Донченко Денис: другие произведения.

Правильно ли мы понимаем историю

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 2.76*5  Ваша оценка:

1

ПРАВИЛЬНО ЛИ МЫ ПОНИМАЕМ ИСТОРИЮ?

сборник статей

Содержание

Донченко Д.Б.

К.Э.Ц. 1

Светогоров Д.А.

ЗАЯЧЬЯ ЛИХОМАНКА 5

Светогоров Д.А.

ПЕДАЛИЗМ И ПЕДАЛЬНОСТЬ 7

Маковецкий С.Б.

ТЕЛО ВОЖДЯ 11

Донченко. Д.Б.

БОРЬБА С УМОМ 18

Маковецкий С.Б.

ПРАВДА О ДАНТЕСЕ 21

Донченко Д.Б.

К.Э.Ц.

Стояла ранняя осень 1857 г. В заброшенном среди глухих Рязанских болот и лесов с. Ижевское в избе лесничего Эдуарда (обычное имя среди здешних лесничих) родился младенец примерно 20 фунтов веса. Мальчик был крепок, румян, но туг на одно ухо.

Отец его, потомок польского еврея Шлемазла Штеньковского, по недоразумению сосланного в Сибирь во время Варшавского восстания, взял себе во избежание преследований фамилию Ц. в память о прабабушке Цилии Ароновны Мезеншмейер; крестился, выправил метрику польского шляхтича и в попытке пешком достигнуть польского местечка Дзялдово, заблудился среди Рязанских топей. Через три года блуждания в лесах он случайно встретил на поляне местную юродивую девку Евдокию, собиравшую мухоморы для жульена, полюбил её, женился на ней и осел.1

Встреченным несколько позднее в лесу царским чиновникам он представился местным лесничим, коих в здешних местах сроду не водилось. Но вид его был так убедителен (сказались три года блуждания в лесу), что чиновники тотчас поверили ему и выдали соответствующий документ. Неправильная диета, которой длительное время придерживалась Евдокия, являлась в течении четырнадцати лет препятствием для заведения потомства. Однако, неурожайная на грибы осень 1856 г. вынудила Евдокию перейти на заячью капусту и мясо бурундуков, отчего она тут же понесла. Рожала Евдокия из-за неправильного положения плода чрезвычайно трудно, а пьяная повитуха Пелагея приглашённая из соседней деревни, воспользовавшись ухватом, дабы облегчить страдания роженицы, к сожалению, повредила одно из ушей младенца, который был, несмотря ни на что, окрещён и наречён К.

О детстве КЭЦ современным исследователям известно немногое, так как в возрасте двух лет, сопровождая свою мать в лес по грибы, он потерялся и был сочтён безутешными родителями погибшим. Вскоре, однако, у селян стала пропадать сперва мелкая, а затем всё более крупная скотина, что родителями потерянного ребёнка воспринималось, как добрый знак, т. к. давало им надежду на возвращение сына. Изобретательность, с которой происходило воровство скотины, ставила селян в тупик и, несмотря на то, что большинство из них были профессиональными охотниками, изловить виновника потравы не удавалось. В конце концов староста села поклялся на кресте поймать вора, но пропал в лесу сам.

Через девять лет поголовье домашней скотины в селе Ижевское было полностью истреблено, и в одну из ночей пропавший мальчик постучался в избу своих родителей. В ответ на вопрос о том, где он пропадал всё это время маленький К. не смог сказать ничего вразумительного. Селянами же были замечены многие странности в облике и поведении вернувшегося мальчика. Так, например, сын пропавшего старосты утверждал, что одежда К. очень напоминает отцовскую, в которой того видели незадолго до исчезновения в лесу. Но т. к. в запальчивости он стал утверждать, что и наколка на правой половине груди мальчика, изображающая лик царя Александра-освободителя, в точности такая же, как была у его отца, то слова сына старосты не были восприняты всерьёз.

Поскольку К. уже исполнилось одиннадцать лет, он был определён в первый класс местной Церковной приходской школы, где его приняли весьма холодно. Дети дразнили его за глухоту, обзывали утконосом, а учителя не упускали возможности реализации своего права применения телесного наказания и изломали об него годовой запас линеек, циркулей и транспортиров. В результате и без того нелюдимый ребёнок ещё более замкнулся в себе, и в безлунные ночи его стали часто заставать за созерцанием небесных светил; возможно, уже тогда его посещали мысли о том, что Земля - это не лучший из существующих миров. Через год обучения К. (в дальнейшем по инициалам - КЭЦ) покинул школу и продолжил занятия науками самостоятельно. Так как задания он вынужден был задавать себе сам, и сам же ставить себе за них отметки, то курс гимназии он закончил быстро, при чём, с золотой медалью, в качестве которой гордо носил на шее продырявленный гвоздём гривенник. Когда же он сдал экстерном экзамен на звание учителя арифметики Боровского уездного училища Калужской губернии, что стоило его отцу трёх лосиных туш и пятидесяти рублей денег, откладываемых на чёрный день, то вовсе возгордился, и из принципа отказался слушать окружающих не только глухим, но и вторым, вполне сносно слышащим, ухом.

Удивление от открывшихся перед ним потенциальных возможностей преподаваемой в сельской школе арифметики, было столь велико, что всё своё свободное время КЭЦ стал посвящать научным изысканиям. Уникальность последних заключалась в том, что молодой сельский учёный, не подозревая о достижениях своих предшественников, самостоятельно разработал теорию газов, открыл закон сохранения энергии, закон всемирного тяготения и ряд других основополагающих законов, а также взял за правило ежедневно писать не менее восьмидесяти научных работ, одна из которых: "Механика животного организма" оказала такое воздействие на неустойчивую психику профессора И.М. Сеченова своими далеко идущими выводами, что КЭЦ был по его предложению направлен для тщательного освидетельствования в русское физико-химическое общество. Сам же И.М. Сеченов в состоянии глубокой депрессии направился к себе на Канатчикову дачу, где вскоре и скончался.

Едва ли не первой научной идеей, осенившей КЭЦ, была модель цельнолитого металлического аэростата, способного с невероятной быстротой совершенно бесшумно взлетать и, преодолевая огромные расстояния, переносить грузы больше собственного веса. Безусловно, данный проект намного опережал и продолжает опережать своё время. Но, несмотря на неоднократные обращения в правительство и Генеральный штаб Русской армии из-за закоснелости и близорукости царских чиновников и генералитета проект не был воплощён в жизнь по причине отказа в запрашиваемых субсидиях.

Не менее интересной идеей КЭЦ следует считать намерение приехать в Канны на воздушной подушке. В результате произведённых впоследствии расчётов оказалось, что для создания необходимой подъёмной силы потребуется, как минимум, четыреста тридцать два велосипедных насоса и столько же рабочих, во время движения непрерывно приводящих их в движение с помощью мускульной силы. Осуществление этого проекта также требовало значительных субсидий, получить которые изобретателю не удалось.

Однако, неудачи с аэростатом и воздушной подушкой, разумеется, не могли остановить полёта творческой мысли молодого гения. Следующим проектом КЭЦ стал обтекаемый аэроплан с крыльями, имеющими толстый профиль. Предполагалось в качестве такового использовать вышедшие из употребления паровозные котлы, по мнению изобретателя обладающие необходимыми кривизной и жёсткостью. Таким образом, одновременно решался вопрос об утилизации отслуживших свой век паровых котлов и воплощалась в жизнь извечная мечта человечества о покорении воздушного пространства. Описанная идея излагалась КЭЦ в статье "Аэроплан или Птицеподобная машина" (1894 г.), но хотя чертежи данного аэроплана в очередной раз предвосхищали конструкции самолётов XXI, а, может быть и XXII веков, всё та же закоснелость и близорукость царского чиновничества и генералитета помешали учёному получить запрошенную субсидию.

Первой и последней субсидией, полученной КЭЦ, была субсидия царского правительства на создание первой в мире аэродинамической трубы с открытой рабочей частью (1897 г.). Во время её демонстрации представителям объединённой комиссии Академии наук и Генерального штаба Русской армии выяснилось, что труба много меньше ожидаемых размеров и количество затраченных на её производство материалов не оправдывает своей стоимостью величину выделенной субсидии. Мало того, во время запуска агрегата генералу-майору А.П. Мешкову, непозволительно близко подошедшему к обдуваемым моделям, вырвало с корнем бороду. В итоге на дальнейшие изыскания КЭЦ не имел ни средств, ни даже моральной поддержки.

Безусловно, самым непререкаемым авторитетом в области ракетного двигателестроения для КЭЦ являлся небезызвестный Н.Н. Кибальчич. До сих пор многие из ведущих конструкторов авиастроительных компаний перед тем, как принять окончательное решение о характеристиках будущего проекта, подолгу недоумённо крутят в руках ксерокс с собственноручного рисунка русского революционера. "Схема т. Кибальчича - до гениальности проста, - пишет в январе 1922 г. на полях газеты "Красный дояр" КЭЦ, - но явно незакончена. Уверен, что если бы его повесили 3 днями позже, то он успел бы дорисовать несколько одному ему известных элементов, и все мы теперь были бы уже на луне".

Коренным переломом в биографии КЭЦ следует считать Октябрьскую революцию 1917 года, положившую начало концу его надежд на получение крайне необходимых для дальнейших научных поисков субсидий. Большевики, узнав от КЭЦ, что на луне нет, не только классовой борьбы, но даже нет пролетариата, сгоряча хотели его расстрелять; но он так устрашил их видом громадной железной воронки, с помощью которой симулировал глухоту, что они отпустили его восвояси, расстреляв взамен 10 первых попавшихся калужан.

Из-за разрухи и нищеты, царивших в молодой Советской республике, первой ракетой, которую запустил КЭЦ, была новогодняя хлопушка китайского производства. Простота и дешевизна её изготовления так потрясла КЭЦ, что он стал всерьёз подумывать о том, чтобы отправиться на воздушной подушке не в Канны, как это предполагалось раннее, а на родину пороха, в Китай. Однако, Сунь Ят Сен, которому он регулярно отправлял телеграммы, ни разу не ответил на предложения гениального учёного и проект не состоялся.

