Доценко Алексей Иванович: другие произведения.

Записки путешественника: Шри Ланка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


З А П И С К И П У Т Е Ш Е С Т В Е Н Н И К А

1. ШРИ ЛАНКА

  
   Вообще говоря, можно разделить всех людей на две большие категории: тех, которые любят путешествия и тех, кто предпочитает их не предпринимать. Конечно, мы не принимаем во внимание потенциальных туристов, которые не могут позволить себе отдых в заморских странах по материальным соображениям, но, если решить денежные проблемы этой необеспеченной части публики, она опять же будет представлена теми же двумя категориями. Иной раз наблюдаешь где-нибудь в Турции девушку из Мурманска, которая, работая в районной больнице санитаркой с окладом сто долларов в месяц, целый год копит средства на недельный тур и проживание в скромном трехзвездочном отеле, отказывает себе во всем, живет в ожидании и, наконец, в величайшей эйфории, недоступной многим людям с большими деньгами, отдыхает на вожделенном курорте. С другой стороны, какой-нибудь топ-менеджер крупной московской фирмы совсем не желает покидать столицу и проводит отпуск в спокойствии домашней обстановки, в тишине дачи или в суете злачных рекреационных заведений. Культурные шедевры Европы, необычный мир Азии, экзотическая флора и фауна тропиков Африки не прельщают его, хотя он может позволить себе поездку куда угодно. Но страсть к путешествиям не свойственна каждому.
   Меня следует отнести к первой категории, к заядлым путешественникам. Это означает, что если позволяет время и отсутствуют разнообразные препятствующие факторы, я обязательно буду стремиться к посещению новой страны, где еще не бывал. В мире несколько менее двухсот государств, и, проживи ты восемьдесят лет, путешествуя в среднем дважды в год, объездишь весь мир за жизнь лишь по одному разу. Иные неглубокие люди скажут, а, собственно, зачем такое разнообразие, ведь Литва мало отличается от Латвии, Германия от Австрии, а Сейшелы от Мальдив? Побывай в одной из стран - и будешь иметь полное представление о целом ареале. Неверное это суждение, друзья мои; и надо объяснить такому индивиду, что государственно-территориальное деление не блажь истории, но результат многовековых мучительнейших процессов мироустройства.
   Понятно, что смысл путешествий состоит только в двух вещах, а именно в познании нации, на чью территорию ты въехал и в типе активного отдыха. В первое надо включать общение с жителями страны, наблюдение за ними, за их речью и манерами, что само по себе крайне интересно; осмотр достопримечательностей, созданных на протяжении столетий, отличающихся яркой индивидуальностью в разных местах; испробование национальной кухни, порой весьма необычайной; ознакомление с экономической, политической, культурной жизнью государств и многое другое, тому подобное. Однако надо обладать достаточным уровнем духовного развития и уметь испытывать эмоции радости познания, чтобы полноценно познавать нации. Типы активного отдыха всем хорошо известны и понятны: купание в море, дайвинг, скейтбординг, горные лыжи, альпинизм, рафтинг, зорбинг etc.
   Конечно, есть страны, где превалирует только один фактор, скажем, в Чехии в море не искупаешься и на лыжах с гор не покатаешься, а на Мальдивах совсем плохо будет с культурной программой, поэтому перед выбором впервые посещаемой страны надо определиться с целью. Мой выбор для путешествия в январе 2007 г. пал на остров Шри Ланку. Проведя небольшой маркетинговый анализ, я понял, что это государство пока не относится к раскрученным для русского туриста странам, таким, каким, к примеру, является Таиланд. Причин много, одна из главных - гражданская война за независимость, развязанная в 1983 г. северными жителями страны, тамилами, против этнического большинства - сингалов.
   Шри Ланка относится к разряду гармоничных стран для путешественника. Здесь и океан, и древняя культура. А.П.Чехов побывал здесь и с восхищением назвал Цейлон (а в те времена страна носила именно это, присвоенного английскими колонизаторами наименование) "кусочком земного рая". После десяти дней пребывания здесь стало понятно, что великий писатель был абсолютно прав.
   Путь на Шри Ланку долог, в связи с малым наполнением самолетов чартерных рейсов в эту страну ни из одного российского города нет. Поэтому попасть на остров можно только с пересадкой и только регулярными рейсами. В моем случае лететь пришлось сначала в столицу Катара Доху, а затем, проведя в этом арабском аэропорту более четырех утомительных часов, добираться до далекой страны рейсом Доха-Коломбо. Если из Москвы в Катар русских в самолете было большинство, то на пути из Катара на остров лайнер занимали, большей частью, арабы в национальной одежде, индусы в чалмах и флегматичные ланкийцы. Компания "Катарские авиалинии" является одной из лучших в мире: флит из почти шестидесяти новейших американских и французских аэробусов поражает великолепием. Особенно выделялся самолет, на котором мы летели из Дохи: индивидуальный жидкокристаллический телевизор у каждого пассажира с интерактивной системой управления - хочешь, смотри кино на одном из четырех языков, предпочитаешь музыку - пожалуйста, десять каналов (я выбрал классический и наслаждался Моцартом, Глинкой и Бородиным в исполнении Лондонского Симфонического Оркестра), любишь поиграть - тетрис к вашим услугам. Бутилированное в 0,187 л качественное красное вино (Chateau Amalric 2003 г.) на аперитив напоминает перелет в Париж регулярными французскими авиалиниями. Арабские стюардессы одеты в красочную униформу. Обшивка салона, кресла, лампы - все в идеальном состоянии, блестит хром, а пластик хочется потрогать. От такого полета получаешь удовольствие. Как же отличается такой сервис от полетов на полуразвалившихся, давно отлетавших свой ресурс, шумных и обшарпанных ТУ или ИЛах, которые хозяева компании Сибирь (в связи с пошатнувшемся имиджем из-за частых авиакатастроф переименованную в S7) имеют наглость представлять к полетам, подвергая опасности жизни пассажиров.
   Но вот мы в аэропорту близ Коломбо. Это пока единственный международный аэропорт в стране, но, по слухам, уже строят второй где-то в южной части острова. Представленная в путеводителе трехчасовая разница во времени с Москвой оказалась не совсем верной: на самом деле время здесь на два с половиной часа впереди зимой и на полтора летом, т.к. Шри Ланка относится к числу стран, на которых время на час назад в летний период не переводят. Незачем это, шесть градусов северной широты, до экватора рукой подать - 700 километров, а там, как известно восход всегда в шесть утра, а закат - в шесть вечера, и погода всегда одна и та же.
   Вы видели, как выглядит Луна в экваториальных странах? В период между ново- и полнолуниями это не серп, как у нас, ранний и старый. Здесь Луна развернута на 45 градусов относительно ее положения в северных широтах. Когда я приехал, ночью на небе сиял улыбающийся рот, с каждыми новыми сутками все набирая в размерах. В день отъезда до полной луны оставалось еще пара суток. Кстати, день полнолуния на Шри Ланке священный, называется он Poya-Day, и в него строго запрещено употреблять любые спиртосодержащие напитки, которые нигде не продают и не подают, даже в баре отеля для иностранных туристов, далеких от буддийского менталитета.
   От аэропорта до отеля не более восьмидесяти километров. Но вы глубоко ошибаетесь, мои читатели, если подумаете, что трансфер в гостиницу занял около часа. Четыре, друзья мои! Как? А вот так: разрешенная максимальная скорость по городу - 52 км/ч, вне его, на "автостраде" - 72 км/ч. Этот главный хайвей вдоль побережья представляет собой ухабистую дорогу по одной полосе на каждое направления. Ясно, что с такой автомагистралью, проезжая через столицу - Коломбо, большой город с полуторамиллионным населением, - мы попали в жуткую пробку, такую, какая бывает во время обильных снегопадов в Москве. Свою столицу сингалы называют не иначе, как Кэламбэ, на английский манер. Этот народ - этническое большинство страны, их около 76%, едва 14% составляют злобные северные жители - тамилы, вселившиеся на остров из Индии, остальные 10% - вездесущие иудеи, мусульмане и потомки европейских колонизаторов в незначительном количестве.
   На всем протяжении дороги не было замечено ни одного свободного от лавок, АЗС, супермаркетов, мастерских, жилых домов и гостиниц участка земли, что делало прибрежную зону западной и южной частей страны одной гигантской агломерацией наподобие Bay Area в Калифорнии или первых двадцати километров Ярославского шоссе в сторону от Москвы. Заканчивается один населенный пункт - тут же знак начала другого.
   Развлекая нас в пути, сопровождавший сингальский гид сообщил туристам удивительную информацию о невероятных акцизах при ввозе на остров любых автомобилей. Была озвучена ставка 300%(!), таким образом, розничная цена новой Toyota Camri в этих краях составляет $ 80 000, а скромной Nissan Almera - $ 45 000. В микроавтобусе ехали почти одни мужчины, и, взглянув им в глаза, я понял, что многие не поверили в такую астрономию, я был в их числе. Однако впоследствии, при общении с другими гидами, в том числе русскими, информация о баснословных ценах на автомобили подтвердилась.
   С нами в маршрутке ехал один мажорный мальчик в сопровождении молодой красивой блондинки и дамы лет пятидесяти, к которой он обращался по имени и отчеству. Мальчик вел себя фривольно, ругался матом и отпускал скабрезные тирады в адрес увиденного им за окном автомобиля. Мне он не нравился. В сопровождении свиты наглый парень сошел у 5-звездочного отеля Riverina в Бентоте. И тут кто-то из компании мужчин из Москвы спросил нашего чичероне, знает ли он, кто только что с нами ехал? Тот, понятно, представления не имел. Мужчины громко объявили, что это был певец-звезда из России по имени Витас. Как выглядит Витас, я не знаю, а потому не могу ничего сказать наверняка, но, судя по квазикиркоровскому поведению, это точно был тот пищащий малыш с телевизора.
   Городок, где находилась наша гостиница, назывался Индурува. Хозяин отеля не отличался богатой фантазией, потому не придумал ничего лучше, как назвать свое заведение Induruwa Beach Hotel. Пожалуй, объявленным московскими турфирмами 3+, а некоторыми и 4 звездам отель соответствовал: номера просторные, потолки 3,3 м, сантехника исправна, центральное кондиционирование Honeywell не слишком шумное, бравые двадцатилетние парни-сингалы быстро и незаметно каждый день поутру убирают в номерах, в любое время открыт неказистый тренажерный зал, шведский стол достаточно разнообразен. Теннисных кортов и полей для гольфа, конечно, нет, но это лишние опции для отдыха на океанском побережье. Номер мне достался на четвертом этаже, балкон от океана отделяло не более пятидесяти метров, и Индийский океан во всей красе открылся моему взору. Практически каждый день я по несколько минут наблюдал за ним. В зависимости от количества солнечных люменов и угла падения лучей светила воды меняли цвет от темно-серого до ярко-лазурного, Красиво, очень красиво. Это стоит увидеть.
   Первым делом, после столь утомительного странствия, надо было, как следует выспаться, и я, включив кондиционер и выпив грамм сто купленного в домодедовском Duty free коньяка Camus V.S.O.P. из подарочной бутылки 1 л за $49 (господа, покупайте хороший коньяк в аэропортах!), лег в постель и отключился.
   Разбудил меня телефонный звонок. Гид нашего туроператора Exotic-Travel Людмила приглашала новых туристов на ознакомительную беседу. Спустившись в лобби, я увидел, что все вновь прибывшие уже собрались и расселись по креслам. Люда рассказала пару слов о стране (ничего нового, что бы я не прочитал ранее в интернете), раздала всем листовки и предложила купить экскурсии. Ассортимент ограничивался четырьмя однодневными турами: Канди, Сигирия-Дамбула, обзорная по Коломбо, Галле. Цены в пределах 60-80 долларов с человека. Все пошли думать, а меня, искушенного путешественника, не следует убеждать, что не следует покупать экскурсии у отельного гида.
