Дмитрюк Сергей Борисович: другие произведения.

Анонс повести "Танец павлина"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Индийцы уверяли, что бдительный павлин, завидев тигра или леопарда, пронзительным криком предупреждает людей об опасности, но если никакой опасности нет, а священный красавец всё равно вопит во всё горло или танцует, значит, скоро пойдёт дождь. Танец павлина разделяет символику спирали. Существует также народная сказка, входящая в буддийский сборник "Джатака", под названием "Маха-мор". В ней рассказывается о том, что Гаутама Будда до своего рождения человеком был золотым павлином. В буддийской мифологии павлин предстаёт символом сострадания и бдительности. В раннем христианском искусстве образ двух павлинов, стоявших лицом к лицу, представлял собой души верующих, пивших из фонтана жизни. Существовало также христианское поверье о том, что павлин есть символ бессмертия души, поскольку его плоть не сгнивает. В мистической последовательности времен суток павлину соответствуют сумерки. Характерным признаком самца является сильное развитие верхних кроющих перьев, ошибочно принимаемых за хвост.
      
       Автор переносит читателя на два столетия назад от событий первой книги цикла. На научной станции, расположенной на спутнике Сатурна Титане происходят загадочные события, возможно, грозящие человечеству необратимыми последствиями. Чтобы разобраться в том, что же на самом деле там творится, на Титан направляется группа сотрудников Охранных Систем, состоящая из трёх человек. События предстают с точки зрения каждого из них, но личное восприятие в итоге сложится в общую картину, оставляя людям ещё больше неразрешимых вопросов.

 []

   фантастико-приключенческая повесть

  
  
   "Сивилла же бесноватыми устами несмеянное, неприкрашенное,
   неумащенное вещает, и голос её простирается на тысячу лет чрез бога"
  
   Гераклит
  
    "Как пылала смола в чашах древних и жена возносила чашу,
   опираясь на меч подвига..."
  
   "Агни-Йога"
  

1.

  
   - Какой же я дурак! - Рэд отёр сухими ладонями лицо, словно, стирая с него испарину, и повторил с ещё большей безнадёжностью в голосе: - Какой дурак!
   Ведь зарекался же он не ворошить прошлое, не бередить старые раны, а тут как мальчишка не устоял под напором коварных глаз, не смог не польститься на горячее женское тело, бывшее для него когда-то давно таким влекущим и единственно желанным на всём белом свете.
   Рэд Фламер опёрся локтями на каменный парапет, окружавший смотровую площадку, и тоскливо оглядел бескрайний морской простор сливавшийся у горизонта со слепящим, пронизанным солнцем небом. Слева узкая, невероятно длинная лестница, заключённая в высокие перила-ограды из плавленого камня, спускалась к самой воде, к заплескам пологих медленных волн, лизавших нижние её ступени пенными языками. Макушки кипарисов и пирамидальных тополей торчали там огарками потухших свечей, шурша листвой на горячем солёном морском ветру.
   Рэд подставил лицо этому ветру и тяжёло вздохнул, всё ещё вспоминая прошедшую ночь, одновременно стыдясь своей слабости и тревожась забытым томлением. Они расстались много лет назад, расстались тяжело. Тяжело для него. Илеана была инициатором их расставания, с присущей ей беспечностью сообщив ему об остывших чувствах и необходимости для них обоих идти дальше по жизни порознь. Тогда Рэд сломался, дивясь самому себе. Ведь он всегда считал себя сильным и волевым, а теперь умолял её, убеждал остаться. Он даже вставал перед ней на колени. Ему казалось тогда, что без Илеаны он просто не сможет жить дальше, он решил, что его мир разрушиться с её уходом, а жизнь потеряет всякий смысл.
   Но время лечит. Душевная пустота постепенно заполнилась каждодневными заботами, любимой работой. Жизнь на Земле не давала прозябать в одиночестве и безнадежьи, наедине со своими страхами и обидами. Сотни дел, десятки открытий, тысячи новых знакомств, - боль в сердце постепенно ушла, забылась, как забылась и Илеана, причинившая ему столько душевных страданий...
   Нет! Не забылась! Иначе не было бы этой страстной ночи, иначе бы он не потерял голову в эти роковые мгновения их случайной встречи... Случайной? А может быть злодейка судьба намеренно подкинула ему эту встречу, всколыхнувшую в его душе предательскую надежду? Может быть, она испытывает его в очередной раз?.. Мало ему было этих испытаний в его работе!.. Или это всё подстроила сама Илеана? Почему она оказалась здесь после стольких лет? Почему вошла на террасу того уютного кафе - именно в тот момент, когда за одним из столиков сидел он?..
   Кто-то мягко ткнулся Рэду под колено мокрым холодным носом. Обернувшись, он увидел подошедшего к нему пса - старого его друга, бывшего с ним всё это время. Теперь и с псом придётся расстаться, правда, не на долго.
   - Пошли, Рыжий! - Рэд неспешно направился к визиофону, стоявшему неподалёку.
   Пёс опасливо покосился на лестницу, спускавшуюся к морю, наморщил мощный лоб, приподнял правое ухо и послушно побежал следом, внюхиваясь в запахи, носимые ветром.
   Рэд набрал на панели визиофона нужный код "вектора дружбы", напрямую соединявшего людей, связанных родственными узами или крепкой дружбой, чтобы они могли общаться в любой момент, в любом месте планеты. Этот код вмещал в себя информацию о нескольких местах постоянного пребывания нужного человека: дом, где он жил, место работы или любимые места отдыха.
   Сестра сейчас, наверняка, должна уже быть дома, отработав стандартные четыре трудовых часа на благо общества. Рэд не ошибся. Похожий на зеркало, экран слабо засветился и через несколько секунд ярко вспыхнул, открывая знакомый интерьер просторной гостиной с высокими, до самого пола, окнами.
   - Светлого неба, Хема!
   - Светлого неба! - кивнула женщина лет сорока, пристально вглядываясь в лицо брата, словно, ища в нём подтверждения каким-то своим догадкам. Густые волосы цвета воронова крыла с глубоким синим отливом были собраны у неё на затылке, открывая чёткий овал лица и маленькие, чуть розовые уши.
   - Я заеду к вам? Хочу оставить тебе на время Рыжего. Можно?
   Рэд кинул взгляд на пса, послушно улегшегося у его ног и меланхолически нюхавшего мокрым носом ветер.
   - Новое задание? - понимающе кивнула женщина.
   - Да.
   - Куда на этот раз?
   - На Титан.
   - А что там, на Титане?
   В серых глазах Хемы появилось не скрываемое любопытство.
   - Что-то странное. Пока не знаю точно. Тамошняя научная база перестала отвечать на запросы.
   Любопытство в глаза Хемы сменилось тревожной озабоченностью.
   - Это та, что "Феба-1"?
   - Нет. Она в северном полушарии. Молчит "Феба-2", которая в южном.
   Хема сокрушённо покачала головой.
   - И что, они там не могут отправить людей с одной станции на другую проверить?
   - Отправили. Но это ничего не прояснило. Поэтому рисковать больше не стали и послали запрос в Охранные Системы.
   Хема несколько долгих секунд пристально смотрела в глаза брату.
   - Значит, это может быть опасно и для вас?
   - Это моя работа, - вздохнул Рэд и опустил глаза, уныло теребя за ухо лохматого друга. Ему совсем не хотелось, чтобы сестра догадалась о событиях прошедшей ночи. Конечно, Хема не стала бы задавать лишних вопросов, и всё же Рэд почувствовал себя неуютно под её проникновенным взглядом.
   - Ладно. Привози своего Рыжего. Чего уж теперь! - вздохнула женщина. - Только у меня к тебе тоже будет просьба.
   - Какая?
   - Приезжай. Расскажу.
   Хема лукаво улыбнулась брату и отключила связь.
   Рэд постоял несколько секунд в нерешительности перед экраном. Затем снова потрепал пса за тёплое шелковистое ухо.
   - Ну что, Рыжий, пошли? Нас уже ждут. Твоя любимая Хема ждёт... Любишь Хему?
   Услышав знакомое имя, пёс вскочил на лапы, вытянулся в струнку и запрядал ушами, радостно виляя хвостом.
  
