drblack: другие произведения.

Как полковник Крокодил подчиненного крестил

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:


Как полковник Крокодил подчиненного крестил

  
   Когда отправляешь людей на войну, тебе всегда страшно. Страшно за своих людей, которым вручаешь предписания и ВПД. Страшно за их жен и детей, страшно, что однажды придет "похоронка" и вместе с ней тебе, как командиру, придется идти и стучать в дверь, смотреть в глаза жене того офицера, которого ты отправил на смерть и говорить, запинаясь, а она уже все знает, только кивает потеряно. Не верит, но уже знает, и в глазах у нее боль. Такая мука, что самому неуютно и хочется сдохнуть, лишь бы не видеть наворачивающиеся у нее на глаза слезы, не слышать как ее сын, вернувшийся со школы, изумленно спрашивает:
   - Мама? Что случилось? - а ты, командир, стоишь и мнешь эту бумажку в руках, не зная куда себя деть. А того человека уже нет. Безвозвратно нет.
   Страшно.
   Это называлось - "командировка". Первая Чеченская.
  
   ***
  
   Нет, выбирает, кого же послать в "командировку", не командир, а кто-то в вышестоящих штабах. Да и отправляют только с согласия офицера, но все равно страшно, сердце болит. Потому проводы бывают обычно бурные. Все старые дрязги и неприятности забываются. Офицеры все же больше других понимают, чем грозит поездка в зону боевых действий, не важно, писарем или на передовую. Потому переживают, потому верят, потому и пьют, провожают.
   Вот и собрались как-то господа офицеры, и полковник Крокодил в том числе, на проводы. Подполковник Пушкарев должен был отправиться на следующий день на ближайший военный аэродром, там сесть вместе с другими командированными в самолет и отправиться в Чечню. Слово-то какое... страшное... Чечня.
   Пили много. По-черному пили, заливая свой страх, пытаясь поддержать друга, и боевого товарища. И разговоры вели соответственные, пока вдруг полковника Крокодила не осенило:
   - Слушай, брат! А ты у нас крещеный? Я свечу во здравие поставлю, я же православный!
   - Нет, не довелось как-то... - смущенно ответил Пушкарев.
   - Как так?! - удивился полковник Крокодил, - Это надо поправить! Будем тебя крестить!
   - Да куда крестить-то? Ночь уж на дворе!
   - Это не вопрос! - Крокодил взял телефон и набрал номер, - Батюшка? Да... да, я. У меня к тебе дело, батюшка, пособи, надо воина крестить. Почему так срочно? Ему завтра на войну... да, понял, едем. Собираемся, ребята, поехали. Семенович, вызови машину, пожалуйста, "таблетку", там все поместимся.
  
   Пока ехали, немного протрезвели и уже перед батюшкой, пусть и пошатывались, но выглядели пристойно. Впрочем, батюшка тоже служил, и тоже довелось ему повоевать, после чего он и пошел он в священники - устал от грязи, захотел чистоты веры.
   Подполковника Пушкарева поставили прямо в форме, сняв только обувь, в большой таз. Батюшка полил его водой, крестным отцом стал полковник Крокодил, а от себя еще и добавил после обряда крещения, сурово глядя в глаза мокрому Пушкареву:
   - Служи справно. Под пули не лезь. Я за тебя молиться буду. Благословляю на ратный путь, хотя было бы лучше, если бы не довелось.
   Серьезность момента дошла до всех, а уж особенно до новоиспеченного православного. Он сначала неуверенно кивнул, а потом перекрестился.
   Пока ехали обратно, все больше молчали. Лишь только добравшись до стола, отм