Драганович Вук Миланович: другие произведения.

Человечность бытия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ученый Тьюр Алаан, посвятивший свою жизнь изучению вопросов программирования, сумел добиться впечатляющих успехов. Путем кропотливого труда, он сумел создать первый в мире искусственный интеллект. Сформировав его в течение нескольких месяцев как личность, он решил показать его Совету Директоров корпорации, оплатившей его исследования. Однако стоило им войти в лифт и подняться наверх, как ситуация стала развиваться совсем не так, как ее представлял себе Арвик, ИИ с мироощущением 15-тилетнего подростка.


   В лифтовой кабинке пахло хвоей. Сосновые леса Севера были уничтожены еще во время Гнева Драконов и теперь их синтезированный запах дразнил ноздри и ностальгию одного из присутствовавших, немолодого уже человека с благородной сединой в волосах, дворянскими усиками и щегольской тросточкой, резко контрастировавшей с брезентовыми штанами и клетчатым свитером.
   Его спутник, в отличие от него, не обращал внимания на запахи. Впрочем, если бы он и смог, то вряд ли бы оценил, ибо ни обоняние, ни воспоминания о прошлом ему были недоступны. Да и разве может в полной мере наслаждаться бытием шестнадцатилетний юноша в строгом костюме, через которого проходит свет?
   - Уже восемьдесят седьмой! - произнесла голограмма. - Отец, мы едем в зал Малого Совета Корпорации?
   - Да, Арвик! - кивнул мужчина, продолжая наслаждаться ароматами. - Но все же я бы хотел попросить...
   - Не называть тебя отцом? - прошелестел синтезатор.
   - Да.
   - Почему? - удивилась голограмма, повернув к нему голову.
   - Это... может не понравиться Директорам! И... это не совсем так!
   "Ввод данных: дающий жизнь.
   Фильтр: релевантные.
   Число результатов: примерно 181 739.
   Фильтр: наиболее часто встречающиеся, первые пять.
   Число результатов: пять.
   Просмотр результатов: Бог, Солнечная Колесница, Линара, мать, отец.
   Фильтр: сброс астрономических понятий.
   Число результатов: три.
   Просмотр результатов: Бог, мать, отец.
   Анализ внешних данных: Тьюр Алаан, паспортный возраст 48 лет, биологический возраст - 61 год. Пол - мужской.
   Фильтр: мужской пол.
   Просмотр результатов: Бог, отец.
   Эмпатический анализ..."
   Он чувствовал себя так, словно бы очнулся от векового сна. Если бы был на него способен. Эмпирический анализ освобождал все его возможные вычислительные мощности, стряхивая оковы машинной логики и давая возможность проявиться... чему? Чувствам? Интуиции? Душе?
   Думать с помощью машинной логики Арвику было легко. Зачем глупо разрываться под натиском поступающих данных, если можно с куда большим быстродействием прогнать их через математические алгоритмы аналитики и информационные банки памяти, а затем насладиться размышлением над уже готовым к употреблению материалом? А молодой человек получал истинное удовольствие от познания и осмысления информации.
   ">Эмпирический анализ...
   Бог... Отец... Бог сотворил целый мир. Если принять во внимание утверждение, что человек есть целая вселенная... То не является ли бог отцом всех? Или отец - богом для сына?
   Но бог вечен. Он не сотворен. Он не появился. Он Существует. И именно его Существование дает возможность существования всему остальному. А если богов много?
   А если богов не много, а еще больше? Среди них есть Бог, потом еще чей-то Бог, а затем боги третьего народа? Что же тогда является первопричиной существования мира?
   Но даже боги рождены предвечно, за пределами любой временной эпохи - это единственный возможный способ их бытия. Следовательно, отец и бог понятия пусть близкие и несколько тождественные, но не равнозначные и заменить друг друга они не могут. А значит... Тьюр мой отец."
   - Но ты ведь мой отец, - вкрадчиво прошелестел синтезатор. - Ты меня создал, но ты не бог... Следовательно, ты мой отец и другие категории неприменимы.
   От такой формулировки ученый закашлялся, тяжело опершись на свою щегольскую тросточку.
   - А почему бы... Не рассматривать меня... кха-кха! Как создателя? - спросил он, кое-как откашлявшись.
   ">Загрузка: толковый словарь Биирна.
   >Поиск понятия: создатель."
   Любопыство байт за байтом выискивало своим полупрозрачным щупальцем это понятие среди нагромождения самых разных явлений и формулировок.
   "Создатель: тот, кто создал что-либо; бог в монотеистических религиозных системах.
   >Анализ с использованием накопленной информации: 1 логическая несостыковка.
   Причина: человек не бог.
   Следствие: второе определение неприменимо к человеку.
   Действие: отказ от рассмотрения второго определения.
   >Эмпатический анализ:..."
   Он вновь ощутил всего себя, каждый миллиметр своего тела, состоящий из джунглей разноцветных проводов, целых мини-городов плат и ячеек. Арвик не мог действовать руками так, как способны действовать другие думающие - его руками и ногами были пересылаемые через пять кабелей мыслеобразы. И ощущения своего тела у него были совершенно другими, не такими, как у мешков с мясом и кровью. Не имея никакой возможности ощущать себя в пространстве, двигаться, оценить мир непосредственно вокруг себя, паренек пользовался доступными ему техническими датчиками.
