Дорофеева Маргарита Константиновна: другие произведения.

Глаза странника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Глаза странника
  
   Моему кумиру...
   Знаю, знаю : со страниц Библии некий неземной лик укоризненно качает головой... Что ж...Mea culpa!
  
  
   Позволь прожить одну из тысячи наших жизней с тобою... без тебя...
   Мы пришли в этот мир ради нашей любви, и невозможно уйти из неё, не подарив ей жизнь.
   Я попытаюсь сделать это в одиночку.
  
  
  
  
   Пролог
  
  
  
   Лёгкий ветерок пробежал по верхушкам деревьев...
   Нежные зеленые кроны зашелестели, тихонько и загадочно перешептываясь меж собой.
   Лес оживал, наполняясь гомоном проснувшихся птиц, шорохами трав и кустарника.
   Блики рассвета превратили капельки росы на листьях папоротника в россыпь сверкающих алмазов, которые, собираясь в более крупные капли, норовили упасть и разбиться о травинки, вновь становясь мельчайшими крупицами драгоценностей.
  
   По едва заметной тропинке шли двое, ведя меж собой неспешную беседу...
   Странным мог показаться их разговор.
   Но вокруг - никого. Только звери лесные да птицы...
   Впрочем, понял бы кто-либо из живущих на Земле их речь?... Была ли она человеческой?...
   И кем на самом деле являлись эти два путника, неторопливо, но целенаправленно продвигающиеся в глубь леса?
   Доведётся узнать сию тайну кому-либо?
   Трудно сказать....
  
  
   - Ты всё же решился?
   - Почему нет? Ведь мы одно целое, разобщенное завесой тайны. Они и есть мы... Забыл как будто?- один из них, слегка наклонив голову, вопросительно взглянул на другого.- Забыл, как плутал во тьме бездушия и неверия, и, страждущий, искал выход?
   -И нашёл...
   - Нашел? Х-м, вернувшись сюда ... Нет ничего проще- я не прав? Они тоже найдут. Уверен, это случится там... Как думаешь, понятия "здесь" и "там"... будут ли иметь тот же смысл?...
   - Согласен! - нетерпеливо воскликнул другой. - Но когда? Для них не существует бесконечности! Все имеет своё начало и свой конец... Полная обречённость...
   - Не торопись с выводами, брат... Прекрасно знаешь - сила в их руках. Они позабыли об этом. Что ж, таков замысел... Однако помочь пусть одному из них обрести её... Понимаешь, это желание стало непреодолимым.
   - Сила... "Там" до сих пор не хотят иметь о ней ни малейшего представления. Уверен, что сможешь достучаться хотя бы до одной души в их безумном мире? А жизнь?... Они убивают эоны лет на поиски её смысла. Что результат?... Время - непреложный и чудовищный закон, превращающий всё происходящее в необратимость!...Оно однонаправлено!!! Мир, где царит неизбежность, обречен!!! Наконец, любовь? Во что превращена она?!..
   - Ты не веришь в них, а, значит, и в себя... Прекрасно знаешь- всё задумано не просто так... Разве не помнишь? Отголоски недавно оставленной земной жизни не дают тебе покоя !... А та, что осталась ждать?.. Её, частицу самого себя, ты тоже забыл?
   - Она...- нежность засветились в его улыбке. - Скоро вернется...Её путь в потоке времени утратил смысл.
   - Отчего же? Ей есть, над чем поработать. И есть, что вспомнить. Ведь ты не захотел.
   - Mea culpa! Не сумел. Там, где убито сознание, самая созидательная сила во вселенной, я потерялся! Рай для них - легенда, призрачная мечта, которую они надеются встретить на небесах, не понимая, что сотворить его можно только в своем сердце и нигде более.
   - Опять судишь. Причем, себя в первую очередь. И столь строго...Познай ад, чтобы понять, что есть рай...Разве мы не этого хотели? Ад- элемент познания, фантом воображения, под влиянием мысли и поступка принимающий реальные очертания, не более. К такому пониманию нужно прийти, причем, каждому своим путем. Сознание их живо, лишь предрассудки и догмы затуманили его... Но только пока, пойми!... Согласен, они неверно понимают мир, порождая своими деяниями и мыслями то , что потом называют пороками... И путь к истокам для них пока труден и непостижим... Но, сумев помочь одному, тем самым помогу многим...
  
   - Ты возвращаешься к ней, ведь так?... Скажи, что к ней...
   Лик провожавшего изменился: чувство сожаления от предстоящего расставания заменил свет любви и надежды.
   - Да , не трудно догадаться... И к себе тоже...- тихо добавил первый.- А кто ты и кто я, помнишь? Свое единство мы разделили временем и пространством... Постараюсь достучаться до неё... Она непременно обретёт своё счастье. Вижу, не терпится спросить , каким образом? А ведь прекрасно знаешь - сценарии жизней пишутся на небесах, но режиссеры судеб мы и только нам предоставлена возможность полностью поменять сюжет.
   Во взгляде второго путника промелькнула тень боли.
   - Мы любим друг друга вечность. Не устал от игры?
   -Ни в коем случае...А как иначе распознать тайну нашей сути, ответь?..
   - Став "им" и "ей"... Заблудиться в потоке противоположностей и понять, наконец, что это лишь иллюзия...
   -Что может быть прекраснее... и проще, не правда ли?
  
  
   На опушке леса меж стволов вековых сосен проглянули рубленые стены избушки.
   Путники присели на поваленное дерево, положили на плечи друг другу руки .
   Белые светящиеся лучи, струящиеся из глубины их глаз, встречаясь посредине, превращались в облако света. Оно разливалось в пространстве, окутывая загадочных пришельцев прозрачной дымкой...
   - Итак, туда, где бушуют страсти?
   Первый промолчал в ответ, едва заметно кивнув головой.
   -Удачи тебе, брат...
   - Рад, что проводил меня...
   - Не мог не сделать этого. Ты же знаешь...
   - Знаю... Ещё бы не знать! До встречи...
   - Кто говорит, что мы расстаёмся?
   - Нет, конечно же, нет, - улыбнулся он. - До встречи "там".
  
  
   Фигура одного из них начала постепенно таять, пока не исчезла совсем, оставив после себя лёгкую призрачную дымку...
   А, может, это просто испарение, исходящее от влажной земли, нагретой летними лучами земного светила?
   Тот, что остался, поднялся и направился к избе.
   Встав у приоткрытой двери, задумчиво и долго смотрел на великолепие леса, окружившее лесное жилище, глянул на кусочек неба, просвечивающий между кронами деревьев, и, улыбнувшись, тихонько шагнул за порог, притворив за собою дверь...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Здесь лапы у елей дрожат на весу,
   Здесь птицы щебечут тревожно-
   Живёшь в заколдованном диком лесу,
   Откуда уйти невозможно.
   / В. Высоцкий/
  
   - Э-э-й, ты спишь?
   Тихий шепот, будто шелест ночного ветерка, доносился из-за приоткрытой ставни.
   Я вздрогнула спросонья, приподнялась в кровати, настороженно прислушиваясь - уж не приснился ли мне этот голос?
   Ничего подобного - стекло тихонько звякнуло, занавеска подалась в сторону. Я открыла рот, втянула в себя побольше воздуха, но, к счастью, переполошить весь дом испуганным воплем не успела.
   -Т-ш-ш... Не бойся! Я это, Олька.
   -Олька...- выдохнула я облегченно, ежась от внезапно накатившей внутренней дрожи.- Напугала до смерти! Нельзя же так!
   - Не серчай Бога ради! Не подумала! Спишь, как младенец! - Олька раздвинула занавеску и облокотилась на подоконник по другую сторону окна. Слегка наклоненная голова, в обрамлении светло-русых с золотым отливом волнистых волос, пухлые губы, чуть приоткрытые в улыбке, невинно распахнутые бирюзовые глаза... От моего мимолетного гнева, вызванного испугом, не осталось и следа.
   -Да перелезай же, наконец!- я торопливо вскочила, притворила дверь, дабы ненароком не разбудить домашних, накинула халатик и плюхнулась на тахту. - А тебе чего не спится? Ночью в гости захаживать стала! Весь день тебя не видела! Вчера тоже... Где пропадаешь, подруженька? С суженым, поди, на новой тачке по просёлочным дорогам гоняете, всё на свете позабыли! - упрекнула я.
   Олька побледнела, в свете полной луны я заметила, как изменилось её лицо. Она прижала пальцы к губам.
   -Знала бы, что за тачка нам досталась!
   Не далее как на прошлой неделе Олька с Антоном прикупили на местном авторынке подержанную "семерку" - Антоха решил подарок к свадьбе справить. Цена бросовая, а машина, как игрушка - на вид, будто только с конвейера. Односельчане прямо диву давались, несказанно повезло, говорили ...
   Глядя в испуганное лицо подруги, я поняла, что всё оказалось далеко не так ладно.
   Что же вывело из равновесия мою Ольку, идущую по жизни с радостной улыбкой врожденного оптимиста?
   Молча встала, включила торшер. Его приглушенный свет разлился по комнате, разгоняя полуночные тени и Олькин страх.
   - Неужто сломалась? На рынке машину брать- что кота в мешке! Только с виду хороша!
   "Святая наивность!- тут же одернула я себя, ещё раз взглянув на подругу. - У Ольки лицо белее мела, а ты "сломалась- сломалась!"
   -Не, не сломалась...Только вот... - глухо отозвалась та, но тут же осеклась и замолчала.
   -Говори- не томи! Стряслось что?
   -Ох!!!- Она тяжело вздохнула и закусила губу. - Не знаю с чего начать... Понимаешь, не все с "семерочкой" нашей чисто. А, может, дело и не в ней вовсе... В общем, по порядку давай.
   Во вторник решили мы с Антошкой прокатиться. Развлечься захотелось... Тачка всё же новая!
   Вечерело. Решили по шестой трассе до М. доехать и назад. Скоростью побаловались. Радовались- "семёрка" резвая попалась!
   Я укоризненно покачала головой.
   - Брось! Антон - водила что надо... Да и не в этом дело.- сбивчиво продолжала Олька.- Дальше слушай. Так вот, едем назад... Стемнело. Антон фары включил, скорость сбросил.
   Вдруг! Ох, у меня и сейчас мурашки по коже!- Олька лихорадочно заломила руки. - Мариш, не поверишь, крик внутри салона! Истошный, жуткий, ужасом пропитанный! Детский и женский... Как будто, смерти в лицо глянули.
   Антон по тормозам: в "семёрке"-то, кроме нас- никого. Выскочили, огляделись. Как назло, вокруг ни души! Темень и тишина... Смотрим: метрах в ста окошечко светится- пост ГАИ. Мы обрадовались, бегом к нему... Гаишник увидел, вышел из своего "скворечника", нехотя так. Наверняка подумал - машина встала. А Антон ему сходу: так мол и так- кричали, женщина и ребенок. Гаишник рассмеялся: "Да вы что, ребята! - говорит. - В такое время здесь и лешего захочешь повидать, не встретишь."
   Впрочем, походил, поаукал.
   - "Документики...".
   Антоха ему все бумаги, какие есть, выложил.
   -"Машину на рынке брали?"-спрашивает.
   -"На рынке, на местном.. Новёхонькая! Почти..."- похвастался Антон.
   -"В том то и дело, что почти...- задумчиво произнес лейтенант. - Узнайте, расспросите кого или ещё как, про хозяев вашей "семёрочки". Что с ними? Живы? Здоровы? И поподробнее желательно.- он протянул Антону документы, и, чуть помедлив, добавил нерешительно, будто что-то лишнее сболтнул. - Впрочем, так это я... Поступайте, как знаете..."
   Вернулись мы к тачке, сели. Всю дорогу молчали, будто призраки меж нами встали... Короткий поцелуй у порога, и так же молча, разошлись по домам.
   А сегодня мой Антошка чуть свет на порог.... Зашел, гляжу - сам не свой! Лицо вытянутое, испуганное...
   "Олюшка, -говорит.- С тачкой новой влипли по самое что ни на есть!"
   Я стою, только рот от удивления раскрыла, а он:
   " В прошлом году где-то в это же время две смерти она в одну семью принесла: мать с пятилетним сыном погибли... Их...- задохнулся Антон.- Ведь их-то мы и слышали! Некого больше!"
   " Думай, что говоришь!" - я аж заикаться начала.
   А он кулаком по столу: "На СТО её возил, понимаешь? На СТО! Узнали нашу "семерочку"! Сразу! Слатали, говорят, из ничего, из лепешки, можно сказать! Тогда лишь отец выжил! Да и то чудом! Инвалид-колясочник... Брат его машину отремонтировал, деньги вложил, естественно! И на рынок толкнул!"
   Мариш, а они всё кричат, бедолаги! Почему?.. Кто растолкует? Наука в умных книжках скажет одно... Батюшка в церкви -другое... Или бабу Веру, к примеру, расспросить? Говорит- всё знает...
   - Какую бабу Веру?
   - Ту, что на краю деревни живет и наговоренной водой от всех болячек лечит. Интересно, она-то что ответит?
   -Олька, не спрашивай ты никого! Заморочишь голову, а тут ещё одни толкователи нагрянут, психиатрами зовутся. У них свой ответ на твой вопрос имеется.
   Олька истерично схватила мою руку, порывисто сжав запястье:
   - А как же тогда? Кто мы, в конце концов? Принято считать, что, умирая, исчезаем, так ведь?
   Я согласно кивнула:
   -Вроде того...
   -Исчезает плоть, мозг, кости тоже когда-нибудь исчезнут. Всё! Нет нас, как ни крути! Тогда откуда голоса, тени, запахи? Попробуй, догадайся! Да ни за что! А знать-то как хочется! Почему некоторым дано услышать тех, кто уже ушел? По сути, не должно остаться ни голоса, ни дыхания... Но остаётся, понимаешь? И это не страшилки, которыми девчонки-малолетки по ночам, накрывшись с головой одеялом, друг дружку запугивают, поскольку настигает тебя внезапно, словно врывается из ниоткуда, переворачивая все наши прежние представления о мире! Так что же такое наша жизнь? А смерть? Почему они все ещё кричат от ужаса? Неужели до сих пор покоя не нашли? А, может, слышится всего лишь эхо? Впрочем, эхо таким не бывает. Мариш, не могу забыть! И жить в знаке вопроса тоже трудно. Я в этом году техникум закончила, ты школу. А что с того?..
   -Олька, уймись, наконец!- я притянула её к себе, почувствовала, как та дрожит от возбуждения.
   Мы примостились в уголке дивана, обняли друг друга, долго сидели в тишине, окутанные аурой тайны, словно дети, потерянные во вселенной, огромной, пугающей своей загадочностью.
   Я нарушила молчание первой.
   -Олька, порой мне кажется, да что там кажется, я почти уверена- не исчезаем мы...
   Она удивленно выгнула брови:
   - Не исчезаем, говоришь? Как понимать прикажешь?
   -Неизвестно где, но жить продолжаем, или ждем чего, а, может, в моменте каком увязаем... Кто знает? Только чувствую, не приходили бы мы в этот мир лишь затем, чтобы рано или поздно сгинуть в никуда, и дело с концом. Бессмыслица получается. Никчемность какая -то...
   - Маришка моя! Думаем ли мы когда о чём-то подобном? Ну, хотя бы иногда? Неа... Никогда!.. Живём себе, стремимся куда-то, ищем бог знает чего, смеёмся, если на душе легко, а взгрустнется иль обида какая- плачем; чуда ждем, а сами в чудеса-то и не верим...Разве не так? Рождаемся, живем, умираем...Будто расписанию какому следуем. А прикинуть - не на прогулку же пришли в этот мир! Слишком бы всё просто выходило. От простоты такой душу наизнанку выворачивает!- подхватила Олька мою мысль.
  
  
   Так и просидели мы с ней до первых петухов.
   -Ну вот, подруженька, не выспалась ты нынче из-за меня. Глянь, светает уже... Ночь ушла, исчезла сказка. Свет разгонит тени, рассеет наваждения. И мысли наши вернуться в привычное русло, покинут неизведанное, оставив неразгаданными тайны тьмы...
   Она встала, потянулась, зевая.
   -Пойду я, Маришка... Не спиться мне теперь: стоит глаза сомкнуть - голоса слышу... Лишь к утру, как петухи прокричат, засыпаю, а утро летом короткое, сама знаешь.
  
   Проснулась я ближе к обеду. С чашкой горячего чая стояла у окна, постепенно приходя в себя после бессонной ночи и Олькиной с Антоном истории...
   -Цыгане, цыгане!..- захлебывался соседский пацан Вовка, несясь во весь опор к дому. Он вихрем влетел на крыльцо, что-то тараторя и энергично жестикулируя. Галина, на мгновение прекратила переливать воду из ведра. Наполовину наполненный черпак выскользнул из рук, облив босые ноги:
   -Ишь, засуетился! На кой они тебе сдались? Вот смотри, утянут за собой, и поминай... Ой! - она прикрыла рот рукой.- Типун мне... Ты, слышь, смотри! Сегодня со двора ни ногой! Хорошо меня понял?
   Вовка юркнул в приоткрытую дверь.
   -Мам, Вовка про цыган каких-то...
   ни здесь каждый год останавливаются. Табор на берегу разбивают. На день- два, иногда всего лишь на ночь. А там поминай, как звали...
   -Чтобы цыгане в этих краях!? Первый раз слышу!
   -Что же ты хочешь? - улыбнулась мама.- Мы в деревне наездом, не постоянно живем. Мне Галина давно про них рассказывала. Вроде не трогают никого... Только сегодня на берег не ходи, ладно? Мало ли... В саду качели есть... С цветами повозись...
   Но я пошла.
   Мое любопытство било через край. Я зарылась в куст боярышника, безобразно исцарапав колючками все незакрытые части тела, раздвинула ветки и, не отрываясь, заворожено, наблюдала чужую, незнакомую мне, жизнь: резкая гортанная речь, крики чумазых ребятишек, ворохи тряпья, храп лошадей у кромки берега. Пестрота, хаос и запах... Особый запах только что разожженного костра, конского навоза, помятой травы, незатейливого цыганского варева, немытых тел. Его привезли эти люди и, кто знает, может быть, уже завтра увезут, скроют за горизонтом вместе с собой. Исчезнет частица иной жизни, эпизоды которой я сейчас жадно выхватываю взглядом, ловлю обонянием и слухом.
   Как и прежде, запахнет лугами, водой, разогретой солнцем землей. Аромат моего мира, непреходящий, вечный, любимый...
   Старая цыганка...
   Не слышала, как она подкралась сзади, будто материализовалась из воздуха.
   -Любопытно? Пробовала нашу жизнь к себе примерить?
   Моё испуганное "Ой!" превратилось в нечленораздельный хрип.
   -Ишь, побледнела!
   Я подняла глаза: она смотрела на меня в упор, нахмурив густые с проседью брови. Мои руки мгновенно стали ледяными, кровь гулко застучала в висках. Я застыла, словно пригвожденная к месту, лишь глаза жили отдельной жизнью, машинально отмечая детали её внешности. Судя по морщинам, избороздившим лицо, цыганка была довольно стара- из-под выцветшего платка выбивались серебряные пряди волос, бесконечное множество юбок различной длины напялены одна на другую, гирлянды бус и украшений- амулетов обвивали старческую шею...
   -Т-ш...Молчи. Старая Зара не сделает тебе ничего плохого.
   Она подошла вплотную, чуть склонилась, пытаясь разглядеть меня поближе. Я вскочила на ноги, выпрямила затекшую от долгого сидения в одной позе спину, резко отстранилась. Почувствовала, как по спине сбегает, щекоча, струйка пота.
   -И вправду напугалась. Напрасно... Поди и сядь вон на тот большой камень, видишь?
   Камень и впрямь был огромен, плоский и широкий. Цыганка явно намеревалась подсесть рядом.
   Я молча повиновалась, а она следом пошла.
   -Садись, не бойся. А то за страх накажу!- рассмеялась.
   -Накажете?..
   -Угу...
   Она примостилась рядом со мной.
   -Дай, красавица, погадаю...
   Знакомая песня... Надо полагать и сюжет будет развиваться по давно прописанному сценарию.
   -Да нет, не так, как все, - возразила она, будто услыхав мою мысль.- Не так, как думаешь... Руку дай, вот эту....- цыганка схватила крючковатыми пальцами кисть моей левой руки, развернула ладонь и поднесла к глазам.
   Я дернулась, оголяя этим непроизвольным жестом свой страх.
   -Не бойся, говорю! Не мешай старой Заре!
   Пришлось сдаться. Меня удивляло её упорство в желании посмотреть мои руки. Я тупо глядела перед собой, отстранённо наблюдая, как та, подслеповато щурясь, вперилась в хитросплетение линий на моей руке.
   Потом старая цыганка заговорила....
   -Две линии жизни, красавица, две их у тебя... И эти, глянь, головы или ума зовутся, тоже две...
   Старуха повернула мою ладонь сначала в одну сторону, потом в другую, продолжая пристально изучать извивы моего ещё не начавшегося жизненного пути.
   Подняла голову. Черные, как смоль, глаза поймали мой взгляд, стараясь удержать. Я съёжилась.
   - Не понимаю...
   -А кто понимает?- она хохотнула, дернувшись всем своим грузным телом.- А? Правую покажи ...
   Я и охнуть не успела, как её заскорузлая ладонь уже крепко держала мою руку, на сей раз правую.
   -Да не бойся ты! Дрожишь, как осиновый лист. С детства, поди, страшным цыганьём напугана! Не иначе... Мы детей крадем, проклятья страшные насылаем, порчи и корчи разные... Да, деньги ещё... Уж больно деньги любим, а после , как сквозь землю... Так оно? Молчишь... Знаю, что так.
   - Мне почти семнадцать уже...- выдавила я.- Попробуйте...
   -О ты ба-а... Как много-то! Думаешь, захочу, не уведу? - она расхохоталась.
   Я попыталась вскочить с камня. Не тут- то было! Её рука крепко сжала моё запястье.
   -Сядь, красавица. - заговорила она нараспев.- Неужто и впрямь старая Зара до смерти может перепугать? Не стану я тебя красть, так и знай. И денег у тебя нет ни копеечки, чтобы, как водится, на руку положить. Только цветы полевые... Не нужно мне, старухе, ничего от тебя. А вот сказать кое-что, скажу. Хочешь, слушай, а хочешь, мимо ушей пропусти. Тогда и жизнь, одна из них, лучшая, тоже мимо...Ага... Дай вот только ...
   Отпустив мои руки, цыганка выпростала пачку сигарет из бездонных недр навьюченного на ней тряпья. Закурила... Молчит и глядит мне в глаза, делая одну затяжку за другой.
   Сигарета. За ней вторая...
   Снова заговорила.
   -Так вот, красавица, две на руке-то твоей линии. А жизнь-то вроде, одна. Так оно? Считается, так... Две линии- два времени... А мы не знаем, как одним распорядиться.
   Вновь замолчала. Этот пытливый, сверлящий душу, взгляд... Я недоуменно пожала плечами, опустила голову - трудно выносить слишком пристальное внимание, особенно, если ты едва знакома с человеком, который пытается разъяснить тебе нечто недоступное пониманию. Во всяком случае, то, что я услышала, вовсе не походило на обычное гадание.
   - Скольких встречала с двумя линиями, - цыганка, наконец, прервала затянувшееся молчание, - а жизнь одну проживали... Все... Говорят, вторая линия -оберег, хранительница. А так ли? Шли по разбитой, накатанной колее. Шли и не ведали, что рядом иная дорога тянется. И ждет... Ждет, когда с накатанной съедут и на неё попадут. Мало кому удалось. Многие не поняли и удачей нечаянной назвали, а которые так совсем заблудились.
   - Тарабарщина...- непроизвольно прошептала я.
   Цыганка не расслышала. Возможно, моя реплика была ей просто неинтересна.
   - Если бы все понимали... - продолжила она.- Вот что, красавица, знаю только - судьба это не начало и конец, а между ними неизбежность. Пойми, судьба это то, что хочешь ты. Хочешь радости - радуешься, а если слёз хочешь- плачешь.
   И запомни, девочка, две линии - два времени. В одном ты одна, в другом другая. Можешь быть такой, какой можешь, а можешь, какой хочешь. Я так, думаю, каждому это дано. Свыше дано. Только не на каждой руке, как на твоей, четко прописано. От человека всё зависит.
   Вспомни об этом, когда в жизни твоей тучи соберутся, и небо с овчинку покажется. Взгляни на ладошку. Вот они - линии-времена. И сверни, непременно сверни. Спросишь куда свернуть-то? Тут только душа подскажет. Не зря же дано....
   -----------------------------
   Юность. Гораздо позже приходит понимание, насколько она прекрасна, безмятежна и светла! Давно забылся Олькин кошмар, улетучился как мимолетный сон... А вместе с ним, казалось, канула в Лету встреча со странной цыганкой на берегу... Я ни разу не вспомнила о ней, посчитав обычным приключением, не более.
   И кто бы мог подумать что, спустя много лет мне всё же придётся воскресить в памяти этот летний день, табор у реки, старую Зару, её цепкую руку, раскрывшую мою ладонь и слова "дано" и "вспомни".
   Дано?.. Что? Кем и когда? А ещё- для чего?
   Вспомнила я цыганку, не могла не вспомнить... А с ней и Ольку, облокотившуюся на подоконник по другую сторону окна...
   Вспомнила лишь потому, что в мире не стало тебя...
   Твой последний вздох. Он остановил течение времени, оставив меня наедине с собой. Я не сумела смириться со случившимся, вернее, не пожелала.
   Где бы я ни была, куда бы ни заносила меня судьба - чувствовала - ты где-то рядом. Мои глаза в пустом пространстве ловили твой ускользающий взгляд. Слова - ты слышал каждое из них. Новое платье- ты любовался мной, не отводя восхищенного взгляда. Духи- и опять же ты и только ты вдыхал их аромат.
   Казалось, стоило всего лишь протянуть руку...
   Я так и делала, но рука протыкала пустоту...
   Порой ловила себя на мысли, что одержима тобой и, как ни странно, мне это нравилось... Одержимость сродни болезненному наслаждению, что приходит вслед за потерей, захватывая душу в свой беспощадный плен.
   А иногда я пыталась бежать от тебя. Изобретала способы отвлечься, рассеять тоску и наваждения воспаленного рассудка. Книги, развлечения, мужчины... Ты, я видела это даже во сне, преграждал им путь, заставляя меня думать только о нас с тобой.
   Случалось, отвлекусь, забудусь на мгновение. Твой образ начинает таять. Чувствую: исчезаешь... И тотчас меня охватывает паническое одиночество. Стоит мысленно позвать тебя, и мы опять одно целое. Мне хватало мгновений этой зыбкой близости, чтобы встретить следующий день. А за ним ещё один... И так год за годом...
   Кто из нас кого не отпускал? Впоследствии поняла, что невозможно изъять часть целого. Ведь ты больше я, чем я сама...
   Жизнь сумела разлучить нас, смерть же держала до сих пор рядом. Слишком рядом, так, как, кажется, мы не были близки никогда.
   Близость и одиночество... В моем сердце они сосуществовали бок о бок.
   Как часто, уносясь на крыльях мечты, я представляла себя в нужное время в нужном месте и успевала предотвратить твой последний шаг на земле. Почти физически ощущала, как моя рука хватает твою. Доля секунды- и мне удаётся выдернуть тебя из тисков неизбежности. А потом приходила боль: то сон обольстил несбыточной надеждой или мечта улетела восвояси, унося за собой виртуальный образ в несуществующем пространстве, созданном моим воображением.
   Воспоминания- гости, почти никогда не покидающие мою душевную обитель. Коварные насмешники!.. Стоит их впустить, они тотчас уводят в мир, где есть ты... К твоим рукам, губам, тихому шепоту... Разбередят, разворошат прошлое и покинут, деликатно уступая место тупой безысходности.
   Вот и сегодня, следуя за ними, я пришла к тебе, в моё святилище, где хранится прошлое.
   Неведомая сила не перестает тянуть меня туда, где мои глаза в последний раз видели твоё лицо, твоё настоящее лицо, где меж крестов и холодных, как сама смерть, обелисков, плутает бесприютная странница - наша любовь...
   Отшлифованная поверхность памятника - граница, разделившая нас. Мои слова...Неужели они разбивались о чёрный холодный мрамор, как птицы о стекло, и погибали, так и не достигнув того, кому посылались?
  
   Вернулась домой, захлопнула за собой входную дверь... Как в чёрную дыру провалилась в недра своей квартиры. Опять одна, опять в объятиях серого марева тоски...
   Мягкий, ненавязчивый свет абажура...Его мерцающие блики расползлись по стенам... Когда-то полумрак и тишина в доме создавали атмосферу уюта и защищенности. Теперь же... Моё восприятие совершенно по- иному реагировало на окружающее. Что изменилось? Мир?.. Нет, мир всё тот же... Изменилась, конечно же, я...
   Мой взгляд бесцельно бродил по комнате, от одного предмета к другому: книги, картины, разные безделушки, к которым привыкаешь. Их уже не любишь, просто это ниточки. Дерни за одну - воспоминание, за другую - слёзы. Как мелодия из прошлого, запах забытых духов, звук за окном...
   Упаковка "Ксанакса" на прикроватной тумбочке - таблетки от несчастной судьбы... Я усмехнулась. Рука с досадой смахнула их на пол. Обезболивающее для души- жалкая попытка притупить затянувшуюся агонию.
   Голова упала на подлокотник кресла, я съежилась, поджав под себя ноги, лишь взгляд, как бы сам по себе, продолжал свое путешествие в пространстве, отыскивая неизвестно что....
   Старая общая тетрадь... Её краешек виднелся из приоткрытой дверцы письменного стола. Лет двадцать, а то и более, минуло с той поры. Пространство и время не властны над памятью: я вновь увидела себя юной и счастливой, полной надежд на безоблачное будущее, которое уходит вместе со временем в неизвестность, так и не коснувшись тебя...
   Итак, неиспользованная тетрадь... Она оттуда, из-под неба без серых туч, из прошлого, окутанного потоками солнечного света. Я берегла её для лекций по любимому предмету. Вспомнить бы, какой был самый любимый? Уголки губ дрогнули в невольной улыбке.
   Зачем-то протянула руку, распахнула дверцу. Старый дерматин обложки от времени стал липким, словно растаял. Я выудила тетрадь из общей стопки. Чистые листы замерли в ожидании - своего рода приглашение.
   Откинувшись в кресле и не выпуская из рук свою находку, вновь отдалась потоку воспоминаний...
   " Две линии - два времени... Судьба это то, чего хочешь ты... вспомни об этом... Дано...."
   Старая цыганка. Ты хотела, что бы я... Так, что же? Что?!!!
   Я схватила шариковую ручку, бездумно повертела в руках, открыла первую страницу.
   Понимание того, что мне действительно нужно пришло внезапно, словно озарение. Озарение, напоминающее шепот старой Зары.
   Теперь я знала- эту жизнь я проживу душой.
   Разум.... Его не проигнорируешь, он постоянно напоминает о себе, им нельзя пренебрегать, поскольку без него наша жизнь превратится в хаос.
   Но душа.... Только она на сей раз станет моим главным путеводителем, только она поведёт по бесчисленным извивам судьбы, помогая ей расцвести, а не сломаться с легкой руки логики и разумных доводов рассудка.
   Пустота, блёклая, как ненастный день, тоскливая, как поминальная тризна. Её необходимо заполнить, иначе вновь бессмыслица и ничто, мои давние надоедливые спутники, что останавливают ход времени в моем мире, не позволяя выбраться из безжалостных тисков отчаяния.
   А не лучше ль заставить двигаться время, причем не вперед, а вспять, и взглянуть со стороны, что же в итоге из этого можно извлечь?
   Всего-навсего полет безумной мечты...Мне нестерпимо захотелось окунуться в неё, лететь вместе с ней, прожить иную жизнь, в которой возможно всё. Я решила сбросить оковы, спеленавшие душу, и выпустить на свет живущую во мне мечту...
   Маргарита и Олег.... Олег и Маргарита... А ещё Марко, без которого мне ни за что не удалось бы вникнуть в свою суть...
   Герои моей повести отчаянно взывали к жизни, несмотря на предстоящие испытания. Возможно, с их помощью я перестану быть сторонним наблюдателем своего пути в этом мире, пассивно подчиняясь обстоятельствам, а, значит, смогу продолжить жить... Ведь мечты - это волшебники, способные перевернуть наш мир вверх дном, а после незаметно всё расставить по своим местам...
   "Сон, неотвязный и вязкий, как густая паутина, не желал отпускать моё сознание из своих объятий этим ненастным утром. Он, словно щупальца сказочного чудовища..."
   Всего две строчки, но я знала: меня не остановить, отныне я накрепко связана с этой историей.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
  
  
   Если тебе когда-нибудь захочется найти человека, который сможет преодолеть любую, самую невероятную беду и сделать тебя счастливым, когда этого не может больше никто - просто посмотри в зеркало и скажи: "Привет!"
   Ричард Бах
  
  
  
  
  
   6 июля 2004г.
  
  
   Глава 1
  
  
  
  
   Сон, неотвязный и вязкий, как густая паутина, не желал отпускать моё сознание из своих объятий этим ненастным утром. Он, словно щупальца сказочного чудовища, держал мою душу где-то на грани реальности и грёз.
   Я с трудом разомкнула глаза, приподняла голову, полусонный взгляд выхватил положение стрелок на циферблате настенных часов - без пятнадцати семь...В моём распоряжении четверть часа. Такой поистине царский дар я могу принять с благодарностью... И, откинувшись на подушку, вновь провалилась в омут Морфея...
   Его невидимый поток подхватил меня, стремительно перенося в знакомое место...
   Перед глазами ровный прямоугольник дёрна в обрамлении блестящего на солнце мрамора...
   Я низко наклоняюсь, пристально разглядывая каждую травинку. Мои действия были естественны и наполнены неким ожиданием...
   Внезапно уловила лёгкое живое движение: пробивая могильный дёрн, показался росток. Он рос с невероятной скоростью, увеличиваясь прямо на глазах, тянулся ко мне всем своим существом, превращаясь в цветок.
   Огромное белое чудо, формой и размером напоминающее человеческое сердце, слегка раскачивалось едва заметным дуновением ветерка прямо перед моими глазами. Оно смотрело на меня, проникая всем своим существом в душу...
   -Что это?...- прошептали губы.
   - Разбитое сердце...- прозвучал ответ.
   Странно: голос мужской, но вокруг ни души...Только я наедине с белым великолепием цветка...
   Он был живой... Казалось, коснись пальцами лепестков, и почувствуешь их прохладную, ласкающую руки, шелковистость.
   А сам бутон - четко просматривался каждый прожилок, каждый причудливый изгиб изящных форм...
   Невольно я наклонилась и поцеловала это белое нежное сердце...
  
   Сонное наваждение медленно отступало... Осталась только грусть, навеянная отчаянием и безысходностью...
   Мои глаза налились слезами, выступившими из-под ещё сомкнутых век. Я беспокойно задвигала головой, пытаясь окончательно сбросить оковы сна. Наконец, мне это удалось...
   Села в кровати, медленно приходя в себя... Цветок-сердце все ещё колыхался перед глазами. Даже наяву я не могла ничего видеть, кроме него.
   Дицентра. Да, это экзотическое растение действительно имеет расхожее название "разбитое сердце"...
   Во сне не было грозди из крошечных белых или розовых соцветий в форме сердечек, будто расколотых пополам смертоносной стрелой... Нет, то был один большой цветок ...
   Всего лишь сон... "Фантазии бесцельной порожденье..."
   Однако мысли неотступно кружили вокруг него, поднимая в душе волну нещадной боли от потери, восполнить которую было, увы, невозможно...
   Я с трудом проглотила внезапно подкативший к горлу комок...
   Память неподвластна времени, она снова и снова упорно переносила меня в прошлое...
  
   Я и Олег...
   Четыре года назад мы, впервые соприкоснувшись взглядами, сразу узнали друг друга, в то время как наш разум ещё не имел представления о только что родившемся в мире волшебстве.
   Наши души, моя и его... Лишь они знали, что произошло на самом деле...
  
  
   В этом воплощении нам довелось обменяться несколькими абсолютно незначащими фразами и взглядами, брошенными как бы невзначай...
   Между нами разверзлась пропасть, несмотря на то, что Олег Ростовцев два года как пребывал в состоянии свободного полета. А пропасть ту заполнили сомнения, страх, неуверенность и чужие навязанные мнения. Мы попросту стали их заложниками.
   Шли упорные слухи, что он не прочь вступить в брак, однако, слишком разборчив и с выбором не торопится... Олег был одной из самых ярких личностей, а я достаточно известной журналисткой. Наши имена, правда, в разных ракурсах постоянно мелькали в местной прессе. И вполне естественно, что каждый из нас знал -кто есть кто... Я не была для него случайной встречной... Но Олегу было известно - Маргарита Михайловна не свободна...
   Впрочем, только ли этот досадный факт явился причиной того, что мы не оказались вместе?
   Теперь, когда его не стало, думаю, да...
  
   Будто вчера оглушительным набатом прогремела ошеломляющая своей безысходностью весть - Олег Ростовцев погиб трагически и совершенно неожиданно...
   Его величество случай...
   Принято считать, что именно он играет в нашей судьбе роковую роль...
   Спустя неделю после страшного события, ещё одна новость ядовитым клинком вошла в мою кровоточащую израненную душу.
   " ... Погибнуть вот так... нелепо... А знаешь, Леночка, он ведь собирался жениться... Всё произошло прямо накануне свадьбы... Рок. Иного слова не подберёшь.".
   Лицо Ольги Николаевны, бывшей сотрудницы мамы, поплыло у меня перед глазами. Сердце подскочило, замерло на мгновение и зачастило, как у загнанного в ловушку зверька, обдавая безумной болью всё моё существо...
   Иллюзии разбились вдребезги, оставив только неизбывную тоску и горечь от любви, замешанной теперь уже на ревности...
  
   А между тем, казалось, небеса задумали свести меня с ума!
   Очередная случайность? Как бы ни так!
   На сей раз давняя знакомица отца невзначай заглянула "на огонёк" . Сто лет её не видела, а тут... Такие спонтанные и неожиданные визиты всегда вызывают вполне обоснованное недоумение.
   За чашкой чая она в порыве явно умышленного откровения, тщательно выдаваемого за простодушие, призналась, что хотела бы взглянуть на кумира Олега Ростовцева...
   Вспоминая его глаза, ищущие моего взгляда, пристальное внимание, принимаемое мною за простое любопытство, я день за днем, мгновение за мгновением осознавала, что лишилась самого прекрасного в своей жизни- шанса любить и быть любимой.
   Отголоски наших чувств до сих пор окутывали меня своей невидимой аурой. Невысказанные слова, разбитые мечты... Они не давали мне покоя, постоянно напоминая о том, что не свершилось...
   Три года жизни в воспоминаниях... Я любила их, а с ними и его, далекого, ушедшего, недосягаемого... Иногда ловила себя на том, что смотрю на мир его глазами, чувствую, мечтаю, говорю за него, живу его душой, но... не понимаю её...
   Кумир? Брак с Анастасией?.. Его сущность вмещала в себя и то и другое. Каким образом? Я металась в поисках ответа. Тщетных поисках...
   А, порой, тупо глядя в зеркало на своё отражение, спрашивала: "Зачем тебе знать? После времени...."
   Существует одно нелепое утверждение, вернее, аксиома, придуманная неизвестно кем и когда: "Время - лучший доктор...". Для меня же его микстуры в виде мгновений, минут, часов, дней и лет оказались, что называется, "мертвому припарка". Да и канули ли эти три года в Лету? Для кого-то - да... Только не для меня. Счастливы те, кто в состоянии отпустить...
   Память превратилась в злостного, беспощадного монстра и никоим образом не желала уступать непрерывному тиканью часов на стене: мне всё ещё казалось, что роковые события произошли буквально вчера, не поддаваясь течению времени...
  
   Актерское мастерство дремлет в каждом из нас, до поры до времени не напоминая о своём существовании: я взяла на себя роль сдержанной, спокойной, немного отрешенной особы, выдавая эти не присущие моему характеру качества за свою суть, данную Богом от рождения. И никто, даже те, кто знал меня достаточно давно, не догадывались, что скрывалось за подобной ширмой.
   Некоторые считали - изменилась с годами...
   "Время и камень точит..." - говаривали....
   Пресловутое время...
   В действительности же, сжав зубы, я обуздывала свои эмоции, чтобы, не дай Бог, не сорваться, выстоять, удержать улыбку на лице, пустую, не несущую в мир ничего, кроме попытки не переступить некую грань, за которой царит душевная буря, истерика, почти помешательство...
   Как долго человек может балансировать на этой грани?..
   Мне приходилось держаться изо всех сил, не представляя, когда наступит долгожданный срыв.
   Да, именно, долгожданный, поскольку натянутые, как струны, нервы последнее время постоянно требовали разрядки, разум тщетно искал выход из сложившейся ситуации и, естественно, не находил по очевидной и непреодолимой причине - прошлого не вернёшь...
   Остались сны... Такие, как сегодняшний....
   Он опять замутил чувства, в очередной раз разбередив незаживающую рану...
  
  
   Глава 2
  
  
  
   Нерадостные воспоминания стали моими спутниками этим утром...
   Им в унисон косой летний дождик монотонно барабанил в окно, обещая такую же пасмурную погоду, что воцарилась в моей душе прочно и, похоже, надолго.
   Когда-то я любила дождь.... Любила, свернувшись в кресле, помечтать под его монотонную, убаюкивающую песню, просмотреть в который раз давно понравившийся фильм, наконец, просто понаблюдать, как змейки воды, растекаясь по стеклу, образуют причудливые узоры. Либо взять потрепанный томик Пушкина или Шекспира...
   Там, в жизни иной, под названием "юность", была уверена - любая непогодь временна, она пройдет, как проходит всё, дождик умоет мир, ветер развеет тучи, снова выглянет солнце, щедро даря миру тепло и радость.
   А счастье? О, ему никогда не будет предела!
  
   Понуро опустив голову, прошлепала в душ...
   Прохладные струйки воды приятно расслабляли, отвлекая от воспоминаний о ночном наваждении.
   Промокнув тело мягким полотенцем, я набросила халат и, как обычно, занялась своей экипировкой: уложила волосы, нанесла лёгкий макияж...
   Элегантное платье, босоножки на высоком каблуке - и в зеркале отражение деловой утончённой женщины с темно-русыми волосами, карими глазами и тонкой талией...
   Упакована, словно подарок к Рождеству... Ничего не выражающая легкая улыбка, застывший, как у манекена, взгляд... Хотя бы так, коль иначе не получается!
   Несмотря на то, что душа постоянно агонизировала, растворяясь в чувстве безвозвратности прошлого и бессмысленности будущего, моя внешность оставалась безупречной, словно я по инерции старалась сохранить своё тело и лицо для далёкого потерянного возлюбленного, в тайне надеясь на чудо...
   Я знала - Олег не исчез. Где-то за гранью реальности он стремился ко мне, сливаясь со стихиями природы: жарким дуновением летнего ветерка касался моих губ, каплей дождя стекал по щеке, падал снежинками на плечи, долгой зимней ночью стучался вьюгой в моё окно...
   Разорванное единство...
  
   Предаваясь подобным раздумьям, добрела до ближайшей остановки, решив не возиться со старенькой " девяткой", доставшейся мне после развода с Сергеем.
   Благо, не слишком надёжный общественный транспорт не заставил долго ждать, и через двадцать минут мне с трудом, но всё же удалось втиснуться в переполненную кабинку лифта.
   Лифт остановился на шестом этаже. Я резко выдернула себя из плотно утрамбованной толпы.
   Мельком глянув в зеркало, висевшее в холле, привычным жестом поправила выбившуюся прядь волос и направилась к двери в конце коридора, за которой размещалась редакция самой скандальной в городе газеты " Свобода выбора".
   - Всем доброго утра!
   Странная реакция! На моё приветствие ни ответа, ни привета... Только Валера Панин не отворачиваясь от монитора, выкрикнул, точно пролаял:
   - Маргарита Михайловна, новость!!! Гуська замочили вчера около полуночи! Точнее, в одиннадцать сорок шесть...
   Понятно!... Новая сенсация... А с ней и куча самого разнообразного и противоречивого материала, хлама по большей части, касающегося версии заказного убийства. В том, что убийство заказное, я не сомневалась. Гусёк, известный в городе авторитет, выходец с самого дна городских помоек, сумевший в течении нескольких лет отвоевать себе место под солнцем, превращаясь на глазах в баснословно богатого и очень "уважаемого" человека в городе.
   " Не иначе на рыбалке золотую рыбку выудил!" - любили подтрунивать над этим фактом.
   Подтрунивать-то подтрунивали....и нещадно ненавидели.
   Однако городская администрация здоровалась с ним за руку, сопровождая церемонию приветствия низким подобострастным поклоном.
   Не за эту ли правду-однодневку о почти интимных отношениях руководства города с самым злостным и беспардонным проходимцем наш, теперь уже бывший, главный редактор Юра Чижов поплатился жизнью?
   Стоило ли пытаться открыть глаза забитым и покорным людям? Народ попыхает, широко раздувая от негодования ноздри, сплюнет минутную злобу, выругается смачно по-русски в итоге же забросит газету в дальний угол... А дальше у каждого свой путь, называемый "жизнью"...
   Итак, прошел почти год... Злосчастный авторитет не заставил себя долго ждать, проследовав за Юрой ...
  
   Да, денёк сегодня и в самом деле предстоял суматошный!
   Я кое-как протиснулась сквозь гудящий улей взбудораженных сослуживцев, села за рабочий стол, включила компьютер...
   На мониторе - текст вчерашней статьи, практически готовой к выходу в свет, осталось придумать красивый заголовок.
   Обычно с этим у меня проблем не возникало, но только не сегодня...
   Тупо глядя на проплывающих рыбок на моей заставке, думала я совершенно об ином...
   Сон, увиденный под утро, так чётко и ясно отпечатавшийся в сознании, не желал оставлять в покое сердце. Он проплывал снова и снова перед моим внутренним взором, отодвигая на второй план такое событие, как убийство крупного авторитета города.
   Даже предвкушение предстоящей работы, которое обычно уводило меня от назойливых воспоминаний, заставляя разум работать в ином направлении, не взяло сегодня в оборот.
   -Рита, привет!.. Полагаю, ты уже в курсе? - Андрей Званцев, наш новый главный редактор, присел на краешек моего стола, разминая в руках сигарету. - Можно?..
   Я кивнула:
   -Валяй... Всё одно - здесь хоть топор вешай...
   Андрей пристально глянул на меня:
   - Проблемы?
   - Да нет...- неуверенно протянула я.- Статья готова, только заголовок ... Бывает же такое! В голову ничего путного не лезет...
   Андрей с наслаждением втянул в себя порцию сигарной отравы:
   - Тут работа покруче предстоит, а ты о заголовке... Тебе ли сетовать на отсутствие смекалки?
   Я явственно увидела восковое лицо Юры Чижова с пластырем в области виска - последний выстрел, контрольный...
   Да. Правда карается самым жестоким образом, выстрелом обрывая срывающиеся с губ слова...
   -Андрей, ты, как юнец-максималист! Юру забыл? Всего полгода...
   Я осеклась, опустив глаза. "Струсила!" - прошуршал в голове ехидный голос.
   -Да что с тобой, ей Богу? Уж твои-то статейки! Хлестче не бывает! - Он пристально глянул на меня.- Полдня над заголовком голову ломаешь! Ты это или не ты? Бывает, конечно...
   Я не дала ему договорить:
   -Андрей, тебе не кажется - мы слишком обыденно, как данность, воспринимаем смерть?
   Он, поперхнувшись дымом, затушил недокуренную сигарету.
   -Рит, ты только не обижайся... Послушай!...- Андрей замялся, но лишь на мгновение.- Чувствую, происходит с тобой что-то...неладное... Может, устала... Или ещё что... Догадки строить -по воробьям стрелять ...Да и ковыряться в чужой душе как-то неудобно...Хоть и приходится, сама понимаешь - работа обязывает...Вот их душонки ковырнуть бы разок, а?... Пожалуй, не отмоешься потом...- он глянул на экран монитора. Я поняла о ком речь, подняла голову, посмотрела ему в глаза... Почувствовала, как краешек губ коснулась чуть заметная понимающая улыбка...
   "Вот-вот!" - словно бы ответил его взгляд...
   -А поезжай-ка ты в свою деревню, дня на три-четыре, отдохни, соберись....- он вновь вернулся к моей проблеме.
   -А как же?..
   -Заголовок? Нашла о чем беспокоиться!...Обзовем как-нибудь... Мы тут с Павлом на месте были... Зрелище не для слабонервных, прямо скажу... Так что предисловие есть из чего состряпать. А горячая пора настанет этак денька через три-четыре, как версии попрут. Вот тогда добро пожаловать! Пока же приведи интеллект в боевую готовность... Договорились?
   Я улыбнулась.
   - Версии уже прут...- вяло протянула я. Если честно, мой интерес к ним отступил куда-то на задний план.- Андрей, тебе бы психологом быть, а не в криминальном навозе ковыряться...
   - Вы меня то в юмористы, теперь в психологи. - Он весело рассмеялся. - Не скажи! Без этого навоза, то бишь, я, как овощ, захирею на корню...
  
  
  
  
  
   Глава 3
  
  
   Я не отказалась от предложения Андрея, сознавая - проку от меня "ноль", если не снять душевное напряжение, не облегчить, хоть ненадолго, тоску, затопившую душу. Казалось, от себя не убежишь... Но, к счастью, в этом мире была Зотовка...
   Именно здесь двадцать пять лет назад мой отец, любитель рыбалки и неповторимой русской природы, построил дом, добротный, срубовой с настоящей печкой и баней во дворе.
   Простор полей, наполненный шумом ветра и гомоном птиц, зеркальная гладь реки, манящая своей прохладой в жаркий летний день, цветущие сады и монотонное жужжание пчёл солнечным майским днём с ранней юности пленили мою душу.
   Раскидистая береза под окном... Как часто, обняв её, я прижималась ухом к стволу, пытаясь различить трепет её сердца. И слышала. Оно не стучало, как наше: звук был иной, непрерывный, тихий, живой. А по утрам, шелестя листьями, моя березка шептала мне: " Доброе утро! Будь счастлива!... Знаешь, я всегда с тобой!...".
   Каким-то образом у меня получалось понимать её, как и убаюкивающее журчание речки, ласковое дуновение ветерка, приносящего с лугов одурманивающий аромат цветов и диких трав...
   Подолгу наблюдала за облаками, постоянно меняющими свою форму... То это диковинный зверь, бегущий по небу, то - прекрасная фея...Вдруг тут же на глазах они превращались в сказочных волшебников или летящих ангелов...
   Я пропадала в лугах, позабыв о времени...
   Прозрачный чистый воздух, запах воды, разноголосость птиц... А где-то в деревне слышен крик петуха, мычанье коров, погоняемых пастухом...
   Может, благое оно, это место, моя Зотовка? Очищает и благословляет, ненавязчиво даря свою любовь и нежность вместо той, утраченной навеки...... Вполне возможно, именно здесь я становилась сама собой, даже не подозревая об этом.
  
   Позвонив маме и Яне, моей взрослеющей на глазах пятнадцатилетней дочери, сообщила, не рассыпаясь в пространных объяснениях, что дня на три- четыре уеду в деревню. Подробности в таких случаях, я знала, неуместны. Очередная иронично-снисходительная усмешка лишний раз полоснула бы мне сердце.
   Мать, любящая, чуткая, добрая... Последнее время я чувствовала, как остатки былого взаимопонимания, а, следовательно, и чисто родственной близости, разлетались вдребезги. Мы часто препирались между собой буквально по пустякам.
   Знала только, что во всем происходящем виновата не одна она. В частности, мои душевные неурядицы играли здесь далеко не второстепенную роль.
   С моей стороны посвящать Яну в свои проблемы было бы беспросветной глупостью: в пятнадцать лет юношеский разум с его мировосприятием не в состоянии вместить в себя нечто подобное.
   Я испытывала самое ужасное и опустошающее чувство - одиночество рядом с родными по крови людьми. Скрытность стала моим вторым "я".
   И вполне естественно никто на свете даже не догадывался, что всегда сдержанная и невозмутимая на вид Маргарита Михайловна более четырех лет назад безумно влюбилась...
   Олег Ростовцев... Он был особенный. Это не мое пристрастное мнение, раскрашенное буйной палитрой необузданных чувств. Удивительное сочетание интеллекта, простоты и обаяния никого не оставляли равнодушным. Олег был обладателем той самой харизмы, которая привлекает и открывает перед человеком все двери.
   Наконец, его внешность: высокий, без признаков расположенности к полноте, темноволосый с большими выразительными карими глазами. Небольшая седина на висках вовсе не старила, а, наоборот, дополняла его визуальные достоинства. И не одна женская головка, обернувшись, долго могла смотреть ему вслед.
   На то были все основания: не так давно он стал самым завидным женихом, лакомым кусочком для сонма незамужних, потерявших всякую надежду на устройство личной жизни дамочек, респектабельных и не очень, солидных и довольно молодых, красавиц и настоящих дурнушек, ищущих счастья и, что греха таить, надежной, обеспеченной, жизни.
   Я не успевала переваривать слухи о гонках, устроенных в его честь. Это была настоящая азартная, прямо-таки сумасшедшая охота....
   И, как выяснилось, одно из невидимых, но метких ружей, после длительной, настойчивой, почти неотступной погони длиною в два года всё же угодило в цель...
   Олег сдался...
   Сердце, подпитываемое его восхищенными, пристальными взглядами, частыми встречами невзначай, пронзили сразу не одна, а две стрелы...
   "Провоцировал меня? Зачем? Чего искал?.. А, может, всему виной мои иллюзии? Видела то, что хотела видеть... " - в голове неотступно вертелся один и тот же навязчивый вопрос... Кто даст на него ответ? Теперь - никто... Лишь белый цветок из моего сна пытался что-то рассказать...Но я не понимала его неземной язык...
   И плюнуть бы, забыть, закружиться в вихре жизни, как это сделала его избранница...
   Но, нет! Нечто свыше не давало возможности позволить себе такую роскошь: я продолжала грезить об Олеге, зная, что больше никогда...
  
  
  
  
   Глава 4
  
  
   Звонкий стук каблучков об асфальт вдребезги разбивал тишину. Он звенел, оглушал, разносился эхом, будоража мир вечного покоя ушедших навеки, мир гнетущей безнадежности тех, кто остался ждать...
   Переполошилась сорока... Она снялась с ветки и грациозно пролетела над моей головой, громко хлопая крыльями.
   Белка, вынырнув из-за ограды, вихрем взмыла по стволу дерева, с любопытством глядя на незваную гостью.
   "Зачем?- будто вопрошали её блестящие, любопытные глазки - пуговки. Она наклонила головку, пушистый хвост чуть заметно подрагивал. - Зачем? Тут только..."
   Стоп! Я приструнила разыгравшееся воображение.
   Каблучки зацокали чаще и громче, продолжая распугивать живых обитателей этого торжественно- печального места.
   Лишь застывшие лики, запечатленные на обелисках, были свидетелями моего паломничества ...
   Сердце зачастило в груди: вот он, высокий памятник из черного мрамора.
   Глаза Олега, слегка сощурившись в улыбке, смотрят на меня. Чувствую, как не могу оторвать от них свой взгляд. Стою долго, будто завороженная, не мигая, не шевелясь, почти не дыша...
   -Зачем? - ожили губы, но не сознание. Я вздрогнула от собственного шепота.
   -Глупый вопрос... - ответила сама себе, постепенно возвращаясь к реальности.
   - И все же, зачем? - повторила я упрямо. - Ты подарил мне во сне разбитое сердце. Чьё? Твоё? Моё? А, может, наше?
   Взгляд невольно опустился на прямоугольник дерна.
   -Белый цветок, Олег.. Где он сейчас? Исчез, растаял в обманчивых закоулках сна? ...
   Послушай! Как часто мы видимся там! Волшебные сказки ночи, они вспыхивают яркими искрами во тьме моего одиночества, обольщая несбыточной надеждой, но стоит очнуться - тут же оборачиваются жестокими дьяволятами, нахально смеющимися и корчащими глумливые гримасы. И тогда эти маленькие безжалостные бестии разносят осколки моего сердца как можно дальше друг от друга...
   Помнишь комнату, наполненную розовым перламутровым сиянием? Ты и я...Вместе... Казалось, навсегда... " Мы не расстанемся больше... Никогда...." Услышав эти слова, думала, сойду с ума от счастья.
   Я проснулась в блаженстве. Безумная радость на короткий миг прорвалась из мира грез в мою реальность, но в следующий момент моё сердце, трепетный маленький комочек, замер от ужаса - сладкий сон, не более...
   Вспомни наш берег! Ты и папа, вдвоем стоите на пригорке. Папа, он звал меня, ты же молчал... И тогда я прошла мимо. Даже не оглянулась уходя... Проснувшись, захлебнулась от слез: как могла уйти, уйти от тебя?
   А сколько раз уходил ты? Мне не удавалось схватить тебя, остановить, удержать, оставить рядом! Моя рука сжимала пустоту... А душа? Агонизируя, она летела в пропасть, в бездонную пропасть безысходности..."
   Я подошла вплотную. Его лицо с застывшей в прошлом улыбкой оказалось на уровне моего. Холодный гранит обжег лоб.
   -Мой путь в будущее потерял смысл. Иду по инерции пока не иссякнет запас... А дальше? Молчишь, как всегда, несмотря на мои самые изощренные ухищрения не давать тебе покоя ни днем, ни ночью, ни наяву, ни во сне.
   Встретив тебя, больше не представляла, что можно думать о ком -то ещё, не говоря о большем. А ты? - укол ревности, болезненный, беспощадный. - Знаешь? Окажись я на твоём месте, а ты на моем...я бы...- волна жара окатила меня от пронзившей сознание безумной мысли. Говорила не я, а кто-то, не поддающийся определению, существующий отдельно от меня и в то же время живущий где-то в таинственных закоулках моего существа. - Я бы... сделала всё... всё, чтобы вернуться...
   Я отстранилась, неотрывно, долго смотрела в его глаза...
   -Господи, прости, мое отчаяние ...- прошептала, задыхаясь...
  
   Стук каблучков... Частый- частый... Я не шла, почти бежала, ничего не замечая вокруг.
   Дверца "девятки" оглушительно захлопнулась за мной. Уронив голову на руль, я попыталась унять нервную дрожь.
   Море слез ... Их поток затопил меня, отгородив от мира. Краски меркли, меняли оттенок, окружающие предметы расплывались, текли, таяли, ломались на глазах, превращаясь в бесформенные чудовища...
   Я медленно возвращалась в себя, словно выпутывалась из паутины тяжкого сна.
   Вырвавшаяся наружу боль начала прятаться, отступать, ища свой укромный уголок в потаенных закоулках моей загадки-души.
   Глянула в зеркало: "Ты всё ещё жива... Думаешь, случайно? Есть что-то, ради чего сей факт имеет место быть..."
  
  
   "... всё, что бы вернуться..."
   " Ты...жива..."
   "... случайно?..."
   "Есть что-то..."
   Всего лишь слова ... Не более...
   Однако, события, последовавшие за ними, оказались столь невероятными, что человеческий разум не в состоянии поверить в их реальность и уж тем более принять.
   Они ворвались в мой мир внезапно и совершенно неожиданно, полностью перевернув жизнь. Необъяснимые и загадочные...Трудно представить, какая неведомая сила привела их в движение, где брали они свое начало. Да и было ли оно на самом деле, это начало? А, может, продолжение ? Как знать?..
  
   А пока моя "девятка" несла меня в Зотовку с одной- единственной целью - убежать от реальности, мало-мальски прийти в себя и, главное, не сорваться...
   "Не сорваться!" - эти слова стали для меня главной установкой в жизни, всё остальное отдвинулось на задний план.
  