По воспоминаниям бывшей домохозяйки КЭЦ, здравствующей до сих пор, КЭЦ чрезвычайно интересовался возможностью совершения половых контактов в открытом космосе, для чего им был даже сконструирован специальный стыковочный механизм. Дело в том, что КЭЦ, так же как и его верный последователь С.А. Королёв, всерьёз надеялся стать первым космонавтом. Сам он в целях привыкания неделями не снимал разработанную им конструкцию, однако супруга его и даже домохозяйка, к которым он неоднократно обращался с просьбами, наотрез отказались участвовать в важном научном эксперименте и примерить свою (женскую) часть стыковочного механизма. Оскорблённый отказом, КЭЦ три с лишним года не разговаривал, притворяясь немым, с супругой и домохозяйкой, до тех самых пор, пока окончательно не охладел к теме предложенного им эксперимента.

В последние годы жизни КЭЦ утверждал, что им как нельзя лучшим способом решена задача посадки межпланетных аппаратов на грунт планет, не имеющих атмосферы. Однако опубликованных документов или хотя бы черновиков, подтверждающих подобного рода утверждения, до сих пор не найдено. Правда, американскими космонавтами во время их первой высадки на луне были обнаружены в лунной пыли странные следы. По мнению, впоследствии сошедшего с ума космонавта Н.Л. Армстронга (родного сына известного певца), следы были явно человеческими и немного напоминали отпечатки обыкновенных сандалий. Одна из сандалий была найдена в конце следа на территории кратера, названного в честь этого кратером Ц. Вторую сандалию, испачканную пылью неизвестного происхождения, можно увидеть в экспозиции музея учёного в Калуге. В связи с этим имеет смысл упомянуть подлинные обстоятельства смерти КЭЦ.

Достоверно известно, что испытание жидкого топлива для ракетных двигателей, которые могли бы позволить преодолеть силу земного притяжения, было одной из самых главных целей учёного. К сожалению, необходимых условий для этого - наличия сколько-нибудь приличной химической лаборатории и соответствующих реактивов - не было, ввиду отсутствия государственного (а иного при советской власти быть не могло) финансирования.

Испытания происходили в сарае, построенном специально для этих целей во дворе будущего музея. Несомненно, что вредные испарения ингредиентов жидкого топлива сильно влияли на здоровье КЭЦ. Особенно, сила их губительного воздействия становилась очевидной по утрам. В рассветные часы, проснувшись раньше прочих домочадцев, учёный с трудом удерживался от того, чтобы немедленно не продолжить прерванные накануне исследования. Удерживался он, благодаря настойчивости супруги, не одобрявшей его научной деятельности, часов до десяти утра, после чего решительно направлялся в лабораторию. Попытки супруги остановить его - супруга висла на ногах учёного, на его руках, бороде и других частях тела - никогда не приводили к желаемому результату.

КЭЦ, несмотря ни на что, к двум часам пополудни добирался к ёмкостям с образцами жидкого топлива и упрямо принимался за дело. Супруга при этом продолжала его держать за последнюю часть тела, которая попалась ей в руки. Учёный по рассеянности не замечал её, и смело опробывал новые сочетания имевшихся в его распоряжении ингредиентов.

Надо сказать, что кроме веществ, получаемых посредством перегонки или, как любил говаривать сам КЭЦ, сублимации из растущих на приусадебном участке фруктов и овощей в лаборатории ничего не было. В жертву приходилось приносить свой собственный организм. Внешность учёного в результате проводимых опытов сильно изменилась.

Нос его, и без того очень крупный и угреватый, покрылся фиолетовыми жилками и увеличился вчетверо. Глаза сделались маленькими и чрезвычайно красными (иногда, особенно, по утрам КЭЦ стал подносить к глазам рупор, прежде использовавшийся им в качестве усилителя звука), руки начали вибрировать, как корпус космического корабля перед стартом, а ноги он стал расставлять очень широко, как-то не поземному забрасывая их при ходьбе.

Когда КЭЦ выбирался в погожий зимний вечер на лёд местной речки, где проводили время калужские любители коньков, догнать его даже опытным фигуристам не представлялось возможным. При достижении учёным максимальной скорости - остальные из опаски отбрасывали коньки и занимали наблюдательные места на берегу - из-под нижней части его цельнолитой чугунной крылатки с рёвом вырывалось мощное оранжевое пламя. Публика разражалась рукоплесканиями. При свете этого пламени детвора лепила снежные скульптуры Будённого и остальных героев первой конной армии, взрослые же заводили полезные знакомства, детей и популярный в то время "Интернационал". Единственное, что несколько портило впечатление - это супруга КЭЦ, неизменно державшая мужа за ноги и при скольжении об лёд издававшая неприятный, режущий слух скрежет.

В день своей смерти КЭЦ, как обычно, к двум часам дня с трудом - из-за тяжести тела своей супруги, продолжавшей в этот момент держать его за ноги, - достиг лаборатории и принялся за любимые опыты. В три часа дня жители Калуги услышали страшный взрыв. На месте лаборатории КЭЦ образовалась глубокая (около 14 метров) воронка, на дне которой была обнаружена уже упомянутая сандалия, занявшая достойное место в экспозиции музея покойника.

Прибывшие на место трагедии оперуполномоченный Яков Сукинсон и работник криминального отдела Лейб Штукенмондер не обнаружили никаких (кроме сандалии) останков супругов Циолковских. Единственным найденным свидетелем случившегося оказался местный дворник Муса Габайдуллин, уверявший, что сразу после взрыва видел как в облаках промелькнуло и исчезло странное оранжевое пятно; при этом с неба, якобы, раздался торжествующий смех и какая-то, потонувшая в грохоте, фраза, смысла которой свидетель передать не смог. Других сколько-нибудь внятных свидетельств получить не удалось и следствие упёрлось в тупик. За допущенную оплошность Лейб Штукенмондер был немедленно расстрелян, а Яков Сукинсон сменил фамилию на Лихтенштейн, что, безусловно, его спасло - в результате он был расстрелян только двумя месяцами позже.

Найденная в доме цельнолитая чугунная крылатка была использована при создании памятника, установленного в честь КЭЦ в Калуге, где учёный стоит рядом с серебристым туловищем ракеты, устремлённой ввысь.

Судьба найденной на Луне сандалии явилась причиной серьёзных политических разногласий между США и СССР в 60-х годах. После статьи в "Пионерской правде" о первенстве СССР в высадке на Луне, в доказательство чего приводилось наличие в экспозиции Калужского музея КЭЦ второй сандалии, соответствующей найденной Н.Л. Армстронгом на Луне во время первой высадки, Генеральному секретарю КПСС Л.И. Брежневу была отправлена официальная нота США. В результате сложных телефонных, телеграфных и телевизионных переговоров две противоборствующие стороны пришли к соглашению, согласно которому СССР обязался не настаивать на своём совершенно очевидном первенстве в высадке на Луне. США, в свою очередь, обещались не заявлять на официальной сессии ООН, что межконтинентальные баллистические ракеты, провозимые по Красной площади в день 9-го мая сделаны из картона американского производства.

Таким образом, обстоятельства гибели КЭЦ и по настоящий момент являются тайной за семью печатями. Только нашим потомкам по достоинству удастся оценить подлинное значение научной деятельности и истинные обстоятельства смерти (или исчезновения?) КЭЦ.

Светогоров Д.А.

ЗАЯЧЬЯ ЛИХОМАНКА

Сегодня, когда становятся открытыми для исследователей ранее недоступные архивы, настала пора обнародовать материалы об одном из самых жутких и загадочных заболеваний ХХ века - о заячьей лихоманке.

Обнаруженные в секретном спецхране данные не могут не потрясать.

Что же это такое заячья лихоманка?

Вкратце, это заболевание отряда зайцеобразных, выражающееся во внезапном увеличении популяции, значительном укрупнении особей и, что самое страшное, в их патологической агрессивности ко всем другим видам животных и к человеку.

Сегодняшние исследователи напрямую связывают возникновение вибриона заячьей лихоманки с падением Тунгусского метеорита в 1908 году, спровоцировавшим заболевание сначала у отдельных особей, а затем, по цепочке, у некоторых представителей отряда грызунов и у всего отряда зайцеобразных.

Разрозненные сведения, воспринимаемые как небылицы, не попадали в поле зрения ученых до тех пор, пока в 1911 году эпидемия не перевалила за Урал.

Первый удар в набат прозвучал в июне 1911 года, когда бесчисленные стаи мышей-полевок, каждая размером с крупную кошку, почти начисто истребили поголовье калмыцких лошадей и их хозяев, незадолго перед этим Оренбургская и Актюбинская губернии содрогнулись от нашествия сусликов. Предположительно, в 1912 году доминирующим видом среди пораженных зверей становятся такие безобидные животные, как зайцы, и болезнь получает свое имя.

К этому времени эпидемия, оставив за собой широкий шлейф опустошенных земель, достигает Воронежской, Тамбовской и Саранской губерний и движется дальше, на запад России, перерастая в пандемию.

Обратимся к воспоминаниям очевидцев. Вот, что записал в своих дневниках сельский учитель-естественник и краевед П.И.Зделкин, проживавший в Рязанской губернии:

"Утром, 6-го июня, на заре, все наше село Подпердушкино собралось выехать на первый покос. Еще впотьмах собирались всем миром - мужики в чистых белых рубахах, с косами в руках, бабы в праздничных цветастых платках, с граблями, запасом еды для косарей, иные с детьми. Под скрип телег и тихий разговор - почему-то никто не решался повышать голос, мы выступили за село.

Я сопровождал крестьян с целью записать несколько песен или просто интересных выражений, которыми косари сопровождают свой нелегкий труд. Едва начинало светать, когда мы прибыли на место. Мужики стали в широкий ряд и в тихом предрассветном воздухе уже должна была прозвучать команда старшого - но мы услышали другое.

Будто задрожала земля под ногами от бега огромного табуна - это и в самом деле был табун, но какой!

Волки, лисы и медведи, кабаны, лоси, обезумевшие от страха, давя друг друга, двигались с востока на запад. А за ними галопом неслись неведомые чудовища - огромные, длинноухие звери с непропорциональными длинными задними лапами и мордами. отдаленно напоминающими крысиные. Это были зайцы-лихоманцы. Нерастерявшиеся подпердушкинцы быстро распрягли лошадей и опрокинули телеги, соорудив нечто вроде ограды, и, отослав баб с детишками в село, изготовились дать достойный отпор неведомой напасти. Воистину, неустрашим дух русского человека!, но ограда была вмиг смята спасающимся зверьем, и те, кто устоял на ногах, приняли на свои косы ужасных монстров.

