталась прогнать их.
   Они все, по очереди подпрыгнув, выпрямились и повернули круглые головешки в мою сторону. Круглые глазки зверушек возмущенно заморгали. Через секунду, пошевелив ушами, потрещав между собой, они снова принялись тащить торбу, но уже вчетвером.
   - Брысь! - я нащупала под рукой камешек и швырнула в них. Совершенно случайно промахнувшись, угодила камнем в голову Бо. Рухнув в траву, я могла только слышать его ругательства в адрес чунки и их пушистых хвостов.
   После того, как все стихло, переждав какое-то время, я продолжила подползать к цели. Удачно обогнув Бо, я притронулась рукой к грубой, шершавой ткани из которой сделана торба. Под ней чувствовались угловатые, плотные, полированные...
   - Я завтра сам все покажу. Спи. - не открывая глаз произнес Бо.
   От неожиданности я отскочила от него. И довольно далеко.
   'Заметил все-таки. Уф-ф. Нужно отдышаться'.
   Успокоившись, я отползла в кусты, отвернулась, и снова уснула.
  
   * * *
  
   Следующее пробуждение ознаменовалось сыростью, металлическим лязгом и незнакомыми голосами.
   Невесть откуда взявшийся, грязный мужлан, пучеглазый, со свежеразбитым носом и сальными волосами, свисающими из-под скомканной шапки, высыпал содержимое парнишкиной торбы. Сам Бо корчился поблизости, похоже, крепко приложенный в печень. А второй, черный и бородатый, с разбитой бровью, направлялся к нему. Похоже, я проспала драку.
   'Неужели меня не заметили?'.
   Пучеглазый присев склонился над поблескивающим содержимым мешка. Но что это было за содержимое! Если бы он знал, что собирает на берегу.
   Бородатый, тащил парня к высыпанной кучке, приговаривая:
   - Успокоился? Сейчас расскажешь, что это за добро. Только без фокусов!
   Подтолкнув Бо к куче, бородач скрылся среди деревьев. Пучеглазый, алчно ухмыляясь, смотрел на коллекцию Бо. Ему, похоже, повезло. О чем он говорил с парнишкой дальше - не было слышно, как я ни старалась. Только все время он тыкал ему в лицо металлические штуковины и тряс за шиворот как котенка. В ответ Бо молчал, стиснув зубы, лишь злобно зыркая глазами. Я встала и направилась к ним. Намного страшнее было, когда парня тащило в озеро, когда мы удирали от ночного хищника. Но не сейчас.
   Не успела сделать и трех шагов как чьи-то вонючие лапы взяли меня в тиски.
   Из-за плеча послышался низкий клокочущий голос:
   - Эй! Сопляк! Твоя что ли? - спросил бородач, волоча меня к нему.
   'Сопляк' поднял вопрошающий взгляд, из его носа текла кровь. Я в свою очередь предпочла не сопротивляться. Пока...
   - А говорил, что здесь один! Девку отгородить решил? - довольно гыгыкал бородатый.
   - Она ж страшная как чума! Мог бы и получше найти. - сказал пучеглазый обращаясь к парню.
   Мне не понравилось, как он меня рассматривает.
   - А мы не привередливые! Правда, дружище?- Сказал, тот, что держал меня и заржал, прижимая к себе и обдавая зловонным дыханием.
   Я поморщилась. Злость разрывала на куски.
   - Погоди-ка. - сказал пучеглазый. Он взял одну из 'штуковин' и направился ко мне. - Может быть, ты знаешь что это? - как бы заигрывая, помахал железякой у меня перед носом. В этот момент злоба окончательно вскипела. Контроль над собой был не к месту.
   - Конечно знаю. - ехидно ухмыльнулась я.
   Рефлексы сработали сами собой. Небольшой металлический предмет, изогнутый наподобие бумеранга в мгновение ока перекочевал в мою руку. Раздалась вспышка. Шапка на голове пучеглазого на мгновение вспыхнула, после чего осыпалась пеплом ему на лицо. Повеяло запахом горелых сальных волос.
   Державший меня бородач, опустил руки и попятился.
   - Не дергаться, заморыши. - сказала я отступая, пока оба не оказались в поле зрения. - Откуда взялись?
   - Так мы это... - дрожащей рукой он стряхивал пепел с головы. - Мы ж п-просто любоп-пытствовали. - заикаясь выдал пучеглазый.
   Второй побледнел и просто молча стоял в стороне, надеясь, что 'авось пронесет'.
   - Далеко до ближайшего поселения? - продолжала я.
   - Недалече, госпожа. - угодливым тоном продолжал пучеглазый. - Пол дня на север - Кукушки. День на запад - Пятисусловка. - пятясь ответил он.
   - Деньги, жратва есть? - послышался голос Бо.
   Я чуть не выпустила оружие из рук. Парень выбрал из кучи железяк 'штуковину', наподобие моей и приставил пятящемуся мужику к затылку. Причем, держал по направлению к себе.
   - Только не вздумай стрелять! - выпалила я.
   Оба злодея вопросительно переглянулись.
   - Не то превратишь их в пепел!
   Незнакомцы затряслись.
   - Не губите! Там... наша телега... у дороги. - хрипло пробасил бородач. - Берите, что угодно. Только не губите.
   Подойдя к куче железяк рассыпанных на траве, я увидела и пушки и зарядные ампулы, и прочий металлический мусор. Правда, совсем немного, особо не разживешься. Среди всего прочего лежала бесхозная полированная крышка, но выглядела она достаточно эффектно для задуманного. Я взяла ее.
   - Смотрите сюда. - обратилась к злодеям. - Эта штука стреляет, когда есть движение. Дернетесь - превратитесь в пепел. - сказала я вешая крышку на обломанный сук. - А теперь отвернулись и стоим тихо.
   После этих слов я сделала знак до неприличия довольному юноше. Когда мы уже скрылись среди деревьев, от греха подальше отобрала у него оружие.
   Мужики остались стоять к нам спиной. Много ли пройдет времени, прежде чем раскроется обман?
   Когда поляна опустела, один из них заговорил:
   - Говорил тебе потерпи, остолоп. А ты все 'Природа зовет! До ветру охота!'
   Что? Сходил? Демоны тебя дери!
   - Закрой рот и не трясись, помнишь, что девка сказала?
   - Надо было сразу им обоим шеи посворачивать. Если выберемся отсюда живыми - кому-то не поздоровится.
  
   * * *
  
   Кряхтя и чертыхаясь Ила, сползла с коня. Тяжело вздохнув, она поправила неряшливо выбившиеся из-под завязанного на цыганский манер платка, седые волосы. Последние несколько лет она боялась, того, что придется путешествовать в столь преклонном возрасте. И вот, пожалуйста, как назло. Причем в попутчики достался редкостный, как ей казалось, недоумок - старостин сын Тартон. Что толку, что обучен грамоте. Дурак, он и есть дураком. Хоть ты все науки Старой Империи в него вбей.
   Провались она, эта проклятая демонами миссия!
   Держась одной рукой за спину и переваливаясь, она со скрипом отворила деревянную дверь. Остановившись на пороге, невысокая с желтым морщинистым лицом старушка, деловито и придирчиво оглядела кабак, его посетителей, после чего проковыляла к свободному месту. С блаженством, растянувшись на деревянном стуле, она достала трубку. Взяв мешочек с травами, она стала набивать их внутрь трубки. Пропустить кружечку-две не мешало бы. Тогда утихнет боль и ей на смену придет приятное тепло.
   Она уже было с благоговением приложилась к вожделенному, хмельному, согревающему напитку как в двери показался тот самый 'редкостный недоумок'. Подойдя к хозяину заведения он отсчитывал монеты и самодовольно поглядывал на строящую ему маленькие глазки-пуговки кудрявенькую официантку.
   - Смотри, не проболтайся местным девкам о нашем деле. - официально-поучительным тоном проворчала Ила, когда тот подошел к ней. - И расспроси о ком нужно.
   - Да знаю, знаю... Важная миссия, Правитель, демоны. Всю дорогу только и слышу. Что пьешь? - поинтересовался Тартон.
   - Какая-то новомодная смесь. - иронично констатировала старушка. - Но хорошо согревает и мысли дурные гонит прочь. Надо бы узнать рецепт, буду потом, если жива останусь, в деревушке потихоньку для себя варить.
   - Размечталась. - сказал парень, пододвигая к себе кружку и обнюхивая напиток. - Здесь вино, а его у нас не каждый себе позволить может. Мы виноградники не держим.
   - Сильно ты знаешь, что я могу себе позволить. - мечтательно прищурилась Ила и выпустила несколько колец дыма.
   Пускание колец доставляло ей удовольствие и позволяло немного отвлечься от навалившихся в последнее время проблем. То, что на границе стали появляться люди, ничего хорошего не предвещало. Ладно, пропадали, демон с ними, но появляться там не положено никому. Таковы правила. А когда что-то идет не по правилам, следует срочно доложить. И не кому-нибудь, а Правителю. Что почем Ила толком не знала, могла лишь предполагать. Досадно, конечно, что такое случилось под старость лет. Теперь, вместо того, чтоб искать и воспитывать себе замену, приходится трястись, демон знает куда.
   Ила снова выпустила несколько колец и, похоже, расслабилась.
   - Счастливо оставаться. - сказала она вставая и прихватывая вновь принесенную кружку с собой. - Мне пора отдохнуть.
   - Желаю хорошо повеселиться. - шутливо помахал ей вслед Тартон.
   - Допляшешься у меня, сосунок. - буркнула под нос старушка, но похоже он ее не слышал, так как в тот же момент к нему подсела официантка и вновь стала сладострастно стрелять своими пуговками-глазками.
   Ила же, устроившись в комнате, присела у открытого окна. Попыхивая трубкой и попивая понравившийся напиток, о чем-то размышляла, то щуря глаза, то недовольно хмурясь, что-то иногда довольно громко бормотала себе под нос.
   Третий день в пути и о беглецах ничего не слышно. Ни в охотничьем поселке, ни в соседнем. Ну и получит же она взбучку. Положено было избавиться от них на месте. Демон с ними, теперь это не ее заботы. Главное, что картинки на одежде чужачки она запомнила. Узнать их сможет. Ее дело небольшое, передать сведения лично Правителю и можно возвращаться в свою дыру. Доживать в спокойствии отведенные богами дни.
  
