Меркулова Ирина: другие произведения.

Сказ о бесстрашной воительнице Тэжжере Огнеглазой и Повелителе Демонов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


  • Аннотация:











  
  Сказ о бесстрашной воительнице Тэжжере Огнеглазой и Повелителе Демонов
  
  
  - Следующая, - пренебрежительно махнул рукой облезлый шакал на троне.
  Два стражника мгновенно подхватили под руки тщедушную девицу, что стояла, закутавшись по самые глаза в тончайшие полупрозрачные сверкающие ткани, и уволокли прочь. А двое других таких же прихвостней шакала схватили меня так, что я и пикнуть не успела, и поставили на ее место. Это меня, воительницу племени Херхмат-Ану, наследницу и гордость его могучего вождя Гохмурта Сокрушительного, непобедимую, вселяющую ужас в души врагов одним лишь боевым кличем Тэжжере Огнеглазую?!!!
  И ведь держат так, что не вырваться. Собаки трусливые забрали все оружие, вплоть до самого малого кинжала ойту. Ха, как будто это меня остановит! Они не знают, с кем связались, вонючие песьи ублюдки. Оооо, клянусь доспехами Великого Бога Войны Кай-А, убью всех до единого в этом мерзком месте, пальцами выпотрошу кишки и зубами выгрызу гнилые сердца! Тэжжере Огнеглазая никогда не сдается. Никогда! Я гордо подняла подбородок и с нескрываемой ненавистью посмотрела в подлые глаза предводителя этих странных существ.
  Не знаю, к какой расе принадлежали мои похитители, с такой мне еще не приходилось сталкиваться, а повидала я врагов немало. Но клянусь рукоятью хлыста Богини Майнур, если бы они пришили к моему отцу с миром, я бы первая склонила перед ними голову. Это были отменные воины, рослые, сильные, одним своим видом внушающие уважение и восхищение. Мощные тела с бугрящимися горами мышц, поступь титана, грация пантеры и сила медведя - да от такого завораживающего зрелища сердце любой девушки нашего племени учащенно забьется, и забудет она о своем предназначении воительницы, склонит колени и признает в пришельце своего повелителя. И ни рога на голове, ни длинный львиный хвост с кисточкой на конце, ни темный цвет кожи не смутят ее.
  Если бы они пришли с миром...
  Но они заманили меня в ловушку недалеко от селения, набросились впятером, когда я всего лишь в одном домашнем доспехе с малым боевым вооружением шла к ручью умываться. Я сопротивлялась, одного вырубила, надеюсь навсегда, троих серьезно ранила. Но их было больше, и они подготовились лучше. Меня скрутили, вставили в рот кляп, завязали глаза и куда-то повели. Звуки, голоса, направление, запахи - я запоминала все.
  И ничто мне не помогло. Когда с меня сняли повязку, я поняла, что нахожусь в очень странном месте далеко от родного дома. Как такое могло произойти, не знала, весь путь занял не более четверти пути Солнца. В какую сторону ни пойди, у меня дома на несколько дней пути только лес да открытая степь. И никаких каменных замков с высоченными башнями нет и в помине.
  А здесь - зала красоты неописуемой. Стены темные, по углам во мраке теряются, все разнообразным оружием и доспехами увешаны. Вот бы оглядеться, рассмотреть все всласть, да уж, видно, не приведется. Светильники красные, колонны широкие, за такими хорошо оборону держать. Потолка тоже не видно, где-то в вышине чернотой скрыт, зато над центром висит колесо огромное, кованое, на толстых цепях, и на колесе том сотни свечей горят и не сгорают. И вот на этом самом светлом месте я и оказалась, как раз напротив предводителя гнусных псов.
  Я его сразу шакалом окрестила, потому что шакал и есть. Даром что выше всех своих воинов, и в плечах шире, и рога у него мощнее, и вообще, весь такой ... такой... описать не могу какой. Такого в мечтах своих звала, во снах видела, наяву о таком грезила. Чтобы не уступал мне в силе, чтобы сражался плечо к плечу со мной на равных, чтобы... Эх, да пусть будут прокляты все мои глупые мечты!
  Передо мной был враг.
  Очень скоро он станет мертвым врагом, не будь я Тэжжере Огнеглазая.
  Шакал между тем разглядывал меня, словно кобылу на торге. Сперва лениво, а потом вдруг нахмурился, сощурил глазюки свои змеиные, и как-то весь подобрался, прямо кошак ободранный на боевой сходке. Едва уловимым движением поднялся и подошел ко мне. Ууууу! У меня аж дыхание перехватило от той плавности, с какой он это проделал. Я столько сил положила, годами оттачивала каждое движение, могла бесшумно по самым хрустким веточкам пройти, но этот... этот словно по воздуху парил, а не ступал по каменному полу ножищами своими огромными в ботинках, железом окованными.
