Драу Михаэль: другие произведения.

10 глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    БЕЗ ВЫЧИТКИ! Бона просит Блиса об услуге, и молодой киборг оказывается в водовороте политических событий.

  Глава 10
  
  На следующий день, после полудня, Мастер Теодониус и Арман Тайд привычно расположились в гостиной и играли в шахматы. Фигурки являлись настоящими произведениями искусства. Белые были вырезаны из горного хрусталя, чёрные - из снежного обсидиана.
  - На диске действительно оказалась какая-то программа, - сказал Мастер. - Мои координаторы сейчас пытаются разобраться в коде. А эту вероломную самку я, пожалуй, сдам обратно в Оазис.
  - И опозоритесь на весь белый свет, - быстро добавил Тайд. - Кроме того, несказанно осчастливите её возлюбленного, который немедленно её выкупит на вполне законных основаниях... Хм... Знаете, я как-то изучал старинные книги и обнаружил прелюбопытное явление. Тогда оно называлось "нейро-лингвистическое программирование". Одним из его принципов являлся так называемый "разрыв шаблона" - то есть, поведение, слова, действия, никак не ожидаемые в каком-то конкретном случае. Пока человек будет судорожно пытаться восстановить в своём сознании status quo, на него можно весьма сильно повлиять. Его разум будет податлив, как пластилин. Вы можете выиграть время и выбить почву из-под ног ваших врагов, если поведёте себя так, как они того совсем не ожидают.
  - Хм. Например? Вместо того чтобы отослать Рубину обратно в Оазис, устроить бал, что ли, в её честь?
  - А почему нет? - неожиданно согласился Тайд. - Весьма оригинальное решение. И повод, кстати, есть. Кажется, скоро годовщина приобретения Рубины вами, мой господин.
  - Да, вы правы. Я по этому поводу в том году подарил ей рубиновую розу, кулончик. Миленькая безделушка, но, что уж скрывать, безвкусная.
  - Зато от души! - Тайд растянул губы в улыбке. - Самочки очень ценят внимание, несмотря на то, что их обучают довольствоваться самыми микроскопическими его крохами. Но им всегда его не хватает. Кто знает, не вернёт ли этот бал преданность и любовь к вам в сердце вашей жены?
  - Ох, терпеть не могу всех этих светских развлечений.
  - Тем более! Госпожа Рубина оценит эту жертву и будет вам благодарна. А если вы попросите её надеть тот самый кулончик, то подобная сентиментальность уж точно произведёт впечатление на самочку.
  Вскоре господин Тайд ушел и оставил Мастера Теодониуса один на один с его мыслями.
  
  ***
  Рубина, ожидавшая только самого худшего после того, как у нее отобрали диск, крайне удивилась, заметив на следующий день, что её хозяин делает попытки к примирению, всячески демонстрируя, что совершенно не держит зла на бедную глупую самочку, которую обманула коварная сучка. Мастер сообщил ей о своем решении в самом ближайшем будущем дать большой бал в честь годовщины приобретения жены.
  Несмотря на недюжинный для биологической женщины ум, леди Рубина всё же была женщиной и обожала демонстрировать наряды и собственную принадлежность хозяину города. Но приемы и балы, на которых и можно было всё это демонстрировать, были редкостью в доме Мастера Теодониуса. Потому при известии о подобном событии, да ещё и в её честь, Рубина успокоилась и оттаяла, как и предполагал глава "Восьмигранника". Она спросила, на какой день назначено празднество, но Мастер ничего конкретного не ответил. Но зато он не забыл напомнить жене о кулоне в виде розы.
  - Мне было бы приятно видеть его на твоей чудной шейке, моя дорогая.
  Леди Рубина смиренно склонила аккуратную головку, увенчанную замысловатой прической. Но в душе её бушевал шторм эмоций. Ведь кулон у Мастера Бейкера...
  Вероятно, в тот момент лицо Рубины так побледнело, что её хозяин что-то заподозрил. И спросил уже с нажимом:
  - Что с тобой, моя дорогая? Ты не довольна этой новостью? Мне казалось, ты обожаешь красоваться перед обществом.
  - Да, мой господин, обожаю, - пролепетала Рубина.