   * * *
  
   Бо нехотя отдал 'штуковину'. У него захватывало дух от приключившегося. Но больше всего не хотелось расставаться со странным и страшным оружием.
   - Зачем тебе понадобились жратва и деньги? - 'неЛора' явно была раздражена.
   - Так наши припасы того... чунки растащили... - Бо постепенно приходил в себя. Осознание того, что он теперь обладает вещью дающей хоть не большую, но власть, все еще будоражило сознание. - А что это за штуки?
   - Тебе лучше знать, ты ж собирал. - 'неЛора' придирчиво выгнула брови.
   - Я не знал, что они сжигают...
   В злодейской телеге оказалась заплечная корзина с едой, мешки со всяким барахлом, денег не было. Запряжена одной лошаденкой хилой. Похоже, эти двое - мелкие торгаши. Причем не брезгующие воровством и разбоем.
   - Обманули. - расстроился Бо. - Может вернуться да расспросить где денежки?
   - Некогда и незачем. - отрезала девушка.
   - Почему бы и нет? Они хотели нас ограбить, а мы их проучили. И...
   - Хватит! Мы не разбойники! - девушка совсем разошлась. - С этих убогих хватит и того, что мы их напугали.
   - А разве эта штука на дереве не поджарит им пятки?
   - Эта штука их даже не согреет. Наверняка их ждут дома семьи и куча отпрысков, которых надо кормить!
   - Да мало ли кто нас ждет! Они что, об этом думали?! Поиздевались бы над обоими, да и выкинули потом куда-нибудь в болото! - Бо входил в ярость. Девушка из-под соломы в телеге резким движением вытащила небольшой топорик.
   - Справедливости хочешь?!.
   - Да, хочу!
   - Руби телегу! - она вложила топорик в руки Бо. - Коня - в лес. Пусть ловят или пешком плетутся!
   Бо молча взял топор и стал рубить жерди, идущие к лошади.
   'Еще жалеет их! Ей то хорошо, ее не били'.
   Когда двухколесная телега ударившись об землю, рухнула, из-под нее стали сыпаться монеты. Медь вперемешку с парой-тройкой серебрянных звонко попадали на землю. Бо невольно замер - он никогда не слышал звука сыплющихся монет, но почему-то всегда хотелось. Не долго раздумывая, он стал собирать их в узелок.
   Кроме денег были взяты еда и тряпье, видимо служившее тем двум одеялами. Еще пару дней придется потрястись в седле. В Пятисусловку решено было не заезжать. Торгашеских харчей хватало вполне на двое суток.
   Всю дорогу Бо ехал молча. Для него слишком сложно было отношение девушки к злодеям. Было добро, которое нужно творить, и зло, которое нужно наказывать. Если каждого жалеть и понимать, лучше они от этого не станут. А проучить - другое дело. Вмиг опомнятся.
  
   * * *
  
   По дороге я обдумывала произошедшее.
   Кошмарные видения - привет из прошлой жизни. Но все так запутано в них было. Что-то казалось реальным, что-то вымышленным, уже не разберешься. Но все перебивало произошедшее.
   Парень понятия не имел, ЧТО он собирал и хранил. Но все может быть, если живешь в глуши. Возможно, с таким оружием в деревушке не приходилось сталкиваться. Или оно не всем доступно? По крайней мере, теперь можно не бояться неожиданностей. А ведь те, двое, не на шутку испугались. Хотя от придурков отбиваться оказалось не в новинку.
   - Может, расскажешь, что это за штуки и как они работают? - юноша не скрывал любопытства.
   - Расскажу, если поймешь.
   - Ну, ты меня совсем дураком считаешь что ли? - заулыбался он.
   - Нет. Но, ты о них ничего не слышал? - у меня появилась надежда прояснить ситуацию. - И никто не рассказывал?
   - Не-а. Отличная вещь! С такими бы мир завоевывать. - мечтательно произнес парень.
   - Ну-у... Мир завоевать мы не сможем, но от всяких неприятностей отбиться будет.
   'Да уж! Планы еще те. Но, похоже, дело дрянь. Либо он совсем темный, либо...'
   - Так что это за штуковины? - продолжал интересоваться юноша.
   - Это оружие.
   - То, что оружие я понял. А можно ведь ими костер разжигать?
   - На костер тратить заряды не будем. Только на крайний случай. Их не очень много.
   - Что ж.
   'Видимо, придется научить его пользоваться, мало ли что'.
   Мой желудок начал урчать. Неплохо бы подкрепиться. Да и места, похоже, безопасные, если не считать проезжих. Парень согласился с моими мыслями, правда, на этот раз мы остановились подальше от дороги.
   Порывшись в 'добытой' корзине, я извлекла из нее: хлеб, меленое жирное мясо, засунутое в пленку. Бо объяснил, что это колбаса. Какие-то овощи. Еще там оказалась непрозрачная бутылка, заткнутая пробкой.
  
