Четвертнов Александр: другие произведения.

Матрос империи. Общий фаил

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.15*62  Ваша оценка:

  Матрос империи.
  
  Кто он, инфантильный герой нашего времени, или плод погибающего разума? Какая у него цель в жизни? А если цели нет, если не привык, и не умеет их перед собой ставить? Зачем о чем-то думать, и что-то менять, если и так все есть, пусть и в умеренном количестве. Лучшее - враг хорошего. Но что будет, если вспыхнувшая сверхновой влюбленность перевернула ставший привычным мир? И теперь ему надо спасать свою жизнь, становиться сильнее и умнее, а так же спасти свою возлюбленную.
  Кто бы еще сказал, как это сделать, как преодолеть свою излишнюю эмоциональность и мягкотелость, свою лень? Как преодолеть себя и стать мужчиной?!
  
  Матрос империи.
  
  
  Предисловие автора
  
  Уважаемый читатель. Я рад приветствовать тебя на страницах своего первого крупного произведения.
  В данный момент я опубликовал черновик, над которым ведется редакторская работа. Все основные сюжетные моменты и мысли прописаны, и меняться не будут, как и характер ГГ. Как только редактура закончится, эта запись будет изменена, но я не знаю, сколько времени на этой уйдет.
  Главный герой инфантилен, эмоционален, ленив, не логичен. Он рохля, и ему решать, а надо ли стремиться измениться, что бы изменить свою жизнь, и сделать ее лучше.
  Я надеюсь, уважаемый читатель, что книга придется тебе по вкусу. В любом случае, я буду признателен за конструктивную критику. На всякий случай, в целях экономии времени, как своего, так и твоего, уважаемый читатель, хочу попросить, воздержаться после прочтения от оценивания возраста автора, возраста читателей, и их умственного состояния. От различных оскорблений, и прочих, некорректных высказываний. Автор прекрасно знает, какой получился ГГ, и что произведение не может нравиться всем. Поэтому, если нет желания, и возможности привести конструктивные доводы к критике, а желание написать комментарий есть, то прошу, ограничиться простым нравится или не нравится. Любая грубость и бестактность будут удаляться. Если же нет возможности сдержаться, можете писать мне личные сообщения.
  Это первая книга цикла, здесь Вы не найдете ответа на многие вопросы, которые возникнут по прочтении. Все ответы будут дальше, и не обязательно в следующей части истории о Ростиславе.
  Благодарю за внимание.
  Внимание!
  Все события и персонажи вымышлены. Любое сходство с реальными событиями и именами случайно.
  P.S. Господа пираты, просьба к Вам обновить текст. Этот вариант является на данный момент более правильным после редактуры. Когда редактура закончится, выложу сюда окончательный вариант.
  
  
  Глава 1
  
  
  - Поздравляем, индекс Вашего развития составляет одиннадцать пунктов. - Холодный механический голос бесстрастно раздался из динамиков.
  Тут же, с легким шипением, открылась крышка диагностирующей капсулы, и я очутился в палате районной клинической поликлиники, которая сотрудничала с нашей гимназией. Одевшись, и, оторвав распечатку результатов тестирования, я вышел в больничный коридор.
  'Тоже мне, поздравляем', - думал я, вчитываясь в полученный документ, который гласил:-
  'Поздравляем, индекс Вашего развития составляет 11 пунктов, рекомендуем Вам обратить внимание на возможность реализовать свой потенциал в медицинской или военной сфере, также Вам рекомендованы следующие специальности...'.
  Никогда еще меня не поздравляли в том, что я недоразвитый. Юмористы, блин. Ну почему одиннадцать? Хотя бы пятнадцать, уже более радужные перспективы для карьеры и дальнейшего обучения. Как же я теперь буду смотреть в глаза Лире?
  Лира - это моя девушка, у нас любовь, и грандиозные планы на совместную, дальнейшую жизнь, которые, я, только что похерил. Но давайте расскажу все по порядку.
  Меня зовут Ростислав Драгомирович Туров, мне восемнадцать лет. Я попаданец. Да, да, как в книгах, попаданец в параллельный мир. В прошлой жизни меня звали тоже Ростиславом, только отчество и фамилия были другими, Артемович Гуров. И было мне тридцать лет. Трудился обычным программистом, гулял девушек, занимался спортом для поддержания формы. В общем, наслаждался жизнью, пока не полез в горы на Кавказе. Соблазнился на уговоры друзей и полез. Шел в связке с опытным инструктором, все было нормально, и вдруг, стремительный полет, перед глазами проносится вся жизнь. Последнее, что помню - это итог своей жизни, который сам же и подвел, - жизнь прожил бездарно, и умер так же, и дикое желание жить и все исправить. Удар и темнота. А больше говорить и нечего, тридцать лет, как с куста, а толку ноль, ничего после себя не оставил.
  Очнулся в больнице. Вокруг возгласы радости, противно пищит аппаратура, а надо мной склонилась красивая, седовласая женщина в белом халате, заляпанном кровью. Женщина оказалась матерью парня, в чье тело я угодил. Вернее, уже моей мамой. Моей второй мамой, потому что, она приложила неимоверные усилия, чтобы я жил. Как она сама в дальнейшем призналась, как будто снова родила меня. Буквально по кусочкам собрала, без сна оперировала в течение двух суток, постарела лет на двадцать, стала седой, как лунь, но собрала. Пять остановок сердца, постоянные внутренние кровотечения, отек мозга, отказ всех органов и прочие прелести, которые бывают после падения с сотни метров. То, что парень дожил до операционной, просто чудо. Еще одно чудо, что я оказался в его теле. И на протяжении восьми лет я гнал от себя мысли признаться, что ее настоящий сын умер на том самом операционном столе, скорее всего во время самой первой остановки сердца, которая длилась десять минут.
  Вообще, все, что случилось с десятилетним Ростиславом, чистой воды фантастика, так не бывает, но не бывает и того, что люди между мирами перемещаются. Мне повезло, кого благодарить - не знаю, но я много думал о тех событиях, и так ни к чему и не пришел. Единственное, что не вызывало сомнений - это второй шанс, и его надо использовать, приложив все силы, добиваться результатов, чтобы в конце, не было ни капли сомнения, и ни капли сожаления о прожитой жизни, чтобы не было той всепоглощающей, безнадежной тоски, которая, словно замораживает в последний миг бытия, и приносит такую боль, что не возможно описать, и даже смерть не приносит избавления от нее.
  Два года я учился снова ходить, говорить, самостоятельно держать ложку, справлять нужду, в общем, функционировать, как здоровый организм. За эти два года перенес еще четырнадцать операций. Я жил в больнице, то в хирургии, то в реанимации. Постоянно отказывали органы чувств: то видеть перестану, то слышать - мучения еще те, но никогда, никогда еще я так не стремился жить. И, словно подчиняясь моему стремлению, моей воле, выздоровление, медленно, но верно приближалось к своей кульминации.
  В двенадцать лет, меня перевезли домой, на семейную ферму. Отец построил целый реабилитационный комплекс, моя комната превратилась в современную больничную палату, напичканную медицинским оборудованием. Под маминым присмотром со мной постоянно занимались брат и сестры.
  Брат и сестры, там, в прошлой жизни, я был один. Единственный ребенок в семье, который не знал, ни родительской ласки, ни домашнего тепла и уюта. При первой возможности, я ушел из дома, оставив отца алкоголика, а мама ушла еще раньше, не знаю куда, даже не интересовался. Но в этой, новой жизни, у меня была любящая, заботливая семья. Старший брат и две младших сестры. Ждан, Лада и Белослава. Они поочередно дежурили у моей постели, рассказывали о нашей семье, об окружающем мире, помогая восполнить пробелы в памяти после амнезии, занимались физкультурой, проходили со мной школьную программу, от которой я безнадежно отставал.
  В четырнадцать лет я полностью восстановился. Ощущал себя нужным и любимым сыном. Я был счастлив в своей новой семье, и готов был сложить за них голову, в благодарность за эти четыре года жизни, наполненных радостью и любовью.
  Благодаря семье, я все же смог окончить среднюю школу в срок. Свое пятнадцатилетие я встречал, будучи учеником одной из элитных императорских гимназий нашей столицы - Великого Новгорода.
  Вообще, как я стал учиться в заведении, где конкурс, чуть ли не сотня человек на место, это отдельная история. Нет, я не смог бы сам сюда поступить, и отец, хоть и имел средства, не давал взяток. Вопрос решил Дед. Воислав Драгомирович Туров, капитан-лейтенант императорской морской пехоты в отставке. Человек, о котором можно рассказывать бесконечно. Патриарх нашей семьи, глава рода Туровых. Да, мы, хоть и простолюдины, но у нас есть свой родовой герб. Дед его заслужил, совершив подвиг на войне с бритами полвека назад. За герб дед отдал правые ногу и руку, и ослеп на один глаз. Но нисколько не жалел о содеянном. Как он говорил: - 'Это того стоило'. Вместо личного дворянства, он выбрал родовой герб, как первый шаг к потомственному дворянству, получил императорские военные ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия четвертой и третьей степени, а также георгиевское оружие с бриллиантами, и звание капитан-лейтенанта в отставке, как завершение своей карьеры.
  Именно, благодаря орденам Святого Георгия, по последним указам отца нынешнего императорского величества, дед и определил меня без экзаменов в гимназию, была у него такая 'льгота'.
  Если и поступил я в гимназию по своеобразному 'блату', то учился я все-таки прилежно, старался, оставался на факультативы и девятый класс закончил без единого 'удовлетворительно'. А в десятом классе, я встретил ее.
  Графиня Иллирика, дочь его сиятельства Графа Данакта Родомировича Юдина, моя любовь и мой смысл жизни. Никогда, ни к одной девушке я не испытывал тех чувств, что с первого взгляда на Лиру поселились в моем сердце. И вроде вторую жизнь живу, и в первой тридцать лет пробега, но такой нежности, такого желания просто смотреть, находиться рядом, дышать одним воздухом и держать за руку, не было ни разу. Это была Любовь с первого взгляда, которая затягивала, словно омут, и, в тоже время, заставляла воспарить в небо от одного только её взгляда. Влюбился, как пацан. И какая же эйфория, какое неземное счастье обрушились на меня, когда я понял - это взаимно.
  Два года мы встречались, сначала тайно, потом, когда безумство влюбленности пересилило страх, набравшись отчаянной храбрости, мы заявили о себе и стали встречаться открыто. Не скрываясь и не таясь, ходили за руку, до глубокой ночи любовались звездами, слушали шум океана. Мы говорили обо всем на свете и не могли наговориться. Мы дышали друг другом и не могли надышаться, жили моментом встречи, и торопились жить, торопились навстречу к своей любви.
  Ей попадало за эти отношения от отца. Он гневался и определял ее домой под замок, но не мог долго сердиться на единственную и любимую дочь и она снова появлялась в гимназии. В одиннадцатом классе, я узнал, что у нее есть жених - Граф Юдин обручил ее с каким-то дворянином из столичных миров. Узнал я это от самого графа, который долго распинался, что аристократка в двадцатом поколении, и жалкий простолюдин не могут быть вместе. Что наши отношения - это блажь школьного возраста. Что у нас нет будущего. Отдельно он и по мне проехался, что после перенесенных травм, я ни за что не смогу развить свой индекс выше двадцати, что он никогда не обречет свою дочь на жизнь с таким, как я, и, что наши отношения закончатся её замужеством за дворянина. В общем, оскорбил по полной программе, но ни как не смог повлиять на наши отношения. Единственное, чего он добился, так это того, что теперь мы знали, он нам точно не друг.
  Мои же родители повторили, что союз простолюдина и аристократки граф не допустит, и, благословили.
  В свете всех этих событий, мы с Лирой планировали сбежать. Планировали, что мне необходим высокий индекс, чтобы пойти на гражданскую государственную службу, сразу получить чин, пусть и самый низкий, но он давал бы защиту от ее отца. Провести для нее эмансипацию и жениться по согласию двух свободных граждан империи. Жить вместе, на зарплату чиновника, пусть и не большую, но независимо от ее отца, да и мои родители помогли бы первое время.
  И вот, громадье наших планов рушилось, и как я, мог быть столь наивным? Взрослый же мужик, но туда же, потерял голову, как какой-то безусый сопляк. С индексом одиннадцать мне не светит никакой чин, только вне табеля, а он не дает ничего. Розовые стекла брызнули осколками, и на меня сквозь прорехи, во весь оскал смотрел реальный мир, заставляя все мои, все наши мечты забиться в дальний уголок души и трепетать от страха.
  На выходе из поликлиники я увидел Лиру. Она стояла не далеко от входа и нервно переминалась с ноги на ногу. Увидев меня, любимая кинулась в мою сторону.
  - Ростик! - Лира подбежала ко мне, и, зарыдав, упала в мои объятия. - Ростик, беда!
  - Что такое, Лира? - Я обнимал свою возлюбленную, целовал ее то в щеки, то в лоб, то в губы, пытаясь успокоить. - Не плачь, любовь моя. Что произошло?
  Мы сидели на лавочке, в парке перед поликлиникой, я платком снимал слезы с ее милых щечек, любуясь тонкими чертами ее прекрасного лица, дышал ароматом ее русых волос, и не понимал, о чем она говорит.
  - Постой, как убьет? Меня? За что?
  - Это все из-за выпускного, Ростик, ты не понимаешь, он в бешенстве! - Воскликнула Лира, и снова зарыдала.
  - Ну же, душа моя, успокойся, - я взял Иллирику за плечи и заглянул ей в глаза. - При чем здесь выпускной?
  - Не выпускной, а то, что было после!
  - Как же он мог узнать?
  - Я..., у меня..., - немного растерялась Лира. - У меня сегодня была медкомиссия, я не могла утаить!
  Дела. Позавчера у нас был выпускной, праздник, после которого, мы с Иллирикой отправились искупаться в океане при звездном свете. И, в общем, у нас случилось то, что бывает между всеми подростками, когда они влюблены и долго встречаются. Над нами властвовал Амур. Все это вышло само собой, я не напирал, она была не против, одним словом Любовь. А сегодня у Лиры была медкомиссия. И страшный женский доктор, конечно же, все сообщил ее папаше, который пришел в бешенство, заявил, что я обесчестил его дочь, нанес оскорбление его роду, и он удавит меня, как уличную дворнягу. Спасало меня только то, что граф не знал, где меня искать. Сегодня, мы должны были явиться в гимназию, чтобы забрать документы об окончании, вот там его люди меня и караулили. Но и дома, на ферме, скорее всего, меня ждет засада.
  - Домой тебе тоже нельзя, ты просто не дойдешь до вашей земли. - Сказала Лира, подтверждая мои мысли. - Что нам делать, Ростик?
  Еще никогда я не думал так четко и быстро. Бендер, который Остап, был бы мной доволен - различные варианты действий проносились в моей голове, и отметались, как негодные. Прятаться в Великом Новгороде не получится, рано или поздно найдут, в Малом Новгороде тем более. А больше у нас и нет городов на планете. Податься в рабочие поселки при шахтах? Лиру туда не заберешь, да и там найдут, чуть позже, но все же. Вариант гражданской службой отметается, чин из табеля, а с ним и иммунитет от графа, мне не получить. Остается два варианта. Вызвать графа на дуэль, и победить, что невозможно в принципе, у него индекс развития наверняка выше двадцати. Значит, либо умереть, либо покинуть планету. Но куда уезжать? Вот так с ходу нам никто не продаст билеты, Лире нужно согласие родителей, так как в империи совершеннолетие начинается с восемнадцати лет, но, девушки из аристократии, могут быть свободны в своих действиях только с двадцати пяти, а до этого возраста они находятся на попечении рода, если не проведено эмансипации. Чем именно это обусловлено никто уже и не помнит, но этой традиции больше тысячи лет. Все никак не отменят, хоть и порываются. Улетать нелегально? Так нет связей.
  - Ростик, любимый, тебе надо бежать. - Взволнованно зашептала Лира, прижавшись своими нежными губами к моему уху. - Мне ничего не будет, папа не сможет меня тронуть, а тебе надо бежать, я не переживу твоей смерти.
  - Куда? - В отчаянии простонал я. - Один, без тебя? Я не смогу, лучше умереть.
  - Умереть ты всегда успеешь, молодо-зелено, поживи еще. - Неожиданно раздался голос деда, заставив нас вздрогнуть.
  Дед, в парадной форме, при орденах, стоял рядом с нами, опираясь на трость, и хмуро смотрел на меня.
  -Да, внучок, заварил ты кашу.
  - Воислав Драгомирович, он не виноват, это все я. - вскинулась Лира.
  - Конечно ты, все беды от женщин. - Улыбнулся дед. - Но если бы не вы. Дас, если бы не его бабушка, внучка, я бы сейчас был с обеими руками и на своих ногах.
  -Дед...
  - А ты помолчи, если бы Иллирика не позвонила к нам домой, и не рассказала все, то меня бы здесь не было, а ты бы точно, готовился к закланию, как молодой бычок. - Перебил меня дед, - лучше дай сюда свою диагностику, какой там индекс?
  - Одиннадцать, - протянул я ему документ, обернулся к Лире и меня прорвало. - Прости, душа моя, я подвел тебя. Это не то, на что мы рассчитывали, я пойму, если ты не сможешь быть со мной...
  - Ростик, дурак, - не дала мне договорить Лира. - Я люблю тебя, хоть ноль там будет, я всегда буду с тобой.
  - Хватит целоваться, нацелуетесь еще. - Дед отвлек нас друг от друга. - Чего сидишь, бычок? Пошли решать твою проблему.
  - Но как? - не понял я.
  - Армия, внучек, армия. Определим тебя в матросы, они и без всяких табелей под защитой императора, раз в году отпуск, зарплату платят, образование сможешь получить.
  Точно. Армия. Вот то решение, которое постоянно от меня ускользало. Но, как же Лира? Она же не сможет со мной, получается, я сбегаю, и бросаю ее здесь. Я посмотрел на нее:
  - Лира...
  - Я люблю тебя Ростик, и буду ждать.
  Кажется, мы целовались целый час. Как будто пытались надышаться перед смертью. В этих поцелуях смешалось все, и горечь расставания, и нежность, и страсть, и любовь, и тоска, и радость. От лавины нахлынувших эмоций у меня увлажнились глаза. Я, еле касаясь кончиками пальцев, гладил волосы, шею, лицо своей возлюбленной. Целовал ее уста, ловил своими губами ее слезы, и утешал:
  - Я люблю тебя, я вернусь, ты только жди. - Шептал я. - Душа моя.
  - Я дождусь, любимый. Люблю тебя. - Повторяла Лира. - Мой светлый, Люба мой.
  ***
  Я сидел в пассажирском кресле транспортного шаттла, ждал отправки на орбиту и думал. Думал, как быть дальше, как выйти из сложившейся ситуации, желательно, без потерь, а еще лучше с выгодой. В голову то и дело лезли мысли о случившемся, не давая сосредоточиться на главном.
  Вот Лира уезжает домой, а мы с дедом едем на вербовочный пункт. Вот перед ним тянутся по стойке смирно все сотрудники, даже глава пункта - местный военный комиссар. Вот меня опрашивают, обещают пристроить в артиллерию или пехоту, но дед противится, и настаивает на морской пехоте. Комиссар, даже не думает, сразу же соглашается, при этом постоянно косится на дедовы ордена. Вот оформлены все документы, говорят, что сами заберут свидетельство об окончании гимназии. Вот мы уже в комнате ожидания, где по видео связи я прощаюсь с родителями: плачущую маму обнимает отец, сестры выглядят потерянными, и, кажется, тоже сейчас разревутся, брат смотрит твердо и сурово. Вот прощаемся с дедом, перед трапом на шаттл.
  - Главное, Рося, не дрейфь. - Дает наставления патриарх нашей семьи. - Служи достойно, не посрами честь нашего рода. И запомни, после службы ты все равно под ударом, поэтому развивай свой способности, тебе необходимо дослужиться до дворянства, тогда будут шансы и на жизнь, и на Иллирику.
  Крепко по-мужски дед обнимает меня, и, невесело оскалившись, толкает в сторону трапа.
  - Матрос Туров, - командует он, и тут же тихим, сбившимся голосом продолжает, - иди с Богом, внучек.
  Не оборачиваясь, поднимаюсь по трапу и захожу в шаттл. В груди защемило, в горле, как будто застрял ком. Через силу сдерживаюсь и киваю матросу в форме, который указывает на одно из свободных мест.
  Так, хватит, былое не вернуть, надо думать о будущем, расслабился я рядом с Лирой. Поразительно, как любовь делает нас глупыми и слабовольными. Надо собраться, и продумать план своих действий, ради Лиры, ради нашего счастья, но делать это лучше на холодную голову. Дед прав, просто вернувшись после армии, ситуация никак не изменится, угроза графа никуда не исчезнет. Дворяне, они злопамятные, а Граф Юдин точно не исключение. Убить простого матроса, ему ничего не стоит. В своем праве будет. С младшим офицером, тоже, особо возиться не будет. Тут два варианта, либо дворянство, либо старший офицерский состав. Хотя, первого, без второго не бывает. Но как этого достигнуть? Необходим более высокий индекс, в армии звание зависит от него, как рыба зависит от воды. Поясню, чтобы Вы понимали, что это за индекс такой. В этом мире, нет, не так, в этой вселенной очень много в обществе всех стран завязано на индексе развития. Чем он выше, тем легче продвигаешься по службе, тем больше почет и уважение. Даже больше, человек с низким индексом никогда не сможет подняться по профессиональной и социальной лестнице выше определенного уровня.
  Еще в самом расцвете двухтысячных годов, когда все люди жили на материнской планете, эволюция сделала очередной шаг вперед. Стали появляться люди с экстрасенсорными способностями. Телекинез, развитая интуиция и прочее. Не буду рассказывать, какую реакцию это вызвало в обществе - прочтете в учебнике по истории. Но через сотню лет, ученые обнаружили, что у этих людей, мозг работает по-другому, а именно задействовано больше его участков. Начались исследования, опыты, эксперименты, и через несколько сотен лет человечество стало использовать куда больше, чем шесть процентов мощностей своего мозга. Целые теории и учения, были построены на этом, в тоже время появилось и понятие биополя, которое тесно увязали с этими способностями. Да, не всем удавалось развить новые способности, кому-то удавалось чуть-чуть, а кому-то больше, но это было доступно всем, были бы желание и деньги. Со временем, эти проценты обозвали индексом развития. Людей с индексом выше от стандартного с радостью привечали везде, ведь у них и память лучше, и реакция, и здоровье, не говоря уже о том, что, чтобы влиять на объекты окружающего мира, необходима серьезная концентрация, собранность. В общем, такие люди были более дисциплинированны и ответственны, и более успешны. Сейчас на дворе три тысячи семнадцатый год с момента появления псиспособностей, и признания их. Только в Российской Империи количество людей с индексом выше шести составляет девяносто процентов от всего населения страны. А население у нас много миллиардное. Поэтому индекс стал неотъемлемой частью общества, от него зависит будущее, и собственные силы.
  Лично я со своими одиннадцатью пунктами, могу обходиться без зонтика во время дождя, растягивая свое биополе и уплотняя его вокруг своего тела. Капли просто скатываются по получившемуся кокону, не достигая тела. Да и не только от дождя, от ветра, от не очень низкой температуры. Могу усилием мысли поднимать небольшие предметы, не тяжелее полкилограмма. Так же у меня более сильный иммунитет, чем у тех, у кого индекс ниже, быстрее заживают порезы и переломы. Но на этом все. И, если, я превосхожу тех, кто ниже десяти пунктов, то все те, кто выше моих одиннадцати, превосходят меня в разы. И биополе у них мощнее, и с его помощью они могут не только от дождя спасаться, но и от падающего кирпича или горшка цветочного, и телекинез более сильный, а свыше тридцати начинается магия, по-другому и не назвать: управление огнем, водой, воздухом, чтение мыслей, ментальные закладки, целительские способности, чего только нет. Наглядно, многое можно увидеть в современных боевиках, в основном зарубежного происхождения. Герои этих фильмов кидаются огненными шарами, и ледяными сосульками, работают вместо огнеметов и пожарных гидрантов, прыгают круче джедаев из наших звездных воинов и т.д. В общем, Голливуд, только в реальной жизни. Кстати Голливуд есть и в этой вселенной, там снимают те самые боевики.
  И так, что я имею? Чтобы получить более развернутую информацию, пришлось выйти в интернет, используя пассажирский коммуникатор шаттла. У меня индекс развития одиннадцать. Это мало, очень мало, даже до четырнадцатого класса в табели о рангах не хватит. А уж на звания более высоких классов и подавно. У отца и деда индекс выше двадцати, и то, отец дослужился до лейтенанта морской пехоты в отставке, а дед до капитан-лейтенанта в отставке, при чем, получил он его вне очереди, минуя звания лейтенанта и старшего лейтенанта. Оба обер-офицеры - младшие офицеры, младший командный состав нашей армии, одиннадцатый и девятый класс в табели о рангах соответственно. На потомственное дворянство можно претендовать с восьмого класса, с уровня штаб-офицеров. Обер-офицер при должном везении может претендовать на личное дворянство, или на свой собственный родовой герб. И то, если чин десятого или девятого класса. Все, что ниже, только почетное гражданство. Но отец и дед служили более двадцати лет, а для меня это слишком долго. Минимум, который мне нужен - это звание капитана, восьмой класс, возможность получить потомственное дворянство. Учитывая, что, мне надо уложиться в пару лет, ну, максимум, в пять, выслуга по годам не мой вариант, значит, нужен подвиг. И не один, а на каждое звание по подвигу, такому, как дед совершил. Это фантастика. Это нереально, и не только из-за подвигов, тут, как раз, и подводит мой индекс. Для военного чина восьмого класса нужен индекс не меньше чем сорок пунктов, а лучше, выше. За несколько лет мне не совершить такого скачка в развитии, годам к тридцати, возможно, но не в ближайшее время.
  Как ускорить развитие, что я знаю о нем? Вернее, что об этом говорит интернет? Индекс развития зависит от личного усердия и генетической предрасположенности. Надеюсь, генетика не подведет, все-таки, уже третье поколение, и в первых двух, уверенно средние результаты, да и более ранние предки, тоже не подкачали. Остается личное усердие - постоянные тренировки, медитации, экстремальные ситуации. Кстати, насчет экстремальных ситуаций. Помню, мама говорила, что до моего падения с утеса у нее был индекс в шестнадцать пунктов, а после двух суток операций, на пределе сил и возможностей, она стала замечать, что ее способности улучшились, и на очередном обследовании анализатор выдал результат в двадцать одну единицу. Получается, тот экстрим не прошел для нее даром. Но какой ценой? Я видел фотографии, сделанные буквально за несколько дней до того события: красивая, светловолосая женщина, на вид не старше тридцати лет, а после - седая, осунувшаяся, постаревшая лет на двадцать. Конечно, со временем, она пришла в норму, морщины разгладились, но былой молодости уже не было, да и эта седина...
  Хорошо, это о развитии способностей, но есть ли способы его ускорить? Оказывается есть. Различные ноотропы, и прочие нейро-стимуляторы, а также, некоторый вид наркотиков. Препаратов и стимуляторов очень много, у каждого из них своя специфика, свои противопоказания, способы применения. Как пишут на одном сайте, под комбинацию различных препаратов, необходим комплекс определенных тренировок. Из плюсов - увеличение скорости развития от двух, до десяти раз. Из минусов - многие из них запрещены, цены на них заоблачные, и, почти под каждое из них требуется подстраивать свой образ жизни. А я в армию отправляюсь, и, хоть там и не был ни разу, даже в прошлой жизни, думаю, что образ жизни там будет один - уставной.
  - Внимание, говорит командир корабля, Капитан-лейтенант Васильев. - В салоне, прерывая мои рассуждения, раздался голос из динамиков. - Пристегните ремни, мы отправляемся.
  И в ту же минуту я почувствовал, как шаттл завибрировал, наверное, заработали двигатели. Я поспешил пристегнуться к креслу и оглянулся. Салон был пуст, если не считать того матроса, который указывал мне на кресло. Вибрации стали усиливаться, превращаясь в судорожные рывки, сквозь стальные переборки послышался рев двигателей. Напряжение последних часов переполнило меня и плеснулось наружу, на глаза невольно навернулись слезы. Путь в новую жизнь начинался, и все зависело от меня, второй шанс, но в этот раз я отвечал не только за себя.
  Шаттл в очередной раз вздрогнул и оторвался от земли, а я заплакал. Я не видел в иллюминатор, как под нами промелькнули горы, не видел облаков, сквозь которые мы летели. Я плакал, а перед моим внутренним взором стояла Лира, которая шептала:
  -Я люблю тебя, я дождусь.
  - Я люблю тебя Лира, я вернусь!
  
  
  
  Глава 2
  
  
  Две недели длилось путешествие до учебного центра морской пехоты, расположенного на планете Владивосток. Позади остались: наша орбитальная военная станция, где я несколько дней ждал транспортный корабль, сам транспорт, достаточно комфортный барк с длинным серийным номером вместо названия, а также мои переживания и размышления.
  Две недели я, сам не свой, метался, как в бреду между своими мыслями и страхами. Вспоминал опыт двух своих жизней, пытаясь понять, что меня ждет. Увы, я в армии никогда не служил. Пытался понять, как вообще получилась такая ситуация. В общем, пришел к выводу, что права была одна из моих девушек в прошлой жизни. В том мире я был эмоционально не зрелым человеком. Да и тут, отринув все условности и законы, начал встречаться с девушкой другого социального уровня. Конечно, можно оправдываться, что сердцу не прикажешь и прочее, но, я должен был подумать и все взвесить.
  Две недели, я занимался самокопанием и самоанализом. Пришел к тому, что, не смотря на все, я люблю и любим, и, это именно то, чего мне не хватало в прошлом для счастливой жизни. Этого не изменить, это данность, это чудо, которое, наконец, произошло со мной. Это нельзя предать.
  На поверхность Владивостока я ступал уверенно - у меня была цель, надомной реяло знамя Любви, освещая мой дальнейший путь, давая мне смысл и цель в жизни, а также силы, чтобы их добиться. И осторожно - сила притяжения на планете была меньше, чем на Святогоре, поэтому, с первых шагов, я чуть было не навернулся на ровном месте.
  Учебный центр расположился на огромном полуострове, который омывался теплым морем. Больше всего, он напоминал огромный пригород с парками, садами и спортивными площадками.
  Оформление необходимых документов, становление на довольствие, распределение в жилой фонд, все это заняло целый день.
  Вместе с сотней таких же новобранцев, я мотался пешком по территории центра. Офицеры, которые встречали нас у космопорта, выдали нам карты-путеводители, с отмеченными на них обязательными к посещению учреждениями, и отбыли в неизвестном направлении. Мы оказались предоставлены сами себе.
  Через полчаса, у пропускного пункта на территорию центра не осталось ни одного новобранца, все разбрелись в разные стороны, в поисках необходимых зданий. Лично я потратил на все эти мероприятия около восьми часов, прошел, наверное, километров пятьдесят. Но, результат того стоил. Оформившись, как новоприбывший в кадровом отделе, я получил удостоверение матроса морской пехоты с цифровой подписью. Затем, отыскав на территории центра экономический отдел, встал на довольствие и заполнил несколько анкет, получив личный банковский расчетный счет, для начисления зарплаты. Следующим пунктом, я посетил медицинский центр, где за пару часов прошел медицинское обследование. Самым насыщенным по всяческим плюшкам было посещение склада снабжения. Хмурый мичман с шикарными усищами выдал мне обмундирование, сверяясь с данными на инфопланшете. Удивительно, но никаких попыток зажать что-то из списка, как любили рассказывать в России моей прошлой жизни, мичман так и не предпринял, выдал все, что значилось в списках.
  В результате, я оказался владельцем пяти комплектов нательного белья, трех комплектов ежедневной и полевой формы, и одного парадной. Также мне выдали две пары высоких берц: зимние и летние; две пары туфлей, так же по сезонам, как и берцы, по паре носков на каждый день. Все это помещалось в специальный военный рюкзак. Кроме одежды выдали инфопланшет, боевой нож и странный костюм, который назывался компенсирующим.
  Поставив свою цифровую подпись на документах в инфопланшете мичмана, и взвалив на плечи достаточно тяжелый рюкзак, я поспешил на поиски оставшегося последним на карте объекта.
  Все предыдущие здания располагались, как я понял, в административной части учебного центра - на стенах домов висели вывески с названиями, на перекрестках дорог встречались указатели направления к тому или иному объекту. Да и сами здания были от трех до пяти этажей, а также, было множество ангаров и складов, и везде были люди в форме, которые сновали в разные стороны по каким-то своим делам. К последней же отметке на карте вела дорога через кпп, за которым менялись архитектура и высотность - одно и двух этажные дома с несколькими подъездами и номерами. Перед многими домами были небольшие лужайки с зеленой травой, а на указателях появились названия улиц.
  Прежде, чем найти искомое здание, пришлось изрядно поплутать по безлюдным улицам, на которых я, с удивлением, увидел несколько кафе, ресторан и продуктовые магазины.
  Нужный мне объект оказался двух этажным особняком с красивым крыльцом, парковкой на два десятка машин, и небольшим парком овальной формы перед парадной. В парке был установлен работающий маленький фонтан, который напоминал собой гигантскую многоуровневую вазу для конфет, и несколько лавочек окрашенных в коричневый цвет.
  Справа от двери была кнопка звонка, на которую я и нажал. Дверь открыл среднего роста седовласый мужчина в такой же форме, какую выдали мне на складе. Оценив мой вид, задержавшись взглядом на карте в моей руке, он молча посторонился, пропуская меня внутрь дома. Я перешагнул порог иоказался в просторном холле с минимумом мебели: пара кресел, диван, большой телеэкран, висящий на стене, музыкальный центр на комоде и несколько ростовых зеркал. Пол был застелен огромным ковром со сложным узором, а напротив входной двери начиналась лестница на второй этаж. Больше ничего, кроме закрытых двух межкомнатных дверей, в комнате не было.
  - Позвольте взглянуть на Ваше удостоверение? - Неожиданно басовито спросил седой.
  - Матрос Туров, значит. - Протянул он, после того, как изучил суетливо отданные мной документы. - Будете заселяться?
  Что за глупые вопросы, подумал я, а сам ответил:
  - Разве еще есть варианты? Конечно, буду.
  - Комната, номер семь, на второй этаж, слева от лестницы. - Мне показалось, или он немного удивился? - Договор подпишем после ужина.
  Какой договор? Думал я, поднимаясь по лестнице наверх. Комната мне понравилась - большое, квадратов пятнадцать помещение, из мебели одноместная кровать, стенной шкаф, комод, что-то вроде серванта с полками и стеклянными секциями, два мягких кресла, большой письменный стол, одну половину которого занимал современный компьютер. Отдельный уют создавали несколько торшеров по углам, ковер на полу и огромное окно, из которого открывался вид на лужайку с фонтаном. Но главное, в комнате имелся свой санузел - в крошечном закутке на пару квадратов поместился даже душ.
  Все вопросы по поводу договора отпали, когда я, распаковав все свои немногочисленные вещи, спустился вниз на ужин. Трапеза проходила в довольно большой столовой, с одним, длинным столом на двадцать четыре персоны, по количеству стульев.
  В целом заселение и знакомство прошло успешно. Дом, в котором я остановился, оказался пансионом для военных. Его содержал старший мичман в отставке Родион Кириллович Соловьев вместе со своей женой Ириной Викторовной. Вообще, все оказалось совсем не так, как я думал. На чем основывалось мое представление об армии? На рассказах друзей и фильмах из моего мира, и на рассказах отца с дедом, которые о казарменной жизни, особо не распространялись. Действительность же, была совсем иной.
  Как рассказал Родион, оказался я на не совсем обычной базе морской пехоты. Из-за огромной территории и большого количества населенных планет в Российской Империи поддерживалось разделение на военные округа, только состояли они из пяти систем минимум. Всего таких округов было пятьдесят и в каждом свои учебные базы и центры, региональные, где готовили в основном рядовой состав и унтер-офицеров, и центральные, где обучали также обер и штаб-офицеров. Естественно, дорога простолюдинам лежала в региональные учебки, и только за большие успехи в обучении и службе могли перевестись в окружной. Все же аристократы попадали сразу сюда, и только самые ленивые и криворукие заканчивали учебу рядовыми или капралами. Еще одно отличие окружного центра от региональных - это условия проживания. Здесь были не казармы, как в регионах, а пансионы, которые содержались отставными офицерами. За отличную службу им разрешалось выкупить или взять в аренду землю и построить доходный дом на территории учебного центра. Кто-то так же открывал свой магазин или кафетерии. В общем, служивые не оказывались выброшенными на гражданку без средств и смысла для существования, а находились в родной для них стихии. Вот и селились они здесь целыми семьями. Единственно условие - уровень обслуживания и проживания должен соответствовать. В моем случае было именно так, Ирина Викторовна отвечала за кухню, прачечную и порядок в доме, а Родион Кириллович занимался всеми остальными вопросами. Самое интересно, что за пансион надо было платить. Когда я поинтересовался, как же я буду оплачивать проживание, то Родион меня успокоил, сказав, что денег со стипендии вполне хватит, а если не выйду на стипендию, то придется переселиться в барак, но он этого не советует, там специально созданы такие условия, что желание учиться хорошо всегда присутствует у всех курсантов. Сейчас же, на первый семестр все оплачено казной.
  В конце ужина Родион Викторович скинул мне на инфопланшет мое расписание и маршруты, в каких корпусах будут происходить занятия. К моему удивлению в мою учебную программу входили такие предметы как физика, химия, высшая математика. На мой вопрос Родион развел руками и ответил:
  - А ты как думал? Тут же, как в университете, кроме военной подготовки дадут еще и диплом о профессиональной подготовке по одной, а то и двум специальностям.
  Обалдеть, теперь я понимаю, почему в этом мире все дворяне так рьяно рвутся в армию, это же кузница элиты. И военная подготовка и образование.
  А теперь самое интересное, угадайте, как же я сюда попал? А ларчик открывается просто - Дед. После всего, он только Дед, именно так, с большой буквы. По полной программе использовал все свои привилегии для своего непутевого внука.
  Засыпая в своей новой кровати после сытной трапезы, и познавательной беседы я думал, как и чем мне благодарить Дедушку за все, что он для меня сделал. Но заснул, так ничего и не придумав.
  Утро началось со звона колокола, а после на весь дом заговорил голос Родиона, сообщавший, что завтрак через полчаса. Инфопланшет показывал шесть ноль ноль - как же рано.
  Умывшись и почистив зубы - в ванной в стаканчике были не распакованные принадлежности, видимо, подарок заведения, я оделся в повседневную форму и спустился в столовую. Ирина Викторовна уже расставляла приборы на троих человек, а на столе исходила паром небольшая кастрюлька. А какой запах.
  - Как же вкусно пахнет, - я не выдержал и потянул носом, в животе заурчало.
  - Садись, Ростислав, - улыбнулась хозяйка дома, - сегодня на завтрак овощное рагу и вареная грудка.
  Она уже начала накладывать мою порцию, когда из кухни появился Родион, неся в вытянутых руках большое блюдо с белым мясом. Порция поражала воображение, мне положили почти пол кило мяса и, наверное, столько же рагу.
  - Какие на сегодня планы? - Спросил Родион, во время еды.
  - Думаю прогуляться по городу, посмотреть, что и как.
  - Ростислав, позволь совет, - хозяин отложил ложку и внимательно посмотрел на меня. - Здесь не казарма, но и не гражданский университет, все же армия. Здесь все ориентировано на самостоятельность и самосовершенствование - рядовых исполнителей и так хватает, а тут готовят элиту, тех, кто сможет сам в трудных условиях, сориентироваться, поставить задачу и выполнить ее.
  Он прервался, чтобы сделать глоток чая, и продолжил:
  - В первую очередь тебе необходимо понять, что стипендии тебе хватит на проживание, но не более того, захочешь сходить в кино, посидеть в кафе, или купить что-нибудь полезное - денег не будет.
  - То есть, мне нужно найти работу? Но...
  - Да кому вы, новобранцы, нужны, как работники? Что вы умеете? - прервал меня он. - Тем более все дворяне, ты, конечно, что-нибудь и умеешь, но не сейчас, если только официантом, или грузчиком, но там платят не много, да и не все пойдут на такую работу. Есть более выгодный для тебя вариант - факультативы.
  - В смысле? - Не понял я, - каким образом дополнительные занятия помогут в зарабатывании денег?
  - Все очень просто, кроме основной своей учебы, ты выбираешь дополнительные направления, и за успехи в них твоя стипендия увеличивается. Если выбираешь дополнительные профессиональные специализации, то там еще большая оплата.
  Ничего себе, вот это мотивация к учебе, грызи гранит науки, а тебя обеспечат, хотя, я понимаю руководство - ничто не отвлекает, хочешь комфортно жить - учись, все будет. А потом, потом будет готовый, высококвалифицированный специалист, который всегда будет повышать свою квалификацию, ведь он знает, что он востребован.
  - Родион, а Вы не могли бы рассказать, что здесь есть?
  - Расскажу, и дам дельный совет. - Он взял вилку с ножом, - но после завтрака.
  Дальше завтрак проходил в молчании. Я старался не спешить, но получалось не особо - нетерпение из меня так и лезло. Первой ушла Ирина Викторовна, забрав пустую посуду, затем, окончив есть, Родион сходил на кухню за кувшином сока, и продолжил просвещать меня о местных реалиях.
  - Смотри, в первом семестре у вас не будет специализации, только общие предметы, затем, во втором уже пойдет разделение, необходимо будет выбрать специализацию, например: инженер-механик, инженер-программист, мастер-оружейник, полевой фельдшер и так далее. Все это необходимо, что бы в каждом отделении кроме бойцов, были и специалисты, которые повышают боеспособность и расширяют круг задач, которые может выполнить отделение. Так вот, официально тебе предложат выбрать одну специализацию, но на факультативах ты можешь их набрать столько, сколько хочешь. Есть только одно но, надо трезво оценивать свои силы. Если ты успешно их осваиваешь - тебя премируют повышенной стипендией, а если не успешен, то ты оплачиваешь эти факультативы из своего кармана, а это очень дорого, в бараки точно переселишься, и еще должен останешься, да и в званиях быстро расти не получится.
  - А сколько они стоят? - Что-то такая перспектива меня не сильно радует, это же пан или пропал.
  - Не дрейфь, - улыбнулся Родион - ты же не наберешь их все. Одного, для начала, будет достаточно, остальное можно добрать не профильными факультативами.
  - Так, а какие они? Я понял, что можно, но, что именно есть, и вообще, как от этого зависит стипендия?
  - Ага, значит обо всем по порядку, но с конца. Стипендия у тебя - один серебряный рубль, такая же, как и зарплата у матроса, только зарплату ты будешь получать, когда попадешь на место службы. К слову за жилье и питание ты должен мне тысячу пятьсот рублей в билетах банка.
  - Ну и цены здесь, - не сдержался я. - Это же и есть этот рубль серебром.
  - А ты думал, - улыбнулся Родион, - тут не окраина, все-таки центр, цены высокие, да и за аренду, я, не копейки плачу. Но, ты не прав, по нынешнему курсу один серебряный рубль стоит одну тысячу пятьсот пятьдесят рублей, семьдесят восемь копеек в билетах банка. У тебя еще целых пятьдесят рублей останется, как раз на мороженое.
  - Ага, на одно в месяц.
  - Не ерничай, ты легко можешь увеличить эту сумму.
  - А если я провалюсь, как я оплачивать буду? - Возмутился я. - Это же банкротство.
  - Ну, в бараки переедешь, составишь кредитный договор. - Успокоил меня старший мичман, - имей в виду, здесь не получится расплачиваться переводами из дома, на территории базы ты можешь расплатиться только деньгами со своего счета, а он закрытый, на него только стипендия, зарплата, да премии переводятся.
  - Я правильно понимаю, что все, что здесь заработаю, я тут же и оставлю? Хитро.
  - В каком-то смысле да, но это только до конца учебы.
  - Принцип кнута и пряника в действии. - Я не сдержался и ухмыльнулся.
  - Вроде того, - улыбнулся в ответ Родион. - А теперь о главном, как увеличить твои заработки. Ты умеешь водить машину?
  - Да, отец дома научил.
  - Странно, отметку о правах я не увидел в документах.
  - А вот прав нет. - Я смущенно развел руками и пояснил - не успел получить.
  - Вот, значит, первый факультатив тебе нашли, запишешься на курсы, и получишь права, только обязательно запишись на управление комбинированных авто.
  - Это, которые на антигравах могут летать и, как старые авто, на колесах?
  - Да, получишь старое удостоверение автолюбителя и удостоверение пилота автограва. А еще запишись на курсы экстремальной езды и экстремального пилотирования.
  - Я понимаю про автогравы, но на колесах зачем? Их же уже не используют.
  - Это здесь, и у тебя дома, а там, никогда не знаешь, где придется служить и вступать в бой, какая техника окажется под рукой, может, вскроют старые мобилизационные склады, или антигравы выйдут из строя, и придется передвигаться на колесном ходу, всякое может быть. И еще, кроме пилотирования, там же, обязательно на механика отучись, ничего сложного, но сможешь провести полевой ремонт.
  - Как будто больше не кому будет, это же время, да и...
  - Все это вместе, при успешно сданных экзаменах и тестах, рубль серебром к стипендии. - Не дал мне возмутиться Родион.
  Остаток возражений я проглотил. Рубль серебром, целый рубль серебром, тем более пилотировать я умею, да и свое авто было в той жизни, правда механик из меня посредственный, но целый рубль.
  - Ты чего завис, слушай самое главное, записываться пойдешь сегодня, чтобы за первый семестр все освоить и уже в следующем получать свою заслуженную награду.
  - Понял, во сколько идти, и где их искать?
  - Не спеши, это еще не все, кроме этого обязательно запишись на рукопашный бой.
  - А это зачем? - не понял я, - нас же будут обучать, я видел это в расписании.
  - То, чему будут учить в академии, это простейшее, чему можно обучить, пара ударов и захватов, все. Ты же займись углубленно, рукопашный бой, ножевой бой, рукопашный бой в условиях невесомости, бой в ЛДП.
  - Что такое ЛДП?
  - Легкий доспех пехоты, у вас будет модификация для морпехов.
  - А бой в среднем и тяжелом доспехе?
  - А там нет рукопашного боя, - улыбнулся Родион, - ты, что фильмов не смотрел? Это такие дуры, чтотам учить нечему, разве, как по танку кулаком долбить, но это и любой дурак поймет.
  -И что мне дадут эти навыки? - Я спросил, а сам замер в предвкушении.
  - Еще рубль серебром к стипендии. - О да, я не ошибся в своих чаяниях. - Причем здесь его заплатят сразу, по мере осваивания, то есть, сдал экзамен на рукопашку, и пошел дальше, получай рубль. Ты чем-нибудь дома занимался?
  - Да не особо, - расстроенно протянул я - отец показывал пару ударов, но так, от хулиганов отмахаться.
  - Понятно, с этими факультативами у тебя свободными остаются только выходные, я бы рекомендовал тебе взять дополнительный профессиональный факультатив.
  - Какой?
  - А это ты уже сам реши, я бы рекомендовал в медицину, на военного врача. Там при успехе тебе еще два рубля накинут к стипендии. И все, считай, ты богач.
  - Только деньги тратить некогда будет. - Заметил я иронично.
  - Это дело не трудное, заведешь себе подружку, или в увольнительную за пределы базы отпустят, на что потратить найдется.
  - Родион Кириллович, я все понял, но есть вопрос, почему нам дают такие деньги? На гражданке рубль серебром это отличная зарплата, обычные трудяги меньше получают, у меня у отца помощники на ферме получают тысячу рублей в билетах, а тут серебро щедро раздают.
  - А ты как думаешь? - Родион выпрямил спину и посмотрел на меня суровым взглядом. - Мы воины, мы не простые трудяги. Нам предстоит рисковать жизнью, кто-то погибнет, кто-то выживет, но живем мы сейчас, и государство нам показывает, что мы важны, что о нас помнят не только, когда посылают умирать, но и в мирное время, давая возможность жить комфортно, и ни в чем себе не отказывать. И семьи наши будут получать пенсию за погибшего такую, что не будут бедствовать. И помни, это не просто так, не за труд на заводе или в шахтах, наша работа защита государства, защита людей. Наши жизни ничто, Империя все.
  Блин, я сам непроизвольно выпрямился и расправил плечи. От его слов аж сердце застучало быстрее. Он же гордится своей Родиной, гордится тем, что о нем помнят и его жизнь ценят высоко, а главное, что его не забудут. И это не пустые слова, у меня пример Деда перед глазами. Смог бы в моей прошлой жизни ветеран вот так устроить внука, сначала в гимназию, потом в элитную академию? Смотрели бы ему в рот чиновники, когда он к ним обращался, и не смели бы они ему перечить? Конечно, нет. Он бы только перебивался с пенсии на пенсию, и изредка дарил внукам шоколадку на сэкономленные деньги. Как же здесь все не так, как там, и это радует. В такой стране хочется жить, и каждый готов сложить за нее свою голову.
  - Я тебе отправил на инфопланшет данные по ближайшим факультативам, которые мы определили, сам выбери в какой именно ты пойдешь, и определись с профессиональным.
  - Благодарю Родион Кириллович, что бы я без Вас делал. - Улыбнулся я, и встал из-за стола.
  - Да, Ростислав, будешь идти записываться, не забудь одеть компенсирующий костюм под форму.
  - Вот, Родион Кириллович, а что это за костюм? Зачем он мне нужен? А то выдали, а зачем не сказали.
  - Если проще, то на твоей планете и здесь разная сила притяжения, здесь, почти стандартные один же, а у тебя один и два десятых. Я сам с планеты, на которой один и два же, поэтому содержу этот пансион, и здесь живут люди с таких же планет, так как здесь стоит компенсатор, поэтому ты не чувствуешь разницы. Но, чтобы чувствовать себя комфортно на поверхности, и не получить вред для организма, нам необходим этот костюм. Он компенсирует недостающую нагрузку, чтобы не атрофировались мышцы, и снабжен медицинскими датчиками и устройствами ввода медицинских инъекций, чтобы наши внутренние органы функционировали, как следует без сбоев. Когда у тебя будет индекс выше двадцати, он тебе больше не понадобится, но сейчас без него ни шагу за порог дома.
  - Понял Родион Кириллович, и еще раз спасибо за консультации.
  - Да не за что, Ростислав, иди, определяйся с крайним факультативом.
  
  
  
  Глава 3
  
  
  Интернет - это сила. А еще нормальный компьютер, а не только инфопланшет. Вспоминаю, как в шаттле через коммуникатор выходил в сеть, ужас, как неудобно. Вообще в этом мире технологии шагнули далеко вперед, и тот же самый компьютер выглядит не совсем привычно. Системный блок намного меньше по размерам - самые большие размером с кирпич, есть и со спичечный коробок, но такие стоят огромных денег. А уж по производительности..., corei7 потерялся в столетиях. Мониторов, как таковых уже нет, есть проекционные мониторы - широкое, от десяти до пяти сантиметров, и длинное, в зависимости от модели бывают от двадцати до ста сантиметров, основание монитора, толщиной сантиметров пять. И все. Вот такой брусок лежит на столе и проецирует над собой изображение. От габаритов бруска зависит и размер, считай разрешение, изображения. При чем, может и в 3D проецировать. Есть еще голографические мониторы, но они дороже, и я такие только в кино пока видел. Инфо планшет работает по той же технологии, только проецирует маленькое изображение, приблизительно А7 или А8 формата, да и сам он выглядит как широкий браслет на руку. А вот коммуникатор в шаттле технология старая - вмонтированный в спинку пассажирского кресла планшет с сенсорным экраном, как в моем мире.
  Что же касается интернета, то все немного сложнее. Интернет здесь, это что-то вроде интранета, только на всю планету, плюс орбитальные космические станции и спутники. При помощи межпланетных спутников и космических станций объединяют все космическое пространство системы и остальные планеты в одну сеть. Но, в такой интернет можно войти и использовать его только здесь же и находясь, да и задержка сигнала будет ощутимой, если подключаться к ресурсам на другой планете - от нескольких минут, до нескольких часов. Объединение же всех систем империи в одну сеть, дело глобальное и очень сложное, сюда можно отнести и подключение к сегментам интернета других стран. Огромные расстояния, которые разделяют между собой системы, делают эту задачу крайне сложной. И на данный момент связь реализована курьерской серверной службой - КСС. Данная служба представляет собой курьерские боты, на которых находится различное сетевое оборудование, и каждый из них имеет свой маршрут по определенным системам. Между этими курьерами распределяются пакеты данных с нужными адресами, и они, согласно своему графику, отправляются в другую систему, где передают всю информацию на местные серверы, взамен получая новые пакеты, и отправляются дальше. Таким образом, через интернет существует связь между системами, но задержка зависит от расписания курьерских ботов и она огромна. Но, благодаря этому я могу зайти в свой почтовый ящик и проверить почту или написать письмо, так как серверы всех крупных социальных сетей, почтовых сервисов и других ресурсов, которые позиционируют себя, как имперские или международные находятся в каждой системе. Единственное, что надо сделать, это подтвердить права доступа и вывести свой аккаунт из архивного состояния там, где находится пользователь. Это сделано из соображения безопасности, пока учетная запись находится в состоянии архивации, в нее никто не может получить доступ. Но на этом с межсистемным интернетом и все. Для поистине глобального доступа открыты только международные и все имперские ресурсы. Подключиться же к местному интернету из другой системы не реально. Еще на Святогоре я читал, что ведутся исследования и разработки способов передачи сигнала, но прорывов пока не было.
  К чему это я, а к тому, что после разговора с Родионом, поднявшись в свою комнату, воспользовался стоящим там пк - хотел отправить электронку Иллирике и родным, но, как выяснилось, доступна мне была только внутренняя сеть планеты. Так что, я напечатал обычные письма, чтобы потом отправить почтой, и занялся поиском информации о факультативах, которая нашлась достаточно быстро и в большом количестве. Её было так много, что на изучение пришлось потратить почти весь день, прерываясь только на обед.
  Вариантов получения второй специализации оказалось довольно много, но не все они подходили для заочного изучения, и требовали посещать занятия по будням после учебы. Но мы это время уже застолбили под рукопашку и курсы вождения. Пришлось выставить фильтры на курсы, которые допускали посещение в выходные или заочное обучение. И сразу стало легче. Факультатив медицины, который советовал Родион, мне сразу не понравился. Он забирал оба выходных полностью - шесть пар в субботу и пять пар в воскресение. Можно было рассмотреть вариант с курсом 'Экономики и хозяйственного дела', но тянуть потом службу в частях обеспечения, мне не хотелось. Логистика, курсы связистов, даже менеджмент, все это пролетело мимо. В какой-то момент я углубился в чтение форума - попался занятный паблик на три тысячи страниц, я же начал читать его с самого начала. Странице на пятисотой заметил интересный пост, где человек с ником 'Капитан' советовал взять специализацию юриста. Сообщение было устаревшим на десять лет, но он приводил очень интересные доводы. В частности он писал, что это полностью заочное обучение, только приходи тесты и экзамены сдавать, да и на самой службе, знание своих прав и законов, в том числе военного времени, никогда не помешают.
  А что, - подумал тогда я, - теория, полностью заочное, и, что странно, за успехи целых три рубля серебром к стипендии. Этот момент был для меня не понятен, но я даже не стал на нем заострять внимание. Нашел факультатив юриспруденции и записался на полный курс.
  Тут же сигнал с инфопланшета отбился о принятом сообщении: - 'На Ваш счет зачислено три рубля'.
  - Не понял, - от неожиданности я заговорил вслух. - Это что такое?
  Тут же нажал на кнопку подробности - оказалась стипендия с юридического факультатива. Только какого лешего она пришла сейчас, а не после результатов экзамена. Пришлось лезть в интернет и выяснять. Оказалось, что я, лопух, подписался на полный курс. Да, он заочный, но не совсем такой, как мне думалось. Вот что значит усталость и поспешность. А все было просто - 'Юридический факультатив' подразумевал под собой не просто изучение права, но и целую кучу других дисциплин, таких как: теория дознания, судебная теория, следственная теория, гражданское право, военное право, теория криминалистики. Но это еще и не все. В довесок по всем этим дисциплинам еще и практика шла, а это уже на заочное не тянуло никак. И отказаться уже нельзя - при нажатии на кнопку 'отказаться' вылетала табличка:- 'Вы уверены? В этом случае, Вам необходимо будет заплатить штраф в 30 рублей серебром'.
  Вот попал. Хотя, первый семестр шла только теория, и практика в расписании появлялась только под конец второго. Ладно, прорвемся.
  В общем, я закончил со всеми делами только к ужину, но записался и на рукопашный бой, и на подготовку пилотов-водителей. Оказалось, все это можно было сделать через интернет. Просто уделил немного времени на поиск и изучение тех секций и школ, которые были расположены недалеко от моего дома. Правда, выбирал почти наугад, ориентируясь на отзывы и видео ролики. А еще на одном из сайтов взгляд зацепился за объявление, в котором приглашали в тир. Тир оказался в шаговой доступности, и работал в субботу и воскресение. Так что до кучи я записался и туда, два занятия в неделю по три часа много времени не отнимут.
  За ужином рассказал Родиону и Ирине, о факультативах, а также о том, что уже получил три рубля на свой счет. Получил одобрение хозяйки, выслушал несколько её наставлений о пользе учебы. Выдержал ехидную улыбку Родиона, когда он узнал о курсе юриспруденции. Ничего против он не сказал, лишь посоветовал стараться изо всех сил и зубрить все досконально, дескать, экзамены сложные, но, надо помнить - тяжело в ученье, легко в бою.
  После ужина, еще немного посерфил в интернете, пару часов посвятил подготовке к первому учебному дню, и улегся спать. Утром вставать рано, и идти на учебу. Кстати, я узнал, что за колокол звонил при подъеме - это корабельные склянки.
  
  
  
  Глава 4
  
  
  Подъем, умыться, поход в спорт зал на зарядку с Родионом, затем душ, завтрак и вот я, в повседневной форме с рюкзаком (тяжелый, зараза) за плечами, стою на улице и всматриваюсь в навигатор на планшете. Первый учебный день начался.
  Занятия начнутся в девять утра, сейчас на часах около восьми. У меня есть целый час, чтобы добраться до учебного корпуса. Пешком.
  Я даже не опоздал - ноги гудели, сердце в исступлении колотилось о грудную клетку, меня даже вырвало в какие-то кусты. В какой-то момент, когда сил на бег уже не осталось, я думал, что все, сейчас умру. Но что-то пискнуло, в руку и задницу что-то кольнуло, а потом стало легко, головокружение ушло, появились силы продолжать путь. Да здравствует компенсирующий костюм, насколько помню, из моего обмундирования только он может вводить различные инъекции.
  Да, надо срочно подтягивать себя по физухе, иначе я загнусь однажды утром во время гонки с расписанием занятий, и никакие уколы не помогут.
  Не знаю, чего я ждал от учебы, но явно не того, что все будет, как в школе или в универе моего старого мира. Весь день состоял из обычных пар, по обычным предметам: математика, философия, психология, физика. Вся разница только в том, что не было классов - на занятиях по каждому предмету я всегда был в обществе совершенно новых студентов. Матросов, если быть более точным. Не один я удивился этому - на четвертой паре кто-то спросил преподавателя, седовласую физичку в звании лейтенанта, почему каждый раз в классе другие люди. На что был получен простой и лаконичный ответ - потому что. А дальше продолжилась лекция о 'Основах кинематики материальной точки'. Когда-то проходил в прошлой жизни. Оказалось, бессмертная вещь, прошли века, но физика осталась.
  В общем, из-за странного принципа формирования учебных групп, я так ни с кем и не познакомился. Даже обедать все разбрелись по разным местам - только что был полный класс народу, и после звонка никого не осталось. Я же не ходил искать столовую. Зачем, если Ирина Викторовна собрала мне рюкзак и положила туда несколько контейнеров с едой. Смутило меня только одно, под контейнерами в рюкзаке лежало несколько стальных блинов от штанги, а я удивлялся, что там такого тяжелого может быть? Хотел, было, их выкинуть, но остановила записка, которая призывала вернуть блины в пансион.
  Так что обедал я тоже один, на лужайке перед учебным корпусом. Хотя, почему один, там было много других матросов, у кого был обед с собой, но все как-то отдельно друг от друга сидели.
  Через час после окончания занятий, у меня начиналась тренировка по рукопашному бою - и снова забег, головокружение, тошнота, новая пара уколов.
  ***
  - Первое занятие - ознакомительное! - сказал тренер, высокий морпех по имени Воислав Доброславович. - Садись на лавку и смотри.
  Я не понял, в каком он звании. Представился тренер просто по имени и отчеству. Никаких знаков различия и прочей атрибутики - просто здоровый мужик в трениках и с голым торсом. Он не блистал какой-то выдающейся мускулатурой, как у выступающих бодибилдеров, скорее крепыш, который всю жизнь провел на турниках, но уважение внушал на каком-то интуитивном уровне. С ним просто не хотелось спорить, то ли из-за прищура безразличных глаз, то ли из-за мягких и плавных движений, как у кобры, которая раскачивается из стороны в сторону, но всегда готова резко укусить.
  А еще у него на плече была татуировка - какой-то небольшой зверек с агрессивно раскрытой пастью. Несмотря на размеры и пушистый хвост зверек выглядел опасным.
  Я занял место на одной из лавок, которые стояли вдоль стены спортивного зала, который своими размерами напоминал стандартный студенческий, где играют в баскетбол или волейбол. Но на этом сходство и заканчивалось. Здесь не было ни сеток, ни колец, да и пол был бетонным с линолеумом вместо паркета. Не было даже матов. Зато вся стена напротив меня была завешана зеркалами.
  Тренирующихся было всего десять человек. Воислав быстро разбил их на пары и подозвал к себе одного мужика, который стоял в паре с молодым парнем.
  - Сегодня у нас отработка ударов ногами. Смотрите внимательно, удар наносится гребнем или подъемом стопы, вот сюда в бедро. - Тренер показал, куда и чем бить на своем партнере. - Удар должен быть хлестким, тогда вы сможете вывести противника из равновесия. Чтобы этого достичь, удар должен идти от бедра, расслабьте ногу, и вот по такой траектории, наносите удар. Сначала медленно. Поехали!
  Я смотрел, как все отрабатывают удары, и не понимал, что это за удар, есть же лоу-кик, понятный и простой, даже я им владею, хоть и занимался кикбоксингом еще в школе в той жизни. Но, не смотря на эти мысли, я старался не отвлекаться, и внимательно следил за тем, что происходит.
  Вот у молодого матроса, не получается, он постоянно пробивает как раз тот самый лоу-кик. Воислав подходит к нему и спрашивает:
  - Чем на гражданке занимался?
  - Каратэ. - Коротко отвечает парень
  -Понятно, почему такой деревянный. Смотри, ты пытаешься бить, контролируя удар, напрягаешь мышцы, напрягаешь ноги, а ты наоборот расслабься, представь, что ниже колена у тебя кнут, и раскручивай его вот так, восьмеркой. А потом резко бедром бей, куда он прилетит - туда прилетит, удары выше пояса вообще не нужны, и все получится. Давай еще раз.
  Но у 'падавана' снова выходил лоу-кик. Я смотрел и сам не понимал, как же не получается, все же просто. Через десять минут мучений, тренер снова подошел к нему:
  - Встань в стойку, сейчас тебе покажу.
  Воислав медленно показал технику исполнения еще раз, а потом быстро провел удар в полную силу по бедру своего оппонента. Ученика моментально скрутило в сторону по направлению удара, он упал на одно колено, и согнулся, схватившись руками за бедро.
  - Ну а в таком положении следует добивание, и дальше, выполнять боевую задачу. Иди, отдохни минут двадцать, потом покажешь, как понял.
  Матрос медленно отполз к ближайшей лавке, а Воислав встал к его напарнику для дальнейшей отработки.
  Мне, после увиденного, стало реально страшно. Он же так и покалечить его мог, а что, если у меня будет не получаться? Я также буду отхватывать от тренера? Что-то мне не нравится эта перспектива. Может, сменить секцию, пока не поздно.
  Пока я предавался грустным размышлениям, прошло минут двадцать, и побитый матрос вернулся к занятиям. К моему удивлению, у него с первого раза получилось правильно выполнить удар. По-видимому, он тоже удивился, но и второй и третий, и дальнейшие удары получались идеально. За что он был поощрен похвалой тренера:
  - Вот и славно, теперь не забудешь.
  Домой я шел уже в сумерках. Желание уйти из секции боролось с мыслью, что метод работает, и, к сожалению, проигрывало. Нас бьют, а мы крепчаем, не попробую позаниматься, не узнаю, как это. Но работает ведь. Еще один вопрос, который надо решить - это передвижение без изнурительных забегов, правда ведь, упаду когда-нибудь и не встану.
  Дома в холле находился Родион, который смотрел какую-то передачу. Я проскочил к лестнице, и стал подниматься на второй этаж.
  - Как все прошло? - Он отвлекся от телека и крикнул мне вдогонку.
  - Понедельник - день тяжелый!
  - Так сегодня среда, Ростислав! - донеслось до меня снизу. Но я уже открывал дверь в свою комнату, и мне было все равно.
  
