Дорохин Сергей Анатольевич: другие произведения.

Цена выбора

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новелла "Цена Выбора" относится к "постмодернистскому фэнтези" и является предтечей к общему циклу произведений о странствиях Серой Лисицы - следопыте и наёмнике.

   ____________________________________
  
   Странствия Серой Лисы
   ________________________
  
   ДОРОГА НА СЕВЕР
  
   - I -
  ___________________________________________________
  
   ЦЕНА ВЫБОРА
  
   1
  
  Они прибежали под утро.
   Сквозь узенькие окна едва стелился холодный свет зари, окунув заляпанные вином и пивом дубовые столы и стулья корчмы в кроваво-алые тона. В округе было тихо. Ночная пьянка улеглась также быстро и неожиданно, как весенняя гроза. В воздухе стоял аромат терпкого табака, перегара, пота и хмеля.
   В углу корчмы, скрестив руки на груди, сидел, закинув ноги на стол силуэт, укутанный в плащ. Рядом с ним, примостившись о стену, стояли зачехлённый охотничий лук диковинной резьбы, колчан со стрелами, лежала дорожная сумка. На столе, где беспорядочными рядами громоздились пустые глиняные кружки, между разбросанных деревянных мисок и бутылей, свернувшись в клубок, спал большой, полосатый котяра.
   Услышав скрип входной двери, силуэт встрепенулся, и поднял голову, очнувшись ото сна. Кот лениво повел ухом от прожужжавшей мимо мухи.
  Их было четверо. Они неуклюже толпились подле стола, переминаясь с ноги на ногу, и нетерпеливо ждали.
   Из-под надвинутого на брови капюшона, недоброжелательно сверкнули глаза. Пришедшие незнакомцы выдержали паузу, но не успели ничего сказать, силуэт опередил их.
  - Чего надо? - Прозвучал хриплый от похмелья и сухой от жажды голос.
  - Энто... - Неуверенно, но тревожно начал один из них. - Господин... Лиса, стало быть. Нам ваша помощь нужна шибко, ибо самим не управиться. Девчушка вдовы Фьёлрид пропала! Еще вчера со двора вышла, на гулянья-то, и к вечеру не вернулась. В кутерьме-то, общей, не сразу уразумели, чай пьяные были, а сёдни, спозаранку-то баба спохватилась, да залилась рёвом. Как пить дать, в лесу потерялась! По всей деревне искали-то, не нашли! Без вашего, так сказать, соучастия не управимся, чес слово... вы жо, энто - следопыт!
   Силуэт тяжело вздохнул, тихо выругался и медленно встал, появившись в свете тусклых лучей утреннего солнца. Зелёный, видавший виды, затасканный плащ соскользнул с плеч, открыв широкую грудь, облаченную в тёмную, холщовую рубаху, с развязанной шнуровкой у засаленного воротника, поверх которой был надет серый жилет из тонкого драпа. Кожаный наручник на левом предплечье выдавал в его обладателе заядлого стрелка, а блеснувшее на бедре, холодным светом стальное навершие кинжала, многозначительно намекало, порой на опрометчивую решительность своего хозяина.
   Кот посмотрел на нависшего над ним хозяина, встал, выгнулся дугой, и широко зевнув, сел, принявшись облизывать свою лапу.
  - Я за честное слово, в лес не хожу. - Угрюмо ответил следопыт, заглядывая на дно пустых кружек и бутылей. Убедившись в отсутствии хоть какой-либо жидкости, он разочарованно вздохнул, поскреб ногтями по щетинистому подбородку и вопросительно посмотрел на незнакомцев.
  - Знамо дело, - Ответил тот, что первый завел разговор. - Заплатим, сколь скажете.
   Человек в плаще еще раз вздохнул, как бы прогоняя похмелье, перекинул наискось охотничий лук, затянув ремнём, оставив его за спиной, приторочил колчан к широкому кожаному поясу, ухватил сумку и, покыскав за собой кота, вышел следом за остальными.
  