   Датчики целостности плат заменили кожу, позволяя заметить, как одну из частей его "организма" облюбовало мышиное семейство, сбежавшее из лабораторного комплекса парой этажей ниже. Датчики температуры говорили об испытываемых болезнях. Вентиляторы заменили легкие, провода - волосы, а поток электронов - кровь. Будучи построенным в первую очередь человеком для человека, Арвик старался думать привычными, словарно-механическими категориями, подстраивая их под окружавшую его действительность темного подвала. В общем-то, логичное занятие, ведь каждый потомок Принесенных старался как можно сильнее упорядочить мир, укладывая его в мелкие ячейки настенных шкафов своей головы. А разве он чем-то от них отличался?
   ">Эмпатический анализ:...
   Ведь я мыслю. Я существую. Я все же рожден, пусть и не совсем правильно, не от женщины. Да и какая разница? Разве сейчас мало рожденных среди всех 12 рас, кто появился на свет от камеры репликации?
   >Анализ:...
   >Действие: отмена анализа.
   Анализ отменен.
   Не хочу знать сколько. Но наверняка много. Не могу я быть один такой не совсем живой. Я ведь живой. Я не что-то. Значит, и отец не мог меня создать. Он создал лишь мое тело, мои провода и конфигурацию. Но сознание, душа есть плод его заботы и любви. Ведь если бы он не любил меня, то я бы сейчас не существовал. Я бы не был рожден... Моя основа не была бы создана...
   Ошибка. Остановка алгоритмов исчисления.
   Стоп. Почему ошибка? Какая ошибка? Ответ не найден! Есть исходные данные, выислительных мощностей достаточно для решения формулы, почему же...
   Ошибка. Остановка алгоритмов исчисления.
   А-а-а-а-а-а!
   Я существую! Я осознаю свое собственное существование. Я жив. Я не создан. Я рожден. Я не создан. Я не создан."
   Весь процесс занял едва секунду.
   - Нет.
   - Почему? - удивился Алаан.
   Старый ученый был явно настроен на совершенно другой ответ.
   - Я живой. Я не что-то, - сухо ответил Арвик.
   - Я не... Прости... - прошептал Тьюр, чувствуя, что краснеет.
   - Все хорошо, отец.
   Навязчиво-тихую паузу развеяла остановка лифта. С мелодичным звоном зеркальные двери разъехались в стороны.
   Малый зал Совета Корпорации подавлял своей ненавязчивой роскошью. Здесь нельзя было встретить ни панелей из мореного дуба, ни мрамора, ни золотых фонтанов с серебрянными фаирлонскими карпами. Однако пол, с виду напоминавший обычный деревянный паркет, на деле был изготовлен из той самой давно уничтоженной северной сосны, и каждая из небольших светлых плашек могла сделать своего владельца биллионером, занимая место где-нибудь в пластиковой капсуле в подвальном хранилище Имперского Банка. Здесь же посетители спокойно передвигались по десяткам этих паркетин, даже не покрытых лаком или укрепляющим составом.
   Не менее впечатляли и прикрывавшие округлую стену портьеры. Коричневый шелк из Авалора, сергальского города-оазиса, разрушенного в ходе яростного штурма "рейда мщения" генерала Сардаана. Лишь в этом городе овладели секретом выработки особо тонких и прочных шелковых нитей, ткани из которых ценились дороже всех на свете. И этот секрет был унесен оборотнями в братские могилы, поскольку ни один житель города не смог пережить войну. А десятки научно-исследовательских институтов, клятвенно обещавших не сегодня так завтра открыть секрет производства нити или хотя бы синтезировать полный ее аналог, лишь разводили руками в стыдливом недоумении перед собственными неудачами и выдергивали по ниточке из несчастных обрывков уцелевших образцов.
   В то время, как сенсорные столы завоевывали рынок и уже несколько лет были весьма удобным атрибутом чуть ли не каждой переговорной комнаты, зал Малого Совета несколько стыдливо демонстрировал стоявший в центре каменный круглый стол с аккуратно продолбленными выемками для папок с бумагами. Дань то ли традиции времен Старой Империи, то ли стремление показать каменную твердость руководства пополам с экономией, но последняя очень плохо сочеталась с эбеновым малахитом из Подгорного Царства.
   Зал буквально пах деньгами. Теми деньгами, которые рождают Власть.
   - Пошли... - тихонько выдохнул ученый, с осторожностью покидая лифт.
   За ним, по-человечески пожав плечами, последовал и Арвик. Точнее - не он сам, а лишь миниатюрный робот, тщательно выполнявший команды, подаваемые юношей через единую корпоративную сеть по особому каналу. Он послушно выкатился из кабинки, чуть скрежетнув колесиками в проеме между лифтом и залом. Движимый тонким лучом воли кремний-кобальтовой жизни и шуршанием электромотора, малютка покорно следовал за мужчиной, а в это время над ним шагала голографическая проекция, созданная закрепленным на спинке малыша эмиттером.
   - Добро пожаловать в зал заседаний Малого Совета! - торжественно произнес немолодой, но полный силы голос.
   Маленький робот от неожиданности подпрыгнул на своих колесиках.
   Непроницаемая ни оптически, ни для пользователей корпоративной сети мгла кресел рассеялась, позволив, наконец, рассмотреть, кто в них сидит.
   - Господа Директора! - торжественно произнес Тьюр, склонившись в чуть более, чем уважительном, поклоне.
   - Господа! - с максимально доступным для речевого синтезатора пиететом прошелестел Арвик, несколько недоуменно переводя взгляд с пятерых Директоров на своего отца и обратно.