Я наблюдал битву с одиноко растущей сосны и до гробовой доски не забуду ужасные морды, покрытые запекшейся кровью, с оскаленными пятивершковыми резцами и глазами, горящими бессмысленной, неутолимой злобой. Да, в то утро было не до песен, но интересных и редких выражений пришлось услышать небывало много.

Мало кто уцелел в неравном противостоянии, включая и тех, кто искал спасения в избах, добежав до села. Чудовища вспрыгивали на соломенные крыши, исчезали внутри, и через секунду слышался чей-нибудь предсмертный вскрик".

Да, следует отметить, что противостояние, в сущности, было практически невозможным. Зайцы, пораженные заячьей лихоманкой, легко брали двухметровые препятствия, их прыжок в длину превышал десятиметровую отметку. Кроме того, особи, попавшие в руки зоологов, были весом до 40 кг, с невероятно развитой мускулатурой конечностей и мощным челюстным аппаратом. Они имели строение кишечника, сходное с кишечником плотоядных, кем, собственно, и являлись. Их способы охоты удивляли разнообразием - они могли настигать жертву, превосходя ее в беге, или сжимая в кольцо; были случаи нападения из засады.

Старый снимок запечатлел трагическую картину: на могучей сосне пытаются спастись от зайцев три медведя. В самого нижнего уже вцепились, достав в прыжке, два монстра, а подножие дерева крошится под зубами десятка других, орудующих подобно бобрам. Очевидцы показывали, что дерево метрового обхвата зайцы могли повалить в считанные минуты. От них можно было спастись лишь в воде, отплыв подальше от берега.

Любопытно, что в1914 году заячья лихоманка стала сама собой затихать. Это объясняют тем, что популяция, пораженная вибрионом, продуцировала в основном мужские особи и, кроме того, неукротимая агрессивность "оттягивала" всю энергию, все ресурсы организма на себя, не оставляя сил ни для чего другого.

Но почему же, возникает вопрос, сведения об этой всероссийской трагедии так долго держались в секрете?

Причин несколько.

Вспышка заячьей лихоманки основательно подорвала экономику России.

Миллионы гектар пастбищ и пахотных земель были опустошены, поголовье крупного рогатого скота и лошадей уменьшилось на 47%, погибло небывалое количество народа.

Заячья лихоманка - главная причина ослабленности русской армии к началу 1-ой мировой войны. Не хватало тягловой силы, фуража, был существенный недобор личного состава.

Заячья лихоманка, а не загнивание самодержавия, как проповедовали большевики, и обусловила поражение России в 1-ой мировой.

Естественно, что это объяснение не устраивало комиссаров. Поэтому большинство документов, свидетельств было уничтожено, уцелевшее было похоронено в спецхранах. Показательно, что до нас не дошло ни одно чучело зайца-лихоманца, а диагноз "лихоманка" был запрещен в официальной медицине.

Уничтожением же очевидцев занимался ГУЛАГ - целыми уездами крестьян отправляли за Урал.

Как рассказывал один из ссыльных, общавшийся в лагере с заключенными-крестьянами, те, приходя после 16-часового рабочего дня из забоя, падали на нары, вспоминали заячью лихоманку (им, кстати, мало кто верил), и говорили о лагере: "А это нам что? Это нам ничто!".

Светогоров Д.А.

ПЕДАЛИЗМ И ПЕДАЛЬНОСТЬ

Кому-нибудь из вас доводилось надевать свитер наизнанку? Стряхивать сигаретный пепел в сахарницу? А вместо сахара сыпать в чай соль? Многое из того, что раньше приписывали склерозу, рассеянности, маразму и пр., ныне может служить поводом к обнаружению признаков загадочного и удивительного свойства человеческой природы - педализма.

Педализм получил свое название от фамилии жившего в ХIХ веке князя Жеребцова-Педального. Впервые тот прославился еще в юности, покорив уездное дворянство демонстрацией одевания панталонов через голову (за 40 лет до того, как это смог повторить Гудини). Последняя его затея - строительство у себя в усадьбе макета пирамиды Хеопса, стоящей на своей вершине,- закончилась неудачей из-за урагана 1879г. Потерпев вместе с этим финансовый крах, князь ушел из жизни весьма оригинальным способом - он удавился, привязав конец шелкового кушака к скобе, вбитой в пол,- при резком вставании петля затянулась...

Несмотря на то. что ряд признаков педализма сходен с симптомами психических расстройств, было бы величайшим заблуждением считать педализм болезнью, это все равно, что принять астеническое сложение легкоатлета за нездоровую худобу. Скорее, педализм - это удивительная игра сил природы, воплощенная (по счастью или нет, в немногих представителях человеческого рода). Надо заметить, что педалисты избегают трюизмов, банальности, тривиальных решений. В зависимости от ситуации, от личных качеств носителя педализма, это свойство может быть обращено как во благо, так и во зло обществу. Примеры из истории: сожжение Нероном Рима в целях обретения творческого вдохновения, переход Суворова через Альпы, оставление Кутузовым Москвы, открытие Эйнштейном теории относительности, подвиг А.Матросова, и, совсем недавний - бомбардировки Югославии, увенчавшие элементарный семейный скандал американского президента. Не следует, однако, поддаваясь инерции, считать всех педалистов одаренными и гениальными людьми - да, у всех великих сынов человечества в той или иной степени отмечено наличие педальности, но далеко не у всех носителей педальности замечены выдающиеся качества, присущие педализму. Образно говоря, молоко - это всегда признак коровы, но корова - не всегда признак молока.

К великому огорчению феминисток, недавно был развеян миф о возможности существования женщин-педалисток. Речь идет о причислении к великим педалистам в истории человечества первой женщины-космонавта. Подаваемая последние 30 лет как живая икона феминистического движения, Терешкова оказалась на самом деле "писаной торбой". Внешне очень похожая на космонавта Николаева, буфетчица из столовой ЦУПа в предстартовой неразберихе была засунута в его скафандр и отправлена на орбиту. Когда ошибка обнаружилась, ничего не оставалось, как поведать миру о "первой женщине-космонавте".

Несколько повредившаяся в уме Терешкова долго считала себя Николаевым, поэтому ввиду неоспоримых заслуг, сочли возможным оставить ей и его фамилию, и его самого. Но ни о каком педализме здесь речи быть не может. Видимо, законы эволюции таковы, что природа избегает ставить свои эксперименты на представительницах прекрасной половины человечества.

К сожалению, из-за своей схожести с рядом психических расстройств, изучение педальности, как комплекса отдельных качеств и ее высшей фазы - педализма, лишь несколько лет назад было выделено в отдельное направление, на данном этапе исследований, имеющее множество белых пятен.

Что же можно сказать на сегодняшний день? Очевидно, что педальность - чисто мужской приоритет, отмечается чаще всего у индивидов с доминирующим правым полушарием мозга, т. е. более склонных к образному мышлению, к творчеству. Зачастую, по причине личных качеств, социальная адаптация проходит у них нелегко, они напоминают собой кирпичи неправильной формы в ровной кладке социума, который испытывает по отношению к ним инстинктивную реакцию отторжения. Наиболее приемлемый вид деятельности для педалистов - тот, который не связан с монотонным, ежедневным хожденим на работу. Именно они зачастую пополняют ряды бомжей, творческой интеллигенции, геологические партии и бандитские группировки. Им органически чужды накопительство, упорядоченное ведение быта, рациональное ведение дел. Они зачастую достигают цели, идя напролом, добиваясь (или не добиваясь) своего с одного удара, чем завораживают и пугают рядового обывателя. Классический пример - А.Ф.Македонский в эпизоде с так называемым Гордиевым узлом.

Наблюдаемый С. направлялся на встречу со своей невестой в малознакомой части города Л. Дорогу ему перегородила неширокая речка, незамерзающая даже зимой. Не сворачивая в поисках моста, С. преодолел сточные воды вброд, и, в мокрых штанах, источая неприятные запахи, явился на свидание. Свадьба не состоялась.

Наблюдаемый К., занимающийся живописью, внезапно обнаружил, что у него нет подрамника требуемого формата. Через полчаса он имел желаемое, разломав в этих целях кухонную дверь. Хозяева арендуемой мастерской согласились с целесообразностью его действий лишь по предъявлении аргументов в особо крупных размерах.

Тот же наблюдаемый, находясь однажды под воздействием препарата, содержащего большое количество С2Н9ОН, оказался во власти навязчивой идеи, будто бы у него неотложное дело в городе Х. Никакие контрдоводы результата не возымели. Лишь отсутствие паспорта, а не средств помешало ему зафрахтовать самолетный рейс. Добравшись до Х. на поезде, наблюдаемый К. обнаружил, что он не знает адреса нужного ему человека, что само по себе примечательно. Примечательно также и то, что лишь для того, чтобы поговорить по междугородному телефону, наблюдаемый снял два (!) номера в гостинице "Интурист", но цели добился - после часа переговоров нужный адрес был у него в кармане.

Конечно, подобный образ действий неприемлем, да и невозможен для рядового обывателя. Здесь, видимо, и нужно искать корень извечного антагонизма между педалистами и обществом. Обладая нередко недюжинным обаянием, заражая окружающих своей деструктивной энергией, педалисты могут быть чрезвычайно популярны у своих друзей и знакомых, пользуются большим успехом у женщин. Но не следует поддаваться искушению измерить их стихийность "общим аршином", понять и обуздать этот хаос, который они носят в себе и из которого рождаются прекрасные и ужасные вещи. Эти люди шагают по жизни, оставляя за собой, в зависимости от потенциала, горы бутылок или трупов, шлейф из творческих работ или ассигнаций, и, в любом случае, огромное число покореженных обывательских судеб. Как правило, педалисты обладают от природы крепким здоровьем, которое долго сохраняют, несмотря на свои порочные наклонности и неупорядоченный образ жизни. Потенция их велика, и не только творческая. К сожалению, это хорошие производители, но плохие родители - воспитание детей, как процесс долгий и монотонный, не встречает воодушевления с их стороны.

Некто И.С. имел две семьи в двух разных городах, в одном из которых жил, а в другом часто бывал по делам. Будучи педалистом и подверженный, как следствие этого некоторой рассеянности, И.С., избегая путаницы, выбрал жен с одинаковыми именами, и, с гениальной в своей последовательности простотой, назвал одинаковыми именами двух своих дочерей, появившихся на свет примерно в одно и то же время. Примечательно, что сестры узнали о существовании друг друга спустя полвека после его смерти.

