Довыдовский Кирилл Сергеевич: другие произведения.

1. Орден Необычных

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    (КНИГА ВЫШЛА В АРМАДЕ) Как добродушный парень к 16 годам может превратиться в сильнейшего в Таромском Совете гладиатора? Как девушка в пятнадцать лет становится главой опаснейшей в стране мафиозной группировки? Чем обыкновенные люди отличаются от тех, в чьих жилах течет неодолимая тяга к движению вперед? Как стать таким? Поймать удачу за хвост? Или, быть может, некоторые люди просто сделаны из иного материала, и другим такими не стать? В чем секрет успеха? Меня зовут Сайта, и я в точности знаю, как ответить на этот вопрос. Вы и сами знаете? Тогда вам остается одно. Вступайте в Орден.

  Кирилл Довыдовский
  
  Орден необычных
  
  
  Глава 1
  
  ОХОТА
  
  
  
  13 день, 3-го месяца, 4317 года
  Великий Западный лес
  
  Лока
  
  - Не отвлекайся, дыши. Не быстро, не медленно, а ровно так, как чувствуешь. Слушай себя. Только так можно ощутить мир: насколько важен для него ты, насколько сильно он влияет на тебя. Все невероятное содержание, что живет, чувствует и дышит в один такт с тобой. Каждое невидное шевеление в любом из самых глухих и безвестных мест влияет на все внутри него. Разумное сознание питает мир сильней и больше, чем жизнь насыщает смерть, а свет создает тьму. Дыши... Чувствуй... Не отказывайся от мыслей! Будь частью мира, но не забывай: ты человек, и в этом твоя сила. Разум неотделим от чувства. Первое помогает выбрать среди великого множества направлений, второе ведет во мраке. Дыши, чувствуй, думай, ощущай мир, позволь ему ощутить и узнать тебя. Пусть это станет твоим постоянным состоянием. Быть с миром - значит знать цену каждому движению и каждой мысли. Случайный порыв ветра расскажет тебе больше, чем самая мудрая книга. Мимолетное ощущение станет вернейшим доводом. Дыши. Слушай все, до чего можешь дотянуться, но, прежде всего - биение жизни в своей груди. И как только поймешь, почувствуешь и решишь, что пора... отпускай.
  - Ой! - не успев сообразить, что делает, Лока расслабил пальцы.
  Оперение царапнуло по коже, и стрела унеслась вперед. Спустя мгновение она исчезла за ветками.
  - Я попал?
  Какое-то время Лока пытался понять сам: щурясь от солнца, высматривал что-то среди деревьев. Лес ласково шелестел.
  - А ты как думаешь? - дедушка Сахайя, лежал рядом с мальчиком, зарывшись в траву.
  Что ответить Лока не знал. Колоста разбудила его очень рано, и теперь, едва он отпустил тетиву, спать захотелось еще сильнее.
  - Не знаю... нет, наверное...
  - А почему?
  Лока виновато покачал головой.
  - Хорошо, тогда скажи... Когда ты стрелял, чего хотел?
  Лока нахмурился. Как понять: 'чего хотел'?
  - Ну, я целился...
  - Ты хотел попасть?
  - Я... не знаю... - Лока замялся. Когда дедушка спросил, он сразу понял, что сделал не так. Ему действительно хотелось найти зайца. Более того, ему удалось почувствовать его - где-то там, в чаще. А вот когда отпускал тетиву, он совсем не был уверен, что хочет направить стрелу именно туда - в крошечное живое существо.
  - Понятно.
  Лока испугался, что дедушка рассердится, но спустя секунду одернул сам себя. Одно дело, что выстрелил скверно, но это-то совсем глупость! Дедушка Сахайя никогда на него не сердился. Даже странно. Тот же Хунт по три раза на дню шкуру содрать грозится, но на него никто внимания не обращает. Дедушка же не сердился никогда. Но именно этого Лока боится больше всего. Как так получается?
  - Я уже говорил тебе. Некоторые животные действительно способны чувствовать и даже думать. Очень немногие, как правило, очень ограниченно, но способны. Обладает разумом, живущий рядом с человеком пес - он умеет чувствовать, помнить, только мыслить не может. Обладают разумом муравьиные семьи - их мышление одновременно и похоже, и непохоже на человеческое. У человека один мозг, а сознание муравьев хранится сразу во множестве умов. Каждый из них примитивен, но вместе они образуют настоящий интеллект.
  Употреблять в пищу таких, и вправду, нельзя. Разум, пусть даже и неразвитый в нашем понимании, - одно из важнейших богатств мира. Вот только встречается он среди бессловесных тварей совсем нечасто. Большинство животных - лишь составляющая природы. И если какая-то ее часть соединиться с тобой, это будет естественно. Не стоит об этом жалеть.
  Некоторые вещи дедушка умел объяснить очень понятно, а другие... тоже понятно, но только до тех пор, пока он не переставал говорить. Потом все эти странные ощущения, появлявшиеся под звуки его голоса, куда-то исчезали, и очень сложно было уловить их вновь.
  - Я понимаю... Просто, когда я его почувствовал... Он ведь живой...
  Зашуршала трава. Как и в сотни раз до этого, Лока ощутил на себе взгляд даже не пронизывающий, а просто соединяющий двух людей: одного маленького и одного невыразимо большого. Дедушка Сахайя был очень-очень старым, но выглядел совсем не так, как его ровесники из их деревни. Лока не мог этого объяснить, но каждый раз, просто находясь рядом, он чувствовал, распространяющуюся вокруг радость. Как все вокруг преображалось, будто бы просыпалось ото сна. Солнце светило ярче. И самому тоже хотелось раскрыть глаза, даже если они уже и так были открыты. Одним своим присутствием дедушка делал мир щедрее.
  - Это одновременно и дар, и проклятье, - раздался немного шершавый обволакивающий голос. Едва Сахайя заговорил, на его лице заиграли морщинки: - Мир будет делиться с тобой не только радостями, но и болью. В этом и заключается смысл чувства. Как бы мы иначе могли отличить одно от другого? Понимаешь?
  - Да, - ответил Лока.
  Дедушку он всегда слушал очень внимательно.
  
  ***
  
  - Синяя карлица - лучшее средство от преждевременных болей в сердце, какие бывают у воинов, прошедших тяжелые битвы, или молодых дев, истерзавших себя переживаниями. Карлица делает сердце крепче, притупляет и душевные боли. Когда даешь ее уставшему человеку, он быстро засыпает и может проспать несколько дней с незначительными перерывами. Зато просыпается свежим, отдохнувшим и даже помолодевшим. Если применять ее один раз в полтора-два года, жизнь можно продлить лет на пять, а молодость лет на десять. Но, ни в коем случае нельзя давать ее чаще этого срока. А уж если человек тихий, спокойный, которому ни внутренние, ни выставляемые напоказ страсти неведомы, тогда и вовсе лучше не чаще, чем раз в пять лет давать. Больше слабое сердце не выдержит. Это ясно?
  - Да, дедушка Сахайя, - кивнул Лока, стараясь как можно лучше запомнить, как растение выглядит и каковы его свойства.
  Каждый раз, когда они искали что-то в Теплых пещерах или на Длинной горе, на другой стороне Красного болота, дедушка рассказывал ему о растениях, камнях, животных. О том, как спасти человека от смерти, и когда этого делать не стоит, даже если ты на это способен. Сахайя рассказывал подопечному обо всем, что должен знать шаман.
  - А вот это, - дедушка спрятал крошечный цветочек в поясную сумку и поднял с земли еще один, как показалось Локе, точно такой же: - Синий карлик. Рядом с каждой синей карлицей всегда растет много тысяч цветков синего карлика. Внешне они ни чем не отличаются, но свойства их разнятся. Дашь отвар из синего карлика молодому здоровому человеку - полжизни у него отнимешь. Дашь человеку с больным сердцем - больше двух-трех зим ему не пережить. Но даже и у синего карлика есть лечащее свойство. Если дать его старому немощному человеку, в котором жизненной силы не больше, чем на несколько недель осталось, даже если ему уже и Создатель наказание выдумал, то еще две-три зимы он переживет. Хворым будет, слабым, но переживет. Хотя после этого ему уже ничто не поможет. Все понял?
  - Да, дедушка Сахайя. Только я не понял, как синюю карлицу от синего карлика отличить. Они ведь одинаковые с виду?
  - Совершенно одинаковые. Отличить их может только шаман. Тут нужно только одно запомнить: синяя карлица всегда моложе и живей своих братьев. Тот цветок, в котором внутреннего света больше, всегда и есть синяя карлица. Чувствовать это ты еще научишься.
  - А эти цветы теперь не умрут? - спросил Лока.
  - Нет конечно. Сейчас среди них карлицы нет, но всего через год снова появится. Один из карликов в нее переродится. Понятно?
  - Да, дедушка Сахайя.
  - Тогда слушай дальше. Отвар из синего карлика следует делать...
  
  Сахайя
  
  Сахайя набрел на одну из деревень восточных дрекови несколько лет назад. Жители, без преувеличения, были в не себя от счастья. Ведь за несколько дней до этого поселение оставил прежний шаман племени, который, ко всему прочему, не удосужился подготовить себе замену. Разумеется, они были рады, что им не придется сниматься с места и просить пристанища в других деревнях. Ведь племя дрекови не могло существовать без шамана... Ну а Карг - прежний шаман деревни - все понял правильно. В конце концов, потому Сахайя и не таился, приближаясь: он давал время лишнему уйти.
  Жителям он сказал, что просто искал себе другую деревню, потому как прежняя... не оправдала его надежд. Они тоже все уяснили верно. Ну а когда все больные в деревне выздоровели, будущий урожай пообещал стать самым большим за последние годы, а хищники взяли за правило обходить Снежную стороной, еще и подивились своей удаче.
  Тогда Сахайя и приказал показать ему по одному, всех детей деревни моложе десяти лет, чтобы он мог выбрать себе ученика. Их было много: ухоженных и грязных, уже выросших и совсем крохотных, бессильных с самого детства и с ярким огнем в сердце, но ждал Сахайя лишь одного.
  Тридцать шесть лет назад он почувствовал, что его время подходит: даже самая долгая жизнь должна когда-то закончиться, чтобы дать разуму возможность отправиться в новые путешествия.
  Тридцать шесть лет поисков, три месяца пути и еще две недели в самой деревне, которые пришлось жить с крепко зажмуренными глазами. Сахайя не хотел увидеть его раньше времени.
  Момент, наконец, настал.
  Сахайя мог быть собой доволен. Следовало, еще как следовало, хранить и беречь живой и прекрасный мир Солиел. В этот раз, он превзошел себя.
  Мальчик был совсем крошечным, невесомым. С черными волосами, в грязной нестиранной одежке и с обгорелой игрушкой в руках. Мир вокруг него от соприкосновения с прекрасным сходил от счастья с ума. Ошеломление, восторг, упоение чудом. То был венец творения: средоточие чувства, памяти и разума целого мира, воплощенное в бесконечно свободном человеческом существе. Так трудно делать новый шаг и так радостно ощущать, насколько больше ты стал.
  Сахайя на секунду задержал дыхание. Он тоже чувствовал.
  - Как тебя зовут?
  - Лока, - ответил он просто, и бытие всколыхнулось от удовольствия. Свет задрожал, воздух забился в тесной комнате. Улыбнулся и шаман: эту радость во всем Западном лесе разделить мог лишь один разумный - он сам.
  - А меня Сахайя.
  - Здравствуйте, дедушка Сахайя.
  - Что это у тебя?
  Шаман не мог вспомнить, чтобы его кто-то когда-то называл 'дедушкой', но кто он, в конце концов, чтобы спорить?
  - Идол. Панка сказал, что у меня не может быть идола, потому что родителей нет. А я сказал, что может, и сам его себе из корня сделал. А Панка сказал, что он на Аррагаву не похож, и в костер кинул. А я знаю, что он врет, так что я сразу из костра вытащил...
  Секунду он молчал, потом добавил:
  - А еще у меня сестренка есть.
  - А ее как зовут?
  - Санея. Только она совсем маленькая. Она со мной не разговаривает. Я с ней разговариваю, а она со мной нет.
  - Ясно.
  С того дня прошло три года.
  - ...синяя карлица Западного леса, желчь горячих жуков из Тахских пустынь, крошка темного камня с Голубого острова, если ее перемешать с соком водорослей одного из юго-западных заливов Долгого озера, красный лед одной из пещер Ледяного хребта к северо-востоку от Винтеза, плоды хлебного дерева с островов Кораллового рифа, шерсть черных львов саванн, лежащих по другую сторону Западной стены могут омолодить, а яд пепельной змеи из Безликой пустыни и 'живая' земля, горстки которой таятся глубоко под золотыми полями Черной земли, способны и вовсе подарить новую юность. Шаману нетрудно продлить человеку жизнь, гораздо труднее отделить тех, кому ее продлевать не следует. Этому научиться сложнее всего, кроме того... Ты меня слушаешь?
  - Что?.. Я? - Лока сбился с шага. - Что?.. Ой...
  - Не интересно? - улыбнувшись, спросил Сахайя. Видимо, на сегодня с мальчика хватит. Обычно он слушал ни на что не отвлекаясь, но сейчас его мысли бродили где-то далеко.
  - Нет... Я...
  - Если неинтересно, сразу говори. Я историю расскажу. Про Ариана и Ниассу или про сражения летучих островов...
  - Нет.
  Борьба в голосе была заметна, но прозвучал ответ непреклонно. Сахайя глянул на ученика удивленно. До этого Лока от историй не отказывался.
  - Нет. Мне интересно. Просто сейчас... мы ведь с охоты идем, так?
  От неожиданности Сахайя и сам остановился. Что ж, наверное, за неимением другого слова можно было назвать это и 'охотой'. Хотя в действительности шаман и вспомнить бы не смог, когда последний раз потрошил добычу. У него на то целая деревня есть.
  - Так, - произнес он вслух.
  - Но мы ведь снова ничего не поймали! - неожиданно воскликнул Лока. Он махнул зажатым в ладони луком, и ему на голову посыпались иголки. - Это уже четвертый раз, когда я с собой лук беру, и ни разу мы еще ничего не принесли.
  Несколько секунд Сахайя старался понять, что мальчик имеет в виду. Лока был одним из немногих, кому время от времени удавалось застать шамана врасплох.
  - Вам что-то не то приносят? - спросил он, чуть сузив глаза. Гавтагу когда-то все было объяснено очень доходчиво. Интриги интригами, но если у вождя по какой-то причине ослабла память...
  Теперь уже Лока глянул на учителя недоуменно.
  - Да я не про еду. Я про то, что... ну... лук ведь только я беру, так? А мы ничего не приносим. Уже четыре раза.
  Сахайя подавил желание улыбнуться. Вот, значит, в чем дело.
  - Тебе всего восемь, - сказал он.
  - Панке одиннадцать, но он уже в девять белку из лука подстрелил. А я ученик шамана, значит, раньше должен.
  Панка был младшим сыном Гавтага. И, конечно, в глазах вождя племени стоял первым в очереди на место ученика Сахайи. Мечта любого правителя - сосредоточить в своих руках все способы осуществления власти.
  - Панка ведь не твоего возраста, - напомнил Сахайя. - Какое тебе до него дело? Играй с ровесниками.
  В ответ Лока что-то буркнул себе под нос.
  - Скоро ты перестанешь об этом беспокоиться, - заверил Сахайя ученика. - Даже раньше, чем тебе кажется.
  
  Лока
  
  - Ладно, иди пока домой. Придешь ближе к вечеру. Будем заваривать синюю карлицу.
  - Хорошо, дедушка Сахайя.
  - Иди.
  Как всегда, они расстались еще за пределами поселения. Обычаи требовали, чтобы жилище шамана располагалось на отшибе. Вздохнув, Лока побрел в сторону деревни. Последнее время это стало случаться с ним все чаще: плохое настроение. Особенно когда нужно было возвращаться домой. Во время занятий у него чаще всего получалось отстраниться от всего постороннего, стать как будто бы взрослее. Несмотря на восьмилетний возраст Лока прекрасно понимал меру лежащей на нем ответственности. И во время обучения, кажется, даже мысли начинали течь по-другому... но только не в деревне.
  Дойти бы до дома побыстрей...
  - Здравствуй, Лока.
  Конечно, в середине дня через всю деревню просто так не пройдешь, но взрослые-то обычно на детей внимания не обращают...
  - Здравствуйте.
  Высокий мужчина (не настолько, как Сахайя, но все равно) шел навстречу, явно куда-то торопясь. Заметив Локу, остановился. Лицо показалось знакомым, но имени он вспомнить не смог. Скорей всего, кто-то из охотников или из старших воинов.
  - С охоты?
  - Нет, - соврал Лока.
  - Стрелять учился, - пояснил он спустя секунду, когда мужчина вопросительно глянул на лук.
  - Ну и как?
  - Нормально.
  - Можно? - он протянул руку. Нехотя, Лока передал оружие.
  Охотник быстро ощупал древко, оттянул, а потом и понюхал тетиву.
  - Старый уже? - спросил он.
  - От отца остался, когда он сам еще стрелять учился, я только тетиву менял.
  - Хорошо... держи.
  Он отдал лук Локе.
  - Приходи ко мне завтра. Снимем мерки, я тебе новый сделаю. Знаешь, где мой дом?
  В удивлении Лока покачал головой.
  - Нет? Ну... тогда тебя завтра Сайта проводит. Знаешь ее?
  - Да...
  - Вот и хорошо.
  Керлка - теперь Лока вспомнил имя - отправился дальше. И что все это значит? Ему больше делать нечего? С какой стати один из старших воинов и главный мастер племени по изготовлению луков будет тратить время на оружие для мальчишки? Может, его дедушка попросил? Тогда нужно будет сказать, что никакой лук Локе не нужен. К тому же еще и отец Сайты...
  Лока на всякий случай перешел на бег. Нужно было еще успеть до вечера помочь Хунту перестелить крышу. Сам он с больным коленом лазить по лестнице не мог. Лока почти уверился, что до дома удастся добраться ни с кем не встретившись... Кто-то схватил его рукав.
  - Что? А... это ты... - на мгновение Лока расслабился - это была не Сайта, но почти тут же возмутился: - Санея, ты почему не дома?
  Секунду она смотрела на Локу широко раскрытыми глазами, явно не понимая, чем недоволен брат. Потом ойкнула и приложила руки к ушам.
  - Что? - пискнула она.
  - Опять от Колосты убежала?
  Не отнимая ладошек от волос, Санея покачала головой: 'не слышно'.
  - Санея, тебе ведь уже говорили: нельзя убегать со двора, пока ты маленькая. Ты ведь собак боишься. Забыла, что в прошлый раз было?
  В ответ, хотя вроде бы и не должна была ничего слышать, она грустно замотала головой.
  - Ладно, пойдем домой, - Лока взял сестру за руку, - Колоста, наверное, тебя уже потеряла.
  - Пойдем, - грустно согласилась Санея. Она была очень послушной девочкой, но только пока на нее смотрели. Стоило ей остаться одной, в ней тут же возникала тяга к приключениям. 'На одно место', - как любил приговаривать Хунт.
  С минуту Санея шагала очень грустная, потом вдруг резко остановилась.
  - Я ведь не хотела от Колосты никуда убегать! - воскликнула она, замотав головой с удвоенной силой.
  - Но ведь убежала, - возразил Лока.
  - Но я ведь не от Колосты убежала! Я к тебе! Чтобы тебе что-то рассказать!
  - И что?
  - Что никто не знает, - прошептала она доверительно.
  - Ясно. Так что, пойдем?
  - Пойдем, - согласилась она. Уже совсем не грустная.
  Они вышли к своему подворью. Помимо ограды с неизменно открытыми воротами, здесь были дом с несколькими пристройками, курятник, хлев и конюшня, пустовавшая уже несколько лет. Все оставшееся им от родителей: когда-то отец был старшим охотником - одним из самых уважаемых людей в племени. Тогда здесь жило намного больше четырех человек. Теперь остались только Лока, Санея, хромой Хунт из пригнанных, но давно освобожденных, да Колоста - из свободных, но им с сестрой не родственница.
  - Вот, значит, ты где.
  Лока едва не оступился: голос застал его врасплох.
  - Иди к Колосте, - сказал Лока Санее, отдавая ей лук и колчан со стрелами.
  - Я...
  - Иди.
  Снова приняв расстроенный вид, Санея направилась внутрь. Лока проводил ее взглядом, повернулся к дому спиной.
  - Чего тебе? - спросил он грубо.
  - Что, думаешь, если ученик шамана, то все можно? - ответила Сайта. Как и всегда, выглядела и говорила она так, будто главнее ее никого не было и быть не могло. А на то, что она на полгода младше Локи и на полголовы ниже, Сайта и вовсе внимания не обращала.
  Она сидела на полене и поигрывала деревянным кинжалом. Ровным, покрытым выдержкой из сока лакового дерева и даже по-настоящему острым. Больше в деревне ни у кого такого не было. Настоящие охотничьи ножи детям не доверяли.
  - Я ничего не думаю. Чего тебе надо?
  - Ты куда-то с Сахайей ходил? - спросила она.
  - Нет.
  - Врешь.
  - Вру, - не стал спорить Лока и развернулся, чтобы уйти.
  - А на Длинную гору ходил? - спросила она неожиданно. Неожиданно, потому что прозвучало это не настойчиво, а как-то непринужденно: будто Сайту это не очень-то интересовало, а спрашивала она просто так, ради интереса. Обычно-то она обещала, что взрослым нажалуется, что ее обижают, хотя чаще сама угрожала. Показывала кинжал и очень серьезным голосом объясняла, что даже если она кого-то поранит, ей за это ничего не будет: сумеет потом притвориться, что все случайно вышло. Даже Хайка, который и Локи был на три года старше, ей удавалось напугать.
  В Снежной Сайта всегда решала, кого брать в игру, а кого нет.
  - Зачем это тебе? - спросил Лока, остановившись.
  - Затем!.. - она вроде бы закричала, но почти тут же оборвала сама себя. - То есть...ты не знаешь, где это? И... тебе ведь нравится мой кинжал? Ты покажешь, как попасть на Длинную гору, а я попрошу отца: он тебе такой же сделает.
  Лока мгновенно насторожился. Вежливо Сайта разговаривала только с взрослыми: притворялась, конечно. Что бы такое ответить? С Сайтой связываться не хотелось, да и дедушке наверняка не понравится, если Лока пойдет куда-то, да еще других за собой поведет. Тем более на Длинную гору...
  - Я...
  На полном скаку во двор влетел всадник. С парой коротких дрековитских мечей за спиной, с полным лучным набором на лошадином крупе и в черном кожаном доспехе. Приглядевшись, Лока узнал охотника Нойку.
  - Лока! - крикнул он, удерживая лошадь: той не терпелось пуститься вскачь. - Залезай! Быстро!
  - Но что...
  Лока вдруг растерялся. Что случиться-то могло?
  - Сахайя приказал тебя привести. К деревне серцы приближаются. Сахайя сказал, что ты ему нужен. Влезай!
  Больше ни о чем Лока не спрашивал. Подбежал к лошади, Нойка помог забраться к себе за спину.
  - Сайта, а ты иди к отцу. Он тебя искал.
  - Хорошо, охотник Нойка, - произнесла она покладистым голосом.
  
  Глава 2
  
  ПОХОД
  
  13 день, 3-го месяца, 4317 года
  Великий Западный лес
  
  Нойка оставил Локу у порога жилища Сахайи. В отличие от других домов здесь не было ни двора с постройками, ни даже захудалого частокола. Зато здания выше и больше не было даже у Гавтага. Построили его всего за несколько недель. Дом прежнего шамана - Карга, конечно же, сожгли. Неподалеку от входа двое охотников седлали огромного вороного скакуна. Оба смотрели на обкусывавшего небольшое деревце Ветра с заметным недоверием: его редко удавалось застать в хорошем настроении, разве что, когда Сахайя находился неподалеку. Шамана слушались абсолютно все лошади.
  Сахайя появился спустя несколько минут. Выглядел он как обычно: широкий темный плащ, сапоги на тонкой подошве и кожаная сумка через плечо. Вряд ли кто-то смог бы заподозрить, что он собирается сражаться.
  - Голодный? - спросил он, едва оказавшись рядом.
  - Немного, - не стал кривить Лока.
  - На месте поедим. Влезай.
  
  ***
  
  Ветр летел вперед, не замечая препятствий: через лес, болото, усыпанный острой галькой склон. Копыта не вязли в почве, не скользили на каменной крошке. С каждой секундой жеребец только наращивал скорость. Лока сидел впереди Сахайи, и почти час все шло хорошо, а вот потом он стал выбиваться из сил. Заныли мышцы, его затошнило. Никакого сравнения с обычными конными прогулками, когда Хунт учил его держаться в седле. Долго им еще скакать?
  - Ты перестал дышать, - неожиданно услышал он голос Сахайи, до этого сохранявшего сосредоточенное молчание.
  - Я...
  - Ничего. Ты хорошо держался, пока не начал терпеть. Подожди, скоро будем на месте.
  - Хорошо, дедушка Сахайя, - кивнул Лока. Большую часть пути ему, и вправду, удавалось не замечать боли... точнее, ее будто вовсе не существовало. Потом как-то резко запыхался, и лошадиная спина стала бить, что есть силы. На секунду возникло желание попросить дедушку... о помощи.
  Однажды, когда они почти целые сутки провели за Красным болотом, перед обратной дорогой Сахайя одним простым прикосновением избавил его от усталости... Лока отогнал мысль.
  - Кто такие серцы? - спросил он, чтобы отвлечься.
  Помимо дрекови на севере Великого леса селилось немало других племен. Бородатые мелики, только и отличающиеся от дрекови своей небритостью. Тревы - многочисленные племена, соседи дрекови далеко на юге. Хойки с берега Бесконечного океана. Племена кочующих по лесам веков, пользующихся славой непроходимо тупых людей. Про серцев Лока до сих пор не слышал.
  - Идолопоклонники, - ответил Сахайя.
  - Кто? - Локе вдруг вспомнился его деревянный Аррагава. - А мы разве...
  - Не такие как дрекови. Для нас Аррагава - одно из воплощений Создателя, а игрушка - просто символ. Они же думают, что Создателя не существует. Что у каждого племени свои боги. Что мир изначален: сначала в нем появились боги, потом люди. Все, кто не покланяется их богам - неверные и заслуживают смерти.
  - Они просто хотят убить нас? - удивился Лока.
  - Нет.
  - Тогда?..
  - Что делают дрекови, если у них не родят огороды или им не везет в охоте?
  - Идут к шаману, - ответил Лока.
  - Серцы делают то же самое. Идут к шаману, а он ведет их на войну. В поисках крови.
  - Отвлекают внимание? - спросил Лока после паузы. Сахайя уже рассказывал ему, откуда берутся войны.
  - Так могли бы поступить дрекови или тревы, - ответил Сахайя, - но не серцы. Они верят в силу крови. Цель их походов - отыскать сильных воинов и забрать их кровь, чтобы обагрить ею своих идолов. От нее-то шаманы и берут силы. Хотя сами, конечно, думают, что ее дают им боги.
  Что-то это описание напомнило Локе...
  - Они как вампиры, - произнес он.
  - Любой, кто не позволяет жизненной силе соединиться с миром, после того как она покидает живое существо, и есть вампир. Кроме того, они, конечно, хорошие воины.
  Лока задумался. Больше всего ему хотелось спросить, зачем Сахайя решил в этот раз взять его с собой. До сих пор Лока не видел ни одного боя. Когда дальние дозоры приносили весть об опасности, шаман, вождь, старшие воины: Керлка, Дарка, Синка и охотники, такие как Нойка, уходили из деревни. Возвращались, как правило, спустя два-три дня, обремененные несколькими ранеными и пятью-десятью пленными. При надобности Снежная могла выставить почти полторы сотни воинов, но такое случалось редко.
  Как и обещал Сахайя, скоро путь закончился - Ветр вынес их из леса. Метров на сто вперед из земли не росло ни одного дерева. Когда-то здесь текла река, но давно превратилась в болото, которое теперь только продолжало сохнуть. Неожиданно, народу вокруг стало очень много.
  - Покормите его, - коротко велел Сахайя.
  Спустя минуту Лока сидел в тени высокого сосняка, разламывая на части копченую лесную курицу. Вокруг суетились охотники. Около десятка были заняты в наспех сооруженном лагере: не готовили к обороне, а маскировали, чтобы его нельзя было увидеть со стороны болота. Сахайя, Гавтаг и старшие воины, собравшись в кучку у кромки леса, что-то обсуждали. Ветер доносил до Локи лишь обрывки слов. Потом к нему подбежал один из охотников. Насколько мог вспомнить Лока, его звали то ли Сека, то ли Сепка.
  - Поел?
  - Да.
  - Тогда пойдем. Выберем тебе какую-нибудь из заводных.
  - Лошадь? - удивился Лока. - Зачем?
  - Сахайя велел.
  Спустя полчаса, крепко держа под уздцы, Лока выводил к болоту крепкую, но на редкость равнодушную ко всему кобылу. Звали ее под стать характеру - Травкой. Вообще, с лошадями у Локи не ладилось. Сахайя говорил: главное дать понять животному, чего ты от него хочешь. И быть уверенным, что и животное хочет того же: тогда оно и само поверит.
  - Серцы будут здесь через пару часов, - сказал Сахайя, подойдя. - Болото не очень широкое: от одной до двух сотен шагов, но длинное: тянется с востока на запад на много километров. Мы сейчас рядом с самым сухим местом. На таком расстоянии от деревни засады серцы не ждут, потому переправляться будут здесь. Охотники спрячутся на границе леса: на сто метров вверх и вниз от этого места. Но им, я думаю, драться не придется. Вот, что ты должен сделать...
  Сахайя показал Локе небольших размеров горшочек: в таких дрекови грели мясную похлебку. Только вместо хлебной лепешки к ободку прилегала крышка. Сахайя спрятал горшочек в седельной сумке у Травки за крупом.
  - Поднимешься вверх метров на семьсот. И когда я велю, выберешься на середину болота и выпустишь их в воду. Прикажешь, чтобы ползли вниз.
  - Приказать? - изумился Лока. - Значит, там... Но ведь у меня никогда не получалось раньше!
  - Сегодня получится, - ответил Сахайя, улыбнувшись.
  Лока насупился. Разве можно так рисковать?
  - Иди. Когда все сделаешь, жди там. Если что, я тебя позову.
  Травка семенила вдоль берега, мимо густых зарослей и прячущихся в них охотников. Локе казалось, что стараются они не слишком: он их по крайней мере видел. Мальчик силился понять: всерьез все это или Сахайя пошутил? Непонятно и несмешно. В Сайтиной манере, так сказать. Ну или в своей. Старый шаман всегда был необыкновенно добродушен, но как только у Локи случались какие-то осложнения в обучении, дедушка начинал 'шутить'. Например, когда Сахайя учил его плавать... Не самое лучшее воспоминание. Лока вздохнул. Он не сомневался: сейчас выйдет что-то подобное. Вряд ли так, как на Красном болоте, когда Сахайя учил его дышать... но тоже ничего хорошего.
  Лока чуть натянул поводья. Травка остановилась. Сахайя сказал, что охотники не станут прятаться дальше ста метров от лагеря. Лока успел проехать уже метров пятьсот, и вот... ясно, что кто-то там за деревьями прячется. Может быть, дозор? Или кто-то место занять не успел? Сахайя сказал же, что еще пара часов у них есть... Лока замер. Если это чужак?
  Несколько секунд он едва мог дышать, потом резко спрыгнул с лошади, спрятался за мощным крупом. Мысли понеслись вскачь. Что делать? Звать на помощь или не высовываться? В случае чего, первая же стрела - его. До линии леса всего несколько метров, если его видели...
  Лока резко мотнул головой и задышал. Кое-как справившись с паникой, постарался рассудить здраво. Если его видели, то своими странными действиями он уже себя выдал: притворяться, что подпругу поправить слез, поздно. Значит, прежде всего он должен... Что? Сообщить своим? Или в этом нет смысла? Если уж Лока сумел заметить, то Сахайе должно быть про него давно известно... Решившись, Лока упал на землю и пополз в сторону деревьев. Если он все сделает правильно, его никто услышать не сможет, а он точно узнает, следует ли звать помощь. Не поднимая головы, Лока добрался до леса и пополз сквозь кустарник. Слышно его? В такой момент и самому нелегко понять получается что-то или нет. Он крался недолго: пару минут. Когда пришло время, он просто поднялся на ноги и прислонился к стволу старого ельника. Подышав, выглянул из-за укрытия. Пару секунд мальчик с удивлением разглядывал тяжело дышавшую кобылку и крохотного всадника. Сахайя рассказывал ему про народы низкорослых людей, но ведь речь шла не о Великом лесе, а о тех, кто живет далеко-далеко на севере под жгучим солнцем сурового Таха...
  Лошадке вздумалось пошуметь. Всадник резко нагнулся в седле и что-то быстро зашептал животному под ухо. Лока, наконец, расслабился. Все стало понятно. Он сделал несколько осторожных шагов, остановился и, изменив голос, раскатисто прохрипел:
  - Я выпью твою кроф-фь!
  Лока редко над кем-то шутил, если подумать, то и вообще никогда. Что произойдет дальше, и в какой момент нужно начинать смеяться, он не представлял. Наверное, потому и не успел увернуться.
  - Получай, вампирюга!
  Что-то мелькнуло перед глазами, и он понял, что уже не стоит, а лежит в траве, и как будто бы уже довольно давно. Потерял сознание? Нет. Иначе его не стали бы добивать...
  - Сай... - он прокашлялся, слова не хотели складываться. - Сай... Сайта, ты что с ума сошла?!
  Лока успел закрыться руками. По ним же и получил.
  - Ай! Сайта, прекрати!
  - Что? - послышался сверху удивленный голос. - Кто это?
  - Я! Лока!
  - Врешь!
  Его бы ударили и еще раз, но больше Лока терпеть не собирался. Особо не целясь, повел ногой справа налево, а до чего-то дотянувшись, со всей силы по этому и ударил. Послышался вскрик и сразу за ним - звук падения. Воспользовавшись моментом, Лока выбрался из травы. В него тут же чем-то запустили, к счастью, неточно.
  - Ты угомонишься?
  - Еще чего!
  Сайта вскочила. Теперь у нее в руках был тот самый кинжал - деревянный, но острый, о котором в Снежной мечтал любой ребенок: от боязливого Нолки до глуповатого Хайка. Локе еще повезло, что сначала она с ним какой-то дубинкой дралась.
  - Ты кто такой?! - спросила она грозно. - Правду говори!
  - Лока, - ответил он недоуменно, на всякий случай отряхнувшись. Не такой и грязный, чтобы узнать было нельзя...
  - Врешь!
  - И кто я по-твоему?
  - Вампирюга! Оторвал лицо у этого мимзика бесхребетного...
  Дальше Лока не стал слушать. Обиделся.
  - ...себе нацепил и ходит теперь... Эй, ты куда?!
  Лока не ответил. Продравшись сквозь заросли - на этот раз, громко шурша и ломая ветки - он вернулся к болоту. Забрался в седло и пустил Травку легким галопом. Еще метров двести и можно будет слезать.
  - Так ты не вампир?
  Лока слышал, как Сайта догоняла его на своей лошадке, но даже не подумал обернуться.
  - С чего ты взяла?
  - Лошадь под вампиром не пойдет.
  - А если я шаман-вампир? - спросил Лока.
  Ненадолго Сайта замолчала. Неужели в покое оставит?
  - А ну зубы покажи!
  - Не буду.
  - Покажи!
  - Нет.
  - А я...
  - Можешь не пугать. В жизни меня на этой лошадке не догонишь.
  - Тогда... тогда я папе пожалуюсь!
  - Что я вампир? - засмеялся Лока.
  - Что ты меня ударил! У меня синяк на ноге!
  - Вампиры себя еще не так ведут, - заметил Лока, спрыгивая с лошади.
  Вытащив из сумки горшочек и едва не уронив его при этом, - он оказался гораздо тяжелей, чем выглядел - Лока уселся на ближайшую кочку и поставил горшочек перед собой. Сколько еще ждать? Наверное час, не меньше...
  - Ладно, ты не вампир, - послышалось откуда-то слева.
  - Неужели? - головы Лока не повернул.
  - Но тогда я расскажу, что ты меня ударил!
  - А я расскажу, что ты из деревни сбежала без спросу. Кому хуже будет?
  Она замолчала. Может, уйдет куда-нибудь? Кстати...
  - Вообще-то, тебе здесь нельзя находиться, - неожиданно вспомнил Лока. - Иди куда-нибудь в другое место игра...
  - Что?! - крикнула Сайта прямо ему под ухо. - Я, по-твоему, ребенок?!
  - Ну...
  - Я не ребенок! Видишь?!
  Лока бы и в этот раз не шевельнулся, но Сайта стала тыкать ему чем-то в лицо.
  - Да что?.. - в конце концов, пришлось отмахнуться.
  В руках она держала небольшой лук, а из земли рядом торчало несколько стрел.
  - Я буду стрелять, - сказала она уверенно. - Когда они придут?
  - Кто?
  - Враги.
  - Не знаю.
  Лока поморщился. Ну что за ерунда? Ему нужно было сосредоточиться: он и так не был уверен, что сумеет все сделать, как нужно...
  Неожиданно пришла мысль.
  - Слушай, тогда езжай в лагерь. Пусть там тебе Гавтаг или Сахайя место выберут, чтобы ты общий план не нарушала. Это ведь засада. Нужно, чтобы все было согласовано, да и...
  - Очень умный, да? - Сайта глянула на него 'сверху вниз'. И как у нее только так выходит? Ведь далеко не каждый взрослый умеет...
  - Я здесь останусь, понял? - она схватила его за локоть. - Буду тебя охранять...
  - Что?!
  - ... лука у тебя нет, в отличие от меня, - продолжила она, не замечая возмущения Локи, - да и не умеешь ты...
  - Умею!
  - Можешь не врать, - произнесла она безмятежно. - В общем, пока ты здесь будешь... делать что-то, я тебя буду охранять.
  - А я здесь просто так, чтобы под ногами не путался, а засада ниже будет. Там все наши прячутся. Тут ничего интересного не будет.
  Такая версия, как казалось Локе, выглядела правдоподобно. Особенно для Сайты, для которой все кроме нее самой пустое место.
  - Опять врешь!
  - Да я...
  - Врешь, врешь. Ты придыхал, когда говорил и пальцами шевелил.
  - Ничего я не придыхал... - попытался защититься Лока. Сам он ничего такого не заметил.
  - Придыхал! Так все делают, когда врут. А еще волосы трогают или говорят так... странно. Не так как всегда, то есть. Так что... я здесь останусь.
  Лока что-то буркнул себе под нос.
  - Ясно тебе?
  - Все равно. От меня только отстань.
  - Это я к тебе пристала? - возмутилась Сайта. - Да я...
  Лока прикрыл глаза. С Сахайей разговаривать было гораздо проще. И чего ему хотелось играть вместе со всеми?
  - А там у тебя что? - спросила Сайта, закончив объяснять, что Лока ее интересует не больше, чем дурака смысл.
  Теперь она разглядывала переданный Сахайей горшок.
  - Еда, - ответил Лока быстро. - Похлебка мясная. Хочешь?
  - Открой и сам попробуй.
  - Не хочется.
  - Да? А что если... Эй, ты куда?!
  Как и всегда, 'зов' Сахайи застал Локу врасплох. Сначала возникает ощущение: нерезкое и ненавязчивое. Такое может означать что угодно. Потом странное чувство начинает наполнять тебя, пока вдруг мысль со всей силы не зазвенит внутри головы.
  Болото оказалось не таким уж и сухим. Первые метры Лока только спотыкался, потом ботинки стали застревать между кочек. В конце концов, он упал и с ног до головы вывозился в грязи. Раздумывать было некогда. Вдруг Сахайя ожидал, что Лока опрокинет содержимое горшочка сразу, как получит сообщение?
  Едва вскочив, он побежал дальше, но вскоре снова увяз, на сей раз, по пояс.
  Лока потряс головой. Опять он все делает не правильно! Нужно дышать! Дышать... Спустя минуту ему удалось выбраться на твердое, а еще через пять он был на небольшом сухом островке в середине болота.
  - Фу...
  Теперь несколько секунд передохнуть, и можно... Локе пришлось резко обернуться: он услышал, что кто-то копошится у него за спиной. Какой-то зверь? На Красном болоте, к примеру, помимо обычных лягушек водились и клыкастые жабы, и даже оборотни. Хотя последних Лока никогда не видел, только слышал от Сахайи, что они есть... Лока несколько раз обернулся вокруг. Никого.
  - А-а! - Лока закричал, чувствуя, что теряет рассудок. Из воды показалась рука: вся в тине и ищущая за что бы схватиться. Он попятился. Даже Сахайя ничего такого ему не показывал. Рука продолжала трястись, а Локу просто разрывало от жути. Вот это бы показалось Сайте интересным... Сайта... Только тут до него дошло. Лока бросился вперед - раньше рука была видна по локоть, теперь торчали только пальцы - и, упав на колени, нащупал в жиже запястье, потащил на себя. Трясина сопротивлялась, но, в конце концов, он справился.
  - Сайта, ты жива? - зеленовато-грязное чудо мало походило на человека.
  Лока тряхнул ее за плечо.
  - Сайта! - крикнул он, одновременно стараясь 'попросить' ее очнуться. Сахайя постоянно напоминал ему: заставить человека сделать то, что он и сам хочет, даже легче, чем самого себя. Только вот может ли человек хотеть прийти в себя, если он без сознания? Как бы то ни было, по-другому Лока помочь не мог: не научился пока...
  Сайта вдруг закашляла, открыла глаза. Гм... это она сама? Или все-таки подействовало?
  - Лук мой где? - тут же спросила она, как ни в чем не бывало.
  Лока моргнул. Она что притворялась? Без разницы! Насколько он уже опоздал?! Лока схватил горшочек, откинул крышку и, не заглядывая внутрь, перевернул над жижей. Ничего не вывалилось. Лока пару раз с силой стукнул по основанию - не помогло. Потянулся, чтобы хорошенько зачерпнуть изнутри...
  - Ой! - руку пришлось резко отдернуть.
  Внутри, не издавая звуков, копошились жуки. Не сказать, чтобы Лока совсем этого не ожидал, тем не менее, увиденное его потрясло. У каждого крошечного существа, - размерами с большой грецковый орех, - было по нескольку голов и по две четверки лап: одна сверху туловища, другая снизу.
  - Где мой лук? - раздалось во второй раз. Лока не обратил внимания. Решившись, он сунул руку в горшок и чуть надавил... крепкие тельца с готовностью освободили для него место. Зачерпнув, Лока выбросил горсть в сторону топи. Жуки попадали в воду, выбив с десяток небольших фонтанчиков. Теперь что?
  - Ну... идите... - произнес он не очень неуверенно.
  Как же их заставить? Сайта ведь проснулась, когда он попросил... или все-таки она сама?
  - Давайте уже! - чуть прикрикнул Лока.
  - Чего давать? - спросила Сайта.
  Лока пропустил мимо ушей ее слова. Побросав жуков в воду, он успокоился, но ненадолго. А если не получиться? Если охотники пострадают? Не может ведь Сахайя такого допустить... - Ну что же вы...
  Может, перед тем как выкидывать, нужно было их как-то по-особому помять или повертеть? Он должен заставить их, должен... В этот момент над болотом раздался жуткий треск: с таким молния раскалывает старое дерево. Лока присел от неожиданности.
  - Что это было?! - вскрикнула Сайта. В этот раз она увязла в болоте не с головой, а всего лишь по пояс. Волосы успели подсохнуть на солнце, но от этого только позеленели.
  - Что, нравится воевать? - спросил он, не удержавшись.
  Вместо ответа Сайта бросила в него грязью. Он нагнулся, чтобы тоже зачерпнуть побольше, когда невероятный треск раздался во второй раз. Лока замер на секунду, пережидая... и тут же новый удар, да такой сильный, что стало больно ушам. Грохот шел откуда-то снизу, где охотники должны были встречать серцев, но с такого расстояния, конечно, не разглядишь. Вскоре удары зазвучали один за другим. Лока упал ничком и закрыл голову руками. Когда-нибудь это кончится? Вот удалось бы ему все сделать, как надо: ничего бы не случилось. Наверняка ведь весь этот шум - дело рук Сахайи.
  Над головой продолжало греметь.
  
  Лока не мог точно сказать, сколько времени прошло: вряд ли больше нескольких минут. В ушах гудело, он боялся пошевелиться.
  - Ох...
  Лока поднялся на ноги. Сайта еще не пришла в себя, он присел проверить, в сознании ли она...
  В сантиметре над его макушкой просвистела стрела. Лока распластался по земле, не смея двинуться. Откуда стреляли, он сразу понял: да что толку?
  - Что?.. - девочка пошевелилась.
  - Тихо!
  - Что?! - она попыталась встать, а когда Лока ее удержал, стала царапаться.
  - Да успокойся ты! Там лучник на берегу!
  - Чем докажешь?!
  - Ладно, - Лока отпустил ее. - Встань, сама проверишь.
  - Так ты не врешь? - произнесла она с сомнением. Лока насупился. Можно подумать, он только и делает, что обманывает.
  Сайта куда-то поползла. Лока попробовал ее удержать, и тут же получил локтем в живот. 'Сама будет виновата', - тут же решил он, но как будто наперекор, Сайта замерла. В руках у нее были зажаты лук и одна стрела.
  - Сейчас я его сниму, - произнесла она уверено.
  - Кого? - Лока не совсем понял, о чем она.
  - Лучника, дубина! Посиди в сторонке пока: женщины и дети в битве не участвуют...
  Она стала прилаживать стрелу к древку.
  - Нам нужно только охотников дождаться! - судорожно зашептал Лока. - А если ты выстрелишь, нас обнаружат!
  - Трус, - натягивая тетиву, произнесла Сайта презрительно и удивительно весомо. Лока так не умел. Он решил сделать, что угодно, только не позволить ей выдать их. И...
  - Он приближается.
  - Что? - Сайта замерла на мгновение.
  - Стрелок приближается, - повторил Лока, откуда-то зная, что не ошибается.
  - Ну... тут бы и Создатель иного не сказал, - произнесла Сайта, чуть выглядывая из-за кочки. - Гм... хорошо бежит...
  Лока чуть приподнялся над землей. В отличие от охотников дрекови, на серце был не вороненый кожаный доспех, а одеяние, сшитое из кусков шкур. Череп почти полностью скрывали длинные скрученные волосы и густая борода. До него было еще метров сорок, но приближался серц быстро.
  - Поближе... - шептала себе под нос Сайта, - еще поближе...
  Лока не считал себя трусом. Более того, он бы подрался с тем, кто так сказал (если бы это не была девчонка), но таким хладнокровием похвастаться не мог.
  - И уже совсем близко... Оп!
  Тетива щелкнула.
  - Эх!
  Удивительно, но промахнулась Сайта совсем на немного. Еще пол-метра левее...
  - Поправку на ветер не взяла. Жаль у меня больше стрел нет... Что ты там предлагал, я не расслышала?
  'Не стремиться к смерти!'
  - Может быть он нас в плен хочет взять, - предложил Лока вслух. - Хотя бы живы останемся.
  - Вряд ли бы у него тогда слюна с подбородка капала, - заметила Сайта, и Лока мысленно ее поддержал. Уж до чего в Снежной Синку боялись, когда он лишнего выпьет, но и тот настолько кровожадно не выглядел.
  Лока попытался сообразить: как он может справиться со взрослым охотником? Ничему подобному Сахайя его не учил. Правда, о чем бы не шла речь, дедушка всегда говорил, что главное дышать... Тогда ты как минимум будешь ближе к ответу. Впрочем, что еще ему оставалось? 'Звать', так, как это делал Сахайя, сам он пока не научился... Мысль оборвал жуткий грохот - всего метрах в двадцати перед ними. Тут же ударило во второй раз, Локу прижало к земле. Сверху чем-то брызнуло, будто прошел крошечный дождик, затем все стихло.
  - Поднимайся первый, - спустя пару секунд проговорила Сайта.
  - А почему я-то?
  - Ну... ты же шаман, - произнесла она проникновенно. - В твоей власти повелевать природой, заботиться о племени, указывать путь и... гм... что там еще? В общем, ты укажи, а я тут пока проверю все...
  - Что проверишь?
  - Да мало ли...
  Она неопределенно махнула рукой и стала потихоньку отползать назад, прочь с островка. Лока прислушался... но ничего кроме шуршания травы не разобрал, а поднявшись, увидел, что из буро-зеленого болото превратилось в приторно-красное. И никаких следов серца. Куда мог деться?
  Впереди него вдруг зашевелилась одна из кочек. Ветер.... или какой-то зверек. Что-то вроде тушкана или зайца, только без шерсти и от того блестящее на солнце. 'Тушкан' зевнул... и оглушительно треснуло. Создание укусило красную землю под самим собой, да с такой силой, что грязью осыпало и их с Сайтой. Лока попятился, и тут же 'тушкан' то ли прыгнул, то ли как-то перетек по воздуху, приблизившись к мальчику сразу на десяток метров. Через секунду рядом с первым существом откуда-то появилось еще одно - точно такое же.
  - Что?.. Кто это такие? - прошептала Сайта. Звук голоса будто послужил сигналом. Оба создания бросились к Локе. Один прыжок - и они уже рядом с ним...
  - Нет! - крикнул он, отступив.
  'Тушканы' мгновенно остановились. Лока рассмотрел их: это были жуки из шаманова горшочка, выросшие в десятки раз.
  - Чего они ждут? - спросила Сайта судорожно.
  - Да я...
  Лока не договорил: оба жука прыгнули на Сайту. Девочка упала на спину. Одно из созданий вцепилось в руку, второе прижалось к груди...
  - Не надо!
  Сайта, конечно, вредная, но будет плохо, если ее кто-нибудь съест.
  Уже раззявив пасть, 'тушкан' не укусил. Стоило Локе подумать: долго они еще будут на ней сидеть? Оба жука спрыгнули с Сайты и скрылись из виду. Лока подбежал к девочке. Кажется, она потеряла сознание от страха...
  - Эй! Ты чего?!
  - А вот тебе!
  - Да чего я сделал-то?! - ему пришлось отпрыгнуть назад.
  - Он еще спрашивает! - на удивление резво Сайта вскочила на ноги. - Хотел, чтоб меня сожрали, жуков натравливал, а теперь удивляется! Вот расскажу я папе...
  - Ты ерунду говоришь...
  - Да?! Думаешь подстроить, что у меня в сознании помутилось? Хороший план, только не сработает! Гм... может, ты еще мой кинжал заныкал?!
  Кинжал Сайта, конечно, сама потеряла, но спорить с ней Лока не собирался. Уж она-то чужую вину доказывать умела, даже если человек вообще не понимал, о чем идет речь. Из-за нее как-то раз даже Панке от Гавтага влетело, хотя вождь так о своем сыночке трясется...
  Подобрав горшочек, Лока, не оглядываясь, двинулся в сторону берега. Пусть хоть утонет - ему до нее никакого дела нет.
  
  
  Глава 3
  
  ЖУКИ
  
  13 день, 3-го месяца, 4317 года
  Великий Западный лес
  
  - ...будешь наказана. И очень сильно. Если бы не Лока...
  - Вот! А этому мимзику все, значит, с рук сойдет!?
  - Молчи! Я лично прослежу, чтобы ты ему спасибо сказала! Вообще, тебе не помешало бы взять с Локи пример хоть в чем-нибудь! Что теперь с Плойкой станет?! Это ж надо догадаться выбрать кобылу, которая самых лучших жеребят дает!
  Сайта с отцом стояли метрах в двадцати от них, но если его с шаманом вряд ли слышал хоть кто-то, то Керлка с дочерью кричали на весь лагерь. И... значит, это он мимзик, так?! Нет, то, что Керлка так его защищает - это, конечно, странно. В конце концов, Лока тоже лошадь не привязал, но как она смеет?!
  - Он на меня жуков натравил! Да я...
  Хлоп!
  Сайта замолчала: Керлка ударил ее по щеке.
  - Пойдем, - коротко сказал он, схватив девочку за руку.
  Лока не мог разобраться в своих чувствах. Нередко случалось так, что у него не получалось, что он заблуждался, но Сахайя, казалось, не знал другого способа исправить ошибку, кроме как объяснить, показать, разъяснить на собственном примере. Хотя, может быть, Сайта и заслуживала...
  - Керлка предлагал мне лук сделать, - вдруг вспомнилось ему. - Я еще удивился. У меня и так неплохой...
  - Ничего удивительного, - Сахайя пожал плечами.
  Кивнув на поваленный ельник, он уселся сам и подождал, пока то же сделает ученик. Один бы Лока у самого болота не сел - его и так успели обкусать, но рядом с шаманом кровососущих мошек не водилось. Горшочек из-под жуков, чуть наклонив его в сторону топи, Сахайя устроил на самом берегу.
  - Он с тобой подружиться хочет. Ему вождь приказал. Не обращай внимания.
  Лока потрясенно уставился на учителя.
  - Приказал?
  - Конечно. Он думает, что когда я умру, это ему поможет сразу с тобой отношения наладить.
  - Ну... а это плохо?
  Раньше Лока ни о чем подобном не думал, а уж на постоянные напоминания Сахайи о своей смерти и вовсе внимание обращать перестал, но будь он сам на месте Гавтага...
  - Я имею в виду, он ведь вождь. Ему важны хорошие отношения с шаманом.
  - Совершенно верно! - судя по голосу, Сахайя был рад, что Лока догадался. - Ты все правильно понимаешь. Только знаешь не все. Вот, например... Как ты думаешь, почему серцы решили напасть именно на нашу деревню?
  - Не знаю... У нас много сильных охотников...
  - Верно. Здесь бы они нашли бы сильную кровь для своих идолов. Но как они узнали о нас?
  - У них тоже шаманы есть, - ответил Лока, подумав.
  - Тогда почему они не нашли сильных людей поближе? Зачем тратить столько дней пути?
  - Ну... Не знаю. Зачем?
  - Гавтаг позвал их, - сказал Сахайя просто.
  Лока почувствовал, что совсем престает что-либо понимать.
  - Позвал напасть на свое племя?
  - Конечно. Тебя это удивляет?
  - Гм... ну... удивляет.
  - Карг подговорил его.
  - Карг... Так старого шамана звали?
  - Да. Это нападение нужно, чтобы проверить мои силы. Карг очень хочет сюда вернуться. Даже не побоялся рассказать Гавтагу про золото. То, что на Длинной горе.
  - Они хотят добывать там золото? - вот теперь Лока был поражен по-настоящему. - Но ведь там Теплые пещеры! А в них... Но Карг - шаман! Он ведь понимает, что нельзя...
  - Должен понимать, - поправил ученика Сахайя. - Просто Карг никогда не был шаманом в полном понимании. Он всегда гораздо больше походил на обычного мага. В конце концов, это для него очень плохо закончится... О, смотри! Вот они и возвращаются...
  К горшочку с разных сторон, перебираясь с кочки на кочку, выныривая из трясины или просто вылезая из-под земли, приближалось множество жутких на вид созданий. За время битвы некоторые из них успели вымахать до размеров небольшого пса. Теперь они на глазах теряли в весе. Темные блестящие тела сочились густой влагой, постоянно менявшей цвет. Так они избавлялись от всего, чего успели набраться: воды, земли, травы, плоти и крови. К ногам Сахайи подползали уже совсем крошечные существа - раз в двадцать меньше тех, что чуть не покусали Сайту. Горшочек медленно заполнялся.
  - И что теперь делать?
  - О чем ты?
  - Но ведь Гавтаг - предатель, - произнес Лока неуверенно. - Разве нет?
  - Для нас с тобой? Наверное. А вот, что касается племени... Он просто считает, что так будет лучше.
  - Значит, он снова попробует?
  - Наверняка.
  - Завтра?
  - Нет, не завтра. В этот раз серцы больше не придут. Только не говори никому. Пусть лагерь ночь постоит.
  - А когда придут, что нам делать?
  - Ну... ты тогда старше станешь... Поймешь, я думаю.
  
  ***
  
  Охотники должны были провести ночь в укрытиях на берегу. Для старших воинов разбили лагерь - несколько лежанок из шкур и пара больших костров. В огонь, чтобы не дымил, добавляли настойку из пыльных грибов. Для вождя и шамана, на случай дождя, еще днем собрали пару добротных шалашей. Третий навес на самом краю стоянки наспех соорудили для Сайты. В больших битвах женщины-дрекови сражались наравне с мужчинами, но это, в крайнем случае.
  - Сайта, ты спишь?
  - Я все слышу.
  - Что? - Лока настороженно обернулся вокруг.
  - Подкрасться тебе не удастся, вот что. Думаешь, если меня твои жуки один раз сожрать не смогли, я сразу расслаблюсь?
  Лока решил, что ему чудится. Он ее, можно сказать, от смерти спас... Нащупав рукой край навеса, он аккуратно заглянул внутрь. Старательно пригляделся - в безлунную ночь это оказалось мудрено - Сайты внутри не было.
  - Медленно положи жуков на землю и сделай два шага назад, - раздалось прямо под ухом. - Никаких резких движений. Если хоть один жук приблизиться ко мне ближе, чем на метр, то этот острый кинжал с ржавыми зазубринами попортит твою милую мордочку...
  - Вообще-то я тебе поесть принес...
  - Не ври!
  - Как хочешь, - Лока отбросил сверток в темноту.
  - Что ты сделал?! - отскочив на метр, она злобно зашептала. - Опять жуки?! Про нож забыл?!
  - Да нет у тебя ножа...
  - Да?! А я как заору!..
  Лока махнул рукой.
  - Не понимаю я тебя. Я тебе ничего плохого не сделал...
  - А жуки?!
  - Да не жуки это! А пауки обычные, которые паутину плетут и мух ловят, просто Сахайя их кормил долго по-особенному...
  - А ты решил их на мне испробовать?!
  - Да ничего я...
  - Ты видел, какая у меня рана осталась?! Ты, вообще, понимаешь... Эй! Ты куда?! Я еще не договорила!
  - Спокойной ночи...
  - Ты еще и спать собрался?! Да чтоб тебе во сне червяки в живот забрались, чтоб тебя...
  
  
  Глава 4
  
  ПРО ШАМАНОВ И ЛЮДЕЙ
  
  20 день, 9-го месяца, 4323 года
  Великий Западный лес
  
  - Медняста приходила после рассвета.
  В ответ Лока только зевнул. Домой он вернулся под утро. Синих бабочек оказалось даже больше, чем предупреждал Сахайя. Когда Лока добрался до последнего картошечного поля, небо уже начало краснеть. Было б бабочек хотя бы наполовину меньше, он бы отправил их на другой конец леса не выходя из дома, а так... И на следующую ночь наверняка придется снова идти. Причем не только на поля, но и к Пенейте тоже. Очень уж у нее дочка разболелась...
  - Хунт ее за ворота вытолкал...
  - А зачем с утра людям в голову гадить, я спрашиваю?! - как всегда шумно заговорил мелик. - Я говорил позже прийти?! Говорил?!
  - Да без тебя уже поняли, пень крикливый! Не мешай завтракать человеку!
  Махнув рукой, Хунт что-то заворчал под нос.
  - Поговори у меня еще, - пригрозила Колоста, ставя на стол блюда с вареной картошкой и тушеным мясом.
  - Чего она хотела-то?
  - Да совсем ополоумела, дура трухлявая! - снова не выдержал Хунт, густая борода затряслась от негодования. - Будто ее кто в зад кусает! Говорил я...
  - Да заткнись ты! - Колоста замахнулась на него поварешкой. - Коль не о тебе речь, не верещи раньше времени!
  Мелик явно хотел сказать еще что-то, но головой решил не рисковать. Бывали уже случаи...
  - Да она тут удумала, - уже спокойным голосом обратилась Колоста к Локе, - в общем, девок тебе предлагает.
  - Чего предлагает? - недоуменно уставился Лока. Обычно-то его благодарили чем-нибудь съедобным или для хозяйства годящимся.
  - Да на толчке пересидела! - вырвалось у мелика. - Лишнего вы...
  Он не договорил - Колоста таки съездила ему по бороде.
  - Девок.
  - У них же вроде нет пригнанных.
  - Так она своих предлагает.
  - Зачем?
  Нет, он прекрасно понимал, для чего молодому парню может сгодиться девушка, но он-то тут причем? Шаманы никогда не отвлекаются на мелочи. Этому он давно успел научиться.
  - В том то и дело, что не затем! - ответила Колоста. - Чтобы Медняста с чем-то добровольно рассталась, нужно ее очень долго по голове бить. Хотя... если ты хочешь... с той же Синистой можно договориться. Дочки у нее красивые...
  - Нет, - спокойно ответил он.
  - Скажешь, как надумаешь, - произнесла Колоста коротко. - Что касается Меднясты, - продолжила она, - у нее пять внучек. Две совсем маленькие, а три твоего возраста. Вот из этих трех одну она предлагала в качестве оплаты...
  - Толстуху, - чуть слышно пробормотал Хунт.
  - ...вторую, - продолжала Колоста, - она... гм... в общем, предлагает, чтоб та по кружке крови каждую неделю приносила для каких-то шаманских дел.
  - Дуру, что год назад четыре дома спалила, - все так же тихо добавил мелик.
  - ...третью...
  - Толстуху и дуру.
  - ...планирует на тебе поженить...
  Тут Хунт шептать не стал:
  - На дерьмо по весу таких невест менять!
  - Да заткнись ты уже!!
  Криком заканчивался практически любой разговор между Колостой и Хунтом. К этому Лока давно успел привыкнуть. Пожалуй, он даже почувствовал бы себя неуютно, если они вдруг перестали спорить по каждому поводу.
  - А Санея где? - мелик выдохся первым, и Лока сумел вставить слово.
  - С ребятами куда-то побежала.
  - С какими?
  - Не знаю. Но Менки там, кажется, не было...
  Лока ощутил, что такой ответ его не удовлетворяет.
  - Ладно, пойду я, - он поднялся из-за стола.
  - Да ничего с ней не случится, - заверила Колоста. - Ей одиннадцать лет уже: и не глупая она совсем. Сама может выбрать, с кем ей можно разговаривать, а с кем нет. Лока, сам подумай, понравилось бы тебе, если б кто-то за каждым твоим шагом следил?
  - Я не слежу...
  - А пошел куда?
  - К Сахайе я пошел.
  - А-а... Он звал?
  - Да.
  Захватив куртку, Лока вышел из дома. Мягкая кожа зимней змеи и тонкая подкладка из соболиной шерсти - в такой можно под дождем на голой земле спать. Люди, даже те, для кого он ничего не делал или кому был глубоко неприятен, дарили ему только самое лучшее. Медняста - редкое исключение.
  Пошел к старому колодцу. Еще какие-то дети были на другой стороне деревни: он всегда ощущал их лучше, чем взрослых. Но сестру Лока ни с кем бы не спутал. Даже когда ему вместе с Сахайей приходилось уходить далеко за пределы Снежной, он не переставал чувствовать ее настроение. Вот сейчас... ей вроде бы было весело. Но что возьмешь с ребенка? Она ведь наверняка, и даже рядом с этим Менкой, могла бы веселиться. Не успев выйти со двора, Лока на кого-то наткнулся.
  - Смотри, куда прешь!
  К нему уже давно никто так не обращался. Кроме одного человека.
  - Тебе что-то нужно? - спросил он холодно.
  - Не твое дело! - ответила Сайта.
  - Ладно, я пошел...
  - Стой!
  'Не нужно грубить, если что-то нужно', - подумал Лока, уходя прочь. Было бы намного легче, если бы она перед ним притворялась так же как перед всеми. Грубость его не задевала - он, наверное, и описать бы точно не смог, что это за чувство такое - обида, но на Сайту каждый раз столько времени уходило...
  - Да стой ты, я говорю! - Сайта догнала его и схватила за руку. Лока остановился.
  - Тебе что-то нужно? - повторил он.
  - Мне от тебя ничего не нужно! Отец сказал, чтобы ты пере...
  - Сказал?
  - ...дал ему... Что?
  - Он сказал? - Лока повторил вопрос.
  - Да... - на секунду Сайта растерялась. - Что, для тебя это новость? Что люди общаются друг с другом с помощью слов?
  - Для меня новость, - спокойно ответил Лока, - что Керлка что-то мне 'говорит'. Хотя... может быть, это ты не совсем правильно слова понимаешь. Может, это тебе сказали, чтобы ты попросила меня? Такого ничего не припомнишь?
  Судя по ее виду, нечто подобное Сайта помнила. Лока подумал, что она тут же развернется и уйдет, но тут его ждал сюрприз. Несколько секунд Сайта молчала, потом сказала:
  - Хорошо. Отец просил, чтобы ты передал ему две склянки с восстанавливающим отваром и три с укрепляющим.
  Лока едва удержался от желания себя ущипнуть: сказать, что ответ его поразил - ничего не сказать. Причем, еще неясно, что казалось удивительней: то, что Сайта впервые жизни согласилась взять слова назад, или то, насколько откровенно она врала.
  Ни Керлке, ни кому-либо еще, кроме Сахайи и самого Локи, не было и не могло быть известно, что два дня назад ученику шамана впервые в жизни удалось приготовить правильный укрепляющий отвар. Другими словами, отец Сайты не стал бы просить склянки ни у кого, кроме Сахайи. А если быть совсем честным, он вовсе не стал бы их просить. Старший воин и без того знал, что подобного рода зелья шаман отдает не тогда, когда кому-то захочется, а когда он сам решит.
  - Зачем тебе?
  - Ты совсем без мозгов?! - Сайта быстро вернулась к обычной манере. - А если он меня попросит молоток принести, мне его тоже расспрашивать, что он делать собирается?!
  - Ладно... - он задумался. - Ладно...
  - А другие слова знаешь?
  Лока улыбнулся.
  - Я дам тебе склянки...
  - Давно бы так...
  - ...если ты извинишься.
  Она снова замолчала. В этот раз выглядело почти забавно. Хотя спустя пару секунд, когда Лока вспомнил, что Сайте уже давно стали доверять настоящее оружие - нож у нее всегда с собой был. Он немного пожалел, что просто ей не отказал.
  - И за что? - спросила она негромко.
  - Не знаю... За то, что разговаривала грубо.
  - Ясно.
  - Еще что-то?
  - Без тебя обойдусь.
  Сайта одарила его еще одним холодным взглядом и, махнув волосами, зашагала прочь. Проследив за ней до поворота, Лока двинулся в противоположном направлении. Удовлетворения, от того, что в кои-то веки Сайту удалось осадить, он не испытал. Хорошо уже, что склянки, для чего бы они ей не понадобились, девчонке достать не удастся - пусть перед ней хоть вся Снежная на задних лапках ходит.
  До старого колодца Лока добирался минут пятнадцать. В общем, сам виноват: так всегда случалось, когда он показывался на улице посреди дня. Каждому нужно было с ним поговорить: не обязательно о чем-то конкретном попросить, но парой слов перекинуться непременно. Пенейта знала, что он вечером придет, но все равно спросила, ждать его или нет. Травнику он трижды объяснял, что отвары будут готовы через неделю, но не уточнить в очередной раз, он был неспособен. Дарка просил, чтобы Лока почаще приходил на тренировки. Может, сделать, как Сахайя советовал: пугануть кого-нибудь разочек, а остальные пусть старательней думают: важное у них дело или нет?
  У колодца, образуя небольшой кружок, росло несколько сосняков. Рядом с деревьями ребятня шумно играла в 'оборону крепости'. Несколько парней и девчонок с палками в руках обороняли 'укрепления', остальные нападали. Остановившись поодаль, Лока стал высматривать Санею, но быстро понял, что возле 'крепости' ее нет. Странно... Он был уверен, что сестра где-то неподалеку...
  - Пресмыкайся предо мной! - раздался 'возвышенный' голос. Локе в спину уперлось что-то твердое. - Я повелительница войск добра! Трепещи, темный шаман! Дни твоих злобных дел сочтены...
  Развернувшись, Лока выхватил у нее 'меч'.
  - И чего это я темный? - спросил он, притворно возмущаясь. Рядом с сестрой его всегда тянуло подурачится. Плохо, конечно, но каждый раз само собой получалось.
  - Не ты темен, но лишь твоя злая душа! - Санея обвиняющее указала на него пальцем. - Не ты ли отнял у честной воительницы орудие возмездия?
  - Пожалуй.
  Лока вернул сестре палку. И кто мог подумать, что она станет такой говорливой? А ведь первое слово она произнесла уже после того, как ей исполнилось три.
  - Старайся, и твое черствое сердце когда-нибудь обретет капельку человечности.
  - Нужно будет попросить Сахайю, чтоб он поменьше тебе рассказывал, - пригрозил Лока.
  Последние пару лет его сестра проводила в доме шамана больше времени, чем он сам. При этом, что удивительно, у нее друзья были. Впрочем, ему друзья не были нужны.
  - Лишь зависть молвит твоими устами.
  - Ну а что же еще? Вот что... Санея, я почему пришел-то...
  Не договорив, Лока замолчал. К ним подбежал...
  - Санея, мы же с тыла атакуем! Что ты... Ой!
  Заметив Локу, парень, примерно одного с Санеей возраста, резко замолчал и уставился круглыми глазами. Да, это только взрослые стремились больше общаться, а кто младше, наоборот, смотрели, как на больного чем-то заразным.
  - Здравствуйте... - прошептал мальчик.
  - Здравствуй, Менка, - ответил он спокойно. Спокойно, на этот раз.
  Парень с родными переехал в их деревню с полгода назад, и при первой встрече Лока был без преувеличения потрясен. Внешне Менка выглядел совершенно обыкновенно: точно так, как и другие дети. Более того, Лока не чувствовал в нем никакой двуличности, чем была просто переполнена та же Сайта. Но, несмотря на это, Менка вызывал ощущение... Лока не представлял, откуда это взялось, но ему хотелось... чтобы он умер. Мысль о жажде убийства ни в чем неповинного ребенка вызывала в Локе отвращение к самому себе, но другого слова он подобрать не мог. Это было именно то, что он чувствовал. По какой-то абсолютно необъяснимой причине в Локе продолжала расти внутренняя убежденность: этому человеку не место среди живых. Одним своими существованием мальчик оказывал неведомое разрушающее влияние.
  Сахайе о своих ощущениях Лока рассказать не решился.
  - Я...
  - Иди играй.
  Второй раз просить не пришлось: Менка убежал.
  - Вот видишь, как ты на людей действуешь, - произнесла Санея недовольно.
  - Про это я и хотел поговорить.
  - Про людей?
  - Про Менку.
  - Опять? - Санея закачала головой. - Лока, ты хуже Паясты! Сколько раз тебе говорить, не друг он мне! Рядом с ним я не больше времени, чем с остальными провожу! У меня только Миса и Полека друзья!
  Ну вот... теперь она разозлилась. С Паястой сравнила, хотя совершенно не по делу. Последняя была известна в Снежной тем, что для двух своих дочерей составила списки ребят - очень короткие - с которыми им разрешается разговаривать. На всех остальных девочки не имели права даже смотреть.
  - И потому ты должна больше внимания обратить на то, что я пытаюсь объяснить, - сказал Лока. - Был бы как Паяста, к Мисе с Полекой придирался бы.
  - Не знаю, Лока... - произнесла она с сомнением. - Менка - он такой обычный... Какой от него вред?
  Лока не представлял, как это лучше объяснить.
  - Ты можешь пообещать, что не станешь оставаться с ним наедине?
  Видимо, не выдержав, Санея хихикнула.
  - Лока, он меня ростом ниже.
  - Ты можешь по...
  - Я попробую, - она ответила, не позволив ему договорить.
  Может, не стоит слишком паниковать? Уж без его присмотра ни Санея, ни Менка не останутся в любом случае.
  - Ладно.
  - Тогда... Отважную воительницу ждет ярая битва!
  
  
  Глава 5
  
  КРАСНОЕ БОЛОТО
  
  20 день, 9-го месяца, 4323 года
  Великий Западный лес
  
  Лока
  
  - Тебя что-то беспокоит.
  В комнате было темно, к тому же, ощутимо холоднее, чем на улице. В дальнем углу, в камине, тлело несколько красных камней. Локе пришлось подойти к Сахайе вплотную, чтобы разглядеть в его руках книгу. И как можно читать в такой темноте?
  - Не очень сильно, - ответил Лока, переждав с полминуты.
  - Лучше разобраться с этим.
  Лока поморщился. Рассказать Сахайе про Менку?.. Нет, Лока сам с этим разберется.
  - Почему здесь так холодно? - решил спросить он. - В большой комнате тоже есть камин. Тебе там лучше не будет?
  Спрашивал Лока не просто так. За последние пару лет Сахайя... не то чтобы сдал, но из дома выходить практически перестал. Внешне он выглядел как прежде, но его шутки на тему скорого ухода почему-то перестали забавлять.
  - Здесь мне не особо хорошо, - ответил Сахайя. - Но в той комнате лучше не будет.
  - А где будет?
  - Мало ли где? - вопросом на вопрос ответил шаман. - Обидно было бы узнать заранее.
  - Опять ты про это...
  - Ну а про что еще говорить старикам? Хотя... кое-что я тебе хотел сказать.
  Сахайя, наконец, отложил книгу.
  - Ты пойдешь к Теплым пещерам.
  Лока выдохнул.
  - Но...
  - Я помню, что говорил. Сегодня ты пойдешь туда. Хочешь спросить о чем-нибудь?
  - Нет.
  - Тогда... увидимся, когда вернешься.
  Лока выбрался из деревни незаметно для всех - не хотелось, чтобы с ним еще кто-то разговаривал после Сахайи. Коротко передал Колосте, что его не будет несколько дней, собрал все необходимое и, быстро добравшись до картофельных полей, спустя еще несколько минут скрылся под сенью леса. Дальше путь лежал к Красным болотам, через них и к высокой части Длинной горы. Там его уже не первый год ждали Теплые пещеры. Лока был рад, что в этот раз Сахайя не стал ничего объяснять. Сказано и рассказано на этот счет было немало, оставалось только прийти и встретиться.
  
  - Теплые пещеры - одно из мест, где мир чуть плотнее соприкасается с межмировым хаосом. Среди дрекови принято опасаться Теплых пещер, хотя большинство не имеет представления о причинах. Существа, обитающие там, - говорил Сахайя, глядя мальчику в глаза, - могут иметь и зубы, и когти, но опасны не ими. Эти создания, как и сами миры - порождения хаоса. Но если миры - колыбели жизни и накопления, дети Создателя, то эти существа - пожиратели. В своих ненасытных желудках они переваривают чувства, знания, силу, обращая их вничто. Возвращая в хаос все то, что когда-то было у него отнято. Пожиратели мира могут выглядеть по-разному, но их всегда можно опознать. Некоторые из них не имеют разума, другие - наделены им с избытком. Они не убивают, не стремятся к власти и не разносят скверну, они оставляют после себя пустоту. Там, где было много, становится мало, где не было и того, не остается ничего. Безобразна захватывающая город армия, страшно войско, оставляющее на месте поселения пепелище, но поистине ужасно чудовище, пожирающее город, землю под ним и даже сам воздух, которым он дышал. Это чудовище - главное зло.
  - Разве может кто-то этого захотеть? - поразился Лока.
  - Может, - просто ответил Сахайя. - В нашем мире совершить такое даже не с крохотным кусочком, что случается постоянно, а со всем миром Солиел сразу пытались уже дважды. Впервые, еще до Большого прихода народ сепренов с далекого севера пытался вырвать свою страну из мира Солиел. К несчастью, это был чрезвычайно талантливый народ. И им почти удалось.
  - Что произошло?
  - Наш мир намного крепче, чем кажется. В то время он был даже больше, чем сейчас. Страна серпенов перестала существовать. Остался лишь крошечный кусочек. Каждый из оставшихся в живых, предал забвению не только название народа, но и свое имя. Они поселились в уединении и поклялись никогда из него не выходить. Правда, кто знает, о чем они думают?
  - Они до сих пор живы?
  - Не они, но их потомки, конечно.
  - А второй раз?
  - После прихода, который, наверное, следовало бы называть побегом, один из великих князей чужого нам мира захотел соединить наш и свой родной, что привело бы к небывалой трагедии для обоих. И уж кто-кто, а великий князь был способен осуществить задуманное. К счастью, другие сумели ему помешать.
  Лока задумался. Про Большой приход, сначала сильно навредивший, но впоследствии сделавший мир Солиел больше, из уст Сахайи ему слушать уже доводилось, а вот...
  - А великие князья... Кто это?
  - Великие шаманы миров.
  - Как ты? - этот вопрос Локе очень хотелось задать. Хоть что-нибудь узнать об учителе.
  - Я? Я не великий князь и даже не князь. Я шаман светлого и живого мира Солиел.
  Лока вздохнул. Эти слова мало что ему говорили.
  - И этот великий князь, если он шаман... неужели он не понимал, что нельзя?..
  - Понимал, но готов был поступиться. Пожиратели мира способны принимать самые разные облики. Не будучи рожденными хаосом, разумные создания могут верно служить ему.
  - Этот великий князь... Он умер?
  - Я думаю, да. Много времени прошло.
  
  Услышав резкий звук, Лока вздрогнул, остановился. Пара лесных куриц вереща и хлопая крыльями, устремилась в сторону просвета между деревьями. Уже несколько лет, как охота перестала казаться чем-то чарующим, значащим больше, чем простой поиск пропитания. Он выпускал стрелу, а зверь сам находил возможность подставиться. Или он просто хорошо стрелял?.. Сразу и не ответишь - и с каждым разом грань становилась тоньше. А сегодня вот: вплотную подошел, и даже не понял, что в кустах кто-то прячется. Надо же, как задумался.
  Пожиратели мира... Мысль крепко засела в голове. Может быть, это и есть ответ? Менка?
  Хотя странно. Он слишком мал, чтобы хоть как-то повредить миру, да и порождением хаоса человек быть просто не способен. Так в чем же дело?
  
  Сайта
  
  - А если...
  - Да ты же сам говорил, что уже был там!
  - Но я ведь с отцом был...
  - Ну и что? Дорогу ведь помнишь. В тот раз с тобой ничего не случилось? Значит, и в этот не случится.
  - Ну, не знаю... То есть... мы с отцом много где охотились. Может, куда-нибудь в другое место сходим?
  Сайта резко остановилась. Не то чтобы она раньше не подозревала, что кроме как тупым, Нолку и не назовешь по-другому, но ведь всему есть предел! Она чуть ли не две недели каждый день проводила с этой кучкой идиотов, не переставая растолковывать что и зачем нужно. И теперь он спрашивает, не пойти ли им в другое место?
  - Я бы тебя отправила в другое место, - призналась она. - Ты только скажи: я для кого все по десять раз объясняла?
  Сайта поморщилась. Она всегда знала, что Нолка трусоват. Не был бы он им так нужен... Отвернувшись, Сайта обвела взглядом остальных: двенадцатилетняя Мата, шестнадцатилетний Хайк и пятнадцатилетняя Криста. Только напомнив себе еще раз для чего нужен каждый из них, она подавила желание оставить кого-нибудь здесь, посреди леса.
  Мата - дочка травника и удивительно безвольное существо, сумела - по твердому наущению Сайты - стащить у отца несколько склянок: пару восстановительных и одну заживляющую. Правда, ни одну из них не делал шаман, но что есть, то есть. Хайк - парень огромный и глупый, то есть такой, какими, по мнению Сайты, должны были быть все парни. Он нес на себе мешок с едой. У остальных тоже за спиной висели сумки, но здоровяк в одиночку мог утащить больше, чем четверо других вместе. Кристу - еще одну девушку, она выбрала потому, что мозги в отряде должны быть хотя бы у двух человек. Решала Сайта всегда самостоятельно, но постороннее мнение может пригодиться. Кроме того, в отличие от Нолки, Хайка и Маты Криста любила рисковать. Ну а Нолка указывал путь.
  - Сайта, просто... - Нолка глянул на нее исподлобья. - Туда ведь, и вправду, волки забредают, да и через Красное болото плыть...
  Он хотел что-то еще сказать, но Сайта терпеть не собиралась. Да, отправить его назад она не могла, а вот заставить мыслить в нужном направлении...
  - Да что с тобой такое?! - Сайта крикнула так сильно, как, наверное, и листовица, если б умела кричать, не смогла бы, скажи ей кто-нибудь, что осенью она иголки сбросит, а весной новые не вырастут. - У тебя совсем мозгов нет?! Как у века какого-нибудь?! Не зря, выходит, отец рассказывал, что от тебя на охоте пользы никакой?!
  - Да когда это было...
  - А нужно делом доказать, что с того времени изменилось хоть что-то!
  Подействовало тут же. Обескуражить, резко сбить с мысли, заставить не думать над ответом, а только бояться ответа не найти - один из лучших способов подавить. Хотя крик вовсе не обязателен, зачастую гораздо важнее верно подобрать слова. Так очернить представление человека о самом себе точными 'подсказками', чтобы ему остро захотелось вырваться на свободу, хоть как-то избавиться от проблемы. В таком состоянии он готов принять на веру абсолютно любое мнение.
  Нолка, конечно, не образец твердости духа, но на взрослых Сайте кричать, к сожалению, запрещалось. Нужно же пробовать на ком-то.
  - Мы идем к Длинной горе.
  Сайта еще разок обвела всех взглядом.
  - Я не хочу, чтобы ко мне всю жизнь относились, как к ребенку. Мы пойдем туда, найдем золото и докажем, что рядом с ним вполне можно находиться без риска. В деревне на всех нас станут смотреть по-другому.
  - Вот-вот! - поддакнула Криста. - По законам племени нашедшему, причем независимо от того, о чем идет речь, полагается вторая по величине часть добычи. Даже вождь меньше получает! Это не ты, Нолка, случайно за дочкой Паясты бегал? Как считаешь, с парнем, который обеспечит деревне богатство, она своей дочери видеться разрешит?
  - Но мы ведь не знаем точно про золото... - уже с трудом сопротивляясь, протянул Нолка. После слов Кристы щеки его заметно порозовели.
  Ну а что? Уж кто-кто, а Криста умела добиваться от людей того, что ей необходимо. Правда, она получала свое немного другими способами. Даже Панка на нее заглядывался.
  - Мы найдем его, - сказала Сайта уверенно и уже без раздражения в голосе. Даже если отряд состоит по большей части из идиотов, пусть это будут сплоченные идиоты, а не обиженные друг на друга. - Я же сама слышала, как вождь с отцом разговаривали. Есть здесь золото. Ну, так что, все согласны дальше идти?
  - Конечно, - тут же ответила Криста.
  Она красиво взмахнула волосами - Нолка тут же уставился на нее.
  - Ну... ну ладно... - сдался он в конце концов.
  Мата неуверенно кивнула.
  - Хайк?
  Здоровяк посмотрел, как будто впервые увидел. За время разговора он успел то ли уснуть стоя, то ли... Сайта не была уверена, что у него там в голове происходит.
  - Я есть хочу, - произнес он.
  - Ты согласен?
  - Есть?
  - Да.
  - Есть согласен.
  - Значит, все согласны, - подвела итог предводительница.
  
  ***
  
  Сайта не знала, когда началось, и уж точно не сказала бы, откуда это появилось, хотя один раз запомнился очень хорошо. Она играла во дворе, случайно упала и раскровила локоток. А проходящая мимо женщина вдруг попросила ее не плакать и отсыпала из лукошка набранной в лесу земляники.
  За что? Вот сама Сайта ни с кем земляникой делиться не стала бы. Тот случай так поразил ее, что совершенно неожиданно ей стали интересны совсем не те вещи, которые занимают обычного ребенка. Она вдруг поняла, что когда чего-то хочется или наоборот, боишься чего-то, нужно как раз не бояться, а постараться подумать.
  Однажды загулявшись до темноты, она ужасно трусила идти домой. Знала, что отец накажет: он всегда так делал, даже если ей в вину ставился сущий пустяк. Повинуясь внезапному порыву, перед тем как зайти, она расцарапала старую ранку на коленке. Было немного больно, зато отец, испугавшись 'как сильно она упала', совсем ее не наказал.
  Сначала это было просто лишней горсточкой земляники или шалостью, на которую не обратят внимания, а потом стало увлекательной игрой. Это ведь так интересно! Подмечать за людьми разные маленькие странности. Угадывать, как они будут поступать, и даже самой помогать им поступить так, как хотелось бы ей.
  Она поняла, что есть люди, от которых можно очень многое получить, если правильно к ним относиться. Кто-то любит, когда хвалят, другие - когда в них оценивают то, чего другие не замечают. А некоторых, оказывается, очень легко без крика и обещания мук - хотя и это не под запретом - можно напугать, сделать слабым, послушным и готовым во всем с тобой согласиться. Зачастую, если правильно понять человека, даже не нужно самому пытаться что-то доказать или как-то переубедить его, достаточно просто рассказать или показать - и он уже не в силах владеть собой.
  Через какое-то время она стала смотреть на происходящее не так, как это получается у остальных. События перестали казаться случайными, обросли вдруг совершенно четкими очертаниями, размерами, раскрасилась понятными цветами, заняли каждое свое место. Жизнь перестала видеться картиной, где краски смешиваются без всякого порядка. Скорее это было полотно, на котором тот, кто умеет смотреть, всегда сможет отделить одну нить от другой. За первым открытием последовало второе, за вторым третье.
  Так Сайта поняла, что если нужно человека, который практически тебе незнаком, в чем-то убедить, главное - начать говорить. Ну а потом, если ты умеешь думать и подмечать, для тебя преград нет. К примеру, можно начинать разговор с самого начала каждый раз, как только становится понятно, что человек не собирается выполнять твоей просьбы. Не согласен? Хорошо, тогда мы с тобой снова о том о сем поговорим, а потом я тебя опять спрошу, немного на иной лад. Времени, скорее всего, пройдет немало, но, в конце концов, устав или неожиданно для себя под другим углом на вопрос посмотрев, он все равно согласится. И это далеко не все! Разозлись - и тебе пойдут на уступки, чтобы успокоить; притворись, что болен, устал, что нет у тебя сил на долгие разговоры - с тобой согласятся, чтобы не утомлять.
  Удивительное дело: люди, оказывается, совершенно не понимают, чего именно хотят. Постоянно хотят чего-то, но далеко не всегда знают чего именно. Вот хочет человек одновременно есть, спать, раздобыть новые ботинки и очаровать соседскую девушку... И что? Как люди решают, что для них действительно важно? Способен человек пару лишних часов обойтись без еды? Конечно, способен. А без соседской девчонки? И подавно! Так как люди выбирают? Наблюдая за родственниками, другими жителями Снежной, Сайте порой начинало казаться, что большинству людей вовсе все равно чего хотеть.
  Скажешь один раз: 'вождь так всегда делает', пусть даже это и неправда, и все уже думают: 'ну раз уж вождь...' Или показать человеку, что ты лучше него в чем-то разбираешься, например, охотник хороший, а потому последнее слово за тобой должно остаться, хотя речь-то на самом деле о совсем другом идет! Людям до такой степени плевать на собственное мнение, что заменить чужие желания своими - не самое сложное на свете дело.
  Чтобы все верно получалось, нужно, конечно, правильно говорить, двигаться, правильно понимать собеседника, даже думать нужно так, чтобы не выдать своих намерений, а еще лучше, когда все так, как тебе нравится происходит, а ты тут как бы и не причем: тебя все любят и уважают. Неудачи? Тоже возможны, но каждая открывала Сайте что-то интересное, новое в людях, что тоже хотелось проверить и использовать. Очень хотелось. К счастью, узнавая новое, Сайта находила в себе силы с каждым днем делаться осмотрительнее.
  Насчет осторожности у нее была особенная история. Сайте было двенадцать, когда в один из дней потребовалось всего несколько минут, чтобы уговорить кузнеца выковать ей длинный кинжал. Радуясь, она вышла на улицу, и едва не вздрогнула, услышав у себя за спиной похожий на шелест листьев голос.
  - Какая умная девочка.
  Сайта не на шутку испугалась.
  - Здравствуйте, учитель Сахайя, - пролепетала она в ответ.
  - Учитель говоришь? Гм... забавно... И откуда что берется?
  И он ушел. После того случая, Сайта долго ломала голову: что бы все это могло значить? Но ответа так и не придумала. Ясно стало одно: он все понял. А вот чем это может ей грозить? С того момента она даже стала стараться от Локи подальше держаться, хотя это и было нелегко. Одним своим видом проклятый мимзик просто-таки выводил ее из себя. То, ради чего ей приходиться выкручиваться, придумывать, самой изобретать разные штуки, ему дано просто по праву рождения! Он ни для чего так как она не старается, а эти идиоты ему в рот смотрят!
  Хотя тут, конечно, разные стороны есть. Стоило Меднясту убедить, что шаманов ученик на ее дочку глаз положил - на такую-то страхолюдину(!) - она ему живо на шею села. Теперь еще парочку таких же - и у него будет, чем время занять. Ничего... Она еще посмотрит, у кого лучше получится. Это пока в деревне у шамана власти больше, а вот если у них золото появится...
  - Может, ночлег устроим?
  Нолка говорил шепотом, а едва закончив фразу, тут же резко обернулся вокруг. День близился к завершению. Звуки в лесу стали меняться. От каждого шороха парень шарахался, как старшие воины от Меднясты, давно решившей породниться со всеми влиятельными дрекови в Снежной.
  И это охотник? Как можно настолько не чувствовать лес? От этого дурака и другие беситься начнут. Ну, кроме Кристы. Эта-то к ночи, наоборот, только расцветает.
  - Я есть хочу, - тут же произнес Хайк.
  - На ту сторону переправимся, и отдых устроим, - ответила Сайта.
  - Но...
  - Ты ведь сам сказал, что недолго до берега осталось. Все успеем, пока не стемнеет.
  - А если нет? - Нолка смотрел на лес со страхом. - Это ведь Красное болото...
  - Слушай, - Сайта бросила на горе-проводника презрительный взгляд, - это только ты говоришь, что там что-то такое страшное есть. Вот нас там не было: нам ничего подобного неизвестно. А вот ты был, вернулся, и ничего страшного с тобой не произошло. Так что не надо нам тут рассказывать...
  - Думаешь, я вру?
  - Ну, не то чтобы врешь, но...
  - Ладно, сама увидишь.
  Нолка зашагал молча. Кажется, даже прибавил шагу.
  - Нам туда? - спросила Сайта, спустя секунд десять.
  - Да.
  Красный отблеск мелькнул между деревьями минут через двадцать. Сначала, новый цвет посреди прекрасно знакомого леса показался чем-то до жути странным, но стоило подойти ближе, сам лес изменился.
  Любуясь, Сайта замерла на месте. Твердый земляной берег ограждал широкую красную заводь. Вода стояла, как и полагается на болоте, но, несмотря на это, на поверхности не было, ни камыша, ни тины. Чуть дальше от края берега, где от воды поднимались облачка тумана, прямо в болоте росли деревья: ветвистые с кривыми покрытыми шипами стволами и мелкими сухими листочками.
  - Это болотная колючка, - сказал Нолка, указывая на ближайшее дерево. Перекрученный ствол торчал из воды метрах в четырех. - Если о такой шип поцарапаешься, сразу же начинаешь сильно кашлять. И если лекарство не принять, то через час умираешь.
  - Ну, значит, мы просто не будем царапаться, так ведь? - Криста беззаботно махнула рукой.
  - А это?.. - Мата потянулась к необычному красно-зеленому цветку. Пройдясь по берегу, таких можно было бы набрать целый букет.
  - Не трогай! - Нолка успел схватить ее за руку. - Их нельзя трогать.
  - Что будет? - Криста тоже стала разглядывать цветок. - Начнешь сморкаться, а через час умрешь?
  - Не знаю. Но ничего хорошего.
  - Ладно, тогда ничего не трогаем, - сказала Сайта. - Где лодки?
  - Мы немного не там вышли. Нужно пройти еще.
  Лодки нашлись скоро. Крепкие суденышки с высокими бортами, достаточно просторные, чтобы в них могли разместиться трое-четверо взрослых.
  - Не может быть! - подбежав к лодкам, Нолка, как помешанный, забегал вдоль берега. - Аррагава - человек-волк, бродящий по нашим лесам!.. За что караешь нас?!.
  - Совсем спятил?! - Сайта в самый последний момент не дала ему схватиться за голову. Не то что бы конкретно от этого произошло бы нечто ужасное, просто она сама такого картинного проявления чувств не выдержала. Если бы он перед этим Аррагаву не вспомнил, еще ладно. Но не вместе же!
  - Ты не понимаешь?! - парень глянул на нее взглядом медведя, к которому в берлогу наведались за лапой пчелы, то есть абсолютно сумасшедшим. - Здесь три лодки!
  Сайта отступила на шаг. Три лодки она тоже видела, но ее это так не пугало.
  - И что?
  - Три! А должно быть четыре! Понимаешь, что это значит?
  - Ничего, - спокойно ответила Сайта.
  - Ничего?! Кто-то взял лодку! Если нас здесь увидят...
  - Про то, что мы здесь были, в любом случае узнают, - сказала она. - Какая разница-то?
  - Но... но... А если... если нас кто-то увидит и заставит вернуться?
  - А мы просто попадаться не станем, - ответила Криста.
  - Точно, - подхватила Сайта. - А сейчас, может, поспешим? Тебе же вроде не хотелось в темноте переправляться.
  Это было очень верное напоминание. Быстро глянув на небо, Нолка то ли вздохнул, то ли всхлипнул и тут же принялся сталкивать лодку на воду. Под носом в ней обнаружился плотно запирающийся шкафчик. Сняв пару крючков, Нолка извлек из него мешочек и деревянную ложку с длинной ручкой. Зачерпнув изнутри немного порошка - с виду он больше напоминал сушеный перец, парень принялся аккуратно посыпать борта лодки. Скорее всего, так делали при каждой поездке: верхние доски успели пропитаться порошком, приобретя красноватый оттенок.
  - Это от летной рыбы, - пояснил Нолка. - Если не посыпать, она начинает кидаться на лодку.
  Кивнув, Сайта заняла место у самого носа. Что там спрятано в шкафчике? Так, еще какие-то мешки, пара горшочков, какая-то ткань, а в нижнем отделении целая вязанка факелов. Выходит, часть того, что они искали в деревне, здесь уже приготовлена была? Ну... наверное, глупо было бы ожидать от Нолки, что он об этом вспомнит. Сайта поискала еще немного, но склянок все-таки не нашла.
  - Готовы? - Сайта посмотрела, кто как устроился.
  - Да, давай уже, трогай! - крикнула Криста Нолке и Хайку. Места на средней лавке хватило бы и троим, так что двое могли грести, не мешая друг другу.
  Плеснула вода, и лодка заскользила прочь от берега. Сначала они только то и делали, что огибали колючки. Расстояния между деревьями хватало, чтобы пропустить лодку, но не более. В конце концов, они вышли на относительно свободное пространство. Впереди было еще достаточно колючек, но росли они редко, зато были заметно крупнее. Оглянувшись, за деревьями Сайта не смогла различить берега. Нолка с Хайком на минуту приподняли весла над водой - стало совсем тихо.
  - И чего тут бояться? - громко осведомилась Сайта. Ее подобный простор скорее успокаивал. Да и где еще такое увидишь?
  - Не видно никакой рыбы, - заметила Криста. - Вообще ничего не видно.
  - Это сейчас, - произнес Нолка тихо. Он явно чего-то опасался: постоянно оборачивался, с подозрением поглядывал на деревья. - Да и порошка мы насыпали. Вы подождите, вот отойдем подальше...
  Мата нацепила капюшон и уселась на дно лодки. Сайта думала: отдав им отцовские склянки, девочка захочет остаться в деревне, но она напросилась с ними. Редко кому-то удавалось так удивить Сайту.
  И без того затянутое тучами небо стало быстро темнеть. Лодка шла довольно-таки ходко. Они обогнули по пути пару небольших островков, усыпанных все теми же красно-зелеными цветками.
  - Ты влево забираешь, - заметила Сайта, когда Нолка в третий раз подряд обходил большую колючку, налегая на свое весло.
  - Нам нужно наискосок плыть, - произнес он с досадой в голосе.
  - Почему прямо нельзя?
  - Просто нельзя и все! Отец говорил, что только так, как мы плывем, можно безопасно переправиться. В остальных местах хуже намного. Так что наискосок надо... Я же говорил: не успеем...
  - Ну проплывем мы ночью немного. Что такого- то? Сейчас факел достану...
  Сайта отперла шкафчик и на ощупь выбрала пару факелов. Подняв голову, ничего за пределами лодки она разглядеть уже не смогла. И когда стемнеть успело?
  - Подождите, не гребите, пока, - велела она Нолке с Хайком. Не хватало еще налететь в темноте на что-нибудь.
  Сайта еще немного пошурудила в шкафчике, но, чем поджечь факелы, так и не отыскала.
  - Криста, - позвала она в темноту, - ты там ближе всех к сумкам. Посмотри кресало у меня в мешке или у Нолки. Я две штуки положила, на всякий случай.
  - Я мигом! - бодро отозвалась Криста и тут же принялась за дело.
  Содержимое сумок стало истошно шуршать, стукаться, тереться. Пару раз ойкнула сама Криста, видимо наткнувшись на острое.
  - Быстрее можно?! - нервно вскрикнул Нолка, спустя минуту.
  Лодку качнуло: видимо, он поднялся на ноги.
  - Я, по-моему, мешать себе никого не просила?!
  - Да что ты возишься?! Нельзя здесь в темноте!
  - Да пошел ты...
  - Тихо!
  Сайте пришлось крикнуть. Она была уверена, что невдалеке от лодки что-то издало звук. Если бы они не орали, как чокнутые...
  Квуаак!
  - Что это?! - резко вскрикнула Мата.
  - Нолка?
  - Да не знаю я! Говорил же: нельзя в темноте! Криста!
  - Не ори на меня, идиот! Нашла уже...
  Лодку снова резко дернуло. То ли Нолка ломанулся к Кристе, то ли она его с пути оттолкнула, но спустя секунду послышался сильный всплеск. Сайта почувствовала, как на нее упало несколько капель.
  Квуаак!
  - Что случилось?! Нолка, Криста?!
  - Я здесь! - ответили оба одновременно.
  - Мата, Хайк?!
  - Я тут... - раздался слабый голосок.
  - Хайк?!
  - Кажется... кажется, я его столкнул...
  - Кресало сюда! - крикнула Сайта. Получив, что просила, она парой ударов выбила хорошую искру. Факел с верхней частью из коры тонкого дерева - такие росли далеко южнее их деревни - загорелся мгновенно.
  Сайта подняла огонь над головой. Осветило капюшон Маты, напряженные лицо Кристы и какое- то потустороннее Нолки. Вода за бортами не колыхалась. Красноты в ней вроде как стало меньше, хотя, скорее всего, это только впечатление: из-за темноты.
  - Его уже не спасти, - вдруг произнес Нолка. - Нужно спасаться самим, пока еще возможно...
  - Ты охренел? - Криста глянула на него, как на червяка какого-нибудь. Сайта даже говорить ничего не стала. То, что у человека зрачки в темноте широкие не страшно, так и должно быть, а вот то, что они от света факела не сужаются, хоть он и перед самым лицом - верный признак.
  - Но ведь так и должно быть, - произнес Нолка. Голос его успокоился, но это мнимое улучшение. Его лучше как предупреждение расценивать: скоро совсем психованным сделается: - Аррагава принял свою жертву, остальные могут...
  - Тихо! - Сайта ощутила удар по днищу. - Лодку отнесло на него!
  Вскоре они с Кристой, перегнувшись через борт, затаскивали Хайка обратно. Он кое-как им помогал, хотя больше сил тратил, чтобы выплюнуть воду, которой успел наглотаться. Мата держала в руках факел, ну а Нолка что-то там бормотал себе под нос.
  - Где болит? - спросила Сайта, едва Хайк оказался внутри.
  - Я? - он глянул на нее широко раскрытыми глазами. - Не знаю... Нигде.
  - Уверен?
  - Не знаю... Не уверен.
  - Ладно.
  Квуак!
  Звук раздался совсем рядом. Сайта резко обернулась, и только это позволило вовремя заметить вынырнувшую из темноты ветку, усыпанную толстыми шипами. Лодка двигалась очень медленно - это ее и спасло. В лодке особо не побегаешь, так что падая на спину, пришлось хорошенько дать Нолке чуть ниже пояса, чтобы он не особо сопротивлялся. Они оба упали. Мата вскрикнула, пламя заметно колыхнулось, отчего вокруг заиграли красные тени. Сайта, наконец, сумела дотянуться до весла и сунуть его в воду. Лодка тут же затормозила.
  Квуак!
  - Да что же это такое?! - сдавлено заныл Нолка откуда-то снизу.
  Постаравшись, Сайта убрала локоть с его живота.
  - Мы все умре-о-о-ом! - тут же завыл он, и Сайта поспешила вернуть локоть на место.
  Кое-как они оттолкнули лодку от дерева.
  - Криста у тебя в сумке покрывала? Достань, там одно запасное было. Можно будет вытереться.
  Помогая здоровяку забраться в лодку, они обе порядком намочились. Ну и сам Хайк, разумеется.
  - Погреби, согреешься, - сказала она Хайку. Вода все еще стекала с него.
  - Хорошо, - он пристроился к одному из весел. За второе пришлось взяться Кристе. Перебесившись, Нолка впал в какую-то странную апатию и теперь не очень рвался что-либо делать: - Но я не замерз. Вода теплая.
  - Теплая? - удивилась Сайта.
  Для осени ночка выдалась далеко не самая холодная, но они все были в куртках... С перепугу, что ли?
  - Еще замерзнешь, - сказала она. - Воздух-то холодный.
  Квуак! - снова донеслось до них. Но в этот раз уже издалека.
  
