Дремлет Александр Иванович: другие произведения.

Люди в шляпах 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  
  ЛЮДИ В ШЛЯПАХ 2.
  
  У подъезда пятиэтажного дома резко затормозил старенький, бледно-оранжевый "Форд" с белой и тоже бледной полосой через весь капот и крышу. Сидящий на скамейке пенсионер сначала подумал, что привезли газеты, но потом вспомнил, что газеты привозили всегда на другой машине и с другой полосой, и приготовился пронаблюдать, что произойдёт дальше. А дальше произошло следующее - из ближайших кустов, как чёрт из табакерки, неожиданно выскочил молодой человек с взъерошенными волосами, быстренько, но почему-то на цыпочках, подбежал к машине и, галантно пригладив волосы, торопливо начал открывать дверь водителю. Дверь открылась наполовину, из-за неё показалась тщательно причёсанная голова с выпученными глазами и недовольный голос, видимо исходивший из этой головы, громко прокричал:
  - Денег нет! Даже не проси!
  Услышав про деньги, пенсионер нетерпеливо заёрзал на скамейке, предвкушая, должно быть, какое-нибудь занимательное зрелище, например, драку, но ничего оригинального не случилось. Водитель спокойно вылез из машины, нехотя кивнул пенсионеру, будто хорошо его знал, старательно поправил одежду, и неспеша направился в подъезд. Взъерошенный человек трусцой проследовал за ним. Пенсионер долго чесал затылок, пока, наконец, не вспомнил, что в машине с полосой приехал хороший его приятель, сожитель Тамары Михайловны, соседки по площадке. А вот имя этого приятеля, как не скрёб он свою лысину, вспомнить не смог. Слишком уж много сожителей переменилось за последнее время у любвеобильной Тамары Михайловны, хорошо, сама бы всех помнила, куда пенсионеру, который, перед тем, как увидеть машину, целый час сидел и не мог вспомнить, обедал он сегодня или ещё нет.
  Сожитель тем временем, не оборачиваясь, поднялся на второй этаж, позвонил в дверь, и только после этого обратил внимание на взъерошенного спутника.
  - Федя! Ты выглядишь расстроенным! Что опять натворил?
  - Стасик! - торопливо начал взъерошенный. - Не поверишь! Тут такое дело, с ума сойти можно, на самом деле! Ну, на самом деле, не поверишь!
  - Ладно, ладно! Поверю! Что случилось?
  - Это надо не здесь! Нее... - Федя перешёл на шепот. - Это такое серьёзное дело! Давай зайдем.... Там!
  Им открыл мальчик лет семи в больших женских туфлях и старой полосатой пижаме.
  - А кто есть дома? - притворно улыбаясь, спросил сожитель, заглядывая через голову мальчика в прихожую.
  - Все дома! - неожиданно громко крикнул мальчик и торопливо прошлёпал на кухню.
  Пришедшие разулись и направились в комнату. Хозяйка, крупная женщина лет тридцати пяти с пышными волосами и в роскошном халате, с трудом повернула голову на короткой шее и вывернулась при этом так, что Феде показалось, будто кресло под её мощным телом вот-вот рухнет. Но опасения оказались напрасными. Тамара Михайловна окинула Федю испытующим взглядом и постепенно возвратилась в прежнее положение, то есть повернула голову к телевизору. Где какой-то весьма возбуждённый пожилой человек грубо отчитывал своего оппонента за какое-то, должно быть, очень страшное преступление, потому что орал с таким остервенением, что Федя невольно забеспокоился за дальнейшую судьбу несчастного. Лицо возбуждённого человека показалось знакомым.
  - Здравствуйте! - виновато сказал Федя.
  Ему ни кто не ответил. В напряжённой тишине сожитель крадучись приблизился к хозяйке сзади и нежно поцеловал в ухо.
  - Станислав! - через какое-то время, низким бархатным голосом проговорила Тамара Михайловна. - Звонил Семёныч! Не пропадай! Вечером на вокзал, за товаром!
  - Вечером? - Станислав быстро посмотрел на часы. - В то же время?
  - Да! Поезд в 4, 30.
  - Всё будет в лучшей форме! - чеканя каждое слово, произнёс Станислав и кивнул товарищу на выход.
  Федя вышел в коридор и проследовал на кухню. Через минуту там появился и Станислав. Дав подзатыльник мальчику, который, кстати, ловко от него увернулся, хозяин привычным движением ноги пододвинул под себя табурет и вопросительно уставился на Федю. Тот молчал. Тогда Станислав взял с подоконника пачку из-под сигарет, повертел в руках и, зевая, сказал:
  - Курить-то хоть есть? Ведьма, вчера всё скурила!
  - Есть, Стасик, есть! - Федя торопливо полез в карман.
  Станислав оскалил ровные белые зубы, прищурился, смял в кулаке пачку и вдруг резко замахнулся ею на мальчика:
  - Пошёл отсюда! Глаза вылупил!
  Мальчик показал язык и вышел. Федя выглянул вслед, плотно прикрыл дверь и, протягивая сигареты, заговорил так быстро, будто жить ему осталось несколько секунд:
  - Тут такие дела, Стасик... Вчера я у Карягина... У этой коряги, у этого придурка гулял! Ну, выпили мы капитально!
  - Ну? - страдальчески простонал хозяин.
  - Понимаешь, какое дело... Я сам сначала ничего не понял, а потом догадался и сразу к тебе! В общем, знаешь ты химика?
  - Ну?
  - Ну вот. Этот химик изобрёл порошок! Сонный!!
  - Да пошёл ты...
  - Ей Богу! - глаза у Феди загорелись. - В общем, выгонял он себе это... Ну, не себе, сам-то он алкоголик! Я не слышал, чтобы он подсел на чё... Друзья это у него...
  - Короче, Федя! Знаю я химика, нечего мне его биографию рассказывать!
  - Ну вот, выгонял он это и уснул... Это он сам рассказывал! А проснулся - там порошок!
  - Ну и что?
  - Вобщем, все спят! От этого порошка! - Федя сделал трагическое лицо и перешёл на шепот. - Все! Сначала тараканы! А он думал, что они подохли! А они потом проснулись и трык-трык - разбежались! Э-э, подумал он, это что-то не то!
  - Ну, Федя! Если я сейчас не сдохну от твоих научных речей, памятник мне надо ставить!
  - Щас, щас, сам узнаешь! - Федя сгорал от нетерпения. - Сначала-то он на соседской собачке попробовал... Ну, бегала там, возле скамеечки... А потом сам и попробовал...
  - Ну и что?... Рожай!
  - Ну и уснул! Понял?
  Было видно, что Станислав и не собирался понимать.
  - Как ты мне надоел, Федя! Я же сказал, денег нет, сам видишь! И кто там уснул, меня совершенно не интересует! Тем более, этот твой "химик"! Я вообще думал, что он давно помер...
  - Ну все спят, понимаешь? - страдальчески зашептал Федя. - Вот ты... А я сразу допёр! Ведь если его кому-нибудь пшикнуть в нос, а ведь его только понюхай и - брык! Ведь например, можно прийти, например, в магазин... У вас коньяк есть? А она тебе - деньги! А ты ей - пшик!
  - Стой, стой! Тихо! Ничего не слышу! Куда приходишь?
  Федя наклонился к самому уху Станислава.
  - А ты ей пшик-пшик... из пульверизатора! И она мгновенно спит! И бери что хочешь! Понял?
