Дорохин Сергей Анатольевич: другие произведения.

Дорога на Север. ч.1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Дорога на Север" - это 1-ая часть истории о путешествии Серой Лисицы на крайний Север Эландрии в кампании с рыжебородым гнумлингом-дровосеком, и старым доблестным рыцарем, который стремиться выполнить свой последний подвиг: добраться до легендарной крепости нибелунгов, карликов-волшебников и уйти на покой. Но так ли это на самом деле? Каковы истинные цели путешествия на Север, и что ждёт путников на пути? Обычный Заказ, оборачивается для следопыта целым приключением, которое изменит судьбу каждого, а возможно даже и судьбу целого мира...

   ДОРОГА НА СЕВЕР
  
   - II -
  __________________________________________________________________
  
   1
  
  Тёплый ветер мягко обдувал лица путников. В дремучих ордарийских лесах редко можно было встретить подобное.
   Высокий холм, оттеснённый кряжистыми корнями могучих деревьев, открывал пытливому взору весь впереди лежащий зелёный дол. На пригорке, уперев сапогом в большой камень, стоял человек в старом, зеленом плаще. Его звали Брэтвальд Берибор, Серая Лисица, следопыт. Позади за его спиной, устало карабкался молодой купец, впервые отправившийся в нелегкий путь из княжества Ордар в любимую всеми торговцами Готвальдию.
   Свежий запах вечнозеленой хвои старого леса, вперемешку с ароматом янтарной смолы, медленно струился меж изгибов изогнутых сосен.
  Следопыт вслушивался в шум листвы и гоготание птиц, ступая по мягкому настилу из опавших еловых игл и сухой травы, погрузившись в раздумья.
  - А где наша сторона? - Неожиданно прервал тишину молодой купец. Брэтвальд обернулся, поглядев на него с неким презрением. "Наша сторона?" этот вопрос казался смешным, если не глупым.
  - Твоя сторона вон там. - Указывая рукой на отдаленную горную цепь, едва видимую в голубой дымке, ответил он.
   Утро было на радость солнечным, не смотря на то, что осень уже начинала наряжать деревья в багрово-желтый окрас, приготавливая лес к пасмурным дням. Лазурное небо открывало прекрасный вид с этих холмов, обнажая всю долину, как на ладони.
  - Отдохнуть бы... - Запыхаясь, вновь пролепетал торгаш. "Ну не везет иной раз на Попутных" подумал Брэтвальд. Этот полуобморок стонет уже битый час, с тех пор как они стали идти в гору. Упал пару раз на осыпи. Так и хотелось ухватить его за котомку и поволочить, как щенка...
  - Еще немного осталось до привала, потерпи. - Сдержанно ответил следопыт и зажевал тростинку.
   Они пошли дальше, уже начиная спускаться по отлогому скосу, скрываясь в зарослях жимолости и лещины.
   Этой сокрытой тропой никто не ходил.
   Постоянно возвышающиеся холмы, обрывистые кручи и крутые склоны по которым Брэтвальд вёл своего подопечного, резко срывались вниз, утопая где-то глубоко в зеленых кронах далекого леса, вселяя трепет молодому, еще неопытному купцу. Следопыт был ему жизненно необходим и дело даже не в том, что он не знал дороги до Готвальдии, а в том, что до этой страны нужно было добраться целым и невредимым. Ордарийские леса кишмя кишели разбойниками и прочими бандитами с большой дороги, которые чем и занимались, что обдирали зажиточных купцов, как липку и едва ли, смилосердившись, оставляли их в живых. Отправляться любому, пусть даже самому богатому торгашу, с личной охраной было всегда крайне опасно. Нанимать ордарийских солдат оказывалось слишком дорого, а значит, и невыгодно, поэтому прибегали к помощи следопыта, как знающего нужные лазейки, незаметного провожатого и Путного.
   Именно поэтому со всеми разбойниками Эландрии у Брэтвальда были свои счеты. Нет ни единой твари земной, которая бы так люто его ненавидела, как всякий головорез, ибо он всегда уводил добычу у них из-под носа...
   Вскоре они вышли к большой лощине, окруженной плотной стеной пышных елей и высоких сосен. Здесь следопыт устроил привал, как и обещал.
   Глядя на молодого купца, Брэтвальд задумался: тщедушный юноша тянет на своей спине, необъятных размеров тюк со всяким барахлом. Ради вырученных денег он рисковал своей жизнью. Дома его ждали молодая и красивая жёнушка, малолетняя детвора, всех их нужно было кормить, одевать, дать им крышу над головой. Это бремя лежало на хрупких плечах молодого купца, который сейчас, в поте лица, тащился по лесным ухабам, лишь бы попасть в Готвельд на Торговую Площадь и продать все то, что гнуло ему спину: весь свой скарб. Но вернется ли он обратно с вырученными деньгами, или простоит за прилавком впустую, оставалось только догадываться. "Это его цена выбора" подумал следопыт, вспомнив Нейннэ.
   Уловив на себе задумчивый взгляд следопыта, молодой человек смутился и, хотел, было, что-то спросить, но не успел, Брэтвальд отвернулся обратно.