  Глава 6
  
  ПОЖИРАТЕЛИ
  
  21 день, 9-го месяца, 4323 года
  Великий Западный лес
  
  Лока
  
  Вытащив лодку из воды, Лока заночевал недалеко от берега. Наутро двинулся дальше. Он не спешил. Нельзя просто добраться до Теплых пещер. Как нельзя просто так повзрослеть - на отрезке между юностью и зрелостью обязательно должно что-то произойти.
  Лока, наверное, как никто верил в человеческую силу. В то, что люди не растут как деревья от того, что съедят и выпьют. Все происходит внутри. Быть прозрачным и тонким, как надутый бычий пузырь или тяжелым, будто наполненным камнями. Собирать себя по кусочкам, стараясь использовать только самое крепкое и нужное, или не делать этого. И это не Сахайя требовал - внутреннее ощущение его так воспитало. В Теплых пещерах не было ничего, что могло бы изменить Локу, сделать его лучше или хуже. А вот сам он, безусловно, мог.
  Спустя час юноша вышел к Длинной горе. Лес здесь становился реже. Высокие дубняки тянулись к небу, отбрасывая многочисленные тени. Впереди из земли полого поднимался холм - начало Длинной горы, тянущейся почти на километр. Наверное, кто-нибудь хоть раз видевший настоящие горы - Западную стену или Ледяной хребет, о которых рассказывал Сахайя - не назвал бы так десятиметровый в самом высоком месте холм, но для Западного леса и такое было редкостью.
  Под ногами хрустела листва: зеленая, желтая, но больше всего красная, как и всегда в это время года. Как раз поздней осенью оборотням больше всего нравились такие места. Именно здесь они с Сахайей однажды встретили одного. Странное создание с удивительно длинными полутораметровыми лапами, тощим вытянутым туловищем и кривой уродливой мордой. Шаря носом в листве, оборотень тонко, как щенок, которому придавили лапку, скулил. На них он тогда не напал, только проводил каким-то несчастным взглядом и снова уткнулся в землю. Когда Лока спустя пару секунд обернулся, зверь куда-то исчез.
  Скоро холм оброс каменными выступами и косыми трещинами. Первые несколько пещер Лока пропустил, но добравшись до пятой - широкого темного прохода, ведущего прямо под гору, остановился. Дальше идти не хотелось. Ощущение грубого чужого присутствия обволокло его, чувства расстроились. Лока ощутил не восхищение бесконечной красотой и смыслом созданного, не близость к миру - то, к чему он успел давно привыкнуть, а стойкое, навязчивое отвращение к окружающему. Не любовь к жизни, а бесконечное неудовольствие ею. Будто его окружила целая тысяча Менок.
  Он был на месте.
  
  Сайта
  
  Берег вынырнул из темноты, когда они уже отчаялись его увидеть. Нолка до того момента только изредка всхлипывавший откуда-то со дна лодки, вдруг резко подобрался и, оттолкнув сначала Мату, а потом и Хайка, умудрился первым выскочить на землю.
  - Дайте мне факел!
  Но в одиночку отойти в темноту духа уже не хватило. Видимо, Сайта даже недооценивала степень его неуверенности в себе. Такими управлять даже легче, чем тихонями вроде Маты.
  - Сюда подойди, - произнесла Сайта ласково.
  Нолка тут же подбежал, протянул руку за факелом... Хлоп! Сайта, что было силы, ударила его по щеке. Парень покачнулся от неожиданности, отступил на шаг. Она тут же выскочила на берег, ухватила Нолку за ворот.
  - Я здесь главная! - вскрикнула Сайта, точно отмеряя голос. - И ты, Нолка, будешь меня слушаться! Понял меня, Нолка?!
  - Я...
  - Понял, Нолка?!
  - Да... да, понял... я...
  - Держи. Посвети нам пока, - вручая парню факел, произнесла Сайта уже обычным голосом. На контрасте он показался почти пустым, неощутимым. Теперь Нолку стоило ненадолго оставить наедине, чтобы понять: подействовало все-таки или нет. Ни на ком другом она раньше подобного не пробовала: во-первых, не уверена была, что сработает, во-вторых, не могла найти, на ком испытать.
  Сам по себе способ тут не главное, хотя и он может хорошо работать. Самое важное - это голос.
  Его она стала тренировать давно. Это ведь очень сложно: придумать что-то такое, чтобы сразу на всех действовало. Глупый или умный, трусливый или храбрый, лживый или честный - все люди разные. Пока к каждому ключик подберешь. А что если еще и видишь его в первый раз? По движениям и манере говорить тоже многое подмечаешь, но не все. Вот Сайта и пыталась такое изобрести, чтобы человека не просто обмануть или заставить сделать, а по-настоящему подчинить. Даже если человек и незнаком тебе почти. И кое-что ей придумать удалось.
  В первую очередь, необходима концентрация. Такая, что и представить трудно. Когда у нее впервые получилось, Сайта всего за несколько секунд так измоталась, что целый час провалялась почти без движений и с дикой головной болью, но оно того стоило. Те несколько секунд Сайта ощущала окружающее так четко, как никогда. Малейшее движение, звук и тысячи наполняющих мир запахов - все она успевала почувствовать, подметить, обдумать. И даже звучание собственного голоса можно так перестроить, так очистить и от всего лишнего избавить, что начинаешь не обычными словами говорить, а будто напрямую с чужими мыслями общаться.
  Конечно, все это не просто. Никогда точно не угадаешь, как человек реагировать станет. Можно ведь и совсем не того, чего хочешь, добиться. Особенно, если человек малознакомый. Да и подействует голос наверняка не на каждого. По крайней мере желательно знать имя. С ним у каждого особенная связь.
  Принимая из рук Кристы сумку, Сайта украдкой бросила взгляд на Нолку. Парень держал в руке факел, рассеяно глядя куда-то вперед. Сайта улыбнулась. Может она, как некоторые, с жуками не общается и дерева с одного удара не переломит (наверняка врут ведь!), но если это не магия, то что тогда же?
  Они устроились на ночлег. Развели костер, поели. Наконец, кинув сушенных иголок с шуршащего сосняка (их запах отпугивал хищников), кое-как улеглись. Сайта думала, что в целом день прошел удачно. Через болото переправились, проблем, с которыми она не могла бы справиться, не возникло. Перед тем как уснуть, она лишний раз проговаривала про себя, что и как нужно будет сделать, когда они с радостной вестью вернутся в деревню. Сначала, найти старшего охотника Серку. Все ему объяснить. Затем послать Кристу...
  
  ***
  
  Сайта проснулась от собственного кашля. Неужели простыла? Но только подумала об этом, приступ прошел, и она ощутила, что вполне здорова, да и выспалась неплохо. Открыла глаза и, заметив, насколько успело подняться солнце, сразу вскочила.
  - Вставать пора!
  Собирали хворост, заново разжигали костер, готовили семенную кашу. Сайта специально устроила так, чтобы с собой у них была только самая вкусная еда: от того и поход в тягость не кажется. К примеру, ночью они ели копченых лесных куриц, ну а семенная каша, которую добывали из шишек мясаги, вообще считалась у дрекови одним из любимых лакомств.
  - Хайк, ты спать долго собрался?! - все уже были на ногах, а здоровяк все еще ворочался под одеялом. Сайта подошла к нему, откинула край покрывала...
  - Мата, доставай склянки!
  - Что? - девочка, как раз в этот момент солившая воду для каши, вздрогнула и испуганно посмотрела на Сайту. Солонка ухнула в котелок.
  - Склянки давай! Бегом!
  Сайта опустилась на землю рядом с Хайком. По лицу парня катил пот, глаза покраснели, он то ли не мог проснуться, то ли не понимал, что с ним происходит. Сайта коснулась его лба, и он вдруг с силой закашлял.
  - Вот, - Мата подбежала к ней и протянула три прозрачных пузырька. - Зеленые - восстановительные, красная - заживляющая.
  Сайта схватила флакончик с красноватой жидкостью. Ей поневоле вспомнился случай, произошедший пару лет назад с одним из охотников. С Тринкой, кажется. Он тогда вернулся из леса весь окровавленный, едва живой. Добравшись до деревни, просто выпал из седла и, судя по всему, приготовился умереть. Но появился Сахайя. Достал из сумки пузырек с золотистой жидкостью, - в сумерках она светила ярче масляного фонарика, - и тонкой струйкой влил зелье Тринке в рот. Охотник дико закричал, а чудовищная рана у него на животе стала на глазах затягиваться. Куски плоти, как живые вгрызались друг в друга, переплетались, образуя новые неповрежденные мышцы, которые тут же затягивало розовой кожицей.
  То, что сейчас дала ей Мата, по сравнению с тем сверкающим нектаром выглядело, мягко говоря, невзрачно. Хотя, может не в красоте дело? Главное, чтобы зелье действовало. Сломав восковую печатку - воздух наполнился пряным запахом - Сайта влила содержимое пузырька Хайку в рот. Парень захрипел, сквозь сжатые губы полезла мерзкая сероватая слюна. Мата в ужасе закрыла лицо руками. Криста сказала, что нужно перевернуть его на бок и разжать зубы. Так и сделали. Хайк снова закашлялся, выплевывая прямо Нолке на ботинки что-то отвратительное, несколько раз вздохнул судорожно и... открыл глаза.
  - А мы есть будем?
  Спустя полчаса, когда все они, рассевшись вокруг костра, гадали, как скоро поспеет каша, странная болезнь Хайка уже казалась чем-то далеким, прошедшим. Нолка сказал, что во всем виновато Красное болото, что вода там очень вредная. Сайта только пожала плечами - зелье-то в итоге помогло.
  - Без всяких выскочек обошлись, - пробормотала она себе под нос.
  - Это ты про Локу? - мгновенно догадалась Криста.
  - С чего ты взяла?
  - Я видела, как ты у него склянки просила, - ответила она улыбнувшись. - Знаешь, ты, конечно, очень умная, Сайта, но вот с Локой зря соришься. С ним, - Криста мечтательно возвела глаза к небу, - дружить лучше.
  - Дружить? С этим?! - Сайта сделала лицо, какое бывает, когда под нос подсовывают что-то тошнотворное. Кое-кто в деревне - не в последнюю очередь и благодаря Сайте - очень плохо относился к Локе, хотя она пока не всех переубедила.
  - Он шаман, - напомнила Криста, все так же улыбаясь.
  - Шаман? Да сопляк он! У него даже девки нет! А у всех нормальных парней в его возрасте не по одной смениться успевает.
  Вообще-то, прямо рядом с ними было целых два примера парней Локиного возраста, у которых тоже никого не было, но на них Криста внимания не обратит, а сами они про себя не напомнят. Хайк просто не поймет о чем речь, а Нолка и пикнуть без спроса не посмеет.
  - С ним это не считается, - ответила она просто.
  А потом, пододвинув к Сайте голову, тихо добавила:
  - Он необычный. Такой же, как я и ты. А таких о-очень мало.
  Сайта промолчала. Повторила слово про себя: 'Необычный'. Какая правильная интонация. Значит, и Криста тоже... понимает. И вправду, таких людей много не бывает. Потому-то им и необходимо золото. Нельзя оставаться в Снежной всю жизнь. Если бы дело не касалось ученика шамана, с Кристой Сайта согласилась бы сразу, но Лока... Нет, только не он.
  - Папа говорит, что к Локе нужно хорошо относиться, - вдруг произнесла Мата. - Помните, когда весной пожар был? Он тогда полез кого-то из огня доставать, а дом обвалился...
  - Ага, - тут же подхватила Криста, - все думали: конец парню, а Сахайя спокойно рядом стоял и даже не почесался. А Лока только минут через пять из развалин вылез, да еще и котенка вытащил. Обожженный, конечно, зато живой, даже непокалеченный.
  Сайта не ответила. Она вдруг сильно закашлялась.
  - Простыла что ли? - спросила Криста и тут же закашлялась сама.
  Наскоро поев, они продолжили путь. Теперь кашляли уже трое: Сайта, Криста и Хайк. Причем последний почти не переставая. Первый час шли еще нормально, потом у здоровяка стали подкашиваться ноги.
  - Вот это место - Длинная гора, - указал вперед Нолка. - А там дальше начинаются пещеры.
  - Хорошо, - кивнула Сайта, последние минут двадцать она чувствовала себя не очень хорошо. - Идем.
  - Отец говорил, к пещерам лучше не приближаться, - протянул Нолка неуверенно.
  Сайта резко глянула на него, парень тут же отвел взгляд.
  - Идем, - повторила она.
  Первые несколько пещер они пропустили: попадались или слишком узкие, или чересчур грязные со стоявшей на входе водой. А вот четвертая или пятая чем-то Сайте приглянулась.
  - Достаем факелы, - скомандовала она.
  - Я туда не пойду, - прошептала Мата. Девочка глядела на темный вход с ужасом. Как будто кто-то должен был вот-вот выскочить оттуда и начать откусывать головы.
  - Наверное, нет смысла всем лезть...
  - Я тоже не пойду.
  - Что?! - Сайта не поверила ушам. Под ее взглядом Нолка съежился, но в сторону пещеры даже не колыхнулся.
  - А если волки? - напомнила она.
  В ответ парень бешено замотал головой. Способность соображать он, видимо, утратил начисто.
  - Ясно.
  Сайта по очереди посмотрела на Хайка, прислонившегося к дереву, Мату, трясущуюся от страха, Кристу, в кои-то веки не выглядевшую уверенно. Сайта, конечно, все равно смогла бы их заставить, но много было бы пользы?
  - Я одна пойду. Спрячьтесь там, - Сайта указала на участок скалы, огороженный холмами, - разведите костер, готовьте обед. Если Хайку будет хуже - дайте восстанавливающую склянку. Она не заживляет, но хотя бы сил ему даст. Как только вернусь, сразу двинемся назад.
  Перебрав сумку, так, чтобы в ней осталось только необходимое для спуска, Сайта зажгла факел и ступила в пещеру. Языки пламени осветили черный блестящий свод. Узкий сырой проход полого вел вниз.
  Сайте было всего семь, когда она впервые услышала про Длинную гору. Вождь нередко бывал в их доме, а в тот раз и вовсе засиделся допоздна. Ее тогда отправили спать, она притворилась, что пошла. Гавтаг с отцом разговаривали о золоте.
  - Значит, все-таки на Длинной горе... В пещерах?
  - Да. Почти во всех. И совсем недалеко от входа: в подземных озерах и на дне ручейков. Самородки можно просто руками собирать. А глубже на стенах выступает золотая пыль. Прииск может быть очень богатым.
  - Откуда это известно?
  - Я пока не могу сказать. Но кое-кто про это уже давно знал. Если бы не... - Гавтаг замолчал ненадолго. - Хотя без разницы, Сахайя все равно не согласится.
  - Но ведь золото! Мы вторым Плонтом станем!
  - Вряд ли его это волнует. Он сказал, чтобы туда никто не ходил, а есть там золото или нет...
  - Такой шанс... - судя по голосу, отец не на шутку взволновался. - С этим нужно что-то делать.
  - Обязательно нужно.
  В то время эта идея Сайту надолго не захватила, но пару месяцев назад ей удалось узнать, что Гавтаг получил послание от своего таинственного союзника: настало время действовать. Ничего конкретнее Сайта выяснить не сумела, но было и так понятно: если она не найдет золото, кто-нибудь сделает это за нее.
  Сайта вдруг закашлялась. Задела факелом за каменный выступ, и ей на голову посыпались искры. Перед глазами стояли красные пятна, горло жгло огнем. Она потрясла головой. Да что ж такое-то? Не могло на них с Кристой так сильно подействовать, они и не намокли почти... Кашель отпустил так же резко, как начался. Ощупав рукой грудь, Сайта огляделась по сторонам. Ход стал заметно шире, потолок терялся во тьме. Кажется, она добралась до какой-то каменной комнаты, сотворенной, конечно, природой. Но куда повернуть? Сайта подняла факел повыше, так, чтобы свет от него не слепил глаза... и увидела тусклый огонек на другом конце пещеры. Пришлось карабкаться вверх по каменному завалу, но добравшись до света, Сайта увидела то, что искала. Короткий лаз вел в огромный каменный зал. Солнечные лучики проникали внутрь откуда-то из под высоких сводов, освещая черные стены, беспорядочные входы и выходы и мелкое озерцо на самом дне. В воде, ожидая ее, сияли крупные ярко-желтые камни. Золотые самородки.
  Спустившись к озеру, Сайта выбрала ближайший к ней небольшой камушек и, наклонившись, взяла его. Вода показалась ей теплой, почти горячей. Разглядывая блестящий самородок Сайта ощущала не тяжесть металла и даже не радость от обретенного богатства, а гораздо более веское чувство. Она ощущала вещественное осуществление своего плана. Осознание возможностей ее характера и ума. Как если бы она научилась выплавлять золотые слитки прямо из воздуха.
  Улыбаясь своим мыслям - Локе такое точно не под силу(!) - она выбрала еще пару камней, спрятала их в заплечный мешок... и вдруг что-то страшно загрохотало. Сверху - со стороны лаза, через который она попала в пещеру. Сайта подняла факел... и как раз вовремя: с каменной гряды съехало несколько тяжелых валунов, она едва успела отскочить. Раздался бешенный животный рев, на секунду показалась длинная когтистая лапа. Что-то пыталось пробраться в пещеру вслед за ней. Видимо, изначально проход оказался слишком тесным для неведомой твари, но останавливаться она явно не желала.
  Сайта в панике заметалась. Выходов из пещеры было много, но как назло все чересчур широкие. Слишком легко ее будет достать, да и заблудишься. Почти все пути вели вниз. Было еще небольшое круглое отверстие почти под самым потолком, но как до него добраться?.. Ее осенило. Скинув сумку, Сайта стала вытаскивать веревку, выбрасывая все лишнее... Осталось только кресало, один факел и самый маленький из золотых камешков. Быстро завязала петлю, примерилась. В метре выше лаза из стены торчал очень удобный выступ. Грохот и рев мешали сосредоточиться, но все-таки с четвертой попытки веревка зацепилась за камень. Сайта полезла вверх.
  Отверстие оказалось даже уже, чем она думала: Мата еще пролезла бы, но Нолка или Хайк точно нет. Сумку пришлось протолкнуть вперед и только потом протискиваться следом. Несколько метров душной темноты и, наконец, свобода!
  Сразу же захотелось потянуться, размять суставы, едва не вывернувшиеся в тесной кишке, но стоило приподняться, она едва не потеряла равновесия. Прямо под ногами зиял обрыв.
  Сайта оказалась внутри колоссального колодца. Всего несколько узких выступов в черных стенах, на одном из которых замерла Сайта, и огромное пустое пространство. Свет исходил откуда-то снизу, потолок терялся во тьме. Дно провала мерцало далеко внизу, где, будто на гигантской сковородке, жарились ярко-красные валуны. Откуда под землей взялся огонь, и каким он должен быть, чтобы горели камни, Сайта не могла представить. От сухого жара, наполнявшего колодец, она мгновенно покрылась испариной.
  Что же делать? Сейчас твари не слышно, но что если она до сих пор в пещере? Как-то ведь сумела ее выследить... Приглядевшись, Сайта заметила еще пару выходов из колодца, рядом с другими уступами, но как до них добраться? До ближайшего метров пять по отвесной стене.
  Сайта постаралась прислушаться: если твари совсем не слышно, она, наверное, рискнет пролезть по кишке обратно. По крайней мере проверить, что там и как. Сквозь шипение пламени сложно было что-то разобрать, как вдруг...
  - Ненавижу!
  - Нет...
  - Ненавижу тебя!
  - Не...
  - Хочу по-другому! Хочу изменить!
  - Нет.
  Два голоса. Удивительно похожих, но все же чем-то неуловимо отличающихся друг от друга. Один сильный, приказывающий, пропитанный безумием и ненавистью. Второй - сопротивляющийся, непреклонный. Разные интонации, но все-таки голоса очень похожи.
  - Хочу разрушить! Разрушим вместе!
  - Никогда.
  - Уничтожу тебя!!
  Голос шел сверху. Парой метров выше того уступа, на котором держалась она, был еще один - чуть шире. Вот только для того, чтобы увидеть, что там, пришлось бы подняться на ноги.
  - Ты принадлежишь мне!
  - Только себе.
  - Разрушу!
  - Я не боюсь.
  - Разрушу тебя!
  Сайта так и не решилась. Ей редко случалось по-настоящему пугаться, но уж признаться она себе могла: это место наводило на нее ужас. Хотя это не важно - главное, что она выяснила насчет золота и пора бы уже выбираться.
  Осторожно, чтобы не свалиться с узкого парапета, Сайта развернулась лицом к лазу, толкнула в него сумку и попыталась протиснуться. Ход шел немного под углом, и чтобы пролезть, пришлось бы уж как-то чересчур хитро вывернуться. С той стороны это еще можно было сделать, а вот с этой...
  Спустя несколько минут она почти сдалась. Порвала штаны, ободрала колени, но большего не добилась.
  - Уничтожу!
  - Не сможешь.
  - Я бесконечен!
  - Тебя нет...
  Раздался грохот, перекрывший и треск огня внизу и безумные голоса у нее над головой. На одном из выступов появилось нечто. Невероятное создание - смесь волка с зимним кошаком, к тому же с удивительно длинными лапами. Вот кто пытался к ней пробиться в предыдущей пещере!
  Сайта не видела ничего подобного, но была рада, что тварь далеко от нее: на другой стороне колодца и метров на десять ниже.
  Чудище дико заревело... и прыгнуло, а спустя секунду приземлилось на другом уступе - четырьмя метрами выше. Нужно было бежать, спасаться, но внутри все так сжалось от страха, что пошевелиться она уже не могла. Да и куда бежать? Зверь прыгнул во второй раз, и Сайта поняла, что жить ей осталось от силы секунды две. Она уже могла в подробностях разглядеть скалящуюся пасть, пару желтых глаз, дрожащие по всему телу мышцы...
  Ее вдруг рвануло куда-то вверх. Раздался грохот, истошный вой, переходящий в писк, и совершенно внезапно все кончилось. Она поняла, что сидит, держит в руках сумку, а животное куда-то исчезло.
  - Я сила!
  Сайта дернулась от неожиданности. Всего в метре от нее сидел человек. Это он говорил сам с собой. Правда, теперь уже не кричал, а едва слышно шептал сам себе. Происходящего вокруг он явно не осознавал -неподвижный взгляд из под капюшона буквально светился безумием.
  - ...я вечность! Я сущность!
  - Ты пустота.
  - Я часть тебя!
  - Тебя нет.
  - Я есть!
  - Тебя нет...
  Голос вдруг стих. Влекомая каким-то болезненным любопытством, Сайта потянулась... и чуть отодвинула капюшон.
  Лицо бледноватое и как-будто светится потусторонним светом. А раньше она его не видела?.. Она вдруг поняла.
  - Ты! - вырвалось непроизвольно.
  Да как он посмел?! Как раз в тот день, когда она двинулась к цели! Неужели следил?!
  - Ты что здесь делаешь?! - крикнула она разозленная. Страх вдруг отступил, и Сайта толкнула его в плечо. Лока даже не пошевелился. Все так же смотрел куда-то вперед, не замечая никого и ничего вокруг. С Нолкой было похоже, когда она применила к нему голос, но тот хотя бы дышал! Неужели, наконец, спятил? А ведь она всегда говорила, что парень слабоват. Головка маленькая, глупая. Камушек на макушку уронишь - все, без шамана деревня останется...
  - Здравствуй, Сайта, - раздалось совершенно внезапно. Парень зашевелился, бросил на нее короткий взгляд.
  Девушка закашлялась. В этот раз приступ длился долго, неестественно, не так, как бывает при обычной простуде. В середине груди поселилось жалящее чувство. Шевелиться стало больно.
  - Нравится? - спросил он. Сайта повернулась, но Лока смотрел не на нее, а просто куда-то вдаль. Как будто отдохнуть присел, видом полюбоваться.
  - Что мне должно нравится? - раздраженно ответила она и чуть не всхлипнула от боли. Показалось, что в горло насыпали раскаленных углей. Против воли на глазах выступили слезы.
  - Ну, я не знаю. А что ты здесь делаешь?
  - Не твое дело! - крикнула она, а потом поняла, что просто не может этого выдержать. Ее начало буквально выжигать изнутри. И с каждой секундой боль становилась острее...
  Сайта не знала, что произошло дальше. В какой-то момент она ощутила приятный холод внутри, непонятно откуда взявшееся чувство защищенности и даже прилив сил.
  - Ты что делаешь, урод?! - одной рукой он крепко обнимал ее за плечи, а вторую держал у нее чуть ниже шеи. Вовремя же она очнулась!
  - Не дергайся.
  - Чего?!
  Сайта с силой оттолкнула его, но он уже не сопротивлялся.
  - Как хочешь. Не буду помогать.
  - Да мне от тебя ниче... Ты куда?
  Лока взял свой мешок и явно приготовился уйти.
  - Здесь лучше не оставаться надолго. Они не бывают сыты.
  - Кто 'они'? - не поняла Сайта.
  - Посмотри, - кивнув в сторону обрыва, он стал подниматься на ноги.
  - Там просто огонь.
  - Просто?
  В другой раз, даже если бы он ей посоветовал задним местом в костер не садиться, она бы с подозрением отнеслась к его речам, но сейчас...
  Сайта заглянула за край во второй раз. Внизу весь объятый пламенем умирал зверь. И как только не разбился с такой высоты? Сайта уже хотела спросить, что это за 'они', когда поняла, что зверь вовсе даже не умирает. Огонь делает с ним что-то странное, как-то изменяет. Проникает внутрь, превращая во что-то непонятное.
  - Что...
  - Пожиратели мира, - ответил Лока, не дослушав вопроса. - Они там, на дне. Ненавидят... Удивительно, как можно вмещать в себе столько ненависти. Настолько не уметь смириться с существованием чего-либо кроме себя...
  - Да отку... - Сайта начала говорить, но снова ее не дослушал.
  - Они были внутри меня, - ответил он. Его глаза потусторонне сверкали. - Шептали. Как хорошо рушить, как хорошо все одинаковое, как идеален хаос...
  Он вдруг замолчал. У него на лице застыла странная улыбка. Сайта поняла, что ей лучше не слушать, что он говорит, а поскорее искать выход. Она пошевелилась...
  - Только вот, - Лока вдруг заговорил, да так резко, что она отшатнулась, - меня не переубедить. Нет ничего важнее созидания. И нет ничего удивительней движения вперед.
  Он стоял неподвижно целую минуту, потом вдруг как-то странно выдохнул, моргнул и посмотрел на нее.
  - Тебе лучше уйти, - сказал он своим обычным голосом, который она слышала много раз. - Оборотень поднимется за нами.
  - Так это оборотень? - ужаснулась Сайта. - А если он в птицу превратится или еще в кого?
  - Сказки. Оборотень - тот же волк, просто очень опасный. Уходи быстрее.
  Сайта очень не любила, когда ею командуют, но в этот раз послушалась бы, если бы знала куда идти. Через лаз быстро не протиснешься, да и нет теперь лаза-то. Он на предыдущем выступе остался - двумя метрами ниже. Она только теперь поняла, что сидит не там, где раньше. Выходит, это он ее вытащил?
  - Но...
  Ее вдруг подхватило и понесло. Мгновение полета и они приземлились на еще одном выступе - на другой стороне колодца. Мысль пронзила насквозь: она что летела?!
  - Здесь ход в сторону озера, - отпустив ее, Лока кивнул на разлом в стене. - Иди.
  Он вытащил меч из ножен: изящный, тонкий, с удивительно чистым лезвием. Ни у кого в деревне такого не было: ни у Гавтага, ни у его любимого сыночка Панки.
  - А почему ты не идешь? - спросила Сайта. С Локи бы сталось отправить ее куда-нибудь в нехорошее место. Где жуки питаются людьми, например.
  - Оборотень. Пожиратели внутри него. Нельзя его выпускать.
  Сайта махнула рукой. Лично ей ни жарко, ни холодно от того, что по лесу разные зверушки бегают. Лишь бы самой с ними не встречаться. Главное, что сейчас важно - она нашла золото. А в чертов колодец можно и не соваться.
  
  ***
  
  - А Криста?..
  - Почти сразу после того, как ты ушла, - прикладывая ко лбу девушки влажную тряпочку, ответила Мата. - Сначала кашляла, а теперь вот... А Хайк еще раньше... Я дала ему восстановительное зелье, но он даже не заметил.
  Укрытые покрывалами Криста и Хайк лежали по разные стороны от костра: насквозь мокрые с мертвенно-бледными лицами. Присмотревшись, Сайта заметила, что обоих бьет мелкая дрожь, хотя они скорей всего не чувствуют. Оба без сознания.
  - Они сначала, что им холодно, говорили, - пояснила Мата. - Вот я их и укрыла. Правда, все равно...
  - Так ты, выходит, все сама? - спросила Сайта, глянув на Нолку. Тот сидел в нескольких метрах от костра и с отсутствующим видом наблюдал за происходящим. - Молодец.
  Сайта никогда не думала про Мату, как про человека, у которого внутри больше, чем заметно снаружи. Получается, зря не думала. На эту тему еще нужно будет обязательно поразмышлять... Только что с этим дураком-то происходит? Видимо, придется еще выяснять, как конкретно действует голос.
  - Я не помешаю? - раздалось вдруг позади нее.
  Мата испуганно 'ойкнула', Сайта резко развернулась.
  - Тебе что здесь надо? - резко спросила она.
  - У костра хотел погреться, - ответил Лока, подходя к Хайку и Кристе. Едва он приблизился, Мата отбежала в сторону. Шаман, по очереди кладя руку им на лоб, достал что-то из кармана, кажется какой-то плод, и стал по очереди подносить больным ко рту.
  Сайта сделала шаг вперед, и...
  - Идиот! Это же граптовые яблоки! Их только зимой можно срывать!
  - Это чтобы есть, - поправил он, продолжая выдавливать сок. - А чтобы лечиться, в любое время можно. Главное правильно выбрать. На дереве может расти до тысячи яблок, но только в нескольких из них скапливаются излишки живительной силы.
  Сайта поморщилась. В другой раз она бы не приняла помощи, но для Хайка и Кристы...
  - Держи, - Лока бросил одно яблоко ей. - Лучше сразу съешь, а то они всего несколько часов действуют, после того как их сорвали. Иначе опять кашлять начнешь... Всем пока!
  И спустя минуту его уже не было видно за деревьями.
  
  
  Глава 7
  
  ПРОЩАНИЕ
  
  22 день, 9-го месяца, 4323 года
  Великий Западный лес
  
  Лока
  
  - Что ты чувствуешь?
  Они говорили на улице. Сколько времени Сахайя уже не выходил из дома? Два года? Или уже больше? Только сегодня вышел.
  - Ненависть, - честно ответил Лока. - Пожиратели... они запомнили меня.
  - Это ощущение останется с тобой на всю жизнь, - сказал Сахайя. - Не только ты будешь искать их, но и они тебя. Ты - часть прекрасного и живого мира Солиэл. Они захотят разрушить тебя, захотят превратить в пожирателя, захотят уничтожать вместе с тобой, - Сахайя покачал головой. - Невозможно разрушить мир. На такое способен лишь тот, кто создал его. А вот сломать, изменить, таким сделать, что это и не наш он вовсе будет - можно. Вот чего нельзя допускать. А чтобы мир больше делался, требуется только одно - жить. Ты будешь помнить об этом?
  Лока кивнул. Почему-то, из головы не лезло нехорошее чувство. Этот разговор не просто так? Лока посмотрел прямо на него, надеясь что-то прочесть в глубине глаз. Не вышло. Сахайя выглядел в точности так, как и десять лет назад. Но что-то эти слова значили...
  - Хорошо... Хорошо, что это ты понимаешь... У тебя есть девушка?
  - Что?!
  Вопрос сбил с мысли. Лока даже не сразу понял, что Сахайя подразумевает под этим словом.
  - Какая девушка? - он едва не спросил: 'Что это такое?'.
  Сахайя посмотрел на него очень внимательно. Для Локи всегда было важно не подвести старого учителя. Чтобы в такие моменты шаман видел в его глазах то, что хотел бы увидеть. И в этот раз, похоже, Сахайя не был доволен им до конца. В чем же Лока ошибся?
  - Девушка, - повторил спокойно Сахайя. - Длинные волосы, небольшие ноги и руки, белые зубы. Девушка. Слышал о таких?
  Лока задумался. Вот Сайта выглядела примерно так, как описывал Сахайя... Но при чем тут это? Ведь долгие годы Сахайя объяснял ему, насколько важно то, что они должны делать для мира. И теперь...
  - Это шутка? Не помню, чтобы вы шутили.
  - Я многому тебя научил, Лока. Только вот не думал... что ты поймешь все так буквально.
  - О чем вы?
  - Ты не должен быть только шаманом. Нужно оставить что-то и для себя. Ты ведь человек. Нельзя об этом забывать.
  - У меня есть сестра, - произнес Лока после паузы.
  - Только это меня и обнадеживает.
  Сахайя отвернулся. Теперь он смотрел куда-то в сторону просвета между деревьями, как будто туда лежал его путь. У Локи возникло странное чувство, что мыслями Сахайя уже где-то далеко отсюда. Чувство, которое ему не понравилось.
  - К чему этот разговор?
  - Я ухожу, Лока.
  Внутренне юноша был готов к этому ответу. Ему потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, как реагировать.
  - Почему? - спросил он.
  - Я постарел. Пришло время отправиться дальше. Создатель, я уверен, приготовил для меня что-то невероятно интересное.
  Сахайя улыбнулся, посмотрев на него. Лока моргнул.
  - Сейчас?
  - Да.
  - Я останусь один?
  Лока почувствовал страх. Сколько он себя помнил, Сахайя всегда был рядом. Даже в километрах от деревни ощущалось четкое ни с чем не сравнимое присутствие. Старый шаман сам являлся одной из тех частей мира, которые всегда просил защищать. Ничего содержащего в себе большего чувства и наполнения Лока представить себе не мог. И теперь он уходит. Лишая Локу и прекрасный светлый мир Солиэл... себя.
  - С чего ты взял?
  - Вы сказали мне все это. Чего я не ожидал услышать. И теперь уходите. Не объяснив.
  - Ты все сам поймешь.
  Сахайя продолжал улыбаться.
  - Тебе тоже здесь лучше не задерживаться, - сказал он после долгой паузы.
  - Почему?
  - Ну... на это я могу ответить.
  
  ***
  
  Лока слонялся по лесу до самого вечера. Он почти сразу перестал чувствовать Сахайю. Больше некому его учить, и не осталось никого, чей бы совет он согласился принять. Что же, он теперь взрослый?
  В конце концов, бродить надоело. Где-то на краешке сознания все еще горел огонек - Санея. Лока пошел домой. По пути с какими-то глупостями привязалась Медняста, но в этот раз Лока даже не старался вести себя вежливо. Сказал, что ее Сахайя искал.
  Она убежала не дослушав. Спустя несколько минут Лока шел по хорошо знакомому двору. Здесь все выглядело старым, потрепанным временем, но в то же время по-настоящему родным. Когда-то, очень давно Лока жил здесь с родителями. Это тоже придется оставить?
  Толкнув дверь, он оказался внутри. На него сразу же зашикали. Вообще, с шаманом дрекови, как правило, обходились вежливее, но то был другой случай. Санея рассказывала сказку. Вот эта история.
  
  Жил был волк. И не просто волк, а Волк. Создание до того могучее и свирепое, что не было в лесу существа, не трепетавшего передним в ужасе. Волк жил так долго и совершил столько изощренных убийств, что перестал быть просто животным: научился думать и даже разговаривать. Превратился в полноправного хозяина воспитавшего его леса. Люди настолько боялись его, настолько пропитались ужасом и покорностью, что, в конце концов, перестали сопротивляться. И сами отдавали тех, на кого он укажет. Все понимали: не выполнить требования - безумие.
  В какой-то момент вкус мяса изменился. Успело минуть сто лет или двести. Возможно, это происходило постепенно, но такие вещи всегда понимаешь резко. Мясо стало приторно-сладким. Не жестким, как у тех, кто когда-то нападал на него; не сочным, какое имелось в деревнях, окруженных сложными укреплениями и хитрыми ловушками; не тающим на языке, как у самых красивых и своевольных человеческих самок. Мясо стало одинаковым. Оно больше не могло утолить его голода.
  И Волк отправился в путь. Он бежал много дней и ночей. Не замечая на пути ничего, полагаясь лишь на свой непревзойденный нюх. Знакомые ему земли остались далеко позади, когда он, наконец, нашел, что искал. Деревья в этой части леса были выше, чем он привык, предрассветный сумрак наполняли незнакомые шорохи. Поселение окружал высокий тын. Волк старательно обшарил все в поисках ловушек, стараясь не привлекать к себе внимания: не то что бы колья или даже зажженное масло могли как-то повредить его толстой шкуре, но он хотел сделать все, как полагается. Не произведя шума, он перепрыгнул через высокий забор.
  Волк оказался посреди тесного дворика, кое-где валялись красноватые перья, в каждом углу темнело по курьему домику. И даже из них пахло соблазнительно! Волк давно перестал употреблять в пищу неразумных, но в этот раз не смог удержаться. Мягко ступая, подобрался к приоткрытой дверце, вгляделся во мрак... и ничего не заметил. Это его удивило. Волк обладал почти абсолютным зрением, да и нюх говорил, что по крайней мере шестью или семью несушками он сможет здесь поживиться. Так в чем же... И тут Волк увидел невероятное.
  Курица - неуклюжая тушка, разучившаяся летать за годы рабства, вытянувшись в струнку, балансировала на тонкой жердочке. Перья ее были вычернены сажей, глаза сверкали в темноте, в клюве она сжимала обструганную с одной стороны ветку. Чтобы не производить шума, курица задерживала дыхание. В какой-то момент их взгляды: древнего чудища и деревенской несушки, встретились. Прошла одна секунда, вторая... Волк только подумал, чтобы перенести вес с одной лапы на другую... Оказалось, только этого курица и ждала.
  Грациозно дернув жирным задом, она подкинула ветку в воздух, и, выстрелив телом, ударила по ней когтем левой лапы. Волк зарычал от боли - острие угодило точно ему в глаз, - а удары уже сыпались со всех сторон. Высунув голову из курятника, Волк понял, что окружен. Курицы подобрались неслышно... Пара петухов: каждый размером с новорожденного теленка, смотрели на него красными глазами.
  - Кончаем серого, - раззявил страшный клюв один из них и приготовился к схватке. Он явно не боялся Волка.
  И этого он уже не мог выдержать. Волк решил, что должен отступить. Спустя секунду - хватило одного прыжка - Волк был уже в сотне метров от сбесившихся кур. Он не мог понять, как могли его обратить в бегство простые курицы, но в то же время ощущал своей хищной натурой витающий в воздухе запах опасности. Что же это? Неужели страх? Волк не хотел верить в это, и решился попробовать еще раз.
  В то же мгновение идеальный слух уловил звук шагов: 'топ', 'топ', 'топ'... Метрах в тридцати: легкие, но частые. 'Ребенок?' - мелькнула мысль, и Волк устремился вперед. Пара мгновений и он уже на месте: улица вроде бы пустая: пара складов, откуда пахло зерном, и старое дерево с толстым стволом...
  'Топ', 'топ', 'топ'.
  Волк опустил взгляд... И понял, что слышал отнюдь не топот. Крысы: толстые, как перекормленные коты перекидывали через дорогу мешки с пшеном. Мышь-переросток, запряженная в телегу норовила пуститься вскачь, но крыса-наездница крепко держала поводья. Работа кипела до тех пор, пока они не заметили Волка...
  - Закуска! - уставившись на него, зашипел крыс-вожак, поднявшись на задние лапы и зацарапав передними воздух.
  Волк зарычал в ответ, воздух сотрясся, словно от грома, но крыс будто не ведал страха. Зубы-кинжалы скалились в улыбке-предвкушении... Волку невдомек, в чем источник силы этих созданий, но то звериное, что в нем осталось, говорило: в этот раз не спастись. Крысы наступали, и Волк был уверен, что не может произойти ничего ужасней, когда появились Они.
  Крысы первыми заметили Их:
  - Бежим! Это Они! Они! Это Дети!
  Дети. Мелкие человеческие личности, так и сочащиеся индивидуальностью. Что может быть страшнее? Розовощекий карапуз, высоко поднимая колено, перескакивал с одной крыши на другую. В пухленьких детских ручках - игрушка: стокилограммовая секира. Лезвия быстро описывали круги... Взмах! И матерый крыс лишился хвоста.
  - Собачка! Собачка!
  У этой девочки рыжие косички и озорная улыбка. Вряд ли она хорошо умела ходить, Волк даже расслабился на мгновение, но лишь на мгновение. Сорвав с земли травинку, девочка в три движения сплела из нее шнурок. Вспрыгнула на ближайшую крысу, и вот она уже наездница.
  - Но! Лошадка, но!
  Еще один мальчик - исследователь. Насилия он, судя по всему, не переносил, но отрубленный крысиный хвост успел подхватить прямо на лету. На очереди - хвост самого Волка. Пользуясь возможностью, мальчик с помощью кусочка угля и рисовальной дощечки наскоро отмечал, как Волк должен выглядеть, не будучи разделанным на части. Видимо, знал, что на одном хвосте его младший братик не остановится.
  Четвертый ребенок - хохочущая малышка. Она еще в том возрасте, в котором дети не прекращают совать себе в рот все необычное. Зубы у нее пока все еще не выросли, но это мало ее беспокоило. Одна крыса лишается уха, другая - лапы. В воздухе стоял визг мечущихся животных, сквозь него время от времени пробивались радостные детские возгласы.
  - Да что ж это?! Что?!!
  В какой-то момент Волк ощутил, что теряет самообладание. Он за свою жизнь съел тысячи младенцев, и все они при этом одинаково лежали в своих колыбелях. А здесь что?! Кому пришло в голову выпустить этих чудовищ на свободу?! Подумать только: мальчик-исследователь успел выстроить посреди дороги наблюдательную вышку, чтобы было лучше видно, и даже увлек этим делом свою младшую сестричку. Она бросила откусывать крысам уши и принялась вести записи. Она еще не очень быстро умела писать, зато буквы у нее выходили красивые с завитушками.
  Волк плакал. Он хотел домой к маме. Если бы у него еще были мама и дом...
  - Дети, вы, почему обижаете волчонка? - раздался вдруг строгий голос. Строгий, но в то же время невероятно прекрасный.
  Все вокруг окутало тепло. Солнце показалось из-за горизонта.
  - Прости нас, мама, - отвечали дети.
  - Вы его поругали, теперь нужно его пожалеть. Он захочет жить у нас в деревне, раскается и станет хорошим.
  - Конечно!
  Зло ожидала горькая и незавидная участь.
  
  Сестра замолчала.
  - Санея, ну еще одну...
  - Достаточно на сегодня. Всем пора домой, - сказал молодой шаман.
  Бросая на него опасливые взгляды, дети стали по одному уходить. В конце концов, внутри остались только Лока, Хунт, Колоста и Санея.
  - Сахайя ушел, - сообщил Лока без длинных вступлений.
  - Куда? - удивилась Колоста.
  - Не знаю. Он не вернется.
  - Не вернется... - непонимающе повторила Санея. - Но... Лока, - она посмотрела на него, - ты ведь можешь узнать, где он!
  - Я больше его не чувствую.
  Хунт, Колоста, сестра - все выглядели до крайности растеряно. Лока и сам не был уверен, что все это приведет к чему-то хорошему, но Сахайя ему все объяснил...
  - Нам тоже придется уйти.
  - Куда? - спросила Колоста.
  - Вам с Хунтом - в твою деревню. А мне и Санее - на север. В Таромский совет или даже дальше. Как получится.
  - Таромский совет? А что там?
  - Не знаю, - честно ответил Лока. Сахайя не сказал, что им там делать. - Сахайя сказал, что так будет лучше.
  - А ты что думаешь?
  - Сделаем, как он сказал.
  
  23 день, 9-го месяца, 4323 года
  
  - Они ушли?
  Обычно в середине дня Санею дома не застать, но сегодня она никуда не пошла, дождалась его.
  - Да. Я проводил их немного. Дал им лошадей, несколько склянок, травок разных. Хватит, чтобы на новом месте устроиться. У них все хорошо будет.
  - Ясно.
  Она помолчала.
  - А я покушать приготовила, - добавила она спустя секунду. - Картошки сварила.
  - Да не нужно было...
  Лока вдруг смутился. Она, наверное, лучше него готовить умела: Колоста ее учила, но ведь на самом-то деле это он должен о ней заботиться. Вообще, с ней ему всегда сложнее было разговаривать. Других людей он воспринимал по-иному. Как шаман, мог понять любого, что бы люди не испытывали. Для него это были простые надписи на оболочках: чтобы не путать порошки, когда варишь зелье.
  - Лока, - произнесла она неуверенно, ему вдруг стало ясно, насколько она расстроена. - А это обязательно... то есть когда мы уходим?
  - Дней через десять. Надо дать время Колосте и Хунту уйти подальше.
  Показалось, что она хочет еще о чем-то спросить. Лока подождал, но она так и не решилась.
  - Не расстраивайся так, - сказал он после паузы. - Мы же вместе. Может, нам там только лучше будет.
  - Может, - кивнула она и встала из-за стола. - Слушай, там куриц нужно покормить. Я пойду, ладно?
  - Ладно, - ответил он, и Санея ушла.
  Настроение испортилось совсем. Странное дело, Лока все еще чувствовал исходящий от нее свет, проникающий прямо в сознание, но позвать ее, поговорить, хоть как-то успокоить он себя заставить не мог.
  
  
  Глава 8
  
  ПРАЗДНИК
  
  30 день, 9-го месяца, 4323 года
  Великий Западный лес
  
  Сайта
  
  Впервые за долгое время Сайта понимала, что дела идут не так, как она себе запланировала. Эта история с золотом... Что это, вообще, было? Детская блажь? А может глупость обыкновенная? Хотя тогда, когда она только придумывала, все казалось логичным. Надеялась, что в деревне какие-то перемены начнутся, к ней по-другому относиться станут... А вышло что? Золото она добыла, вот только само по себе оно ей и не нужно было. Что с ним здесь делать? Да и сама идея... Сайта ругала себя последними словами. Ведь она так хорошо разбиралась в людях! С чего она решила, что если лично что-то для деревни сделает, ей от этого большая польза будет? Да, она сумела бы все подстроить так, чтобы об ее участии не забыли, и даже план подготовила... Но ведь путь-то изначально был не тот! Сайта всю жизнь подтверждала истину: если хочешь чего-то добиться, влиять нужно на людей, а не на обстоятельства. Иначе результата не будет. А уж та ее мысль, чтобы из деревни город сделать с золотым прииском в центре - и вовсе бред сумасшедшего. Сколько времени на такие дела уходит? Десять лет? Двадцать? Глупость! Дурацкая глупость! И если бы только она...
  В деревне что-то происходило. Сайта, тонко чувствующая настроения людей, стала замечать, что дрекови больше не чувствуют себя счастливыми. Не то чтобы раньше - каждый день праздник, но такого упадка духа, не имевшего к тому же никакой видимой причины, она припомнить не могла. Жители Снежной ходили по улицам хмурыми, часто раздражались по пустякам. Паяста запретила выходить дочерям из дома, Гавтаг на глазах у всей деревни надавал оплеух Панке, а Медняста умудрилась так разозлить Синку, что должна была Создателя благодарить за то, что без головы не осталась. Из воздуха исчезло что-то такое, что делало Снежную тем местом, которое они все знали и любили. Сайта и на себе это ощутила: как будто кто-то прежде присматривавший за ними, следивший как бы чего ни случилось, решил их оставить. Когда это началось? Сайте показалось: едва они вернулись из похода.
  Отец ничего ей ни сделал за ту отлучку. Хотел сначала, но Сайта так хорошо его изучила, что могла погасить почти любую эмоцию. Называла этот способ - 'порубить на кусочки'. Когда на тебе большая и страшная вина, нужно в таком свете дело представить, будто вина не одна огромная, а две поменьше. Первая, конечно, на тебе лежит, а вторая так - стечение обстоятельств. Потом берешь эту 'свою' вину и ее тоже на части делишь. И так до тех пор, пока у собеседника совсем силы не кончатся. Тут важно, чтобы разговор происходил один на один, да и с малознакомым человеком такое вряд ли пройдет, но с отцом ей уже несколько раз помогало.
  Его уговорить удалось, и Сайте показалось это хорошим знаком, но... не тут-то было. Ее захватило поселившееся в Снежной уныние. Это-то ее и отрезвило. Тогда ей открылось, насколько глупа была всего пару недель назад. Тут же выяснилось, что и у отца проблемы. Они с Гавтагом теперь целые дни проводили за крепко запертыми дверьми. Чаще даже в их доме, чем в доме вождя. Подслушать удавалось не всегда, но главное Сайта поняла.
  Они оба боялись - причем непонятно, чего больше. Того, что Сахайя узнает об их планах или своего таинственного союзника и того, как он их накажет, если они вдруг в чем-то ошибутся. Отец говорил, что ожидал от него - имени вслух не произносили - других действий. Думал, что они золотом займутся. Гавтаг напоминал, что на попятную поздно идти. Повторял, что лучше быть живыми при нем, чем мертвыми. А то, что воевать столько придется...
  С кем воевать? Сайта не могла понять. И что ей самой делать, не представляла.
  
  3 день, 10-го месяца, 4323 года
  
  - О! Хорошо, что я тебя застала. А то вечно ты где-то ходишь. И где только?
  Сайта недоуменно посмотрела на мать. У них был очень большой дом и, не считая прислуги и пригнанных, в нем кроме Сайты с родителями никто не жил. Протка, ее старший брат, уже успел обзавестись собственным подворьем, и та комната, что прежде принадлежала ему, досталась Сайте. Мать была у нее нечастой гостьей.
  - Что случилось?
  - А разве должно что-то случиться, чтобы матушка пришла пошептаться со своей любимой доченькой? - беспечно ответила Майта. Про себя Сайта чаще называла мать по имени: как-то не удавалось свыкнуться, что они с ней родственницы. Отец-то еще ладно, но с Майтой они, вообще, похожи были, как тесное с тусклым. Ни одной общей черты, разве что внешность...
  - Что это у тебя? - Сайта не стала слушать, что она говорит. С ней и трех слов достаточно, чтобы понять старается она соврать или нет.
  - Это? - Майта 'удивилась', что Сайта заметила у нее в руках сверток, который та разве что ей в лицо не тыкала. - Хорошо, что ты спросила. Это, - она протянула сверток и улыбнулась, - тебе!
  Сайта поморщилась. Как можно сорок пять зим прожив, ребенком остаться?
  - Что это? - повторила Сайта.
  Майта сняла обертку, и на свет явилось... э-э...
  - Ну и?
  - Давай, примерь! Из самого Таромского Совета привезли! Отец специально для тебя путникам заказ делал! Примеряй!
  - Это платье?
  - Конечно!
  Голубоватое, из плотной, но очень тонкой ткани - безусловно, ничем, кроме платья, это быть не могло. Одних бантиков с завязочками хватило бы на добрый десяток штанов и рубашек.
  - И зачем оно? - спросила Сайта. Криста на ее месте уже прыгала бы от радости.
  - Как зачем? - Майта всплеснула руками. - Носить! Сегодня вечером в доме вождя праздник будет. Панка, его младший сын, в возраст мужчины входит. И мы с тобой тоже пойдем, вместе с отцом. А ты там в новом платье появишься! Здорово, правда?!
  Сайта задумалась. Ей в голову тут же пришло как минимум четыре верных способа избежать похода на праздник - от самого невинного до откровенного скандала. То есть увильнуть, она в любом случае успеет...
  - А кто там будет? - спросила Сайта.
  - Только самые важные люди, - мгновенно ответила мать. Сайта поняла, что Майта и сама об этом спрашивала. - Гавтаг с семьей, мы тоже все вместе, старшие охотники, Сахайя.
  - И Сахайя?
  - А я что говорю? Все самые важные люди!
  Сайта потрогала платье. Гладкое. Гм...
  - Хорошо, мамочка. Мы вечером идем?
  У Гавтага будут все. Может хоть там удастся понять, что за дела творятся в Снежной?
  
  ***
  
  - Мы с Тостой все продумали. Сначала, гости будут просто ходит по дому. Разговаривать между собою, общаться. Такие праздники очень полезны. На них приглашаются только самые важные люди. Это помогает им сплотиться и обсудить дела в дружеской обстановке. Потом всех позовут к столу, где будут расставлены только самые вкусные угощения. Во время ужина будут произноситься поздравления, преподноситься подарки. А гости, сидящие рядом друг с другом, снова смогут говорить. И тут очень важно, кого и куда посадят. Чем ближе к вождю - тем почетнее. Когда все насытятся, а языки развяжутся, то приглашенные начнут обсуждать между собой...
  Сайта Майту не слушала - в конце концов, это она пересказывала не умевшей читать матери содержание так заинтересовавшего ее тома 'Быт и нравы иерархов Тарома' и, конечно, помнила книгу почти наизусть. В данный момент все силы девушки уходили на борьбу с трижды проклятым платьем. После того, как были завязаны все узелки, мерзкая тряпка стала такой тесной! Создатель в свидетели, лучше бы ее заставили протиснуться кому-нибудь в ухо и вылезти на другой стороне. Это хотя бы было познавательно.
  Это же додуматься надо! Платье ей из Таромского Совета тащить. Нет бы, пару книг заказать. Те семь штук, которые удалось раздобыть в Снежной, Сайта успела раз по пять прочитать...
  - Тоста! - Майта внезапно закричала. - Дорогая! Прекрасно выглядишь!
  У входа их встречали многочисленные слуги, хозяйка - у дверей в главное помещение жилища.
  - Майта! Как я рада тебя видеть!
  Женщины обнялись с одинаково воодушевленными улыбками. Лучшего момента, чтобы улизнуть от матери не придумать. Ко времени, когда начался ужин, Сайта уже была в курсе всех наполнявших дом слухов, знала точный список гостей и приметила для себя с полдюжины человек, к которым в случае чего сумеет успешно применить голос. Пришлось побегать, конечно, но, в общем, она была довольна.
  Всех пригласили к столу. Закатный свет проникал в длинный зал через три больших окна. Закончив развешивать по стенам зажженные светильники, слуги внесли несколько тяжелых горшков с миниатюрными деревцами, густо покрытыми иголками. Сайта почувствовала, как воздух наполняется ароматом хвойной мясаги. Таром Таромом, но и о местных традициях решили не забывать. Свои места на главной стороне заняли Гавтаг, его жена и три сына. Там же усадили старших охотников - Синку, Дарку, Керлку.
  Свободным оставалось только место по правую руку от вождя - там должен был сидеть Сахайя. Сайта вдруг поняла, что кроме нее за столом почти нет детей. Только Панка, которому сегодня исполнялось шестнадцать. А почему тогда она здесь? Нет, если б ей нужно было, она бы, конечно, сумела напроситься, но все-таки...
  - Прошу прощенья за опоздание, - раздался вдруг голос прямо у нее за спиной. - Сахайя немного занят сегодня, так что он попросил заменить его.
  Лока прошел за спинами у Сайты, ее отца, Гавтага и, как ни в чем не бывало, занял свободное место. Возникла пауза. Все смотрели на Локу, который, судя по его виду, прибывал в полной гармонии с миром, и начинать разговор не собирался. А вот вождь буквально источал собою напряжение. Сайта задумалась. Она Локу тоже не любила, но что такого, если он разок заменит Сахайю на каком-то рядовом сборище? Не война ведь.
  Мало-помалу, пир начался. Медовая настойка потекла рекой. Завязались разговоры. Стали преподноситься подарки. Панке желали многих лет жизни. Не забывали славить Создателя, Аррагаву, шамана. В какой-то момент Майта зашептала Сайте на ухо:
  - Сейчас принесут подарок. Отец его несколько месяцев делал. Самый лучший лук! Со словами: 'Молодому воину на погибель врагам Снежной' вручишь его Панке. Смотреть при этом себе под ноги, только один раз, когда будешь лук передавать, глазки поднимешь, но потом сразу опустишь. Все поняла? Ну тогда давай.
  Ее как обухом по голове ударили, сначала- то она мать по привычке в пол уха слушала... Спустя пару секунд у нее в руках откуда-то появился лук. Подарок? Воину молодому? Но ведь это все означает...
  - Ну... Засмущалась девушка, - добродушно протянул отец. Все, кто сидел рядом, засмеялись: - Ничего, так оно даже лучше будет. Правда, Панка?
  - Конечно, дядь Керлка, - Панка присоединился к общему смеху. Сайта уставилось на него, как последняя дурочка - он тут же оскалился и подмигнул.
  Она, наконец, взяла себя в руки и уставилась к себе в тарелку. А как себя скромная девушка вести должна? Мысли тем временем неслись вскачь.
  Вот, значит, как... Девочку, выходит, нашли. А мать тоже - дура дурой, а ведь не словом не выдала. Сайта встала из-за стола. Сказала что-то насчет того, что ей выйти нужно. Мужчины снова засмеялись, но она не обратила внимания. Не замечая ничего вокруг, Сайта как-то выбралась из комнаты, прошла по длинному коридору и, наконец, оказалась на воздухе - во внутреннем дворике. В притирку друг к другу здесь росли с полдюжины колючих кустов. В самом центре стояла одинокая лавочка, так и манившая к себе своим удобством и обособленностью. Сайта отвернулась от нее. Встала на коленки и, старательно пачкая платье, полезла между кустов, добравшись до стены, оперлась о нее спиной. Платье было безнадежно испорчено, а ее отсюда никто не смог бы увидеть, даже если бы захотел посидеть под луной на такой удобной лавочке.
  Несколько минут Сайта не шевелилась. Она и представить не могла, что может хоть к чему-нибудь оказаться настолько неготовой. В голову как-то не приходило, что существует еще и такая опасность. Гавтаг с отцом, которые и без того по крови братья, решат за ее счет окончательно породниться.
  Сайта пока не могла понять своих ощущений, но они точно не были приятными. Покалывание в области лопаток, онемение в мышцах и ранка-зарубка в мыслях: с этого момента, о чем бы она не подумала, в голове будет звенеть колокольчик-напоминание: 'Я теперь невеста'. Криста на ее месте только бы порадовалась, ведь Панка, наверное, самый завидный жених в Снежной. А вот Сайта ощущала другое. Что это за чувство? Немного холода под сердцем, потные ладони и еще, из самой глубины разума, где рождались наиболее темные ее планы - желание сопротивляться. Так что же это за чувство?
  Сайта поняла. Это страх. Боязнь, что у нее отнимут свободу.
  
  ***
  
  Сайта не знала, сколько она так просидела. Сложно сказать, что с ней происходило в эти минуты. Она думала? Внутренне перерождалась? Давала себе обещание и клялась во что бы то ни стало его исполнить? Наверное, всего понемногу. В какой-то момент поблизости послышались шаги, и она очнулась. Во внутреннем дворике помимо нее оказались трое. По ногам она узнала отца, Гавтага и Локу.
  - Как продвигается обучение? - вождь старался говорить ровно, с намеком на доброжелательность. Сайта сразу поняла, что он сильно нервничает.
  - Обучение?
  - Ты ведь станешь шаманом, - добавил Гавтаг.
  - Верно, - легко согласился Лока. - Спасибо за беспокойство. Все прекрасно.
  - А Сахайя? - спросил Керлка. - Мы давно его не видели.
  - Учитель занят.
  - С ним можно поговорить? Хватило бы нескольких минут.
  - Боюсь... - Лока сделал паузу. Сайта поняла, что и от него волнение Гавтага не укрылось. - Боюсь, об этом не может быть и речи. Учитель очень занят. Но вы можете обо всем спросить меня. Я все передам. Если же в Снежной существуют какие-либо проблемы, требующие немедленного решения - готов помочь.
  - Нет. Все в порядке.
  - Тогда мне пора.
  Лока ушел. Какое-то время Гавтаг и Керлка молчали.
  - Это ничего не значит, - наконец подал голос Керлка.
  - Верно, - согласился Гавтаг. - Но по крайней мере мы не убедились в обратном. Кроме того, Дарка подтвердил: последние несколько дней Лока рядом с домом шамана не появлялся. Нет никаких доказательств того, что Сахайя все еще в Снежной.
  Сайта постаралась прислушаться. Несколько секунд до нее не доносилось ни звука.
  - Значит, завтра? - нарушил тишину Керлка. Голос его дрожал.
  - Вас четверо будет, - напомнил Гавтаг.
  - Все равно. Ты уверен, что шипы сработают? Помнишь, его бешенный волк покусал? Года два назад было. У волка шея сломанная, а этому хоть бы что.
  - В письме сказано, что шипы помогут. Да и та штука, что он прислал...
  - Да... Будем надеяться.
  
  Глава 9
  
  БОЙ
  
  4 день, 10-го месяца, 4323 года
  Великий Западный лес
  
  Лока
  
  - Лока, когда мы уходим?
  - Не знаю. Не могу решить. Нужно было тебя с Колостой и Хунтом отправить.
  Локу мучило чувство вины - почти незнакомое для него ощущение, но ведь дело касалось сестры... Они еще дня три назад могли уйти из Снежной. В нескольких часах пути их ждал схрон с вещами и пара лошадей на привязи. Лока каждый день бегал в лес, чтобы покормить животных и дать им размять ноги.
  Они должны были уйти, но Лока не смог себя заставить. В Снежной все было плохо. Отвратительные настроения, ощущение приближения темного времени. Без Сахайи деревня еще бы прожила, а вот без Сахайи и с Каргом... Лока знал, что он уже близко - почувствовал пару дней назад. И с тех пор прибывал в смятении. Не из-за Карга - насчет него он все сразу решил, а вот Санея... Как с ней быть?
  - Лока, почему мы не уходим?
  Он посмотрел на сестру. Лицо заплаканное, ни следа прежнего света во взгляде. Юноша не сомневался, если б потребовалось, он бы умер ради нее, а вот переломить себя не мог. Выходит Карг для него важнее?
  - Есть одно дело.
  - Лока, - она взяла его за руку, ладошки были теплые, - пожалуйста, давай уйдем. Я чувствую, что-то плохое случится.
  Может и случится. Только что сделаешь? Ну почему он ее с Колостой и Хунтом не отправил?..
  - Санея, к нам сейчас придет кое-кто, - сказал он безжизненным голосом. - Примерно через час, я думаю. Ты пока иди, посмотри у себя, что ты еще взять хотела. А я здесь пока подожду.
  
  Сайта
  
  Девушка сжимала в руке нож. Вот уж с чем она теперь не расстанется. Оказывается, золото стоило даже меньше, чем она думала.
  Сайта до дрожи, до холодного трепета в членах ощутила свою уникальность. Мысли и чувства внутри требовали выхода. Она ощущала, как уходит время. Криста правду говорила - она, Сайта - необычная. Каждое мгновение, когда она не была необычной по-настоящему, вплоть до последнего волоска - пропавшее богатство, которого не вернуть.
  Затворив за собой калитку, Сайта быстро пошла вдоль улицы. Решение принято. Раньше бы она на такое не пошла - и это была слабость. Настало время избавиться от нее. Попетляв в темноте, спустя десять минут она вышла к настежь открытым воротам. Сделала еще несколько шагов и... заметила, что дверь не заперта. Неужели опоздала? Прислушалась - и в ту же секунду изнутри донесся скрежет, а спустя мгновение - еще один.
  - Заходи, раз уж пришла.
  Девушка резко дернулась, врезалась в стену и больно ударила плечо. Голос раздался всего в паре метров от нее. Она толкнула дверь. На столе в середине комнаты горела лучина. Лока сидел на низкой лавочке почти у самого входа. Одной рукой он держал меч за рукоять, второй водил по лезвию куском заточного камня.
  - Как дела? - спросил он.
  Сайта настраивалась на серьезный разговор, и простое приветствие сбило ее с мысли. Она помедлила.
  - Вот и у меня - не очень, - не прекращая править лезвие, произнес он после паузы. - Никак не решу, что делать.
  Сайта внимательно на него посмотрела. Лока, и вправду, выглядел и говорил не так, как обычно. Было в его голосе что-то похожее на обреченность. Что ж, это даже удобней. Обычно-то на Локу почти ничего из ее приемов не действовало, да и относился он к ней с подозрением...
  - У меня к тебе предложение.
  - Правда? - интереса в его голосе не слышалось.
  - Да, - сказала она твердо. - Я все продумала...
  - Тебе лучше уйти, - он вдруг перебил ее.
  - Что? Но ты ведь не знаешь...
  Лока поднялся с лавки, отбросил точильный камень в сторону. Крутанул разок меч в руке.
  - У тебя пять минут, - сказал он. - Выйди со двора и поверни направо. Домой возвращайся кружным путем. Вряд ли тебе что-то угрожает, но тебя могут и не узнать в темноте.
  Значит, он все знал. Но почему-то решился остаться в деревне. Но зачем?! Через несколько лет он превратится в настоящего шамана и тогда для него не будет преград! Если ему так нравится в Снежной, он легко сможет вернуться.
  - Мы ведь можем сбе... - попыталась крикнуть она, но он не дал ей закончить.
  - Иди! Сейчас же!
  Его глаза опасно сверкнули. На мгновение в них проступило что-то зверенное, что она однажды видела внутри черного колодца. До крайности расстроенная Сайта выбежала из дома. Ну почему?! Почему все перестало получаться?!
  
  Лока
  
  Она ушла, и Лока отчего-то почувствовал себя одиноко. Родители давно умерли. Сахайя его оставил. Сестра наверняка обижена и не понимает его. И никого больше у него и не было никогда. Неужели, это и есть то, что его ждет? Подчиняться лишь непреклонному чувству, поселившемуся в глубине сознания, и не сметь поступить по-другому. Интересно, а Сахайя тоже так жил? Он ведь пытался что-то ему объяснить, когда они разговаривали в последний раз, но и только. О чем можно говорить, когда ты всем своим естеством ощущаешь, что именно ты должен сделать и в точности знаешь почему? Да и Сахайя совсем не выглядел несчастным, скорее даже наоборот. Лока всегда ощущал, горящее внутри старого шамана пламя, но что он при этом чувствовал? Вот и Санея, стоило ему закрыть глаза и подумать о ней, представлялась не крошечной девочкой, а сияющим огненным шаром. Даже сейчас, хоть она и была обижена.
  Как странно... Ты можешь любить мир, и он тебя, но при этом на всю жизнь остаться глубоко несчастным. Если ты сможешь это несчастье ощутить...
  Вдруг и Локу это ждет? Что если и с Сахайей все было так? Лока попытался припомнить: а радовался ли старый шаман жизни так, как это делают люди. Какая у него была любимая еда? Семенная каша? Она всем нравится... А если подумать, он никогда и не видел, как Сахайя ел. Вот как бывает.
  Лока пару раз взмахнул мечом. С людьми, если не считать Сахайю, ему драться раньше не приходилось. Да и с Сахайей тренировки проходили не совсем обычно. Старый шаман брал в руки тонкий прутик, а Лока со своим мечом должен был попробовать пробиться сквозь его оборону. Спустя какое-то время они оба стали драться на прутиках. Несколько хороших приемов Сахайя заставил выучить, но практический опыт отсутствовал. Что ж...
  Лока подошел к двери. С другой стороны в метре от входа стоял Тивраг, еще чуть дальше - Сомка и в середине двора замер старший охотник Дарка, наверняка, с луком в руках. Больше никого Лока не чувствовал. Получается, трое. Ни Керлка, ни Гавтаг прийти не захотели. Интересно, почему? Побоялись или наоборот, решили что и без них все легко пройдет?
  Лока подышал. Он бы предпочел находиться сейчас в каком-нибудь другом месте, но выбора не было. Толкнув дверь, вышел на воздух. Его попытались ударить мечом, и почти в то же мгновение в середине двора щелкнула тетива. Лока дернулся в сторону, и стрела вонзилась Тиврагу под правое колено. Охотник громко вскрикнул и выронил меч. Лока обошел раненого по приличной дуге. Тут же на него бросился Сомка - могучий охотник с огромным двуручником. Кожу таким не срежешь, а вот голову проломить - пожалуйста. Лока дважды парировал тяжелые удары, на третьем ржавое лезвие треснуло, и противник остался без оружия.
  - Да уберись ты уже! - крикнул Сомке Дарка. Последние секунды здоровяк перекрывал ему направление выстрела. Сомка кинулся в сторону, Лока в точности повторил его движение, на пару метров приблизившись к лучнику. Еще немного и... юный шаман услышал шорох у себя за спиной. Странно, ведь Тивраг до сих пор валялся на земле у самого входа в дом - Лока очень ясно чувствовал это. Он обернулся... и в тот же миг, спину пронзила резкая боль, а еще через секунду покатилась волной от позвоночника к конечностям. Лока не на шутку испугался: что произошло? Ноги уже подкашивались, когда он не глядя отмахнулся мечом. А потом увидел ужасное: как голова Керлки, отделившись от тела, падает на землю.
   На шее у старшего охотника висел амулет, подаренный Каргом. Потому Лока Керлку и не почувствовал, но легче от этого не стало. Убийство ведь последний довод, деяние разрушения...
  Спустя секунду Лока потерял сознание.
  
   5 день, 10-го месяца, 4323 года
  
  Сайта
  
  - Нет! Не верю! Этого не может быть!
  - Майта...
  - Нет! Это не правда!
  - Послу...
  - Нет!!
  Внезапно Сайта очнулась. Не ото сна - от мыслей. Напряженно размышляя, до поры до времени она не обращала внимания на крики - мать вообще любила впасть в крайность - но все же не вытерпела. Вскочила с кровати, выбежала из комнаты. В 'главной гостиной', как называла ее Майта, вокруг рыдающей хозяйки суетились две служанки. Рядом с матерью со стаканом воды в руке стоял Гавтаг. Сайта замерла у входа.
  - Нет... нет...
  - Майта, все будет хорошо.
  - Хорошо? Но как же я теперь...
  - Керлка был мне братом по крови. Я не оставлю его семью.
  - Правда? - в голосе Майты послышалось что-то отличное от отчаяния и горя. Не выдержав, Сайта снова выглянула из-за угла. Лицо у матери было заплаканное, но смотрела она на Гавтага уже не со страхом, а с надеждой. - Вы позаботитесь о нас?
  - Конечно! По-другому и быть не может!
  - Но как этот мерзавец посмел сделать такое! - воскликнула Майта. Глоток воды придал ее голосу силы. - Неужели Сахайя мог так ошибиться в ученике? Не зря его так Сайта не любит!
  - Сахайю, к сожалению, нам уже не догнать, но Лока получит по заслугам, - произнес Гавтаг значительно. - Можешь мне поверить. Все случиться завтра. На рассвете.
  - У меня просто в голове не укладывается. Мой муж погиб...
  Сайта отвернулась от них. На цыпочках отошла от порога, потом вернулась в свою комнату, заперлась изнутри. Какое странное ощущение... Сайта провела рукой по глазам и почувствовала на них что-то мокрое. Слезы? Нет, всего одна слезинка. Надо же, она и не знала, что умеет плакать.
  Лока убил ее отца. Ясно, что не хладнокровно, как следовало из рассказа Гавтага, а судя по всему защищаясь, но все же сделал это. Мог Лока без этого обойтись? Если его все же схватили - наверное, нет. И что из этого? Что?! Сайта до боли прикусила губу. Ей вдруг совершенно неожиданно стало ясно, что она любила отца. А Лока убил его. И что она должна с ним за это сделать? Точнее, что она с ним за это сделает? Она...
  
  ***
  
  - Охотник Синка... Охотник Синка!
  - Я же говорила тебе, девочка. Бесполезно. После третьего-то кувшина...
  - Мне очень нужно, матушка Лейта. Очень!
  - Я понимаю, но ты же видишь...
  Сайта готова была согласиться. Старший охотник Синка - могучий воин и мудрый старый человек, выглядел сейчас жалко. Нельзя точно сказать спит он или нет. Огромные ладони покоились на подлокотниках широкого кресла, из горла вырывалось тяжелое дыхание, взгляд был устремлен то ли на закрытые ставни, то ли просто в бесконечность. От мягкого ковра из кошаковой шерсти настойчиво несло хмелем.
  - Даже не знаю, что делать, - продолжила причитать Лейта, - завтра ведь судилище...
  Последнее слово послужило для Синки каким-то сигналом. Он вдруг посмотрел осмысленно и рявкнул на жену:
  - Уйди отсюда!
  - Я...
  - Быстро!
  Лейта повиновалась. Спустя пару секунд скрипнула аккуратно притворенная дверь. Синка заворочался в кресле, почесал одним кулаком об другой и, в конце концов, перевел взгляд на Сайту.
  - Чего хотела? - спросил он грубо. До этого Сайта почти не разговаривала с Синкой и если бы не брага, он бы почти наверняка просто прогнал ее, но сейчас ему хотелось поговорить. И лучше всего с тем, с кем впредь ему общаться не придется. Она умела чувствовать в людях такие вещи. Сайта поняла, что пришла туда, куда нужно.
  - А вы чего хотите? - спросила она в ответ.
  В глазах Синки зажегся опасный огонек, но только на мгновение.
  - Напиться, - выдохнул он.
  - Это проще всего.
  - А ты что предлагаешь? - в поисках нового кувшина Синка зашарил рукой по полу.
  - Вспомнить. Сколько вам было лет, когда вы смешали кровь с Неркой? - спросила Сайта.
  Удар рассчитан точно. Это не тот случай, когда приходится ломать каменную стену, скорее она просто подтолкнула тяжелый валун, и так находившийся на краю пропасти. Нерка. Так звали Локиного отца.
  Синка потянулся куда-то за кресло. Сайта испугалась, что там припрятан еще один кувшин, но ошиблась. Старый охотник положил себе на колени меч. Он был прислонен к креслу с другой стороны, потому она его сразу и не заметила.
  - Знаешь, а я ведь сначала не поверил про тебя, - сказал он после паузы. Сайта напряглась, но закончил охотник неожиданно. - Не хочу знать, зачем это тебе нужно. Только помни: обманешь, мне уже нечего будет терять. И твои штучки не помогут. Поняла?
  Сайта кивнула. Сердце часто стучало в груди, но не из-за того, что она боялась угроз. Ее пугал размер собственного решения. Бороться не за то, чего ей хочется и даже не за то, что было бы для нее лучше, а за то, что, возможно, будет намного лучше в будущем. Обмануть саму себя и оказаться в выигрыше. Обратного пути не было.
  
  ***
  
  - Его охраняют двое, - говорил Синка, не повышая голоса. С тяжелым мечом в руке и в черной кожаном доспехе он выглядел по-настоящему устрашающе. Слушая его, Тринка накладывал на лук тетиву, а Сайта неотрывно глядела в сторону усадьбы старшего охотника Дарки. Его дом служил в Снежной еще и местом содержания пленников. Близко пока не подходили - незачем будить собак раньше времени: - Сегодня почти наверняка будут Тивраг и Сомка. Кроме того, сам Дарка и два его сына. Если нам удастся войти без шума...
  - Удастся, - тут же пообещала Сайта.
  - Тогда идем тихо, - продолжил Синка. - Ямы находятся в бревенчатой хижине метрах в семи направо от калитки. Там пара ступенек. Внешняя дверь запирается, но только на крючок. Давно нужно было сменить... Внутри две комнаты. Охрана будет в передней. Не спешим. Главное, все сделать тихо.
  - Еще его сестра, - напомнила Сайта.
  - Если ты узнаешь, в какой она комнате, все сделаем.
  - Узнаю.
  - Тогда начинай.
  Сайта кивнула. Бросила небрежный взгляд на Тринку - вот он не понимал, с чего это старший охотник слушал какую-то там девчонку. Ну, еще не хватало, чтобы каждый знал. Она постаралась выровнять дыхание. То, что она собиралась сделать, раньше никогда не получалось. По большому счету, и попробовать- то было не на ком, а вот теперь...
  Сайта сосредоточилась. Представила себе лицо, выражение во взгляде, манеру говорить и слушать, представила, что он стоит рядом, и хрипло, весомо, неразборчиво вскрикнула.
  - Нолка!
  Тринка зашипел на нее, но Синка заставил его заткнуться. Все трое прислушались. Сайтин крик разбудил собак и почти наверняка кого-нибудь из людей. Лай стих спустя минут пять. Никто из жителей деревни привычных, что один-два раза за ночь собак что-то пугает, на улицу не высунулся. Теперь только ждать. Нужно было, чтобы Нолка хотя бы краем уха услышал крик.
  Им повезло. Прошло еще минут пять, когда в Даркином подворье снова зашумели собаки. На сей раз, не заливаясь лаем, а просто раздраженно скуля: 'Чего это хозяин спать не дает?'. Заскрипела калитка, и Нолка с фонарем в руке высунулся на улицу. Вид у него был до крайности растерянный.
  - Нолка! - позвала Сайта уже обычным голосом и совсем негромко. Увидев ее, да в сопровождении охотников, парень явно струхнул, но убежать не решился. С минуту медлил, потом, будто не на своих ногах, поплелся к ней.
  - Здравствуй, Нолка, - поздоровалась она, едва парень подошел. Теперь уже не нужно было использовать голос, хватало и просто правильной интонации.
  В ответ парень лишь глупо улыбнулся. На Синку и Тринку он старательно не смотрел: видимо голос подействовал на него даже сильнее, чем рассчитывала Сайта. Интересно, он теперь нормальным вообще когда-нибудь будет?
  - Нолка, ты видел сегодня Санею? - спросила она ласково.
  - Я? Да... кажется...
  - И где же?
  - В комнате Улинты.
  - В твоем доме?
  - Да.
  - И где эта комната? Куда выходит окно?
  - С правой стороны...
  - Правая стена? От входа? А окно какое?
  - Дальнее, кажется.
  - От входа?
  - Да.
  Сайта улыбнулась. Пододвинулась к парню ближе, заглянула прямо в глаза. Зашептала на ушко:
  - Спасибо, Нолка. Только чего-то у вас собаки лают. Ты иди, дай им что-нибудь поесть. Пригляди, чтобы не ворчали, а то будут всю ночь людей будить. Хорошо?
  - Да.
  Как во сне, Нолка развернулся и неуверенно переставляя ноги, побрел обратно к калитке. На Сайту пораженно уставились. Тринка и вовсе смотрел, как на баранью ногу, умудрившуюся слопать собственного повара.
  - Создатель! Что еще за фокусы?
  - Дружок это ее, - прохрипел Синка. - Неужели не ясно? И вообще неважно это. Калитка открыта. Идем.
  Они двинулись: Сайта сразу за Нолкой; следом, на небольшом отдалении - Синка с Тринкой. Миновав калитку, Сайта замерла. Впереди, куда направился Нолка, виднелись лишь темные очертания чего-то большого. Судя по всему, основная усадьба. Оттуда же доносилось собачье повизгивание. Посмотрев вправо, она легко опознала описанную Синкой темницу - крепкий бревенчатый домик с парой ступенек у входа. Над дверью висел большой масляной фонарь. У нее за спиной Синка шепотом давал Тринке указания.
  Спустя несколько минут вернулся Нолка, еще через секунду собаки обрадовано заерзали. Пора.
  - Идите, - Сайта ступила внутрь подворья, пропуская за собой охотников. Сама не пошла, осталась следить за Нолкой - там без нее лучше справятся.
  Несколько секунд ничего не происходило. Потом раздался резкий треск, несколько отчетливых ударов-шагов по доскам, показавшихся чересчур громкими, еще через секунду щелкнула тетива, и очень резко все стихло. Сайта внимательно оглядела двор - кроме Нолки с собаками никакого движения.
  - Жди здесь, Нолка, - велела она и поспешила к открытой двери узилища. Вскочила внутрь и плотно притворила за собой дверь.
  - Не вляпайся, - предупредил ее Синка.
  Сайта не задумываясь сделала шаг в сторону, и только потом заметила растекающееся по скобленому полу пятно. В паре метров Тринка копался в потрохах поверженного противника. Нож и кисти рук были густо покрыты кровью. Она только через минуту поняла - он ищет застрявший в животе наконечник. Сломанная стрела валялась на полу рядом. Наконец, охотник удовлетворенно крякнул и, обмокнув железку в кувшине с водой, спрятал наконечник в карман. Затем они с Синкой быстро оттащили тело к дальней стене, где с шеей, повернутой под неестественным углом, уже лежал Тивраг.
  К действительности ее вернул шум отодвигаемого засова. Дверь открылась - в ту же секунду до Сайты донесся запах сырой земли, щедро сбавленный духом нечистот. С массивным фонарем в руке Синка первым шагнул во внутреннюю комнату. Из темноты одна за другой стали появляться тяжелые деревянные решетки. Каждая закрывала собой черное пятно в полу - тюремную яму.
  - Здесь сейчас только один пленник, - сказал Синка и позвал в темноту. - Лока! Лока!
  Никто не откликнулся.
  - Ладно, проверяем по очереди.
  Дело оказалось непростым. Чтобы оторвать от пола хотя бы одну решетку требовались совместные усилия пары взрослых мужчин. Спустя минуту фонари, - Тринка принес из караулки еще один, - осветили первую яму. Пусто.
  - Дальше, - прохрипел Синка.
  Вторую решетку отодвинули быстрее, и вот...
  - Это он! Лока!
  Ответа не последовало.
  - Тринка, иди, сторожи вход, - скомандовал Синка. - Оставь нам светильник. Сами его поднимем.
  Тринка вышел. Синка подобрал в углу веревочную лестницу и плетеную корзину, в какой пленникам опускали на дно еду. Тут же поставил в корзину фонарь и аккуратно опустил вниз, затем закрепил и размотал лестницу.
  - Лока! - снова попробовал позвать Синка, но его голос вдруг оборвался. - Создатель... - прошептал он чуть слышно.
  Что он там увидел? До того Сайта не совалась к самому краю, чтобы не мешать Синке, но теперь приблизилась, посмотрела вниз.
  - Ох! - не удержалась от восклицания. Она уже видела сегодня два мертвых тела, но ни Сомку, ни Тиврага Сайта хорошо при жизни не знала. Мертвецы, смешно сказать, даже не показались ей настоящими - просто поломанные куклы. Сайта не смогла бы сейчас вспомнить, как каждый из них выглядит. А вот то, что она увидела в яме...
  - Надо к нему спуститься, - сказал Синка. - Давай.
  - Я? - Сайта чего-то ужасно испугалась. - Но...
  - Надо его привязать и поддержать, пока я буду тянуть за веревку. Иначе не получится.
  Сайте ужасно захотелось уговорить Синку решить проблему по-другому: заставить его лезть самого или позвать Тринку, но в то же время какое-то болезненное чувство влекло вниз, на дно черной ямы. Сайта вдруг поняла, что должна сделать это сама.
  - Ладно.
  Она нащупала ногой первую ступеньку, затем вторую. Всего их оказалось одиннадцать... а может двенадцать... потом она коснулась подошвой притоптанной земли. Внизу оказалось холодно. Сайта выдохнула, и изо рта вырвалось облачко пара. Она опустилась на корточки.
  - Лока, - позвала она негромко.
  Он был абсолютно гол, весь в грязи и в потеках крови. Волосы, которым Сайта втайне завидовала - сейчас в этом почему-то легко было признаться - смялись в грубые комки. Ей сначала показалось, что он облеплен какой-то соломой, но приглядевшись, она поняла, что это шипы колючих деревьев с Красного болота. Один торчал у него в боку, другой совсем ненамного выпирал из середины груди. Всего, в разных суставах и мышцах, сидело не меньше дюжины ядовитых отростков. Чтобы не тревожить раны, Локе приходилось лежать на левом боку в предельно неудобной позе. В голову вдруг пришла мысль: 'А он жив вообще?'
  Сайта аккуратно приблизила ладонь к его губам. Секунды потянулись медленно: первая... вторая... третья... Он не дышал. Еще на что-то надеясь, она коснулась ладонью его губ...
  В тот же момент ударила молния. До этого мгновения выглядевший, ни много ни мало, мертвым, Лока резко дернулся, вырвал шип у себя из левого бедра и ударил Сайту под подбородок. Только боли она почему-то не почувствовала. Сайта опустила взгляд и заметила, как бессильно падает его рука. Он не дотянулся? Или успел остановиться?
  Его губы вдруг зашевелились. Сайта максимально приблизилась к нему.
  - Ну вот все и разрешилось, - прошептал он. Его взгляд приобрел осмысленное выражение. - Прости меня Сайта. Я не хотел, чтобы так случилось с твоим отцом.
  Она часто задышала. Сердце бешено забилось в груди. Самое время сказать ему!
  - Сейчас это неважно. Я кое-что придумала, и если... - Сайта уже собралась с мыслями, но он перебил ее.
  - Я могу кое о чем попросить тебя?
  Он посмотрел на нее очень пристально. Совсем как тогда - в колодце под Длинной горой. На какое-то мгновение он перестал казаться избитым и сломленным. Черные глаза засверкали потусторонним светом. Сайте вдруг подумалось: напади на них сейчас оборотень, ему бы повезло еще меньше, чем тогда в пещере.
  - Моя сестра, - произнес Лока проникновенно. - Ты можешь о ней позаботиться?
  - Позаботиться? - она не поняла, к чему он клонит. - Конечно, мы о ней позаботимся. Ты сам сделаешь это! Освободим тебя, потом ее. И пойдем в Таромский Совет. Вместе!
  - Я останусь здесь.
  - Останешься? Конечно нет!
  - Мне сейчас очень больно. Думаешь, если бы я мог уйти, я бы не сделал этого?
  - Но ты можешь!
  - Нет, не могу.
  Сайта замолчала. Она всего ожидала. Прежде всего, того, что он просто ей не поверит. Но остаться здесь?!
  - Тебя же убьют!
  - Я же шаман. Что со мной случится? - он как-то странно захрипел. Только спустя несколько секунд стало ясно, что он смеется. Это было очень плохо. Ей и так-то не удавалось на него воздействовать, а уж если он решил...
  - А сестра тебя не волнует? - она решила все же попытаться.
  - Очень волнует, - Лока смотрел прямо на нее. - Она метрах в пятнадцати от нас сейчас. Кажется, в одной из комнат по правой стороне. Не спит. Вы вытащите ее. Синка поможет. В лесу, Санея знает где, есть схрон. Там лошади, припасы, все необходимое для путешествия. Еще зелья и травы, подписанные. Их можно будет продать в любом месте. Отправляйтесь...
  - Вдвоем? Но я ведь...
  - Ты справишься. Я знаю.
  - Я все равно не понимаю, почему ты остаешься.
  - Потому же, почему уходишь ты. Не могу по-другому.
  - Я...
  - Вам пора. Позаботься о сестре.
  
  ***
  
  - Что?! Никогда!!
  Сайта умела уговаривать, но с Санеей не могло не возникнуть трудностей. Последовать к месту, где 'их будет ждать Лока', девочка согласилась. Если знаешь того, от чьего лица стараешься говорить, пара несложных приемов может сделать тебя до крайности убедительным. К примеру, Сайта знала, как говорит и как ведет себя во время разговора Лока, какие фразы, какие интонации использует. При общении с его сестрой только и требовалось повторить что-нибудь из типичных выражений вроде: 'А как бы ты поступила на их месте?' или 'Мы должны двигаться!', посмотреть так же, как он. Санея, хоть и была сравнительно маловнушаема, поверила сразу. Хуже стало, когда они добрались до приготовленного Локой схрона, а его самого там не застали. Сайта решила не создавать себе проблем на будущее и тогда рассказала все, как есть.
  - Я возвращаюсь в деревню! - и на Сайту и на старшего охотника Синку Санея смотрела если не с ненавистью, то уж с глубочайшим презрением точно.
  - Это было его решение, - прохрипел Синка. Для него последние часы стали нелегким испытанием. Сначала решиться на опаснейшую авантюру, а потом за мгновение до того, как цель будет достигнута, отказаться от нее.
  - Мой брат, принимая решения, заботится обо всех, кроме себя, - отрезала Санея. - Кто-то должен позаботиться о нем.
  - И что ты сможешь сделать? - спросила Сайта.
  - Придумаю что-нибудь, - ее слова так и сквозили непреклонностью.
  Сайта повернулась к Синке.
  - Вы поможете? - спросила девушка. С охотником они обо всем договорились заранее.
  - Помогу.
  
  ***
  
  - Не туго? - засомневалась Сайта спустя полчаса, когда все приготовления были завершены. У нее на лице появилась пара неглубоких царапин, а Синка лишился хорошего клока волос.
  - Нормально. Видишь, она брыкается до сих пор. Кляп можно будет через пару часов вынуть, когда сил поменьше останется.
  - Хорошо.
  Забравшись в седло, Сайта прикрепила к нему же повод второй лошади, бросила взгляд на небо. До рассвета оставалось не больше пары часов.
  - Вам еще нужно вернуться, - напомнила она Синке.
  - Успею, - ответил охотник, закидывая ногу в стремя. - Не страшно одной?
  - Я справлюсь, - ответила Сайта. Она вдруг вспомнила, с какой интонацией то же самое сказал Лока. Пожалуй, в его голосе силы было больше. - Справлюсь, - повторила она.
  - А мне почему-то тоже так кажется.
  - Удачи вам.
  - Прощай, волшебница.
  