   2
  
  Он отошел уже довольно далеко от деревни. Возгласы зевак и отчаянные завывания вдовы утонули и затихли, унесённые ветром. Окрест шумела листва, колотился дятел, звонко заливались лесные птицы.
   Сперва следопыт шёл наугад. Вчерашняя попойка давала о себе знать пульсирующей болью в висках. Каждый шаг отдавался в голове тяжёлым обухом. Скверное утро. Полосатый кот бежал впереди, перепрыгивая высокую траву.
   Спустя время, следопыт наткнулся на примятый куст осоки. Внимательно осмотрев каждую травинку, он подозрительно глянул на север и быстрым шагом направился в сторону отдалённого холма, за которым скрывался широкий яр. Следопыт уже знал дорогу.
   С размаху, спрыгнув на дно яра, оставив нетронутыми ветки сухостоя и валежника, он оказался на сокрытой тропе, что виляла меж цепких кустарников, протоптанную маленькими ножками юной, заплутавшей девчушки и её похитителями.
   Под большим, раскидистым деревом, что громоздко нависало над яром, укрывая его своей густой кроной, будто навес, или крыша, в запутанной сети его толстых корней, в белом платьице сидела она, поджав свои босые ножки. Следопыт спешить не стал. Он внимательно посмотрел на кота, тот замер, словно статуя, водя ушами из стороны в сторону.
   До него донеслось хныканье и всхлипывания девочки. Она не видела и не слышала его. Следопыт внимательно следил за тем, как кот водил ушами, прижавшись к земле. Неожиданно они замерли в одном направлении. Человек поднял глаза к высокому краю оврага, где сквозь запутанные ветки сорняка и кустарника, на фоне сплошного зелёного полотна леса, сидела тень!
   На самом краю яра, выжидающе замер эльф. Его вытянутое, остроухое, с орлиными чертами лицо, было измазано грязью. Одежда была сшита из листьев и совиных перьев, скрывая очертания его худощавого тела. Обычному человеку эльфа невозможно увидеть, ибо они прячутся чрезмерно искусно, но от зоркого глаза следопыта, ничто не могло ускользнуть.
   Его надежды не оправдались, и деньги крестьян, как он понял, окажутся не такими уж лёгкими. Девчонка не заплутала, заигравшись в салочки, как сперва подумал он. Здесь оказалось все гораздо хуже... Эльфы поймали её.
   Эльфы ненавидели людей, а те, в свою очередь терпеть не могли эльфов. Но это была не просто взаимная неприязнь, это было кровопролитное истребление одного народа, другим, плавно подходившее к своему завершению. Печальному завершению. Как и любая война, она унесла слишком много бессмысленных жертв.
   Возвращаться обратно к селянам с вестями о том, что дочь местной вдовы уволокли эльфы и выжидают в засаде, было бессмысленно. А говорить о том, что похитители, потребовав выкуп, все равно, либо прикончат её, либо отдадут на служение их жричкам, что тоже было равносильно убийству, казалось ещё более нелепой мыслью.
   Нужно было решать. Здесь и сейчас.
   Следопыт мог легко уйти, избегнув стычки с эльфами и бросить ребёнка, навсегда покинув расположившуюся на границе с Ордаром деревушку Верхняя Лозьба, ибо здесь его ничего не держало. А мог остаться и пролить кровь, которую так требовала эта вездесущая война.
   Он не выбрал ни того, ни другого...
   Следопыт медленно вышел, появившись на свет, из зарослей брусники, высоко подняв руки вверх. Кот ступал рядом.
   Расположившиеся в округе яра эльфы высыпались из своих укрытий мгновенно, словно лесные духи, или призраки. Все они были одеты одинаково - в расшитые листвой и перьями маскировочные костюмы, с убранными в длинный хвост волосами и измазанными лицами.
   Следопыт насчитал шестерых.
   Эльфы окружили пришельца, держа его на прицеле своих луков, не спуская своих больших, ярко-зеленых, жёлтоватых глаз.
  - Alvaere, d"ass lue! - Прошептал один из них, откуда-то сверху.