   Я открыла ее. В нос ударил резкий запах. Но запах знакомый.
   - Снимай повязки. - скомандовала я парню.
   - Зачем еще? - выкатил глаза юноша.
   - Мне кажется этим можно продезин... - я запнулась, не поймет ведь. - Короче, этим можно подлечить тебя.
   - Наши мужики этим пойлом регулярно лечатся - рассмеялся Бо. - правда, лучше еще никому не стало.
   - Я про раны говорю.
   - Опять меня пытать собралась? - вскочил он. - Хватит мне той соли. Я себя хорошо чувствую.
   - Тогда просто покажи, там видно будет. - не унималась я. Еще не хватало осложнений, что потом с ним делать?
   Он размотал повязки. Действительно, все в полном порядке. Ну и регенерация у здешних людей. Никакого нагноения, но шрамы будут глубокие.
   - Ладно, убедил. А что, разве это можно пить? - с отвращением спросила я, показывая бутылку.
   - Как по мне, то нельзя. - рассмеялся парень. - Гадость невероятная. Один запах чего стоит. Но выбрасывать не будем, может, пригодится, или поменяем на что-нибудь.
   Когда разведенный костер стал затухать, Бо принялся совать туда овощи. Могу сказать, что в итоге получилось довольно вкусно. Я решила сразу после еды приступить к оружию.
   - Вот, это - А-Те-эЛ Девятнадцать Ка. - начала было разъяснять я.
   - Как?
   - Хотя, можешь называть его как захочешь, это не имеет значения. Главное, если нажать здесь - он стреляет. А вот эти штуки - я показала на ампулы с ядовитым синим флюоресцирующим гелем. - источник того, чем он стреляет. Когда они поменяют цвет - все. Стрелять больше не сможешь.
   - Здорово. - сказал Бо вертя в руках разряженный экземпляр, время от времени пытаясь прицелиться им в воображаемого противника. - А быстро они меняют цвет? - поинтересовался он.
   - Смотря как часто стрелять. Раз на сорок хватит. Нельзя стрелять в дождь, туман, под водой - ничего не выйдет. Но главное - нельзя стрелять без особой надобности. Только в крайних случаях.
   Закусив губу, я задумалась.
   "Ну конечно. Если здесь это действительно невиданное оружие, то не хватало еще привлечь внимание властей, или кто там ими правит? Тогда беды не оберешься. Где же я, черт возьми? Может в прошлом? Как-то глупо тогда. Слишком глупо".
   * * *
   На второй день, лес расступился и стал реже, прогалины-поляны сделались все шире и приветливее. Живности поубавилось, зато обочины были усеяны разнообразными грибами. В воздухе витало необъяснимое предчувствие. Все указывало на то, что скоро они приблизятся к охотничьему поселку Кукушки. Бо начинал беспокоиться. Он давно не видел матери. И, наконец, понял, что совсем не знает где ее дом. Придется в потемках рыскать по поселку, тайно заглядывая в окна. Но больше всего волновала встреча с матерью. Как она его встретит? Что он сможет ей объяснить? Ведь он даже себе объяснить не мог своих поступков. Все как-то нелепо выходило.
   Когда начали сгущаться сумерки, вдалеке показался всадник. Он не спешил, казалось, прогуливался, но вместе с тем ехал прямо на них. Спустя несколько мгновений Бо узнал в нем женщину, еще через несколько - мать.
   Он подхлестнул коня и двинул навстречу. Девушка что-то удивленно выкрикнула, после чего неохотно последовала за ним.
   У Бо защемило в груди, уже несколько лет они жили порознь и ни разу не виделись.
   Когда скачущие друг к другу всадники приблизились, люди соскочили с коней и обнялись. Бо, слегка отстранив, посмотрел на нее: черные с проседью волосы были затянуты в тугой узел, две морщинки, между бровей и еще две, спускающиеся от крыльев носа вниз, стали немного глубже. Она постарела, но выглядела опрятнее и благороднее, чем в деревне, где ей приходилось вкалывать с утра до вечера. Теперь ее удел лишь домашнее хозяйство.
   - Здравствуй, Борнтон. - тепло и спокойно произнесла Селия.
   - Здравствуй, мама. - Бо стало невыносимо грустно, он уже совсем позабыл свое имя, превратившееся со временем в короткую кличку. - Откуда ты знала, что я приеду?
   - Второй день караулю. Сын старосты уже был здесь. - она не скрывала волнения. - Но они поехали дальше. В города. Много шума наделали.
   Селия пристально рассматривала недоверчиво приближающуюся чужачку.
   - Говоришь, они? - удивился Бо.
   - Да, с ним старуха. В ее то годы только по миру и трястись. - Селия ухмыльнулась. - Видно действительно дело важное. - И еще. - она отвела Бо в сторону и понизила голос - они сказали, если выдашь им девицу, то сможешь вернуться в деревню.
   - Да не вернусь я туда. - отрезал Бо.
   - Можешь не продолжать.- прервала она и посмотрела на девушку, стоящую поодаль и гладящую лошадиную морду, но не спускающую с них настороженных глаз. - В этой деревне нас всегда немного сторонились. Оттого я и решила убраться подальше. Жаль, ты не последовал моему примеру.
   - Теперь понимаю, каким дураком был. - Бо вздохнул с облегчением и задумался.
   - Ну, поехали. - женщина вскочила на коня. - Вам нужно схорониться. В лесу есть зимовье, сейчас оно пустует. Пока там побудете.
   Всадники неспешно двинулись в сторону виднеющейся на горизонте лесной полоски. В еще более сгустившихся сумерках было жутко заезжать в лес, но уверенный вид Селии прибавил оптимизма.
   Селия удивилась рассказу Бо о встрече с хищником:
   - Рыжая шерсть и клыки говоришь? Ничего о таких не слышала и шкур не видала. Вы уверены?
   В ответ оба закивали.
   - Странен твой рассказ Бо. Очень странен. О таких хищниках охотники даже в байках не упоминают, тебе ли не знать? Если забрел в наши края такой зверь, думаю, хорошего в этом мало. - задумалась женщина.
   Через некоторое время молчаливой езды Бо спросил:
   - Как ты думаешь, а демоны вообще существуют?
   - Не знаю... Про демонов не знаю. - задумалась мать. - Но люди боятся запретной зоны, всего, что там происходит и всего, что приходит оттуда. Ты часто бывал там, люди стали настороженно относиться к тебе.
   - Но ведь я надеялся, что отец вернется, искал его, ждал... - Он замолчал и погодя продолжил. - Я скучал по нему.
   - А ведь ты его не видел. - ответила мать.
   - Да... Так и не дождался.
   - Нет. Я не о том.
   - А о чем же?
   - Ты никогда его не знал. Он пропал задолго до твоего рождения. - она внимательно смотрела на него. - Он пропал, когда никто даже не знал, что ты родишься.
   Словно ледяной морской волной, какие бывают в холодные сезоны, окатило Бо. Если бы он стоял на ногах, они бы непременно подкосились. Вместо этого в руках почувствовалась слабость, грозящая превратиться в дрожь. 'Не может этого быть! Я ведь помню его. Помню его слова, как будто вчера они звучали!. Помню свою тоску, помню, как смотрел вдаль и ждал. Все равно ждал чего-то, хоть и понимал, что не дождусь. День за днем. Год за годом!. Нет, мать что-то путает'.
   - Почему же... Почему ты раньше не говорила? А как же воспоминания?
   - Я не могу всего объяснить. Тебя с детства тянуло в запретные места. Как я тебя ни ругала, ни наказывала, ты все равно бывал там. Однажды, вернувшись ты стал рассказывать об отце. Так самозабвенно, что все равно бы не поверил, расскажи я тебе, правду. Самое страшное, что те слова, о которых ты говорил, могли быть действительно словами твоего отца. - в начинавшем подрагивать от волнения голосе Селии чувствовалась горечь.
   Бо замолчал, ему становилось жутко и тоскливо. Пустота... Оборвались ниточки самых теплых воспоминаний. Как песчинки развеялись по ветру... Стало вмиг понятно отношение деревенских к нему. Понятно, почему, без колебаний они хотели избавиться от него и странной чужачки. Понятно, что он никогда бы не стал рыбаком. Как никогда, понятно, что он не вернется в поселок. Ни за что не выдаст чужачку. Зачем? Возвращение в деревню не стоит того, чтобы совершить эту подлость. А в том, что это именно подлость он не сомневался.
   Все стало понятно... Кроме одного... Он сумасшедший или нет?
   - Каким он был на самом деле? - глядя в темноту, которая неумолимо сгущалась, спросил Бо.
   - Таким, как ты мне рассказывал. - глаза Селии уплыли далеко, в прошлое. - Таким, как ты... Он тоже постоянно бывал в этих проклятых местах. - ее голос повысился. - Чтоб они сгорели! Все из-за нее...
   - Кого, нее? - Бо уже вообще ничего не понимал.
   - Лоры... - ей явно были не по душе воспоминания о ней.
   - Опять Лоры? - возмутился Бо. - Да что вообще происходит?! Демоны. Лора...
   - А нам все расхлебывать. - вмешалась девушка. - Оттого, что кому-то показалось...
   - Не просто кому-то показалось. - прервала ее Селия. - Я ее хорошо знала.- она внимательно и придирчиво оглядела девушку с головы до ног.
   - Да подождите, вы! - вмешался Бо. - Выкладывай начистоту, раз начала. - он обратился к Селии. - Кто такая Лора?
   - Твой отец и Лора. - Селия замялась. - Как сказать, она была его женой.
   - Уф-ф... - вздохнула девушка, но тут же поймала два холодных взгляда.
   - Так вот, - продолжала Селия. - она была его первой женой. Однажды в море разыгрался шторм, твой отец тогда рыбачил. В деревне думали, что никто не вернется. Трое суток ждали лодку с рыбаками. Лора в отчаянии ушла в направлении границы. Больше никто ее не видел. На четвертый день он приплелся в деревню, его вынесло далеко от поселка, пришлось проделать долгий путь пешком. Он единственный выжил... Все.
   - Все? А потом? Ведь он все-таки стал моим отцом?
   - Да, но... Не все так просто было. С тех пор как она пропала, он места себе не находил. Уходил из деревни и неделями рыскал по запретным местам. Стал похож на сумасшедшего, перестал разговаривать с людьми. А они начали его бояться. Говорили, что демоны похитили его душу. Я-то понимала, что это все суеверные сплетни, но разве объяснишь другим?
   Все замолчали. Каждый переваривал сказанное по-своему.
   Внезапно Селия продолжила:
   - Я не могла видеть, как он страдает, отдаляется. В деревне ходили разговоры о том, что его надо судить. А если бы он женился на мне, то этого не случилось бы.
   - Но ведь он женился? - сказал Бо.
   - Да, но потом... Потом снова был шторм, но на этот раз он не вернулся.
   Бо вздохнул, он все не мог понять, как появились воспоминания. Воспоминания, которых быть не могло. Неужели суеверный страх людей не напрасен и эти проклятые запретные места действительно дурманят людей? Вводят в заблуждение? Но, демон побери, ведь насколько правдивые заблуждения.
   Вдруг ему поплохело, закружилась голова, все тело стало колоть, будто иголками, руки, ноги, постепенно холодели. В глазах Бо потемнело. Он уже не слышал, о чем говорила Селия и говорила ли она вообще, потому, что все пожрал шум. Шум беснующейся стихии.
   Его шатало из стороны в сторону, а он, вцепившись в мачту, молился. Темно. Ледяная вода, со всех сторон. Она то словно дробью испещряла тело, хлестала по лицу, то накатывала со стороны, грозя снести в море, то накрывала сверху, норовя перевернуть небольшую парусную лодку. Оказаться выброшенным за борт, все равно, что умереть. Здесь достаточно голодных морских хищников, желающих полакомиться свежим мясом. Под ногами уже была вода. Лодка тонула, а навстречу со скоростью надвигалась огромная волна. Он молился уже не о спасении... Ему хотелось лишь увидеть ее вновь, в загробном мире. Он почувствовал, что полностью находится под водой.
   Тишина, так резко отличающаяся от шума на поверхности. Он попытался всплыть, но, казалось, не достигнет поверхности никогда. Темно. Холод пронизал до костей, а легкие горят огнем. Его закручивает в водоворот и тянет ко дну. Тело онемело, нет больше сил сопротивляться. Пора сделать последний вздох, пустить воду внутрь...
   Неожиданно все исчезло. Бо почувствовал, что лежит на земле, запах сырости и гнилых листьев. Он открыл глаза - две луны желтели на небосводе, вокруг тихо шелестели деревья. К нему, спешившись, быстро приближались Селия с девушкой. Голова отказывалась соображать, от усталости и пресыщения противоречивыми вещами.
   - Что случилось? - приподнялся на руках Бо, их лица были не на шутку встревожены.
   - Это с тобой что случилось? - возмущалась девушка. - Тебя понесло вперед, а потом ты свалился, вот мы и подошли посмотреть.
   - Ты цел? - подоспела Селия.
   - Да, вроде бы.
   - Так что случилось?
   - Я ...не знаю... все в порядке. - он смотрел на обеспокоенные лица. - честно.
   Дальнейший путь пролегал по узкой тропинке. Кони шли след в след. Никто не решался начать разговор, и у каждого были свои причины для молчания. Среди деревьев показался небольшой холм. Толком его можно было рассмотреть лишь вблизи. Это оказалась изба, в темноте более похожая на свал бревен.
   - Дверь не заперта. - сказала Селия. - Внутри есть печка и должны быть сухие дрова. Это все. Мне пора возвращаться.
   Бо хотел сказать что-то, но мать оборвала его:
   - Заеду завтра.
   Селия, помахав рукой, скрылась меж деревьев и густой темноты.
  