  
  Глава 10
  
  СКВЕРНА
  
  5 день, 10-го месяца, 4323 года
  Великий Западный лес
  
  Чувство злого присутствия нарастало. Сквозь боль, холод и тишину, лишь изредка нарушаемую его хриплыми вздохами, Лока ощущал приближение скверны. Он потерял способность чувствовать мир так, как раньше. Далеких морей, величественных горных долин, дождевых облаков, кровожадных существ и гордых народов больше не существовало. Для него все заслонял пожиратель мира. Лока поворачивался к нему спиной, задерживал дыхание, зажимал уши, но все равно каждое мгновение ощущал его гадкое, отравляющее существо. Сестру он перестал чувствовать всего через пару часов, после того как ушла Сайта - пожиратель и жгучая непреодолимая жажда уничтожения заслонили собой все сознание. 'Что я за создание? - мелькнула горькая мысль. - Если враг для меня значительнее родного человека, если даже горячо любимый мир Солиел в ту минуту становится неважен...'
  Локе было по-настоящему плохо. Пожиратель не просто имел шанс превратиться во что-то разрушающее в будущем, как тот же Менка, а вредил миру уже сейчас. Он бы и так не отказался от предназначенного ему боя. Но зачем эта бесконечная ненависть внутри? Насколько бы приятней было драться, ощущая единство с прекрасным миром вокруг, чувствуя целительное присутствие сестры в своем сознании и точно зная, зачем и почему ты это делаешь. Локе не была позволена эта привилегия. Холодная черная уверенность руководила им.
  Остаток ночи он потратил на то, чтобы вытащить шип из позвоночника, вставить обратно тот, что сидел в бедре и заново себя связать. Никто не должен заподозрить его до решающего момента, а дальше... совсем не важно, что будет дальше.
  Наконец откуда-то сверху крик ужаса.
  - Сомка! Тивраг! Убиты!
  Спустя несколько минут Лока услышал голос Дарки.
  - Значит, он не сбежал? А он жив вообще?
  - Вроде дышит, - ответил ему кто-то.
  - А связан?
  - Да. Как вчера оставили, так и лежит.
  - Ясно... - задумчиво произнес Дарка. - Ясно... Возможно им просто не хватило времени или их кто-то спугнул. В любом случае те, кто пытался его освободить будут найдены, и я им не завидую. А сейчас... нужно действовать, как условлено. Карг, Гавтаг, да и вся деревня будет ждать! Доставайте его. Только смотрите, чтоб не сдох! Может его потому и не забрали, что просто прикончить побоялись.
  Его стали вытаскивать. Лока немного боялся этого момента - он умел мириться с мучениями, но всякую твердость можно подточить. Ожидая новых ударов боли, Лока приготовился терпеть, но этого не потребовалось. Изувеченное тело отказалось принимать новую информацию, хотя сознание в эту минуту оставалось необыкновенно четким. Наконец его подняли и бросили на какие-то носилки. Вскоре он оказался на воздухе. Лока подумал, что должен испытывать холод и слышать голоса, но спустя мгновение понял, что эти ощущения сейчас не имеют значения, и с легкостью отпустил их. С ним оставались лишь крепость духа и чувство цели.
  
  ***
  
  Местом сборищ в Снежной издавна служила широкая площадь со старым колодцем в центре. Здесь же устраивали общие для всей деревни праздники, и каждый день играли дети. В это необыкновенно теплое и солнечное осеннее утро на площади собрались все до единого жители Снежной. Даже хворым старикам и грудным младенцам не было сделано исключение. Во время принятия деревни новым шаманом должны присутствовать абсолютно все, обитающие в ней разумные. Если бы к деревне было какое-нибудь полуразумное животное вроде лешака или зимника, пришлось бы притащить и его. Но в Снежной подобных пленников не водилось - прежний шаман отчего-то не озаботился. Странно, подобные существа бывают полезны.
  Народ, поначалу разбившийся на несколько неровных кучек, в конце концов, образовал что-то вроде живого круга с колодцем, предварительно накрытым досками, в центре. Подходить к колодцу вплотную никто не решался. С одной стороны - любопытно, с другой - рядом стоял Карг. Высокий, широкоплечий, бородатый. У дрекови было принято начисто брить лицо, но кто укажет на ошибку шаману? Пусть даже и бывшему. К тому же... в деревне с самого утра шептались: старый шаман возвращается в Снежную. Как? Зачем? Почему? И что же с Сахайей? Всех мучили вопросы. Хотя кое-кто из собравшихся, как это всегда бывает, знал о случившемся больше остальных.
  - Сахайя такого бы не допустил, - недовольно пробурчал старик Ментраг. Когда-то и он был охотником, но так давно, что вряд ли хоть кто-то об этом помнил.
  - Чего бы ни допустил?
  Ментраг оглянулся и увидел Меднясту.
  - Фу-ты, ну-ты! Прости, Создатель... Не твоего ума дело, старая бестолочь!
  Впервые с момента исчезновения Сахайи, когда жители Снежной почувствовали странную пустоту внутри, в их сердцах зарождались по-настоящему живые эмоции. Они не были пропитаны мировым чувством, как бывало прежде, скорее уж их в какой-то момент коснулось чужое предвкушение. Кто-то грустил. Другие ждали крови.
  - Этот мерзавец получит по заслугам! - голос Майты звенел от нетерпения. - Стольких людей убить! Буду молить Создателя, чтобы уж подобрал ему наказание! Чтобы ему и там покоя не было!
  - А я не верю, что это он, - говорила Пенейта, но совсем негромко, едва ли ее слова в перешептывающейся толпе мог разобрать хоть кто-то. - Он всегда такой хороший мальчик был. Дочку мне спас...
  Наконец ожидание завершилось. В плотном кольце дрекови образовалась небольшая прореха и сквозь нее в центр круга вошли Гавтаг, Дарка и пара мужчин с носилками. Носилки грубо перевернули и лишние покинули круг. Внутри остались только Карг, Гавтаг, Дарка и замершее в пыли тело. Сегодня должен был состояться суд, но кого судить? Изломанный, буквально пропитанный грязью и кровью парень казался более, чем мертвым, хотя... падая с носилок, он вроде бы пару раз дернулся.
  Несколько секунд толпа ошеломленно переваривала произошедшее: вот и оно, реальное подтверждение невероятных слухов.
  Одновременно заговорило сразу множество человек.
  - Это Лока?!
  - Но как?
  - Почему?
  Медняста тонко, по-девичьи захихикала. А она ведь предлагала этому дурню по кружке невинной крови каждую неделю! Отказался, и что вышло? Она снова хихикнула и потянулась пальцем в ухо. В правое. Левое пару лет назад отказало, но и правое служило в общем-то неплохо. Особенно если хорошенько прочистить... Навострив ухо, Медняста выпучила глаза. Сейчас что-то будет!
  Народ продолжал вещать:
  - Неужто, вы действительно верите?..
  - А мне он никогда не нравился...
  - Побойтесь, Создателя...
  Панка искал в толпе Сайту. Спрашивал про нее Майту, но та ответила, что понятия не имеет, где ее дочь. Что, в конце концов, происходит? Поскорее бы уже с этим неудачником покончили, чтобы можно было своими делами заняться.
  Страсти, тем временем, накалялись. Ведь среди присутствующих было немало родственников и просто друзей, погибших Керлки, Тиврага, Сомки.
  - Как таких земля держит?..
  - Парень столько всего для деревни сделал.
  - Но ведь он убил! Несколько человек!
  - Не представляю...
  - Убил! И его нужно убить! Убить!!
  Дрекови подхватили крик. Кто-то поднял с земли камень, и бросил в лежавшего в пыли парня. Попал.
  - Тихо.
  Разговоры немедленно стихли, хотя вряд ли кто-то из стоявших в последних рядах смог бы расслышать негромкий приказ Карга. Многим показалось, что голос прозвучал прямо у них в головах.
  - Все собрались? - шаман посмотрел на Гавтага.
  - Как вы и велели, - склонив голову, ответил вождь.
  - Хорошо.
  Карг поддался вперед. Даже не шагнул, а как будто бы просто подумал о том, чтобы сделать это. На нем тут же скрестились все взгляды. Дарка и Гавтаг, стоявшие рядом, тут же сделались какими-то маленькими, незначительными. Обоим невольно захотелось отступить от шамана хотя бы на шаг.
  - Я долго ждал этого момента. Много лет назад, отправляясь в странствия, я покидал Снежную с тяжелым сердцем. Многое увидел и многому научился за эти годы. Возвращаясь, надеялся, что и вы, дрекови, прожив десять лет, станете мудрее, лучше, сильнее... - он сделал паузу. - Но ошибся. Последовав за слабым шаманом, поверив в ложные идеалы, воины превратились в крестьян. Я не ожидал этого, но прощаю вас.
  В воздухе разливалось странное ощущение, позабытое жителями Снежной. Дело было не в самих словах, а в том чувстве, которое в них вкладывалось. Карг обращался ко всем сразу. Казалось бы, ничего странного, но отчего-то дрекови все же уловили необычность. Раньше они не замечали, что за те годы, которые провел в деревне Сахайя, они стали как будто бы больше отличаться друг от друга. Каждый из них вырос за это время, приобрел что-то делающее его больше, значимей. Карг, судя по всему, желал, чтобы стало по-другому, чтобы они превратились в целое. Наверное, это не так уж и плохо. Веник сложнее сломать, чем ветку, так? Или дело в толщине прутьев?
  - ...даже самым мудрым из нас, - продолжал тем временем шаман, - не всегда удается различить обман. Но теперь я с вами, и уже ничто не помешает, ни одному из вас обрести настоящую, неподдельную силу. Вам больше не придется работать на полях. Отныне и до конца дней орудиями дрекови станут золото и меч.
  Он вдруг замолчал, как будто прислушиваясь. Жители Снежной еще мгновение назад неспособные оторвать от него взгляда, отчего-то стали отводить глаза. Не все, но большинство думало об одном: 'Я последую за тобой, куда скажешь, только не надо смотреть прямо на меня, не нужно проверять мою преданность. Я слишком неуверен в себе... Просто скажи, что я должен делать. Я все выполню! Только не смотри в глаза и не заставляй решать...'
  Криста, до того державшаяся в толпе, протиснулась немного вперед. Она почти не слушала Карга, достаточно было улавливать интонации, чтобы понимать, о чем речь. Теперь же, когда основное сказано, она решила подойти немного поближе. Что-то должно было произойти. Развязка близилась.
  В конце концов, всем в Снежной стало ясно, что Карг больше не смотрит на них, его взгляд остановился лежащем на земле парне. Все вдруг заметили, что ученик шамана все еще жив. Дышит.
  - Осталось еще одно дело, - произнес Карг. - Нельзя начать нового, не отказавшись от старого. Сахайя ушел, но кое-что после себя оставил. Зараженного скверной ребенка. Несколько человек уже погибло, больше это продолжаться не будет.
  Карг протянул руку, и Гавтаг тут же вложил в нее свой меч.
  - А как же суд? - прошептал кто-то. Несколько человек его услышали, но не подали виду.
  Люди знали, что Лока должен умереть и многие даже хотели этого. Они просто не представляли себе, как по-другому можно решить проблему. Но когда момент настал, почти все почувствовали страх.
  Так всегда бывает, когда история достигает пиковой точки. Мгновение перехода из одного мира в другой неизбежно вызывает желание сохранить себя прежнего, но чаще превращения уже не остановить. Для человека, познающего себя лучшего, страх - лишь естественное препятствие, укрепляющее дух, а вот для группы людей, которых меняет другой, это... последний шанс? К сожалению, та самая осознанная боязнь изменить своим идеалам почти всегда намного слабее ужаса перед неизвестностью.
  - Со скверной будет покончено, - произнес Карг, поднимая меч.
  И в этот момент что-то произошло. Парень лежал на земле. Он не мог быстро подняться - у человека просто нет мышц, способных из той позы толкнуть скелет вертикально вверх, да и суставы под такими углами не гнутся... В какой-то момент безвольное тело просто подкинуло ввысь, как забавную игрушку... и притянуло к шаману. Фонтаном брызнула кровь. Карг задергался, слепо махнул рукой, пытаясь сделать хоть что-то, и метрах в десяти от колодца высокий ельник вдруг вспучился в середине ствола, а спустя секунду верхняя часть стала заваливаться на бок. Громыхнуло, и прямо перед Каргом в земле возникла воронка, как от удара гигантского кулака - на этом его агония закончилась. С прокушенным горлом бывший шаман упал в пыль.
  Страдая от ран и морщась от горького, казалось впитавшегося в него запаха крови, Лока улыбался. Чувство молчало. Он снова был свободен.
  
  ***
  
  - Он не останется в деревне!
  - А мы останемся без шамана.
  - Плевать! Я не самоубийца!
  - Тогда можно просто отпустить его...
  - Спятил?! Как ты себе это представляешь?! Просто отвезти его в лес и бросить под первым сосняком?! Чтоб он вернулся через неделю?!
  Старший охотник на мгновение перестал брызгать слюной, и вождь поспешно заключил:
  - Я согласен с Даркой.
  С тех пор как Снежная лишилась 'старого-нового' шамана, Гавтаг потерял возможность здраво реагировать на происходящее. К тому же у него появилась привычка постоянно оглядываться.
  Синка тяжело вздохнул. Учитывая настроения, охватившие деревню, он и не надеялся их переубедить, но хоть что-то для Локи сделать было нужно. Заставить принять их решение, оставляющее парню шанс.
  - Может, просто убить его? - произнес Синка. Это был тонкий момент. Достаточно ли они испуганы?
  Дарка с Гавтагом переглянулись. Наверняка эта мысль посещала обоих, и неоднократно. Собственно, время казни было назначено, и Карг даже попытался...
  - Ты сделаешь это? - спросил Дарка.
  - Я? Конечно нет! Я к Создателю не тороплюсь, - договорив, Синка внутренне улыбнулся. Была важно, чтобы он не просто сказал это, а ответил на вопрос.
  - Надо отправить его куда-нибудь, - произнес Дарка после паузы, - ... откуда он не сможет вернуться.
  - Например?
  - Я думаю...
  
  КНИГА ВТОРАЯ
  
  Глава 1
  
  ПЛИШКА
  
  29 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  - Госпожа, а вы уверены, что он все понял?
  - А что ты беспокоишься?
  - Госпожа... - грабитель всхлипнул. - Я очень... очень прошу вас объяснить ему получше...
  - Думаешь, он глупый?!
  - Нет! Мне бы такого и в голову не пришло! Просто...
  И тут он неаккуратно пошевелился, что, разумеется, было большой ошибкой. Плишка стал вращать громилу в воздухе, примериваясь как бы поудобнее ухватить его за шею. Сайта ведь ему очень точно приказала: 'Шевельнется - отрывай голову!'.
  - Ладно... - протянула Сайта, - отпусти его.
  Свалившись с двухметровой высоты, здоровяк врезался в стол и перевернул его.
  - Э-э... нет, лучше выкинь его на улицу.
  Плишка кивнул. Поднял уже порядком помятого бандита с пола, зажал его под мышкой и потопал к выходу, по пути сбивая со столов кружки и прикладываясь его ботинками к каждому, кто не успевал убрать голову. Посетители 'Приюта одиноких' хмурились, но молчали, трактирщик поминал Создателя, но насчет возмещения ущерба заикнуться не смел.
  - Нам стол поменяют или нет? - недовольно произнесла Сайта.
  - Сию секунду, молодая госпожа! Что будете зака... Ой!
  Ему пришлось отпрыгнуть в сторону, потому что вернулся Плишка, а привычки смотреть под ноги он не имел. В этом просто не было необходимости.
  - Сайта, Плишка выкинул человека, - сказал он громко. Потом подумал немного и добавил. - Далеко выкинул. Подбросил его высоко в небо! - Он поднял руку, демонстрируя, и сбил с потолка световой шар. - А потом вернулся к друзьям.
  - Правильно, - похвалила Сайта. - Ты наш друг, а Сайта и Санея твои друзья. Ты все хорошо делаешь. Теперь сними мешок, поставь на пол и садись на лавку. Отдыхай.
  - Плишка будет отдыхать с друзьями, - кивнул он огромной головой, присаживаясь. Лавка жалобно заскрипела.
  - А кушать будешь?
  - Плишка будет кушать, когда увидит еду, - он внимательно осмотрел стол. Тот, что им принесли взамен сломанного. - Нет еды.
  Он всегда рассуждал вслух.
   - Что же будут есть друзья? Ведь нельзя есть еду, если еды нет. Нужно найти еду! - он повернулся к девушке. - Сайта! Плишка может быстро найти еду! Идти искать?
  - Не нужно! - трактирщик в ужасе замахал руками. - Не нужно ничего искать, господин! Сейчас все принесут!
  - Ничего не надо, - сказала Санея негромко. - Просто посиди.
  - Хорошо, Санея. Плишка посидит.
  Трактирщик ушел, оставив их втроем. Пара соседних столиков тоже опустела. Люди, как правило, старались не подходить к Плишке на расстояние вытянутой руки.
  - Как ты можешь? Как ты можешь, так...
  Сайта вздохнула. Не проходило и дня, чтобы Санея не пыталась ее пристыдить по какому-нибудь поводу. Еще пять минут и она спросит, почему они не ищут Локу.
  - Что опять не так? Да не беспокойся ты, заплатим мы в этот раз за обед...
  - А разве мы раньше...
  - Так что ты там говорила? Про... - поспешно произнесла Сайта. Из ряда претензий всегда лучше выбрать одну и отстаивать правоту через частный случай, а не отбиваться от всего списка обвинений. А чтобы разговор пошел в нужном русле, можно начать первое предложение за собеседника. Ведь Санее, в общем-то, незачем знать, что после того как они подружились с Плишкой, в трактирах платить перестали. До этого один раз из трех все же приходилось.
  - Про него, - ответила Санея, секунду подумав, и кивнула на Плишку. - Как ты можешь так к нему относиться? Он нам все делает, помогает... Как можно так использовать человека?
  - Лучше было его там оставить? - спокойно спросила Сайта.
  - Нет, но...
  - Ему с нами хуже, чем раньше было?
  - Нет, конечно, просто... Вдруг у него родственники?
  - Ты думаешь, он сам мог от кого-то уйти? Да собственные родители спровадили, чтобы не кормить и чтобы у них каждый раз стол не ломался, когда он на него кружку ставит. И вообще, кто бы его кроме меня стал бы до десяти считать учить?
  Санея нахмурилась, но возражать не стала. Девочка, как ее Сайта и учила, к любым утверждениям относилась с изрядной долей сомнения, но и против прямой логики не выступала.
  - Он тоже особенный, - добавила девушка, заметив, что Санея еще сомневается. - Как мы с тобой. И я не только размеры имею в виду. Ему лучше с нами быть. Никто другой не сможет его понять. Так что... не отряд разлагай, а лучше сказку ему расскажи.
  - Опять?! - Санея глянула с ужасом. Сайта не смогла сдержать улыбки. Ничего, они еще друг с другом так отношения выстроят, что как родные сестры станут.
  - А кто меня дней пять назад полдня промучил, убеждая, что добро возвращается?
  - С каких это пор ты на такое внимание обращаешь? - удивилась Санея.
  - С тех самых. Я потом думала про этот разговор. И тут, надо признать, открываются очень ин-тересные возможности. Новое направление даже. Не без погрешностей, конечно, теория, но если кое-какие изменения в нее внести... Например насчет того, что нужно помогать всем и каждому. Полнейшая дурь, на мой взгляд. Это вредить никому не нужно, без крайне веских причин, а вот помогать... Тут есть две возможности, насколько я вижу... Первая, это просто хорошие отношения со всеми подряд. Пусть тебя считают хорошим, не видят угрозы, не испытывают к тебе негатива, в общем, относятся как к чело-веку, заслуживающему доверия. И если вы вдруг как-то пересечетесь или, к примеру, у того человека спросят о тебе... будет польза. И ведь затрат не требует! Но это все равно ерунда по сравнению со второй стороной твоего способа. Хорошее отношение ко всем подряд - без затрат для себя - сулит выгоду, но хорошее отношение к твоим знакомым, а главное к близким и друзьям - это же просто золотое дно! Я раньше об этом, вообще, не задумывалась! Да, у тех от кого я могла что-то получить в Снежной, была на хорошем счету, но ведь это совершенно другое! Другого размера! Вот есть у тебя друг, к примеру. Просто друг без всяких возможностей и влияния. А ты берешь: тратишь на него свои силы и время и делаешь из него друга с возможностями и влиянием. Это же все равно, что ты сам ста-нешь более влиятельным! А если учесть, что вы именно друзья, а не просто один другим воспользовался, то этот друг потом сам будет думать о том, как тебе помочь. Уже не одна голова, а две о тебе заботятся! Это просто мечта! Да мы из этого способа... такое вырастим!..
  Сайта замолчала. Во рту пересохло от долгой речи. Оказывается, раньше ей не хватало того, с кем можно выговориться. Она заулыбалась, наслаждаясь ощущением. Девушка обожала такие моменты. Когда вдруг открывается нечто, о существовании чего ты раньше не подозревала. Сайта перевела взгляд. Санея смотрела на нее с грустью в глазах.
  - Я совсем другое имела в виду, - произнесла она.
  - Правда? - ничуть не удивилась Сайта.
  - Нельзя думать о выгоде...
  - Правда?
  Санея надулась.
  - А чего ты тогда над трактирщиком издеваешься? - спросила она. - У него от тебя очень приятные воспоминания останутся!
  - Останутся. Мы ему за световой шар заплатим, он еще рад будет.
  Сайта повернула голову.
  - Плишка! - позвала она. Он никогда не начинал слушать, пока к нему не обратишься по имени. Сайта только начала разбираться в том, что происходит у него в голове. Судя по всему, он с большими оговорками воспринимал себя частью окружающего. Все видел и замечал, как обычный человек, а вот анализировал с большим трудом. То, что он предложил 'пойти поискать еду' уже было большим достижением. Когда они его нашли, он и разговаривал-то с трудом. Просто молча выполнял приказы разбойников, грабивших с его помощью торговые караваны. Появление на дороге громадины ростом в два с половиной метра любому прыти поубавит. То же случилось и с тем караваном, к которому, перебираясь из одной губернии Таромского совета в другую, прибились спутницы. Сайта сначала планировала просто перессорить разбойников между собой и тихо уйти, но Санея - талантливая девчонка - придумала другое решение. Ужасно лохматого и грязного, всего в шрамах от стрел - видно, кто-то все же пытался его остановить - великана пожалела Санея. Контакт был налажен, а что говорить Сайта знала. С тех пор Санея учила его умываться, бережно обращаться с одеждой, а Сайта разговаривала с ним по часу в день.
  - Плишка! Хочешь сказку послушать?
  Изрезанное шрамами лицо озарила улыбка.
  - Плишка всегда слушает сказку!
  - Какую тебе рассказать? - спросила Санея, вздохнув.
  Великан серьезно задумался. На широком лбу образовалась пара складок: такими легко можно было бы колоть орехи.
  - Про Чуду-рыбу, - ответил Плишка наконец. Он всегда так отвечал. Санея рассказывала ему и другие, но пересказать он всегда просил самую первую.
  - Опять? - вздохнула Санея. - Ладно... Сказ про Чудо-рыбу, умного старика и соревнования.
  Сайта тоже приготовилась слушать.
  - К глубокому-глубокому морю, - начала Санея, - где не то что рыбы, но и водорослей отродясь не водилось, а человек по щиколотку в воду зайдя, сразу их лишался, а потом и всего остального тоже, если выскочить не успевал. Вышел к этому морю умный старик...
  Им принесли еду. Котел с похлебкой для Плишки и по тарелочке с салатом для Сайты с Санеей.
  - ... а глупый богач и по сей день пузыри пускает.
  - Гы-гы-гы, - громоподобно захохотал Плишка, когда Санея закончила рассказывать. - Пузыри пускает...
  Он всегда смеялся, когда сказка заканчивалась.
  - Знаешь, я думаю, мы здесь останемся, - сказала Сайта негромко.
  - Здесь? - Санея с сомнением глянула на дощатый пол. - Заноз насадим...
  - Ух, ты какая! - невольно восхитилась Сайта. - Поела, и улучшилось настроение, да? Ничего, я не обижаюсь. Под 'здесь' я имела в виду Сенат. Думаю, тут мы сможем устроиться.
  - А Тнерик тебя, чем не устроил? А... подожди, кажется, припоминаю, нас там приговорили к повешенью...
  - Ничего подобного, - покачала головой Сайта. - В Тнерике нас должны были четвертовать. И даже не нас, а злобного некроманта. Повесить нас хотели в Коптуре.
  - А камнями закидать...
  - В Нельсе. Я точно помню.
  - Значит... - Санея помедлила. - Здесь мы ничего такого устраивать не будем? Ни 'бесплатных трактиров', ни 'добрых чиновников', ни того, за что нас в Горианде приговорили к съедению волками?
  - Ну, на первых порах точно нет, - Сайта пожала плечами. - Деньги прятать некуда. Еще мешок порвется...
  - А делать что будем? - спросила Санея.
  - У меня куча планов!
  - Не сомневаюсь...
  - Купим себе дом. Нам с тобой. Будем, как семья. Как ты на это смотришь?
  Сайта пристально посмотрела на Санею.
  - Ты ведь хотела этого?
  - Хотела, - кивнула она и отвернулась.
  Сайта замялась. С каждым днем к девчонке все сложнее было применять свои многочисленные умения. И не только потому, что Сайта ничего не утаивала от нее, наоборот, старалась научить всему, что сама могла, но и от того, что привязалась к ней. Сайта подсознательно чувствовала: 'С ней я должна быть максимально откровенна'. Ни к отцу ни к Майте она никогда ничего подобного не испытывала.
  - Ну чего ты расстроилась? - Сайта легонько толкнула ее в бок.
  - Значит... значит, ты решила, что мы не будем его искать... Вообще не будем...
  - Санея, - Сайта подумала было приобнять девочку, но потом поняла, что не стоит. Она должна сама с этим смириться. - Мы ведь уже говорили.
  - Раньше, - она шмыгнула носом, - мы хотя бы переезжали, а теперь...
  - Мы не можем ничего сделать, - сказала Сайта. - Если с ним все в порядке, значит, рано или поздно он сам тебя найдет. Если у него проблемы, то можешь мне поверить: то, с чем он сам не справится, нам и подавно не под силу.
  - А если...
  - Ты же сама говорила, что он жив.
  - Да... - Санея повернулась к ней, вытирая глаза. - Да, я так думаю.
  - Значит, вы еще увидитесь, - твердо сказала Сайта. - И переночуем тут, пожалуй.
  
  Глава 2
  
  ТОРГОВЦЫ
  
  29 день, 10-го месяца, 4324 года
  Галурия. Тлирия.
  
  - Лепка, узнай, сколько стоит тот черный... Нет, лучше просто приведи торговца.
  - Я мигом, хозяин.
  Дориан принялся ждать. Наверное, можно было бы еще побродить между рядами, пока парень ищет хозяина лавки, но не хотелось. Да и знал бы он, если б в Тлирию привезли кого-нибудь стоящего. А так по рынку можно бродить до бесконечности; и кого ни купишь, все равно придется либо доводить, тратя деньги, либо отправить прямиком к Создателю, выпустив на арену без подготовки... Дориан бросил еще один взгляд на клетки. Да, кроме таха, или откуда он там, ничего стоящего. Из черных редко получаются хорошие бойцы, но они по крайней мере живучие. Остальные совсем никакие, хотя... взять задешево штук пять-шесть... Пусть Цорк их пару недель погоняет - вдруг удастся за нормальных выдать? Можно будет на следующий турнир две группы вместо одной заявить...
  - Да осветит Создатель ваш земной путь, господин Мерзт, - услышал Дориан голос у себя за спиной.
  - Так это твой товар, Сопина? - Дориан посмотрел на кланяющегося ему торговца. Мерзт всегда восхищался этой его особенностью и никак не мог понять, где именно он гнется. Сопина был очень низкорослый толстяк.
  - Вы как всегда правы, господин. Вижу, вас заинтересовал кто-то из моих подопечных?
  - 'Заинтересовал' - слишком громкое слово, - ответил Дориан. - У меня кончилось разменное мясо. Нужно восполнить потери.
  - К моему великому сожалению, - Сопина еще раз поклонился, - в этой клетке только бойцы-одиночники.
  Дориан усмехнулся. Бойцы-одиночники... а в группу тогда кого выпускать? Детей трехлетних?
  - А сколько среди них больных трясучкой? - спросил он вслух. - Мне как-то Октав рассказывал...
  - Они здоровы! - испугавшись, выкрикнул торговец и резко начал потеть. Дориан отступил на шаг.
  - И конечно, на каждого бумага есть об обследовании...
  - Есть!
  - С печатью тилирийского мага, которую он, в случае чего, легко опознает?
  - Нет, но...
  - Сколько стоит вон тот? - Дориан отвернулся от торговца и указал на волосатого варвара в дальнем углу клетки, судя по всему, и вправду, чем-то больного. Он не переставая кашлял.
  - О! Это великий воин! Сильный, - Сопина принялся перечислять, - жестокий...
  - Сколько?
  - Ну... - толстяк посмотрел исподлобья, рассчитывая: 'Как бы не прогадать...'.
  - Если в рианах...
  - То бесплатно, - перебил Мерзт. - Я не стану аанским золотом за этот сброд платить. Сколько в тлирах?
  - За варвара... пять золотых.
  - Пять? Он кашляет.
  - Все равно.
  Дориан сделал вид, что задумался.
  - Ладно... Пять за варвара. И по три за остальных четверых. Идет?
  Теперь Сопина задумался. Бросил еще один взгляд на варвара.
  - Семнадцать за всех? Ну... хорошо.
  Дориан сразу же расплатился. Мелькнула мысль тут же перепродать черного. Октаву или Зенту. Последний знал к таким подход. У него черные всегда хорошо дрались. Наверняка дал бы монет пятнадцать. Ну... может быть. Пусть его сначала Цорк посмотрит.
  - Пришлешь их в мою казарму. Пойдем, Лепка.
  Дориан направился в сторону южных ворот. Можно было выйти через северные, но Мерзт каждый раз проходил рынок дважды.
  - Слышал что-нибудь? - спросил Дориан спустя минут двадцать. Как ни странно, атмосфера кричащего, толпящегося, а порой и дурно пахнущего базара его успокаивала. Можно и новости послушать.
  - Зент перекупил у Левта Гларию.
  - Ту смуглую? Которая с копьем выходит? Что ж, хороший ход... И задорого?
  - Говорят за полсотни рианов серебром. Может и врут...
  - Может. Хотя она у него вроде не поцарапанная... Ладно, что еще?
  Лепка принялся перечислять. Попадалось как новое, так и то, про что было давно известно. Октав планирует переместить бизнес в Таромский совет... Большая война между племенами в Западном лесу предвещает скорое появление немалого количества рабов из тех мест... Лепза освободил и женил на собственной дочери гладиатора, принесшему ему победу на одном из последних турниров... Опасный убийца появился в городе, с его именем связывают название одного из трактиров... Губернатор, наконец, подписал указ о строительство в городе новой более вместительной арены... Октав предлагал Дориану любые деньги за Севенара и даже почти угрожал, но Мерзт никак не соглашался...
  Дориан, хоть и знал, откуда берутся слухи, порой и сам удивлялся, как тайное вдруг превращается в общеизвестное.
  - А там что такое?
  Они шли по главной улице невольничьего рынка. Здесь было больше всего свободного места и, конечно, самые дорогие клетки. Территория принадлежала городу, а торговцы вроде Сопины только арендовали места. Чем ближе к центру базара - тем дороже. На центральной площади, как правило, устраивали аукционы. Внимание Дориана привлек один из таких помостов. Клетку обступило огромное количество народу, и, судя по суетящейся на возвышении фигурке купца, торговля уже началась и шла бойко.
  - А! Я как раз хотел позвать вас посмотреть, хозяин! - воскликнул Лепка. - Кто-то пернатого привез! Из Золотого Пика!
  - Правда? - Дориан огляделся. Многие вокруг завидев необычную суету поворачивали в сторону столпотворения. - Ну, пойдем посмотрим. Вообще, интересно. Наверное, как диковинка, в первую очередь. Из пернатых не очень хорошие бойцы, даже сикорцы лучше. Очень уж костяк слабый... С другой стороны, белокрылые...
  - Так в том-то и дело, хозяин! Там белокрылый в клетке!
  Дориан остановился. Чтобы дальше пройти, нужно было толкаться. Перед ним бы, конечно, расступились... но зачем эти дешевые приемы?
  - Ты уверен? Вполне может быть обман. Краска какая-нибудь или иллюзия хорошая. В Тлирии пара магов есть, на этом специализирующихся.
  - Нет, хозяин! Я ж вам бумажку захватил! С печатью!
  Лепка стал рыться в карманах, и, в конце концов, отыскал аккуратный желтоватого цвета четырехугольник с аккуратно написанным текстом:
  'Владелец: Кенц Киниан.
  Раса, национальность: Золотой Пик.
  Имя: Керафиаро
  Статус: Лорд
  Возраст: 31
  Предполагаемый возраст смерти: 199
  Состояние здоровья:
  - костяк: малоразвит, без переломов.
  - мышцы: малоразвиты, начальная стадия истощения.
  - психика: норма'.
  В углу стояла круглая тускло поблескивающая красным печать одного из известных в Тлирии магов. Собственно, Дориану приходилось видеть характеристики и поподробней, но тут такого и не требовалось. Главное - что Керафиаро не обычный пернатый, а именно лорд, маг подтвердил. Делать из него бойца Кенц и не собирался - не та специализация, а вот цену набить, нашлепав перед аукционом с пару сотен бумажек с удивительным знаком качества: 'Парень умеет летать!' - самое то.
  - И сколько дают? - спросил Дориан.
  - Тлиров пять сотен, - ответил Лепка.
  - А начали?
  - С трехсот.
  Дориан засомневался. Так, гляди, до пары тысяч дойдут, за летуна-то... А ведь только у него в казармах трое могут дротиком голубя с полсотни метров достать...
  - Гм... А как он выглядит? Смеется? Ругается? Плачет?
  - В угол забился. Смотрит так... исподлобья. Молчит.
  - А крылья его просили расправить?
  - Да! - Лепка чему-то обрадовался. - Было! Приказывали!
  - И что?
  - Расправил!
  - Пойдем отсюда.
  Выбравшись с площади, они двинулись вдоль грязной улицы, где теснилось множество безколесых телег, к каждой было приковано по несколько человек. На невольничьем рынке торговали гладиаторами, постельными рабынями, мастерами различных искусств и ремесел, даже магами, но было местечко и для тех, кто хотел продать или купить обычного чернорабочего. Дориан обратил внимания на пару негоциантов довольно странного вида. Варвары, судя по всему, и продать пытались какие-то тряпки. Рабов рядом с телегой не было, только какой-то хлам внутри. Двое о чем-то спорили между собой:
  - Да? А если он очнется через час?
  - Надо найти кого-то...
  - Кого? Знаешь, сколько времени уйдет?!
  - Ты предлагаешь первому встречному?
  - А раньше думать надо было! Когда мы его сами покупали! Ты понимаешь, как нам повезло, что его тогда не развязали...
  - Но что делать-то?
  - Главное, чтобы ему клеймо поставили. Тогда это будет уже не наша проблема. В случае чего его искать станут... Не до нас будет...
  - Наивно.
  - А ты что предлагаешь?! Ждать?! Ты, вообще, помнишь...
  Больше Дориан ничего не расслышал. Торговцы заметили, что к ним кто-то подошел и понизили голоса. Тот, что был выше, что-то яростно шептал другу на ухо. Второй хмурился.
  - Здравствуйте, уважаемые, - произнес Мерзт негромко. Варвары резко замолчали, уставились на Дориана, как на какое-то чудо. Да, не профессионалы.
  - Здравствуйте, - повторил Дориан.
  - Здравствуйте, - ответил тот, что пониже, - вы чего-то хотели?
  Мерзт мягко улыбнулся. От его взгляда не укрылось, небрежное движение высокого. Его ладонь вроде как невзначай придвинулась к рукояти меча.
  - Я думал: это вы торгуете, - заметил Дориан.
  - Мы? - удивился варвар. Но спустя секунду опомнился. - А, ну да... Торгуем. А вы хотели что-то купить?
  У Дориана возникло желание рассмеяться: что за клоуны? Он бросил взгляд на Лепку - тот уже во всю скалился.
  - Я покупаю рабов. И от меня еще никто не сбегал, если вас это интересует. Вы можете что-то предложить?
  Варвар несколько секунд разглядывал Дориана, потом отвернулся и стал скидывать с телеги тряпки. Прошло не меньше минуты, когда на самом дне отыскалось... нечто. Дориан долго не мог понять, что именно он видит.
  - Он хоть жив?
  - Жив... жив...
  - А это... то чем он болеет... не заразно?
  - Болеет? - варвар покачал головой. - Не думаю, что он болен. Так вы будете покупать?
  - Сколько? - спросил Дориан.
  - А вы бы сколько дали?
  - Цена зависит от многих факторов. Возраст, умения...
  - Все это... не имеет значения.
  - Ваше право. Но тогда, - Дориан развел руками, - полузолотой. Не больше. Сами должны понимать.
  Он приготовился торговаться...
  - Идет.
  Мерзт нахмурился. Что это значит? Одна монета?! Даже за обычного работягу просят больше. Здесь же что-то явно...
  - Так мы договорились?
  - Да. Лепка, заплати.
  Варвары тут же ушли. Одно из главных правил для тех, кто занимается торговлей рабами - никаких претензий после заключения сделки. Если раб окажется ненадлежащего качества, если он умрет спустя час или попытается убить нового хозяина - все это проблемы того, кто заплатил деньги. Для человека вроде Дориана нечестная по своей сути сделка - несмываемое пятно на репутации, а вот для таких как эти двое не то что не пятно, а вовсе повод для гордости. Кроме того, помимо несчастных бывают еще и подстроенные случаи. Под кого нужно маскироваться, чтобы прикончить рабовладельца? Разумеется, под раба.
  - Проследи за ними, - велел он Лепке. - И пошли сюда пару почтовых мальчишек. Только не первых попавшихся, а из тех что лично знаешь. Если что, я подожду. Все понял?
  - Да, хозяин, - ответил он и тут же умчался.
  В теории, его охранный амулет мог отразить любую физическую атаку и любую магическую до четвертого уровня включительно, да и сам Дориан подставляться не собирался... Он осторожно приблизился к повозке, заглянул. Надо же, действительно жив. Дышит... Сколько ему лет, интересно? На вид можно дать от двенадцати до семнадцати. Очень худ, изранен, весь в коростах и просто какой-то грязи, а еще истыкан иголками, связан. И несмотря ни на что жив. И опасен? Варвары были очень рады от него избавиться. Мерзт задумался. В свое время за Северена он заплатил одну серебряную монету. Неужели, снова удача?
  
  Глава 3
  
  ПАМЯТЬ
  
  
  Был самый разгар зимы, дни стояли короткие, ветер гонял по улицам холодную тяжелую пыль, а вместо дождя с неба нередко падал мокрый снег. Они тогда только добрались до Таромского совета. Страны ни чем не напоминавшей черные тени и яркое солнце Великого леса.
  - Я его отвлеку, а ты...
  - Нет!
  - Ты можешь что-то другое предложить? - спросила Сайта. Кожа на лице приобрела у нее сероватый оттенок, вокруг глаз обозначились темные круги. Санея понимала, что тонкая курточка с оборванными руковами, в которую куталась ее спутница, не способна защитить от мороза. Теплую им пришлось продать две недели назад.
  - Нельзя ведь воровать... - говоря, Санея отводила глаза. Если бы они ели поровну, Сайта выглядела бы лучше, но девушка всегда заставляла ее съедать большую часть.
  - Пойдем.
  Сайта потащила ее через рынок.
  - Мы дождемся, пока у лоточника что-нибудь купят, только дорогое, чтобы монета была серебряная, и я с ним заговорю. Сделаю, чтобы он выпустил монету из руки, а потом он повернется... У меня получится. А ты спокойно возьмешь монету и уйдешь. Только не меня обходи, а иди в другую сторону, чтобы он тебя не видел. Ты все поняла?
  - Сайта я... - у Санеи перехватило дыхание. Она была одета теплее спутницы, но теперь вдруг почувствовала холод.
  - Ты поняла?
  Санея кивнула с убитым видом. Они шли между рядами. Здесь торговали старыми подсвечниками, поцарапанными кубками, шкатулками самого разного вида. Сайта вдруг остановилась, как будто прислушиваясь к чему-то. Девочка смотрела ей в спину.
  - Здравствуйте, уважаемый...
  Девушка начала говорить и незаметно для продавца оттолкнула Санею немного назад. Теперь нужно только дождаться момента... Сайта уже заставила торговца отвернуться. Монета лежала на столе. Сделать пару шагов, потянуться... Санея медлила. Она никак не могла поверить, что это происходит взаправду. В Снежной с ней бы такого просто не могло случиться. Даже до того, как Лока стал учеником шамана, у них всегда была еда, а вот вчера они, вообще, почти ничего не ели. Вот если бы Лока был с ними... Зажмурившись, Санея схватила монету, и бросилась бежать.
  Только спустя минуту она решилась остановиться. Обернулась... Сайты не было видно. Со стороны рынка доносились возмущенные вопли. Между рядами то один, то другой покупатель внезапно подпрыгивал, будто его кусали за ногу, со многих слетали головные уборы, прилавок с выставленными на нем котлами и сковородками опасно накренился... Несколько коротких мгновений Санея не могла понять, чем вызвана суматоха... а потом ее словно обухом по голове ударило.
  - Сайта...
  А если ее схватят? Еще час назад предложи кто Санее более-менее приемлемую возможность избавиться от спутницы, она бы согласилась не раздумывая - пусть уж Сайта как-нибудь сама. Но сейчас стало страшно. Даже сильнее, чем перед тем, как она заставила себя схватить монету.
  - Сайта! - выкрикнула она неестественно высоким голосом, даже не пытаясь затаиться. Несколько прохожих остановились и с недоумением посмотрели, но Санее было уже все равно.
  В этот момент, сбив с ног щуплого старика, тянувшего за собой потрепанного вида козочку, из прохода выбежала спутница. У Санеи едва ноги не подкосились от облегчения.
  - Сайта.
  Повернув голову на голос, девушка замерла на секунду, а потом резко бросилась к Санее. Схватила ее за руку, и они быстро куда-то побежали. Через минуту у Санеи онемела рука, она начала спотыкаться. Сайта и не подумала сбавить ход. Санея уже совсем выбилась из сил, когда рука вдруг освободилась. Держась за бок и тяжело дыша, она прислонилась спиной к стене. Это был задний двор какого-то трактира...
  - Ты в какую сторону побежала, идиотка?!
  Санея отшатнулась от неожиданности. Сайта стояла в полутора метрах и смотрела, по меньшей мере, гневно. Девушка держалась за руку и морщилась от боли. Чуть пониже локтя кожа у нее была в красных царапинах.
  - Я тебе что сказала?!
  - Сайта я...
  - Не обходить у меня за спиной, а в другую сторону! Он из-за этого все понял!
  - Извини, я не...
  - Серебро где?
  Резкая смена тона застала врасплох. Секунду она растеряно глядела на девушку, потом стала судорожно проверять карманы: правый, левый, снова правый...
  - Сейчас... сейчас...
  Против воли, Санея начала всхлипывать. Она ведь точно помнила, что ложила монету в карман, точно...
  - Сай...
  Встретившись со спутницей взглядом, девочка осеклась. Никогда еще на нее не смотрели с таким равнодушием... Лицо Сайты застыло, она убрала руку с раны.
  - Жди здесь, - бросила она ровным голосом и вышла из переулка.
  Санея будто приросла к стене. А что если... Пронзившая ее мысль лишила ее последних сил. Она неуклюже сползла вниз, скользнув спиной по влажным по морозной погоде доскам, обхватила коленки руками и заплакала.
  - Лока...
  Больше она ни о чем думать не могла.
  - Лока... где же ты...
  Спустя минуту она охрипла и уже не могла говорить. Где-то на задворках сознания промелькнула мысль, что, пожалуй, ее и не найдут до утра. Скоро стемнеет, и даже если вечером с кухни будут выбрасывать помои, вряд ли ее заметят. Разве что утром, когда кто-нибудь выйдет нарубить дров. А если ночью пойдет снег, ее вовсе скроет ото всех... Может быть, так даже было бы лучше... Конечно, узнай Лока, что она такое подумала, ему бы это сильно бы не понравилось, но какая теперь разница... Локи здесь нет... и ее скоро...
  - Вставай. Обязательно было в самую грязь садиться?..
  Санее потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что кто-то пытается поставить ее на ноги.
  - Ты собираешься вставать?
  - Сайта?
  - Да... А кто еще будет с тобой возиться?
  - Пожалуйста... пожалуйста, прости меня... Я всегда буду тебя слушаться... Я не знаю, как так получилось...
  - Потом об этом поговорим. Ты идти можешь нормально, или тебя на себе тащить?
  Санея не была уверена, но вроде бы Сайта не очень сильно сердилась. Девочка стала вытирать заплаканные глаза. Были уже сумерки. Они быстро пошли, потом Сайта толкнула какую-то дверь. Санею вдруг окутало тепло, плотно запахло жареным мясом и табачным дымом. Сайта усадила ее за столик.
  - Есть немного денег, - ответила девушка на невысказанный вопрос.
  - А...
  - Кошелек украла.
  Раньше Сайта говорила, что лазить по карманам очень рискованно: из-за стражи, из-за других воришек... Вздохнув, Санея не стала ничего говорить. Потом принесли суп, и совесть угодливо замолчала, не выдержав смертоносного для нее запаха варенного мяса.
  - Плохой город, - сказала Сайта немного позже. Санея слушала вполуха. К тому моменту она уже расправилась со своей порцией, и больше всего ее интересовало, останутся ли они в трактире на ночь.
   - Нужно попробовать перебраться в другую губернию. Лучше всего в Сенат или в Ипатрий, хотя до них, конечно, далеко... В любом случае поближе к центральным областям.
  Санея рассеяно кивала. Она бросила взгляд в сторону лестницы. Вон статный мужчина с сединами в волосах со своей спутницей закончили ужинать и стали подниматься на второй этаж. Наверное, отец с дочерью: девушка выглядела ненамного старше Сайты. Вот у них точно есть деньги на ночлег, они идут, о чем-то негромко переговариваются, смеются, мужчина нежно приобнимает... Санее пришлось немедленно отвернуться. Последнее движение явно было не отеческим. Хоть это ее и не касалось, деаочка отчего-то смутилось. Насколько он ее старше-то?
  - Не знаю... Двадцать золотых все-таки...
  - Ну так и товар соответствующий. Можно и охранником его сделать, а в случае чего просто продать какому-нибудь гладиаторскому дому...
  Эти двое сидели через пару столов от них. Пока народу в зале было много, их разговор скрадывал общий шум, но теперь большую часть слов можно было разобрать. Благо, голоса у обоих были из тех, какими хорошо поднимать в атаку солдат, хоть мужчины и старались их приглушить.
  - Что ж ты сам не продашь? - спрашивал тот, что показался Санее постарше. С жесткой черной бородой и обветренным лицом.
  - Деньги нужны, - без обиняков отвечал второй. - С дома я бы кредитов шесть попросил, а тебе отдаю за двадцать долей. Да еще вместе с 'Узами'. Если не хочешь связываться, за неделю покупателя найдешь. Десять доль в плюс.
  - Десять доль, говоришь? Гм...
  - Сам думай, Ропиан. Я тебя хоть раз обманывал?
  - Нет, не обманывал. Говоришь, он из варваров? - спросил бородатый, тот которого звали Ропиан.
  Краем глаза Санея заметила, что подруга тоже вроде бы прислушивается.
  - Дрекови, насколько я в этом пониманию. Вроде бы даже был учеником шамана... Или как там у них маги называются?
  - И что, колдует?
  - Ну, огненных шаров я не видел, если ты об этом спрашиваешь. Хотя раны на нем на удивление быстро зарастают.
  - Как его зовут?
  - Лока.
  Санея так резко дернула рукой, что сбитая ею чашка пролетела ползала и едва не угодила в сыплющий искрами камин. Трактирщик за стойкой одарил ее недовольным взглядом, но ничего не сказал. Ропиан с собеседником, кажется, ничего не заметили.
  - А забрать его можно будет...
  - У Кининга. Постой я оплатил.
  - Что ж... По рукам. Надолго уезжаешь-то?
  - Две недели. Потом встретимся, хорошо?
  - Хорошо.
  Они распрощались. Ропиан еще некоторое время посидел, допивая пиво, потом кинул на стол монету и вышел на улицу.
  - Сайта! - Санея не смогла сдержаться. - Лока!
  - Я слышала.
  Она никак не могла понять, почему девушка так реагирует. Ведь теперь все их проблемы позади:
  - Ну, Сайта!
  - Ладно, возьми сумку и иди в комнату, - быстро сказала она. - Третий этаж, последняя дверь справа. Вот ключ. Я прослежу за ним.
  - Но...
  - Мы спорить будем? Хочешь, чтобы он ушел?
  - Нет-нет! - мгновенно испугалась Санея. Действительно, еще минута и Сайте уже нелегко будет найти Ропиана. А ведь он еще и экипаж может взять! - Иди, я подожду.
  Сайта ушла. Охватившее Санею возбуждение требовало выхода и, поднявшись в комнату, несколько минут она нервно ходила от одной стены к другой, мысленно представляя как подруга, перебегая от одного угла к другому, выслеживает Ропиана, а затем, проделав какой-нибудь из своих трюков, помогает Локе освободиться. Скорее всего, сделать все быстро у Сайты не получится. Она уже не раз объясняла Санее, что в Снежной ей было действовать намного проще из-за того, что она очень хорошо знала и каждого жителя деревни в отдельности, и дрекови вообще, а в Таромском совете все, большому счету, приходилось начинать с нуля. Но ведь в последнее-то время стали появляться очень хорошие предпосылки. Пару дней назад Сайта уговорила пожилого торговца отсыпать им целую авоську спелых яблок, хотя они и видели этого торговца в первый раз. А за два дня до этого... Морально Санея даже была готова прождать целую ночь. Мало ли какие возникнут трудности? Главное что в итоге...
  В дверь вдруг постучали. Санея замерла. Неужели так скоро?
  - Кто там? - спросила Санея, не подходя к двери.
  - Я.
  Санея мгновенно открыла. Стала заглядывать Сайте за спину...
  - Я просто узнала, где этот Ропиан живет, - сказала она, входя и опуская на место засов.
  - А... ну да. И мы завтра пойдем?
  - Куда? - Сайта уселась на кровать.
  - Освобождать его!
  - Понятно, - Сайта принялась инспектировать содержимое сумки. Потом вдруг прервалась и посмотрела на Санею. - Тебе не кажется, что это какое-то невероятное стечение обстоятельств? То, что мы спустя четыре месяца вдруг попадаем в то же место, что и он. Причем не он нас находит, не мы его, а мы просто слышим случайный разговор в месте, в которое мы и зашли-то случайно...
  - Но ведь все сходится! - перебила Санея. - Ты же слышала!
  - Лока не самое редкое в мире имя.
  - В Снежной так больше никого не звали! - воскликнула Санея. Она почувствовала, что просто стоять не в состоянии, и снова заходила из стороны в сторону. - И ведь не только имя! Еще то, что он ученик шамана, и то, что все быстро заживает!
  - Да, совпадение удивительное...
  - Удивительное?! - закричала Санея. - Но это ведь... это...
  Девочка пыталась подобрать слово помягче, она все еще чувствовала себя виноватой после того, что случилось на рынке, но, в конце концов, возможность того, что Сайта вдруг решит отказаться вызволять Локу, вытеснила из головы все другие мысли.
  - Ты платить не хочешь? - спросила Санея зло.
  - Причем тут мои желания? Зелья твои. Тебе и решать.
  - Зелья?
  - А чем ты собралась платить? - поинтересовалась Сайта. - Две склянки. Одну, чтобы показать, как оно действует. Вторую, за те шесть кредитов.
  - Ну... - Санея задумалась на секунду. - Ну и заплатим. Какая разница? Лока сможет сколько угодно этого зелья наделать, так ведь?
  - Все верно, - спокойно согласилась Сайта.
  - И завтра мы пойдем за ним?!
  - Конечно.
  - А... Ну да.
  Санея вдруг поняла, что спорить больше не о чем. Еще немного потоптавшись на месте, она взяла стул и уселась. Сайта снова стала перебирать их скудные пожитки.
  - Я понимаю, как это для тебя важно, - сказала она, не поворачивая головы. - Просто не хочу, чтобы ты слишком надеялась. Шанс, на самом деле, не слишком большой.
  Санея не стала отвечать.
  
  ***
  
  - Этот дом, - Сайта указывала на двухэтажное здание, ничем не отличавшееся от двух десятков точно таких же по обе стороны улицы. Крошечные балкончики смотрели друг на друга бесстрастно и неподвижно.
  - Наверное, он весь ему принадлежит. Ну-ка...
  Сайта дернула за цепочку, и где-то внутри немелодично тренькнуло.
  - Его нет? - спросила Санея нервно. Они ведь так рано поднялись. Еще и светать-то не начало...
  - Странно...
  Они перешли на другую сторону улицы, надеясь через окна заглянуть вглубь квартиры... Санея схватила Сайту за руку.
  - Вот он!
  Ропиан скорым шагом приближался со стороны центра города. Видно, они проснулись все же недостаточно рано, если он успел куда-то сходить. Или просто ночевал не дома? Санея думала, что спутница предложит какой-нибудь хитроумный план, но вместо этого, едва они перебежали улицу, она без церемоний остановилась прямо перед Ропианом.
  - Здравствуйте, вы ведь Ропиан?
  - Верно, - он остановился, глядя на Сайту. Санее показалось, что заинтересованности в его взгляде было больше, чем подозрительности. - А вы?..
  - Сайта. А это моя сестра.
  - И что вы хотели?
  - Ну...
  Сайта рассеяно огляделась по сторонам. Ропиан 'намек' понял правильно.
  - Знаете, я еще не завтракал, - сообщил он вполне добродушно. - Может быть вы, юные леди, согласитесь составить мне компанию. За мой счет, разумеется. Заодно все и обсудим.
  - О! - Сайта улыбнулась. - Да, конечно.
  В трактире Ропиан снова показал себя с хорошей стороны, заказав все, что только можно было получить в такое раннее время.
  - Чем я могу вам помочь? - Ропиан был само почтение.
  - Дело в том... Мы случайно узнали, в самом деле случайно, что у вас наш друг.
  Сайта нисколько не кривя душой рассказала, как они, разумеется ненамеренно, подслушали разговор двух мужчин.
  - Вы не могли бы сказать, как он выглядит?
  - Лока?
  - Да.
  - Ну... парень молодой, лет пятнадцать-шестнадцать, - Ропиан чуть нахмурился, вспоминая. - Волосы не совсем черные, но темные. Торчат во все стороны. Сам по себе худой, хотя выглядит крепким...
  Санея едва дышала. Ропиан будто описывал Локу. Она повернулась к Сайте, та бросила на нее быстрый взгляд - снова повернулась к Ропиану.
  - А глаза? - спросила она. - Какого цвета?
  - Вроде как зеленые... Хотя не до конца. Как будто чем-то разбавлено...
  Санея с такой силой вцепилась одной рукой в другую, что стало больно. Она боялась сказать что-нибудь вслух: вдруг, Ропиан, поймет, что ради Локи они готовы на все. Какую тогда цену заломит? Видимо, это мысль отразилось у нее лице, так как Ропиан бросил на нее заинтересованный взгляд. До этого он почти все время смотрел на Сайту.
  - Сколько вы хотите за него? - спросила Сайта спустя несколько мгновений. Санея поняла, что теперь и она не сомневается.
  - Сколько хочу? Гм...
  - У нас есть деньги, - заверила Сайта.
  - Это, конечно, хорошо... Просто я уже договорился о продаже, - сказал Ропиан как будто даже извиняющимся тоном. - Шесть с половиной кредитов золотом. И аванс уже получил. Часам к двенадцати придет маг, чтобы переставить клеймо, так что... Аванс, конечно, можно вернуть, но моя репутация... От нее напрямую зависит прибыль. Дело есть дело.
  - А если мы предложим вам нечто необычное?
  - И что же?
  Сайта рассказала про зелье. Санея видела, что Ропиан ей не поверил. Перед тем как лечь спать Сайта долго расспрашивала Санею о свойствах оставленных им Локой трав и эликсиров. Заживляющих склянок было четыре штуки, а кроме них еще: сушеные лепестки вишневой колючки, капля сока которых усыпила бы на несколько часов даже Сахайю; корешки того же кустарника, нейтрализующие действие лепестков; иголочки болотного кедрика, отвар из которых когда-то всего за один вечер навсегда избавил Хунта от болей в сердце; небольшой запас порошка от болей и того, что останавливает кровотечение - Санея не знала, из чего они состоят. О том, для чего нужно остальное Лока ей не рассказывал, так что Заживляющее зелье было единственным действие которого, они могли продемонстрировать.
  - Здесь недалеко есть пристанище для бездомных, - сказала Сайта. - Ночью туда принесли старика. Его избили и ограбили. Может быть, он уже умер. Вы не согласитесь посмотреть?
  Ропиан согласился. Посмотрев, как с щелчками встают на места вывернутые суставы, затягиваются раны и нарастает свежая кожа, мужчина только зубы сжимал от досады:
  - Не могла на словах объяснить?
  - А вы бы поверили?
  Поморщившись, мужчина покачал головой.
  - И много у вас таких? - спросил он, указывая на опустевший флакончик.
  - Остался последний, - ответила Сайта. - Только шаман нашей деревни умел их делать.
  Все было решено. Ропиан объяснил, как добраться до Кининга, владевшего чем-то вроде товарного склада, только специализировавшегося на рабах. В Таромском совете такие 'хранилища' были в каждом городе. В назначенное время они были на месте. Пожилой маг в темной мантии смерил их молчаливым взглядом. Кининг, оказавшийся хромым на одну ногу галурцем, едва они появились, отправился за Локой. Ропиан, видя, как Санея волнуется, ободряюще ей улыбнулся. Помедлив, она улыбнулась в ответ.
  - Сейчас увидите своего друга.
  Санея подумала, что, может быть, он и не плохой человек, просто в Таромском совете принято... торговать людьми. Она перестала улыбаться. Нет, хороший человек этим заниматься бы не стал. Хотя... какая сейчас-то разнится?! Скоро она увидит Локу! И тогда...
  Из коридора послышались шаги. В волнении Санея взяла Сайту за руку, и девушка сжала в ответ ее пальцы.
  - Ну, вот он, - Кининг пропустил парня вперед себя.
  Это был не Лока.
  
  
  Глава 4
  
  ЗОЛОТО И БУМАГА
  
  29 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  - Это то, что нам нужно!
  Сайта просто светилась. Улыбка не сходила с ее лица, она то сжимала, то разжимала ладони, и даже как будто подпрыгивала на месте. С ней так всегда бывало, когда вдруг открывалась какая-та новая хитрость. Санею каждый раз поражало это ее умение: так вывернуть ситуацию, будто не она должна продавцу за товар деньги отдать, а он ей. И ладно бы они после всего прикончить ее хотели - зачастую еще и виноватыми себя чувствовали.
  - Лучше не найдешь!
  - Обшарпанный сарай, который от одного чиха развалиться? - спросила Санея. В душе она уже смирилась, что внутрь зайти придется, Сайта ведь не отступится, но все равно страшновато. Стены толстые, но от этого только хуже - надежней завалит. Второй этаж держался на честном слове, проемы в здании были пустые - без дверей и стекол, у крыльца валялась выцветшая табличка. Внутренний дворик казался довольно просторный для этой части города, но и там какой-то хлам: сломанная телега, пара расколотых бочек, срубленное дерево. Люди старались слишком не приближаться, только иногда пробегали мальчишки, доставляющие послания: таких в Сенате особенно много. По возможности, народ старался перейти на другую сторону улицы. Запашок со двора стоял такой, будто там устроили общественный туалет. Чего, кстати, исключать было нельзя: район-то вполне ухоженный: где тут еще застигнутый врасплох горожанин отхожее место найдет?
  Санея вдруг вспомнила, о чем они вчера говорили.
  - Мы здесь жить будем? - ужаснулась она.
  - Ага, - не отрывая взгляда от потрескавшихся стен, Сайта радостно закивала. - Нравится?
  - У меня слов нет.
  - Я знала, что ты оценишь. Зайдем?
  - Я...
  - Зайдем. Плишка, за мной.
  Они прошли через двор, поднялись по невысоким ступенькам. Внутри их встретило запустение. Под подошвами захрустело битое стекло и обломки мрамора. Просторный зал, в котором ни осталось, ни одного стула, а из потолка, когда-то зеркального, торчала лишь пара гнутых держателей для световых шаров. Прижимаясь к левой стене, на второй этаж вела широкая лестница со стропилами, украшенными резьбой, кое-где облупившейся.
  В середине помещения на полусгнившем ящике сидел унылого вида человек: худой, невысокий. Костюм, судя по всему не из дешевых, висел на нем мешком из под мусора. Пары пуговиц не хватало. Наклонив голову, крепко держа себя руками за волосы, с выпученными глазами он, не отрываясь, смотрел перед собой.
  Сайта подошла вплотную. Целую минуту рассматривала, потом, улыбнувшись, заговорила:
  - Я дико извиняюсь...
  Послышался всхлип. Поднимая голову, половину волос мужчина оставил в левом кулаке, чуть меньше в правом.
  - Я вижу у вас проблемы, - участливо произнесла Сайта.
  Мужчина попробовал кинуться на нее, но как-то неловко дернулся, проломил под собой ящик и застрял в нем.
  - А вот это лишнее, - сказала Сайта, когда он попытался дотянуться до ближайшего к нему осколка стекла. - Создатель в любое время принимает. Успеете еще.
  Мужчина понял, что не дотянется, и заплакал.
  - В момент, когда он уверился что хуже быть уже не может, подошла какая-то сволочь и стала гнусно хихикать, - произнесла Сайта. И захихикала.
  Секунд пять Санея боролась с собой, потом не выдержала и тоже засмеялась. Тут же загоготал Плишка.
  - Вас, случаем, не Гринам зовут? - спросила Сайта.
  Мужчина поднял на нее грустные глаза.
  - Чего ты хочешь от меня? - произнес он устало. - Может я и вам чего-нибудь должен? Забирайте, что найдете.
  - Вас ведь тоже должны продать так? - спросила Сайта.
  Мужчина не ответил. Собрав оставшиеся силы, он кое-как выбрался из ящика. Поднялся на ноги.
  - Я, может быть, и опустился, - произнес он твердым голосом, которого Санея не ожидала, - но в раба меня никто превратить не сможет. Лучше уж... - он махнул рукой.
  Санея поневоле ощутила уважение к этому человеку, а еще ей стало жалко его. Вроде бы чувства противоположные, но в этот момент они переплелись. А Сайта еще и издевается над ним!
  - Может...
  Но она не стала ее слушать.
  - Плишка, снимай мешок, - велела она.
  - Снимаю, Сайта.
  - И ставь на пол.
  - Ставлю, Сайта.
  Покопавшись внутри, девушка вытащила наружу кожаный кошелек. Что, в общем, не удивительно, ничего кроме кошельков там и не было.
  - Ваш личный долг составляет восемнадцать золотых кредитов. Задолженность принадлежащего вам банка - тринадцать по займам, плюс тридцать долг перед вкладчиками.
  Кроме того, торговая гильдия наложила на банк штраф в размере пяти золотых кредитов, и, если заметная часть долгов не будет оплачена в течение двух дней, штраф увеличится еще на пять, а еще через неделю член торговой гильдии города Сената Гринам Тельвинг будет объявлен банкротом, все его имущество распродадут. В случае же, если в результате всех манипуляций долг господина Тельвинга составит более пяти золотых кредитов, он будет продан в рабство. Вообще, - Сайта помедлила секунду, - продажа банка по реальной цене погасила бы все издержки раз этак в десять, но сейчас у вас его никто покупать не станет. Насколько мне известно, между земельным комитетом Сената и членом торговой гильдии Марудом Легтумом уже достигнута договоренность о продаже за сорок девять золотых кредитов.
  Пока Сайта говорила, Гринам несколько раз порывался что-то сказать, но каждый раз, открывая рот, не произносил ни звука. Под конец он уже не смотрел на нее, а молча отряхивал костюм от пыли.
  - Здесь сотня кредитов, - сказала Сайта, бросая Гринаму кошелек.
  - Вас Легтум послал? - спросил он. И бросил обратно.
  - А ему смысл есть?
  - Нет. Он насчет меня уже все решил. Тогда кто?
  - Никто, - просто ответила Сайта, вновь возвращая кошелек Гринаму и пряча руки за спину. - Считайте это подарком проведения.
  - Значит, - произнес Гринам, - Легтума ваше 'проведение' не боится. Какой-нибудь гладиаторский дом? Тогда мой банк стоит намного больше ста кредитов.
  - А с чего вы взяли, что я у вас что-то покупать собираюсь? - могло показаться, что Сайта искренне удивлена.
  Гринам быстро развязал кошелек. Он был доверху набит толстыми золотыми пластинками.
  - Но тогда... - кажется, его, наконец, проняло. - Тогда... что тогда?
  Он вопросительно посмотрел на Сайту. Санея невольно восхитилась. 'Главное заставить собеседника искать ответ не у себя в голове, не в фактах, а в том, что ты ему скажешь. А добиться этого можно многими путями'. И за счет чего это произошло сейчас? Ведь поначалу-то Сайта его наоборот в чувство привела, он даже рубашку в брюки заправил, а потом первое... второе... и вот он уже от одного потрясения плавно перетек во второе. Но внимание уже направлено ни внутрь, а на Сайту.
  - Что тогда?
  - Ничего, - она весело улыбнулась. - Всего хорошего. Пойдем, Плишка. Только мешок не забудь.
  Гринам остался стоять с открытым ртом, а они вышли на улицу.
  - И почему мы ушли? - спросила Санея. - Он бы сейчас на все согласился.
  - Пусть лучше подумает, - они шли в сторону центра города. Сайта увлеченно вертела головой по сторонам. - Он вроде неглупый. Не нужно его зажимать. Ты же меня сама научила.
  - Я?
  - Ну не я же. Попробуем его не поработить, а задружить. Хорошо сказала, да?
  Они свернули на более широкую улицу и влились в толпу. Если б не Плишка, их бы затолкали, а так можно было чувствовать себя вполне свободно.
  - А сейчас мы куда? - спросила Санея.
  - Поглядим. Будь добра, достань мне еще кошелечек. Серенький, где только серебро с медью.
  Сайта тут же принялась тратить. Купила газету (такая книжка из нескольких страниц, где печатаются разные городские новости; читать умели немногие, так что они мало пользовались спросом), раздала несколько монеток попрошайкам... а потом кошелек украли. Шустрый мальчишка вырвал его прямо у Сайты из руки. Санея вскрикнула от неожиданности, даже дернулась куда-то, но Сайта успела ее удержать.
  - Успокойся, подруга! Все схвачено! Плишка, - она перевела взгляд, - подними меня. Быстрее!
  Плишку второй раз уговаривать, что к зажженному огню искру подносить. Сайта даже пикнуть не успела, а Плишка уже вздернул ее над толпой.
  - Лицом вверх! - взвизгнула она. Санея захихикала. Даже у Великой-Незнающей-Промаха Сайты бывают 'неидеально рассчитанные комбинации', как она выражается. У юбки ума нет, ей, когда тебя держат вниз головой, ровно лежать не прикажешь.
  В конце концов, Плишка перевернул ее, посадил к себе на плечо. Юбка легла на место. Сайта, с видом пронзающего взглядом даль капитана, стала высматривать что-то, приговаривая:
  - Вот... вот... Вот он! Так... так... Передал! Прошел... смотрит... виляет... Снова передал! Так... А этот не торопится. Осмотрелся... Нет, вообще не торопиться! Конечный! Так, запоминаем особые приметы... шрам под левым глазом... глубокая морщина в середине лба... гм... Запомнила! И... все! Плишка, ставь меня на землю.
  Пару секунд Сайта переводила дыхание, потом сказала.
  - Поесть надо. Вон какой-то трактир. Зайдем.
  Санея решила, что за ее полетом мысли не поспеть и просто повиновалась. Время было обеденное, и в 'Деловом Сенате' их встретила сумасшедшая суета, шум голосов отдающих и принимающих заказы. Заведение можно было бы назвать просторным, если бы не поражающее воображение количество столиков. Кто-то в свое время немало потрудился, стараясь занять ими каждый метр свободного пространства. Место им нашли мгновенно. У Плишки лавировать между столиками и посетителями получалось не так ловко, как у многочисленных официанток, но к счастью их усадили недалеко от входа. Обошлось без происшествий. Они оплатили заказ, принялись ждать.
  - Интересно, - Сайта глазела по сторонам, - пиво никому не несут. И не курит никто. Быстро едят и уходят. Цены маленькие, но сколько народу успевают обслужить! Гм... ладно, пошли.
  - Что?! - Санея поперхнулась молоком, которое только подали. - Мы же ничего не съели!
  - В другом месте поедим, - Сайта строго на нее посмотрела.
  Девочка смутилась:
  - Я что-то не то сказала?
   Сайта рассмеялась:
   - Идем. Вставай, Плишка.
  На улице они пробыли недолго. Санея читала названия трактиров: 'Золотая кружка', 'Приют гладиатора', 'В сторону арены'... Потом они несколько раз повернули, пробились сквозь группу враждебно настроенных людей. На всех была очень грязная одежда, кто-то держал в руках металлический инструмент, Санея даже заметила камни. Они что-то злобно выкрикивали в сторону недавно отремонтированного здания, обнесенного решетчатым забором. На новенькой серебристой табличке на воротах было изображение нескольких положенных друг на друга листов бумаги и гусиного пера для письма.
  За происходящим с почтительного, но все же не слишком большого расстояния настороженно наблюдал усиленный отряд стражников.
  - Сан, - Сайта положила руку девочке на плечо, - иди, спроси вон у того молчаливого, что здесь происходит.
  - Хорошо... Как ты меня назвала?
  - Иди, спроси, - Сайта сделала вид, что не заметила вопроса.
  - А почему не ты?
  - Ну а кто из нас больше на любопытного ребенка похож?
  Направляясь к человеку, на которого указала Сайта, Санея в уме перебирала обидные прозвища, которые бы подошли подруге. Парочка ее очень точно описывала.
  - А что тут такое? - спросила девочка, остановившись рядом с хмурым мужчиной. - Почему все ругаются? Чем недовольны?
  Она решила не привлекать внимание к себе, как-то представляться, сыпать вежливыми словами, а сразу перевести вопрос на происходящее. Наверняка у него в голове в этот момент были какие-то мысли - он очень внимательно за всем наблюдал.
  - Есть чем быть недовольными! - резко выдохнул мужчина, но на девочку даже не посмотрел.
  - Те, кто в том доме что-то сделали?
  - Сделали?! - повторил мужчина, в голосе слышалось возмущение. - Не сделали, а делают! Грабят они нас, вот что! Ты только посмотри! Какое здание отгрохали. Начальнички, чтоб им пусто было! А мы в каких условиях работаем? Это кого-нибудь волнует?! Конечно, главное чтобы руководство в красивом доме сидело, а то, что нам с прошлого года уже на треть зарплату понизили, никого не задевает! Ничего... посмотрим, как они теперь справятся...
  В этот момент нервы у одного из недовольных не выдержали, он размахнулся и запустил камень в сторону здания. Почти тут же ее за руку схватила Сайта и потащила прочь из толпы.
  - Ты слушала?
  - Конечно, - ответила Сайта. - И не только вас двоих. А ты молодец, правильно с ним говорила.
  - И что тут?
  - Бумажный завод работать отказывается. Вот, пришли выразить свое неудовольствие.
  Санея задумалась на секунду.
  - А нам какое дело? - спросила она.
  - Никакое. Просто хотелось понять, чего это столько людей объединилось. Да еще агрессивно так... Кстати, а вон еще один трактир!
  - Трактир? - Санея совсем сбилась с толку.
  - Ты забыла? Мы ведь трактиры искали.
  И действительно, им пришлось зайти еще в пять или шесть мест, прежде чем Сайта, наконец, согласилась поесть. Заведение называлось 'Над городом'. Первый этаж здания принадлежал другому владельцу, потому трактир полностью располагался на втором. Обедая у одного из окон, можно было подумать, что паришь в нескольких метрах над землей, а прямо под тобой по улице ходят люди.
  - Неплохое место, да? - произнесла Сайта. - И от нашего банка недалеко.
  - Ты купить его хочешь?
  - Не знаю, - девушка вдруг стала хмуриться. - Не предусмотрела я кое-чего. Нужно было какого-нибудь проводника взять - самим долго насчет каждого трактира выяснять. Так мы только общее устройство посмотрели. А кто хозяин? Чем занимается помимо основного? Какой общий доход? Ясно, что в Таромском совете цена любого здания от того зависит, насколько оно далеко от арены располагается... ну и от правительственного центра еще... Они всегда недалеко друг от друга. Но точную цену так не рассчитаешь. Нужен проводник.
  - А зачем нам вообще...
  - Лишних знаний не бывает.
  Пообедав, они зашагали в сторону банка. На полпути Сайта остановилась, как вкопаная.
  - О! А я уж думала, мы ни одного за все время не найдем.
  Она бросилась к невзрачной стене, робко ютившейся меж яркими витринами лавки по пошиву выходной одежды и большого магазина магических мелочей. Это был книжный магазин. Плишке, чтобы войти, пришлось в три погибели согнуться, какая маленькая оказалась дверь. Закрывшись, она отсекла звуки улицы.
  - Здравствуйте, - вежливо произнесла Сайта.
  Санея сначала не поняла к кому она обращается. В лавке почти не было свободного места. Из стен повсюду торчали книжные полки, заставленные не только книгами, но и разными статуэтками, белыми восковыми свечами, стеклянными шарами, внутрь которых как-то поместили крошечные замки и фигурки диковинных зверей.
  В центре, загораживая от входивших прилавок из красного дерева, примостившийся в дальнем углу, стоял высокий книжный шкаф. В нем книги прятались за стеклянными створками, матово отражавшими в полумраке тонкие красные огоньки. Из всех свечей в магазине горели лишь три или четыре, но их хватало, чтобы не спотыкаться о расставленные то тут, то там стопки книг в тяжелых обложках. Санея хотела сказать Плишке, чтобы он был поаккуратнее, но заметила, что он и так едва дышит.
  - Стой здесь, Плишка, - посоветовала она, продвигаясь вслед за подругой вглубь помещения. Там же, обнаружился продавец. Когда-то, очевидно, крепкий телом, но теперь хоть и не разваливающийся на части, но уже немолодой, поживший человек. Он сидел в низком кресле, за маленьким круглым столиком. Перед ним лежали принадлежности для письма и широкая, раскрытая на середине книга. На листах сохли чернила.
  - Здравствуйте, - ответил мужчина, подняв на нее глубоко посаженные темные глаза. - Присаживайтесь.
  Он указал на пару обитых ситцем лавочек. Рядом с дальней, на низком столике, покоилась поделенная на квадратики доска, покрашенная в золотистый и блестяще черный цвета. На поверхности стояло множество фигурок. Там же, подвешенная на тонкой цепочке с потолка свисала необыкновенная картина. На ней изображался чертеж из кривых линий с множеством надписей. Вместо того, чтобы лежать на плоской поверхности - сначала Санея подумала, что это карта; она видела такие у Сахайи, - полотно было приклеено к шару, а сам он насажен на короткий шест с крючком в верхней части.
  Внутри у Санеи все буквально задрожало от нетерпения: таких игрушек у нее даже в Снежной не было. Хотя Лока с Хунтом то и дело ей что-нибудь вырезали. Даже не посмотрев на Сайту, она сделала шаг... спустя секунду опомнилась. Вдруг Сайта все не так распланировала? Но подруга уже устраивалась на лавке перед хозяином.
  - Спасибо, - поблагодарила Сайта.
  - Не за что, - вежливо ответил мужчина.
  Примерно минуту все молчали. Санея почувствовала себя странно. Вместо того, чтобы разглядывать фигурки, она не могла оторвать взгляд от хозяина магазина и спутницы, которые, в свою очередь, ни на что не отвлекаясь разглядывали друг друга.
  - Сайта, - представилась подруга.
  - Минглон, - ответил ей мужчина.
  - Это Санея - моя младшая сестра, а у входа - Плишка, наш друг.
  - Очень приятно, - Минглон обаятельно улыбнулся.
  - Мы вот шли по улице, - сказала Сайта, - а книжных лавок, кроме вашей ни одной не видели. Их много в городе?
  - Сенат - большой город. С два десятка наберется.
  - И в них много книг продается?
  - Думаю, совсем немного, - улыбнулся Минглон.
  - А куда же тогда бумага уходит? - спросила Сайта. - В городе ведь есть бумажный завод.
  - Есть, - согласился хозяин лавки, - даже несколько. Хотя крупный только один, еще парочка не работает, по большому счету.
  - И на что идет бумага?
  - Большую часть маги выкупают. Еще Правление.
  - А газета?
  - Думаю, на нее немного уходит.
  - Ясно... - протянула Сайта задумчиво. - А сколько газет в Сенате?
  - Кажется, выпускают около десяти тысяч штук. Выходит раз в неделю...
  - Понятно, только я не про это. Я имею в виду: тех людей, которые выпускают газету. Сколько организаций этим занимается?
  Впервые за время разговора Минглон, которому, судя по его добродушной, немного снисходительной улыбке, беседа доставляла немалое удовольствие, помедлил с ответом.
  - В Правлении есть комитет собственных ресурсов, который занимается управлением предприятиями, принадлежащими городу. Насколько я знаю, газета принадлежит этому комитету. Ну и... - Минглон нахмурился на мгновение, - одна она или нет... Я думаю, одна.
  - А новости откуда берутся? - спросила Сайта.
  - Ниоткуда. Это просто какие-то события, которые происходят в городе.
  - Нет, я имею в виду: как выбирают? За неделю много событий может произойти. Про все пишут?
  - Ну, не про все, конечно, - Минглон, кажется, был немного шокирован такой дотошностью, но отвечать на вопросы не переставал. - Только самые важные. Если какой-то новый закон в силу вступает или бедствие надвигается.
  - Гм... А как они узнают, что новость важная?
  - А... а разве не ясно?
  - Ну вот если, скажем, в центре города дом сгорел, и люди пострадали, это важно?
  - Смотря сколько людей...
  - Тогда скажите, какая планка...
  - Между важным сгоревшим домом и неважным? - подхватил Минглон. - Не знаю! Честное слово, не знаю, как они определяют!
  Минглон вдруг вскочил на ноги и заходил из стороны в сторону, с грацией, которой сложно было ожидать от пожилого человека, уклоняясь от столкновения с книгами и расставленными повсюду диковинными предметами.
  - Я еще кое-что хотела спросить...
  - Правда? - обрадовался Минглон.
  - У вас пишущие принадлежности можно купить? - Сайта чуть смущенно улыбнулась. Ясно, что хозяин лавки ждал другого вопроса.
  Минглон вдруг расхохотался.
  - Сейчас принесу.
  Сайта выбрала пару удивительных пишущих палочек, в которые можно было залить чернила и очень долго писать, даже не опуская кончик в баночку с чернилами. Последних Сайта взяла несколько штук, а кроме них еще пару больших тетрадей, маленькую книжку для записей и специальную непромокаемую сумку для книг, которую можно было как нести в руке, так и повесить за спину.
  - Сколько с нас?
  - Нисколько.
  - У нас есть деньги.
  - Не сомневаюсь.
  Сайта серьезно о чем-то задумалась.
  - Спасибо, - наконец произнесла она. - До свидания.
  - До свидания.
  
  Глава 5
  
  БАНКИР
  
  29 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  От Минглона Сайта вышла с приятным ощущением. Зачастую слова в разговоре далеко не самое важное. Каждый человек по-своему реагирует. Люди слова произносят по-разному, задумываются по-особенному, улыбаются неодинаково. Одна и та же фраза в устах разных людей может означать совсем не одно и тоже, а выражения лиц, не отличающиеся друг от друга, могут таить за собой противоположные представления о происходящем.
  Большинство людей своими реакциями, тем кто это умеет замечать, очень быстро выдают правила, исходя из которых они принимают решения. По сути, вывешивают на всеобщее обозрение. Кто-то, как Нолка отталкивается от страха, такие как Синка руководствуются честью, Лока не видит ничего кроме цели.
  Минглон был не из тех, кого легко понять. Сайта испытывала почти физическое удовольствие, наблюдая за тем, как ее эмоционально-смысловые комбинации, состоящие из слов, тембра голоса, движений, выражения лица, просто чувств, не опутывают собеседника, с каждым мгновением все сильнее стесняя его, а перерабатываются им. Подобно мастеру фехтования Минглон не нырял в битву с головой, а оценивал происходящее. Вполне вероятно, он даже сам не осознавал, что делает. Что он подумал, интересно? Вот у нее мелькнула мысль, что было бы интересно опробовать на нем свои умения в полную силу. Таких людей, конечно, лучше задруживать. Сахайю Сайта в свое время упустила. Больше она такой ошибки не допустит.
  - Теперь куда? - спросила Санея, когда они уже порядком отошли от лавки Минглона.
  - К Гринаму. Нужно посмотреть, как у него дела.
  - А заходить еще куда-нибудь будем?
  - Например?
  - В какой-нибудь магический магазин, - предложила Санея. Они как раз проходили мимо одного из таких. На вывеске был нарисован закутанный в длиннополую мантию старец, держащий в руках сыплющий искрами огненный шар.
  - Обязательно, - ответила Сайта. До этого она намеренно избегала слишком частых встреч с магами. Тактику планировала поменять, когда они обоснуются в каком-нибудь месте надолго. Магические штучки - она очень осторожно про них выясняла - обещали существенно расширить арсенал. Тем более что магических лавок в Сенате имелось ничуть не меньше, чем обыкновенных трактиров. - Когда будем готовы. Мы с магами до этого почти не имели дела.
  Они миновали еще пару оживленных улиц, вышли на торговую площадь. Таких рынков и рыночков в любом городе Таромского совета было несколько, а в Сенате и вовсе два или три десятка. Этот был не самым большим. Половину территории занимали обычные торговые ряды, поделенные между степенными купцами, каждый из которых руководил полудюжиной кликуш, и бойкими старушками, бравшими свое поражающей воображение наглостью. На второй половине располагался невольничий рынок.
  - Не останавливайся, - строго одернула она Санею. Девочка каждый раз болезненно реагировала на типичные для таких мест сцены. В Таромском совете не существовало правила, запрещающего продавать в рабство детей, обычного для большинства народов Западного леса. В клетке можно было увидеть и молоденьких девушек - ровесниц Санеи, и совсем крошечных четырех и пятилетних мальчиков, взиравших на происходящее со страхом и непониманием. Некоторые, завидев проходящую мимо женщину, тянули руки и негромко, почти шепотом звали: 'Мама!'. Повышать голос не позволяли надсмотрщики.
  - Сайта, помнишь, мы говорили...
  - Помню, - пришлось взять ее за руку, чтоб она немного прибавила ходу. - Я много чего по этому поводу придумала, но пока не время.
  - Для них это может быть единственный шанс...
  - Будут другие.
  Санея больше не стала ничего говорить. Сайта порадовалась, что не придется в лишний раз ей все объяснять. Они прошли мимо небольшого помоста, где артисты шумно разыгрывали какую-то сценку. Особым успехом постановка не пользовалась, видимо, по сравнению с тем, что жители города могли раз в месяц видеть на арене, история любви прекрасной девушки из богатой семьи и беглого гладиатора казалась чересчур пресной.
  Спустя пять минут они были у банка. Гринам уже ждал их. Вид у него был до крайности настороженный. Когда они вошли, он еще с минуту заглядывал им за спины, высматривая кого-то. Правую руку он прятал в кармане. В конце концов, он перевел взгляд на Сайту.
  - Я проверил золото, - сказал Гринам. - Оно настоящее.
  - Это я сразу могла сказать.
  - Настоящее, - повторил Гринам. - Где вы его взяли? - спросил он требовательно. В его тоне ясно читалось: 'Если вы его украли...' Это должна была быть следующая фраза.
  Сайта не стала его разочаровывать.
  - Украли, - просто ответила она.
  Гринам замялся. На мгновение перевел взгляд на Санею, потом на Плишку, несколько секунд немного ошарашено его рассматривал, потом видно решил, что разговаривать все же лучше с Сайтой, снова повернулся к ней.
  - Я ни в чем таком участвовать не собираюсь, - твердо произнес он. Точнее, он хотел, чтобы это так выглядело. Сайта видела, как двигается его левая рука, как напряжено плечо правой, судя по всему сжимавшей в кармане какое-то оружие, может быть, боевой амулет, слышала, как он выговаривает слова. Почти у каждого человека есть один-два звука, которые язык, горло и зубы не в состоянии воспроизвести так, как велит им сознание. То, что загружено в память просто не соответствует физическим особенностям ротовой полости. В минуты волнения любой дефект обостряется, и человеку приходится произносить фразы медленно, аккуратно формируя звуки, либо коверкать некоторые из них. Это далеко не всегда можно заметить, но если очень внимательно слушать...
  - Это вы сейчас так говорите, - произнесла Сайта, глянув на него прямо.
  - Но...
  - Я не могу терять время, - Сайта сделала несколько шагов, остановившись в метре от Гринама. - Ничто нельзя держать в тайне, не предпринимая усилий для этого. Скоро кто-нибудь узнает про меня. Скоро придут те, кому нужен ваш банк. Либо мы договариваемся, - Сайта протянула руку для рукопожатия, - либо вы сейчас уходите.
  - Я?! - пораженно воскликнул Гринам, попятившись. - Это мой банк!
  - Вы что, ничего не поняли?! - прохрипела она так твердо, как только могла. Санея вскрикнула от неожиданности, а Плишка как-то странно всхлипнул, а потом зарычал. Ничего, его она потом успокоит, а вот Гринаму нужно ясно дать понять, с кем он имеет дело. Она ведь узнавала, как он разорился. На первом месте для него была вовсе не любовь к закону, а тяга к авантюризму. - Я сюда не уговаривать вас пришла!
  Сайта оборвала крик. Пару раз сглотнула. Горло теперь болеть будет...
  - А предложить вам партнерство, - произнесла она обычным голосом, сделала еще шаг и снова протянула руку. Гринам, как в забытьи, взялся за нее. - И младенцев я не ем, - добавила она, улыбнувшись.
  - А... это точно?
  - Я предпочитаю крупную рыбу.
  
  ***
  
  - Как правило, посетителей обслуживали в нижнем зале, - поднимаясь с ними по лестнице, говорил Гринам. - Там стояло несколько столов, за каждым работал сотрудник. В его обязанности входило быть с посетителем вежливым, рассказывать о видах услуг, предоставляемых банком, отвечать на вопросы. Как только достигалась устная договоренность, клиента приглашали на второй этаж в мой кабинет или в кабинет моего заместителя, где заключался договор. Затем охранник провожал посетителя в защищенную комнату, где его принимал сотрудник, отвечающий за работу сейфов. После этого клиент попадал либо в помещение для работы с ячейками, если арендовал одну из них, либо в кассу. Отсюда сразу после ухода клиента монеты и закрытые ячейки доставлялись в сейф.
  - А система охраны? - спросила Сайта, когда они поднялись на второй этаж и осмотрели по очереди все три кабинета. Один был не очень просторным и без окон, а в двух других вполне можно было развернуться. В самом последнем даже осталась несколько стульев и опасно накренившийся стол - как-то так получилось, что все ножки у него были разной длины. На один из стульев Сайта и уселась, жестом предложив сделать то же Гринаму. Санея с Плишкой отправились смотреть сейфы.
  - Пара охранников с амулетами, распознающими металлические и магические предметы, стояли у входа на улице, - ответил Гринам. - Еще двое в нижнем зале и столько же на лестнице. Один на втором этаже у кабинетов и двое у защищенной комнаты. Один из этих двоих постоянно сопровождал клиента.
  - А мага не было?
  - Нет, - Гринам покачал головой, - решили, что так надежней. Обходились амулетами.
  - А магическая защита?
  - Не нужна. Стены метровой толщины с замурованными внутрь стальными, медными и серебряными прутьями. Магическая энергия не переносит такого смешения металлов, так что само по себе здание крайне надежное.
  - А разорились вы...
  - Я думал тебе... вам... известно все?
  - Не все. Кроме того, мне нужно знать, как с вашей стороны это выглядело.
  - Легтум, - коротко ответил Гринам. - Крупный банкир. У него несколько филиалов по всей губернии. Захотел, чтобы я работал на него. Я не согласился. Тогда он начал копать - возможности-то у него совсем другие... Ну и подловил меня. С проблемами-то я справился, но пришлось влезть в долги. Я почти вышел в ноль, но немного не успел.
  - Ясно...
  Несколько минут Сайта провела, размышляя, расставляя все в голове по полочкам. Уже хотела начать говорить, но подняв взгляд, поняла, что прежде придется привести в чувства Гринама. Первый шок прошел, и он начал задумываться: 'А на что, собственно, я подписался?' Выглядел он до крайности растерянно.
  - У вас какие-то вопросы?
  - Я... я не совсем понимаю...
  В этот момент в комнату вбежала Санея, а сразу за ней, держа на голове тяжелый мраморный блок, медленно вошел Плишка. Вообще, это упражнение на развитие координации предполагало, что на голове должна лежать книжка или какая-нибудь небольшая дощечка, но к великану все приходилось адаптировать.
  - Молодец! - похвалила его Санея. - А теперь повторяем счет.
  Плишка начал медленно выговаривать цифры. Иногда Санея его поправляла. Гринам какое-то время в полном обалдении наблюдал за этой картиной, потом перевел беспомощный взгляд на Сайту.
  - Знаете что, - произнесла она, - давайте вы немного с нами побудете. А уж потом зададите свои вопросы.
  - А мой банк? - спросил Гринам после паузы. Повторив цифры, великан снял блок и принялся отжиматься, одновременно вспоминая при этом алфавит. Санея, стоя у него на спине, балансировала, расставив руки в стороны. - Вы хотите, чтобы я переписал его?
  - Разумеется, нет. Насколько я понимаю, для этого нужно быть членом торговой гильдии.
  - Верно. Но способы-то есть...
  - Бумажки для меня ничего не значат, - сказала Сайта. - Вы к работе готовы приступить?
  - Я... хорошо.
  - Тогда начнем, - Сайта достала из сумки тетрадь и пишущие принадлежности, положила себе на колени. - Прежде всего, ваши долги. Я думаю, будет лучше всего, если вы просто расплатитесь. Можно было бы минимизировать расходы, но сейчас это не слишком удобно. Время уйдет, да и лишнее внимание привлечем. Сколько вам понадобится времени?
  Гринам невесело улыбнулся.
  - Неужели ты думаешь, что если бы дело было только в деньгах, я бы их не нашел?
  - А в чем дело?
  - В Легтуме. Он все предусмотрел. Почти пятьдесят кредитов моих долгов скуплено им. Конечно, теоретически он обязан принять деньги в любое время, но в реальности... Уж два-то дня он продержится.
  - Как он это сделает? - спросила Сайта.
  - Уж как-нибудь сумеет.
  Сайта покачала головой.
  - Я вас спрашиваю: как он это будет делать конкретно?
  - Куча способов.
  - А вы бы что сделали? - произнесла Сайта нарочито терпеливым голосом. Каким учитель добивается ответа от нерадивого ученика. Гринам намек уловил, нахмурился.
  - Просто не открыл бы дверь, - ответил он, наконец. - У Легтума огромный особняк в центре города. Там же штаб-квартира его организации. Великолепно защищенная. Даже если к нему прийти с представителем торговой гильдии... даже если с отрядом стражи прийти... Он может просто приказать не открывать ворота. Штурмовать здание никто не станет - у Легтума прекрасные связи в полицейском комитете. Да и бесполезно это без роты солдат и пары магов в придачу... Тут ничего не сделаешь. Так что твоя задумка...
  - А чтобы зафиксировать уплату долга, нужен просто представитель торговой гильдии? - перебила его Сайта.
  - Для начала нужно, чтобы он согласился с тобой пойти, - поправил Гринам.
  Сайта задумалась на минуту. Плишка теперь выполнял упражнения на растяжку, одновременно перечисляя правила вежливости, которые ему известны:
  - Умывать лицо утром... Спрашивать у Сайты и Санеи все ли у них хорошо... Приятно улыбаться разговаривая с Сайтой и Санеей... Ласково желать Сайте и Санее спокойной ночи, перед тем как ложиться спать... Не подбрасывать людей высоко в воздух... Прежде, чем отбирать у людей еду, вежливо просить их о том, чтобы они сами ее отдали... Приятно улыбаться при этом...
  - Заходя в трактир, выбирать свободный стул, а не выдергивать его из под человека, - наставительно добавляла Санея. Она тоже тренировалась. Вытащила из Плишкиной сумки небольшой кинжал и отрабатывала с ним движения.
  Сайта снова посмотрела на Гринама.
  - В том что вы рассказали... Я не вижу никаких проблем.
  Гринам скептически посмотрел на нее, но ничего не ответил.
  - Вы были у Легтума в особняке?
  - Только снаружи видел.
  - Этого достаточно.
  - Как скажешь.
  Сайта хмыкнула, глядя на него. Значит, фаталистом решил заделаться? Что ж, пусть хоть так для начала.
  - Второй вопрос. Соседние здания рядом с банком. Что там?
  - Слева, если со стороны входа смотреть, частный дом. Владелец Квениан Март. Живет с семьей на первом этаже, два верхних этажа сдает. Квартиры хорошие. Задорого сдает. Справа раньше был трактир, но сейчас там ничего нет. Здание кто-то купил, но пока не использует...
  - Почему?
  - Мало ли, - Гринам пожал плечами. - Может деньги закончились. Развитие бизнеса - такое дело...
  - Ясно. А позади банка что?
  - Большой склад. Дорогой. С холодильными комнатами, погребами и так далее. Рядом с ним жилые дома с обеих сторон.
  Сайта задумчиво кивнула. В общем, никаких особых препятствий...
  - Хорошо. Сколько у вас времени займет, чтобы их все купить?
  Сайта думала, что он рассмеется или просто махнет рукой, но вместо этого он убрал ладони за голову и с мечтательным видом уставился на потолок.
  - Честное слово, - произнес он, - хотелось бы и мне жить в том прекрасном и удивительном мире, что и ты. Где любая проблема имеет решение, а чтобы получить что-то, достаточно лишь пожелать. - Он перевел на нее взгляд. - Нет, от ответа я не отказываюсь. Мне ведь, по большому-то счету, уже все равно... Чтобы купить все эти здания, потребуется количество золота... ну... чтобы, к примеру, вон тот мешок у стены, - он кивнул в сторону Плишкиного рюкзака, - был весь забит золотыми монетами. Кроме того, может ведь так получиться, что кто-то просто не захочет продавать. Сколько времени на переговоры уйдет? А сколько сделок придется заключить? Тут без собственного нотариуса не обойтись. Хотя, - он сделал серьезное лицо, - я понимаю, что здесь вы, юная леди, проблемы не видите.
  Сайта улыбнулась. А он неплохо эволюционирует. До уровня Минглоня еще как до неба, но чувство юмора это уже немало.
  - Сколько времени это у вас бы заняло, если бы были деньги.
  - Год, - Гринам пожал плечами. - Полгода.
  - Долго. Придется самой заняться. Хотя насчет нотариуса - это хорошая мысль... Ладно, с этим ясно, - Сайта вырвала из тетради лист, на котором рисовала все время беседы и положила его на стол. - Нужно чтобы кто-то сделал здесь ремонт и... я думаю, уже можно начинать перестройку. Как в Сенате строят дома?
  - Как везде, - ответил Гринам, непонимающе разглядывая рисунок. - Что это?
  - План перестройки. Вид сверху. У нас всегда прежде придумывали, как здание будет выглядеть, а уж потом строили. В Сенате разве не так?
  - Так. Но зачем...
  - Нам потребуется больше помещений. Потом подробнейшим образом расскажите о работе банка и сможете внести свои замечания, но это терпит. Сейчас мне нужно знать, как в Сенате устроен процесс организации строительства. Где берут работников? Материалы? Кто этим занимается?
  - Ну есть фирмы...
  - Из чего они состоят? Как работают?
  Гринам замолчал. И впервые посмотрел на нее по-настоящему серьезно.
  - Я не знаю. Когда нам что-то требовалось, мы просто сравнивали цены в разных конторах и приглашали кого-то.
  - Понятно. Мы выясним это, - она стала быстро писать в тетради. - Тогда вот еще что скажите... Как тут с бандами? Вы платили кому-нибудь?
  - Нет, конечно, - ответил Гринам. - Такие вещи очень сильно бьют по репутации. Если ты владеешь банком, охранной конторой или школой келото, то преступность не должна иметь на тебя влияния. К тебе просто никто не придет. Я заключал соглашение с охранной конторой. За тридцать процентов прибыли.
  - И банды мирятся с таким положением дел?
  - Бывает, что нет. Ходят слухи, что некоторые охранные конторы на самом деле принадлежат боссам бандитов, но мне об этом ничего неизвестно. Но в нашем районе... у банд не слишком большое влияние. По-настоящему сильных группировок нет, по большей части они просто борются друг с другом за те деньги, что удается уворовать, но на тех, кто может дать реальный отпор, не нападают, - Гринам хмыкнул. - Вообще, в Сенате иной гладиаторский дом или член торговой гильдии зачастую больший подонок по сравнению с теми, кто выживает на улицах. В трущобах, конечно, свои законы, но если кто-то из боссов попробовал бы сунутся туда, где и без него все поделено, ему бы быстро прищемили хвост.
  - А обычные... гм... владельцы трактиров или небольших лавок... Они платят кому-нибудь? Бандам или той же страже?
  - Точно я не знаю, - ответил Гринам, помедлив, - но некоторые заказывают частную охрану. Так что... да, платят, наверное.
  - Хорошо... хорошо...
  Сайта заполнила последнюю строчку, выдернула из тетради лист и передала Гринаму.
  - Вот, что мне понадобится в ближайшее время. Скажите, что вы сможете быстро достать. Сколько и чего для этого потребуется.
  Гринам уставился на бумагу. Сайта поднялась на ноги и встала рядом с ним, размышляя, все ли она учла. Список состоял из восьми пунктов.
  1. Человек, который очень хорошо знает город. Может назвать хозяина любого здания и что-то о нем рассказать. Безработный.
  2. Бывший работник какой-нибудь охранной конторы. Безработный.
  3. Бывший работник строительной фирмы. Безработный.
  4. Бывший работник плотничьей лавки. Безработный.
  5. Маг. Изгой для Сенатской гильдии магов.
  6. Нотариус. Из самых дорогих и известных.
  7. Нотариус. Из разорившейся конторы.
  8. Три курьера. Не работающие в курьерских фирмах.
  - А почему все безработные? - не понял Гринам. - И маг изгой? Гм... ну ладно, допустим, такие дешевле обойдутся, но курьеры-то зачем?!
  Сайта вопросительно глянула на Гринама. Она ожидала вопросов по всем пунктам, кроме последнего.
  - Ну а как еще послания отправлять? - спросила она. В Нельсе они использовали официальную курьерскую фирму, довольно дорогую.
  Гринам посмотрел на нее как на какую-то ущербную.
  - На улицу вышел, свистнул, сразу десяток курьеров нарисуется.
  Сайта все еще смотрела на него непонимающе.
  - Ну мальчишки же! Они город так знают, что любое послание быстрее всадника доставят.
  - А если... кто-то просто возьмет деньги...
  - Не может такого быть, - Гринам покачал головой. - Просто не бывает такого и все. Для надежности можно пообещать половину до и половину после доставки, но и это необязательно. Если уж он послание взял, значит, доставит. Разве что под повозку попадет, но от такого никто заранее не убережется.
  - Почему?
  - Ну, мало ли зачем может Создателю понадобится...
  - Да не про это я, - отмахнулась Сайта. - Почему они всегда доставляют? Это же мальчишки! В драку по пути ввяжется или решит сладостей купить, вместо того чтобы с посланием бежать. Почему?
  - Никогда не задумывался над этим, - ответил Гринам. - Какая разница, если работает?
  - Ну, а если они прочитают, что там написано?
  - Прочитают? - Гринам вдруг расхохотался. - А может еще сразу перепишут куда-нибудь? - он еще раз хохотнул. - В Сенате грамоте обучен только каждый десятый человек... в лучшем случае. И абсолютное большинство из них маги, чиновники и руководители организаций. Грамотных детей в Сенате... может быт, кроме тебя и нет.
  - Ясно...
  Сайте вдруг вспомнилось, что в Снежной складывать буквы в слова умели почти все жители деревни. То есть среди взрослых-то не все, а вот среди детей - большинство. Гм... если подумать, это, и вправду, довольно-таки странно.
  - Способа надежней нет, - сказал Гринам.
  - Хорошо, тогда курьеров не надо. Остальных сможете по списку подобрать?
  - Ну... кого-то смогу. Только что это за люди будут?
  - Когда подберете, тогда и посмотрим. А мы пойдем...
  - Куда? - удивился Гринам.
  - К вечеру вернемся.
  