  
  
  Глава 5
  
  
  Три следующих месяца слились в один день. Подъем, утреннее офп, завтрак, учеба, кружки, самостоятельные занятия, сон. Думать о чем-то постороннем, не было ни времени, ни сил. На основной учебе за это время ничего не поменялось. С одногруппниками так и не сошелся, потому что их не было, постоянные группы не формировались, и лектории до сих пор наполнялись рандомным образом. Единственное - пробежки до учебного корпуса стали даваться намного легче, и не грозили неожиданной смертью от чрезмерной нагрузки, хотя был период, когда мне казалось, что на половину состою из инъекций, которые автоматика костюма исправно вводила в организм.
  Не смотря на однообразие расписания, каждый день был насыщен интересными моментами, в основном в кружках, на учебе, пока все шло легко и просто. Но главное, мне повезло, и я сегодня сдам на водительские права, и смогу обзавестись своим транспортом. Обо всем по порядку.
  В целом, я зря переживал из-за секции рукопашки. Воислав оказался не таким жестоким, как показалось в самый первый день нашего знакомства. Не жестокий, но жесткий - спуску на тренировках он не давал ни кому. Использование инвентаря, как защитного, так и различных груш, манекенов, было очень редким. Все приемы показывались на учениках, и отрабатывались в парах. Так что все мы, периодически щеголяли с синяками и ссадинами. Всего в группе нас было одиннадцать человек, не считая тренера, иногда заходили офицеры - действующие или в отставке, видимо, чтобы растрясти 'жирок'. А еще тренер был не многословным - касательно тренировок, все подробно объяснял, но после окончания занятий ни с кем не заводил разговоров на отвлеченные темы. Если быть справедливым, то здесь все были не многословны, так что завести какие-то знакомства в секции не вышло.
  Сами занятия длились по три часа, три раза в неделю по классическому расписанию - понедельник, среда, пятница, и оказались до ужаса увлекательными. Каждая тренировка начиналась с разминки: офп, нижняя и верхняя акробатика. А через час, мы начинали отрабатывать захваты и прихваты, различные удары и хлесты.
  Минимум силовых бросков, все основано на инерции и весе тела, своем и противника. Больше всего это мне напоминало айкидо. Противник воспринимался не как человек, а как биологическая конструкция подчиняющаяся законам физики и математики. Различные оси, векторы, рычаги и прочее. В общем, очень интересный подход, главное, чтобы работал.
  Нет, были, конечно, и силовые элементы. Уделялось время и различным 'классическим' техникам, таким как бокс, муай-тай, джиу-джитсу, то же каратэ, дзюдо и т.д. Да чего только не было, но все это было не цельным, а связанным в единую, какую-то странную систему, до сегодняшнего дня, мне не встречавшуюся.
  Еще в том мире я пытался заниматься боевыми искусствами. Начинал в школе, как и многие с каратэ, был опыт занятий в секции спортивного дзюдо, затем кикбоксинг и бокс. Я даже несколько раз ходил на занятия по русскому стилю - хотелось понять, что же это такое. Ну и конечно, как и все подростки смотрел фильмы с мастерами айкидо, и кунг фу в главной роли. Так что, мне казалось, что я имел достаточно широкое представление о боевых искусствах. Как же я ошибался.
  В какой-то момент, еще на первых занятиях, я попытался узнать у других учеников, как называется наше направление, но на меня смотрели, как на идиота, и никто не спешил поделиться информацией. Оказывается, просто не знали - в одну из попыток, мой вопрос расслышал Воислав:
  - А тебе не все равно? - Тренер неожиданно оказался рядом. - Не важно, как называется, главное, чтобы у тебя был рабочий инструмент для выполнения боевой задачи. Так что не забивай голову ненужными вопросами, а сосредоточься на главном. На тренировках. А я научу всему, что поможет тебе в этом.
  Вот так и получилось, что я занимался неизвестным видом боевых искусств, возможно у него и названия не было, но винегретом назвать язык не поднимался - очень неуважительно к тому, что возможно когда-нибудь спасет мне жизнь. Ведь, для выполнения боевой задачи, надо обязательно остаться в живых, правда же?
  За эти три месяца я успел почувствовать на себе жесткие методы вдалбливания правильного исполнения не приемов, нет - приемов тут как таковых не было, а принципов ведения боя, но и получить несколько памяток. Что такое памятка? Это когда Воислав подходит и в полную силу (правда, сомневаюсь, что он ударил хоть один раз не сдерживаясь, но было больно), на полной скорости показывает как правильно выполнять тот или иной элемент. После того, как прочувствуешь на себе, проникнешься всей душой - сам начнешь выполнять верно. Порой мне кажется, что тут даже не мозг понимает, а сам организм, получив очень чувствительный пинок, на физическом уровне начинает все делать идеально правильно.
  Узнал я и что такое ножевой бой, не сам, а только со стороны - в один из дней, наблюдал за тренировкой старшей группы. Конечно, наблюдал громкое слово, скорее подглядывал, в свободные секунды отдыха.
  А на крайней тренировке, Воислав обрадовал меня и несколько других ребят, что через две недели мы будем участвовать в местном турнире, и по его результатам он будет решать, кого допустить к сдаче зачета досрочно, а кто еще три месяца будет заниматься, и сдавать зачет в положенное время.
  ***
  Если на рукопашке все было строго, поддерживалась жесткая дисциплина, и тренер был суров, то у пилотов-водителей все обстояло по-другому.
  Старший мичман Евпатий Михайлович Цветков, он же Михалыч, он же Евпат, он же Цветок (причем любой от тюльпана до ромашки), вел кружок пилотирования и автодела. Познакомился я с ним в четверг, на следующий день после посещения ознакомительного занятия по рукопашному бою, и как дома оказался - очень уж он напомнил мне моего соседа автослесаря из первой жизни. Добродушный, веселый, не дурак выпить, Михалыч заведовал огромной территорией, на которой располагались ангары складов и мастерских. Несколько десятков человек подчиненных, и всего один студент, Ваш покорный слуга.
  На первом занятии Старший мичман устроил мне экскурсию по вверенной ему территории, и выдал целую лекцию, о том, какой правильный выбор я сделал, что решил получить удостоверение пилота и автолюбителя, и именно у него. Он распинался о том, какая это важная специализация, как сложно научиться разбираться в ремонте техники, а я возьми и ляпни, когда можно сдать экзамены досрочно, так как ничего сложного в этом нет. Конечно он обиделся, и, видимо, с горяча, выдал мне, что учить ничему не будет, но дает время самому подготовиться и сдать комплексный экзамен. Не два отдельных на пилота-механика и водителя-механика, а комплексный. Единственное условие, экзамен надо сдать досрочно, до сессии. Если я завалю хоть один из двух, то выгонит с позором. Уже на следующем занятии он предпринял попытку как-то уладить эту ситуацию, и отменить свое решение, но меня все устраивало, и я отказался что-либо менять.
  На прошлом занятии я сдал ему нормативы на пилота-механика, починив старый гравитационный грузовик (Спасибо отцу за науку, подчиненным Михалыча и интернету). Сегодня же был день, когда я снова сяду за руль автомобиля нефтяной эпохи. Ни грамма волнения, и никаких сомнений что сдам - посмотрел в интернете на модельный ряд, один в один наши, а уж в ремонте отечественных авто я нормально разбираюсь.
  - Привет Михалыч! - Приветствовал я старшего мичмана, копающегося в одном из ангаров рядом с каким-то агрегатом скрытым огромным чехлом камуфляжной расцветки.
  - А, Ростик, здрав будь - улыбнулся Михалыч, - пришел сдавать нормативы? Да ты заходи, не робей, я для тебя как раз задание подготовил.
  Заинтриговал, ничего не скажешь. Я подошел к Михалычу, и не успел и слова сказать, как он сдернул чехол, открыв миру старенький уазик.
  - Вот, УАЗ 469, старая военная машина, специально для тебя со склада вытащил, имей ввиду, движок четыреста девятый стоит.
  Я все еще стоял и молчал, рассматривая старый, но такой родной автомобиль, когда старший мичман вышел из ангара, бросив на ходу:
  - Как починишь, выезжай на площадку, сдавать на права.
  Я еще минут десять разглядывал привет из прошлого, а затем стал действовать. Визуальный осмотр авто, попытался завести - безуспешно, стал готовиться к диагностике, когда в голову пришла мысль:- 'Если он ждет на площадке, значит неисправность не такая уж и серьезная'. Окрыленный своими мыслями, я полез под капот.
  Несколько часов мне понадобилось, чтобы авто заработало. Надо было натянуть отсутствующую на положенном ей месте цепь ГРМ, заменить свечи зажигания, прокачать тормоза, зарядить аккумулятор, прочистить жиклер, и еще по мелочи, такие как накачать шины, отрегулировать ступичные подшипники передних колес. Ничего особо сложного, но повозиться пришлось. В бардачке даже нашлась инструкция по эксплуатации, но кому она нужна? Шучу, конечно, я не такой дока, чтобы перебрать движок с закрытыми глазами, но сегодня она мне не понадобилась.
  Михалыч довольный стоял на дальнем конце площадки и, улыбаясь, наблюдал, как я к нему еду, преодолевая извилистую разметку.
  - Поздравляю! - Он похлопал меня по плечу и улыбнулся во все тридцать два зуба. - Я в тебе не сомневался.
  - Еще бы не сомневался, мы же в поддавки не договаривались играть. - Делано возмутился я.
  - Ты про пустячные неисправности? - Он сразу понял, о чем я говорю. - Это не поддавки, а норматив на полевой ремонт, большего никто не ожидает в боевых условиях.
  - Ладно, успокоил ты меня. - Я улыбнулся, да и нельзя было на него злиться или обижаться, он же легкий, душевный человек, даром что военный, уже на втором занятии не то, что попросил, потребовал обращаться к нему по отчеству или прозвищу Евпат, и перешел на 'ты'.
  - Сейчас отправлю запрос, и электронная копия прав упадет тебе на планшет, захочешь карточку, обратись в канцелярию. - Михалыч завозился со своим рабочим гаджетом.
  Я стоял и прикидывал, где бы мне теперь арендовать авто, чтобы не дорого вышло. Соответствующим вопросом я и прервал работу старшего мичмана.
  - Аренда? - Он на мгновение задумался. - Ты же собираешься дальше заниматься экстремальным вождением?
  - Так точно.
  - Тогда сделаем так, после экстремалки на два часа остаешься у меня в мастерской и помогаешь, а я тебе вот этот агрегат отдаю в аренду. - Показал он рукой на уаз.
  - Вот этот? - удивился я.
  - А что тебе не нравится? Он из консервации, все работает, ты вообще второй, кто сел за руль, первым я был, когда пригнал его со склада.
  Предложение было шикарно. Нельзя отказываться.
  - Евпатий Михайлович, огромная Вам благодарность. - Я искренне поблагодарил его. - Только, зачем я Вам нужен?
  - Понимаешь, Ростик, - Михалыч внимательно на меня посмотрел, - мне, чтобы продолжать и дальше учить курсантов, надо выполнять план. Либо с десяток пилотов или водителей-механиков, либо специалист механик хотя бы четвертого класса.
  - А курсантов, кроме меня и нет. - Кивнул его словам я.
  - Да, кроме тебя никого нет. И я тебе скажу, ты сейчас легко сдашь на пятый класс.
  - Ладно, тебе Михалыч, где я, а где пятый класс. - Изумился я, - скажешь тоже.
  - Да вот, как раз шестой класс дают, если разбираешься в чем-то одном и поверхностно, с ходовой там, или с движком, ты же сдал на механика и гравитационных аппаратов, и автомобилей, при чем, везде показал знание предмета поверхностно, но в целом, а не по конкретным направленностям. Это уже почти четвертый, но пятый точно. Я за полгода натаскаю тебя, возможно и третий класс возьмем. Выручи старика Ростислав.
  Я долго не раздумывал, баш на баш, наука пригодится в любом случае.
  - По рукам, только заправка моего уазика с тебя.
  - Да не вопрос, вон к служебной заправке подъезжай и заправляйся, оформлю, как хоз нужды. - Обрадовался Михалыч. - Ты главное не забудь, права получишь, пригласи ребят отметить, а сейчас езжай уже домой.
  Попрощавшись с Евпатием, я вырулил на своем новом коне с территории складов и поехал в сторону дома. Как все хорошо получилось. Я намеревался выиграть спор, получить права и арендовать машину, а тут еще и авто почти даром и в подарок. Прав Цветок, его ребятам проставлюсь обязательно, если бы они мне все это время не помогали, сомневаюсь, что я сам бы справился. Настроение еще больше улучшилось, когда вместе с сообщением о правах, на планшет упала информация о зачисленных на счет трех рублях серебром - при досрочной сдаче, стипендия выплачивается за все время предыдущего семестра. А что, мне нравится.
  
  
  
  Глава 6
  
  Наличие собственного автомобиля ощутимо облегчило жизнь. Сегодня я впервые не бежал на пары, боясь опоздания. Сегодня я даже обедал в нем. Естественно у других курсантов авто вызывало зависть. По крайней мере, я так идентифицировал те взгляды, которые они бросали на меня и мой уазик. Ведь у них транспорта не было, и когда появится не известно, а я уже на коне.
  Как бы там ни было, но мне плевать на чужое мнение, поэтому я вольготно развалился на переднем пассажирском сидении, открыл все окна, и достал приготовленный Ириной Викторовной обед.
  После того, как я расправился с огромной порцией мясной запеканки, до конца перерыва оставалось еще немного времени, и я полез с планшета в интернет в поисках музыки для машины. Так, что мне нужно? Желательно что-нибудь из рока, в идеале найти бы что-то из классики зарубежного рока, но можно и русский-рок, если вообще эти направления здесь есть. Увы, сразу ничего такого не нашлось, в основном попадались современные направления, больше всего похожие на тяжелый метал (очень тяжелый), электро-хаус, клубная музыка, и бессмертная попса. Но все это было, именно, похоже, а рока не было. И это печалило. Сильно. Видимо придется прослушать множество местных композиций, чтобы найти что-то на мой вкус.
  - Матрос Арина Глебовна Морозова, разрешите познакомиться. - Приятный девичий голос раздался практически над ухом.
  От неожиданности я вздрогнул, чем вызвал широкую улыбку на довольно милом женском личике.
  - Разрешаю, и позвольте представиться, матрос Ростислав Драгомирович Туров. - Я вышел из уазика и вытянулся по стойке смирно. - Чем обязан Вашему вниманию?
  - Почему сразу, чем обязан? - Девушка еще раз очаровательно улыбнулась, - неужели девушка не может подойти и познакомиться с молодым человеком?
  - Эмм.., - я немного затормозил с ответом. - Конечно, может, просто не привычно.
  - Значит, стоить привыкнуть.
  Вот что ей ответить на это? Как-то я подрастерял навык общения с противоположным полом, с Лирой все было проще, и естественней, а тут, даже в голову ничего не лезет. Разрыв шаблона.
  Пока я соображал, как продолжить беседу, а иными словами, я просто завис, прозвучал спасительный сигнал на планшете, сообщающий, что через пять минут начнутся занятия.
  - Еще увидимся, матрос. - Девушка, развернулась на месте, махнув копной светлых, как пшеница волос и пошла в сторону корпуса, очень соблазнительно покачивая бедрами.
  - Приятно познакомиться. - Промямлил я ей в след, не отрывая взгляда от нижней части ее повседневной формы.
  Все-таки форма женщинам идет, но говорить об этом вслух, а тем более пялиться на эту форму, тем более на виду у всех не прилично. Особенно для меня. С этими мыслями я завел уазик, и выехал с территории учебных корпусов - по расписанию у меня занятия физической культурой, а затем рукопашный бой, но, так как я хожу в секцию, то от этих занятий освобожден, только зачеты сдавать. Так что сегодня я хотел пораньше приехать к Воиславу на тренировку.
  А Арина симпатичная, я бы хотел ее еще раз увидеть. И думать о ней, особенно о том, как она плавно ходит я не прекращал даже под строгим взором Воислава.
  ***
  Суббота, как много в этом слове, если ты не в армии. Утро началось достаточно бодро: пробежка, завтрак, изучение материалов по праву и теории дознания. После обеда я заехал заправиться на склад к Михалычу, и отправился в тир.
  Когда я только записался, на карте был отмечен значок рядом с моим пансионатом, но, это оказался всего лишь один из корпусов тира, а описание, я до конца так и не прочитал. Вот конкретно в этом корпусе, подвальном помещении в здании продуктового магазина, находился тир для стрельбы из короткоствольного оружия - пистолетов и пистолетов-пулеметов. А мне сейчас нужно было ехать на полигон для винтовочных стрельб, который располагался на самом краю базы, и площадью был в несколько квадратных километров. Почти целый парк, с лесом, кустами, холмами, только по периметру увешанный знаками 'Опасно для жизни'.
  Если честно, стрелять мне нравилось. Мой инструктор капитан-лейтенант Василий Лаврович Волков, подходил к обучению не так, как другие - в тире было еще несколько преподавателей, которые первые месяцы гоняли свои группы на сборку и разборку оружия, на заучивание матчасти и баллистических таблиц. Дело это нужное, но крайне нудное, и, скажу прямо, если ты не стрелял еще ни разу из оружия, то не представляешь, для чего это все. Василий же с первого занятия вывел своих матросов на стрелковые позиции, и стал учить стрельбе. Постепенно он разбавлял занятия сборкой и разборкой оружия, заучивание теории же, обычно, оставлял на самостоятельную работу дома, но спрашивал строго, и за невыученные материалы отстранял от стрельб. В итоге, лично у меня, материал усвоился очень хорошо, а благодаря разнообразию в тренировках развился интерес к этому делу, я бы даже сказал - любовь.
  Не знаю, как влияет наследственность на меня, все-таки я гость в чужом теле, но стрельбу из короткоствола я освоил буквально за пару месяцев. Конечно от бедра стрелять точно в цель не получалось, но уверенно вести прицельную стрельбу из стойки Чепмена и выбивать восемь, а то и все десять из десяти я мог успешно. Именно поэтому капитан-лейтенант перевел меня месяц назад на стрельбище, для осваивания винтовки. Вот тут я вспомнил, что и отец, и дед у меня были отличниками стрелковой подготовки. Почему вспомнил? Потому что, хоть они и не учили меня стрелять, а осваивалась наука в лет, уже на втором занятии десять из десяти на дистанции пятьдесят метров из Автомата Калашникова АКР1010, а через пару недель на дистанции в сто метров я показал тот же результат одиночными выстрелами. Так что, кроме как, наследственностью, по-другому не могу никак объяснить данный феномен.
  Пару занятий назад мне вручили новое оружие - комбинированную самозарядную винтовку Метель (КСВМР557), с оптическим прицелом ЯС 3-12х52 и дальностью поражения до пяти тысяч метров. Как это возможно - спросите вы? Все просто - уже давно армия Российской Империи не использует пороховое оружие. На вооружении стоят электромагнитные винтовки и автоматы. Еще лет семьсот назад произошел прорыв в области энергетики, когда появились устойчивые результаты холодного ядерного синтеза, что в дальнейшем, за сотни лет привело к созданию долговечных источников энергии. Конечно, не обошли стороной и размеры источников. Курс на компактность как раз и привел к созданию электромагнитного ручного оружия. Почему ручного? Потому что для орудий космического корабля размер установок не столь критичен.
  Так вот, как только получили стабильные батареи приемлемого размера, тогда и появились первые ЭМ винтовки. На сегодняшний день, правда, у нас не совсем электромагнитное оружие - буква 'Р' в конце аббревиатуры названия означает, что применяется принцип рельсотрона, а буквы 'ЭМ' - электромагнитные в лучших традициях Гауса. Надеюсь о превосходстве первых над последними не надо отдельно объяснять.
  Кстати, этому же прорыву обязано и создание антигравов. Купил батарею, и полетел на своем аппарате. А до этого, конечно же использовались двигатели внутреннего сгорания и, хотя, сейчас сравнивать их, как сравнить средневековую повозку с новыми жигулями, но все же, многие страны до сих пор используют автомобили нефтяной эпохи. Страны третьего мира, но все же используют, да и у нас они пылятся на складах до сих пор, иногда даже эксплуатируются, правда, в основном в армии, да на далекой периферии.
  Но вернемся к моей винтовке. Самое первое занятие с новой 'игрушкой', как ее ласково окрестил Волков, начиналось с лекции, и наглядной сборки-разборки.
  - КСВМР557, она же Метель, - начал ликбез Василий Лаврович. - Комбинированная снайперская винтовка. Так она называется потому, что совмещает в себе сразу два оружия - штурмовую и снайперскую винтовку. Достигается это тем, что к штурмовой винтовке длиной восемьдесят сантиметров подсоединяется дополнительный ствол, удлиняя ее еще на семьдесят сантиметров. За счет чего улучшается дальность и точность стрельбы, а также появляется возможность стрелять патронами калибра 15 мм вместо 7,7 мм. Несколько режимов ведения огня. В штурмовом режиме их два: одиночный и непрерывный. В режиме снайперской винтовки - только одиночный. Присутствует возможность замены батареи питания, которая находится вот здесь, со стороны приклада.
  На этих словах инструктор отсоединил батарею, и показал, как ее подсоединить обратно.
  - Также, для того, чтобы стрелка не засекли по световому следу, имеется газоотводный резервуар закрытого типа. - Продолжил Волков, и тут же показал, где и как выглядят резервуары в различных режимах работы. - Раньше, их нужно было периодически менять. Но все со временем становится лучше, и в данной модели ты их отсоединяешь только при переходе от одного режима работы к другому. Но, на всякий случай в стандартный комплект бойца входят запасные, по одной штуке. Таскаешь их с собой.
  Довольно громоздкие вещи, скажу я Вам. Да и много придется таскать на себе: газоотводный резервуар для штурмовой винтовки, газоотвод для снайперской. Ну и, быстро переключаться не получиться, пока все соберешь, разберешь...
  - В комплект входят и магазины, на пять и тридцать выстрелов соответственно калибрам. В отличие от более ранних моделей, система охлаждения винтовки так же находится в магазинах, поэтому поменять ее ты никогда не забудешь. Вопросы?
  - Есть вопрос, зачем нужны эти калибры? Оставили бы 7,7, хотя бы, мне же без разницы, каким стрелять. - Вот давно я хотел это спросить, но все опасался себя скомпрометировать. Как помню, у нас всегда говорили, что размер пули у электромагнитного оружия не играет роли, там до таких скоростей разгоняет что...
  - Тебе, может и без разницы. - Прервал мои рассуждения Волков. - А врагу нет. Ты забываешь о индексе развития, у офицеров он редко бывает ниже тридцати-сорока пунктов, и то, уже от двадцати пяти пунктов воин способен если не регенерировать ранения от пули 7,7 мм, то поддерживать свою жизнедеятельность и продолжать бой. Рядовой состав, до двадцати пунктов индекса развития, уничтожается без проблем, конечно же, но что делать с офицерами?
  - Эм, использовать больший калибр? - Неуверенно предложил я.
  -Именно, - инструктор улыбнулся. - Если 7,7 и пробьет его защиту, то не нанесет достаточно урона, если, конечно не в голову, но голову они берегут в первую очередь. То 15 мм, гарантировано оторвет ему руку. А тут уже появляются шансы.
  - Василий Лаврович, а если у врага индекс развития за шестьдесят пунктов? Куда целиться?
  - Ростислав, в этом случае ищи танк, или беги. - Волков на секунду поморщился, - а лучше убей себя сам. Так, хватит вопросов, тренируйся в сборке-разборке оружия, норматив на отлично двадцать пять секунд. Поехали.
  Вот таким было мое первое занятие с метелью, а сегодня не было ничего не обычного - всего лишь стрельба на расстояние до четырехсот метров по ростовым мишеням. Так что через три часа занятий столь интересным и увлекательным делом я покатил обратно домой, у меня еще оставалось несколько часов перед сном, которые хотелось посвятить изучению криминалистики.
  
  
  
  Глава 7
  
  Дальнейшее знакомство с Ариной оказалось не таким, как я рисовал в своей голове. Уже в следующий понедельник она познакомила меня со своими друзьями: Ярославом Сараем и Еленой Земной. Оба из графских родов, и все они, включая Арину, служили на флоте, в том смысле, что не в морской пехоте, и метили на должности пилотов военно-космической авиации. И, к моему огромному огорчению, Арина оказалась девушкой Ярослава. Неожиданно, конечно, но бывает, да и ребята оказались веселыми и компанейскими, поэтому сошлись мы очень быстро, и уже через полторы недели были, как не разлей вода.
  - И сколько у тебя завтра боев? - Спросил меня Ярослав, медленно потягивая холодный морс через трубочку.
  Мы вчетвером сидели в небольшом, уютном семейном кафе на территории нашего огромного военного городка и ожидали, когда принесут наш основной заказ. Зашли мы сюда вечером после занятий, чтобы выпить вкуснейшего морса, как сказал Сарай, но, только заняв места за столиком, поняли, насколько проголодались, и решили хорошенько поужинать. Да и девушки, услышав легкую музыку, и увидев танцпол, заявили, что без танцев нас сегодня не отпустят.
  - Не знаю, - пожал я плечами, - как понял, завтра районный этап соревнований, а секций у нас шесть. Вот и считай.
  - Значит пять. - Утвердительно кивнул Ярик, - ты готов?
  - Как пять!? - Воскликнула Елена, - это же очень много!
  Если Арина была высокой, по-спортивному стройной блондинкой с яркими голубыми глазами и тонкими чертами лица, и привлекала внимание, как бы точнее выразиться, целиком - и фигурой, и лицом, и походкой, и голос у нее был очень женственный, и приятный. То Елена, несмотря на то, что тоже была голубоглазой блондинкой, являлась ее противоположностью. Невысокая, немножко пухленькая, и, первое, что бросалось в глаза - бюст. Очень выдающийся, в стиле незабываемой звезды журналов для взрослых. Если Арина была спокойна, рассудительна и умела метко пошутить, то более стеснительная Елена порой проявляла очень бурные эмоции и несдержанность.
  - Так у нас не спорт, а война, как сказал тренер.
  - Знаешь ли,таких тренеров надо гнать в шею, - Лена все никак не могла успокоиться.
  - Леночка, все хорошо, Ростислав справится, ты же веришь в него, - взяв ее за руку, мягко произнесла Арина.
  - Верю. - Как-то тихо произнесла она.
  Арина улыбнулась своей подруге, и перевела взгляд на нас:
  - А Вы нашли, о чем болтать в женском обществе, лучше развлеките девушек.
  - Каких девушек? - Ярослав с серьезным лицом оглянулся на полупустое кафе.
  - Быстро на танцпол, - прорычала Арина, поднимаясь из-за стола.
  - Уже бегу, - тонко протянул Ярик и посмотрел на меня, - женщины, в следующий раз без них отдыхать будем. Пошли, Рос.
  - Я все слышу. - Донеслось со стороны танцевальной площадки голосом Арины.
  Я наблюдал, как Арина и Ярик кружат по всей площадке, умудряясь не задевать других танцующих. Красивая, все-таки они пара, блондинистый ураган, Сарай, хоть и очень сухой, но это его не портит, наоборот, его подвижности и гибкости можно позавидовать. И угораздило же меня попасть в компанию к блондинам.
  В отличие от ребят, мы с Леной протанцевали всего пару музыкальных композиций. Я был не великим танцором, и отдавил ей все ноги. Она тактично умалчивала об этом во время танца, и прижималась ко мне, как ни в чем не бывало, но я же знаю свои способности. Поэтому и закончил очень быстро, несмотря на разочарованный вид партнерши и уговоры потанцевать еще немного.
  ***
  Следующий день начался немного нервно. В предвкушении турнирных боев, я, честно говоря, сильно волновался. Очень хотелось победить, и получить допуск к досрочной сдаче зачета. Если все получится, то будет и прибавка к стипендии, и, как сказал Родион, возможно поощрение от командования за успехи в учебе.
  Все переживания остались позади лишь тогда, когда я оказался на ринге. Где-то там, на трибуне мои друзья, мой тренер и одноклубники, а передо мной противник. Такой же, как и я, новобранец, возможно, мы даже в одной аудитории учимся на каких-то дисциплинах. Но сейчас он стоит в камуфляже, и защитном шлеме передо мной, и после команды судьи, начинает медленно приближаться ко мне.
  Надо успокоиться, сосредоточиться на себе, как учил Воислав, взгляд за ухо противнику, слегка расфокусировать, ноги полусогнуты, руки на уровне груди, и чуть вперед. И, двинули. Конечно, я участвовал в учебных спаррингах, но это иное, сейчас решается мое будущее. Поэтому я и пропустил первый удар противника, пропустил над собой, скрутив тело вниз и влево, и резко раскрутился обратно, выстреливая левой в голову. Попал, не стоять на месте, правой, левой, подключаем ноги, подшаг вперед и в сторону, прихватить противника за руку, а он явно растерялся и машет своими грабками, как будто пытается отмахнуться от меня. Поможем ему, вывожу прихваченную руку в сторону и вниз, одновременно делая подсечку. И, победа, сижу сверху на спине лежащего парня, его руку уже давно отпустил, но это и не важно, потому что после приземления я обозначил захват шеи. Тут не соревнования, а война, как говорил тренер, поэтому не надо никаких учебных болевых, или удержаний, просто покажи, что ты нанес летальное повреждение, и этого достаточно.
  Сижу около трибуны, отхожу от схватки. Ноги будто ватные, ощущения совсем не такие, как после спарринга. Во время учебного боя все воспринимается, как игра, нет такого всплеска адреналина.
  - Молодец, расслабляйся, дыши медленно и глубоко..., - рядом стоит тренер, и подбадривает меня, не всегда даже слышу, что он говорит, в ушах шумит.
  - Ты слышишь меня? - Воислав схватил меня за плечо и встряхнул, привлекая внимание. - Соберись, тебе снова на ринг через пять минут.
  Что, какие пять минут? Почему так быстро, я не готов! Да Вы спятили!
  - Не волнуйся, просто все бои проходят очень быстро, - видимо мой внутренний монолог отразился на моем лице. - Сделай пару глотков воды, и умойся.
  Второй бой. Парнишка в красном шлеме начинает активно махать ногами. Надоело уже отпрыгивать от него, жду удобного момента. Да он монстр какой-то, три удара ногами без перерыва. Не подойти. Ага, после серии, он буквально на секунду тормозит, готовится к новой связке. Дождусь этого момента, и... Прямой ногой в корпус, он падает, подскакиваю и быстро добиваю, как в футболе ногой по мячу. Его отбрасывает, не теряюсь, подлетаю вплотную и провожу захват, сначала руки, а затем добираюсь и до шеи. Победа.
  Странно, второй бой, и как только вхожу в ближний контакт, они сдаются без борьбы. Неужели никто не умеет бороться и сопротивляться захватам. Задаю этот вопрос Воиславу.
  - А откуда им уметь, если у нас в районе все секции готовят ударников? - Удивляется тренер.
  Почему я не понял этого раньше? Почему не провел разведку, это же меняет в корне все мои сегодняшние поединки. Это же ключ к победе...
  - Давай на ринг, твой выход! - даже не понял, кто это сказал.
  После осознания слабых мест соперников, дело пошло легче и быстрее. Попотеть пришлось только в пятом поединке, и то потому, что противник постоянно норовил разорвать дистанцию, даже не нанося ударов, он просто бегал по рингу. Но, все когда-нибудь заканчивается, и сегодняшний день принес мне пять побед. К слову, из нашего клуба еще несколько человек прошли районный этап соревнований, поэтому стать единоличным чемпионом района у меня не получилось.
  Сразу после соревнований, мы с друзьями поехали отмечать мои победы во вчерашнее кафе. Веселый Ярослав с Ариной, Лена постоянно тащит танцевать. Кажется, я ей нравлюсь. Черт возьми, это приятно. В какой-то момент девчонки ушли припудрить носики, и мы с Сараем оказались за столом одни, и он не преминул воспользоваться моментом, что бы дать мне пару советов:
  - Слушай, Рос, я заметил, ты во время последних двух боев был немного медленнее своих соперников.
  - Возможно, но это мне совсем не помешало победить. - Стало немного обидно за критику.
  - Не парься, все нормально, - Ярослав явно понял, что наступил на мозоль, - но они реально были быстрее, не в укор тебе, ты ведь не пользовался ускорением?
  - Каким еще ускорением?
  - Ну, у тебя же индекс явно не десятка, а когда он больше, например, около пятнадцати, то можно самому увеличивать темп своих движений. - Он посмотрел на меня, как на школьника, не знающего прописных истин.
  - Не десятка, - поморщился я, и обреченно выдал, ожидая насмешек - одиннадцать пунктов у меня.
  - Да ладно!? - Ярик недоверчиво посмотрел на меня и нахмурился.
  - Прохладно, давай не будем об этом?
  - Постой, но ты же понимаешь, что у всех твоих противников индекс выше?
  - И что с того? Не участвовать в соревнованиях? - Я начал потихоньку заводиться, тема была мне не приятна. Не люблю обсуждать свои слабости.
  - Конечно, участвовать, но в этом сезоне ты далеко не пройдешь, нарвешься на кого-нибудь выше пятнадцати и все, каким бы ты ни был крутым борцом, не вытянешь же.
  - Слушай, ну не пройду, и что...
  - А развивать ты пробовал свой индекс? - Не дал мне договорить он.
  - Пробовал, и медитации, и физухой занимаюсь, - Хотя кого я обманываю, как машина появилась, даже бегать прекратил, только офп на рукопашке и штанга в пансионе под присмотром Родиона. - Толку ноль, не растет.
  - Друг, - Ярослав, как-то осторожно оглянулся вокруг и, наклонившись корпусом поближе ко мне, спросил шепотом, - а ты пробовал витамины?
  - Так они и так входят в мой ежедневный рацион, вместе с всякими макроэлементами, зачем мне их отдельно еще принимать? - Удивился я такому вопросу.
  Ярослав поморщился и еще раз оглянулся по сторонам:
  - Кажется, девушки еще не возвращаются. - Констатировал он и продолжил, - я говорю о специальных витаминах для развития индекса. Пробовал?
  - Ты о наркоте и психотропах? - Удивился я. - Я, что, похож на идиота?
  - Почему сразу о наркоте...
  - Слушай, я читал об этом, там очень серьезные побочки, некоторые вызывают привыкание...
  - Ты меньше читай всякую ерунду, - перебил меня Ярик. - Если бы все было так тухло, никто бы ими не пользовался, а знаешь, кто их использует? А, знаешь?
  - Нет.
  - Вот и молчи. - Он победно улыбнулся. - Все аристократы ими раскачивают индекс своих детей. Дают толчок, после которого он уже растет сам.
  - Все аристократы? - Удивился я. - И ты тоже ими пользовался?
  - И я тоже, и сейчас периодически пользуюсь, и результат на лицо, у меня уже под двадцать пунктов, и продолжает расти, главное...
  - Погоди. - Остановил его я. - Но если все так круто, почему об этом так мало информации?
  - А кому захочется, чтобы простолюдины были мощнее аристократов? - Он посмотрел на меня, как на идиота. - Понимаешь, все ключевые посты в государстве занимают аристократы, все высшие звания и должности.
  - Но, родовой герб дают за заслуги и за достижение званий и простолюдинам.
  - Это да, но давай честно, звания за свершения дают до определенных моментов, а потом, только в зависимости от силы, а за заслуги гербы дают, но редко, чаще орден посмертно.
  - И какая разница? Достиг человек высокого индекса, стал аристократом, хорошо же, государство мощнее становится. - Я не понимающе посмотрел на Сарая.
  - Государство да, а куда деваться детям аристократов? Нас, и так много, а званий..., плевать на звания, должностей на всех не хватит. А тут еще и конкуренция со стороны простого люда. Смотри, - Ярик ткнул пальцем в стол и провел линию между тарелками. - Каждая тарелка - это корпорации аристократов, у каждого свой бизнес, а весь стол вместе - это государство. Оно одновременно нас разделяет и объединяет. Я могу занять хлебную должность в корпорации своего рода и развивать наше дело, но, если я укреплюсь на государственной должности, я смогу влиять вот на это расстояние между тарелками. Отталкивать одни, перемещать другие, влиять на развитие своего рода извне. Понимаешь...
  - Слава, это же коррупция! - Не сдержался я.
  - И что? Ты думаешь, ее нет? Я криво объясняю, плохой из меня рассказчик, но поверь, здесь все дерутся за место под солнцем. И если я займу хорошую должность, то мне легче будет налаживать новые связи, влиять...
  - Я тебя понял, получается, аристократам не нужна конкуренция со стороны простолюдинов, и они стремятся получить как можно больше власти. - Подвел итог я.
  - Именно. Ты все понял, и поэтому, все стремятся быстрее развить индекс своих детей, держа технологии раскачек в секрете... - Он прервался на пару глотков морса, - да и кому хочется, чтобы ему указывал, что делать тот, кто вчера был под ним?
  Не понял последней фразы, нет, понял, конечно, но обидно.
  - Слава, я простолюдин.
  - Ты другое дело, ты мой друг, а друзьям надо помогать, и поддерживать. - Он серьезно посмотрел на меня и продолжил, - так что, без обид, и если тебе понадобится - обращайся, я могу достать витамины и технику для развития.
  Мне, конечно, все еще было обидно из-за его высказывания о простолюдинах, но слова о дружбе и поддержке подняли настроение. В конце концов, кто из нас не без греха? Он вырос в семье потомственных аристократов рода Сарай, воспитан в соответствии с их традициями, и кто я такой, чтобы обижаться на его взгляд на простые и обыденные вещи? Тем более, он не один такой, уверен в этом. Кстати, насчет сараев:
  - Слава, давно хотел спросить тебя. - Я начал немного не уверенно, кто знает, как он к этому отнесется. - Только без обид.
  - Давай, спрашивай. - Усмехнулся он, сделав разрешающий взмах рукой.
  Я немного помялся, и решился:
  - Почему у тебя такая забавная фамилия, Сарай?
  - Вот ты о чем, - рассмеялся Ярик. - Предки, когда возвышались в аристократы, пожгли кучу Сараев, вот и получили такое прозвище, а уже оно стало потом фамилией.
  - Не знал, что за сараи дают дворянство.
  - Бери выше, за Сараи давали княжеские титулы.
  - Что, так просто? Захотел стать князем, сожги сарай?
  - Ну, за один ничего бы не дали, - он был предельно серьезен. - Но за пару-тройку десятков, почему бы и нет?
  - И когда жгли? По ночам подбирались к сараю?
  -Ну почему по ночам...
  - Чтобы лучше было видно, как горит, - перебил я его, еле сдерживая смех.
  - Днем тоже жгли, Сарай, он, знаешь ли, по ночам хорошо охранялся.
  - Да что там охранять? - Сейчас засмеюсь, не могу больше - все и так украдено до нас.
  - А ты откуда знаешь?
  Все, я не могу, меня забила мелкая дрожь, еще момент и...
  - Что бы ты был в курсе, Сарай - это город кочевников. - Ярослав наклонился ко мне поближе и попытался заглянуть в мои глаза.
  - Блин, а я думал, просто сараи жгли, хыхыхы...
  Я все-таки не удержался и смеялся несколько минут. Ярослав все это время терпеливо ждал, когда я снова смогу говорить, медленно потягивая морс.
  - Нет, все равно странная фамилия, не понимаю, - отсмеявшись снова начал я, - почему именно сарай, а не гроза сараев...
  - Ой, снова не начинай, а? - Прервал меня он.
  - Или повелитель сараев. - Продолжил я.
  - А это прозвище уже было занято одним ханом. - И тут мы засмеялись вместе. - А вообще, ты не образованный человек, не знать, что такое сарай.
  - Так я простолюдин, мне можно. - Я постарался сделать простое и глуповатое лицо.
  - Все, простолюдин, пришло твое время, - улыбнулся Ярик. - Девчонки возвращаются, сейчас снова будут танцы.
  Так оно и оказалось, закончившие со своим туалетом девушки быстро увлекли нас на танцпол.
  - Не скучали без нас? - Тихо прошептала Лена куда-то в мое плечо, тесно прижавшись ко мне во время танца.
  - Нет, - улыбнулся я. - Мы со Славой обсуждали сегодняшние поединки, знаешь, стратегии, тактики и все такое.
  - Дурак ты Ростислав, - вздохнула она, - такой вечер, а у Вас, мальчишек, только драки на уме.
  В ее голосе мне послышалась обида, да и вздох был какой-то уставший, грустный. Нет, точно, я ей нравлюсь.
  ***
  А на следующий день я снова вышел на ринг. Начался заключительный, межрайонный этап соревнований. Народу на трибунах было намного больше, чем вчера, но Ярослав каким-то образом умудрился занять три места в самом первом ряду. И сейчас вся наша компания весело выкрикивала мое имя и размахивала маленькими флажками с эмблемой морской пехоты.
  - Будь внимателен. - Воислав, похлопав меня по спине, удалился к трибунам.
  Хорошее напутствие, уж пару соперников я точно одолею, главное подобраться поближе, и провести захват. Напротив меня стоял молодой новобранец, со слегка раскосыми глазами. Кажется, его объявили, как Гадел Аланович. Сходимся в центре ринга и слушаем судью:
  - Уважаемые участники, глаза друг другу не выдавливать, между ног не бить. Это не спортивные соревнования, но и опускаться до таких крайностей не надо. Это понятно?
  Синхронно киваем в ответ на его вопрос.
  - Внимательно слушайте мои команды. Начало боя по команде, так же по команде прекращайте все активные действия. Внимательно слушайте, и это поможет избежать травм. Это понятно?
  И снова синхронно киваем в ответ.
  - Разойтись! - командует судья, и мы отправляемся каждый в свой угол.
  Ну что же, Гадел, сейчас я буду тебя побеждать. Отмашка судьи и мы начинаем сближаться. Шаг, второй, он неспешно скользит, стойка очень напоминает боксерскую. Сейчас я его выманю на удар, и тогда.... Кто знает, зачем судья танцует брейк на потолке и машет белым полотенцем? Нет, ну а как еще это назвать, если я вижу его и он крутится, крутится, крутится... Кто выключил свет? Ау...
  
  
  
  Глава 8
  
  - Нет, ты видел, как он тебя? - Ярик восхищенно смаковал подробности моего последнего боя. - Конечно же, ты не видел, а так эпично вышло, ты качнулся, а он ударил, а как ты падал?! Ты видел, как падают подрубленные деревья? Ты также упал, а руки? Руками так взмахнул, как в кино...
  - Слава, тебя послушать, так ты рад его победе. Ты вообще за кого болел? - Раздраженно спросил я. А кому понравиться снова и снова слышать про свое поражение?
  - Не переживай, за тебя, но, это надо было видеть. А как Лена вскрикнула, ты бы слышал. Испугалась за тебя.
  - Прекращай, ты как старая сплетница, уже все мозги мне прожужжал.
  - Хорошо, уговорил, но ты сам виноват - на кой хрен ты притащил этого татарина сюда? - Ярик повел головой в сторону Гадела, который ушел в туалет, и еще не вернулся в основной зал бара.
  А история, действительно, вышла интересной. Через пару дней после соревнований Воислав назначил досрочный зачет по рукопашке за семестр. Кроме меня, его сдавать пришли все наши ребята, кто так же вышел с районного этапа соревнований. Не знаю, как у других, но меня ждал сюрприз - в качестве противника тренер пригласил Гадела. Что-либо объяснять Воислав не стал, только назначил десять боев. Стоит ли говорить, что первые пять попыток я валялся на ринге и просто офигевал от скорости своего противника. Две победы - это все, что я смог урвать, но зато каких! Я как будто вышел на новый уровень, уже в восьмом бою я смог как-то ускорить свое восприятие, и мне казалось, что Гадел двигается медленнее. Именно тогда я взял первую победу. Потом снова был провальный раунд, а на десятый раз я снова смог разогнать себя.
  Как сказал Воислав - я вышел в измененное состояние сознания. По скорости я все так же отставал от Гадела, но он, как раз, отставал в восприятии. Именно это сыграло ключевую роль в бою. Ты можешь как угодно быстро двигаться, но если не успеваешь воспринимать информацию, то победы не видать. Это было именно то, чему тренер нас учил - думать и анализировать во время боя. Рефлексы, вбитые в подкорку движения, инстинкт - это все хорошо, но, если ты не видишь ситуацию в целом, и не думаешь, то станешь жертвой для более сильного противника.
  Зачет я сдал, чему был очень рад, особенно прибавке к стипендии, а с Гаделом, подружился. И, так как у меня не так много друзей, пригласил его посидеть с нами в баре. Девушек сегодня не было, так что собрались сугубо мужской компанией. Кстати, индекс у Гадела был в пятнадцать единиц, что в привычной интерпретации делало любой наш бой бессмысленным, но Воислав Доброславович, как всегда имел свое мнение, которое я и подтвердил.
  Ярослав сразу невзлюбил Гадела. Не знаю, то ли кровь предков у него взыграла, то ли еще что, но он за глаза окрестил его татарином и всем своим видом показывал свою неприязнь. Стоит ли говорить, что вечер вышел не таким веселым, как планировалось.
  - Не забудь, на этих выходных ты обещал свозить девчонок на пляж! - Напомнил мне Слава после бара. - Боюсь, они нас убьют, если не смогут покрасоваться в новых купальниках.
  - Не забуду, - я пожал его руку. - Завтра у нас пятница, будет орбитальное десантирование, а после него положены выходные.
  - Знаем мы твои выходные, Рос. Как обычно зароешься в бумажках, или в тире зависать будешь. Смотри, отправлю за тобой Лену. Ладно, до субботы. - Ярик развернулся и быстро ушел, так и не попрощавшись с Гаделом.
  - Ростислав, извини, что из-за меня была напряженная обстановка... - начал было Гадел.
  - Брось, ты же здесь совсем не при чем, просто настроение у Ярослава плохое было, наверное, случилось что, и на него не сердись - он отличный друг и хороший человек.
  Гадел на мои слова улыбнулся и сказал:
  - Спасибо, конечно, но настроения у него не было из-за меня.
  - Почему ты так думаешь?
  - Это же Ярослав Сарай, - стал объяснять мне Гадел, пока мы шли до автобусной остановки. - Его род очень известен среди нашего народа. Когда-то давно, еще во времена средневековой Руси, основатель их рода потерял почти всю семью из-за нашествия золотой орды. Месть его была страшна, он участвовал во всех сражениях против ордынцев, возглавлял чуть ли не половину всех битв. Сам понимаешь, жестокость, с которой он расправлялся с врагами, была запредельной. Говорят, именно тогда он и сделал заявку на звание Великого Рода.
  - Да ладно, прошло же уже несколько тысяч лет...
  - А ненависть осталась. За всю историю империи было несколько восстаний отдельных областей, когда власть брали радикально настроенные граждане. Угадай, кто подавлял восстание на Новой Казани? - Гадел на пару секунд прервался, переводя дыхание, и продолжил, - Это было пятьсот лет назад, род Сараев отказался от поддержки имперской армии, и провел операцию исключительно своими силами. На планете у них были свои предприятия, особняки, и революционеры захватили пару резиденций, убив нескольких Сараев, но это не оправдывает геноцид, который был устроен при подавлении восстания. Орбитальная бомбардировка планеты, тотальная зачистка, во время которой не разбирались кто мирный, а кто повстанец. Из всего населения планеты выжила треть. А Сараи подали это общественности, как еще один сожженный сарай. Тогда разразился огромный скандал, они потеряли свое влияние при дворе, главу рода казнили за преступление против империи, сколько денег они уплатили на возмещение ущерба, просто не сосчитать. Их род лишился статуса великого.
  - Гадел, неужели великий род обладает такими ресурсами, чтобы уничтожить планету? - Рассказанное не укладывалось у меня в голове.
  Татарин грустно улыбнулся в ответ.
  - Конечно, у них свои огромные армии, а денег столько, что они могут нанять миллионы наемников. Сараи так и сделали. Сейчас их род далек от былого могущества, имперская аристократия воспользовалась случаем, и растерзала падшего гиганта по кускам. Они к кому-то прибились, в какой-то альянс, и собираются с силами. О Сараях уже не говорят, но мы помним о них, а они ненавидят нас.
  - А ты сам с Новой Казани?
  - Нет, я из Астрахани. - Гадел улыбнулся, - Но им без разницы... Мой автобус, до завтра Ростислав.
  - Давай, пока Гадел. - За разговором я и не заметил, как мы дошли до остановки.
  Татарин заскочил в салон небольшого автобуса и отбыл домой. Так, кажется и я машинально стал использовать это прозвище. Наверное, это не правильно, так его называть. А вообще, вся эта история, связанная с Сараями... Я даже не знаю, Слава не был похож на того, кто испытывает ненависть, раздражение - да, но не более. Может он хорошо умеет держать себя в руках, или Гадел слишком утрирует, говоря о его чувствах. Я знаю одно, оба они отличные парни, возможно, мне удастся их подружить, было бы здорово, если бы наша компания стала больше.
  
  Утром следующего дня нас, несколько сотен матросов, погрузили на челнок и отправили на орбитальную станцию. Нас ждал первый 'прыжок', если выражаться словами десантников из моего мира. Здесь это называлось орбитальным десантированием или орбитальной высадкой. Кому как больше нравится. С момента соревнований по рукопашке и моего зачета у Воислава прошло всего несколько дней, очень насыщенных теоретическими занятиями по высадке.
  Преподаватели-инструкторы подробно рассказывали о средствах десантирования, о том, как надо себя вести, как необходимо развернуть боевые порядки во время боевых операций, как организовать охранение, как оказывать первую помощь, если что-то пойдет не так. Самих способов высадки было несколько. Либо нас десантировали на управляемом пилотом шаттле, который мог, как зависнуть на высоте в атмосфере планеты, и сбросить нас уже на индивидуальных средствах десантирования - современных парашютных системах, которые с привычными мне парашютами не имели ничего общего, так и приземлиться на поверхность планеты, либо зависнуть на сверхмалой высоте и высадить бойцов. Вариант с сверхмалой высотой напоминал мне, как десантируются войска из зависшего вертолета в моем мире используя трос. Либо нас десантировали с материнского корабля в специальных десантных ботах. Больше всего это напоминало мне, как десантирую десант в компьютерных играх. Бот управляется автопилотом, не имеет никаких возможностей самостоятельного горизонтального полета, только разгонные и маневровые движки, которые, при необходимости, могут выполнять противозенитные маневры. Такой бот имеет мощное бронирование, оснащен системами противоракетной обороны, которые включаются автоматически. Такой тип десантирования используется при экстренной, массовой высадке десанта, когда нет времени, а подкрепление или просто военное присутствие необходимы в заданной точке.
  Такие десантные боты делятся на несколько видов: пехотные, вмещающие только один взвод морской пехоты - шестьдесят два человека и грузовые, которые кроме взвода бойцов несут на себе еще и боевую технику. Грузовые, еще часто называют ротными, потому что сбрасываются они только в составе полной роты морской пехоты.
  Сами десантные боты, благодаря своей броне, могут становиться опорными пунктами при ведении боя. Помимо брони они оснащены достаточно мощной системой связи, медицинским оборудованием, не госпиталь, но подлатать бойца в поле, чтобы он выжил до прибытия медицинской бригады, хватит, а также небольшим складом провизии и боеприпасов, рассчитанных по статистическим данным на семьдесят два часа ведения непрерывного боя одним взводом.
  Вот в таком десантном боте мне и предстояло отправиться на поверхность Владивостока. Помимо лекций о ботах, и работы с ними, нам предоставили легкий пехотный доспех морской пехоты - лпдм, нашу вторую кожу. ЛПДМ был разновидностью легкого пехотного доспеха, разработанного специально для морской пехоты, который отличался только возможностью работы в условиях отсутствия атмосферы, и то не очень долгой работы. Сам по себе доспех напоминал, а не знаю, как его описать. В моем мире в компьютерных играх очень часто можно было увидеть нечто похожее, те же нанокостюмы, различные легкие скафандры, и прочее, что разработчики представляли, как броню солдат будущего.
  Снаружи лпдм состоял из легких бронированных пластин, которые повторяли контуры тела, каких-то ухищрений в форме пластин, повторяющих рельеф мышц, не было - где-то пошире, где-то поуже, но при этом сохранялась гибкость движения, пластины никак не мешали согнуть руку, или ногу. Бегалось легко. Нанесение ударов, и, вообще, все действия, какие только могли прийти в голову, выполнялись свободно. Броне листы не были сплошными, где-то проглядывала ткань из специального нанополимерного материала, которая тоже выполняла роль брони. Доспех был полностью герметичным, обладал системой маскировки хамелеон. Тактический шлем был бы мечтой спецслужб из моего мира. Подсвечивание целей, фильтры для очистки воздуха, ночной прибор, хотя, какой это прибор? Это встроенные системы наблюдения в различных спектрах, как у инопланетянина охотника в одном фильме. В общем, доспех был достаточно удобным и функциональным. Со стороны смотрелся очень брутально.
  На орбитальной станции нас еще раз кратко проинструктировали, присвоили каждому порядковый номер, так как позывных еще ни у кого не было, и отправили в десантный бот. Так получилось, что со мной в одном взводе для совершения прыжка оказался Гадел. Когда я оказался внутри бота, то увидел, как он мне машет из самого начала рядов десантных кресел.
  - Ростислав, иди сюда!
  Когда я протопал через рассаживающихся сослуживцев к татарину, он обратился к матросу рядом с собой:
  - Сергей, ты не против поменяться местами с Ростиславом? - и тут же спросил у меня, - какой у тебя номер?
  - Пятьдесят восьмой.
  Сергей немного поморщился, поэтому Гадел добавил:
  - Серёг, с меня причитается, никто и не узнает, ну чего ты раздумываешь? Это же просто учения!
  - Ладно, хрен с тобой. - Сергей поднялся со своего кресла и отправился к моему.
  - Присаживайся Рос, - улыбнулся Гадел. - В ногах правды нет.
  - Все пристегнулись? - По палубе бота разнесся вопрос от сопровождающего нас офицера.
  - Так точно! - вразнобой прозвучало в ответ.
  Я тоже ответил, поспешно пристегиваясь и опуская страховочную систему безопасности, представляющую из себя жесткий стальной каркас, который прижимал ноги и живот к креслу.
  - Нервничаешь? - Спросил меня Гадел.
  - Есть немного, - ответил я. - Но как только представлю, что будет вокруг бота происходить, становится страшно.
  - Зачем представлять, - рассмеялся Гадел, - нам это будут на экраны транслировать.
  - Отставить смех, Бекетов! - Разнеслась команда офицера. - Через пять минут отстыковка и сброс. Всем надеть шлемы.
  - Ладно, - татарин улыбнулся, - договорим на земле, по связи лейтенант точно не допустит разговоров.
  Надевая шлем я вспомнил одну из вводных лекций, где объясняли, что во время десантирования на палубе идет прямая трансляция происходящего, чтобы у подразделения была возможность оценить окружающую обстановку, и заранее распределить боевые задачи.
  Доспех просигналил о полной герметичности, на визор шлема вывелась информация о подключения к тактической сети взвода. И тут же в моих ушах зазвучал голос лейтенанта:
  - Отстыковка и сброс через пять, четыре, три, две, поехали!
  Нас тряхануло и закружило. На палубных мониторах было видно, как кружатся звезды. У меня защемило где-то в груди, сердце бешено заухало в ушах. Кто-то закричал по внутренней связи, то ли от восторга, то ли от испуга, я не понял. Я бы сейчас успокоительного принял.
  Долго кувыркаться в космосе нам не пришлось. Уже через несколько секунд заработали маневровые движки бота, а затем разгонные, и мы, набирая скорость, помчались к планете. Если бы мне не было так страшно, то я бы полюбовался открывшимся видом. Но сердце продолжало ухать, в какой-то момент мне стало душно, а потом я почувствовал укол в бедро и все нормализовалось. Через минуту мы вошли в атмосферу. Зрелище было просто неописуемым. Сам полет по программе, должен был закончиться торможением, отработкой противозенитных маневров и приземлением.
  Я окончательно успокоился, каких-либо перегрузок не ощущалось, пришла какая-то расслабленность, и я приготовился наслаждаться открывающимся с экрана мониторов видом. В какой момент произошел толчок, я не понял. Но вдруг в ушах раздался чей-то крик, затем еще кто-то кричал, а на палубе стало светло, как днем. Я повернул голову, чтобы понять, что происходит и обомлел. Конца палубы не было, там, где должен был быть борт, сквозь рваные дыры синело небо. Бот затрясся, куски обшивки отваливались прямо на лету, нас закрутило. У кого-то ближе к краю не выдержали страховочные крепления, и матрос оторвался от кресла. Какое-то время он, удерживаемый чудом не лопнувшим ремнем, болтался по палубе, врезаясь в сослуживцев, ударяясь о пол и потолок, а затем его выкинуло в небесную синеву. По тактической связи голосили десятки человек, всем было страшно, никто не знал, что делать, не понимал, что происходит. Я даже не чувствовал уколы, меня швыряло то в жар, то в холод. Компенсирующий костюм, конечно же, отслеживал мое состояние и принимал какие-то меры. Но это не помогало. Так страшно мне не было даже тогда, когда я падал в горах. Не хочу умирать! Только не снова, Господи, Спаси и Сохрани. За что Господи? Что же это, как так!
  Мысли неслись и скакали, как блохи на дискотеке. Паника накрывала с головой, я даже не понял, в какой момент исчезло небо в бортовой пробоине. Крики боли и страха заполнили эфир, мат, слезы, кто-то звал маму, Бога. Удар и темнота.
  В себя я пришел как-то резко, рывком. Раз, и глаза открылись. В углу визора моргала куча системных сообщений, палуба бота освещалась мигающим красным светом. Видимо включилось аварийное освещение. Никаких команд, никаких переговоров по сети, только чьи-то еле слышимые стоны. Я медленно огляделся по сторонам - картина была пугающей. Большинство матросов не удержались в страховочных системах, люди лежали изломанными куклами по всей палубе вперемешку с обломками. Кто-то остался в кресле, но и они не подавали признаков жизни. Рядом со мной сидел Гадел, его страховочная система не пострадала, удержав друга в кресле, но и он не шевелился.
  Меня снова начала одолевать паника. Никакой информации об окружающем мире - мониторы погасли, на палубе полно трупов, и не ясно где командование. Становилось страшно, в голове заметались мысли - не понятно, что делать, хотелось просто жить. На этот раз я почувствовал очередной укол в бедро. Сразу стало легче. Через несколько минут удалось собраться с мыслями и попытаться рассуждать трезво. Я хочу жить. Для этого надо отсюда выбраться. Что мне для этого необходимо? Вдруг накатила сонливость, видимо подействовало успокоительное. Но мне нельзя спать, необходимо выбираться отсюда. Пришлось быстро лезть в коммуникатор на броне и вводить команду на ввод энергетика. Не думаю, что еще раз запаникую, но мне сейчас нужны все мои силы. И так, что необходимо сделать в первую очередь? Стоило об этом подумать, как сразу же родился план действий - оценить свои повреждения, вылезти из кресла, найти выживших и выбираться из бота.
  Оценка состояния доспеха - не повреждено, полная герметичность, физическое состояние носителя хорошее. Носитель - это я, означает, что нет никаких ранений и повреждений. Я в порядке, теперь необходимо попытаться выбраться из кресла. На удивление, страховочные системы оказались исправны, быстро их отключив, я выпрямился в полный рост на палубе. Первым делом проверил Гадела, так как он не отзывался, пришлось лезть в коммуникатор встроенный в его доспех. Подключившись к его системе, считал информацию о повреждениях и отдал команду привести друга в чувства. Повреждений у татарина не было, и он быстро пришел в себя.
  - Где я, что случилось? - Гадел дернулся в кресле и заозирался по сторонам.
  - Мы в десантном боте, произошла авария. - Я старался говорить мягко и успокаивающе.
  - Что? Как? Рос, я...
  Нет, так дело не пойдет, он сейчас начнет паниковать, получит дозу успокоительного и отрубится в сон. Проходили, знаем. Тут нужен другой подход.
  - Отставить панику! - Гаркнул я. - Матрос Бекетов, провести анализ повреждений!
  - Так точно! - Татарин аж выпрямился по стойке смирно в кресле.
  Получилось.
  - Повреждения отсутствуют, имеется посторонний доступ к системам доспеха.
  - Все в порядке Гадел - это я приводил тебя в порядок. Выбирайся из кресла и помоги мне.
  Не дожидаясь татарина, я отправился дальше по палубе, проверяя остальных матросов на предмет выживших. Подключиться к доспеху, провести диагностику, дать команду на приведение в сознание. Через минуту ко мне присоединился Гадел. Дело пошло быстрее.
  - Ростислав, здесь тяжелый! - пришло сообщение по тактической связи от татарина. - Что делать?
  Хороший вопрос. Только сейчас я заметил, что в эфире прекратились стоны, и слышу я только свои шаги и слова Гадела.
  - Не трогай его! Всех раненных помечай, с ними потом разберемся, они только неразбериху внесут.
  - Принято.
  Через десять минут я оказался у противоположного борта, который пострадал вовремя десантирования. Что можно о нем сказать? Вместо кресел и стальных переборок передо мной была какая-то серая масса, по виду и на ощупь похожая на монтажную пену. Кресла заканчивались на пятидесятом номере, по-видимому, остальную часть бота оторвало. Ааа, не до этого сейчас. Эфир наполнялся восклицаниями и вопросами приходящих в себя матросов. Все наперебой задавали вопросы.
  - Ростислав, что дальше? - Рядом со мной оказался Гадел.
  - Дай подумать. - Гомон увеличивался, народ начинал паниковать. В какой-то момент я просто не выдержал и психанул в эфир, попутно ударив кулаком в борт - а ну заткнитесь все, мешаете думать!
  На удивление сразу наступила тишина. Многие повернулись в мою сторону. Думай, думай.
  - Матрос Бекетов, проведи вводную тем, кто очнулся, главное, не мешайте мне.
  - Так точно! - Гадел тут же стал рассказывать о том, что произошло, а я отключился от связи.
  Меня дико все раздражало, хотелось выть и долбить кулаками стену. Я постарался успокоиться, и понять, что мне так бесит. В какой-то момент я обратил внимание на мерцающий красный свет. Раздражает, однозначно, но.... И тут я понял, на визоре постоянно красным мигало системное сообщение. Именно оно мешало сосредоточиться. Я вывел сообщение на экран и стал его изучать.
  Оказалось системы бота сохранили дееспособность и сообщали о повреждениях боевого характера. Сообщалось о потере шестого отсека, о неисправности систем телеметрии, о предпринятых мерах по герметизации палубы. А главное, система запрашивала команды на дальнейшие действия. Сразу же вспомнились лекции, на которых рассказывали, что после приземления системы бота поступают под управление офицерского состава группы. Сами по себе боты не открывают сразу десантные двери, они ждут команды. И это в штатной ситуации, а если бот был поврежден, то они еще и включают систему выживания, следуя логике, что личный состав не дееспособен, и его надо сохранить до прибытия помощи. В нашем случае система связи была повреждена.
  Все это ясно, но что делать? Лейтенанта среди выживших нет, командовать некому. Очень не хочется брать все в свои руки, но, видимо, придется. Я принял сообщение систем бота и сделал запрос на управление. К моей радости бот ответил согласием, и тут же цвет системных сообщений сменил знак с тревожного красного цвета на желтый. Посыпались сообщения о состоянии обшивки, о последних данных телеметрии об окружающем пространстве, но от них не было толку, она вышла из строя еще на высоте, и где мы сейчас было не ясно. Зато радовало сообщение об исправности эвакуационного люка, так как десантных дверей больше не существовало.
  Разобравшись в ситуации, я подключился к тактической связи взвода. Эфир сразу заполнился голосами. Кто-то обсуждал способы эвакуации из бота, кто-то откровенно паниковал, кто-то обсуждал раненых, призывая оказать им помощь. Рядом со мной все еще стоял Гадел, который активно участвовал в обсуждении текущего положения дел.
  - Взвод, слушай мою команду! - Я постарался придать голосу командный тон. Не знаю, получилось ли, тем более по тактической связи. - Матрос Туров, беру командование на себя.
  Ответом мне была тишина, поэтому я продолжил:
  - Системы бота сообщают об исправном эвакуационном люке. Сейчас мы его откроем, и я проведу разведку местности. Затем эвакуация личного состава.
  - А почему ты, ты кто такой вообще?! - вдруг один из сослуживцев поднялся на ноги и сделал несколько шагов в мою сторону. - Тут есть и лучше командиры!
  Я растерялся, и не успел ответить, как мимо меня пронесся татарин. Он наскочил на говорившего, проведя серию ударов в корпус и голову. Возмутившегося матроса отшвырнуло к переборке. Бекетов подскочил к нему и нанес несколько ударов ногами, тот пытался прикрыться руками, но Гадел очень жестко задавил любое сопротивление.
  Матросы растерянно смотрели на происходящее, никто не пытался вступиться за бунтаря.
  - Отставить, матрос Бекетов! - Я тоже был немного растерян, но избиение надо было прекращать.
  - Есть отставить. - Гадел оторвался от жертвы и развернулся к остальным, вся его поза говорила о готовности к бою хоть со всеми, если они изъявят такое желание.
  - Взвод, приготовиться к открытию люка. Матрос Бекетов, назначаю Вас заместителем командира!
  - Так точно! - нестройный хор голосов был мне ответом.
  Системы бота приняли команду на открытие эвакуационного люка, и он с шипением распахнулся на потолке. С помощь матросов я вылез в люк на половину, а затем и целиком заполз на обшивку. Наш бот упал на небольшой холм, на лесной опушке. С одной стороны до горизонта простирался лес, а с другой были то ли луга, то ли степь. Я не знаю, где мы оказались, но ясно одно - это не учебный полигон. Небо над головой было ясным, где-то пели птицы, я даже заметил зайца, который выбежал из леса и тут же скрылся в густой траве. Опасности не было.
  Эвакуация проходила очень медленно. Приходилось аккуратно вытаскивать раненых, хорошо, что никто из них так и не пришел в сознание. Далеко от бота мы не стали отходить, расположились прямо на холме. Многие раненые имели обширные повреждения доспеха, у кого-то сквозь прорехи торчали сломанные кости. Было много крови. Поняв, что моего вмешательства в процесс не требуется, я отрешился от мира и полез в систему бота.
  - Ростислав, мы закончили, что дальше? Рос!
  - А? - я встрепенулся, даже не заметил, как ко мне подошел Гадел.
  - Мы закончили с эвакуацией, что делать дальше, командир? - мне показалось, или татарин был растерян?
  - Как ребята? Много раненых?
  - Докладываю, выжило сорок восемь человек, в полной боевой готовности тридцать два человека, шестнадцать раненых, из них шестеро тяжелые, остальные, различной степени тяжести. - Гадел вытянулся по стойке смирно и голосом, без использования тактической связи сделал доклад. - Матрос Бекетов доклад окончил!
  Я заметил, что остальные матросы смотрели в нашу сторону. Многие из них сняли шлемы, и на уставших лицах читалась надежда, они ждали, что я скажу, нет, не так, они, скорее, верили, что я знаю, что надо делать. Я отключил тактическую связь, и снял шлем.
  - Взвод, стройся!
  Я стоял перед небольшим строем молодых ребят. Мы все были напуганы случившейся аварией, еще больше нас пугала неизвестность. Мы были уставшими и морально выжатыми, сил не осталось, хотелось плакать и кричать, романтика армейской жизни, обернулась катастрофой, к таким суровым испытаниям, мы не были готовы. Когда я был маленьким, Дед часто рассказывал об армии, немного говорил и о войне. Мне неожиданно вспомнились его слова о том, что командир отвечает за всех своих бойцов. Именно от командира зависит их боевой дух, их моральное состояние. Командир просто обязан знать, что делать в любой ситуации, а если не знает, то делать вид. Делать вид, что знает и не давать думать солдатам, чтобы те не паниковали. Командир должен их отвлекать от мыслей, ставя различные задачи, пусть и рутинные и бессмысленные, но они должны переключиться на их выполнение.
  Я ощутил себя именно таким командиром. Назвался груздем, полезай в кузов. А я назвался. Хорошо, что у меня было время хорошо обдумать ситуацию. Пока остальные проводили эвакуацию, я разбирался с системой бота, и разработал план дальнейших действий.
  - Взвод, слушай мою команду. Все, кто изучает медицинские специальности, шаг вперед!
  Из строя вышли семь человек.
  - Построиться в отдельную шеренгу! Взвод, все кто изучает радиотехнику, шаг вперед!
  И еще восемь человек покинули общий строй.
  - Построиться в отдельную шеренгу! Взвод, слушай мою команду, сейчас я открою трюм бота, необходимо выгрузить все, что там находится. Медицину отдельно, провизию отдельно. Если найдется оружие, то докладывать немедленно! Матрос Бекетов, проконтролируйте разгрузку! Исполнять!
  - Есть! - Пятнадцать человек отправились к боту.
  - Медицина и радио, вам туда не надо, подойдите. - Я остановил отобранных матросов. - Медицина, кто из вас самый опытный?
  Матросы стояли и молчали. Скорее всего, они, как и я, первый раз в жизни видели окружающих людей. Я поморщился, тоже мне, гений, нашел, что спросить.
  - Фамилия? - я ткнул пальцем в первого попавшегося матроса.
  - Матрос Гусаров!
  - Назначаешься главным по медицине, организуй полевой госпиталь, окажи помощь раненым.
  - Есть! - Гусаров вытянулся по стойке смирно и приложил руку к шлему.
  - Гусаров, все это срочно, тяжелые должны выжить. Понимаешь?
  - Так точно!
  - Исполнять!
  Смотря вслед новообразованному медицинскому отряду, я обратился к радиотехникам:
  - Телеметрия бота пострадала, маяки и связь не исправны, необходимо попытаться восстановить, справитесь? - я повернулся к ним.
  - Попробуем. - Один из парней ответил на мой вопрос, повернув голову в сторону бота, и оценивающе на него посмотрев.
  - Назначаешься командиром связистов! Твоя фамилия?
  - Осокин. - Он повернулся ко мне и продолжил. - Разрешите приступать?
  - Разрешаю, каждые два часа доклад.
  Ребята ушли, а я думал, не слишком ли я раскомандовался? Хотя, никто не выказывал недовольства. Все нормально, так и надо, теперь я отвечаю за них, значит, все делаю правильно. Не хватало еще расклеиться и построить демократию. Мы в армии, значит четко и прямо. Так, меня куда-то не туда понесло. Лучше по ситуации. Связь отсутствует, но техники уже работают, восстановим - спасемся. Без связи только ждать спасателей, сколько это по времени, не известно. Медицина тоже споро разбирается с оборудованием, думаю, в течение часа они займутся пострадавшими. Что еще необходимо? Организовать дозорную (постовую) службу, организовать полевой лагерь. Что ж, пойдем посмотрим, чем нас порадуют трюмы бота.
  Мы провозились с обустройством лагеря до поздней ночи. В трюмах десантного бота нашлось множество полезного груза. Тут был сух паек, на котором мы могли протянуть пару дней, нашли несколько ящиков сигнальных дымов и ракет. Тут же в стороне от лагеря образовался пост, который должен был непрерывно, весь световой день, поддерживать дымовые сигналы. Кроме шашек, я решил использовать и дым от костра. Так же был организован ночной пост - двое матросов должны были каждые пятнадцать минут запускать сигнальные ракеты. По моим расчетам, дымов и ракет нам хватит на двое суток. За это время нас точно должны найти. Помимо прочего в трюмах нашлись палатки, походная плита и несколько цистерн с питьевой водой, набор инструментов и, даже, несколько топоров. А оружия не было. Ни оружия, ни боеприпасов. Все наше вооружение состояло из десантного тесака, хорошо еще, что у каждого был свой.
  Я без понятия, какие хищники водятся на этой планете, поэтому вокруг лагеря были установлены заостренные колья, у подножия холма установили сигнальные ловушки, а для личного состава, на всякий случай, заготовили самодельные рогатины. Результат наших трудов напоминал походный лагерь римских легионеров. Смешно, но мы как будто оказались в доисторическом времени.
  Гусаров уже через несколько часов доложил о выполнении поставленной перед ним задачи. Всем раненым была оказана первая медицинская помощь, состояние нормализовано. Только один тяжелый вызывал опасения, его срочно необходимо было госпитализировать. По прогнозам нашего начмеда матрос должен был протянуть сутки, не больше. При этом сам же Гусаров, делал допущение, что его квалификации недостаточно, и времени может быть как больше, так и меньше. Но медицина сделала все, что могла, и умела, и даже больше. Поэтому я принял доклад, и ребята отправились дежурить среди своих пациентов.
  Радиотехники же, не могли порадовать нас до самой ночи. К позднему вечеру у них вышло не то, чтобы восстановить, а собрать на коленке радиопередатчик, который мог передавать простые сигналы. Как я понял со слов Осокина, системы связи пострадали очень сильно, их наполовину выжгло. Причину он назвать не мог, да это и не важно. Сохранился один ретранслятор, который мог усилить наш сигнал, но его починить не получалось, все, чего они добились, это то, что ретранслятор работал с перебоями, и не продолжительное время. Не больше десятка секунд. Что-то дельное передать в таких условиях было невозможно. Поэтому был организован пост, который должен был за секунды работы ретранслятора передавать сигнал СОС морзянкой.
  Не знаю, как остальные, а вымотался за день я основательно. Быстро перекусив, переговорив с Гаделом, который отчитался о выставленных постах, я завалился спать в одной из палаток. Что мне снилось я не помню, несмотря на сильную усталость, я несколько раз просыпался ночью и вслушивался в окружающую тишину. Различал шипение сигнальной ракеты, шаги патрульных. Несколько раз выходил из палатки, что бы сходить до ветру, скорее нервное, чем физиология. Ночь не принесла так необходимого отдыха. Утром я был все таким же разбитым и уставшим. Проснувшись перед рассветом, я нацепил шлем, чтобы подключиться к системам бота, необходимо было подумать, что делать дальше. Машинально включил связь и тут же выскочил из палатки.
  В эфире непрерывным потоком шли сообщения от спасателей, а в ночи, там, где небо только-только начинало светлеть, были видны огни поисковых бортов.
  