  - Ловко ступаешь по земле, человек! - Сказал подошедший к следопыту эльф, продолжая целиться в него. - Кто ты?
  Держа руки вверх, следопыт ответил.
  - Брэтвальд Берибор, из Ордара. Следопыт. - Он сказал это спокойно, без суеты. - Как зовут тебя? - Спросил он эльфа.
  - Аанулай Вальиимдэй, из Майлуна. - Немного подумав и поводив своими жёлтыми глазами из стороны в сторону, ответил он на манер следопыта.
  - Я пришел за ней, - Кивнул Брэтвальд в сторону яра, где сидела девочка. - Говорите, что хотите получить за неё?
   Эльфы переглянулись друг на друга, затем Аанулай ответил.
  - Странно, что ты пришел сюда один, не убоявшись. Обычно люды носятся шумными толпами, что их за версту слышно! Ты такой смелый, правда, веришь, что мы отпустим тебя живым?
  - Тогда зачем вы держите её, выжидая в засаде? - Ответил вопросом на вопрос Брэтвальд. Эльф хитро улыбнулся, оскалив свои белые зубы.
  - Ты не глупый. Зачем спрашиваешь, если знаешь ответ?
  - Надеялся, что ошибаюсь... - Неожиданно эльф громко рассмеялся звонким смехом, опустив лук в землю.
  - А ты мне нравишься, человек! Ты не такой, как твои сородичи! - Эльф медленно убрал стрелу в колчан, однако остальные продолжали пристально следить за ним. - Может ей будет лучше у нас? Откуда ты знаешь?
   Брэтвальд пожал плечами и равнодушно бросил.
  - Я так не думаю. - Следопыт внимательно смотрел в жёлтые глаза эльфа. Брэтвальд, как нельзя лучше понимал, что заставило их до сих пор держать девочку взаперти, что бы тот ни говорил. - У эльфов Майлуна стали дела совсем плохи, раз они воруют молодых девочек на далеких северных границах Гунхельмдора, вдалеке от родных краев, даже не ради посвящения их в служение дриадам?
  - Тогда, что нас привело сюда, человек? - Тень улыбки исчезла с лица эльфа.
  - Война. Разрозненный дом и голод. - Слова следопыта безжалостно резанули слух всем, стоявшим рядом эльфам. Он знал это. Он почувствовал это, увидев, как их тела дрогнули, а лица перекосились от ненависти.
   Повисла напряженная тишина. В глубине леса продолжал настукивать дятел.
  - Вы в отчаянии, больные, уставшие и ослабленные. Это похищение - ваша жалкая попытка выжить. Если бы сюда пришел не я, а толпа оголтелых крестьян с вилами и бадагами, коих слышно за версту, вновь пролилась бы кровь. Но ради чего? Чтобы опять скитаться по чужим землям, в поисках дома? Грабить и убивать? Так где-же тогда ваши воспетые в песнях благородные цели? Этим вы хотите доказать свою свободу, ценою жизни маленькой девочки?
  - Что ты знаешь о судьбе моего народа?! - Яростно спросил Аанулай. - Вы, люды, прогнали нас с наших благословенных земель! Считаете нас дикарями! Возомнили себя хозяевами этого мира! А как же наши женщины и дети? Конечно, ты о них не подумал! Их отдают в бордели, для грязных утех немытым псам! Запомни, человек, пока будет жив хоть один эльф - война будет продолжаться! - Он смачно сплюнул Брэтвальду на мыс сапога.
  - Ты прав, многие заслуживают смерти. Но и многие - жизни, пусть даже не такой, как прежде. Взгляни на эльфов Фалькора, они спустились с гор, предотвратив войну и отныне, живут в мире. Вы...
  - Плевал я на их мир! - Грубо перебил Аанулай, срываясь на крик. - Эльфы Фалькора - продажные отродья, что за звон монет, готовы перегрызть друг другу глотки!
  - Но худой мир, лучше любой войны...
  - Foena"s sagalli im! - С криком, из-за дерева вышла эльфийка.
   Она подошла к Аанулаю, встав рядом с ним, и грозно посмотрела на следопыта. Её смуглая кожа отливала бронзой в мягком солнечном свете дня, раскосые глаза, словно два больших нефрита, ослепительно сверкали ненавистным взглядом. Курчавые, подобранные очельем из вьющейся лозы волосы, цвета вороного крыла, мягко ниспадали ей на крепкие, худые плечи. Она была облачена в такой же маскировочный костюм, однако тонкая ткань не могла сокрыть её прелести, а тесные брюки подчеркивали её изящные формы.
