Домосканова Ольга Геннадьевна: другие произведения.

Зачем тебе моя боль. Глава 19

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава закончена. Оставляем комментарии

  
Глава 19
  Как долог век, ужасно долог,
  Чтоб столько лет терпеть обиду..
  Луны стареющей осколок
  Уходит медленно из виду.
  Длинны минуты ожиданий
  И краток миг в объятьях теплых.
  Мир пуст в бессмысленных скитаньях
  И полон счастьем окрыленных.
  Печалью счастье мы клеймим
  И радостны в чужой печали,
  Мы заостряем пластилин
  И притупляем крепость стали.
  В объятьях жарких нас трясет,
  Нам от холодных рук так душно...
  Мы все живем наоборот,
  Зачем, скажите, это нужно?

  
  
  Новогодние праздники закончились, а вместе с ними - и дни моего беззаботного существования. Картер тоже занялся работой, он отбыл в очередную командировку, предварительно взяв с меня обещание в ближайшие дни встать на учет. И все бы ничего (скрещенные пальцы за спиной еще никто не отменял), но его клановничья душа позаботилась о том, чтобы за мной проследили. Марра таки горела желанием помочь мне избавиться от пары литров жидкости, пригодной для анализов, причем все равно какой. Она долго и тщательно капала мне на мозги, я не выдержала, и вопреки моему желанию пришлось идти в больницу.
  Утром того знаменательного дня я впервые почувствовала, ЧТО такое токсикоз. И ведь все так хорошо начиналось - я проснулась, с удовольствием потянулась в кровати... накатило волной, как после хорошенького перепоя. Быстро проанализировав события предыдущего дня, мозг пришел к выводу, что он-то уж точно не был замутнен алкогольными парами, значит, опасность кроется где-то еще, и отдал приказ желудку освободиться от раздражителя.
  Так быстро я еще никогда не бегала. Скрючившись в три погибели, я придавалась смерти, но от этого, как говорится, еще никто не умирал (и я не решилась), и тут до меня запоздало дошло, что теперь каждое утро может быть омрачено подобным конфузом. Жить от осознания масштаба катастрофы легче не стало. Из туалета я вышла пошатываясь, решила, что никуда не поеду, а посему нужно позвонить Марре.
  Костюмерша меня даже слушать не стала, сказала, что если не увидит меня через час в поликлинике, она лично приедет за мной и ... (дальше шли угрозы, убеждения, увещевания и прочее, но я впечатлилась уже после "сделаю клизму грушей размером с твою голову"). Обозвав ее бессердечной тираншей, я пообещала приехать, собрала документы, оделась и, кипя праведным гневом, вышла из дома. Как и следовало ожидать, город к тому моменту стоял в пробках.
  - И не смотри на меня так, - вместо приветствия услышала я от Марры. Пока я добралась до поликлиники, она уже успела взять мне целую кучу талонов на посещение разных врачей, занять везде очереди и даже поругаться с одной очень нервной бабулей, которая ну очень хотела попасть на прием к врачу раньше меня.
  - Надо было пропустить ее, - попыталась пристыдить я Марру, но та лишь фыркнула:
  - Еще чего! Так, ты мне зубы не заговаривай, вперед!
  И победоносно подтолкнула меня к двери под неприязненные взгляды своей невольной соперницы. Я, постучав для приличия, вошла.
  Врач - немолодой мужчина с очень выдающейся внешностью, тепло поприветствовал меня и попросил присесть.
  - Я становлюсь на учет, - проблеяла я, теребя в руках папку с документами. Отчего-то мне было стыдно, словно я провинилась перед этим человеком.
  - Прекрасно, остиньора?...
  - Остиньорита Дархау, - машинально поправила я, но вспомнив досадный факт в виде свидетельства о браке, исправляться не стала.
  Врач кивнул.
  - Меня зовут Варо Зоган, я буду вести вашу беременность с сегодняшнего дня до момента рождения ребенка и немного позже. Будьте добры, ваши документы, я заполню карточку.
  Я исполнила его просьбу. Естественно, первое, на что обратил внимание Зоган - штамп в паспорте. Улыбнулся.
  - Простите мое невежество, но вы же замужем. Стало быть, вы остиньора?
  Неприятно быть пойманной на лжи, я растерянно развела руками.
  - Простите, доктор, никак не могу привыкнуть. Я совсем недавно замужем.
  Врач на меня не обиделся, по-доброму усмехнулся и склонился над своими записями. Некоторое время он упоенно писал, словно вообще забыл про меня.