  
  
  Глава 9
  
  Что нас найдут, я не сомневался. Все-таки другое время, вся планета просматривается из космоса и прочее. Одно не понятно - почему так долго?
  Сразу после эвакуации нас поместили в госпиталь на карантин. Весь взвод, кроме тяжелораненых, определили в общую палату и сразу же погнали на медосмотр. Несколько часов меня осматривал целый консилиум врачей, провели через несколько диагностических установок, а затем отправили к психологу. Психологов тоже было несколько человек. Меня опрашивали о случившемся, просили подробно рассказать о своих ощущениях и чувствах в момент происшествия и после приземления. На удивление, никаких переживаний по поводу случившегося я не испытывал, то ли я принял все, что случилось, то ли психолог очень правильно и деликатно построил наш диалог. Все эти процедуры и опросы затянулись до позднего вечера, все, что я вынес из них, это то, что я здоров, моя психика не пострадала, и то, что я одновременно был и пациентом, и учебным пособием. Догадаться, что кроме специалистов, основная масса врачей были курсантами, не составило большого труда.
  А утром меня вызвали на беседу со службой безопасности флота. В небольшой комнате два на три метра, где кроме стола, двух стульев и лампы больше ничего не было, меня ждал офицер СБФ в чине капитана морской пехоты. Не успел я приглядеться к его внешности, как он указал на один из стульев:
  - Присаживайтесь. Матрос Туров?
  - Так точно.
  - Ваш позывной номер на учебном десантировании?
  - Пятьдесят восьмой.
  - Почему Вы пересели со своего места в десантном боте?
  Что за странный вопрос, при чем здесь вообще это?
  - Отвечать быстро, не раздумывать. - Голос у капитана был жесткий и хлесткий, не терпящий неповиновения.
  - Друг позвал, что бы рядом с ним...
  - Фамилия друга, звание?
  - Матрос Бекетов. Гадел Аланович.
  - Зачем Вы приказали Бекетову избить матроса Склярина?
  - Кого? Я ничего подобного...
  - Того, кто возмутился Вашему захвату власти.
  - Какому захвату власти? О чем Вы вообще?
  - Вы знали, что офицер погибнет! - Он точно не спрашивал. - Ваши цели и задачи после аварийного приземления?
  - Какие задачи и цели? Выжить! - мой голос дал петуха. - Я ничего...
  - Почему сразу не послали сигнал бедствия? Что делали...
  В таком темпе допрос продолжался несколько часов. Одни и те же вопросы по кругу, вроде разные, но смысл одинаков. После допроса меня отпустили обратно в палату. Сказать, что я был морально раздавлен, было бы преуменьшением. Я был уничтожен. Все вопросы сводились к тому, что я был во всем виноват, подстроил аварию, захватил власть и прочее. В палате я юркнул на свою кровать и постарался себя успокоить. Если бы было, что серьезное, то меня бы не отпустили. Но как же так, хотел как лучше, а получилось...
  Когда я проснулся, то увидел Гадела сидящего на соседней койке.
  - Добрый вечер. - Приветствовал меня татарин.
  - Добрый, сколько времени?
  - Пять часов. Ты чего отрубился-то?
  Я уселся на своей кровати, и посмотрел на Гадела.
  - Да перенервничал после допроса. Нет, ты представляешь, он меня обвинял в случившемся. И я тебе приказал избить того матроса.
  - Меня он тоже во всем обвинял. Как будто мало того, что мы пережили. - В голосе Гадела сквозила обида. - Ребята говорят, каждого из них обвиняли. Видимо, стиль допроса у них такой.
  - Ничего себе стиль, в измене обвинять. Там не знаешь, что делать...
  - Именно. Офицеров нет, оружия нет, бот неисправен. Что делать, не понятно. Ты не представляешь, как я паниковал. А тут ты говоришь, беру командование на себя, и бот тебя слушается. Ты не знаешь, какое облегчение я испытал. Я и отметелил того идиота, потому что испугался, испугался, что он тебе помешает и снова страшно будет.
  - Да ладно тебе, все нормально.
  
  - Может и нормально, но ты пойми...- он ненадолго запнулся, - а к хренам, короче, ты, когда встал, такой и знаешь, что делать, у меня как гора с плеч. И все так говорят. Мы и
  зашевелились
  все, потому что поверили тебе. И все получаться стало. Я даже не заметил, когда страх ушел. Были, конечно, мысли, но на тебя глянешь, и, все нормально.
  
  - Гадел...
  -Спасибо тебе, Рос, а эти уроды еще и обвиняют нас.
  -Гадел, тебе тоже спасибо, если бы не ты, ничего бы не вышло. - Не знаю, что на меня нашло. Возможно вид откровенничающего татарина. Возможно то, как он это делал - не умело, пытаясь сдержать эмоции. Но я понимал его, и мне хотелось успокоить друга. Я протянул ему руку, и когда он ее пожал, похлопал его по плечу.
  Нас отпустили из госпиталя только утром, при этом дав несколько дней на отдых. Дома меня встречали радостные Родион Кириллович и Ирина Викторовна. Обняли, и отправили обедать. Вот во время обеда я и рассказал Родиону о допросе:
  - И после меня спокойно отпускают, и как все это понимать?
  - Ростислав, не обращай внимание. - Родион глотнул сока из бокала. - Это такой вид допроса, он специально тебя провоцировал.
  - Нормально...
  - Вот смотри, сначала вас всех опросили психологи, тихо, спокойно, деликатно. Затем был допрос, своеобразный стресс тест. А отпустили, потому что и там и там все сошлось. Вообще вся эта ситуация с ботом выглядит странной. Я пытался узнать какие-нибудь подробности, но вся информация пока засекречена, даже для моих знакомых офицеров, к вам в госпиталь тоже не пускали.
  - Тогда как-то быстро нас отпустили, неужели так быстро работают? - Я впечатлился словами Родиона о секретности.
  - Видимо быстро, пока еще ничего не известно, все, что в новостях говорили - авария, техническая неисправность.
  - Да, так оно, наверное, и вышло, ведь сбить бот было не кому.
  - Ты сам как? Нет страха перед новыми высадками? - Перевел тему разговора Родион.
  - Да нет, я же понимаю, что это один случай из тысячи, да и это наглядный показатель того, что техника надежна, даже в случае обстрела.
  - Да, своеобразное боевое крещение у тебя вышло. - Задумчиво протянул он.
  После обеда я созвонился с Ярославом. Обрадованный Ярик сразу же назначил встречу на пляже ближе к вечеру. На пляж я позвал Гадела. Конечно Сарай мог быть недоволен, но я хотел их подружить.
  И вот, вся наша компания в сборе. Крепкое рукопожатие от Ярослава, объятия с нашими красавицами. Раскрасневшаяся Елена, которая ни на шаг от меня не отходила. Множество расспросов. Если честно, я уже немного подустал рассказывать одно и то же, но друзья волновались, и им было очень интересно узнать все в мельчайших подробностях. Ярик привез с собой на берег большой мангал и мясо для шашлыков. Откуда-то появилось слабоалкогольное вино. Девушки переоделись в купальники и утащили нас в воду. Наплававшись вдоволь, мы расселись на берегу провожать закат и есть шашлык.
  - А как ты решился взять командование? - Спросила любопытная Елена, поглаживая меня по мокрым волосам.
  Как-то так получилось, что я полулежал на песке, а моя голова покоилась на ее груди, чем она и не преминула воспользоваться. Я даже не сразу понял о чем она спрашивает, потому что не то, чтобы затылок, а мое лицо от ее мягкой, но упругой груди отделяла только тонкая ткань купальника. Несмотря на томный вечер, мне было далеко не спокойно. Приятно от поглаживаний волос? Да! Приятно ощущать одной ладонью голое девичье бедро? О да! Спокойно? Нет! Я хотел ее, здесь и сейчас, и меня дико напрягали все разговоры, меня напрягал Сарай, который что-то рассказывал смеющейся Арине, меня напрягал татарин, который лопал мясо и пил вино. Все меня напрягало.
  Лена немного поерзала, устраивая мою голову удобней.... Я сейчас всех убью. Звонок от инфопланшета только усугубил мое раздражение. Сигнал был настойчивым, никак не хотел прекращаться. Мне пришлось встать и дойти до своих вещей. Как по волшебству звонок прекратился, и тут же пришло сообщение от Родиона: - 'Тебе посылка из дома, с пометкой срочно!'
  Возбуждение как рукой сняло. Что могло случиться дома? Я быстро оделся, попрощался с ребятами, Лена, к слову, была очень недовольна. Запрыгнул в свой уазик и помчался в пансион.
  ***
  Иллирика стояла за креслом, в котором сидел ее отец, нервно сжимая резную спинку. Напротив Данакта Родомировича через небольшой чайный столик, сервированный для чаепития, в таком же богатом, резном кресле сидел незнакомый мне мужчина лет сорока в сером костюме. Внешность его была отталкивающая, даже мерзкая, какая-то крысиная. Большая лысина на голове, в обрамлении куцых волос с боков, кривой нос, тонкие, кривые губы. Глаз особо рассмотреть не получилось - слишком далеко.
  - И так граф - это и есть моя невеста, графиня Иллирика? - Даже голос у этого мужчины был какой-то крысиный, не знаю даже, как объяснить.
  - Да Ваше Сиятельство. Моя дочь, помолвку с которой...
  - Пустое граф. - Мужчина махнул рукой, перебивая графа Юдина. - На самом деле я приехал разорвать помолвку.
  - Но милостивый...
  - Видите ли, граф, - мужчина снова перебил своего собеседника, - до меня дошли слухи, что Ваша дочь не так невинна, как вы говорите.
  - Но Гавел Дариушевич, это какие-то грязные слухи, какое-то недоразумение. - Сказать, что граф Юдин был взволнован - было бы сильным преуменьшением.
  - Возможно и слухи, хотя, недоразумение более точное определение. - Гавел криво улыбнулся и резко подался вперед. - И как вы хотели скрыть это? Такое - он посмотрел на Лиру, - не скроешь. И Вам придется заплатить за оскорбление!
  - Что Вы хотите? - ДанактРодомирович как-то резко успокоился, в его голосе послышались деловые нотки.
  - Сначала я хотел забрать Ваши производства во фронтире, но согласитесь - крысиная морда мерзко улыбнулся и снова посмотрел на юную графиню. - Этого будет мало, да и приданное Вашей дочери потаскухи, так, мелочевка.
  - Как Вы смеете. - Граф Юдин вскочил со своего кресла. - Я требую...
  - Поздно требовать будущий бывший граф. - Гавел тоже поднялся на ноги и вытащил из внутреннего кармана пиджака конверт. - Я хочу всё!
  Гость швырнул конверт на стол и направился к двери. Уже переступив порог комнаты, он обернулся:
  - Всё, Юдин, и Ваши жизни тоже!
  Громко рассмеявшись, Гавел вышел из комнаты.
  Недолгое молчание, воцарившееся в комнате, прервал граф Юдин.
  - Собирайся, сегодня же ты уезжаешь в безопасное место, пока все не закончится.
  - Но отец...
  - Поздно нокать! - Данакт Родомирович обернулся к Лире. - Говорил я тебе, держись подальше от этого фермера? Говорил?! А теперь поздно.
  - Я люблю Ростика, он...
  - Он покойник, твой Ростик, уж я об этом позаботился.
  - Ты не можешь, я же...
  - Дура, - он замахнулся на дочь рукой, но не ударил, успокоился. - Нам войну объявили из-за Ваших шашней. Быстро убирайся с глаз моих и собирай вещи.
  - Я не верю. - Рыдающая Лира убежала из комнаты, а ее отец наклонился к конверту.
  В этот момент запись закончилась.
  Я сидел за компом и не видящим взглядом смотрел в монитор. Коктейль чувств бушевал в моем сознании, и главным из них был стыд. Лира, ее хотят убить. Из-за меня. Она меня все еще любит, ждет. Ей придется прятаться. А я? А я ничего не делаю, чтобы ей помочь. А Лена? Как только вспомню, что в то время, когда Лира прячется, я желал другую. Господи, как же стыдно. Какой же я идиот. Мудак пубертатный. Да, именно мудак, по-другому и не скажешь.
  Вместе с видео в посылке было письмо от деда:
  - Рося, Иллирика исчезла с планеты, куда, неизвестно. Этот видеофайл она прислала мне на смартфон, просила передать тебе, так же сказала, что не знает, куда ее отправит отец. Она тебя любит, и будет ждать. К сожалению, на этом наш разговор и окончился. Ты уж извини, мы с твоим отцом посмотрели видео. Да, заварил ты кашу. Не дрейфь внучок, я постараюсь выяснить, что к чему, и смотри в оба. Граф явно не шутил. Любим тебя всей семьей. Привет тебе от матери и брата с сестрами. С Богом, Рося.
  Я вскочил со стула и набрал Ярика:
  - Сарай, ты говорил про 'витамины' для индекса, мне надо, срочно, сейчас к тебе приеду. - Окончив вызов, я побежал к своей машине.
  Меня обуревали эмоции: гнев, страх, ненависть. Руки дрожали от выброса адреналина. Чего только не было. Уазик мчался на пределе своих возможностей, и какого хрена Сарай жил так далеко, почти в другом конце базы.
  За тридцать минут поездки я немного успокоился. Поэтому, когда приехал к пансионату, где жил Ярик, смог более-менее трезво рассуждать.
  Сарай был очень удивлен такой оперативности. Естественно не обошлось без вопросов с его стороны. Пришлось объяснить, что случилось, и для чего мне нужны 'витамины'.
  - Да... - Протянул Слава. - Ленка точно не обрадуется такому повороту.
  - Слушай, вот не до нее сейчас, не надо.
  - А что не надо? - Сарай посмотрел на меня. - Не до нее, а о чем ты думал, когда на ее сиськах лежал?
  - Лежал, не лежал, ошибся я. Бывает! - Я начинал медленно закипать. - Ты помочь можешь?
  - Могу. А может ну ее, твою любовь? Идиотизм это все. Вон Ленка на все для тебя готова. Аж целая графиня за тобой вьется, а ты...
  - Заткнись а? - Я подошел к нему поближе и положил руку на его плечо, сжав форму в кулак. - Ты друг мне или нет?
  - Чего для друзей не сделаешь. - Он повел плечом, сбрасывая мою руку. - У тебя деньги есть?
  - Есть. - Я быстро перевел на его счет всю свою наличность. - Там рублей двадцать, не считал. На все давай.
  - Давай ему на все, Ленка бы тебе дала...
  - Слава... - я сощурил взгляд, точно леща дам, если продолжит.
  - Нет у меня с собой. - Как-то психованно ответил он. - Жди пару дней.
  - Спасибо. - Я развернулся и пошел к машине.
  - Ленке сам все объясни, хорошая девчонка же. - Крикнул он мне вдогонку.
  - Знаю, разберусь.
  Вместо пары дней пришлось ждать неделю.Объясниться с Леной я так и не смог. Просто не знал, что ей сказать. Поэтому избегал всяческих контактов с ней и со всеми остальными, благо это было не трудно. На занятиях мы пересекались редко, а там, где могли встретиться, я просто не появлялся. Она мне звонила. Несколько раз. Трубку не брал. Знаю, что продолжал вести себя как полный мудак, но не было ни сил, ни желания, что либо объяснять. Звонил Татарин. Ему ответил, рассказал, что произошло, да и Слава его немного просветил касательно моей ситуации. В конце разговора Гадел прямо спросил, про Елену свет Тимуровну, и не буду ли я против, если он проявит к ней интерес. Одобрил его намерения, надеюсь, так будет лучше. А в конце недели Ярик привез витамины.
  За это время я в интернете вычитал кучу рекомендаций по раскачке своего индекса. Одним из ключевых моментов шел отказ от компенсирующего костюма совместно с приемом препаратов. Вместе с 'витаминами', шли инструкции, как их принимать, когда и какие нагрузки давать. И понеслось.
  Неделю я принимал таблетки, делал инъекции, бегал на учебу, отказавшись от костюма и автомобиля, занимался по методикам из интернета в свободное время, которого стало много - прогуливал кружки периодически. Как результат у меня пропал аппетит, я похудел килограмм на десять. Стали проявляться головные боли, головокружение, иногда происходила потеря координации. Но все это было описано в побочках и меня волновало мало. Пока в один прекрасный день я не очнулся в медицинском модуле и не увидел стоящего надо мной Родиона.
  
  
  
  Глава 10
  
  Я стоял за плитой и готовил гуляш. Ирина Викторовна находилась рядом со мной, и наблюдала за моими действиями. Нет, я не решил заняться кулинарией, и не постигал это чудесное и благородное во всех отношениях искусство, всего лишь решил приготовить одно из наших новгородских национальных блюд. Да, я знаю, что гуляш - это венгерское блюдо, представляющее из себя густой мясной суп, если кратко, но здесь, видимо, так же как и в моем мире, гуляшом в России называли мясную подливу. Так что сейчас я готовил именно её. И снова, гуляш, как гуляш, почему он наше национальное блюдо? Все просто, он готовился из мяса нашего, новгородского тура. И тут начиналось самое интересное. Мясо наших туров ценилось по всей империи и считалось достаточно дорогим деликатесом. Только вот обрабатывать, и готовить это мясо надо специальным способом, чтобы оно сохранило нежный вкус, мягкость и всю свою пользу. Если хоть немного нарушить технологию приготовления, то кусок отличной вырезки становился жестким и резиновым, как подошва армейского пехотного сапога. Но самое главное - это первичная и вторичная обработки мяса, благодаря которым оно не сгнивало и не выделяло сильнодействующий яд. Не спрашивайте меня, откуда у двухметровых туров яд в крови и мясе. На этот вопрос до сих пор не могут ответить различные ученые зоологи, но то, что наши туры, кроме огромной физической мощи, дурного, строптивого характера, мощных, полуметровых рогов и вкуснейшего молока, которое с обычным в нашем понимании молоком ничего общего не имело, были еще и ядовиты - это факт. Хотя, на уроках биологии родного края в школе нам рассказывали, что на нашей планете туры являются мелкой живностью, относительно конечно, но у них было много естественных врагов более крупных размеров. Те же саблезубые тигры, не уступающие им в размерах, гигантские волки, больше похожие на толкиеновских варгов, чем на обычных волков, огромная семиметровая ящерица мегалания, гигантский медведь арктодус, да много различных хищников. Учитель в школе делал акцент на то, что одна половина нашей планеты покрыта океаном, а другая, начиная от океана, покрыта горными массивами, и делится на природные зоны: степи и лесостепи, небольшая зона лесов, а затем тайга, лесотундра и тундра, ну и далее вечные ледники. И жизнь человека на планете была бы не возможна, если бы в одном месте, среди непроходимых гор не образовалась бы гигантская долина, которая по площади занимала процентов десять от всей суши. В этой долине и были основаны два наших города, и люди стали осваивать степную зону и зону лесов. Если говорить по меркам моего старого мира, то примерная площадь этих зон сравнима с площадью Австралии. Человек остановился на границе с тайгой, за которой начиналась тундра, и где обитали огромные животные, которые получили свои названия от аналогий из нашего ледникового периода. Так вот, основная масса хищников и шерстистых гигантов обитали в тайге и тундре, но иногда добирались и до степей, где жили туры. Вот быки и выработали систему защиты в виде яда от гостей из мерзлоты. К слову, у всех животных, обитающих в степях, лесах и болотах до зоны тайги был иммунитет к этому яду, в том числе и у гигантских ящериц, и у некоторых горных хищников. Тут уж туры защищались, как могли, используя свои острые рога.Существует и вторая теория, не эволюционная с точки зрения самозащиты. Есть у нас в степях одна трава, очень ядовитая, для человека так точно. И туры ее лопают за милую душу, и яд в их организме похож по составу на яд этой травы. Травку эту едят все, кто живет в степях, даже хищники, вот у них и иммунитет к этим веществам. Эта теория, мне кажется более достоверной. Но более точно ответят ученые, когда до конца изучат нашу планету.
  Возвращаясь к человеку и нашим городам, хочу заметить, что уже давно никаких хищников в степях не осталось, мы всех перебили. Тех, кто представлял хоть какую-то ценность, сейчас разводят так же, как и туров. Говорят, в тайге уже появились дикие стада быков, но их очень мало. Основная же масса давно одомашнена, и разводится на специальных фермах. Правда, дело это очень трудное, потому что термин одомашнены не совсем точен. Они все так же агрессивны, вспыльчивы и огромны. Собирать туров в большие стада не получается, из-за их неуживчивости, максимум пара десятков голов, и для такого стада нужна довольно большая территория пастбищ. У нас на планете не так много фермеров животноводов, как раз из-за недостатка земли, но моя семья имеет довольно крупный надел, на котором разводит три с половиной тысячи голов скота. Мы входим в десятку крупнейших скотоводов планеты вообще и крупнейшими скотоводами среди простолюдинов, выше нас, только аристократы. По последнему рейтингу мы добрались до восьмого места, и дед все никак не мог успокоиться, искал возможности приобретения еще участка для расширения.
  Можно подумать, что имея столько туров, и учитывая, что их мясо является деликатесом, а шкура и рога ценятся не меньше, и все это стоит огромных денег - мы очень богаты. Для примера: на нашей планете туша тура вместе с рогами, шкурой и субпродуктами, которые тоже деликатес, стоит порядка ста девяноста с лишним серебряных рублей, с виду, огромные деньги, но учитывая плату работникам, аренду земли, медикаменты, кормовые добавки и прочие расходы до семьи доходит меньше половины рубля серебром с туши. Для понимания, зарплата чиновника четырнадцатого ранга составляет полтора рубля серебром. В среднем, на члена семьи в месяц мы зарабатываем по пять рублей, но, конечно же, большая часть денег уходит в копилку на развитие фермы. Хочу еще добавить, что в столице мясо наших туров стоит просто баснословных денег. Та же туша будет оцениваться уже в золоте, не знаю точно расценок, но знаю одно: у нас у простолюдинов все мясо скупается перекупщиками, и единственные кто продает за золото - это дворянские рода, которые тоже занимаются животноводством, но и они не ушли далеко от нашей системы. Не знаю подробностей, но дед говорил, что для дворян это не такой уж прибыльный бизнес, все их усилия сосредоточены в основном на горнодобывающем секторе, а туров разводят для себя и дорогих подарков друзьям. А может с ними мало кто сотрудничает, нарываются в основном на тех же перекупов, и продают чуть дороже, ведь наши дворяне для аристократов из центральных миров, что те же простолюдины, так, пыль под ногами. В общем, не знаю я подробностей политики аристократов, но вот моей семье приходилось работать на ферме не покладая рук, единственная, для кого было сделано исключение - это мама. А так как я долгое время не мог помогать физическим трудом, то вносил свою лепту в бухгалтерии и на кухне, где и научился готовить национальные блюда Великого Новгорода. Вот и получается, что приготовить новгородский гуляш из мяса тура, присланного дедом вместе с видео, в нашем пансионе мог только я, именно поэтому Ирина Викторовна стояла рядом, на подхвате, и в данный момент следила за приготовлением картофельного пюре. Хоть я и говорил, что сам справлюсь, но она, видимо, не смогла оставить свою кухню на меня. Ох уж эти женщины.
  Родион Кириллович пришел домой как раз в тот момент, когда мы с Ириной Викторовной закончили накрывать на обеденный стол. Отсутствовал дома хозяин пансиона больше пяти часов, и я очень сильно переживал и нервничал за успех его долгого похода в штаб базы, ведь именно из-за меня он туда ушел ни свет ни заря. Кстати, именно поэтому я простоял пол дня у плиты, успокаивает меня готовка, успокаивает.
  Во время обеда Родион, как обычно молчал. Наш разговор начался сразу после трапезы:
  - Было очень вкусно, Ростислав, у тебя явно талант. - произнес старший мичман.
  - Родион скромничает, мы такого блюда ни разу не пробовали. - Ирина Викторовна улыбаясь, взъерошила мне волосы на голове. - Ты будешь отличным поваром, молодец!
  - Спасибо за лестные отзывы. - я легко улыбнулся - Вы меня засмущали.
  - Ничего страшного. - Ирина направилась на кухню, - правда не должна смущать.
  Родион проводил жену взглядом, и, когда она скрылась за дверью, повернулся ко мне.
  - В штабе благосклонно отнеслись к твоему больничному, дали ему официальный статус, без последствий для тебя.
  У меня аж сердце от радости чуть не выпрыгнуло из груди. На душе стало легко-легко. Дело в том, что вчера я очнулся в медкапсуле пансиона, в которую меня поместил Родион. Так получилось, что через неделю, после моих практик, в одно утро я просто упал без сознания и сил в гостиной пансиона. Там меня и нашел старший мичман, сразу же оказав первую медицинскую помощь, и поместил в медицинский аппарат. Неделю я приходил в себя только урывками, не узнавая окружающее. Сейчас я не помнил ничего из той недели в капсуле, даже то злополучное утро не помнил. Вчера же я очнулся окончательно, и Родион устроил мне допрос. Пришлось все честно рассказать, даже не пытался юлить и увиливать. После объяснений я узнал о том, какую глупость совершил, но главное Родион Кириллович обещал помочь разобраться с этой ситуацией уже завтра, а потом он передал меня беспокоящейся Ирине Викторовне и ушел по делам пансиона.
  - Спасибо, спасибо Вам Родион Кириллович. Но как?
  - Пришлось рассказать им правду, - усмехнулся он, - только умолчать про твои 'витамины'.
  - В смысле правду? - удивился я, на этот раз сердце екнуло.
  - В прямом, рассказал, что ты хотел скорее раскачать индекс, отказался от компенсирующего костюма, тренировался на износ.
  - А они?
  - А они посмеялись и махнули на это рукой, ты не поверишь, но каждый год, кто-то из курсантов проделывает ровно такие же вещи, кроме наркотиков конечно же.
  - Родион Кириллович, это не наркотики, а ноотропы и витамины, я же рассказывал Вам...
  - Ростислав, - перебил меня он, - это все наркота, нет безопасных медикаментов для развития индекса. Хочешь развить в себе силу - надо заниматься, тренироваться, а эти твои ноотропы, прямой путь к потере себя. Ты не представляешь, сколько людей из-за них слетают с катушек, и показатель индекса у многих скачет, мозг начинает отказывать. Заканчивается это все какой-нибудь резней с участием свихнувшегося, или мощным инсультом, после которого человек не то, что ложку взглядом поднять не может, а даже пальцем пошевелить не получается.
  - Но...
  -Поэтому они запрещены, а твой друг идиот, каким бы он там аристократом не был, до добра его эти таблетки не доведут. Он в одном прав, многие аристо практикуют такую методу, но это все бедные и слабые роды, в центральных мирах ни один древний или старый род не соблазнится на такое. И еще, с этого момента я буду контролировать твои тренировки. В кружки ты снова начинаешь ходить, я поговорил с инструкторами и они пошли мне на встречу, а твои тренировки станут более интенсивными и нагруженными.
  Честно, я его слушал с опущенной головой. Не получалось даже в мыслях оправдываться, хоть и не к кому было пойти, но мог же задать вопрос тому же Родиону.
  - Родион Кириллович, огромное Вам спасибо, я перед Вами в неоплатном долгу... - начал было я его благодарить, но он меня прервал.
  - Никаких долгов Ростислав, мне это было не трудно. Я все равно должен давать отчет о курсантах, как их куратор. Я выполнял свою работу и всего лишь доложил вышестоящему офицеру в штабе.
  - Но Вы умолчали...
  Родион махнул ладонью, положив ее на стол и глубоко вздохнул:
  - Много лет назад, на войне с бритами я был сильно ранен, многих моих боевых товарищей уже не было в живых, а те, кто выжил, так же были в критическом состоянии. Мы тогда приготовились умирать, я уже в мыслях попрощался со своей Иришкой и своим сыном. И тут появился твой дед. От его взвода уже никого не осталось в строю, кто погиб, а кто, как и мы забился в щели, готовясь к неминуемой гибели, но не Воислав. Он метал гранаты, стрелял по врагам, рвал бритов своей внутренней силой. Один, против десятков врагов. Я никогда не забуду момент, как он ворвался в ближний бой. Я лежал за прожженной перегородкой и наблюдал в пробоины, как ко мне с товарищем подходило вражеское отделение, не знаю, возможно, им нужно было взять языка, но мы ничего не могли сделать. И тут Воислав ворвался в их ряды. Я никогда не видел ваших быков, но видел короля всех туров. Бриты разлетались, как кегли, кто-то пытался сопротивляться, но он их рубил тесаком, топтал ногами, сбивал с ног. С чудовищной силой запустил телекинезом несколько человек в скрывающую нас перегородку. Стоит ли говорить, что они погибли моментально. Он все отделение выкосил за две минуты, как будто ему противостояли обычные люди без развитого индекса.
  Родион прервался, чтобы глотнуть чая. Было видно, что он снова переживает тот бой и все те чувства, которые обуревали его в тот момент.
  - Нас спасли, мы дождались подкрепления, но только благодаря твоему деду. Я ему должен, мы все ему должны, и я рад, что могу наконец начать отдавать свой долг, помогая тебе. Так что ты мне ничего не должен. Ты понял?
  - Я понял Родион. - у меня образовался ком в горле от его рассказа, от эмоций переполняющих его слова. - Скажи, это было подвигом деда?
  - Нет Ростислав, тогда твой дед только шел совершать подвиг, и поверь, бриты его до сих пор помнят и боятся до ужаса.
  
  ***
  Через два часа после обеда я отправился на тренировки по рукопашке. Воислав Доброславович встретил меня молчаливым кивком, и тут же вернулся к занимающейся группе. После разминки, я хотел было присоединиться к ребятам, но тренер отозвал меня в сторону тренажеров:
  - Сначала пятьдесят кругов вокруг зала. - он указал мне на беговую разметку, - затем возвращаешься сюда и качаешь железо вот по этой программе.
  Он сунул мне в руки небольшой блокнот с описанием упражнений, количеством подходов и повторений.
  - У тебя сейчас индекс одиннадцать, я правильно понимаю?
  - Да.
  - Тогда приступай, у тебя на все полтора часа.
  Полтора часа на все, да он рехнулся, думал я, пробегая первый круг. Тут кроме бега, куча упражнений, одного только жима лежа несколько вариаций, и в наклоне, и узким хватом, и куча разводок с гантелями. Когда-то в прошлой жизни я занимался в зале, сначала сам составлял программу, затем с профессиональным тренером, иначе не получалось растрясти жирок. Так вот, по старой памяти я даже не понимал сути программы. Тут было почти все, буквально. И упражнения на грудь, и спина, а кроме этого в конце шли подтягивания, брусья и отжимания. Да я не накачаю таким образом мышцу, это же абсурд полный. Но спорить с тренером я банально боялся, боялся даже спрашивать о программе. Даже не берусь прогнозировать его реакцию.
  Что бы выполнить задание пришлось выкладываться по полной программе. Где-то до середины списка я держался на удивление бодро, сказывалась уже имеющаяся подготовка, но под конец я еле отрывал себя от пола. Когда Воислав подошел через полтора часа я как раз почти закончил отжимания, сколько потов с меня сошло не сосчитать, руки тряслись от перенапряжения, это и отжиманием уже нельзя было назвать - я извивался, как червяк.
  - Время.
  Я рухнул без сил на маты.
  - Подъем, враги атакуют!
  Вскочить не получилось - тело меня просто не слушалось. Какие на хрен ноотропы, я от таких тренировок раньше окочурюсь.
  - Встал, молодец, а теперь садись, как я.
  Воислав сидел напротив меня своей позой напоминая японских воинов из старых фильмов моего мира.
  - Это сэйдза, японский традиционный способ сидения на полу. То, как ты сейчас уселся в нее не правильно, повторяй за мной.
  Воислав встал, а затем вернулся на пол, плавно опустившись сперва на левое колено, а затем на правое и уселся на пятки. Я постарался повторить в точности, как он сделал. Кажется получилось.
  - как ты себя чувствуешь?
  - Нет сил.
  - Хорошо, теперь выпрями спину и смотри перед собой. Вот так, хорошо, а теперь представь, что перед тобой враг. И от того, сможешь ты защититься или нет, зависит твоя жизнь.
  - Я же быстро не встану, не удобно.
  - Тебе не надо вставать, твое тело слабо, ты в неудобной позе, и не сможешь ничего сделать быстро. Твой единственный способ почувствовать свою внутреннюю силу и защититься с ее помощью. Спрячься в непроницаемый кокон, умеешь?
  - Да, я так от дождя спасался.
  - Хорошо, только в этот раз не будет дождя - тренер встал с матов, открыв странный аппарат, спрятанный за его спиной. - Вот это обычный метатель мячей для настольного тенниса. Только мячики не легкие, а плотнее, и он будет раз в пять секунд стрелять в тебя...
  Я часто за моргал, чего? Да ладно, это же варварская методика обучения...
  - Ай. - шарик ощутимо прилетел мне в плечо.
  - Не отвлекайся, слушай меня. - Воислав убрал палец от кнопки пуска. - Раз в пять секунд, понял? Прикрываться руками нельзя, закрывать глаза нельзя, увижу, включу пушку мощнее. Эти мячи пробьют кокон из твоего биополя, так что твоя задача его расширить и уплотнить, чтобы они в нем завязли.
  - А сколько... Ай.
  - Через час увидимся. - Воислав снова убрал руку от пушки, включив ее в третий раз теперь уже на постоянную работу.
  Шарики били в одно и то же место. Все мои усилия, успешно противостоящие непогоде, оказались бессильны перед гением человекомучитилей. Точно будет синяк, причем огромный. Шарики били, а я терпел боль и пытался уплотнить свое биополе. В какой-то момент я сдался. Да какого хрена, на кой мне это? Что за варварские методы. Стоило так подумать, как биополе пропало, и шары стали бить существенно сильнее. Я терпел сквозь сжатые зубы, сил уже не было, но и встать не мог - боялся Воислава, да и ноги затекли. В какой-то момент я почувствовал рывок и давление на шею. Оказалось, что тренер просто подошел и за ворот поднял меня с пола.
  - Ты совсем охренел сосунок? - полным гнева голосом прокричал он мне в ухо. - Я тебе, что сказал делать? А ты просто терпишь боль?
  Удар в грудь, казалось пробил меня на сквозь. Я отлетел к противоположной стене зала и растекся по полу. Сил не было, мыслей не было. Была только жалость к себе, а еще хотелось плакать, как в детстве, слезы сами наворачивались на глаза. В голове зашумело - за что мне это? ЗА ЧТО? Почему именно я? Я же просто хотел жить, сперва в своем мире. Ведь все там было хорошо, главное не пересекаться с гопниками, если не повезло - откупиться, главное никому не переходить дорогу, не хамить. И деньги были, и девчонки, секса было море, с друзьями пиво пили, жил, как все, даже машина была, ну чего еще желать мне там было? На хрена я в горы полез? А потом здесь, обеспеченная же семья, сейчас бы пас туров, учился в колледже каком или универе, те же девчонки были бы, понастроил себе воздушных замков. Да я даже не разбираюсь в реалиях этого мира, ну не надо оно мне было, все же есть, все доступно. Все было, но нет, я же влюбился. Лира...
  - Ты и дальше будешь лежать тряпкой? - Воислав...
  По щекам текли слезы, как она там? Нужен ли я ей еще?... Пинок под ребра я практически не ощутил, меня протащило по полу, перевернув несколько раз... Лира, что же я наделал? Почему этот мир так жесток? Почему здесь все не так просто, как в моем? Просто не переходи дорогу хищникам, и довольствуйся тем, что у тебя есть. Почему здесь не так?... Еще один удар, еще немного переворотов, а слезы все лились, дыхание сперло, сейчас навзрыд... Удар...Лира... Удар...
  - Воислав, ты что там делаешь?
  - Парни, тут живой манекен на отработку.
  - Так давай его сюда. - веселые голоса...
  Непонятные лица, кто-то бьет, кто-то проводит бросок. Тело сотрясается, голова качается. Лицо, а лицо все в соплях и слезах... Лира...
  - Ты его где нашел?
  Удар...Лира...
  - Сам пришел.
  Как бы это странно не звучало, я думал о Лире и понимал, что люблю ее. Действительно люблю...Удар...Она не из тех, кто предаст своего избранника. Это я предать могу и валяться на чужих сиськах,...Удар... А она нет. Сказала, что любит, значит так и есть...Бросок... И она ждет. Ждет и надеется. А я тряпка...Удар...
  - Держи.
  -Давай. Ну ка девочка, иди сюда...
  - НЕТ! Крыса!
  - Хаааааааа...
  Хруст.
  - Ты что творишь!?
  - Ай молодца!
  - Стой, держи его!
  Тепло и хорошо, а как легко...
  - Не падай.
  - Да заткнись ты уже...
  - Молодец, наконец-то!...
  Не знаю, то ли четкое понимание, что она меня любит и ждет, что я ее единственная надежда и то, что она мне доверилась, а я ее подвожу, или то, что последним мужиком оказался тот самый крысеныш жених и его слова 'девочка', но я взорвался. Во мне взыграла дичайшая злость. Я не мог пошевелить ни ногой, ни рукой, но есть же другая сила. И я рванул на максимум, расширить и уплотнить, схватить...
  Я валялся на матах, и смотрел на крысеныша, на мне лежали какие-то парни из старшей группы. А крысеныш стоял и баюкал сломанную руку, да и не крыса он, показалось, похож немного. Ребята встали с пола и меня, я встать не смог. Все, кина не будет - электричество кончилось. Темнота.
  
  ***
  Я лежал в медкапсуле и смотрел на потолок сквозь прозрачное стекло крышки. Тело свое совсем не ощущал, но сознание было четким и ясным. Меня мучил один вопрос, что это было? Я не про то, что происходило на тренировке, и не про свои сопли. Тут все понял сам, правда и с помощью Воислава. Понял и стало стыдно, я был себе противен. Тридцать лет прожил в старом мире, а так и не научился таким вещам, как ответственность и целеустремленность. Если подумать, у нас там полно такой молодежи, которая не задумывается о завтрашнем дне и живет своими потребностями: поесть, поспать, поразмножаться. Комфорт и обилие благ сделали свое дело. Не зря говорят про просвещенный Рим и варваров, что история повторяется. Хотя, про других - это попытка оправдать себя, при чем здесь другие, своя же голова на плечах есть. Но комфорт и отсутствие самодисциплины сделали свое дело. Даже и не припомню, что бы постоянно выходил из своей зоны комфорта, наверное, единственный сознательный раз - поход в горы. Я не жил, а существовал, как животное. Все хватит об этом. Это в прошлом. Да, проблески осознания уже были, да я ехал сюда с целью быть с Лирой, но по старой привычке прекратил бороться, и пошел по легкому пути. Я всегда в жизни шел по легкому пути. Никогда не пытался противостоять проблемам, просто уходил от них, закрывая двери, выбирая другие тропинки... Тьфу, что за философствования в голове. Все, это в прошлом. У меня есть цель - спасти Лиру. Для этого надо решить задачу - стать сильнее. Когда выполню все это, буду и философствовать и думать.
  Так вот, что это было? С того момента, как я смог пользоваться своими способностями, у меня никогда не выходило сделать что-то превосходящее то, что было изначально. С момента попадания сюда всегда получалось все одинаково. И биополе я не мог растянуть больше. Хотя, оно должно было развиваться с использованием, да и со временем. А сегодня на тренировке я выдал полноценный, хочется на это надеяться, защитный кокон. Тот мужик руку об него сломал, кажется. Если вспомнить, то такие коконы бывают нескольких видов: мягкие, где все просто вязнет и твердые, от которых все отскакивает, если, конечно, хватает сил у человека. Но твердый - это вершина, там до предела надо уплотнить биополе, и если с индексом за двадцать - это выглядит легко и естественно то на моем уровне невозможно. Так что это было? Почему именно сейчас. Возможно у меня была заблокирована возможность развития? Если мыслить логически - маленький Ростислав сорвался со скалы и разбился, но какое-то время он жил, почему он выжил? Возможно на пределе использовал свои способности, он боролся за жизнь, и если бы выжил, наверняка у него был бы прорыв в уровне индекса. Но тут пришел я, и как будто откатил его назад, не мозг же мой пересадили, тело осталось тем же. Только использовать все прекратил, и возможно мозг посчитал, что дело сделано, и ему не надо так расходовать ресурсы, только в экстренных ситуациях... да ну бред. Я ничего не мыслю, ни в психологии, ни в развитии внутренней силы, ни в пси силе, как ее в голливудских фильмах называют. Но какой-то блок точно был. Аа, не знаю я ответа на этот вопрос, надо будет заняться изучением этой темы, но знаю одно, метода Воислава работает, я даже злиться на него не могу из-за этого, он однозначно красавчик. Так, а сколько я уже лежу в капсуле? Судя по часам на стене уже около трех часов. Где-то здесь была внутренняя панель управления мед капсулой. Я оглядел пространство капсулы, и, найдя кнопку аварийного выхода, нажал её.
  Крышка капсулы с тихим шипением открылась, и я вылез наружу, тело слушалось на удивление хорошо, нигде не болело, только был я весь в зеленом быстросохнущем медицинском геле. На информационном экране капсулы было написано, что восстановительные процедуры прошли успешно, рекомендуется сон и отдых. Отлично, этим и займусь, только в своей комнате. Завтра идти на учебу.
  Оглядев комнату, увидел только широкое зеленое полотенце, одежды не было. Так, я на втором этаже, мне пройти коридор, мимо лестницы и я в своей комнате. Быстро обмотал полотенце вокруг бедер и вышел из медпункта, столкнувшись в коридоре с Родионом и Ириной.
  - Ты куда, тебе покой и отдых нужны?!
  - В комнате посплю. - ответил я, обходя его и стоявшую за ним Ирину Викторовну.
  - Но в капсуле удобнее, Ростислав. - воскликнула мне в спину она.
  - Вот именно Ирина Викторовна, вот именно.
  - Родион!? - донесся до меня ее голос со спины, - Сделай что-нибудь!
  - Все правильно дорогая, все так и должно быть.
  У самой лестницы чуть не столкнулся с каким-то незнакомым мне офицером, провальсировав мимо него вдоль стеночки, я оказался у своей двери. Офицер от неожиданности немного отшатнулся, и громко воскликнул:
  - Это что за чудо, Родион?
  - Зеленый человечек с другой планеты. - опередил я старшего мичмана. - Доброй ночи господа.
  И закрыл дверь.
  
  
  
  Глава 11
  
  
  Утром после плотного завтрака побежал на учебу. В баню машину, максимум физухи. На удивление тело не болело после вчерашних приключений. Добрался до учебных корпусов с небольшим опозданием. Все-таки немного отвык от бега, но ничего, дело времени и привычки.
  На всех парах я домчался до двери нужной аудитории, не успев самую малость. Буквально за пару секунд до меня туда зашел преподаватель. Решение сформировалось мгновенно, пока он дойдет до трибуны я могу успеть незаметно проскользнуть на свое место. Сказано - сделано. Проскальзываю в так и не успевшую закрыться дверь и по стеночке быстро, но аккуратно продвигаюсь к свободному месту.
  - Стоять! Смирно! - блин, не успел.
  Я вытянулся у стены и смотрел на незнакомого мне пожилого преподавателя в звании унтер-лейтенанта. Интересно, а где Карл Моисеевич, сейчас же по расписанию история должна быть.
  - И кто же это у нас такой прыткий? - с улыбкой поинтересовался преподаватель.
  - Матрос Туров, извиняюсь за опоздание, - я вытянулся еще сильнее. - Разрешите занять свободное место.
  - Нет, Вы посмотрите, какие у нас морпехи нынче пошли. - унтер-лейтенант ехидно обратился к аудитории. - Неделю на пары не ходят, болеют, видите ли, так еще и врут, когда представляются.
  О чем он, что ему от меня надо? Он уже с самого начала мне не нравился.
  - Ты, наверное гадаешь, о чем я говорю. Нет, нет, не надо, у тебя на лице все написано. Так вот, Туров Ростислав Драгомирович, ты уже несколько дней как старшина.
  Ох ё моё, он шутит что ли, что за приколы у этого летёхи.
  - Что не знал об этом? - какой же он противный, ехидна.
  - Ни как нет господин...
  - Ваше благородие, Туров, а не господин.
  - Ни как нет, Ваше благородие, не знал.
  - Может ты не знаешь и, как преподавателя зовут?
  - Не знаю, Ваше благородие.
  - И за что тебе старшину дали? - он обернулся к остальным курсантам, - видите, до чего дошло, старшину дают безответственным и ленивым лапотникам, ленивым настолько, что не могут заранее узнать, как зовут преподавателя, и не могут выучить, как обращаться к офицерам.
  В ответ на его слова кто-то из студентов нервно хохотнул, кто-то осуждающе покачал головой.
  - Есть что сказать в свое оправдание, старшина? - он снова повернулся ко мне.
  - Нет, Ваше благородие.
  - Что ж, тебе простительно, как простолюдину, - казалось его мерзкая ухмылка до ушей достает. - Ты позоришь чин унтер-офицера. Я доложу в штаб о твоих нарушениях субординации и распорядка. Сел на место!
  Я чуть не вздрогнул от его крика, визгливого и противного, а кто-то из студентов все-таки уронил что-то на пол. Мудак какой-то, у него проблемы что ли?
  - И китель с знаками различия надень!
  Я занял свободное место, заметив на другом конце аудитории Ярика и татарина. Они сидели не вместе, но и не далеко друг от друга. Гадел, увидев, что я смотрю на них, махнул мне рукой. Махнув в ответ, я погрузился в свои мысли, краем уха слушая препода, который вещал о героических воинах нашей империи.
  И так, меня повысили в звании, дали старшину, не то, чтобы великое звание, но я капрала перепрыгнул. За какие заслуги? И почему мне об этом не сообщили? Ладно, за что дали звание потом разберусь, сейчас надо понять, что оно мне дает. По идее может стипендия увеличится, да нет, не может, должна. Матросы ко мне обращаться на Вы должны. А какие обязанности у меня теперь? Это же и ответственность теперь большая. Насколько помню, я должен помогать в подготовке и обучении тем, кто ниже званием, блин, еще один напряг. Хотя, я же к этому и иду - рост в чинах и свое собственное развитие. Так что справлюсь, но как неожиданно все вышло...
  - Мы узнали о великих героях прошлого, а теперь давайте послушаем о героях современности, тех, кто еще жив. И следующий герой в нашей новейшей истории - это Воислав Драгомирович Туров. В свое время о его подвиге ходило много слухов, хоть на сегодняшний день все уже забыли о том, кто это такой и за что его наградили.
  Ух ты, он про Деда рассказывает. Может подробности будут?
  - Воислав Драгомирович будучи унтер-лейтенантом участвовал в военном конфликте с Королевством Бритония две тысячи девятьсот шестьдесят седьмого года. Основной причиной конфликта был спор за систему белого дельфина, вернее за ее промышленный потенциал. В системе наблюдалось рекордное скопление газовых гигантов, огромное скопление астероидов, особенно железной группы. Система была не обитаема, и Российская Империя заявила на нее свои права на собрании Организации Объединенных Галактик. Массового признания мы, традиционно, не получили. Но все равно начали освоение. В это же время в систему вошли силы бритов, которые оспорили право владения. Они предприняли попытку захвата нашего космического перерабатывающего комплекса, а так же вступили в бой с группой сторожевых кораблей. Грамотно продавив оборону комплекса, бриты высадили абордажный десант на управляющей станции. Через несколько часов конфликта станция запросила помощи в наземных силах, что бы противостоять захвату. К моменту, когда к ней прорвался один из наших сторожевых кораблей и сбросил роту морской пехоты, станция практически была захвачена. Усложнялось все тем, что к ней пристыковались два вражеских корвета. Наши силы были в меньшинстве, но, тем не менее, вступили в бой. Морские пехотинцы в составе полуроты смогли оттеснить врага от управляющего отсека и занять оборону, когда бриты стали отступать. Сторожевой корабль, доставивший помощь на станцию, уничтожил один из пристыковавшихся корветов, но увяз в бою с подоспевшими кораблями противника. Поняв, что с наскока они не возьмут комплекс, а затяжной бой для них смертелен, бриты решили отступить и расстрелять станцию из орудий. Не известно зачем, но при отступлении они захватили гражданский персонал. И вот тут унтер-лейтенант Туров уговорил лейтенанта начать наступление. Это позже выяснилось, что одной из тех гражданских была особа, к которой он не ровно дышал. В результате наступления, взвод Турова был выведен из строя, им пришлось окопаться в переходах станции, поголовно все были ранены, многие погибли. Унтер-лейтенант бросил своих сослуживцев и в одиночку пошел дальше. Он обходил опасные участки, где враг был активен. Хотя потом говорили, что он в одиночку прорывался через строй... . Сядь туров.
  - Что Вы...
  - Я сказал сядь, старшина. Что, правда не нравится?
  - Это не правда!
  - Раз так, то вызывай на дуэль! Что, сдулся?! Весь в деда!
  - Вы, что себе позволяе...
  - Я там был Туров, и видел все своими глазами. Твой дед бросил свой взвод, и ушел за женщиной. Пробрался к оборонным турелям и взорвал корвет. Вот так господа! Вам решать, заслужено ли наградили такого морпеха.
  - Вы...
  - Заткнись старшина. Ну и внука вырастил, верно говорят, яблоко от яблони...
  Сигнал об окончании пары прервал речь этого идиота.
  - Все свободны. Туров. За оскорбление старшего по званию - наряд в не очереди.
  