  
   * * *
  
  
   Нащупав на полке возле двери свечку, поняла, что зажечь ее нечем, пришлось потратить драгоценный заряд. Когда фитилек вспыхнул, я осмотрела зимовье. Сердце сжалось необъяснимым страхом, я мгновенно отскочила к двери. Избушку, словно гирляндами, сплошь затянуло паутиной увешанной жирными пауками. Похоже, эти постояльцы чувствовали себя комфортно.
   - Что не заходишь? - из-за плеча послышался голос Бо.
   - Да жутко как-то.
   - Бабы... - вздохнул он, отбирая у меня свечку. - Жди на улице.
   Я подошла к лошади и стала снимать с нее седло, чтоб как-то занять себя, пока Бо ругаясь, хозяйничал в избушке. Не хотелось оставлять лошадей в лесу. После встречи с его обитателем, пусть и не опознанным Селией, было ясно, что они могут стать легкой добычей. Наконец, Бо вышел с метлой обмотанной паутиной и стал счищать ее об траву. Потом он снова удалился в избу. Так повторялось несколько раз, пока он не обратился ко мне.
   - Можешь заходить - все чисто. - деловито сказал он, глядя в сторону.
   - Точно?
   - Да, ваша брезгливость, пожалуйте. - парень скрестил руки на груди.
   - Не вижу ничего смешного.
   - Заходи. Я сам их не люблю.
   Я вошла, все действительно было в порядке.
   - Знаешь, мне кажется, лошадей опасно оставлять здесь.
   - Пускай тоже заходят. - лаконично выдал он.
   - Что серьезно?
   - Если в дверь пройдут. - вполне серьезно заключил юноша.
   К счастью, в дверь им проходить не понадобилось. У избы был второй вход, специально для коней. От жилого помещения их до половины отделяла перегородка. Пусть тесно, зато тепло и спокойно. Мы расположились на угловых лавках голова к голове. Все-таки проще и быстрее разбудить друг друга, если неприятность случится.
   - Что ты думаешь, о том, что Селия рассказала? - решилась поинтересоваться я.
   В дороге я слышала далеко не весь разговор.
   - Ничего не думаю. - пробурчал юноша. - Не знаю, что думать.
   Последовала долгая пауза.
   - Думаю, что тебе можно позавидовать. - наконец, сказал он. - Нет воспоминаний - нет путаницы.
   - Думаешь. - хмыкнула я. - Мои воспоминания - сплошной, неопределенный кошмар и путаница. Все настолько запуталось и смешалось, что я уже не знаю, где правда, а где вымысел.
   - Знакомое чувство. - Начал и запнулся Бо. - теперь, знакомое.
   Стало по-настоящему видно, что шутками про пауков и паясничеством, он просто отвлекался от мрачных мыслей, которые наверняка целой стаей носились в его голове. Для меня рассказ Селии, не прояснил ровным счетом ничего. Просто еще одна история из жизни селян о коварстве запретной зоны. Или как там они ее называют? Может и моя неразбериха в голове - результат пребывания там? Теоретически, рано или поздно все должно встать на свои места. Просто неизвестно, сколько времени понадобится. Но раз что-то уже начало всплывать, то процесс будет продолжаться, главное правильно себя настроить.
   Настроить... Я решила не беспокоить парнишку разговорами, а сконцентрироваться на себе и своих воспоминаниях. Закрыв глаза, стала релаксировать, пытаясь представить прошлое.
   Но оно не представлялось, как ни старайся. Вместо этого я почувствовала страх. Душераздирающий страх, надвигающийся из глубины леса. Захотелось убежать прочь, исчезнуть, провалиться, только бы не встречаться с тем, что уже совсем близко.
   Я, трясясь и опасаясь издать хоть малейший звук, сползла с лавки и забилась в угол.
   Бо, не спал и последовал моему примеру.
   - Ты тоже почуяла? - еле слышно, словно таясь, произнес он мне в самое ухо.
   Вместо ответа я приложила палец к его губам, давая знак молчать. Больше всего я боялась, что лошади поднимут шум, но они будто окаменели и, дрожали мелкой дрожью. По округлым лошадиным бокам стекал холодный пот, а выпуклые глаза бешено вращались. Это было рядом. Так близко, что мне показалось, будто волосы встают дыбом. Воздух был словно наэлектризован страхом, который пытался влиться в каждую клетку тела и разума.
   Что-то глухо ударило в деревянную стенку избы. Кони вздрогнули. Я машинально прижалась к Бо и зажмурилась. В ответ он крепко обнял меня. На секунду показалось, что страх уменьшился, но в этот миг раздался еще один удар, только в противоположную стенку, который заставил сердце снова уйти в пятки. Наступила тишина. Снаружи что-то медленно шурша передвигалось. Моя рука потянулась к сумке.
   Раздался очередной удар, уже в следующую стенку, отчего бревна избы заскрипели. Казавшееся таким огромным нечто попробовало на прочность все стенки, кроме той, что с дверью. Я с ужасом вспомнила, что дверь закрыта на слабенькую деревянную щеколду. Я взяла в руку АТЛ, но отчего-то понимала, что мое оружие в сравнении с ЭТИМ может оказаться ничтожно.
   За дверью чувствовалось гнетущее присутствие.
   'Не получишь!' - яростно вспыхнуло в голове. По лицу, груди и рукам забегали мелкие покалывающие импульсы. Рука, сжимающая оружие, была готова нажать на курок, когда раздался скрежет чего-то огромного по двери. Я дернулась. Будто экскаватор провел. Только очень острый и большой экскаватор. Мне показалось, будто провели огромными граблями по моему мозгу и сжимающимся внутренностям. После чего наступила тишина и ожидание. Кажущееся долгим давящее ожидание, за которым ничего не последовало. Похоже, это был завершающий аккорд.
   Все закончилось так же внезапно, как и началось. Исчезло ощущение зловещего присутствия. Я в темноте взглянула на Бо, которого оказалось довольно хорошо видно. На его лице застыл немой вопрос. Возникло странное желание наброситься и расцеловать его. Но я вовремя остановила себя. Иногда, в состоянии аффекта, люди совершают необдуманные поступки, за которые потом стыдно.
   - Что это было? - после долгого молчания спросила я. В ответ он лишь покачал головой.
   Что это было и зачем, так и осталось непонятно. Мы ни о чем не говорили и просидели молча почти до рассвета, и только потом сон все-таки сморил меня.
  