   На столе в номере я заметил напечатанный на английском языке красочный рекламный лифлет с фотографиями и важным сообщением, что всем приехавшим в Induruwa Beach Hotel, в аюрведическом центре, расположенном здесь же на четвертом этаже, делают бесплатный массаж. И тут в дверь постучали. Тщедушный room-service boy поинтересовался, все ли у меня в порядке и хорошо ли удалось устроиться. Ответив утвердительно, я попросил парня сопроводить меня в аюрведический центр, что и было исполнено. Храм индуистской лечебной науки меня не впечатлил: небольшое помещение вида общественной бани, разделенное ширмами на "кабинеты", два массажных стола, покрытые несвежими простынями, неказистый стол в приемной. Интересен был только один объект: ящик для принятия травяных ванн, представлявший собой ложе из дерева с крупными квадратными дырами для стока воды и с полукруглой, как у старых сундуков, крышкой, которой закрывалось сверху человеческое тело во время процедуры. Мастером аюрведы оказался очень похожий на рум-боя молодой сингал, предложивший выбрать мне для тестового массажа голову или ноги. Я предпочел первое и воссел на стул. Обильно смазав руки каким-то вонючим маслом, аюрведист приступил к работе. Минут пятнадцать он тер мою голову бессистемно и лениво. Я точно умею это делать лучше, друзья мои. Предчувствия меня не обманули: молодой сингал оказался шарлатаном, выдающим себя за искушенного восточного доктора. А об аюрведе позднее я узнал, что это чрезвычайно тонкий, сложный и сугубо индивидуальный двухнедельный курс, за большие по местным меркам деньги ($ 2 500 с человека), организуемый на юге острова в специальных клиниках. Курс состоит из начальной диагностики пациента, включая пульсовую, подбора разных трав в зависимости от состояния организма и больных систем, ежедневного массажа по особой методике с использованием именно необходимых до данного человека растений, специальной диеты с подбором только определенных ингредиентов и, конечно, медитации. Вот что есть аюрведа, а не вождение руками по голове клиента каким-то неучем. От кого-то из гидов я узнал, что один из аюрведических центров Шри Ланки облюбовал бывший канцлер ФРГ Гельмут Коль, который каждый год приезжает для нетрадиционного лечения на райский остров.
   Разные источники рекомендовали в первый день ни в коем случае не находиться долгое время на солнце в дневное время, поэтому на пляже я рискнул появиться только в пять вечера. Вода поразила своей высокой температурой, и, правда, была не менее двадцати восьми градусов, как говорили все вокруг. Пляж был просто прекрасен для водных процедур. Идеально чистое дно, ни ежей, ни камней, ни колоний ракушек. Только песок. Океан чист: ни медуз, которых я боюсь, ни больших рыб, ни прочих живых организмов. Конечно, в других местах справа и слева от пляжа, особенно у камней, были и крабы, и черепахи, и ежи. Но не на пляже, и этот факт был большим преимуществом отеля Induruwa Beach.
   Ужин начинался в полвосьмого. Шведский стол разнообразен: несколько видов рыбы, говядина, свинина и курица в разном исполнении, множество салатов, до десяти гарниров - выбор есть. Все острое, приправленное национальными специями, но не так сильно, как в тайской кухне. Фрукты в изобилии, всегда один и тот же набор: свежайшие ананасы, не очень вкусная папайя, десятисантиметровые императорские бананы и ужасного вида и вкуса арбузы. Я ел только ананасы и бананы в больших количествах. Собственно, в нашей стране мы никогда не найдем таких бананов, ибо мы в России покупаем и кушаем кормовые сорта, которыми в Азии потчуют скот. Надо сказать, что императорские бананы очень быстро чернеют, если их не съесть в течение нескольких часов после сбора. Как-то утром я принес в номер пару этих совершенно желтых фруктов и ушел, а, вернувшись в обед, увидел, что оболочка стала почти черной. Наверное, поэтому их не экспортируют, и мы в северных странах употребляем бананы для свиней. Отличия по вкусу громадные. Что касается ананасов, то эти фрукты, будучи свежими, источают ароматный запах и прямо-таки тают во рту. Стоят они на Шри Ланке десять рублей за штуку, у нас в Ашане, как вы знаете, в несколько раз дороже. Во время одной из экскурсий автобус остановился у поля, где выращивают ананасы, и каково же было мое удивление, когда я увидел, что фрукт этот произрастает на кустарнике, похожим на наш крыжовник, а не на величественной пальме, как я считал ранее по своей простоте и незнании ботаники.
   В тот первый вечер я лег спать довольно рано. Новый рум-бой принес в номер пластинку фумитокса и вставил ее в постоянно включенный аппарат по отпугиванию насекомых. Комаров и прочих мелких крылатых тварей в номере не было ни в тот день, ни впоследствии. Да и вообще на улице насекомых было немного, и, самое главное, за десять дней никто меня не укусил, чему я был крайне рад. Вот я в постели. Дверь на балкон приоткрыта, и я с удовольствием слушал шум прибоя. Вдруг со стороны занавески на потолок влезла бело-желтая ящерица сантиметров пятнадцати длиной и принялась по нему ползать. (Не подумайте, друзья мои, что я тот вечер пил коньяк). Это было самая настоящая рептилия. Я поднялся и подручными средствами изгнал непрошенную гостью на балкон, а дверь прикрыл. И здесь раздался звук, совершенно напоминающий звонок у входной двери одних моих московских знакомых, переливчатый и постепенно затихающий. Прислушавшись, я понял, что звук издает какая-то птица. Пение продолжалось недолго и вскоре затихло, но во все следующие ночи концерт был повторен.
   Прекрасное солнечное утро второго дня предрасполагало к пляжному отдыху. И после завтрака я отправился к океану. Облюбовав место под большой кокосовой пальмой, расположил там лежак и принял горизонтальное положение. Приятно пребывать в расслабленном состоянии у океана, слушать прибой, смотреть на зеленые ветки тропических растений и игру солнечных лучей, пробивающихся сквозь них. На пальмах висели недозревшие кокосы, изучая их, я заметил меж плодов странное движение каких-то живых существ, которое поначалу было принято мной за игру воображения и солнечных бликов. Но - нет, это и правду оказались мелкие животные, похожие на наших белок, но более темного окраса, с полосатыми спинами и хвостами. Возможно, это были хорьки. Между тем, несколько существ по стволам спустились вниз и выскочили на землю. Не опасаясь присутствия человека, они принялись сновать между лежаками. Наблюдать за зверьками было крайне любопытно, но хотелось понять, как они называются. Мою заинтересованность удовлетворила близлежащая дама лет пятидесяти, сказав, что все именуют их бурундучками. При этом женщина продемонстрировала сумку с изгрызанной веревочной ручкой: наглые хорьки добрались до чужой собственности и повредили ее.
   Пляжи на социалистической демократической Шри Ланке принадлежат народу, поэтому первые десять метров побережья отделялись от нашего отеля сеткой-рабицей и ступеньками. По песку сновали местные жители разного возраста: бабушки, продающие некачественные изделия из текстиля и агрессивно пристающие к проходящим к морю туристам, пролетарского вида мужчины, предлагающие экскурсии по бросовым ценам, молодые парни, зазывающие отдыхающих на аюрведический массаж. Меня мало занимали пляжные торговцы, и я смело шагал к воде, не обращая на них никакого внимания. Весело купаясь в море, я вступил в разговор с русской девушкой Татьяной, дизайнером из Санкт-Петербурга, которая сообщила мне, что один из пляжных мальчиков активно приглашает ее на аюрведический массаж, но она боится покидать территорию родного отеля с незнакомым молодым человеком. Этот юный сингал стоял на берегу и жадно пожирал глазами нашу Ассоль из Питера. Таня сказала, что массажиста зовут "Вася". Думаю, настоящее его имя созвучно этому русскому варианту, и потому он представился девушке именно так. Роста Вася был небольшого, не более 160 см, худощав, подвижен, черен, с вьющейся длинной шевелюрой; очень был похож на футбольную звезду былых времен Руда Гуллита; на вид лет около двадцати. Как только мы вышли на берег, Вася радостно подбежал к нам и на ужасном английском завел речь об аюрведическом массаже. Суть сводилась к тому, что для красивой девушки Тани часовой массаж является бесплатным, а для меня, толстокожего мужчины, стоит тысячу рупий (что эквивалентно десяти американским долларам). Я задумал поторговаться и предложил шестьсот рупий за час волшебной аюрведы, с чем сингал как-то легко согласился. Также мы не обратили внимания на подозрительную благотворительность в отношении девушки: как это столь серьезная процедура может быть бесплатной. Осознание того факта, что Вася является любвеобильным шарлатаном, пришло позднее. А пока мы двинулись вдоль пляжа и, пройдя несколько сот метров, достигли пределов другого отеля, который выглядел гораздо проще и беднее нашего Induruwa Beach. Это была гостиница для местных жителей, в выходные дни приезжающих на отдых из центральных участков острова, и здесь Вася имел свою комнату.
   Никакого массажного стола в помещении не было, мы находились в обычной комнате трехзвездочного отеля. Таня, одетая в раздельный купальник, разместилась на кровати, и наш юный сингал, намазав ладони маслом, приступил к массажу. Начал он спины, постепенно спускаясь к ногам. Я наблюдал. Общая техника массажа была самой обыкновенной, что подвергало сомнению информацию от Васи, что он учился аюрведическому искусству в Германии. Хотя какая связь между немцами и индийским учением - непонятно. Мы не сразу придали значения разнице между делом и словом нашего нового сингальского друга и пока воспринимали его серьезно. Девушка лежала и млела, массаж ей нравился, но при этом тело ее было зажато и напряжено, ноги плотно сдвинуты, голова повернута в мою сторону, взгляд просит следить за Васей, чтобы он не позволял себе слишком многого. Массажист все норовил снять лифчик и влезть пальцами между таниных ног, при этом многозначительно поглядывая на меня. Мое присутствие и грозный вид все-таки сдерживали его желания. На лице сингала отражалась невообразимое блаженство от тактильных ощущений: ведь он прикасался к красивой белой девушке. И феномен бесплатного массажа стал понятен. Минут через двадцать Вася попросил Таню перевернуться на спину и занялся передней частью. Закончилась процедура массажем головы. Час прошел довольно быстро, девушка ушла на обед (у нее был пакет All-in, а у меня HB), начался часовой массаж моего тела. Вася совсем не старался, и я понял, что заплатил за массаж шарлатану и бездельнику.
   В следующие дни, как только Таня появлялись на пляже, Вася вырастал перед ее глазами и зазывал на продолжение бесплатного массажа, а также жестами и на кривом английском выражал величайшую привязанность и любовь к девушке из Питера. Цель массажиста была тривиальна: остаться с белой красавицей наедине и переспать с ней. Это было понятно всем, но Вася взялся за дело серьезно и пытался завязать роман. Для пущей имитации великой любви он подарил Тане красивую фиолетовую юбку с золотыми слонами. Подарок девушка приняла, но идти на массаж отказалась, чем повергла юного сингала в уныние. Когда через пару дней стало ясно, что ответных чувств Таня к нему не испытывает, Вася поступил совсем неблагородно: востребовал свою юбку назад, а когда получил отказ, стал злобен и мрачен и более с питерской девушкой не общался.
   В тот же день, около четырех дня, когда жара была уже не слишком сильна, с группой других отдыхающих из нашего отеля я отправился на лодочную прогулку по близлежащей реке Бентота. Собралась подходящая компания молодых людей: женатая пара - Саша и Юля - и примкнувшая к ним подруга семьи Света из подмосковной Балашихи, психолог из Петербурга Андрей и его приятельница Татьяна, та самая девушка, к которой был так неравнодушен beach boy Вася. Прокатившись несколько километров в северном направлении на туктуках, мы достигли города Алутама, через который и протекала река. Зафрахтовали моторную лодку на два часа, вшестером разместились на деревянных скамьях, плюс два сингала - рулевой и гид - и выдвинулись вглубь страны. Бентота, на мой взгляд, была довольно широкой и полноводной, гораздо крупнее Москвы и Невы, но, как оказалось, это далеко не главная водная артерия острова. По крайней мере, еще три реки на Шри Ланке больше Бентоты. Несмотря на то, что окружающие лодку воды были грязными и мутными, поездка на свежем воздухе в веселой компании вызвала только положительные эмоции. Приятно обдувал ветерок, перед нами предстали тропические красоты. Правда, иногда райский вид омрачали многочисленные свалки и помойки. Гид сообщил, что в них часто водятся крокодилы, питающиеся человеческими отбросами. Как мы ни старались, вглядываясь в кучи мусора, зеленых земноводных не заметили. Наверное, время было необеденное.
   Через несколько километров мы достигли берегов, где с водой смыкались буйные заросли растительности. В одном месте издалека был хорошо заметен проход внутрь, что-то наподобие грота, но только из деревьев, а не из скал. Наше судно отправилось к нему. Все усердно щелкали фотоаппаратами, снимая замечательный вид. Медленно приблизились к зарослям и вот вплыли прямо в "грот". Стало темно и тесно, приходилось иногда нагибаться, чтобы не пораниться ветками. Мангровые деревья росли прямо из-под воды, корнеобразные ответвления торчали во все стороны. Необычный, завораживающий вид. Рулевой хорошо знал фарватер, потому, проплыв сотню метров сквозь заросли, мы благополучно выплыли наружу через такой же "грот"; получается, что колония деревьев росла прямо посреди широкой поймы.