  
   До посёлка, в котором жила Хема, было часа два езды. Взяв на ближайшей транспортной станции магнитор, Рэд поехал вдоль гребня известняковых скал. Они спускались к морю почти отвесными стенами, похожими на слоистый пирог, который многие столетия пробовали на вкус и ветра, и дожди, и пенные валы прибоя. Безоблачное синее небо, словно гигантское зеркало, отражало морские воды - прозрачные на несколько сотен метров от берега - сквозь которые можно было видеть дно, устланное буро-зелёными плоскими валунами.
   Древняя колыбель человечества, как и тысячелетия назад, манила к себе благодатным климатом и природной красотой. Поэтому здесь, в прибрежной зоне, приютилось множество небольших посёлков, живших тихой размеренной жизнью Окраины. Между поросших пихтами, чёрными соснами и каменным дубом белёсых утёсов и скалистых кряжей то тут, то там проглядывали разноцветные крыши коттеджей. Уютные домики из серебристо-белого пенополимера иногда смело взбирались даже на отвесные склоны, а иногда замирали на высоких уступах над водной гладью, плескавшейся в нескольких десятках метров под ними.
   "Отчаянные!" - подумал Рэд, глядя на них. Он бы так не смог - с детства недолюбливал высоту. Но ещё больше он не любил неопределённость, потому что вместе с ней в его жизнь врывался хаос. А кому же понравиться, когда его жизнь превращается в хаос?
   И сейчас неопределённость с "Фебой-2" не сулила для него ничего хорошего. Будучи штатным психодемографом ПОТИ, Рэд был не понаслышке знаком с проявлением особенностей "закона духовно-демографической детерминации" применительно к звёздным экспедициям.
   Возродив разрушенную планету и создав на ней новый социум, человечество отважно и ненасытно ринулось в космос, где неожиданно для себя столкнулось с новой проблемой. Этой проблемой стал диссонанс между сознательным устремлением к новым свершениям, к покорению новых вершин и тёмными тайнами бессознательного. Этот диссонанс, нараставший с каждым новым полётом в космос, с каждым новым строительством космического поселения или исследовательской станции, оказывал огромное влияние как на индивидуальное, так и на коллективное поведение покорителей неизведанных миров.
   Сознание приветствовало широкую поступь человечества по звёздной дороге, наполняя жизнь каждого землянина энтузиазмом первооткрывателя и отвагой героя-покорителя вселенной, извечного борца с энтропией. Всё-таки на дворе был уже 465 год Мирового Воссоединения. И в тоже время подсознание неуклонно наполнялось разочарованием, рождённым завышенными надеждами на скорые победы и ожиданием чуда встречи с иной разумной жизнью. Это разочарование зачатую перерастало в озлобленность, переходившую во фрустрацию. Ухудшение духовного состояния общества через психосоматические связи вело к уменьшению неспецифических резервов здоровья и увеличению риска ранней смерти. В самых же тяжёлых случаях фрустрация приводила к тяжёлым психическим заболеваниям или же к пробуждению у отдельных людей преступных наклонностей, не до конца вычищенных из генной памяти, где на протяжении тысячелетий накапливались инфернальные страдания миллионов предыдущих поколений.
   В Совете ОСО прекрасно понимали, что человек с искривлённой психологией может причинить в ничего не подозревающем окружении страшные бедствия, особенно там, где социальное пространство ограничено стенами космического корабля или планетарной станции, и контроль Охранных Систем естественно ослаблен. Вот и на Титане могло случиться нечто подобное.
   Небольшая группа учёных занималась там глубинным бурением метановых льдов, изучая обширный подпокровный водный океан в надежде обнаружить в нём неведомую жизнь, отличную от примитивных биологических организмов, поглощавших в своём дыхании водород и питавшихся молекулами ацетилена, образовывая в процессе своей жизнедеятельности тот самый метан и этан, которым был так богат этот спутник Сатурна. Люди с научной станции "Феба-2" были изолированы от земного мира уже третий год, получая весточки от родных и близких лишь по каналам связи или через грузовые ракетопланы-"челноки", доставлявшие на Титан оборудование и забиравшие на Землю химические образцы и результаты научных исследований. Что если...
   Рэд усилием воли отогнал от себя эти мысли. Пытаться заглянуть в прошлое или в будущее должен был не он. Его нынешний удел - смутные догадки. Единственная определённость во всём этом для него заключалась в осознании, что он будет принимать необходимые меры не один. Совет направляет на Титан специальную команду, членом которой Рэд и являлся. Всего их трое: он и ещё двое сотрудников из смежных подразделений. Каждому поручено изучить проблему сообразно своей специфики, ну, и исходя из ситуации, конечно. Но окончательное решение предстоит принимать им всем вместе.
   Ларк Тэрон из Особого отдела был знаком Рэду давно. А вот Дэвика Нур из ОРС - Отдела репликации событий - была для него пока загадкой. Хотя на выбор Совета можно было положиться в любом случае, и "провидица" в сложившихся обстоятельствах им явно не помешает. В ОРС принято было отбирать людей, которые ещё в детстве проявили необычные способности и славились хорошо развитой третьей сигнальной системой. Не случайно эмблемой этой службы был "глаз" с павлиньего хвоста. В Древней Греции такие "глазки" или "звёзды" назывались "очами Аргоса" - многоглазого великана и неусыпного стража, который по приказу богини Геры следил за лунной коровой Ио.
   "Вот и посмотрим, что наша "провидица" разглядит сквозь завесу времени", - подумал Рэд и посмотрел на сидевшего сзади пса, блаженно развевавшего на ветру уши.
  