  Но меня на дешевые приемы не возьмешь. Думал енот смердячий впечатление произвести? Разум затуманить? Не на ту напал. Выше вскинула голову и в глаза его подлые смотрела безбоязненно.
  - Хороша, мой Повелитель. Гляньте, до чего хороша! - козлом прыгал вокруг шакала щуплый мужичонка той же неизвестной породы. Только росточком повелителю своему едва до плеча доставал, а куцым хвостом так по полу и подметал, от усердия видно. - Вы только посмотрите, как глазами сверкает! Что за взгляд! Огонь! Смерч! Ураган! А фигура? Фурия! Ведьминесса как есть! И по росту Вам подходит! Высокая, статная, и пощупать что имеется. Чернявенькая, все как Вы, мой Повелитель, любите.
  - Люблю, - задумчиво согласился шакал, в упор разглядывая меня.
  Я презрительно скривилась. Любишь, значит? Так получи!
  И смачно плюнула прямо в повелительную рожу.
  Рожа закаменела, всю свою задумчивость разом растеряв.
  - Ах! - это все, кто в зале находился, дружно выдохнули.
  Шакал пятерней вытер лицо, и уже с угрозой посмотрел на меня. А я на него. И такой мощью от него повеяло, такой силой неприкрытой, что сердце мое пропустило удар, а ноги едва не подкосились. Ах, мечты вы мои проклятые! Не к стати вы сейчас, ой как не кстати!
  Ненавижу!
  Я его ненавижу!
  - В темницу? - пискнул откуда-то снизу козел, что только что меня нахваливал.
  Это он от перепугу ниц грохнулся и голову руками прикрыл. Шакал недобро усмехнулся, глазюками желтыми полыхнул и ответил тихо, но так, что голос его до печенки пробрал:
  - Зачем же в темницу? В спальню. Воспитывать буду.
  - Слушаюсь, мой Повелитель, - уже жизнерадостнее ответил козел.
  Шакал развернулся и хотел было уйти. И тут меня осенило, что выбивалось из общей картины.
  - Где свой облезлый хвост потерял, енот вонючий? - прошипела ему в спину.
  Шакал дернулся как от удара и медленно развернулся.
  - А-ах! - опять прошлось по зале.
  - Да как ты смеешь так разговаривать с Повелителем Демонов, тупая девка! - воинственно заверещал козел. - А ну на колени и проси пощады! Живо!
  Я на его писк внимания не обратила, за шакалом следила. Похоже мне удалось его как следует разозлить. Глаза его уже не просто желтым полыхали, а наливались тяжелым золотом с красным отливом, вены на бычьей шее вздулись, а рожа его как будто стала еще темнее. Медленно шагнул ко мне, так же медленно протянул лапищу и сжал мое горло. Не спеша начал сдавливать пальцы. Нашел чем испугать Тэжжере Огнеглазую!
  - Смелая? - растягивая слова, спросил он. - Это хорошо. А то, что глупая - плохо. Подумай хорошенько, у тебя будет только один шанс исправиться.
   Верно сказал: глупая. Очень глупая. Я должна думать о том, как убью его, как кишки его выпотрошу и на шею ему намотаю, как сердце из груди вырву и зубами разорву на куски мелкие. А вместо этого в голове пусто, словно по степи ветер гуляет. Враг. Мой враг. Вот бы сразиться с ним один на один, чтобы по-честному, чтобы не выламывали за спиной руки стражники, чтобы меч мой острый вернули. Или кинжал хотя бы, мне бы и его хватило. Ах, что за чудесный бой бы вышел!
  И почему он не пришел с миром?
  Шакал отпустил мое горло, бросил стражникам:
  - Подготовьте ее.
  И ушел быстрым шагом. Меня поволокли в другую сторону. Я брыкалась, сопротивлялась, но меня несли почти на весу. Одного пса я все-таки исхитрилась укусить в плечо, на что он никак не отреагировал. Вот что значит настоящий воин: зубы у меня острые и крепкие, а на рубашке кровь выступила. Уважаю. Хотя и ненавижу.
  Меня затащили в красиво обставленную комнату, там уже ждали несколько девушек, тоже с рогами, высокие, ладные, но помельче, чем мужчины. Из-под длинных юбок нарядных платьев выглядывали кисточки хвостов.
  Как там козел сказал? Повелитель Демонов? Выходит, это все демоницы? Да хоть сами вийорры из преисподней Бога Смерти Нут-Руа, убью всех, если только пальцем меня тронут. Я им так и сказала, подробно объяснила и даже показала, что с ними сделаю, да только эти дуры не послушались. Все причитали, лепетали там что-то, увещевали позволить им подготовить меня. К чему?! К бою и смерти я и так готова, а больше мне готовиться не к чему.