  
  
  
   Глава 5
  
  
  
   Теплые летние дожди - большие обманщики.
   От ненастья не осталось и следа!
   К полудню облака, как по волшебству, дружно разбежались в неизвестном направлении. Июльское солнце радостно играло радужными бликами на сочных молодых листочках травы и деревьев, преображая утреннюю дождливую серость в буйство дневных красок.
  
  
   Около часа ушло на сборы...
   Пятьдесят километров пути, и во второй половине дня я открывала калитку родного дома.
   Соседский кот, с приклеенной всему кошачьему роду мужеска пола избитой кличкой Васька, запрыгнул на крыльцо и уставился на меня круглыми желтыми глазами. Ласковый хитрец, он всегда встречал меня на пороге, будто знал, что в городских универсамах обязательно отыщется и для него лакомый кусочек...
   -День добрый, Маргаритка! Глянь-ка, сколько твоих тёзок у меня под окном расцвело! - соседка Екатерина Евстафьевна, или просто тетя Катя, помахала мне рукой и, опершись о перекладину забора, наблюдала, как я загоняю машину в открытые ворота.
   -Что-то ты сегодня средь недели пожаловала. Уж не в отпуск ли? Не помню, когда ты здесь последний раз отпуск-то проводила, года два аль три назад?
   Тетя Екатерина - истинно русская красавица, несмотря на свои шестьдесят. Высокая, дородная, но отнюдь не толстушка...Темно-русые с проседью волосы, как обычно, заплетены в тугую косу, скрученную на затылке в тугой пучок, мягкие черты лица подчеркивает тонкая линия бровей, удивительной голубизны глаза всегда лучатся добротой и сердечностью...
   Она вышла из калитки, направляясь ко мне, чтобы, как в детстве, обнять с дороги.
   Красивая у нее улыбка, располагающая, искренняя, по всему видно, от сердца... И, несмотря ни на что, невозможно не ответить ей тем же...
   -Здравствуйте, тетя Катя! - с сожалением вздохнула я.- Нет, не в отпуск ... Случай выдался: вырвалась на три- четыре денька воздухом подышать, в речке искупаться...
   -И на развалинах старой церкви побродить...- продолжила за меня Екатерина Евстафьевна.
   -Изучили мои привычки?!!- улыбнулась я. - Да, место какое-то особое... Тянет туда...
   -Так церковь же была, вот и тянет...
   -Наверное...
   -Ты погоди, - спохватилась.- Не уходи...Я тебе молочка принесу, настоящего, не такого , каким в магазинах торгуют.
   Она направилась в дом и скрылась за приоткрытой дверью.
   Я осмотрелась: за кустом шиповника увидела отца моей доброй соседки, деда Евстафия, сидящим, как обычно, на завалинке дома. На сей раз что-то заставило меня более внимательно приглядеться к нему: седые, давно не стриженые, волосы, выцветшие серо-голубые глаза в обрамлении густых серебристых бровей, пергаментная, испещренная глубокими морщинами, кожа. Однако время, хорошо поработав, всё же не смогло скрыть его былой привлекательности: черты лица, пусть и изувеченные старостью, были пропорциональны и правильны.
   Зато грубая деревенская одежда с трудом поддавалась описанию: видавшие виды штаны, в былые времена, видимо, называемыми брюками, простая старенькая рубашка, стоптанные домашние тапочки и, конечно же, бессменная самокрутка собственного изготовления. Ничего другого дед Евстафий не признавал: все, от самых дорогостоящих, как он называл на свой лад, "Кентов", до " белого мора" считал наипервейшей отравой и "жизни укоротом".
   -Здравствуйте, дедушка Евстафий! Сразу Вас не заметила. Простите...
   -А мы, старики, со временем незаметными становимся, уходим потихоньку...
   Дед покряхтел, выпустил струйку табачного дыма и, не вынимая самокрутки изо рта, снова заговорил. Как у него это получалось - трудно сказать, но речь была внятной, будто никаких препятствий на её пути в виде самодельной сигареты вовсе не существовало...
   -Любишь к развалинам ходить, дочка? Знаю, слыхивал... Бывает, подолгу там пропадаешь...- вздохнул натужно. - Видать, не просто так...
   -Да, порой уж солнце сядет, а уходить не хочется...
   -Вот оно что...- протянул дед. - Душа твоя мечется, девонька, мучает тебя что-то, как ту барышню...
   Дед вдруг осекся, закашлялся...
   В это самое время на крыльце появилась тетя Катя, и последние слова отца не пролетели мимо её ушей...
   -Пап, опять за старое?! - и, обращаясь ко мне, затараторила. - Не слушай его бредни, Маргаритка! Старику уже девяносто пятый пошел, а ему, вишь ли, барышни мерещатся.... На-ка вот молочка.... С кофейком аль так попей.
   Я взяла банку, поблагодарила Екатерину Евстафьевну и неторопливо направилась к своей калитке. Машинально оглянулась на ходу - тетя Катя красноречивыми жестами призывала помалкивать старика...Интересно, о чём?..
   А у порога меня уже поджидал друг кошачий Васька.
   Я зашла в дом, поставила на стол банку с молоком ...
   Открыв сумку, развязала полиэтиленовый пакет с запредельно привлекательным для кошачьего носа запахом- перемороженный минтай... Такое лакомство Ваську доводилось отведать не часто. Он истерически замяукал, призывая меня поторопиться.
   Накормив гостя, разожгла плиту, поставила чайник, решив выпить с дороги деревенского чая с мятой и душицей. По-привычке растерла в ладонях листочки трав, с наслаждением вдыхая знакомый с детства пряный аромат.
   Впереди у меня вечер, принадлежащий только мне. Пусть не долго, но этими волшебными мгновениями жизни я буду распоряжаться по своему усмотрению, вернее, по зову своей души. Купание в речке, нагретые за день камни на развалинах старой церкви, букет полевых цветов на столике возле окна, ночное звездное небо, крик соседского петуха по утрам - этим непреходящим ценностям бытия в своём сердце я отвела особое место.
   Однако что там за история с какой-то барышней?
   Дед Евстафий заинтриговал меня...
   Как только тетя Катя растворится в беспредельности своего приусадебного хозяйства, надо будет попробовать раскрутить старика на откровенность.
   Не может быть, что бы невзначай брошенные слова были результатом банального старческого маразма. Маразматиком от него не веяло, несмотря на достаточно преклонный возраст.
  
  
  
  
   Глава 6
  
  
  
   Выпив чая и немного перекусив, я натянула купальник и бросилась к реке.
   Стихии природы, их неповторимая магия, затянули меня в свой волшебный плен...
   Я обожала с разбега броситься в воду, разгоряченным телом ощутить её обжигающее прикосновение, постепенно переходящее в нежную ласку, испытать неземное блаженство, затапливающее всё моё существо...
   Вдоволь наплававшись, понежившись на солнце, усталая, я брела домой, чувствуя, как незаметно сглаживаются тягостные воспоминания, навеянные утренним сном, что принес мне очередной приступ ностальгии и отравляющее разум ощущение пустоты и бессмысленности существования...
   Жизнь снова робко протягивала мне свою руку...
  
   Солнце подкрадывалось всё ближе к горизонту, словно призывая следовать его примеру и отдохнуть от повседневных забот и тревог.
   Вспомнив деда Евстафия, решила поторопиться.
   Тетя Катя сейчас, должно быть, занята по хозяйству: коровы, куры, свиньи приковали деревенских жителей покрепче любого офиса в городе, не давая им права хоть ненадолго расслабиться или похандрить. Может поэтому, держа этот факт в сознании и чувствуя ответственность за взятые на своё попечение живые души, они реже позволяли гриппу, насморку или ОРЗ брать верх над своим организмом?....
   Деревенская закалка, говорят....А в чем её секрет?...
   Итак, если повезёт, я застану деда Евстафия сидящим, как обычно, на завалинке... И, опять же, если повезет, мне удастся что-нибудь узнать - незнакомая барышня по всей вероятности из довольно далёкого прошлого раздразнила моё природное любопытство, необычным образом действуя на воображение...
   По дороге домой вспомнила добрые, но в то же время проницательные, глаза Андрея Званцева.
   Не сразу заметила, что иду и улыбаюсь...
   Судьба проявила ко мне поистине божественную благосклонность, сведя на жизненном пути с этим тридцатипятилетним блондином, ставшим за время совместной работы добрым другом...
   Человек, на которого можно положиться...
   " А ведь таких не часто встретишь в наше беспощадное время.- думала я, приближаясь к дому. - Ангел-хранитель! Да минует его участь Юры!". Непрошенная мысль...Откуда ? Сердце пропустило один удар и тут же зачастило, будто от внезапного испуга... Я тряхнула головой, прогоняя наваждение, и прибавила шагу.
  
  
   Подойдя к соседской калитке, опасливо оглянулась...
   К счастью, поблизости - никого ... По крайней мере, пока...
   Лишь дед Евстафий, как обычно, сидел на родной завалинке в компании с бессменной самокруткой.
   Я замешкалась: червь сомнения точил мою решимость. На мгновение заколебалась - стоит ли заводить разговор о жившей когда-то в этих краях барышне? Впрочем, если старик на десятом десятке не выбросил из памяти столь давнюю историю, думаю, стоит...
   Открыв калитку, я направилась в его сторону ...
   -Уж на развалинах успела побывать, аль нет?... Ранехонько вернулась чой-то?...- дед, сощурившись, глядел на меня старческими подслеповатыми глазами.
   Что довелось повидать этим глазам? Уверена, не мало...
   Какие воспоминания от пережитого сохранились в закоулках его памяти, вместившей в себя суровые годы испытаний и безвозвратных потерь, краткие, но яркие моменты счастья и радости? Как много их, этих воспоминаний?..
   Фактически, его теперешняя жизнь только из них и соткана, неумолимым временем сведя на нет стремления, порывы, желания, всю активную деятельность, присущую только тем, чьё тело ещё подчиняется человеку.
   Осталась душа... Именно она практически не подвержена влиянию утекающих лет...
   " А ведь есть во всём этом какая-то неосознанная несправедливость, словно некое самое важное и рациональное звено проглядели и отбросили, как ненужный хлам, а с ним и смысл бытия..."- грустная мысль возникла невзначай...
   "Ты слишком много анализируешь, воспринимай жизнь такой, какая есть, не тобой всё придумано..." - попыталась я унять нахлынувшие тягостные чувства...
   И всё же не удержалась- глянула на скорченные старческие руки, на нависшие над глазами седые брови...
   Интересно, каким он был в молодости?..
   Двадцатые- тридцатые годы - смутное время...
   - Нет, Евстафий Игнатьевич, сегодня не успела...С берега уходить не хотелось. -улыбнулась я, машинально потирая подгоревшее плечо.- Вода -просто чудо, солнце до сих пор печет... Погода, как по заказу...А на развалины и завтра успею.
   -Грустная ты, я уже сказывал... Не один год вижу - перевернуло тебя, другая стала, как... - дед примолк, растерянно моргая.
   Вот и повод продолжить разговор.
   -Как та барышня, так ведь, дедушка?- осторожно напомнила я, боясь оборвать связующую нить.
   -Так-то оно так... - вздохнул в ответ. - Только вот Катерина...
   Он осмотрелся и, приложив палец к губам, прошелестел едва слышно:
   -Не велела сказывать...
   -Сказывать? О чем?
   - О барышне... о чем же ещё!? Говорит, огорчишься... Любит она тебя, вот и бережет... Своей-то дочки Бог не дал... Два сына, сама знаешь... И те далеко...
   -Да, знаю... Только, дедушка, - я тоже опасливо огляделась.- тети Кати не видно нигде ... Расскажите... Клянусь, ни одна душа не узнает!
   -Не узнает, говоришь?.. Видать, быть тому...
   - Чему, дедушка?
   - Так это я...- дед пожал плечами.- Сам не знаю, к чему сказал... Только вот, глядя на тебя, всё её вспоминаю... Отчего?.. Ведь меня на свете-то ещё и помину не было... Дед Никита прекрасную барышню воочию видывал... Он и поведал мне, ещё мальцу совсем, о её горькой судьбинушке...
   Мое любопытство било через край...
   -Расскажите, расскажите, Евстафий Игнатьевич, не томите! Сказали "а", говорите и "б"!..
   Дед помолчал, скрутил самокрутку, раскурил...
   -Что ж, слухай.... Только не бери близко к сердцу... Давнишняя та история ... Все её позабыли... Да только не я... А ты вот, как появилась в Зотовке...Эх!... Ну точь-в-точь она, какой описывал её дед, какой и я себе видел... Катерину в её честь назвал...
   -Екатерина Зотова...- он задумчиво произнес незнакомое доселе имя.- Доченька, мало ль таких вот историй-то на белом свете! Может, потому, что здесь всё было, может, из-за деда, только умирать буду, а забыть не смогу... Счастья, девонька, никогда много и сполна не бывает, за то бед, сколь не старайся убавить, а меньше не становится....-тяжелый вздох вырвался сам собой из старческой груди. - Слухай, коль пожелала...
   Дед откашлялся, бросил окурок в кусты шиповника и, помолчав, неспешно заговорил...
  
  
   Глава 7
  
  
  
   - Догадалась, поди, почему деревня наша Зотовкой зовется? Не?.. Так знай: со времён незапамятных жили здесь Зотовы, дворяне... Дед мой у них дворовым служил, посему и стал свидетелем истории той...
   Тогда Илья Николаевич с женой, дочкой Екатериной и сынком, вроде как Павлом звали, почти не выезжали отсюда... Разве только зимой аль осенью до столицы.... Ну, да не важно ...
   Зотова Екатерина Ильинична... О ней-то и рассказывал мне дед Никита... Забыть не мог до самой смерти... Видать, и ему, простому холую, по сердцу пришлась молодая барышня.... Не могла не прийтись...Он хоть и холуй, да талант у него к ваянию был, картины его уж больно хороши, особливо... - Евстафий Игнатьевич споткнулся на полуслове, явно о чём-то умалчивая.- Вот так оно...Пригожа, говорил, была... Царевна ей в подметки не годилась, хоть и не видывал отродясь царевен-то...Глянь, - он протянул руку в сторону берега немного влево. - Видишь амбар?... Так вот, это бывший барский дом... Не сказал бы и не знала... Сумели изурочить, как церковь, и сад ихний, и пруд перед домом.
   -Чей сад?
   -Барский, чей же ещё... Я хоть и молод был да всё помню... Сад к самой реке спускался...Там и гуляла наша голубка, всё цветы выращивала, вот аккурат, как ты, свои розы.
Дед вспоминал: бывало, возвращается к вечеру с букетом роз-то алых , и поди скажи, кто краше - она или розы те... Говорил - она...
   Статная, чернобровая, тёмные, как омут, глаза да коса русая... То распустит её, то заберет в причудливую прическу...
   Платье на ней всё в кружевах, розовым, говорит, кушаком подпоясано...Эх! Хоть одним глазком бы взглянуть на живую, а не...- старик замолчал, снова не доведя до конца начатую фразу, вздохнул надрывно и продолжил. - Вот только как тебя вижу, кажется, похожа ты с ней, да и все...Может стариковские глаза лукавят, а, может, так оно и есть ...
   Говаривал дед мой - милее её и не встречал отродясь: с простолюдинами, будто и не дворянка вовсе, запросто говорила, что ни попросишь, коль в её силах, непременно поможет, ...
   За то и любили её...
   Так бы и цвела в своем саду наша красавица, да жизнюшка наша на лиху беду не скупиться...
   Однажды, вроде как в столице, а, может, ещё где, встретила Екатерина его, любовь свою... Влюбились они друг в дружку без памяти...
   Дед Евстфий замолчал и глянул на меня...
   Я опустила глаза, делая вид, что полностью поглощена его рассказом.
   Да, рассказ заинтриговал меня, я ждала продолжения, но не хотела выдавать своих чувств, а дед будто догадывался о чем-то, не отрывая от меня пытливого взгляда ...
   Не так-то он и прост, этот Евстафий Игнатьевич!
   Я молчала, а он по- старчески крякнув, продолжил:
   -Стала, значит, наша Екатерина Ильинична невестой... Счастлива была до безумия. Не зря говорят: сумасшедшее счастье - предвестник беды... Так и вышло...
   Эх, тороплюсь я - по порядку бы надо сказ вести... Ну да ладно, слухай дальше... Какой уж от стариковских россказней порядок?!
   Видывал мой дед и жениха её, красавца, ей под стать... Княжеского, говаривали, роду... Фамилию вот позабыл... Знаю, посланником при царском дворе служил... Свадьба назначена была, да только вот оказия - нужно было ему ненадолго по делам государственным в далекую страну съездить, на Туретчину, вроде как...Уехал... Эх...- дед Евстафий снова умолк, уставившись в одну точку.
   По всему было видно, мысли его витали в далеком прошлом, а возвращаться оттуда нелегко...
  
  
   Так что же произошло? Что заставило замолчать Евстафия Игнатьевича, позабыв о собеседнице?
   Немного подождав, я решилась напомнить о своем присутствии:
   -Дедушка, а дальше-то что?
   Он спохватился...
   -Прости, дочка, задумался... Со стариками такое часто случается... - Он усмехнулся... Снова закурил . - На то мы и старики... Ну да ладно...
   А дальше - не вернулся жених к Екатерине, сгинул, будто и не было...
   Каких только слухов не довелось пережить несчастной...
   Злые языки болтали, что и женился-то он на чужбине, о прежней невесте и думать забыл, другие клялись, что в живых давно нет... Только мертвым его с тех пор никто не видывал, ровно, как и живым...
   А Екатерина?.. Сказывал дед, что на горе её без содрогания глядеть нельзя было...Нет, разумом она не помутилась... Да только, все одно, от былой Екатерины и следа не осталось... Никого не видела и не слышала, всё бродила по полям одна- одинешенька да в церкви пропадала... Говаривали, свечки ставила за здравие жениха... Только не дождалась его, голубушка... Пять лет таяла на глазах...
   Как утро - она вон из дому, в луга, в лес... Будто от себя самой бежала...
   Ан, нет, не убежишь... Сердце-то, оно всегда при тебе.
   В церкви не одной службы не пропускала... Всё отдушину искала...
   Пять лет - не пять дней...Всё проходит рано или поздно, посему и мучениям человеческим конец должен наступить... Какой - никакой, а должен... Вот и у неё настал...
   Скосила её тоска... И через месяц преставилась... Не дождалась...Накануне, сказывали, соседский барин Вениамин Арканов наведался со сватовством. Сродники вроде как не против были, уговаривали даже: забудь мол, сгинул, пропал, то ли на чужбине, то ли ещё где... Вот оно как всё просто выходит!
   Не проснулась утром Катеринушка... Травы знала ...
   Дед широко перекрестился, на старческих глазах, похоже, слезинка выступила... Опять замолчал...
   И снова моё нетерпение взяло верх, я вывела его из задумчивости, спросив:
   - Не дождалась, говорите? Кого, дедушка?
   -Эх...- Евстафий Игнатьевич провел по глазам крючковатой, натруженной ладонью. - Не познала рая, голубушка... Его не дождалась, кого ж ещё?..
   И года не минуло с похорон, вернулся её жених... За ней... Весь седой... В плену на Туретчине был, потому и не знали о нём ничего...
   Как услыхал страшную весть, бросил коня и на погост... Никто не решился следовать за ним. Только вот два постреленка втихаря подглядели - пролежал полдня на её могиле... Думали уж помер, за подмогой бежать собрались... Ан, нет...
   Надеялся, наконец, за счастьем едет, да просчитался - пути- дороги вели его из одного ада в другой...
   Вскочил на коня, пришпорил... Больше его никто и не видывал...
   Так бы и закончилась эта история, быльём бы поросла, если бы в тридцать втором церковь не взорвали...
  
  
  
   Глава8
  
  
   Я невольно вздрогнула:
   -Церковь? Так её в тридцать втором?..
   -Да, доченька, в тридцать втором... Как мор на церкви напал по всей Руси... Словно своими крестами они кому глаза выкалывали... Так оно и было... Зло и безумие верх одержали, души человеческие в беспроглядную тьму ввергнув... Не ведали, что творили ...
   Помню, вся деревня тогда собралась...
   На машине из района человек семь али восемь понаехало... Во главе пролетарский выродок в кожаной тужурке и кепке, надвинутой аж по самы брови...Его глаза, - дед от негодования засопел, потом, тяжело вздохнув, снова заговорил: - Никогда их не забуду - словно за стеклом дьявольский огонь горит... Одержимые глаза...
   Выгрузила эта шайка взрывчатку, и понеслось...
   Первый удар сотряс землю, когда колокол сбросили... Наши души вместе с ним будто тоже ухнули куда-то...
   Три взрыва... И всё... Тишина мёртвая...
   Только стены кое-где ещё держались... Крепкие были... Стены-то в старину с душою клали, на совесть...
   Слава Богу, сельчане успели всё из церкви вынести. Иконы, утварь разную верующие по чердакам да сараям попрятали.
   А за семьдесят лет и от обломков стен, считай, ничего не осталось... Время помогло пролетарским разбойникам.
   Осталась лишь груда камней. Правда, кое-где можно различить выступы ступеней, ведущих в подвал, да кладку в нескольких местах...
   За пройденные лета оплакали дожди былую красавицу... И в деревне не так уж много людей , которым довелось воочию её видывать...
   В который раз тяжкий вздох сотряс старческую грудь:
   -Не вернешь прежнюю Россию, сколь ни старайся, доченька... Водкой её залей, церквей хоть на каждом шагу понаставь, обряды старые вытащи на свет Божий и старайся что есть мочи подражать им... А что с того?... Мишура всё это... Старый глиняный кувшин склеивай не склеивай, прежним не будет - то там то тут протечет... Так и с нами, людьми... Надломили души-то...
   Некоторые вот всё за новую Россию пытаются ратовать... А на чем стоит она, новая-то, когда старую порушили...
   События прошлого, свидетелем которых волей безумной революции, этой необузданной человеческой стихии, ему пришлось оказаться, разбередили душу старика. Дед Евстафий курил, затягиваясь медленно, со смаком...
   " Так вот что видели твои глаза. - промелькнула грустная мысль. - И, скорее всего, не только это..."
   "Некоторые в его возрасте несут несусветный детский лепет... - думала я, глядя на низко опущенную голову старика.- А он просто поражает своим здравомыслием и рассудительностью."
   Безмолвие, что порой красноречивее всяких слов, накрыло нас обоих...
   На заборе в последний раз за сегодняшний день на сон грядущий прогорланил петух, за околицей слышалось мычанье коров, подгоняемых пастухом...
   Я встрепенулась первой... Скоро нагрянет тетя Катя и не узнать мне тогда, как же связано событие, о котором поведал мне Евстафий Игнатьевич, с той далекой Екатериной, чья судьба, словно тень, преследовала его самого и его деда, этих двух далеко незаурядных людей, на протяжении всей жизни...
   -Дедушка?! - я тронула его узловатые пальцы...
   Он, очнувшись, воззрился на меня, рука привычным жестом скрутила самодельное курево... Дед затянулся, потом откашлялся, возвращаясь в настоящее...
   -Понимаю, не терпится узнать, как погибель церкви нашей связана с историей Екатерины Зотовой... Так, слухай, совсем чуток осталось...
   Да, позабыли все историю ту... До неё ль тогда было?
   Только вот года через два, как церковь порушили, вот какая оказия вышла. Вечерело... Ныне уж покойная Глафира шла полем мимо развалин... Богом клянется, что не почудилось...Видала, будто дамочка в старинных одеждах меж каменьев бродит... Грустная, голова опущена...
   Ну, тут кто посмеялся, кто мимо ушей пропустил, да только не я. Не раз к ней подступал: клялась, видела, аккурат, как меня, словно живую... И по рассказам выходит - на нашу Екатерину Зотову похожа...
   Это уж я так решил. Окромя меня, её, голубушку, никто бы не обрисовал тогда...Знаю её, как родную, по рассказам деда своего...
   Затушил Евстафий Игнатьевич самокрутку, вздохнул в который раз, словно груз непосильный на своих плечах долго нес.
   - Вот такая, дочка, история... Не порадовал ей тебя, вижу... Тебе бы что-нибудь веселое да радостное кто рассказал, улыбнулась бы... Да только не я, думаю...А вон и Катерина корову ведет ... Ты ей о нашем с тобой разговоре ни гу-гу... Ладок?
   Я взяла его старческую руку в свою, крепко пожала ...
   -Да что Вы! Не беспокойтесь, Бога ради...
   Огляделась... Закатная тишина, разливаясь повсюду, нарушалась лишь звуками, что услышать можно лишь в деревне - далекий лай собак , гулкое мычание коров в стойлах...Где-то неподалеку в траве или в поленнице, одинокий сверчок завел свою вечную песню... Его стрекот подхватил другой, третий...
   Земля источала тепло, накопленное за день, разливая вокруг негу и покой...
   В такие моменты с трудом верится, что стоит посмотреть на мир глазами, в которых еще не просохли слезы одиночества и потери, самые горькие и безотрадные, и идиллия, только что пленившая твою душу, расколется на мелкие кусочки...
   Скрип открываемых ворот нарушил ход моих мыслей. Я подняла глаза - дед словно застыл, уставившись в одну точку. Теперь я понимала, какие думы мучают стариков, нагоняя бессонницу.
   Вскоре он очнулся, осознав, что не один.
   -Не беспокойтесь, дедушка, - заверила я старика. - Если б не Вы , не узнать бы мне Екатерины Зотовой... Будет о чем на сон грядущий поразмыслить...
   -Не нагоняют такие мысли сна, доченька. Выкинь их из головы, слышишь? Минуло всё, как и не бывало...
   -Хорошо, Евстафий Игнатьевич... Спасибо... И спокойной ночи...
   Тётя Катя уже загоняла корову в открытые ворота.
   Я поднялась и пошла в её сторону.... На ходу обернулась... Дед Евстафий пристально глядел мне вслед. Махнула ему на прощанье. Старческая ладонь тихонько поднялась в ответ...
  
   - Маргаритка!... Домой возвращаешься? Вдоволь нагулялась? - увидев меня, Екатерина Евстафьевна широко улыбнулась.
   -Вечер добрый, тётя Кать! И накупалась, и нагулялась, и отдохнула... - стараясь придать словам как можно больше беспечности и оптимизма, ответила я, прикрыв губы рукой и притворно зевая. - Устала ... На сон потянуло...
   -Так иди, голубушка, отдохни. Воздух -то здесь какой! Чистый, прозрачный...
   Она глубоко и с наслаждением вдохнула, потом резко выдохнула:
   -Уф!!! Не надышишься!
   -Пора мне...Спокойной ночи...
   И во избежание лишних вопросов, я постаралась ретироваться с соседского двора как можно быстрее.
  
  
  
  
  
   Глава 9
  
  
   Сумеречный полумрак расползался по углам дома. Свет включать не хотелось ...
   Я села в кресло, положила руки на подлокотники, постаралась расслабиться...
   Екатерина.... Далёкая, живущая в этих краях, скорее всего, более полутора века назад...
   То ли некое шестое чувство, то ли шепот души подсказывали мне, что есть нечто, что нас роднит и сближает ... Евстафий Игнатьевич неспроста подметил наше сходство, решив- таки поведать её нерадостную историю не кому-нибудь, а именно мне...
   Долго сидела в полной тишине, вновь и вновь прокручивая в памяти рассказ старика...
   Постепенно сумерки полностью поглотила ночная мгла...
   Я очнулась от раздумий, постаралась встряхнуться, словно отгоняя нахлынувшее наваждение. Встала, зажгла свет...
   Пока закипал чайник, успела умыться, расчесала волосы, натянула ночную сорочку...
   Несмотря ни на что, решила отдохнуть, выпив перед сном чашку травяного чая с медом...
   Тщетные надежды...
   Сон упрямо отступал перед четкими образами моего неугомонного воображения.
   Впрочем, мне ли привыкать к бессоннице, моей невидимой, но капризной спутнице, с тех пор, как не стало Олега...
   "Стоп!- осадила я себя.- Мои мысли рефлекторно несет в сторону одних и тех же воспоминаний."
   Жестокие мучители памяти... Они метались и кружили на пороге сна...
   Я долго крутилась с боку на бок, пытаясь, как Жар-птицу, поймать спасительное забытьё...
   Не тут то было...
   Наконец, устав от бессмысленной борьбы и почти смирившись с присутствием еженощной навязчивой гостьи, решила хоть чем-то занять себя и переключила свое внимание на Екатерину Зотову, вспоминая рассказ деда Евстафия во всех подробностях.
  
   Вначале перед моим внутренним взором предстал довольно расплывчатый и нечеткий образ...
   Постепенно краски сгущались, в полутона вплетались вполне определенные цвета и оттенки, картина менялась на глазах, формы и очертания приобретали законченную четкость ...
   Наконец, мне представилась возможность разглядеть её.
   Простота и изысканность сочетались в ней на удивление гармонично. Её тонкий стан скользил меж аккуратно рассаженных кустов роз... Кремовое платье с розовым поясом отделано старинным кружевом, подол мягкими фалдами падает на гравиевую дорожку, растекаясь по ней. Темно-русые с золотым отливом волосы уложены в старинную прическу. В руках кружевной зонтик.
   Невероятно, но мне удалось расслышать шорох гравия под её легкой ножкой! Неспешно ступая, она срывала понравившиеся ей бутоны, собирая их в букет, который этим утром украсит её туалетный столик. Я словно наяву увидела нежные свежие соцветия в старинной вазе. Представила, как легкий ветерок слегка колышет занавески, играя листочками ароматных роз...
   Мой взор обратился к реке.
   Я узнала её! Противоположный берег... Деревья, склоненные над водой ...
   Старая ива... Трудно поверить : едва различимый кустик у кромки берега... Но я-то знаю - это она! Лишь солнце, как обычно, играет себе на поверхности воды яркими бликами что тогда, что сейчас.
   Да, декорации другие, но ландшафт... Он практически не изменился...
   Мой любимый берег! Его я не могла спутать ни с каким другим местом!
   Екатерина слегка повернулась. Теперь мне удалось разглядеть её лицо.
   Прав был предок деда Евстафия - она была удивительна: черные, изящно изогнутые брови обрамляли прекрасные лучистые глаза орехового цвета, тонкие ноздри трепетали, вдыхая неповторимый по своей красоте запах распустившихся роз, чувственные губы чуть приоткрыты и слегка улыбаются...
   Предо мной стояла счастливая, влюбленная девушка, чистая, неискушенная, её души ещё не коснулась горечь потерь и разочарований...
   Внезапно образ Екатерины начал таять на глазах.
   Я медленно покидала сонное забытьё, не желая отпускать незваную гостью.
   Моя ночная врагиня, бессонница, всё же проявила милость, позволив Ангелу сна познакомить меня с той, что звалась когда-то Екатериной Зотовой.
   Впрочем, почему звалась? Ведь только что мы были рядом и смотрели друг другу в глаза...
   Непонятное смутное чувство овладело мной: сон- эфемерная, но всё же реальность и вряд ли целиком зависит от состояния нашего рассудка.
   Сейчас я была уверена- мне довелось увидеть не образ, сотканный воображением, а ту самую Екатерину Зотову, девушку из прошлого, что жила в этих краях, любила, страдала и всё же ушла, освобождаясь от пут безысходности...
   Ушла? Странно звучит... Только что она была здесь, улыбалась мне...Правда, всё происходило в ином мире, загадочном царстве сновидений, который существует, теперь я была уверена, независимо от хитросплетений клеточек нашего мозга...
   Как никогда прежде, я ощутила реальность этого удивительного и непостижимого мира, однако, поняла, что он доступен нашему восприятию только в особом состоянии сознания, а именно, во сне, где прошлое встречается с настоящим, опережает его или исчезает совсем...
   Жаль, что некому пролить хотя бы слабый лучик света на происходящее...
   Лишь догадки, но они не несли в себе никакой определенности, скорее наоборот, будоража воображение, порождали смятение, наполняя душу чувством бессилия.
  
  
  
  
  
   Глава 10
  
  
   Всё утро меня не покидали удивительное ощущение, будто я ненароком попала в иную жизнь, отчего-то казавшуюся знакомой и близкой... Я все ещё была "там"... Мысли об увиденном баламутили и не отпускали душу...
   Машинально встала, умылась, заварила чашечку кофе, поджарила гренки...
   Все так же машинально позавтракала...
   Внезапно поймала себя на мысли: история Екатерины Зотовой... Я закрутилась в её водовороте, позабыв, что Олег...
   Волна жара прокатилась по всему телу, заставив оцепенеть от безысходности...
   Безумное и страстное желание затопило все мое существо - увидеть его, хотя бы раз , на короткое мгновение охватить взглядом лицо, заглянуть в глаза, прочесть в них...
   Тарелка выскользнула из рук, разбиваясь на мелкие кусочки...
   "Символ разбитой жизни...- мелькнуло в голове. - Только что была цела, а теперь- осколки..."
   Наспех прибравшись, я схватила полотенце и к реке...
   Давно проверенный способ: только живительная магия природы, её неописуемая простыми словами красота, запах трав, согретых летним зноем, чудотворная сила речной воды, в объятиях которой чувствуешь себя как никогда сильной и свободной будто русалка, помогут справиться с накатывающей тоской и безысходностью...
   Какое чудо, что у меня есть Зотовка!
   И пока есть я, будет и она, спасительный островок среди безотрадных промозглых будней жизни...
   От этой мысли потеплело на сердце. Губы слегка тронула улыбка, а ноги, словно превращаясь в крылья, несли меня к берегу реки.
   И, как всегда, я с наслаждением отдалась во власть родных стихий, полностью утонув в их целительной неге, будто ощущая нежное и ласковое прикосновение невидимых чутких рук. Такие мгновения давно стали для меня бесценным даром: моё сердце переставало ныть и кровоточить от осознания чудовищного факта - прошлого не вернешь...
   Три года я боролась сама с собой - мой разум и чувства стали непримиримыми оппонентами, доказывая каждый своё. Однако не было в таком противостоянии победителей и побежденных...
   "Да,- говорила я себе. - глупо и бессмысленно перетаскивать отголоски прошлого в свое будущее. С таким грузом ты никогда не достигнешь его. Это путь в никуда, и конец его - беспросветный тупик."
   Сколько раз я клялась себе сделать всё от меня зависящее, чтобы прошлое остановилось, осталось на прежнем месте, там, где ему надлежало быть, и не делало больше ни шага в завтрашний день. Но все доводы рассудка, надежды на иное завтра разбивались на крошечные осколки, разлетавшиеся в разные стороны, стоило только образу Олега всплыть в моей памяти. Логика забивалась куда-то в самые дальние уголки сознания, уступая место разгулу чувств.
   Моя мятежная душа... Только здесь, где солнечные лучи и ночной ветерок, как бальзамом, омывали её, она обретала покой, позволяя мне пусть на время почувствовать себя прежней ...
   Так было всегда, когда бы я ни приехала в Зотовку.
   Но только не на сей раз... История, рассказанная дедом Евстафием и сны, такие необычные, живые и красноречивые, заставляли думать о прошлом, теперь уже не только моём...Далекая Екатерина Зотова, чья судьба не оставила меня равнодушной, незримо присутствовала рядом. Она бродила со мною в лугах, прислушивалась к знакомым звукам, наблюдала за причудами облаков...
   Возможно, вместе с ней я оплакивала свое несостоявшееся счастье...
  
   За раздумьями не заметила, как оказалась на развалинах церкви... Ноги привычно перешагивали через кучи битого кирпича и выступающие кое-где камни. Я медленно приближалась к месту, где по моим расчетам был когда-то алтарь...
   Разрушенный храм давно позабыл стройный перезвон колоколов и пение церковного хора... Не горели свечи и не пахло ладаном... Тогда отчего меня внезапно охватило чувство, будто литургия в этом заброшенном месте не прекращалась никогда?..
   " Мне следует помолиться за их души, - подумала я. - За их или наши души, что до сих пор не знают покоя".
   Я почему-то вздрогнула, опустилась на колени...
   Необычный запах исходил от старого кирпича... Запах времени...
   Вынув из пакета свечку, зажгла её, установив на камень, и перекрестилась...
   "Отче наше, иже еси на небеси..."
   Только молясь, ощущаешь, как время меняет свой ход и словно отступает куда-то. Возникает восхитительное ощущение: ты паришь в блаженном безвременье час, минуту, мгновение - не суть, будто отрываешься от земли и переносишься туда, где нет места боли, страху, неуверенности, бесконечным тревогам, повседневной суете, порождающей самые разнообразные переживания...
   Я ощущала - просьбы, обращенные к небесам, примиряют мой разум и чувства... Но, увы! целиком и полностью отдаться живительной силе молитвы я могла только здесь, на старых развалинах, наедине с собой и Богом...
  
   День клонился к закату, затягивая розовой перламутровой дымкой округу вплоть до горизонта. Безмолвие и тишина воцарились в мире...
   Я не заметила, как губы перестали шевелиться в тихой мольбе, а взгляд бездумно следует за неспешно плывущими облаками, причудливо меняющими свою форму...
   Очнувшись, я огляделась...
   Взор невольно остановился на зарослях кустарника в окружении вековых деревьев чуть поодаль от развалин. Старый погост...
   Вспомнилось, как в юности забрела туда с подругами. Ничего интересного для себя мы тогда не открыли - мраморные обломки старинных надгробий, облезлые оградки не столь давних захоронений...
   Дикое, забытое место...
   Но юности не присущи сентиментальность и грусть.
   Сейчас же я смотрела на погост совсем иными глазами: где-то там последний приют Екатерины Зотовой, чьё имя я сегодня впервые произнесла в своих молитвах.
   Свеча давно догорела, оставив на камне крошечное пятно воска. Её волшебный огонь, молитва, безмолвное богослужение, бесконечно творимое моим воображением, само присутствие в этом месте сотворили свое благое дело: с меня словно содрали липкую серую паутину, сплетенную обстоятельствами жизни.
   Каждый раз, покидая развалины, я ощущала, как глубоко внутри, в самых потаенных уголках сознания происходит магическое очищение, даря душе тихий покой и умиротворение.
   Уходя, я вновь невольно задержала взгляд на старом погосте... Ранее старалась не замечать его - грустная обитель давних воспоминаний... А сегодня какая-то новая неведомая сила, природу которой я была не в состоянии разгадать, тянула туда меня ...
   Простое любопытство, связанное с Екатериной Зотовой? Вполне возможно...
   Но не только это... В желании навестить забытый погост было нечто ещё, касающееся лично меня...
   Не долго думая, направилась в сторону покосившихся крестов и полуразрушенных монументов, едва различимых среди буйно разросшихся кустов сирени.
   Поразительное зрелище открылось мне - покинутый людьми крошечный уголок земли, островок старины в окружении цивилизации.
   Как давно не ступала сюда нога человека?... По всему видно - давно...
   Трава по пояс, заросли сирени, боярышника, раскидистые березы с огромными стволами и кронами, закрывающими небо... Было время, когда они ещё совсем молодые, хрупкие и тонкие, покорно сгибались под порывами ветра, словно скорбя по кому-то...
   Когда это было?...
   Я с трудом продиралась сквозь траву, больно раня ноги об её острые края, спотыкалась об обломки камней и полусгнившие останки поваленных деревьев, невидимые под густым покровом зелени...
   Вот и первый крест, покосившийся, почти сгнивший... Надпись разобрать невозможно... Только различалось место, где была прибита иконка.
   Далее - нечто напоминающее ограду, а за ней обелиск из источенного временем гранита.
   Стоп! Здесь сохранились обрывки надписи! Не Бог весть что, но всё же....
   Читаю: " З...овъ Ни...й Алексеевичъ". Далее- цифра17, стерто, 1, стерто 3.
   Значит : рожден в тысяча семьсот каком-то году, умер - сказать трудно...
   Рядом - расколотое мраморное надгробие...
   ".....ова Наталия Фед....". И опять - 17, стерто,3, стерто,24...
   Выходит, дворяне Зотовы испокон веков заканчивали свой земной путь на родной земле, в Зотовке. А это значит, Екатерина, моя знакомица из теперь уже позапрошлого века...
   Надо полагать, именно здесь её последнее пристанище ...
   А душа?... Обрела ли, наконец, покой её страждущая, измученная душа?
   Захотелось разыскать её могилу....
   Полностью или почти разрушившиеся монументы, кресты...
   Шла, ничего не видя вокруг, только переводила взгляд с одного камня на другой, пытаясь различить на одном из них знакомое имя...
   Резкая боль заставила меня громко вскрикнуть: я ударилась носком о невидимый в зарослях высокой травы полусгнивший ствол поваленного дерева. Скинув туфлю, присела на большой гранитный камень, отдаленно напоминающий осколок обелиска, инстинктивно потирая ушибленное место...
  
  
  
  
   Глава 11
  
   - Ты сидишь на том, что осталось от её надгробия...
   Волна жара прокатилась с головы до ног. Я онемела от страха и неожиданности, будучи уверена, нет, я точно знала, что вокруг - никого. Тогда откуда этот голос?
   Панический ужас сжал сердце, будто беспощадные тиски инквизитора... Стараясь спрятать свои чувства, парализовавшие каждую клеточку моего тела, медленно подняла глаза: неподалеку, у ствола старой березы стоял человек, странник... Иного слова для определения я бы не подобрала, как ни старайся.
   Возможно, именно внешний облик подтолкнул меня так, а не иначе, окрестить стоящего неподалеку незнакомца.
   Одежда? Нет... Она вообще не обращала на себя внимания - совершенно незапоминающаяся простота: обычные штаны (а не иначе), не заправленная рубаха, подпоясанная кушаком... Отвернись, и тут же забудешь его незатейливое одеяние.
   Густая, не слишком длинная борода с проседью и нестриженные волосы не оставляли возможности в деталях разглядеть его лицо.
   Единственное, что смог отметить мой ошарашенный рассудок- передо мной довольно пожилой человек, появившийся неизвестно откуда, словно из под земли вырос, иначе не скажешь. К тому же- напугал до смерти. И еще: он не из Зотовки! Это точно! Я встретила его в этих краях впервые.
  
   - Я напугал тебя... Прости... Впрочем, иной реакции трудно было ожидать, ведь ты считала, что вокруг - ни души...
   Странник улыбнулся, делая шаг в мою сторону.
   - Да, порой тишина и безмолвие бывают обманчивы ... - мой язык, скованный внезапным испугом, поворачивался с трудом. В то же время, молчание выглядело бы довольно глупо.
   - Вы что, живете здесь? - усмехнулась я с нотками истерики в голосе, всё ещё не в состоянии прийти в себя от неожиданности.
   Нелепый вопрос! Какой нормальный человек может жить в подобном месте? Разве что бомж, да и то вряд ли...
   Опустив голову как можно ниже, я изо всех сил старалась делать вид, что не разглядываю его.
   - Ты права. Даже бомжам, наверняка, неуютно в месте, порожденным человеческим сознанием.
   Неужели я выражала свои мысли вслух?.. Не может быть! Точно, нет...
   А он ответил на них!
   Кто-то из нас явно помутился рассудком!
   Скорее всего, я... Кто же ещё?
   Впрочем, почему? А что он? Я не имею о нём ни малейшего представления. Свалился, как снег на голову...
   Я собралась с духом и глянула на него, стараясь в последний момент не струсить, отведя взгляд в сторону.
   Парадокс! Не заметила, как он передвигался, но, подняв глаза, увидела его уже рядом с собой...
   Я непроизвольно вздрогнула.
   " Успокойся, ты напугана... Только поэтому проглядела, как он незаметно подошел и сейчас стоит совсем близко..."
   - На самом деле, успокойся. Неужели я похож?.. Сразу можно было понять, что в вашем мире такая реакция вполне естественна. Ведь ты копаешься в человеческих пороках или, как у вас это называется? Да, криминал, не так ли?.. А в действительности, что есть порок?
   Я неопределенно в полном замешательстве пожала плечами.
   - Порок, - продолжил странник. - лишь продукт неправильного понимания мира, часто - восприятия реальности сквозь призму когда-то придуманных и искаженных воззрений... В вашем обществе их называют устоями, традициями, укладом, привычками- не суть. Главное, что они из себя представляют.
   Я осмелилась, наконец, взглянуть на него в упор:
   - Странная интерпретация...- прошелестели мои губы, не в силах окончить начатую фразу.
   Что так смутило меня?
   Нет, не внешность- обычный старец...
   Глаза...Вот они-то и заставили меня почти онеметь...
   На лице старца - глаза ангела, их можно увидеть на иконах, они же глядят на нас с полотен прославленных мастеров живописи. Иконописные глаза, не обремененные временем... Старость словно никогда не касалась их...
   Впрочем, в отличии от изображений, они были живые, необычно живые, излучающие особый свет ... Создавалось впечатление, что чистая, светлая душа смотрит на меня. Я видела её в неземном сиянии его взгляда. Умиротворение и покой дарил он, обволакивая мою мятущуюся душу своим магическим светом.
   " Особый вид гипноза..." - мелькнула опять непрошенная мысль.
   - Ну что ты! Ваши гипнотизеры, точнее сказать, основная масса тех, кто себя так называет, всего лишь дешевые фокусники, манипулирующие человеческой энергией и сознанием, порой слишком неумело и бестактно. Вторжение в подсознание, особенно далекое от профессионализма, наносит порой непоправимый вред...
   - Простите, забыла, я не гипнабельна...
   - Знаю. Однажды ты попыталась с помощью чужой воли унять свои страдания, обратившись к одному из этой незадачливой братии, не имея представления о своих возможностях. Твое счастье - хорошая энергетика...
   Я опять взглянула на него, тем самым послав немой вопрос.
   - Да, я не оговорился. Ты - носитель довольно сильной энергии, древняя душа. Прости, что выражаюсь земными терминами и понятиями, иначе тебе будет трудно воспринимать мои слова ...
   Я была в который раз обескуражена:
   - Земными?... Вы хотите сказать, что не принадлежите...
   Не успела договорить...
   - И - да, и -нет. А ты? Кем себя считаешь? Думаешь, что этот мир твоя единственная обитель?
   - Интересно!
   Он улыбнулся едва заметно краешками губ, однако, его необычные глаза засветились по-особому ярко...
   Итак, земных эмоций мой визави отнюдь не лишен.
   - Права, причем абсолютно...- он вновь подхватил мою мысль.- Эмоции... Без эмоций личность теряет свою индивидуальность. Главное - уметь осознавать их, свои эмоции, и не позволять вашему "здравому" рассудку манипулировать ими. Ведь мы творцы всего, что с нами происходит.
   Я почувствовала, как мои брови от изумления поползли вверх:
   - Вот это да! А не напутали ли Вы часом чего-нибудь? Со дня сотворения мира действительность и, создаваемые ею обстоятельства, творили нашу жизнь, а не наоборот...
   -Как раз, наоборот...
   -?
   -Да-да...- улыбнулся он, слегка качая головой. - Вы встали в позицию жертвы и поэтому решили, что обстоятельства сильнее вас... Они взяли вас в оборот, не позволяя поднять голову вашей воле и сознанию. Кстати, труды некоторых философов...
   -Я не любитель копаться в чьих-то субъективных измышлениях порой доходящих до откровенной галиматьи...
   Странник опять улыбнулся, на этот раз снисхождение и горестное сочувствие читалось в чуть приподнятых уголках глаз:
   -Они искали смысл жизни... Жили в своем, ими же созданном мире, открывали свои истины, как, впрочем, каждый из вас. Что ж, не всем удаётся превратить философию в мудрость... А ведь ты тоже пишешь?
   -Ага, - улыбнулась я . - Но моя галиматья несколько иного рода. Я журналист по профессии, работаю...
   -Я знаю... Но речь не о том. Во-первых, то, что ты пишешь, разве не субъективные суждения? Однако, и это не суть. Что ты считаешь объективным?
   Объективным? Хороший вопрос! Если подойти к нему с позиции того, о чем мы сейчас толкуем, то объективности вовсе не существует! Все относительно.
   Я не осмелилась высказать эту мысль вслух. Забыла, что передо мной не заурядный случайный встречный, а человек, наделенный недюжинными способностями. Для него любая моя мысль все равно, что выкрикнутые во весь голос фразы.
   И человек ли он? Если да - слишком необычен. А если нет?..
   -Человек, - он усмехнулся. - Вернее, являюсь основной его частью ... А насчет относительности... Не так уж ты не права.
   - Вы заинтриговали меня, намекая, что, якобы, мы - творцы своей жизни. Красивая теория! - сказала я не без оттенка сарказма в голосе. - Но мечты так и остаются мечтами...Что ещё хуже, порой случается всё наоборот - то, о чем мы мечтаем, скрупулёзно лелея в сердце, превращается в свою противоположность. А планы? Они терпят, как правило, сокрушительный крах... В нашем мире нет места радости, любви, счастью, сколько не голубь их в воображении. Уж я-то знаю... - тяжкий вздох самопроизвольно вырвался из груди.
   - Что ж, вы когда-нибудь пытались отслеживать мысли, сопровождающие ваши мечты? Готов поспорить, это было нечто подобное: " Вот только если бы не..." или того хуже: " Всего лишь полет фантазии!... Такого не может быть и точка!...". Пресловутую точку вы ставите, нещадно кляня при этом небеса за их несправедливость.
   Ваши планы! Сколько неуверенности и пессимизма приложено к их исполнению! Колебания, сомнения, неосознанный страх... Вы жить без них не можете!
   -Согласна...- я негодующе сорвала какой-то желтый цветок, напоминающий небольшой шарик на тонком стебле с острыми листочками, нервно размяла его в руках и кинула в траву...умирать...
   -Ты в смятении и смущена, - бросил собеседник. - Не лучший способ успокоиться ... Природа не виновата в чьём-либо несовершенстве... Крошечная травинка ощущает боль ничуть не меньше вас...
   Я вздрогнула, глазами ища в траве скомканное изувеченное соцветие...
   Странник опередил меня, собрав его в ладонь.
   Такое чудо я наблюдала впервые! Причем своими собственными глазами! И вряд ли мне доведется увидеть нечто подобное еще когда-нибудь - крошечный желтый шарик в его руках лежал в первозданном виде, будто мои грубые необдуманные прикосновения не изувечили его, превратив в безобразные желто-зеленые лохмотья...
   В следующее мгновение старец наклонился, и...
   Очередной фокус заставил мои глаза раскрыться ещё шире, наполняя их безмерным удивлением: цветок раскачивался легким ветерком, он рос на том же самом месте, где моя рука настигла его, чтобы бессмысленно и бездумно уничтожить...
   Я встретила взгляд его удивительно лучистых глаз:
   - Хотите сказать, вот так мы убиваем всё?..
   Дальше продолжить не могла- в горле словно комок застрял. Мысли метались, обгоняли одна другую, не в силах остановиться, создавая в душе беспросветный хаос. Внезапно я осознала, что в первую очередь мы убиваем себя в себе самом, уничтожая лучшую часть своего "я", как только что я чуть было, не уничтожила крошечный цветок своими необдуманными, абсолютно машинальными действиями.
   -Ты близка к пониманию происходящего. Почти... Только ту часть себя, с которой ты плохо знакома, а, вернее, просто позабыла, придя в этот мир, тебе не убить. Никогда. Отторгнешь ее, прогонишь подальше, перестанешь слышать свои же подсказки. И чем больше разрыв между вами, тем более дисгармоничной личностью ты становишься. Наша земная суть это разум, вечная же суть - душа. И когда они перестают слышать друг друга, наступает время испытаний....
   Он положил на мое плечо руку- теплое, ласковое прикосновение похожее на касание пушистой веточки березы, что растет под моим окном.
   - Я говорю о тебе, но имею в виду всех. Понимаешь?
   - Мы все похожи...Вот только... Среди нас не найти двух совершенно одинаковых, как на одном дереве нет листьев абсолютно схожих. Порой визуально почти невозможно отметить отличие, а они есть... и сколько...А наши души? Каждая из них- мир, единственный во Вселенной, загадочный, неповторимый.
   -И вы так плохо с ней знакомы...
   -Знаю...- прошептала я.
   -Да.- Он будто не слышал моего шепота.- Если б только ты знала, как она постоянно стремиться вам на помощь, проявляя свое стремление в виде неосознанных ощущений, к которым вы прислушиваетесь, увы, довольно редко, часто игнорируя их, принимая за нечто незначительное, не стоящее малой толики вашего драгоценного внимания. И, отмахнувшись, идете своим путем. Спросишь, куда? Кто куда, конечно. Иные в беспросветные дебри ада на Земле.... Другие же в темный омут навязанных суждений, догм и ограничений. Это ловушки, которые вы позволяете расставлять на своем пути сами себе.
   Если бы только вы потрудились вспомнить, что душе известно все: ваше прошлое от самых истоков, настоящее, нет, не то, что вы воспринимаете своим сознанием, ограниченным миром, в котором живете, а то, что строит будущее. А знаешь, что его строит? Ваши мысли сегодня.
   Ей так же известны все пути этого будущего. Их много. Ты даже представить не можешь сколько ! Но только от вас зависит, что сулит вам завтрашний день. С первого до последнего вздоха вы несете в себе уникальные знания, даже не подозревая о них.
   - Рок, судьба, мактуб, ананке...Пусть звучит по-разному- не суть. Однако, разве не оно, это понятие, такая загадочная и эфемерная субстанция, является основой жизни, подчиняя себе все, творя обстоятельства и случайности? Именно она выстраивает жизненный путь каждого приходящего в этот мир...
   Я уронила голову на ладони... Жест обреченности...
   Внезапно почувствовала теплую влагу на руках. Слезы. Непрошенные, как всегда... Особенно сейчас. Перед чужаком неприятно выказывать свою слабость, особенно когда незнакомец пытается втолковать тебе невообразимые вещи. Более того, он на моих глазах творит невозможное- чудеса, глядя на которые, начинаешь сомневаться в собственной вменяемости.
   Где-то слышала, а, может, читала: горечь, накапливаемая годами, часто бывает причиной своего рода помешательства или расстройства рассудка.
   Мне показалось, мой собеседник издал нечто похожее на легкий вздох. Именно похожее... Все в этом человеке было слишком необычно, что-то неземное сквозило как в словах, так и в действиях.
   -"Странник"... Ведь именно так ты окрестила меня в первый момент нашей встречи.
   Я молча кивнула.
   - Очень удачно... Странник... Именно им я и являюсь.
   Утерев ладонью заплаканное лицо, снова заглянула в его лучистые глаза. Их свет струился в меня ровным успокаивающим потоком.
   - Кто Вы? - вопрос сорвался с губ сам собой.
   Старец улыбнулся:
   - Не догадалась? Впрочем, я иного и не ожидал, ведь вы считаете реальность, называемую жизнью, единственной формой бытия. А так ли оно на самом деле? Мир иных измерений... О нем много пишут, ещё больше говорят, но если придется увидеть своими глазами, воображают себе все что угодно, убегая в своих домыслах всё дальше и дальше от истины.
   Я застыла в замешательстве, смущенно опустив голову, пытаясь скрыть этим жестом чувство дискомфорта, заползшего в душу.
   Что я могла сказать в ответ? Ведь стоящий рядом со мною незнакомец так и оставался загадкой- трудность, которая не располагала к продолжению беседы. Однако, несмотря на это, всё мое существо, каждая его клеточка угадывали взгляд странника, распознавая его ощущением легкого покалывания по всей поверхности тела.
   Пауза слишком затянулась. Тишина стала почти осязаема- казалось, протяни руку и кончики пальцев коснутся её.
   Я затаила дыхание и осмелилась поднять глаза:
   -Вы...
   Незнакомец смотрел не отрываясь. Он не дал мне продолжить, придя на помощь, будто зная, что у меня не найдется больше слов . И был абсолютно прав: я просто не выдержала повисшего между нами мучительного молчания.
   -Знаешь, Маргарита...
   Клянусь Богом, мы не обменивались именами. Мои глаза широко распахнулись от удивления, но странник продолжил, делая вид, что не обратил внимания на мою реакцию:
   - Так вот... Случаются в жизни вещи, для которых ещё не найдено научно-логическое объяснение. Не находишь?
   - Отчего же? -мои губы тронула едва заметная улыбка. Я облегченно вздохнула, ослабив напряжение. - В мире именно так все и происходит. Чаще всего доводы и обоснования науки по прошествии времени терпят сокрушительное фиаско или вынуждены пересматриваться, в некоторых же случаях здорово подтянуты под общепринятое мнение и вызывают небезосновательные сомнения. То, что не укладывается в рамки объяснимого или отвергается, или же тщательно скрывается. Так обстояли дела на протяжении веков... Нет, скорее, тысячелетий. Сколько имен кануло в Лету...
   - Однако, их мысли, когда-то признанные ересью, ныне реальность. - он пытливо вглядывался в выражение моего лица. Учитывая его необыкновенную способность читать любую мысль, угадывать образ, создаваемый воображением, не думаю, чтобы странник искал понимания. Ждал. Но чего? Это и было загадкой, разгадать которую в данный момент было вне пределов моих возможностей.
   - Итак, кто же я? Вопрос, на который ты ищешь ответ с первого момента нашей встречи. Увы, не получается... А почему? Хотела бы знать?
   - Праздный вопрос...
   - Действительно... - выражение его лица не выдало улыбки, слегка приподнявшей краешки глаз. - Что ж, отвечу: человеческий уровень мышления... Печать забвения... Если я и попытаюсь объяснить, вряд ли постигнешь.
   Он на минуту задумался.
   - Скажу лишь: вернись к себе, познакомься незнакомкой знакомой тебе с детства, узнай кто ты и что ты, а после продолжай свой путь. Поверь, познав свою суть, ты откроешь новый мир, войдешь в иную жизнь, обретёшь неизведанную доселе реальность, в которой, ты, наконец, станешь собой.
   Я затрясла головой, запутываясь всё больше и больше в сетях непонимания.
   - Считаешь, что знаешь себя от и до? Напрасно. Вы всё дальше и дальше удаляетесь от своего истинного "я", увязнув в вами же придуманной игре, той, что в этом мире называется жизнью, выбирая наихудший её исход. Что ты сейчас чувствуешь? Кем ощущаешь себя?
   Я вся сжалась, неопределенно пожав плечами. Он будто бы толкал меня вначале в обжигающее пламя, но в следующее мгновение окунал с головой в ледяной омут.
   - Зачем Вы задаете подобные вопросы? Куда ведете? Не понимаю... С Вашей прозорливостью...- я начала запинаться, не в силах собраться и высказаться определенно.- Да это и не прозорливость вовсе! Ясновидение, телепатия, способность читать чужие мысли...- я тараторила что попало, не в состоянии построить свои мысли.
   - Ответь не мне - себе.
   - Себе? - моё недоумение уже било через край.- Вы совершенно сбили меня с толку! Я не в состоянии постичь происходящее!
   - Успокойся. - он поймал мой взгляд, удержал его своим.
   Моё сердце, колотящееся в груди, как очумелый заяц, замедлило свои неистовые скачки.
   - Что ж, попробую... В данный момент...
   - Нет, - перебил собеседник.- Не в данный момент. Возьми, к примеру, последний период своей жизни.
   -Х-м... понятно...- я задумалась.
   Три года без Олега... Серые, бессмысленные, лишенные надежды...
   Я запустила пальцы в волосы. Чисто инстинктивный жест, выдающий смятение.
   - Что я чувствую?- ладони легли на виски.- Чувствую, как между пальцев, словно песок, утекает жизнь... Но у меня нет силы сжать кулак...
   - Вот она, твоя реальность!
   Глаза странника строги, но грустны. И опять же создавалось впечатление, что их взгляд смотрит вглубь меня, пытаясь отыскать там нечто, о существовании чего я ничуть не подозреваю.
   - Подумай.. Ведь именно ты сначала создаешь её, потом воспринимаешь, подстраиваешь под это восприятие свои мысли, чувства, поступки, а считаешь, что она подмяла тебя под себя.
   - К чему Вы клоните?
   Незнакомец присел возле меня.
   - Так и не поняла? Пытаюсь довести до твоего сознания одну простую истину.
   -Истину?
   -Да, Маргарита, и выглядит она примерно так: реальность изменяема. Но, увы, не при помощи ваших технических достижений и научных изысканий. Такое видение- продукт не слишком высокого сознания. Понимаешь? Она многогранна, ваша реальность. И как вы сумеете распорядиться этой многогранностью, так и будет. Кто-то решил, а ты уверовала, что судьба, рок - нечто предопределенное свыше. Именно то вы и получаете в результате. Полная безысходность, не так ли? Вспомни свои слова, например. " В этом мире нет места радости, любви, счастью". Звучит безотрадно. Можешь себе представить насколько деструктивно их влияние на твою реальность? Энергии слов и образов, порожденных воображением, материализуют то, что вы называете действительностью.
   - А можно ли мыслить иначе, если обстоятельства, случайности...- я обреченно махнула рукой. - Даже любые мелочи, не говоря уже о воспеваемом многоголосым хором поэтов и романистов чувство, называемое любовью, направлено против тебя! Понятия "счастье", "радость", "свобода" - сплошные иллюзии, на осуществление или, как Вы говорите, материализацию в нашем мире, надеяться бесполезно. Кто-то вступает в борьбу... Жалкие Дон-Кийхоты!... В результате - ничто, или, в лучшем случае, временный, чисто иллюзорный успех, за которым всё равно рано или поздно наступает крах!...
   Я заметила, как мой собеседник едва заметно подавил вздох.
   - Сознание- бесценный дар! Вы подчинили его постулатам, создаваемыми веками! И не приведи Господь отклониться от общепринятых норм! Инакомыслие - страшный грех, и небеса не простят его, не так ли?
   Он подался ко мне, чуть дотронувшись до моей руки. Магическое прикосновение!
   "Все же гипноз"- опять промелькнула в голове навязчивая мысль.
   Странник улыбнулся:
   - Не в рамках земного восприятия... Впрочем, оставим эту тему... Ты упомянула любовь, одну из основных движущих и, пожалуй, самую созидательную силу Вселенной. Жизнь соткана из любви... Ненависть - иллюзия, игра, а, кажется, сильнее неё ничего на свете нет. Но так ли это? Что она без любви, как думаешь?
   Я смотрела на него растерянно, пытаясь хоть чуточку вникнуть в его восприятие мира.
   -На Земле у любви много оттенков. - продолжил он.- Каждый из них по-особому специфичен и требует правильного осмысления. Но мы поговорим об одном из них, о том, что ближе всех твоему сердцу, любви мужчины и женщины, двух противоположностей, вечно стремящихся к равновесию. Не стану в подробностях объяснять природу происхождения этого чувства. Хочу лишь сказать - вы не умеете любить.
   -Ого! Не знала, что этому тоже надо учиться!!!
   - Нет. Умение изначально заложено в вашей сути. Нужно вспомнить...
   - Вспомнить?- переспросила я с сомнением.
   В ответ он лишь утвердительно кивнул, тут же озадачив новым вопросом:
   -Ты встречала когда-нибудь любовь в чистом виде?
   - Как понять - в чистом виде? Вы словно добрый и законопослушный пуританин будете утверждать, что любовь- скверна и ведет к плотскому греху? Ох уж этот ужас грехопадения!
   - Ничего другого не пришло в голову?- странник грустно усмехнулся.- Послушай, душа моя! Ты знакома с любовью, свободной от ревности, страха, лжи, жажды обладания, зависимости, переоценки предмета своего обожания, от всего, что порождает необузданную страсть и как следствие трагедию, или же горькое разочарование? Вы разучились любить и оставаться свободными, а это значит, вы разучились любить самих себя, подменяя любовь эгоизмом или его обратной стороной- жертвенностью. Каким образом при таком раскладе можно полюбить кого-то? А изощренные попытки вызвать ответные чувства? К чему ведут они? Результат -полная противоположность ожиданиям. Только свободное и чистое чувство по отношению к себе, а, значит, и ко всем, порождает настоящую взаимность и гармонию.... Ты и Олег....
   - Откуда Вам...? Забыла - Вы знаете меня лучше, чем я сама!!!
   - Возможно...
   Краски окружающего мира поплыли перед глазами от навернувшихся внезапно слез.
   - Знаю, виновата...Мне надо было...
   Я не успела договорить.
   - Только не вини себя. - перебил меня странник.- Чувство вины - одна из самых отвратительных человеческих слабостей. Именно оно ведет к наказанию. Каким образом? Вина не притягивает добрых обстоятельств. Людям присуще валить все на Бога, превратив его в карающую длань. А между тем, вы наказываете себя сами! Только вы и ваше восприятие мира причина всех поражений и неудач! Каждый способен создавать то, во что верит.
   - А силы зла? Разве не они - источник всех бед?
   - Силы зла, говоришь? Х-м... Как почти свято вы верите в них! А они всего лишь -фантомы воображения ! Да, существуют таковые! Но необходимо понять, кем они создаются и кого в первую очередь стараются зацепить. Вы забыли природу происхождения явлений, называемых "добро" и "зло"! Вы сражаетесь сами с собой! Мои слова кажутся непостижимыми? Но только на первый взгляд.
   У меня никак не получалось чисто по-человечески понять, принять и вдобавок ко всему суметь переварить услышанное.
   - Знаете, рядом с Вами я чувствую себя ребенком, блуждающим в лабиринте тайн и загадок.
   Я поднялась, подошла к дереву, прислонилась щекой к шершавой коре, как бы прося его помочь справиться со своим смятением:
   - Не уверена, что смогу выбраться из него в одиночку... Наша беседа похожа на разговор обитателей разных миров...
   - Между тем, как мир един, нерушим и вечен. - тихо отозвался странник. - Разница мировосприятий... всего-навсего...
   - Для вас тайн будто вовсе не существует, для нас- повсюду... И величайшая из них- жизнь... Её смысл... Мы ищем его вечно... Встретив Вас, невольно задаёшься вопросом: кто я ?.. А Вы... Откуда Вы? И кто?...
   - Садись...- приглашающий жест в сторону ствола поваленного дерева.- Сядь и послушай. Это притча и только. Какой-то мудрец попытался донести до вас ответ на твой вопрос. Его задает каждый хотя бы раз в жизни...
  