   Разводить костер они не стали. Парень скинул с себя тяжелую ношу и устало развалился на траве. Неожиданно послышался шорох в кустах, отчего купец встрепенулся и вскочил, как ошпаренный.
  - Тихо ты! - Пригрозил ему Брэтвальд. - Больше шуму подымаешь. Это мой кот.
   Из-под низких веток ольшаника показалась большая усатая морда Бродяжника. Его едва можно было различить в лесу: бурая, с отливом охры топорщащаяся в разные стороны шерсть, украшенная дымчатыми полосками вдоль всего тела, круглые зеленые глаза, и маленькие скрюченные уши.
  - Вернулся бродяга... - погладил Брэтвальд кота. Бродяжник замурлыкал, начав ластиться об его ноги. Купец искоса поглядел на них, что-то нехорошее уразумев в своей счетоводной "купи-продажной" голове.
  - Нашел его однажды на южных Брадарийских топях, еле живого. Камышовый кот, ежели о таком слышал. - Сказал Брэтвальд, отвечая на вопросительный взгляд купца. - Взял, выходил, испугался, что пропадет бедняга, вот он за мной и увязался. С тех пор мы - не разлей вода.
  - А с собакой не сподручнее будет? - Тихо спросил купец, разворачивая пергамент с недоеденным рыбным пирогом.
   Увидев это, Брэтвальд хитро улыбнулся, предупредив.
  - Это ты зря сделал...
   Бродяжник глядел в оба, навострив свои уши в сторону своей добычи. Еще мгновение, и кот уже нагло тыкался своей мордой в пергамент.
  - Пока не поделишься, не отстанет. - Сказал Брэтвальд, оставив без единой надежды молодого купца. Видно было, как бедняга, скрепя сердце, нехотя бросил коту кусочек рыбы, выковыряв его из толстого слоя теста. Бродяжник довольный кинулся на неё, утащив подальше в траву, и где-то там тихо залег.
  - Сподручнее будет охотнику, или тому же разбойнику, но не мне. - Продолжил следопыт, осматриваясь по сторонам. Купец пожал плечами, скорей набивая щеки едой.
   После короткого привала они вновь отправились в путь. На этот раз Бродяжник бежал рядом, принюхиваясь и озираясь по сторонам, в точности, как его хозяин.
  
   2
  
   Спустя несколько дней, путники добрались до Развода: полноводной реки, которая легла границей между княжеством Ордар и Готвальдией.
   Купец несказанно обрадовался, когда завидел издалека искрящуюся серебром зеркальную гладь реки, а за ней высокие, островерхие крыши домов крупного торгового города Эландрии. Однако Брэтвальд повёл их в болотную заводь, дабы избежать открытого поля и незаметно подойти к реке. Это изменение маршрута несколько огорчило Попутного, ибо им пришлось ползти на брюхе по затхлому перегною, проваливаясь в стоячую воду болотистых луж, дабы разбойничьи соглядатаи стерегущие Развод, не смогли их заметить. Идти напрямую через большой каменный мост было опасно, а пользоваться паромом и того хуже. Под мостом, как пить дать, могли сидеть голодные тролли, а оказаться посреди широкой реки, окруженным со всех сторон убийцами, вооруженными арбалетами и луками, было и того хуже. Если с первыми еще можно было договориться, то со вторыми - нет.
   Шли медленно, то и дело, прячась в высоких кустах осоки. Благо, мошкары в это время года уже не было, что значительно облегчало им путь.
   К вечеру они добрались до нужно места: пологому берегу Развода, который упирался в скалистое плоскогорье, где крутым обрывом заканчивалась земля, а река дугой забирала на северо-восток, сливаясь в единый силуэт со щербатыми стенами Готвельда, столицы Готвальдии.
   Далеко, на том берегу тускло светили огни окон деревенских домов, что теснились под высокими стенами города. Дождавшись наступления ночи, Брэтвальд велел спускаться к воде. Как он и думал, мелководье узкой тропой петляло между островков камышовых зарослей, и на первый взгляд совсем таковым не казалось. Бродяжник по обыкновению запрыгнул Брэтвальду на плечо, сжавшись в комок от неприятия. Следопыт взял длинную толстую ветвь, которой нащупывал дно и медленно, шаг за шагом продвигался вперед. Купец покорно ступал прямиком за ним, боясь оступиться, чтобы не уйти ко дну со всеми своими пожитками. Брэтвальд вполне понимал его страх, ибо предупредил его о том, что брод здесь, представляет собой узкую подводную тропку, и один раз ступив не туда, можно было легко стать утопленником, коих тут было полно.
   Река медленно текла, булькая в ночной тишине, редко плескалась рыба, далеко на той стороне доносилось уханье совы.
   Преодолев водную преграду, следопыт аккуратно вывел неуклюжего Попутного на берег. Бродяжник тут же спрыгнул на мягкую траву, довольный тем, что не замочил свои лапы. Впереди их ждало широкое поле, скрывая от ненадобных глаз зарослями высокой травы.
  
   3
  
   В пределы городских стен Готвельда они вошли под тусклым светом горящих дозорных огней. Одно тревожило следопыта: покуда они проходили расположившуюся перед городом деревню, он несколько раз замечал идущие далеко за ними силуэты, словно кто-то следил, начиная с самого берега.