  - Прекрасно. Не забудь надеть тот кулончик с розой. Мне было бы очень приятно его видеть.
  - Вам не нужно утруждать себя ненужными напоминаниями, - проговорила Рубина, невероятными усилиями сохраняя самообладание. - Я ловлю каждое ваше слово, мой господин, и всё прекрасно поняла в первый раз. На мне будет ваш чудесный подарок.
  - Что ж, надеюсь, ты исполнишь обещание.
  Рубина присела в подобии реверанса, не столько следуя этикету, сколько потому, что у нее подгибались колени.
  Мастер ушел очень довольный.
  Рубина опустилась на колени и, закрыв лицо дрожащими руками, заплакала от наконец-то прорвавшегося страха.
  - Не плачь, милая. Я знаю, как тебе помочь, - послышался вдруг тихий и какой-то уютный, полный сострадания голос Фани.
  Рубина порывисто обернулась, всё ещё всхлипывая. Старая служанка стояла у дверей, ведущих в оранжерею, которые были скрыты густыми зарослями лиан, и потому оставалась незамеченной всё это время и слышала разговор.
  - Этот кулон, о котором так настойчиво спрашивал Мастер... Ведь, насколько я помню, ты отдала его на память о себе Мастеру Бейкеру? И теперь боишься, что это станет известно нашему хозяину?
  - Я... я скажу, что потеряла его!
  - Потерянное в Башне всё равно можно отыскать, - возразила старая женщина. - А дальше Башни ни одна твоя вещь деться не может. Если же всё-таки делась, то Мастер заподозрит тебя в измене.
  - Если бы только этот кулон можно было вернуть, - прошептала Рубина. - Но я не могу покинуть Башню без сопровождения моего хозяина. И никто из вас, наложниц или служанок, тоже. И даже если бы мне согласилась помочь Бона, у меня нет никакой связи с внешним миром, и я не могу оповестить её о моем несчастье.
  - Но я могу, - улыбнулась Фани. - За мной не так усиленно следят, как за тобой, и я знаю, как выйти на Бону.
  - И как же? - в душе Рубины зародилось сомнение. Слишком уж рьяно служанка кинулась помогать, да и ещё обладает какой-то тайной, недоступной её госпоже, информацией...
  Прозорливая Фани заметила это и сказала:
  - Я предана тебе душой и телом, моя девочка. И, как ни ничтожно мое положение в этом доме, всё же я обладаю кое-какими возможностями, которые будут полезными во всей этой ситуации.
  С этими словами она приблизилась к своей госпоже и, почтительно присев, протянула раскрытый портативный ноут. На экране уже был открыт новый документ, оформленный в виде старинного свитка. Рядом мерцало изображение пера, обмакнутого в чернила. Программа имела также опции дизайна документа в виде египетской глиняной таблички со стилусом, каменной стены и руки, испачканной охрой, пергамента и кисточки с краской и так далее. Подобные ненужные украшательства обычно устанавливали на ноуты в Оазисах ради развлечения женщин, для которых писание чего-либо редко было серьёзным занятием. Им нравилось менять шрифты, рисовать буквы и задавать распознавание рукописного текста, им нравилось порой даже сочинять стихи или короткие рассказики или же просто писать своё имя, а то и названия предметов. Доступ к Сети для женщин был настолько ограничен, что им просто не нужно было писать настоящие письма. Попросту некому.
  В заголовке письма значились несколько символов, распознаваемых Сетью как код биокарты. Это означало, что сообщение будет перекодировано в мыслеобразы и доставлено кому-то напрямую в биокарту, возникнув в голове адресата в виде таких же мыслей, которые возникают при чтении текста.
  - Напишите письмо Боне, госпожа, - сказала Фани. - Она предана вам так же, как я. Именно поэтому рискнула и оставила когда-то свой код. Вы просто не поинтересовались, наверное, что это такое... Однако это не важно. Важно лишь то, что вы сможете, оставаясь в Башне, связаться с верным другом за её пределами. Бона обязательно поможет вам. Она найдёт способ добраться до Нидрэда и вернуть ваш кулон. К сожалению, таким же образом вы не можете связаться с Мастером Бейкером напрямую и попросить о том же. Ни у меня, ни у кого из нас нет нужного уровня доступа, чтобы писать письма столь высокопоставленным людям напрямую в биокарту. Ведь любое другое электронное послание непременно отследят. А это чревато...