Вообще, отношения педалистов с противоположным полом - особая тема, останавливаться на которой не позволяет отсутствие места. Можно лишь заметить, что они готовы к соитию всегда и везде, несмотря на физические и психические травмы, независимо от количества принятого алкоголя. Фантастическая самоотдача, с которой они этим занимаются, делает их желанными партнерами для большинства женщин.

Наблюдаемый С. зашел к знакомым одолжить денег и попал на девичник. По просьбе хозяйки он, после принятия спиртного, имел секс с ее малосимпатичной подругой, потом с самой хозяйкой (без ее просьбы) и, по своей инициативе, с третьей симпатичной подругой. Денег он все-таки одолжил, а продолжить сексмарафон, начав круг сначала, помешала только 5-я бутылка водки.

Некто Н.С. вступил в интимные отношения со свидетельницей на своей собственной свадьбе, закрывшись в туалете. Наблюдаемый Н.К. имел половой контакт с журналисткой из Германии прямо в лифте, в здании организации, где он работал, в разгар рабочего дня. Наблюдаемый М. занимался оральным сексом со своей девушкой в той же комнате, где сидела ее строгая мать, которая смотрела телевизор.

Примеры можно приводить до бесконечности, важно уяснить лишь одно: гиперсексуальность педалистов - это отнюдь не жлобское "Где бы выпить и кому бы вдуть?", - это органичное свойство их натуры, вытекающее из их уникального мироощущения. Здесь можно найти также и истоки их наклонности к лидерству во всем, с чем бы они ни соприкасались. Если же какие-либо объективные или субъективные причины препятствуют этому, педалисты могут повести себя непредсказуемо.

Наблюдаемый Н. в кругу своих знакомых слыл чуть ли не отъявленным регрессистом - он не терпел никаких бесед о технике, наиболее негативно реагировал на беседы об автомобилях и т. п. Каково же было удивление его близких, когда во время перестановки мебели в его комнате был обнаружен тщательно замаскированный тайник. Там находились кожаная бандана, подшивка журнала "Авторевю" за 1998г., связка автомобильных ключей, рукоятка газа от мотоцикла "Днепр" и початый флакон одеколона "Harley Devidson". Стало понятным его поведение - частое уединение у себя в комнате, откуда слышались звуки, имитирующие работу д.в.с.; открывалось место его пребывания во время нередких ночных отлучек - вовсе не у юной любовницы, как он всем говорил, а в ночном клубе "От заката до рассвета", где в компании одетых в кожу бородатых рокеров он без устали пил пиво и занимался армреслингом за грязным дощатым столом, выигрывая порой значительные суммы.

Из приведенного выше примера можно сделать вывод, что не нашедшие развития наклонности впоследствии тщательно подавлялись, но в конечном счете получили выход в такой извращенной, уродливой форме. Присущее всем педалистам честолюбие не позволяло наблюдаемому поделиться своими проблемами с близкими, что он попытался компенсировать к компании малознакомых людей, быстро достигнув положения "первого среди равных". Таковы педалисты во всем - любым путем, любым способом они всегда добиваются своего. И, нередко, чужого.

К сожалению, как уже говорилось, вопрос педализма мало изучен на данный момент, финансирование программы по известным всем причинам оставляет желать лучшего, но главное сделано - пройден "нулевой цикл", проблема поставлена, остается запастись терпением и верой в непрерывность, безостановочность процесса познания.

Маковецкий С.Б.

ТЕЛО ВОЖДЯ

Поводом для данного реферата послужило издание 1970 г. "Самый человечный человек" ("Учпедгиз", 423 страницы, тираж 500000 экземпляров). На 317 странице фолианта опубликован хорошо известный снимок "Ленин и снегири". Внимательнее вглядимся в знакомый с детства сюжет.

Слева в небрежно накинутом пальто и в кепке с двумя козырьками стоит Владимир Ильич. Со своим знаменитым лукавым прищуром он смотрит вниз, где на снегу, перестав клевать рассыпанную перед ними перловку и задрав кверху клювы, сидят четырнадцать снегирей. С помощью ретуши, обычной для фотографий того времени, на снимке намеренно затемнены любые детали, могущие отвлечь внимание зрителя от сцены редкого единения вождя с природой.

Однако, вооружившись обычной лупой можно обнаружить, что тень отбрасываемая ближайшим к зрителю снегирём, имеет очень странную форму напоминающую сапог. Мало того, что силуэт снегиря и характер поверхности не допускают такой коллизии, на подошве обуви явственно видны шляпки гвоздей. Из-под снегиря, сидящего третьим справа, выглядывают плохо заретушированные пальцы сжатой в кулак левой руки. При этом все четырнадцать птиц совершенно не отличаются друг от друга. Похоже, что перед нами многократно повторённое изображение одной и той же птицы.

Проведённая сотрудниками института криминалистики независимая экспертиза привела к совершенно неожиданным результатам. Если верить реконструированному с помощью компьютерных технологий первоначальному снимку, ещё не подвергнувшемуся ретуши фальсификатора, все четырнадцать снегирей нарисованы позднее, чтобы скрыть собой тело пьяного печника, лежащего на снегу. Он лежит на спине в расстёгнутой фуфайке. В правой его руке початая бутыль, горлышко которой заткнуто надкушенным огурцом; в левой кирпич, оказавшийся лишним во время кладки печи. Очевидно, что печник только что выполнил очередной заказ. Как известно, на Руси за кладку печи рассчитывались исключительно водкой и кирпичами, оставшимися после кладки. Брать в уплату за свои услуги что-либо другое настоящие мастера наотрез отказывались, чем вызывали заслуженное уважение простого люда.

Достаточно вспомнить, что знаменитый богатырь Илья Муромец также поначалу был печником. В начале сказки с присущим ей народным юмором рассказывается, как Илья сложил печь и, забравшись на неё, тридцать лет и три года отказывался слезть, покуда старики, - хозяева избы - не дадут ему напиться. Напившись, он стал богатырём и тотчас выбил зубы Соловью - разбойнику.

То есть ничего удивительного в том, что Владимир Ильич, прогуливаясь по зимнему парку, наткнулся на печника казалось бы нет. Вполне заурядная картина для того времени. Причина, заставившая неизвестных лиц пойти на фальсификацию, совсем иного свойства. Это сразу же бросающаяся в глаза странная диспропорция размеров. На освобождённом от ретуши заднем плане фотографии видна скамейка находящаяся всего в паре шагов от Ленина. Если предположить, что она, как и печник, нормальных размеров, то рост вождя должен быть просто чудовищным, - по мнению экспертов, не менее трёх с половиной метров. Разумеется, подобное предположение кажется на первый взгляд просто фантастичным, однако повторная экспертиза подтвердила эти данные.

Тогда были отобраны и подвергнуты самой тщательной экспертизе пятьдесят две самые известные фотографии Ленина, относящиеся ко всем основным вехам его биографии. Исследования показали, что все они являются такими же беззастенчивыми фальсификатами, как и первый привлёкший наше внимание снимок. Согласно полученным данным рост Ленина значительно колебался и если в 1883 г. составлял всего 1 метр 52 сантиметра, то в годы обучения в Казанском университете достигал 2 метров 83 сантиметров, а после большевистского переворота 1917 года был не менее 4 метров 14 сантиметров. В последние годы жизни рост вождя начинает стремительно уменьшаться. В 1922 году Владимир Ильич уже не выше 1 метра пятидесяти сантиметров, а 21 января 1924 года рост Ленина ровно 1 метр. При этом голова его уменьшилась очень незначительно по сравнению с телом, что позволило допустить официальную церемонию прощания и сделало возможным создание мавзолея.

Дальнейшее изучение свидетельств очевидцев, воспоминаний и прочих источников, несмотря на многочисленные купюры и недомолвки, позволило установить следующее.

В детстве и юности Владимир не подавал признаков гигантизма, напротив, был ниже большинства сверстников. Надо сказать, что Ульяновы вообще не отличались высоким ростом. Правда, дед по отцовской линии, потомственный калмык, был очень длинноног, но ноги его при этом были настолько кривы, что всё это преимущество сходило на нет и со спины он выглядел трёхлетним мальчиком. Секуляризованные евреи Бланки, родственники по материнской линии, также были довольно низкорослы, что позволяло им выживать в невыносимых условиях антисемитизма, царившего тогда в Западной Европе. Поговаривали, впрочем, о дальнем родстве Ульяновых с немецкими дворянскими родами, в частности, с небезызвестными Манштейнами. Однако родство это было настолько дальним, а фамилия Манштейн так напоминает еврейскую, что всерьёз говорить о немецких корнях Ульяновых не имеет смысла.

Впервые серьёзное увеличение роста Володи произошло сразу после казни старшего брата Александра. Как известно, Александр, не подозревая, что в проезжающей мимо карете находится сам государь-император, сдуру выстрелил в неё из новогодней хлопушки. Террорист был по обыкновению схвачен и тут же колесован прямо на каретном колесе. Узнав об этом, Володя произнёс знаменитое: "Мы пойдём другим путём!", после чего уже к следующему утру вырос на 11 сантиметров, что стало заметно по его форменному мундиру, сделавшемуся вдруг коротким. Поначалу это было воспринято не более как невинная детская шалость. В наказание Володя по семейной традиции несколько раз сидел в чёрном кожаном отцовском кресле. Как правило, это суровая воспитательная мера оказывала должное воздействие на не в меру шаловливых детей семьи Ульяновых. В данном же случае наказание не помогло и мальчик продолжал расти. Когда он вырос до 1 метра 76 сантиметров, было решено отправить его для продолжения обучения в Казанский университет.

Уже через год его пребывание там, ввиду непомерно быстрого роста, приобрело скандальный оттенок. Не имея возможности каждый день обновлять свой гардероб, Владимир ходил на занятия в подобии огромного пончо, сшитого из двух верблюжьих одеял; на ноги в любое время года одевал валенки, подаренные ему чрезвычайно полюбившим его университетским дворником татарином Мустафой. Едва завидев Владимира, Мустафа хватал метлу на манер знамени или бунчука и бежал за ним, громко крича что-то по-татарски. При чём из всей его речи отчётливо можно было разобрать только слова: шайтан и батыр. Квартирная хозяйка Ульянова, Зильберман, стала замечать за своим постояльцем некоторые странности. Из донесения околоточного следует, что он стал бояться собственной тени и, пытаясь избавиться от неё, очень странно двигался, приговаривая: "Шаг вперёд, два назад". Пределом терпения университетского руководства стало известие о том, что из-за Ульянова ежедневно срываются занятия. Узнав о его появлении в стенах университета, студенты и ряд преподавателей, вооружившись линейками или захваченными с собой портновскими лентами, тотчас бросались замерять его рост. Возник подпольный тотализатор с денежными ставками. Сочтя такое положение вещей недопустимым для храма науки, ректор подписал приказ об отчислении неудобного студента.