  
  Глава 6
  
  ИГРА ЗА ДЕНЬГИ
  
  29 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  Выйдя за ограду, Сайта быстро зашагала вверх по улице.
  - Плишка, - она обернулась через плечо, - а ты какую еду больше всего любишь?
  - Плишка больше всего любит вкусную еду, - ответил он после заметной паузы. Ему пока было тяжело одновременно идти и говорить.
  - Гм... а среди сладостей, ты какие больше всего любишь?
  Снова длинная пауза.
  - Плишка больше всего любит вкусные сладости.
  - Ясно... Правильно. Так и надо.
  - Спасибо, Сайта.
  Какое-то время шли молча, потом Сайта поравнялась с Санеей.
  - Ты ведь тоже ребенок, так? - спросила она.
  Санея молча уставилась на нее. Наверняка здесь был какой-то подвох, но вот какой именно сразу раскусить не сумела.
  - Тогда и ты ребенок, - заметила Санея. Сайта сама ее учила: если не понимаешь, для чего тебе задают тот или иной вопрос, просто не отвечай. Скажи что-нибудь на схожую тему, но не содержащее смысла.
  - А ведь верно!
  Сайта задумалась. Дальше шли молча.
  - Вот он! - воскликнула она, спустя несколько минут, глядя на витрину из матового стекла, на котором был нарисован очень толстый улыбающийся человек с высоким колпаком на голове. На вывеске значилось: 'Шоколадные мечты'. - Кондитерский магазин. Плишка, подождешь нас на улице?
  - Когда Сайта говорит ждать на улице, Плишка ждет на улице. Если Сайта ничего не говорит, Плишка идет за Сайтой, слушая, что Сайта скажет Плишке.
  - Какой молодец! - неподдельно восхитилась девушка. - Жди на улице. Санея, за мной.
  - Может, не нужно его оставлять? - засомневалась Санея.
  - Да ничего он не сделает!
  - А ему? Он ведь ребенок!
  Пару секунд Сайта разглядывала ее, Санея не отводила глаз. Потом подруга кивнула каким-то своим мыслям и сказала серьезно:
  - Все правильно. Но мы ненадолго. Пойдем, - она взяла Санею за руку.
  Они вошли. Девочка мгновенно уловила витающий в помещении фруктовый аромат. Они подошли ближе к прилавку, который здесь был сделан из толстого стелка, и Санея уловила еще один сладковатый запах, на сей раз незнакомый. От него приятно затрепетало под носом.
  В магазине оказалось немало народу. Примерно поровну степенных хорошо одетых горожан и более или менее грязных мальчишек самого разного возраста: от ровесников Санеи до совсем крошечных пацанят, которых в Снежной и со двора бы не выпустили.
  Они отстояли в очереди, им добродушно улыбнулся дородный розовощекий продавец.
  - Чего вам ребята?
  - А что у вас дети больше всего берут? - спросила Сайта.
  - А вы разве не дети? - хохотнул продавец.
  - Дети, - согласилась Сайта. - Но мы ведь отдельные дети, - рассудительно заметила она. - А все дети, если бы их в кучу собрали, что бы взяли? Как вы думаете?
  - Надо же... - продавец посмотрел на нее с интересом. - В кучу... Пирожные заварные с ягодкой любят, но это из того, что подороже. А так больше всего леденцы на палочке любят. Те, что с оберткой.
  - А сколько один стоит?
  - Медная доля.
  - Тогда нам семьдесят две штуки, - сказала Сайта, выкладывая на прилавок пару серебряных кредитов. - Вот сюда, пожалуйста, - она развязала завязки на сумке у Санеи за спиной.
  - Ишь ты... - удивился продавец. - Семьдесят две ей...
  Сайта стала складывать леденцы в сумку, а Санея все время разговора не отрывала взгляда от пары мальчиков лет пяти-шести, прижавшихся носами к стеклу, за которым демонстрировались произведения кондитерского искусства: съедобные замки и животные из глазури.
  - Дай мне парочку, - попросила Санея Сайту.
  Получив леденцы, Санея подошла к мальчикам и легонько тронула ближнего за плечо. Оба тут же обернулись.
  - Держите, ребята, - сказала она.
  Оба смотрели на нее непонимающе.
  - Держите, - повторила она. Они перевели взгляд на леденцы, но не пошевелились, тогда Сайта молча вложила по одному в руки каждому. Еще секунду оба не двигались, а потом, как по команде сорвались с места. Чуть не сшибив с ног какого-то пожилого толстяка, они вылетели наружу и, не оглядывались, помчались прочь.
  Санея замерла с открытым ртом.
  - Не расстраивайся, - шепнула ей Сайта. - Это чтобы не отобрали. Видела, за ними постарше мальчики побежали?
  - Нет! - быстро ответила Санея, выбегая на улицу. Мальчишек уже не было видно. - Но как же так...
  - Ничего, по паре раз откусить успеют. Пойдем.
  Сайта уверенно повела их по улице. Ругая себя последними словами: 'Не могла незаметно отдать!' Санея следовала за ней. Можно было не бояться, что подруга выберет неправильное направлений или примет неверное решение. Ей, разумеется, случалось ошибаться, как и всем, но ее особенностью было то, что она никогда не тратила время на сомнения - только на принятие решения, и умудрялась из любых обстоятельств извлечь пользу. Порою, подруга представлялась Санее в образе легендарного чудища, о котором когда-то рассказывал ей Сахайя. Выросшее в мире, где само пространство противится твоему существованию, не знающие ни страха, ни эмоций, неизменно стремящееся к цели. Создание слепое, покрытое тысячей невидимых щупалец, оплетающих каждый сантиметр вокруг, переламывая и превращая в пищу все, что встречается на пути. Только вместо щупалец у Сайты были мысли, и переваривала она людей и предметы не в желудке, а в самом осязаемом мире, что, если задуматься, даже страшнее. Если что и успокаивало, так это то, что она не оставляла за собой выжженной земли, ей гораздо больше нравилось создавать. Санея, как могла, старалась научить ее чувствовать. Иногда даже казалось, что у нее начинает получаться, но в ту же секунду Сайта все переворачивала, и приходилось начинать заново.
  - Куда мы идем? - спросила Санея, очнувшись от мыслей. В реальности Сайта выглядела совсем по-другому, вряд ли кому-то пришло бы в голову назвать ее опасной. Никаких тебе щупалец и километровых желудков, а проходящие мимо парни засматриваются на нее... пока не наткнуться взглядом на Плишку, у любого отбивающего желание подходить ближе.
  - Никуда, - Сайта резко остановилась. - Пришли уже.
  Санея огляделась по сторонам. А ведь они уже были здесь сегодня. Если пройти чуть дальше, выйдешь на рынок. Ну а там, где они стояли, была только пара ремесленных мастерских, ну и артисты, закончив выступления, сворачивали декорации, укладывая их вовнутрь кричаще размалеванного фургона.
  - Тебе кто-нибудь нравится? - спросила Сайта, указывая на артистов. Санея, не совсем понимая, что от нее требуется, стала наблюдать за погрузкой. Высокий бородач с кнутом на поясе бранился, подгоняя других, хотя двое или трое сидели совсем без дела, и на них никто не кричал. Наряженный в довольно-таки потрепанный костюм богача, а может чиновника или представителя гладиаторского дома, рассказывал какую-то историю симпатичной девушке, игравшей роль дочки губернатора. Он придерживал ее за руку, она смеялась. Вот на них, наконец, прикрикнули, но мужчина только махнул рукой. Тогда бородач молча снял с пояса кнут и двинулся к 'богачу'. Тот, казалось, только этого и ждал. Забыв про девушку, он спрыгнул со сцены, на которой сидел и быстро отбежал на дюжину метров.
  - Сам приползешь! - зло крикнул ему бородач и дальше наблюдал за погрузкой молча.
  - Ну как тебе? - Сайта кивнула на 'богача'.
  - Ну... он...
  - Милашка, правда? Гм... Как бы сделать?.. Плишка! - вдруг вскрикнула она. - Хватай вон того, и за мной. Только чтобы он не кричал. - Она повернулась к Санее и схватила за руку. - Побежали!
  Девочка ничего не успела сказать. Сайта потащила ее за собой в самую гущу. Какое-то время они толкались, пару раз ее больно ударили, в конце концов, они прижались к краю улицы, потом свернули в какой-то переулок, затем еще в один... Шум толпы стал отдаляться, их преследовали теперь только звуки тяжелых шагов. Они остановились в тупике, заваленном мусором, где к тому же скверно пахло. Скорее всего, задний двор трактира, куда выливают помои.
  - Сайта! - Плишка остановился рядом. Левой рукой он держал похищенного за бедро, правой за лицо. 'Богач' уже не дергался: или задохнулся, или потерял сознание: - Плишка принес человека! Человек не кричал!
  - Молодец! Клади его на землю.
  От пары хлопков по лицу мужчина очнулся. Тут же резко вскочил, заозирался по сторонам. Теперь он казался значительно старше, чем Санее подумалось сначала. Пропала улыбка, какая-то юношеская безмятежность во взгляде сменилась взрослой тревогой, стали заметней морщинки на краях губ, в густой темной шевелюре Санея насчитала несколько седых волосков.
  - Что вам надо?! - завопил он, заглядывая Сайте за спину. Видимо искал кого-то, кто сможет откликнуться на крик. - Да кто вы та... - тут его взгляд наткнулся на Плишку, и он резко замолчал. Волосы, которые Санея так тщательно расчесывала, растрепались, огромные зрачки чуть воспалились от бега, и теперь Плишка выглядел не как дальний родственник человекоподобного чудища, а будто бы сам только что вышел из людоедской пещеры.
  - Здравствуйте, а вас как зовут? - спросила Сайта вежливым почти доверительным голосом. 'Богач' до того не отрывавший взгляд от тяжело хрипевшего после бега Плишки сразу перевел взгляд на нее. Это был один из самых простых Сайтиных приемов. Кажется, сама она его называла 'Два контраста в одном месте'. Человек всегда станет слушать не того, кто, по его мнению, привык жонглировать оторванными головами, а другого: кто не повышает голоса, при разговоре ненавязчиво придерживает за локоток. Пусть даже оба работают на одном мясном заводе.
  - Мнианл, - судорожно ответил он, бросив еще один короткий взгляд на Плишку. Санея задумалась: она в жизни такого имени не слышала.
  - Правда?! - радостно восхитилась Сайта. - А у меня брата так же зовут!
  А это другой прием, сближающий тебя с тем, на кого ты хочешь повлиять. Называется: 'Я такой же, как ты!'. Такое можно провернуть даже с совершенно незнакомым человеком. Самый простой пример: 'Меня зовут так же'.
  - Вот совпадение, правда?
  - Да...
  - Вы ведь в представлении участвовали?
  - Верно...
  - Богача играли?
  - Да...
  Ну а это 'Правило да'. Сайта всегда учила строить разговор так, чтобы собеседник во всем с тобой соглашался. Путь от ничего не значащих вопросов: 'Хорошая погодка, не правда ли?', к основополагающим: 'Девушка, не хотите со мной прогуляться?'. С каждым следующим 'да', становится все сложнее сказать 'нет'.
  - И у вас замечательно получалось, - похвалила Сайта. - Но вам, наверное, хочется понять, зачем мы вас сюда притащили? Да еще так бесцеремонно... Хочется?
  - Да, - Мнианл смотрел во все глаза. - Конечно... я еще удивился...
  На человека всегда неизгладимое впечатление производит, когда ты угадываешь, о чем именно он думает в данный момент. Фокус в том, чтобы вывернуть все наизнанку. Не гадать, что там у него на уме, а заставить подумать о чем-то конкретном, а уж потом 'отгадывать'. В результате, человек широко открывает глаза, ты с умным видом киваешь, рассказываешь ему, в чем он повинен, и начинаешь давать советы, как эту ужасающую ситуацию исправить. А ты ведь умный. Мысли угадываешь и к тому же искренне хочешь помочь. Значит, тебя нужно слушать...
  - А что тут удивляться? Ты знаешь, что ваш руководитель решил всю труппу страже сдать? Не понимаешь, как это происходит? Сколько воров в любом крупном городе? А грабителей сколько? Думаешь, какой-нибудь ретивый лейтенант откажется от премии за поимку опасной шайки? А ваш руководитель от лишних денег откажется? Найдут у вас в фургоне во втором дне... Скажешь, у вас в фургоне второго дна нет? Найдут там пару краденных подсвечников, а руководитель ваш, ну этот, бородатый который... как же его...
  Сайта прищурилась, вспоминая...
  - Грован...
  - Верно, он! Когда я видела, как он с лейтенантом разговаривал, у него очень довольный вид был. Ну как, хотел бы там дальше оставаться или все же рад тому, что мы тебя вытащили?
  Санея с трудом удержалась от того, чтобы покачать головой. На ее взгляд, это был один из самых сомнительным Сайтиных приемов: 'Прямая недвусмысленная ложь'. Причем даже не относящаяся к теме разговора! Подруга вдруг замолчала, позволяя Мнианлу передохнуть. Санея поняла, что теперь он должен задать какой-то вопрос. Для Мнианла это, очевидно, стало неожиданностью. Как будто за последние пять минут он разучился произносить длинные фразы.
  - Но... что.... - он прокашлялся. - Что теперь делать?..
  - Даже не знаю... - Сайта не спешила с ответом, с сомнением глядя на него. - Вам, наверное, захочется узнать, что там с вашими друзьями... Правда, не представляю, как мы могли бы им помочь... Может быть, потом...
  - Да мы всего пару недель назад познакомились! - радостно воскликнул Мнианл. - Гровану нужен был актер, а у нас как раз труппа распалась... Я представить себе не мог, что они воруют...
  Санея поняла, что у него в голове все окончательно перепуталось. Он что-то говорил, потом его улыбка вдруг поблекла. Она заметила, что Сайта очень внимательно на него смотрит.
  - Вот Фиона-то точно не ворует... - он уже бормотал себе под нос. - Мы с ней не один год вместе выступаем. Хотя один-то случай был... да, совершенно точно, и все указывало... Но ведь теперь-то ситуация... Не могли помочь...
  - Я хочу вас нанять, - громко сказала Сайта.
  - Что? - Мнианл с трудом сосредоточил на ней внимание. - Нанять?
  - Вы ведь актер? Нужно сыграть роль.
  - Да... Только я... - он вдруг затряс головой. - Какая роль? Что нужно делать?
  - Вот, возьмите, - Сайта кинула ему кошелек. С коричневой вязочкой. В такие они клали медь, с десяток серебряных доль и пару таких же кредитов. - Это аванс.
  Едва Мнианл развязал тесемки, его глаза расширились от удивления. Если он и держал когда-нибудь в руках подобную сумму, вряд ли это было недавно.
  - Что нужно делать? - повторил он, не отрывая взгляда от денег.
  - Играть свою роль, - просто ответила Сайта. - Нам нужно зайти в одно место. К нам, как к детям, серьезного отношения не будет. Вы должны будете притвориться нашим отцом. Для актера ничего сложного.
  - И что это за место?
  - Ну, сначала нам нужно будет прикупить вам одежду получше. В том месте, куда мы направляемся, обитают интеллигентные люди. Одежду, разумеется, вы тоже сможете оставить себе. Вы согласны? - Сайта протянула ему руку. Секунд десять Мнианл недоуменно разглядывал ее, потом протянул свою, и рукопожатие состоялось.
  - Я... да, согласен.
  За изящный костюм и пару модных ботинок в 'Одежном доме Голопиана' им пришлось заплатить целый золотой кредит. Это был единственный момент, когда Мнианл едва не утратил присущее господину из дорогого квартала величавое спокойствие - когда продавец объявил цену, а Сайта достала деньги. В остальном он был совсем неплох: сварливо поджимал губы, эстетски оттопыривал мизинец от бокала с вином, 'предоставленного господину, чтобы он не скучал, пока с него снимают мерки', и каждый раз, когда его случайно тыкали булавкой, по-девичьи 'ойкал', а потом громко ругался, подражая манерному аанскому выговору, как это и было принято в высшем чиновничьем обществе Таромского совета. Сайта даже пару раз, когда ее могла видеть только Санея, восхищенно закатила глаза.
  - Мнианл, а вы знаете, где находится здание торговой гильдии? - спросила Сайта, когда они вышли на улицу.
  - А вы разве не знаете? - он перевел взгляд с Сайты на Санею, и обратно. Сайта рассмеялась.
  - Притворяетесь вы хорошо, но почему так на неожиданности-то реагируете?! - воскликнула она. - Проблему либо можно решить, либо нельзя, но нервничать-то зачем? Сейчас нас проводят. Эй, парень! - она выхватила из толпы какого-то парнишку.
  - Чего тебе? - он вытер сопли грязной рукой. Бросил короткий взгляд на Санею. Она решила показать ему язык - он ответил тем же.
  - Где торговая гильдия, знаешь? - спросила Сайта, незаметно подмигнув Санее.
  - Любой дурак знает.
  - А ты знаешь?
  - Конечно.
  - Дурак, стало быть?
  - Чего?! А если...
  - Хочешь такую? - мальчишка уже начал возмущаться, когда Сайта вытащила из рюкзака пару леденцов. Парень тут же примолк. - Одну сейчас дам, а вторую когда отведешь. Ну как?
  - Ну... - он стал притворяться, что размышляет. Санея подумала, что скорее всего ему лет одиннадцать-двенадцать: - Ладно! За мной идите.
  - А леденец?
  - Потом оба отдашь.
  - А если не отдам?
  - Хотела бы обмануть, вперед бы предлагать не стала.
  Сайта пораженно глянула ему в спину. Потом глянула на Санею, и сделав большие глаза, кивнула в сторону парня. Санея нахмурилась. И что это должно означать? Вопрос остался без ответа.
  Идти до торговой гильдии оказалось не так далеко. Здания представительства гильдий, как и весь правительственный центр, в Сенате располагались на правом берегу Тельмы - притока главной реки Таромского совета, Стерионы. Санея думала, что отсюда они смогут увидеть арену, стоявшую слева от Тельмы или хотя бы часть пристаней, но ошиблась. В центре здания были такими высокими, что даже заберись она к Сайте на плечи, которая влезла бы на голову Плишке, все равно бы ничего не увидела.
  - Вот ваша гильдия.
  Это было одно из самых высоких зданий: пять этажей, сплошь утыканных окнами и выдающимися вперед балконами. По широкой лестнице, ведущей к величественной арке входа, поддерживаемой несколькими колоннами, поднимались и спускались люди. Двое, остановившись прямо на ступеньках, обсуждали, как повлияет на рынок сообщение о том, что маги, наконец, обуздали расшалившуюся в восточных губерниях чуму. Другие, напротив, настолько спешили, что, вбегая по лестнице, успевали один-два раза упасть, но тут же вскакивали, не обращая внимания на ушибы, и продолжали путь. Сайта заметила и нескольких промчавшихся мимо пареньков, похожих на того, что показывал дорогу. Никто и не думал запрещать им оборванным и грязным входить в здание, хотя вокруг было полно стражников, гораздо больше, чем в районах подальше от центра.
  - Держи, - Сайта протянула мальчугану леденцы. - А еще заработать не хочешь? Я имею в виду, не конфет там каких-то, а настоящих денег? Серебра, например?
  - Да откуда у тебя серебро? - насмешливо спросил он, придирчиво осматривая леденцы. - Можно подумать, будто... - подняв на Сайту глаза, он вдруг замолчал. - Шутишь, да? - протянул он после небольшой паузы.
  - Знаешь, где банк Гринама Тельвинга находится?
  - Ну знаю.
  - В десять утра завтра туда приходи, - сказала Сайта. - Можешь друга своего взять.
  - Какого еще друга?
  - Лучшего. Хотя мне без разницы, - Сайта уже ступала на лестницу.
  - А что делать-то? - крикнул он снизу недоуменно.
  - Приходи, - крикнула ему Сайта через плечо. И добавила, кивнув на Санею. - Она тебе объяснит.
  Санея непонимающе уставилась на подругу, но та не обратила внимания. Сайта уже повернулась к Мнианлу.
  - Имя себе придумал? - спросила она.
  - Это обязательно? - вполголоса переспросил он. Шагая по ступенькам, он важно кивал всем, чей костюм выглядел дороже его собственного. Одни в ответ делали круглые глаза, явно стараясь вспомнить, где бы могли видеть этого странного типа, но большинство прилежно кивало в ответ. Двое или трое и вовсе подали руку для быстрого рукопожатия.
  - Мало ли... - Сайта неопределенно махнула рукой. - Так придумал? В общем, пусть будет тогда... Нест Клиниан. Подходит?
  - А вас тогда, как называть?
  - Неужели непонятно? - Сайта бросила на него ехидный взгляд. - Доча и доченька. Очень легко запомнить.
  Пройдя сквозь арку, они оказались внутри невероятных размеров зала. Мраморный пол, составленный из бесконечного числа белых и черных квадратов, вел к открытым дверям и широким просторным коридорам на первом этаже, а многочисленные лестницы, прижимавшиеся к стенам или закручивающиеся вокруг массивных колонн, позволяли подняться выше. К каждому свободному участку стены была приставлена удобная лавочка или даже целый уголок из нескольких кресел и деревянного столика. Кое-где прямо из пола били тоненькие струйки воды. Сотни разномастных 'Гринамов' - членов торговой гильдии спешили по своим делам.
  Оставили на одной из лавочек Плишку. Санея предлагала проследить за ним, но Сайта не позволила. Они пошли вглубь здания. Насколько Санея могла судить, 'папаша' чувствовал себя далеко не так уверенно, как старался показать. Зато Сайта... попала в свою стихию. 'Доченька' почти физически ощущала, исходившие от нее волны удовольствия. Столько людей, столько мыслей, столько сложных планов - и все в одном месте! Это посреди бескрайних лесов исключительная сила девушки не могла найти достойного применения, здесь же... Наверное, она чувствовала себя так же, как огромный океанский корабль после долгих лет пребывания на суше наконец-то вышедший в море.
  Сайта несколько раз меняла направление, двигаясь к цели видимой лишь ей одной.
  - Я думаю, здесь, - произнесла она, вдруг остановившись, не переставая, правда, глазеть и по сторонам и к чему-то прислушиваться.
  Судя по всему, они находились в прихожей какого-то влиятельного чиновника. Здесь было тише, чем в большом зале, хотя люди, ожидавшие в очереди, так же разговаривали между собой. По обе стороны от двустворчатой двери стояли хмурые охранники с короткими матово-черными жезлами на поясе, а справа от двери за столом, поверхность которого скрывалась под множеством папок, сидел секретарь, выглядевший так неприступно и грозно, что Санея даже подивилась, как к нему, вообще, кто-то подходит. Большинству от него ничего добиться не удавалась, хотя один или два человека прошли в кабинет, минуя очередь.
  - Что здесь? Ты ведь еще не объяснила ничего, - Мнианл двинулся к ряду кресел у стены, чтобы занять место в очереди, но Сайта его удержала.
  - Подожди секунду. Я все объясню. Многого от тебя не потребуется. Просто изобрази важного человека, на вопросы отвечай односложно, ничему не удивляйся.
  - А чей это кабинет?
  - Господина Керама Кантиана. Первого секретаря торговой гильдии Сенатской губернии.
  - Ты здесь раньше была? - Мнианл уставился на нее.
  - Нет, конечно. Мы второй день в городе.
  - Второй день... - повторил он. - Но откуда ты знаешь, где здесь чей кабинет?
  - Люди вокруг говорят, - просто ответила Сайта. - Но сейчас не о том речь. Мы пришли сюда, чтобы договориться об отмене долгов члена торговой гильдии по имени Гринам Тельвинг. Во-первых, ему должны простить штраф, во-вторых выделить человека, который смог бы зафиксировать выплату его остальных долгов. Тут нам должны помочь.
  - И такие вопросы первый секретарь решает?
  - Вряд ли. Скорее его подчиненные. Просто я решила: лучше идти к начальнику...
  - А что же тогда сразу не к главе гильдии?
  - Он сейчас в Правлении, - ответила Сайта с видом: 'эта мысль приходила мне в голову'. - Глава торговой гильдии является одновременно и главой торгового комитета губернии. Он занят сейчас. Правда, у него еще восемь заместителей есть - по числу отделений: торгово-судоходное отделение, торгово-рыночное и так далее. Но мне кажется, первый секретарь нам больше пригодится. У него, так или иначе, должен быть выход практически на всех.
  - Тогда ясно, - у Мнианла вырвался нервный смешок.
  - Ну, значит, пора действовать!
  Сайта схватила Мнианла за руку и потащила мимо очереди прямо к секретарскому столу, но на полпути вдруг остановилась. Подбежала к одному из кресел, на котором, дожидаясь своей очереди, дремал мужчина в плохо сидящем костюме, и принялась его тормошить. Тот вздрогнул, проснулся.
  - Ваша очередь! - быстро зашептала ему Сайта. - Скорее, скорее! Пропустите, вас больше не позовут!
  На его лице появился дикий испуг. Он резко вскочил, Сайта едва успела отпрыгнуть, и бросился к секретарскому столу: с глазами навыкате, широко размахивая длинными мускулистыми руками. Выглядел он не как Плишка спросонья, но все равно устрашающе. Пара охранников быстро оценив происходящее, кинулась наперерез. В этот же момент с крайне недовольным видом поворачивался спиной к секретарю низенький толстенький торговец. Санея еще успела заметить проступившее на его лице выражение ужаса - мужик, безумно скалясь и высоко, как заправский бегун, поднимая колено, бежал прямо на него, - а спустя секунду коротышка утонул в месиве из четырех тел. Раньше других разгоняться начал 'бегун', так что и падали все прямо на стол, погребая под собой и самого секретаря. В воздух полетела бумага, завязалась драка, а Сайта, напрягая все силы, тащила куда-то ее и Мнианла.
  - Народ! - зашептала она не столько раздраженно, сколько весело. - Вообще-то, представление для других предназначено!
  Санея отвернулась от свалки, где уже кто-то использовал в качестве оружия вырванный с корнем ствол декоративного фикуса, когда Сайта уже заталкивала их с Мнианлом внутрь. Зайдя за ними, она быстро закрыла дверь. Стало тихо. Так бывает, когда с головой ныряешь в глубокий сугроб или входишь в кабинет к Большому человеку. Сайта говорила, что Большой человек, это у которого задница на стуле не помещается. В Нельсе им не раз приходилось бывать в таких местах.
  - Здравствуйте, - сказала Сайта.
  Хозяин кабинета встретил их, мягко говоря, во всеоружии. Ноги на столе, ботинки сняты, правая рука держит пузатую бутылку с янтарной жидкостью, левая - бутерброд с икрой, рот широко открыт. Один глаз контролирует бутылку, второй косится на дверь. Стул наклонен под довольно-таки опасным углом, так что процесс, несомненно, требует от чиновника полного сосредоточения.
  - Мы вам не помешали? - спросила Сайта голосом полным радости.
  Санея поняла, что первый секретарь наверняка приказал подчиненным какое-то время никого к нему не пускать. Он, очевидно, подумал о том же, и тут же направил на дверь и второй глаз. Это было ошибкой. Система потеряла равновесие, и спустя секунду с жутким грохотом первый секретарь встретился с полом.
  - Присаживайтесь, господин Клиниан, - Сайта указала Мнианлу на удобное кресло перед столом. - И ты, сестричка, тоже не стесняйся.
  Сама Сайта подбежала к столу и аккуратно за него заглянула. Увиденное, судя по всему, привело ее в полный восторг. На ходу потирая руки, она оббежала стол с другой стороны, на цыпочках подошла к тому месту, где раньше стоял стул, прижалась к стене и, глядя на них, прижала ко рту палец: 'Тихо!' Ничего не понимая, Санея повернулась к Мнианлу, но у него и у самого от удивления отвисла челюсть. В этот момент хозяин кабинета стал подниматься с пола. Выпрямившись, он посмотрел на Мнианла, открыл рот, чтобы сказать что-то, и в это же мгновение с истошным криком: 'Мертвецы!' Сайта схватила его сзади за ребра.
  Санея была уверена, что на этом земной путь господина первого секретаря и закончится. Создатель выдумает ему наказание или, наоборот, если он прожил свою жизнь достойно, сочинит необыкновенное приключение... К ее удивлению, чиновник остался жив. Лицо немного посинело, да глаз задергался, ну и коленками ударился, когда через стол перепрыгивал, но в целом... держался молодцом.
  - Ма... - он попытался что-то сказать. - Ма...
  - Мага? - спросила Санея, сжалившись.
  - Ма... - чиновник покачал головой. - Ма...
  - Мало? - поинтересовалась Сайта злорадно.
  - Ма... ма... мама...
  - Домой хотите? - поняла Санея. - К маме?
  Первый секретарь грустно закивал.
  - Придется подождать, - сказала Сайта. - У нас к вам разговор.
  - Раз...го...вор?
  - Да, - Сайта быстро перешла на деловитый тон. - Небольшой. Насколько я понимаю, вы ведь тоже член торговой гильдии? Можете не отвечать, и так ясно. Так вот, речь об одном вашем, скажем так, товарище по статусу, члене торговой гильдии Гринаме Тельвинге. Слышали о таком?
  - Слышали... о таком...
  - Ладно, будем считать, что слышали, - Сайта похлопала тупо смотрящего на него чиновника по плечу. - Так вот, что нам нужно...
  Они вышли из кабинета первого секретаря только спустя два часа. Улыбающаяся Сайта сжимала кипу подписанных Керамом Кантианом бумаг. Точнее не Керамом, а Керой или Керочкой, как спустя пять минут после знакомства стала называть его Сайта. Здесь были: новенький паспорт гражданина Сенатской губернии на имя Неста Клиниана, бумага, свидетельствующая, о принятии Неста Клиниана в ряды торговой гильдии, бумага о предоставлении Несту Клиниану отдельного кабинета в здании представительства, постановление, повествующее, о снятии с Гринама Тельвинга всех существующих долгов, а также копии еще полдюжины разосланных первым секретарем приказов в различные отделения торговой гильдии.
  - Я одного не могу понять, - говорил Мнианл спустя несколько минут, когда они забрали Плишку и все вместе покинули здание, - а зачем это извещение Легтуму? Ты помочь хочешь или наоборот? Если он завтра узнает, что перед гильдией у Тельвинга долгов нет, он же... ну, я не знаю, предпримет что-нибудь.
  - Нисколько в этом не сомневаюсь, - безмятежно ответила Сайта. Шагая по улице, она как всегда безостановочно вертела головой.
  - Гм... - Мнианл замялся на секунду. - Ну а этот Кантиан? Что, если он передумает?
  - Конечно, передумает, - Сайта фыркнула. - Он же не полный идиот. Иначе бы не занимал такую ответственную должность.
  - И тебя это не беспокоит?
  - Меня? Нисколько.
  Дальше шли молча. Метров сто не дойдя до банка, Сайта вдруг остановилась, повернулась к Мнианлу.
  - Вы себя неплохо проявили сегодня, - сказала она ему прямо. - Вы действительно неплохой актер.
  - Да я и не сделал почти ни... - Мнианл начал было смущенно улыбаться, но Сайта его перебила:
  - Только вот одно пока неясно. Можно ли вам доверять? Очень уж быстро от друзей своих вы отказались. Может, остальных вы и не любили, но как насчет Фионы? За грабеж ведь и в рабство могут продать.
  Санея смотрела на Сайту ошеломленно, она была уверена, что про грабеж и двойное дно в телеге Сайта говорила без задних мыслей, просто чтобы заставить его идти с ними. Для Мнианла это был настоящий удар. Он побледнел, и как будто в одну секунду постарел на несколько лет.
  - А ведь она симпатичная, так? - спросила Сайта, смотревшая на него без малейших признаков жалости. - Сколько за нее дадут?
  - Я... - как всего пару часов назад Кантиан, Мнианл пытался что-то сказать, но не мог вымолвить и слова. Только тогда это казалось смешным, теперь же... Вот за это Санея и не могла до конца принять Сайту. За то, что она умела вот так хладнокровно бить в самое сердце, за то, что могла в каждом найти болевую точку. - Я...
  - А неплохо ты. Быстро про нее забыл. - Сайта проворачивала в ране невидимый кинжал. - Скинул все лишнее и дальше пошел. Вообще, это правильно. Девок-то много...
  Мнианл так и не смог ничего произнести. В какой-то момент он то ли завыл, то ли заскулил, как угодившая в капкан собака, и бросился прочь от них.
  - Поймать его, Сайта? - тут же спросил Плишка, видимо запомнивший, что о таком его уже просили.
  - Нет, Плишка. Пусть...
  - Зачем?! - Санея больше не могла терпеть. Ей было все равно, что они посреди улицы, что на них станут смотреть люди. Все равно, что она про нее подумает. - Зачем?! Ты же знаешь, что никакие они не грабители?! Что ничего с ними не будет?! Зачем так мучить его?! Он же помогал нам! А ты... ты специально...
  - Специально, - Сайта не улыбалась, но и вины за собой явно не ощущала. - Такой, как сейчас, для нас он совершенно бесполезен. Совесть-то у него есть, но слишком уж она глубоко запрятана, слишком хорошие отношения с собственными страхами. Человек должен их ненавидеть, вызывать на бой. Я просто попыталась ему помочь научиться это делать.
  Договорив, Сайта неспешно зашагала в сторону банка. Санея глядела ей вслед, не испытывая ни малейшего желания идти следом.
  - Санее плохо? - Плишка наклонил к ней голову. Озабоченное выражение странно контрастировало с испещренным страшными шрамами лицом. - Что должен сделать Плишка, чтобы помочь? Плишка умеет быстро находить еду и подбрасывать людей высоко в воздух.
  Санея долго смотрела Сайте вслед. Представляя, думая, вспоминая... Ей хотелось больше никогда с ней не встречаться и в то же время она понимала, что настолько сильно с ней связана, что, скорее всего, не расстанется до конца жизни. И дело было не в выгоде - Санея знала, что уже в состоянии о себе позаботиться, и даже не в дружбе, а в вещах более глубоких и болезненных...
  - Ничего не надо, Плишка, - сказала Санея. - Все в порядке. Пойдем.
  - К Сайте? - спросил великан.
  - Конечно. Конечно, к Сайте.
  
  
  Глава 7
  
  ЛОКА
  
  - Кто это? - спросила Сайта после паузы.
  - Лока, - ответил Ропиан. - Что-то не так?
  Санея чувствовала, что теряет ощущение реальности происходящего. Сайта говорила, что такого совпадения, чтобы они после месяцев разлуки случайно наткнулись на Локу, просто не может быть. Как не может вдруг вернуться потерянный в прошлом году кошелек, как раз в тот момент, когда ты особенно сильно нуждаешься в деньгах. Наверное, в глубине души Сайта готова была согласиться, но как тогда насчет другого совпадения? Парень, недоуменно глядевший на них, до такой степени походил на Локу, что и спустя минуту, Санея в точности не могла сказать, в чем именно заключается отличие. Та же форма лица, то же телосложение, волосы, даже глаза, по которым Локу всегда можно было узнать, были глубоко посаженые, зеленые с крапинками карего цвета. Пожалуй, этот парень был года на полтора старше Локи, а в остальном... Неужели он еще, как и Лока, был учеником шамана?
  - Это не он, - произнесла Сайта.
  - Он дрекови, - ответил Ропиан, нахмурившись.
  - Это я и сама вижу, - сказала Сайта. - Но это не Лока...
  - С чего это я не Лока? - возмутился парень, до того молча разглядывавший их с Сайтой. Было понятно, что видит он их впервые. Санея только сильнее сжала Сайтину ладонь. Голос тоже был похож. Чем-то неуловимо отличался от того, который она слышала бесчисленное множество раз, но все же...
  - Тебя зовут Лока?
  - Да!
  - И что он ученик шамана? - спросила Сайта, повернувшись к Ропиану.
  - Конечно ученик! - воскликнул парень. - Забота о деревне, единство с миром и все такое...
  Сайта моргнула.
  - Его надо освобождать или нет? - осведомился маг. Санея даже вздрогнула от неожиданности. Она успела забыть о его присутствии. - Я не могу ждать весь день.
  Ропиан посмотрел на Сайту вопросительно. Санея тоже. Что она решит? Понятно, что отдавать ценность, которую без Локи с Сахайей восполнить будет нельзя, за того, кого они и видят в первый раз, девушка не захочет.
  - Сайта... - шепнула Санея. - А что если... Что если он что-то знает про Локу?
  - Что, например?
  - Ну, не знаю... Он ведь дрекови, и...
  Санея замолчала. Сайта же выглядела явно озадаченной.
  - Освобождайте, - сказала Сайта в конце концов. Санея едва не подпрыгнула от радости. Конечно, это не то, на что она надеялась, но это хоть какой-то результат! Раньше они в Таромском совете дрекови не встречали, а теперь их будет трое. Если этот парень, и вправду, учился у кого-то вроде Сахайи, то с ним они Локу уж точно быстрее найдут.
  Вскоре все было сделано. По приказу мага святящаяся тусклым светом татуировка на плече осыпалась красными искрами, рабская грамота, вспыхнув, превратилась в пепел. Сайта отдала Ропиану зелье и спустя минуту они были на улице.
  - Ладно, пойдем, - Сайта бросила на парня недовольный взгляд и потянула Санею за руку. Санея растерянно ступила следом.
  - Эй, постойте! - парень в пару шагов нагнал их.
  - Чего?
  - Вы освободили меня! - воскликнул парень. Вид у него был наполовину восторженный, наполовину пораженный. - Я должен вам отплатить!
  - У тебя же ничего нет, - заметила Сайта.
  - Это сейчас, - возразил парень.
  - А потом?
  - Потом освоюсь. Раньше-то, - он потер то место, где еще минуту назад красовалось клеймо, - у меня руки были связаны.
  Санее очень хотелось, чтобы Сайта согласилась.
  - Ну так что? - спросил парень. Кажется, он начинал понемногу приходить в себя, по крайней мере говорить стал тише. - Я смогу отплатить. Вы ведь что-то за меня отдали, так? Я это восполню. Золотом или как уж там получится, а пока я могу вас охранять, еду добывать и все такое... Насколько я понимаю, с деньгами у вас не очень. Вы ведь одни здесь?
  Он перевел внимательный взгляд с Сайты на Санею, затем обратно.
  - Одни?
  - Да, - ответила Сайта. - Мы кое-кого искали...
  - Я могу помочь, - быстро сказал парень. - Не думайте, что если я угодил в рабство, то и не годен ни на что. Там просто было такое стечение обстоятельств, будто сам Создатель придумывал... Теперь я прошлых ошибок не повторю. Ну так как?
  - Ну...
  - Слушайте, вы есть хотите? - парень бросил на Сайту выразительный взгляд. - Наверняка хотите. Видите трактир? Зайдите туда и ждите меня. Через полчаса будем обедать.
  И он убежал. Сайта проводила его взглядом.
  - Мы же подождем его? - спросила Санея несмело.
  - Подождем.
  Парень вернулся даже раньше, чем обещал. Подмигнув официантке, выложил на стол потрепанного вида кошелек и тут же принялся заказывать.
  - Как тебя зовут? - спросила Сайта, когда официантка отошла.
  - Лока, - ответил он. - Редкое имя конечно, но не настолько, чтобы только вашего друга так звали.
  - Что собираешься делать?
  - Отдать вам долг, - не задумываясь, ответил он.
  - Мы хотели уехать из города...
  - Значит, я с вами. Угощайтесь.
  
  ***
  
  Решено было перебраться в другую губернию - Коприанскую. Как рассказывал Лока, она не была намного богаче той, что они покидали, зато соседствовала сразу с несколькими более развитыми - Нельской, Тнериксой, Коптурской. Что касается самого... Локи, то он был с ними.
  Поначалу Санее сложно было называть его так, но, в конце концов, она привыкла. Они больше не голодали, и уже не было нужды во всем соблюдать осторожность. Лока, как оказалось, действительно мог их защитить. Несмотря на это, Санея никак не могла понять, нравится ей Лока или нет. Главное, что она поняла в первые же дни знакомства - он не был похож на ее брата, больше напоминая... Сайту. Он всегда быстро принимал решения, двигался прямиком к цели и не стеснялся использовать силу. Это одновременно и притягивало, и отталкивало. Санея понимала, что быстро добыть деньги - а Лока всегда делал это очень быстро - существует только один способ - отнять их у других, но ведь и им с Сайтой приходилось воровать. Зато с ними Лока всегда был весел, много шутил. Казалось, ни к чему особенному он в жизни не стремился, просто радовался каждому дню. Для Санеи, проведшей всю жизнь рядом с такими людьми, как Сайта и ее брат, это было внове.
  - Мне лет двенадцать было, когда Оттанака меня в ученики взял, - рассказывал Лока, ведя под уздцы кобылку, которую сам же раздобыл перед тем, как они вышли на тракт. В седельных сумках лошадка везла несколько одеял, котелок с ложками, бурдюк с водой и еду. - Ну и почти четыре года я, можно сказать, от него ни на шаг не отходил. Сначала-то, если честно, не совсем во все эти россказни верил, что шаман и то может, и это... Это ведь обычное дело, когда пытаешься придать себе больше весу, чем есть на самом деле. Тем более что наша деревня - Старого Дуба, почти на самой границе с Таромским советом, мы там и магов постоянно видели, и сами жители на ярмарку в губернию ездили, так что простым фокусами не удивишь. Огненный шар он даже и понаглядней будет... Это я так сначала думал.
  - А потом? - спросила Санея с интересом.
  - Потом все ясно стало. Шаманы это, что уж говорить, сила. Такая, которую большинство магов даже осознать не смогут. Если шаман настоящий, как Оттанака, ну или как этот ваш Сахайя был, рядом с ними магам делать нечего.
  - Маги тоже сильные бывают, - заметила Сайта.
  - Верно, - не стал спорить Лока, - но это другое. Сколько должен маг учиться, чтобы реальную власть получить? Много десятков лет. А шамана другая совсем власть. И проще эту власть получить, и больше ее намного. Уж я-то знаю. Я, к примеру, легко мог бы стать учеником мага. Меня бы взяли. Но это совсем не то. Вот, к примеру, у нас в деревне было такое поверье, что настоящего шамана невозможно убить.
  - Как это?
  - Ну вот буквально. Просто нет средства. Разумеется, таких настоящих шаманов крайне мало, но Оттанака точно таким был.
  - И что он будет жить вечно? - спросила Сайта.
  - Нет, в том предании есть одна оговорка, - сказал Лока. - Шаман может умереть, только если сам этого захочет. Если ему надоесть жить, или если он решит пожертвовать собой ради кого-то. Тогда, да. Он умрет.
  - И ты в это веришь?
  - Да. Я не сомневаюсь, что это правда. Так что шаманом лучше быть.
  - А почему ты ушел? - спросила Санея.
  Лока вдруг остановился. Посмотрел на нее.
  - Почему ты спрашиваешь? - он вдруг перешел на серьезный тон.
  Санея смутилась. Она думала, они просто разговаривают... что можно спрашивать...
  - Ну... - промямлила она. - Просто... интересно...
  - Интересно? - повторил он. - Гм...
  Он еще несколько секунд смотрел на нее, потом отвернулся и снова заговорил беззаботно.
  - Значит, почему ушел? Да... - он беспечно махнул рукой. - Поспешил. Нужно было еще немного подождать, хотя... Мне все же кажется, что Оттанака не стал бы делиться властью. Можно было подождать, но скорее всего, не стал бы. Нужно было попробовать самому узнать...
  - Что узнать? - спросила Санея после небольшой паузы.
  - Ах, да... Вы ведь тоже знали шамана... Он не упоминал при вас о каменном сердце?
  - Каменном сердце? - Сайта, до того вроде бы слушавшая вполуха, повернулась к Локе. - А что это?
  - Оттанака о нем упоминал. Он часто говорил, что если бы удалось найти эту штуку, многие проблемы были бы решены. Мне кажется, это какая-то реликвия для шаманов. Вот только где его искать?
  Сайта вопросительно посмотрела на Санею.
  - Сахайя никогда ничего такого не говорил, - сказала она.
  - А жаль, - протянул Лока. - Наверняка это сердце, если его найти, могло бы дать очень многое... Ух, ты! А это кто у нас?
  Им преградили путь несколько человек. Прежде, перебираясь из города в город, они прибивались к торговым караванам, либо, если была возможность, садились на корабль, но Лока уговорил их не ждать. Первые пару дней тракт был пустынный...
  - Не многовато красоток на тебя одного, мальчишка? - спросил один из них, меряя Локу оценивающим взглядом.
  Никто из них не выглядел слишком грозно: среднего роста, не очень хорошая одежда, у одного был лук, и только у одного меч, да и тот весь в старых зазубринах. А у остальных дубинки, но мужчин было четверо. Санея боязливо прижалась к Сайте.
  - Да нет, в самый раз, - пожал плечами Лока. Было видно, что он ни капли не испугался. - Конечно, вряд ли у вас есть деньги...
  Он вдруг прыгнул вперед, без каких-либо уловок или уверток - прямо на разбойника, что держал меч. Санея испугалась, что Лока наткнется на лезвие, но парню удалось этого избежать. Несколько секунд они валялись в пыли, беспорядочно нанося удары, а затем Лока вскочил на ноги - уже с мечом в руке. Удар, и один из мужчин упал с распоротым животом, еще одно движение, и второй разбойник лишился ноги. Третьим ударом Лока добил того, у которого отобрал меч. Все было кончено. Четвертый разбойник вовремя понял, что лучшее, что теперь можно придумать - бегство. Он оторвался уже на тридцать метров, сорок...
  - Эй! Не так быстро! - Лока отбросил в сторону меч, быстро снарядил лук, выбрал стрелу... Владелец, лишившийся ноги, к тому моменту потерял сознание.
  - Заче...
  Сайтин возглас оборвал щелчок спущенной тетивы. Стрела ударила мужчине в спину, отчего он дернулся вперед, ноги оторвались от земли, будто он собирался нырнуть, и разбойник распластался на дороге.
  - Вот теперь будут знать, как на беззащитных путников нападать, - провозгласил Лока. Нагнулся к одному из тел и принялся шарить по карманам.
  
  ***
  
  - Три медяка с каждого.
  Это был небольшой город. Уже в новой губернии, но все же слишком маленький, чтобы остаться в нем надолго. Скучающий стражник у ворот с красными воспаленными глазами только усиливал впечатление захолустья.
  - Мы всего на один день, - сказала Сайта.
  - Без разницы, - зевнул мужчина, окидывая девушку отчего-то довольным взглядом.
  - Понятно, - произнесла Сайта спокойно. - Значит, ваш сержант знает, что проход стоит именно три медяка? Или он думает, что с тех, у кого нет ни лошадей, ни товара плата вообще не взыскивается?
  Стражник, глядя на нее, моргнул.
  - Я не понял... Что?..
  - Он ведь сейчас там? - Сайта кивнула на сторожку, примостившуюся к внутренней стороне городской стены. - Сколько вам придется отдать, если, заплатив, мы зайдем к нему, поинтересоваться...
  Платить им в итоге не пришлось. Санея смотрела на Сайту даже с некоторой гордостью. Обманывать ведь можно по-разному, правильно? А если ты просто защищаешь свои права, то это вдвойне хорошо.
  - Неплохо, - одобрил Лока, когда они прошли. - Хотя этого можно было просто пугануть... А вон и трактир.
  Ужин заказали в комнату. Пару салатов, рагу из зайчатины, молоко, да Лока взял для себя бутылку вина. 'Невинная Келинеола' была лучшей в городе гостиницей, и за пару лишних монет они арендовали на час комнату для омовений. У дрекови было принято мыться несколько раз в неделю, и после месячного перерыва Санея готова была кого-нибудь поколотить за ведро горячей воды.
  - А можно я первая? - сразу же запросилась она.
  - Хорошо, - согласилась Сайта. - Мне нужно будет сходить, так что мойся...
  - А ты куда? - забеспокоилась Санея.
  - Да никуда. Просто спрошу кое-что у трактирщика.
  - Ну, ладно.
  - А я поем, - сказал Лока. - Умираю с голоду.
  Закрывая за собой дверь, Санея чувствовала себя почти счастливой. От воды пахло свежей хвоей: можно было представить, что она вернулась в Снежную. Сняв одежду, девочка залезла в бочку. Поплескавшись пару минут, она в блаженстве прислонилась спиной к скользким от сырости доскам, показала язык своему отражению в висевшем на стене зеркале. Как ни крути, а постепенно их дела улучшаются. Сайта чувствует себя все увереннее, Лока, хоть он и... ну, в общем... немного не такой, но зато помогает им. Со временем можно будет на него повлиять, а потом уже они и брата найдут. Улыбаясь мыслям, Санея вылезла из бочки, взяла из стопки чистое полотенце и принялась вытираться...
  Дверь вдруг открылась.
  - Ты скоро? Двадцать минут...
  - Нет! - взвизгнула она, стараясь прикрыться. - Лока! Я еще не все!
  - Чего долго-то так?
  - Сейчас уже выйду! - Санея спряталась за бочку. Прошло несколько секунд, она осторожно выглянула...
  - Санея, давай быстрее.
  Чего он не уходит- то?!
  - Э-э... Лока, ты... подожди за дверью, ладно? Я сейчас выйду...
  - Да чего ты там возишься?
  Потрясенная, Санея услышала, что он стал обходить бочку. В ужасе она метнулась к своей одежде: но разве юбку быстро оденешь? Пришлось прислониться спиной к стене: одной рукой она прижимала к себе одежду, другой полотенце.
  Лока стоял в двух метрах от нее.
  - Ты что, стесняешься?
  Санея не смогла ничего ответить. Она даже вспомнить не могла, чтобы ей когда-нибудь было так страшно.
  - Да чего ты? Тебе ведь мало лет. Еще двенадцати нет. Какой смысл стесняться?
  - Я...
  Санея бросила беспомощный взгляд на дверь. Неужели она забыла закрыть за собой? А если сейчас еще кто-нибудь зайдет?
  - Одевайся, мы ведь только на час комнату заказали, - Лока, не отрываясь, смотрел на нее.
  Трясущимися руками, Санея принялась натягивать рубашку. Вытереться она, как следует, не успела, что только осложняло процесс. На Локу она старалась не смотреть. Наконец, кое-как закрепив на талии юбку, она на трясущихся ногах вышла в коридор.
  Когда Сайта вернулась, Санея едва не бросилась к ней на шею.
  - Сайта, я...
  Она осеклась. Сразу за Сайтой в комнату вошел Лока.
  - Все в порядке? - спросила Сайта немного рассеянно. Судя по виду, она о чем-то серьезно размышляла.
  - Да, все...
  Санея поспешно отвернулась. Она хотела поговорить с Сайтой, но как это сделать незаметно? Они стали ужинать. Лока, как всегда был весел, то и дело прикладывался к бутылке с вином, которым, в конце концов, соблазнилась и Сайта, хотя Санея не помнила, чтобы раньше девушка пила что-то крепче хлебной настойки. Санея поняла, что не сможет ей ничего рассказать. Может быть, потом...
  - Лока, как ты попал в рабство? - спросила Сайта, потянувшись за второй бутылкой, чтобы подлить себе вина. Первая, уже опустошенная валялась под столом.
  - Да... - он махнул рукой. - Смешная история, если подумать. Я тогда решил в школу келото записаться. В Ипатрии. Губерния большая, богатая, да и сам город.... В общем, удобное место. Учился там, испытания проходил, ранги получал...
  Он отодвинул в сторону ворот, показывая, татуировку - пару темных, чуть искривленных полосок.
  - Заодно узнавал про магов, шаманов, в библиотеку ходил... Там, в Ипатрии, на самом деле, много про что можно узнать. Все шло хорошо до испытания на получение третьего ранга. В поединке нужно было одолеть одного ученика той школы... Ну и, так вышло, что я ее убил.
  - Ее? - вырвалось у Санеи. Она не хотела смотреть на него, как не хочешь смотреть вниз, цепляясь за край обрыва, но какое-то болезненное чувство все же заставляет опустить голову. Санея встретилась с Локой взглядами, в выражении его лица не было ни капли раскаяния, скорее легкая досада. Будто он вышел на улицу, и там оказалось чуть холодней, чем он рассчитывал.
  - Ну да, - Лока кивнул. - Причем это ведь была чистая случайность, такое время от времени случается, ведь ранг оба хотят получить. Иногда и дают обоим, если оба себя хорошо проявят во время поединка. Но не повезло мне. Меч сломался от удара, и осколок разрезал ей горло. Почему-то подумали, что я это сделал специально, а у нее еще родители были какие-то слишком важные, ну и на суде меня приговорили к продаже в рабство. Пробовал пару раз сбежать, но не получилось. Вот такое невезение.
  - Да, бывает, - кивнула Сайта. - Слушай, Лока, там еще вина не осталось?..
  
  ***
  
  - Ты чего не ешь?
  Они остановились на краю тракта у одинокого старого дерева. Лока отправился в лес за сушняком. На ночь запасов оставленных предыдущими путниками могло и не хватить. Они с Сайтой остались вдвоем.
  - Не хочется.
  - Нужно поесть, завтра снова идти.
  - Нет, Сайта, правда... Я не очень устала, просто не хочу...
  - Как знаешь.
  Сайта вернулась к своей тарелке. С каждой секундой решимость девочки гасла. Если подумать, в Снежной, мальчишки тоже любили подглядывать, как девчонки купаются. Наверное, в этом нет ничего страшного. Лока ведь не пытался ничего сделать, скорее наоборот, говорил, что ей мало лет... И, даже если она расскажет Сайте, согласится ли девушка с ней? Вроде бы она наоборот стала к Локе лучше относиться. Да и взгляды их во многом совпадают: Сайта ведь всегда говорила, что стесняться чего-либо глупо, что это признак слабого разума. Да и что тут сделаешь...
  - Сайта...
  - Слушай, куда это Лока делся? - внезапно спросила девушка. - Он ведь уже давно ушел?
  - Давно? - быстро переспросила Санея. Где-то в глубине души у нее даже мелькнула робкая надежда...
  - Пойду его поищу, - Сайта поднялась на ноги.
  - Сайта, не нужно! - Санея вскочила, едва не наступив ногой в костер. - Он сам сможет о себе позаботиться!
  - Может, он думает, как дрова нести? - предположила она. - Одному-то много не притащить. Не беспокойся, я не долго.
  Она взяла что-то из сумки, вытащила из костра горящую головню и спустя несколько секунд скрылась во мраке. Язычок пламени еще какое-то время виднелся между деревьями, затем пропал и он.
  Санея придвинулась поближе к костру. Конечно, вряд ли тут ей что-то угрожает, это в Великом лесу охотники никогда не оставались на ночь в одиночку. Здесь-то ни зимних кошаков, ни больших хряков быть не может...
  - Сайта? - в темноте зашуршала трава, и Санее пришлось резко вскочить.
  - Это я, - к костру вышел Лока с полной охапкой лапника в руках. - А Сайта где?
  - Тебя пошла искать, - судорожно выдохнула Санея. - Надо пойти позвать ее!
  - Да сейчас придет, садись.
  Чувствуя себя неуютно под его взглядом, Санея медленно села. Подкинув пару палок в огонь, Лока тоже уселся.
  - Забавно, да? - произнес он после небольшой паузы. Санея, успевшая чуть расслабиться, снова забеспокоилась. - Что вы меня освободили. А оказалось, что меня зовут, как вашего друга. Вы ведь сразу поняли, что я это не он, правда?
  Лока смотрел на нее, и Санея поняла, что он ждет ответа.
  - Ну... да.
  - Но все равно решили освободить. Так?
  - Да, - Санея не могла понять, к чему он клонит.
  - Вот, - он кивнул своим мыслям. - До конца освободили?
  - До конца? Я не понимаю...
  - Клеймо ведь можно просто невидимым сделать, так? - произнес парень. - Еще в него можно заклятие 'Уз' поместить. Так иногда делают. Разумеется, это не каждый маг сможет, но все равно такие есть. Так что скажешь?
  - Э-э... про что?..
  - Вы меня до конца освободили?
  - Конечно! - ответила Санея быстро. - У нас и в мыслях не было...
  - Я так и думал.
  Он замолчал, а Санея не представляла, что на это можно ответить. Если бы можно было вернуться на несколько дней назад, если бы она не потеряла ту монету, они бы не услышали того разговора... Где же Сайта?
  - Я тогда соврал, - произнес вдруг Лока голосом, который ей не понравился. - Вчера, в трактире. Что ты маленькая, я соврал. Тебе ведь скоро двенадцать, верно?
  Он поднялся на ноги, подошел к ней.
  - Ты очень красивая. Очень.
  Лицо его состояло из гладких, правильных черт. Взгляд был прямой, немигающий. Вдохи ровные, одинаковые: такие можно было бы использовать, чтобы отмечать время. Со всех сторон к Санее подступал холод. Двигаться она не могла.
  - А я тебе нравлюсь?
  Лока встал перед ней на колени. Теперь он смог бы дотянуться до нее рукой.
  - Что ж ты молчишь?
  Его лицо было в нескольких сантиметрах. Санея изо всех сил хотела пошевелиться, крикнуть, сделать хоть что-то, но словно невидимые путы сковали ее.
  - Я думала, что больше тебе нравлюсь, - в пришедшем из ниоткуда голосе звучала обида.
  Санея ощутила, как кто-то поднимает ее на ноги.
  - Больше? - произнес Лока задумчиво. - Что ж, возможно.
  - Так может, отправим девочку прогуляться? - предложила Сайта... или кто-то с голосом похожим на ее голос. Санея не могла точно определить, что именно слышит и видит. Ее трясло. Кто-то толкнул в спину, и она бездумно сделала несколько шагов.
  - Разумеется.
  - Санея, тебе придется уйти.
  - Сайта? - в голове у Санеи прояснилось, но лучше бы этого не происходило. Мелькнувшая в ее голове догадка была настолько ужасна... - Сайта...
  - Санея, ну же!
  Это был словно дурной сон. Лока... Сайта... Никого и ничего не стесняясь, парень обнимал девушку, целовал ее в шею... Они громко дышали... Больше Санея выдержать не могла. Из глаз хлынули слезы, она бросилась бежать. Обернувшись спустя какое-то время, она увидела освещенную пламенем голую Сайтину спину.
  Санея заревела. Сделав еще несколько шагов, она запнулась обо что-то, и подняться уже не пыталась. Ведь это из-за нее, из-за нее одной, Сайте приходится... Боль была ощутимой. Оказывается, это полная ерунда, что душевные страдания остаются где-то в глубине головы. Наверное, там они рождаются, но затем очень быстро захватывают все твое существо. Если бы освобождения можно было достичь быстро. Если бы оно было, как мысль. Как шаг в пропасть, которая всегда с собой...
  - Санея! Санея! Где ты?! Санея!
  Это был Сайтин голос, и сопротивляться ему было невозможно. Санея поднялась на ноги.
  - Санея!
  - Я здесь! - хрипло выкрикнула она в ответ.
  - Иди сюда.
  Санея думала, что убежала далеко, а оказалось, что нет. Она пошла вперед. Сайта звала ее, а кроме нее у Санеи никого не было.
  - Принеси веревку из сумки.
  Сайта стояла над распростертым телом. Лока лежал в грязи совершенно неподвижный. Рубашку он расстегнуть успел, а вот остальное...
  - Что с ним?
  - Принеси веревку.
  Следующие несколько минут они старательно связывали спящего парня. Щиколотки, колени, запястья, локти. Любой бы проснулся, но Лока никак не реагировал. Глаза его были закрыты.
  - Вишневая колючка, - произнесла Сайта негромко, откупоривая бурдюк с водой. - Я разжевала лепестки перед тем, как подойти к вам, а еще раньше проглотила корешок.
  - Сайта...
  Санея не знала, что сказать. Лока, говорил, что шаман умирает, как только решает отдать свою жизнь за чью-то чужую. Если бы Сайта была шаманом, безусловно, она бы уже была мертва.
  - Ты такая красивая.
  Больше Санея ничего не сказала. Они срубили небольшой сосняк, взвалили на него спящего Локу и оттащили к журчавшей неподалеку речке с быстрым течением. Столкнув тело в воду, они вернулись к месту ночлега, собрали вещи и снова вышли на тракт. Захлебнется ли Лока, прибьет ли его к берегу или же течение отнесет его к водам Долгого озера, Санею не волновало. Она была тверда в решимости похоронить произошедшее в своей памяти.
  После, Сайта ни разу не упоминала о случившемся. И ни разу не упрекнула Санею в желании отыскать Локу - ее брата и единственного человека, имевшего право носить это имя.
  Возможно, дело в простом совпадении, но с тех пор, будь то простой обман или сложный с десятком чиновников, усомнившихся в собственной вменяемости, получалось у Сайты все.
  
  
  Глава 8
  
  СПИСОК
  
  29 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  Сайта ничуть не сомневалась, что Санея станет на нее дуться. Может быть, даже разозлится. Было бы хорошо. Ей всего двенадцать с половиной, но потенциал-то огромный! Пусть активнее принимает участие в работе, да и Локу своего будет меньше вспоминать.
  - Гринам, вы здесь? - позвала Сайта, входя внутрь и поворачивая к лестнице.
  Банкир обнаружился в кабинете на втором этаже. Гринам вместе еще с двумя мужчинами - один в дорогой одежде, второй в поношенной, забившись в угол, с посеревшими от ужаса лицами взирали на третьего - устрашающего вида старика. Бояться было чего. В костлявых ладонях он сжимал застывшую полоску огня, с нее время от времени падали на паркет раскаленные капли, оставляя на досках черные дыры. Он медленно приближался к своим жертвам. Еще пара шагов...
  - Я прошу прощения...
  Старик молниеносно повернулся ней. Разглядев лицо, Сайта поняла, что он, конечно, моложе, чем она сначала подумала. Хотя волосы и полностью седые, морщин на лице немного, да и тело, составленное из тяжелых костей и крупных мускулов, дышало здоровьем и силой.
  - Я так и знал, - маг уперся в нее взглядом, - ловушка...
  Сайта сразу все поняла. Изобразив на лице жгучий интерес, она уселась прямо на пол и подперла подбородок руками.
  - Я бы на вашем месте, там, где вы стоите, надолго не задерживалась, - сказала Сайта. - Дело в том, что именно в этом месте прямо под паркетом запрятано заклинание магического взрыва.
  - Что? - интонация его немного изменилась. Если раньше в голове сквозила сплошная сосредоточенность, теперь добавилась толика раздражения. - Да что ты несешь? Мой сигнальный амулет различит свободнонаправленное заклятие вплоть до шестого уровня, а узконаправленное и до седьмого. Во всем Тароме всего пять магов седьмого ранга, а в Сенате и вовсе два. И оба сейчас на другом конце города.
  - Ладно, - ничуть не расстроилась Сайта. - Тогда так. В данный момент в вас целится полдюжины арбалетов со стрелками, снабженными магическими наконечниками. Стоит вам сделать шаг, и вас нашпигуют, как подушечку для иголок.
  - Меня? - маг смотрел на Сайту, уже не скрывая насмешки. - Нашпигуют? И что же это за наконечники? 'Огненный выброс'? 'Стальное жало'? Может быть, 'Разрушающий таран'? Да пусть даже 'Расщепители магических щитов', против моего амулета все равно не поможет! А уж то, что в потенциально опасное здание без пары дополнительных щитов я бы в жизни не зашел...
  - Логично, - Сайта задумчиво покивала. - Ну а если, скажем, к вам уже подбирается пара магов шестого уровня или с полдесятка колдунов пятого ранга? Разумеется, с недобрыми намерениями?
  - Да я их сам за полсотни метров почувствую, как бы они не закрывались! - маг почти смеялся. - А учитывая специально настроенный амулет...
  - Ну а если это мастер келото? - предложила Сайта, сама уже улыбаясь. - С заговоренным мечом?
  - В Сенате дураков нет, - он уже опускал посох. Сквозь красные язычки проступила белая поверхность, обработанная мелкой вязью магических символов. - Все знают, что я специалист в технике броска. Пусть только попробуют...
  - Так, может быть, - Сайта поднялась на ноги, - никакой ловушки и нет?
  Маг глянул на нее оценивающе, бросил короткий взгляд на Гринама с остальными, все еще неуверенными: можно уже шевелиться или стоит переждать часок-другой?
  - Может быть, и нет, - нехотя согласился он, но вот обшаривать глазами окружающее пространство не прекратил. Видимо, для него это было нормальное состояние.
  - Вас Гринам позвал, так?
  - Позвал... Я бы сказал, заманил...
  - Но ведь ловушки нет, - напомнила ему Сайта.
  - Это сейчас, - мудро заметил он, прикоснувшись к амулету на шее. Сайта поняла, что так он проверяет, не приблизились ли к нему враги. - А через полчаса что будет?
  Сайта кивнула, отметив про себя, что Гринам уже свое задание перевыполнил. И где он такое чудо отыскал?
  - Меня Сайта зовут, - представилась она, подходя к магу и протягивая руку. Он напрягся на мгновение, но Сайта этого ожидала. Быстро засучила рукав, показала ладонь с внутренней и с тыльной стороны.
  - Кравен, - коротко представился маг и, немного помедлив, пожал Сайтину ладошку.
  - Очень рада с вами познакомиться. Присаживайтесь.
  Сайта первая села, потом подождала, пока маг выберет стул для себя.
  - Зачем вы меня позвали? - спросил Кравен, бросив еще один настороженный взгляд на дверь.
  - А вы для чего пришли? - вопросом на вопрос ответила Сайта. - Вы ведь подозревали ловушку?
  - Разумеется.
  - Не лучше ли было не приходить в таком случае?
  - Я предпочитаю работать на опережение, - ответил Кравен. - Кроме того, постоянные и хаотичные передвижения сбивают преследователей с толку, не дают спланировать нападение.
  - А как же ваш дом? - поинтересовалась Сайта. - Ну или там мастерская? Вы ведь наверняка бываете там периодически...
  - Ничего подобного. У меня нет дома. И мастерской. Ко мне, - он хищно оскалился, - так просто не подобраться.
  - Ясно, - Сайта в задумчивости покивала головой. - Выходит, кто бы куда бы вас не пригласил, вы в любом случае придете туда, чтобы проверить, нет ли там ловушки. То есть вы цель своего визита уже выполнили... Что ж, всего хорошего. До свиданья.
  Примерно минуту маг, не отрываясь, смотрел на нее, а она на него. Сайта даже понадеялась, что они в гляделки поиграют, но видно Кравен физически не мог долго быть в одном месте. Он резко вскочил, подбежал к выходу, аккуратно заглянул за угол, проверяя, и спустя секунду скрылся из виду.
  - Надо же какой псих! - не без восторга в голосе воскликнула она. Потом развернулась на стуле. - Да вы присаживайтесь, присаживайтесь. Сегодня он уже не вернется.
  - А завтра? - испуганно спросил мужчина в дорогих одеждах. В одной руке он держал кожаный саквояж с позолоченными застежками, другой достал из кармана белоснежный платочек и, перед тем как сесть, старательно прошелся им по поверхности стула.
  - И завтра не придет, - благодушно пообещала Сайта.
  - Слава Создателю! - Гринам поднялся на ноги. - Я еще сомневался, стоит ли его звать.
  - Ну, по-моему, по одному его виду понятно, что с ним тяжело наладить диалог, - язвительно заметил 'человек с платочком'. После ухода Кравена он, по-видимому, ощутил себя весьма непринужденно. - Я, признаться, ожидал от вас большего благоразумия, Гринам.
  - Бенаюс, если бы я знал...
  В этот момент в комнате появились Санея с Плишкой. Бенаюс в ту же секунду перестал чувствовать себя непринужденно.
  - Знаете, я только что вспомнил, что мне нужно идти.
  - Идти? - Гринам удивленно посмотрел на него. - Но ведь...
  - Ничего не могу поделать, - произнес Бенаюс, поднимаясь со стула и шагая в сторону выхода. - Очень много дел.
  - Дел? Но ведь вы сами говорили...
  - Да-да! - крикнул Бенаюс, обходя Плишку по широкой дуге. - Совершенно неотложные дела! И вообще... у меня полы дома немытые, а ведь гигиена, если подумать...
  Он уже стоял у дверей, когда Сайта сказала негромко:
  - Бенаюс, а вы золото любите?
  Не донеся ногу до пола, Бенаюс застыл на месте.
  - Золото?
  - Да, - Сайта стукнула по столешнице отливающим желтым цветом кредитом. - Может, останетесь?
  Бенаюс остался. Пришлось потратить еще пять минут, чтобы всех усадить и перезнакомить. Бенаюс оказался 'дорогим и известным' и 'разорившимся' нотариусом в одном лице. Не так давно он попал в какую-то неприятную историю, и в итоге остался совсем без денег: не хватало даже не то, чтобы продлить лицензию, а в долг он не брал принципиально. Второго гостя Гринама звали Кан. Это был высокий жилистый человек с совершенно непроницаемым лицом. Сайта смотрела на него с интересом - большинство-то выдавали ей себя с потрохами, не успев даже вступить в разговор.
  - Кан, расскажи, где ты работал, - попросил его Гринам.
  - В Таромском совете, Галурии, Киме, Касторе, Термилионе...
  - Да не про то я! - Гринам поморщился, как от зубной боли. - Кем ты работал?
  - Ты просто скажи, что за работу предлагаешь, - спокойно произнес Кан. Недовольные взгляды, которые бросал Гринам, явно на него не действовали. - Тогда я и скажу, смогу это делать или нет.
  - Меня, кстати, это тоже волнует, - подал голос Бенаюс. Последнюю минуту он очень старательно проверял на подлинность, отданную ему Сайтой золотую пластинку: царапал, грыз, пытался сравнить по весу с определенным количеством медных долек, но видимо не мог вспомнить точное число.
  - А что бы вы хотели делать? - спросила Сайта.
  - Получать деньги, - не задумываясь, ответил Бенаюс. - Есть вакансии?
  - Что-нибудь подберем, - пообещала Сайта. Потом посмотрела на Кана. - А вы?
  - Мне все равно. Платите вовремя, и я буду доволен.
  - А что вы умеете?
  - А что вам нужно?
  - Мне... то есть нашей организации нужен консультант. Широкого профиля.
  - Консультант?
  - Это человек, который отвечает на вопросы.
  - Я знаю, что это значит, - произнес он спокойно. - И что за вопросы? - он повернулся к Гринаму, с минуту разглядывал его, потом снова посмотрел на Сайту. Девушка улыбнулась ему и помахала рукой. - Что за вопросы? - повторил он.
  - Хорошо, к примеру... вот кто-то собрался построить дом в центре Сената. Что ему для этого нужно?
  - Выкупить землю и получить разрешение, - ответил Кан. - Здание должно архитектурно соответствовать другим зданиям в этом районе.
  - Ну а если земля уже есть? - спросила Сайта. - А здание не в центре, а скажем... скажем... вот прямо здесь?
  - Нужны рабочие, - сказал Кан. - Инструменты, материалы, бригадир, который имел бы соответствующий опыт, маги, специализирующиеся на строительстве, проект здания, место, где рабочие могли бы есть и спать, телеги и возницы, чтобы вывозить мусор за город, деньги на все на это.
  - Ясно... - Сайта сделала вид, что задумалась. - А где все это берут?
  - Где деньги берут?
  - Все остальное.
  - У строительных организаций все есть.
  - И откуда же?
  Впервые во взгляде появились какие-то эмоции. Он посмотрел на нее с раздражением.
  - Рабочих нанимают. Инструменты покупают или берут в аренду. Строительные машины, если такие требуются, собирают на месте. Магов, если они нужны, нанимают в гильдии. Материалы или покупают в городе на рынках, или за городом на лесопилках, каменоломнях, фабриках, а уже потом привозят.
  - И вы знаете все эти места? - спросила Сайта. - Где можно нанять, взять в аренду и купить все, что может понадобиться?
  - Я работал одно время в строительной организации, - ответил Кан. - Имею представление.
  - Замечательно, - Сайта повернулась к Бенаюсу, потом снова посмотрела на Кана. - Какие-то особые требования, замечания, пожелания у вас есть?
  Кан промолчал. Бенаюс, глядя на Плишку, что-то пробормотал себе под нос, но на этом и ограничился.
  - Просто великолепно. Тогда мы ждем вас завтра в полдень. Гринам подпишет с вами договор... и можно будет начать.
  Вскоре Бенаюс и Кан ушли. Плишка уселся прямо на пол. Санея поставила стул к окну и села к Сайте спиной. Обиделась, значит. Как будто в первый раз. Вроде бы даже и не очень сильно - для порядку, получается.
  - Что ж, господин Тельвинг, - Сайта повернулась к Гринаму, - впечатление вы произвели. Кстати, вот тут бумаги. У вас больше опыта в обращении, так что владейте.
  - Что это? - Гринам недоуменно уставился на документы. Не обращая внимая на текст, он с каким-то очумелым видом разглядывал светящуюся магическую печать первого секретаря.
  - Документы из гильдии. А вы что подумали?
  Гринам не услышал ее. Его губы беззвучно шевелились, взгляд быстро пробегал по строчкам. Спустя пару минут он поднял на нее глаза.
  - Но как?
  - Я же говорила, что не вижу здесь проблемы.
  Гринам продолжал смотреть на нее, как на какое-то чудо.
  - Так вот насчет Кравена...
  - Я не думал, что так получится, - произнес Гринам потерянно. - Просто я слышал...
  - Расскажите о нем.
  - В Сенате о нем многое говорят. В городе он лет пять назад появился. В гильдию не вступил, а то, что маг не рядовой сразу ясно. Старались его убедить, но ни у кого не получилось. Потом старались выгнать из города. В конце концов, решили, что лучше не связываться. Он же псих полный. Всюду какие-то преследователи мерещатся, нападения. Случай даже был. Он каких-то детей из горящего дома вытащил, пожар потушил. Отец хотел его отблагодарить - не тут-то было. Протянул руку за кошельком, а Кравен подумал, что за амулетом. В общем, пришлось тому отцу на собственное лечение деньги тратить. Зря я его позвал. Просто подумал, вдруг... Маг-то он очень талантливый...
  - Как вы с ним связались?
  - Да тут недалеко трактир есть. Он там обедает время от времени. Я зашел... так, на удачу, а он там сидит. Кушает так опрятно: вилочки, салфеточки... Подошел к нему. Предложил зайти. Он согласился. Я даже подумал: он нормальный стал... Теперь-то ясно, что притворился...
  - Ясно...- Сайта задумалась на секунду. - Нужно будет пригласить его на обед.
  - Что?!
  - Пообщаемся, покушаем...
  - Да он головы людям голыми руками отрывает! - закричал Гринам. Теперь он смотрел на Сайту не как на диковинное создание, а как на человека с вывернутым мозгом.
  - Плишка тоже так умеет, - спокойно заметила Сайта. - Я сама видела. Попробуйте у него еду отобрать, когда он ест, тоже увидите.
  Гринам не нашелся, что ответить.
  - Расскажите про остальных, - попросила Сайта. - Про Бенаюса мне все, в общем-то понятно... Он хороший юрист?
  - Был один из лучших в городе, когда мы с ним работали.
  - А про Кана что скажете?
  - Кан - сложный собеседник, но полезнее работника не найти. Он работал в разных строительных организациях, охранных конторах, на стекольном заводе, в ткацкой мастерской, на бумажной фабрике, и даже поваром в одном из трактиров. И все это только в Сенате за последние пару лет. А если учесть во скольких странах он побывал...
  - А почему он так часто меняет место?
  - Понятия не имею, - Гринам пожал плечами. - Но насколько я знаю, работник он хороший. Никто его не выгонял.
  - Почему же до сих пор никто своим помощником не сделал? - удивилась Сайта. - Если он столько всего умеет? Предложили бы ему золота...
  - Вряд ли оно его сильно заинтересовало бы, - произнес Гринам. - Да и, если честно, не думаю, что многим известно о его особенности.
  - Но вы же знаете? - Сайта прямо глянула на него.
  - Да... - нехотя признался Гринам. Сайта поняла, что он не очень хочет откровенничать на эту тему. - В общем, мы с ним... не то чтобы друзья... Вряд ли он, вообще, с кем-то близко сходился... Он как-то раз меня выручил... ну а я в благодарность пару раз находил ему место для работы. Предлагал денег взять, но он никогда не соглашался.
  - А откуда он сам?
  - Не знаю. Первый раз я его года три назад увидел.
  Сайта, задумавшись, замолчала. Гринам обратился к документам. Сайта подумала, что хорошо бы где-нибудь найти качественного специалиста по языкам. Сама она давно научилась отличать, с акцентом говорит человек или нет. Смогла бы отличить галурское произношение от Таромского, но знаний в этой области, явно не доставало. Кан, к примеру, говорил с едва заметным акцентом, но его происхождения Сайта определить не смогла.
  - А Нест Клиниан кто такой? - спросил Гринам спустя минуту. - Тут на него целая куча распоряжений...
  - Клиниан - ваш будущий коллега, - ответила Сайта. - Будет вести дела в гильдии. Я подумала: пусть лучше будет два представителя. Мало ли что... Клиниан будет, прежде всего, представлять нас в официальных учреждениях, ну а вы станете главой организации...
  - Я?! - Гринам выронил листы. Попытался поймать, но большая часть от него ускользнула. - Но я ведь... Да как ты это придумала, вообще?! Причем тут я? Я же не делал ничего!
  - Что конкретно вас беспокоит? - спросила Сайта спокойно.
  - Я так не могу, - ответил Гринам уже спокойней. Ее тон подействовал: - Нужно какое-то соглашение подписать. Пусть даже тайное. Гильдия примет такое. И в земельном комитете примут. Да где угодно примут, если правильно составить.
  - Я ведь уже говорила вам, Гринам, - произнесла она. - Бумажки для меня ничего не значат. Мы пожали руки. Вы согласились на меня работать. Этого достаточно.
  - Но я как-то не предавал значе... гм... - Гринам задумался ненадолго. - А если я захочу вас обмануть?
  - Когда захотите, тогда и будем решать... куда тело девать.
  Сайта ласково улыбнулась. Гринам в ужасе попятился.
  - Я пошутила, - заметила Сайта на всякий случай.
  - А-а... Я понял...
  - Что касается вашего предложения...
  - Какого еще предложения? - изумился Гринам.
  - Прописать ответственность, - пояснила Сайта. - Сейчас сделаем...
  Сайта достала из сумки широкую тетрадь: ту, которой еще не пользовалась. И принялась старательно выводить, царапая на кожаной обложке.
  - 'Орден необычных', - прочитал Гринам спустя минуту. - И что это такое?
  - Я пять минут назад придумала. Так наша организация будет называться, - ответила Сайта. - То есть уже называется. В эту тетрадь... ну, не обязательно конкретно в эту, но у нас всегда будет такая тетрадь... или свиток... или книга... гм... не важно. Так вот, в эту тетрадь будут записываться имена всех членов нашей организации. Пока это будет просто список - когда членов станет больше, придумаем какую-нибудь систему. Так... Санея! - позвала она.
  Девочка сделала вид, что не услышала. Сайта позвала снова - результат тот же. Несколько секунд подумав, она принялась визжать. На высокой ноте и без пауз, даже уши себе пришлось заткнуть. Метод, конечно, топорный, но ей уже давно разонравилось обманывать Санею. Так что пусть грубовато, зато искренне.
  - Ну что?! Что?! - она, в конце концов, не выдержала и повернулась. Глаза ее яростно сверкали. Сайта, поневоле, залюбовалась. Вот, что ее особенно привлекало в Санее. Она не только умела думать, но и могла ярко, неподдельно чувствовать. Когда она грустила, все вокруг впадали в уныние, а в ее радости можно было греться, как под лучами весеннего солнца. Сама Сайта таких эмоций не испытывала почти никогда.
  - Что тебе надо?! Ты видишь, что наделала?!
  Санея подбежала к Плишке и принялась его успокаивать. Для него ведь самое страшное, когда кому-то из них двоих плохо, а отличать притворства он не умеет.
  - Не беспокойся, Плишка, - произнесла Сайта негромко. - Все хорошо. Ляг, поспи.
  - Плишка, поспит, - согласился он, все еще слушая, что ему успокаивающе шепчет Санея, и тут же прямо на полу стал устраиваться.
  Санея повернулась к ней.
  - Я хотела тебя попросить кое о чем, - сказала Сайта.
  - А нормально нельзя?
  - Ты не отзывалась.
  - Значит, орать можно?!
  - Почему бы и нет? Иди, садись.
  Целую минуту Санея стояла не двигаясь. Сайта прекрасно понимала, о чем она думает. Нет, ей вовсе не хотелось уйти, все-таки и она тоже успела привязаться к Сайте, но и разговаривать, даже просто находиться рядом с подругой ей в этот момент было неприятно - история с Мнианлом не успела забыться. В конце концов, Санее надоело ждать, она подошла к столу и села.
  - 'Орден необычных', - почитала она, но спрашивать ничего не стала.
  - Открывай первую страницу, - принялась диктовать Сайта, - и пиши. Номер один: Лока, дрекови.
  - Ло... Что? - Санея ошарашено уставилась на нее. - Так ты...
  - Я не знаю, где он, - сказала Сайта. - Я уже говорила тебе. Но здесь первое место по праву его.
  - Понятно... - грустно ответила она. И дальше писала уже молча. Спустя несколько минут, когда Сайта отложила перо, на странице значилось:
  '1. Лока;
  2. Санея;
  3. Сайта;
  4. Плишка;
  5.
  6.'
  Последние две цифры Сайта попросила нарисовать Санею специально для Кана и Кравена. Как только Сайта узнает получше, в список будут внесены и их имена.
  - А меня тут нет, - заметил Гринам, боязливо приблизившись к девушке. Видимо, опасаясь, что она снова начнет визжать.
  - Вы должны заслужить.
  Гринам усмехнулся: 'Как будто это так уж важно', но девушка улыбнулась:
  - Я серьезно.
  Владелец банка в ответ пожал плечами. Сайта отвернулась от него. Необходимо было продумать пару комбинаций - на завтрашний день. Вплоть до десяти часов утра она уже все довольно-таки подробно распланировала, а вот о дальнейшем следовало поразмышлять. С чего начать: выкупать дома или наведаться в то место...
  - Гринам, а у вас родственники есть? - внезапно спросила Санея.
  - Причем здесь это? - он глянул с недоумением.
  - Значит, есть кто-то? - не отставала она.
  - Сестра, - ответил он после небольшой паузы.
  - Она здесь, в Сенате?
  - Да.
  - И какие у вас отношения?
  Этим вопросом Гринам явно был поставлен в тупик. Санея смотрела на него прямо, и с каждой секундой в ее взгляде все больше проступало разочарование.
  - Не знаю, - Гринам заметно смутился. - Мы давно не виделись.
  Санея расстроено отвернулась от него.
  - А если с ней что-нибудь случится? - бросив взгляд на Санею, спросила Сайта Гринама. - С вашей сестрой?
  - Но что может случиться?
  - Мало ли что... - Сайта неопределенно взмахнула кистью. - Заболеет серьезно или под лошадь попадет... Что вы почувствуете?
  - Что... Что это за вопрос? - Гринам смотрел на Сайту, будто надеясь по выражению ее лица отыскать в ее словах тайный смысл. - Это какая-то проверка?
  - Нет, нам просто интересно.
  Она посмотрела на Санею, подруга тут же отвернулась, но Сайта успела уловить обращенный к ней полный отвращения взгляд. Ей, конечно, не понравилось, что ее искренний интерес используется, как попытка оказать на Гринама влияние. Сайту это немного разозлило. Получалось, что с равнодушием Санея мириться готова, а вот когда кого-то из ее знакомых начинают прокручивать через мясорубку, тут же сердечко не выдерживает? Ну уж нет, так не пойдет! Зря она ее что ли в списке выше себя поставила?!
  Гринам еще думал над ответом, когда Сайта сказала, обращаясь к Санее:
  - Назначаю тебя ответственной за душевное состояние организации. Другими словами, все кто с нами работает, должны чувствовать себя хорошо. А те, кто еще и в список входит, так и вовсе должны быть счастливы. Все понятно? Учти, буду проверять.
  Санея часто задышала. Сайта с интересом посмотрела. Угадать, о чем девочка сейчас думает, не получилось бы даже у нее. Слишком много эмоций, внешние признаки противоречат друг другу. В такой ситуации можно ожидать чего угодно и, в первую очередь, того, что тебя попытаются стукнуть. Сайта поспешно отодвинулась.
  - Гринам... Гринам! - пришлось позвать его несколько раз, прежде чем он, наконец, откликнулся. Вид у него был до крайности задумчивый.
  - Да... Что? - посмотрел на нее. - Моя сестра... Дело в том, что я и она... мы...
  - Санее расскажете, - Сайта поспешно отмахнулась от него. - Нам еще есть, что обсудить. Вы ведь понимаете, что проблема Легтума до сих пор не решена? У него достаточно долговых бумаг на ваше имя, чтобы попытаться отобрать банк.
  - Да уж... - Гринам тяжело вздохнул. - С ним посложнее будет...
  - Может быть, - не стала спорить Сайта. - Кстати, он придет завтра.
  - Легтум?! - пораженно воскликнул Гринам. - С какой стати? Ему ведь гильдия, как моему крупнейшему кредитору, должна была послать извещение, о том, что я погасил часть долга. Он теперь носа из поместья не высунет! Если только... Ты не уговорила Кантиана не посылать...
  - Наоборот, я напомнила ему об этом. В десять часов ему доставят письмо из гильдии.
  - И он тут же прикажет закрыть ворота и двое суток никому не открывать, - с досадой произнес Гринам.
  - А вы пробовали посмотреть на ситуацию с его стороны? - спросила Сайта, улыбнувшись.
  - Ну я же говорю...
  - Вы говорите о том, как сами бы поступили на его месте, - перебила она Гринама. - Если бы знали все то, что сейчас знаете. А что знает он? Как ситуация выглядит с его стороны? Он уже готов завладеть банком и вдруг, откуда не возьмись, с утра пораньше приходит сообщение, что вы начали отдавать долги. Между тем, Легтуму прекрасно известно, что помощи вам ждать неоткуда. Он станет наводить справки: узнает, что долги были оплачены вчера днем, узнает, что финансовое отделение гильдии аннулировало задолженность. Есть у него выход на первого секретаря? Я уверена, что прямого нет. Были бы такие связи, он бы давно основал собственный гладиаторский дом. Значит, информация в любом случае будет обрывочная. Какое-то время он переждет. Ведь за первым ходом с вашей стороны должен последовать и второй? Предложение о выкупе долгов. Но его не последует. Хотя по логике следовало бы сделать сразу после оплаты долгов гильдии, пока Легтум еще не получил извещение. Ситуация покажется Легтуму до крайности странной. Три к одному на то, что он захочет сам все выяснить, я бы поставила.
  - Он может просто прислать кого-нибудь, - заметил Гринам уже не недоверчиво, а задумчиво.
  - Разумеется. Для нас это будет даже удобней. Сами представьте: приходит сюда человек, видит вас одинокого и скучающего. И что дальше? Даже если рискнет заговорить, что вы ему скажете?
  Сайта вопросительно посмотрела на Гринама.
  - Ну... я... гм... поздороваюсь сначала...
  - Да ничего вы не скажете! Намекнете только, что если надо Легтуму что-то, пусть сам приходит. А может быть и этого не потребуется. Если у него более прямой характер, он может и сам заявиться. Может, даже долговые бумаги с собой захватит, чтобы лишний раз у вас перед лицом помахать, хотя последние, конечно, вряд ли... Но это и не важно. Главное, чтобы сам пришел. Дальше мы разберемся. Кстати, как он по улице ходит? Какая у него охрана?
  - Он всегда в закрытом экипаже. А когда выходит... ну, сколько раз я его видел, всегда два или три человека с ним было.
  - Значит, три... Ясно. С амулетами?
  - Конечно. И у него, и у охраны.
  - Решаемо, - спокойно произнесла Сайта. - Значит, их максимум четверо. А нас... тоже четверо. Справимся.
  