  
   Рэд въехал в тенистую аллею под широкие зонтики высоких пиний и через сотню метров выключил магнитный активатор. Рыжий тут же выскочил из машины, узнав знакомые места, и неистово замахал хвостом, нетерпеливо поглядывая на хозяина: ну, когда же ты, наконец, выберешься из этого магнитора?!
   Хема встретила их на пороге своего небольшого коттеджа - самого обычного, каких в этом посёлке было несколько сотен. Отгороженные от дороги можжевеловыми оградками, уютные домики терялись в глубинах ухоженных садов, где росли земляничные или фисташковые деревья, и лишь дорожки, выстланные разноцветной смальтой и обсаженные нежно-розовыми олеандрами, указывали к ним путь.
   Радости пса не было предела. Он тихо поскуливал через мокрый нос, пытаясь то и дело вскочить на задние лапы и вдохновенно вылизать лицо этой замечательной женщине, к которой хозяин так редко привозил его. И почему на свете существует такая несправедливость? Этого Рыжий никак не мог понять.
   - Место, Рыжий! - устало скомандовал Рэд. - Не приставай!
   - Оставь его! - отмахнулась Хема, нежно теребя холку пса. - Не видишь что ли? Он соскучился! Он же не такой кремень, как ты.
   Рэд посмотрел на сестру, но в её глазах не было и тени насмешки. Она вовсе не шутила. Хема любила и его, и его пса. Иногда Рэду казалось, что у его сестры настолько большое сердце, что этой её любви хватит на весь мир.
   - А где Ян?
   Рэд осмотрелся по сторонам, словно сын его сестры мог играть где-то в саду. Заметив это его нелепое движение, Хема сдержанно улыбнулась.
   - Ему уже двадцать! Ты забыл? Он здесь, в доме. Вчера был их выпускной, и теперь мой сын полноправно вступил во взрослую жизнь, пополнив ряды стажёров.
   - Ясно, - мотнул головой Рэд. - Он уже определился с выбором?
   - Вот об этом-то я и хотела с тобой поговорить!
   - О Яне? - слегка удивился Рэд, всё ещё не понимая куда клонит сестра.
   - О нём, - кивнула она.
   - Но мы же не станем обсуждать его судьбу без него самого?
   - Нет, конечно. Идём в дом! Он тебя давно ждёт.
   В гостиной парил излюбленный аромат Хемы - свежий, тёплый запах нагретых солнцем равнин Индостана. Несколько низких диванов были расставлены вдоль стен на белом жёстком ковре; высокие, до самого пола, окна впускали в помещение радостный поток солнечного света, слегка приглушённый оптическими фильтрами, создававшими иллюзию прохладной тени в полуденный зной.
   Им навстречу вышел стройный темноволосый юноша. Он стремительно и взволнованно бросился к Рэду. Обхватив его за плечи, украдкой осмотрел знакомые с детства черты твёрдого лица: крупный нос, широкий подбородок, неожиданно весёлый изгиб губ - самых их кончиков. Юноша знал, что его дядя и не смеётся вовсе, но эта его загадочная полуулыбка смущала многих, и она так не вязалась с хмуроватым выражением светло-карих глаз Рэда под низкими бровями.
   "Интересно, а сам он догадывается об этой своей особенности?" - подумал Ян, но дядя уже отстранился от него и придирчиво осмотрел с ног до головы.
   - Тебя можно поздравить со вступлением во взрослую жизнь? Чем собираешься заниматься в качестве стажёра?
   - Я мечтаю работать в области, где изучение механизмов наследственности облегчает понимание развития человеческой психики.
   - Ты говоришь как-то неопределённо, - нахмурился Рэд.
   - Как могу, - смутился юноша и пожал плечами.
   - Он хочет стать великим психологом и пойти работать в один из "кабинетов совести", чтобы помогать людям оценивать свои поступки и выяснять их мотивы, - беспечно махнула рукой Хема, внимательно наблюдая за сыном.
   - Это правда? - преувеличенно удивился Рэд.
   - Да! Я хочу, чтобы драгоценные ростки будущих героев не завяли среди людских сорняков! Я хочу помочь всем хорошим жить дольше и лучше! - с непобедимой уверенностью юности подтвердил Ян и покраснел под испытующим взглядом своего дяди.
   - Нельзя пытаться забраться выше своих возможностей, - покачал головой тот. - Если забывать об этом, всегда будет оставаться риск получить комплекс неполноценности, и ты можешь сорваться в изуверство и ханжество. "Я так хочу" должно быть заменено на "так необходимо"... Разве в школе вам не говорили об этом?
   - Говорили, и я знаю об опасности, - насупился юноша. - Вот почему мне нужен мудрый учитель! Чтобы я ненароком не стал рубить здоровые деревья, оставляя за собой одни гнилушки.
   - Я так понимаю, под "мудрым учителем" ты подразумеваешь меня? - догадался Рэд и слегка приподнял одну бровь от удивления.
   - Ты же знаешь, что каждому стажёру необходим наставник-ментор, - вступилась за сына Хема. - Чем плох ты для этой роли?
   Она испытующе посмотрела на брата.
   - Чем я плох? Да я...
   Рэд оборвал себя на полуслове, почему-то вспомнив прошедшую ночь. Нет, его родным было совсем не обязательно знать о его слабости. Он никогда ничего не скрывал от сестры, но в этот раз был совсем не тот случай. Ему бы самому сейчас сходить в один из этих самых "кабинетов совести" и получить совет от справедливых и ясных умов людей с глубокой интуицией.
   - Хорошо! И как ты себе представляешь мою роль в твоём стажёрстве? - Рэд снова повернулся к юноше.
   Ян покраснел так, что лоб его покрылся бисеринками пота.
   - Я бы хотел принять участие в каком-нибудь твоём деле, - робко произнёс он.
   - Деле? - нахмурился Рэд. - Так сразу? Может быть, тебе стоит для начала поработать в каком-нибудь психоневрологическом санатории? Повидать людей, которым ты собираешься помогать. Больные тяжёлыми психическими расстройствами до сих пор ещё не редкость.
   - На то у меня будет ещё время. Впереди целых три года! - заверил юноша.
   - Ты думаешь? Хм... Мне бы твой оптимизм.
   - Возьми его с собой на Титан, - неожиданно предложила Хема с таким видом, словно речь шла о чём-то совершенно незначительном.
   - Ага! А ты понимаешь, что это будет не обычная прогулка по морю или спортивные состязания на Праздник Братства? Я и сам пока не знаю, что там может нас ожидать.
   - Вот и прекрасно! - невозмутимо пожала плечами Хема. - Я забираю твоего пса - ты везёшь моего сына на Титан, набираться опыта. Может быть, он тоже в конце концов пойдёт работать в эту вашу Психическую Очистку.
   - Но ведь это не равноценный обмен! - попытался возразить Рэд.
   - Да, - спокойно подтвердила Хема. - Но у тебя, дорогой, нет выбора.
   В её глазах плясали озорные "чёртики".
   - Выбор всегда есть, - угрюмо буркнул Рэд, понимая, что противиться сестре в этой ситуации бесполезно. - Только как вот мне теперь убедить Совет в необходимости присутствия в нашей группе постороннего, да ещё и стажёра?
   - Ты справишься! - уверенно улыбнулась Хема. - Запиши его волонтёром в научную экспедицию. Им ведь нужны люди? Я могу сама узнать через Центр распределения трудовых ресурсов...
   - Не нужно, - оборвал её Рэд. - Справлюсь как-нибудь сам.
   - Вот и славно! - снова лучисто улыбнулась его сестра.
   - Я и не думал, что буду работать с таким ментором! - просияв, воскликнул Ян, чуть ли не подпрыгивая от радости.
  
