Дракошкина Рада: другие произведения.

Земли оборотней. Лекарь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    Мало того, что Гильдия Целителей отправила меня на земли оборотней, зная, что там пропадают молодые девушки-лекари, так ещё и псы едва не выдали меня замуж насильно! Ещё этот травник, непонятно как пробирающийся в мой дом, не даёт мне покоя. А проблемы так и липнут ко мне, чего точно не было до моего приезда на земли нелюдей. Я уже и представить боюсь, что новый день мне готовит, каким букетом забот одарит. Правда, я всё равно искренне верю, что со всеми проблемами справлюсь, что всё наладится, разрешится, как нельзя лучше, и что всё будет хорошо.
    Роман завершён. Черновик выложен полностью
    27.05.15 - 25.08.15
    Краткая справка или кто есть кто в произведении

  Земли оборотней. Лекарь
  
  Часть 1
  
  Я в пятый раз перечитывала приказ Гильдии Целителей и всё равно не верила своим глазам. В документе говорилось, что в Доришен, районный центр на три четверти заселённый оборотнями, необходимо срочно отправить лекаря - Лучистову Искряну, то есть меня. Срок службы - один год с момента прибытия в населённый пункт. По истечении срока службы, гарантировалось моё зачисление в Линесский Государственный Университет на факультет Целительства, на любую выбранную мной специальность.
  Проблема даже не в том, что приказ именной и гарантирует моё поступление в один из лучших университетов страны, я бы и сама смогла поступить. Проблема в том, что необходимо отправиться на земли оборотней, а единственный лекарь, подтвердивший свои знания и не успевший поступить на постоянное место работы - это я. И мы обе с наставницей это прекрасно знали.
  - Искряна, девочка моя, - сказала наставница Розита, - даже если бы Гильдия выслала приказ не на твоё имя, а на любого свободного лекаря или целителя, это бы ничего не изменило. Кроме тебя некому больше ехать. Мирике ещё год учиться, Сандия только поступила в Школу Лекарей, а Ник, хоть и доучился до диплома целителя, но до сих пор путает настойки от головной боли со слабительным. И это я ещё молчу про его чудачества с заклинаниями.
  - Я всё понимаю, - вздохнув, ответила я, - но так не хочу туда ехать.
  - Тебя так пугают оборотни, что ты готова отказаться от лекарства и поставить крест на возможности получить диплом целителя? - с сомнением спросила эта немолодая, но и не старая женщина. Наставница всегда меня восхищала не только количеством и качеством своих знаний, но и готовностью поддержать в сложной ситуации.
  - Наставница Розита, вы и сами знаете ответ! - возмущённо фыркнула я. - Конечно нет. Поеду я к этим животным, выбора-то всё равно нет.
  - Вот и хорошо, поезжай, - тепло улыбнулась мне заслуженный целитель Сонелии, - всё наладится, не переживай. Может, мужа себе найдёшь среди местных. Возраст-то у тебя как раз подходящий.
  - Наставница, что вы такое говорите! Не нужны мне эти звери! - негодованию моему не было предела, на что наставница только рассмеялась.
  - Ой, Искряна, какой же ты ещё ребёнок, хоть и совершеннолетие справила, - посмеиваясь, сказала собеседница, - в Доришене ведь не только оборотни живут, ещё и люди есть.
  - Ага, пятая часть всего населения, а остальные полукровки, да звери, - снова не согласилась я.
  - Ну ладно, хватит. Собирайся пока, а я пойду травки, да настойки тебе подготовлю, - уже выходя из зала, сказала наставница.
  В тот же день я собрала свои вещи, коих оказалась всего две сумки и ближе к вечеру с обозом отправилась в путь.
  Густые леса сменялись засеянными полями, зелёными холмами и огромными, чистейшими озёрами. Ярко светило солнце, оставляя слепящие блики на поверхности воды. Красиво, но за две недели пути этот вид уже порядком надоел. Как надоела дорога, обоз, путники и телега, в которой я ехала вместе с десятком капризных девиц и ворчливых женщин. И зачем я только согласилась на эту поездку?
  Теперь мне предстояло жить на территории одного из кланов оборотней, что совсем не радовало. Животные, они и есть животные. Неизвестно, что у них в голове творится и как среагируют на неосторожное слово или жест. Конечно, в Школе Лекарей у нас был курс по оборотням и правилам поведения с разными их видами и кланами, но одно дело теория, другое практика.
  Наш обоз всё также неторопливо полз и полз вперёд. Слева бежала быстрая река, справа тянулись колосящиеся поля зерна. Наконец, вдалеке, словно вынырнув из леса, показались первые домики селения.
  - Мама, смотри, дома! Это и есть Доришен? - раздался звонкий голосок одной из девиц.
  - Чего раскричалась? Мы не слепые, тоже видим, - шикнула на неё соседка, упитанная тётка, считавшая своей обязанностью всех одёргивать.
  - Должно быть он, - спокойно ответила мать девушки.
  Наконец-то добралась. Ещё немного и можно будет отдохнуть, да нормально выспаться.
  Это 'немного' растянулось часа на три. Всему виной проклятые оборотни. Я предполагала, что наш обоз будут досматривать на въезде в село, но не предполагала, что эта процедура займёт так много времени.
  До первых домов Доришена осталось метров пятьсот, когда дорогу преградила тройка оборотней в человеческом виде. Об их расовой принадлежности говорили подвижные и покрытые шерстью уши, расположенные как у людей, но остающиеся звериными, клыки, выглядывающие из-под верхней губы при разговоре и улыбке оборотня, и яркие светло-карие глаза, кажущиеся непропорционально большими на суровых лицах. Кстати, а на лицах ли, не мордах? Надо будет у кого-нибудь уточнить.
  Тем временем, к тройке оборотней присоединилась их пара коллег в зверином обличье. На первый взгляд это просто огромные собаки, с массивной грудью, широкими лапами и устрашающим оскалом. Однако, стоит этой 'собачке' почувствовать угрозу, как шерсть вдоль позвоночника и на хвосте становится острыми шипами, а шкура уплотняется до такого состояния, что ни обычным мечом, ни стрелой не пробить. Боевые заклинания могут навредить только в том случае, если попадут в глаза, пасть или внутреннюю часть ушей, что весьма затруднительно для человеческих магов. Среди оборотней же магией владел лишь один вид - дикие лесные коты. Вот только об этих оборотнях последний раз слышали лет семьдесят назад. Примерно, сто лет назад по приказу князя Сонелии, Абелина I, на оборотней-котов открыли охоту. Через тридцать лет их истребили, по большей части свои же сородичи. Им очень не нравилось, что среди котов много магов, тогда как среди псов нет ни одного.
  Что оборотни искали, чего вынюхивали, я не поняла. Все сумки перетрясли, все телеги простучали на наличие скрытых предметов, даже все мои травы и зелья просмотрели и обнюхали. В итоге, мужчины пришли к выводу, что ничего запрещённого на территорию их клана наш обоз не завезёт.
  ***
  По прибытии в Доришен первым делом я отправилась на поиски их старосты. Конечно, им оказался немолодой оборотень. Шернар был мужчиной высоким, мощным, с тяжёлым взглядом карих глаз, но очень весёлый и добродушный при общении. Такой контраст внешности с манерой общения меня немного шокировал.
  Шернар проводил меня до дома, где я проживу ближайший год, показал место работы и выдал небольшой амулет для переговоров. Между собой на больших расстояниях оборотни общались каким-то иным образом, а с людьми только посредствам таких вот амулетов.
  Дом мне понравился. Небольшой, трёхкомнатный, очень светлый и уютный. Вокруг сад, за домом грядки с овощами и разными лекарственными травами.
  - Шернар, чей это дом и не будет ли хозяин против моего проживания? - поинтересовалась я.
  - Не будет, - усмехнулся оборотень, - это лекарский дом.
  - Лекарский, - задумчиво протянула я, - а куда делся мой предшественник?
  - Так замуж выскочила, - невозмутимо ответил староста, а затем погрозил мне пальцем, приговаривая, - ты мне смотри, чтобы год отработала, как положено! Чтоб никаких замуж и щенят! Мне уже надоело в вашу Гильдию заявки писать.
  - А что, часто лекари требуются? - удивилась я, заглядывая в теплицу с южными, теплолюбивыми растениями.
  - Часто. Так часто, что твоя предшественница и недели не отработала, как мужем обзавелась, - вздохнул Шернар, а потом снова улыбнулся и продолжил рассказ, - нет, ты представляешь, эта су... сам... э-э женщина. Так вот, эта женщина вечером в полнолуние пошла на реку, чтобы гадать на суженого! Ну и нагадала. Теперь дома сидит, щенят ждёт.
  - Молодец, ничего не скажешь. А до неё, сколько лекарь проработал? - спросила я, оглядывая участок в поисках ведра и ковша для полива. Растения хоть и теплолюбивые, но явно давно не поливаемые никем. - А вообще, сколько в среднем здесь лекари работают?
  - В среднем, чуть больше полугодия, - ответил староста.
  - А потом благополучно выходят замуж? - оглянувшись на оборотня, спросила я.
  - Выходят, а как иначе? - удивился собеседник, зачерпывая воды в вёдра. - Женщина слаба по природе, одна быть не может.
  - Так, дорогой мой староста, я что-то не поняла, - вкрадчиво начала я, догнав оборотня в дверях парника, - вы выписываете лекарей, чаще всего, одиноких девушек, а потом выдаете их здесь замуж? При этом, в Гильдию пишите, что лекарь пропал?
  - Ну почему же выдаём, сами выскакивают, - невозмутимо ответил мужчина, помогая мне поливать растения. - А кто добровольно замуж не выходит, того на бои завлекают.
  - Значит, моя задача ночью в полнолуние в реке не купаться, бои не посещать и будет мне счастье? - с улыбкой на устах, заключила я.
  - Примерно так, - оборотень улыбнулся в ответ.
  - Вроде не сложно, должна справиться, - рассмеялась я.
  Страшно признаться, но конкретно этот представитель псов меня не пугал. С виду вполне адекватный мужчина, а если не смотреть на его подвижные уши, так и на человека похож. Как бы там ни было, но в случае чего-то неприятного, я знаю к кому можно обратиться в этом чужом селе.
  Вскоре Шернар ушёл, а я, полив оставшиеся грядки, принялась за наведение порядка в доме. Я не люблю переезжать. Особенно в такие дома, где передо мной проживало множество незнакомых людей. Мало ли чем они здесь занимались, что осталось в крупицах пыли, что впиталось в стены и мебель. Именно поэтому, при переезде я всегда перемываю весь дом, выкидываю всё негодное, испорченное и подозрительное.
  Это нехитрое занятие отняло у меня много сил и времени. В итоге, закончив с уборкой, я принялась наводить порядок в шкафу. Вытрясла все вещи на кровать, села рядом перебирать, да так и уснула. В какой момент глаза закрылись, а тело приняло горизонтальное положение, не помню.
  Второй день моего пребывания в Доришене тоже был занят наведением порядка, только уже на рабочем месте. Правда, ближе к вечеру потянулись первые пациенты. Деревня, она и есть деревня. Людям скучно, а местное сарафанное радио работает исправно, поэтому и о моём приезде уже известно всей человеческой части этого райцентра.
  Первыми пациентами, ожидаемо, стали дети и подростки. Ушибы и растяжения для них обычное событие, не стоящее внимания, а вот сломанная рука или выбитый палец это уже проблема, которую необходимо решать.
  Позже потянулись и взрослые. Пациентов было довольно много, а сопровождающих, желающих посмотреть на нового лекаря, пришло значительно больше.
  К концу дня я ужасно устала. Ещё мне до того надоели шутки парней про мифические болезни, которые лечится лишь поцелуем лекаря, что я не сдержалась и поступила так, как мой товарищ поступал с надоедливыми любителями зелья от головной боли. Да, Ник никогда не путал зелья случайно, только наставница об этом не знает.
  Нехорошо я поступила с назойливыми парнями, жестоко, но действенно. Собрала всех шутников на небольшой кухне и напоила чаем. Хорошим таким чаем, качественным. Один минус у этого напитка, он содержит в себе небольшую дозу слабительного. Результат не заставил себя ждать. Буквально через десять минут молодых людей, настойчиво зовущих меня на свидание, поблизости не было видно.
  Я же пошла домой. Ещё не хватало, чтобы прибежали их родственницы и начали причитать о моей бессердечности. То, что они прибегут, я не сомневалась. Правду же можно по-разному преподнести.
  Придя домой обнаружила, что продуктов дома нет и кушать нечего. Видимо, моя предшественница при переезде забрала все запасы круп и муки, а я вчера даже не обратила на это внимания. Делать нечего, переодевшись в выходное платье и переплетя косу, пошла на поиски магазина.
  Солнце ещё припекало, небо было чистым, без белых перьев облаков, в воздухе пахло пылью и свежей, наверное, вкусной выпечкой. Я неторопливо шла по широкой, одной из центральных, улице. Между дворами бегали дети, выслеживая друг друга и устраивая шуточные сражения, небольшие группы молодёжи шли в сторону реки. Удивительно, но никто меня не окликнул, не признал во мне нового лекаря! Неужели отсутствие платка на голове и наличие красивого платья, вместо лекарской формы, так преображает человека?
  Подумать об этой странности не успела. За очередным поворотом показался магазин. Небольшой домик из камня, побелённого лет пять назад и с забрызганным грязью высоким фундаментом. Что же, посмотрим, как он выглядит внутри.
  Шагнув внутрь, поняла, что нашла один из основных пунктов распространения сплетен. Пятёрка тучных женщин во главе с продавцом обсуждали нового лекаря. На моё появление даже продавец не отреагировала, продолжая сплетничать!
  - Нет, Лёнка, ты представляешь? Самого старосту заставить грядки поливать! - причитала продавец.
  - Да ты что? - ахнула посетительница в белом платке с голубым рисунком по краю.
  - Самого Шернара? - воскликнула женщина в красном халате.
  - Да он же неадекватен, рычит постоянно! - вклинилась в разговор третья.
  - Вот ты представь, а она ему вёдра в руки и вперёд, - продолжила продавец, - и ведь полил! Все грядки полил, и цветы в саду перед домом.
  - Во даёт девка! Надо на неё хоть посмотреть, что там за лекарка, - высказалась женщина в платке.
  - Да там глядеть не на что, - махнула рукой продавец, -маленькая, тощая, страшненькая. Я хоть лица и не видела, но с такой фигурой точно страшненькой должна быть.
  Да, с такой характеристикой меня точно не узнают здесь. Это я-то маленькая со своим метр восемьдесят пять! Это я тощая? Да мне покупную одежду всегда перешивать приходится. Либо длина нормальная, да на груди не сходится. Либо на груди всё идеально сидит, да длину, как минимум, на ладонь убирать надо. Со штанами примерно та же история.
  - Что вам? - наконец обратила на меня своё драгоценное внимание продавец.
  - Рис, гречку, манку, муку, яйца, молоко, сметану, сахар и соль, - выпалила я на одном дыхании, - а ещё горчицу и соду.
  - Эк девка, куда тебе столько еды-то? - обратилась ко мне женщина в платке.
  - Так я приехала только, а дома кушать нечего, - честно ответила я.
  - А, так ты со вчерашним обозом пришла? - спросила доселе молчавшая женщина в коричневом платье.
  - Да, - улыбнулась я.
  - Так, муки, манки и сахара нет, молоко разобрали, сметану в пятницу привезут, а яйца мы не продаём, у всех свои куры, - сказала продавец, выкладывая на добротный прилавок мешочки с рисом, гречкой, солью и содой.
  Вот вам и деревенский магазин, ничего нет, хотя полки не пустуют. Надеюсь, в других ситуация с продуктами лучше.
  Расплачиваясь за продукты, услышала очередной вопрос.
  - Красавица, а ты же в обозе с нашей лекаркой ехала, так? - спросила женщина в платке.
  - Так, - сказала я в ответ и подумала, как же это странно, слушать, как тебя обсуждают в третьем лице, ещё страннее отвечать на вопросы о себе, как о другом человеке.
  - А какая она? - оживилась женщина в красном халате.
  - Самая обычная. Разве что тихая и неразговорчивая, - смутилась я под требовательными взглядами сплетниц.
  - Обычная, - протянула женщина в платке. - Обычные бабы нашего старосту боятся до икоты, а эта работать заставила. Одно слово ведьма!
  - Так лекарка же, а они все ведьмы! Простых-то людей в лекари не берут, - со знанием дела протянула третья сплетница, та, что в сером, застиранном платье.
  В чём-то она права, да только не в лекари простых людей не берут, а в целители. Лекарь может лечить настойками, мазями, да готовыми зельями, а вот целители все с даром. Все сложные операции проводятся исключительно целителями.
  Пока женщины отвлеклись на обсуждение ведьм и меня, как лекаря, я покинула магазин. Страшно представить, какие слухи пойдут завтра, после того, как выяснится об инциденте с чаепитием в целительской. Похоже, быть мне ведьмой этот год.
  Мои мысли были заняты предположениями по поводу слухов, а руки готовили ужин, перебирали вещи в шкафах, перестилали постель. В итоге, уставшая за день, я едва сполоснулась нагретой за день в баке водой и улеглась спать.
  Мне снился сон, что на меня упала каменная стена, и я не могу выбраться из-под завала. Более того, чем дольше я нахожусь под завалом, тем горячее становятся камни. И вот уже горит всё тело, трудно дышать, да так, что нет возможности набрать полную грудь воздуха и закричать. Внезапно сон оборвался, но тяжесть и жар никуда не делись! К тому же, ещё кто-то громко сопит на ухо, обдавая своим горячим дыханием.
  Что должна сделать приличная девушка, внезапно обнаружившая в своей постели незнакомца? Громко закричать, таким образом, призывая родственников на помощь к защите своей чести. Так нам говорили на курсах для порядочных и воспитанных девушек. Помню, как смеялся Ник, когда читал мои лекции по этому предмету. Отсмеявшись, он совершенно серьёзно сказал:
  - Если ты действительно не знаешь, кто залез в твою комнату, то ты мужика-то сначала выруби, свяжи, а потом уже можешь кричать, на помощь звать. Либо беги, без оглядки, если мужик магом окажется. В любом случае, на твоей стороне неожиданность.
  Убежать в данном случае просто невозможно, вырубить, так это и так спит на мне, а связать можно и не верёвками, а заклинанием. Кстати, есть заклинание, используемое целителями, для фиксации пациента во время операции, вот его использование и отработаю. Одной рукой с трудом выплела заготовку, прошептала слова активации и приложила готовое заклинание к боку незнакомца. Да хорошо умудрилась снизу вверх направить, так, что тело, давившее на меня, перевернулось, скатилось на кровать и зафиксировалось моим заклинанием. Не учла я, что использованное мной заклинание не просто связывает, а привязывает человека к ближайшей горизонтальной поверхности. Зато я получила долгожданную свободу.
  - Это что за чертовщина, - простонал связанный незнакомец, пытаясь освободиться от пут заклятья.
  - Ты кто такой? - грозно спросила я, схватив с подоконника вазу с полевыми цветами. Странно, но заняв руки вазой, я почувствовала уверенность в своих силах.
  Мужчина затих, видимо, пытался разглядеть моё лицо. Вот только я стояла спиной к окну и вряд ли он смог увидеть моё лицо, зато его лицо, освещённое лунным светом практически полной луны, я разглядела неплохо. Острый подбородок, довольно тонкие губы, чуть вздёрнутый нос огромные глаза и большой лоб. Моё внимание привлекли его коротко остриженные или скорее обритые, но немного отросшие волосы. С такой причёской в мирное время даже боевые маги не ходят, только во время войны.
  - Повторяю вопрос, кто ты такой и что тебе нужно в моём доме? - судорожно сжимая вазу, спросила я.
  - Ну, я здесь сплю, - улыбнулся мужчина, хотя скорее парень, едва переступивший порог совершеннолетия.
  - Я вижу, что спишь, почему в моём доме и тем более, в моей постели? - начала раздражаться я.
  - А кстати, где это я? - нахмурился мой пленник.
  - Где, где, в лекарском доме, - проворчала я.
  - А ты, стало быть, ведьма? - уставился на меня парень.
  - С чего это? Я лекарь! - гордо сказала я, выпрямив спину и расправив плечи. - Между прочим, лекарь я аттестованный и подтвердивший свои знания.
  - Точно ведьма, - зевая, заключил этот представитель сильной половины человечества, - ладно, я спать, ты как хочешь.
  - Не поняла, ты, что вот так, на моей кровати спать собрался? - воскликнула я.
  - Ага, - снова зевнув, подтвердил незнакомец, - а что тебя не устраивает? Сама же спеленала меня заклинанием непонятного происхождения.
  - Ты что, маг? - прошептала я. Просто, у магов особая энергетика, соответственно и аура отличается. Здесь, я видела не самую сильную ауру даже для человека.
  - Слушай, ведьмочка, не забивай свою голову лишними знаниями. Поверь, тебе это не надо, - сказав это, парень закрыл глаза и притворился спящим.
  Как бы я незнакомца не трясла, какие бы вопросы не задавала, он больше не открыл глаз и на вопросы не ответил. В итоге, я забрала вторую подушку, вытянула из-под парня одеяло и ушла досыпать в зале на диване.
  Видно, не суждено мне было выспаться в эту ночь. Едва солнечные лучи коснулись окна, как из комнаты раздался недовольный мужской голос:
  - Ведьмочка, ведьма! Развяжи меня немедленно!
  Хоть голос пленника и разбудил меня, но усталость и дрёма были сильней. Шевелиться совсем не хотелось, не то, что вставать.
  - Ведьмочка, миленькая, появись. Я тебя не обижу, честно-честно! - продолжал звать меня парень. Я же перевернулась на другой бок и крепче заснула.
  Сколько длилась это представление, не знаю, но из сна меня вырвал вой. Такой хороший, душевный вой. Сначала, вой доносился лишь из комнаты, чуть позже был поддержан несколькими голосами с улицы. Это что же получается, я поймала не просто мага, а оборотня?
  Осенённая этой догадкой, я подскочила с дивана и побежала в комнату.
  - Мм, какой вид! Ещё интереснее, чем в лунном свете, - странно-довольным голосом проговорил незнакомец. - Пожалуй, я даже прощу тебе выходку с этим странным заклинанием.
  Я же вдруг осознала, в каком я виде предстала перед парнем. Мало того, что ночнушка выше колен, так она ещё и разрезы по бокам имеет, и совершенно не прикрывает руки. Недовольно глянув на пленника, схватила со стула халат и надела. И пояс завязала на три узла, на что незнакомец лишь усмехнулся.
  - Кстати, почему путы не развеялись, когда ты уснула? - без тени веселья спросил ночной гость. - И ослабила бы ты их хоть чуточку, я же себе всю спину отлежал уже.
  - Пока не расскажешь, кто ты и что делаешь в моём доме, я и пальцем не пошевелю, - грозно сказала я, а парень громко рассмеялся.
  - Бедные жители Доришена, - сквозь смех проговорил он, - да с таким лекарем им и разбойников не надо.
  - Кстати, да, мне ещё на работу надо, - больных вчера много было. Вряд ли сегодня будет меньше посетителей, - задумчиво протянула я, - а ты тут пока полежи, подумай над своим поведением.
  - Вот умеешь ты уговаривать, красавица, - снова рассмеялся собеседник, - ладно, твоя взяла. Зовут меня Листином. Я травник. Хотел учиться на лекаря, да не получилось.
  - Хорошо, Листин, - с облегчением выдохнула я, - что ты делаешь в моём доме?
  - А сам не знаю, не помню, как здесь оказался, - глядя мне в глаза совершенно честными глазами, сказал парень.
  - Ну-ну, - не поверила я, - ладно, в дом ты пробрался, но почему из зала и двух комнат ты выбрал именно мою спальню?
  - Слушай, ведьм-м-мочка, которая лекарка, - быстро проговорил пленник, - мне это, надо. Освободи меня, а? Вечером я вернусь, и мы продолжим, честно-честно!
  - Угу, - задумалась я, - угу, а почему собаки выть перестали?
  - Так они слышат, что ты проснулась и со мной на контакт пошла, - улыбнувшись, Листин продолжил, - ты смотри, ребята долго ждать не станут.
  - Да кто ты такой? - воскликнула я.
  - Травник, просто травник Листин, - усмехнулся парень.
  - Простые травники не разбираются в магии, - скептически хмыкнула я.
  - А я неправильный травник, - парировал ночной гость.
  - Оно и видно, - усмехнулась я, - ладно, иди. И псов своих забери.
  Я распустила заклинание и, буквально через мгновение, оказалась прижата Листином к стене.
  - Благодарю, ведьмочка, - прошептал он на ухо, - но ты забыла представиться.
  Ошарашенная, как таким поведением, так и вопросом, я просто стояла и глупо хлопала глазами.
  - Эй, ведьмочка, очнись, - парень потряс своей пятернёй у меня перед глазами, - я тоже рад нашей встрече, но не до такой, же степени. Да, ты так и не представилась.
  - Искряна я, лекарь, - прошептала я, пытаясь оттолкнуть травника от себя, - и никакая я не ведьма, ведьмочка и, даже, не лекарка.
  - Хорошо, хорошо, Искряна, - быстро согласился Листин, - хотя нет, Искряна как-то слишком официально. Искра тоже не то, словно кличка лошади, а вот Искрянка в самый раз будет.
  Закончив свои рассуждения, этот наглый травник вдруг наклонился ко мне, быстро поцеловал в губы и отскочил на три шага, оказавшись в дверях комнаты.
  - Что ты себе позволяешь? - зашипела я, надвигаясь на парня.
  - А это была плата за моральный ущерб, - весело ответил незваный гость. - Могу повторить!
  - Пошёл вон! - закричала я. - И чтоб духу твоего здесь больше не было!
  - Хорошо, хорошо, ведьмочка Искрянка! - выбегая в сени, проговорил Листин.
  Наконец-то я осталась одна. Сделав несколько глубоких вдохов, я присела в кресло, что стояло в зале около окна и, рассмеялась. Да таких приключений у меня ещё не было. И это я всего третий день в Доришене. Боюсь представить, что ждёт меня впереди.
  Переведя дыхание и успокоив сердце, я задумалась, о том, как обезопасить своё жилище от таких вот наглых типов, как этот Листин. К тому же, он обещал вернуться вечером, а я его видеть не желаю. Ничего путного в голову не шло, поэтому, я достала свои записи по бытовым и охранным заклинаниям и начала просматривать. Из полезного нашла три разных заклинания от поджога дома, четыре от воров, два от грызунов и ни одного от нежелательных визитёров! А в ведьминском арсенале такое заклинание, точнее наговор, точно есть.
  Была у меня знакомая одна, училась на ведовском факультете. Хорошая девчонка была, мы с ней столько раз её одногруппницам косы в фиолетовый цвет перекрашивали, чтобы они не зазнавались. В очередной раз решила она подшутить над одногруппницами, а меня рядом не было, и исправить ошибку в том заклинании было некому. Шуминия, как это часто бывало, не заметила ошибки и активировала заклинание. Густое, ярко-оранжевое облако накрыло класс, вырвалось в коридор и вдруг исчезло, как небывало. Была перемена, поэтому в кабинете находилась одна лишь подруга. Каково же было изумление её одногруппников, когда зайдя в кабинет, они обнаружили необычную девушку. За оранжевым столом на оранжевом стуле сидела девушка в оранжевой форме, постукивала оранжевым ноготком по оранжевой тетради. В лучах яркого солнца блестели её оранжевые волосы, а оранжевые глаза метали молнии. Обычного, белого цвета остались только белки глаз и зубы.
  Одногруппники неторопливо расселись по своим местам, продолжая рассматривать Шуминию, кто-то смеялся над ней, кто-то злорадствовал, но равнодушным не остался никто. А потом в кабинет зашёл ведьмак с Гильдии Диверсантов. Разговоры тут же стихли, а все присутствующие уставились на гостя. Гость был весьма необычным, особенно учитывая тот факт, что ни в каких учебниках, ни в каких энциклопедиях нет упоминания о людях с фиолетовыми волосами, кожей, глазами, губами и ногтями. Увидев оранжевую девушку, ведьмак ей широко улыбнулся и даже поаплодировал, а после исчез.
  Вечером того дня мы с Шуминией последний раз разговаривали, а на следующий день она исчезла. У себя в комнате я нашла записку с распоряжением по поводу вещей и писем родным.
  Что-то на воспоминания меня потянуло, не к добру это. Тряхнув головой, говорят, это помогает привести мысли в порядок, я снова задумалась, чего бы такого сделать, чтобы без моего разрешения никто в дом попасть не мог? Тот бы наговор ведьминский, да нет его. Так ничего не придумав, решила пока выплести те заклинания, что точно лишними не будут. Так у меня по стенам дома появились плетения, защищающие от поджога, битья окон, от стихийных бедствий, ещё от воров, грызунов и пресмыкающихся. Два последних заклинания я слегка изменила, надеюсь, это поможет сдержать ненужных гостей.
  Время неумолимо таяло, приближалось начало рабочего дня, а я даже позавтракать не успела. Наскоро перекусив и на ходу доплетая косу я побежала в целительскую. Если бы я не задержалась при наложении заклинаний на дом, если бы пошла на работу пораньше, возможно ничего бы не произошло, если бы, но всё произошло иначе.
  Только я выскочила за ворота лекарского дома, как тут же налетела на маленькую, пухленькую девушку, с веснушками на носу и щеках, как специально стоящую на пути.
  - Глаза протри, корова! - выплюнула она.
  - Извините, - сказала я, пытаясь обойти неожиданное препятствие.
  - А если не извиню, то что? - уперев руки в бока и не давая обойти себя, прошипела рыжая незнакомка.
  - Мне некогда с вами разбираться, меня больные ждут, - как можно спокойнее и дружелюбнее сказала я, оставив попытки обойти агрессивную селянку.
  - Столько ждали, ещё подождут, - наморщив веснушчатый нос, сказала девушка. - Ты мне зубы не заговаривай! И Листина в покое оставь, он мой!
  - Листин, Листин, а это кто? - нахмурилась я. Зря я это спросила. Осознание того, что ночной гость и есть Листин, наступило вместе с жуткой болью в волосах.
  - Ведьма, проклятущая, - кричала девчонка на всю улицу, пытаясь вырвать у меня клок волос, - с мужиком всю ночь кувыркалась, а как зовут его, не знаешь?
  - Вот же, дурная баба, пусти, - пытаясь отцепить её руки от своих волос, приговаривала я.
  - Листин мой, овца! Мой! - закричала она. - И чтоб духу твоего рядом с ним не было!
  Мне удалось отцепить её ручонки от своих волос и зафиксировать их так, что рыжуха не смогла бы больше вцепиться мне в волосы.
  - А-а-а, убива-а-ают! - вдруг закричала она.
  - Истеричка, - сказала я, оттолкнув от себя толстушку. - Ещё раз попытаешься на меня напасть, я тебя в жабу превращу!
  - У-у-у, - завыла она на одной ноте, - меня про-о-окляли-и-и. Лю-юди до-обрые, что де-е-елае-ется, что тво-о-орится-то!
  Больше не обращая внимания на этот концерт, я быстрым шагом направилась на работу.
  По хорошему, мне стоило переодеться. Рыжая истеричка умудрилась порвать мне платье и основательно растрепать косу, но я побоялась, что если вернусь домой, кто-то снова может меня поджидать у ворот. О том, что поджидать могут у целительской, я как-то забыла.
  Подходя к зданию работы, у дверей я увидела толпу злых селянок. На скамейке сидела небольшая группа детей. Они развлекались тем, что перечисляли свои увечья, полученные за год. В стороне, щёлкая семечки, стояли несколько парней, наблюдали за женщинами и смеялись над сплетнями. Тут-то я и порадовалась, что не пошла домой переодеваться.
  Злая, растрёпанная, поцарапанная и в порванной одежде я, должно быть, выглядела весьма эффектно. Увидев меня, женщины даже замолчали на время, правда потом присмотрелись и разразились такой заковыристой бранью, какую я не слышала даже от студентов-некромантов, случайно поднявших треть городского кладбища, вместо поднятия одного трупика летучей мыши. Слушать их претензии по поводу того, что я такая нехорошая опоила детишечек любименьких слабительным, мне совсем не хотелось. Я ещё от драки с толстушкой не отошла, не успокоилась, а тут эти скандалят. С мыслью о том, что не зря я сегодня Шуминию вспоминала, я на скандалисток наложила иллюзию. Моментально у всех женщин выросли рога на голове, а нос превратился в пятачок.
  Сколько было визгу, сколько было писку и ругательств со стороны женщин и сколько смеха со стороны детишек и парней, не передать словами. Зато скандалистки надолго запомнят этот день, а сплетницы долго будут их обсуждать, придумывая самые невероятные подробности.
  Как это ни удивительно, но в дальнейшем день прошёл спокойно, быстро и весьма продуктивно. Я приняла селян, пришедших на приём со своими болячками, навестила детский сад, где в одной из четырёх групп обнаружила чесотку. Неприятное открытие, но не смертельное. В тот же день я успела вернуться в целительскую, для каждого ребёнка сделать баночку крема и вернуться в детский сад, чтобы лично вручить родителям лекарство и указания, как его применять. Реакция родителей разительно отличалась от 'Да вы что, какая чесотка? Это комары накусали вчера' до 'Это всё псы блохастые виноваты. Они заразу разносят. Спасу никакого от них нет'. Причём здесь оборотни я не поняла. Они не болеют большинством человеческих болезней. Вообще, нелюди отличаются отменным здоровьем, чему можно только позавидовать. Однако, большая часть населения нашего княжества с упорством барана считают, что все оборотни страдают кожными паразитами.
  В замечательном настроении я вернулась домой, поработала в огороде, сварила кашу на завтрак и, ближе к полуночи, легла спать.
  Внезапно что-то меня выдернуло из сна. Прислушалась, пытаясь понять, что же послужило причиной моего пробуждения? В открытую форточку тянуло приятной, ночной прохладой, слышались песни сверчков и далёкий вой. Странно, луна ещё не полная, а они уже воют. Открыла глаза, оглядела комнату и тут я, наконец, поняла, что меня разбудило. Травник! Этот гость незваный снова забрался в мою постель, словно его здесь кто-то ждёт. Благо, своё тельце, как прошлой ночью, на меня класть не стал.
  Выбравшись из кровати, я окинула парня взглядом и нахмурилась. На нём не было видно следов ни одной, оставленной мной, ловушки. Подошла к стене, проверила защитные плетения и не заметила, чтобы они хоть как-то отреагировали на постороннего человека. Волна негодования накрыла меня с головой, затопила разум желанием отомстить Листину за свой промах и его удачу. Не придумав ничего лучше, я просто сбегала на кухню, набрала ковш холодной воды и вылила парня. В тот же миг травник подскочил, схватил меня в охапку и повалил на кровать, фиксируя руки, чтобы не сопротивлялась. И только тогда он открыл глаза и, видимо, проснулся!
  - Снова ты! - изумился Листин, отфыркиваясь от катящихся по лицу капель.
  - А ты кого ожидал увидеть в моём доме? - в ответ удивилась я.
  - В твоём доме. А как я к тебе домой попал? - нахмурил густые брови парень, выпуская меня из захвата.
  - Ты меня спрашиваешь? - раздражённо сказала я. - Я понятия не имею, как ты мою защиту обошёл.
  - Защиту? - удивился гость. - А, вижу, это вот заклинанием для отпугивания грызунов ты хотела меня напугать?
  Листин рассмеялся от души, да так громко, и так обидно. Я совсем разозлилась, сходила на кухню за водой и с чистой совестью вылила второй ковш на голову травнику. В то же мгновение ковш был у меня отобран, выброшен в зал, а я снова оказалась на мокрой кровати, с зафиксированными над головой руками.
  - Больше так не делай, поняла? - грозно сверкая глазами навис надо мной травник.
  - Как? Что не делать? - прошипела я, пытаясь освободиться.
  - Водой не обливай! Я же покалечить могу, - совершенно серьёзно сказал Листин, отпуская руки и окидывая меня пристальным взглядом, - а такую девочку калечить, не хотелось бы.
  - Ах, ты! - задохнулась я от новой волны негодования. Буквально подскочила с кровати и, указывая рукой в сторону выхода, прошипела, - вон из моего дома!
  - Ну вот, снова кричишь, снова выгоняешь, - собеседник явно хотел устыдить меня. Он даже попытался придать лицу выражение крайне обиженного человека, но сдерживаемая парнем улыбка и озорной блеск во взгляде не способствовали достоверности выбранного образа. - А я ведь так надеялся поговорить с тобой по душам, вместе подумать о том, как нам быть дальше.
  - Нам? Как нам быть дальше? - продолжила распаляться я. - А разве есть мы? Нет! Есть ты, и есть я, а 'нас' нет!
  - И это наш лекарь? - насмешливо спросил Листин, вздыхая. Потом подошёл к двери, опёрся спиной о косяк, сложил руки на груди и выдал, - где твоя выдержка? Где холодный разум? Почему ты так легко поддаёшься своим негативным эмоциям?
  И я, присев на сухой край кровати, задумалась. А, правда, почему я, обычно спокойная и сдержанная, в присутствии конкретно этого представителя противоположного пола вдруг начинаю кричать, шипеть и злиться? Я внимательно посмотрела на Листина ещё раз, отметила, что он очень высокий молодой человек, примерно на голову выше меня. Такой рост характерен больше для оборотней, нежели для людей. Телосложение худощавое, но парня это не портит, наоборот, очень идёт. Я бы даже сказала, что травник в моём вкусе, но на внешней красоте далеко не уедешь, главное, что в душе творится.
  Неосознанно наклонила голову к левому плечу. Привычка у меня такая, неискоренимая. Когда я что-то рассматриваю, то голову наклоняю то к одному, то к другому плечу. Гость мой жест понял по-своему. Сходил в зал, зажёг свечу, стоящую на столе, и вернулся, давая рассмотреть себя подробнее.
  - А я поняла, в чём дело, - сказала я улыбнувшись.
  - Да? - протянул Листин, недоверчиво глянул на меня. - И в чём же?
  - А ты меня бесишь! - ответила я, подарив парню вторую радостную улыбку.
  - Приехали, - растерянно ответил травник.
  - Что такое? - веселясь, спросила я. Уж больно озадаченно и смешно выглядел ночной гость.
  - Нет, Искрянка, всё-таки ты уникальна! - вдруг рассмеялся парень. Затем вышел в зал, жестом позвав меня с собой, поставил свечу на стол, а сам уселся в кресло. Я заняла кресло напротив.
  - Так в чём же я уникальна? - полюбопытствовала я.
  - Видишь ли, девушки мне, обычно, в любви признаются, реже жениться зазывают, но чаще всего, просто скоротать ночь предлагают. Ты же сказала, что я тебя бешу, - подарив мне свою очередную радостную улыбку, и глядя прямо в глаза, ответил гость.
  - Всё бывает в первый раз, - усмехнулась я.
  - Да, бывает, - кивнул парень, - и это подогревает интерес.
  - Какой ещё интерес? - осторожно спросила я.
  - Такой, - непонятно ответил Листин, кинул на меня хитрый взгляд, - ты мой интерес.
  - Чего? - вскочив с кресла, воскликнула я. - Совсем обнаглел?
  - Не-а, - широко улыбнулся травник, - должен же я выяснить, что тебя во мне бесит.
  - Да всё! - запальчиво ответила я. - То, что ты в принципе существуешь в этом мире!
  - Мм, как интересно, продолжай, - противно-сладким голосом протянул собеседник.
  - Нечего продолжать! - снова сев в кресло, ответила я. - Ты меня просто бесишь. Весь. Твой голос, манера разговора, поведение, взгляд, усмешки, всё раздражает до невозможности.
  - Прекрасно, - растягивая гласные, и зажмурившись на миг, сказал травник, - точно сработаемся.
  - Не поняла, - ответила я, одарив парня ошарашенным взглядом, - где это мы сработаемся? Я не хочу с тобой работать!
  - Не хочешь, а придётся, - Листин вновь подарил мне свою хитрющую улыбку.
  - Ни за что! - полностью уверенная в своих словах, сказала я.
  - Поживем, увидим, - ответил травник, глядя на часы. - Так, ладно, поговорили и довольно. В шесть разбудишь.
  И этот гость незваный поднялся из кресла, задул свечу, подошёл к дивану и начал взбивать подушку.
  - Я что-то не поняла, ты это что сейчас делаешь? - вкрадчиво спросила я.
  - Как что? - искренне удивился собеседник. - Подушку взбиваю.
  - А зачем? - всё с той же интонацией задала я вопрос.
  - Искрянка, ведьмочка моя вспыльчивая, неужели непонятно, что я спать собираюсь? - укоризненно произнёс Листин.
  - Хорошо, - прошипела я, - а скольких твоих девиц мне на утро ждать?
  - Каких девиц? - спросил парень, удобнее укладываясь на диван.
  - Твоих! Которые мне готовы мне волосы повыдирать и глаза выцарапать! - снова вспылила я.
  - Да ты не обращай на них внимания, - меланхолично сказал собеседник, - побесятся, да успокоятся.
  - Да что ты говоришь?! - всплеснула руками я.
  - Как ты мне надоела, - сквозь зубы проговорил Листин. Резко подскочил с дивана, подхватил меня на руки, опустил на диван и улёгся рядом, не позволяя мне вырваться. Да так всё это быстро произошло, что я только пискнуть и успела. - Всё, спи. Подъём через четыре часа.
  - Да ты, да как ты смеешь! Пусти! - причитала я, пытаясь освободиться из крепких объятий.
  - Если не угомонишься, зацелую, - прошептал мне на ухо этот наглец, а затем ещё и мою левую щёку лизнул.
  Паника, стыд и ступор нахлынули на меня одновременно. Я даже просто шевелиться перестала, не то, что сопротивляться. Уж больно не хотелось, чтобы Листин перешёл от угроз к действиям. Я слабее его, отбиться вряд ли смогу, а помощи ждать не откуда.
  - Так я и думал, - тихо пробормотал травник и уже громче сказал, - спокойной ночи, Искряночка.
  - Угу, - буркнула я, на что парень лишь хмыкнул и затих.
  Через какое-то время сон сморил и меня.
  ***
  Еще, даже толком не проснувшись, я сладко потянулась, улыбнулась новому дню, приоткрыла глаза и вскрикнула от нахлынувшей паники. Сквозь закрытые шторы пробивался солнечный свет, да и время близилось к полудню. Вот это я спать! И как так получилось, что я не поняла и не проснулась, когда травник меня укрывал одеялом и покидал мой дом, непонятно.
  Быстро надев выходное платье и схватив свою сумку с всякими мелочами, типа расчёски и зеркальца, я выбежала в сени и врезалась в закрытую дверь.
  - Это что за наглость? - воскликнула я, убедившись, что дверь заперта. - Мало того, что в дом пробирается, в кровать мою забирается, так теперь ещё и дверь снаружи запер? Сволочь!
  Делать нечего, вернулась в дом. Как открыть входную дверь я не представляла, как не представляла, и каким способом гость незваный её запер, замок навесил, или просто подпёр чем. Зато я нашла прекрасный выход из сложившейся ситуации.
  - Запер дверь? Прекрасно, а мы выйдем в окно, - шипела я сквозь зубы, открывая окно на кухне. Пару минут спустя я уже бежала по пустынным улочкам в сторону целительской.
  Едва забежав на порог здания своей работы, я поняла, что меня здесь явно не ждали. Помещение было переполнено ранеными оборотнями. И это с их-то регенерацией! Боюсь представить, что стало причиной такого массового и серьёзного ранения нелюдей.
  - Что здесь происходит? - громко спросила я, ни к кому конкретно не обращаясь.
  - А ты что здесь делаешь? - изумился Листин, выглянув из моего же кабинета.
  - Вообще-то, я здесь работаю! - гаркнула я, аккуратно пробираясь в сторону своего кабинета.
  - У тебя выходной, - загородив мне проход, сказал оппонент, - даже три.
  - С чего это вдруг? - язвительно спросила я.
  - Так в три дня полнолуния люди по домам прячутся и просто так на улицу не выходят, - пробасил один из оборотней.
  - Да, хватит препираться, нас ещё зашивать надо, - сказал блондин с замотанной в какие-то тряпки рукой.
  Дельное замечание, тем более что пока мы с травником препирались в целительскую заглянуло ещё несколько раненых.
  - Листин, рассказывай, что произошло? - обратилась я к травнику, выходя из закутка гардеробной, где переодевалась в чистую лекарскую форму.
  - Да чего рассказывать? - отмахнулся тот. - Полнолуние, вот и бесятся.
  - И что, каждый месяц такое? - удивилась я, замерев на мгновение, а затем снова продолжила тщательно мыть руки.
  - Не каждый, но бывает. Соседние стаи три-четыре раза в год всё пытаются наши земли захватить, - нехотя ответил парень.
  - А в остальное время нападают друг на друга? - усмехнулась я, надевая маску и перчатки.
  - Понятия не имею, - ответил собеседник, зашивая огромную рану на спине оборотня.
  Что примечательно, Листин не вкалывал больному обезболивающее, зашивая на живую, но при этом, оборотень терпел молча. Высокий болевой порог - ещё одно отличие оборотней от людей. Даже позавидовала немного.