   Брэтвальд подошел к привратнику, постучав в закрытые ставни его маленького оконца охранной будки, и еще раз оглянулся назад: две крупные тени двигались вдоль деревянных домов, жители которых давно уже забылись крепким сном.
  - Кто? - послышался хриплый голос привратника. Купец вертел головой в разные стороны, ему было не по себе.
  - Торговцы из Ордара - ответил следопыт. Ставни со скрипом отворились. В оконце на свет показалось морщинистое, заспанное лицо.
  - Печать показывай, - Сухо сказал привратник. Брэтвальд кивнул купцу, дабы он живее доставал свою бумажку. Юноша засуетился, начав рыться в своих многочисленных карманах. Темные силуэты приблизились, и, кажется, остановились. Они ждали. Наконец купец нашел потрепанный кусок пергамента с красной печатью, свидетельствовавшей о том, что он действительно является членом Гильдии Торговцев.
  - А твоя где? - Еще более сухо переспросил старик. Брэтвальд вновь посмотрел на купца, который растерянно переглядывался со следопыта, на привратника. Брэтвальд ждал его ответа, ибо в самом начале пути он объяснил ему правила вхождения в город.
  - Он со мной. Несу за него ответственность! - скороговоркой проговорил купец. Не каждый соглашался на такую сделку со следопытом: Брэтвальд отвечал за жизнь попутчика в лесу, а тот брал ответственность за него в городе. Такова была сделка, таковы были правила крупных городов Готвальдии - если нарушил закон один, на плахе могли оказаться оба.
   Привратник заскрипел пером по бумаге в своей толстенной книге, записывая имена в темноте, затем несколько раз крикнул стражника на воротах, двери открылись и их впустили в город.
  - Спасибо тебе, Серая Лисица - Сказал молодой купец, когда толстые двери закрылись за их спинами.
   В карман Брэтвальда звонко упали пять золотых монет. Оба получили то, что хотели. Здесь их пути разошлись.
   Внутри городских стен было также не безопасно.
   Брэтвальд потуже натянул капюшон своего плаща, поправил колчан со стрелами, подтянул лук, покоившийся за его спиной, и, положив руку на кинжал, прямиком отправился в знакомый трактир "Рыгающий Дракон".
  
   4
  
   Трактир держал старый друг Брэтвальда, ордариец Рувиль. В свое время он был для следопыта кем-то вроде наставника, и с тех пор, как Рувиль перебрался в Готвельд, они редко виделись.
   Брэтвальд прибавил шагу. Бродяжник бежал рядом, подняв хвост трубой и прижав уши.
   Большое крыльцо трактира с висящей железной вывеской, находилось в большом двухэтажном доме, двери и окна которого были наглухо закрыты. Однако следопыт знал, и еще более убедился в том, что внутри во всю шло хмельное веселье, когда приник к дубовым дверям, услышав приглушенный гул.
  Он постучал.
   Небольшой засов открылся, и в нем показались глаза.
  - Кого нелегкая принесла еще? - Буркнул недовольный голос.
  - Серую Лису. - Быстро ответил Брэтвальд, опасливо озираясь по сторонам.
  - Вот те раз!
  - Давай, живей открывай!
   Двери отворились, и на пороге показался небывалых размеров вышибала Хроткор.
   Каждый раз, когда Брэтвальд его видел, ему невольно приходила на ум мысль, что трактир Рувиль назвал именно в честь этого гиганта, ибо рыгал Хроткор почище всякого дракона. Следопыт быстро юркнул под его большую руку и оказался внутри.
  - Закрывай скорей, рот не разевай! - Хроткор поспешно запер двери и удивленно посмотрел на Брэтвальда.
  - Что стряслось-то? - спросил он.
  - Позже, дружище расскажу... - Брэтвальд украдкой заглянул в зал - Кто сегодня пирует?
  - Да те же самые! Торгаши, да ремесленники!
  - Новых лиц нет?
  - Походу нет. Только ты! - Разразился громогласным смехом Хроткор.
   Брэтвальд еще раз заглянул в зал: везде стоял густой табачный дым, за тяжелыми дубовыми столами теснилось много народу, постоянно вскидывая большие глиняные кружки вверх, полные эля, выкрикивая очередное крепкое словцо, после которого следовал общий взрыв хохота и гоготания. Неподалеку от стойки трактирщика играли менестрели, звонко перебирая струнами лютни, заливаясь свирельной трелью. Всё было, как обычно: шумно, весело, музыкально и пьяно.
   Следопыт незаметной тенью прокрался к стойке трактирщика. Бродяжник отточенным движением, по привычке запрыгнул на стол, перед самым носом Рувиля. Брэтвальд сел рядом. Трактирщик вздрогнул от неожиданного появления кота, а затем расплылся в широкой улыбке, узнав в нем Бродяжника, спутника Брэтвальда.
  - Дружо-ок! - потрепал он кота за ухо. - Вайя! Угости-ко этого усатого бродягу хорошей рыбкой! - Вайя, трактирщица, молодая и упитанная девка с двумя длинными косами, свисающими до самой попы, округлой, покачивающейся при каждом её шаге, тут же отвлеклась от кокетства с очередным пьянчугой, который имел на её счет планы сегодня ночью, и легкой походкой, не свойственной для её тучности, направилась в закрома кухни.