  
  

2.

  
   Ларк протёр ладонью запотевшее зеркало и несколько минут отчуждённо рассматривал в нём сухое, слегка вытянутое лицо, туго обтянутое смуглой кожей. Чёрные, как смоль, глаза смотрели на него из глубины стекла пристально и как-то недобро.
   Обычно Ларк избегал заглядывать в зеркала, опасаясь как раз таких вот взглядов, но совсем обходить их стороной всё же не получалось. В такие минуты он всегда вспоминал начальника Особого отдела. Прав Эрн Грир: все монстры рождаются в нас самих.
   Погружаясь в эти глаза, как в тёмный омут, Ларк терял чувство защищённости и привычного уюта, словно, тело его лишалось кожи, и обнажённая плоть отзывалась на любые, даже самые лёгкие касания нестерпимым жжением и тупой болью. Он и сам не понимал, почему так происходит, ведь никто из его окружения не скажет о нём плохого слова. Да и сам он всегда считал себя хорошим, добрым человеком, чутким к чужим бедам.
   Единственное, что спасало Ларка от этих странных ощущений и смутных мыслей - работа. Отдаваясь ей, Ларк снова чувствовал себя легко и привольно. Мир вокруг обретал чёткие контуры и был разложен в его сознании по полочкам. И на них совсем не было места для всякого рода артефактов, нарушавших бы гармонию его привычного бытия.
   Вот и теперь он знал, что предстоящий полёт на Титан не принесёт никаких неожиданностей... Скорее всего не принесёт... А какие могут быть там неожиданности? Научная станция, где живут восемь человек - три женщины и пятеро мужчин - это не сказочная пещера Алладина с сокровищами и разбойниками. Все учёные подготовлены и здоровы, но условия на этой планетке, отделённой от Земли бездной пространства в миллиард километров, совсем не райские: давление в полтора раза выше земного; температура опускается до минус ста восьмидесяти градусов; вместо привычной воды жидкий метан, разлитый в многочисленных реках и озёрах.
   Красиво? Загадочно?.. Да. Но враждебно человеку по самой своей сути! Единственное, с чем землянам там "повезло" - атмосфера, на девяносто восемь процентов состоящая из азота. Так что Титан - второе место в Солнечной системе, где человек может ходить без скафандра. Правда, одеться придётся очень тепло, и взять с собой дыхательный аппарат. Но в данном случае это малозначимый плюс...
   Ларк усмехнулся своим мыслям.
   Что ещё он знал о станции "Феба-2"? Ему были известны имена и профессии людей, работавших там, которые он прочитал в короткой справке о составе научной экспедиции. А ещё он видел вчера их фотографии, в кабинете у Эрна Грира, заботливо разложенные начальником Особого отдела на массивном столе из искусственного чёрного дерева.
   Две женщины-экзобиолога: смешливая синеглазая блондинка Коллетт Габэл, тридцати пяти лет отроду, и курносая рыжая тихоня Лиа Кэро. Эта из недавних выпускников, судя по возрасту... Почему тихоня? Ларку подумалось так, когда он рассматривал фотографию. Было в её облике что-то такое, что бывает обычно только у тихонь или скромниц... Выражение глаз что ли?.. Он и сам толком не мог сформулировать что, но в своём сознании однозначно окрестил эту девушку "тихоней".
   А вот третья женщина была совсем не похожа на этих двоих. В её взгляде, даже во всём её облике чувствовалась такая душевная мощь, что Ларку не поверилось: "Ей всего тридцать? Да нет, не может быть!".
   Амелия Ромили - биохимик экспедиции - действительно выглядела на снимке более зрелой женщиной. Она одновременно и манила пламенным взглядом широко расставленных топазовых глаз, и воздвигала перед собой неприступную стену презрительно сжатыми губами, кончики которых были вздёрнуты к высоким скулам в надменной усмешке.
   Ларк, наверное, многое отдал бы за возможность коснуться этих дерзких губ своими губами, за возможность разрушить холодное отчуждение далёкой красавицы крепкими объятиями. Но тогда он отбросил от себя эти мысли. Мимолётные желания не должны мешать бесстрастному анализу.
   - Что думаешь о них? - спросил Эрн Грир, внимательно наблюдавший за ним.
   - А мужчины? Кто они? - Ларк пододвинул к себе остальные стереоснимки.
   - В основном геологи или геофизики. Естественно с приставкой "экзо". Вот этот, - начальник Особого отдела указал на снимок сурового на вид мужчины с выраженными скандинавскими чертами широкого лица, словно бы небрежно вытесанного скульптором из куска серого гранита, - их руководитель - Ирвин Дойл.
   Ларк взял в руки стереоснимок и встретился взглядом с колючими глубоко посаженными голубыми глазами сорокалетнего мужчины. Отложил снимок в сторону, взял следующий, краем уха слушая пояснения Эрна Грира.
   Тофер Тибби - геофизик экспедиции - смотрел из глубины плоского кристалла пристально и задумчиво. Тонкий нос, сужающееся к острому подбородку лицо, слегка поджатые тонкие губы крупного рта. Пожалуй, такой должен пользоваться успехом у женщин. Они любят эту романтическую печаль в мужском взгляде и утончённость черт...
   Ларк взял следующие два снимка. Крис Менон и Кип Торн - врач и инженер связи - были внешне чем-то похожи. В голове у Ларка даже мелькнула мысль: "Уж не братья ли они?". Кип Торн, кажется, постарше. Возможно, это впечатление создавалось из-за наметившихся складок вокруг его мясистого носа и ухоженной бороды с глубокой проседью, при наличии круглой, абсолютно лишённой волос головы. Врач же выглядел бодрячком, явно любителем активного отдыха или спорта, хотя и был уже не так молод.
   - Последний - геолог Ли Чен, - сообщил начальник Особого отдела. - Он из волонтёров. Прибыл сюда две недели назад с Энцелада. Там тоже занимаются аналогичными исследованиями. Энтузиасты считают, что в подлёдном океане этого спутника, как и на Европе, может быть жизнь.
   - Он же совсем крошечный! - усмехнулся Ларк.
   - И тем не менее, - пожал плечами Эрн Грир и положил на крышку стола сцепленные пальцы. - Так что ты думаешь обо всём этом?
   Ларк снова разложил перед собой стереоснимки - теперь уже веером - и несколько минут задумчиво разглядывал их.
   - Думаю, здесь, скорее всего, обычная ситуация, - наконец, сказал он. - Каждодневная тяжёлая рутина, ограниченное пространство, тесная группа людей. Постоянное нервное напряжение накапливается, как снежный ком, а внимание ослабевает. Маленькая оплошность или техническая неполадка в одночасье приводит к печальному итогу.
   - Ты хочешь сказать, что произошла какая-то авария? - уточнил Эрн Грир. - И они погибли: все, сразу? И те, что прибыли с "Фебы-1"?
   Начальник Особого отдела пристально посмотрел в глаза Ларка.
   - Это космос, чужая планета, - спокойно пожал плечами тот. - Такое случалось и не раз... А что говорят наши "пифии" из ОРС?
   - Они пока не могут сказать ничего определённого. Намекают на некую психическую преграду. А может быть просто слишком большое расстояние разделяет Землю и Титан. Для их "очей Аргоса" оно недоступно: много помех и наслоений мыслеобразов. Им необходимо побывать на месте, как и нам, и прикоснуться к предметам, чтобы увидеть, - последние слова Эрн Грир произнёс с сомнением. Хотя, возможно, Ларку это только показалось.
   - И каков вердикт Совета? - спросил он.
   - Одна из них полетит с вами.
   Ларк одобряюще приподнял одну бровь.
   - И кто же? Я её знаю?
   - Вряд ли. Она из новеньких. Совсем недавно закончила Школу ОСО и теперь рвётся в бой.
   - А имя? Имя у неё есть?
   - Дэвика Нур.
   - Нет... Её я, пожалуй, не встречал здесь, - задумавшись, покачал головой Ларк. - И как, способная?
   - Не то слово! Зато тебе хорошо известен третий член вашей группы, Рэд Фламер.
   - О, да! С ним мы давно знакомы, - обрадовано закивал Ларк, услышав это имя. - Значит, психолог-демограф, оперативник и "провидица"?.. Когда вылетаем?
   - Двадцатого. Грузовой ракетоплан специальным рейсом доставит всех вас на Титан.
   Ларк удовлетворительно кивнул, прикидывая в уме, чем занять оставшиеся два дня.
  