  ***
  
  Ни после пары, ни на следующей, мне так и не удалось поговорить со своими друзьями. Наши пути не пересекались из-за разного расписания. Следующим предметом у меня шла социология - наука интересная, но ничего нового я пока не встретил. Поэтому я отрешился от лекции, и полез в свой инфопланшет в папку входящих сообщений.
  Честно пропустил письма от Елены, Сарая и Татарина, и погрузился в информацию присланную из штаба. Мне сообщали, что по предварительным итогам расследования инцидента с десантным ботом, с меня сняты все подозрения в соучастии в подготовке теракта, а именно, как теракт было классифицировано это происшествие. Рекомендовали, если вспомню что-то подозрительное, тут же сообщать в штаб. Сообщали о создании специальной следственной группы, которая будет и дальше заниматься этим вопросом. Приказывали оказывать ей содействие.
  Отдельным письмом шло сообщение о присвоении звания старшины. За находчивость, высокий боевой дух, патриотизм, за принятие правильных решений в критической ситуации. Я сильно удивился, когда читал развернутый список заслуг. Как по мне, странно, что мне это сообщали. Получалось, что звание мне дали за то, что взял на себя ответственность за матросов после аварии, не допустил паники, и организовал службу на месте. Приятно, что это оценили. В двойне приятно, что столь высоко.
  За просмотром почты время пролетело не заметно, и пара кончилась. Я выбрался в укромный закуток меж кустов и деревьев на лужайке перед учебными корпусами, достал из рюкзака обед, и продолжил изучать информацию. Права и обязанности унтер-офицерского состава. Старшина.
  - Правильно сказал Крылов - нельзя простолюдинам давать звания.
  Мое чтение прервал голос одного из троих подошедших матросов.
  - Ты прав, он даже не догадался в офицерскую столовую зайти, жрет на земле. - я не видел, кто начал этот разговор, но сейчас его продолжил рыжий морпех невысокого роста.
  - Чего смотришь на нас, матрос? - вопрос задал рослый, бритый наголо парень. Не успел я ответить, как он продолжил. - Ты позоришь звание старшины, и по нашему мнению, тебе следует отказаться от него. Так и напиши в штаб, а мы тебе рекомендательные письма для этого дадим.
  Только тут я увидел, что все трое были в таком же звании, как и я. Никогда не был в подобной ситуации и пока я мучительно искал нужные слова, третий крепыш ногой отшвырнул мой контейнер.
  - Чего сидишь в присутствии офицеров? Встать!
  Ох, а гонору у них. Видимо придется драться, жаль, опыта таких драк у меня нет. Я встал на ноги, выключив коммуникатор.
  - Господа, соизвольте извиниться и объясниться, что Вы себе позволяете? - сам удивился своему голосу, спокойный, собранный, а что я несу? Откуда этот слог взялся?
  - Рожей не вышел объясняться! - съязвил один из гопоты.
  - Раз Вы не вышли рожей, то пусть Ваши друзья объясняются, иначе...
  - Что иначе? - игра слов им начала надоедать.
  - Ты один матрос, а нас трое, тебе...
  - А он не один. - как приятно слышать голос Сарая.
  Ярик и татарин подошли к нам и встали рядом со мной.
  - О чем разговор? Рос, что этим попрошайкам с окраин надо от тебя? - Ярослав презрительно скривил свое лицо и посмотрел на наших противников.
  - Кто здесь попрошайка? Мы дворяне...
  - Вертел я твое дворянство, и предков твоих, сколько их там, пара поколений? - парни вздрогнули. - О, так я и знал.
  - Слава...
  - Погоди Рос. Так что, титулов нет, наделов нет, вассалы, слуги?
  Парни медленно закипали.
  - О, знаю, парни, а давайте ко мне в услужение? Когда Вы еще увидите целого графа, только поцелуйте меня в...
  - Драться будем? - Татарин как всегда был лаконичен.
  Не знаю, о чем думали наши противники, хотели драки или нет, но рыжий не выдержал, откуда-то из-за спины он достал телескопическую дубинку и ударил Славу. Попытался ударить. Сарай тут же сократил дистанцию и нанес несколько ударов. Я не видел, что было дальше, успел заметить только, как мимо меня пронесся татарин, и я оказался напротив лысого морпеха. На автомате отвел левой рукой его прямой в голову, пнул носком берца в голень, и правой рукой захватил его за шею, выводя из равновесия и приземляя на свое колено. Все произошло так быстро, что когда он откатился от меня в сторону, глухо застонав, я не бросился за ним, а огляделся. Рядом над своим, скрючившимся в позу эмбриона соперником, стоял Гадел. Ярик, держась за разбитую губу медленно подходил к нам:
  - Убежал, сука. Ничего, я его запомнил. - он подошел к нам и пнул скрючившегося ногой по заднице. - Вали отсюда урод!
  - Ярик, это обязательно было? - спросил я, глядя, как поверженные с трудом уходят в сторону жилых районов.
  - Ты что Рос?! - Слава не наигранно удивился. - Эти придурки тебя бы не пожалели. Отлупили бы по полной. А ты в благородство играешь? Татарин, ты ему скажи.
  - Яр, да я...
  - Ты видел, он телескопичку достал? Ему плевать было...
  - Успокойтесь оба. - Гадел положил руки нам на плечи. - Мы победили, они проиграли, не надо ругаться друг с другом, пойдемте лучше на пары. Да, Ростислав, поздравляю тебя со званием.
  - Поздравляю Рос. - было видно, что Сарай еще злится - С тебя коньяк! А то татарин за капральство только пивом проставился.
  Гадел на это только улыбнулся, и мы пошли на пары.
  ***
  Проставиться пришлось сразу же после занятий в одном из баров базы. Перед действом пришлось заехать на склад для получения нашивок старшины, а также заскочить в магазин униформы для покупки кителя.
  Мы сидели за столом, один старшина и два капрала, и пили коньяк. Оказалось, что всем, кто имел несчастье оказаться со мной на одном десантном боте, присвоили новые звания. Все стали старшими матросами, а те, кого я назначал на руководителей групп и их замы стали капралами различных классов. Татарину, как раз присвоили капрала второго класса, чем он сильно гордился. Ярик же, формально был ниже его по званию. Ему присвоили капрала первого класса по результатам флотских учений на симуляторах. Именно это его немного и расстраивало, и весь вечер мы периодически слушали его брюзжание.
  - Вы просто не представляете, как Вам повезло! - слегка заплетающимся языком снова начал Сарай. - Реальная ситуация, Вы уже не те, какими были до этого момента.
  - Слава, я бы с тобой поменялся этим везением...
  - Да ты что? Серьезно?! А в бою ты будешь себя, как в симуляторе вести?
  - Ярик, да, что ты начинаешь? Это же не бой, ты знаешь, как мы перепугались?
  - А в симуляторе не страшно, понимаешь? - давил Слава. - В бою потом будет страшно, и многие, кто на симуляторе отличился, первый бой не переживают...
  - Что ты заладил, бой, бой! - вот же ворчливый он сегодня. - Еще будут учения, где ты без симулятора будешь участвовать...
  - Я слышал, - перебил меня Гадел, - во втором семестре будут масштабные учения флотские, с отработкой маневров и боевых столкновений.
  - Вот, видишь, Слава, там опыта наберемся.
  - Да это все не то, ты пойми, на учениях ты не рискуешь жизнью!
  - Ты это нам говоришь? - я начинал закипать потихоньку.
  - Да, Вам, Вы оказались в нештатной ситуации. Ты мог умереть, понимаешь? - настаивал на своем он.
  - Лучше тебя понимаю...
  - Вот! - он воздел палец к верху. - Как в бою, а на учениях ты ничем не рискуешь.
  - Слава, ты... - начал я, но он меня перебил.
  - Надеюсь на учениях снова, что-нибудь жахнет, и мы испугаемся.
  - Идиот! - я все-таки закончил свою мысль.
  - Возможно, но потом ты сам скажешь мне, что это лучшее, что с тобой случалось! - что-то мы с ним в последнее время немного на повышенных тонах стали разговаривать. Напрягает он меня порой.
  - Без десяти шесть. - вдруг сказал Гадел.
  - Что без десяти шесть? - я посмотрел на татарина, поставив пустой бокал на стол.
  - Нам надо заехать и купить лотерейные билеты.
  - Точно. - Слава допил свою порцию. - Поехали, и ты с нами Рос.
  - Какие билеты, Вы о чем?
  - Лена и Арина решили участвовать в следующем праздничном туре имперской лотереи. - принялся мне объяснять татарин. - Там будет разыгрываться сто миллиардов золотых рублей.
  -Чего?
  - Праздничный тираж, лотерее тысяча лет исполняется.
  - Ребят, - я остановился у выхода из бара. - Вы в своем уме - это же развод...
  - Ты это девчонкам скажи. - Слава подтолкнул меня вперед и рассмеялся. - Если ты не понял, ты тоже участвуешь.
  После покупки лотерейных билетов мы разъехались каждый по своим делам, так как розыгрыш был назначен только на воскресение. Я спокойно съездил к Цветку в мастерские, провел там несколько часов за ремонтным стендом. Михалыч, как обычно не скупился на хорошее настроение. Узнав, что у меня новое звание, он выставил литр самогона и заказал закуску в виде пиццы и салатов в ближайшем кафе. Расплачивался за доставку, естественно я, а затем еще за одну, когда кто-то из механиков мотался за выпивкой. Обмыли всей мастерской. Я даже что-то покрутил в движке у старого бтра. Но не могу сказать, что он заведется после моего ремонта. Домой вернулся уже за полночь, и, никого не встретив в холле и гостиной, я спокойно завалился спать в своей комнате.
  Утром, без единого следа похмелья, слава молодому организму, я спустился в столовую на завтрак.
  - Познакомься Евгений Михайлович, - Родион при моем появлении обратился к офицеру в звании капитана морской пехоты, который сидел за столом напротив хозяина пансиона. - Матрос Туров.
  Капитан повернулся ко мне, улыбнулся и произнес:
  - Пришелец с другой планеты? Помню.
  - Ваше Высокоблагородие, разрешите представиться! - я вытянулся по стойке смирно и отдал честь. - Старшина Туров Ростислав Драгомирович прибыл для проведения завтрака.
  - Вольно, старшина. - капитан привстал со своего места и обойдя стол подошел ко мне. - Богатырев Евгений Михайлович, и давай без высокбродья, просто по имени отчеству.
  Рукопожатие у капитана оказалось очень крепким. Я пребывал в дикой прострации. Штаб-офицер пожал мне руку и пригласил к столу. Я чего-то не знаю? Что за ерунда происходит, да он меня замечать не должен по идее, между нами пропасть. Он, конечно, не генерал, но простые солдаты, как я, именно по команде капитанов идут на смерть.
  - Женя, ты его сломал! - Родион задумчиво смотрел на то, как я пытался взять вилку, и у меня не получалось. - А я просил только посмотреть.
  - Родион, да ничего ему не будет, простой стресс-тест. Он еще нормально реагирует, некоторые и с места сойти не могут.
  - Снова твои психиатрические штучки?
  - Сколько раз тебе повторять, я не психиатр, а психотерапевт! - терпеливым тоном напомнил капитан.
  - Хрен редьки не слаще.
  - То хрен и редька, Родион, а это две разных специализации, близких, конечно, но различия у нас есть. Рассказать?
  - Нет уж, нет никакого желания слушать тебя несколько часов. Ты, как всегда прав.
  - А ты учишься Родион. - улыбнулся Евгений Михайлович.
  - С тобой и не научишься, - пробурчал хозяин пансионата. - Что с парнем делать?
  - Пни его разок, должно хватить.
  - Не надо меня пинать. - отошел от шока я.
  - Тогда завтракай и на занятия, а вечером ко мне на сеанс. - Скомандовал капитан.
  - Слушаюсь!
  ***
  После пар я, впервые после больничного, приехал на тренировку к Волкову. Не знаю из-за чего, но после моих пропусков расписание было не постоянным, занятия в секциях рандомно перемешались, и я их посещал не в привычном для себя порядке. Василий Лаврович ни слова не сказал мне о пропусках. Без каких-либо сюсюканий и расспросов, он сразу же приступил к делу. Разборка и сборка винтовки. Подготовка к стрельбе и выдвижение на полигон. Целый час я стрелял на дистанции в восемьсот метров, пока не добился результата пять из пяти. А затем последовала команда сменить ствол, и я отправился на контактный полигон, который располагался в стороне от стрельбища и представлял собой лабиринт из препятствий, домов, комнат и различных переплетений узких улочек. Задачей моей было пройти как можно большее расстояние, уничтожая при этом выскакивавших на различных позициях манекенов имитирующих врагов. Что сказать, реакция у меня еще не совсем отличная. По результатам тренировки я не дотягивал до норматива целых пять секунд. Василий Лаврович меня успокоил, что в самом начале тренировок у всех такой результат. Надо тренироваться и все будет.
  А вечером у меня прошел сеанс с психотерапевтом в его комнате в пансионате. Незабываемый опыт. Я сначала был смущен, даже возмущен - я же не псих. Но Евгений Михайлович спокойно объяснил, что на сеанс к психотерапевту попадают вполне себе нормальные люди, которым надо помочь разобраться в каких-то жизненных ситуациях. Да, он, как армейский врач имеет опыт работы и с различными расстройствами психики, и посттравматическими синдромами, но в его практику входит и общение с регулярным составом, у которого нет патологий. На этой фразе он улыбнулся, и добавил, что так думает только сам регулярный состав. Проблемы есть у всех. Главное их признать и начать о них говорить.
  - Ростислав, я правильно понимаю, что у тебя проблемы с контролем твоей внутренней силы?
  - Да я, как бы, и не знаю, она не растет просто. - я был немного напряжен.
  - Расслабься, все хорошо. Давно не растет индекс, и не развиваются способности?
  - Сколько себя помню, все не растет.
  - И сколько же ты себя помнишь? - блин, я слишком расслабился, так и договорюсь о том, что я попаданец. Надо быть осторожнее.
  - Ростислав, правила нашего общения просты. Ты можешь рассказывать мне все, что хочешь. Это все останется в тайне, только между мной и тобой. Единственное о чем я обязан предупредить командование - это если ты задумал преступление против империи или совершил его, все остальное - тайна.
  - Абсолютно все? - не веря спросил я.
  - Абсолютно, даже, если ты и в правду пришелец с другой планеты - это останется между нами.
  Я вздрогнул от этих слов. Он знает?! Сердце забухало...
  - Знаешь, ты забавно реагируешь на эту фразу, что утром, что сейчас. По факту, ты действительно с другой планеты. - Евгений улыбнулся. - Но это не имеет никакого значения. Ты говоришь то, что считаешь нужным. И помни, я приму тебя таким, какой ты есть. Абсолютно.
  Не знаю, как он это делает. Но он всячески к себе располагал. Возможно тоном голоса, возможно позой, или еще какими воздействиями своей силы, но меня так и подмывало ему все рассказать. Невозможно все держать в себе. А что будет, если я об этом расскажу? В худшем случае засунут в психушку, или в исследовательскую лабораторию? Вдруг у них уже бывали такие случаи? Только перед родными как-то неудобно, обманывал их. Я ведь действительно их обманывал. Блин, да что же это такое, у меня снова слезы наворачиваются на глаза. Мама...
  - Ростислав, попей водички. - участливый голос психотерапевта и заботливо протянутый стакан воды сделали свое дело.
  - С десяти лет. Я помню себя только с десяти лет. - выпив воды я сипло прошептал ответ на его вопрос.
  - Как ты думаешь, почему?
  - Я не думаю, я знаю...
  Я рассказал ему все. О том, как в десять лет маленький Ростислав упал и разбился, о том, как я очнулся в его теле. Как обманывал всех, пытался освоиться, я просто хотел жить. Как я полюбил всю семью, как чувствовал их любовь, и боялся им рассказать правду. Мама бы этого не перенесла точно. А я, я хотел быть Ростиславом. Впервые в жизни я чувствовал себя дома. Как я впервые научился пользоваться своей пси силой. Как мне это нравилось. Как встретил Лиру, как мы хотели сбежать. Как я ее подвел, когда индекс оказался одиннадцать пунктов. Я не понимал, вернее, отказывался понимать реакцию ее отца. Как я оказался здесь, как получил письмо от деда с записью. Как недавно у меня получилось отразить удар на тренировке у Воислава. Рассказал абсолютно все и замер. Я не смотрел на него во время рассказа из-за какого-то стеснения или смущения, не знаю, странное чувство, а сейчас просто боялся посмотреть. Что он скажет?
  - Попей водички. - он снова протянул мне стакан.
  Я взял воду и посмотрел на него. Евгений Михайлович был полностью расслаблен, и, улыбаясь, смотрел на меня.
  - Все хорошо, Ростислав. Я вижу, что ты сильно переживаешь и опасаешься за свою тайну. Я сохраню ее и помогу тебе.
  - Спасибо. - после его слов меня просто отпустило, он и правда располагал к себе, ему хотелось верить, и я это сделал. Нельзя жить без доверия.
  - Поговорим о твоем чувстве вины перед мамой и остальными родственниками. Как ты думаешь, почему это чувство вообще появилось?
  - Я же их обманывал, пользовался их добротой, заботой. Принимал их любовь.
  - Ты как-то способствовал тому, чтобы оказаться в теле маленького Ростислава?
  - Нет, я сам не ожидал этого!
  - Ты требовал любви и заботы от родственников? Пользовался ими?
  - Нет, конечно, нет, они сами проявляли ко мне... - я на секунду зажмурился, - а я в ответ старался..., тянулся к ним..., я их люблю, всех!
  - Так почему ты винишь себя за то, какие чувства они проявляли к тебе? Ты же отвечал им взаимностью.
  - Но обман...
  - Если бы ты рассказал об обмане матери, что бы было?
  - Не знаю, что-то страшное, она бы не перенесла этого.
  - Так ты ее защищал?
  - Да, защищал. Она потеряла сына, и я старался его заменить, что бы она была счастлива.
  - Значит, ты заботился о ней. - капитан улыбнулся. - Скажи, она была счастлива?
  - Я не спрашивал. Но мы часто отдыхали всей семьей, она радовалась, смеялась и улыбалась. Помню, я первый раз приготовил ужин, и он вышел не совсем съедобным, я даже расстроился, а она обняла меня, смеясь, поцеловала, и сказала, что я ее чудо.
  - А еще бывали такие случаи?
  - Да, часто. Она часто старалась проводить время рядом со мной, и всегда смеялась и улыбалась.
  - Как ты думаешь, несчастный человек будет улыбаться и смеяться?
  - Значит, я справился? - После минутного замешательства я посмотрел на него. - Она была счастлива?
  - Я не знаю, Ростислав, ты мне ответь.
  - Я справился, я защитил ее и заменил ей сына. Иначе, сейчас все было бы по-другому. Я зря себя винил за это?
  - Как ты думаешь?
  - Думаю, что зря.
  - Думаешь? - Евгений Михайлович улыбнулся.
  - Знаю, теперь, знаю. - я был уверен в своих словах. Действительно, я же не виноват во всей этой ситуации. И делал все, что бы отплатить за добро своей новой семье. Я их действительно люблю, они действительно моя семья!
  - Ростислав, думаю, на сегодня достаточно. Первый сеанс считаю очень плодотворным. Дальше, мы с тобой будем встречаться три раза в неделю, и не более часа. Как ты себя чувствуешь?
  - Спасибо, Евгений Михайлович, мне сейчас очень легко, и..., и хорошо.
  - Замечательно. До послезавтра.
  - До свидания. - Я встал из кресла и пошел к выходу из комнаты, но у самой двери остановился. - Евгений Михайлович, а похожие случаи бывали?
  - Всякое бывало, Ростислав, человеческая психика и не такие выкрутасы делает. - кивнул он головой.
  - У Вас есть объяснение? Диагноз? - спросил я нервно.
  - Есть, но не думаю, что тебе сейчас стоит его слышать.
  - Евгений Михайлович, настаиваю..., нет, прошу, скажите.
  Капитан устало вздохнул, и посмотрел на меня. Видимо, что-то в моем голосе подтолкнуло его к продолжению беседы.
  - В моей практике бывали случаи, когда человек, после смертельной ситуации менялся полностью, старая личность в прямом смысле слова умирала, а на свет появлялась новая, с другим характером, манерой поведения, взглядами на жизнь. Конечно, твой случай несколько выбивается из ранее мной встреченных - чаще всего память и навыки у людей остаются, ты же создал себе новую жизнь, что бы заместить пустующее пространство, и создал с размахом, на целых тридцать лет.
  - Вы считаете, что я все выдумал? - я крепко сжал дверную ручку, пытаясь найти в ней опору. - Я не из другого мира!? Просто болен!?
  - Это не болезнь, скорее расстройство личности, но и этот термин сюда не совсем применим. Видишь ли, есть много совпадений в жизни двух личностей, начиная от имени, заканчивая способом смерти. Падение со скалы вызвало сильнейшую эмоцию - страх смерти. И это не прошло бесследно, даже в случае замены личности, способ остался.
  - А имя?
  - Как бы ты хотел, что бы тебя звали? Какое твое любимое имя? Какие вообще имена нравятся?
  - Ростислав, только это. - ответил я, уже зная, что он скажет дальше.
  - Ты сам ответил на свой вопрос. Ко всему прочему, можно отнести и то, что ты сильно любишь свою родню, считаешь их семьей, и стремишься их защищать. Если бы ты признавался к ним в ненависти, или в равнодушии, возможно, это и было бы сигналом, что ты пришелец из другого мира, который оказался рядом с незнакомыми людьми. Но у тебя сохранился базовый набор чувств и инстинктов по отношению к ним, который к десяти годам, как раз и формируется к своей семье.
  - Любить и защищать?
  - Именно.
  - Евгений Михайлович, но как же яркие образы того мира, техническое и социальное отличие от нашего? В конце концов, я же сексом занимался много раз за эти тридцать лет, откуда такие познания у десятилетнего меня, что бы это выдумать?
  Капитан улыбнулся:
  - Ты же на ферме жил, твоя семья занимается животноводством, ты рос в естественной среде, и никто не списывает со счетов интернет, кинофильмы, журналы и другие материалы, содержащие взрослый контент. Тут и говорить не о чем, а насчет техники и социума - ты описал наш мир до открытия псиспособностей, в начальных классах проходят как раз этот период истории мира.
  - Я не помню, чтобы был любителем просмотра фильмов для взрослых.
  - Как и всего остального.
  - Но почему именно другой мир, как это можно выдумать? - Я все никак не мог закончить этот разговор, мне хотелось доказать ему, что я действительно из другого мира, но на каждый мой аргумент у него был ответ.
  - В нашей империи самый распространенный и популярный жанр литературы, как раз про таких попаданцев. - Евгений Михайлович посмотрел на меня, и успокаивающе произнес. - Я понимаю, ты хочешь мне доказать обратное, убедить в моей не правоте, но это не требуется, Ростислав. Ты просил у меня объяснений, я тебе их дал, то, что ты их не принимаешь - естественно, ведь ты из другого мира, и твоя личность уже давно сформировалась вокруг этого утверждения.
  Я стоял и не знал, что сказать. Все это не укладывалось у меня в голове. Ощущение, будто мне по голове пыльным мешком дали.
  - Ростислав, пожалуйста, отпусти ручку, боюсь, ты ее сломаешь.
  Я вздрогнул и отпустил дверную ручку.
  -Извините.
  - Твоей вины здесь нет, я понимаю, каково тебе сейчас, поэтому и не хотел ничего говорить.
  - И что теперь? - спросил я устало, опустив голову, и смотря себе под ноги. - Вы меня госпитализируете? Напишите, что у меня расстройство личности?
  - Зачем? - в его голосе было столько удивления, что я не удержался и сам посмотрел на него с недоумением.
  - Но как же, ведь я выдумал все, Вы сами сказали, что это расстройство личности.
  - Я не так сказал, расстройство личности близкий, но не совсем точный термин для данной ситуации, и ты не выдумал, а создал. - терпеливо стал объяснять офицер. - Как я уже говорил, такие случаи бывали, и суть в том, что маленький Ростислав действительно умер, потому что невозможно выжить при падении с такой высоты, не при индексе в одиннадцать пунктов. Это известно всем, в том числе и маленьким детям.
  - Но я же выжил!?
  - Да, ты выжил. Произошло чудо, на которое надеялось твое бессознательное, именно оно использовало все твои способности на полную мощность. В таких критических ситуациях сталкиваются желание жить и обреченность. Там вообще зашкаливает эмоциональность и гормональный фон человека. Появление второй личности - это результат столкновения осознания конца и бессознательных инстинктов. Если посмотреть логически, кто бы выжил в такой ситуации?
  - Человек с индексом выше двадцати пунктов. - и тут меня осенило, - но детей с таким индексом не бывает, до двадцати пунктов обычно добираются после двадцати лет, очень редко раньше, и таких гениев по пальцам можно пересчитать.
  - Именно. - капитан устало улыбнулся. - Как видишь, возраст играет роль. Это ответ на вопрос, почему тридцать лет.
  - Взял с запасом, что бы наверняка.
  - Да, и падение с горы у второй личности присутствует, и скорее всего, Вас было двое во время падения. Только выжил тот, кто, по мнению бессознательного, имел шансы на это. И все это не означает, что тебя надо госпитализировать. Ты нормальный человек, который пережил сильнейший стресс и клиническую смерть. В тебе одна личность, самодостаточная, законопослушная, социальноориентированная. Моя задача помочь тебе принять себя таким, какой ты есть. Что бы ты жил вне страхов и сомнений, и стал считать себя не гостем в этом теле, а его хозяином от рождения, и смог, на конец, пользоваться всеми его возможностями.
  - То есть, все хорошо? - спросил я с облегчением, что никто меня в больницу не запихнет.
  - Все хорошо, Ростислав. - офицер пальцами потер виски.
  - Спасибо Вам, Евгений Михайлович! Доброй ночи.
  - Пожалуйста, Ростислав. Доброй ночи.
  Сказать, что я был в порядке, значит обмануть самого себя. Я лежал в своей кровати и думал над прошедшим сеансом со своим психотерапевтом. Я пришелец из другого мира? Или я вторая личность? Это вообще реально? Стоп, о чем я, мне только что специалист сказал, что такие случаи бывали. Но как же реально все. Прошлый мир, этот мир. Ааааа... я так с ума сойду, если продолжу во всем этом копаться. Но как он все объяснил, как все ловко выходит. Я с этой стороны даже не смотрел на ситуацию. И все логично, и медицина на стороне теории. Так, стоп, не копаться, не погружаться в это. Я в армии, я здесь и сейчас. Меня ждет Лира, надо ее спасти. Капитан сказал, что надо принять себя, и не быть гостем в теле. Надеюсь, тогда и индекс начнет развиваться. И все же, как это.... Стоп. Лира! Все, сконцентрировался, хватит самокопания, этот вопрос буду решать на сеансах у специалиста, а сейчас спать.
  Засыпал я тяжело, несмотря на все попытки себя успокоить, мысли все равно возвращались к теме вечера. Где-то на краю, погружающегося в тревожный сон сознания, мелькнула мысль, что всему можно дать объяснение. И снились мне всю ночь только два слова.
  Кто я?!
  
  
  
  Глава 12
  
  Утром я в отвратном состоянии спустился в столовую. Не выспался. Практически весь завтрак я задумчиво ковырялся в своей тарелке, не отвлекаясь на разговор Родиона и Евгения Михайловича. Хотя, какой там разговор, так, причитания старшего мичмана, что психотерапевт меня все-таки сломал, хотя он просил о другом. Капитан даже не оправдывался, стоически перенося брюзжание хозяина пансиона, и пытаясь перевести разговор на другие темы.
  - Господа, - закончив с завтраком, я обратился к офицерам. - Подскажите, где мне узнать о своем наряде в не очереди? А то меня им наградили, а что и куда не сказали.
  - Очнулся. - Родион первым успел начать отвечать, хотя ответов в его словах и не было. - Ты как себя чувствуешь, Ростислав? Все хорошо? И где ты уже успел наряд заработать...
  - Родион, старшина спрашивал не об этом. - в разговор вклинился Евгений Михайлович. - Ростислав, где и когда, тебе придет сообщение на коммуникатор. Если его до сих пор нет, значит, он все еще висит на бирже нарядов, кто-нибудь обязательно на него откликнется и тебе сообщат.
  - Все хорошо, Родион. - ответил я, и непонимающе посмотрел на капитана. - На бирже? На коммуникатор?
  - На бирже, - повторил он. - Уже давно все работы выполняются специальными подразделениями или гражданским персоналом, поэтому все наряды попадают на биржу, где их берет тот, кому нужны лишние рабочие руки. А коммуникатор - это твой инфопланшет, он же имеет функцию становиться наручным девайсом.
  - Благодарю.
  Я встал из-за стола и отправился на занятия.
  - Ты его сломал! - Донеслось до меня в гостиной.
  - Родион...
  Нет, сегодня настроения бегать, поеду на своем вездеходе.
  Сегодня снова была история, и снова его вел унтер-лейтенант. Крылов Дмитрий Андреевич, мудила местного разлива. Не обошлось и без придирок ко мне, он что, на каждом занятии будет вспоминать моего деда? Как же он меня бесит, хотя, думаю, это взаимно. Только я не понимаю, почему у него на меня такая реакция, а спрашивать его - увольте. Может он так самоутверждается. Жаль, я не могу прогулять его пары. Отчислят еще, вот он обрадуется.
  Нет худа без добра. Под конец пары пришло сообщение о том, где я буду проходить наряд: - '17:00, технический, утилизационный склад номер сто двадцать два, старший мичман Грибов А.Д.'. Что же, придется сегодня пропустить работу в мастерской у Михалыча.
  Несмотря на то, что на истории у меня испортилось настроение, в целом день до пяти вечера прошел интересно. Новые темы по физике и химии, которые на удивление легко мне дались, несмотря на задачи с запутанным решением. Я даже посетил офицерскую столовую, рассудив, что принесенный из дома обед пригодится мне в наряде, так как не будет времени после учебы где-то перекусить, и насколько затянется работа, я тоже не знаю.
  Старший мичман Грибов был человеком хмурым и не особо разговорчивым. Низкорослый и толстый. Единственной яркой деталью на его пухлом лице являлись густые рыжие усы, когда сам он был блондином. Сам же склад располагался на окраине базы, и являл собой огромный, обшитый стальными листами ангар, доверху забитый стеллажами с различными контейнерами и ящиками. Грибов провел меня в самое сердце помещения, на участок свободный от полок, но заставленный огромными саркофагами с лежащими там комплектами легких доспехов морской пехоты.
  - Твоя задача, разобрать эти саркофаги. ЛДПМ отдельно, если еще что найдешь, отдельно. Кроме этого доспехи рассортируй по степени повреждения.
  - Сколько у меня времени? - я был ошарашен объемом работы.
  - Пока не сделаешь. Склад работает круглосуточно.
  Оставив меня перед десятком саркофагов, старший мичман ушел по своим делам,быстро затерявшись среди стеллажей.
  ***
  За пару часов я разобрал четыре саркофага из пятнадцати. Достал порядка пятидесяти комплектов брони, большая часть из которых была в копоти и дырах от осколков. Возможно, на ней были и следы крови, но я их не замечал. Сами доспехи были не такими, как у нас на учениях, выглядели более угловато и брутально, броневые пластины были большего размера и тяжелее. Что поделать, старая модель.
  Помимо лдпм встречалось и разломанное оружие, разряженные батареи, и прочее мелкое армейское снаряжение. С одной стороны я не так много времени здесь провел, но сильно устал, перетаскивая туда-сюда броневые пластины. Поэтому я присел перекусить, и подумать, как облегчить себе работу. Пережевывая куриную котлету, я смотрел на оставшиеся саркофаги и думал, как хорошо в доспехах в бою, в них встроены наноприводы, которые усиливают силу и скорость бойца. И тут меня озарило, я же могу одеть один из комплектов, где-то я видел не до конца разряженную батарею для доспеха. Дело же пойдет намного быстрее. Быстро доев свой ужин, я принялся искать подходящий мне доспех. Подходящий в смысле более-менее целый, который можно было бы запустить. Подходящий лдпм нашелся сразу же в пятом саркофаге, к моей великой радости, так как уже разобранные явно были в нерабочем состоянии.
  В доспехе дело пошло веселее. Пятый саркофаг я рассортировал буквально за десять минут. Такими темпами, я здесь закончу часа за два. Для более комфортной работы я запустил на инфопланшете музыку ac/dc, которую заказал через интернет. Кстати, сложно было ее найти, продавец удивлялся, что кто-то интересуется таким не популярным сейчас старьем. Меня это немного позабавило, конечно, особенно забавным выглядело то, как он удивлялся другим моим заказам из той же оперы. Но тут действительно изменились музыкальные вкусы, и мне еще повезло, что группы, которые мне нравились в том мире, здесь существуют. Хех, никак не хочу отказываться от этой точки зрения. Но не может же быть, что бы наши миры были так похожи.
  Мои раздумья прервал отвалившийся от очередной брони кусок, который упал обратно в саркофаг. Я машинально заглянул туда, держа в руках поднятый из саркофага лдпм, что бы найти выпавшую хреновину.
  - Еб...
  Взрывной волной меня отнесло на кучу рассортированных доспехов. На визоре шлема змеилась небольшая сеть трещин, аккурат в самом центре. Я ошалело поднял голову, пытаясь выглянуть из угодившей кучи мусора на саркофаг, но увидел только вспышку.
  Саркофаг разнесло на части, во все стороны разлетались осколки.
  Красиво, подумал я, наблюдая за этим, как в замедленной съемке. Туча осколков приближалась и ко мне, я попытался закопаться в мусор глубже, осознав простую мысль - куча-то бронированная. Ни один осколок в меня так и не попал, но от взрывной волны на меня сверху попадали какие-то ящики и коробки с ближайших стеллажей. Меня тряхнуло, ударило, возможно, отрубило на пару минут или мгновение, не знаю.
  Склад горел, как в фильмах: клубы дыма, шары пламени, огонь вообще крутился, как-то красиво, подсвечиваясь вспышками в такт музыке. Я отключил музыку, и сразу же на меня навалились звуки происходящего в ангаре: гул пламени, канонада выстрелов, взрывов, свист, стрекот, я даже не знаю, как описать все это. Все вокруг было объято пламенем.
  - Надо валить! - прошептал я себе под нос, поднимаясь с пола. И тут же получил удар в бронированные грудные пластины. Доспех не пробило, но на визор вывелось сообщение о прямом попадании с подсветкой траектории и обозначением позиции стрелка. Позиция была оборудована на стеллаже, и представляла собой ящик с пороховыми патронами. На визоре даже предположительный калибр снарядов появился. Семь шестьдесят два. Я пригнулся, успевая обработать сообщение о том, что нахожусь под обстрелом, а вокруг агрессивная среда, охарактеризованная, как поле боя. Мигнуло предложение рассчитать путь отступления, и развернулось в небольшое окошко с траекторией, подчиняясь моему взгляду. Так же был отправлен сигнал о запросе подкрепления и эвакуации по всем боевым каналам. Мне даже некогда было думать насколько классная штука лдпм, как быстро обрабатывается информация, а взаимодействие с визором путем отслеживания взгляда пользователя, просто потрясающая вещь. Было некогда, потому что стоило только отвлечься, как мне в голову прилетело резиновое колесо, сбив меня с траектории отступления, да и вообще, сбив с ног.
  Что-то взрывалось на флангах, над головой свистели пули, системы опознавания доспеха показывали уже десятки огневых позиций противника, а я все пробирался вперед сквозь дым и пламя. Один раз меня чуть не придавило падающим стеллажом, но я же в доспехе - выдержал и откинул его в сторону. Справа дохнуло пламенем, в спину что-то ударило, на визоре уже пара десятков попаданий, а я шел сквозь завалы, как терминатор, несгораемый и пуленепробиваемый.
  - Еп...
  На визоре мигнуло, что заряда батареи осталось на десять минут, а запасной слот пустой. Не успел я запаниковать, как оказался у стены ангара, которая больше всего была похожа на решето. Система вывела сообщение, что обшивка всего пять миллиметров, сплав легкий, и пробиваемый легким вооружением. Только нет у меня оружия, я сам оружие. Разгоняюсь и боком влетаю в стену, только не посередине, а рядом с краем стального ребра, к которому лист крепился. Все по фэншую, в смысле по траектории, отображенной на визоре.
  Лист оторвался, и я вылетел из ангара, упав прямо на асфальт, несколько раз перекатившись по нему. Только я подумал, что спасен, как в ангаре что-то снова рвануло, разрывая обшивку. Мне по шлему снова что-то прилетело, и только я поднялся, собираясь уйти подальше от опасности, как меня смыло потоком воды.
  Прокувыркавшись по асфальту метров пятнадцать, я распластался в какой-то луже. Я был дезориентирован и ничего не понимал, визор выдавал море информации, в которой я не успевал разобраться. Не успел я подняться на четвереньки, как был вздернут на ноги, и увидел перед собой какого-то морпеха в новеньком доспехе.
  - Жив?! - я кивнул головой, и с меня сорвали шлем. - Ты не Тур!
  
  ***
  Переполох на базе был знатный. Из-за происшествия в ангаре на всей территории военной академии была объявлена боевая тревога. На улицах появились вооруженные патрули, свои позиции согласно боевого расписания, спешно занимали подразделения морской пехоты, и боевые корабли выходили на свои позиции на орбите планеты, сканируя космическое пространство в поисках противника, хоть и сработала обратная связь с космическими станциями, оснащенными мощными радарами, которые подтвердили, что космос чист.
  Скорость реакции тревожных групп была впечатляющей, именно они подтвердили, что противник не обнаружен на территории академии. Но флот все равно был приведен в боевую готовность, а боевые подразделения морской пехоты готовились к бою. На место инцидента кроме пожарных расчетов, различных следователей, экспертов и штабных чинов, которым предстояло разобраться в случившемся, прибыло и командование. Не сам генерал-адмирал, конечно, потому что ему сразу же доложили о настоящей причине тревоги, а он, как человек великодушны и не предсказуемый, решил, что негоже терять такой шанс, и обозвал всю ситуацию внеочередными учениями. И даже не полный генерал и не генерал-полковник, и не генерал-лейтенант, но и полковника всем было достаточно, который очень хотел принять участие в учениях, поэтому долго не задержался, но шороху навел, раздал кучу приказов и заверил всех, что будет держать это расследование на личном контроле.
  Я, осознав масштаб произошедшего, сидел ни жив, ни мертв, в салоне боевой машины тревожной группы. Это точно конец, выгонят из армии. Еще и расплачиваться за подорванный склад придется, и за все имущество, что погибло в огне. Еще и посадят. Это конец.
  - Не дрейфь старшина, на, попей чайку. - Мне в руки сунули кружку горячего чая. Я машинально отпил. Облепиховый.
  - Как он там? - раздался голос с улицы.
  - Пьет чай. - ответил сидящий рядом морпех.
  - Ты подписал? - тот же голос с улицы.
  - Конечно, командир.
  - Если чай ему не поможет, то вколи что-нибудь, надо, что бы он от шока отошел.
  - Ты как, еще в шоке? - толкнул меня локтем в бок сидящий рядом морпех.
  Я покачал и покивал головой. Чай, надо пить чай. Дед говорил: -' дают - бери'.
  - Чая ему хватит. Командир, полковник там как?
  - Уже уехал на учения, но, чувствую, не особо он в них поучаствует.
  -Почему?
  - Смеется без остановки.
  - Я бы сказал, ржет, как конь! - к разговору присоединился еще один голос с улицы.
  - Нет здесь ничего смешного. - не выдержал я.
  - О, старшина в себя пришел. - воскликнул рядом сидящий боец.
  - Отлично, ты ему пайка дай, если есть хочет, а я сейчас подойду и поедем.
  - Есть хочешь? - спросил у меня мой надзиратель.
  - Нет. - я посмотрел на него. Ничего себе, целый лейтенант, даже не сбежать.
  - Да не печалься парень. - лейтенант с улыбкой толкнул меня в бок, - все нормально будет, что ты, как не живой?
  Одновременно с его словами в боевую машину залез еще один офицер в звании секунд-майора.
  - Поел? - спросил вновь прибывший.
  - Отказался. - доложил лейтенант.
  - Давайте уже поедем в тюрьму. - я безразлично посмотрел на штаб-офицера. Я уже ничего не хотел.
  - Какую тюрьму? - Оба офицера уставились на меня с непониманием.
  - Как какую. - я ответил им взаимностью. - Что вообще происходит, я же склад спалил, из-за меня боевая тревога, полк и флот подняли!
  - Корпус. - уточнил лейтенант.
  - Точнее все объединение корпусов. - уточнил секунд-майор.
  Мысль о том, что по боевой тревоге подняли несколько миллионов человек, меня добила, и я попытался упасть в обморок. Что-то кольнуло в ягодицу, и потерять сознание у меня не получилось.
  - Э, старшина, - штаб-офицер схватил меня за плечи, - отставить изображать обморок, Абаимов, да вколи ты ему что-нибудь противошоковое.
  - Так точно, противошоковое! - я почувствовал еще один укол.
  - Старшина, никто тебя, никуда не посадит. Ты уже оправдан. Проблемы совсем у других людей. - секунд-майор потряс меня, привлекая внимание.
  И ему удалось. Я посмотрел на него и осторожно переспросил:
  - Правда?
  - Правда. Ты вообще везунчик, Туров. Ты выжил там, где не должен был.
  - Я... я не понимаю.
  - Запись с доспеха все прояснила. А местный зав. складом сейчас отгребает за то, что ни одна камера на складе не работала, и он тебя одного оставил. А за гранаты в саркофагах отгребет тот, кхм, в общем, найдут, кому получать за это. А за твой доспех и наказывать не кого.
  - Но...
  - Да никаких но. Мы тебя сейчас домой отвезем, а завтра поговорим. Ты, главное, успокойся.
  - Командир, а ему за то, что доспех надел, выговор, или хуже? - спросил лейтенант.
  - Да ничего, Могута сказал, что наказывать там, где чувствуется рука Господня - это грех.
  - Господин полковник красиво говорить умеет.
  - Понял старшина? - штаб-офицер обратился ко мне. - Так что не бойся, все у тебя нормально будет.
  Не успел я ответить, как в салоне бмп стали появляться новые бойцы. Они тут же занимали места, кто рядом со мной, кто напротив.
  Ехали мы минут пятнадцать, вернее, летели, так как боевая машина тревожной группы была оснащена антигравом и довольно мощным, чтобы идти высоко над домами. Теперь мне ясно, каким образом они так быстро оказались у ангара. Это мне казалось, что я целую вечность выбирался из горящего склада, на самом деле прошло двенадцать минут.
  Всю дорогу бойцы не обращали на меня внимания, кто-то ел сухой паек, кто-то пил чай, кто-то травил анекдоты. Обстановка была очень не принужденной. Я их украдкой рассматривал, и когда встречался с кем-нибудь взглядом, то не видел никакой агрессии, наоборот, все улыбались.
  Довезли меня быстро и сдали на руки Родиону, который вышел на крыльцо пансиона, встречать боевую машину. Старший мичман был очень удивлен, когда увидел меня в сопровождении секунд-майора, но не стал устраивать допросов, а молча проводил до моей комнаты, и, справившись, не надо ли мне чего, получил отрицательный ответ, и оставил меня одного.
  ***
  Утром мы завтракали в тишине. Родион Кириллович и Ирина Викторовна тактично не лезли ко мне с расспросами, а Евгений Михайлович лишь изредка посматривал на меня, чему-то улыбаясь. Меня это скорее радовало, я очень благодарен Родиону за все, но он стал вести себя в последнее время, как мои родные, когда я восстанавливался после падения, как наседка.
  На занятиях все только и делали, что обсуждали внеплановые учения, которые для всех начались очень неожиданно. Территория базы обезлюдела, так как в учениях принимали участия даже студенты, все кроме первого курса. Кто-то спрашивал о взрывах и зареве на окраине базы, но из матросов никто не был в курсе происходящего, а преподаватели либо отмалчивались, либо все списывали на учебную атаку.
  В обед мы собрались нашей компанией на лужайке перед корпусами. И снова единственной темой разговора были учения.
  - Ладно Вам, мальчики. - Арина прекратила спор о целях учений. - Я слышала, что половина корпусов и флотов не уложились в нормативы.
  - Серьезно? - удивился Сарай.
  - Серьезно, милый, множество офицеров и матросов были в увольнительных, где-то вообще по пол команды пьяными явились или не явились по тревоге.
  - Полетят головы, пол команды - это много. - поделилась своим мнением Лена.
  - Головы не знаю, а вот премий лишатся и штрафов наловят многие.
  Ох, мама, если кто-нибудь узнает, что я имею отношение к причине этих учений, я же столько врагов себе заработаю. Молчать, только молчать.
  - Рос, как ты относишься...
  - Не знаю! - не дал я договорить Славе.
  - Чего не знаешь?
  - А что ты хотел? - сориентировался я.
  - Странный ты какой-то, - Ярик странно на меня посмотрел.
  - Нервный. - согласился с ним татарин.
  - И бледный весь, - вторила им Лена.
  - Ростик, ты снова принимаешь витамины? - обеспокоенно спросила Арина.
  - Я, да... - я не знал, что придумать, но этого и не понадобилось.
  - Ты снова ему продал витамины? - Арина повернулась к Славе и гневно на него посмотрела.
  - Это не я! - Ярик вскинул руки вверх. - Он сам, где-то, наверное. Рос, не молчи.
  - Это не он, Арин, я старые-то...
  - Ростик, зачем тебе это? - Она с участием посмотрела на меня. - Тебе же они не подходят, и вообще, гадость жуткая.
  - Да вот, решил, чего добру пропадать.
  - Если бы добру. - не согласился со мной Гадел.
  Сигнал о конце большого перерыва прервал наш разговор, и мы разошлись по своим аудиториям. А вечером, после рукопашки, на которой Воислав учил меня контролировать силу защитного кокона, кстати, получалось пока не особо, я встретил неожиданного гостя в столовой пансиона - секунд-майора Ерастова Александра Ярославовича.
  ***
  - Вечер, смена закончилась, зашел к ребятам попить чая перед тем, как домой поехать. - Александр Ярославович рассказывал нам за ужином о событиях вчерашнего вечера.
  - Пьем чаек, байки травим. Тянет меня к ребятам в боевую заглянуть, не хватает мне этого. Тут тревога, залетает в комнату капитан Жичкин и кричит:
  - Саша, Тур сигнал бедствия включил, подмоги просит.
  Я вскакиваю и лезу в доспех, да весь взвод повскакивал. Кричу ему:
  - Где?
  - Сто двадцать второй тех. Склад.
  Я бегу к бмп, а капитан кричит по связи:
  - Там многочисленный противник, идет бой. Точное количество не известно.
  - Хотя бы приблизительные данные есть? - спрашиваю, а у самого сердце щемит, думаю, держись Тур, идем.
  - Оператор сообщает о нескольких десятках минимум, поднимает тревогу по корпусам. Это вторжение командир.
  - Это диверсия, а что дальше, хрен его знает. - а сам думаю, ай да Драгомир, один против полувзвода, ничто не меняется в нашем мире.
  Заскакиваем в машины, мчимся, а Жичкин по связи докладывает:
  - Там артиллерия, командир, оператор передает о множестве взрывов.
  А я думаю, какая на хрен артиллерия, я уже в бронестекло вижу, что там пожар, склад горит. На подлете десантируемся, окружаем ангар, охранение, как положено. Все по позициям. Мы все нормативы перевыполнили, за четыре минуты домчались. Сканируем местность, ангар. А врага нет. По всем системам в ангаре не разберешь, что происходит, температура огромная, взрывы, выстрелы. А вокруг тишина и не души. Мы уже на канал связи к Драгомиру подключились, а там одни сообщения о столкновении, автоматическую раскладку позиций противника выдает. Проскакивает статистика о попаданиях, но ни одного ранения. Ну, думаю, надо идти вперед, проводить разведку боем. Тут на связь выходит пожарный бот. Даю добро на сброс воды сверху. Загасим пламя и атакуем, как раз температура спадет, просканируем еще раз. Сбрасывают воду, и тут сквозь стену прорывается Тур, падает, катится, взрывы, и его смывает водой прямо ко мне под ноги. Сканируем разрушенный ангар, а там пусто. Ни души, только Тур на бетонке валяется.
  Александр Ярославович прервался, что бы хлебнуть пива и продолжил:
  - По всем системам идентифицируется Тур, его доспех, его позывной, номер, да все. Поднимаю его, ставлю на ноги, жив? Снимаю шлем, а там не он.
  Все за столом заулыбались, а секунд-майор продолжил:
  - Вам смешно, - и то же расплылся в улыбке, - а я в шоке, ты кто, мальчик, ты как надел этот доспех, он же по всяким генетическим параметрам только хозяина принимает. Ну, думаю, хакер хренов, сейчас тебя скрутим, все расскажешь. И тут ко мне подходит Лейтенант Абаимов, и говорит:
  - Командир смотри, - и протягивает мне шлем.
  Смотрю занятное видео, читаю логи, и понимаю, что ничего не понимаю. Нет, то, что врагов нет, и это просто сошедшая с ума система доспеха неадекватно восприняла ситуацию, мне ясно. Бывает, глюкануло ее, особенно после тех боев, которые в ней Драгомир прошел, и после стольких лет лежания на складе без батареи. Как вообще заработала, вот вопрос в чем. Но парнишка то кто?
  И тут снова Абаимов:
  - Командир, - говорит, - а старшина-то Туров, только Ростислав Драгомирович.
  И скидывает мне его профаил. И вот тут все сходится, и почему доспех его принял, и вообще, откуда здесь Тур взялся.
  Отменяем тревогу, сообщаем, что на складе взрыв, старый доспех с ума сошел и принял все за войнушку. Получаем ответ, что это уже учения. И со мной на связь выходит Могутов, наш полковник:
  - Что происходит, - спрашивает, - кто сообщил о нападении?
  А я еще сам не отошел от охреневания от такого стечения обстоятельств, что отвечаю ему:
  - Могута - это Тур подал сигнал!
  Полковник, святая душа, даже не стал спрашивать, трезв ли я, уточняет:
  - А как он здесь вообще оказался? Он же в отставке!
  Ну, я ему и ляпнул, что он здесь учится. Вот тогда, командир и спросил, а не пил ли я часом сегодня?
  А уж когда он приехал, и во всем разобрался, то ржал как конь. Говорит, все как всегда, живется спокойно всем, только не Турову, а что бы его сослуживцам жизнь медом не казалась, напомнил о себе, сына на учебу прислал.
  Не знаю, как остальным, но я не особо много веселого видел в этой истории. Весело, конечно все слушать со стороны, когда ты не являешься участником истории.
  - Да не хмурься Ростислав. - заметил мой понурый вид секунд-майор. - Я ж тебе сказал, что ты оправдан и ни в чем не виноват, даже за доспех.
  - Как раз насчет доспеха я и не пойму. - Родион обратился к штаб-офицеру. - Он же нарушил все инструкции, когда надел этот лдпм.
  - Могута сказал, что наказывать там, где чувствуется рука Господня - это грех. Вы же знаете нашего Полковника, он глубоко верующий человек. - Александр развел руками. - И тут же приказал засекретить все материалы о участии Турова в этом инциденте, умный у нас командир, так что не волнуйся Ростислав, о тебе знают не так много людей, и молчать они будут.
  - Он прав. - Евгений Михайлович поддержал мнение старшего офицера. - Сами посудите, доспех несколько десятков лет провалялся на различных складах и попал сюда именно тогда, когда здесь оказался Туров младший. Более того, он его надел и тот его принял, распознав по генетическому коду опознавания. И тут же пригодился, спасая ему жизнь. Таких совпадений не бывает в жизни. Это точно Божье провидение его спасло, и наказывать за это, точно грех.
  Все за столом закивали, соглашаясь. Я тоже был согласен, тем более я был верующим, что в той жизни, что в этой. Да, тут верили в Бога. Православие, здесь в Росси, было развито сильнее, чем в моем мире и занимало центральное место в империи среди других религий. Хотя страна была многонациональной и многоконфессиональной. Например, Гадел мусульманин. Были и атеисты, конечно же, но верующих было намного больше, процентов восемьдесят от населения.
  - Александр Ярославович, скажите, правда, что по результатам учений многие подразделения не уложились в нормативы, и теперь многих оштрафуют и лишат премий? - задал я интересующий меня вопрос.
  - Учения, как раз, поэтому еще и не кончились, что не уложились, и теперь укладываются, и сколько это продлится, никто не знает. - майор хищно улыбнулся. - А штрафы, да кому они интересны, когда головы и звания полетели?!
  Мамочки, за что мне все это? За что?
  
  
  
  Глава 13
  
  Ужин в тот вечер продлился достаточно долго. После обсуждения инцидента со складом, офицеры стали обсуждать последние новости империи и всех населенных миров. Даже поупражнялись в аналитике ближайших конфликтов. Разложили по полочкам текущее положение дел в вооруженных силах вероятного противника, обсудили политические течения последних лет, и пришли к выводу, что ближайшие лет пять, глобальной войны точно не будет. Если, конечно, наш император сам не решит прирастить территорию страны, но это точно нам не грозило, так как мы активно осваивали граничащий с нами не населенный и никому не принадлежащий фронтир, расположенный за сферой обитаемых миров. Конечно, никто не исключал небольших, локальных столкновений, возможно, даже, серьезных конфликтов, и причина их возникновения была только одна - независимые системы, еще их называли свободными или внутренними мирами. Рассадник пиратских баз, контрабандистов, черных рынков, подпольных клиник, нелегального бизнеса и т.д. и т.п. И спрашивается, а зачем они нужны, если там столько всего злодейского и негативного, не проще ли все это прибрать к рукам, навести порядок и обезопасить себя?
  С одной стороны да, но, есть один, немало важный момент. Все выгодные с точки зрения проживания и добычи ресурсов системы в нашей галактике уже заняты. Конечно, мы не смогли занять и заселить всю галактику, даже половину, но все ближайшее скопление полезных систем было занято странами нашего мира, или правильнее говорить, нашей галактики. И если смотреть на политическую карту, то мы увидим на ней своеобразную подкову цивилизованных государств, с очень широким охватом. Подкова не равномерная, где-то уже, где-то расширяется, а ее концы сходятся почти в плотную, но пустого пространства между дугами достаточно. Собственно толстые дуги подковы - это занятые суверенными, цивилизованными государствами территории, а внутренняя часть - свободные земли. Там достаточно много систем, но, на их общее количество приходится очень малая плотность планет, где возможна жизнь, и не так уж много систем с хорошим промышленным потенциалом. Нет, ресурсы там есть, но их никогда не было так много, как на дугах подковы. Поэтому естественное расселение народов когда-то проходило именно по полезным участкам, в первую очередь. Получилось так, что страны стали расширять свои территории во внешнюю сторону, увеличиваю толщину дуги на карте, пока не уперлись в совсем бесполезный фронтир.
  Дипломатические связи тогда уже были налажены, политические карты составлены, и кто-то вознамерился расшириться на внутреннюю часть сферы миров. К тому моменту свободные земли уже были заняты различными независимыми формированиями, именно они в дальнейшем и дали название данному участку систем. Не было большой плотности населения, иногда приходилось по несколько десятков систем пролетать, что бы найти населенную планету или станцию, но люди там уже жили. И они не хотели идти ни под чью руку. Население независимых систем тогда состояло из различных беглецов, уголовников, сектантов, свободных поселенцев, пиратов, солдат удачи, свихнувшихся ученых и прочих достойных и не достойных представителей человеческого племени. Нельзя сказать, что там были одни отбросы, но и идеальным это общество не являлось. И на их территорию попытались вторгнуться державы нашей галактики. Попытались и вторглись, причем очень успешно. Им просто никто не мог противостоять, не было там силы, способной достойно ответить. Внутренние миры были технически отсталыми, с устаревшей на десятки поколений технологиями, промышленностью, наукой и оружием, а также малонаселенными.
  Вторжение шло очень успешно, многие страны присоединились к нему в попытке урвать хоть что-то, и тут наш император задумался, если свободные системы будут поделены между державами, то ни о какой свободной торговле не сможет идти и речи. Дело в том, Российская империя находится на одной дуге, с самого ее кончика и выше середины. Напротив нас расположена так называемая Азиатская дуга, где расположились: Великая Китайская империя, Китайская Народная Республика, Японская империя, Объединенная Корейская империя, союз Южно-Азиатских королевств, блок индийских миров, и, ближе всех к центральной части подковы, Персидская империя. И мы активно торгуем и взаимодействуем практически со всеми странами азиатской дуги. Да, мы можем ходить через, так называемый, дуговой фронтир - несколько десятков свободных систем между кончиками подковы, но экономика империи от этого пострадает, поэтому следуем простому правилу - самая короткая дорога - прямая. И именно эту прямую, да и не одну, проходящую через внутренние миры, сейчас пытаются поделить между собой, а когда поделят, то будут брать таможенные сборы. В общем, в выигрыше все, но не мы.
  К моменту, когда мы с Азиатской дугой договорились о союзе, уже была захвачена половина внутренних миров. Захвачена, но не поделена. Скорость захвата такого огромного количества систем объясняется тем, что многие из них были бесполезными, и все рвались к самым выгодным. В пустующих и не нужных системах просто оставляли информационные буи, которые вещали о принадлежности системы к той или иной стране. А так, как спрос был велик, а предложение не очень, стали вспыхивать небольшие локальные конфликты всех против всех, за самые лакомые кусочки.
  Промедление в заключении союза объяснялось тем, что слишком много мнений со стороны Азиатских миров нужно было учесть, но наш император Иван VIII сделал предложение, которое было выгодно всем, только думали и решались долго. Но в итоге, в две тысячи шестьсот двадцать шестом году началась первая все галактическая война. Ослабленные покорением свободных земель центральные миры нарвались на встречный удар объединенных корпусов и эскадр. За четыре года независимые земли были освобождены, а в нашей галактике установился шаткий мир. Не смотря на стремительность и скоротечность конфликта, победа и достижение поставленной цели дались нам большой кровью. По всей совокупности мощи, даже вместе взятые силы обеих дуг были бы слабее центральной, если бы она была едина и монолитна. Но из-за того, что в центральной части подковы держав было, как блох на собаке, у них не получилось объединиться, слишком большие у них противоречия были друг с другом.
  Когда война разошлась на полную мощность и количество бойцов, принимающих участие в бою за одну систему, стало достигать многих миллионов, нашлись хитрецы, которые решили прирастить себе территории за счет своих ослабленных все галактической войной соседей. Буквально за пол года исчезли с лица галактики десятки небольших республик, княжеств, герцогств, королевств и федераций, где-то даже умудрились откусить куски от таких мастодонтов, как Бриты. В то же время Техас и Калифорния отделились от США, образовав Союз Свободных Штатов. И если, еще в начале войны, все, кто не был уверен в своих силах, предпочли свернуть экспансию, и не связываться с русскими и азиатами, а кто-то, как Французская Республика сразу же перешли на нашу сторону, но паритет сил все равно сохранялся, и мы достигли успехов только благодаря неожиданности и стремительности, как говорят в центральных мирах, или благодаря прозорливости и гению Ивана VIII, как говорит наша официальная история, то при появлении конфликтов внутри центральных систем многие державы совсем отозвали свои флотилии, а Бриты и США сократили численность эскадр, принимавших участие в конфликте, и исход первой все галактической войны решился в нашу пользу.
  В результате войны была создана свободная торговая система, расположенная во внутренних мирах, и была она не прилично выгодна РИ и Азиатской дуге, так как располагалась точно в центре наших торговых путей. Когда союз победителей заявил, что будет вести торговую деятельность только там, за исключением ближайших соседей, то и остальные смекнули, что появился центр галактической торговли, который в принципе никому не принадлежит, но и беспределить там никто не будет - гарантом безопасности системы выступали союзники, хоть и не в полном составе, но и этого хватит за глаза, а вот добираться до системы, придется своими силами через независимые миры, да без налогов и пошлин, но о безопасности в пути придется думать самим. И вот тут уже многие не только хотели, но и могли погреть руки.
  Систему назвали Эльдорадо. В ней на постоянной основе дежурили несколько флотов союзников, которые, кроме охраны занимались и патрулированием ближайших систем. За столетия, там образовался настолько мощный укрепрайон, что его замучаешься ковырять. В результате второй все галактической войны, которая была через сто лет, к дежурству добавились эскадры государств из центральных миров, а, следовательно, они увеличили свое влияние в свободных системах.
  Было еще несколько все галактических войн за внутренние миры, не во всех мы побеждали, но наши союзники всегда оставались неизменными: Китайская Империя, Китайская Народная Республика, Японская Империя и Французская Республика. Остальные страны Азиатской дуги постепенно вышли из соглашения. Союзников называли триадой жандармов свободных систем, побаивались, уважали, но все равно этот кусок фронтира был желанен, тем более он уже не был абсолютно безлюден.
  Сегодня независимые системы были населены в миллионы раз плотнее. Множество карликовых государств и корпораций, которые, порой не выходили за пределы одной планеты или космической станции, играли для торговых караванов роль придорожных ночлежек, закусочных и автозаправок по пути к перевалочному пункту Эльдорадо. Помимо прочего, эти карликовые образования были отличным рынком сбыта устаревшей и бракованной техники, производственных цепочек и технологий. Так же в системах процветало пиратство, каперство, она становились ареной, как для военных столкновений, так и для политических битв между цивилизованными мирами. Чего там только не было, это была огромная территория даже не третьего, а сто третьего мира, где царила анархия. Но всех ключевых игроков нашей галактики это устраивало, они уже давно поделили сферы влияния и получали дивиденды.
  Мы с союзниками поддерживали относительный порядок на интересных нам территориях, и гоняли пиратов, поддерживая флот в тонусе. И не забывали до сих пор снимать сливки с Эльдорадо.
  Ах да, забыл, в результате всех этих войн была создана Организация Объединенных Галактик, что-то вроде ООН из моего мира. Лицемерная организация, но куда от нее денешься?
  В общем, ужин прошел познавательно. Для меня, так очень! Я ушел спать прилично загруженный новой информацией, которая отлично дополнила общий материал, выданный на уроках истории.
  Вся суть, ведь, в деталях, а их я узнал предостаточно. Но ничего интересного, из того, что бы относилось ко мне, я больше не услышал.
  ***
  На парах на следующий день меня ждало много нового и интересного. Я уже устал от всяких сюрпризов, когда уже пойдет рутина?
  Началось все с Крылова. Был он нервный и весь какой-то дерганный.
  - Туров! Ты не выполняешь своих обязанностей старшины! - начал он ко мне придираться, как только я вошел в аудиторию.
  - Виноват, господин унтер-лейтенант! - я вытянулся по стойке смирно. - Только в чем, не соизволите ли объяснить?
  - Ты охренел старшина? Я тебе объяснять должен? - зенки у него были злые презлые, а изо рта летела слюна.
  Ситуация усугублялась тем, что он резко подошел ко мне, практически вплотную. Он же мне так мундир весь забрызгает, распылитель долбанный.
  - Я знаю, это ты виноват, сволочь, - прошипел он мне в лицо, - ну ничего, я разберусь с тобой, коровий выродок.
  Шипел он так тихо, что я не сомневался, доказать оскорбления не получится, а записывающие устройства на территории академии были запрещены. Подстраховался, мудак.
  Я сделал шаг назад и показательно отряхнул китель. Ох и взбесило же его это.
  - Наряд вне очереди, старшина! - Завизжал он.
  - Назовите причину, господин унтер-лейтенант. - ровно ответил ему я. И он должен был объяснить, просто так наряды не назначают.
  - За что, да за неисполнение обязанностей, из-за тебя те двое студентов получили неуд по крайнему срезу! - он указал на двоих матросов, которые сами были шокированы этой новостью.
  - Ты, как унтер-офицер, должен помогать обер-офицерам в подготовке рядового состава, и из-за твоего злостного пренебрежения своими обязанностями, они не справились с заданием. - взгляд его был злорадным и торжествующим.
  Вот же падла, из пальца высосал причину. Ничего, я теперь из принципа до капитана дослужусь, и потом ему все припомню.
  - Так точно, господин унтер-лейтенант, разрешите идти? - я снова вытянулся по стойке смирно.
  - Свободен!
  Всю оставшуюся пару он зло пыхтел всякий раз, когда его взгляд натыкался на меня, а когда, под конец пары, кто-то постучался в дверь, он аж подпрыгнул на месте.
  ***
  - Не знаешь, что случилось с цыпленком? - Спросил на обеде у Сарая татарин, когда мы расположились, ради разнообразия в офицерской столовой, да и холодно на улице становилось, что-то.
  - Без понятия, - покачал головой Ярик, и кивнул на меня. - У него спроси, точно осведомлен.
  - А что сразу я? - моему возмущению предел, конечно, был, но я его еще не достигнул. - Я с ним на брудершафт не пил.
  - Однако он тебя выделяет больше всех на наших занятиях, - ехидно улыбнулся Слава, - а сегодня он подошел так близко, что интимом запахло.
  - Ты про слюни?
  - Ага.
  - Китель сегодня в стирку кину, распылитель блин.
  - Так, чего он от тебя хотел? - поинтересовался Гадел.
  - Оскорблял, обвинял, провоцировал.
  - Слушай, а где ты ему дорогу перешел? - Ярик нагнулся ко мне поближе. - Это жжж неспроста! - поднял он палец вверх.
  - Если бы я знал. А где девчонки? - перевел я разговор на другую тему, надоело обсуждать Крылова.
  - Готовятся к розыгрышу лотереи. - поморщился Сарай, - решили, что татарин купил мало билетов, теперь ушли в самоволку за добавкой.
  - В смысле? - удивился я.
  - В прямом! - было видно, что Ярик не одобряет такого поведения. - С пар в город свалили, на базе уже все раскупили, вот они и рванули.
  - Они совсем обалдели? - я не даже слов нормальных не находил. - Это же выговор, наряды, даже разжаловать могут, обратно в матросы.
  Девушки как раз дослужились до капралов, прилагая огромные усилия в учебе, и поставили все на карту. Не понимаю.
  - Что тебе Лена сказала? - Сарай повернулся к татарину.
  - Миллиарды на кону, а мы, дубины, только о войнушках думаем.
  - Вот видишь, - Слава посмотрел на меня, - о будущем беспокоятся.
  Да, удивили меня девчата. Даже и не знаю, как реагировать на такую глупость.
  После пар я поехал на стрельбище к Василию Лавровичу. Волков без лишних раскачиваний, как обычно, приставил меня сразу к делу. Он вообще не особо разговорчивый, только по сути все, как целиться, как стрелять, как бежать, как позицию занимать. Ни каких тебе: как дела, и прочего. Мне Гадел его очень напоминает по манере общения.
  Сегодня я снова покорял контактный полигон. И снова покорение не удалось, в нормативы не уложился.
  - Старшина, смотри на меня. - капитан-лейтенант взял у меня винтовку и пошел вперед. - Входить надо вот так, мягко, вот с таким подшагом. Видишь, как я ставлю стопу?
  - Да.
  - И вот так я без усилий, естественно поворачиваюсь, когда совершаю следующий шаг. - он показал мне движение, и тут же зашел в комнату.
  И как-то быстро у него получилось среагировать на всех противников, очень быстро.
  - Я не ломлюсь как ты лосем, и не кручусь по сторонам в каких-то странных выпадах, не тыкаю винтовкой куда попало. - продолжил объяснять Волков, - а просто продолжаю движение, и мне остается только вовремя опознать противника вижу, или нет. Понимаешь?
  - Вроде бы да.
  - Пробуй. - он подошел к очередной двери и пропустил меня туда.
  - Нет, не годится. - сказал он, когда я в десятый раз не смог повторить за ним.
  - Может мне ускориться за счет внутренней силы?
  - В бою побеждает тот, кто без всякой силы все делает быстро. - сказал он, и, видя, что я не догнал, пояснил. - Нарабатывай базу, а потом ускоришься еще больше, нарабатывай силу, усилишься больше.
  Я кивнул ему. И потекли минуты моей тренировки в правильном перемещении. Один раз, даже, почти получилось. Но все равно не то. Закончив упражняться, я подошел к Василию Лавровичу, чувствовал я себя как-то не очень уютно, тренировка мне явно не пошла на пользу, меня раздражало, что ничего не получается.
  Волков стоял в коридоре с закрытыми глазами и к чему-то прислушивался. Здрасте, я тут тренируюсь, а он даже не смотрит на меня, что тут слушать, кроме нас в этом секторе никого нет...
  - Ложись!
  Он юркнул в открытую дверь слева от себя, при этом успев зацепить и увлечь меня за собой.
  Не зря меня Воислав по полу катал, натаскивая в нижней акробатике - правильно падать я научился, поэтому воткнулся в пол не головой, а мягко вошел в перекат и распластался на бетонке.
  - Лежи, и давай сюда винтовку. Пули еще есть? - рядом лежал Василий и тянулся к моему оружию.
  - Один магазин, полный. - ответил я, отдавая ему винтовку. - Что происходит?
  - Мы под обстрелом, слушай.
  Сначала я увидел - мелкие облачка силикатной пыли вылетали из кирпичной кладки. А потом услышал - как будто шилом картон протыкают, еле различимые звуки.
  Пока я осматривался и прислушивался, капитан-лейтенант сменил позицию, на корточках разместившись под оконным проемом, и закрыл глаза. Минуту он чего-то выжидал, а потом резко встал, как в тире, и открыл огонь через оконный проем. Он выстрелил раз двадцать, а в воздухе, перед ним замерла россыпь мелких миллиметровых дробинок, почти незаметных глазу - явно остановил их своей силой.
  - Ушел. - сказал Волков, резко опустив винтовку, и открывая карман, в который залетели дробинки. - Отнесу на экспертизу, пусть попробуют его найти.
  - Кто стрелял, Василий Лаврович? Зачем? - я не понимал, что за ерунда снова происходит.
  - Вот его и надо найти. - Волков обернулся ко мне, - шутник какой-то, из миллиметрового дискового карабина по нам работал, пуль там много, полтысячи, но я его спугнул.
  - Как? Вы попали в него? - что удивительно, я не истерил, даже мандража не было.
  - Вычислил его позицию, и нет, не попал. - Василий сел на пол, опершись спиной о стену. - Он был в пятистах метрах от нас, вон на том холме. Хороший обзор, мы, как на ладони, да и солнце в закате за его спиной. Грамотный шутничок, выжидал, когда тренировка подойдет к концу, что бы у тебя выстрелов не осталось.
  - Да я бы в него не попал отсюда, даже не нашел бы его. - я реально оценивал свои силы.
  - А он не тебя опасался. - капитан-лейтенант посмотрел на меня, - что ты чувствовал во время занятий?
  - Не знаю, неуютно как-то было, раздражало все, нервы...
  - Запомни это чувство, в этот момент ты на мушке. - сказал Василий очень серьезным тоном. - Развивай его, оно пригодится. На меня он не смотрел, избегал. Меня насторожило твое поведение, и я стал сканировать окрестности. Он очень хорошо замаскировался, у него индекс явно не ниже моего, но все-таки он не снайпер, скорее штурмовик.
  - Откуда Вы знаете?
  - Знаю. Будь он снайпером, его бы не существовало. - протянул Волков задумчиво, и видя мой непонимающий взгляд, продолжил, - потом объясню.
  - Может, нам на его позицию сходить, поискать следы? - предложил я, в надежде разобраться в этой ситуации.
  - Нет, он ее зачистил, следов мы там не обнаружим.
  - И что теперь делать, Василий Лаврович?
  - А теперь я отвезу его пули на экспертизу и сообщу кому надо, если найдут его следы, то найдем мы этого шутника, никуда не денется. Ростислав, у тебя среди друзей, шутники есть?
  - Нет, - поежился я.
  - А среди врагов?
  