  
  Глава 9
  
  НАКАЗАНИЕ
  
  29 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  Санее снился тревожный сон. Кто-то звал ее, кому-то была нужна ее помощь, и она желала откликнуться, но не было никакой возможности. Голос становился то ближе, то дальше, пока, наконец, не затеял что-то уж совсем невообразимое - принялся ее толкать и щекотать в подмышках.
  - Санея... Санея...
  Сайта стояла рядом и трясла ее за плечо. Сквозь широкое окно в комнату проникал мягкий серебряный свет, отчего раскосые трещины на стенах складывались в изумительные рисунки: многоруких чудищ со светящимися глазами.
  - Уже утро? - ошеломленно спросила Санея. Со сна она плохо соображала.
  - Нет конечно! - Сайта негромко рассмеялась, словно ручеек зажурчал. - Ночь только начинается. Вставай скорее!
  Ничего не понимая, Санея принялась выпутываться из кучи соломы, которая служила ей постелью - ничего лучше на территории банка отыскать не удалось.
  - Давай, давай! - поторапливала ее Сайта. - У нас куча дел!
  - Да каких дел...
  - Увидишь.
  Через минуту они собрались выходить. Сайта надела на нее сумку, которую они купили у Минглона, а сама закинула себе за спину какой-то старый мешок.
  - Они же пустые, - заметила Санея недоуменно.
  - Конечно! - Сайта уже подталкивала ее к выходу. - Если б они были полные, мы бы в них больше ничего положить не смогли.
  Они уже спускались со второго этажа банка на первый, когда Санея поняла, что чего-то не хватает.
  - А Плишку мы разве не возьмем? - удивилась она.
  - Пусть спит, - ответила ей Сайта. - Умаялся за день...
  Санея хотела сказать, что она тоже устала, но промолчала. С Сайтой ведь бесполезно спорить, все равно в итоге поступит так, как сама хочет. Они вышли на улицу. Санея сразу пожалела, что Плишка остался в банке, с человеком, который обходит препятствия, только когда их замечает, всегда чувствуешь себя увереннее. Если днем в Сенате было людно и шумно, то ночью ничего нельзя было расслышать, кроме порывов гуляющего по темным улицам ветра. Внезапно, откуда-то слева до них донесся далекий отзвук чьего-то вскрика. Спустя секунду Санея испытала неподдельное облегчение - Сайта повела ее в противоположною сторону.
  - Куда мы идем? - спросила девочка через несколько минут блужданий. Они то выныривали на улицу, ярко освещенную световыми шарами, то снова погружались в темноту. Несколько раз видели людей: патрули стражников, подозрительные личности, с головой закутанные в плащи, обычных пьянчужек. Всегда Сайта успевала остановиться и прижать Санею к стене - их никто не замечал.
  - В гости.
  - И к кому?
  - К нашему другу. К Кере.
  Несколько секунд Санея пыталась вспомнить, что еще за 'Кера', потом до нее дошло.
  - Ты про Кантиана говоришь? Ты знаешь, где он живет?
  - Конечно.
  - И откуда?
  - Он сам мне сказал. Хороший район в самом центре.
  - И ни одного человека охраны?
  - Напротив. Магическая защита, очень хорошая.
  - Главное, что ты предупреждена, - пробормотала себе под нос Санея, стараясь плотнее заткнуть за пояс кофту. За каких-то полчаса ее успело продуть насквозь.
  - Нужно тебе куртку купить, - заметила Сайта, бросив на нее короткий взгляд. Сама она, судя по всему, холода не ощущала. На ней была только тонкая перешитая под девушку мужская рубашка и плотная безрукавка с несколькими карманами, которую Сайта не стала застегивать, да юбка до колен.
  Они шли по уютной хорошо освещенной улице. Слева из темноты на них глядел парк - то и дело среди теней мелькала скамейка или мощеная кирпичом дорожка, тут же пропадая. Справа косую тень бросала на мостовую высокая стена. Раз в двадцать-тридцать метров встречались ворота, сбоку от них в стену врезались калитки с аккуратными дверными окошками. Над каждой дверью висела табличка с номером.
  - 'Зеленая ?6', - произнесла Сайта спустя какое-то время.
  - И что, просто постучимся? - спросила Санея, оглядываясь. Ей почему-то казалось, что кто-то следит за ними из-за деревьев.
  - Думаешь, поможет? - спросила Сайта, доставая что-то из кармана и прикладывая кулак к вдавленной металлической сфере. Дверь чуть слышно скрипнула и отворилась. Сайта быстро протолкнула Санею внутрь. В руке у подруги блеснула в свете фонарей темная призма с парой надписей.
  - Я же говорила, что Кера нас приглашал, - шепнула ей Сайта.
  - Но откуда?..
  - А я виновата, что ты клювом щелкала, когда мы у него в кабинете были. Тоже могла чего-нибудь стырить.
  Санея хотела ответить, но Сайта приложила палец к губам: 'Тихо!', и потащила ее через внутренний дворик к застеленной коврами лестнице.
  - А Кера неплохо устроился, - произнесла Сайта негромко, когда они вошли. В просторной гостиной царил полумрак. На каждом шагу были мягкие кресла, пол устилали белоснежные шкуры. В большом камине мерцали догорающие угольки. Пахло травами. Санея подумала, что сложно представить себе место, более подходящее для жизни настоящей полноценной семьи.
  - А если здесь дети? - спросила Санея. Мысль привела ее в ужас. А если они кого-то напугают, если с кем-нибудь... с каким-нибудь ребенком из-за них случится беда. Сама она себе такого никогда не простит.
  - А ты что проголодалась?
  - С этим не шутят, - сказала Санея серьезно.
  - Я и не шучу...
  - Сайта...
  - Да что ты привязалась? - Сайта взяла ее за руку и повела не в сторону лестницы, ведущей на верхние этажи, а куда-то в темноту. - Дети спят ночью. А если не спят, то уложим. Сказку расскажешь, будут, как трупы...
  - Сайта!
  - Да не кричи ты! Просто сравнение такое... И смотри под ноги, тут ступеньки.
  Они стали куда-то спускаться, потом уперлись в тяжелую дубовую дверь, усиленную железными вставками. Сайта приложила к замку украденную у Кантиана призму, и дверь бесшумно отворилась.
  - И что здесь? - шепнула Санея скорее из желания разогнать тишину, чем из любопытства.
  - Куча вариантов, - Сайта пыталась что-то нашарить в темноте. - Мастерская, оружейная, погреб, хранилище для трупов...
  Санея поморщилась. Что ж она с этими трупами заладила?
  - Но ты же не думаешь...
  - Не думаю. Хотя мало какие у нашего друга пристрастия... О-па! Нашла!
  Что-то щелкнуло, и под потолком вспыхнуло несколько светящихся шаров. Столько винных бутылок, сколько было здесь, Санея за всю жизнь не видела.
  - Оружейная тоже здесь, - сказала Сайта уверенно.
  - Может он целиком на заклинания полагается? - предложила Санея. - Тогда оружия может и не быть.
  - А зачем тогда два охранника на улице? - спросила Сайта. Санея на мгновение впала в ступор.
  - Но там ведь...
  - Были. Ты просто не заметила. Они дом с другой стороны обходили, когда мы вошли. Я специально в окошко смотрела, его неплотно прикрыли... Я ждала, пока они уйдут. Пойдем-ка...
  Сайта смело зашагала между рядами. Какое-то время они ходили из стороны в сторону, пока не наткнулись на еще одну дверь, а вот за ней...
  - Я же говорила! Давай мешок.
  В крошечной комнатке все было заставлено орудиями нападения и обороны. Мечи, арбалеты, кольчуги, щиты и несколько десятков самых разнообразных амулетов. Сначала Санею удивило такое разнообразие, но потом она вспомнила, что Гринам рассказывал про Легтума, что тот может не один день против отрядов стражи продержаться. Судя по всему, в Сенате среди членов торговой гильдии наличие домашнего арсенала было правилом, а не исключением.
  - К амулетам еще и инструкции есть! - Сайта радовалась, как пятилетний мальчишка подаренному на день рождения окровавленному топорику, то есть была почти счастлива. - Все забираем!
  - Обязательно воровать? - хмуро произнесла Санея, наблюдая за тем, как Сайта наполняет сумки. - Мы ведь могли бы все купить. Теперь ведь у нас есть деньги.
  - Деньги нам и самим пригодятся, - ответила Сайта. - Кроме того, ими не все решить можно. Пока бы место нашли, где нам продали бы то, что нужно и за адекватную цену, да и не самый надежный народ маги... А тут ясно, что хозяин все для себя подбирал, вещи должны быть качественными...
  Наполнив одну сумку амулетами, во вторую Сайта аккуратно уложила пару миниатюрных арбалетов, два набора стрелок и усиленную амулетными вставками кольчугу. Даже на вид обе сумки казались до жути тяжелыми, а уж когда Сайта повесила одну из них девочке за спину...
  - И вот это надень, - не дожидаясь, пока девочка сообразит, Сайта надела ей на шею грубоватого вида ожерелье: на черную цепочку было нацеплено с полдюжины тонких цилиндров.
  - Что это? - Санея заметила, как Сайта надевает себе такой же.
  - 'Защита кожи' третьего уровня, - ответила Сайта, рассматривая маленький бумажный квадратик у себя в руке. - Оберегает от любого потенциального разрушительного контакта: будь то физическое или прямое магическое воздействие вплоть до четвертого уровня. Принцип работы основан на методе 'замыкающегося контура' с использованием 'умного' анализатора, что позволяет свести нецелевое расходование энергии к минимуму. Рассчитан на непрерывную работу в условиях максимальной нагрузки в течение пятидесяти девяти минут. Длительность работы в 'бдительном' состоянии не ограничена. Перезарядка производится мгновенно за счет замены пары энергетических призм... Мировая вещь, в общем. Насколько я поняла, бывает еще четвертого уровня 'Защита кожи', но такую он, видимо, не достал. Зато этих целых пять штук.
  Они пошли обратно. Сайта старательно закрывала за собой все двери, и то и дело прикладывала палец к губам. Санея решилась нарушить молчание, когда они уже поднимались из подвала по лестнице.
  - А в доме не может быть охранников?
  - Нет, конечно. Караулка-то на улице. Да и дверь заперта была... Ты куда собралась?
  Санея шагнула к выходу.
  - Мы ведь уже все сделали.
  - Все? Наоборот, мы еще даже не начали. Амулеты, это так - приятный сюрприз. Пойдем.
  Поднявшись на второй этаж, принялись проверять комнаты. В каких-то обнаруживались пустые спальни, другие оказывались закрыты. Санея порадовалась, что Сайта никуда не вламывается.
  - Вряд ли кто-то станет на ночь запирать спальню, - прошептала она.
  Санее вдруг вспомнился человек, с которым они с Плишкой встретились на входе в банк. Подруга сказала, его зовут Кравен. Вперившись взглядом в их 'маленького' друга, маг выставил перед собой посох и обошел них по широкой дуге. Санея подумала, что вот он наверняка спальню на ночь запирает. Ставит перед дверью капкан, а под окном рассыпает битое стекло, ну и про заклятия, понятно, не забывает.
  Они уже заканчивали проверять второй этаж, оставалась всего пара дверей, как вдруг одна из них открылась, и прямо им на встречу вышел молодой парень лет пятнадцати на вид. На нем была небесного цвета пижама, в каждой руке он держал по книге и очень напряженно о чем-то размышлял. Сайта подумала, что даже у Плишки, держащего в правой и в левой ладони одинаковые по размерам кучи еды, выражение лица, как правило, проще.
  - Постой парниша, - Сайте пришлось толкнуть его в грудь, иначе бы он просто врезался в нее. Парень остановился. Несколько секунд он пытался понять, что именно перед собой видит, судя по всему, так и не понял, и поэтому спросил:
  - Ты кто?
  - Фея сновидений, - Сайта обворожительно улыбнулась. - Выполняю тайные желания симпатичных молоденьких мальчиков. У тебя есть?
  Тайные желания у парня, очевидно, имелись. Он бросил на Сайту такой внимательный взгляд, что спустя секунду Санея поняла, что краснеет.
  - Так я и знала... - томно проговорила Сайта и бросилась парню на шею.
  Прошла всего пара секунд, и парень вдруг как-то странно обмяк и стал оседать на пол. Сайта придержала его, чтобы он не наделал шуму. Только тут Санея заметила какой-то предмет у нее в руке.
  - 'Сонное прикосновение', - пояснила подруга. Наверняка еще один амулет из коллекции первого секретаря. - Помоги его затащить.
  'Кера' нашелся на третьем этаже особняка. Свернувшись калачиком, и положив под голову бутылку, он спал прямо на полу под одной из дверей.
  - Чего это он? - не поняла Санея.
  - Видимо, жена не пустила, - шепотом ответила Сайта.
  - И зачем столько пить...
  - Не жалуйся. С такими проще дело иметь.
  - Так что же, - Санея раздраженно глянула на подругу, - пусть все спиваются?
  - Зачем все-то? Это совершенно нормальное жизненное правило. С рождения любой человек имеет шанс преуспеть: будь то наследник престола или обыкновенный крестьянин, но ведь достигают успеха только единицы. Остальные отсеиваются. Ну а способов отбора жизнь предусматривает столько, что случайности почти исключены. Один спился, второй умер от ожирения, третьего лень победила, а четвертого скромность. И нечего их жалеть. Пользоваться нужно. Все ведь закономерно. Конечно, может такое случиться, что тебе кирпич на голову упадет, но тут уж ничего не поделаешь.
  Сайта присела на корточки рядом с Кантианом, обнюхала его и, удовлетворенно пробормотав: 'Не проснется', схватила за воротник и потянула.
  - Значит, все можно? - сердито спросила она. Кантиан был не тяжелый, но у обеих за спинами висели нагруженные железом мешки. - Кради, если умеешь, убивай, если знаешь, что не накажут, так?
  - Почему ты с одной стороны-то смотришь? - Сайта поморщилась, открывая одну из дверей, которую они уже проверяли. Внутри была кладовка. - Не забывай: честность дисциплинирует, верность сплочает. Человек с твердыми принципами всегда уверен в том, что делает. Хотя если ты имеешь в виду мораль, то это, конечно, полный бред. Дело не в ней, а в выборе.
  Они затащили Кантиана внутрь. Выпрямившись, Санея в восхищении покачала головой.
  - И это ты мне будешь говорить про принципы?
  - Думаешь, у меня их нет?
  - Я уверена в этом!
  - Как знаешь... Подожди секунду, я сейчас вернусь.
  Подруга оставила ее в одиночестве. Санея вдруг забеспокоилась: неужели обиделась? Нет, у Сайты, конечно, и совесть есть, и остальное, но ведь обычно она на такие замечания внимания не обращает... Девушка вернулась через минуту с переносным светильником в руках. На лице у нее было написано такое предвкушение гадости, что Санее даже стыдно стало. Нашла за кого волноваться.
  - Слушай в чем твоя задача...
  Сайта принялась очень быстро ей говорить.
  - Ты все поняла?
  - Я в этом не участвую!
  - Сан, не заставляй меня прибегать к грубым методам. И ничего с ним не случится.
  - Но это же... это...
  - Я знала, что ты согласишься.
  - Он все равно не проснется, - Санея цеплялась за последнюю соломинку.
  - С чего это? У нас же амулет есть.
  - Так он ведь, чтобы усыплять.
  - Им и будить можно. Просто другой стороной прикоснуться. В общем... поехали.
  Скрепя сердце, Санея помогла усадить Кантиана на деревянный ящик, так чтобы ноги не доставали до пола. Связали ему руки за спиной. Сайта выключила лампу, передала ее Санее. Затем послышались какие-то шорохи, и почти тут же - недовольный вскрик.
  - Агха... гх... - Очнувшийся первый секретарь попытался прочистить горло. - Гха... гм... Где это я?
  - Это не совсем правильный вопрос в данный момент, - произнесла Сайта потусторонним голосом. Санея невольно восхитилась. Рассказывая сказки, ей нечасто удавалось добиться настолько яркого впечатления.
  - Что?.. Что происходит... - он опасно покачнулся на ящике, но Сайта чуть придержала его.
  - Этот вопрос ближе к истине. Мы здесь для того, чтобы выбрать вам наказание.
  - Наказание...
  Санея явственно ощутила, как он задрожал. Фраза 'Создатель выберет тебе наказание' в любой стране, где почитался творец всего сущего, была знакома каждому. А тут еще спросонок, полная темнота, пьяный дурман в голове и голоса... Любой бы испугался. Кроме, пожалуй, Сайты... ну и Локи...
  - Но ведь... ведь я не...
  - Это всегда происходит внезапно, - вспомнив о своей роли, произнесла Санея чуть более добрым голосом, чем Сайта.
  - Но... но... - Кантиан начал всхлипывать.
  - Будьте мужественным.
  - В жизни этого не хватало, - заметила Сайта сурово.
  - Создатель... Ты есть я, а я есть ты... - забормотал Керам насколько мог быстро. - Вместилище сущего и его сосуд...
  - Поздно молиться, - резко оборвала его Сайта. - Да и не услышит он вас.
  - Но вы...
  - Мы лишь судьи - его далекие отражения. Мы должны решить, что с вами будет дальше. И это, надо заметить, большой вопрос...
  - Но я... я...
  - Пьяница, - твердо сказала Санея.
  - Думаете, ваш сын не страдает? - мгновенно добавила Сайта. - А жена?
  - Но ведь это не всегда было...
  - Не оправдание, - сказала Сайта. - И вряд ли ваш сын когда-нибудь забудет, что вы его били...
  - Никогда!.. - буквально взвизгнул Кантиан. Санея испугалась, что их кто-то услышит. Коробка, на которой он сидел снова закачалась. - Нет... нико...
  - Он даже не помнит! - злорадно воскликнула Сайта. - Надо же так допиться! Ну, лично мне все ясно... А вы что скажете, коллега?
  - К сожалению...
  - Я думаю 'Всепожирающее пламя' подойдет. А вы, господин первый секретарь, как считаете?
  В этот момент Санея зажгла лампу. Кантиану она светила прямо в лицо и, конечно, кроме огромного белого пятна он ничего увидеть не мог. По его бледному лицу катился пот, а глаза, часто моргавшие, налились краснотой.
  - Нет... умоляю...
  Сжалившись, Санея потушила свет. Сайта только этого и ждала.
  - Может тогда 'Вечный мрак'? - тут же произнесла она. - Теперешнее состояние покажется негой по сравнению с местом, где темнота глушит даже звуки. Где тьма медленно пробирается внутрь.... Хотя есть ведь еще 'Страна оживших страхов'... Редко кто выдерживает там больше нескольких часов... Но ведь смысл наказания в том и заключается... К нему невозможно привыкнуть, а длиться оно будет куда дольше какой-то там вечности...
  Сайта, очевидно, еще много чего хотела сказать, но ее прервали. Раздался грохот, Санея тут же зажгла лампу. Кантиан без сознания лежал на полу.
  - А ведь неплохо держался! - Сайта нагнулась к первому секретарю. - Я думала, сердце раньше остановится...
  - Что?!
  - Спокойно, спокойно... - Сайта дотронулась до Кантиана, он тут же зашевелился. - И держи, пожалуйста, фонарь повыше... С добрым утром!
  - Я... Нет... Нет! Я исправлюсь... я все сдела... - Ему вдруг не хватило воздуха. Даже Сайта, похоже, решила, что с него на сегодня хватит. Она успокаивающе положила ему руку на грудь, ласково зашептала:
  - Все хорошо. Вы не умерли. Мы сейчас в вашем доме в одной из кладовок на третьем этаже. Вам ничего не угрожает.
  - Пра... правда?
  - Правда. Мы просто хотим поговорить. Присмотритесь внимательно... Узнаете меня?
  Возникла пауза. Длилась она секунд десять-двенадцать, но Санее, привыкшей, что мир вокруг Сайты бежит, спотыкается, мечется из стороны в сторону, это время показалось ужасно долгим. Она успела поправить платок на шее, переложить светильник из одной руки в другую, даже сосчитать, сколько у Кантиана полосок на помятом пиджаке, но все равно пришлось секунды три или четыре прождать. Наконец, первый секретарь кое-как отдышался, в его взгляде проступила тень понимания.
  - Узнаю, - ответил он.
  - И что? Вы действительно исправитесь?
  - Но...
  - Думаете, если мы не в помощниках у Создателя, это вас ни к чему не обязывает? Вы понимаете, что мы с вами могли все что угодно сделать? Что у вас, по сути, нет...
  
  ***
  
  Первый секретарь был подвергнут самой, что ни на есть тщательной обработке. Сайта угрожала, делала страшные глаза, врала, обещала, заливисто и невпопад смеялась... в общем, развлекалась на полную катушку, так что у Кантиана не было ни малейшего шанса устоять.
  - Видела, как мы его задружили?
  - А если он передумает? - устало поинтересовалась Санея. В доме первого секретаря они пробыли часа три, так что она уже с трудом переставляла ноги. Скоро они уже до банка дойдут? И как Сайта ночью ориентируется? По-другому ведь все.
  - С какой стати? Что Плишка будет делать, и то сложнее предсказать. А Кера... не без ума, конечно, но такой простачок. Сын у него хороший, образованный; жена любящая, воспитывает; карьера удачная, до такого поста дослужился. Несмотря на все, пьет. Что это значит? Кризис середины жизни - вот, что это значит. Он просто не знает, что с собой делать. А мы его этим знанием обеспечим... Смотри-ка!
  Сайта замолчала, схватила ее за локоть и притянула к стене. Сама осторожно заглянула за угол.
  - Чего делают, а! - упоенно прошептала она. Санея высунулась у нее из-за плеча и почти не удивилась, увидев нескольких парней, вытаскивающих через разбитую витрину набитые барахлом коробки. Разве могло подругу восхитить что-то другое? Судя по вывеске, в магазине торговали то ли серебряными застежками, то ли батистовыми платками - мужчина, изображенный на табличке над входом, напомнил ей опрятного Бенаюса.
  - Грабят, вот что, - хмуро ответила Санея, отметив, что по возрасту грабители ненамного старше, чем они с Сайтой. Только один, коротко постриженный, выглядел на шестнадцать, остальным не больше тринадцати.
  - Нет, - оторвавшись от происходящего, Сайта на секунду прислушалась к чему-то. - Грабят - это когда с оружием. А это просто кража со взлом. До пяти лет каторги, не больше... А вот и стража! Что ж они дозор-то не выставили?
  Санея тоже их заметила. Только они не шли почему-то, бряцая кольчугами, как это обычно бывает со стражей, а крались, будто сами от кого-то прятались. Парни слишком увлеклись, нагружая телегу, так что заметили опасность, когда бежать было поздно. Возникла немая сцена. Мальчишки смотрели на стражников. Самый младший на вид уронил коробку себе на носок и запрыгал на одной ноге.
  - Так, поближе подойдем, - Сайта потащила Санею за собой.
  - Нас увидят!
  - Вон в той тени спрячемся.
  Они остановились метрах в десяти за спинами у стражников, которые теперь о чем-то чуть слышно совещались: высокий, что-то втолковывал двум другим. Старший из парней начал было говорить, как на них вдруг набросились. Против взрослых мужчин шансов у мальчишек немного. Одному - тому, что пытался сопротивляться, и даже сумел уронить одного из нападавших, досталось очень прилично, второму хватило одного удара, ну а младший, насколько поняла Сайта, просто перепугался и теперь валялся на мостовой, тихонько скуля. Только когда хватали короткостриженного, что-то вдруг вспыхнуло в темноте, один из стражников крикнул: 'У него амулет!', а еще через секунду все было кончено. Парня прижали спиной к стене.
  - Что в коробках?
  Парень ответил не сразу. Секунды три-четыре он смотрел, как третий мужчина привязывает к телеге его товарищей. Второй стоял тут же с каким-то предметом в руке.
  - Одежда.
  - Врет, - тут же шепнула Сайта подруге.
  - Тадиан?
  - Врет он, - отозвался тот.
  - Это одежный магазин! - вскрикнул парень судорожно.
  - У нас амулет. Что в коробках?
  - Я...
  - Хочешь в полицейское управление? Две недели в камере, десять минут в суде, потом тебя продадут. Этого хочешь?
  - Торопится, но головы не теряет, - произнесла Сайта. Она что-то искала у себя в сумке: - Хотя я бы не стала держать нож у горла.
  - Что в коробках? - повторил стражник.
  - Записывающие кристаллы, - ответил парень, сглотнув.
  - С чем?
  - Пустые.
  - Откуда узнали про них?
  - Случайно.
  - А если я тебе палец отрежу?
  - Честное слово!
  Санея подумала, что стражник снова напомнит про амулет, но вместо этого он спросил быстро:
  - Кто знает, что вы здесь?
  - Наши друзья знают, - одним духом выпалил парень. - Они будут...
  - Врет, - коротко бросил Тадиан, отворачиваясь. Мужчина с кинжалом кивнул и очень профессионально огрел мальчишку по голове тыльной стороной рукояти. Парень сполз по стене.
  - Сержант, может... - Тадиан как-то неопределенно махнул головой. Санея не поняла, что это значит, а Сайта со словами: 'А что? Место здесь тихое...' задумчиво покивала.
  - В своем районе? С ума сошел? Отвезем их лучше в тот подвал, где неделю назад торчки скоптились.
  - Так это тоже наш район.
  - У меня призма радости есть. Наполовину еще заряжена.
  - Правда? - Тадиан вдруг засуетился. - Так может лучше...
  - Да левая она! Мозги спалить решил? Нет, сделаем, как я сказал. Грузим этих в телегу.
  Санея с тревогой смотрела на происходящее. Что будет с этими детьми? Они нарушили закон, но что если их вправду ждет то, о чем говорил стражник: полицейский участок и вслед за ним рабство?
  - Мы ничего не сделаем? - спросила она шепотом. Сайта до этой секунды о чем-то напряженно размышлявшая, встрепенулась.
  - А ты хочешь что-то сделать?
  - А ты?
  - Я первая спросила.
  Санея нахмурилась. Она ведь знала, что просто помочь мальчишкам и тут же уйти, подруга не согласится. Сайта умела экономить время, как никто. Она не только не тратила его на эмоции и обходные маневры, но и любым действием делала шаг к нескольким целям, зачастую друг с другом несвязанным.
  - Ну, если бы можно было им помочь...
  - Все можно сделать, - ответила Сайта, улыбнувшись. - У тебя есть идеи?
  - Но я...
  - Вообще-то я кое-что придумала... Не знаю только, согласишься ты или нет... - и договорив, снова улыбнулась. На сей раз еще ехиднее. - Ну так что?
  Санея глянула в сторону магазина. Там трое мужчин уже снимались с места. Мальчишек свалили на телегу поверх коробок. Возникло странное ощущение, что одного из них она видела раньше. В темноте, конечно, можно ошибиться...
  - Это же тот... который нам дорогу к торговой гильдии показывал. У него еще волосы во все стороны торчали, как у Гринама почти...
  - Я знаю, - Сайта нисколько не удивилась. - Я его давно заметила. Так что? Ты согласна? Времени у них немного осталось.
  - Но что нужно делать?
  - Узнаешь. Ты согласна? - глаза у нее горели.
  К своему стыду Санея почувствовала любопытство. Она ведь знала, что это один из излюбленных Сайтиных приемов: 'Обрадуйся. Представь, что ты не сломанное седло впарить пытаешься, а редкую драгоценность, от которой лошадь скачет в два раза быстрее, а вместо навоза лекарство от морской болезни вырабатывает. Тогда и покупатель в твою веру обратится'. Тут то же самое. И неважно искренне Сайта предвкушает или нет. Впрочем, Санее она никогда ничего плохого не делала, хоть и не всегда это бывало безболезненно.
  - Хорошо...
  - Вот и ладушки!
  Она вдруг посмотрела на нее совершенно другим взглядом. Такая же перемена, как если бы Локины мозги вдруг превратились в Меднястины, или наоборот.
  - А ты у нас симпатичная девочка. - Сайта ущипнула ее за бок. - Сколько тебе уже?
  - Чего это ты? - Санея на всякий случай отступила от нее на шаг.
  - Я только что придумала кое-что.
  - И что?
  - Кое-что. Ты блевать умеешь?
  - Чего?!
  - Ничего, - произнесла Сайта успокаивающе. - Дело-то нехитрое...
  Спустя минуту на нетвердых ногах, глупо размахивая руками и разговаривая с кем-то воображаемым, Санея вывалилась из темного угла, где они прятались, и направилась прямиком к стражникам. Сержант, уже взявшийся за повод в удивлении остановился:
  - Эй, ты что здесь делаешь?
  Санея притворилась, что не услышала. Сделала еще пару шагов, подходя совсем уж близко - теперь на нее падали отблески из соседнего переулка, где горела пара световых шаров, - и, споткнувшись, упала. Одежду уже было не жалко. Юбку Сайта ей порвала, а кофту еще и в грязи вываляла. Теперь Санея с виду была почти как Плишка, когда они его впервые встретили, разве что весила раз в одиннадцать меньше.
  - Да она пьяная, - сказал Тадиан с усмешкой как раз в тот момент, когда Санея, стоя на четвереньках, выплевывала изо рта тряпку. Разжевать, чтобы получилась блевотина, у нее не получилось, но и так выглядело тошнотворно.
  'А когда подойдут поближе, перевернешься на спину и случайно так... одну коленку покажешь. Правую. Она у тебя красивее... Нет, они, конечно, обе красивые. Я таких, вообще, никогда в жизни не видела. Но все же правая...' - 'Не буду я показывать!'
  И не показала, если бы Сайта ей юбку не укоротила так, что она просто не доставала до колен.
  - Шлюха, что ли? - произнес один из стражников.
  - Да не похоже, - Санея услышала, что они подходят ближе. - Может, рабыня беглая? Нужно подумать...
  Тут раздался негромкий хруст, какой бывает, когда наступишь на комочек свалявшейся земли, ну или разобьешь что-нибудь небольшое. Через секунду хрустнуло еще раз. Сквозь полуприкрытые веки Санея заметила, как один из стражников начал с неохотой оборачиваться, когда звякнуло в третий, последний раз.
  - А ты кто? - успел недоуменно спросить стражник, а потом вдруг как-то очень резко обмяк и упал. С двумя другими случилось то же самое. И когда только она инструкции читать успевает?
  - Тебя еще учить и учить, подруга, - Сайта попрятала по карманам оставшиеся шарики с зельем и помогла ей подняться. - Я же тебе говорила: сначала блюешь, потом показываешь страсть. Разве это страсть? - Она попробовала подошвой лицо одного из стражников. - Ну ничего, мы над этим еще поработаем.
  Сайта стала стягивать штаны с сержанта.
  - Прямо сейчас что ли?!
  На секунду отвлекшись от своего занятия, она недоуменно глянула на Санею.
  - Что сейчас?
  - Ну... это... то, что ты сказала...
  Сайта пару секунд молчала, потом, видимо додумавшись до чего-то, явственно заржала. Обычно-то она очень музыкально смеялась, люди даже оборачивались, но в этот раз она именно что заржала. Прошла пять секунд, десять... Сайта держалась за живот и показывала на нее пальцем. Так же было, когда она ей рассказала, что Лока не умеет отличать синий цвет от зеленого, хотя что тут смешного, Санея до сих пор не понимала.
  - Может быть хватит?
  - Хватит, - смеяться Сайта прекратила в одну секунду, но обшаривая карманы стражников и проверяя содержимое телеги, то и дело бросала на Санею ехидные взгляды.
  Когда стражники были связаны своими же штанами, а Сайта набила их рюкзаки так, что на них и смотреть не хотелось, не то что поднимать, подруга стала будить мальчишек, дотрагиваясь до каждого 'Сонным прикосновением'.
  - Доброе утро, - произнесла Сайта вежливо, когда парни немного очухались.
  - Ты кто? - вздрогнув, короткостриженный едва не вывалился из телеги вниз головой. Младшие, помогавшие друг другу избавиться от пут, тоже уставились на нее.
  Сайта недоуменно обернулась назад, 'проверяя' не стоит ли у нее кто за спиной, потом снова уставилась на парней: 'Не понимаю, что происходит'. Старший хотел что-то сказать, но тут заметил на земле рядом с повозкой связанных стражников и промолчал. Бросил нервный взгляд на Санею.
  - А что...
  - Меня Сайта зовут, - перебила она.
  - Так я же... - глаза мальчишки-проводника вдруг округлились. Видимо, он, наконец, узнал их.
  - А это Санея, - снова перебив, Сайта строго посмотрела на него.
  В банк они вернулись ближе у утру. Парни минут десять выходили из ступора, еще столько же пытались, исключительно молча понять, нужно ли Сайте от них что-то или нет, и только потом, так ничего, кроме вежливой улыбки от нее и не дождавшись, кое-как двинулись. Выяснилось, что имя короткостриженного - Рог, их знакомого звали Пальцы, того, что пытался сопротивляться - Тихоня и последнего Стойка. Видимо, большей частью это были прозвища, но точно бы Санея не сказала. Еще целый час с тяжелыми рюкзаками за спинами они крались за мальчишками по темным улицам - Сайте нужно было узнать, куда они пойдут.
  
  Глава 10
  
  СМОТР
  
  29 день, 10-го месяца, 4324 года
  Галурия. Тлирия.
  
  Оказавшись у себя в кабинете, Дориан велел позвать Мавета. Управляющий только вчера вернулся из Сената и пока не успел сообщить Мерзту результаты инспекции. Последние два года Дориан провел в Тлирии, налаживая работу филиала, и не имел возможности следить за состоянием дел в главном подразделении организации. К счастью, у него был Мавет. Три месяца в году помощник проводил в Сенате, еще три в различных поездках и только полгода здесь, в Тлирии. Дориан предпочел бы иметь его под рукой не только круглогодично, но и круглосуточно. Более компетентного человека представить было сложно.
  Спустя несколько минут в дверь постучали, и на пороге появился мужчина среднего роста, подтянутый, без запоминающихся черт во внешности. На поясе у него висел длинный кинжал в чистеньких, но простых ножнах, в руке он держал черный кожаный портфель. Когда-то, лет тридцать назад, Дориан подарил Мавету долю в собственном деле и первую для молодого человека склянку с продляющим жизнь зельем, с тех пор прибыли выросли в десятки раз, а Мерзт ни разу не пожалел о своем решении.
  - Много новостей? - едва Мавет сел, Дориан перешел к делу.
  - Есть кое-что. Завагат и Фолак объединились.
  - Неожиданно... И на каких условиях?
  - Полное слияние. Образовали новый дом - 'Завагат и Фолак'. Решения принимают вместе.
  - Передерутся, хотя... Фолак умеет находить подход к людям... Выходит, мы потеряли одно место?
  - Да, теперь третьи. И от первых двух приличный отрыв.
  - Ясно.
  Дориан задумался. Что дает высокое место в рейтинге? Разумеется, деньги. За участие в турнирах гладиаторские дома получают вознаграждения. Чем выше рейтинг - тем больше организатор платит за каждого представленного домом бойца или команду. Призовые за конкретные занятые места тоже платили, но это были уже не гарантированные деньги. Помимо прочего рейтинг обеспечивал дому привилегированное положение в обществе. Если раб условного Сопины стоил пять золотых, то боец Мерзта как минимум в три раза больше. Если на Сопину плевали все, кому не лень, то к Дориану в Галурии и в Таромском совете относились с глубоким уважением. Положение в рейтинге складывалось из результатов выступлений бойцов дома на всех крупных турнирах. Победы добавляли очков, поражения на ранних стадиях съедали очки. Всего в Таромском совете и Галурии насчитывалось около полусотни домов, крупными считались восемь: Немет, Мерзт, Завагат, Фолак, Салертиана, Смега, Колан и Октав. По одному родовому имени на каждый дом. Порою случались слияния, но двойные названия редко сохранялись надолго.
  - Ладно... Продолжай.
  - Немет отправился в Аан. Вместе с Горбунгом и Трином.
  - Да... Турнир ведь через месяц... И что, он на что-то рассчитывает?
  - Ну, сам понимаешь, - Мавет пожал плечами. - От жеребьевки зависит. Трин очень хорош, но попадет в первом круге на какого-нибудь аанского графа...
  Дориан кивнул. Аанская арена была вершиной их мира. В Арианских турнирах участвовали разумные со всей Такаронии - лучшие воины мира, а приз победителю вручал лично император. Принимали участие и гладиаторы. Загвоздка заключалась в том, что в Аане было запрещено рабство. Единственное послабление делалось как раз для владельцев гладиаторских домов, но только до момента, пока гладиатор не вышел на арену. Раб не мог участвовать в соревновании, и если это все же происходило, он тут же обретал свободу... или умирал. Второе случалось намного чаще. Не все бои на арене заканчивались гибелью участника, но апогеем соревнований оставался проходящий раз в три года Смертельный турнир. Сто двадцать восемь участников, среди которых бывших рабов не больше трети, и в живых остается только один.
  - Ну а, в общем, - продолжил Мавет, - не без проблем, но работа идет. Банк встал на ноги. Гостиницы, трактиры работают. В нашей части города все, в целом, спокойно. Новые бойцы... ну, есть парочка. Но последние два года в Сенате на тренировки делали акцент, как ты и велел. В небольших турнирах участвовали, но не более. Собственно, мы на втором месте-то держались за счет того, что ты здесь устраивал.
  - Мы так и планировали.
  - И теперь готовы к прорыву. Я так понимаю, - Мавет вопросительно глянул на Дориана, - в течение месяца мы вернемся в Сенат?
  - Ты подобрал, кого можно здесь оставить?
  - Есть человек. Справится.
  - Хорошо. Хорошо... По строительству арен есть подвижки? - спросил Мерзт.
  - Нет, - Мавет покачал головой. - Я, сказать по правде, даже не знаю с какой стороны подойти. Монополия на проведение турниров - основа существования городов, способ набивать кошельки и управлять чернью. Строить арены больше никому не позволят. В Галурии, наверняка, то же самое.
  - То же, - подтвердил Дориан. - Ладно... Будем этим заниматься.
  Какое-то время они еще обсуждали текущие дела, потом появился Лепка. Сказал, что Цорк через несколько минут начнет смотр.
  - Поглядим? - предложил Дориан Мавету. Сам он тренировок новичков старался не пропускать.
  - Конечно.
  Они вышли на балкон. Внизу, негромко звякая, падали в песок размыкаемые кандалы - Цорк в сопровождении пары надсмотрщиков готовился начать тренировку. Широкий внутренний двор, обнесенный колючей металлической сеткой, вплотную примыкал к баракам гладиаторов. Здесь же, под открытым небом хранилось тренировочное оружие и с полдюжины специальных тренажеров. Выход из гладиаторского квадрата был только один и вел не за пределы особняка, а в его внешнюю часть, где работали служащие дома и жили надсмотрщики - еще одна мера предосторожности, оберегающая от бунта. Схожим образом было устроено большинство головных зданий гладиаторских домов, а отличались они размерами. Особняк дома Мерзт в Сенате включал в себя целых шесть тренировочных квадратов, негладиаторская часть насчитывала несколько десятков помещений, а внешняя стена комплекса надежностью и мощью напоминала укрепления порубежного замка.
  В этот раз Цорк должен был опробовать восьмерых: шестерых Дориан купил с утра, и еще двоих привели вчера вечером. Трое выглядели растерянно, еще столько же, судя по всему, осознавали, что их ждет - среди последних был черный, что радовало, значит, Мерзт в нем не ошибся. Природная стать сразу видна, а вот психологическая устойчивость... Большинство 'новичков' думает не о том, как приспособиться к новым условиям, а до последнего цепляется за прошлое. Для гладиатора - смерти подобно. Взять того же варвара, за которого пришлось переплатить - он выглядел, прежде всего, разозленным. На Дориана, Цорка и ситуацию, в которую угодил. Такие редко переживают первый бой.
  - А это что за труп? - удивился Мавет, увидев, как надсмотрщики выносят во двор бездыханное тело. Парня опустили на песок, развязали, потом один из охранников зачерпнул воды в угловой бадье и вылил ведро ему на голову. Парень захлебнулся, закашлялся, но подняться на ноги даже не попытался.
  - Это? Это интересно. Кстати, он сейчас еще нормально выглядит. Вообще, странная такая история...
  - Так может...
  - Нет, - Дориан сразу понял, о чем Мавет хочет спросить, - я проверил. От парня просто решили избавиться по какой-то причине, а убивать побоялись.
  - Надо было хоть доктору показать...
  - Показали. Сказал, что если парень от всего того, что с ним было не умер, значит, еще тысячу лет проживет, так что... Я сказал Цорку, чтобы он его пощупал, как следует.
  Надсмотрщики, тем временем, подобрав снятые кандалы, вышли за пределы квадрата. У решетчатой калитки остался лишь закутаный в мантию таромец - Собираен. Один из старейших членов организации, маг пятого ранга. Дориан попросил его в этот раз поприсутствовать на тренировке, хотя чаще всего не было и его - все с целью снизить к минимуму возможность утечки. Информация о возможностях и боевой форме любого из гладиаторов легко превращается в деньги. У Мерзта были и свои шпионы.
  - Вы теперь рабы, - произнес Цорк. - И этого уже не изменить.
  Смуглокожий великан выглядел по-настоящему устрашающе. Сам раб, а в прошлом и гладиатор в одном из боев лишился нескольких пальцев на левой руке, и с тех пор Дориан перестал им рисковать. Цорк и с травмированной рукой смог бы выиграть еще не один турнир, но как учитель был ценнее. Когда-то Цорк пытался сбежать, и неоднократно. И каждый раз Мерзту приходилось выплачивать немалые компенсации за убитых им стражников и даже магов, после того как Цорка возвращали.
  - Вы можете умереть завтра, - продолжал Цорк, - а можете прожить еще долго, познав на собственной шкуре, что такое настоящие чувства. Ваши никчемные бесцельные жизни заканчиваются сегодня, и начинается новое осмысленное существование. Потому что теперь у каждого из вас есть цель - выжить. Для гладиатора выжить, означает победить. Победа, - Цорк обвел рабов взглядом, хотя говорил, на самом деле, про себя. Каждый раз, когда он говорил эти слова, Дориан понимал - воин только сделал вид, что примирился.
  - Победа, - повторил Цорк, - вот, ради чего вы живете.
  Вряд ли кто-то из рабов проникся речью, но этого и не требовалось. Осознание, к тем, кто способен понять, должно прийти позже. Сейчас же... едва Цорк договорил, варвар не стесняясь сплюнул.
  - Гладиаторские бои проводятся в нескольких номинациях, - продолжил Цорк. - Одиночки; пары; группы, то есть восемь на восемь; битвы, где число участников не ограничено; маги; женские; смешанные, где условия могут быть любыми. Из вас прежде всего будут делать группу. А сегодня, первая тренировка.
  Цорк снял со стены несколько затупленных мечей и дал по одному всем, кроме безымянного парня и Куднуда - так, кажется, звали варвара. Невольничьи грамоты Мерзт проглядел мельком, всех по именам запомнить не успел, а на мальчишку грамоты и вовсе не было.
  - Группа - это, прежде всего, команда, - сказал Цорк. - Вы должны уметь действовать сообща. Убейте его, - он указал на варвара.
  - Что?! - Куднуд первым подал голос. - Какого...
  - Быстрее! - Цорк схватил со стены меч и замахнулся на остальных. Выглядело, будто слон поднимается на задние лапы, а зверьки перед ним разбегаются в стороны. Двое выронили мечи, еще четверо отскочили назад. Цорк прыгнул вперед и с силой ударил одного из рабов по бедру - с диким криком тот повалился на песок. Цорк замахнулся еще раз. - Убейте его! Убейте!!!
  Первым опомнился низкорослый галурец, кажется, Прит - тот, что резвее остальных убегал от Цорка. В результате он оказался частично за спиной у Куднуда. Находясь рядом с Цорком многие испытывают неосознанный животных страх - решение Прит принял инстинктивно. Дождался, пока варвар, которого он боялся значительно меньше, чем своего нового наставника, упустит его из виду, и ударил сзади, метя под колени. Куднуд потерял равновесие, упал. Прит попытался ударить снова, но как-то варвар сумел подставить под меч руку, захрипел от боли, но сознания не потерял - наоборот, стал подниматься.
  - Да помогите же мне! - истошно завопил Прит, безуспешно пытаясь вырвать меч, за который ухватился Куднуд.
  Секунду ничего не происходило, а потом еще двое подскочили к варвару с мечами в руках. В конце концов, удары наносили сразу пятеро, даже тот, которого успел сбить с ног сам Цорк. Еще один не решился поднять выроненное оружие, да парень так и остался лежать.
  - Ваша жизнь не превратится в сплошные мучения, - еще минуту назад гремевший и устрашающий, голос Цорка зазвучал ровно и глубоко. - Турниры проходят не так часто. Побеждайте, и у вас появятся недели, наполненные сытной едой, женщинами, тренировками и ощущением растущей силы. Проиграете хоть раз - умрете.
  Цорк обвел взглядом забрызганных кровью рабов. Кто-то, не отрываясь, смотрел на него, другие никак не могли понять, откуда на них кровь, но каждый продолжал сжимать в руке меч. Хороший знак. Никто из них, за исключением, пожалуй, Куднуда, раньше не был воином - тем важнее привить им новое ощущение.
  - А теперь, - Цорк повернулся к безоружному, - подними меч и убей этого, он все равно уже не жилец. Иначе, будешь убит сам.
  У Дориана перехватило дыхание. Они особо оговаривали с Цорком этот момент. Как лучше устроить все? Врач говорил, что парень вернулся в сознание, но находится в странном забытьи. Возможно даже, что его разум поврежден и место ему не на смертном поле, а в приюте для утративших рассудок. Кинсям, так звали врача, даже брался сделать ему операцию, которая должна была избавить его от страданий. Собираен, напротив, злился. Хотел сам поработать над парнем. Ментальная магия довольно грубая штука, но уж разбудить бы его Собираен сумел... Дориан не позволил. Слишком много было странного в этой истории. Чего-то же те дрекови - название племени Лепка разузнал - боялись? Сейчас... сейчас все выяснится. А уж как потом это можно будет использовать...
  - Он уже не жилец, - повторил Цорк, делая шаг назад. Сначала один, потом второй. Неужели, что-то почувствовал?
  Мужчина поднял с песка меч, правильно взялся. Держать оружие в руках ему почти наверняка приходилось, но в этот раз почувствовать себя уверенно он не мог. На ватных ногах подошел к парню, а дальше... растерялся. Убить его? Он и так, должно быть, на последнем издыхании. С тем же успехом можно драться с мешком картошки. Ткнул парня ногой - никакой реакции, попробовал еще раз...
  - Сделай это! - Цорк повысил голос.
  Раб, видимо решив покончить со всем побыстрей, высоко поднял меч... и бросился прямиком к Цорку! Уж на что тот был прожженным бойцом, но даже его удалось застать врасплох. От первого удара Цорк неуклюже уклонился и только под второй успел подставить меч. На этом схватка и закончилась. Старый гладиатор выбил оружие из рук новичка одним касанием и коротко ткнул под дых свободной левой рукой.
  - Лемс тебя зовут, так ведь? - Цорк припомнил его имя. Такого редко кто удостаивался на первой тренировке. - Ладно, сгодишь...
  - Смотри! - вдруг вскрикнул Мавет, указывая не на Цорка, а куда-то в сторону. - Собираен!
  И в эту секунду раздался взрыв. Над квадратом в воздухе заплясали ярко- красные искры. Дориан едва не перевалился через парапет от неожиданности. Да что такое Собираен себе позволяет?! У колдуна всегда был скверный характер, но раньше до подобных выходок не доходило. Мерзт поднялся на ноги с желанием на кого-нибудь наорать... и тут увидел, что его одновременно восхитило и испугало. Интуиция не подвела - в парне он не ошибся, но что если он все-таки сбежит?
  Худая, уже дымящаяся фигурка кинулась к калитке во второй раз, и снова ее отбросило пламя. Собираен с ним явно не церемонился - от любого другого из новичков уже и пепла бы не осталось, а этому только добавило прыти.
  Парень, наконец, догадался, что бежать можно и в другую сторону, - вряд ли сетка такого остановит, - и бросился прочь от Собираена. Тут ему попытался преградить путь один из рабов. Очень глупый поступок. Задели-то его только походя, а половина ребер наверняка сломана. Парень уже добрался до противоположного угла квадрата, когда маг закончил плести заклинание. С его кистей слетел очередной огненный шар, пронесся, треща и кидаясь искрами, через весь двор, и... парень сумел увернуться. Заклятие врезалось в сетку: теперь оно проплавит дыру, и беглецу даже не придется карабкаться по колючей стали...
  - А Собираен не дурак! - воскликнул Мавет весело. Еще бы он грустил! Да на такие представления можно народ собирать! Ну и мага похвалить было за что. Заклинание оказалось с хитринкой - не стало тратить энергию на сетку. Огненный сгусток отскочил от нее, как мячик от стенки и, в конце концов, настиг жертву. Парень еще старался порвать ярко-красные плети, связавшие его по рукам и ногам, может быть, ему бы даже удалось, но вовремя подоспел Цорк. Один сильный удар в область затылка, и неудавшийся беглец лишился сознания.
  
  
  Глава 11
  
  ПЕРЕГОВОРЫ
  
  30 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  Санея перед тем как уснуть бормотала, что готова съесть целого Плишку, но кроме крыс на прилегающей территории, еды в банке не было. Девочка уснула голодной, что совсем Сайту не порадовало. Не до такой степени, чтобы потратить время на переживания, но вспомнить о том, что она обещала Локе, да и себе тоже, заботиться о его сестре, пришлось.
  - Можно тебя... гм... вас кое о чем спросить?
  - Разумеется, - Сайта повернулась к Гринаму. Он уже минут сорок сидел, глядя на нее, и собирался с мыслями. Сначала смотрел, как она разговаривает с Плишкой, потом какое-то время приходил в себя. - Еще полчаса у нас есть. Что вы хотели спросить?
  - Вы вчера составили этот странный список... Собственно, я спросить хотел... Лока - кто это?
  Сайта задумалась.
  - Человек.
  Это самое простое, что можно было ответить.
  - И где он?
  - Не знаю. Я давно его не видела.
  - А почему...
  - Я поставила его на первое место? Ну... это ясно из названия - 'Орден необычных'. Он не похож на других.
  - Даже больше, чем вы? - удивился Гринам. - Больше чем...
  Гринам бросил взгляд на Плишку, который как раз в эту секунду пытался разжевать найденный где-то обрезок дубовой кожи, из какой делают лошадиные седла. И насколько Сайта его знала, в итоге ему это удастся... А если не наестся, то будет бродить вокруг здания, пока не найдет кусок оконной рамы или один из тех березняковых горшков для крупы, которые годами хранят запах каши.
  - Локу просто нельзя ни с кем сравнивать, - ответила Сайта. - Он многие вещи понимает не так, как другие люди. А о том, с чем знаком каждый, имеет весьма отдаленное представление. Если его спросить, смог бы он простить того, кто его смертельно обидел, он вряд ли поймет, о чем речь. Он не знает, что конкретно означает слово 'бояться'. Если крикнуть ему в лицо: 'Я ненавижу тебя! Я хочу, чтобы ты умер!', вполне возможно, что это просто не отложится в его сознании. Ему даже ненужно будет об этом забывать. Хотя... это только одна сторона. Есть вещи, которые в нем очень крепко сидят. На словах сложно объяснить...
  - Но ты же не знаешь где он, - напомнил Гринам. Он не все понял из того, что объяснила девушка, но любопытство в нем проснулось.
  - Санея говорит, что он жив, - Сайта пожала плечами. - Значит, появится когда-нибудь. В любом случае сейчас это не имеет значения. Вы еще что-то хотели спросить?
  - Не особенно, - Гринам откинулся на спинку стула. - Я бы предупредил, что помимо прочего Легтум, чтобы не рисковать, может просто подослать ко мне убийц, но ты вряд ли увидишь в этом проблему, так ведь? - он улыбнулся не без мазохистского удовлетворения во взгляде.
  - Так, - у Сайты в голове тикали часы. На разговор осталось еще десять минут. - Тогда я хотела еще кое-что выяснить насчет банка. Здесь около десяти человек работало? Вы вернуть никого не хотели бы?
  - Я пока не знаю, что мы будем делать, - нахмурился Гринам.
  - Это не важно.
  - У людей должны быть профессиональные качества.
  - Чушь! Я вас просила найти консультанта и мага, а вы нашли Кана и Кравена. Ощущаете разни-цу? Ложильщик кирпича это еще не строитель. Именно поэтому я спрашиваю вас о людях, с которыми вы работали. Десять человек, с которыми вы проводили все свое время. Каждый час, каждый день, много лет подряд. Десять человек, в которых для вас были сосредоточены все стороны человеческой натуры. Когда вам хотелось поговорить, вы говорили с кем-то из них. Если бы среди этих десяти была женщина, и если бы вы когда-нибудь решили жениться, то вы бы женились на ней. Это были люди, с которыми вы дышали одним воздухом, и если бы кто-то из них заболел смертельной болезнью, то заразил бы он в первую очередь именно вас. А если бы вы убили, то расчленить тело, чтобы оттащить его по частям до свалки, соседствующей с мясной лавкой, вы попросили бы кого-то из этих людей. Вы работали вместе с этими людьми, вы пригласили на работу каждого из них. Вы хотели бы кого-нибудь вернуть?
  - Можно общаться с человеком не один год, - произнес Гринам после паузы, - но при этом не переносить его.
  - А я и не говорю, что нужны все, - заметила Сайта. - Так есть кто?
  - Пара человек. Только они могут не согласиться. Собственно... собственно, если бы я послушал одного из них, то не попал бы в эту историю.
  - Зовите их. А пока... - Сайта сверилась с амулетом, показывающим время. Он тоже 'плохо лежал' в кабинете первого секретаря. - У меня к вам еще один вопрос... Вы из арбалета хорошо стреляете?
  
  ***
  
  Чиновник торговой гильдии появился ровно в девять утра. Таким, наверное, был Кантиан лет тридцать назад. Камзол застегнут на все пуговицы, предельно сосредоточен, напрочь лишен воображения, природное добродушие похоронено глубоко под желанием подняться по карьерной лестнице. Лет через десять встретит девушку своей мечты, женится, получит повышение и начнет толстеть. И по нему больше нельзя будет сверять время.
  - Господин Тельвинг? Мое имя Минориан Кирм. Я представляю административное отделение торговой гильдии города Сената. Насколько я понимаю, у вас есть желание рассчитаться по долговым бумагам?
  - Верно, - Гринам указал Кирму на стул. Проверив, насколько надежно ножки прикреплены к сидению, чиновник уселся.
  - Но самих бумаг у вас нет?
  - Да.
  - Хорошо, - кивнув, Кирм положил портфель себе на колени. - У вас есть время до семи часов вечера.
  Понаблюдав за ним, Сайта подумала, что вряд ли он хорошо стреляет из арбалета. Не то чтобы она особо рассчитывала....
  - Гринам, - отойдя от окна, где она стояла последние минут десять, Сайта направилась к выходу из комнаты. - Вы уже придумали план?
  - Какой план?
  - Как какой? - остановившись посередине лестницы, Сайта сделала удивленное лицо. - План засады. Сейчас здесь появится Легтум с громилами. Вполне возможно, что вас покалечат или убьют. Может вам до конца жизни придется вводить пищу через специальную дырочку в горле, оттого что раны в ротовой полости будут постоянно открываться. Вам даже дышать будет больно! - проникновенно заверила его она. - И вы об этом совершенно не беспокоитесь? У меня бы на вашем месте был план.
  - Э-э...
  Сказать Гринам ничего не мог. Сайта посмотрела на него внимательно.
  - Вот, - сказала она. - Вот такое лицо надо делать, когда хочешь показать, что понятия не имеешь, что происходит и к тому же тебе страшно. Сможете повторить?
  Гринам ответил, что попробует.
  
  ***
  
  Чтобы узнать, когда объявится Легтум, она поймала по отдельности пару мальчишек, договорившись, что они сообщат, как только он куда-то засобирается. Противник не заставил себя долго ждать. Очевидно, Легтум был человеком, привыкшим находиться в центре внимания. Шикарная одежда - легко можно было представить, как в таком наряде гордо идет на эшафот какой-нибудь влиятельный вельможа: как известно, перед смертью люди одеваются в лучшее. Твердый, как удар под дых взгляд, будто бы твердивший: 'Я всегда добиваюсь своего'. Небрежность, с какой Легтум поглаживал рукоять меча, говорила: 'Перед вами не торговец, но воин'. Рукоять потертая, на ножнах ни одного драгоценного камушка. В общем, это был типичный Сайтин клиент.
  Она проследила за тем, как они проходят через двор, поднимаются по ступенькам, останавливаются метрах в шести от нее. Охранники - один чуть повыше, второй пошире в плечах - профессионально осматривают каждый угол, определяя потенциальный уровень опасности. Почти наверняка, саму Сайту ставят место на шестое-седьмое после лестницы на второй этаж, главного входа, двери в дальней стене - мест, откуда может кто-то появиться, - ну и таких вещей, как землетрясение, извержение вулкана и внезапное падение небесного свода.
  - Тельвинг? - сказал Легтум куда-то в пространство. - Где Тельвинг?
  - Здравствуйте, а вы кто? - поинтересовалась Сайта в ответ.
  Бросив на нее короткий взгляд, торговец поморщился.
  - Тельвинг! - крикнул он снова.
  - Господин Тельвинг просил кое-что вам передать, - произнесла она скучающе.
  - Что?! - Легтум посмотрел на нее не как на предмет обстановки. - Так у тебя послание?! Что ж ты молчишь идиотка?! Давай сюда бумажку!
  - У меня нет бумажки, - ответила Сайта, уже с любопытством наблюдая за его реакцией. - Послание устное.
  - Какое послание?!
  - Устное, - спокойно повторила она.
  Легтум замолчал. Сайта расстроилась. Обычно людям требуется больше времени, чтобы понять, что над ними издеваются.
  - Тащи ее сюда, - просто велел он охраннику - тому, что пошире в плечах. Сайта подумала, что его можно было бы приспособить открывать две двери одновременно или растягивать кошек до длины в пару метров.
  Громила молча подал корпус вперед. Любой другой на ее месте бросился бы наутек... ну, разве что кроме нескольких человек. Лока, к примеру, вряд ли перестал бы заниматься своими делами, Плишка, вообще, редко смотрит под ноги, ну а Кравен поджарил бы всех троих еще до того, как они успели бы поздороваться.
  Сайта наблюдала за тем, как передвигаются тяжелые ботинки, как перекатываются под одеждой, едва не разрывая рукава, могучие мышцы, как надвигается на нее стокилограммовое тело. Он, конечно, думал: сейчас я ее схвачу за руку, сжимать слишком сильно не буду, но и выделываться не позволю - простой, вполне осуществимый план. А она в свою очередь, точно знала, сколько он должен сделать шагов, чтобы добраться до нее, представляла рост, вес, радиус обзора и могла сказать примерно какой информацией обладает, а какой нет. Слова, мысли, расстояния - все это не более, чем прямые линии. Видишь них - сможешь предвидеть следующий шаг.
  Громила еще только начинал двигаться, а Сайта уже видела: ботинок на левой ноге стоптан чуть сильнее, и, если присмотреться, можно заметить, что он проносит бедро чуть дальше, чем нужно. Если бы он старался держать вес на внешней стороне подошвы, это означало бы травму стопы, а так - дело в колене. У нее на ногах были сапожки с твердыми носками: если ударить по суставу сбоку в момент, когда колено будет напряжено, нога уже не сможет нормально работать. И не только она. В опасности были его голова, руки, ноги, все тело - с ним вполне могло что-нибудь произойти и без ее участия. Если у Гринама не выдержат нервы - на это один шанс из пяти, или Плишка вдруг резко захочет есть - побежит к ней, чтобы сообщить об этом, и ненароком втопчет бедолагу в бетон.
  - Мне разоружиться? - спросила она, когда он уже достаточно близко подошел. Остановившись, широкоплечий нахмурился.
  - Что?
  - Разоружиться. Вы ведь меня к нему, - она указала на Легтума, - потащите. Вдруг я ему нож в живот воткну? Если лезвие провернуть, рана не закроется.
  - Давай-ка без фокусов...
  - Хорошо-хорошо, - Сайта не стала спорить. - А амулеты тоже сдавать?
  Широкоплечий замолк. Бросил короткий взгляд на высокого, сдвинулся чуть вбок, открывая товарищу направление.
  - Так вы Легтум? - спросила она для порядка. Торговец уже оглядывался по сторонам. Проверил, ждет ли его рядом с экипажем третий охранник. Удостоверившись, немного успокоился. Итого за десять секунд: количество сделанных выводов - два (опасность есть, опасности нет), из них основанных на фактах - ни одного. - Если вы Легтум, то у меня для вас сообщение от господина Тельвинга. Вы Легтум?
  - Да.
  - Замечательно. Господин Тельвинг занят.
  - Занят? - Легтум уставился на нее. - Чем это он еще занят? Что за послание-то?!
  - Господин Тельвинг занят.
  - Слышал уже! Что за по...
  - Это и есть послание, - перебила его Сайта. - 'Господин Тельвинг занят'.
  Легтум замолк. Стал оглядываться по второму разу. Еще секунда, и он либо попросит все-таки проверить ее, либо просто уйдет, а вернется во главе небольшой армии, и только когда банк будет официально принадлежать ему.
  - Кстати, покиньте, пожалуйста, помещение, - сказала Сайта. - Видите ли, это частные владения...
  Ни что так не ранит человеческую душу, как принуждение к тому, что он и так собрался сделать.
  - Частные владения?! - возмутился Легтум. - Мои частные владения! Тельвинг должен мне деньги! Гораздо больше, чем он заплатил гильдии! И с кем бы он там не договорился, срок истекает сегодня!
  - Должен... - повторила Сайта задумчиво. - И у вас есть какие-то бумаги, подтверждающие это?
  - Разумеется!
  - Предъявите.
  - Что?
  - Бумаги, - пояснила Сайта. - Предъявите. Или уходите. Это частные владения. Срок ведь еще не истек, так? То есть сегодня господин Тельвинг может заниматься на территории банка, чем угодно. Вы не сможете ему помешать.
  - Здание уже оценено! - воскликнул Легтум. - За пять дней до перехода имущества в другие руки любая деятельность по отношению к нему должна быть заморожена.
  - Это если у вас есть бумаги, - напомнила Сайта.
  - С собой нет, - быстро ответил он. - Но это дело десяти минут. Я просто пошлю...
  - Очень жаль.
  Сайта, и вправду, была немного расстроена. 'Ложная причина' - одна из самых простых уловок. На самом деле, она хотела узнать, не взял ли Легтум листы с собой, а он понял, что им просто для чего-то нужно продержаться в здании еще один день. Для этого и в Гильдии все штрафы заплатили. Теперь можно просто подождать, пока Легтум сам не отдаст ей расписки, и тут же оплатить их - но изначально она этого не планировала. Не хватило одного человека, чтобы сделать план более гибким. Санею она будить не стала, ребенку нужен здоровый сон. А значит...
  - Конечно, - Легтум обернулся, чтобы передать сообщение на улицу - третьему охраннику, и оборвался на полуслове. - Конечно, жа...
  Рядом с экипажем никого не было.
  - А-а... - торговец в эту секунду стоял вполоборота, широкоплечий обшаривал взглядом лестницу, а длинный контролировал зону слева от девушки.
  Сайта вынула из кармана шарик и бросила в стену. В воздух взметнулось пламя - в полутемном зале заиграли тени. Один из охранников, не взглянув на огонь, обернулся к входу, но к тому моменту Плишка уже вбежал внутрь: схватил их за головы и ударил друг об друга. Заискрили разряжающиеся обереги, но Плишка даже не поморщился. Сайта вытащила еще один амулет.
  'Попадая в зону магического действия 'глушилка', лишает энергии любой амулет от 1 до 3 уровня, поглощает от 45 до 80 процентов мощности амулетов 4 уровня, нарушает режим работы большинства амулетов 5 уровня', - было написано в инструкции.
  - Плишка, хватай его! - бросив 'глушилку', крикнула Сайта.
  От соприкосновения с амулетом костюм Легтума вспучился ярко-желтыми вспышками - то выходили из строя скрытые в одеждах торговца магические инструменты. Миг спустя Плишка сгреб Легтума в охапку, и все стихло.
  - Плишка, ничего не болит?
  - Нет, Сайта. Огонь пощипал Плишку, но совсем не больно. Не больнее, чем стая псов, которая набрасывается на Плишку, чтобы обглодать мясо с Плишкиных костей.
  - Ну, это ерунда, - Сайта махнула рукой. Плишка говорил, что больно - это когда копье втыкается в позвоночник со стороны живота, или когда на тебя выливают чан кипящей смолы. - Тебе не тяжело?
  - Нет, Сайта.
  - Ладно, Плишка, отпускай его.
  Сайта подождала, пока вернется Гринам - у него тоже все прошло без проблем, бледное лицо и насквозь промокший от пота костюм не в счет. Она намеренно дала ему лучший оберег из коллекции Кантиана, плюс сразу три 'глушилки' и выбрала самого простого противника - лучших любой захочет держать при себе. Попросив Плишку, помочь Гринаму затащить охранников в карету, Сайта подошла к тихо стонущему на полу Легтуму.
  - Вы понимаете, что от вас требуется?
  Продышавшись, торговец сфокусировал на ней взгляд.
  - Ты понимаешь, что с тобой будет? - проговорил он сквозь сжатые зубы. На руках и груди у него проступили багровые рубцы, некоторые из которых кровоточили.
  - А что с вами будет, если я испугаюсь ваших угроз и решу закопать вас на заднем дворе, пока никто не видит?
  - Это Карм? Он все придумал? Он Гринама подговорил? Сам бы он на такое не решился... Если это Карм...
  - Вы не о том думаете, - перебила его Сайта.
  Перед ответом она чуть задержала дыхание и посмотрела немного по-другому: не отвела глаза, а не отрывая взгляда от Легтума, чуть отклонила затылок. В общем, сделала вид, что он правильно угадал. Теперь обязательно надо узнать, что это за Карм.
  - Сейчас другое важнее, - она аккуратно отцепила меч у него с пояса. - Если хотите остаться невредимым, вам придется кое-что отдать.
  - Что?
  - Долговые расписки на имя Гринама Тельвинга.
  - И все?
  - А у вас еще что-то есть? - Сайта сделала удивленное лицо.
  - Тобой я отдельно займусь, - пообещал он, отворачиваясь.
  - Вы имеете в виду месть? Как хорошо. Месть - одна из моих любимых неконтролируемых эмоций. Лучше только глупость, хотя это уже и не совсем эмоция, но тоже неконтролируемая.
  Легтум не ответил, и Сайта решила, что потратила на него уже достаточно времени. Бумаги они получили уже через полчаса. Гринам обнаружил в экипаже несколько переговорных амулетов, по одному из них Легтум смог связаться со своим секретарем, и велеть ему привезти бумаги. 'Если у вас есть что-то секретное, обозначающее, что вы говорите не по своей воле, употребите сразу, - посоветовала торговцу Сайта, - чтобы не возникало недопониманий'. Легтума вежливо отвели на второй этаж, посадили на стул и оплатили всю сумму по распискам. Минориан Кирм составил три экземпляра документа, свидетельствующего о погашении - по одному для Легтума, Гринама и Гильдии - и отправился восвояси. Легтум долго разглядывал, вложенные ему в руки золотые пластинки, и, видимо, никак не мог понять обокрали его или облагодетельствовали. Ясно, что в итоге он ничего не заработал, расписки ведь за свои деньги выкупал, но и в большом минусе не остался.
  - Если вы хотите остаться на обед, ждать еще долго придется, - заметила Сайта тоном заботливой тетушки. - Но предупреждаю, сегодня у нас мясные шарики.
  Легтум подождал еще немного, наблюдая за тем, как Гринам разряжает арбалет, а Плишка выполняет свои обычные утренние упражнения.
  - Скажи, Плишка, - спрашивала его Сайта, - вот когда ты смотришь на человека, ты что про него думаешь?
  - Когда Плишка смотрит на Сайту и Санею, Плишка думает, не говорят ли ему что-нибудь Сайта или Санея. Когда Плишка слышит, что Сайта или Санея говорят 'Плишка!', то Плишка начинает думать, что это Сайта или Санея разговаривают с Плишкой. Тогда Плишка начинает слушать...
  - Ясно, Плишка. А если это незнакомый человек, что ты про него думаешь?
  - Что его можно подкинуть высоко в небо.
  - Но ведь Санея говорила, что людей не нужно подкидывать в небо. Только если Сайта или Санея попросит.
  - Тогда... тогда Плишка будет думать... Плишка будет говорить.
  - Говорить? - Сайта неподдельно обрадовалась. Это определенно был прорыв. - Говорить - это замечательно! А что ты будешь говорить?
  - Плишка будет говорить: 'Человек! Плишка идет прямо вперед! Плишка совсем не замечает, когда наступает человеку на голову. Только слышит, как хрустят кости и иногда поскальзывается'.
  - Ясно. Тогда скажи...
  Легтум ушел. Тут же вышел Гринам, но спустя минут пять вернулся.
  - Уехали, - сказал он. - И что теперь? Думаешь, он все просто так оставит?
  - А вы его хорошо знали?
  - Ну, по большому счету...
  - Он бы позволил, чтобы вас в рабство продали?
  - Не знаю, - ответил Гринам после паузы. - Обычно в таких случаях все-таки договариваются.
  - И вы бы в итоге пошли к нему работать?
  - Скорее всего.
  - Ясно, - глянув на часы, Сайта пожала плечами. - В общем, четыре шанса из пяти, что он к нам больше не сунется. Кстати, кто такой Карм?
  - Карм? Карм Колан?
  - Да. А вы много Кармов знаете?
  - Нет. Карм Колан - глава одного из гладиаторских домов.
  - И что, у них какие-то дела с Легтумом?
  - Видимо, - Гринам задумался на секунду. - У домов до всего есть дело. Но точно не знаю.
  - Без разницы. И тогда девять шансов из десяти, что Легтум не сунется. Он не псих и не мерзавец - просто старается вести дела. Пока он ничего не потерял, но и не приобрел, хотя риску себя уже подверг большому. Я дала понять, что мы к нему претензий не имеем. Никто из его людей серьезно не пострадал... Незачем ему к нам лезть. Ну и мы к нему не будем.
  
  
  Глава 12
  
  ВЗРОСЛЫЕ И ДЕТИ
  
  30 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  - Ну, типа вот, - парень поковырялся в носу. Его глаза обеспокоено стреляли по сторонам. - Типа пришли. Чего надо-то? Вот я и говорю... Гм... Надо-то чего?
  Их было трое - всем примерно столько же лет, сколько Санее. С ней говорил тот, что показывал дорогу к торговой гильдии, обладатель странного прозвища - Пальцы. У второго участника ночного представления было разбито лицо, он избегал смотреть прямо и стоял чуть позади - это ему хватило ума подраться со стражниками. Третьего Сайта видела впервые, но он чем-то напомнил ей Нолку. Из тех, к кому легко применить голос. Увидев завтракающего Плишку, он сказал: 'Ого!' и долго не мог отвести взгляда.
  - Я Сайта, а вы...
  - Ну, это вот Тихоня, - мальчишка с чудным прозвищем указал себе за спину. - А это Лик. Ну а я Кипс.
  - А тебя как по-настоящему зовут? - Сайта повернулась к Тихоне. Приглядевшись, она заметила, что он все же чуть старше остальных, но сутулится и от этого кажется ниже.
  - Клиф его зовут, - ответил за Тихоню Кипс. - Но он не очень любит разговаривать.
  - Замечательно, - Сайта сложила руки на груди и покачала головой из стороны в сторону. - Держите, - она достала несколько леденцов и раздала мальчишкам. Лик вместо того чтобы просто взять, подставил ладони, будто надеясь, что так ему больше насыплют. Клиф, напротив, не стал брать.
  - И что нужно делать? - спросил Кипс подозрительно.
  - Ничего.
  - Можно сразу уйти?
  - Конечно, - Сайта достала еще леденцов.
  - Так чего делать-то? - спросил Кипс уже не подозрительно, а обеспокоено.
  - А чем вы обычно занимаетесь? - Сайта села на стул и закинула ногу на ногу. Лик на секунду затаил дыхание.
  - Послания доставляем. Посылки, иногда. Можем отвести, если нужно куда-то... - он, видимо, вспомнил, как показывал им дорогу к торговой гильдии.
  - Разве только этим? Я вот подумала... да вы присаживайтесь, присаживайтесь...
  Клиф, помедлив, сел. Кипс переступил на месте, немного поморщился, но садиться не стал. Лик, выбравший самый удобный стул, глядя на него, заулыбался.
  - Я подумала, - продолжила Сайта, - что вы еще кое-чем занимаетесь. Записывающими кристаллами, например.
  - Кристаллами...
  - Ну, может и еще чем, - Сайта пожала плечами. - Покупателя-то нашли?
  Кипс открыл было рот, но Лик вдруг вскочил, подбежал к нему и что-то быстро зашептал на ухо. Сайта немного приподнялась на стуле. Совсем не обязательно смотреть прямо и видеть губы полностью. Многое можно понять по движению щек и подбородка. Глядя на горло, легко отличить гласные от согласных, сосчитать количество слогов.
  - Что, сильно влетело? - поинтересовалась Сайта с любопытством. - И кто это вам рассказывать запрещает?
  Мальчишки уставились на нее квадратными глазами.
  - Да, - спокойно призналась Сайта. - Я умею читать мысли. Хотите, расскажу, кто, когда последний раз писался в постельку?
  Лик снова начал что-то шептать, но встретившись взглядом Сайтой, оборвался на полуслове.
  - Нам нельзя... - пробормотал он, покосившись на нее.
  - Почему? - сказала Сайта чуть громче, чем обычно говорят. - Тут и так все понятно. Что такого будет, если вы мне кое-что объясните. Ничего страшного, так ведь? К примеру...
  Тут нет ничего сложного. Она говорила с той же интонацией, с какой разговаривает с Санеей или объясняет Плишке, что когда его просят пододвинуть стул, не нужно кидать его через всю комнату... по крайней мере не бросать со всей силы. Спокойный голос, очень ровный. Если тебя слушают, монотонный текст, в конце концов, начинает действовать усыпляющее для 'верхнего' сознания. Если в таком монологе сделать акцент на каком-то слове: интонацией, паузой, движениями - человек, по сути, спящий наполовину, этого не заметит, а вот подсознание не упустит ничего. О чем бы человек ни думал, какой бы вопрос себе не задавал, приказ будет выпячиваться на первое место.
  - ...и ничего страшного. Просто нужно прояснить, чтобы лучше понять друг друга. Ответьте мне. Плохо о вас никто не подумает. Скорее уж, наоборот. Чем больше друзей, тем лучше. Так всегда происходит, и все так делают. Ну так что? - она резко оборвала речь. - Кто вам запрещает рассказывать?
  Кипс уже начал что-то отвечать, когда раздался голос:
  - Если ты читаешь мысли, почему сама не узнаешь?
  Сайта тут же забыла, о чем она там хотела разузнать. Не так уж часто встречаются люди, чье восприятие основывается на реальных событиях, а не на иллюзиях, которые они создают для себя... или кто-то для них.
  - А у кого мысли читают, у того потом голова болит, - тут же нашлась Сайта. Лик тут же схватился за затылок...
  - Что-то у меня...
  - Голова болит?
  - Да...
  - У меня ничего не болит, - Клиф смотрел на нее немигающим взглядом.
  - А я у тебя пока и не читала. Впрочем, - Сайта перевела взгляд на Кипса, - не о том речь. Читает тут кто-то мысли или нет, можно рассказывать или нельзя... зачем-то же вы сюда пришли. Леденцы вещь хорошая, но за пару записывающих кристаллов можно ими с головы до ног усыпаться. Зачем вы пришли?
  Сайта по очереди посмотрела на каждого. Лик готов был уйти. Клиф не двигался. Кипс нервно переступил на месте, спросил:
  - А вторая где?
  - Какая вторая? - Сайта обернулась вокруг, на всякий случай проверила карманы - очень осторожно, еще какой-нибудь амулет ненароком активируешь. - Что за вторая?
  - Ну... эта, - он неопределенно махнул рукой. Знак, который мог обозначать как предложение 'понырять в бутылку', так и обещание ужасной мести. Сайта поняла, что он имеет ввиду Санею.
  - Вот в чем дело... Ее нет.
  - А где...
  - Гуляет. Со своим парнем.
  - У нее есть парень?
  - Да, - ответила Сайта, мечтательно устремив взгляд в потолок. - Ну, знаете как это бывает. Мальчик встретил девочку, девочка встретила мальчика - и все, оба пропали. Безумно любят друг друга. Кто бы мог поверить, что в наше время возможно такое. Только о нем и говорит: Франко то... Франко это... Я вам скажу: такие узы непросто разбить...
  - Франко? - Кипс вдруг посмотрел на нее осмысленно. - Так его зовут?
  - Да. Симпатичный мальчик. Как все по улицам бегает, но ни одного грязного пятна на рубашке. Да и в носу не ковыряется.
  На самом деле это было имя одного из парней, что утром сообщил ей о приходе Легтума.
  - Так что, ей что-нибудь передать?
  - Кому?
  - Санее.
  - Ну... я...
  - Ладно, я ей скажу, что ее спрашивали. Приходи вечерком, думаю она будет здесь. Скажешь ей, что хотел. Да, и ты Клиф тоже приходи. Мне должны очень хорошую мазь принести от синяков. Заодно объясню тебе, как узнавать мысли, не читая их.
  В дополнение ко всему Сайта бросила небрежный взгляд на Лика, губы его шептали что-то вроде: 'Нам нельзя рассказывать'. Говорить ему она ничего не стала, и леденцами на прощание наградила всех, кроме него. Вон какой обиженный, пусть еще чуток пообижается, наябедничает кому надо. А вечером посмотрим...
  
  ***
  
  Сайта радовалась. Разумеется, легче было бы поймать на улице кого-то вроде Лика, показать ему Плишку и просто слушать, но зачем? Лучше заодно связь установить. Если бы Кипс не взял с собой Клифа, уже сегодня все получилось, но тогда все получилось бы без Клифа, а это большая разница. Санеина 'теория задруживания' обещала такие перспективы, что ради нее можно было потерять какое-то время... часов семь-восемь, а вечером они вернутся.
  Около полудня пришел Кан.
  - Вы готовы?
  - Готов. К чему?
  На нем был та же одежда, что и вчера: кафтанец неопределенно-сероватого цвета, черные брюки, башмаки хоть и поношенные, но очень хорошие. Сайта считала: если человек умеет выбирать обувь, к нему стоит присмотреться.
  - Строить, - ответила Сайта, выуживая из кармана свой давешний чертеж и внося в него последние изменения. - Точнее, перестраивать. Это будет ваше первое задание.
  - Что, и соседние здания тоже? - спросил он, получив от Сайты бумагу.
  - Да. Но начать нужно с банка. И составьте для начала список всего, что нужно с местами, где будете брать, сколько денег уйдет. Потом мы этот список отредактируем, и вы начнете.
  - Несколько дней потребуется, - он уже делал пометки на обратной стороне листа. У него была в точности такая же пишущая палочка, какие они с Санеей покупали в книжной лавке Минглона.
  - Разумеется, - Сайта рылась в Плишкиной сумке, выбирая подходящих размеров кошелек. - Кстати, вы сколько получать-то хотите?
  - Я еще ничего не сделал, - произнес он.
  - Ну, а аванс?
  - Не нужно.
  - Ладно. А на рабочие расходы вам деньги понадобятся?
  - Нет.
  - Ясно. А просто так, без обязательств не возьмете? - Сайта протянула кошель. - Десять кредитов. На тех работах, что Гринам описывал, столько и за полгода не заработать. Взяли бы и новое место прятаться искали. Сколько вы уже в Сенате? Город, наверное, уже пора сменить. Как вы считаете?
  Кан оторвался от записей, посмотрел на нее.
  - С чего ты взяла, что я прячусь? - спокойно проговорил он.
  - Да вы даже оружия с собой не носите! Уж это-то явный признак! Да что там оружие - я ни разу не видела, чтобы вы ладони открывали! - Сайта всплеснула руками. - И я бы с закрытым ртом ходила, если б не хотела к себе внимания привлекать.
  Он продолжал смотреть на нее.
  - Я вас просто предупреждаю, - произнесла она негромко. - Со мной отсидеться не получится. Не сегодня-завтра, губернатор будет с вами советоваться, какую ему лучше дверь в спальню поставить. И если кто-то где-то будет стараться увидеть вас, у него это почти наверняка получится.
  - Я думал, тебе нужен консультант, - ответил он после паузы.
  - Мне?! - возмутилась Сайта. - С чего вы взяли? Мне нужен не консультант, а консультант по имени Кан. Я понимаю: если вы скрываетесь, на то есть причины. Просто, если уж столько лет прошло, вполне возможно, я ваш последний шанс. Только я смогу вам пообещать. Хотите?
  - Чего?
  - Чтобы я пообещала.
  - Что же?
  - Что угодно.
  Кан улыбнулся, глядя на нее сверху вниз.
  - Месяц я проработаю.
  - А в первый месяц я от вас большего и не попрошу.
  Так и не взяв денег, Кан ушел, все еще записывая что-то на ходу. Почти тут же объявился Бенаюс.
  - Приятного вам дня, - нотариус чуть поклонился отжимающемуся от пола Плишке, и бочком, прикрываясь саквояжем, протиснулся мимо него в комнату. - Это мне?
  - Конечно, - Сайта кинула ему кошель. - Присаживайтесь.
  - Как приятно с вами иметь дело, - он принялся пересчитывать деньги. - Если б вы, милая леди, еще сказали, что на сегодня работа закончена, я бы подумал, чтобы вас удочерить... - он попробовал на зуб один из кредитов. - Ну или попросил бы, чтобы вы меня усыновили.
  - Работа не закончена.
  - Ну вот, а я уже собирался попросить на карманные расходы... Ну да ладно, - спрятав деньги, он положил портфель на колени. - Чем займемся?
  - Уточним вашу зарплату.
  - Это я завсегда, - Бенаюс одарил ее широкой улыбкой.
  - Сколько хотите получать?
  - Пятьдесят золотых кредитов, - ответил он без паузы.
  - В день? - спокойно осведомилась Сайта.
  - В день, - ничуть не удивился Бенаюс. Разумеется, его нельзя было легко подловить.
  - В какой день? - принялась уточнять Сайта.
  - В смысле?
  - Пятьдесят кредитов в месяц, - пояснила Сайта. - В какой день их выплачивать? Какого числа?
  - Что ж, - нотариус чуть поморщился, - пусть будет пятнадцатое.
  - Так сегодня пятнадцатое...
  - Какое совпадение!
  Сайта улыбнулась.
  - Что ж, неплохо, - сказала она. - Хотя я на вашем месте на вопрос 'В какой день?', ответила бы 'В понедельник'. Их редко меньше четырех штук за месяц бывает.
  - Учту на будущее, - Бенаюс покивал. - Вообще можно было ответить 'Каждый день', но я сразу не сообразил.
  - Бывает, - Сайта вынула из кармана заготовленные амулеты. - Вот, кстати, вам. 'Защита кожи' третьего уровня, а в шкатулке 'сонные шарики'. Сами понимаете...
  - Еще как понимаю! - Бенаюс уже вешал амулет на шею. Судя по всему, раньше он пользовался чем-то подобным. - Люди зачастую совсем нервные попадаются. Вроде и маг уже пару огненных шаров закинул и ребята из поддержки арбалетными болтами прошлись, и все равно ведь... хоть и голова к шее некрепко прикручена, дергается еще, цепляется за имущество...
  - На правительство работали, - сочувственно протянула Сайта.
  - А что делать? - Бенаюс развел руки в сторону. - Время такое. С кем только не свяжешься...
  - Это да, - Сайта серьезно кивнула. - Чем вы станете заниматься...
  - Надеюсь, это связано с деньгами...
  - Скорее, с минимизаций расходов, - поправила Сайта. - Будете выкупать недвижимость. В короткие сроки, но без применения атакующих амулетов. На нашей улице есть пара зданий. Бывший трактир: его кто-то выкупил, но он пока не используется, а с другой стороны от банка доходный дом Квениана Марта. Сам он живет с семьей на первом этаже. Оба дома надо выкупить. Справитесь?
  Бенаюс уже писал у себя в тетради. Пишущая палочка у него была серебряная с кожаной накладкой на месте, где ее сжимают пальцы.
  - Сколько денег выделите?
  - Двести кредитов, - ответила Сайта. - Для свободы маневра.
  - Обожаю свободу, - Бенаюс принялся утрамбовывать в портфеле вещи, чтобы было куда складывать золото. - И маневры тоже.
  
  Глава 13
  
  ДОКТОРА И БОЛЕЗНИ
  
  30 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  Санее снился волшебный замок. В нем было бесконечное число башенок, просторных, залитых светом, галерей, переходов с множеством направлений. Стекла, собранные из тысяч кусочков, изображали летящих над волнами драконов. Одна из дверей вела в удивительный мир, где деревья росли до неба, а по другой потерявшийся легко мог найти дорогу домой. Замок необычен, нельзя найти ни одной комнаты, в которую можно было бы зайти дважды.
  Она так долго бродила по нему, что, в конце концов, выбилась из сил. Захотела отдохнуть и тут же увидела лавку: одна половина освещена солнцем, вторая пряталась в тени огромного папоротника. Санея села, и только тогда поняла, насколько ей хочется есть. Не успела оглянуться - рядом с ней возник столик, весь заставленный явствами. Здесь были фрукты, которые всегда мечтала попробовать, напитки, от одного запаха которых, ноздри трепетали. Она замерла на мгновение: не обидятся ли на нее хозяева волшебного замка, если она возьмет без спроса? И что это за хозяева? Ведь ей чудесный замок показался абсолютно пустым...
  Не успела подумать, произошло чудо. На какое-то мгновение ее ослепило ярким светом, но через секунду огонь превратился в ласковое сияние, и она увидела королеву. Санея сразу поняла, что это королева. Она выглядела как девочка, но настолько прекрасно, что невозможно оторвать взгляда. Невесомая, она парила в нескольких сантиметрах над полом, и от нее исходил серебристый свет. Стоило ей взмахнуть рукой, мир преобразился. Санея вдруг поняла, что может смотреть на нее.
  - Я всегда рада тебя видеть, - сказала королева. И Санея поняла, что это правда. Наверное, никогда на нее не смотрели с такой любовью. Никто ей так ласково не улыбался.
  - Я тоже рада.
  - Но ты грустишь. Почему?
  Она была такая замечательная, такая искренняя... Санее не хотелось ее расстраивать, но и врать она не могла.
  - Здесь так пусто, - произнесла она, глядя в прекрасные глаза. - Такое необыкновенное, такое волшебное место и совсем некому ему радоваться. Почему здесь никого нет?
  - Нельзя просто так попасть в волшебный замок, - ответила королева. - В этом главный смысл его силы. Только тот, кто сам источает волшебство, может находиться в нем.
  - И тебе не бывает одиноко?
  - У меня есть ты.
  - Но разве может в волшебном королевстве не быть короля? - спросила Санея.
  - Короли не появляются от того, что этого кому-то хочется. Иначе бы их тогда стало слишком много, и тогда они уже так не назывались.
  - Но тебе хотелось?
  - Мне бы...
  Санея спала. Сновидения сменяли одно другое. Неведомые миры звали с каждой секундой все настойчивее...
  - Санея... Санея...
  - Что...
  - Просыпайся, моя хорошая.
  Санея открыла глаза. Она улеглась в одной из комнат на втором этаже, где не было окон, и теперь не могла понять, откуда здесь взялся свет. Появилась какая-то мебель. Один из двух тяжелых дубовых столов весь завален бумагой, на втором умещалось, должно быть, не меньше трех десятков, разного вида масляных ламп и магических светильников. Сама она спала не на куче соломы, на которую ложилась, а на стопке из плотных покрытых кожей матрацев. На краешке у ног сидела Сайта, а в противоположном углу на стуле незнакомый мужчина. Он смотрел по-доброму, то и дело кивая чему-то своему. Ей даже пришел в голову диалог: 'Какая замечательная девочка...' - 'Да-да, замечательная, просто удивительно...' - 'И как хорошо жить вообще...' Внешне можно было принять его за старика, но было в нем что-то от Кравена.
  - Сколько я спала? - испугано спросила Санея. Она почему-то подумала, что за один день все так поменяться не может.
  - Часов девять всего, - ответила Сайта. - Больше нельзя - голова будет болеть.
  - Да я и не хочу больше, - она попыталась подняться, но Сайта удержала ее, положив руку на грудь.
  - Подожди, сначала осмотр.
  - Какой?
  - Медицинский. Доктор, я думаю, можно...
  - Зачем?! - Санея попыталась вырваться. Она не знала, что значит слово 'медицинский', но прозвучало оно зловеще. В устах Сайты, если вы ее хорошо знаете, любое незнакомое слово звучит зловеще.
  - Тщательный медицинский осмотр рекомендуется проводить не реже одного раза в год, - заставив загореться еще несколько светильников, мужчина пододвинул свой стул. - Вот вы когда последний осмотр проходили?
  - Я...
  - То-то же.
  Против двух строгих взглядов Санея ничего поделать не могла. Она стала с тревогой следить за тем, как он вынимает из своего чемоданчика все новые и новые орудия пыток.
  - Меня зовут доктор Авиртон, - произнес он с той же добротой, с какой Колоста когда-то укладывала ее спать. Он положил на стол зазубренный, в ржавчине боевой серп, и Санея решила отвернуться. - Как вы себя чувствуете? Как настроение?
  - Ужасно, - ответила за нее Сайта. - Она постоянно хмурится. Конечно, скучает по брату. Уже прошло много времени с тех, пор как они расстались, но все равно, сильно беспокоится. Она его очень-очень любит. Думаете, это и на здоровье влияет?
  - Разумеется, - доктор взял Санею за запястье и как будто к чему-то прислушался. - Человек - удивительное создание. Нет такой мелочи, которая не влияла бы на него, и нет таких условий, к которым бы он не мог приспособиться. Если бы вся земля вдруг покрылась лавой, а воздух стал бы непригоден для дыхания, то каждый сотый выжил бы. И это только обычные люди. Ребята вроде твой подруги, - Авиртон кивнул на Сайту, - спустя неделю перестали бы морщиться, вдыхая раскаленный песок, а через месяц уже собирали бы первый урожай огненной пшеницы. Хотя с другой стороны... одна случайность наложилась на вторую - не успеваешь оглянуться, а у тебя уже отваливаются уши. В общем, здоровый цвет лица редко кому мешает. Помимо перемен в настроении жалобы какие-нибудь есть?
  - Она постоянно мерзнет, - мгновенно ответила Сайта. - Еще у нее иногда болит голова, но не очень часто...
  - Я ничего такого не рассказывала!
  - ...если сильно устанет, начинает едва заметно прихрамывать на левую ногу. Вполне возможно, что нервное, но все-таки...
  - Со мной все нормально! - Санея приготовилась бороться, если ее и в этот раз попробуют удержать, но на нее вдруг перестали обращать внимание. Что-то записав в журнале, Авиртон заново собрал чемодан.
  - Что-то порекомендуете?
  - Я здорова!
  - Ну, - Авиртон встал и в очередной раз улыбнулся ей, - лучше, чем он сам, про человека никто не знает. В случае чего, обращайтесь. Где меня найти, знаете. Насколько я понимаю, - он повернулся к Сайте, - это не последняя наша встреча.
  - Не последняя, - Сайта вежливо поднялась.
  - Не сомневаюсь.
  Авиртон ушел. Сайта стала проверять, сколько в каждом из фонарей осталось масла.
  - Откуда все это?
  - Да это так... по пути было. Зато вот это, - подруга развернула один из свернутых в трубку листов, - очень интересная штука. Оказывается, Сенат, не такая дыра, как мы раньше думали. То есть дыра, конечно - это у нас в Снежной на сто жителей один Лока приходился. Местным до этого далеко, хотя кое-что и тут есть. Помнишь, у нас в деревне, прежде чем дом строить, план рисовали? Так вот, тут, оказывается, копии всех этих планов в специальном месте хранят. Архитектурный комитет, называется. И там не только здания, еще канализация - по ней лишняя вода из города уходит, старые дома, которые от времени с землей сравнялись... да под городом даже пещеры есть! Плишке пришлось сумку побольше найти: восемьдесят шесть листов в общей сложности. И за десять кредитов всего.
  - Ты десять кредитов заплатила?
  - Нет, глупенькая, - Сайта погладила ее по волосам, - мне заплатили. Кушать хочешь?
  Оказалось, что помимо прочего Сайта успела купить трактир. Это здание в паре улиц от банка с большим обеденным залом на первом этаже и с дюжиной комнат на втором. Судя по табличке, на которой красовалось омерзительное создание с воткнутым в туловище мечом, раньше трактир называли то ли 'Смерть чудовищам', то ли 'Пьянство до добра не доводит'. Но Сайта сразу сказала, что это не подходит.
  - Он 'Ни одного клопа' назывался, - сказала подруга, только они подошли. - Но я проверила: клопы есть, так что это будет не название, а наша цель на первое время. Ну а назовем лучше 'Ни одного дурака'. Этого все-таки сложнее добиться.
  На одном из столов их ждал великолепный обед. Или ранний ужин, если судить по времени. Санея тут же набросилась на жареную картошку.
  - А кто это приготовил? - спросила она.
  - Прежние хозяева, - нарезая колбасу, ответила Сайта.
  - А не проще было кого-то оставить, чтобы готовили?
  - Нет, нам рабочие места еще понадобятся.
  Доев и подождав Плишку - он прекращал есть, только когда переставал видеть еду и нужно было в какой-то момент накрыть блюдо крышкой, они снова куда-то заторопились. Сайта повела их в сторону центра, но не тем путем, что раньше. Все вокруг вдруг выкрасилось в коричневый цвет. Справа от них, сидя у распятого на гигантском станке полотна, быстро-быстро завязывала узелки, плотно укутанная в покрывала женщина. На ковре была изображена растянувшаяся в прыжке мантикора##1. Казалось, она парит в нескольких метрах над улицей.
  
  
  ## 1 Мантикора - вымышленное существо - чудовище с телом красного льва, головой человека и хвостом скорпиона. Покрыто рыжей шерстью, имеет три ряда зубов и глаза, налитые кровью. Хвост мантикоры заканчивается шипами, яд которых убивает мгновенно.
  