   - Ларк! Милый! Ты что там так долго? - донёсся из спальни журчащий голос Зои.
   Они вместе уже два года, но Ларк всё никак не привыкнет, что по утрам он просыпается не один, а в объятиях смуглокожей красавицы.
   Зои никогда не претендовала на что-то большее, чем то, что связывало их сейчас, но находясь у него в доме вела себя по-хозяйски основательно, превращаясь из слегка взбалмошной искательницы приключений в заботливую хранительницу домашнего очага. Возможно, именно этот разительный контраст и привлекал Ларка? Во всяком случае, с этой девушкой он мог забыть на время даже о работе, потому что Зои умела заставить забыть обо всём.
   - Иду, солнышко! Иду!
   Ларк вернулся в спальню. Окна по-прежнему были задёрнуты дымчатыми оптическими занавесями. Ларк бросил взгляд на часы: уже одиннадцать!
   - Не пора ли вставать, Зои? Как можно столько нежиться в постели?
   - Иди сюда!
   Она порывисто потянулся его за руку, привлекая в свои объятия. Ларк почувствовал, как её твёрдые соски коснулись его кожи, и сердце в его груди на мгновение замерло, а затем учащённо забилось, отдаваясь гулкими ударами в висках.
   - Хочешь, поедем с тобой в "Сады Любви"? - страстный шёпот Зои щекотал его губы, её горячее дыхание проникало в него, а тёмные, коварно сузившиеся глаза Зои не отпускали его взгляд ни на мгновение. - Хочешь? Но сначала...
   Её рука скользнула вниз, и Ларк со сладостным замиранием ощутил нежные касания горячих пальцев девушки.
   - Сначала вспомним прошедшую ночь... Ведь ты не против?
   Хитрая грациозная кошка, проснувшаяся в его подруге, уже не могла остановиться. Зои опрокинулась навзничь на постель, увлекая за собой Ларка, душа его долгими страстными поцелуями. И он, снова позабыв обо всём на свете, покорно растворялся в её податливом теле.
  