   Когда Бог создал человека, то испугался: "Если человек узнает обо мне, то станет таким же, как я - Богом! Нельзя, чтобы он нашел меня просто так! Что мне делать?"
   Бог позвал ангелов и стал с ними советоваться. Но никто ничего не мог придумать.
   - Если я спрячусь на вершине самой высокой горы, то настанет день, и человек заберется на неё, - рассуждал Бог. - Если я спрячусь под землей, то наступит день, и человек найдет меня там. Если я спрячусь в море, то настанет день, и человек изобретет способ проникнуть в море. Если я спрячусь на небе, то придет время, когда человек изобретет способ подняться на небо, и я буду обнаружен. Если даже я спрячусь на другой планете, то придет время, когда человек доберется до неё! Что мне делать?
   И тут один ангел, который всё время молчал, предложил Богу свою идею, от которой Бог пришел в восторг. Ангел посоветовал Богу спрятаться внутри человека. Человек никогда не изучит себя до конца, а тем более, не будет там искать Бога.
  
  
  
   Молчание, повисшее между нами, показалось вечностью.
   -Хотите сказать...
   Я не успела продолжить.
   - Подойди к зеркалу, загляни в его глубину не как обычно, бегло оглядев своё лицо. Попытайся разглядеть в глубинах зазеркалья незнакомку, иную себя... Узнай кто ты есть, наконец. Пойми, что ты- это нечто гораздо большее, нежели простое отражение...
   Он протестующе поднял ладонь, как бы запрещая задавать мне встречный вопрос:
   - Не спрашивай меня ни о чем. Вернись к себе ...Этот путь только твой.
   Я молча повернулась, чтобы уйти, бросив на него растерянный взгляд. Потом понуро опустила голову: в глубине души чувствовала -не хочу. Трудно понять почему, но мне было жаль покидать чудаковатого странника. Осталась какая-то недосказанность... В окружающем меня пространстве витала тайна, а я уходила ни с чем. Однако разум продолжал душить меня своим смятением от неприятия и непонимания происходящего. К тому же, он упомянул Олега, затем ловко ушел в сторону, переключив мое внимание на загадку бытия, якобы таящуюся во мне самой. Зачем? Чтобы окончательно сбить меня с толку?
   Я сделала несколько шагов в сторону. Что -то заставило меня оглянуться: странник стоял и грустно смотрел мне вслед.
   - Прощайте, - едва слышно прошептали губы. - Странный разговор вышел. Не знаю, что и думать...
   - Это не разговор вовсе.
   - ?
   - Так. Предисловием можно назвать...
   Я удивилась. А чего ещё ожидать? Именно этот вопрос и был озвучен независимо от моего желания. Я не хотела больше никаких предисловий, прологов и эпилогов.
   - "Сказка будет впереди". Так надо понимать? Если я захочу её слушать. Мне кажется для меня и предисловия более чем достаточно...
   -Обещаю, "сказку" сократить до минимума, а, если не увлечет, вообще оборвать на полуслове. Но советую все же послушать, хотя бы начало. Идет? Иначе цель моего паломничества сюда - пустая брешь. Не хотелось бы увидеть столь бессмысленный финал нашей встречи. Я здесь вовсе не за тем. Позволь постучаться ещё раз в твое сердце. Присядь, соберись, оставь иронию и скептицизм. Считай, что ты уже в "сказке". В ней все по- настоящему. И мир кружится вокруг твоих желаний... Но, главное, есть возможность исправить то, что ты считаешь безнадежностью, вернуть назад казалось бы навсегда потерянное...
   Я видела, он спешил. Нет, не побыстрее от меня избавиться. Наоборот, он явно желал, чтобы я оставалась как можно дольше.
   Интересно, зачем?
   И я осталась.
   ------------------------
  
   -Время... Что есть время?
   Странный поворот!
   Инстинктивный взгляд на наручные часы. Спохватилась, смутившись. Улыбнулась. В замешательстве пожала плечами.
   - Отсчет в первую очередь, не так ли? От и до? Коридор, линия, понимай, как хочется или как больше нравится. Обыкновенный будний день забывается, размазываясь временем, сливается в непрерывный поток обыденности. Если же иной день подарил тебе невзначай тяжкую скорбь или необычайную радость, он непременно застревает в памяти, мучает или, наоборот, согревает теплом прошлого. Свершившиеся события остаются вчера, уходят безвозвратно, разделяясь настоящим, точнее, мгновениями, которые подвластны земным меркам, лишь условно- минуты, секунды, то, что вы вынуждены были сотворить, чтобы как-то держать под контролем этот ваш непрерывный, неумолимый поток. А что у нас впереди? Конечно же, будущее. Пугающее, неизвестное, туманное и, главное, непредсказуемое.
   - А что, на самом деле всё иначе? На мой взгляд, Вы изложили суть понятия верно. Только вот... - Я приумолкла, задумавшись. Минута, вторая... Он ждал. Ждал, продолжу ли я начатую мысль или остановлюсь на полуслове.
   Я всё же решила продолжить. Нахлынувшие мысли рвались на волю.
   - Мне кажется...- я запнулась. - Я думаю... Не для всех время является таким, каким вы только что описали мне. Видите ли... Не знаю, поймете ли... В общем, оно у каждого свое. Кому-то оно, как говорится, на руку, а кого-то скручивает в бараний рог. Для меня время - жестокий мучитель, оно отдаляет...
   - Нет! Как говорится "на руку" вы сами себе делаете, и в бараний рог себя нещадно крутите тоже сами! Вы боитесь ответственности...
   Моя ответная реплика так и не была озвучена - я попросту не смогла ничего произнести. Боялась: что бы не сказала- всё не то. Странник воспринимал мир, реальность, время и всё, что с ним связано, совершенно в ином ракурсе. Насколько мы были разными! Но, несмотря ни на что, я ощущала не поддающееся здравому смыслу родство, будто когда-то... "Этого не может быть!"- одернула я себя.
   - Отчего же? Быть может всё, что угодно... Впрочем...Вернёмся к начатому.
   Ты занята в СМИ. Ваши научные статьи часто, а особенно последнее время, затрагивают тему параллельных миров. Не слишком удачное определение, ну да ладно... Вам известно, что их бесконечное множество, и они тесно связаны с многогранностью вашей реальности, с трудом поддающейся четкому осмысливанию в мире земном? На первый взгляд она проста и понятна и, главное, привычна, не так ли? Но только на первый взгляд.
   -Я редко читаю научные статьи, но, само собой разумеется, сталкивалась с понятием параллельных миров. Всего лишь понятие не более ... Кому довелось побывать хотя бы в одном из них или, на худой конец, ощутить каким либо образом их присутствие в нашей жизни? То же самое и о времени: пока ещё никому не удалось изменить его размеренный, четкий ход.
   - Да, исходя из ваших представлений, время- неумолимый властелин жизни, оно правит судьбой, сопровождая вас до самой смерти. Но, несмотря на подвластность законам времени, вы многого не знаете о нем.
   - Вот как?
   Странник покачал головой:
   - Именно. Вы представления не имеете о том, как время связано с вашим сознанием. Понимание множественности реальностей - ключ к пониманию времени.
   Он остановился, словно давая мне передышку, возможность осмыслить услышанное.
   Мы долго сидели в тишине. Я перестала различать привычные звуки: шорох трав, плеск воды, стрекот кузнечиков. Мир будто замер в безмолвном ожидании. На мгновение почувствовала, будто пространство вокруг изменилось. Такое случается порой, если полностью отгородиться от повседневной суеты и постоянно досаждающих мыслей, живя только данным моментом и ничем более.
   Тот же пейзаж, те же свисающие ветви берез, старые надгробия. Однако ощущаешь присутствие чего-то иного: изменилось мое восприятие.
   -Права, именно восприятие, а затем...-голос странника вернул меня из волшебства переживаемого момента. - Впрочем, давай все же о времени...
   Я молча кивнула.
   - Каждый пережитый нами миг вечен, он существует, застыв в бесконечности коридоров времени. Воспринимай его не линейно, а, скорее, сферически, где бесчисленное количество линий-коридоров замыкаются, пересекаясь между собой. Тогда прошлое не убегает навсегда, оно в настоящем, ровно, как и будущее.
   Мои брови поползли вверх, я негодующе затрясла головой:
   - Этого не может быть, невозможность существует в нашем мире испокон веков! Мне ли этого не знать!
   -Не хочешь знать, поэтому не знаешь. А ведь наверняка слышала о Филадельфийском и Монтоукском экспериментах! Это не выдумка и не очередная попытка создания новой сенсации. Человек всегда мечтал о сотворении машины времени. Ни одна мечта не рождается из ничего, ни одна мысль не приходит ниоткуда.
   Знаменитые эксперименты... Их жертвой стало множество людей, в ходе проведения попавших во вневременное пространство. Выходит, манипуляции со временем возможны. Большая ошибка- делать ставку на технику, не имея представления о возможностях человеческого сознания. Отсюда и непредвиденные трагические последствия. Но, несмотря на все недочеты и ошибки, вывод напрашивается сам собой: перемещения из одной реальности в другую возможны; а время, оно линейно лишь в вашем представлении, превращенном в закон...
   -Но нет никаких доказательств!- возразила я. - Все похоже на сказку, подстроенную под нашу жизнь.
   - Доказательства? Ты хочешь доказательств?
   - Вы не перестаете меня шокировать! Неужели они у Вас имеются?
   -Хочешь на себе испытать эффект обратимости времени и воочию убедиться в существовании альтернативных реальностей?
   Я остолбенела. Стояла и смотрела на него в упор не в силах выдавить из себя ни единого членораздельного звука. Как воспринимать его слова? Буквально? К чему ведут все его уловки?
   - Это не уловки вовсе.- в который раз странник ответил на мои мысли.
   -Постоянно забываю: от Вас ничего не скрыть. Я даже думать опасаюсь!
   -Для меня не существует твоего безмолвия, ведь я... - он осекся, словно вовремя о чем-то спохватился.
   -Я здесь, чтобы помочь тебе... Тебе и ...Олегу...
   Имя! Как магия заклинания! Безмерно дорогое! Оно пригвоздило меня к месту. Кончики пальцев, и те оцепенели.
   Окружающий мир поплыл перед глазами, кроны деревьев закружились в непрерывном, убыстряющем скорость хороводе, облака изображали воздушную карусель.
   А я... Я неслась от себя прочь ...
  
  
   -Оттуда не возвращаются,- упрямо повторила я, неотрывно глядя в иконописные
   лучистые глаза своего странного собеседника.- Простите, но Вы просто не в себе. -Здравый смысл... Вы не имеете о нем представления.
   - С вашей точки зрения ... Я не навязываю тебе дешевый фокус. Отнюдь. Все вовсе не так, как ты себе вообразила. Представь где-то за пределами пространства и времени, за пределами ваших представлений о мироздании в вечности существует момент, один из бесконечного множества. Там Олег уже вышел из своего автомобиля и направился...
   -Направился куда?- прошептали мои губы.
   - Да всего лишь к придорожному киоску, не суть зачем, просто был сделан шаг, тот, что выбрал он.
   -Он? Такое не выбирают!
   -Человек - никогда, выбирает дух, высшее проявление...
   -Бред! Дух, душа. Разве мы не одно целое?
   -Ты считаешь, что ты вот она вся без остатка. А как же застывшие моменты? Застывшие -понятие более близкое вашему восприятию, на самом деле все находится в движении, только движение это далеко от ваших представлений, заключенных в рамки линейности. Так как? Там тебя уже нет? Тогда, скажи, отчего твои мысли постоянно возвращаются к ним, ты многократно проживаешь их в своем воображении, порой меняя не полюбившийся сценарий, прокручиваешь его в голове, мечтаешь, а потом говоришь: "Ведь все могло бы быть иначе"? Где берут свое начало такого рода мысли? И почему мечты не облекаются в плоть?
   - Потому что мечты и только...
   - И только? Нет мечты без возможности её исполнения... Хочешь своими руками исправить то, что считаешь непоправимым? Не задавай вопросов, не требуй доказательств. Просто положись на себя и следуй за мной.... Заглуши голос рассудка, открой сердце - там много неизведанного тобой, поверь. И знай: чудо- это то, чему вас не научили...
   Он подошел, опустил руки мне на плечи. Долгий и пристальный, но в то же время теплый и любящий взгляд. Так смотрят на очень дорогое для тебя существо. Он успокаивал, вселял надежду, изгоняя неверие и безнадежность. Взгляд мага, для которого не существует тайн и загадок. Глаза, повидавшие все с сотворения мира...Незнакомые, но бесконечно родные.... Почему меня посетила эта мысль?
   -Олег ушел три года назад третьего августа, не так ли?
   Меня словно окатили ледяной водой. Я вспомнила, как Ольга Николаевна, вальяжно развалившись в кресле, произносит роковые слова: "... погибнуть вот так... он собирался жениться". Помню, как подкосились ноги, как вдребезги раскололись все мои мечты и чаяния...Мир закружился в бешеном темпе, опрокинулся, а потом застыл... Для меня уже навсегда...Можно ли мечтать о человеке после его ухода? Как оказалось, да. И ревновать тоже...
   -Чувства не меняются...
   Я уже не удивлялась- страннику было известно всё.
   - А теперь слушай внимательно. Третьего августа сядешь на автобус до Березкино.
   "Березкино...Совсем в другую сторону от Зотовки."- вспомнила я.
   - Верно.- подхватил странник мою мысль.- Так вот, попроси водителя остановить на сорок шестом километре. Запомни, на сорок шестом... Есть такая остановка. На ней редко кто выходит: место глухое, безлюдное, лес кругом и до деревни далековато. Но ты выходи, не бойся.
   Совсем недалече увидишь прогалину меж деревьями, ныряй в неё. Тропка едва заметна, она и приведет тебя куда нужно. Не стоит ничего опасаться, захочешь - не заблудишься. К избе рубленой выйдешь- считай, добралась. А там...
   Я выжидающе смотрела на него. Интересно, что ждет меня "там"? Однако, странник проигнорировал моё любопытство, засуетившись в поисках чего-то в зарослях ежевики. -Вот держи.- он сунул мне в руку полусгнившую палку с обломанным, заостренным концом. - Тебя Катя Зотова за живое задела. А ведь неспроста. Видишь, как всё сходится? Подойди-ка сюда. - он указал мне на едва заметный холмик густо поросший травой. - Вот здесь траву разгреби и копни палкой.
   Я нерешительно подошла, удивленно осмотрела место, на которое указывала его рука:
   -Зачем?
   - Увидишь...
   Я начала разгребать траву, частично вырывая её с корнями.
   Острый конец палки вонзился в землю. Мягкие комья земли полетели во все стороны.
   Меня охватил азарт кладоискателя. Чувствовала, что ещё одна тайна стоит на пороге, ожидая, когда приоткроется завеса, скрывающая её доселе от глаз людских.
   Я остановилась- что-то блеснуло на кончике ветки. Показалось? Осторожно стряхнула с палки налипшую землю. Ничуть не бывало - рука наткнулась не гладкий предмет. Я подхватила его ладонью, разжала пальцы и ахнула скорее от восхищения, чем от неожиданности - старинное кольцо! Оно было поистине великолепно: два сердца, усыпанные мелкими алмазами, вкрапленными в ажурный рисунок, а в месте их соединения - большой бриллиант необычной продолговатой формы. Он блестел в лучах заходящего солнца, разбрызгивая разноцветные искорки,- символ крепости и нерушимости уз, связывающих эти сердца.
   Я осторожно стряхнула остатки земли кончиками пальцев и, как завороженная, едва заметной сменой положения руки в пространстве изменяла угол попадания света на мелкие алмазы, отчего те, подмигивая мне, играли и переливались всеми цветами радуги. Это занятие полностью поглотило меня. Я не могла налюбоваться на кольцо, чувствуя, что грежу наяву...
  
   - Кольцо предназначалось Екатерине Зотовой...- голос странника неожиданно раздался за моей спиной.
   - Вот как?- я резко обернулась, глядя на него с нескрываемым любопытством.- А как оно очутилось здесь?
   - Её жених мечтал надеть его на руку своей любимой, но... Впрочем, тебе известно, чем закончилась их грустная история. Он подарил-таки кольцо своей невесте, только далеко не так, как миллионы раз представлял себе в своих мечтах. Оно дождалось тебя...
   Он взял кольцо из моих рук, и ... не успела я моргнуть глазом, как оно уже сверкало у меня на пальце.
   -Нет!- я с негодованием сдернула кольцо. - Оно принадлежит не мне! Я не имею права...
   - Имеешь! -перебил мою гневную тираду странник. - Причем, только ты!
   Я отрицательно замотала головой, наклонилась и положила кольцо на прежнее место, в раскопанное мною небольшое углубление на могиле Екатерины.
   - Бытует поверье: ничего не носи с кладбища- счастье унесёшь...
   К чему сказала- сама не знаю. Просто нужно было что-то сказать.
   Мой странный собеседник лишь улыбнулся в ответ:
   - Поверье, говоришь? Раз считают, так оно и будет...
   - А что, бывает иначе?
   - Бывает... Причина не в примете, а в вашем отношении к ней. Вера материализует ...
   Кстати, налицо пример создания негативной реальности. А пока закопай колечко, да на всякий случай место приметь...
   Я засыпала ямку, прикрыла травой. Потом отыскала необычной формы камень, невзрачный на вид, но приметный, отдаленно напоминающий грубо вытесанное распятие, положила его поверх. Закончив, выпрямилась. Странник стоял напротив, глядя на меня спокойно, немного грустно.
   - Что ж, до встречи...- промолвил. - Жду тебя. Помнишь, когда?
   - Эту дату забыть невозможно... А Вы что, уже уходите?- спросила я растерянно.
   -До встречи...- будто шепот пронесся по кронам деревьев, тут же превращаясь в дуновение ветерка.
   Внезапно очнувшись, я огляделась по сторонам. Меня поразили тишина и безмолвие старого погоста.
   Странник...
   Взгляд моментально пробежал по округе.
   В этом давно заброшенном, всеми позабытом месте я оказалась одна....
  
   Глава 12
  
  
   Наверное, я заснула, но если и заснула, то не надолго. Встрепенувшись, неожиданно распахнула глаза, будто кто-то будил меня. Поняла, что проснулась не от звуков, а, скорее от движения. Занавеска, раздуваемая порывами ветра, причудливо извиваясь в ярких всполохах света, разрывающих кромешную тьму грозовой ночи.
   Я полулежала, свернувшись калачиком в уголке дивана, поджав под себя озябшие босые ноги. Голова неуклюже устроилась на подлокотнике. Очередная вспышка молнии высветила время на циферблате старенького будильника- полночь. Рокот грозы становились громче и громче. Разбушевавшаяся стихия, порожденная капризами природы, отвоевывала свои права у тихого, теплого летнего вечера- наступило время её разгула.
   Я машинально вскочила с дивана, зажгла свет. Долго смотрела в пространство перед собой, пытаясь собраться с мыслями. Внезапно меня осенило- я видела сон, необычный, четкий, запоминающийся . Помнила каждое слово, каждую деталь, помнила даже запах ветра, пахнущий луговой зеленью и речной водой.
   Глаза странника...
   А сон ли это? Сознание, словно выбираясь из тугого кокона, пробуждалось, всё явственнее давая понять, что необычная встреча на заброшенном погосте отнюдь не ночной мираж.
   Я вспомнила всё: странника, кольцо Екатерины, наш разговор, моё неприятие, вернее, непонимание, а, главное, обещание чудаковатого старца... Обещание, от которого защемило сердце.
   Сейчас, когда я очнулась в привычной обстановке у себя дома, его предложение показалось мне полным абсурдом. Оно шло в разрез с моими устоявшимися и, казалось бы, непоколебимыми представлениями о мироздании. Всё, что я знала, я знала с детства, воспринимала мир под призмой этих знаний, общеизвестных, общепринятых и не подлежащих ни малейшему сомнению.
   Чудаковатый старик! Считает время обратимым! Сказал, что невозможность исправима! От этой мысли сердце сжалось в болезненный комок, пропустило один удар, а потом зачастило, словно загнанный в ловушку зверек.
   Безжалостный странник! Зачем ты так, зная наперед, какую бурю порождаешь своими словами? Обещаешь чудо? А от мира ли ты сего? Сомневаюсь...
   Я снова положила на подлокотник голову. Бессмысленно перебирая кисти пледа, вперила взгляд в несуществующую точку в пространстве, мысленно сфокусировалась на иной реальности, той, что была моей спутницей три с лишним года назад. Там был Олег.. Я перебирала в памяти наши нечастые встречи, случайные и неожиданные. Каждая из них в первый момент вспыхивала ярким фейерверком праздника, потом искры гасли, оставляя за собой чувство горькой опустошенности - мы опять разминулись, даже не сделав попытки приостановиться на мгновение. С каждой такой встречей-расставанием что-то безвозвратно уходило, так и не состоявшись...
   Теперь я поняла, как счастлива была тогда, даже не подозревая об этом. Счастлива, несмотря ни на что... Почему мы не ощущаем счастья в настоящем и, мысленно возвращаясь в прошлое, вдруг обнаруживаем, что вот оно было, а мы прошли мимо, не замечая, что оставили его позади, ушли, даже не подумав оглянуться?
  
   Я сидела и слушала грозу. Оглушительные раскаты грома, казалось, вдребезги разносят
   окружающий мир. По крыше сначала редко, потом всё чаще и чаще, забарабанили капли дождя. Грозовые воды, они несут в себе особую энергию, сильную, будоражащую, наполненную магией небес...
   Я поняла, что эта ночь не такая, как все. Как будто услышав зов, я встала, подошла к двери, распахнула её настежь, сбежала по мокрым ступеням, даже не удосужившись обуться. Пелена дождя накрыла меня с головы до ног. Вода и беспросветная тьма.... Яркая вспышка молнии на кратчайший миг вырвала из темноты сюрреалистическую картину -знакомый пейзаж в электрическом свете.
   С каждым всполохом между мной и небесами происходил незримый обмен энергиями, постепенно приводя в равновесие мои эмоции и чувства. Не пойму почему, но именно тогда, под беспрерывным потоком дождя смешавшегося с мистической силой грозы, слова странника больше не казались мне бредом заблудшей души, в те магические мгновения жизни я поняла, что всё так и должно быть. Именно, как он говорил, а не иначе. Или всё сущее лишится своего смысла...
   Я подняла лицо, позволяя небесному потоку омывать меня всю: голову, руки, тело... Слияние двух стихий, моей и небесной, казалось почти неземным блаженством. Я растворялась в ней, впуская в сердце небо ....
   Долго стояла вот так, полностью раскрывшись, отдаваясь и отдавая одновременно... Эти действия напоминали своеобразный языческий ритуал, затерянный в глубине веков. Стихия грозы на время вернула его из прошлого и подарила мне...
  
   Гроза отступала, гулкие удары грома слышались где-то вдалеке. Очередная вспышка небесного огня выхватила стоявшую под березой фигуру. Мгновение- и опять беспросветная тьма...
   Что до меня- я не успела даже испугаться, просто стояла и ждала ... Напрасно - следующий всполох осветил пустое пространство. А что, если странный силуэт мне всего лишь привиделся? Возможно, всё дело во мне, вернее, в моём рассудке? От этой мысли мне стало не по себе. Легкая дрожь пробежала по всему телу, я поняла, что сильно озябла, а ещё... Но что? Что ещё? Разум сводил меня с ума, предлагая всевозможные толкования происходящего.
   Я рванула в сторону бани, дрожащими руками включила лампу над дверью, осветившую часть двора. Опасливо метнула взгляд в сторону березы- никого! Только тихо накрапывал дождик, монотонно шурша по крыше дома. Гроза умчалась прочь, оставив после себя разлившийся в воздухе аромат озона и мокрой земли.
   Юркнув в баню, с наслаждением вылила на себя два ушата горячей воды, стараясь отогреть озябшее тело. После растерлась мягким полотенцем, завернулась в теплый халат и, отыскав в углу пару сухих галош, прошлепала по мокрой траве к дому.
  
  
   Я лежала в темноте, зарывшись в теплый плед. Сон, как обычно, убегал прочь, галантно предлагая раздумьям и воспоминаниям вновь помучить меня этой ночью.
   Кап- кап-кап...Я только сейчас обратила на эти звуки своё внимание. Раздражающие и монотонные, они начинают по нарастающей выводить из себя. Сама виновата- плохо затянула кран на кухне. Резко вскочив, стукнула кончиками пальцев по кнопке выключателя настольной лампы... По комнате разлился мягкий, приглушенный абажуром розоватый свет.
   Разделавшись с надоевшим краном, вернулась в комнату, отдернула занавеску- на темном небе, подернутом полупрозрачными облаками, кое-где мигали звезды. От внезапно налетевшей грозы не осталось и следа.
   Я распахнула окно- свежий поток ночного воздуха, благоухающий ароматом влажной земли и трав, ворвался в комнату. Как редки такие моменты в нашей жизни! Ты прикасаешься к той звезде! И к этой!... Вся вселенная с её безграничностью принадлежит тебе, и ты- её часть, неотъемлемая, вечная. И, как и ей, нет тебе начала и конца...
   Куда прячутся эти чувства в повседневности, суете, бесчисленных заботах и делах, когда твоя суть сжимается в крошечный комочек и не ощущает себя далее, чем на расстоянии, охватываемым взглядом?
  
   Постепенно небо начало светлеть. Я поняла, что слишком засиделась- не заметила, как предрассветный холод снова пробрал меня чуть ли не до костей. Снова завернувшись в теплый плед, решила походить по комнате и согреться, растирая на ходу закоченевшие руки от самого предплечья до кистей.
   Взгляд уперся в старомодный комод, забитый ненужными вещами: бельем, старыми учебниками, поношенной одеждой, всевозможными безделушками. Я выдвинула один из ящиков- косметика, какие-то таблетки, заколки, расчески. Хлам, одним словом. Взгляд остановился на колоде Таро.... Сердце тяжело заныло...
   Три года....
   Три года я не брала их в руки, чтобы испытать судьбу.
   Три года назад в этом отпала необходимость.
   Воспоминания обожгли мозг. Когда-то с их помощью я пыталась уяснить скрытый смысл и вникнуть в причины и следствия происходящего, понять и охватить взаимосвязь тех или иных событий, поднять завесу, скрывающую от нас будущее, проследить развитие различных ситуаций.
   Глаза странника снова смотрели на меня, каждое слово отпечаталось в памяти, как на магнитофонной записи.
"Если б вы осознавали, что душе известно всё ... прошлое... настоящее... будущее"
   Что же такое карты? Быть может, инструмент, настроенный на нашу душу, на способность слушать её подсказки и распознавать её голос.
   Как завороженная я смотрела на заветную колоду. Трудно поверить- каждая карта лежала именно в том порядке, как была положена на это место три года назад. Магия времени... Это было ещё до.... Даже мысленно не могла произнести страшное слово-приговор, означающий конец не только его, Олега, жизни, но и моей тоже, пусть совершенно в иной интерпретации....
   Я позабыла обо всем, видя перед собой только старую колоду Таро. Скорее увидела, чем почувствовала, как рука помимо моей воли выпросталась из-под пледа и потянулась к ней. Указательный палец на мгновение задержался в сантиметре-двух от карты лежащей сверху. Стоит ли?
   Легкое, едва ощутимое касание- встреча с прошлым...
   Немного помедлив, я положила ладонь на колоду, прислушивалась к ощущениям.
   Три года, окрашенные в серо-черные тона... Годы безнадежности, пустоты и бессмыслицы...Краски жизни, они словно заблудились там, между арканами, чашами, денариями, мечами и жезлами.
   Вспомнила, как в последний раз раскладывала их. Это был короткий способ на отношения между людьми.
   Что выпало тогда?
   Какая разница! Нет смысла вспоминать....
   Я почувствовала тепло в ладони, лежавшей на колоде. А еще теплые живые струйки, покатившиеся по щекам, непрошенные, как обычно, и не желающие вовремя остановиться.
   "Позволь себе эту маленькую слабость, ведь ты одна..."- шептал внутренний голос. Позволить всплакнуть по привычке или...
   Слезы... Какой в них прок? Кончиками пальцев смахнула с глаз предательскую влагу, достала из кармана халата носовой платок, вытерла щеки.
   Рука решительно взяла колоду. Так и есть-Старшие Арканы аккуратно отделены... Отложив оставшиеся пятьдесят шесть карт Младших арканов, взглянула на карту лежащую сверху. Меня обдала волна жара- тринадцатый аркан "Смерть"! Три года он сопровождал меня, неусыпно следя, является ли моя жизнь именно тем, что изображено на нем, и соответствует ли она его беспощадному толкованию- символ перехода их одной формы в другую. Я не стала читать подробности у Кроули. Нет нужды. Всё и так предельно ясно: моя жизнь действительно поменяла форму, превратившись в живое подобие физической смерти.
   Внезапно на меня накатило непреодолимое желание перетасовать колоду, причем как можно тщательнее.
   Я занесла руку...На мгновение она застыла в нерешительном жесте- три года двадцать два аркана покоились именно в этом порядке, всё это время мои руки не касались ни одного из них.
   Долой наваждения прошлого! Секунда на раздумья, и мои пальцы с проворством жонглера перемешивают колоду, бросая карты то назад, то вперед.... Символическая попытка переворошить жизненные ситуации, последовавшие за роковым событием. Возможно, на уровне подсознания так оно и было.
   И вот двадцать два старших Аркана покоятся на моей левой ладони. Я накрала их правой...
   Не глядя, наугад вынула три карты...
   Итак, что у нас?
   Пятнадцатый аркан "Дьявол". Изображение самого олицетворения зла- дьявол с трезубцем, во лбу которого горит символ Антихриста- перевернутая пентаграмма. Победа темных сил человеческой души... Всё предельно ясно.
   Вторая карта "Суд" с изображением людей, стоящих на краю раскрытой могилы. Это воскресшие из мертвых. Толкуется как довольно серьёзное изменение жизни, в скобках я прочитала значение- "Возрождение, Пробуждение мертвых, Ангел". Я недоуменно пожала плечами. А что говорит Кроули?
   " Пусть каждое действие будет актом любви и поклонения. Пусть каждое действие будет указом Бога. Пусть каждое действие будет источником сияющей славы."
   И все же Ангел... Уж не странник ли?
   Взгляд упал на последнюю, третью карту. Двадцать первый аркан - "Мир". На нем изображена женщина, которая в облаке звездной пыли летит по просторам вселенной. В её руке два жезла- любви и мудрости.
   "Мир" символизирует духовную победу человека над своими инстинктами и темными желаниями, земными привязанностями и страстями, способность правильно распорядиться собственной судьбой и судьбой окружающих.
   Но более всего меня заинтересовала трактовка Кроули:
   "Считай время и все обстоятельства слугами своей воли,
   Предназначенными предоставить тебе вселенную в форме твоего плана".
   Я задумалась, вспоминая недавнюю встречу на старом погосте.
   Странник, его слова... Невозможно не почувствовать их сходство с тем, что мне только что довелось прочесть в книге Таро...
   Долго, не отрывая взгляда, смотрела на лежащие передо мной карты...
   Почувствовала, как благословенная дремота потихоньку накрывает меня. Собрала Старшие Арканы, положила их в общую колоду и выключила настольную лампу. В комнате было почти светло- июльское утро приходит рано. Однако это обстоятельство не помешало мне провалиться в бездну сна, спокойного, тихого, без сновидений и призраков прошлого.
   Последняя мысль вяло с растяжкой проплыла в голове: " Считай время и все обстоятельства слугами своей воли...."
  
  
   Глава13
  
   Меня разбудила знакомая мелодия мобильника. Она ненавязчиво, но упорно вторгалась в сознание, заставляя окончательно покинуть мир сновидений. Сегодня этот мир был восхитителен... Яркие краски необыкновенно красивого сада, прекрасный дом, где я счастлива и свободна. Такая свобода случается только во сне. Свобода и любовь в прекрасном дуэте!
   Как часто последнее время я просыпалась, цепенея от ужаса. Кошмар охватывал меня между сном и явью в пограничном состоянии, заставляя бешено колотиться сердце. Проснувшись, я подолгу приходила в себя...
   Впервые за три года я наслаждалась сном, не желая возвращаться. Мне не хотелось расставаться с чудесным садом по ту сторону бытия, меня не отпускал прозрачный воздух, нежный шелест листьев и необыкновенное чувство обретения себя, которое отсутствовало в моей реальности. Неужели у этой реальности есть альтернатива? Где она? Почему теряется, как только я перехожу на привычный уровень сознания?
   Звонок повторился. Долгий, настойчивый. Я знала, кто звонит, и не могла проигнорировать вызов.
   - Андрей, доброе утро!
   - Добрый -то, добрый, увы, уже день! Прости, кажется, я не вовремя! Ты отдыхала, так ведь? - он замялся, но я знала - Андрей не позвонит просто так.
   - Андрюш, выкладывай, что произошло?
   -Ты уж прости- не даю я тебе отдохнуть. - рассмеялся он. - Вернее, не столько я, сколько наш новопреставленный Гусёк. Слишком рано с того света о своих грехах завыл. Будто исповедаться решил, а, скорее, голову всем поморочить.
   -О чём ты?
   Андрей порывисто вздохнул. Вздох получился какой-то взвинченный. Я поняла- у него есть что рассказать.
   - Рита, -голос Андрея звучал, как пулемётная очередь.- Тут такие факты прут, ушам не поверишь и глазам, между прочим, тоже!!! Не ожидал, что всё закрутится так скоро, без прощальной паузы, так сказать! Но кому-то от создавшейся ситуации шибко тошно стало. Не трудно догадаться, конечно. Наследили крепко. Только факты, выложенные кое-кем, не по телефону- зарядки аккумулятора не хватит. Короче...
   - Приезжай. - рассмеялась я.- Хорошо. Когда?
   - Вопросик!!! Да чем скорее, тем лучше! Ты уж извини- продыха тебе не даю, но надо, понимаешь? Не каждый день такие вот фортели наш криминал выкидывает! К счастью...
   -Понимаю, конечно! Считай, что уже еду!
   - Вот и ладушки! А насчет отпуска не беспокойся! Я к нему ещё недельку приплюсую- за вредность.
  
   Час спустя я зашла в кабинку лифта, нажала привычную "шестерку", дверца захлопнулась, лифт тронулся, унося меня от неги солнечного дня, плеска воды, запаха луговых трав, развалин церкви и воспоминаний о необыкновенных, лучистых глазах старца, встреченного вчера на старом погосте.
   Итак, что же за сюрприз преподнес пресловутый покойный Гусёк, в миру Василий Лукич Частик? Рыбкина фамилия.... Откуда взялось это его нелицеприятное пернатое погоняло Гусёк?
  
   -Танюша привет!
   -Ой, Маргарита Михайловна, наконец-то! - она многозначительно кивнула в направлении кабинета главного редактора.- Не одна я заметила- Званцев к Вам проникся особым доверием! И не только доверием...- она заговорщически подмигнула. - Нам ни слова! Взвинчен с самого утра! Заходите, ждет...
  
   -Т-а-а-к...- протянул Андрей. - С чего бы начать? Пожалуй, с предисловия, довольно немногословного, но достаточно интересного, я бы сказал. Вот смотри.
   Он достал из папки три фотографии и подобно карточному фокуснику, веером раскинул их на поверхности стола.
   Мой взгляд остановился на первой, крайней справа. Вне сомнений- это наш неугомонный новопреставленный . Кличка в отличие от фамилии очень даже себя оправдывала, причем сполна. Сразу напрашивался вопрос: причём тут какая-то рыбешка? Его удавообразная непропорционально длинная шея, торчащая из воротника дорогой бутиковской рубашки, подпирала топорно вырубленную уголовную физиономию с маленькими, заплывшими глазками, глядящими на меня в упор. Пустой, ничего не выражающий, стеклянный взгляд обдавал потусторонним холодом. Выражение лица тупое без намека на малейшие проблески интеллекта. Единственное, что можно было по нему прочесть- наровское прошлое в приснопамятные "застойные" времена застыло печатью на его грубом фасаде: Частик большую часть своей сознательной жизни провел в местах не столь отдаленных.
   Андрей молчал, замерев в ожидании, а я вдоволь налюбовавшись на покойного Васятку, перевела взгляд на следующую фотографию.
   -Сюрприз, Андрюша! Красавица и чудовище, как в старинной сказке.
   Андрей терпеливо молчал...
   Что ж, продолжим созерцание. Девушка, смотревшая на меня с фото, была чудо как хороша. Что-то от Лопухиной кисти Боровиковского... Совсем не сложно отличить природный дар красоты от искусно вырисованных визажистами масок, глядящих на нас с обложек глянцевых журналов- стоит всего лишь представить их без макияжа.
   На одной из бровей девушки дешевый пирсинг- дань скоротечной моде. Он несколько портил общее впечатление. Девочка, Бог одарил тебя внешними данными сполна, неужели так необходимо внести грубый штрих в неповторимую прелесть своего лица? Впрочем, не мне решать. Итак, пирсинг говорил о многом, тем более такой- несуразная железяка, вогнанная в плоть. Девушки из так называемого "высшего" общества, как правило, не позволяют себе подобное, за редкими исключениями, конечно.
   В остальном -совершенство, но для меня пока только внешнее: я впервые видела это лицо.
   Кто же на последней фотографии? Ах, Андрей, наша красавица оказалась среди двух чудовищ!
   На сей раз я разглядывала представительницу женского пола, дебелую тетку, очень напоминающую лоточных торговок былых времен, торговавших в людных местах пирожками "с котятами". Отекшие глазки -щелочки, безобразно вывернутые губы, бесформенное и одутловатое, по всей вероятности от баловства "градусами", лицо с рыхлой пористой кожей.
   Я переводила взгляд попеременно с одой фотографии на другую, потом на третью, пытаясь уяснить, причем тут молодая красивая девушка?
   - Тетка надо полагать, бывшая пассия Гуська, два сапога -пара... А вот девушка...
   - Если не разъяснить сразу, долго голову придется ломать. Итак, девушка... Молода, красива, не скажу, что образована. Скорее нет, чем да. Но глаз её фейс радует, что греха таить... Не поверишь? Дочурка ... Да, вот как раз этих самых красавчиков! Что думаешь?
   Я почти физически ощутила, как мои брови поползли вверх.
   - Думать в таких случаях достаточно сложно- эмоции мешают! Генетический фокус?
   - Расценивай, как хочешь. Доказать, что это дочь Частика теперь почти невозможно, не труп же эксгумировать. Да и не наша это забота, а то размечтался! А вот её, -он ткнул пальцем в дебелую тетку.- Точно!
   - Проверенный факт? Я бы скорее предположила, что "красотуле" на порог "добрые ангелы" прекрасное дитя, как в сказке положили, а сами, принеся дары, испарились невзначай... Короче, приемыш она скорее всего...Попробуй отыскать хотя бы одну схожую черточку между ними- небо и земля!
   -Согласен, их тоже на ДНК никто не проверял, да и вряд ли у кого такая нужда возникнет. Тут имеет место очень необычная версия убийства нашего Гусачка- бытовуха... Вот и все дела!
   Я передвигала фото девушки от одного предка к другому, пытаясь уловить хоть малейшее визуальное сходство хотя бы с одним из них. Тщетно. Глаза не обманывали меня- сходство отсутствовало.
   Откинувшись на спинку стула, вопросительно взглянула на Андрея:
   - Итак, я вся внимание! - и, не дав ему высказаться, продолжила.- Бытовое убийство, говоришь. Когда-то во славном прошлом среди пьяных друганов такое явление вполне могло иметь место, даже с очень высокой степенью вероятности, я бы сказала. Но теперь... Гусёк последнее время пребывал совсем в иной ипостаси и обретался не среди подзаборных проходимцев. Правда, зарезали его перышком, будто гуся на птичнике, как-то не совсем комильфо для такой важной персоны.
   - Да, девять ударов... А перышко -ход конем. Все продумано заранее, и исполнено - комар носа не подточит. Почерк намеревались создать характерный. Только вот одного не учли: у людей, по крайней мере у большинства из них, мозги-то все же имеются, и не думать они не могут, как ни крути. Впрочем, плевать они хотели на чьи-то думки... Они ещё один козырь подбросили, основной, мотив можно сказать, преступления, причем бытового, а не кабы что.
   - Да, и какой же?
   - Инцестик Гуську приклепали. Вот с этим ангелоподобным чудом, дочуркой его или как... По словам прокурора заяву сделала его бывшая, дражайшая половина, Настасья Агафановна, между прочим, Частик. Разгневанная мамаша разразилась невзначай чистосердечным и, обрати внимание, добровольным признанием. По её словам " похотливого козла" порешили два её сожителя с парой-тройкой пьяных дружков по её слёзной просьбе- за любимое дитятко душа , говорит, сгнила. - он с досадой хлопнул ладонью по стопке чистых листов писчей бумаги, лежавшей не столе.- Подтянуто всё за длинные уши! И подкуплено! Тетку эту всю с потрохами выкупили! Кто, спросишь? Думаю, не трудно догадаться....
   - У тебя есть ещё какие-то сведения?- осторожно спросила я.
   - Копья ломать в судах да адвокатских канторах не наше с тобой дело. Кесарю, как говорится, кесарево. - уклонился от ответа Андрей.- А вот статейку на эту тему от нас уже ждут, причем с нетерпением. Но...-он замялся, отвернувшись к окну. Долго смотрел в одну точку, будто взвешивал что-то в уме.- Понимаешь, Рита...- опять долгая пауза.
   -Что, Андрей? Что мне нужно понять?- не вытерпела я.
   - Ничего нового для себя. Знаешь, разные статейки бывают. Ты у нас мастер, тему можешь закрутить, а после все с носом останутся. Простой фокус - много шума и всё ни о чем.
   - Кажется, догадываюсь, что от меня требуется...
   - Очень надеюсь. - глухо отозвался Андрей.- Никаких журналистских расследований. Только ход дела освети покрасивей...- и совсем тихо добавил. - Вспомни Юру...
   -Андрей, что я слышу?!!! Ты - пасс?
   - Вот именно! Совсем недавно ты думала иначе... Откуда вдруг столь неуместная бравада?- вскипел он.- Ни один из этих мерзавцев не стоит и ногтя на мизинце, не говоря уже о человеческой жизни, а правдой-однодневкой толпу не накормишь, все одно мало будет...
   Андрей тяжело дышал, гладя на меня в упор.
   - Уяснила суть?
   - Да, можешь не беспокоиться...
   Я молча поднялась со стула, развернулась и направилась к двери.
   - Сроки минимальные... - раздалось мне вдогонку. - А материал в твой компьютер сброшу...
   Я опустила голову.
   - Обиделась?..
   Остановившись у порога, резко обернулась и выпалила:
   -А пьяные дружки- душегубы, где они?
   - Откуда мне знать... Предположительно по городским канализациям да незакрытым подвалам расползлись, может, кто из них и ноги из города сделал. Но мы-то с тобой знаем, что никаких дружков в помине не было...
   - Я пока точно не знаю, а вот ты...
   - Пожалуйста, не придирайся к словам!
   - Есть, не придираться!
   Дверь захлопнулась за мной. Сожалею, что слишком громко!...
  
  
  
   Глава14
  
  
   Уже на следующий день я владела полной версией заказного убийства криминального пупка.
   Картина вырисовывалась прямо-таки нелицеприятная: Гуська постигла участь большинства представителей утино-гусячьей породы перед Рождеством- ему перерезали горло, а уж потом нанесли остальные удары для верности или из-за необузданной злости .
   Молодые и недорогие красотки- бессменный атрибут стареющих " мажоров". Неужели из-за одной из них можно учинить такую жестокую расправу? Ах, да, я не взяла в расчет чувства матери! И бывшей жены, между прочим! Праведный гнев или все же...Вот на этом "все же" и сконцентрировались мои мысли. Я была уверена, что в прессе мне придется подробнейшем образом осветить заведомую ложь, подыгрывая каким-то, пока безликим, негодяям. Каким? Наверняка Андрей знает ответ на мой вопрос и даже более того...
   Что ж, придется выложить на страницы печати очередную бредятину, сдобренную пикантными подробностями инцеста.
   Андрей- кремень, а я любопытна. Узнать правду, пусть только для себя самой, стало моей идеей фикс.
  
   Я шла по аллее парка, размышляя над сложившейся ситуацией...
   На моем пути прямо посреди тротуара кто-то оставил, не донеся до урны, пустую бутылку из-под " Белого медведя". Допили и поставили, будто всем в назидание....
   Не отдавая себе отчета, я в сердцах поддела стоящую на пути бутылку заостренным носком туфли. Та подскочила вверх, оглушительно грохнулась об асфальт, жалобно звеня отлетающими в разные стороны осколками.
   - Хулиганка, - проскрипел сзади старческий голос.
   Я не стала оглядываться.
   Что на меня нашло? Неужели душевные неурядицы в конце концов негативно сказываются на нашем интеллекте? Перед глазами всплыл призрак студенческого прошлого- преподаватель философии, монотонно бубнящий себе под нос новую тему: вопрос о первичности сознания и бытия. Учитывая сумбур, воцарившийся в душе, я с удовольствием приняла бы участие в её обсуждении, непременно приведя в пример мой только что совершенный поступок.
   У центрального входа показалась пестрая, громкоголосая толпа цыганок.
   Этого только не хватало! Я оторвалась от своих размышлений, лихорадочно проверяя, хорошо ли застегнута сумка.
   Оглянуться не успела, как меня со всех сторон окружила горластая стайка проворных бестий, наперебой предлагая погадать, клянча копеечку "дитям на хлеб"... В общем, только "дай!"
   Я прекрасно знала их трюки и непревзойденную ловкость рук- положи монетку на ладонь и дело пошло... Даже меня, абсолютно не гипнабельную, угораздило однажды вырваться от них с пустым кошельком, благо до золотых украшений дело не дошло- сообразила, правда, не совсем вовремя, что с гаданием меня просто дурачат.
   - Подай, Христа ради, красавица, дитям на пропитание!- затянула знакомую песню дородная молодуха в пестром платке.
   - Дай, милая, погадаю! Счастья нагадаю, всю правду расскажу- на передний план, оттеснив первую попрошайку, выступила вторая, уже в преклонном возрасте, однако, с огромным животом, сразу видно, беременная.
   Мне чисто по-женски стало жаль её - дикие цыганские нравы позволяют такое! Почему-то представился престарелый бородатый цыган... Впрочем, у них своя жизнь и не следует даже мысленно вторгаться в неё со своими мерками.
   Я достала из кармана две монеты по пять рублей, что всегда имелись на случай, если вдруг придется пользоваться услугами маршрутных " Газелей".
   - Вот, возьми, гадать не надо...
   Цыганка, беря деньги, схватила мою ладонь и, несмотря на попытку высвободить её, удержала, а после поднесла к глазам.
   - Сказала же, не надо гадать!- возмущенно запротестовала я. Однако, та ещё крепче сжала мою руку... Остальные, как по мановению волшебной палочки, умолкли, стайкой окружив ворожею.
   Я насторожилась, но в то же самое время начала выходить из себя- не доверяла людям этого племени... А старая горгулья, похоже, не намеревалась отпускать меня. Она долго и пристально всматривалась в мои линии, потом подняла черные, как смоль глаза:
   - Э-э..., красавица, деньги-то твои даже брать страшно... Кто ты?
   Её взгляд поразил меня: очень странный...Испуганный, что ли? Трудно сказать, что за чувства плескались в глазах гадалки, но такого выражения глаз у цыган я доселе не встречала.
   Она отпустила руку, что-то закричала по-тарабарски своим товаркам. Те сразу отхлынули в сторону.
   - Слушай, красавица, не знаю, как и сказать-то... Но судьба тебе, милая, умереть, не умирая, и родиться, не рождаясь. Больше ни о чем не спрашивай... Не могу сказать больше, не знаю ничего. Только помяни моё слово...
   Она резко развернулась и на своем языке что-то бегло протараторила остальным спутницам. Те в ответ шумно загалдели на свой лад, перебивая друг дружку, каждая из них глянула на меня, как на привидение, сгрудились в кучку и вместе с ворожеей быстро ретировались по боковой аллее. Я в недоумении смотрела им вслед. Их поведение обескураживало.
   Уже на довольно приличном расстоянии та, что произнесла странные слова, обернулась, посмотрела на меня долгим взглядом и зашагала прочь, догоняя остальных.
  
  
   Я шла, опустив голову, бездумно разглядывая трещинки на асфальте, исчезающие по мере продвижения под острыми носами моих туфель. Мысли прокрались на старое кладбище в Зотовке. Странник, его глаза, странное, можно сказать, фантастическое предложение исправить прошлое своими руками. Ночная гроза и силуэт под березой... а теперь ворожея из загадочного цыганского племени... В какой водоворот мне довелось угодить? В какую неизвестность несет его необузданное течение? Чувства, владеющие мной, были похожи на мазок необычного, нового цвета, сделанный неизвестным художником в картине моей жизни.
  
  
   Глава15
  
   - Мам, бабушка говорит, что мы тебе абсолютно не нужны...- капризно протянула Яна за ужином.
   Я сидела напротив, и задумчиво крутила чашку вокруг своей оси, уставившись в никуда.
   -Мам, я серьезно...- настойчиво повторила дочь.
   - Прости, заяц, задумалась, как обычно... Ну а ты сама, ты-то как считаешь?
   - Да что тут считать! Всё налицо.
   Глаза Яны предательски покраснели, я видела, как она старается скрыть готовые вот-вот хлынуть слезы.
   - Яна, заяц...- я взяла её руки в свои, поднесла к губам. - Ты слышала про убийство Гуська? - начала я, не зная как разрядить обстановку.
   - А кто ж не слышал!
   - Моя работа... В общем, статью написать надо...А в ней мотивы убийства осветить на основании фактов, предоставленных правоохранительными органами. Но, видишь ли,- я замешкалась, потом все же решила поделиться с дочерью своими сомнениями.- версия эта- чушь собачья, настоящая бредятина. И мотивы преступления, чувствую, совсем далеки от тех, что нам пытаются втюрить.
   - Мам, да какое мне дело до Гуська с его мотивами и всем прочим! Пока ты борешься со своей совестью, а значит, и с собой, я остаюсь одна, понимаешь? Мне-то с кем поговорить? И кому мои проблемы не до фонаря?
   Что я могла ответить дочери? Пожалуй, ничего...
   Я прижала её к себе, целуя в макушку:
   - Успокойся, заяц, ты права... Как правило, проблемы уводят нас от самого дорогого, мы замечаем это довольно редко, окунаемся в них с головой, не позволяя себе хотя бы оглянуться... Напоминай мне об этом почаще, хорошо? А пока давай прогуляемся! Сходим в лесопарк, например, или в кафе-мороженое... А, может, ты сама что-нибудь предложишь?
  
   Мы прекрасно провели вечер. Сидя за столиком кафе, смеялись над группой парнишек, расположившихся по соседству, подмигивали им, как бы намекая на авансы, а потом быстро ретировались, оставив их с носом.
   - Мам, Светку помнишь?- я недоуменно пожала плечами.- Ту, что в тренажерный зал со мной ходит... Ну да ладно! Представляешь, она подумала, что ты моя старшая сестра!
   Я рассмеялась:
   -Яна, девочка, не представляешь, как приятно слышать такое! Особенно, когда тебе...
   - Никаких "когда тебе"! Тебе ....надцать, поняла?
   -Конечно, зайчонок! ...надцать- самый прекрасный возраст! А, главное, он никогда не закончится!
  
   Домой мы вернулись поздно, поплескавшись в душе, легли спать.
   Полусонная Яна, обняв меня, прошептала:
   - Мам, насчет Гуська... Не лезь, как Юра на рожон. Пиши, но думай. Ты мне очень-очень нужна.
   - Спокойной ночи. Не беспокойся, родная ...
  
  
   Наутро, позавтракав, я заглянула в комнату дочери. Яна крепко спала, обхватив подушку.
   " Счастливое время- каникулы"- улыбнулась я про себя, вспоминая, как когда-то тоже считала дни до их начала.
  