   Над рекой и в зелени наблюдалось множество птиц, некоторые были похожи на чаек, другие на цапель, третьи на крупных воробьев. Появились рыбаки, и на берегах, и на лодках в реке. Без движения, с длинными удочками в руках, с недовольными лицами из-за шума нашего мотора они занимались добычей рыбы. Впереди на подобии катамарана мы увидели троих молодых сингалов без рыболовных снастей, что было очень необычно. Чем они занимались здесь, неужели просто прогуливались, как и иностранные туристы? В руках у одного из них что-то зашевелилось. Еще несколько метров и стало ясно: это маленький крокодильчик. Наш гид и рулевой уже знали технологию: это плановая остановка и осмотр рептилии. Крокодил был как будто под действием наркотика: вял, безучастен к окружающим, тих. Желтые глаза навыкате смотрели непонятно куда, пасть с небольшими, но острыми зубами, приоткрыта, лапы медленно шевелятся. Земноводное дали подержать каждому из туристов, все сделали фото в различных ракурсах. Я даже посадил крокодила на голову, где он и находился, пока его не сняли. Забавно, до этого никогда не приходилось держать в руках крокодила, кожа сухая, тело теплое, но холоднее человеческого.
   Причалили к берегу. Вход в сад специй "Dalmanuta Silent Garden", гид нас предупредил, что разговаривать тут запрещено, почему - непонятно. Неужели специи испугаются человеческой речи и перестанут расти? Посреди сада располагался красивый водоем, совсем как на картине "Заросший пруд" Поленова. Здесь же на земле мы заметили огромных, до сантиметра длиной, рыжих муравьев. Один из них заполз Татьяне прямо в нижнее белье, и она удалилась в туалет, чтобы извлечь нахала, который, однако, успел пребольно укусить девушку.
   Солнце клонилось к горизонту, вечерело. Мы достигли последнего места нашей экскурсии - кокосовой фермы. Здесь выращивался вид кокоса, который является питьевым, а тот, который известен нам по темно-коричневому твердому ореху в супермаркетах, является другим видом, съедобным, о нем речь еще впереди. Во дворе, в клетке, томилась семья дикобразов, они дурно пахли, но их вид был красив. Через сетку одного из животных удалось даже погладить. Хозяйка заведения, средних лет полная сингалка, на необычно чистом английском (где учила, спросил я - в школе) рассказала нам о технологии производства разных продуктов из пальмы и ее плодов и предложила приобрести сувениры в собственной лавке. На продажу выставлялись слоны и обезьяны, выпиленные из прямо из обезвоженного плода, светло-коричневые, волосатые, прочные - дама намеренно с силой бросала их на бетонный пол, что совершенно не влияло на их целостность; коврики из копры лежали стопками в огромном количестве; разнообразные маски развешаны по стенам. Все принялись осматривать сувениры и прицениваться. Но оставалось мало времени, и наша группа, ничего не приобретя, отправилась в обратный путь.
   Мы устали, для экономии времени попросили рулевого включить мотор на полную мощность, и довольно быстро достигли отправной точки нашего путешествия. Уже совсем стемнело, выйдя на берег, мы погуляли по узким улицам Алутамы, зашли в пару магазинов и довольные поехали в отель.
   В тот вечер, за пивом в мужской компании, один джентльмен из нашей группы, также регулярно путешествующий субъект, поведал о своем необычайном хобби. Оказалось, что он большой охотник испытать любовные утехи с местным женским населением посещаемых стран, совсем как, по слухам, распространенным по Москве, любил делать наш знаменитый путешественник Юрий Александрович Сенкевич, не так давно покинувший этот мир в возрасте шестидесяти шести лет. Но ведущий клуба кинопутешественников объездил большинство стран мира, наш же ловелас мог похвалиться успехами только в нескольких уголках земного шара. Правда, он еще достаточно молод, и все у него впереди. Джентльмен вещал о сравнительном анализе культуры секса в разных государствах, об особенностях интимного поведения. Мы внимали ему, неспешно потягивая пиво и думая о смысле отношений между мужчиной и женщиной; некоторые слушали с восхищением, другие с отвращением, а кто-то и спрашивал совета, как организовать такое щекотливое дело для себя. И наш повеса охотно рассказал о том, как у него все вышло здесь, на острове.
   Отрытой проституции на Шри Ланке нет, здесь не Таиланд, страна куда более пуританская. Не будем забывать, что сексуальным воспитанием с начала 19 в. здесь занимались холодные англичане, а до этого католически настроенные португальцы. Кто знает, пусти на благой остров развратных американских солдат, как это случилось близ Паттайи, получился бы на острове Цейлоне второй Таиланд, а так - нет: все здесь построено на чистоте нравов и благородстве. Однако проституция в той или иной форме существует с неолитической революции до настоящего времени в любом регионе мира. Наш субъект прекрасно об этом знал и без труда нашел то, что искал. Хорошо известный мне beach boy Вася подсказал ему, что в семи минутах ходу от нашего отеля находится замечательная гостиница для местного населения под названием Asha, и там предоставляются услуги сексуального характера. Наш друг подумал, что Asha - ни что иное, как Азия, что является английской транслитерацией сингальского названия. Но хозяин отеля по имени Упул раскрыл этимологию, указав на красивые красно-фиолетовые цветы на дереве прямо над входом своего заведения. Название дерева стало названием гостиницы, что довольно оригинально.
   Что можно сказать об особенностях поведения девиц (а наш любитель экзотического секса побывал у Упула дважды)? Чрезвычайно скромны, можно сказать, застенчивы, ленивы и неизобретательны. А, быть может, устали под вечер после трудного рабочего дня. Во время кульминации акта - собственно, фрикций - делают такое выражение лица, словно испытывают боль или дискомфорт, непонятно, почему, ведь наш любвеобильный парень был очень ласков и обходителен. Приятной неожиданностью был факт, что у обеих девушек были узкие вагины, хотя одна из них точно рожала; наверное, благодаря ежедневному физическому труду в дневное время и, как следствие, крепких мышц малого таза, а, может, незначительных размеров пенисов местных сингальских мужчин, являющихся клиентами девушек. В остальном никаких особых отличий между жительницами Цейлона и европейскими женщинами не было.
   Джентльмен окончил свой рассказ, и мы пошли спать. Лежа в постели, я размышлял, хорошее ли хобби у нашего рассказчика. И пришел к выводу, что suum quique в нашем большом мире, а занятие друга совсем не предосудительное, если он не женат, а если все-таки имеет супругу, но та не узнает об измене, хобби все равно не хуже, например, отправления своей нужды курильщиком в присутствии некурящих или получения коррумпированными депутатами взяток от заинтересованных в лоббировании каких-нибудь законов нехороших людей. А что до риска заразиться неидентифицирующимися в КВД России вензаболеваниями - он, конечно, есть, но здесь психологи легко объяснят, что природа его та же, что и стремление некоторых пресытившихся богатой жизнью индивидуумов съехать с более крутой горы в Альпах, прыгнуть с парашютом с более низкого здания или нырнуть поглубже в океан с аквалангом. Те иногда ломают шеи или тонут, а эти иной раз умирают от СПИДа. Что ж, кому собирать кашпо, кому экзотические местные одежды, а кому впечатления от особенностей сексуального поведения народов мира.
   Третий день был посвящен экскурсии в южный портовый город Галле. Она была представлена теми же туристами в полном составе, которые накануне катались на лодке по реке Бентота, и дамой лет пятидесяти из Уфы. Таким образом, туристов было семеро. Все был продвинутыми путешественниками: дама намедни много вещала о красотах Сингапура и Индии, ребята с Питера показали на ноутбуке фото своих поездок по Малайзии и Таиланду; все члены группы побывали в не менее чем десяти европейских странах. Эта "общая реальность" способствовала достижению высокого аффинитета, тем для разговора об особенностях той или иной страны было великое множество. Понятно, что такие мастера путешествий, как мы, прошедшие огонь и воду турций, египтов и тунисов, никак не могли купиться на покупку однодневной экскурсии в Галле у отельного русского гида Людмилы, и поездку организовали через местных гидов за символические деньги (по пять долларов с человека за трансфер плюс еще по пять за входные билеты на черепашью ферму и прогулку на лодке по океану), поэтому "подвижной состав" нам достался не очень комфортабельный. Но Галле находилось весьма близко, расстояние до него не превышало сорока километров, потому нахождение в микроавтобусе без кондиционера с лихвой компенсировалось многочисленными остановками в пути и веселой компанией.
   Сначала остановились, чтобы посмотреть, как выращивают черепах. Ферма представляла собой огороженную территорию вдоль побережья океана, и основную часть ее занимали отделенные друг от друга небольшие бассейны под навесами, защищающими от беспощадного солнца. В воде плавали черепахи, в разных отсеках отличные по возрасту: от месячных крох сантиметров пяти длиной до взрослых многокилограммовых особей. Животных допускалось трогать и даже брать на руки, извлекая из воды, но медленно и аккуратно, чтобы они не испугались. Я вынул самую большую и сфотографировался с ней. Черепаха была красива: панцирь сверкал десятками оттенков зеленого цвета, ластооборазные лапы важно шевелились, ястребовидный нос горделиво возносился вверх. У одной из больших черепах отсутствовали заднее конечности, нам пояснили, что она стала жертвой цунами 2004 г. Рядом с аквариумом располагалась табличка, где на английском и немецком языках коротко возвещалось, что черепаха этой породы называется Eretmochelys imbricata, по-английски - Hawskbill Turtle, и такое название получила от узкой, похожей на клюв ястреба, морды; к настоящему времени численность ее в мире критически сократилась вследствие уничтожения человеком ради завладения красивым панцирем. Уже вернувшись в Москву, я прояснил в словаре, как же эта черепаха называется по-русски, и узнал, что имя ей - бисса. В стороне от бассейнов был расположен небольшой песчаный участок, утыканный простыми деревянными табличками с датами. Все подумали, что это кладбище черепах. Но нет. Служитель фермы через гида разъяснил нам, что это всего лишь некий инкубатор, где в теплом песке закопаны яйца, из которых через определенное время вылупятся новорожденные черепашки. Налюбовавшись вдоволь, мы отправились далее.
   Следующая остановка - магазин сувениров. Надо сказать, что гидам, водителям и прочим сопровождающим туристов людям крайне выгодно отправлять их в любые торговые точки, ибо по правилам коммерции, заведенным на острове, посредник получает целых 25% в виде комиссии от стоимости товаров и услуг, приобретенных клиентом. Поэтому немудрено, что магазины на Шри Ланке часто составляют неотъемлемую часть экскурсий, вызывая негативные воспоминая о подобных излишествах в Турции. Тем не менее, почти все члены нашей команды что-то приобрели на этот раз, магазин был совсем неплох. Я ограничился статуэткой флейтистки из махагона и шкатулкой с секретом, напоминающей кубик Ле Маршана из "Восставщего из ада".
   Невдалеке от Галле вышли осмотреть шахту по добыче полудрагоценных камней. Предприятие совсем не производило впечатления: квадратного сечения колодец, метров на шесть уходящий вглубь земли, на дне плещется вода, работник с помощью ручки (совсем как у нас в деревнях и на дачах) извлекает снизу ведро. В нем вода и на дне камни, большая часть которых - пустая порода, но несколько процентов достойны внимания. Здесь добывается лунный камень, после полировки он идет на производство недорогих украшений, как правило, в серебряной оправе. По пути в автобус заглянули в ювелирный магазинчик при шахте, никто ничего не купил.
   Уже подъезжая к городу (а дорога почти примыкала к океану), мы заметили, что довольно большое число прибрежных строений пребывает в разрушенном состоянии, а дорога, по которой мы двигаемся, подозрительно новая и широкая. Гид сообщил, что мы въехали на территорию, которая подверглась губительному воздействию цунами в 2004 г. Пришедшую в негодность дорогу власти уже отстроили, а дома, принадлежащие частным лицам, нет. Сам наш проводник находился во время бедствия в горах с группой туристов, но многие из его знакомых пострадали. Всего, по оценкам, на Шри Ланке погибло около 28 000 человек. Как рассказывали очевидцы, за час до цунами начался необычно сильный отлив, море на целый километр отошло от берега, чего никогда раньше не наблюдалось. Жители пошли собирать всякую живность на обед: подходи, поднимай прямо со дна морского омаров, кальмаров и прочих крабов. Но вдруг послышался шум, издалека увидели трехметровую волну, со страшной скоростью несущуюся к побережью. Прятаться было поздно: стихия буквально смыла все на своем пути в пределах нескольких сот метров от берега. Всего же вода прошла вглубь острова на несколько километров. Как ни странно, из туристов мало кто пострадал: то ли догадались о недобром и покинули прибрежную зону, то ли поднялись на верхние этажи в гостиницах - смыло только первый, а остальные остались в нетронутом состоянии. Основные потери понесло местное население. Наш автобус остановился у большой статуи стоящего Будды и мемориала, построенного японцами после цунами, и мы почтили память погибших.