   Строительство Общеконтинентальной Дороги началось ещё полтора века назад, постепенно разворачивая грандиозную спираль магнитного полотна вокруг всего земного шара. Сейчас её транспортные вектора охватили уже четыре континента. Чтобы попасть на космодром, расположенный на плато Декан, Ларку нужен был шестой сектор юго-восточной транспортной Зоны.
   Выйдя из магнитобуса у ближайшей станции, Ларк Тэрон прошёл под матовый купол, отлитый из волокнистого стекла. Полупрозрачная конструкция внутри напоминала створку гигантской раковины, опиравшуюся на высокие ажурные столбы из алюминия, выстроившиеся вдоль широких платформ, принимавших приезжающие и отправляющиеся магнитные поезда. Лёгкие пешеходные мостики, переброшенные между столбами на высоте нескольких метров манили к неторопливой прогулке, но Ларк уже не принадлежал себе.
   Он остановился около информационной колонны, выбирая нужный ему поезд. В другое время Ларк мог бы поехать на север, где пролегала соединительная дуга западной ветви Дороги, а затем пересесть на ответвление, уходившее далеко на юг, любуясь в дороге живописной природой. Но этот путь занял бы не меньше четырёх суток. Столько времени у Ларка не было. Поэтому он выбрал более короткий маршрут по двенадцатому вектору центральной ветви до Австрало-Азиатской жилой зоны, где Ларк намеревался пересесть на гравиплан, грузовые линии которых соединяли через океан Индостан и Африку. Так путь сокращался до пятнадцати часов и Ларк вполне успевал к отлёту. Ещё даже оставалось время познакомиться с молодой "пифией" в непринуждённой обстановке. Не делать же это во время полёта к Титану? Там, за пределами Земли начнётся рутинная работа и они должны быть уже сплочённой работоспособной командой.
   Всю дорогу Ларк размышлял над тем, какая сложная и необычная работа у сотрудников из ОРС. Чтобы ничто не отвлекало его от этих дум, он поднялся на верхний этаж вагона, к прозрачной крыше. Здесь почти не было пассажиров, а солнечный свет, рассеянный опалесцирующими стёклами, казался перламутрово-нежным свечением, исходившим от потолка.
   Аркада Дороги уже рассекала океанские просторы, а Ларк всё никак не мог отделаться от мыслей о Дэвике Нур. Его воображению рисовалась загадочная женщина со змеями в волосах, укрытая алым покрывалом, вдыхающая одурманивающие испарения в глубине таинственной пещеры, чтобы впасть в экстаз и пророчествовать страждущим. Ларк не удержался и даже сделал запрос в Информационный центр Трудового Братства, после чего принялся жадно читать на небольшом экране визиофона, вмонтированного в спинку впереди стоящего кресла, о древнегреческих жрицах-прорицательницах, о Дельфийском оракуле и о свиллах, экстатически предрекавших будущее или предсказывавших бедствия по полёту птиц, по внутренностям животных, либо по наблюдениям за явлениями природы.
   Ларк прекрасно знал, что на работу в ОРС идут люди с хорошо развитой интуицией и способностями к телепатии. Наверное, поэтому львиную долю сотрудников отдела составляли женщины. Ведь они всегда были ближе к природе и обладали более развитыми чувствами, чем мужчины. Специалисты из Психической Очистки примечали одарённых подобными качествами детей с самого раннего возраста, помогая им в дальнейшем развивать свои способности и направляя выбор ими жизненного пути в зрелости в нужное обществу русло. Многие из них впоследствии работали в тех же "кабинетах совести", но многие приходили и на работу в Охранные Системы.
   Каково же было удивление Ларка, когда в зале ожидания космопорта он увидел самую обыкновенную, ничем не примечательную девушку: длинные, до пояса, чёрные волосы с густым медным отливом, лучистые карие глаза и милые ямочки на щеках, когда она улыбнулась ему, протягивая в приветствии руку.
   Пожимая её узкую, но твёрдую ладонь, Ларк почувствовал лёгкое разочарование.
   "И зачем я только накрутил себя?" - с досадой подумал он, окидывая взглядом ладную спортивную фигурку девушки. Дэвика Нур была невысокого роста - не больше метра шестидесяти, наверное. И она совсем не походила не только на легендарных пифий, но и на женщин, на которых обычно засматривался Ларк.
   - Я разочаровала вас? - спросила уверенным тоном Дэвика, пристально глядя в глаза Ларка, словно, прочитала его мысли.
   - Нет... Что вы... - растерявшись, попытался оправдаться тот, но тут же спохватился: - Разочаровала? Чем?
   - Даже не знаю... Своей приземлённостью, наверное?.. И вам нравятся совсем иные женщины. Не так ли?
   Острый взгляд Дэвики, словно лезвие бритвы, проникал в мозг Ларка, не оставляя тому никаких шансов скрыть свои мысли и чувства от неё.
   - Нет, что вы! Вы милая девушка... Очень!
   Ларк попытался мысленно выставить психическую защиту от всепроникающего взгляда "пророчицы". Кажется, у него это получилось, но не надолго.
   - Тогда вы просто начитались древних легенд о свиллах, - сделала вывод Дэвика. - Но мы не такие, поверьте! Не стоит нас опасаться... Да и возносить к небесам тоже не стоит.
   Девушка открыто улыбнулась Ларку и лёгким движением провела рукой по его плечу, словно, стряхивая с него невидимые пушинки. В эту секунду Ларк почувствовал небывалое спокойствие и опьяняющее умиротворение, как будто все заботы и тревоги разом ушли в небытиё. Он перевёл взгляд на старого своего товарищи Рэда Фламера. Тот стоял неподалёку и о чём-то беседовал с незнакомым Ларку черноволосым юношей.
   "А это кто такой? - удивлённо подумал Ларк. - Он что, тоже летит с нами на Титан?"
  
  

3.

  
  
   Казалось, что синие сумерки вокруг ощутимо и размеренно дышат: вдох... выдох... вдох... выдох...
   Дэвике Нур подумалось, что она, возможно, находится внутри какого-то огромного неведомого существа, но девушка сразу отбросила эти странные мысли. Нет, она не была в чьём-то брюхе. Сзади светило солнце - бело-голубые размытые лучи его лились из-за спины Дэвики, падая на дно узкой лощины, устланной мокрым песком... Хотя нет, это был и не песок вовсе: ледяные песчинки, похожие на изморось, вспыхивали ослепительными искрами на белёсом свету, на мгновение рассеивая холодный мрак впереди.
   Дэвика хотела обернуться и посмотреть на странное солнце, но у неё это не получилось. Оказалось, что она в одночасье потеряла контроль над собственным телом, и оно теперь подчиняется чьей-то чужой воле. В это мгновение дышащая темнота замерла, и Дэвика ощутила собственное дыхание, срывавшееся с её губ облачками пара в морозном воздухе.
   "О небо! Как здесь холодно!" - мелькнула в голове мысль, но Дэвика тут же забыла о холоде, потому что впереди, в вязком непроглядном мраке зашевелилось что-то большое и бесформенное. Каждой клеточкой своего тела девушка почувствовала ледяной ужас, но это не было её собственными чувствами. Этот ужас исходил от чёрного нечто, затаившегося невдалеке, словно бы оно генерировало невидимые упругие волны и направляло их на Дэвику, окутывая девушку животным страхом, как колючим одеялом.
   Дэвике Нур понадобилась вся её воля, чтобы отринуть от себя эти странные ощущения и... Она проснулась.
  