  
   Глава16
  
   Я ехала на работу со вполне созревшим решением навестить сегодня Береговой переулок, дом номер 23, где проживает Анастасия Агафоновна Частик вместе со своей дочерью Валентиной.
   Такая возможность выдалась мне только после обеда.
   Я подъехала на своей "девятке" к убогому домишке, наполовину утонувшему в зарослях старых деревьев.
   Сердце тревожно колотилось - я волновалась, иначе и быть не могло.
   Решила просто понаблюдать, не выходя из машины. Поначалу казалось - в доме полное затишье. Но спустя какое-то время я заметила, как колыхнулась в коридоре выцветшая занавеска, и входная дверь со скрипом приоткрылась. Жалобно застонало обшарпанное деревянное крыльцо.
   Валю я узнала сразу. Фото не преувеличивало- девушка была по-настоящему красива. Чего не скажешь о её прикиде- истертые, с прорезанной на коленке дыркой, джинсы, несуразного вида ортопеды и топик, едва прикрывающий грудь. Волосы, от природы роскошные, выкрашены в какой-то красно-рыжий цвет и собраны заколкой-крабом.
   Я вышла из машины и направилась к калитке.
   - Валя Частик?
   - Хм...- девица повернулась и окинула меня подозрительным взглядом.- А что и так не видно? Из ментуры или как?
   - Нет...- я не знала, как представится, и, в конце концов, решила не наводить тень на ясный день.- Из газеты...
   - У-у-у!- взвыла красотка.- Час от часу не легче! И чё надо?
   Я ожидала, что прием будет далек от тёплого, но все равно растерялась:
   - Да так... На тебя взглянуть.
   - Ах, ты... су-у-ка...- прошипела Валюша.
   Мои сомнения насчет кровного родства с покойным Гуськом начали таять. Духовность девчонки полностью соответствовала генетике родителя. Но существовал еще и фактор окружения -с кем, как говорится, поведешься...
   - Вынюхиваешь, как падла, а потом...
   - А потом суп с котом! - рявкнула я, не позволив ей гнусавить дальше.- За мат можно пристроить тебя в твою родную обитель - ментуру. Поняла?
   - Что, сука?- процедила девица сквозь зубы. - Я тебя!!!!
   Она заметалась в поисках чего-нибудь подходящего, чтобы запустить в меня. Наткнулась на старую, побитую ржавчиной эмалированную кастрюлю, истерически схватила её за единственную ручку и стала целиться, прикрыв один глаз, дабы ненароком не промахнуться.
   - Видела?- я достала из кармана диктофон.- Ментурой запахло гораздо крепче, не так ли?
   Паршивка неохотно опустила руку, глядя мне в глаза с нечеловеческой злобой.
   Я тоже сверлила её недобрым взглядом про себя прикидывая, правильно ли выбрала тактику поведения. Такую сюсюканьем не проберёшь- природная наглость попрет лавиной. И решила продолжить в том же духе.
   - Что, примолкла? -подзадоривала я её. - А с папочкой родным тоже молча ложилась?
   -С-у-у-...-прошипела та одними губами.
   - Сама-то ты кто по- твоему? Паршивая подстилка для родного папаши!
   Я знала, что в порыве злости, доведенной до точки кипения, можно услышать от таких, как она, нечто интересное.
   - Ты сама-то, вешалка ё...- злобно щурясь, процедила чертовка.
   Я опять покрутила диктофоном.
   - Так вот...- мат снова готов был слететь с её красивых губ, но Валюша сдержалась.- Было бы тебе известно, под папкой я не была, понятно? Только последняя ...- она снова сдержалась. -такого удава захочет! Черт его знает, папка он мне или... Даже мать не знает толком.
   -Вот как...- ехидно протянула я.
   - Да пошла бы ты на... А ну быстро метнулась отсюда кабанчиком! А то и тебя и твой микрофон ...- гадючка переступила-таки порог терпения. Она снова заметалась по крыльцу. Потом, очухавшись, повернулась ко мне, скорчив нечто, напоминающее улыбку:
   -Разозлила ты меня. А то правда...
   - Что "бабки" надо ложью отрабатывать. - бросила я ей, не дав договорить и,
   развернувшись на все сто восемьдесят, пошла к машине, сопровождаемая вслед мерзким шипением. Громко хлопнув дверцей и выжав педаль газа до упора, обдала густющим облаком пыли злополучный Береговой переулок вместе с домом 23 и бестией Валюшей.
   Завернув за ближайший поворот, остановилась, что бы хоть чуточку привести себя в состояние приближенное к равновесию, а заодно обдумать и переварить увиденное и услышанное.
   Итак, Валя Частик- отпетая негодяйка, оторва чистой воды. Но винить её в этом я не имею права и не хочу, зная в какой клоаке её угораздило влачить своё существование. Это раз.
   Вполне возможно, она и дочь Частика, но сей факт, увы, не доказуем. Два.
   И если верить её словам, брошенным в порыве крайнего раздражения, она не вступала в интимную связь с известным авторитетом, что тоже, по сути, невозможно доказать наверняка. Это три.
   Ну, а четыре- деньги, как известно, не пахнут....
   Что же выиграла от этого спектакля я? Да ничего! Статью придется писать по - любому, причем в прежнем ракурсе, выдвигая несуществующий инцест как основной мотив убийства.
  
  
   Глава 17
  
   " Маргарита Михайловна, Маргоша, ты грязный борзописец!"
   Это определение выплыло на поверхность само собой, когда я в который раз перечитывала свою писанину, живописующую инцест красавицы-дочери с грязным чудовищем -папочкой. Экран монитора как бы в подтверждение чуть заметно мигнул, явно издеваясь над незадачливой журналисткой.
   Я сочиняла свой отвратительный опус всего один день, но прошло ещё два, а я отнекивалась, уверяя Андрея, что до сих пор работаю, каждый раз обещая закончить как можно быстрее.
   -Теряешь профессиональные навыки.- смеялся он натянуто.
   - Нет, Андрей, душу...
   Его лицо становилось серьезным:
   -Юра... - этого имени было достаточно, но он продолжил.- Он потерял жизнь. И где сейчас его душа?
   - А разве жизнь и душа не одно и тоже?
   -Как знать?- ответил он и тут же ретировался, с тихим вздохом прикрывая за собою дверь.
   Я отвернулась к окну... Депрессия и безнадежность от невозможности быть собой всё туже сдавливала грудь, заставляя сердце стучать протестующее часто.
   И всё же, хочешь, не хочешь, а со дня на день статью придется сдать в печать.
   Неизбежность этого факта доводила меня до белого каления. Я была готова с досады заехать клавиатурой по экрану монитора.
  
   -Сейчас спущусь. Ждите внизу.- донесся из приоткрытой двери голос Андрея. Я насторожилась, потом резко вскочила со своего стула и выглянула- тот торопливо шел к выходу, на ходу засовывая мобольник в нагрудный карман. Андрею звонили по сотовому. Вывод: разговор приватный...
   Я огляделась- он второпях оставил приоткрытой дверь своего кабинета, а за ней.... За ней призывно светился не выключенный монитор компьютера.
   Срочный звонок... Мысли четко определили ход моих дальнейших действий.
   Я взглянула на дверь кабинета, за которой сидела Таисия, наш корректор. Прикрыта плотно - это уже хорошо! Татьяна, знаю точно, с утра в типографии. Прямо-таки промысел Божий!
   Не раздумывая, я юркнула в приоткрытую дверь, из которой только что вышел главный редактор, и подлетела к монитору...
   Итак, Андрей ведет собственное независимое расследование, собирая компромат на некого Волчкова Николая, директора одной из самых богатых и процветающих строительных корпораций города, лучшего друга нашего мэра и господина губернатора. Ах, куда привели следы!
   С компьютером я была на "ты". Несколько щелчков мышкой и передо мною первый интересный факт- покойный Частик отмывал свои немереные доходы в "Стройинвесте", родной вотчине Волчкова. Но это ещё ничего не доказывает...
   Я истерически подлетела к окну- Андрей стоял рядом с дородным дядькой, вальяжно прислонившимся к крылу темно-зеленого внедорожника марки " Инфинити". Судя по жестам, между ними шел оживленный и довольно напряженный диалог. Мне некогда было подвергать анализу увиденное. Я опять стояла у компьютера, интенсивно щелкая мышью.
   Вот оно!!!! Да! Точно! То, что надо! Я чуть было не выкрикнула это вслух.
   Такого улова я не ожидала! Андрей раскопал невероятный факт: Частика заказал Волчков предположительно ради того, чтобы присвоить себе выстроенный на грязные деньги Гуська, огромный торгово-развлекательный комплекс " Super Star".
   "Однако, как красиво расстались два "закадычных друга!"- я усмехнулась.
   Опять подскочила к окну - джип уже двигался по направлению к выездным воротам, а Андрей в это время, как обычно, игнорируя услуги лифта, летел по ступенькам вверх.
   Оставались считанные секунды. Мне во что бы то ни стало надо отыскать ту часть текста, что была на экране монитора, когда я вошла. Я снова чуть не взвыла, теперь уже от страха. Руки работали почти механически, глаза искали знакомые строчки.
   Вот она! Та самая!
   " Спасибо"- прошептала я невидимому помощнику.
   Окончательно пришла в себя уже сидящей за своим рабочим столом, стараясь унять предательскую дрожь в руках.
   Слышала только, как захлопнулась дверь кабинета Андрея.
  
   Он заглянул ко мне чуть позже. Вид нахмуренный и несколько удрученный.
   - Рит, быть да плыть, а крайний срок послезавтра, статья должна выйти из печати. Время на все проволочки -ничего. Так что всё в твоих руках.
   -Не беспокойся, Андрей...- я низко опустила голову, пряча пылающие щеки.
   Чувствовала, как у меня словно бы вырастают крылья, одним взмахом которых можно вернуть душу на место. Порыв чувств, а не разума, я это понимала. А ещё неосознанно ощущала, что отвожу какую-то беду, то ли от Андрея, то ли от себя - повадки воротилы Волчкова были известны мне достаточно хорошо. И не только мне...
   Но когда вырастают крылья, оптимизм не заставляет себя долго ждать, охватывая сердце пламенем надежды - авось пронесет.
   Стыд и порожденная им боль придут позже. А пока я оказалась полностью во власти профессионального азарта, дрожа от предвкушения.
  
   Я не стала переписывать статью заново, просто дописала продолжение, начинавшееся словами:
   " Именно такой ход выше описанных событий муссируется сейчас в следственных органах. Однако в реальности дела обстоят несколько иначе, и пресловутый, скорее всего, дорого купленный, инцест- всего лишь широко раздвинутая ширма, прикрывающая совсем другой факт, оспаривать который...."
   Все необходимые подписи благодаря моей мнимой медлительности были поставлены не глядя, и можно было бы вздохнуть с облегчением, но не тут то было. Я мучилась от мысли, что обокрала Андрея, присвоив его труд, одновременно успокаивая себя лишь тем, что возможно, отвела от него беду. Пока только возможно...
   Тогда что ждёт меня? На этот вопрос мне было страшно ответить даже самой себе.
  
  
   Глава 18
  
   - Читала?- Андрей бросил на стол свежий номер вчерашнего выпуска " Свободы выбора". Моё восприятие улавливался только запах типографской краски и свежей бумаги. Больше ничего. Сначала....
   Я прокручивала в своей голове невообразимое множество сценариев предстоящей встречи с Андреем, в каких только ракурсах не рисовала её, однако, воображение оказалось не в состоянии представить мое реальное состояние - оцепенение и тупое безразличие, словно приведен в исполнение некий приговор, в сути которого я ещё не успела разобраться. Но будущего уже не существует. Для меня. Здесь...
   - Да, читала...- прошелестела я одними губами.
   - Впечатляет, не правда ли?
   - Да....
   Только теперь я в полной мере осознала- вот она, кара небесная, плата за то, что не отдавала отчета своим действиям, плюнув на совесть, разум и порядочность.
   - Как жаль... -проговорил Андрей, сверля меня взглядом.- Очень жаль, что не способен в чужие мысли залезть и, если нужно, навести там порядок.
   - Этого никто не может, кроме разве...- я осеклась, чуть не произнеся "странник".
   - Тебя, конечно.- отозвался он с иронией в голосе.- Иначе откуда бы такая осведомленность? А?
   - Меня в последнюю очередь...- прошептала я в ответ.
   - Да, я чуть было не забыл, ты же у нас с оргтехникой на "ты". В точку попал, верно?
   Я согласно кивнула, низко опустив голову.
   Между нами повисло напряженное молчание. Мы оба ждали. Чего? Он, скорее всего, моих оправданий. А я? Я не собиралась оправдываться.
   - Слушай, Андрей! Какой бы вариант статьи не вышел из печати, мне здесь не место, понимаешь? Не надо на меня вот так смотреть ! - вскипела я. Наконец-то подавленность уступила место чему-то живому.- Ты заставил меня красиво обкатать заведомую ложь, надеясь, что не оставляешь мне выбора! А я выбрала правду, пусть и доставшуюся мне таким вот путем, что греха таить, довольно отвратительным! И сейчас...
   Я открыла ящик стола, достала заранее заготовленное заявление об увольнении и выложила перед ним, яростно хлопнув по нему ладонью.
   - Вот! Сожалею, что не сделала этого сразу. Впрочем, не стоит... -я бросила взгляд на все еще лежащий на моем столе свеженький номер газеты- мой приговор и моя свобода одновременно. - Игра, как говорится, стоила свеч. Газета уже продается во всех киосках "Союзпечати".... А ты, Андрей, - тихо добавила я.- Прости, если сможешь, конечно...
   Он пробежал глазами по заявлению, потом сгреб его со стола и яростно скомкав, бросил в корзину.
   -Зря. Не вижу иного выхода.- я попыталась выровнять предательски дрогнувший голос.- Надеюсь, понимаешь? Я не стою сожаления. Ты найдешь мне достойную замену, которая окажется не столь строптивой, и будет писать только под твою диктовку.
   - Ты могла отказаться, -начал было он.
   - Мы сильны задним умом, Андрей. К сожалению... А сейчас имеет место быть свершившийся факт. Что тут поделаешь? Пожалуй - ничего...
   Я потянулась за сумкой, мельком взглянув на него: выражение лица -не передать. Во взгляде сквозит потерянность и ещё нечто, охарактеризовать природу которого в данный момент мне было просто не под силу.
   Машинально побросав из ящиков стола весь свой скарб, обернулась к окну, неизвестно зачем разглядывая знакомую панораму, потом повернулась и, не глядя на Андрея, двинулась к выходу.
   Очнулась только, когда двери лифта услужливо распахнулись передо мной уже на первом этаже.
   Садясь в машину, не удержалась и глянула на родные окна- чуть отодвинув жалюзи, на меня смотрел Андрей.
   Я тяжело вздохнула- ещё одна огромная потеря на моем жизненном пути....
   Резко выжала сцепление, надавила на газ, "девятка", дернувшись, рванула с места....
  
   Глава 19
  
   Я бесцельно скиталась по квартире, в тщетных поисках способа притупить гнетущее чувство одиночества и потерянности. Предметы, попадавшиеся под руки, пыталась пристроить на другое место, но, как известно от перемены мест слагаемых....
   Книги... Я обожала книги. Но, беря с полки то одну то другую, с вздохом отчаяния возвращала на место, не в состоянии вникнуть в ее содержание.
   Заметила, как мысленно препираюсь сама с собой, пытаюсь оправдать свой поступок, но чаще нещадно бичую себя за содеянное, тем самым доводя душу до полного изнеможения. Я перестала чувствовать, что что-то делаю, живу, дышу, наконец...
  
   Лето пышным солнечным праздником проходило мимо...
   Три дня спустя после всего произошедшего Яна с мамой решили отправиться в Зотовку, убегая из города от июльского зноя, ставшего почти невыносимым.
   Я осталась одна. К счастью. Иначе не вынести бы мне бесконечных " Почему", "Зачем", "Что происходит, в конце концов".
   Отключила телефон, отвечая только Яне по мобильнику.
   День, за ним дугой, потом третий...прожитые впустую.
   Я скрывалась от мира, но скрыться от себя самой мне не удавалось...
   Прошла неделя... Неделя полной оторванности от мира, в который, как мне казалось, я уже не вернусь никогда...
  
   Близился вечер. Стрижи, пронзительно крича, проносились, чуть ли не касаясь крон старых деревьев во дворе.
   Стоя у окна, я бездумно наблюдала, как закат обволакивает землю приглушенным розоватым светом, слушала шелест листьев, гомон птиц...
   Устав, машинально пододвинула стул, села, опустив на подоконник голову. Монотонные звуки за окном навевали легкую дрему. Сон подкрался незаметно. Я с радостью приняла его как последнее причастие....
  
   Олег... Он стоял в дверях , вопрошающе глядя мне в глаза.
   Я была смущена... Да, именно смущена. Иного слова для определения моих чувств не находилось. Примешивались только радость и волнение от предвкушения предстоящего.
   Растерянно огляделась- мы в Зотовке.
   "Что-то не так. Всё выглядит намного лучше, новые незнакомые вещи, мебель..." - мысль пронеслась очень неожиданно и как-то неуместно, но тут же погасла.
   Я оглянулась на дверь своей спальни- за ней виднелся край широкой кровати, покрытой леопардовой расцветки покрывалом. "Откуда?"- опять непрошенный вопрос.- "Впрочем, все верно...Я же купила его..."
   Олег что-то говорил мне, я отвечала, пристально, с жадностью разглядывая его.
   Он только что вышел из бани и стоял посреди комнаты, обернувшись лишь махровым полотенцем, мокрые волосы в экзотическом беспорядке.
   Головокружительно красив и невероятно волнующ...
   Его темные глаза блестели обещанием наслаждения, и тут я осознала, что мой благополучный мирок разлетается на осколки: все традиции и законы, правила поведения и приличия сметаются сейчас человеком, которого я безумно любила. Как могла я довольствоваться пародией на жизнь, которую вела доселе и считала более или менее настоящей?
   Он опять что-то сказал, я, не думая, отвечала- само искушение стояло передо мной в полный рост, полностью затмевая шепот рассудка, который в чем-то пытался убедить меня.
   Олег подошел бесшумно, горячей ладонью сжал мою руку чуть повыше локтя. Его другая рука скользнула на талию- я почувствовала как пояс халата упал на пол. В следующий момент обжигающая лава наслаждения разлилась по моей спине, переходя к обнаженной груди.
   Для меня мир сошел со своей оси, куда-то покатился, и осталась одна надежная опора -его объятия.
   Он притянул мою голову к себе и стал покрывать поцелуями глаза, нос, губы, подбородок, спускаясь к шее.
   Жалкие остатки самообладания окончательно покинули меня- я резко дернула за край полотенца на его бедрах, он в ответ подхватил меня на руки, распахнул дверь в спальню и нежно положил на покрывало, накрывая мое обнаженное тело своим.
   Его пылающие губы нашли мои, и для меня словно распахнулась дверь в иное измерение. Все окружающее растворилось, ушло за грань сознания, осталось только наслаждение и жажда предстоящего обладания. Желание эхом отдавалось в лихорадочном биении наших сердец.
   И вот уже, равнодушная ко всему, кроме урагана ощущений, не сознавая того, какие эмоции владеют Олегом, я двигалась в одном ритме с ним, желая большего. Дыхание застревало в груди, мышцы спины, казалось, вот- вот порвутся, но я всё равно требовала, приказывала, заставляла...
   Наша близость была исступленной, мучительной, алчной. Утонченная пытка наслаждением становилась всё острее.
   Я чувствовала, что эта ночь не знала ни преград , ни запретов....
  
   Я вздрогнула и очнулась, щека прилипла к подоконнику.
   Олег, живой, восхитительный, нежный только что овладел мной... во сне. Я чувствовала, как мое разгоряченное тело все еще дрожит от наслаждения, чувствовала тепло от прикосновения его рук, тела, губ...
   Но его самого не было рядом. Растворился как обычно, на сей раз в пламени страсти, вышвырнув меня из своего мира.
   Медленно унимая взбудораженный сонным наваждением рассудок, я потихоньку приходила в себя.
   Сон открыл мне многое, а главное, теперь я знала, что значит принадлежать любимому мужчине.
   Мой секс с Сергеем, творимый по жестокой необходимости, навязанной пресловутым штампом в паспорте, показался жутким суррогатом, жалкой пародией на то, что должно иметь место в реальности.
   Я могла себя только поздравить, что несмотря на упорные протесты мамы, настояла на своем и все же рассталась с мужем, оставив позади никчемную никому не нужную обязаловку- супружеский долг....
  
   Я ждала ночи, как обещания рая, мечтая вновь очутиться в объятиях Олега....
   Каждое утро приносило разочарование -сны часто дразнят нас словно в насмешку, сначала даря, а потом отбирая...
   Однако одного такого сна оказалось достаточно, чтобы вывести меня из состояния душевного анабиоза. Будто кто -то свыше помог мне вернуться в мир живых...
  
   Глава 20
  
  
   И вновь за окном моей "девятки" мелькают стволы берез, придорожные деревеньки, колосящиеся поля пшеницы и ржи. Их аромат пьянит и будоражит...
   Бешеный поток машин обходит деревенские дороги стороной. Я расслабилась, слегка откинувшись на спинку сиденья...
   Lanfren-Lanfra.... Сама любовь ностальгировала под эту мелодию, журчащую в салоне автомобиля.
   Мой сон, прекрасная сказка ночи, опять пленил своим эфемерным очарованием...
   Время, проведенное в мечтах, летит незаметно. Не успела оглянуться, а вдалеке уже виднеются домишки на окраине села, справа, отражая небо, блестит под солнцем зеркальная гладь реки.
   Наконец-то... Наконец-то я дома!!!
   Взгляд невольно отыскал едва виднеющиеся с дороги развалины старой церкви и погост...
   Странник...
   Я почти позабыла о нем... За всем случившимся воспоминания о нашей встрече отошли на задний план, померкли, принимая оттенок нереальности.
   Но стоило приблизиться к Зотовке, как услужливая память вернула нашу необычную беседу, глаза невольно вновь поймали его взгляд. Я почти физически ощутила на лице, теле, руках струи дождя, уловила запах грозы, слышала шум разбивающейся о воды землю вперемешку с раскатами грома.
  
   -Мама! - Яна, выскочив из дома, сбежала по ступенькам, рывком отворила калитку и повисла у меня на шее. Я зарылась лицом в её волосы. Особый, любимый запах родного человечка: молоко, ветер дующий с лугов, речная вода -всё смешалось в нем.
   - Привет, родная! Как вы?
   -Здорово! Смотри!- она засучила рукава футболки.- Классно загорела?
   - Отлично! - я потрепала её по щеке, чмокнула кончик носа.- Как спелый персик! Рада за вас! В городе пыль и духота, а здесь...
   - Да, мам! Только вот...-Яна осеклась, повернув голову в сторону дома тети Кати. Та вышла на крыльцо и, держась за перила, потихоньку спускалась, глядя себе под ноги. Черный платок на голове...
   -Дед Евстафий?... - прошептала я. Яна молча кивнула.
   Невольно бросила взгляд на опустевший завалинок, отпустила руки дочери и направилась навстречу Екатерине Евстафьевне.
   - Маргаритка, доченька! - она подалась мне навстречу.- Схоронила я отца-то... Третьего дня уж девять дней минул! Никогда не ждешь, а как приходит...
   Она на ходу вытерла уголком платка заплаканные глаза и, подойдя вплотную, обвила меня руками, положив голову мне на плечо.
   -И мужа давно схоронила, а только теперь одна-то совсем осталась. Одиноко... Иной раз забудешься, обедать позовешь. Тишина. По ступенькам никто не шаркает, как раньше бывало. К смерти, девочка, никогда не привыкнешь. Пусть стар был, пожил, говорят, а отпускать больно!
   Я молча прижалась щекой к её голове, по своему опыту знала, что банальные фразы здесь ни к чему. А она все говорила.
   - Умирать-то оно в любом возрасте не хочется... Вот и отец... В полном рассудке угасал, знал что конец... Нет, чувствовал скорее. Мы с ним за это время всю жизнь заново перемололи. Рассказал всё, что помнил. А помнил многое... Сколько испытаний, девочка, на долю человека отпущено! Не счесть! Кажется, из них одних и жизнь-то наша соткана.
   Я слушала её молча, лишь легонько гладя по плечу.
   - Ты надолго, девонька моя?- вдруг встрепенулась тетя Катя.
   - Нет, до первого... А там...
   "Знать бы ещё, что там..." - горько усмехнулась про себя.
   - Жаль. Виктор обещал приехать. На внуков бы взглянула. Зайди ко мне,- зашептала на ухо.- как твои уедут.
   Я недоуменно пожала плечами:
   - А разве они не со мной?
   - Нет. Завтра утром собрались с Голубевыми. Мамка твоя сказывала: пенсию принесут.
   "Точно. Послезавтра пенсия." -вспомнила я.
   -Ян, -повернулась я к дочери, -Ты тоже собралась?
   - Да, мам. Ксюха звонила. У неё же день рождения, забыла?
   - Ах, да...
   - Рита!- раздался за спиной мамин голос.- Не слишком ли часто тебе на работе вольную дают. Сегодня среда, а ты здесь?
   - Мам, потом объясню...
   - Конечно, потом! Всегда потом!
   Вызывать недовольство мамы было не безопасно, поэтому пришлось промолчать.
   Благо запасной аэродром в качестве редакции газеты " Городской вестник" имелся, а припрятанной денежной заначки было вполне достаточно, чтобы отмести всяческие подозрения с её стороны. Недели через две, а то и того меньше, просто поставлю её перед фактом, если, конечно повезет, и события будут развиваться по намеченному мною плану.
   Если повезет...
   А если, нет?.....
  
  
   Глава 21
  
   Я стояла у калитки, глядя в след удаляющейся машине, не в силах оторвать глаз от маленькой ладошки Яны, энергично машущей мне из приоткрытого окна задней дверцы.
   Темно-синяя "десятка" Голубевых мигнула на прощанье фарами и скрылась за поворотом. Я, как-то не во время опомнившись, тоже помахала в ответ, потерянно глядя на опустевшую дорогу.
   Мне всегда было трудно расставаться с Яной, даже на день, но на сей раз я чувствовала, что вряд ли смогу долго притворяться и делать вид, будто ничего не случилось.
   Повернулась, толкнула калитку, вздохнула грустно, но с облегчением и побрела к открытой двери опустевшего дома. Никогда не думала, что одиночество может стать спасительным островком в водовороте событий, накрывших меня с головой.
  
  
   Зайдя в дом, сразу плюхнулась на диван, вперившись взглядом в выступы балок на потолке. Мне было о чем подумать. Но выстроить и упорядочить свои размышления не получалось. Мысли метались по замкнутому кругу, перескакивая с одного события на другое: облик Гуська на фотке тут же сменялся злобным шипением его дочери, взгляд Андрея, полный грусти и растерянности, мои дрожащие руки на клавиатуре компьютера, черный обелиск с застывшей улыбкой Олега, глаза странника....Дед Евстафий! Тетя Катя!....
   Я резко вскочила на ноги. Надо же, забыла! Ведь она просила зайти!
   Захлопнув за собой калитку, почти бегом бросилась в сторону соседского двора.
  
   Подойдя ближе, разглядела тетю Катю, поправлявшую огуречные плети.
   -День добрый!- я положила руки на заборную перекладину.
   - Добрый, девочка, добрый... Заходи, не стой за калиткой. Огурчиков нарву, помидорчиков... Да ты ведь отца-то моего ещё ни разу не помянула, а я с утра пирог с малиной испекла.
   - С посыпушкой?
   - А как же ! С ней. Как тебе нравится...
   - Ваш фирменный,- улыбнулась я.
   - Идем, не стесняйся. Помянуть положено Евстафия-то Игнатьевича...
  
   -А ты у отца на особом счету была, моя девочка. Виду не показывал, да только всё я видела... Проходи.- она гостеприимно распахнула передо мною дверь.
   -Показалось Вам, тетя Кать. Просто по-соседски...
   - Просто по-соседски не просят перед смертью кое-что передать.
   - О чем это Вы?
   - Покажу.. Только, чур, сначала покойного помянем, а уж потом и за мирское...-бросила она на ходу, направляясь в кухню.
   Я осмотрелась -икона Богородицы в переднем углу с горевшей перед ней лампадой, стакан воды накрытый кусочком хлеба посреди стола да завешенные зеркала. В доме было тихо и прохладно. Легкий ветерок сквозь открытое окно слегка колыхал задернутые занавески.
   -Садись за стол.- скомандовала тетя Катя, вынося на блюде нарезанный кусочками малиновый пирог. Не успела оглянуться, а на столе уже тарелка с салатом, ломтики сыра на блюдечке, распечатанная бутылка водки и две рюмки.
   -Вот, как говорится, чем богаты.... Выпьешь со мной?
   - Не откажусь...
   - Вот и ладненько.- она заполнила до краев обе рюмки.- Кушай сыр, салатик, потом пирожок с компотом.
   Пододвинув табурет, села рядом, широко перекрестилась, глядя на образа:
   - Царствие тебе небесное, папа. Прости, если что не так было, жизнь прожить- не поле перейти... Пусть земля....- и залпом выпила, закусывая корочкой деревенского хлеба.
   Молча закончили поминальную трапезу, лишь изредка перебросившись парой ничего не значащих фраз.
   Тетя Катя протянула мне полотенце:
   - Вытри-ка пока руки, а я принесу, что отец тебе оставил.
   Она удалилась в спальню и вскоре вернулась, неся в руках нечто, завернутое в старую тряпицу.
   -Поди сюда... -позвала.- Садись.
   Я села на диван, а тетя Катя пододвинула табурет вплотную к моим коленям и положила на него сверток.
   -Вот! Богом клянусь, не смотрела. Бери... Можешь не показывать- не обижусь.
   -Покажу непременно. Ваш отец оставил...
   Я, как завороженная, протянула руку, слегка касаясь пальцами ветхой ткани. Рука чуть заметно дрогнула - прикосновение к иному миру...
   -Он об этом дня за три до смерти заговорил.- Екатерина Евстафьевна кивком указала на сверток. - "Ты,- говорит,- Катерина, не почти за труд, слазь-ка в подпол. Там слева у балки в ворохе опилок поклажу я схоронил. Думал, не пригодится никому, ан, нет, - он повернул голову к окну и взглядом-то в сторону вашего дома. Я сразу и не догадалась.- Не для тебя это и не внукам моим, -говорит.- Отдашь, что найдешь барышне, соседке нашей.... Поняла? Ступай теперь, ступай..."
   Залезла в подпол, едва отыскала, вернулась, положила на табурет в изголовье. Он даже руки не протянул, чтобы развернуть и показать.
   " Под кровать все положи, а как унесут меня, отдай ей. Только не забудь, Катерина!" И больше о свертке ни слова.
   Она положила на него руку:
   -Вот. Как просил, так и сделала. Забирай.
   -Спасибо...- прошептала я, вспоминая, как уехала в прошлый раз впопыхах, даже не попрощавшись, уверенная, что, вернувшись, застану старика на прежнем месте.
   Смахнув навернувшуюся слезу, начала разворачивать сверток.
   От тряпок и пожелтевшей бумаги пахло временем- особый запах, присущий старым вещам.
   Наконец, в моих руках оказалось полотно, свернутое в трубочку.
   Картина? Похоже на то.
   Осторожно отогнув верхний край, я начала разворачивать полотно, дрожа от предвкушения. Тетя Катя напряженно следила за моими действиями.
   Застыв в изумлении, я держала картину за верхние и нижние края.
   Это была она, Екатерина Зотова, вне всякого сомнения. Иначе бы дед Евстафий не передал её мне.
   "Да я и сам, глядя на тебя, всё её вспоминаю..."- припомнились слова старика.
   "Он хоть и холуй, да талант у него к ваянию был, картины его уж больно хороши, особливо..."
   Теперь понятно, откуда у Евстафия Игнатьевича картина. Столько лет прожила втайне ото всех рядом с ним Екатерина Зотова, увековеченная рукой его деда!
   Давно отзвучавшее эхо прошлого вернулась, отдаваясь в моей душе тихой ностальгией.
   Откуда вдруг это нахлынувшее невзначай чувство? Что связывало меня с далекой, загадочной Екатериной, почему магия былого, не отпускавшая деда Евстафия, теперь завладела и мной?
   Я смотрела на полотно, пытаясь отыскать ответы на мучавшие меня вопросы.
   Подпись художника отсутствует, однако, исполнение мастерское. Екатерина в своем саду на фоне роз, лилий, желтых бархатцев.
   Легкое белое платье, неуловимо подчеркивающее достоинства статной фигуры, русые волосы небрежно собраны на затылке розового шелка лентой. Именно шелка, художник удивительно тонко передал эту небольшую деталь. Кремовая шаль, расшитая темно-красными розами, с кистями, почти касающимися земли, небрежно наброшена на плечи. На полусогнутую руку упал только что собранный букет.
   Тетя Катя, приобняв меня, тихонько охнула:
   -Девонька моя, если бы не платье....
   -Платье?- отозвалась я, вглядываясь в лицо Екатерины, пытаясь определить цвет её глаз, изгиб губ, форму бровей. Сомнений быть не могло- мы схожи, словно сестры.
   - Теперь понятно, почему Евстафий Игнатьевич относился ко мне по-особому...- прошептала я.
   -А я -то, дура, все отцовы россказни за блажь принимала. Да и как было не принять! Его тогда и на свете не было. Дед его барышню-то видел... Слыхивала, что художником был, вот и увековечил красавицу. Не знала, что и отцу довелось на неё полюбоваться, а теперь вот и нам с тобой...
   Я слушала её вполуха, вспоминая свой сон, сравнивая Екатерину моих грез с той, что запечатлена на старом полотне. Тогда я не пыталась искать сходства с собой. Однако сейчас оно было более чем очевидно.
   -Загадка. -вполголоса проговорила я.
   - И не знаю, что сказать...- отозвалась тетя Катя.- Будто с тебя лицо-то её писано.
   Дабы не смущать добрую женщину, я свернула полотно:
   - Тетя Кать, не берите в голову. Сходство людей далеко не редкое явление в жизни. На самом деле, возможно, такового и не было. Рука художника, его прихоть, да мало ли что! Всякое ведь случается.
   - Всякое-то всякое...Но чтоб такое...- не унималась та.
  
   Мы долго сидели в полной тишине, каждая погрузившись в свои раздумья.
   - Тетя Кать, - нарушила я молчание.
   - А..- глухо отозвалась она.
   - А Евстафий Игнатьвич... Вы его на Зотовском кладбище похоронили?
   - Нет, доченька, на старом погосте. Выполнила его волю. Он, говорил, что место там давно себе приметил, с дедом рядом.
   - Что ж, правильно...
   Я встала, взяла в руки подарок старика. Что хотел сказать дед Евстафий, решив завещать картину именно мне? Уверена, внешнее сходство с Екатериной Зотовой играло тут второстепенную роль, было ещё нечто, природа которого крылась гораздо глубже...
   Именно в этот момент я отчетливо поняла, что в нашей жизни ни одна встреча, ни одно слово, ни один поступок не совершается по воле случая. Всё таит в себе некую подсказку, что-то вроде путеводителя на развилках дорог наших жизней.
   -Спасибо тетя Кать...за всё...
   - Было б за что, девонька.
   - Схожу завтра на погост, навещу старика. Я ведь с ним в последний раз толком-то и не попрощалась. Кто же знал?..
   - Что ж, навести, рад будет...Правда место там глухое, безлюдное. Да ты не бойся, покойники дурного не сделают. А живых-то там днём с огнем не сыщешь.
   " Разве только странника.."- промелькнуло в голове.
  
  
   Глава 22
  
  
   Темный холмик и возвышающийся над ним свежевырубленный крест на фоне буйной растительности я разглядела издалека... Подойдя поближе с удивлением отметила - последний приют деда Евстафия на этой земле находится аккурат напротив разбитого обелиска Екатерины Зотовой.
   " Ты сидишь на том, что осталось от её надгробия..."- отчетливо прозвучал в голове знакомый голос... Опять странник... В этом месте каждый кустик, каждая травинка пробуждали воспоминания о нашей почти мистической встрече. Если бы не он, мне бы ни за что не найти заброшенную могилу Екатерины.
   А дед Евстафий? Знал, вне всякого сомнения.
   Я огляделась, ища глазами еще один холмик. Где-то здесь завершил свой земной путь художник, оставивший столь необычное послание-картину, прошедшее через суровые годы войн и революций, залитых кровью и слезами.
   Вот он, этот холмик, совсем незаметный, заросший травой и плетьми ежевики. Впрочем, рядом проглядывает другой точно такой же, поодаль третий. Да их несть числа!
   Время замело следы, напоминая о далеких ушедших лишь шумом ветра, плеском воды, рассветами дней грядущих и закатами уходящих...
   Розы, срезанные в саду, я разложила по всей могиле, стараясь их красотой и свежестью прикрыть черноту земли.
   Лишь одна с ещё не распустившимся бутоном нежно- розового цвета осталась у меня в руке.
   Я невольно повернулась к старому обелиску Екатерины. Сердце зачастило в груди. Глаза искали место, прикрытое крестообразным камнем. Похороненные сердца.... Разбитое сердце из моего сна... Печальная история далекой девушки... Неужели между всем этим существует какая-то неведомая мне связь?
   Я наклонилась, шаря рукой в густой траве ... Почувствовала под пальцами знакомые очертания камня, сжала его в ладони, готовая вот -вот приподнять и взглянуть ещё раз на кольцо, поразившее мое воображение: два сердца, соединенные продолговатым алмазом- символ неразрывной связи двух душ, пришедших в этот мир одна ради другой. Моя рука напряглась, неосознанное желание снова вторгнуться в водоворот событий минувших дней я приструнила своевременно поданным голосом рассудка.
   Пальцы разжались неохотно - слишком велико было искушение.
   Поднялась. Роза, что я держала в руке, легла на траву, покрывая крестообразный камень....
   Шелест травы или тихий вздох пронёсся и затих, будто шепот из далекого прошлого, оставляя в душе ощущение прикосновения к неведомой тайне...
   Затем, снова повернувшись к могиле деда Евстафия, вынула из пакета свечку, воткнула её в мягкую землю у подножия креста, зажгла, поминая старика молитвой.
   Олег... За него я никогда не ставила свеч, не заказывала в церквях заупокойных обеден, не читала молитв, словно бросая вызов реальности....
  
   31-го июля я, распрощавшись с Екатериной Евстафьевной, неохотно открыла дверцу автомобиля, села, повернула ключ зажигания.
   Моя машина притормозила у поворота на выезде из деревни. Я глянула в зеркало заднего вида: тетя Катя все еще стояла у калитки, глядя мне вослед. Обернувшись, положила подбородок на спинку сиденья...
   Отчего так больно защемило сердце? Мой взгляд упорно не хотел покидать деревенскую улицу, одинокую фигурку вдали и ветви березы, свисающие из-за забора моего дома, словно желал запомнить...
   Почувствовала, как слезы вдруг навернулись на глаза.... Почему так трудно отвести глаза и спокойно двинуться в путь? И откуда взялось странное чувство, будто надолго покидаешь родные места?
   Я тряхнула головой, сбрасывая наваждение- через неделю, не более, снова буду здесь, мой дом примет меня, ветер с лугов разгонит мрачные мысли и гнетущие воспоминания, душа в очередной раз примет благословенный отдых от дум, денно и нощно терзающих мой разум.
   " Впереди роковая дата, - уговаривала я себя.- она-то и нагоняет приступы меланхолии... Не иначе..."
   Однако, тяжесть на сердце, так и не проходила. До тех пор, пока я не переступила порог своей городской квартиры.
  
  
   Глава 23
  
   А дома меня ждал сюрприз...
   -Рита, вернулась?- голос мамы доносился из кухни.- Поди, взгляни, что ждет тебя на столе.
   Я прошла в свою комнату- поверх стопки писчей бумаги лежал листок - повестка из прокуратуры. Сердце глухо ухнуло и замерло в тяжелом предчувствии.
   Итак, второго августа ровно к десяти мне надлежало явиться в 21 кабинет по известному адресу...Замерев, я смотрела на пресловутый листок, пытаясь осмыслить происходящее... В голову лезла всякая чушь и ничего по-настоящему вразумительного...
   - Рита, что за фортель ты выкинула ?
   Прозвучавший вопрос вывел меня из оцепенения. Мама стояла в дверях, сверля меня вопрошающим взглядом.
   - Мам, почему фортель? Ты прекрасно знаешь, где я работаю. Мало ли что...
   -Мало ли что...- передразнила она меня.- Андрей вчера вечером телефон оборвал. Твой мобильник, как всегда, отключен.
   - Андрей?- удивилась я.
   - Да, Андрей. У него до тебя дело есть, срочное какое-то, а ты в деревне с выключенным телефоном загораешь. Позвони. Очень просил...- она повернулась и вышла из комнаты, на ходу развязывая фартук.
   -Хорошо... - прошептала я сама себе. Мои предчувствия, кажется, начала приобретать реальные формы, иначе Андрей после всего случившегося не был бы так настойчив.
   Заметила, как предательски дрожали руки, пока я набирала знакомый номер.
   - Добрый день, Андрей...- голос едва подчинялся мне. Мне стоило титанических усилий выдавить из себя эти слова. В трубке повисла тишина, показавшаяся мне почти вечностью. Андрей не любил тянуть, но на этот раз...
   - День-то, Маргарита, не шибко добрый.- он обреченно вздохнул. - Получила?
   - Да.
   Опять повисла неловкая пауза.
   - Ты что-то знаешь?- наконец решилась я.
   -Ещё бы... - чувствовалось, как он замялся, подбирая слова. - А ты, надо полагать, в полном неведении?
   - Я только что переступила порог своего дома...
   -Понятно...- протянул он.- Что ходить вокруг да около! В общем, Коля Волченок... Он на тебя иск за клевету, распространяемую в СМИ, подал. Сгоряча-то рисанулся, а теперь как змей в мешке мечется. Не к добру всё это...
   -Волчков?
   - Кто ж ещё? - усмехнулся он.- Но, думаю, без патриаршего благословения не обошлось.
   - Андрей, ни слова больше! - выкрикнула я. - Телефон, как пить дать, на прослушке.
   -А черт с ними!
   Я резко бросила трубку. Впрочем, мы уже успели сказать друг другу более чем достаточно.
   В ванной шумела вода - Яна плескалась в душе, напевая модный мотивчик.
   Я заглянула в её комнату. На не разобранной кровати увидела мобильник, схватила его и снова набрала номер Андрея.
   - Прости.. Это опять я...На домашний больше не звони, хорошо?
   - Да ладно тебе!
   - Никаких ладно, Андрей ! Позволь мне самой расплачиваться за свои грехи. А что ты имел в виду, говоря о патриаршем благословении? Мер? Губернатор?
   - Точно не знаю. Возможно, и тот и другой. Ты же знаешь- рука руку моет. А они свои ручонки до дыр поди друг дружке истерли. И ещё... Хочу тебя предупредить- в прокуратуре на понимание не рассчитывай. Эх, рано я тогда вернулся! -он усмехнулся.
   -Когда?- не поняла я сразу. Потом почувствовала, что краснею. - Прости, Андрей...
   -Да, поторопился я, -продолжил он, как бы не слыша моей последнее реплики.- Ты бы ещё много чего в моем компе раскопала.
   - Много чего?- переспросила я.
   - Много... Факты в основном.... Там были голые факты, подтверждающие, что организованная преступность срослась с правоохранительными органами, как сиамские близнецы в утробе нашей особой демократии.
   "Особой" он произнес резко с нажимом, точно выделил красным маркером.
   - Жаль, что ты не успела просмотреть эти материалы. Может, подумала бы, писать или нет собственное резюме к сказке об инцесте.
   Мысли метались в голове, словно стайка загнанных в ловушку зверьков. Я лихорадочно искала решение, хоть какое, только не эта глупая беспомощность.
   - Может, подкинешь мне эти самые факты? Уж если тонуть, то и их за собой.
   Андрей хохотнул:
   - Ну ты даешь! У них, видишь ли, круг спасательный имеется, не воздухом накачанный, а у.е., учти. А ты успела обзавестись таким же? Может, угораздило в речке выловить, как золотую рыбку? Вот и прёшь теперь напролом!
   - Не издевайся, слышишь? -голос предал меня, задрожав на самой высокой ноте.
   - Прости...- тихо отозвался Андрей. - Не хотел... Получилось... Попробую поискать, кому эти факты подкинуть, что бы спесь сбить.
   - Отвлекающий маневр?
   - Вроде того... А тебе в прокуратуру когда?
   -Второго.
   - Послезавтра, значит. Как вернешься, свяжись со мной, хорошо?
   - Конечно. Если вернусь....
   - Завернула! Пока только предисловие разворачивается.
   -Как знать, Андрей. Как знать... Надеюсь, до встречи...
   - Я тоже...Пока.
  
  
  
   Глава 24
  
   2 августа 2004 г.
  
   По оконному стеклу барабанил дождь. Он-то и разбудил меня на рассвете, заставив сердце заколотиться от ужаса. Было невыносимо плохо от мысли о возвращении в мир живых, туда, где, как ни крути, моя жизнь снова, сделав крутой вираж, направилась в сторону очередного кошмара, автором которого была я сама.
   Подсознание, прорвавшись на передний план в момент между сном и явью, пыталось что-то сказать. Но мне непонятна была его загадочная речь. Знала только- я на пороге чего-то нового, вызывающего страх от неизвестности предстоящего...
   Я повернулась на бок, свернулась, сжала руками согнутые в коленях ноги, пытаясь тем самым отгородиться от всего мира.
   Завтра 3 августа... Этот день вычеркнул из жизни Олега, оставив его жить только в моих мечтах. Память, беспощадная маньячка, мучила и терзала, в то же время не позволяя желанию жить исчезнуть навсегда. Она побуждала продолжать своё бесконечное путешествие по вселенной, несмотря ни на что....
  
   Этим ненастным утром у меня не было ни сил, ни желания, как обычно, заняться своей экипировкой. Простые черные брюки, легкая строгая блузка, нейтральная, почти не заметная на губах, помада, волосы собраны в конский хвост. И всё.
   Перед тем как выйти из дома лишь кофе, чуть не застрявшее в горле, словно кусок черствого хлеба. О чем-то более существенном не могло быть и речи.
   Набросив на плечо сумку и сунув ноги в первые попавшиеся босоножки, я открыла входную дверь, мельком бросив взгляд на часы в коридоре- без десяти девять. У меня уйма времени не спеша добраться до здания прокуратуры и ещё, возможно, насидеться перед дверью 21го кабинета, в ожидании назначенного времени.
  
   Стук моих каблучков звонким эхо разносился в тишине подъезда.
   Я миновала несколько пролетов, приближаясь к площадке первого этажа.
   Внезапно моего слуха коснулся легкий шорох в тамбуре, попросту называемым "предбанником". Я невольно вздрогнула и глянула в сторону, откуда только что раздался непонятный звук. Кто-то стрелой метнулся в проеме приоткрытой входной двери. Я попыталась сфокусировать свой взгляд в надежде разглядеть источник странного шума. Воздух вокруг будто накалился, стал вязким и ощутимым.
   Пригляделась, слегка прищурившись - на меня в упор смотрели немигающие стеклянные глаза, остальная часть лица была прикрыта и слилась с размазанностью общего фона полутемного коридора, освещаемого одной тусклой лампочкой на весь первый этаж.
   " Киллер... Вне всякого сомнения, по мою душу"- откуда-то я знала это. Скорее всего определила по его взгляду- для него я была даже не надоедливой мухой, которую хочется прихлопнуть, чтобы не жужжала над ухом. Нет, во мне он видел пачку денег, заполучить которую он может всего лишь легким нажатием на курок.. В глазах ни ненависти, ни злобы, они были холодны и расчетливы, не более.
   Он поднял руку. Автоматическое оружие с глушителем направлено четко в область моего сердца.
   Секунду-две мы, замерев, смотрели друг другу в глаза- смерть и её жертва.
   Говорят, будто кто-то в такие моменты видит прошедшую жизнь, или вспоминает любимых, тех, что остаются.
   Я не чувствовала ничего, только дышала... Мое сознание погрузилось в бездну небытия .... Своего рода защитная реакция, спасительное оцепенение перед последним ударом сердца.
   Шум, раздавшийся за закрытой дверью напротив тамбура, где стоял убийца, вывел меня из ступора. Я отчетливо услышала щелчок открываемого замка.
   Глаза киллера ожили. Куда подевалось их ледяное бесстрастие?
   Вот он, роковой момент, тот, что через мгновение оборвёт ниточку моей жизни!
   Я видела, как напрягся его палец. Едва заметное, отработанное движение и моя смерть, несколько граммов стального сплава, выпущена на волю.
   Трудно сказать когда, мгновением раньше или мгновением позже, дверь соседской квартиры распахнулась. Два брата-близнеца, что-то крича друг другу, вылетели на площадку.
   Их гомон оборвался внезапно, словно невидимая рука выдернула вилку радиоприемника.
   Я вновь ( не понятно, как успела!) глянула на своего убийцу, замерев от изумления. Казалось, время изменило свой ход. Отчетливо видела, как пуля летит в мою сторону, медленно описывая параболическую траекторию своего полета. Я удивилась способности думать в эти короткие доли секунд! Каким-то образом успела повернуться в сторону ребят- те мечутся в попытке закрыть распахнутую дверь. Их движения обычны, торопливы и порывисты, сами они охвачены паническим ужасом. И как ни странно, я снова слышу оглушительный шум и истошные крики. Мой взгляд снова остановился на убийце- тот застыл подобно статуе, его зрачки двигались медленно и растянуто, а смертоносный сгусток металла продолжал свой полет, будто плыл в густой вязкой жидкости, преодолевая её сопротивление.
   В это невозможно поверить, но я успела поменять своё положение в пространстве, отклонившись чуть в сторону....
   И тут окружающий меня мир взрывается какофонией самых разнообразных звуков: приглушенный хлопок и тут же отвратительный лязг металла- пуля расплющилась о край приоткрытой двери; шум, крики, мой едва различимый стон. Последнее ощущение- жгучая боль в области предплечья. Ноги начали подкашиваться сами собой, я поползла по стенке вниз, теряя сознание. Спасительная пустота накрыла меня, вытолкнув за пределы реальности....
  
  
   Глава 25
  
  
   Резкий запах нашатыря, ударивший в виски, вынудил-таки мое сознание толчками пробиваться сквозь пелену, застилавшую мозг, то, заставляя воспринимать окружающий мир, то, вновь позволяя уплывать в небытие.
   - Не беспокоитесь- пуля прошла по касательной... Она в обмороке...
   Незнакомый голос доносился из иного мира, оттуда, где меня пока ещё не было.
   Чьи-то всхлипывания... Мама, кажется... Запах лекарств. Обрывки разговора. Они раздаются издалека, словно из- за перегородки соседней комнаты, и едва фиксируются моим притупленным мировосприятием, но смысл их абсолютно не понятен, будто говорят на чужом языке.
   - Мамочка! Вернись! Ну, пожалуйста!
   Ледяные ладошки на моих щеках. Яна. Этот голос не спутать ни с чьим другим. Только он помог мне окончательно прийти в себя.
   Я с трудом разомкнула слипшиеся веки. Потолок кружился, резко опускаясь, словно старался утопить меня в себе, но спустя мгновение вновь оказывался на своем месте где-то наверху.
   - С ней можно говорить?
   Новый голос. Я попыталась разглядеть говорившего. Тщетно. Мой взгляд не подчинялся мне, блуждая в пространстве, не в состоянии сосредоточиться на чем- либо конкретном.
   - Терпение, молодой человек! Она ещё не пришла в себя, и вряд ли это случиться так скоро, как Вы того хотели бы.
   Краешком глаза всё же удалось различить, что один из говоривших облачен в белый халат. Итак, врач... Кажется, возится в своем чемоданчике.
   Заметив, что мои глаза ожили, доктор взял мою руку, нащупал пульс, ободряюще улыбнулся, заглядывая мне в глаза:
   - Как Вы?
   - Вполне...- прошептала я хрипло.
   -Х-м, вполне...Просто здорово, после...-он замолчал, крепко сжав моё запястье, и ободряюще улыбнулся.
   Мне, наконец, удалось разглядеть его: невысокого роста , пожилой, серые глаза в окружении сеточки мелких морщин.
   Я попыталась выдавить ответную улыбку.
   - Пытаемся улыбнуться? - он положил мою руку поверх пледа, слегка похлопав по ней. - Значит, и вправду, вполне. Однако легкое успокоительное не повредит. Вам следует отдохнуть и забыться.... Отдохнуть и забыться... - повторил он. - Согласны?
   Чуть прикрыв глаза, я выразила свое молчаливое согласие.
   Краем глаза выхватила стоящего поодаль человека в милицейской форме и рядом с ним ещё одного в штатском, тех, с кем мне меньше всего хотелось общаться в данный момент.
   Доктор приподнял уголок пледа, сделал в руку укол. Потом повернулся к этим двоим:
   - А вам, простите, придется подождать до вечера, а ещё лучше, до завтра. Позвольте ей прийти в себя.
   -Но...- начал было возражать в штатском.
   - Никаких "но"... Элементарный такт, молодые люди... Войдите в её положение, наконец. Она никуда от вас не убежит, поверьте.
   Последние слова я едва различила, улетая на крыльях отнюдь не легкого успокоительного, постепенно проваливаясь в полосу темного обволакивающего сознание тумана, туда, где реальность отступает, и ты растворяешься в спасительном небытии, лишенного каких- либо образов и не допускающего течения мыслей.
  
   Сквозь пелену забытья пробилось ощущение, что кто-то осторожно тянет к подбородку плед, стараясь прикрыть мои руки. Я напряглась и попробовала разомкнуть отяжелевшие и, казалось, опухшие веки. Перед глазами всего лишь расплывчатый образ... Чей? Впрочем, какая разница... Зачем просыпаться и вспоминать кто я и что со мной? Мне было хорошо. Но состояние блаженного неведения длилось всего лишь несколько мгновений... В следующую секунду я вспомнила всё!
   Зажмурилась, будто этот защитный жест мог увести меня от реальности . Предательский холод пробежал под кожей, обдавая волной ледяного пота.
   Я резко распахнула глаза.
   Андрей! Он присел на корточки у моей кровати, глядя на меня. С минуту мы просто молчали...
   Он нашел мою ладонь и ободряюще сжал её:
   -Рита...
   Я отвела взгляд.
   -Всё позади, слышишь?
   Позади? Страшное озарение коснулось моего рассудка. Я судорожно, почти истерически замотала головой:
   - Нет, Андрей, - голос едва подчинялся мне, отдавая хрипотцой.
   - Андрей, Андрей! - я задыхалась, пытаясь обуздать охватившее меня отчаяние.- Неужели не понимаешь? Ты, который знаешь их мир и души лучше других!
   Облизала пересохшие губы:
   - Это всего лишь отсрочка! Мне повезло меньше, чем Юре... Ему не оставили время на раздумья. Так легче....
   - Уверена? Но разве то, что произошло, не Божий промысел? Это шанс, Рит, пойми, шанс.
   Последнее слово он произнес четко по слогам, как бы вталкивая эту мысль мне в голову, заставляя тем самым поменять окрас моего эмоционального настроя.
   - Нет, Андрей, -я не восприняла его слова, продолжая вживаться в предсмертную агонию.- Не шанс... Отсрочка...
   - Ты рассматриваешь случившееся только с такой позиции, не допуская ни одного положительного момента?
   - А ты можешь во всем этом отыскать хоть один положительный момент? Издеваешься?
   - Всё дается не просто так, пойми! Каждое действо несет свой смысл...
   Он выпустил мою руку и отошел к окну. Я исподтишка наблюдала за ним. Со стороны казалось - он наблюдает за полетом стрижей. Однако я знала: Андрей был в смятении, ему требовалось время, чтобы подобрать нужную фразу для продолжения начатого разговора.
   Он долго стоял, отвернувшись, полностью уйдя в себя.
   Мне стоило неимоверных усилий кое -как приподняться и сесть в кровати. Я не представляла, что настолько ослабла: голова шла кругом, тело неподатливое, будто из ваты. Вдобавок ко всему руку в области предплечья нестерпимо саднило.
   " Пуля прошла по касательной..."- пришли на память слова доктора.
   Вначале я удивилась, вспомнив её замедленный полет в воздухе, мне удалось отклониться, спасая тем самым свою жизнь...
   Потом зажмурилась от ужаса...
   Обычно такие промахи случаются довольно редко - наёмные убийцы натренированы и, как правило, жертва не успевает даже глазом моргнуть, а тут...
   Я прокручивала в голове картину происшествия в мельчайших подробностях, пытаясь понять, почему мой случай явился исключением. Тщетно... Мир всё так же продолжал кружиться вокруг меня в непонятном темном водовороте. Реальность держала за горло мертвой хваткой надвигающейся беды. Лишь присутствие Андрея обволакивало теплом мою агонизирующую душу, будто пытаясь отгородить от могильного холода, незримо разливающемуся повсюду.
   А что, если Андрей прав и мне выдался шанс?..
   За размышлениями не заметила, что он, скрестив на груди руки, молча смотрит на меня. Взгляд задумчивый и грустный...
   Я покачала головой:
   - Как думаешь, что вело меня к этому?
   Он явно не ожидал такого поворота. Опусти руки, сунул их в карманы, потом вынул, пытаясь найти для них комфортное положение.
   - Трудно сказать. Скорее всего, ты сама, твоя неугомонная душа. А теперь она страдает...- почти шепотом произнес он.
   -Наверное, ты прав...
   Андрей мельком глянул на часы:
   - Шестой час... Вот что, давай последуем золотой заповеди Скарлетт О'Хара...
   -О чем это ты?- удивилась я.
   - Подумай обо всем завтра, ага?
   - Андрей? Никогда б не подумала...
   -А зря- читаю всё... -улыбнулся он.- Я попросил ребят за домом понаблюдать. Будь спокойна и постарайся хорошенько выспаться. Утро вечера- сама знаешь... Не напрасно говорят.
   -Спасибо, Андрей. Выспаться-то я успела, только мудрости от этого не прибавилось...
   Я помедлила, прежде чем решиться задать вопрос, внезапно всплывший на поверхность моего сознания.
   - Андрей?
   Он вскинул голову, будто предвидя, о чём я сейчас спрошу.
   -Как думаешь, кто?
   -Кто, спрашиваешь? Да, вне всякого сомнения, Волчонок с патриархами! Кто же ещё! Ход конем, понимаешь? Капнули на тебя в бешеной горячке, а потом, спохватившись, убрать решили, доперев, наконец, что суд- палка о двух концах, а они как-никак с прессой связались. Может, догадались, что у нас вся их деятельность на дискетах дремлет, а в суде возьмет да проснется и загромыхает во весь голос. Вот тут-то и начались метания. Не нашли ничего лучше, чем убить человека, а потом бы новую уточку запустили, только что бы она в их сценарий вписывалась.
   -Что за новую?- опешила я.
   - Я ещё не успел в их бредово- отчаянные головы слазить, но непременно попробую и постараюсь продавить ситуацию в нашу- таки пользу. А ты...В общем, попробуй не раскисать, слышишь? " Правохоронители" со своими "Что? Где? Когда?" нагрянут завтра, не беспокойся на сей счет.
   - Постараюсь, Андрей. Спасибо тебе...- прошептала в ответ.
   Я покорно прикрыла глаза, создавая иллюзию усталой сонливости.
   Услыхав, как за дверью мама о чем-то тихо перешептывается с Яной, постаралась изобразить подобие глубокого сна.
   Спустя минуту дверь слегка приоткрылась.
   - Бабуль, кажется спит...
   - Ну, дай Бог...
   Мои руки напряглись под одеялом, ногти вонзились в ладонь. Я чувствовала на себе пристальный взгляд дочери и не осмеливалась пошевелиться- говорить с Яной было выше моих сил. Этот день выпотрошил мою душу, оставив в её пустоте только ужас, отчаяние и безысходность.
   Мысли, загнанные в тупик, метались в бестолковых поисках выхода, сердце отбивало бешеный ритм. Единственное, что я была в состоянии осознавать: мои нервы на грани срыва, а что дальше? Каков финал созданной мною же ситуации и как до него, наконец-то, дотянуть? Развязка, какой бы она не была, в любом случае, освобождение от напряженного ожидания.
   Ожидание... Вынесу ли я его свинцовую тяжесть?
   Подобное опустошающее чувство бессилия мне довелось испытать три года назад, когда кровь стыла в жилах от мысли- Олега мне не увидеть никогда, ни с ней, ни, тем паче, со мной... Оно накатывало внезапно от раза к разу, затопляя сердце и постепенно убивая душу...
   Что же теперь? А, может, это логическое завершение бессмысленности моего бытия?
   Сначала мне стало легче от подобной мысли. Только сначала... Протест, поднявшийся в душе, было трудно объяснить и осмыслить, но он родился, а с ним накатило ничем необъяснимое желание выжить, во что бы то ни стало и, несмотря ни на что...
   Андрей, пожалуй, прав: я жива, а, значит, сей факт не лишен смысла, и у меня ещё есть в запасе возможность выпутаться. Может, всего лишь одна, но она имеется!
   И я опять начала истерически гонять свои мысли в поисках этого единственного выхода.
  
   Глава 26
  
  
  
   "Жду тебя. Помнишь, когда?"
   Я не заметила, как задремала.
   Вздрогнув, очнулась и села в кровати.
   Странник... Мне приснился именно он. За какие-то несколько минут поверхностного забытья, который и сном-то назвать нельзя, я снова пережила ту необычную встречу на старом погосте в Зотовке.
   Глянула на часы: 00-46, 3 августа... Итак, он ждет меня, чтобы.... В обещанное им я не верила. Единственная надежда на его прозорливость. Если не он, то уже никто...
   Я почувствовала, как спокойствие и смирение вытесняют отчаяние из моего сердца. Однако заснуть мне больше не удалось.
   Постепенно небо сбрасывало темный ночной окрас. Светало...
   Я подошла к окну: птицы завели свой утренний гомон, мир просыпался, не подозревая о том, что сегодня ...
   Моё внимание привлекло движение на дорожке при въезде во двор: мне удалось разглядеть только крыло темно- вишневой десятки. Дверца распахнулась: мужчина, нет, скорее, парень, наполовину высунулся из нее, окинул беглым взглядом двор и окна дома.
   Я похолодела- в движениях парня, повороте головы я улавливала мимолетное сходство с тем, кто стрелял в меня в подъезде. Впрочем, как говорят, у страха глаза велики...
  