  - Кончай с ним! - Глядя на Брэтвальда, выпалила она. - Он не достоин никаких разговоров с нами!
  - Deilu, as mikhalla"s de"fyendrell, - Успокаивая её, шёпотом ответил Аанулай. Эльфийка недовольно фыркнула, презрительно глянула на следопыта и отвернулась. Не смотря на всё волнение и напряжение, от взгляда Брэтвальда не могли ускользнуть её стройные ножки, обутые в высокие сапоги, окаймленные бархаткой.
  - Какая твоя цена выбора? - Вопрос Аанулая показался Брэтвальду странным. Возможно, эльф имел ввиду совсем иное, неправильно поставив свой вопрос, однако следопыт нашелся, что ответить.
  - Если есть способ избежать войны, я воспользуюсь им. Если нет - то прольётся кровь... и не только моя. Вот моя цена.
  - Не ври, что ты не боишься смерти, человек.
  - Двум смертям не бывать, одной не миновать. Какая разница, где она настигнет меня? Советую и тебе хорошо об этом подумать.
  - Riagne! As"ante sagalli im! - Вновь взъерепенилась эльфийка, разразившись гневным набором непонятных следопыту слов. Аанулай вновь шикнул на неё, в этот раз настойчиво и жестко. Эльфийка ответила беспомощным кашлем, отойдя в сторону.
  - Хорошо, что ты за неё дашь? - Спросил он, кивнув в сторону девочки.
  Брэтвальд подумал.
  - Я принесу вам зерно, саженцы, семена, лекарственные травы. Всё, что поможет выжить вам, начав новую жизнь. Подальше отсюда.
   Эльф задумался, затем опустил голову и дал приказ на своем языке. Но, что это был за приказ Брэтвальду, возможно, уже никогда не узнать.
   Неизвестно откуда появившаяся стрела, поразила Аанулая в грудь. За ней следом посыпался град других стрел, вонзаясь в стволы деревьев и тела эльфов, заставляя их падать, словно подкошенные стебли. Брэтвальд упал навзничь, кубарем скатившись в яр. Кот быстро метнулся по кустам, скрывшись в густых зарослях. Послышались крики ярости и боли, звон металла и шелест падающих на землю мёртвых тел.
   Брэтвальд подбежал к спутанным корням дерева. Девочка забилась в угол, закрыв руками голову. Корни росли слишком тесно друг к другу, словно прутья решетки. Он выхватил свой кинжал и попытался разрезать их, но ничего не получалось. Услышав шаги за спиной, следопыт резко обернулся. Эльфийка с бронзовой кожей бежала к нему, занеся над головой саблю. Он увернулся вправо, клинок саданул по корням, брызнув крошками коры в разные стороны. Брэтвальд крепко сжал рукоять кинжала и готов был пырнуть им в бок эльфийке, но не сделал этого. Слабая от голода, и больная, она вновь ударила с разворота. Брэтвальд легко ушел от него, нырнув ей под руки. Он прижал её к земляной насыпи яра, ухватив за кисти.
  - Не надо... не стоит этого делать... - Прошептал он ей на ухо. Следопыт чувствовал, как она тяжело дышала. Её грудь шумно вздымалась. Она касалась своей нежной кожей его шеи и более не сопротивлялась. От неё пахло боярышником и земляникой...
  - Замри и не шевелись. - Вновь прошептал он ей. Он чувствовал, как она дрожала от страха. Ей не хотелось умирать.
   Они стояли, прижавшись к земляной, почти отвесной стене яра, сокрытые зарослями брусники, папоротника и сухого валежника. Драка наверху прекратилась. Послышались разборчивые голоса. Это были люди. Разведчики, стерегущие границы Гунхельмдора и Ордара. Один из них осторожно спустился в логовину яра, мельком осмотревшись вокруг.
  - Чисто! - Крикнул он, поспешно карабкаясь обратно наверх. Брэтвальд облегченно выдохнул, почувствовав влагу на своём плече. Эльфийка сдавлено, беззвучно рыдала...
  