   Наконец мы в Галле. Никакого отношения к известному одноименному немецкому городу, богатому традициями органной музыки, родине великого Генделя, этот ланкийский город не имеет. Этимология простая: приплыли на этот берег в шестнадцатом веке португальцы, увидели пасущегося петуха и, недолго думая, в честь замечательной птицы прозвали селение Halle (от hallus - петух). Через некоторое время город захватили голландцы, а затем и англичане. Соответственно, в городе присутствовали архитектурные постройки разных европейских народов. От португальцев остался форт из больших темных камней, от голландцев - небольшой маяк, от англичан - многочисленные гражданские строения: почта, церковь, мэрия. Отдельно показали представительство хорошо известной и очень могущественной в те давние времена Ост-Индийской Торговой Компании, где над парадным входом прямо из камня был вырезан прекрасно сохранившийся герб с двумя львами и вензелем. Под гербом дата - ANNO:MDCLXIX, значит, год 1669 г. Если город мы проехали, почти не покидая автобуса, на берегу была сделана длительная остановка, и мы прогулялись по форту. Здесь роились местные коробейники, вынуждавшие туристов делать покупки. Дизайнер Татьяна, жестко поторговавшись, купила за три доллара платьице с ручной вышивкой, похожее на передник школьниц коммунистических времен. Прямо в океан была встроена башня форта, мы взошли на ее останки, и здесь смельчак-сингал продемонстрировал умопомрачительное шоу, прынув с пятнадцатиметровой высоты в воду. Посмотрев вниз, я увидел, что поступок это рискованный, камней вокруг очень много, и, чтобы попасть в небольшую зону, где они отсутствуют, надо обладать определенной сноровкой и смелостью. Но, похоже, наш дайвер давно делает это автоматически. Мы наградили героя небольшим бакшишем и отправились в обратный путь.
   Последним аттракционом стала прогулка на лодке со стеклянным дном по океану. Туристов в полном составе удобно разместили на судне. Обычная моторная лодка с брезентовым навесом сверху, внизу длинное толстое стекло для обзора дна морского. Места здесь каменистые, кое-где даже попадались кораллы. Выглядели они очень скромно по сравнению, например, с египетскими в Красном море, серыми и неинтересными, красивых разноцветных рыбок вокруг поначалу было очень мало. Сингал-моторист достал заранее заготовленный хлеб и раздал туристам. Все начали бросать его в воду, и откуда-то появились стаи рыб. Преобладали ярко-зеленые с синими поперечными полосами сантиметров по двадцать длиной и более крупные экземпляры, похожие издалека по раскраске на дуриан. Вот это уже интересно! Через стеклянное дно мы заметили только одну черепаху, зато очень большую. Она лениво лежала на дне и грелась на солнце на двухметровой глубине. Лодка долго кружила вокруг своей оси, пока все не сфотографировали морскую обитательницу через стекло.
   Было уже далеко за полдень, и многим хотелось есть. Гид порекомендовал пообедать здесь же, в ресторане неподалеку от лодочной станции. Мы находились в селении Хиккадува, и, как выяснилось впоследствии, в этих местах кухня одна из лучших на острове. Просмотрев меню, я остановился на жареной акуле (Grilled Shark), потому что никогда ее раньше не пробовал, и салате из морепродуктов. Ждать пришлось довольно долго, пока морскую хищницу готовили, я баловался пивом Lion, на этот раз, темным. Акула оказалось не слишком выдающимся лакомством, по цвету - серой, по вкусу - простой и пресной, ничуть не лучше наших морских рыб. Салат куда больше меня впечатлил, и я съел его без остатка.
   Возвратилась в Индуруву наша группа около четырех дня, чему очень удивились туристы, которые посетили Галле днем раньше и вернулись в отель только к ужину. В разговоре сравнили места посещений, и оказалось, что мы не посетили исторический музей в Галле! Этот факт меня немного огорчил. Но нет худа без добра, поскольку световой день еще не окончился, и оставалось еще более двух часов, чтобы понежиться на пляже.
   После ужина в холле гостиницы, расположившись на уютных креслах вокруг стеклянного столиком близ ресепшн, наша компания затеяла игры в карты. Развлекались в дурака и в верю-неверю. Игра шла весело, пили чай и пиво, в интермедиях рассказывали разные истории, служащие отеля со стороны наблюдали за нами и улыбались. Около десяти часов подъехал большой автобус, и в холл хлынул поток вновь прибывших туристов. Одним из них был худощавый мужчина со стильной бородой в сопровождении нескольких женщин. По манере поведения сразу было понятно, что он умен и коммуникабелен, нельзя было сразу определить, какой он национальности, и я задал ему какой-то вопрос на английском языке. Мужчина ответил, подошел к нашему столу и вступил в беседу. Вдруг выяснилось, что он русский, зовут его Борис, все засмеялись, и мы продолжили на родном языке. Оказалось, что он влюблен в страну и даже владеет сингальским языком. Интересно, откуда? Каково же было мое удивление, когда Борис сообщил, что окончил ИСАА при МГУ и его специализация - Шри Ланка. Я тут же пожал руку коллеге и сказал, что выпускник того же замечательного ВУЗа, но только моя страна - ЮАР. Выяснилось, что Борис уже преподавал в нашей alma mater, когда я был еще студентом, было это более пятнадцати лет назад. Кстати, я почему-то считал, что сингальский в ИСАА не изучают (по крайней мере, на нашем курсе группы с этим языком не было), но, как оказалось, это было не так. И Борис чувствовал себя на острове, как рыба в воде, зная о Шри Ланке все. Представляю, насколько ему было здесь комфортно. К сожалению, нам не удалось пообщаться с коллегой ни в этот вечер, ни после, а темы для беседы были. Но все устали, и надо было отправляться спать - завтра поездка в дальнюю экскурсию.
   Утро четвертого дня, начало поездки в Канди. Заведенные на 4:45 по местному времени на мобильном телефоне и карманом компьютере будильники не пригодились, потому что в 4:31 раздался резкий телефонный звонок, и сингалец с ресепшн объявил мне подъем. Непонятно, зачем он позвонил так рано, ведь накануне вечером я целых пять минут медленно разъяснил ему по-английски, что разбудить меня следует именно в 4:45, а не в половину пятого. Подготовившись к экскурсии еще с вечера, на место сбора в холле внизу я явился одним из первых. Наша компания, которая посетила Галле, теперь в таком же составе отправлялась в Канди. Предварительно мы провели небольшой тендер между неотельными экскурсоводами и выбрали вариант за 120 долларов с автобуса (т.е. с каждого из семерых по USD17) с вменяемым сертифицированным англоговорящим сингальцем.
   Микроавтоус нам достался не то Ниссан, не то Мерседес на четырнадцать мест, благодаря чему я сразу оккупировал весь задний ряд и, сняв сандалии, возлег на все четыре соединенных воедино сиденья. Вследствие многочисленных выбоин и "лежачих полицейских" на дороге, изношенной подвески автомобиля и отсутствия подушки, несмотря на занятое мной горизонтальное положение, заснуть удалось не сразу. Но, в конце концов, сон взял свое, и я свалился в объятия Морфея, да еще как глубоко: открыл глаза я только в полдевятого, сладко проспав почти четыре часа кряду. Сел, протер глаза и увидел смотрящего на меня усатого ланкийского гида: "Morning!" - произнес он ласково, "Morning," - ответил ему я и осмотрелся по сторонам. Солнце было уже высоко, а мы приближались к первому месту нашей экскурсии, тяготы долгого переезда были уже позади.
   Посещение Канди, по мнению большинства, является непременным условием для полноценного путешествия на Шри Ланку. Расположенный в центре острова, этот город выглядит более богатым и процветающим, чем курорты юго-западного побережья. Все потому, что он длительное время являлся столицей ланкийского государства. История здесь точь-в-точь повторяет события 17 века в Южной Африке: там заблудившиеся на пути в Индию голландцы отогнали вглубь страны племена банту и основали Капстад, здесь португальцы сделали то же с сингальцами, построив Галле. Изгнанники перенесли столицу в Канди, а португальцы впоследствии были выбиты из острова все теми же голландцами, которые, в конце концов, уступили набравшим мощь англичанам. Пришельцы с туманного Альбиона задержались здесь надолго, присвоив острову гордое наименование Цейлон и организовав филиал могущественнейшей Ост-Индийской торговой компании, этого единственного в мировой истории государства в государстве, чеканившего даже свою монету. Кстати, во время экскурсии в Галле уличный торговец денежными знаками старых времен предлагал нам приобрести и монеты Ост-Индийской компании. Не думаю, что они были подлинными, но тем не менее.
   Надо сказать, что входные билеты на осмотр достопримечательностей, в музеи, храмовые комплексы и фермы животных весьма дороги. Особенно старается удивить туристов высокой ценой Президент страны, под эгидой которого находится департамент ценообразования на билеты для осмотра государственных памятников. Например, за подъем на гору Сигирия, что увидеть древние руины, туристу придется выложить двадцать американских долларов. Будем надеяться, что ланкийское государство копит деньги на постройку новых современных дорог на маленьком острове взамен неказистых однополосных тропинок эпохи английской колонизации. Кстати, Президент на Шри Ланке избирается на непривычный для нас шестилетний срок, сейчас это мужчина, а до этого целых два срока государством управляла дама, которой, похоже, было далеко до уровня Маргарет Тэтчер и Индиры Ганди, потому о новых дорогах ей дела не было.
   Первая остановка - слоновий питомник. Заплатив за входные билеты по 1000 рупий (10 долларов) шумною толпой мы двинули внутрь комплекса. Дорога привела нас к строению, где жили детеныши, которых кормят молоком из бутылки, как человеческих младенцев, только емкости не по 100-200 г, а по литру-два. Очень забавное зрелище. За отдельную плату можно было покормить слоников самостоятельно. Вдоволь насмотревшись на малышей, отправились дальше. По мере приближения к взрослым животным усиливалась индоло-скатольная вонь, тут и там лежали слоновьи экскременты. Приходилось внимательно смотреть под ноги, чтобы не угодить в огромные кучи фекалий. Но вот мы у цели, и нашей группы открылось величественное зрелище: большое стадо слонов паслось на равнине. Здесь были и огромные самцы с длинными бивнями, и беременные самки с круглыми животами, и новорожденные нескольких дней от роду, стоящие под мамами, и молодняк, играющий с ветками деревьев. В отдалении с грустным видом стоял темный слон с протертыми до розового цвета хоботом и ушами, привязанный за ногу цепью к пальме. Табличка на дереве гласила, что животное это 1944 года рождения, полностью слепо, подверглось когда-то большому насилию: некие идиоты стреляли в него из пулемета; слон мог погибнуть в джунглях, если бы добрые самаритяне не нашли и спасли его.
   После визуального осмотра стада гид направил нашу группу в ресторан, где были оборудованы специальные площадки у реки для просмотра процедуры купания слонов. Мы подошли довольно поздно, лучшие места уже заняла группа японцев, и пришлось довольствоваться "ложей третьего яруса". Через некоторое время появилось стадо. Громко трубя, слоны бросились в воду. Купание началось: погружая хоботы в реку, животные обливали себя и окружающих, пили воду, толкались, дурачась. Самки охраняли малышей, чтобы особо разъярившиеся самцы случайно не затоптали их. Один любвеобильный слон задумал совокупиться и попытался взобраться сзади на слониху, но тут же слез; а, может, он просто забавлялся. Наблюдать за купающимся стадом интересно только несколько минут, потом зрелище немного утомляет.