  
   Березкино, сорок шестой километр...
   Кажется, пригородные автобусы, начинают ходить часов в пять-шесть, а ускользнуть незамеченной мне вряд ли удастся. Не хотелось верить, что из-за меня кто-то поднял такую суматоху. Возможно, мне довелось наблюдать всего лишь фрагмент ночной жизни города, но рисковать в моем положении было бы неразумно...
  
   Решение пришло само собой. Я бросилась к шкафу с одеждой. Где-то в его бездонных глубинах должно валяться старое платье не менее чем десятилетней давности.
   Я выхватывала все подряд и без оглядки отбрасывала ненужные вещи на пол.
   -Рита, ты что делаешь?
   Я вздрогнула, как от удара хлыста. На пороге, удивленно воззрившись на меня, стояла мама.
   - Мам, ты не спишь? Почему?
   - А ты как думаешь?- услышала я в ответ, она подавленно вздохнула.- Чурбаном бесчувственным меня считаешь?
   - Да нет...- стушевалась я. -Просто рано очень.
   - Тогда ты-то что в такую рань переполошилась? Думаешь, я не понимаю! - слезы хлынули у нее из глаз, она порывисто смахнула их воротом халата.- Успокойся, доченька, слышишь? Всё позади.
   -Позади? Андрей тоже пытался меня убаюкать этим же самым "позади", но мы все, ты же прекрасно понимаешь, что мы все знаем - это начало конца...
   - Что ты такое говоришь? Не надо так...
   - А как тогда?- прошептала я растерянно.
   - Не знаю...- она без сил опустилась в кресло. - Не знаю... -повторила мама. - Только ты прости и не обижайся на меня, ладно? Мы часто не понимали друг друга...Я видела твою отстраненность, особенно в последнее время. Знаю, не права была, частенько навязывая свою точку зрения, не желая понять, что ты независимый человек. Может, таким вот способом не хотела тебя отпускать, считая своей частичкой, потому как любила и люблю тебя больше жизни. Тебя и Янку...В детях своих, а потом и во внуках мы ищем то, что нравится нам, а не вам, то есть себя, скорее всего. Родители все немного эгоисты. С рождения пытаемся выкроить ваши жизни по своим меркам. Не понимаем, что для вас эти мерки абсолютно не годятся, поскольку у каждого своя жизнь....В нашей-то, доченька, до конца не разобраться, а уж в чьей-то пытаться порядок навести -более чем глупо...
   - Ма-ма...- задыхаясь, не в силах обуздать охватившие душу эмоции, я бросила всё и кинулась ей на шею. - Ты тоже прости... Господи, ну почему мы становимся собой только в минуты отчаяния и горя, когда уже на краю пропасти стоим? Почему не можем начать жить заново, идти по ней легко и осознанно, не застревая в путах непонимания? Откуда эти роли, которые мы играем или проживаем, думая, что всё происходит всерьёз?.. Наверное, только Богу известно!
   Мы долго плакали, прильнув друг к другу...
   Я чувствовала, как ломается надуманный иллюзорный барьер отчуждения, как липкая паутина непонимания и недоверия смывается потоком наших слез.
  
   -Рита, что ты удумала?- немого придя в себя, спросила мама.- Ты как? Я имею в виду...- она запнулась, не закончив начатой фразы.
   - Понимаю... Тебя смутил ворох одежды на полу?
   Она утвердительно покачала головой.
   - Мам, помнишь старое платье, то, коричневое, в мелкий цветочек с рюшкой по подолу? -Ах, вот оно! - я наконец-то выудила с нижней полки то, что искала.
   - Ты его всегда браковала, помнишь? Деревенское, говорила...
   - Конечно, помню. Но сейчас мне нужно именно оно.
   Мама вопросительно посмотрела на меня:
   - Оно? Зачем, доченька?
   Я застыла перед ней с платьем в руках, не зная с чего начать.
   - Надену его... А ещё... Мам, мне нужна твоя помощь. Только твоя. Видишь ли, вся сложившаяся ситуация не оставляет мне шансов, можно сказать, никаких. Но есть одна последняя соломинка для меня утопающей. Вот за неё-то я и намерена ухватиться.- тараторила я, напяливая платье.- Мне надо отлучиться незамеченной, а во дворе...Мне показалось... Может, конечно, только показалось, но выглянув недавно в окно , я увидела...- мой голос задрожал.- Мам, мне кажется -это был он.
   -Рита, кто он?
   - Господи, да тот, кто стрелял!
   Мама с ужасом смотрела на меня, прижав руку к губам.
   - И ты считаешь, что я позволю тебе переступить порог дома? Вот так просто взять и отпустить, зная, что там...
   Господи, как мне достучаться до неё!
   - Мам, послушай!- я перебила её на полуслове.- Если я не уйду сейчас, шансов спастись больше не будет. Этот единственный, других не вижу. И ты вот так, запросто, вместо того, чтобы помочь, запрешь меня, заведомо зная, что рано или поздно, но мне не выкрутиться? А после будешь дарить цветы холодному могильному холмику, вернее, своей совести, говорить красивые слова в пустоту, те, что почему-то застревают в горле, пока человек ещё рядом с тобой, лить потоки слез, посыпая голову пеплом! - моё сердце готово было вырваться из груди. Я задыхалась, но все же продолжила начатую тираду, только взвинченные до предела нервы не дали мне упасть без сил на ковер у её ног.- Мама, услышь меня и пойми, наконец! Как часто мы пытаемся наверстать упущенное слишком поздно!
   Она сгребла меня в охапку:
   - Не говори так, слышишь? Не смей! Я все сделаю, что бы твоя соломинка смогла удержать тебя! Только скажи...
   - Мам, я не хочу быть узнанной, для этого весь маскарад. Он, можно сказать, дань моему страху и сомнениям. Ничего не могу собой поделать. А вдруг глаза не обманули меня?
   Подойдя к зеркалу, скрутила в пучок волосы, повязав поверх старый крепдешиновый шарф. Итак, от всегда одетой с иголочки Маргариты Михайловны остались только глаза, горящие лихорадочным огнем. Я лицезрела отражение провинциальной тётки неопределенного возраста, абсолютно не имеющей представления о веяниях моды последних эдак лет десяти.
   - А теперь твой выход, мама! От него зависит многое, если не всё.
   - Да, -растерянно прошептала она. - А я?.. Что следует делать мне?
   - Ничего особенного, мам. Проследи, пожалуйста, чтобы в подъезде никого не было. Это раз. Я выйду через чердак: в нашем подъезде зайду, а во втором или в третьем выйду, понимаешь? Поэтому, если вдруг на мою беду все люки окажутся закрытыми, мне придется остановиться на наихудшем варианте своей судьбы или выходить напролом через подъездную дверь, что тоже не сулит счастливой развязки, если буду узнана, конечно.
   - Бедовая моя головушка, - запричитала мама во весь голос.- Бедовая и бредовая...
   - И несет меня по бездорожью, - подхватила я.- как бешеного пса! Т-ш-ш... - я прижала палец к губам.- Соседи, мам! Позволь им досмотреть свои мечты и кошмары! Ты сейчас весь дом переполошишь!
   Я достала из сумочки денег на дорогу, только туда и обратно, сунула их в лифчик, решив не обременять себя ручной кладью.
   - Всё, мам....
   Она стояла, словно в ступоре, глядя на меня, будто видит в последний раз.
   - Мам, пойдем же... Время, оно ждать не любит и не щадит опоздавших...
   Открыв входную дверь, положила руку на её плечо, вымучила из себя ободряющую улыбку:
   - Все будет тип-топ... А пока, как у нас обстоят дела с люком?
   Она тихонько выскользнула, поднялась на пролет и махнула мне рукой: к счастью, люк был не заперт....
   Через несколько минут я уже открывала дверь второго подъезда, изо всех сил стараясь изображать из себя серенькую незаметную деревенскую жительницу, спешащую в шестом часу утра в сторону сельского автовокзала, чтобы оказаться дома как можно раньше ....
  
   Глава 27
  
  
   -Остановите, пожалуйста, на сорок шестом километре.
   Водитель глянул на меня с любопытством.
   -По грибы?
   Потом с сомнением посмотрел на мои пустые руки.
   - Ага...- только и нашлась я в ответ.
   - По грибы, так по грибы.- крякнул он.- Будет тебе сорок шестой километр... Уж скоро.
  
   Я стояла на обочине дороги, оглядываясь по сторонам.
   По правую сторону от меня - непроходимая стена леса, слева- незасеянное поле, поросшее высоченной травой и кустарником.
   Я двинулась в сторону беспросветных дебрей. Надежда на то, что здесь можно отыскать человеческое жильё таяла с каждым шагом, приближающем меня к первым деревьям у кромки леса, за которыми виднелась лишь темно -зеленая гуща их собратьев. Казалось, ветви сплелись специально, создавая мощную стену, охраняющую тайное убежище некого сказочного чудовища, тщательно скрывающего ото всех место своего обитания.
   Странник упоминал дорожку. Я усмехнулась: найти бы такую!
   Но, как оказалось, старик не обманул меня: она проступила, как только я достигла первых деревьев.
   Дорожкой её можно было назвать чисто условно. Едва различимая тропка, узкая, петляющая меж деревьев и колючих кустов, она словно приглашала мечущуюся неприкаянную душу укрыться в густой чаще леса.
   Но стоило мне ступить на неё и пройти несколько шагов, как мириады насекомых, растревоженных моим внезапным вторжением, облепили меня, нещадно кусая незакрытые части тела. Я зажмурилась, инстинктивно защищая глаза.
   Стараясь не потерять ориентир, рванула вперед, позволяя комарью пиршествовать в удовольствие. Колючий кустарник цеплялся за ноги, обдирая их в кровь, ветви деревьев больно хлестали по лицу.
   Впору бы повернуть назад, однако, энергия отчаяния подгоняла меня, заставляя не обращать внимания на какую-то мошкару и острые ветви, преграждавшие мне путь.
   Мир, пронизанный одиночеством и жестокими правилами, остался далеко позади за глухой стеной густорастущих деревьев, которые, будто сговорившись, ещё крепче переплели свои ветви, как бы отгораживая меня от оставленного позади кошмара. Я неслась в спасительную неизвестность, без сожаления оставляя всё, чем доселе жила, даже не помышляя о том, чтобы оглянуться.
   " А обратный путь?"- мысль резанула сердце, но на смену ей внезапно нахлынуло непонятное спокойствие. Где-то в глубине моего существа зародилось и окрепло понимание- обратного пути для меня просто не существует. Несмотря ни на что....
  
   Поначалу я не обратила внимания, что деревья начали редеть, а тропка заметно расширилась. Непомерная усталость и страх перед будущим, точнее, его предсказуемостью, давали о себе знать. Я присела не корявый ствол поваленного дерева.
   "И несет меня по бездорожью..." - вспомнила я последний разговор с мамой. Горькая усмешка не заставила себя долго ждать. Что ж, у каждого свой путь. А у меня? Назовем его бездорожьем, коль ничего иного не пришло на ум.
   В отчаянии и от обиды я уронила голову в раскрытые ладони, тихонько всхлипнув. Мне стало не по себе от мысли, что, поддавшись минутному порыву, я понеслась неизвестно куда, в тайне надеясь на чудо.
   Итак, идти дальше или поворачивать назад? Ни то ни другое для меня в сложившейся ситуации не имело смысла.
   Я огляделась по сторонам, пытаясь оценить, как далеко меня занесло, не имея представления о последующих действиях.
   Не может быть! Я с трудом верила глазам: меж стволов вековых деревьев промелькнула бревенчатая стена. Домик лесника? Или всё же?..
   Резко вскочив в места, задыхаясь от раздиравших меня сомнений, я рванула, не разбирая дороги, в сторону избы.
   Не заметила, как оказалась на крыльце и, замерев, словно зачарованная, стояла перед прикрытой дверью, не в силах поднять, наконец, руку и толкнуть её. Сердце бешено колотилось в груди. Итак, "орлянка" с судьбой....
   - Которая кроит из вас рабов обстоятельств, чьей жертвой по собственной воле вы пожелали стать...- раздался за дверью знакомый голос.
   Сердце защемило от безумной радости. Крошечную точку на моей груди словно опалило огнем: невидимая рука моей судьбы отвела направленное на неё дуло смертоносного оружия наёмного убийцы.
   Ноги подкосились, я обмякла и опустилась на порог, зарыдав во весь голос, как обиженный ребёнок.
  
   Придя в себя и уняв, никак не желающие прекращаться, рыдания, сотрясавшие грудь помимо моей воли, я, наконец-то, подняла заплаканные глаза.
   Он стоял в проеме приоткрытой двери и грустно смотрел на меня.
   Его взгляд воскрешал в моей памяти тот единственный разговор на старом погосте, который я пыталась проигнорировать, но именно он своими особыми путями привел меня в этот дом.
   - Ты не могла не прийти...- проговорил он, беря меня за руку и провожая в избу.- Ты всё делала, чтобы это произошло...
   - Нет, просто мне нужна помощь...- попыталась я возразить.
   - Помощь, говоришь? Считаешь, что обстоятельства в очередной раз схватили тебя за горло?- он развернул меня лицом к себе, положив руки на плечи.- Как бы ни так! Впрочем, если воспринимать жизнь с позиции предопределенности или неотвратимости рока, именно так всё и произойдет. Судьба станет вершить вашу реальность, а вы останетесь в стороне, полностью подчиняясь её воле. А что есть судьба, как не то, что вы уготовили себе сами! Ваш неосознанный выбор, ваши мысли строят её , заставляя впоследствии подчиняться ей, а, вернее, вам же самим... Но мало кто это осознает... И вот уже события выходят из-под контроля, всё более отдаляя друг от друга разум и душу. Ты же знаешь- душе известно всё,- он пытливо вглядывался в мои глаза.- Прекрасно знаешь, только не желаешь принять, следуя общепринятым нормам, пустившим глубокие корни в вашем обществе, соответственно, и в разуме тоже... Таков был замысел, иначе...- он замолк на полуслове, будто то, что последует за его "иначе", не подлежит моему осмысливанию. Или что-то ещё? Его недомолвки сбивали меня с толку, я терялась в догадках и не находила слов для ответа или продолжения беседы.
   Вот и сейчас стояла, опустив глаза.
   Странник, казалось, чувствовал каждую мою эмоцию, слышал любую мысль, как свою, вникал в любое мое ощущение, переживая его вместе со мною- я для него была открытой книгой, что бы ни таилось в самых потаенных глубинах моей души. Он умел жить моей жизнью. А что я? Мне никак не удавалось постичь его тайну. Я впервые по-настоящему задумалась о загадке бытия, о том, что заключает в себе человеческая суть.
   " Кто я и кто ты?"- вопрос вертелся в голове, но озвучивать его я не решалась.
   - А зря?
   -Зря? -растерянно переспросила я.
   - Ты хочешь прожить жизнь, так и не узнав этого? Хочешь линейно мыслить, пройти путь от начала до конца и поверить в свою конечность? А затем уйти, от своего "Я", не попытавшись увидеть себя в ком-то другом, в себе самой, оставленной в прошлом или реализованной в будущем, уйти, так и не поняв, что ты живёшь в вечности, и в каждом её мгновении присутствует часть тебя? А всего-то достаточно одной лишь мысли, что бы ты оказалась такой, какой хочешь стать. Ибо во вселенной ты существуешь во всех вариантах, какие допускает твое сознание.
   Цепкие коготки отвратительнейшего из чувств, паники, болезненно вонзились в сердце. Я начала понимать, что напрасно пришла сюда, понадеявшись на мудрость и прозорливость странника, в то время как он всего лишь чудаковатый старик, одержимый непонятными мне идеями и догмами и пытающийся в самый неподходящий для меня момент разъяснить их суть, рассчитывая на мое внимание и понимание.
   - Это отнюдь не идеи и догмы...
   Я вздрогнула. Казалось, в повисшей между нами безмолвной паузе, когда я размышляла об участи, которой, по-видимому, мне не миновать, а он молча смотрел на меня своими немного грустными лучистым глазами, не происходило ничего, каждый из нас был занят сам собой. Однако, непонятным мне образом, странник был неотделим от меня, слышал мои мысли, жил моими чувствами, вернее, переживал их вместе со мной.
   - Земной мир... Он полон догм и идей...
   - А мы ? Неужели уже на небесах?- хмыкнула я в ответ.
   - Что есть небеса? Как ты их себе представляешь?
   - Пока никак, но, вероятно, скоро... Впрочем, будут ли это небеса? Будут, конечно, если рядом окажется Олег. Без него райские кущи не окрасятся своими неподражаемыми красками. А это уже не небеса, какими бы прекрасными на первый взгляд они ни казались.
   Я глянула на него в упор:
   - Как по- вашему, суждено ли нам быть вместе? Если да, я уйду отсюда со спокойным сердцем...
   - А если нет?
   - Нет? Но почему?- обреченно прошептала я.
   - Видишь ли, браки, совершаются на небесах...
   - Хотите сказать...
   Он не дал мне договорить:
   - Послушай, они совершаются там для того, что бы материализоваться здесь, понимаешь?
   Я отрицательно замотала головой
   - Нет. Вы опять заводите меня в свой лабиринт, откуда я не нахожу выхода. Считается, что брак, освященный церковью, заключается на небесах, разве не так?
   - А под венцом освящаются союзы, совместное сосуществование внутри которых тех двоих, что думают, будто повязаны навеки, становится невыносимым. И это называют браком, совершенным на небесах?
   - Испокон веков известно - у каждого свой крест. Никто не выбирает непосильной ноши.
   - Да, в одном из наихудших вариантов выбора ноша оказывается достаточно посильной, но пребывание на земле превращается в ад. Его даже жизнью-то нельзя назвать...И никто не догадывается, что каждый из вас выбирал и планировал иные пути, множество путей, которые тоже имеют право на существование. Земная жизнь имеет не одну альтернативную реальность, и на самом деле есть множество "вас", существующих бок о бок друг с другом в этих загадочных для вас реальностях. В каждой из них вы можете делать различные выборы- развилки на каждом шагу, не так ли? Более того, изменяя настоящее, вы меняете не только ваше будущее, прошлое тоже претерпевает значительные изменения...
   Но всё же, вернемся к бракам, бракам, заключенным на небесах.
   Эоны лет назад вы вызвались прийти в этот мир, разделив единое на части, чтобы принести на Землю Божественную любовь. И посему каждый из вас на протяжении всех жизней имеет стремление. Оно неосознанно, но настойчиво, как потребность в жизни или инстинкт самосохранения. Спросишь, что всё это значит, к чему мы стремимся, что нас побуждает в этом стремлении? Вести эти поиски побуждает наше высшее Я . Оно жаждет встречи, одной, решающей встречи, которая вновь определит вас как единое целое. Но... браки, заключенные на небесах, так редко воплощаются на земле. : "Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает" (Мф 19:6). Вы поняли это превратно, заставляя стариков упиваться слезами юных дев, идущих с ними под венец, исполняя чужую волю; вы вступаете в связи или браки по глупой прихоти, своей или чужой, не суть. Как часто в мимолетном порыве, принимая за любовь малейшее проявление минутной симпатии или преходящего желания, вы обманываете себя и всех остальных, втравленных в эту ложь. Вы проживаете вдали друг от друга жизнь, заполненную пустотой, и, как ни парадоксально это звучит, создаете все больше и больше препятствий на пути вашего воссоединения в следующих воплощениях. Порой, кажется, что вам нравится делать всё от вас зависящее, чтобы отдалиться как можно дальше, создавая такое понятие как "невозможность". Она становится царицей вашей вселенной, ограничивая вас буквально во всём. Но стремление всё же остается, превращаясь в неумолимых тисках иллюзорной невозможности в глухую тоску и безнадежность. Что ж, гармония единства была нарушена. Вспомни Адама и Еву... С тех пор каждый из вас ждет возможности в очередной раз очутиться на сцене жизни и получить шанс начать поиски заново победив гордыню и честолюбие во имя любви. Вы возвращаетесь вновь и вновь, чтобы очиститься в пламени превратностей судьбы, вызванных вами же самими, дабы исполнилась самая священная и тайная ваша надежда- быть едиными навеки. Между вами уже никто не сможет встать, ибо без любви жизнь есть "медь звенящая, или кимвал звучащий" (1 Кор. 13:1).
   Он умолк. Внезапно его глаза, окружающие меня предметы, я сама начали тонуть в тумане беспамятства, окутывая сознание звенящей пустотой. Помню только, что ухватилась за что-то, находящееся ближе всего от меня. Как оказалось, это был край стола, покрытого льняной скатертью. Он-то и спас меня от неизбежного падения.....
  
   Очнулась я, сидя за тем же столом, уронив голову в раскрытые ладони.
   - Странный Вы.... Недаром, что странник, - запоздало усмехнулась ему в ответ,- Между нами смерть... Это ли не неизбежность?
   - До тех пор пока вы верите в неё...
   - Но даже, если я не поверю? Что изменится?
   - Ничего... Ты не сможешь не поверить, не сумеешь. Так же, как в необратимость времени, которое есть не более чем реакция жизни, проходящей сквозь материю. И не только ты не сумеешь. Все. Лишь ваша душа знает и умеет всё, но голос её заглушен более мощным голосом знаний, приобретенных на земле.
   - Наша беседа напоминает мне встречу на старом погосте. Вы твердите о невероятном, загоняя меня в тупик снова и снова. Однако, наше общение ни на йоту не подвело меня к решению моей проблемы. - вздохнула я, вспомнив причину по которой я оказалась в доме этого человека.
   - Забудь о том, что ты оставила...
   - Забыть? - возмущенно воскликнула я. Мои руки похолодели от родившегося в мозгу вывода- странник не в состоянии мне помочь. От судьбы не уйти.
   - Так было на протяжении многих жизней. - ответил он на мои мысли.- Неужели и этот раз, встретив меня, ты позволишь голосу рассудка определить твою судьбу как неизбежность.
   Обойдя стол, он сел напротив меня, пристально наблюдая за моей реакцией. Я растерянно смотрела на него. Мне было нечего сказать ему в ответ, его планы всё ещё оставались для меня загадкой.
   -Полёт пули...
   Я вздрогнула, а потом сжалась в комочек:
   - Зачем Вы так? Жестоко напоминать...
   -Я всего лишь хотел напомнить тебе о том моменте, когда пуля вылетела из дула и направилась прямо в область твоего сердца. Мгновение растянулось, ты помнишь? Как думаешь, почему ты наблюдала её столь медленный полёт, что помогло тебе спастись?
   - Загадка... Одна знакомая рассказывала, что во время автомобильной катастрофы, она ощущала, как машина, будто на замедленной съемке, катится в кювет.
   - И ты слышала это от той, которой удалось выжить. Иначе и быть не могло.
   - Логика с её законами в данном случае бессильны.
   - А ты позволь себе мыслить нелогично. Вспомни свое состояние сознания в тот критический момент.
   - Мне кажется, сознание было то же самое. Или почти...
   - Так, то же или почти?
   Я замялась:
   -Скорее, почти. На него наложил отпечаток весь ужас происходящего. Никакой обработки логикой, только чувства, эмоции, скорее, одна эмоция, которая напрямую действовала на сознание.
   - Тем самым изменяя его, так ведь?
   - Возможно... - я неопределенно пожала плечами.
   -Две реальности на мгновение пересеклись, и ты успела сделать выбор...
   -Что?
   -То, что тебе вскоре придется пережить ещё раз...
   Меня затрясло:
   - Хотите сказать: убирайся восвояси! Тогда зачем...- я задохнулась. Спазм сжал мне горло, не позволяя говорить дальше.
   - Нет, - он схватил мою руку и до боли сжал её.- Неужели, ты ничего не поняла?
   Я отрицательно замотала головой всё ещё не в силах произнести ни слова.
   Он долго держал мои ледяные ладони в своих, стараясь урезонить бурю в моей душе.
   Я медленно приходила в себя, его прикосновение успокаивало, одновременно проясняя разум и уничтожая вязкий животный страх, скопившийся где-то в области солнечного сплетения.
   Наконец, странник отпустил мои руки, тихонько встал и подошел ко мне сзади, положив свои ладони на мой затылок.
   -Закрой глаза...
   Я подчинилась.
  
   Пелена тумана, в которой я очнулась, начала клубиться и заметно редеть. Я напрягла зрение, стараясь разглядеть, проступающие сквозь неё, непонятных очертаний подобия теней. Картина на глазах становилась всё отчетливее, прояснялась и приобретала своеобразные формы. Меня поразила необычность обстановки, но в то же самое время я знала, что место, в котором мне довелось очутиться, почему-то очень знакомо: я попала в средневековый город.
   Круглая площадь выложена булыжником.
   Посреди неё галдящая толпа окружила нечто...
   Из глубины души на поверхность сознания поднималось ощущение моей причастности к происходящему, несмотря на то, что я наблюдала за всем со стороны.
   Внезапно толпа расступилась. Воины в шлемах и доспехах волокут...
   Боже! То была женщина!
   Её вид поразил меня: скатанные в колтуны волосы закрывают половину лица, руки, сплошь покрытые сине-желтыми кровоподтеками, безжизненно болтаются вдоль тела, из-под разорванного лифа платья видна истерзанная щипцами палача грудь. Её, словно тюк, бросают на телегу, запряженную полудохлой клячей.
   Я почти физически ощутила, как жесткая солома сквозь дыры на порванном платье врезается в бока несчастной, усугубляя и без того нестерпимую боль во все теле.
   - Аутодафе...-в ужасе прошептала я, не осознав поначалу своих новых ощущений.
   - Дикое, безумное время, разгул мракобесия и изуверств святой инквизиции...- отозвался странник. Не заметила, что он крепко держит меня за руку.
   Между тем телега двинулась с места. Поравнявшись с нами, чуть приостановилась.
   -Взгляни на неё...
   Я обернулась и глянула в упор на жертву этого чудовищного спектакля. Та, будто бы почувствовав что-то, собрала последние силы и чуть приподняла голову. Наши взгляды скрестились. Непередаваемое словами чувство нахлынуло на меня: глядя в её глаза, я смотрела в собственную душу. Ощутила, как сливаюсь с ней, становлюсь ей, смотрю на мир её глазами. Осознаю, что её боль -моя боль. Вдыхаю, смердящий истерзанным телом, воздух вокруг себя.
   Солома врезалась в живые раны, отдавая нестерпимой болью в моем изувеченном теле. Но всё это ничто по сравнению с адской болью души. Я ощутила, как мои веки дергаются в нервном тике, из груди вырывается хриплый тяжелый стон, а голова вновь бессильно падает на вонючую, полусгнившую солому.
   Между тем, жуткая процессия продолжила свой путь.
   Наконец, телега остановилась. Грубые руки стянули меня с неё и выволокли на середину площади. Я ничего не видела вокруг - кровавая пелена застилала мне глаза. Различала лишь крики и улюлюканье обезумевшей толпы.
   -"Ну, ведьма, доскакалась на метле?"
   -"А ей, кажется, все равно, что она должна умереть!"
   -"Гляньте! Гляньте! Скукожилась вся! Сколько горя принесла нам, адово отродье!"
   - "Как курицу на вертеле поджарим тебя, шлюха!"
   Мне стоило неимоверных усилий поднять глаза к небу. Нет, я не взывала о помощи, только смотрела. В последний раз....
   Свинцовые тучи нависли над городом, почти касаясь шпилей церквей.
   Приглушенное рыдание вместе с первым далеким раскатом грома вырвалось из груди. Запоздалая осенняя гроза, последняя в моей жизни....
   -"Кончайте с ней!"- истеричный визг раздался из середины озверевшего стада людей.
   Мир поплыл перед глазами, спасая в колыбели небытия.
   Очнулась я уже на столбе, оцепенев от ужаса, босые ноги царапал хворост. Тело пригвоздили к шершавой деревяшке, туго затянув веревку. Лопатки больно уперлись в столб.
   Мой взгляд невольно выхватил четыре фигуры в черных капюшонах. Один из них держал молитвенник и неистово крестился. Мне не удалось сверху разглядеть его лицо. Но точно знаю- это он, нас связывают невидимые тесные узы.
   Конец. Это конец!!! Я начала кричать, бить ногами, пытаясь вырваться. Несмотря на все изуверства, учиненные надо мной в пыточной, за несколько мгновений до последнего вздоха осознаю, что мне безумно хочется жить , дышать , прикоснуться к любимым губам... Это чувство несравнимо с недавним отчаянным желанием отмучиться как можно быстрее. Оно затопило все мое существо, проникая в каждую клеточку мозга, заполняя каждый уголок сознания.
   Я почувствовала, как волосы на голове встают дыбом. Дым. Он душит меня. И запах горелой плоти...
   Вот она, тайна последнего мгновения!.. Неописуемый ужас и величие- всё в нём!
   Спасительное небытие... Как всегда, вовремя...
  
   Ничуть не бывало!!!!
   Теперь я увидела себя на столбе обугленную и не могла понять: нежели я ещё жива? Видела их всех. Удивительно, но мне стало смешно: они жаждали моей смерти, а я живу! Всегда живу!
   Народ смотрел вверх, крестился и чертыхался одновременно.
   Из налетевших туч начал накрапывать мелкий осенний дождик, охлаждая людскую ненависть и постепенно разгоняя разгоряченную привычным зрелищем толпу.
   Аутодафе подошло к концу...
   Только один человек в черном капюшоне остался. Он стоял у столба с обугленным телом и молча смотрел в небо. И было непонятно, что текло по его лицу, то ли капли разошедшегося дождя, то ли слезы... Надо полагать, и то и другое омывало лицо того, кто остался ждать....
  
  
   -Ты узнала его?
   -Кого?- я вздрогнула и очнулась.
   - Аббата... Запретная страсть оборвала одно из твоих воплощений. Он любил тебя и отправил на костер. Догадалась, чья душа металась в этом теле, измученном страхом и страстью? Сумеешь простить?
   - Слишком люблю, чтобы не суметь...
   - Браво! Это был ваш выбор.
   - Наш выбор?- я вопросительно взглянула на него.
   - Да, родиться там, где все произошло, стать прелатом и прекрасной женщиной, встретить друг друга, полюбить...
   - А потом отправить на костер. Мы опять уперлись в безысходность...
   - Безысходность- иллюзия, заманивающая в свои сети разум. Нет, мы подошли к выбору...
   - Все могло быть иначе?
   - А ты как думаешь?
   Я опустила голову, погрузившись в размышления.
   Мы снова сидели друг напротив друга в избе странника, за столом, покрытым льняной скатертью.
   - Возможно...- наконец проговорила я. - Возможно, выбор был, но неужели он бывает всегда?
   - Выбор или узнавание. Вы сами подготавливаете себе встречи, создавая немыслимые условия для продолжения отношений, но ваши пути пересекаются всегда, даже, если один из вас стоит на краю могилы. И снова перед вами выбор: узнать друг друга или пройти мимо, полюбить или отвернуться, спасти или оттолкнуть...
   - К чему вы клоните?
   -Мы приподнимем завесу ещё оной истории ваших воплощений, и на этот раз это будет...
   Впрочем, смотри сама...
  
  
   Париж... Его невозможно не узнать...
   Времена позора и насилия в истории Франции....
   Робеспьер с его бредовой идеей возможности очищения бессмертной человеческой души при помощи гильотины. Он обещал открыть человечеству новую эру- без бедности, злобы и горя. Но прежде- очищение! Сколько раз ещё упадет тяжелое лезвие?
   -" Они умрут! Все де Прие!"
   Толпа становилась всё плотнее.
   Консьержери, Дворец правосудия...
   Я, не отрываясь, смотрела на тяжелые ворота. Из них одна за другой выезжали повозки смерти.
   Удовлетворенный вздох пронесся по толпе.
   Вокруг зловещего кортежа выстроились жандармы. В первой повозке были только три женщины. Я жадно вглядывалась в лицо одной из них: Николь! Меня звали Николь... Рядом мама и тётя Анриетта. Мы ехали стоя, привязанные ремнем к боковой решетке. Руки перехвачены на уровне локтей.
   Вторая повозка. Сердце сжалось от нестерпимой боли- отец, Анри и Пьер, мои братья семнадцати и пятнадцати лет. Никто из семьи де Прие не должен остаться в живых!
   Третья повозка- семья дю Буа...
   Четвертая... Пятая....
   Праздник смерти вступил в свои права.... Началась великая жатва....
   Кортеж выехал на площадь....
   Гильотина стояла возле деревьев, словно в обрамлении. Я увидела скамьи, расставленные перед эшафотом. Осужденных начали стаскивать и сажать на них спиной к машине смерти.
   Невыносимый, тошнотворный запах, усиливающийся удушливой жарой, исходил от вырытой ямы, куда стекала кровь жертв.
   Николь стащили в числе первых, грубо толкнув на скамью.
   Внезапно девушка обернулась, взглядом отыскав дорогих ей людей.
   -"Мерзкая бойня!- выкрикнула она.- Кровь, которую вы проливаете сейчас, зальет и вас! Нормальные люди, наконец, поймут, что вы всего лишь шайка монстров во главе..."
   -" Заткнись, шлюха!"-взвизгнула одна из вязальщиц.
   -" Настанет день, и вы заплатите за всё!- рыдала Николь.- Пьер, Анри! Они ещё дети! Где их вина?"
   -" Гражданочка, кажется, не знает, с кем имеет дело?"- выступил вперед мерзкий детина в дурацком колпаке, скалясь щербатым ртом, в котором торчали несколько полусгнивших зубов.
   - "Гы-ы, Жан, ты только посмотри на эту чистоплюйку!- заржала вязальщица, продолжая щелкать спицами.- Она, поди, и не знает, каково иметь дело с настоящим мужиком!"
   Я вздрогнула, вспомнив Антуана. Моя лживая любовь... Он бежал, бросив меня и мою семью на произвол судьбы. Образ настоящего мужчины растаял с его исчезновением.
   А в это время грубая лапа успела дотянуться до лифа моего платья и резко рванула его. Раздался треск разрываемой ткани. Я охнула, пытаясь прикрыть обнаженную грудь. В этот миг не стало только Николь, была ещё я, мы вновь стали одним целым.
   -"А шлюшка-то стеснительная попалась! Не любишь, значит на людях?- ржал дебил. Он силком разжал мои руки и больно ухватил за соски грязными толстыми пальцами, ворча от вожделения.
   - "Пойдем в кусты!"- он рванул меня за плечо, заставив подняться на ноги.
   Сумасшедшая толпа ревела в экстазе. Попытки жандармов сдержать её бешеный натиск не увенчались успехом.
   Я попыталась выскользнуть из рук негодяя, но удар в живот свалил меня с ног.
   Мне не довелось увидеть, как, расталкивая помощников, палач локтями и тумаками пробивал себе путь среди оголтелых зрителей, разыгранного им на потеху, мерзкого спектакля. Мгновение, и я очутилась в защитном кольце его крепких рук.
   -"Молчите, мадемуазель, молчите, Бога ради!"- услышала я его приглушенный шепот. Повернув голову, наткнулась на его горящий взгляд, пронзивший мое сердце. Тут же подручные палача схватили меня за плечи и бросили на доску.
   Блеснула сталь- все кончено.... Только крик мамы отозвался на удар лезвия....
  
  
   -Кем только не довелось побывать вам в своих многократных воплощениях! Рабом и господином, жертвой и палачом, праведником и блудницей... Всего не перечесть...
   - Антуан? - я испуганно взглянула на него.- Неужели Олег мог быть...
   - Ничего подобного! Не узнала?
   Я отрицательно покачала головой:
   -Не узнала кого?
   - Вспомни палача...
   -Палач?!!! Но...
   - Даже сейчас ты не можешь оценить его поступок?
   - Такое невозможно осмыслить сразу.
   - Да, порой бывает трудно разглядеть проявление любви, там, где, кажется, её быть не может. Вспомни его глаза...
   Я зажмурилась, воспроизводя в памяти, те последние мгновения одной из жизней, когда нам суждено было встретить друг друга под лезвием "мадам Гильотины"
   - Скажи, зачем всё это: искалеченные судьбы, жесточайшие испытания, непосильное бремя страданий? Абсурд какой-то!
   - Отнюдь. Познать себя можно только работой на уровне чувств, а не разума. Постичь бесконечность можно лишь сравнением с конечным. В душе вы прекрасно осознаете, что необходимо чувственное понимание происходящего.
   - А ощущение времени? Все смешалось у меня в голове. Я только что побывала в прошлом, но всё происходило, будто годы не разделяют нас, а, наоборот, скрепили неким неведомым договором, вникнуть в суть которого я, увы, не могу. Чувство, что прошлое рядом...
   - Каждый миг вечен, ты забыла?- перебил он меня.- Он существует в виде информации, которую мы воскрешаем с помощью сознания. Вне времени всё существует сейчас. И мы воспользуемся этим, чтобы кое - что исправить...
   Он снова приблизился ко мне, взял за руку:
   - Взгляни ещё раз...
  
  
   Удивлению моему не было предела: знакомое полотно то, что дед Евстафий, уходя из жизни, завещал не кому-нибудь, а именно мне, оживало на глазах- Екатерина Зотова в саду с роскошным букетом цветов на полусогнутой руке.
   Она оборачивается на шорох веток... Светлая, словно утренняя заря, улыбка тронула юные губы...
   Зеленая стена заколыхалась...
   Что я вижу!!!! Петр Василевский стремительно пересекает разделяющее их пространство...
   Букет розовых цветов рассыпался за его плечами....
   Петр...Я жадно вглядывалась в его черты. Нет, Олег... Они напоминали братьев-близнецов, рожденных в разные века по прихоти свыше...
  
  
   -Трудно не узнать, не так ли?- подал голос странник.
   Мне с трудом удалось оторваться от чарующего видения, я возвращалась в реальность нехотя, будто покидала прекрасный сон.
   - Их судьба тоже не нашла достойного завершения.
   Мне стало не по себе: я вновь упёрлась в безысходность...
   - Не находит... - тихо поправил он.- Тебе предстоит завершить её...
   - Завершить? Мы говорим о завершенности? Все же она существует, а с ней вступает в силу понятие времени.
   Он улыбнулся:
   - Законченность не в вашем понимании этого слова. Ты поймешь это, когда пройдешь иной путь, если сможешь, конечно, - и, чуть помолчав, добавил.- Душа моя....
  
  
  
   Глава 28
  
   3 августа 2001г.
  
   Птицы... Где-то над головой я слышу их многоголосое щебетанье. Чувствую- веки отяжелели, словно после долгого, тяжкого сна. Мне стоит неимоверных усилий разомкнуть их, оглядеться и понять, где же я, наконец.
   Два воробья перескакивают с ветки на ветку, совершенно не замечая моего присутствия. Моя рука, откинутая в сторону, лежит на чем-то шелковистом и мягком. Я сжала пальцы и резко дернула руку. Потом поднесла все еще сжатый кулачок к глазам и разомкнула ладонь. Мне в лицо посыпались обрывки зелени. Напуганные моими неожиданными движениями пернатые, сорвались и, громко вереща, упорхнули прочь.
   Сквозь зеленые ветви я увидела небо, голубое, прозрачное и бездонное...
   Внезапно меня оглушил шум промчавшегося рядом автомобиля. Я приподнялась на локте, озираясь по сторонам. Вывод не заставил долго ждать: я на обочине шоссе... В правой руке обрывки осоки и полыни. Пряный аромат трав приятно щекочет ноздри...
   Интересно!
   Инстинктивно вскочила на ноги, абсолютно не соображая, где я и что со мной происходит.
   И тут я вспомнила всё, точно вспышка озарила мозг. Я здесь, чтобы....
   Не может быть! Или всё же?..
   Помню, в тот день на мне был именно этот костюм, забыть такую деталь невозможно.
   А как насчет сегодня? Какой сегодня день? Я не могла поверить в происходящее. По шоссе на бешеной скорости неслись автомашины, обдавая меня жаром и пылью, и, точно миражи в пустыне, мгновенно растворялись в вязком мареве, поднимающемся от раскаленного полуденным солнцем асфальта.
   Я стояла одна, растерянно оглядываясь вокруг.
   Впрочем, нет... Только сейчас обратила внимание на придорожный киоск напротив. Его витрина изобиловала напитками на любой вкус, пачками сигарет, и разной съестной мелочью- обычный ассортимент любого придорожного ларька. Из окошка на меня со скучающим безразличием уставилась продавщица с выбеленной до состояния пакли копной волос, небрежно собранной на затылке.
   Обычная картина... Ничего не предвещало трагедию, которая будет разыграна здесь буквально с минуты на минуту. Об этом знала только я. Но, несмотря на это, сомнения все же змеились в душе- неужели на дворе 2001 год? Подойти и задать вопрос продавщице? Ха! Не трудно представить ответную реплику.
   Я посмотрела вдаль. Темный силуэт PAJERO маячил на повороте, миновал его и стал приближаться, гипнотизируя меня своей походкой. Походку машины Олега я изучила давно. Пусть смеются, но у каждого автомобиля она своя. Стоит только присмотреться...
   Я присела на корточки, не отрывая взгляда от стремительно приближающегося джипа.
   Он затормозил метрах в десяти от меня. Лобовое стекло не затонировано - Олег выключил зажигание.
   Мой взгляд перескочил на место рядом. Она! Протягивает ему барсетку.
   Жгучий приступ ревности ударил мне в голову, легким покалыванием отдавая в висках.
   Нет! Мой разум настойчиво повторял это слово!
   "Предсмертная агония длилась несколько часов. Он то приходил в себя, зовя кого-то, то впадал в забытье... Врачи выбились из сил. Ничего не помогло...." -голос маминой товарки звучал в голове, повторяя одни и те же слова снова и снова...
   Да! Да! Да! Как я могла бросить на чашу весов слепой богини свою любовь и жалкую ревность? Будто не знала, что упущенные возможности оборачиваются проклятием!...
   Между тем Олег распахнул дверцу, неторопливо вышел и направился в сторону придорожного ларька.
   Вот он, момент, который...
   Время на раздумья не оставалось- из-за поворота показалась белая "Нива", несущая смерть, а вместе с ней мое будущее без смысла и надежды.....
   Олег, не оборачиваясь, делает первый шаг в сторону намеченной цели...
   В тот же момент я оторвалась от земли...
   Не помню, как, но расстояние приблизительно в десять метров мне удалось преодолеть в кратчайший миг. Я отчетливо увидела фары "Нивы", они уже готовы были врезаться в мою плоть и плоть Олега.
   Резкий толчок рукой, и мы оба, потеряв равновесие, летим на обочину дороги, кубарем скатываясь в самую гущу придорожных кустов. Белая "Нива" лихо пронеслась мимо, даже не притормозив. В воздухе повисло лишь облачко от её зловонного выхлопа.
   Смерть разминулась с нами буквально в нескольких сантиметрах. На доли секунды перед моим внутренним взором мелькнул её издевательски хохочущий хищный оскал. Однако, хохот был явно напускной с примесью досады- её злой умысел потерпел фиаско.
   Всего мгновение, и страшный лик исчез, как ни бывало....
  
   В глазах мелькают трава, небо, лицо Олега, снова трава...
   Прежде чем осознать произошедшее в полной мере, я поняла одно- если это не сон, неизбежности не существует.
   Мысль промелькнула и исчезла. Я попыталась отыскать глазами Олега. Он остался в стороне, каким-то образом затормозив у одного из кустов, я же продолжала катиться под уклон.
   Внезапно острая боль ударила в голову. Торчащая из кустарника толстая сухая ветка выдрала клок волос и содрала кожу на голове, хлестнув по виску.
   Медленно наползающий туман начал застилать сознание. Я цеплялась за его обрывки в надежде не позволить пелене беспамятства накрыть меня.
   Тщетно.
   "Поединок с судьбой... я выиграла его!!!"- была последняя мысль, почти неосознанная, но твердая, как констатация факта.
  
  
  
  
   Конец 1 части.
  
  
  
  
  
  
   Часть вторая
  
   Возвращение
  
  
  
  
  
  
  
  
   Встану же я, пойду по городу,
   по улицам и площадям,
   и буду искать того,
   которого любит душа моя;
   искала я его и не нашла его.
   Встретили меня стражи, обходящие город:
   "не видали ли вы того,
   которого любит душа моя?"
   Но едва я отошла от них,
   как нашла того,
   которого любит душа моя,
   ухватилась за него,
   и не отпустила его...
  
   Книга Песни Песней Соломона, 3:2-4
  
  
   И в небе и в земле сокрыто больше,
   Чем снится вашей мудрости, Горацио.
  
   Шекспир
  
  
  
  
   4 августа 2001г.
  
   Глава 1
  
  
   Тихую роскошь теплого, солнечного летнего дня внезапно нарушил ... детский плачь.
   Плакал ребенок. Плакал обиженно с досадой и почти недетской горечью.
   Я оглянулась по сторонам, ища её взглядом. Именно её, судя по тембру голоса.
   Первое, что бросилось в глаза - это двухколесный новенький велосипед, лежащий на обочине тротуара. Солнечные блики переливались в спицах вращающегося по инерции колеса.
   Девочку я заметила не сразу. Она лежала рядом, уткнувшись в пыльную придорожную траву.
   Мой взгляд скользнул по кровоточащей ране на худенькой угловатой коленке, несуразно оттопыренной в сторону, по русым волосам.
   Мне не удалось разглядеть её лицо, видела только, как от надрывного плача вздрагивают лопатки под желтой футболкой.
   Я присела на корточки. Колесо велосипеда продолжало вертеться прямо над моей головой.
   Моя рука коснулась мягких волос, стянутых на затылке в хвостик.
   - Больно?
   Она зарыдала ещё громче
   - Обидно... прошептала в ответ, скорее себе, чем мне.
   - А стоит ли? Пойми, это ещё не поражение, всего лишь недостаток опыта... Вставай, я провожу тебя... Давай руку.
   Она повернулась, глядя на меня с нескрываемым интересом. На мгновение мне показалось - в её взгляде проскользнуло удивление.
   Я тоже смотрела на неё, пристально, не отрываясь. Очень необычное чувство, сродни узнаванию, затеплилось в груди.
   Странно, но в этой малышке я видела себя... Она смотрела на меня моими глазами. Моя желтая футболка, мои же красные шортики...
   - Куда? - всхлипнула она.
   - Домой..
   - А ты знаешь, где он, наш дом?
   - Наш?...
   - Угу... Наш...Твой и мой.
   Она протянула испачканную ладошку. Я помогла ей подняться.
   - Пошли. Мы непременно найдем его ...
  
  
  
   Я вздрогнула. Тихий стук в дверь оборвал нашу встречу, состоявшуюся за гранью привычной реальности.
   Что есть сон? Лукавый насмешник, который, стоит только открыть глаза, улетучивается, не досказав своей удивительной истории ...
   Повторный стук, и, последовавший за ним, звук открываемой двери оборвали ход моих мыслей, заставив очнуться.
   Я резко распахнула глаза. Необычные ощущения, выползающие из потаённых закоулков сознания, обволакивали душу: я чувствовала себя, как принято говорить в таких случаях, не в своей тарелке, но осмыслить природу этих чувств у меня не получалось. Осмотрелась вокруг: та же привычная обстановка... Даже книги, оставленные вчера вечером на прикроватной тумбочке, лежат в прежнем порядке.
   Однако, нечто непривычное, нет, скорее забытое, поднималось из глубин памяти, заставляя еще раз пристально оглядеть комнату- каждая вещь вроде бы на своем месте , но что-то не так. Мне представлялось, что вчера всё выглядело несколько иначе... Хуже? Лучше? Трудно сказать. Просто иначе... Но где или в чем? В душе или в окружающем меня пространстве?
   Легкий дискомфорт явился невесть откуда. Было трудно определить природу его происхождения - со мной такое происходило впервые...
   Опустив глаза, оглядела себя: именно этот брючный костюм я надела вчера, уходя на работу.
   Его вид вызывал вполне обоснованное недоумение - откуда эти грязные пятна?
   Запустила руку в волосы: всклокочены и не причесаны. С ужасом посмотрела на сломанные ногти. Внезапно поняла, что ощущаю неизвестного происхождения боль в области виска...
   Ко всему прочему : лежу на не разобранной кровати, кое-как укрытая пледом.
   Понятно: странное чувство, будто всё вокруг " не так", появилось неспроста....
   Но...
   Мне пришлось прервать свои размышления - в проем двери вплыл огромный букет алых роз. Я сумела разглядеть только мамины руки. Как она могла удерживать столько цветов?
   Я резко вскочила. Голова шла кругом, в ушах шумел прибой, подкатившая к горлу тошнота заставила сморщиться от отвращения. Ничего не оставалось делать, как снова лечь и попытаться справиться с неприятными ощущениями - мне хотелось скрыть своё состояние от мамы.
   -Рита, тебе дарили когда-нибудь нечто подобное?- её голос раздавался, казалось, из середины ароматного тайфуна.
   - Мам, ты вся исколешься! Судя по размерам, букетик не из легких. И потом, ты уверена, что это для меня?
   Я удивленно вытаращила глаза- сегодня всё как впервые...Размеренный и несколько однообразный ход моей жизни нарушился, будто я оступилась, на миг потеряв над собой контроль, а очнулась в мире ином. Встряской назвала бы я эти странные метаморфозы.
   - Не была бы, конечно... Только вот... Взгляни сама,- из середины букета показалась мамина рука, протягивающая мне белый конверт с моим именем, написанным по диагонали размашисто от руки.
   Я взяла конверт, повертела в руках. Этот запах! Его невозможно не узнать. Yohji Yamamoto. Сердце пропустило один удар: самая первая ассоциация, связанная со знакомым ароматом - Олег! Но почему? Я улыбнулась про себя - это его любимый парфюм . Насколько мне известно, он не изменяет ему.
   Я с любопытством разглядывала свое имя на кипенной белизне бумаги, не в силах собраться с мыслями и заглянуть внутрь конверта.
   Аромат любимого мужчины... Он вскружил мне голову, тут же выпустив на волю воображение.
   На короткий миг я оказалась далеко за пределами своей комнаты...
   Не только комнаты, но и мира, в котором живу...
   Тем временем мама попыталась пристроить розы на краешек кровати. Тщетно. Цветы посыпались на пол, стелясь душистым ковром у моих ног.
   Её голос выдернул меня из царства мечтаний и грез.
   - Трудно поверить!
   Я встрепенулась, очнувшись от странных наваждений, накатывающих на меня всё утро:
   - Не понимаю...
   - Трудно поверить, тем паче- понять...-задумчиво отозвалась она.
   -М-м.. А в чем, собственно, дело?
   Она критически оглядела меня с головы до ног и, наконец, изрекла:
   - Ты еще не подходила к зеркалу?
   - Нет, пока.. - я недоуменно пожала плечами. - Сейчас попробую.
   - Попробуй! Непременно попробуй!
   Стараясь не наступать на роскошные бутоны, я кое-как добралась до трюмо: направилась в сторону окна, потом вспомнила, что оно расположено вовсе не там, а была уверена, что двигаюсь в нужном направлении. Нынешнее утро продолжало шутить со мною, причем, довольно странным образом.
   Я опасливо подняла глаза. С ума сойти! Я ожидала увидеть нечто подобное. Но чтобы такое!... Мой вид мог шокировать кого угодно: волосы растрёпаны до безобразия, как после безумного ночного кошмара, висок разодран в кровь тоже неизвестно чем. А каким образом меня угораздило довести до такого состояния мой элегантный брючный костюм? Я что, вывалялась в пыли на обочине тротуара?
   Стоп! Мой сон! Плачущая девочка и наш с ней дом...
   Мысли заметались с бешеной скоростью, наталкиваясь одна на другую, разбивая вдребезги все законы логики, привычные и принятые мною с момента осознания себя в этом мире.
   Я непроизвольно махнула рукой. Глупости! Нелогичность мышления, как известно, ведет к изменениям, сродни помешательству. Так принято считать...
   Мама снова оборвала поток моих мыслей можно сказать на полуслове:
   - Ужас?
   -Что?- очнулась я.
   - Рита, что произошло? Янка звонит, говорит, ты вчера заболела, с работы вернулась рано, вся сама не своя, упала в постель и тут же отключилась. Яна- ребенок, - мама подавила усмешку.- А ты просто -напросто была пьяна в стельку!
   Я изумленно вытаращила глаза.
   -Что смотришь-то как? Скажешь, я не права?
   - А ты скажешь, что от меня перегаром за километр разит? Обои на стенках и те провоняли?
   - Нет... -нерешительно протянула она.
   И тут я взорвалась. Было ли это следствием моего смятения от происков событий, нахлынувших на меня сегодня, стоило мне открыть глаза и проснуться, или просто обида на маму: неужели трудно присмотреться к дочери, которую должна бы знать с рождения?
   -Тогда почему, скажи, почему у тебя в голове родилась идея, что я вчера побывала в состоянии жутчайшего алкогольного опьянения и посему не могла не поваляться в какой-нибудь грязной подворотне?
   Меня передернуло, в душу начал заползать, подобно мерзкой рептилии, настоящий, почти животный страх.
   Я вспомнила, как на работе где-то после обеда почувствовала себя более чем отвратительно. Словно сомнамбула, ничего не видя перед собой, зашла в кабинет Юры, что-то сказала насчёт самочувствия, не помню в каких выражениях. Зато хорошо помню лицо Юры. Он предложил вызвать такси, я отказалась и все в том же состоянии полузомби- получеловека побрела к ближайшей остановке. А дальше всё... Вернее, ничего...
   К жизни вернул сон, плачущая девочка, как две капли воды похожая на меня, наш дом....
   И огромный букет роз, предназначенный, вне всякого сомнения, лично мне.
   Мой взгляд отыскал конверт. Я снова взяла его в руки, открыла. Внутри открытка. "Почему так, а не иначе?". И больше ничего... Ни подписи, ни, тем более пояснений.
   Итак, сегодня утром я проснулась в неком ином мире, родство и отчуждение соседствовали в нем бок о бок.
   Тайна повисла в окружившем меня пространстве. Она воспринималась как физическая субстанция. Я чувствовала её запах- она пахла розами и Yohji Yamamoto, слышала её тихий шепот " Почему так? Почему?... Почему?..."
   Что же произошло со мной после того, как я села в троллейбус и поехала домой?
   - Интересно...- мама подхватила мой вопрос.
   - Мне тоже, мам.
   - Чуть совсем не забыла! Я ведь врача вызвала, уходя из дома. Может он...
   - Мам, зачем? - простонала я.
   - Ты готова прямо сейчас собраться и пойти на работу? Вот так?
   - Как? Неужели ты всё ещё считаешь?...
   - Боже упаси!- воскликнула она. - Ты явно больна! И потом этот вид...
   - Ах, да! Мой вид...
   Я молча развернулась и направилась в душ смывать следы, оставленные на моем теле неизвестностью. А как быть с душой? Я снова с опаской глянула на свое отражение: "Может, ты знаешь, что со мной? Знаешь наверняка, только мочишь ...Как обычно...."
  
  
   -Нервное перенапряжение, милая барышня! "Новопассит" и режим. Несколько дней отдыха Вам просто необходимы. Вид Ваш мне о-очень не нравится, знаете ли. Похоже имел место глубокий обморок, не помнить, что происходило с вами в течении часа или больше... Тут показано тщательное обследование.
   - Неужели всё настолько серьезно? Я чувствую себя немного усталой, не более того...
   - Утром и немого усталой?... Х-м..
   Наш участковый терапевт Георгий Анатольевич долго прослушивал сердце и дыхание, проверял реакции.
   - Если повторится нечто подобное- в стационар, причем, немедленно. -вынес он свой вердикт, протягивая мне голубой листочек .
  
   Наконец-то, я осталась в комнате одна.
   Мама на кухне, позабыв обо всем на свете, прилипла к телевизору, полностью утонув в выдуманном, разыгранном мире.
   Я тихонько встала, плотно прикрыла дверь. Тут же вернулась и, подоткнув под голову подушку, свернулась калачиком, пытаясь, наконец, собраться с мыслями.
   Вчерашний провал в памяти навевал довольно безрадостное, далеко не оптимистичное настроение. Я не могла допустить мысль о каком- либо серьёзном заболевании. Всему, произошедшему со мной должно быть иное объяснение, я это чувствовала, нет, можно сказать, была уверена. Нужно прийти в себя, одуматься, стряхнуть наваждения, пленившие меня...
   Я устало прикрыла глаза, как бы говоря "до свидания" всему окружающему. Мне хотелось побыть наедине с собой, пообщаться тет-а-тет со своим рассудком. Однако тот молчал, как ни старалась я до него достучаться. В результате- ничего вразумительного. Казалось, я месила свои мозги, как стряпуха тесто, но оно только липло к рукам, не поддавалось, вызывая лишь раздражение.
   Все мои логические построения рушились, как карточный домик.
   Попыталась расслабиться, позволяя себе чуток отдохнуть. В свете событий, развернувшихся в моем доме сегодняшним утром, несколько минут покоя мне не помешают...
  
   Я вздрогнула от резкого внезапного звука: звонок в дверь. Он резанул слух, заставив сердце подскочить и заколотиться.
   -Леночка! А я сразу поняла, что ты у Риты!
   Понятно: Ольга Николаевна отыскала маму у меня дома. Удивительной прозорливости человек! СМИ в её лице потеряли достойного и, главное, оперативного сотрудника, ровно как и детективные агентства, не говоря уже об уголовном розыске. Всегда была уверена, что её талант канул всуе. И где? За кульманом КБ, которых в приснопамятные "застойные" времена было пруд пруди.
   Я зык Ольги Николаевны тараторил без умолку. Как обычно: природа, погода, чей-то интим и ещё много чего - всё в одной каше.
   Отдохнуть не получилось. Бывает...
   Я повернулась на бок, пытаясь прикрыть ухо подушкой. Знакомое имя, произнесенное Ольгой Николаевной, заставило меня подскочить в кровати. Я вся превратилась в слух, трепеща от нетерпения.
   Олег Ростовцев...
   -Не представляешь, Леночка, он вчера чудом увернулся от смерти! Если бы не какая-то сумасшедшая на дороге, Настюше не под венец бы идти, а за гробом, скорее всего.
   Я окаменела.
   -Причем здесь сумасшедшая, и кто такая Настюша? - перебила мама.
   -Ты, как всегда, не в курсе, милочка. Настюша- невеста Олега, можно сказать, жена. Свадьба на восемнадцатое назначена. - затараторила Ольга Николаевна. - А насчет сумасшедшей... Ой, Ленусь, загадка!... Такое и представить-то трудно. Она практически вытащила его из-под колес не то "десятки", не то иномарки... В общем, не суть важно. Главное- что потом! Она исчезла! Представляешь? Как сквозь землю провалилась! Говорят, вроде бы Олег Ростовцев узнал её, но озвучить имя...
   Откинувшись на подушку, я долго смотрела в потолок, пытаясь приноровиться к новой неожиданной реальности, осознать себя в ней, а после, если, конечно, получится, смириться, тем самым медленно убивая себя в себе самой...
   В отчаянии я затрясла головой, словно отрицая происходящее. Но, как ни крути, случившееся не выкинуть из жизни...
   Мой кошмар никуда не исчезнет, не растворится в предрассветных сумерках, уносясь на крыльях уходящей ночи, как уходит утренний сон.
   Осознание этого факта постепенно с мерзким змеиным шипом вползало в душу, отравляя её ядом настоящего момента. Я не ощущала себя живой, не ощущала себя вообще. Какое-то время меня просто не было.
   Не понятно, каким образом оказалась сидящей на пуфике перед трюмо.
   Вначале ожили глаза. Они заглянули в свои двойники по ту сторону зеркала. Все мои мечты, надежды, иллюзии, мерзко кривляясь, отразились от зеркальной поверхности. Я не узнала себя : на меня смотрела сгорбленная, безликая мумия с застывшими, потухшими глазами. Восковое лицо, морщины идущие от кончиков губ к крыльям носа, губы скривились не то от подавляемых рыданий, не то от болезненной горькой усмешки.
   Постепенно я начала осознавать, что барахталась в пучине собственных фантазий, нагородив в своем воображении невесть что. Время остановилось, превращаясь в бессмысленную ненужную субстанцию...
   Жизнь... Имела ли она теперь смысл?
  