  - Да ну? Так уж и мгновенно?
  - В том-то и дело! А химик, он спился совсем, он не соображает! Хотя университет, говорят, изучал! Вот я к тебе и рванул! А у него там порошка - целая банка! Не знает, куда девать! На друганах своих, на бомжах пробует! И они мгновенно засыпают! И вот они там гогочут! Это Каряга рассказал! А сам ничего не допёр, потому что придурь полная! Тоже гоготал, когда видел, как бомжи падали! Стоит, говорит, стоит - брык!
  Станислав вытянул ноги и задумался. Задумался глубоко, потому что пепел от сигареты падал сначала на пол, потом на его штанину, потом прямо в тарелку с мелко нарезанным салом. За стеклянной дверью промелькнула короткая тень.
  - Кто там? - очнулся Станислав, гася сигарету о подоконник.
  Ответа не последовало. Тогда он встал, подошёл к двери, прикрыл её плотнее и, обернувшись к Феде, посмотрел с недоверием.
  - Интересно! ...А ты говорил ещё кому-нибудь?
  - Нет! Что ты! О таких вещах разве можно говорить!
  - Интересно! ... А Карягин, говоришь, не допёр?
  - Карягин? Карягин дуб, как дерево! Мы у него это... Вчера... Там ещё это...
  - Что - это-это? Что ты юлишь? Кто ещё знает, говори! Вижу, что врёшь!
  Глаза у Феди предательски забегали, он опустил голову и тихо промямлил:
  - Я... Это... Хотел... Вобщем, к Томчику я ещё ходил...
  - Что? - заорал Станислав и вскочил, но тут же опомнился и продолжил полушепотом, - Ну, ты с ума сошел? К Томчику он ходил! И меня сюда приплетаешь? Совсем умом трахнулся! С этими идиотами связываться!
   - Стасик, Стасик, - запричитал Федя и забегал вокруг хозяина, - Да Томчик даже слушать меня не стал! Он же дубарь ещё тот, сам знаешь! Похлещи Каряги! Он же тупой, как пробка! До него пока дойдёт! Он совсем не поверил! А ещё засмеялся даже!
  - Ну ладно, - Станислав сел и как будто успокоился. - А больше точно никому?
  - Нет, нет! Точно!
  - Хорошо! Обмозговать надо!
  Хозяин начал внимательно осматривать кухню, будто почувствовал запах дыма. Федя отскочил в угол, чтобы не мешать. Дыма нигде не было, потому что гореть, кроме холодильника, было нечему.
  - К Томчику он ходил! - уже беззлобно проворчал Станислав себе под нос. - Томчик тебя посадит в три счёта! Ему такие идиоты, во как нужны! Не удивлюсь, если сегодня уже сдал ментам!
  - Да ладно, Стас! Никуда он не сдал! Я... Я ему ещё вчера говорил... Я же это... Позавчера у Карягина был... Он вчера бы сдал...
  - Эх, Федя! - Станислав презрительно сморщился. - Доврёшься когда-нибудь! Точно, не своей смертью сдохнешь! Разве можно с наркушами связываться?
  - "Химик" точно не наркуша!
  - Он-то не наркуша, - Станислав встал, подошёл к холодильнику, взял с него старую толстую книгу в синем переплёте, покачал в руке, как бы прикидывая на вес и нехотя протянул Феде. - На вот! На чёрный день берёг! Придётся тебе поверить!
  "Рецепты национальной кухни" - прочитал Федя на обложке.
  - Это зачем? - глупо улыбнулся он.
  - А ты что, к химику без бутылки собираешься идти? Заверни в мой пиджачок и жди внизу!
  - Понял! - Федя завертелся вокруг Станислава, помогая снять костюм. - К химику точно без бутылки нельзя! Я так и думал! Напоить и порошок забрать! А Томчику сонный порошок не нужен! Зачем ему сонный порошок? Ему дурь нужна.
  - Нет, ну ты смотри! - неподдельно изумился Станислав. - Ты-то зачем к нему попёрся? Эти придурки за копейку прибьют, и глазом не моргнут! А тут такие вещи!
  
  Старенький "Форд" принадлежал Тамаре Михайловне, Станислав имел на него только доверенность. Где Тамара Михайловна приобрела автомобиль такой расцветки, никто точно не знал. Федя слышал, будто кто-то из её бывших сожителей работал начальником пожарной части, может потому окраска была такой странной. Однако любопытные всегда собирались возле эксклюзивного автомобиля и Станиславу это очень нравилось. Вот и сейчас, когда друзья вышли на улицу, возле "Форда" стоял очередной любопытный, и сразу было видно - человек интеллигентный - в строгом чёрном плаще и чёрной широкополой шляпе и, сразу видно, осматривает машину со знанием дела. "Даже такие джентльмены интересуются!" - с гордостью подумал Станислав и, делая вид, что вообще не замечает знатока, спокойно открыл дверцу машины, как бы нехотя влез в неё, но Феде открывать не спешил, выдержал паузу, так что Феде пришлось немного потоптаться снаружи.
  Через 15 минут подъехали к книжному магазину. Здесь под деревьями вдоль тротуара располагались лотки с книгами, сам магазин был почему-то закрыт. Продавцы, в основном мужчины, прохаживались вдоль этих лотков и покуривая, поглядывали на немногочисленных покупателей, которые старались не покупать продаваемые ими книги, а читать их прямо здесь, на месте. Кому может понравиться такая наглость? Потому торговцы с нескрываемым выражением злобы на лицах встречали каждого нового прохожего.
  - Старые не берём! Только позапрошлый век! - сразу заявил длинный худой продавец, когда Федя показал ему книгу.
  - Да ты хоть глянь! - обиделся Федя. - Может, и позапрошлый!
  Продавец нехотя взял книгу, открыл на первой странице, быстро глянул туда и, брезгливо отвернувшись, протянул назад.
  - Тем более, Похлёбкин! Вон там, через два лотка, тебе его продадут по частям на любой вкус!
  Федя подошёл к лотку, на который указывал продавец и действительно увидел, что чуть ли не половина его завалена этим самым Похлёбкиным. Прошёл ещё два лотка - опять Похлёбкин! "Да кто это такой? - с удивлением подумал Федя. - Первый раз слышу, а тут один он только и продаётся!" Федя начал переходить от лотка к лотку и почти везде увидел, что наряду с детективами, фантастикой и всевозможными прогнозами астрологов, продавались поваренные книги Похлёбкина. Станислав наблюдал за передвижениями товарища из машины и с сожалением понимал - торговля сегодня не идёт. Только у предпоследнего стола продавец, как бы сжалившись, предложил 30 рублей.
  - Нет, 30 мало! - не согласился Федя. - 50.
  - За 50 я её сам продавать буду! - не согласился продавец. - За работу мне что-то надо?
  - А на 30 рублей я что куплю? Отраву только!
  - А можно посмотреть? - вдруг буквально вклинился между продавцами молодой человек в элегантном чёрном плаще и чёрной широкополой шляпе. - Я давно ищу Похлёбкина и именно в сборе! Я очень интересуюсь национальной кухней, особенно последнее время!
  Федя с радостью посмотрел на любителя национальной кухни и сразу узнал его - этот же человек стоял возле машины Станислава, когда они вышли из дома. "Так он ещё и любитель кухни!" - с некоторым удивлением подумал Федя, но особого значения такому факту не придал. Какое это имеет значение? Главное - продать!