   В ресторане сингалы играли свадьбу. Средь красивых белых цветов стояли жених черном костюме и невеста в белом подвенечном платье, одеты совсем по-европейски. Многочисленные родственники окружали пару. После один из гидов нам объяснил, что Шри Ланка - страна пуританская; да, надо признать, что до прибытия европейцев в 16 веке на острове царил промискуитет, но католики португальцы насадили идеи девственности, а голландцы с англичанами поддержали традиции. В итоге, 99% выходящих замуж девушек непорочны, что как раз символизируется цветом одеяний: в первый день свадьбы невеста надевает белое платье, а во второй, после брачной ночи - красное. Брачный возраст - 18 лет, разводов очень мало, женщина во второй раз выйти замуж нереально, гражданских браков практически нет. Вот так.
   От катания на слонах наша группа отказалась, и автобус поехал к следующей точке - саду специй. Этот оказался лучшим из тех, что мне довелось посетить до поездки в Канди и после нее. Наверное, специи в этой районе росли лучше всего. Территория была обширна, повсюду витал аромат многочисленных пряностей: кориандра, кардамона, шафрана, перца и еще нескольких тому подобных десятков растений, о которых я имею слабое представление. Листья, стволы, коренья, плоды, цветы - из всего этого изобретательные сингалы производят порошки, бальзамы, масла и прочее. Мужчинам из нашей группы сделали массаж верхнего отдела спины, шеи и рук с использованием вкусно пахнущего красного масла. Десять минут массажа произвели эффект, превзошедший мои смелые ожидания, и я тут же отправился в магазин приобрести бутылку этого волшебного масла, стоившего недешево. Эффект Веблена поразил остальных мужчин: масло купили все. Женщинам предложили приобрести бальзам-депилятор белого цвета. По отзывам, на любом участке кожи человеческого тела волосы год не будут расти, если место это помазать чудо-бальзамом. Не знаю насчет столь долгого периода, но Саша из Балашихи демонстрировал всем желающим пятно на ноге, смазанное ранее этим сингальским средством: волосы там отпали сразу и до самого конца тура не появлялись. Женщины скептически отнеслись к бальзаму, а, может, испугались высокой цены, во всяком случае, депилятор никто купить не решился.
   Невдалеке от сада специй располагалась чайная фабрика, и наш путь теперь лежал туда. Никогда не был раньше на подобном предприятии, хотелось получить представление о производстве напитка, который я пью ежедневно. Приятная девушка в красном сари по имени Шамика провела туристов по цехам и рассказала о процессе получения чая. Второй этаж здания был занят помещением, где размещались несколько огромных ящиков метров тридцать длиной и пять шириной с сетчатым дном. Из мешков листья чая попадали в ящики и проходили первичную просушку. Шамика указала на квадратный проем в полу, именно в него попадали листья, готовые для дальнейших операций. Мы спустились вниз, на первый этаж, где было весьма жарко: работали мощные машины, которые прожаривали чай. Здесь было хорошо видно, что те самые проемы на полу этажом выше являлись входными отверстиями для загрузки сырья в эти агрегаты. Что ж, неплохо придумано. После прожарки готовый чай поступал по конвейеру в следующие машины, где разрезался на кусочки разного размера в зависимости от производимого сорта.
   По окончании ознакомления с технологическим процессом группу пригласили на дегустацию в помещение рядом с магазином здесь же, на втором этаже. Группа расположилась за столом, стали ждать, когда принесут напиток. Девушка в желтом сари вошла в комнату с подносом в руках, чай уже был разлит в чашки. Шамика прокомментировала, что это черный чай сорта B.O.P., что означает broken orange pekoe, или обычный мелконарезанный вид. Нельзя сказать, что напиток, который нам подали, был выдающимся, но он имел ярко выращенный аромат и был достаточно вкусным. Сразу после дегустации все отправились в магазин и купили черного чая - кто по килограмму, а кто и по два. Зеленый и дорогие сорта (серебряный, золотой) фабрика не производила, хотя они и были представлены в ассортименте. Если черный чай выходил в районе четырех долларов за килограмм, но зеленый был уже по тридцать, а серебряный и вовсе по сто семьдесят.
   Следующее место - смысл и квинтэссенция поездки в Канди - Королевский ботанический сад. К превеликому сожалению, наш чичероне выделил только сорок минут на осмотр этой красивейшей и огромной территории. Сразу же наткнулись на препятствие: у входа одиноко стоящий торговец предлагал по бросовым ценам (1,5-5 доллара) хлопковые белые T-shirts неплохого качества с символикой страны (слоны, надпись "Sri Lanka"). Все принялись набирать майки в большом количестве (я купил сразу шесть), вследствие чего драгоценные минуты мы потеряли. В итоге, на осмотр парка осталось около получаса. Объектов, достойных внимания здесь было тридцать, судя по карте у входа, среди них аллеи разных видов кокоса, бамбука, фикусов, черного дерева, национальный гербарий, дом орхидей, сады цветов, специй, папоротников и многое другое. Посмотреть удалось не более пятнадцати процентов всех красот, и, пройдя парк насквозь, мы устремились к аллее мемориальных деревьев, о которой прочитали в путеводителе и которая везде широко рекламировалась. Аллея представляла собой ряд разных деревьев, посаженных известными людьми, посетившими сад, - выдающимися и не очень политиками, членами монархических домов, учеными и героическими личностями. Мы долго искали дерево, посаженное Николаем II, когда он еще был наследником престола. И, наконец, нашли: наш последний монарх посадил в здесь 1891 г. цейлонское железное дерево (Mesua ferrea). Также я сфотографировался на фоне деревьев, посаженных Индирой Ганди и Юрием Гагариным. Оба растения были квелыми, невысокими и с кривыми стволиками; ходят слухи, что сразу после гибели первого космонавта и убийства премьер-министра Индии из деревья перестали расти, такая вот мистика. Галопом пробежала наша группа по Королевскому ботаническому саду, а по-хорошему, чтобы все осмотреть здесь, нужен полный день, никак не меньше. Когда автобус уже покидал стоянку, наш гид сообщил, что во время второй мировой войны в саду размещался генштаб южно-азиатской армии англичан. Чем глубже изучаю военную историю, тем больше понимаю, что хитрые теоретики обычно избирают самые безопасные и красивые места вдали от линии фронта для работы над своими стратегическими планами.
   Подъехали к центру Канди, посреди города располагалось большое озеро с довольно грязной водой. Купаться в нем запрещалось, а, может, оно было священным, потому что невдалеке находился очень значимый буддийский храм, следующая цель нашего путешествия. Вход на территорию допускался исключительно босиком и с закрытыми плечами и коленями, чтобы бог не обиделся. Двойной контроль исключает внос посетителями посторонних предметов: оружия, взрывчатых веществ, кислот и прочего. Охраняется храм жестко. А все потому, что здесь хранится величайшая святыня: зуб Будды. Он лежит в ларце, который спрятан за дверцей в специальном помещении. Только раз или два в году ларец изымается из комнаты и на белом слоне провозится по округе к великому удовольствию верующих. Сам зуб не вынимается из шкатулки никогда, так что неясно, что же на самом деле находится внутри. Храм большого впечатления не произвел, буддизму вообще не свойственна помпезность и величественность, как христианству. Помимо здания, отдельно отведенного для хранения зуба, в комплекс входит еще несколько построек, в одной из них размещается множество статуй сидящего Будды золотого цвета и музей, в котором было больше каких-то бумаг и фотографий, чем аутентичных экспонатов.
   Святилище Будды явилось последней целью нашей поездки, и после пути к автобусу длиной километра два (прилегающая к храму зона недоступна для транспорта) было приятно, наконец, расположиться в удобных креслах и расслабиться. Путь домой занял долгие пять часов. Могли приехать и быстрее, но близ Бентоты, когда до отеля оставалось километров двадцать, случилось пренеприятное происшествие: мы попали в пробку. Было около десяти вечера, и доблестные сингалы решили отремонтировать небольшой участок дороги. Для этого полностью перекрыли полдороги. Единственная полоса являлось открытой для движения транспорта в обе стороны. Понятно, что во избежание лобовой атаки, потоки транспорта порционно пропускались по "дороге жизни". Пробка растянулась на несколько километров. Откуда-то вылезли фуры, отсутствующие на трассе в дневное время, в воздухе вдруг явился отвратительный запах солярки. Добрый остров в одночасье превратился в злобный МКАД. Наш шумахер за рулем, почувствовав энергетику туристов, нажал на газ и по обочине обогнал большую группу большегрузных автомобилей. Автобус уперся в заградительную сетку и гаишника, который при помощи жезла попытался воспрепятствовать проезду нарушителя, но, когда услышал экспрессивную русскую речь, донесшуюся до его ушей из транспортного средства, учтиво пропустил нас. Отеля мы достигли благополучно, и всей компанией расположились на ужин за столиком у бассейна, обменялись впечатлениями от познавательной поездки и отправились спать.
   Пятый день был полностью посвящен пляжному отдыху. Еще утром небо было затянуто небольшими кучевыми облаками, за которыми пряталось Солнце. Полагая, что отсутствие светила в прямой видимости не позволит загорать слишком быстро, я предпринял поход в составе небольшой группы отдыхающих из нашего отеля к нагромождению камней в шестистах метрах слева от пляжа. Это были глыбы черного цвета, обросшие в подводной части мелкими водорослями и ракушками. По камням лениво ползали крабы размером со спичечную коробку, но иногда попадались и особи с кулак. Надев маску с трубкой, я исследовал дно в этом районе в поисках какой-нибудь фауны, но тщетно: как и на пляже отеля подводного мира в районе камней прибрежной полосе не было. Вернувшись в номер, я обнаружил, что ошибался относительно нахождения под солнцем, хоть и скрытым облаками, но в полуденное время: мои спина и лицо окрасились в характерный красно-коричневый цвет. Гиперемия спины сопровождалась ощущениями, очень сходными с теми, которые проявились в первые полчаса после вчерашнего массажа с красным маслом в Канди. Обгореть я не успел, но еще двадцать минут нахождения на пляже, и могло быть поздно. Не верьте, господа, экваториальному Солнцу в зените, спрятавшемуся за облаками!
   Вдоволь наплескавшись в море, я вернулся с номер, чтобы немного вздремнуть. Около трех часов пополудни вдруг разразился тропический ливень. Начало дождя я не наблюдал: в истоме прилегши на постель около двух дня и немного поспав, я вышел на балкон и сначала услышал, а потом и увидел ливень. Прямые струи дождя низвергались вниз и опускались на землю с сухим щелкающим звуком, достаточно сильным, чтобы заглушить привычный шум прибоя, но не настолько громким, чтобы вызывать неприятные эмоции. Небо было монотонно-серым, разглядеть ничего кроме однообразной сероты не представлялось возможным. На горизонте небосвод плавно переходил в серо-зеленые воды. Ради таких моментов, друзья мои, стоит посещать заморские страны: вы не увидите ничего подобного в акваториях нашей морей. Прошло полчаса. Вдруг небо стало меняться, совсем как проявляющаяся в растворе закрепителя фотография. Медленно серота отступала, и постепенно проявлялись облака, затем стало понятно местоположение солнца; одновременно с этим также плавно затих звук падающих потоков и восстановился шум прибоя. Дождь кончился.
   Некоторая свежесть держалась очень недолго, через полчаса поверхность земли высохла, и последствия дождя исчезли. Ничего достойного внимания вечером того дня более не случилось за исключением тендера на сверхдальнюю двухдневную поездку в Анурадхапуру. После долгих переговоров и прений мы решили не выбирать дешевый вариант через бич боев, а остановиться на приемлемом варианте через сертифицированное местное агентство.