  - Пусть! Муж после этого вернёт меня в Оазис, и тогда меня сможет купить мой возлюбленный!
  - Если бы Мастер Теодониус хотел вас отослать, он бы уже это сделал, моя госпожа, - смиренно склонила голову Фани. - Нет, он замышляет что-то другое. И нам следует поторопиться, так как он не удосужился уточнить сроки этого бала, на котором он хотел бы видеть свой подарок у вас на шее.
  - Но что же насчёт доказательств того, что просьба вернуть кулон действительно исходит от меня лично? Не так легковерен Мастер Бейкер, чтобы отдать мой подарок кому попало по первой же просьбе.
  - Госпожа, сообщение напрямую в биокарту всегда несёт в себе код пославшего.
  - Фани, откуда ты так много знаешь? - изумилась леди Рубина.
  Старушка лишь улыбнулась.
  - Я никогда не была замужем и не рожала детей. У меня было много времени на то, чтобы научиться всяческим премудростям.
  
  ***
  Бона валялась на диване с ноутом и проводила время весьма праздно в отсутствие своего временного покровителя Паймона, который был на службе. Внезапно в голове слегка пискнуло - такой след оставляет громкий высокочастотный звук, и в сознании возникло: "Бона, ты единственная, кто может помочь! Необходимо как можно скорее добраться до Нидрэда и передать Мастеру Бейкеру это послание с просьбой на время вернуть кулон в виде рубиновой розы во избежание раскрытия моей измены мужу. Я должна быть в нём на балу, который мой муж собрался дать очень скоро, но когда - даже я не знаю. Леди Рубина"
  Бона подскочила, перевернув миску с чипсами.
  - Ух ты ж, - проговорила она неожиданно низким голосом.
  Потом задумалась. За ней наверняка следят. Слишком опасно так светиться - путешествовать в другой мегаполис, да ещё и с таким заданием. Конечно, быть может это и малодушно, но необходимо найти человека, который не так сильно привлекал бы внимание Мастера Теодониуса и уж конечно же гвардейцев Тайда. На ум пришла только лучшая подруга Сезанна.
  Не теряя ни минуты, Бона собралась и поехала к ней домой, так как "Золотая пташка" была ещё закрыта.
  - Нам нужно поговорить, - сказала Бона с порога, едва крайне изумившаяся этому визиту подруга открыла дверь.
  - О чем же? Проходи, проходи... - голос Сезанны слегка дрожал, но Бона не придала этому значения.
  - У меня к тебе огромная просьба. Необходимо добраться до Нидрэда и передать одному человеку очень важное послание, которое я тебе солью на биочип.
  Сезанна занервничала.
  - Ты шутишь? У меня же работа встанет! Да меня вообще уволить могут, если я пропаду хоть на полдня. То есть, полночи. А путь не близкий. Да и не дешёвый...
  - Я прощу тебе твой долг, а по выполнении задания наверняка тебя будет ждать награда.
  - Слушай, ты меня пугаешь! - жалобно протянула Сезанна. - Что это вообще всё значит?
  - Я не могу тебе сейчас вот так рассказать. Мне сперва нужно твоё согласие и клятва в том, что всё останется в секрете.
  - Да откуда я вообще знаю, во что ты меня впутываешь, сестричка? Нет уж, спасибочки! Мне хватило этого ареста!
  - Ареста? - Бона прищурила глаза. - Какого ещё ареста?
  - А такого! Меня из-за тебя гвардейцы замели и таскали на допрос аж к самому Тайду!
  Бона присела на диван и после паузы проговорила:
  - И... И что там было, на этом допросе?
  - Чай, блин, пили с плюшками! - всплеснула руками Сезанна. - Мне всё рассказали про твои тёмные делишки! Что ты хакерша и хочешь подвести жену нашего Мастера под нарушение репродуктивного закона, а его самого этим фактом подставить как материально, так и морально. Такой скандал здорово попортит ему репутацию!
  Бона стиснула челюсти и сидела не шевелясь.