  - 70! - не задумываясь, сказал Федя и протянул книгу.
  - Хорошо! - любитель даже не взял её, а сразу полез в карман за деньгами. - Такая удача! - радостно сообщил он. - Первое, ещё довоенное издание! Всю жизнь мечтал!
  - 100! - закричал продавец из-за стола и почти силой вырвал книгу из Фединых рук.
  - Но я же первый! - растерянно возмутился человек в шляпе.
  - А я уже заплатил! - не обращая внимания на возмущения, сказал продавец и сунул в руку Феди помятую сотню.
  
  Петя - "химик" жил в старом пятиэтажном доме на окраине города. Его семья, когда-то состоящая из четырёх человек, занимала двухкомнатную квартиру на первом этаже. Супруги давно развелись, но, по каким-то причинам, квартиру не разменивали. "Химик" занимал маленькую комнату, окно которой выходило на улицу, а бывшая жена с детьми - большую, окнами во двор. Друзья не стали заезжать во двор, чтобы лишний раз не попадаться хозяйке на глаза, сначала постучали "химику" в окно, пытаясь предупредить о своём появлении, но им никто не ответил.
  - Спит, скотина! - предположил Федя. - Придется идти через дверь!
  Дверь открыла высокая крепкая женщина со злым лицом и мокрыми руками.
  - Нету его! - сказала грубо, даже не соизволив поинтересоваться, что нужно посетителям.
  - А где? - стеснительно улыбнулся Федя.
  - Так нужен он мне! ...Дома не ночевал!
  - Случайно... Адрес... - Федя застеснялся так, что чуть не покраснел.
  - Ха!! Адрес! ... Кому он нужен? - с неподдельным злорадством прокричала женщина. - В вытрезвителе его адрес!
  - Ну... Время столько... Отпустили бы давно...
  - Отпустили! - кривя рот, передразнила женщина. - Сидит там теперь и брешет другую фамилию, чтобы не платить!
  - Не понял...
  - Не понял! - опять передразнила женщина. - Прошлый раз неделю сидел! Не помню, говорит, фамилию и всё! Господи, и как такого идиота в наркушу не сдадут?!
  - А что, могут сдать?
  - Господи! Да кому он там нужен! Выгонят! Всегда выгоняли!
  Дверь захлопнулась.
  - Дела... - грустно заключил Федя. - Если в наркушу посадят, не дождёмся!
  Друзья вышли на улицу, сели на скамейку, закурили и начали рассуждать. Если банка с порошком всё ещё в комнате "химика", то как туда попасть? Если порошок в другом месте, то где? Федя предложил дождаться ночи и проникнуть в комнату через окно. Станислав готов был согласиться на такой вариант, но его смущала близость дороги, хорошая освещённость в этом месте и отсутствие больших деревьев, которые помогли бы скрыть проникновение. Станислав предлагал каким-то образом договориться с хозяйкой, хотя сам с трудом верил в такую возможность. Вобщем, сидели долго и не до чего не додумались. А когда собрались уходить, неожиданно обнаружили, что не только они интересуются судьбой злополучного "химика" - со скамейки соседнего подъезда вдруг поднялся молодой человек и направился к арке. Друзья смотрели на спокойно удаляющуюся фигуру как заворожённые - в арку уходил человек в длинном чёрном плаще и чёрной широкополой шляпе! Без всяких сомнений это был он - знаток автомобилей и любитель национальной кухни!
  - Вспоминай! Кому ещё говорил? - строго приказал Станислав. - Не похоже, что это друг Томчика!
  - Никому не говорил! Клянусь! - возмутился Федя. - Но это точно, не Томчика пацан! У тех и рожи не такие и из машины никогда не вылазяют! Всё по телефону... А этот книги покупает...
  Станислав согласился. Одно было ясно как белый день - если в дело ввязался Томчик, то сматываться надо молниеносно, не оставляя следов, а если не Томчик, если "химиком" интересуется кто-то более серьёзный - цена риска неимоверно возрастает! Но, вместе с тем, возрастает и цена порошка! А значит, игра стоит свеч!
  - Ладно! - решился наконец Станислав. - Сделаем так! Ты сейчас попробуй проследить за ним, кто такой! Только незаметно! И, случай что - сваливай! А я на вокзал сгоняю. Встречаемся на этом месте в 5 часов! Всё ясно?
  - Куда как не ясно! - чему-то обрадовался Федя и стремительно кинулся за скрывшемся в арке человеком. - Только вино не забудь! - крикнул, не оборачиваясь.
  
  А несчастный "химик" сидел тем временем на жёстком топчане и тяжело страдал. Угрызения совести довели его до состояния умопомрачения. Временами он вообще не соображал где находится и что с ним происходит. Вчерашний день как будто помнил, как оказался здесь - хоть глаза выколи - провал! Временами ему казалось, что это не он здесь находится, потому что на его топчане кто-то уже спал, раскинувшись поперёк, и храпел, а он присутствовал здесь как бы только одним своим сознанием, которое может лишь констатировать некоторые факты, никак их не определяя. Комната большая, но мест на всех не хватает - топчан к топчану, почти на каждом - люди. На соседнем до невозможности худой паренёк накинул на голову одеяло, а белые ноги торчат голые. Рядом, животом вверх, старик, тоже в одних трусах, что-то бормочет. Вот паренёк, как суслик, высовывает на тощей шее голову, глупо улыбается и прячется вновь. Кажется, он что-то сказал ему. Нет, не ему, там дальше сидит пузатый мужчина, это он с ним разговаривает. Ага, тощий вскочил и куда-то побежал - одеяло развевается, как знамя. Остановился, кажется, стукнулся головой об стенку. Запрыгал, изображая поединок боксёра с тенью. В другом углу двое самозабвенно поют, стараясь перекричать друг друга. Дальше дверь с решёткой и за ней возле стола милиционер с книгой в руках. Читает. Толстыми губами что-то шепчет. "Химик" встал и, сгорбленный, пошёл по узкому проходу. Заметив его долговязую фигуру в ободранных трусах, кто-то загоготал во всё горло. "Химик" подошёл к двери и сел на корточки. Милиционер глянул на него через решётку и хотел видимо прогнать, чтобы тот не мешал читать книгу, но в этот момент зазвонил телефон. Милиционер старательно завернул угол страницы, положил книгу на стол и взял трубку.
  - Да! - сказал устало - Да, вытрезвитель! Кто говорит?
  В трубке говорил кто-то важный, потому что милиционер встал, прижал трубку к животу и крикнул в коридор: - Товарищ капитан! Тут какой-то генерал!
  - Какой ещё генерал? - послышалось из коридора.
  - МЧС...
  К столу подошёл капитан, взял протянутую трубку и начал слушать. Слушал долго. Когда на другом конце перестали говорить, молча нажал пальцем на рычаг и, не опуская трубку, молча стал набирать номер.
  - Ало, Валя? Это я! Узнала? - капитан уселся прямо на стол и заговорил с заметным раздражением. - Слушай, Валь! Пробей-ка, кто сейчас сюда звонил? Очень оригинально товарищ шутит! Последний звонок!
  Пока Валя пробивала, кто мог сюда звонить, капитан угрюмо смотрел через решётку на "химика" и "химику" от его взгляда стало не по себе. Он съёжился, задрожал всем телом и завертел головой, но не ушёл, возле решётки ему было как-то спокойнее.