  - Вот я понять не могу, у противников когти чем-то смазаны были что ли? - зашивая очередную страшную рану, вдруг спросила я. - Вот не поверю, что ни с того ни с сего у всех раненых замедлилась регенерация едва ли не до уровня обычного человека.
  - Так это была стая серебристых. Их шипы ядовитые для сородичей и совершенно безвредные для людей, - спокойно ответил мой пациент.
  - Я нашёл сочетание трав, уменьшающее негативное воздействие того яда, но такой отвар хранится не больше трёх дней, - Листин на мгновение оторвал взгляд от своего пациента, - однако сегодня мы ждали другую стаю.
  - А, я поняла, - сухо сказала я, накладывая повязку поверх шва, - ваша разведка плохо сработала и вот результат.
  - Нет, девка, ты не права, - зарычал мой пациент, довольно молодой оборотень, - какая-то мразь пустила дезинформацию.
  - Не рычи, не дома, - слегка ударив оборотня по уху, твёрдо сказала я.
  Оборотень прижал уши к голове и глядел на меня обиженно, а травник пальцем у виска покрутил. Да, знаю, что нарываюсь, но и позволить молодняку рычать на себя не могу. Как только дам слабину, так сразу же и лекарство моё здесь, в Доришене, и закончится.
  Поток раненых иссяк ближе к вечеру, оставив после себя неприятное чувство усталости, гору окровавленного мусора и шкафы с настойками и зельями, опустошённые на три четверти.
  - Хорошо поработали, а, Искрянка? - выдохнул Листин, тяжело опустился на кушетку и с наслаждением потянулся.
  - Ага, неплохо, - совершенно безэмоционально согласилась я, складывая использованные инструменты в заговоренный на стерилизацию шкаф.
  - Вот только я одного понять не могу, как ты из дома выбралась? - вдруг спросил травник, знания которого оказались намного шире, чем даже у меня, аттестованного лекаря. - Я ведь дверь бочкой с водой подпёр, на чердак заклинание повесил, чтобы ты на крышу не пробралась, дом кругом обошёл и на окна, от открытия их тобой, заклинания повесил. Так как ты выбралась?
  Приличных слов, чтобы хоть как-то выразить свои эмоции, у меня просто не нашлось. Именно поэтому Листин имел уникальную возможность созерцать меня, открывающую и закрывающую рот, но не произносящую не звука.
  - Ты! - наконец выдохнула я.
  - Я, - широко улыбнулся парень, даже не пытаясь подняться с кушетки.
  - Ты! - снимая перчатки и надвигаясь на травника, прорычала я. - Да как ты посмел запирать меня в собственном доме, да ещё навешивать свои корявые заклинания на дом!
  - О чудо, пришла в себя, - непонятно чему обрадовался этот наглец, - я уж думал, ты так и будешь, словно зомби в ночи, ходить народ пугать.
  Я замерла в полушаге от кушетки, моргнула, окинула парня задумчивым взглядом, отстранёно отметила, что у Листина отсутствуют клыки и звериные уши, характерные для оборотней, ещё у него красивые, небесно-голубые глаза и каштановые волосы. На местных жителей он совсем не похож. Люди здесь все светлые, блондины, да рыжие. Оборотни тоже не отличаются тёмными шевелюрами, а этот каштановый.
  - Не пришла, - погрустнел травник.
  - Кто не пришла? - пребывая всё в той же задумчивости, спросила я.
  - Ты! Искрянка, очнись уже, а, - вглядываясь в мои глаза, пробормотал Листин.
  - Всё хорошо, всё прекрасно, - сказала я, сплетая заклинание фиксации пациента, - всё просто замечательно.
  Активированное заклинание обездвижило собеседника и прилепило аккурат к двери. Я же, довольная своей маленькой местью, пошла, отмывать пол. Через полчаса я поняла, что использованное мной заклинание имеет один существенный недостаток, оно позволяет зафиксированному говорить.
  Листин комментировал буквально каждое моё действие, особенно когда я на четвереньках лазила под столом и мыла под кушеткой. Эту ночь я пожелала провести в целительской, чтобы в случае ухудшения состояния кого-то из пациентов сразу оказать им необходимую помощь. Напарник, едва дослушав мои рассуждения, начал ругаться, страшно шипеть и рычать. Мне даже заклинание рассеивать страшно стало, но с уборкой я закончила, а оставлять парня в таком положении на всю ночь, слишком жестоко. Наверное, эти не лестные комментарии и стали причиной дальнейших событий, ведь слух у оборотней очень чувствительный.
  Едва я закончила с уборкой и рассеяла заклинание, удерживающее Листина, как в кабинет вошли двое псов. Огляделись, принюхались, фыркнули, видимо дезинфицирующий раствор для мытья полов им не понравился, и уставились на меня.
  - Почему такая смелая девушка позволяет какому-то щенку себя оскорблять, - с рычащими нотками в голосе, сказал мой недавний пациент, которому я наложила десять швов на плечо и семь на рану на груди. - А может, тебе нужен покровитель?
  - Да нет, покровителя она, похоже, уже нашла, - подошёл ко мне ближе второй, - точно нашла, вся пропахла нашим травником.
  На последних словах оба мужчины развернулись, и первый сказал то, от чего меня начало ощутимо трясти:
  - Я заявляю права на твою подружку. Добровольно отдашь или попробуешь защитить?
  - При условии, что ты будешь драться в ошейнике подавления, я приму твой вызов, - спокойно ответил Листин.
  Подобные предложения нелюди расценивают, как личное оскорбление, ведь ошейник подавления блокирует возможность оборотня менять ипостась.
  - Согласен, - ответил пёс.
  - Так, стоп. Это вы будете драться из-за меня, да? А моё мнение вас совсем не интересует? - начала злиться я.
  - Женщина, если бы ты была свободной, то твоё мнение мы бы учитывали, а так, достанешься сильнейшему, - ответил мой пациент.
  - И с каких это пор я не свободна, а? - прошипела я в ответ.
  - С тех самых, как начала с ним жить, - кивком головы указав на травника, ответил второй пёс.
  - Я с ним не живу, - взвыла я.
  - А пахнет им от тебя просто так, наверно, - прорычал в ответ оборотень, с перебинтованным плечом, - как минимум ночь в одной постели провели, а то и не одну.
  - Гады, какие же вы гады, - простонала я, понимая, что от боёв отказаться не выйдет.
  - Не переживай, куколка, тебе понравится у меня жить, - улыбнулся ужасающей клыкастой улыбкой этот тип.
  - Смирр, ты сначала бой выиграй, а потом уже приставай к призу, - скучающим тоном сказал мой наглый, ночной гость.
  - Выиграю. Я хоть и раненый, но оборотень, а ты простой человек, - с полной уверенностью в своих словах сказал пёс.
   Похоже, о том, что Листин маг, здесь не знают. Очень интересно, что ещё скрывает этот странный травник.
  - Через час после полночи на площадке у реки, - голубоглазый определился с местом проведения боя.
  - Идёт, - ответил Смирр. - Девчонку приводишь сразу.
  - Как всегда, - спокойно ответил этот странный травник.
  Оборотни покинули кабинет, а я опустилась на пол там, где стояла. Листин подошёл ко мне, опустился рядом и, обняв, сказал:
  - Не переживай, всё будет в порядке. Всё останется, как есть.
  - Ты против оборотня не выстоишь и пару минут, - печально ответила я.
  - Они тоже так думают, но я, же маг, ты не забыла? - крепче обнимая меня за плечи, прошептал мне на ухо парень. - И почему ты меня не послушала и вышла из дома?
  - Ты мне ничего не говорил, - шмыгнув носом и украдкой стерев непрошеную слезу, ответила я.
  - Зато я оставил тебе записку с подробным объяснением, почему тебе не следует появляться на улице.
  - Я не видела, - снова шмыгнула я.
  - И не завтракала? - вдруг встревожился Листин.
  - Нет. Некогда было.
  - Глупая девчонка! Так дохлая, её и сутками не ешь ничего! - отчитывал меня травник, таща на кухню.
  - На себя посмотри, рыба вяленая, - из последних сил огрызнулась я.
  Полночь наступила как-то внезапно. Возможно, такое ощущение было из-за сложного дня, а может быть из-за того, что я уснула за столом, так и не доев свой ужин. В любом случае, времени до решения моей судьбы осталось совсем немного, стоило привести себя в порядок и выходить в сторону реки.
  - Искряна, чего ты переживаешь? - в очередной раз спросил меня парень, открывая дверь на улицу и пропуская меня вперёд. - Ты не уверена, что я одержу победу?
  - Листин, скажи, ты сам-то веришь в свою победу? - грустно спросила я.
  - А почему я не должен верить в свою победу? - собеседник наградил меня удивлённым взглядом. - Без веры в себя победить не удастся. Проще смириться, опустить руки, жаловаться на судьбу, но в этом случае, чего ты в жизни добьёшься?
  - Дурак самоуверенный, - вздохнула я.
  - Почему дурак-то сразу? - парень наградил меня возмущённым взглядом. - Искрянка, посуди сама, я совершенно здоровый, тренированный, без этого никак, всё-таки с оборотнями работаем, и потом, я хоть и травник, но физиологию двуипостасных знаю неплохо.
  - Я заметила.
  - Ага. И посмотри на Смирра. Он же раненый, ограниченный ошейником, и явно недооценивает противника.
  - Кстати, по поводу ран, - вдруг забеспокоилась я, - у него швы не разойдутся? А то снова зашивать придётся, а у меня нет с собой ничего.
  - Не разойдутся, - уверенно протянул Листин, заворачивая в неприметный переулок, - мы завтра весь день только и будем сниманием швов заниматься.
  - Так быстро? Я думала, нашим пациентам дня три ходить со швами?
  - Нет, я же травки заварил, пока ты спала, и напоил всех пострадавших. В общем, к утру яд должен полностью выйти из организма, а там и регенерация к псам вернётся полностью.
  Внезапно ночная тишина взорвалась сотней голосов, рыков, криков и подбадриваний кого-то. До площадки ещё идти и идти, а крики уже оглушают и пугают, заставляя колени подгибаться, а мелкие волоски на теле вставать дыбом.
  - О, кто-то из молодняка бросил вызов кому-то из старших, - сказал с усмешкой парень. - Почти пришли.
  - С чего ты решил, что это именно молодняк? - спускаясь по извилистой тропинке, спросила я.
  - Ты же слышала, какая тишина была? Такое бывает всегда, когда молодёжь выходит в круг. Пока претендент не назовёт имя противника, все присутствующие хранят молчание. Если называется имя такого же молодого пса, то зрители реагируют более сдержанно, поддерживают, да, но не так шумно. Вот когда вызов бросается главе рода или вожаку стаи, тогда крики зрителей оглушают, всем интересно и накал страстей там феноменальный.
  - Может, мы не пойдём туда, а? - дрожащим голосом пропищала я.
  - Тогда ты точно достанешься Смирру, - глянув на меня через плечо, сказал Листин, - или ты этого и добиваешься?
  - Нет! - воскликнула я, спугнув какую-то целующуюся в кустах парочку.
  - Тогда только бой, - травник пожал плечами и, взяв меня за руку, повёл в сторону псов, обступивших площадку для боёв. - Отказ, как и не появление на площадке в назначенное время, засчитывается поражением. Тем более, свидетель вызова есть.
  Нас заметили сразу же, едва мы вырулили на берег из-за кустов черёмухи. Наверное, все присутствующие уже в курсе, что Листин со Смирром будут драться из-за меня. Как же это противно и страшно. Псы расступились, пропуская нас к самому краю площадки, где матёрый пес, своим придавив к земле более тощего соплеменника, держал за шею и угрожающе рычал.
  - Ужас, какой же это ужас, - тихо шептала я, прикрывая свободной ладонью свой рот.
  Через пару мгновений поверженный оборотень перестал сопротивляться и заскулил.
  - Реншин не дорос ещё до звания главы клана! - прокричал, видимо, ведущий или судья боя. - Масшарр, чистая победа!
  Оборотни закричали, зарычали, зашумели ещё громче, чем прежде. Оказавшись в центре этого ужаса, я на некоторое время буквально потерялась в пространстве. В себя пришла только когда оказалась, выведена Листином в центр площадки и тогда же наступила любимая мной тишина.
  - Смирр, ты знаешь условие, с которым я приму твой вызов, - громко и чётко проговорил травник.
  В толпе справа началось какое-то движение, и на площадку ступил мой недавний пациент. Что характерно, на шее оборотня в человеческой ипостаси красовался ошейник подавления. О том, что это не простой ошейник, а тот самый, изначально разработанный магами для оборотней, больных бешенством и поддающимся лечению только в человеческой ипостаси, говорили вырезанные на материале и наполненные энергией руны.
  - Листин, я выполнил твоё условие, - пророкотал Смирр.
  - Как видишь, я тоже, - травник поднял наши сцепленные ладони над головой.
  И снова оглушающий, пугающий шум и крики накрыли площадку, перепугали меня ещё сильнее, чем предвкушающий взгляд и клыкастая улыбка оборотня, коими он наградил меня.
  Кто-то подошёл сзади, взял меня за локоток и оттащил к краю вытоптанного пространства, а в центральной части площадки остались двое. Взгляд глаза в глаза, показательно расслабленная поза Листина и бугрящаяся мускулами фигура Смирра. И тишина, снова оглушившая меня. Кажется, все присутствующие затаили дыхание, боясь каким-либо громким звуком нарушить тишину, отвлечь противников друг от друга.
  Первым ударил пёс. Мощный кулак здоровой руки описал дугу и промахнулся, зато травник не промахнулся, ударив по рёбрам противника. И закрутился бой, завертелись противники, блокируя удары друг друга. Подсечка одного и прыжок другого, удар в челюсть блокирован, отведён в сторону, хитрый захват, проведённый Листином, Смирр пропустил, попался, но не сдался. И вот уже, кажется, что травник победил, но пёс извернулся и полностью блокировал попытки мага освободиться. Это конец.
  - Смирр победил! - разнеслось над площадкой. - Прекрасный бой. Листин продержался целых пять минут, но был повержен. Заявленный приз, в виде молоденькой человеческой лекарки, получает Смирр!
  Оборотни разразились овациями, выкриками, поздравлениями, а победитель, самодовольно улыбаясь, направился в мою сторону. Сердце пропустило удар, голова закружилась, в глазах потемнело, а ноги перестали держать. Чьи-то руки удержали от падения, кто-то потрепал по щекам, пытаясь привести меня в сознание. Я открыла глаза, слабо улыбнулась державшему меня оборотню и наконец, получила свободу. Хотя, какая это свобода?
  И тут случилось то, чего не ожидали ни болельщики, ни участники битвы. Раскидывая оборотней в разные стороны, на площадку выскочила оборотница в своей животной ипостаси. Встопорщила шипы на спине и кинулась на Смирра! Сбила парня с ног, поставила лапу на грудь и начала грозно рычать.
  В это время ко мне подошёл Листин, обнял за плечи и в тишине, нарушаемой грозным рыком оборотницы, произнёс:
  - Смирр, я обвиняю тебя в нарушении правил вызова на бой. Ты не согласовал со своей парой участие в боях из-за женщины, соответственно, выиграв бой, ты не можешь претендовать на приз.
  Ничего сказать в ответ оборотень не смог, потому что был придушен собственной парой.
  - Кираза, ты подтверждаешь, слова Листина? - спросил судья боя.
  - Гав! - ответила та.
  - Что же, тогда лекарь остаётся у проигравшего, - вынес решение судья, - а Смирр, за нарушение одного из правил боёв, наказывается недельным ношением ошейника подавления.
  - Нет, - простонал, прокашлявшийся пёс.
  - Р-р-р, - снова нацелилась на его горло благоверная.
  - Ладно, ладно, уговорила, - пошёл на попятную Смирр.
  Я же, увлекаемая Листином сквозь толпу, пребывала в самом настоящем шоке. Это же надо, в первое же полнолуние попасть на бои и быть выигранной каким-то зверем! Просто чудо какое-то, что здесь есть хоть какие-то правила и порядки. Надо будет поблагодарить Каризу за своевременное вмешательство. О том, что мне ещё предстоит разговор с Шернаром, старалась не думать.
   ***
  После боёв прошло пять дней, которые я прожила, как в тумане. После боёв я стала бояться буквально всего, даже своей тени. В каждом шорохе мне стал слышаться шёпот оборотня, заявляющего права на меня. И хоть умом я понимала, что это не правда и бояться глупо, но ничего поделать с собой не могла. Только теперь я осознала, как прав был Листин, когда запер меня в доме. Однако, сделанного не воротишь, можно только исправить последствия.
  Поздно вечером, когда сумерки накрыли село, поглотив очередной жаркий день, у меня вдруг ожил амулет для переговоров. Тонко зазвенели бусинки, нагрелся кабошон, засветилась тонкая цепочка бисера, с именем старосты на предпоследней, самой большой, бусине. Вообще-то, я его сегодня в гости ждала, но так даже лучше.
  - Шернар, добрый вечер, - дёрнув за светящуюся нить, тем самым активировав переговорное заклинание, поприветствовала я мужчину.
  - Искряна, здравствуй, - ответил мне староста. - Как ты себя чувствуешь?
  Врать не хотелось, но и показывать оборотню свою слабость чревато. Тем более, он меня предупреждал про бои.
  - Всё хорошо, - в итоге, сказала я.
  - А почему ты снова на работу не вышла? - Шернар задал ожидаемый вопрос.
  - Неважно себя чувствовала, но, наконец-то, отлежалась, отоспалась, - с энтузиастом расписывала я то, чего не было на самом деле, - завтра точно приду на работу.
  - Хорошо, - как-то задумчиво сказал староста. - Искряна, вот ты же, вроде, умная девушка, так какого рожна ты в полнолуние пошла на работу, а ещё и Смирра спровоцировала?
  - Про полнолуние забыла, - покаялась я, - а про Смирра, кстати, а чем это я его спровоцировала?
  - Мордашкой своей, да руками умелыми, - рыкнул в ответ пёс, - раны его зашила ты аккуратно, вот и привлекла к себе внимание.
  - Я не поняла, это мне что, оборотней абы как зашивать? Чтобы шрамы страшные оставались? Да вы в своём уме? - начала возмущаться я.
  - Глупая, не абы как зашивать надо, а в полнолуние из дома нос не высовывать, - гораздо спокойнее ответил собеседник.
  - Да поняла, на практике усвоила, - невесело усмехнулась я.
  - Усвоила, молодец, - совсем успокоился пёс, - ещё одно правила усвой, на сплетни не обращать внимания, иначе житья тебе здесь не будет.
  - Даже боюсь представить, какие сплетни пошли, - улыбнулась я.
  - Разные, да правды в них мало. Люди любят знакомым кости перемывать, да события приукрашивать.
  - Ну, с этим я как-нибудь справлюсь, - уверенно сказала я, даже не предполагая, насколько богата фантазия местных жителей.
  - Ты, главное, если в драку полезешь, не до смерти души. Придушила и хватит, так чтобы место своё знали, - на полном серьёзе напутствовал староста.
  - Шернар, а ты ничего не путаешь? Я не оборотень, чтобы чуть что, сразу оппоненту в горло зубами вцепляться.
  - Да кто тебя знает. Кто знает, - кажется, вздохнул пёс.
  - Я знаю, и уверенно могу сказать, что псов в моей родословной нет. Только люди и маги, - жёстко ответила я.
  Во время учёбы в общеобразовательной школе и Школе Лекарей, из-за высокого роста меня часто дразнили нелюдем и оборотнем. Хотя нет, слова были обиднее, но смысл в том, что я не являюсь человеком. Только на последнем курсе Школы Лекарей я практически перестала обращать внимание на обидные слова, но иногда, всё же, оскорбления достигали своей цели.
  - Я понял, не рычи, - весело ответил мужчина. - Ты, поди, спать собралась?
  - Да, собираюсь.
  - Тогда не задерживаю больше. Приятных сновидений.
  - Доброй ночи, Шернар, - ответила я и снова дёрнула за нитку бисера, дезактивируя переговорное заклинание на амулете.
  Всё-таки, у Доришена замечательный староста. Кто другой отругал бы меня, пристыдил, на совесть надавил, как это сделал Листин по приходу домой после боёв. Шернар же просто указал на мои промахи, заставив обдумывать свои ошибки, а не краснеть и посыпать голову пеплом. Эх, мужа бы такого найти где, хотя нет, рано. И вообще, зачем мне муж, я ещё не доучилась, не нагулялась и жизнь не повидала. Не нужны мне мужчины сейчас.
  Улыбнувшись своему голубоглазому зеркальному отражению, начала расплетать косу. Пора готовиться ко сну.
  Тщательно распутав и расчесав свои непослушные волосы, достигающие середины бедра, я вспомнила, что забыла поставить ведро воды у входной двери. Не порядок, надо исправить. Пока в ванной набирала ведро воды, с улыбкой вспоминала, как впервые выставила ведро в дверях.
  Ночью, сразу после боёв, Листин меня отругал, сильно обидел и ушёл восвояси, а я разозлилась и устроила ему ловушку. Под каждым окном и у входной двери поставила ведра и тазики с водой. Вспомнила, что травник воду не любит, а ко мне приходит в бессознательном состоянии, вот и расстаралась.
  Как я и ожидала, парень пришёл на рассвете. Дверь, закрытую изнутри, открыл каким-то сложным заклинанием, которое, по словам самого же травника, в бодрствующем состоянии у него не выходит. Перевернул ведро, разлил воду по всему коридору и половине кухни, в висящее в коридоре зеркало кинул ледяное копьё, и только тогда проснулся! Только тогда я выдохнула и вышла в зал. Листин глянул на меня исподлобья, окинул хмурым взглядом лужи и разбитое зеркало, но, ни слова не сказав, развернулся и ушёл.
  С той ночи в доме я спала одна. Травник приходил днём, просил прощения, приносил продукты, новое зеркало, взамен разбитого и безуспешно пытался вывести меня на улицу. Наверно, не накричи он на меня после боёв, всё было бы иначе, и между нами было бы больше доверия, но, видимо, не судьба.
  И вот, очередное ведро стоит в коридоре, преграждая выход на улицу, а я иду спать. Завтра будет день преодоления себя, день закалки характера, день борьбы с собственными страхами, надо набраться сил и хорошо отдохнуть. И с мечтательной улыбкой на губах я окунулась в мир грёз.
  Утро встретило меня хмурым небом, разрезаемым ветвистыми молниями и ливнем, пытающимся выбить стёкла в окнах. А может оно и к лучшему, никого по пути не встречу, да и больные в такую погоду предпочитают дома сидеть. Про псов ничего сказать не могу. Очень надеюсь, что с убыванием луны они перестали наведываться в человеческую часть села.
  К моменту моего выхода из дома, гроза прошла, и ливень закончился, чему я очень обрадовалась. Выйдя в сени, окунулась в свежесть утра, влажный воздух остудил голову, выгнал ненужные мысли, взбодрил и я, плотнее укутавшись в плащ, шагнула на крыльцо, да так и застыла. В полушаге от меня, подложив руки под голову и свернувшись калачиком, спал травник! Это что ещё за новости?
  - Л-л-листин, - заикаясь, пробормотала я, - ты чего здесь спишь?
  - Сплю, ага, - потягиваясь, ответил парень. Перевернулся на другой бок и затих.
  - А почему здесь? Почему не дома у себя?
  - Мой дом в осаде, в свой не пускаешь, а больше ночевать мне негде, - сонно пробормотал травник.
  - В какой осаде? Можешь толком объяснить, чём дело? - приговаривала я, пытаясь растолкать парня.
  - Вот, ведьма! - воскликнул Листин, подскакивая на ноги. - Чего ты хочешь знать? Как эти су-умашедшие оборотницы после боя, посчитав меня неплохим претендентом на отцовство для их щенков, караулят в кустах у дома, или как человеческие девушки пытаются чаем с приворотным зельем опоить?
  - Всё так печально? - ошарашено спросила я.
  - Не то слово, - махнул рукой травник, - Искряночка, солнышко, рыбонька, вишенка, цветочек весенний...
  - Ну что, что тебе нужно? - оборвала я поток прозвищ, которые так любят глупышки.
  - Искряночка, а можно я у тебя поживу, а? - с надеждой во взгляде, начал подлизываться парень. - Ты же такая добрая, такая хорошая, гостеприимная.
  - Ага, особенно по ночам, - пытаясь скрыть предательскую улыбку, проворчала я.
  - Да не сказал бы, что ночами ты гостеприимная очень. Кроме меня, никого ночевать не оставляла, - протараторил Листин, и продолжил, - Искряночка, ласточка весенняя, ну, ну можно я у тебя поживу, а?
  - А как же сплетни? - с улыбкой спросила я.
  - Одной больше, одной меньше, - проворчал парень, - всё равно ты у нас вертихвостка. Самого Смирра, этого честнейшего оборотня, примерного семьянина, околдовала, потом натравила на бедного меня и, прямо на боях, бросила обоих. И не стыдно тебе, ведьмочка?
  Вот это новости! Вот это я умею мужиками вертеть, оказывается. Значит, хуже уже не будет.
  - Ладно, на пару дней я тебя приютить смогу, - ответила я, а потом строго добавила, - но в свою кровать и даже комнату, я тебя не пущу.
  - Хорошо, золотко, - широко улыбнулся травник, шагнул ближе, обнял крепко и чмокнул в нос.
  - Эй, мы так не договаривались! Пусти! - начала сопротивляться я.
  - Да, пожалуйста, - рассмеялся парень, выпуская меня из своих объятий, - беги уже на работу, а, то и так опаздываешь.
  - Зараза, какой же он зараза, - бормотала я сквозь зубы, выбегая за ворота.
  И только на крыльце целительской я поняла, к чему был весь этот спектакль. Листин, зная про мои страхи, просто напросто переключил все мои эмоции на себя, тем самым помог преодолеть путь от дома до работы. Возвращаться домой теперь глупо, к тому же, больных не интересует, какие страхи преследуют лекаря. Да и я расслабилась совсем, забыла про свои прямые обязанности. Всё хватит.
  Тряхнув головой, расправила плечи и уверенно шагнула на крылечко своей работы. Тихо звякнул замок, скрипнула дверь, и вот я снова на своём месте. Все тревоги и переживания оставлю за порогом, здесь не место эмоциям.
  Как я и ожидала, больные не торопились идти ко мне по такой погоде, а может, решили, что я и сегодня не на работе. Зато, устроенная мной генеральная уборка прошла на удивление быстро. Я как раз раздумывала, чем заняться дальше, когда распахнулась дверь и на пороге появилась обворожительная красавица, от которой разило приворотными чарами. Похоже, Листин мне не врал.
  - Ты что здесь делаешь? - в миг, превратившись из красавицы в фурию, воскликнула незнакомка.
  - Что я здесь могу делать, если это моё рабочее место, - спокойно ответила я.
  - Да ты что? - скривилась девушка. - Листин где?
  - Дома, наверно. Я за ним не слежу, - всё также спокойно ответила я, а сама попыталась аккуратно распутать чары, и ничего у меня не вышло.
  Уровень заклинания никак не ниже шестого, а такие сильные заклинания не проходят в школах. Все заклинания выше пятого уровня изучаются исключительно в высших учебных заведениях, а я только Школу лекарей окончила.
  - Правильно, нечего следить за своим полюбовником, - блондинка одарила меня хищной улыбкой, - всё равно не уследила.
  - И я должна переживать по этому поводу? - усмехнулась я, сканируя девушку на наличие иных чар. Ни магического дара, ни других запрещённых законом заклинаний я не обнаружила, зато выявила слабое заклинание убеждения и беременность, сроком, буквально, недель пять.
  - Нет, не должна, - снова оскалилась девушка, - теперь это не твоя забота. Всё равно он от меня никуда не денется.
  - Женщина, а вы вообще в курсе, что приворотные чары выше третьего уровня, незаконны? - меланхолично спросила я и в ответ получила испепеляющий взгляд. Благо скандалистка не маг, а то сожгла бы меня на месте.
  - Какое тебе дело до нас с Листином? - наморщила свой аккуратный нос посетительница.
  - Совершенно никакого, но вот ваш ребёнок, из-за пагубного влияния приворота, может пострадать. Вам оно нужно?
  - Не твоё дело, ведьма, - прошипела взбешённая селянка, - твоё дело держаться подальше от отца моего ребёнка, иначе можешь случайно не только на бои попасть, но и домой не вернуться.
  - Угу, что-то ещё или вы уже уходите? - наигранно безразличным тоном спросила я, хотя в душе всё заледенело. Похоже, Смирр не зря тогда пришёл, кто-то его отправил, и, похоже, этот кто-то стоит передо мной.
  - Ты меня поняла? Чтобы к Листину близко не подходила! - закричала женщина, оглушив меня.
  - Да поняла, поняла, - согласилась я, тихо надеясь, что блондинка покинет целительскую.
  - Хорошо, - тихо сказала посетительница, выходя на крыльцо.
  Вот так травник, как он только додумался такую фурию ребёнком одарить? Она же ни ему, не их ребёнку жить спокойно не даст. Хотя, о чём это я? Сам кашу заварил, сам пусть и разгребает свои проблемы. Тем более, это всё личное. Моя задача сообщить в Гильдию Правопорядка о нарушении магического законодательства. Стоп, а почему это я должна сообщать о нарушении, когда в каждом населённом пункте должен быть хотя бы один представитель правопорядка? И у этого мага, на столь сильные приворотные чары, должен был сработать артефакт запретных чар. И если блондинка к вечеру будет ещё на свободе, значит, в этом селе творится что-то не то.
  Рабочий день закончился, так толком и не начавшись. Всего трое больных пришли ко мне на приём, и то, один из них пришёл за настойкой от похмелья. Скучно. Зато на подходе к дому поняла, что вечер будет сложным.
  В глаза бросилась открытая настежь калитка и истеричная особа, бегающая вокруг моего дома и заглядывающая в окна. Пару раз она даже пыталась разбить окна, но защитные заклинания, поставленные мной не так давно, выдержали удары. Я даже ни на секунду не усомнилась, что это та же блондинистая фурия, что приходила в обед ко мне в целительскую. И да, она звала Листина. Эмоционально так звала, с выражением, жаль только, что цензурных слов там было мало.
  Когда женщина, в очередной раз, подбежав к входной двери, начала её выламывать, я поспешила защитить казённое имущество. И тут я увидела, что Листин, открыв окно в зал, выскользнул на улицу, и начал красться вдоль дома, в сторону теплицы.
  - Женщина, хватить выламывать двери в мой дом, - подойдя к блондинке, сказала я. - Выломать не выломаете, а покалечиться можете.
  - Ты, наглая врунья! Ты говорила, что не знаешь, где Листин, а сама его дома прячешь! - женщина кинулась с кулаками на меня, но я сумела отскочить в сторону. - Я тебе говорила, я тебя предупреждала! Теперь пощады не жди!
  - А с чего вы решили, что травник у меня? - насторожилась я, сплетая базовый щит. Очень мне не хотелось участвовать в ещё одной глупой женской драке.
  - А где ему ещё быть? - наступая на меня, кричала фурия. - В своём доме он трое суток не появлялся!
  - Конкурентки сказали? - вдруг развеселилась я.
  - Они не конкурентки! Они мои подруги! - буквально взбесилась селянка.
  - Оно и видно, что подруги, - рассмеялась я, - такие подруги, что каждая так и норовит его приворожить.
  - Что ты несёшь!
  - Не веришь, так проверь. Листин говорил, что его всю неделю чаем с зельем напоить пытались, - с улыбкой сказала я.
  - А почему я должна тебе верить?
  - Хочешь убедиться, что в доме никого нет? - спросила я, глядя на замершую в теплице тень.
  - Хочу! - обрадовалась женщин.
  - Пошли, - ответила я, открывая замок на двери.
  Осмотр моего скромного жилища занял минут десять. За это время блондинка умудрилась заглянуть под все кровати, на печку, даже на чердак слазила, но так никого не нашла. Уходила она, молча, даже не попрощавшись, а я и не расстроилась.
  Как только селянка скрылась за поворотом, я поспешила в теплицу. Очень мне хотелось прояснить вопрос с ребёнком.
  - Листин, пошли в дом, - стоя на крыльце, громко сказала я.
  - Кажется, я с тобой и за полжизни не рассчитаюсь, - ответил парень, подходя ко мне.
  - Кто знает, что нас ожидает? - с улыбкой на губах, ответила я.
  - Меня, похоже, побег из этой проклятой деревни, - грустно сказал травник, открывая передо мной двери в дом.
  - Так всё-таки, это твой ребёнок или нет? - спросила я, присаживаясь в кресло у окна.
  - Нет, конечно, - возмутился Листин и начал нервно расхаживать по комнате.
  - Почему ты в этом так уверен? Или у вас совсем ничего не было? - спросила я с сомнением.
  - Искряна, я же не монах! - снова возмутился парень, укоризненно глядя на меня. - Понимаешь, у меня наследственность интересная. Точнее, не наследственность, а заболевание. Нет, не так.
  Травник замолчал, видимо подбирая слова. Я не стала его торопить, как немного успокоится, так и расскажет то, что я должна знать.
  - Искряна, что ты знаешь про сотолма? - после долгого молчания, спросил Листин.
  - Заболевание встречается только у оборотней-котов и их прямых потомков до четвёртого поколения. При заболевании сотолма, оборотень становится бесплодным для не наделённых магией субъектов, - начала я вспоминать заученный материал и сбилась, поражённо глядя на собеседника, - только не говори, что у тебя в предках есть коты.
  - Не буду, - совершенно серьёзно сказал травник, - но сотолма мне передалось.
  - Так, а блондинку я сканировала, - начала я рассуждать вслух.
  - И дара в ней ни грамма не обнаружила, - облегчённо вздохнул Листин.
  - Меня вот, что ещё беспокоит, почему местный представитель правопорядка не отреагировал на использование приворотных чар, предположительно, седьмого уровня? - нахмурилась я.
  - Так, чего он сестру родную в тюрьму сажать будет что ли? - удивился собеседник.
  - Даже так, - в задумчивости я потёрла переносицу, - значит выход один, маме написать.
  - А кто у нас мама? - насторожился парень.
  - А мама у нас, боевой маг, бывший руководитель одного из подразделений быстрого реагирования, - усмехнулась я, видя, как сильно удивился Листин.
  - Боюсь спросить, кто, в таком случае, у тебя отец, - откинувшись на спинку кресла, выдохнул травник.
  - Охотник, - рассмеялась я.
  - Просто охотник?
  - Да, - легко согласилась я.
  Да только папа не просто охотник, а охотник на оборотней. И, судя по добытым мамой сведениям, три года назад пропал отец не просто так. И я бы не хотела распространяться на эту тему в селе, большая часть населения которого, оборотни.
  - Какая странная пара, - задумчиво протянул гость.
  - Счастливая пара, была, - вздохнула я, - мне их не хватает очень. Так, ладно, не будем о грустном. Я пишу письмо, а ты разогреваешь ужин. Там хоть что-то из съестного осталось?
  - Осталось и много, - ответил Листин, направляясь в сторону кухни.
  - Это хорошо, - ответила я, доставая зачарованную бумагу и письменные принадлежности.
  Я редко первая пишу маме, редко связываюсь с ней по амулету для переговоров, потому что сложно угадать время, когда бы мама была не на задании. Обычно, она сама выходит на связь, когда есть время. Сейчас, ситуация с чарами и представителем правопорядка довольно сложная, и мне требуется совет мудрого человека. Если честно, не только этот вопрос меня беспокоит, но и поведение Листина. Обо всём этом я подробно написала в письме и, активировав заклинание переноса, отпустила конверт на волю.
  Зачарованная бумага быстро донесёт письмо адресату, а заговорённые чернила не дадут прочесть письмо кому-либо без моего или маминого разрешения. Теперь осталось только ждать.
  Наскоро поужинав, я поспешила выделить травнику комнату и спальные принадлежности. В целом, вечер прошёл на удивление тихо и спокойно. Я даже расслабилась немного, перестала вздрагивать от громких звуков и оборачиваться на тени в углах. Зато утро оказалось полной противоположностью предыдущего вечера.
  Только начало светать, когда в двери лекарского дома громко постучались. Кутаясь в махровый халат я, вслед за Листином, вышла на крыльцо.
  - Здравствуйте, - сказал незнакомый оборотень. Рычащие нотки в голосе выдавали его нервозность.
  - Доброе утро, - в ответ сказала я.
  - Здравствуй, Гором, - ответил травник, - что случилось?
  - Стая чёрно-пёстрых окружила село, - скривился пёс, - ведёт их Варош.
  - У стаи сменился альфа? - насторожился Листин.
  - Пока нет, но всё идёт к тому, что Коруш передаст стаю сыну, - рыкнул оборотень.
  - Плохо, как же это плохо, - задумчиво сказал голубоглазый гость, - Гором, подожди меня, я сейчас.
  Травник подхватил меня под локоток, завёл в дом, усадил на диван и озадачил:
  - Значит так, Искряна, раз записки тебе оставлять бесполезно, объясняю на словах. Сейчас я уйду, а ты сидишь дома, на улицу носа не кажешь, к окнам близко не подходишь и вообще, делаешь вид, что тебя дома нет.
  - Почему это? - возмутилась я. - Ну окружили село эти чёрно-пёстрые, и что? Они же по душу оборотней пришли, а не простых людей.
  - Искряна, мне некогда с тобой спорить, просто сделай так, как я прошу. Пожалуйста, останься сегодня дома, - медленно, тщательно выговаривая каждое слово, произнёс парень. - Если вдруг начнут ломиться в двери или поджигать дом, просто помни, что я укрепил твои защитные чары. Никто не сможет попасть в дом без твоего разрешения.
  - Ладно. Хорошо, - согласилась я, - но вечером ты мне всё подробнейшим образом расскажешь. Про все ближайшие стаи, про всех претендентов на Доришен, про всё.
  - Договорились, - бодро ответил Листин и поспешил исчезнуть из моего поля зрения.
  Я и правда осталась дома. Раз на улицу выходить нельзя, я решила приготовить еды впрок. Неизвестно, сколько травник проживёт в моём доме, а его кормить надо.
  За домашними заботами время пролетело быстро. Уж и полдень прошёл, и вечер торопился в гости придти, когда на улице началось твориться что-то ужасное. Чёрно-бурая волна псов пронеслась по улицам села, врываясь в дома, она подхватывала местных жителей, сгоняя их разношёрстную толпу в сторону реки, и продолжала двигаться дальше.
  Я была спокойна, уверена в защитных чарах, навешанных на моё жилище. Также спокойно я стояла за шторкой в своей комнате и аккуратно наблюдала за действиями псов, пока прилетевший от мамы ответ не привлёк внимание захватчиков. Письмо залетело в дом через открытую форточку, мгновением позже раздался звук битого стекла. Кто-то умудрился выломать окно на кухне, а чары просто промолчали, словно и нет их! Как же так?
  Приложив руку к стене, проверила защитные заклинания и едва не разрыдалась от бессилия и своей глупости. В районе кухонного окна была дыра в защите. Это значит, что либо на стороне псов в нападении принимает участие маг, либо у оборотней есть такой хитрый амулет, блокирующий защитные чары. Даже будучи в боевой форме, псы не способны снять защитные чары со строений, тогда как направленные на них боевые заклинания просто скатываются со шкуры, не принося жертве никакого урона.
  Я не сопротивлялась, когда в мою комнату ворвалась тройка оборотней, двое из которых были в боевой форме, а третий в человеческой ипостаси. Я не издала ни звука, когда меня грубо вытащили на улицу через разбитое окно и, подгоняя толчками в спину, погнали вслед за селянами. Единственным, что слетело с моих губ, было пожелание старосте получить расплату за все его действия.
  - Искряна, ты же понимаешь, что я должен заботиться о благополучии своего клана, своих сородичей и своего села? Ты не входишь ни в одну из этих групп, поэтому и идёшь в откуп чёрно-пёстрым, - пытался оправдаться Шернар, но я больше не верила ни единому его слову. - Вот если бы твой Листин не вмешался, сейчас ты была бы под защитой Смирра, но он поступил иначе.
  Староста говорил что-то ещё, но я его не стала слушать. Зачем слушать ложь, когда за тебя всё решено, и это решение ты не в силах изменить? Вот и я, развернулась и ушла подальше от Шернара, а следом за мной шла пара моих чёрно-пёстрых надзирателей.
  Надзирателей выделили всем, кто попал в категорию откупа. Кроме того, мне ещё и браслеты, блокирующие магию, на руках защёлкнули. Учитывая тот факт, что среди захватчиков магов не было, они вряд ли смогли бы определить, кто из жителей обладает даром, а кто нет. О моей принадлежности к магам вожаку чужой стаи видимо подсказал всё тот же староста. Хотя, псы ворвались в мой дом вслед за маминым письмом. С другой стороны, такие письма маги отсылали и обычным, не одарённым людям.
  На краю знакомой площадки для боёв столпились так называемые откупные. Шестеро оборотней, из которых только один представитель сильного пола и один подросток со слабым даром.
  - Почему среди пленников, отданных в качестве выкупа, нет ни одного простого человека? - задала я вопрос своим конвоирам. - Почему именно такой состав выбрали?
  - Оборотни сами изъявили желание отправиться в нашу стаю, - наградив меня суровым взглядом, ответил чёрно-пёстрый надзиратель.
  - А почему магов не спросили, хотят ли они сменить место жительства? - нахмурилась я.
  - А чего вас спрашивать? - хохотнул второй конвоир. - Мы вас захватили во время штурма, значит, и принадлежите вы нашему альфе.
  - Час от часу не легче, - со вздохом сказала я, - то права предъявляют и на бои завлекают, то в плен захватывают. Дальше-то что?
  - Альфа решит, что дальше с тобой делать, - зарычал первый пёс.
  Как же их различать? Вообще, все захватчики удивительно похожи между собой. И рост, и телосложение, и цвет волос, всё совпадает настолько, что со спины не определить, кто именно перед тобой. Хотя, на лицо чёрно-пёстрые псы тоже все схожи, разве что носы, да форма губ отличаются. Их под копирку делают что ли?
  - И всё-таки, почему вы так с магами обошлись? - полюбопытствовала я.
  - Стая коричневых не смогла защитить свои территории, следовательно, либо убирается на все четыре стороны, либо платит нашему альфе откуп за пользование землёй, - терпеливо начал рассказывать второй мой надзиратель. - Откупом могут быть свободные оборотни, в этом случае они становятся частью нашей стаи, могут быть, как в твоём случае, пленённые маги, а может быть мешок золота. Как правило, стаи отдают проблемных самок и пленённых магов.
  - Законы учи, чтобы глупые вопросы не задавать, - прокомментировал первый пёс.
  - Уходим! - пронеслось над площадкой для боёв.
  Через пару мгновений к нашей тройке подбежал массивный оборотень в животной ипостаси, преградил мне путь и мотнул головой себе на спину. Я растерянно посмотрела сначала на одного, потом на другого конвоира. И тот и другой лишь закатили глаза к небу, подхватили меня под руки и посадили верхом на пса.
  - Вы чего творите? - взвизгнула я, вцепившись в загривок и инстинктивно сжав ногами своё транспортное средство.
  - А что, пешком бежать хочешь? - усмехнулся второй конвоир.
  - Нет, но и проткнутой шипами быть не хочу! - воскликнула я.
  - Полукровки часто бывают дефектными, - подал голос первый конвоир. Кивнув на пса подо мной, продолжил, - конкретно этот не может принимать боевую форму, зато выносливость у него парадоксальная.
  Не слышала о таком, но новость обрадовала. Значит, мне не стоит беспокоиться о том, что пёс вдруг испугается или пойдёт в атаку, ощетинившись своими шипами, соответственно, проткнув меня.
  Мы медленно двинулись сквозь толпу в сторону моста через реку. Напуганные, дезориентированные люди не торопились пропускать нас. Многие пребывали в шоке, поэтому у одних реакция была заторможенной, другие плакали и заламывали руки, третьи просто игнорировали окружающую действительность. Самое печальное, что в глазах всех встреченных мной людей было непонимание и страх. Местным жителям уже объяснили, что с этого дня Доришен принадлежит чёрно-пёстрой стае, а значит, следует ожидать глобальные перемены. Сменится староста села, сменятся руководители, либо появятся контролёры во всех организациях, принадлежащих стае коричневых.
  Пройдя мост, оборотни немного ускорились, но пока не бежали. Я крепко держалась за шерсть пса, боясь свалиться с его спины. И всё равно я, не удержавшись, упала на землю, ударила руку и ободрала ладони. Дело даже не в том, что нам на пути стали встречаться раненые, а в том, что на обочине в пыли и крови, в бессознательном состоянии лежал Листин.
  Я порывалась подойти к парню, проверить, жив ли, оказать первую помощь, но кто-то из конвоиров схватил меня за плечи и попытался вновь посадить меня на пса. Я изо всех сил сопротивлялась, кричала, кусалась, но всё оказалось бесполезным. Так и нёс меня надзиратель на своём плече, а я ревела в голос. Единственный человек, который заступался и переживал за меня в этом проклятом Доришене, так и остался лежать на обочине.
  - Что, трое мужиков не смогли с девкой совладать? - ехидно протянул голос.
  Приподнявшись, извернувшись и посмотрев через плечо, я увидела мужчину в форме, выдаваемой Гильдией Правопорядка. Похоже, это и есть брат блондинистой фурии, что пыталась приворожить нашего травника.