  Но демоницы эти считали иначе. Стражники скрутили меня, раздели донага и засунули в большую купель с горячей водой. Ух, как же я боролась! Мокрую-то меня держать куда как сложнее. Но справились псы презренные. Вылили на меня какую-то вонючую жидкость, так что все вокруг заволокло белыми пузырьками, а потом кунали и кунали меня в воду, пока все пузырьки не исчезли. А после вынули из купели и давай тряпками растирать, мазями намазывать, волосы расчесывать и тоже чем-то вонючим опрыскивать. Как мне с таким запахом теперь по лесу ходить? Я от него и за целый оборот луны не избавлюсь. Меня даже самая тупая белка за тысячу шагов учует!
  Но на этом мои мучения не закончились. Мало этим кобылицам безмозглым показалось, они еще решили обрядить меня в тряпки непотребные. Нацепили на меня балахон до пола, весь сверкает, искрится, да только ничего не скрывает. Прозрачный, как вода чистая в ручье. Как в таком биться? Защиты никакой, только подол мешается.
  Все таки правильно шакал про меня сказал. Глупая. Все силы потратила на борьбу, да только главная битва, как оказалось, у меня впереди. Но ничего, справлюсь.
  На меня накинули темный плащ и повели куда-то. Хороший замок, грамотно его построили. Коридоры петляют, любого врага запутают. В стенах - узкие бойницы, удобные для обороны. Много ниш, где можно засаду устроить. Но ведь любые преимущества можно превратить в слабые места и использовать для побега. Я же не собираюсь здесь задерживаться. Тэжжере Огнеглазую никакие стены не удержат.
  Привели меня в комнату еще более красивую, чем прежде. Темно, мрачно, камин ярким пламенем пылает, шкуры звериные везде раскиданы. Посередине - кровать высокая, с пышными черными одеялами и подушками, с потолка покрывало, тоже черное, спускается. По углам кровати - столбы с искусной резьбой стоят. Вот к одному из этих столбов меня и приставили. Спиной прислонили, руки за спину завели и железными оковами сковали.
  Демоницы еще что-то там кудахтали, подушки взбивали, но вскоре все ушли. Вот дураки, ноги-то мне оставили свободными. Решила не терять времени даром. Развернулась вокруг столба, залезла на кровать, закрыла глаза и обратилась к духу Тикар-Ли. Сейчас как никогда мне нужна вся моя сила, вся моя воля, все мое мужество, чтобы противостоять врагу. Я смогу. Я сделаю это.
  Он вошел бесшумно, но только не для меня. Мне и глаз открывать не пришлось, чтобы почувствовать. Но Тэжжере Огнеглазая не из тех, кто боится посмотреть опасности в лицо. Я опасность люблю. Она меня пьянит хлеще хмельного вина, кровь бурлит, сила прибывает, и чувство такое охватывает, будто я все-все на свете могу, нет для меня преград никаких.
  Шакал выглядел иначе. Вроде тот же, да не совсем. Ростом как будто стал меньше, плечи расслабились, опустились, осунулся весь. Он постоял немного посреди комнаты и начал стягивать рубашку. Я так и застыла, не в силах глаз оторвать от завораживающего зрелища. Мужчины нашего племени все как на подбор силачи отменные с мускулами стальными. Загляденье! Но шакал их всех переплюнул. Такого пресса литого я отродясь не видала. Да о живот его можно кулак в кровь разбить, а он и не почувствует ничего! О, Всесильная Богиня Майнур, за что ты мне такие испытания посылаешь?
  - Знаешь, что, - словно сквозь туман донесся до меня усталый голос шакала, - у меня сегодня выдался трудный день. Все как с цепи сорвались с этими смотринами, делегаций пришлось принять штук двадцать, не меньше. А потом еще грозного Повелителя перед подданными изображать. Нелегкое это дело, скажу тебе, очень не легкое. Давай спать, а? А утром и обсудим все дела. Если поклянешься кровью предков не пытаться меня убить или сбежать, я тебя отстегну, и мы вдвоем выспимся.
  Да о чем этот пес трусливый толкует? Чтобы Тэжжере Огнеглазая с презренным врагом договаривалась? Кровью предков клялась? Да как он смеет?!
  - Сдохни! - прошипела сквозь зубы.
  - Ну как знаешь, - пожал плечами шакал.
  Обошел кровать и завалился на противоположном краю. Ишь, стыдливый выискался, даже штаны не снял. А потом, енот вонючий, еще и спиной ко мне повернулся, одеялом с головой укрылся и вроде как спящим притворился.
  И как это понимать?
  Неужто решил усыпить мою бдительность и внезапно напасть? Да он еще больший глупец, чем я думала! Подождала немного. Шакал не шевелился. Я закрыла глаза и подождала еще. Шакал легонько захрапел. Он на самом деле уснул?!
  Я со всей силы ударила пяткой ему по спине.
  - Ай, - взвыл демоняка. - Больно же!
  Ага, как же, больно ему. Вот мне действительно больно, я себе всю пятку отбила. А ему - в самый раз.
  - Зачем ты меня похитил? Отвечай!
  Шакал лег на спину и посмотрел на меня сонными глазами.
  - Завтра расскажу.
