Дремлет Александр Иванович: другие произведения.

Больной

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Больной
  
  - Просыпайтесь немедленно! Тут вам не санаторий! Тут вам научное учреждение!
  Больной с трудом открыл глаза и сразу закрыл. Опять открыл, начал быстро моргать.
  - Что, не поняли, что тут вам не санаторий?
  - Где я? - чуть слышно простонал больной и заморгал медленнее.
  - Где!!! - заверещала маленькая сухенькая женщина в белом халатике. - В Караганде!! Вот где! На, глотай таблетки! И не вздумайте выплюнуть! Подберу с пола и опять в рот засуну! Вместе с окурками и грязью! Так что не претворяйтесь тут, что в вашей голове совсем памяти не осталось! Знаем мы таких... Навиделись!
  - В Караганде? ...
  - Совсем с ума сошёл! - женщина постучала костяшками пальцев себе по лбу. - В какой ещё Караганде! Караганда давно в иностранном государстве! И давно переименована в какую-нибудь кучмунду! А ты ещё здесь, у нас! В нашем научном учреждении! Так что жри таблетки и не вякай! Ишь, пупок какой нашёлся игривый!
  Больной быстро засунул горсть таблеток в рот и зажмурился. Через какое-то время глаза приоткрыл, но таблетки не глотал, принялся испуганно осматривать помещение.
  
  Помещение скорее напоминало казарму. Койки стояли перпендикулярно огромным окнам, между койками уходящий в бесконечность проход, огороженный высокими квадратными колоннами. По проходу в одну сторону быстро двигались люди в белых халатах, а другие люди, в ярко-голубой униформе, двигались быстро навстречу. Но эти толкали перед собой громыхающие железные тележки с какими-то приборами. Шум от тележек стоял невообразимый. Человеческих голосов не слышно, передвигаются молча, будто и не люди совсем, а какие-нибудь заводные манекены.
  - Не бойся ни кого и продолжай дальше притворяться! - послышался вдруг слабый голос от соседа, лежащего справа. А маленькая женщина пропала, будто испарилась, однако и новый говорящий не показывал своего лица, можно было только догадываться, что под ворохом разноцветных тряпок и одеялок кто-то прячется.
  - И ни в чём не сознавайся! Даже если будут предлагать заграничную визу! Обманут! Им для отчёта надо! Так и говори: - Не помню....
  Говорящий внезапно затих, должно быть, каким-то образом всё же мог наблюдать за происходящим вокруг и мог увидеть, что к ним из прохода направляются сразу несколько человека в белых халатах. Идут строем, чеканя шаг, наверное, военные. Одновременно, как по команде, остановились, и так же одновременно развернулись.
  - Фамилия? - задумчиво глядя куда-то в окно, тихо спросил первый.
  - Да он же не помнит! - беззаботно проговорил второй, а третий ничего не сказал, третий тщательно осмотрел больного с ног до головы, точно хотел убедиться, весь ли он здесь лежит, и только после этого начал что-то записывать в большую коричневую тетрадь. Остальные наблюдали за происходящим молча.
  - А где вы были в ночь со второго на третье июня тысяча девятьсот двадцать второго года? - уже сурово продолжил первый, - Можете ответить хотя бы на этот вопрос? Или тоже забыли?
  - Ка.... Какого...
  - Ах, да.... Две тысячи второго!
  Сосед на койке справа издевательски захихикал.
  - И не хихикайте тут! - продолжая рассматривать окно, возмутился посетитель. - Понаделают преступлений, поразбегутся, а потом притворяются, что ни чего не помнят! Да ещё хихикают! А мы тут с ног сбиваемся, чтобы вас разыскивать! Кстати, посмотрите на эти снимки, вы узнаёте кого-нибудь на этих фотографиях?
  Второй детектив, а это, видимо, были детективы, торопливо раскрыл увесистый альбом, и оттуда на кровать посыпались десятки фотографий разного размера. Некоторые чёрно-белые, некоторые цветные, где-то были изображены группы людей, где-то одиночки. Все суетливо начали собирать фотографии, но штук пять залетели под соседнюю койку
  и лежащий на этой койке резко заворочался и захихикал уже с не скрываемым злорадством. Должно быть, он также заметил фотографии и каким-то образом сумел даже что-то там на них разглядеть.