  - Да что мы, главное ты её исчезновение в Гильдии Целителей правдоподобно обоснуй, - ответил мой конвоир.
  - Прям впервой доказывать им, что очередная глупышка влюбилась и сбежала с заезжим оборотнем, - рассмеялся представитель правопорядка.
  Хотя нет, преступник он, сообщник, но никак не блюститель закона. Благо маме успела написать, рассказать про странности, происходящие в этом селе. Пусть не сразу, но она поймёт, что я пропала, а не сбежала. Мама во всём разберётся, по крайней мере, я на это надеюсь и верю.
  Мужчины, договорившись о новой встрече, разошлись в разные стороны. Меня снова посадили верхом на пса, и теперь оборотни побежали во всю свою немалую силу. Удивительно, но в замок, до которого ехать около двух дней на лошади, мы добрались за несколько часов.
  Неприступная, каменная громада, окружённая мощной стеной и глубоким рвом, возвышалась над лесом. Мрачный вид замка завораживал, но попасть внутрь мне совсем не хотелось, да только кто бы ещё интересовался моим мнением. На трёх из десяти башен возвышались разноцветные флаги. Интересно, что это значит?
  Оборотни вряд ли могли услышать мои мысли, но на интересующий меня вопрос они ответили.
  - Младшие вернулись, - сказал хмурый конвоир.
  - Вот и кончилось спокойное время, снова грызня начнётся, - невесело сказал второй.
  Мы же с моим транспортным средством дружно промолчали. Мне нечего было сказать, а псы в животной ипостаси, разговаривать не могут.
  К моменту моего представления альфе чёрно-пёстрых, я уже перестала плакать, переживать и как-либо реагировать на раздражители. Хотелось только лечь куда-нибудь, укрыться с головой и просто уснуть.
  - И кого вы притащили? - окинув меня беглым взглядом, спросил пугающего вида мужчина. - Я не чувствую в ней зверя.
  - Это лекарка, маг, как сказал Шернар, - отчитался один из моих конвоиров.
  - И что мне с ней делать? - хмыкнул хозяин замка.
  - Вариантов много, - начал было говорить второй конвоир, но под тяжёлым взглядом альфы замолчал и опустил голову, в знак признания своего промаха.
  - Никогда, слышите? Никогда оборотни моей стаи не будут пачкаться об магов! - грозно проговорил мужчина.
  - И куда её тогда девать? - осмелился задать вопрос менее серьёзный из моих сопровождавших. - Отпускать нельзя, ещё приведёт кого.
  - Да хоть на скотный двор, главное, чтобы мне на глаз не попадалась больше! - прорычал альфа. - Где остальная часть откупа?
  - Через полчаса должны все наши вернуться, - отчитался первый конвоир.
  - Хорошо, - чуть спокойнее сказал глава стаи, - магичку уведите, видеть её не могу. Бесит.
  Всё та же пара оборотней отвела меня на задний двор и передала с рук на руки скотнику. Этот старый, я бы даже сказала, древний пёс меня сильно насторожил. Никак не вязался его цепкий взгляд с поведением заядлого выпивохи. Едва провожатые растворились в густых сумерках, скотник начал расспрашивать меня:
  - И чем это ты провинилась? Чем прогневала альфу, что он тебя отправил за скотиной ухаживать? Коруш просто так мне помощников не отправляет.
  - Рождением своим я провинилась. Да даром проявленным, а больше, вроде ничем, - ответила я, следуя за стариком в сторону покосившейся постройки.
  - Глупый мальчишка, - покачал головой пёс, - когда же он перебесится? Когда поймёт всю ценность магов?
  - И в чём же наша ценность для оборотней? - оживилась я.
  - Ваша кровь, конечно, - невозмутимо ответил скотник, открывая ещё крепкую, но уже просевшую дверь в сараюшку. Я же после этих слов запнулась на пустом месте, едва не пробороздив носом по стене постройки.
  - Вы же не вампиры, чтобы кровь пить! - возмутились я, теперь уже с опаской следуя за стариком.
  - А кто тебе сказал, что мы кровь пьём? - удивился оборотень, открывая дверку в не то свинарник, не то телятник.
  - А тогда что вы имели в виду, говоря про кровь? - нахмурилась я.
  - Так родство, глупая, - рассмеялся старый пёс, беря в руки какие-то тряпки, хранящиеся здесь же в тюках, - родство. Это вы, молодёжь, о всяких глупостях думаете, а мы о жизни и продолжении рода.
  Старик взял несколько тряпок и бросил в угол соседнего отгороженного закутка.
  - А что это вы делаете? - полюбопытствовала я.
   - Как что? Кровать тебе стелю, - ответив, оборотень снова рассмеялся.
  Видимо, выражение лица у меня было забавным.
  - Простите, а вы тоже спите не в замке, а здесь? - не сообразив, как назвать помещение, я просто развала руками.
  - Нет, у меня каморка в замке есть, - веселясь, ответил пёс, - зато все наказанные здесь спят. В целях перевоспитания, так сказать.
  - Зачем меня перевоспитывать? Отпустите и забудьте о моём существовании, - искренне попросила я.
  - Поздно. Вот если бы альфа тебя не видел, то можно было бы тебе сбежать, а теперь всё.
  Больше не сказав ни слова, старый скотник покинул место моего ночлега, не забыв подпереть дверь. Что же, придётся ночевать здесь.
  На улице уже стемнело, лунный свет едва пробивался в маленькое, грязное окошко, не освещая и трети помещения. В моём углу было совсем тёмно. На ощупь, расстелив тряпки, я, вздохнув, легла спать.
  Из тревожной дрёмы меня вырвал звонкий писк на разные голоса. Нет, я знала, что разные противные грызуны пищат, но чтобы так громко и противно, даже не подозревала. Вот только это было не единственным открытием, которое я совершила за эту ночь.
  Немного успокоившись после неожиданного пробуждения, я вдруг поняла, что рядом кто-то есть. Присмотревшись, я увидела серую, огромную крысу, стоящую нос к носу со мной! Взвизгнув, я не просто подскочила, я запрыгнула на верхнюю доску, отделяющую мою каморку от основного помещения сараюшки. И только сидя на стенке, вдруг поняла, что сейчас ночь, на руках блокаторы магии, а я довольно хорошо вижу окружающее пространство, только как-то странно, в серых тонах. Как такое, возможно, я не представляла.
  Тем временем крыса, напуганная моим визгом, куда-то спряталась, но писк из-под пола так и не прекратился. Я же, оглядев сарай, пока появилась такая возможность, взглядом наткнулась на вилы. Хоть какое-то оружие против наглых, откормленных крыс. Вообще-то, мышей я никогда не боялась, чем часто озадачивала одноклассников, а таких вот огромных крыс я никогда не встречала, вот и результат.
  Чуть позже, несмотря на писк и возможность повторной встречи со страшным грызуном, я всё-таки уснула. Правда вилы из рук не выпустила. В таком виде и нашёл меня скотник, придя будить поутру.
  - Вот те на, - разбудил меня насмешливый голос оборотня, - в её возрасте с мужиками по сеновалам развлекаются, а она вилы обнимает!
  - И вам доброго утра, господин надзиратель, - сонно ответила я.
  - Доброе, доброе, - проворчал старик в ответ, - я тебе тут еды немного принёс. Кушай, пока на кухне не хватились.
  - Спасибо, - сказала я, жадно глядя на кувшин с молоком, - а почему должны хватиться?
  - Так молоком только щенят поят, взрослым мясо положено, - рассмеялся оборотень, глядя, как я торопливо ем пироги с ливером, запивая молоком.
  И снова поймала себя на мысли, что со мной происходит что-то не то. Я никогда не любила молоко, а сейчас оно показалось мне таким вкусным, таким ароматным, таким питательным. Только времени подумать мне не дали. Как только я прожевала последний кусок пирога, да допила молоко, остатки которого скотник пытался забрать, да не тут-то было, мне выдали задание на день. Если кратко, то до обеда мне надо нарвать десяток мешков травы. И конечно, надзирателя ко мне приставить не забыли, хотя и лес был совсем рядом. Так и опасаются, что сбегу, а куда я сбегу без магии? То-то и оно, что никуда.
  Даже если мне удастся сбежать, оборотни быстро меня поймают. У них отличный нюх, а я ещё не научилась скрывать свой запах без использования магии. Если честно, даже не задумывалась, что на меня могут надеть блокаторы, да ещё и оборотни. Только у жизни свои причуды.
  Оказавшись на лесной полянке и развернув мешки, я задумалась, а к обеду, которого дня мне надо нарвать травы? Мешки оказались огромными, в такие мельники фасуют муку по пятьдесят килограмм. И, похоже, что мой надзиратель вовсе не для слежки приставлен, а для помощи в транспортировке травы. Пока я выполняла задание, оборотень развалился на солнышке и, кажется, заснул.
  В очередной раз встав, чтобы размять спину, я заметила на краю поляны, в мареве знойного дня, дикую лесную кошку. Откуда она здесь взялась? Эти огромные, грациозные животные предпочитают более суровый климат, нежели наши, средние широты.
  Я только моргнуть успела, а кошка уже исчезла. И что это было? Это и правда пришла лесная красавица или я просто перегрелась на солнышке? Всё-таки, второе более вероятно, а раз так, то надо бы мне в тень попасть.
  Углубившись в лес, я наткнулась на целую полянку земляники. Сочные, спелые, ароматные ягодки так и просились в рот. Желудок тут же забурчал, требуя еды и напоминая, что обед я пропустила. За объеданием очередной веточки земляники и застал меня пёс. Чего-то проворчал про 'наглых магичек, не делящихся ягодой' и отправился относить в замок пять, набранных мной, мешков травы.
  Как только парень покинул поляну, я снова заметила лесную кошку. Теперь она манила меня вглубь леса. Идти не хотелось, но интуиция упорно твердила, что я должна помочь лесной жительнице. Наверное, это глупо, но, во-первых, своей интуиции я привыкла доверять, во-вторых, мне всего двадцать, и если совершать глупости, то сейчас. Так рассуждая, я направилась вслед за провожатой.
  Кошка вела меня недалеко, буквально метров сто. Конечной точкой оказалось старое, совершенно сухое дерево, в корнях которого кто-то сделал себе убежище. Лесная жительница явно хотела, чтобы я заглянула внутрь норы, что я и сделала. В корнях обнаружилась пара маленьких, едва открывших глазки, котёнка. И что всё это значит?
  Я подняла взгляд на кошку, а она, мяукнула одобряюще, мол, забирай, и растворилась в воздухе, истаяла, как туман.
  - Кошка-призрак и её дети, прекрасно, - проворчала я, доставая первого котёнка, - и что вот с вами теперь делать?
  Никто мне, конечно же, не ответил. Бросать беспомощных котят не хотелось, а прятать от оборотней я их не смогу. Как же быть?
  В следующее мгновение мне стало не до такой глупости, как прятки котят от псов. Буквально в пяти шагах от меня лежал труп мужчины. Крови рядом было не много, но вот две характерные ранки на шее, мне совсем не понравились.
  - Магичка, ты где? - прокричал мой надзиратель.
  Зачем кричал, если мог по запаху определить, где я, осталось загадкой. Котят я спрятала в один из сложенных мешков, заткнутых за пояс. Сообразительные малыши даже не пискнули. Устроившись удобнее, кажется, задремали.
  - Как часто у вас пропадают люди? - выйдя из леса, задала я вопрос псу.
  - Да кто за ними следит? Кому они нужны? - возмутился оборотень.
  - Значит не часто, иначе заметили бы, - задумчиво приговорила я.
  - Чего заметить-то должны? - насторожился парень.
  - Пропажу людей, - всё также задумчиво ответила я, - а маги у вас всегда в блокаторах ходят?
  - Конечно, - гордо ответил молодой пёс, - нечего нам тут своё волшебство показывать!
  - Значит, магов нет, а вампиры есть. Весело у вас тут, - заключила я. - В лесу труп. Советую упокоить и похоронить. Упокоить надо до заката, иначе ловить его потом замучаешься.
  Оборотень мне не поверил. В прочем, в существование вампиров он не верил вообще, о чём красочно мне и поведал. Ещё пёс рассказал, насколько маленький у меня мозг, и что женщины, в принципе, с головой не дружат. Интересно, а сколько нужно трупов, чтобы эти умники поняли, какую угрозу хранит их лес?
  Разозлённая таким наплевательским отношением к человеческим жизням и реальной опасности я быстро добежала до замка и у охранников потребовала проводить меня к альфе. Псы только рассмеялись, говоря, что кого-кого, а магичек альфа точно не принимает. До чего же твердолобые эти оборотни!
  - Хорошо, - прошипела я, - может вы в курсе, когда люди пропадать начали?
  - Откуда ты знаешь? - раздался грозный рык справа.
  Стражники в раз смеяться перестали, посерьёзнели и вытянулись по струнке. Похоже, на меня обратил внимание кто-то из командиров.
  - Труп в лесу нашла, - резко ответила я, - почти полностью обескровленный. С характерными следами вампирьего прикуса.
  - Вампиры не нападают на оборотней, боятся, - фыркнул пёс.
  - И вы, правда, считаете, что ожившему, голодному трупу ведом страх чего-либо? - уставилась я на собеседника.
  - Вампиры, хоть и трупы, как ты говоришь, но, тем не менее, существа магические, - словно глупому ребёнку мужчина начал объяснять очевидное, - следовательно, инстинкт самосохранения, голод, и страх им присущи.
  - Конечно, - с большим сомнением протянула я, - вы это и будете объяснять вампирам, когда они вас кушать будут.
  - Не будут, и ты это знаешь не хуже меня, - ухмыльнулся оборотень.
  - Значит, на разговор к вашему альфе я не попаду? - раздражённо спросила я.
  - Нет, конечно, - ответил пёс, - радуйся, что бета до тебя снизошёл.
  - Уж не вы ли? - фыркнула я.
  - Да, я, - было мне ответом.
  - Хорошо, бета, - сделав глубокий вдох и немного успокоившись, я продолжила, - какие действия с вашей стороны произведены после того, как выяснилось о периодической пропаже людей?
  - Не твоя забота, - рыкнул пёс, показывая свои внушительные клыки, - тебя отправили животных кормить, вот и корми, а в наши дела не лезь.
  - Сволочи, бараны твердолобые, псы блохастые, - ругалась я себе под нос, идя в свою сараюшку.
  Надо же ещё устроить котят, придумать, чем их кормить и как прятать. Ближайший месяц они вряд ли выйдут за пределы постройки, а вот дальше будет сложно.
  ***
  От скотника мне влетело за медленную работу и за выполнение половинного объёма заданного им. Зачем надо было так много травы, я не поняла. Коз, овец и коров выпасают на полях, а свиней не так уж и много, им явно хватит того, что я нарвала.
  В скверном настроении я пошла выполнять очередное задание, связанное с чисткой цыплятников. За этим нехитрым делом, по идее, я должна была успокоиться, но какое-то нехорошее волнение не покидало меня. Нужно бы поговорить с альфой сегодня же, убедить, что вампиры опасны не только для людей, но и для оборотней тоже.
  С последним на сегодня цыплятником я разобралась уже на закате. Солнце скрылось за горизонтом и начало смеркаться, когда я отправилась на кухню раздобыть ужин себе и стакан молока для котят.
  Проходя мимо приоткрытых ворот, через которые выгоняют скотину на пастбище, услышала тихие шипящие звуки. Первой мыслью было пройти мимо, но оберег на груди нагрелся, оповещая, что рядом нежить. Скверно.
  Аккуратно выглянув за ворота, я поняла, что действовать надо быстро, иначе сегодня появится ещё один труп. И на этот раз псы точно заинтересуются своей безопасностью.
  Я увидела их в профиль, маленькую, тоненькую и уже зачарованную оборотницу, жавшуюся спиной к стене и пока ещё неповоротливого, страшного, но очень голодного вампира, скалящего свои длинные, достаточно тонкие и невероятно острые клыки. Интересно, если у человека нет таких здоровых клыков, откуда тогда они берутся у вампира? А этот их гипноз, названный вампирьем очарованием?
  - В глаза не смотри! - зло прошипела я, пытаясь придумать, чем можно быстро обезвредить нежить.
  К несчастью, оборотница не услышала меня, не очнулась от гипноза, зато вампир заметил меня, развернулся лицом ко мне, выпустив не сопротивляющуюся добычу, и, кажется, начал приближаться. Точно сказать не могу, потому что взгляд я отвела в сторону.
  Что делать с вампиром я так и не решила, но умирать, даже не попытавшись оказать сопротивление, я тоже не хотела. И, пока вампир ещё сонный, неповоротливый, не приблизился вплотную, я обежала его по дуге, оказавшись рядом с оборотницей. Я встряхнула девушку, потрепала по щекам, но осмысленного взгляда не дождалась. Была бы у меня магия, я бы быстро упокоила вампира и привела жертву в чувства, а так пришлось снова убегать от ожившего трупа, уводя его за собой.
  Девушка пришла в себя только после звонкой, но не сильной пощёчины. Не люблю я это дело, но в такой ситуации не до церемоний. Едва оборотница начала приходить в себя я снова отправилась в забег от нежити, но в этот раз неудачно.
  Не знаю, что послужило причиной, сгустившиеся сумерки или отчаянный визг неудавшейся жертвы, но вампир начал двигаться гораздо быстрее и проворнее. Он поймал меня за косу, рванул назад, открывая себе доступ к моей шее, оскалился победно и страшно взвыл, обломав один из клыков о мой блокатор. Буквально чудом я успела подставить руку с браслетом, закрыв свою шею от укуса. Дальше случилось то, что ещё долго будет мучить меня в кошмарах.
  Голова нежити отделилась от тела, улетев в одну сторону, тело отправилось в другую, а за спиной обнаружился злой и сильно встревоженный бета.
  - Прочесать лес, чтобы этой заразы на наших землях не было! - отдал приказ пёс. Как только оборотни рванули исполнять поручение, оставив нас втроём, мужчина подскочил к оборотнице, сжал её в объятиях, обнюхал всю и только тогда немного успокоился.
  - Папа, я так испугалась, - всхлипывая, жаловалась девушка, - я же даже не помню, как за воротами оказалась.
  - Уриша, не плачь, всё хорошо, - гладя дочь по голове, шептал бета, - я рядом. Ты в безопасности. Идём домой.
  - Не могу, - снова всхлипнула оборотница, - ноги не слушаются. Я и убежать не смогла, закричать только.
  - Правильно сделала. Видишь, я услышал и пришёл на помощь, - тихо и уверенно говорил пёс, хотя я видела, как у него дрожали руки.
  Я решила оставить оборотней одних, а сама направилась в сторону кухни, размышляя, как долго ещё вампиры обитали бы рядом с замкам, не напади один из них на дочку беты. Наверное, не один год.
  Прежде чем идти за ужином я решила заглянуть в одну из уборных. Надо же умыться и привести одежду в порядок, а то вдруг кормить откажутся.
  К счастью, нужное помещение нашлось быстро. Смело распахнув дверь, я шагнула внутрь и вскрикнула от неожиданности, увидев напротив себя девушку. Глаза бешеные, щёчки розовые, губы красные, искусанные, тёмная коса растрепалась, а дополняла образ одежда, грязная и забрызганная чем-то чёрным. Лишь мгновение спустя я поняла, что смотрюсь в идеально начищенное зеркало.
  - Вот точно, краше в гроб кладут, - вздохнула я и начала приводить себя в порядок.
  Умытая, причёсанная, посвежевшая и повеселевшая я направилась на кухню, где была встречена старой кухаркой. Увидев седую оборотницу я была готова к чему угодно, но только не к причитаниям по поводу моей худобы и бледного вида. Зато, скушав треть двойной порции горячей каши с кусочками тушёного мяса, я легко выпросила с собой несколько пирожков, вместе с блюдцем завёрнутых в полотенце и небольшой кувшинчик молока.
  Так я и вышла во двор, неся в руках еду, да чуть не разбила кувшин, увидев в руках пса тело, криво укутанное в плащ. Судя по размерам, это мог быть ребёнок или очень худая, миниатюрная девушка. Плотная ткань приглушала зеленоватое свечение окутавшее тело, но я всё равно догадалась, откуда оно взялось.
  Когда маг не мог очистить свою кровь от яда нежити и сам становиться одним из них не желал, то проводился ритуал упокоения собственного тела. Особенность ритуала в том, что проводился он только магами, находящимися при смерти, так как быть заживо упокоенным и развеянным не хотел никто. После проведения ритуала по всему телу начинали появляться руны, испускающие зеленоваты свет. Чем ярче разгораются руны, тем ближе момент срабатывания заложенной в них программы.
  Мне было страшно и любопытно одновременно. Охота было посмотреть вживую на результат такого редкого ритуала. Максимально тихо ступая на траву, я прокралась за оборотнем.
  - Альфа, я в лесу нашёл, - тихо сказал пёс, укладывая свою ношу на траву и выпутывая её из плаща. Как я и предполагала, это была сильно исхудавшая девушка.
  - Вот и добегалась кошка по нашему лесу, - фыркнул Коруш, разглядывая руны на обнажённом теле девушки.
  - Кошки-маги же истреблены, - подала я голос, - а девушка явно была магом, иначе ритуал не сработал бы.
  - Она точно была кошкой, - резко ответил альфа, - не рождённой оборотнем, а получившей свою вторую ипостась во время свадебной церемонии. После смерти мужа я ей предлагал даже принять в свою стаю, но она отказалась.
  Что-то сомнительно, чтобы пёс предложил принять в свою стаю кота. Они всегда рычат и шипят друг на друга, всегда пытаются друг другу насолить, укусить больнее. Да и не слышала я о таких случаях, чтобы человек, прошедший брачный ритуал с оборотнем-псом, вдруг приобретал себе вторую ипостась кошки.
  - Она точно была магом и знала, что эту ночь не переживёт, - в свою очередь ответила я.
  - С чего такая уверенность? - насмешливо спросил Коруш.
  - Я знаю, что это за ритуал, - тихо сказала я. - Судя по свечению, через два, максимум три часа тело превратится в прах.
  Я даже договорить не успела, как руны засветились ярким светом, окутали тело в зелёный, непроницаемый кокон и через миг рассыпались яркими звёздочками, открывая нашему взору лишь гору праха на плаще.
  - Как быстро и незаметно пролетело время, - усмехнулся альфа.
  - Нашёл повод для веселья, - ответила я, и, укоризненно глянув на мужчину, развернулась и пошла в свой сарай.
  За спиной нервно говорил Коруш, высказывал своему помощнику опасения по поводу таких вот сюрпризов от котов. Я не стала останавливаться и прислушиваться к разговору, и так ясно, что войну псы выиграли, но всех кошачьих магов им убить не удалось. Если честно, я обрадовалась этому факту, ведь у котов была своя уникальная магия.
  А в сарае меня ждала пара настороженных, но очень голодных малышей. Котята жалобно мяукали где-то среди тюков с тряпьём, прося еды, но я не видела их в потёмках. Странной смены зрения, как случилась прошлой ночью, сегодня не произошло, поэтому я практически на ощупь добиралась до своего закутка. В проходе уселась на соломенную подстилку, рядом аккуратно примостила кувшин, и начала разворачивать свёрток с пирожками. Я не зря попросила положить пирожки на блюдце, теперь у моих подопечных есть своя миска.
  Освободив тарелку от выпечки, я налила в неё молока и поставила ближе ко второй каморке. Позвала котят, но они, конечно, не пришли. Боятся.
  Делать нечего, спряталась в своём углу, затаилась, а через некоторое время услышала, что малыши добрались до молока. В вечерней тишине были хорошо слышны звуки задорного лакания.
  Я тихонечко выглянула из своей каморки и полюбовалась на два жёлтых комочка, торопящихся наполнить свои животы. Хоть блюдце было небольшим, но маленьким котятам хватило такого объёма молока, чтобы вдоволь наесться.
  Вылизав блюдце, котята поползли обратно в каморку с тряпками. Именно поползли, потому что значительно округлившиеся животики не давали толком подняться на ещё слабые лапки. И только теперь я со спокойной душой подошла к входной двери, в ручку засунула свёрток с пирожками. Рядом с собой оставлять побоялась, вдруг крысы захотят подкрепиться, а здесь, может, не доберутся.
  После этого, снова забилась в вой угол, завернулась в старые, тонкие одеяла, которые вчера приняла за простые тряпки и лишь утром разглядела, что же мне выдали, и уснула. Только сон был как-то поверхностный. Всю ночь мне снилась какая-то муть, а в реальности то морозило, то бросало в жар, а под утро начали болеть кости и суставы, словно выворачивало в обратную сторону.
  Внезапно всё прекратилось и я, под мерное мурлыканье на два голоса, буквально провалилась в безмятежный сон. Жаль только, что длился он недолго. Скотник разбудил.
  Оборотень снова принёс мне завтрак, правда, сегодня ещё и сменную одежду захватил. Где только взял, интересно. Интересно и то, что пёс промолчал по поводу котят, которых, несомненно, учуял, но выругался по поводу царапины на моей руке. Оказывается, вампир, обломав один клык, другим умудрился пробороздить мне по руке. Хотя яд впрыснут не был, но рана, незамеченная мной сразу, к утру воспалилась.
  - Как можно быть такой беспечной, - ворчал скотник, рассматривая мою ранку.
  - Вот кто бы говорил, - вяло огрызалась я в ответ.
  - Тебя бы к целителю, но в посёлок тебя никто не пустит, - сказал старый пёс, подарив мне сочувственный взгляд.
  - Да мне бы магию мою, сама бы полностью излечилась. Этому ведь даже в Школе Лекарей одарённых детей учат с первых дней поступления, - ответила я, настойчиво освобождая свою руку от цепких рук оборотня, - или хотя бы что-то обеззараживающее, чтобы рану промыть. С вирусом, который умудрилась поймать, иммунитет и так должен справиться.
  - Ладно, я поговорю с внуком, может он в благодарность за Уришку смилостивится и предоставит тебе возможность вылечиться, - ободряюще улыбнулся скотник.
  - С внуком? - моё удивление было настолько сильным, что даже слабость и головокружение отступили на второй план. - Боюсь спросить, а кто у вас внук?
  - Как кто? Коруш, конечно, - насмешливо ответил старик.
  - Это как так? Вы же совсем не похожи! - воскликнула я и тут же прикусила язык. С чего они должны быть похожи, не сын же это, а внук.
  - Теперь да, а раньше на некоторые взгляды на жизнь были очень похожи, - вмиг погрустнел мужчина. Потом оглянулся, прошёл в каморку с тряпьём, уселся на один из тюков и продолжил свой рассказ, - раньше я, как и вся стая чёрно-пёстрых, считал, что маги зло, а оборотни-маги тем более. Маги лишили моего брата животной ипостаси, фактически убив его наполовину. После этого он прошил всего два года.
  - Просто так маги не проявляют такой жестокости, значит, на то была причина, - тихо проговорила я.
  - Об истинной причине того поступка я узнал лишь спустя пятьдесят лет, - тяжело вздохнул скотник, - срок давности истёк, и некоторые документы рассекретили. Золшер несколько лун подряд устраивал охоту на разумных. В процессе мог задрать целый человеческий посёлок, а на утро он ничего не помнил. Менталисты подтвердили, что у брата произошло раздвоение личности и, как раз, животная его часть сошла с ума. Это даже не бешенство, которое лечится, это самое настоящее сумасшествие, и исправить его получилось, только заблокировав животную часть личности.
  В школе мы подробно разбирали этот случай. В такой ситуации сделать ничего другого, кроме как заблокировать часть сознания, просто невозможно. Правда, блокировку следует обновлять раз в период, определённый целителем. Иначе заклинание может развеяться, как это произошло с Золшером. В этом случае оборотень погибает сам, либо его уничтожают охотники, как особо опасного преступника.
  - А что произошло дальше? - спросила я, когда пауз затянулась.
  - Дальше я начал воевать против магов, - пожав плечами, ответил пёс. - Про эту войну предпочитают умалчивать, потому что в ней нет победителей, только проигравшие. Абелин I нашёл способ примирения оборотней и магов, он просто объявил войну против тех, кто сочетал в себе обе эти составляющие.
  - Вот так просто взять и вырезать целый народ? - ужаснулась я.
  - Не просто, всё не так просто, - грустно усмехнулся оборотень, - коты многим досаждали. Самые красивые девушки уходили вслед за ними, самые сильные оборотни разных кланов начали искать пути, как попасть именно в тот клан, самые талантливые маги женились и выходили замуж за этих наглых выскочек, а некоторых и просто воровали. Двух моих сестёр увели как-то в полнолуние, а мы не смогли их отбить. Позже выяснилось, что девочки встретили свои истинные пары, но моя злоба только крепла на котов. Да и не только моя.
  - А дальше была война? - робко спросила я.
  - Нет, война началась позже, - покачал головой оборотень, - сначала коты украли тётку по отцовской линии и старшую сестру Коруша, которых он очень любил, следом увели и его невесту. Потом и вовсе, на внука напали маги, только причины я не смог выяснить, а вот потом началась война. Знаешь, как я оказался в этом клане?
  - Нет, конечно, - возмутилась я, - сами перешли?
  - Нет. Зять намеревался убить семьи моих сестёр, ведь все их дети тоже оказались котами, а значит врагами, но я обменял свою свободу на их жизни. Так я стал принадлежать чёрно-пёстрой стае и стал скотником, а раньше был одним из разработчиков планов по уничтожению котов. Только где сёстры и племянники я не знаю, - вздохнул старый оборотень, сгорбившись, его звериные уши совсем поникли. - По окончанию войны стало известно ещё и то, что группа менталистов создала какой-то хитроумный усилитель, позволивший заложить в сознание тысяч людей ненависть к котам, в сознание оборотней ещё и ненависть к магам. Разработку засекретили, магов казнили, соучастников отправили на каторгу, но информация уже просочилась в народ, вызвав негодование населения. За этот поступок магов ещё больше возненавидели. Оборотни так точно.
  - Ого, а потом это воздействие убрали? - полюбопытствовала я.
  - Насколько я знаю, у людей да, а оборотни, в большинстве своём, просто проигнорировали эту возможность, - растирая крючковатые пальцы, сказал скотник.
  - Теперь я хотя бы понимаю, за что альфа на меня взъелся, - задумчиво проговорила я, в уме прикидывая, как бы снять с них всех эту программу ненависти магов. Определённо мне надо оповестить маму, вот только как это сделать? - А Коруш тоже под ментальное влияние попал?
  - Скорее всего, да, но он ещё и воспитывался в семье, ненавидящей и котов, и магов в целом, - снова тяжело вздохнул пёс, - моя вина, что он вырос таким злобным. Дочку я слишком оберегал от реалий этого мира, слишком разбаловал, вот она и попала в дурную компанию, а потом и мужа под стать себе нашла. Вдвоём они дров наломать успели.
  ***
  Что произошло дальше, мне не удалось узнать. Отвлёк шум, крики, подбадривания и рычание, раздавшиеся прямо под окном постройки, где мы находились.
  - Это ещё что? - резко подскочила я на ноги, и тут же схватилась за стену. На мгновение в глазах потемнело, ноги перестали держать, так что я буквально сползла по стене, снова оказавшись сидящей на подстилке.
  - Всё ещё хуже, чем я думал, - покачал головой дед, - а я только хотел предупредить, чтобы на улицу ты не выходила. Там сыновья Коруша резвятся.
  - И это опасно для окружающих? - уточнила я.
  - Обычно нет, но ты слишком слаба, и в случае опасности не сможешь вовремя среагировать, - строго ответил скотник, - сиди тихо.
  Оборотень ушёл, а я как сидела, так и задремала. Громкие звуки мне совершенно не мешали, не будили меня, пока совсем рядом не раздался мощный взрыв. Единственное окошко выбило, стены дрогнули, а крыша частично обвалилась. К счастью ни я, ни котята не пострадали. К слову, малыши стали вести себя очень странно. Они начали громко кричать, нервно бегать на ещё слабых лапках и царапать дверь, прося выпустить их. Да что же такое творится-то? Что такого произошло, что произошёл взрыв? Ответы я получила быстро, но они меня не порадовали.
  Внезапно дверь разлетелась в щепки, котята были пойманы незнакомым мужчиной, а напротив меня застыл огромных размеров кот. Не кот, а телёнок целый! Огромный, совершенно чёрный зверь прищурил свои зелёные глаза, несколько раз втянул воздух, а потом так страшно зашипел, да зарычал, что я с перепугу двинула ему в нос. Кот опешил, отскочил назад, зарычал очень грозно и, резко сорвавшись с места, покинул разгромленную постройку.
  - Чего это он? - дрожащим голосом спросила я.
  - Позже, времени мало. Пошли, - резко ответил мужчина, ласково гладя котят.
  Удивительно, но кот так напугал меня, что я совершенно забыла про слабость, головокружение, да и силы откуда-то взялись, что я быстро покинула сараюшку. Выйдя на улицу, я замерла, поражённая открывшимся видом. Куда ни глянь, везде шёл бой, звенело холодное оружие, скрещиваемое противниками, сверкали заклинания, да замертво падали оборотни. Невероятным был тот факт, что на псов напали коты, которые ещё и магией обладали. Каким образом они сумели скрываться около семидесяти лет, я не представляла.
  От вида крови, в глазах снова потемнело, от её запаха замутило, а от звуков сражения сердце болезненно сжалось. Какие бы нам в Школе Лекарей не устраивали занятия, иллюзорные сражения с множеством раненых и убитых, как бы нас не готовили, не тренировали, мы всегда знали, что там всё не настоящее, что все живы и совершенно здоровы. Здесь, напротив, всё настоящее, и от этого становится не по себе. Как оказалось, я совершенно не готова участвовать в реальных боевых действиях.
  - Ну чего встала? Жить надоело? - грубо спросил мужчина, держащий на руках моих рыжих котят.
  - Нет, но и идти не могу, - чуть не плача, прошептала я.
  - Мне что тебя на ручки взять? Так извини, руки другим заняты! - ядовито ответил незнакомец.
  Я уже хотела было ответить на грубость, но у замкового входа для слуг увидела сражающегося Листина. Его скорость, ловкость и гибкость нисколько не уступали сражающимся рядом с ним котам. Я ещё подумать не успела, что он может быть оборотнем, как фигуру парня на мгновение окутала дымка, а растаяв, явила огромного, почти чёрного кота.
  - Опять красуется, - презрительно фыркнул мужчина, - лучше бы силы экономил.
  Незнакомец перехватил котят одной рукой, меня за локоть взял другой и быстро повёл в сторону выхода за территорию замка. На сопротивление сил у меня не нашлось, едва ноги переставляла, да головой крутила по сторонам, боясь поймать какое-нибудь шальное заклинание. К счастью, мы сумели выбраться за стену без серьёзных происшествий.
  Меня тут же подвели к группе целителей, но они отказались мне помочь, до тех пор, пока на моих руках красуются блокаторы. В другое время меня бы вылечили, затратив раза в три больше энергии, чем необходимо, но кроме меня здесь очень много раненых, чья жизнь зависит от своевременной помощи. В итоге, мне обработали рану на руке, наложили повязку и посадили рядом с ранеными на тёплый плед, расстеленный по земле.
  Через какое-то время звуки боя стихли, и со стороны замка послышалось ликование. Коты победили чёрно-пёстрых псов. И вроде надо бы радоваться победе, что коты спасли меня, что среди них был Листин, но какой ценой. Столько раненых, убитых, а сколько семей сегодня лишилось своих родных, это же просто кошмар. И всё из-за глупой зависти, да из-за слепой мести.
  - Искряна! - громко воскликнули над ухом и сжали в крепких объятиях. - Живая!
  - Задушишь, - прохрипела я, пытаясь освободиться, - я тоже рада, что ты жив. Но вот то, что ты скрыл свою кошачью натуру...
  - Да ладно, кошечка, подумаешь, не сказал, - перебил меня парень, - ты вот тоже утаила, что котят нашла.
  - Когда бы я должна была тебе об этом рассказать? - возмутилась я.
  - Да хоть сейчас, - ответил Листин, широко улыбнулся, уселся на плед рядом со мной, ещё и в объятия меня заключил.
  - Хорошо, - резко ответила оборотню, безуспешно пытаясь высвободиться, - я перегрелась на солнце, увидела призрака небольшой кошки, которая и привела меня к котятам. Всё.
  - Чем ты недовольна, кошечка моя? - чуть отстранившись и заглянув мне в глаза, спросил Листин.
  - А я теперь понимаю, почему ты не любишь воду, но я совсем не понимаю, почему ты называешь меня кошкой? - нахмурила я свой лоб. - В чём дело?
  - А ты знаешь, кто твои родители? - спросил травник. - А, да, ты говорила. Мать боевой маг, а отец охотник. Только простой ли он охотник?
  - Почему тебя это интересует? - нахмурилась я, перестав вырываться из рук товарища.
  - Да просто призрак, как ты говоришь, это животная суть смертельно раненой оборотницы, которая ищет опекунов для своих детей, - совершенно серьёзно ответил Листин, а я точно округлила глаза. - И не смотри на меня так. Так кто у тебя отец?
  - А папа, - запнулась я, подняла взгляд на Листина и проговорила скороговоркой, - охотник на оборотней, пропавший без вести несколько лет назад.
  - Искряна, солнышко моё, а ты знаешь, что охотниками становятся только сами оборотни? - огорошил меня парень. - Очень редко полукровки, но у них скорость реакции, регенерация и выносливость значительно ниже?
  - Ты хочешь сказать, что я наполовину оборотень? - потрясённо выдохнула я. - Ты хочешь сказать, что я наполовину кошка, потому как у полукровок, как и у чистокровных псов, не бывает магии, и внешность отличается от человеческой?
  - Почти так, - довольно жмурясь, ответил кот, - только ты не полукровка, а полноценный оборотень. И твой отец явно переживал за тебя. Он усыпил твою животную ипостась до тех пор, пока ты не окажешься среди своих сородичей и в безопасности. И, видимо, она-то меня и притянула тогда, в Доришене.
  - Погоди, ты сказал 'среди сородичей', - нахмурилась я, - но первые странности начались раньше, чем я нашла котят! А с тобой-то я раньше познакомилась, но странности начались только здесь. Как всё запутанно!
  - Значит, твой отец предполагал такой вариант, что тебе могут заблокировать магию, - улыбнулся травник и щёлкнул меня по носу, - вот и поставил второе условие пробуждения твоей животной половины. А в Доришене ты не была в безопасности.
  - Это точно, - вздохнула я, кладя голову парню на плечо.
  Какое-то время мы так и сидели в обнимку. Мне было просто хорошо, спокойно. Громкие звуки и такой раздражающий запах крови отошли куда-то на второй план, и я наслаждалась этой передышкой. Просто знаю, стоит Листину разжать свои объятия, как дурнота и слабость вернутся.
  - Вижу, ты нашёл свою девочку, - раздался властный голос над головой.
  - Нашёл, - вполголоса сказал травник, - Искряна, просыпайся.
  - Хорошо, - ответила я, не поднимая головы и морально готовясь к приступу дурноты.
  - Что с Корушом? - спросил Листин, поднимаясь на ноги и помогая встать мне.
  - Пока в подземелье кинули, - ответил мужчина, - детей в комнатах заперли.
  - Хорошо, - сказал травник, разворачивая меня лицом к мужчине, - вот, знакомьтесь. Сурин, мой дядя.
  - Очень приятно, - улыбнулась я, разглядывая высокого, довольно упитанного мужчину. Сейчас я видела, что передо мной точно оборотень, а не простой маг или человек. Не может человек иметь такую странную внешность. Огромные, раскосые зелёные глаза с вытянутым из-за яркого света зрачком, удлинённые клыки и выдвижные когти на коротких пальцах характерны именно для оборотней из семейства кошачьих.
  - А это Искряна, - Листин чуть крепче сжал меня в объятиях, - лекарь.
  - Просто лекарь, ну-ну, - усмехнулся Сурин, окинув меня оценивающим взглядом, нахмурился. - Искорка, ты раньше оборачивалась?
  - Нет, - уверенно ответила я, - да я сегодня только узнала, что вроде как оборотень!
  - Плохо, но решаемо. Блокаторы кто одел? - мужчина кивнул на мои руки.
  - Чёрно-пёстрые псы, напавшие на Доришен, - сказала я, продолжая разглядывать столь необычного собеседника.
  - Кстати, - травник привлёк наше с Сурином внимание. Только сейчас я поняла, что сейчас Листин тоже своей внешностью отличается от людей. Непривычно видеть его с такими огромными глазами, и уж тем более, с клыками.
  - Дядя побудь с Искряной, я быстро. Надо кое-что решить.
  - Беги, - улыбнулся Сурин.
  - А можно вопрос? - сказала я, как только травник исчез из виду.
  - Задавай, - пожал плечами оборотень, оглядывая разбитый лагерь и его окрестности.
  - Зачем всё это надо было? - я указала на жертв бойни, выбитые ворота и руины, проглядывающиеся в дырах в стене.
  - Я глава рода, глава стаи. Я обязан защищать свою семью, детей, внуков. Что я должен делать, по-твоему? - поинтересовался кот.
  - Неужели мирным путём никак нельзя было решить вопрос? - не сдавалась я.
  - Мирным. С такими стаями, точнее вожаками, нет мирного пути, есть только сила и захват власти, - печально вздохнул оборотень. - Когда они ночью исподтишка напали на мою стаю, на мой дом, единственное что мне удалось, это устроить прорыв и вывести из бойни женщин и детей, а самому кинуться на помощь своим взрослым детям. И вот сейчас, они убили мою подопечную, её детишек оставили умирать от голода. Если бы ты случайно не оказалась поблизости, они бы уже погибли. Мы просто не успели бы их найти.
  - Почему вы так решили? - удивилась я. - Я их сама вчера только обнаружила. Да, они маленькие, но неужели ночь не пережили бы?
  - И от нежити тоже сами отбились бы, да? - спросил Сурин, наградив меня укоризненным взглядом.
  - Да тут кроме вампира и не было никого, наверно, - к концу фразы уверенности в своих словах у меня уже не было.
  - В том-то и дело, что наверно, - поджал губы собеседник, - Лейриша была одним из элитных охотников на нежить. И в этом лесу она работала последние пять лет.
  - И за это время она так и не смогла зачистить лес от мертвяков? - уточнила я. Считается, что один элитный охотник может полностью очистить лес за год. - Такая охотница безответственная или ей выделили слишком большую территорию?
  - Дело не в территории, а в тёмном колдовстве, - пояснил кот, - где-то здесь есть маг, преступивший и закон и нормы морали. Возможно он не один такой. Просто так нежить не поднимается, тебе ли это не знать.
  Знаю, но поверхностно. Всё-таки я лекарь, даже не целитель, и уж тем более не боевой маг или некромант.
  - Да, тёмный выбрал удачное место для своих экспериментов, - хмыкнула я, - земли, свободные от магов. Стая чёрно-пёстрых псов фактически покрывала преступника.
  - А вот и мы! - едва не налетев на меня, выкрикнул запыхавшийся Листин.
  - Приветствую, - сказал огромный, черноволосый, темноглазый оборотень.
  - Д-добрый д-день, - заикаясь, поздоровалась я.
  Этот представитель двуипостасных меня пугал до дрожи. Да я даже Коруша испугалась меньше, чем этого кота!
  - Керин, эту девушку надо освободить вот от этой красоты, - сказал травник, взяв меня за запястье и показывая блокаторы сородичу.
  - Вы уверены, что заклинание расплетать дольше, чем взламывать замок? - пробасил черноволосый.
  - Уверены, - вступил в разговор Сурин, - сам смотри, здесь использовано заклинание абсолютного поглощения магии. Да ты ближе к ней подойди и попробуй колдовать, сразу почувствуешь, как она из тебя энергию тянуть начинает.
  - Хотите сказать, едва начну расплетать, и меня опустошит? Весело, - усмехнулся Керин. - Ладно, будем взламывать механику.
  С этими словами пугающий оборотень достал из кармана какие-то не то куски проволоки, не то отмычки, в общем, этими приспособлениями парень начал ковыряться в замке блокатора, надетого на мою левую руку. Я старалась не переживать, усиленно отгоняла мысли о том, что создатель мог вплести в заклинание защиту от физического взлома. Тогда ни усиленная регенерация, присущая оборотням, ни наличие нескольких целителей рядом не спасёт от потери кисти. С другой стороны, я здесь самая младшая, могу чего-то не знать.
  Прошло не менее получаса, когда внезапно раздался щелчок и браслет упал на землю, а я не смогла удержать стона облегчения. Кажется, даже дышать легче стало и в глазах прояснилось.
  - Полдела сделано, - довольно заулыбался Керин.
  - Не отвлекайся, тебе ещё третий уровень вскрывать, - насмешливо сказал Листин.
  - А вы уверены, что подвал имеет всего три уровня? - спросил Сурин.
  - Нет, но на первых двух были простые замки, да массивные щеколды, а на третьем смешанная защита, - травник взглянул на родственника.
  - Интересно, что же такого важного хранит подземелье, - почёсывая лоб, задумчиво произнёс Сурин.
  Тем временем, Керин освободил меня и от второго браслета. Сразу же почувствовала себя лучше. Резерв хоть и пуст, но мой организм начал накапливать необходимую ему энергию. Только одно меня насторожило, если раньше я ощущала свой резерв, нечто такое тёплое, иногда обжигающее, резкое, яркое, то теперь он ощущался, как нечто такое мягкое, пушистое и нежное.