  - Да, слушаю! - снова заговорил капитан в трубку, - Откуда, откуда? Из Москвы? Номера нет? ... Как это - нет номера?
   На другом конце, видимо, объяснили, как это бывает, когда нет номера, потому что капитан медленно положил трубку и с недоумением опять уставился на "химика", будто тот наверняка знал, как это бывает, но тот явно не знал, тогда капитан, не меняя выражения лица, повернулся к сержанту и стал смотреть на него.
  - Чертовщина какая-то! - сказал наконец растерянно. - При чём тут МЧС? ... Из Москвы... Дурдом, натуральный! Ты вот что...
  Он взял сержанта под руку и повёл по коридору, продолжая что-то тихо говорить. "Химик" слышал только, как сержант поддакивал: "Да, да! Ясно!" Через пять минут милиционер вернулся, открыл решётку и громко крикнул:
  - Кто без документов? Быстро на выход!
  "Химик" посмотрел вглубь комнаты, но желающих выйти не увидел. Тогда милиционер начал нервничать и, обратившись прямо к нему, грозно спросил:
  - Ты кто? Документы есть?
  "Химик" заблеял что-то о потерянном пропуске, но милиционер не стал его слушать.
  - Давай, выходи быстро! Кто ещё без документов? Быстро на выход! Быстро!!
  Через какое-то время в комнате осталось только два человека, которые продолжали петь, не обращая ни на кого внимания и, видимо, даже не замечая, что слушателей больше нет, хотя, по мнению обитателей других комнат, в опустевшем помещении голоса их зазвучали уже много лучше...
  
  Федя выскочил из арки и остановился. Налево и направо - низкий, ровно постриженный кустарник, улица широкая и почти пустая, во всяком случае, машины, на которой мог бы уехать неизвестный в шляпе, ни где не было. "Куда делся?" - с изумлением подумал Федя и, на всякий случай, посмотрел вверх. Но и там увидел только голую стену и безоблачное небо. Всё время оглядываясь, Федя перешёл дорогу в надежде обнаружить незнакомца на автобусной остановке - не сквозь землю же он провалился, но и возле остановки увидел только старушку с корзиной, да мальчика лет десяти. "Что делать? - Федя немножко растерялся. - Стасик уехал. До пяти далековато... Поеду, пообедаю! - решил наконец с облегчением, - Бог с ним, с этим чёрным! Может, вообще другой человек!" Как раз подошёл нужный автобус. Федя заскочил в заднюю дверь и первым делом поинтересовался, есть ли в салоне кондуктор, потому что не хотел платить за проезд. Кондуктор, крепкая, с ярко рыжими волосами и ярко красными губами женщина, оказалась на месте. Она сразу уставилась на него своими бесстыжими подкрашенными глазами, недвусмысленно давая понять, что платить в любом случае придётся, он сразу испугался и полез в карман за деньгами. Пока искал деньги, попеременно засовывая руки то в один карман, то в другой, старался не смотреть в сторону грозной женщины и поэтому почти сразу заметил человека в широкополой шляпе, сидевшего возле окна напротив кондуктора. "Что за напасть! - удивился Федя. - В другой раз за год столько шляп не встретишь! А тут дня не прошло!" Наконец отыскал помятую десятку и стал неспеша протискиваться сквозь пассажиров, чтобы заплатить. Автобус постоянно подпрыгивал, будто ехал на квадратных колёсах и Феде трудно было передвигаться, потому что мешали ещё всем недовольные пенсионеры, которые уже заходя в автобус начинали ругаться. Вобщем, добрался с трудом. А перед тем, как отдать деньги, вообще чуть не упал, споткнулся о прибитую на полу железку и повис на руке пенсионера с палкой, который тут же начал на него возмущаться, мол, передавили всех инвалидов насмерть. Но это было пустяком по сравнению с тем, что увидел Федя, когда отвязался от пенсионера. Человек в шляпе, привлечённый шумом обиженного старика, повернул голову и Федя сразу узнал его. Это был любитель национальной кухни! Это он хотел купить книгу, это он стоял у машины! Федя никогда не верил в чудеса, но тут буквально остолбенел. "Не может такого быть! - единственное, что крутилось в голове. - Как человек так перемещается, если это не чудо?"
  - Проходим, проходим! - нетерпеливо потребовала раскрашенная женщина - кондуктор. - Нечего там стоять! Проходим!
  Кто-то толкнул Федю сзади, видимо инвалид, и Федя опять чуть не упал. Он повернулся к обидчику и хотел что-нибудь сказать, но, увидев перед самым носом недвусмысленно выставленную палку, благоразумно промолчал.
  - Проходим, проходим! - повторила женщина. - Нечего там стоять! Мужчина! Инвалид с палкой! Проходим! Здесь свободное место!
  Федя развернулся к кондуктору и сначала ничего не понял. Место возле окна было действительно свободным! Место, на котором только что сидел человек в чёрной шляпе, было свободным!
  - За проезд платить будем? - грозно потребовала женщина, обращаясь к Феде. - Молодой человек! Что стоите, как приведенье? Давайте! Давайте вашу денежку!
  - А... Это... Куда делся? - сказал Федя, показывая на пустое сиденье.
  - Кто, куда делся? - не поняла кондуктор. - Вы платить будете?
  - Вот тут сидел... В шляпе...
  - В какой шляпе? Вы, молодой человек, или платите, или сейчас будем выходить, если нечем платить! Нечего мне зубы всякими шляпами заговаривать! Не было здесь никакой шляпы!
  - Как, не было? Вот... сейчас сидел....
  - Бабушка тут сидела! На той остановке сошла! - кондуктор увидела в руках Феди десятку и попыталась её вырвать. - Давайте, платите!
  Федя отдал деньги, получил в одну руку билет, в другую сдачу и в это время автобус остановился. Пассажиры торопливо начали выходить, невольно увлекая за собой и совершенно обезумевшего Федю. Через какое-то время люди разошлись, автобус уехал, а он остался стоять один с обрывком билета в руках и непонятными мыслями в голове, то есть, какие-то мысли были, но он ни как не мог их понять...
  
  - Не поверишь, Стас! Ей Богу, не поверишь! - возбуждённо кричал Федя, когда друзья подходили к дому "химика". - Я сам до сих пор не пойму! Просто чудеса!
  - Да... - задумчиво поддакивал Станислав, выслушивая сбивчивый рассказ товарища и с опаской поглядывая по сторонам. - Дело тёмное... Единственное, что тебя попрошу! Придём к химику - молчи! А то ты нервный что-то сегодня! Наплетёшь там! А надо издалека! Понял? Так что, говорить буду я!
  - Чего не понять! Только... Всё это мне странным как-то кажется...
  Федя засунул две бутылки вина за ремень брюк, прикрыл их ладонями, чтобы хозяйка сразу не могла увидеть, и друзья вошли в подъезд.
  На этот раз дверь открыл сам Петя-химик. Высокий, худой, с жидкими усами на бледном лице и большим острым носом, он был почти трезв и потому очень вежлив.
  - Проходите, проходите пожалуйста! - заговорил тихо, стараясь не смотреть в глаза. - Тут бельё, нагнитесь, пожалуйста!
  Гости нагнулись, прошли в комнату.
  - Извините, у меня тут не совсем полный порядок, - прошептал Петя и указал на диван.