Спустя всего сутки после отчисления Владимир написал ректору наглое письмо с требованием позволить ему экзаменоваться экстерном по курсу всех преподаваемых в университете наук, якобы в совершенстве изученных им накануне вечером в местной пивной. Выбрав из двух зол меньшее, боявшийся вторичного появления Ульянова на территории вверенного ему заведения, ректор пошёл на должностное преступление и собственноручно выписал на куске обёрточной бумаги диплом об окончании Ульяновым Казанского университета с отличием. Сегодня этот впечатляющий документ можно увидеть в экспозиции музея Ленина рядом с Красной площадью.

Став таким образом юристом, Владимир Ильич сразу вознамерился положительно зарекомендовать себя на новом поприще, сделавшись адвокатом не менее известным, чем Плевако. Первым и последним делом его была защита молодого мещанина Коровина, ложно обвинённого в намерении присвоить найденный им кошелёк с двенадцатью с половиной копейками наличности. Сам иск не стоил и выеденного яйца, ибо у обвиняемого было пять свидетелей, согласных подтвердить, что он в момент задержания направлялся в ближайший околоток, дабы сдать злополучную находку. Большинству участников процесса, в силу выше изложенного, судебное заседание представлялось пустой формальностью. В результате трёхдневного заседания, благодаря незаурядности и красноречию защитника, присяжные признали Коровина виновным не только в присвоении чужой собственности, но также в конокрадстве и покушении на убийство, за что несчастный был немедленно сослан в Сибирь на каторжные работы. Родственники Коровина и его невеста поклялись убить адвоката, но у Владимира Ильича, не получившего оговорённого гонорара за услуги, возникли дурные предчувствия и в ту же ночь он отбыл для продолжения своей карьеры в Санкт-Петербург.

По приезде в столицу Ульянов тут же, благодаря почти трёхметровому росту, стал душой уголовного общества. Все воровские авторитеты, проститутки и полусумасшедшие террористы считали своим долгом завести с ним знакомство. Совместные пьянки, полукриминальные дела, частые экспроприации водки с закуской в многочисленных кабаках города послужили сплочению сгруппировавшихся вокруг Ульянова лиц в подобие некоего общества, для конспирации названного "Союзом борьбы за дело освобождения трудового народа". Поскольку Владимир Ильич был единственным из членов союза, обладавшим лысиной и бородой одновременно, то вождём единогласно был выбран он. Благодаря неудачному названию, деятельности организации, независимо от её характера, невольно был придан политический оттенок. Постепенно вынужденно были введены меры конспирации, шифры, листовки и партбилеты.

Примерно к этому же времени относится знакомство вождя новоиспечённого союза симбирского дворянина Ульянова с молодой посудомойкой Надеждой Крупской. Впервые увидев его, Надежда была поражена могучей статью этого человека, аппетитом с которым он в целях конспирации уминал третий по счёту таз блинов и количеством осушаемой им водки. В первый же вечер знакомства они стали любовниками. "Женой, так женой" - к немалому удивлению Владимира Ильича ответила Крупская на недвусмысленное предложение немедленно переспать. Утром соратники по борьбе не узнали прежде весёлую и беззаботную хохотушку, какой была Надежда. Она стала тихой и безразличной, а глаза её неимоверно вылезли из орбит. Появившиеся в работах советских историков ссылки на эпидемию базедовой болезни, якобы, безжалостно косившей в то время петербуржцев, могли бы послужить объяснением случившемуся, но не нашли своего подтверждения.

К сожалению Владимиру Ильичу, продолжавшему расти, всё труднее и труднее становилось уходить от филёров царской охранки. В конце концов на второй день существования подпольной организации, уходя от хвоста, он застрял в дверях парадной и был арестован. После ареста Владимир Ильич был подвергнут насильственному медицинскому освидетельствованию. Собравшийся консилиум в абсолютном большинстве пришёл к выводу, что арестованного следует этапировать в Сибирь, а именно в Чимкент, где холода должны будут приостановить его рост, тем самым прекратив развитие неизвестной науке болезни. Профессор Военно-ветеринарной клиники Донченко, единственный, предлагал оставить Ульянова в Петербурге для нужд экспериментальной науки. Так, например, в его планы входило спарить великана с местной слонихой, а получившееся потомство использовать в сапёрных частях, но идея не была одобрена.

В итоге Владимир Ильич с супругой отправился, как ему и было предписано, в далёкий заснеженный Чимкент. Однако, то ли из-за плохого знания географии, то ли по какому-либо другому недоразумению конвоиры доставили ссыльных вместо Чимкента в село Шушенское. Бюрократическая переписка с выяснением обстоятельств возникшей ошибки и поисками виновного затянулась аж до ноября 1934 года, когда последний знавший суть вопроса был расстрелян за правый уклонизм. Видимо оттого, что Ульяновы так и не попали в Чимкент, расчёты петербургских медиков не оправдались, и когда через месяц после прибытия в Шушенское, согласно инструкции, был измерян рост Владимира Ильича, то он составил 3 метра 44 сантиметра, то есть на 13 сантиметров больше результатов предыдущего замера.

Сельчане приняли ссыльных тепло и по старинному сибирскому обычаю подарили им коровье седло и две пары почти новых баклуш. Ильич очень скоро освоился с местными порядками; стал по вечерам колядовать с девками, курить козью ножку, всякий раз для столичного барина отрезаемую от новой козы, и пить со старостой водку в красном уголке. С пребыванием Ульянова в Шушенском связана одна немаловажная деталь его биографии. В русских сёлах редко к кому обращались по имени. Каждому, как правило, давалось прозвище. К примеру, Сталин, сосланный в Туруханский край, был прозван там, к немалому своему удивлению, не черножопым, к чему был внутренне готов, а совсем необидно: Оська Рябой2 Владимир Ильич тоже получил прозвище. Поскольку детородный орган его был столь же пропорционально огромен как и он сам, то и прозвали его Вовка Хуев. Ильич не только не обиделся на это звучное прозвище, но и с заметным удовольствием откликался на него. Правда, когда он со своим знаменитым лукавым прищуром представился так заезжему жандармскому чину, то это вызвало некоторое недопонимание.

Забегая вперёд, заметим, что в 1912 году, находясь уже в зарубежной эмиграции, Владимир Ильич вспомнил сибирскую ссылку и подписал этим псевдонимом одну из своих работ. Редактировала его работы Надежда Константиновна. Поначалу, с трудом разбираясь в почерке мужа, она постоянно обращалась к нему с вопросами, но видя его неадекватную реакцию - дело доходило даже до рукоприкладства - она впредь завела обыкновение, не заглядывая в авторский текст, сразу же писать набело. Надо отдать должное Владимиру Ильичу - он никогда не помнил своих работ и при их цитировании не подавал вида, что слышит прозвучавшее впервые. В данном случае всё происходило точно так же. Дойдя до подписи в конце, выведенной на редкость разборчиво, она решила видоизменить её, сделав благопристойнее. Сперва Хуев было исправлено на Членов, а затем на Членин. В редакции первую букву решено было опустить, связав получившийся таким образом псевдоним с недавно произошедшими Ленскими событиями, широко обсуждавшимися в революционной прессе. Так, благодаря ошибке царских конвоиров и своеобразному народному юмору, Ульянов стал Ленином.

Но вернёмся в Шушенское. Спустя семь месяцев ссылки дальнейшее пребывание Ульяновых в Шушенском было сочтено жандармскими чиновниками не только бессмысленным, но и опасным. Во-первых, последние замеры роста ещё раз подтвердили, что надежды медиков не оправдались - рост Владимира Ильича составил 3 метра 92 сантиметра; во-вторых, в уездной и даже в губернской прессе появились скандальные публикации. Последняя из них, "Человек - мамонт", переполнила чашу терпения. Ульяновых решено было выдворить за границу, в Швейцарию. Вынужденная мера была лицемерно выдана за новое назначение врачей. Впрочем, перед ссыльным была поставлена дилемма: либо Швейцария, либо лаборатория профессора Донченко. Разумеется, Ульяновы поехали в Цюрих.

В Швейцарии Владимир Ильич, не любивший сидеть без дела, заключил взаимовыгодный контракт с паноптикумом герра Бухенмайера. Воспользовавшись тем, что паноптикум в это время совершал турне, он, заняв в нём освободившуюся вакансию, - от сильнейшего запора на четырнадцатом году жизни скончался мальчик без анального отверстия, - объездил всю Европу. Помимо всех прочих плюсов, это позволяло без труда, соблюдая все необходимые законы конспирации, заниматься революционной деятельностью. На практике работа Владимира Ильича выглядела так. В огромном шатре по кругу располагались вольеры, в которых на обозрение публики были представлены уроды, обладатели невероятной силы, феноменальной памяти, самый толстый и самый худой на свете человек и так далее. Слева от вольера Ленина находился вольер двугорбого Альфреда, помимо двух горбов обладавшего двухфутовым членом - на него приходили смотреть педерасты и пожилые домохозяйки, а справа вольер фрау Эльзы, обладательницы четырёх огромных грудей, которыми она умела шевелить без помощи рук, доводя этим до неистовства пожилых немецких бюргеров. Ленин сидел на пивной бочке на фоне алого кумачового полотнища в косоворотке, сшитой из трёх лошадиных попон. К одному его уху был привязан серп, к другому - молот; в зубах он держал сноп пшеницы. Табличка, сообщающая посетителям о достоинствах обитателя данного вольера, гласила: "Вождь мирового пролетариата Великий Ленин. Умеет говорить гут морген, делать книксен и танцевать в присядку. Близко к ограждению не подходить!" Надо ли говорить, что всё выше перечисленное Владимир Ильич исполнял на высочайшем уровне мастерства и со свойственной ему аккуратностью. Тут же стояла табличка, на которую ежедневно мелом заносились результаты последних замеров роста Ленина.