   3
  
  Он вернулся в Верхнюю Лозьбу, ведя за руки заплаканную четырнадцатилетнюю девочку в испачканном белом платье. Его уже ждали. Мать кинулась к дочери, сокрушаясь горькими слезами, расцеловывая её щёки докрасна, приговаривая.
  - О! Доченька!
   Крестьяне ликовали, громко радуясь возвращению обоих. Скорей всего больше радовались возвращению девочке, нежели чем проходимцу и бродяге Серому Лису, как его называли в округе.
   На пороге дома Головы, уже ждали те самые, что потревожили его на рассвете.
  - Сколь? - Не скрывая радости, спросил мужик.
  - Мне нужны лекарства, чтобы снять воспаление легких, теплая куртка и еда.
   Крестьяне недоумённо переглянулись, однако слова следопыта их обрадовали еще больше, ведь о деньгах ничего не было сказано.
  - Делюшко, сбегай, отыщи ладный тулуп для господина...
  - Не для меня, - Перебил Брэтвальд. - Женский, маленький, с накидкой, отороченный соболиным мехом, или на край, заячьим. Ясно?
   Делюшко вопросительно посмотрел на остальных, пожал плечами и побежал по улице.
  - Фьёлрид едой, уж точно не обидит, а вот за лекарствами-то, надыть к знахарю шагать, айда за мной!
  
   4
  
  Он вернулся, как и обещал, скоро. Она ждала, как и обещала, тихо.
   Брэтвальд остановил своего гнедого коня, навьюченного сумами и поклажей на обочине пустынного приграничного тракта, конусом петлявшего под гору далеко вниз, в сторону земель княжества Ордар.
   Эльфийка сидела, понурив голову. Уставшая, разбитая. Перекинув поводья, через голову коня, Брэтвальд отвел его под уздцы, подальше от дороги, в глубину леса и привязал к стволу берёзы.
  Эльфийка громко закашлялась. Брэтвальд достал из торбы серый, расшитый белым заячьим мехом тулуп.
  - Не сиди на земле. Холодно. - Она негодующе посмотрела на него, но
  всё-таки послушно встала. - Вот, держи. Это твоё.
   Эльфийка осталась стоять, обняв себя руками. Брэтвальд подошёл и аккуратно накинул тулуп ей на плечи. Она вздрогнула.
  - Зачем ты помогаешь мне, человек? - Спросила она, не глядя. Брэтвальд занялся костром. - Так, ты хочешь расположить к себе дикарку? Попробовать экзотику, верно?
   Отчасти это было так. Но только отчасти.
  - Они пришли по твоим следам и убили моих братьев! - Продолжала она.
  - Это не так, - Спокойно ответил Брэтвальд, ставя котелок на огонь. - Это пограничный отряд ордарийских разведчиков, они бы убили и меня тоже, посчитав, что я с вами. Меня они выследить не могли...
   Эльфийка согнулась от кашля, булькающего мокротой в её груди.
  - Вот, выпей, - Брэтвальд поднёс ей железную миску с отваром из лекарственных трав. - Это поможет тебе, но не надолго.
   Эльфийка долго думала. Брэтвальд смотрел в её бездонные, зелёные глаза. Она протянула руки и приняла отвар. Полосатый кот ходил по седлу лошади, пытаясь спрыгнуть на мягкую траву.
  - Моё имя ты уже слышала. Каково твое?
  - Нейннэ. - Коротко ответила эльфийка. "Все имена эльфийских дев красивы..." подумал про себя Брэтвальд.
  - Ты серьёзно больна, нужно ехать в город.
  - Ты сума сошёл?! - Отпив из миски, возмутилась Нейннэ. - Я не ступлю ногой в ваш проклятый город! - Она вновь сотряслась от нахлынувшего приступа кашля. Травы начинали действовать.
  - Одна в лесу ты погибнешь. Если пограничники и не найдут тебя, то ты умрёшь от воспаления. Ночи становятся с каждым днём всё холоднее, осень на дворе - скоро наступит зима.
   Слова Брэтвальда были более чем правдивы. Он видел, как Нейннэ была обезоружена.
  - Какова твоя цена выбора? - Неожиданно спросил он. Эльфийка подняла на него свои глаза. Эти слова врезались ей в сердце, ибо так спрашивал следопыта Аанулай. И тот ответил...
   После короткого молчания Брэтвальд добавил.
  - Знаешь, что погубило многих? - Она промолчала. - Принципы...
   Нейннэ пила горький отвар, который медленно остывал, разбавляя его солёными слезами, глядя в пустоту. Брэтвальд затушил костёр, отвязал коня и подвёл к эльфийке. Она увидела его протянутую руку.
  "Какова твоя цена выбора?" прозвучало у неё в голове. Нейннэ медленно поднялась, гордо посмотрев на человека, утирая слёзы. Брэтвальд опустил руку обратно.
  - Меня там убьют... - Уже спокойно ответила эльфийка. Брэтвальд отрицательно покачал головой. Она не стала задавать лишних вопросов и ловко запрыгнула на коня. Брэтвальд запустил ногу в стремя, и они медленно вышли на дорогу.
  Кот выскочил из-за пазухи следопыта и заинтересованно вытянул шею, выглядывая их нового попутчика. Брэтвальд потрепал кота за ухо и пришпорил коня.
   Следопыт вспомнил одного зажиточного купца, славно живущего в Ордаре, что был у него в неоплатном долгу. Теперь он знал, куда лежит их путь...
  