  Кроме дивана в комнате имелся огромный стол и один стул. На столе телевизор - единственный признак цивилизации, если не считать загаженную лампочку под потолком. Стол, кстати, являлся одновременно и шкафом для одежды, и буфетом, и кладовкой для всякого хлама. И всё это было прикрыто грязной тряпкой, висящей на двух гвоздях. Федя упал на диван, сладко зажмурился и сказал:
  - Фу! Духотища! Где был? Мы приходили!
  Станислав показал ему кулак, выхватил бутылки и молча водрузил на стол. Только после этого сел, но не как Федя - по-хамски, а как воспитанный человек - спина осталась прямой, руки на колено. При виде бутылок лицо "химика" как бы просветлело, даже как будто румянец появился на щеках, он хрипло засмеялся, закашлялся, стал зачем-то передвигать стул.
  - А мы вот к тебе! - опять невозмутимо сообщил Федя. - Как живёшь? Колбаса у тебя есть?
  - Да... Так... - Петя начал перескакивать взглядом с Феди на бутылки, с бутылок на Станислава. - Я сейчас! - выдохнул наконец радостно и, отодвинув тряпку, торопливо полез под стол. Чем несказанно удивил Станислава.
  Пока "химик" копался там, Федя включил телевизор, подождал, когда появится изображение, (оно не появилось) и опять завалился на прежнее место.
  - Старенький! Теперь полдня нагреваться будет! - заявил деловито.
  - Господи! Помолчишь ты или нет? - возмутился Станислав. - Договорились же!
  "Химик" вылез из-под стола, виновато заулыбался и побежал из комнаты, прижимая к груди два стакана.
  - Опять?! - послышался в коридоре недовольный женский голос.
  - Зиночка, ты извини нас, пожалуйста...
  - Опять прокурят всё! Только постирала!
  - Мы сейчас, Зиночка, мы...
  Блеющий смех Пети оборвался одновременно со звуком хлопка.
  - Тряпкой стукнула! - догадался Федя. - Зинкой звать, как твою! Ух и противная баба!
  - Без обобщений, пожалуйста! Лучше глянь, может где лежит!
  - Кто? - удивился Федя.
  - Конь в пальто! - заорал Станислав. - Зачем пришли?!
  - А-а... - Федя посмотрел на дверь и стремительно кинулся под стол.
  Станислав тоже вскочил, подбежал к двери и оттуда стал наблюдать за действиями товарища. Тот залезал под стол всё дальше и дальше и скоро полностью скрылся. Станислав нагнулся, чтобы посмотреть, куда он там пропал, но дверь открылась, вернулся Петя. Принёс три стакана и кусок хлеба под мышкой. Начал опять извиняться, благодарить, лицо его так и расползалось в улыбке, отчего нос заострился ещё сильнее, а когда Станислав наполнил стаканы, готов был, кажется, даже разрыдаться. Отсутствие Феди никак не беспокоило его. Пил долго, маленькими, чуть заметными глотками, и иногда нельзя было понять, убавляется вино из стакана или наоборот. Станислав выпил быстро. Стакан Феди нетронутым остался на столе и заметно нервировал Петю. Искоса поглядывая на него, он взял протянутую сигарету, торопливо прикурил, но вдруг испугался:
  - Окно надо открыть! Участкового позовёт! - полез на подоконник.
  Пока открывал, Станислав шарил ногой под столом, пытаясь достать Федю. Тот кряхтел, но не вылазил.
  - Давай ещё по одной! - сказал Станислав.
  "Химик" быстро распечатал вторую бутылку, быстро наполнил свой стакан и выпил. И пил на этот раз быстро.
  - Накурили!! - послышался вдруг душераздирающий крик за дверью.
  "Химик" грохнул стаканом об стол, подбежал к двери и остервенело замахал руками. Помогло - брань в коридоре прекратилась.
  - Что-то не найду я никак этот порошок! - сказал Федя, высовывая голову из-под стола. - Э-э! Да вы уже пьёте!
  Поднявшись и отряхнувшись, он махом опорожнил свой стакан, оторвал кусочек хлеба и начал жевать. Станислав возле кармана показал ему кулак и стал смотреть в потолок. Федя стал смотреть на остатки вина во второй бутылке.
  - Ну вот... - сказал "химик", - Теперь полегчало! Жить можно!
  - А помнишь, позавчера, у Каряги... - начал Федя, наполняя свой стакан.
  - Заткнись! - простонал Станислав.
  - У какой коряги? - испуганно заулыбался Петя.
  - Ну-у, у Каряги! - не обращая внимания на угрозы, продолжал Федя. - Ты ещё там про порошок болтал! И показывал!
  - Какой порошок? - виновато захихикал Петя.
  - Белый!
  Станислав не выдержал, схватил Федю за ногу и дёрнул к дивану. Федя сел и обиделся, наполненный стакан остался на столе. За дверью опять послышались недовольные возгласы. Станислав неторопливо притушил сигарету, подождал, когда хозяйка успокоится, и сказал:
  - Ты, Петя, не слушай его! Болтает чепуху! Вчера... То есть, позавчера... У Карягина был?
  - У Карягина? ... Кажется, был... Не помню! А что? - "химик" поглядел на Станислава с подозрением. Он вдруг догадался, зачем пришли сюда эти люди. Наверное, вчера опять вляпался в какую-нибудь историю и сейчас придётся отвечать. Только непонятно, зачем вино? - Я, может, по пьянке что не так... - начал юлить он. - Я, бывает, нечаянно что-нибудь...
  - Да не переживай ты! - поспешил успокоить его Станислав. - Всё нормально! Мы просто интересуемся...
  - Ты говорил, что у тебя порошок есть! Сонный! Где он? - категорически вставил Федя. - Можно посмотреть!
  - Порошок?
  - Да, порошок! Можешь показать?
  "Химик" на вопрос Феди не ответил, так как совершенно растерялся, а прийти в себя ему не дали, потому что в этот момент случилось нечто странное, хотя, на первый взгляд, ничего особенного не произошло. Просто открылась дверь и вошли двое. Вошли тихо, без стука, как в свою комнату. Два молодых человека с одинаковыми лицами и в одинаковой одежде. Странность заключалась в примитивной обыденности происходящего. Так в комнату "химика" могли входить только очень близкие друзья или, на худой конец, очень близкие родственники, но у Пети, как всем было известно, таких друзей и родственников отродясь не водилось.
  "Близнецы!" - первое, что подумал Станислав, а Федя уставился на непрошенных гостей с неописуемым ужасом, потому что оба они как две капли воды были похожи на преследовавшего его весь день любителя национальной кухни!
  - Вы Петр Егорович Глебов? - грозно, как показалось "химику", спросил один из вошедших.
  Петя с недоумением глянул на Станислава и ничего не ответил.
  - А что? - чуть слышно ответил за него Федя.
  - А вы кто?- обратился уже к Феде другой пришелец.
  - Я тут случайно! - соврал Федя и тоже посмотрел на Станислава.
  - Случайностей у нас не бывает! - равнодушно произнёс гость. - Вы Фёдор Михайлович Шацкий! Сядьте пока здесь, вы нам будете нужны! Но позже!
  - Я вам нужен? - Федя опять растерянно глянул на Станислава и сделал шаг к окну. - Я тут совершенно случайно! Случайно шёл мимо...
  - А вы, Станислав Дмитриевич, нам не нужны! - повернулся первый гость к Станиславу. - Вы можете спокойно следовать домой! Прошу освободить диван!