   Радостные солнечные лучи, приглушённые оптическими занавесями, проникали в комнату, ложились невесомым золотым покрывалом на её постель. Дэвика огляделась по сторонам, всё ещё не в силах отделаться от странного видения.
   Пара мягких надувных кресел на пушистом ковре, низкий столик у кровати, со множеством всяких мелочей и милых сердцу безделушек. Там же резная шкатулка с изображениями и голосами близких, и мемонограммы, на которых были записаны важные собственные мысли. На стене над столиком голограмма с изображением танцующей артистки Киран Редди. Та была кумиром молодёжи, но Дэвике она нравилась не поэтому, а потому, что была похожа на её собственную мать... Мысли о матери отвлекли её от тревожного сна, навеяли воспоминания о детстве.
   Всё началось, когда ей исполнилось шесть, началось с её снов. Дэвика тогда заканчивала обучение в школе первого цикла на Мадагаскаре и готовилась перейти на следующий цикл. Их всем классом должны были увезти в новую школу, в Шотландию. В мечтах ей уже виделись широкие поля, виноградники и купы дубов с клёнами, спускающиеся от зелёных холмов к морскому берегу. Немного суровая и холодная красота древней страны. Перед сменой мест обучения, детям всегда рассказывали о том, где они будут жить следующие три года. Постоянные переезды от цикла к циклу давали положительный эффект обучения за счёт смены обстановки восприятия. Она не позволяла учебному процессу превратиться в скучную рутину.
   В одну из последних ночей на Мадагаскаре Дэвике и приснился тот страшный сон: объятое пламенем здание школы безжалостно пожирало её друзей и воспитателей. Она слышала их крики о помощи и громкие вопли боли. Дэвика проснулась вся в холодном поту и бросилась к учителям, вся дрожа от страха. Оказалось, что техническая неисправность в системе вентиляции действительно привела к возгоранию в одном из подсобных помещений, а система пожарной безопасности почему-то не сработала. Так маленькая девочка спасла больше двухсот человек.
   А потом в их школу приехали добрые и ласковые люди: двое мужчин и женщина. Они долго разговаривали с Дэвикой под присмотром её воспитателей. Разговаривали о разном: о её родителях, о её друзьях, о её мечтах и любимых занятиях в школе. Когда они уходили, то попросили Дэвику ничего не боятся и всегда рассказывать о своих чувствах - смело и открыто, а сны стараться записывать. Вдруг ей присниться что-то интересное и удивительное, чем она сможет поделиться с остальными. С тех пор вести эти записи вошло у неё в привычку.
   Дэвика даже научилась со временем управлять своими снами, которые стали ещё красочнее, глубже и объёмнее, вовлекая в сновидение взрослеющей девочки совсем неведомые Дэвике места и незнакомых ей людей, с которыми иногда случалось что-то нехорошее, какая-то беда или несчастье. Проснувшись, Дэвика очень переживала о том, что не может помочь всем этим людям, потому что не знает, кто они и где живут. Эта беспомощность огорчала её больше всего. А потом она стала слышать и мысли людей - близких и далёких. Иногда смутно, обрывочными видениями эти мысли всплывали в её голове, а иногда совершенно ясно и отчётливо, словно бы она слышала их голоса. Такое происходило тогда, когда с этими людьми можно было вступить в тесный телесный контакт или дотронуться до вещей, принадлежавших им.
   Сознавая, что с этим нужно что-то делать, обратить свои способности на пользу обществу, Дэвика и пришла в Охранные Системы, где, как оказалось, её давно ждали. Была ли она счастлива, работая в ОРС? Безусловно, да! Ведь теперь её больше не мучило осознание собственной беспомощности. За её спиной стояла вся мощь охранительных систем Земли, оберегавшая мирную жизнь жителей Трудового Братства даже в бесконечном космосе.
   Вот и сейчас, где-то там, в глубинах ледяного безжизненного пространства от неё ждали помощи, а она никак не могла пробиться сквозь неприступную стену, словно, намеренно воздвигнутую кем-то на пути её мысленного взора, не могла услышать этих людей, затерянных на Титане, и сообщить об их беде другим. Даже радиосигнал пролетал эту пропасть за восемьдесят четыре минуты! Но станция "Феба-2" молчала. Дэвика же билась над неожиданной преградой уже несколько дней. Теперь она не сомневалась, что её странный сон был как-то связан с этими людьми. Но как?.. Чем?.. Этого она понять не могла. Её способности управлять событиями собственных сновидений, направлять их в нужное ей русло, чтобы извлекать максимум информации, здесь теряли свою силу. Её волю что-то подавляло - что-то могучее и тёмное - и это всерьёз начинало беспокоить Дэвику.
   Ей непременно нужно было побывать там, на станции "Феба-2", чтобы "увидеть" что же на самом деле произошло с этими людьми. Живы ли они?.. Смутные предчувствия подсказывали Дэвике, что случилось самое худшее и непоправимое. Но в чём причина?.. Есть ли угроза для других?.. Вот почему ей даже пришлось прибегнуть к суггестии, чтобы убедить начальницу Отдела Репликации Событий рекомендовать в группу, отправляющуюся на Титан, именно её. Ведь Дэвика знала, что в их отделе у неё нет равных по способностям к "прорицанию", хотя ей всего двадцать пять и она вчерашняя выпускница Школы ОСО.
   Когда Ситара Триведи сообщала ей о положительном решении Совета, Дэвике с трудом удалось скрыть свои чувства. А Ситара мягко улыбнулась ей и шепнула на ухо:
   - Только не думай, что это благодаря твоим стараниям что-то внушить мне. Ты же не думаешь, что я такая простачка и руковожу этим отделом только из-за своих красивых глаз?
   Дэвика бросила застенчивый взгляд на начальницу и густо покраснела. А та заботливо погладила её по голому плечу.
   - Просто я ценю тебя, твои устремления и способности. Со временем твой пыл начнёт сходить на нет под давлением опыта прожитых лет. А пока ты молода, нужно стремиться вперёд, нужно гореть душой ради других, пускай и рискуя сгореть самому дотла.
  
   И вот сегодня это случиться. Сегодня они стартуют к Сатурну на ракетоплане Службы "Купол". С ней вместе летят ещё двое мужчин, с которыми Дэвика пока была незнакома. Но в том, что они найдут общий язык она не сомневалась. С её то способностями узнавать людей!
   Космопорт находился в той же жилой зоне, где теперь жила и Дэвика. Дорога с Суматры до плато Декан была не так далека. Можно было бы лететь по воздуху, но Дэвика выбрала морской путь. Экранолёт доставит её к побережью Индостана всего за шесть часов. Небольшая морская прогулка перед погружением в холодный мрак космоса казалась Дэвике хорошей наградой за её душевные мучения последних дней.
   Так и случилось. Дэвика стояла на верхней обзорной палубе экранолёта, с наслаждением подставляя лицо морскому ветру, трепавшему её волосы, словно, гриву мчащегося галопом скакуна. Сейчас девушка старалась ни о чём не думать. Просто наслаждаться моментом: бескрайним океанским простором, летевшим навстречу каскадами крутых волн, слепящему жаркому солнцу, строгой, рокочущей басами симфонии природы.
   Под эти аккорды в памяти снова всплыл образ матери Дэвики - светлый и чистый, какими бывают все детские воспоминания. Девушка опустила руки на оградительный барьер и с силой сжала пальцами титановый поручень. Где-то, в самой глубине её сердца опять заныло тоскливой болью осознание безвозвратной утраты. Что ей теперь осталось, кроме свиданий в Храме Славы, где Дэвика подолгу стояла возле имени матери, отлитом в золоте навечно врезанном в красный гранит? Она делилась с этими буквами самым сокровенным: своими тайнами, своими трепетными чувствами, своими радостями и горестями. Как бы она хотела в такие минуты прильнуть к матери, почувствовать тепло её тела, её запах, ощутить на своих волосах нежные касания её нежных ладоней!..
   Страшная случайность отобрала у Дэвики самого дорогого ей человека, разделила их непреодолимой пропастью. Но память осталась - память и слава, которые теперь будут передаваться от поколения к поколению, не страшась времени, не ведая забвения.
  