  - Хм. И что же дальше? Рассказали тебе всё, ну допустим. А что от тебя-то, собственно, хотели? О чём спрашивали?
  - О тебе и спрашивали, - голос Сезанны сбился. - Но я ничего не рассказала! Я же ничего не знаю! То есть, раньше я думала, что знаю тебя, сестричка. Как оказалось, нет. А на такие дела я не подписывалась!
  - Хорошо, я избавлю тебя от моего общества и никогда больше не побеспокою, - Бона поспешно встала, и Сезанна вдруг поняла свою ошибку. Ведь ей наказали следить за подругой, а она взяла и сразу же выложила все карты.
  - Погоди, погоди! Я вовсе не хочу с тобой ссориться! Наша дружба не должна пострадать от того, что ты просто выбрала кривую дорожку! Может, тебе просто стоит немного пересмотреть свою жизнь?
  Сезанна заискивающе заглянула в глаза подруге, и та заставила её одним своим взглядом виновато понурить голову.
  - Нет. Это тебе стоит пересмотреть свою жизнь. Прощай.
  С этими словами Бона непреклонно направилась к выходу, как ни умоляла её подруга о прощении, и покинула квартирку.
  
  ***
  Бона осталась один на один с фактом предательства лучшей подруги, с которой теперь, пожалуй, совсем не стоит видеться, дабы не попасть "под колпак" Тайда, а также со всё ещё нерешенным вопросом - кого же попросить отправиться в Нидрэд за кулоном?
  И тут, словно ответ на её вопрос, раздался звонок в дверь.
  С опаской приблизившись и включив экран, Бона увидела того, кто стоял за дверью. Блис. С букетом весьма натурально выглядящих полимерных цветов. И с улыбкой до ушей.
  Вздохнув, Бона открыла и впустила молодого киборга в квартиру.
  - Разве тебе не надо быть на службе? - строго спросила Бона, плохо скрывая улыбку умиления.
  - А я на пять минуточек забежал, - Блис переступил порог, на ходу протягивая букет, выглядящий вполне элегантно, но распространяющий дешёвое приторное химическое зловоние, мало напоминающее настоящий цветочный аромат. - Это тебе. К сожалению, я могу сделать для тебя так мало...
  Бона мило улыбнулась, принимая подарок, и вдруг замерла. Её осенило.
  - Но есть возможность оказать мне действительно неоценимую услугу!
  - Какую же? - немедленно оживился парень. В его ярко-синих глазах загорелся огонь.
  Бона закусила губу. Она вдруг подумала, что она практически не знает этого человека, к тому же верного солдата Мастера, против которого, как ни крути, она и ведёт игру. Пока она судорожно выдумывала способ откреститься от опрометчиво высказанных слов, Блис настаивал как подросток:
  - Ну чего я должен сделать-то? Я всё что угодно сделаю!
  Наконец, Бона сдалась и вздохнула:
  - Я честно не могу решить, стоит ли доверять тебе такое дело.
  Блин даже слегка обиделся.
  - А что? Я уже не ребёнок, не накосячу!
  - Да не в этом дело, - замялась Бона и даже погладила парня по щеке, покрытой ещё довольно нежной, юношеской щетинкой. - Понимаешь... Я не уверена, что могу довериться тебе. Хотя. Больше мне довериться-то и некому! У меня просто нет выхода. Чрезмерная осторожность, как и чрезмерная доверчивость, тут одинаково опасны.
  Блис вдруг взял её за руку взрослым, мужским жестом и посмотрел в глаза очень серьёзно.
  - Я никогда не предам тебя.
  И Бона решилась.
  Она молча увела его за собой в комнату, вынула из своей сумочки мнемокабель последнего поколения и ткнула одну иглу-штекер себе в разъём под затылком куда втыкается любая сканирующая мнемоигла, а вторую - под затылок Блиса. Парень не задавал никаких вопросов.
  Он лишь слегка пошатнулся и заморгал, когда Бона перекинула на его биокарту сообщение леди Рубины. Но прочитать его не смог, так как Бона заархивировала его и защитила паролем.
  - Ты должен доставить это сообщение в Нидрэд.
  - Кому?
  - Тебя найдут там. Я не могу рассказать сразу всё. Прости.