  - Работы лучших мастеров Галурии, Кастора, Кима, Хиама! - кричал зазывала. Этот предлагал на продажу уже готовые ковры. На одном встречались в поле отряды лучников, на другом строители спускали на воду парусник. Какой- то горожанин с таким же как у Бенаюса портфелем пытался сбить цену, но торговец не опускал и доли. Санея подумала, что у самого Бенаюса, раз уж его выбрала Сайта, наверняка получилось бы.
  - Мы идем Мнианла искать? - спросила Санея на всякий случай.
  - Разумеется, - ответила Сайта и резко повернула.
  - Хорошо.
  - Я просто думала, ты про него позже вспомнишь, - пожала плечами Сайта. Санея решила не возмущаться. Они как-то покупали на улице яблоки, и когда продавец в шутку спросил: 'Вы бы хоть заплатили, если б я вам не напомнил?', Сайта честно ответила, что уж она бы точно не заплатила. Продавец в ответ рассмеялся, Сайта нахмурилась.
  Спустя десять минут они были на месте, а вот театра там не оказалось. На помосте на стульях сидело три человека. Рядом с каждым стояло по напомаженному господину с бритвой в руках: Мнианл наверняка смог бы сыграть кого-то из них, но его тут не было. Щеки у охотников до бесплатного бритья уже белели от мыла, соревнование должно было скоро начаться. Санея знала, как будет. Через секунду Сайта начнет размахивать руками и принимать ставки: кто быстрее обреет, скольких из них порежут, все ли добровольцы выживут. Исходя из итогового соотношения устроит, чтобы один из цирюльников ошибся... Однажды парень лишился уха. Правда, он перед этим очень грубо себя повел с какой-то девушкой, так что Сайта скорее ставила это себе в заслугу.
  - Знаешь, я думаю...
  - Хочешь поучаствовать? - едва они подошли, Сайта начала вертеть головой. - Одолжить тебе бритву?
  - Нет...
  - Пойдем-ка.
  Рядом был только один трактир: 'Цирковой номер'. Они двинулись: Плишка прокладывал дорогу - часть людей падала, перед некоторыми Сайта извинялась, хотя одному или двум наоборот подставила ножку. Внутри обнаружилась примерно та же обстановка, что и в 'Ни одного клопа', или 'Ни одного дурака', как его теперь следовало называть. Исключение - зажженные свечи и плотно прикрытые ставни. Кравен бы здесь обедать не стал: подумал бы, что в темных углах прячутся враги.
  - Я ж говорила. Вон он сидит.
  - Мнианл? - Санея пыталась понять, куда она смотрит.
  - Да нет же! Грован!
  Пока Санея пыталась вспомнить, кто это, Плишка успел найти себе еду.
  - Где труппа? - спросила Сайта, усаживаясь напротив бородатого крепыша в черной рубашке.
  - Разбежалась, - грустно сообщил он в пространство, делая хороший глоток. На столе стояла пара пустых кувшинов, и сильно пахло вином. Санея вспомнила, что Грованом звали руководителя театра, где играли Мнианл с Фионой. - Кто бы мог подумать?
  - Столько лет вместе, - сочувственно протянула Сайта.
  - Да... Столько лет! Столько пережили! Вместе давали представление в Хи, потом вместе бежали от стражей... А теперь что? Что мне теперь делать одному? Ладно, Мнианл, ему после каторги может и не захочется, но Фиона-то! Ее-то куда понесло?!
  - Женщины, - Сайта развела руки в стороны. - Кто их поймет?
  - Кто-кто... Никто! Я ей говорю: будешь полицию доставать, сама проблем не оберешься. Отпустят его - значат, отпустят, ну а нет... Что сделаешь? Такова жизнь... Жизнь такова!
  - Верно, - Сайта положила на стол серебряный кредит. Немного подумала и поменяла его на долю. - Выпейте за их здоровье.
  Сайта вызнала у Грована, о каком полицейском отделении идет речь, а через десять минут они уже шли по нужной улице.
  - Сайта, - осторожно начала Санея, - я надеюсь, мы не будем делать то же, что и в Копторе?
  Там им тоже пришлось кое-кого вызволить из полицейского отделение, и Сайта...
  - А что тебе не понравилось? Сработало ведь. Хотя ты права, глупо было бы повторяться. Лучше еще что- нибудь придумать...
  Санея вздохнула. Все, что угодно - только не то, что Сайта придумала в Коптуре.
  - Плишка, жди здесь.
  Сайта схватила ее за руку и потянула к воротам. Сейчас они были открыты, хотя в случае чего здание могло превратиться в небольшую крепость. На обратной стороне створок виднелись специальные платформы для ног, чтобы можно было стрелять поверх стены. В укреплениях Санея насчитала в общей сложности с два десятка бойниц. В здании их встретил дежурный, несколько человек стояло в очереди. Сайта спросила: 'Почем пирожки'? Ей никто не ответил, но она не расстроилась. Стала спокойно ждать, вроде даже что-то жуя при этом.
  - Что с тобой? - Санея заметила, что подруга как-то странно выглядит. На лице выступил пот, дыхание участилось. Могло показаться, что она с трудом стоит на ногах.
  - Со мно... кха... - она вдруг закашлялась. - Извини... Со мной все отлично... А глаза у меня покраснели?
  - Глаза... Да! - в пронзительно-зеленом взгляде действительно проступило что-то красное.
  - Правда? Вот бы мне зеркало...
  - Да тебя трясет!
  - Тише, уже наша очередь.
  Дежурный скучающе сообщил стоявшему перед ними мужчине, что полиция не занимается поиском домашних животным. Горожанин пробовал возмутиться - ему тут же напомнили: чтобы держать в городской квартире животное, требуется специальное разрешение. Штраф в случае нарушения - один золотой кредит. Мужчину, как ветром, сдуло. Настала очередь Сайты.
  - По какому вопросу? - поинтересовался дежурный, даже не взглянув на нее.
  - У меня касторская лихорадка.
  Полицейский вытаращился. Сайта закатала рукав:
  - Видите вот эти синеватые полосы, небольшие кровоизлияния на коже? Это значит, что болезнь уже перешла в последнюю стадию. Мне осталось часов шесть-семь, хотя кто знает... кха... кха... - она снова закашлялась, и Санея заметила, как у нее на руке осталось что-то красное. - Хотя не уверена. Если сейчас умру, из тела выйдут очень стойкие газы. Вокруг этого района города придется построить стену, чтобы заражение не распространялось, ну а что касается тех, кто сейчас в здании...
  Сайта махнула рукой. Несколько капель с ее ладони попали на кафедру - полицейский в ужасе отшатнулся.
  - Касторская лихорадка, - пояснила Сайта. - Ее еще бубонной чумой называют. Наверное, вы слышали...
  Скорее всего, он даже видел то же сообщение в газете, что и они - о том, что с месяц назад в одной из восточных губерний была подавлена вспышка болезни. Иначе, зачем ему перепрыгивать через стойку? Да и чтобы люди ключи с такой скоростью подбирали, Санея никогда не видела.
  - На самом деле, лучше было бы меня убить, - заметила Сайта, заходя в коридор вслед за дежурным. Двери он за собой не закрывал, и, судя по доносившимся крикам, прокладывал им дальнейший путь. - Ничего бы из тела не вышло. Эти истории в Касторе во время одной из эпидемий распространяли зараженные, чтобы их не так активно отлавливали. В какой-то момент в это стали верить.
  Она шла, опираясь о стену, время от времени останавливалась, чтобы перевести дух и теперь уже, не переставая, кашляла. Мимо проскочило три или четыре работника отделения, и слышно было, что приближаются еще. Сайту каждый раз обходили по широкой дуге, зажимая пальцами нос и задерживая дыхание.
  - Как ты это делаешь? - Санея все же не выдержала. Ладно, просто кого-то обмануть, но когда по желанию заболеваешь...
  - Слышала, что Авиртон говорил? Человек сам про себя знает, болеет он или нет. Как ты решишь... кха... так и будет.
  - Я так не смогла бы, - призналась Санея. Лока вот тоже совсем не боялся боли - мог засунуть руку в кипящую воду и даже не поморщиться. Ее каждый раз передергивало, когда она об этом вспоминала.
  - Ты еще маленькая. Тут нам налево, я думаю.
  Сайта остановилась на входе в одну из комнат, расставила руки, чтобы никто не мог мимо нее протиснуться.
  - Мужчина. Лет тридцати-тридцати пяти на вид. Очень хороший костюм... кха... но уже порядком помятый. Взъерошенные волосы и глаза такие... кха... немного безумные. Зовут Мнианл. Не видели его?
  Люди внутри заметались. Один попытался просочиться сквозь решетку на окне, второй выронил мешок, наполненный, судя по всему, всем ценным, что удалось собрать за несколько минут.
  - Я и на кого-то из вас могу кашлянуть...
  Им повезло в третьей по счету комнате. Нашелся сотрудник, который допрашивал Мнианла, после того, как тот, вооруженный украденным в одном из трактиров табуретом, попытался взять отделение силой. Актера скрутили, но он успел выбить кому-то пару зубов, а затем, требуя то ли Фиоту, то ли Фиолу, еще кого-то и покусал. Штраф, тем самым, вырос до размеров пяти с половиной золотых долей, то есть почти целого кредита. Про Фиону им ничего не сообщили, зато рассказали, что пару часов назад кто-то насчет Мнианла спрашивал. Его даже внесли в список тех, за кого, возможно, заплатят - таких раньше, чем через две недели на каторгу не отправляют и селят в отдельных камерах.
  - Здравствуй, Мнианл, - подобрав к замку ключ, сказала Сайта. Актер, до того безучастно глядевший в потолок, свалился с койки, быстро вскочил и, как-то странно вращая руками, побежал прямо на них.
  - А ведь может, когда захочет, - пробормотала Сайта и оттянула Санею в сторону. Мнианл пролетел мимо и врезался в стену.
  - А это что, оружейная что ли? - Сайта стала подбирать ключи еще к одной двери.
  Санея помогала Мнианлу подняться. Он несколько раз поскользнулся на шершавом, как наждак полу, но, в конце концов, встал.
  - Скажи ему, что мы знаем, где Фиона, - бросила Сайта через плечо. Теперь она складывала что-то в мешок. - Но чтобы ее выручить, ему придется кое-что сделать.
  - Что?! - он снова чуть не потерял равновесие. - Что сделать?!
  - Отнесите это в банк. Там амулеты, штучки разные... не самые дорогие, конечно... - Сайта протянула ему сумку. - И ждите нас там.
  - Но Фиона...
  - Мы ее приведем, если она... захочет.
  - Я сам пойду.
  - Нет.
  Мнианл вперился в Сайту взглядом.
  - Я смогу помочь.
  - Нет.
  - Да что ты о себе думаешь?! - крикнул он зло. Отцом семейства и членом торговой гильдии он бы сейчас притвориться не смог. - Тебе просто не понять этого!
  - Чего? - Сайта посмотрела на него с любопытством.
  - Я должен пойти!
  - Ну так идите, идите, - воскликнула Сайта подбадривающе. - Вы дорогу знаете?
  Мнианл замер. Гринам бы на его месте уже дергал Сайту за голову, а вот актер держался, хотя левый глаз у него открывался-закрывался с необыкновенной частотой. Санея вспомнила, что кого-то Мнианл уже покусал, и на всякий случай отступила на шаг.
  - Ты обещаешь? - спросил он.
  - Обещаю.
  Они расстались у выхода. Мнианл к тому моменту нес уже три мешка, а Сайта успела выздороветь. Плишка, стоявший всего в паре метров от двери, сообщил, что люди то и дело ударялись об него, но он даже не стал никому из них ломать руки и вырывать волосы, а только громко просил, чтобы они никогда об него не ударялись.
  - Молодец, Плишка, - уже на ходу похвалила Сайта. Народ вокруг немного паниковал, но на соседней улице этого почти не было заметно. Кто-то рассыпал на мостовой пирожки, да две женщины - в Снежной одна из них обязательно была бы Медняста - таскали друг друга за волосы. Сайта подбежала к какому-то лысому толстяку, о чем-то его спросила. Он ответил и заулыбался - она немузыкально захихикала.
  - И где мы будем ее искать? - спросила Санея. - Грован, если она и была у него, денег, судя по всему, не дал.
  - Верно, - Сайта остановилась и теперь обшаривала взглядом вывески. - Он пил плохое вино, просидел за столом четыре часа. Трактирщик сказал, что к нему никто не подходил.
  - Так как...
  - 'Бархат', - вслух прочитала Сайта. - Думаю, нам сюда.
  - А бархат-то нам зачем? - не поняла Санея.
  - Бархат не потроха, пристроим, - мудро изрекла Сайта и шагнула внутрь.
  - Можно подумать, ты бы потроха не пристроила, - пробормотала Санея, стараясь не отставать от подруги. За дверью оказалось довольно-таки темно и тесно - Плишке пришлось пригнуть голову и развернуться вполоборота.
  Они прошли по коридору, поднялись по лестнице. Дальше их ждала еще одна дверь...
  - Любые! - встретил их радостный голос. - Абсолютно любые капризы! И прекрасным леди и могучему господину!
  Столько розового и приторно-желтого цвета, сосредоточенного в одном месте, Санея нигде не видела. Кричавший мужчина был под стать комнате. В таком же жилете, как у Гринама, только сиреневого цвета и с большим красным бантом на груди. И он так лучезарно улыбался...
  - У нас и деньги есть! - воскликнула Сайта с видом: 'Ваш смех настолько заразителен!'. Она бросила ему серебряную пластинку.
  - Этимум к вашим услугам! - конечно, он был тронут.
  - И я хочу сказать, что вы лучший в своем деле! У вас и конкурентов, наверное, нет...
  - Да это единственный бордель в районе!
  - А на работу принимаете?
  Этимум радостно всхлипнул и, не выдержав, заключил Сайту в объятия.
  - Я так рад...
  - Я знаю... - Сайта погладила его по голове. - У вас такой успех... Я бы не удивилась, если бы мы были не первыми за сегодня...
  - Это правда... правда... Вы понимаете, у нас работают только свободные... Для части граждан это исключительно важно... И приходила девушка... Фиона... Прелестное существо... Создатель не выдумал бы лучше!
  - И где она теперь?
  - Обещала подумать, но чует мое сердце... вернется.
  - Давно ушла?
  - И не минуло полчаса...
  Этимум настроился прочитать какое-то стихотворение, но Сайта успела вовремя извиниться. Сказала, что им тоже нужно подумать.
  - Куда глубоко несчастная женщина пойдет думать о том, что сделает ее еще более несчастной? - произнесла Сайта, когда они вышли на улицу. - Или, если немного уточнить, насколько далеко она сможет уйти?
  Санея проследила за ее взглядом. Девушка с каштановыми волосами стояла на другой стороне улицы. Никто не обращал на нее внимания, можно было подумать, что она просто остановилась отдохнуть, оттого что натерла ноги, или у нее вдруг закружилась голова. Как-то раз голова закружилась у Плишки... пострадало несколько человек. Но в этот раз было совсем другое дело. Они пропустили перед собой пару экипажей, потом перешли дорогу и остановились рядом с девушкой.
  - С вами все хорошо? - спросила Сайта негромко. Она была заметно выше, чем Фиона - получилось, что их волосы переплелись на мгновение.
  - Что? - она подняла голову. - Да... все нормально... я просто...
  - Вы плачете.
  Нормальный человек не заговорит с незнакомцем ни с того ни с сего. Для большинства это чуть ли не противоестественно - Кравен бы и вовсе решил, что на него хотят напасть. Фиона же была в таком состоянии, что стала бы говорить, с кем угодно.
  - Я не знаю что делать, - прошептала она сквозь слезы. - Целая неделя... Он сказал, что заплатит пять долей за неделю... Я не выдержу неделю...
  - А сколько выдержишь? - спросила Сайта.
  - Что?
  - Три дня выдержишь?
  Фиона несколько секунд разглядывала Сайту, потом резко отстранилась.
  - Ну или два? - Сайта пожала плечами. - Или как ты, вообще, определяешь?
  - Что тебе нужно?
  - Я от господина Этимума узнала, что у тебя проблема... В общем, я могу помочь. Я занимаюсь тем, что нахожу девушек для... одного человека. Думаю, ты ему понравишься. Он заплатит полный золотой кредит. Один вечер, и сможешь уйти с деньгами. Шесть долей - отличная сумма, можно год прекрасно жить в Сенате, ну или... зачем там тебе деньги? Мне без разницы. Но за такое короткое время, где еще столько заработаешь? Да нигде. Это тебе любой скажет. Так ведь?
  Фиона смотрела на нее уже не потеряно, а с неприкрытым отвращением во взгляде. Почти в точности так во время их последней встречи на Сайту смотрел Мнианл.
  - А тебе какое до этого дело?
  - Ну, - задумчиво протянула Сайта, - девушкам проще договариваться о таких вещах. Это как-то... притупляет страх что ли... Если честно, не знаю как это действует.
  - И сколько тебе платят? - спросила Фиона зло.
  - Когда как. Так что, ты согласна?
  Фиона начала было что-то говорить, но оборвала саму себя. Видно, что-то она решила, но вслух произнести не могла.
  - Знаешь что? Возьми, - Сайта вытащила из кармана несколько медных пластинок и вложила Фионе в руку. - Когда надумаешь, приходи к банку Гринама Тельвинга. Даш медяк какому-нибудь мальчишке, он покажет дорогу. Ну а там тебе все объяснят.
  Они шли уже по другой улице. Здесь каждый желающий мог привести в порядок обувь: почистить, поменять шнурки, прибить новую подошву. Сайта спросила нее:
  - И что ты думаешь? Я снова бессовестное создание?
  - Нет, - Санея посмотрела снизу вверх. - Я все поняла. Только... это не будет означать, что она... ну, покорилась судьбе?
  - В какой-то степени? Да.
  - Но как же...
  - Ну, не все сразу, моя хорошая. Бенаюса или Гринама, к примеру, тоже можно натренировать, чтобы они могли, как Плишка, поводья перекусывать, но не за один же раз! Вот и мы слишком торопиться не будем.
  
  
  Глава 14
  
  О ТОМ, КАК ПРАВИЛЬНО УМИРАТЬ
  
  30 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  - И что это за дом? - спросила Санея, когда они остановились. В нем был только один подъезд и по три окна на каждом из четырех этажей. Через улицу тянулось несколько веревок, на которых сушилась одежда. Обычному человеку не достать, а Плишка легко бы дотянулся, да и Кан, пожалуй, сумел бы допрыгнуть.
  - Это будет наш дом!
  - Еще один?
  - Нет, - ответила Сайта. - Тот же самый. Вот это улица Холодная, - она махнула рукой в сторону огромного обитого скобленной доской здания. - А в банк мы попадаем с улицы имени Большого Орхуса. Эти две соседние, а все что между ними будет наш дом. Так, Плишка, видишь эту стену?
  - Да, Сайта. Плишка видит стену.
  - Теперь ударь по ней изо всех сил! - велела ему Сайта.
  - Плишка бьет по стене кулаком! - взревел великан и ударил. Несколько секунд Санея пыталась понять, но так и не смогла. Спросила:
  - И чего ты добилась?
  - Вообще-то я думала, что даже трещины не появится, - ответила Сайта, глядя на прямоугольное отверстие. Там не хватало пары кирпичей. - Тогда можно было бы сказать, что здание крепкое.
  - А сейчас что можно сказать?
  - Что Плишка удивительно сильный, - Сайта пожала плечами. - Плишка, жди здесь.
  Они вошли. Деревянная лестница, построенная после того, как старая каменная обвалилась, вела к изрезанному тенями потолку. Из стен торчали обломки плит. Сайта подошла, поцарапала ноготком.
  - Видишь, стены из другого материала. А эта лестница тут не первый год. Надежная постройка, не беспокойся.
  - Да я и не беспокоюсь.
  Поднявшись, Санея принялась переводить дух, а Сайта сразу же постучала. Дверь бесшумно провернулась на петлях. Санея увидела краешек грязного половика и кусочек пола, в квартире он был выскоблен немного тщательней, чем на площадке.
  - Закрыть забыли, - предложила Санея.
  - А по-моему это приглашение, - возразила Сайта, протискиваясь в образовавшийся зазор. Они оказались в крошечном коридоре. На полу была подставка для обуви, но без единого ботинка. На стене висело зеркало с выщерблинами по краям. Сайта показала язык отражению, повертелась в поисках расчески, но ничего не нашла.
  - Видимо, здесь живут лысые, - сделала вывод она, проходя в первую комнату. Там была широкая кровать, стояла пара тумбочек. Порванное в двух или трех местах одеяло лежало на полу, повсюду валялась одежда. Будто кто-то разбрасывал вещи, пока в старом шкафу не стало пусто. - Мужчины такие неряхи...
  - У Локи в комнате всегда был порядок, - вспомнила Санея.
  - Что ж, значит, ни одного из здешних лысых не зовут Лока, - Сайта подняла с пола носок и зачем-то понюхала. Пожала плечами и отдала Санее.
  - Гадость!
  - Да, я тоже так подумала. Просто, вдруг бы тебе понравилось?
  - Это вонь?!
  - Мужской запах, - поправила Сайта. - Женщины... гм... некоторые женщины говорят, что жить не могут без него. Хотя может они что-то другое имеют ввиду?
  Во второй комнате обнаружился человек. Он стоял на табурете, в одной руке сжимал кусок мыла, второй затягивал на шее петлю. Волосы были у него до того густые, что хватило бы на трех или четырех Гринамов, или на полтора Кана.
  - Вы кто? - спросил он, уставившись на них. Санея заметила, что он не столько удивлен, сколько раздосадован. Как будто ждал кого-нибудь посолидней, вроде Минглона, а приперлись какие-то дети.
  - Не беспокойтесь, не беспокойтесь, - Сайта подняла ладонь к глазам, давая понять, что не смотрит. - Занимайтесь своими делами. Мы вам не помешаем.
  Проверив, зажигается ли светильник, она подошла к секретеру и принялась открывать ящики. Как только ей попадалось что-то стоящее, она ложила вещицу на стол и возвращалась к поискам.
  - Но... Это мои вещи!
  - А, - Сайта убрала от лица руку. - Вы хотите помочь?
  - Помочь? Да что это... - табуретка у него под ногами опасно покачнулась, но он сумел удержаться. - Я требую, чтобы вы оставили в покое мои вещи!
  - Зачем?
  - Зачем?! Потому что они мои!
  - Это сейчас. Но насколько я понимаю, - Сайта выразительно глянула на веревку, - они вам скоро не понадобятся.
  - Но...
  - Или все это не серьезно?
  - Еще как серьезно!
  - Тогда, будьте добры, не мешайте.
  И Сайта вернулась к осмотру ящиков. Мужчина выглядел потрясенным до глубины души. Секунду помедлив, Санея подошла к книжной полке.
  - Так не делается, - произнес хозяин квартиры, какое-то время понаблюдав, как Сайта перебирает бумаги. Кажется, там был паспорт гражданина, документ на владение недвижимой собственностью, еще что-то.
  - Что не делается? - спросила Сайта, не отвлекаясь от дела.
  - Это.
  - А что неправильно?
  - Вы должны меня отговаривать.
  - Но вы же сами решили, - Сайта повернулась к нему.
  - Ну и что? Все равно должны.
  - Откуда вам знать?
  - Я видел, - ответил он убежденно. - На центральной площади. На здании правления. Какой-то парень забрался на самый верх, прямо на часы. Его куча народу отговаривало.
  - И что? - Санея заметила, что Сайте стало интересно.
  - Отговорили, правда...
  - Что?
  - Он сорвался, когда слезал, но все равно.
  - А что же вы туда не пошли? - спросила Сайта.
  - Ну, - он немного смутился. - Я хотел... Но там дополнительный пост стражи установили. Третий случай за месяц... Его потом уберут, я думаю, но ждать долго. Я решил, что тут.
  - Нужно было хоть позвать кого-нибудь, - сказала Сайта.
  - Я и позвал.
  Мужчина тяжело вздохнул, стянул с шеи петлю и с самым несчастным видом уселся на табурет. Веревка осталась одиноко болтаться под потолком. Сайта пожала плечами и продолжила потрошить шкаф.
  - Какой это язык? - спросила Санея. В комнате в общей сложности было десятка два книг, но ни одной на привычном аане.
  - Тавлийский, - ответил мужчина, бросив взгляд на обложку.
  - Я думала в Тавлии на аане говорят.
  - Говорят, - сказал он расстроено. - Там пять государственных языков. Тавлийский, аан, кастор, термилион и хаолян.
  - А хаолян что такое?
  - На нем в Киме говорят.
  - Я и не слышала, - Санея стала с большим интересом изучать корешки. Это было бы интересно: научиться понимать язык, который тебе не родной. Как это будет? Она станет думать на другом языке или придется каждое слово переводить у себя в голове? - И вы их все знаете?
  - Хаолян похуже... а так... да... да, знаю.
  - Я вас нанимаю, - сказала ему Сайта.
  - Что? - он посмотрел, будто не совсем понимал, что происходит. Так нередко на Плишку смотрят: непонятно что делать - замереть, чтобы на тебя не напали или бежать, пока не поздно. - Но я же...
  - Вас как зовут?
  - Картиг...
  - Вот вам мое предложение, Картиг. Представим на секундочку, что никто так и не пришел, вы в конец расстроились, ну или просто равновесие не удержали, и все вышло, как задумано. Веревка натянута, кожа вокруг петли вздулась и покраснела, язык вывалился, набух, конечности посинели от притока крови, а лужа на полу уже почти достала до коридора. Создатель вовсю занят тем, что придумывает вам наказание, а мы с Санеей распродаем ваши вещи. Картиг, который когда-то изучал языки, переводил, радовался, расстраивался, пробовал, еще больше не пробовал, но вот он больше не существует, - Сайта сделала небольшую паузу. - Так вот, я хочу говорить не с тем Картигом, который умер, а тем, что остался.
  - Мне незачем больше...
  - Я же говорю, что он умер! - перебила раздраженно Сайта. - И если хотите знать, я бы от вас тоже ушла.
  - Но... - он попытался возразить, но Сайта не дала ему заговорить.
  - Ушла бы, ушла, - уверила его она. - Но того Картига нет. Осталась лишь оболочка. Молодой человек, двадцать семь или двадцать восемь лет, нормально развит физически, владеет несколькими языками, не лишен воображения, - Сайта в очередной раз кивнула на веревку. - Под это описание подходят тысячи людей. И далеко не все из них потенциальные самоубийцы с заниженной самооценкой. Есть и успешные и даже совершенно уникальные люди. Понимаете, на что я намекаю? Сосуд можно наполнить любой гадостью, главное, чтобы он был готов для этого.
  Они оставили Картига спустя пять минут. Сайта сказала, чтобы он пришел завтра. Переводчик пробовал сопротивляться, но Сайта строго посмотрела, и пока он крутил головой, они ушли.
  - Смысл в том, чтобы сбить его с мысли, - объясняла она, спускаясь на этаж ниже. - Сначала он видит себя мертвым: для большинства важно, что тело выглядело приемлемо, подробности их пугают, заставляют отказаться от задуманного. Затем живым: тут нужно отделить хорошее от плохого, первое умерло, второе никогда его не покинет. И наконец, будущее: есть все предпосылки, чтобы стать счастливым. На самом деле, умирать никому не хочется.
  - И с Гринамом так было? - спросила Санея.
  - Примерно, хотя насчет него я еще не решила. Чувствуется в нем... необычный потенциал.
  Они ходили от одной квартиры к другой несколько часов. Перед каждой Сайта обещала себе, что будет растягивать удовольствие, но не могла устоять перед искушением: 'Ну еще квартирку, еще...'. Для Санеи же это стало одним из самых тяжелых испытаний в жизни.
  Однажды дверь открыла крошечная девочка. Она доверчиво и немного серьезно посмотрела на них, потом сказала:
  - Не шумите.
  - Не будем, - шепотом ответила Сайта. - Я Сайта, это Санея, а тебя как зовут? Прекрасная принцесса, наверное?
  На самом деле, девочка была не очень чистая, но такое с детьми не редкость, а вот ее платьице не стирали давно. В нескольких местах оно было неаккуратно зашито.
  - Клиина, - вежливо представилась девочка. - Только прекрасных принцесс не бывает.
  - Почему это? - не поверила Санея.
  - Так папа говорит, - ответила она чуть громче и обернулась. Немного подождала и сказала совсем тихо. - А раньше я была прекрасной принцессой. У меня и корона была, - она часто закивала. - Мы с сестренкой по очереди ее надевали.
  - У тебя и сестренка есть? А где она?
  - Сорина смотрит, как папа спит, - она немного помолчала. - Хотите тоже посмотреть?
  - Всю жизнь мечтала! - призналась Сайта.
  - Только тихо.
  - Конечно. Мы все делаем тихо.
  Квартира была такая же как у Картига, причем, ничуть не чище. Подошвы прилипали к полу, повсюду стояли пустые бутылки, пахло примерно так же, как в том трактире, где Плишка сломал несколько столов, когда выяснилось, что крысы съели у них большую часть запасов, а он как раз был очень голоден. Клиина шла на носочках, наступая на доски в понятном ей одной порядке. Разумеется, Сайта стала в точности повторять ее движения.
  - Не шумите, пожалуйста, - как только они подошли, попросила их вторая девочка, как две капли воды похожая первую. Она стояла у двери и заглядывала в щелку. - Папа ворочается. Он может проснуться в любую секунду.
  - И почему он спит? - Санея тоже заглянула в комнату, но ничего особенного не заметила. На старом диване кто-то лежал, но было видно только спину и то, что собираясь спать, 'кто-то' не снимает ботинок. - Рано ведь еще.
  - У папы очень тяжелая работа, - ответила Сорина, ничуть их не стесняясь. Будто незнакомые люди постоянно заходили к ним. - Он много работает, чтобы нас накормить и одеть. Старается, как может. Мы должны его за это всегда благодарить, делать все, что он велит и никогда не капризничать.
  - Он нас родил, - вступила Клиина, - воспитал и теперь мы обязаны до самой старости о нем заботиться. И все детские глупости убрать подальше.
  Сорина, соглашаясь, кивнула.
  - Вас хорошо кормят? - спросила Санея. Все вроде было нормально, но как-то странно они говорили.
  - Хорошо, - ответили в один голос близняшки.
  - А есть хотите? - тут же спросила Сайта.
  - Хотим, - все так же складно произнесли они.
  - Держите, - Сайта вложила им в ладошки по паре леденцов. Последнюю минуту она что-то шарила у себя по карманам. Не мудрено, при таком их количестве Санея каждый раз по часу бы тратила.
  Девочки вежливо поблагодарили. Сорина отдала одну из конфет сестре, а вторую принялась разворачивать. Клиина же убежала с тремя леденцами в другую комнату.
  Вернулась она через минуту, но уже без сладостей. Сорина, давно избавившаяся от обертки, даже не подумала начать есть, до того как вернется сестра. Они встали рядом, и принялись по очереди откусывать. Каждая тщательно пережевывала свой кусочек, и только потом кусала снова.
  - Приятного аппетита, - пожелала Сайта.
  - Спасибо, - ответили девочки дружно. Доев, Сорина снова прижалась к щелке, а Клиина, не обращая на них внимания, стала ходить по коридору, осматривая бутылки. Большинство она пропускала, но одну она завернула в тряпку, поставила рядом с дверью, затем вернулась к сестре и уселась на лежавший у стены пустой бочонок.
  - Папа просыпается, - произнесла Сорина негромко. - Уже на самом краю ворочается. Очень скоро проснется...
  Послышался грохот, а сразу за ним серия забористых ругательств - даже Хунт некоторым из них позавидовал бы. Малышки мгновенно отскочили от двери.
  - Клиина! Сорина! - раздался зычный голос. Может быть не на первом, но на втором этаже его точно услышали. - Где вас нечистая носит?! Предупреждаю...
  Девочки замерли у стены, прижав ладони к глазам и стараясь не произносить ни звука. Санея вспомнила, что и сама когда-то так делала. Лока всегда ей подыгрывал: притворялся, что пока у нее закрыты глаза, он не может ее видеть.
  - ...если вы опять натворили что-нибудь! Если мне придется за вас краснеть! Ишь, чего удумали - бутылки по трактирам сдавать! Неблагодарные! Я ночей не сплю...
  Сайта не без удовольствия наблюдала за тем, как мужчина пытается натянуть штаны поверх ботинок. Каждый раз, когда он падал, она начинала хлопать в ладоши. В конце концов, он заметил нее.
  - А ты кто такая? - спросил он недоуменно.
  - У меня к вам предложение.
  - Какое еще...
  Он не договорил, потому что увидел у нее в руке золотой кредит. Хочешь начать беседу, сделай что-нибудь заметное. Неважно, что это будет, главное, чтобы человеку это показалось внушительно. Можно даже ничего не говорить при этом. Тебя все равно станут принимать всерьез. Это была правда. Плишку, к примеру, всегда принимали всерьез.
  - У меня к вам предложение, - повторила Сайта.
  - Какое? - отец девочек не отвлекался. Он смотрел только на блестящую пластинку.
  - Мне нужна ваша квартира.
  - Сколько? - стоило заговорить о деньгах, 'папочка' сделался почти таким же собранным, как и Бенаюс в подобные моменты
  - Два полных кредита.
  - Три!
  - По рукам, - Сайта уже отсчитывала пластинки. - Где документ?
  Спустя минуту сделка была заключена. Дратин - так звали отца - сорвал печать с бумаги. Это мог сделать только владелец, иначе бы лист сгорел, - и отдал ее Сайте. В земельном комитете маг наложит другую, и тогда квартира официально перейдет в новые руки.
  - Замечательно, - Сайта аккуратно скатала документ в трубочку. - А еще подзаработать не хотите?
  - А что нужно делать? - спросил Дратин не очень дружелюбно. Видимо, получив деньги, он хотел поскорее вытолкать их взашей. Скорей всего, он еще не осознал, что это ему придется подыскивать себе жилье. То, что часом раньше Сайта объясняла Картигу, в какой-то степени относилось и к нему - для него старая жизнь тоже закончилась. Вряд ли он из тех людей, у кого держатся деньги.
  - Ничего сложного. Вот вы кем работаете?
  - Я? - Дратин стушевался на секунду. - Я работаю в трактире 'Щит гладиатора'.
  - Кем?
  - Ну, разгружаю там... переношу...
  - И сколько зарабатываете, к примеру, в месяц?
  - Ну, долей семь- восемь...
  - Серебряных, разумеется. И для ровного счета пусть будет десять, - подвела итог Сайта. - Что ж я дам вам двадцать за обеих.
  - Каких обеих? - не понял он. И наконец, догадался сесть. Последние пять минут он стоял, скрючившись - иначе не мог бы держать себя за запутавшиеся в ботинках штаны, а отпустить отчего-то не хотел.
  - Ну этих, - Сайта кивнула себе за спину. Дратин часто заморгал. Ему показалось: она имеет в виду прибитый к стене подсвечник. - Ваших дочерей.
  - Дочерей?
  - Нет, вы не подумайте, ничего такого, - тут же стала оправдываться Сайта. - Никаких рабских документов, просто передача опеки. Собственно, сами-то девочки мне не нужны, я о другом говорю. Вы свидетельство об отцовстве регистрировали?
  - Да. Еще жена...
  - Вот! Никаких проблем. Эти свидетельства даже переоформлять не нужно. Они ведь делаются для того, чтобы установить порядок наследования. То есть вы понимаете? Я не могу чувствовать себя защищенной, пока эти свидетельства не у меня. Кто-то сможет претендовать на эту квартиру. Ну а что касается девочек... я могу их пристроить куда-нибудь, как часть платы. В общем итоге, я думаю, три полных серебряных кредита?
  Дратин долго собирался с мыслями. Одевался, проверял стоявшие рядом с диваном бутылки, бросал оценивающие взгляды. Санея подумала: он не такой уж и простак, каким показался на первый взгляд. Наверняка уже жалел, что не потребовал за квартиру больше. Судя по взгляду, он что-то рассчитывал.
  - Значит, свидетельства...
  Порывшись в ящике стола, он выудил оттуда еще пару официального вида бумаг.
  - Два кредита, - произнес он твердо. - Разумеется, золотых.
  - По рукам, - спокойно согласилась Сайта. Дратин поморщился от такой легкости, но больше торговаться не решился. Он отдал документы, получил деньги, долго что-то собирал по разным углам, потом бросил на Сайту странный взгляд, будто хотел то ли попросить, то ли наоборот пригрозить, ничего не сказал, и, не глянув на детей, вышел.
  - Папа на работу ушел, - тут же сообщила Клиина. В какой-то момент Санея поняла, что может различать их.
  - Нужно идти, - согласилась Сорина. Она принесла откуда-то грязную сумку, и девочки принялись складывать прошедшие проверку бутылки.
  - Сегодня три, - подвела итог Клиина.
  - Даю три монеты, - Сайта отыскала в кошельке несколько серебряных долек. - Выбирайте.
  Девочки дружно уставились.
  - Какие блестящие... А темненьких монеток у вас нет?
  - Это серебро, - объяснила Санея, догадавшись, в чем дело. - Оно дороже меди. Одну такую можно поменять на двадцать медных.
  - Понятно, - ответила Клиина.
  Она чем-то пошептались с сестрой, потом сказала:
  - А можно нам одну блестящую и две темненьких?
  Санея посмотрела с жалостью, ей вспомнилось, как радовался Плишка, когда Сайта сказала, что ему можно есть любую еду, не только ту, которую дают животным. Он стал с тех пор намного счастливей. Сайта же выглядела, будто кто-то подарил ей мешок с золотом.
  - Конечно, можно! - она отдала монеты. - Я еще хотела спросить: а вы кушать хотите?
  
  
  Глава 15
  
  ЧЕМ ЗАНИМАЮТСЯ ДЕТИ
  
  30 день, 10-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  Только они вернулись в банк, на них тут же накинулись Мнианл с Фионой. Сначала долго кричали, потом благодарили. В итоге Мнианл, он же член торговой гильдии Нест Клиниан, был передан в распоряжение Гринама, а Фиона назначена ответственной за детей, не достигших возраста самостоятельности. Правда, Клиина с Сориной и сами смогли бы о ком-нибудь позаботиться, но других детей у них не было.
  Кроме того, Гринам привел друзей:
  - Это Торотин и Ремтик, - первый был крепкого телосложения с серьезным лицом. У второго самым примечательным оказались ботинки один зеленый, другой темно-красный с полосами.
  - И что вы про них скажете? - спросила Сайта.
  - В смысле?
  Выяснилось, что Торотин такой честный, правильный и терпеливый, что у Гринама от этого головная боль. Торотин спросил, знают ли мамы с папами, чем тут занимаются 'все эти дети', и Сайта решила, что он у них отныне отвечает за мораль.
  - А я за что буду отвечать? - тут же спросил Ремтик. У него были клочковатые светлые с рыжинкой волосы, а к лицу будто прилипло удивленно- радостное выражение. - Я всегда мечтал стать поваром.
  Готовить он, как выяснилось, не умел, но это не пугало. Он и в лекарствах ничего не понимал, но это ведь ему не мешало три с половиной месяца в гомеопатической аптеке порошки смешивать. Он был вроде Кана - много где успел поработать, только успеха не имел. Гринам не смог толком объяснить, почему его позвал, но Сайта и так поняла.
  - Ну а ты как представишься? - спросил в конце Торотин. - Чересчур умная девочка? Гринам мне тут рассказал...
  - Этим пока и ограничимся. У нас столько дел!
  Чуть позже пришел Бенаюс. За день он успел купить и старый трактир, и доходный дом Квениана Марта.
  - С ним, вообще, просто вышло. Половину реальной цены отдал. Наверняка там какие-то проблемы: клопы-людоеды или еще что... Но даже если здание снести, земля под ним дороже стоит. Одна из моих лучших сделок, - подвел итог Бенаюс. - Не считая того случая, когда два придурка за день трижды покупали и продавали друг другу небольшое колечко ценой в сотню кредитов. Все шесть сделок оформили в моей конторе.
  - И вы собой очень довольны, не так ли? - Торотин смотрел на Бенаюса с тем же выражением, с каким Санея нередко разглядывала подругу.
  - Еще бы! - Бенаюс явно не уловил упрека. - Да за любую сделку с прибылью больше пятидесяти процентов памятник ставить надо! Дураков-то вокруг много, но ведь к каждому нужно подход найти! Вот, - он устроился на стуле поудобней, высунул из портфеля яблочко, завернутое в платочек, аккуратно разрезал и положил кусочек в рот. - Даже ем на ходу!
  - Вообще-то это бесчестно, молодой человек, - сказал ему Торотин, хотя нотариус выглядел не намного моложе. Сайта внутренне аплодировала - Бенаюс от удивления даже перестал жевать.
  - Вы тоже хотите?
  Не выдержав, Сайта рассмеялась. Торотин бросил на нее снисходительный взгляд, но даже не подумал смущаться. Наоборот, принялся читать Бенаюсу нотацию: 'Мораль и нежные чувства, которые мы к ней испытываем'. Только он закончил, Сайта встала со стула и указала на Гринамового друга:
  - Торотин - наша совесть!
  Бенаюс передумал спорить, заулыбался, глядя на него:
  - Яблочко?
  Под вечер пришли Клиф с Кипсом. Их Сайта ждала.
  - Нас Лезва послал, - сообщил Клиф, глянув на нее бесцветными глазами. Сайта не могла вспомнить, видела ли такие у кого-нибудь.
  - Лезва?! - на Кипса будто вылили ведро воды. - Не посылал он нас никуда!
  - Зато не удерживал, - легко догадалась Сайта. - Лик ему все рассказал, и он захотел, чтобы вы узнали побольше. А потом он из вас все вытянет.
  Кипс повернулся к Клифу, но тот даже не пошевелился в ответ. Видимо, Тихоней его все же не зря прозвали: говорил он почти с той же охотой, с какой Кан рассказывал о своем прошлом.
  - Чего делать-то теперь, а? - Кипс принялся грызть ногти. - Если Лезва знает... Но ведь сразу он не выгнал... Чего делать?
  - Ладно, запоминай, - Сайта стала диктовать.
  Вскоре они ушли. Сайта поняла, что больше всего Кипс боялся не наказания, а того, что его выгонят. Она мысленно сделала комплимент Лезве.
  
  ***
  
  - Откуда начнем?
  - Отсюда.
  С Клифом они встретились на следующий день на одном из рынков, каких много в Сенате. Сайте пришлось почти всю ночь спать, потом завтракать - время могло бы пройти зря, но она все это время думала. Они пришли с Санеей вдвоем - Клиф ждал их.
  - Что ты хочешь знать?
  - Все! - не стала скрывать Сайта. - Но начнем... Много по городу таких... шаек?
  - Несколько есть, - ответил Клиф, выбирая дорогу в толпе. Его то и дело толкали, грозно требовали, чтобы не лез под ноги. Грузный мужчина с огромным животом и удивительно маленькой головой даже схватил его за руку, но парень легко вывернулся.
  - В каждом районе?
  - Нет, - ответил Клиф. - Где появятся. В правительственном квартале, к примеру, вообще беспризорников нет.
  - А у арены?
  - Там больше всего.
  - И не гоняют?
  - Гоняют, но к арене все равно тянет.
  Они выбрались с площади, и в тот же момент все вокруг загавкало и замяукало. На этой улице котят и щенков отдавали в хорошие руки.
  - Как это, вообще, устроено? - спросила Сайта. Рядом с ними розовощекий толстяк с мускулистыми предплечьями и заткнутым за пояс мясницким топором доказывал старушке с наивным лицом, что лучше него о ее песике никто не позаботится. - Как образуется шайка?
  - Детей на улицах всегда много. Им нужно есть, где-то жить, одеваться. Ну и всякие попадаются. Кто-то быстро пропадает, другие, вроде нашего Лезвы, наоборот, как будто созданы, чтобы жить на улице. К таким и притягиваются. Несколько лет шайка растет, пока те, на ком все держится, не повзрослеют. На этом обычно и заканчивается.
  - А почему шайки просто не перерастают в банды?
  - Такое происходит, но редко, - Клиф не вертел головой, не окликал то и дело проходящих мимо девушек, как это делало большинство парней его возраста, только время от времени выхватывал взглядом кого-то из толпы и не отворачивался, пока тот не пропадал из виду. - В шайке всегда больше всего малолеток. Пока возраст более или менее схожий, о мальках еще заботятся, но после это уже обуза. Старшие становятся сами по себе, остальные... расходятся.
  - Ты говоришь выгоняют... А за что могут выгнать?
  - Если не слушаешься старшего - это главное правило.
  - А попасть к вам легко?
  - Когда еды достаточно, малолеток обычно жалеют, - сказал Клиф. Мимо них как раз пробежал совсем крошечный мальчуган с зажатой в кулаке бумажкой-посланием. - Потом учат. Если постарше, нужно, либо что-нибудь уметь, либо принести с собой: денег, вина или амулет. Тогда точно возьмут.
  - Место, еда, вещи, - перечислила Сайта. - Как вы это все находите?
  - Все зависит от главного, - ответил Клиф. Они прошли мимо кучки людей, увлеченно следящих, как пожилой наперсточник с совершенно Бенаюсовской улыбкой на лице выуживает драгоценные пластинки из чересчур полных карманов. - Сколько у него фантазии, насколько он прислушивается к остальным. Лезва старается почти всем заниматься, выгоды не упускать.
  - Много у вас воришек?
  - Пробуют многие, но и попадаются почти все. Есть такие стражники, которые только этим и занимаются. Потом суд и либо на каторгу, либо продают. Некоторым руку отрубают, если судья так решит.
  - Руку? - удивилась Санея. - Но какой смысл. Можно ведь продать...
  - Способ устрашения, - ответила за парня Сайта. - Мальчишку дороже, чем за пару золотых не продашь, а от воровства ущерб намного больше.
  - На моей памяти двоим из наших руки отрубали, - произнес Клиф. - Первый-то ничего - смеялся даже, хотя потом от лихорадки умер. А вот второй сильно переживал. Под повозку бросился.
  - Сам? - ужаснулась Санея.
  - Иногда такое бывает, - ответил парень. - Когда лет по семь, по восемь - чаще всего... Хотя один, его Кивиком зовут... ну или Угольком еще... он бросился и не умер. С тех пор хромает очень сильно, зато рисовать стал. Его постоянно просят. Кстати, видите, паренька?
  Клиф указал на убогого вида мальчишку, сидящего в пыли с треснутой чашкой в руках. Рядом с будничным видом, с каким Плишка мог бы подкидывать людей высоко в воздух, цирюльник пытался удалить пожилому мужчине катаракту - судя по тому, как он стучал зубами, денег у него не было не только на врача-мага, но и на обезболивание. Несколько человек стояло рядом и смотрело. А что? Один из трех человек лишался зрения. Сайта бы на его месте еще и плату за просмотр брала, хотя вряд ли он нуждался в деньгах. У него спросили, вправляет ли он переломы, он ответил, что да, пусть ему только объяснят, как это делается.
  - С цирюльником договариваются, чтобы он давал сдачу самыми мелкими пластинками. За это ему при случае находят клиентов. Попрошайки - обычно самые младшие, ну и те, кто под лошадь попал или кого избили когда-то очень сильно: родители там или из другой шайки мальчишки, но таких обязательно защищать надо. Среди взрослых-то попрошаек редко настоящие увечные встречаются. Вон того парня Самти зовут, - Клиф кивнул на мальчишку с перебитым локтем. Когда он шевелил плечом, предплечье болталось под ним словно пришитое. Женщина, вся наряженная в украшения из фаянса, бросила ему монетку, он тут же забормотал что-то благодарное. - Когда мать умерла, отец перестал его кормить, в итоге мальчишка попался на воровстве. Продавец стражу звать не стал, бросил его на землю и руку оттоптал - после этого он к нам попал. Ну а охраняет его Укол, - Клиф указал на долговязого парня, прислонившегося к углу мастерской: 'Любые изделия из дерева'. - Не знаю, как его по-настоящему зовут.
  - А если с взрослыми бандами пересекаетесь? - спросила Сайта.
  - Если просто кто-то хочет поделиться заставить, то ничего. У Лезвы всегда есть, чем ответить. Если же настоящая банда, таких несколько в Сенате, то приходится либо переселяться, либо договариваться. Лезва платит Логану, но насколько я знаю, не очень много.
  - А вообще, банды в Сенате - реальная сила?
  - В окраинных районах, в центр они не лезут.
  Сайта кивнула. И правлению и домам было выгодно, чтобы в центре царил порядок. Это же такой контраст: тяжелая работа, проблемы и страхи обычной жизни в трущобах, и защищенный праздник в центре. Начало турнира служило сигналом, что горожанам пора потратить накопленные со времени предыдущих соревнований эмоции и деньги. Сайта не могла не оценить красоты замысла.
  - Сколько у Лезвы таких, как Укол? - спросила она.
  - Семь.
  - Считая тебя?
  - Не считая.
  Обгоняя их, босоногий паренек едва не угодил под груженую песком телегу. За ней по мостовой тянулось несколько желтых струек: тем, что высыпалось за одну поездку, наверняка можно было бы напомнить ни одну сотню песочных часов.
  - С посланиями многие бегают? - спросила Сайта.
  - Поначалу почти все пробуют, а уж потом, если не получается, то что-то другое... - Клифу пришлось резко отпрыгнуть в сторону. К магазину 'Краски любого цвета' пристраивали второй этаж, и время от времени прохожие вынуждены были проявлять сноровку. Предупреждения: 'Кирпич!', как правило, запаздывали. - Это не так просто, как кажется. Не подойдешь же к первому встречному на улице. Нужно места знать, ну и чужим не попадаться: послания ведь не только в своем районе - по всему городу приходится разносить.
  - Тогда я тем более не понимаю, - Сайта вспомнила, что про мальчишек, передающих послания, ей рассказывал Гринам. - Это же дети. Почему они не могут взять деньги и забыть, что их просили?
  - Не могут. Если послания не будут доходить, деньги платить перестанут. Старшие за этим следят и в случае чего очень строго наказывают.
  - Понятно... Тогда еще скажи: в вашей шайке сколько человек читать умеет?
  - Трое, - спокойно ответил Клиф. Он был почти как Кан: если его какие-то вопросы и удивляли, виду не подавал. - Лезва умеет. Еще Карандаш и Огонек.
  - Карандаш? - про Огонек-то еще ясно: Ремтик, к примеру, тоже рыжий, а вот Карандаш...
  - У него постоянно карандашик за ухом, на бумажках что-то записывает постоянно, штуки всякие придумывает. Лезва хотел его выгнать, но он посоветовал, как можно денег найти.
  - Я б его раз в месяц выгоняла.
  - Лезва так и делает.
  Клиф несколько часов показывал им, где в Сенате просят милостыню. Где легче всего заработать на посланиях. Где работают карманники - за их шайкой было 'закреплено' два небольших рынка и несколько улиц, густо заселенных магазинами и ремесленными мастерскими. Несколько мальчишек, этим нередко занимался сам Клиф, искали для Лезвы любые потенциально полезные сведения. Дети не так заметны: им легче подслушать разговор стражников, вызнать, что планируют на ближайшую ночь банды. Так избегали множества различных опасностей: когда кто-то из боссов решит обложить шайку данью или какой-нибудь маг сделает большой заказ на детей. Клиф назвал пару трактиров: 'Шепот умирающего' и 'Винный погребок', где находиться было особенно полезно.
  - А девушки среди вас есть?
  - Конечно, - если Клиф видел в толпе или за работой кого-то из знакомых, он тут же объяснял, кто это и чем занимается. Они видели, как мальчишки покупали призмы радости: 'С этими уже ничего не сделаешь', и как стражник намеренно мешал мужчине со значком гильдии шкурников догнать стянувшего у него кошелек парнишку: 'Лезва этому платит'.
  - Много девушек? - переспросила Сайта.
  - Меньше, чем парней, но не слишком, ну и немного другого возраста они. Мальчишки-то даже совсем мелкие сбегают, а девчонки обычно лет с двенадцати-тринадцати. Чаще всего, когда мать умирает или если отец, а мать тут же за другого выходит.
  - И что с ними случается?
  - Часть возвращается, когда есть-спать захочет, часть пропадает. Все остальные либо по борделям, либо к нам.
  - И чем они занимаются?
  - Тем же, что и парни. Самые красивые со временем к старшим прибиваются. С ними же потом и уходят. Остальные - кому как повезет. Бывают, что замуж выходят, бывает, домом удовольствий все заканчивается.
  На улицах стало заметно меньше народу - они отклонились от центра. Здесь стояло больше жилых домов, на трактирах в большинстве случаев не было вывески. Одно из зданий больше походило на особняк древнего вампира. 'Приют для умалишенных', - пояснил Клиф.
  - Как выбирают место?
  - Главное - безопасность, чтобы нельзя было застать врасплох, чтобы не было посторонних. Одиночке легче место найти. Сначала дети просто слоняются по улицам. Первую ночь, как правило, проводят, где придется. Потом просто ходят по рынкам, трактирам - в общем, везде, где есть еда. В конце концов, если твердо решил домой не возвращаться, либо пробует что-то украсть, либо идет на свалку. Ночует в парке в зарослях кустарника, в канализационных выходах, на крышах - в любом укромном месте, куда может забраться ребенок. А вот если человек много...
  - Старые склады на севере недалеко от реки, - предложила Сайта. - Там еще пара улиц почти постоянно затоплена.
  - Это не единственное место. У Лезвы припасена еще парочка на случай переселения.
  - Что насчет еды? - спросила она.
  - Гораздо легче покупать, - ответил он. - В порту, в трактирах: всегда остаются продукты, которые не успевают продать.
  Они заговорили о еде, и Сайта тут же почувствовала, что Санея хочет есть.
  - Почему ты согласился? - задала Сайта последний вопрос. - У тебя будут неприятности, - пообещала она с улыбкой. - И, я думала, ты не очень любишь разговаривать.
  - Я люблю слушать.
  
  Глава 16
  
  ЗАДАЧКИ
  
  1 день, 11-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  - Можешь не ходить, если не хочешь, - сказала Сайта, останавливаясь у двери. Им осталось скупить еще половину квартир.
  - Ага! - возмутилась Санея. Она бы с удовольствием позанималась с Плишкой или поучила бы близняшек счету, но Сайту ведь одну нельзя отпускать. В городе полно людей - мало ли что она может с ними сделать. - Если бы не я, ты бы Дартину, вообще, ничего не заплатила! Он, может, и заслуживает, но все равно!
  - Конечно, не заплатила бы, - Сайта и не подумала спорить. - Но тогда бы я и рассказывать не стала, что он золотом разжился. И то больше бы шансов было...
  - Что?!
  - Да пошутила я! Пошутила... - Сайта постучала и сделала страшные глаза: 'Не шуми! А то услышат, что мы говорим. Не откроют еще...'
  Не открыли. Сайта постучала еще - без толку. Секунду подумала, потом упала на колени и стала молиться. Точно Санея не знала, но, кажется, в Карануте это так называли. Когда припадаешь к поверхности земли и начинаешь возносить хвалу Создателю, просить его о чем-то... Правда, Санея понятия не имела, для чего все это. Известно ведь, что частичка его духа есть в каждом и похвалить его, все равно что самому себе памятник поставить, ну а уж помощи просить... Зачем жить-то тогда? Впрочем, про Каранут они много странных историй слышали.
  - Ты что делаешь?
  - Смотри сколько пыли... - Сайта с расстояния в пару сантиметров разглядывала просвет между дверью и полом.
  - Да, - согласилась Санея. - И когда ты в следующий раз попросишь меня не пачкаться, я отвечу: 'На себя посмотри'.
  - А я тебя никогда и не просила, ты всегда чистюлей была, - ответила Сайта, поднимаясь на ноги и вытаскивая из кармана амулет. - Эту дверь больше недели не открывали.
  - Но это не значит...
  Возразить Санея не успела. Сайта приложила призму к замку, и дверь бесшумно отворилась. На них повеяло запахом затхлости и еще чем-то кислым. Санее расхотелось заходить.
  - Сайта...
  - Я знаю. Но проверить все равно придется.
  Мебели внутри оказалось немного, зато все на своих местах: плащи на крючках, старые сапоги начищены, хоть и покрыты недельным слоем пыли. К стене на уровне глаз был прикреплен меч. Санея старалась ступать как можно тише, но все равно казалось, что они излишне тревожат здешнюю тишину. В комнате: ветхий диван, заваленный одеялами и тяжелый письменный стол. На нем пара тетрадей, несколько книг и изящная шкатулка с надписью золотыми буквами: 'Килтиский перевал'. Килтис... ощущение, будто она раньше слышала это слово.
  - Здравствуйте, - услышала Санея Сайтин голос и резко обернулась.
  - С кем ты...
  - Сайта, что...
  И тут она увидела. Ей вспомнилось, как в Снежной умерших на три дня и три ночи оставляли непохороненными в домах, где они провели жизнь. На третий день их лица становились будто прилепленными к черепам. Лежащий на диване старик выглядел так же. Санея из-за того и приняла его за что-то безжизненное: слишком был неподвижен.
  - Что он говорит? - прошептала она.
  - Здоровается, - ответила Сайта. - Говорит, что его Боедан зовут. Сан, ты воды не принесешь? Я что-то видела во второй комнате...
  Санея принесла воды, и Сайта стала осторожно, по глоточку его поить.
  - Сайта, не помнишь, что нам рассказывали про Килтис? - спросила Санея.
  - Война Тарома с побережными племенами, - ответила Сайта. - Была лет десять назад. Битва при Килтиском перевале - одно из первых сражений. Ну а медаль в шкатулке, насколько я понимаю, награда за храбрость. Дается тем, кто не прекращает битву после ранения.
  - Это было десять лет назад? Сколько тогда ему?
  - Вряд ли он старше Авиртона, - ответила Сайта. - Просто истощен. Нужно позвать сюда кого-нибудь, чтобы присмотрели за ним.
  - Я могу остаться...
  - Он взрослый мальчик - подождет полчасика. Раз за две недели чувства умора не потерял... Спрашивал, что я делаю сегодня вечером. Я ответила, что приду с подругой.
  Дверь в следующую квартиру им открывать отказались. Насколько поняла Санея, внутри было несколько человек, но среди них только дети. Какая-то девочка испуганно шептала, что пока папа не придет, к двери лучше не подходить, еще одна с ней соглашалась. Отважный мальчик говорил, что открыть можно кому угодно, но сначала следует приготовить кипяток, чтобы было чем встретить, если это не папа. Самый умный объяснял остальным, что ходить рядом с дверью можно, только открывать нельзя, а кипяток приготовить не помешало бы. Но разводить костер в квартире отец им строго-настрого запретил, а вот подпереть дверь лавочкой и приготовить тяжелые предметы, чтобы можно было запустить ими в того, кто станет прорываться, как раз в их силах. Судя по звуку передвигаемой мебели, с умным мальчиком все соглашались.
  Потом объявился отец. Первое впечатление не оказалось ложным: в этой семье все было хорошо. Жена Мога Зомтиана умерла при родах несколько лет назад, оставив двадцатичетырехлетнему мужу четверых очаровательных ребятишек. С тех пор, как признался Мог, работавший поваром в 'Капитале' - одном из самых дорогих трактиров в Сенате, он не спал четыре года и сумел сделаться менее чувствительным к шуму, так что некоторые вопросы ему приходилось повторять по два раза. Сайта тут же предложила ему место главного повара в 'Ни одного дурака', вдвое увеличенную зарплату и няньку для его детей. Пробовала расспросить его про больного солдата в квартире напротив, но Мог с трудом реагировал на происходящее. Сайта обещала зайти позже.
  - Последняя на сегодня, - сообщила девушка радующейся Санее: 'Хоть у кого-то нормальный отец!' прежде, чем постучаться еще в одну дверь.
  Она открылась почти мгновенно.
  - Талина!
  На пороге стоял мальчишка лет двенадцати. Одетый гораздо опрятнее и Кипса, и даже Клифа, но настолько обеспокоенный, что руки у него тряслись похлеще, чем у Мнианла, когда он думал, что Фиона в беде. Вместо того, чтобы удивиться, увидев перед собой незнакомок, парень стал заглядывать им за спины.
  - Талина! - крикнул он еще раз, едва их не оглушив.
  - Вообще-то мы от нее, - произнесла Сайта как бы между делом. Когда он пытался посмотреть, что там, на лестничной площадке, она вежливо посторонилась.
  - От Талины?!
  - От нее, - 'не стала' юлить Сайта. Она уже пробиралась внутрь. - Мы зайдем?
  Это были, наверное, две самые прибранные комнаты, которые Санея видела за последний год - будто она вернулась в свой домик в Снежную, где Колоста боролась за чистоту, словно в нее вселился дух веника-победителя. Здесь не было пыли, пустых бутылок, в большой комнате на столе лежала кружевная скатерть, а маленькую кровать покрывало вязаное одеяло: единорог на зеленом фоне. Сайта старательно сбила о половичок пыль с сапожек, прошла в комнату и, благочинно положив на коленки руки, уселась на краешек дивана.
  - Где моя сестра?!
  - Вообще-то это ее дело, - заметила Сайта, чуть отодвинувшись от него: парень кричал прямо в лицо.
  - Ее дело?! - схватившись за голову, он заходил по комнате взад-вперед. - Она у него? - спросил он, резко остановившись.
  - Даже если и так...
  - Шлюха! - заорал он так, что Санея подпрыгнула от неожиданности. Еще это слово... На улице быстро привыкаешь, что каждый разговаривает, как умеет. В Тнерике, к примеру, один Бенаюсов коллега на любой вопрос вместо нормального ответа выдавал два десятка положений соответствующего уложения, пока ему Сайта мозги не вправила... Только мат Санея все равно не терпела. Протестуя, она без спроса уселась на диван. - Шлюха! Она же обещала, что уйдет оттуда! Не нужны нам эти деньги! Не нужны мне эти уроки! - он схватил с тумбочки тетрадку и принялся с ожесточением ее рвать. - Лучше бы она тоже умерла! - крикнул он Сайте и выбежал из квартиры. Они остались вдвоем.
  - Даже проще, чем обычно... - протянула Сайта задумчиво и, присев на корточки, стала по листочку собирать разорванную тетрадь. Санея присоединилась. Несколько минут они расставляли по порядку страницы, затем обновили переплет, а Сайта вписала в учебник несколько новых примеров - это оказались занятия по математике...
  - Вы кто такие? - раздался позади них удивленный голос.
  - А что такое? - в свою очередь удивилась Сайта. Как будто сочинение задачек - самое возмутительное занятие, за чем можно застать пробравшихся в чужое жилище незнакомцев. Вошедшая в квартиру девушка резко подобралась, бросила на пол сумку с продуктами и схватила подсвечник.
  - Где мой брат?
  - Где-то я это уже слышала, - усмехнулась Сайта. Санея иногда развлекалась тем, что угадывала, о чем она думает. Вот сейчас Сайта наверняка подсчитывала, насколько медленно подсвечник должен лететь, чтобы она сумела вовремя увернуться, прикидывала, сколько он мог бы стоить, и можно ли сделать на подсвечниках дело. Ну а про то, к чему у девушки больше таланта: к добыванию денег, ведению подрывной работы или метанию подсвечников, на худой конец, Сайта думала бы в любом случае, благо для нее это естественное состояние. - Меня зовут Сайта. Это Санея. У меня к вам только один вопрос: вы брата любите?
  Сайта оттолкнула девочку вправо, сама упала влево - подсвечник пролетел между ними.
  - Вы прекрасны в гневе, миледи, - призналась Сайта, поднимаясь с пола. Санея и сама восхитилась: уж на что Сайта была красавицей, но даже на ее фоне Талина поражала. Она была на несколько лет старше, с вьющимися каштановыми волосами и полными ярко-красными губами, казалась намного больше женщиной и, в отличие от Сайты, не скрывала своей внутренней силы, да и не умела этого. Мужской костюм, в какой мог бы одеться Кантиан или Мнианл, когда он в роли, удивительным образом подчеркивал ее привлекательность. - Пожалуй, дело в узости мышления, но мы над этим поработаем...
  - Где Тони?!
  - Он сбежал, - ответила Сайта честно.
  - Сбежал...
  - Он очень расстроен, - пояснила Сайта. - Считает, что вы вовсе не должны заниматься тем, чем занимаетесь. Уверен, что и по-другому можно заработать. И что учителя на дом приглашать не обязательно... Дети, - Сайта развела руки в стороны, словно говоря: 'Что с них возьмешь?' - Не понимают, что для них лучше.
  Талина вдруг успокоилась. Подняла с пола сумку, стала выкладывать на стол продукты. Вот сейчас возьмет тазик, обеззараживатель для воды, соберет все нужное и пойдет на первый этаж в общую кухню готовить похлебку.
  - Ничего, вернется.
  - Вы плохо его знаете, - покачала головой Сайта. - Этого он никогда не примет.
  - Чего 'этого'? - Талина прямо посмотрела на нее.
  - Вашей работы.
  - Вообще-то, я секретарь в торговой гильдии.
  - И это отличная работа! Нелегко на такой удержаться, верно? Готова поспорить, начальник вас очень ценит.
  Талина не ответила. Теперь она стояла к ним спиной и старательно чем-то шуршала. Санея поняла, что они с Сайтой для Талины не больше той точки, в которую превращается любой достаточно удаленный объект. То, что она испытывала, было настолько глубоко, настолько сильно...
  - Очень далеко все зашло, - расстроено прошептала Сайта. Санея даже обрадовалась, что она так сочувствует. - Значит... нужно помочь ей сделать следующий шаг.
  - Как Мнианлу? - ужаснулась Санея. Она твердо решила не понимать Сайтиных намеков, но и без того ясно, Талине порядком досталось.
  - Мнианл сделал шажок, - ответила Сайта. - Для нее это уже мало. Я считаю...
  Сайта встала с дивана и подошла к Талине вплотную. Санея была уверена, что девушка плачет, но когда она обернулась, лицо ее походило на маску.
  - Уйти от этого не получится, - сказала Сайта.
  - Кто ты... - Талина поморщилась, как от зубной боли. - Чего ты хочешь?
  - Ничего особенного, - Сайта положила на стол кошелек. - Это деньги. Они полностью обеспечат вас с братом. Их вы сможете получить в любое время в банке Гринама Тельвинга. В обмен, я хочу, чтобы вы сделали для меня две вещи. Первое, чтобы вы передали нам права на эту квартиру - на вырученное вы сможете купить с десяток таких же. Второе...
  Сайта вынула из карманов несколько амулетов.
  - Оберег, отмычка и усыпление, - объяснила она. - Все очень хорошего качества, все действует на расстоянии, ко всему прилагаются инструкции. Второе, что я хочу - это чтобы вы решили свою проблему. Чтобы ты решила свою проблему. Если усыпителем воспользоваться четыре-пять раз подряд, сердце не выдержит. Внешних следов не останется: спустя несколько часов даже магу сложно будет что-то определить.
  Талина в задумчивости прикоснулась к 'Сновидению'. Было видно, что мыслями она где-то далеко...
  - Ты ведь это несерьезно, правда? - Санея не могла поверить, что это происходит. Сайта любила зло пошутить, но в этот раз отчего- то казалось...
  - Нет, - ответила за нее Талина. - По-моему, серьезно. Так ведь?
  - Так, - Сайта кивнула. - Я думаю, много времени не потребуется?
  - Нет.
  - Тогда ждем вас завтра в банке. Кстати, амулеты вещь недешевая, так что документы на квартиру мы возьмем с собой в залог. Не против? В этом случае нам пора...
  
  
  Глава 17
  
  САМОЕ ЛУЧШЕЕ ОРУЖИЕ
  
  1 день, 11-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  Перед завтрашним обедом нужно было переделать еще кучу дел. Вернулся Кан со списком необходимого, хотел узнать, не внесено ли в проект существенных изменений:
  - Конечно внесено, - Сайта ссыпала ему в руки груду листочков. - Там про подземные этажи, медицинское и магическое отделение. План коммуникаций прилагается. Когда можно будет начать строительство?
  - В любой момент, - Кан спрятал листы в папку. - Насчет материалов я узнал: производством кирпича и цемента в городе занимается несколько десятков мастеров. Для большинства это только приработок: они в основном обжигают керамику, но даже если нам много понадобиться, в принципе, в городе можно все достать. Это будет довольно дорого. Есть второй вариант. Можно все купить за городом на фабриках, а до Сената довезти самим. К западу от сената километрах в двадцати: поселений там нет, область называется Фентония... Так вот, глину там добывают открытым способом, она намного дешевле, чем та, которую используют Сенатские мастера, кроме того, там много места, чтобы ее перерабатывать, формовать кирпичи, сушить их, не нужно разрешение на установку печей. В общем, экономия не меньше, чем в два раза даже с учетом затрат на перевозку. То же и с цементом. Известь добывают в пещерах, ну а про глину и печи я уже говорил. Клинкер можно без проблем готовить.
  - А чьи это фабрики?
  - В основном отдельных мастеров. Условия для производства отличные, а спроса нет. Участки продаются свободно, стоят недорого.
  - Почему?
  - Дорога очень плохая.
  - Гм... хорошо. Дальше.
  - Списки магов, занимающихся строительством, и названия несколько трактиров, где можно нанять рабочих - лучше их использовать, чем официальные строительные конторы, я составил. Можно начинать с любого здания?
  - Нужно еще два дня, чтобы скупить оставшиеся, - ответила Сайта. - Пока подбирайте рабочих. Минимально возможное число. Любые сомнения в пользу уменьшения. Рабочей силы у нас хватит. Да, и, я думаю, пока обойдемся без магов.
  Кан ушел.
  - Ну что? - Сайта повернулась к Картигу. Пока они разговаривали, переводчик сидел в углу с книгой в руках и делал вид, что его очень интересуют 'Исследования Проклома Давиана в области точных измерений мер и весов'.
  - Совершенно точно, аан для него родной, - ответил Картиг. - До такой степени язык не выучишь.
  - А как вы определяете? - спросила Сайта с интересом.
  - Есть несколько характерных ошибок произношения, которые формирует сама речь: первые буквы некоторых слов, окончания, связь предлогов со словами, произношение гласных... Их очень много. Теоретически, если проговорить на языке лет двадцать, при этом не используя никакие другие, то можно переучиться, но даже тогда какие-то мелочи остаются. Язык, на котором человек впервые заговорил, определить можно почти всегда.
  - Ясно... Но на аане во многих странах говорят.
  - Он точно не из Таромского совета, не из Галурии и не из Тавлии, - перечислил переводчик. - Также откидываем Гузак, Золотой Пик, Стод, Собт, Сикорию - аан для них второй язык, но людей там почти нет...
  - А те, кто есть?
  - Приезжие с выговором, завезенным из родных мест. Что у нас остается?.. Аан, Турлон, Снежное Королевство, Лукеция... И я бы сказал, что совершенно точно, первые годы жизни он провел именно в Лукеции. И скорей всего, в столице.
  - Уверены?
  - Несколько лет назад я бывал в Луке, так что... - Картиг развел руками. Сайта кивнула.
  - Гринам подписал с вами договор? Объяснил, что будете делать?
  - Вот про это я хотел спросить. Договор-то подписали, а вот что делать... Гринам намекал, что... - Картиг замер, не донеся книгу до портфеля. - Вообще-то он сказал: 'Веревку из песка вить не заставит, а в остальном...'
  - Это довольно точно, - призналась Сайта, обещая себе подумать насчет веревок.
  Затем совещались с Бенаюсом.
  - Проблема одна - со складом, - говорил он, не скрывая широкой улыбки. Ему его работа явно нравилась. - Совсем недавно построили, полностью оборудовали и потратили кучу денег. Магическая защита, полная автономность, все условия для длительного консервирования чего угодно. Реальная цена восемьсот-девятьсот золотых кредитов.
  - Кто владелец?
  - Гримор Наитха.
  - Кто он?
  - Владелец 'Восточной Таромской морской торговой компании'. Один из самых богатых людей в Таромском совете. И чуть ли не единственный, кто не имеет никакого отношения к гладиаторским домам.
  - А что так?
  Бенаюс пожал плечами: 'Мало ли у кого какие заморочки'.
  - Я встречался с его секретарем, - сказал он. - Один из складов он готов продать. Цена: полторы тысячи кредитов, и сомневаюсь, что он скинет хоть дольку.
  - Встретьтесь еще раз, - сказала Сайта. - Скажите, что через три дня деньги будут.
  - Полторы тысячи? Цена явно завышена. Не лучше ли... Я имею в виду, Гринам мне про вас, юная леди, кое-что рассказал...
  - В этот раз мы заплатим, - сказала Сайта.
  - И денег хватит?
  - Нет, пока не хватает. Но это мы решим.
  Затем Сайта писала послания - шесть штук, по числу приглашенных на завтрашний обед. Клифа она планировала пригласить сама, ну а Санея с Плишкой придут с ней.
  - Все согласились? - с парнем, как и было договорено, они встретились у входа в 'Ни одного дурака'. Сайта заодно проверила, как там устраивается народ. Хоть место и временное, людям должно быть удобно. Санею Сайта оставила с Плишкой. Нужно было дать ей подумать. История с Талиной - испытание не только для девушки, но и для Санеи тоже.
  - Я предлагал только тем, кто не станет сомневаться, - ответил Клиф. - Но там не только из наших, есть и из других шаек, и одиночки тоже.
  - Так даже лучше. А Лезва уже как-то прореагировал?
  - Я не прятался: что-то ему уже наверняка рассказали, но со мной он на эту тему не разговаривал.
  - Рано или поздно прореагирует, - Сайта протянула ему приготовленные заранее приглашения. На тыльной стороне значились имя человека, место, где его можно найти, а также рисунок. Имена и места, чтобы Сайта сама не перепутала, когда будет рассказывать про них Клифу, а рисунок, чтобы не умеющий читать парень мог сориентироваться. К примеру, на письме для Авиртона красовалась оторванная человеческая нога, для Кравена - фигурка, объятая пламенем, для Торотина весы. - Раздашь по одному тем, кого выбрал. За полтора дня они должны будут отыскать того, кого нужно. Не самое сложное дело. С теми, кто справится, я поговорю. Займешься этим чуть позже, а пока... Ты сколько килограммов поднять сможешь?
  - Не знаю. Двадцать подниму.
  - Немного... Хотя в случае чего можно в два захода... Хорошо. Суть вот в чем: чтобы дело не застопорилось, за два дня я должна где-то раздобыть две тысячи золотых кредитов. И ты мне в этом поможешь.
  - Я? - кажется, Сайта впервые увидела на лице Клифа удивление. - Как?
  - Есть три способа, - не стала скрывать девушка. - Обычно это Санея делает, но раз уж она недоступна... Выбери цифру от одного до трех.
  - Два, - ответил Клиф, пожав плечами.
  - Спасибо, - улыбнулась ему Сайта. - На самом деле неважно, чтобы ты сказал: ты ведь не знаешь, что под какой цифрой зашифровано. Я бы в любом случае выбрала сама. Давно хотела в этом признаться, но Санея бы точно обиделась, - Сайта завертела головой по сторонам. - Где тут у вас кулачные бои?
  - Гладиаторские?
  - Нет. С ареной все ясно. Обычные кулачные бои в Сенате есть?
  - Разумеется. И много. Но там только свободные дерутся.
  - Где самые крупные ставки?
  - Сегодня воскресенье, - Клиф поморщился, вспоминая. - Да, 'Беззубый крокодил' сегодня работает. Там ближе к вечеру начинают... Как раз успеем дойти.
  - Отлично, - Сайта пристукнула каблуком. - Я знаю пару способов повлиять на исход поединка.
  В подвале 'Беззубого крокодила' Сайта провела несколько часов. После четвертого боя ей выделили стул, чтобы было удобнее смотреть на мечущихся по яме бойцов, а после седьмого кто-то спросил, какой она больше любит сок: гранатовый или виноградный.
  - А теперь кто победит?
  Спрашивал ее бойкий толстячок с горящими от возбуждения глазами. 'Беззубый крокодил' было его заведение, так что сам он ставить права не имел, но Сайта предложила ему четвертую часть прибыли за то, чтобы он следил за ее делами: относил пластинки кричалам и собирал с них выигрыш. После этого девушка могла со спокойным сердцем разорить всех четверых: каждому по окончании вечера придется отдать хозяину 'Крокодила' двадцать процентов прибыли, не считая того, что они заплатили за места, но ему-то все равно от кого получать деньги. Особенно, учитывая, что Сайта пообещала ему больше.
  - Даже не знаю, господин Соплитриан, - Сайта намеренно говорила громче, а главное, весомей, чем обычно. Во-первых, чтобы ее просто было слышно: в довольно-таки просторный, но совсем не резиновый зал набилось человек семьдесят народу, и не один не молчал: зрители делали ставки, кричалы принимали, тренеры подбадривали бойцов, а те, едва их опускали в яму, начинали обещать противнику сожрать его внутренности. Во-вторых, все должны были знать, что решения принимает она, чтобы никто не заподозрил владельца в подтасовке. - По-моему они одинаково бестолковые.
  Соплитриан от души рассмеялся. Пять кредитов для него (и пятнадцать для себя) Сайта уже заработала, так что настроение у него было отличное. Еще пара часов, и он предложит ей совместное дело.
  - Тидин несколько раз побеждал в боях.
  - Тидин, это мясник? - уточнила Сайта, наблюдая, как краснорожий мужик с широченной грудной клеткой освобождается от рубашки. Правила требовали, что бойцы сходились в драке голыми по пояс.
  - Да. А второй Вифиз. Вышибала из 'Пивной бочки'.
  Бойцы начали разминаться. Сайта посчитала: чтобы справиться с Плишкой потребовалось бы штук девять Вифизов или не меньше дюжины Тадинов. Так было удобней оценивать: если б она сравнивала с Локой или Кравеном, счет бы пошел на сотни.
  - А какие ставки?
  - Три к одному на Тидина, - ответил Соплитриан. - У него опыта больше. А Вифиз сегодня первый раз участвует.
  - Правда? Но с этого надо было начинать! Десять кредитов на Вифиза!
  - Одну секунду! - Сайтин поверенный буквально сорвался с места. А что с ним станет под занавес, когда начнутся главные бои, немного поменяется публика, а максимально возможный размер ставки вырастет до полусотни кредитов?
  Не без потерь бой выиграл Вифиз. Сайта получила свои двадцать две пластинки и еще один стаканчик гранатового сока с соломинкой.
  - Теперь на кого? - спросил Соплитриан.
  - В этот раз не буду, - ответила она.
  Вокруг расстроено завздыхали. Некоторые успели приметить, что ошибается Сайта реже других, и теперь старались не упустить ни слова, из того, что она говорит. Сайта дважды ставила не на того, кто выиграет, а на того, кто по ее мнению должен проиграть, специально дождавшись, когда вокруг соберется максимальное число подражателей. Ну и 'объяснения' она свои дозировала. Вифиз, к примеру, должен был победить не потому, что он новичок, какой вывод сделали из ее слов сразу несколько умников, в следующем же бою поставив не на сержанта стражи, а на безусого паренька, решившего попытать свое счастье, а оттого, что Сайта кое-что в нем заметила. Шрамы на мускулистом торсе были не от ножей и дубинок, как подумало большинство: 'Вышибала, ведь!', а от мечей и стрел, кажется, было даже несколько ожогов от амулетов. Человек, не дравшийся нигде, кроме ринга, против того, кто прошел войну. Еще, она видела, как оба двигаются, как смотрят. Если и был шанс, что Сайта не угадает, то крайне незначительный.
  - Сегодня Стровер-кирпичник попытается завоевать звание чемпиона 'Беззубого крокодила', - сообщил ей Соплитриан. - Чуть больше часа осталось.
  - А кто действующий чемпион? - спросила Сайта. - С кем он будет драться?
  - У нас немного другие правила, - Соплитриан на секунду отвлекся, чтобы пожать руку какому-то важному господину. Судя по всему, работнику торговой гильдии. Они с Кантианом явно одевались у одного портного. - Чемпионов может быть несколько. Чтобы стать им, нужно за один вечер выиграть пять боев подряд. Причем противники расставлены так, чтобы каждый следующий был сильнее предыдущего. Ставить можно не только на каждый конкретный бой, но на то, скольких претендент сумеет одолеть. Чем раньше сделана ставка, тем больше выигрыш.
  - Пять боев, значит...
  - Точнее даже шесть. Если претендент победит во всех пяти боях, ему имеет право бросить вызов кто-то из зрителей. Разумеется, этот человек не должен быть ни профессиональным бойцом, ни стражником, ни военным, у него не должно быть ранга в келото. Но если он победит, звание чемпиона и главный приз достанутся именно ему. Правда, обычно таких смельчаков не находится. На мой памяти такое было всего несколько раз. И дважды это были подставные бойцы.
  - Как вы узнали?
  - Система безопасности, - пожал плечами владелец 'Крокодила'. - Маг следит, чтобы не было жульничества. Охрана, чтобы в зале никаких беспорядков. Если человек из толпы одерживает победу, за ним следят, пока не удостоверятся, что обмана не было. Ну и другие способы...
  - А что за приз?
  - Пятьдесят золотых кредитов, - ответил Соплитриан. - Победить в пяти боях подряд очень сложно. Такое редко бывает.
  - Хорошо, расскажите мне про этого 'кирпичника', - попросила она. - И про остальных, с кем он драться будет.
  Посмотрев первый бой, она решила сделать ставку после него. Сайта не сомневалась, что свои пять побед Стровер одержит. Он был не из тех людей, что могли бы продолжить сражение, получив травму, заслужить ту же медаль, что и Боедан, но соревноваться он умел. Сайта много таких видела в Коптуре. Они могли тренироваться целыми днями, изматывать себя диетами - все ради победы. Будь то кулачные поединки или та игра, где нужно было перетащить кожаный пузырь из одного конца площадки в другой. Многие из них не были приспособлены к реальной жизни: тот же Стровер в месте, где нет правил, спасовал бы перед большинством из тех, с кем он встречался в яме. Наверняка, случались и исключения, но Стровер был именно таким.
  - А что будет со ставками, если он проиграет в шестом бою?
  - Можно особо оговорить, что ставишь только на пять.
  - Так и сделаем, господин Соплитриан. Максимальная ставка.
  - Великолепно!
  Заканчивался третий бой, когда пришел Клиф.
  - Я все передал.
  - А мешок принес?
  - Да.
  - Хорошо, - Сайта ссыпала внутрь все, что успела заработать. Часть суммы была золотыми долями и даже серебром, так что кучка получилась приличная. - Присаживайся. Будешь сумку держать.
  Сайта уступила ему место.
  - Но...
  - Быстрее, пока никто не занял! - Сайта высматривала в толпе Соплитриана. Разумеется, он не мог одну ее развлекать весь вечер. Кроме ее стула по краям ямы было расставлено еще несколько, и некоторые даже более удобные, чем тот, что принесли для нее. - Я же вернусь сейчас!
  Соплитриан объяснял неприятного вида женщине, увешенной драгоценностями, почему в боях не могут участвовать гладиаторы.
  - Вы бы больше заработали!
  - Разумеется, госпожа Каратаза, - лебезил перед ней хозяин заведения. - Но вы вот о чем забываете: арена, каких бы размеров она не была, даже если бы в кармане помещалась, не может принадлежать ни кому и ни чему кроме города и губернии. Если на бой выйдет гладиатор или, не дай Создатель, в яме кого-то убьют, про меня можно будет в тот же день забыть.
  - То, что убивать нельзя, это, конечно, минус, - мудро изрекла женщина. В паре метров от нее Стровер сломал противнику руку. - А оружие дать? Или, скажем, выпустить трех девок против одного мужика?
  - Нельзя, - покачал головой Соплитриан. - Только без оружия и один на один.
  Он отошел от нее, и Сайта тут же схватила его за рукав.
  - А пари вы можете заключать?
  - Разумеется. Но если я предложу, против Стровера больших денег не поставят.
  - А на него?
  - Но ведь...
  - Шестой поединок, - объяснила Сайта. - Ставьте все на человека из зала, когда он выйдет, заключайте пари на максимальные суммы, подначивайте, давите на слабые места...
  - Но...
  - Тридцать процентов ваши.
  Соплитриан не нашелся, что ответить. Только бросил короткий взгляд на Клифа, покачал головой в восхищении и отправился выполнять свою часть сделки. Сайта подошла к парню.
  - Не поможешь мне?
  Она достала из кармана шнурок: Санея скрутила его когда-то из стебельков травы-зубатки и кусочков серебряной проволоки и подарила ей. Сайта собрала волосы, Клиф помог ей завязать узелок.
  - Приветствуем Стровера-кирпичника! - воскликнул Соплитриан, когда пятый бой закончился. Публика одобрительно зашумела. - Он одолел пятерых противников и теперь по праву может называться чемпионом! Единственное, что осталось - подтвердить звание! Есть среди вас кто-то, желающий помериться силами с чемпионом?! Напоминаю, у желающего не может быть опыта боев, военной службы, он не должен иметь ранга в келото или в гильдии магов. Кто решится?!
  Зал затих. После пяти проведенных боев Стровер выглядел не лучшим образом: тяжело дышит, весь в синяках и кровоподтеках, правый глаз заплыл и не видит, но боеспособности не утратил. Мышцы после серьезных нагрузок раздуты, кисти нервно сжимаются и разжимаются.
  - Кто решится?!
  - Я! - прозвенел голосок. Сайта рассчитывала на такой эффект. Как если бы ждали, что заговорит Плишка, а услышали вместо него Санею.
  Она скинула с себя куртку и легко спрыгнула в яму: глубина метра два, стены и пол выложены досками. Все воззрились на нее с немым удивлением. Сайта нашла Соплитриана взглядом и подмигнула ему.
  - Дамы и господа, - произнес владелец 'Крокодила' после небольшой паузы. - Такое в нашем заведении впервые. Но если девушка уверена в себе...
  - Уверена! - крикнула Сайта беспечно. - Да на этого хлюпика смотреть же без смеха нельзя! Тебе не говорили, - обратилась она к Строверу, - что прежде чем на бой выходить, нужно хотя бы от мамкиной титьки оторваться?! Ботинки зашнуровывать научиться... Левую руку от правой отличать... Или мамочку будешь звать?! Учти, во время боя за чужой юбкой отсидеться не получится!
  С каждым словом шум вокруг нарастал. Кто-то смеялся, другие стали выкрикивать что-то одобрительное, советовать Строверу, чтоб 'вел себя, как мужик', кричалы принимали ставки.
  - Ну, чего молчишь-то?! Язык проглотил?! Или в том хлеву, где тебя воспитывали, по-человечески не разговаривали?! Я-то еще думала, где твою рожу раньше увидеть могла. Ты же один в один хряк волосатый! Уж нос-то точно свинячий!
  Сайта замолчала и принялась нагло улыбаться.
  - Бой идет до тех пор, пока один из противников не утратит возможности драться или не признает свое поражение! - пользуясь паузой, напомнил Соплитриан. За последнюю пару минут он показал чудеса находчивости, умудрившись сделать ставки у всех четырех кричал и заключив несколько пари.
  - А 'кирпичником' тебя прозвали, потому что ты такой же умный?! - выкрикнула Сайта. Если бы ей нужна была просто победа, она бы не стала его обзывать. Покричала бы какая она выдающаяся личность, похвасталась, что может отжаться от пола шестнадцать с половиной раз, и все - он бы не увидел в ней противника, не стал бы драться. Только в этом случае не сыграла бы ни одна ставка. - Или потому что тебя каждый построить может?!
  Нужно было его разозлить.
  - Сама напросилась девка...
  Зрители заревели в предвкушении, и Стровер наконец не выдержал. Разорвал дистанцию парой прыжков и... остановился в нерешительности. Он-то ожидал, что наглая девчонка испугается, попытается увернуться, может быть, даже кинется на него, если уж совсем психованная... а она просто осталась стоять. Он задумался, а спустя секунду уже валялся, корчась от боли. Сайта смотрела на это равнодушно. Зря у нее что ли на носках сапог железные насечки? Да еще такие тяжелые...
  
  ***
  
  - Нога сломана, - рапортовал Соплитриану маг, выполнявший в 'Зубастом Крокодиле' еще и обязанности доктора. - Отправили его домой.
  - Заплатили?
  - Разумеется.
  - Хорошо, Иктин. Боец-то он неплохой...
  Маг вышел из кабинета. Какое-то время Соплитриан следил за тем, как они с Клифом пересчитывают деньги.
  - Сколько? - спросил он с улыбкой. Он и сам сегодня неплохо заработал.
  - Не хватает, - ответила Сайта. Клиф закидывал мешок за спину. - Хотя в прошлый раз меньше было. Что ж, нам пора.
  - Всего хорошего, - Соплитриан привстал, провожая их.
  - И вы даже не попросите, чтобы я на вас работала? - удивилась Сайта.
  Мужчина покачал головой.
  - Не попрошу. Хотя замечу, что гранатовый сок в 'Крокодиле' лучший в городе.
  - И это правильно, - одобрила Сайта.
  Они шли по темным улицам, и, разумеется, на них напали. За ее ставками в зале следило не меньше полсотни человек, и большинство из них проигралось. Кто-то обязан был попробовать. В какой-то момент Клиф оставил мешок на мостовой, сам юркнул в тень. Сайта нащупала в кармане амулет. Грабителей насчитала троих.
  - Просто отдай... - начал говорить один из них, но осекся. У него за спиной вскрикнул один из товарищей, почти тут же второй. Спустя секунду Клиф стоял рядом с Сайтой, держа в руке окровавленный нож. - Я...
  Он не договорил. Его лицо вдруг окутало розоватое сияние, и он упал замертво.
  - Вы бы, конечно, и сами справились, но господин Соплитриан просил за вами присмотреть, - произнес вышедший из темноты Иктин. - Всего хорошего.
  Спустя полчаса они шли по улице Большого Орхуса.
  - Ты не занят? - спросила Сайта, пересыпая пластинки в Плишкину сумку. - Одна я не утащу.
  - Деньги?
  - Посмотрим, что там будет.
  
  Глава 18
  
  СВОБОДА
  
  1 день, 11-го месяца, 4324 года
  Таромский Совет. Сенат.
  
  Лока не знал, что может быть так плохо. Все то, к чему он был раньше привязан, без чего не мог представить своего существования, оказалось вдруг так далеко позади, что и представить страшно. Осталось ли, вообще, хоть что-то? Лока и вообразить не был способен, что это вдруг станет настолько значимо. Он всегда думал, что для него важнее то, о чем говорил Сахайя. И жизнь ведь доказала это! В решающий момент он все отдал, чтобы исполнить долг. И вот теперь он был далеко от дома, совсем один... 'Даже будучи разрушенной до основания стальная колонна остается сделанной из металла', - как-то сказал Сахайя. И что же?.. Сбежать вот... не удалось. И ужасно, до судорог в конечностях, болело тело. А еще, страшно в этом признаться, но ему безумно, каждым кусочком своего естества, хотелось себя пожалеть. Уж в чем-чем, а в том, что колонна разрушена, можно быть уверенным совершенно точно.
  Лока вздохнул и открыл глаза. Взгляд уткнулся в потолок, покрытый черными трещинами. Крошечный паучок соскользнул прямо на грудь и быстро пополз. 'Даже если он ядовитый, яд вряд ли подействует', - мелькнула мысль.
  - А Собираен крепко тебе врезал, - раздался вдруг голос прямо у него над головой. Из темноты появилась чья-то рука и стряхнула паука в сторону. Что-то пару раз щелкнуло, и по комнатке разлился тусклый желтоватый свет. - Два дня в сознание не приходил. Гм... может тебе что-нибудь под голову положить?
  Тонкие руки стали двигать его: причиняли боль, но все равно старались действовать осторожно.
  - Саххх... - Лока попытался произнести имя, но только захрипел.
  - Что ты сказал?
  Тот же голос. Высокий, но скорее все же мужской, чем женский. Спустя несколько секунд Лока сумел разобрать очертания молодого человека. Года на два-три старше, чем он сам. Парень потянулся куда-то в сторону, и вскоре уже поил Локу водой.
  - Давай... маленькими глоточками... Так что ты сказал?
  - Кто ты? - соображал Лока туго. Казалось, он совершенно разучился воспринимать ощущения. Не только те, что приходили к нему издали, но и собственного тела.
  - Лепка, - ответил парень. - Такой же раб, как и ты.
  - Раб?
  - Видишь у тебя клеймо на плече? Знак гладиаторского дома Дориана Мерзта. Мы оба ему принадлежим. Ты себя как чувствуешь-то?
  - Никак.
  Лока сделал вид, что снова лишился чувств. Парень еще что-то спрашивал, но, в конце концов, ушел. Лока попробовал пошевелиться - тело не послушалось. Потратил пять минут, чтобы немного повернуть голову. Зато смог окинуть себя взглядом: посеревшая кожа, грязные коросты по телу, левая нога, изогнута под неправильным углом и, наверное, килограммов двадцать цепей и кандалов.
  'Ну что, радует тебя твое освобождение?' - прозвучало вдруг ехидно в голове. К этому и стремился: не поступать так, как не хочется. Вот теперь и нет ничего. Никакой связи ни со Снежной, ни с чем-либо еще. Впервые, он ничего не должен делать, и нет вещей, о которых обязан думать. От его решений не зависит судьба других людей. Даже о сестре можно забыть: все равно неизвестно, где она сейчас. Веточка, оторвавшаяся от дерева и потерявшая все до одной иголочки. Абсолютная свобода. Некоторые о таком всю жизнь мечтают, и не имеют даже шанса приблизиться, а ему вот удалось достичь. Предел мечтаний...
  Лепка вернулся на следующий день. Послышался звук отодвигаемого засова; дверь открылась, но светом по глазам не ударило. Видимо, в коридоре было так же темно, как в комнате - солнце проникало только через узенькую щелку под потолком.
  - Не спишь? - в руках парень держал небольшой котелок и подставку со свечкой.
  Лока внимательно посмотрел на него. Пришел сюда один, и за дверью никого...
  - Чего ты хочешь? - спросил Лока.
  - Я тебе поесть принес, - сказал Лепка, зажигая свечку, - и еще...
  Лока сделал быстрое движение. Боль в мышцах, всю ночь медленно отпускавшая, тут же вернулась, но что толку обращать на нее внимание? Зато удар получился выверенным до сантиметра. Он схватил парня за плечо так, что его шея оказалась очень близко от Локиных пальцев.
  - Да что?.. - Лепка выронил свечку и попытался вырваться, но не тут-то было.
  - Чего ты хочешь? - произнес Лока, как мог отчетливо, притягивая парня к себе.
  - Ничего, - судорожно зашептал Лепка. Вырваться он больше не старался. - Я просто принес тебе еду...
  - Правду, говори! - Лока чуть встряхнул его. Силы убывали стремительно - еще чуть-чуть, и он не сможет его удерживать. Как бы было хорошо уметь видеть людей насквозь, как это делала Сайта. Ему, чтобы разобраться в человеке, всегда требовалось много времени. А уж о том, чтобы отличить правду ото лжи в устах незнакомца, не стоило и мечтать. Только пожирателей мира Лока ощущал за многие километры. - Что у тебя на уме?!
  - Я... я такой же дрекови, как и ты! - выпалил парень.
  - Ну и что?
  - Как что?! Ты ведь шаман, так? Я знаю, что так! Я слышал, как говорили те, которые тебя продали, а Дориану не рассказал! Я все, что захочешь, для тебя сделаю! Только скажи!
  Даже в темноте было видно, как у него горят глаза. Лока выждал еще несколько секунд, потом отпустил его, откинулся на спину.
  - Я никогда в Западном Лесу не жил, - произнес парень проникновенно. Хотя его больше не держали, он даже не подумал отодвигаться. - И шаманов не видел, но теперь... Я знаю: это все правда, что мне рассказывали.
  Лока был потрясен. В Снежной и к нему, и к Сахайе относились с большим уважением, но такого он раньше не видел. Какая-то благоговейная радость. И уверенность, что уж теперь-то начнется совершенно другая, лучшая жизнь.
  - Что ты так удивляешься? Неужели раньше магов не видел? Да хотя бы того взять, Собираена или, как там, его...
  - Но ты ведь шаман! - воскликнул парень. Он буквально лучился энтузиазмом. - Это совершенно другое! У магов просто огненные шары и еще всякая ерунда, а шаманы... Для них в мире вообще ничего неизвестного нет! И когда рядом с ними находишься, начинаешь все окружающее по-другому чувствовать. Как будто у тебя еще одна пара глаз вырастает. От них такое тепло исходит, что ты каждую секунду вырастаешь... Ну и конечно, они еще всякие плохие вещи уничтожают, которые миру вредят... Но это их еще в сотню раз ценнее делает! Находиться рядом с таким... Со своим сородичем! Это такое счастье, что просто представить...
  Лока чувствовал, что вернулся на десять лет назад. Точно то же самое он чувствовал когда-то, находясь рядом с Сахайей. И теперь про это ему рассказывает совершенно незнакомый парень, который и в Западном лесу не бывал.
  - Откуда? - у него вдруг в горле пересохло. - Откуда ты все это знаешь?
  - Мне рассказывали, - ответил Лепка. - Я многих дрекови встречал. И здесь в Галурии, и до этого в Таромском совете. Некоторые, конечно, про шаманов всякую ерунду несут, что они и злые, и ленивые, и вообще не шибко-то и шаманы. Но тут ничего нет странного - должны и такие встречаться. Зато, кое-то мне про настоящего шамана рассказывал. Как он на людей действует. Он однажды всю деревню от лесного пожара спас. Несколько дней вокруг нее деревья горели, а на дома ни одной искорки не упало! Я тогда еще не поверил, а теперь понимаю: просто не все это чувствуют! Ну или все, но только большинство слабо очень.
  - И ты чувствуешь...
  - Что ты шаман! - Лепка смотрел на него широко открытыми глазами. - Я знаю.
  Что-то екнуло внутри. Боль, грусть, апатия, успевшие охватить его, отступили. Лока испытал что-то неизведанное. Кто-то осознано захотел встать рядом с ним. Не уважение или страх, а новое чувство - доверие.
  - Я не шаман, - произнес Лока после паузы. - Я был учеником шамана.
  - Я не ошибся...
  Лока полуприкрыл глаза. До него вдруг дошло, что все это означает. Даже если в твоем племени всего один житель, это не снимает ответственности... Сколько он был свободным?
  - Ты давно раб? - спросил Лока.
  Взгляд Лепки тут же погас. Он отодвинулся и стал шарить руками по полу, потом поджег свечку.
  - С самого детства. Я не помню родителей. Мне говорили только, что они варвары. Потом меня несколько раз продавали, покупали, пока я не попал к Дориану. Это лет семь назад было... С тех пор я для него всякие разные поручения выполняю, он меня даже в город одного отпускает...
  - Пробовал сбежать?
  - Я много лет пытался способ придумать, - признался Лепка. - Но... это не так просто. Даже для обычного раба, а уж для того, кто к гладиаторскому дому приписан... - парень покачал головой. - Я бы даже из города не вышел. На выходе ведь каждого проверяют. У стражников есть специальные амулеты, которые настроены на то, чтобы распознать клеймо. Их ведь маги ставят. Кроме того, даже если удастся из города выбраться, есть магический поиск. Даже чтобы самого недорогого раба найти, денег не пожалеют. Лучше пару лишних монет потратить, чем кому-то надежду внушить...
  - Гладиаторский дом... - задумчиво произнес Лока. - Что это значит?
  - В смысле? - Лепка глянул на него недоуменно.
  - Ты уже несколько раз про это говорил. 'Дом' - ясно, что такое. Какое-то сборище, собрание, где главный этот Дориан. А 'гладиаторский'? Что это? Мне учитель много чего про мир рассказывал, но такого слова я не помню...
  - Так ты не знаешь... - произнес парень сочувственно. - Гладиаторы - это рабы-воины. Они выходят на арену и дерутся между собой. До смерти.
  - До смерти... - повторил Лока пораженно. - Зачем?
  - Ради денег, власти, влияния... В Галурии, и особенно в Таромском Совете, все на этом основано. Арена - главное сооружение любого крупного города. Губернатор получает деньги, чернь получает зрелище. Болезни, голод, разруха - все проблемы решаются одним способом. Город организует очередной турнир, и уже нет времени думать о чем-то, кроме боев. Ну а гладиаторские дома выставляют бойцов. Получают деньги за это. Да и ставки, опять же...
  Лепка замолчал на мгновение, а потом сказал:
  - Через два дня турнир. Ты будешь драться.
  - Драться? Я не дерусь людьми.
  В сознании вдруг возник образ летящей к земле головы, и сразу за ним - почти забытое уже ощущение присутствия скверны, порождающее жажду уничтожения... Потребовалось несколько секунд, чтобы прогнать наваждение. Спокойно... спокойно... здесь нет пожирателей.
  - Я не дерусь с людьми, - повторил Лока.
  - Система существует, больше тысячи лет, - развел руки в стороны Лепка. - Все отлажено до мелочей. Тебя не заставят тренироваться, если ты не хочешь. Но драться придется в любом случае. Иначе умрешь. И еще... я тут тебе принес поесть... - Лепка поднял с пола котелок. - Там яд. Тебе другую еду не будут давать. Дориан боится, что ты сбежишь. С арены сбежать практически невозможно, так что нормально тебя будут только во время турнира. Я бы, конечно, мог подменить еду... только Собираен сказал, что сам будет каждый день твое состояние проверять. Я даже не знаю...
  - Это не проблема. К яду можно приспособиться. Ты говоришь: знаешь других дрекови?
  - В Сенате. Мы будем там, я думаю, месяца через два.
  - А среди них есть... такие же как ты?
  Лока сам не совсем понял, что имеет в виду под последней фразой, но Лепка догадался.
  - Есть.
  - Хорошо.
  Они еще поговорили, потом Лепка ушел. Лока принялся есть. Сахайя на его месте только порадовался бы новому испытанию. Лока, наверное, не мог быть рад тому, что придется бороться с ядом, но и печалиться не думал. Может, Сайта все же была права? Их место - в большом мире?
  