   5
  
  - Только ты, Брэтвальд, можешь удивить меня! - Снуя вдоль камина, слишком крупного для такой маленькой комнатушки, пожимая плечами, проговорил Винсельм. Тучный купец, при всём уважении к Брэтвальду, негодовал, нервно теребя свою седую бороду.
  - То животина с брадарийскийских болот, едрить его, - Кот, до этого мерно сопевший на меховой накидке наброшенной на старый табурет, поднял голову. - Как там его?
  - Бродяжник. - Ответил Брэтвальд, уперев руки в подоконник, и глядел в окно, открывавшее вид на задний двор большого поместья Винсельма.
  - То майлунская дриада! - Всплеснул он руками.
  - Она не дриада.
  - Да и хрен с им! Как её?
  - Нейннэ.
   Брэтвальд хорошо знал Винсельма, зажиточного купца из Ордара, поэтому не удивлялся его ворчанию. У него было время узнать его.
   Однажды Брэтвальд стал его провожатым, когда охваченная пламенем войны с эльфами Брадария едва не потерпела поражение. Винсельм тогда занимался поставкой свинины для брадарийской армии, заработав на этом немалое состояние, но когда эльфийские стрелки, при поддержке чародеев из Заруандии перешли в открытое контрнаступление, Винсельм едва смог унести свои ноги, вместе с вырученным золотом. К счастью для купца, и к несчастью для себя, Брэтвальд был в то время на юге, и с легкостью согласился провести его вдоль топей и торфяников Нимфльгаара, затем через скалистое плато Клыки Печали, что преграждало путь в Гунхельмдор, а оттуда, окольными, но безопасными тропами в родной Ордар.
   Винсельм не любил эльфов. Он прекрасно помнил резню в Бру, яростные кличи, как он их называл, остроухих дикарей. И вот тебе на - эльфийка из Майлуна, возможно одна из тех, что резала головы людям в тот злопамятный день у него дома!
  - Она же дикарка, Брэтвальд?! - Следопыт пропустил мимо ушей слово "дикарка". Оно было неприятно его слуху, не смотря на то, что это было вполне очевидной правдой. - И как ты умудрился провести её в город?
  - Не сложно. - Отвернулся от окна Брэтвальд. - В Ордаре живет не мало полукровок эльфов из Фалькора...
  - Полукровок! Они выглядят совсем, как люди. Да и сами эльфы Фалькора, ты их видел?
  - Видел.
  - Это высокие блондины, али альбиносы, с голубыми, иногда красными глазами! А ту, что ты приволок сюды? Темнокожая, зеленоглазая...
  - Я понимаю, что ты не питаешь любви к лесным эльфам, но прошу тебя, будь повежливее, - Не удержался Брэтвальд. - Люди, сделали больше зла её народу. Они имеют полное право ненавидеть нас, но не мы.
  - Как давно ты стал защитником эльфов?
  - С тех пор, как началась война.
   Винсельм грузно опустился в кресло, обитое войлоком, вынул из нагрудного кармашка курительную трубку, и, набивая в неё табак, рассмеялся.
  - Это ты, пойди, расскажи своей дик... - Он осёкся - эльфийке! Я-то самолично видел, как ты укокошил пятерых эльфяр!
  - Тогда бы они укокошили нас.
  - О! Вот оно, где семя зарыто! Значит, человеческую жизнь ты ставишь,