  - Сейчас, - не согласилась я и замахнулась ногой, чтобы еще разок заехать ему, теперь уже по ребрам.
  Ступня, совсем чуть-чуть не долетев до цели, оказалась в захвате здоровой лапищи. Демоняка с интересом рассмотрел мою ногу, погладил, провел пальцами по подошве. Ха, думал Тэжжере Огнеглазая щекотки боится? Да я ее даже не почувствовала. Дернулась, хотела вывернуться, но не тут-то было. Крепко держал, гад. Устроил мою ногу у себя на груди, и чем-то сильно довольный, принялся ее поглаживать. Шакал облезлый.
  - Похитил я тебя, душа моя, чтобы ты мне наследника родила, - сподобился он на ответ.
  Великий Бог Войны Кай-А, я не ослышалась?! Наследника?! Да это не шакал, это дятел, все мозги себе отбивший. Как ему только в голову пришло подобное?
  - Тэжжере Огнеглазая не кобыла, я не стану этого делать! - гордо ответила я.
  - Придется, цветочек мой колючий, - притворно вздохнул демоняка. - Так уж мы, демоны устроены, что наследника может нам родить только женщина другой расы. Родится он демоном, но от матери возьмет все лучшее, что есть в ее племени. Так мы становимся сильнее и неуязвимее.
  - Да я скорее умру десятью страшными смертями, чем лягу с тобой!
  Дернулась посильнее и вырвала таки ногу. Пусть только попробует, только попытается. Буду драться до последнего вдоха, но живой не дамся. Шакал повернулся на бок лицом ко мне, подпер рукой голову и с интересом меня разглядывал, словно я ему зверушка какая диковинная.
  - Положим, умереть тебе никто не позволит, - спокойно сказал он. - Потому что я тебя выбрал. Понравилась ты мне. Горячая, живая, не то, что остальные рыбешки снулые. Родишь наследника - отпущу домой.
  - А остальных куда дел? Всех девушек, что сегодня смотрел? Убил?
  - Почему так сразу убил? - удивился демоняка. - Я не душегуб и не злодей. Память им о том, где были и что видели стерли, да по домам и отправили.
  - Память стерли? - презрительно фыркнула я.
  - Да, демоны много разных чудес умеют делать. Будешь хорошо себя вести, я тебе покажу.
  - Засунь эти чудеса себе ...
  - Тссс, - перебил меня демоняка. - Мать моего наследника не должна грязно ругаться.
  - Я тебе покажу мать! Я тебе преисподню прямо здесь устрою, пожалеешь, что на свет родился!
  Шакал вдруг развеселился. Захохотал в полный голос.
  - Ох, ну и забавная ты! Не зря я тебя выбрал. Не передумала? Будешь клясться?
  В ответ я сказала все, что о нем думала. В выражениях не стеснялась, высказала все как есть. В ответ демоняка лишь хохотал, а потом отвернулся и уснул. А я так и просидела всю ночь к столбу прикованная. Сперва решила, что не стану спать, уж больно подозрительно вел себя шакал. Но уже глубокой ночью, убедившись, что демоняка проклятый в самом деле крепко уснул, и сама задремала.
  На утро очнулась с первым шорохом. Шакал еще только просыпался да сладко потягивался, а я уже была готова отразить любую атаку. Но опять пес шелудивый меня обманул. Поднялся не спеша, ушел в соседнюю комнату. Оттуда вышел весь влажный, в капельках сверкающей воды на рельефных мышцах и полотенце, обернутом вокруг бедер. 'Купальня', - догадалась я. Презрительно отвернулась. Это вчера я растерялась да пялилась как на диво дивное, а сегодня я снова в боевой форме.
  Шакал между тем в другую комнатку ушел, а вернулся весь такой разодетый, словно на празднование Дня Последней Битвы собрался. Подошел ко мне, осмотрел насмешливо.
  - Что, цветочек мой колючий, - спросил весело, - не одумалась еще?
  - Чтобы ты сдох, шакал облезлый, самой позорной смертью, и гиены устроили пир над твоим трупом, черви сожрали твою плоть, а падальщики...
  - Не одумалась, - понял демоняка. - Что же, тогда до вечера, кошечка моя царапучая.
  Наклонился и вдруг резко схватил меня за затылок, так, что я пошевелиться не могла, и поцеловал в губы.
  - Ах ты ж стерва! - крикнул он, отскакивая, когда я ему губу до крови прокусила.
  - Это тебе мое последнее предупреждение, пес шелудивый. Лучше отпусти по-хорошему.
  - Ну уж нет, - пуще прежнего развеселился шакал, вытирая пятерней кровь с подбородка. - Теперь точно никуда не отпущу. Моей будешь!
  Когда он ушел, стражники отвели меня обратно в те покои, где глупые демоницы надо мной издевались. Первым делом я обследовала помещение, но ни единой лазейки для побега не нашла. Комнаты были хотя и очень красивые и богатые, но без окон, а наружу вела только одна дверь, крепко запертая. Конечно, я попыталась внезапно напасть на стражников, когда они еду приносили, но ничего не вышло - слишком много их было. А потому остаток дня я спала и силы копила. К вечеру все повторилось: демоницы, купальня, мази вонючие, балахон прозрачный, столб в спальне шакала и оковы железные.