  
   * * *
  
  
   Утром кто-то снова толкнул дверь. Ветхая щеколда, не выдержав слабого толчка, поддалась и впустила слабые потоки утреннего света в деревянное полузаброшенное помещение. Бо испуганно вскочил на ноги. Лишь через несколько секунд, узнав в вырисовавшемся силуэте мать, поприветствовал ее.
   Он вышел наружу.
   - Слава богам, с вами все в порядке! - беспокойство Селии сменилось радостным облегчением. - Я переживала.
   Бо оглядывался по сторонам.
   - Здесь что-то было. - он обратил внимание на домик - ни малейшего намека на царапины. - И следов не оставило.
   - Тебе не показалось? - женщина снова напряглась, между бровей пролегла вертикальная складка.
   - Показаться не могло - слишком уж реально, да и не только я слышал и чувствовал. -оправдывался Бо и не верил сам себе. Он был готов поклясться, что ночью изба была исполосована огромными когтями.
   - Дело в том, что это не совсем то место, куда я собиралась вас отвести. - словно оправдывалась она. - Я на охоту не хожу и о таких местах знаю лишь понаслышке. В этом зимовье уже давно никто не бывает.
   - Почему не бывает? - осведомился Бо. После вчерашнего рассказа он не хотел показаться еще большим безумцем, каким его, скорее всего, считала Селия, да и наверняка все остальные, кто был с ним знаком, кроме 'не Лоры' пожалуй.
   - Я этого не знаю. Спрашивать своих не хотелось - чтоб не наводить подозрений. Они и так закрывают глаза на мое отсутствие. Но лучше все-таки здесь не оставаться.
   Полтора-два дня на запад будет городок. Если поторопитесь - засветло выберетесь из леса. Сын старосты со старухой явно туда не собирались, так что затеряться можно на некоторое время. Вообще надо бы вам куда-то подальше на запад отправиться, где эти шакалы не будут рыскать. У вас какие-то средства есть?
   - Да есть кое-что. - Бо не хотел вызвать ненужные вопросы, по поводу как это 'кое-что' у них оказалось. - Думаешь, не привлечем внимания?
   - Девка много внимания привлекает - явно не от мира сего. Вот. - Селия с серьезным видом протянула торбу и какой-то сверток. - Пусть маслом лицо намажет, а то сразу видно, что с морским солнцем не поладила. И обувь, думаю, подойдет. Еще здесь одежда моя и моего старшего пасынка. Переоденьтесь, а то сразу видно, что простофили прибрежные. - искренне и по-доброму рассмеялась она.
   Бо вспомнил, как она когда-то смеялась, сейчас она казалась такой же молодой и ему впервые стало жаль времени, которое не щадит никого. Селия в свои годы все еще была привлекательна, но он с горечью осознавал - мать стареет.
   Женщина улыбнулась, обняла его, после чего поспешно вскочила в седло.
   - Все! Больше оставаться не могу. - она с улыбкой помахала Бо. - Рада была встрече. Может еще увидимся когда-нибудь!
   Последние слова она уже буквально выкрикивала на ходу. Бо, не ожидавший такого скорого окончания встречи, не сразу сообразил. Лишь потом, выбежав на тропинку, по которой удалялась всадница, сложа руки рупором, выкрикнул:
   - Увидимся! Обязательно увидимся!
   И отчего-то ему почудилась фальшь в собственном голосе. А резко возникшая боль в груди дала понять, что вряд ли. Какие могут быть шансы, что они еще увидятся? Возможно, ему придется, до конца своих дней скитаться по миру. Возможно, их в скором времени изловят, как невиданных зверушек-демонов, изувечат, и будут показывать людям. А может, казнят как преступников, раз уж хотели однажды это сделать в деревне. В изощренности расправы он не сомневался, так как был наслышан о нравах больших городов и, собственно, Правителей. Ясно только одно - связавшись с чужачкой, которая, даже себя не помнит, он подписал себе пожизненный приговор, который вряд ли подлежит обжалованию. Зла на нее не было. Он просто знал, что поступить иначе не мог. Будто неведомая сила заставляла его действовать в ущерб себе.
   Подойдя ближе к зимовью, Бо увидел 'неЛору' в дверях избы. Казалось заспанная девушка, не заметила его. Она стояла, что-то говоря сама себе, улыбаясь и потягиваясь, по-кошачьи щурилась на солнце. Кожа на ее лице почти зажила, только тонкие, словно чешуйки, куски, местами отделялись. Вдохнув воздух полной грудью, она снова улыбнулась, огляделась вокруг и, вздрогнув, стала рассматривать и ощупывать деревянные стены.
   Бо собрался выйти к ней и, покрутив у виска, отпустить шутку. Но передумал. Внезапно вспомнилось ночное происшествие. Как они до чертиков испугались, как он обнял ее, как его страх превратился в волнение... Нет, показалось.
   Он осторожно вышел к избушке. НеЛора будто не видя его, продолжала обходить избушку, проверяя и ощупывая стены.
   - Здесь кто-то был? - спросила она.
   - В смысле?
   - Только что был кто-то?
   - Да, Селия, уже уехала. - растерянно произнес Бо. - Я подумал, ты о другом спрашиваешь.
   - Ночью мне показалось...
   - Мне тоже, но сама видишь... - перебил он.
   - Следов нет. - продолжила она. - Уже рассмотрела.
   - Селия говорит - уходить отсюда надо. Это место заброшенное. Догадываюсь, почему его забросили.
   - Тогда собираемся. - решительно сказала девушка. - Мне тоже не нравится это все.
   В торбе оказалась кое-какая еда, а в свертке - одежда. Бледно-васильковое льняное платье, штаны из плотной ткани и такая же куртка. Внимание неЛоры привлекла пара ножей. Селия позаботилась о вооружении, наверняка прихватив их тайком из охотничьего арсенала.
   - Интересные штуки. - сказала она разглядывая похожие как две капли воды лезвия.
   - Это наверное из арсенала Старой Империи. - не отрывая глаз от лезвия взял один в руки. - У охотников таких много.
   - Умеешь? - словно вызов кинула чужачка.
   - Что? - удивился Бо. - Нет, конечно, куда мне. - отмахнулся парень, поняв, что она интересуется его умением обращаться с оружием.
   - Я думала, здесь все что-нибудь да умеют. Времена у вас дикие.
   - Я и умею, только не это. На другое учился. - посмотрел в сторону Бо и вздохнул. - Времена... А бывают времена другие?
   - Нет, не бывают. - рассмеялась неЛора. - бывает другое оружие.
   - Да уж, с твоими стрелялками не поспоришь. - улыбнулся он.
   - Пока нет других таких стрелялок. А представь, что они у всех есть. Что тогда?
   - Тогда будет важнее, кто лучше стреляет - пришел к выводу Бо.
   - Также как сейчас важнее, кто лучше ножиком махает. - заключила она.
   - Не бойся, я не безнадежный. - весело ответил парень. - Если надо научусь и стрелялкой стрелять и ножиком махать. Сейчас нам нужно торопиться, может до темна успеем покинуть лес. - он огляделся. - Опасно здесь.
   И они начали собираться, одежду решено было поберечь до города, а с едой повременить до остановки, которая была еще не скоро. Лошади шли быстрым шагом. На довольно широкой дорожке кони помещались в ряд.
   - Мне бы хотелось уточнить наши планы. - спросила девушка, подъехав поближе. Она, как и положено, намазала лицо маслом. При этом оно выглядело довольно комично, похожее на намасленный блин. Бо так и хотелось пошутить по этому поводу, но он посмотрев на торчащую из-за ее пояса стрелялку предпочел промолчать. - То, что мы едем в город, чтобы скрыться хоть на пару дней - понятно. Но что потом? Мы не знаем ни местности, ни дорог. Можно сказать вообще ничего. И потом, нас будут искать.
   - Расспросим кого-нибудь.
   - Ха! Последний раз, когда мы собирались кого-нибудь расспросить - на нас напали. И не умеем мы ничего, кроме как рыбу ловить и ничего не помнить.
   - Может, в разбойники пойдем? - подал идею Бо и оглянулся - почти с самого начала пути ему казалось, что их преследует какая-то тень, но ничего толком разглядеть не мог.
   - А что у вас за разбой законом предусмотрено?
   - Хм-м... не помню точно. Кажется, повешение или голову рубят... - задумался Бо.
   - Нет, - тоже задумалась девушка. - повешение не подходит. Надо придумать более невинное занятие.
   - Было бы неплохо добраться до Восточного моря и завербоваться на судно - мечтательно прикрыл глаза Бо. Восточное море слыло более приветливым, чем известное ему с малых лет Западное.
   - Тебе бы только судна с кораблями. Может, еще пиратом стать хочешь?
  - Можно и так, коль боги велят. - И снова мелькание меж ветвей заставило Бо отвлечься. Что-то совершенно неуловимое, ощутимое лишь краем сознания давало о себе знать.
  - Боги... - ухмыльнулась чужачка.
   - Здорово бы побывать в дальних землях, увидеть невиданное, своими глазами. - сказал оглядываясь Бо.
   - Мне кажется, мы едем на запад, а море - на востоке. - заметила неЛора. - Тебе еще не поздно свернуть.
   - Не боишься околачиваться в незнакомой местности в одиночку?
   - Не беспокойся, сориентируюсь как-нибудь. - заявила она и добавила. - Мне так кажется, что мы здесь не одни. Я что-то чувствую.
   - Хочешь сказать, что за нами следят? - насторожился Бо. - Почему ты постоянно говоришь абракадабру какую-то? Сариин... или как там.
   - Это слова из моего языка. - тоном, которым обычно объясняют дурачкам, начала девушка. - Я их говорю, потому, что не могу вспомнить подобных слов у вас.
   - Хватит так говорить со мной. - возмутился парень. - И вообще. Спрашивай, если не знаешь. Мой отец всегда...
   Закончить фразу он не успел
   - Смерть человехам! - с пронзительным воплем из ветвей выскочило небольшое существо и вцепилось в затылок Бо.
   - Ааааа! Пусти меня, зараза! - заорал Бо, пытаясь отодрать существо от себя.
   - Такхие умирать! - голосило существо. - Плохие не жить!
   - Да пусти же ты! - Бо схватил его за пушистую холку и с трудом оттянул от себя. Как оказалось вовремя, потому что оно как раз размахивало миниатюрным костяным кинжалом, который, очень кстати отобрала неЛора.
   - Это что, чунки? - спросила она, рассматривая атаковавшего. И вправду, существо было ужасно похоже на чунки. Только намного крупнее, и расцветка не серая с рыжим, а коричневая, переходящая на брюшке в песочный. Мордочка, более похожая на зверское личико, корчила злобные гримасы.
   - Твоя человеха оскхарблять! - возмутилось существо, обращаясь к Бо. - Называть презренным чунки! Кхордые шитки - умные, чунки - глупые ництожники!
   - Послушай - снова вмешалась девушка. - Мы не хотим зла ни тебе, ни твоему народу.
   - Кхик не верить человехе! - снова разозлилось существо. - Ваша приходить и забирать маленьких шитки. Кхик клястся отомстить!
   Кхик попытался высвободиться из рук Бо и укусил его до крови.
   - Аааааа! Мы никого не забирали! - взвопил Бо.
   НеЛора с нескольких попыток оторвала шитки от рук Бо и пхнула в корзину.
   - Кхик не верить! Твоя человеха забирать в хлетку!
   - Да мы тебя закрыли, чтоб ты на нас не кидался! А не потому, что хотим забрать. - Возмутился Бо, вытирая проступившую от укусов кровь. - Больно нужен! Самим жрать нечего.
   - Кхик не верить! Кхик отомстить! - слышалось из котомки, которая раскачивалась в разные стороны.
   - Послушай! Тебя отпустят, если ты от нас отстанешь!
   - Кхик клястся отомстить!
   Котомка еще долго расшатывалась и из нее слышались угрозы и оскорбления в адрес всего рода человеческого. Бо боялся, что шитки, именовавший себя Кхиком прогрызет дыру и, выбравшись, снова попытается напасть, но этого почему-то не случилось. Напротив, через некоторое время он затих и голоса больше не подавал.
  