  - Токмо не вяленую! - Засмеялся Рувиль.
   Брэтвальд внимательно поглядел на своего старого друга: время не щадило ни кого. Седина вплелась в его плешивую голову, щеки раздобрели на дармовых харчах, морщины прорезали борозды вокруг его вечно смеющихся глаз, а усы стали еще шире.
  - Проныра ты окаянной! - Рувиль крепко сжал руку Брэтвальда, похлопав по его плечу.
  - Сколько лет, сколько зим минуло с нашей последней встречи?
  - Не меньше трёх - Ответил следопыт, улыбаясь.
  - То-то же! Совсем запамятовал старика...
  - Просто не по пути было, а то непременно заскочил бы.
   Рувиль продолжал наглаживать Бродяжника.
  - Сердцем чую, завтра опять исчезнешь? Потом ищи, свищи тебя. - Покачал головой Рувиль. Оно было верно, ибо Готвельд становился для Брэтвальда опасным местом пребывания.
   Вайя принесла маленькую рыбешку и положила её на тарелке перед самым носом Бродяжника. Котяра заурчал, принявшись за еду. Рувиль разлил две кружки отменного эля и поставил их перед Брэтвальдом.
  - Как там дела в Ордаре? - Спросил он.
  - Всё по-старому. Тихо, мирно... - Следопыт отпил эля. Говорить о Нейннэ было рано, а возможно, даже и не к чему.
   В "Рыгающем Драконе" он мог чувствовать себя в безопасности. Рувиль пускал сюда только "своих", и, тем не менее, от постояльцев никогда не было отбоя.
   Сегодня Брэтвальд уснёт в мягкой, тёплой постели, чему был несказанно рад.
  - Послушай, старина. Я хотел тебя спросить, интересовался ли кто мной в городе в последнее время? - Брэтвальд перешел на полушепот, дабы ни одно лишнее ухо не услышало.
  - Видать, не про Попутных спрашиваешь? Было дело. За день, до твоего появления, приходили тут двое, искали некоего Серого Лиса. Я сразу смекнул, что на заказчиков они не тянут, уж шибко рожи кривые и на купцов, хоть убей, не похожи. Я еще было удивился тогда, думаю, давно не видывал тебя здесь, с чего бы тебе тут быть? Отвечаю, не слыхивал. А они, мол, купцы не справлялись о таком? Я говорю, что у меня токмо пивко, да пожрать чего просют, а о лисицах, да прочих животных, в пищу не угодных не спрашивают! - Тут Рувиль расхохотался. Брэтвальд не улыбнулся.
  - Кажется, кто-то из купцов меня сдал. - Следопыт нахмурился и выпил одним глотком половину кружки. - Видел двоих, они, следили за мной с тех пор, как я вошел в деревню...
  - Я предупреждал, что рано или поздно, они выйдут на тебя! - Сказал Рувиль, ворочаясь над открытой бочкой соленых огурцов.
  - Надо уходить поскорей, чего доброго насадят на нож из-за угла. - Ответил Брэтвальд.
  - Э-э, нет. Торопиться бежать в лес глупо, хоть тебя там, как иголку в стоге сена не найти. Хуже эльфа! Лучше-ко составь мне компанию? - Рувиль протянул ему ключ от комнаты. - Сам знаешь, у меня безопаснее, чем в королевском сортире! Раскурим вечерком трубку хорошего табака, поболтаем о том, о сём? Вон, - Рувиль кивнул через плечо. Позади него, далеко на кухне стояла хорошенькая девушка, разливая из деревянной бочки эль в глиняные кружки - Девка новая робит у меня, красавица! Пригреет в постели, а то, поди, давно бабу-то не щупал? Ахахаха! - Рувиль достал из бочки красноречиво скрученный огурец и надломил его, отчего еще больше заржал, как лошадь. Однако Брэтвальда это нисколько не тронуло. Он вспомнил о Нейннэ, запах боярышника и земляники, её бронзовую кожу, волосы, цвета вороного крыла, спутанные и мокрые, такие, какие он видел в последнюю их встречу, перед тем, как уехать.
   "Уходить в лес, возможно, было сейчас не умно", думал следопыт, разглядывая дно уже пустой кружки. Его повсюду разыскивают разбойники, тем более, они уже знают, что он в городе, а это значит, они хорошо стерегут все входы и выходы. Но, что могло остановить хитрого следопыта, ежели он надумает возвращаться в Ордар? Ничего, абсолютно ничего, ибо он знал, что его там ждали. Она.
  - Заманчиво, - Ответил Брэтвальд, на предложение Рувиля. - И девки-то у тебя хорошие. Утро вечера мудренее. Завтра решим, что делать, ибо в Ордар возвращаться нужно поскорей, неделя - будет слишком много для меня...
  - Что это вдруг тебя стало тянуть в Ордар? Не ждёт ли там тебя, часом, красавица ясноглазка? - От Рувиля было почти невозможно что-либо скрыть.
  - Нет. Остались нерешённые дела. - Коротко и холодно ответил Брэтвальд. Он не хотел, что бы кто-то знал о Нейннэ.