  Она нежно поцеловала его в щёку, но Блис извернулся и поймал её губы своими. Бона вздрогнула и хотела было отодвинуться, но расслабилась и обвила шею молодого киборга руками. Они стояли так, слившись в поцелуе, несколько минут, растянувшиеся в космическую вечность. Когда хакерша отодвинулась от него, Блис сиял от гордости и счастья. Эта тайна, которой он владел, эта женщина, пусть и не биологическая, которую он любил, придавали ему исполинские силы.
  - Я прямо сейчас и поеду, - сказал он.
  - А как же твоя служба? - спросила Бона.
  - Возьму отгул на пару дней. А старики меня прикроют.
  - Ты злоупотребляешь их только начавшейся дружбой с тобой, - на самом деле Бона опасалась, что Ариох, Армарос и Паймон могут на вполне законных основаниях поинтересоваться, куда это срывается их юный друг. И будет не очень хорошо, если он честно ответит, что едет в Нидрэд по её поручению. Особенно не стоит этого знать Ариоху...
  - Всё в порядке, - прошептал Блис, приобнимая Бону. - Я найду способ незамеченным смотаться в Нидрэд. Тебя это не должно волновать. Положись на меня.
  Прижавшись к его широкой груди уже почти взрослого мужчины, Бона прикрыла глаза и с удивлением отметила, что чувствует себя за ним как за каменной стеной. Она уже успела отвыкнуть от этого волшебного чувства. Которое когда-то, много лет назад и побудило её начать принимать гормоны и впоследствии сделать операцию по смене пола. Где теперь тот человек, из-за которого Боно, никогда особенно не испытывавший желания быть женщиной, превратился в Бону и даже вполне неплохо устроился в новом теле... Но это не важно, когда рядом с ней теперь этот пылкий полудикий мальчишка. Байкер-киборг.
  - Нам надо съездить в "Золотую пташку" сегодня вечером, - сказала Бона, оторвавшись, наконец, от Блиса. - Сезанна немного задолжала мне, и я намерена забрать причитающееся. Тебе понадобятся деньги в дорогу.
  - Хорошо. Я буду к восьми как штык! Приеду чуть раньше Паймона, чтобы он лишних вопросов не задавал, - горячо заверил Блис.
  - А теперь ты должен вернуться в казарму! - велела Бона. - Не хватало, чтобы твоё отсутствие заметили раньше времени.
  Блис поцеловал её на прощание ещё раз и словно нехотя покинул квартиру Паймона.
  В без четверти восемь, как и обещал, Блис уже ждал Бону на парковке. Титановый Еретик тихонько бурчал под ним и мелко вибрировал. Бона деликатно сдержала улыбку при виде этого механического старинного чудовища, но быстро изменила своё мнение о нём во время поездки. Машинка по скоростным качествам ничуть не уступала современным байкам.
  Добравшись до клуба, они расспросили о Сезанне. Охранник ткнул большим пальцем куда-то за спину.
  - Да с клиентом уединилась в чилауте, в кабине для приватных танцев. Вот ведь хваткая! Рабочий день толком не начался, а она уже бабло во всю рубит.
  - Что ж, подождём, - Бона расположилась на диване и, закинув одну ногу на другую. Блестящие чёрные ботфорты сверкнули в приглушённом свете холла.
  Блис присел было рядом, но вдруг встрепенулся и вскочил. Он заметил у барной стойки чрезвычайно подозрительную личность. Через секунду он узнал этого человека. Точно! Один из телохранителей Фойстера!
  - Тут Фойстер, - прошипел Блис на ухо Боне.
  Та ответила таким же шёпотом:
  - С чего ты решил?
  - Вот тот тип у стойки его телохранитель. У меня на лица хорошая память.
  - Блис, этот человек может тут находиться просто так, ради отдыха.
  - До открытия клуба?!
  Бона медленно отложила журнал, выключила его экран и, стараясь улыбаться как можно более беспечно, подозвала давешнего охранника.
  - Слушай, а кроме клиента Сезанны в клубе есть люди?
  - Ну вон охранник его вертится у бара. А что?
  - Нет, ничего, извини, что оторвала, - Бона мягко похлопала его по щеке и повернулась к Блису. Тяжко сглотнула.