  
   * * *
  
  
   Дворец, построенный еще во времена Старой Империи, гигантским черным осьминогом с причудливо скрученными щупальцами возвышался над столицей Приморского княжества. Из чего он был построен - оставалось загадкой, только материал этот был и прочный, и легкий, и ни холод, ни жару не пропускал. Внутри дворец был достаточно светел, повсюду красовались остатки былой роскоши. Краски на стенах потускнели и лишь некоторые из росписей, кое-как подмалеванные местными художниками выделялись на стенах и потолках. Многие из них изображали людей в странной одежде, с нелепыми головными уборами. Эти причудливо одетые люди на росписях, вели войну с какими-то огромными, но примитивно вооруженными котами. На мордах котов, видимо, для придания большей враждебности красовались злобные оскалы, а из когтистых лап повсюду летели то вихри, то молнии, шерсть топорщилась во все стороны, одним словом, исчадия ада. Об этих созданиях старой знахарке ничего не было известно, а если кому и было, так только основателям Старой Империи, которые строили этот дворец.
   Когда Иле наскучило изучать картинки, в зал вошел высокий широкоплечий мужчина лет сорока, одетый в костюм из коричневой кожи. Никакой короны или украшений, лишь, по всей видимости дорогой, кинжал, являющийся скорее знаком отличия, чем оружием, висел на широком поясе. Обветренное, как от частого пребывания под солнцем, лицо, слегка полинявшие, неравномерной длины, каштановые волосы, едва достающие до плеч, и тяжело смотрящие пронзительные глаза, изучающие старушку. Все это не внушало Иле доверия.
   'Не тянет он что-то на Правителя Приморского княжества' - думала она.
   Он не проследовал к большому прозрачному креслу, будто влитому в середину зала, а сел на обычный стул и жестом приказал последовать его примеру.
   - Простите, Ваша Светлость, не имею возможности поклониться - сказала Ила, присаживаясь и держась за больную спину.
   - Правителю в последнее время не здоровится. - ухмыльнулся в короткую бороду мужчина. - Я, как советник Его Светлости, выслушаю тебя, женщина.
   - Так не положено, господин - старуха приняла угрожающий вид, как будто собиралась стоять насмерть - в Правилах сказано: лично Правителю - она буквально сверлила его подозрительным взглядом.
   Искреннее удивление советника переросло в гнев.
   - Не хочешь ли ты сказать, знахарка, что собралась испытывать нервы Его Светлости, когда он меньше всего в том нуждается? - прогремел он на весь зал.
   Сие было сказано настолько властным тоном, что виды видавшая Ила войдя в образ покорной овечки, замотала головой, отрицая дурные намерения в отношении Его Светлости.
   - Меня зовут Морглас и Его Светлость мне полностью доверяют. Назови свое имя, женщина.
   - Иллария Песчаная, господин советник, из приграничного поселка Рыбий Глаз.
   Услышав о приграничном поселке, Морглас насторожился.
   - Рассказывай, Иллария - он уперся руками в свои колени, приготовившись слушать.
   И старуха поведала о пришелице из запретной зоны все, что знала и видела. Через полчаса она уже находилась в княжеском хранилище и рассматривала картинки в большой, потрепанной книге.
   - Вот эти - она ткнула пальцем в изъеденный временем лист и сунула книгу под нос советнику.
   - Ты уверена?
   - Как в том, что я стою пред Вами, господин советник. Точно такие же картинки были на рукавах ее странной одежды.
   - Носитель? Хм... - задумался Морглас, обращаясь скорее к самому себе, чем к Иле. - ступай, женщина, пусть слуги накормят тебя и отведут в покои - ты проделала неблизкий путь.
   - Премного благодарна, господин советник. - расшаркалась старуха и попятилась к выходу. - Премного благодарна.
   Советник, не закрывая, понес книгу вглубь хранилища.
  