14 марта 1917 года в паноптикум герра Бухенмайера вошли Зиновьев и Каменев. Владимир Ильич в этот момент по просьбе публики танцевал вприсядку. Его громадная лысина блестела от пота. Революционеры невольно залюбовались вождём. Несколько лет назад РСДРП, выросшая из образованного некогда в Санкт-Петербурге "Союза борьбы за освобождение трудового народа" раскололась на две части. Пошедшие за Лениным гордо назвали себя большевиками, так как их вождь был самым большим. Выйдя на середину шатра, Зиновьев с Каменевым стали взасос целоваться. Это был условный сигнал, означавший, что мировая революция вот-вот начнётся. Вступил в действие план Панвица.

Согласно нему, группа большевиков с изрядным количеством фальшивых рублей и тонной кокаина в запломбированном вагоне через Швецию и Финляндию должна была проникнуть на территорию Российской империи для того, чтобы захватить власть и вывести Россию из войны на стороне Антанты. Вопреки общепринятой версии вагонов было два. В первом ехали, собственно, Панвиц, Каменев, Зиновьев, Инесса Арманд и ряд других видных деятелей партии. Во втором, - не имея возможности выпрямиться во весь рост, лёжа, внезапно заболевший свинкой, Ленин. Его сопровождала Крупская, бегавшая на каждой станции за водкой и выносившая десятилитровые утки.

Поезд пришёл на Финляндский вокзал утром 1 апреля. Несмотря на ранний час, благодаря заблаговременно расклеенным рекламным афишам, площадь Ленина была полна народа. Для того, чтобы Ленин смог выбраться на перрон пришлось, сорвав пломбы, разобрать стенку второго вагона. При этом пломб было так много, что ещё в 1928 году петербургские старожилы, тщательно покопавшись между шпал первого пути, легко набирали грамм двести-триста великолепного немецкого пломбира. Первыми на площадь вышли Зиновьев и Каменев. Каменев стучал двумя палочками по огромному барабану, подвешенному к шее, а Зиновьев, с непривычки пуская на пальто слюну, трубил в горн с эмблемой бойскаутской организации. Затем строевым шагом в такт ритму задаваемому барабаном на площадь вышел более чем четырёхметровый Ленин. Публика заревела. В воздух полетели шляпы, чепчики и кружевные панталончики наиболее экзальтированных барышень. Ленин, маршируя, вышел на середину площади, подошёл к броневику, одним махом осушил протянутое ему из люка ведро водки и картаво заорал. Несколько лет отработав в паноптикуме герра Бухенмайера, он знал как нужно обращаться с толпой. Сейчас не нужно было красивых слов и воззваний. Он орал что-то бессвязное, хохотал, громовым голосом матерился и осушал ведро за ведром, подаваемые ему из броневика. Женщины плакали и отрезали маникюрными ножницами куски его панталон на память. А мужчины, ополоумев, пачками швыряли в грязь ассигнации и требовали сфотографировать их на память на фоне заграничного великана. Когда же Ленин начал танцевать в присядку, началось нечто невообразимое. Черносотенцы запели "Боже царя храни!", какой-то бледный студент застрелился, а женщины, несмотря на лёгкий морозец, принялись раздеваться донага. Успех был полным.3

Когда в броневике кончилась водка, Ленин стал требовать отвести его куда-нибудь, где наливают в розлив, но Крупская поняла супруга буквально и отвезла его привязанным к крыше паровоза в местечко Разлив неподалёку от Сестрорецка. Там из-за невозможности втиснуться в финский домик супруги сняли сарай, в котором прежде держали коров. Входя Ленин спьяну ударился головой о дощатый потолок.4 Потирая шишку на лысине, Ильич рассмеялся и, подняв с пола кусок старого коровьего кизяка, воскликнул : "С милым рай и в шалаше!" С тех пор большевики, бывавшие здесь наездами, называли жилище вождя шалашом, а Надежду Константиновну - шалашовкой.

Эйфория ожидания скорой мировой революции, царившая в большевистских верхах в октябре 1917 года, в ноябре сменилась растерянностью, а в декабре горьким унынием. Ленин почувствовал себя обманутым. В обмане он обвинял Троцкого - автора знаменитой теории перманентной революции; Каменева с Зиновьевым - за памятный поцелуй в шатре паноптикума прозванных политическими проститутками;5 Сталина - за то, что он грузин. На экстренном заседании политбюро, собранном 11 декабря 1917 года, Ленин требовал принять резолюцию об отправке с дипкурьером гневного письма Карлу Марксу или хотя бы Фридриху Энгельсу. Окончательное решение не было принято из-за отсутствия точного адреса и болезни единственных на тот момент дипкурьеров Нетто и Брутто.

В новогоднюю ночь Владимир Ильич впервые обратил внимание на то, что перестал расти. Сталин и Троцкий, имевшие обыкновение по праздникам встав на башмаки Ильича и держась за штанины кататься на его ногах, на этот раз были лишены этой чести. Вождь не был расположен потакать их шалостям. Ему хотелось побыть одному. 21 января 1918 года, как всегда скромно по-семейному отмечая дату своей будущей смерти, Ленин заметил, что пиджак, полгода назад сшитый на заказ в Германии, стал ему немного велик.

Трагедия, произошедшая вскоре после этого на заводе Михельсона, нанесла последний, роковой удар по пошатнувшемуся здоровью Ильича. До сих пор многочисленные биографы Ленина не пришли к единому мнению в оценке событий этого дня. Во-первых, никто из присутствовавших на митинге не слышал выстрелов - впоследствии народу объяснили, что это произошло, потому что стреляли отравленными пулями; во-вторых, пистолет, действительно, найденный у Ф. Каплан был ничем иным, как зажигалкой - пожилая эсерка, не курившая сама, очень любила давать прикурить другим.

Обратимся к воспоминаниям небезызвестного рабочего Рахьи, бывшего на том митинге. Вот что он пишет: "Сам я не видел, но товарищ Щукин, стоявший ближе меня, уверяет, что когда Владимир Ильич, по обыкновению жестикулируя кепкой, склонился к слушателям, в руках у Сталина появился шприц, какой используют для противоящурных прививок, наполненный какой-то мутной жидкостью, и что будто бы этим шприцем он сделал не менее четырёх инъекций в правую ягодицу Ленина. Потом он говорил Щукину, что Ильич был болен свинкой и сам попросил, дабы не терять потом времени, сделать ему укол прямо во время митинга..."

Можно конечно согласиться с этим объяснением, но, думается, скорее всего, дело обстояло иначе. Ленин в пылу полемического задора просто мог не заметить сделанных ему уколов. Во всяком случае, через несколько минут после упомянутой Щукиным инъекции, спускаясь с трибуны, Ленин потерял сознание, а к утру его рост уменьшился сразу на 18 сантиметров. Сегодня принято считать, что существовавшая в советские времена версия о просьбе Владимира Ильича не расстреливать Ф. Каплан является надуманной. Совершенно напрасно. Ибо схваченную в двух трамвайных остановках от завода Михельсона Ф. Каплан, как это утверждается, не расстреляли в тот же день, а только двое суток спустя, в полном соответствии с просьбой больного вождя, четвертовали на лобном месте Красной площади. При чём в качестве палача традиционно выступил небезызвестный Ягода, в то время один из заместителей Ф.Э. Дзержинского. Голову казнённой, насаженную на столб, долгое время можно было видеть издалека, благодаря сверканию оставшихся на лице пенсне. С этого момента Ленин стремительно теряет рост. По предложению Сталина 14 декабря 1922 года на заседании политбюро, куда не был приглашён Владимир Ильич, принимается решение до выяснения причин заболевания и выздоровления Ленина взять его под домашний арест, так как появление перед массами изрядно уменьшившегося вождя может вызвать нежелательные толки и уронить авторитет советской власти. В 22.30 17 ноября 1923 года Ленину, к тому времени ростом 1 метр 28 сантиметров, удаётся, благодаря многолетнему опыту конспирации, бежать из-под домашнего ареста. Однако, возле собора Василия Блаженного беглеца хватают, засовывают в хозяйственную сумку и вывозят в Горки, названные так в честь знаменитого пролетарского писателя Максима Горького, где Владимир Ильич вскоре умирает на руках Надежды Константиновны, в этот момент прогуливающейся под присмотром усиленной охраны во дворике спецдачи.

Сразу после смерти Ленина создаётся специальная комиссия по увековечению памяти вождя. Принимается решение о строительстве мавзолея и бальзамированию его тела. Все попытки остановить уменьшение его роста, продолжающееся даже после смерти, не приводят к положительному результату. Всё чего общими усилиями удалось добиться группе лучших советских и иностранных учёных - это спасти голову вождя, тело же продолжало с годами неизменно уменьшаться. При Сталине замеры тела проводились ежедневно. Свой день он начинал с рапорта сотрудников мавзолея. Говорят, что даже утром 22 июня 1941 года и во все другие дни Великой Отечественной войны этот порядок оставался неизменным. Хрущёв в 1963 году собирался обнародовать результат последнего замера тела вождя, составивший 38 сантиметров, за что поплатился и был отправлен ортодоксальной партийной элитой на пенсию. В ночь с 18 на 19 августа 1991 года пьяные Янаев и Пуго со штангенциркулем в руках ворвались в мавзолей и произвели последний замер, результаты которого нам стали известны - 11,5 сантиметров. Разумеется, очертания тела, которые видят сегодня посетители, не что иное, как умело выполненная восковая бутафория.

Может возникнуть вопрос: почему столь очевидная фальсификация биографии человека, при всей его неоднозначности ставшего одним из самых главных символов XX века, до сих пор не стала достоянием общественности? Как такое могло произойти? Ответ прост. Партийная верхушка молодого советского государства была не заинтересована в сохранении подлинной правды о жизни вождя. Каждый из членов политбюро имел собственные виды на его наследие, поэтому, будучи непримиримыми противниками в вопросах, касающихся личной власти, они были молчаливыми сторонниками в вопросах дискредитации личности Ленина. Нужно также иметь ввиду, что все соратники Ленина, за исключением Ф.Э. Дзержинского, имевшего рост 2 метра 39 сантиметров, были очень маленького роста. Победив всех своих политических соперников, Сталин, единственный, получил право во время демонстрацией и парадов становиться на специальную скамеечку, выполненную в виде стоящего на четвереньках и со снятыми штанами Л.Д. Троцкого. Те честные члены партии, которые не согласились с общей линией и попытались сказать правду, сгинули в горниле сталинских лагерей. Фотографии и свидетельства, шедшие в разрез с официальной версией, уничтожались или подвергались правке. Что же касается западных средств массовой информации, то власть предержащим капиталистических стран, не забывшим об идее мировой революции, о коммунистических восстаниях в Венгрии, Германии и Австрии, о едва не произошедшем мирном приходе коммунистов к власти в Испании, Италии и совсем недавно в Чили, было тем более невыгодно способствовать пропаганде величия вождя мирового пролетариата. Проще было согласиться с мнением советской исторической науки и в случае чего всю вину за фальсификацию свалить на неё. Надеемся, что наше непредвзятое исследование послужит началом для восстановления полной правды о жизни и деятельности Владимира Ильича Ленина.