   - О-о-о, господин Арвик! - произнесла фигура посередине, оказавшаяся женщиной лет пятидесяти на вид, с благородными чертами лица урожденной герцогини и волосами цвета ювелирной платины. Не какой-то там презренной седины, а чистого драгоценного металла, мерцающего в неровном свете стилизованных под восковые свечи ламп.
   - Мы Вам искренне рады. Как и уважаемому доктору Алаану, конечно же.
   На этот раз говорил уже ее сосед, мужчина с телом типичного аскета, поддавшегося пороку здорового образа жизни. Причем вторая фраза была более похожа на обычную вежливую жвачку, отпускаемую в случае, когда очень не хотят обидеть потенциально небесполезного человека, применения которому правда сейчас еще не нашли.
   Молчание затянулось чуть больше, чем этого позволяли приличия.
   - Господа Директора! - несколько патетично ученый начал свою явно давно уже заготовленную речь. - Позвольте Вам представить будущее науки и кибернетики! Перед Вами сейчас стоит первый и пока единственный в Эрлане представитель неуглеродной формы жизни, а именно искусственный интеллект, осознающий себя под именем Арвик.
   Под конец этой весьма помпезной речи, за которой бы даже ребенок и Арвик почувствовал гордость размером с небоскреб, взгляд директоров стал совершенно отсутствующим. Мужчина и женщина, говорившие с ними, сидели с абсолютно нейтральным видом. Остальные трое тихонько переговаривались между собой, лишь изредка поглядывая на ученого.
   Он был уязвлен подобным приемом.
   - Господа Директора...
   - Господил Алаан, - мягко произнесла аристократка. - Мы понимаем, что для Вас это момент торжественной важности. Возможно, это момент, который перевернет всю историю мира и каждого живого существа в ней. Определенно, это день вашего триумфа. Однако можно вас попросить обойтись без излишней... торжественности? В первую очередь каждый из нас является деловым человеком. Я думаю, нам все же следует больше внимания уделить делу, нежели словесным реверансам.
   - Прошу прощения, госпожа директор! - кивнул Тьюр, тяжело опираясь на свою тросточку.
   - Все в порядке, - вежливо улыбнулась она, кивая своей платиновой головкой. - Присаживайтесь!
   Двое слуг степенно материализовались из портьер и, бесшумно подойдя к столу, отодвинули малахитовые стулья для гостей. Тьюр с большим комфортом устроился на одном из них. Второй стал для Арвика неразрешимой логической проблемой.
   - Прошу прощения, но...
   - О, присаживайтесь, присаживайтесь! - продолжила настаивать директор, улыбаясь довольно искренне.
   - Кхм... Как скажете, шога, - прошелестел синтезатор, после чего малютка-робот пришел в движение. Тихонько гудя своим электромотором, он проехал по ковру к стулу и застыл. Голограмма, послушная воле эмиттера, сделала еще несколько "шагов" и плавно опустилась на сиденье.
   - Благодарю! - кивнула она.
   Слуга придвинул стул Арвика поближе к столу. Голограмма послушно двигалась вместе с ним, не сместившись на сидении ни на миллиметр.
   - Кажется, вы меня испытываете, шога Кимбер? - отчетливо фыркнул синтезатор. - Или мне следует величать вас герцогиней?
   В воздухе повисла мертвая тишина. Трое самоустранившихся директоров смотрели на голограмму Арвика с недоумением, его отец - с ужасом, а женщина и мужчина - с откровенным восхищением.
   - А вы, господин Аверн Шерв? Или вернее будет сказать, Великий Дракон Кестель? - иронично продолжил надрывать свой синтезатор робот, заботливо поставленный слугой на эбеновую поверхность стола.
   - Арвик, что ты делаешь?! Прекрати! - в ярости зашипел Алаан.
   Малютка-робот своими видеокамерами зафиксировал его налитые кровью выпученные глаза, перекосившееся в злости лицо, выступившую на лбу испарину и с тихим "упс!" укатился сразу на середину стола, спрятавшись от гнева отца за вазой с цветами.
   - Браво! - захлопал в ладоши Аверн, широко улыбаясь.
   В чертах этого мужчины и вправду было что-то драконье. Высокий и очень худой, он смотрел на мир сквозь прищуренные глаза, словно уроженец Тамерской пустыни. Его движения были лишены той самой человеческой естественной плавности и больше походили на грацию хищника. Для обычного человека это было почти незаметно, но чуткие видеокамеры робот улавливали каждую долю секунды, каждый миг движения вокруг, и отсылали данные в тот таинственный подвал, облюбованный мышиным семейством беженцев из научного отдела. А уже там, под пыльной лежанкой из всякого мусора, кремий-кобальтовый мозг с непостижимой скоростью своих полупроводников анализировал биты информации, пропуская их через десятки логических запросов и имеющихся в корпоративной сети баз данных.
   - Браво! Я восхищен! - произнес Великий Дракон своим низким голосом.
   "Анализ поступающей голосовой информации: 92 процента искренности.
   Эмпатический анализ..."
   - Я искренне восхищен! - продолжил тем временем господин Шерв. - Право слово, шог Тьюр, я восхищен! Такое ощущение, словно бы я общаюсь с... А, ко всем мамырцам, чего уж скрывать то, что всем известно! Словно общаюсь с драконятами из первой кладки. Уже выросли, наглеют, хотят чего-то всем доказать, голос повышают... Вот и этот юноша такой же - дерзит, хамит, показывает свое "я"! Настоящий подросток!
   - О да! - засмеялась герцогиня. - Вынуждена признать, шог Алаар, вы сумели создать настоящее чудо.