   Рувиль многозначительно улыбнулся и пожал плечами.
  - Едрить, колымать! - Неожиданно услышал Брэтвальд за своей спиной до боли знакомый голос, грубый и глухой, словно из бочки. Следопыт обернулся, но никого не было. Тогда он опустил взгляд чуть пониже и увидел блестящую лысину, затем курчавые рыжие брови, маленькие серые, слегка косые глаза, большой расплюснутый картофелиной нос, румяные скулы и растрёпанную, топорщащуюся в разные стороны рыжую словно медь, бороду.
  - Яробород Ягреддин! - Не скрывая радости, воскликнул Брэтвальд.
  - Он самый!
   Яробород Ягреддин, шибко коренастый гнумлинг, с невероятно огромными ручищами и толстыми, будто сардельки пальцами, стоял подбоченившись, одетый в клетчатую рубаху, широкие ватники, и обутый в большие чёрные ботфорты. В отличие от своих собратьев, Яробород, будучи одним из самых искусных умельцев владеть топором и секирой, был единственным гнумлингом дровосеком во всей Эландрии! Он любил выпить ядрёного пойла и приложить крепкое словцо. Одним словом, с ним невозможно было заскучать.
  - Вот уж не думал, что встречу тебя в этом притоне извечных алкоголиков и тунеядцев! - Прогремел гнумлинг.
  - Ответь мне, любезный бородач, как ТЫ оказался здесь? Неужели сам король Виастр пригласил тебя в Готвальдию, срубить ему парочку Вечноцветущих Ясеней, на ветвях которых растут золотые слитки?!
  - Ну, не совсем! - Прогудел Яробород, поглаживая рыжую бороду. - Всего лишь градоправитель Пэрган отвалил мне из своих скудных запасов золотишка, для того, чтобы я подковал ему вшей, прыгающих по его плешивой головёшке! Ах-ха-ха! Шоб цокот копыт стучал у его по дому!
   Брэтвальд рассмеялся, крепко обняв своего старого друга.
  - Вижу, вы знакомы? - Поинтересовался Рувиль.
  - Ещё бы! - Ответил Яробород. - Мы вместе спасали задницу в коридорах Гнумилора! Тогда я... а, не будем об этом.
  - Да, Ярик. Тогда ты чуть не лишился...
  - Ох, и не надо! Лучше-ко плесни мне чего покрепче! - Яробород залез на стул, протянув свои короткие, мускулистые руки к большой крынке ядрёного "Нежданец Тролля". Конечно, фантазии Рувиля, судя по тому, как он обозвал все свои напитки, можно было только позавидовать.
  - А ведь, он помог мне выкарабкаться на свет белый! - Кивнул в сторону Брэтвальда Яробород.
  - Надеюсь, нам больше не придётся возвращаться в Гнумилор?
  - Конечно, придётся! Я этим многоногим щупоглазам рожи-то поотбиваю!
  - Простите? - Вмешался Рувиль. - Брэтвальд, ты так много странствуешь, и так редко заявляешься сюда, что я почти ничего не знаю!
  - Старина Рувиль, этот рассказ не за одной кружкой пива. - Вздохнул Брэтвальд.
  - Не волнуйся, у нас времени до утра. - Выставляя батарею тяжелых стеклянных бутылей, ответил Рувиль.
  - Вот это по-нашенскому! Вот это, как я говорю, по человечачьи! - Стукнул кулачищем по столу Яробород.
   Рувиль, разливая пиво, вопросительно поглядел на Брэтвальда.
  - Ладно, - Вздохнул следопыт. - Расскажу. Я тогда отправился на запад, вёл одного купчишку с гружёными лошадьми через земли Эстравуда, до Фалькора. Так уж вышло, что купец решил остаться в Эстравуде, ну а я, получив часть своего золота, повернул до монастыря Мэйлары, у подножия гор Альбонских Пиков...
  - Ох, и стервец! - Сказал Яробород, хитро прищурившись. - Знает, куда дорогу-то держать! Монашек, служительниц богини Мэйлары решил потискать, да?
  - Ну... - Улыбаясь, протянул Брэтвальд. - Там можно найти успокоение, не спорю, но шёл я туда совсем не за этим. Но не важно! Важно то, что в монастыре я встретил тех самых бедолаг, горе-золотоискателей, что решились пойти с тобой Ярик. Они лежали все искалеченные, а жрицы ходили за ними, пытаясь вытащить с того света. Моя старая, добрая подруга Ильвиоллэ, наставница монастыря, попросила меня найти оставшуюся часть экспедиции, и узнать, в чём дело. Тогда я пустился по следам, которые вели прямиком в покинутые шахты Гнумилора. Там я и встретил Ярика, благо живого. Ему повезло больше, нежели остальным.
  - Я всегда говорю, что моя рыжая задница облачена в рубашку! Да не в простую, а мифрильную!
  - Именно её, то бишь, задницы, ты тогда едва не лишился.
   Рувиль громко расхохотался. Яробород повертел головой, на первый взгляд не поняв шутки, а затем разразился смехом.