  Снова демоняка веселился, клятвы требовал и, похоже, насильничать не собирался. Вырядился в новые штаны - светлые с синими полосками - и спать завалился. Да только зря он надеялся, что я ему так просто уснуть дам. Ногами на этот раз не била, зато рассказывала о судьбе его страшной, что грозит ему, если меня не отпустит.
  - Слушай, - лениво отозвался, наконец, шакал, - хватит меня уже обзывать по-всякому. У меня имя есть. Дарую тебе право обращаться без титула, можешь называть меня Аархароном.
  - Ты, шакал шелудивый, не заслужил право называться по имени, - был ему мой гордый ответ.
  Демоняка вздохнул, головой покачал, пробормотал что-то себе под нос, кажется 'вот коза упрямая', и уснул.
  Так потянулись однообразные дни и ночи. Устала я до невозможности. Ночью сон - не сон, а не пойми что, сидя к столбу прикованной, днем - тщетные попытки выбраться из запертой комнаты. Демоняка вел себя странно, никак не могла понять, что ему надо. Вроде же сказал, что наследника хочет, но никаких попыток для его зачатия не предпринимал, меня ни к чему не принуждал, только каждый вечер разговоры заводил да целоваться лез, неугомонный. И не надоело ему покусанным ходить?
  Но хитрый, зараза, оказался. Начал на мне свои чудеса демонические испытывать, на память мою влиять, потому как часто стала я забывать его кусать. Вот пристанет он ко мне, коснется губами своими губ моих ласково, а у меня в голове все так и поплывет. Глаза сами собою закрываются, тело слабеет, жаром наливается и навстречу подлому демоняке подается. А как только в себя приду, вспомню, что враг ненавистный передо мною, он - раз - и от зубов моих тут же увернется. Я, конечно, замысел его разгадала, ругаюсь, кричу, а он знай себе хохочет, надо мной потешается. Шакал, как есть шакал облезлый. Ненавижу!
  Не зря молила я богов о помощи, послали они мне шанс на спасение. Однажды стражники принесли мне еды как обычно, а дверь запереть забыли. Я даже сперва ушам своим не поверила, когда не услыхала уже привычного щелчка. Осторожно подошла к двери, тихонько потянула на себя и обомлела - точно, открыто.
  Тенью бесшумной кралась я по замку. Если днем мне позволяли носить одежду, которую я сама выберу, а выбрала я, конечно, самое удобное для побега - темные шаровары и тунику, то оружия у меня до сих пор не было. Решила пробираться наверх. Скоро мое бегство заметят, в погоню бросятся и будут ждать на выходе из замка. Вряд ли этим дуракам придет в голову искать меня на крыше или чердаке, зато там я смогу осмотреться и придумать дальнейший план.
  Навстречу мне никто не попадался, как будто вымерли все. Оно и к лучшему, зато я могла быстро уйти как можно дальше от ненавистных покоев и спрятаться получше. Вдруг из-за угла показался стражник. Я подумать еще ничего не успела, а тело уже приняло боевую стойку. Пусть я безоружна, но побороться могу. Но стражник нападать не стал, глянул на меня ошарашенно, отошел в сторону и вытянулся по стойке смирно.
  Раздумывала я не долго, побежала дальше. Это что же выходит? Он признал во мне избранницу своего Повелителя, но не знает, что меня под замком держат, решил, будто я прогуляться вышла? Ох, ну и охрана у демоняки! Никуда не годится. Была б моя воля - я бы таких вояк в конюхи разжаловала.
  По пути мне встретилось еще трое стражников, они тоже меня беспрепятственно пропускали. А я с надменным видом мимо проходила, как будто в самом деле гуляю. А сама судорожно соображала. Ведь так мой путь легко отследить можно, демоняка проклятый быстро догадается где меня искать. Заметила дверь на балкон и бросилась туда. План созрел мгновенно: по внешней стене добраться до крыши проще простого, главное, охране на смотровых башнях на глаза не попадаться. Я такое не раз проделывала.
  Вышла я на балкон да так и замерла в изумлении. Сердце мое вмиг упало, а надежды на спасение рухнули окончательно. Черный замок стоял на узкой высокой скале посреди бескрайнего моря кипящей лавы, а в багровом небе над ним носились огромные страшные ящеры.
  - Как видишь, душа моя, даже если и выберешься из замка, бежать некуда, - раздался сбоку голос шакала.
  Я резко развернулась. Он сидел на перилах, беззаботно покачивал ногой и грыз зеленое крепкое яблоко.
  - Я подумал, ты уже достаточно освоилась, чтобы принять это, - продолжал демоняка. - Мои люди устали с тобой бороться, поэтому я решил дать тебе возможность прогуляться и понять, что нет смысла пытаться отсюда сбежать.