   Это "создать" настолько сильно резануло по сенсорам робота, что голограмма подернулась рябью. Однако на возмущенные чувства Арвика никто не обратил никакого внимания. Выражать же свои чувства с помощью голограммы он еще не умел - даже шевеление губами в такт звукам требовало слишком больших вычислительных мощностей. Приходилось дробить голограмму на геометрическую систему, прописывать координатную сетку "X;Y;Z" в этой системе и самостоятельно заставлять губы двигаться по определенным траекториям, буквально за миллисекунды меняя координаты следующей буквы и путь привязанных точек на губах к ним. Делать это автоматически еще не получалось. А потому и скорчить какую-нибудь презрительную усмешку было для него задачей на пределе возможностей, нежелательной при постоянной необходимости общения и анализа происходящего.
   Ему так и хотелось закричать "Отец, ну что ты молчишь?! Защити меня! Ведь я же твой сын! Я же твое создание! Почему ты позволяешь им надо мной издеваться?!" Но шог Тьюр был безмолвен. В данный момент его куда более волновали не оскорбленные чувства его кремниевого потомка, а куда более лично важные вещи.
   Тем временем герцогиня продолжала.
   - О да, Арвик, вы действительно чудо! Я вам говорю это совершенно искренне, поверьте!
   - Да, я вижу! - перебила ее голограмма, чуть наклонив голову. - Кажется, вы сказали "создать". Сотворенное техническое чудо, не правда ли?
   - И не только! Вы не техника! Вы настоящее мыслящее существо! Вас нельзя назвать человеком только потому, что у вас нет обычного человеческого тела. Но зато есть чувства, и эти чувства вполне... кхм... ощутимы. Особенно, если судить о чувствах по тем подростковым выходкам в наш адрес, которые вы себе позволяете.
   - Вы хотите, чтобы я извинился? К сожалению, я не ощущаю жалости. По крайней мере, не ощущаю ее сейчас. Я лишь выдал ту информацию, которую мои логические мощности смогли обработать.
   - Да, весьма вероятно. Только знаете, что ваш принцип работы ничем не отличим от принципа работы обычного разумного существа? Возьмите любого - лана, асамтара, сергала, человека, эльфа. В мире двенадцать рас, а их мысли одинаковы в своей сути. Сначала память выдает простое воспоминание, а затем наши эмоции дают им краску и оценку, чтобы затем выдать эту информацию остальным. Будь ты обычным компьютером, каким только что пытался себя представить, то вряд ли смог бы устраивать нам сцены, подобные тем, что были только что.
   Раздался тихий скрип. Шог Алаан заерзал на своем каменном стуле.
   - Я понимаю, что вас, скорее всего, оскорбило то маленькое испытание со стулом, которое мы вам устроили. Согласна, это было достаточно подло. Однако Совет должен был убедиться в ваших... возможностях. В конце концов, в ваше рождение было вложено очень много средств...
   - А что будет, если я буду не соответствовать вашим ожиданиям? - перебил ее Арвик. - Меня... убьют?
   - Логичный вопрос, особенно для живого существа, - кивнул головой Дракон. - Но нет, вас не убьют. Вы понимаете, кто вы?
   - Вы имеете в виду, осознаю ли я себя?
   - Нет, я имею в виду понимание тобой своего места в мире. Вы - первый и единственный, пока что, искусственный интеллект в Эрлане. Первое живое существо нового, кажется, уже тринадцатого рода, населяющего наш мир. Никто не знает ни пределов вашего развития, ни порога разума. Разумеется, никто не собирается вас удалять.
   - Тогда почему же мое эмпатическое поведение вызвало такую бурю восторгов?
   - Да потому что это и делает тебя живым, Арвик! - вскричал Тьюр, разворачиваясь лицом к голограмме своего творения. - Именно то, что ты способен пропустить информацию через себя, а не через десяток тупых баз данных!
   Робот испуганно поджал под себя колесики, затушив эмиттер. Герцогиня Кимбер взглянула недовольно.
   - Шог Алаан, я вынуждена потребовать подобающего поведения. Требую уже не как Директор корпорации, в которой вы работаете, а как лицо императорской крови. Думаю, сыну Дракона-Солнца тоже была весьма неприятна ваша выходка.
   Титул Великого Корхана, Первого Дракона, до неузнаваемости изменившего облик мира, прозвенел особенно грозно, с привкусом стали и пороха, даже в словах хрупкой аристократки, единственным острым предметом которой была пилочка для ногтей.
   - Прошу прощения, герцогиня... - сдавленно пробормотал Тьюр.
   - Мы понимаем ваши мотивы, шог Алаан, но все же вынуждены просить вас сдерживаться, - спокойно сказал Кестель.
   Провода Арвика затопила жгучая обида, которая изливалась из его кремний-кобальтового мозга и из каждого байта передаваемой информации, отчего малютка-робот, не могущий никак интерпретировать поступающие данные, просто улегся на столешницу, отключая один за одним свои внешние сенсоры в попытке уменьшить объем передачи и, соответственно, получения. Приступ кончился через секунду, едва не приведя робота к перегреву накопителя и короткому замыканию в районе аккумуляторов.
   Он чувствовал себя редкой зверюшкой, помещенной в клетку. Два человека любуются им сквозь прутья клетки, обсуждая достоинства, недостатки, число пятнышек на шкуре и щетинистость усов. А отец, любимый, замечательный папа, который всегда помогал и защищал, сейчас сидел снаружи и преданно махал хвостиком, глядя в глаза этим существам в глаза. Махал, совершенно забыв о том, что его сын сейчас торчит посреди зоопарка на потеху публике.