  - Да, Гнумилор, не смотря на то, что прошло с тех пор немало лет, до сих пор является лакомым куском для искателей сокровищ. - Протирая кружки, сказал Рувиль. - Кто только туда не ходит! Волшебники, да всякие чародеи, гнумлинги, да карлики с севера, эльфы разной породы, и еще куча всякого сброду! А главное - никто ведь и монетки оттуда не выташыл! Я правильно толкую?
  - Правильно. - Одновременно ответили Брэтвальд и Ярик.
  - Но попытка, не пытка! - Добавил Яробород.
  - Не сказал бы... - Вставил Брэтвальд.
  - Попробуем во второй раз! Как-никак, а это Царство моих предков! Во мне течет кровь тех, кто скопил там злато, алмазы, мифрил, волшебные руны, легендарный порох! - Говоря это, глаза Яроборода алчно засветились. Гнумлинги падки на золото, и вообще на всё то, что блестит. Хуже вороватых галок. Но, если по рассказам Яроборода он, или кто либо иной отыщет Альбонский порох, который хлопает и горит, почище чародеевых фейерверков, то пресловутый прогресс, о котором твердят безумные магики и некоторые князья, изменит мир до неузнаваемости.
  - Страшно пускать тебя туда, Ярик. Ты ведь свихнешься прямо там, если увидишь золотые горы. Хотя, вряд ли там таковые имеются, злосчастные паукообразные твари давным-давно уже всё растаскали.
  - Им то они на что? Эти чудища настолько тупы, что даже нормального копья сладить не могут. Ты же видел, чем они орудуют? Сплошная ...!
  - Видел, и больше не хочу. - Перебил Брэтвальд Ярика, пока тот не матюгнулся, как он это любил делать.
  - Что же, вспомнили былое, а теперь о нынешнем. Ярик, неужели Пэрган, проклятый банкир, скряга, глава Торговой Гильдии и мэр этого паршивого города, раскошелился на гнумлинга, кудесничающего своими громадинами-топорами, кои ты всюду с собой таскаешь?
  - Э-э-э, не совсем. - Почесал гладкий затылок Яробород. - Пэрган заявился ко мне уже после того, как я прибыл сюда, расклеив на каждом углу свои объявления. Чёрт подери, да я тут, кажется один единственный гнумлинг?! И видать, единственный постоянно трезвый дровосек?!
  - Это центральная часть Эландрии, далековато от Заррегарадских гор, а ты чего хотел? Гнумлинги редко заявляются сюда. А если сравнивать с тобой, Ярик, то, да... и целая сотня лесорубов с тобой не сравнится по лихости рубить всё, что ни попадя! А уж, сколько ты можешь выпить, и при этом остаться трезвым, как стёклышко - в пору слагать легенды.
  - Ты прав, ой, как прав! - Ударил Ярик по столу. - Ну, значит, ошиваюсь я здесь только по одной причине - на своих двоих я далеко до Заррегарада не утопаю. Тем паче, после экспедиции в Гнумилор я остался единственно выжившим и совсем без денег! Ну, выходили меня твои жрички. Ох, и выходили, я тебе скажу! Одна там была, звали её Вийена, в теле, как я люблю! Розовощекая, а попа у её...
  - Яри-ик... Ближе к делу.
  - Ну, да. Как выздоровел, сразу дал ходу в этот самый - Эстравуд. Но работёнки там - кот наплакал! Одни пастухи, да фермеры! Мои навыки дровосека, мягко скажем, не пригодились. В их треклятой таверне я спустил последние гроши на комнату и девок! Потом мотался немного по местным деревушкам, надоело, что меня за лепрекона принимают местные дураки, вот и пришёл по пути, так сказать, в Столицу! Ну, тут сразу и понеслось, и работа нашлась: Пэрган, узнав обо мне, почему-то решил, что я кузнец, как и все гнумлинги и велел выковать ему пару безделушек, как он говорит, из заруандской стали. Поглядел я на эти слитки - дерьмо собачье! Хоть я и не кузнец вовсе, но кое-что смыслю! Но, говорить я ему про это не стал, работа, как никак нужна! Горнгольская руда, понимаешь Брэтвальд? Обычная горнгольская хрень! Залежавшаяся между медных жил, от чего и имеет красноватый оттенок, как заруандский металл. Выковал я ему нагрудник, да поножи. Ладненько постарался, хоть местами и криво вышло. Надо сказать, много же он этого бесполезного мусора насобирал! Ах-ха! Есть же умные торгаши!
  - Уверен, что продали ему её карлики. Только они, наряду с вами так умело разбираются в металле. И только они могут так ловко облапошить.
   Ответил Брэтвальд, ехидно улыбаясь.
  - То-то же! Ну и я своего не упустил. Задрал цену. Торговался, увалень, ой как шибко! Настойчивый гад. Скинуть пришлось половину, а то вышвырнули бы и совсем без денег. Как знал, что жадюга! - У Яроборода пересохло в горле, и он хлопнул целую крынку эля, смахнув с бороды пену.
   Повисла пауза. Яробород, видимо вспомнив детали сделки с Пэрганом, задумчиво усмехнулся в свою курчавую бороду, на следопыта внезапно нахлынули воспоминания о Нейннэ, а Рувиль молча возился с закуской, то и дело, отвлекаясь на различные бытовые мелочи.