  всё-таки выше эльфийской? - Винсельм заулыбался, ткнув трубкой в сторону Брэтвальда.
  - Если у меня есть шанс спасти, чью либо жизнь, я ставлю её сохранение выше всего. Ты сам прекрасно знаешь, что тогда они не согласились бы ни на какие уговоры. Это всё равно, что сравнивать с нападением головорезов в тёмной подворотне.
  - Ну откуда ты знаешь, что она не прикончит заколкой для волос моих девчат, что будут ходить за ней? А потом и меня! Да, что там я - тебя, когда заманит к себе в постель, полоумного полудурка!
  - Винсельм, - Спокойно прервал Брэтвальд распалившегося в своих мрачных догадках купца. - Когда я ошибался?
  - Было дело. - Угрюмо, по-детски пыхнул он из трубки. Брэтвальд улыбнулся, удивленно подняв брови.
  - Не упрямься.
  - Ла-адно! - Ворчливо протянул Винсельм и хлопнул ладонью по рукоятке кресла.
  - Сам знаваешь, у меня безопасно. Никакой совет, градоправители, вельможи и прочая дрянь сюды носа своего не сунет. У меня всё хозяйство ладом идёт. Поглядим. Выходим твою лесную принцессу, оденем по-человечьи, уму разуму научим, пущай оклемается.
  - Только особо не усердствуйте. Сам знаешь, она ведь...
  - Дикарка? - Подхватил Винсельм.
  - Да. - Коротко ответил Брэтвальд, задумавшись.
  - Когда вернешься? - Нарушил тишину купец.
  - Скоро. Надеюсь, что скоро.
  - Хотя, ты особо-то и не спеши. Так хоть, изменения, какие увидишь, соскучишься шибче. Оно когда долго терпится, потом слаще, кажется! Ах-ха-ха-ха! - Расхохотался Винсельм.
  - Старый дурень, - С улыбкой на лице, покачал головой следопыт.
   Дверь комнатушки резко распахнулась, и в проходе показался молодой рыжий парень, в грязном, измазанном, некогда белом фартуке.
  - Милсдарь Винсельм! Там жуть што творится! - С широко раскрытыми глазами выпалил он. Брэтвальд тут же напрягся, словно пружина. "Лишь бы она не натворила глупостей" подумал он. Всё-таки Винсельм был прав, она дикарка и до конца доверять ей было нельзя. Но это и прельщало следопыта.
  - Знахарь, тётки и всякая прислуга повыскакивала из её комнаты, погоняемые кастрюлями, да табуретами! Вернитесь, господин Брэтвальд, нет спасу от неё, небось, пришибёт кого! Мы ж её боимся, не свойская нам... особа-то!
  - Вот чёрт! - Выругался следопыт, скорей бросившись следом за слугой. Винсельм, кряхтя, с трудом поднялся с кресла и, пуская облачки дыма, неуклюже побежал следом.
   Поднявшись на второй этаж, он увидел столпившуюся прислугу дома, которая испуганно таращила глаза на Брэтвальда и дверь, откуда доносился грохот и треск летящей посуды и мебели.
  - А ну, чего встали?! - Донёсся с первого этажа крик Винсельма. - Мигом по своим делам! Нечего тут разглядывать! - Услышав знакомый голос, слуги быстро затопали ногами, скорей спускаясь с лестницы, вон из дома.