  Гибкой пантерой скользнула к нему, подошла совсем близко, заглянула в наглые змеиные глазюки. Демоняка все так же расслабленно сидел на перилах, грыз свое проклятущее яблоко и весело смотрел на меня. Решил, значит?
  Стремительный замах, резкий удар и... Он должен был упасть! Полететь вниз прямо в кипящую лаву и свариться в ней заживо! Но вместо этого демоняка продолжал сидеть так, словно и не толкала я его со всей силы, и даже ногою не перестал болтать.
  - Правильно я тебя выбрал, - не понятно чему обрадовался он.
  И вдруг в следующее мгновение - я даже не поняла, как это произошло - оказался стоящим передо мной. Сгреб меня в охапку и впился поцелуем. Дернулась, хотела вырваться, но куда там! Объятья у шакала стальные. Позор! Тэжжере Огнеглазая, грозная воительница, не может справиться с одним плешивым демоном! Да такой позор можно смыть только кровью - моей, а лучше его! Все, что мне оставалось - сжать покрепче зубы и губы и терпеть эту муку. Демоняка понял, что отклика не дождется, отстранился, посмотрел на меня осоловевшими глазами и прошептал:
  - Клянусь, еще пара попыток меня убить и я окончательно потеряю от тебя голову.
  - Сдохни, - привычно прошипела в ответ.
  Я со счета сбилась, сколько раз желала смерти шакалу, но Бог Смерти Нут-Руа меня не слышал. Чем же я прогневила его, что так жестоко он меня карает? Демоняка рассмеялся мне в лицо, шепнул: 'До вечера', чмокнул в нос и исчез. Просто растворился в воздухе, и я смогла тяжело выдохнуть, свободная от его железной хватки.
  Не знаю, сколько времени провела я на том балконе. Новое открытие ошеломило меня, но не сломило. Что же, война - это не только кровавый бой, это еще хитрость и стратегия. Если врага нельзя победить силой, его надо взять обманом. Демоняка хочет наследника? Хочет, чтобы я сама, по доброй воле легла с ним? Он получит это! Стану для него послушной овцой, как глупые, безмозглые демоницы, которые его так бесят. Недели не пройдет - сам меня домой отправит.
  Не только демоны умеют творить чудеса. Шаманы племени Херхмат-Ану имеют свои секреты. Воительницу подстерегает не только смерть на поле брани, но и много других опасностей. Она может попасть в плен, там ее ждут пытки и насилие. Но никогда не сможет зачать она ребенка от врага, пока сердце и душу ее переполняет ненависть, пока сама она не выберет отца своему ребенку и не захочет родить от него.
  Посмотрим, шакал, как ты теперь запоешь.
  Я легко нашла дорогу обратно в свои покои. Мне теперь некуда было торопиться, и скрываться незачем. Иначе смотрела я на стражников, что с почтением провожали меня глазами. Хорошая здесь охрана, опытная. Спокойно дождалась вечера, безропотно позволила искупать себя и обрядить в прозрачный балахон, сама пошла в спальню к шакалу.
  - Отстегни, - глухо сказала я, когда пришел демоняка.
  - Неужели одумалась? - подивился он. - И убивать меня больше не станешь?
  - Не стану, - ответила, на него не глядя.
  - Клянешься кровью предков?
  Тут уж я не выдержала, метнула в него презрительный взгляд.
  - Много чести! Одним словом моим обойдешься.
  Демоняка рассмеялся и расстегнул оковы.
  - Вот такой ты мне нравишься больше.
  С тех пор демоняка подлый, словно замысел мой разгадав, искушать меня начал. Слова шептал жаркие, от которых сердце из груди выскочить так и норовило, гладил везде так, что дышать невмоготу становилось и стонать и извиваться хотелось, словно кошке по весне. Да только Тэжжере Огнеглазая и не такие испытания вытерпеть готова. Я все выдержала. Ласки его противные, поцелуи мерзкие, объятья гадкие. Каждый раз пока терзал шакал тело мое несчастное, лежала я неподвижно с закрытыми глазами и читала молитву Великому Богу Войны Кай-А, чтобы дал мне мужества и сил вытерпеть все муки, укрепил волю в непримиримой ненависти к врагу, не позволил сломаться и поддаться на обманчивую нежность коварного демоняки.
   Странное дело, но Аархарон никогда полностью не раздевался, всегда спал в штанах, а когда наследника делал - только приспускал их немного. Дикие демоны и обычаи у них дикие. Штанов у шакала было великое множество, каждый день разные надевал. Неужто хотел так на меня впечатление произвести? Глупец! Тряпками цветастыми он может безмозглых демониц своих соблазнять, а для воительницы главное - доспех. Что на поле боя, что на любовном ложе.
  Но тут пришлось признать, что с любовными доспехами у шакала все достойно оказалось. Я не была невинной девицей, кое-что и в этом деле понимала. Воин должен снимать напряжение и усталость, и утехи с мужчиной порой лучшее для этого средство. И демоняка проклятущий этим средством владел в совершенстве. Не мало, видимо, тренировался.