  - Итак, остинорита, - его голос вывел меня из задумчивости, заставив невольно вздрогнуть. Зоган отложил ручку. - Я задам вам несколько вопросов, пожалуйста, отвечайте максимально честно и не стесняясь, помните о том, что я, в первую очередь, ваш доктор.
  Я кивнула, и вопросы, я бы даже сказала - допросы - начались. Как оказалось, стыд границ не имеет, рассказывала я честно, брови доктора заползли под белую медицинскую шапочку и уже очень долго оттуда не появлялись.
  - Да, - протянул Зоган. - Вы с мужем, конечно, молодцы, но в моей практике первый раз такое, честно слово.
  Щеки тут же загорелись огнем. Врач это заметил и поспешил успокоить меня.
  - Остиньорита Дархау, право, не нужно так краснеть, будто вы сделали что-то постыдное. Все в порядке. У вас есть какие-то мысли по поводу нежелательности данной беременности?
  - Нет, - искренне ответила я, - упаси бог. Я действительно хочу этого ребенка.
  Зоган радостно откинулся на стуле.
  - Отлично! Тогда вот вам направление на анализы, здесь все подробненько расписано, что, куда, кому, через недельку я вас жду. График посещений составим чуть позже, у меня сегодня многовато пациенток, все сплошь молодые и красивые, - Зоган иронично подмигнул, - рискую просто поставить вам посещения не в те дни. Если возникнут какие-то вопросы и не сможете прийти, сверху написан мой номер.
  - Спасибо, доктор, - поблагодарила я, предвкушая побег из кабинета.
  - До встречи. И, будьте добры, позовите следующую молодую и красивую, - врач усмехнулся, а я мысленно посочувствовала ему, представив ту "молодую" и особенно "красивую", что ждала своей очереди за дверью.
  - До свиданья, остиньор Зоган.
  Бабуля обрадовалась моему выходу не меньше, потирая сухонькие ручонки. Я тоскливо посмотрела на дверь, за которой скрылся от меня добрый доктор, и пожелала ему удачи и терпения. Отчего-то я была уверена в том, что пожилая пациентка пришла к Зогану явно не как к врачу.
  В кабинетах других врачей и в очередях возле них меня ждал АД. Толпы стариков, рабочих и беременных издалека наводили меня тоску и печаль, а уж при непосредственном контакте с ними возникала лишь одна мысль - выброситься в окно.
  - А я только к этому врачу хожу, - одна пожилая остиньора другой. - Вот только он один нормальный, остальные - как есть шарлатаны!
  - Та не, шо вы. Уси, уси оны ворюги и брехуны, - возразила ее собеседница.
  Я закатила глаза и отошла к другой стене, к двум молодым мамочкам.
  - А вы что своему даете, когда он не может покакать?
  - Компотик варю из чернослива. Только знаете, если будете варить - сразу прячьте.
  - Почему? - удивилась первая.
  - Пока я в ванной была, компот остывал на балконе. Муж нашел его и почти всю кастрюлю выдул один. Такой скандал был! Кричал, разведусь с тобой, змея, только из туалета выйду.
  Вернулась Марра, ходившая мне за стаканом воды, поэтому мне не удалось дослушать, чем закончилась семейная драма, разыгравшаяся вокруг детского компота.
  - Даже в буфете очереди, - проворчала костюмерша, протягивая мне стакан.
  - Ты себе представить не можешь, как мне надоело местное 'богемное' общество. Напомни мне, почему я еще здесь?
  Маргарита деловито сверилась с собственными записями и уточнила:
  - У тебя на сегодня обход еще трех врачей. И здесь ты потому, что меня попросил проследить за тобой твой любящий муж.
  Ах, любящий муж... где ж он сам, раз на то пошло? Свалил все на хрупкие женские плечи и был таков, оставив все на бессердечного надзирателя. А то как сексом заниматься - так вместе, всем хорошо и приятно, а страдать - так мне одной? Ну, Картер, минус один к твоей карме.
  - Дархау!
  - Иду, - мрачно ответила я, открывая очередную дверь очередного кабинета к очередному врачу, к которому отстояла немалую очередь. Тавтология, остиньоры.
  
   Из больницы я вернулась, словно выжатый лимон. Совершив набег на кухню, я вознамерилась отдохнуть, но звонок Картера помешал моим планам.
   - Чего тебе, мой персональный мучитель?
   - Как поход в больницу? - спокойно спросил клановник.
  - То есть ты не спрашиваешь, ходила ли я туда? - уточнила я.
   Картер усмехнулся.
   - В том, что ты туда ходила, я не сомневаюсь, ровно как и не сомневаюсь во влиянии Маргариты на тебя.
   Я даже с кровати вскочила, принимая сидячее положение.