   В большом, тёплом и уютном зале трактира играла заводная музыка, стоял звон тарелок, бульканье разливного эля, хруст жаренных куриных ножек, чавканье, пьяные песни, смех девок и кашли пирующих стариков.
   Неожиданно раздался скрип входной двери, за которым последовали тяжелые шаги по дубовым половицам, и в залу вошел странного вида человек.
   Брэтвальд сразу обратил на него своё внимание, ибо незнакомец ярко выделялся среди остальных. Общая кутерьма пирующих была увлечена шумной пьянкой, не заметив нового гостя.
   Зоркий взгляд следопыта мгновенно уловил каждую деталь вошедшего. Глядя на то, как пришелец держал себя, высокомерно осматривая трактир, можно было сказать, что этот человек принадлежал к знатному роду и был довольно богат. На купца он не походил, ибо накинутый на его плечи чёрный бархатный плащ не мог полностью скрыть сверкающие, надраенные до блеска стальные поножи и сапоги. Слева на плаще была золотая вышивка в виде фамильного герба, изображающего извивающегося дракона, державшего в своих лапах большую шипастую розу. Такими нашивками обладали в основном странствующие, или привязанные к Ордену рыцари.
   Незнакомец не был молод. Он был близок к тому, что в Эландрии принято называть преклонным возрастом. Его большой, орлиный нос упирался в длинные, вьющиеся чёрные, слегка седоватые усы. Взгляд был устремлён вдаль, карие глаза сверкали решительностью и непоколебимостью. Брэтвальд не ошибся: таким фанатичным взглядом обладали только рыцари, до мозга костей убеждённые в истинности кодекса чести, служения правде и справедливости. Длинные неприбранные волосы беспорядочно падали на его плечи, придавая их обладателю несколько безумный вид, словно это был и не рыцарь вовсе, а сумасшедший алхимик, или чародей.
   Гремя сокрытыми под плащом доспехами, незнакомец прошёл напрямик к стойке, за которой сидели Брэтвальд и Ярик.
   Небрежно кинув на стол стальные перчатки, он кивнул головой Рувилю.
  - Приветствую тебя, хозяин сей корчмы! Я устал с дороги, будь добр налей мне вина, да угости сочным бедром жареного поросёнка, приложив к нему солёных огурцов, да приправь зеленью. - В его голосе звучала уверенность и властность. Яробород, не замечавший до сих пор пришельца, услышав его голос, отвлёкся от созерцания пышных форм трактирщицы Вайи и, не скрывая удивления, граничащего с язвительной усмешкой, обернулся.
  - О! Гнумлинг собственной персоной! Я крайне удивлен... - Не успел рыцарь договорить, чему он был так крайне удивлён, как Ярик не заставил себя ждать.
  - Удивляется сельский парняга, заглянувший под юбку своей девчушки в первую брачную ночь, а тут дивиться нечему!.. - Брэтвальд не удержался, прыснув от смеха и удивления, едва не подавившись элем.
  - Мой друг хотел сказать, что также крайне удивлен, встретить в столь... простятском местечке благородного рыцаря... - Попытался смягчить резкость Яроборода Брэтвальд.
  - Я наслышан о грубых и неотёсанных гнумлингах, поэтому меня нисколько не удивляют его манеры. Благодарю! - Кивнул он Рувилю, который поднёс ему выпивку и еду. - Что же, значит, мы взаимно удивляем друг друга, и это славно. Как вы поняли, что я рыцарь?
  - На лице написано. - Не унимался Ярик.
  - Я бы сказал, по одежде... - Поправил Брэтвальд.
  - В этом нет ничего удивительного! - Воскликнул Рувиль, пытаясь разрядить напряжение.
  - Рыцари частенько заглядывают ко мне на огонёк! Это же торговый город, тут можно встретить кого угодно! - Рыцарь многозначительно посмотрел на Яроборода, молча, подтверждая слова трактирщика.
  - Кого угодно... вы правы. - Рыцарь поднял глиняный кубок и отпил вина, пошевелив густыми усами. - Позвольте представиться, меня зовут Валиньон Братдуринор Эйфеншет, я странствующий рыцарь! - Звучало это очень торжественно. - Я прибыл в Готвельд не случайно. Для моих странствий мне понадобиться провожатый. Мои друзья из Торговой Гильдии посоветовали мне отыскать некую Серую Лисицу, мол, она сможет мне помочь добраться хоть на край света. В поисках этой загадочной женщины я первым делом направился в ваш трактир! - Яробород и Брэтвальд взорвались раскатистым хохотом, едва не свалившись со стульев. Валиньон недоумённо поглядел на обоих. С застывшим вопросом на лице, он посмотрел на Рувиля, однако и тот едва сдерживал приступы смеха.
  - Да вы пьяны! - Выругался рыцарь.
  - Не-ет! Ахахаха! Ой... ух... - Успокаиваясь, ответил Яробород. - Брэтвальд, лучше ты скажи ему, а иначе... иначе я... такое щас сказану! Ах-хахахахаха!
  - Серая Лисица, это... насколько я знаю... ой... пока еще мужиком оставался! Ахаха-хаха! - Покатываясь со смеха, ответил Брэтвальд.