  Не сговариваясь, оба двинулись к чилауту через соседний зал, чтобы не попасться на глаза телохранителю Фойстера. Блис решительно двинулся к кабинке для приватных танцев, но Бона успела схватить его за локоть.
  - Стой! Что ты задумал?
  - Выбить дерьмо из этого козла. Давно собираюсь, да всё случая не было...
  - Нет, стой же! Да стой, Блис! Я запрещаю тебе подвергать себя опасности! Ты же ещё должен отправиться в Нидрэд!
  - Только поэтому запрещаешь? - лукаво улыбнулся парень. Бона покраснела и сбивчиво пробормотала:
  - Нет. Ну то есть... Послушай, сейчас не время для подобных разговоров! Нам необходимо узнать, зачем здесь Фойстер и что он хочет от моей подруги.
  - Да того самого и хочет...
  - Нет, я не думаю. В свете недавнего ареста Сезанны и, как я полагаю, её вербовки Тайдом, дело тут вовсе не в сексе. Надо послушать, о чём они говорят!
  Парочка подкралась к дверям кабинки и, расположившись за одной из ширм, расписанных неоновыми красками, напрягли слух.
  - Вы хорошо помните, что ваша подруга в беседе с вами не называла никаких имен? - бубнил голос Фойстера.
  - Кажется, нет. Нет, точно нет! Она говорила лишь, что мне нужно добраться до Нидрэда и передать одному человеку очень важное послание, которое собиралась слить мне напрямую в биокарту. Судя по всему, это было что-то дейтсивтельно важное, так как Бона хотела мне даже мой долг простить. А я задолжала прилично... Да ещё говорила, что по выполнении задания меня будет ждать награда. А в тонкости задания не посвятила. Сперва требовала с меня клятвы в том, что всё останется в секрете. Но... Но я подумала, что если не расскажу вам, то она опять что-нибудь начудит... А я не хочу, чтобы она в конце концов доигралась.
  - Вот ведь сучка, а! - прошептала Бона.
  - Тише, - проговорил Блис, взяв её руку, которую она в задумчивости не отняла у него.
  - Однако, милочка, вы поступили не очень мудро, что отказались. Сейчас на вашей биокарте были бы очень важные сведения.
  - Но... но может, сейчас не поздно ещё? Я скажу, что передумала, она передаст мне послание, я приеду в "Восьмигранник", меня просканируют...
  - Подлая тварь, а я-то её подругой считала! - прошипела Бона с настоящей ненавистью.
  - Тише! - чуть слышно проговорил Блис, сильнее сжимая её руку.
  - Что ж, хорошо, - сказал тем временем Фойстер. - Попробуйте и сообщите о результатах.
  Догадавшись по звуку шагов, что он приближается к двери, Блис и Бона кинулись обратно в холл, так и не попавшись на глаза телохранителю, в компании с которым Фойстер вскоре покинул клуб.
  - Нехорошо получилось, - проговорила Бона, когда они вместе с Блисом шли к парковке по вечереющей улице, залитой неоном, который призрачно дрожал в лужах от недавно прошедшего дождя. - Теперь не приложу ума, где достать денег.
  - Не волнуйся. Я хоть на мотоцикле своём отправлюсь в Нидрэд.
  - На твоей колымаге? - горько усмехнулась Бона, погладив руль Титанового Еретика. - Он на городской дороге резвый, но не в Междугородье. Кроме того, монопоезд движется всё равно быстрее. Каких-то десять-двенадцать часов, и ты в Нидрэде. А на байке ты будешь путешествовать слишком долго.
  - Не вопрос, тогда на монопоезде!
  - И возвращаемся к вопросу денег.
  Блис забрался на седло, подождал, пока руки Боны обовьют его талию, и сказал:
  - Я же дикарь, сын байкера. Неужели не добуду билет?
  Заулюлюкав, он рванул с места, и Бона рефлекторно прижалась к нему. Но не отпустила даже тогда, когда скорость выровнялась. Она крепко сжимала талию парня, щурясь от ветра и задумчиво улыбаясь той тонкой и нежной улыбкой, какой улыбаются все влюблённые женщины - не важно, биологические или искусственные.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"