  - Давайте быстро-быстро узнавайте кого-нибудь! - уже не сурово, а грозно предложил первый детектив, а второй бесцеремонно сунул несколько фотографий прямо в лицо больному, отчего тот, что есть силы, вдавил голову в подушку и вместо того, чтобы выполнять приказ, оторопело уставился в потолок.
  - А-а! Вижу! Узнал! - закричал через секунду первый детектив и показал всем, даже соседу, лежащему справа, фотографию какого-то бородатого человека. - А я так и думал, что ты его узнаешь! Ну, говори, знаешь?
  Больной замотал головой.
  - А у нас свидетели есть! Что ты его знаешь! Только забыл! Ты ведь ничего не помнишь! У тебя ведь такая болезнь, амнезия называется! Хотя, что тебе говорить, ты ведь и этого не помнишь! Ты даже забываешь, что я тебе только сейчас говорил! Ты всё забываешь, вот я тебе говорю, а ты тут же всё уже забываешь! Правильно?
  - Это факт! - подтвердил второй детектив. - И поэтому теперь твоя личность нам хорошо известна! Теперь получается, что ты артист цирка дрессированных обезьян Иоанн Кробс! Дурацкая, прямо скажу, фамилия! Неправильная какая-то! Кто её тебе посоветовал? Как это...Псевдоним что ли? Прямо скажу тебе, это вражеская фамилия! Поэтому давай, говори, какая настоящая? Гусаков?
  - Не приставай к человеку без причин и нужды, он же устал! - перебил первый детектив и тут же задал свой вопрос: - А что вы делали в ночь со второго на третье декабря одна тысяча двадцать... Короче, (детектив вынул из папки листок бумаги и принялся читать) "...в кассе офиса фирмы "Чёрный осёл" со своим бородатым помощником капитаном парохода "Громкий" неким господином по кличке "топор""... Пирожки ели? Как он утверждает...
  - Да... - почему-то сознался больной. Он только что проглотил все таблетки.
  - Нет, нет, нет! - детектив нетерпеливо погрозил пальцем. - Ты так прямо не сознавайся! Ты так прямо нам всю статистику попортишь! И откуда взялись эти пирожки? Вы нам этими пирожками уже все мозги разнесли и растерзали! Неужели нельзя было придумать что-то посолиднее? Посовременнее что ли... Фильмы-то смотрите про бандитов? Нет! Или у вас одна жратва на уме! Жуют и жуют! Чё вы всё жуёте?
  Детектив тяжело вздохнул и тоскливо посмотрел через окно на небо. Пока он молчал, откуда-то опять появилась сухонькая женщина, которая раньше раздавала таблетки, только теперь она пришла почему-то со шваброй, видимо, работала здесь ещё и уборщицей.
  - Сколько вам тут положено времени находиться, а вы всё находитесь? - закричала она ещё издалека, не давая никому опомниться. - Вам что, не понятно, что тут частное научное заведение и что тут всё дорого? Или вы всё думаете, что живёте при своей старой власти и вам тут всё можно бесплатно делать? Нет, господа законники, теперь не то время, когда все были равны, потому что все были без денег! Теперь у кого деньги есть, тот и главный, тот и законник! Потому что сам законы и придумывает! Потому что за всё надо платить! А вы сколько заплатили?
  Никто не ответил. Детективы молча и даже как-то глубокомысленно принялись разглядывать деревянный пол.
  - Так нельзя! Так что, закругляйтесь тут немедленно и разбежались! Дайте и другим пообщаться! Вон другая делегация прибывает! Попрошу свалить!
  Женщина ещё хотела что-то сказать, то есть философски поразглагольствовать, но законников уже и след простыл. Потому что в проходе действительно появилась новая делегация, состоящая из одной броско одетой женщины и нескольких мужчин в строгих элегантных костюмах.