   - Ты наглый, бессовестный манипулятор..., - начала я обвинительную речь, но она была беспардонно прервана.
   - А ты сексуальная, сводящая с ума, нежная и очень... - он не договорил, но все это было сказано таким голосом, что все мысли вылетели у меня из головы, и единственное, что я смогла из себя выдавить, было:
   - Э-э... Картер?
   - И теперь, когда ты переключилась с обвинений на возбуждение, я хочу сказать, что завтра приезжает моя мать, - как ни в чем не бывало завершил он.
   - Да с чего ты взял, что возбуждение имеет место быть вообще?! - разозлилась я, но в мозгу щелкнуло - эта информация была лишь отвлекающим маневром, Картер сказал что-то важное. - Куда это твоя мать приезжает?
   - К тебе в гости, - пояснил клановник, а у меня волосы встали дыбом.
   - Картер, я сбегу из дома! Мне только матери твоей здесь не хватало для полного счастья!
   - Спешу заметить, что ты обещала вести себя естественно, словно наш брак настоящий.
   - Чего она хочет? - с нарастающей паникой в голосе уточнила я.
   - Просто нанести тебе визит, - попытался успокоить Картер. - Пообщаться с тобой.
   - Ты сказал ей, что я беременна? - убью, если сказал. Не хватало мне только причитаний на тему внуков.
   - Нет, я ничего ей не говорил. Она просто позвонила, спросила, как у меня дела. Я рассказал, что сейчас не в городе, отъехал по делам на несколько дней. После этого мама предположила, что тебе скучно, и ей обязательно нужно заехать к тебе в гости.
   Я скрипнула сжатыми до боли зубами.
   - Это ты во всем виноват.
   - Не отрицаю, я всегда виноват во всех твоих бедах, - как-то слишком легко признался клановник, но это не значит, что я поверила в его раскаяние. - Аля, пожалуйста. Можешь от меня потребовать все, что твоей душе угодно.
   Я закрыла глаза и попыталась представить, чего же я все-таки хочу от Картера. Ничего, как назло, в голову не приходило, кроме мыслей, вызывающих дрожь в пальцах, и еды.
   - Шашлык, - произнесла я, вспомнив, что возвращаясь из больницы учуяла его запах возле низкосортной забегаловки.
   - Из меня? - удивился Картер.
   Не мешало бы, подумалось мне, но вслух я этого не сказала.
   - Нет, с тебя вылазка на природу с шашлыками. И я, так и быть, устрою твоей матери встречу, как положено невестке.
   - Договорились, - согласился Картер. - И еще, Аля?
  - М-м?
   - Пожалуйста, зайди в мою комнату и раскидай там мои шмотки по местам. Я когда уезжал, торопился...
   - Понятно, создать видимость, что мы в той комнате просто отдыхаем.
   - Да, - облегченно выдохнул клановник. - Спасибо.
   - С тебя причитается, - напомнила я, чтобы даже не думал, как легко ему удалось меня уговорить.
   - Разумеется. Ты не переживай, я приеду, но только вечером, и лишь тогда смогу взять мать на себя.
   - Я разберусь. Все, Картер, отбой. Пока ты еще чего-нибудь у меня не выпросил.
   - Заметь, не безвозмездно, - успел добавить он, прежде чем я отключилась и откинулась снова на кровать.
   Итак, что мы имеем? К нам едет, так сказать, ревизор. Картер хочет, хоть и не признается в этом, чтобы я произвела на его мать хорошее впечатление, а не просто встретила ее. Так же остиньора Картер не должна догадаться, что мы проживаем в разных комнатах. Тут я усмехнулась - парадокс, интимные отношения имели место быть в обеих комнатах, но мы по-прежнему спим в разных кроватях. Не могу сказать, что меня особенно огорчает этот факт, но если задуматься - это выглядит очень глупо. Но, я отвлеклась. Как хорошей хозяйке мне нужно привести квартиру в состояние больничной палаты, то есть выдраить до блеска все, до чего я только смогу дотянуться. Утром я спеку пирог и заварю свежий чай. В принципе, на этом моя миссия может быть выполнена. Ах да, нужно еще продумать темы для беседы. Наверняка мать Картера приедет не помолчать о жизни.
   Уборка, достойная придирчивого взгляда свекрови, завершилась мной далеко за полночь. Напоследок я оставила комнату Картера, в которую попала всего второй раз в жизни. Только теперь у меня выдалась возможность осмотреться.