  * * *
  
  'Неужели... Через несколько столетий...'
  Советник не мог скрыть не свойственного ему, почти юношеского волнения. Потому, как можно скорее избавился от присутствия знахарки. Еще не хватало, чтобы кто-либо видел его в таком состоянии - образ человека с железной волей, так тщательно создававшийся все эти годы, начнет рушиться, словно песочный замок.
  Морглас нажал на потайной рычаг. В центре стены появилось небольшое отверстие, которое постепенно увеличивалось. Четыре блока беззвучно расползались в стороны, открывая вход в еще одно хранилище, доступное только ему. Осветив помещение, он горящими глазами стал шарить по нему в поиске одной вещицы, которая могла бы пригодиться вскоре. Пока знакомый голос не заставил его принять хладнокровный прежний вид.
  - Давно я тебя не видела таким возбужденным. Эта старуха донесла что-то важное?
  Морглас обернулся. Афийя. Тяжело было привыкать к красоте этой женщины, которая совсем нелепо смотрелась здесь, среди слабо освещенных, голых черных стен завешанных пыльной паутиною. Фарфоровой гладкости кожа и идеальные изгибы тела могли бы сделать ее похожей на статую, но угольно-черные глаза и медные волосы придавали ей жизни и сходства со зловещим божеством, чем их хозяйка бессовестно пользовалась. Для советника, разумеется, она уже давно не была недосягаемой богиней, а всего лишь бывшей фавориткой Правителя и его теперешней. Правда, Правителю незачем об этом знать, тем более сейчас, когда его одолевают недуги.
  - Как ты зашла сюда?
  - Ты так разнервничался, что забыл закрыть...
  - Никогда больше не входи в это помещение - почти процедил он - Пошли.
  Взяв Афийю под локоть он повел ее прочь из хранилища.
  - Убери руки! Я сама пойду. - рассердилась та. - Так что же поведала эта кляча?
  - Ничего. Некоторые придают слишком много значения деревенским сплетням.
  - Отчего же ты так всполошился?
  - Пришло кое-что на ум, но это не твое дело.
  - Да как ты смеешь! Одно мое слово Правителю...
  
  
   * * *
  
  
  Лесная дорога расстилалась перед нами, ложилась под копыта наших коней. Ее обочины окаймляли дубы и кустарники. Иногда ее перебегали зайцы, а из кустарников то и дело вспархивали какие-то птицы, звонкими голосами которых был наполнен лес. Только бы не заблудиться.
  Запасы подходили к концу. И этому вполне поспособствовало существо, сидящее вместе с этими запасами. Конечно, можно его вытащить и пошарить по котомке, но как-то боязно, вдруг опять набросится. Могла я и сама подстрелить кого-нибудь, но было жалко. И зверей и зарядов. В торбе есть еда, и пока она есть, я не буду никого убивать.
  Мы торопились. Кошмар прошлой ночи, несмотря на приключение с Кхиком, еще будоражил рассудок. Не хотелось с ним встретиться еще раз, уже под открытым небом. Поэтому, несмотря на голод и усталость мы продолжали следовать извилистой дорожной скатерти. Она то заводила нас в глухие чащи, то неожиданно выбрасывала на залитые солнцем поляны, на которых резвились пушинки и бабочки. Иногда чунки, собравшись небольшими группками, пялились на нас. Парень видимо, как и я, не был избалован такими пейзажами, поэтому глазел по сторонам ничуть не меньше. Происходящее для нас было красочно и интересно, несмотря на причины, приведшие нас в эти места.
  Вопреки спешке, мы все же не успели выбраться из леса до захода солнца. Пришлось искать место для ночевки. Как назло мы сейчас пребывали в густо заросшей деревьями и кустарниками части леса. Тут кроме дороги остановиться негде. Немного проехав вперед и побродив среди зарослей, мы отыскали более или менее подходящую небольшую полянку. Здесь было место для костра, лошадей и нас, если потесниться.
  После скромной еды меня сморил сон. И хотелось бы поговорить, но усталость сделала свое дело. Даже вспомнить об ужасах и побояться не успела...
  
  
   * * *
  
  
  Железобетонная плоскость с частично разбитыми, частично растасканными термоплитами - заброшенный космодром, что распростерся передо мной. Она тянулась насколько хватало взгляда и не хранила в себе ничего кроме праха прошедших дней. Старое доброе светило нещадно палило, выпуская причудливо извивающиеся бело-сиреневые протуберанцы.
  - Не более полутора часов. - прозвучало ровным мужским голосом в наушнике. - Ты знаешь.
  - Принято. - с оттенком небрежности ответила я.
  Знаю... Мне ли не знать, что дыхательной смеси в моем скромном фильтре на большее не хватит. Ведь это я тестировала ее, вместе с другими добровольцами. Опасное занятие, но мне щедро платили за угробленное здоровье. В отличие от многих, мне есть что гробить. Поэтому я иногда участвую в таких испытаниях, хоть это и не основной род деятельности. Сегодня мой день рождения и я хочу увидеть море. Заработанных на дыхательной смеси средств, вполне хватает, чтобы оплатить поездку на эйркаре туда и обратно. Всего ненадолго.
  Эйркар очень быстро доставил меня на бетонный берег. О его поеденные временем и кислотами выступы бьются волны, поднимая в воздух сеть смертоносных морских брызг. Плиты стоят так высоко, что брызги не достают до человека, лишь иногда мелкая водяная взвесь падает на ботинки, слегка испещряя их.
  Опьяненная безграничным пейзажем я выскакиваю из эйркара и бегу к самому краю плиты. Здесь не носятся чайки и не машут хвостами киты. Это легенды из старых книжек. Здесь просто жидкость. Смертельно опасная, беснующаяся тягучими волнами жидкость. Те, кто выжал из этой земли все что мог, теперь на других планетах - играют в императоров и королей. А простые трудяги, остались, один на один с чудовищной ядовитой свалкой. Противно...
  Полтора часа скоро подойдут к концу, и решение приходит спонтанно - сейчас или никогда.
  Я выбрасываю в воду запасной фильтр. Больше нет намерения им воспользоваться. Снимаю маску и... раскинув руки в стороны жду... Ветер треплет мою одежду, обвевает лицо. Целых шесть секунд до финала. Ожидание мучительно как никогда.
  Одна, две, три... Сердце заколотилось быстрее. Цветные круги поплыли перед глазами. Четыре... Пять... И... Шесть... Я больше не чувствую себя... похоже, падаю в море... какая приятная смерть... Семь...Какое семь? Стоп! Я задыхаюсь! Этого не должно быть! Я не должна задыхаться. Потеря сознания и смерть - вот, что должно случиться. Что-то не так! Спазмы и кашель начинают душить меня. Пытаюсь изо всех сил двигать конечностями. Ладони погружаются во влажный лесной мох.
  Резко сев и оглядевшись, увидела, что причина моего удушья - туман. Плотный густой туман, стелящийся по земле. Бо как всегда спал, положив голову на седло, отчего она возвышалась над белесым туманным ковром. Из котомки доносилось равномерное посвистывание. От костра и намека не осталось, хотя мы забросили в него достаточно дров, чтоб прогорел до рассвета.
  Сквозь деревья проскальзывало чуть заметное мерцание. Оно звало меня к себе. Оно манило не оставляя в сознании иных вариантов. И я пошла за ним.
  Походя к кустам, наступила на ветку. Раздавшийся в немой тишине хруст заставил меня вздрогнуть, прийти на мгновение в себя и обернуться. Туман по-прежнему застилал поляну, Бо спал, а ноги спящих лошадей утопали все в том же тумане. Все казалось мирным и сказочным сном, после привидевшегося бреда.
  Полюбовавшись картиной, я вновь двинулась вперед, туда, куда приглашало таинственное мерцание. Ветки царапали мне лицо, ноги скользили по мху, из-за чего я несколько раз упала, но это меня не останавливало. Хорошо, что на мне был комбинезон, ставший в последнее время спальным мешком. Иначе без рассеченных коленей не обошлось. Наконец, я выбралась на поляну, побольше.
  Мерцание разлилось по ее периметру и рассредоточилось на ветках деревьев. Чувствовалось странное присутствие. Будто бы все эти мелкие огоньки-мерцалочки образовывали коллективный разум.
  - Кто вы? Зачем привели? - сказала я, не зная обращаться к одному существу или к группе. С ужасом я поняла, что не слышу собственного голоса. Произносимые слова тонули прямо в воздухе превращаясь в шелест.
  - Мы - Лес. - разноголосые, но такие же неслышные как и мой, голоса слившись в один прозвенели прямо в голове. Звуков не было, но ветки деревьев и стебли высокой травы, словно покачивались в такт произнесенным словам. - Много дней уже следим за вами. Вы не похожи на охотников. Не испугались нас.
  Так это они тогда пугали нас в избушке. Надо же. Не испугались. Чуть не умерли со страху.
  - Мы не охотники. - все так же шелестяще-беззвучно произнесла я. - Мы идем своей дорогой. Так получилось.
  - Вы заблудились. - снова многоголосо и протяжно закачались в такт деревья. - Следуйте за малой луной на рассвете.
  - Спасибо. - ответила я и мягко кивнув головой собралась уйти.
  - Постой! - зашумели деревья. - А ведь ты не похожа на людей, которые живут здесь.
  - Тоже скажете, что я - демон?
  - Пришельцы, называющие себя людьми забывают прошлое, начиная бояться его, называя демонами тех, кем сами когда-то являлись.
  - Может быть, вы знаете, как я очутилась здесь?
  - Знаем,...знаем... - таинственно прошелестели мерцалочки.
  По логике я ожидала ответа, но, похоже, никто не собирался его давать. Мерцание на поляне и деревьях стало уменьшаться, грозя исчезнуть вовсе.
  - Так почему же? - не выдержав, мысленно выкрикнула я.
  - Потому... что так должно быть... - на этот раз голоса в моей голове прозвучали совсем тихо, почти неразличимо, что мне уже стало казаться, будто их и вовсе не было.
  Я рассердилась и пошла прочь.
  'Надо же!' - вертелось в моей голове. 'К чему все это было? Чтоб сказать, что мы заблудились. А что, вполне мотив. Они хотят, чтоб чужаки скорее удалились. Мы и сами этому были бы рады'. Думала я, укладываясь на свое место. Туман к этому времени неожиданно рассеялся. Наверно проделки этих лесных. Небо серело, малая луна приближалась к горизонту. Я постаралась запомнить ориентиры.
  Хотя, что именно должно было проясниться? Мне и так уже понятно, что я из одного места по неизвестным причинам, оказалась в другом. Что здесь для всех я - демонша. Что наши миры существенно отличаются. И что, скорее всего, назад дороги нет. А если и есть, то искать ее мне не хотелось бы. Слишком уж мрачные картины всплывают в моих воспоминаниях. Что ж, если так должно быть, пусть будет.
  