  И опять потянулись для меня однообразные дни и ночи, теперь уже наполненные безысходностью и ожиданием. Никак не хотел демоняка угомониться, не надоедала я ему отчего-то, не отсылал он меня домой, хотя я все для этого делала. И покорною была, и безмолвною, статуей ледяной в постели лежала и на ласки не отвечала. А про себя уже горько жалела обо всем. Пока непримиримо по ночам у столба сидела, оно как-то легче было демоняку ненавидеть, а сейчас враг уже внутри меня корни пустил, искушал, нашептывал, уговаривал сдаться. А с собою-то всегда бороться труднее, это любому воину хорошо известно.
  Поэтому однажды все-таки сорвалась, не смогла удержаться, когда демоняка беззаботно ко мне спиной повернулся. Потом жалела, конечно, ведь без его помощи не вернуться мне домой. Но в тот миг не думая схватила его за шею, подтянулась, ногами талию обвила и изо всех сил душить начала.
  - Ах ты, моя обманщица, - ласково улыбнулся шакал, как будто моих усилий и не заметил вовсе. - А ведь обещала не убивать.
  И легонько руки мои разжал, с горла своего убрал. Чтобы не упасть, я кувырок в воздухе сделала, да видно не тренировалась давно. Все равно на ногах не устояла, в порыве схватилась да штаны демонякины да так вместе с ними на пол и грохнулась.
  Сижу, в изумлении пялюсь на голый шакалий зад, даже разозлиться на неудачу свою забыла. Есть, оказывается, у демоняки хвост! Он его вокруг ноги обмотал и под штаниной прятал. Я сперва не поняла зачем, а когда догадалась - смеяться начала так, как будто в меня вийорры из преисподней Бога Смерти Нут-Руа вселились.
  Демоняка не разозлился. Натянул штаны, уселся в кресло и спокойно смотрел, как я по полу в истерике катаюсь, ждал, пока успокоюсь. Это ж надо! У грозного... ой, не могу! ... могучего... ха-ха-ха... великого ... бедный мой живот лопнет сейчас... Повелителя Демонов... у-ха-ха! ... на конце хвоста... се... се... сердечко! Вернее, кисточка в форме сердечка. Ровненькое такое, симпатичное. Краси-и-и-ивое!
  Я смеялась и никак не могла остановиться. И вместе со смехом мне как будто легче становилось. Уходило напряжение, усталость, апатия. Я снова в себе силы почувствовала, вкус к жизни, мести и победе. Воительницы не умеют плакать, а вот посмеяться в волю над врагом - это то, что нужно.
  Когда я успокоилась и лежала на полу обессиленная, демоняка тихо заговорил:
  - Когда-то давно, сотни поколений назад, один мой предок очень сильно любил свою жену, и в знак этой безграничной любви родился у них сын с кисточкой на хвосте в форме сердца. Родители были счастливы, но мальчик, когда вырос и стал Повелителем Демонов, считал это своим позором, не достойным могучего воина. Он думал, что такая кисточка делает его смешным и слабым. И однажды, в порыве ярости, он отрубил ненавистное сердце. Разозлился тогда Изначальный Хаос, что не оценил Повелитель его награды, и проклял его. С тех пор все наследники рождались с такими хвостами. Но мои предки не сдались. Они объявили подданным, что истинные Повелители не имеют хвостов, и стали их прятать.
  Я села на полу, облокотилась спиной о кровать. Смеяться больше не хотелось. Пусть секрет не такой уж и страшный, а всю жизнь скрывать его тяжело. Как бы ни относилась я к демоняке, но ... Не то, чтобы мне его стало жалко, этого он от меня никогда не дождется. Но как ни крути, а противник он достойный и заслуживает уважения.
  - А ты не боишься, что я всем раскрою твою тайну?
  Аархарон покачал головой.
  - Помнишь, я говорил тебе, что могу воздействовать на твой разум? Я поставил заклинание, ты не сможешь никому ничего рассказать, - он помолчал немного, глядя невидящим взглядом куда-то в стену. - Я мог бы стереть тебе память или поставить смертельное заклинание, которое убьет тебя, стоит лишь открыть рот. Но я не хочу этого делать.
  Я резко вскинула голову.
  - Но я буду знать. И стану смеяться над тобой.
  Аархарон грустно усмехнулся.
  - Я столько лет хранил эту тайну. Лучше ты будешь смеяться, но я разделю ее с тобой, чем опять...
  Он не договорил и отвернулся. Я посидела еще немного в молчании, потом поднялась и двинулась к двери. Остановилась, взявшись за ручку.
  - Я не стану смеяться, - серьезно пообещала я.
  Аархарон посмотрел на меня и тихо ответил:
  - Спасибо.