  Глава 19
  
  ОТКУДА БЕРУТСЯ МАГИ
  
  1 день, 11-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  - Чтобы понимать, что происходит, - объясняла ей Сайта когда-то, - нужно одну вещь запомнить - не все, что тебе кажется, существует на самом деле. Бывают вещи реальные и воображаемые. Вот, к примеру, мы с тобой идем по улице, и нас окружают реальные вещи: люди, дорога, лошади, тянущие телеги, погода. Но есть еще и куча всего воображаемого. Взять самое простое - наши имена. Их ведь не создала природа, как камень, из которого строят дома. Имена придумали люди. За ними не стоит ничего реального - только то, что мы воображаем. И таких вещей бесконечность. Человеческие личности, их характеры, мысли, незримо сопровождающие нас законы - не только официальные государственные, но правила морали, этики для кого-то первостепенные, для других безразличные, а еще всевозможные планы, стремления, представления практически обо всем существующем... А уж смысл слов! Правдивых, лживых и даже тех, про которые не сказать ни первого, ни второго. Так устроено человеческое общество, что воображаемый мир неотделим от реального, и имеет огромное влияние. Иначе бы мы все были, как коровы: отличались только размерами и количеством молока, да и то приходилось бы проверять каждый раз, потому что памяти тогда тоже бы не было! Но это не значит, что нужно быть как все. Пусть другие... э-э... кидаются на огоньки, а мы будем скромно стоять с фонариком и светить, куда нужно. И наши воздушные замки будут самыми крепкими!
  - Значит, это все, чтобы обманывать?
  - Обманывать будем дураков, а вот тех, с кем нам по пути... Ведь ум, отвага и честь - штуки тоже полностью воображаемые. Почему бы нам из них замок не построить? Исключительно для своих.
  Санея удивительно хорошо запоминала все, что Сайта ей говорила. И многое уже даже начинала понимать, но вот применить на деле сама или хотя бы убедить человека на Сайтины уловки не поддаваться было во сто крат сложнее.
  - Но ведь это не шутка! - Санея уже не знала, как ей объяснить. Разумеется, она не собиралась сидеть в банке и ждать, пока вернется Сайта. Нужно было все рассказать Талине. Объяснить, что она не имеет права рисковать всем.
  - Я знаю, - Талина вела себя на удивление спокойно, почти безмятежно, учитывая то, что она собиралась сделать. Какая-то старушка рассыпала перед ними сумку с продуктами, девушка остановилась и помогла все собрать. - Знаю, что не шутка.
  - Но ведь ты не поняла ничего! - не сдавалась Санея. Начинало темнеть, и она уже отчасти жалела, что решила не брать Плишку. В правительственном районе большинство улиц освещали фонари, но вечером все равно страшновато. - Сайта специально это делает. Накрутит кучу всего, и тебе начинает казаться, что все сейчас под землю провалится. Хотя может и не быть никакой проблемы!
  - Думаешь, у меня нет проблем? - спросила Талина.
  - Я... - Санея смутилась, увидев какими глазами, смотрит на нее девушка. - Я вовсе так не думаю, просто...
  - Твоя подруга права, - сказала Талина, отворачиваясь. - Некоторые вещи просто так не исправить.
  Санея не знала, что сказать. Она вдруг поняла, что Талина, хоть еще и совсем молодая девушка, но все же намного ее старше. И знакома со многим из того, о чем Санея не имеет ни малейшего представления. Все ведь просто: Авиртон знал все о болезнях, потому и лечил; Кравен мог создать могущественный артефакт, но не написал бы толковой книги о здоровой психике; Сайта видела людей насквозь, и она свое мнение высказала, Санея же... Ей вспомнился случай из, казавшегося далеким, прошлого. Тогда ее спасла Сайта, как всегда оказавшаяся во всем правой...
  - Талина! - Санея немного отстала от резво шагающей девушки, так что пришлось перейти на бег. - Талина, неужели нельзя по-другому...
  - Другое я уже пробовала.
  - Твой брат...
  - Ненавидит меня.
  - Неправда! - уж в этом-то Санея разбиралась.
  Талина не ответила. Они обошли стороной памятник, изображавший государственного деятеля: на бронзовом лице были отражены непоколебимость и вера, свернули с улицы 'Победителей' на улицу 'Пяти углов'.
  - Что с ним будет, если с тобой что-то случится?
  - Твоя подруга позаботится.
  Они остановились. Дома в этом районе были не такие дорогие, как в том месте, где жил Кантиан, но и не дешевые.
  - Это здесь, - произнесла Талина негромко, глядя на двухэтажное здание, окруженное забором из стальных прутьев. На табличке значились фамилия и имя: 'Торниит Лига'.
  - Со мной пойдешь?
  - Я...
  - Мне тоже кажется, что это будет странно выглядеть.
  Не говоря больше не слова, Талина пересекла улицу и прикоснулась к калитке амулетом. Спустя секунду она скрылась из виду.
  - Привет, Сан! - ее вдруг хлопнули по плечу. - Давно стоишь?
  - Так ты это специально придумала?! - воскликнула она, обрадовавшись. - Ты отговоришь ее?
  - Кого отговорю? - удивилась Сайта. - Мы здесь просто так, мимо проходили. Правда, Клиф?
  - Правда... - прохрипел парень. Судя по виду, ему выдался не самый легкий день: уже начавшее заживать лицо снова разбито, куртка порвана в нескольких местах, сам тяжело дышит. Теперь про него нельзя было сказать, что он в чем-то опрятней Кипса с Ликом. Такой же уличный мальчишка. Кое-как выдохнув, он стянул со спины мешок и грохнул его об мостовую.
  - Сайта...
  - Да, ладно-ладно, специально мы прибежа... э-э... то есть пришли специально, - Сайта оглядывалась по сторонам. Санея заметила у нее под глазом намечающийся фингал. - Ты скажи лучше: здесь такие очень злые люди, человек восемь-одиннадцать не пробегали? Ты только не подумай: я не с задней мыслью спрашиваю, даже не столько из праздного любопытства, сколько с благородной целью познания...
  - Да нет, вроде.
  - Вот и ладушки...
  - Сайта! - появление подруги сбило с толку, но Санея все же вспомнила о главном. - Талина!
  - А что с ней? По-моему, все по плану идет. Она ведь зашла?
  - Да, но...
  - Ты думала: я пришла, чтобы ее остановить? - догадалась Сайта. Или только сделала вид. С ней никогда не поймешь.
  - Да.
  Сайта с серьезным видом покивала: 'Чего только люди не придумают...'
  - Я сама пойду! - Санея терпеть не могла, когда она начинала шутить в такие моменты.
  - Ладно, успокойся, - Сайта резко посерьезнела. - Зайдите с Клифом в переулок. Я посмотрю, как там.
  Сайта ушла. Клиф оттащил мешок в тень и уселся на него сверху. Санея встала рядом и тут же почувствовала себе неловко: она была не из тех, кто умеет погружаться в непринужденное молчание. С одной стороны они знакомы, но с другой: о чем им говорить? И это, вообще, обязательно? И как лучше себя вести в такой ситуации?
  - Э-э... гх-м...
  Она хотела сказать, что на улице прохладно, но в последний момент сумела притвориться, что кашлянула. Клиф не обратил внимания: вот он молчать умел. Тогда Санея стала беспокоиться за Талину. Сайта сказала, что приведет ее, но почему они тогда так долго не возвращаются? Сколько нужно времени, чтобы встретиться, развернуться и пойти в другую сторону? Или они еще о чем-то разговаривать будут? Может быть даже шепотом. А из-за этого еще слышно бывает не слишком хорошо, переспрашивать придется...
  - Ты давно Сайту знаешь?
  Санея повернулась к Клифу. А вот так разве можно делать? Просто берешь, и задаешь интересующий тебя вопрос. Сайта-то точно умела.
  - Мы в одной деревне родились.
  Больше Клиф ничего не сказал. Видимо, наговорился.
  - А... А куда вы с Сайтой ходили? - все же решилась спросить она. Клиф посмотрел на нее. - Откуда у нее такой синяк?
  - Это я ей поставил.
  - Ты?!
  - Да.
  - Зачем?
  - План такой, - пояснил он.
  - Какой? - не поняла Санея.
  - Третий номер.
  Больше Санея ничего спросить не успела. Появились Сайта с Талиной. Сайта с мешком за спиной, без сомнения, наполненным чем-то награбленным. Талина... Санея пыталась определить что-то по ее выражению лица, по внешнему виду: обшаривала одежду взглядом в поисках... пятен крови, что ли... ну или каких-то других следов преступления, но...
  - Ну что? - не выдержала Санея, так ничего и не обнаружив. - Что?
  - Если хочешь, чтобы тебя понимали, выражайся точнее, Сан.
  - Что там произошло? - проговорила Санея раздельно.
  - Ничего противоестественного... - Сайта принялась зевать. - Что-то спать хочется... Талина, ты домой?
  - Да. Тони должен вернуться.
  - Хорошо, тогда заходи завтра. А его мы, если что, поищем.
  Уже попрощавшись с Талиной и Клифом, Сайта предприняла последнюю попытку:
  - Ты мне что-нибудь объяснишь?
  - Нет.
  
  Глава 20
  
  ИЗ ЧЕГО СТРОЯТ ЗАМКИ
  
  2 день, 11-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  - Нам понадобится переговорный и усыпляющий амулет, грим, немного одежды и большой мешок: очень крепкий, с лямками прошитыми двойным стежком, дном из плотной ткани, и такой, чтобы в случае чего, его можно было вдвоем нести. Вообще, мешок это самое главное... Дело-то пустяковое...
  - Пустяковое?! - Мнианл, которому отводилась ключевая роль никак не мог поверить, что над ним не подшучивают. - Одно дело, когда мы... к этому, как его... к Кантиану ходили. Там был всего один человек. А тут их будет много! И нас будут искать!
  - Искать будут не нас, а двух мальчишек и бородатого деда с рыжими волосами и значком гильдии стекольщиков, - поправила его Сайта. - Для чего, мы, по-вашему, переодеваемся? Вы посмотрите, даже Санея не возмущается!
  Сначала-то она возмущалась, но Сайта специально ее первой уговаривала, так что теперь девчонка только недовольно бормотала себе под нос.
  - Готовы? Тогда идем.
  Правление - самое высокое здание в Сенате и во всем Таромском совете, даже арена немного ниже. Десятки корпусов и десятки тысяч людей, ежедневно приходящих на работу - почти пятая часть населения города. Ни одно дело в Сенате не может быть сделано без ведома и дозволения властей. Покупаешь квартиру, открываешь лавку, принимаешь человека на работу, женишься, заводишь ребенка, умираешь... Любое действие должно быть зафиксировано, занесено в реестр, оплачено. В порядке живой очереди, за скорость - дополнительная плата. К сделкам размером от пяти золотых кредитов и более - особое внимание. Ни одна из них не может быть оформлена без участия представителя соответствующего комитета, либо официального нотариуса. В правлении функционирует мощнейшая в губернии типография, выпускающая тысячи листов официальных документов каждые сутки. Чтобы хоть как-то придерживаться темпа, задаваемого сотнями законотворцев, работать приходится в три смены: днем, ночью и без перерывов на обед. Даже маги не в силах помочь: двое-трое не справятся, а нанимать больше невыгодно экономически.
  Бюрократия, официальная власть - удивительное чудище, состоящее из неподъемных масс мятой бумаги и питающееся золотом. Бесплатная кормушка для таких, как Сайта.
  - Здесь специально столько лестниц? - спросила Санея спустя сорок минут блужданий по заполненным людьми коридорам. - Чтобы, вообще, ничего нельзя было найти?
  - Вполне вероятно, - ответила Сайта. На ее глазах один чиновник рассказывал второму, совсем молодому страшную историю о человеке, вошедшем в здание земельного комитета, но так оттуда и не вернувшемся. По ночам, в дождливую погоду среди завывания ветра и стука капель о ставни все еще слышен его отчаявшийся крик... Если верить Бенаюсу, конкуренция в профессии не слишком жесткая: не достигнув тридцатилетнего возраста, пятнадцать процентов чиновников заканчивают жизнь самоубийством. Еще столько же спивается.
  Под сводами земельного комитета можно было встретить не только тех, кто работает здесь, но множество таких же, как они сами - простых посетителей. Чиновники старались не тратить времени даром: консультировали переходя от одного кабинета к другому, иногда останавливаясь, создавая заторы в коридорах-улицах:
  - А документ у вас есть? - спрашивал крошечный секретарь, изучая официального вида бумагу.
  - Что я не умер? - возмущался второй. Судя по многочисленным шрамам, уродующим лицо и руки, а так же идеальной осанке, опытный военный.
  - Именно.
  - Но я же показал вам!
  - Эта бумага подтверждает вашу личность.
  - И этого недостаточно?
  - В другом случае было бы достаточно. Но есть и другая бумага: в ней говорится, что Пилиат Рун, лейтенант третьего пехотного полка сборной армии Таромского совета погиб три месяца назад в стычке при Ноянде. Что с этой бумагой делать?
  - Порвите ее!
  - Официальный документ? Создатель с вами, господин Рун! Ни в коем случае. Вы ведь офицер, должны понимать...
  В Тароме ни для кого ни делают исключения: мужчины, женщины, дети, увечные, иностранцы, даже нелюди. С каким бы вопросом ты не пришел, тебя, разумеется, в порядке очереди, выслушают и если уж не решат проблему, то по крайней мере посоветуют куда обратиться. Теоретически, любой вопрос бюрократический аппарат может решать бесконечно долгий срок.
  - Сжигать на кострах? - этот чиновник был очень высок ростом и серьезен. На сгорбленную фигуру в сиреневом балахоне он смотрел сверху вниз. - Кого сжигать?
  - Нечистых! - кричал, брызжа слюной каранутец: рядового гражданина может и не узнаешь сразу, но рыцаря или миссионера запросто. - Колдунов! Демонов!
  - Демонов, значит... колдунов... гм... Скажите, а почему вы обратились именно в земельный комитет? Мы занимаемся, в основном, строительством, операциями с недвижимостью. Вам скорее в комитет юстиций или в канцелярию губернатора... В канцелярии были?
  - Был! Но мне нужно к вам! Необходимо разрешение на строительство помостов на городских площадях! Одиннадцать штук - по одному на каждую крупную площадь города! Чтобы каждый день... чтобы ни одна тварь...
  - А-а, в этом смысле... Тогда вы по адресу. Только заявка у вас составлена не по форме. Знаете, у нас в комитете есть особый отдел, там молодые люди, за символическую плату, помогут вам разобраться, как правильно написать... Ну а потом ко мне, в порядке живой очереди...
  Выбор у Сайты был: торговая гильдия, портовое управление, любой из комитетов правления: в каждом подошли бы одна-две должности как минимум. Только вот в земельном комитете, как нигде был развит принцип цепочки. Чтобы получить разрешение на строительство здания - неважно общественный туалет это или храм Создателя, - нужны подписи едва не половины его работников. У многих из которых даже личных секретарей нет. Подошел бы любой, но Сайта всегда выбирала отдел ветхих построек.
  - Здесь. Зайдем?
  - А очередь? Как в прошлый раз?
  - Нет, тут не видно никого подходящего... Держите, лучше, - Сайта стянула с Мнианла мешок и принялась раздавать из него папки. Одну тоненькую для актера и по нескольку пухлых, перевязанных веревочками, чтобы не рассыпались документы, для нее и Санеи. - Бумаги на подпись.
  - А что там подписывать? - Мнианл раскрыл свою папку.
  - Какие-то очень важные документы. Во всяком случае, у вас должен быть такой вид. Как только кто-нибудь выйдет, сразу заходим. Вы первый с папкой наперевес, а мы позади вас дела несем. Все ясно? А вот как раз и пора, - Сайта подтолкнула его в спину и они пошли. Кто-то в очереди недовольно забормотал, двое вскочили с кресел, но и только. Дверь за ними закрылась.
  Хозяин кабинета приветствовал их с на редкость кислым видом, то ли не обрадовался, то ли его от чего-то важного оторвали. Первого и представить нельзя, а второе все время происходит: того же Картига вспомнить...
  - Вы по какому вопросу? А... - он увидел папку в руках у Мнианла. - Опять бумаги... Заодно бы свечку за меня в храме поставили. Мне как раз до смерти подписей двести осталось. На пару дней хватит...
  - Отдых ему только на пользу пойдет, - складывая бумаги на стол, Сайта легонько коснулась руки чиновника амулетом. Он тут же уснул. - Вы, господин новый глава отдела, беритесь за голову, а мы с Саней за ноги. Спрячем его за диван.
  Они заняли позиции. Мнианл за столом, Санея рядом с буфетом делает бутерброды, Сайта открывает двери, предлагает входящим снять пальто и зовет 'следующих'.
  - Здравствуйте, - первым посетителем оказался неприметного вида толстячок. Вроде Соплитриана, но так крепко потеющий, что еще часа два-три и он похудел бы до размеров Клифа, хотя парень, конечно, все равно остался бы выше ростом. - Я насчет...
  - Да вы присаживайтесь, присаживайтесь! - весело кивнул ему Мнианл. - В ногах правды нет. Хотя ее и в жо... э-э... я хотел сказать, и в стуле нет, но нужно же нам на чем-то сидеть, правильно? Как говорил мой папаша: от переотдыха еще никто не умер, а от переработы в любой момент грыжа выскочит. Умный он у меня был, жаль, не пожил совсем...
  Сайта внутренне аплодировала. Мнианл, безусловно, увлекающаяся натура и к тому же узник своих эмоций и страхов. Другими словами, человек без внутреннего стержня. Возможно, благодаря этому ему и удается настолько полно перевоплощаться. Сайта объясняла ему: 'Весельчак. Обожаешь жизнь, обожаешь свою работу, обожаешь себя. Деньги любишь даже сильнее, а потому: все, что не украду я, будет украдено после меня, так что пусть уж лучше я. Комитета юстиций не боишься, потому что отстегиваешь Гинеру, а он, как известно, все купил. Сейчас тебе хорошо, а будет еще лучше. Так почему бы не радоваться жизни?!' И Мнианл усвоил все в точности. Возникает вопрос: можно ли такому человеку доверять? Конечно можно! Нужно просто заставить бояться его правильных вещей. Не предательства, а того, что он сам станет предателем. Не боли, а того, что сделают больно его друзьям. Не смерти, а того, что он потеряет тех, кого любит. Зря она что ли всю эту историю с Фионой проворачивала?
  В том, что касается актерской игры, Мнианл несомненный талант. Ценнейший помощник для нее.
  - Правильно...
  - Присаживайтесь.
  - Позвольте, ваш саквояж, - предложила толстяку Сайта.
  - Нет! - он еще сильнее вдавил портфель в живот. - То есть... э-э... спасибо... я сам подержу...
  - Как вам угодно, - холодно ответила она.
  - Да... да... мне так угодно...
  - Чем же я могу вам помочь? - спросил Мнианл, когда толстяк уселся.
  - Меня зовут Говтриан Хилит... И я...
  Он принялся объяснять, что ему нужно. Говорил несколько минут, Мнианл, глядя на него, не переставал улыбаться. Хилит уже расписывал: сколько на его новом перегонном заводе будет сортов коньяка, откуда будут везти промежуточный концентрат, из какого винограда он должен быть приготовлен, тут же объяснял преимущества одного вида над другим...
  - Пятьдесят кредитов, - перебил его Мнианл.
  - ...и еще там будет... э-э... - Хилит осекся. - Пятьдесят креди... э-э... Я прошу прощенья, я не до конца расслышал...
  - Пятьдесят кредитов, - спокойно повторил Мнианл. - И можете сносить.
  - Но... - Хилит неуверенно глянул на Сайту, она ответила ему холодным взглядом; посмотрел на Санею, девушка невозмутимо продолжила жевать бутерброд. - Но... как же...
  - Вам же это нужно, так? - Мнианл достал чистый бланк и принялся переписывать адрес. - Число... печать... готово! Три дня уйдет на согласование, а потом можете начинать. Деньги у вас с собой?
  - Но ведь, я подал заявку... Прошел все инстанции...
  - Ну и что? - Мнианл был сама любезность. - Как, вы думали, работает бюрократический аппарат?
  - Но ведь я...
  - Нет, выбор в любом случае за вами, - не стал слишком уж настаивать Мнианл. - Если хотите идти более... э-э... официальным путем... Никто вас не заставляет. Нам нужно будет провести подробные консультации, опросить местных жителей, свериться с архитектурным планом, проверить ваше личное дело... Месяца через три...
  - Ну, три...
  - Я хотел сказать, через шесть месяцев, - поспешно уточнил Мнианл, - Будет готов предварительный ответ. Как вы на это смотрите? - Мнианл помахал разрешением у Хилита перед лицом.
  Разумеется, он согласился. Дело, мало-помалу, пошло. Пару раз у посетителей не оказывалось при себе нужной суммы, но Мнианл, не моргнув глазом, принимал чеки. За три дня обналичить успеют.
  - Джелин, ты бы знал, что сейчас... - спустя пару часов в комнату ворвался опрятно одетый молодой человек. Судя по всему, такой же чиновник, как и хозяин кабинета. - Ты кто такой?
  - Я заменяю господина Джелина Ливса, - ответил Мнианл заготовленной фразой. - Он не очень хорошо себя чувствовал...
  - Да чего ты несешь?! Я с ним завтракал за одним столом...
  - Бутерброд не хотите? - перебила его Санея. Чиновник недоуменно обернулся. - С колбаской?
  Сайта зашла ему за спину и коснулась ладони амулетом.
  - А если бы у него был оберег? - спросила Санея.
  Сайта кивнула на тяжелую вазу на тумбочке рядом с дверью. В случае чего, сумела бы дотянуться...
  - А если бы и от физических атак помогал?
  - Гм...
  В таком случае Сайта применила бы голос, но этого не потребовалось.
  В земельном комитете они провели около шести часов.
  
  ***
  
  Обед должен был начаться ближе к вечеру. Пришли пока не все приглашенные, но если считать тех, кого в 'Ни одного дурака' определили на постой, народу набралось порядком. Фиона большую часть времени следила за ребятишками, но сейчас у нее была передышка: Санея рассказывала Плишке сказку, а близняшки вместе с сыновьями и дочерьми их нового повара сидели рядом с открытыми ртами и, кажется, даже дышали через раз. Торотину пришлось отправиться на кухню помогать Могу. Сначала-то это доверили Ремтику, мечта всей жизни, как-никак, но хватило его минут на пять. Уж на что повар у них уравновешенный, но от поварешки, посланной ему вдогонку, Ремтик увернулся едва-едва.
  - Не хочу больше быть поваром, - признался он, слизывая с рукава подогретый кисель. Он умудрился, опрокинуть на себя целую кастрюлю.
  Гринаму с Мнианлом Сайта передала заранее составленные указания:
  - К востоку от города нужно купить несколько участков земли: там глину добывают, известь... в общем, я тут все описала. Определите с Мнианлом... то есть, с Клинианом через гильдию собственников и начинайте скупать. А второе письмо Кантиану. Пусть составит предложение в транспортный комитет правления о строительстве дороги из Сената в область Фентония. Какие-то дороги губерния все равно строит, так почему бы не Фентонию? Тем более, что есть сведения, что в области... которая следующая за Фентонией, если смотреть со стороны Сената, известный золотодобытчик... подберете с Клинианом имя... известный золотодобытчик активно скупает землю. Через подставных лиц, разумеется, но сведения верные. В доказательство будет приведено шесть запросов на покупку земли от разных людей к собственникам земли в области, следующей за Фентонией. Дорога, разумеется, будет платная. А, кроме того, не лишним будет напомнить, что пошлины на перевозку золота внутри страны давненько не повышались, что серьезно бьет по губернскому бюджету. Ну, а чтобы сохранить баланс, и не возникло вопросов в самой гильдии, можно будет понизить пошлины на перевозку... строительных материалов, к примеру. Да, пусть будут строительные материалы. Вот бумага, на ней я все подробно описала. У кого будут вопросы, посылайте всех ко мне. Ясно?
  Затем пришел Авиртон. Он настаивал, чтобы ему выделили рабочее место в отдельной комнате, но Сайта в возмущении замахала руками и запрыгала на одной ноге: 'Вы что не понимаете?!' В ответ Авиртон заулыбался и стал думать. Он не понимал, но профессиональная гордость не позволяла признаться.
  - Еще скажите, что вы план здания не утвердили, - грозно посмотрела на него Сайта.
  Авиртон растеряно признался, что не утвердил. И вообще не представляет, что она имеет в виду. Пришлось объяснять все с самого начала: про три этажа с множеством комнат, просторный подвал с лабораторией и морозильными камерами; про современное магическое оборудование, книгу по медицине, которую ему придется написать и огромное количество детей, которых он должен будет научить оказывать первую помощь, а так же выбрать пару человек, из которых он со временем сделает таких же хороших врачей, как он сам. К счастью, Авиртон был умный человек, и остальное: про то, откуда все эти дети возьмутся, додумал сам.
  - Большинство из них я сам изобрел, - похвастался он, вынимая из сумки инструменты. - Остальное, конечно, у магов купил.
  - Я вам еще и трупов достану, - пообещала Сайта, обрадовавшись, что он так быстро все понял. Она знала, что докторам их всегда не хватает. Некоторые-то сами делают, но Авиртон был не из их числа.
  - Где пациент? - Авиртон залихватски взмахнул скальпелем.
  - Один из них вам приглашение доставил. Они пока не пришли, но вы начинайте привыкать, что все, кто здесь присутствуют - ваши подопечные.
  После этого Сайта объясняла Гринаму и освободившемуся на какое-то время Торотину, как должен работать банк.
  - Вот у вас раньше прибыль была? - спрашивала она их.
  - Конечно, - Торотин старательно перемешивал в тазике нарезанные овощи.
  - А теперь не будет!
  - И как мы этого добьемся? - без тени улыбки спросил Торотин. Он пока скептически к ней относился.
  - Это не так сложно, как кажется, - заверила Сайта. - Прежде всего, известность. О банке все будут знать. Как этого обычно добиваются?
  С Гринамом она уже на счет разговаривала, так что теперь спрашивала Торотина. Судя по всему, у них этим он занимался.
  - Несколько способов: пригласить друзей, знакомых, ходить самим предлагать кредиты и развесить объявления, - быстро перечислил он. - Через некоторое время клиенты появляются. Дальше по накатанной. Деловой мир общается между собой.
  - Все это мы и используем, - кивнула Сайта. Примерно так она себе все и представляла. - Только по-другому. Во-первых, ходить мы никуда не будем, потому что лишняя трата времени. А будем мы вместо этого... что? Правильно, бегать. И даже не мы, а мальчишки. Скоро у нас их целая куча накопиться. Два дня в неделю, разнося послания, они будут между делом рассказывать про то, как о нашем банке хорошо клиенты отзываются, а пять дней...
  Сайта сделала паузу: вдруг кто-то из них догадается?
  - Рассказывать, как плохо о других банках отзываются! - закончила она недовольно. Как эти двое вообще что-то зарабатывать умудрялись?! - Во-вторых, объявления. Мальчишки развесят их по всему городу. В половине будет рассказывать о нашем банке, а в остальных... про другие банки! Только цифры там будут указаны сплошь неправильные, а люди очень не любят замечать, что их обманывают. Ну а настоящие объявления от других банков мальчишки будут обрывать. Что с них возьмешь? Дети ведь. В-третьих: то, что касается друзей-родственников. Таких будет огромное количество, и им мы ячейки будем предоставлять бесплатно. У каждого в организации будет личная ячейка. Те, кому не исполнилось шестнадцати... нет, пожалуй, даже восемнадцати... Они смогут обналичить свой счет, когда достигнут этого возраста. Остальные, включая и вас, по истечении... назовем это сроком невозврата.
  - Никогда о таком не слышал, - сказал Гринам.
  - Название я только что придумала, - похвасталась Сайта. - Три года с момента вступления в организацию. На эти счета будет уходить половина зарплаты всех членов организации, а так же прибыль организации за вычетом денег, вложенных в развитие.
  - Значит, прибыль все же будет?
  - Только не от банка, - покачала головой Сайта.
  - Идеи хоть и не совсем честные... - Торотин сделал паузу. - Но это бы сработало.
  - И сработает. Люди придут, но абсолютное большинство не удовлетворит нашим требованиям.
  - И что это за требования?
  - Все будут задаваться вопросом, - согласилась она. - Даже обсуждать станут между собой.
  Торотин с Гринамом недоуменно переглянулись.
  - И откуда тогда деньги возьмутся?
  - Возьмутся. Но наша цель не в том, чтобы заработать, - покачала головой Сайта.
  - А в чем? - спросил Гринам. Торотин напряженно размышлял.
  - Поймете со временем.
  Мог обнаружил, что едоков прибавилось и затребовал себе в помощь больше народу. Сайта отправила к нему обоих банкиров. У Авиртона, тем временем, появился первый пациент. Клиф полулежал перед ним в специально принесенном со второго этажа раздвижном кресле, добрый доктор на ходу составлял для него историю болезни, с одного взгляда определяя происхождение каждого шрама и синяка.
  - Слышали новость? - Авиртон замерял Клифу пульс. Еще несколько мальчишек, видимо, как раз те, кого он просил доставить послания, толпились рядом. Для молодых ребят, в жизни не видевших ни одного врача, могучий доктор с множеством инструментов, которыми с равной эффективностью можно как лечить, так и калечить, был такой же диковинкой, как для Плишки еда, которую он не смог бы переварить.
  - Какую? - спросил парень, что посмелее остальных. Правый глаз у него заплыл, скула вся в ссадинах и не совсем правильной формы. Сайта сказала бы, что он примерно на год старше Клифа.
  - В Сенате гомеопатическую лечебницу открыли. Не слышали? Замечательная вещь, если подумать: 'Мы лечим человека, а не болезнь!'.
  - И что помогает?
  - Еще как! - заверил Авиртон. - Дураков меньше становится. Я узнавал, как это делается. Берут спирт, воду, сахар... ну, другими словами, что под руку подвернется... смешивают эту бурду... Затем отмеряют тысячную долю, ну или сотую... в общем, плюс-минус килограмм и все это впрыскивают в человека... Если не умер, считается, что помогло. А еще есть гомеопатические аптеки...
  - Я там работал! - Ремтик тоже успел попасть под обаяние Авиртона. Уже минут пять, как он мечтал стать доктором.
  - Вот! Живое доказательство! Знаете, как они работают? Делают лекарство. Неважно из чего! Затем продают. Когда человек во второй раз приходит... ну, если приходит... тогда спрашивают, как подействовало. Записывают...
  - Да-да! - Ремтик радостно кивал. - Все правда! Я даже сам лекарства иногда делал! Из одного ведра от поноса и головной боли, а из другого от переломов и плохого настроения.
  Чуть позже одновременно пришли Бенаюс с Каном. Вряд ли бы кто-то из них мог заглянуть к другому в гости, но в месте, необычном для обоих, они вполне могли бы встретиться. Оба стройные, подтянутые, Кан заметно выше, зато Бенаюс лучше одет.
  Нотариус уверенно улыбался и здоровался с каждым, кто подходил достаточно близко. Консультант был погружен в молчание, а о его невозмутимость можно колоть орехи.
  - Склад наш, - сообщил Бенаюс радостно. - Тысяча четыреста двадцать пять кредитов. Пять процентов - стандартная скидка за единовременную выплату.
  - Отличная работа, - похвалила Сайта.
  - По-другому и не умеем, - ответил он, и поинтересовался: - А говядину с перцами и в грибном соусе тут случайно не подают?
  - Разумеется, подают. Можете даже у повара над душой постоять.
  - За отдельную плату?
  - Бесплатно.
  - Тогда я пошел.
  К Кану у Сайты тоже был вопрос.
  - Если строить будут дети, а не взрослые, насколько больше времени займет?
  - Ни насколько. Заметную часть рабочих легко можно заменить.
  Бросалось в глаза, что детей в 'Ни одного дурака' больше, чем взрослых, так что Кан без подсказки определил, на что она намекает.
  - Если взять тех, кто старше двенадцати, если их будет около двадцати-тридцати, то можно будет организовать смен шесть в общей сложности, а работать будут через день часов по пять-шесть.
  - А составы смен раз в несколько дней перетасовывать, - добавила Сайта. - Чтобы каждый мог поработать с каждым и принять участие в строительстве на большинстве участков.
  - Лучше, чтобы группы были сработанные, но раз мы несколько целей преследуем... Тогда можно и для тех, кто младше двенадцати какое-то дело найти. Не на постоянной основе, конечно, а чтобы каждый свой камень положил... Хорошо, - Кан уселся за стол и принялся делать пометки у себя в журнале. - В каждой смене будет бригадир и три-четыре рабочих, и их нужно будет тщательнее отбирать, если им с детьми работать придется. Когда я мага смогу увидеть?
  - Вы его уже видели, - ответила Сайта. - В банке, помните?
  - Отлично помню. Такого сильного хватит и одного. А он... - Кан замялся на секунду, видимо, не знал каким словом выразить свои опасения. - Он... будет достаточно предсказуем?
  - Как месяц в безоблачную погоду.
  Кан кивнул, удовлетворенный ответом. К деталям он был не менее внимателен, чем Бенаюс, но помимо этого как никто умел замыкаться на своем участке работы. Зажав папку подмышкой, Кан подошел к первому попавшемуся мальчишке.
  - Как тебя зовут, и что ты умеешь делать?
  Когда тебя с таким серьезным лицом спрашивают о чем-то, к тому же этот человек почти в два раза тебя выше и привык смотреть прямо в глаза совершенно не моргая, поневоле приходится отвечать.
  Санея закончила рассказывать истории и теперь руководила ребятишками, сервирующими столы. Тарелки с ложками то и дело бились об пол, но деревянная посуда с честью выходила из всех передряг. Авиртон теперь обследовал парня с разбитым лицом. Клиф про него рассказывал, что Джастис был из тех, кому лучше на улице, но он не уходит из дома потому, что считает себя обязанным родителям. Клиф с ним познакомился случайно: увидел, как он не позволил каким-то пацанам, отобрать у одного мальца полученный за доставку послания медяк.
  - Откуда, думаете, немагическая медицина пошла? - Авиртон с удивительной скоростью орудовал крошечными иголочками. В правой щеке у Джастиса их торчало уже штук шесть или семь. Мальчишки восторженно заохали, когда прямо у них на глазах заплывшее веко стало раскрываться, а окружавшие его шишки уменьшаться в размерах. Авиртон быстро собирал примочками, выступающий гной. - Разумеется, многое из Хиама пришло, кое-что из Кима. Акупунктура, к примеру, и другие мануальные методы. Но все равно главная... э-э... заслуга здесь у Каранута. В Хиаме и магов немало и келото развит, в Киме, кроме как в Гохо колдунов нет, зато келото каждый второй в своей жизни занимался, так что на востоке было хотя бы на что опереться, а вот в Карануте святые, прости Создатель, всего своим умом достигли.
  Авиртон многозначительно замолкнул на секунду.
  - К примеру, образовался у человека на ноге нарыв. Что делать? Прежде всего организм нужно оздоровить. Мало ли чем вызвана болезнь? Монахи всегда начинают с кровопусканий. Натыкают в человеке дырок, и ждут, пока кровь вытечет.
  - Вся? - ужаснулся один из мальчишек, ростом поменьше остальных. Он торопливо расправлял штанины, чтобы в дырках не были видны его разбитые коленки.
  - Пока не поможет, - пожал плечами Авиртон. - Это основа Каранутской медицины - пациента нужно лечить, пока ему не станет лучше. Сразу после оздоровительного курса - операция. Сначала обезболивание: деревянной киянкой по голове, - Авиртон показал жестами, как именно это делается. Среди его инструментов также имелся небольшой молоточек, мгновенно притянувший к себе взгляды. Джастис, лежавший в кресле, резко побледнел, но говорить ничего не стал. - А как только человек сознание потерял, а иногда удара три-четыре приходится сделать, можно рубить.
  - Голову?!
  - Нет, сначала только ногу, - сказал Авиртон. - Поскольку монаху меч иметь не положено, он просит об этом какого-нибудь рыцаря. Большинство отрубает ногу не с первой попытки. Больной может не перенести шок и умирает.
  Авиртон замолчал. Улыбаясь, он принялся обрабатывать щеку Джастиса смесью порошков. Касаясь кожи, лекарство на мгновение вспыхивало голубоватым свечением - сам Авиртон магом не был, но в снадобьях разбирался отлично.
  - И что, если ногу поцарапал, - спустя пару минут решился нарушить молчание мальчик, до этого прятавший коленки, Сайта слышала, что его называли Динкой, - значит... значит уми...
  - Нет, конечно. Только половина, - успокоил присутствующих Авиртон. - Еще четверть от занесенной грязи, а остальные от травм головы, нанесенных во время обезболивания. Хотя, конечно, встречаются люди и нечувствительные к боли. Они выживают, даже когда полученную рану в кипящем масле прижигают... ну, чтобы кровь не шла.
  - И что? - спросил кто-то с содроганием.
  - Ну, бывает, что и не идет, - Авиртон налаживал на лицо Джастиса аккуратную повязку. - Это зависит от того, сколько в человеке к тому моменту крови осталось. Тут ведь еще в чем дело: если больному достаточно быстро лучше не становится, врач, он же монах, может его и в наличии нечистых сил в теле заподозрить. В таком случае без дополнительных кровопусканий не обойтись. Я, правда, слышал, что с недостатком крови в Карануте пару лет назад научились бороться: через дырку в животе закачивают в человека шприцами из свиных пузырей овечью кровь, и больной еще долго сохраняет способность течь. Его вешают вверх ногами... э-э... вверх ногой и ждут, пока все вредное через уши и рот не вытечет, и некоторые, надо отдать коллегам должное, действительно блюют.
  Авиртон ласково улыбнулся Джастису, снял перчатки из какой-то очень тонко отделанной кожи и, как и каждый раз, перед тем как сменить пациента, принялся тщательно мыть руки. Кипяченую воду ему приносили с кухни, а перчаток у него имелось не меньше дюжины пар.
  В конце концов, настало и время обеда. Санея, забравшись на стол, зашептала Плишке на ухо, и великан громогласно сообщил:
  - Санея сказала, чтобы все помыли руки перед едой. Плишка всегда делает, что говорит Санея. Маленькие люди станут мыть руки?
  Руки помыли все. Старательно намыливая ладони, Бенаюс исподлобья поглядывал на Плишку. Сайта поняла, что он специально подошел к нему поближе, чтобы уж его никак нельзя было заподозрить, что он 'не делает, что Санея говорит'.
  - Скажите господин... э-э... Плишка. Я вот давешнего дня... видел как вы... не без аппетита во взгляде, надо признаться... обгрызали березовую подставку от сапожной заготовки... Я что узнать хотел... Вам понравилось? Может, порекомендуете что?
  Плишка с минуту размышлял, затем молча высунул из кармана кусок кожаного покрытия от поддоспешника. Бенаюс, похихикивая, принял.
  Обедали за общим столом. Санея следила, чтобы вилка у всех была в левой руке, а нож в правой. Глядя на Плишку, испортившего уже несколько приборов - он ел ложкой, и не всегда успевал вынуть ее изо рта прежде, чем начинал жевать - перечить ей не смели. С ножами Клиф и еще пара парней: Лем и Курт обращались умело, а вот вилка у большинства вызвала недоумение. Санея объясняла им, как ею пользоваться. Сама она поесть уже не успевала, но, кажется, ей по-настоящему нравилось учить.
  Дождаться оставалось двоих. Расспросив Лема о том, как прошла встреча с Кравеном, Сайта уже не сомневалась, что правильно его раскусила. Колдун, не моргнув глазом, испепелил бы честного Торотина или добродушного Авиртона, но ребенка бы никогда не тронул. А уж когда она с ним поработает...
  Скрипнула дверь и разговоры, как по команде, стихли. В 'Ни одного дурака' вошел могучий колдун. Таромский совет не был настолько пропитанным магией государством, как Снежное Королевство или Аан, но и здесь магов узнавали с первого взгляда. Сайта чуть приподнялась и указала на соседний стул. Раздался жуткий скрип: это сидевший по другую строну Бенаюс постарался максимально отодвинулся. Несколько пар глаз недовольно на него уставились, но он не прореагировал - делал вид, что появление мага его ничуть заботит, если тут что-то и затевается, то уж он к этому не имеет абсолютно никакого отношения...
  В мертвой тишине Кравен сделал первый шаг, затем второй, он уже протянул руку, чтобы отодвинуть стул, когда Ремтик не выдержал. Кружка, которую он последнюю минуту удерживал одной только силой воли, все-таки выскользнула из трясущейся руки и со страшным грохотом врезалась в стол.
  - А-а-а!!!
  Стул опрокинулся, Ремтик врезался головой в пол, но его это не остановило. Он вскочил и, бешено завывая, пронесся через весь зал, впечатавшись носом во входную дверь. Несколько секунд пытался открыть ее не в ту сторону, но, в конце концов, все же вырвался на свободу. Кравен, молча наблюдавший за ним, аккуратно прислонил посох к столу и медленно сел. Жалобнее, чем под ним стул скрипел только под великаном Плишкой. Вежливо кивнув Сайте, маг повернулся посмотреть, кто сидит от него по другую руку. Бенаюс приветствовал его широкой улыбкой. Ладони он держал на виду, прижатыми к столешнице.
  - На тебе амулет, - заметил ему Кравен.
  - И никто больше меня не сожалеет об этом, - покаянно признался Бенаюс.
  - Хороший амулет. Не снимай.
  Еще несколько секунд все напряженно молчали, затем Сайта принялась громко шуметь посудой.
  - Попробуйте говядинку, господин маг!
  'Говядинка' Кравену понравилась. Все, наконец, вздохнули с облегчением.
  После обеда Сайта объясняла Клифу, Джастису, Лему, Курту, Динке, Улне и Гордому на каких условиях будет основываться их дружба.
  - За каждым из вас закрепят кровать, по четыре человека в комнате, место за столом, выдадут новую одежду. Раз в полгода Авиртон будет проверять ваше здоровье, а господин Грнинам, здесь неподалеку его банк, откроет на имя каждого специальный счет и положит на него по одному золотому кредиту. Деньги вы сможете забрать, как только вам исполнится восемнадцать.
  - И за что такая радость? - спросил Джастис.
  - Ни за что, - Сайта пожала плечами. - Если хотите, жить можете как раньше. Одежду выкиньте или продайте. Ну а через несколько лет будет приятный сюрприз в виде золотого кредита. Что еще... Ну я, наверное, еще время от времени ходила бы сюда есть.
  Сайта замолчала. Джастис смотрел на нее недоуменно, Курт с Уконом бросали вопросительные взгляда на Клифа, не собиравшегося опровергать свое прозвище, а Динка с тоской глядел на складывающего чемоданчик Авиртона. Один Лем оставался невозмутим.
  - Что это зна...- Джастис начал говорить, Сайта, дожидавшаяся этого, тут же его перебила: - А! Еще не сказала. Если кто-то хочет научиться читать - подходите к Санее, если есть желание заработать, ну и заодно научиться дома строить, да за работой мага посмотреть, записывайтесь к Кану. Ну и еще Боедан будет уроки давать. У него еще с Килтиского перевала со здоровьем не очень хорошо, но уж Авиртон его на ноги поставит... Но только вы не подумайте, - 'опомнившись', Сайта выставила руки перед собой. - Это я просто так рассказывала, я ни в коем случае вас не завлекаю... Просто дружеский обед.
  Сайта принялась пожимать всем по очереди руки.
  - Я понимаю... Мало ли кто чем может быть занят... В общем, всего хорошего, и до свиданья! До встречи, Клиф, - бросила она направившемуся к выходу парню. Он молча махнул ей. Сайта повернулась к парням спиной и двинулась к призывно чадящему камину: там Санея снова начала рассказывать истории. Мальчишкам ничего не оставалось, как отправиться вслед за Клифом. Может, хоть он что-то объяснит...
  Сайта прислушалась. У Санеи было сразу несколько сказок про Чудо-рыбу, но эту она, кажется, прежде не рассказывала.
  
  В деревне на краю земли, где ветер гнал к берегу тяжелые волны, а чайки в поисках добычи бросались в изрезанное скалами море, жил рыбак. Это был красивый статный юноша, но, как и все в этой деревне, бедный. Больше всего на свете он мечтал жениться: девушка, которую он любил, была редкой красавицей и сама, несмотря ни на что, безоглядно любила бедного рыбака и хотела выйти за него, но юноша был горд.
  - Разве я могу взять тебя в жены, если в моем старом доме нет даже крыши, а в море мне приходится выходить на дырявой лодке и всего с одним веслом? - спрашивал он ее.
  Шли месяцы, годы, ничего в жизни рыбака не менялось, пока в один из дней не произошло чудо. Сталкивая поутру в море свою старую лодку, рыбак увидел невероятное. Высунувшись из воды, на него смотрела огромная, размером с человеческую, рыбья голова. Золотая голова.
  - Здравствуй, рыбак, - приветствовала рыбака Золотая Рыбка.
  - Кто ты? - спрашивал рыбак удивленно.
  - Я хозяйка здешних морей, - отвечала она, кокетливо почесывая плавником брюхо. - И великая колдунья. Одно мое слово - и любое твое желание исполнится.
  От услышанного у юноши пересохло во рту. Неужели все, о чем он мечтал, исполнится?
  - Ты такой красивый, - продолжала Рыбка, шевеля своим рыбьим ртом. - Что я могу сделать для тебя?
   Больше всего на свете юноша мечтал о большом красивом доме, где он мог бы жить со своей любимой. Золотая рыбка сказала, что легко исполнит это желание. Но попросит кое-что взамен.
  - И что же?
  - Всего один крошечный поцелуй.
  Окрыленный удачей, юноша побежал в деревню к любимой. Разыскав ее, он подхватил девушку на руки и закружил, радостно смеясь.
  - Что случилось? - спрашивала она его, улыбаясь так же счастливо как и он. Юноша никогда ничего не таил от любимой и все ей рассказал.
  - Всего один поцелуй! - кричал он.
  - Всего один... - соглашалась она.
  - У нас будет дом!
  - Мы могли бы сами его построить, - говорила она. Она была из тех удивительных людей, что сочетают в себе красоту тела и силу духа.
  - Зачем? Всего один поцелуй!
   На следующее утро рыбак снова пошел к морю. Его старую лодку, которую он забыл затащить на берег, унесли волны, но в этот день ничего не могло его расстроить: ему никогда особо не нравилось ловить рыбу. Золотая рыбка уже ждала его. С близкого расстояния золотая голова показалась юноше даже крупнее человеческой. С большим круглым ртом, щеками, покрытыми золотистой чешуей, и выпирающими из глазниц темными шарами, в которых теперь отражался стоящий в воде человек. В воздухе витал сильный запах соли. Юноша приблизился к Золотой рыбке, на мгновение ощутил холодное прикосновение и тут же отстранился. Рыбка всего раз махнула плавником и спустя секунду скрылась в морской пучине.
  Рыбак обернулся и... не сумел сдержать радостного крика. В сотне метров от берега появился дом. Да что дом - дворец! С окнами из цветного стекла, множеством лесенок и высокими украшенными росписью воротами.
  - Такой дом мы бы никогда не построили, - сказал он любимой, отыскав ее.
  - Мы бы построили другой... Что это у тебя? - вдруг спросила она.
  Рыбак подбежал к зеркалу. Крошечная золотистая чешуйка прилипла к краешку губы. Юноша попробовал стряхнуть ее, но ничего не вышло. Она будто прилипла, въелась в кожу.
  - Ничего страшного, - он отвернулся от зеркала. - Лучше посмотри, какой дом!
  С тех пор стали они жить вместе. Юноша, у которого теперь не было лодки, превратился из рыбака в пастуха, а его возлюбленная вела хозяйство. В доме была большая библиотека, комнаты для рисования и занятий фехтованием, и по вечерам, пока юноша отдыхал от трудового дня, девушка много читала, изучала по книгам математику, пробовала держать шпагу.
  - Когда же мы поженимся? - спрашивала девушка любимого.
  - Как мы можем пожениться, если у нас нет денег на свадьбу, и целыми днями нам приходится тяжело работать, чтобы не умереть с голоду? - отвечал он.
  В один из дней влекомый странной тоской бывший рыбак отправился к морю. Вдыхая соленый запах, слушая, как шелестят, перекатываясь, волны, он вдруг снова увидел ее.
  - Ты такой красивый, - побулькала Золотая рыбка, выпуская из круглых отверстий надо ртом густой серый пар. - Что я могу сделать для тебя?
   Больше всего на свете он мечтал о большой красивой свадьбе, и чтобы ни ему, ни его любимой никогда больше не пришлось работать.
  - У тебя будет столько денег, сколько ты захочешь, - пообещала ему Золотая рыбка. - Но я попрошу кое-что взамен.
  - Что?
  - Одну ночь ты проведешь в моем замке в подводном королевстве.
  И юноше снова говорил со своей возлюбленной: объяснял, доказывал.
  - Нам больше никогда не придется работать!
  - Но что же мы будем делать? - удивлялась она. В глазах ее был заметен страх: - И что будет с тобой?
  - Ничего! - кричал он в ответ. - Всего одна ночь! Мы больше ни в чем не будем нуждаться!
  И он отправился к берегу моря, окрасившегося на закате в красный цвет - Золотая рыбка уже ждала его. Юноша вошел в воду, и спустя секунду пучина поглотила его.
  Следующим утром девушка встречала юношу на берегу и не смогла сдержать крика ужаса. Она едва узнала своего возлюбленного. К одной золотистой чешуйке прибавилось множество других, разбросанных по щекам и предплечьям юноши, между пальцами появились прозрачные перепонки.
  Едва они приблизились друг к другу, девушка уловила исходящий от него едва заметный запах соли. Он все еще выглядел как человек, но нельзя было не замечать проступившего в нем потустороннего.
  - Что с тобой стало?- всхлипнула она.
  - Ничего... ничего... - отвечал он. Голос его раньше звучный и ясный, стал невнятным, скрипучим, как несмазанные петли. В доме у них появился сундук, доверху наполненный золотыми монетами, которых никогда не становилось меньше. Бывший рыбак теперь целые дни проводил в странной тоске то ли по прошлой жизни, то ли по чему еще.
  - А помнишь, какими мы раньше были? - спрашивал он, с грустью глядя на хмурое море.
  - Давай поженимся, - умоляла она.
  - Потом... потом...
  Не в силах томиться теми же чувствами, что и он, девушка с головой уходила в работу. Научилась фехтовать. Управляла поместьем, которое вскоре стало приносить столько денег, что волшебный сундук перестал быть нужен. Картины, выходившие из-под ее кисти, были наполнены непередаваемым волшебством. Настал, наконец, тот день, когда юноша влекомый силами, с которыми он уже не был способен бороться, вышел к морю.
  - Ты такой красивый, - встречала его Золотая рыбка. - Что я могу сделать для тебя?
  - Мне нужна сила, - отвечал бывший рыбак. - Я хочу быть таким же могущественным, как и ты.
  - Нет ничего проще, - отвечала рыбка. - Но я попрошу кое-что взамен.
  - Что?
  - Ты станешь моим мужем.
  И юноша вошел в воду, и темные волны сомкнулись над его головой. Его возлюбленная, которая видела все, что произошло, не в силах выносить пронзившую ее боль, взобралась на высокую скалу и бросилась вниз в бьющиеся о камни волны. Она должна была умереть, но будто рок хранил ее. Она упала в воду, и волны стали толкать ее на камни. И в этот самый момент девушка поняла, что несмотря ни на что не хочет умирать. И стала бороться. С яростью, беспредельной силой своего духа, не допуская мысли, что не справится. Но волны не знали усталости...
  Прошел уже не один час, девушке все сложнее становилось спасаться от острых камней, когда ее вдруг кто-то схватил за руку. Минуло мгновение, и она почувствовала, что лежит на берегу, и ее лица касаются солнечные лучи.
  - Ты спас меня, - прошептала девушка, открывая глаза.
  Она ожидала увидеть перед собой лицо возлюбленного, но, приглядевшись, поняла, что это не он. Молодой человек, смотревший на нее, выглядел взрослее, тело его покрывали шрамы, а глаза светились неистовой силой.
  - Кто ты? - спросила она, удивившись, но не испугавшись.
  - Волшебник, - отвечал молодой человек, будто это было самое обыкновенное дело. - Как и ты.
   - Как я?!
  - Конечно. Я примчался сюда из-за морей и высоких гор. Много месяцев назад я почувствовал, что здесь рождается волшебница, и теперь вижу, что был абсолютно прав. Ты пойдешь со мной?
  - С тобой?.. - испугалась она в первое мгновение. Но только в первое. Молодой волшебник смотрел на нее с уважением. - Да.
  И они отправились навстречу новым чудесам, а бывший рыбак и по сей день, безмолвно шевеля рыбьим ртом, пускает на дне пузыри. Пользоваться той силой, что он получил от Золотой рыбки, он так и не научился. Так каждый получил свое.
  
  Фиона уже укладывала детей спать, а Сайта молча сидела у камина, глядя на желтое пламя, когда входная дверь негромко скрипнула. Талина выглядела усталой, сапоги были облеплены черной пылью, но в ее глазах читалось облегчение. Сайта улыбнулась, подходя к ней. Безусловно, все, что тебя не убивает, делает сильнее. Но если есть возможность избежать последствий испытания, почему бы не воспользоваться ею? Иметь силу отрубить себе руку в случае необходимости - одно, прожить жизнь калекой - совсем другое.
  - Тони подался к беспризорникам, - сказала она Талине. На лице девушки мелькнула тень беспокойства, но Сайта поспешила ее успокоить. - Но беспокоится не о чем.
  - Он постоянно ко всем лезет. Стоит слово сказать...
  - Ничего страшного. Я договорилась: за ним присмотрят.
  Талина на мгновение отвернулась, потом снова посмотрела на нее.
  - Он никогда меня не простит, - произнесла она, прикусив губу.
  - Простит, - заверила Сайта. - Он немного бешеный, но отходчивый. И кроме тебя у него никого нет.
  Она молча кивнула. Сайта несколько секунд разглядывала ее, невольно отметив, что даже в таком состоянии: усталом и растерянном Талина не перестает излучать то необъяснимое внутреннее обаяние, наличием которого могут похвастаться лишь очень немногие. На таких людей хочется смотреть, разговаривать с ними, а когда кто-то из них закрывает за собой дверь, чувствуешь, что и тепло уходит. Санея, к примеру, была наделена этим с избытком, а Лока не имел вовсе. Правда, у ученика шамана было что-то другое, чего большинство неспособно увидеть...
  - Ну а вообще, - Сайта отбросила лишние мысли в сторону. - Как настроение?
  Талина не долго раздумывала над ответом.
  - Я рада, - сказала она. - Я рада, что все случилось так, как случилось.
  Сайта погладила ее по руке.
  - Тебе есть, где переночевать? В твоем доме завтра могут начаться работы.
  - А Тони...
  - Да присмотрят за ним! Не обязательно тебе всю ночь караулить.
  - Тогда я могла бы...
  - Нет, я знаю, как мы сделаем. В трактире у нас все места заняты, а вот... Бенаюс! - позвала она. - Ты уже уходишь?
  Нотариус обернулся. Он уже надевал пальто, хотя она помнила, что когда он заходил в трактир, его на нем не было, денек-то теплый выдался... Сайта поняла, что он специально принес его из дома в сумке.
  - А что мы еще успеем сегодня что-то заработать?
  - Нет, хотела попросить тебя об одолжении. У тебя ведь трехкомнатная квартира?
  - Гм... И я искренне надеюсь, что ты не знаешь, что ключик я прячу под...
  - Только не говори, что под ковриком, - рассмеявшись, укорила его Сайта. - Я думаю, один у тебя в кармане, а второй в каком-нибудь надежном месте, если вдруг первый потеряется. Так?
  - Которое, видимо, уже не такое надежное, - пробормотал он, бросив подозрительный взгляд. - А хотела-то что?
  - Это Талина, - представила девушку Сайта. - Ей сегодня нужно где-то переночевать... Я думаю, даже пожить какое-то время. Как ты на это смотришь?
  Талина тут же принялась возражать, говорить, что и сама найдет место... Сайта бросила на Бенаюса требовательный взгляд.
  - Ну, если она пообещает ко мне не приставать...
  - Что?! - Талина от возмущения даже перестала возражать Сайте.
  - И голой по квартире не ходить, - добавил Бенаюс невозмутимо.
  - Но я вовсе не...
  - А как я могу быть уверен? В меня очень быстро влюбляются. Некоторые даже заметить не успевают... Придется договор составить.
  - Какой договор?
  - Что не влюбишься в меня, - Бенаюс достал из портфеля чистый лист. - Пропишем ответственность. Подписи поставим.
  - Но...
  - Девушка, где бы я сейчас, по-вашему, был, если бы верил людям на слово? В местах не столь отдаленных - вот где. Нет, определенно договор...
  Талина молча следила, как он ставит на стол чернила, винимает из внутреннего кармана писчую палочку, начинает писать. Слов у нее не было.
  Сайта сладко зевнула. Теперь можно немного и поспать. Часа полтора минимум.
  
  Глава 21
  
  ТУРНИР
  
  3 день, 11-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  Дориан
  
  - Распорядитель Нувиан ждет вас, господин Мерзт, - секретарь коротко поклонился. Дориан ответил кивком. Молчаливый страж, обвешанный боевыми амулетами, легонько толкнул дверь, и взгляду открылась просторная очень светлая комната. Вся левая стена состояла из камня, зачарованного особенным образом. Заклинания делали его прозрачным. Из кабинета распорядителя арены открывался вид на город, а в вечернее время, такое как сейчас, можно было наблюдать еще и за закатом.
  - Очень рад вас видеть, господин Мерзт, - едва Дориан вошел, хозяин кабинета тут же поднялся из-за стола и учтивым жестом предложил провести беседу не на жестких стульях, а в удобных креслах.
   Несмотря на высочайшую должность, а распорядитель арены - второй человек в городе после наместника или губернатора, он вел себя предельно вежливо абсолютно со всеми. Дориан не сомневался, что он и смертные приговоры подписывал, искренне при этом улыбаясь.
  Поздоровавшись, Дориан опустился в кресло.
  - Надеюсь, я последний? - Мерзт сразу же перешел к делу.
  - Разумеется, господин Мерзт. Все заявки уже утверждены. Ждали только вас.
  - Я тоже утверждаю, - сказал Дориан. Первый раз списки подавались за неделю до начала турнира, а утверждались в последние два дня.
  - Очень хорошо! Очень! - Улыбка Нувиана из добродушной превратилась в абсолютно счастливую. - Приятно иметь дело с профессионалом. А то все эти отмены, признаться... порою выводят из себя. Тогда, давайте уточним... Турнир будет длиться четыре дня. Пройдут состязания в группах, одиночках, парах и еще будет смешанный с участием приглашенного мага. Ну и большая битва, конечно. Гладиаторский дом Мерзт выставляет две группы, одну пару, пятеро одиночников... Все верно?
  - Да.
  - Очень хорошо! - Нувиан сиял. - Надо полагать, вы и в ставках поучаствуете?
  - Разумеется.
  - Прекрасно! Желаете услышать общий расклад? - предложил распорядитель. И это уже была не просто вежливость. В Галурии и в Таромском совете никто не разбирался в гладиаторских боях лучше распорядителей арен. Услышать подобный 'общий расклад' могли только те, с кем распорядитель желал дружить. Больших секретов он, конечно, раскрывать бы не стал, но даже такие 'общие' сведения позволяли как минимум остаться при своих.
  - Если вам нетрудно.
  - Я буду счастлив. Итак, на турнир заявлены восемь групп, столько же пар и тридцать два одиночника. Среди групп явный фаворит - ваша первая группа, - Нувиан чуть склонил голову. - Победитель последних двух турниров. Правда, на последнем соревновании она лишилась двух бойцов, так что в этот раз ее шансы выглядят не так очевидно, хотя для людей сведущих... В общем, ставка на вашу группу: один к двум с четвертью. Далее следуют шансы групп Октава, Лепзы и Левта: один против трех. Хотя кто-то мог бы ожидать, что Октав получит больше, ведь он после поражения сменил в группе четырех человек, причем в нее вошли две его лучшие пары... Но общественное мнение диктует другое... Вы ведь знаете откуда берутся эти цифры: результаты предыдущих турниров, рейтинги домов, сделанные в течение недели ставки, настроения витающие в воздухе... Так что шансы один к трем. Что касается пар, то в этот раз реальных фаворитов нет. Один к двум с половиной дают первой паре Зента, но в этот раз он свою сильнейшую выставлять не стал, так что тут скорее по старой памяти. Так же один к двум с половиной получила пара Лепзы... Очень перспективная, и с хорошим наставником спустя полгода... Но когда Лепзу отличало хладнокровие? Вряд ли его пара закончит соревнование без травм. Ну и... о турнире одиночников. В этот раз подобрался на редкость мощный состав. Но, к сожалению, почти без шансов для ваших бойцов. Насколько я понял, вы разбили одну свою пару и добавили еще двоих новичков... Кто-то, быть может, круг-другой пройдет, но не более. Вот если бы вы выставили Севенара... Насколько я понимаю, его отправили в Сенат?
  - Верно.
  - Что ж, пожалуй, наше соревнование он действительно перерос, хотя нынешний состав... Во-первых, Октав после долгого перерыва решил выставить Нода. Зарабатывает очки перед переездом. Учитывая, что в этот раз мы разрешили произвольный выбор оружия, Нод будет крайне опасен. Ставки один к шести с половиной и это, на мой взгляд, даже чересчур щедро. Второе: Зент выставляет Зингангву. Прошел слушок, что тот стал еще здоровее, а вот в скорости, несмотря на это, не потерял. Так что, шансы один к семи. Ну и конечно, Левт своего паренька снова выставляет. Вроде уже выздоровел с последнего раза, хотя казалось уж после такого... Коэффициент один к десяти. Хотя, если ставить не на победу, а на его выход в полуфинал, к примеру... В общем, таковы основные претенденты. Будет еще несколько 'темных лошадок' из малых домов, но тут уж за всеми не проследишь...
  - И без того, весьма основательно, - Дориан чуть склонил голову, выражая признательность.
  - О, мне совсем нетрудно. На что будете ставить? - Нувивн достал из кармана блокнот и самопишущую палочку.
  - Сегодня только на своих, - ответил Мерзт. - Максимум прежний?
  - По пять сотен луров в группах и тысяча в одиночке.
  - Тогда триста на мою первую группу, на то что она выйдет в финал.
  - Очень надежно, - произнес Нувиан, записывая, - выигрыш, конечно, небольшой, учитывая, что ставка не на победу, но и риска нет.
  - Ну и, - продолжил Мерзт, - на одиночный. На Тушкана.
  - Один из ваших новичков? Ставка на него... секунду... один к пятидесяти четырем. Сколько поставите?
  - Тысячу.
  Взгляд Нувиана остановился на мгновение. Потом распорядитель стал листать блокнот.
  - У меня значится, что визуальный осмотр он прошел.
  - Значит, все в порядке?
  - Разумеется, - Нувиан улыбнулся. - Разорить меня хотите?
  - Ставки ведь еще пару часов принимаются? - Дориан чуть приподнял брови. - Я думаю, арена свои деньги отбить еще успеет... На свой страх и риск, разумеется.
  - Разумеется.
  Дориан ушел, а Нувиан еще целый час сидел неподвижно. По мере наступления темноты магические светильники разгорались сильнее. Стена теряла прозрачность.
  - Гелиан, зайди, - произнес он негромко спустя какое-то время.
  Дверь открылась почти сразу, вошел секретарь.
  - Ты случайно не помнишь, кого в этот раз посылали на осмотр к Мерзту?
  - Менавта, господин распорядитель, - ответил Гелиан мгновенно.
  - Да, припоминаю... Я читал доклад. Особых замечаний там не было.
  - Совершенно верно.
  Нувиан задумчиво кивнул.
  - Передай, пожалуйста, в службу охраны, что Менавт у нас больше не работает. И вообще, он в Тлирии больше не работает.
  - Я понял, господин распорядитель. Что-нибудь еще?
  - Нет, можешь идти.
  
  Лока
  
  Ощущения не хотели возвращаться. Он помнил себя, но в то же время чувствовал, что находится на невообразимой глубине, до которой не доходят звуки, не дотягивается свет. И каждый раз, едва он начинал что-то слышать, сверху ложился еще один тяжелый пласт, заставляя снова окунуться в темноту. Так сможет ли он когда-нибудь вынырнуть? Разумеется, да! Нужно только...
  Лока не успел додумать. Его вдруг что-то подцепило и потащило к свету. Спустя секунду он понял, что у него есть глаза... он может открыть их. Лока старательно заморгал, но рассмотреть ничего не смог. Мелькали огоньки, но в основном было темно.
  - Очухался вроде... Оденьте его и к остальным тащите.
  Лока почувствовал, что к нему кто-то прикасается - несколько рук. С него сняли цепи, потом стали одевать, а закончив, снова заковали и тут же куда-то понесли. Спустя пару минут ему пришлось крепко зажмуриться - по глазам резануло ворвавшимся в мир светом. Видимо, его вынесли на улицу. От обилия свежего воздуха стало трудно дышать.
  - Открывай! - услышал он резкий голос. Звякнула решетка... и Лока вдруг потерял ориентацию в пространстве, а спустя секунду он всем телом обо что-то ударился. Решетка снова дала о себе знать, после чего все стихло.
  - Трупака принесли, - донесся до него чей-то голос.
  - Да все мы здесь...
  Глаза Лока открыть не рискнул, но старательно прислушался. Странно, но больше ничего расслышать не удалось. То ли чувства еще не до конца вернулись, то ли его соседи не были настроены на беседу. Хотя, наверное, это к лучшему. Не то чтобы он последнее время не имел возможности побыть наедине с собой, но впервые за долгое время он мог по-настоящему отдохнуть. Не выбираться из темноты, а наслаждаться светом. Несколько мгновений Лока оставался совершенно неподвижен, потом попробовал подышать так, как учил Сахайя. Попытка отдалась болью, но не исступляющей, а приятной: какая бывает в мышцах после упорной тренировки. Теперь он мог открыть глаза, и хотел уже сделать это, как вдруг... поверхность под ним дрогнула.
  - Открывайте ворота! - крикнул кто-то.
  Лока неожиданно разозлился на себя. Какого черта он так медленно соображает? Притворяется зачем-то... Очухался? Отлично! Теперь беги. Он резко сел и осмотрелся вокруг. Ощущения вернулись. Стало даже забавно. Он мог давным-давно побороть яд! Просто не нужно было думать, что это тяжело дастся.
  - Трупак задвигался! - раздался рядом удивленный голос. Лока, не обращая ни на что внимания, поднялся на ноги, подошел к двери. Клетка не позволяла до конца выпрямиться. Изогнувшись, с силой ударил по ней подошвой. По решетке прокатилось красноватое свечение, но замок выдержал. Лока попробовал просунуть руку между прутьев, но пальцы наткнулись на незримую преграду. Насчет отличия шаманов от магов Лепка судя по всему был прав. По крайне мере, сам Лока о природе наложенного на клетку заклятия не имел ни малейшего понятия.
  - Бесполезно, парень, - сказал ему один из соседей по клетке. Помимо Локи в ней было еще четыре человека. - Из такой штуки даже магу не вырваться. Видишь, и охраны нет. Извозчик только...
  - Куда нас отправляют? - Лока внимательней присмотрелся к собеседнику. Крепкое телосложение, темные волосы, чуть тронутые сединой, и взгляд человека, давно потерявшего надежду.
  - На арену, - ответил он. - Не бойся, скоро все закончится...
  - Хватит базарить! - оборвал его еще один гладиатор - волосатый детина на редкость могучего вида. Его лицо 'украшало' сразу несколько уродливых шрамов: пара застарелых и один примерно месячной давности. - Сейчас начнется.
  - Что начнется?
  - Увидишь, - негромко ответил ему апатичный. И кивнул в сторону открывающихся перед повозкой ворот. Охранники сдвинули в сторону тяжелый засов, уперлись в мощные створки и в следующую секунду в тихий внутренний двор ворвался невообразимый шум. Гвалт, крики, топот и рев, а еще просто-таки невероятная какофония эмоций и чувств. И повозка направилась в самую гущу.
  - Но что это? - Лока был поражен увиденным. Что может заставить людей испытывать подобное?
  - Те, кому не достались билеты.
  Больше Лока ничего не услышал. Повозка миновала створ и оказалась посреди кипящего людского моря. Мужчины и женщины, молодые и старые, бедные и богатые - все старались хотя бы раз дотронуться до решетки. Каждый мечтал, чтобы именно его окрик был услышан. Чтобы его чувство дотронулось, обуяло, порвало на куски тех, кто находился в клетке. Чтобы все они слились в единое целое, охваченные общим предвкушением...
  - Я люблю тебя! - до Локи донесся истошный девичий визг. Он успел обернутся и увидел безумно вытаращенные глаза.
  - Умрите! Умрите! - кричал мужчина в толпе, неподдельно, счастливо улыбаясь.
  Лока вертел головой по сторонам, стараясь среди бушующей толпы найти хоть крошечный островок бесценного человеческого начала - разума, но... море лишь наступало. Он был шаманом и знал, что такое манипулировать людьми, но это...
  Лока обернулся к соседям по клетке и ужаснулся произошедшей перемене. Все четверо стояли на коленях и, вплотную прижавшись к прутьям, вбирали в себя чужие эмоции. Лока почти чувствовал текущие от толпы энергетические потоки. Апатичный мужчина, выглядевший раньше пустым и безликим, на глазах наполнялся невероятной смесью из вожделения, страха, страсти и множества других чувств. Конечно, когда энергия потребует выхода, они смогут драться, как никогда...
  Не желая больше смотреть на это, Лока закрыл глаза. Нечто похожее он уже испытывал. Тогда уничтожения от него требовало чувство. Сейчас рядом с ним не было пожирателей, чувство не призывало его разрушить арены, гладиаторские дома, ведь люди сами выбирали выедающее их безумие, но разве должен он был бездействовать? Чем он в таком случае будет лучше? Решения нужно принимать самому, а не только реагировать. Он ведь тоже часть мира и имеет право менять его, а не только предохранять от разрушения. Он такой же человек! Мысль вроде бы простая, но Локу она буквально потрясла. Не об этом ли говорил Сахайя во время их последнего разговора? Лока тогда не понимал, что он имеет в виду, а вот теперь... Как будто бы раньше собственных чувств у него не существовало. Разве что сестру любил...
  Повозка пробивалась сквозь толпу медленно, но ехать оказалось недалеко. Вряд ли больше нескольких сотен метров. Сквозь прутья решетки Лока увидел невероятных размеров здание. От Сахайи он знал, что люди возводили исполинов и величественней, но увидев гиганта воочию, Лока невольно восхитился размахом замысла. Это сколько же его строили? Ведь даже просто обойти его вряд ли удастся быстрее, чем за десять минут, а колонны, поддерживающие чащу, поднимались просто на завораживающую высоту. Спустя минуту, когда повозка придвинулась к подножию, каменное чудище раскрыло свой зев. Лошади и клетка прошли сквозь разведенные створки, за ними внутрь проникло еще несколько повозок, затем ворота закрылись, и все стихло. После безумия, творившегося на улице, Лока подумал, что оглох. Огромное практически пустое помещение освещало лишь несколько световых шаров, прикрепленных к потолку. Лока увидел, как извозчик, спрыгнув на землю, сматывает с лица шарф, вынимает из ушей затычки.
  - Разводите их по комнатам! - раздался на редкость мощный голос. Внутри их, как выяснилось, ждали - к повозкам стали подбегать люди. Одеты все были очень похоже, на груди у каждого виднелся знак с изображением небольшого кружочка. - И сразу жрать давайте! И торопитесь скотины! До открытия два часа осталось!
  Несколько человек подошло и к их клетке. В руках каждый держал по гладкой черной палке длиной с предплечье. Один из них поднес к замку металлическую призму - решетка тут же отошла в сторону.
  - По одному и без фокусов, - произнес он. - Иначе...
  Работник арены коснулся палкой решетки, в ту же секунду раздался резкий удар, посыпались искры. Локу это не напугало, но в этот момент, и вправду, дергаться не стоило. Трижды по пути, открывая и закрывая двери, их отвели в длинную прямоугольную комнату. В ней уже было с два десятка человек, прикованных к левой и правой стене. Прохода было два: дверь, через которую их ввели и решетка с массивными прутьями на противоположном конце - оттуда внутрь проникал свет и отголоски сумасшествия, через которое они пробирались по городским улицам. А что будет, когда начнутся бои?
  - Как это будет? - спросил Лока у своего соседа, когда их покормили. 'Апатичный' не ответил, до этого он и к еде не притронулся. Закрыв глаза и прижав руки к голове, он старался... не отдать энергию раньше времени? Примерно так вело себя большинство людей в комнате. Лишь шестеро-семеро глядели на все с откровенным непониманием и страхом.
  Дверь открылась, и в комнату вошли еще четверо. Огромный смуглый мужчина - на левой руке у него не хватало двух пальцев, и закутанный в плащ колдун. Еще двое несли длинный и, судя по всему, очень тяжелый металлический ящик.
  Маг медленно обвел взглядом комнату, а затем шагнул прямо к Локе.
  - Как себя чувствуешь? - спросил он, приблизившись.
  Лока не ответил. Как его звали?.. Собираен, кажется. Это он не дал ему сбежать в первый день, а потом добавлял яд в еду. Никаких эмоций по отношению к нему Лока не испытывал. Наверное, все же пока не до конца превратился в человека. Сегодня он впервые попробовал на вкус такое ощущение, как неприятие, захотел сделать что-то для себя, но изменился мало в чем. Природа чувства мести по-прежнему оставалась для него чуждой.
  Собираен не отрывал от него взгляда целую минуту, затем кивнул, подошел к здоровяку и что-то негромко ему сказал.
  - Хорошо... - негромко ответил великан, а потом вдруг прогремел. - Гладиаторы! Я к вам обращаюсь!
  Все, как будто очнулись ото сна. Локин сосед вонзился в говорившего взглядом: казалось, чтобы сейчас не сказали, он без раздумий согласится. Все что ему сейчас было нужно - это направление.
  - Рабы всегда остаются рабами! Сколько бы ни прошло лет! Они даже в мертвецов превратиться не могут, потому уже мертвы! Гладиатор, в отличие от раба может умереть. И что еще важнее, он может жить! Свобода... - здоровяк вдруг улыбнулся. - У большинства она попрятана по темным углам, и они даже не догадываются, как следует, о ее существовании. У вас же... есть шанс познакомиться с истинными ценностями. Слышите? - он указал рукой на решетку. Оттуда все отчетливей доносилось шептание толпы. - Там вы можете обрести славу. Там вы можете обрести силу! Только там вы можете подняться над безликой массой! Отныне, все то, что происходит за пределами арены, потеряет для вас смысл. Только туда вы будете стремиться. Там вы станете жить. Там вы обретете вечность!
  С каждым словом напряжение в воздухе нарастало. Создавалось впечатление, что не только гладиаторы, но и великан эмоционально связан со зрителями. Каждое слово отражала арена, либо он вторил ей, но стоило сказать последнее слово 'вечность', пространство взорвалось овацией.
  - Сейчас! Сейчас! - не выдержав, закричал кто-то рядом, но Лока едва его услышал.
  В комнату вбежал работник арены с листом бумаги в одной руке и круглой тускло светящейся стекляшкой в другой. Остановившись рядом с Собираеном, он сверился со свитком, бросил взгляд на стекляшку и объявил:
  - Мерзт, вторая пара - второй бой по общему расписанию. От пяти до десяти минут. Готовьтесь.
  И тогда это началось. Спустя секунд двадцать, когда стадион вдруг замолчал, судорожно вздохнув, Лока усомнился: все ли в порядке с его чувствами? Но уже спустя мгновение, как будто по голове ударило: насколько резким получился переход от давящей на уши тишины к безудержному сумасшествию трибун, от которого с потолка сыпалась каменная крошка. Толпа замолкала еще несколько раз, потом раздался звук, с каким встречается в поле пара закованных в латы рыцарей - одного из гладиаторов бросило на решетку, через которую минуту назад он вышел на арену.
  Лока отрешился от происходящего: на несколько часов он оказался предоставлен сам себе. Было время подумать, и вновь восхитился новой способностью принимать решения, к которым его никто не обязывает. Удивительное дело! Вот захочет он на улице прохожему голову оторвать или сто кошек хвостами друг с другом связать, кто его остановит? Хотя кошек, наверное, все же жалко, а вот в остальном... Как тут не броситься в крайность? Стоило поразмышлять над этим, только сначала... Локе вдруг стало стыдно. Когда он последний раз по-настоящему соединялся с миром? Он тут сожалеет о том, на что Сахайя только намекал, но было и то, о чем он говорил недвусмысленно. От этого уж точно отрешаться неправильно.
  Лока собрался с мыслями и вдохнул. Мир, как оказалось, ждал его. После долго перерыва ощущения оказались неточными, слишком резкими, и мало к чему удавалось хорошенько присмотреться. Воздуха не хватало, да и чувствовал совсем не так, как бывало в Западном лесу. Мир готов был принять его таким, какой он есть и не задавать вопросов, а только отвечать на них. Лока заулыбался: по крайней мере в самом себе он рано или поздно сумеет разобраться...
  - Тушкан! - кто-то тряс его за плечо.
  Лока открыл глаза. Великан стоял перед ним. Кроме него, в комнате был только Собираен. Видимо, после боя их отводили в другое место. Стоило здоровяку убрать руку, Лока почувствовал на коже что-то странное. Посмотрел и увидел оставшийся там отпечаток - ожог в виде скрещенных меча и топора, заключенных в пятиугольник. Вот, значит, как: поставили, пока он был без сознания.
  - Это не мое имя.
  - У тебя больше нет имени, мальчик. Выбирай оружие, - он снял с Локи кандалы и указал рукой на ящик.
  Лока поднялся на ноги.
  - А если я не буду драться?
  - Думаешь, никто не пробовал?
  Лока отвернулся от него, посмотрел на мага. Напасть на них? И что это даст? Ни одну из его проблем это не решит, а делать что-то 'просто так', без цели и не просчитывая последствия он как-то не привык. Это была одна из тех особенностей, которая, он был уверен, останется с ним до самой смерти. Так что же делать?
  - Выбирай оружие, - повторил великан.
  В ящике лежали короткие мечи, копья, кривые сабли, гигантская булава, несколько топоров и еще многое из того, что Лока не смог бы поименовать. Ему вдруг вспомнилось, как тщательно он ухаживал за своим луком: чистил древко, проверял тетиву, правил баланс... Ни одному дрекови не пришло бы в голову сваливать оружие в кучу.
  - Нет.
  - Без оружия пойдешь?
  Лока пожал плечами. В комнату вбежал взмыленный работник арены и, заглянув в свиток, сказал:
  - Последний бой дня! Одна минута!
  Наставник молча подошел к решетке и сдвинул ее в сторону.
  - Если я откажусь выходить, меня заставят? - спросил Лока у Собираена.
  - Разумеется.
  - Я просто спросил, - немного рисуясь, Лока извиняюще поднял руки.
  Он перешагнул через высокий порог, и в лицо ударили потоки ярко-желтого света. Сотни световых шаров разгоняли вечерний мрак подобно гигантской короне, парящей на недостижимой высоте. Успев сделать всего пять или шесть шагов, Лока наткнулся на первое тело. Видимо, чтобы не затягивать перерывы между боями или создать особую атмосферу, мертвецов оставляли в песке до конца соревнований. Вскоре Лока заметил еще одного - с отрубленной по колено ногой и судя по всему истекшего кровью, а когда глаза привыкли, он смог насчитать около десятка. Трибуны начинались на высоте метров четырех, где была оборудована позиция для работников арены. Каждый держал в руках по арбалету. Лока заметил пару магов в мантиях.
  - Дамы и господа! - раздался вдруг голос, наверняка усиленный магией. Просто человек так бы орать не смог. - И вот, наконец, апогей этого вечера! Бой в турнире одиночников между Тушканом из гладиаторского дома господина Мерзта и победителем двух последних турниров, проведшим двадцать семь поединков, в двадцати трех из которых он убивал противников... Смертоносный.... из гладиаторского дома Октав... Тлирийский Палач... Нод!!
  Арена, казалось, едва устояла от общего приветственного крика. Лока посмотрел вверх: он и представить не мог, что в одном месте может скопиться столько людей. К тому же, ни чем друг от друга не отличающихся. В его сознании все они выглядели родными братьями: только не внешне, а внутренне.
  Нод вышел на поле с противоположной стороны круга. Высокий, широкоплечий, худой. В левой руке он держал тяжелый палаш с широким лезвием, в правой - прямой полуторный меч. И если большинство гладиаторов выходили в поле голыми по пояс, то у Нода почти все тело покрывали доспехи: не сплошные, зато движений не стесняющие. Сделав несколько шагов, он остановился. Медленно развел в стороны руки, поднял голову. Вот уж кто чувствовал себя здесь в своей стихии. Несколько секунд Нод не двигался, потом резко перевел взгляд на Локу и под оглушительный свист двинулся вперед.
  Юноша смотрел на происходящее с сомнением. Выходя на бой безоружным, он не имел ни малейшего понятия, насколько он силен по сравнению с другими бойцами. Может его убьют тут же. Только задумавшись об этом, Лока понял, что не подвержен чувству страха.
  Нод двигался изящно, быстро, рассчитывая каждое движение. Доспехи стесняли его, но самую малость. Заметив, что Лока никак не реагирует на его приближение, Нод чуть сбавил скорость, но уже спустя секунду, так ничего от Локи и не дождавшись, бросился вперед и ударил.
  В последний момент Лока отпрыгнул в сторону. Нод развернулся и, чуть пригнувшись, кинулся к нему в резком выпаде. Лока ушел от удара. Трибуны восторженно ахнули. Нод хищно усмехнулся:
  - Долго бегать не получится, щенок!
  Лока уклонился от атак еще несколько раз, и произошло то, чего он не ожидал: зрители недовольно загудели. Видимо, им хотелось увидеть другое. Прошло еще минут пять, движения Нода потеряли прежнюю молниеносность, и происходящее окончательно перестало походить на бой. В отчаянии Нод попытался метнуть в него мечом, но не попал даже близко.
  - Идиот! - прохрипел он Локе в какой-то момент. - Не будем драться, нас обоих прикончат!
  Лока не ответил, но задумался. Действительно, на такой случай у них должно быть что-то предусмотрено...
  - Дамы и господа! - раздался вдруг мощный голос. Тот же, что объявлял участников поединка. - Время, отведенное на бой, истекло, и впервые за последние шесть лет на Тлирийской арене ничья! Уже проведен жребий, и первым испытание на ловкость выпало проходить... Тушкану! И пусть испытание начнется!
  Это было даже интересно. Испытание на ловкость... Их заставят по очереди на одной ножке скакать? Лока заозирался по сторонам, но особенных приготовлений не заметил. Вдруг, в окружающем поле реве, он заметил что-то постороннее. Резкий щелчок, и Лока понял, что должен упасть, что сразу же и сделал. Арбалетная стрелка взбила тучку песка в паре метров от него. Значит, арбалетчики тут не только для охраны. Спустя секунду раздался еще один выстрел, а сразу за ним - вскрик. Нод почти сумел уклониться, но болт все же разодрал ему кожу на локте. Затем выстрелили еще по разу. По Локе не попали, а вот Ноду стрелка засела глубоко в бедре.
  Затем настал черед магии. От огненного шара Лока увернуться не успел, но Сахайя неплохо научил его бороться с враждебной средой, а вот Ноду повезло меньше. Заклинание порядком обожгло его и от следующего болта он увернуться не смог. Бой закончился. Трибуны приветствовали Локу. План, очевидно, не сработал. Такой бой им понравился не меньше. Так что же делать?
  
  Дориан
  
  - Поздравляю вас.
  - Нас, Собираен, - поправил мага Дориан, - тебе премия за удачный турнир.
  - Спасибо, господин Мерзт.
  - Как там наш чемпион? - спросил Дориан.
  - Отдыхает. Я наложил на цепи несколько заклятий, но насколько их хватит... - маг пожал плечами.
  - Зелье помогало первую неделю, - напомнил Мерзт.
  - Я думаю, дело было не столько в зелье, сколько в том, что с парнем происходило раньше. Раны, истощение, апатия... А теперь он полностью здоров.
  - Удержать-то мы его сможем? - спросил Дориан самое главное. У него у самого был не малый опыт, но он всегда предпочитал сперва выслушать помощников.
  За тысячи лет было разработано немало методов управления рабами вообще и гладиаторами в частности. Самый простой и действенный - частично напугать, частично убедить. В доме Мерзт этим занимался Цорк. Если ему не удалось, никто не сможет. Второй способ - договориться. Применяют к наиболее ценным кадрам. Особые условия проживания, положение не столько раба, сколько привилегированного работника, немного ограниченного в перемещениях. Ну или оборотная сторона этого же метода - шантаж. Но для этого нужно больше знать о человеке. К кому-нибудь одновременно очень сильному и глупому можно применить ментальное подчинение: тот же Собираен не без удовольствия взял бы процедуру на себя. Но человеку сильному духом такое не подойдет: либо без мозгов оставит, либо не подействует. Еще для управления рабами нередко использовали амулеты боли. Надевают такой на человека, и если он вдруг какой приказ выполнять отказывается, заклятия мучают его. Самых безнадежных, как правило, просто сдерживают - способ вроде бы действенный, но есть свои минусы. Прежде всего, не знаешь насколько сильные меры нужно изыскивать. К зелью можно привыкнуть, веревки перетереть, цепи разорвать, подавляющие заклятия разрушить. Случается это не так часто, но порою в гладиаторы умудряются попасть настолько неординарные личности... Умение заставить такого человека драться - настоящее искусство.
  - До Сената, я думаю, довезем, - произнес Собираен. - Кое-что у меня есть. А там придется что-то придумывать. Знать бы о нем побольше. Но теперь, когда он в себя пришел, его просто так не обследуешь. И откуда он такой...
  Дориан кивнул. Теперь он уже жалел, что не додумался основательно проследить за продавцами. Можно будет еще расспросить Лепку, но вряд ли это поможет. В первый раз он все очень подробно описал.
  - Варвар, судя по всему, - произнес Мерзт, - дрекови или мелик. Но это неточно.
  - Может быть, он из школы келото? - предложил Собираен. - Ребенком взяли на воспитание, а потом чем-то не понравился.
  - Не знаю... Ладно, займемся этим в Сенате.
  
  ***
  
  Дориан приказал, чтобы парня перевели в комнату на третьем этаже - попросторней и посветлей, но, разумеется, тоже хорошо защищенную. Ему принесли хорошей еды, переодели в новую одежду. Цепи, конечно, не сняли, но Мерзт распорядился, чтобы в еду больше ничего не подмешивали. Пусть поймет, что и в рабстве жить можно по-разному.
  - Как самочувствие? - спросил он, войдя внутрь и прикрыв за собой дверь. Дориан знал, что за все время парень проронил не больше дюжины слов, так что на диалог он не слишком рассчитывал, скорее, прощупывал обстановку.
  Парень сидел в кресле рядом с зарешеченным окном. Собираен оставил ему способность двигаться, и вместо того чтобы неотрывно смотреть в потолок, он мог наблюдать за пробегающими по улице экипажами, гуляющими людьми.
  Впервые Дориан смог, как следует, его рассмотреть, и теперь парень показался даже меньше размером, чем когда Мерзт увидел его в первый раз лежащего в грязной повозке и уж, тем более чем когда он выходил на арену. Сам Дориан был его на две головы выше.
  - Знаешь, распорядитель был очень недоволен тобой... ну и мной соответственно. Четыре ничьих подряд. Такого и не вспомнишь.
  Парень повернул к нему голову.
  - Распорядитель? Кто это?
  - Второй человек в любом городе, где есть арена, - ответил Дориан, пододвигая к себе стул и присаживаясь. - Бывает даже, что у него больше власти, чем у губернатора.
  - И он был недоволен? Чем?
  - Ты что не слышал? Трибуны гудели. А распорядитель счастлив тогда, когда счастлив зритель.
  - И что теперь будет? - спросил парень. Кажется, Дориану удалось завладеть его вниманием.
  - В смысле?
  - Распорядитель. Что он сделает, чтобы избежать подобного впоследствии?
  Дориан нахмурился. Вообще-то, расспрашивать он должен был... Да и вопрос какой-то странный.
  - Думаю, что ничего. Ничьи редкая штука.
  - Ясно... Ну а если зрители каждый раз будут недовольны?
  - Губернатор назначит нового распорядителя.
  - А если это не поможет?
  Дориан хотел ответить, что это невозможно, что система живет и работает не одну тысячу лет, а потом задумался. Что тогда будет? Если почти половина жителей города - те, кто попадает на арену, плюс интересующиеся боями, но не имеющие денег на билет - вдруг расстроится, перестанет ходить на бои, останется наедине со своими мыслями. Что тогда будет? Бунт?
  Мерзт не стал отвечать. Бросил взгляд на парня, но тот уже отвернулся, может быть, даже забыл, о чем спрашивал. Дориан потряс головой. Он не для этого сюда пришел.
  - Я предлагаю тебе сотрудничество, - сказал Мерзт.
  - Я же раб, - парень как-то странно, с сомнением на него посмотрел.
  - Сейчас, да, - согласился Дориан. - Но от этого легко избавиться. Твое рабство может превратиться в формальность. Лучшая еда, жилище, все, что только сможешь придумать. Дерись по-настоящему, и не будешь знать проблем. Тебе ведь нравится драться, так? Не отвечай, я знаю, что да. Иначе бы ты просто не умел. Может быть, ты не любишь убивать, но... какая разница? Прикончат его из арбалетов, или ты сам проткнешь. Просто подумай: какие шансы тебя ждут. Тлирийская арена по сравнению с Сенатской - загончик для петушиных боев, а с Арианской и вовсе конура собачья. Тебя людей будет больше знать, чем Аанского императора. А, кроме того... - Дориан задумался на секунду, - такое не всем предлагают, но можно подписать особый договор, скажем, на десять лет о том, что по истечении этого срока ты перестаешь быть рабом, плюс тебе выплачивается определенная, очень немаленькая, сумма. В гражданском департаменте его заверят. И через десять лет ты будешь богат, знаменит и свободен. Как тебе? Все, что нужно - драться и не пытаться сбежать.
  - Я и не пытаюсь сбежать.
  - Значит... ты согласен?
  Парень пожал плечами.
  - Согласен.
  Дориан слегка опешил от такой скорости. Он что, шутит? Выглядит серьезным...
  - Мы переезжаем в Сенат. Поговорим там об этом.
  - Хорошо. Поговорим.
  По окончании разговора Дориан чувствовал себя еще более озадаченным, чем до него.
  