   Экранолёт приблизился к Коромандельскому берегу и вошёл в устье реки Кавери, чтобы подняться по расширенному и углублённому руслу вверх по течению, к склонам Западных Гатов, к границе зоны водопадов, где лежала плоская возвышенность Индравати. Здесь, почти столетие назад, был построен главный земной Космопорт, с которого вглубь Солнечной системы стартовали все челночные ракетопланы.
   Дэвика с замиранием сердца смотрела на разбросанные повсюду массивные кряжи, увенчанные, словно коронами, гранитными останцами. Красные песчаники сменяли степные редколесья, переходили в геометрически правильные плантации хлопчатника. За ними глыбовые сланцевые хребты с плоскими вершинами склонялись в сторону океана, ограждая тихие речные долины, поросшие влажными листопадными лесами из тика и сандала. Эти долины полого поднимались на север, к Индо-Гангской равнине, где за горами Виндхья расположились многочисленные исследовательские центры, научные базы, институты и приуроченные к ним жилые посёлки.
   Дэвика ещё ни разу не покидала Земли, поэтому вид Космопорта привёл её в не меньший восторг и трепет, чем окружающие его пейзажи. Голубые ленты взлётных полос тянулись к краю скалистого обрыва от широких куполов транспортных ангаров, выдутых из молочно-белого пенополимера. Взлётно-посадочная зона была ограждена кольцом пустынного пространства от комплекса лёгких белоснежных зданий: навигационных служб, технических станций, ремонтно-заправочных центров. Особняком от них на невысоком уступе около самого обрыва сверкало стёклами главное здание Космопорта, где Дэвику должны были ожидать её товарищи.
   Каплевидный магнитобус услужливо подъехал к девушке, едва она ступила на шестиугольные плиты, устилавшие открытую площадку транспортной станции. Робот-водитель раскрыл перед ней прозрачные двери. Помедлив секунду, Дэвика запрыгнула внутрь юркой машины, и та помчала её к заветному зданию, окружённому кольцевой дорогой, выстланной красным базальтом. Наверх, ко входу, укрытому изогнутым прозрачным козырьком, вела широкая лестница из плавленного камня. Тренированной девушке не составило труда вспархнуть по ней за несколько секунд, и вот она уже стоит в прохладной тени просторного зала.
   Удобно выгнутые - наподобие цветочных лепестков - мягкие скамьи приглашали к спокойному отдыху или размышлениям перед дальней дорогой. Мощные вентиляторы на высоком потолке бесшумно перегоняли сухой воздух, смешивая его с прохладным ветерком, стелившимся вдоль пола и приносившим горьковато-пряные запахи степных трав. Здесь было довольно многолюдно, но Дэвика сразу же узнала нужных ей людей. Они стояли чуть в стороне от остальных, у информационной колоны: хмуроватый на вид мужчина лет сорока и стройный юноша.
   Дэвика заметила, что мужчина время от времени сжимает в кулак пальцы правой руки, а юноша беспечен и слегка взволнован - видимо, как и она, молодой человек впервые улетал с Земли, поэтому всё вокруг ему было интересно и необычно. Дэвика уловила сходство черт в лицах обоих, но они явно не были отцом и сыном.
   "Странно, что один из них так молод", - подумала девушка. Она не помнила случаев, когда в Охранные Системы брали бы стажёров.
   Медленно ступая по гладкому полу, Дэвика продолжала с интересом разглядывать обоих, прислушиваясь к своим внутренним ощущениям.
   Да, они не были отцом и сыном, но находились в родственных отношениях - юноша приходился племянником этому мужчине, а тот, несомненно, был психодемографом из ПОТИ, Рэдом Фламером. Юношу же зовут Ян. "Что ж, милое имя, - улыбнулась своим мыслям Дэвика. - Да и сам он довольно симпатичный, несмотря на некоторую резкость черт. Стажёр... Только что закончил последний цикл школы и мечтает стать великим психологом... или философом... Сам ещё не определился".
   Дэвика покачала головой: "Ох уж эта самоуверенность юности!.. Хотя и она была такой... А почему была? Она и сейчас такая! Даже Ситара Триведи об этом знает. Но за это и ценит её... А Рэд Фламер не в ладах с собой. Сердечная рана... Совсем свежая... Нет, давнишняя! Он случайно разбередил её недавно и теперь мечется, не зная как поступить. Видно, чувства к этой женщине были настоящими, крепкими, хотя он сам себя пытается убедить, что всё давно забыто и неважно для него".
   Дэвика почувствовала невольную симпатию к этому человеку, который хотел казаться себе стойким и мужественным, но при этом имел трепетное и горячее сердце.
   - Светлого неба! - поприветствовала она обоих, остановившись в двух шагах от информационной колоны.
   Рэд Фламер удивлённо обернулся и окинул её оценивающим взором. Но в этом взгляде не было ничего вызывающего или оскорбительного. Он вовсе не оценивал Дэвику, как женщину - он старался понять что она за человек. А вот в глазах юноши полыхнул огонёк страсти.
   "Молодость! Что с него возьмёшь? - мысленно улыбнулась девушка. - Придёт время, и он научится справляться со своими порывами, доставшимися нам в наследство от наших животных предков".
   - Рэд Фламер? Я, Дэвика Нур! - Она протянула ему руку, вложив в улыбку максимум женского очарования на какое была способна.
   Рэд, слегка ошарашенный, осторожно пожал её кисть.
   - Ян? - Дэвика повернулась к юноше и слегка склонила голову в вежливом приветствии, борясь с искушением одарить того убийственным взглядом, который он бы запомнил надолго. - Решил путешествовать с дядей? Так сказать, сходу в карьер? Не страшно?
   - Да, в общем-то, нет... Не особо...
   Юноша был удивлён проницательности черноволосой бестии не меньше своего дяди. А её фигура в этом обтягивающем комбинезоне с антрацитовым отливом!
   "О! - подумал Дэвика. - Нет, с ним всё же нужно быть осторожнее. Держать на расстоянии на всякий случай".
   Она снова повернулась к Рэду Фламеру.
   - А где же Ларк Тэрон? Он что же не летит с нами? Вместо него ваш племянник? - Дэвика бросила острый косой взгляд в сторону юноши.
   - Отчего же? - раздался у неё за спиной весёлый уверенный голос, от тембра которого по спине Дэвики пробежали невольные мурашки. - Разве я опоздал к отлёту?
   Девушка обернулась и пристально посмотрела в тёмные глаза подошедшего мужчины.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Джейн "Небесная музыка" (Молодежная проза) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | К.Кострова "Ураган в другой мир" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Положи себя под елку" (Короткий любовный роман) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Флат "Хранитель дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Князькова "Новогодний диагноз" (Короткий любовный роман) | | Р.Свижакова "Если нет выбора или Герцог требует сатисфакции" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"