  - А теперь самое интересное, - предвкушающее улыбнулся Сурин, - Листин, Искорка, идёмте.
  - Я не Искорка, я Искряна, - попыталась возразить я.
  - Да какая разница? Так и так уголёк горячий, - рассмеялся оборотень и резво побежал в сторону леса.
  - Бежим, - улыбаясь, сказал Листин и, взяв меня за руку, потянул, вынуждая бежать.
  До леса добрались быстро, дошли до массивного, кудрявого куста, а там травник приказал раздеваться. Я посмотрела на него непонимающе и спросила:
  - Листин, а зачем раздеваться? Я же видела, ты, да и другие оборотни из кошачьих, перекидываетесь прямо в одежде. И, как это происходит у тех же псов, одежда на вас не рвётся, не повисает лохмотьями.
  - Искряна, кошечка маленькая, мы же маги и при обороте используем энергию, чтобы сохранить свои вещи. Ты же, мало того, что оборачиваться не умеешь, так и магии сейчас в тебе капля. Как ты планируешь сохранить свои вещи?
  Задумалась, и так и так раскладывала полученную информацию и в итоге пришла к выводу, что Листин прав. Свои вещи я сохранить смогу, только сняв.
  - Ладно, уговорил, - вздохнула я, - объясни, что делать-то надо и отвернись уже, наконец!
  Отвернулся, даже куст обошёл, чтобы меня не смущать. И всё равно , что бы не говорил парень, полностью раздеваться мне не хотелось. Вытянула руки из рукавов, подняла юбку на плечи и под прикрытием юбки сняла нижнее одеяние. Я подумала, что юбка у платья достаточно широкая, что не помешает мне при обороте. Правда, как происходит этот самый оборот, я знала только по описанию в книгах.
  - Листин, я готова. Что дальше? - снова поинтересовалась я.
  - Да ничего, расслабься и дай своей кошке возможность проявить себя, - ответил мне, почему-то Сурин. И когда успел подойти?
  Я несколько раз глубоко вдохнула, постаралась расслабиться и успокоиться, но сердце всё равно продолжало часто стучать, руки дрожать, а мысли путаться. Потом я представила, как удивится мама, увидев меня в кошачьем обличие, как младшие братишки будут кататься на моей спине, как старшие, посмеиваясь, будут качать головой, укоряя меня за детские выходки. Я так задумалась, что не сразу поняла, отчего возникло какое-то зудящее чувство, буквально выворачивающее меня наизнанку. Мышцы заныли, кости начало ломить, ноги подкосились, но меня поймали сильные руки.
  - Дыши, глубоко, размеренно, не паникуй, - раздался торопливый шёпот над ухом.
  - Да всё нормально с Искоркой твоей, сам не паникуй, - весёлый голос Сурина привёл меня в чувства. Я сделала пару глубоких вдохов, и неприятные ощущения прекратились, а зрение изменилось. Теперь я понимаю, что значит раздвоение личности. Вывернулась из рук травника, скинула платье и понеслась в лес охотиться. Я ничего не могла поделать, хоть и в редкие проблески разумности понимала, что это опасно, что нельзя просто бежать, не контролируя окружающее пространство, что в лесу много хищников. И всё равно, азарт погони, жажда наживы и голод гнали меня вслед за добычей. Когда я настигла зайца, вцепилась в него клыками, то поняла, вкус крови и шерсть на языке не самое приятное, что есть в жизни. Хотелось кушать, но мясо в сыром виде у меня вызвало отвращение.
  От заячьей шерсти и вкуса крови отплёвывалась долго, и, в общем-то, безуспешно. За этим занятием и застали меня два огромных, тёмных кота, шедших следом.
  - И чего добычу свою не кушаешь? - спросил Сурин.
  - Сами, тьфу, сами ешьте эту, фу ты, эту гадость, - ответила я, продолжая попытки очистить свою пасть от шерсти. - Как это есть, вообще, возможно?
  - Голод не тётка, иногда приходится и так питаться, - фыркнул Листин.
  Как и в человеческой ипостаси, Сурин был мощным, каким-то круглым, обманчиво-неповоротливым, упитанным котом, тогда как его племянник был худосочным, поджарым что ли, гибким, можно сказать, полная противоположность первого.
  - Искряна, хочешь на себя посмотреть? - обходя меня по кругу, задал вопрос травник.
  - Конечно! А где? - оживилась я.
  - Идёмте, - позвал Сурин и исчез между кустарниками.
  Ещё один головокружительный забег, итогом которого стало огромное озеро, со всех сторон окруженное лесом. Я не раздумывая, подбежала к воде и глянула в отражение.
  - Это что такое? Это кто? Это я что ли? - завопила я, отскочив от воды, коты переглянулись, но отвечать не торопились. - Почему вы такие гладенькие, красивенькие, аккуратненькие, а я пушистая, как, как болонка?
  Коты дружно зафыркали и затряслись. Они что, смеются надо мной? Я с грозным рычанием кинулась на этих насмешников, Сурин отскочил в сторону, а Листин пал, приняв удар на себя, лихо извернулся и прижал меня к земле. Я так просто сдаваться не хотела, азарт снова захватил моё сознание и я начала сопротивляться и кусаться.
  Сколько мы так катались по траве, гонялись, друг за другом по берегу, сколько шипели друг на друга, я не знаю. Закончилось всё тем, что Сурин обернулся человеком, создал воздушную волну и ею скинул нас в озеро. Не знаю как Листин, а я обиделась.
  В этот раз меня догнали только около того самого куста, где я оставила свои вещи. И то, не догнали бы, если бы я знала, как перевоплотиться обратно.
  Обратный оборот прошёл быстрее, легче и менее болезненно. Пока я одевалась, оборотни тактично отвернулись.
  - Так что, ответите на вопрос, отчего я такая пушистая? - спросила я, отжимая мокрые волосы.
  - А сама не догадалась? - улыбнулся травник.
  - Это из-за моей косы? - насторожилась я.
  - А куда бы ещё твои волосы делись? - насмешливо спросил Сурин. - Ты же не пёс, чтобы из шерсти шипы отращивать. Ты у нас аккуратная, пушистая кошечка.
  - На счёт аккуратной не знаю, а вот пушистая, это да, - рассмеялась я. - А, кстати, если я косу обстригу, шерсть же тоже короче станет?
  - Да, - сказал Листин.
  - Конечно, - ответил Сурин.
  - Жалко, но и таким комком шерсти бегать не очень приятно, - вздохнула я.
  Вдруг на глаза попалась бабочка, летящая по кривой траектории. Она вся такая интересная, разноцветными крылышками так и дразнится, так и просит быть пойманной и рассмотренной поподробнее. И снова возникло это раздвоение личности, благо хоть ипостась не сменила неожиданно. И вот эта вторая я сорвалась с места и побежала вслед за насекомым, пытаясь руками поймать так заинтересовавшую меня бабочку. Бабочка петляла, пытаясь скрыться от погони, но в итоге я её сбила, и, упав на колени, начала шарить руками по траве, продолжив ловить крылатую. И хоть с прикосновением к плечу смеющегося Листина это непонятное раздвоение сознания почти исчезло. Почти, но словно не полностью, словно затаилось и наблюдает за моими действиями, как я наблюдала только что. Мысли быстро сменяли друг друга, а я продолжила судорожно шарить руками по траве.
  - Искряна, хватит уже, держи себя в руках, - продолжил веселиться травник.
  - Не могу, - шепнула я, и тут же замерла от осознания, что прикус у меня явно изменился, - Лиштин, а я теперь такая ше, как ты? В шмышле внешне теперь тоше не человек?
  - Да, - протянул довольно кот, поднимая меня на ноги, - ты просто красавица!
  - Ну-ну, крашавица, - ответила я, ощупывая лицо и, о ужас, здоровые клыки, - ещё клыкаштая и шепелявая теперь. И как тебе удавалошь шкрывать весь этот ушас?
  К концу фразы я даже немного приспособилась разговаривать с большими для человека и нормальными для оборотня клыками, и потихоньку начала избавляться от шепелявости.
  - И ты научишься, - обнимая за плечи, Листин повёл меня в сторону оживлённого лагеря, - там не сложно, главное тренироваться и не нервничать. Я помогу.
  - Кто бы сомневался, - проворчала я.
  Лагерь встретил нас шумом, гамом, какой-то беготнёй, перетаскиванием раненых, выкриками приказов.
  - Что происходит? - спросил травник своего дядю.
  - Подземелье вскрыли, а там пленников столько, что всех выводить до завтра будем, - поджал тонкие губы Сурин, - я распорядился разместить раненых в замке. Так и целителям проще будет, и раненым всё не на земле лежать.
  - Я тоже могу помочь целителям, - робко подала голос я.
  - Да куда тебе, болезная, - укоризненно глянул на меня старший оборотень, - поверь, сегодня тебе не до лечения больных будет.
  - Но я лекарь, я должна помогать больным, -ответила я, и широко зевнула.
  - Искряна, там и тебе работы хватит, но завтра. Сегодня отдыхай и набирайся сил, - строго сказал Сурин.
  - Но...
  - Никаких 'но'! Листин, проследи, чтобы она поела и легла спать, - выдал приказ старший из котов. И так повелительно он это сказал, что сразу стало видно, передо мной не просто оборотень, а глава рода, может и предводитель стаи.
  Мои просьбы, протесты и угрозы никто не слушал. Травник просто подхватил меня на руки, когда я начала упираться и отказывалась идти в сторону замка, и отнёс сначала на кухню, а затем, скорее всего, в гостевую комнату, да там и запер.
  Минут через сорок, когда я уже успокоилась, стянула чехлы с мебели, перестелила кровать, умылась и переоделась ко сну, двери в комнату вдруг отворились и маг, забравший котят, шагнул внутрь.
  - Держи своих подопечных, - спуская их на пол, недовольно проговорил мужчина, - целители их проверили, пару раз накормили.
  - Хорошо, - ответила я, нервно комкая край шторки, за которой спряталась при виде гостя.
  - Завтра попробуете с них блок снять, а то так зверьём и останутся, - сказав это, маг покинул мою комнату, не забыв запереть снаружи дверь.
  Котята недоверчиво оглянулись, принюхались, и нерешительно подползли ко мне. Подхватила на руки этих пузанов, залезла на кровать и устроилась как можно удобнее. От ласкового почёсывания за ушком малыши замурлыкали, перестали возиться и заснули. Вскоре уснула и я.
  ***
  Из сна меня вырвало злое шипение, рычание и тонкие когти котят, впившиеся в живот.
  - Что случилось, - сонно потянулась я.
  - Искряна, прости кошечка, но без тебя никак не справиться, - в полголоса сказал Листин, стоя в шаге от кровати.
  - А почему котята шипят? На тебя что ли? - гладя малышей, задала я вопрос.
  - Ревнуют, - со смешком ответил травник.
  - Только этого мне не хватало, - простонала я, - выйди из комнаты, дай мне одеться.
  - Хорошо, как пожелает госпожа, - парень отвесил мне шутливый поклон и со смехом выбежал из комнаты. Убегал не зря, я уже и подушкой замахнулась, но кинуть так и не решилась.
  Я аккуратно переложила котят на кровать, а сама неуклюже поднялась, надела одно из платьев, найденных в шкафу, и вышла в коридор. Листин взял меня за руку и уверенно повёл по лабиринту коридоров, на ходу выдавая наставления:
  - Ты только не нервничай, не переживай, помни о том, что ты лекарь. Ты справишься, главное не волнуйся и делай всё, что от тебя требуется.
  - Листин, ты меня пугаешь. В чём дело? - насторожилась я.
  - Понимаешь, мы пленников из подземелья выводим до сих пор, - тщательно подбирая слова начал объяснять травник, - и вот среди этих несчастных есть один, которому помочь можешь только ты.
  - Я знаю, кто это? - нахмурилась я.
  - Знаешь, конечно, и он тебя знает, - парень чуть крепче сжал мою руку.
  Спросонья мысли текли вяло, анализировать ситуацию тоже не получалось. Кто же это такой, интересно. И что такого с ним произошло, что только я могу его вылечить?
  - Листин, а кто это? Кого я должна лечить? - после долгого молчания спросила я.
  - Сама всё увидишь, - ушёл от ответа этот невыносимый тип, - мы на месте.
  Парень распахнул передо мной двери, и я шагнула в небольшую гостиную, спешно переделанную под нужды целителей. У окна, справа от входа, целители заживляли серьёзные раны, вправляли выбитые конечности, бинтовали несерьёзные ранки, в приоткрытые двери спальни виднелись ряды кроватей с дремлющими больными.
  - Искряна, чего ты встала, бегом сюда, - прорычал Сурин, и я спешно обернулась в его сторону. Мужчина стоял на коленях перед диваном и подпитывал полупрозрачный кокон, призванный усилить природную регенерацию пациента, находящегося внутри.
  - Помни, ты обещала не волноваться и не нервничать, - шепнул на ухо Листин и подтолкнул меня в сторону родственника.
  Заинтригованная я обогнула диван, глянула на пациента, да так и рухнула рядом с Сурином на колени. Сердце зашлось в бешеном ритме, руки и губы затряслись, а глаза наполнились слезами, размывая окружающую действительность. На диване лежал отец, совершенно седой, исхудавший, измождённый. Я с большим трудом узнала своего сильного и энергичного родителя в этом старике.
  - Папа, папочка, - прошептала я, - как же так?
  - Нашла время нюни разводить! - грозно зашипел Сурин. - Держи его и не отпускай, если не хочешь остаться без отца!
  - Как держать? - растерянно спросила я, украдкой вытирая слёзы.
  - За руку, за ногу, да хоть за нос, главное физический контакт, - торопливо пояснил Листин, перехватывая у родственника подпитку кокона.
  Я протянула свою непослушную руку и, боясь навредить, аккуратно взяла папу за кисть. В тот же миг магия во мне словно взбесилась, а прошедшее было раздвоение сознания, снова вернулось. Такая тоска и боль заполнила душу, на гране слышимости мне даже почудилось дикое, тоскливое мяуканье. Слёзы текли, не переставая, руку жгло от количества отдаваемой энергии, а сердце разрывалось от боли.
  В какой-то момент мне даже показалось, что комнату осветило несколько яркий вспышек, какие бывают при открытии портала. И тут пол покачнулся, стены дрогнули, а с улицы раздался страшный грохот, словно одна из башен упала.
  - Кажется, у нас гости, - стиснув зубы, прошипел травник, - как не вовремя.
  - В самый раз, - отпустив кокон и вытерев пот со лба, ответил Сурин. - Листин, можешь тоже отпустить кокон, больной сейчас очнётся.
  - Знаю, но Искряна весь резерв потратила уже, сама не справится, - спокойно ответил парень.
  Папа открыл глаза, невидяще уставился на потолок, а я не сдержалась, крепко обняла, уткнулась ему грудь и разрыдалась от облегчения, от радости, что нашёлся, что жив, что рядом. Слабая рука медленно погладила меня по голове, привлекая моё внимание. Я подняла свою голову и посмотрела на папу, он улыбался, и только глаза выдавали всю ту бурю эмоций, что творилась в его душе.
  Комнату снова осветила ярка вспышка сильного заклинания, на миг ослепила, дезориентировала. Снова раздался страшный грохот, но стены и пол не дрогнули.
  - Выросла-то как, - прошептал папа и закашлялся. В тот же миг возле нас оказался один из целителей со стаканом какой-то жидкости, напоил отца и снова отошёл от кровати.
  Двери в гостиную распахнулась, ударились о стены, а влетевший внутрь помещения оборотень, глядя безумными глазами на Сурина, запыхаясь, отчитался:
  - Там... там прибыла сама, - оборотень сделал судорожный вдох и на выдохе торопливо закончил фразу, - сама Шаровая Молния! И не одна, а со своим отрядом!
  Шаровая Молния, так прозвали маму за непредсказуемость действий и взрывоопасный характер. Такой она стала, после исчезновения папы, и что она сделает, увидев мужа в таком виде, мне было страшно представить.
  - И чего она желает? - спокойно, словно мама пришла на приём к Сурину, а не напала на замок, спросил кот.
  - Дочь и наказать всех причастных к её похищению, - с надеждой глядя на предводителя, пробормотал оборотень.
  - Папу лечите срочно, а с мамой я сама разберусь, - сказала я, выбегая из комнаты, обернувшись на пороге, добавила, - как ходить, или хотя бы сидеть сможет, пришлите кого-нибудь за нами.
  И нет, чтобы продумать свои действия, предупредить маму, что я бегу к ней, я же поддалась эмоциям и просо побежала. Не удивительно, что едва выбежав за ворота, я поймала что-то из боевых заклинаний, благо щит успела активировать. И хоть защита лопнула, но заклинание погасить успела.
  - Прекратить атаку! - прокричала мама, наградив подчинённого тяжёлым взглядом.
  Знаю я этот взгляд, не повезло парню. Пять лет назад я изъявила желание поступать в Школу Лекарей, мама была против. Она хотела отправить меня в Школу Правоохранительных и Боевых магов, но папа заступился за меня, сказав, что это моя жизнь и я сама должна выбирать дальнейший путь. Вот тогда мама наградила папу таким же точно взглядом. Нет, родители не поругались, просто папа целую неделю дома питался одной капустой. За это время он, не привыкший кушать блюда без мяса, сильно похудел, но и слова не сказал маме по этому поводу. В итоге, мы нашли компромисс, я поступила в Школу Лекарей, но три раза в неделю была вынуждена посещать занятия по защитной и боевой магии.
  - Искряна, доченька, как ты, моя хорошая? - подлетела ко мне мама, стиснула в объятиях, да ещё и на наличие повреждений осмотреть успела. - Что-то болит? Где? Ты скажи, мы целителей позовём сразу.
  - Мам, всё хорошо, успокойся, - кое-как вставила слово в её бормотание.
  - Да как же хорошо, когда тебя похитили! Когда резерв на нуле и сильное моральное потрясение! - торопливо ругалась мама, не прекращая обнимать меня.
  - Резерв, это я на пациента потратила, а потрясение, - я на мгновение задумалась, но торопливо продолжила шептать, - мама, ты представляешь, клан лесных котов не уничтожен! Они меня и спасли, и замок захватили, и пленных из подземелья освободили, а тут вы напали.
  - Да как же не напасть, когда в этом Доришене такие дела творились, а покрывали их эти вот, чёрно-пёстрые! - эмоционально воскликнула мама. - Ты представляешь, тридцать девушек, тридцать лекарей пропали в этом Доришене. Кого-то замуж выйти вынудили, кого-то, как тебя, в откуп отдали, кого-то я найти не смогла!
  - Но зачем? - я растерянно посмотрела маме в глаза.
  - Староста этот, как его, Шернар, решил встать во главе стаи коричневых, но и альфа, и бета стаи были намного сильнее его, поэтому честный поединок за власть отметался сразу. Тогда он и придумал план, согласно которому приезжие девушки, чаще всего лекари, будут исправно исчезать в их стае, рано или поздно, но Гильдия Целителей заинтересуется, обратится в Гильдию Правопорядка. Та, в свою очередь, при проверке Доришена найдёт доказательства торговли людьми альфой и бетой стаи. Правда, всё пошло по другому сценарию, сынок главы чёрно-пёстрых вышел на Шернара, и они заключили договор. Староста становился главой стаи, но взамен отдавал без боя земли, в частности Доришен.
  - Но тут я вмешалась в их дела, написав тебе? - улыбнулась я.
  - Да, сначала написав, а, после, не прочитав и не ответив на моё письмо, - серьёзно ответила мама. - Вернуть стае земли мы пока не можем, но во главе теперь стоит сын предыдущего альфы.
  - А что произошло с альфой и бетой коричневых? - спросила я.
  - Варош их просто уничтожил, - вздохнула мама, - и если он жив, то за такое деяние отправится на каторгу.
  - Не понимаю, зачем ему это было нужно, - нахмурилась я.
  - Я тоже, пока не разобралась, - потрепала меня по макушке мама. Короткие волосы пали на лицо. Я с затаённым страхом протянула руки к голове, нащупала свою косу, улыбнулась, вздохнула с облегчением, но коса вдруг взяла, да и осталась у меня в руках, а порыв ветра бросил мои короткие пряди мне в лицо.
  - Это как? - в ужасе уставилась на свои опалённые волосы, лежащие на ладонях.
  - Это действие заклинания, что ты поймала на выходе, - вздохнула мама, - ты не до конца его отразила.
  - И что мне теперь делать? - чуть не плача, спросила я. Свою косу я растила более пятнадцати лет и так скоро расставаться не хотела.
  - А что тут можно сделать? Только подравнять, - мама обняла меня за плечи и поцеловала в висок. - Не переживай, это не самое страшное, что могло с тобой произойти.
  - Вот уж точно, - согласилась я.
  - Это всё, конечно, прекрасно, но может быть, уважаемая Шаровая Молния вместе со своей Искрой соизволит посетить захваченный замок? - ворвался в наш мирный разговор насмешливый голос Сурина.
  - Конечно, - сухо ответила мама. Буквально за одно мгновение она превратилась из любящей матери в несгибаемого командира отряда. Спина прямая, плечи опущены, подбородок задран повыше, а взгляд холодный, оценивающий.
  - А что с нашим пациентом? - робко спросила я.
  - Целители его на ноги ещё не поставили, но самостоятельно сидеть и кушать он уже может, - с улыбкой ответил мужчина и, приглашая нас с мамой пройти внутрь, пошёл в сторону замка.
  - Про кого речь? - безэмоционально спросила мама, идя рядом со мной и успевая рассматривать учинённые оборотнями разрушения.
  - Мамуль, давай ты сама увидишь, ладно? - заискивающе начала я.
  - Так, дочь, быстро, чётко и по существу, - глянула на меня мама.
  - А я тебе не подчинённая, чтобы все твои приказы выполнять, - улыбнулась я, - мам, ну правда, я так соскучилась, а ты со мной разговариваешь, как со своими бойцами.
  - Прости, Искрянушка, это нервное. Сильно за тебя переживала, - вздохнула мама, обнимая меня.
  Так, в обнимку, мы и дошли до комнат, где в эту ночь обитали целители. Вот только войдя внутрь помещения, папу мы не обнаружили, зато на диване у камина мирно спал Сурин.
  - А где папа? - спросила я у целителей.
  - Пересвет здесь? И ты молчала? - спросила мама, едва пустив в голос толику удивления, но, не показав остальных эмоций. - Дочка, нам надо с тобой серьёзно поговорить, обсудить твоё поведение.
  А вот это уже плохо. Мама недовольна, зла, если не в бешенстве, только это может заметить знающий её человек. Окружающие сейчас видят перед собой холоднокровную, сильную, а может и безразличную к бедам мужа женщину, только всё совсем не так. За этой холодностью скрывается много эмоций, даже я не смогу рассказать, какие именно.
  - Я провожу, - вызвался самый молодой из целителей.
  - Да, будьте так любезны, - улыбнулась мама, только мужчина вздрогнул от такого оскала. Судя по побледневшему лицу, оборотень не предполагал, что маги умеют так скалиться, а может тоже, наслышан о маме и её походах.
  - Шаровая Молния, э-э, простите, не знаю вашего имени, - смутился целитель, - а как к вам на службу попасть можно?
  - Вот, дочка, учись, - теперь уже мама искренне улыбнулась, - вот так надо на работу устраиваться, а не ждать высочайшего распоряжения от Гильдии, которая может отправить тебя на верную смерть и не вспомнить потом о тебе.
  - Я поняла, осознала, исправлюсь, - примирительно ответила я.
  - Теперь поговорим с тобой, юный целитель, - родительница посмотрела на целителя, прищурилась, что-то пробормотала себе под нос и вынесла решение, которое меня бы точно не обрадовало. - Мальчик, тебе физическую форму подтянуть надо, отъесться, а то до дистрофика тебе не далеко осталось, разобраться с ведьмой, которая не то приворожить, не то подчинить тебя пытается, а уж потом проситься ко мне в команду.
  - Хорошо, спасибо, - пробормотал целитель, остановившись у одной из дверей, - здесь ваш муж и отец.
  - Спасибо, - сказали мы с мамой в один голос и потянулись к двери, чтобы открыть, но не успели. Дверь распахнулась сама, явив нам огромного, серого с чёрными полосками кота. Только шерсть его была, словно пылью присыпана, какая-то тусклая.
  Кот глянул на целителя, маму лапой под пятую точку подтолкнул в комнату, заставив тонко взвизгнуть:
  - Пересвет! Что ты творишь?
  Кот фыркнул, а целитель застыл, переводя шокированный взгляд с мамы на папу, а я, широко улыбаясь, шагнула в гостиную и захлопнула двери. Нечего посторонним совать свой нос в нашу семью и наши отношения.
  Вот чего я не предполагала так это того, что посторонние будут не только в коридоре, но и в комнате. Листин сидел в одном из кресел у камина и с такой надеждой смотрел на меня, что в душу закралось неприятное подозрение.
  - А ты что здесь делаешь? - спросила я травника, под мамины причитания и папино успокаивающее бормотание, доносившиеся из спальни.
  - Да вот, с будущим тестем знакомлюсь, - ответил парень и от души рассмеялся, видя, как округлились мои глаза.
  - Ты это чего? Ты это брось, я не собираюсь замуж выходить! Вообще! - торопливо воскликнула я, оглядываясь по сторонам.
  - Прям вот вообще? Никогда-никогда? - продолжил веселиться травник.
  - Когда-нибудь, может быть, но точно не сейчас, и уж точно не за тебя, - фыркнула я.
  - А чем это тебе моя кандидатура на роль мужа не нравится? - с улыбкой, спросил Листин.
  - Ты, наглый, вредный, беспринципный оборотень, который взял и поселился в моей комнате, даже не спросив у меня разрешения! - высказывала я свои претензии, на эмоциях повысив голос.
  - А кто-то меня уверял, что дочку и пальцем не трогал, а сам у неё ночует, оказывается, - вкрадчиво спросил папа за моей спиной.
  - Так я её и пальцем не трогал, а за поведение кота в полнолуние я не могу отвечать, - занервничал травник.
  - И это кот твой её пометил, да? - лениво протянул папа. - И ты тут совсем не причём.
  - Что значит 'пометил'? - растерялся Листин. - Я не вижу никаких меток.
  - Не видит он, на ауру глянь, - проворчал папа, - как ночевать у дочки в комнате, так он молодец, а как метку рассмотреть, так не видит.
  - Да я... - парень замолчал на полуслове, пристально посмотрел на меня и простонал, - да я же, когда в её комнате просыпался, не знал, что она оборотень. Я же сегодня только это понял, когда про опекунство узнал.
  - Какое опекунство? - ласково, с улыбкой на губах спросила мама, а глаза метали молнии.
  - Котята сиротами остались, а рядом, кроме Искряны, подходящих для опекунства кандидатур не было, - выдал меня родителям Листин.
  - Час от часу не легче, - всплеснула руками мама.
  - В ваш клан я дочь не отпущу, - хмуро сказал папа, - и вообще, мы с матерью давно внуков ждём, а Храбр с Дождиной не торопятся нас осчастливить, хоть Искрянка подсуетилась.
  - Дядя тоже вряд ли детей к вам отпустит, - теперь пришла очередь травника хмуриться.
  - Я с ним поговорю, - ответил папа, - а вы тут со своей меткой разберитесь, наконец.
  С этими словами, папа обнял маму и увёл в спальню. Поскрёбся ключ, щёлкнул, закрываясь, замок. Да, родителям надо о многом поговорить, многое обсудить, как и нам с Листином.
  - Может, пойдём в другие комнаты, не будем мешать родителям? - спросила я.
  - Я бы и рад, да твой отец меня заклинанием хитрым приложил, что я ни снять его не могу, ни ногами пошевелить, - признался травник.
  - А, знаю, - улыбнулась я, - это папина разработка. Сейчас сниму.
  На распутывание заклинания ушло пару минут, а раньше уходило секунд тридцать, не больше. Всё-таки, за три прошедших года я отвыкла распутывать родительские заклинания. В последнее время мама тоже не радовала меня тренировками. Ей было просто некогда меня тренировать, благо хоть с младшими занималась.
  - Ну что, к тебе? - ухмыльнулся Листин.
  - Да куда же ещё тебя, болезного, девать? - вздохнула я. - Там ещё котята без присмотра.
  - Да что с ними случится в запертой-то комнате?
  - Ну, мало ли? - возмутилась я.
  - Пошли, - потянувшись и зевнув от души, парень потянул меня к выходу из гостиной.
  Выделенная мне комната встретила нас сумраком и тихим сопением двух пушистых комочков, свернувшихся на одной из трёх подушек. Один из котят поднял свою голову, сонно глянул на нас, фыркнул и снова, закрывая глазки, поспешил в объятия сна.
  - Так что там за метка? - зевая, спросила я.
  - Брачная, - усмехнулся Листин, закрывая дверь.
  - Чего? - я подскочила с кровати, на которую успела сесть мгновением раньше. - Как брачная?
  - Что ты знаешь про обычаи оборотней? Вообще, что знаешь про оборотней? - серьёзно спросил парень, пододвигая кресло ближе к кровати.
  - Практически ничего, - снова присаживаясь на кровать, отвечала я, - кроме ряда заболеваний, характерных исключительно для оборотней, что полукровки у псов магией не владеют, даже если второй родитель сильный маг, и что, как выяснилось, коты успешно выдают себя за обычных людей, либо магов.
  - Не густо, - задумчиво проговорил травник, - не понимаю я твоих родителей, зачем было скрывать от тебя, кто ты есть.
  - Не забывай, кто мои родители, - фыркнула я, - а если бы меня украли, а если бы похитители узнали, что я представитель котов, которых до сих пор уничтожают? А так, даже менталисты не смогли бы распознать, что я оборотень.
  - Похоже на правду, - задумчиво протянул парень, пальцем вырисовывая какой-то замысловатый невидимый узор на подлокотнике кресла, - так ладно, слушай. Метка на ауре пары появляется при помолвке, когда пара обменивается клятвами верности друг другу, ограниченными по времени.
  - Но мы не обменивались клятвами. Ведь не обменивались же? - растерянно сказала я.
  - Я тоже не помню, - Листин пожал плечами. - У меня только одна идея по этому поводу.
  - И какая? - я наградила собеседника печальным взглядом.
  - А это наши животные половинки за нас всё решили, - хмыкнул парень.
  - Дожили, моя шизофрения меня замуж выдаёт, - я закрыла лицо руками и истерически рассмеялась.
  - Искряна, маленькая моя, успокойся, - пересев ко мне на кровать и обняв меня за плечи, шептал травник, - ты же понимаешь, что животные себе в пару выбирают, прежде всего, сильных и здоровых особей?
  - Вот обрадовал, - давя истерику, тихо отвечала, - оказывается, я сильная и здоровая особь, готовая дать тебе потомство. Очень смешно.
  - Искрянушка, согласись, в условиях, когда за тобой охотится добрая половина свободных девушек данной деревни, а родить тебе наследников может лишь одна, выбор очевиден.
  - Ладно, это понятно, - пригревшись в объятиях парня, я немного успокоилась, - а как эта самая метка появилась тогда?
  - Тесный физический контакт на несколько часов и здоровый сон человеческого сознания, - зевнул Листин, и повалился поперёк кровати, утягивая меня следом.
  Я вспомнила ту ночь и тот 'тесный физический контакт', когда мы спали на узком диване, и когда возможности даже на другой бок перевернуться, совсем не было.
  - А если бы ты знал, что я оборотень, то что, не стал бы меня тогда на диван укладывать? - спросила я, пытаясь вывернуться из объятий и откатиться в сторону.
  - Ага, - выдохнул мне в макушку кот, - такие помолвки редкость, но бывают. Поэтому коты предпочитают до свадьбы вообще не засыпать рядом с женщиной, в венах которой течёт кровь оборотня, ибо чревато. Искрянка, не вертись. Рассвет уже на дворе, а тебе отдыхать надо. Завтра сложный день.
  -Листин, да я уже раз с тобой переночевала так, и каков итог? - придушенно пискнула я.
  - А теперь уже бояться нечего, - совсем по-кошачьи фыркнул парень.
  - Ну-ну, так утром встанешь, а ты вдруг замужем. Лист, пусти, - предприняла очередную попытку вырваться.
  - У, ведьма, предупреждал я тебя, чтобы не вертелась, теперь берегись, - подмяв меня под себя, выдохнул травник и начал щекотать! Я пищала, вертелась, сопротивлялась, но в итоге выдохлась, что даже смеяться стало лень.
  - Хватит, прекрати, - протянула я.
  - Наконец-то угомонилась, - одарил меня травник привычной человеческой улыбкой, без намёка на кошачьи клыки.
  - Кстати, отчего зависит внешность? - в полусонном состоянии спросила я.
  - От того, насколько сильна твоя животная половина в настоящий момент. Вот в нас с тобой сейчас звери спят, поэтому внешность полностью человеческая, а как проснутся, выглянут на поверхность сознания, так и глаза, и клыки изменятся, выдавая в нас оборотней.
  Листин навис надо мной, наградил таким нежным и ласковым поцелуем, что я даже не подумала протестовать, а после поднялся и быстро направился к выходу. Уже взявшись за дверную ручку, он обернулся и напоследок сказал:
  - Звери в нас, заключая помолвку втайне от человеческого сознания, редко ошибаются в выборе пары. Подумай над этим.
  С уходом оборотня я, как была в одежде, так и завернулась в одеяло и провалилась в сон. Раз меня будило мяуканье котят, но такой знакомый насмешливый голос шикнул на них, и снова наступила тишина, уносящая меня в желанный мир сновидений.
  Когда проснулась, выяснилось, что я проспала не только завтрак, но и обед. Быстро приведя себя в порядок и перекусив бутербродами, дожидающимися меня на прикроватной тумбочке, я поспешила найти Листина или кого-то из целителей. Сидеть, сложа руки, когда в замке полно раненых, мне не хотелось. Ещё узнать надо, кто котяток забрал и куда их дели.
  Травник нашёлся сидящим на крыльце, перед главным входом в замок. Он играл с малышами и смешно жмурился от яркого солнышка.
  - Искрянка, ты готова увидеть малышей в их человеческом виде? - улыбнулся Листин, завидев меня.
  - Готова, - улыбнулась я в ответ, рядом с парнем присаживаясь на ступени, - а что делать нужно?
  - Тебе, как опекуну, попросить котят обернуться, остальное мы с дядей сделаем, - кот щёлкнул меня по носу.
  - И как я должна их просить? Они что, понимают меня? - удивилась я.
  - Поймут, если попросишь. Всё готово, идём, - позвал парень, поднимаясь, подхватил котят одной рукой, а вторую протянул мне, помогая подняться.
  Небольшая лесная полянка была сплошь изрезана различными рунами. Переплетаясь друг с другом, они образовывали контур, и судя по внешнему кругу, сдерживающий. Меня усадили в центр вырезанной фигуры, дали в руки котят, справа от меня чуть позади, встал Листин, слева - Сурин, напротив - один из целителей. Едва мужчины встали по своим местам, контур вокруг нас активировался, отрезая от внешнего мира.
  - А зачем нам контур? - запоздало спросила я.
  - Чтобы сил хватило, - шепнул травник.
  - Искорка, приказывай котятам обернуться, - прервал мои расспросы Сурин.
  - Обернитесь! Немедленно примите свою человеческую ипостась! - повелительно произнесла я, но ничего не произошло. Котята продолжили сидеть у меня на коленях и мурлыкать от моего лёгкого почёсывания у них за ушками.
  - Да не так же, - простонал Сурин, - обратись к своей животной половине и ей уже приказывай.
  Легко сказать, но трудно сделать. Я ведь даже в теории не знаю, чего от меня требуют. Снова подумала, что родители могли бы мне больше рассказывать об оборотнях, раз я являюсь представителем этого народа.
  Пока размышляла, немного расслабилась и вдруг ощутила, словно тёплые, ласковые комочки, что привязаны ко мне ритуалом. Я сосредоточилась на них и поняла, что это мои малыши, сонные, спокойные и довольные нехитрой лаской. Я представила, что тянусь к ним и очень прошу принять человечески вид, они не против, даже наоборот, хотели бы увидеть мир глазами людей.
  Чувствовалось движение магических потоков, мужчины явно что-то плели, но я этого не видела, не обращала внимания на их действия. И вдруг раздался тонкий звон, и мои подопечные вздохнули с облегчением. Значит, блоки сняты, и котятам можно попытаться обернуться. На этот раз я приказала обернуться обоим малышам, и это стало моей ошибкой. Мало того, что при разрушении блоков выделилась энергия так она ещё и при одновременном обороте обоих котят, она словно приумножилась. Контур держался, но источался быстрее, чем котята успевали обернуться. В итоге он так и лопнул, выпустив энергию на свободу, но ожидаемых разрушений не было. Малыши, обернувшись, впитали в себя излишки магии, переглянулись и громко разревелись. Брат с сестрой были похожи между собой настолько сильно, что отличить, кто есть кто, будь они в одежде, я бы точно не смогла.
  - Сурин, а чего они такие большие? - пытаясь успокоить детишек, спросила я. По виду моим подопечным было около трёх лет.
  - Элитный охотник она, - прорычал Сурин, - была бы жива, выпорол бы от души, что бы сидеть неделю не могла!
  Не обращая внимания на ругань и плач, целитель подошёл ко мне и просканировал детей. Кроме отставания в развитии он ничего страшного не нашёл, о чём мне и сообщил потихоньку.
  - Как так вышло? - ни к кому конкретно не обращаясь, задала я вопрос. Дети тоже притихли, словно прислушивались к нашему разговору.
  - Эта полоумная в первые часы жизни заставила малышей обернуться и запечатала человеческую суть, - рычал Сурин, едва сдерживаясь от оборота.
  - Через год они бы имели полностью сформированную животную личность, которая подавила бы человеческую половину, - продолжил отвечать за родственника Листин, - вот и представь, они бы обернулись подростками, лет на пятнадцать, а поведение их было бы полностью животным, полностью на инстинктах.
  - Кошмар, какой-то, - выдохнула я, одевая детей. Детскую одежду принесли ещё до моего прихода на эту лесную полянку. Заботливые мужчины, не то, что я.
  Мои опекаемые, ожидаемо, пытались снять надетые на них вещи. Не привыкли малыши ходить в одежде, и животные повадки в них проявлялись сильно. В их возрасте дети спокойно бегают своими ножками, а эти пытались убежать от меня на четвереньках.
  Пока я ловила убегающую девочку, Листин вызвался поймать её брата. Ещё, будучи в своей животной ипостаси, котята отчего-то невзлюбили травника. Только раньше они просто шипели на парня, а тут:
  - Руку отдай, мелкий! - сквозь зубы выговаривал голубоглазый оборотень, пытаясь отцепить малыша от своей руки. - Да, не вкусный я, не съедобный!
  - Малыш, ты чего это в рот тащишь, а? - весело поинтересовалась я, а сама с тревогой вглядывалась в лицо травника. - Выплюнь гадость. Он руки не мыл, а ты кусаешь, отравишься ещё.
  Ребёнок, услышав мой голос, отпустил конечность парня, обернулся ко мне и протянул свои ручки, просясь мне на руки.
  - Ну, нет, мой хороший, либо вы с сестрицей топаете своими ножками, либо один из вас едет на руках дяди Листина, - покачала я головой, а малышка ещё и язык брату показала. Очень интересно, значит понимать, они меня понимают, а вот разговаривать не умеют. Что же, не всё так печально, как я себе представляла.
  - Сурин, а как их зовут? - обратилась я к подошедшему оборотню.
  - Лейриша не сказала, - развёл руками мужчина, - да и мы не знали, что она родила. Она послала сигнал, что находится в смертельной опасности, но маячок оказался в двух днях пути отсюда.
  - А как вы узнали, что это её дети? - удивилась я.
  - По запаху, конечно, - хмыкнул Листин.
  - Но малышей, же маг подобрал, когда они в наш полуразрушенный сарай ворвались, - растерянно спросила я, удобнее перехватывая сидящую на моих руках девочку.
  - Вот ты такие глупые вопросы задаёшь, словно сама ни разу не оборачивалась, - тихо проворчал Листин, - учуяли мы, задачей Акела было только доставить котят к целителям.
  - Понятно, - улыбнулась я, глядя, как малышка увлечённо изучает свои гладенькие ручки. Видимо, она очень непривычно ощущает себя без меховой шубы, да и смещение центра тяжести не прошло незаметно. Хотя, дети маленькие ещё, быстро ко всему приспособятся.
  - Искряна, ты как их опекун вправе дать им имена, - напомнил Сурин.
  - А сами они скажут, как их зовут? - спросила я в ответ.
  - Вряд ли, - огорчил меня старший оборотень, - если бы ты их спросила сразу, как нашла, а теперь-то они забыли, наверно.
  - Тоже верно, - вздохнула я и вскрикнула, когда маленькая непоседа больно дёрнула меня за короткий локон. Со стороны травника вообще, раздалось грозное рычание. Обернувшись, я увидела занимательную картину, малыш круглыми глазами смотрел на Листина, продолжая держать обеими ручками парня за ухо.
  - Только не говори, что он хотел у тебя ухо откусить, - хихикнула я.
  - Тогда я молчу, - травник наградил меня недовольным взглядом.
  - Дальше вы тут сами разберётесь, а у нас дела, - сказал Сурин и, поманив целителя за собой, быстро скрылся из моего поля зрения.
  - Ну, дядя, я тебе это ещё припомню, - прошипел Листин, опуская мальчика на землю. - А ты своими ножками ходить учись, раз на руках ездить не желаешь.
  Не прошло и пары минут, как девочка на моих руках завозилась, требуя, чтобы её тоже начали учить ходить.
  ***
  Месяц пролетел, как один день. Родители так и не смогли договориться с Сурином, где нам с подопечными предстоит проживать. Конечно, я хотела вернуться домой. Там и родители, и бабушки с дедушками помогли бы, и мне не пришлось бы откладывать своё обучение в Линесском Университете, но альфа стаи диких лесных котов был категорически против этой идеи. Мужчина утверждал, что котята в принципе должны расти среди своих сородичей, а такие проблемные, как в нашем случае, тем более. Итогом недельных споров стало то, что детям отдавался захваченный замок, а я, как их опекун, обязана была проживать рядом с котятами. На территории замка могли жить как мои родственники, так и представители котов.
  Не могу сказать, что такой вариант меня обрадовал, ведь где-то здесь ещё должен обитать отступник, но чтобы прекратить споры и трату времени впустую, я согласилась. В тот же день папа каким-то образом умудрился доставить в замок моих младших братишек, как своих, так и маминых родителей, а ещё заставил маму взять отпуск. С учётом того, что она в последние несколько лет она практически не отдыхала, выходных вышло около полугодия.
  Сурин, со своей стороны оставил, Листина, старого целителя Вертина, и пятёрку оборотней из своей стаи для помощи и охраны. Перед тем, как покинуть крепость, предводитель котов совместно с моим отцом, запечатали в котятах их животную часть. Сразу после ритуала стало заметно, что дети стали вести себя спокойнее, но не менее любопытно.
  В Гильдию Целителей в Линесске нагрянула проверка, по итогам которой одного целителя оштрафовали, а двоих лекарей лишили лицензий. Также, обнаружили ещё четыре деревни оборотней, в которых, как и в Доришене, молодые девушки-лекари внезапно стали выходить замуж за оборотней. И все деревни, как на подбор, находились не далеко от захваченного котами замка Северная звезда. Коруша с Варошем допрашивали по этому поводу, но внятного ответа так и не получили.
  Не смотря на бурную деятельность Гильдии Правопорядка, причины гибели матери моих подопечных выяснены не были. Как не было ясно и то, почему она, зная о своей беременности, не вышла на связь ни с главой клана, ни с Гильдией Охотников, а продолжила жить в лесу.
  Мои подопечные за день успевали выматывать не только меня, но и моих родителей, бабушек и дедушек. Конечно, поначалу дичились сильно, шипели на незнакомых им людей и оборотней, но потом привыкли. Зато целитель Вертин был доволен. Мало того, что котята стали более общительными, стали выполнять не только на мои просьбы, так ещё и уровень моих знаний дедушку порадовал. Он даже взялся за моё дальнейшее обучение. В общем, если он и дальше будет меня обучать, то через три года я смогу обратиться в Гильдию Целителей и попробовать повысить свой статус с лекаря до целителя. Конечно, предстоит как в теории, так и на практики показать, что все необходимые знания имеются, но зато не придётся тратить время на лекции, часть их которых нам читались в Школе Лекарей. По собственному опыту знаю, что на практике обучение происходит в разы быстрее, чем в теории.
  - Мама, - в столовой послышался тонкий голосок.
  - Кто? Где? - спросила я, выглянув из кухни, на ходу вытирая мокрые руки о полотенце. Однако в столовой кроме моих подопечных никого не наблюдалось.
  - Мама! - звонко повторила Зарянка, и ткнула пальцем в свой рисунок.
  - Да ты моя радость! Заговорила! - рассмеялась я, обнимая девочку.
  - Мама, - повторил ребёнок, и снова указала пальцем на рисунок. Судя по рисунку, я немного кривая жердь с синими глазами, занимающими две трети лица и короткими, торчащими в разные стороны волосами.