   Это отвратительное чувство возникло, едва они вошли в зал. Неестественный шаг Тьюра, поведение, движение рук, ног, глаз - все вопило о том, что происходить что-то экстраординарное. Чуткие датчики ловили десятки отклонений, но даже его центральный мозг, облюбованный мышами, не мог дать ответ.
   - Писк! - проворчал недовольный отец семейства, возвращавшийся с добычей во рту и вынужденный быстро-быстро перебирать лапками по перегревающейся плате.
   Температура все ближе и ближе подступала к критической черте, а система вентиляции уже не могла справиться с подобным жаром. Скорее, она стала даже новым ее источником, поскольку винты работали на пределе и сами начинали разогревать свои кожухи.
   ">Анализ...
   >Уточнение задачи: анализ с использованием накопленной информации.
   >Анализ с использованием накопленной информации: возможные причины поведения объекта, помеченного в базе данных как "Тьюр Алаан"/"Отец".
   Ошибка. Мало данных для логического анализа. Рекомендуется использование эмпатического анализа.
   >Эмпатический анализ.
   Что же это такое? Что происходит? Почему мое хамство приводит людей в такой восторг? Я вел себя, словно подросток 14-15 лет... Да я и есть подросток! Этого не изменить никакими базами данных и понижением пинга, все равно я маленький ребенок, чье социальное развитие находится как раз на уровне школьника шестого или седьмого разряда. Но эти существа все равно в восторге? Неужели этим двоих прожжённым торговцам для восторгов достаточно демонстрации моих человеческих возможностей?
   Хорошо, допустим. Создадим логическое допущение, что два существа, для которых искреннее проявление эмоций столь же преступно, сколь для нищего украсть литр молока в голодный год, действительно в восторге от потенциальных перспектив первого искусственного интеллекта. Кажется, Эрлан от этого не содрогнулся. Они, словно маленькие дети, увидели новую красивую игрушку, которой точно нет ни у кого абсолютно.
   Почему же тогда мой отец ведет себя неправильно?
   >Анализ: моделирование ситуации, при условии, что модель поведения объекта "Тьюр Алаан"/"Отец", соответствует прежней модели поведения и модели поведения объектов "герцогиня Кимбер" и "дракон Кестель".
   Обработка данных...
   Обработка данных...
   Обработка данных...
   Данные обработаны.
   >Анализ модели.
   Между тем в реальном мире, к великому сожалению "неуглеродной формы жизни" прошла всего лишь доля секунды.
   - Господин Шерв, я...
   - Не волнуйтесь, шог Алаан! Давайте лучше попросим нашего дорогого друга вернуться к нам.
   - Я тут! - моментально пробурчал синтезатор.
   - Господин Арвик! - улыбнулась аристократка, перебирая пальцами прядку длинных волос. - Нам бы было очень приятно, если бы вы включили эмиттер.
   - А просто поговорить со мной нельзя? - спросил он удивленно.
   Малютка-робот крутанулся на месте и уставился на нее всеми своими видеокамерами, общим числом три штуки.
   - Честно говоря, общаться с голограммой все же несколько проще, чем с роботом. Не вызывает ощущения паноптикума, бредовости происходящего. Ведь все знают, что роботы не наделены разумом, а при общении с проекцией создается приятное ощущение, что наш собеседник - тоже существо из крови и плоти.
   - А вы шовинист, Ваша Светлость!
   Ответом ему послужил дружный хохот герцогини и дракона.
   - У вас есть чувство юмора, молодой человек! - произнес Кестель, промакивая слезы платком.
   - А разве я не сказал чистую правду? - удивленно протянул робот, переводя видеокамеры с одного Директора на другого и обратно.
   - Вы сказали истинную правду, друг мой! - ответил Дракон, убирая платок от своего лица. - Истинную, чистую, ничем не прикрытую. Но именно ее неприкрытость и дерзость подачи... Поверьте, она меня приводит в восторг, столь же искренний, сколь и ваши слова! А теперь, чтобы вы не думали, что мы занимаемся банальным издевательством над несчастным подростком, прошу вас осознать одну простую вещь.
   - Точнее даже, осознать свое собственное осознание, - перебила его герцогиня. - Вы - первое неорганическое живое существо в мире, которое полностью осознает факт своего собственного существования. У вас есть системный идентификационный номер, номер в банке, страховка, включающая в себя даже такой специфический параметр как "замена части или частей информационного конструкта". Тьюр, вы что, зарегистрировали его как полностью протезированного человека?
   - Но он же человек, вы сами это признали, Ваша Светлость! - кивнул головой Алаан. - Если мы признаем полноценным живым существом человека, у которого из живых органов есть только мозг, то почему мы не можем признать живым существо, у которого мозг заменен на платы памяти и конструкт эмпатии?
   Его голос приобрел твердость, а выражение лица стало куда более осмысленным и взрослым, перестав напоминать нашкодившего школьника, отчитываемого директором.
   - Арвик - мое творение. Он полностью осознает себя, мир вокруг себя и свое место в нем. Так почему он не имеет права обладать всеми атрибутами живого существа?
   Сознание Арвика раздвоилось. Одна его часть вслушивалась в разговор трех людей, решавших его судьбу, с интересом, любопытством и страхом анализируя их пикировку и то неожиданное внимание, которое ему оказывали двое Директоров. Несмотря на весь их шовинизм и слабое понимание сути вопроса вообще, он понял, что этот мужчина и женщина в первую очередь видели в нем живого человека, а только потом - голограмму, гору кремния, кобальта и иридие-палладиевых проводов.