  Впервые за все время заточения в этом замке я вернулась в свои покои не утром, а посреди ночи. Шла и кляла себя на чем свет стоит. Глупая, безвольная овца! Тоже мне воительница! Зачем пожалела шакала? Надо было добить его.
  С тех пор демоняка стал раздеваться полностью. И лучше бы он этого не делал, потому что так выглядел еще лучше. Меня так и подмывало прикоснуться к его гладкой коже, провести ладонью по упругим мышцам, выгнуться навстречу, обвить ногами крепкие ягодицы, зарыться пальцами в густые волосы, облизать ставшее вдруг необыкновенно соблазнительным сердечко на кончике хвоста. И я комкала в кулаках одеяло, стискивала до скрежета зубы, кусала до крови губы, чтобы не хотеть его, не отвечать на ласки, не поддаваться дурманящим поцелуям.
  Словно мантру твердила себе, что он мой враг. Врагов ненавидят. Врагов убивают. И я скоро, совсем уже скоро расправлюсь со своим врагом. Даже если этот самый враг покрывает каждый кусочек твоего тела упоительными поцелуями, сводит с ума бесстыдными ласками, доводит до экстаза дикими, ненасытными и бесконечно нежными движениями, а потом, изможденный, уставший, сжимает тебя в стальных бережных объятьях и засыпает, посапывая тебе в макушку.
  Я, Тэжжере Огнеглазая, грозная воительница племени Херхмат-Ану, наследница и гордость его могучего вождя Гохмурта Сокрушительного не позволю одурманить себя и забыть о своем предназначении. Ни-ког-да!
  Однажды Аархарон меня не позвал. Я готовилась. Ждала. А он не позвал. Час проходил за часом, беспокойной львицей металась я по своей комнате, но никто не приходил. И тогда я решила пойти сама и узнать, что случилось.
  Дорогу из своих покоев до спальни Аархарона я выучила так, что могла пройти с закрытыми глазами. Стражей у входа одним взглядом припечатала, они не посмели меня задержать, поняли, что я зла настолько, что и убить могу. Но когда вошла внутрь... О, лучше бы они меня задержали! Открывшаяся картина оказалась настолько безобразной, отвратительно мерзкой, что и передать нельзя!
  Аархарон разлегся на кровати - на той самой кровати, на которой столько раз любил меня! - и смотрел, как перед ним извивается в страстном танце полуголая демоница. Она не сразу заметила меня, поэтому я смогла вдоволь полюбоваться на эту драную козу, бьющуюся в предсмертных судорогах.
  - Тэжжере, стой! - заорал подлый демоняка, кидаясь мне на перерез.
  Но что мне какой-то Повелитель Демонов, когда я в бешенстве? Никто не сможет остановить меня. Не знаю, откуда в моей руке появился кинжал, кажется, я выхватила его у одного из стражей. Молнией метнулась вперед, лишь чуть-чуть не успела. Аархарон задержал меня, и девица, подхватив остатки своего непотребного одеяния, с визгом бросилась вон. А я разъяренной тигрицей продолжила наступать на подлого демоняку с одним-единственным желанием - перерезать предателю глотку.
  Повелитель Демонов впервые пятился от меня. И даже пытался оправдываться.
  - Тэжжере, душа моя, что мне оставалось делать? - лепетал он. - Я устал. Безумно устал. Я хочу любви, ласки. А ты всегда такая холодная, как льды преисподней. Лежишь, не шевельнешься в ответ. Я не могу так больше!
  - Любви захотел? - коброй прошипела я.
  Подсечка - и демонюка плюхнулся на кровать.
  - Ласссски?
  Удар ногой в живот - и Аархарон упал на спину. А я тут же оказалась сидящей на нем сверху. Прижала запястья к постели, нависла над ним.
  - Ты. Посмел. Привести. Сюда. Девку!!!
  Я собиралась убить его. Медленно и мучительно. Раздумывала, как и куда лучше нанести удар, чтобы подлец не успел мне помешать. И не сразу заметила, что Аархарон не сопротивляется, не пытается освободиться из моей хватки, а смотрит очень странно.
  - Хаос Изначальный, как ты прекрасна, - прошептал он.
  Ненавижу! Ненавижу сволочь!
  - Обожаю тебя, моя фурия. Моя огнеглазая безжалостная воительница.
  И я сломалась. Упала в объятья подлого демоняки, обвила руками могучую шею, подставила губы под обжигающие поцелуи. И сделала в ним все те ужасные восхитительные вещи, о которых столько мечтала и обещала себе никогда и ни за что не делать.
  Мой демоняка - что хочу, то с ним и делаю. И пусть только кто-нибудь попытается это оспорить. Как своей любимой избраннице Аархарон разрешил мне иметь кинжал, так что теперь даже стражники меня стороной обходят.
  А сын наш родился с кисточкой на хвосте в форме сердечка. Самого прекрасного и умилительного сердечка, какое только можно себе представить. А если кто-то посмеет в этом усомниться, Тэжжере Огнеглазая быстро это исправит.
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"