  
   Час... Два... Три...
   А, возможно, только несколько мгновений...
   Я бездумно смотрю в бездонную пропасть зазеркалья... В душе воцарилась зловещая тишина, что случается после пожара, оставившего лишь кучку пепла. Ветер поднимет его, унесет подальше... Что тогда?
   Пошевелила головой - отражение повторило мой жест. Жива, как видишь!
   Не пытайся никуда убежать. Некуда... И не имеет смысла...
   Отныне нам с Олегом предстояло жить в разных измерениях одной реальности. Им не суждено пересечься. Воистину, каждому- своё....
   Я вздрогнула: в голове отчетливо прозвучал плачь ребенка из моего утреннего сна.
   Оцепенение начало отступать, возвращая меня в жизнь.
   Девочка...Я... Вернее, моя душа....
   Она безутешно рыдала, задыхаясь в пароксизме отчаяния. Вспомнила кровоточащую ранку на худенькой коленке, маленькую ладошку, доверчиво тянущуюся к моей руке. Её обещание найти наш дом непременно вместе.
   Внезапно нахлынувшая нежность к этой малышке затопила всё моё существо. Ледяная оболочка отчаяния начала таять прямо на глазах.
   Я потрясла головой, вымученно улыбнувшись своему отражению. Оно преобразилось на мгновение, приняв привычный облик.
   - Малыш, я слишком много обижала тебя. Клянусь, этого больше не повторится. Мы оставим прошлое. С собой мы захватим лишь чувство, прекрасное и беспредельное, как вечность, однако совсем иное, что было раньше. Постараемся забыть жажду взаимности, ибо она порабощает любовь, глупую, бессмысленную ревность, которая её унижает. Я постараюсь не тревожить тебя, дитя... а если и случится ненароком, напомни о себе, ведь мы близнецы, разобщенные временем, которое изменило до неузнаваемости меня и совершенно не коснулось тебя.
   Я провела ладонью по зеркальной поверхности.
   -Маргарита Михайловна, душа моя, - я обращалась уже к себе. Мои глаза смотрели в глаза напротив, губы шевелились, повторяя движения губ моего отражения. Или наоборот?- Ты клептоманка, обкрадывающая сама себя. Пытаешься выкрасть мгновения, минуты, годы....Этому должен наступить конец. Пора подняться, ибо ты утонула в собственных иллюзиях. Подняться и идти... Оставь на обочине свое прошлое. Перед тобой путь, который ты преграждаешь себе сама.
   Олег...Я на мгновение увидела перед собой слегка прищуренные в улыбке черные глаза.
   Болезненный укол в самое сердце или в центр души.
   - Он не часть твоей жизни. Сути- да, но не жизни...Жизнь, составленная из случайностей, не имеет смысла. Твоя мечта по имени "Олег Ростовцев" разбилась вдребезги о факт его любви, любви не к тебе. И это не случайность! А значит...
   Я задохнулась от мысли, вернее вывода, дерзкого и ошеломляющего, убивающего мечту, но порождающего надежду. Его будто вложили мне в голову:
   - Тупиков не существует, если мы не создаем их сами .У меня свой путь. И строить его буду я сама! К черту чувства, Маргоша! У тебя есть разум. Разве тебе этого не достаточно?
   Я вскочила с пуфика. На мгновенье показалось- мир закружился перед глазами, изменяя ароматы, краски вокруг, полностью преображая восприятие. Зажмурившись на секунду, набрала в грудь воздуха и резко выдохнула.
   Решительный шаг по направлению к шкафу. Содержимое шкатулки, а именно: мои сбережения на "черный день", переместилось в кошелек. К черту "черные дни"!
   Приведя себя в порядок и переодевшись, остановилась у зеркала... В который раз за это утро, утро длиною в жизнь. На меня глядела незнакомка: холодный блеск в глазах, легкая улыбка играет на губах, уверенный поворот головы. Ни следа недавней скорби и отчаяния.
   -Да.- повторило за мной отражение. - Только да! Никогда не говори себе "нет"...
  
   Глава 2
  
  
   Запахи дорогого кафе-бара, новые звуки, особая непривычная обстановка, незнакомые люди, окружающие меня.... Я вдыхала, слушала, смотрела, подстраивая под них свое восприятие. Это был своего рода ритуал. Ритуал вхождения в иную жизнь, своеобразное прощание с прошлым, его мечтами, иллюзиями, заблуждениями. Я почти ощущала, как носочки моих моднейших, дорогих туфелек распихивали их осколки в разные стороны, подальше от меня.
   Не смей безумно желать - назидание на будущее...
   -Извините...
   Я резко обернулась, вздрогнув от неожиданности.
   - Я Вас напугал? Поверьте, не нарочно. Извините, ещё раз.
   -Ничего страшного...- я приклеила улыбку.
   -Вы одна...- мужчина неловко замялся под моим пристально-оценивающим взглядом. - Понимаю, выглядит и звучит банально, но не нашел более оригинального способа познакомиться... Алексей...
   -Маргарита. Согласитесь, не менее банально?
   -Не согласен... По-булгаковски, можно сказать.... Вот только не припомню, как звали Мастера.
   Я не узнала свой смех. Никогда не слышала от себя ничего подобного: я звучала дерзко, призывно, сексуально, продолжая рассматривать его, даже не пытаясь себя одёрнуть.
   Итак, передо мной высокий зеленоглазый блондин с чуть приподнятой левой бровью. Волевой подбородок, четкий красивых контур чувственных губ. Дорогой костюм будто специально подобран искусным кутюрье для его широкоплечей фигуры.
   Поздравь себя, Маргарита Михайловна, улов на славу.
   В нем было всё. Я горько усмехнулась про себя: всё, кроме Олега.
   Стоп! Не смей касаться тех, кто пришел в этот мир не к тебе. Ты больше никогда не приблизишься к нему...
   От этой мысли болезненно заныло сердце.
   Вспомни, что ты обещала себе...и той маленькой девочке.
   Какой смысл околачиваться вокруг чужой жизни, пытаться дышать воздухом, который окружает не тебя, повторять не свои фразы?
   -Маргарита, что с Вами? -приятный, ласкающий голос прервал мои размышления.
   - Простите, Алексей, день выдался не слишком...
   - Понимаю... Но он ещё не закончился... Такой вечер, как сегодня, может сотворить чудо... Кажется, со мною именно это и происходит. Может... Потанцуем?
   -Что ж, с удовольствием.!
  
  
   -Спокойной ночи.
   -Да, спокойной... - тихо отозвался Алексей, не отпуская мою ладонь. Поднес её к губам - нежный поцелуй в серединку...
   - Я позвоню. Можно?
   - Нужно.
   Я попыталась высвободить свою руку.
   - Торопитесь?
   - Поздно уже...
   - Может, перейдем на "ты"? Весь вечер только "Вы", слишком официально и отчужденно...Согласны?
   - Конечно.
   -Замечательно.- он на минуту замешкался. - Чувствую себя школьником...
   -Алексей, -я рассмеялась и снова не узнала свой смех. - Неужели? Ну и как?
   Вместо ответа он взял меня за руку чуть повыше локтя, пытаясь ненавязчиво притянуть к себе. Я отстранилась.
   -Прости... полет фантазии. Самое время приземляться.
   - Нет, просто скорость сбавь. - прошептала я в ответ. Мне не хотелось бить его по рукам. Впервые за много лет я чувствовала себя великолепно, заполняя пространство одиночества чем-то новым, не поддающемся точному определению. Я видела восхищение, желание и робость одновременно. Что ещё? Да всё, чего мне так недоставало.
   А, главное, я ощутила, что значит полностью завладеть вниманием мужчины, Несмотря на обаяние, респектабельность и импозантность, он не кичился своим состоянием, словно вторым "я", как это делает основная масса до тошноты богатых особей мужеска пола, облаченных властью, оклеенных с ног до головы денежными знаками, облепленных толпой воздыхательниц, безумно, почти эротически, алчущих их денег. Товарно-денежные отношения во всех сферах жизни упростили существование Homo Sapiensов до полного примитивизма.
  
  
   Алексей распахнул заднюю дверцу своего "Мерседеса", извлекая огромный букет белых роз. Мы купили их по дороге домой в одном из круглосуточно торгующих цветочных магазинчиков.
   -Смотри, красные, какие роскошные! Прямо для тебя!
   -Алексей, - я тронула его за рукав. - Если розы, то белые... Или ничего.
   - Ничего- пустое место. Что ж, белые, так белые.
  
  
  
   Розы. Белые и красные. Два букета на трюмо. Я разделила их поверхностью зеркала.
   Чья рука прикасалась к красным?
   Почему так, а не иначе?
   Хороший вопрос. Кто-то решил задать его, предпочтя остаться в тени.
   Меня будоражил красный цвет. Я рассматривала каждый лепесток, каждый бутон словно ждала от них ответа.
   Аромат. Даже он у красных другой, особый- немного терпкий, загадочный.
   Белые, холодные красавицы, не возбуждали, заставляя сердце биться чаще. В красных- магия и тайна....
   Невольно протянула руку, осторожно лаская пальцем нежный шелк лепестков.
   Резкий звонок телефона. Моя рука дернулась, неуклюже ударив по распустившемуся бутону. Красные лепестки, как слезы, хлынули на пол.
   -Алло!- я схватила трубку, руки дрожали скорее от неожиданности, чем от испуга.
   Молчаливая пауза. На другом конце явно медлили с ответом. Я тяжело дышала, пытаясь разумом обуздать хлынувший к сердцу поток адреналина.
   - Алексей, это ты?- вырвалось у меня.
   - Простите...- мужской голос на другом конце провода заставил сердце затрепетать. Господи, как непросто избавиться от наваждений прошлого! Мой дурной сон продолжает держать меня в тисках бесплотных фантазий!
   -Простите, Бога ради... -после недолгого замешательства произнёс тот же голос. -Я ошибся номером... и ...-он запнулся.- и обманул ваши ожидания...
   Гудки отбоя. Я слушала их, замерев с трубкой в руке. На какой-то короткий промежуток времени в этом мире для меня существовали только они....
  
  
  
   - Вся в цветах и гламуре!
   Я обернулась. В дверном проеме, опираясь о косяк, стоял Сергей. Несмотря на поздний час, разговора "по душам" явно не избежать.
   -Ну что? С чем поздравить? Неужто твоя писанина в местной брехаловке на Нобеля потянула? Оч сомневаюсь, чес слово!- он явно пытался зацепить меня, куражась. Я молча бросила телефонную трубку на аппарат, так же молча встала, сделала несколько шагов его сторону. Он ухмыльнулся нагловато, но с искрой неуверенности в глазах. Я не боялась. Его природный пофигизм, обычно доводящий меня до белого каления, на сей раз должен сослужить мне добрую службу.
   - Сергей... наше совместное пребывание под одной крышей...
   Я запнулась: часы пробили два часа ночи. 5 августа. Вчерашний день растаял в прошлом, мне оставалось только разогнать его призраки.
   -Сережа, - голос стал мягче. Моя усталость явно не располагала к ночным прениям. - давай поговорим завтра, вернее, уже сегодня. Утром, вечером, но только не сейчас...
   Дверь притворилась. Несмотря на многообещающее вступление, у моего мужа не хватило энтузиазма по-настоящему раздухариться.
   Я стояла и тупо смотрела перед собой, вымотанная и совершенно опустошенная: ни единой мысли в голове, ни намека на какие-либо чувства в сердце. Как после выбора пути, ведущего в неизвестность.
   Тогда мне было невдомёк, что где-то вне пространства и времени я бросила свой жребий во второй раз.
  
   Глава3
  
  
   Прошло более двух с половиной лет...
  
  
  
   -Si, caro....Io sono d'accordo, ciao.
   Моя рука опустилась на поверхность стола. Я отрешенно уставилась в окно, не замечая, что не нажала кнопку завершения вызова на своем мобильнике.
   Si....Io sono d'accordo....
   Марко... Моя судьба в очередной раз засобиралась сделать крутой вираж в сторону нового брака. Очень скоро, а точнее, двадцать третьего сентября сего года, мне предстояло предстать перед миром с совершенно новой ипостаси. В этот день исчезнет Маргарита Мирославская, я стану сеньорой Висконти... Навсегда...
   Как это будет выглядеть наяву? Мечты обманывают. Реальность же, как правило, далека от грез, порожденных буйным воображением. Уж я-то знаю...
   - Маргарита Михайловна....
   Таня... Я сижу не в силах повернуть голову.
   - Маргарита Михайловна, что с вами? - голос Татьяны с трудом прокладывает путь в мое сознание.
   -Да, Таня...- прошелестела я в ответ.
   Почему? Si....Io sono d'accordo....
   Никогда не думала, что такие слова могут вот так сразу ввести в ступор, из которого трудно возвращаться.
   Я очнулась, почувствовав, как Татьянина рука легонько тормошит меня за плечо...
   - Да что с Вами, Господи! Маргарита Михайловна?
   -Танюш, т-ш-ш... Все в порядке, ничего особенного... просто я не знала... Не знала, что иногда требуется время, что бы прийти в себя, осмыслить всё и сразу, а потом принять...
   -Принять? Что принять? Не понимаю...
   - И не поймешь, Танюша! - я рассмеялась. Услыхав себя как бы со стороны, удивилась -откуда этот смех? Что это? Радость, отчаяние, безнадежность? А, может, готовая вот-вот разразиться истерика? Главное, по его интонации никто в мире не догадается о состоянии моей души.
   - Танюша, послушай, - я взяла её за руки и повернула лицом к себе. - Марко... он только что сообщил мне дату нашей предстоящей свадьбы.
   - Вау, Маргарита Михайловна! Вау!!! Поздравляю, причем, поверьте, от души! Заметили, с тех пор, как Вы ушли из редакции, удача, кажется, сделала Вас своей любимицей! Сплошные подарки судьбы! Сначала Алексей, - она стушевалась, боясь что сболтнула лишнего. Мой разрыв с Алексеем, знаю точно, бурно обсуждался за моей спиной. Я, ободряюще улыбнувшись, кивнула. - Потом Ваш журнал... А теперь -Марко! Будь я язычницей, непременно принесла бы приношение в знак несказанной благодарности её Величеству Фортуне, которая капризна, как известно... Так что не гневите богов, Маргарита Михайловна! Какая грусть плескалась в Ваших глазах, когда я вошла! Не гневите богов!
   - Ты права, Танюша, миллион раз права!
   Я порывисто обняла её, однако, свои дальнейшие рассуждения оставила при себе.
   Мне всегда казалось, что именно удаче я принесла в жертву любовь, хотя, если поразмыслить логически, Олег просто не принял её, вернее, она ему вовсе не была нужна. А это означало одно- никакой жертвы не было, всё получилось именно так, как и должно было получится, принимая в расчет наши чувства: мою любовь к нему и его безразличие ко мне.
   -Маргарита Михайловна, - Танино лицо стало серьёзным.- Я уведу Вас ненадолго из райских кущ. Тема более приземленная, но требует незамедлительного решения. Номер готов, вот только пятая страница... Как поступим?
   Я невольно поморщилась:
   - Что ж, Вронские, так Вронские... Придется позабыть об отсутствии симпатии к этой пресловутой чете. Отсутствие симпатии, конечно, мягко сказано... Но у нас, Танюш, бизнес. И деньги капают в кошелёк за счет таких вот вронских, подонских и иже с ними... Так что с Богом, Татьяна Васильевна, будущий главный редактор ставшего, можно сказать, "светским", правда местного масштаба, журнала "У меня в гостях...". Скоро, причем, даже очень, мне придется передать все свои полномочия в твои проворные ручки. На мой взгляд, только ты сможешь держать марку на должном уровне. Согласна?
   Я снова рассмеялась, на сей раз с облегчением - Татьяна справится. В этой высокой, сероглазой, обаятельной брюнетке энергии хоть отбавляй. И, к счастью, её восприятие отдельных личностей кардинально отличается от моего. Про таких говорят: они не берут дурное в голову, а тяжелое в руки.
  
   Дверь за Татьяной закрылась. Я отвернулась к окну, скрестив на груди руки. Знакомый вид, привычные звуки, родная речь, доносившаяся с улицы через приоткрытые ставни. Всё это скоро уйдет в прошлое. Мне придется привыкать к иному виду из окна, к иным запахам и звукам, придется привыкать жить в совсем ином мире, имя которому "Марко"
   А пока... Я чувствовала, как рой воспоминаний кружит вокруг меня, выстраиваясь по порядку. И каждое из них ожидает своей очереди....
  
  
   Алексей...
   Моя жизнь изменила своё привычное, рутинное течение в ночь нашей с ним встречи.
   Он появился внезапно, совершенно неожиданно, а, главное, во время. Тогда, почти три года назад, сидя в одиночестве за столиком кафе, я представления не имела, что буду делать, когда покину его стены. Нужно было как-то скоротать этот вечер, а дальше....
   Сейчас трудно представить, каково бы мне пришлось, останься я наедине с собой и с пониманием того, что увязла в собственных мечтах и иллюзиях, что выстроила чудный замок из песка, который тут же снесло набежавшей волной, не оставившей даже следа, даже крошечной надежды....
   Именно в ту необычную ночь я разделила своё прошлое и будущее двумя букетами роз, красных и белых....
  
   Алексей, пока дышу я буду благодарить тебя и благословлять твой путь, теперь уже без меня.... У меня не получилось отдать тебе свое сердце, стать частью тебя, я не позволила тебе раствориться во мне ... Ты заслуживаешь любви, Алексей( никогда не называла тебя Алешей) , моя же любовь всегда принадлежала другому. Поверь, иногда ночами я выла в подушку от досады, что мои чувства к тебе не переступают порог уважения и симпатии....
   Моменты интимной близости... От каждого из них, особенно в начале наших отношений, я ждала пробуждения себя, в тайне надеясь на подмену. Оказалось, что обманывать очень трудно, и тебя, и себя...Поэтому всё сложилось так, как и должно было сложиться...Я складываю с себя вину, потому как сердце винить нельзя, оно диктует свои правила, несмотря на прагматичный голос разума.
   Благодаря тебе, Алексей, канул в небытие мой никчемный брак с Сергеем. Я наконец-то нашла повод и силы порвать с безобразным существованием в навязанном мне сердобольными "доброжелателями" союзе с нелюбимым человеком. Мы с Сергеем так и остались чужими, несмотря на то, что у нас родилась дочь, и немало лет было прожито под одной крышей. Ты помог мне понять, что пока мы вместе- впереди ничто, серая бессмысленная пустота, и совместный путь ведет в никуда... Ровно, как и наш с тобою.
   Тебе, Алексей, я обязана тем, что имею сейчас. Мой журнал " У меня в гостях..."... Ты вселил в меня веру, что каждый человек способен на многое, если не на всё, что бы ни пожелал. Я почти согласна с этим, за исключением одного - Олег... Тебе довелось узнать лишь его имя... Кто скрывался за ним? О, об этой моей самой огромной тайне не знал никто. Она жила только во мне, ничем, или почти ничем, не выказывая своего присутствия.
   И вот, я стою у окна собственного кабинета, преуспевающая деловая дама, имеющая все или почти все, о чем другие могут только мечтать. А о чем теперь остается мечтать мне?
   Внезапно осознаю, что Алексея рядом нет, а мой монолог, обращенный к нему, остаётся во мне, не превращаясь даже в звуки. Так ли это? Уверена, моя признательность этому человеку не замкнута в пространстве по имени "Я", она настигнет его, обдавая теплом моих чувств, где бы он сейчас ни был...
   Я улыбнулась с грустью, но без сожаления... Прощай, Алексей и прости, а ещё спасибо тебе, за то, что однажды ночью, услышав другое имя, сумел понять и не осудил...Не я - частичка тебя, кто-то другая...
   Я поежилась- свежий весенний ветерок внезапно ворвался в окно, раздувая жалюзи.
   А мои воспоминания поменяли свое русло...
  
   Мне никогда не забыть глаза Андрея, смотрящие мне вслед: я закрывала за собой входную дверь редакции " Свобода выбора" в последний раз...
   Юра Чижов... Его не было в тот день на месте. Я уходила хоть и с надеждой в душе, но с камнем на сердце. Будто предчувствовала- нам с Юрой больше не суждено было свидеться...
   В памяти сразу всплыл приторный запах цветов, особый, что бывает только на похоронах, его не спутаешь ни с каким другим ароматом. Аромат смерти и горя... Не потому ли многие не любят цветочные духи, как и я?
   Все шли и молчали...
   А потом была речь, банальная, как обычно в таких случаях, и совершенно не нужная Юре. Я глянула на бескровное, застывшее в маске, лицо. Четче всего в памяти запечатлелась одна деталь, будто не впервые видела её: полоска пластыря на правом виске - контрольный выстрел.
   Происходящее воспринималось словно обрывки кадров киноленты - что-то врезается в память, а что-то теряется, так и не попав в поле зрения.
   И звуки... Этот леденящий душу стук молотка, навеки вычеркивающий из мира живых, а за ним гулкие удары влажных комьев земли о крышку гроба, как прощальный набат....
   Я незаметно смахнула набежавшую слезу, будто пряча её от самой себя.
   Воспоминания...
   Как трудно порой выти из под власти их грустного очарования!
  
   Наконец, мой журнал... Вернее, Алексея. Именно он вдохнул в него жизнь, а я отдала лишь свои творческие способности. Так появился "У меня в гостях...."
   В самом начале я и представить не могла, что пятая и шестая страницы каждого номера будут самыми значимыми, и именно благодаря традиции посвящать их одному из именитых патриархов города и его семье, мой журнал станет одним из популярнейших и читаемых. Да при таком раскладе, он полностью стал оправдывать своё название, а я, соответственно, обременила себя ролью радушной и гостеприимной хозяйки.
   Я погрузилась в мир денег и успеха, вращаясь среди преуспевающей элиты, наблюдая, анализируя и делая выводы. На мой взгляд, довольно интересные ...
   Принято считать, что миром правят деньги. Это самая загадочная, безмерно могучая и, главное, самая притягательная субстанция на земле. Так было всегда- это неоспоримый факт, и так будет вечно... В определенных кругах деньги воспринимают как зло, другие боготворят их, плотоядно усмехаясь про себя, третьи же просто плюют на факт их существования, правда, таких очень мало, но все, за редким исключением, наделяют их магической силой, сверхъестественной властью и способностью вести нашу жизнь словно на поводке.
   Мои наблюдения привели к совершенно иным выводам: деньги по своей сути нейтральны. Их сила в руках их держащих, они наполняются энергией наших желаний и наших чувств. Мне довелось наблюдать как руки болвана или самодура превращают деньги в насилие, похоть и злобу, они трясутся от жадности, и деньги, соответственно, становятся жадностью. Чем больше их у негодяев, тем больше горя и ненависти вокруг.
   Если же деньги попадают в руки умного и мудрого, мы наблюдаем совсем иное их применение: сколько красоты и счастья порождается ими! Нет, деньги не портят человека, как и их отсутствие, скорее, наоборот, человек превращает их во всё, что ему заблагорассудится, будь то радость, горе или испепеляющая злоба. Недоумков они делают ещё тупее, поскольку те не имеют представления, как ими правильно распорядиться. Именно поэтому мы сталкиваемся с неисчислимым количеством несчастных богачей. Людям свойственно искать корень зла где-то во вне. Мало кто удосуживается посмотреть на себя со стороны, проследить хотя бы за одной из бесконечного множества своих мыслей, прикинуть, каковы её последствия. Таким образом, человек попадает в заложники к самому себе, даже не подозревая об этом, продолжая искать виновных в окружающем его мире. Находят, наставляя в их сердца дула пистолетов, или зачисляют в изгои.... Хозяйка журнала " У меня в гостях..." не может такое не приметить...
   Многие не согласятся со мной. И не поверят. Их право... Я давно избавилась от привычки следовать общепринятым шаблонам мышления, позволяя кому-то думать и решать за себя.
  
   Внутренний диалог с собой, вернее, поток воспоминаний, плавно переходящих в философию моего духа, замешанной на опыте прошедших двух лет, прервала Татьяна :
   - Маргарита Михайловна! Совсем забыла, вот!
   Она положила на стол конверт без надписи.
   -Что это?
   Я взяла конверт, повертела в руках.
   - Приглашение, кажется. Впрочем, взгляните сами...
   -Спасибо, Танюш! Посмотрю... Чуть позже....
   Дверь за Таней закрылась.
   Я раздвинула жалюзи, глянула вниз...
   Мой новый автомобиль.... Каждый день он приветствует меня голосом Валерия Леонтьева "Маргарита....." Этот трюк придумала я сама, нашла отличного мастера по электронике, он вмонтировал выключатель в мое сидение и вуаля...
   Нет, я не любитель дешевых спецэффектов. Здоровый, без намека на выпендрёж, кайф от обладания, не более. Я выразила его именно таким образом.
   Отойдя от окна, села за рабочий стол, глянула на монитор своего компьютера- роскошная заставка от 3planesoft - галеон с итальянским флагом резво несется по морским просторам. Шум волн, бьющихся о борт, монотонное поскрипывание мачт... Я заворожено наблюдала за его плавными движениями- 3D графика просто потрясающая! О пятой странице очередного номера думать не хотелось. Мысли текли вяло, словно спотыкались, наталкиваясь одна на другую.
   Один единственный звонок, и рабочего настроения как ни бывало.
   Марко... Моё будущее... Пора подумать и о нем...
  
   Глава 4
  
  
   Я полюбила Италию с первого момента пребывания на её прекрасной, неповторимой земле. Скучала по ней холодными зимними вечерами и вновь возвращалась, чтобы соединиться, пусть ненадолго, с частичкой себя оставленной там.
   Сентябрь прошлого года обещал стать очередным праздником-встречей с самым любимым после родины уголком земли.
   Я вернулась в Рим. Кто бы мог подумать, что это возвращение полностью перевернет мою жизнь. В очередной раз...
   Сейчас, отстраненно наблюдая за полетом красавца-галеона по экрану монитора, я размышляла, сколько ещё будет вот таких поворотов в моей судьбе? Неужели этот не последний? Где-то в глубине души я знала и надеялась, что нет... Надеялась и боялась....
  
   Рим... Существует ли в мире ещё город, внушающий столь разнообразные, подчас прямо противоположные чувства и настроения? Два города в одном- современный, живой, искрящийся огнями реклам и другой, тот, что расположен за площадью Венеции, античный, вечное царство Колизея, развалин форума с его знаменитыми арками, остатками колоннад храма Венеры и Рома, садом весталок и Палатином, одним из самых поразительных мест Рима, на вершине которого то тут, то там высятся развалины стен, обломки колонн, видны остатки мраморных полов, покрытые, как ковром, иглами пиний.
   С вершины Палатинского холма виднеется купол св. Петра, словно парящий в знойной летней дымке.
   Я часами могла стоять у знаменитой Пьеты Микеланджело, пытаясь постичь её тайну. Застывшая в тихой скорби прекрасная дева... Кто ты?
   Автор шедевра, загадочно улыбаясь, утверждал, что непорочные девы не стареют ...
   Виа Аппиа... По ней я люблю ходить пешком, впитывая в себя дух времени... Знаменитые катакомбы Св. Себастьянаи Св. Калликста, гробница Цецилии Метеллы, а далее остатки надгробий древнеримского некрополя....
   Пантеон, фонтан Треви, Испанская лестница, замок Ангела, термы, бесчисленные соборы и музеи....
   Этот город вместил в себя три тысячелетия человеческой истории. Сотни великих имен: Гораций и Вергилий, Цицерон и Цезарь, Брут, Спартак, Микеланджело, Рафаэль , Джордано Бруно... Все они возникают в памяти при упоминании слова "Рим".
  
   Перед глазами все еще мелькали неповторимые, величественные панорамы Вечного города, а поезд мчал меня в окрестности Венеции Лидо ди Езоло.
   Там ждала, Ленор, Лена Курпатова, возглавлявшая отдел статистики при мэрии нашего города. Далекая от сантиментов в отношении истории, Лена предпочитала всем остальным видам туристических развлечений пляжный отдых на оживленных курортах мира. Высокая, крупная шатенка, вызывающе красивая, богатая, деловая, меняющая мужчин как перчатки, любящая их особой любовью завоевательницы, превращая отношения с ними в хобби.
  
  
  
  
   -Маргоша, глазам не верю! Он! - Ленорчик засуетилась в своем шезлонге, развернув голову чуть ли не на все сто восемьдесят.
   - Ленор, зачем так откровенно?
   - Меня просто бесит твоё равнодушие к мужикам! Ты только посмотри: сочетание респектабельности, импозантности и тестостеронистости в одном лице. Мужчина на "Феррари" на нашем пляже! Дас ист фантастиш, Маргош!- захлебывалась Лена.- Вчера...Представляешь, не далее как вчера....
   Я не слышала продолжения её восторженной тирады. Мой взгляд приковали два огромных темных омута в обрамлении густых черных ресниц. Да, не далее как вчера я поймала в них восхищение и что-то ещё, пока не попадающее под определение, что-то на уровне чувств и неосознанных эмоций, заставивших сердце забиться чаще. Искра, невидимое касание...Мы словно давно знали друг друга, не виделись целую вечность, а судьба преподнесла сюрприз: здесь на пляже в Лидо ди Езоло нам вновь приходилось вспоминать, где и когда это имело место быть? Хотя каждый из нас понимал, что никогда и нигде. Всё происходило впервые. Тогда откуда внезапно накатившее непонятное чувство, будто все-таки где-то?... Отчего его взгляд вопрошает и восхищается одновременно? Мне стало не по себе... Я позволила себе разглядеть его: красив, но не классической красотой Аполлона. Отнюдь. Типичный итальянец: смуглая кожа, загорелое лицо, черные выразительные глаза, нос с едва различимой горбинкой, прекрасно очерченный рельеф губ, жуково- черные курчавые волосы зачесаны назад.
   Марко появился в моей жизни внезапно, словно ураган, пригибающий к земле все, даже мою память... Олег остался в мечтах, далеких, как сладкий сон, сон, от которого рано или поздно придётся очнуться.
  
  
   Наши отношения с Марко развивались со стремительностью внезапно налетевшего тайфуна.
   Несколько фраз на итальянском...
   "Scusi... Non capisco" в ответ...
   Пришлось перейти на английский.
   Наш первый поцелуй в море...
   Не разжимая рук, мы прошлепали мимо шезлонгов с нашими полотенцами и удивленных глаз Ленор прямо в номер Марко....
   Меня трясло от охватившего желания. Марко тоже не собирался терять время. Мой купальник полетел куда-то прочь, разбрызгивая во все стороны капли морской воды.
   Мы рухнули на кровать, вцепившись друг в друга. В его руках мое тело разгоралось золотым пламенем. Я даже не подозревала, как много во мне бурной, чисто языческой чувственности, ровно, как и в Марко.
   Впившись ногтями в его плечи, я исступленно отдавалась быстрому мощному ритму...
   Засыпая, почувствовала, как он легонько прижался губами к моим губам...
  
   Рождество я встретила с Марко в Риме. Он сделал мне предложение, подтвердив своё намерение каратами, сверкающими на моем пальце. Кольцом восхищались все, даже не догадываясь, в связи с чем оно появилось на моей руке...
   " Моя прекрасная блудница"- однажды шепнул мне Марко, сжимая меня в объятиях, когда я почти что теряла сознание от наслаждения.
   "Девственница"... Краешком сознания я выхватила забытое воспоминание- шепот Алексея....
   Сердце сжалось от внезапно накатившей боли. Я вернулась в реальность, бездумно следуя взглядом за раскачивающимся на волнах галеоном. Что бы я услышала, окажись на их месте Олег?...
   Любовь тела и любовь души... Как розы, белые и красные....
  
  
   Глава 5
  
  
   Рабочий день подходил к концу. Величественный и гордый парусный корабль на рабочем столе компьютера, как и несколько часов назад, продолжал свое одинокое плаванье, все так же поскрипывая мачтами под убаюкивающую песню моря. Я не нажала ни на одну клавишу, полностью погрузившись в поток воспоминаний.
   Прошлое... Оно оттеснило мысли о настоящем, обостряя восприятие, казалось бы, на первый взгляд, обычных, вполне заурядных вещей, оставленных где-то на задворках памяти, обнажая чувства, спрятанные в самых глубоких и потаенных уголках души.
   Но, как оказалось, стоит лишь вспомнить....
  
   Я выключила компьютер. Монотонный шум волн резко оборвался. Настоящее снова взяло верх, задвигая воспоминания о былом обратно в неведомые закоулки моей души.
   Закрыв окно и приспустив жалюзи, я поднялась, машинально взяла в руки сумочку и направилась к выходу.
   Открывая дверь кабинета, обернулась: на темной полированной поверхности стола лежал кипенно-белый конверт, врученный мне сегодня утром Татьяной. Только теперь осознала, что целиком посвятила день прошлому, которое являлось фундаментом всего происходящего со мною теперь.
   Я вернулась, взяла конверт. Он оказался незапечатанным. Приглашение? Да, приглашение! Можно сказать Welcоme в ряды достопочтенных VIP-персон города. Глава одной из крупнейших нефтяных корпораций "Реванш" изъявил желание видеть меня и мою правую руку Татьяну Васильевну Агееву на вечере, посвященном юбилею его компании в ресторане "Старый замок", одном из лучших и, пожалуй, самом презентабельном заведении нашего города.
   - Танюша, мы можем поздравить друг друга! - я помахала конвертом, запирая дверь кабинета. - Читай!
   - Маргарита Михайловна... - ошарашено протянула она, пробегая глазами по золотым витиеватым строчкам на открытке. - Ведь это же сам Покровский...
   - Да, солнце, наш четвертый номер не оставил его равнодушным, особенно страницы пятая и шестая.
   - Я помню эту встречу. На редкость душевная обстановка, непринужденность в общении... В отличие от большинства других Покровский показался мне достаточно приятным и доступным, одним словом, душка... И его молодая жена, эта Юлия, очень мила и производит приятное впечатление...
   - Дело, конечно, не в номере. Просто мы нашли общий язык... Далеко не с каждым получается вот так, сразу, сбросить оковы условностей и чувствовать себя в обществе друг друга, как старые приятели, легко и непринужденно. Аркадий Петрович -потомок родовитых дворян, насколько мне известно. К тому же интеллект... Он не измеряется величиной бездушной цифры, этим пресловутым IQ. Интеллект -нечто большее, мера осознанности себя как личности или состояние души.
   - Или степень её загнивания.
   - У кого как, Танюш, у кого как... Ты берешь в расчет большинство!- рассмеялась я .- Ой, чуть не забыла: о моей предстоящей свадьбе пока известно только мне, ну и тебе, пожалуй, только краешком уха, договорились?
   - Как скажете...
   -До завтра!
   - До свидания, Маргарита Михайловна!
  
   Я притормозила перед выездом со стоянки, пропуская мчавшиеся наперерез автомобили.
   Внезапно к горлу подкатил комок, сердце гулко забилось в груди- мимо промчался серебристый PRADO. За тонированными стеклами угадывался лишь силуэт водителя. Я не была уверена, что это Олег. Не пыталась узнать номер его нового джипа, не изучала, как прежде, его походку. Всеми силами я старалась избегать контактов с ним, и если доводилось ненароком встретиться, отделывалась легким кивком головы, тут же отводя глаза в сторону. Только аромат от Yohji Yamamoto ещё долго оставался в воспоминаниях, обволакивая своей неповторимой аурой, не выпуская из памяти образ моей единственной любви.
   В этот момент я вспомнила, что Аркадий Покровский и Олег Ростовцев ... Партеры по бизнесу? Этого я не знала наверняка. Но их отношения не были отношениями простых знакомых, вращающихся в одних и тех же кругах. Со стороны их можно было с уверенностью определить как дружеские. И посему....
   По спине пробежали мурашки: наша встреча на вечеринке корпорации "Реванш" была неизбежна, как рано или поздно не избежать бы мне более приватной встречи с Олегом и его дражайшей половиной в зале для гостей редакции моего журнала. Я думала об этом ранее, но у меня был выбор: я могла приурочить их визит в редакцию к своему внезапному отъезду по каким- либо делам и перепоручить все Татьяне. Тогда замужество и, связанный с ним, переезд в Италию не маячили на моём горизонте.
   В данной же ситуации у меня оставался один выход- преждевременный отъезд в Рим, дабы не лишать Марко, моего жениха и возлюбленного в одном лице, своего чуткого и любящего внимания . Я облегченно улыбнулась- выход всё же нашелся.
   Казалось бы, всё расставлено по своим местам, проиграны все ходы, и нет повода для беспокойства. Тогда отчего по возвращении домой моё сердце затопила глухая тоска?
   С одной стороны мне было до слёз обидно, что мой выход в мир, кажущийся таким недосягаемым когда-то, увы, не состоится. С другой - встреча с Олегом накануне нашей с Марко свадьбы не сулит для меня ничего хорошего в плане настроения и дальнейшего состояния души. Я вспомнила, столько лет ломала себя, стараясь побороть или хотя бы приглушить тлеющий огонь, медленно, но верно испепеляющий сердце.
  
   Казалось, этот вечер никогда не кончится.
   Я как обычно накормила Яну, через силу проглотив с ней несколько кусочков творожника, мы посмотрели телевизор, полистали журналы, обсудили прочитанную дочерью книгу. Я изо всех сил старалась не подавать виду и не выставлять напоказ свои душевные неурядицы.
   Уложив Яну спать, скукожилась в широком кресле, поджав под себя ноги. Мозг отказывался работать. Сумасшедшая усталость накрыла меня своим тяжелым покрывалом.
   Прошедший день упал на плечи непосильным грузом...
  
  
   Глава 6
  
  
   За минувшие две недели я так и не удосужилась набрать номер агентства и заказать авиабилет в Рим на конец июня.
   Марко звонил, как назло, слишком часто, искушая меня своими по-итальянски особыми, порой слишком темпераментными, а порой безмерно нежными, излияниями своих чувств. Я таяла от его словесных изысков, но произнести роковую просьбу о более ранней встрече в Риме не получалось. Откладывала и медлила, словно надеялась, что некое чудо выведет меня из сложившейся ситуации самым благоприятным образом, разумом понимая, что такого чуда ждать неоткуда.
   Откладывала, но не исключала ....
   В то же самое время мой платяной шкаф разбогател на несколько изумительно красивых костюмов и платьев, купленных в самых дорогих элитных бутиках города. Моя полка для обуви тоже не осталась в накладе... Три вечерние сумки красовались на широкой спинке кресла в гостиной, не говоря уже о неисчислимом количестве аксессуаров, готовых украсить и дополнить тот или иной вечерний ансамбль.
   А я?....Я так и стояла у развилки двух дорог, не в силах сделать выбор и свернуть на какую-то одну....
  
   Вечером накануне десятого июля я, не двигаясь, лежала на кровати, а горячие слезы медленно стекали у меня по щекам. Моему единственному желанию, чтобы завтра не наступало никогда, не суждено было сбыться по определению.
   В то же время, что бы я сейчас чувствовала, находясь в Италии, причем, скорее всего, в постели с Марко?
   В душе попробовала примерить эту ситуацию. Уверена, Марко не дал бы мне возможности думать, по крайней мере, делал бы, ни о чём не подозревая, всё от него зависящее, чтобы я забыла себя. В этом весь Марко...
   Но... Есть всё же одно "но", решающее и безоговорочное: я бы ни за что не простила себе, что упустила возможность встретиться с Олегом, тем более в последний раз.
   Рассуждая таким образом, мне удалось-таки расставить все точки над "i".
   Я поднялась с кровати, утерла полотенцем заплаканное лицо. Потом зашла в душевую кабину, включила чуть теплую воду, встала под неё и стояла до тех пор пока не прослушала весь диск Enigma А cross of changes.
   Теплый поток воды и любимая музыка... Их магия смывала с меня остатки сомнений, навеянных страхом и душевными неурядицами.
   Не глядя я вынула именно А cross of changes, даже не догадываясь о том, что выбор вслепую всё равно, что вытянутая карта из колоды Таро. Каждая деталь в нашей жизни имела свой тайный смысл.
   Вытираясь мягким махровым полотенцем, а после, зарывшись в ласкающий шелк своей постели, я не могла подумать, что завтрашний день с лихвой оправдает тайный знак, выуженный моей рукой из стопки дисков с любимыми композициями....
  
  
   Глава 7
  
   - Мама, какое чудо! Вот это!- Яна сняла с плечиков темно-красный брючный костюм из нежнейшей тафты с роскошной вышивкой по краю блузы.- В нем ты будешь просто неотразима! Примерь! Кстати, вон те туфли будто для него! И сумочка! Примерь! Примерь скорее! Время, мама!!! Ты опоздаешь!- нетерпеливо тараторила дочь, перебирая и любуясь каждой вещью, приобретенной мной для сегодняшнего вечера.
   Я крутилась перед зеркалом, то и дело поглядывая на часы. Времени действительно оставалось в обрез, а я так и не смогла ни на чём остановить свой выбор.
   Руки предательски дрожали, сердце то замирало, то начинало отбивать бешеный ритм, стоило только представить сегодняшнюю встречу с Олегом. Казалось, я не принадлежу себе, а вместо меня примеряет, кружится перед зеркалом, снимает и снова одевает роскошные туалеты кто-то другой.
   - Яна, больше не могу! Впору прикинуться больной или...
   - Что или?- перебила меня дочь. - Тебя ждет чудесный вечер. Ты красива, молода и тебе есть чем блеснуть, в отличии от некоторых!
   - Девочка моя, не надо сравнивать! Эти некоторые там будут как рыба в воде, а я в их обществе впервые.
   - Впервые, мама? А сколько интервью и приватных бесед со многими из них было в редакции? Тогда ты тоже волновалась, как школьница? Не думаю, судя по популярности твоего журнала.
   - В редакции я - у себя дома, а там....
   Я не продолжила, что там, в узком кругу представителей бизнес -элиты города, встречусь с Олегом впервые столь близко. Наша встреча не будет мимолетной, как все предыдущие, но в то же время последней. Ведь Яна представления не имела об Олеге.
   О Марко же она знала почти всё и даже то, что в ближайшее время, мы собирались пожениться.
  
   - Яна, ни на чем не могу остановиться... То ли не нравится, то ли что ещё, но я не хочу это одевать...Где были мои глаза, когда я выбирала такую ерунду?- говорила я, стоя посреди комнаты в окружении разбросанных на спинках стульев и на кровати вещей, растерянно оглядывая весь этот ворох ненужностей.
   - Ты называешь всё это ерундой? Не понимаю, мама, как может не нравиться красный костюм?
   -Слишком вычурно, рассчитано на блеск.
   - Тогда это серое платье?
   -Вот именно, серое...
   -Мам, ты просто каприза, сегодня тебе невозможно угодить. Что происходит? Обычно, ты не привередлива. А времечко-то идет...
   Звонкая трель мобильника прервала наши прения.
   - Маргарита Михайловна, я уже выезжаю, минут через двадцать буду у Вас.- голос Татьяны мгновенно вывел из состояния неприятия окружающей реальности, где всё идет вразрез с моими желаниями и чувствами, вызванными чрезмерное волнением перед предстоящей встречей.
   Да, для меня этот вечер имел значение только в качестве встречи, остальное же отодвинулось далеко на задний план.
   Однако следует поторопиться...
   - Яна!!!- девочка вздрогнула от моего неожиданно ожившего голоса. - Кажется, я поняла, что мне действительно нужно!
   Бросившись к шкафу-купе, я резко рванула дверки в разные стороны и зарылась внутрь, ища чемодан, с которым вернулась домой из моей последней поездки в Рим.
   -Вот оно!
   Я расстелила на кровати поверх накупленного мною барахла изумительное платье черного цвета с отделкой стразами по краям глубокого выреза.
   -Мама, какое чудо! Такое простое и в то же время- шедевр! Чувствуется рука талантливого кутюрье!
   - Да, дочь, оно из Италии. В нем я встречала Рождество... С Марко в Риме ...
   - Мам, - Яна замялась.
   - Да, заяц?
   - Мам, а ты любишь Марко?
   - Конечно... Почему ты спрашиваешь?
   - Ты не слишком часто говоришь о нем. Такое впечатление, что он для тебя...
   -Что?
   Яна не находила нужных слов, потом собралась и выдала:
   - Я всегда представляла, что любят не так.
   - А как, девочка моя? Знаешь, любят по-разному, порой так, что весь мир об этом знает и аплодирует влюбленным, а бывает...
   - Ах!- Яна издала тихий возглас восхищения, глядя то на меня, то на отражение в зеркале. - Мама, тебя бесспорно можно назвать " мисс Элегантность"!
   Я вглядывалась в отражение в зеркале: на меня смотрела прелестная незнакомка в облегающем стройную фигуру платье черного цвета, как глаза Олега и... Марко...
   -Ti amo, mia cara... Ti amo...- шептало мне платье голосом моего итальянского возлюбленного. Именно он, этот голос и прикосновение к разгоряченному телу мягкой ткани моего изысканного одеяния, словно ласкающие руки Марко, придали мне силы побороть сомнения и страхи. Он был со мной, несмотря на тысячи километров, разделившие нас. Его незримое присутствие в образе платья, в котором он обнимал меня когда-то, защищало мою мятущуюся душу невидимой броней.
   Я надела туфли на высоком каблуке, взяла в руки клатч из тонкой лакированной кожи...
   Вопросительно взглянула на Яну, вздернув подбородок, что придало мне ещё больше уверенности.
   - Нет слов, мам? Все так продумано...- в восхищении протянула дочь.
   В это время раздался звонок в дверь. Татьяна.
   - Ни пуха, ни пера, мамуль!
   - Посылать никуда не буду, поняла? Кого угодно, Яна, только не тебя....
  
  
   Глава 8
  
   Ресторан "Старый замок" расположился в одном из живописнейших уголков пригорода, на берегу заросшего кувшинками и камышом пруда. Выстроенный в средневековом стиле, он гармонично вписался в нерукотворный ландшафт, сотворенный волшебницей-природой. Башенки с флюгерами, имитация крепостной стены с зубцами, чередующимися с амбразурами, словом, весь антураж был на высшем уровне.
   Мы припарковались на стоянке, специально огороженной деревьями, дабы вид современных мерсов, лексусов или более скромных тойоток и мазд различных марок не вносил диссонанс в прекрасно воссозданную атмосферу средневековья.
   Мы с Татьяной оказались у главных ворот. Нам навстречу с широкой улыбкой спешил метрдотель:
   - Добро пожаловать и добрый вечер! - он вопросительно глядел на нас.
   Мы назвали себя, после чего ворота широко распахнулись, и мы оказались у подножия широкой лестницы, ведущей на второй этаж.
   Неспешно поднимаясь, я оглянулась, услышав ту же фразу, которой только что приветствовали нас. Перед дворецким стояла небольшая толпа вновь прибывших. Я узнала только чету Нестеровых, остальные... Сердце пропустило один удар- Анастасия! Мне пришлось резко отвернуться . Глупость! Она же обо мне представления не имеет.
   - Маргарита Михайловна!- голос Татьяны вывел меня из ступора. - Всё нормально?
   - Танюша, мне показалось- камешек попал в туфельку...Нет, всего лишь показалось... Идём...
   Перед тем как продолжить свой путь я снова инстинктивно обернулась, беглым взглядом ища Олега в группе тех, кто вошел вслед за нами. Его среди них не было.
  
   Ещё одна дверь гостеприимно распахнулась перед нами.
   Какие метаморфозы! Смена эпох и стилей прямо на глазах!
   Мы оказались в удивительном зале с высоким потолком и огромными окнами от пола до потолка. От открывающегося вида на заросший пруд и ивы на противоположном берегу, склонившие свои ветви до самой воды, у меня захватило дух. На потолке сверкали элегантные хрустальные люстры. Полированный паркет с замысловатым узором отражал брызги света, играющего в отшлифованных гранях хрусталя. Я словно перенеслась из сказочного средневековья в один из дворцов времен короля Людовика XIV. Ряд столиков, накрытых кружевными скатертями, камин у противоположной стены, даже барная стойка, всё выдержано исключительно в стиле времен короля-солнца.
   Гости явно не торопились - в противоположном конце зала я рассмотрела две или три пары прибывшие чуть раньше нас. Мы с Татьяной тоже оказались в числе первых.
   -Подобные смены декораций несколько обескураживают, но производят неизгладимое впечатление, не так ли? В первый момент вы не видите ничего, кроме этой залы, наполненной игрой света после тяжелых входных ворот замка. Интересный замысел архитектора, правда? А, может, и не было никакого замысла? Как вы считаете?
   Только сейчас я заметила, что Покровский со своей Юлией стоят в двух шагах от нас и радушно улыбаются:
   - Добрый вечер, Маргарита, Татьяна ! Не против, если без отчества?
   - Ну что Вы, конечно, нет!- улыбнулась я в ответ.- Добрый вечер, Аркадий Петрович! Юлия, добрый вечер! Насчет заnbsp; - Яна!!!- девочка вздрогнула от моего неожиданно ожившего голоса. - Кажется, я поняла, что мне действительно нужно!
мысла архитектора... Возможно, я смогла бы ответить на ваш вопрос более или менее однозначно, если бы лично была с ним знакома, но, увы, не подвернулся случай. Я даже не знаю, кто хозяин этого заведения.
   - Ростовцев. Слыхали о таком?
   Я вздрогнула.
   - Приходилось...- мой язык еле ворочался.- А... Мне, кажется, в туфлю попал камешек... Единственное, что в данный момент мне пришло на ум, чтобы скрыть внезапное замешательство, это прибегнуть к помощи уже проверенного трюка, разыгранного на лестнице. Ничего нового в сложившейся ситуации я придумать, естественно, не сумела. К счастью, Татьяна ничего не заметила, с восхищением разглядывая роскошную обстановку банкетного зала.
   - Не подскажете, где я могу избавиться от этой незадачи?- слегка скривившись, я покрутила в воздухе носочком своей правой ноги, обутой в изящные лодочки на тонком каблуке.
   - За барной стойкой налево.- сказала Юлия.- Вас проводить?
   - О, нет, спасибо! Я управлюсь сама...
   Я оглянулась - в зал входила стайка гостей, которую мне довелось наблюдать на лестнице.
   Аркадий, откланявшись, пошел им навстречу.
   Мой слух из всей какофонии звуков и обрывков фраз уловил единственное слово " Настюша".
   Итак, Настюша, хозяйка заведения, прибыла с группой гостей одна, что показалось мне весьма странным.
   Я подхватила Татьяну под руку и постаралась быстро ретироваться в направлении, указанном Юлией.
  
   Вернувшись, я заметила, что гостей стало гораздо больше. Зал гудел, как растревоженный улей.
   Я всматривалась в каждого мужчину, пытаясь отыскать среди всех одного.
   - Какой приятный сюрприз!
   Знакомый голос резанул мой слух. То была Вронская Нина со своей дражайшей, безмерно любимой половиной Геннадием, стоящим возле неё с видом остолопа- подъюбочника.
   - Кажется, наши ряды пополняются, общество становится более демократичным.- изрекла она нелепую фразу. Понятно, камень в мой огород... Я бы не узнала Нину, не услышь из её уст нечто подобное. Дама, которой глубоко за пятьдесят, лопающаяся от чванства, подпитываемого наличием огромных денег на счетах мужа- дельца, безумно завистливая в отношении молодости и привлекательности представительниц женского пола, она, не обладая красотой и обаянием, старалась всеми силами отвоевать свое место под солнцем, делая это порой смешными, а частенько довольно вероломными способами. Вот и сейчас она попыталась унизить нас с Татьяной, выставляя на передний план свой высокий социальный статус.
   - Общество становится более интеллектуальным.- вставила я свою шпильку, не позволяя этой надутой гусыне взять реванш.
   Вронская раздула и без того широкие ноздри, закусила губу и, подхватив под руку своего воротилу большого бизнеса, пошла прочь доказывать ещё кому-нибудь своё значительное превосходство над всеми. Вернее, почти всеми. Некоторых Нина откровенно побаивалась, зная, что стоит ей вякнуть, и в ответ она получит отличный отпор, после которого придется глотать снотворные и принимать сердечные капли три раза в день, поскольку духовный яд разъедает не только душу, но и тело тоже.
   - Опять она...- протянула Татьяна. - Не забуду нашу встречу в редакции. Было невыносимо тяжело, помните? Как ни с кем другим.
   - Не обращай внимания. Такие казусы обычно происходят, когда человек резко выпорхнул из грязи да угодил в князи, а стереотипы мышления, они остаются и частенько напоминают о себе, выражаясь в подобном поведении. Эти люди ведут безуспешную борьбу. Причем, не с кем-нибудь, а, прежде всего, с самим собою. Вспомни-ка, сколько таких вот неуклюжих борцов за собственную значимость нам доводилось встречать? У каждого она проявляется по- своему, но причина одна, и я её уже назвала.
  
   По спине пробежал легкий холодок, затем словно электрический разряд ударил мне в затылок, я резко обернулась - на меня в упор смотрели черные такие любимые и бесконечно далекие глаза.
   Олег. Я не заметила его появления в зале. Мы замерли, не отрывая друг от друга взгляда. Окружающий мир рассеялся в бликах хрустальных люстр, оставив нас на какое-то время наедине. Тогда я не задавалась вопросом, почему Олег замер, глядя мне в глаза. Этот миг выключил мой разум, обнажая чувства.
   Трудно описать словами силу харизмы Олега, перед которой было невозможно устоять. Встретить его означало влюбиться, позабыв все условности мира. Однако, одно "но" все же оставалось - Анастасия. О ней позабыть невозможно. А ещё его равнодушие... Равнодушие? Я бы так не сказала... Однако прагматик внутри меня не дремал, он скорчил кислую мину и развёл руками...
   Магия взглядов внезапно потеряла свою волшебную силу, возвращая меня к реальности. Я резко отвернулась и вызывающей улыбкой ответила на комплимент председателя правления одного из преуспевающих банков нашего города, подошедшего к нам с Татьяной как нельзя кстати.
   Сегодняшний вечер - как игра в покер. Просто нужно сделать красивый и правильный ход.
  
   Глава 9
  
  
   Наконец, закончилась торжественная часть вечера, сдобренная изобилием хвалебных, пафосных речей, непрекращающемся звоном бокалов и всплесками дружных аплодисментов в адрес виновников торжества- корпорации "Реванш", а так же её основателя и на протяжении десяти лет бессменного руководителя Аркадия Петровича Покровского.
   Надо отдать должное устроителям вечера- нас с Татьяной посадили за отдельный столик, дабы не смущать присутствием незнакомой компании. Однако свободные места рядом с нами не пустовали, поскольку две незамужние и преуспевающие дамы притягивали внимание не только одиноких мужчин. К нам постоянно кто-то подсаживался с бессменным предложением выпить по поводу встречи или нового знакомства.
   Мои мысли ? А мысли были прикованы, хотела я того или нет, лишь к одному субъекту за столиком неподалеку, Олегу Ростовцеву.
   Они сидели вчетвером: он, Анастасия и чета Анисимовых. Супружеские пары, судя по непринужденности общения, были знакомы давно, не впервой встречаясь на корпоративных вечеринках и на многочисленных празднованиях юбилеев, дней рождений и прочих знаменательных событиях. Сегодня двери в их мир распахнулись передо мною в первый и, скорее всего, в последний раз, поскольку будущей жене преуспевающего итальянского бизнесмена вскоре придется осваиваться в совершенно ином обществе.
   Непрошенные слезы... Они наворачиваются на глаза в самый неподходящий момент... Напускной смех над какой-то шуткой - я пытаюсь любым способом спрятать их, а затем проглотить. Никто на свете не должен догадаться, почему глаза Маргариты Михайловны сияют влажным блеском - это каламбур Василия Николаевича, который я пропустила мимо ушей, и блики света, играющие на отшлифованных гранях дорогого хрусталя, создавали иллюзию...
   - Маргарита Михайловна?- прошептала Татьяна, наклоняясь ко мне и тронув меня за руку.
   - Что, Таня? - я освободила руку, инстинктивно смахнув влагу с глаз.- Василий Николаевич...
   Таня отрицательно покачала головой.
   - Возможно, это "Asti Spumante"...- тихо прошептала я. - Игристые вина коварны...Пожалуй, мне стоит подышать свежим воздухом...
   Я встала из-за стола.
   - Маргарита, Вы обиделись? - пробасил Василий Николаевич.
   - Ну что Вы? Вы очень приятный собеседник, а вот шампанское... Мне сейчас, как никогда, необходим глоток свежего воздуха. С Татьяной Вам не будет скучно, поверьте.
   Я вымученно улыбнулась.
   - Вас проводить?
   - Ни в коем случае. Вы забываете о второй собеседнице... Составьте ей компанию, пожалуйста.
   Таким вот несколько неуклюжим и я бы сказала, некорректным, способом мне удалось избавиться от общества провожатых.
   Больше всего на свете мне сейчас хотелось побыть одной.
  
   Я шла по тропинке в темноте. Лишь свет луны и её отражение на гладкой поверхности пруда не позволяли мне потеряться. Этот темный зеленый рай излучал умиротворяющую тишину. У подножия толстого ствола огромного старого дерева, в траве, я различила крошечную тень. Это белка. Она тоже заметила меня и теперь наблюдала, замерев на месте, подняв пушистый хвостик вверх. Её глаза- бусинки мерцали в темноте.
   Я попыталась осторожно присесть на корточки, чтобы поближе разглядеть местную обитательницу. Белка всполошилась и молнией взлетела по стволу дерева, спрятавшись в его раскидистой кроне.
   Выпрямившись, я встала спиной к стволу и сзади обхватила его руками, тесно прижимаясь к шершавой коре. Вдохнула свежий вечерний воздух полной грудью, стараясь полностью прийти в себя, будучи абсолютно уверенной, что здесь меня не потревожит никто.
  