  
  Глава 22
  
  КТО ГДЕ СИДИТ
  
  3 день, 11-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  Они сидели в 'Ни одного дурака'. Прямоугольничками на карте города Сайта обозначала места, где установлены доски объявлений, кружочками - улицы, где чаще всего работали зазывалы. Несколько стоящих рядом крестиков перечеркивали Чернильный переулок. Там располагались редакция единственной в городе газеты и принадлежащая ей типография.
  - Лезва запретил всем приближаться к стройке и трактиру - у Клифа под глазом красовался свежий фингал, да и на куртке появилось несколько новых дырок.
  - Дрались? - деловито поинтересовалась Сайта.
  - Курт и Гордый с Уколом поцапались, - ответил Клиф. - Я разнимал.
  - И как? - усмехнулась Сайта.
  - Лезва велел всем успокоиться.
  - Хорошо... Значит, четыре дня прождал. Я думала, хотя бы на неделю его хватит. Что ж, вечером пойдем знакомиться...
  - Я не помешаю? - раздался вдруг вежливый голос у нее за спиной.
  Сайта резко обернулась: они сидели недалеко от входа, но как открывалась дверь, не услышали.
  - Конечно нет! - воскликнула она, заулыбавшись. - Присаживайтесь господин, Минглон. Знакомьтесь, это Клиф. Плишку вы знаете...
  - Знаю, знаю...
  Глянув на великана, державшего над головой стол, стоя на котором Санея протирала световые шары, книжник вежливо кивнул нахмурившемуся Клифу. Судя по всему, парню не понравилось, что кто-то сумел к нему настолько незаметно подкрасться. Тем более такой пожилой человек. Морщин-то на лице Минглона немного, а вот волосы, снежной волной опускающиеся к плечам, седые полностью.
  - А я вас ждала, - сообщила Сайта.
  - Правда?
  - Ну, не конкретно сегодня, - поправилась она. - Но в ближайшие дни. К Гринаму-то уже заходили?
  - Господин Тельвинг, ужасно смущаясь, сообщил мне, что я не соответствую требованиям банка, - ответил Минглон, широко улыбаясь. - Я был заинтригован.
  - А вы объяснили, что вы обеспеченный человек? Что у вас собственное дело? Что коллеги вас уважают?
  - Я даже сказал, что по пятницам раздаю еду бездомным в центральном парке.
  - А Гринам?
  - Советовал постараться изменить свою жизнь к лучшему, а пока обратиться в другой банк. Менее респектабельный.
  - С ума сойти! - Сайта восхищенно покачала головой. - А штукатурка с потолка в этот момент не обваливалась?
  - Это было бы символично, но нет.
  Сайта покивала.
  - Он плакал?
  - Нет.
  - Может он ждал, пока вы уйдете, чтобы заплакать?
  - Может быть, - усмехнулся Минглон.
  Сайта пожалела, что не видела этого со стороны.
  - Вы все еще хотите стать нашим клиентом? - спросила она, отсмеявшись.
  - А императором Аана для этого быть не обязательно?
  - У нас другие критерии.
  - Тогда, с огромным удовольствием.
  Пообедали, потом Клиф ушел: он должен быть в шайке, когда они придут. Пользуясь случаем, Сайта расспрашивала Минглона.
  - Я вот все думаю... Книги в вашем магазине... О чем они? Я до этого читала несколько книг, и все они про очень разные вещи.
  - Да.
  - Про что?
  - Конкретно? Ну, например, жизнеописания. Когда человек рассказывает о своей жизни. Или, если это кто-то очень известный, бывает, что не он сам пишет, а о нем. Еще бывают профессиональные книги, когда автор излагает то, в чем разбирается. Кузнец о кузнечном деле, а повар, к примеру, может составить книгу рецептов. Кроме того, есть самые разнообразные летописи, когда записываются происходящие события. Исследовательские книги, где ученые люди рассказывают с своих наблюдениях. Религиозные книги. Философские. Вроде все.
  - А сказки? - спросила Санея. Они с Плишкой выбрали место и уже начали сооружать помост для выступлений. В 'Ни одного дурака' такого не было. Плишка отправился в подсобку за очередной порцией досок: прежний хозяин копил их для чего-то. Может, для того же помоста.
  - Сказки? - переспросил Минглон. - Нет, о книгах со сказками не слышал.
  - А почему так? - поинтересовалась Сайта. - Сказки многим нравятся.
  - Нравятся... Книга - дорогая вещь, а сказку, и пересказать можно. Но это в Таромском совете так. В Аане по-другому. Но там и читать больше людей умеет. В столице, можно сказать, что все жители.
  - Гм... - Сайта задумалась на минуту. - Ясно... Скажите, а как книги к вам в магазин попадают? Люди их сами приносят?
  - Нет конечно. В книжных лавках не очень много рукописных книг. В основном, отпечатанные. Типография, получая заказ, каждый раз рассылает сообщения в книжные магазины и людям, коллекционирующим книги. Если кто-то говорит, что она нужна, то делают на одну больше. Ну или на две больше. Сколько заказов поступит. А рукописные... После появления типографий, переписчиков почти не осталось. Не выгодно. Единственное, иногда оставленное по наследству приносят. Если цену слишком не поднимают, я, как правило, беру.
  - То есть, по сути, напечатать можно абсолютно любую книгу.
  - Да. Плати, и все.
  С помощью Минглона Сайта отметила у себя на карте и типографии. Подумала, что неплохо было бы заказать Кравену еще копий. Будут еще отдельные карты со всеми трактирами, со всеми полицейскими отделениями, со всеми темными переулками, где неосторожный горожанин может лишить кошелька или жизни. И еще много всего.
  
  ***
  
  - Здесь, - Сайта остановилась, не заходя в лужу. Маскировка была сработана на славу. А самое главное, ничего ведь не предвещает. Обычная улица для бедняцкого района. Дома по большей части деревянные, хотя встречаются и каменные - вряд ли хоть один из них когда-либо ремонтировали, зато сразу начинаешь думать: раз уж они столько лет простояли... И тем удивительное, когда попадаешь вдруг на мертвецкое лежбище. Ну или в место внешне от него неотличимое. Гнилостный запах тления. Болото с торчащими из воды проржавелыми штырями. Плавающие на зеленоватой поверхности ошметки чего-то неудобоваримого: в равной степени это могли быть старые портки, либо то единственное, что не в состоянии переварить нежные желудки упыриных детенышей. Если же прийти сюда ночью, то очень скоро внутренности начинает стягивать от нестерпимого холода, и это сама смерть подкрадывается к тебе со спины... и бесполезно кричать...
  - Сайта, обязательно такое кровожадное лицо делать? - укоризненно спросила ее Санея.
  - Я просто оцениваю преимущества места, - пожала плечами девушка. Образ получался вполне цельный, хотя на ее вкус следовало бы добавить красных пятен на стены, а вывеску над бывшим магазином: 'Передвижные колыбели' подкоптить и треснуть в нескольких местах, чтобы вместо улыбающегося младенца у матери на руках, получился злобный карлик с взглядом Кравена, уверенного, что его заманили таки в засаду.
  - Как мы пройдем?
  - Клиф мне объяснил, - ответила Сайта, подходя к полуразвалившемуся зданию: когда в нем было этажа три или четыре, сейчас же осталось только два. - Надо пройти рядом со стеной и влезть в пустую раму.
  - А Плишка?
  - Пролезет, - сказала Сайта, пробуя кончиком сапога непрозрачную жижу. Оказалось, и вправду, мелко, Клиф и предупреждал, что так только у самой стены и в самом начале. По центру в некоторых местах и с головой уйти можно. - Амулет на тебе?
  - Да... Ты думаешь, кто-то охраняет?
  - Странно бы было, если б нет.
  - А как же Плишка?! - тут же встревожилась Санея. Объект беспокойства за ее спиной стряхивал с себя остатки штукатурки. В окно-то Плишка не пролез, вот только не поздоровилось от этого вовсе даже не ему.
  - Ну, с мечом или с луком против него, я думаю... поостерегутся, а магия... Кравен мне объяснил. Обычно у людей первый уровень сопротивляемости магической энергии, а у Плишки, оказывается, пятый из шести. На него почти ничего не действует.
  Санея еще немного беспокоилась, так Сайта привела последний довод.
  - До этого не дойдет. В случае чего... заговорю всех до смерти.
  Попетляв пару минут среди развалин, он вышли на неожиданно чистенькую улочку, щедро освещенную лунным светом. Впереди путь преграждала крупная тень - судя по всему, склад. За ним торчала крыша еще одного - почти обвалившегося. Сайта резко остановилась. Один из темных углов выплюнул им на встречу двоих парней.
  - Кто вы и зачем пришли? - роль переговорщика взял на себя тот, что повыше. Укол - его им показывал Клиф. Второго Сайта не опознала, хотя наверняка он, как и Укол, был из тех семи, что решали для Лезвы 'щекотливые' вопросы.
  - Меня зовут Сайта, - спокойно представилась она. - Это Санея. Еще с нами наш лучший друг - Плишка.
  - Какой еще Пли...
  Укол осекся. Великан немного отстал от них: за годы увядания среди развалин образовалось несколько норок, подходящих летучим мышам, и Плишка признался, что всегда любил их пережевывать. Нагнав их, он стал откусывать по крошечному кусочку. Предложил и Сайте с Санеей, видимо припомнив, как Бенаюс интересовался у него насчет сапожной чурки, но они только вежливо пожелали ему приятного аппетита.
  - Нам нужно поговорить с Лезвой, - сказала Сайта.
  Укол несколько секунд молча разглядывал ее, потом бросил коротко второму:
  - Сходи.
  Ждали недолго: минуты две или три. Не желая терять зря время, Сайта поинтересовалась у Плишки, боится ли он мертвецов.
  - Плишка не боится мертвых людей, - ответил великан, тщательно прожевав. Санея уже успела научить его, что разговаривать с набитым ртом нехорошо. - Если Плишка увидит мертвого человека, Плишка сожмет его голову в ладонях, а потом порвет на части все его ноги и руки. Мертвые люди совсем не страшные, если знать, что с ними делать.
  - Молодец, Плишка.
  Молча наблюдавший за этой сценой Укол ничем не показал, что она его как-то взволновала, но ощутимо вздрогнул, когда рядом с ним остановился вернувшийся товарищ. Вместе с ним пришел еще кто-то: точнее не скажешь. Штаны, куртка, платок на волосах - все черное, не оставляющее на виду ни сантиметра кожи. Лицо закрыто повязкой, на руках перчатки. Открыты только глаза - пронзительно синие.
  - Вы можете пройти, - произнес Укол, быстро переговорив с напарником. - Но оружие и амулеты придется сдать.
  - Разумеется, - Сайта показала пустые руки. Они не стали брать с собой ничего атакующего. - Только у нас ничего нет. Не считая двух защитных амулетов. Один у меня, один у нее. Обыскивать будете?
  - Мерзкая, проверь.
  Сайта, конечно, не подумала, что парень вдруг с делового тона решил перейти на оскорбительный, но сначала не совсем поняла, к кому он обращается. Дело было в темноте, а еще в мешковатой одежде и в том, что она шла позади своего спутника, да и остановилось метрах в десяти от них с Санеей, иначе бы Сайта сразу поняла, что лицо прячет девушка, а не парень. Оценив манеру двигаться, Сайта предположила, что ей, совершенно точно, меньше двадцати и почти наверняка больше четырнадцати лет. Сайта, не отрываясь, смотрела ей прямо в глаза, определяя, как двигаются зрачки. Примерный характер человека можно определить даже просто посмотрев, как он проходит по улице, а уж когда заговаривает с тобой...
  - Чего вылупилась, сука?!
  От шестнадцати до семнадцати - поняла Сайта, тут же отворачиваясь и позволяя девушке провести по одежде тускло светящейся металлической призмой, а затем и прохлопать куртку на предмет наличия чего-то немагического. Спустя минуту та же процедура была проделана с Саней. Плишку проверял напарник Укола.
  - Все? - жизнерадостно осведомилась Сайта, отчего Мерзкая уставилась на нее, как на последнюю идиотку. - Можно идти?
  - За мной, - скомандовал Укол. Прежде, чем он отвернулся, Сайта успела кивнуть раз шесть или семь, так что, в целом, произведенным впечатлением осталась довольна.
  Метров сорок прошли почти в полной тишине, затем увидели первый костер. Вокруг сидело несколько девочек лет десяти-двенадцати в очень плохой одежде и некрасивых, мальчишки были еще младше: девять, семь и самому крошечному года три или четыре. Он сидел немного на отшибе от остальных, глядя, как они выкапывают из углей пропеченную картошку и начинают есть. Доставая для себя вторую картофелину, старшая девочка кинула штучку и ему. Большинство клубней размерами были с крупную виноградину.
  - Они что и спят здесь? - шепотом спросила ее Санея, не отрывавшая взгляда от жадно едящего мальчика. Недалеко от костра была приготовлена 'постель': куча соломы и пара старых тюфяков. - Сколько тут складов? Неужели места не хватает?
  - Дело не в наличии места, - ответила Сайта, и не думая понижать голос. - А в положении. Если не приносишь пользы, то тратиться на тебя необязательно. А сможешь заработать - переселят куда-нибудь поближе к старшим.
  Пару раз повернув, они оставили за спиной еще три костровища. У пятого по счету сидели исключительно парни от десяти до тринадцати лет. Они играли в кости, передавали по кругу пыльную бутыль из темного стекла. На костре жарился хороший кус мяса.
  - Привет, Кипс! - крикнула Сайта одному из них. Из-за Плишки они и так привлекали к себе повышенное внимание, парень же и вовсе уставился на них с открытым ртом. Укол бросил на него взгляд, но ничего не сказал.
  С этого места 'поселение' перестало выглядеть разбитым на самоуправляемые кусочки. Костры стали попадаться чаще, а кое-где их заменяли вынесенные на улицу печки и подвешиваемые в самых необычных местах масляные фонари. Пара складов, мимо которых они прошли, были тщательно отремонтированы: все щели заделаны, а в двух или трех местах проделаны новые отверстия, довольно-таки умело забранные стеклами. За некоторыми из них горели оранжевые огоньки, слышались голоса. Одно из окон на втором ярусе было прикрыто не плотно, и, прислушавшись, Сайта разобрала чье-то прерывистое дыхание. Шедшая с ней Санея выглядела смущенной и потрясенной одновременно.
  - Сай...
  - Что?
  - Я... гхм... нет, ничего.
  Прямо Уколу под ноги выкатился клубок из сцепленных тел. Трое парней: один постарше, двум другим лет по двенадцать-тринадцать. Отношения выясняли всерьез: до разбитых носов и приведенной в негодность одежды; понять, кто кому помогает, не представлялось возможном. Даже не взглянув на дерущихся, Укол прошел мимо.
  - Майла... - приземистый, но крепко сбитый парень недовольно глядел на девушку лет четырнадцати. Она была очень мила собой, так что по-настоящему строго посмотреть у парня не получалось. В руках у девушки хныкал завернутый в одеяла младенец.
  - Гишер...
  - Лезва же говорил!
  - Но ведь он сам...
  - Двоих, а не десяток! Чтобы девки побираться с ними могли! Хочешь, чтобы тебя вместе с ним выкинули?!
  - Ну, Гишер...
  У одного из складов не хватало целой стены. В зимние месяцы большая часть шайки наверняка ночевала в отремонтированных зданиях, а здесь был представлен летний вариант. Перегородки делили корпус на добрую дюжину помещений: где-то готовили на закопанных в землю печках, где-то стирали, несколько девушек опрокидывали на землю холщевые мешки с нанесенными на ткань именами: 'Тениан Ольфин', 'Ценати Скиен' и другими, перебирали и раскладывали по деревянным ящикам картошку. Две или три 'комнаты' были заполнены разными припасами: бутылками, коробками с овощами, нашлась даже пара морозильных шкафов с светящимися в темноте призмами энергетических амулетов, еще столько же было завалено хламом: какой-то мальчишка увлеченно раскладывал найденные железки по разным кучкам.
  - Рыжая, скоро там? - спрашивал парень у склонившейся над ним девушки. Он лежал на животе, она что-то царапала у него на спине смоченной в черной краске иголкой. На коже выступали кровяные капли.
  - Нескоро, - отвечала, встряхивая красными волосами, девушка.
  - Нужно было Уголька попросить...
  - Он сам меня учил!
  В стороне двое парней стояли друг напротив друга с кинжалами в руках. Сайта поняла, что это тренировка: один проводил резкую атаку, второй парировал.
  - Ладно, хватит на сегодня.
  Тот, что выглядел старше, спрятал кинжал и отвернулся. Сайта мгновенно узнала во втором Лема. Проводив соперника взглядом, он резко развернулся и метнул кинжал в деревянный щит метрах в десяти от него. Секунда, и рядом с первым лезвием втыкается второе, а сразу за ним и третье.
  - А остальные где? - спросила Санея шепотом, наблюдая, как Лем выдергивает ножи и отходит на прежнее расстояние. - Клиф, Джастис, Динка, Улна, Курт, Гордый и Тони? Они ведь все должны быть здесь?
  - Ничего подобного, - Сайта оторвала взгляд от карточного столика. Один мальчишка учил другого сдавать колоду: чтобы козыри каждый раз оказывались в правильной стороне. - Джастис живет с отцом. Улна и Динка не входят ни в одну шайку. Клиф с Куртом, я думаю, должны быть где-то недалеко от Лезвы. Гордый... А Гордый вот он.
  Сайта кивнула на кучку ссорящихся мальчишек. Гордый находился в самой середине и, казалось, спорил сразу со всеми.
  - А Тони?
  - Наверное, рядом с Клифом где-то. Я просила его за ним присмотреть.
  - Скоро мы придем? - Сайта поняла, что Санея старается больше говорить от того, что нервничает. В Снежной она всегда была в самом центре любой игры, но столько незнакомых сверстников разом ей видеть не приходилось. Да и старше она стала с тех пор.
  - Уже пришли.
  На первый взгляд, ничего особенного: дюжина мальчишек и девчонок; простой костер, далеко не самый большой из тех, что они здесь видели. Несколько старых кресел вокруг; сзади и с правой стороны, к стене с торчащими из кладки балками прилажено несколько мерцающих в полумраке фонарей. Пара кресел свободна, но занимать их без разрешения Лезвы никто не решался: вместо этого сидели на деревянных ящиках или туго скрученных тюфяках, Курт с мечтательно улыбающейся девушкой полулежал на брошеном на землю матраце, рука его, то и дело сползала ей пониже спины. Еще одна красотка бросала на них завистливые взгляды. Негромко разговаривали. Сайта сразу заметила: есть пара человек, кому можно говорить без разрешения, остальные должны ждать, пока их не спросят. Клиф стоял, прислонившись спиной к стене, в общем разговоре не участвовал, над шутками Лика, которому Лезва явно благоволил, не смеялся. Главного опознаешь легко: что-то сказав или засмеявшись, все ждали его реакции. У него же на коленях сидела самая красивая девушка. Не настолько красивая, как Талина, и не такая, какой Санея станет через пару лет, но из тех, кого парни провожают взглядом. Время от времени, она брезгливо морщила носик и что-то 'по секрету' сообщала главному. На вид лет семнадцать-восемнадцать - едва ли не старше самого Лезвы.
  - А вот это, молодые господа, кто такой, угадайте, пожалуйста, - в центре, едва не наступая ногой в костер, вертелся, махал руками, показывал гримасы пожилой уже мужчина. В грязном костюме, с испуганными глазами и покрытой потными каплями блестящей лысиной. Легко можно было представить, как каких-нибудь два или три года назад он подписывал бумажки в торговой гильдии, как Кантиан, или оформлял сделки, как Бенаюс.
  - Маляр, - предложил кто-то.
  - Скорняк, - еще одна версия.
  - Бабка-торгашка, - сказала одна из девушек.
  - Бывший богатей в полицейском отделении. Оприходованный! - крикнул Лик, и все засмеялись.
  Затем замолчали на какое-то мгновение, и Лезва произнес негромко:
  - Похоже.
  - Истинно так, ваше благодетельство! - чуть ли не запрыгал от умиления 'артист'. - Вы как всегда верно подметили! И с первой попытки! С первой! Это ж редко, кто такое сумеет...
  - Достаточно, - оборвал его Лезва. - Чего тебе?
  - Я не смею просить...
  - Короче!
  - Призму радости, - выдохнул мужичок, задохнувшись и как-то по-детски притянув сжатые кулачки к груди. Вокруг снова рассмеялись.
  - Корк, - обратился Лезва к напарнику Укола. - Выдашь ему из старых запасов.
  - Ваше великолепие, я так...
  - Пошел!
  - Сдохнет, - сделал вывод сидевший в ближнем от Лезвы кресле парень, как только Корк с 'бывшим богатеем' ушли. Этот, как и сам Лезва, почти не улыбался во время 'представления' - как коршун, водил взглядом от одного лица к другому, что-то для себя отмечая.
  Мерзкая, выйдя из-за их с Санеей спин, устроилась в одном из кресел, так шуганув по пути недостаточно проворно уступившую ей дорогу девушку, что отпрыгивая, та ударилась о камень и рассадила голую коленку. Их последний провожатый остановился за спиной у Лезвы. Последнее кресло, судя по всему, предназначалось Уколу.
  - Не жалко.
  Спустя секунду все взгляды, поневоле обратились, к подошедшим. Возможно, задумывалось как-то иначе, к примеру, чтобы они подошли посреди разговора, чтобы выглядели, как что-то незначительное - Лезву ведь предупредили об их приходе, но все испортил Плишка. Все смотрели на него, как на небывалое диво. Лик, наверняка, рассказывал и про него, но не сумел в должной мере передать эмоции, испытываемые при виде изрезанного шрамами великана вытаскивающего из кармана припасенную летучую мышь и откусывающего ей сначала голову, а потом крыло. Да и Укол сработал нечисто. Конечно, они могли и отказаться идти дальше без Плишки, но даже не попытаться оставить его у болота, было верхом непрофессионализма. Вполне вероятно, пара арбалетов на них из темноты и смотрела но это лишь доказывало, что они ко всему прочему не разбираются в оберегах: те, что защищают и от физических атак встречаются редко, но это ведь не значит, что их не бывает вовсе.
  - Здравствуйте, - вежливо приветствовала она. - Это Санея, это Плишка. Меня зовут...
  - Да это же та! - Лик вдруг выпрыгнул вперед, приблизившись к ней почти вплотную, закричал, тыкая в нее пальцем. - Та, про которую я рассказывал! Нужно ее...
  Сайта шагнула вперед и схватила его за палец. Парень вскрикнул от боли, попытался отмахнуться от нее свободной рукой - она легонько надавила, и он упал на колени. Девушка несильно ударила его носком сапога по животу, и он отлетел в сторону.
  - Ах ты тварь! - Мерзкая вскочила с кресла, в ее руке блеснул нож...
  - Сядь.
  - Но...
  - Сядь, я сказал! - Лезва рявкнул на нее во второй раз, и Мерзкая подчинилась. Глаза ее полыхали ненавистью. - Не хнычь.
  Последнее он добавил в сторону Лика. Слезы мгновенно высохнуть не могли, но стонать, будто он на последнем издыхании, паренек перестал. Сайта одобрительно покивала. Возможно, как у организатора у Лезвы не все получалось, но слушались его беспрекословно. И даже если он дрался на ножах лучше Укола и Клифа вместе взятых, этого не могло хватить. Судя по тому, что она успела увидеть и услышать, дело было в индивидуальном подходе. Лезва умел отделять полезных людей.
  - Меня зовут Сайта.
  - И зачем же, - произнес 'коршун', - ты сюда пришла... Сайта?
  - Я буду здесь главная, - просто ответила она. Вокруг засмеялись. Не очень дружно, но многие радовались от души. Девушка у Лезвы на коленях залилась таким искренним смехом, что он, в конце концов, не выдержал и столкнул ее в сторону. На ногах она удержалась, но ответила ему таким возмущенным взглядом, будто он лишил ее того, что было ее святой привилегией.
  - Потом, Гетиана, - бросил он. Красотка не решилась возражать, хотя выглядела уязвленной до глубины души, что, впрочем, только больше ей шло.
  Лезва перевел взгляд на Сайту:
  - Ты знаешь правила?
  - Нет, - честно призналась она.
  - Кто главный, решается в поединке.
  - Правда? - притворно удивилась Сайта.
  - Да.
  - И ты вызовешь меня, если я не уйду?
  Лезва оценивающе посмотрел на нее.
  - Да.
  - Но это же замечательно! - улыбнулась ему Сайта. Один и тот же вопрос можно поставить по-разному, и теперь выходило, что это он ее вызвал, а не она. - Я принимаю вызов. Я полагаю, что оружие и правила поединка остаются за мной?
  Лезва с 'коршуном' переглянулись.
  - И какие же условия? - спросил товарищ главаря после паузы.
  - Первое. За себя нельзя выставить никого другого.
  Все вокруг, как по команде, воззрились на Плишку, а затем, с огромным удивлением, и на Сайту. Она краем глаза заметила, как Клиф, будто невзначай, опустил руку в карман куртки. От взгляда 'коршуна' это не укрылось.
  - Второе, - продолжила Сайта. - Поединок заканчивается в тот момент, когда один из противников умрет, либо потеряет сознание, либо издаст какой-либо звук. Мне кажется, для руководителя умение контролировать себя не самое последнее правило, так ведь? Кроме того, это предохранит нас всех от попыток позвать на помощь друзей.
  Теперь уже никто не смеялся. Большинство смотрело на ее с непониманием, кто-то со страхом. На лице Лезвы не дрогнул ни один мускул. Даже ей сложно было понять, о чем он в этот момент думает.
  - Плишка, пододвинь ко мне вон тот пенек, - Сайта указала на тяжелую чурку, которую, судя по всему, использовали для рубки дров. Схватив колоду, будто она ничего не весит, великан буквально воткнул ее в землю в метре перед Сайтой.
  - Пожалуйста, Сайта.
  - Спасибо, Плишка. Правило третье. Испытывается не мастерство или ум, а главное качество, которое отличает сильного человека от слабого - воля. Мы одновременно перережем себе вены на запястье левой руки. Кто первый не выдержит - проиграл.
  Сайта достала из-за голенища маленький серебряный нож: особенность это артефакта в том, что его нельзя засечь никакими другими артефактами. Встав на колени, она положила руку на деревяшку.
  - Ну что, принимаешь условия... Лезва?
  
  Глава 23
  
  ПОЕДИНОК
  
  4 день, 11-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  Санея
  
  Санея не могла говорить, даже прошептать чего-то. Теперь уже все молчали, хотя сначала-то много криков было. Гетиана самая первая убежала, а девушку, что с такой завистью смотрела на Курта и вовсе пришлось уносить... Все это Санея отметила лишь кусочком сознания: ее собственный мир будто ужался на одного крошечного кусочка, и думать она могла только об одном: Сайта просто сумасшедшая... всегда было ясно, что она отличается от других, но теперь-то понятно: она сумасшедшая, и ничего с этим уже не сделаешь... Несколько человек вырвало. Сама Санея словно застыла на краю пропасти. Казалось, еще мгновение, и ужас завладеет всем ее существом.
   Ей хотелось кричать, но она видела прямую неподвижную спину Сайты, смотрела, как она поправляет волосы, как ровно дышит... Ее лицо побелело, кожа на предплечье приобрела ровный синеватый оттенок, но взгляд... В нем не было ничего, кроме безмятежности.
  - Лезва, ты меня слышишь? - спросил Адепт негромко. Это был парень, сидевший в соседнем с главарем шайки кресле. Санея так и не поняла: это его прозвище или такое странное имя.
  Лезва ответил ему, едва заметно дернув лицом. Адепт повернулся к Сайте... и не стал ничего спрашивать. Без того было заметно, что взгляд у нее ясный. На лице парня появилось странное выражение: потрясение пополам с непонятным восхищением. Санею затрясло. Она вспомнила, что говорил Авиртон: в человеке, по сравнению с его весом, совсем немного крови. Десятая часть, а бывает даже и меньше... В воздухе стоял густой запах мокрого железа.
  Потом Лезва просто упал. Ударился головой о чурку и свалился рядом. Адепт, Укол и еще пара человек бросились ему помогать. К Сайте тут же подбежали Клиф с Куртом. Санеей окончательно овладел страх: в обычных случаях бинты и крепкое красное вино прекрасно помогают от ран, но сейчас...
  Сайта не позволила до себя дотронуться.
  - Признаешь мою победу? - спросила Сайта спокойным голосом. Адепт воззрился на нее удивленно, спустя секунду заметил, что она даже не делает попыток остановить кровь.
  - Да! - крикнул он. Сайта тут же зажала рану свободной рукой и резко поднялась. Она даже почти не испачкалась: только запястье и локоть. А вот под чуркой, успевшей почернеть за время поединка, натекла небольшая лужица.
  Клиф с Куртом мгновенно усадили Сайту на какую-то коробку и принялись помогать. Плишка закрывал их огромным телом от посторонних взглядов. Санея стояла рядом и чуть не выворачивала себе руки. Больше всего на свете ей сейчас хотелось обнять Сайту так сильно, как только сможет и разреветься от облегчения, но она боялась даже подойти вплотную. И она ведь помнила, как ей еще Лока рассказывал: 'Если человек много крови потерял, нельзя просто закрыть рану, он все равно сильно заболеет и быстро умрет. Чтобы человек налился новой кровью, нужно специальное зелье...'
  - Сайта... Сайта...
  Клиф хотел наложить жгут, но она сказала, что сейчас это не нужно. Хватит и бинтов.
  - Как ты, хорошая моя? - вдруг спросила ее Сайта.
  - Я так испугалась... Тебе... Тебе не больно? - решилась спросить она.
  - Очень больно, - ответила она. Глаза Санеи расширились от ужаса. Заметив это, Сайта добавила с мягкой улыбкой. - Но все будет в порядке. Ты же меня знаешь.
  Кусая губы, Санея осторожно закивала.
  - Как там Лезва? - спросила вдруг Сайта. Клиф налили ей вина, и она выпила полстакана. - Он храбро дрался...
  - Я посмотрю, - быстро сказал Клиф. Санея вздохнула облегченно: ей не хотелось смотреть. Вернувшись, Клиф сообщил, что Лезву перевязали, но теперь он без сознания, причем дышит очень плохо. Кого-то отправили за магом, но... шансов немного. Среди колдунов мало хороших целителей, а те, что есть, берут огромную плату за услуги, да и не пойдет не один из них в подобное место.
  Санея вспомнила, что у них самих даже два не самых плохих врача. У Авиртона наверняка есть все необходимые амулеты, а Кравен, как человек, заботящийся о собственной безопасности, конечно, умеет лечить. Вот только где их искать посреди ночи? Ни первый, ни второй в 'Ни одного дурака' не ночевали...
  - Сайта, с тобой точно все в порядке? - спросила Санея, едва Клиф закончил рассказывать про Лезву. Если уж такой крепкий на вид парень не может отойти...
  Сайта не ответила. Она вдруг резко встала.
  - Я могу тебя попросить? - девушка посмотрела на Санею.
  - Конечно!
  - Я понимаю, они принадлежат тебе, но может, мы воспользуемся одной из склянок?
  Санея посмотрела на Сайту пораженно. Конечно же! Зелье! Как она могла забыть?!
  - Да! - Санея не могла скрыть радостного облегчения. Она чуть было не сорвалась с места, но Сайта схватила ее за локоть.
  - Хватит одной заживляющей склянки на двоих, - сказала она спокойно. - Они в той же сумке, где тетрадь. В 'Ни одного дурака' в нашей с тобой комнате. Клиф, проводишь ее?
  Парень кивнул в ответ.
  - Подлая тварь! - услышала Санея злой голос. Это подбежала Гетиана. Она кричала на Сайту. - Ты хоть понимаешь, что наделала?! Знаешь, сколько мне пришлось...
  Санея остановилась пораженная.
  - Идите, идете! - подтолкнула ее Сайта. Клиф взял ее за руку, и они побежали.
  
  Сайта
  
  Курт притащил откуда-то матрац и хорошее стеганое одеяло. Возбуждение давно прошло, и она чувствовала, что замерзает. Гетиану больше не было видно, хотя Сайта всего-то попросила у Плишки ее ботинок.
  Перень помог Сайте лечь.
  - Еще что-нибудь принести? - спросил он. Сайта посмотрела на него с интересом. Она никогда не видела, чтобы волосы падали на глаза с большим изяществом. Лока, к примеру, всегда выглядел, словно большую часть времени проводит, вися верх тормашками.
  - Сколько у тебя девушек?
  Курт в ответ рассмеялся.
  - Ни одной, что была бы умнее меня, - сказал он. Сайта тоже засмеялась. Очень хотелось спать, но она заставляла себя сидеть прямо, почти не опираясь о стену. Метрах в десяти от нее, о чем-то негромко шушукаясь, толпилось несколько мальчишек и девчонок. Сайта узнала Кипса и девочку с рыжими волосами, что недавно выучилась делать татуировки.
  - Кто это? - спросила Сайта, указав на девушку.
  - Это Огонек.
  - У нее ведь нет парня, так?
  - Так.
  - И чем она занимается?
  - Достает всех, - ответил Курт, усмехнувшись. - Как-то раз просила меня научить ее завлекать девушек. Причем даже не в том смысле. Просто любит, чтобы ее чему-нибудь учили. То к Лему пристает, то с Карандашиком что-то делает.
  - С Карандашиком?
  - Вон он, - Курт указал на невысокого парня в очень странной куртке. Когда-то на ней, судя по всему, совсем не было карманов, что ее обладателя явно не устраивало. Сайта и сама любила карманы, но даже она не пришивала новые поверх старых. В данный момент парень пытался устоять на ногах. Он привязал к ногам небольшие дощечки, к которым были приделаны крошечные колесики, и теперь смешно балансировал, расставив руки в стороны. Он тяжело, пожалуй, даже слишком тяжело для здорового человека дышал, но лицо его сияло от удовольствия.
  - Что он делает?
  - Новое изобретение испытывает, - ответил Клиф, приглядевшись. Карандашик держался чуть в стороне от остальных.
  - Изобретение?
  - Может быть с его помощью можно сесть на шпагат с первого раза, - предложил он. - Он все время что-то придумывает. Иногда полезное.
  - А где Тони? - спросила Сайта, вспомнив, что Талининого брата здесь не видела.
  - А кто это?
  Сайта описала: тринадцать лет, светлые волосы, вечный вызов во взгляде.
  - А! Видел его с Клифом и с еще одним парнем. Он в 'Ни одного дурака' был. Джастис, кажется.
  Сайта успокоилась: Клиф передал парня на руки тому, кому доверяет.
  
  Санея
  
  Санея аккуратно вливала Сайте в рот тонкую струйку жидкости, густой как мед, и светящейся в темноте теплым зеленоватым светом. Лока говорил, что если рана связана с потерями в массе, то обязательно нужно еще и хорошо поесть, и выпить побольше воды. Даже если у тебя отхватили клок мяса - он нарастет менее, чем за час. Лучше подруге стало мгновенно. Клиф помог ей подняться, Сайта забрала у нее склянку с остатками зелья.
  - Где он?
  Лезву отнесли в его аппартаменты, оказавшиеся неплохо обставленной квартиркой из трех комнат: небольшого кабинета с письменным столом и книжными полками, спальни и просторной комнаты, где, судя по всему, проходили собрания. В ней было много стульев, а из пола торчала основательно вкопанная печка с уходящей в потолок дымовой трубой. Здесь же, видимо, чтобы не тревожить, перекладывая на кровать, на горке из сложенных матрасов лежал Лезва.
  - Если с ним что-нибудь случится...
  - Я могу ничего не делать, - спокойно предложила Сайта.
  - Да как ты...
  - Заткнись, Гетиана, - вмешался Адепт.
  - Что?! - девушка резко повернулась к нему. - Да как ты смеешь?! Лезва тебе...
  - Укол, убери ее отсюда.
  Когда крики стихли за закрытой дверью, он попросил негромко:
  - Начинай, пожалуйста.
  Сайта влила парню зелье в рот.
  - За маму... - Сайта отчистила кусочек картошки и поднесла его Лезве ко рту. - За папу...
  Лезва откусил, начал жевать.
  - Соли достаточно? - заботливо поинтересовалась она. Лезва молча уставился на нее. Сайта продолжала чистить картошку.
  - Зачем? - спросил он в конце концов.
  - С солью вкуснее, - наставительно объяснила Сайта. Лезва отчего-то решил не развивать тему. Он чуть приподнялся на локтях, оглядывая комнату. Его взгляд остановился на Адепте. С минуту они безмолвно переглядывались, будто о чем-то разговаривая без слов. В конце концов, Адепт поморщился и пожал плечами, кивнув головой в сторону Сайты. Сайта, в свою очередь, тоже чему-то закивала. Оба воззрились на нее с искренним недоумением.
  Дверь внезапно открылась. Вбежал какой-то мальчишка.
  - Я видел... - парень едва не падал от усталости. - Видел...
  - Спокойно, - Сайта вскочила, забежала парню за спину, взяла его за руки, подняла их вверх и быстро опустила. Повторила упражнение несколько раз. - Отдышись... восстанови дыхание... присаживайся.
  Глядя на нее круглыми от непонимания глазами и смущаясь к тому же, парень послушно сел.
  - Так что ты видел?
  - Пацанов наших схватили! Опять! - выпалил он. - То есть одного нашего - Сопатого, и еще двоих. Джастиса, и еще парня. Два мужика огромных, - парень развел руки в стороны, показывая, судя по всему, их ширину в плечах, потому что, если это был рост, то получились бы карлики. - С мечами, и вообще, такие... важные, аж до усрачки... По головам надавали и повозку с дверьми кинули.
  - Моток, ты проследил? - спросил его Адепт.
  - Я хотел! Правда, хотел! Но повозка-то с лошадями! Они как побегут! А я за ними! Они быстрее! Я тоже! А они еще быстрее! А споткнулся, и в лужу с размаху!
  - Где это случилось?
  Парень назвал улицу, и Лезва отправил его отдыхать.
  - А где Тони? - спросила Санея у Сайты.
  - С Джастисом, - ответила она. Санея охнула, не сдержавшись. Бросила взгляд на Клифа: парень побледнел.
  - Такое часто происходит? - поинтересовалась Сайта. По ее лицу ничего нельзя было прочесть.
  - Иногда, - ответил после небольшой паузы Лезва. - Улица - небезопасное место. Мы всегда мстим за своих, девкам не разрешаем в одиночку ходить, но все равно. Случается. Год назад несколько мелких пропало: по семь, восемь лет. Мы много кого спрашивали, но так и не нашли. Сколько уже?
  - Из наших: Уголек, Стойка, Сопатый, - ответил Адепт. - Из уличных: Джастис и тот, что был с ним. Еще в других шайках: двое у Адама в соседнем районе и один у Шутника Эрика. У Шутника это может быть совпадение, так как там девка пропала, но между остальными есть общее: всем около тринадцати с русыми волосами. Пропали в последние три дня.
  - Где вы искали? - спросила Сайта.
  - На рынках их точно нет, - ответил Адепт. - У нас там есть пара знакомых, если бы сразу столько парней одного возраста появилось, мы бы узнали. Тем более, они все таромцы, так что я не улавливаю здесь особой выгоды. В других шайках их не видели, в домах развлечений тоже. Остаются еще маги, но нам их не проверить.
  - Гм... Они могут быть уже мертвы, - заметила Сайта. - Или за пределами города.
  - Сайта! - Санея посмотрела на подругу возмущенно. Ее фраза прозвучала: 'Может и не стоит их искать...'
  - Нет, а в чем дело? - Сайта сделала вид, что не понимает. - Среди них кто-то шибко полезный был?
  - Нет, - ответил Лезва.
  - Ну и слава Создателю, - всплеснула руками Сайта. - А я-то думала: чего это вы тут развлекались всем народом, когда надо сломя голову город прошаривать. Правильно! Если человек сам о себе позаботиться не может, значит, ценность его, мягко говоря, сомнительна.
  Лезва, глядя на нее, молча поднялся с лежака и переместился на стул
  - Ты действительно так считаешь? - спросил он. Все то, чему учила ее Сайта, говорило Санее, что он абсолютно серьезен.
  - Это один из вариантов, - ответила она.
  - Я думал об этом, - произнес Лезва, не улыбаясь. - Избавиться от лишних. Брать только тех, кто прожил на улице не один год, не дал себя уничтожить.
  - И что же?
  - Невыгодно. Рискованно. Нестабильно. Вот он, - Лезва кивнул на Адепта, - меня убедил.
  Сайта склонила голову.
  - Но ведь периодические потери только повысят сплоченность, - заметила она. - А ради поднятия авторитета можно и ложные похищения устраивать. Так?
  - Так, - согласился с ней Адепт и посмотрел на нее пристально. - Ты собираешься возглавить шайку?
  Наступила напряженная тишина. Лезва рассматривал потолок, Клиф и вовсе ничем не выдавал своего участия в разговоре. Санея время от времени поворачивалась к двери, чтобы проверить на месте ли он.
  - Я выиграла поединок.
  - Ты помогла Лезве.
  Сайта прижалась спиной к стене.
  - Вдруг, я хочу командовать и им?
  - Но ты не могла быть уверена, что он согласится на это, - сказал Адепт просто. - Он мог захотеть уйти. Или попытаться убить тебя, чтобы не потерять ведущее положение. Ты до сих пор не можешь быть уверена.
  Сайта пожала плечами, вроде: 'Может быть и так, но что это меняет?' Санея бросила взгляд на Клифа, последние секунды с его стороны доносились какие-то подозрительные шорохи.
  - Девчонка ведь не очень хорошо умеет защищаться, - произнес Адепт, ни к кому конкретно не обращаясь. У Санеи ушло несколько мгновений, чтобы понять, что он имеет в виду нее. Но что это значит? От кого ей защищаться? - А нас здесь трое, и значит...
  Сайта вдруг заливисто рассмеялась.
  - Удивительно, - она обвела насмешливым взглядом Адепта, Лезву, потом повернулась к Клифу. - Как тебе удалось?
  - Клиф, - Адепт бросил на парня быстрый взгляд. Неизвестно, что он должен был сделать после этого, но он вдруг схватил ее за руку и резко дернул. Еще секунда, левой рукой он обхватил Санею вокруг груди: до такой степени, что ей даже стало трудно дышать, а правой приставил к горлу нож.
  - Клиф...да что ты...
  - Тихо, - велел он, сдавив сильнее. Девочке пришлось замолчать.
  - Великолепно, Клиф, - произнес Адепт, усаживаясь на стул. Он с улыбкой посмотрел на Сайту. - Как всегда. Ну что, ожидала этого? Что найдутся люди и похитрее тебя?
  - Нет, - признала Сайта. Если она и понимала, что выпустила ситуацию из-под контроля, то виду не подавала. Слабое место тех оберегов, что сейчас их защищали - работа на коротком расстоянии. С ударом ножа амулет бы справился с легкостью, а вот если бы кто-то захотел перерезать горло... - Это было... хм-м... интригующе.
  - Лик - хоть и полезный парнишка, но не более того, - произнес Адепт. - Его даже не посвящали в планы. Он просто отвлекал внимание. То же самое с Кипсом, и с остальными. Они ничего не знали, да им собственно и необязательно знать. Вполне достаточно Клифа. Теперь вы полностью в наших руках, а великан не посмеет нас тронуть, пока вы у нас. И где только такого отыскали?.. Конечно, выходка с этим поединком немного выбила нас из колеи...
  Адепт бросил взгляд на Лезву.
  - Немного, - произнес он холодным голосом. Санея поняла, что перед этим он еще сдерживался, насколько недобро, мертво прозвучало это слово. Разумеется, вся та история с похищенными мальчишками либо выдумана от начала и до конца, либо рассказана для отвлечения. Если Лезва и захочет кого-то спасти, то только если будет уверен, что это принесет пользу ему лично. Мысль эта ее, мягко говоря, не обрадовала. Санея вспомнила про Плишку. Если попытаться позвать его... только нужно сначала убрать лезвие от горла...
  - Не дергайся, - сказал ей прямо на ухо Клиф, только она попыталась изменить положение руки.
  - Он поединка, конечно, отказываться было нельзя, - продолжал Адепт. - Репутация все-таки такая вещь... Хотя Клиф предупреждал, что просто выиграть не получится. Но теперь это неважно. Получилось даже лучше, чем мы рассчитывали. Девчонка у нас, а тебе, Сайта, придется делать все, что мы прикажем. Прежде всего ты уведешь отсюда этот пустоголовый кусок мышц, а потом начнешь носить сюда деньги, амулеты, другие ценные вещи... Иначе девчонке не поздоровится. После, если не будете дергаться, так и быть, отпустим вас. При условии, что вы в тот же день покинете город. Я доступно все объяснил?
  - Вполне, - Сайта действительно слушала рассказ Адепта очень внимательно. - В целом, надо признать, продумано было неплохо.
  - Отлично продумано, - улыбнулся Адепт.
  - Отлично, - не стала спорить Сайта. - А теперь я кое-что расскажу.
  Она повернулась к стенке лицом, отошла на полметра, в ее руке появился тот самый серебряный нож. Сайта взяла его не за рукоять, а за лезвие. Создалось полное впечатление, что она держит в руке не оружие, а какую-то письменную принадлежность.
  - А точнее покажу, - она начертила в стене круг шириной полметра. Обернулась назад, и отошла немного в сторону, чтобы остальным было лучше видно. Ну а рисовать она могла и с вытянутой руки. - Это Сенат. Это арена, а это здание правления, - Сайта начертила пару квадратиков и поставила внутри пару рун с обозначениями. - Город условно можно поделить на центр, захватывающий правление с ареной, благоустроенный район, опоясывающий их, промышленные районы, существующие сами по себе и объединяющие отдельные отросли производства, ну и трущобы. Но есть в этом городе еще кое-что. Что может оказаться действительно важным. По-настоящему важным, это...
  Сайта уперлась ногой в стену и начертила над кругом несколько рун. Эти были раза в полтора мельче тех, то что появились на стене до этого, так что для того, чтобы рассмотреть... Раздался резкий грохот. Санея вдруг ощутила, что свободна, а в следующую секунду увидела борющихся на полу Адепта и Клифа.
  - Не двигаться! - рявкнула резко Сайта. Она уже не стояла у стены, а каким-то невероятным образом переместилась тремя метрами левее - за спину Лезве. Он пробовал сопротивляться, но девушка успела приставить лезвие к его кадыку.
  На полу вдруг что-то полыхнуло, завоняло паленым, а через секунду все стихло, правда, запах никуда не делся. Клифу удалось застать Адепта врасплох: в начале схватки парень находился в выигрышном положении: сидел у противника на спине. Оставалось только связать руки за спиной и обшарить карманы. На полу выросла небольшая кучка из амулетов, каких-то колбочек, флакончиков, метательных ножей. Закончив, Клиф усадил Адепта на стул и быстро привязал к спинке.
  - Что это значит? - раздался холодный голос Лезвы. Адепт и вовсе смотрел на Клифа с ненавистью. Парень же был озабочен тем, чтобы поскорее потушить дымившуюся штанину.
  - Я передумал.
  - Передумал?!
  - Да. Ты ведь поняла? - Клиф посмотрел на Сайту. - Поняла, что я притворяюсь.
  - Далеко не сразу, - призналась Сайта. Обшаривать Лезву самостоятельно она не стала, дождалась, пока освободится Клиф. После чего главаря шайки усадили рядом с его заместителем. - Я бы и не заметила. Если бы ты действительно не передумал. Я просто уловила момент, когда это произошло. Когда мы разговаривали с Минглоном. Ну а сомневаться, конечно, ты еще за несколько дней до этого начал.
  Санея расстроилась. От Сайты еще не такого можно ждать, но Клиф-то? Он умер бы, если б рассказал? Не сказать, что они так уж общались последние дни. Если вдумчивое молчание с его стороны, вообще, можно назвать общением: в отличие от того же Кана, он даже на прямые вопросы отвечал далеко не всегда, но к присутствию Клифа, делавшему окружающее пространство заполненным, завершенным она успела привыкнуть. И теперь выходит, что он 'притворялся'. Санея даже облегчения не почувствовала, что он 'передумал', только разозлилась. Обязательно было так хватать?
  - А насчет пропавших, это правда? - спросила она.
  - Конечно, - ответила Сайта. - Ты что не смотрела, как они говорили?
  - И что...
  - Что парень? - перебил ее Лезва. Он смотрел на Клифа. - Думаешь, повзрослел?
  Но Клиф, судя по всему, уже сказал все, что хотел. Не убирая ножа, он прислонился спиной к двери. Лезва хотел что-то добавить, но Сайта его опередила:
  - Вы, конечно, думаете, что мы в тупике, - произнесла она. - Это не так. Оружие я вам не верну - трофей, как никак. А вот веревки... Психологический эффект ведь произведен?
  Сайта быстро освободила сначала Адепта, а потом Лезву.
  - Старые планы закончились, новых пока не придумали, чего друг от друга ожидать, поняли, - быстро подвела итог Сайта. - Теперь можно поискать ребят.
  - Очень самоуверенно, - сказал Адепт, посмотрев на Сайту.
  - На том и держимся.
  
  
  Глава 24
  
  ПОХИТИТЕЛИ РАБОВ
  
  4 день, 11-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  - Чтобы ты не сомневался в моих словах, - объявил Дориан.
  С него сняли старые кандалы. Вместо них на каждое запястье надели по металлическому матово-черному браслету. В каком-нибудь из островных государств-племен, о которых Локе рассказывал Сахайя, такие вполне бы сошли за украшения. Причем они бы обязательно означали бы, что он имеет право открывать двери ногой, входя в хижину к вождю, либо выбирать, какую руку ему отрубят первой, если вдруг вождь решит его четвертовать.
  - Это усовершенствованные 'Узы'. Это, - Мерзт указал на темный обсидиановый шар в руках Собираена, - управляющий амулет. Длина 'поводка' - тридцать метров. Да, дотронуться до него у тебя не получится. Можешь попробовать.
  Лока попробовал. На расстоянии метра от шара браслеты будто завязли в воздухе. Он попробовал пододвинуть ногу, но тщетно. Видно, действие заклятия распространялось на все тело узника.
  - А если я заставлю кого-нибудь нести эту штуку перед собой? - предложил он с интересом.
  - Неплохой вариант, - кивнул Дориан. - На этот случай амулет будет лежать в кабинете Собираена под надежным заклятием. Сам бы ты его может и открыл бы, но обычный человек - нет.
  - И куда я могу ходить?
  - В любое место, куда позволят 'Узы', - ответил Мерзт. - Твоя комната, тренировочный квадрат, комната для омовений. Еду будут приносить тебе в комнату. Через некоторое время мы переезжаем в Сенат, там сможешь получить все, что захочешь.
  - Прекрасно.
  Дориан с магом ушли. Лока призадумался. Теперь, когда у него появилась цель, сидеть без дела казалось ему чем-то противоестественным. Только с чего начать? Будет ли польза, если арены и гладиаторские дома вдруг перестанут существовать? Привычный ритм жизни нарушится - такое всегда заканчивается большой кровью. Вспомнить хотя бы их Снежную, стоило Сахайе уйти... Очевидно, люди должны получить что-то взамен. Что заставило бы их испытывать эмоции, думать, интересоваться тем, что отражало бы личность каждого человека в отдельности. Как сделать, чтобы они сами захотели перемен?
  В задумчивости Лока вышел за дверь, спустился на первый этаж. Никто его не остановил. Во дворе в самом разгаре была тренировка. Несколько надсмотрщиков наблюдали за тем, как Цорк - огромный смуглокожий гладиатор с покалеченной левой рукой раздает указания полудюжине подопечных. Лока узнал двух человек из тех, с которыми его возили на арену, еще нескольких он видел впервые. Он заметил женщину: она фехтовала сразу с двумя оппонентами. Она тоже гладиатор? Был еще карлик: на голову ниже Локи, но с такой широкой грудной клеткой, будто когда-то ему очень сильно надавили на голову. Он ловко орудовал сразу двумя тяжелыми палицами.
  - Хочешь попробовать? - Цорк вроде бы и не поворачивался к Локе, но говорил явно с ним. На него обратили внимание и остальные: Цорку это не понравилось. - Ну! Чего уставились?! Продолжать! Хаг! Работай аккуратней, ты не турнире!
  Карлик что-то хрипло рявкнул в ответ, но прыти поубавил. Его противник, даром, что почти вдвое выше ростом, смог перевести дух.
  - С чем работаешь? - спросил Цорк Локу, когда он подошел ближе. С близкого расстояния гладиатор производил еще более сильное впечатление. Лока смог спрятаться в его тени.
  - У меня был меч, - ответил Лока, оглядываясь по сторонам.
  Было интересно понаблюдать за тем, как отрабатывают движения настоящие бойцы. Сахайя никаким конкретным приемам его не обучал. Для шамана это не главное.
  - Для шамана это не главное, - произнес Лока вслух, глянув на Цорка снизу вверх.
  - Ты уже не шаман, ты...
  - Гладиатор, - закончил Лока за него. - Да, я помню, вы говорили, только... нельзя перестать быть шаманом. Но я хотел бы научиться фехтовать так.... так, как это принято. Вы согласитесь меня научить? Я буду очень вам благодарен.
  Цорк смерил его долгим взглядом. Сайта наверняка смога бы объяснить, что означает это молчание, Локе же оставалось только смотреть в ответ.
  - Для того я здесь, - в конце концов ответил Цорк. - Гайя! Встанешь с ним.
  Лока получил меч с затупленным лезвием. Против него стояла женщина: лет двадцати пяти на вид, загорелая, с короткими волосами, примерно одного с ним роста. Предплечья ее покрывали белесые шрамы. В каждой руке она держала по короткому мечу. Лока выставил меч перед собой, не вполне понимая, что делать дальше. Он мог без особого труда, атаковав, нанести противнице травму вторым или даже первым движением, но ведь цель тренировки не в этом, верно? Что интересно, Гайя, как ее поименовал Цорк, тоже медлила, глядя на него с явной опаской. Прошло еще три или четыре секунды, прежде, чем она сделала пробный выпад. Лока подставил под удар меч. Гайя чуть крутанула запястьем, связывая его оружие. От удара второго меча Лока увернулся, а вот от ловко подставленной ножки уже не сумел. Спустя секунду он оказался лежащим на спине с приставленным к горлу лезвием.
  - Сдаюсь, - Лока покаянно расставил руки в стороны. Гайя отступила на шаг, позволяя ему подняться. - Еще попробуем?
  Попробовали. Направления ударов были другие, зато итог тот же. Лока, лежащий на спине, и Гайя, давящая ему пяткой на грудь.
  - И что это значит? - спросила она.
  - Что? - Лока поднимался на ноги. Со стороны послышались приглушенные смешки. Несмотря на все угрозы Цорка, гладиаторы перестали до конца отдаваться тренировке.
  - Это! - недовольно воскликнула Гайя. - Это из-за того что я женщина или еще по какой-то очень умной причине?!
  - Я никого не хотел обидеть...
  - Да неужели?!
  Отбросив мечи в сторону, она с силой ударила его ногой в грудь. Не ожидавший этого Лока не удержался на ногах, упал на спину, а Гайя уже замахивалась, чтобы ударить его еще. Лока поймал ее за сапог, она упала, попыталась ударить локтем, потом головой, но тут уже все зависело от силы, так что преимущество было у него. Спустя пару минут Гайя выдохлась, тогда Лока отпустил ее.
  - А ты сильная, - заметил он, поднимаясь, а через секунду он уже пригибался к песку, пропуская над головой усыпанную затупленными шипами булаву. Ему пришлось дважды отпрыгнуть назад (во второй раз он подобрал один из мечей, отброшенных Гайей), уклоняясь от ударов, прежде чем он понял, что нападает на него Цорк. Впрочем, гладиатор тут же остановился.
  - Хотел кое-что проверить, - прогудел он своим зычным голосом.
  - Понятно, - ответил Лока спокойно. - Еще будем тренироваться?
  
  ***
  
  - Мы уезжаем через неделю. В Сенат.
  Было бы подозрительно, если бы Лепку слишком часто видели рядом с Локой, так что говорить они могли, только когда парень приносил ему в комнату ужин. Лока хотел больше узнать о Таромском совете, Галурии, гладиаторских домах. Лепку же, выросшему вдали от Великого Леса, интересовали любые подробности о жизни дрекови. Лока рассказывал ему про Сахайю, про свою сестру, про Сайту... О том, как они жили в Снежной. Странное чувство, но эти разговоры не казались Локе противоестественными. Узнать про страну, в которую он попал, тоже было полезно, но прежде Лока не стал бы тратить на это столько времени, ведь к цели следует идти кратчайшим путем. Он точно знал это. Если драться, то побеждать первым ударом, если отдаваться чему-либо, то до конца, ничего не оставляя для себя. А вот с Лепкой они разговаривали. Это не значит, что в этот момент Лока переставал думать о главном, но раньше только Санея вызывала в нем ощущение простоты. Как будто на короткое время тетива перестает быть натянутой.
  - Понятно.
  - И... я много думал на этот счет, - Лепка вдруг понизил голос. - Когда мы будем переезжать, почти наверняка это будет единственный способ, чтобы попытаться. У большинства, конечно, не получится, но тебя будет хороший шанс. Я кое-что прикидывал...
  - Постой, - Лока отвлекся на секунду от принесенной ему Лепкой книги: 'Тавлия, Галурия, Таром: история торговых отношений'. - Ты про что?
  - Ты не можешь быть рабом, Лока, - сказал Лепка, посмотрев на него прямо. - Ты шаман, и поэтому...
  - Это не имеет значения, - перебил его Лока.
  - Что ты шаман? - вид у Лепки вдруг стал очень глупый.
  - Что я раб, - пояснил Лока, поневоле улыбнувшись. - Это не имеет значения. По большому счету, так даже удобней. Хорошее место, чтобы начать.
  - Что начать?
  - Сам поймешь, - пообещал Лока. - А пока я хотел спросить про ту книгу. Помнишь, которую ты самую первую принес. Ты тогда удивлялся, что я умею читать. Почему?
  - Ну, а разве это не удивительно?
  - В Снежной у нас многие читать умели. Книг было не очень много, но у нас дети всегда писали на песке и на бересте. Рисовали и писали. Это было как развлечение. А взрослые писали друг другу записки.
  - Гм... В Таромском Совете и в Галурии мало людей умеет читать, - покачал головой Лока. - Собственно, если это не связано с их работой, то, можно сказать, что никто.
  - Интересно... - Лока задумался. - Книги... Если ты только научился... только начал, то станешь читать почти все, что угодно. Все, что тебе хоть немного понравится. И написать в книге можно все, что угодно. Верно?
  - Да, - Лепка неуверенно кивнул. - Если им понравится. Люди всегда тем и занимаются, что им нравится.
  - А ведь правда! - воскликнул Лока. С этой стороны он на проблему раньше не смотрел. - Не нужно заставлять людей влюбляться во что-то другое! Если тебе нравится зеленый цвет, то никто никогда не заставит тебя полюбить... э-э... красный.
  - И что из этого следует? - Лепка с удивлением смотрел на него.
  - То, что у людей уже есть любимые занятия! - Лока даже вскочил на ноги от возбуждения. - Через это и нужно действовать! Нужно эти вещи менять, а люди будут продолжать их любить, просто потому, что привыкли!
  - А чтение?
  - Чтение будет вторым пунктом.
  - А первым... э-э... любимые вещи?
  - Точно. Нужно будет просто обдумать получше.
  - Понятно.
  Лока снова раскрыл книгу. Несмотря на то, что написана она была на аане - его родном языке, ему нередко попадались незнакомые слова, а некоторые звучали не так, как он привык их произносить, но читать было интересно. К сожалению, без картинок, но в целом...
  - Лока, у тебя на плече паук.
  - Паук... - протянул Лока, не поднимая головы.
  - Он просто огромный, - в голосе Лепке слышалась паника. - Лока, он наверняка ядовитый...
  - Это? - Лока чуть скосил глаза. - Это Ларри.
  - Ларри?
  - Да, - Лока взял с тарелки куриную косточку и поднес к своему плечу. - В Галурии ведь есть такое имя? Он местный.
  - А почему у него челюсти?
  - Должен же он как-то есть, правильно?
  Лепка не нашел, что ответить. Ларри довольно захрустел.
  
  ***
  
  Из книги Лока знал, что здесь речной транспорт развит был развит слабо, так что уже третий день обоз трясся по одному из соединяющих Таромский Совет и Галурию трактов. Двигались быстро: останавливаясь только чтобы сготовить еду и только раз в сутки. Сквозь решетки Лока видел ехавшую в соседней повозке Гайю: лицо у нее, как и у многих других гладиаторов и надсмотрщиков, было зеленоватого оттенка. Иногда к их клетке подъезжал на своей статной лошадке Собираен, проверяя целостность наложенных на замки заклятий.
  - Как ты попал в рабство? - спросил его Цорк, третьим в их клетке был Хаг.
  Это был не просто вопрос. Лока уже видел, как о том же спрашивали из праздного любопытства. Закончилось проломленной во время тренировки головой.
  - Вождь моей деревни устроил это, - ответил Лока.
  - Я знаю, как это бывает, - произнес Цорк своим глубоким звучным голосом. - Я слышал про вождя одного из племен с островов, который продал всю свою деревню, чтобы в Сенат перебраться. Правда, сам он после этого недолго прожил. Правда, у него еще был брат. Кажется, он до сих пор жив. Хотя это не значит, что так всегда будет. Первому ведь кто-то голову оторвал.
  - Бывает, что не везет, - согласно кивнул Лока. - Но у меня по-другому случилось. У вождя просто выбора не было, он думал, что я его убью из мести. Зря.
  - Месть - не самая плохая на свете вещь, - сказал Цорк после паузы.
  - Наверное, - не стал спорить Лока.
  И Галурия и Таромский Совет соседствовали с Великим лесом, так что в южных областях местность была для Локи привычной. Много деревьев: больше всего ельников и сосняков, иногда взбирающихся на холмы, иногда скрывающих от каравана быстрые лесные речки.
  - Странно... Рядом город?
  - Не рядом еще, - ворчливо ответил Хаг. Он все никак не мог удобно устроиться на куче соломы. Были уже сумерки. - Здесь даже деревень нет. Глушь.
  - Забавно.
  - Что забавно?
  - Кажется, на нас сейчас нападут, - ответил Лока, набирая и себе соломы.
  - С чего ты взял? - тут же спросил Цорк.
  - Кто-то прячется за теми вон лиственниками, - сказал Лока, кивнув в сторону обочины. - И за тем холмом впереди.
  - Не может быть, - сказал Цорк, всматриваясь в тени между деревьями. - Собираен бы почувствовал. И откуда ты знаешь?
  Лока пожал плечами. Он и сам не понимал, отчего маг Дориана до сих пор не забил тревогу. Судя по тому, что Сахайя рассказывал ему о магах, у Собираена был, по меньшей мере, пятый ранг, и при этом он не выглядел слишком старым, а значит, имел все шансы подняться выше. Ну а магов выше шестого ранга ни в Таромском Совете, ни в Галурии, насколько понимал Лока, не было.
  - И сколько человек? - спросил Хаг немного недовольно. Видно, Локе он не особо поверил, но и спать не мог.
  - Человек тридцать, я думаю... А еще там что-то странное, я даже точно не скажу... Какое-то животное...
  - Засада!!
  Как бы нападавшие не пытались обмануть Собираена, в конце концов, этот метод дал сбой. Усиленный магически голос мага сломал тишину. Спустя мгновение в дюжине метров от них что-то ярко, будто ночь на одно мгновение поменялась с днем местами, вспыхнуло, воздух затрещал, разваливаясь на составляющие, и их повозку подняло в воздух, несколько раз перевернуло, после чего с силой ударило об землю.
  - Как ты?
  - Нормально, - сказал Лока сразу.
  - Хаг? - Цорк повернулся ко второму.
  - В порядке, - хрипло ответил гладиатор.
  Где-то в отдалении один или два раза звякнули мечи, но не более. Резче и чаще застучали втыкающиеся в основания экипажей наконечники стрел. Еще одно мощное заклятие на секунду осветило темнеющее небо, и их осыпало дождем из поднявшихся в воздух камней.
  - Заклятие перестало действовать, - мгновенно понял Лока. Прежде заклинания Собираена не пропускали внутрь ничего крупнее пыли. Лока чуть оттянул на себя замок, Цорк толкнул решетку вперед, и она легко открылась. Загорелось несколько повозок, и сквозь сумерки Лока мог разглядеть мечущиеся среди пляшущих теней фигуры охранников, выбравшихся из клеток гладиаторов и нападавших, обряженных в темные одежды. Не совсем было понятно, кто с кем дерется. Лока заметил Лемса, одного из гладиаторов Мерзта, кинувшегося со спины на надсмотрщика. В то же время Гайя, успевшая раздобыть меч, метрах в пятнадцати от них сражалась с кем-то из нападавших. Она явно превосходила противника в скорости и если бы не второй, подкрадывавшийся сзади... Еще несколько выходили из леса, держа в руках светящиеся магическим светом призмы боевых амулетов.
  Лока действовал, не задумываясь. Прыгнув к ближайшему 'темному', Лока сбил его с ног, и они несколько раз вместе перекувыркнулись по земле.
  - Цорк, держи! - Лока метнул кинул гладиатору отобранную у противника тяжелую секиру, а сам кинулся к следующему - с парой мечей в руках. Уклонившись от удара, Лока с силой толкнул его в грудь, роняя на землю, а сам упал сверху. Спустя секунду Лока уже стоял с мечом в руках за спиной у Гайи. Вскоре к ним третьим с огромным щитом в мускулистых руках присоединился Хаг. Цорку, наводившему хаос в рядах нападавших, помощь явно не требовалось.
  Локе с Гайей пришлось отбить еще две или три атаки, прежде чем против них, наконец, решили не жалеть амулетов. Первую шаровую молнию Лока отбил, выставив перед собой пару скрещенных мечей, вторую... отбивать не потребовалось. С криками удивления и боли нападавшие стали выкидывать амулеты, внезапно начавшие плавиться.
  - Наконец-то, - прохрипел, наворочавшийся щитом Хаг. - Собираен мог бы и поторопиться.
  Цорку хватило и секундной заминки: двое получили по удару тяжелой дубиной, которую гладиатор держал в покалеченной руке, остальные не рискнули продолжить бой.
  - Все кончилось? - спросила после небольшой паузы Гайя.
  - У тебя кровь идет, - заметил Лока. - И у тебя, Хаг.
  - Я в порядке! - рявкнули в один голос оба. После чего гневно воззрились друг на друга.
  Звуки схватки стали понемногу стихать. По всему выходило, что нападавшие и защищавшиеся убитыми и ранеными потеряли столько людей, что стычка заглохла сама собой. Повертев головой, Лока заметил лишь нескольких тяжело поднимавшихся с земли гладиаторов и... Дориана с Собираеном метрах в тридцати (Лока пару раз чувствовал давление 'Уз' на запястьях, так что мог сказать точно) впереди них, куда, судя по всему, пришелся главный удар. У Мерзта в каждой руке было амулету, светящемуся подобно маяку в ночи, Собираен был весь в подпалинах, но, несомненно, невредимый и все еще сосредоточенный. Вокруг них вповалку лежало с полтора десятка тел: своих и чужих.
  - Все уже? - снова спросила Гайя. Цорк молчаливо вглядывался в темноту.
  - Непонятно, - сказал Лока. Отбросил мечи, подобрал очень крепкий на вид топор с длинным шипом, и неспешно побежал к Дориану с Собираеном. В данный момент им владело еще одного малознакомое чувство - любопытство. Лока не мог разобраться с теми ощущениями, которыми с ним делился мир, что случалось нечасто. Ко всему была примешена также малая толика... нежелания. Если бы это были пожиратели, если бы он снова ощутил присутствие скверны... когда, наконец, начал понимать, чего от него требовал Сахайя... Конечно, он должен был бы почувствовать их заведомо, но ведь и ошибка возможна. И, конечно, тогда он ни на мгновение не усомнится. Остальные цели будут до срока забыты.
  Лока точно рассчитал время. Затрещали вдруг стволы молодых ельников: словно сквозь высокую траву через нее продиралась нечто, чему Лока не мог дать описания.
  - Кимский жук! - вскрикнул, ужаснувшись, Дориан.
  Наверное, и вправду, больше всего громадное - величиной с двухэтажный дом - создание походило на переросшего жука: восьмилапника с четко выделенным хребтом-позвоночником, либо летуна, которому удлинили ноги, но поразило Локу другое. Все чувства говорили, что это существо мертво.
  - Много сил осталось? - спросил, появившись из тени, высокий старик. Набалдашник на его посохе источал то же красноватое сияние, что и глаза чудища. - 'Убийца амулетов' должен был съесть немалую часть, не так ли? - Он посмотрел на клетки: большинство все еще оставалось закрытыми. Бросил короткий взгляд на Локу. - Еще и 'Узы'? 'Стальной поводок', верно? Что ж, все по плану. Ну, вперед.
  Для существа подобных размеров жук сорвался с места на удивление резво. Мерзт выставил руки перед собой: из одного амулета вырвалось ярко-красное пламя, из другого плотное голубоватое, от которого воздух затрещал от холода. Жука откинуло в сторону и перевернуло на спину.
  - Сдерживай его, - коротко бросил Собираен. Между пальцами у него заплясали молнии. Он смотрел только на своего противника.
  - Его?! - воскликнул Дориан. Как раз в это мгновение жук одним рывком перевернулся со спины на ноги. Чудище клацнуло челюстями, из пасти вырвалось несколько клубов сероватого пара. Спружинив многочисленными суставами, чудище прыгнуло вперед... и Мерзт во второй раз воспользовался амулетами. Жука отбросило, но свечение, испускаемое призмами в руках главы дома, заметно потускнело.
  - Ну что, поможем ему? - спросил Лока подбежавшего Цорка.
  - Кому?
  - Дориану. Кому же еще?
  - Ты уверен? - гладиатор бросил короткий взгляд в сторону разгромленного обоза. Посмотрел на деревья. В нескольких днях пути отсюда начинались непроходимые трущобы Великого Леса.
  - Конечно уверен! - воскликнул Лока и, сблизившись с жуком парой прыжков, что было силы, махнул топором. Чудищу перебило одну из конечностей, оно неуклюже закопошилось на земле, стремясь подняться на ноги и дотянуться до Локи. Он несколько раз уворачивался, а после ударил еще, на сей раз, по выпускающей все более и более густые клубы серой пыли кривой морде. Лезвие скользнуло по жесткому хитину и, не оставив даже царапины, топор вырвало из рук. Жук дернулся, и Локу подбросило вверх на несколько метров. Приземлился неудачно, повредив ногу, впрочем, когда его это останавливало? Чудище примеривалось, чтобы нанести ему еще удар - Лока подобрал с земли меч. Конечно, снизу атаковать рискованно, но зато будет шанс закончить битву в один удар: защита там явно слабее. Лока изготовился... И в этот момент жук получил чудовищный по силе удар. Да, когда Цорк бьет в полную силу, на него и смотреть страшно. Жук ударился брюхом об скальный выступ на краю дороги и, судя по всему, что-то себе повредил. Потерял в резкости, из пасти сплошным потоком полезла сероватая жижа. К нему подскочили Гайя и Хаг с копьями в руках и не позволяли подняться. Момент был идеальный. Лока подобрался насколько возможно близко и, проскользнув к голове со стороны перебитой лапы, вонзил меч глубоко под глотку. Старательно повернул, и лезвие сломалось у самой рукояти. Лока отскочил назад.
  - Почему он не подыхает?! - прохрипел Хаг.
  - Амулет, - ответил Цорк.
  Лока повернулся к Собираену и увидел, что и ожидал. Маг Мерзта с самого начала казался мощнее. Синие молнии теперь окутывали не только самого Собираена, но и его противника. Последнего уже прижало к земле, одежда его сгорела, а посох оплавился.
  Молнии еще опутывали неподвижное уже тело, когда Собираен вырвал из мертвой руки посох и коротким ударом разбил об камень светившийся красным светом наконечник. В то же мгновение кимский жук замер. Свечение в глазах потухло.
  - Ну что, мы победили! - воскликнул Лока.
  Никто не ответил. Лока повернулся к Дориану. Тот молча смотрел на него.
  
  ***
  
  Мавет - первый помощник Дориана был серьезно ранен, и глава дома лично руководил установкой навеса для временного госпиталя. Собираен ходил от одной приспособленной под больничное место повозки к другой, ставил диагнозы и, накладывая заклинания, снимающие боль и останавливающие кровотечения. Профессиональным целителем он не был, но и этого должно было хватить, чтобы довезти раненых до ближайшего крупного города, где им оказали бы квалифицированную помощь. Удивительное дело, но если среди надсмотрщиков и обозников потери были велики, то среди гладиаторов не пострадал практически никто. А если бы не пара особенно мощных амулетов, использованных нападавшими в самом начале, открывших две клетки, то могло обойтись и вовсе без ранений.
  - Это ведь похитители рабов, - сказал Цорк Локе. Дориан с Собираеном были так заняты, что почти не обращали на них внимания. Хотя, по большому счету, выставить охранение было просто не из кого.
  - Похитители рабов? - переспросил Лока.
  - Иногда такое бывает, - кивнул Цорк. - Видимо кому-то стало известно, как пойдет караван. И решили рискнуть. Гладиаторы - редкий товар. Мерзта с надсмотрщиками бы убили. Каждому поставили бы по новому клейму - сильный маг у них был. Возмущаться бы никто не стал. Скорей всего, их какой-то другой дом нанял, но вряд ли об этом знал кто-то кроме мага, а у него уже не спросишь.
  Лока кивнул.
  - Ну как? - спросил он Хага, отнимая руку от его бока.
  - Да вроде... вроде... полегче стало! Как ты это сделал? - удивился низкорослый силач.
  - Ничего особенного я не сделал. Ребра у тебя пока не срослись, просто... э-э... теперь они будут больше хотеть сделать это. Еще вот это съешь.
  - А что это? - Хаг глянул с подозрением.
  - Просто иголки, - ответил Лока. - Вон с того ельника. Съешь, хуже не будет. Ну а ты что?
  Лока подошел к Гайе. Бедро ей уже кто-то перевязал, но выглядела она не лучшим образом.
  - Нормально, - ответила она устало. - Ей!
  - Посиди нормально, - велел Лока, продолжая проверять повязки. Прощупал бедро ниже, затем выше. - Лучше ведь?
  - Болеть перестало, - ответила она с удивлением.
  - Много крови ушло, - сказал Лока, чуть прикрыв глаза. - Обязательно нужно поесть. Иначе снова заболит, ясно?
  - Ясно, - выдохнула она после паузы.
  - Ну и хорошо.
  Лока отпустил ее и подошел еще к одной телеге.
  - Я мог бы помочь, - сказал он. Собираен, не отнимая рук от перевязанной груди Мавета, бросил на него жесткий взгляд.
  - Зачем? - спросил Дориан
  - Что зачем?
  - Зачем ты хочешь помочь?
  - Мы же с вами договорились, - напомнил Лока. - Ведь так? Пройдет какое-то время, и вы меня освободите. Даже бумагу подпишем. Все правильно?
  - Правильно, - ответил Дориан после паузы.
  - Так я помогу господину магу? Я примерно знаю, что делать.
  - Я... кхм... Хорошо.
  Лока принялся за дело. Дориан не переставал смотреть на него.
  
  Глава 25
  
  УБИЙСТВО
  
  4 день, 11-го месяца, 4324 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  - Механика.
  - Лем, откроешь?
  - Две минуты.
  - Охрана?
  - Три человека на территории, - ответил Адепт.
  Сайта не стала спрашивать, откуда он знает, и так понятно: магические инструменты в карманах, атакующие заклинания и странное прозвище. Самоучки, на самом деле, огромная редкость среди магов, но все же встречаются.
  - А внутри? - спросила Сайта.
  - Подойдем поближе - скажу.
  Кроме Адепта с Лемом, с ней были еще Клиф и Лезва. Санею Сайта оставила в трактире по причине недостаточных боевых качеств, а Плишку из-за их избытка: она надеялась на более или менее тайное проникновение. С первым домом так и получилось: зашли, разговорили дворецкого, вышли. Сайта успела уточнить у Кана насчет записывающих кристаллов, и все окончательно встало на свои места. Наверняка, в доме у Торниита был такой. И о том, что там произошло, стало кое-кому известно.
  Талину, разумеется, тоже искали, но только не в элитном районе, где жил Бенаюс, а вот насчет тринадцатилетнего мальчика с русыми волосами - ее брата - можно было узнать, просто расспросив соседей.
  - Есть рядом кто-то? - спросил Лем негромко.
  - Подожди полминуты... давай!..
  Замок в последний раз щелкнул, Лем попрятал инструменты по карманам и вытащил нож. Петли чуть скрипнули, проворачиваясь. Они оказались во внутреннем дворике. Впереди виднелся темный остов здания. Свет горел в окнах на втором этаже и в одном окне на третьем.
  - Мы сможем незаметно войти? - спросила Сайта.
  - На окнах заклятия, - ответил Адепт. - У главного входа один человек. Двое патрулируют. У всех амулеты.
  - Значит, не сможем, - сделала вывод Сайта. - Тогда...
  - Лучше всех обезвредить, - подал голос Лезва. - Глупо оставлять кого-то за спиной.
  - Хорошо, тогда когда они будут обходить дом с этой стороны. А я... и Адепт останемся у центрального входа.
  Лезва с Лемом, вооружившись метательными ножами, спрятались почти на самой дорожке. Метров с десяти пара обходивших дом по кругу охранников их заметит - примерно на таком расстоянии затерялся среди теней Клиф, но уже более основательно. Сайта с Адептом спрятались метрах в пятнадцати от главного входа. Она осторожно выглянула... Если парни все сделают тихо, то и с третьим охранником, стоявшим у дверей, пусть сами справляются, а если без шума не обойдется, а третий пойдет проверить, то тогда уже они с Адептом смогут напасть со спины.
  Что-то глухо стукнуло...
  - Падла! - выругался парень, подаваясь вперед. Вместо того, чтобы подставлять им спину, охранник, пригнувшись, бросился к входу. Наверняка внутри есть еще стража, может быть, даже маг, а одному соваться 'проверять'...
  - Молодой человек! - Сайта выскочила на свет. Это лучше, чем 'друг' или 'дружище', как тридцатилетнему наемнику сказал бы незнакомец или старый приятель. И лучше, чем 'мужчина' и приятней гневного: 'Меня так просто не возьмешь, червь!', как здоровался с вооруженными мужчинами Кравен. А вот 'молодой человек', произнесенное незрелым девичьим голосом говорило о внимании со стороны юной беззаботной особы. Обмануть, таким образом, нельзя, но выиграть пару мгновений...
  Охранник запнулся на шаге... и спустя секунду его амулет отразил вылетевший из темноты арбалетный болт. Он вздрогнул и сразу же вскрикнул от боли - у него на коже оплавился один из амулетов. Второй болт, отыскав брешь в защите, вошел наемнику под кадык. Сайта обернулась, глядя, как из темноты выбираются Лем, Лезва и Клиф. У последнего на куртке появилась еще одна прореха, но до тела, противник, судя по всему, не достал. Адепт едва стоял на ногах: борьба с амулетами съела большую часть его сил. Лем с Лезвой перезаряжали трофейные арбалеты.
  - Оставшаяся охрана в любом случае на первом этаже, - прошептала Сайта. - Обороняйтесь. Не дайте никому подняться выше, а дальше я сама справлюсь.
  - У тебя хоть нож-то есть? - спросил Лезва.
  - Амулеты есть, - ответила Сайта.
  - Понятно, - безразлично сказал он. - У тебя двадцать минут. Потом мы уходим.
  - Договорились.
  К счастью, входная дверь закрывалась плотно, обеспечивая звукоизоляцию. Просторный холл встретил их не выстрелами, а вязкой тишиной. Парни принялись прятаться, Сайта пробралась на второй этаж. Прислушиваясь, она прошла по обставленному скульптурами коридору: за одной из дверей играли в карты, а за самой последней кто-то спал, судя по звукам - женщина или ребенок. Не то.
  'То' обнаружилось на третьем этаже. Два голоса: резкий с повелительными интонациями и спокойный расчетливый, и еще чей-то несуразный на высокой ноте смех, успевший в течение тех секунд, которые Сайта кралась к двери, превратиться в несуразный плачь.
  - Входите, юная леди! - произнес вдруг 'спокойный'. Сайта на секунду замерла, но потом поняла: 'Маг!'. Если уж самоучка Адепт с легкостью обнаруживает чужое присутствие, что уж говорить о профессионале? Нужно будет узнать у Кравена насчет амулетов, защищающих от сканирования.
  - Спасибо за приглашение! - Сайта вошла. - А то я уж...
  - Что вы! - заулыбался морщинистый старикан. Темная мантия - не из гильдии - скрывала особенности фигуры, но Сайта легко представила и кривую спину, и объемный живот. Маг сидел у стола лицом к входу в компании крупного подтянутого мужчины с жестким взглядом. По такому всегда сложно определить реальный возраст: принимает он продлевающее жизнь зелье или нет? Если да, то как давно начал и какого оно качества? Хотя в Тароме, насколько знала Сайта, такие зелья были не слишком распространены. Левую ладонь мужчины плотно облегала кожаная перчатка. - Что вы, моя хорошая! Мы всегда рады гостям! Правда, Гориар?
  Гориар не ответил. Если он был рад встрече, то не оттого, что хотел давно ей признаться, что она замечательный человек с огромным потенциалом... Что ж... на всех не угодишь. Зато Тони был жив и, судя по всему, в относительном порядке. Пара синяков и порванная куртка не в счет. Парень сидел на полу со связанными за спиной руками и заткнутым кляпом ртом у противоположной от Гориара с магом стены. Он с ненавистью смотрел в центр комнаты, где на великолепном ковре...
  - Видите ли...
  - Бить-то ребенка обязательно было? - спросила Сайта, прервав речь мага. Он улыбнулся в ответ - аж щеки затрещали от напряжения. Разумеется, обиделся. Сайта сразу поняла: этот из тех, кто не выносит, когда его перебивают.
  - Разве его кто-то бил? - притворно удивился маг. - Если б он сам не бросался на всех подряд...
  - А остальные дети?
  - Завтра их отпустят, они нам не нужны, - ответил маг безразлично. - Что же касается вас...
  - Заканчивай это, Шориан, - прохрипел Гориар.
  - Я всего лишь стараюсь соблюсти приличия...
  - Что ты сделала с моим сыном?!
  Сидевший на ковре Торниит заливисто захохотал. Бывший Талинин любовник смеялся несколько секунд, потом резко замолчал, стал вертеть головой и махать руками, словно отгоняя невидимых мух. Сайта наблюдала за ним с любопытством: она и сама не знала, как он будет реагировать. При первой их встрече она успела понять только, что на него подействует это. Если бы он был, хотя бы наполовину такой же сильной личностью, как отец...
  - Разве что-то изменилось?
  Хозяин дома вскочил, запустил в нее серебряным кубком. Сайта ожидала этого, потому легко увернулась.
  - Сейчас...
  - Гориар, сядь! - неожиданно сильным голосом рявкнул старик. - Я же сказал, что магией твоему сыну не поможешь! Хочешь, чтоб он таким навсегда остался?!
  - Если она...
  - Нужно во всем разобраться, не правда ли? - маг продолжал смотреть на Годиара, пока тот сел на место, затем старик повернулся к Сайте. - Юная леди, я думаю, вы заметили, что у нас проблема. Господин Торниит, это очевидно, находится не в лучших... э-э... кондициях. Записывающие кристаллы в его особняке свидетельствуют о том, что вы имеете к этому отношение. Вы, и еще одна девушка, Талина...
  - Нет.
  - Что, простите?
  - Талина не имеет к этому отношения.
  - Запись говорит об обратном, - старик продемонстрировал ей кусок искусно обработанного хрусталя в металлической оправе. - Сначала девушка была одна. Она усыпила охрану, угрожая господину Торнииту оружием, связала его. Она явно не была уверена в том, что делать дальше. Появились вы, и уже тогда она приняла решение. Прикоснулась к нему амулетом, который должен был убить его.
  - Но ведь не убил?
  Мужчина на ковре старался засунуть себе в рот сжатый кулак. На лбу выступил пот, из глаз текли слезы, но он не оставлял попыток.
  - Не уверен в этом, - задумчиво проговорил старик. - Существуют заклятия, действующие очень медленно. Существуют способы отнять у человека разум, при этом оставив ему жизнь. Хотя и не стопроцентные, ментальная магия крайне мало развита и в большинстве случаев человек быстро умирает после воздействия...
  - В том амулете не было никакой магии, - сказала Сайта гордо. - Чтобы совершить убийство, необязательно отнимать у кого-то жизнь. Обретение силы, без обретения чувства вины. Я даже притворяться не стану, будто не считаю это исключительным проявлением гениальности. Потому что оно так и есть. Одна из моих лучших идей.
  - Одна из? - переспросил маг. - Я бы с удовольствием познакомился с остальными. Я тоже пришел к выводу, что на Торниита не воздействовали магией: ментальная магия всегда оставляет очень точный отпечаток... И это крайне меня удивило. Те двадцать минут после прикосновения... Что вы ему шептали?
  - Я просто объяснила ему кое-что. Ваш сын, - Сайта повернулась к Гориару, - вел неправильную жизнь. Таких как он много, но обстоятельства позволили ему плохо повлиять на очень... очень важного человека. И он этой возможностью воспользовался. Такое нельзя оставлять без наказания. К счастью, Талина с этим справилась. Но ей пришлось пройти по крайне тонкому лезвию...
  - Что за бред? - несколько минут Гориар слушал молча, но, в конце концов, не выдержал. - Что за бред?!!
  - Я и не думала, что вы поймете, - пожала плечами Сайта.
  - Да что тут понимать?! - Гориар снова вскочил. - Я узнавал! Эта девка работала у него, получала отличные деньги! Другая бы души в нем не чаяла...
  - Абсолютно верно. Талина - редкий человек.
  - Да что...
  - Он заставлял ее спать с ней, - сказала Сайта.
  - И что? - Гориар даже понизил голос.
  - Я с вами абсолютно согласна! - горячо поддержала Сайта. - Ситуация рядовая. Никто от этого еще не умер. Судя по тому, что я узнала о вашем сыне, нисколько не сомневаюсь, что он даже был с ней вежлив. Совершенно нормальное дело. Уйма народа по таким правилам живет. Только вот Талина...
  - Редкий человек, - закончил за нее Гориар.
  Он вдруг сделался таким же спокойным, как и Шориан. В его правой не закрытой перчаткой руке появился длинный кинжал. Рукав чуточку задрался, и Сайта заметила вытутаированный у него на запястье знак - четыре волнистых черных полосочки. Значит, келото. Четвертый ранг.
  - Знаешь, я давно живу. Мне не раз приходилось убивать.
  - Весьма достойная подробность, - похвалила Сайта. - Закажите себе жизнеописание.
  - Может, и закажу, - Гориар остановил на ней взгляд. - Ты вернешь сына в прежнее состояние?
  - Нет. Думаю, нет. Разве что он сам пробьется сквозь безумие?
  - И когда...
  - Кто знает? - Сайта пожала плечами. - Через день. Через год. Может быть, никогда.
  - Но ты помогать не будешь?
  - Не буду.
  - А если я тебе заставлю?
  - Ну, если заставите...
  Гориар сделал шаг по направлению к ней...
  - У нее полные карманы амулетов, - сообщил Шориан.
  - А ты тут на что?! - разозлился Гориар.
  - Даже не знаю, - судя по сосредоточенному взгляду, маг что-то просчитывал в уме. - Уникальная техника... Без использования магии... А если добавить магию? Если...
  Старик вдруг захрипел, стул под ним опасно накренился. Спустя секунду к первой ране добавилась вторая, затем третья. С магом никогда нельзя быть уверенным: Кравена пришлось бы порезать на части, чтобы он перестал сопротивляться, да и то не факт... Шориан был заметно слабее - он перестал трепыхаться после четвертого удара.
  - Вижу, вы не врали насчет жизненного опыта, - заметила Сайта. Она была немного удивлена: думала, что маг первым предложит ей прикончить подельника.
  - Старикашка в конец обнаглел, - проговорил Гориар, вытирая нож об одежду мертвого. - Давно хотел это сделать. Кстати, против этого кинжала ни один защитный амулет не поможет.
  - А у вас у самого оберег есть?
  - Разумеется.
  - Да, проблема.
  Сайта видела как минимум три примерно равнозначных решения: применить голос не для манипуляций, а на поражение; дождаться Клифа - она знала, что он и Лем без нее не уйдут; использовать Торниита - у него амулетов точно не было, а сидел он ближе к ней, чем к отцу. Она старательно прислушалась: какое-то время снизу доносились звуки возни, но уже несколько минут было тихо.
  В дверь вдруг постучали.
  - Войдите, - Сайта отошла на шаг, заодно приблизившись к жалобно стенающему Торнииту.
  - Я не помешаю? - вежливо осведомился Минглон, проходя внутрь. Он выглядел как всегда: изящная одежда, аккуратно уложенные седые волосы, добродушное лицо с небольшим количеством морщин. - Никогда не любил встревать...
  - Лично я вам всегда рада, - сказала Сайта, уже без опасений проходя через комнату и разрезая держащие Тони веревки. Она не думала, что Минглон станет за ними следить, появится в подходящий момент, но тот факт, что это произошло, утвердил ее первоначальное впечатление. Конечно, тогда она еще не была уверена, чем именно он отличается от остальных...
  - Минглон, - выдохнул Гориар тяжело, и бросился вперед. Звякнул металл, и спустя несколько мгновений Гориар отлетел к противоположной стене. Откуда он вытащил меч, Сайта разглядеть еще успела, что же касается книжника, можно было подумать: он оружие просто наколдовал.
  - Ты стал быстрее Гориар, но...
  - Ты не знаешь насколько!
  Во второй раз простым ушибом хозяину дома отделаться не удалось. После молниеносной сшибки в его плече появилась глубокая рана.
  - Действительно быстрее, - согласился Минглон. - Тебя сложно будет остановить, не убивая. Может, закончим, Гориар?
  - Нет.
  Гориар, глядя Минглону в глаза, медленно стянул с левой руки перчатку, обнажив черную обгоревшую чуть ли не до костей пятерню. Сайта, шагнувшая было к двери, остановилась. Раньше ей подобного видеть не приходилось. Воздух рядом с пальцами будто потускнел, казалась ладонь Гориара поглащает свет.
  - Я вижу, ты все же решился, - произнес Минглон спокойно. - Несмотря на все мои предупреждения.
  - Разумеется, - ответил Гориар. Кровь из раны на плече больше не текла. - И как видишь...
  Гориар дотронулся пальцами до лежавшего на столе записывающего кристалла. Понадобилось несколько мгновений, чтобы почернела и будто оплавилась бронзовая оправа, а спустя еще секунду кристалл хрустнул и рассыпался на множество мелких осколков.
  - Как видишь, не зря.
  - Вижу, что ты так ни чему и не научился, Гориар, - произнес Минглон с грустью в голосе. Спустя секунду Гориар предпринял еще одну попытку...
  Минглон с легкостью отразил и третий удар.
  - Сайта, забирайте мальчика и уходите отсюда, - посоветовал ей книжник. - Другие дети в подвале, хотя думаю, что Клиф с остальными уже их освободили, так что просто уходите. У нас с господином Гориаром... найдется, о чем поговорить.
  - Вы придете завтра на обед? - спросила Сайта, прежде чем выйти за дверь.
  - Непременно.
  
  
  Глава 26
  
  ПРЕТЕНДЕНТЫ
  
  4 день, 1-го месяца, 4325 года
  Таромский совет. Сенат.
  
  - Сколько до выборов?
  Они прибыли в Сенат всего несколько недель назад, но за время его отсутствия первоочередных дел накопилось столько, что Мерзт только-только начинал приступать непосредственно к работе. По крайней мере здесь, в центре своего гладиаторского дома, он всегда ощущал прилив сил.
  - Чуть больше двадцати месяцев, - ответил сидящий напротив Мавет. После случая с похитителями рабов он выздоровел на удивление скоро.
  - Списки уже утверждены?
  - Да. Буквально на днях прошла процедура предварительного утверждения.
  Таромский Совет являлся редким примером государства, где над страной властвовала не правящая фамилия, а специальный совещательный орган, состоящий из избранных правителей всех Таромских губерний. Причем к выборам в Тароме издавна относились, как к важнейшему событию в жизни не только страны, но и любого отдельного гражданина. Таромец мог не служить в армии, не платить налоги, не растить хлеб, но проголосовать и хотя бы раз в жизни побывать на арене обязан каждый. Собственно говоря, это и были две главные власти в стране: гладиаторские дома и легитимно избранные губернаторы. Потому, кандидаты на место губернатора всегда утверждались дважды: первый раз до тщательной проверки каждого кандидата, и второй раз спустя полтора года после нее перед началом предвыборной компании. К выборам допускались только те претенденты, кто сумел доказать, что не имеет абсолютно никакого отношения ни к одному из гладиаторских домов. В Тароме не могли допустить смешения власти. Это обрушило бы веками существовавшую систему. За соблюдением правила трепетно следила как одна сторона, так и другая.
  - Все прошли? - на всякий случай уточнил Дориан.
  - Как всегда, - ответил Мавет. - Пять претендентов. Гримор Наитха, Каратаза Эдиши, Шетиан Своблуг, Джир Григ, Эмитиан Сомневиал. Всех утвердили без замечаний.
  - Гм...
  Мерзт задумался на мгновение. Четверо были люди известные, а вот...
  - Кто такой Своблуг?
  - В данный момент на него составляют подробную характеристику, - быстро ответил Мавет. Дориан понял, что помощник ожидал вопроса. - Он не из Сената. Богат, но гораздо меньше, чем остальные. Занимается... разным, но в основном торговля. Импортирует из Кима всякую мелочь. Отчет будет через пару дней.
  - Хорошо... А то, что я тебя просил? Есть подвижки?
  - Кто организовал нападения, пока не выяснили. Мы работаем, но рассчитывать на что-либо пока сложно. Рано или поздно они сами проявятся, и в этот раз мы будем готовы. Что же касается Тушкана... или как там его?.. Локи... Вообще-то кое-что есть. Понятно, что обычные 'Узы' его не удержат, но мы с Собираеном тут кое с кем переговорили... и есть шанс, что мы все-таки сможем его удерживать. Правда, такого раньше никто не делал... Но случай ведь особый?
  - Что верно, то верно. Рассказывай подробно.
  
  Сентябрь 2009 - Октябрь 2010

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) С.Елена "Беглянка с секретом. Книга 2"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Лошкарёва "Суженая"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис)
Хиты на ProdaMan.ru В плену монстра. Ольга ЛавинОдним днем. Ольга ЗимаСвидание на троих. Ева АдлерНевеста на уикенд. Цыпленкова ЮлияЭкс на пляже. Вергилия Коулл / Влада ЮжнаяХранительница дракона. Екатерина ЕлизароваАномальная любовь. Елена ЗеленоглазаяСеренада дождя. Юлия ХегбомЗаписки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияЗагадки прошлого. Лана Андервуд
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"