  Женщина сходу уселась на соседнюю с больным койку, хотя на ней, должно быть, тоже кто-нибудь лежал, а может, и не лежал, потому что никто даже не пикнул. А может, и лежал, но сразу помер, так как рядом с женщиной, справа и слева на этой же койке бесцеремонно разместились ещё двое мужчин. Остальные заняли позиции у прохода и окна. Так обычно поступает охрана очень высоких персон, какой видимо женщина и являлась. Она, конечно, сразу завела разговор издалека, с самых, как говориться, основ. С каких-то, как это обычно делают, заоблачных далей, чтобы человек не сразу мог догадаться, о чём его хотят спросить, и не сразу мог подготовиться, что ему ответить, чтобы потом не попасть впросак, как это обычно бывает в интеллигентной среде.
  - Помните Савву Морозова? - задумчиво произнесла загадочная женщина. - Какой был великан, а! Могила!
  Больной испуганно зажмурился.
  - А всё почему? Да потому что кто, если не мы? Вот я тебя спрашиваю, - женщина стремительно повернулась к оторопевшему охраннику, - Кто о нас позаботится, если не мы? Мы сами! Мы - народ! Мы сами должны создать свою партию из народа! Снизу, а не сверху, как у нас всегда обычно бывает! И тогда мы сами, создав свою партию, сами придём к власти, и сами будем собой управлять! Ты понял?
  Сосед справа тихо захихикал.
  - Главное, не опускать руки! - самозабвенно продолжала женщина. - Не прятать голову в песок, а подыматься во весь рост и в полную силу заявлять о себе! Я вот тут принесла вам свои книги, почитайте на досуге, и подумайте.... Над моей мыслью.... У меня их пять.... Пока.... Потом я ещё принесу. Я работаю сейчас над шестой книгой "Человек - хозяин своей мечты" и моя типография уже выслала мне сигнальный экземпляр, только вот пока издательство подводит.... Потому что не успеваю я везде находиться и руководить! Это же моё издательство! Запомните выходные данные - Остап Дева Апостол Бренди Мария Бей.... Это моя девичья фамилия...
  Женщина почему-то густо покраснела.
  Сосед справа неудержимо застонал, а один из охранников распаковал картонную коробку, и теперь на кровать несчастного испытуемого посыпались толстенные книги в дорогих глянцевых обложках с разноцветными картинками. Другой охранник старательно прилепил к стене огромный плакат, на котором красными буквами было написано:
  ВСТУПАЙТЕ В НАШУ ПАРТИЮ - ВОЛЯ НАРОДА - И ВАША ВОЛЯ БУДЕТ ИСПОЛНЕНА!
  Внизу под надписью была изображена сама Мария Бренди Бей только помоложе лет, как минимум, на двадцать.
  - Пять книг по сто рублей! - продолжала тем временем женщина. - А больным у нас скидка! А вступившим в нашу партию - право распространять наши книги! Но и не только книги! Вступившим в нашу партию мы обещаем прямой путь в президенты! Да! А что? Пусть и из народа будут президенты, а не только из органов! Ты вот, например, хочешь быть президентом? - женщина в упор уставилась на больного, но тот зажмурился ещё сильнее. - Вижу, что хочешь! А мы тебя и сделаем! Вылечим и сделаем! Хотя, можно и так! Мы - народ! Мы всё можем! Так что подписывайся!
  Охранник сунул под нос больному чистый лист бумаги, а в руку - ручку, которой тот сразу же и расписался. Женщина поднялась, будто приходила единственно за этой подписью. Охранники собрали книги, и вся делегация торопливо удалилась из прохода, должно быть, где-то в другом месте, какие-то другие больные её очень ждали.
  - Слышал я про эту Марию! - после недолгой паузы, доверительно прошептал сосед справа. - Работала на овощной базе официанткой, пока не съехала! - он вытянул из-под одеяла палец и многозначительно покрутил им в воздухе. - Эх, и красавица, говорят, была, ужас! Ухажёры её с ума и свели.... Сначала лечить всех начала, потом книги писать.... Жуть! О всём мире страдает, бедняжка.... Мать Терезия в натуральном виде! Кошмар! А богатая.... Ужас! Вот так постепенно с ума и сошла....
  Договорить ему, конечно, не дали - в проход вбежала растрёпанная и сильно раскрашенная женщина, да так быстро вбежала, что худощавая санитарка-уборщица еле догнала её.
  - Стой, стой! - закричала санитарка. - Ещё не время! Ты после военных!