  
   * * *
  
  
  Меня разбудило, что-то маленькое и влажное, тыкающееся мне в ладонь. Раскрыв глаза и шевельнувшись я спугнула целую кучу маленьких чунки. Они сразу же разбежались. Возникло чувство, что чего-то не хватает. И спустя мгновение поняла, что ни юноши, ни лошадей рядом не было. Зато были их следы. Вскоре они привели меня к ручью, где лошади жадно пили воду, а парень, обмазав лицо мылом, тулил к нему нож.
  - И что это будет? - спросила я, подходя к нему.
  - Да побриться решил. - деловито ответил он, трогая подбородок.
  - Я бы на твоем месте так не старалась.
  - Это почему?
  - Для маскировки пригодилось бы.
  - Думаешь, не узнают?
  - Может, и узнают, только не сразу. А может, вообще не узнают. - сказала я с блаженством запустив руки в прохладный ручей. - Здесь рыбы нет?
  - Не-а. - ответил Бо. - Может действительно, пусть так и будет? - он задумчиво поднял брови, ощупывая нижнюю часть лица.
  Я зачерпнула ладонями воды и плеснула себе в лицо. Его приятно обдало прохладой. Проводя руками по нему, я почувствовала под пальцами тонкую пленку, послушно скатывающуюся при движении. Под пленкой ощущалась очень нежная, гладкая кожа.
  Мне не терпелось взглянуть. Отобрав у парня нож, я принялась рассматривать себя в гладко отполированную поверхность. Хоть лезвие искажало отражение, я готова была поклясться, что выглядела лучше, чем когда-либо. Что-то изменилось, исчезла серость и блеклость, круги под глазами, я выглядела вполне... здоровой, что ли?
  Бо, видя мое удивление, рассмеялся.
  - Ну прямо красавицей стала. Замуж за меня пойдешь? - сказал он шуточным тоном.
  - Зелень! - изображая возмущение, выкрикнула я и, улыбнувшись, плеснула в его намыленную физиономию водой.
  Сквозь прозрачные, играющие на солнце водяные шарики было видно, что тот даже не пошевелился, когда они обрушились на него. Издевается, что ли? Черт с ним.
  Я встала и сквозь кустарник побрела за конским гребнем, ставшим для меня расческой.
  Придя на место ночной стоянки, я застала саботаж в котомке.
  - Человека! Это ты? Открывай! - голосок шитки уже не звучал так воинственно.
  - Чего тебе?
  - Открывай, человека! Кхик не драться!
  - Даже не знаю...
  - Открывай! А то сгрызу твой клетка! Человека думает, что умная? Открывай! Кхик говорить с тобой.
  Я выпустила грызуна из котомки. Он в два прыжка ускакал в кусты и затаился. Через несколько минут шитки в развалку вышел к стоянке. Он старался выглядеть дружелюбно но, похоже, уничтожил всю еду, которая находилась с ним в одной 'камере'. Кхик подозрительно осмотрелся вокруг, принюхался, покрутил ушами, и, видимо, удовлетворившись окружающей обстановкой, важно присел на землю, предварительно подложив пушистый хвост под пятую точку.
  - Слушай меня, человека. - шитки принял многозначительный вид. - Кхик видеть сон.
  - Да, я тоже кое-что видела.
  - Не сбивать! - возмутился шитки и протестующе замахал лапкой. - Лес говорить Кхик идти с человека. Кхик искать своих и спасать.
  В этот момент появился Бо. Побритый. Шитки внимательно, сощурив выпуклые глазки посмотрел на него.
  - Кхик точно идти. Человека похож на другого, хорошего. Тот выпускать много наших у моря.
  Бо только улыбнулся.
  Через несколько минут, молча, разделив скромный завтрак, из поджаренных грибов, указанных Кхиком, мы двинулись в путь. До городка оказалось не так далеко, к вечеру мы были на месте.
  Оранжевое солнце клонилось к горизонту, когда мы увидели первые домики на окраине. Разумеется, предварительно переодевшись, мы походили на приличных людей, по крайней мере, так уверял Бо. Мне же безумно нравилось бледно-васильковое платье, подаренное Селией. Въехав непосредственно в город, я заметила, что мы совсем не отличаемся от большинства местных жителей, никто на нас не обращал внимания. Город оказался довольно большим, настолько большим, что приезжим здесь никто не удивился. Как выяснилось из разговоров горожан, пролегал он рядом с другим, более крупным, что на пересечении двух торговых путей.
  Указанное нам одним милым господином 'приличное' заведение, где можно 'достойно поесть и переночевать', отнюдь не внушало доверия. В дверях, держась за косяк двери, шатался в стельку пьяный тип и что-то выкрикивал. Внутри же происходил какой-то погром. Мы некоторое время стояли поодаль, решая, рискнуть войти или поискать другое место.
  Раздался звук битой посуды, после чего здоровенный детина, за шиворот, словно котят, выволок еще двоих.
  - Проваливайте, заморыши! - деловито пробасил он. - Чтоб я вас тут не видел. И дружка своего прихватите. - он указал на третьего.
  Мы все еще не решались войти. Здоровяк перевел взгляд на нас:
  - Что вам угодно? - неожиданно дружелюбно произнес он, вытирая здоровенные ладони о свои брюки.
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"