   На шестой день, поскольку накануне вечером мы так и не дозвонились до русскоязычного гида, и поездка в Анурадхапуру была отложена, я решил выспаться. Первая половина дня прошла в пассивном отдыхе, солнцем и море не прельщало меня в силу вчерашнего чрезмерного пребывания на пляже. Около часа дня еще с тремя членами нашей кандийской группы - ребятами из Балашихи - мы, зафрахтовав два туктука, без дела ожидавших клиентов у входа в отель, кавалькадой выдвинулись на шоппинг в район агломерации Бентота-Алутгама. Услужливые туктукеры высадили туристов у отделения местного банка, где я без проблем снял с карты Viza деньги в местных рупиях. Как только мы двинулись вдоль улицы, то сразу же ощутили на себе нахальные взгляды молодых сингалов, страстно желающих стать нашими комиссионерами. Поскольку кроме нашей небольшой группы иностранных туристов в обозримой перспективе мы не заметили, стало ясно, что придется нелегко. Однако поначалу пару небольших лавок с текстилем и продуктовый супермаркет мы обошли без "хвостов". Цены здесь оказались фиксированными, на всех изделиях были прикреплены ярлыки, и торговаться не следовало. Текстиль был неплохого качества и невероятно дешев: от пяти до десяти долларов стоили вещи, которые в Москве продаются за пятьдесят-сто. В супермаркете в изобилии был представлен рис и чай. Ребята из Балашихи сообщили мне, что какой-то красный рис, о котором я ранее и представления не имел, здесь выставлен по самой смешной цене. Рис, конечно, мы брать не стали, зато обратили особое внимание на полки с чаем. Появился улыбчивый мерчендайзер и порекомендовал нам купить наиболее качественные сорта из широчайшего ассортимента. Поскольку в Канди я уже взял два килограмма B.O.P.F., мой выбор ограничился килограммом зеленого чая в красочных упаковках. Также вяли сухой рыбы, конфет ланкийского производства и бальзам для натирания. Попробовали местного мороженого в рожке, оказалось очень вкусным, даже лучше нашего Nestle производства города Жуковский. Перешли на противоположную сторону улицы, и тут начались проблемы, видимо, все жулики и пройдохи гнездились именно на этой стороне. Прежде всего, когда мы решили купить в алкогольном магазине по бутылке 0,75 хорошего арака, два продавца-сингала нас сразу решили безбожно обмануть, предложив двойную цену. Когда же мы заметили на стене слева доску с прайс-листом, обманщики на очень плохом английском стали оправдываться, что прейскурант устарел. Не став спорить дальше, мы нашли конкурирующую лавку, где купили арака, а заодно вязли по бутылке пива какой-то местной марки. Бутылка была традиционная - емкостью 0,625 л, а пиво крепостью 8,8% - просто божественным. Названия я не запомнил, но это был не Lion, и по сладковатому вкусу пиво напоминало марку Amsterdam Navigator, которое, как известно, также очень крепкое. Никакого вкуса спирта, так присущего нашей Балтике N9, в ланкийском пиве мы не ощутили. В текстильных лавках набрали великое множество тряпок, я даже польстился на комплект розового постельного белья (без пододеяльника, потому что одеяла в экваториальных странах отсутствуют) и наволочками в соотношении 2:1 (с трудом вмещающими наши квадратные подушки) и футболку квази-Lacoste красивого изумрудного цвета. С трудом разместив в туктуках несколькими больших пакетов с покупками (ведь багажников в этих мокиках не предусмотрено), довольные результатами шоппинга, вернулись мы в Индуруву.
   В воскресенье подъем состоялся в шесть утра, и, позавтракав в отеле, наша команда в составе восьми взрослых и ребенка семи лет выдвинулась на двух комфортабельных микроавтобусах в Анурадхапуру. Из старого состава нашей компании в дальний поход отправились только Андрей из Питера и я; Татьяна, обгорев на солнце в предыдущие два дня, спряталась в номере, ребята из Балашихи также отказались от поездки на дикий север. Кроме Андрея и меня, в Анурадхапуру собрались отец и сын с Украины, два мужчины из Москвы и семья из Мурманска (Виктор, Наталья и дочь Ксения). Тур был двухдневным, взят через официальное агентство и стоил сто долларов с человека. Поэтому нам выделили целых два гида, причем оба были русскоязычными, по одному на каждый автобус. Автопробег на триста километров начался в четверть восьмого и длился около семи часов. На удивление, столь дальний трансфер был гораздо менее утомительным, чем поездка в Канди в четверг, видимо, благодаря кондиционеру в салоне, а также познавательным рассказам нашего гида. Звали его Сенекой, только не Луцием Аннеем: в его полном имени было еще три составляющих. Насколько я понял, система ланкийских имен напоминает древнеримскую, тройную (praenomen - личное имя, nomen - родовое имя и cognomen - прозвище), только у сингалов два praenomen.
   На всем протяжении долгого пути в древнюю столицу ланкийского государства мы беседовали с гидом. Русскому языку он обучился во времена студенчества в известном московском Институте Дружбы народов имени Патриса Лумумбы. По образованию Сенека был терапевтом, но сейчас врачебной практикой не занимался, а работал с туристами на благо местных турагенств. После цунами в 2004 наш гид бесплатно работал врачом, о чем с гордостью поведал нам.
   Одной из главных тем, на которые русские туристы неспешно вели беседу с Сенекой во время следования в Анурадхапуру, был буддизм. Наш гид, подобно большинству жителей острова, исповедовал именно эту религию, точнее, как он сам говорил, религиозную философию. (Услышав этот занятный термин, я тут же вспомнил, что именно так - "религиозной философией" - называл свою сайентологию известный калиостро Л.Р.Хаббард). Много забавных вещей рассказал Сенека; мы узнали о том, что нынешний Гаутама, ушедший в нирвану более двух с половиной тысяч лет назад, был далеко не первым, а двадцать девятым по счету Буддой; что монахом может стать любой человек в любое время, сменив светскую одежду на облачение духовного лица; что так называемые дагобы ("да" - останки, "гоба"- дом), или, в просторечии, ступы - строения в виде перевернутого колокола, - хранят в себе какую-то частицу Будды, который, по традиции, был сожжен, а оставшиеся кости и зубы разобрали ученики; что есть пять основных и три дополнительных заповеди, которые должны свято соблюдаться верующими. Вот чего не должен делать ортодоксальный буддист: убивать себе подобных, воровать, лгать, прелюбодействовать и пить сверх меры. При этом, будучи свободным от брачных уз, допускается иметь связи с несколькими женщинами, главное, чтобы все было по-честному, и никто из любовниц не был ущемлен (должен действовать принцип: "не причиняй ближнему ничего такого, чего не хотел бы испытывать сам"). Алкоголь также можно употреблять, но не до потери сознания. Что до трех серьезных заповедей, то они выполняются не всеми буддистами, но теми, кто находится на пути к нирване. Им нельзя развлекаться, то есть посещать театры, кино и концерты, играть в азартные игры, смотреть телевизор и испытывать тому подобные маленькие радости нашей бренной жизни. Запрещается принимать пищу после полудня (вот почему истинные буддисты такие худощавые и субтильные!): обеда и ужина они лишены. И третье: не разрешается ни сидеть, ни лежать удобно. И тут я подумал, а ведь согласно этой заповеди я истинный буддист! Ездил себе на жигулях седьмой модели и так бы и дальше сидел в неудобном кресле отечественной машины, если бы не пристыдили друзья, и не пришлось купить новую иномарку. Совершенно я индифферентен к удобствам такого рода, на работе сижу на простом стуле, а не в кожаном кресле. Спать люблю вообще на полу.
   Проехали через Коломбо. Поскольку день был выходной, пробок не было, и город мы пересекли всего за полчаса. Еще через пару десятков километров остановились на привал, на берегу обширного залива, отделенного от океана предлинной косой. Традиционных волн здесь не было, воды выглядели очень спокойными, но грязными, берег скалистым. Отличное место для фотографирования; наш главный шрайбикус, психолог Андрей, долго выбирал ракурс и сделал несколько снимков.
   Вояж вдоль побережья кончился, и дальнейший путь лежал вглубь страны. Вначале стали попадаться редкие участки без строений вдоль дороги, потом городская зона стала стремительно сокращаться и, наконец, мы выехали на земли, лишенные постоянного присутствия человека. Живописные тропические виды радовали глаз, тут и там мы наблюдали красивых птиц и животных, все чаще попадались обезьяны. Многословный Сенека продолжил рассказ о себе. Учиться в России ему нравилось, и годы, проведенные в Москве, он вспоминает с ностальгией. Особенно его впечатляют русские женщины, и супруга нашего доктора - из Беларуси, из города Витебска. Так случилось, что сейчас Сенека находился на Шри Ланке, а жена его осталась дома, в вотчине батьки Лукашенко. Вопрос о том, почему его семейная жизнь пребывает в столь странном состоянии, я не задал по этическим мотивам, но удалось узнать, что доктор боится теперь посещать Москву вследствие повышенной активности скинхедов и прочих маргиналов, дурно относящихся к присутствию людей других рас на территории Московии.
   Все проголодались, и, прежде чем отправиться рассматривать останки древней столицы, мы отобедали в ресторане одного приличного отеля. Осмотр Анурадхапуры начался только в полчетвертого пополудни, и, учитывая тот факт, что оставалось всего пара часов светового дня, а достопримечательностей было много, темп нашей экскурсии был очень высок. Главными объектами, достойными внимания туристов, являются семь или восемь дагоб и величайшая святыня буддистов - дерево Бо, под которым две с половиной тысячи лет назад Будда Гаутама ушел в нирвану. Дагобы были красивыми, но однообразными, без каких-либо архитектурных изысков. Одна из них обнесена по периметру изваяниями слонов в метр высотой - выглядит красиво, другая является третьим в мире по высоте (130 м) и величине античным рукотворным строением (выше и больше только пирамиды Хуфу и Хафра [или, как называл их Геродот - Хеопса и Хефрена] в Гизе). Чудеса света в Египте я видел и могу сравнивать, поэтому скажу, что геометрия полусферы уступает по величественности и красоте геометрии пирамиды.
   Дерево Бо есть не что иное, как Ficus religiosa, с мощным стволом и разветвленной кроной. Святыня обнесена двойным металлическим забором, выкрашенным золотой краской (а, быть может, это латунь или еще какой-нибудь дорогой сплав), старые тяжелые ветки покоятся на специальных подпорках и опорах того же цвета, чтобы подойти к дереву, надо пройти двойной контроль: через металлоискатели и ощупывание шустрыми сингальскими охранниками. Не следует забывать, что Анурадхапура находится всего в нескольких десятках километров от северных территорий - района боевых действий. Не так давно дерево Бо едва не стало жертвой террористического акта со стороны тамилов. Группа вооруженных головорезов уже почти прорвалась к дереву, когда была остановлена доблестными армейскими частями сингалов. С тех пор охране священного фикуса уделено особое внимание.
   Кругом близ сакральных строений носятся стаи мартышек. Некоторые принадлежат местным жителям и находятся на привязи, как собаки. Обезьяны крайне наглые, требуют орехов, отвратительно скалятся, шипят и, при удобном случае, могут вас укусить или поцарапать. Я обратил внимание, что это макаки двух пород: с черными мордами и с красными, причем красномордые особи более злобные и не приближаются к людям. Собаки и кошки среди храмов тоже попадаются, но в меньшем количестве, чем приматы. Собаки какие-то худые и квелые, тела многих из них покрыты какими-то отвратительными язвами; гладить таких друзей человека не хочется.
   Усталыми, но довольными явились мы в гостиницу на ночлег. Было уже совсем темно, небо безоблачно, ярко светила Луна в виде нижнего полукруга. Отель назывался то ли Radniya, то ли Radhiya и был ориентирован на местное население, оценить его можно никак не более, чем в две звезды. Мы сразу обратили внимание, что вокруг было шумно и суетно. Предчувствия нас не обманули: здесь полным ходом шли свадебные торжества. В отдельной комнате, без яств и пития, по обычаю, размещались жених и невеста, принимавшие поздравления от многочисленных гостей и постоянно фотографировавшиеся с ними. Невеста была в красивом бордовом бархатном платье, из чего мы, уже наслышанные о порядке свадебного церемониала, сделали правильный вывод, что брачная ночь прошла накануне, и сегодня второй день гуляний. Постепенно двор гостиницы стал наполняться сингалами, которые ели и пили за здоровье молодых. Интересно, что мужчины сидели в своем кругу, а дамы общались между собой. В воздухе парил дух веселья и беззаботности.
   Нас кормили в отдельном помещении на втором этаже, причем шведского стола не было (ресторан был занят под обеспечение свадьбы), и блюда носили порционно. Пили пиво Lion. Ребята из Москвы извлекли из сумки литровую бутылку виски Green Label, чтобы с честью отметить нашу познавательную экскурсию. После застолья все отправились спать кроме психолога Андрея, отца с сыном из Украины и меня. Спустившись вниз, мы немного посидели во дворе, наблюдая за празднующими сингалами, и решили развеяться, прогулявшись по темным улицам Анурадхапуры в поисках новой порции спиртного. Приятно пройтись после плотного ужина. Тишина и покой окружали нас, одноэтажные домики, мерное стрекотание каких-то ночных насекомых. Если не очень всматриваться в детали окружающего экстерьера, можно вполне представить, что идешь августовской ночью по главной улице небольшой деревни средней полосы России. Но мы предпринимали моцион по городу тропического острова, и действительность вернулась к нам, когда электрический свет торговой палатки ярко осветил нас. Здесь продавали чипсы, орешки, пиво и крепкий алкоголь. Как раз то, что надо. Фиксированные цены в рупиях. Хотелось чего-нибудь экзотического. Долго мы изучали содержимое прилавка и остановились на бутылке красного рома емкостью 0,75 л. Заодно взяли пива, чтобы не скучать по пути в отель.