  Не успели больные понять, о чём идет речь, не успели как следует рассмотреть нетерпеливую посетительницу, а санитарка уже вытащила шуструю женщину из прохода, и на её месте, откуда не возьмись, появились военные.
  Вот это действительно были военные. Во-первых, перед их появлением, буквально за несколько секунд, в помещении сразу воцарилась, можно так выразиться, гробовая тишина. Во-вторых, все они, а это человек десять, были в военной форме с перекрещёнными пушками на погонах, а в-третьих, и это самое главное, людей в проходе между колоннами вообще не осталось! Куда все делись, непонятно. С одной стороны, правильно, военных надо бояться, но с другой - военные явно наши, не иностранные, зачем бояться? Однако, народ не глуп - если боится чего-то, значит, имеет все основания!
  - Здравия желаю! - весело прокричал огромного роста капитан, должно быть главный в этой делегации. - И кто тут у нас новенький, покажись!
  - Новенький вот он... - робко промямлила санитарка и прямо показала на больного, который на этот раз глаза открыл, но взирал на всех по-прежнему испуганно. - Утром только прибыл. Ничего не помнит...
  - Это мы сейчас проверим! - капитан зловеще усмехнулся и раскрыл огромную чёрную папку. - Фамилия?
  Остальные девять человек тоже раскрыли свои папки и принялись рассматривать там какие-то документы.
  - Я, по-моему, у вас спрашиваю, какая у вас фамилия?
  Больной молчал.
  - Что, и под немого ещё косит? - удивлённо обратился капитан к санитарке.
  - Нет, говорящий! - возразила санитарка. - Сама слышала!
  - Тогда надо раздеть!
  - Зачем?
  - Раздеть до гола! Сразу всё вспомнит! - капитан внезапно расхохотался. - Раздевайте, раздевайте! Мы его посмотрим! Так положено.
  Санитарка стремительно бросилась к больному, сдёрнула одеяло, схватилась двумя руками за штанины и потащила их вместе с содержимым на край кровати.
  - А-а-а! - дико закричал больной.
  На этот раз рассмеялись все, даже сосед, на котором раньше сидела женщина с охранниками, возможно, он только что пришёл в себя.
  - Ну, хватит! - продолжая улыбаться, потребовал капитан. - И так видно - родинок нет, наколок нет. Подержите его немножко, чтобы не дёргался, а мы будем сверять!
  Минут десять военные сверяли свои данные в документах, с отметками на теле больного, для чего испытуемого несколько раз переворачивали и задирали ему то руки, то ноги, и, наконец, оставили в покое. Правда, ранее прибегавшая женщина умудрилась как-то незаметно проскочить и ещё раз попытаться что-то проверить. Но военные её грубо оттолкнули. Не положено! Все старательно принялись записывать в своих документах, и что-то там отмечать, после чего капитан с явным неудовольствием подвёл итог проделанной работе:
  - Этот не наш! - заявил он. - В дезертирах не числится, среди отказников тоже таких нет! Да и вообще - старый слишком! Зря вызывали! - но, увидев, как насупилась санитарка, смягчился и с доброй улыбкой добавил. - А вообще-то, будь моя воля, я бы таких в армию брал! Нам такие во как нужны! Цены таким кадрам нет! Которые ничего не помнят! В любом случае, объявляю благодарность! Родина и райвоенкомат вас не забудут! Благодарим за помощь и за проявленную бдительность! Ура!
  Как только делегация военных удалилась, опять загромыхали железные тележки, загудели полы от топота множества ног, шумно заворочались закрытые с головой пациенты - больница ожила.
  - Пронесло! - сказал сосед, который недавно очнулся, здорово, видимо, его придавили.
  - А куда эта любвеобильная вешалка подевалась? - спохватился вдруг весёлый больной справа. - Неужели не понравился наш новенький! Повезло мужику!
  Все громко рассмеялись, а весельчак подумал немного и с грустью добавил. - Радоваться, господа, рано! Жди теперь прессу и телевидение! Вот где настоящие профессионалы, не соскучишься! Так тебя преподнесут, так разукрасят - век не отмоешься! И отсюда прежним человеком уже точно не выползешь! Даже если что и вспомнишь! А не вспомнишь.... Кому ты нужен, без памяти.... Так что терпи и жди следующую делегацию...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"