  - Какая красота, - улыбнулась я, - а где у нас папа?
  Заряна посмотрела на меня, нахмурилась, а потом ткнула во вторую, похожую на жердь, фигуру, и неуверенно сказала, - папа.
  - А скажи 'дядя'? - попросила я, но девочка отрицательно помотала головой. Также она отказалась произносить и 'баба', 'деда', 'няня'. В любом случае, прогресс на лицо. Я и не думала, что дети могут заговорить так быстро.
  - Веселин, скажи 'мама', - попросила я мальчика, а он как глянул на меня своим не по-детски тяжёлым взглядом, что я решила его больше пока не отвлекать от рисования.
  Вернувшись на кухню, обнаружила на столе большой лопух, а на нём, наверное, не меньше стакана лесной кислицы. Листин, как узнал, что я люблю эту ягоду, так каждый день теперь таскает. И не признаётся, где нашёл кусты этой ягоды. Травник утверждает, что так я каждый день помаленьку кушаю кислицу, а если кусты найду, то сразу объемся и буду потом животом мучиться.
  Я пересыпала ягоду в небольшую суповую тарелку, сполоснула водой, четверть отсыпала себе, а остальное отнесла детям. Им витамины нужнее.
  После столь насыщенного периода в Доришене и первых днях, проведённых в замке, даже не верится, что жизнь может быть такой спокойной, обременённой только заботами о детях.
  
  Часть 2
  
  Тихая и размеренная жизнь продлилась ещё ровно две недели, а вот потом всё снова завертелось, закружилось и утянуло меня в водоворот событий.
  В тот день мы с детьми во дворе играли в догоняшки. Малыши уже хорошо научились бегать, и теперь мало что могло удержать их на одном месте. В какой-то момент Веселин просто замер на месте, принюхался, прислушался, оглянулся на подошедшую к нему Заряну, а потом схватил её за руку и побежал в замок. Мне ничего не оставалось, как следовать за детьми. Ни мои вопросы, не требования остановиться, не возымели нужного результата. Догнать подопечных я смогла только на подходе к лестнице, ведущей в подземелье.
  - И чего это вы в страшном подземелье забыли? - строго спросила я, удерживая детей за руки и не давая им пробраться к лестнице. Дети мне не ответили, но мальчик настойчиво продолжал тянуть меня в подземелье. Проходящий мимо целитель Вертин покачал седой головой, наградил меня укоризненным взглядом и, присев на корточки, спросил:
  - Так, Веселин, что в подвалах такого интересного нас ждёт, что ты готов бежать туда сломя голову?
  Малыш ничего не ответил, только сделал очень страшные глаза, словно прося предотвратить нечто ужасное. Как оказалось, малыш был прав.
  Пока я отводила детей в облюбованную бабушками гостиную и просила старушек присмотреть за малышами, пока принесла туда детские игрушки и вымытые фрукты, целитель договорился с парой охранников и гостившими у нас магами о проверке подземелья на наличие опасностей.
  Спустя полчаса я отпаивала успокаивающим и общеукрепляющим сборами пятерых подростков, детей прислуги. Трое парней и две девушки были так сильно напуганы, что буквально выдавливали слова из себя.
  Как это часто бывает, всё началось с глупой шутки. Кто-то из ребят предложил вызвать духов и задать им несколько вопросов. Конечно, парни знали, что никаких духов им вызвать не удастся. Ни у одного их них не было дара, о чём говорили ежегодные проверки, проводимые в школах до самого совершеннолетия.
  Сначала девушки отказывались от сомнительного времяпровождения, мол, страшно, но, после долгих уговоров согласились. Никто и предположить не мог, что у одной из девушек окажется сильный дар некроманта. Она и сама не знала, до сегодняшнего дня.
  Подростки, как и положено, перерисовали с какого-то свитка пентаграмму, по периметру зажгли свечи, прочитали заклинание и начали ждать. Секунды превращались в минуты, но ничего не происходило. И тогда одна из девушек неожиданно даже для самой себя предположила, что для активации ритуала не хватает только крови вызывающего. Затем, полосонула свою ладонь ножом, с которым часто за грибами ходила, и обошла пентаграмму по периметру, капая своей кровью на границу. Едва круг замкнулся, тотчас в комнате похолодало, непонятно откуда взявшийся ветер поднял в воздух пыль, а дверь захлопнулась.
  Поначалу парни старались не подавать вида, что что-то пошло не так, но им тоже было страшно. Всё необъяснимое пугает. Неподдающаяся открытию дверь, отрезавшая единственный выход, стала той самой каплей, переполнившей чашу бесстрашия парней. Теперь паниковали все.
  Появление в пентаграмме духа несколько отрезвило и успокоило подростков. Девушка, чья кровь активировала призыв, успела задать несколько вопросов, а потом начался настоящий кошмар.
  Дело в том, что ребята поймали одного духа, а в подземелье их обитало бесчисленное множество. Точнее, неприкаянные души находились в неком подобии полусна, пока девушка своими неаккуратными действиями их не пробудила.
  Озлобленные, замученные, любители шуток и розыгрышей, каких там только духов не было, и все они решили повеселиться за счёт глупых подростков. И когда подростки, перепуганные до смерти, были готовы сами превратиться в пятёрку таких же несчастных обитателей подземелий, дверь отворилась, а на пороге стояла пара злых магов и один оборотень.
  Маги завершили ритуал призыва, отпустили призванный дух, а с ним исчезли и остальные. Подростков в полубессознательном состоянии принесли в целительскую, где Вертин привёл ребят в чувства, а дальше я стала их отпаивать.
  Во всей этой ситуации меня насторожили два момента, во-первых, я совершенно не почувствовала, что совсем рядом проводится какой-то ритуал и если бы не беспокойное поведение Веселина, всё могло закончиться совсем печально. Во-вторых, в своих подопечных я не ощущаю никакой магии, но ведь малыш понял, что в подземелье творится что-то нехорошее. Это настораживает и заставляет задуматься, кто же их отец и какими способностями они обладают.
  Пришедшие к ужину маги сообщили, что в подземелье больше никого обнаружено не было, но в одном из запасных выходов обнаружили отсутствие двух из пяти защитных заклинаний. Кто-то пытался проникнуть в замок, точнее в подземную его часть. Безусловно, защиту восстановили, ещё и новую ловушку поставили. Обитатели замка смогут пройти, а чужакам без разрешения здесь делать нечего.
  На следующий день в ближайшей к замку деревне Ручейково открывался сезон ярмарок. Мы всей семьёй решили посетить это мероприятие. Братишкам нужны школьные принадлежности, ведь буквально через неделю начинались занятия в общеобразовательной школе у Яромила и Велимира. Моим подопечным нужны альбомы, краски для рисования и одежда. Растут мои котятки быстро, каждую неделю приходится штанишки надставлять или новые шить. Да и с рубашками та же беда. Благо ещё Сурин кое-какие вещи племянников передал.
  Ярмарка, ожидаемо, встретила нас криками зазывал, спорами продавцов с покупателями по поводу цены, весёлой, заводной музыкой и бесчисленным количеством народа, снующего между палатками. Чтобы успеть купить всё запланированное мы решили разделиться. Я осталась со своими подопечными на руках и с Листином в качестве сопровождающего.
  Через пару часов блуждания по торговым рядам мы купили всё, что было обговорено с родителями, осталось лишь пополнить запас трав, чем Листин и занялся. Мы же с малышами отошли всего на две палатки, чтобы купить леденцы. От окружающего шума, разнообразия просмотренного товара и вкусных запахов готовящейся пищи кружилась голова, и становилось всё сложнее сосредоточиться. Я старалась не выпускать ладошки детей из своих рук, но за леденцы требовалось рассчитаться. Я, наказав Веселину держаться за меня и сестру, буквально на мгновение выпустила его ручку. В этот момент меня сильно толкнули, едва не сбив с ног, а мой мальчик зашипел, выставив вперёд свою маленькую ручку, по которой словно туман, клубилась энергия. И я не чувствовала эту энергию, только видела и это пугало.
  Обернувшись на хрип, я увидела задыхающегося мужчину, схватившегося руками за свою шею. В его ногах валялся мой кошель с монетами.
  - Весел, прекрати, - шепнула я. В тот же миг мужчина рухнул на колени, жадно глотая воздух.
  Забрав свой кошелёк и взяв за руки детей, я поспешила к Листину. Он старше и про магию котов знает больше, может, пояснит, что сейчас произошло.
  Сердце гулко стучало в груди, ноги путались в юбке, я шла всё быстрее и быстрее, а может и побежала бы, если бы не было со мной детей. Мне всё чудилось, что все окружающие смотрят на нашу тройку осуждающе, словно в воровстве нет ничего предосудительного, а в применённой магии есть.
  Листин нашёлся в конце торгового ряда. Он был настолько увлечён выбором трав, что обратил на нас внимание лишь, когда Зарянка схватила его за штанину.
  - Вернулись, - с улыбкой сказал парень, - а почему без леденцов?
  - Да так, передумали, - отвела я взгляд.
  - Что-то случилось? - тут же насторожился голубоглазый оборотень.
  - Есть разговор, но он не здесь, - шепнула я.
  - Понял, - ответил кот, отдавая горсть монет за несколько десятков мешочков с травами.
  Столь важный разговор я решила отложить до возвращения в замок. Не хотелось, чтобы кто-то посторонний подслушал и как-то навредил малышам.
  Мы набрали еды, чая и заняли столик рядом с одной из пирожковых палаток. С родителями мы заранее обговорили, в каком районе ярмарки встречаемся после завершения покупок. И вот мы здесь.
  - Проголодались, маленькие, - сказал Листин, глядя, как жадно дети вгрызлись в пирожки с картошкой.
  - Даже я проголодалась, что уж о детях говорить, - усмехнулась я, беря в руки очередной пирожок.
  Родители с братьями присоединились к нам довольно скоро. Мы наелись, но ещё толком не отдохнули. Вроде ходили не долго, а ноги сильно устали.
  - Хорошо-то как, - улыбнулась мама, изящно присаживаясь на стул, пододвинутый папой, - даже не верится, что вся семья снова в сборе.
  - Старших не хватает только, - согласилась я.
  - Они на неделе к нам приедут, - обрадовал папа, пристраивая объёмные сумки между столом и своим стулом.
  - И когда только успел с ними связаться, - восхищённо пробормотала мама. - Итак, раз мы здесь собрались, значит, с покупками все разобрались?
  - Да! - дружно ответили все присутствующие, кроме малышей, разумеется.
  - Значит, дальше можно развлекаться! - подвела итог мама.
  - Я бы предпочла вернуться в замок, - честно призналась я. - Есть серьёзный разговор, да и дети уже устали.
  - Какой была домоседкой, такой и осталась, - потрепал меня по макушке папа.
  - А теперь ещё и с детьми, - вклинился в разговор Велимир.
  - Вообще никуда не вытянешь, - продолжил мысль брата Яромил.
  - Вот кто бы говорил, - вяло огрызнулась я, - сами-то не далеко ушли, то за книгами по магии сидите, то новые заклинания на полигоне отрабатываете.
  - Искрянка, про что ты хочешь поговорить? - полюбопытствовал Листин.
  - Не здесь, - ответила я, и легонько щёлкнула парня по носу.
  Дети тут же начали подражать мне, награждая, носы друг друга щелчками, потом замахали друг на друга руками и в итоге громко заплакали. Мы с травником переглянулись, синхронно вздохнули и пересадили малышей к себе на колени. Я забрала Веселина, а Листин начал успокаивать Заряну. Дети почти сразу же прекратили плакать. Девочка гордо расправила плечи и показала своему брату язык, насмешив всех присутствующих довольным выражением на маленьком личике.
  - Вот же манипулятор мелкий растёт, - покачал головой папа.
  - Пересвет, да ты вспомни Искряну и как она старших строила, - рассмеялась мама, - так что, детишки нам хоть и не родные, но по духу наши.
  - Да, Румянушка, были времена, - ласково улыбнулся папа, что-то просчитывая в уме, - не хочешь повторить?
  - Пересвет! - воскликнула мама, подскочив со стула. - Ты меня уже два раза на эту удочку поймал, третий я не позволю! Внуков жди или вон, с Искрянкиными подопечными водись!
  - Румянушка, посмотри на них, - хитро блеснул глазами папа, - близнецы уже большие, а я по маленьким соскучился.
  - Нет! Пересвет, у меня работа, дети взрослые, внуки подрастают, времени нет совсем, - всё сильнее распылялась мама.
  - Ах, какая темпераментная женщина, - положив руку на сердце, восхищённо сказал папа, оборвав поток маминых отговорок, - дочку такую же хочу, а лучше две.
  - У тебя и так две дочери, - простонала мама, снова присаживаясь на своё место и хватаясь руками за голову, - и три сына. Куда ещё-то?
  - Счастливая семья должна быть большой, - не сдавался папа.
  - После таких сцен мне страшно представить, кто твой отец, точнее, как его в народе называют, - шепнул мне на ухо Листин, - если уж он не боится спорить с самой Шаровой молнией, значит и сам фигура не менее легендарная.
  - Честно, не знаю, - пожала я плечами и ссадила Веселина с колен, - я спрашивала, папа не признался.
  - Вот тоже, развели тайны, - пробурчал парень себе под нос.
  - Мам, пап, может домой, а? - перебил родителей Яромил.
  - А то вы и так зрителей немало собрали, - я указала взглядом на зевак, собравшихся в паре шагов от нашего стола.
  - Уговорили, - усмехнулась мама. Тряхнув короткими волосами, покинула своё место, взяла за руку Веселина и пошла в сторону выхода с ярмарки.
  Вечером у нас всё-таки состоялся разговор по поводу способностей моих подопечных котят. Детей уложили спать в их комнате, а сами сели в гостиной, соседних покоев. Мама с папой в обнимку сидели на диване напротив камина, и любовались игрой ярких язычков пламени. Мы с целителем Вертином заняли кресла напротив, оказавшись вполоборота к родителям, а прямо на ковре в своей животной ипостаси развалился Листин. На моей памяти, это первый случай, не считая боя за замок, когда травник разгуливал по помещению в кошачьем обличье.
  - И так, - после моего рассказа подводил итоги целитель, - Веселин у нас точно маг, но дар в нём никто не чувствует. Мальчик умеет колдовать, не произнося и слова, что для ребёнка просто невероятная способность. Маги годами учатся плести заклинания таким образом, чтобы не требовалась их активация словесной формулой, а здесь ребёнок просто взмахнул рукой и едва не задушил карманника. Ранее, он почувствовал ритуал призыва духов, что доступно только некромантам.
  - Всё так, - кивнула я.
  - Значит, Веселин у нас будущий некромант, - задумчиво проговорила мама.
  - Определённо, малыш у нас маг смерти, - начал рассуждать папа, - возможно, у мальчика какие-то ментальные способности есть, иначе наличие дара мы бы определили.
  - Кстати, почему я и целитель Вертин не почувствовали тот ритуал я понимаю, мы маги жизни всё-таки, - решила уточнить я, - но почему никто из охраны и гостивших магов не ощутил неладное? Только Веселин всполошился.
  - Здесь подземелье выложено из эргунского гранита, - пояснил папа, - жутко дорогой камень, но магию поглощает почти полностью.
  - И этого 'почти' хватило, чтобы не почувствовали взрослые, но ощутил малыш, - проговорила я, борясь с зевотой.
  - Верно, - отозвался целитель, - у старших восприятие магической энергии несколько хуже, чем у детей. Точнее, взрослые на такие слабые всплески магии просто внимания не обращают.
  - Если на все заклинания внимание обращать, так и с ума сойти не долго, - усмехнулась мама.
  - Это точно, - вторил ей папа.
  - Это всё очень интересно, но как я, маг жизни, буду обучать магии, как минимум одного мага смерти? - вдруг встревожилась я.
  - Нашла проблему, - фыркнул обернувшийся человеком Листин. Положив голову мне на колени и, глядя мне в глаза, продолжил, - как Сурин, маг смерти, меня травничеству и лекарству учил? Принцип использования магии один, области применения разные.
  - Хм, а я думала, мне придётся кровавые ритуалы проводить, - усмехнулась я, перебирая короткие волосы травника.
  - Ур, ещё за ушком почеши, - вырвал меня из мыслей голубоглазый оборотень.
  - Эй, а вы не обнаглели, господин травник? - возмутилась я. Целитель хитро улыбнулся, а родители, переглянувшись, рассмеялись.
  - Это ты, дочка, ещё знаешь, что он у тебя кот, а я до самой свадьбы не знала, кто мой жених, - посетовала мама.
  - А если бы ты раньше узнала, то попыталась бы сбежать, - сказал папа и крепче обняв, продолжил, - а мы своё не отпускаем.
  - Даже если это 'своё' сопротивляется, - мама укоризненно покачала головой и рассмеялась, когда папа так знакомо зарычал. Теперь я понимаю, что это его животная сущность так реагирует. В детстве мне так интересно было, как это у папы так громко и грозно рычать получается, а больше никто так не умеет. Жаль, что детство так быстро прошло, но я так рада, что папа нашёлся и они с мамой снова счастливы.
  Глядя на родителей, я в очередной раз поймала себя на мысли, что хочу такую же счастливую и дружную семью. Только, мой избранник должен полюбить не только меня, но и опекаемых мной детей. Почему-то даже с наличием брачной метки на ауре Листина я как своего избранника не рассматривала, лишь как друга и помощника. Да, он неплохой парень, помогает мне растить детей, но единственные сильные эмоции, которые он во мне вызывает - восхищение и раздражение. И оба этих чувства вызывает его наглость.
  - Искрянка, ну почеши за ушком, и под подбородком, - не унимался травник, требуя внимания, - хватит вредничать, маленькая ведьмочка.
  - Я лекарь, слышишь? Лекарь я! - ухватив парня за нос, шипела я.
  - Да хоть целитель, ну почеши, - продолжал требовать внимание голубоглазый оборотень, - и да, вот спинку, ещё. Да, здесь, между лопатками. Мур-р.
  Когда гостиную покинули родители вместе с целителем Вертином, я не видела. Осознала что мы одни, лишь оказавшись на диване, сидя на коленях у Листина. Голубые глаза парня словно светились в полумраке комнаты, завораживали, не давали мне отвести взгляд. Ласковые руки нежно, но крепко обнимали, гладили спину, зарывались в волосы, вызывая необычные ощущения. Настойчивые губы срывали один поцелуй за другим, туманя разум, и я полностью отдалась этому безумству.
  Громкий треск вырвал из очередного головокружительного поцелуя. Жадно глотая воздух я не нашла ничего лучше, как спросить:
  - Что это было?
  - Поцелуй, - хитро улыбнулся Листин.
  - Де нет, я не про то, - продолжая хвататься за плечи оборотня, возмутилась я, - что трещало?
  - А, да так, - отмахнулся травник, снова накрывая мои губы жарким поцелуем. Треск повторился.
  - Листин, - прошептала я в его губы, - только не говори, что ты порвал мою рубашку.
  - Твои вещи все целые, - наградив меня недовольным взглядом, парень вдруг переместился, уложив меня на спину на мягкий диван, сам навис сверху. Странно, но сопротивляться совсем не хотелось. Где-то в глубине души я была всеми руками и ногами, и даже лапами только 'за'.
  Очередной умопомрачительный поцелуй не заставил себя ждать, как и непонятный треск ткани. Только в этот раз разорвать поцелуй не удалось, уж больно настойчив был Листин. Внезапно, что-то невесомое пробежалось по ноге, подняв выше и так задравшиеся широкие штаны. Я замерла, вызвав недовольство голубоглазого оборотня.
  - Искряна, что на этот раз? - простонал травник, упёршись лбом мне в плечо.
  - Не знаю, - растерянно ответила я.
  И тут снова это нечто пробежало по ноге, я взвизгнула, оттолкнув парня, подскочила с дивана на ноги и уставилась на хороший такой, пушистый, длинный, почти чёрный кошачий хвост!
  - Ах, это, - усмехнулся парень, поняв, куда я смотрю, - полнолуние скоро, а из-за одной маленькой ведьмочки полностью снять напряжение я не могу. Кошачья составляющая берёт верх.
  - Мм, так вот, что трещало, - фыркнула я.
  - Ага, - кивнул Листин и, кажется, смутился, - я же сказал, что твои вещи в целости.
  - Зато твои штаны обзавелись дополнительной дырой, - прищурилась я, - а как же сохранение одежды посредствам магии во время оборота?
  - Так это полуоборот, с ним одежду скрыть невозможно, - развёл руками парень.
  Переглянувшись, мы вдруг расхохотались. И так легко стало на душе, так спокойно, и так весело. Я вдруг осознала, что голубоглазый оборотень может вызывать во мне множество различных чувств, и раздражение не самое сильное из них.
  ***
  Я сидела прямо на ковре у камина, глядела на завораживающий танец огня, слушала потрескивание дров и тихое сопение Листина. Он снова обернулся котом, повалил меня на пол, а сам сверху улёгся и замурчал. Я кое-как отбила себе право сидеть рядом, а не лежать под огромной кошачьей тушей. Правда, пришлось долго гладить и рассказывать, какой он у меня красивый и замечательный, прежде чем оборотень заснул. Я неторопливо гладила кота по голове, которую он уложил мне на колени, когда услышала в коридоре шум и злое шипение бабушки Прекрасы:
  - Куда тебя черти несут? Злат! Златосвет, стой! Кому говорю?
  - Как же я тебя люблю, Краса моя, ненаглядная! - чуть растягивая слова, воскликнул дедушка по папиной линии.
  - Тише ты, - шикнула бабушка, - весь замок перебудишь.
  - Да это ты, бабка, шумишь здесь, а я пою-ю-ю! Ой, ты дева, ой краса... - затянул свою любимую песню дед.
  - Да где ты только налакаться успел? Златосвет! Куда ты ломишься? Это не твоя комната! - возмущалась бабушка Прекраса.
  - Я знаю! - уверенно сказал дед и, судя по звукам, смачно поцеловал свою жену. - Я с внучкой поговорить хочу.
  - Вот не было печали, да...
  Дальнейший разговор я не разобрала, родственники скрылись в покоях котят. Я же попыталась встать, но Листин придавил меня лапой, не дав подняться.
  Спустя минут десять в коридоре раздался взволнованный и изрядно протрезвевший голос деда:
  - Охрана! Живо сюда!
  - Златосвет, да успокойся ты, - бабушка пыталась угомонить своего мужа, - может Искрянушка на кухню ушла, может с матерью засиделась, мало ли.
  Я приняла очередную попытку подняться, и на этот раз мне удалось задуманное. Листин посмотрел на меня, прищурил свои огромные глаза, прислушался к шуму, фыркнул насмешливо и, свернувшись калачиком и прикрыв нос хвостом, снова заснул. Я уже подходила к двери, когда дедушка громко закричал на подоспевших охранников:
  - Моя внучка пропала! Вы куда смотрите, охраннички? Да у нас люди прямо из кровати исчезают!
  - Деда, здесь я, - поспешила вмешаться в перепалку.
  - Нашлась, - обрадовался родственник, забыв и про охрану, и про свою жену. Он крепко меня обнял, окутав густым ароматом настойки валерианы лекарственной. Я в это время подала знак оборотням, что всё хорошо и что они свободны.
  Только теперь я осознала, почему бабушка всегда просила прятать от деда валерьянку. Я-то думала, что из-за спиртовой составляющей дед пьёт эту настойку, а нет, из-за самой травки. Коты они такие.
  - Дед, я тебе сколько раз говорила, что бывает, когда человек злоупотребляет спиртовыми настойками? - строго спросила я, выпутавшись из объятий.
  - Вот ведь, бабка вылитая! - отшатнулся от меня старик. - Она тоже меня всё попрекает, что я валерьянку пью. Я ведь не просто так пью, я нервы лечу. О как!
  - Ладно, ладно, - пошла я на попятную, - так о чём ты со мной поговорить хотел?
  - Я хотел поговорить? А о чём я хотел поговорить? - дедушка нахмурил свои седые брови, пожевал губу, и, обернувшись к жене, так громко, но ласково спросил, - Прекраса, радость моя неземная, о чём я с внучкой поговорить хотел?
  - Да кто же, тебя старого, знает?! - всплеснула руками бабушка.
  - Вот так, шли поговорить, а о чём не помним, - развёл рыками дедушка Златосвет.
  - Деда, деда, ты не исправим, - рассмеялась я и обняла обоих своих родственников, как всегда обнимала их после долгой разлуки. И хоть мы не виделись всего один день и вроде как не успели соскучиться, старички не отстранились, напротив, обняли меня крепче.
  - Ладно, внученька, мы баиньки пойдём, а то поздно уже, - тепло улыбнулась мне бабушка, - слышишь Златосвет? Мы с тобой идём спать.
  - Вот же привязалась! Спать ей всё надо, - всем телом передёрнулся дед, - и смолоду так!
  Я смотрела на удаляющихся родственников и думала, ведь они постоянно себя так ведут. Если раньше я думала, что дед ругается с бабушкой, а на самом деле такие шуточные перепалки им обоим доставляют удовольствие. Уже, будучи взрослой, не раз замечала, как после очередной перебранки бабушка начинает заразительно улыбаться, а дедушка и вовсе, ходит песни поёт.
  - Никак не могу привыкнуть к их манере общения, - шепнул мне на ухо мужчина, положив свои ладони мне ан плечи. Не ожидавшая, что кто-то может подкрасться ко мне так незаметно, я громко пискнула и попыталась вырваться, но не смогла. Мгновением позже пришло осознание, что это не какой-то незнакомец, а сонный Листин.
   - Зараза! - выдохнула я. - До смерти напугал.
  - Да вроде нет, - развернув меня к себе, заключил травник, - живая вот, улыбаешься даже.
  - Да, да, - снова улыбнулась я, - поздно уже.
  - И так не хочется тебя отпускать.
  - Но надо. Доброй ночи, - сказала я, пятясь к двери покоев, где мы с котятами обосновались.
  - Спокойной ночи, ведьмочка, - ухмыльнулся травник, видя, как я раздражённо поджала губы и решительно развернувшись, открыла дверь в комнаты.
  Всю ночь мне снился наглый, худосочный и почти чёрный кот. Уж он и так и этак пытался привлечь моё внимание, а я только насмешливо фыркала.
  Сон был длинным, ярким, смешным, но не бесконечным. Из такой приятной дрёмы меня выдернул мой нос. Точнее, что-то время от времени щекотало моё лицо, но больше всего доставалось именно кончику носа. Раздражённая тем, что что-то мешает продолжить просмотр таких интересных грёз, я распахнула глаза и увидела острое, покрытое короткой шёрсткой ухо. Оно и щекотало меня время от времени, мешая спать.
  Дальнейший осмотр показал, что ухо, как кровать, да и вся комната принадлежит Листину, который тихо-мирно спал, обнимая меня за талию.
  - Интересно, - прошептала сама себе, - а чего это я в чужой постели забыла?
  Память молчала, а настроение было такое, что хотелось ластиться и тихо мурлыкать. Похоже, полнолуние и на меня подействовало.
  Решительно откинув одеяло, да с трудом выпутавшись из объятий, я поспешила в свою комнату. Там я была встречена ещё сонными, но уже весёлыми детишками, проснувшимися чуть раньше обычного.
  - Мама! - воскликнула Заряна.
  - С добрым утром, мои хорошие! - улыбнулась я.
  - Доброе утро! - ответила девочка, выпутываясь из одеяла. - Играть?
  - Нет, сначала умываться, одеваться, завтракать, а только потом играть, - строго сказала я, но дети моему суровому виду не поверили и начали баловаться. В итоге, пол в ванной залили, шкаф в поисках подходящей одежды переворошили, кашей измазались так, что обоим пришлось переодеваться. В общем, день обещал быть 'весёлым'. Чуть позже детей забрала мама, а я отправилась на занятие к целителю Вертину.
  Несмотря на ранний час, маг уже ждал меня в своём кабинете. Там же на кушетке сидело несколько больных из близлежащих посёлков. И хоть в каждом населённом пункте есть лекарь или целитель, люди всё равно идут к нам. Надежда на полное исцеление, вот что движет больными при поиске целителя. В мелкие посёлки и деревни сильных магов не отправляют, а слабые зачастую не могут справиться со всеми болячками местного населения.
  - Искряна, ты как раз вовремя, - обрадовался мой наставник, - больных в первой комнате напои молоком с настойкой прополиса и усыпи до обеда, во второй сделай больному перевязку, а потом ты у нас будешь учиться сращивать кости.
  - А может, вы сами срастите? - с надеждой спросил мужчина, прижимая к себе больную руку.
  - Мы с ученицей и срастим, - уверенно ответил маг, - точнее она сращивать будет, а я наблюдать.
  - А если она неправильно чего сделает? - простонал мой будущий пациент.
  - Велика проблема, - усмехнулся целитель, - сломаем, да заново срастим. Тем более что с первого раза ещё никому не удавалось сделать всё верно.
  И что-то мне подсказывало, что селянин чем-то обидел целителя, раз наставник так над ним измывается. Вообще-то, кости я уже сращивала, буквально на прошлой неделе учитель показал, как это делается. Под его руководством я уже три перелома залечила. И пусть не полностью исцеляла, пусть маг поправлял меня, но ведь сращивала же. Ох уж эти целители с их специфичным чувством юмора.
  Занятая такими мыслями я быстро справилась с выданным мне заданием и вернулась в кабинет наставника.
  - А вот и наш лекарь пришёл. Сейчас перелом исцелять будем, - сказал Вертин, глядя на всё сильнее бледнеющего селянина.
  - Она ещё и лекарь? Даже не целитель-практикант? - обречённо протянул мужчина.
  - Лекарь, лекарь, - широко улыбнулся маг, - а чего вы так испугались?
  - Она лекарь, переломы сращивать не умеет, ещё и женщина, и вы ещё спрашиваете, чего я испугался? - занервничал пациент.
  - Да, я женщина, да лекарь, нет, переломы уже сращивала и на целителя учусь уже вполне официально. Гильдия прикрепила меня к целителю Вертину на три ближайших года, - начала я тихо и уверенно говорить, медленно подходя к больному, - если боитесь, что что-то напутаю с заклинанием, могу просто наложить гипс, совершенно не применяя свои магические способности.
  Пока мужчина заворожёно слушал меня, я сумела коснуться его запястья и просканировать организм на наличие травм и болезней. Перелом оказался закрытым, без смещений и острых осколков. В последний раз я собирала кость по кусочкам, здесь же всё совсем просто, если мужчина расслабится, и не будет дёргаться от каждого моего вдоха. Зачем наставник заставил селянина довольно сильно нервничать, я не понимала.
  Успокоительное заклинание сплелось секунд за пять, пациент и не понял, чего это я одной рукой в воздухе изображаю, а потом ему стало всё равно. Дальше было проще, зафиксировать руку, сплести обезболивающее заклинание пятого, самого сильного из доступного мне уровня. Затем, создать простое исцеляющее заклинание, наложить на повреждённое место и, самое сложное, провести через перелом энергию таким образом, чтобы восстановилась не только кость, но и ткани, и даже самые мелкие капилляры. И только после этого ослабить действие успокоительного заклинания.
  - Молодец, - похлопал меня по плечу очень довольный наставник, - ты, как и твои подопечные, быстро всему учишься.
  - Зато вы, как и мои подопечные, усложняете мою жизнь неожиданными выходками, - парировала я, на что наставник хитро улыбнулся.
  Я решила проводить своего недавнего пациента до выхода из замка, а за одним выяснить, отчего наставник так к нему суров. Из запутанных объяснений мужчины я вынесла только одно, целитель Вертин, как и все маги, жутко обидчивый мужчина. Главной ошибкой моего пациента было то, что зайдя в кабинет, он сказал 'Здравствуйте, господин лекарь', а не 'Здравствуйте, господин целитель'. Всего одна глупая фраза, на которую по-хорошему и внимание обращать не стоит, повлияла на настроение хозяина кабинета. В общем, пациенту крупно повезло, что я пришла заниматься, иначе обиженный маг, в лучшем случае мог просто гипс наложить и отправить больного восвояси продолжать лечение. Возможно, есть и более веская причина, но мой пациент не сознался в этом. На том и попрощались.
  После удачного лечения и недолгого разговора с излеченным я занималась лекарствами. Я часа два под руководством целителя готовила болеутоляющие лекарства, затем уже самостоятельно отмеряла порции и фасовала в отдельные конвертики порошки от простуды, внесла в список необходимого несколько закончившихся ингредиентов для лекарств.
  Я как раз дописывала название последней закончившейся травки, когда в целительскую забежала встревоженная мама.
  - Искряна, дочка, ты можешь определить, где дети? - спросила она.
  - Что случилось? - насторожилась я, настраиваясь на своих подопечных. Странно, но я совершенно не ощущала ставшие привычными тёплые комочки.
  - Мы с детьми и оборотнями из котов в прятки играли, а потом раз и дети куда-то пропали, - упавшим голосов рассказывала мама, стараясь не расплакаться, - самое страшное, что ни заклинания поиска, ни оборотни по запаху обнаружить их не могут. Кошмар какой-то. Как сквозь землю провалились.
  - Сквозь землю, - повторила я, - мама! Папа же говорил, что подземелье выложено из эргунского гранита! Может они куда-то в подвалы забрели?
  - В подвалы со двора? А запах? Почему запаха их нет? Точнее есть, но словно туман, рассеян по всему двору.
  - Не знаю, - теперь уже расстроилась я, - покажи, где детей видели последний раз? Быть не может, чтобы они исчезли, и никто бы этого не увидел.
  ***
  Двор напоминал растревоженный муравейник. Оказывается, у нас в замке проживает огромное количество оборотней и людей из охраны и прислуги. Они, обычно, передвигаются столь незаметно, что я даже и не обращала внимания на присутствие посторонних.
  Было сразу заметно, где детей видели в последний раз. Самая большая группировка оборотней что-то выглядывала, вынюхивала, высматривала возле тех самых ворот, около которых я не так давно встретилась с вампиром. И отчего-то это меня насторожило.
  - Обнаружили что-то новое? - с надеждой в голосе спросила мама.
  - Нет, - ответил папа, - такое чувство, что их след намеренно рассеяли.
  - Снова магия смерти? - уточнила я.
  - Я вообще ничего не ощущаю, - развёл руками отец.
  - Блокировать все входы и выходы из подземелья! - пронёсся рык начальника охраны.
  - Что происходит? - растерянно спросила я, глядя, как оборотни разбегаются в разные стороны.
  - Охранка на одном из выходов сработала, - сказал папа и побежал внутрь замка.
  - Дочь, не смей лезть в подвалы! Жди нас здесь! - сказала мама и кинулась следом за папой.
  Мне тоже было интересно, что же там произошло, но я реально оценивала свои силы. Я лекарь, к тому же девушка. Я знаю несколько защитных заклинаний до четвёртого уровня, с десяток простейших боевых до третьего уровня и всё. Если на меня нападут люди, я смогу себя защитить, а если оборотни, то точно нет. Вот и пусть профессионалы разбираются с внешними угрозами.
  Я подошла к воротам, которые несколькими мгновениями ранее разглядывали оборотни, принюхалась, присмотрелась, вышла за стену, но ничего интересного не обнаружила. Плохая из меня мать получается, мальчик мой так и не заговорил, а девочка знает не больше двадцати слов, большая часть из которых что-то типа 'гав-гав', 'мяу', да 'ме-е'. Тут и вовсе не уберегла.
  Я прислонилась спиной к стене, оглядела пустую зелёную поляну с вытоптанной животными травой, глянула в сторону леса, но идей, куда могли подеваться дети так и не появилось. Видимо от нервного напряжения руки начали дрожать, сердце щемило от тревоги, ноги и вовсе перестали держать, и я прямо по стене сползла на землю. Едва вытянула ноги, как почувствовала за спиной движение и потерю опоры. Да я даже пискнуть не успела, как провалилась в какой-то ход!
  Падала я спиной назад, но приземлилась уже на четыре лапы. М-да, видимо с перепугу не только обернулась, но и на одежду как-то магией спрятала. Знать бы еще куда.
  Ход был не широкий, каменный и тёмный. Наверх вела практически вертикально стоящая металлическая лестница, которую я миновала, просто пролетев рядом. Страшно представить, что с детьми. Меня бросило в жар, а если они также точно упали? А если что-то сломали?
  Оглядевшись вокруг, отметила, что на пыльном полу кроме моих кошачьих следов есть ещё старые, предположительно мужские и совсем свежие, явно детские. Малыши точно спустились, а не упали. Даже дышаться легче стало и на душе посветлело, но тревога за них полностью не исчезла. Куда же направились мои детишки?
  Свежие следы привели меня в действующую лабораторию. Она меня напугала тем, что здесь явно проводились эксперименты. Судя по запаху, жертвами экспериментов была нежить. И мои догадки подтвердились, стоило войти в соседнее помещение. Да, там были мои малыши и они играли. Да у меня по всему телу шерсть дыбом встала!
  Зарянка корчила рожицы и показывала язык вампирам, на что те отвечали рыком и устрашающим оскалом, а Веселин развлекался с зомби. Мальчик кидал им в загон какой-то шар, который нежить неуклюже ловила, периодически отбирала друг у друга, дралась, но в итоге протягивала малышу, чтобы он снова кинул.
  В коридоре послышался шум, дети переглянулись и как по команде нырнули в ящик с какими-то тряпками, а я заметалась по помещению, ища укрытие, но не находила. Оказывается, я слишком крупная для ящиков с вещами, коих тут было достаточно, слишком заметная, чтобы забиться в угол и просто переждать визитёров, слишком живая, чтобы забраться в загон к зомби или в клетку к вампирам.
  Кто-то уже зашёл в лабораторию, а я так никуда и не спряталась. А ещё я в кошачьей ипостаси, и если это не оборотни, то я могу попробовать их обмануть. Ухватившись за спасительную идею, я тут же попыталась замаскировать свою ауру и увести своё сознание на второй план, отдавая ведущую роль своей животной сути. Дальнейшие события воспринимались мной, как в тумане или во сне.
  Оглядевшись вокруг, я зашипела на вампиров, уж больно рьяно они начали кидаться на прутья решётки. Мой слух уловил, что в лабораторию вошли ещё двое, вот только почуять, кто это я не смогла. Противный запах оживших трупов перебивал все остальные запахи и мешал сосредоточиться. Несколько раз чихнув, я, подёргивая хвостом, вышла в лабораторию. Присутствующие там мужчины замерли, наградив меня удивлённым, любопытным и злым взглядами. Последний мне не понравился, поэтому я начала знакомство с самого любопытного визитёра. Подойдя вплотную, я принюхалась, определив, что мужчина человек с толикой крови оборотней. Кто-то из его предков явно был представителем псов, что сказалось на внешности мужчины. Слишком большой, слишком мощный для человека, слишком непослушные соломенные волосы, торчащие в разные стороны, слишком яркие, почти жёлтые глаза, но не оборотень, и даже не полукровка. Нет, он мне не интересен.
  Обладатель злого взгляда тёмных, вроде как зелёных глаз пугал своей агрессивной аурой, неестественно бледной кожей, излишней худобой, словно это скелет обтянутый кожей, а не человек, а ещё он был магом. Что-то тёмное, пугающее клубилось в его руках, заставляя шерсть на загривке вставать дыбом. Ещё, от него веяло смертью и страданиями. К тому же, этот мужчина мог понять, что я не просто кошка, а оборотень. Нет, не хочу я с ним знакомиться.
  Третий мужчина уже справился со своим удивлением и теперь с любопытством наблюдал за мной. Рыжие волосы, круглое лицо, вздёрнутый нос, и весь он такой пухлый, такой, как мишка плюшевый, которого хочется потискать, покрутить, бока помять, а потом обнять и просто сидеть.
  Я подошла ближе, принюхалась и зло зашипела, зарычала на него, пытаясь выразить всё своё негодование. Папаша молодой, где же ты был, когда твои дети были в опасности? Что ты делал, когда мать твоих детей боролась за свою жизнь и жизни ваших котят? Сволочь, а не мужик. Даже не мечтай, что я отдам тебе своих подопечных!
  Мужчина хмыкнул, но улыбаться перестал и даже на полшага отступил и поднял универсальный щит. Так-то злить меня. И он тоже маг, что не удивительно. Сын его так точно маг, про дочку пока не понятно. Всё, знакомство закончено, он больше не привлекает моего внимания.
  - Вот так, Халир, не все кошечки от тебя без ума, - рассмеялся первый мой знакомец.
  - Это какая-то странная кошка, - подозрительно рассматривая меня, протянул пугающий маг, - словно это оборотень, у которого животная половина взяла верх над человеческой сутью. Интересный случай, надо изучать.
  С этими словами он всё-таки кинул в меня ту чёрную гадость, что держал в руке. Зря, у кошек иное зрение, мы чётче видим движущиеся объекты, поэтому я с лёгкостью отпрыгнула с траектории движения заклинания, тогда как Халир ни отскочить, ни щит укрепить не успел. Щит лопнул, не сумев поглотить или отразить и трети заклинания, а на мужчине ярко вспыхнул защитный амулет, накрыв хозяина тонкой вязью защиты.
  - Даже обидно, что такой мощный амулет израсходовался в мирное время на шальное заклинание, не защитил меня на поле боя, - вздохнул мужчина.
  Мне было не до охов и вздохов, меня ловили, загоняли в угол, кидали заклинаниями. Я запрыгивала на шкафы, ныряла под столы, хвостом смахивала пробирки и реактивы с подставок. В какой-то момент спасительный проём двери, ведущей в переходы, оказался свободен. Я ринулась туда, в надежде увести мужчин из лаборатории. Всё-таки, кошка у меня безрассудная и невнимательная. Проём был закрыт заклинанием, спеленавшим меня так, что ни усами, ни хвостом пошевелить не смогла. Вот и увела из лаборатории, вот и защитила детей, глупая.
  - Гадина пушистая! Идиотка когтистая! - шипел рыжий, осматривая разгромленную лабораторию. - Аниас, кошка уничтожила образцы двух последних экспериментов! Да я её саму на составляющие пущу!
  - Халир, ты пустишь её на составляющие не раньше, чем я изучу её психическое здоровье, - спокойно ответил худосочный маг.
  - Куда её? - спросил тот самый, любопытный мужчина, имя которого я пока не услышала.
  - В бокс определи, да накорми, - выдал указания пугающий маг, названный Аниасом, - а то, наверно, пропитание искала, вот и забрела к нам.
  Светловолосый потомок оборотней взвалил меня себе на плечо и вышел из лаборатории, но спор оставшихся в помещении мужчин я ещё слышала.
  - Это невозможно, - уверенно ответил Халир, - оборотни всё подземелье обнюхали, и нас не нашли. Эта кошка, мало того, что вход нашла, так ещё и внутрь как-то попала.
  - Вампирами управлять массово, на долгий срок и без жёсткого контроля со стороны некроманта тоже невозможно, но мы это сделали, - жёстко сказал Аниас.
  Дальнейший спор я не могла разобрать, меня внесли в соседнее с лабораторией помещение, так называемый бокс. Комната была разделена на несколько отсеков или камер, отгороженных друг от друга упрочненным стеклом. По стыкам стеклянных листов светились странные руны, ранее не виденные мной. Надеюсь, они нужны для упрочнения стен камер, а не для какого-нибудь подавления воли или полного подчинения сознания. Ещё в глаза бросилась какая-то нереальная чистота во всём помещении. Похоже, на бытовые заклинания мужчины не поскупились. Только для чего это нужно?
   Мужчина сгрузил меня в дальнюю от входа камеру, закрыл двери и, в тот же миг, пространство внутри камеры наполнилось газом. Чихая и отфыркиваясь, я поднялась на лапы и осознала, что заклинание, так неудачно спеленавшее меня, рассеялось, шерсть по всему телу стала такой гладкой, блестящей и разве только не хрустела от чистоты. Вот, до чего алхимия дошла, а я и не в курсе такой интересной новинки.
  - Вот, совсем другое дело, - улыбнулся блондин, - а то была похожа на пугало огородное, вся такая же грязная, пыльная, со скатавшейся шерстью. И где только носилась, что так измазаться успела?
  Мужчина продолжил бормотать что-то такое же укоризненно-восхищённое, в тоже время, наполняя одну миску жидкостью, другую мясом. Ожидаемо, далее миски перекочевали в мою клетку. Жидкостью оказалась обычная вода, чему я порадовалась, а вот свежее, сырое мясо я есть отказалась. Что и говорить, у меня от одного запаха рвотный рефлекс сработал, а уж если бы попробовала кусочек скушать, то точно бы стошнило.
  - И чего это мы от мяса отказываемся? - вопрошал этот потомок какого-то пса. - Я ей, понимаешь ли, как доброй свежего мяса дал, а она нос воротит. И не стыдно?
  Стыдно мне не было. Более того, я демонстративно ушла в дальний от мисок угол, села на попу и лапки хвостом обвила. В конце концов, я кошка, а значит, могу и вредничать, и вести себя не так, как ожидают люди, тем более, мои захватчики.
  - Так значит? Ну ладно, - покачал головой мужчина, показывая своё недовольство мной.
  - Фил, ты чего снова бурчишь? - привлёк наше с блондином внимание вошедший Халир.
  - Да кошка эта, странная, - махнул на меня рукой потомок оборотня, - мясо свежее положил, так не ест.