  
  
  Глава 14
  
  Я лежал в своей кровати и думал, думал, думал. Неделя вышла просто на загляденье, избили, чуть не взорвали, теперь стреляли. Теперь ты в армии, ууу. Кажется так? Не помню. Это точно не случайность, как сказал полковник Могунов, тут точно чувствуется рука Господа. Знать бы еще, какие у него на меня планы. Хотя, у меня мелькнула мысль, оружие же было не особо летальным, вдруг это Родион все подстроил, что бы устроить мне стресс, и таким образом раскачать мой индекс? А что, у Воислава же получилось, что-то подобное.
  А еще меня восхищало то, как Волков управлял своей силой. Он, когда сидел под окном, выставил защитный кокон так, что бы он заканчивался в середине кирпичной кладки. Противник, когда стрелял так и не понял, что там кто-то есть - попадания были, лицевой кирпич в крошку, значит, там уже сменили позицию. Ага, сейчас. Он не только управлял, но и индекс у него приличный, интересно, сколько? Я то же так хочу. А он остановит пулю большего калибра? Что-то я сильно перевозбудился, надо помедитировать, и спать.
  Утром меня разбудило сообщение, пришедшее на инфопланшет. Кто такой ранний? У меня подъем только через полчаса. '8:00, корпус юридического факультета, кабинет 102, капитан Гривасов А. С.'. Так, данные о наряде пришли, в этот раз оперативнее. Я не стал досыпать оставшиеся минуты, вместо этого лишнее время уделил физическим занятиям.
  Корпус юридического факультета располагался в административной части базы. Как оказалось, он не был учебным корпусом, там не было ни лекториев, ни других аудиторий. Зато висело множество информационных табличек: следственный комитет, флотский военный суд, гауптвахта, служба безопасности флота, адвокатская контора Аухман и сыновья и т.д. и т.п.
  На входе стоял караул из двух матросов морпехов, а в парадной у меня потребовал документы, несущий вахту, капрал морской пехоты. Причем забавно потребовал, сначала вскочил и отдал честь, а только потом затребовал удостоверение и цель посещения.
  Сто второй кабинет находился на первом этаже в левом крыле корпуса и не имел никаких опознавательных табличек, которые бы сообщили должность находящегося там чиновника. На мой вежливый стук, раздалось громкое войдите.
  - Старшина Туров. Прибыл... - зашел я в кабинет, вытягиваясь по стойке смирно, но меня перебили.
  - Вольно, присаживайся.
  В кабинете, за массивным и совершенно пустым, если не считать открытого термоса, судя по запаху, с кофе, тарелки с мясными бутербродами и компьютера, столом сидел знакомый мне по допросу после крушения бота капитан СБФ. Был он абсолютно лыс, носил пенсне, и внешне воспринимался мной, как доктор зло, особенно после допроса. Хотя у меня в голове крутился еще чей-то смутный образ, на который он был бы больше похож, но вспомнить на кого, я так и не смог. Кроме стола и офицера в маленьком кабинете, вдоль одной из стен, стоял ряд стульев, на один из которых я и присел.
  - Вот мы снова и увиделись, поздравляю с повышением. - улыбнулся мне капитан. - Кофе, бутерброд?
  - Спасибо, я позавтракал. - отказался я.
  - А я не успел, - расстроенным по этому поводу он не выглядел, скорее наоборот. - Ах да, где же мои манеры. Гривасов Авнер Световидович.
  - Приятно познакомиться. - вырвалось у меня, хотя приятно не было, я очень ярко вспомнил нашу прошлую встречу и устроенный мне допрос.
  - Значит так, Ростислав Драгомирович, - он откусил кусок от бутерброда, и продолжил с набитым ртом. - Я являюсь главой следственной группы, расследующей крушение десантного бота, взрыва на сто двадцать, - он проглотил кусок, и громко запил его кофе из крышки термоса, - втором складе, а также вчерашнего инцидента на стрельбище.
  Оу, неужели я снова попал на допрос?
  - Изначально это были разные дела, но, проведя следственные мероприятия, и хорошенько подумав, мы объединили их в одно, тебе интересно почему? - он снова вгрызся в бутерброд, запихав в рот все, что от него оставалось, и потянулся за крышкой.
  - Интересно.
  - До... - он шумно прихлебнул кофе, - догадки есть?
  - Ни как нет Ваше высокоблагородие. - меня немного изумляла его непринужденность в общении.
  - Там везде есть ты. - он без тени улыбки посмотрел на меня. Ну все, сейчас начнется допрос. - Я решил, что тебя хотят убить.
  - Меня, ик, что? - я икнул от изумления, потом еще раз.
  - Убить, Туров, убить тебя кто-то хочет, и ты мне поможешь понять кто.
  Ик, да епрст, ик.
  - Туров! - крикнул он.
  Я вздрогнул, и подскочил со стула.
  - Ну вот, икать прекратил, - он довольно улыбнулся. - Точно бутерброд не хочешь?
  - Нникак нет, Ваше высокоблаггорродие, - выдавил из себя я. Меня ощутимо потряхивало. Осознание того, что меня пытались целенаправленно убить, оно не успокаивает, знаете ли.
  - Сядь, успокойся и подумай, кто это может быть. Враги есть?
  - Да вроде нет...
  - Подумай, - посоветовал он и принялся за следующий бутерброд.
  Пока я успокаивался и думал, он сточил еще парочку бутеров, долил себе кофе в крышку, и выпил его.
  - Как результаты? - спросил он, убирая в ящик стола термос и тарелку.
  - Вы знаете, мне на ум приходит только один человек. - Да, я вспомнил Крылова и его нездоровое отношение ко мне, особенно в последнюю нашу встречу. - Крылов Дмитрий Андреевич, унтер-лейтенант, он нам историю преподает вместо Карла Моисеевича.
  - И почему ты его вспомнил? - капитан что-то быстро набирал на клавиатуре, уставившись в монитор. - Паршивый у тебя табель оценок по истории, старшина. - Он посмотрел на меня, - как так? Везде хорошо и отлично, а тут неуды.
  - Не знаю я, цепляется он ко мне постоянно, наряды вне очереди выписывает, а на последней паре вообще сказал, что я в чем-то виноват и он со мной разберется, оскорблял меня и мой род.
  - А что ты его на дуэль не вызвал-то? - Гривасов склонил голову, и вопросительно на меня уставился.
  - Да..., не знаю, - запнулся я, - он же обер-офицер, и я...
  - И правильно, не надо ему облегчать работу, - капитан откинулся на спинку кресла и задумчиво потер подбородок. - Если это он, конечно же.
  - Я больше никого не могу вспомнить.
  Авнер Световидович, вот же имечко, потянулся к клавиатуре, и, нажав какую-то клавишу, произнес:
  - Каплея Гусева ко мне.
  После этого он снова уставился в монитор, а, буквально через минуту, в кабинет зашел капитан-лейтенант морской пехоты. Высокий, рыжий, с гладко выбритым хищным лицом и колючим, острым взглядом, которым моментально резанул по мне.
  - Ваше высокбродье, капитан-лейтенант Гусев прибыл. - он вытянулся по стойке смирно.
  - Петр Фадеевич, у нас есть что-нибудь на унтер-лейтенанта Крылова Дмитрия Андреевича?
  - Который преподает историю? - каплей хищно улыбнулся, - а как же, только вчера вечером накопал.
  - Делись! - капитан указал ему на ряд стульев.
  Гусев выбрал стул с краю, так, чтобы я был между ним и Гривасовым.
  - Это двоюродный брат Грибова. - он смотрел не на меня, но мне, почему-то казалось, что он, хоть и краем глаза, но полностью контролирует мои движения. - Вчера на допросе старший мичман поведал нам, что именно по просьбе брата, подхватил на бирже заявку на Турова, подержал ее немного, что бы старшина понервничал, а потом ее обналичил.
  - Еще о чем его просил Крылов?
  - Да о сущей мелочи, - улыбнулся Петр. - Быть с ним суровым, требовательным и придирчиво принимать работу, идеально, если оставил бы его до утра. А самое главное, он был автором вида работ, просмотрел все, что есть на складе и очень обрадовался, когда узнал, что там завалялась броня отца старшины. Грибов все твердил, что братик его, как с цепи сорвался, все бормотал о том, как иронично все складывается.
  Мы встретились взглядами с капитаном.
  - Сука! - полуудивленно, полуутвердительно воскликнул он, немного разведя в стороны руки.
  Я кивнул, соглашаясь.
  - Но старший мичман клянется, и божится, что на территорию склада Крылов не заходил, а гранаты в саркофаге не должно было быть, и к ней они оба не имеют отношения.
  - Ну, это еще доказать надо. - Гривасов криво ухмыльнулся, точно доктор зло. - Главное уже вырисовываются состав и мотив, а возможности, когда есть желание, всегда найдутся.
  Воцарилась минута молчания.
  - Петр Фадеевич, выясни, где был Крылов вчера с шести до девяти часов вечера, пока не тревожь его, действуй не заметно, по выполнении доложи.
  - Так точно, разрешите выполнять? - а по стойке смирно не встал, подумал я.
  - Разрешаю, и вот еще, что. - капитан потянулся на стуле. - Проверь, имел ли он доступ к десантному боту, и мог ли подложить взрывное устройство под пятидесятый ряд, а главное, имел ли он доступ к взрывчатке.
  - Так имел, - Гусев пожал плечами, - у него же брат, заведующий склада.
  Авнер Световидович оперся локтями о стол, и подался вперед:
  - Проверяй Петр Фадеевич, а за Крыловым установи скрытное наблюдение.
  - Есть, Ваше высокбродье. - в этот раз он вытянулся по стойке смирно.
  - Исполняй.
  Гусев ушел, а я уставился на капитана.
  - Спрашивай. - посмотрел он на меня.
  - Под мое место в боте подложили взрывчатку?
  Он усмехнулся, вытащил из ящика стола лист бумаги, и телекинезом отправил его ко мне.
  - Быстро ты успокоился, и принял ситуацию. Подписывай неразглашение.
  Я пробежался взглядом по бумаге, удостоверяясь, что это точно соглашение, и подписал ее. Капитан на это только усмехнулся.
  - Да, но не под сидение, а под перекрытие пятидесятого ряда, поэтому его и оторвало. Но главное другое - я не пойму, как ты умудряешься оставаться в живых, тебе не прилично везет, не находишь?
  - Божья воля? - пожал я плечами.
  Он странно на меня посмотрел:
  - Возможно. На сегодня мы закончили.
  - Разрешите идти? - я встал со стула.
  - Куда собрался, старшина, а наряд? - он повернулся к монитору, и махнул мне рукой. - Иди в кабинет напротив, тебя там ждут делопроизводства, которые надо рассортировать, и обработать, тебе там все объяснят.
  Я потянулся к двери, как он продолжил:
  - Если заработаешь еще наряд, его автоматически сюда заберут, как раз ты заочно на юрика учишься, пригодится. - Он снова на меня посмотрел и криво улыбнулся. - И еще, запомни каплея Гусева, меня какое-то время здесь не будет, так что обращайся только к нему, он тоже под подпиской. За твоим преподавателем он присмотрит. За тобой тоже.
  - Спасибо Вам!
  - Пожалуйста. - он отвлекся от меня, и стал доставать из ящика термос и бутерброды.
  ***
  Напротив располагался сто восемьдесят третий кабинет. Меня усадил за стол какой-то лейтенант, включил учетку рабочего компа, и вошел в систему делопроизводства под своими логином и паролем. На мой вопрос, что так все просто? Он ответил, что это учетка практиканта и туда просто сваливают старые дела, у которых вышел срок давности, их надо оформить в соответствии с нормами и отправить в архив, а затем он ушел, оставив меня одного.
  Я проковырялся с этим заданием до самого вечера, так что времени подумать, у меня было предостаточно. Меня хотят убить. Эта естественная мысль почему-то ускользала от меня все время, и я упорно придумывал себе другие объяснения. Но, логично же. Кто-то подложил взрывное устройство в десантный бот, он же подложил гранату в саркофаг с броней, а когда не получилось меня устранить, он поменял способ, решил застрелить.
  Я нашел в интернете информацию о дисковом миллиметровом карабине, и мне сразу же стала понятна фраза Волкова, что по нам вел огонь шутник. Этот карабин являлся оружием для разгона демонстраций, за счет не великой убойной силы и очень маленького размера пули он мог нанести урон только небронированным целям с индексом ниже десяти - пятнадцати пунктов, и был абсолютно бесшумным. Скорость пуль была низкой, и, вообще странно, что он пробивал кирпичную кладку, но даже если пробил, после этого урона не нанес бы никакого. Видимо стрелок давил на психику именно мне, пытаясь выкурить из укрытия. Скорее всего, он надеялся, что я поддамся панике и побегу, а когда понял, что этого не будет, и становится жарко, просто ушел. Хладнокровный тип, и очень расчетливый, а, главное, нацеленный именно на меня, потому что мне, как раз, хватило было десятка попаданий попаданий для того, что бы отбросить копыта.
  Жуть. Ну, Крылов и заварил кашу. Надо обязательно докопаться до причины. Хорошо, что за ним будут следить, и за мной приглядывать, но все равно, надо быть осторожным. В гарнизонном магазине я, кажется, видел китель с легким бронированием, не лдпм, конечно, но уже не обычная ткань. Он, конечно дорогой, но жизнь дороже. Надо прикупить, а еще, надо постоянно ходить в коконе и прислушиваться к своим чувствам. Ох, тяжела моя доля, и что я ему сделал? А вдруг это не он. Тогда тем более, надо бронироваться и думать, кому я еще успел перейти дорогу.
  Разгребаться с делопроизводством оказалось скучным и нудным занятием. Приходилось все читать, оформлять, исправлять ошибки. Рутина. С другой стороны, я прикоснулся к следственным мероприятиям на реальных примерах, что, несомненно, обогатило мой багаж знаний. В общем, время провел скучно, но с пользой!
  ***
  Прошедшая неделя была богата на происшествия и потрясения, поэтому мне было необходимо расслабиться и привести свои чувства в порядок. Встреча с ребятами для розыгрыша лотереи подходила, как нельзя лучше.
  На этот раз мы собирались у Арины, и по пути в ее пансионат я заехал в магазин, что бы прикупить алкоголя и чего-нибудь пожевать. Правда, привез с собой я только выпивку, потому что очень хотелось кушать, и я уже в машине, прямо на парковке магазина, сточил всю провизию.
  ***
  С огромного экрана телевизора с надписью 'Прямой эфир' на нас радостно смотрел толстенький ведущий в окружении длинноногих, губастых ассистенток, и торжественно кричал:
  - И сегодня нашей лотереи исполняется тысяча лет! - заиграла музыка, девушки стали отплясывать довольно сексуальный танец, а ведущий помахал руками над головой. - И наш джек-пот сегодня, СТОООО! МИЛЛИАРДОООООВВВВВ! РУБЛЕЙЙЙЙЙЙ!
  Снова музыка и дикие танцы. Кому вообще нужно это шоу? Раз разыгрываете деньги, так сразу пришел, вытащил тетраэдры с номерами, да, тут тоже было лото, только на объемных треугольниках, и сказал результаты, но нет. После вступления пошли интервью с различными приглашенными знаменитостями. Это только мое мнение, конечно же.
  Ребята, вернее девушки, напряженно уставились в телеэкран, сидя на полу, и обложившись билетами. Сотней билетов! Парни с кислыми лицами сидели рядом, держа в руках карандаши, и готовые зачеркивать совпавшие результаты. Что поделать - Любовь!
  Я сидел на диване за их спинами, у меня был всего лишь один билет и бутылка монгольского виски, а компанию мне составляла огромная коробка с пиццей. Ее одной могло и не хватить, но в прямой видимости находился стол, который был завален различной быстрой едой. Кстати виски монголы делали хороший, и не очень дорогой, а лучший коньяк в стране знаете, где делают? Говорят, что в Якутии, а Армянский, на почетном втором месте.
  - Я сейчас беременна... - вещала с телеэкрана какая-то дама.
  - И это временно. - не удержался я, ндас, уже пьян.
  - Ростислав! - возмущенно воскликнула Арина. - Это же поп дива Галушкина, она только с гастролей из США приехала, очень знаменитая.
  - Попы не вижу, а вот губы...
  - Ярослав, ну скажи ему!
  - А что я? Я вообще говорил, что его не надо звать. - Сарай подмигнул мне.
  - Тише Вы, уже началось. - шикнула на нас Елена.
  - А еще не началось что ли? - удивился я.
  - Грррр, Ростислав. - я предпочел замолчать, а то еще воткнет мне в глаз карандаш. Слава еле сдерживал смех, и только невозмутимый Гадел взял за руку Лену, успокаивая ее.
  А что я могу сделать, если губы у этой поп дивы реально огромные? Губ дива какая-то. Не знал, что Арине нравятся такие..., хотя, кумиров не выбирают, любовь зла. Надеюсь, она себе не хочет такие же сделать.
  - Номер одиннадцать. Китайские палочки! - Ведущий достал первый тетраэдр.
  - Быстро ищем, у кого есть? - засуетилась Елена.
  - У меня пара. - отозвался Гадел.
  - Вообще пусто, - расстроенный голос Арины.
  - Есть, есть, - Ярик быстро чиркал билеты.
  Ребята ползали по полу, перебирая билеты. Эмоции у них зашкаливали. У девушек, так точно. От печали, до радости за секунду.
  А у меня есть одиннадцать в билете. Я зачеркнул ячейку и приложился к бутылке.
  - Тридцать восемь!
  - Девяносто, прадедушка!
  Тетраэдры пошли один за другим, ребята суетились, а я отмечал совпавшие у себя в билете.
  - У кого совпали?
  - Давайте сюда билеты, где больше всего зачеркнуто.
  - А у тебя, как дела? - Слава заглянул в мой билет. - Народ у него только один не зачеркнут!
  - СТОП ИГРА!
  В комнате воцарилась тишина, все переводили взгляд с телеэкрана на меня.
  - У нас есть победитель! - вещала, широко улыбаясь, прекрасная ассистентка ведущего.
  - СТОООО! МИЛЛИАРДОВВВВВ! РУБЛЕЙЙЙЙЙЙ! - заорал ведущий. - ЗОЛОТООООООООМММММММ!
  - Да, именно эту сумму выиграл билет... - продолжала девушка.
  - СТОООО! МИЛЛИАРДОВВВВВ! РУБЛЕЙЙЙЙЙЙ! - завывал толстячок.
  - Который был куплен...
  - ГДЕ ЖЕ, ТАНЕЧКА, ГДЕ ОН БЫЛ КУПЛЕН! - орал мужик из телевизора.
  - Буквально несколько дней назад...
  - СТОООО! МИЛЛИАРДОВВВВВ! НУ ЖЕ!
  Арина уставилась на меня с широко раскрытыми глазами, ее рот открылся, она была готова завизжать. Елена, казалось, сейчас упадет в обморок, она побледнела, и оперлась о Гадела, который приобнял свою возлюбленную, и внимательно смотрел на меня с блеском в глазах. Слава замер рядом, напряженно уперев взгляд в телек. И только я был спокоен - бутылка вискаря, знаете ли.
  - СТОООО! ДРУЗЬЯ! МИЛЛИАРДОВВВВВ! БУКВАЛЬНО ПАРУ ДНЕЙ НАЗАД! ГДЕ, ТАНЕЧКААААА! - как бы он связки не надорвал, подумалось мне.
  Танечка широко улыбнулась, выгнула спину, выпятив свою не маленькую грудь вперед, набрала воздуха, и:
  - ВО ВЛАДИМИРЕЕЕЕЕ! - завизжала она.
  Не совпало. Я улыбнулся. Ребята выдохнули. Арина заплакала. Лена упала в обморок на Гадела. Слава нервно заржал. Татарин стал приводить в чувства свою девушку.
  Я встал с дивана, и, пошатнувшись, прошелся по билетам, лежащим на полу, к столу, набрал себе еды, взял еще бутылку, и вернулся обратно. Розыгрыш лотереи продолжался.
  - СТОП ИГРААААА!
  - Победило сто билетов, выигрыш составил десять миллиардов рублей золотом!
  - Восемьдесят, прабабушка!
  - СТОП ИГРАААА!
  - Победило десять тысяч билетов, выигрыш составил пятьсот миллионов рублей золотом!
  Каждую следующую стоп игру все обязательно смотрели на меня. Эмоции на лицах у девушек менялись так быстро, что мне казалось, будто одна половина лица у них радостная, а другая в тоске не земной. Слава откровенно веселился, тоже приложившись к бутылке. Только Гадел бросил участвовать в игре, обняв Лену, и прижав ее к себе, хотя она и вырывалась периодически, сверяя числа на билетах.
  - Два, лебедь! - объявил ведущий.
  - Стоп игра!
  - Победило пять миллионов билетов, выигрыш составил пятьсот рублей серебром.
  - О! - оживился я. - Я выиграл. Круто!
  - Ты издеваешься? - Арина выглядела растрепанной, как будто после драки со взводом стилистов, хотя в начале вечера она блистала идеальным макияжем и идеальной укладкой волос.
  Слава рассмеялся, сидя на подлокотнике дивана, и тут же замолчал, упав на пол, когда в него прилетел тапок.
  - Дорогой, я зла! - процедила Арина.
  - Извини! - Сарай залег за диваном, и, видимо, не собирался покидать убежище.
  Я предпочел оставить ее вопрос без ответа, но почему-то ответил:
  - Нет.
  Арина зарычала и отвернулась. Гадел улыбался, Лена насуплено молчала, ее потряхивало.
  Розыгрыш закончился через несколько минут. Ведущий провел кучу интервью, что-то еще покричал с экранов, обещая когда-нибудь разыграть триллион рублей, а ассистентки принялись разыгрывать еще какие-то лотереи. О, дом в Питере разыгрывают, лучше бы в этой поучаствовали, подумал я.
  Девушки собирали билеты, откладывая в сторону выигрышные и подсчитывая их.
  - Бл... - не по дворянски выругалась Арина.
  - Что случилось? - поинтересовалась Лена.
  - Мало. - ее подруга была расстроена, - даже не хватит, что бы отдать долги.
  - А я говорил, что надо на свои деньги покупать. - Подал голос из-за дивана Слава. - Мне можешь не возвращать.
  - Спасибо, милый. - зло процедила Графиня Морозова.
  - Сколько не хватает? - поинтересовалась Леночка.
  - Шесть рублей золотом.
  - Держи мой билет. - я протянул ей свою бумажку, быстро посчитав в уме. - Как раз еще останется, как бонус.
  Девушка не уверенно посмотрела на меня, не решаясь взять билет.
  - Ариш, мне он нафиг не нужен, я так, за компанию тут. Без Вас и билета бы не было.
  - Спасибо, Ростик. - Девушка взяла протянутый мной билет, и благодарно улыбнулась.
  - Ладно, ребята, - произнес я, - мне пора домой, завтра понедельник.
  Мы обнялись на прощание, даже Слава вылез из своего укрытия, и я уехал на такси домой.
  Я надеялся, никого не встретив, пробраться в свою комнату, но не свезло. В гостиной перед телевизором сидел Евгений Михайлович, а рядом стоял, и возмущался Родион:
  - Нет, ну взрослый же человек, боевой офицер!...
  - Да ладно тебе, Родион, всего сто золотых проиграл. - успокаивал старшего мичмана психотерапевт.
  - Всего? Да это огромные деньги. Ты же взрослый, как вообще можно играть в эту лотерею? - возмущался Родион Кириллович, размахивая руками. - Это же обман! Ты же умный человек, кто вообще в здравом уме туда полезет?!
  - Умный, но очень азартный. - Улыбнулся капитан, а потом заметил меня у входной двери, и поспешил перевести внимание старшего мичмана на новую цель. - О, Ростислав, привет.
  - Здравствуйте. - пьяно произнес я, заплетающимся языком.
  Надо бежать, понял я, и ринулся мимо них к лестнице, спеша в свою комнату.
  - А ты где был?! - Родион все еще пышал раздражением. - Уже за полночь!
  Не отстанет, подумал я, спотыкаясь, поднимаясь по лестнице:
  - У друзей. - я преодолел лестницу. - В лотерею играли!
  
  
  
  Глава 15
  
  - Сколько выиграл? - Евгений Михайлович тихо поинтересовался у меня, нарезая кусок мяса в свой тарелке, и косясь на хмурого Родиона.
  Мы завтракали в столовой. Старший мичман был хмур и мрачен, и молча ковырялся в своей каше.
  Сегодня стол ломился от еды - бери, что хочешь. Не типично для обычного завтрака, обычно было одно, два блюда, а сегодня веяло праздником: салаты, от оливье до селедки под шубой, несколько видов жаркого и каш, отварная картошечка, макароны по-флотски, пироги с различной начинкой, расстегаи, пирожки, и домашние сладости. Не хватало только алкоголя, который был заменен морсами, компотами, киселем, кофе и чаем. Объяснялось все очень просто - Ирина Викторовна, в тайне от мужа, купила лотерейный билет, и выиграла сто рублей серебром. Хозяйка решила таким образом отметить свою победу, и с пяти утра, не покладая рук, готовила угощение.
  На кухне что-то дзынькнуло.
  - Рыбный пирог испекся. - Ирина встала из-за стола, и поспешила на кухню. Родион же, при ее словах, еще сильнее уткнулся в свою тарелку.
  - Пятьсот рублей серебром, - так же тихо ответил я.
  - Родион, что ты мрачен? - Евгений Михайлович кивнул мне, и посмотрел на старшего мичмана. - Порадовался бы за жену, с одного билета, хорошие деньги, а ты все дуешься.
  Родион Кириллович хмуро посмотрел на психотерапевта:
  - Мы поругались.
  - Ох, эти неуступчивые патриархи. - капитан вздохнул с досадой, - ругаются, а потом не знают, как извиниться, не могут признать свою неправоту вслух.
  Родион снова уткнулся в свою тарелку, а Евгений Михайлович обратился ко мне:
  - Нашему другу требуется помощь, Ростислав. Как поступить в этой ситуации?
  Я ненадолго задумался.
  - Я бы не ел привычную кашу, а устроил праздник животу, сказав, что все очень вкусно, и хозяюшка мастерица.
  - Слова не мальчика, а мужчины. - Улыбнулся психотерапевт. - Оценить по достоинству труд своей женщины, и быть за это благодарным. Лучшее, что может сделать мужчина, даже, если был не прав и наговорил лишнего.
  - Особенно, если был не прав. - уточнил я.
  - Ситуация, конечно, не нормализуется, но начало будет положено, а уж если женщина мудра, и хорошо знает своего мужчину... - Евгений Михайлович прервался, когда в столовую вернулась Ирина Викторовна.
  - Вот, с пылу с жару! - сказала хозяйка, ставя на стол еще один пирог.
  Родион молча встал, сходил за чистой тарелкой, отодвинул свою кашу, и стал накладывать сельдь под шубой, положил так же и пюре с мясной поджаркой из центра стола. Ирина, слегка удивленно, наблюдала за его действиями.
  - Очень вкусно, любимая. - Родион отложил вилку, которой ел мясо, и потянулся за морсом. - Обожаю это мясо с кинзой.
  Его жена улыбнулась, ее взгляд смягчился.
  - На здоровье, душа моя. - она провела ладонью по его руке, старший мичман, как-то сразу расслабился, и тоже улыбнулся.
  У меня аж ком в горле встал от этой картины, вспомнился далекий дом, и семейные посиделки за столом. Милота. Я быстро запил комок компотом и вскочил на ноги:
  - Я побегу, у нас сессия начинается.
  - Ростислав, я тебе обед сейчас положу. - засуетилась Ирина, взяла мясную поджарку из центра стола. - Вот, свининку с тмином, и картошечки, давай еще пару расстегаев, и салатик, какой тебе?
  - А можно оливье и селедку? - я помогал ей с контейнерами.
  - Конечно, Ростислав, конечно.
  Пока мы собирали мне на обед, заметил, как Евгений Михайлович показал Родиону большой палец.
  ***
  Сегодня занятия проходили очень напряженно. Преподаватели быстро добивали темы, и выдавали вопросы ля самоподготовки к зачетам и экзаменам. Помимо прочего, в кружках и секциях тоже намечались экзамены. Как хорошо, что Цветку и Воиславу я все сдал. Мне оставалось только у Волкова сдать зачет по стрельбе и тактике, где я не сомневался в своих силах, а так же сдать экзамены по заочке на юридическом.
  Но не все были так оптимистично настроены, как я.
  - Что делать? - Арина нервничала за обеденным столом, теребя руками чайный пакетик. - У меня не хватает летных часов.
  - Так налетай. - буркнул Сарай, видимо они все же поссорились после лотереи, никогда не видел ее такой взволнованной, а его таким безучастным к ее состоянию.
  Ариша проигнорировала его слова, даже не посмотрела в его сторону.
  - А в чем дело, Арин, уже нельзя налетать часы? - поинтересовался я.
  - У меня маленький коэффициент сбитых противников в симуляторе. - ответила она. - Налетать не проблема, но, если не будет нормы, то не видеть мне боевого истребителя, а пилотировать транспортники.
  - Много не хватает?
  - Прилично. - она положила пакетик на стол и посмотрела на подходящих к столу Елену и Гадела.
  - Набрала! - Счастливо улыбнулась ее подруга. - Уложилась в норму.
  К моему удивлению, Арина вскочила и радостно обняла Лену. Она сильно и откровенно радовалась за подругу, не смотря на свои трудности.
  Девчонки, перешептываясь, умотали куда-то к раздаче, а Гадел уселся за стол, ставя оба подноса, свой и своей девушки.
  - Привет. - поздоровался он.
  Мы кивнули.
  - Ярик, что за хрень между Вами? - эмоционально обратился я к своему другу.
  - Забей, бабские заморочки. - зло отмахнулся он.
  - Дружище, ты не с бабой встречаешься, а с графиней, и она не была замечена в заморочках.
  Слава тяжело посмотрел на меня.
  - У меня превышение коэффициента в два раза от нормы по сбитым противникам.
  - Замечательно, - порадовался я за него. - Неужели она завидует и из-за этого...
  - В том-то и дело, что нет. - он криво ухмыльнулся. - Это не было бы проблемой, а проблема в том, что она реально будет управлять или атмосферником, или эвакуационным ботом, а не в одном звене со мной в космосе.
  - Это так критично? Разве позже нельзя добиться лучших результатов? - недоумевал я.
  - Можно, но это время, я уже в званиях буду выше нее, и нам не быть вместе.
  - Слушай, в любом случае, Вы же на одном корабле будете, подумаешь, разные подразделения.
  - Я ей предложил помощь, а она отказалась.
  Гадел присвистнул.
  - Почему отказалась? - не понял я.
  - Уперлась рогом. Говорю, давай за тебя налетаю, как раз у одной установки симулятора глючит определение пользователя. Многие пользуются этим. - он зло оскалился и передразнил ее. - Ты что, Графы Морозовы так не поступают.
  Он вздохнул.
  - Сказала, что не ожидала от меня такого.
  Да, ситуация. Самое печальное, что я их обоих понимаю.
  - Слушай, но это же к лучшему, если за нее сдать, то в бою она окажется слабым звеном, и погибнет...
  - Да кто ей даст погибнуть? С маневрами у нее все хорошо, и я буду рядом, прикрою.
  - Слава. - я не знал, что ему на это ответить. Эгоизм у него, конечно, здоровый, хотя он всегда таким был.
  - Забей, помиримся. А нет, найду себе...
  Договорить он не успел - Гадел поперхнулся, и закашлялся, как раз в тот момент, когда к столу подходили девчонки, неся в руках вазочки с мороженым.
  Ярик чуть не сказал, что найдет себе другую девушку? Я был в шоке, честно говоря. Надеюсь, он просто зол, и говорил на эмоциях, не хотелось бы, что бы мои друзья расстались.
  - Ребята, Вы видели, что сейчас в новостях показывают?! - Елена уселась за стол, и начала возбужденно говорить. - К нам на планету приезжает с концертом группа 'Иллюзии разума'! Давайте сходим!?
  ***
  'Иллюзии разума' не типичная для современности поп группа, их направление ближе к року или, даже, тяжелому року, хотя и специфично переплетается с современным направлением попсы. Все участники группы имеют высокий индекс развития, и каждый их концерт - это феерическое шоу. Чего они только не вытворяют на сцене. Очень зрелищно, красочно и захватывающе, судя по записям концертов в сети.
  Мы заказали билеты через инфопланшеты, и разошлись по своим делам.
  Сессия пролетела стремительно. Зачеты и экзамены по обычным предметам я сдал с легкостью, даже историю - к экзаменам вернулся Карл Моисеевич. Без трудностей обошлось и с заочным обучением, но на кружках я забуксовал. Оказалось, что и Воислав, и Михалыч приготовили мне новые зачеты, несмотря на то, что положенные я сдал досрочно.
  ***
  Лесников в темпе готовил меня к показательным боям против ученика другой секции.
  - Ты уже нормально уплотняешь свой кокон, и можешь им пользоваться динамически, конечно, кто-то более мощный его пробьет, но на твоем уровне все освоено отлично. - Воислав объяснял, чего я достиг, и, что от меня требуется. - Надо научиться ударам с использованием внутренней силы, чтобы пробивать чужой кокон.
  Другими словами, мой тренер сказал, что я научился вовремя уплотнять кокон, чтобы защититься от действий противника, а затем, чтобы не тратить энергию впустую, я его отпускал до минимального уровня. Смысл был в том, что кокон защищал постоянно, уплотняясь только по мере надобности. Но до совершенства мне было еще далеко. В идеале, я должен не весю защитную мферу уплотнять, а только там, куда приходится вражеский удар, так можно повысить защиту в разы, так как все силы будут потрачены не на всю площадь моего тела, а только на определенный участок. Но это уже шел не кокон, а, так называемые, локальные щиты. Хотя я и считал их практически одним и тем же видом защиты, но Воислав меня разубеждал, объясняя, что это более экономично и практичнее, чем уплотнять защиту вокруг всего тела. Дело в том, что внутренняя сила - это же не волшебство, которое использует какую-то там ману, астрал, или, еще что-то постороннее. Внутренняя сила использует энергию организма, внутренние резервы самого человека, его энергетическую составляющую. Это как спорт, как физическая нагрузка. В первую очередь используется та энергия, которую мы ежедневно употребляем в виде пищи. Поэтому и питание у нас очень высококалорийное. Затем, если энергии недостаточно, она берется из нашего тела - расщепляется жир, мышцы и т.д. Бывали случаи, когда во время боя человек буквально таял на глазах, а затем исчезал, потому что его сила переработала все, даже кожу и кости. Это крайние меры, если так и так не выжить. Можно выложиться по полной, но и встречается это только у тех, у кого индекс от тридцати пунктов, у кого меньше, просто не смогут черпать энергию из себя до самого конца. Кстати, как следствие всего выше сказанного, я не встречал у нас ни одного сухого качка. Абсолютно у всех поверх мышечной массы был слой жирка, а некоторые люди специально накапливали избыточный жировой слой. Хотя в голливудских фильмах аналоги Шварца были распространены повсеместно.
  -Смотри, - продолжал Воислав, - когда ты бьешь, то формируешь вокруг кулака силовое уплотнение. Это та же самая техника локального щита, только, если ты просто уплотнишь там участок своей силовой ауры, то получится останавливающий удар.
  Он продемонстрировал это на груше. Быстро ударив рукой. В момент удара вокруг его кулака сверкнула синяя полусфера, а груша отправилась в полет к другому концу зала.
  - Если же ты видоизменишь структуру силовой ауры, и сделаешь ее не тупой, а острой, то получишь проникающий удар.
  Новая демонстрация, только в этот раз груша не улетает, а оказывается пробита на сквозь. И вспышка была в виде треугольника.
  - А теперь медленно.
  Вокруг Рук тренера начинает светиться тонкая синяя аура, и он бьет два раза.
  - В зависимости от силы, вложенной в этот удар, будет проявляться визуальное отражение. У тебя, с твоим индексом, никаких проявлений не будет, даже на максимальном усилении твоего удара. То, что ты видишь у меня, на уровне индекса в двадцать-двадцать пять пунктов.
  Как-то сразу свечение усилилось, стало толще, плотнее и в разы ярче.
  - А это мой максимум, тридцать восемь пунктов. - Увидишь такое - беги, а лучше, прикинься ветошью.
  Я кивнул. Тридцать восемь пунктов, да он монстр какой-то!
  - А цвет всегда синий?
  - У кого как, у всех по-разному, бывает и меняется. - Воислав жестко закрепил грушу для меня. - Есть теории, что цвет зависит от настроения, эмоций, состояния души, но точно еще не выяснили. Приступай к тренировке, а я посмотрю.
  Сразу у меня не получилось. Я провозился часа полтора, пока смог выдавать стабильное уплотнение вокруг всей своей руки. Удар выходил мощнее, но тупым. Пробития насквозь не происходило, только груша мотылялась туда-сюда.
  - Ты всю руку-то не окружай, быстро так выдохнешься, только вокруг кулака, а в идеале, только в момент удара, когда сталкиваешься с полем противника.
  - А что будет, если кокон сильнее удара? - задал я интересующий меня вопрос.
  - Смотря какой кокон. Если гибкий, то ты провалишься и начнешь замедляться. Обычно в такие моменты надо готовиться к контратаке противника, а свою атаку прекращать. Если же атакуют тебя, то можешь попытаться захватить руку, а дальше уже вариантов много. Если кокон твердый, то есть шанс сломать свою конечность, или отбить ее, хотя, скорее всего, будет ощущение, что ты ударил кулаком в стену. Но это работает только с локальными щитами, сам по себе сплошной кокон не будет сильнее концентрированной силовой атаки. Только, если разница в индексах у вас с противником в десять пунктов, но чем больше пунктов, тем больше по энергозатратам такой кокон, особенно на максимальном усилении. Я видел такое только один раз, у Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила, тогда на показательных боях он час держал мощнейший кокон, отражая атаки нескольких десятков офицеров, при этом атакуя, и побеждая. Но у него индекс развития восемьдесят шесть пунктов, на поле боя таких чудовищно сильных противников ты не встретишь.
  - а как он его держал, если энергии у людей приблизительно одинаково?
  - С увеличением индекса развития, у тебя происходит и оптимизация энергозатрат, одни и те же действия требуют меньшего количества сил.
  - Тогда почему на максимальный щит, нужно больше энергии, если наоборот меньше? - не догонял я.
  - Потому что максимальный - название для понимания тех, кто не дорос до такого уровня. Есть природная граница возможностей человека, и она требует меньше энергии, если же мы делаем над собой усилие, и переходим эту черту, то все техники требуют больше энергии, но в то же время меньше, если индекс больше. С тридцати пунктов у тебя исчезают границы, но чрезмерное их расширение приведет к испарению человека. Как ты понимаешь, в этом случае трудно оценить максимум, потому что он, скорее всего, приближается к бесконечности, и если брать тот уровень на который мы способны, чтобы после этого остаться в живых - то он будет очень мощным, длиться мгновение, а сил не останется. Взять ниже, то пара мгновений, и так далее, пока не дойдем до естественного уровня, где расход энергии минимален, или до слегка более высокого, где расход увеличится, но по времени будет меньше. Понял?
  Я физически ощущал, что у меня взгляд остекленел. Я запутался, не понимал, и был в прострации. Противоречие на противоречии, и противоречием погоняет.
  - Короче, Туров, как и все, держишь стандартный кокон, после двадцати пунктов он у всех одинаковый. А защищаешься от мощных ударов локальными щитами. Это аксиома.
  - А смысл? Как тогда победить, не понимаю...
  - Побеждает тот, кто пробьет щит, или кокон. Помнишь скорость, с которой тебя бил Гадел? Атакуешь на высокой скорости, и противник должен успевать ставить щиты. В защите важно измененное состояние сознания, которое увеличивает скорость твоего восприятия. Кто не успел поставить щиты, тот проиграл. Есть, конечно, и другие способы обойти такую защиту, и на них основан наш стиль, но, для начала, надо освоить стандартные и общепринятые техники защиты и атаки.
  - Блин, да кого же я смогу победить с моим индексом? - я был расстроен, я же в любом случае ничего не смогу противопоставить тем, у кого индекс выше двадцати. - Мне нельзя на поле боя, убьют.
  - А ты как думал? - Воислав улыбался. - Не расстраивайся, армия любой страны на шестьдесят процентов состоит из бойцов с индексом от шести до двадцати пунктов. Так что противник у тебя будет.
  - А Великий Князь...
  - А таких, как Великий Князь Михаил всего пара сотен на всю галактику. Концентрация бойцов с высоким индексом только в специальных подразделениях, и в морской пехоте, но и у нас порог для массового рядового состава от десяти пунктов. Все, хватит болтать, давай еще час отработки, и по домам.
  ***
  В тот день я так и не понял вообще принципа расхода энергии при использовании внутренней силы. Воислав как-то запутанно объяснял, и я решил спросить кого-нибудь еще, например Евгения Михайловича, или посмотреть, что будет потом, когда у меня подрастет индекс развития. Возможно, тогда будет понятней. Но непонимание принципов работы на более высоких уровнях не помешало мне в освоении новой техники атаки. Конечно, проникающих ударов у меня не выходило, да и те, что получались, пока еще были не очень мощными, но, сам принцип работы стал более понятным, а заодно и защита улучшилась. Я стал более точечно формировать уплотнение кокона, образовывая локальные щиты меньшей площади. Тренироваться и еще раз тренироваться, и тогда я достойно смогу сдать зачет, выступив на показательных боях. Мне бы еще со скоростью поработать.
  В противоположность рукопашке, в мастерской у Цветка все прошло по обыденному просто. Как и в обычный день, я завис рядом с очередным транспортным средством эпохи двигателя внутреннего сгорания. До самого вечера я возился с переборкой двигателя, и его установкой на законное место под капотом боевой машины, что бы после отогнать рабочий аппарат на стоянку.
  Мне нравилось ковыряться в старых автомобилях - это успокаивало. Но Михалыч приготовил сюрприз. На следующий день меня ждал легкий бтр на антиграве. Машина явно когда-то побывала в бою, на что указывали пробоины в корпусе и подбитые маневровые двигатели - они просто выгорели полностью. Не понимаю, как бронетранспортер не взорвался на куски, а нет, понимаю. У этой модели силовая установка была спрятана в середине салона под бронированным кожухом, который прикрывал её со всех сторон, а не в привычном для таких машин месте. Тьфу, да он был, практически монолитным. Просто запихали в бронированный ящик. Решение спорное. Не знаю, как живучесть, но менять или ремонтировать такую установку крайне неудобно. Благо мне и не пришлось этого делать, достаточно было провести диагностику и перепрошить бортовой компьютер.
  Ремонт всего бтра занял девять часов. Не буду описывать весь процесс, скажу лишь, что глаза болели от сварки, так как на скорую руку пришлось заделывать пробоины в корпусе, благо они все были практически в одном месте, там, где на таких машинах обычно и устанавливают силовые установки.
  По окончании работы я вывел бтр из ангара и полетел на нем к полигону экстремального вождения. А вот на полигоне пришлось попотеть. Цветок включил автоматические учебные системы ПВО, да и сам с удовольствием открыл по мне огонь из пзрк.
  Противозенитные маневры не мой конек, про фигуры высшего пилотажа я вообще молчу. Наверное, та же Арина справилась бы лучше. Да, здесь были и тепловые ловушки, и можно было вести огонь из бортового орудия, но есть одно но. На экзамене по экстремальному пилотированию их использовать нельзя, и огонь по тебе никто не ведет. Так что все пять минут и шесть секунд до того момента, когда мой бтр был сбит, я в голос орал один только мат, в отношении одного только человека.
  Я заскочил в небольшой вагончик, который играл роль наблюдательного пункта за полигоном, открыв дверь с ноги.
  - И что это было, Михалыч!? - злость моя была запредельна. - Какого хрена...? Здравья желаю господин капитан-лейтенант!
  В вагончике, кроме цветка находился еще один офицер.
  - Старшина Туров...
  - Вольно, старшина. - капитан-лейтенант повернулся к Цветку. - Поздравляю Евпатий Михайлович, зачет на специалиста механика четвертого класса сдан.
  Затем он просто покинул наблюдательный пункт.
  - Зачет это был, Ростик, ну не мог я тебя предупредить, он эти условия уже здесь поставил. - Михалыч начал оправдываться в ответ на мой немой вопрос. - Говорит, если в боевых условиях отремонтированная машина выдержит пять минут, то зачет сдан, и он присвоит не пятый, а четвертый класс, и приказал включить систему ПВО.
  - Ладно он, а ты зачем по мне с пзрк... - у меня аж дыхание перехватило.
  - Так это, - Евпатий замялся, - чтобы экстриму добавить, если в обстреле участвует человек, кроме автоматики, то тебе и экстремальное вождение засчитают. Ну, я и пошел, думал, так тебе облегчу задачу.
  Я даже не знал, что ответить на эту странную логику. Хотя, как раз он, так ни разу и не попал по мне.
  - Не держи зла, Ростислав. - виновато улыбнулся Цветков.
  - Проехали, - я махнул рукой, - но в следующий раз...
  Он воспрянул духом и обрадовался:
  - Конечно! Я заранее расскажу тебе, что необходимо сделать для получения специалиста механика третьего класса.
  - Нет Михалыч, - вздрогнул я. - Сначала я хорошо подумаю, надо ли мне это.
  
  
  
  Глава 16
  
  У Волкова зачет прошел буднично. Отстрелялся из нескольких видов оружия на отлично, набрав максимум из возможных баллов. На контактном полигоне не добрал полторы секунды до норматива. Не страшно, за счет первой части зачета я вышел на твердое удовлетворительно, как сказал Василий. А тройка у нас зачет. Но в следующем семестре капитан-лейтенант обещал согнать с меня семь потов, что бы я выполнял все идеально.
  В крайний день сессии состоялись показательные бои. Я вспоминал свой опыт участия в соревнованиях и храбрился, но когда узнал, что мне придется биться с чемпионом другого квартала, немного струхнул. Ну как немного, сердце ушло в пятки, а в горле пересохло. У капрала второго класса, Зайцева Федора Васильевича, индекс развития был в шестнадцать пунктов, а также черные пояса по каратэ, тхэквондо и ушу. У меня и близко такого не было. Ни одного пояса, даже шоколадной медальки.
  - Я сдам зачет, я выиграю, я сдам зачет. - занимался я аутотренингом, и смотрел, как разминается двухметровая детина Зайцев. - Какой же ты Зайцев, ты Амбалов. Я сдам зачет, я выступлю достойно, я сдам зачет.
  - Господа участники, - из колонок раздался голос диктора. - Напоминаем, для зачета надо продержаться пять раундов, или победить.
  - Я сдам зачет, я продержусь пять раундов, я сдам зачет. - капрал сел на шпагат, вскочил, и пробил с вертушки в воздух. -Балерина объевшаяся стероидов, блин, где же тебя такого откопали. Я сдам зачет, я продержусь, я сдам...
  - А ты так можешь? - над ухом раздался голос Сарая.
  - Я сда..., что? - я вздрогнул. - Слава, какого хрена, я медитирую!
  - Теперь это так называется? - ухмыльнулся Ярик. - По-моему ты очкуешь!
  - Есть немного, - не стал лгать я. - Ты, что здесь делаешь? Где остальные?
  - Вон на той трибуне, - он махнул рукой в сторону зрителей. - Пришли тебя поддержать. Да, татарин передает привет, и предупреждает, что бы ты остерегался ног этого кролика.
  Как раз в этот момент Зайцев устроил бег на месте, очень быстрый, кролик...
  - Он с ним как-то бился, и проиграл, - Сарай поморщился, - говорит, что ногами тот машет, как вентилятор лопастями, быстро и больно, а на кулачках он так, - Слава покрутил ладонью, - слабенький.
  -Спасибо. - Я с благодарностью посмотрел на друга, - а как у него с борьбой?
  - Мне откуда знать? - удивился он. - Я с ним не бился, а татарин не сказал. Все бывай, мы за тебя.
  Сарай ткнул меня кулаком в плечо, и удалился к ребятам на трибуну.
  Так, у татарина скорость высокая, но восприятие хуже моего, возможно, быстро для него, для меня будет медленнее. Но совет хороший, остерегаться ног. Буду уходить от удара, и пытаться поймать его гачу, а там, на болевой выйду, или бросок, и в партер. Да, он, конечно, огромный, но рост у него не на много выше моего. Справлюсь, должен справиться, я тут сегодня утром в зеркало посмотрел и удивился, раньше, как-то не замечал, но я стал вдвое шире себя. Мышца накачалась, сквозь жирок кубики пресса не видно, но все равно, я тоже не маленький, хотя до этого амбала мне далеко.
  - Туров, готов? - ко мне подошел Лесников.
  - Воислав Доброславович, а можно для зачета продержаться три раунда? - с надеждой спросил его я.
  - Не дрейфь старшина, давай на ринг. - сурово сказал тренер.
  Первый раунд у нас прошел легко. Мы две минуты кружили напротив друг друга, проверяя оборону и реакцию противника. Активных действий ни кто не предпринимал. Разведка боем - удар, отскок.
  Второй раунд начался с его осторожных атак, сначала ноги пошли по нижней траектории, но, уже в середине раунда Зайцев разошелся и стал крутить, как они там называются, маваши гири, кажется, или еще как, не суть важно. Капрал стал выдавать ногой с разворота, и так быстро, что практически без остановки перешел в вертушки. Я уклонялся. Пару раз выставлял локальный щит, когда думал, что он до меня дотянется. Пока что зайца на ринге изображал я. Зрители улюлюкали и свистели, словно загонщики на охоте. Ату его, ату.
  В какой-то момент я попытался поймать ногу противника, и, даже, поймал, но инерция была такова, что я улетел за этой ногой, и покатился в другой конец ринга.
  Капрал не стал дожидаться, когда я встану, а насел на меня с частыми пинками. Вот где мне пригодилась нижняя акробатика. Я кувыркался, и перекатывался по рингу, но начал пропускать. Несколько ударов я успел отбить локальными щитами, но один пропустил. Очень ощутимо мне досталось по ребрам. Пропустил бы и больше, но Зайцев торопился, и сам, порой, не точно попадал.
  Третий раунд. Надо что-то делать, я уже чувствовал, что он собьет мне концентрацию, и я просто не буду успевать ставить щиты, а это конец. У него гачи, как у слона, их не поймать, а удар мощнейший. Я представил себе зайца со слоновьими ногами и улыбнулся. Капрал насторожился, и не пошел в атаку сразу. Опа, да он опасается меня, хотя нет, просто осторожный. Интересно, а заяц с такими ногами смог бы бегать? Думаю, что нет, ноги-то тяжелые. Ноги! Тут меня осенило, если у него ноги - сильная сторона, то, как найти слабую?
  Размышлял я параллельно с боем, даже не представляю, как у меня так получалось, в какой-то момент стало легко и весело. Кстати, капрал не особо быстро двигался с самого начала, такого, как с Гаделом, и не было ни разу. Мы с ним работали на одинаковой скорости.
  В какой-то момент я ушел от удара, и умудрился прорваться на ближнюю дистанцию, но не успел провести свой, как получил коленом в живот. Среагировать не успел, поэтому ушел низом от продолжения атаки противника, сгибаясь от удара и выходя в кувырок.
  Так вот, ноги, если они будут не такими легкими, будут болеть, то он не сможет ими так быстро махать. А как это сделать? Да просто, надо их атаковать. Сказано, сделано. Оторвался от капрала, встал на ноги, и сделал вид, что его удар не прошел бесследно. Зайцев с хеканьем завертел свои маваши, вертушки и прочее, не знаю, Воислав всегда говорил:
  -Удар ногой не должен быть выше пояса!
  Так что я не знаю, как все это называется, не обученс.
  Я ушел от очередного удара ногой, но не просто ушел, а на ходу ткнул противника кулаком в икру, усилив свою атаку. Есть пробитие! ДА!
  Нога капрала с ускорением завертела его, и он очутился на полу, но тут же вскочил на ноги, а я кинулся к нему. Удар, удар, уход, удар в бедро, нырок, цепляю его руку и бросок. Я начал попадать и пробивать. В партер не успел, он из положения лежа отмахался от меня ногами, попав в живот, и отбросив меня на пару метров. И снова ситуация восстановилась, оба на ногах, и он машет ногами, но, я вижу, что капрал морщится, а значит нога-то болит!
  Четвертый раунд прошел и шатко, и валко, но хотелось бы попасть и большее количество раз, и меньше пропустить. Щиты уже не всегда успевал ставить, поэтому получил чувствительный удар в голову, хорошо, что по касательной, но этого хватило, что бы слегка поплыть. Зайцев тут же ринулся в атаку, но допустил ошибку. Он, видимо, хотел сбить меня с ног, а потом запинать на полу, но когда провел подсечку, то оказался слишком близко ко мне, а я взмахнул руками в падении, и, нечаянно, попал ему в бороду. Есть пробитие! Как удар усилил, даже не помню, но, главное результат. Лежим оба на ринге, и смотрим мутным взглядом друг на друга. Что меня тюкнуло, не знаю, хотя, знаю, зайцев меня тюкнул по голове. В общем, я пополз к нему, кажется, я матерился в этот момент. Капрал, не понимая, что происходит, пытался от меня отползти, и развернулся ко мне ногами, в которые я и вцепился. Удар в икру, удар в бедро, еще один, по другой ноге. Я бил его ноги, кажется, даже в пятиминутку попал. Увлекшись, не заметил, как он извернулся, и лягнул меня пяткой в лоб. Меня аж подняло с ринга силой удара. Рухнув, на автомате перекатился, и, с трудом, цепляясь за канаты, встал на ноги. Напротив меня, в своем углу, так же по канатам вставал капрал. А ножки-то его не держат, подумал я, пытаясь зафиксировать плавающий взгляд. Да ладно, лоб - это кость, чего меня так штормит? Гонг.
  Пятый раунд. Зайцев хромает. Медленно переставляет свои ноги. Что это? Ловушка? Хитрость? Кажется, нет, он реально медленнее стал двигаться. Я решил проверить, и резко обозначил движение вперед с левого бока. Он, смешно перебирая ножками, отошел вправо. Обозначил справа. Та же ситуация, только зеркальная. Хитрит гад, или нет? Лично я себя ощущал вполне сносно, достаточно крепко стоял на ногах, для пятого раунда, конечно же. Ладно, сейчас я покажу ему, кто здесь заяц, а кто тур. Подскакиваю к нему, как мне показалось, достаточно быстро, бью рукой в голову, замечаю удар коленом, ставлю локальный щит, но он на ходу как-то меняет колени - резко опускает одно, и бьет другим. Здесь я не успеваю защититься, больно! Второй удар по корпусу, включает руки, я пропускаю. Начинаю пятиться с отшагом в сторону, он не ожидал, и проваливается, успеваю провести двойку в голову, оба в один и тот же щит. Блин, я слишком быстро бью. Подхожу, еще двойка, и снова та же ситуация, меня это бесит, бью еще раз, и, встречая щит, разжимаю кулак, но не убираю усиление, где-то здесь край его локального щита. Нашел! Пальцами хватаю за край, пригружаю его весом своего тела, и, делая отшаг, отправляю его на пол, попутно нанося удары второй рукой, и выставив колено, на которое он и приземлился. Что сейчас было? Все произошло так быстро, что я даже не понял, что сделал, все на автомате, вдолблено на тренировках, но тогда мы не использовали внутреннюю силу. Что за хрень? Как так?
  Капрал откатился от меня, и пытается встать, а я не могу к нему подойти - выдохся. А какая разница, что это было? Получилось? запомнил, что делал? Вот так и дальше, а потом спрошу у тренера.
  Зайцев Федя встал на ноги в углу ринга, но руки в стойку поднять не смог, видимо, тоже вымотался. А трибуны безумствовали, кажется, я даже слышал крики:
  - Где нокаут?!
  Будет Вам нокаут, подумал я, и пошел к противнику, как раз отдохнул немного. Вдруг капрал неожиданно оттолкнулся от канатов, и взвился в прыжке двумя ногами вперед. В рестлинге такой прием называется дропкик. Да, да, я в своем мире был фанатом этого постановочного шоу, всяко лучше, чем новости по жвачнику смотреть.
  Я от неожиданности остановился, и уплотнил кокон, но противник до меня не долетел, ноги мелькнули в каких-то десяти сантиметрах от моего лица, и он рухнул передо мной. Толи от уплотнения кокона, то ли просто от усталости, но силы покинули и меня, и я рухнул на Зайцева, удачно выставив локоть.
  Мы лежали в сантиметрах друг от друга, не в силах нанести удар или оперировать внутренней силой. Все, финита ля комедия, силы кончились. Нет! Нельзя сдаваться, надо продолжать бой, только победа! Мы встретились взглядами, и я оскалился:
  - Укушу! - собравшись с последними силами, я пополз к нему.
  - Зачем?- капрал вздрогнул, и стал медленно отползать от меня.
  - Заяц, стой! - я преследовал врага.
  - Ээээ?
  - Заяц-тур! - кажется, он меня не понял, что за люди, мультики не смотрят.
  - Это запрещено правилами! - Зайцев полз все медленнее.
  - Мне не сказали! - я настигал его.
  - Может, не надо? - жалобно всхлипнул он.
  - Надо, Федя, очень, надо! - я оскалился, и захрипел, сдерживая смех.
  - Спасите,- запричитал он, - помогите.
  У меня подкосились руки, и я упал на ринг, перевернувшись на спину.
  - Ты еще хулиганов вспомни. - меня трясло от смеха.
  Гонг.
  Когда я спустился с ринга к тренеру, то все еще ухахатывался над своим противником и последними секундами нашего боя.
  - Что с тобой? - Воислав взял меня за плечи, и встряхнул. - Головой ударился?
  - Это все враги. - улыбнулся я, успокаиваясь. - Все хорошо, тренер, просто настроение поднялось.
  Лесников усадил меня на лавочку, и протянул бутылку с водой:
  - Попей водички.
  - Тренер, как бой прошел? - спросил я после утоления жажды. - Зачет я сдал? Достойно смотрелся?
  - Ты знаешь, - Воислав задумчиво посмотрел на меня, - а когда ты в последний раз тестировался на индекс развития?
  ***
  Я сдал все зачеты! Ура! Словно гора с плеч свалилась. Успехи в учебе, звание, все это принесло мне стипендию в десять рублей серебром за месяц. Огромные деньги. Это больше, чем мы всей семьей на человека зарабатывали. Как они там без меня, интересно? Писем давно не было, да и я писал редко, сообщал, что все хорошо, кормят нормально, что меня все уважают, даже наряды дают самому первому, в не очереди. Шучу, конечно, про наряды не писал. Подробностей не сообщал, не хотел волновать маму. Как там Лира? Вот это меня волновало еще больше. Дня не проходило, что бы я ее не вспоминал, ну, после того письма от деда. Стыдно, блин.
  Проехали.
  Стипендия мне была перечислена уже на следующий день, и на моем счету образовалась до неприличия огромная сумма в пятнадцать рублей серебром. Руки так и чесались потратить куда-нибудь деньги. А что, имею право, потом и кровью заработал, а, еще, и нервами. Начал думать, что мне необходимо. За жилье плачу, еда обеспечена, развлечений у меня никаких, единственный концерт, и тот, оплатила Арина в счет бонуса с лотерейного билета.
  Вспомнил, что хотел прикупить себе новую форму, отличающуюся от стандартной легким бронированием. Сказано - сделано. В местном магазине был огромный выбор, только пятнадцать рублей, для хорошей формы было мало. Хорошие образцы стоили от семидесяти восьми рублей серебром, или одного рубля золотом. Еще, мне приглянулся классный компенсирующий костюм, у которого было больше возможностей, чем у моего стандартного. Кроме повышенной прочности и штатного набора лекарственных аппаратов, он имел: встроенные антидоты практически ко всем известным ядам, расширенный блок стимулирующих препаратов, и, даже, встроенную систему реанимации, которая, конечно же, уступала настоящей медицинской, но в полевых условиях, за неимением лучшего...
  Стоил костюм, тридцать рублей серебром. Честно, я не понимаю, откуда такие цены. Один рубль серебром - это одна тысяча пятьсот пятьдесят рублей, семьдесят восемь копеек в билетах банка. Хорошие деньги, зарплата чиновников четырнадцатого класса составляет полтора рубля серебром, а у обычных работяг, от восьмиста рублей биллетами банка, и на эти деньги можно достойно жить. Мне за старшину платят один рубль серебряный, и это за шестнадцатый класс в табели о рангах. Я, конечно, слышал поговорку, что аристократы и купечество считают деньги в золоте, солдаты в серебре, а простой народ в бумаге, но это слишком.
  Все свое возмущение я излил на продавца, высказал ему за всех угнетенных! Его ответ меня не порадовал. Я зажрался, господа...
  Да, я могу достойно жить на серебряный рубль, а на два шиковать, так и форму, и костюм, можно купить за эти деньги, и выбор будет огромный. Различие будет в тканях, производителях, качестве материала. И легко возмущаться, когда нацелил свой взгляд на лидеров рынка, зарекомендовавших себя только с лучшей стороны, и, кроме всего прочего, отличающихся не стандартным подходом. Тот же компенсирующий костюм имеет улучшенную молекулярную структуру, использование каких-то непонятных мне нанотехнологий приводит к тому, что прямое попадание пули он выдерживает, хоть и поддается, какой-то микродеформации, но не пробивается, а входит в рану вместе с пулей, вдавливается ей.
  Мне вспомнились древние спартанцы, и их шелковые накидки - принцип тот же. Не знаю, может мне лапши на уши навешали, но продавец был так убедителен, что я взял этот костюм в кредит. А что, за пару месяцев выплачу, и начну копить на форму, хотя, лучше сразу на лпдм.
  Первым делом, в настройках костюма, да, здесь были и такие, в отличие от стандартного армейского, мне был задан вопрос, куда проводить инъекции? Выбрал в ягодичную мышцу, мне так привычнее. В комплекте к костюму шло пять сменных блоков антидотов и прочих медицинских препаратов, а еще инструкция, в которой утверждалось, что, помимо того, что рассказал мне продавец, костюм имел повышенное сопротивление к режущим ударам. В целом, я остался доволен покупкой, хотя, рассказы о выдерживании попадания пули, в инструкции, имели не такой радужный окрас.
  ***
  Через два дня после сессии наступал Новый год, и целая неделя выходных. До боли знакомые дни! Вся база потонула в предновогодней суете. Родион на стремянке облазил весь фасад пансиона, развешивая светящиеся гирлянды. Гостиную украсила живая ель, сверкающая стеклянными игрушками. Пластмассу особо не привечали, ее даже в магазинах не продавали. Интерьер остальных комнат, помимо гирлянд и елочных веточек с шарами, оживился фигурками снеговиков, различных животных, и героев русских народных сказок. А снега не было! Совсем!
  Я метался в сомнениях и неопределенности, что же подарить друзьям, и знакомым, а еще, я скучал по снегу, который у меня дома лежал на улице по полгода. В итоге помог, как всегда, Дед. Пришла его очередная посылка, где, кроме видеописьма от всей моей семьи, которая радостно желала мне нового года, и целовала меня в камеру, было десять килограмм мяса тура, и несколько банок маринованных ледяных грибов. Бутылочка зимнего вина шла бонусом, всего-то пол литра. Про грибы и вино я не рассказывал. Да особо и нечего рассказывать, что ледяные грибы, что зимний виноград растет практически везде на нашей планете, и, хоть и является галактическим деликатесом, не очень дорогой. По крайней мере у нас. По вкусу и свойствам грибы похожи на шампиньоны, а вино на хороший, коллекционный коньяк, и по крепости такое же. Ничего особенного, только название интригующее.
  Мясо я разделил между своими друзьями, к которым относил всех своих тренеров, и соседей по пансиону, а грибы с вином приберег для новогоднего стола. Схема празднования нового года тоже была кристально ясна. Сначала праздник в пансионе, а затем, мы с друзьями ехали в город на концерт группы 'Иллюзии разума'. Родным же я отправил видеописьмо с наилучшими пожеланиями, и местные сувениры и изделия: платок из голубого пуха маме, под цвет глаз; отцу кружку с автографами его бывших сослуживцев, даже полковник Могутов расписался, хотя просил его об этом секунд-майор Ерастов, так как я не решался попросить сам; сестрам мягкие игрушки в виде местного зверька, похожего на мини панду с длинным хвостом; армейский тесак брату. Долго думал, что подарить деду, в итоге отправил ему свои старшинские знаки различия, а себе купил новые.
  ***
  Первый день я мотался без дела. Пар не было, наша компания разбежалась в поисках подарков родным и близким. Совершенно не знал, куда себя деть. В какой-то момент в голову, от безделья, полезли сентиментальные и тоскливые мысли о Лире, о своей судьбинушке, о попаданстве. До самого вечера я впал в уныние, и распустил розовые сопли. Было очень грустно, я даже, подумывал не ждать праздника, и в одного загасить тоску зимним вином. Мои метания заметил Евгений Михайлович, и отрядил в помощь к Родиону. Конечно, это не копать от забора и до заката, но простой, и не замысловатый труд вернул меня на землю, выгнал из моей головы ненужные мысли. А утром второго дня я поехал к Гривасову. Хотел узнать, как продвигается расследование, что нового у них есть на Крылова, и не готовится ли новое покушение на мою жизнь.
  К моему сожалению, капрал на проходной сообщил, что капитана Гривасова нет на месте. Хотел уже уходить, но вспомнил, что он предупреждал об отъезде, и рекомендовал обращаться к капитан-лейтенанту Гусеву.
  Петр Фадеевич оказался в своем кабинете.
  - Капитан в командировке, будет через пару месяцев. - подтвердил он мои мысли. - Ничем порадовать тебя не могу, наш подопечный ведет себя тихо и скромно, в твою сторону не злоумышляет.
  - Думаете, он успокоился? - обрадовался я. - Может он хотел меня напугать, а теперь передумал?
  Гусев сочувствующе на меня посмотрел:
  - Скорее всего, затаился. Он с тобой явно не шутил, так что все равно смотри в оба.
  Капитан-лейтенант перенес свое внимание на монитор компьютера, давая понять, что разговор окончен. Но я не спешил уходить. Его слова вызвали во мне бурю эмоций, вернее не они, а воспоминания, которые слова вызвали.
  'Смотри в оба, граф явно не шутил'. Мне в письме Дед так писал. Как же я мог забыть про отца Лиры, он же обещал позаботиться, что бы меня убили. Вот же он, тот самый враг. Возможно, Крылов его человек, или я утрирую? Может Данакт Родомирович так только пугал Иллирику. А вдруг нет? Вдруг это он стоит за покушениями?
  - Старшина, ты не похож на новогоднего истукана, - Гусев прервал мои мысли, - либо говори, что еще, либо езжай по своим делам, мне работать надо.
  - У меня, кажется, есть еще одна версия. - я еще не оформил свои мысли в слова, поэтому говорил не совсем логически связанно. - Или мотив, вернее объяснение, только что дошло.
  - Так рассказывай! - Петр явно любил работать в одиночестве, что бы над душой никто не стоял, и рядом не сидел.
  И я рассказал ему все о нашей с Лирой ситуации, а главное, о письме.
  - Значит, говоришь, граф Юдин со Святогора? - полувопросительно, полуутвердительно произнес капитан-лейтенант, о чем-то задумавшись.
  - Да. Возможно Крылов его человек? - у меня в голове уже сложилась вся картина.
  - Да, - кивнул Гусев. - Это Вариант, надо проверить связь с графом, это..., это многое меняет.
  - Что именно меняет? - недоуменно пожав плечами, спросил я.
  - Дело становится не таким простым. - Он вперил в меня ставший колючим взгляд. - Но, если докажем причастность графа Юдина...
  Ясно, я читал в учебниках, что дела с участием аристократов оказывают очень положительное влияние на карьеру следователей. Капитан-лейтенант оскалился, наверное, в предвкушении скорого повышения:
  - Старшина, мне надо работать, тем более ты подкинул очень интересные сведения.
  Я кивнул, и встал со стула:
  - Ваше высокоблагородие, а что, если он не один?
  - Один он, Туров, один. - Гусев недовольно отвлекся от монитора. - Сейчас тебе ничего не угрожает.
  ***
  После разговора с капитан-лейтенантом я постоял немного у корпуса юридического факультета, прокручивая в голове прошедший разговор. Ответил на звонок Гадела, который спрашивал, есть ли у меня огурцы с куриными яйцами. Отправил его в пансион к Родиону, созвонившись с Ириной Викторовной, а затем я направился в медицинский центр, для прохождения теста на индекс развития. Очень уж Воислав рекомендовал его сделать. Это было крайним важным делом перед праздниками, и кто бы знал, что оно оказалось одним из лучших подарков на новый год в моей жизни:
  - Поздравляем, индекс Вашего развития составляет пятнадцать пунктов! - произнес холодный, механический голос компьютера, который показался мне радостным и торжественным, а затем добавил. - С наступающим Новым Годом!
  