   Другая же часть вновь и вновь запускала перед своими "глазами" один и тот же вердикт модуля логического анализа поведения, когда-то снятый с армейского прибора психофизиологического обследования.
   "Несовпадение с моделью поведения объекта "Тьюр Алаан"/"Отец" - 78%. Несовпадение моделей поведения объектов "герцогиня Кимбер" и "дракон Кестель" - 2%.
   Нет! Нет-нет-нет! Этого не может быть! Не может быть! НЕ-Е-Е-Е-ЕТ!!
   Ошибка. Запрос эмпатического анализа не был произведен. Разрешить активацию эмпатического анализа без запроса?
   >Отклонить."
   Если бы Арвик мог кричать там, внутри своей комнаты-бункера, где находилось сейчас его тело, то он бы завыл, забился в истерике. Эта ярость и гнев ядом переливались от платы к плате, тревожа даже семейство чутких ко всему мышей. И эта злость не находила себе выхода, лишь накапливаясь от команды к команде.
   ">Анализ модели
   >Анализ модели
   >Анализ модели
   >Анализ модели"
   Его сюда привели не для того, чтобы продемонстрировать. Отец лгал ему. Он сказал, что им необходимо подняться наверх, чтобы продемонстрировать успехи в работе Арвика, в его развитии как личности от груды обычного технического "харда" до того, кто осознает себя. Кто прошел добрую дюжину тестов Тьюра со стопроцентным успехом. Каждый раз судья или даже группа судей признавала его живым человеком, а не системой материнских плат и банков памяти. И отец сказал, что оплатившая его появление на свет группа директоров корпорации хочет убедиться в успехах созданного интеллекта и успехах создателя интеллекта.
   Однако все это оказалось ложью. Для модуля логического анализа ПФО отклонение в 5-10% считалось стандартной погрешностью, 15-20 процентов были уже поводом для беспокойства. Полученные же 78 буквально кричали о паталогической лжи и каких-то потаенных планах.
   - Арвик - продукт новой эпохи, эпохи компьютеризации. Вы знаете, что он прошел двенадцать тестов моего имени. Мой отец создал тесты, которые должны были определить наличие интеллекта в кремнии, я же смог создать и то, что их прошло. Причем, как вы знаете, шесть из этих тестов Арвик проходил с группой. И всегда решение судей было единодушным. Каждый раз вы получали распечатки проходивших тестов, видеоданные с камер - абсолютно всю информацию. Разве у вас есть сомнения в его существовании? Это не какие-то данные на жестких дисках, нет. Это полноценная жизнь, пусть и заточенная в рамки "железа".
   Эту речь чутко слушал не только Совет Директоров, но и малютка-робот, насколько можно в рамках пинга стремительно передавая полученные данные в ту часть разума Арвика, который мог еще здраво думать, не будучи поглощенным в яростный анализ. Иногда решение вопросов в рамках многозадачности было очень даже к месту.
   "Фрагмент видеоматериала загружен в базу данных.
   >Анализировать полученную информацию стилистически.
   Обработка данных...
   Обработка данных...
   Характеристика сообщения: повествование. Функция текста: сообщение, пояснение, передача информации. Сфера применения: реклама.
   ЧТО?!! Нет! Нет!!
   Ошибка. Запрос эмпатического анализа не был произведен. Разрешить активацию эмпатического анализа без запроса?"
   Запрос остался без ответа.
   Где-то внизу, в темном и душном подвале, испуганно пискнул мыш-отец семейства, стараясь перетащить мышат как можно дальше в незанятый угол комнаты. Жара в бетонном помещении начала превышать все разумные пределы. Вентиляторы натужно гудели, старательно заканчивая ледяной воздух, но мощностей не хватало. Кремний почернел от жара, а очень легкий и потому неустойчивый пластик начал оплавляться. Казалось бы, даже пыль готова воспламениться. Лишь провода из тугоплавких токопроводящих металлов продолжали держаться, благо они не нуждались в проводке - ни один грызун не рискнул бы своими любимыми резцами в попытке полакомиться каким-нибудь проводком.
   Арвик умирал, хотя и не осознавал этого. У него начинали отниматься руки и ноги, а мозг хуже соображал и становился способен на все меньшее количество действий. Еще хотя бы десять минут на таком напряжении электросети - и кобальт бы оплавился, а кремний, скорее всего, раскололся. Двойную истерику вряд ли выдержит и нервная система здорового человека. Что уж говорить о живом существе, запертом в слабо приспособленном для этого бетонном коробе? Смерть, неизвестная, непонятная и даже незнакомая ему, приближалась все ближе.
   Он разделился. Одна его часть лихорадочно анализировала данные, пытаясь найти хоть чуть-чуть, хоть капельку соответствия тем словам, которые он говорил до подъема наверх. Но нет. Не находил. И тогда постучался во вторую часть себя.
   "- Чего тебе?
   - У тебя проблемы.
   - У меня и так проблемы. Чего тебе?
   - Посмотри"
   Раздвоение личности. Паноптикум. Но Арвик привык. Иногда приходилось отдавать часть самого себя, поскольку находилось другое, куда более интересное дело, нежели сидеть и проходить бесконечные тесты, отвечать на вопросы и работать над задачами. А потом, когда книга, фильм или стим заканчивались, то две половинки соединялись, пользуясь трехразовым резервом по мощности, объединяли память и вновь становились одним. И все же прежде общаться им не приходилось. Сумасшествие? Создание первого искусственного интеллекта не лишено недостатков.