   Вы пивали красный ром после виски вперемежку с пивом? Я - нет. Гремучая это смесь, как водород с кислородом, не рекомендую я вам ее. Но мы рискнули, и, уютно разместившись за круглым столиком в углу двора, принялись дегустировать ром. Сын не пил, поэтому бутылка ушла классически на троих: отец, психолог и я. Красный ром напоминал очень крепкий ягодный ликер, закуску мы добыли со свадебного шведского стола, гостеприимные сингалы были только рады, что русские туристы откушали их риса с рыбой. В приятной прострации, отведав рому, вступили мы в разговоры с ланкийскими девушками о том, о сем. Набравшись смелости, подошли к молодоженам для фото на память. Смотрится сюрреалистически: жених в костюме с галстуком, невеста в парадном платье, а мы в шортах, майках и пляжных тапках. Вдоволь повеселившись, отправились в номера.
   Четыре часа я проспал, как убитый, на одной кровати с Андреем. Нас разбудили около пяти, и оба автобуса двинулись из Анурадхапуры в сторону уже хорошо нам известного города Канди. Традиционно разместившись горизонтально на задних сиденьях, я тут же провалился в сон и был разбужен через три часа на первой значимой остановке.
   Это был сингальский двор, на котором туристам демонстрировали, что можно сделать при должной смекалке из кокосовой пальмы. Производство, надо сказать, полностью безотходное. В шоу участвовали двое: работящая девушка и ее супруг-бездельник. Все трудоемкие операции, требующие применения недюжинной физической силы, проводила дама, мужчина же был на подхвате. Первые две манипуляции по причине сонливости я пропустил, а потому не могу сообщить вам, дорогие читатели, какие изделия мастерят из коры и древесины кокосового дерева. Зато все остальные запомнил в мельчайших деталях. Сингалка принесла пальмовую ветвь и принялась переплетать листья в шахматном порядке. Получился некий коврик. Смастерив второй такой же, дама сложила их вместе и указала на крышу, под которой мы находились. Мы подняли глаза и осознали, что кровля сделана из этого неказистого материала, правда, уже сухого, соломенного цвета. Затем на арену вышел мужчина. Посреди двора в пол был вбит штырь полуметра высотой. Взяв спелый кокос (а он представлял собой зелено-желтый геоид), работник резкими толчками стал насаживать его на штырь. В итоге внутри обнаружился коричневый кокосовый орех круглой формы и волосатый, каким мы его хорошо знаем по нашим супермаркетам. Две половинки оболочки ореха были полны жестких длинных волос. В помещении находился какой-то станок с колесом и шестеренчатой передачей. Жена начала вращать ручку колеса, что делалось с явным усилием, а муж легко пропускал волосы кокоса через аппарат, в результате чего получалась однородная масса. Сенека перевел нам, что она используется для набивания матрасов. Также волосы используются для производства веревок и канатов. При помощи другого станка нам показали, как это делается: волосы скручиваются в волокна, которые переплетают друг с другом, а из группы объединенных волокон плетут толстые канаты, подвешенные для демонстрации тут же под крышей. Мы подергали за них и снова уселись на лавку для продолжения шоу.
   Сингал взял орех и одним ловким движением огромного тупого ножа разбил его на два правильных полушария. Перелив в одно из них находившееся внутри кокоса молоко, ланкиец пустил его по кругу для питья. Я сидел последним, и допил кокосовое молоко до дна. Оно не показалось мне вкусным и сильно напоминало по вкусу и цвету березовый сок. Затем дама занялась вычищением полости ореха, того самого белого вещества, которое содержится внутри шоколадного батончика Bounty. Закончив ковырять райское наслаждение, сингалка, смешав его с водой, что-то слепила из полученной массы и унесла. Затем нам показали несколько предметов, сделанных из скорлупы ореха: ложки, половники, дуршлаги и прочую кухонную утварь. Потом была принесена красиво исполненная метла и веник, также из волос. Подмели комнату, и Сенека важно сообщил, что пыль и отходы от производственных процессов не выбрасывают, а используют в качестве удобрений.
   В заключение было сказано, что помимо всего этого, из кокоса производят водку и мед. На этой демонстрации данные продукты нам не показали, но познакомиться с ними мне довелось несколько позже. Водка носит название арак (arrack), и как-то столкнувшись в лифте гостиницы с русской туристкой, которая несла два стакана напитка себе в номер, я понюхал его. Арак имел запах ужасного самогона и благоухал похуже итальянской граппы и турецкой раки. Впрочем, я уже купил бутылку кокосовой водки во время шоппинга в Алутаме для экзотики. Мед, который мы купили в небольшом количестве в одной из лавок по дороге, был очень похож на жженый сахар и впечатления на меня не произвел.
   Дорога в Нувара-Элию пролегала через Канди, и я вновь удивился, как это миллион человек размещается в одно- и двухэтажных домах на столь ограниченной территории. Обманывал нас, наверное, гид в порыве мегаломании. Чтобы охладиться под кондиционером, мы зашли в крупный ювелирный магазин. На Шри Ланке добывают великое множество сапфиров: голубые, желтые, белые, фиолетовые. Среднего размера камень хорошей чистоты стоит около ста долларов за карат. Благородные металлы импортные, и, к великому сожалению, ланкийские ювелиры по квалификации напоминают турецких и египетских: такое же убожество отделки, отсутствие симметрии и многочисленный брак. Издалека изделия блестят красиво, но при ближайшем рассмотрении выглядят крайне неэстетично. Я хотел было купить красивый желтый сапфир карата два весом, чтобы в Москве обрамить его в золотое кольцо нормального качества, но передумал.
   Выехав из Канди, некоторое время кавалькада передвигалась по равнине, а потом дорога пошла вверх. Скорость упала, и начались многочисленные повороты, каждый из которых дурно отражался на моем самочувствии. Не следует, друзья мои, пить виски с пивом, а потом красный ром накануне длительного перемещения по горной дороге! Спас положение обед в ресторане отеля, расположенного в живописном месте; два стакана свежевыжатого ананасового сока привели меня в чувство. Сидя за столиками и вдыхая ионизированный воздух, мы наслаждались видом большого двухуступчатого водопада, с шумом низвергавшегося на много метров вниз. Вообще, по дороге из Канди в Нувара-Элию нам встретилось не менее семи водопадов, не самых красивых, что не приходилось видеть в жизни, но достойных запечатления на фотоаппарат.
   Поднимаясь выше в горы, стало заметно, что чайных кустов становится все больше и больше. Затем на плантациях появились и сборщики чая. Это были исключительно женщины с большими полотняными мешками за спиной. Они ловко обрывали зеленые листья чайного дерева, невзирая ни на жаркое солнце, ни на дождь, ни на усталость. Сенека сообщил, что дневная зарплата этих работниц составляет пять долларов, за существенное перевыполнение плана выдаются лишь небольшие премии. Сто долларов в месяц за рабский труд. Эх, нам бы офис на Шри Ланке! Или наглых московских девчонок с пустотой в голове и желанием получать зарплату 1000 долларов в месяц сюда на перевоспитание! Впереди эпоха роботов, многие процессы человеческой жизнедеятельности полностью автоматизированы, но сбор чая, как и хирургия, всегда останется ручным трудом, ибо не придумают такого аппарата, чтобы он качественно собирал листья, не повреждая куст и не собирая лишний материал.
   Подъехали к горной чайной фабрике. Она оказалась куда более солидной, чем та, которую мы посетили во время экскурсии в Канди. Прежде всего, я понял это, увидев перед входом в главное здание рядом с логотипом фабрики надпись большими синими буквами: "ISO 9001:2000". О данном стандарте качества я знаю непонаслышке, поскольку в течение двух лет являлся директором, а, следовательно, и высшим менеджером по качеству компании, сертифицированной как раз этим стандартом. Таблицы с графиками и гистограммами, по форме одетые служащие (у всех девушек красивые зеленые накидки и сари), вежливые продавцы, без ошибок говорящие по-английски, прикрепленные к каждому аппарату в цехах таблички с наименованиями и характеристиками, многочисленные правила пожарной безопасности, расклеенные повсюду - все это свидетельствовало о том, что менеджер по качеству здесь сильный. По сравнению с этим великолепием посещенная ранее в Канди фабрика теперь казалась мне натуральным хозяйством в китайской деревне.
   Весьма красивая сингалка с круглым лицом и большими карими глазами, что, надо сказать, прекрасно сочеталось с зеленым сари, устроила нам экскурсию. Начали с музея, который занимал одну комнату. Экспонатов было немного, зато все весьма интересные: древний (19 в.) английский арифмометр в рабочем состоянии - мы нажимали кнопки, и цифры на табло менялись, два лакированных чайных куста с надписями, гласившими, что растениям этим свыше ста лет, какие-то чугунные машины, в прошлом используемые в процессе производства. Сделав фотографии, в сопровождении сингальской красавицы мы двинулись в цех. Все, как в прошлый раз, только аппараты выглядят лучше, шума и мусора меньше, технология более совершенна. Девушка охотно, подробно и четко отвечала на любые вопросы. Их было много. Все узнали, что никакой разницы между черным и зеленым чаем нет. Одни и же кусты, тот же ручной сбор, та же первичная просушка. Единственное отличие - в процессе производства черного чая затем следует ферментация - процесс окислительной реакции с воздухом, а при получении зеленого чая этот процесс пропускается и сразу идет окончательная сушка при высокой температуре и нарезка на разные сорта, о чем мне уже было известно. Но многие, кто не был в Канди, только сейчас уяснили, что широколистный (Orange Pekoe) и мелконарезанный (B.O.P) - одно и то же. Также мы узнали, что чем выше в горах растет чайный куст, тем вкус и аромат напитка более насыщенный и благородный. Особенно это касается серебряного и, тем более, золотого чая. Здесь все очень строго: все процедуры ручные, сбор по одному главному лепестку с одного куста, сушка под солнечными лучами, специальная упаковка. Если обыкновенного черного чая, сказали нам, на Шри Ланке производится что-то около трех млн кг в год, то серебряного лишь несколько тысяч, золотой вообще идет на считанные килограммы. Чай с плантаций отправляют в Коломбо, где проходит аукцион, а затем плывет в Лондон. Уже там все сортируется, смешивается, и СНГ с Китаем - главные потребители цейлонского чая - получают всякий там Lipton, Dilmah и Akbar.
   В отдельно стоящем строении, вдали от шума цехов, располагались комната для дегустации и магазин. Сначала чаепитие. Усадили нас за длинный стол. Признаться, такого ароматного по запаху, ярко-оранжевого по цвету, мягкого и тонкого по вкусу чая я еще не пивал, даже в гостях у друга в Москве, который покупает только лучшие английские широколистные сорта и использует для заваривания воду "Шишкин лес". Феи в зеленом провели маркетинговое исследование, раздав присутствующим листы с несколькими вопросами, на которые надо было письменно ответить.
   Затем дружною толпой все двинулись в магазин. Чего здесь только не было: керамические слоники, чайники и деревянные шкатулки (внутри, понятно, чай), брендованные темно-зеленые кепки, майки, зонты, брелоки, прочая сувенирная продукция и, конечно, чай. Обычный - в стограммовых пачках, объединенных в килограммовую упаковку, элитный серебряный - в специальных цилиндрических банках, которые помещались в красивую коробку из красного дерева.
   Сенека до кризиса 1998 г. занимался экспортом чая и жил в России. Одним из его клиентов был генерал, затем вице-президент России и, наконец, руководитель курской области Александр Руцкой. Богат курский генерал-губернатор: пьет только серебряный чай, который специально для него везут прямо из Шри Ланки. Но после дефолта наш Сенека обанкротился, и чай Руцкому теперь поставляет кто-то другой.
   Я же, помимо сувенирных безделушек, приобрел килограмм Orange Pekoe, потому что два килограмма B.O.P.F. уже взял на кандийской фабрике, и 40 г серебряного чая в цилиндре и коробке. Чай будет выпит, упаковка останется на видном месте на кухне, радуя глаз и напоминая о прекрасной стране. Отдельно я расспросил круглолицую сингалку о технологии заваривания серебряного чая: две чайные ложки (поскольку он очень легкий) залить кипятком прямо в чашку. Заварится - пейте. И так можно три-четыре чашки в рамках одной порции чая. Влияние на организм исключительно полезное и благотворное. Что ж, на счет этого не знаю, в органолептику диковинного напитка проверю в Москве на очередной праздник.