   У стены, примыкающей к кухне, в разобранном виде пристроился уже знакомый мне диван, знакомство с которым произошло на новый год, и воспоминания об этом знакомстве невольно заставляет мои уши пылать. У противоположной стены стеллаж с телевизором, какими-то мужскими журналами и фотографиями в рамках, многие из которых мне знакомы еще со школы и шкаф, подозреваю, что с одеждой. В торцевой стене окно, занавешенное светлыми шторами. Ни ноутбука, ни рабочего стола, ни музыкального проигрывателя. Более ничего примечательного в его комнате я не увидела. Покончив я разглядыванием Картеровой обители, я сложила диван, запихнув во встроенные ящики постельные принадлежности, протерла пыль, на стеллаж добавила специально принесенные из моей комнаты книги и сувенирные фигурки. К месту пришлась и пара фотографий, сделанных мной в Универсалитете. В углу разместилась ваза с искусственными цветами (достала из коробки, потому что терпеть ее не могла, но выкинуть было жалко, потому что это подарок). Вид комнаты в целом перестал напоминать чисто мужскую келью. Уже собираясь покидать ее, я развернулась к противоположной от окна стене и остановилась в недоумении - словно для симметрии, стена была тоже закрыта шторой.
   Странное у Картера чувство красоты, подумалось мне, и я решила отвесить занавеску, да так и осталась стоять с ней в руках. Со стены на меня смотрела я.
   Я припомнила, что на свадьбе был фотограф, но ни единой фотографии не видела. Здесь же имели место быть качественные фотообои, сюжетом которых являлся наш с Картером танец, в котором он нежно обнимает меня, а я смотрю на него грустными глазами. Лица клановика на фото не видно, зато мое крупным планом, качественно отредактированное, устранены все изъяны фотосъемки, добавлен другой фон и некоторые визуальные эффекты.
   Зачем ему эта фотография? В чем он убеждает себя каждый раз, смотря в эти грустные глаза? Увы, ответы на эти вопросы мне никто не дал, а спросить Картера напрямую не хватило смелости. Возможно, я боялась услышать ответ. Но не исключаю и того, что я боялась услышать правду.
   Ночь выдалась неспокойная и практически бессонная.
   Проснулась я разбитая, совершенно не выспавшаяся и в целом без настроения. Воспоминание о том, что ко мне приедет свекровь, радости мне не добавило, однако пришлось встать, сделать несколько легких упражнений для тонуса мышц и окунутся в домашние заботы.
   Первым делом я замешала тесто для шарлотки, нарезала яблоки, выложила все это в форму для выпечки и запихнула в духовку, на время забыв. На стол постелила новую скатерть, расставила красиво сервиз (кстати, как бы даже не Картерами подаренный на свадьбу) и отправилась снимать высохшее белье, которое вчера еще успела постирать.
   С вещами Картера вышла небольшая заминка. Можно было бы оставить их как всегда на стиральной машинке - обычно я так и делаю, а он уже сам забирает их и раскладывает по своим местам. Но ведь сегодня не обычный день, и у свекрови могут возникнуть вопросы по поводу стопки белья ее сына, сиротливо лежащей в ванной. Мало ли, пойдет руки помыть и обнаружит. Решение пришло само собой - раз уж Картер дал добро на посещение святая святых, то нет ничего плохого, если я сама разложу его вещи по ящикам и полкам.
   Подбадривая себя веселой песенкой, я открыла шкаф в комнате мужа. Да, мужской шкаф разительно отличается от женского разнообразием вещей. Рубашки одна к одной висят на вешалках, там же брюки и пиджаки. На полках у каждого вида вещей свое место - футболки слева, майки справа, ниже аналогично спортивные брюки и джинсы. В самом низу два ящика, в первый я попарно определила носки, во второй стопку боксеров. И уже собиралась задвигать ящик на место и уходить из комнаты, но мое внимание привлекла смутно знакомая вещь. Я наклонилась и двумя пальцами подцепила ее, вытягивая руку на уровне глаз, при этом рассыпая на пол лежавшие внутри за какой-то надобностью деньги. В памяти моментально пронеслись моменты, как я завороженно оттягиваю резинку трусов и запихиваю туда несколько купюр разного достоинства. И, кстати, про достоинство, скрывавшееся внутри этих трусов - оно было тоже о-го-го, тактильные ощущения до сих пор остались, ровно как и слабость в ногах, возникающая, когда я вспоминаю тело, затянутое в них.
   Это были именно они, бывшие в ту незабываемую ночь, называемую моим девичником, на стриптизере, едва не взявшем меня в темной каморке ночного клуба, а сейчас тихо-мирно лежавшие себе в бельевом ящике Картера и найденные мною совершенно случайно.
  Стриптизерские, мать их, плавки!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"