  - Извините... Что здесь происходит? - робко начал Станислав, мучительно стараясь собраться с мыслями. "Дело - дрянь! - решил он. - Федя и химик в чём-то замешаны, заодно потащат и меня! Чёрт дёрнул связаться с этими придурками!" - Мы просто зашли проведать товарища... - как можно более миролюбиво продолжил он. - Вы откуда? Из милиции?
  - Мы из милиции! А вы идите домой! Вы нам не нужны!
  Пришелец говорил монотонно и равнодушно. Станислав медленно начал вставать, намереваясь подчиниться приказу, но тут же сел, потому что экран телевизора на столе вдруг неожиданно ярко засиял и на нём появилось чёткое и совершенно не свойственное телевизорам такой марки изображение. И этим изображением было лицо, один в один похожее на лица вошедших! И теперь в комнате присутствовало уже три близнеца, двое - собственной персоной, а третий - в виде изображения на экране и этот третий, по всем признакам, был у них главным.
  - Вы меня видите? - строго спросил он.
  - Видим! - ответил один из близнецов и сказал это так, будто каждый день разговаривал с телевизорами.
  - А почему я вас не вижу?! - вдруг заорал главный. - Дайте картинку!
  Друзья-выпивохи буквально оцепенели. "Химик" с открытым ртом смотрел на экран своего старенького телевизора и совершенно ничего не понимал, а через какое-то время вообще отключился, ему вдруг начало казаться, что всё происходит не в его комнате, а где-то далеко-далеко и всё вот-вот прекратится так же неожиданно, как и началось. Станислав, напротив, откровенно чувствовал себя очень ловко обманутым, только не мог сообразить, каким образом это произошло. Оцепенение Феди закончилось через несколько секунд. Он единственный воспринял происходящее как реальность, потому что прекрасно понял - это не сон и не фокус, нужно срочно что-то делать. И он сделал. Он отступил ещё на шаг, как-то странно дёрнулся, открыл широко рот, точно хотел набрать полную грудь воздуха и крикнуть что-нибудь такое, отчего все бы умерли, но не крикнул, а, быстро повернувшись к столу, схватил стакан, мгновенно, одним глотком осушил его и, стремительно разбежавшись вместе со стаканом, не касаясь подоконника, птицей вылетел в окно. Всё что угодно можно было ожидать от Феди, но такой прыти - никогда!
  - Что там за шум? - спросил главный из телевизора, стараясь выглянуть за рамку экрана.
  - Шацкий убежал! - сказал один из гостей и повернулся опять к Станиславу.
  - Вы нам мешаете! Попрошу покинуть помещение!
  Станислав медленно встал, зачем-то раскланялся и, боясь повернуться к телевизору спиной, медленно вышел из комнаты задом. И только в коридоре, когда закрыл за собой дверь, его вдруг понесло. Перепрыгнув сразу через все ступеньки, он выскочил на улицу и побежал вдоль газона, постоянно крутя головой и отыскивая взглядом свою машину, потому что напрочь забыл, на ней приехал сюда или на автобусе, и если на ней, то где оставил.
  
  - Прошу не волноваться! - приказал гость, который выгнал Станислава. - Лягте на диван, мы вам всё объясним!
  "Химик" послушно лёг и стал испуганно смотреть в потолок.
  - Вы алкоголик?
  - Нет... не знаю... - Петя начал поднимать голову.
  - Не двигаться! Сейчас вас осмотрят!
  В руках близнеца появился странный прибор похожий на большой электрический фонарь, он бесцеремонно поставил его Пети на лоб и тот почувствовал слабое тепло.
  - Ну, что? - строго спросил "главный" из телевизора. - Аппарат функционирует?
  - Зачем меня проверять? - плаксиво зашептал Петя. - Я законов не нарушаю... Элементы плачу... Лоялен...
  - Лоялен? - удивился близнец с экрана. - К чему?
  - Ко всему... - "химик" тихо заплакал.
  - Всё! - доложил проверяющий. - Деятельная способность мозга утрачена на две трети! Восстановлению не подлежит! Алкоголь уничтожил всё!
  - Жаль! - сказал главный. - А где этот шустрый? Кто он у нас? Общественный деятель?
  - Направление юго-восток, 667 метров. Бежит...
  - Жаль! - повторил главный со вздохом и экран погас.
  
  ***
  
  Настоящая фамилия Карягина была Коргин, но об этом никто из его новых друзей даже не догадывался. Последний раз жена ушла два года назад. Ушла неизвестно куда, прихватив детей, одного из которых он считал своим. "Коряга" вообще был знаменит тем, что с ним постоянно случались истории, одна невероятнее другой. Как-то его почти безжизненное тело нашли висящим на опоре железнодорожного моста через Волгу. Для снятия этого тела, говорят, пригласили военный катер и вертолёт, а когда он очнулся, то простодушно объяснил, что просто нечаянно выпал из поезда. Последний случай более правдоподобен, так как о нём поведала Феде соседка Коргина, женщина весёлая, но непьющая. Николай, так его имя, по дороге домой, по причине сильного опьянения, упал в лужу, не мог из неё выбраться и уснул. Проспал около часа, а может и больше, причём, из воды торчало только лицо. И всё это время мимо по луже проносились автомобили, дети на велосипедах старались проехать в самом глубоком месте, а он спал и никто его не видел. А когда заметили, подумали, что помер. Собралась толпа и хотели уже вызывать "скорую" или милицию, но он вдруг проснулся, от непривычного положения сильно испугался и со страха завопил так, что все моментально разбежались. Кто знает, что у него на уме?
  Проживал Коргин в старой части города в комнате без балкона на четвёртом этаже. Когда Федя вошёл в эту комнату, он, ещё не одетый или только что раздетый, сидел по-турецки на помятой кровати и внимательно следил за одиноким тараканом, искавшим что-то в большой деревянной пепельнице. Появление Феди обрадовало хозяина, но не настолько, чтобы он прекратил наблюдение. Поздоровавшись и получив ответное замечание, Федя сразу приступил к осуществлению воровского замысла.
  - Смрад у тебя, Коль! - сказал участливо. - Одеколоном бы взбрызнуть!
  - А есть? - встрепенулся Коргин.
  - Нету!
  - Зачем пришёл?
  - Химик послал...
  Федя поискал место, куда сесть, и сел на стол. Стулья были заняты, где лежала одежда, где - обувь, а на кресле - ржавая сковородка. Кроме того, стулья, кресло, да и вся мебель имела такой затрапезный вид, что использовать её по назначению мог только человек, решившийся на самоубийство. Всё держалось на разноцветных проволочках, верёвочках и бинтах. Кое-где, правда, торчали загнутые гвозди.
  - Голова трещит! - сказал Коргин. - Зачем пришёл?
  - Вчера химик тут пузырёк свой оставил! Велел забрать!
  - Никаких пузырьков тут нет! - раскачиваясь в такт словам, вяло протянул Коргин. - Зачем ему пузырёк, мочу сдавать?
  - Откуда тебе знать, что тут есть? - поучительно возразил Федя. - Ты сам говорил, что полдня носки ищешь!
  - Носки это одно, а пузырёк - совсем другое дело! - продолжал философствовать Коргин, с любопытством наблюдая теперь уже за Федей. - Ищи, ищи! Носки можно и найти! А пузырёк не найдешь никогда, потому что пузырьков тут нету!