   Еще час пути, и вот мы в Нувара-Элии на высоте свыше двух километров над уровнем океана. Выйдя из автобуса, мы поняли что, в самом деле, как нам рекламировали, оказались в новой Англии: то моросил, то пропадал едва заметный дождик, по сути, мы находились внутри облака, а потому было влажно и туманно, температура не превышала двадцати градусов. Многие сингалы вокруг, укрывшись за толстыми курками и надев капюшоны, дрожали и с ужасом в глазах наблюдали, как мы, в шортах и майках выйдя из автобусов, принялись фотографировать здания почты и национального банка, выполненных в английском стиле. Ради одного вида "маленькой Англии", удивительного климата этого места и завораживающего вида с гор, стоит, друзья мои, преодолеть трудности пути в Нувара-Элию, что бы ни писали некоторые скептики в интернет. Но красоты архитектуры и живописная природа - еще не все. Нувара-Элия - крупнейшее в стране место по производству качественной одежды на экспорт с гордой надписью Made in Sri Lanka. Многие вещи выпускаются под известным брендом Columbia. У некоторых курток, свитеров и ветровок ярлык с логотипом внутри был почему-то срезан, скорее всего, потому, что их нелегально вынесли с фабрики.
   В торговых рядах почему-то жутко воняло тухлятиной. В силу этого много времени на базаре мы не провели, хотя все обязательно что-то приобрели. Я купил за пятнадцать долларов отлично сшитую мужскую куртку и несколько свитеров по пять долларов. Пройдя вглубь рынка во дворе, мы установили причину зловония: его источала сушеная рыба, кучами лежащая на громадном прилавке. Зажав нос, я пулей вылетел из отравленного места.
   Осматривая окрестности с семьей из Мурманска, мы набрели на более цивилизованный рынок, где неприятных запахов не было, а прилавки ломились от однообразия курток Columbia. Должно быть, здесь колоссальная конкуренция. Покупателей было мало, и среди продавцов началась борьба за наши кошельки. Мы долго определялись и в итоге купили по белой женской куртке, заплатив по 24 доллара за штуку. Такие брендованные куртки в московских бутиках, скажу я вам, стоят не менее двухсот долларов за штуку. Помимо палаток заглянули в стационарный магазин с фиксированными ценами, где за 100-150 рупий (один доллар) было представлено великое многообразие маек, блузок, рубашек, трусов и прочего белья. Детально разобраться не успели, потому что прибежавший Сенека срочно зазвал нас в автобус: мы совершенно забыли о времени за шоппингом, и давно было пора возвращаться в Индуруву.
   Обратный путь из Нувара-Элии в отель был страшно долог и утомителен. Стартовали в полпятого дня, а приехали только в полночь. Первые три часа спускались с гор. Постоянные боковые перегрузки провоцировали время от времени пароксизмы тошноты, и, проклиная красный ром, я поворачивал рычажок кондиционера ближе к максимальной отметке.
   Каждые сорок минут кавалькада останавливалась на короткий привал. Наш рулевой был угрюм и немногословен, чтобы не заснуть за рулем на сверхопасных изгибах горной дороги, на каждой остановке он пил чай и ел бананы. Сенека пояснил, что водитель нашего микроавтобуса является его же владельцем, и поскольку машина в лизинге, а сумма платежей высока, вынужден работать ежедневно с перерывами только на короткий ночной сон. Водитель выглядел устало, лицо его не выражало положительных эмоций, потому кто-то из нас прозвал его Угрюмым. До нашей двухдневной экскурсии Угрюмый возил группу туристов на день в Канди, повторить тот же пробег предстояло ему и на следующее утро. Это означало, что спать он будет не более трех часов, а завтра до зари - снова в бой. При этом, продолжал наш гид с грустью, чистый доход бедного водителя составляет пять рупий с километра, из чего следовало, что за эти два дня рабского труда он заработает не более сорока долларов. Вот такая, господа, математика. Да, тяжела и некрасива жизнь сингальского водилы.
   Хитрый Сенека, получивший жизненную закалку в общежитии института им.Лумумбы, под вечер вошел в раж и рассказал много интересного. Оказалось что, во-первых, он не соблюдает заповедь буддизма "не лги", например, наше путешествие Анурадхапура-Нувара-Элия он организовал в обход турагентства (а сотрудничает сразу с тремя), тем самым присвоив себе прибыль учредителя и доход ланкийского государства от налогов. Сенека попросил ни в коем случае не упоминать при трансфере в аэропорт, что он сопровождал нас в качестве гида на дальнюю экскурсию. Во-вторых, он нарушает заповедь "не напивайся", частенько потягивая "зеленого змия" за хвост. И, наконец, в-третьих, наш доктор регулярно не соблюдает завет Будды "не прелюбодействуй". И это при живой жене в славной Беларуси! Но супруга в Витебске, а Сенека на Шри Ланке. И, учитывая, что такого понятия, как иметь любовницу на острове нет и быть не может, наш терапевт регулярно посещает сексуальные процедуры в Индуруве. Где, думаете вы? Да все в том же отеле Asha, уже известном нам по рассказу русского ловеласа несколькими днями ранее. Сенека открыл нам тайну феноменальной стабильности существования этого борделя: ведь проституция и сутенерство - уголовно наказуемые преступления на Шри Ланке. Весь град Индурува знает, что происходит Asha, а вертеп стоит! В чем же дело? А в том, что хозяин заведения Упул является близким другом, кузеном и одноклассником начальника индурувского УВД. Разрешил Сенека и загадку странной реакции сингальских девушек на секс. Оказывается, согласно местным канонам женщинам за любовными утехами следует вести себя так, как будто они вовсе не испытывают большого энтузиазма и лишь послушны воле мужчины, даже если страстно желают его. Отказ от фотографий с нашим гулякой также был легко объяснен доктором: девушки соблюдают полное инкогнито, никто в их семьях не знает, чем они занимаются днем и вечером (ночью спать они предпочитают дома), все имена вымышлены, так что наш джентльмен спал не с Чамилой и Дамищей, а с кем-то другим. И, наконец, цена за услуги для местных куда более низка: если русский ловелас после долгой торговли с пройдохой Упулом выкладывал 35 долларов за встречу с девицей, то врач Сенека легко получает право на полноценный секс всего за двадцатку.
   Наступил темным вечер, засверкали звезды, мы выехали на равнину, разговоры прекратились, и все стали клевать носом. Опасаясь, как бы наш стаханов за рулем случайно не заснул, я предложил Сенеке следующее: мы рассказываем Сенеке анекдот, а тот переводит его водителю, чтобы поднять тонус Угрюмого. Идея была воспринята с радостью, и мы начали. Поскольку жена и дочь Виктора спали, и бодрствовали только мужчины, анекдоты были смешны и неприличны. Сенека, знакомый с русскими реалиями, от души смеялся, но Угрюмый почему-то никак не реагировал, услышав перевод доктора. Только один раз, после рассказа известного анекдота о даме, которая приняла по ошибке саксофон за золотой унитаз, водитель, наконец, рассмеялся. Прочих анекдотов водитель не понял.
   Наш Сенека был умен и интеллигентен, пил в меру, не то что гид во втором автобусе, где ехали психолог Андрей, двое рябят из Москвы и отец с сыном с Украины. Оказывается, он учился вместе с Сенекой в Университете Дружбы народов, но был изгнан на шестом курсе за пьянство и неуспеваемость. Этот умник, спутал футы с метрами, и, указав на столб по пути в горы с цифрой 7 000, вдруг вздумал нагло обманывать туристов, утверждая, что автобус находится на семь километров выше уровня моря. Ребята из Москвы воспротивились такому обману, гид стоял на своем. Поспорили на бутылку рома, что он не прав, сопоставили факты, объяснили. Признав неправоту, гид купил ром. Все выпили по глотку, потом еще одному, и тут неудавшийся доктор потребовал продолжения банкета. Ему было отказано, но еще несколько часов продолжались жалобные просьбы выпить. Чтобы водитель не уснул, пели песни. Весело было ехать во втором автобусе.
   Мы приехали, хотелось есть, Сенека сообщил, что ужин в виде сухих пайков ждет всех туриистов в номерах, о чем он предусмотрительно договорился по мобильному телефону со служащими отеля. Попрощавшись, мы обменялись с терапевтом электронными адресами и телефонами, договорились переписываться и общаться. Сенека обещал мне организовать аюрведический тур в Галле, а я ему прислать песни какой-то российской поп-группы. Поднимаясь на лифте в номер, я предвкушал, как сейчас поужинаю и лягу спать, но мой исстрадавшийся за два дня желудок ждала фрустрация: ужина в номере не оказалось. В тревоге спустившись на ресепшн, я узнал от дежурного черта, что он то ли забыл обо мне, то ли плохо записал номер моей комнаты, и ужина нет. При этом меленький мерзавец ехидно улыбался. К счастью, заметив слева на столе вожделенные розовые пакеты, заготовленные, видимо, для выдачи очередным экскурсантам поутру, я схватил один из них и пошел к лифту. Черт было ринулся за мной, но, увидев выражение моего лица и оценив мощь торса, благоразумно развернулся и побрел в сторону отельного ресторана для изготовления нового пайка. Ужин был сладким, а сон глубоким.
   Утро последнего полного дня. Экскурсии позади, фотографии отсняты, большая дорожная сумка забита четырьмя килограммами чая, текстилем и сувенирами. Покой и релаксация, полная адаптация к местному времени и акклиматизация. Прав был Чехов: Шри Ланка - частичка рая. Лежу в тени пальмы, раз в час хожу в океан покататься по волнам на матрасе. Пишу эти записки, ибо в Москве краски поблекнут, и суровые трудовые будни не позволят адекватно передать ланкийский колорит. Надо мной белкообразные бурундучки снуют по ветвям, что-то сжимая во рту, плещет прибой, развевается красный флаг. Завтра домой.
   По пляжу ходит грустный Вася. Таня не вернула ему юбку со слонами и не пошла к нему на lip-massage. Не продвинулись ли его отношения с Таней за время нашего двухдневного отсутствия? Нет. "She's a f...cking girl", - с многострадальной миной констатирует Вася. Тани на пляже нет, видимо, она в номере продолжает борьбу с солнечными ожогами. Я успокаиваю Васю рассказами о покладистых русских женщинах, тысячами посещающих недорогие курорты Турции и Египта. Вася вздыхает, завидуя янычарам и арабам. "Придет, друг мой, и твоя пора, - говорю ему я, - вот на Шри Ланке кончится война, а тысячедолларовый билет на самолет подешевеет вдвое с открытием чартера Москва-Коломбо, и толпы неудовлетворенных на родине русских красавиц бросятся в твои черные объятья." Я иду в океан, а Вася зорким взглядом продолжает сканирование территории отеля в поисках нового объекта.
   Прощальный ужин совпал с днем рождения девушки из Балашихи, Светланы. Наша компания разместилась у бассейна и весело отпраздновала это событие. Мне никогда не приходилось отмечать свой день рождения за границей, поэтому я не могу передать ее ощущения. Во всяком случае, тот вечер ей точно запомнится, потому что вряд ли больше одного раза в жизни вы будете отмечать свой главный праздник на Шри Ланке. Вокруг слышалась только русская речь, и я подумал, а ведь здесь 90% наших соотечественников. И теперь не только немцы, которым Гитлер в 1935 г. привил любовь к туризму, но и русские люди, более семидесяти лет томившиеся за железным занавесом, достигли дальних участков земного шара в желании там отдохнуть. Бьет ключом нефть, по трубопроводам идет в Европу газ, много денег у нашего брата, дальние страны доступны россиянам.
   В день отъезда утром я в последний раз купался в замечательном Индийском океане. Волны были удивительно большими, наверное, водная стихия не желала, чтобы я покидал остров. Довольно жесткий такой гидромассаж. Вдруг с неба послышался рев мощные двигателей: тройка истребителей, похожих на МиГ-27, со скоростью 2М неслась на север наказывать тамилов. Пора собираться, в полдень придет автобус для трансфера в аэропорт. Ленивые ланкийцы не понимают своего счастья. Но смысл нашей жизни в контрастах: нельзя все время находиться в раю, иначе он перестанет им казаться. Доведется ли еще побывать на Шри Ланке? Не знаю. Но приятные воспоминания об этой удивительной стране останутся в моей памяти, пока она будет существовать.

Индурува-Москва

январь-февраль 2007 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
   Алексей Доценко: "Записки путешественника: Шри Ланка"
  
  
   Алексей Доценко: "Записки путешественника: Шри Ланка"
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"