  - Уважаемый Валиньон, Серая Лисица перед вами... - Широко улыбаясь, указал рукой на Брэтвальда Рувиль.
   Высокомерное лицо рыцаря скривилось в кислую мину, как только тот понял, что попал впросак.
  - Примите мои глубочайшие извинения, я не хотел оскорбить вас. Однако если вы не захотите решить сей вопрос иным способом, я пойму и приму вызов... - Яробород и Брэтвальд смеявшиеся до этого, понемногу пришли в себя. Гнумлинг поднял крынку и сказанул шутливый тост.
  - Выпьем за нашу мужественную, аж до самой щетины на щеках, провожатую! Брэтвальд, я удивляюсь, как же мы еще друг в дружку не втюхались? Ах-ха-ха! - Очередная подначка Ярика вновь вызвала прилив хохота, однако, глядя на то, как Валиньон наливается краской, словно помидор, заставило Брэтвальда быстрей придти в себя.
   - Не утруждайте себя извинениями, благородный сэр. Это всего лишь маленькое недоразумение. Давайте лучше сразу перейдем к делу? Зачем вам понадобился провожатый?
  - Благодарю. Скажем так, я держу путь в Игеньёльд, в столицу нибелунгов. Это крайние северные земли, дороги туда, я не знаю. Мне нужен следопыт, который бы уверенно провёл меня безопасными тропами. Я хорошо плачу.
   Рыцарь сорвал с пояса увесистый кошель и бросил его на стол, рядом с перчатками. Из мешочка вывалились золотые монеты, играя бликами от горящих свечей. Их там было, монет пятьдесят, если не больше. От общего веселья не осталось и следа. Рувиль разинул рот, увидев блестящее золото, и его радость тут же переросла в откровенное изумление.
  - Путь туда лежит не близкий... - Спокойно ответил Брэтвальд, глядя на золото. Яробород сразу же заёрзал на стуле, потирая свои огромные ладони.
  - Меня не страшат долгие переходы, ни лютый холод, ни прочие опасности. Мне нужно попасть в Игеньёльд.
   Брэтвальд молчал. Яробород продолжал ёрзать, что-то бубня себе под нос.
  - Далеко же вы собрались... - Присвистнул Рувиль. - Игеньёльд, насколько я знаю это столица карликов, или как вы их там назвали?
  - Нибелунгов...
  - Может вам отыскать одного из них? Уверен, они лучше знают дорогу.
   Брэтвальд перевёл взгляд на Яроборода, затем на рыцаря.
  - За долгие дни моих странствий по землям Готвальдии, Ордара и Гунхельмдора, сегодня я встретил единственного близкого сородича нибелунгов, вот этого гнумлинга. - Рыцарь кивнул на Ярика.
  - Полегче! Во-первых, я имя не родственник! А во-вторых, я тут не пустое место!
  - Право, милсдарь... Серый Лис... вы хотите сказать, что самый обычный карлик может ловко проводить меня из самого сердца Эландрии в заснеженные пустоши великой тундры Вьюгарры? Но не они ли сами, пользуются вашими услугами? Вы путешествуете по всему миру, от южных Заруандских границ, до Брадарии, что граничит с Заррегарадом, кто, как ни вы знаете все скорые и потаённые тропы? Я хорошо осведомлён о вас. - Не обращая внимания на распалившегося Яроборода, продолжил рыцарь. Разговор принял крутой поворот. От чудаковатости и напыщенности рыцаря ни осталось и следа. Валиньон твёрдо знал, чего хотел. Брэтвальд промолчал.
   Следопыт думал о Нейннэ.
   Он обещал ей вернуться. Переночевав в Готвельде, он хотел повернуть обратно в Ордар. Оставлять её на долго одну, в большом поместье Винсельма было опасно. Он думал о ней каждую минуту. Он боялся, что Винсельма выдадут и к нему нагрянут люди князя. Он боялся, что алхимик не сможет выходить её, и когда он вернётся, будет уже слишком поздно. Страх одолевал его. Впервые за много лет он думал о ком-то другом. Впервые за много лет он боялся...
  - Нет. - Коротко отрезал Брэтвальд. - Простите, благородный рыцарь, я не могу... - Казалось недоумение и, даже, некоторое напряжение мгновенно перекрыло звенящую музыку и шум пирующих завсегдатаев.
   Следопыт раскланялся и, поигрывая ключами от комнаты, вышел прочь из обеденного зала трактира, скрывшись на лестнице.
  
   5
  
  Ночью прилетела птица. Сквозь шум дождя он слышал, как она назойливо стучится своим маленьким клювом в толстое оконное стекло. Брэтвальд медленно поднялся с постели. Бродяжник лениво открыл правый глаз, провожая взглядом хозяина, свернувшись клубком на мягком ковре.
   Отворив створку, он впустил промокшую под дождём пустельгу. Птица запрыгнула на подоконник, царапая дерево острыми когтями. Брэтвальд знал, зачем она пожаловала к нему. Это была почтовая вестница, к её лапе был бережно привязан маленький свёрток пергамента.
   Как только Брэтвальд взял письмо, пустельга крикнула на прощанье и, зашуршав крыльями, обратно улетела в ночное небо. В письме было написано, коротко, но ясно:
  
   "Она сбежала".
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"