   Возвращаясь обратно, я разглядела меж высоких крон старых деревьев гирлянды искусственного освещения при входе в замок. Большинство гостей вышло подышать свежим воздухом, оживленно общаясь между собой. До меня доносились обрывки разговора вперемешку с хохотом и звоном бокалов.
   Среди толпы я попыталась отыскать кого-нибудь из знакомых, Татьяну в первую очередь.
   - Маргарита Михайловна!
   Татьяна первая заметила мое приближение и окликнула. Я повернулась на звук её голоса.
   Сначала мой взгляд почему-то выхватил только её силуэт. Однако, приглядевшись, я поняла, наконец, кто стоит рядом с ней.
   Бывают такие моменты в жизни, о которых говорят "земля ушла из-под ног". Именно это состояние я испытывала, глядя на Татьяну, а рядом с ней Олега и Аркадия Покровского с Юлией.
   -Как вы?
   - В порядке, Танюш. - выдавила я из себя.
   - "Asti Spumante", не так ли?- подмигнул мне Аркадий.- Да, кстати, мне показалось, вы не знакомы. Разрешите представить - Олег Ростовцев.
   - Мы более чем знакомы.- Правая бровь Олега дернулась, он пристально в упор смотрел мне в глаза. - Однажды даже... Впрочем, может Вы продолжите, Маргарита Михайловна?
   - Однажды!- Покровский расхохотался. - И вы, господа, до сих пор не вместе?
   - Простите Аркадий, о чем это Вы?
   Анастасия. Она выросла словно из-под земли, подозрительно переводя взгляд с меня на Татьяну.
   Наконец-то мне представилась редкая возможность разглядеть её вблизи. Я бы согласилась с определением "красивая", несмотря на уколы ревности, становящиеся довольно болезненными в её присутствии. Орехового цвета глаза удивительно сочетались с волосами цвета спелой пшеницы, ярко накрашенные, хоть и большие, губы вовсе не портили её, а как раз, наоборот, придавали лицу неповторимый шарм. Довольно высокая и, несмотря на пышные формы, великолепно сложена. В общем, в ней было всё, что могло очаровать любого мужчину.
   Я не отвела глаз, вызывающе глядя в её расширившиеся зрачки.
   - Неужели Вы не в курсе?
   - Не в курсе чего, Настюша, позвольте узнать?
   - Наши отношения с Олегом, Аркадий Петрович, наконец-то подходят к своему логическому завершению. - она вызывающе расхохоталась.- Угадайте с трёх букв! Это совсем не сложно.- в её смехе начали проскальзывать истерические нотки.- К свадьбе, мой дорогой друг, к свадьбе!
   - Анастасия! - донесся до моего сознания досадный возглас Олега.
   Я стояла, не ощущая себя. Единственное распознаваемое чувство в моей душе - время обмануло меня... Олег был свободен до сих пор, несмотря на упорно распространяемые слухи об их якобы состоявшейся помолвке. Кто или что помешало этой паре воссоединиться в счастливом браке ещё тогда, почти три года назад?
   - Выпьем за нас с Олегом!
   В её руках материализовалось бутылка " Дон Периьона" и несколько фужеров.
   -Кстати, за наше официальное знакомство, за него тоже полагается выпить! Анастасия Панина, адвокат. А вы, насколько мне известно, восходящая звезда, Маргарита Мирославская? Вы Татьяна Агеева, если я не ошибаюсь? Надеюсь, в скором будущем нам с Олегом доведется побывать у Вас в гостях?- тараторила она, разливая вино по фужерам.
   - Непременно. - проговорила я, отпивая глоток .
   - Что ж...- Таня встряхнула головой, вдохнула побольше воздуха, как пловец перед прыжком в воду, глянула на меня и тут же отвела глаза в сторону.- Нам сегодня предстоит поздравить не только Вас с Олегом, Анастасия.
   Та удивленно выгнула брови. А я?... Я просто остолбенела от неожиданности...
   - Вот как?
   - Да, наша восходящая звезда, как Вы точно и очень красиво выразились в сентябре тоже вступает в брак и , увы, покидает нас . Её ждет Марко и вечный город... За счастье будущей синьоры Висконти я поднимаю свой бокал!
   На мгновение наступила оглушающая тишина. Мне казалось я слышу удары собственного сердца . "Или сердца Олега?"- промелькнула неожиданная мысль. Мы снова во второй раз за этот вечер скрестились взглядами, заставляя время остановиться на эти короткие мгновения.
   - Поздравляю. -он первым нарушил тишину.
   Поздравляю? Я почувствовала, как мои ноздри мстительно затрепетали.
   - Спасибо.- нарочито небрежно бросила я в ответ, отпивая несколько глотков из фужера, дабы прикрыть лицо, поскольку за его выражение в данный момент я ручаться не могла.
  
  
   Глава 10
  
  
   - Маргарита Михайловна!- Таня боязливо тронула меня за руку. - Скажите, Вы сильно расстроены? Обиделись на меня? Знаете, Вы были белее мела, вот я и решила...
   Она осеклась, не решаясь продолжить.
   Мы поднимались по лестнице обратно в зал. Олег с Анастасией шли на шаг впереди.
   - Танюша, ну что ты такое выдумала?- устало проговорила я. - Я понимаю твои мотивы, поэтому выкинь всё из головы. Между нами всё остается по-прежнему... Ни о каких обидах не может и речи идти.
   - Я обещала никому о свадьбе...
   - Ах, брось! Почему никому? То была моя минутная блажь. Все равно рано или поздно...
   Я махнула рукой.
   " Поздно" -безнадежно шепнула моя душа.-" Теперь уже поздно".
   "Скорее всего, не теперь, а всегда так было"- глумился прагматичный рассудок.
  
   - Висконти... Кто такой этот Висконти? Одинокие дамы России атакуют заграничные рынки женихов? Забавно!
   Опять Анастасия! Слова резанули слух, отдавшись болью в душе. На меня накатил приступ сумасшедшей ярости. Я задрожала и сделала шаг вперед, что бы дать достойный отпор нахалке, но Татьяна вовремя схватила меня за руку, видимо, угадав мое намерение.
   - Марко Висконти, - задумчиво произнес Олег. - А тебе, моя дорогая, было бы ещё забавнее, если бы ты узнала, какой суммой исчисляется его денежный капитал, не говоря уже обо всем остальном. Такие, как он не выставляют себя на продажу... В данном конкретном случае ты сморозила определенную глупость, моя...- он внезапно оглянулся. Я смотрела на него с откровенной усмешкой на губах. Не предполагала, что Олег имеет представление о Марко...
   - Да, Маргарита Михайловна, вам ни о чем не придется сожалеть.- вставила свою шпильку Татьяна. Она сумела подобрать такой тембр голоса, что бы ни одно слово не пролетело мимо ушей Олега.
  
   Этот короткий, но довольно неприятный инцидент напрочь испортил мне настроение.
   Татьяна разгадала мою тайну... Что ж, если бы не она, чертовка-Настюша втоптала бы меня в грязь. Я мысленно поблагодарила свою Татьяну - далеко не каждый, окажись на её месте, сможет раскрутить ситуацию так, как это сделала она .
   Единственным моим желанием было, чтобы вечер побыстрее закончился. Мне не терпелось сжечь за собой мосты, покидая мир зависти и коварства, притворства и лжи, лицемерия и вероломства... Что ещё можно сказать в их честь?.. Во мне всё кипело от гнева и досады, тело сотрясала мелкая дрожь, руки похолодели, а щеки и лоб, наоборот, обдавало нестерпимым жаром.
   Я оставила Татьяну и удалилась в дамскую комнату.
   Смочив ладони в ледяной воде, попеременно прикладывала их к разгоряченному лбу, проклиная себя за малодушие. У меня был выбор, и я направила его против себя. А самое ужасное это то, что Олег, мой кумир, моя мечта, моя единственная любовь оказался... Стоп! Кем же оказался Олег? Я боялась произнести страшное слово. Это слово было бы в первую очередь приговором мне и больше никому, поскольку его никто не услышит. Я никогда не осмелюсь высказать его вслух.
   Немного успокоившись и придя в себя, я подправила макияж, расчесала волосы, достала из клатча заколку и собрала непослушные пряди в хвост. Приклеила легкую ничего не выражающую улыбку, полюбовалась в зеркале, как это будет выглядеть со стороны. "Сносно..."- решила я, сжав как можно крепче обе руки в кулак, потом резко расцепила пальцы, этим энергичным жестом снимая напряжение во всем теле, развернулась, в последний раз бросила взгляд на своё отражение, и направилась к выходу.
   И все же один мост поджечь мне не удастся, я просто не смогу поднять на него руку. Несмотря на то, что, скорее всего, по нему уже никто не пройдет....
  
   Это была тема Feelings в исполнении Антонио де Лучено. Старая как мир мелодия, ставшая классикой, разливалась по залу. Сентиментальная, грустная лирика былых времен...
   Обстановка в зале стала более непринужденной: каждый развлекался на свой лад.
   На площадке для танцев я заметила несколько танцующих пар.
   Поискала взглядом Татьяну. Тщетно. Её нигде не было видно. Мне ничего не оставалось делать, как отыскать свой столик и подождать, спрятавшись за колонну, окончания вечера.
   Олег шагнул мне навстречу, отделившись от небольшой толпы гостей, собравшейся возле барной стойки. Я почувствовала, что краснею, а тело начинает деревенеть....
   - Маргарита....
   Я будто впервые услышала своё имя. Тембр его голоса изменил его до неузнаваемости, обволакивая бархатом, безмерной нежностью и ещё чем-то, чему мне было трудно дать определение, а , скорее, я просто боялась... Боялась сглазить?....
   Я смотрела на него, не в силах отвести глаза. Смотрела и ждала...
   - Маргарита... - повторил он. Этот голос сводил меня с ума, мне хотелось слышать своё имя в его исполнении бесконечно. - Можно с Вами потанцевать?
   Я не видела себя со стороны, вернее, не представляла выражения своего лица. Но его глаза умоляя, замерли на мне:
   - Один танец... Этот...
   Я чуть подалась вперед, он обнял меня за талию и мы влились в круг танцующих.
   Олег прижал меня к себе, проводя ладонями по спине, ниже, ещё ниже. Он застал меня врасплох быстротой движений и яростными прикосновениями. Невольно я вспомнила ощущения, когда меня ласкал Марко. Это было восхитительно, моя душа, отделяясь от тела, парила в блаженстве нирваны. С Олегом же все обстояло иначе: я словно ловлю эту заблудшую душу, крепко прижимаю к себе, она успокаивается, перестает метаться, и теперь мы одно целое - я, моя душа и он. Чувство пилигрима, обретшего, наконец, обетованную землю...
   - Почему?- он убрал локон с моего лица. Я задумалась, что он имеет в виду. Он отстранился, глядя мне прямо в глаза, потом ещё крепче сжал в объятиях и шепнул:- Почему ты скрылась тогда?
   - Скрылась? Когда? - теперь я смотрела на него в упор, вывернувшись из кольца его крепких рук.
   - Ты всё прекрасно знаешь и помнишь, - проговорил он, снова привлекая меня к себе.- Только я не понимаю... Впрочем, оставим это... Не время открывать спорные дебаты. Есть вещи куда более приятные...
   Его руки скользили по моей спине, ласкали легкими прикосновениями шею, гладили волосы...
   А я?... Я умоляла Всевышнего, чтобы этот танец не кончался никогда ....
  
   К трем часам ночи гости стали потихоньку разъезжаться.
   Олег больше не подходил к нам, оказавшись полностью во власти своей будущей жены.
   К счастью, Анастасия не видела, как мы танцевали . Похоже, она вообще ничего не видела и ни о чем не догадывалась, но всё же, была в ладах со своей интуицией и увела его подальше от нашей компании.
   Я решила покинуть вечеринку в числе первых. Мы попрощались только с гостеприимным хозяином этого праздника и его Юлией.
   Выходя на площадку для автомобилей, я невольно обернулась - у ворот стоял Олег, оглядываясь по сторонам. Он явно кого-то искал. Я видела, как он пристально посмотрел в сторону стоянки, постоял немного, потом развернулся и исчез за воротами "Старого замка"....
  
  
   Глава 11
  
  
   Конец июля и начало августа выдались на редкость жаркими. Летний зной сменялся вечерней духотой, а за вечером приходила ночь, дарящая легкую прохладу только под утро.
   Потрескавшаяся земля изнемогала в ожидании дождя, чтобы, освежившись, прийти в себя и с новой силой заблагоухать ароматами трав и цветов.
   После вечера в "Старом замке" меня хватило ровно на три дня пребывания в городе. Я не находила себе места, запертая в раскаленном безжалостным солнцем каменном мешке. Моё и без того зыбкое душевное равновесие было сведено на нет. Глаза старались уловить черты Олега в каждом прохожем, каждое лицо дразнило подобием, от вида серебристого PRADO пробивала внезапная дрожь, а голову тут же сжимали невидимые тиски, будто щупальца злобного монстра. В общем, я стала потенциально опасна, находясь за рулем автомобиля.
   Недолго думая, я рванула в Зотовку, оставив Татьяну заниматься подготовкой нового номера.
   Моя Зотовка... Она в очередной раз спасала мою измученную душу от неурядиц и сомнений, терзавших её денно и нощно.
   Каждый вечер, после долгого, освежающего купания в реке, мне приходилось поливать цветы под окнами. За целый день зной иссушал мои роскошные розы, они стояли, понуро опустив ещё нераспустившиеся бутоны.
   Я брала в руки шланг с разбрызгивателем и, направляя мелкие струйки на поникшие растения, любовалась, как те оживают у меня прямо на глазах. Капельки воды стекали по бархатистым лепесткам роз, играя всеми цветами радуги в лучах заходящего солнца, падали, заставляя трепетать нежные листочки, и просачивались в землю, даря растениям жизнь. Я могла наблюдать это чудо часами, вспоминая....
   Руки Олега на моей спине, на затылке, в волосах, его пальцы ласкают шею, нежно теребят мочку уха...
   " Почему ты скрылась тогда?". Его вопрос не давал мне покоя больше двух недель, заставляя вспоминать. Но что? Что он имел в виду, спрашивая о том, чего не было?
   Я терялась в догадках, пытаясь припомнить все наши встречи. Увы! Я помнила каждую из них в мельчайших подробностях. И не одна из них не давала повода спросить "Почему ты скрылась тогда?"....
  
   - Маргаритка!- тетя Катя стояла на крыльце, её взгляд пытался обнаружить моё присутствие среди буйных зарослей плетущихся роз, рассаженных вдоль забора.- Слышу, вода шуршит, а не вижу тебя...
   - Я здесь...
   Пристроив шланг меж кустов, я вытерла руки о подол ситцевой юбки и вышла из своего укрытия.
   - Чудо своё поливаешь?
   - Да. За день высохли совсем !
   - И то верно... А не могла бы зайти ко мне на минуточку? Я тут такой трофей откопала. Вот в подполе на днях убиралась, мне после смерти отца тошно, девонька, все ищу чем бы себя занять ... Случайно наткнулась... Зайди-ка погляди... Не иначе, отец спрятал, а ему дед, поди, оставил...
   Мне стало любопытно. Я хорошо знала деда Евстафия. Помню, как он молча курил на завалинке, провожая меня пристальным взглядом. Тетя Катя даже один раз подшутила над ним, что, мол, отец, молодухи и в девяносто с гаком душу будоражат. Неудачно подшутила, дед после этого не смел смотреть в мою сторону, особенно при ней. Только замечала иногда - глянет мельком исподтишка и тут же отвернется.
   Притворив за собой калитку, я поспешила к дому Екатерины Евстафьевны .
  
   - Вот! Погляди-ка, девонька, что отец под полами от глаз людских прятал!
   Тетя Катя отворила дверцу шкафа и вынула с верхней полки какой-то сверток. Я с любопытством и недоумением наблюдала за ней. Чем решила удивить меня эта добрая женщина. Видимо, недавняя потеря близкого человека заставила её позвать меня к себе, чтобы скрасить одиночество. А тут и повод нашелся - какая-то находка в подполе.
   Она повернулась ко мне, держа в руках что-то продолговатое, завернутое в байковую тряпицу.
   - Сядь-ка, вот сюда, доченька.
   Екатерина Евстафьевна пододвинула к столу табурет, усадила меня, подсела рядышком и осторожно развернула тряпицу. В её руках оказалось нечто напоминающее свернутое в трубочку полотно.
   - Что это?- невольно вырвалось у меня.
   -Картина... Глянь какая!
   Она в свою очередь развернула полотно и, придерживая углы обеими руками, положила его на стол прямо передо мной.
   "Я где-то видела её..." Первая мысль, что посетила меня, была абсолютной нелепицей, ибо видеть когда-либо изображенную на полотне девушку, я никак не могла. Белое до пят платье с кружевами и рюшами, русые волосы собраны на старинный манер розовой лентой, тонкая шаль с кистями, расшитая красными розами руками искусных мастериц, небрежно наброшена на плечи. На полусогнутой руке букет цветов. Она стояла посреди сада в профиль к зрителю. Девушка из далекого теперь уже позапрошлого века....
   Почему мне показалось, что я видела когда-то не только её, но и это полотно? Эффект дежавю.... Это необъяснимое явление порой застает нас врасплох, порождая ощущение того, что происходит нечто, что было когда-то, но застряло в закоулках памяти, заставив нас напрочь позабыть о произошедшем. Бесплотная иллюзия... Где берешь ты свое начало? Откуда выползаешь невзначай, на краткий миг заставляя поверить и ощутить то, чего никогда не происходило в твоей жизни?
   - Не узнаешь?
   - Кого, тетя Кать?- я с удивлением воззрилась на нее в ожидании пояснений. Здравомыслию тети Кати всегда можно было только позавидовать. "Неужели после смерти отца?...." - мелькнула шальная мысль.
   " Господи, приходит же такое в голову!" - тут же одернула я себя.
   - Как кого, девонька? А ты приглядись- приглядись-ка получше. Она ж, как две капли воды, вылитая ты... Аль сама не видишь?
   Я наклонилась, вперившись взглядом в лицо девушки. Снова это навязчивое, непонятное чувство сродни узнаванию или зову издалека...
   Да, в чертах действительно было неоспоримое сходство: цвет волос, изгиб губ, форма носа, даже поворот головы, и тот говорил за то, что тетя Катя права- наше подобие бросалось в глаза с первого взгляда . Только я могла этого не заметить, целиком уйдя в свои переживания и размышления.
   - Люди, похожие друг на друга- не редкое явление в нашей жизни.- я попробовала рассуждать с позиций здравого смысла .
   - Но тут же копия! Только одёжку поменяй и сестры-близнецы!
   - Будет вам, тетя Кать! Не стану спорить, мы действительно похожи. Однако вспомните, сколько лет разделяет нас! Никак не менее полутора века, а то и более того...
   - Так-то оно так, -улыбнулась она в ответ, - Да никто наперед не знает...
   - Чего не знает?
   - А, так это я!... Теперь зато знаю, почему отец с тебя глаз не спускал.
   - И почему же? -удивилась я.
   -Её в тебе видел, тоже Екатерину, как и я, только Зотову.
   - Зотову?
   - А ты не знала, почему наша деревня Зотовкой зовется?
   Я наморщила лоб- воспоминания рвались откуда-то изнутри, и, не находя выхода, кружили совсем рядом, но не касались моего сознания. Далекая Екатерина, столь схожая со мной, не раскрывала мне своих секретов.
   Я снова посмотрела на полотно.
   - Интересно...- пробормотала чуть слышно.
   - Что, доченька? - тетя Катя пристально посмотрела на меня, потом перевела свой взгляд на неё.
   - Была ли она счастлива?- эхом отозвалась я.
   - Почему спрашиваешь, а? - её глаза наполнились тревогой.- Аль у тебя не всё ладно? Ты уж прости, не серчай, тут твоя мамка по секрету сказывала, что заморского жениха-то выбрала. Может, и не моё это дело, но заморский, он и есть заморский... чужой...
   - Не в этом дело...- я низко опустила голову.
   Тетя Катя посмотрела на меня долгим взглядом и промолчала, тут же переведя нашу беседу совсем в иное русло.
   - А ты ведь отца-то моего и не помянула ни разу!- будто спохватилась она.- Давай-ка сейчас на стол накрою, вспомним Евстафия Игнатьевича по-христиански. Если рюмочку налью, не откажешься?
   - Не откажусь...
  
   -Спокойной ночи, тетя Кать! - сказала я на прощанье, закрывая за собой калитку.
   - Спокойной, девонька, спокойной!- откликнулась в ответ Екатерина Евстафьевна, - Ой, постой-ка минуточку! Я мигом, ты только не уходи!
   Она кинулась в дом и почти тут же вернулась, держа в руках знакомый сверток.
   - Тебе, это, Маргаритка, хоть тебя и не Екатериной назвали.
   - Да разве можно! Это же деду Евстафию принадлежит! Принадлежало, -поправилась я.- А теперь вот Вам память о нем осталась. И какая! Нет, тетя Кать, как хотите...
   - Я-то что, - перебила она меня.- Это он, Евстафий Игнатьевич, хотел бы. Точно знаю, чувствую, вернее. Твоя она теперь и больше ничья, понимаешь? А память... Память, девочка моя, не в этом. Совсем в ином она, память-то наша...
   Я не знала, что ответить.
   - Бери, а то деда обидишь!
   Она взяла мою руку, положила на нее сверток, потом прижала к моей груди.
   Я почувствовала, как край полотна уперся мне в подбородок. А ещё тепло... Оно расползалось по всей области сердца от его внезапного прикосновения.
   - Вот теперь иди с Богом!
   - Спасибо Вам, тетя Кать!
   Я бросила на неё прощальный взгляд, повернулась и медленно пошла к своему дому.
  
  
   Глава 12
  
  
   Ох уж эти серебристые PRADO! Величественный сухопутный корабль вывернулся из-за поворота, заставив меня вздрогнуть и насторожиться. Мой шаг стал гораздо быстрее, и, юркнув в калитку, я заперла её на засов, несмотря на то, что была уверена- Олегу Ростовцеву в Зотовке делать определенно нечего.
   Скорее всего, это кто-то из соседней деревни решил поехать в объезд, поскольку прямая дорога туда была грунтовая и вдобавок вся в выбоинах. Любой проезжающий автомобиль поднимал огромный столб пыли, которая, пробиваясь в салон, делала пребывание внутри него просто невыносимым.
   Однако, несмотря на мои разумные доводы, сердце отбивало бешеный ритм до тех пор, пока джип не поравнялся с моим домом и притормозил прямо у ворот, за которыми стоял мой FOCUS. Теперь оно замерло, как зверек в укрытии. Я тоже замерла вместе с ним, прячась меж опущенных ветвей березы под окном.
   Дверца открылась. Из своего укрытия мне не было видно, кто и зачем причалил к воротам моего дома, но я знала... Не могу сказать, каким образом это знание просочилось в мой разум, и всё же я была уверена, что это Олег. Меня никто не смог бы убедить в обратном.
   Я чувствовала его присутствие, мне было безумно хорошо от того, что он здесь, совсем рядом со мной. Непередаваемое словами ощущение! Мой мир, давно сошедший со своей оси, вернулся на свое место, уютно устроившись в области моего сердца, не агонизируя, не мучая сомнениями, не разрывая его в клочья. Я причалила, наконец, у своей пристани, и меня ждал дом, единственный, готовый всегда принять родную душу, эту заблудшую странницу. Надежное пристанище... Оно не из кирпичей и бревен, а из моих самых прекрасных и сокровенных чувств и эмоций. И только этот необыкновенный дом по-настоящему ждет каждого из нас, ждет терпеливо и вечно, несмотря на долгие скитания по бездорожью в поисках преходящих радостей и побед...
   Всё было как в прекрасном сне, сейчас, несмотря ни на что, мы будем вместе. Я и Олег. Краденые у жизни мгновения, они станут нашими и больше ничьими.
   Но я...
   Я не знала, что мне делать и как себя вести? Наши враги, сомнения, неуверенность, оторопь, поднимают свои головы в самый неподходящий момент.
   Вынырнув из-под веток березы, я сделала вид, что ничего не замечаю и бросилась к цветнику только сейчас вспомнив, что, отправляясь к тете Кате, оставила включенной воду .
   Я не заметила, как он подошел к забору и, положив не перекладину руки, молча наблюдал за мной.
   Перекрыв воду, я затаилась в наступившей тишине и, чуть наклонившись, пыталась разглядеть, что же происходит по другую сторону калитки. Сквозь изгородь и кусты мне была видна лишь часть крыла джипа Олега. Куда подевался он сам? Я же слышала, как захлопнулась дверца, причем один раз. А это значит, что с Олегом никого не было. "Размечталась! - тут же усмехнулась я про себя. - Она просто осталась в машине..."
   Волна разочарования обдала меня своим холодом. Безумную радость безжалостно душил вкрадчивый голос рассудка.
   Какой смысл прятаться, как глупая девчонка?
   Я выпрямилась, зачем-то отряхнула юбку, подхватила сверток с картиной, который до этого положила не траву рядом с цветником и решительно направилась к крыльцу, ничего не желая больше, чем, как можно быстрее, скрыться за дверью.
   - Маргарита...
   Я вздрогнула, остановилась, едва справившись с захлебнувшимся дыханием, и медленно, словно под гипнозом, повернулась.
   Он стоял в нескольких шагах от меня, стоял и молча смотрел, пытаясь подхватить мой взгляд своим. Я была не в состоянии сопротивляться, изображая безразличие, и не смогла отвести глаза в сторону.
   Теперь мы оба тонули друг в друге, упиваясь нашей безмолвной дуэлью, сладким поединком чувств и эмоций.
   - Хозяйка "У меня в гостях..." почему-то медлит с приглашением, заперев калитку на засов? Это меня удивляет, поскольку о Вашем гостеприимстве и обаянии ходят легенды.
   Его реплика застала меня врасплох, я представления не имела, как мне следует поступать в довольно щекотливой сложившейся ситуации. Мне пришлось побороть желание просто распахнуть злополучную калитку и броситься ему на шею, укрощая свой порыв своевременным припоминанием слов Анастасии: "Наши отношения с Олегом наконец-то подходят к своему логическому завершению... К свадьбе, мой дорогой друг, к свадьбе!"
   Вовремя сумев собраться, я улыбнулась как можно радушнее, приклеив дежурную улыбку:
   - Простите великодушно! Вы - в наших краях? Я просто оторопела от неожиданности! - пропела я, гостеприимно распахивая перед ним калитку. - Всегда добро пожаловать!
   Я изо всех сил старалась скрыть обуявшее меня волнение, граничащее с приступом не то паники, не то безумной радости. Трудно было разобраться в своих чувствах - рассудок и душа нещадно колотили друг друга, преподнося каждый свои доводы.
   Но, несмотря на сумбур в голове, я знала одно - Олег приехал один, Анастасии с ним не было...
   Его плечо задело мое, когда мы поднимались по ступенькам крыльца, словно по команде мы повернулись друг к другу лицом и снова замерли, встретившись взглядами.
   Мир вокруг перестал издавать привычные звуки и запахи, он словно отошел на задний план, позволяя существовать лиши пространству, окружившему нас, пространству, в котором мы были неотделимы друг от друга.
  
   - Почему ты исчезла тогда?
   Мы сидели за столом. Я разливала чай. Наш разговор перескакивал с одной темы на другую. Обычная светская болтовня: бизнес, немного политики, общие знакомые и ни слова о личном... Неожиданный вопрос застал меня врасплох- рука дрогнула, брызги кипятка обожгли мне запястье.
   - Прости!- Олег вскочил, схватил бутыль с растительным маслом, полил обожженное место и присыпал солью.- Это я виноват, сейчас всё пройдет, поверь. Я не подумал...
   - Нет...Просто я бываю порой неуклюжей.- мне с трудом удалось выдавить улыбку.
   Он посмотрел на меня долгим взглядом, медленно поднес обожженную руку к губам и поцеловал её. Сначала один раз, потом его губы начали подниматься выше, покрывая поцелуями до локтя.
   Я забыла про боль от ожога, в упоении наслаждаясь прикосновениями его губ к своему телу. Как оказалось, в душе я до сих пор оставалась девственна, несмотря на то, что не один мужчина оставил свой след на моем теле, и не одному в порыве страсти я шептала лживые комплименты их мужским достоинствам .
   Сейчас же я просто молчала, полностью растворившись в новых ощущениях...
   Я не пыталась дать им конкретное определение, это было бы слишком неуместно, однако, четко знала, что такое чудо происходит со мною впервые...
   Как никогда с полной ясностью осознала: именно Олег тот самый мужчина и больше никто, но в то же время понимала, что в этой жизни нам предстоит идти разными дорогами, и очень скоро это дорогое мне лицо, возможно, будет появляться предо мною лишь во сне. Всего лишь возможно... Мне было невыносимо представить обратное...
   - Прости...
   Его шепот заставил меня очнуться. Я обнаружила себя в кольце его крепких рук, моя голова покоилась на его плече.
   - Наверное, мне не стоило допытываться...
   -Возможно, ты имеешь в виду вечер в "Старом замке"? Мы с Татьяной уехали в числе первых, попрощавшись только с Покровскими. Почти по-английски...- улыбнулась я, только сейчас заметив, что мы перешли на "ты".
   - Нет, я имел в виду вовсе не вечер у Покровского. Неужели...- он осекся.- Впрочем, я давно понял: этой тайной по неизвестным мне причинам ты явно не хочешь делиться, даже со мной. Хотелось бы знать почему, но не смею настаивать.
   Я удивленно выгнула брови:
   - Не понимаю, о какой тайне идет речь?
   - Есть одна... Трехлетней давности, но ты в упор не желаешь об этом вспоминать. Что ж, постараюсь понять и не докучать тебе вопросами, от которых дергаются руки.
   Он резко отпустил меня.
   - Ты сводишь меня с ума...- прошептала я, почувствовав беспредельное одиночество, лишившись его прикосновений.
   - Взаимно...
   Он взял со стола барсетку, повернулся ко мне, в который раз за этот вечер задерживая долгий взгляд на моем лице.
   - Пора и честь знать...
   Мой Олег уходил от меня, унося с собой радужные краски моего мира, лишь оттенки серого теперь царили в нем, навевая горечь, недоумение и тоску....
   Обернулся на пороге, его взгляд упал на обожженную руку:
   -Не болит?
   - Какое это теперь имеет значение...- тихо проговорила я, чувствуя, что слёзы вот-вот покатятся из глаз.
   - Спокойной ночи.- донеслось в ответ.
   - Я провожу.
   Мы молча спустились по ступенькам, я отворила калитку, выпуская его.
   - Спокойной ночи, ещё раз..
   - И тебе того же...
   - А вот это вряд ли...- глухо отозвался он, открывая дверцу джипа.
   Я не могла уйти... Прислонившись к калитке, ждала...
   Мотор на секунду заурчал, потом захлебнулся и заглох. Я видела, как Олег несколько раз пытался завести его, но попытки не увенчались успехом. Он открыл капот, выскочил из салона, взял фонарик и долго ковырялся в проводах в поисках неисправности.
   Ещё одна попытка запустить двигатель снова провалилась. Знаменитая японская фирма явно теряла своё лицо- её детище вело себя словно раздолбанный "Москвич" выпуска прошлого века.
   Он вылез из салона, развел выпачканными в масле руками:
   - Что ж, если гостеприимная хозяйка не против, я напрошусь на ночевку под крышей её уютного дома. Или, если моё присутствие тебя смущает, переночую в джипе, благо автомобиль не из маленьких.
   -Закрой машину!- ответила я. - Неужели ты думаешь, что я позволю тебе остаться за воротами моего дома?
   Моё сердце бешено колотилось. Первые предчувствия меня не обманули- сегодняшняя ночь обещает стать моей!
   - Баню я растопила давно, поостыла, наверное. Тебе необходимо вымыться. Сложи все инструменты, и оботри руки. Я быстро. Подброшу поленьев, заодно и сама сполоснусь, а затем твоя очередь.
   Я мысленно поздравила себя - маневр рассчитан идеально.
   Взяв полотенце и шампунь, я подхватила несколько поленьев из поленницы и скрылась в предбаннике.
  
   Глава 13
  
   Олег ... Он только что вышел из бани и стоял посреди комнаты, обернувшись лишь махровым полотенцем, мокрые волосы в экзотическом беспорядке.
   Головокружительно красив и невероятно волнующ...
   Стоп. Я поняла, что испытываю чувства, которые мне довелось пережить когда-то. Та же комната, тот же вопросительный взгляд Олега... Чувства порой обманывают нас, пытаясь навязать странные воспоминания, которые существовали где-то в иной реальности. Возможно, то был мимолетный сон или мечта...
   Мне не нужно было напрягать память- я точно знала, что всё, что происходит сейчас со мной, происходит впервые. Впервые я с ним наедине, оторванная от всего мира, и реальность напоминает о себе только стрекотом сверчков да тихими вздохами реки, доносящимися из приоткрытого окна.
   Я ждала его приближения в предчувствии предстоящего. На какое-то мгновение разум протестующе возразил- уступить соблазну вот так просто?
   - Если бы я могла, я заставила бы тебя уйти...
   - Если бы я мог уйти, - мягко ответил он,- я бы ушел.
   Секунду мы стояли не прикасаясь друг к другу, все ещё испытывая оставшуюся скованность, борясь с чувствами, которые были неуместны в сложившейся ситуации- мы оба знали, что наступит завтра и вернет тех, с кем по воле судьбы нам надлежит остаться навсегда.
   Навсегда...Как порой обреченно звучит это слово....
   Я непроизвольно подалась к нему, едва заметно, это можно было скорее почувствовать, чем увидеть.
   Этого было достаточно.
   Олег сжал меня в объятиях, затем приблизился губами к моим губам, ещё крепче прижимая к своему возбужденному телу.
   Он поднял меня, как ребенка, продолжая пожирать губами мою шею, ключицы, постепенно опускаясь к груди.
   Потом положил на кровать, дернув пояс моего халата, я в ответ, не долго думая, сорвала полотенце с его бедер...
   Олег не мог больше оставить моё горячее, зовущее тело, как не мог оставить свое сердце обескровленным. Он последовал за мною и секунду спустя был внутри меня глубоко и с такой силой, что я осталась бездыханной в этот ошеломительный миг.
  
   Мы лежали обессиленные и измотанные сумасшедшим ураганом страсти. Олег уткнулся лицом в подушку рядом с моим лицом. Мое тело на короткий миг лишилось способности чувствовать, словно пережитые ощущения существовали за пределами разумного.
   Постепенно рамки рассудка и чувств совместились, биение наших сердец замедлилось, блаженство и реальность наконец-то встретились на одной земле.
   В моей душе распахнулись какие-то невидимые ворота. Я чувствовала себя совершенно свободной. С другими всё было иначе.
   А что Олег?... Я не могла поверить, что он не ощущает то же самое- в эту короткую летнюю ночь мы вновь стали собой, соединившись в единое, разобщенное условностями, предрассудками и непониманием.
  
   Нежный поцелуй спровоцировал новую бурю.
   Я отдавалась ему снова и снова, а он, сгорая от желания, не мог насытиться нашей близостью, беря меня с безумной, неудержимой страстью.
   Да, эта ночь воистину не знала ни преград, ни запретов....
  
   Жуткий негодник этот соседский петух! Его истошный крик заставил меня вздрогнуть и очнуться.
   Я всё же заснула, а клялась себе, что не сомкну глаз, упиваясь каждым мгновением, подаренным этой ночью, которую, будь на то моя воля, я превратила бы в вечность.
   Окончание чудесного пира бесконечной нежности и изысканных, безудержных ласк воспринималось как кощунство, жестокое надругательство над кратким, краденым мигом счастья, отвоеванным у судьбы.
   А что будет завтра?
   Этот вопрос застал меня врасплох.
   Я открыла глаза и с подступающим отчаянием и ужасом от предстоящей разлуки взглянула на спящего Олега. Любовь, это неподвластное нам, непередаваемое словами чувство, затопило всё моё существо....
   Этой ночью он, как и я, шептал, что не отдастся сну...
   Улыбнувшись краешками губ, вспомнила волшебные прикосновения его губ к моему телу, сменяющиеся неистовой страстью обладания.
   Однако, усталость все же затянула перед рассветом нас обеих в омут легкой дремоты, побороть которую просто не хватило сил.
  
   Я тихонько поднялась, накинула халат и вышла на крыльцо.
   Пестрый красавец- петух, этот наглый горделивый фанфарон, в который раз за утро оглашал окрестность, радостно оповещая мир о наступлении нового дня.
   Кажется, всё... Для меня крик соседского султана звучал подобно приговору- сказка длиною в ночь подошла к концу...
   Я медленно спустилась с крыльца, ополоснула лицо холодной водой из-под крана и, притворив за собой калитку, вышла на улицу, неторопливо направляясь в сторону реки. Рассветную тишину нарушали только пробуждающиеся пичуги да тихий плеск воды. Я знала, что в такую рань здесь не встретишь ни души.
   Сбросив халат, нагая, я с разбегу бросилась в воду. Ещё не остывшее после ночных безумств тело отозвалось на прикосновение прохладной воды приятным ознобом.
   Резкий экстрим прогнал меланхолию, остановив готовые вот-вот брызнуть слезы, помогая справиться с неизбежностью и более спокойно принять реалии жизни.
   Проплыв несколько раз до середины реки и обратно, я вышла на берег. Завернувшись в махровый халат и обхватив себя руками, я неспешно, но уже решительно направилась назад...
   Мысли метнулись, обогнали меня, проскакали по ступенькам, замерев у входа в комнату....
   Каким будет этот рассвет для Олега? Обычным?... Радостным?... С чувством сожаления?...
   Я затрясла головой- только не сожаление!
   Мое тело, глаза и уши, они не обманывали меня: он был безмерно страстен и, как мне показалось, искренен в проявлении чувств.
   Я не хотела верить, что каждая, кто была с ним до меня, получала то же, что и я этой безумной ночью, а, возможно , и гораздо больше.
   Анастасия... Её имя отдалось приступом жгучей ревности, отравляя своим ядом мою мятущуюся душу.
   Я не знала, как справится с собой, как быть с Марко, вообще, я не представляла, как мне предстоит жить дальше.
   " Весь мир - театр . В нем женщины, мужчины- все актеры. У них свои есть выходы , уходы, и каждый не одну играет роль"
   Я усмехнулась- определенно , Шекспир был гораздо мудрее, чем мы его считаем....
   Какую сцену нам с Олегом суждено разыграть на сей раз, когда растаяли ночные грезы, развеивая иллюзии, на короткий промежуток времени завладевшие нашими чувствами? Прежние представления о существующем положении вещей опять займут свою главенствующую позицию, а незыблемые миры, в которых мы привыкли обитать, слегка покачнувшись, снова встанут на свои места?
  
   Незаметно я подошла к дому и отворила калитку, стараясь, чтобы ни малейший шум не нарушил тишину этого самого необыкновенного утра в моей жизни.
   Как правило, вместо того, чтобы находиться в настоящем моменте и наблюдать за тем, что происходит, мы уносимся в будущее или перемалываем события прошлого, принося в жертву настоящее.
   Рай, подаренный судьбой сегодняшней ночью... Олег, все ещё спящий в моей постели... Мне захотелось насладиться именно этими мгновениями мимолетного счастья, отбросив на время эпизоды прошлого и неизвестность будущего...
  
   Мне не удалось застать Олега спящим. Он стоял на крыльце в одних джинсах, с волос по лицу и плечам стекали капельки воды.
   Мы молча смотрели друг другу в глаза, словно боясь нарушить зыбкие узы, связавшие этой ночью наши тела и души.
   -Ускользнула, как уж...- он заговорил первый.- Кажется, ты вот, в моих руках, и по-другому быть не может. Держишь тебя, крепче не бывает, глянешь, а твой след давно простыл...Наша ночь, она ещё не кончилась...
   - Не слышал крика петуха?
   - Это не про нас, понимаешь? И на этот раз....
   Он не стал рассказывать, что на этот раз, а вместо этого схватил меня в охапку, сжал до хруста в костях и прижался губами к моей шее.
   - Ты пахнешь, водой, ветром, травой... От Truth не осталось и следа.
   - У тебя отличный опыт в распознавании женского парфюма.- прошептала я, слегка отстраняясь. Опять эти болезненные уколы ревности! - Не каждый мужчина способен на такое! Нетрудно догадаться...
   - Тебе, видимо, нравится строить разного рода догадки, - перебил он мою тираду, ещё крепче прижав к себе. Его рука легла мне на затылок, и я услышала шепот, завораживающий, заставляющий позабыть обо всем на свете:
   - Ты неповторима в ореоле любого аромата... Женщина, благоухающая луговыми травами - совершенство...
   Его губы отыскали мои, превращая нас в сгусток неземного наслаждения.
   Олег был прав- для нас это утро ещё не наступило...
  
   Глава 14
  
  
   Солнечные лучи прокрались через тюлевые занавески, размазанными бликами легли на стены.
   Теперь уже не петух, а будильник в мобильнике Олега подтвердил то, что не так давно провозглашал с забора его пернатый напарник - утро все же наступило, иначе и быть не могло.
   Олег крепко до боли сжал меня в своих объятиях.
   -Мне пора...- тихо выдохнул он над самым моим ухом, но рук не разомкнул, словно, как и я, боялся остаться в одиночестве, лишив себя волшебной магии минувшей ночи.
   Я затаила дыхание.
   Итак, что ждет меня- банальное расставание двух азартных любовников, натешившихся сполна этой ночью любовными играми или печальная разлука влюбленных, вынужденных волей обстоятельств оставить друг друга?...
   " Ты вернешься?". Вопрос рвался из глубины моей истерзанной души, но природная сдержанность не позволила мне высказать его вслух.
   Олег все же разжал объятия и, как мне показалось, нехотя поднялся с постели.
   - Кофе?
   Мне необходимо было что-то сказать, развеять неловкость, повисшую между нами.
   Он повернулся ко мне. Опять этот странный испытывающий взгляд, будто в этом мире существует нечто, о чем я не имею представления.
   - Да, пожалуйста, чашечку, - он взглянул на часы.- У меня в девять важная встреча, времени в обрез...Прости...
   -Понимаю...- я опустила голову, пряча гримасу боли.
   "Он не вернется."- ответила сама себе мысленно. Тут же встала, накинула халат, молча направляясь на кухню.
  
   Олег выпил обжигающий напиток, на ходу приводя себя в порядок.
   Перед тем как выйти подошел ко мне, схватил за плечи и жадно прильнул к моим губам- бесконечно долгий поцелуй с горьким привкусом расставания.
   Мне почудилось- земля уходит из-под ног, когда он внезапно разжал свои руки.
   - Ночь действительно кончилась...- проговорил он.- Время порой неумолимо. Вечное, как мир "Горько!", оно у нас не за горами...
   На самом деле или мне показалось, а, может, мы видим и слышим чаще всего то, что нам хотелось бы, но в словах Олега проскользнула ирония, грустная, будто навеянная обреченностью.
   - Это горькое слово... Мне, увы, не доведется услышать его никогда...
   Он удивленно поднял брови.
   - Вот как? И что, если не секрет...
   - Вовсе не секрет!- я перебила его, словно сто чертей захватили мою душу и говорили за меня моим голосом.- Просто в Италии на свадьбах кричат "Сладко!", проча счастливую жизнь новобрачным... Замечательный обычай в отличии от нашего, не так ли?
   Я увидела, как его лицо на глазах превратилось в ничего не выражающую каменную маску. Он не произнес ни слова, молча отворил калитку и направился к машине.
   " Зачем?- хотелось крикнуть мне ему.- Зачем мы поступаем так жестоко сами с собой? Почему все идет не так, как мы того хотим?- тут же поправив себя, - Я хочу..." А это суть две вещи абсолютно разные.
   Но я не смогла произнести ни звука . Некая невидимая пелена затуманила моё сознание. Словно сомнамбула притворила за ним калитку и очнулась лишь от шума запускаемого двигателя. Олег, сидя за рулем не отрываясь смотрел на меня. Поймав мой взгляд, кивнул на прощание и резко выжал педаль газа...
   Недвижимая, почти без чувств и уж точно без искорки надежды увидеть его вновь, я смотрела в сторону удаляющегося по проселочной дороге PRADO...
   Ночь, вместившая в себя целую жизнь, закончилась....
   Я развернулась, оторвав взгляд от опустевшей дороги, и зашла в дом...
  
   Тишина поглотила мой мир, совсем недавно заполненный звуками творящегося в нем таинства любви. Единственным живым звуком был шорох занавесок, раздуваемых утренним ветерком, залетающим в приоткрытые окна.
   Не заходя на кухню, я прошла в спальню.
   Скомканная постель на широком ложе...
   Наклонившись, легким касанием руки прошлась по подушке, простыне там, где лежал Олег, в надежде уловить оставленное им тепло...
   Постель источала запах безумной страсти, была пропитана невидимыми флюидами любви, моей бесконечной любви к Олегу....
   Глядя на неё, я как бы со стороны наблюдала за происходящим здесь совсем недавно восхитительным, поражающим мое воображение действом.
   Олег... Догадывался ли он, что сотворил со мною этой ночью?
   Не думаю...
   Посреди комнаты стояла иная женщина. Та, что бродила вчера по саду до того, как увидела подъезжающий PRADO , а в нем Олега, скрывающего под маской беспечности свою неуверенность и ещё нечто, о чем я часто вспоминала с момента нашей встречи в "Старом замке", исчезла. Её просто не стало, и для этого хватило одной лишь ночи, проведенной с любимым мужчиной.
   На свет появилась иная Маргарита. Более счастливая? Трудно сказать, ведь Олег все же ушел. Ушел, не пообещав вернуться, не пообещав ровным счетом ничего, о чем я так мечтала... Он всего лишь подарил мне ночь... Именно этой ночью я узнала, наконец, что значит принадлежать человеку, которого любишь безмерно, призрев все условности и запреты совести, забыв себя и в тоже время обретая своё истинное я, спрятанное где-то в закоулках неосознанного.
   Я порывисто повернулась к зеркалу, медленно расстегнула халат, глядя на себя в попытке отыскать в своем отражении внешние перемены. Их не было...
   И не должно быть! Я улыбнулась...Сегодняшняя ночь вывернула наизнанку мою душу, меняя суть, а не внешность. На мгновение мне показалось, будто мое отражение сморит на меня иным, незнакомым мне взглядом. Я встречала этот взгляд когда-то, но когда и где? Я тряхнула головой, сбрасывая накатившее наваждение. Дежавю... Все же это понятие отнюдь не бесплотно- я в очередной раз убедилась в этом...
   Отыскав наброшенное на спинку стула платье, неспешно оделась, обошла опустевший дом, не смея притронутся к разбросанной постели, посуде на столе, не задернутым на ночь занавескам... Лишь взгляд жадно ловил, пытаясь удержать, каждую деталь, напоминающую о прошедшей ночи...
  
   Минут через десять я уже сидела за рулем своего FOCUSа. Бросила прощальный взгляд на дом, на закрытую калитку...
   Береза, перегнув свои ветви через забор, что-то нашептывала мне на прощанье.
   Глухая тоска, навалившаяся невзначай, сковала сердце.
   Когда-нибудь я наберусь сил и вернусь сюда, в этот тихий, уютный дом, невидимой силой защищающий ото всех невзгод и встрясок, которые так часто преподносит жизнь. Вопрос- когда? Как скоро поутихнут воспоминания от пережитой здесь крохотной жизни, которую уже не вернуть, как ни старайся?
   И все же, когда-то, рано или поздно, это должно случиться...
   Могла ли я предположить, прощаясь с дорогими мне местами, как мне казалось тогда, надолго, какие странные обстоятельства вскоре вернут меня обратно?..
  
   Выехав из деревни, постаралась вытеснить из памяти знакомый пейзаж, что запечатлела прощальным взглядом, а с ним и всё пережитое...
   Мысли пришлось настроить на другую волну: движение сегодня было как никогда оживленным.
   Я достала сотовый, позвонила в издательство и сообщила, что примерно через час буду на месте...
  
   Никогда не предполагала, что окончание рабочего дня, а за ним и вечера, проведенного, в кругу своей небольшой семьи, может принести такое облегчение.
   Бессменная, давно приевшаяся попса на радио FM, на которую я научилась не обращать внимания, на сей раз просто выносила мозг.
   Помню, мама пыталась мне что-то рассказывать, я кивала в ответ, вставляла неуместные реплики, но суть её рассказа ускользала от меня. Спустя несколько минут спроси меня, о чем только что шла речь, я бы ни за что не ответила.
   Даже с Яной мне было трудно, чего никогда не бывало ранее. Я отвечала ей невпопад, теряла нить разговора, задавала банальные вопросы лишь бы как-то скрыть душевную сумятицу, полностью замутившую мое мировосприятие.
   Сославшись на усталость, и, наспех приняв душ, я, наконец-то, отправилась в свою комнату.
   Приглушенный свет настольной лампы и абсолютная тишина...
   Как оказалось, именно этих мгновений спасительного одиночества мне не хватало весь день, с того мгновения, как джип Олега скрылся за поворотом проселочной дороги.
   В Зотовке я почувствовала себя покинутой, здесь же, свернувшись в кресле, мне было о чем подумать, не ощущая душевной пустоты от вида не разобранной постели или чашки, оставленной Олегом на кухонном столе.
   На мгновение сердце непроизвольно сжалось: весь день я пыталась позвонить Марко и каждый раз нажимала кнопку отбоя, набрав три-четыре цифры знакомого номера. Я не знала, что скажу ему, но обманывать его и себя больше не собиралась.
   Одна единственная ночь расставила все по своим местам. Марко стал далеким воспоминанием, будто не я, а другая женщина, жившая в моем мире до сегодняшнего дня, сгорала от страсти в его объятиях. Теперь её не стало, как не стало прежнего мира, в котором я любила идеал.
   Как оказалось, любить идеал и любить живого мужчину- это далеко не одно и то же.
  
   "Просто в Италии на свадьбах кричат "Сладко!", проча счастливую жизнь новобрачным..." Мне на память пришла именно эта фраза, брошенная ему на прощанье. Почему? Что бы укусить Олега? Скорее всего... Он спровоцировал меня, первым упомянув о предстоящей женитьбе.
   Мне никогда не забыть в тот момент его лица ... Оно окаменело и потеряло своё живое выражение. Помню, как, не проронив ни слова в ответ, он повернулся, направился к калитке, отворил её и сел в машину. Мотор завелся с пол оборота...
   "Если бы я мог уйти, я бы ушел..."
   Я тихонько рассмеялась- знаменитая японская корпорация по производству автомобилей, как выяснилось, всегда держала марку на должном уровне, её PRADO служил Олегу верой и правдой. А вот его уловка, состряпанная наспех, чтобы найти предлог остаться этой ночью со мною, потерпела сокрушительное фиаско. Он выдал себя с головой, не удосужившись создать хотя бы видимость - будто неполадка в его джипе успешно устранена.
   Я погасила свет. Сегодняшний день закончился, И я была бесконечно благодарна ему за подаренное пусть ненадолго обладание Олегом, моей единственной любовью и моей несбывшейся мечтой...
   А что завтра? Завтра просто превратится в сегодня... И так всегда...
   "Не хочу думать о том, что пnbsp; Я мысленно поздравила себя - маневр рассчитан идеально.
ринесет мне день грядущий. Догадки и мечты частенько оборачиваются совсем не тем, чего ты ждешь..." Это была последняя связная мысль перед тем, как погрузиться в глубокий сон...
  
  
   Глава 15
  
  
   4 августа 2004 года.
  
  
   В глазах мелькает трава, небо, лицо Олега, снова трава...
   Моя воля... Она превзошла рамки невозможного, и я оказалась в нужном месте, в нужное время...
  
   Вздрогнув, как от испуга, я широко распахиваю глаза...
   Сон, он снова обманул меня, навязав свой неправдоподобный сценарий. Обманул с изощренной жестокостью, заставив пережить мечту, воплощенную в реальность и тут же отнять её, выкидывая меня вон из мира грез, туда, где мне никогда не суждено встретить Олега, где от страшного "никогда" не существует спасения. Это слово не оставляет надежды, заставляя искать пути к смирению. Однако я не собиралась этого делать. Быть может, для кого-то это единственный выход снова обрести себя, но для меня смириться со случившимся означало обратное...
   Белый потолок как-то странно завертелся, расплываясь во влаге, застилавшей мои глаза. Я, зажмурившись, повернулась на бок, уткнувшись лицом в подушку. Гладкий шелк прикоснулся к щеке, лаская её своей нежной прохладой . Рука непроизвольно скользнула по покрывалу - комплект, который подарил мне Марко на Рождество вместе с кучей дорогих подарков, в число которых входило и обручальное кольцо изумительной работы флорентийских ювелиров, украшенное россыпью мелких алмазов с тремя бриллиантами посредине.
   " ...Вечное как мир "Горько!", оно у нас не за горами..." Голос Олега. Мы расстались вчера, оставив недосказанной какую-то историю. Я в деталях воспроизвела в памяти прошлую ночь. Мое тело отозвалось на эти воспоминания волной безумного желания. Что это? Удивительное продолжение моего сна? Ведь Олег три года как...
   Я резко подскочила, села в кровати, с удивлением вглядываясь в интерьер своей спальни.
   Это была именно спальня, абсолютно не похожая на ту комнатку , которая у меня была... Есть... Или должна быть?
   Через минуту волосы на моей голове, казалось, встали дыбом. Я помнила две жизни, две реальности, они сошлись сегодняшним утром в беспощадном поединке. Каждая из них будто отвоевывала право на своё существование. Каждую из них я знала в деталях, они были разные, совершенно не похожие друг на друга. И я прожила их обе по отдельности с того момента, когда странник выбросил меня на обочину дороги, на то самое место, откуда Олег должен был уйти из мира живых...
   Единственное, что мне оставалось выяснить, кто же все-таки я? Где Олег? В какой из этих двух жизней я нахожусь сейчас?
   Два мира крутились вокруг меня в бешеном хороводе, сменяя воспоминание одного отрезка моей жизни на воспоминание другого. И так бесконечно...
   Я похолодела от ужаса от одной только мысли: у меня раздвоение личности, а это диагноз. И теперь я знала, как это выглядит и ощущается в реальности.
   Мой взгляд испуганно заскользил по комнате. Роскошный интерьер, платье, небрежно брошенное на спинку кресла... всего этого я не имела в параллельной жизни -сне. Не удивительно, ведь нынче я издатель популярного журнала " У меня в гостях"...
   А что там? Простая журналистка с невысоким ежемесячным окладом, которая, рискуя жизнью, пишет разоблачающую статью, тем самым подставляя себя под дуло пистолета...
   Мой ужас рос с каждой минутой. Я представления не имела, как буду жить дальше, вместив в себе тяжкий груз ещё одной жизни, существующей только в памяти, но ни на минуту не выпускающей мою душу из своих невидимых тисков.
   Предвидел ли странник такой поворот событий? Знал ли, когда отправлял меня исправить судьбу моими же руками, что мне всё же придется вернуться к началу пути, вспомнив жизнь, прожитую за гранью реальности, в которой я нахожусь сейчас?
   "Почему так, а не иначе?"...Знакомый аромат Yohji Yamamoto ... Огромный букет алых роз...
   Из разрозненных кусочков мозаики складывалась вполне определенная картина.
   И всё же червь сомнения точил меня со всё возрастающим упорством- а вдруг это мой приговор, игра воспаленного воображения, превратившаяся в галлюцинации?
   Странник... Только он мог спасти меня, если вообще был там, в моей второй жизни- сне, которую я прожила вместе с этой, параллельно ей или одна за другой... А возможно... Что возможно? Я могу высказать ещё какое-нибудь предположение относительно происходящих со мной метаморфоз? Нет. Я исчерпала себя, оказавшись в тупике вместе со своей загадкой... Или со своим безумием...
  
   На сей раз я вздрогнула от трели моего мобильника- взбудораженные нервы давали о себе знать.
   - Да, Таня, доброе утро!
   Меня удивило, что моя разговорчивая и очень живая Татьяна отчего-то молчит.
   - Танюш, ты слышишь меня? Давай перезвоню...
   - Не надо, Маргарита Михайловна, - в первую очередь поражал её голос, глухой, отдающий легкой хрипотцой, какой-то неживой.
   - Маргарита Михайловна,- теперь я поняла - что-то произошло. Таня всхлипнула и, слегка замешкавшись, выдала.- Андрей...
   Я похолодела от страшной догадки:
   - Не молчи, говори!
   - Мне позвонили вчера вечером...Довольно поздно- я не стала Вас беспокоить... Позавчера...-рыдания душили её, она едва справлялась со своим голосом.- Его убили, Маргарита Михайловна. Выстрелом в упор прямо у входа в здание редакции.
   " А меня эта мразь караулил в подъезде" Слова чуть было не сорвались с моих губ, я вовремя опомнилась, инстинктивно прикрыв трубку ладонью.
   - Маргарита Михайловна?
   - Да, Таня, я слушаю...
   - Похороны сегодня в час. Вы придете? Ведь мы обе выходцы из "Свободы выбора".
   - Пожалуйста, Танюш, купи цветов... Впрочем , нет , я сама... Встретимся у себя... Постараюсь быть к одиннадцати... В любом случае дождись меня, хорошо?
  
   Мысли... Они беспощадно сводят с ума, мечась от одного воспоминания к другому, сравнивая, наталкивая их друг на друга, превращая тем самым мое существование в кромешный ад.
   Андрей... Я видела перед собой его улыбку. Его голос не давал мне покоя.
   "Вы меня то в юмористы, теперь в психологи."...
   "Как вернешься, свяжись со мной, хорошо?"....
   " Рита....Всё позади, слышишь?"....
   Фразы всплывали на поверхность из закоулков моей памяти, одна за другой они выстраивались в ряд, дразнили, мучили, терзали, заставляя забыть реальность, в которой я жила сейчас, ибо все они были из той иной жизни, которую я всего лишь помнила. И там Андрей остался, чтобы жить. Господи, сколько раз я взывала к Тебе, умоляя... Я просила об одном - чтобы участь Юры Чижова миновала Андрея. Своими руками я отвела беду, нависшую над его головой.
   Всё это было тогда... И Ты, Господи, помог мне .
   Почему же сейчас все происходит согласно совсем иному сценарию?
   Неужели я?.. Мне было страшно окончить начатую фразу даже мысленно...
   И тут я вспомнила об Олеге...
  
   Березкино. Сорок шестой километр....
   Мой FOCUS несся на бешеной скорости по проселочному шоссе. Руки, сжимавшие руль временами подрагивали, я была возбуждена, напугана, сбита с толку двумя реальностями, одна из которых полностью перевернула мою жизнь, и жизнь тех, чья судьба тем или иным образом соприкоснулась с моей.
   Я не стала говорить Татьяне, что опаздываю на похороны или вовсе не приду. Да простит меня Андрей, пусть осуждает мой поступок вездесущая толпа, но мне было необходимо разобраться с собой. Нести в себе груз двух жизней было невыносимо...
   Я поняла, что если не пролью свет на происходящее, то мне придется вывешивать белый флаг у дверей психиатрической клиники.
   А помочь мне мог только странник...
  
   Оставив автомобиль на обочине дороги, я бросилась в сторону беспросветных дебрей.
   Мне не пришлось искать знакомую тропку, ведущую в глубь леса к домику странника, она проступила сразу же, как только я приблизилась к крайнему ряду деревьев.
   Я совсем забыла про комаров! Эти крошечные лесные вампиры, как и в прошлый раз, облепили меня с ног до головы, умудряясь примоститься даже на веках, не говоря уже об остальных незащищенных тканью участках тела.
   Но отчаяние и надежда были гораздо сильнее. Я не обращала внимания на надоедливую мошкару, острые ветви, хлеставшие по лицу и, разодранные в кровь о сухие сучки кустарника, ноги.
   Все мое внимание было приковано к лесной поляне, виднеющейся меж густо растущих деревьев. Я была почти у цели. А вот и ствол поваленного сухого дерева, на который я присела, перед тем, как обнаружить избу странника.
   Мой взгляд пытался различить в просветах меж деревьями бревенчатую стену избы, которую я увидела в прошлый раз.
   Помню те, кажущиеся теперь далекими, ощущения- ни с чем не сравнимое облегчение и радость от того, что чудаковатый старик не обманул меня.
   Тогда я искала спасения, убегая от неминуемой смерти.
   Теперь... Я не могла ответить конкретно, чего жду от этой новой встречи со странником. Возможно, освобождения от наваждения, запутавшего мой рассудок.... Я не могла и не хотела жить, неся в себе бремя двух жизней.
   Коридоры времени... Он упоминал о них. Они пересеклись каким-то образом, а теперь не могут разминуться и оставить мой рассудок в покое... Я была уверена- странник знает об этом достаточно много, если не всё. И только он в состоянии реально мне помочь и ответить на вопросы, мучавшие меня, с того момента, как я проснулась и осознала, что прожили довольно долгий отрезок своей жизни два раза! Увы! Каждый раз по -своему...
  
   Деревья расступились предо мной...
   Я стояла и потерянно смотрела на пустую поляну, не в силах сдвинуться с места. Все мои надежды и ожидания рассеялись в прах- поляна была пуста. Там, где когда-то стояла изба странника, густились заросли ежевики, над изобилием распустившихся цветов гудели пчелы, легкий ветерок играл в высокой траве...
   В полном отчаянии я повернула назад, на моем пути оказался поваленный ствол полусгнившего дерева. Тот самый? Теперь я в этом не была уверена.
   Опустившись на него, уронила голову в раскрытые ладони. Слез не было...
   Я просто сидела, отбросив все мысли, заглушив чувства, прогнав подальше свои эмоции...
   Как выяснилось, с этого момента я была никем, человеком, не имеющим права на будущее...
   Мой хрупкий мир раскололся на мелкие кусочки, не оставив мне ничего, даже возможности выбора...
   Я горько усмехнулась - а было ли что выбирать?
  