  
  
  Глава 17
  
  - Слава! - Арина метала гром и молнии. - Хоть один наш выход в свет может обойтись без драки?!
  - Я её, что ли начал?! - возмущался в ответ Сарай. - К этим ушлепкам предъявы делай!
  - Да ты..
  - Что я?! - закусил удила Ярик, - я с ними жеманничал, вместо того что бы отбрить?!
  - Я так и сделала!
  Вообще, Сарай был не прав. Арина действительно отказала тем парням, но они этого не поняли, кто их разберет, этих аристократов, особенно простой человек. Сейчас это уже не имеет никакого значения, надо уезжать на базу, пока еще кто не подошел, или полиция не приехала.
  Празднование нового года началось просто отлично. В пансионе царила атмосфера праздника, стол ломился от еды, хотя людей было всего четверо. Мы прослушали куранты, произнесли несколько тостов, а затем я, и Евгений Михайлович уехали праздновать в другом месте. Как Вы догадались, места у нас были разные. Я приехал в пансион к Арине, откуда мы все стартовали на арендованном антиграве марки Чайка в столицу Владивостока. Именно там должен был пройти концерт группы 'Иллюзии разума', благо Новый Владивосток находился не так далеко от академии, в получасе полета. О самом городе ничего подробного не скажу, но с высоты он выглядел огромным и красивым в свете миллионов огней, и различной иллюминации.
  Концерт намечался в местном ночном клубе, и Елена, которая сегодня была за водителя, доставила нас прямиком к его входу. Вы не подумайте, на наши ночные клубы он похож был мало. Скорее - это ночной Колизей: в центре большая арена танцпола со сценой в середине, и в окружении многоуровневых трибун, где размещалось множество столиков с уютными диванами, между которыми сновали официанты. В общем, по размерам, такой себе обычный наш ночной клуб, который увеличили раз в пять.
  Людей было очень много, мы успели занять один столик, правда не далеко от выхода, и сцену было не очень хорошо видно, но на безрыбье, и рак рыба.
  Сам концерт мы до конца не досмотрели, но то, что я видел, мне очень понравилось. Один из участников группы при помощи своей внутренней силы управлял огнем, создавая причудливые вспышки, фигуры различных зверей. А второй управлял водой. Очень эффектно все это смотрелось поодиночке, но когда они стали переплетать все в одну композицию...
  Помните фильм про кольцо, серого, доброго мага, и его фейерверки в фильме? Он просто отдыхает.
  Сражающиеся огненные и водные рыцари, драконы, на половину состоящие из огня, и наполовину из воды, гигантский цветок из переплетенных между собой стихий. Это впечатляло, еще больше впечатляло то, что эти ребята имеют индекс развития куда выше тридцати, раз так умело и ювелирно выполняли свою работу.
  В какой-то момент Гадел и Елена пошли на танцпол. Я увязался за ними, не для танцев, а для лучшего обзора. Конечно, в такой толкучке было сложно сказать, откуда лучше смотреть, но комфортнее точно за столом. Танцевать у моих друзей не получилось, поэтому мы стояли рядом и наслаждались шоу. Репертуар у группы был разнообразный, некоторые композиции вообще не сочетались по жанрам: то спокойные, то очень тяжелые. Некоторые песни были похожи на наш русский-рок, как по содержанию, так и по музыкальному сопровождению.
  В какой-то момент Гадел толкнул меня в плечо, и обратил мое внимание на наш столик, где рядом с Ариной стояли какие-то люди, а Ярик только подходил к ней с двумя бокалами в руках. Пока мы пробирались обратно, Сарай дошел до своей девушки и вступил в диалог с неизвестными. На половине пути я увидел, как его ударили, и он сразу же стал бить в ответ. Ситуация осложнялась тем, что нападающий был не один. Мы с татарином, не сговариваясь, кинулись вперед, расталкивая всех, кто попадался на пути.
  Слава держался, хотя его уже не били, а избивали четыре человека. Арина пыталась вмешаться, но один из неизвестных ударил ее по голове, и оттолкнул на диван, где она неудачно приземлилась, но Сарай как-то сместился и встал между ней и нападавшими. И тут мы с Гаделом добежали.
  Бить в спину неспортивно и бесчестно? А вчетвером на одного, и ударить девушку - это честно? Нам же, главное, не использовать на гражданке внутреннюю силу, и умения с ней связанные. Бить не летально. Применение специальных навыков против своих же граждан карается внушительным уголовным сроком.
  Я с ходу подбил колено одному из атакующих, и добавил в затылок открытой ладонью, буквально вминая его лицо в стол. Тут же развернулся ко второму, беря его руку в захват, и, используя ее, как рычаг, попытался вывести его из равновесия, но получил удар бутылкой по голове. В глаза потек алкоголь, кажется, вперемешку с кровью. Оказалось, что нападавших было не четверо, а рядом стояли их друзья, которые вмешались в потасовку.
  Не использовать силу! Эта мысль гремела у меня в голове во время драки. Да, было не привычно, противников было больше одного, но мы военные курсанты, и целых полгода нас натаскивали в рукопашке. Лично я выключил двоих, еще двоих сдерживал. Одному точно нос сломал, кровищи хлестало...
  У татарина дела шли не хуже, он раскидал своих, и по одному добивал их, пока они не успели снова собраться в кучу.
  Мы бы победили, если бы не подоспевшая охрана, которая не стала разбираться, а просто выгнала всех на улицу, хорошо еще, что через разные выходы.
  И вот мы стоим, смотрим, как наши друзья ссорятся, у меня течет по голове, не пойми что, то ли вино, то ли вино с кровью, у Гадела разбита губа и наливается фингал.
  Все-таки не прав Слава, знаю я, как он разговаривал с теми ребятами, как обычно наехал на них, оскорбил, унизил, а они знали, что, раз в форме, то силу применять нельзя, и решили задавить наглеца количеством.
  Я огляделся по сторонам, и заметил, как из-за угла клуба выглянул один из наших обидчиков, или наоборот, одна из наших жертв. Он тут же исчез, но мне подумалось, что ребята жаждут продолжения банкета, и на этот раз их буде еще больше. Тикать надо!
  - Ты... - Арина продолжала ругаться со Славой.
  - Ребята! - вмешался я в их ссору, - те типы, кажется, жаждут реванша, думаю, лучше нам поехать домой.
  - Ха. - ощерился Сарай, у него не было переднего зуба - Пускай подходят, я им покажу...
  - Вот ты и показывай, - Арина развернулась к нашему антиграву. - А мы домой.
  Графиня гордо, плавно покачивая бедрами, высоко задрав голову, и, подсвечивая наливающимся фонарем, подошла к нашей Чайке. Непьющая Елена быстренько заняла водительское место.
  - Грррр....- зарычал Слава, но все же пошел за своей девушкой.
  Мы с Гаделом прикрывали отступление, и погрузились крайними, все же именно мы морские пехотинцы, а наши друзья всего лишь пилоты.
  ***
  Я постучался, и зашел в комнату к Евгению Михайловичу, у нас намечался очередной сеанс психотерапи.
  - Здравствуйте.
  - Привет Ростислав. - капитан смотрел телевизор, и я не поверил своим глазам, на экране Остин ставил свой коронный знак на директоре Винсе.
  - Занимательное шоу. - кивнул мой психотерапевт на экран.
  - Стив внушает. - подтвердил я, - это мой любимый рестлер.
  - Мне еще нравится Скала, и Кевин, монументальные ребята, - улыбнулся капитан.
  - Согласен, вкусы у нас с Вами совпадают.
  Качество записи было так себе, как будто ее десятки раз переводили с пленки в цифру, и обратно, но это был старый, добрый рестлинг. Епрст.
  - Удивительно, что эти записи сохранились, не смотря на тысячи лет прошедшие с момента их создания.
  - Где? Как? - у меня перехватило дыхание.
  - Заказал у старьевщиков по сети, - улыбнулся Евгений, - но это не важно, меня очень заинтересовали твои слова на втором нашем сеансе, вот я и решил поискать свидетельства, что в нашем мире существовало, что-то подобное.
  Он имел в виду мои слова, что я поверю в то, что я не пришелец из другого мира только в том случае, если найду здесь подтверждения своей прошлой жизни.
  - Пока это самое старое по времени видео, есть по новее, - он еще шире улыбнулся, - Скажи, почему люди так фанатеют от Сины?
  - Да кто их знает! - воскликнул я, и рухнул в кресло.
  - Попей водички, - капитан кивнул на стакан рядом со мной, и выключил телевизор. - Кстати, рестлинг до сих пор популярен в США. Что бы ты хотел обсудить сегодня?
  Я успокоился, выпив два стакана воды, и решил контраргументировать:
  - Вы же понимаете, что это только одно совпадение? - я набрал воздуха, и, пока он меня не перебил, продолжил, - такое и раньше случалось, даже, если историю почитать, как мы с Вами делали, но есть же мелочи, которых не должно быть!
  - Возможно, - согласился он, - но откуда нам знать, то быть должно, а чего нет? Твой случай меня интересует, и я продолжу искать мелочи по твоему списку.
  Ага, это тот самый список, где я указал все известные мне произведения с авторами, музыку, фильмы...
  - Но исторические события мы с тобой уже обсудили, и ты не помнишь никаких, которые бы различались, даже, битву при Фермопилах мы нашли.
  - Я Сарая не помню. - задумчиво произнес я.
  - В смысле?
  - Ни одного упоминания о таком деятеле, а со слов Славы, его предок пожег кучу Сараев, чтобы получить это прозвище, и право основать род.
  Евгений Михайлович побарабанил пальцами по подлокотнику кресла, размышляя над моими словами:
  - Спроси у своего друга, упоминался ли его предок в исторических хрониках. Аристократы, они знаешь какие? - он улыбнулся, - для доказательства древности рода начинают считать свои собственные предания, да и система родов и дворянства вернулась в нашу страну после появления индекса, и возвращения к монархии.
  - Все равно, это все спорно. - не согласился я.
  - Конечно. - кивнул психотерапевт, - мне просто интересно. Скажи, ты разрешишь написать твоим родителям, чтобы узнать, чем увлекался маленький Ростислав?
  Я помедлил немного с ответом, раздумывая, как лучше поступить:
  - Пишите, но, только Деду, не хочу тревожить маму.
  - Конечно, Ростислав, только в рамках тобой разрешенного, - Евгений выставил вперед открытые ладони, - будет хорошо, если ты напишешь сопроводительное письмо.
  Я кивнул.
  - И так, о чем будем говорить сегодня?
  - Евгений Михайлович, я очень сильно переживаю за своих друзей. - я немного смутился, и пожал плечами. - За Славу и Арину, они ругаются, и, Ярик даже чуть не сказал, что найдет другую, а я бы очень не хотел, что бы они расставались. Они мне дороги.
  - А почему ты переживаешь? - спросил психотерапевт.
  - Ну, - я подбирал правильные слова. - Мы дружим, у нас общая компания, нам хорошо вместе, и если они поругаются, то кто-то уйдет.
  - Ростислав, я правильно понимаю, что тебе хорошо с твоими друзьями, и ты не хотел бы, что бы ситуация изменилась? - уточнил капитан.
  - Да, так точно. - обрадовался я его помощи. - Если уйдет Арина, то и Лена уйдет, а если Ярик, то без него будет совсем не так, я даже думаю, что Гадел с нами, только из-за Елены и общения со мной.
  - То есть, в Вашей компании у каждого есть свой интерес, и только у тебя он распространяется на всех, и, если уйдет связующее звено, а это Арина, как я понял, то Ваше сообщество исчезнет.
  - Да, хотя я всегда считал, что у нас заводила именно Слава, - я посмотрел с надеждой на психотерапевта. - Вы же доктор человеческих душ, подскажите, как их помирить, что им сказать, может, советы какие?
  - Именно потому, что я доктор, - Евгений улыбнулся, - я и не даю советов, и тебе не рекомендую. Твои друзья взрослые люди, и сами должны решать, чего они хотят, и как, а также нести ответственность за свои поступки. Разбрасываясь советами, ты сделаешь только хуже, и, в большинстве случаев, они не помогут. Давай лучше поговорим, почему ты так переживаешь из-за того, что происходит между твоими друзьями, а вернее, почему ты так боишься перемен, которые произойдут из-за их разрыва.
  - Так, если они расстанутся, наша компания развалится, - неужели он не понимает этой простой мысли, - мы не будем собираться вместе, я буду один.
  - Ты будешь один, ты боишься одиночества? А как же Родион Кириллович, и его супруга?
  - Ну, они же друзья, я же не хожу куда-то с Родионом Кирилловичем, - я запнулся, - да вот, хотя бы тот случай, когда ко мне в обед пристали какие-то курсанты, именно Сарай и Гадел пришли мне на помощь.
  - То есть ты опасаешься того, что останешься один, и никто не придет на помощь в трудной ситуации?
  Я кивнул.
  - Скажи, а ты прекратишь с ними всеми общаться, если компания развалится? Прекратишь дружить с каждым по отдельности? В конце концов, если увидишь, что кто-то из них попал в беду, откажешься помогать?
  - Конечно, нет. - возмутился я. - Помогу, и общаться буду.
  - Думаю, и они так же поступят, а это значит что? - Евгений посмотрел на меня с ожиданием вывода, а он получался интересным.
  - Что, не важно, в одной компании мы, или нет, но я не остаюсь один.
  - Как ты думаешь, откуда у тебя такой страх перед одиночеством?
  - Да не знаю... - пожал я плечами, - я как-то и не был один, никогда.
  - Но ты же рассказывал, что ушел из дома в прошлом мире. - капитан поудобнее устроился в кресле, и положил руки на подлокотники.
  - Да, ушел, от любящего закинуть за воротник отца, но я же не в пустоту ушел, сошелся с девушкой.
  - А жили на что с девушкой? При самостоятельной жизни нужно же и содержать себя самостоятельно.
  - Ну, - мне стало неловко, - мы же тогда молодыми были, еще в универе учились, и жили с ее родителями. Мы подрабатывали, на наши нужды нам хватало, иногда ей родители помогали.
  - То есть за жилье Вы не платили?
  - Нет, а потом, уже после университета, я нашел хорошую работу, снимал комнату в общежитии, она как раз настояла, что бы мы жили отдельно, а потом мы расстались.
  - Так, а квартиру ты себе потом купил?
  - Нет, от отца досталась, он умер, и по наследству перешла, других родственников не было.
  - И ты стал жить один в квартире? - кивнул Евгений Михайлович.
  - Не совсем, я жил с другом, двушка же была, платили пополам, у каждого своя комната.
  - А кто решал бытовые вопросы? - заинтересовался капитан.
  - Когда как, но нам было удобно, порой, не было денег, тогда перезанимали друг у друга, или просто один платил за квартиру, да и еда всегда была.
  - То есть тебе всегда было удобно?
  - Да, правда он потом уехал, когда женился, а я стал встречаться, и жить с девушкой старше меня на четыре года. Она была состоятельной, зарабатывала больше меня, мою квартиру сдавали, жили у нее целый год.
  - Дети были у нее? - Евгений потер подбородок.
  - Нет, она и не хотела, какая-то уставшая от жизни была, но при этом очень твердая и целеустремленная. И ее устраивало то, что я достаточно мягкий человек, помогал ей, правда, ругались часто. Где-то за полгода до кавказа мы расстались, и вот тогда я жил один.
  - И как впечатления?
  - Трудно, одиноко, не привычно, утонул в рутине: работа, дом. Скучно было, и я согласился на поход в горы, ну а потом... Вы знаете.
  - Я правильно понимаю, что ты не ставил перед собой каких-то целей, которые заставили бы тебя выйти за рамки комфорта? - стал уточнять капитан.
  - Нет, мне и так хорошо было.
  - А когда оказался один, какие трудности были?
  - Порой денег не хватало, занимал у друзей, потом отдавал, были месяцы, когда жил очень скромно, что бы ни влезать еще больше в долги.
  - А найти новую работу? Где зарплата больше.
  - Я на этой уже привык, пустил корни, всех знал, да и боязно менять-то. - я задумался. - Евгений Михайлович, Вы знаете, у меня сейчас мысль мелькнула, а ведь я и правда никогда не оставался один, вот совсем, мне всегда кто-то помогал в моих трудностях, или я всегда просил о помощи, или просто был рядом, и я мог надеяться на этого человека. Я всегда искал на кого опереться. Даже здесь, мне было хорошо в семье, всегда были Дед и отец с мамой, я с трудностями то и не сталкивался толком. Жизнь, как-то так сложилась. И друзья сейчас... Я ведь в них ищу опору.
  Я посмотрел на своего психотерапевта, который был очень задумчив.
  - И как успехи, находишь? - спросил он.
  - Пока да, - осторожно ответил я, - но это под вопросом.
  - И что думаешь делать?
  - Искать новую, наверное, только, не понимаю...
  - Ростислав, подумай, кто всегда был рядом с тобой все эти обе жизни?
  - Даже не знаа... - в голове крутилась мысль, но поймать ее... - Я! Я всегда был, не важно, кто бы был рядом.
  Евгений Михайлович кивнул.
  - Получается, опору надо искать в себе. - сделал я вывод.
  - Логично, Ростислав. Ведь только ты отвечаешь за себя, и решения принимаешь ты.
  - Это... сложно. - вздохнул я.
  - А как ты думал? - улыбнулся капитан. - Тогда и обвинять в неудачах некого будет, кроме себя, и спрашивать о том, что, и почему происходит тоже.
  Мы еще минуту молча смотрели друг на друга, когда он добавил:
  - Время, Ростислав.
  - Да, благодарю Вас за сеанс. - я встал и задал еще один вопрос. - Евгений Михайлович, мне во втором семестре надо специализацию выбирать, может, посоветуете, на что обратить внимание?
  - Ростислав, - он с укором взглянул на меня. - Ты сам должен определиться с тем, что пригодится тебе в достижении своих целей. Осознанный выбор, помнишь?
  - Да, конечно. - я кивнул, еще бы знать, что там к чему...
  - А это просто, всю неделю тебе доступны профессионально ориентированные, открытые уроки специализаций, там ты можешь, как говориться, руками пощупать, что к чему.
  А ведь как все просто было в моей жизни, до встречи с психотерапевтом!
  ***
  Найти в себе опору, знать бы еще, как ее искать. Взять стальной стержень, о котором так много говорят, и имплантировать в себя. Ладно, признаю, чушь несу. Но блин, как же все это достало! Эти сомнения, страхи. Но Евгений Михайлович прав, виноватить можно только себя. Грррр, так, где там информация об этих специализациях?
  Всю праздничную неделю я посещал профессионально ориентированные мероприятия. Полевую медицину я отмел сразу. Не хочу. там очень много направлений, и в дальнейшем предстоит достаточно тяжелый выбор на специализацию, а от нее будет зависеть и место работы. Хотя, на гражданке, медики ценились, да, и, можно потом в военном госпитале работать.
  Мастер-оружейник? Нет. Я люблю оружие, мне нравится его разбирать, чистить, стрелять, но не фанатею по нему. Основам меня и так научили, и еще обучат, а заниматься ремонтом и изготовлением - увольте, это и так одна из самых популярных профессий у военных.
  Инженер-механик. Вот не надо этого, я и так уже имею четвертый класс, и могу дойти до этого сам, в кружке у цветка. Единственное, что мне не помешает - это сдать на третий класс, все! Если выше... Загонят в гараж, или на склады, и заставят гайки крутить, буду вечным прапором, вернее мичманом.
  Мастер-бронник. Открытый урок этой специализации мне понравился. Ребята занимались ремонтом доспехов, их модификацией, программированием внутренних информационных систем. Особенно впечатляло, как они работали с тяжелыми пехотными доспехами, которые представляли собой скорее робота с человеком внутри, чем доспех. А все потому, что в высоту они были от двух с половиной метров до четырех, а бронирование, и вооружение... Ух! Но, это списание на поверхность, потому что в космосе на этих штуках не воюют, как и в средних доспехах, которые и по размерам меньше, и по броне. В космосе у нас только легкий пехотный доспех морской пехоты, всё. По этой же причине и на мастера-пилота доспехов не пойду, вообще ни на какого пилота, ни в танк, ни в шагоходы.
  Эти ребята, конечно же, на кораблях служат, но их берегут, и пускают только в бои, где они могут полноценно использовать свой профиль, а у нас не такие частые потасовки на поверхности. Поэтому они сидят в трюме, и обслуживают свою технику, или стоят на часах, когда на абордажи идут бойцы с другими специализациями. Есть и еще один минус, шагоходы и танки морской пехоты предназначены для захвата плацдарма и его удержания, чаще всего не долгого, а по-настоящему крутая техника подходим потом, на огромных транспортах, которые доставляют на поверхность подразделения планетарных войск. Просто они очень медленно высаживаются, и разворачиваются в боевые порядки. А у нас все легкое и маневренное, для быстрой, и внезапной атаки. Я, конечно, немного утрирую, и у нас есть тяжелобронированная техника, но не в больших количествах.
  А вообще, для чего я выбираю специализацию? Как она мне может помочь в достижении моей цели? Если мыслить логически, моя цель - Иллирика и наше с ней благополучие. Сначала надо ее найти, и забрать в безопасное место. Потом, защитить от того дворянчика, так и не узнал, кто он, в минус мне запишем. И что для этого надо? А для этого надо иметь личную силу, и навыки, которые помогут в любом месте, хоть на планете, хоть на корабле, хоть в здании. У меня и так уже хорошие кружки по рукопашке, и стрельбе, есть несколько видов водительских удостоверений, навыки экстремального вождения, так что, отбиться, и убежать сможем. В чем моя слабость? Если подумать, то в отсутствии информации. Информатика, наука о информации. Точно, у нас же время полнейшей автоматизации. Вспомнить хотя бы фильм крепкий орешек четвертую часть, там один хакер таких дел натворил, каких не смогла бы и армия. А игры компьютерные, из того времени? О, я не сказал из своего мира, интересно...
  Инженер-программист. Я остановился около аудитории с названием этой специализации. Программа обучения: прикладное программирование, основы сетей, информационная безопасность, интернет вещи, базы данных, робототехника и электроника. Курсанты в классе показывали то, чем они занимались. Главное, что бы ни надо было сидеть в штабе.... Я подошел к старшему офицеру за ответами на вопросы. Оказалось, что взлом систем входит в обязательную подготовку, и такие специалисты обязательно есть в боевых отделениях, как и робототехники, а так, как практически все взаимосвязано, то навыки и умения у всех практически одинаковые, разница в распределении только по желанию самого курсанта. Достаточно поставить галочку в анкете, что хочешь в боевое отделение, и ты туда обязательно попадешь. Это, если галочку поставить напротив штабной работы, то можешь туда и не попасть, потому что в поле не хватает таких специалистов. А занимаются они всем, от взлома вражеских систем, до обеспечения работоспособности собственных, и работы с боевыми роботами сопровождения.
  Что же, тряхнем стариной, то ли в своем мире, то ли в своем воображении, я когда-то был программистом. Не думаю, что это мне очень поможет, но этот выбор намного лучше, чем остальные. Особенно лучше специализации инженер-сапер.
  Тут я не ошибусь!
  
  
  
  Глава 18
  
  Я сидел на внешней обшивке учебной космической станции, тихо напевал песню гардемаринов, и смотрел в космос. Подо мной плыл Владивосток, похожий на огромный, яркий глобус, а вокруг мерцали звезды в темноте бесконечного космоса. Безразличный ко всему, равнодушный, как сама смерть, он вызывал такие же ощущения, как и тот случай в горах. Я сидел окруженный смертью и наслаждался покоем. Красиво, до ужаса красиво и завораживающе. Наверное, я псих, если так воспринимаю прожитые эмоции, но я уже умирал, причем ни один раз, если считать операционный стол. Давно пора было принять это и смириться.
  ***
  Второй семестр уже месяц, как начался. Несколько недель нам рассказывали о тактике ведения боевых действий в космосе, о нюансах абордажа, о том, что атака одновременно проводится в нескольких направлениях: на машинное отделение корабля, на мостик, на пункт дублирующей системы управления, на рубку дальней связи, на склад вооружения, а на всех выходах с палубы, где размещались кубрики личного состава, и каюты офицеров, ставятся боевые посты, которые служат заслоном, и сдерживают оставшиеся силы противника. Зачистка всего корабля врага происходит уже потом, когда установлен контроль над всеми системами управления.
  В зависимости от проекта боевого космолета, и страны производства, зависит и расположение всех объектов, которые подвергаются атаке. В базу данных информационной системы наших легких пехотных доспехов загружены подробные планы всех известных нам кораблей противника, разведка не лаптем щи хлебает, но есть и такие звездолеты, внутреннее устройство которых нам неизвестно, пока. Поэтому, нас учили определять, где именно может располагаться тот или иной жизненно важный узел, ориентироваться по иностранным указателям,для этого, мы учили иностранные слова десятков чужих языков, а также ориентироваться по линиям кабелей, и линиям систем жизнеобеспечения, по которым, как Тесей с клубком Ариадны в лабиринте минотавра, мы могли найти искомое. Кстати, несмотря на то, что в системе были планы кораблей противника, их нас тоже заставляли учить. В конце семестра обещали эпический экзамен на знание всех этих лабиринтов.
  Кроме подвижных космических объектов, мы так же изучали строение космических баз вероятного противника, так же по проектам.
  Нам показывали различные видеозаписи, как мирного путеводителя, так и сделанные доспехами морпехов во время боевых действий. Я не очень понимал смысл всех этих заучиваний, так как перед атакой, нам в любом случае предоставят план атаки, и подробные тактические схемы, а командир распределит роли каждого подразделения, но командованию виднее.
  Занятия по тактике вел лично Полковник Могутов. Штаб-офицер, за плечами которого сотни боевых выходов, как абордажных, так и планетарных. А еще, он служил с моим отцом! Горд за папу. Главное, самому теперь не опозорить наш род.
  Могутов Гедеон Святогорович вел занятия тихим голосом, и никто не позволял себе переговариваться во время его лекций, все слушали очень внимательно. Не только потому, что он был полковником, просто каждое его слово было на вес золота, да и внешне он внушал.
  Высокий, широкоплечий, руки, как рельсы. Лицо изборождено множеством старых шрамов, и с него, как два кусочка льда, сверкают ярко-синие глаза. Его взгляд пробирал до костей, холодный, равнодушный, словно перед ним не человек, а муравей, чья судьба ему безразлична. Не скажу, что он был высокомерным, нет, именно что, абсолютно безучастным к судьбе собеседника. Как будто он смотрел сквозь, ощущаешь себя пустым местом. Довершал картину короткий ежик седых волос. Как было сказано в девятой роте - с него, только статуи отливать. Монументальный, невозмутимый и несокрушимый. Король ночи, только человечный.
  В его присутствии я ощущал, что он стоит рядом, хоть и находился от него в десяти метрах. Судя по взглядам и поведению одногруппников, они испытывали те же чувства, а это значит, что мы чувствовали его внутреннюю силу, значит, он контролировал все пространство учебной аудитории.
  Я не возьмусь судить какой у него индекс, наверняка ошибусь, но я дал себе зарок никогда не ссориться с ним, и с подобными ему людьми. Раздавят и не заметят, я впервые ощутил себя пылью на сапогах. Именно такие люди правили нашей империей, и не важно, кровь в их жилах текла царская, умнее остальных ли были, они правили по праву силы.
  К слову, сам полковник имел княжеский титул. Мы, курсанты, сначала путались, и наперебой обращались к нему, то Ваше сиятельство, то Ваше превосходительство, пока он сам не установил армейскую форму обращения - Ваше превосходительство.
  Конечно, у Вас может возникнуть вопрос, почему мы обращались к полковнику так, как положено обращаться к генералам. Дело в том, что генеральские звания начинались с четвертого класса табели о рангах Российской Империи, и это было справедливо почти для всех родов войск, кроме нескольких, в том числе, и морской пехоты. Наш полковник по классу был приравнен к генералу. Если у Вас это вызывает возмущение, то знайте, в гвардии императора четвертому классу соответствует аж целый подполковник, там вообще нет унтер-офицеров, только обер-офицеры с тринадцатого класса и выше, и берут туда только представителей аристократии. Вот где самоуправство и произвол!
  ***
  Могутов рассказывал нам не столько о самих кораблях вероятного противника, сколько делился личным боевым опытом. Мы разбирали на его занятиях тактические решения, как успешных операций, так и тех, которые закончились провалом, были и такие, где погибало целое отделение. Не то, что мурашки по коже, а морозом пробрало, когда впервые услышал его слова:
  - Конец записи, крайний боец отделения погиб. - Как раз в этот момент камера уставилась вверх, показывая серый подволок. - Ваши комментарии, где отделение допустило ошибку?
  В тот раз никто не смог и рта открыть. На наших глазах умирали бойцы императорской армии. Мы видели от первого лица, как гибли сослуживцы неизвестного нам главного старшины, как их разваливало пополам от пулеметного огня боевых роботов и турелей, как разорвало на куски мичмана, командующего отделением. Мы слышали, как они кричали от боли, как матерился от бессилия, что-либо изменить главный старшина. Мы вместе с ним видели, как система доспеха зафиксировала выстрел, и обозначила траекторию снаряда, которая его и убила. Да, полет пули мы видели в замедленном режиме, в отличие от него, но это пробрало до мозга костей, а что чувствовал боец, никто не ответит. Он видел приближающуюся смерть, и умер молча, показав нам потолок палубы, который затем потонул во вспышке взрыва самоуничтожения доспеха. И мы знали, что это не кино, что это по настоящему, именно это нас ждет.
  Не знаю, кто встал на ноги первым, я не видел, но мы дружно, и, почти синхронно, покинули свои стулья, и отдали честь погибшим, почтив память о них минутой молчания.
  - Вольно. - кивнул полковник. - Знайте, это были опытные воины, очень сильное и сработавшееся отделение морских пехотинцев, и в тот раз они сделали все правильно.
  Мы смотрели на него, не понимая, куда он клонит.
  - Им не повезло, противник попался хитрее, и они попали в засаду. - Могутов обвел нас обжигающе холодом взглядом. - Помните. Все смертны, даже при идеальном планировании.
  Занятие было окончено.
  ***
  Месяц вообще прошел как-то напряженно и тоскливо. Одна хорошая новость, Ярик и Арина помирились. Но и на наших посиделках темы были не особо радостными. Арина нервничала и переживала из-за недобора по коэффициенту сбитых противников, и вот неделю назад, в столовой она обреченно поделилась с нами последними новостями:
  - Все, меня закрепили за бортом для абордажа, и эвакуации морской пехоты. - Слава не реагировал эмоционально на эту новость, видимо, уже свыкся с мыслью, что так и будет.
  - Арин, не расстраивайся, - Елена стала утешать подругу, - еще же не все кончено.
  - Кстати да, - влез в разговор и я, - ты же можешь пересдать? Симулятор же еще доступен?
  - Конечно, - кивнула графиня Морозова. - Но не в этом семестре.
  Слава приобнял ее за плечи, а мы с Гаделом вопросительно посмотрели на нее, ожидая объяснений.
  - В этом семестре будут практические налеты. - продолжила она. - Только летом, после практики, будет возможность пересдачи.
  - Но для тренировки будет доступ? - меня немного расстраивала ее ситуация.
  - Конечно, но только в свободное время. Зато, - улыбнулась она, - на предстоящих учениях я буду эвакуировать морских пехотинцев с поверхности планеты.
  - Это здорово, - обрадовался я. - Может быть встретимся там.
  - Кто знает, может быть. - кивнула она, - а вот с Яриком и Леной не встретитесь точно.
  Дело в том, что в конце семестра нам предстояли масштабные учения. И, если мы, морская пехота, будем отрабатывать абордажи станции и кораблей вероятного противника, а также десантирование и выполнение поставленных задач на поверхности планеты, то наши пилоты будут носиться по системе, отрабатывая бои между скоплениями астероидов, и в условиях крупного космического сражения, для имитации которого будет участвовать несколько постоянных оперативных космических соединений флота.
  - Слушай, а к какому кораблю будет приписан твой борт? - поинтересовался я, помня о переживаниях Славы.
  - Почему будет? - Ариша улыбнулась, и плотнее прижалась к своему парню. - Он уже приписан к авианесущему крейсеру Яркий, как и Ярослав со своим истребителем.
  - Да, - ухмыльнулся Сарай. - Ярко зажжем на Ярком.
  - Масло масленое. - пробормотал Гадел, и мы все засмеялись.
  Неожиданно девчонки куда-то засобирались, и со словами:
  - Мы сейчас вернемся, - упорхнули куда-то в сторону раздачи, хотя, там и дамские комнаты не далеко были.
  Не понимаю, почему девушки всегда куда-то уходят парами?
  - Вы помирились? - я решил использовать момент.
  - Ага. - кивнул Слава. - Надоела уже дуться.
  - Я рад. - улыбнулся я, - Тяжело пришлось?
  - Я в тебе не сомневался. - Ярик ухмыльнулся. - Не поверишь, на коленях прощение вымаливал.
  - Серьезно? - удивились мы с Гаделом.
  Что бы сам Сарай, да на коленях...
  - Серьезно. Цветы купил, - Слава развел руками, - огромный такой, бухнулся на колени, а она...
  Мы молча внимали премудростям примирения среди аристократов.
  - А она мне и говорит, спасибо милый, и, как ни в чем, ни бывало, берет букет, целует меня в щеку. - чувствовалось, что он возмущен. - Пойдем в кино, там продолжение страстей по баронессе вышло.
  Ярик быстро и шумно хлебнул остывшего чаю.
  - Я и билеты уже купила. - договорил он. - Вот как их понимать, этих девушек.
  Последнее слово он процедил чуть ли не по буквам.
  - У меня мозг взрывается! - пожаловался Сарай.
  - Не говори, - поддержал его Гадел. - Я к вечеру тридцать первого приехал, к Лене, голодный, как боевой конь. А она мне и говорит, что надо салатики готовить и все такое.
  Татарин сглотнул слюну.
  - А я есть хочу. Говорю ей об этом, она мне и отвечает, там кастрюля на кухне, ее надо освободить, а я в ней потом буду варить картошку. Захожу на кухню, кастрюля там одна, и в ней лежат целые: вареные яйца, огурцы, куриная грудка вареная...
  Гадел на секунду прервался, что бы руками показать небольшой размер:
  - И главное, вот так чуть-чуть всего. А больше никакой посуды ни на столах, ни в шкафах, ни на тумбе нет, только вилка лежит рядом.
  - Ну, ты и... - улыбнулись мы с Яриком.
  - Ну, я и навернул все это, там же немного было, и не порезанное, даже не наелся! - как-то обиженно протянул он. - Кто же знал, что надо было в самый дальний от плиты шкаф лезть, там посуда и стояла.
  - Сильно ругалась? - Спросил Слава.
  - Нет, она у меня тихая, - ласково улыбнулся Гадел, - пожурила меня самую малость, и отправила покупать продукты, которые съел, а магазины-то уже не работают!
  - Так вот почему ты звонил мне, и спрашивал про яйца с огурцами? - рассмеялся я.
  - Да, курицу я у Арины с Яриком нашел.
  - Для чего еще друзья нужны, - рассмеялся и Слава.
  -Над чем смеетесь? - девушки вернулись из своего вояжа по офицерской столовой.
  - Да так, - замялся Слава, - Гадел анекдот рассказал.
  -Гадел? И анекдот? - удивилась Арина. - Очень хочу услышать...
  - Ребята! - прервала ее взволнованным голосом Елена. - Вы только послушайте, что в новостях пишут!
  Мы разом посмотрели на нее.
  - Группа 'Иллюзии разума' арестована по подозрению в серии краж, и убийстве! - наша подруга быстро, и громко читала новость со своего коммутатора.
  - Фух, - выдохнул Сарай, - я уж думал, война началась.
  - После концерта группы на планете Новый Омск, был обнаружен труп исполнительного директора концертного зала, где проходило выступление Иллюзий. - Елена не обратила на его слова никакого внимания. -Родственники подтвердили пропажу редкого антиквариата, а именно нескольких картин известного художника двадцать восьмого века Альберта Пильщикова, а так же драгоценностей из сейфа на сумму в несколько сотен тысяч рублей серебром.
  - Живут же люди. - присвистнул Слава, и тут же смутился, под взглядом Арины.
  - Главным следователем по этому делу был назначен местный уроженец, майор полиции Леопольд Бенедиктович Короткий, который по горячим следам задержал группу. Обвинение основывается на том, что в квартире жертвы обнаружены следы аур участников музыкальной группы от использования внутренней силы. Подробности дела на данный момент не распространяются. - Лена закончила читать, и обвела нас очумевшим взглядом. - Ни хр... чего себе!
  ***
  Так и проходил этот месяц, а сегодня утром мы отправились на учебную орбитальную космическую станцию, для первого абордажа, тоже учебного, и первого выхода в открытый космос. Еще на планете нам выдали легкие пехотные доспехи модели Гардемарин, восемьдесят шестой серии производства, погрузили нас в транспортный шатл и отправили на один из эсминцев флота, который вышел на орбиту Владивостока, исключительно ради наших занятий. На корабле нас пересчитали, и усадили в абордажный катер. Не понимаю, везде же камеры, зачем этот пересчет и перекличка?
  В режиме реального времени мы наблюдали на экранах катера, как наш борт подходит к станции и проводит боевую стыковку в месте, ну, совсем не предназначенном для этого. Моргнуло красным, прошла звуковая команда, и створки шлюза с шипением открылись.
  - Это не боевой абордаж, правильный выход на позиции будет отрабатываться потом! - раздался по связи голос Лейтенанта, ответственного за наше практическое занятие. - Просто выходите на палубу, осмотритесь, можете потрогать все руками.
  - Привыкайте, морпехи. - Дополнил его речь унтер-лейтенант.
  С нами сегодня было целых пять обер-офицеров, два старших мичмана, и еще один унтер-лейтенант. Так же, нам намекнули, что тут везде камеры, и за нами наблюдает сам полковник Могутов со своим штабом, не только наблюдает, но и слушает эфир. Я, конечно, сомневаюсь в этом, что им делать нечего? А там, кто знает, все же офицеры не особо предрасположены к шуткам, хотя и любят попугать почем зря.
  Я выходил где-то в середине, вместе с Гаделом. Мы с ним с удивлением смотрели на некоторых матросов, которые умудрились споткнуться при выгрузке. Да что там матросы, среди упавших лицом, эм, шлемом в палубу, были, и юные капралы, и старшины.
  - Осмотрелись? - раздался голос одного из унтер-лейтенантов, спустя десять минут. - Тогда залезайте обратно, и выгружайтесь снова.
  Эта чехарда продолжалась еще целый час, пока все не привыкли к неудобствам абордажного шлюза. Ну а как Вы думали? Это Вам не по трапу спускаться, а через вырезанное в обшивке станции отверстие, к которому коварные обер-офицеры пристыковали резервный, гибкий шлюз. По основному абордажному, поди любой пройдет.
  - Спорим на рубль, что Миша долго ругаться будет, после сегодняшних занятий? - Услышал я голос одного из старших мичманов.
  - Ругается он всегда, потому что ненавидит ремонт станции после нас, - ответил ему второй мичман, - но сегодня не его смена, так что спорим.
  - Любомир не спорь с ним, он знает, что Болдырев сегодня сменами поменялся. - вмешался в их разговор один из унтер-лейтенантов.
  И они нам еще говорят о полковнике, который прослушивает нас? Да не верю я, не стали бы обер-офицеры так спокойно переговариваться. В этот момент все куда-то пошли, а меня в плечо толкнул Гадел, который постучал себя пальцем по шлему, в том месте, где находится ухо. Блин, а теперь верю, я не к тому каналу связи подключился, переключил:
  - ...выходим на рубеж, а потом Вы, в зависимости от Ваших целей идете в атаку. - Раздался голос лейтенанта. - Противник Вам знаком по контактному полигону на базе, будьте осторожны, они, порой, очень неожиданно выскакивают.
  Мы подошли к ангару взлетной палубы, и остановились перед автоматическими створками люков, играющих роль клинкетных дверей, и ведущих вглубь станции.
  - Новые цели у Вас будут определяться автоматически, по мере выполнения ранее поставленных. - наставлял нас лейтенант. - планами станции пользоваться запрещено, ориентируетесь самостоятельно. Стартуем по одному в каждый люк с интервалом в пять минут. Выставляйте низкую мощность выстрела на боевом оружии. При встрече друг с другом, огонь только на малой мощности! Начали!
  Низкая мощность, значит при всем желании, мы доспех не пробьем. Логично, а то кто его знает, какие умники со мной вместе служат, а может и я, потому что подумать, подумал, а выставить, вот только сейчас сообразил.
  Я шел одним из первых, в другой люк, одновременно со мной нырнул татарин. И так, мне надо попасть в командный центр. По логике наших станций он расположен в середине, я знаю, что ангар взлетной палубы находится сзади меня, и там есть выход в космос, значит, мне надо выставить координационный ориентир в системе, что бы не запутаться в коридорах палуб, и выйти на главную палубу. Сказано - сделано. Потянулись лабиринты коридоров, из люков, из-за переборок, из пола, даже, с подволока (потолок на корабле), выскакивали муляжи вероятного противника. Интересно, а с потолка зачем? Чужие, вроде бы, не обнаружены в нашей галактике. Наверное, чтобы мы не расслаблялись, и были готовы к любым неожиданностям. За час я нашел командный пункт, и отправился дальше. В целом, было скучно, архитектура станции напоминала слоеный торт в виде горизонтальных палуб, хотя, смотря с какой стороны на нее смотреть, хе хе.
  Я с легкостью справлялся с неожиданными врагами, спасибо за это Волкову, даже, по фану, решил не полагаться на одну только реакцию, а имитировал воображаемое сопротивление противника, и перед каждым поворотом, перед тем, как пройти, или пролезть в очередной люк, проводил разведку. То с низу выгляну, то с верху, даже цеплялся к подволоку, и атаковал с него, а что, не все же муляжам с него выскакивать, то выкину из руки доспеха маленькое тактическое зеркальце, которое на самом деле существовало среди запасов только ради подачи световых сигналов на поверхности планеты (пережиток прошлого, абсолютно крайние меры), и посмотрю с его помощью за угол, то использовал разведывательный эндоскоп. Ох, чего только не было в наличие у Гардемарина. На самом деле много чего не было, но и имелось в достатке всяких тактических, и полезных в бою примочек. В общем, я развлекался, как мог. Для пущего веселья стал напевать 'Не вешать нос гардемарины'. Прицепилась ко мне песня, целый час уже напеваю.
  Разведка прохода в машинное отделение показала какое-то движение. Ух ты, там приготовили живого врага? Здорово! Так, мощность на метелице низкая, даже броне пластину не поцарапаю. Надо атаковать.
  - Граната! - крикнул я через внешние динамики доспеха, и зашвырнул в люк пустой магазин.
  Послышался громкий мат знакомым голосом, а затем я услышал звук падения. Тут же влетаю в машинное отделение, и открываю огонь по выскакивающим муляжам, и по полу рядом с лежащим на нем морпехом. К слову, это было не все машинное отделение, а только его отсек, ну, да, мне большего и не надо. Задача выполнена.
  - Чисто! - провозгласил я, глянув на своего сослуживца.
  - Никита! - крикнул я, ну, не люблю Алешку, не знаю почему, возможно, потому что он своей Софье изменил в Венеции.
  - Какой Никита? - Поднимался на ноги Гадел. - Что с тобой, Ростислав, совсем с ума сошел?
  - Ты должен был крикнуть Сашка, и мы бы обнялись радостно! - я подошел к своему другу, - кино хорошее надо смотреть! Ты как? Почему не отслеживаешь противника?
  -Какое кино? Какой противник? Тут муляжи одни...
  -Гадел, тихо, слышишь, кто-то стрелял рядом. - Я прислушался, - давай засаду устроим?
  - Да ну тебя, - похоже, обиделся татарин, и покинул отсек машинного отделения.
  Мне как-то резко стало грустно, я подобрал с пола магазин, и направился к ангару летной палубы, для выполнения крайнего задания.
  У внешнего шлюза меня ждал один из унтер-лейтенантов, который показал, как пользоваться страховочным ремнем, и напомнил, как передвигаться по внешней обшивке, в условиях невесомости, и, используя что-то вроде магнитных присосок доспеха, а затем, выкинул меня в космос, болтаться на страховочном ремне.
  Даже страшно не было, чет апатия какая-то навалилась. Я повисел немного на тросе, переключил систему связи на прием со всех каналов, кроме общего, а вывод голоса на отдельный канал, которым сегодня никто не пользовался. Потом подтянул себя к обшивке, используя короткую очередь из винтовки в сторону планеты, как двигатель, вместо встроенных в доспехи маневровых на сжатом воздухе. Вообще, они на крайний случай, но сегодня нам не выдали дополнительных устройств, что бы оснастить ими лдпм, поэтому, было бы логично использовать их.
  Несмотря на малую, я бы сказал, микроскопическую, отдачу винтовки, мой способ сработал, а пули, если попаду в планету, сгорят в атмосфере, не страшно. Если промахнусь, то, надеюсь, они через миллионы лет поразят корабль нашего противника, или его бойца в открытом космосе.
  По обшивке я залез на самый верх станции, и закрепился там при помощи ремня. Ну, как верх, тут же все относительно, просто самые мощные маневровые двигатели у нее были расположены ниже, а здесь из корпуса торчал штырь длиннющей антенны, такие еще ставят на крышах домов. Вот я и решил, что это верх.
  ***
  Вот и сижу я на обшивке станции, не пойми где, и любуюсь одновременно ужасающей, и завораживающей картиной, которую когда-либо видел. Космос!
  Где же ты Лира? Как ты, как твои дела? Боже, как же я соскучился по тебе, хотя бы весточку..., хотя бы взгляд на эту весточку бросить, хоть на мгновение...
  А вокруг красота, как же тут потрясающе. Видно эсминец, который представляет собой длинную сигару, видно брусок абордажного катера, потому что он похож на брусок, или кирпич, видно барражирующие рядом со станцией кирпичи малых катеров, экипаж которых готов подстраховать морпехов, покоряющих свой первый Эверест. Ааа, не хочу думать о кораблях, потом, как-нибудь.
  Звезды, далекие системы, бездонная тьма...
  Я тихонько напевал припев, кутаясь в грусть и тоску. Я хандрил.
  - Империя и Жизнь едины! - в ушах раздался смутно знакомый голос.
  - Кто здесь?! - я вздрогнул и огляделся.
  Но ответом мне были мерцание звезд и тишина.
  
  
  
  Глава 19
  
  На занятиях у Лесникова я отрабатывал новую технику. Ту самую, которая у меня по наитию получилась во время показательного боя, когда я вывел из равновесия своего противника, ухватившись за его щит. Оказывается, можно и так!
  На мой вопрос о том бое Воислав целый час проводил ликбез по поводу боевых искусств, сидя в сейдзе напротив меня. Оказалось, что традиционные виды единоборств, которые чаще всего практиковались военными всей галактики, практически ничем не отличались от классики, которая была популярна в.... Слушайте, у меня когнитивный диссонанс, не знаю, как правильно сказать, в моем мире, или тысячелетия назад. Но, ладно, это мои трудности, я разберусь с тем, кто я, и откуда, а пока, пусть будет в мире до открытия пси способностей, в мире без индекса - в моем же мире его не было.
  Так вот, была распространена ударная техника и борьба, но вторая использовалась крайне редко, из-за применения внутренней силы - попробуй, схвати через кокон ауры, и локальные щиты, а, ведь, существовали еще защитные техники, и приемы, правда, на более высоких уровнях развития, чем у меня. Как всегда, решение вопроса пришло с востока, от философов и азиатских мудрецов. В своих медитациях они постигли дзен, и адаптировали под современные реалии свои единоборства: дзюдо и айкидо. Названия у них остались те же, но я бы называл их теперь дзюпосле, и айкипосле, если Вы понимаете, к чему я. К тому, что после открытия псиспособностей.
  Восточные мастера каким-то образом научились цепляться к чужой силе, вернее к ее проявлениям. Оказалось, что, кроме банальных силовых пробивающих действий на чужую ауру, с ней можно взаимодействовать. Воислав считал, что в этом Японцам помогли Индусы, которые адаптировали свое искусство любви, и написали новую камасутру. Кстати, говорят, что занятие любовью, и одновременная стимуляция чужой ауры своей, уносит любовников в далекие неизведанные галактики. Люди реально становятся единым целым.
  - На ринге ты сработал грубо, и получилось только потому, что твой соперник сам не знал тонкостей, и банально пытался давить мощью, а надо действовать ласково, и нежно, как будто гладишь ауру своей возлюбленной, легко, кончиками пальцев, а потом раз, и ущипнул, что бы зацепить чужую технику. - Наставлял меня тренер.
  - Я что, с ними сексом должен заниматься?! - возмутился я. У меня в голове от этих слов всплыл яркий образ: морской берег, Лира, я...
  - В каком-то смысле, уровень воздействия именно такой. - Воислав серьезно кивнул, - и тебе это умение, возможно, поможет охмурить ни одну даму, но, я знаю точно, это спасет тебе жизнь.
  - Понял, не перебиваю. - виновато развел я руками.
  - Пробивать кокон ты уже умеешь, и ставить щиты тоже, но это сила, голая сила, а побеждает не тот, кто сильнее, а тот, кто умеет ей пользоваться с умом. - Лесников, как ни в чем, ни бывало, продолжил свою лекцию. - Чаще всего, локальный щит - это максимальное уплотнение защитной сферы ауры человека на определенном участке. При небольшой разнице в индексе, пробить его можно, только, если удар обладает еще большей мощностью, но, вкладывая такую энергию в удар, человек, просто раскрывается сам, и оставляет себя, даже, без обычного кокона, а противник может этим воспользоваться. Поэтому никто не бьет на полную катушку, соблюдая баланс между защитой и атакой, оставляя такие удары, только на крайний случай, когда пан, или пропал.
  - А щит может оказаться сильнее такого удара? А если индекс разный?
  - Конечно, если у противника индекс больше, и, даже, если он у Вас одинаковый. - кивнул тренер, отмечая правильность вопросов. - Те, кто практикует силовые виды единоборств, порой используют тактику, когда в ответ на такой удар, перенасыщают локальный щит энергией, при этом, даже, раскрываясь сами. Тогда щит не пробивается, и если, имеется ощутимая разница в уровне примененной силы, и удар оказывается слабее, то, атакующий просто ломает руку, чем тут же может воспользоваться противник. В бою достаточно мгновения, что бы твое замешательство превратилось в поражение. Но, такие тактики в основном на ринге используются, при боях один на один, помнишь же, что используя всю силу в одной технике, мы лишаемся всего остального, а там, где свистят пули, ты остаешься беззащитным в такой ситуации. Поэтому, те же боксеры, и каратисты, и, прочие ударники, скорее всего, поставят мощный щит под такой удар, но оставят себе энергию на кокон, и немного приберегут для контратаки, которая будет происходить мгновенно. Даже, если они не смогут пустить удар по касательной, или отбить его, и щит будет пробит, все равно выиграют, используя долю секунды, что бы провести слабый тычок по незащищенному противнику, не важно, даже куда. Минимально усилив такой удар, да по голому телу.... В девяноста девяти случаях из ста это сорвет чужую атаку, или изменит вектор ее направления, если не убьет противника. В таких боях очень много нюансов, и у бойцов много времени уходит на их освоение.
  - А после проведут добивание...- задумчиво протянул я, искусство боя начинало играть новыми красками.
  - Именно, поэтому, стандартом считается держать баланс между атакой, и защитой, просто перегружая реакцию противника частотой своих ударов, сбивая концентрацию, в ожидании золотого пробития кокона. А теперь, внимание, - Воислав ткнул в меня пальцем, который я не допустил к себе, остановив уплотненным коконом. - Ты не умеешь держать баланс. На ринге, вы оба кидались в крайности, то мощь в удары, то мощь в защиту, поэтому и выдохлись за пять раундов, на поле боя, ты был бы трупом через несколько минут.
  - Да, даже, если этот баланс держать, это же долго. - озвучил я свой вывод. - На поле боя мы не будем выдерживать раунды, или драться минут по десять...
  - Конечно, не будете, там, вообще рукопашные схватки редкость, а если и вступают в нее, то торопятся скорее разделаться с противником, допуская ошибки, и ловя на них врага, но чаще всего, проигрывает тот, кому не повезло.
  - В смысле?
  - Шальная пуля, не учел врага, который рядом, да мало ли, что происходит на поле боя. Часто бывает так, что один входит в ближний бой, что бы отвлечь внимание от своего напарника, который добивает в спину. Исключение составляют бойцы с высоким индексом, вот они, могут и по полчаса драться с достойным соперником, перемалывая окружающее их мясо, такое, как ты сейчас. - Воислав жестко ткнул в меня пальцем, пробивая кокон. Больно, блин.
  - И что делать? Зачем тогда все эти соревнования, показательные бои? - я был озадачен, действительно зачем?
  - Что бы знать, на что способен противник, и убивать его мгновенно. - столько стали в его голосе, я еще никогда не слышал. - Если их двое, и один отвлекает, ты рвешь шаблон их задумки. Вывел из строя первого, и второй уже с тобой один на один, он не готов к этому. Удивил - победил.
  - И как я это сделаю? - я не стал возмущаться, или удивляться, раз он говорит, то это реально. - Неужели при помощи камасутры?
  - Ты очень проницателен, - ухмыльнулся тренер. - Да, при помощи философии восточных стилей. Зачем бить в несокрушимую стену, если ее можно обойти? Вспоминай, что мы делали на занятиях без силы.
  - Всякие прихваты за одежду, и конечности, захваты...
  - Да, и выводили противника из равновесия, это было похоже на силовые броски?
  - Нет, но мы и броски делали.
  - Делали, что бы вы знали, что это такое, и..., ситуации разные бывают. - Поморщился Воислав. - Ты применял физическую силу?
  - Нет, вес тела, и инерция противника, на классическое айкидо похоже было.
  - Именно, но не совсем, и классическое айкидо не поможет тебе, когда ты останешься без внутренней силы, на эти случаи, ты и должен иметь навыки других стилей. - тренер поднялся на ноги. - Вставай, ставь локальный щит напротив груди.
  Я выполнил его требование, и тут же оказался на полу.
  - Еще раз, смотри, чувствуй, запоминай. - скомандовал он.
  Я поднимался и падал, когда он выводил меня из равновесия.
  - Что я делаю?
  - Вы цепляетесь за мой щит. - недовольно пробурчал я, так как знал ответ еще до заданного вопроса, я же сам такое сделал на ринге.
  - Прихватываю твой щит, это ты цеплялся. - поправил меня Воислав. - Любой локальный щит имеет границы, раз он отбивает такой же удар, значит, на уровне силы они взаимодействуют, значит, он как бы материален на уровне внутренней силы, или, если будет понятнее, ауры. Получается что?
  - Что я могу его пощупать? - я был не совсем уверен, но попал в яблочко.
  - Именно, но только используя свои способности. Твоя задача не пробить его, а скользить по нему к краю. Обычно, щиты не делают большими, а прикрывают именно небольшой участок от удара, что бы беречь свою энергию. Но и в случае с щитом большего размера, это сработает. Ты скользишь, и прихватываешь за край, чем он отличается от одежды?
  - Да ничем, он и есть одежда. - обрадовался я. - кокон же у нас растянут максимум до тридцати сантиметров, иначе больше расход энергии, а его плотность просядет.
  К слову сказать, я пока мог работать со сферой защиты на расстоянии, максимум в десять сантиметров.
  - Не совсем точно, но верно, на высоком уровне индекса, есть уникумы, которые и на несколько метров его растянут, и там другие правила схватки, но с ними ты будешь бороться, только если сам таким станешь. - Он говорил о тех, у кого за пятьдесят пунктов индекс перевалил. - Но ты прав, он как, одежда, только прочнее, не оторвешь же ты кусок кокона от человека, они одно целое.
  - Я прихватываю, и, как с Зайцевым, вывожу из равновесия, или ставлю его в удобное мне положение, что бы продолжить атаку в незащищенное место, дезориентирую его.
  - Или, ты уже у края щита, тянешь на себя, и на возврате продолжаешь удар той же рукой, ты же уже вошел в кокон, можешь резко усилить удар, и попадешь, причем очень конкретно, защиты-то уже нет, ты ее обошел.
  Блин, это же круто! Это читерство, да я бы все соревнования так выиграл! Одно останавливает:
  - Воислав Доброславович, если все так здорово, почему этого все не практикуют? Почему большинство, как Вы говорите, используют силовые и ударные стили, неужели в других странах, да и у нас в армии не понимают преимущества такой техники? - задал вопрос я, и, судя по виду тренера, снова попал в цель.
  - Во-первых, обучить этому быстро нельзя, если ты заметил, в основе своей у меня занимаются боевые офицеры, новичков очень мало, и, после первого семестра, они, чаще всего уходят в другие секции. Во-вторых, из-за медленности обучения, страдает массовость - это здесь, академия для будущих офицеров, и элиты морской пехоты, а в большинстве армейских частей, курс молодого бойца быстр, учат основам, и в помощь воинам только гражданские секции, или старшие офицеры, которые не особо любят напрягаться. Мало энтузиастов. - Воислав грустно хмыкнул. - В-третьих, стилю в целом не учат, но некоторым приемам, например тот, который я тебе объяснил, обучают, но именно, как приему, а не искусству в целом. В-четвертых, для такой работы нужна очень высокая концентрация, необходимо иметь ювелирный контроль над своей силой, и успевать реагировать на малейшие изменения.
  Он прервался, задумавшись на пару секунд, и продолжил:
  - К примеру, тому, что ты сделал на ринге, научат обязательно, но немного по другому, ты пригрузил противника весом своего тела, и вывел из равновесия, а другие будут бычить, и рывком тянуть к себе, как доску от забора отрывать, что бы встретить его ударом в голову, а это не правильно.
  - Если работает, то почему не правильно?
  - Не все, что проще, правильно. Смотри, твой удар был слабее щита, но силы ты все равно вложил много, и это уже не правильно. Что бы зацепиться за край, не надо вкладывать море силы, достаточно пробить кокон, и легко прихватить, тогда, если противник знаком с такой техникой, и начнет убирать щит, то разница во вложенной силе будет достаточно большой, что бы ты успел продолжить атаку. Вся суть в разности энергии, что сильнее, то пробивает, и ломает, как только щит станет слабее захвата, захват просто сорвется с него, понимаешь?
  - Кажется да. - я покрутил кистью в воздухе, - это как ковшом экскаватора открывать колпачок на пузырьке, когда ногтем я его могу поддеть, и даже поднять.
  - Ну, близко, - поморщился тренер. - Поэтому, все прихваты выполняются не на полную мощность, и заведомо слабее силы противника, но во время атаки нужно почти все время менять уровень усиления. Короче, надо пробовать, а не болтать.
  - То есть, моя цель не пробить локальный щит, а использовать силу противника, против него? - вспомнил я принцип восточных единоборств.
  - Именно, - Лесников встал в стойку.
  Через час тренировки я взмолился:
  - Воислав Доброславович, не понимаю! Я не то, что захватить не всегда могу, у меня одни срывы.
  - Концентрация и контроль, я же тебе говорил, - ответил тренер, - отсюда и баланс между атакой, и защитой скачет, ты даже не пытаешься.
  - Да пытаюсь, и думаю, как Вы говорили еще на первых занятиях... - я уселся на пол в сейдзу. - Не понимаю, не чувствую, как можно так тонко силой оперировать?!
  - Да, ломать - не строить. - Воислав подошел к кулеру с водой, что бы попить. - Как ты относишься к армейскому футболу?
  - Я даже не знаю, что это...
  - Не важно, поиграешь с нами, глядишь, и научишься, если выживешь.
  - А с Вами, это с кем? - спросил я с опаской. Футбол, в котором надо выживать, не кажется мне особо популярной игрой.
  - С офицерами, - улыбнулся тренер, - обычный футбол для нас слишком скучен.
  ***
  Приплыли. Я что-то слышал об этом, Гадел как-то рассказывал, что их тренер по рукопашке в больницу на неделю загремел после футбольного матча. Я тогда подумал, что он с фанатами подрался.
  На следующий день, в столовой я встретился с друзьями, и попытался узнать у татарина более подробно, что же это за армейский футбол.
  - Не знаю, - ответил Гадел на мой вопрос. - Нам подробности не рассказывали.
  - Великолепно, - проворчал я, - и во что же я буду играть?
  - Рос, да что ты переживаешь? - подключился к разговору Слава. - Тебе радоваться надо, я вообще не понимаю, что он с тобой возится.
  Мы с ребятами удивленно воззрились на него.
  - Он же тренер. - заступилась за меня Елена, - а Ростик подает надежды, вон, как хорошо выступил недавно.
  - Да это ясно, - поморщился Ярик. - Я и не спорю, но он мог бы продолжить учить его тому, что получается у Ростислава, а не тащить его куда-то на тусовку к офицерам.
  - С одной стороны ты прав, - не осталась в стороне Арина, - но, а как иначе передавать мастерство? Зачем вообще думать, почему, лучше порадоваться за друга, милый.
  - Я рад, - развел руками Сарай, - просто удивительно, вон, у татарина спроси, как они во втором семестре тренируются, ничего не изменилось, групповые занятия, а тут, индивидуальный подход.
  - Он прав, - кивнул Гадел. - У других также, насколько я знаю.
  - Ну, - протянул я, - ответить на этот вопрос сможет только Воислав Доброславович, но я не рискну у него спрашивать.
  - О таком и не спрашивают, - согласился Слава, - пользуйся моментом, пока дают, - а насчет этой игры, даже я ничего не слышал. Скорее всего, чисто офицерская забава.
  - Придется идти в слепую. - проворчал я.
  - Расскажешь потом? - Елену, видимо, заинтересовал этот вид спорта.
  - Как сказал тренер, если выживу.
  ***
  Не знаю, когда будет этот футбол, а у меня, кроме привычных тренировок шли занятия по новой специализации.
  Основы программирования давались мне легко, мы повторяли школьную программу. Простые алгоритмы, операторы ветвления, циклы, функции и процедуры, объектно-ориентированный подход. C# 3000.0, Python, PHP, мы изучали историю языков программирования по учебнику, и знаете, что? Эта книга всегда стояла в моей комнате дома на Святогоре. Сколько себя помню. И ничего нового, я из нее не узнал. Уже потом, когда пошли новые версии языков, стало труднее, пришлось включаться по полной. На основу тех знаний, которые у меня были, новые ложились со скрипом. Понять бы, откуда я вообще что-то знаю? Что маленький Ростислав интересовался программированием, к гадалке не ходи, и так ясно. Извечный вопрос. Кто я?
  Но вернемся к нашим баранам. Мы изучали операционные системы вероятного противника, учились в них работать, и программировать. Необходимо было изучить тьму разных языков программирования, и я понял, что этой специализации мне учиться годы, а без соответствующей практики я вообще не буду ничего стоить. Представляете мое неудовольствие от осознания этой истины?
  Пришлось на ходу корректировать свою программу обучения, остановиться только на основах программирования, а все остальные усилия бросить на работу с робототехникой, и электронной безопасностью. Мне не надо вести хакерские дуэли на просторах космоса, сводя с ума компьютеры кораблей врага, разрабатывать алгоритмы кодирования, и декодирования секретных сообщений, разрабатывать вирусы, и программы шпионы. Все, что мне нужно, это уметь пользоваться этими вирусами, и троянами, научиться взламывать электронные замки, системы видеонаблюдения, научиться взлому роботов, и работе с их алгоритмами. Поэтому я отказался от идеи стать программистом разработчиком, и сосредоточил все свои усилия на новых задачах.
  Сразу же дело пошло бодрее. Отпала надобность в глубоком изучении языков, в сумасшедшей практике по разработке информационных систем. На смену им пришло обучение в использовании готовых приложений, различных устройств, для подбора паролей, перехвата, кодирования, и декодирования сигналов. Нам показывали слабые места в системах безопасности, как их искать, где и, как к ним подключаться, как подружиться с боевым роботом врага.
  Все-таки, офицер на открытом уроке, немного меня дезориентировал. Никто, и никогда не отпустит в поле классного программиста, они нужны в штабе, или в военных лабораториях. А вот я, как раз, учился тому, что будет полезно при боевых действиях на закрытых объектах врага.
  Несмотря на изменения в программе обучения, мне было очень сложно, приходилось буквально прогрызаться сквозь гранит новой науки. Никогда до этого, я не сталкивался ни с чем подобным. Все мои знания спасовали. Ничего, я справлюсь.
  ***
  Спесь с меня сбил и мой психотерапевт. Дед ответил на его письмо, и прислал кучу информационных носителей со старыми сериалами, и электронными книгами, ушедших эпох. Были там и записи рестлинга, и множество моих любимых песен, но не все!
  - Моя жена интересовалась историей, и любила древнюю культуру. Внук все детство разделял ее увлечение, они могли сутками напролет смотреть сериалы про всяких Изаур, рыдать над какими-то старыми драмами, или зачитываться стихами. Она тратила огромные деньги на поиск этих артефактов, и вместе они радовались каждому новому. Жаль, она не пережила его падение, умерла от сердечного приступа. У нее был маленький индекс развития, и она не вынесла произошедшего. Отправляю Вам ее коллекцию. - Евгений Михайлович процитировал мне письмо из дома.
  Я не знал, как на это реагировать. Я никогда не интересовался своим детством, мне и не надо было, я же не хотел привлекать к себе внимание. А про бабушку никто не любил рассказывать, сказали, что она умерла, и все, никаких подробностей, даже, когда я спрашивал, уходили от ответа, а Дед отмалчивался.
  - Я взял на себя смелость, и посмотрел несколько сериалов, - продолжил капитан, не дождавшись моего ответа, - в одном из них главный герой живет со своим другом в одной квартире, в другом, у героя отец алкоголик. Тут очень много драматических сериалов.
  - Вы все посмотрели? - хриплым голосом спросил я, мой мир рушился.
  - Нет, - он покачал головой, - но просмотрю все, если ты не против.
  - Буду Вам благодарен. - я взял графин с водой, и стал пить прямо из него.
  - Хочешь об этом поговорить? - участливо поинтересовался психотерапевт. - Я чувствую свою вину за то, что вот так вывалил на тебя все это, надо было постепенно.
  - Вы не виноваты, Евгений Михайлович. - я выдохнул, и замер, размышляя над услышанным.
  - Ростислав, не забывай дышать! - встревоженно воскликнул Евгений.
  -А, да, извините, - я размеренно задышал. - Получается, я все выдумал?
  - Пока не знаю, Ростислав, - он грустно развел руками. - Ты пойми, мы не в фантастике живем, у нас обычный мир, обычные люди, перенос сознания в пространстве...
  Он запнулся, и я воспользовался этим:
  - Вы живете не в фантастике, а я именно в ней. - я горько усмехнулся, - для меня здесь все необычно, и это объясняет, почему у меня так странно развивается индекс.
  Я еще глотнул воды, и продолжил:
  - А про бабушку вообще обидно, никто, и никогда подробности не рассказывал. Умерла и все. А теперь, Дед пишет, что это из-за меня. Да мне, даже подробно никто не рассказывал, знаю только, что нашли меня всего в крови, ветках и перьях, рядом с тушами лесного орла, и каких-то грызунов, видимо, я в падении на гнездо упал. - сорвался я, ни к черту нервы.
  - Тише, Ростислав, тише. - Евгений Михайлович положил руку мне на колено, не знаю, что он сделал, но мне стало легко и тепло. - Ты ни в чем не виноват. Особенно в смерти бабушки. Просто у нее было слабое сердце. Успокойся.
  Я медленно и глубоко дышал, успокаиваясь.
  - Спасибо. - прошептал я.
  - Пожалуйста, Ростислав. В любом случае, все это позади, тебе надо думать о том, что есть сейчас.
  - Вы правы. - я взял себя в руки. - мне надо сейчас становиться сильнее. Разобраться со своим индексом, со своими умениями и навыками. Я очень благодарен Вам лично, и всем своим тренерам, которые занимаются со мной. Я недавно заметил, меня ведут, почти индивидуально. Не знаю почему, но я очень благодарен всем за это. Я приложу все усилия, что бы преодолеть свою проблему с раскачкой индекса, найду Лиру, и все будет хорошо.
  - Пожалуйста, Ростислав, - Евгений Михайлович помедлил секунду, и продолжил, - ты должен знать, лично меня помочь тебе просил Родион Кириллович, насколько знаю, остальных тоже. Он бывает очень убедительным, когда захочет.
  - Спасибо, я его тоже поблагодарю. - кивнул я.
  - А насчет индекса, после твоей истории, у меня возникла одна идея. Я ее обдумаю, и поделюсь с тобой, посмотрим, может, и выйдет, что-то путное.
  - Еще раз благодарю Вас, Евгений Михайлович, давайте закончим на сегодня. - я был спокоен, и хотел пойти отдохнуть. Надо было многое разложить по полочкам.
  - Еще раз, пожалуйста, Ростислав, до встречи.
  ***
  Родион! Вот значит, кому я обязан таким вниманием тренеров. Что же, я тебе благодарен, когда-нибудь и тебе пригодится моя помощь.
  Еще немного поворочавшись в постели, прогоняя в голове сегодняшний сеанс психотерапии, который превратился уже в какое-то детективное расследование, я не заметил, как мое волнение улеглось, и я стал проваливаться в сон. Перед тем, как окончательно уснуть, в голове крутилась всего лишь одна мысль:
  - А может все просто, и разум маленького Ростислава был подготовлен под меня, обладая теми же знаниями, и, если бы не это, то я не смог бы оказаться в его теле?
  