  - Может не голодная просто? - подойдя вплотную к моей стеклянной клетке, спросил рыжий маг.
  - Да кто её разберёт, - пожал плечами Фил, - вон, уселась и прислушивается к нам, да наблюдает, будто что-то понимает.
  - Так давай проверю, понимает или нет, - Халир оскалился не хуже пса в боевой форме и в тот же миг мою голову, словно раскалённый металлический обруч сдавил. Я взвизгнула, попыталась отгородиться от боли, совершенно не осознанно представив зеркальный щит третьего уровня. На это у меня ушли последние остатки резерва, остававшиеся после утреннего лечения пациентов.
  Не ожидавший сюрприза в виде щита, рыжий маг даже не подумал оградить себя от ментального воздействия, за что и поплатился. Почти весь его удар, направленный на меня, отразился и вернулся к создателю. Мужчина пал на четвереньки, жадно глотая воздух и гася последствия своих необдуманных действий.
  - Вот подстава! - поднимаясь на ноги, простонал Халир. - Аниас, как всегда прав оказался. Эта кошка далеко не дикое животное, это оборотень! Более того, она маг!
  И снова я совершила великую глупость. Как так можно было глупо выдать свои способности? И что теперь делать? И как теперь мне выбраться отсюда? И как детей спасти? Они же маленькие совсем.
  - Халир, ты решил прибить кошку раньше, чем я с ней разберусь? - сухо спросил Аниас, незаметно вошедший в бокс.
   - Она маг, понимаешь? Маг! Кошка, оборотень и маг! Да их уничтожили больше полувека назад! - возбуждённо воскликнул рыжий толстячок.
  - Значит, она нашла способ, как сохранить себе жизнь, - спокойно ответил худощавый мужчина, - возможно и одичала она не просто так.
  - Одичала? Да она щит выставила, когда я ей в голову залезть попытался, - Халир указал на меня рукой, словно в комнате были ещё особи женского пола.
  - Так это же прекрасно! - оживился Аниас. - Значит, мы сможем вывести её человеческое сознание над животным. Это будет интересный эксперимент.
  Плохо, как же это плохо. Экспериментов мне только не хватало. Хотя, если бы я не нужна была мужчинам для экспериментов, то меня, скорее всего, уже убили бы. Надеюсь, коты найдут меня раньше, чем эти экспериментаторы сотворят со мной что-то действительно ужасное.
  Надежда на спасение таяла всё быстрее. С каждым новым шагом Аниаса в сторону моей камеры я начинала всё сильнее нервничать, поэтому и шерсть у меня на загривке всё сильнее вставала дыбом, и мой хвост, не переставая, бил меня же по бокам. В тот момент, когда маг вплотную подошёл к двери клетки, я зарычала.
  Говорят, лучшая защита - это нападение. В данном случае я, отгороженная от мужчин упрочненным стеклом, напасть не могла. Вот и оставалось только рычать, да шипеть.
  Пугающий маг что-то прошептал и поймал мой взгляд, в один краткий миг, подавив своей волей, лишив сил к сопротивлению, даже лишив желания быть независимым существом. Что примечательно, ужасной боли, как это было с Халиром, не было. Я почувствовала лишь небольшой дискомфорт, как бывает, когда слишком сильно затянешь платок на голове. И тогда же я стала про себя, не переставая повторять, твердить, что я кошка и что воспоминания у меня есть только кошачьи. Не знаю, поверил ли мне маг и как глубоко он продвинулся в своих попытках залезть в мои мысли, но он не убил меня сразу, хоть и мог.
  Сколько прошло времени я не знаю. Из задумчивости меня вырвал слабый ветерок, легко пробежавшийся по всему телу. Я удивлённо моргнула, разорвала зрительный контакт с магом, внезапно оказавшимся так близко ко мне. Аниас стоял, буквально, в полушаге от меня, с любопытством следя за моими действиями. Не знаю, каких действий он от меня ожидал маг, но едва я осознала, что нахожусь в своём человеческом виде полностью, к тому же, полностью обнажённая стою на виду у трёх мужчин, я зарычала, не хуже своей кошки и забилась в угол камеры. Пытаясь максимально прикрыться от взоров мужчин, я уселась на пол, подтянула к себе ноги, подбородком упёрлась в колени, а руками обвила ноги. Вот, где пригодились бы мои длинные волосы, но их больше нет. Теперь у меня короткие локоны, едва прикрывающие плечи.
  - Фил, принеси какую-нибудь тряпку, типа одеяла или простыни, - темноглазый маг обернулся в сторону блондина, - девчонка отвыкла, видимо, человеком быть. Без своей шубейки меховой мёрзнет.
  - Ага, - кивнул светловолосый и покинул помещение.
  - Вот, что странно, - подал голос Халир, - против меня она выставила зеркальный щит, а тебе беспрепятственно позволила проникнуть в своё сознание.
  - А ты глянь, какая бледная у неё аура, - хмыкнул худощавый маг, - да она не только весь свой резерв на тот щит спустила, ещё и свои жизненные силы влила. Повтори она попытку создать подобный щит против меня, и мы получили бы не оборотня семейства кошачьих, а туп этого самого оборотня.
  - Халир, тебе нормальных одеял мало было? Зачем на складе брал? - насмешливо спросил Фил, вернувшись в помещение со стеклянными клетками и вертя в руках шерстяное одеяло.
  - Ты это про что? - удивился рыжий маг.
  - Да вот, открываю я ящик с одеялами, а там всё перерыто, перевёрнуто и ото всех одеял пахнет тобой, Халир, и, - Фил нахмурил лоб, - почему-то, шоколадом.
  - Ты что, в одеялах шоколад от нас прятал? - усмехнулся темноглазый, темноволосый мужчина.
  - Да что ты там мог учуять? - возмутился обсуждаемый маг. - Да там весь склад мертвечиной провонял.
  - Вот я и говорю, удачное место, чтобы прятать заначку от нас с Аниасом, - рассмеялся блондин.
  - Дай, - протянул руку худощавый мужчина и Фил отдал ему одеяло. Маг итак и этак вертел в руках одеяло и принюхивался, ища подтверждение слов светловолосого человека. Не знаю, нашёл ли Аниас то, что искал, но, вернув одеяло блондину, зеленоглазый окинул рыжего товарища задумчивым взглядом и спросил:
  - Халир, у тебя дети есть?
  - Нет, конечно! - обиженно воскликнул улыбчивый толстячок.
  - Странно, - почесывая подбородок, пробормотал пугающий мужчина. - Пойду, прогуляюсь, а вы одеяло девчонке отдайте.
  Едва Аниас шагнул за порог, а мне сразу же словно дышать стало легче. Вот только тревога за детей увеличивалась, угрожая перерасти в бессмысленную истерику.
  - Хочу кое-что проверить, - сказал Халир, забирая одеяло и открывая дверь в камеру.
  - Смотри, чтобы она тебя не покусала, - напутствовал товарища Фил.
  - Не покусает, - самонадеянно ответил рыжий маг.
  И правда, кусаться мне расхотелось сразу же, как я почувствовала, исходящий от мужчины, дурманящий аромат чего-то мятного, а ещё такого знакомого, такого вкусного, желанного, но что это, я так сразу вспомнить не смогла. Мне захотелось прижаться к пухлому магу и ластиться, вдыхая, запоминая, оставляя на коже этот дивный запах. Хотелось смотреть в его яркие, почти жёлтые глаза, любоваться довольной улыбкой и наслаждаться его тихим голосом, шепчущим что-то ласковое.
  И я, забыв про отсутствие одежды, плавно поднялась с пола и, покачивая бёдрами, направилась в сторону мага. Примерно в шаге от такого желанного мужчины мой мозг вяло отметил, что моё состояние сильно напоминает то, что в народе прозвали вампирьем очарованием. Эта мысль и привела меня в чувства, разбила навеянные магом чары, только было уже поздно. Я осознала себя тесно прижимающейся к мужчине, одной рукой обнимая его за плечи, а второй запутавшись в его волосах, наклоняла его голову к себе. И вот он уже склонился ко мне, ожидая моих дальнейших действий, и я его не разочаровала. Ещё сильнее наклонив его голову, я быстро привстала на носочки и своими зубами ухватила Халира за нос.
  Рыжий маг, не ожидавший от меня такого, взвыл не хуже оборотня в полнолуние, а Фил, увидев, что у нас произошло, от души рассмеялся.
  - Всё-таки покусала, - сквозь смех простонал блондин.
  - Фил, хватит ржать, как конь, лучше с кошкой совладать помоги, - бурчал толстячок, пытаясь и нос сохранить, и меня от себя отцепить.
  Зачем я укусила мага за нос, сама не поняла. Просто такая обида и злость в душе поднялись, что о правильности и логичности своих действий я даже не подумала.
  - Кошечка, миленькая, отпусти меня, - просил Халир, но я не отпускала, - поиграла и хватит. Вот, одеяло лучше возьми. Оно лучше подходит для игр, нежели мой нос.
  - Так она тебя и послушалась, - уже похрюкивая от смеха, комментировал действия товарища Фил.
  - Веселитесь? - прошипел Аниас, словно призрак, возникнув на пороге. Худощавый маг пришёл не один, а за руку с детьми. Мужчина держал рядом с собой моих подопечных, которые испуганно смотрели по сторонам.
  От неожиданности я даже челюсти разжала, а Халир, получив свободу, поспешил покинуть мою камеру. Я же пискнула не громко, подхватила с пола одеяло и закуталась в него.
  - Халир, ты говорил, что детей у тебя нет, - прищурился зеленоглазый, - тогда объясни, кто вот, это?
  - Дети, - пожал плечами рыжий.
  - Дети, - согласился Аниас, - твои это дети, балбес.
  - Это как? - искренне удивился Халир.
  - Тебе рассказать или показать? - снова рассмеялся Фил.
  - Ладно, папаша, - сквозь зубы прорычал худощавый, - объясни-ка мне, дураку старому, что твои дети делают в нашей лаборатории и когда ты собирался про них рассказать?
  - Да не мои это дети! - не унимался обладатель рыжей шевелюры. - Я их впервые вижу.
  - Да твои, - вклинился в разговор, отдышавшийся после долгого смеха, блондин, - у вас запах практически один в один.
  - Хорошо быть оборотнем, никакие тесты на отцовство не нужны, - пробурчал упитанный мужчина, плетя заклинание на проверку родства.
  Какого же было удивление мужчин, когда две золотистые магические нити протянулись от Халира к детям, а от детей по серебристой ниточке в мою сторону и по ниточке куда-то наверх, за пределы помещения.
  - Что-то я не понял, это что ещё за новости? - озадаченно спросил рыжий.
  - Видимо, она воспитывала твоих детей, - усмехнулся Аниас, - и, похоже, не одна.
  Детям надоело стоять на одном месте, надоело слушать разговоры, к тому же, такие интересны магические нити уже растаяли без следа. Малыши начали сильнее вырываться и громче хныкать. Меня они не сразу заметили, не сразу узнали, а уж когда признали, то громко заголосили и разревелись.
  - Ещё детских истерик нам не хватало, - поморщился Халир, заработав мой укоризненный взгляд. Только магу было не до каких-то там взглядов, услышав тонкий перезвон, он тут же сжал в руке один из своих многочисленных амулетов и прислушался к чему-то. - У нас гости. Маги в северном коридоре. Маскировку с обманкой на входе сняли, замки ломают.
  - Халир, блокируй все выходы, кроме вертикального, и выпускай нежить в северный коридор. Ты поведёшь зомби, а я заберу вампиров, когда присоединюсь к тебе. Фил, на тебе сбор дневников. Готовые экспериментальные образцы тоже захвати, - распорядился Аниас, заталкивая детей в соседнюю камеру. Дети тут же кинулись к стеклянной стенке, отделяющей наши клетки друг от друга. Поняв, что препятствие не преодолеть и меня им не обнять, снова заревели в голос.
  - Куда будем уходить? - спросил рыжий маг, передёргивая своими пухлыми плечами.
  - В северо-восточное поместье, - ответил Аниас
  В моей душе зародилась надежда на спасение. Не могут же двое магов смерти, пусть и при поддержке пары-тройки десятков единиц нежити, справиться с несколькими десятками оборотней-магов? Или могут? Нет, буду надеяться на лучшее.
  - Не плачьте, маленькие мои, помощь уже близко, - улыбнулась я, прикладывая руки к стеклу. Дети услышали меня, голосить стали меньше и повторили мой жест, приложив свои ладошки к стеклянной перегородке со своей стороны.
  В таком виде и застали нас вернувшиеся мужчины. Фил зашёл к детям, буквально парой слов успокоил их, потрепал по рыжим, светлее, чем у отца, макушкам и, взяв их за руки, вывел в коридор.
  В тоже время Халир, нехорошо так ухмыляясь, направился в сторону моей камеры, на ходу плетя заклинание обездвиживания. Стало страшно, но забиваться в угол я не стала. Всё равно ведь сопротивление оказать не смогу, а показывать свой страх на радость похитителям не буду. Мужчина завершил плетение, открыл двери и кинул заклинание в меня. Будь у меня хоть капля магии, я бы с лёгкостью распустила столь грубое плетение, но мой резерв был пуст.
  Меня снова спеленало заклинанием по рукам и ногам. Разве что глазами шевелить могла, спокойно моргать, да дышать. Рыжий толстячок взвалил меня себе на плечо и, насвистывая весёлый мотиву, понёс вслед за Филом, ведущем детей.
  Как я поняла из скупых фраз, обитатели подземелья вывели нежить не для затяжного и кровопролитного боя, а чтобы отвлечь и задержать напавших на их след магов. Местонахождения лаборатории раскрыто, и находиться её хозяевам здесь и дальше просто бессмысленно. Это я прекрасно понимала, не понимала я другое, зачем мы с детьми потребовались этим экспериментаторам. Ладно, меня решили забрать. Если придерживаться официальной версии нашего княжества, то я просто вымерший вид оборотня, который нужно изучить со всех сторон. Но зачем им нужны дети? Уж точно это не Халир воспылал к малышам отеческой любовью.
  Мужчины вышли к тому входу, через который в подземелье попали дети, и провалилась я. Первым вылез Аниас, осмотрелся и дал отмашку Филу. Дети быстро выбрались наверх, следом блондин, и только потом вверх по лестнице начал подниматься Халир со мной на плече. К моменту нашего появления на поверхности, темноглазый маг уже выстроил портал, осталось только активировать плетение и войти в образовавшийся коридор. Правда, я этого не видела, а поняла из объяснений худощавого мага, комментирующего каждое своё действие, видимо, для детей.
  И вот я почувствовала сильное волнение магического фона, какое бывает всегда при заклинаниях высшего, десятого уровня, к которым относятся и порталы. Значит, портал открыт, и никто не спешит нас с детьми спасать. Как же это страшно и обидно.
  Халир передал меня Филу, а сам перехватил управляющие нити плетения, Аниас же, совсем побледневший, даже скорее, посеревший, уставший и сгорбленный трясущимися от перенапряжения руками взял детишек за руки и повёл в неизвестность. Следом за лидером шагнул блондин со мной на руках. От увиденного я бы ахнула в голос, но говорить не могла всё из-за того же обездвиживающего заклинания. Мы шли, словно по коридору, сотканному из магических потоков разных оттенков, размеров, мощности и яркости свечения. Эти потоки находились в постоянном движении, меняя причудливый рисунок кружева стенок портала и создавая, сильные, порой и штормовые порывы ветра. Замыкать наше шествие должен был рыжий маг. Он же должен был, преодолев путь, закрыть портал, но что-то пошло не так.
  Я не могла видеть, какая сила отбросила нас с Филом с центральной части коридора на боковую стенку, но всем телом ощутила, как яркое кружево начало рваться, отправляя нас не в заданную магом точку выхода, а куда-то в сторону.
  Мужчина сильнее прижал меня к себе и не отпускал до тех пор, пока нас не перестало кидать из стороны в сторону, пока чувствовались сильные порывы ветра, пока слепил яркий узор, созданный магическими потоками. Приземление было жёстким, громким и немного разрушающим. Одно хорошо, заклинание обездвиживания, коим наградил меня Халир, распалось, не выдержав выкрутасов портала.
  Я открыла глаза и, выпутавшись из объятий ругающегося блондина, встала, осмотрелась и застонала в голос. Портал выбросил нас в помещении, видимо раньше бывшем кофейней. И мы с Филом так удачно приземлились, наверное, на одного из посетителей. Из-под мощного тела блондина пытался выбраться представитель народа оборотней. Судя по круглым ушам и недовольному ворчанию, нам посчастливилось встретить представителя медведей.
  Вокруг нас валялись осколки тарелок, осколки цветного стекла, сломанные стулья, множество порванных скатертей, земля и фрагменты живых цветов, часть из которых ещё была на своих местах, украшая стены заведения. В центре этого кошмара, буквально в нескольких шагах от нас стояла девушка в платке и фартуке, какие обычно носили повара. В руках она держала каким-то чудом уцелевшую вазу с цветами, которую, наверное, планировала запустить в неприятеля или в нас с Филом, так неожиданно выпавших из портала. Серые глаза незнакомки светились серебряным светом, что свидетельствовало о нервном срыве у мага, а также о том, что если девушку не успокоить, то произойдёт выброс всей накопленной ей энергии. Опасная ситуация, но поправимая.
  Позади меня послышалась непонятная возня, рычание и хруст стекла. Обернувшись, я увидела, как мой похититель и местный житель, вцепившись друг в друга, катаются по полу. И если блондин только защищается, то оборотень явно намерен покалечить противника. Очередной рывок и вот оборотень уже сидит верхом на Филе, и пытается задушить.
  И тут, сопровождаемая гневной триадой девушки и усиленная незнакомой мне магией, мимо меня пролетела ваза, точно угодив в затылок агрессивного оборотня. Не ожидавший такого медведь на мгновение ослабил хватку, чем успешно воспользовался блондин. Ударив какую-то болевую точку на шее противника, Фил вырубил оборотня.
  - Вот это денёк, - выдохнул мой похититель, предварительно скинув с себя бессознательное тело, - то маги нападают, то оборотни, то вообще, портал не там, где надо, высадил.
  Судорожный всхлип привлёк наше с Филом внимание. Девушку трясло, её глаза светились всё сильнее, уже скрывая цвет радужки, а по её рукам змеились практически неконтролируемые потоки магии, норовя уничтожить всё вокруг. Незнакомке надо либо успокоиться, либо потратить лишнюю энергию, что в её случае уже опасно. Применить к повару успокаивающее заклинание я не могла. Мой резерв наполнился недостаточно для использования мной магии. Забрать лишнюю энергию без согласия донора я тоже не могла, просто не умела, а сама девушка уже слабо соображает.
  Пока я судорожно искала выход из сложившейся ситуации, у рыдающей девушки случился выброс магии. К счастью, сероглазая незнакомка была слабым магом, поэтому её волна энергии ничего не разрушила, не разбила, лишь, немного сдвинула с места столы.
  - Тихо, тихо, не плачь, всё самое страшное позади, - шептала я, обняв вздрагивающую девушку за плечи. Она что-то отвечала, причитала, судя по интонации, но говорила на чужом языке.
  - Как интересно, а одичавшая кошка совсем не дикая, - пробормотал Фил, с любопытством разглядывая меня.
  - Ага. Знаешь, где мы? - оторвала я свой взгляд от тёмной макушки мага.
  - О, да ты ещё и разговаривать умеешь, и анализировать, - усмехнулся мужчина в ответ.
  - А ты неудачно от темы уходишь, - фыркнула я, - значит, ты знаешь, где мы и как отсюда выбраться.
  - Ты отвечаешь, зачем притворялась одичавшей кошкой, а я, так и быть, скажу, куда мы попали.
  - Идёт, но ты первый, - твёрдо сказала я.
  - Ладно, хитрюга, - ухмыльнулся блондин, - мы в Эргунске.
  - Мне это ни о чём не говорит, - честно ответила я. - Разве что, про их гранит слышала, да про то, что выстроить портал без разрешения властей сюда невозможно.
  - Выстроить, возможно, мы тому доказательство. Только при пересечении границ этого государства возникнут проблемы, - спокойно ответил Фил, а у меня появились нехорошие такие предположения по поводу нашей дальнейшей судьбы.
  - Значит, избежать общения с местными представителями правопорядка не выйдет? - печально сказала я.
  - Скорее всего, - пожал плечами мужчина. - Теперь твоя очередь.
  - А то ты не понял до сих пор? - грустно усмехнулась я. - Жить я хотела и хочу, вот и приходится выкручиваться.
  Девушка, немного успокоившись, снова что-то начала лепетать на своём языке, а Фил прислушивался, словно понимая о чём речь, а потом и вовсе удивил меня, ответив на этом же языке.
  Удивилась не только я, но и незнакомка. Она вдруг перестала всхлипывать, отстранилась от меня и обернулась в сторону блондина, да так и замерла. Фил тоже замер, глядя в глаза девушки, а дальше началось нечто непередаваемое простыми словами. Звуки замолчали, запахи исчезли, всё вокруг словно замерло, боясь нарушить момент. По помещению пронёсся лёгкий ветерок, подняв в воздух пыль и проявив магические потоки, всё сильнее опоясывавшие, связывающие между собой незнакомку с моим похитителем. У повара снова засветились серебристым светом глаза, а у мужчины напротив глаза полыхнули янтарным, напугав меня так, что я не смогла пошевелиться, а может всему виной магия. Миг и всё исчезло, растворилось, вернулось на круги своя.
  - А я и не представлял, что обретение истинной пары так волнительно, - прошептал Фил, заключая в объятия девушку.
  - А это у всех так эффектно происходит? - выдохнула я.
  - Нет только при смешанной паре, маг с оборотнем, - довольно улыбаясь, ответил блондин.
  - Но ты, же не оборотень, ты человек с примесью крови псов, - растерялась я.
  - Видимо, той капли крови оказалось достаточно, - пожал плечами мужчина, а в этот момент очнулся медведь, про которого мы позабыли.
  Захрустело битое стекло под ногами оборотня, к стене отлетели остатки стула, откинутые им же ногой с дороги, раздался грозный рык, перемешавшийся со словами на эргунском языке. Заскулила девушка, сильнее вцепившись в куртку Фила, а сам мужчина что-то спокойно ответил медведю, разозлив его ещё сильнее. Тень безумства отразилась в карих глазах незнакомца, и он начал оборачиваться. Игры кончились, пришло время выживать.
  Ещё учась в общеобразовательной школе, я читала, что в стрессовых ситуациях, тем более, при угрозе жизни организм мобилизует все свои ресурсы. Вот чего точно не было в той статье, так это того, что в той же ситуации наполненность резерва может мгновенно увеличиться. Несколькими мгновениями ранее я была неспособна создать и простого светляка, а когда увидела перед собой неадекватного медведя, то мгновенно спеленала его заклинанием для фиксации пациента во время операции. Тем самым, которое пару раз опробовала на Листине.
  Девушка посмотрела на меня уважительно, пролепетала что-то восхищённое и снова уткнулась в куртку своей пары.
  - Кемаль говорит, что впервые видит мага, сумевшего обойти защиту и ограничитель на источнике и использовать его полную мощность, - перевёл Фил.
  - А, так здесь источник, - растерянно проговорила я, - а я уж решила, что, либо мой организм припрятал энергию от меня, либо я уподобилась вампирам и насильно забрала магию у девушки.
  - Видимо, нет, - улыбнулся блондин, что-то прошептав девушке.
  - Фил, как ты так лихо общаешься на чужом языке? Ты здесь жил? - заинтересовалась я.
  - Жил, но язык знаю плохо, - глянул на меня мужчина, - вообще-то, я местный амулет-переводчик использую. Хорошая вещь, но язык выучить не помогает, даже наоборот, мешает. Когда сумки собирал, он мне на глаза попался. Я и решил сразу надеть амулет, не зря же увидел, как видишь, пригодился.
  - Понятно, - протянула я, обдумывая радоваться или огорчаться, что детей предстоит искать в Эргунске. Страна чужая, большая и очень уж чужаков не любящая. - А что мы с обезумевшим медведем делать будем?
  - Его сдать надо в Гильдию Правопорядка или как она здесь называется. Раньше Кемаль не верили, что оборотень не является её истинной парой, теперь есть я и должны поверить, - ответил блондин.
  - Погоди, а почему ей не верили? - я окинула взглядом сначала девушку, затем неподвижного медведя.
  - Кемаль не знает, но говорит, что оборотень буквально одержим ей, - перевёл Фил слова девушки.
  - Одержим, говорите? Вот и проверим, - сказала я и подошла ближе к медведю.
  Организм его был здоров, а вот на ауре было затемнение. Точно сказать, что это я не могла, но свои выводы озвучила:
  - На оборотне проклятье или приворот, не знаю точно. В любом случае нужен проклятийник, чтобы снять это.
  - Кемаль говорит, что ничего подозрительного не видит, - сказал Фил.
  - Значит, либо она слабый маг, либо просто не знает, как выглядит здоровая аура оборотней, либо, раз приворот направлен на девушку, то может быть просто скрыт от её взора, - я снова высказала свои предположения.
  На все разговоры, драки и обследования у нас ушло не больше десяти минут, по истечении которых в помещение влетели представители местной Гильдии Правопорядка. Конечно, это другая страна, всё здесь другое, но не узнать в натренированных мужчинах маминых коллег было сложно.
  Нас моментально спеленали заклинаниями, окружили, обыскали, на блондина и оборотня надели какие-то браслеты, а мне на плечи накинули куртку одного из представителей правопорядка.
  - Фил, ты хоть скажи им, на каком я языке разговариваю, а то ещё переводчика искать будут, лишнее время тратить, - сказала я, заработав несколько смешков.
  - Девушка, у нас амулеты-переводчики с комплектом формы идут, - улыбнулся один из стражей, - так что, за языковой барьер не переживайте.
  Вот так, здесь Гильдия Правопорядка всем своим представителям выдаёт амулеты-переводчики, а у нас заставляют по старинке языки учить. Редко кому удаётся подобный амулет в руках подержать, не то, что использовать постоянно.
  Ещё я вдруг вспомнила, что хорошо иметь возможность подключиться к источнику магии, но нельзя злоупотреблять им. При большом количестве легкодоступной энергии организм быстро перенасыщается, и маг начинает вести себя, как после бочки хорошего вина, то есть, неадекватно. И эта мысль меня вдруг так развеселила, что я начала тихонько хихикать.
  Кемаль что-то торопливо проговорила, а страж, отдавший мне свою куртку, покачал головой, подхватил меня на руки и вынес на улицу. И был он таким интересным, таким необычным, таким хорошим, пока не вынес меня на улицу, не поставил меня на ноги, не отобрал так понравившуюся мне куртку. Затем и вовсе я на него обиделась. Этот гадкий представитель правопорядка наколдовал, а скорое просто перенёс откуда-то несколько десятков литров холодной воды и всё это обрушил на меня! Видимо, всё-таки перенёс, так как несколько раз мне по макушке прилетало что-то небольшое, но явно живое, в моих коротких волосах запутались водоросли.
  - Сдурел совсем? - отфыркиваясь от воды и вытаскивая водоросли из волос, выкрикнула я.
  - Это я-то сдурел? Это я к источнику подключился и забыл вовремя прервать связь? Это я начал вести себя, как пьянь? Ты чем, вообще, думала? - не повышая голос, но так обидно говорил парень. - Суши своё одеяло, всё равно сил у тебя с избытком.
  Опустив взгляд, чтобы оценить, сколько сил придётся потратить сил на просушку, я взвизгнула, потому что вокруг меня, в луже воды билось с десяток небольших рыбин. Попытавшись отскочить на сухую землю, я слишком поздно подумала, что одеяло неприятно липнет к ногам. Итог таков, я поскользнулась на мокрой траве, запуталась в своём одеяле, заменяющем мне одежду, и упала, окончательно испачкавшись.
  - Красавица просто, - разглядывая грязные руки, болтающиеся водоросли и сменившее цвет одеяло заключила я, - так и поеду в вашу Гильдию. Буду сотрудников пугать, представляясь русалкой.
  - Русалки черноволосыми не бывают, - со знанием дела ответил страж. - Вставай, найдём тебе одежду.
  Одежду мне нашла Кемаль. Она же помогла мне привести себя в порядок, но за всем этим следила девушка из стражей. Дальше был допрос, в ходе которого прибыла моя мама, и свой рассказ мне пришлось начинать сначала.
  Допрашивать меня закончили глубоко за полночь. Местные гостиницы и таверны уже были закрыты, поэтому ночевать меня положили на узкий твёрдый диван в комнате совещаний. Не у каждого стража есть отдельный кабинет, а иногда нужно что-то важное обсудить без лишних ушей. Да и сотрудников отвлекать своими разговорами не очень хорошо. Посторонний шум всегда сбивает с нужной мысли.
  Кроме спального места мне ещё выделили одеяло и даже подушку. Как пояснил сопровождающий меня представитель гильдии, здесь часто кто-то ночует, поэтому в здании Гильдии Стражей хранится достаточное количество одеял и подушек, чтобы смогли переночевать все стражи.
  - Вот мне интересно, почему у вас называется Гильдия Стражей, а у нас Гильдия Правопорядка? - задала я вопрос своему провожатому, пока он не оставил меня в одиночестве.
  - Исторически так сложилось, - последовал безэмоциональный ответ.
  - А всё-таки, почему? - не унималась я.
  - У вашей Гильдии функций больше, но эффективность меньше, - всё также спокойно ответил мужчина.
  - Про какие функции идёт речь? - ещё больше заинтересовалась я.
  - Искряна Лучистова, вы задаёте слишком много вопросов. Доброй ночи.
  И этот иностранец просто развернулся и покинул комнату для совещаний, оставив меня беспомощно открывать и закрывать рот. Лишь спустя минуты три я сумела прошептать: 'Доброй ночи'.
  Не могу сказать, что выспалась или хорошо отдохнула, но уснуть смогла. Утром меня разбудила уставшая мама. Она была расстроена и зла на местных стражей. Они отказались предоставить возможность Гильдии Правопорядка княжества Сонелии вести поиски моих подопечных и мага, похитившего их. Эргунские стражи решили, что справятся своими силами, а нам советовали набраться терпения и подождать результатов поисков.
  В отличие от Фила, оставленного под наблюдением менталистов, у нас с мамой не было причин задерживаться в чужом государстве. Спустя полчаса, после моего пробуждения, стражи открыли портал в Сонелию, выведший нас в центральное отделение Гильдии Правопорядка. Дальше мама просто активировала личный амулет переноса, отправившего нас прямиком во двор теперь уже нашего замка.
  Чуть позже, умытые, причёсанные и накормленные мы с мамой, сидя в окружении родственников, рассказывали о своих приключениях. Когда мама дошла до момента нашего с ней возвращений в замок я задала вопрос, которые не давал мне покоя последние полчаса, если не больше:
  - Мама, почему Фила оставили, а нас вежливо выдворили из страны?
  - Потому что эргунские стражи выяснили о нас всё, что хотели, - мама недовольно поджала губы и продолжила отвечать, - а как себя поведёт мужчина, семь лет находящийся под действием сильного ментального заклинания и снятого менее суток назад, просто неизвестно.
  - Ого! Семь лет! Это же, это так долго! - воскликнула я. - А как он так попался?
  - Да молодой был, глупый, - вздохнула мама. - Маг, похитивший наших деток, спас Фила от вампиров, подчинив последних. Затем, этот далеко не самый слабый менталист, рассказал молодому человеку про 'долг жизни' и что жизнь парня теперь принадлежит магу до исполнения этого самого долга. Параллельно своему рассказу некромант накладывал на свою жертву одно из своих экспериментальных заклинаний подчинения. Сколько ещё у него таких слуг не известно.
  - Мама, ты сказала 'долг жизни', но всем известно, что он возникает только между магами и то, не всегда, - растерянно спросила я.
  - Известно, доченька, да видимо не всем, - тепло улыбнулась мне мама, наклонив голову к правому плечу, - Фил не маг, а такие люди, да и нелюди тоже, обычно не интересуются недоступным им. Вот и попадают в руки недобросовестных магов.
  - Теперь-то он в надёжных руках, - рассмеялась я, забираясь в кресло с ногами.
  - Да, Кемаль неплохая девочка, а уж как готовит, мм, - мама мечтательно улыбнулась, словно только что скушала ведёрко своего любимого мороженого.
  - Откуда ты знаешь? - удивилась я.
  - Её же раньше всех допросили и отпустили, а среди ночи Кемаль вернулась с корзинкой ароматной выпечки и всех бодрствующих накормила.
  - Могла бы и мне хоть один пирожок оставить, - я отвернулась к окну и сделала вид, что обиделась.
  - Я оставляла, честно, - глядя на меня, рассмеялась мама, - только в стражах полно оборотней. Они же все мои заначки нашли и уничтожили.
  - Ладно, что с Филом ясно, а что с Халиром? Куда он делся? - спросила я, перестав изображать обиду.
  - Его переправили в центральное отделение Гильдии Правопорядка, уж больно интересный экземпляр, - хмыкнула мама.
  - Его будут судить? - задала я вопрос.
  - Естественно! - воскликнула мама.
  - А родительских прав его лишат? - насторожилась я. Не хотелось бы, чтобы этот человек имел хоть какие-то права и влияние на малышей.
  - А он ещё и не признает, что это его дети, - фыркнула мама, - иначе всплывёт, что он использовал на их матери запрещённое зелье вместе со своими ментальными способностями. Халир внушил матери наших подопечных, что все её друзья, знакомые и сослуживцы погибли. И вообще, весь мир либо уничтожен, либо отравлен, кроме вот этого замка и прилегающего к нему леса.
  - Но она кинула зов своим сородичам, - уверенно сказала я, - например, Сурин был в курсе, что надо найти и защитить детей, да и меня она нашла.
  - Вот этого, Искряна, я не могу знать, - снова тяжело вздохнула мама. - Халир вёл подробный дневник, со схемами заклинаний и результатом их использования. Судя по этим записям, Лейриша, даже будучи при смерти не должна была разорвать плетение, но, видимо, смогла.
  - И много в том дневнике записей? - оживилась я, в надежде узнать что-то новое.
  - Много, но заглянуть в него теперь могут только следователи специального отдела из центральной Гильдии Правопорядка и наш князь, Волин II.
  - Вот и почитала чужой дневник на ночь, - проворчала я, насмешив тихо переговаривающихся родственников.
  ***
  Вереницей тянулись дни, заставляя веру в удачное завершение поисков моих подопечных угасать, а вестей из Эргунска так и не было. Меня снедали тоска по шустрым малышам и невозможность хоть как-то повлиять на возникшую ситуацию.
  Каждую ночь мне снились котята в своей животной ипостаси. Мы с ними учились охотиться, маскироваться, да лазать по деревьям. Перед самым пробуждением всегда вычищали шерсть друг друга. Утром я часто просыпалась в слезах, не веря, что всё это было лишь сном. Такие моменты Листин словно чувствовал. Он каждый раз приходил в мою комнату, пересаживал меня к себе на колени, обнимал и гладил меня по голове, успокаивая. Иногда я задумывалась, зачем травнику всё это надо? Ведь он давно мог разорвать помолвку, снять метку, но, спросить парня об этом я так и не решилась. Наверно, боялась услышать правду и разочароваться в нём.
  Целитель Вертин, видя, что я плохо запоминаю новый материал, да, и со вниманием проблемы, стал заставлять меня не просто учиться целительству, а отвлекаться от своих проблем:
  - Ты должна лечить нуждающихся, не отвлекаясь на свои мысли и эмоции. Твоим пациентам всё равно, что у тебя стряслось, о чём ты думаешь, переживаешь. У них своих тревог хватает. Твоя задача, уменьшать количество переживаний по поводу жизни и здоровья обратившихся к тебе людей и нелюдей.
  - Да, учитель, - в очередной раз покорно ответила я.
  Вечерами со мной занимался Листин. Парень заставлял меня перекидываться в кошку, охотиться, выслеживать его. В такие минуты хандра проходила, и мне снова хотелось жить. Одним таким вечером, когда я, выбившись из сил, улеглась отдыхать на пологом берегу лесного озера. От воды тянуло свежестью, а мерное покачивание водорослей у самой поверхности успокаивало, вводя в лёгкую дрёму.
  Моим состоянием воспользовался травник. Подкравшись ко мне незаметно, схватил меня за шиворот, как котёнка и скинул в воду. Как я тогда рычала, как шипела, вспоминать стыдно. Как я гоняла Листина вокруг замка, видели даже жители близлежащей деревни. Сразу же поползли слухи, что я пыталась женить на себе травника, а он не соглашался. Слухи слухами, но ожидание очередной интерпретация тех событий здорово отвлекли меня от переживаний за котят, а потом и вести пришли.
  Эргунскими стражами было обнаружено поместье, где маг проживал с детьми. Малышей спасли, а маг сбежал. Я так радовалась, что не сразу поняла, почему родители хмурятся.
  - Мам, пап, в чём дело? - нахмурилась я. - Что вы ещё не рассказали?
  - Эргунск не готов вернуть нам котят, - ответила мама. - Они официально заявили, что в Сонелии до сих пор истребляют котов-магов, поэтому детям будет безопаснее оставаться в чужой стране.
  - Да стражи просто определили магический потенциал детей и донесли своим начальникам, а те решили, что такие сильные маги их государству нужнее, чем нашему, - прорычал папа.
  - Неужели ничего нельзя сделать? - расстроилась я.
  - Оформить официальное опекунство, а не как сейчас, на честном слове - ответила мама, присаживаясь рядом с папой на диван.
  - Так, стоп, - я начала нервно расхаживать по светлой гостиной, примыкающей к столовой, - Эргунск считает, что у нас истребляют котов-магов, а у них не истребляют? У них, вообще, оборотни магией владеют?
  Мама пыталась что-то сказать, но так и не смогла. Папа, глядя на эти бесполезные попытки, обнял супругу и, вздохнув, сказав всего одно слово:
  - Клятва.
  Значит, от родителей я ничего не узнаю. Печально. С другой стороны, раз родители принесли такого рода клятву, и эргунские стражи утверждают, что детям у них будет лучше, да и не удивились они, что маленькие маги ещё и оборотни, значит, в Эргунске тоже есть такие жители. И это наводит на мысли, что я многого не знаю об этой стране, в прочем, как и об оборотнях.
  - Понятно, - присаживаясь в кресло, выдохнула я, - а библиотека здесь, в замке, есть?
  - Не прошло и полугода, а дочка вспомнила, что читать иногда бывает полезно, - хмыкнул папа.
  - Я провожу, - улыбнулась мама, погладив папу по руке.
  - Мама, а почему библиотека осталась? - спросила я, пока мы поднимались по лестнице. - Не думаю, что оборотни воспылали любовью к книгам.
  - Судя по плетению, наложенному на помещение, вынести книги за пределы помещения сможет разве что очень сильный маг, - с восхищением в голосе сказала мама, - намного сильнее того, который накладывал защиту. Также, защита не даёт порвать, испачкать, в общем, как-либо испортить книги. Самое интересное, что это распространяется на всё, что было положено на стеллажи в библиотеке и что внеслось в каталоги.
  - Мама, откуда ты всё это знаешь?
  - Мы с отцом там так карту местности там оставили, - пожала плечами мама, - случайно, разумеется. Закинули на стеллаж, а сами, мм, начали плетение защитное изучать.
  - Это что же там за плетенее такое? - я даже с шага сбилась от удивления.
  - Очень сложное, многоуровневое, - мечтательно улыбнулась мама, а потом, посерьезнев, добавила, - и там явно работал не один маг и потрачено не одно десятилетие.
  Четвёртый и пятый этажи центрального корпуса замка занимала библиотека. Мы решили начать с четвёртого этажа. На пятый можно было подняться, не выходя из библиотеки, что очень радовало. Не нужно тратить время на переходы.
  Стеллажи здесь были массивными, высокими и очень необычными. У каждого стеллажа с двух сторон были сделаны такие уровни, похожие на балконы, если их расположить друг над другом. Высота каждого яруса была около двух метров. На узкой, боковой части стеллажа была сделана лесенка, ведущая на уровни. Тут же был каталог, содержащий информацию, на каком уровне искать ту или иную книгу.
  Окинув взглядом первый этаж библиотеки, я приуныла.
  - Да здесь не один год нужен, чтобы найти что-то ценное! - пригорюнилась я. - Как я здесь найду нужную мне информацию по Эргунску?
   - Ну что ты, дочка, здесь же есть артефакт поиска, - улыбнулась мама в ответ и подошла незамеченному мной столу. - Вот, смотри, так открываешь, пишешь, что тебе требуется, а ниже тебе выведутся номера стеллажей или каталогов, что в данном случае, одно и тоже.
  - Такая редкость и здесь? - воскликнула я, разглядывая артефакт. Он был выполнен в виде книги и пера к нему. В прочем, я читала, что писать можно хоть чем, главное разборчиво и в словах как можно меньше ошибок допускать, тогда нужное быстро отыщется.
  - Да, редкость и достаточно древняя, - рассмеялась мама, глядя с каким взглядом, я рассматриваю артефакт.
  Я взяла перо и написала 'Эргунск. Традиции, обычаи, законы'. Через несколько минут ниже отобразился ответ 'Секция 5-7, уровень 4-1-2, секция 5-7, уровень 4-1-3, секция 5-7, уровень 4-2-1'.
  - И что это всё значит? - растерялась я. - Нет, я так понимаю 'Секция' - это вот эта конструкция, типа стеллаж с балконом, 'уровень' - этот самый балкон, но что обозначают цифры?
  - Итак, 'секция 5-7'. Первая цифра обозначает помещение, в нашем случае это пятый этаж, - мама взглянула на лестницу, ведущую на верхний этаж, - вторая цифра - номер стеллажа - это и так ясно.
  - Ага, а 'уровень 4-1-2' - это четвёртый этаж, первая полка, а третья цифра? - я взглянула на маму, ища поддержки, но мама отрицательно мотнула головой.
  - Не совсем так. Четвёртый уровень, первая сторона, то есть та, что слева от лестницы, - ласково улыбнулась мама, - и третья цифра указывает на вторую полку сверху.
  - И кто только придумывал эту муть, брр, - я тряхнула головой.
  - Привыкнешь, - мама потрепала меня по макушке, - на самом деле довольно удобно. Идём.
  Мы поднялись на пятый этаж, нашли седьмой стеллаж. Я сразу забралась на четвёртый уровень и застыла. Едва я шагнула с лестницы на нужный мне ярус, как он осветился множеством мелких, но не ярких огоньков. Света как раз хватало, чтобы можно было комфортно читать, не напрягая зрение.
  Мама осталась листать каталог. Она решила начать с изучения законов Эргунска, чтобы наверняка знать, что поможет в нашей ситуации.
  Меня больше интересовали традиции и обычаи, ведь в них всегда можно найти что-то интересное, что-то такое, что может помочь вытащить моих подопечных из западни. Я смотрела на полки и даже не знала, какую книгу взять первой. Все такие большие, красивые, толстые и старинные. Погладила один корешок, второй, а третий достала и, усевшись прямо на пол яруса, начала листать энциклопедию по народам Эргунска.
  Прочитав несколько страниц, поняла, что я здесь надолго. Интересно, а в других книгах всё также подробно, но непонятно написано? Я поднялась, выбрала ещё три книги и снова уселась на пол, опёршись спиной на стеллаж. На этот раз взяла энциклопедию обычаев эргунских магов. Книга была в толстой обложке с металлическими уголками и переплётом. Написана она была понятным, но очень сухим языком. Были указаны только факты, но их набралось столько, что автор смог написать, я даже в оглавление посмотрела, более семисот страниц!
  Переворачивая листы, чтобы вернуться к чтению обычая, на котором я остановилась, я неаккуратно дёрнула рукой и укололась об металлический уголок. С виду они гладкие, но эта пластинка металла пробила кожу до крови. Я зашипела, по детской, кажется, неискоренимой привычке лизнула ранку и залечила.
  Книгу я закрывала аккуратно, чтобы не пораниться вновь, а когда подняла с колен и сама начала вставать, чтобы вернуть книгу на полку, вздрогнула. Металлический переплёт звякнул, и из открывшегося тайника выпали перетянутые лентой листы. Не тетрадь, а именно отдельные, скрученные в трубочку листы.
  Я вновь села на пол, книгу положила рядом, а листы развернула и стала читать. Язык был сонельский, но старый. На нём уже более полувека никто не говорит и не пишет. Нет, я всё могла прочесть и понять смысл большинства слов, но не всех. Многое устарело и ушло совсем, что-то поменяло своё значение, что-то осталось неизменным. Я вчитывалась в историю жизни автора, и ужас сковывал моё сердце всё сильней. Даже не знаю, чтобы я предприняла в такой ситуации.
  Ситуация в стране ухудшалась с каждым днём и мной было принято решение вывести свою семью в другую страну. Сам я покинуть Сонелию не мог по понятным причинам. Мой выбор пал на Эргунск. Там у меня были друзья, было поместье, были верные люди. Это я так думал.
  Как только моя жена и четверо наших детей оказались на территории Эргунска, мне сразу же было сделано предложение, от которого я просто не смог отказаться. Суть в том, что я должен всячески провоцировать оборотней на необдуманные поступки, и даже преступления, тем самым полностью подрывая доверие к их словам и поступкам в глазах сонельцев и вынуждая покидать наше княжество, а взамен моя семья будет в безопасности.