   Брэтвальд подошел к полузакрытой двери комнаты, подле которой, спрятавшись в углу, стоял испуганный старик, в монокле, диковинном кафтане светло-голубого цвета, и широкополой шляпе, увенчанной совиным, надломленным и слегка растрёпанным пером. Он испуганно и изумлённо поглядывал по сторонам, одной рукой нервно подкручивая свой длинный, чёрный ус, зажав в другой руке сундучок, обтянутый змеиной кожей. Несомненно, перед следопытом стоял алхимик. Именно алхимик, ибо врачевали либо алхимики, знатоки эликсиров, всяческих травяных сборов, химических реакций и прочей, малоинтересной ему ерунды, либо волхвы. Волхвы жили только в отдаленных деревнях и сёлах, не привечая крупные города, в чём Брэтвальд с ними был схож. Большинство из них жили, как друиды, вообще не выказывая носу из леса. Чародеи знахарством не занимались вообще, впрочем, как и чернокнижники, волшебники, маги и некроманты. Поэтому, перед Брэтвальдом стоял именно алхимик и никто иной.
  - Пощадите, она сущий дьявол! - Отчаянно прошептал знахарь подошедшему Брэтвальду. Следопыт успокаивающе кивнул головой и аккуратно отворил дверцу. Едва он успел заглянуть внутрь, как в него полетело что-то тяжёлое и круглое. Брэтвальд успел увернуться, рядом с его носом ударилась о дверь железная миска, звякнув о пол.
  - Нейннэ! Можно войти? Это я Брэтвальд! - Скороговоркой выговорил он, поскорей прошмыгнув в комнату и заперев за собой дверь, примирительно подняв вверх руки. Нейннэ стояла на высокой кровати, и уже было замахнулась в очередной раз, схватив тяжелый подсвечник, но, увидев Брэтвальда, опустила его обратно.
  - Зачем спрашиваешь? Ты ведь уже вошёл! - Волосы её были растрёпаны, запонки на маскировочном костюме немного расстегнулись, очертив глубокое декольте, куда стекали капельки пота, пропадая между двух бронзовых полушарий. Она походила на дикую кошку, сверкая своими
  ярко-зелёными глазами, готовая к броску.
   Эльфийка устало опустилась на мягкую перину, убрав с лица налипшие чёрные волосы.
  - Я не могу... - Шепотом сказала она. Брэтвальд подошёл, встал напротив.
  - Можешь.
  - Это унижение! - Она подняла голову, посмотрев на него.
  - Ты уже согласилась, значит нужно довести дело до конца. - Он присел рядом. С минуту помолчав, добавил. - Будет крайне паршиво, если прекрасное уйдёт из этого мира. - Он улыбнулся. Нейннэ не ответила. Затем усмехнулась, наклонив голову, посмотрела на него.
  - Не подмазывайся ко мне, человек. - Брэтвальд борол в себе неотвратимое желание ещё раз прикоснуться к ней. В груди защекотало. Запах боярышника и земляники дурманил его. Глаза невольно скользнули по её вспотевшей груди. Это не могло ускользнуть от взгляда Нейннэ. Она аккуратно, не торопясь, застегнула запонки обратно.
  - Позволь знахарю вылечить тебя. Он ждёт. Ради твоего же блага.
   Брэтвальд встал и направился к выходу.
  - Постой. - Окликнула она его. - Останься.
   Следопыт отворил дверцу и жестом пригласил знахаря. Тот испуганно вошёл, отвешивая поклоны на каждом шагу.
  - Надеюсь вы не оставите меня одного? - Прошептал он Брэтвальду.
  - Нет, - Ответил он, глядя на улыбающуюся Нейннэ. - Не оставлю.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"