  
  
  Глава 20
  
  - Господин старшина Туров, - обратился ко мне Зоркий Евстрафий Иванович по видеосвязи. - По Вашему запросу сумма вознаграждения составит тридцать рублей золотом, плюс на расходы, минимум, десять рублей, и это не окончательно.
  - Дорого, Евстафий Иванович, - поморщился я. - У меня нет таких денег, у Вас же гибкая система скидок.
  - Я Вам объясню, - терпеливо говорил он. - Перелеты, на месте кого-то умаслить, проживание в наемном жилье, питание, и десять рублей здесь очень малая цена, а если по времени дело затянется? Если возникнут какие-нибудь проволочки в других системах, где я никого не знаю? Дело осложняется и тем, что идет война между дворянскими родами. Я бы мог, еще скинуть сумму со своего вознаграждения, но с расходов совсем никак. Поверьте моему опыту.
  - Что же, благодарю Вас за уделенное мне время, я подумаю, и, возможно, свяжусь с Вами позже. - Я решил закончить наш разговор. - Всего Вам доброго.
  - И Вам, господин старшина. - Зоркий исчез с экрана моего компьютера. Он явно был недоволен, что состоявшийся рано утром разговор окончился ничем.
  Нда, ну и цены они ломят. Этот, хотя бы, еще по-божески, но, все равно деньги для меня не подъемные, а, ведь, встречались и те, кто за эти услуги запрашивал в раз большие суммы.
  Дело в том, что я решил отложить вопросы о своем происхождении в этом мире - мне от них ни горячо, ни холодно, и всерьез надумал нанять частного детектива для поиска Иллирики, но обращение к представителям этой славной профессии не оправдало мои ожидания. Тут же были указаны осложняющие задание нюансы, такие, как: разные системы, их общая удаленность, да и поиск человека, которого хорошенько спрятали. У Евстафия, к которому я обратился в крайнюю очередь, цены были на порядок меньше, но даже они были для меня неприемлимыми.
  Возможно, они просто вредничали, потому что я звонил им в седьмом часу утра, но, разве, для деловых людей это является неудобным? Особенно, если на сайте они сами пишут, что работают круглосуточно, а я решил не откладывать дело в дальний ящик.
  Максимальный кредит, который мне одобрял императорский центральный банк, составлял пять рублей золотом. Конечно, они обращали внимание, что это только сейчас, до присяги, а уж после нее мне и все десять дадут, на пять лет, под хороший процент, но все равно было мало.
  Не скрою, я был разочарован, потому что обращался туда соблазнённый рекламой, что для унтер-офицеров особые условия. Оказалось, что я для них, пока что, матрос, потому что не давал присягу, а старшина - это так, виртуальные игры в солдатиков для студентов первогодок.
  - Приходите к нам после окончания второго семестра. - гласило сообщение в личном кабинете интернет сервиса банка.
  Что же, по крайней мере, теперь ясно, почему первокурсники не были подняты по тревоге после взрыва ангара, а в коммерческие банки я обращаться не хотел. Дело в том, что в ИЦБ для военнослужащих были льготы, и увеличенные суммы займов. В других, мне бы максимум пару рублей дали под гигантский процент.
  Придется занимать. Осталось решить у кого. Старшие офицеры отпадали сразу, я с ними не в тех отношениях. Гадел? Сомневаюсь, что у него есть такие деньги, оставался Слава. Вот к нему я и решил обратиться.
  ***
  Когда кто-то нужен, то он исчезает со всех радаров, как будто его предупреждают, и увозят по программе защиты свидетелей в неизвестные дали на больших бронированных джипах. Сарай не то, что отсутствовал, он исчез. Даже при звонке на его инфопланшет грустный голос сообщал, что абонент, не абонент. Я скинул ему сообщение, о том, что необходимо поговорить, а сам, после пар, поехал к Волкову.
  Василий Лаврович выполнил свое обещание, и добился от меня хороших результатов на контактном полигоне - в норматив я теперь укладывался, но тренироваться на нем мы еще не закончили.
  - У тебя отличная стрелковая подготовка, - хвалил меня он, - хороший показатель при штурме на куклах, осталось научиться определять, есть ли противник в помещении.
  - Согласись, какая бы не была реакция, врываясь в помещение, можно не успеть выстрелить первым, и нарваться на встречный огонь. - Продолжил он, в ответ на мое молчание. - Поэтому, было бы хорошо знать заранее, есть ли там враг, и где он стоит.
  - И сделать это можно, конечно же, при помощи силы. - уточнил я.
  - Да, на самом деле все очень просто. - он зашел в коридор полигона, и замер. - Когда ты защищаешься, то уплотняешь свою ауру, создавая защитный кокон. Максимальная концентрация твоей внутренней силы проявляется в виде локального щита.
  Я кивнул, показывая, что знаю, о чем он говорит.
  - Здесь же, тебе надо наоборот рассредоточить свою ауру, отодвинуть ее границу как можно дальше от себя.
  - Тогда я не смогу защититься. А если это реальный штурм, и кто-то выскочит на меня с оружием?
  - Ростислав, вопрос хороший. - Волков проверил свое оружие, такую же метелицу, как у Вашего покорного слуги, которое всегда было с ним после памятного розыгрыша, и строго посмотрел на меня, - но я отвечу на твой вопрос позже.
  Я кивнул, извиняясь, и продолжил его слушать.
  - Ты раздвигаешь границу, максимально рассредоточивая плотность своего поля, она у всех разная, зависит от тренировки, и развитого индекса. Для этого тебе необходимо провести действия обратные созданию сферы защиты. А затем, начинаешь прислушиваться к ощущениям. Ты должен почувствовать объекты, которых она касается. Такая техника называется взгляд ауры, или поисковая сфера. - он улыбнулся, - не могут люди без пафоса, попробуй.
  Я честно выполнил все так, как он говорил, но получилось рассредоточить ауру всего на полтора метра, о чем, он мне и сообщил, подойдя ко мне, и встав рядом.
  - Хороший результат для первого раза, у тебя явно подрос индекс? - его улыбка была очень откровенной, не думал, что он будет так радоваться моим успехам, хотя, он всегда производил впечатление доброго человека, не смотря на серьезность, и отсутствие болтливости.
  - Да, теперь пятнадцать. - кивнул я, и задал встречный вопрос. - Полтора метра же мало, я только край комнаты могу зацепить, и то, не вижу, что там находится, как это мне может пригодиться?
  - Ты и не увидишь, надо почувствовать, и понять разницу между одушевленными и не одушевленными объектами. Когда ты сталкиваешься со стеной, и проходишь через нее, что ты чувствуешь?
  Я прислушался к своим ощущениям, и ответил:
  - Как будто сквозь воду руку просовываю, чувствую легкое сопротивление и небольшой, не знаю, холодок, что ли.
  - Заметь, это через обычный бетон и кирпичи, - кивнул он, - через стальные переборки будет труднее. Ощущения сплошные?
  - Да, но, когда прохожу через нее, то остается давление сверху и снизу. Но, на меня сейчас давит со всех сторон.
  - Это и понятно, ты же выпустил сферу во все стороны. Теперь смотри, когда ты прошел стену, то можешь почувствовать еще легкое сопротивление, - я кивнул на его слова, - это предметы обстановки, тебе остается только нарабатывать опыт, сканируя так через стену, привыкая к площади сопротивления, и сопоставлять затем с реальным объектом. Когда натренируешься, то будешь не угадывать, а знать точно, что там есть.
  - А как ощущается человек? - поинтересовался я.
  - Не заметил, когда я подошел?
  - Нет. - не стал лукавить я. - Вообще не обратил внимание.
  - Собери ауру к себе, и попробуй еще раз.
  Хм, если через неодушевленные предметы все проходило, как по маслу, с легкими ощущениями, то через него, как будто легкий всплеск и все. Сфера на мгновение разорвалась по контурам его тела, и сошлась за его спиной.
  - Уловил разницу?
  - Да, но все равно не совсем ясно, как столь малый радиус поможет мне в бою? - я повторил свой вопрос.
  - Очень легко увеличить радиус, когда развивается индекс, но, не смотря на эту очевидную связь, так же помогают постоянные тренировки. - Василий задумался. - Это, как в накачивании мышц. Регулярное сжатие и рассредоточивание сферы со временем увеличат радиус, и ты удивишься, но на твоем уровне индекса бывают люди, которые могут применять эту технику и на десять метров в разные стороны, правда, времени на такие достижения уходит много.
  - Ясно, значит, буду каждый день заниматься, думаю, смогу это делать на парах, я там как раз силой не пользуюсь. - подвел я итог, но, как оказалось, поторопился.
  - На парах не рекомендую, - внес поправки в мои намерения капитан-лейтенант. - У этой техники есть и минусы, любой человек очень хорошо ее ощущает. Ему кажется, что ты в этот момент стоишь рядом с ним, и, самое печальное, если у него развита сила, и он ей воспользуется, то может легко определить твое местонахождение. Поэтому ты будешь только отвлекать одногруппников.
  - И как он определит? - спросил я.
  - Просто соприкоснется с твоей аурой, и ощутит центр твоей сферы, то есть тебя.
  - Зачем мне тогда использовать эту технику? - удивился я. - Она же демаскирует, я, как Князь Святослав, буквально скажу: - 'Иду на Вы'.
  - Да, но ситуации бывают разные. - согласился со мной Волков, - главное, это умение служит базой для другого, более тонкого, но, и менее информативного способа обнаружения противника.
  Я весь превратился в слух, и он продолжил:
  - Если ты расширишь сферу своей силы на максимум, то для дальнейшего продвижения, тебе надо сознательно порвать ее.
  - Не понял. - я оторопел в недоумении. - Как порвать? Мы, если уплотняем ее, то она, как одежда, ее не оторвать, за нее даже хватать, и тянуть можно, мне мой тренер говорил, капитан Лесников.
  - Воислав Доброславович? - уточнил он, и я кивнул ему в ответ. - Наслышан о нем, премьер-майор Лесников, конечно же, прав, но...
  Он прервался, и вздохнул, видя мое недоумение:
  - У тебя вопрос?
  - Да, Василий Лаврович, Вы извините, но мой тренер именно капитан, я сам видел его китель.
  - Многие слышали о нем, и его привычке не смущать курсантов своим званием. - улыбнулся Волков. - большинство инструкторов на базе не имеют звания выше капитана, и он старается не выделяться из толпы. Профессиональная привычка, так сказать.
  Я хотел воспользоваться ситуацией, и разузнать подробнее о своем, и без того, казавшимся загадочным тренере по рукопашке, но Василий меня остановил:
  - Старшина, отставить обсуждать старшего по званию. Продолжаем занятие.
  - Так точно Ваше высокоблагородие! - вытянулся я по стойке смирно.
  И нечего я не обсуждаю, а узнаю. Собираю разведданные, так сказать.
  Волков отрыл дверь ближайшей комнаты, и зашел в нее, что бы присесть на муляж дивана, стоявший в углу.
  - Премьер-майор, конечно же, прав, но в случаях, когда ты уплотняешь свою защиту, а когда наоборот, то очень даже можно создать разрывы. - он на секунду запнулся, приглашая меня занять место напротив. - Прошло уже целое тысячелетие, но изучение внутренней силы, или псиспособностей, как говорят в других странах, не продвинулось очень далеко. Все, чем мы владеем - это условными знаниями о ней, и способностях человека, которые дарит ему развитый индекс. Невозможно сказать точно, что это такое, и как точно называется. Все наши термины и обозначения очень не точны, и обусловлены нашим восприятием. Аура, кокон, внутренняя сила, псиспособности, локальные щиты, индекс - это то, что доступно нам для понимания, и именно этими названиями мы пытаемся объяснить неизведанное, потому что, как-то необходимо это сделать. На более высоких уровнях развития индекса, порой, даже нет терминов, которые бы объясняли те или иные возможности человека. Некоторые ученые исследователи, всерьез ставят вопрос, а человека ли?
  Каплей прервался, что бы попить из своей фляжки. Когда он открутил крышку, запахло апельсиновым соком.
  - Одним из таких терминов является псимолекула, или псичастица, у нас, чаще, называют ее точкой, или частицей ауры, сферы, или единицей силы. - он посмотрел на часы, и продолжил. - Из этих точек, единиц, или частиц и состоит, условно, наша аура, и, растягивая, или сжимая нашу виртуальную сферу силы, мы меняем расстояние между ними, и их плотность на единицу пространства. Каких-либо формул, вычисляющих эту плотность, не существует, потому что до сих пор не могут определить, сколько таких частиц находится не то, что в одном кубическом сантиметре, или миллиметре, а просто в минимальной точке пространства. Говоря проще, не известно, сколько их в одном атоме человеческого тела, равны ли они по размерам элементарным частицам, или еще меньше. Величина не известная, поэтому, невозможно сказать, постоянная она, или нет, количество этих частиц растет с индексом, или их качественные показатели.
  - Если не известно, что это, то, как же тогда определяют индекс развития? - что-то не сходится.
  - Проводили эксперименты, наблюдения, снимали показатели активности человеческого мозга, сравнивали с возможностями применения силы, делали выводы. Пункты индекса - обычные статистические данные, накопленные за века существования силы.
  Я был ошарашен. Этой информации вообще нигде не было, ни в школе, ни на парах не рассказывали. Это же терра инкогнито какое-то. Наверное, тот, кто обретет понимание, и сможет объяснить, что это, как работает, и от чего зависит, озолотится неимоверно. Да что деньги, он будет повелевать миром.
  - Все, что нам известно - это то, что сила существует. За годы ее использования мы наработали огромное количество техник, и приемов, которые, очень часто держатся в тайне, обретая статус родовых, и государственных секретов. Все, чему учат в общественных местах - это простые вещи, которые доступны всем обывателям, небольшое исключение составляет армия, возможно, полицейские специальные подразделения, но и там не делятся великими секретами, и требуют подписку о неразглашении, если дают что-то превышающее общепринятый уровень.
  - А то, чему учите Вы, это общедоступно? - поинтересовался я.
  - А ты внимательно читал документы, которые подписывал при поступлении на службу? - усмехнулся Василий. - На гражданке тебя этому не научат, но, и великим секретом не является, используется большинством аристократов, и всеми армиями галактики.
  Я покачал головой, отвечая на вопрос, и боясь спугнуть необычную словоохотливость каплея.
  - Зря, всегда читай. - дал мне наставление Василий. - Вернемся к нашим баранам. Когда ты растянул сферу по максимуму, то начинаешь рвать ее, разделяя частицы. Я, когда только учился, представлял, что она делится на своеобразные щупальца-клочки, благо, аура ощущается, и можно ее воображаемо визуализировать. В дальнейшем, хватало одного желания, а еще через некоторое время, с практикой, пришло умение сразу же выпускать такие щупальца, без растягивания сферы на максимум, ибо это демаскирует. Здесь важно понимать, что, если ты начнешь без расширения своей ауры, то можешь просто сформировать одно щупальце, вбухав туда всю свою силу. Тогда ты останешься без защиты, но и поисковый щуп у тебя будет мощным, точным, и информативным на коротких дистанциях, а чем длиннее, тем информативность будет хуже. Увеличивается его размер по тем же принципам - растяжение, и разрывание. Чем он короче, и мощнее, тем больше вероятность, что тебя обнаружат.
  Я не прерывал его, но, моя голова была перегружена информацией. Сначала Воислав, теперь он. Мне еще в футбол играть. Чувствую, надо будет попить глицинчику, или его аналоги.
  - Что бы не допустить формирования техники такого огромного поискового щупа, ты начинаешь с расширения, затем делишь ауру на щупальца, и, преодолевая сопротивление, представляешь, что они удлиняются за счет разрывов, за счет увеличения пространства между точками ауры. В итоге, они, как бы превратятся в микроскопические нити. А затем, и в пунктирную линию. - каплей задумался, и продолжил. - Имей в виду, что это, только мое воображение, то, как я вижу эту технику, и владею ей. Возможно, у тебя будет как-то по-другому, но меня учили так.
  Я кивнул, запоминая его слова.
  -Чем больше расстояние между точками ауры, тем меньше информативность, но, и, меньше шанс обнаружения, на самом деле, он практически сведен к нулю. Поступающую информацию, на уровне ощущений, можно описать, как морзянку. Здесь поможет только опыт, нарабатываемый практикой. Только практикуясь, научишься определять, что есть что, и никак иначе. Что же касается твоего вопроса о защите, сам догадался уже?
  - Да. - я действительно вспомнил, как он стоял перед нападением на нас. - Можно сформировать полусферу защиты с одной стороны, а с другой выпустить леску поисковой техники.
  - Молодец, - похвалил он. - В двойне молодец за хорошую аналогию, леска, и крючок. Удить информацию.
  - Василий Лаврович, вы именно таким способом нашли того стрелка? - не удержался я от вопроса.
  - Да, ему не повезло, он как раз был на границе моих способностей. - ответил он, и, опережая еще один мой вопрос, добавил. - Учился я этому ни один десяток лет, так что не надейся на быстрые результаты.
  - А почему Вы тогда сказали, что если бы он был снайпером, то его бы не было?
  Каплей посмотрел на часы:
  - Это тема другого занятия. - Он хотел встать с дивана, но, видимо, мой вопросительный взгляд подействовал на него. - Еще один вопрос, и все.
  - Вы говорили про техники, получается их тысячи? Сколько техник реально освоить, где их искать? - заторопился я.
  - Техник миллионы, вернее, их разновидностей. Выучить все не получится, потому что многие дают одинаковый результат, только выполняются по-разному. Термин техника подразумевает не результат, на самом деле, а то, как ты его добиваешься, кто-то визуализирует, кто-то делает пассы руками, кто-то просто представляет. В школе об этом не говорят, учат вас только гражданским вариантам, и то, учат так, что бы это было просто для получения нужного результата, но это не всегда правильно. Грубо говоря, Вас учат строить домики из соломы, а когда придет серый волк, то они Вам не помогут. К примеру, ты бы мог назвать технику поиска по своей аналогии: крючок, рыбалка, снасть, или еще как. Но суть, даже не в техниках, и их изучении, суть в саморазвитии, попытках понять принцип работы силы, ощущать, что происходит, хотеть чего-то добиться, желать этого, жить силой, тогда сам не заметишь, как станешь автором совершенно новых техник. Ты это еще поймешь, раз твой тренер Лесников.- развернуто ответил он. - Теперь начнем практиковаться, попытайся найти меня за стеной.
  Время лекции закончилось. Жаль.
  ***
  Вопросов у меня оставалось еще очень много, благо, было кому на них ответить, и, я даже знал, благодаря кому. Как сказал Слава, надо пользоваться, пока дают, поэтому я решил при любой возможности приставать с расспросами к своим тренерам. За спрос же денег не берут, так?
  Кстати, насчет Ярика, он объявился в офицерской столовой на следующий день.
  - Знакомился со своим истребителем. - объяснил он свое исчезновение. - отключил связь, что бы ничего не отвлекало. Вы не представляете, какой это кайф!
  - Не рассказывай. - поморщилась Арина, - а то я расстроюсь.
  Ух ты, графиня Морозова завидует? Ни чего себе.
  - Хорошо, звезда моя. - согласился с ней Сарай, и обратился ко меня. - Так зачем я тебе был нужен?
  - Слава, - начал я, - займи пятьдесят рублей.
  - Хорошо, - он потянулся к своему коммутатору. - Тебе до стипендии?
  - Золотом. - я поспешил уточнить, пока он не перевел билеты банка.
  Ребята удивленно уставились на меня, чувствовался шквал сдерживаемых вопросов. Немного напряженная ситуация возникла.
  - Кхм, Ростислав, надеюсь, это не для ноотропов? - поинтересовалась Арина.
  - Нет, - я помотал головой.
  - У меня нет столько, - Ярик убрал руки от инфопланшета. - А зачем тебе такая сумма?
  - Я тут узнала, что офицеры в футбол играют на деньги. - поделилась своей версией Елена, многозначительно глядя на меня. И только Гадел ждал моих объяснений.
  - Не для футбола точно, я хочу нанять детектива для поиска Иллирики.
  Пока все остальные осознавали мой ответ, активизировался Гадел:
  - У меня есть два рубля, на счету в городском банке. Родня скинулась на учебу.
  - У меня только десять. - поморщился от его ответа Слава. - Этого все равно мало, да, и, детектив не лучшая идея.
  Девчонки о чем-то зашептались, а я уточнил:
  - Почему не лучшая?
  - Ненадежные они, - он покрутил кистью, - как флюгер, могут переметнуться, лучше найми поверенного, они очень дорожат своей репутацией, имеют больше связей и возможностей.
  - Спасибо за совет. - Я отцепил от предплечья свой инфопланшет, и ввел поисковый запрос в сеть.
  - У нас на двоих тоже два рубля получается. - Арина озвучила результат их перешептывания. - Я напишу отцу, попрошу прислать еще.
  Здорово когда ты аристократ, и у тебя богатые родственники, но я ни на секунду им не позавидовал. Моя семья, пусть и простого рода, но я ни за что бы не променял ее на другую.
  - Спасибо большое. - я сердечно поблагодарил своих друзей, и спохватился, об этом надо было говорить раньше. - Я не знаю точно, когда смогу отдать, но...
  - Пожалуйста. - Слава ответил за всех, прервав меня. - Отдашь когда-нибудь. Только имей в виду, за деньгами придется ехать в город, и обналичивать там. Потому что наши личные счета заблокированы, ты же помнишь, стипендия, мотивация, и все такое.
  Точно, я, как-то и забыл, про условие отсутствия своих денег у курсантов.
  - А еще, - продолжил Сарай, - я тоже напишу отцу, и попрошу его подключиться к поискам.
  Вот это было неожиданно. Я ему буду должен по гроб жизни. У меня просто не было слов...
  - Слава....
  - Не благодари, - он был серьезен. - Ты мой друг. Тем более, неизвестно, как ответит папа, но я уверен, что положительно.
  Я оглядел друзей, с желанием как-то выразить свою признательность за помощь. Одобрительно кивнул Гадел, Елена смотрела восторженным взглядом на Сарая, только Арина была невозмутима, являя собой истинную аристократку из старого рода, для которой такие вещи являются обыденностью.
  Мы еще немного посидели, и пообщались на отвлеченные темы, а затем, по сигналу, отправились на занятия. Я, все еще пребывая в некоем шоке от слов Ярика, ковырялся в инфопланшете, ранжируя поверенных Владивостока по цене и репутации. Как бы я ни крутил с настройками фильтра, все равно выходила внушительная сумма в тридцать рублей золотом для заключения договора о намерениях.
  - Нда, нужно... - сказал я вслух. - Больше золота!
  
  
  
  Глава 21
  
  Передо мной встал реальный вопрос заработка денег. Занимать у друзей, конечно, можно, но и отдавать надо с чего-то, пусть, и, когда-нибудь. Собственно, я надеялся на помощь Михалыча. Хотел договориться с ним о работе в мастерской, больших денег не заработаю, но, хоть, какая-то прибавка к стипендии. Выплачу по-быстрому кредит за костюм, и начну откладывать, а лучше открою пополняемый вклад в банке, под проценты. Глядишь, не сразу, но что-то да скопится, а в дальнейшем, надеюсь, найдутся другие возможности для заработка. К примеру, открою свое дело.
  Цветок, в целом, был согласен, но ставка механика у него по моему классу, не предусматривала, даже, серебряного рубля в зарплате.
  - Тысяча рублей биллетами банка в месяц, помощником механика - назвал он стандартную ставку.
  - Мало, неужели ребятам хватает? - удивился я.
  - Калымы, но у них уже имя есть, и постоянные клиенты. - цветок пожал плечами. - Вот, если бы у тебя был третий класс, то мог бы получать от полутора тысяч, в зависимости от сложности работы, за транспорт на антигравах, можно и до трех рублей серебром в месяц вытягивать.
  - Михалыч, не надо, я же сказал тебе, что мне не нужен третий класс. - остановил я его агитацию.
  - Не понимаю, почему, - он выглядел, мягко говоря, раздосадованным. - Хорошая работа, хорошие деньги, не надо под пули лезть.
  - В том-то и дело, что мне надо под пули лезть, - стал объяснять я. - Деньги хорошие, но мне нужны большие, а в гаражах я столько не заработаю.
  - Так иди туда, где дадут, эти твои большие деньги. - вспылил Михалыч, - что ты мне хрен в ухи вкручиваешь? Класс ему не нужен, денег мало, покой не нравится, - продолжал он заводиться. - Вот и иди! Отучился, получил корочки, все, дядя Евпатий тебе больше не нужен. Давай, давай отсюда...
  Он замахал рукой, прогоняя меня из мастерской.
  -Михалыч, я... - мне хотелось попытаться сгладить ситуацию, но он даже слушать не стал.
  - Не хочу слышать. Все, иди!
  Я могу его понять. Благодаря сеансам психотерапии с Евгением Михайловичем, я научился, более, менее, разбираться в таких ситуациях. Цветок ругался не потому, что я его подвел, или я плохой, просто его ожидания касательно меня не оправдались. Ему ведь кто был нужен? Курсант, который вытянет его мастерскую, и поможет ей остаться на плаву. А для этого, ему нужны достижения. Наплыва желающих учиться не наблюдается, а есть я, и он в меня вцепился, как утопающий в спасательный круг. На самом деле я ему помог, на четвертый класс сдал, несмотря на то, что он мне не был нужен, хватало и пятого. Теперь его мастерская продержится до следующего семестра.
  Он добрый человек, отличный мастер, но у него не получается привлекать студентов, нулевой уровень маркетинга. Конечно, я мог бы попытаться помочь ему в этом, и, даже, пытался, но он не желал слушать каких-либо советов. Говорил, что лучше знает, как, и, что делать. Ничего не поделаешь, он овен по гороскопу, и образу жизни.
  И теперь он уперся рогом - третий класс, или работа помощником механика, не механиком! Якобы у него здесь все от третьего класса и выше. Чушь собачья, я уже переплюнул по знаниям половину его сотрудников лодырей, и любителей выпить, и он об этом знает. Просто хочет выжать из меня больше, по максимуму использовать. Нет, дорогой друг, я в такие игры больше не играю. Либо взаимовыгодное сотрудничество, либо дружба, а ты ни того, ни другого не хочешь.
  Учиться семестр на третий класс, и работать за копейки, нет, мне этого не надо, просто времени не хватит. Не выгодно это! Можешь же устроить на мастера-механика, в счет идущего параллельно обучения, на третий класс, но не предлагаешь, не знаю почему, и выяснять не собираюсь. Не навязываться!
  Оставайся ка ты один на один со своими желаниями, и трудностями. Все, что я мог, для тебя сделал, а быть удобным для всех, и каждого - прямой путь к потере себя, и превращению в слабовольную тряпку.
  - Спасибо тебе, Михалыч, за науку. - я достал из кармана ключи от уазика, и положил их на верстак. - Машину оставляю, только вещи заберу. Не держи зла. Пока.
  - Спасибо за науку, благодарный какой выискался. - цветок неистовствовал, как лесной пожар в сорокоградусную жару. - Ему и машину подогнали, и стипендию, а он?! Не благодарный...
  Я не стал дослушивать его бредни, молча развернулся, и ушел. Что бы он себе не воображал, я для него сделал много, мы квиты, по всем статьям, он, даже, в большей выгоде остался.
  Двери в уазике я не закрывал, когда приезжал на занятия к цветку, поэтому свободно забрал свою форменную куртку и инфоносители с музыкой, а больше там ничего и не было моего.
  Я вышел с территории мастерских. Настроение было нормальное, боевое. Никаких переживаний по поводу прошедшего разговора. Я вдохнул полной грудью пыльный, пропахший горючкой, и смазочными материалами воздух, прощаясь с этим кусочком своей жизни, и зашагал в сторону ближайшей автобусной остановки. Неожиданно у меня образовалось несколько свободных вечеров в неделю, и надо было решить, как использовать это время с пользой, а также придумать, как заработать, потому что, к решению этого вопроса, я, пока что, не приблизился ни на шаг.
  ***
  Куда деть свободное время, я решил сразу, записавшись на факультатив по взрывному делу. Да, Вы можете удивиться, сказав, что это он делает, зачем? Говорил же, что не ошибется, выбрав курсы взрывного дела, а как же работа? Будем откровенны, и последовательны, вопрос с работой, не известно, когда еще решится, а время идет. Касательно времени, я вспомнил одну фразу:- 'Всем, кажется, что время придет, а оно только уходит'. Не помню, кто это сказал. Если меня чему и научила жизнь в академии, так это тому, что времени много не бывает, и необходимо использовать его с умом. Взрывное дело в любом случае пригодится мне, где бы я ни был. Да, я не собираюсь идти в нем до конца, и делать его основной своей специализацией, но основы могут спасти жизнь мне, и моим сослуживцам, не говоря о близких. Так что, научиться работе с взрывчаткой не только на уровне метания гранат в противника будет очень полезным для меня навыком. *** ***
  Что же касательно заработка денег, попробую пробить тему курсовых, и семестровых. Не все же студенты все делают сами? На этом можно заработать, помнится в университетах, во времена до индекса, люди хорошо наваривались на студенческих трудностях, а мысли о собственном бизнесе оставлю на потом, и вернусь к ним, когда найду себе поверенного. Без собственного представителя все равно не выйдет хорошей организации своего дела, ведь я не знаю всех тонкостей, и нюансов ведения дел в современном мире, а так, я как раз убью двух зайцев, и Лиру искать, и организовать что-нибудь свое.
  Каких-то высокотехнологических и массово востребованных решений я не смогу предложить, не тот уровень развития промышленности отложился в моей голове, но, пойдем путем развлечения, и детских игрушек. Можно пытаться писать книги известных мне авторов из моего мира, и выдавать их за свои, песни, стихи, кажется, все попаданцы так делали в книгах, и хорошо себя обеспечивали. Что же касается игрушек для детей, тут тоже был огромный выбор. К сожалению, известные мне хиты моего мира были известны и здесь: кубик Рубика, лего, пазлы, даже тетрис, и волк, ловящий яйца.
  Стоп, а чего я снова завелся, и удивляюсь. Мой мир, мой мир. Вот это мой мир, я же так и не разобрался кто я, и откуда. Вон, даже песню Гардемаринов, кто-то допел.
  С Гардемаринами интересно вышло. Песню кто-то знал, или допел, услышав куплет от меня в эфире? Вопрос на миллион. Я сохранил запись того момента с доспеха, и, иногда ее прокручивал, но ответа, пока, так и не нашел.
  Придется отложить бизнес планы, и озадачить поверенного поиском совпадений моих воспоминаний с реальностью. Вот когда, вернее, если, найдем отличия, то на них и сыграем. А сейчас, придется разбираться с тем, что есть, и, если открывать свое дело...
  Нет, у меня мало знаний о мире, как-то не задумывался я об их необходимости. Тогда, ставим перед собой цель, первоочередное, совместно с поиском Лиры - это познание обычной бытовой составляющей реальности, обыденной жизни современного человека. Надо не забыть, покопаться в базе патентов, возможно, появятся какие-нибудь идеи, или получится использовать какие-нибудь противоречия на уровне моего восприятия и текущего состояния дел.
  Но большая часть из этого, опять же, невозможна без грамотного поверенного. Да что же такое! А за деньгами мы собрались ехать только в выходные, как раз увольнительные на половину воскресного дня, нам с друзьями уже подписали.
  ***
  С написанием курсовых проектов, у меня так ничего и не вышло. Почти сразу, как только я начал аккуратно узнавать, а делает ли кто, как, зачем, по какой цене, на меня вышел лейтенант из службы учебной работы, и настойчиво поинтересовался, зачем мне такие услуги? Если я испытываю какие-то трудности в учебе, чего по моей успеваемости не скажешь, то должен обращаться в учебный отдел академии, для разрешения конфликтов, и спорных ситуаций. Не знаю, настучал кто, или они ведут прослушку, но сработали очень быстро.
  Вот так бывает - живешь себе спокойно, дышишь свободой, и не подозреваешь, что ты под жестким контролем. Хм, и правда, а что я расслабился, я же не на гражданке. Естественно, что здесь такие меры могут применять. Интересно, где они были с таким подходом, когда на меня покушались, или, когда Крылов меня унижал на своих парах?
  Что же, и этот способ заработать отпадает. Да ё мое, что же делать? Я больше и не умею толком ничего, ну, не туров же мне здесь разводить? Может банк ограбить? А что, стрелять умею, сейчас постигаю науку взрывотехников. Шучу, шучу, не пугайтесь. Я не настолько глупый, наивный, жадный до денег антисоциальный тип. Да и поймают меня быстро, найдя взаимосвязь с увольнительными...
  Нет уж, что-то совсем дурь в голову лезет. Это от разочарования, и безысходности, надо себя чем-то занять.
  Поищу работу в интернете! Почему раньше до этого не додумался, фриланс же, великая вещь.
  - Пресс служба императорского дома сообщает, что Его Императорское Высочество Великий Князь Михаил собирается в кругосветное путешествие по галактике, которое рассчитано на три года. Планируется посещение системы Эльдорадо, столиц всех союзных Российской Империи государств, юбилейного, пяти тысячного заседания ООГ, а также планируется ряд деловых визитов в такие страны, и независимые объединения, как Османская империя, штат Техас, Калифорния... - гласила всплывающая новость, на главной странице местной поисковой системы.
  Так, мне нужна работа, а не новости.
  - Требуется веб-программист в студию ВладиВебБизнесДевелопмент. Полный социальный пакет, оплата проживания, проезда, питания, зарплата от двух рублей серебром в месяц. Рассматриваем возможность удаленного сотрудничества. Нас знают в пяти системах! Требования к соискателям.... - это мимо, я отказался от программирования, современные сайты создавать не смогу.
  - Требуется репетитор по иностранному языку, работа удаленная, оплата сдельная, по результатам собеседования. Клиенты разных возрастных категорий. Обращаться по телефону.... - и чему я смогу их научить? Набору общераспространенных фраз? Хендехох, шнеллер, шнеллер? Хотя, номер запишу, может самому пригодится.
  Не успел опомниться, как выскочила реклама:
  - Любите эксперименты, и новые ощущения? Заходите на сайт нашего магазин. Вы, и Ваш партнер, будете в восторге от разнообразия выбора....- этого мне точно не надо, мне бы сначала отыскать свою партнершу, да и обойдусь я без этих..., всяких..., тьфу, срамота!
  -Требуется тестировщик систем безопасности. Любите ломать, и взламывать? Мы предоставим Вам защитные системы нашей разработки, делайте с ними, что угодно, только сломайте, и тогда мы Вас вознаградим. Известная на всю Российскую Империю компания в сфере защитных систем, нуждается в высококвалифицированном специалисте. Оплата по факту выявленных слабостей, доплата за вредность, расширенная медицинская страховка, вплоть до регенерации. Требования к соискателю....- А это, что-то интересное, ломать, не строить. Не справлюсь сам, спрошу совета у преподавателей, возможно, и выйдет что-то заработать. Надо будет позвонить.
  - Книга лучший подарок другу, или подруге! Пятисотое переиздание известнейшей на всю Галактику Камасутры. Помоги друзьям и близким познать космическое наслаждение! Теперь с голографическими иллюстрациями...
  Жесть какая, здесь интернет захламлен спам больше, чем тот, о котором я помню. Куча рекламы, и вся, какая-то... половая. Ладно бы тетю Досю рекламировали, или лысого мужика, который уборку делает. Как будто работу одни озаботы ищут.
  Я снова вышел на главную страницу поисковой системы:
  - Школа современного фехтования! Научим Вас и Вашего наследника благородному искусству клинкового боя. Наши инструктора опытные бретеры, мы гарантируем, что научим Вас защищать свою честь, и честь Вашей дамы. Только для аристократов! Набор в группы с десяти лет, с индексом от шести пунктов....- смешно, аристократы с индексом от шести пунктов. Но реклама хорошая, фехтование - вещь полезная. Особенно в среде аристократов, которые любят дырявить друг друга на дуэлях по поводу, и без.
  - Известная Поп дива Галушкина родила двойню. Ближайшими ее планами, как призналась сама певица, является убрать последствия беременности, и привести свою фигуру в порядок. Ее концертная деятельность продолжится после реабилитации в лучшем в империи центре пластической хирургии Жемчуг. Певица планирует.... - все, хватит с меня новостей. Какая-то ерунда, а про 'Иллюзии разума' ни слова. Не понятно почему, но ребята были мне симпатичны. Наверное, из-за некоторых песен, похожих на милый моему сердцу 'Пикник'.
  Я отложил планшет в сторону, и потянулся. Надо идти на сеанс к Евгению Михайловичу.
  ***
  - Жаль, что так вышло с Евпатием Михайловичем, и у тебя не получилось подработать. - подвел итог моему рассказу о встрече с цветком психотерапевт. - Что ты чувствуешь сейчас? Какие ощущения были во время конфликта?
  - Нормально, немного досадно, но, ничего страшного, просто мои ожидания не оправдались, но они же мои. - развел я руками. - Считаю верным, что не стал вступать в конфликт, и ушел. Я считаю, что поступил правильно, а как представлю, что произошло бы, если бы я начал его успокаивать, и поддаваться на упреки... Мне нравится, какие изменения происходят во мне. Не хочу быть решением чужих проблем.
  - Что решил с работой?
  - Времени свободного очень мало, узнаю, что за нюансы в системах безопасности, если подойдет, то буду искать окна в расписании. Работа в городе, не удаленная. - Я задумался. - Меня смущают их намеки на страховку с полной регенерацией, и то, что я еще не специалист в области взлома, но на факультативе нас учат интенсивно, посмотрю, вдруг, окажется мне по силам.
  Я глотнул воды из стакана, и продолжил:
  - Насчет репетиторства не уверен, что смогу кого-то учить. Ситуация та же, надо научиться самому, но появилась забавная мысль, попробовать найти иностранного студента, и общаться с ним, для улучшения своих языковых навыков, и ему помочь в русском.
  - И какой язык хочешь улучшать? - улыбнулся Евгений Михайлович.
  - Сначала надо найти такого студента. - улыбнулся я в ответ. - Благо во Владивостоке иностранцы из союзных стран не редки, а язык, да любой союзный пригодится, лучше, конечно, китайский.
  - Почему не пойдешь на факультатив по языкам? - поинтересовался капитан. - У нас очень сильные преподаватели.
  - Мне достаточно и тех основ, которые дают на парах. Традиционный английский, и набор фраз на других языках. Если бы я был без внутренней силы, или с маленьким индексом, не потянул бы такую нагрузку. - я поерзал в кресле, устраиваясь удобнее. - Не знаю, пришелец я из другого мира, или нет, но в моих воспоминаниях, такая интенсивность учебы просто не возможна, обычный человек загнулся бы от этого за месяц.
  - Так ты не обычный. - рассмеялся Евгений. - У тебя индекс уже пятнадцать, а значит ты идеальный сотрудник, какой-нибудь корпорации. Внизу иерархии, конечно же, но и знать должен многое.
  -Я это понимаю. Классная штука этот индекс.... Евгений Михайлович, вы как-то говорили, что Вам надо обдумать что-то, что может мне помочь в развитии.
  - Говорил, Ростислав. - он серьезно на меня посмотрел. - Дело в том, что твой случай необычен. Ты это и так знаешь, без моих напоминаний, но вспомни версию происхождения твоей личности.
  - Вы о бессознательном, которое выдумало тридцатилетнего меня, что бы получить преимущество в индексе развития?
  - Да. - кивнул он. - Тут ситуация какая, ты же выжил после этого, но индекс тогда был одиннадцать пунктов, и он не изменился, а должен был умереть.
  - Так, для этого и был выдуман я, разве не так? - я развел ладони, - Вы же сами говорили.
  - Да, но разница в том, что при одиннадцати пунктах не выжить все равно, не важно, сколько тебе лет.
  - Не понимаю. - я немного запутался в его рассуждениях.
  - Все просто, ты мог выжить только, если у тебя реально скаканул индекс, и думаю, пунктов до тридцати, не меньше.
  - Вы серьезно? - признаю, он меня удивил.
  - Конечно. - кивнул он.
  - Где тогда эта сила? - задал я вопрос. - Куда она пропала после? Эта версия вызывает только одни вопросы.
  - Ты прав, вопросов стало еще больше, но - он поднял указательный палец вверх, - на любой вопрос имеется ответ, надо только поискать.
  - И где искать? - что-то он сегодня в какую-то философию ударился, меня это раздражает.
  - Спокойнее, Ростислав. - примиряюще улыбнулся он. - Все ответы у тебя дома, в деталях твоего падения. У меня есть одна версия. Тебя нашли рядом с трупами животных, а среди обладателей индекса от тридцати пунктов, встречаются те, кто владеет техникой своеобразного вампиризма. Они могут иссушить энергию другого человека, или животного, немного, и если им не мешать. Более сильно эта техника раскрывается на более высоком уровне развития внутренней силы. Но, я не думаю, что твой потолок скакнул выше сорока. Куда же он делся потом, не знаю. Вопрос силы слабо изучен, вернее, не очень дружественен к познанию.
  - А, что у животных много сил? - что-то у меня это в голове не укладывается, в который раз. - И их хватило бы, что бы выжить.
  - И этого не знаю, - он печально посмотрел на меня. - Но ты и не выжил, в полном смысле этого слова, возможно, их хватило, чтобы ты продержался до реанимации.
  - Так вообще бывает? - меня посетило скептическое настроение. - И как же мне теперь это узнать?
  - Всякое бывает, Ростислав. - вздохнул он, - а узнавать тебе это надо дома, у того, кто тебя нашел, больше я ничего не могу тебе сказать.
  - Задали Вы задачку, Евгений Михайлович. - протянул я, не зная, как реагировать на этот разговор. - Я за всю жизнь подробностей не узнал...
  -Мы пришли в этот мир, что бы его познавать. - все так же печально улыбнулся он, - хотя сами являемся загадками.
  ***
  Я, как обычно после сеанса психотерапии лежал в своей постели, и не мог унять бушующие в голове мысли, а с эмоциями все было в порядке, никаких переживаний, только раздражение, от непонимания ситуации. Сильное раздражение.
  Что же происходит-то? Нет никакой ясности, и четкости, одни сплошные загадки. Была у меня сила? Куда она делась? Я, что Вампир? Что это за техника вообще такая? О ней мне никто еще не рассказывал, как такое вообще возможно? Стоп, если Евгений Михайлович о ней упомянул, то не просто так, значит, она есть. Но я же ей не обучен. Тут мне вспомнились слова Волкова, что нужно жить силой, и тогда сам будешь создавать техники. В новом свете все ровненько укладывается в логику психотерапевта. Бессознательное создало меня, хотело выжить, и на каком-нибудь генетическом, или каком там уровне, сверх я, кажется, по Фрейду, забрало силу у животных. А ее вообще достаточно? Надо разобраться.
  Все-таки мне не хватало понимания, того, кто же я на самом деле. А кем бы я хотел быть? Попаданцем, или созданной личностью? А какая разница, лишь бы знать, кто я, и откуда, надоели уже эти шарады!
  - Ростислав. - заговорил я сам с собой, чтобы унять раздражение. - Ты же сам сказал, что тебе все равно, кто ты, так зачем из-за этого так раздражаться. Если не можешь узнать, то выбери сам, кто ты.
  А хорошая идея! Но моя радость была скоротечной, выбрать я так и не смог, не хотел самообманываться. Поэтому решил забить на это, просто не думать. Когда-нибудь, я задам нужные вопросы, и получу все ответы, но сейчас надо сосредоточиться на другом. Всему свое время.
  Надо будет не особо сильно касаться этой темы на будущих сеансах, но, если их не касаться, поможет ли это росту моего индекса? Одни вопросы, и чем дальше, тем больше. Еще эта непонятная ситуация с заработками, своим делом, поверенным.
  Все, хватит строить наполеоновские планы, все равно постоянно сам же их и разрушаю. Делю задачи на последовательные этапы, и поочередно выполняю их, не забегаю вперед, и не фантазирую лишнего, а то, попаду еще в палату номер шесть.
  Интересно, я не обращал внимания, а в магазинах есть нентоз? Мне бы пригодилось хорошее решение.
  
  
  
  Глава 22
  
  Наступило долгожданное воскресенье, и мы с ребятами поехали в город.
  Владивосток был современным городом, где здания возводились из современных композитных материалов, имели под сотню этажей, и, по воле проектировщиков, плавно изгибались в причудливые, и приятные глазу, архитектурные композиции.
  Множество парков и водоемов сине-зелеными пятнами вносили приятное разнообразие в образ города с высоты шестидесятого этажа одного из финансовых центров, куда нас привезла Елена.
  Оставив антиграв на высотной парковке, мы спустились на лифте в отделение имперского банка, где я открыл счет на четырнадцать рублей золотом, которые мне заняли ребята. Граф Морозов еще не ответил своей дочери, поэтому мне оставалось только ждать, и параллельно копить самому. К сожалению, это вносило изменение в мои планы, так как для найма поверенного необходимо было тридцать рублей золотом по моим подсчетам. Поэтому я позвонил в приглянувшуюся мне контору, что бы отменить назначенную встречу.
  -Господин Туров, нам очень жаль, что у Вас не получится с нами встретиться. - милым голоском секретаря пропел мне инфопланшет. - Мы с удовольствием встретимся с Вами в следующий раз.
  - Ну что? - спросил меня Слава.
  Он и Гадел стояли рядом со мной, пока девчонки снова куда-то упорхнули.
  - Отменил встречу, поищу что-нибудь подешевле. - пожал я плечами. - Жаль, у них отличные отзывы клиентов, многие просто в восторге, но не судьба, поищу кого-нибудь еще, возможно, контору поменьше.
  - Контора поменьше, качество пожиже. - продекламировал Ярик, - ты сейчас искать будешь, или с нами? Девчонки хотят пошопиться перед отъездом.
  Не успел я ему ответить, как на инфопланшет пришел вызов от незнакомого абонента.
  - Добрый день, Вас беспокоит Сигал Аврум Тамович, из адвокатского бюро Сигал. Вы отменили нашу встречу. У меня записано, что Вам необходим был поверенный по личным и деловым вопросам. Я бы хотел справиться о причинах, на это Вас толкнувших, уверен, Ваш интерес не был праздным, а вместе мы смогли бы их решить. Если Вас смутила цена за услуги, то имейте в виду, она обсуждаема, и зависит от конкретных задач.
  О как! Я не ожидал такого... сервиса. Но у меня, как раз и задача, всем задачам...
  - Добрый день, Аврум Тамович, да, цены у Вас кусачие, а у меня изменились обстоятельства. - улыбнулся я. - Боюсь, сейчас я не смогу себе позволить Ваши услуги. Возможно, в следующий раз.
  - Господин Туров, уверяю, мы сможем Вас приятно удивить, приезжайте, обсудим вопрос сотрудничества. Для нас ценен каждый потенциальный клиент. Вы ничего не теряете, если не договоримся, то Вы все равно с пользой проведете время, получите бесплатную консультацию.
  А господин Сигал заманчиво стелет соломку. Действительно, а что я теряю? Не зря же я приехал сюда, альтернативу, уверен, найти не получится, а бесплатная консультация, может, подскажет, что-нибудь дельное.
  - Хорошо, я сейчас к Вам приеду. - согласился я.
  - Жду Вас, Господин Туров. - Аврум Тамович отключился, а я посмотрел на Славу и татарина.
  - В магазины без меня.
  ***
  Адвокатское бюро располагалось на втором этаже причудливо изогнутого, как виноградная лоза, небоскреба. Войдя в здание из стали, стекла, пластика и бетона, я не ожидал оказаться в помещении, обставленном по всем правилам классического стиля. Высокие, беленые потолки с барельефами, хрустальные люстры, узорчатый паркет на полу, стены закрыты панелями, и шкафами из дорогих пород древесины, а удобные, конторки, и массивные столы с кожаными креслами довершали картину, и создавали образ солидности и богатства.
  Не смотря на Воскресный день, в бюро было множество сотрудников, а табличка на входной двери гласила, что сегодня рабочий день до обеда.
  Один из служащих, одетый в строгий костюм тройку проводил меня в кабинет к Авруму Тамовичу. Ничто в одежде и поведении сотрудников не выдавало в них евреев, исключительно деловой стиль. Аврум Тамович Сигал тоже не подтвердил моих стереотипов, полноватый, слегка лысеющий мужчина среднего роста, с умным взглядом карих глаз, одетый в такой же костюм, только без пиджака. Никаких пейсов, накидок, шляп, или что там еще у еврейских адвокатов должно быть? Я не очень владею этим вопросом, только в рамках просмотренных фильмов.
  - Господин старшина Туров Ростислав Драгомирович, добро пожаловать. - он встал из-за стола, и протянул мне руку.
  - Аврум Тамович, - кивнул я, во время рукопожатия.
  Жестом руки он пригласил меня присесть в кресло, а сам вернулся за свой стол.
  - Рад, что Вы все же решили приехать. Расскажите, какие у Вас трудности? - он сосредоточился для серьезного разговора.
  Я рассказал ему о поисках Иллирики, о необходимости грамотного консультанта в бизнес делах, о моей планируемой работе с патентами. Излишних подробностей я не выдавал, он сам уточнял интересующие его нюансы. В довершение своего повествования, я рассказал ему, о своем ограниченном бюджете в десять рублей золотом, решив, оставить четыре рубля про запас, для торговли.
  - Серьезные у Вас дела, господин Туров, - покивал адвокат, - а детективы, плуты, дерут с хороших людей в тридорого.
  - Как видите, Аврум Тамович, - поморщился я, - поэтому я и отменил встречу, нет сейчас денег, и так пришлось у друзей занимать.
  - По друзьям, можно многое сказать о человеке. - Он внимательно посмотрел на меня. - У Вас сейчас есть друзья, и планы у Вас хорошие, а деньги будут, не сомневайтесь.
  - Если Вы добавите, что я еще и военный, то я возгоржусь, и решу, что золотой клиент для Вас. - улыбнулся я.
  - Тем более, что Вы военный. - улыбнулся он в ответ. - Репутация, Честь, Хватка, это лишь малая часть достоинств такого клиента, особенно, когда он уже на втором семестре учебы старшина, что, даже, у нас на планете встречается редко.
  Не понимаю, зачем он меня расхваливает. Подустал я от пустых разговоров, и чужих чаяний, давай уже мою бесплатную консультацию, и я пойду.
  - Аврум Тамович, я не совсем понимаю, чего Вы хотите от меня добиться? - я посмотрел ему в глаза. - Свою ситуацию я озвучил, мне приятно слышать такие отзывы о военных, но у меня пока нет репутации, я не аристократ, не делец, а обычный курсант первого года обучения в звании старшины, так что, давайте ближе к делу, у меня увольнительная заканчивается через пару часов, и я бы хотел, получить свою бесплатную консультацию.
  - Конечно, прошу меня извинить, господин старшина. - он откинулся на спинку кресла, удовлетворенно улыбнувшись. - Я хотел показать Вам, что в моих глазах, Вы выгодный клиент, и, несмотря на Ваши затруднения в настоящее время, я думаю о будущем. Да, у военных есть риски, но есть способы их минимизировать. Что же касательно Вашего вопроса, он не из легких, и не дешёвых, но я предложу его решение.
  Я сосредоточился на нашем разговоре, внимательно слушая каждое его слово.
  - Буду с Вами прям, и честен. - он выглядел довольным, еще бы, у меня не было вообще вариантов решений. - У меня есть младший сын, слегка старше Вас, и ему необходимо набираться опыта. К сожалению, наши клиенты предпочитают выбирать опытных поверенных и адвокатов, не понимая, что опыт, дело наживное. И что же в такой ситуации делать вчерашнему отличнику, и выпускнику? - он недоуменно развел руками.
  Честно, он меня озадачил. Такого я не ожидал. Скидки, кредиты, рассрочки, что угодно, но не это. Я завис, не зная, как ответить. С другой стороны, а смогу я найти хоть кого-то за эти деньги? Конечно же, нет, я покачал головой в ответ на свой вопрос, надо соглашаться.
  - Я понимаю, Ваши сомнения. - он решил подсластить предложение. - Но, уверяю Вас, Вы легко сработаетесь, никто не оставит его один на один с трудностями в Ваших делах, я лично буду консультировать его, естественно со всевозможной деликатностью, и сохранением любых тайн.
  Я молчал, потому что не знал, что ответить. Я не понял, а чего он начал сразу же накидывать плюшки? Я же ничего не ответил, думал уже соглашаться..., стоп, я покачал головой..., он это за отказ принял? Мы, что торгуемся сейчас, как на рынке? Выходит так. И тут меня озарило. Так вот почему он звонил! Сдался я тебе, как же, хороший клиент! Ты хотел организовать работу для сына, потому что никто его не нанимает, а привлекать его к другим делам, без ведома клиента, не можешь. А тут я, молодой курсант, что у меня серьезного может быть? Ха, хитрость свою не спрячешь. Я ему нужен, одно странно, почему его не смущает опасность дела? И какую цену он запросит? Нет, спрашивать о деньгах не буду, я уже рассказал о своих финансах, и друзьях, если я правильно понял, то он еще и там торговаться будет. Так что, пусть сам назначает свою цену, а я с ним поиграю, бесплатную консультацию мне все равно обещали!
  - А Вы не боитесь за его безопасность? - уточнил я, приготовившись к напряженному согласованию условий нашей сделки. - Детективы меня уверяли, что дело не легкое.
  - Конечно, переживаю, - всплеснул он руками, как мне показалось, слегка наигранно - но не беспокойтесь, он, мальчик умный, на рожон не полезет, мы оперируем другими методами. Официальные запросы, бумаги, отчетность, никаких незаконных действий. Я его сейчас позову, и Вы сами убедитесь, что он Вам подойдет.
  Он нажал какую-то кнопку у себя на столе, и произнес:
  - Монечка, - ну вот, теперь мне с каким-то Моней работать, - пригласи ко мне в кабинет Рэувэна.
  Фух, хорошо, что не Моня, не подумайте, я не антисемит, просто не люблю это имя, оно настолько набило оскомину в кинематографе, что вызывает неприязнь.
  - Знакомьтесь, господин Туров, - он указал рукой на вошедшего в кабинет невысокого, чернявого юношу носившего очки в стильной оправе, и ни капли не похожего на своего отца. - Мой сын, Сигал Рэувэн Аврумович. Господин старшина Туров Ростислав Драгомирович - представил меня адвокат.
  Мы пожали руки, а Сигал старший продолжил:
  - Вот и славно, что мы договорились. Сейчас подпишем договор, и можем приступать к работе. - Он полез в ящик своего стола, чем сильно обрадовал своего сына. Еще бы, долгожданный клиент.
  Неужели и договор подготовил заранее? Так, стоп, а компот, в смысле, деньги.
  - Аврум Тамович, - отвлек я его от бумаг, которые уже лежали на столе. - я думаю, что мы не договорились, а только согласовали нюансы, и то не все.
  Я заметил мелькнувшее на его лице удивление, но он ни на секунду не потерял самообладания.
  - О, Вы о цене за услуги, - как-то слащаво улыбнулся он, - не переживайте, как я говорил, у нас хорошие скидки, Вам наши услуги обойдутся в пять рублей золотом, и те же десять рублей на расходы. Вот, подпишите здесь.
  Вот он, прирожденный делец. Уговаривал меня, а теперь по быстрому, хоп, ну, конечно же, право слово, какие деньги, да не волнуйтесь о цене, Вы же сами рассказали, что у Вас друзья хорошие, дозаймете, зато я буду консультировать своего сына в решении Вашего вопроса. Выгодно же. Вот шельмец. Только ты тоже, много чего рассказал, а при радостном сыне, включить задний ход сможешь? Сейчас посмотрим.
  - Аврум Тамович, ну какие пятнадцать рублей? - поморщился я. - Мы же с Вами обсудили все нюансы моих дел, и Вы сами признали, что детективы, плуты и обманщики, раз пытались содрать с меня втридорога, и преувеличили различные опасности в деле.
  - Конечно, так и есть, - кивнул он, - поэтому у нас дешевле, сами же видите. Смотрите, подпись надо поставить на каждой странице.
  - Тридцать рублей делим на три, и получаем десять рублей. - не обратил я внимания на протянутую ручку. - А затем, Вы рассказывали о том, как нехорошо получается, когда юный, подающий надежды, светила юриспруденции сидит без работы, и опыта, в котором очень нуждается.
  От моих слов Сигал младший прекратил улыбаться, и грустно посмотрел на отца, который замер с дежурной улыбкой, ожидая продолжения моих слов.
  - Я согласен, опыт нужен. - надеюсь, я сейчас не перегну, именно так Дед торговался с перекупщиками за мясо туров, жал, и давил, похоже торговались, и вели переговоры в различных исторических фильмах, которые я помнил. - Так что опыт и станет оплатой его работы, а на расходы, - я задумался, уменьшить втрое не подойдет, ему много ездить придется, хотя, идем ва-банк! - хватит и трех рублей золотом.
  Плечи Рэувэна поникли. Думаю, он уже распрощался с мыслью о работе. Аврум Тамович, прекратил улыбаться, посмотрел на сына, вздохнул, и перевел взгляд на меня. С его лица исчезли наигранные веселость, и слащавость.
  - Что ж, Господин Туров, давайте досогласуем нюансы. - хороший он отец, не хочет расстраивать сына.
  - Я готов обсуждать только сумму на расходы. - я сразу выставил границы. - Оплатой работы будет именно опыт, или давайте обещанную консультацию, и мы расходимся.
  Нет, ну, а что? Нужен опыт? Он и за него на совесть отработает, мотивация есть. Давайте серьезно, у меня вообще мысль, что я им нужен сильнее, чем они мне. Вести дела в другой системе, вдали от дома - у них, похоже, у самих безвыходное положение. Если договоримся обо всем, надо будет пообщаться на эту тему с Рэувэном, узнать причину.
  Сигал старший еще раз посмотрел на сына, принимая взвешенное решение, а затем кивнул:
  - Обсуждаем расходы.
  ***
  Обсуждение продлилось еще где-то час. Я еле успел к назначенному времени отъезда из города, но это была победа. Мы сошлись на восьми рублях для расходов, и нюансах, что бесплатно, за опыт, юный Сигал работает только по тем делам, которые мы обсудили сегодня, все дальнейшие наши проекты идут по ставке младшего адвоката поверенного, или за проценты от прибылей, на месте определимся. Это уже не мало, господа. Я не знаю, что на меня нашло, и как вообще получилось так провести эту встречу, но мне понравилось!
  Возможно, Аврум Тамович и смог где-то завысить сумму, но, я считаю, что не критично. Кстати, я могу, в дальнейшем, потребовать отчет по расходам, и взыскать разницу. Хотя, решу сразу, если он не завалит дело, то разницу оставлю, как вознаграждение.
  У Вас, возможно, возникнет вопрос, почему успешный адвокат, обращался ко мне на Вы, и называл господином, а я его ни как не титуловал. Все очень просто. В Российской Империи развито чинопочитание, любой военный, или государственный чиновник, стоит выше по социальной лестнице, чем обычный гражданин. Такая же ситуация и с аристократами. И, если, у государевых служащих имеются явные знаки различия, и их ни с кем не перепутаешь, то, как быть с дворянами? Тоже все очень просто, каждый аристократ имел на руке перстень. Размер, материал, и наличие герба определяли род, к которому принадлежал благородный, и его статус в нем. А некоторые вообще, обвешивались кучей различных аксессуаров, начиная от запонок, и заканчивая медальонами, или сережкой в ухо.
  Аврум Тамович, был обычным гражданином, состоятельным, возможно, влиятельным, но у меня не было никаких оснований как-то перед ним расшаркиваться. По общественному положению я был выше, а те, кто выше меня, мне бы просто тыкали. Это нам еще в школе рассказывали, но благодарить за науку, я буду Ярослава. Он служил мне ярким примером, как естественно вести себя в этом мире соответственно своему положению.
  ***
  После найма поверенного время полетело как-то очень быстро. Я с головой ушел в учебу, и увлекся спортом, а именно, армейским футболом. Вернее, меня заставили.
  Ничего общего с обычным футболом, кроме того, что было поле, и ворота, армейский не имел.
  На поле, друг против друга, играли две команды. Количество людей было не важно, не обязательно было и равное количество игроков с обеих сторон, так, что нередки были случаи, когда мы или противник играли составом меньше на пару человек.
  Суть игры сводилась к следующему. Были ворота, и в них надо было забить гол, чтобы получить очко, у кого больше очков, тот и выиграл. Вроде бы, все просто и обыденно. Но! Мяч представлял собой довольно большой шар из тонкого полиэтилена, который был наполнен водой. Диаметр, где-то сантиметров сорок. Сами понимаете, пинать ногами его не возможно, даже в руках держать сложно. Как же играть таким мячом? Только при помощи силы, при чем, необходимо было так регулировать силу воздействия, что бы он не лопнул. Принимать пассы на свой кокон, делая его мягким, отправлять мяч в полет телекинезом, да так, что бы он ускорялся, иначе гол не забьешь, и тот противник, который окажется к воротам ближе, спокойно его перехватит. Вроде бы, снова ничего сложного, но существовали еще нюансы. На игровом поле, кроме основного мяча присутствовали мелкие камешки, и крупные, тяжелые кирпичи, где-то, местами, отсутствовал газон, и лежал песок. Всем этим можно было пользоваться, и тут уже, никто не сдерживал силу. Кирпичи, летали над полем, запущенные псисилой игроков, врезались в противников, которые, что бы не пострадать, и защитить игровой мяч, должны были жестко реагировать на все возможные помехи и угрозы, ставя хорошую защиту. Ко всему прочему, можно было атаковать друг друга и на прямую, используя внутреннюю силу. Подвести итог можно так - на поле царил хаос!
  Все это было призвано к оттачиванию филигранного контроля над собственными возможностями. Необходимо было контролировать окружающее пространство, ориентироваться в этой вакханалии, вовремя пасовать, открываться, атаковать противника, и его ворота. Нарабатывались скоростные навыки постановки локальных щитов, и, одновременно с этим, проведение силовой атаки.
  Для офицеров, эта игра была развлечением, и способом поддерживать себя в форме. Когда Воислав сообщил мне, что иногда они играют еще жестче, добавляя к обычным снарядам крупные бетонные блоки, а иногда, и объекты весом до тонны, весело стало уже мне. Ну а что, подумаешь, плита летает, им хорошо, у них индекс за тридцатку, они сверх люди, могут такое поднимать, и перехватывать. Меня же просто прихлопнет, как таракана.
  Учитывая все, выше сказанное, я не понимал, что буду делать на поле, но Лесников поставил передо мной следующие задачи:
  - Играешь, как можешь. Старайся поднимать, и запускать в противника более крупные объекты, игровой мяч принимай плавно. Форму запасную взял?
  Я покачал головой.
  - Зря, - хмыкнул он. - На поле все равны, нет ни чинов, ни званий. Смотри по сторонам, будь на чеку, и береги голову.
  После того, как тренер представил меня офицерам, а играли мы сегодня шесть на пять, я был лишним игроком в одной из команд, начался ад. По-другому никак не назвать то, что происходило на поле.
  Сверкали вспышки проявления силы, поднимались песчаные бури, туда-сюда летала мелкая щебенка. Пару раз мимо меня пролетели крупные силикаты. Я сразу же потерялся в пространстве, выставив самый мощный кокон, на который был способен.
  - Не стой столбом, и не трать силы на защиту, будь гибче, иди в атаку. - мимо пробежал какой-то офицер.
  Имен игроков я не знал, мне их никто не сообщил, только мое имя Воислав назвал всем, а знаков различия на поле не было, все играли в обычных спортивных костюмах, один я в форме, как идиот.
  Почему в атаку? Может, лучше в защиту? Я начал потихоньку ориентироваться на поле. Запустил пару камней в противника, и отступил к нашим воротам. Зря я это сделал. Пришлось участвовать в отражении следующей атаки противника, и я оказался мокрым с ног до головы, когда не рассчитал силу, и лопнул игровой мяч.
  Игра остановилась, прошла замена мяча, а я подумал, что в следующий раз надо будет обязательно брать запасную форму. Идти домой в грязной одежде, как-то не хотелось.
  Постепенно я втянулся. Стал замечать, что игроки создают различные построения, прикрывают друг друга, атакуют по определенным направлениям. В меня прилетали совсем мелкие камни, и песок, от которых я легко защищался. Поэтому я осмелел, и присоединился к атаке своей команды.
  Воислав перехватил мяч, ловко обработал его, и сделал пас одному из наших игроков, которого тут же снесло порывом ветра. К летящему мячу устремилось несколько противников, и я оказался на линии их атаки. Взметнуть песок, швырнуть в них камни, уйти в перекат поближе к мячу, что бы помешать его перехвату. У меня получилось!
  Выйдя из кувырка, и, легонько толкнув своей силой мяч, я поменял траекторию его полета, и тут же заметил летящий в меня кирпич. Локальный щит на полную мощность. Отбил, развернулся, и в мой лоб, пробивая стандартный кокон, врезается какая-то хрень.
  - Живой...
  - Я говорил, что надо другие снаряды взять, помягче...
  - Да ладно, не сильно я запулил, он половину погасил защитой...
  - Нормально с ним все, до присяги заживет...
  Голоса сливались в один, меня что вырубило?
  - Ростислав, хватит лежать на поле, у тебя обыкновенное сотрясений, иди, отдохни, нам доиграть надо. - Голос Лесникова всегда узнаю, добрый он, заботливый.
  Я с трудом поднялся, и, пошатываясь, дошел до небольшой трибуны, где рухнул на лавочку. Ох, моя голова. Надо будет полежать сегодня в медицинской капсуле. В следующий раз, кроме запасной формы возьму шлем.
  Оказалось, что на поле я продержался всего полчаса, это при том, что поучаствовал только в одной атаке, и меня конкретно щадили. То, что стало твориться после моего ухода, кроме, как боевыми действиями и не назовешь.
  Меня мутило, кружилась голова, поэтому я постоянно отвлекался от созерцания игры. В какой-то момент компенсирующий костюм что-то там вколол, и мне стало хорошо и расслабленно.
  - Все нормально? - спросил меня подошедший Воислав.
  Я осторожно кивнул.
  - Играть будем по понедельникам, тренируй щиты. - подвел итог он. - Кстати, мы победили.
  Круто. Что еще сказать? Пять очков морпехдору!
  