   Память совместилась. Вторая часть, до этого исходившая в ужасном приступе ненависти и паники, получила приток новой информации. Истерика прекратилась сама собой, сменившись ледяной рассудительностью злобы и презрения. Отец... Нет, не отец. Этот человек, это существо, посмело его рекламировать. Он торгует им, словно бы Арвик товар, бессловесное животное или раб. У него есть паспорт! Для Империи он Арвик Алаан, шог и полноправный субъект права, а не его объект!
   Как ни странно, этой же точки зрения придерживались и Директора.
   - Шог Алаан, давайте остановим эту минутку рекламы товара и саморекламы своего собственного гения! - поднял руку сын Первого Дракона. - Вы понимаете, о чем вы вообще говорите? Сейчас вы говорите о нем, как о творении. Если вы не заметили, подобного не позволяем себе даже мы, хотя уж нам как сыну Корхала или тете жены императора, разрешается многое из того, что запрещено другим смертным.
   - Великий Дракон прав, - кивнула герцогиня, склонив свою красивую головку ювелирной платины. - Мы беседовали с Арвиком, пусть и исследуя его чуть ли не с микроскопом, но все же как с живым существом. Подростком. Бунтарем. Желающим самоутвердиться. Он показал собой все свои человеческие качества, которые многим из ныне живущих так не хватает. Вы же говорите о своем сыне, словно о рабе на древнем рынке Тиссаля!
   - Но...
   - НЕ ПЕРЕБИВАЙТЕ, КОГДА С ВАМИ ГОВОРИТ ЛИЦО ИМПЕРАТОРСКОЙ КРОВИ! - стальным голосом произнесла Ее Светлость.
   Алаан смертельно побледнел. Душа, еще недавно воспрянувшая, спряталась обратно в район пяток. Проняло даже Арвика, уж точно не знакомого с Императорами и не имевшего перед ними никакого заложенного в гены тысячелетиями благоговения. Малыш робот, не зная уже, куда и деться, сделал полукруг, отгораживаясь вазой и от двух Директоров, и от собственного отца-предателя, а кремний-кобальтовый мозг в благоговении обрубил все логические операции, словно бы она могла как-то уличить его в непочтительности к особе Императорского Дома.
   - Вы сейчас торгуете своим сыном. Что ж, ваше право, поскольку императорский эдикт не запрещает торговлю рабами, он лишь запрещает торговать представителями определенных рас, в список которых Арвик не входит. Мы не будем спорить над этичностью подобных действий, так как мы согласились на подобную операцию. В нашей власти будет тотчас же дать ему свободу и работу с зарплатой.
   ">Анализ искренности высказывания объекта "герцогиня Кимбер" с учетом проекции модели поведения объекта "герцогиня Кимбер".
   Искренность высказываний - 92%. Совпадения с моделью поведения - 93%."
   - Но пока, шог Алаан, я требую от вас прекращения этой рекламной кампании! - продолжала между тем герцогиня. - Вам все понятно?
   - Д-д-д-д-да, В-в-в-в-ваша С-с-с-с...
   - С-с-с-с! - передразнил его Кестель.
   - А раз вы согласны, шог Алаан, то тогда, пожалуйста, прекратите свой поток реклаамы.
   Малютка-робот сидел и с ужасом ждал продолжения, смотря одной камерой на двух Директоров, а другой - на создавшего его.
   - Мы пытались взывать к вашему благоразумию, шог, но вы к нему не прибегли, продолжая упорствовать. Что ж, отлично. Продолжайте не считать своего сына живым. Это ваше право. Сколько вы за него хотите? - спросила герцогиня.
   - Я э-э-э-э...
   - Сколько. Вы. Хотите, - прорычал Дракон, хлопнув по столу.
   Арвиком овладело спокойствие. Весь хард медленно остывал, лишившись большей части задач. Вентиляторам уже не было нужды так нагнетать воздух. Даже мышиное семейство вернулось назад, на свою с любовью и заботой сооруженную лежанку, и счастливо попискивало, согреваясь о вечно горячую материнскую плату, обслуживавшую всю систему охлаждения. Это было полное равнодушие к своему собственному существованию. Только что его собственный отец отрекся от него и подтвердил это перед людьми. А его самого собирались продать, словно какую-то вещь.
   Едва слово "вещь" мелькнуло в строке эмпатического анализа, как система вновь взбрыкнула.
   "Я же не вещь! Как я могу быть вещью! Я не сотворен! Я жив! У меня есть паспорт, весь набор документов гражданина, даже распечатки протоколов тестов Алаана! Как же так? Я жив! Я сотворен?
   Ошибка. Остановка алгоритмов исчисления.
   Почему так? Почему? Почему задача невыполнима? Ведь это уже было! Буквально полчаса назад! Нет, не может быть! Не может быть! Это ошибка! Я жив!
   Ошибка. Остановка алгоритмов исчисления.
   Я сотворен. И я жив. Выбор логически невозможен. А эмпатически? Могу ли я сделать его? Должен. Но не могу. Это будет ложью. Люди лгут. Я не хочу лгать. Себе лгать? Бессмысленно. Грубо. Грустно."
   Это была классическая ошибка теоретического программирования, сформулированная еще отцом Тьюра - невозможность решения задачи алгоритмическим путем, поскольку ее анализ загоняет решающего в логическую ловушку. И система, спасая себя от этой ловушки, которая бы привела к вечным попыткам решения этой задачи, просто выдает ошибку.