  Федя обошёл комнату раз пять, заглядывал под стол, под стулья, под кровать. На шифоньере нашёл маску от противогаза и тут же надел. Коргин загоготал. Федя снял маску, повертел в руках, наверно подумал, что когда-нибудь пригодиться, и опять сел на стол.
  - Это не простой пузырёк, - сказал усталым голосом, - А с порошком! Помнишь, химик рассказывал? Да ты и сам видел... Как от него падали...От этого порошка...
  - Да ты чё! Пьяные? - радостно заключил Коргин.
  - Ты догадливый, как вундеркинд! - слукавил Федя, точно следуя коварному плану. - Только его не пить надо, а нюхать!
  - Другое дело! - Коргин широко заулыбался и извлёк откуда-то из-под себя закрытую полиэтиленовой крышкой баночку. - Эта что ли? А я всё думаю, откуда она у меня?
  - Дай-ка!
  - Нет уж, я сам!
  - Ты не знаешь секрета! Отравишься!
  Федя вырвал баночку и побежал в туалет, Коргин, в трусах и майке, за ним. Заполнив баночку водой, Федя тщательно перемешал раствор лезвием ножа и закрыл.
  - Пусть устоится!
  - Нечего, нечего! - закричал Коргин, пытаясь вырвать баночку. - Знаю я твои секреты! Ты даже разливать как следует не умеешь!
  - С ума сошёл! - запищал Федя, прижимая баночку к груди. - Где пульверизатор? Я видел у тебя! Распылять надо! И нюхать!
  Коргин немного ещё повоевал, но доводы Феди всё же подействовали. И скоро старенький пульверизатор нашёлся, на кухне. Там же Федя осторожно перелил в него раствор и долго тряс, отбиваясь свободной рукой от назойливых попыток Коргина вырвать пузырёк. Вернулись в комнату. Сели за стол. Коргин положил возле себя луковицу, закрыл глаза, открыл рот и показал в него пальцем.
  - Давай! Я первый!
  Как раз этого Федя и ждал! Переборов внезапное волнение, он приставил пульверизатор к самому рту Коргина и торопливо дважды надавил на зелёную грушу. Николай пожевал смесь, глотнул и потянулся за луковицей. Но вдруг глаза его испуганно округлились, потом быстро заморгали, он вскочил, взмахнул руками и неуверенно направился к кровати. Не дошёл. Рухнул вниз, опрокинув ногами стул. Ещё через секунду Коргин сладко потянулся и Федя услышал жалобное ровное сопение. Не веря в столь успешное начало эксперимента, Федя перешагнул через тело и, на всякий случай, повернул ручку замка в двери до отказа. Склонившись над заснувшим, похлопал его по щекам, приподнял руку, бросил, она стукнулась об пол как деревяшка. Федя самодовольно улыбнулся и отошёл к окну. Проверив на свет содержимое пузырька, поставил его на подоконник, посмотрел на часы и неторопливо закурил. Оставалось самое лёгкое - определить время действия порошка и посмотреть, как усыплённый будет пробуждаться. Нужно наверняка знать степень опасности порошка для здоровья.
  Ещё раз глянув на часы, Федя бросил окурок и вприпрыжку побежал на кухню. Открыл холодильник, увидел на верхней полке яйцо и решил, что оно тухлое. На нижней полке стояла банка с солёными огурцами. Федя взял её, ногой закрыл дверцу, а рукой полез в банку. И в этот момент что-то щёлкнуло. Федя глянул на ручку дверного замка и увидел, как она медленно вращается против часовой стрелки....
  С огурцом в одной руке и с банкой в другой, он подкрался к двери и прислушался. Никаких звуков с той стороны, но ручка продолжала вращаться. Ещё один щелчок и Федя понял, что кто-то пытается открыть входную дверь. "Воры! - с изумлением подумал он. - Вряд ли Каряга даёт кому-то ключ!" Что делать? Пульверизатор на подоконнике - не успеть! Федя поднял банку над головой и застыл в таком положении. "Если вор, стукну!" - решил он. Но когда дверь кто-то толкнул и она стала открываться, Федя начал медленно отходить и скоро оказался загнанным в угол, там у Коргина висела зимняя одежда, и в таком положении не мог видеть, кто вошёл. В углу пахло плесенью, ещё какой-то гадостью, но Федя терпел, потому что не знал, где находится злоумышленник. Однако стоять вот так и ждать тоже нельзя - Каряга прибьёт, если всё вынесут! Легонько надавил на дверь, когда она подалась, боязливо выглянул в образовавшуюся щель...
  Человек стоял у окна и даже со спины Федя сразу узнал его, узнал и отказался поверить своим глазам - всё тот же наглец, который каким-то необъяснимым образом узнаёт, где находится Федя и весь день зачем-то его преследует! Это уже серьёзно! Толкнул дверь сильнее, вот уже можно протиснуться... Где другие? Кажется, никого... Бежать! Осторожно, на цыпочках вышел из-за двери - на кухне никого, в коридоре тоже. Содрогаясь при каждом шаге, медленно-медленно переставляя ноги, начал выходить. Несколько сантиметров до порога...
  - Фёдор Михайлович!
  Федя застыл.
  - Назад!
  Голос до того наглый, до того издевательский, что появилась мысль развернуться и бросить в него банку. Не развернулся. Быстро пошёл задом, точно ждал этого приказа, и сел на кресло со сковородкой. Банку поставил на колени. Мельком глянул на командира - стоит как ни в чём не бывало и смотрит в окно. Кажется, даже не оборачивался.
  - Ты получал травму? - спросил, будто секунду назад Федя сам жаловался ему на какую-то травму. - Ты падал со второго этажа?
  Федя молчал и моргал.
  - Ты говорил, что падал со второго этажа!
  "Я ему ничего не говорил!" - оторопело подумал Федя и опять промолчал.
  - Ну!
  Федя быстро поставил банку, вскочил, сиганул к лежащему Коргину и, наклонившись к самому уху, хрипло, не своим голосом, закричал: - Ты падал с пятого этажа?! Ты падал? Падал? С этого этажа? - выпрямился и безнадёжно махнул рукой. - Нет! Он не падал! Он спит, ничего не скажет!
  - Арти-ист! - не весело протянул гость. - Чем же ты его... - взял с подоконника пульверизатор, с недоумением осмотрел, точно никогда раньше такую вещь не видел и, как бы невзначай, дважды надавил грушу.
  Идиотская улыбка расползлась по лицу Феди. Нетерпеливо вытянув шею, он весь подался вперед и уже открыл рот, чтобы сказать какую-нибудь пакость, но... Ничего не произошло!
  - Обычное снотворное! - с ухмылкой сказал пришелец. - Что ты так переполошился?
  - Ничего... Я просто так...
  - Так вот! - пришелец сбросил со стула одежду и сел. - Травма, полученная в десятилетнем возрасте, нарушила процесс! Теперь нужно сделать небольшую операцию и всё восстановится! Я понятно говорю?
  - Нет, с пятого этажа не падал! - пролепетал Федя. - С четвёртого, действительно, может быть, падал... Два раза...
  - Всё, всё! - грозно закричал гость. - Кончай представление! И не бойся! Ничего плохого я тебе не сделаю! Успокойся и сядь! Сейчас всё объясню!
  Федя быстро сел, схватил банку и поставил на колени, ему почему-то казалось, что она защитит от этого страшного человека. А страшный человек подпёр щеку рукой, несколько секунд рассматривал Федю в таком положении, будто подбирал слова, подходящие именно для него, потом повернул голову к двери и тихо сказал:
  - Входите! Кажется, успокоился!