  
   Глава 16
  
  
   Кажется, мне никогда не было так стыдно... Я, как нашкодивший ребенок, стояла у ворот кладбищ и ждала, прячась за кустом сирени...
   Ждала, когда последний автомобиль похоронного кортежа скроется за поворотом и я, наконец, останусь одна в этом тихом скорбном месте, где для тех, кто вновь возвратился сюда, наступает конец человеческим страстям и бедам.
   Именно здесь берет свое начало память...
   Я вспомнила тот странный день из моей жизни- воспоминания.
   "...Я бы сделала всё, чтобы вернуться..." Эти слова вырвались из глубины души, проигнорировав заслоны, создаваемые разумом. Возможно, мое теперешнее состояние брало свое начало именно оттуда? Теперь никто не мог ответить на этот вопрос.
   Смерть Олега, моя безмерная скорбь, встреча со странником... И жизнь, которая прошла лишь в моем воображении...
  
   -Андрей!...- я стояла на коленях у только что засыпанной могилы, машинально перебирая ленты на венках, прикрывших чернь земли.- Прости, что опоздала!.. Возможно, так лучше? Этот жуткий, леденящий душу, кажущийся оглушительным в мертвой тишине, грохот комьев земли, разбивающихся о крышку гроба... На сей раз мне не довелось услышать его. Может, поэтому я не чувствую тебя там, на глубине почти двух метров... Мне все ещё чудится, что ты где-то среди нас: вот сейчас, именно в эту минуту, выходишь из машины и несешься на шестой этаж, не дожидаясь лифта, или щелкаешь клавиатурой, сидя за своим компьютером, позабыв обо всем на свете...
   Слезы катились по моим щекам, я не пыталась смахнуть их, пряча от чужих глаз. Мы были одни: Андрей и я...
   " Господи!- я похолодела от мысли, внезапно возникшей в голове. - Когда-то я ходила сюда совсем к другой могиле..."
   - Негоже мешать покойнику пообвыкнуть среди своих...
   Мое тело дернулось от испуга, я резко обернулась, пытаясь вскочить на ноги.
   Тут же выяснилось, что паника оказалась напрасной - позади меня, раскуривая сигарету, стоял обыкновенный мужичок, скорее всего кладбищенский сторож.
   - Как вы меня напугали!
   Я уже стояла на ногах, отряхивая дрожащими руками испачканные в земле коленки.
   - А ты поди к колонке, да водой отмой, - он кивнул головой в сторону часовни. - А потом иди и до завтра не возвращайся... Негоже...
   Я низко опустила голову, прошептала "Спасибо" и, не оборачиваясь, побрела в указанную сторону...
  
   "И несет меня по бездорожью..."
   Почему я вспомнила именно эти слова? Они были оттуда, из моей жизни-призрака. Я вспомнила, как убегала из дома, чтобы спастись. Тогда в моём мире был странник. Сейчас же я оказалась одна, наедине со своими страхами и обреченностью, и, как в тот раз, тоже спасалась, уповая на последнее, но верное, прибежище.
   Моя Зотовка...
   Я гнала свой FOCUS по проселочной трассе, все же умудряясь чисто инстинктивно следить за дорогой, а мысли тем временем блуждали на развалинах церкви, историю которой поведал мне дед Евстафий.
   Я вспоминала старый погост, могилу Екатерины.
   Дома на верхней полке книжного шкафа лежало полотно с запечатленным на нем образом давно ушедшей девушки. Оно шло, минуя века, именно ко мне , причем не в одной, в обеих жизнях, будто когда-то ваялось лишь затем, чтобы, в конце концов, презрев пространство и время, оказаться в моих руках.
   А ещё кольцо- два ажурных сердца в мелких бриллиантах, соединенные вместе одним продолговатой формы алмазом.
   Я поняла, где кроется разгадка всего, что со мной происходит - на старом погосте, под неказистым камнем в форме креста на могиле Екатерины Зотовой...
   В моей теперешней жизни всего лишь два дня назад я представления не имела, кто она такая, сегодня же я знала о ней всё... Более того, теперь я знала, что невидимая неразрывная нить связывает наши судьбы, словно одна из них, берущая свое начало в позапрошлом веке, является продолжением моей...
   А судьбы тех, чьи предсмертные мученья, показал мне странник?..
   Где их истоки?... Неужели и они наложили свой зловещий отпечаток на мой земной путь?
  
   Яростный порыв ветра, ворвавшийся в открытое окно автомобиля, хлестнул по лицу, гоня прочь, навеянные воспоминаниями, раздумья. Только сейчас я поняла, что мой FOCUS движется практически на автопилоте.
   К счастью, до Зотовки было рукой подать. Сердце тревожно подпрыгнуло- тайна, сковавшая мою душу, вот-вот раскроется: ещё километр-полтора , и я буду на месте. А там...
   Я повернула голову в сторону реки: небо над ней сплошь заволокло свинцовыми тучами, погоняемыми резкими порывами ветра в сторону деревни. Непогода подбиралась всё ближе. Кроны берез вдоль дороги сгибались в низком поклоне перед натиском неумолимой стихии.
   Я нажала на газ: гроза двигалась мне навстречу, словно пытаясь вмешаться в мою судьбу и отложить на неопределенное время разгадку тайны, которую много лет хранил для меня старый погост ...
  
   Бросив автомобиль у ворот дома, я вбежала по ступеням, распахнула дверь, ища в темноте коридора кроссовки.
   Времени оставалось совсем ничего: раскаты грома с каждым новым ударом становились все ближе и ближе, молния рассекала небо пополам почти над самой деревней.
   Первые капли дождя упали мне на голову, когда я прикрывала за собой калитку.
   Не обращая внимания на угрозы стихии, я бросилась в направлении развалин старой церкви.
   Там, чуть в стороне, на погосте, окруженном вековыми деревьями, хранилось подтверждение того, была ли жизнь- воспоминание реальностью, или воспаленное воображение сыграло со мной злую шутку, подписав беспощадный приговор моему разуму.
  
   Вся промокшая, дрожа от нетерпения, я, наконец, упала на колени возле знакомого холмика, густо поросшего травой. Капли дождя и слезы смешивались на моих щеках, превращаясь в поток влаги, катившийся по лицу.
   Я сразу узнала это место!
   " Ты сидишь на том, что осталось от её надгробия..." Знакомый голос отчетливо прозвучал в голове, заставив непроизвольно вздрогнуть. Вот он, осколок обелиска, который пощадило время. Последней приют Екатерины Зотовой... Возможно, именно здесь я найду своё спасение...
   Мои руки лихорадочно зашарили в мокрой траве.
   Корявый камень! Я не могла поверить в свою удачу! Пальцы легли на шершавую поверхность, медленно сжимаясь на его краях, изгибы которых образовывали некое подобие креста.
   Не долго думая, я отбросила камень в сторону. Передо мной зиял чернотой небольшой клочок земли.
   Заранее вооружившись палкой, я принялась за работу. Сначала убрала верхний уже изрядно промокший слой почвы, а затем, не доверяя своему неказистому орудию труда, пустила в ход пальцы, тщательно разминая в руках каждый комочек влажной земли, извлеченный из уже образовавшейся ямки.
  
   Загадочный странник... Если бы не он...
   "Кто Вы?"
   Я вспомнила как вопрос, мучавший меня с самого первого момента нашей встречи, невольно сорвался с губ.
   " Не догадалась?" -странник лишь улыбнулся в ответ.
   " Печать забвения.... Реальность, в которой ты есть ты"
   Я сжимала в руках кольцо Екатерины Зотовой. Моё кольцо...
   Потом разжала ладонь и подставила его под поток воды, льющий с небес. Порывы ветра и оглушительные раскаты грома заглушали рыдания, вырывавшиеся из груди, словно некие оковы, наконец, лопнули от напряжения, выпуская на волю бурю моих эмоций, сдерживаемых доселе путами рассудка, привыкшего во всем искать здравый смысл.
   "Кто Вы?".
   Я усмехнулась сквозь слезы. Вспомнила удивительно молодые, иконописные глаза так похожие на мои...
   Кажется, с этой загадкой, мучавшей меня столько времени, в конце концов, покончено- теперь я знала ответ ....
  
   Решительно надев кольцо на безымянный палец, я огляделась по сторонам.
   Путь домой мне преграждал поток грязи, несущейся вдоль дорожки, которая недавно привела меня на старый погост.
   Стемнело. За стеной дождя я едва различала развалины церкви.
   Гроза отошла, оставляя за собой обложенное тяжелыми тучами небо. Дождь обещал зарядить на всю ночь. К тому же сильно похолодало, меня трясло то ли от резкого падения температуры, то ли от нервного перенапряжения, державшего меня в своих тисках с того самого утра, когда, проснувшись, я очутилась в точке соединения двух реальностей одной жизни.
   Я стояла в полной растерянности среди старых могил, не имея ни малейшего представления о том, как выбраться отсюда, и оказаться, наконец, под крышей родного дома.
   Животный страх перед разбушевавшейся стихией острыми клещами сжал моё сердце. Я знала, что паника всегда наихудший советчик в подобных ситуациях, однако, справиться с ней мне было не под силу - перспектива провести ночь на старом погосте в одиночестве, к тому же в насквозь промокшей одежде обещала довольно плачевные последствия.
   Дед Евстафий!!! Точно помню, что три дня назад, во время нашей последней встречи с тетей Катей, не спрашивала о месте его захоронения.
   Резко обернувшись назад, я увидела, ещё не успевшую порасти травой, могилу старика. Помню, как покрыла её когда-то свежесрезанными розами из своего сада...
   Именно он, Евстафий Игнатьевич, поведал мне мрачную историю любви Екатерины и Петра. Разве могла я тогда догадаться, что это была и моя история тоже?...
   Ещё раз оглядевшись, двинулась в направлении развалин, заведомо зная, что и там меня не ждет крыша над головой, сухая одежда да стакан горячего травяного чая, чтобы согреться и предотвратить простуду.
   Некая сила, берущая своё начало в тайных, непознанных глубинах души, тянула меня к разрушенным стенам, окружившим три воронки, засыпанные осколками кирпича с кое-где пробивающимися меж ними порослями дикого кустарника, к старым камням, поросшим нежным бархатистым мхом.
   Я шла, спотыкаясь и скользя по мокрой траве, шла на ответный таинственный зов, исходящий оттуда, где ранее, в одной из моих жизней, я находила отдохновение от терзавшего меня отчаяния и глухой безысходности, как мне тогда казалось, навеки свившими гнездо в моем истерзанном сердце.
  
   "Моя история ещё не закончена..."- эта мысль осенила меня, стоило мне коснуться рукой края почти разрушенной кладки. Я перешагнула через груду разбросанных кирпичей, миновала знакомую прогалину меж кустов, окруживших развалины со всех сторон и оказалась внутри.
   Причудливой формы, разбитые людьми и временем, стены старого храма, или, вернее, их жалкие остатки, отгородили меня от внешнего мира...
  
  
   Глава 17
  
  
   Я отчетливо помнила, будто побывала здесь в последний раз только вчера, каждый выступ или неглубокую ямку на пути к месту, где по моим расчетам располагались Царские Врата старой церкви.
   Мои ноги ступали уверенно, отыскивая в кромешной тьме путь к алтарю, огромному камню, лежащему на ровных выступах, по всей видимости, бывшими когда-то ступенями, ведущими в подвал.
   " Мне следует помолиться за их души. .... За их или наши души, что до сих пор не знают покоя". Я вспомнила, как молилась здесь в последний раз, пытаясь примирить свои чувства и разум, а потом ...
   На заброшенном погосте я встретила странника...
  
   "...Всё рано или поздно проходит, посему и мучениям человеческим конец должен наступить... Какой - никакой, а должен..." Голос деда Евстафия явственно прозвучал в моей голове. Я не успела прикинуть, почему на память пришли именно эти слова.
   Намокший мох... Он-то и подвел меня, став причиной моего внезапного падения.
   Острая боль в лодыжке привела меня в чувство. Я лежала, распластавшись на каменных выступах возле алтаря. Одна нога, нелепо вывернувшись, была придавлена тяжестью моего тела. Я попыталась распрямиться, и тут же сморщилась от очередного приступа боли.
   С трудом, но мне всё же удалось вытащить из-под себя покалеченную ногу.
   Я смотрела на темное без единой звездочки небо, чуть не плача от отчаяния - похоже, эту ночь мне суждено провести в разрушенном храме одной. Вспомнила, что мой мобильник так и остался лежать в машине. А это значит...
   От охватившего меня ужаса по телу пробежали мурашки- кому придет в голову искать меня в ближайшее время, тем более здесь, на развалинах старой церкви, куда редко ступает нога человека?
   "В церкви не одной службы не пропускала... Отдушину искала..."
   Опять знакомый голос деда Евстафия... Он будто преследовал меня, стоило только появиться на развалинах, воскрешая в мельчайших подробностях историю Екатерины Зотовой.
   Я нащупала кольцо на правой руке, стянула его с пальца, попыталась разглядеть. В кромешной тьме даже огромный алмаз не подавал признаков жизни.
   Указательным пальцем я прошлась по поверхности кольца, различая очертания двух сердец, почувствовала ограненную поверхность продолговатого алмаза, соединившего их навечно. Потом крепко зажала кольцо в руке и откинула голову на выступ камня, заменяющего алтарь.
   Знакомый запах старого кирпича. От влаги он стал гораздо резче, приятно щекоча ноздри.
   Я устало прикрыла глаза. Ритм сердца, участившийся благодаря растерянности и внезапному испугу, начал постепенно приходить в норму.
   Камень отдавал мне остатки своего тепла, согревая тело, вливая покой и умиротворение в мою мятущуюся душу...
   Я медленно расслаблялась, позволяя сознанию погрузиться в вакуум небытия...
   Моя рука... Пальцы, слабея, непроизвольно разжались, кольцо выскользнуло из влажной ладони, тихонько звякнув о каменный выступ...
   "Что ж, Екатерина, я пришла к тебе... А, скорее, это ты привела меня сюда, чтобы ...." - мысль поплыла, растворяясь в эфемерной субстанции полузабытья.
   " Чтобы мне, наконец, обрести себя..."- я сама или кто-то ещё завершили мою мысль уже за гранью реальности, которую я только что покинула...
  
  
   Непроглядная тьма...
   Казалось, она застилала не только глаза. Все мое существо превращалось в неё, я становилась частью её, с ужасом осознавая, что, если не увижу просвета, то просто пропаду, растворяясь в ней без остатка...
   Внезапно в глубине черной бездны я различила звуки. В смятении не разобрала, что преподносит мне слух. В следующий момент, вспомнив, где нахожусь, поняла...
   Пение... Оно доносилось издалека, создавая эффект присутствия, несмотря на то, что глаза всё ещё метались в темноте, ища на чем бы остановиться.
   То был церковный хор...
   На удивление слаженные, чистые голоса выводили с детства знакомые слова старинного песнопения. Умиротворенное, ровное и спокойное, как душа, очистившаяся от преходящей суеты мира, оно нарастало с каждым мгновением, становилось всё ближе, заполняя собой беспросветную темень, в окружении которой я уже не чувствовала себя такой потерянной.
   Взгляд зацепился за островок света, проступавшего сквозь темную пелену, окружавшую меня до сих пор. Я, не отрываясь, смотрела на него, боясь моргнуть или ненароком отвести глаза в сторону.
   Крошечный островок разрастался, обнажая величественную панораму, что пряталась за завесой кромешной тьмы.
   Я очутилась в стенах родного храма. Далекий тридцать второй год ещё не коснулся его своей беспощадной рукой, превратив в бесформенную груду камней.
   Глядя на развалины, трудно было представить, как выглядел когда-то храм, и каково его внутреннее убранство.
   Невероятно, но я стояла напротив Царских врат с изображением на двух створках Благовещенья и четырех евангелистов.
   В вязком мареве, расплывающемся от горящих в подсвечниках свечей, лики святых оживали, меняя своё выражение.
   Оглянувшись назад, я не увидела ни одного прихожанина, пришедшего на богослужение.
   Тихое пение не прекращалось ни на минуту... Однако, удивлению моему не было предела, когда, бросив взгляд на хоры, я не обнаружила там никого из плоти и крови.... Клиросы тоже оказались пусты...
   Слышались лишь голоса...
   Они заполняли пространств, будто певчие, окружив меня со всех сторон, пожелали остаться невидимыми.
   Эта необычная литургия творилась для меня и ни для кого более - в стенах старого храма я оказалась одна...
   Поднявшись на солею, остановилась у Царских врат, разглядывая нижний ярус иконостаса: слева Спаситель, справа Богородица, а так же иконы, посвященные особо чтимым праздникам и святым.
   Итак, Святитель Николай. В честь него был освящен престол. Теперь моя церковь не была для меня безымянной...
   Приподняв голову, я начала разглядывать второй ряд иконостаса, в центре которого располагалась икона Христа, справа и слева иконы Богоматери, Иоанна Предтечи, архангелов Михаила и Гавриила, святых апостолов Петра и Павла....
   Я полностью ушла в созерцание, наслаждаясь прекрасными творениями мастеров- иконописцев из далекого прошлого...
   Едва уловимый шорох открываемой двери... Я скорее почувствовала, чем различила его слухом.
   Идиллия моего вневременного, призрачного мира была нарушена - в церковь кто-то вошел. Я обернулась - в мерцании свечей по направлению ко мне двигалась одинокая фигура. То была девушка, и, судя по её одеянию, она пришла сюда из позапрошлого века.
   Стоп! Мои выводы ошеломили меня. А как насчет меня? В какой реальности нахожусь сейчас я?
   До этого само собой подразумевалось, что я во сне. По крайней мере, именно так я себя чувствовала, хоть и не пыталась проанализировать свое состояние. Только теперь я поняла - всё, что со мной происходит, отнюдь не грезы, которые вот-вот растают, стоит лишь осознать себя живущей в единственном привычном для тебя мире, где под ногами чувствуешь земную твердь, а неба не коснуться рукой, и где невидимый хор не будет петь тебе псалмы.
   Как звалась эта новая реальность? И сколько их проходит совсем близко с человеческой жизнью, лишь изредка давая о себе знать неосознанными порывами души, необычностью восприятия того или иного момента, всплеском неожиданных эмоций и чувств?
  
   Девушка шла, задумчиво опустив голову и, казалось, не замечала моего присутствия.
   Екатерина Зотова...
   Я разглядела её в мерцающем пламени свечей, как только та приблизилась к одному из подсвечников. Длинное платье старинного русского покроя, узорчатый платок небрежно накинут на не собранные в прическу, разбросанные по плечам волосы, четки, обмотавшие запястье правой руки. Признаться, такой я себе её не представляла. Грусть как-то по-особому подчеркивала её красоту. Глядя на неё, почему-то вспомнилась Пьета Микеланджело, чья тайна, с первого взгляда на этот шедевр, взбудоражила мое воображение.
   Откуда ты?
   Мне показалось, что я высказала свой вопрос вслух. В страхе быть обнаруженной, скользнула в сторону и попыталась спрятаться за одним из подсвечников, надеясь, что свет горящих свечей рассеет мой образ, и Екатерина не заметит моего присутствия.
   Похоже, я напрасно суетилась. Она подошла вплотную, вынув из рукава свечку, зажгла её и, широко перекрестившись, поставила в свободную ячейку подсвечника прямо напротив меня.
   Мы стояли друг против друга, разделенные лишь пламенем свечей.
   Я жадно вглядывалась в её лицо, ища и находя наше неоспоримое сходство. Она же сфокусировала свой взгляд на чем-то позади меня.
   Только оглянувшись назад, я поняла, в чьи глаза она пыталась заглянуть- за моей спиной , вставленная в деревянный резной киот, находилась икона Богоматери. Именно ей возносила свою безмолвную молитву Екатерина Зотова, не обращая внимания на свой двойник, стоящий по другую сторону подсвечника.
   Странно, не заметить меня, значит быть совсем слепой...
   Нет, глаза Екатерины были слишком живые. В них отражались отчаяние и горе, мольба и непонятная мне покорность судьбе.
   Невероятно, но, как оказалось, я, непрошено вторгнувшись в её мир, оставалась для неё невидимой.
   - Матушка, прости...- едва различимый шепот, точно дуновение ветерка, всколыхнул пламя горящих свечей.
   Мне бы ни за что не расслышать его, если бы мои губы не произнесли то же самое...
   Время разделило меня на части: я и Екатерина, Екатерина и я... Но, несмотря на это, мы были, есть и будем вечно одной душой....
   Конский топот... С каждым уходящим мгновением он становился всё отчетливее, стремительно приближаясь.
   Екатерина замерла, напряженно прислушиваясь... Я, глядя в её лицо, в точности повторила её действия, её эмоции и чувства захлестнули меня.
   - Петр...- прошептали мои губы. Я слышала, как вместе со мной она произнесла то же самое имя.
   - Катенька!- знакомый голос звал меня снаружи.
   Я инстинктивно дернулась, готовая бежать на этот зов, но тут же осеклась, увидев, как Екатерина, прижав руки к щекам, мокрым от слез, медленно повернулась, всё ещё не в силах поверить в происходящее, потом, подхватив подол длинного платья, рванулась к двери, распахнула её и выскочила вон...
   Лишь узорчатый головной платок, соскользнув с распущенных волос, остался лежать на полу храма.
   - Петр! Петр! Любовь моя! - захлебывался снаружи родной голос.- Не чаяла дождаться тебя!..
   - Любимая моя, всё позади! Прочь унеслось и не вернется более!
   Этот голос сводил меня с ума. То был мой Олег. В другое время и в ином месте...
   Не заметила, как оказалась посередине церкви, почувствовала, как катятся слезы по моим щекам, затем подняла платок, зарылась в него лицом и зарыдала во весь голос.
   Слезы безмерного счастья.... Теперь я знала, что это такое.
  
  
  
   Глава 18
  
  
   Я вернулась лишь на мгновение. Сквозь пелену, затуманившую сознание, все же смогла различить, что жесткий каменный выступ уже не врезается мне в ребра, а холод и сырость уступили место нежным объятьям, согревающим закоченевшее тело.
   -Только не уходи...- шептал любимый голос.
   Мне хотелось ответить, что я осталась, что и правда всё позади, прочь унеслось и не вернется более. Но язык не слушался меня. Я не могла пошевелить даже пальцем.
   Загадочный омут иного мира вновь отнимал меня у жизни...
   Тьма, как и прежде, отгородила меня траурным покровом от реальности земного бытия. Только теперь я знала, что непременно проснусь...
  
  
   Запах трав и легкий ветер, ласковый, теплый и такой знакомый...
   Чувствовала, как он ворошит мои волосы, щекочет лицо развевающимися прядями, закручивает вокруг ног подол широкой юбки.
   А ещё тихий плеск воды...
   Это был мой рай.
   Я широко распахнула глаза. Яркие лучи, льющие свой свет с небес, заставили меня на мгновение зажмуриться.
   Рыдая от счастья, упала в траву, уткнулась в неё лицом, вдыхала и не могла надышаться пряным ароматом, исходящим от нагретой солнцем земли, запахом полыни, размятой в руке, слушала жужжание пчел, гомон пролетающих птиц, стрекот кузнечиков, разносившийся со всех сторон.
   Перевернувшись на спину, утонула в бездонной голубизне небес...
   Мой мир... Вздох облегчения вырвался из груди- я снова здесь, в его объятиях!
   Теперь навсегда...
   - Неужели этого достаточно? Чего-то всё же не хватает, не так ли?
   Я вздрогнула и, резко вскочив на ноги, оказалась лицом к лицу со странником.
   - Опять Вы?
   - Почему так официально? Кажется, ты разгадала нашу с тобой тайну.
   Он, улыбнувшись, подошел вплотную и обнял меня за плечи.
   - Всё оказывается гораздо проще, чем мы привыкли представлять себе, не так ли? Стоит только чуть пристальней заглянуть себе в глаза и отыскать в них искру своей души...
   - Тогда почему ты снова здесь?
   -Наша земная суть это разум, вечная же суть - душа. Они вновь перестали слышать друг друга.
   - Кажется, я поняла тебя... Но мне больше не хочется возвращаться туда, где царят душевная боль, холод одиночества, измена самой себе. Несмотря ни на что...
   С чего бы вдруг так некстати защемило сердце? Словно от потери....
   Странник бросил на меня беглый взгляд и грустно опустил голову:
   -Не стану спорить, выбор за тобой...
   Мы молча шли вдоль берега. Ни один из нас не пытался продолжить разговор. Было ли это на самом деле или мне просто показалось - я начала понимать странника: он нарочно молчал, будто предлагал мне вспомнить...
  
   Воспоминания и ностальгия не приходят по одиночке.
   Огромный букет ярко- красных роз, рассыпавшийся у моих ног.... Белый конверт, знакомый аромат от Yohji Yamamoto... " Почему так, а не иначе?"
   Я не просто догадывалась, я знала, что это Олег. Знала душой, разум же запрещал мне даже мыслить об этом.
   И я удалилась, осталась в тени, обкрадывая каждый момент своей жизни, проведенный от него в стороне.
   "Если бы я мог уйти, я бы ушел..." И он остался, несмотря ни на что...
   И вновь отчаянный зов души был заглушен тихим, вкрадчивым шепотом рассудка, слишком прагматичного и здравого, чтобы ослушаться его.
   "Я бы... сделала всё... всё...чтобы вернуться..."
   Те слова, брошенные в порыве отчаяния на могиле Олега...
   Они перевернули мою жизнь, давая мне уникальную возможность познать то, о чем некоторые лишь догадываются и мечтают.
   Теперь я знала, какая магия повернула вспять однонаправленное движение моей судьбы.
   А что сделала я? Взяла и отшвырнула это дар как можно дальше, не позволяя себе поверить в него и принять....
   Всего лишь потому, что не верила себе...
   Замедлив шаг, огляделась: родной пейзаж, всё те же луга, пестреющие цветами, те же привычные с детства звуки- стрекот кузнечиков, пение птиц...
   Почему рай, в котором я проснулась безмерно счастливой, внезапно потерял свой яркий праздничный окрас, тускнея на глазах?
   -Вы слишком поглощены миром внешним, совершенно забывая открыть свой внутренний мир.- подал голос странник.- Откройте его. В нем сокрыто гораздо больше силы. Пользуйтесь ей осознанно. Считаешь, что с тобой произошло нечто необычное, не поддающееся логическому осмысливанию, не так ли? Но знай - события, кажущиеся на первый взгляд довольно странными, заставляют задуматься и пересмотреть свое отношение к себе и своему образу жизни, чтобы помочь избавиться от заблуждений, догм и уверенности, будто каждый из вас является именно тем, кем в силу программирования страны, религий, родителей, наставников или любых других людей себя считает.
   - Ну, вот! - я огорченно покачала головой. - Ты и я, моя суть и мой рассудок, мы снова порознь... А думала, что возвратилась в рай.
   - Мы ищем рай во вне, тогда как...
   - Знаю, он может быть или не быть, иного не дано, лишь в нас, в наших мыслях, чувствах, поступках и действиях.
   - А ещё... Помнишь, ты сказала: "... Без него райские кущи не окрасятся своими неподражаемыми красками. А это уже не небеса, какими бы прекрасными на первый взгляд они ни казались."
   - Екатерина и Петр... Скажи, они счастливы сейчас?
   - Зависит от тебя...- ответил странник и, помолчав, в точности повторил только что заданный мною вопрос.- Ты и Олег... Вы счастливы сейчас?
   Я удрученно опустила голову, не проронив ни слова в ответ.
   - "... Без любви жизнь есть "медь звенящая, или кимвал звучащий" (1 Кор. 13:1). Помнишь? И между вами сейчас лишь твой выбор. То же с Екатериной и Петром. Вернись... Пойди, наконец, за голосом сердца... Олег, он ехал в надежде застать тебя живой и здоровой, ехал, чтобы остаться с тобой, ибо "что Бог сочетал, того человек да не разлучает" (Мф 19:6). Он нашёл тебя на развалинах не подающую признаков жизни.... Но, к счастью, у тебя хватило благоразумия не уйти навсегда. В душе ты знала, что когда-нибудь, возможно, через тысячи лет, вам все же придется вернуться и начать игру заново...
   - Заново? - повторила я словно эхо.
   -Да, совсем недавно ты сказала, что не хочешь возвращаться, тем самым определяя свой выбор. Миг счастья свел тебя с ума, заставив поверить, что ты обрела свой рай. Воспоминания же погрузили в пучину беспросветного одиночества, несмотря на то, что я оказался рядом. Такие ситуации встречаются часто на нашем пути. Встреча с Марко...Ваши пути пересеклись не случайно. Две родственные души, ты узнала его, он тебя, в прошлых жизнях у вас были совсем иные роли, однако, он не тот, к кому твоя душа стремится вечно.
   - Марко...
   Трудно представить, но с тех пор, как джип Олега вывернулся из-за поворота проселочной дороги, я ни разу не вспомнила о нём.
   Страсть, внезапно вспыхнувшая под небом солнечной, жизнерадостной, неповторимой Италии... Жаркие ночи в объятиях Марко, чуткого, нежного и неистового одновременно...
   Неужели всё это можно отпустить и забыть, а, вспомнив, почувствовать лишь легкую грусть, сожаление и укоры совести?
   - Он не заслужил такой участи... Я причиню ему боль, предав...
  
   - Зато вам не придется жить во лжи... Ничто не случайно... Вы сможете лучше разобраться в себе, определиться с чувствами и в итоге попытаться сделать правильный выбор. Итак, каков будет твой?
   Я усмехнулась:
   -Ты знаешь его не хуже меня.
  
   Берег реки, глаза странника, птицы, небо, река- всё на глазах растворялось в зыбкой пелене тумана, отгородившего меня от внешнего мира...
   Туман растаял так же внезапно, как и появился, будто его и не было вовсе...
   Я очутилась в больничной палате, наблюдая за происходящим как бы со стороны. Неподвижное тело на узкой кровати реанимационного отделения, мое тело... Мерное тиканье подключенных к нему приборов.
   Весьма угнетающая картина... Не хотелось задерживать на ней свое внимание. Я собралась было уже занять свое место, проснуться и продолжить земной путь, выбранный когда-то и сотворённый ни кем-нибудь, а мной, но, поддавшись чисто человеческому любопытству, задержалась, проскользнула сквозь стену, очутившись в коридоре.
   Они все были там, дорогие мне, близкие люди: мама прикорнула, сидя в кресле, Яна, нетерпеливо теребившая листочек фикуса в огромном горшке рядом с диваном, и Олег. Я видела лишь его макушку. Он сидел рядом с маленьким столиком, облокотившись на него и уронив голову в раскрытые ладони.
   Дверь кабинета заведующего реанимационным отделением отворилась. Олег вскочил, вопрошающе глядя на выходящего в коридор доктора.
   - Олег Борисович, поверьте, мы делаем все, чтобы ей помочь...
   Врач запнулся, не смея продолжить.
   -Говорите! - Олег был взвинчен до предела, я поняла это, стоило лишь взглянуть на сжатые в кулаки руки.
   -Не знаю, поймёте ли Вы? С ней всё в порядке, удивительно, но нет даже небольшого воспаления после переохлаждения организма... Кома, Олег Борисович, она непредсказуема...
   - Что Вы хотите этим сказать?- нетерпеливо перебил его Олег.
   - Складывается впечатление, что она просто не хочет возвращаться.
   - И это говорит доктор! - воскликнул он. В родном мне голосе сарказм и боль звучали в унисон.
   - Поверьте, в моей практике мне доводилось видеть и не такое...
  
   Андрей!
   Это имя обожгло меня, как укус скорпиона.
   Я снова очутилась на берегу, опустилась на траву у ног странника. Он пристроился на корточках возле меня.
   - Чувство вины?
   - Ты хотел обмануть меня? - я подняла голову, пытаясь заглянуть ему в глаза. - Неужели ты, всё знающий и всё понимающий, думал, что с подобным грузом на душе я смогу что-то продолжить? Жить, как ни в чем не бывало, радоваться всякой преходящей дребедени, смеяться над глупыми шутками, быть счастливой, наконец? Ведь я пришла во второй раз, умерев, не умирая и родившись, не рождаясь, как сказала цыганка, встретившая меня однажды в парке, чтобы убить Андрея! Пусть не своими руками, но всё же убить!
   - Чувство вины... Пойми, беспокойная душа моя, - он взял и крепко до боли стиснул мою ладонь.- Послушай меня и пойми. Ты вернулась, чтобы возвратить Олега! Мы не властны над чужой жизнью, и делать за кого-то выбор мы тоже не можем. Иногда нам кажется, что, вмешавшись, мы изменили чью-то судьбу. Это иллюзия. Выбор всегда за хозяином судьбы, и делается он на тонком уровне, обманывая разум своей нелогичностью. Как правило, человек не подозревает об этом и винит в случившемся кого-то, но только не себя. Осознанность мало кому доступна. Но это тоже выбор каждого ...
   -Странно, ты противоречишь себе! А разве не я изменила судьбу Олега?
   Он рассмеялся:
   - Как-то ты сказала, что Олег это и есть ты... Твоя душа, она всегда это знала. Его -тоже... Могут ли тогда не совпадать ваши желания? И в данный момент ты всем сердцем желаешь вернуться. Спросишь, что Олег? О, он безумно жаждет заглянуть в твои ожившие глаза! Иди же, наконец! Не заставляй его так долго ждать!
  
  
  
   Глава 19
  
   Год спустя.
  
   Так просыпаются только дети. Чистая, светлая, не омраченная прошлым радость, когда ты снова возвращаешься в родной, любимый мир, расцвеченный яркими красками лета или холодной прелестью зимы, желто-оранжевыми всполохами осени или сочной, ароматной зеленью весны. Непогоды не существует, вчерашние обиды превращаются в улыбку. Ты встаешь и ждешь волшебства, которое в свою очередь ждет тебя, чтобы сделать счастливой на протяжении всего дня. И ещё ты знаешь, что так будет всегда...
   Улыбнувшись, я перевернулась на другой бок, и, затаив дыхание, залюбовалась огромным букетом алых роз на столике возле окна. Я привыкла к сюрпризам, но вчера вечером там стояли белые лилии!
   Олег... Стоит лишь мысленно произнести его имя, как сердце наполняется щемящей радостью и непередаваемым простыми словами ощущением счастья, не знающего границ, будто мир принадлежит лишь мне, а я ему, и я наслаждаюсь этой чудесной гармонией, отдаваясь ей без остатка. И имя этому миру - Олег...
   Я рассмеялась. Мой мобильник ожил - " Поцелуй длиною в вечность" Витаса... Олег угадал - я проснулась. Хотя вряд ли это назовешь угадыванием, скорее чутьем. Он чувствовал меня, как самого себя, ровно, как и я его.
   - Доброе утро, родной! Стоило мне открыть глаза и...! Розы! Они прекрасны! Спасибо!
   - Помнишь, какой сегодня день? - взволнованные нотки в его голосе насторожили меня, я оторвала взгляд от букета, пытаясь сосредоточиться.
  
   Купаясь в океане счастья, я всё реже вспоминала белый потолок реанимационного отделения, невыносимую тяжесть своего тела, резкую мгновенную боль в области солнечного сплетения и смятение - я вернулась. Помню, как долго неотрывно смотрела в этот потолок, пытаясь заново приноровиться к привычным ощущениям - никогда бы не подумала, что это будет весьма непросто.
   Радость, она, как ураган, ворвалась в палату вместе с Олегом. Он уронил голову мне на грудь. Я с трудом подняла затекшие руки и крепко прижала его к себе.
   - Мы не виделись вечность, тебе так не кажется? Где ты была всё это время ?
   - Там где его нет...- рыдания душили меня. - Скажи, почему... Ну почему, прежде чем понять друг друга, мы проходим огонь, воду и медные трубы?
   - Потому что не помним...- он осторожно разомкнул мои руки, поднёс их к губам, покрывая поцелуями каждый пальчик.
   - Ты о чем ?
   - Будто не знаешь?
  
   - Олег...- я переложила трубку в другую руку, замешкалась на мгновенье. - Мы не виделись вечность, тебе так не кажется?
   - Кажется, причем с самого утра.
   -В таком случае, почему ты не рядом? Я просыпаюсь одна...
   - И не успела проснуться, как опять наткнулась на меня, вернее, на мой голос.- он рассмеялся в ответ.
   - А вот сейчас скажи спасибо небесам, что вместо тебя в моих руках лишь телефонная трубка! - я попыталась изобразить неподдельный гнев, едва сдерживаясь, только бы не расхохотаться в ответ.
   - За такое спасибо не говорят, любовь моя! Твоему мобильнику можно лишь позавидовать, а я хочу, чтобы завидовали мне! Кстати, звоню, чтобы исправить это досадное недоразумение.
   - Ты скоро будешь дома?
   - А ты разве не собираешься сегодня в издательство? Предлагаю тебе появиться там после обеда, а лучше к концу рабочего дня, идет?
   - Интересный расклад! К чему ты клонишь?
   - Хочу пригласить тебя в свой офис. Как ты на это смотришь?
   - Не поняла. Почему в офис?
   - Не пытайся понять, солнце моё, просто приезжай! Сначала решил - дотяну до вечера... Прикинул - слишком долго. Короче - я жду!
   Он нажал кнопку отбоя, отсекая все вопросы и возражения готовые последовать с моей стороны.
   Что ж, в офис, так в офис! Я улыбнулась своему двойнику в зеркале, подошла к окну, коснулась кончиком носа бархатных лепестков роз, с наслаждением вдыхая их нежный немного терпкий аромат.
   Сердце замерло от предвкушения - Олег обладал удивительным искусством: он с неподдельной искренностью умел дарить людям радость. У него это получалось как нечто само собой разумеющееся, не требующее вымученных усилий или натянутой улыбки.
   Я была приятно удивлена, когда обнаружила, сколько друзей и просто знакомых тянется в наш дом. Там где царит любовь, никогда не бывает пусто и одиноко. Мы делили свои дни между работой, встречами с друзьями, заботой о дорогих нам людях, многочисленными вечеринками, строгими фуршетами и пикниками на лоне природы.
   Однако, сегодняшний день обещал быть особенным - год назад мы сплели наши судьбы навечно, и каждый из нас сознавал, что это настоящий дар небес: мы, наконец, преодолели долгую дорогу к своему счастью...
  
   Офис находился на пятом этаже рядом с лифтом, за парой солидных двойных дверей, открывавшихся в просторную полукруглую приемную с кабинетами и конференц-залами.
   Я не часто навещала империю Олега, но всякий раз глядя на изысканную, выдержанную в черно-белых тонах обстановку, поражалась его непревзойденному вкусу - не всякий дизайнер мог создать нечто подобное...
   Переступив порог, я увидела, что приемная пуста. Пустовало даже место секретарши, обычно сидевшей за полукруглым столом справа.
   В замешательстве остановившись перед кабинетом Олега, прислушалась- за дверью было тихо...
   Внезапное ощущение странного покалывания в области затылка, заставило меня застыть на месте...
   Не оборачиваясь, я улыбнулась и спросила:
   - Ты здесь?
   - И как только ты догадалась?- раздался за моей спиной насмешливый голос.
   - Вообще-то предполагалось ...
   Я не успела договорить, задохнувшись от неожиданности- Олег сгреб меня в охапку и резким движением распахнув дверь своего кабинета , внес меня внутрь, крепко прижимая к себе.
   - Ты сума сошел!- взвизгнула я. - Олег, мы не дома!
   -Вот именно, любовь моя, поэтому прошу выражать свое возмущение не так шумно!
   Он рассмеялся, усаживая меня прямо на свой стол, предварительно смахнув с него ворох бумаги и несколько папок.
   Теперь наши глаза находились на одном уровне. Мы оба учащенно дышали от возбуждения.
   - Мы одни... Я отпустил Светлану, отключил телефоны...
   - Забыл опустить жалюзи, - продолжила я, сгорая от желания.
   - Какое серьезное упущение! Не собираюсь терять драгоценные мгновения, бегая от одного окна к другому.
   Он обхватил пальцами мою голову и страстным поцелуем припал к губам.
   Поцелуй был слишком чувственный, он зажег те искорки, которые распалили меня, как языки пламени распаляли первобытного человека, обещая бесконечное наслаждение...
   Одной рукой я судорожно расстегивала его рубашку, другая пыталась справиться с пряжкой на ремне. Олег застонал от удовольствия и потянулся к замку на спине моего платья...
   Он безумно желал меня. И мне это было необходимо. Как всегда, я готова была отдать ему всё.
  
   - Любимая...
   Тихий шепот потряс меня... Потряс именно сейчас, несмотря на то, что Олег всегда шептал мне "любимая" в самый пик наслаждения.
   Я непроизвольно вздрогнула - призраки прошлого на кратчайший миг вернули меня вначале к Алексею, потом к Марко. Я вспомнила, как каждый из них называл меня в моменты страсти. Помню, однажды я задала себе вопрос, что бы я услышала, окажись на их месте Олег, и засмеялась от счастья:
   - Олег! О, Боже! Я только сейчас поняла, что значит это слово!
   Он с удивлением воззрился на меня ещё затуманенными от только что пережитого наслаждения глазами:
   -Я до сих пор постигаю тебя, хоть мы знакомы вечность,- прошептал он, снова приникая к моим губам.- Я знаю, что ты чувствуешь и какова на вкус каждая клеточка твоего тела!
   - Олег, - я вздохнула, когда мы чуть отстранились друг от друга, - кого ты видишь, когда смотришь на меня?
   - Женщину, которая мне дороже жизни...
   - Нет, я не о том.
   - Понимаю, о чем ты...
   Он снова взял мое лицо в ладони и легко коснулся губами моих губ:
   - Отражение себя...
   Мой взгляд утонул в его глазах. Упав ему на грудь, я тихо прошептала:
   - Олег, спасибо, родной! Теперь я знаю, что всё позади, прочь унеслось и не вернется более!
  
   - Олег Борисович, у нас проблемы: телефоны! Что с ними? Ничего не понимаю! - раздался за дверью голос секретарши. Я взглянула на часы и тихонько ахнула: стрелки показывали без двадцати три, а на четыре у меня назначена встреча с главными героями следующего номера " У меня в гостях...".
   - Светлана, не суетитесь Вы так! Никаких проблем! - Олег нехотя выпустил меня из своих объятий и подошел к телефонным розеткам. Офис тут же наполнился оглушительным звоном. Казалось, звонили все аппараты сразу.
   Мы вышли в приемную.
   - О, Маргарита Михайловна, добрый день! Я не знала, что...
   Света осеклась на полуслове, сделав вид, что поперхнулась.
   - Добрый день, Светлана Николаевна.- выдавила я. Наверняка Света догадалась, зачем Олегу Борисовичу понадобилось вдруг уединение, и он попросил её прогуляться по магазинам пару- тройку часов.
   -Света, будьте добры, ответьте на звонки, я только провожу Маргариту.
   Олег взял меня под руку и повел к выходу.
   - Мы сильно увлеклись. К счастью, успели одеться. - шепнула я, когда мы оказались за дверью.
   - Жаль, у меня вечно времени в обрез. Но если тебе сегодняшняя встреча пришлась по душе, полагаю, что смогу выкраивать иногда часок-другой. - он притянул меня к себе, заговорщицки улыбнулся, наклонился и прошептал мне в ухо, - Кстати, у тебя тоже есть личный кабинет...
   - Хочешь сказать...
   Мы громко рассмеялись, он обнял меня, целуя в губы.
   - До вечера, любовь моя...
  
   Я с наслаждением откинулась на мягким кожаном сидении своего нового LEXUSа .
   Олег... Мои губы трогает улыбка, сердце на мгновение замирает, потом начинает радостно частить, догоняя упущенный ритм. Невозможно испытывать иные чувства, думая о нем...
   Удивительно, но путь познания бесконечен. Я не перестаю открывать Олега снова и снова с каждым вздохом, с каждым новым ударом моего сердца. Вместе с ним я открываю заново себя, восхищаюсь тем, что происходит между нами, живу в "сейчас", разогнав, наконец, призраки прошлого, не думаю о будущем, наслаждаясь каждым моментом настоящего, живу, чтобы жить... Что может быть проще и в то же время прекраснее? Лишь сложность причиняет страдания... Я это знала, как никто другой...
   Я завела машину. Руки легли на руль...
   Что- то непривычное отвлекло меня от моих мыслей. Я пригляделась и замерла - на безымянном пальце поверх обручального кольца блистал, переливаясь в лучах послеполуденного солнца необычайной красоты перстень. Два платиновых сердца, украшенные россыпью мелких алмазов по краям и соединенные вместе огромным овальным бриллиантом. Кольцо не походило на антикварное - в огранке, изгибах и форме явно просматривалась рука современного мастера.
   Невероятно!
   Я снова откинулась на спинку сиденья, прикрыла глаза...
   Сидела долго, не шевелясь, почти не дыша...
   "Поцелуй длиною в вечность." заставил меня вернуться. Прежде чем ответить я высунулась из приоткрытого окна и взглянула на окна пятого этажа - Олег стоял у одного из них и отчаянно жестикулировал, видимо, прося меня взять трубку.
   - Олег, как тебе это удалось? Впрочем...
   - Не сложно догадаться, правда? А ты? Всё нормально? Мы расстались минут двадцать назад...
   - А я всё ещё здесь! Олег, один вопрос, и я исчезну!!!
   - Вот этого я желал бы меньше всего! А слово "исчезну" выбрось не только из своего лексикона, но и из головы в первую очередь, договорились? Хочешь, отменю назначенную встречу и спущусь к тебе?
   - Никакой отмены, пожалуйста, - скоро вечер, а я ещё не появлялась в издательстве. Насчет "договорились"... Разве мы в этом нуждались когда-нибудь?
   -Остался твой вопрос,- рассмеялся он, - Готов ответить на все!
   - Пока только один. Кольцо... Я ещё успею тебя поблагодарить тебя за это чудо - жизнь бесконечна, как известно, и каждый следующий миг- сюрприз, - Я лукаво улыбнулась своему двойнику в зеркале заднего вида. - Откуда оно у тебя?
   - Как откуда? - он явно опешил.- Я заказал его по собственным эскизам одному очень талантливому ювелиру специально для тебя. Мне привезли его только вчера. Боялся - не успею. Скажи, тебе понравилось?
   - Спрашиваешь! Как думаешь, сидела бы я с работающим двигателем, словно завороженная, битых двадцать минут, восхищаясь тобой, твоей изобретательностью и твоим вкусом? - мой голос предательски задрожал.- Спасибо, любовь моя!
   - И все же я спущусь... - ещё мгновение, и он нажмет на кнопку отбоя.
   - Нет! - закричала я в трубку. - Смотри, я уже выезжаю со стоянки. Пока не выехала, скажи, эти эскизы, ты сказал, что они твои?
   - Эскизы? А, понял, эскизы кольца...
   - Да, Олег, да! Именно его. Ты сам придумал или кто-то...
   - Можно сказnbsp; - Мы сильно увлеклись. К счастью, успели одеться. - шепнула я, когда мы оказались за дверью.
ать, что сам... Не поверишь, я увидел почти такое же во сне. Увидел и решил, что подарю его тебе.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Пусть на листьях не будет росы поутру,
   Пусть луна с небом пасмурным в ссоре,-
   Всё равно я отсюда тебя заберу
   В светлый терем с балконом на море!
  
   / В. Высоцкий/
  
  
   Я, Олег, Маргарита...
   Мы прошли рука об руку долгий путь, переплетая наши жизни, меняя судьбы, создавая и воскрешая друг друга: вы меня в каждой новой написанной строчке, а я вас в ваших бедах, радостях и, наконец, обретенном счастье.
   Мне довелось пожить в мире, где мечты более осязаемы, чем видимая реальность. Это были незабываемые моменты...
   Последняя точка в моей рукописи- развилка на нашем пути. Спасибо вам, мои родные. И где бы вы ни были сейчас, я знаю, что стоит лишь вспомнить...
  
   Выпустив из рук старую тетрадь, подошла к окну, осторожно отодвинула шторку, словно боясь спугнуть прятавшееся за ней волшебство, и сквозь нерукотворные узоры на стекле заглянула во двор.
   Ах, какая нынче выдалась зима! С трескучими морозами, искрящаяся на ветках деревьев алмазной россыпью инея, она, укутавшись в палантин из снежного пуха, будто дивная королева, явилась издалека, дабы покорить всех своей чарующей красой.
   Я прильнула к стеклу и замерла.
   Лунный свет превратил белоснежную феерию дня в восхитительную сказку ночи.
  
   Луна.
Любви безумной амулет,
Маяк извечный для влюбленных,
Горит янтарный в небе свет
И тлеет на снегу беленом...
  
   Вот так, порой невзначай, на память приходят давно забытые строки, словно автор посвятил их именно нам, тебе и мне...
   История Олега и Маргариты, как и наша с тобой... Она оживёт лишь тогда, когда её кому-нибудь расскажут...
   Думаешь, я забыла какой завтра день? Нет, эту дату, как и другую, я буду помнить до последнего вздоха.
   А история? Что ж, завтра я тебе её поведаю...
  
   Черный постамент на кипенно- белом фоне, твоя застывшая улыбка на глянцевой поверхности памятника... И оглушающая тишина, разлившаяся среди мрамора и гранита твоего мира.
   Сегодня я твоя гостья.
   - Спасибо за разбитое сердце!- шепчут губы, выпуская облачко пара в морозный воздух, обдавая живым теплом моего дыхания твое лицо...
   Ты никогда не бываешь одинок - твой приход в этот мир мы всегда отмечаем вместе. Но сегодня необычный день рождения - я принесла тебе не только букет алых роз, сегодня я дарю тебе нашу историю. Мне нашептал её ветер, проносясь над твоей могилой, наворковала пара голубей на моем подоконнике, её строки шелестели в густой траве на развалинах старой церкви. Порой мне кажется, что я знала её ещё до своего рождения...
  
   То, что мы не одни, я скорее почувствовала, чем услышала. Лишь секунды спустя в морозной тиши различила скрип снега под чьими-то ногами.
   А потом я увидела его. Отшлифованная поверхность памятника, будто слегка затемненное зеркало, отражала панораму кладбища. Я смотрела на неё и видела, как он, перешагивая через сугробы, направляется в мою сторону.
   На мгновение меня охватил панический страх- в будний день зимой сюда редко кто захаживает. Я застыла на месте, не решаясь обернуться...
   Однако по-настоящему напугаться не успела.
   - Нельзя быть такой одинокой...
   Я оторопела - ожидала чего угодно, но фраза, брошенная незнакомцем, застала меня врасплох.
   -Что?
   Резко обернулась- на меня смотрели синие, как весеннее небо глаза.
   Он подошел почти вплотную:
   - Целый час за Вами наблюдаю. Простите, сначала не хотел, но все же решился подойти... Простите ещё раз- вижу, что помешал...
   Yohji Yamamoto... Знакомый парфюм неожиданным наваждением разливался в морозном воздухе, обволакивая меня невидимой вуалью воспоминаний.
   Незнакомец повернулся, чтобы уйти, замешкался на секунду, бросив взгляд на памятник. Я видела, как его губы произносят... дату твоей смерти. Он замер, сосредоточившись на чем-то своем, в то же время его взгляд не отрывался от рокового сочетания чисел.
   Я прикрыла глаза. Аура Yohji Yamamoto... А рядом ты... Стоит только протянуть руку...
   - Скажите, когда это произошло?
   Его голос вернул меня на землю.
   -Что? Ах, да... Но вы же сами видите. Странный вопрос...
   - Во сколько? Я время имел в виду...
   - Время? В восемнадцать тридцать где-то... Обычно в такие моменты на часы не смотрят.
   -В восемнадцать тридцать, говорите? -моя последняя реплика, высказанная, как мне показалась, довольно раздраженным тоном, его не задела - Итак, в восемнадцать тридцать...
   - Вы просто играете словами или хотите вывести меня из себя?
   Меня начал бить озноб. Это не укрылось от глаз незнакомца. Он протянул руку, необдуманно пытаясь взять меня за предплечье. Я испуганно шарахнулась в сторону. Он понял свою ошибку, отстранился.
   - Ну вот, я все же перепугал Вас... Извините, не подумал...
   - Да, здравомыслие явно не сильная сторона Вашего характера.
   Я замолчала, глядя на него в упор. Он тоже молчал, не отрывая от меня глаз. Немой диалог, узнавание свыше... Лишь рассудок молчал, молчал вместе с нами не в силах определить свое отношение к происходящему.
   Я поймала себя на мысли, что пытаюсь отыскать подобие, сравнивая его черты лица с твоими - привычка, ставшая частью меня...
   Увы, между вами не было ничего общего...
   Передо мной стоял высокий шатен. Мужественное лицо с высокими скулами и волевым чуть раздвоенным подбородком, изумительной голубизны глаза, четко очерченные губы плотно сжаты. Красив, бесспорно, но....
   - МКАД в час пик. Доводилось бывать?
   -Странная манера перескакивать с одной темы на другую, - я в недоумении пожала плечами, - Причем тут МКАД?
   - В этот день,- он глазами указал на роковую дату. - Я должен был уйти вместе с ним. Я почти ушел...Да что почти... Можно сказать- ушёл...
   Он отвернулся, вынул из кармана сигареты, щелкнул зажигалкой...
   Я стояла, переминаясь с ноги на ногу. Почему чужая история вдруг зацепила мою душу? Почему, глядя на этого незнакомца, я внезапно почувствовала биение своего сердца? Откуда это непреодолимое желание вновь заглянуть в бездонную голубизну его глаз, как смотришь порой в безоблачное небо? Виной ли тому знакомая аура дорогого парфюма? Или всё же что-то ещё?
   Он повернулся:
   - Простите, я отнял Ваше время, занимая болтовнёй, которая Вам абсолютно неинтересна.
   - Нет, не уходите, Бога ради! - я чувствовала, что не должна отпускать его, будто знала, что его история перевернет мою жизнь, разбивая вдребезги сковавшее душу одиночество. - Вы сказали, что ушли... Почти... Как это понимать? Пожалуйста, продолжайте!
   Долгий взгляд, изучающий, заинтересованный...Я послала в ответ такой же.
   - Извольте...- он как-то странно усмехнулся. В его руках вновь оказалась пачка сигарет. Вынув одну, закурил, но не отвернулся, как прежде, только глубоко затянулся и продолжил. - Я и Лариса, мы ехали вдвоем в тот день. К счастью, сына оставили дома, решили не мутузить его в душных пробках- жара стояла невыносимая, такая редко выпадает на середину августа. МКАД, час пик, удушающий запах выхлопных газов, расползающийся в густом мареве, повисшем над раскаленным асфальтом, бесконечный плотный поток машин... Дорога в ад...Когда я услышал визг тормозов, было поздно: " девятка", вывернувшаяся из левого ряда, встала поперек дороги, преградив мне путь. А потом... Потом всё происходящее проплыло передо мной как в замедленном кино: лобовой удар- и капот моего автомобиля на глазах сворачивается в гармошку, брызги разбитого стекла фонтаном вздымаются вверх, мгновенная боль, а за ней красная пелена, застилающая глаза...
   Только там, в царстве безвременья, за гранью физической реальности, я понял, что ухожу навсегда...Откуда приходит это знание? Черт его знает... Возможно, оно вместе с нами рождается, а может...
   - А между тем Вы живы. Живее не бывает... - перебила я его.- Вы вернулись.
   - Странный поворот, скажете Вы, не так ли? И будете абсолютно правы. Да, вернулся. Я и сам порой, вспоминая свои посмертные ощущения, задаю себе вопрос: почему?
   - Почему? Вы сожалеете?
   - Ни в коем случае! Я не понимаю, что повлияло на моё возвращение. И не помню.
   - Вы не умерли. Случаи клинической смерти не такое уж редкое явление. По-крайней мере с двоими, пережившими подобный опыт, я знакома лично.
   - Они стояли перед выбором, а я точно знал, что ухожу, понимаете? Ваши знакомые, те, что вернулись, испытывали то же самое: уверенность, что уходят совсем? Нет! Я расспрашивал многих, но никто из них не знал определенно, что его ждет в дальнейшем.
   - Странный Вы! У всех, насколько мне известно, переживания в момент клинической смерти разные. Кто-то вообще ничего не ощущал. Тут кроется нечто иное... Не судьба, наверное. Так обычно говорят...
   - В том то и дело, что судьба, хоть и не нравится мне это слово - не оставляет шанса что ли...Обреченность, безнадежность- всё в нем...
   -Вот! Вы сами всё расставили по полочкам, - улыбнулась я.
   Мы шли по кладбищенской аллее по направлению к выходу. Мое плечо касалось его. Как старые знакомые, случайно встретившиеся в этом тихом, печальном месте.
   Он повернулся, протянул руку, но тут же отдернул её, видимо вспомнив мою недавнюю реакцию на попытку прикоснуться ко мне. Я снова улыбнулась...
   - Скажем так- была судьба,- продолжил он, глядя куда-то поверх меня: там на ветках березы примостились две сороки, оживленно переговариваясь между собой.- но...
   Я выжидающе смотрела на него. Казалось, непонятная болтовня сорок полностью завладела его вниманием.
   -Простите,- наконец, спохватился он,- после всего случившегося я иначе воспринимаю мир.
   - Многие, пережившие Ваш опыт, утверждают, что стали относиться к жизни иначе.
   - Но не многие, растворившись в небытие, уйдя насовсем, вдруг вынырнули из него, как я. Назад меня вело чувство, единственное, затмившее всё и вся- хочу вернуться, любыми путями хочу вернуться, ведь я оставил...
   Я вздрогнула:
   - Оставили? Что? Или кого?
   - Не помню. Я ничего и никого не помнил, после того как очнулся на больничной койке. Мне приходилось изучать всё заново- я узнал, что есть Лариса, есть Владик, есть моя мать, живущая в этом городе, в общем, много чего есть...
   Спустя три месяца я окончательно пришел в себя. И тогда мне сказали, что моя жена- инвалид. Она прожила почти три с половиной года, не вставая с инвалидной коляски. Завтра бы ей исполнилось тридцать восемь. Вчера опять шел снег, я убирал её могилу...- он все же решился, осторожно взял меня за руку,- и встретил Вас. Кстати, как Вы относите к случайностям?
   - Мир, построенный на случайностях - полная белиберда. " Его величество случай"- иллюзия, затуманившая рассудки людей.
   - Согласен.
   Мы миновали подъездные ворота, вышли на площадку для автомобилей. Серебристый PRADO...Твой любимый парфюм ... Случай?
   - Yohji Yamamoto? - тихо проговорила я.
   - Что? - он был явно изумлен. - Ах, да, простите, не сразу понял, о чем Вы. Вам нравится?
   - Стала бы я спрашивать!
   Он рассмеялся:
   - Здравомыслие явно не сильная сторона моего характера, -припомнил он, улыбнувшись.
   Я смутилась:
   - Простите, поторопилась с выводами.
   - Нет, я серьезно. Мы до сих пор на "Вы", но это полбеды...
   Он интригующе посмотрел на меня.
   - А что по -вашему беда?
   - По-твоему... - поправил он.- А как ты думаешь?
   Мне ничего не оставалось делать, как в недоумении пожать плечами:
   - Представления не имею!
   - Я до сих пор не знаю, как тебя зовут, а ты, неужели не хочешь узнать, как будешь называть меня в дальнейшем? У меня такое чувство, будто жизнь преподнесла мне огромный дар - я стою на пороге новой прекрасной истории, имя которой...
  
  
   Прошло три года...
  
   Старая тетрадь, амулет моей безмерной любви, я до сих пор берегу её. Время от времени листаю исписанные мелким почерком страницы. И храню в памяти ту отчаявшуюся, обезумевшую от невосполнимой потери грустную женщину. Когда-то она открыла эту тетрадь, чтобы собрать по крупицам все обстоятельства своей жизни и поверила, что написанные её рукой новая история сможет перенести нас на крыльях мечты в иные миры, свяжет воедино оборванные нити, победит боль и вернет, казалось бы, навеки утраченное счастье. Счастье всегда быть с тобой.
  
   Помнишь? Крепкий мороз, скрип снега под нашими ногами, неповторимая красота мира, укутанного белым покрывалом волшебницы-зимы...Прекрасное, таинственное мгновение узнавания, подобное божественному озарению...
   А знаешь, мне пришлось привыкать только к твоему имени....
  
  
   5 февраля 2009г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

-

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
   nbsp;
&
&
&
&
&<
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"