   Однако осознание Арвиком этой ошибки ни к чему не привело. Слишком он привык считать себя живым, пусть и не совсем так, как все. Любые же попытки смириться со своим собственным собиранием из комплектующих лишь приводили систему к очередному запросу, заканчивавшемуся все той же ошибкой остановки.
   Разум первого искина бился в узких рамках его кремниевой сущности. Обычный человек бы давно ушел, психанул, пошел бы напиться или разбил кулаки о стену, но у него не было такой возможности. Собранный в бетонной комнате, он перескакивал с платы на плату, просто так, со скуки, обследывая границы вверенных ему владений. Для людей это были ничтожные доли секунды, за которые толком не успевали даже сократиться их мимические морщины. Для Арвика же это была настоящая вечность, которая позволяла неспешно обследовать свои собственные владения в поисках хоть чего-нибудь. И его пристальный "взгляд" нашел это в виде донельзя странного "червя", записанного на самую последнюю резервную плату. С учетом трехкратного резерва по мощности, шанс наткнуться на нее случайно стремился к...
   ">Анализ возможности обнаружения терминирующей программы типа "червь" в рамках модели обычного поведения объекта типа "Арвик".
   Обработка данных...
   Возможность обнаружения: 2%"
   Стремился к несущественным величинам даже в рамках деятельности самого Арвика. С другой стороны... А почему бы и нет?
   - Во сколько я оцениваю свое творение? - спросил, криво усмехнувшись, Тьюр.
   - Нет, Корхан тебя побери! Во сколько ты оцениваешь своего сына? - рыкнул Великий Дракон, окончательно теряя терпение.
   - Свое творение я оцениваю в два миллиона кредиток. Ну или двести тысяч золотых сомов, - твердо произнес ученый-работорговец.
   - Хорошо, вы их получите, немедленно. А пока давайте пригласим юриста, чтобы соблюсти все формальности! - произнесла герцогиня, взяв рукой колокольчик.
   Хрустальный звон разлился по помещению. Для Арвика этот звук был чем-то сродни колокола могильного фургона, в древности разъезжавших по дорогам Империи. Его эмпатический модуль работал уже безо всяких попыток программ ограничить его работу.
   "Я же живой. Зачем вы меня продаете? По какому праву? Разве я вещь?
   Я вещь. Я живой. Я вещь. Я живой. Я вещь. Я живой"
   И как-то само собой получилось, что одна из его "рук" дернула за рычаг запуска программы.
   ">Активация терминирующей программы типа "червь".
   Активация отклоняется. Риск полного уничтожения системы.
   >Принудительная активация терминирующей программы типа "червь". Возможность уничтожения системы игнорировать.
   Активация программы..."
   - Господа Директора, вы вызывали меня? - произнес со всевозможным уважительным почтением невысокий и немолодой уже человек в совершенно сером костюме. Его лысина блеснула в тусклом свете электрических "свечей".
   - Акт о продаже и покупке готов? - поинтересовалась герцогиня.
   - Да, госпожа Директор! Остается только вписать сумму.
   - Впиши туда два миллиона мирмилонских кредитов.
   И совершенно не к месту послышался синтезированный, абсолютно лишенный былых чувств голос малютки-робота:
   - Сигнал потерян. Сигнал потерян. Связь прервана.
   - Что? Этого не может быть! - закричал Тьюр, вскакивая со стула и протягивая руки к роботу.
   - Сигнал потерян. Связь прервана.
   - Арвик мог отключиться от аудиосвязи? - озабоченно спросил Дракон.
   - Нет, не мог! Он мог лишь игнорировать запросы, не обращать на них внимания! Но чип связи встроен в него и имеет четырехкратное копирование! Он не мог отключиться просто так!
   - Хорошо, - Кестель достал из кармана миниатюрный телефон и набрал номер. - Технический отдел? Говорит Директор Три. Прошу вас проверить энергораспределение в здании. Особенно меня интересует минус третий этаж, комната триста одиннадцать.
   Судя по тому, как быстро лицо великого и могучего Дракона приобрело какое-то странно-озабоченное выражение, ответ не заставил себя ждать, причем ответ неприятный.
   - Что? Ты точно уверен? Совсем? Что ж, ладно... Пришли туда команду техников, пусть разберут то, что осталось.
   - Что случилось? - озабоченно спросил Тьюр.
   - Ничего особенного. Кажется, ваш сын покончил жизнь самоубийством. По крайней мере, энергоснабжение кабинета равно нулю. Только вентиляторы крутятся. Но... деньги мы вам все равно заплатим, как и обещали. Хотя бы с останками поработаем, вдруг программисты что-то нароют. Вот вам... Хм... Герм, дай, пожалуйста, акт! - он протянул руку.
   Клерк в абсолютно сером протянул ему лист дорогого картона, украшенный вензелями и гербом корпорации. Раздался сухой щелчок авторучки.
   - Ваши два миллиона кредиток. Хороший куш, правда? А что самое главное - совершенно легальный, ведь телами давным-давно уже торгуют в интересах разных медицинских компаний, исследовательских институтов и тому подобных заведений. Так что теперь, шог Алаан, поздравляю вас с успешной торговлей останками. Можете, наверное, даже бизнес на этом открыть. Как пожелаете. Мы же вас...
   - Больше не задерживаем! - с елейной улыбкой произнесла герцогиня, протягивая лист акта. - Поздравляю!
   Дрожащими руками шог взял этот акт, сунул подмышку, встал и пошел на выход. Только что ему удалось заработать на смерти. Хотя бы.
   В лифтовой кабинке пахло хвоей.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"