  Федя развернулся и чуть не выронил банку - в открытую дверь входили три человека, все в одинаковых чёрных плащах, в широкополых чёрных шляпах и с одинаковыми лицами.
  - Что я вам сделал? - заверещал он, вскочил и понёсся вокруг стола, разбрызгивая содержимое банки и неуклюже перепрыгивая через мирно спящего Коргина. - Милиция!! Убивают!!
  - Вот! Полюбуйтесь! Красота! - спокойно сказал главный. - Его пришли лечить, а он истерику закатывает!
  Трое пришедших выстроились вдоль стены и молча ждали приказа. Главный ещё какое-то время понаблюдал за передвижениями Феди, затем взял с подоконника пульверизатор и удалился на кухню. Федя, заметив, что на него уже не обращают внимания, сел в кресло прямо на сковородку, вынул огурец и начал есть. На несколько минут воцарилась тишина.
  - Можешь закурить! - крикнул главный из кухни. - На моих ассистентов дым не действует!
  Федя поставил банку на стол и закурил. Было видно, что он постепенно приходит в себя. На самом деле, чего бояться? Трое у стены стоят спокойно, главный, который всё о нём знает, ничего плохого пока не сделал и хочет даже от чего-то лечить. Каряга спит. Убежать не дадут! Придётся подчиняться обстоятельствам!
  - Вы кто? - уже спокойно спросил он, когда главный сел рядом.
  - Долго рассказывать! Да и зачем тебе! - вид у главного был довольно усталый. - Ты всё равно больше нас не увидишь.... Мы выполняем определённую миссию... Дело в том...
  Он не договорил, потому что Коргин внезапно встрепенулся, поднял голову, ещё раз дёрнулся, осмотрел всех недовольным взглядом и прохрипел:
  - Где я?
  Главный удивлённо поднял брови, будто не знал, что здесь, на полу, всё это время кто-то спал. Он посмотрел на лежащего буквально секунду и вдруг резко выкинул руку, будто оттолкнул воздух. Коргина как палкой стукнули. Он треснулся головой о пол, широко раскинул руки и застыл, и что самое интересное, глаза остались открытыми! И теперь лежал на спине и застывшим взглядом смотрел в потолок. И, кажется, не дышал.
  - Пусть отдохнёт! - сказал главный. - Не люблю, когда мешают! Итак! 23 года назад тебе сделали операцию, вставили в голову маленькую проволочку, ни один рентген не увидит! Благодаря ей ты должен был стать общественным деятелем! И не простым, а гениальным! Что-то вроде...
  - Чушь собачья! - перебил вдруг Федя и нервно захихикал.
  - Ну, это ты потом сам будешь решать, собачья чушь или какая! - спокойно продолжил главный. - Мы, в принципе, могли бы и не спрашивать твоего разрешения на операцию, просто, так положено! Чтобы помнил, отчего вдруг стал гениальным! Иначе люди начинают воображать о себе Бог знает что! С ума буквально начинают сходят! Или выдумывают бредни всякие, про знак свыше, или, того хуже, про инопланетян... Нет, те, которые не травмируются, у них всё нормально! Они с детства мучаются из-за своей гениальности и потому звёздной болезнью, как правило, не страдают!
  - А что ж, сразу не могли?
  - Что, сразу?
  - Ну, вылечить! Сразу, когда упал! - Федя смотрел на главного, прищурившись.
  - Ну, дорогой! Во-первых - очередь! Знаешь, вас сколько? - главный заговорил веселее, видимо раскованность Феди ему понравилась. - А нас мало! А, может, ждали, что сам поправишься. И такие случаи были! Откуда мне знать! Моё дело - восстановить справедливость!
  - А почему, я?
  - И этого не могу знать! Возможно, с каким-нибудь химиком в одном роддоме кроватки рядом стояли. - главный первый раз улыбнулся. - Или в роду какие-нибудь пророки были! Или, там, деятели политические...
  - Что я, больной что ли, чтобы у меня в роду деятели политические водились! - обиделся Федя. - И пророков никогда не было! Это точно!
  - Откуда тебе знать, кто там был? Если ты своего, например, прадеда по материнской линии наверняка уже назвать не сможешь! Так что ложись сейчас на кровать, мы тебя посмотрим!
  - Интересно... И как же я стану этим самым деятелем? Пойду сейчас и скажу всем - вот, я - деятель! И кто мне поверит?
  - Ну уж, не знаю! Как ты там скажешь... Создашь какую-нибудь партию... Или будешь будущее отгадывать! Откуда мне знать? Кстати, тебе самое лёгкое досталось! Не надо ничего рисовать, сочинять, езди себе по стране и неси всякую ахинею! Главное, будешь уметь отвечать на любой вопрос, не задумываясь!
  - И что, за это будут платить?
  - Ещё как!
  - Интересно... - Федя почесал затылок. - Выходит, эти деятели политические ахинею только несут? А их же народ выбирает... Они же стараются улучшать нашу жизнь...
  - Ни чью жизнь, кроме своей, улучшать они не стараются! Не такие они дураки!
  - Как же... Всё врут? Какой тогда смысл меня делать таким же?
  - От политических деятелей смысла конечно мало! - главный второй раз улыбнулся. - Вот если стать президентом! Тогда что-то немножко изменить можно! Но ты им уже не станешь! Поздно! Не надо было из окна падать!
  - Интересно... Президенты что-то могут, а все эти философы, учёные, политики...Какой тогда смысл?
  - Смысл простой! Каждый из этих деятелей только разговорами занимается, да писульками всякими, а вот все вместе! И за много лет! За сотни лет! Может быть, что-то и улучшают! Ведь главное - это постепенное и необратимое движение вперёд! Обманывая других, чтобы улучшить свою жизнь, они, сами того не желая, постепенно улучшают жизнь остальных! Хотя, если честно, я в этом мало разбираюсь! Это не ко мне...
  - Интересно... Значит, у всех деятелей в башке проволочка?
  - Ну, ты загнул! Конечно, не у всех! А только у тех, кто гений! А остальные сами работают, своими мозгами! Знаешь, как им трудно? О-о! Попробуй, сочини что-нибудь без этой проволочки! А тебе, считай, повезло! К тебе всё оттуда будет приходить! Так что ложись... И начинай новую жизнь!
  Федя глянул вверх, куда только что показал пришелец, хотел было возразить, но передумал, подошёл к кровати, старательно поправил одеяло и лёг. Один из близнецов склонился над ним, положил на лоб небольшой прибор, похожий на электрический фонарик и через несколько секунд уверенно доложил:
  - Готово!
  - Ну и прекрасно! - сказал главный. - Счастливо оставаться! А раствор не ищи! Я его вылил! Чтобы не было соблазна! В твоей биографии криминала быть не должно!
  Три близнеца уже выходили в дверь, четвёртый деловито осматривал комнату, боялся, должно быть, оставить следы.
  - Э, стойте! - Федя вдруг опомнился. - А если я не захочу? Зачем мне?
  - А вот это от тебя уже не зависит! - строго, но с явным сочувствием проговорил четвёртый близнец. - Ты, бесценный наш, уже обречён! И никакая сила тебя уже не остановит! Даже смерть! Так что, прощай! Новая надежда человечества... И будь здоров!... И помни...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"