Донченко. Д.Б.

БОРЬБА С УМОМ

Целью этой короткой заметки является развенчание укоренившегося в умах народов мифа об исключительной умственной потенции и технической одаренности японской нации.

Существующий набор стереотипов, характеризующих культуру какой-либо страны, формирует образ данной нации в сознании ее соседей, (по мере развития средств коммуникации у всего мирового сообщества), но к самоидентификации этой нации, как правило, никакого отношения не имеет. За примерами далеко ходить не надо. Какие ассоциации возникают в голове простого россиянина при упоминании вожделенного слова "Франция"?

Перечень возникающих образов, как правило, романтических, довольно обширен. Перечислим наиболее часто употребляемые: Артюр Рембо, Поль Верлен, Шанель Љ5, Жюль Верн, освобожденный Великой Французской революцией из застенков Бастилии маркиз де Сад, Жан Поль Сартр, Жан Поль Бельмондо, Потье, рантье, Жан Поль Готье, Жанна дАрк, жареные каштаны, Жерар Депардье, Дюма Отец и Сын, порожденные Отцом "Три мушкетера", Народный артист России Михаил Боярский в роли дАртаньяна и т. д. Перечисления можно продолжать достаточно долго.

А теперь обратимся к недавнему социологическому опросу, проведенному среди подписчиков еженедельника "Пари-матч", в котором предлагалось читателям назвать любые личности, события, предметы и прочее, олицетворяющие собой Францию. Список оказался достаточно коротким. Приводим его полностью: дешевая модель "Ситроен 2СV", выпуска первых послевоенных лет, жареные каштаны, - (единственное совпадение), патент на изобретение, выданный во времена Великой Французской революции хирургу Жану Гийотену, автору повсеместно известного механизма и, как ни странно, американский режиссер Альфред Хичкок.

Франция, страна хоть и популярная среди россиян, но все-таки достаточно удаленная, не имеющая общих с нами границ. Казалось бы, вполне логичным счесть этот фактор главной причиной столь разительных несовпадений. Однако, легко доказуемо то, что географическая удаленность в данном вопросе не играет существенной роли. Для этого достаточно обратиться к другому, наиболее близкому нам как с исторической, так и территориальной точки зрения примеру.

Ныне независимая, а до недавнего времени неотъемлемая часть нашей Родины - Эстонская республика, как правило, ассоциируется у русского человека со следующими понятиями: керамическая бутылка бальзама "Ванна Таллин" (45(), нордический характер и связанная с ним немногословность коренных жителей, Толстая Маргарита, Старый Томас, архитекторы: Т. Каллас, П. Тарвас, У. Тэльпус; живописцы: В. Каррус, Э. Пыльдроос, С. Вымер, С. Сымер, А. Старкопф; музыканты: Ф. А. Зебельман, П. Пенна, А. Ведро, П. Сюда.

Как мы видим, список достаточно внушительный и надо отдать должное русскому человеку, во многом льстит обостренному национальному самосознанию этого немногочисленного прибалтийского народа. При проведении аналогичного опроса среди местного населения, возникли серьезные затруднения, связанные, по всей видимости, с упоминавшимся ранее нордическим характером и немногословностью эстонцев. После титанических усилий группы исследователей, удалось получить на удивление короткий список, состоящий из одного предмета. Как ни странно это звучит, этим предметом оказалась литровая банка сомнительной хряпы, продаваемой повсеместно по цене 1 рубль 36 копеек и состоящей из смеси квашеной капусты, вареной перловой каши и свиных шкварок. Это и был истинный символ Эстонии.

Деревянные ложки, расписные матрешки, русская водка, папаха, собор Василия Блаженного и прочие атрибуты, возникающие в воображении западного человека при упоминании слова "Россия", так же невероятно далеки оттого, что мы думаем о самих себе. Достаточно вспомнить привокзальные туалеты и табуированную лексику на их стенах.

Как видно из всего вышесказанного, шаблонные образы формируют весьма искаженные, оторванные от действительности представления о менталитете какой-либо нации. Истинные же символы, сформировавшиеся внутри самой этой нации и способные в наиболее полной форме раскрыть ее суть, либо игнорируются, либо попросту неизвестны иностранцу.

Закрытая для всего цивилизованного мира вплоть до середины 19 века, отсталая и никому неизвестная Страна Восходящего солнца к моменту открытия своих границ прозябала в позднем феодализме. Свершались великие географические открытия. Монархии сменялись республиками. На смену тягловой силе пришел пар. Телеграфные линии связали континенты. Но на японском архипелаге время как будто остановило свой бег. И только залпы эскадры Перри Мэтью Колбрайта открыли иностранным кораблям доступ в порты Симода и Хакадате. С этого момента мир начал узнавать Японию и, как следствие этого узнавания, начал формироваться набор стереотипов, характеризующих с точки зрения иностранца дух островного народа.

Задержавшиеся в своем историческом развитии самураи, варварские средневековые обряды по типу ритуального самоубийства харакири и прочее, - все эти вопиющие анахронизмы, достойные лишь музея исторических курьезов, как ни странно, послужили поводом к возникновению мифа о пресловутой силе пресловутого японского духа. В течение последующих ста лет по мере исторического и технического развития современной цивилизации миф этот также претерпевал всевозможные трансформации, обрастая новыми деталями, теряя лишнее и, к середине 70-х годов 20 века окончательно сформировался в своем нынешнем виде.

Появление на мировом рынке, а также на блошиных рынках и вещевых ярмарках огромного количества дешевых тайваньских радиол с маркой: "Сделано в Японии" привело к тому, что основной национальной чертой японца незаслуженно стали считать его невероятную техническую грамотность. Следует отметить, что использование слова "Япония" на аляповатых этикетках, украшающих непрочные пластмассовые изделия отнюдь не случайно, и связано исключительно с географическим понятием площади территории. Дело в том, что остров Тайвань настолько микроскопичен, что доморощенные тайские кустари-радиотехники сочли нерентабельным включать столь малоизвестное географическое название в надпись, указывающую на место изготовления аппарата, и использовали более знакомое потребителю название государства, расположившегося на Японском архипелаге.

В результате на сегодняшний день мы имеем примерно следующий список расхожих клише - Панасоник, Сони, Шарп, Ямаха и т. д. А также более традиционные: Фудзияма, Йокохама, Йоко Оно, Амма Гамма, Хиросима, Есики Хаяма, Гордый Варяг, Куросава, Куросио, Нагасаки, Кавасаки, Курасики, кабуки, харакири, микадо, самурай, камикадзе, банзай, Перл-Харбор, умственная потенция, гейша, сакэ, хокку, танка, Сейка, Сумо.

Данный перечень как уже, наверное, понятно читателю, отражает чисто европейскую точку зрения на Японию и, само собой разумеется, не совпадает за небольшими исключениями с истинным перечнем истинных символов этого государства, который мог бы быть составлен коренным ее жителем.

Справедливости ради, следует отметить и ряд совпадений, таких как хокку и танка, - жанры примитивного поэтического творчества, представляющие собой несколько не срифмованных и лишенных как размера, так и смысла предложений, - входящих в оба перечня. Но самое удивительное то, что европейцами все-таки был замечен, хотя и был поставлен на последнее место основополагающий, наипервейший с точки зрения японца символ его страны, а именно - национальный вид массового зрелища - Борьба Сумо.

В Борьбе Сумо, а вовсе не в умственной потенции и Фудзияме заключен весь глубинный смысл, все мировоззрение, философия и основные черты характера истинного японца. Борьба Сумо - это альфа и омега японского общества. Только через Сумо мы сможем понять, что же такое в действительности японский менталитет. Давайте же рассмотрим пристальнее это явление и в нем, как в капле росы, постараемся увидеть отражения всех сторон японской жизни.

Что же такое Борьба Сумо? Когда она возникла? Откуда взялось это странное название? В чем ее смысл? И почему она так популярна в Японии? Попробуем по порядку разобраться с каждым из этих вопросов.

В ноябре 1810 года на западное побережье острова Хонсю сезонной бурей был выброшен очередной российский бриг под названием "Бодрый". Капитан "Бодрого", мичман Ухматин, с остатками экипажа и оснастки был выловлен при помощи рыболовных снастей местными жителями, - рыбаками из Носиро. Носиряне - люди в основном простые и не злобливые не имели личной неприязни к потерпевшим. Однако, будучи гражданами законопослушными, были вынуждены запереть доблестный русский экипаж в сарае и послать гонца с известием о случившемся в отдаленное от побережья владение местного феодала, дабы тот сам решил дальнейшую участь пострадавших, так как в свете последнего указа, изданного этим вельможей, всех выловленных в море иностранцев надлежало немедленно казнить, на что у добрых носирян не хватило духу без соответствующего подтверждения. Дорога во владение вельможи была трудна, ибо изобиловала придорожными кабаками, и весть о происшествии, судя по всему, так и не достигла цели. Моряки прижились в сарае, освоились, обзавелись собственным хозяйством, овладели местными ремеслами, окончательно ояпонились и, через некоторое время оказались на свободе, так как постоянно перемешиваясь с приносившими им рис и воду носирянами, постепенно просочились наружу. Хотя общее число заключенных оставалось неизменным, к концу второго года со дня кораблекрушения, сарай, по всей видимости, был заполнен уже исключительно местным населением, что, как мы видим, не свидетельствует в пользу теории о конгениальности японцев.

Столь необычный способ освобождения, связанный с толкотней и возней в дверном проеме получил у находчивых русских моряков название - "Борьба с умом", по вполне понятным причинам.