  Шантаж, грубый, неумелый, но действенный. За свою семью я переживал и пошёл на преступление против оборотней-магов, против сородичей жены. Я их подставлял, я лгал им, выдавал, как властям Сонелии, так и властям Эргунска. За каждое успешно выполненное задание мне разрешали пообщаться с женой и дочками. Жаль только, что всю правду я узнал слишком поздно.
  Детей в школе травили, называли животными, на улице иногда и камни кидали вслед, благо девочки мои умели выставлять щиты. Научил перед самым отъездом. Жене тоже доставалось. Её пытались изнасиловать, похищали, продавали в публичный дом, но она всегда отбивалась. После этого жена с дочками совершили несколько попыток покинуть город, но преследователи, они же мои шантажисты, быстро нагоняли беглянок. В последний такой побег жена успела отправить мне письмо с подробным описанием обо всех их злоключениях, а я ответить не успел. Небольшой портрет, являющийся артефактом и завязанный на ауру изображённого человека, стоял на моём рабочем столе с момента нашей свадьбы. Когда я взялся за перо, чтобы написать ответ жене, портрет вспыхнул и моментально выцвел, став чёрно-белым. Это значило только одно, женщина мертва.
  В тот день я собрал такие же артефакты с портретами дочерей, захватил кое-что из бумаг, деньги и покинул замок, напоследок активировав защиту. Теперь в замке сможет жить лишь чудак, полностью отказавшийся от использования магии, но вряд ли такой найдётся. К удобствам быстро привыкаешь. Либо замок сам признает своим хозяином оборотня-мага, но тогда хозяин в течение пяти лет не сможет отъехать от замка дальше, чем день пути на лошади.
  - Интересно, а может Лейриша была под действием этого заклинания, а не под действием магии Халира? - пробормотала я себе под нос. - Только непонятно, как она могла стать хозяйкой. И непонятно, кто теперь хозяин замка, а он есть, раз все коммуникации работают исправно. Впрочем, хозяина найти не сложно, достаточно прогуляться на лошади. Ладно, об этом потом, читаем дальше.
  Началась война с оборотнями-котами, к которой незаметно подводил наше княжество Эргунск. Я долгое время скитался, прятался от эргунцев, коих оказалось много на территории Сонелии. Вторая жена Абелина I была эргункой, что сильно повлияло на законы, принятые в последние годы. Я помогал спрятаться молодым оборотням-котам, как от охотников нашего государства, так и от вербовщиков соседних стран. Принеся клятву верности Эргунску, я лишил себя возможности покинуть родину незаметно для шантажистов. В итоге судьба свела меня с одним старым магом, разрабатывающим заклинание для маскировки сущности котов. Через два года упорной работы мы разработали заклинание, позволяющее котам-оборотням выдавать себя за людей. Плетение позволяло полностью усыпить животную сущность, но побочным эффектом было то, что если в полнолуние кот не пробуждал свою суть, не оборачивался, то в течение месяца сходил с ума. Последующие годы ушли на то, чтобы исправить это неудобное свойство.
  Через десятилетие удалось доработать плетение. Коты смогли годами не пробуждать свою животную сущность и оставаться в трезвом уме и твёрдой памяти. Только и здесь появились последствия. Все физические возможности оборотня становились на уровне обычного человека, а это и сила, и скорость, и зрение. В том числе и взросление котят растянулось с десяти до двадцати лет. В прочем, всё как у людей.
  Пока мы дорабатывали плетение, пока добровольцы испытывали его на себе, стало известно, что Абелин I внёс условие на использование международного закона 'Об иностранных наставниках', перекрыв последнюю возможность магам бежать из страны. Вся надежда котов осталась только на наше плетение.
  - Мама, что за закон такой 'Об иностранных наставниках'? - воскликнула я, торопливо спускаясь со стеллажа по лестнице.
   Мама сидела в кресле у окна и что-то читала. Услышав мой оклик, женщина вздрогнула, подняла на меня укоризненный взгляд, покачала головой, глядя, как я спускаюсь, перескакивая через ступеньку. И только когда я села в соседнее кресло, она неторопливо начала отвечать.
  - Это когда маг находит себе иностранного наставника, клянётся ему в верности на период обучения и уезжает с учителем в другую страну, - немного подумав, мама продолжила, - только из Сонелии выехать не так просто. Мага, объявившего об эмиграции вслед за наставником, задерживают на таможне. Затем выясняют причины, по которым местные наставники отказались его обучать и, как правило, находят наставника нисколько не слабее иностранного и согласного взять себе ещё одного ученика.
  - А в Эргунске этот закон тоже действует? - оживилась я.
  - Да, должен, - мама пожала плечом и вдруг резко взглянула на меня. - А ведь это хороший шанс вытащить наших деток!
  - Да! - воскликнула я и со смехом кинулась к маме обниматься.
  - Только, постой, - отсмеявшись, мама, вдруг нахмурилась, - дети сами должны изъявить желание обучаться у нас. Мы не можем себя объявить их учителями просто так. Нет, не подходит.
  - Мам, да что ты переживаешь? - воодушевлённо заговорила я. - Ночью поговорю с ними, объясню ситуацию. Кота хоть и маленькие ещё, но смышлёные и меня слушаются.
  - Где ты с ними поговоришь? - испуганно спросила мама.
  - Так, во сне, - растерялась я. - Они мне каждую ночь снятся и рассказывают, как день прошёл.
  - Вот выродилась же, - всплеснула руками мама, - что отец, что дочь, любители тайн. Пока сама не спросишь, не расскажут.
  ***
  Мы всей семьёй ужинали, когда маме пришло письмо без указания отправителя. Она даже окончания ужина дожидаться не стала, сразу же вскрыла и, быстро пробежав глазами по строчкам, побледнела.
  - Мам? - позвала я.
  - Румяна, что сучилось? - встревожился папа.
  - Что-то с детьми? - встревожилась бабушка Прекраса.
  - Тихо все! - ударил кулаком по столу дед, напугав всех присутствующих, но и мгновенно добившись тишины. - Р-р-румяна, что в письме?
  - Дети, - всхлипнула мама, - сбежали от стражей.
  - Вот это я понимаю, смена растёт! - гордо расправил плечи дедушка. - Вот молодцы! С пелёнок самостоятельные. Ор-р-рлы!
  - Деда, им, сколько лет? - схватилась я за голову. - Да как они выживут в чужой стране? Без языка, без знаний. Да, они же дети.
  - Коты они, внученька, коты, - блеснул своим хитрым взглядом дед, - даже с усыплённой животной сущностью они не перестанут быть оборотнями, а значит, держать их взаперти было самой большой глупостью, которую совершили эргунцы.
  - Это всё прекрасно, - хмуро сказал папа, - но где мы теперь будем искать детей?
  - Найдём, сыночка, не переживай, - тепло улыбнулась бабушка, и посмотрев на меня, продолжила, - для матери, пустившей ребёнка в своё сердце, нет различий родной он или опекаемый.
  - Ой, бабка, умеешь же ты запутывать, - сурово, как он думал, поджал свои губы дед, вызвав улыбку у всех присутствующих, - кошка Искряну опекуном назначила, внучка согласилась, дети её признали, вот и установилась между ними связь.
  - Внучка теперь что родных деток, что приёмных везде почувствует и узнает, - погладила меня по ладони бабушка.
  - Вы так уверенно говорите, словно сами приёмных детей воспитывали, - усмехнулся папа.
  - Конечно, воспитывали, - воскликнув, дедушка подался вперёд и громким шёпотом спросил, - или ты думаешь, Прекраса моя ненаглядная, Белослава нагуляла где-то?
   - А я всё думала, в кого он у вас такой беловолосый, - отмерла, наконец, мама.
  - Папа, а брат сам-то знает, что не родной вам? - насторожился папа.
  - Знает, конечно, - грустно улыбнулась бабушка, - мы ему на совершеннолетие всё честно рассказали. И про родную семью, и про причины, побудившие мать отдать нам единственное дитя.
  - А почему вы остальным детям не рассказали? - удивился папа и, глотнув томатного сока, снова посмотрел на своих родителей.
  - Белослав сам не захотел, чтобы мы младшим рассказывали, а старшие и так знали, - с тёплой улыбкой на губах произнесла бабушка.
  - Это всё интересно, но всё-таки, где мы детей искать будем? - подала голос мама.
  - Как где, в Эргунске, - уверенно сказал дедушка. - Искряну только возьмите.
  - Да стражи не пустят нас просто так, - нервно скомкала салфетку мама.
  - Внучка у нас лекарь, наставник у неё целый целитель, вот и пусть отправляются за повышением знаний, так сказать, - невозмутимо сказал дедушка, удивив всех присутствующих таким простым решением.
  - Травника своего только предупредить не забудь, - наставительно сказала бабушка.
  - А почему бы ему тоже не отправиться в Эргунск? - включилась в обсуждение мама.
  - Нет, слишком подозрительно будет, - качнул головой папа. - Искряну могут и узнать, а Вертин давно уже больше одного ученика себе не берёт.
  - Может тогда Вертина с Листином отправить? - неуверенно спросила я.
  - То ли он детей почувствует, - скептически ответила мама.
  - А разве не должен? - удивилась я. - А кто тогда должен? Когда Халир заклинание на проверку родства использовал, то от малышей связь не только ко мне шла, но и ещё куда-то.
  - Надо всё хорошо обдумать, - сказал папа, выходя из-за стола, - а завтра утром примем решение и начнём действовать. Ночью мы точно в Эргунск не попадём.
  Покинув столовую, я пришла в свою комнату, села в гостиной перед камином прямо на ковёр, обняла подушку и задумалась, как быть дальше. То ли из-за усталости, накопившейся за день, то ли от плотного ужина, то ли от игры язычков пламени в камине, а может всё вместе на меня так повлияло. В общем, я незаметно уснула.
  И мне снова снились котята. И мы снова, в кошачьей ипостаси, бегали наперегонки, а когда я их поймала, вспомнила, что хотела узнать.
  - Где вы? Как вы? - вопросительно промурлыкала я.
  - Хорошо, - весело ответила Заряна, на мгновение, отвлёкшись от поимки моего хвоста.
  - Мы у дедушки, - ответил Веселин и снова принялся умываться.
  - У какого дедушки? - насторожилась я. - Почему вы сбежали от стражей?
  - У того дедушки, который нам еду приносил, когда ты только появилась и мы взаперти сидели, - снова ответила Заряна, заставив меня замереть от догадки. Неужели они у скотника? Только как же они его нашли? И что он делает в Эргунске?
  Видимо, малышка и рассчитывала на то, что я задумаюсь и перестану дёргать хвостом, потому что сразу же я почувствовала тонкие зубки котёнка на своей пушистой конечности. И хотя я осознавала, что это был сон, хвост было жалко.
  - Они нам внушить пытались, что ты нам враг, зла желаешь, иначе пришла бы к нам и забрала бы давно, - фыркнул малыш.
  - Веселин, а как ты узнал, что это внушение? - полюбопытствовав, я и начала умывать котёнка, в то же время, пытаясь не допустить повторной поимки Заряной моего хвоста.
  - Да что я чужие мысли от своих не отличу? - удивился мальчик. - Я же не Зарянка, которая всему верит.
  - И этим мыслям сестра поверила, а ты нет? - спросила я, на пару минут прекратив вылизывать шерсть котёнка.
  - Да я замучался чужеродные мысли из головы глупой девчонки убирать, - зашипел Веселин, - она же бежать со мной не хотела, еле уговорил.
  - А на деда того вы как вышли? - я строго посмотрела на котят.
  - Мы же сбежали, когда тётя нас с группой на прогулку вывела, - веселилась Заряна, шутливо охотясь на брата.
  - А на соседней улице я знакомый запах уловил и пошёл по следу, - выпустив шею сестры из захвата, быстро ответил Веселин и снова кинулся в драку.
  - Дети, хватит баловаться, расскажите вы нормально, что с вами произошло, - я попыталась успокоить малышей, да где там. Они ещё минут десять катались по траве, да гонялись друг за другом. Потом, наконец, угомонились.
  - Мы дом дедушки нашли, объяснили, что заблудились и что ты нас ищешь, - ответила Заряна и снова принялась охотиться за моим хвостом. Вот неугомонная.
  - Я просто ему показал, что произошло, - ответил Веселин, - только я перестарался немного, у дедушки голова заболела, и кровь из носа пошла.
  - А вы не побоялись, что он пёс? - удивилась я.
  - Да лучше уж знакомый пёс, который точно поможет вернуться к тебе, чем чужие коты, вкладывающие в наши головы ненависть к тебе, - не по-детски серьёзно ответил мальчик.
  - Да уж, - покачала я головой и неожиданно проснулась.
  Открыла глаза, а вокруг ночь, звёзды подмигивают, стрекочут сверчки, тянут свою песню припозднившиеся соловьи, а меня куда-то несут на руках.
  - Ты кто? - спросила я похитителя. Зрение не перестраивалось на кошачье, да и нежелательно этого делать, я же не уверена, что кот держит меня на руках.
  - Не признала, - раздался такой знакомый смешок.
  - Листин, зараза ты голубоглазая! Напугал! - громко закричала я.
  - Тихо ты, всю деревню перебудишь, - шикнул на меня парень, - но я тоже рад тебя видеть.
  - Видеть он рад, - проворчала я, - похитил зачем? И поставь ты меня на ноги!
  - Так надо, не дёргайся, - серьёзно ответил парень, крепче прижав меня к себе.
  - Листин, что происходит? Куда ты меня тащишь? - дрожащим голосом прошептала я.
  - Так надо. Увидишь, - без намёка на шутливость в голосе ответил травник.
  Прошло ещё минут десять, мы пару раз свернули, нырнули в лес и наконец, остановились у зарослей какого-то высоченного кустарника. Парень поставил меня на ноги и сурово спросил:
  - Искряна, вот скажи мне, пожалуйста, ты мне веришь? Доверяешь?
  - Да, - ответила я уверенно.
  - Доверяешь, - повторил травник, - тогда почему о вашей с целителем поездке в Эргунск я узнаю, случайно услышав разговор твоих родителей?
  - Так я бы тебе рассказала, да ты где-то пропадал, - растерянно ответила я.
  - Когда бы ты мне рассказала? Завтра? Так вы на рассвете уже отправляетесь в путь! - воскликнул Листин, сверкая злым взглядом.
  - Ну...
  - Что, 'ну'? Что? Я тебе совсем безразличен, да? - вдруг спросил парень.
  - Нет, - прошептала я.
  - Вот и хорошо, - сказал травник, снова подхватывая меня на руки.
  - Листин! Что ты творишь? Пусти! - заверещала я.
  - Нет, - было мне ответом
  - Куда ты меня снова понёс? - устало спросила я.
  - Уже пришли, - радостно ответил парень.
  Я пригляделась и поняла, что мы входим в заросшую кустами арку, а дальше был храм. Как я его не заметила, я не поняла.
  - Листин, что ты задумал? - занервничала я.
  - То, что надо было сделать раньше, а не сопротивляться выбору животной сущности, - аккуратно внося меня в помещение, пробормотал парень.
  Огромный зал освещался множеством различных свечей. Были и толстые, в огромных, мощных подсвечниках, и совсем тонкие, стоящие в огромных, много рожковых канделябрах. Каких свечей здесь только не было, и витые, гладкие, фигурные, и длинные, короткие, а были даже летающие под потолком! Танцующие тени создавали атмосферу таинственности, оживляли помещение. Казалось, что храм дышит, наблюдает за нами и о чём-то задумчиво шепчет.
  Листин поставил меня на пол и, взяв за руку, повёл в сторону огромной раскрытой книги, лежащей на каменном постаменте. Издалека казалось, что книга тоже каменная, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что это не так. Не знаю, сколько поколений хранителей напитывали книгу магией, но её листы посерели, а по краю, словно маленькие звёздочки, вспахивали сгустки чистой энергии.
  Наши переплетённые ладони парень положил поверх книги таким образом, что его рука оказалась на одном листе, моя на другом, а наши сцепленные ладони на переплёте.
  - Если Искряна достойна, отдай ей то, что я оставил на хранение, - попросил травник.
  В то же мгновение сгустки магии собрались вокруг наших рук, накрыли блестящим, переливающимся покрывалом почти до локтей и схлынули, растворились в книге. О том, что мне не привиделось сие действо свидетельствовал тонкий серебряный браслет, оставшийся на запястье.
  - Листин, что это? - прошептала я. - На обручальное кольцо это не похоже, либо размер не мой.
  - Это просто браслет, - с улыбкой ответил парень, - или ты надеялась, что я насильно на тебе женюсь?
  - Ещё чего, - фыркнула я, разглядывая украшение, - я вообще замуж не хочу.
  - То-то и оно.
  - Эй, кто кого ещё добиваться должен? - возмутилась я.
  - А чего тебя добиваться? Ты уже сама ко мне ночами приходишь, - усмехнулся парень. - А браслет мамин. Он в нашей семье по женской линии передавался, насколько мне известно.
  - Ты хочешь сказать, что в твоей семье из женщин никого не осталось? - ужаснулась я.
  - Ни из женщин, ни из мужчин, - передёрнул плечами Листин, - мне просто повезло уехать к Сурину в гости и задержаться там на сутки. Не будем о грустном.
  - И такую ценность ты передаёшь мне? Листин, сними, я не могу принять такой подарок.
  - Это не подарок, а дар, - обнял меня за плечи парень, - и раз Книга Судеб надела на тебя браслет, значит, так тому и быть. Если честно, я рассчитывал, что тебе перстень сестры достанется, но так даже лучше.
  - Чем лучше? - зевнув, спросила я.
  - У браслета функций больше, в том числ защитных, - ответил травник и поцеловал меня висок.
  - А книга же может рассказать, что меня ждёт? - вдруг оживилась я.
  - Конечно, это же Книга Судеб, - щёлкнул меня по носу Листин.
  Мы снова обернулись к постаменту с артефактом, травник подтолкнул меня ближе к книге, сам же встал позади. Своими руками он провёл по моим. От моих ключиц по плечам он ладонями пробежал к предплечьям, обхватил запястья. Мои расслабленные ладони парень расположил на листах, а сверху придавил своими и прошептал:
  - Какова наша судьба?
  Книга осталась неизменной, словно и не было вопроса. Я оторвала взгляд от наших рук, окружённых сгустками энергии, и обомлела. Вместо необычного храма нас окружал лес. Стена деревьев так и звала на головокружительный забег. И я уже хотела вырваться из объятий, решилась обернуться кошкой и рвануть туда, где стена деревьев кажется совсем непроходимой, но голубоглазый маг не пустил. Он крепче прижал мои руки и шепнул:
  - Не смей убегать, не вернёшься.
  И я замерла, боясь даже глубоко вздохнуть, не то, попытаться вырваться из объятий Листина. Лес манить перестал, а из-за деревьев начали выходить большие и упитанные медведи.
  - Я что-то вот не поняла, - тряхнула я головой, - ты же вроде про нашу судьбу спрашивал, а причём здесь медведи?
  - Вот и мне пока не ясно, - задумчиво проговорил голубоглазый маг.
  Тем временем из-за деревьев вышли ещё несколько медведей. По центру, в окружении сородичей шёл зверь, на спине которого сидела небольшая рыжая кошечка. Уже не котёнок, но и не взрослая особь.
  - Это что, Заряна развлекается? - воскликнула я.
  - Заряна, транспорт и охрана, - усмехнулся травник, - а где же мы с тобой?
  Видение растаяло, словно туман, не дав нам ответа. Лес исчез и вокруг снова оказался храм. Причудливые тени на стенах уже не пугали, даже казались какими-то родными и безопасными.
  - Мне вот интересно, почему ты спрашивал книгу о нашей судьбе, а видение было про малышку? - глянув через плечо, спросила я.
  - Вот и мне интересно, - обнял меня парень.
  - Близится рассвет, а вы ещё не определись, чего от жизни хотите, - раздался тихий мужской голос, заставивший меня вздрогнуть от неожиданности.
  - Отец Никодим, почему Книга Судеб приоткрыла нам фрагмент жизни Заряны, а не нашей с Искряной? - выпустив меня из своих объятий и обернувшись к священнослужителю, спросил Листин.
  - Заряна важна для вас обоих, - ответил мужчина.
  - Но для меня и Искряна важна, так почему я её не увидел? - полюбопытствовал травник.
  - Может быть потому, что девушка ещё не определилась, чего от жизни хочет. Может быть потому, что ты уже интересовался вашей судьбой и получил ответ. Вариантов много, думайте, решайте, - с отеческой улыбкой ответил священник.
  - Да, про свою семейную жизнь я уже спрашивал, - задумчиво проговорил травник, оборачиваясь ко мне.
  - И что узнал? - полюбопытствовала я.
  Парень загадочно улыбнулся, провёл своей ладонью по моей голове и, наконец, ответил:
  - Искряна, скажи, ты мне доверяешь?
  - Да, - насторожилась я.
  - Я клянусь тебе, что если смогу отыскать малышей и защитить вас от возможных опасностей. Ты мне веришь?
  - Верю, - улыбнулась я, - только обещай, что я тоже поеду на поиски детей.
  - Да куда же я без тебя, малышка, - выдохнул травник.
  - А знаете ли вы, что все клятвы, произнесённые в храме неженатыми людьми, особенно помолвленными, как в вашем случае, считаются брачными? - как бы между делом спросил священнослужитель, глядя на то, как потоки магии обращаются в золотистые и серебристые нити и опутывают, связывают нас с Листином узами.
  - Это как? Да я... - хотела сказать, что против замужества, но не смогла произнести окончание фразы. Храм снова исчез, а мы с голубоглазым оборотнем оказались в новом видении. На этот раз мы находились на берегу озера. Под сгорбившейся ивой лежала чёрная кошка и кормила троих совсем маленьких котят. Рядом, недовольно помахивая хвостом, лежал упитанный кот. Время от времени он отбирал у пары разыгравшихся котят свои конечности. Малыши, потеряв игрушку в виде передней лапы своего отца, начинали охотиться то за его хвостом, то за задней лапой, а то и вовсе, ухватили за ухо. На солнышке друг за дружкой гонялись несколько подростков. Они тоже были также в своих кошачьих ипостасях. Старшим из ребят явно был рыжий кот, наш Веселин.
  - И ты до сих пор против такого будущего? - весело спросил Листин.
  - Нет! Да! Не знаю! - на одном дыхании ответила я и раздражённо всплеснула руками, да топнула ногой.
  - А вот если бы сразу знала, чего от жизни хочешь, то мы бы сразу это увидели, - подмигнул мне парень.
  - Либо каждый увидел бы своё, если бы вам не суждено было быть вместе, - снова вступил в разговор священнослужитель.
  - Так значит, что судьба у нас одна, - я взглянула на травника.
  - Конечно, - улыбнулся Листин, - а ты всё сомневаешься? Вроде сказала, что веришь мне.
  - Верю, но всё так, - я обернулась на священника, но он был занят какими-то бумагами и не мог мне ничего подсказать или помочь, - так неожиданно.
  Парень ничего не ответил, только шире улыбнулся.
  - Ваше свидетельство о заключении брака, - священнослужитель протянул нам пару исписанных листов, - чтобы они вступили в силу, необходимы ваши подписи.
  - А? То есть клятвы и метки на ауре недостаточно? - удивилась я.
  - Нет, конечно, - фыркнул голубоглазый парень, - магов не так уж и много, а неодарённые метку на ауре просто не увидят.
  - Поняла уже, - вздохнула я, беря в руки перо и расписываясь, где мне указали.
  - Поздравляю с созданием семьи, - сдержанно поздравил нас священнослужитель.
  - Так. Подождите. Это что же получается, я теперь Искряна Фыркина? - поднимая взгляд на Листина, прошептала я.
  - Да! Всё верно, - серьёзно ответил оборотень, - ты теперь моя жена и носишь мою же фамилию.
  - Ты не говорил мне, какая у тебя фамилия! Листин!
  - Да какая разница? Жена должна носить фамилию мужа и точка. Отец Никодим, благодарю за всё, - сказал травник, беря в одну руку документы, а в другую мою ладонь и утягивая меня к выходу из храма.
  Мы вернулись домой на рассвете. Вполне ожидаемо замок не спал. Родители искали меня, целитель Вертин проверял, всё необходимое он собрал или что-то забыл, а слуги торопливо готовили завтрак.
  - Мам, пап! - крикнула я, заметив родные фигуры, мелькнувшие на широкой лестнице центрального корпуса замка.
  - Нашлась! Искрянушка, как ты нас напугала! - то ли ругалась, то ли радовалась мама, при этом, она быстро спускалась на первый этаж.
  - И дочкин похититель тоже здесь, - сурово глянув на Листина, строго сказал папа.
  - Отец, скажите тоже, - хмыкнул травник, - какой из меня похититель?
  - Так, так, - протянул папа, - отец значит?
  - Да, - уверенно ответил парень, протягивая родителям документ, - а как ещё мне тестя называть?
  - Когда успели только? - тихо спросила мама.
  - А ты говорила нерешительный какой-то у дочки жених, - усмехнулся папа, одной рукой обняв маму за плечи, другой, продолжая держать наше свидетельство о браке, - а он уж и не жених вовсе, уже даже муж.
  - Муж, так муж, - примирительно сказала мама. - Так кто в Эргунск поедет? Оба?
  - Конечно, - ответил Листин, - нечего моей жене без присмотра со всякими целителями по чужим странам разъезжать.
  - Эй, это что такое? - воскликнула я. - Пожениться не успели, а ты уже командуешь?
  - Да я и раньше это делал, просто не так открыто, - усмехнулся травник.
  - Искряна нашлась, - зайдя в вестибюль, обрадовался целитель Вертин и тут же нахмурился, - но ты ещё совершенно не готова к поездке.
  - Мы будем готовы через десять минут, - сказал Листин, ведя меня к лестнице.
  Собрались мы и, правда, быстро. Вот, что значит приготовленные с вечера сумки и одежда.
  - А ты разве едешь с нами? - удивился целитель, наблюдая за травником, несущим наши с ним вещи.
  - Да, - коротко ответил оборотень.
  - Я думала, мы порталом перенесёмся, хотя бы до границы, - растерялась я, видя перед собой запряжённую лошадьми карету.
  - Искряна, а кто у нас обладает и пользуется амулетами переноса? - хитро прищурившись, спросил меня наставник.
  - Охотники, представители Гильдии правопорядка, целители, - начала перечислять я.
  - Верно, - кивнул целитель, - ещё учитывай, что каждый портал оставляет свой след, по которому легко определить хозяина. Ты хочешь, чтобы нас на границе в Эргунск назад развернули?
  - Нет, конечно, - покачала я головой.
  - Вот и наслаждайся поездкой, - усмехнулся учитель.
  - У меня дети непонятно где, а вы мне про наслаждение поездкой говорите, - проворчала я.
  - Искряна, не тревожься понапрасну. Если бы с малышами что-то случилось, мы бы уже знали, - помогая мне забраться в карету, рассуждал Листин, - сама же знаешь, что плохие вести быстро приходят.
  - Знаю, но всё равно переживаю, - вздохнула я, - они же маленькие совсем, доверчивые.
  На этом разговор и закончился. Травник сел на сиденье рядом со мной, целитель устроился подремать на мягком диване напротив. И каждый думал о своём.
  Путешествовать в карете мне понравилось. Здесь и сиденья удобные, и пыль в лицо не летит, и порывы ветра не выдувают последнее тепло из тела, а главное, ход кареты плавный. Это не в жёсткой телеге в составе медлительного обоза трястись.
  Практически всю дорогу я, отодвинув в сторону цветную шторку, просмотрела в окно. Листин, положив свою голову мне на колени и обняв меня за талию своими худыми руками, мирно спал. Конечно, я начала возмущаться, когда он так нагло разлёгся на диване и использовал меня в качестве подушки. Только травник шикнул на меня, мол, разбужу целителя, а он человек старый, не уснёт потом. Раз не уснёт, значит, будет уставший и может допустить ошибку. Любое неверное действие с нашей стороны может привести к тому, что детей мы больше не увидим. Было приведено ещё несколько подобных аргументов, заставивших меня задуматься, чем и воспользовался травник. Он вцепился в меня так, что вырваться я уже не смогла, а поднимать шум и привлекать лишнее внимание не пожелала.
  К вечеру мы добрались до границы с Эргунском. Мне казалось, что ехать нам предстоит несколько дней, но всё оказалось не так. Стражи нами не заинтересовались, только документы проверили, да необходимые пометки внесли. Так мы оказались в соседней стране.
  Спустя полчаса наша карета остановилась около небольшой магической лавки, работающей круглосуточно. Глядя на игрушечное здание магазина можно было подумать, что там кроме осветительных кристаллов, да амулетов для переговоров больше ничего и нет. Однако в своих выводах я ошиблась. Внутри небольшое помещение было настолько грамотно использовано, что найти в этом магазине можно было всё, вплоть до редких засушенных цветов солнцецвета. Тех самых, что используются в лекарствах для лечения повреждений магических каналов.
  В этой же лавке мы смогли приобрести редкие для Сонелии и широко распространённые в Эргунске амулеты-переводчики, без которых в чужой стране сложно выжить.
  - Куда дальше? - спросила я, когда мы покинули уютный магазин.
  - В гостиницу, - безапелляционно сказал Листин. - Мы с Вертином выспались, а ты всю дорогу зевала, но так и не легла отдыхать.
  - Где мне было спать, если вы все лежачие места заняли? - вяло поинтересовалась я, пытаясь не заснуть стоя, прямо на крыльце магазина.
  - Вот поэтому мы и остановимся отдохнуть, - сказал травник, обняв меня за плечи. Так мы и направились в сторону кареты.
  Как доехали и заселились в гостиницу, помню урывками. И заснула я всё-таки стоя. Привалилась к двери, пока голубоглазый оборотень расправлял постель и так хорошо вдруг стало. Проснулась я уже днём, в коконе из одеяла и пары подушек под головой. На прикроватной тумбочке меня дожидалась чашка чая и пятёрка пухлых пончиков, да вазочка вишнёвого варенья. Наверно, снова Листин позаботился. Как же это приятно оказывается, когда о тебе кто-то заботится.
  В гостиной моего номера травник с целителем тихо обсуждали дальнейший путь. Чуть в стороне прямо на полу стояло блюдо с фруктами и ополовиненный кувшин с соком, а на журнальном столике лежала карта.
  - Доброе утро, - поздоровалась я.
  - Доброе утро, Искряна, - усмехнулся в ответ наставник.
  - С новым днём, - улыбнулся Листин, вставая из огромного, явно очень мягкого кресла.
  - Когда и куда дальше поедем? - решила сразу уточнить я. Надо же понять, сколько времени у меня есть и как долго будем добираться до места назначения.
  - Вот пообедаем и сразу в путь, - сказал целитель Вертин.
  - А направление ты задаёшь, - шепнул мне на ухо травник, подводя к карте.
   Легко сказать, но сложно сделать. Я потратила много сил, прежде чем поняла, в каком городе надо искать малышей.
  Сопоставить свои ощущения с картой оказалось нелёгкой задачей. Ориентируясь на свои ощущения, точнее на свою связь с котятами, я назвала предполагаемое место нахождения моих подопечных. Я очень боялась ошибиться и указать не на тот населённый пункт, который нам нужен. Проверить полученный мной результат не было возможности. Дело в том, что все до единого использованные мужчинами поисковые заклинания указали координаты совершенно разных мест. Почему так получалось, никто из нас не знал.
  Едва я определялась с направлением поисков, в наш номер принесли обед. У меня было такое впечатление, что горничная под дверью стояла и ждала, когда же я произнесу название города. Может быть, всё так и было, а может я просто стала слишком нервной и подозрительной.
  Пообедав, мы направились в сторону вокзала. Как нам рассказали сотрудники гостиницы, в Эргунске очень большая сеть стационарных порталов. В каждом населённом пункте с численностью населения, превышающей пять тысяч, есть своя постоянная точка переноса. Новость нас удивила и обрадовала.
  Здание вокзала было просто огромным. Величественные колонны подпирали крышу центрального корпуса, где располагались зал ожидания, комнаты отдыха и кафе. В правом корпусе можно было нанять экипаж или найти подходящий обоз. В левом крыле расположились портальные залы. Туда-то мы и направились.
  Внутри вокзал был похож на растревоженный муравейник. Люди куда-то бежали, торопились, кто-то толкался, кто-то кричал, кто-то плакал. Мне настолько сильно хотелось покинуть это шумное место, что даже в портал я входила первой.
  Город Морозный негостеприимно встретил нас проливным дождём и шквалистым ветром. Моя одежда быстро промокла, а порывы ветра едва не сбивали меня с ног. И как в такую погоду мы будем забирать детей? В прочем, пока мы в переплетениях широких улиц нашли нужный нам дом, погода немного улучшилась.
  Хозяева дома, где должны находиться мои подопечные, встретили нас неласково. На вопросы, касающиеся детей, оборотни не отвечали. Они либо сразу переводили тему, либо делали вид, что не услышали вопрос. В то, что Вертин целитель, я лекарь, а Листин травник и мы официально находимся на территории Эргунска, нам просто не поверили. В то, что я опекун малышей тем более. Возникшее между нами напряжение разрушили дети. Услышали они меня или увидели, я не знаю. Просто как два маленьких смерча малыши внезапно налетели на меня, обняли за ноги и не отпускали до тех пор, пока оборотни, приютившие котят, не предложили пройти нам в дом и обсудить сложившуюся ситуацию.
  Домик был небольшой, но очень уютный. Простые шторки на окнах привлекали внимание к аккуратно выполненной вышивке, тянущейся не только по краю, но и по центру полотна. Ажурные салфетки на многочисленных столах, тумбочках и комодах удивляли оригинальным рисунком, а плетёные кашпо на стенах поражали своей необычностью. Здесь было очень много зелени, цветов на окнах, стенах и букетов в вазах, стоящих, наверное, в каждой комнате.
  Гостиная, куда нас проводили для разговора, была необычной. Мы словно в саду оказались. Цитрусовых деревьев с зеленеющими плодами я насчитала восемь штук, четыре пальмы под потолок, а ещё здесь были всевозможные цветущие растения, стоящие как на полу, так и на подоконниках, столиках, подставках. С другой стороны, не удивительно, что хозяева разбили сад пярмо в доме. В том же Доришене, да и в нашем замке, хоть он находится немного севернее, для выращивания таких растений достаточно хорошей теплицы на улице, а здесь нет. Как я поняла всё из тех же рассказов гостиничных сотрудников, Морозный едва ли не самая северная точка Эргунска. Здесь снег лежит по полгода, а лето хоть и жаркое, но пару месяцев всего.
  Мы с Листином заняли один из двух широких диванов, застеленных яркими лоскутными одеялами. Дети сразу же попытались забраться ко мне на колени, но травник перехватил Веселина, сказав, что вдвоём они меня точно раздавят. Счастливая Заряна, обняв меня за шею, показала брату язык. Мальчик фыркнул в ответ и не без помощи голубоглазого оборотня, забрался ему на шею. Малыш ещё и за уши ухватился, чтобы наверняка не упасть.
  - Всё, все уселись, успокоились? - строго спросила молодая женщина, представившаяся Сияной. Они с мужем, назвавшимся Истратом, заняли второй диван.
  - Все, - улыбнулся целитель Вертин, сидя в кресле напротив и наблюдая, как я пытаюсь совладать с Заряной. Девочке тоже вдруг захотелось сесть кому-нибудь на шею. Главным и самым близким кандидатом была я.
  - Дело в том, что сегодня утром, вопреки желанию деда, мы с мужем обратились в Гильдию Социальной защиты и помощи. Буквально за два часа нам оформили все необходимые документы, в том числе, опекунство над детьми, - кареглазая хозяйка начала спокойно рассказывать, но к концу монолога голос её дрогнул, - только, едва мы вернулись домой, как в наш дом пришли стражи и забрали деда.
  - Как-то быстро вам все документы, вместе с опекунством оформили, - прищурился Листин.
  - Мы тоже удивились, - ответил Истрат, - а когда пришли за дедом окончательно убедились, что с детьми что-то не то.
  - Видимо, нас с детьми из страны не выпустят просто так, - покачал головой целитель.
  - Без детей должны выпустить, а с малышами точно нет, - вздохнула я, крепче обнимая Заряну.
  - Ты же хотела использовать тот закон про наставников иностранных, - шепнул Листин.
  - А ты уверен, что эргунские стражи не найдут более подходящего кандидата в наставники среди местных магов? - спросила я. - Так ясно, что без боя нам не вырваться.
  - Можете не шептаться, мы всё прекрасно слышим, - насмешливо сказала Сияна.
  - Оборотни, - насмешливо протянул целитель Вертин.
  - А с чего вы вдруг решили, что мы сами так просто отдадим детей незнакомым нам людям? - задал вопрос Истрат.
  - Может быть с того, что находясь при смерти их мать, выбрала меня в опекуны своим котятам? - задала я встречный вопрос.
  - Оборотень в опекуны может выбрать только представителя своего народа, - забавно фыркнула хозяйка, - а вы не очень-то похожи на оборотней.
  - Конечно, не похожи, - улыбнулся Листин, - иначе в Сонелии не выжить.
  - Если всё так, то вы сможете обернуться прямо сейчас? - задал вопрос Истрат и в ожидании ответа уставился на нас своими зелёными глазами.
  - Сможем, но не будем, - травник опередил меня с ответом.
  - Чего-то боитесь? - насмешливо спросил хозяин дома.
  - Скажем так, опасаюсь, - серьёзно ответил голубоглазый оборотень, пересаживая Веселина себе на колени.
  Чего опасался Листин нам узнать так и не удалось. В дом пожаловали стражи.
  Хозяева решили, что это привезли их деда, но нет, представители правопорядка пришли по мою душу.
  - Госпожа Лучистова, - едва войдя в гостиную и поздоровавшись с присутствующими, обратился ко мне командир прибывшей группы, - кажется, мы прояснили вопрос с местом проживания детей. Они останутся в Эргунске. Все ваши попытки вывести детей будут приравнены к попытке похищения граждан нашей страны.
  - А где вы видите госпожу Лучистову? - полюбопытствовал Листин, глядя на то, с каким невозмутимым видом двое стражей замерли около выхода.
  - Смена фамилии не означает замену или уничтожение личности, - сухо ответил страж.
  - Хорошо, - вступила я в разговор, - ответьте мне на такой вопрос. Как я должна расценивать ваши действия?
  - Что вы имеете в виду? - устроившись в кресле напротив, спросил командир.
  - Маг похитил детей, незаконно ввёз их на территорию Эргунска, - начала я перечислять свершившиеся события, - ваша Гильдия Правопорядка, Стражей или как вы её называете, найдя похищенных малышей, не депортировала их из страны, не передала родственникам. Напротив, стражи препятствовали не только общению, но и элементарной встрече опекуна с опекаемыми. Более того, малышам, внезапно, выдали эргунское гражданство и эргунских же опекунов, и напоследок надели амулеты, сбивающие все поисковые заклинания, направленные на моих подопечных. Так поясните же мне, как расценивать ваши действия?
  - Как заботу о представителях малочисленного, фактически уничтоженного клана диких лесных котов, - ответил страж, - согласитесь, что дети были похищены из-за недосмотра их сонельского опекуна. О том, что это не просто дети, а котята, вы не посчитали нужным нам рассказать, что существенно затруднило поиски. Вы не просто утаили информацию, вы заблокировали животную сущность малышей, прекрасно зная, что ни одно заклинание подобного рода не обходится без последствий. К тому же, Сонелия не та страна, где оборотни-маги могут жить спокойно.
  - Ваша точка зрения ясна и не лишена смысла, но всё же, почему вы препятствовали встрече Искряны с детьми? - невозмутимо спросил Листин.
  - Она не может уследить за детьми, не защитить их не в состоянии. Так зачем маленьким представителям столь редкой породы оборотней нужен такой ущербный опекун? - глядя мне в глаза, спросил страж.
  - Может быть, потому что я сама представитель этой редкой, как вы выразились, породы оборотней? - усмехнулась я.
  - А вот это уже интересно, - протянул мужчина.
  - Что, тоже попытаетесь не выпустить меня из страны? - насмешливо спросила я.
  - Тише малыш, - скривился Листин, пальцами хватаясь за свои виски. Я замолчала, решив, что фраза относилась ко мне. Перевела взгляд на стража и запаниковала. Если целитель спокойно сидел в своём кресле и с интересом наблюдал за происходящим, то командир, занявший второе из имеющихся в гостиной кресел, словно выкинутая на сушу рыба, хватал воздух ртом, но не мог произнести ни звука. Его лицо покраснело, руки, нервно теребящие ворот формы, сильно дрожали, в глазах читался не просто страх и непонимание, а настоящий, дикий ужас.
  - Я хочу обучаться у дедушки Вертина, - неожиданно произнёс Веселин. Я настолько сильно удивилась тому, что мальчик заговорил, что смысл дальнейших его слов дошёл до меня с опозданием, - клянусь своей силой, весь период обучения я буду слушаться его, как маму.
  - И я, и я хочу учиться, - звонко сказала Заряна. Девочка искоса глянула на брата кивнувшего ей и продолжила, - клянусь своей силой, что буду прилежно заниматься и слушаться дедушку Вертина, пока он будет нас учить.
  - Вот значит как, - глухо сказал страж, прокашлявшись, - вы решили воспользоваться международным правом? А знаете ли вы, что детям должно быть не менее семи лет, чтобы клятвы признали действительными?
  - Я принимаю клятвы и беру в свои ученики Веселина и Заряну, - спокойно сказал целитель. В тот же миг на аурах детей и мага появились соответствующие отметки.
  - Это невозможно, - по очереди окинув внимательным взглядом целителя и детей, заключил командир группы стражей, - это что-то нереальное!
  - Вы признаёте, что клятвы произнесены детьми добровольно? - спросил Листин.
  - Клятвы произнесены добровольно, - кивнул страж и, подавшись вперёд, продолжил, - однако, детям нет семи лет, что делает их клятвы ничтожными.
  - Но метки проявились на аурах всех участников! - воскликнула я.
  - Их не сложно убрать, - передёрнул плечами мужчина и буквально вывалился из кресла, рухнув на колени. Схватившись руками за голову и уткнувшись лбом в пол, он взвыл от боли.
  - Веселин! Прекрати сейчас же! - строго сказала я.
  Мой подопечный не сразу прекратил своё воздействие на стража. Я наградила мальчика укоризненным взглядом, да головой покачала, в знак неодобрения его. В это время командир с трудом поднялся с пола и снова устроился в кресле.
  - Видите, дети слушаются Искряну, а вас боятся и могут вам навредить, - поучительно сказал Листин, - таких магов просто необходимо обучать уже сейчас. Проблема в том, что котята слишком привязаны к приёмной матери, чтобы жить вдали от неё, а остаться жить на территории Эргунска я жене не позволю, как не позволит и глава нашей стаи.
  - Ладно, - недовольно сказал мужчина, продолжая пальцами массировать свои виски, - раз такое дело, мы не будем чинить вам препятствий, но при одном условии.
  - Интересно каком? - после минутного молчания, спросила я.
  - Вы поклянётесь, что средне специальное и высшее образование дети будут получать в Эргунске.
  - Только высшее, - строго сказал Листин.
  - Тогда с обязательной отработкой в десять лет, - страж выдвинул встречное предложение.
  - Я клянусь своей силой, что не буду препятствовать детям учиться и работать в Эргунске, - сказала я, - если на то будет их воля, и если вы не будете препятствовать нам вернуться в Сонелию.
  - Это не совсем то, что я просил, - усмехнулся мужчина.
  - Вы понимаете, что я не собираюсь неволить детей как и давать невыполнимые клятвы? - спросила я.
  - Понимаю, - кивнул страж, - я принимаю вашу клятву.
  - Документы на опекунства местными оборотнями вы также признаете недействительными, - я решила разобраться и с этим вопросом тоже.
  - Хорошо, - поморщился предводитель. Его команда всё также, словно статуи, продолжила стоять в дверях. За весь разговор я не заметила на их лицах ни единой эмоции.
  - Не смеем больше вас больше задерживать, - улыбнулся Листин, пересаживая Веселина на диван. Сам травник встал, чтобы попрощаться и помочь хозяевам дома проводить незваных гостей на выход. Я же с детьми осталась сидеть в гостиной.
  - Что-то как-то больно легко страж согласился уступить нам малышей, - задумчиво проговорила я.
  - Значит, он успел сделать всё, что планировал, - ответил целитель Вертин.
  - Это и пугает, - покачала я головой.
  Хозяева дома вместе с Листином и пожилым мужчиной вернулись в гостиную минут через пять. Я не сразу опознала в причёсанном, гладко выбритом и опрятно одетом улыбающемся дедушке того самого скотника, который откровенничал со мной перед самым боем за замок.
  - Ну, здравствуй, лекарка, - с искренней улыбкой сказал старик, разглядывая меня с сидящими на моих коленях детьми.
  - Здравствуйте, дедушка, - ответила я. Назвать его скотником при внуках просто язык не повернулся.
  Мы разговаривали ещё не меньше часа. Поблагодарили Мирриша, как представился скотник и его внуков за гостеприимство. Расспросили о его походе к стражам, на что пожилой мужчина лишь рукой махнул, говоря, что они сами не поняли, зачем его вызывали. Распрощались мы уже ближе к вечеру, а в приграничную гостиницу вернулись уже далеко за полночь.