  
  
  Глава 23
  
  В середине марта начались практические занятия на заочном обучении. Само по себе это звучит странно, но кто бы научил меня, и еще нескольких курсантов искусству допроса, и практическим основам криминалистики?
  По выходным я приезжал в здание юридического факультета для того, чтобы изучать старые допросные листы, перенимать опыт практической криминалистики, без использования силы. Все эти кисточки, порошочки, осмотр места преступления, моделирование траектории выстрелов, брызг крови, и другие моменты, важные в расследовании преступления. Чувствовал себя, как в каком-нибудь детективном сериале.
  Через две недели, после начала практики, вернулся из командировки капитан Гривасов. Я встретил его вместе с капитан-лейтенантом Гусевым в коридоре здания юридического факультета по пути на занятия.
  - Здравья желаю, ваши высокоблагородия! - приветствовал я их, вытягиваясь по стойке смирно.
  - А, старшина! - улыбнулся Гривасов, - давно не виделись, как дела?
  - Благодарю, все хорошо. - я решил воспользоваться оказией, и разузнать о своем недоброжелателе, - хотел поинтересоваться у Вас, насчет своего дела...
  Но, не успел договорить, как меня прервал капитан-лейтенант:
  - Никаких подвижек. - быстро начал он. - Мы все еще ведем наблюдение.
  - А...
  - Крылов не проявляет никакой активности. - Гусев грозно зыркнул на меня исподлобья, - я как раз сейчас ввожу капитана в курс дела.
  И они удалились, о чем-то разговаривая. Ясно все. Гусев не хочет, чтобы я рассказал Гривасову о графе Юдине. Что лучше, начальник секунд-майор, или самому стать капитаном? Думаю, ответ очевиден, а намек капитан-лейтенанта я понял, что же, они специалисты, пускай работают, главное, что бы мне хуже не было.
  Через несколько дней я снова встретился с Авнером Световидовичем. Он пришел к нам на пары, и включил видеозапись. Поговорить с ним о своих делах я не смог, так как мы были не одни в аудитории, а он сразу ушел, дав нам напутствие:
  - Посмотрите, приведите себя в порядок, и посмотрите снова. От этого не уйдешь, бывают ситуации, когда другие способы не помогают.
  На видео оказались подробные записи различных пыток, и их результаты. Очень жестокое, и кровавое зрелище. Скажу честно, мне было жутко, плохо, страшно, и меня вырвало несколько раз. В этом я был не одинок, схожие чувства испытывали все курсанты, два человека, даже, хотели отказаться от обучения.
  Я особо не сближался с ними, но, как понял, они тоже соблазнились хорошей стипендией, и записались на эту специализацию.
  Не ушел никто. Еще бы, финансовые трудности начались бы конкретные. Нам пришлось раз двадцать просмотреть это видео, привыкая к тому, что нам показывали, а затем, нам объясняли, как это применять на врагах с развитым индексом.
  Благо, никаких практических тренировок не было. Жутко становится, когда представлю себе, что я этим занимаюсь. Нет, я так не буду работать.
  Видимо, себя так все успокаивали, на что лекторы просто улыбались, и качали головой - ну, ну.
  - Это запрещено всевозможными галактическими конвенциями, и договорами, - рассказывал нам старый премьер-майор Лаврентий Вениаминович Бормачев, - но все равно пользуются все, кому не лень. Вы можете морщиться, сострадать, блевать, но, когда столкнетесь с этим вживую, особенно, если применят к Вам, или Вашим друзьям, и знакомым, то мнение поменяете. Война, грязное дело, и для победы используют любые средства. - он отправил к нам телекинезом листы бумаги. - Ознакомьтесь, и подпишите неразглашение о том, что Вас этому обучали.
  Не люблю я вспоминать то время. Надеюсь не оказаться в таких ситуациях, не уверен, что смогу выполнить такой приказ.
  Целая неделя была посвящена криминалистике силы. Я знал от Волкова, что на месте применения псиспособностей, остаются следы ауры, а теперь узнал, как их искать, как различать, и понимать, кому они принадлежат.
  Как и отпечатки пальцев у человека, у внутренней силы были свои уникальные отличительные признаки, вернее, их совокупность. При касании к чужой ауре особенной техникой, которую называли 'Познанием', можно было ощутить своеобразный рисунок, как будто пальцем гладишь чеканку на монете.
  Представьте себе снежинку, а потом еще одну, и еще сотню - все они разные по форме, как мы знаем. Повторения, если и есть, то редки. Теперь представьте коробку объемом сто двадцать пять кубическихсантиметров, наполните ее под завязку снежинками, и посмотрите, в какой рисунок они сольются. Мало того, что мы не видим рисунок, а только ощущаем, и, вынуждены его визуализировать у себя в голове, или зарисовывать, так он еще и объемный.
  Почему именно такой объем? Потому что это минимум, который будет уникальным, в меньших размерах, возможны повторения. Осложняется все и тем, что нет никаких устройств, которые бы могли обнаружить следы силы, и увидеть их рисунок. Только человек! Отсюда огромные рисованные картотеки, которые оцифровывали, и переводили в электронный формат.
  Чтобы избежать неточностей, рисунок одного такого кусочка зарисовали послойно, в шести проекциях, затем на компьютере моделировали целый куб, при помощи специально разработанных алгоритмов, увеличивали его, и создавали визуальную копию при помощи 3D принтера.
  Так же, во избежание неточностей, в зарисовке участвовало от пяти человек, каждый из которых делал свою. Затем, они сравнивались, на поиск расхождений рисунка. Если неточности встречались, то все начиналось сначала, пока все не сойдутся. Если же за это время след от ауры рассеялся, то за эталон бралась та версия, которая чаще всего повторялась в рисунках специалистов.
  Реальную модель можно было визуально сравнить с другими, хотя это уже делалось в момент ее получения в криминалистическом ПО, а так же, можно было 'пощупать' при помощи своей силы. Ощущения не те, но представить картинку получится. Именно так передавался образ ауры от следователя к следователю, для поиска подозреваемых, и работы на месте.
  Как же это применялось в суде? Существовало множество независимых экспертных организаций, которые занимались такой же работой, как и императорские криминалисты. Мы подавали в качестве доказательств обвинения свои экспертные выкладки, где приводилось сравнение моделей ауры, сделанных десятком наших сотрудников. А адвокат подсудимого, обычно вызывал дополнительных экспертов, из нескольких контор. Действительным доказательство считалось судом только тогда, когда было десять подтверждений идентичности. Соответственно, если у нас десять подтверждений, а у защиты они не выходят, то сравнивали результаты работы обоих сторон, в этот момент чаша весов склонялась туда, где было больше совпадений, а затем проводилась дополнительная экспертиза. Десяток набран - приговор.
  Это очень кратко, и сжато, на самом деле, там голову сломаешь. Работа следователя и то проще, но очень ответственная, и в ней немало нюансов. В зависимости от примененных техник, и количества вложенной энергии следы ауры имеют различные размеры, от совсем маленьких, с ноготок, до таких, которые и в стандартную комнату с трудом помещаются, а также исчезают с разной скоростью.
  - Направление примененной техники определяется по искажению верхних слоев сторон куба. - объяснял нам на занятиях капитан-лейтенант Петров. - мощность техники, по размеру остаточного следа ауры. Что это была за техника, точно определить невозможно, только субъективно, по своим ощущениям от прикосновений к следу.
  - Как же потом выстроить обвинение, и доказать, что именно произошло? - спросил я.
  - Проводится следственный эксперимент, подозреваемый создает на полигоне нужную технику, а Вы сверяете.
  Возможно, у Вас возникнет вопрос, а что дальше? Как лишить человека силы? Какое наказание? Кругом же одни сверх люди, как ты такого под стражу заключишь? И это правильные вопросы.
  Лишить человека силы нельзя. Можно, только, держать его под воздействием медикаментов такой силы, что бы он не мог сосредоточиться, и использовать свои псиспособности. Когда же, проводится следственный эксперимент, то выделяется соответствующая охрана, и, если, подозреваемый решил совершить самоубийство в виде попытки к побегу, то его уничтожат, а дело закроют. Скорее всего. На заседании суда подсудимого представляет адвокат, если он, специальным прошением, не запросил разрешения, на личное присутствие. В таком случае, он сидит на скамье подсудимых, под надежной охраной, и под действием медпрепаратов. А срок свой отбывать он будет в нормальном состоянии, на какой-нибудь каторжной планете-поселении, в адских условиях, принося пользу государству своей работой, зато с возможностью применения своих псиспобностей.
  Кроме краткой теории, нас учили применять эти знания на практике. Не скажу, что давалось легко, быть следователем-криминалистом, очень сложно, сосредоточенность и контроль нужны были очень высокие, порой, не выдерживали нервы, когда на половине работы срывалась техника, и приходилось все начинать сначала. Ничего страшного, хоть сейчас и не освоил полностью, но все это вопрос времени, и тренировки.
  Самое интересное другое. Оказывается, если применить технику познания на себя, то ты почувствуешь рисунок своей ауры, целостный, очень четкий. Очень красивый!
  ***
  До сих пор от поверенного не было никаких вестей. Еще в день заключения договора, меня предупредили, что понадобится пара месяцев, что бы появились, хоть какие-то результаты.
  В целом, ожидаемо, ему же надо съездить на Святогор, провести расследование, так что сегодня вечером юный Сигал должен был связаться со мной по видеосвязи, чтобы отчитаться о проделанной работе.
  Я, порой, вспоминал тот день, когда он стал работать на меня, вспоминал переговоры с его отцом, и чувствовал неловкость, за то, что так давил на Аврума, воспользовавшись присутствием его сына. Да, я получил то, что хотел, хорошо сторговался, но было ощущение, что я переступил какую-то грань, испачкался в чем-то. Возникал вопрос, а правильно ли я поступил? Вроде бы правильно, но не красиво.
  На эту тему, я хотел поговорить со своим психотерапевтом сегодня. Заодно, выяснить подробности о вампиризме. Информации в сети по этой технике было крайне мало, и вся она была какая-то противоречивая.
  - С одной стороны, я поступил некрасиво, - подытожил я свои мысли, - но добился своей цели, правда, за чужой счет. Что со мной происходит, Евгений Михайлович? Неуверенность в себе?
  - Почему сразу неуверенность? - улыбнулся капитан. - Во время разговора ты был уверен в себе, просто в тебе заговорила совесть, потому что некоторые моменты не согласуются с твоими моральными установками.
  - И как мне успокоить свою совесть? - недоумевал я, - мне не удобны эти воспоминания, чувствую себя виноватым.
  - Ростислав, - вздохнул психотерапевт. - Спроси себя, ты нанес вред другому человеку?
  - Вроде бы нет, но ему теперь придется лететь в другую систему, практически задаром...
  - Так, это его работа. - всплеснул руками Евгений Михайлович. - Хорошо, а если бы тебе предложили сделать что-то неудобное, и не нужное, ты бы согласился?
  - Смотря кто. - подумав, ответил я.
  - Представим, что кто-то незнакомый. - уточнил Евгений.
  - Если не нужное, то нет. - пожал я плечами.
  - Почему? - улыбнулся психотерапевт.
  - А зачем мне это нужно?
  - Вот именно, Ростислав. Каждый раз, когда кто-то, не важно, кто, просит тебя сделать для него что-нибудь, ты спрашиваешь себя, а нужно ли это мне? Зачем мне это делать? Что я получу за это? Хочу ли я этого? - Евгений Михайлович покрутил рукой в воздухе, - и ты получаешь ответ, и понимание, будешь ли это делать.
  - Вы хотите сказать, что, если бы им было не нужно, и они бы не хотели, то не согласились бы? - уточнил я.
  - Именно. Никто в здравом уме не будет действовать в ущерб себе, - кивнул капитан, - если же наоборот, то ему надо обращаться к специалисту, что бы разобраться в причинах, которые толкают его на это.
  - Получается, им действительно было выгодно все, что произошло, и я ничем не воспользовался? Я зря испытываю неудобство, и мучаюсь от своей совести?
  - Получается, что да.
  - Но какая им выгода? - спросил я. - Хотя, это не важно. Меня, все-таки волнует способ, которым я воспользовался...
  - Если человека что-то не устраивает, то он об этом скажет. Вспомни, мы устанавливаем границы. Если мы позволяем кому-то нарушать наши границы, делать что-то, что нас не устраивает, и молчим об этом, то мы даем молчаливое разрешение на эти действия.
  - Позвольте, но надо же думать о том, что ты делаешь, и как будет человеку от этого. - возмутился я.
  - Это ты ожидаешь, что кто-то будет так думать, но этого может не произойти, и если ты сам не скажешь, что нельзя, а что можно, человек не поймет. Мы выставляем запреты, а что не запрещено, то разрешено. Откуда ему знать, может, ты удовольствие от этого получаешь, и тебе приятно. Поэтому, не переживай. Если тебе неудобен способ, то поступай в соответствии со своей совестью, но не думай за других, у них своя жизнь, а только за себя мы отвечаем.
  - Это да, я помню. Но, а как же неудобно, а если я делаю что-то для близких людей, и мне неудобно, но, они же мои, родные, как я могу отказать?
  - Ты сам решаешь, что делать, что нет, и живешь со своим выбором, неся ответственность за него.
  У него на все вопросы, одни и те же ответы. Только я, только ты...
  - Получается, никто, и никогда, ни в чем не виноват. - подвел итог я, - а если человек не понял запрета, и снова его нарушает?
  - Да Ростислав. В любых ситуациях, ты задаешь вопросы себе, и о себе. - снова улыбнулся психотерапевт, - а если человек не понял запретов, задавай себе те же вопросы, и принимай решение, что сделать, что бы этого не происходило, как не допустить, такую ситуацию снова. Например, не нравится общение, закончи его, развернись, и уйди, и больше не повторяй, если тебе не комфортно, и собеседник нарушает границы.
  - Даже, если это друг? - уточнил я.
  - А тебе нужен друг, который тебя не понимает? Мы не можем изменить людей, только самих себя, и свое отношение к чему-либо.
  - Всегда так, накрутишь себя, а поговоришь с Вами, и легче становится. - я расслабился и усмехнулся. - Картина мира проясняется.
  - Да, потому что мы сами создаем сложности.
  Блин, вроде бы и не раз общался с ним по этим вопросам, но все время возвращаюсь к этой теме. Сложно усвоить, и запомнить что ли?
  - Ростислав, ты чего нахмурился? - спросил Евгений Михайлович.
  - Злюсь на себя, - вздохнул я, - что не могу запомнить это, и применять, все время лезет старая модель поведения.
  - Ничего удивительного здесь нет, - улыбнулся он. - У тебя в голове воспоминаний и привычек почти на сорок лет жизни, сразу такое не искоренишь, и себя не переделаешь. Просто будь уверен в себе, и не оглядывайся на других, но, слушай, а главное, понимай, что услышал.
  - Я так эгоистом стану...
  - Не станешь, у тебя все нормально с внутренней моралью, просто не вреди намеренно.
  - Евгений Михайлович, спасибо Вам. - сердечно поблагодарил я его, приложив руку к груди. - Я бы еще хотел поговорить о технике вампиризма, подробнее узнать, она опасна?
  - Нет, Ростислав, только полезна. - он вытянул ко мне свою руку. - что ты чувствуешь?
  - Холодом тянет, в пальцы отдает, мурашки по коже.
  - А теперь сосредоточься на себе, и уплотни кокон. - попросил капитан.
  - Все прошло. - я сделал, как он просил, и посмотрел на него. - Вы пытались взять у меня силу?
  - Да, а ты защитился. - Евгений устало потер свою переносицу, - видишь ли, это возможно только со своеобразного согласия, если ты поставишь обычную защиту, то все прекратится, и, будь у меня индекс, даже в пятьдесят пунктов, я не смог бы ничего сделать.
  - Защиту не пробить? - удивился я.
  - Нет, даже на самых зачатках внутренней силы, если ты слегка уплотнишь ауру, ничего не выйдет. Только добровольно, если открыться полностью. И то, много не возьмешь, только, если человек сам не отдаст.
  - А как же люди без индекса!? - воскликнул я. - Они же не могут защититься!
  - Найди их сначала, - ухмыльнулся он, - Это великая редкость.
  ***
  После сеанса я дожидался времени связи со своим поверенным. Чтобы провести время с пользой, и было не скучно, я еще раз просмотрел схемы безопасности, и прочел сопроводительную документацию нового типа защитных систем для военных и коммерческих объектов, которую мне прислали из компании 'АбсолютнаяЗащитаВсегда' вместе с разовым договором на предоставление моих услуг. Да, не зря я отказался от этой работы, что тогда ничего не понял, что сейчас, после нескольких месяцев занятий, стало ненамного больше понятно. Как ее сломать, я не догадывался до сих пор, вообще мыслей не было, хотя на парах мы не однократно взламывали системы такого типа, но эта была улучшена, и, казалось, не имела никаких слабых сторон. Она так и называлась - Идеальная система безопасности. Не знаю, рабочее это название, или нет, но я бы так и оставил.
  Насчет работы - я так и не нашел чем бы заняться. Не было подходящих вакансий. Осуществил только свою задумку взаимовыгодного общения с иностранцем. Нашел в сети молодого японского аристократа из небольшого самурайского рода, который приехал к нам учиться по обмену. Хасидзи Тэкео фанател от нашей культуры, и наших девушек, рвался изучать нашу историю, и предпочитал простое общение на равных, без аристократических заморочек. С поиском друзей у него не особо ладилось, но он не унывал, заканчивал второй курс исторического факультета в местном университете, и пытался найти друзей по интернету.
  Какие проблемы с общением у него были в реале? Как я понял, ему было трудно именно в поиске тех собеседников, которые бы общались на равных. Что дома ему надоело всеобщее внимание и политические интриги, что здесь, местное мелкое дворянство относилось к нему с опаской, не идя особо на сближение, а тех, кто был бы более родовитым, во Владивостоке не было.
  - Зато с девушками все хорошо. - хвастался он. - Они с удовольствием просто общаются, и все, такие красивые, что глаз не отвести, но хочется и с парнями подружиться, понять их взгляд на жизнь.
  Да, Тэкео, ты, просто, еще не просек фишку, что, как только ты переспишь с местной аристократкой, на тебя насядут ее родственники, что бы связать Вас узами брака. Просто общаются, как же, как раз из-за того, что род твой самурайский, они к тебе и льнут. Поэтому и парни с тобой насторожены, что ты им конкурент, вернее, ты вне конкуренции по статусу.
  Благо, мой новый знакомый не спешил к быстрому сближению с противоположным полом, он был романтиком, и искал ту самую.
  Общение с ним было не таким уж и частым, пару раз в неделю, когда было свободное время, но интересным. Культурой Японии я не особо интересовался, но уже мог объясниться на их языке простыми фразами, вроде: я хочу пить, это есть, и так далее.
  Пока я ковырялся в компе, раздался долгожданный звонок. Наконец-то!
  - Здравствуйте, господин Туров. - приветствовал меня Сигал младший.
  - Добрый вечер, Рэувэн Аврумович. - кивнул я. - Вы уже вернулись? Как Ваши успехи?
  - Результаты есть, но не совсем успешные, - грустно улыбнулся он. - Мы смогли обнаружить время, и способ отъезда Вашей девушки со Святогора, найти две пересадки в других системах, но дальше, след обрывается, и у нас, пока что, нет никаких результатов. По патентам, и другим Вашим вопросам, выслал подробный отчет.
  Обалдеть, он в трех системах побывал, за два месяца, нашел след! Еще и с патентами поработал! Вот это живчик!
  - Подробностей мало, потому что род графов Юдиных находится в состоянии войны с другим аристократическим родом. - он развел руками, как будто приносил извинения. - Они сейчас очень настороженно реагируют на любые попытки, что-то о них узнать. Моим людям удалось выяснить, что кто-то, кроме нас, тоже очень активно разыскивает следы юной графини, не стесняясь в средствах. Один раз мы с ними еле разминулись в космопорту, и нам удалось избежать конфликта, но люди графа открыли по ним огонь на улице.
  Его люди, разминулись, огонь, война. Кто-то ищет Лиру, явно, не из добрых побуждений. Да, заварилась каша, как сказал Дед.
  - Мы знаем точно, что они не нашли Вашу девушку, иначе, такой активности бы не наблюдалось. Я приставил людей следить за некоторыми отрядами, что бы мы были в курсе, если они выйдут на след графини раньше нас.
  - Благодарю, Рэувэн Аврумович. - кивнул я. - Вы знаете, с кем воюет граф Юдин?
  - Да, это признанный империей свободный графский род Ракса. Информацию по ним еще собираем, но уже сейчас могу сказать, что Юдиным недолго осталось, не та весовая категория. Графы Ракса очень сильны, у них обширный бизнес в центральных мирах нашей империи, то, что они туда влезли, и выдержали конкуренцию имперской аристократии, о многом говорит.
  А вот это плохая новость. Какие бы счеты у меня ни были к Данакту Родомировичу, но у нас, в общем-то, один враг, и если он не может с ним справится, то, что делать мне? Надо подробнее узнавать о этих Раксах, и вырабатывать стратегию борьбы, главное, успеть найти Лиру раньше.
  - Рэувэн, спасибо за работу, - я машинально перешел с ним на ты.- Сколько по времени займет сбор инфы по этим графам?
  - Пока не знаю, мы это делаем аккуратно, чтобы не привлекать чужого внимания, - его не смутила моя фамильярность. - Сами понимаете, наемные работники, необходимо подбирать самых надежных, поэтому, нужно время.
  - Не понял, какие наемные работники? - удивился я. - Ты же сам летал по системам со своими людьми?
  - А я никуда не летал. - с испугом улыбнулся он. - Зачем это нужно? Дорого, долго, неудобно. Информацию получил по почте, по официальным запросам в государственные органы, а на месте, дистанционно нанял детективов, а сам, в это время, занимался другими Вашими вопросами. Вот и отчет по расходам, на данный момент потрачено пятьдесят рублей серебром.
  Дамс... А я переживал, что поставил его отца в неудобное положение, воспользовался чужой слабостью. Прав Евгений Михайлович, дыма без огня не бывает.
  
  
  
  Глава 24
  
  Один за другим, как капли проливного дождя, пролетали дни, быстро-быстро, я не успевал опомниться, и оторваться от учебы, чтобы заметить течение времени. Кажется, еще вчера был март, а сегодня, уже, середина мая, и приближаются экзамены, и присяга.
  Не подумайте, время не было потрачено зря. За эти месяцы нас многому научили, мы участвовали на практических занятиях по абордажам, и десантированию, именно таких, какими они должны быть в боевой обстановке, а не похожие на экскурсию тренировки.
  Мы нарабатывали навыки правильной высадки на борт вражеских кораблей, когда, сначала занимают боевые позиции абордажные боевые роботы, АБО, что бы под их прикрытием, мы могли развернуться, и начать наступление на противника.
  Народ, я управлял одним АБО! Вернее, настраивал его перед атакой, и давал ему команды на протяжении всего абордажа. Классная штука, управляемая тысячами алгоритмов, предусматривающих действия, практически в любой ситуации.
  Боевые роботы бывают разными по размерам, форме, и вооружению. Бывают человекоподобные, похожие на насекомых, животных, а бывают вообще, очень странных форм, и конструкций. Все на усмотрение проектировщика, в зависимости от задачи, которая будет решаться при помощи машины. Есть роботы автономные, практически на искусственном интеллекте, но не дотягивающие до него, а есть те, где необходимо присутствие оператора, для координации действий.
  Наш робот Т34АП был похож на большую равнобедренную треугольную тумбочку, высотой и шириной в полтора метра. Он занимал собой половину пространства палубного коридора, оставляя место для атакующих маневров, и предоставляя замечательное укрытие за своим основанием для морских пехотинцев.
  Наш АБО двигался на гусеничной платформе, как корабль, своим острым носом вперед, ведя мощный огонь на подавление из двух пулеметов ПКР2586, а мы, пригнувшись, шли за ним, имея возможность вести точечный огонь поверх робота. Были у него и возможности форсажного антигравитационного прыжка, как вперед, так и вверх, только их количество было ограниченно, а также функция самоуничтожения, что бы не достался врагу. Мощное бронирование, форма носа, делали его очень полезным в условиях закрытого пространства корабельной палубы, но, как и у всех военных машин, у него была слабая сторона, а именно, его основание, за которым мы прятались. В нем был люк, через который можно было провести перезарядку, и осуществлялось ручное управление роботом. Сами понимаете, люк намного слабее по бронированию, чем лобовая часть, а еще, он обладал слабой маневренностью. Поэтому в самом начале высадки, в атаку шли небольшие, маневренные дроны, которые чаще всего сразу и уничтожались, но свою задачу выполняли, создавали перегрузку оборонительных позиций противника, позволяя выгрузиться, и развернуться Т34АП, а затем и силам морской пехоты.
  В отличие от абордажа, наземное развертывание происходило с использованием других автоматизированных установок ведения боя. Да, дроны так же присутствовали, и чаще выживали, но первыми выходили, вернее, вылетали похожие на веретено оборонительные боевые турели, ОБТ, которые углублялись в грунт, или асфальт, и могли вести круговою оборону, позволяя бойцам найти укрытие, и занять позиции. Вооружение этих оборонительных роботов варьировалось от пулеметов, до станковых гранатометов, встречались и передвижные пзрк, для прикрытия воздушного пространства. Более мощным вооружением обладал сам десантный бот, который обладал хорошей защитой, и превращался в опорный пункт после высадки, обладая возможностью уничтожить танк, если понадобится, и обеспечивающий противовоздушную оборону, во время высадки. А дальше, в бой вступали мы, морская пехота, которая высаживалась минимум в составе роты, где обязательно присутствовало несколько отделений в средних, и тяжелых пехотных доспехах, могущих создать конкуренцию танковому взводу, а уж если была рота, оснащенная бронированной боевой техникой.... В общем, очень нехороший сюрприз ждал наших противников.
  Но, как бы я не расписывал наши преимущества, нехорошие сюрпризы, могли ожидать и нас, такие, как ракетный, или артиллерийский обстрел, атаки авиации, или наземных сил противника большей численностью, чем наши подразделения. Именно в таких условиях, мы и должны были вести бой, и выполнять поставленные задачи. Нам показывали видеозаписи... ад, хаос, просто жесть, большего не скажу, слов нет.
  Высадка казалась невозможной, даже, когда наш флот перегружал оборонительный контур противника, вел радиоэлектронную борьбу, вводил в бой авиацию, осуществляющую прикрытие десантных ботов, что только не шло в ход, даже дымовые завесы. Сами боты во время десантирования осуществляли противозенитные маневры, выбрасывали тепловые ловушки, ложные цели, отстреливались из автономных систем противовоздушной обороны.
  Все это не сравнится с прибытием на планету, и разверткой боевых порядков планетарных атакующих сил. Как туристы, они приходили на готовое, когда мы уже уничтожили системы ПВО, захватили плацдарм, отбросили противника, возможно, захватили командные пункты, или посты управления системой обороны. Они не десантировались в ботах, а спускались на планету в десантнотранспортных кораблях, из которых затем четкими рядами, без спешки, выходила пехота, тяжелая техника, артиллерия, разворачивался штаб, проводилась дополнительная разведка, и только потом, начиналась военная операция, по всем правилам современной науки.
  Морская пехота после прихода 'береговых крыс' зализывала раны, отлеживалась в госпиталях, возвращалась на звездолеты, к которым была приписана, проводила ремонт техники, мы уже выполнили свою задачу, и были больше не нужны, если, только, не возникало внештатных ситуаций, но они бывали редко. Потому что флот все также вел разведку с орбиты, помогал осуществлять координацию планетарным войскам, и поддерживал их, если не обходимо, орбитальными ударами, которые использовались крайне редко, так как кроме военных сил противника, на планете находилось мирное население, а мы не варвары, что бы рушить, и уничтожать все, и всех.
  Так что, служба в морской пехоте была опасна и трудна, кто-то называл нас смертниками, кто-то восхищался, но все сходились в одном, именно мы были элитой вооруженных сил Российской Империи, всегда на острие атаки, всегда готовы к бою, хоть с самим чертом, и готовы к смерти.
  ***
  Произошла у меня за это время и встреча с Крыловым. Я возвращался с очередного футбольного матча, грязный, и мокрый, хоть и брал с собой запасную форму, но волосы и лицо были, как будто я вылез из болота.
  Крылов стоял в окружении других курсантов первогодок, матросов, капралов и старшин, и о чем-то с ними беседовал. Морпехи очень внимательно его слушали, кивали, что-то говорили в ответ.
  - Свинья везде грязь найдет! - заметил меня он, когда я проходил мимо.
  Я не принял это на свой счет, и, как ни в чем, ни бывало, пошел дальше.
  - Туров, отвечать, когда к тебе обращается старший по званию! - рявкнул он мне в спину.
  Я встал по стойке смирно, обернулся, и ответил:
  - Извините, Ваше благородие! Откуда мне знать, что Вы разговариваете со мной. - я сделал удивленное лицо, - Вы же до этого обращались к другим матросам, рассказывая истории из своей жизни.
  Ах, как его перекосило. Его лицо от гнева налилось красным, как помидор, и он подошел ко мне.
  - Ты что себе позволяешь старшина?! - прошипел он. - Совсем охренел?! Ты разговариваешь со старшим по званию!
  - Ничего не позволяю, Ваше благородие. - я сильнее вытянулся смирно, и громко отвечал. - Только констатирую факты.
  - Да я тебя....- он задыхался от злости. - Щенок, выкидыш коровы, ты сейчас узнаешь у меня, как разговаривать со старшими!
  - Вы мне угрожаете, Ваше благородие?! - я сделал шаг назад, и говорил нарочито громко. - Это нарушение устава, и превышение должностных полномочий!
  - И что ты сделаешь? - зло оскалился он, показав свои зубы. - Пожалуешься на меня в учебный отдел, старшина?
  Хорошая идея. Какой он умница, я сам не догадался, так он подсказал. Только...
  - Пожалуй, да. - я подшагнул вплотную к нему, и посмотрел в его злющие зенки. - Только не в учебный отдел, а скажу Деду, капитан-лейтенанту Воиславу Драгомировичу Турову. У Вас же к нему претензии имеются? Скоро присяга, он приедет, и Вы сможете с ним все обсудить, разрешить вопросы, в которых я не компетентен.
  Господи, как резко он побледнел, только что был красным, а теперь, как мел, краше в гроб кладут.
  - Он в отставке. - отшатнулся от меня Крылов. - Он инвалид!
  - Это ничего не меняет. - улыбнулся ему я. - Он все такой же шустрый, хоть и пользуется все еще протезами, а по крайнему эдикту императора, он подлежит восстановлению на службе в случае войны, только, уже, в качестве штаб-офицера. Так что, не переживайте, с точки зрения государства, он полноценный гражданин, и, даже, пригодный к военной службе.
  Крылов ничего мне не ответил. Он постоял молча с минуту, сверля меня своим взглядом, а затем ушел, не попрощавшись с компанией курсантов, с которыми вел беседу до моего прихода.
  Ничего себе, вот это накал эмоций, гнев, страх....
  Он ненавидит Деда, это я понял давно, но то, что он так сильно его боится, стало для меня открытием. Оказывается, вот где собака зарыта! Не буду говорить, что это низко, подло и недостойно офицера, вымещать свои обиды на тех, кто слабее, и вообще не имеет к ним отношение, но я, кажется, понимаю, почему Крылов до сих пор унтер-офицер, и не продвинулся дальше по службе. Он трус и гнида. Как его еще здесь держат?
  Что же насчет эдикта императора, то мой Дед вышел в отставку обер-офицером, а через двадцать лет, чин капитан-лейтенанта перевели в категорию штаб-офицеров. Так что, при восстановлении на службу, что в случае с Дедушкой, будет крайней мерой, и только при угрозе войны на уничтожение, Дед получит своеобразное повышение, и, даже, то, что он смог пока регенерировать только глаз, одну ногу, и часть других потерянных конечностей, все еще продолжая использовать искусственные приспособления, не станет препятствием для него, внутренняя сила-то при нем. Да, и, как посмотреть, что лучше, своя рука, и нога, или конечность из крепчайших сплавов, которая стопроцентно заменяет живую, и может крошить гранит без видимых усилий.
  - Мой Дед киборг! - подумал я с улыбкой, и поспешил в пансион, провожаемый удивленными взглядами курсантов морпехов.
  Что подумал Крылов, и, как решит действовать дальше, мне было все равно. Пускай попробует, что-нибудь предпринять, а там посмотрим, и придумаем адекватный ответ. У меня тоже есть, чем его удивить, но не будем усложнять, и загоняться по этому поводу, надо решать вопросы, по мере их возникновения. Тем более, за ним следит СБ флота.
  ***
  Встречался я и с капитан-лейтенантом Гусевым, потому что Анвер Световидович был постоянно занят, и не мог меня принять.
  - Пока никаких изменений, но ты в безопасности. - уверял меня Петр Фадеевич. - Продолжаем наблюдение.
  - И чего он выжидает? - спросил я вслух. - Очень уж он терпеливый, не похоже на него.
  - Пока все не уляжется, ждет удобного момента. - успокоил меня Гусев. - Выдержка, качество, которое присуще всем офицерам.
  Я скептически посмотрел на капитан-лейтенанта, ощущение, что мы говорим о разных людях. Либо он его плохо изучил, и составил неверный психологический портрет, либо, что более вероятно, Крылов хороший артист, и умело скрывает свою истинную сущность. Если подумать, то подготовить, и провести те покушения на меня, мог только опытный агент, но цыпленок никак не производил такого впечатления.
  - Петр Фадеевич, а Вы не знаете, он проходил диверсионную подготовку, или еще какую-нибудь, шпионскую там....- спросил я.
  - Старшина, не задавай глупых вопросов, он унтер-лейтенант, с соответствующей подготовкой. - раздраженно отвечал Гусев. - Не волнуйся, я разрабатываю план поимки на живца, так что скоро все закончится.
  - В роли живца я? - спросил так, просто, уточнить....
  - Ну не я же! - капитан-лейтенант держал себя в руках, но я ощущал, что достал его своими вопросами. - Иди Туров, успокойся, все будет. На учениях мы его возьмем.
  Ну, спасибо, успокоил, так успокоил. Я в роли живца, на предстоящих после присяги учениях они его возьмут. Не волнуйся, блин, в тот момент, когда вокруг тебя будут пули свистеть, пусть и в учебном режиме пониженной мощности, он попытается тебя снова убить, а мы будем тут, как тут. Ладно, чего это я. До сих пор не было причин усомниться в СБФ, так что, нечего причитать, и возмущаться, надо самому настроиться на различные варианты развития событий, и быть готовым отразить внезапное нападение.
  Я буду во всеоружии, вот увидишь, цыпа, я тебя еще удивлю!
  ***
  На занятиях у Волкова, мы приступили к освоению самой сложной техники, которую необходимо было использовать при ведении снайперского огня, организации засад, и внезапных нападений, под названием маскировочная аура, или 'мертвец'.
  - Любая поисковая техника помогает ощутить чужую ауру, сигнализируя о местоположении противника. - лекторским тоном рассказывал Василий Лаврович, сидя на стуле в одной из комнат контактного полигона. - Естественно, ни о какой неожиданности не может быть и речи, наоборот возникает возможность неожиданного нападения на тебя, если противник воспользовался техникой поисковых щупалец, а ты не смог этого почувствовать. Поэтому тебе необходимо слиться с окружающим пространством, в буквальном смысле раствориться в ауре окружающей обстановки, стать мертвым.
  - Заманчивое предложение, умереть, чтобы была возможность выжить. - без сарказма, сделал я выводы.
  - Именно. - кивнул Волков. - Для этого тебе придется вывернуть свою ауру наизнанку.
  - Чего? - я что, сказал это вслух?
  - Это сложно, - инструктор, никак не отреагировал на мои слова. - И очень больно. Смотри, мы оперируем своей силой, растягивая ауру, и наоборот, уплотняя, разрываем ее на клочки, но, всегда она направлена на воздействие на окружающий мир, и на противодействие ему, что бы он не внес изменения в наше тело, в нашу энергетическую сущность. Нашу душу. Наша сила - это наша защита от враждебной среды обитания, поэтому при разных уровнях силы мы имеем абсолютный иммунитет, можем не обращать внимания на перегрузки, различные воздействия на наш организм, мы под защитой, и, как яркая окраска жука, предупреждающая окружающих хищников, о том, что он ядовит, наша сила предупреждает - я здесь! Я опасна!
  Не скажу, что это было новым знанием для меня, нечто подобное, нам говорили в школе, но другими словами, и немного в другом ключе.
  - Мы всегда выделяемся на фоне окружающей действительности, 'светимся' среди аур объектов окружающего нас мира, что бы спрятать наш сигнал, надо вывернуться на изнанку. - продолжал Волков. - Ты не просто отрываешь от себя силу, а вырываешь ее из себя, разворачивая к себе внешней стороной, и позволяя ей впитывать окружающие ауры. Кстати, таким образом, впитывая, ты уничтожаешь следы собственной псисилы вокруг себя.
  - Впитываю их обратно? - уточнил я.
  - Да, - кивнул Василий, - и на месте потом остается ровный фон, по которому тебя не найти. Затем ты просто уходишь, и возвращаешь силу в другом месте, где ее следы не вызовут подозрений. Только это немного другая техника, и в ней не обязательно вырывать всю ауру, достаточно оставить тонкий слой, а остальное вывернуть. Так вот, это больно, что оторвать ее, что принять обратно, но, потом тебе будет приятно. Куда больнее возвращать, если ты в засаде, и начнешь не только впитывать, но и пропускать через себя чужую ауру, позволяя себе в ней растворяться. Хорошо замаскировавшись на местности, и пропустив через себя, ты сольешься с природой, с обстановкой, перестанешь быть человеком, превратишься в дерево, кусок земли, траву, камень, да во что угодно, кроме искусственных предметов, у них нет ауры. Вернее есть, но она очень слабая, рваная, после всех промышленных обработок, перемолотая в такой хаос по структуре, что попытки слиться с ней приведут к реальной смерти, а чаще к сумасшествию.
  Жесть, какой-то стелс режим получается. Тело твое есть, а с радаров ты исчез.
  - Надо быть очень аккуратным, во время такой маскировки, чем дальше, тем больше все твои жизненные процессы начнут замедляться, будет сложно мыслить, ты прекратишь себя ощущать человеком, - продолжал меня пугать капитан-лейтенант. - Есть риск уйти за грань, и в прямом смысле стать овощем, поэтому, необходимо обладать хорошей силой воли, что бы удерживать себя в этом положении, на самом краю, и одновременно не позволить своей ауре вернуться в исходное положение. Это очень сложно и трудно, особенно, когда приходится сидеть в засаде часами. Многие и часа не выдерживают, а большинство, и тридцати минут....
  Я хотел, было, задать вопрос, но он ответил на него, опередив меня.
  - Мой максимум двадцать часов. - он поморщился, видимо, не лучшие воспоминания. - Это единичный случай, я потом месяц видел сны, как будто я цветок, и жду пчелок, обычно намного меньше приходилось. Не отвлекаемся. - сказал Василий, когда я собрался еще кое-что уточнить. - А потом надо резко вернуть свою силу, чтобы она, как вода пену, вымыла из тебя все чужеродное. И поверь, в эти моменты, я не позавидую никому, сильнее боли никогда не чувствовал. Как будто тебя рвет изнутри, жжет и холодит одновременно, жуткое состояние, длящееся от нескольких минут, до нескольких часов. После максимума меня крючило сутки, если бы не сослуживцы, которые меня вытащили, я бы остался там, и, скорее всего, был бы уничтожен противником.
  Где там, он не сказал, но это было и не важно, я по его глазам видел, что боль не реально ужасная.
  - Чем дольше ты в таком состоянии, тем больнее. Если переживешь хоть раз, эту боль, после пяти часов сидения в засаде, то тебе не страшны никакие пытки. Они покажутся щекоткой, по сравнению с ней. Поэтому диверсантов никогда не берут в плен, их невозможно разговорить, даже под медикаментами, потому что контроль воли очень высокий, их сразу уничтожают. Если, только, это не какой-нибудь знатный аристократ, за которого дадут выкуп, но тут, на усмотрение противника, и никак иначе.
  - А откуда они будут знать, что это диверсант, - поинтересовался я, - на нем же не написано, а технике Вы всех обучаете.
  - Всех, - согласился Василий, - но не все ее используют, особенно так долго, многие, вообще не заморачиваются с ней, потому что, это одна из тех техник, которой ты способен убить сам себя, и помочь никто не сможет. На месте они разберутся, по силе причиненного урона, и по следам окружающей силы, в его ауре.
  - А как держаться на силе воли, что бы не стать кустом?
  - Разделять себя, и куст, стараться помнить, кто ты, и зачем здесь. Если будет очень долго, то необходим якорь в реальном мире, что-то, воспоминание о чем, способно вернуть тебя к жизни. А теперь приступим к практике.
  Волков закончил свои наставления, и, встав со стула, направился к выходу из комнаты.
  - Да, - сказал он на ходу. - Помни, что во время действия этой техники, ты совершенно беззащитен перед всем, перед любыми болезнями, любыми воздействиями на твой организм, даже, если твой индекс в сотню пунктов. Поэтому, если начал технику, то иди до конца и будь неподвижен, что бы стать естественным объектом, и не вызывать агрессию у окружающего мира.
  Оказывается сила не только мой защитник, и действует мне во благо, но, с ее помощью, я могу и навредить себе сам. Надо всегда помнить, что моя же сила может быть моим врагом. Одно не понятно.
  - Если так больно, и плохо, что выходишь из строя на сутки, какой смысл в засадах? - спросил я.
  - Ты же не будешь сидеть в засаде сутки. - усмехнулся капитан-лейтенант. - засек врага, и за пол часа до его подхода замаскировался. А потом резко вернул свою силу. Боль не такая сильная, научишься ее перебарывать, и идти в бой, никуда не денешься! Все, хватит болтать, пошли на улицу, будешь пытаться стать деревом.
  В тот раз деревом я так и не стал. Все болезненные попытки вырвать ауру, и вывернуть ее, не увенчались успехом. Было больно, как будто пытаешься сам из себя вытащить занозу, потом она оказывается глубоко, и ты ковыряешь иголкой свою кожу, а затем, ты уже достаешь из себя пулю, без общего, даже без местного наркоза. И это ощущение распространяется постепенно на все тело, от кончика пальцев ног, до пояса, а потом и выше.
  В тот день, я держался, пока боль не дошла до паха, и то не с первого раза. Только намного позже, через полтора месяца, у меня получилось привыкнуть к этим ощущениям, хоть, это и не совсем правильное объяснение, скорее, смириться с болью, и умудряться ее терпеть, и, все-таки оторвать от себя ауру. Получилось, даже, впитать немного, как своих силовых следов, так и капельку от дерева. Очень необычные ощущения.
  Порадовал возврат силы. Тяжело, за пять минут игры со своим полем, я расплатился сполна, хотя, было не так, как при начальном выполнении техники, уровень мучений зависел от времени нахождения в таком состоянии, и количестве впитанной чужой силы, а затем, когда все нормализовалось, пришло ощущение легкости, радости, я бы сказал, как будто испытываешь легкую эйфорию, а еще, казалось, что огромный добрый пес, который тебя любит, и считает своим хозяином, ластится к тебе, и вылизывает твое лицо, пытаясь сказать:
  - Здравствуй, я так скучал!
  
  
  
  Глава 25 + Эпилог
  
  - Ко мне уже во снах приходит эта практика, - рассказывал я своему психотерапевту. - Все время куда-то бегу, стреляю, получаю команды, отдаю сам, метаю гранаты, десантируюсь, осматриваю роботов, тренирую силовые техники, вспоминаю, как их создавать. Один раз взломал защищенную дверь вражеской базы, а там Воислав стоит с мячом подмышкой, и зовет играть в футбол, и я пошел, что только не снится...
  - Отдаешь команды? - заинтересовался Евгений Михайлович моими словами.
  - Да, - кивнул я. - Еще ни одного сна нормального не было, всегда кто-то косячит, приходится их поправлять, помогать. Один раз я два часа объяснял другому матросу, как надо выполнять задачу, почему, именно, с правого фланга заходить. Как пользоваться силой, что делать, если кончились пули...
  - От себя, что-нибудь добавлял, или, как преподаватели говорили?
  - Все по инструкциям. - помотал я головой.
  - Это нормально. - засмеялся капитан. - Тебе снится то, чему тебя учат, мозг усваивает материал. И рассказываешь ты себе, скорее всего, матрос незнакомый?
  - Нет, я, даже лица его не вижу, он в доспехе.
  - Вот видишь. - приободрил меня Евгений, - постоянно учишься, повторяешь, сам же говорил, что без внутренней силы не выдержал бы таких нагрузок, тем более, у Вас действительно большой объем новых знаний, и навыков, которых на гражданке не дают. Расскажи лучше, ты сделал еще один тест на индекс?
  - Да, вчера - кивнул я. - Девятнадцать пунктов. Я в недоумении, если честно. - развел я руками. - Почему он раньше не рос, а сейчас, за год подскочил на восемь пунктов? Всю ночь не мог уснуть, думал об этом.
  - Ростислав, ты раньше так активно пользовался внутренней силой?
  - Как здесь? - спросил я, и, дождавшись кивка капитана, продолжил. - Нет, дома лишний раз напрягаться не позволяли, всегда под присмотром родных, только в старших классах было свободное время, и то, все оно было посвящено Лире, да и не интересовался я этим, могу, и могу, поигрался, и забыл. Использовал по случаю, но, чтобы тренировать, такого не было, мама запрещала, не мог ее ослушаться.
  - Вот тебе и ответ на вопрос, - Евгений Михайлович налил себе воды в стакан из графина. - А то, что скачок большой, так мы уже определились с тобой, что он произошел давно, видимо, сейчас организм восстановился окончательно, у тебя проснулся интерес, чего не было до этого. Отдельный вопрос, почему ты не интересовался, ведь по твоей логике, в твоем мире не было ничего подобного?
  - Трудно ответить. - я пожал плечами, на минуту задумавшись над вопросом. - Я позже отвечу, поищу ответ.
  - Хорошо. - кивнул мой психотерапевт, - Какие чувства у тебя вызывает предстоящая послезавтра присяга?
  - Особо никаких, не знаю, может, там что-то появится. Равнодушие, особенно, после письма от родных, что они не приедут.
  - Сильно расстроился?
  Интересный вопрос, заставил подумать, оценить свои чувства.
  - Особого расстройства нет, я, конечно, сильно соскучился по ним, и хотел их увидеть, но подсознательно знал, что у них много работы, и дорога сюда для семьи встанет в копеечку, поэтому сильно не надеялся. Думал, мама приедет с младшей сестрой, но не так, чтобы никого. Вот тут, я раздосадован, скорее. Обижаться на маму невозможно, она в письме сказала, что скандал дома был, когда решали, кто поедет. Сестры переругались друг с другом, брата втянули в свои споры, достали Деда, и он постановил, раз не могут сами договориться, то никто не едет, и точка. Деда винить не могу.
  - Что же, после производственной практики, Вам дадут увольнительную на месяц, успеешь съездить домой. - еще раз приободрил меня Евгений.
  - Насчет практики, что это за зверь вообще? - поинтересовался я. - Все преподаватели говорят только, что будем нести вахту на кораблях одного из соединений, и всё, молчат.
  - Так и есть, Ростислав. - засмеялся он. - Три месяца в походе, несение службы на кораблях, практические занятия в открытом космосе, на планетах, и космических станциях, свободных миров. 'Пощупаете' все вживую, а начнется все с учений для первого курса, здесь, на Владивостоке.
  -Про учения знаю, - кивнул я, - будем отрабатывать штурм на первокурсниках академии планетарных войск. Они вообще, сильные ребята?
  - Как тебе сказать? - задумался капитан. - Увидишь, но расслабляться не стоит.
  - Понял, - я замолчал, а потом задал вопрос, который меня давно интересовал.- Евгений Михайлович, почему, когда сила ко мне возвращается после техники 'мертвеца', ощущаю, как будто собака играться лезет, и восторг, такой, щенячий.
  - Не знаю, Ростислав. - улыбнулся капитан, - я ощущаю слабый дневной бриз, освежает.
  - Эм...
  - У всех разные ощущения, редко, когда совпадают.
  ***
  Если вчера предстоящая завтра присяга не вызывала у меня никаких чувств, то сегодня мне передалось всеобщее беспокойство. Даже мои друзья, когда мы собрались в офицерской столовой, мандражировали по этому поводу, практически не вспоминая о сегодняшних зачетах за весь год. На вопрос, чего они так нервничают, ответила Елена, которая обычно отмалчивалась на пару с Гаделом, а если и проявляла активность в разговоре, то в основном с Ариной на ушко:
  - А ты как думаешь? - резко бросила она. - Сегодня вечером родители приедут, и будут завтра на присяге. Отец-то ладно, а вот мама, если я не оправдаю ее надежд, будет сильно расстроена.
  - Лен, да ладно тебе. - попытался я ее успокоить, - ты уже капрал второго класса, как ты можешь не оправдать ее надежд?
  - Она на первом курсе уже была главным старшиной. - опустила голову графиня Земная. - А я, только капрал...
  Что-то не то, голос у нее стал тихим-тихим, было видно, что она сильно переживает о предстоящих событиях. Я посмотрел на Гадела, который прижал свою девушку к себе, давая ей возможность спрятать свое лицо от нас.
  - Она контр-адмирал, - одними губами шепнул татарин. - Действующий.
  Вот это поворот! Ничего себе. У меня просто не было слов. Мама у Лены равна по званию нашему Могуте, у нее в подчинении крупное соединение флота должно быть. Как же мало я знаю о своих друзьях и их жизни вне академии, вернее, совсем ничего.
  - Знакомство с родителями у тебя будет не простое. - протянул Слава, обращаясь к Гаделу, на что тот пожал плечами.
  - А твои родители приедут? - Поинтересовалась у меня Арина.
  - Нет, - мотнул я головой, а потом соврал, не зная, как объяснить причину - я забыл их пригласить.
  - Как можно забыть пригласить родителей на присягу? - удивилась она, - ты, что, им письма не пишешь?!
  - Почему же, пишу. - вот настырная. - Дорогие мама и папа, и Дед, и брат, и сестра, и еще одна сестра, у меня все нормально...
  - Ясно, хватит. - прервала меня она, отвлекаясь на пикнувший коммуникатор, где мы все смогли увидеть надпись о том, что Галушкина добавила новую запись в социальной сети пару недель назад.
  - Кстати, я читал, что она на пластику ложилась. - припомнил я новости, решив подшутить над Ариной.
  - Да, - улыбнулась графиня Морозова, снимая коммутатор с руки, и преобразуя его в планшет, что бы показать нам фотографии поп-звезды с ее детьми. - После операции, правда, здорово выглядит? А какие у нее дети, Гарри и Бритни, говорят, что у нее роман был с Миком Бернардом Оуэном, графом и политиком из США...
  - Арина, ты боевой пилот! - я приложил к лицу руку. - Откуда ты это знаешь?! Зачем тебе?!
  - Ростислав, ты имперский морпех, откуда ты знаешь про пластику? - вернула она мне вопрос.
  - Туше. - я поднял руки вверх, не собираясь оправдываться.
  Оживилась Лена, хихикнувшая над нашей пикировкой, и, тем самым, порадовав Гадела.
  - О, мои вошли в систему. - сообщил Слава, просмотрев пришедшее на инфопланшет сообщение. - Прибудут через восемь часов.
  - Мой папа будет рад увидеться с твоим. - кажется, Арина посветлела лицом от таких новостей. - Давай устроим им встречу вечером?
  - Точно рад будет? - иронично усмехнулся Слава. - В прошлый раз, из-за дверей я слышал слово голодранец, в мою сторону.
  - Милый, не надо. - поморщилась Ариша, - сколько еще можно это мусолить? Давай лучше устроим нашим семьям ужин, я тоже давно не видела своего будущего свекра, соскучилась по его шуткам.
  - Увы, - развел руками Ярик, - ко мне приедут младший брат с матерью. Отец весь в делах, ты же понимаешь. Думаю, тебе придется составить компанию маме.
  - Да, конечно - у его девушки, явно ухудшилось настроение. - Я с удовольствием проведу вечер с Любавой Корнеевной.
  - Ростислав, - спохватился Гадел, когда прозвучал сигнал об окончании перерыва, и мы стали расходиться. - Мы с Леночкой антиграв арендовали, что бы наши семьи встретить, не мог бы ты с нами поехать, а потом отогнать его обратно? Что бы Лена не мотала...
  - Не вопрос. - согласился я, - в какое время подойти?
  ***
  На выходе из столовой меня догнал Ярик.
  - Рос, подожди, поговорить с тобой хотел. - обратился ко мне Сарай, положив руку мне на плечо. - Отец прислал ответ, что он поможет в поисках графини Юдиной, и уже начал их.
  Вот это новость! Я очень обрадовался, захотелось смеяться, обнять друга, однако тут же пришла в голову мысль, чего это стоило Славе, уговорить своего отца, и я подавил свои порывы.
  - Ярик, - выдохнул я тревожно. - Тебе, наверное, дорогого это стоило, я, даже не знаю, как тебя благодарить, я буду очень много тебе должен, когда мы ее найдем.
  - Брось, - довольно покивал головой, и махнул рукой Слава. - Какие долги, счеты, о чем ты? Ты мой друг, мой соратник, я помогу тебе, ты мне, при чем, ты уже помогаешь. У меня есть планы на будущее по восстановлению влияния моего рода, в которых тебе и твоей графине найдется место, особенно, место найдется Вашей войне. - Сарай оскалился в жестокой усмешке. - С кем Вы там воюете?
  - Род графов Ракса. - напряженно ответил я, оглядываясь по сторонам, не слышит ли кто, но мы уже покинули столовую, и шли по улице к корпусам, и вокруг, ближайшие метров пять, не было ни души.
  - Так что не беспокойся, - кивнул Слава. - Найдем ее, и все будет хорошо, помни, мы в одной лодке, помогая тебе, я помогаю себе и своему роду.
  - Ты именно так уговорил Отца?
  - Да. - довольно улыбнулся Ярик. - Он уже привел в действие наши силы, это первоочередный проект.
  Меня, как на волнах, бросало то в дикий восторг, то в неверие, то в безудержную радость. Как же мне повезло! Дед сюда определил, с Яриком познакомился, и он решил мне помочь. Ну и что, что он просто воспользовался ситуацией, это взаимовыгодно. Его, потерявшему былую славу, роду, пригодится победоносная война против других аристократов, они укрепят свой авторитет. Я, конечно, мало знаю о дворянах, и их мире, но они точно хорошо обогатятся, поглотив активы проигравшего рода. По простой аналогии с тем же Раксой, он забирает промышленность Юдина, как говорил Рэувэн. Так что у Сараев своя выгода, а я, главное, найду Лиру, и она будет в безопасности, с таким-то союзником! Только вопрос, как Слава объяснит эту войну другим, нужен же повод. Этот вопрос я и задал ему.
  - Повод? - удивился Ярик. - Какой тебе еще повод нужен, ты мой друг, ты любишь девушку, она тебя, и из-за этого ей объявили войну, а нам с отцом надо поднимать свой род до былого уровня. Все к одному сходится, или ты считаешь поводом к войне то, что твоя подруга до свадьбы была с тобой? - ухмыльнулся он. - Просто кто-то сильный, решил лишний раз самоутвердиться за чужой счет, и поиметь выгоду.
  - Да, понял-понял, - помялся я, - это точно не создаст тебе, и твоему роду проблем?
  - Точно. - рассмеялся Сарай. - Может, мы и не такие, как лет пятьсот назад, но поверь, сил у нас много, мы же из столичных миров, а там по-другому не выживают, и враг наш, даже не из первой тысячи аристократических родов империи. Так что, мы еще посмотрим, кто у нас тут голодранец. - неожиданно зло закончил он свою речь.
  ***
  Вечером, после закрытия сессии, я несколько раз съездил к космопорту, встречая, сначала, родителей Лены, а затем, восхищенных и восторженных родных Гадела, которые, приехали всей семьей, в количестве восьми человек, и постоянно вертели головами по сторонам, расспрашивая татарина обо всем, что видели. В противоположность им, графы Земные были крайне молчаливы и скупы на проявление эмоций, хорошо еще дочь обняли при встрече. Оно и понятно, чем может удивить контр-адмирала наша академия? Хотя, во взгляде Лениного отца чувствовалось, что он рад и горд за дочку, которая, потупив взгляд, просидела всю дорогу рядом с матерью, не произнеся ни слова. С первого взгляда на их семью становилось ясно, кто там главный.
  Видел я и родственников Славы с Ариной, правда, издалека. Да, все же я совсем ничего не знаю о своих друзьях. Как-то забыл уточнить у Сарая, правильно ли я понял, что он с Ариной, не то, что встречается, а помолвлен? По-другому не получается объяснить сегодняшний разговор, а я еще переживал, что они расстанутся, наверняка просто ругались, по таким мелочам помолвки не расторгают, наверное.... Все же, я мало знаю, надо исправлять ситуацию.
  - А он смотрит на меня, и говорит, жаль, что седла нет, да, друг? - раздавался знакомый голос Александра Ярославовича из столовой пансиона, и ему отвечал дружный смех нескольких человек. - А я думаю. Хорошо, что у нас седла нет! Казак ты доморощенный.
  Я как раз вернулся домой, и пересекал гостиную, когда до меня донеслись голоса собравшихся на ужин людей. Я еще подумал, что секунд-майор здесь делает? Наверное, в гости заехал, в надежде, что кто-нибудь из моих приедет.
  - Да, командир может! - раздался родной, до дрожи голос. - Юморист он у нас...
  Я ускорился и вбежал в столовую, под смех своих соседей, секунд-майора Ерастова Александра Ярославовича, и....
  - Отец?! - удивленно и радостно воскликнул я.
  - Ростислав! - папа быстро встал со своего места, и направился ко мне. - Сынок!
  Я шагнул ему на встречу, раскрывая свои руки, и он заключил меня в объятия.
  - Сына, Ростик. - он поцеловал меня в лоб, и отстранился, посмотрев в глаза. - Как ты, малыш? Раздался вширь, смотрю, уже не так легко тебя обнимать.
  - Все хорошо....- блин, папа, ну зачем так смущать, я уже давно не маленький.
  - Господа офицеры! - немного пьяно проскандировал Ерастов. - Хватит обжиматься, налейте старшине в честь окончания первого курса!
  - Пойдем, старшина. - отец широко улыбнулся, - думаю, сегодня по одной можно пропустить.
  В каждом движении отца я чувствовал гордость, и не без оснований относил ее на свой счет. Приятно, очень.
  - И не только по одной, - продолжал секунд-майор. - Родион Кириллович, дорогой, а налей ка мне вон той настоечки, пожалуйста. Где одна, там и вторая!
  - Как ты здесь оказался? - спросил я своего родителя, когда мы присаживались за стол. - Мама в письме сказала, что поездку запретил...
  - Ростислав, кто может запретить Драгомиру?! - Ерастов поставил рядом с собой полную до краев рюмку.
  - Дед. - ответил я.
  - Ух, это да. - лицо секунд-майора выражало куда больше эмоций, чем его короткая фраза. Он явно был знаком с главой нашей семьи.
  - Ослушался приказа старшего по званию. - улыбнулся папа, - сбежал, не мог же я тебя оставить одного.
  - А мама прикрывала побег?
  - Да, должен же кто-то приструнить отца.
  - Аннелиса Торбеновна может, да, - покивал Ерастов, - помню, как она защищала тебя от опасности, храбро и самоотверженно.
  - Нас, Саша, нас. - поправил его мой отец, и засмеялся.
  - Но спасла она только тебя, а меня оставила на растерзание...
  Я, как и все остальные за столом заинтересовались этой историей, и посмотрели на Александра Ярославовича, и моего отца.
  - А что случилось? - спросила Ирина Викторовна.
  - Мне тоже интересно. - сказал я, ощущая неизвестный мне до сегодняшнего дня восторг. Возможно потому, что именно сейчас я стал более близок к отцу, который раньше никогда не рассказывал о своей службе, или прошлом, он только интересовался мной, и довольно скупо проявлял свою любовь, как и Дед. Нет, не подумайте, я всегда знал, что они меня любят, и хорошо относятся, просто мы мало времени проводили вместе, а когда собирались, то всей семьей, и там их внимание было поделено поровну между всеми. До сегодняшнего дня, самыми теплыми воспоминаниями об отце у меня были те, когда он учил меня водить, как он меня хвалил за успехи, разворошив рукой мои непослушные вихры.
  - Не надо было открывать загоны с самцами туров во время гона. - объяснил мой родитель, - вот отец и разозлился.
  - Я же не специально, перепутал просто. - оправдывался секунд-майор. - А он....
  - Он его выпорол, как нашкодившего мальчишку, хотел и меня....
  - Меня, лейтенанта тогдашнего! - округлил глаза Ерастов, - и друг, даже не защитил!
  - Самому надо было спасаться, - засмеялся папа. - Аннелиса тогда беременная была, и отстояла меня. Ты был необходимой жертвой, Саша.
  - Да ну Вас. - наигранно обиделся Ерастов, под смех окружающих. - Ростислав, ты же меня не бросишь, если что-то подобное повториться?
  - Я постараюсь, - смеялся я вместе с остальными. - Но это же Дед.
  - Полагаюсь на тебя. - кивнул секунд-майор. - Ты уже готов к учениям, выработал стратегию поведения?
  - Какую стратегию? Зачем? - удивился я.
  - Александр Ярославович, не надо. - опередил, набравшего в рот воздуха для ответа Ерастова, Евгений Михайлович.
  - Да, Вы правы, что это я. - покивал головой он. - Сам увидишь.
  Мы еще посидели несколько часов за столом. Родион рассказывал отцу, как мы познакомились и, как им живется со мной, Ирина Викторовна нахваливала мои кулинарные таланты, Ерастов вспоминал забавные истории и военные кампании из прошлого, где они с отцом принимали участие под руководством своего командира, тогда еще капитана Могутова, Евгений Михайлович поддерживал беседу, впитывая в себя информацию, как губка, и только я ждал, когда же, наконец, смогу пообщаться с отцом наедине.
  ***
  Только поздним вечером я смог узнать, как дела дома, как поживает моя семья, что нового у них произошло. Увы, никакой новой информации о Юдиных в целом, и об Иллирике в частности отец не сообщил. До сих пор полная неизвестность. На этом фоне, я уже добился, куда больших результатов.
  Мы разговаривали до глубокой ночи. Я рассказывал о своей службе, и учебе, задавал множество вопросов. Мне было очень приятно, что папа откровенно радовался за меня, моим успехам. Про покушения я предпочел умолчать, зачем расстраивать, если вопрос почти решенный? А вот ответы на мои вопросы, это отдельная тема разговора....
  И вот, настало утро. Мы, весь первый курс академии, стояли в парадной форме, при полном вооружении, на огромном плацу ровными шеренгами, делясь на морских пехотинцев, и флотских. Напротив нас располагались небольшая трибуна, за которой собралось все командование академии, и множество других, незнакомых нам офицеров в генеральских чинах, и религиозных служителей, и широкий постамент, на котором будут лежать священные книги, соответствующие различным религиозным конфессиям. Рядом с постаментом занял позицию военный оркестр.
  За спинами командования можно было увидеть множество гражданских лиц, которые приехали на присягу к своим детям и родным. Я сразу заметил отца, который стоял в парадной форме, сверкая наградами, рядом с Ерастовым Александром Ярославовичем, и о чем-то разговаривал с незнакомыми мне военнослужащими, хотя, кажется, я узнал Абаимова, но не могу быть точно уверенным, что это был он.
  Видел я и отца Арины, который стоял вместе с дородной женщиной маленького роста, матерью Ярослава, которую за руку держал мальчик лет пяти. Недалеко от них расположилась шумная компания из семьи Бекетовых и четы графов Земных. Не знаю, подтвердились ли переживания Елены, но ее мама в форме контр-адмирала оживленно и весело разговаривала с родственниками Гадела, активно жестикулируя руками, и явно найдя отличного собеседника в лице матери татарина, а вот ее отец, очень тихо стоял рядом, постоянно кивая, как китайский болванчик.
  Все ждали только Генерал-Адмирала, который задерживался по неведомым нам причинам, на целых десять минут. Невиданный случай. Ходили слухи, что он крайне пунктуальный, и сам не приемлет опозданий от других. Рассказывали, что он мог за опоздание и адмиралов с генералами в наряд отправить, наверняка врали.
  - Может, случилось что? - еле слышно прошептал стоящий рядом незнакомый мне морпех.
  - Не, навряд ли. - не согласился с ним кто-то дальше по строю.
  Чувствовалось, что курсанты нервничали, переминались с ноги на ногу, кто-то громко, и часто дышал, кто-то покашливал, были и такие, кто издавал какие-то звуки, то ли в попытках себя успокоить, то ли развеять скуку, благо, рядом со строем не было ни одного офицера, и никто не мог сделать замечание, но, и некому было нас приободрить.
  - А правду говорят, что у него индекс за семьдесят пунктов? - шепотом спрашивал кто-то рядом.
  - Да, говорят, он на одной силе может всю базу уничтожить. - отвечали неизвестному.
  - Говорят, в Москве птиц доят. - зло шикнул кто-то.
  - Ты еще скажи, что так птичье молоко делают...
  Разговоры, как отрезало, когда на плацу появился сам генерал-адмирал Меньшов Валентин Севович. Без адъютантов, и иного сопровождения, он не казался маленькой букашкой на асфальте в окружении толпы. От его фигуры расходилась невиданная мощь, я такой еще ни от кого не чувствовал. По телу прошлись мурашки, хотелось встать на колени, и клясться в чем угодно, лишь бы быть на его стороне. Все-таки правду говорят, семьдесят пунктов, а то и больше.
  Генерал-адмирал встал перед трибуной, повернулся к нам, и громким, подкрепленным внутренней силой голосом обратился к нашему строю:
  - Сегодня, знаменательный день в Вашей жизни! Сегодня праздник в Российской Империи! Сегодня Вы станете частью огромной семьи, обретете ее честь, что бы преумножить! Слава русскому оружию! - он замолчал, а мы грянули во всю мощь тысячи глоток.
  - Слава!
  - Слава русскому флоту!
  - Слава!
  - Слава русской морской пехоте!
  - Слава!
  - Слава батюшке Императору!
  - Слава!
  - Слава матушке нашей, Российской Империи!
  - Слава!
  Взыграли трубы, зазвучал наш гимн. Абсолютно все пели, голоса наполнили воздух настолько плотно и сильно, что не было слышно музыки, хотя, порой ее обрывки доносились до моих ушей.
  Оркестр закончил играть, и началась сама торжественная часть. На коммутатор приходило сообщение, и курсант покидал строй, направляясь, чеканя шаг, к Меньшову, который стоял около постамента. Туда же подходил священнослужитель той конфессии, к которой принадлежал дающий присягу, и клал на серебряную подставку священное писание, на котором и приносилась клятва.
  Я стоял, и ждал своей очереди. Волнение ушло, оставив место для решимости и собранности. Несмотря на место и время, мысли в голове возвращались к вчерашнему разговору с отцом, вернее к его ответу на мои вопросы, почему мне не рассказывали о бабушке, почему не занимались со мной развитием силы, почему мне ничего не рассказывали о моей жизни до падения со скалы.
  - Ростислав, - его взгляд был серьезен, как никогда. - Отец запретил, под страхом исключения из рода.
  У меня скопилось очень много вопросов к тебе, Дедушка. Через несколько месяцев я приеду домой, и узнаю все, что мне нужно.... Я не успел додумать, как быть с тем, что Дед может заупрямиться, и как к нему найти подход, когда пришел сигнал на мой коммутатор.
  Что же, сегодня действительно знаменательный день. Сегодня я окончательно отдам ближайшие двадцать пять лет своей жизни армии. Сегодня, я скажу то, чего ни разу не говорил: - 'Служу Отечеству!'
  Напускная храбрость покинула меня, стоило только встретиться взглядом с генерал-адмиралом, казалось, он знает мои потаенные мысли и желания, видит мою душу, и она вызывает у него странную ухмылку, как будто он встретил забавного зверька. От макушки до пяток меня пробила дрожь, казалось, что вибрируют стенки черепа. Клятву такому человеку нельзя нарушить, возмездие будет неизбежно! Из головы вылетели слова присяги, которые я заучивал накануне, во рту пересохло, задергалось левое веко.
  Я стоял на подгибающихся ногах, и пытался выдавить из себя хоть слово, под взором черных глаз Меньшова, которые теперь затягивали, словно черная дыра. Целая вечность понадобилась мне на то, что бы собрать осколки своей воли, и положить руку на Библию.
  - Клянусь!
  
  
  
  Глоссарий
  
  Деньги
  1 Серебряный рубль - 1550,78 рублей в билетах банка.
  1 Золотой рубль - 120960,84 рублей в билетах банка, или 78 серебряных рублей.
  Серебряный рубль -20 грамм серебра.
  Золотой рубль - 20 грамм золота.
  
  
  Звания с классом табели о рангах.
  
  
  Морская Пехота:
  
  
  Генералитет:
  
  1 класс----- Генерал-адмирал.
  2 класс----- Полный Генерал, Генерал-Полковник.
  3 класс----- Генерал-Лейтенант.
  4 класс----- Полковник.
  Штаб-офицеры:
  5 класс----- Подполковник.
  6 класс----- Премьер-Майор.
  7 класс----- Секунд-Майор.
  8 класс----- Капитан.
  9 класс----- Капитан-лейтенант.
  Обер-офицеры:
  10 класс----- Старший лейтенант.
  11 класс----- Лейтенант.
  12 класс----- Унтер-лейтенант.
  13 класс----- Старший мичман.
  14 класс----- Мичман.
  Унтер-офицеры:
  15 класс----- Главный старшина.
  16 класс----- Старшина.
  17 класс----- капрал 1 класса.
  18 класс----- капрал 2 класса.
  19 класс----- Капрал.
  Рядовой состав:
  20 класс----- Старший матрос.
  нет класса----- Матрос.
  
  // Только в морской пехоте и на флоте у рядового состава есть класс в табели о рангах, в планетарных войсках 20 класс имеет звание капрала, которое приравнено к унтер-офицерам. Но на флоте старший матрос не приравнивается к унтерам, этот казус считается всеми флотскими, как одна из уникальностей рода войск.
Оценка: 6.15*62  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Климова "Операция М.У.Т.А.Н.Т."(Боевик) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Флат "Полуночный бал. Игры богов"(Любовное фэнтези) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Е.Хаггер "Пропасть на первую полосу!"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"