Окончательно ассимилировав, переженившись, и наплодив крупных японских детей, экипаж доблестного брига "Бодрый" тем не менее не забыл обстоятельств своего освобождения и каждый год во время "Праздника веревочного орнамента" довершал церемониальное причащение сакэ импровизированными инсценировками давно минувших событий. Годы безжалостно уносили на белоснежную вершину Фудзи реальных участников этой истории. Русская "С умом" постепенно превращалась в местное "Сумо". Забывались причины возникновения забавы. Однако, приглянувшееся действо продолжало жить, передаваясь от отца к сыну, превращаясь сначала в ритуал, а затем и в национальный вид спорта.

Изначальные признаки, связанные с необычными для местного населения крупными размерами первых участников "Борьбы с умом" постепенно гипертрофировались. Борьба обрастала сложной системой правил и канонов и, к началу 20 века, распространившись на всю территорию Японии, приобрела свой нынешний вид. Глядя на современных профессиональных борцов "С умом", пихающихся внутри обозначенного волосяной веревкой круга, трудно заподозрить, что их прототипом послужил доблестный русский мичман Ухматин.

Конституция среднестатистического японца не позволяет ему достичь роста, превышающего 1 метр 60 сантиметров и набрать вес более 45 кг. Так что приходится только удивляться достижениям японских селекционеров, сохранивших и усиливших до такой небывалой мощи породу славного Ухматина. Обладая невероятным и для европейца ростом, так называемые борцы откармливаются японским государством за счет средств налогоплательщиков до веса превышающего 4 центнера и считаются в Японии национальным достоянием. Причем, в государственном бюджете Страны Восходящего солнца на откорм единоборца отведена специальная статья, защищенная законом.

Если вы спросите любого японца, - каков на его взгляд основной символ его Родины, он, не задумываясь, ответит, - победитель чемпионата по Борьбе Сумо за прошлый год и Император.

После всего вышеизложенного, мне кажется, нет особых оснований включать умственную потенцию и техническую одаренность в перечень основных символов японской нации, и стоит прислушаться к голосу простого японца, со рвением отдающего свои трудовые иены на вскармливание массивного и потного символа японской нации - ПОТОМКА РУССКОГО МОРЯКА.

Маковецкий С.Б.

ПРАВДА О ДАНТЕСЕ

Целью данного повествования является, как это ни кощунственно звучит, оправдание господина Дантеса, несправедливо считающегося виновником гибели господина Пушкина, скончавшегося в 1837 г. До сих пор в русской обиходной речи можно услышать: "Ну и Дантес же ты!" или: "От Дантеса слышу!", что, по нашему мнению, абсолютно неоправданно.

В действительности же, молодой французский педераст Дантес, состоявший в связи со специально для этого усыновившим его датским посланником бароном де Геккереном был невероятно очарован видом бакенбард Николая I на балу в честь тезоименитства наследника престола и единственным препятствием для сближения с императором счёл Наталью Гончарову, которой последний не уставал оказывать настойчивые знаки внимания. Для устранения обнаруженного им препятствия Дантес левой рукой (а надо отметить, что правой руки у него не было) написал совершенно подмётное письмо Наталье, якобы, от имени красавца кавалергарда Абрама Иосифовича Тургенева. В письме адресату предлагалось явиться в номера трактира на станции Шувалово в два часа пополуночи в одной ночной рубахе для того, чтобы сыграть не менее двух партий в преферанс. Наталья, будучи не по годам наивной, не почуяла подвоха, и сделала всё в точности, как было указано в письме. Каково же было её удивление, когда вместо стола с картами и кавалергарда она обнаружила в комнате разъяренного Дантеса. Француз с криком: "Merde!"5 надавал Гончаровой пощёчин, после чего, упав на постель, разрыдался. Совершенно озадаченная произошедшим, Наталья пешком, ибо по недомыслию отпустила извозчика, вынуждена была в исподнем добираться к дому на Мойке. Сторож музея, не признав в пришедшей жену Пушкина, долго не впускал её. Разразился скандал. Александр Сергеевич, превратно поняв суть инцидента, хотя у самого, как говорится, рыло было в пуху, - он не ночевал этой ночью дома, - отправил матерное письмо с вызовом на дуэль Дантесу. Дантес в свою очередь, чрезвычайно удивлённый тем фактом, что уродливый карлик с огромными бакенбардами, служивший при дворе камер-юнкером и подававший во время балов гостям шампанское, есть никто иной, как муж Гончаровой, принял вызов и отправил Пушкину свою длинную (по локоть) кружевную перчатку.

Стреляться было решено на следующий же день в шесть часов утра на Чёрной речке. О том как добирался туда Дантес к сожалению неизвестно. Пушкин же выехал к назначенному месту на бричке в полпятого утра. Жена его Наталья в этот же час возвращалась из квартиры поручика Ланского, куда была накануне приглашена для совместного чаепития. Её карета восемь раз в черте города и четыре раза за его пределами пересекалась с бричкой Пушкина, однако, страдавшая близорукостью, а также слабоумием, Гончарова не смогла узнать вооружённого хлыстом, саблей и восемью пистолетами мужа, тем самым не предотвратив роковой для него дуэли.

Для того чтобы произошедшее в дальнейшем на берегу никогда незамерзающей Чёрной речки стало понятным читателю, следует прояснить несколько немаловажных деталей. Дантес, ни слова не знавший по-русски и не представлявший с кем ему предстоит иметь дело, обещал подстрелить мерзкого карлика, как зайца, и носить в память об этом на мундире вместо аксельбантов отрезанные у убитого бакенбарды. Пушкин же был известен, как один из самых опытных и удачливых дуэлянтов России. Секретом его неизменных успехов, разумеется, кроме последнего, была специальная позиция, разработанная им в осенние Болдинские ночи и занимаемая, непосредственно, перед дуэлями. Эта позиция делала его практически неуязвимым для пуль противника. Конюх Пушкина Прошка на заднем дворе с трёх шагов из двустволки стрелял в занявшего позицию хозяина и всякий раз на последнем не оставалось ни одной царапины. Впоследствии, правда, не вынеся увиденного, Прошка повредился умом и повесился в дровяном сарае. Единственным недостатком этого метода было то, что на принятие необходимой позы требовалось не менее полутора часов. Все вызываемые Пушкиным прежде на дуэль господа были русского происхождения и потому из уважения к таланту великого поэта, даже рискуя в итоге быть застреленными, терпеливо дожидались пока секундант Пушкина даст отмашку.7 После этого, чтобы солнце русской поэзии невзначай не закатилось, стреляли в воздух, предоставляя право Александру Сергеевичу палить по себе раз десять-пятнадцать из заранее заряженных пистолетов; затем, деланно крича, падали и, поранив себя перочинным ножиком, представлялись тяжело раненными.

Дантес, не зная русских обычаев и не догадываясь, что в России могут быть поэты, тем более такие великие, терпел манипуляции Пушкина только в течении сорока минут, чего, разумеется, было совершенно недостаточно. Затем, сильно оскорблённый одной из принятых поэтом в этот момент поз, непроизвольно нажал на курок. Выстрел оказался удачным - пуля застряла в крестце Пушкина, которым тот некстати повернулся к стрелявшему. Понимая нелепость возникшей ситуации, Александр Сергеевич простил Дантеса и попытался взять с него клятву никому не рассказывать об обстоятельствах дуэли. Но, поскольку его визави не бельмеса не понимал по-русски, а по-французски поэт говорил довольно дурно (за что и был прозван в лицее французом), то шёпот Пушкина был сочтён Дантесом за предсмертную молитву. По её окончании Дантес сделал книксен и, шурша кринолином, так как явился на дуэль в женском платье, удалился. Срезать же бакенбард великого поэта, вопреки обещанию, он, что делает ему честь, не стал.

Раненный Пушкин был привезён в дом на Мойке, где его уже поджидал обеспокоенный Жуковский. Надо отметить, что Жуковский только на людях выказывал свою приязнь к поэту. На деле же его в Пушкине интересовал только перстень с сердоликом, который он когда-то дал ему поносить и теперь не мог дождаться повода вернуть любимую вещь. Дуэль, неудачная для поэта, показалась Жуковскому как нельзя более подходящим случаем для этого. Однако, медики, осмотрев Александра Сергеевича, пришли к выводу о несерьёзности его ранения, прописав ему пиявки и касторовое масло. Тогда Жуковский пустился на хитрость, солгав поэту, что будто бы есть меценаты, на свои средства желающие отлить его скульптуру из бронзы и установить на Исаакиевской площади, рядом с монументом Николаю I. При этом, Пушкин, якобы, должен был держать вздыбленного коня императора под уздцы. Идея раненному, как известно, неравнодушному к лести человеку, так понравилась, что он опрометчиво согласился на то, чтобы Жуковский лично сделал гипсовую маску с его лица. Услышав его согласие, Жуковский стремительно вылил на голову больного около двух пудов заранее приготовленной гипсовой массы, затем, убедившись, что поэт скончался, сорвал с его пальца перстень и бежал через чёрный ход. Снимать маску пришлось жене поэта, через двое суток после произошедшего приехавшую из Кронштадта, куда её приглашал посмотреть на корабли мичман Дубич. Так как, ввиду отсутствия нужного навыка, она выполнила снятие гипса недостаточно аккуратно, за что её потом лицемерно винил упомянутый уже Жуковский, бакенбарды Пушкина были вырваны с корнем, отчего лицо покойника сделалось неузнаваемым. Таким образом, последующие обвинения Дантеса в отрезании бакенбард великого поэта представляются нам не состоятельными.

Небезызвестный Бенкендорф, не уверенный, что в гробу находится действительно А.С. Пушкин прибег к своеобразному способу его опознания. На прощание с телом были повестками приглашены все жители Санкт-Петербурга, когда либо дававшие поэту взаймы. Таких набралось около пятнадцати тысяч. Каждый должен был, подойдя к гробу, удостовериться, что его надежды на возвращение долга умерли и расписаться в соответствующем реестре. Впоследствии, благодаря этой процедуре родилась положительная для памяти поэта, но несоответствующая действительности, версия о том, что его смерть, якобы, стала трауром для всей России и на похороны явилось чуть ли не пол столицы.

Дантес за незнание русских обычаев был безжалостно сослан в Париж и превращён в своеобразный жупел сперва царской, а затем и советской пропагандой. Однако, сегодня долгое время отвергаемая ортодоксальными историческими кругами правда должна наконец восторжествовать, а Дантесу следует вернуть доброе имя, утраченное в результате нелепого случая.


Оценка: 2.76*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"