  Целитель Вертин, хитро поглядывая на нас с Листином, сказал, что детей он на ночь забирает в свой номер. Мол, нечего котятам смотреть на разборки родителей, я ещё насмешливо фыркнула в ответ. Вот только наставник оказался прав. Как только за целителем с детьми закрылась дверь нашего номера, травник обнял меня за плечи и повёл в комнату.
  - Листин, я что-то не поняла, а ты где спать собираешься? - зевая, поинтересовалась я. Всё-таки день был очень сложный, я словно целую жизнь прожила за одни эти сутки. Устала очень.
  - Как где? - удивился парень. - Рядом со своей женой.
  - Вот и иди к ней, чего ты в мою комнату притопал? - возмущённо ответила я и попыталась выставить травника за дверь.
  - Так к ней и пришёл, - растерянно ответил оборотень, не давая мне вытолкнуть его из комнаты.
  - Листин, не заговаривай мне зубы, иди уже, - раздражённо ответила я и прекратила бесполезные попытки остаться в своей комнате в полном одиночестве.
  - Искрянка, ведьмочка моя упрямая, неужели ты не помнишь храм, ритуал, видения будущего? - вкрадчиво спросил парень, подойдя ко мне вплотную. - И ты совсем не помнишь, как мы поженились? Тогда хотя бы признай, что метка на ауре из помолвочной превратилась в брачную.
  Я его практически не слушала, заворожёно глядя в голубые глаза мага. И на словах 'мы поженились' меня, словно в бочку с водой окунули, столько противоречивых чувств возникло одновременно. Это был не сон и Листин правда выкрал меня накануне поездки. Более того, метка действительно стала брачной и связывала нас не только клятвой, но и магией.
  - Сволочь, какая же ты сволочь, - прошептала я, глядя на парня.
  - Это ещё почему? - удивился собеседник.
  - Ты, коварно выкрал меня, отнёс в храм и принёс эту свою клятву! - теснила я травника к выходу. - Да ты свадьбы меня лишил! Ненавижу!
  - Ой, подумаешь, пир не закатили, праздник не устроили, - невозмутимо ответил голубоглазый маг, пятясь спиной вперёд, - разве это главное?
  - Да какой пир? Какой праздник? - распалялась я всё сильней. - Ты мне выбора не оставил! Да ты меня фактически насильно замуж втащил! Нет, затащил! Нет притащил! Да ты...
  - Да, я такой, - совершенно серьёзно ответил парень, - и я не намерен тебя отпускать.
  - Ах, так? Ну ладно, сам сбежишь! - негодуя, воскликнула я. - Я тебе устрою райскую жизнь!
  -Мм, какое заманчивое предложение, - весело сказал оборотень, - пожалуй, я им воспользуюсь.
  Внезапно, травник подхватил меня на руки. Не ожидавшая такого от него, я громко взвизгнула, вцепилась руками в плечи парня и обернулась кошкой.
  - Искряна, - разочарованно протянул Листин, направляясь вглубь комнаты. Присев на кровать он продолжил держать меня на руках, - пожалуйста, верни свой прежний облик.
  Моей животной половине было тепло в объятиях оборотня, уютно на коленях, но кошка тоже обиделась на мужа. Только в отличие от человеческого сознания, животное было недовольно тем, что нас никто не завоёвывал, толком не ухаживал, не восхищался нашей красотой, а в постель пробраться попытался.
  Голубоглазый оборотень крепко держал меня за загривок, при этом, другой рукой он чесал мне за ушком и под подбородком. Ещё травник тяжело вздыхал, видимо, пытаясь пробудить мою совесть, только я не устыдилась своего поведения. Более того, когда парень, в очередной раз за вечер, наклонился и заглянул в мои глаза, я извернулась и лизнула его в нос.
  - Искряна, - беззлобно прорычал травник, - думай, что делаешь. У тебя же, в животной ипостаси, язык, как тёрка.
  А вот это он зря сказал. Более подходящий вариант мести я и придумать не смогла бы. С одной стороны, я забочусь о муже, что вполне нормально для оборотней, с другой, он же не обернулся котом, а значит, получит очень необычные и незабываемые ощущения. Я начала умывать свою пару. Глаза, нос, щёки, шея, руки. Куда попаду, то и тщательно вылизываю. Парень, сначала со смехом, потом с громкими возмущениями отбивался от меня, а когда понял, что все его действия только раззадоривают меня, он обернулся котом. Вот тут-то я и поняла, что поторопилась мстить. Так и пришлось самой спасаться бегством. Спальня, гостиная, подоконник, журнальный стол и снова спальня, кровать. Запрыгнула на шкаф, с него на дверь и снова сделала круг по номеру. Листин следом бежал, всё поймать меня пытался. Через какое-то время ему это, конечно, удалось. Ещё оказалось, муж может заставить меня сменить ипостась без моего желания, что он и продемонстрировал.
  Потом было такое волнительное, такое необычное и такое ласковое примирение. Крепкие объятия, дурманящие поцелуи, жаркий шёпот и совершенно новые ощущения, в итоге унесшие меня в волшебные миры сновидений. Кажется, это было уже на рассвете.
  Утром было стыдно смотреть в глаза, как постояльцам, так и сотрудникам гостиницы. Ночью шуму мы наделали знатно, да и номер разгромили довольно сильно. Оба кресла перевернули, стол в гостиной ободрали, занавески с гардины сдёрнули, подушки с кровати порвали, раскидав перо по всему номеру. Благо, Листин знал заклинание восстановления, так что оплачивать нам пришлось не много, только то, на что резерва травника не хватило. У меня это заклинание просто не получилось.
  Погрызенная прикроватная тумбочка да поцарапанная входная дверь (не помню, чем она мне так не понравились, что я решила об неё свои коготки поточить), обошлись нам в мою полуторамесячную заработную плату. Отдавать такую сумму было жалко, но ничего не поделаешь, сами виноваты.
  Обратный путь занял в два раза больше времени, чем путь к сонельско-эргунской границе. Виной тому первый снег, выпавший минувшей ночью. Он преобразил природу вокруг в зимнюю, холодную сказку. Деревья обзавелись тонкими ажурными платками, поля получили в дар белые покрывала, ручьи наколдовали тонкое стекло льда. Нет-нет, да и снова начинали падать крупные хлопья снега, завораживая своим танцем.
  Только у этой сказки был существенный минус в виде плохой видимости, размокшей, скользкой дороги и, как следствие, снижения скорости передвижения. Дети капризничали, часто просили остановить карету, поиграть с ними в снежки, просто побегать друг за дружкой и оказывались возвращаться в наш транспорт после отдыха. О том, чтобы ночевать в лесу с маленькими детьми даже разговора не было. Внутри кареты было тепло, но для сна всем места не хватило бы, а оставлять кучера на морозе я бы просто не решилась. Ближе к вечеру мы, сделав небольшой крюк, заехали в одну из приграничных деревень, чтобы нормально покушать и выспаться.
  Утром Заряна долго и очень громко плакала. Успокоить её у меня совсем не получалось. Травяные чаи не помогали, уговоры тоже. Что уж говорить, девочка даже от шоколада отказалась, хотя всегда его любила. Успокоилась она только тогда, когда Веселин обнял сестру и, погладив её по рыжему затылку, растерянно сказал:
  - Мама, на Зарянке покрывало чёрное повисло, а я убрать его не могу.
  - Какое ещё покрывало? - насторожилась я. - Я ничего не вижу.
  - Да вот же оно, - воскликнул мальчик и сделал вид, словно подцепил что-то тряпочное.
  - Нет, Веселин, не вижу, - покачала я головой.
  - Как же так? Вот же, вот! - мой подопечный тряс передо мной своими маленькими кулачками.
  - Веселин, послушай меня, - ласково сказала я и, дождавшись, когда малыш посмотрит на меня, продолжила, - то, что ты держишь в руках называтеся магическим плетением. И плёл его маг смерти, потому что в ином случае я бы тоже видела это 'покрывало'.
  - Я знаю, что такое плетение! Мне дядя Аниас объяснял. Мама, а ты у нас какой маг?
  - Маг жизни, сынок, - я с улыбкой на губах погладила его по голове, - я умею лечить больных, но не калечить. Магию, направленную на вытягивание энергии жизни из пациента, я не ощущаю. Я могу лишь по косвенным признакам определить, что пациент умирает не вследствие травмы или болезни, а из-за заклинания мага смерти. Тоже касаемо и ментального вмешательства.
  - Мама, а я тоже смогу лечить? - заглядывая в мои глаза, спросил Веселин.
  - Нет, малыш, не сможешь, - покачала я головой, - зато уже сейчас силён в ментальной магии. Иногда это умение ценнее, нежели способность к исцелению.
  - А я, я смогу, как ты? - оживилась притихшая Заряна.
  - Солнышко, твой дар ещё спит, - я ласково провела по значительно отросшим волосам девочки, - поэтому я не могу сказать, куда он направлен.
  - А дядя Аниас сказал, что мы с братом должны быть противоположны, - звонко ответила малышка, - только он думает, что я тоже этой, как её, мунтольной, нет, минтильной магией владею! Вот!
  - Может 'ментальной'? - рассмеялась я.
  - Да, ей, - с самым серьёзным выражением лица девочка кивнула мне.
  - Веселин, скажи, пожалуйста, а такое как на Заряне или подобное 'покрывало' у тебя тоже есть? - с затаённой тревогой спросила я.
  - Нет! - помотал головой мой подопечный. - Я его ночью скинул, только, как не помню точно. Оно меня на улицу тянуло, а там темно, холодно и страшно.
  - Молодец, - потрепала я мальчишку по рыжим волосам, - а с сестрёнки снять эту гадость ты не сможешь, верно?
  - Не могу, - грустно ответил маленький оборотень, - пытаюсь, а оно цепляется за что-то.
  - Ладно, пока оставь в покое это плетение, - ободряюще улыбнулась я.
  - Хорошо, - недовольно ответил ребёнок.
  - Мама, а мы к дяде Аниасу в гости поедем? - вмешалась в разговор Заряна.
  - Нет, маленькая, мы поедем домой, - ответила я.
  - Почему? Мама, я хочу к дяде Аниасу! - снова начала капризничать девочка. - Или к дяде Истрату и тёте Сияне.
  - Зарянушка, а давай мы к бабушке Румяне поедем? Как ты на это смотришь? - я попыталась отвлечь ребёнка. Подозреваю, что 'покрывало', как назвал плетение Веселин, сильно влияет на желания и поведение девочки.
  - Давай, - неуверенно согласилась девочка.
  Обрадованная маленькой победой, я шепнула Листину, чтобы готовили карету. Через четверть часа мы благополучно покинули приютившую нас деревню.
  Ночью ударил мороз, превратив вчерашнюю слякоть в проходимую, но изрезанную причудливыми узорами колею. Снег, выпавший вчера за день, уже к вечеру растаял без остатка, оставив в душе лёгкую грусть. Сегодня дети не рвались на улицу, не просили остановить карету. Заряна время от времени просилась обратно в Эргунск, но успокаивалась, услышав про ожидавших её бабушек, дедушек, поваров, охранников и даже домашних животных, малышка успокаивалась. Так и добрались до замка.
  Во дворе меня насторожили свежие подпалины на стенах, покорёженные ворота и совершенно новые двери центрального входа. Только я так устала за день, что даже не подумала про возможную опасность, а зря. Пока Листин с целителем Вертином доставали сумки мы с детьми поднялись по лестнице и вошли в вестибюль, чтобы замереть от встречи с неожиданным гостем.
   - Дядя Аниас! - обрадовано воскликнули дети и побежали к худосочному магу. Я в ужасе наблюдала, как мужчина довольно улыбается, обнимая моих малышей! Видела, каким счастьем и восхищением горят глаза маленьких оборотней, как всё сильнее хмурится маг, глядя на Заряну, каким тяжёлым, осуждающим взглядом смотрит на меня незваный гость, словно я виновата, как минимум, в смерти дорогого ему человека. Чего не видела, так это скелетов, окруживших меня, поэтому громко завизжала, забилась в костлявых конечностях, когда меня оторвали от пола и понесли в сторону дивана.
  - Кошка не верещи! - поморщился маг.
  Какой там, я завизжала с удвоенной силой. Страшно, жутко и просто неприятно, когда голые кости ожившего скелета касаются тебя. Двое скелетов усадили меня на диван, третий принёс стакан и графин воды, а четвёртый, подхватив со стола вазу с цветами, подошёл ко мне и с поклоном вручил, окончательно меня шокировав. Я замолчала, приняла букет вместе с вазой и уставилась на незваного гостя.
  - Вот она, сила цветов, - философски сказал зеленоглазый мужчина, стоит женщине подарить букет, как она начинает прислушивтаься к тебе.
  - Дядя Аниас, а ты можешь с покрывалом разобраться? - спросил Веселин, подёргав за правый рукав кофты мага, привлекая к себе внимание. - А то я снять не смог, а мама его не видит.
  - Ты и так ослабил воздействие, что для твоего возраста просто невероятно, - восхитился худощавый мужчина.
  - Веселин с себя нечто подобное снял, - я решила не утаивать информацию, раз мужчина не опасен для детей, а помочь может.
  - А малыш у нас развитие своё обгоняет, и сильно, - покачал головой маг.
  - Это плохо? - огорчённо спросил мальчик, переводя взгляд карих глаз с мужчины на меня и обратно.
  - Нет, что ты, - поспешно ответила я, не желая расстраивать ребёнка.
  Маг ничего не ответил, не до того ему было. Судя по его действиям и произносимым словам, мужчина снимал с детей заклинания эргунских стражей.
  - Всё, больше никакие стражи вас принуждать к побегу не будут, - усмехнулся зеленоглазый гость, - повадились наших магов принуждать жить на их территории.
  - А тебя тоже заставляли там жить? - спросила повеселевшая Заряна.
  - Меня сложно заставить, а вот мою прапрабабушку с детьми и внуками насильно удерживали, но об этом поговорим позже, - сказал мужчина, подталкивая детей в сторону кухни. - Малыши, вы явно голодны, идите на кухню, там вас накормят.
  Едва дети скрылись за мощной кухонной дверью, как всё веселье и доброжелательность исчезли с лица мага. Он окинул меня тяжёлым взглядом, от которого по телу прошла дрожь, а сердце забилось в испуге, подошёл ближе и уселся в соседнее кресло.
  - И так, кошка, - усмехнулся маг, - лихо ты меня тогда обставила. Я и правда поверил, что ты одичала.
  - Каждый выживет в силу своих способностей, - я начала злиться.
  - Не спорю, ход отличный. Меня другое интересует, как ты стала опекуном моих племянников?
  - Что? Как племянники? - воскликнула я, едва не выронив вазу из рук.
  - А что тебя так удивляет? Мы с Халиром братья, троюродные, - маг пожал худыми плечами.
  - Ладно. Их мать сама меня выбрала. В образе призрачной кошки, она показала мне убежище малышей. Чуть позже её нашли псы, но ритуал упокоения собственного тела сделал своё дело. Даже хоронить нечего было, - вздохнула я.
  Мой рассказ странно повлиял на мужчину. Он вдруг хищно улыбнулся, подался вперёд, заставив меня вжаться в спинку дивана и попытаться укрыться всё за той же вазой с цветами. Не помогло. Едва наши глаза встретились, у меня голова разболелась, закружилась и окружающее пространство, словно дымкой подёрнулось. Наступила такая слабость, что вазу я всё-таки выронила. Правда отметила этот факт как-то отстранённо, словно это где-то далеко и меня не касается.
  Сколько это состояние длилось, не представляю. Очнулась всё на том же диване, но, не сидя, а вытянувшись в полный рост.
  - А ты не так проста, как я думал. Та кошка была права, ты достойна, воспитывать моих племянников, - потирая руки, довольно протянул маг, - тем более мне ты их точно не отдашь.
  - Не отдам, не мечтайте даже, - слабым голосом ответила я. Голова болеть перестала, но ещё кружилась и начало тошнить. Прошептав заклинание самоисцеления первого уровня, почувствовала себя значительно лучше. Даже силы появились, чтобы сесть.
  - Замок останется племянникам, документы я уже оформил, - сидя в кресле и попивая чай из фарфоровой чашки, мужчина рассказывал планы на будущее, - обучать детей надо усиленно, особенно мальчика. Из него сильный маг получится. Не зря эргунцы так им заинтересовались.
  - Про обучение малышей ясно, меня интересует вопрос с замком, - медленно начала говорить я, пытаясь выразить разбегающиеся мысли, - я правильно поняла, вы настоящий хозяин замка?
  - Верно. Ты дневник моего прапрадеда читала, - спокойно ответил маг, словно это само собой разумеющееся.
  - Откуда вы знаете? - воскликнула я. - Как вы узнали, что я чей-то дневник читала?
  - Неужели ты и правда думаешь, что потеряла сознание просто так? - нахмурился мужчина, снова став пугающим, угрожающим магом, которого я видела при первой встрече.
  - Нет, не знаю, - отодвигаясь подальше от собеседника, нервно ответила я.
  - Лекарь, что с тебя взять, - поморщился маг.
  - Это всё интересно, но что с моими спутниками? Где они? - решилась задать тревожащий меня вопрос.
  - Спят в одной из комнат, - отмахнулся мужчина.
  - Живые, - обрадовалась я.
  - Да, твой муж пытался покончить жизнь самоубийством, напав на тройку вампиров из охраны замка, - оскалился худосочный маг, - да я вовремя это заметил и приказал усыпить его.
  - И на том спасибо, - вздохнула я. - И всё-таки мне не понятно, каковы ваши цели? Мотивы? Для чего всё это?
  - Что конкретно тебя интересует?
  - Скелеты, вампиры и, виденные мной ранее, зомби ясно дают понять, что человеческие жизни для вас расходный материал, обвела я руками замерших оживлённых слуг, - но вы подарили замок племянникам, обучали их, заботились видимо, раз малыши к вам так кинулись. Зачем всё это?
  - Никто, слышишь? Ни один человек, или оборотень не должен знать, кто отец твоих опекаемых, - строго сказал мужчина, - для всех любопытных ты нашла детей в лесу, не зная о них ничего!
  - В общем-то это правда, за исключением того что отца малышей я видела, - ответила я.
  - Забудь про это! - грозно сказал маг. - Халира уже не вернуть, а детям его лишние проблемы не нужны.
  - Казнили? - только и смогла вымолвить я, а собеседник в ответ мотнул головой.
  - Ещё жив, но вряд ли надолго, - поморщился маг, - за такие эксперименты, обычно, вешают.
  - Мать котят была не единственной пострадавшей?
  - Насколько я знаю, их было пять, - сделав глоток чая, зеленоглазый продолжил, - выжила только последняя. Сильная была кошечка. Сколько она мне материала испортила за последние годы, не счесть.
  - Нежити не место в лесах и вы это прекрасно знаете! - строго сказала я.
  - А как я должен был покидать замок? У псов слишком хороший нюх, так просто не обманешь, - усмехнулся маг.
  - И всё же, я надеялась, что это замок Лейришу далеко от себя не отпускал, - призналась я.
  - Нет, замок здесь ни при чём. Халир с его заклинанием подчинения. Хотел отомстить за семью, а убивал невинных.
  - Можно подумать, вы не убивали, - проворчала я в ответ.
  - Я не убивал порядочных, - наградил меня тяжёлым взглядом собеседник, - только убийц, насильников, да разбойников. Смотри, вот этот милый скелет, что принёс тебе вазу с цветами, при жизни вырезал три семьи. Десять детей! Ты только представь! Десять маленьких детей и шестеро взрослых на его совести. И это только то, что мне известно.
  - Кошмар, - выдохнула я, глядя на скелет.
  - А вон те двое, что снова устроили драку, - маг кивнул в сторону сцепившихся скелетов, - разбойники. Грабили обозы, издевались над женщинами. Даже вспоминать тошно.
  - Это всё, конечно, интересно и познавательно, но где мои родители, родственники? - нахмурилась я.
  - Предполагаю, что во дворце, - беспечно пожал плечами мужчина.
  Внезапно всё вокруг ходуном заходило. Я ощутила себя, словно плывущей на лотке по озеру. Нечто подобное было, когда мама пыталась пробить защиту замка. Неужели на нас напали?
  - Быстро они, - ставя пустую чашку на стол, сказал зеленоглазый маг.
  - Кто? На нас напали, ведь так?
  - Да, напали, - поднявшись из кресла, мужчина прошёл к окну и начал что-то высматривать на улице. Минут десять маг молчал и не обращал внимания на окружающих. За это время я полностью успокоилась, с любопытством оглядела скелетов. Вот интересно, почему они не разваливаются? Из кухни прибежали перепуганные дети. Малыши забрались на диван и оба пытались усесться на мои колени, но я рассадила их по обе стороны от себя, обняла крепко, и почувствовала, что их перестаёт бить дрожь.
  - Красиво бьют, слажено, - удовлетворённо протянул маг.
  - Дядя Аниас, а кто там? - поинтересовалась Заряна.
  - Гильдия Правопорядка выслала боевых магов? - предположила я.
  - Маги боевые, но какие-то слабые совсем. Ученики Школы что ли? - почесал свой лоб худощавый маг. - Гильдия Правопорядка решила меня оскорбить?
  - Странно, что они даже не попытались с вами поговорить, - сказала я задумчиво.
  - Ничего странного, - обернулся ко мне собеседник, - у них инструкция. Без старших в переговоры не вступать. Судя по поведению магов, их цель - взлом защиты замка. Раз уж ученики решили пробивать купол боевыми заклинаниями, значит, разрушить плетения просто не смогли. Это просто замечательно!
  Видя, что мужчина задумчиво разговаривает сам с собой, я всё своё внимание обратила на детей. Маленькие оборотни хоть и перестали дрожать, любопытно поглядывая то на входные двери и окна, то на скелеты, то на мага, но отпускать мои руки не желали.
  Снова стены качнулись от мощного удара, снова дети прижались ко мне, задрожав всем телом. Я поднялась с дивана, увлекая за собой малышей, чтобы покинуть вестибюль, скрыться в какой-нибудь дальней башне, но скелеты развернули нас. В мгновение ока слуги превратились в надсмотрщиков.
  Обернувшись к окну, я увидела лишь стену, опоясывающую замок, да яркие вспышки боевых заклинаний. Что такого интересного в этом увидел Аниас, я не поняла.
  - Мало, мало боевых магов, - тихо шипел зеленоглазый, - и почему они так медленно реагируют на угрозу? Значит, в бой идут вампиры. Нет, небо разъяснилось, вампиры не пойдут. Значит снова скелеты.
  - Чего вы добиваетесь? - устало спросила я, снова устраиваясь на диване.
  - Переворот. Это будет обычный государственный переворот, - протянул собеседник, вглядываясь в окно.
  - Всего-навсего переворот, - нервно усмехнулась я.
  - Да, всего-навсего, - не задумываясь, подтвердил маг.
  - И всё-таки, зачем? - снова повторила я вопрос.
  - А ты не задумывалась, кто у нас правит княжеством? - вдруг спросил маг, глянув на меня через плечо, он снова уставился в окно.
  - Хазарин, - пожала я плечами, - сын Абелина II, внук Яселина и правнук Абелина I.
  - Стоп! Я знаю, кто за кем правил, - сухо сказал мужчина, не оборачиваясь, - кто они по национальности знаешь?
  - Сонельцы, кто же ещё, - уверенно ответила я.
  - Абелин I да, сонелец, - подтвердил маг, - его сын - Яселин - полукровка, обучавшийся на территории своей страны, а внуки и правнуки эргунцы, которые и образование эргунское получили. И женились они все на эргунках.
  - И что из этого следует? - не поняла я ход мысли.
  - Да то, что рано или поздно маги в Сонелии выродятся, либо Эргунск окончательно поглотит наше княжество! - воскликнул собеседник.
  - За сотню лет не наше княжество не поглотили, а тут бы вдруг...
  Договорить я не успела. Раздался оглушительный треск, свист, яркая вспышка ослепила глаза и всё снова стихло. Только ругать незнакомого по голосу мужчины нарушала тишину. Потом пришла боль в отбитых ладонях и осознание, что я стою за спинкой дивана на четвереньках, а подо мной в страхе сжались дети. Да, с испугу и не только диван препятствием не покажется.
  - Ты что творишь? Ты зачем его сюда притащил? Я что тебе сказал делать? - шипел Аниас на незнакомца.
  Выглянув из-за дивана, я, помимо знакомого мне мага, увидела двух незнакомых мужчин. Худой блондин стоял на коленях и пытался не то лечить, не то задушить раненого в живот мужчину.
  - Ты сказал отвлечь Совет магов, но им и так было не до меня, - огрызался незнакомец, - они власть делили. Зато жёнушка княжича действовала.
  Блондин с ненавистью посмотрел на зеленоглазого мага. Я же в это время шикнула на детей, чтобы оставались за диваном, а сама поспешила спасать раненого. Не важно, друг он или враг, если я могу спасти его, то должна это сделать. Я лекарь, а значит, просто не могу бездействовать, когда человек умирает.
  - Объясняй подробней, что у вас произошло? - сдерживая гнев, сказал Аниас.
  Очередной мощный удар сотряс стены замка. Я не дошла трёх шагов до раненого, просто не устояла на ногах. И снова больно ударилась ладонями об пол. Маги дружно выругались, да так, что пришлось на них шикнуть. Рано детям такие слова слышать.
  - Хазарин мёртв. Жена его, - кивок в сторону раненого, - дорогу к трону расчищать начала. Мы не успели на каких-то полчаса.
  Князь мёртв, в государстве переворот, идущий не по плану захватчиков трона, но повлиять на эти события я не могу. Разве что выполнить свои прямые обязанности.
  Я дошла до мужчин, опустилась на колени. Просканировав организм пациента, отметила, что если бы не своевременное вмешательство незнакомого мне мага, спасать было бы уже некого. Мало того, что удар пришёлся в печень, так ещё и оружие было отравленным.
  - Это подтверждает наши догадки, что женщина может и слабый, но провидец, - нахмурился Аниас.
  - Не знаю, кто она, но внушением владеет хорошо, - ответил блондин, передавая мне контроль над кровеносной системой. В первую очередь я решила очистить кровь от яда.
  Заклинание противоядия третьего уровня не справилось с ядом. Нет, оно очистило кровь больного, но настолько слабо, что мне пришлось бы повторять заклинание раз двадцать, чтобы вполовину ослабить яд.
  - Давай, то же самое заклинание, но восьмого уровня, - сказал незнакомый маг, бросив на меня оценивающий взгляд серых глаз.
  - Не знаю я его, - раздражённо ответила я, думая каким ещё способом можно очистить кровь, - я до третьего уровня только на этой неделе дошла, даже не отрабатывала толком.
  - Ещё и ученица, - поднял глаза к потолку незнакомый мужчина, - тогда контролируй дыхание, сердце и учись плести восьмой уровень.
  Да я бы и рада была запомнить плетение, да маг так быстро сплёл кружево заклинания, что я не все узлы увидела. К тому же следила за состоянием пациента.
  - Суть ясна, но не все узоры повторит смогу, - с облегчением выдохнула я, когда раненый мужчина начал дышать самостоятельно. - А можно полюбопытствовать, кто это?
  - Неужели не узнала? - усмехнулся помощник, а скорее учитель.
  - Нет, - сказала я, залечивая печень раненого мужчины.
  - Это княжич Свежан, - ответил Аниас, снова отойдя к окну.
  - Как это? - прошептала я, чувствуя нарастающую в руках дрожь. В этом сером, больном, исхудавшем мужчине я не смогла бы узнать нашего румяного, круглолицего княжича.
  - А так, с женой не повезло, - покачал головой незнакомый маг. Через мгновение и вовсе, растянулся рядом с нашим пациентом.
  - Делян, ты не рассказал, что во дворце творится, - напомнил Аниас.
  - Переворот там творится, - рассмеялся маг, - только не тот, который мы распланировали, а по эргунскому сценарию.
  - Что это значит? - резко обернулся Аниас, снова став тем пугающим мужчиной, который похитил моих подопечных.
  - Анелина затеяла свою игру. Вину за отравление Хазарина она переложила на плечи младшего княжича, а старшему внушила что-то такое, что он попытался вонзить себе нож в сердце. Я смог только слегка отклонить удар и перенести нас в твой замок, - развёл руками Делян.
  - Перенёсся в замок, - проговорила я, понимая, что упускаю из вида какой-то важный момент. Рана поддавалась неохотно, поэтому я полностью погрузилась в лечение, отрешившись от всего. К моменту, когда удалось остановить кровотечение и зарубцевать рану замок ещё несколько раз трясло и несколько раз ослепительно вспыхивали заклинания. Лишь закончив лечение и оторвав взгляд от больного, я поняла, что яркие вспышки были порталами. Не только маг Делян смог перенестись в наш замок, но и мама со своей командой подоспела.
  - Вот оно что. Вот, что мне показалось странным, - прошептала я, поднимаясь на ноги, - получается, пока ученики отвлекали внимание Аниаса, старшие товарищи успешно взломали защиту, наложенную магом на замок.
  - Да, всё так, - сухо сказала мама, словно мы и не родные вовсе. Её взгляд, направленный на магов, пугал до дрожи в ногах.
  - Замолчите, - простонал мой пациент, - голова раскалывается.
  Все мгновенно замолчали. Двое магов, перехватив мамин взгляд, бесшумно подошли к княжичу, сплели вокруг него кокон из воздушных потоков и перенесли больного на диван. И, правда, пол ледяной, да и неприлично царской особе на полу лежать, когда вокруг столько народа.
  Как только представители правопорядка развеяли своё плетение, я наложила на раненого обезболивающее заклинание первого уровня. Оно хорошо снимает боль, а рана беспокоить уже не должна, разве что чесаться, напоминая об успешном протекании процесса заживления. Княжич Свежан уснул, едва заклинание опутало его тело. Видимо головная боль не давала организму отдохнуть, вытягивая последние силы.
  - Конечно, голова у него болеть будет, - проворчал Аниас, - столько лет с заклинанием внушения жить.
  - Если вам были известны такие подробности, почему не оповестили Гильдию Правопорядка? - спросила мама.
  - И что бы произошло? - усмехнулся маг. - Неужели ваша Гильдия пошла бы против князя? Неужели вы бы устроили гражданскую войну в родном княжестве?
  - Были бы приняты соответствующие меры, - ответила мама.
  - Меры вы принимали на протяжении сотни лет, - зло сказал маг, - результат таков, что законного правителя мы лишились, едва не потеряли наследника и младшего княжича, а во главе государства едва не встала эргунская марионетка! Хотя, о чём это я? Абелин I стал первой марионеткой!
  - В допросную, - сказала мама, кивком головы обозначив исполнителей.
  Двое маминых подчинённых, ни слова не говоря, схватили за плечи Аниаса и Деляна и активировали амулеты переноса, вместе с магами растворившись в ярком сиянии.
  - Перенесите наследника во дворец. Встречаемся в Гильдии, - мама выдала очередной приказ.
  Трое представителей правопорядка выстроили портал, ещё двое магов сплели кокон из воздушных потоков вокруг княжича и вместе с ним вошли в портал. Несколько ребят вышли во двор для зачистки территории от нежити. Оставшиеся мамины подчинённые активировали личные амулеты переноса, покинув замок.
  - Вот и всё, - с явным облегчением вздохнула мама, - заговор раскрыт.
  Едва вестибюль опустел, растеряв всю свою серьезность, мама бросилась ко мне. Она обняла меня крепко, слово мы не виделись несколько лет и расплакалась.
  - Мамочка, не плачь, всё хорошо, - шептала я.
  - Ты не понимаешь, - всхлипывала мама, крепче сжимая меня в объятиях, - я же чуть не поседела, когда мне донесли о твоём пленении. Я же подумать не могла, что этот маг решится захватить наш замок. Дочка, как же я за вас испугалась!
  Аккуратно выглянув и пристально оглядев помещение, мои подопечные покинули своё укрытие и подбежали к нам. Заряна обняла меня за ноги, а Веселин начал настырно дёргать маму за штанину.
  - Бабушка, не плачь, - серьёзно сказал мальчик, заставив маму на мгновение замереть, а потом опуститься на колени перед малышом.
  - Заговорил, - сквозь слёзы улыбнулась мама и обняла ребёнка, - ты мой хороший! Ты моя лапушка!
  Только полностью успокоившись, мама активировала свой амулет переноса. Семья важна, но и работу надо доделать. Мы же с детьми пошли на поиски Листина и Вертина.
  Мужчины обнаружились в самых ближайших к лестнице покоях. Они сидели по разным сторонам огромной кровати и растерянно оглядывались, явно не понимая, как оказались в незнакомой комнате. Сон, навеянный вампирами, прошёл с потерей Аниасом власти над нежитью.
  - Что произошло? - ожидаемо спросил Листин, едва я перешагнула порог.
  - Кажется, мы победили, - сказала я, улыбнувшись.
  - Армию нежити? - недоверчиво спросил оборотень.
  - Нет, только заговорщиков, решивших захватить власть в стране, - вздохнула я, - нежить осталась без мага, контролировавшего её.
  - Это что же получается, мы в замке, кишащем вампирами, зомби, скелетами и, возможно, кем-то ещё? - воскликнул травник.
  - Скелеты рассыпались при перемещении мага из замка, про остальных не знаю, - пожала я плечами, - в любом случае, у нас здесь целая армия представителей Гильдии Правопорядка, вот пусть и вычищают.
  - О так, - оглянувшись на Листина целитель Вертин протянул задумчиво, - а самое интересное мы с тобой проспали.
  - Искрянушка, ты же нам расскажешь,- встав с кровати и подойдя ко мне, заискивающе заговорил парень, - ведь, правда, расскажешь?
  Я ничего не ответила. Просто стояла в двух шагах от двери и улыбалась, глядя на прыгающих по кровати детей, а вот мама часто шумела на нас с братьями, если мы начинали себя вести подобным образом. И надо бы призвать к порядку, но малыши уже столько всего натерпелись, что отнять у них даже такую радость я не в силах. Удивил меня тот факт, что кровать сильно пружинила, словно на матрас наложили соответствующее заклинание. Присмотревшись, я поняла, что так оно и есть, наставник наложил плетение и на матрас, и на пол в радиусе двух метров от кровати. Целитель перехватил мой взгляд, подмигнул и продолжил нахваливать котят, какие они молодцы и как высоко научились прыгать.
  - Искряна, ты где? - Листин помахал своей рукой перед моим лицом, привлекая к себе внимание. Не добившись нужного результата, муж притянул меня ближе и поцеловал. Тотчас же все мои мысли, наблюдения и переживания просто исчезли, растворились в водовороте эмоций. Да и как можно думать, когда сердце так быстро стучит, а дыхание перехватывает не то от волнения, не то от предвкушения?
  - Ты что-то говорил? - немного успокоившись, неуверенно спросила я несколькими мгновениями позже.
  - Рассказывай, что здесь произошло? - требовательно спросил травник. Подведя меня к единственному в комнате креслу. Он усадил меня на удобное сиденье, а сам уселся на мягкий и довольно широкий подлокотник.
  Я и рассказала. Как оказалось, факты я запомнила плохо, а вот эмоции и переживания во мне так и бурлили, требуя выхода. Только во время своего монолога я поняла, насколько мне было страшно. Не столько за себя и княжича, сколько за своих подопечных. Даже боюсь представить, как я буду переживать за своих родных детей.
  Мужчины не перебивали, давая мне возможность выговориться. За это я была им очень благодарна.
  ***
  17 лет спустя.
  Я, пребывая в животной ипостаси, лежала в тени огромной ивы, чьи ветви спускались до самой воды. От озера слабо тянуло прохладой и сыростью, делая жаркий летний день приятным. Наши с Листином младшие сыновья, впервые обернувшиеся котятами, аппетитно кушали моё молоко. Они причмокивали, забавно пыхтели и время от времени пытались отпихнуть друг друга от меня подальше. Котята привыкали к новым себе. Тройняшки оказались самыми спокойными из нашей большой и дружной семьи.
  Рядом со мной лежал муж, следил за нашими близнецами. Девочки совсем разыгрались, не понимая, что отец с работы пришёл уставший и ему нужен отдых. Малышкам хотелось внимания, вот и добивались, как могли, то за лапы укусят, то на хвост нападут. Листин всем своим видом выказывал недовольство, но в его глазах, кроме усталости, отражалась и радость, и любовь.
  На солнышке друг за дружкой гонялись несколько подростков в своих кошачьих ипостасях. Старшим из ребят был рыжий кот, наш Веселин. Когда за год его развитие дошло до уровня шестилетнего ребёнка, я не знала что делать. Слишком быстрое взросление и слишком быстрый рост организма. Малыш полугодие спать нормально не мог, у него болели кости, мышцы, а я не могла ничего поделать. Целитель Вертин успокаивал меня, что для котят, обернувшихся в их первые дни жизни и пробывших в животной ипостаси около двух недель, такое скачкообразное развитие норма, но это меня не успокаивало. Ни в одной книге посвящённой оборотням я такого не нашла.
  По достижении Веселином годовалого возраста, его развитие резко замедлилось, фактически остановилось. И продолжалось это до шести лет, а потом было ещё два подобных скачка, но не настолько больших и болезненных. Заряна росла не так быстро, но тоже опережая свой возраст. К семи годам только её развитие выровнялось и стало соответствовать нормальному взрослению оборотней.
  Позже Сурин признался, что это он попросил целителя Вертина не рассказывать мне всей правды. В таком аномальном взрослении малышей виноват был их отец, напоивший мать котят во время беременности запрещённым зельем, да использовавшем свои ментальные способности во вред кошке. Что уж там за зелье было и что за внушение мне так и не рассказали.
  Витая в своих мыслях я не сразу обратила внимание, что из густого хвойного леса, окружавшего озеро, начали выходить огромные, явно накопившие за лето жир, медведи. Они целенаправленно шли в нашу сторону. Подростки, увидев незваных гостей, прекратили баловаться и поспешили к нам с мужем. Мне стало безумно страшно за детей. Что могут сделать двое взрослых котов против десятка взрослых медведей? В том, что это не дикие животные, а оборотни я не сомневалась.
  Тем временем муж встал чуть впереди, словно закрывая нас с детьми, позади него полукругом выстроились сынишки, а рядом со мной остались дочки. Подростки, понимая, что вряд ли могут что-то сделать против взрослых медведей, всё равно попытались защитить более слабых женщин.
  И тут моё внимание привлёк оборотень, который шёл в окружении сородичей, словно его охраняли. На его спине виднелось какое-то рыжее не то пятно, не то седло. Прекратив кормить своих котят, я встала на четыре лапы и ещё раз внимательно посмотрела в сторону визитёров. Теперь мне стало видно, что вовсе не пятно это было, а наша Заряна лежала на спине медведя. Наверное, увидев, что родители рядом, она села и начала оглядываться по сторонам, словно это было не её любимое место в лесу, и она здесь оказалась впервые.
  Медведи, остановившись в трёх шагах от мужа, не стали принимать человеческий вид, ведь им недоступна магия, а значит и одежду сохранить они не в силах. Оборачиваться при детях в обнажённых мужчин гости не стали, за что я была им благодарна. Охранники, как я их мысленно называла, расступились и тот самый оборотень, что вёз нашу подопечную на спине, шагнул вперёд и буквально сбросил недовольно мяукнувшую Заряну к лапам Листина.
  - Забер-р-рите всё сокр-р-ровище, - недовольно прорычал медведь, даже не поздоровавшись с нами.
  - Благодарим, что вы вернули нам дочь, - тихо мякнул муж, наградив нашу подопечную укоризненным взглядом.
  - Надеюсь, вы займётесь её воспитанием и она больше не будет пробираться в мой дом, мою комнату и мою же постель! - зло прорычал медведь.
  - Ой, подумаешь, раз комнатой ошиблась, - фыркнула Заряна в ответ, но под недовольным взглядом гостя смутилась и добавила, - ладно, два раза.
  - Две недели! - взвыл медведь не хуже волка в полнолуние. - Две недели она каким-то образом пробиралась в мою кровать! И это притом, что я последние пять лет в монастыре живу!
  - Доченька, а что ты делала в мужском монастыре? - наигранно ласково спросил Листин, заглядывая в глаза девушки, отчего она даже уши к голове прижала и попятилась назад.
  - Ничего, - насупилась кошка.
  - А как в постели незнакомого мужчины оказалась? - беспардонно спросил муж.
  - Не знаю. Не помню, - грустно вздохнула моя подопечная, продолжая отступать.
  - Что-то мне это напоминает, - протянула я, переводя взгляд с Листина на Заряну и обратно.
  - Конечно, напоминает, - усмехнулся муж, обернувшись, он наградил меня весёлым взглядом голубых глаз, - и не что-то, а кого-то. Зятя нашего этот медведь напоминает. Вон и метка брачная на ауре уже есть.
  - Что ты сказал, кот? - прорычал кареглазый оборотень, оскалив внушительные клыки. - Какого ещё зятя? Да я постриг принять хотел в следующем месяце!
  - Хотел монахом стать, а получилось женихом, - насмешливо ответил травник.
  - Я на ней не женюсь! Никогда! - прорычал медведь.
  - Да кто тебя спрашивает, Ушмай? - муркнула Заряна, подкрадываясь ближе к своему оборотню. - Наши животные всё уже решили, смирись.
  - Видимо, у котов это семейное, - рассмеялась я, гладя, как моя подопечная пытается снова запрыгнуть на спину медведю, а тот пытается увернуться.
  Вспомнила, как мы с Листином первое время гонялись друг за другом по широким коридорам замка. Не знаю, что за нужда такая была, но мне нравилось раззадоривать мужа, а потом убегать от него, часто сбивая напольные вазы в гостиных, переворачивая кресла и обрывая шторы. Травник всегда меня догонял, но всегда поддавался, давая вдоволь набегаться от него.
  С приходом к власти Свежана и ликвидацией заговорщиков, жить котам в Сонелии стало если не безопасно, то точно намного легче. Был отменён приказ на убийство оборотней-магов, что позволило не скрывать свою животную природу, находясь в человеческом виде. Однако коты настолько привыкли скрываться ото всех, что до сих пор продолжили прятать свою суть.
  Мама ушла из Гильдии Правопорядка и стала преподавателем в Линесском Государственном Университете. На этом настоял папа. Главе семейства просто надоело, что любимая женщина больше времени проводит не с ним и их новорожденной дочкой, а гоняясь за преступниками по всей стране.
  Сам отец каждое утро проводил зарядку для будущих охотников на оборотней. Сумасшедших сородичей, которых и вылавливали охотники, отчего-то с каждым годом становилось всё больше, но причин выяснить не удалось. Единственно, что радовало, так это то, что больные поддавались лечению.
  Тем временем Сурин, считавшийся лет тридцать бесплодным, внезапно стал отцом троих очаровательных котят. И счастью его не было бы предела, если бы котята были спокойнее, но дети есть дети. Они постоянно разбегались в разные стороны и в процессе игр за какой-то месяц они умудрялись сгрызть десять пар кожаной обуви отца, подрать мягкий уголок в гостиной, а уж разбить чего-нибудь и вовсе было ежедневной традицией.
  Насколько мне известно, Фил, один из моих похитителей, всё это время прожил в Эргунске со своей женой. После суда его оправдали, а Аниаса забрала Гильдия Магов и куда он дальше делся мне неизвестно. Как неизвестно и про Халира, отца моих подопечных.
  За прошедшие годы не обошлось и без печальных событий. На замок несколько раз нападали стаи псов, но все их попытки захвата были отбиты. В один из таких дней пропал целитель Вертин. Видимо, кто-то из оборотней его умыкнул, только найти старичка мы не смогли.
  Собственно, Заряна тоже пропала после нападения псов. Только об её местонахождении мне было известно. Как бабушка и говорила, для меня не было разницы родное дитя или приёмное, всех своих малышей я чувствовала одинаково. Спустя месяц девушку привели к нам медведи.
  - Заберите её, закройте в комнате, на цепь посадите, но не подпускайте ко мне, прошу вас, нет, умоляю! - вырвал меня из раздумий очередной отчаянный рык медведя. Заряну он придавил своей огромной лапой к земле так, что как бы кошка ни извивалась, освободиться не могла.
  - Увы, не могу, - притворно огорчился Листин, добавив вдогонку, - сынок.
  Медведи этого уже не выдержали и дружно зафыркали, засмеялись, ведь Листин был меньше по габаритам и младше Ушмая. В прочем, мужчине нужно было подождать два-три года, чтобы Заряна из взбалмошной девчонки превратилась в любящую жену и заботливую мать, но оборотень об этом ещё не знал. Велика разница в их возрасте, но надежда не отпускает меня, что оба обретут своё счастье.
  Веселин экстерном окончил Общеобразовательную Школу, затем, на радость моей маме, пять положенных лет отучился в Школе Правоохранительных и Боевых магов и в этом году решил поступать в Линесский Государственный Университет. Конечно, мама присмотрит за моим приёмышем, но с его любознательностью и тяге к экспериментам я не уверена, что Университет простоит ближайшие пять лет.
  
  
  На этом история Искряны заканчивается.
  Благодарю, что дочитали книгу до конца. Всем спасибо за поддержку и комментарии.
  
  С уважением, Дракошка

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"